Армия Запретного леса

Пятница, 01.07.2022, 11:21
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Tempus Colligendi (ГП, РУ, ГГ, AU, Детектив, PG-13 + 65 глава от 05.02.2015)
Tempus Colligendi
SerjoДата: Понедельник, 16.04.2012, 10:35 | Сообщение # 1
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Название фанфика: Tempus Colligendi
Автор: Poxy_proxy
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Гарри Поттер, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер
Тип: гет
Размер: макси
Статус: в процессе
Саммари: Главный Аврор Поттер умер, да здравствует студент Поттер! Если уж ты один раз сумел уйти от самого порога смерти - не удивляйся, что тебя сочтут большим специалистом в этом деле. Сама Смерть обращается с непростой задачей к потомку своих прежних контрагентов Певереллов - а тому предоставляется возможность снять с этого предложения свои собственные дивиденды.

Разрешение на выкладку получено




Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Четверг, 05.02.2015, 09:46
 
ErutanДата: Среда, 16.05.2012, 10:03 | Сообщение # 61
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Serjo, да нет ничего ужасного, я лично тебя понимаю когда без интернета сидишь smile
 
SerjoДата: Суббота, 19.05.2012, 12:13 | Сообщение # 62
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Отвальная


Весна мягко ушла, унося с собой спокойствие: ученики разрывались между скорыми экзаменами и грядущим финалом Турнира. К нему все просто привыкли: научились болтать с зарубежными студентами, заключили уже все возможные пари, принялись игнорировать даже шатающихся по Хогвартсу авроров – те якобы всего только обеспечивали безопасность на состязании. В последнюю неделю мая семикурсники Анри Жураво, тощий мечтательный француз, и Энни Конноли, загонщица Хаффлпаффа, подали прошение о браке – и это был апофеоз. Перси Уизли чуть не плясал от радости.
Гарри же не оставалось ничего, кроме как исступленно тренироваться, растягивая мышцы и торопливо заращивая порезы. В июле ему предстоял экзамен покруче всех и всяческих третьих испытаний, что бы там кто в этой реальности не выдумал. Если все получится, если все пройдет по плану – то на запущенном деревенском кладбище придется собрать в кулак все свое бойцовское умение, сколько его осталось. А потом – снова собрать все, что есть – но уже в Хогвартсе, для всего лишь одного разговора.
Была у Рона Уизли отменная черта – он мог сколько угодно жаловаться на что угодно, но если уж понимал, что от нытья лучше просто не будет, так работал до конца. Так же, как дома он мыл окна и полол сад, теперь Рон молча, стиснув зубы и убрав волосы с потного лба, проводил спарринги в жарком, влажном летнем лесу. Гарри друга откровенно не жалел, каждое утро и каждый вечер загоняя его – и себя – до мыла, до разрывающихся легких – и никак не мог почувствовать, что готов.
К тому же, его постоянно нервировал чей-то взгляд – по крайней мере утром. Детки Арагога сейчас были в своей лучшей форме, и запретить им смотреть он бы все равно не смог.
Здорово помогала Гермиона, приходившая на вечерние тренировки. Помогала Рону учить показанные Гарри заклятия – и учила их сама. Вовремя обрывала сессии тогда, когда Гарри уже переставал воспринимать состояние оппонента. Сама активно дуэлировала – увы, без физической части, на одних заклятиях, возмещая недостаток подвижности прекрасными сложными щитами. Она не давала Гарри замкнуться только на стиле Рона, рвала впечатление и вообще поддерживала аврора Поттера хотя бы в ограниченном тонусе. И все же чего-то не хватало.
Больше всего Гарри удивился, когда на очередную вечернюю тренировку вслед за Гермионой явилась Сьюз. В шляпе, с толстой книжкой и здоровенной плетенной корзинкой для пикника, какие Гарри видел разве что в старых фильмах. Из корзинки, стоило Рону с Гарри прервать бой, немедленно явились бутерброды и холодное сливочное пиво, сама же Сьюзи с извиняющимся выражением уселась под дерево.
— Никто не против? Гермиона сказала, что я могу посмотреть.
— Герми…, — вздохнул Гарри, но его подруга только усмехнулась и предложила подменить Рона.
Что же, в эту игру можно играть вдвоем. Парни распили бутылочку, похвалили бутербродики Сьюз – а потом, перебросившись тихонько парой слов, снова вышли на поляну. Вместо того, чтобы разбегаться, как обычно, по лесу и играть в «кто кого загрызет», Гарри с Роном показали правильную, но чертовски быструю магическую дуэль – с эффектно рушащимися щитами, всполохами пламени, хитрыми кружевами комбинаций и танцем по кругу. Нет, не аврорат, еще очень сильно не аврорат. Но… но юная Боунс оценила.
Выработавшись в ноль, Гарри осел на траву рядом со Сьюзи, а она стерла с его лица пот носовым платком. Так и повелось – только что на четвертый день он уже улегся головой ей на колени.

* * *


Июнь вытянулся в одну раскаленную золотую струну, на которую друзья нанизывали дни. Шли совы от Сириуса, шел «Пророк» с неудобными вопросами от Риты, шли дни до третьего испытания. Казалось, ряд не разобьет уже ничего – пока в префектской ванной, куда Гарри завалился после тренировки, его не подстерег Ромни.
— Удачно, что у Гарри Поттера теперь есть тихое место, — одобрил он первой же фразой и щелчком пальцев занавесил русалку невнятной, но, видимо, надежной дымкой. Магия домовых все же была куда как полезна.
— О, давно не виделись, — Гарри был рад видеть эльфа. Он нес с собой перемены. – К сожалению, новой информации пока почти что нет. Разве что можете быть уверены, что Крауч на работу не вернется.
— Ромни сообщит об это в докладе, — согласно тряхнул ушами эльф, — но на этот-то раз новости принес он.
— Вот это хорошо, — не то чтоб у Гарри сейчас было время что-то еще обдумывать, но, в конце концов, следовало держать руку на пульсе. – Излагай, время есть.
— Самое важное, — с достоинством начал Ромни, — то, что Гарри Поттер, а значит, и сам Ромни, переданы из ведения Ориона Дервента, директора по человеческому персоналу, в распоряжение Рагнока, директора по политической информации.
— И что же это значит? – поинтересовался Гарри, хотя общее направление уже уловил.
— Это значит, — с довольным видом пояснил эльф, — что Ромни поднялся на два класса и теперь имеет право на выделение подруги по льготной очереди и на обувь, если сделает ее сам!
Действительно, на ногах высокопоставленный эльф имел мягкие тапочки, в прошлой жизни, видимо, работавшие половиком. С подругой, скорее всего, тоже не заржавело.
— Ну, я тебя, конечно, поздравляю, но мне-то, мне-то чего ждать?
— А вам, Гарри Поттер, советуют работать в прежнем режиме. Передача новостей будет двадцатого числа каждого месяца, Ромни подберет удобное время, уж точно. А еще…
Ромни покопался за пазухой своей портьерной туники – и извлек кошелек. Ага, подумал Гарри, вот оно, кровавое гоблинское золото, за которое Поттер продал родину. Жаль, Рите нельзя рассказать, вот кто посмеялся б.
— Советом директоров решено предоставить Гарри Поттеру беспроцентный кредит, обеспеченный его сейфом! – тряхнул кошельком Ромни.
— Это вы что, будете платить мне моими же деньгами? – Гарри посмотрел на собеседниками глазами размером с глаза самого же эльфа. Такой наглости он не ждал.
— Плюс секретность транзакций, не забывайте! – улыбнулся Ромни. – Вот, тут семьдесят пять галеонов, на месяц Гарри Поттеру, скорее всего, хватит.
— Так-так-так, минуточку, — кошелек Гарри прибрал, на расходы сойдет, но были вопросы. – Я могу пользоваться… выданным кредитом неограниченно?
— При уведомлении, конечно, — Ромни наклонил уши, — и финансовые операции будет производить банк. А Гарри Поттер наметил крупные покупки?
— Скорее инвестиции, — Гарри покачал головой, — за лето я надеюсь обзавестись карманной прессой. Пригодится.
Ромни глубоко задумался.
— Гарри Поттер уверен, что сделку можно провести тайно?
— Полностью.
В конце концов, подумал Гарри, старому Ксено просто никто не поверит.
— Ромни поставит вопрос перед Рагноком, — решительно проговорил эльф, — а он – Ромни гарантирует – поставит вопрос перед Советом. Возможно, банк вложится в эту сделку, если Гарри Поттер будет действовать и в наших интересах. Возможно, половина, или даже три четверти.
— Сорок девять процентов, — отрезал Поттер. – Но политическую линию, я думаю, мы сможем скоординировать.
— У мастера Поттера острые зубы, — засмеялся эльф, — а Добби, видимо, не такой и врун. Так, и еще…
— А есть и еще? – поразился Гарри. Тут и так думать не передумать.
— Да, — сложил ручки Ромни, — Рагнок также назначил Ромни куратором Гермионы Грейнджер. Мы склонны поддержать ее движение за права эльфов, если она всерьез займется им после школы.
— Не только им, — нахмурился Гарри, — даже в меньшей степени им. Но направление сохранится.
— Это приемлемо. Мистер Поттер, — вздохнул Ромни, — Ромни считает ее перспективной и рекомендовал ее, но у вас тоже есть на нее планы, так?
— Вы даже удивитесь, какие, — хмыкнул Гарри. – Она нас не разочарует. Но и вам лучше бы не разочаровывать ее.

* * *


Разумеется, деньгами следовало бы распорядиться мудро… Вот только какой бы тогда Поттер был бы сын своего отца? Какой тогда он был бы он, вот вопрос. Так что в Хогсмит полетела сова, а сам Гарри встретился с хорошими людьми на пару слов.
По счастью, Дамблдор не проявил ригоризма, и на убедительные просьбы Поттера выписать Чемпионам и сопровождающим внеурочные пропуска ответил согласием. Для Филча это, разумеется, было явным знаком, что директор вконец обезумел, но Гарри был короче: «Прикармливает». Гермиона пыталась напомнить о предстоящем экзамене по Истории магии, но Рон заявил, что, если что, нескольких гоблинов просто выдумает. Гермиона попыталась было апеллировать к присутствующей Сьюзен, но у той сама идея экзамена вызывала сдержанную улыбку.
Так что пришли все. Двадцать второго июня, ровно в четыре часа, вся компания встретилась у «Трех Метел».
Гарри в своей псевдоаврорской зеленой мантии сопровождал Сьюз, заплетшую волосы в толстую косу. Крам при полном дурмстрангском параде держал под локоть выбравшую маггловское Гермиону. Рон и Ханна явились просто в школьных мантиях – только что Рон снова убрал волосы в хвост; похоже, миссис Уизли предстоит с ним долгий разговор прямо перед следующей стрижкой. Седрик и Чжоу предпочли повторить свои бальные костюмы – и точно так же смотрели большей частью друг на друга. И последней явилась Флер в бобатонской пелеринке, с каким-то случайным слизеринцем под руку.
Впрочем, Гарри и Рон товарища узнали – и Рон тут же демонстративно отвернулся к Ханне.
— Пrивет, пrивет, — как раз заговорила француженка, — извините, немножко задеrжалась. Это – Майлз Блаш… Блуа…
— Блетчтли, — отпечатал слизеринец. Долговязый, взъерошенный, с большими ладонями, он бы здорово напоминал Рона, если бы не немного отстраненное лицо. Вратарь основного состава. Более ничем не известен. – Кого не знаю – рад знакомству.
— Майлз своевrеменно пrедложил проводить меня до Хогсмида, — Флер на поправку не обратила вообще никакого внимания. – Смешно, но я тут так rедко бывала. Ну что, Арри, для него найдется место за столом?
Гарри смерил Майлза оценивающим взглядом. Ну конечно же, Флер не могла не притащить с собой мальчика… знать бы, чем он ее заинтересовал. Не квиддичем же. Слизеринец, к его чести, возмущаться и не подумал.
— Да пусть будет, — отмахнулся он, — угощать – так всех.
Получив заказ на пять пар, мадам Розмерта была вынуждена сдвинуть три столика в дальнем углу, застелить их одной скатертью и надеяться. Гарри неплохо заплатил за место подальше от прочих посетителей; но их и было по буднему времени немного – пара гоблинов у дальней стенки, двое старичков с трубками и ведьма средних лет, все отстукивавшая по чашке «Одо-героя».
— Итак! – Гарри постучал палочкой по кружке холодного сливочного. – Если все уселись, так давайте первый тост будет за мной.
— Это можно, — кивнул Седрик, Крам же был несколько занят – спрашивал, чего бы Гермионе передать.
— Так, дамы и господа Чемпионы! – начал Поттер, чуть не дирижируя себе палочкой. – Через пару дней нас ждет последнее испытание. Мы с вами войдем в лабиринт, пройдем его насквозь огнем и сталью, а в финале самый везучий из нас зацапает Кубок. И вот что я вам скажу… мне, по большей части, все равно, кто из нас это будет.
Он перевел дух, посмотрев на каждого из четырех ребят.
— За год мы вроде бы неплохо познакомились. Я сильно изменил мнение о Хаффлпаффе, — взгляд сперва на Сьюз и только потом на Седрика, — маг Виктор оказался гораздо лучше ловца Крама, — Гермиона усмехнулась уголком рта, — ну а Флер уже, думаю, не назовет меня petit garcon, а?
— Тебя-то? – засмеялась француженка. – Нет, мужчин я обычно называю совсем по-дrугому, — Флер улыбнулась, чуть-чуть прикыв глаза и совсем немного наклонившись вперед, а Сьюз уже тревожно нашла ладонь Гарри под столом. С другой стороны Рон с довольной мордой незаметно пихнул его локтем.
— Вот и отлично, — Гарри оскалился в ответ, но ладонь Сьюзи тихонько пожал, — так вот, выпьем за Турнир. Чем бы он не закончился, он уже многое изменил.
Пригубили. Пошла обычная веселая болтовня накануне. Заговорили было о лабиринте, но с легкой руки Рона свернули на загадки Философского камня.
— …Я уже думал, придется травиться. Говорю – «Не-не-не, если это не магия, а логика, то мы здесь так и застрянем». А Герми смеется и отвечает: «Простите, не мы, а вы. Пей маленькую».
Над столом раздался общий смех, только Гермиона краснела и улыбалась.
— Эй, Вик, а ты бы что сделал? – хмыкнул Рон.
— Обижаешь. Я бы вино по запаху нашел, а дальше легче, — начал болгарин, но прервался, когда все снова заржали.
— И что же, Rон, ты так и остался тогда в седле – даже пеrед последним удаrом? – уточнила Флер.
— А что было делать? – Рон немедленно выпил. – Игра идет, и чем в ней полководец важней пешки? Разбивались-то все одинаково.
— И сколько тебе тогда было? Одиннадцать? – серьезно посмотрел на него Седрик.
— Ага, — беспечно подтвердил Рон.
— Знаешь, Хельге Хаффлпафф ты бы понравился, — совершенно серьезно сказал хаффлпаффский староста, и Ханна блаженно улыбнулась.
— И не зря, — сказала она чуть тише, отчего улыбочка Рона приобрела уж совсем кошачий оттенок.
Жареная утка и фрукты потихоньку исчезали со стола, холодные напитки обновлялись и обновлялись.
— Эй! Эй, ребята! – теперь по хрусталю бокала бил палочкой Седрик. – Минуту внимания!
Когда все, даже молча пожирающий жаркое Майлз, повернулись к нему, Седрик провозгласил:
— В общем, так! Не знаю, где мы там все будем через два года, но все же, — он перевел дыхание, поднялся и потянул за собой Чжоу. – После Турнира я покину школу. Устроюсь, наверное, в Отдел Транспорта, обживусь за пару лет, денег подкоплю… и вот тут-то Чжоу и стукнет семнадцать. И тогда…
— Седрик, да ну тебя! – китаянка попыталась сесть назад, но все ж не стала. – Какие еще деньги, мы же говорили!
— Нет уж, нет уж! – Диггори разошелся. – Все будет по первому разряду! В общем, на рождество девяносто шестого чтоб все были в Англии.
— К делу, ты, новобрачный! – поторопил все правильно понявший Рон.
— Вот о чем и речь. Все присутствующие приглашены на свадьбу четы Диггори, о! – поднял кружку Седрик. Народ даже поаплодировал речи, чего уж там.
— Если вы все явитесь, — окинула стол взглядом Чжоу, — я даже не знаю, куда мне бросить букет.
Ханна засмеялась, Гермиона вздернула носик, Сьюз покраснела и быстро взялась за кружку. Какие они все же разные, подумал Гарри. Он вдруг заметил, что ведьма, сидевшая неподалеку, допила глинтвейн и ушла, а за столиком справа сидит незнакомая рейвенклоу, уничтожающая мороженое под кофе. Все бы хорошо, но она выстукивала по вазочке мотив «Одо-героя».
— Кстати, народ, поясните мне, магглу, — начал Гарри, — как у вас вообще женятся?
— Да почти как у магглов, только без церкви, — заговорила Сьюзи, почему-то пристально изучая яблоко в ладони. – Собираемся, кого пригласили, делаем праздник, насколько денег хватит, подарки, танцы, все, что хочешь. А где-то посередине жених с невестой идут к алтарю…
— А, еще не забудь про шафера, одного, и подружек невесты, можно двух! – встряла Ханна.
— Точно, а еще нужен отец невесты, чтобы аккуратно доставить невесту к алтарю, — подтвердила явно изучавшая вопрос Чжоу. – Эх, мой папа сделает это, даже если сломает себе ноги. Он верит в церемонии.
— Так вот, — впервые повысила голос Сьюз, — у алтаря будет ждать министерский служащий. Собственно, это довольно запутанно. Почему-то отдел для регистрации смертей и браков у нас внутри аппарата Визенгамота.
— Ну, у магглов браки тоже заключают судьи иногда, — раздумчиво проговорила Гермиона. – Может, традиция?
— Наверное, — согласилась Сьюзен, — тем более, что заключать браки могут еще некоторые люди.
— Напrимеr? – уточнила заинтересованно слушающая Флер.
— Ну, Дамблдор – как верховный чародей этого же самого Визенгамота, тут все понятно, начала рыжая девочка, но Гарри ее перебил.
— Ага, моих родителей вот он и женил. Они же тогда в подполье ушли. Потому как война, — философски добавил он.
— И моих, — вклинился Рон, — но там вообще история была не бей лежачего. Когда маме исполнилось семнадцать, они сбежали к Мерлиновой матери из Хогвартса и три месяца где-то ошивались, пока папа маму не догнал.
— Красиво, — неожиданно одобрил Блетчли.
— А то ж, — важно кивнул слизеринцу Рон – опять же, без враждебности. Вообще, Гарри не раз замечал, что с тех пор, как он начал учить Рона драться всерьез, тот стала куда как спокойнее.
— Слушай! – Седрик, улыбаясь, снова повернулся к Чжоу. – Может, попросим старика и нас поженить? У него же все равно тоже каникулы. Гарри, скажешь ему пару слов? Ты же у него вроде в доверии.
— Запросто, — важно кивнул Поттер, и Чжоу тут же улыбнулась ему.
— Мои родители будут в восторге, правда! Как же, такой блеск…
— Ну и еще, — продолжала Сьюзи, — полномочиями заключать браки обладает тетя Амелия, как глава департамента Правопорядка. Правда, я все никак не разберусь, почему.
— Да это-то как раз ясно. Папа рассказывал, — Майлз начал было говорить, но все вопросительно на него посмотрели. – А. Мой отец всю жизнь проработал в Азкабане, до смотрителя секции дослужился. Не смотри на меня так, рыжий – кто-то ж должен, — ершисто усмехнулся он.
— Слушай, — проговорил Поттер, — мы собираемся в авроры, а у этой девочки тетка только правопорядком и занимается. Так что никаких претензий.
— А. Извините, привычка – у нас эту работу не очень понимают.
— Ну что взять со слизеринцев, кандальники, мать их, — проговорил было Рон, но тактичная временами Ханна сумела вовремя его остановить. Своевременное пиво творит чудеса, особенно если его подносит красивая девушка.
— Так вот, у нее есть право женить заключенных, — пояснял Майлз. – Но для удобства оно не ограниченно – другой вопрос, что в Азкабан-то она для этого входить уже может.
— Женить заключенных? – присвистнул Диггори. – Азкабан же все-таки не клуб знакомств – и когда успевают?
— Да уже не успевают, — хмыкнул Майлз. – Это скорее раньше было можно… ну ты понимаешь, для махинаций.
— Понимаете, заключенный Азкабана по закону не считается сумасшедшим – хотя без этого редко обходится, — грустно пояснила Сьюз, — и пока он там сидит, его имуществом не воспользуешься. Вот раньше министры и заключали фиктивные браки.
— Мерзко, — Гермиона была кратка.
— Да, — горячо кивнула Сьюзи, — но такова история.
— Я всегда говорила, что магические законы надо менять и еще раз менять! – Грейнджер уже подхватило.
— Ага, — еще более погано усмехнулся Блетчтли, — гряз… магглорожденной, конечно, виднее.
— Так! – Флер звонко хлопнула в ладони. – Хватит вам. Майлз, может, ты лучше свои стихи почитаешь?
Аудитория исторгла едва подавленный стон.
— Зrя вы, — осуждающе покачала головой богемная француженка. – Он пишет достаточно хоrошие стихи, чтобы я пошла с ним в Хогсмид.
От такой аттестации Майлз аж пивом поперхнулся, но быстро восстановил дыхание.
— Да-да, читай, — желчно предложила ему Гермиона. Она жаждала крови.
— Ладно. Ладно, как хотите, — слизеринец примирительно поднял ладони – и начал читать. Чуть приглушенно, редко интонируя, почти вкрадчиво:
Провожающим просьба покинуть площадь,
Время такое – больше не до прогулок.
Те, кто сильней, по плечам разобрали ноши.
Шаг их стал тверже, голос – разбит и гулок.
Я отступаю.
Ты становись той плотью,
Что заполняет пустоты
(не забывай дышать).
Я, не спеша,
В карман твой
Закину сикль.
Перед уходом –
На шею закину шарф.
Камере интересно лишь место действий,
Там, где по хроникам принято все решать.
Я безысходность мну в кулаках как тесто,
Глядя в экран, заглушаю им шум в ушах
*.
За столом повисло молчание. Думали, видать, слишком уж о разных вещах — три народа, три статуса крови, три разных факультета — и по тысяче мыслей на каждого.
Гарри вспоминал Кингс-Кросс.

* * *


Когда они расходились, Гарри специально чуть запутался в столах, чтобы пройти мимо бедно одетой блондинки, выстукивающей по столу «Одо-героя».
— Неплохо, Тонкс, — прошептал он. – Но попробуй другой объект.

_______________________________________________

*Стихи А. Касиляускайте.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 14:06
 
SerjoДата: Среда, 23.05.2012, 06:05 | Сообщение # 63
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Насквозь


Утром двадцать четвертого пути Гарри и прочих четверокурсников драматически разошлись. Дни экзамена Биннса и Третьего испытания совпали – и теперь кто-то шел подвергаться кошмарной опасности, решать сюрреалистические загадки и в условиях жестоко ограниченного времени вспоминать любой путь к спасению, а кто-то просто готовился найти в кустах золоченую вазочку.
Так что господин Поттер, позавтракав, просто присоединился к прочим чемпионам, пройдя в комнату встреч за залом. Молли сразу же обняла его, и он с удовольствием поприветствовал эту милую женщину, милостью которой только и начал нормально питаться.
— Гарри, ты ведь не против, если мы с Билли за тебя поболеем? – осведомилась она, пока Гарри жал руку ее старшему сыну, крепко и всерьез. – Раз уж Перси судит, а у младшеньких экзамены…
— А Чарли просто не отпустили с работы, — добавил Билл. – Жаль, он рекомендовал тебя как то еще зрелище – после Рогохвоста-то.
— Билл, ну вот все бы тебе…, — укоризненно начала его мать. – Гарри, тебе ведь совершенно необязательно было так рисковать!
— Миссис Уизли, да ладно вам! – Гарри излучал беззаботность. – Я бы никогда не влез в то, с чем не смог бы справиться. Ни вы, ни Дамблдор такого бы не одобрили.
— Это, конечно, подход правильный, — с усмешкой кивнул Билл. – Со всех сторон. Если бы тебе было побольше, Перси поставил бы тебе выпивки.
— Да ну? – Гарри вопросительно посмотрел на гринготтского оперативника.
— Ну да, — рассмеялся тот, — его послушать, так тебе надо бы дать орден Мерлина за укрепление британского престижа. О тебе неплохо пишут в Париже и Берлине, знаешь ли. Хоть и в разделе спорта.
— Ну еще бы, где уж им… — начала было Молли, но тут к дискуссии присоединились.
— Арри, ты не пrедставишь меня своему… своим спутникам? – голос Флер звучал почти требовательно.
— Запросто, — откликнулся тот. – Это у нас Флер Делакур, украшение Турнира. Да что я вам рассказываю, она просто лучше, чем о ней пишут в Пророке.
— О, как раз это заметно, — Билл отвесил даме глубокий поклон, Молли же созерцала француженку чуть настороженно, поглядывая при этом то на Гарри, то уже и на Билла.
— Это – Молли Уизли, мама известного тебе Рона и просто самая гостеприимная в Англии женщина.
— Пrиятно, — мурлыкнула Флер, почтительно приседая в реверансе.
— А это – Билл Уизли, разрушитель заклятий в Гринготтсе, — Гарри набрал в грудь воздуху. – Был везде, видел все, в одиночку вскрывал пирамиды самых разных форм, вынесиз нихбольше золота, чем влезло бы в ваш карету, на короткой ноге с Советом Директоров и дерется лучше, чем мы с Крамом, вместе взятые… ух, задыхаюсь!
— Большая часть всего этого – неправда, — счел своим долгом предупредить Билл, но Флер этого уже не услышала.
— Ох, Билл, я подумывала устrоиться в ваш Гrинготтс после школы, у вас такая… интеrесная банковская система, — сказала она голосом, далеким от всех и всяческих банковских систем. – Вы ведь ответите мне на паrу вопросов?
— Охотно, — заверил тот и из сопровождающих Гарри временно выпал. Гарри же, прохаживаясь с Молли за разговором о Хогвартсе вчера и сегодня (Гарри мог бы добавить и про «завтра», но нельзя), натолкнулся на семейство Диггори.
— Ах, наш гордый чемпион! – провозгласил тот обвиняюще, — Ты, конечно, задал Седрику неплохую гонку, но разрыв что-то невелик! Не нервничаешь, а?
— Папа! – укоризненно проговорил Седрик.
— Амос! – с той же интонацией вклинилась Молли.
— Нервничаю, — признался Гарри, — мистер Диггори, нервничаю еще как! И ваш сын, и Виктор – это противники просто эпические, что говорить. Это еще у Флер гандикап, а парни мне натурально в затылок дышать будут.
— Будем, — радостно согласился Седрик, — так что не расслабляйся мне тут. Не возьмешь кубок – обижусь.
— Седрик, ну что ты. Ты вполне возьмешь его сам, — поспешил заверить сына Амос.
— Возьмет, факт, — кивнул Гарри, — тут главное, чтоб или он, или я. Хотя Крам тоже, кстати, парень нормальный, но это дело Хогвартса. Нашей с вами школы, мистер Диггори.
— Ну что же, молодой человек, что Хогвартс – школа героев – это я согласен, — старший Диггори улыбнулся уже открыто и потрепал сына по волосам.

* * *


Третья же околочемпионская встреча состоялась у Гарри только ближе к вечеру, когда он уже провел Молли с ностальгической экскурсией по Хогвартсу и успел перемолвиться парой слов с Биллом.
Как оказалось, Билл не в курсе, ведет ли Гарри с Гринготтсом какие-то дела, но осведомлен об их интересе к его персоне.
— Дервент велел мне на тебя как следует посмотреть, — пояснил он, едва его матушка заболталась с профессором Спраут. – Но ты не пугайся. Интерес к тебе явно в плюс. Настолько, что мне поручено… а, летом поговорим! – свернул он доклад, едва на горизонте появилась Молли.
И вот, перед самым ужином, к Гарри скромно подошел брюнет с выдающимся носом. Очень, очень знакомым носом.
— Борис Крам, — отрекомендовался он. – Могу я поговорить с мистером Поттером?
Интонации у него были весьма своеобразные – Билл тут же увел мать, а Гарри едва подавил желание щелкнуть каблуками.
— Ну что ж, мистер Поттер, — Крам-старший крепко пожал Гарри руку, — мой сын много о вас писал. Чуть меньше, чем о некоторых других, но довольно, — английский Бориса был почти безупречен грамматически, но несколько формален. — В его изложении вы юноша здравомыслящий.
— Надеюсь, в реальности – тоже, — Гарри пожал плечами, ожидая.
— О, не удивлюсь. Я вполне понимаю, почему на свой возраст вы себя не ведете.
— И почему же? – о Мерлин, еще один! Гарри приготовился слушать еще одну страшную историю о себе любимом.
— Видите ли, мистер Поттер, мы с вами чем-то похожи, — раздумчиво начал Борис. – Мои родители тоже погибли молодыми от рук темного мага.
— А. Гриндевальд, — Виктор ведь рассказывал что-то такое на свадьбе Билла, вспомнил Гарри. Но до того еще надо было дожить. А Борис все же его приятно удивил – самое простое объяснение часто самое верное. Не в его случае, но часто.
— Именно, — кивнул тот, — так повзрослеешь и помимо своей воли. Так что, я думаю, у вас я могу узнать необходимое.
— Охотно помогу вам, — кивнул Гарри.
— Что за человек Гермиона Грейнджер?
Ах. Всего лишь это. Гарри улыбнулся.
— Я ее с первого курса знаю. Спасала мне жизнь несколько раз. Входит в первую тройку самых умных женщин, кого я встречал. Да, включая профессоров.
— Даже так? – кустистые брови поднялись. – Знаете, я волновался, что Виктор воспринимает ее слишком серьезно – вы ведь понимаете, сколько вокруг него охотниц за славой?...
— Если бы Гермионе нужна была слава – у нее была бы своя. И будет, предупреждаю.
— Тем более. Теперь я волнуюсь, что мы относимся к ней с серьезностью явно недостаточной.
— Что? Нет! – Гарри рассмеялся. – Она милая девушка, ее ум существенно старше ее самой, но не настолько ж. Манипулировать людьми она, кажется, еще не научилась.
Ну, врать нехорошо, а что делать? Гарри знал, что потенциально Гермиона в этом деле мастер, но когда это еще будет.
— Вот как? Что же, Виктор пригласил ее к нам, под Варну, — Борис вздохнул. – Море, солнце, может быть, легкое красное. Значит, вы утверждаете, что она девушка разумная?
— О да.
— В таком случае, я полагаю, все не так страшно, — он усмехнулся мрачно. – А то Ирина уже не знает, то ли замки вешать, то ли свадебный пирог печь.
— Ну что вы! – отмахнулся Гарри. – Они оба замечательные, но между ними пол-Европы.
— О, мистер Поттер, — Борис все еще усмехался, но уже откровенно ехидно, — вы оценили храбрость моего сына, я знаю. Но не его упорство.

* * *


Итак, они почти вошли в лабиринт – в туман, скрадывающий звуки, подальше от болельщиков, подальше от судей и близко, опасно близко к бесконечному заговору Волдеморта. Гарри единственный понимал это, и с радостью поменял бы клочья белесого дыма на воды озера, скрывавшие все на свете.
Настоящее начнется, когда Гарри коснется золотого кубка и пройдет долиной смертной тени – или проведет по ней кое-кого еще. Как повезет.
Испытание в испытании, путь к пути, экзамен на право сдачи экзамена. Самый лучший день в году.
Седрик приседал и взмахивал руками, разминая мышцы. Виктор, сцепив пальцы в замок, что-то бормотал полушепотом – не молитву, стихи на болгарском. Флер отстраненно подбрасывала и ловила палочку. Гарри – думал.
Так, что он успел? Он отослал сову Рите, та будет в Хогвартсе безвылазно. Он предупредил Амелию, что им нужно поговорить после испытания – и теперь знает, где ее найти. Он удостоверился, что Крауч на взводе лишь немногим больше обычного.
Он обнял Сьюз, когда уходил. Он крепко пожал руку Рону. Он видел, как Герми провожает Виктора.
Он был на пике своей формы.
Он был у порога лабиринта.
— Гарри, ты первый, Виктор, готовность, — Амелия подняла палочку к темному небу. – На счет три. Раз…
— Арри! – крикнула Флер. Он обернулся. – Выигrывай, к этому все шло.
— Три!

* * *


Раз. Два. Раз. Два. Трава скрывает звук, кусты скрадывают пространство. Гарри Поттер, Чемпион, аврор и самый поганый на земле четверокурсник, молча бежал в полутемном коридоре меж шевелящихся стен. Размеренный кроссовый бег, выверенное дыхание, перехваченная на боевое положение палочка и слух.
Он хорошо помнил все, что тут есть. Дьяволовы силки и акромантулы сторожатся света, соплохвосты заметны и без него, а сфинкс скрываться и не собирается. Тут без толку маленький огонек Люмоса, тусклый, но такой демаскирующий.
Поттер привык драться в темноте. Ковен самопальных темных – сплошь магглороженные – в катакомбах Эдинбурга; черные азиатские горы и их нешумные хозяева; французская боегруппа на обрывистом берегу ночного Корнуолла – он все это пережил. Его глаза еще не обходились без очков – до изобретения метода придется подождать – но уши не подводили никогда.
Он не помнил пути – тридцать лет минуло. Но… это его не волновало. Во-первых, есть чувство направление, не отказывавшее ни в джунглях, ни на сплошном снежном поле. Во-вторых – не исключено, ох не исключено, что лабиринт сходился к центру сам по себе. Если схему взяли из Турниров прошлого – это уж будьте уверены: цель не в том, чтобы запутать Чемпионов. Это неинтересно. Цель в том, чтобы протащить их через все ловушки до одной и столкнуть несколько раз, последний – у Кубка.
«Чемпионаты прежнего времени, Гарри, были куда проще» — так говорила Сьюзи вчерашним вечером над книгой. «Главный враг чемпиона – другой чемпион» — говорила она и смотрела на него с тревогой. «Не теперь» — ответил он.
Гарри не особенно удивился, встретив соплохвоста за один из поворотов. Что же, значит он свернул не туда и повторил маршрут Седрика. Тварюга, похожая то ли на огненного краба, то ли на рассерженную хэллоуиновскую тыкву, превосходно подсвечивала сама себя. Поттер поднял палочку и приготовился танцевать.
Так, спросил он себя, что мы знаем о соплохвостах? Огонь. Электричество. Самки сосут кровь, а сопло только у самцов. Зрение так себе, но при таких размерах это не его забота. Милая зверюга. И крайне малоуязвимая для магии. Значит…
Он прянул вперед, невербальным кидая Конфринго. Нет, даже высоковзрывчатое штурмовое заклятие, скорее всего, отскочило бы от этого результата вырождения – если бы было направлено на него. Вместо этого под суставчатыми ногами сволочи взорвалась земля. Ну а пробить перекраба Диффиндо влет – упражнение для первого года учебки. Ох, сколько крови-то… хорошо, что она не кислотная. Был бы перебор.
Хагрид обидится. Ну и Мерлин с ним.
Снова бег в тенях. Желтая дымка на пути уже не пугает – Гарри прыгнул в нее с разбегу, пробивая ее собой. Заклинание на переворот сработало точно как надо – но лишь завершило правильное сальто, позволяя Поттеру красиво, как в гимнастическом зале, приземлиться на ноги. Дальше.
Дальше. И чуть было не споткнуться о разрезанный надвое труп молодой брюнетки. Губы ее – также взрезаны, и Гарри помнит, что у магглов это называется усмешкой Челси. Тогда Гермиона вспомнила Гуимплена, но Дин Томас, мальчик из паршивого района, знал все-таки лучше.
Самое паршивое убийство в карьере Гарри. Хуже Аспазии Хиггс – на той хоть все кончилось. После Элизабет Перкинс последовало еще семь девушек; и были письма в аврорат. Джинни, Гермиона, рыжая малышка Шимуса – жены и взрослые дочери авроров, нарисованные с большим искусством и взрезанными губами. Десять месяцев Джинни и Гермиона провели во Франции. А только они нашли ублюдка – нашли и убили, хотя тот вышел с поднятыми руками. Будто кого-то это волновало.
Вот только ничего этого еще не было. Гарри походя отвесил боггарту хорошего пинка и пробежал мимо.
Над лабиринтом повис тоненький, испуганный девичий визг. Так-так, Крауч решил все-таки оградить свои ставки. Так и нам задерживаться не резон. Гарри развернулся на каблуках назад, прочь от пути к Кубку, и отработал Конфринго по зеленой стене. Испепеляемые кусты почти кричали, но Гарри было наплевать – главное, пожара не будет, слишком сыро. Дыра за дырой, шрам за шрамом, Поттер шел через Лабиринт насквозь. Болельщики слишком далеко, а одурманенные молодые товарищи – близко.
С разных сторон, но они, Гарри и Седрик, вышли на сцену практически одновременно. Седрик даже чуть опередил Поттера – и теперь закрывался Протего от сосредоточенно полотящего по нему Ступефаями Крама.
— Петрификус Тоталлус, мать твою, — высказался Поттер в спину последнему и помахал Седрику. – Ты как?
— Я нормально, — помотал головой тот, — малость силки помяли. Дело не во мне, — он склонился над Флер. – Оглушена. Мерлин, Гарри, Виктор же вроде нормальный парень!
— Нормальный, — буркнул Гарри, — тут, похоже, все сложней. Ну-ка погоди… Эннервейт!
Флер поднялась довольно легко, хотя за стеночку и придерживалась. Легко отделалась.
— Арри! Седrик! Это вы…, — она перевела дух, дыхания еще не хватало. – Он напал на меня, едва я только вышла. Он меня как ждал…
— Ждал? – уточнил Гарри. – Не шел к Кубку сам?
— Нет, — Флер покачала головой. – Этот apache решил сперва разобраться с нами… хоrошо хоть вы ему не по зубам. Но каков меrзавец!
— Мимо, — Гарри покачал головой. – Я, похоже, понял… Ну-ка… Финита Инкантатем Максима. Та-ак… а теперь Эннервейт.
Все трое навели палочки на очнувшегося Виктора. Тот только глазами хлопал.
— Что за… что тут было? Я по краю шел, по стенке… а потом кто-то… А, курва…, — он было схватился за голову, но тут же отнял руки. – Флер, ты как?
— Лучше, чем тебе бы хотелось, — припечатала француженка.
— Зря ты так, Флер… — Гарри прервал ее вовремя. – На парня кто-то повесил Империо. У нас тут это раньше было в порядке вещей, а, Седрик?
— Империо? Какого черта, Поттер? – он не отрицал. Он хотел объяснений.
— Творится нечто странное, и, похоже, творится ради сегодняшнего дня, — Гарри заговорил быстро, деловито, поглядывая то на ершащегося Седрика, то на еще более мрачного Крама, то на широко раскрывшую глаза Флер. – Кто-то подкинул мое имя в кубок. Кто-то убил Крауча.
— Убил? – ахнула Флер, но Гарри поднял ладонь, требуя тишины. Как ни странно, он ее получил.
— И кто-то подловил Виктора на Непростительное. И сдается мне, что все эти люди – одна и та же морда.
— Что делать, Поттер? – Крам был краток. Он тоже держал палочку по боевому, а в глазах горела чистая злость – как же, его подставили под бесчестное дело.
— Два варианта. Запускаем красные искры и эвакуируем вас двоих. Сами пойдем как-нибудь так.
— К гоrгоне в пасть? Sottise, — выразила общее настроение Флер. – Мы еще на ногах, Арри. И можем вас, как это, пrикrыть. Не так ли?
— Истинно, — тяжеловесно кивнул Крам.
— Тогда мы можем пойти вчетвером до Кубка и закончить все это. А между собой разберемся уже там. Ну, Седрик, твое слово?
— Командуй парадом, — улыбнулся хаффлпаффец. – Ты ведь у нас, как выяснилось, специалист.

* * *


Так и пошли, прожигая себе путь в затягивающихся зарослях. Гарри впереди, Виктор замыкающим. Еще одного встречного соплохвоста взяли вчетвером – трое поднимают Вингардиум Левиосой, Гарри пробивает Редукто в брюхо. Боггартов брали на Ридикулус без команды, нервно хихикая над тем, что получалось. Сфинксу Гарри популярно объяснил, что ребятам сейчас не до него, а его загадочки устарели, еще когда Мерлин в школу ходил. Ответ, впрочем, тоже озвучил – но разве что для душевного равновесия твари.
Все же ребята были лучшими, что могли дать их школы, заведения очень и очень серьезные. И боевая команда из них вышла куда как лучше соперников. Гарри впервые за долгое, долгое время работал в привычном режиме – полевая работа с ведомыми – и почти радовался.
Но вот, наконец, они дошли до точки, от которой Гарри пойдет один. Только вот еще одно…
— Всем стоять, — поднял он вверх кулак привычным жестом. Даже не оглядываясь, он услышал, что приказ выполнен. – Теперь осторожно. Думаете, загадка Сфинкса зря была? Нет, они зря не бывают. Если сейчас встретим акромантула – Флер, Седрик, Импедимента, Виктор и я – Петрификус Тоталлус. Встаем спина к спине. Готовы? Выходим.
Ни единого возражения, только глубокие вдохи и поднятые палочки. Почти по центру падает огромная черная тень – не сам Арагог, но и явно не прапаравнук. Падает, разметав ноги – и приземляется уже парализованным.
— Все, — Гарри дал отмашку, и каре рассыпалось в линию перед золоченым кубком. – Ладно, ребята, на круг я вас привел. Как плясать будете? Дуэлируем? Или в камень-ножницы-бумагу?
— Не придуривайся, — устало посоветовал Крам. – Во-первых, я выпадаю. Я не могу победить после того, что сделал.
— Ты не виноват, — попытался было урезонить болгарина Седрик, но тот упрямо наклонил голову.
— Значит, после того, чего не смог не сделать!
— Deuxiemement, я тоже вылетаю, — грустно покачала головой Флер. – Арри, ты спас меня уже два раза. За одно это…, — она вдруг подмигнула, на что Гарри ответил быстрой улыбкой, но тут же вновь посерьезнел – глядя на Седрика.
— Ну и в-третьих, давай я тоже воздержусь, — развел руками тот. – Ты слишком выше уровнем, чем мы все. Настолько, что это даже не обидно. Верно, ребята?
— Ну, тут он чемпион безо всяких, — кивнул Виктор, — поди не в квиддич играем.
— Согласна, — тряхнула головой Флер. – Мальчики, вы все великолепны, но chevalier Поттер вас обошел, как по мне.
— Седрик, ну так-то уж зачем…, — Гарри собирался взять Кубок так и так, но это было уж слишком. – Ты сделал меня на втором задании, тебя любят и все будут за тебя рады. Не сдавайся! Даже мне!
– Нет уж. Мы, хаффлпаффцы, не короли…, — он вдруг улыбнулся, — но отличные канцлеры. Но, судя по тому, кого ты привел в «Метлы», ты это уже понял. Поттер, бери кубок, тут темно и сыро.
И Гарри повернулся к ним спиною, хрустнул пальцами, поудобнее сжал палочку в правой руке…
...И взялся за Кубок левой.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 14:05
 
ErutanДата: Среда, 23.05.2012, 07:54 | Сообщение # 64
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
прекрасно.. а что было бы, если вся четверка просто вышла из лабиринта или же дошла до кубка и обезвредила портал в нем?
может ли, многоуважаемый Serjo, задать эти вопросы автору?
 
SerjoДата: Четверг, 24.05.2012, 05:53 | Сообщение # 65
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Erutan, Задал, ждем-с ответа...


Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
ShtormДата: Вторник, 29.05.2012, 15:33 | Сообщение # 66
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Просто фантастика. Значит Поттер все же один пошел на сходку ПСов. Как встреча пройдет на этот раз? И что будет с младшим Краучем по возвращению Гаррика?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ErutanДата: Вторник, 29.05.2012, 19:08 | Сообщение # 67
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Serjo, пора выкладывать.. прода на поттер-фанфикшн еще вчера появилась...
 
SerjoДата: Суббота, 02.06.2012, 11:18 | Сообщение # 68
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Злобная мертвечина


Гарри Поттер умел и любил летать. Даже квиддич, если подумать, он любил как практик; турнирные таблицы Чемпионата Британии оставляли его равнодушным, а раскладку по мировому Чемпионату он вообще узнал только перед финалом. Он успел полетать и на коврах-самолетах, и на самых разных магических тварях, что было совершенно отдельным удовольствием. Но одно исключение было.
Чертовы Мерлином драные портключи. С точки зрения Поттера, в полете по порталу его собственные кишки постоянно запаздывали. Вестибулярный аппарат, которому вполне под силу финт Вронского, сходил с ума от мелькающего вокруг мира. Нет, нет и нет, Гарри всегда был достаточно силен, чтобы аппарировать на рабочие расстояния своими силами, а за Атлантику можно и рейсовым драконом смотаться.
Но, к сожалению, правила игры определял не он – пока что. Небо привычно вытянулось в туннель, и Гарри взлетел над лабиринтом и одновременно в него, пронзая пространство, как хорошая игла форменное сукно. Вдаль, вдаль, вдаль, из гор Шотландии в крохотную английскую деревушку.
Знаете ли вы Литтл-Хэнглон? Нет? И правильно. Ничего хорошего там нет. Едва посещаемая церквушка; единственное кафе с престарелой официанткой задумчивыми пирогами; начальная школа на тридцать пять будущих алкоголиков; в городской ратуше – кружок прикладной таксидермии и отделение Общества Фоссет. Раз в год зачем-то проходит Фестиваль Маргариток, на котором, кажется, даже маргаритки у всех одни и те же.
Одно время, в десятых, туда повадились ездить самопровозглашенные «темные» — пустоголовые, но падкие на сомнительную романтику бледные девочки и толстенькие мальчики, воспринявшие историю магии слишком серьезно. Такое себе предельно неорганизованное паломничество. Мрачными тенями они ходили по улицам, вызывая у поселян апатичное недоумение, с презрением ели черствую выпечку, северную стену особняка Риддлов вконец изрисовали, сволочи. Также в программу обычно входили некрасивая пьянка на кладбище и тщетное ожидание оргии.
Так и продолжалось, пока как-то раз аврор Поттер, отправив жену обозревать Азиатский Чемпионат, а детей – к школьным товарищам, не провел в Литтл-Хэнглоне дивное лето. Всем представился военным журналистом, снял комнатку в подыхающем пансионе, да и принялся наслаждаться сельским воздухом. На общественных началах провел курс первой помощи в ратуше, неоднократно напился с деревенским констеблем, на Фестивале Маргариток выиграл кофейник и плюшевую свинку. Даже почти завел интрижку с юной аптечной кассиршей. А по ночам Ступефаем и зуботычинами разогнал семь импровизированных «ковенов». Одну стайку идиотов даже заставил помыть стену.
Больше не ездят.
Эхе-хе, подумал Гарри, жестко тормозя об кладбище, сейчас и стена чистая, и кассирша та, поди, еще агукает. «Так что придется работать», — вздохнул Поттер и присел за ближайшего ангела.
Чу! Впереди, во тьме могил, уныло тащится старина Хвост. Скорбен его путь — не из-за кладбища, понятно, из-за поганенького мини-Волдеморта за пазухой. Том, надо отдать ему должное, никогда не унывал – но вот те, кто был рядом с ним, поводов для радости особо никогда не имели. Да и здоровенная змеюка, шуршащая под ногами, не придавала делу праздника.
Шрам заболел. Как же уже отвык Гарри от этого мерзостного ощущения! Хоркрукс будто пытался пробиться наружу из его головы, имея из инструментов только тупую пилу и ведро обойных гвоздей. Впрочем, ментальная дисциплина сегодняшнего Поттера была вполне достаточна, чтобы хотя бы перерубить начисто всякую дорогу в свой собственный разум – зудить зудит, а целиться не мешает. А боль… Дамблдор год директорствовал с заживо уходящей в пепел рукой. Переживем.
Хвост остановился, придирчиво рассматривая окружающие могилы. Оглянулся назад. Перешел на ряд подальше. Нагини поднялась на хвосте почти в его рост и недоуменно зашипела.
«Где? Где теплые?» — вполне чисто разобрал Гарри. Ах, серпентарго, самый бесполезный на свете магический талант… вот еще одна вещь, по которой он никак не скучал. И отлично – родись Волдеморт, скажем, метаморфом, проблем было бы только больше.
— Ну и где? – раздался со стороны Петтигрю высокий, но исполненный некоего достоинства голос. Лорд Волдеморт изволил пребывать пока еще в хорошем настроении.
— Мой Лорд, должен быть тут! Обязательно! Портал сработал, и он замкнут на от сюда, — залепетал Хвост, заполошными жестами показывая, где именно должен валяться обескураженный Мальчик-которого-крупно-накололи. Поттер, однако, от этих движений не появился.
— Так. Кто-то явно недопонимает, насколько серьезна ситуация, — Волдеморт говорил с неким сожалением в голосе, но Хвоста, судя по голосу, начала бить крупная дрожь.
— Он… Мой лорд, он наверняка отполз! Посмотрите, он не ожидал полета, и наверняка плохо приземлился! – Петтигрю переполняло отчаяние. – Дозвольте, я поищу его.
— Кончено, надо было бы преподать тебе урок быстрого мышления, но не сейчас. Напомнишь мне, — раздумчиво отметил его хозяин, и Гарри знал, что с Хвоста станется и напомнить. – Но для Поттера ты слишком некомпетентен, мой маленький писклявый друг. Нагайна, девочка моя, найди мне подранка, — распорядился он с нежностью. – Не убивай, милая, пока не убивай. Просто… придержи, ты же умеешь.
«Есссть» — подтвердила приказ змеюка и расходящейся спиралью заскользила меж могил. Так-так. Магические змеи – твари умные, но избыточно склонные к тому, что Виктор назвал бы квадратно-гнездовым мышлением. Выбранный ей способ прочесывания значит, что примерно через четыре минуты ее голова покажется слева от постамента ангела, и тогда… И тогда Гарри Поттеру придется рискнуть.
Дамблдор бы не одобрил. Но способ известен, а приз – целый хоркрукс сам по себе плюс продолжение пляски – слишком велик.
— Мой лорд, котел… я подтащу его? – тем временем разорялся Хвост.
— Нет-нет, я бы не хотел отпускать тебя, — такое участие было для господина Реддла весьма необычно, но удивиться Гарри не успел. – Кто-то же должен привязать мальчишку как следует. Нагайна, конечно, всем хороша, но пальцев ей недостает.
— Рад, что могу восполнить ее недостатки, о мой Лорд.
— Ну какой-то толк от тебя должен быть? Хотя бы для статистики, — Волдеморт обязательно пожал бы плечами, но пока что не особенно было чем. – Лучше достань заранее косточку.
Петтигрю заколдовал над могилой старшего Реддла, но Гарри было уже не до него. Шорох слева. Перехватить палочку. Шорох прекращается – учуяла. Собирается в кольца. Целится – ее младшие сестры в джунглях прошивают густой подлесок хирургически, что ей пара плит? Собралась. И-и-раз!
К Поттеру летит уже раскрытая пасть – нет, загрызать, как Снейпа, она его не собирается. Ударить головой, обвить, придержать челюстями – но прежде всего напугать. Волдеморт на совесть натаскивал свою гончую змею, но сейчас ее подвели неоправданные ожидания.
«Сссюрприссс!» — на чистом змейском проговорил Поттер и ткнул остролистовую палочку змеище в пасть, мимо зубов. Сомкнуть их Нагини не успела.
— Финдфайр! – кратко бросил Поттер. Змея взорвалась. Эх, не будет Сью сумочки. Ладно, компенсируем.
Финдфайр опасен для любого школьника – прежде всего тем, что сделать его этот самый школьник может, а вот остановить — уже нет. Но Главный Аврор Поттер – чуть другая статья. Нет, формировать его в эффектную плеть, как Волдеморт или Дамблдор, он не мог – но контрзаклятие, благодаря тому же Дамблдору, всегда державшему записи в поряде, знал. Последние клочья огня увяли.
Перемазанный холодной змеиной кровью, но сердечно улыбающийся, он поднялся во весь рост, опершись спиной о многострадального ангелочка.
— Привет, старая вешалка! – беззаботно провозгласил он. – И ты тоже, Короста. Ну как, кормит новый хозяин? Клетку чистит?
— Ты…! – был краток напуганный уже до потери страха Петтигрю. К его чести, палочку он вскинул сразу же, посылая в Гарри Редукто.
Волдеморт же вопил уже ультразвуком.
— Нагини! Нет! Не стой, болван, волоки это отродье сюда!
Какое там! Гарри упал вперед почти вертикально, пропуская заклятие в ангела, тут же потерявшего крыло. Сам же Поттер, приземлившись на руки, откатился за следующее надгробье. «Агнес Вигхэм, мать семерых детей», — прочел он, — «Ну, старушка, тебе к шуму не привыкать!».
Привстав на одно колено у плиты, Гарри выпустил в сторону двух будущих арестантов Диффиндо. Хвост, однако, не посрамил школы Ордена Феникса, да и чутье у него было крысиное – Протего встал там, где надо.
В полном молчании Поттер кружил вокруг пятачка с кубком и посылал в Петтигрю все новые и новые заклятия. В полном молчании Питер оборонялся, иногда отвечая щедрым Конфринго, оставлявшим от могильных плит только щебень. Недостаток звуков восполнял Волдеморт.
— Хвост, тупое бессмысленное животное, ты что, школьника закончить не можешь?!
Поднимает фонтан земли отраженное Редукто, в воронке – чей-то череп. Но он тут давно. Пляшут могильные плиты, уже начинает тлеть высаженный каким-то заботливым потомком кипарис, а темный лорд все еще воет и ругается, как пьяница на американских горках.
Они обменялись еще несколькими пылающими оплеухами, когда Гарри почувствовал, что что-то не так. Ну точно, немного сдает левая нога – он почти не заметил, как задело. Может, Диффиндо Хвоста, а может, и осколок очередного невезучего памятника. Так, надо что-то делать – нельзя утрачивать подвижность. Если бы еще голова не так болела…
— Выходи, Поттер, обещаю без Круцио! Умрешь здоровым! – воззвал Волдеморт.
— Хрен тебе, Томми! – ответил Гарри, посылая в Хвоста пригоршню камней. Ошибка – они не успели набрать скорости, так и оставшись неприятной проказой проклятого школьника. – Я лучше с метлы упаду! И метла будет моего внука, змеемордый!
— Поттер, — почти устало проговорил его визави, — если ты не выйдешь по добру, я прослежу, чтобы внуков не было даже у твоих знакомых.
Отвечать Гарри не стал – берег дыхание. Отойдя на одну могилку в глубину, от присел за памятником «преподобному Эгберту Кудли, единственному методистскому священнику в деревне. И единственному методисту». Так-так, давайте-ка подумаем: раз за разом они с Хвостом поднимали ставки, используя все более и более злые вещички – и как-то само собой вышло, что били по площадям. Это естественно – Петтигрю не был вполне уверен, где именно сидит Гарри, а Поттер не мог нормально прицелиться.
А почему не мог? Время, время, время… А если попробовать что-нибудь попроще – и куда как лучше отработанное? Шанс будет только один – сыграть на чувстве превосходства взрослого мага и мании величия его хозяина – ему нужна одна секунда промедления.
Вместо того, чтобы выкатиться из-за надгробья, Гарри подобрался – и прыгнул, на миг устроившись на гладкой верхней грани обеими ногами. Теперь быстро выпрямиться, и…
— Экспеллиармус.
Палочка выскочила из руки Хвоста, как зубочистка. Под гневные вопли Волдеморта тот попытался было проползти за ней, но…
— Диффиндо! – взмахнул палочкой Гарри и на сей раз потерял равновесие. Он упал на дорожку плашмя, больно ударившись спиной, его голова разминулась со следующим надгробием на пару дюймов – но где-то впереди жутко заорал Хвост.
Собрав сбитое дыхание, Гарри медленно, держась рукой за плиту бедолаги Кудли, пытаясь поймать на кончик палочки раненого Петтигрю.
И не находя его.
— Да что такое! – взвыл Поттер в небо. – Второй раз уже!
Он поплелся к Кубку через изрытый заклятьями пятачок. Болело все. Гарри еле поднимал ноги от земли – и, разумеется, обо что-то споткнулся. Заработав еще одну ссадину на лбу, Гарри поднялся, намереваясь покрепче пнуть несвоевременный камень – как вдруг сел и заржал нервным, чуть визгливым смехом.
У его ног лежала аккуратно срезанная рука, на которой не хватало пальца.

* * *


Над стадионом висела нехорошая тишина — не столько тишина, сколько равномерный настороженный гул, сложенный из тысяч шепотков. Лабиринт все еще застилала мгла, туда уже в третий раз ушли Макгонагалл и Хагрид, равно обеспокоенные и равно недоумевающие. Бледно-белый, как пещерный лишайник, Моуди в пятый раз опрашивал ошеломленных Чемпионов.
В предплечье Крама вцепилась Гермиона – именно вцепилась; тот, впрочем, если и обращал на это внимание, то только пытался ее успокоить. Напрасно: более всего юную мисс Грейнджер пугала неизвестность. Рон Уизли и Седрик Диггори обменивались мрачными взглядами, кивали друг другу и поигрывали палочками, а Флер, Чжоу и Ханна по-тихому взяли в тесный кружок молчаливо стоящую поодаль Сьюз.
Где-то чуть дальше Перси Уизли и Фадж орали на министерский персонал. Такового было слишком мало, и то в основном на положении зрителей, но оба администратора уже неслабо вошли в роль: Перси демонстрировал рвение начальнику, Фадж – непреклонность подчиненному. Амелия Боунс и Альбус Дамблдор, пока что свободные от аппаратных игр, молчали в стороне; Амелия поглядывала на повесившую голову племянницу, Альбус – на вход в лабиринт.
Как обычно, Дамблдор с направлением угадал. Поттер вывалился из портальной вспышки у самых ворот и приземлился лицом в траву.В обеих ладонях он сжимал Кубок – да с ним и встал. Взъерошенный, расцарапанный, залитый какой-то гадостью и извоженный в земле, он представлял из себя то еще зрелище – но Кубок был несомненный. Толпа восторженно взревела – но ответственные лица уже принялись пробиваться к герою дня.
— Твою мать, — таковы были его первые слова. Дальше он был уже неразборчив – ни Крауч на чужой деревянной ноге, ни отделенный от лабиринта Чемпионами Дамблдор не смогли успеть первыми, и всю дальнейшую тираду Гарри произнес в грудь Сьюзен Боунс.

* * *


Фальшивый Моуди вел фальшиво ошеломленного Поттера якобы в больничное крыло. Он поминутно оглядывался на парня, думая, видимо, начать ли опрашивать бедолагу уже сейчас, или же это будет слишком рискованно. Гарри же смотрел совершенно не на него: над странными попутчиками вилась яркая бронзовка, закладывая петли и теряясь в портретах, но следуя за ними неотступно.
— Ну и что там случилось? – наконец отмер Крауч.
— В кубок кто-то засунул портключ, — проговорил Гарри, переводя дыхание и незаметно проверяя палочку в рукаве. – Меня перетащило на какое-то кладбище, а там Волдеморт.
— И? И что дальше было-то? – Барти пока еще держал чуть провинциальный говорок Аластора, а вот беспокойство – уже нет.
— Профессор, давайте, ну… не тут! – Гарри заговорил громким шепотом, и жучок спустился ниже. – Во-первых, в Хогвартсе Упивающийся!
— Ого, — выдохнул помянутый упивающийся, — откуда знаешь?
— Он сам сказал, — панически прошипел Гарри.
— По крайней мере, источники у тебя надежные, — Барти перебирал ключи на поясе. – А что во-вторых?
— Перед матчем я тут видел Скитер, — поморщился Поттер и заговорил, чуть вздыхая на некоторых словах. – Скорее всего, сейчас она обрабатывает Амелию Боунс, но при первой возможности явится за мной. А то и вообще обе сразу. А дело серьезное.
— Серьезней некуда, — буркнул Барти, — ладно, поговорим у меня в кабинете. Там не подслушаешь.
Гарри старательно игнорировал тот факт, что они туда и шли. А вот жучок таки улетел. Ну, Рита, давай. Рискни, не мне ж одному.
— Ладно, — Барти запер за ними дверь, потянулся было к фляжке, но на полдороге постучал по сундуку. – Рассказывай дальше!
— Он возродился! – возопил Поттер так, что у того заложило уши. – Кость отца! И у Хвоста руку отрезал! И у меня крови взял. И возродился! Белый. Змеистый. А глазищи красные, как вообще! – он беспорядочно размахивал руками, передавая все величие у ужас возрожденного Волдеморта и вместе с тем сдвигая палочку ближе к ладони.
— Ладно, ладно, ты-то как выжил? – попытался вклиниться Барти, — И где твоя палочка, кстати?
— Сломалась, — погрустнел Гарри. – Я с Волдемортом по Приори Инкантатем в связь вошел, у нас палочки чем-то там родственны. Ну, немного я продержался, а потом палочка – ну, раз, и пополам. Силен он…
— Это есть, — почти гордо согласился тот. – Значит, ты воспользовался этим, чтобы добраться до кубка? Умно. Там кроме Лорда был кто?
— Хвост был и еще куча народу, — подавленно кивнул Поттер. – Сбежалось там их столько… все сливки. Малфой был, Крэбб с Гойлом. Папа Теда Нотта был, а еще Эйвери и вроде бы Макнейр. Но многие, как я понял, сидят.
С каждым именем лицо псевдо-Муди искажала все более глубокая гримаса отвращения.
— Еще бы не сидят, — огрызнулся он, — сам сажал. Ну и что он их, простил?
— Ну… тут какая штука… понимаете… — Гарри развел руками, опустил их вниз – и палочка скользнула в ладонь.
— Ну, говори?! Простил он этих трусов и идиотов, я тебя спрашиваю? – почти зарычал Крауч – и замолк, получив невербальный Петрификус Тоталлус.
Гарри аккуратно вынул у него из руки палочку и спеленал его Инкарцеро.
— Простил. Потому что кроме трусов и идиотов у него просто никого нет, — хмыкнул он парализованному телу и принялся ждать.
Ждать долго не пришлось. Дамблдор, Снейп и Боунс просто снесли дверь с петель.

* * *


-…Мы догадались одновременно, — разъяснял Дамблдор, устраивая тело истинного Аластора Моуди на плаще. – Меня насторожило, как мягко этот человек увел тебя с моих глаз, Амелии доложили, что вы идете совсем не в больничное крыло, ну а Северусу ты дал разгадку сам.
Гарри посмотрел на Снейпа широко раскрытыми глазами – не забыв чуть двинуть одним веком.
— Карта, Поттер, — буркнул тот. – Так уж вышло, что я-то знаю, что Бартемиусов Краучей в этом мире даже больше, чем надо. А ты, кажется, впервые вовремя выдал нужную догадку правильному человеку. Растешь, что ли?
— Северус…, — укоряюще вздохнул Альбус. – А вот как догадался ты?
— Случайно, Директор, — Гарри поднял с пола фляжку и открыл колпачок. Снейп засмеялся. – Вот именно, профессор. Оборотное зелье. Профессор Моуди – то есть, Барти Крауч, конечно… в общем, он прямо перед тем, как я его оглушил, полез за этой фляжкой. Доза, наверно, кончалась.
— Должна бы уже, — кивнул Дамблдор. – Он слишком нервничал сегодня, мог и чуть выбиться из ритма. А шли вы небыстро, да и говорили долго. Видишь, уже превращается…
Барти быстро менялся, обретая форму вполне узнаваемого Барти. Снейп осмотрел его с явной брезгливостью – хоть пинать не стал. Каркаров бы не удержался, это да.
— Ну так вот, я узнал запах. Мы же его варили на втором курсе, помните?
— Помним, Поттер. И у кого ты украл ингредиенты, тоже помним, — проворчал Снейп, но смотрел он на Гарри с самой тенью одобрения. – Значит, узнали зелье по запаху? Вы небезнадежны.
— Спасибо, сэр, — благодарно кивнул тот. – Ну я и вспомнил, как часто он пьет из этой фляжки. А если кто пьет Оборотное, а сам не превращается, значит…
— Именно так, Гарри, — Амелия отвлеклась от обыска, — значит, он уже. Вы бы неплохо смотрелись у меня в ведомстве.
— Главное, чтоб не у нас, — вздохнул Северус, отбывая за Веритасерумом. Предстоял долгий и интересный вечер.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 14:04
 
ErutanДата: Суббота, 02.06.2012, 11:48 | Сообщение # 69
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Serjo, автор не передал ответы на мои вопросы?
 
SerjoДата: Воскресенье, 03.06.2012, 14:43 | Сообщение # 70
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Erutan, Автор собственно спрашивает "А зачем?"


Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
ErutanДата: Воскресенье, 03.06.2012, 21:38 | Сообщение # 71
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Serjo, как это зачем? договорились просто и все...
 
ShtormДата: Понедельник, 04.06.2012, 15:03 | Сообщение # 72
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Что-то долго Гаррик возился с Питтером. Видимо из-за того, что в детском теле biggrin
Quote (Serjo)
Предстоял долгий и интересный вечер.

Лишь бы его никто не испортил типа Фаджа в каноне biggrin



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Al123potДата: Понедельник, 11.06.2012, 18:10 | Сообщение # 73
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Quote (Shtorm)
Лишь бы его никто не испортил типа Фаджа в каноне
Shtorm, в 24 главе Фадж попытался, но Гарри ему не дал этого сделать.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
AlucardДата: Понедельник, 11.06.2012, 18:11 | Сообщение # 74
Кровь и Честь
Сообщений: 303
« 16 »
Serjo, давай работай)) я уже 24 главу на ПФ читал, пускай тут бедные люди почитают)))


Птицей Гермеса меня называют, крылья свои пожирая сам я себя укрощаю
Люди гибнут тогда, когда сдаются. Только если ты ни за что не сдаёшься, то получаешь право пройти путь истинного человека Только люди могут смотреть на убийство себе подобных ради развлечения
Не плачь, дьявол, ведь не желая плакать, ты и стал дьяволом, верно?.. Ибо, человек, когда он не плачет, когда его слёзы кончаются, высыхая он становится демоном становится совсем иным.
 
ErutanДата: Понедельник, 11.06.2012, 18:48 | Сообщение # 75
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
Alucard, аналогично..
 
SerjoДата: Среда, 13.06.2012, 09:51 | Сообщение # 76
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Защита свидетелей


Крауч заторможенно рассказывал свою долгую, слишком долгую историю. Гарри знал это ощущение – когда ты глотнешь Веритасерума, мир становится чуточку лучше: все вокруг превращаются в добрых друзей, каждого из них неподдельно интересует твоя жизнь, а твое остроумие становится неисчерпаемым.
Прямо как виски, только говоришь разборчивее.
Дамблдор выглядел усталым – да и понятно, слышать, как враг за здорово живешь забрался в твой же базовый район и целый год провел там, развлекаясь за твой счет – это не сахар. Снейп прислонился к дальней стене и рассматривал сундук, вредноскоп, директора, Гарри – кого угодно, кроме Барти Крауча. Амелия, напротив, смотрела на признающегося по всему составу Барти пристально, иногда кивая и потирая в пальцах цепочку монокля.
Гарри сидел на преподавательском столе и следил, как по темному уже стеклу окна ползает незаметный жучок. Все шло по плану – пока что; проблема в том, что совсем скоро начнется самая трудная часть, а послезнание не способно прийти на выручку. В прошлый-то раз Гарри просто проспал все дело в больничном крыле.
Не то чтобы он отказался там сейчас поваляться. Болело все. Наскоро заживленные рассечения от каменной крошки саднили немного, но везде. Иногда стреляло в левой ноге и в плече – осколки гробовых плит оттуда пришлось доставать Вингардиум Левиосой еще на кладбище. Ну и не забываем мелочи вроде синяков, растяжений, недосыпа и нервного напряжения.
Так что, правда, прилечь бы на накрахмаленные простыни, поспать, повспоминать, как после Камбоджи в Мунго месяц отлеживался. Чтоб, значит, Сьюз рядом сидела, вслух читала что-нибудь на свой выбор, или Гермиона рассказывала, что там снаружи творится, а Рон носил сладости. А в качестве дани традиции чтоб пришел добрый Дамблдор, да чтоб как завернул что-нибудь моральное и нравственное.
Но нельзя.
Дамблдор аккуратно выключил Крауча и перенес занятый им табурет к стенке.
— Ну что же, Гарри, теперь ты, — вздохнул он. – Но скажи честно, ты еще сможешь немного поговорить или все-таки лучше к мадам Помфри?
— Помфри обождет, — отрезал Гарри, — лучше вам все это услышать пораньше. Хотя даже не знаю теперь, с чего начать.
— Мистер Поттер, — нахмурилась Амелия, — вы прекрасно знаете, что сейчас важнее. Тот-Кого-Нельзя-Называть действительно возродился?
Снейп хмыкнул из своего угла. Ну да, уж кто-кто, а он бы узнал первым.
— Во-первых, Волдеморт, мадам Боунс. Нечего бояться эту погань, — твердо ответил Гарри, — во-вторых, нет, пока нет. Я, конечно, здорово наврал Краучу, как только учуял все это дело с зельем – он от этого в такое довольство пришел, что прозевал Петрификус.
— Похвальная изобретательность, мистер Поттер, — Амелия расслабилась, Дамблдор тоже как-то выпрямился. – Но что там произошло на самом деле? Считайте, что даете показания, если угодно.
— Ну что вы, Амелия, — Дамблдор подошел ближе к Гарри, положил ему руку на здоровое плечо. — Ребенку не стоит привыкать к следственным процедурам, вы не находите? Гарри, просто расскажи, что было после того, как ты коснулся кубка.
Гарри смотрел в глаза Дамблдору и рассказывал сложную смесь двух своих жизненных историй, прогоняя в уме сложную смесь двух потоков воспоминаний. Рассказывал, как приземлился на кладбище, темном и неизвестном, как решил, что так продолжается лабиринт. Рассказал о темной фигуре между могил, о выключающей всякий рассудок боли в шраме. Мадам Боунс явно имела кое-какие вопросы о внезапно живом кавалере Ордена Мерлина посмертно, однако Дамблдор только сказал: «Позже, Амелия».
Рассказал, как Петтигрю привязал его к надгробию Риддла-старшего. Как он растянулся на холодном камне, извиваясь от боли всякий раз, когда Хвост подносил Волдеморта ближе. Как из могилы поднялся старый прах, как Петтигрю занес клинок над своею рукой…
— О, один момент, — Амелия подняла ладонь. – Профессор Дамблдор, этот ритуал с костью, плотью и кровью вообще имел смысл?
— Да, конечно, — мрачно кивнул директор. – Хорошо известная темномагическая комбинация – вообще-то, ее писали под облечение телом призрака, но, пожалуй, подействует и так.
— Очень плохо, — вздохнула Амелия. – Итак, Гарри, далее?
— …Больно, конечно, было страшно, — тряхнул головой Поттер, — но я, в принципе, привык уже – за такой-то год. Так что из петли на правой руке я выпутался почти сразу — я умею — а дальше пока Петтигрю волок котел, пока еще все прочее – я уже и развязался.
— И что потом, Поттер? Вы героически победили Волдеморта в эпической дуэли? Выиграли у него в «камень-палочка-пергамент»? Пригрозили ему судебным преследованием? – проскрипел измученный пафосом Снейп.
— Северус, не сейчас, — одернул своего сомнительного протеже Дамблдор, но Гарри только засмеялся.
— Да не. Просто смылся, — продолжил он куда более расслабленным голосом. – Их там порядок действий подвел. Если б Хвост сперва взял у меня крови, как грозился, а уже потом занимался всем остальным, мы бы сейчас действительно были по уши в беде. А так…
— Да? – мадам Боунс, похоже, заинтересовалась рассказом куда больше, чем Дамблдор. Странно…
— Ну, вот вам руку никогда не отрубали? И мне нет, — Гарри хмыкнул. – Петтигрю катался по земле достаточно долго, чтобы я сумел цапнуть с этого его котла палочку. Ну и дал деру. Волдеморт не боец сейчас, а Хвост сумел встать не сразу, да и целился левой отвратительно. Так что меня только каменной крошкой попятнало немножко, пока к кубку бежал. Остальное вы знаете.
Гарри развел руками и скрестил их на груди, всем своим видом подчеркивая конец истории.
— Итак, что у нас есть, коллеги? – Дамблдор обвел остальных двоих внимательным взглядом.
— Альбус…, — Амелия отчетливо указала глазами сперва на Снейпа, потом – на Гарри.
— Северус тут уместен, как никто более, уж поверьте мне. У него есть знание – и есть причины этим знанием делиться, — директор смотрел на даму-юриста поверх очков, ожидая. – Что же до Гарри – его все дело касается в первую очередь.
— Спасибо за доверье, директор, — Снейп оттолкнулся от стены и вышел к столу. – В общем, так. Я скажу, что сейчас ничего не изменилось – для нас и, между прочим, для бывших Вальпу… простите, Упивающихся. В точности та же ситуация, что три года назад, с Камнем.
— Простите? – вскинулась Амелия.
— То же самое, — кивнул Дамблдор, — попытка Волдеморта обрести тело путем древнего ритуала, включающего в себя Гарри. Тоже с помощью подставного учителя, тоже провальная.
— Интересные же дела творятся в вашей школе, Альбус, — неодобрительно поморщилась дама. – Вам стоило бы относиться к безопасности как-то повнимательней, вам не кажется?
— Мне кажется, что нам всем стоило бы внимательней относиться к Волдеморту, — парировал тот, и Амелия согласно кивнула. – Итак, Северус, твои рекомендации?
— Никаких, — пожал плечами зельевар, — точнее, никаких особенных – все, что можно было сделать, уже сделано. Только сдадим вот это, — он указал на Барти, — в Азкабан.
— В суд и в Азкабан, мистер Снейп, — поправила Амелия, — так будет правильней.
— Неважно, — отмахнулся тот. Гарри набрал было воздуху в легкие, но… нет, наверное, все может пройти и так. Не светиться, Гарри, не светиться. Потом. Потом будет суд…
— Амелия, что думаете вы? – продолжал Дамблдор.
— Возможно, придется принять некоторые решения по безопасности по крайней мере на следующий год, — раздумчиво начала она, — все-таки у нас тут остаточная террористическая группа… Не знаю, пожалуй, проведу консультации со Скримджером. Фадж, конечно, упрется, но…
Гарри почувствовал, что у него сжались кулаки. Нет, не обойдется. Вот чего боялся Фадж все эти годы – того, что послевоенная генерация силовиков, не последовавшая за Краучем во тьму ведомственного изгнания, рано или поздно начнет вести политику через его седую голову. Ничего страшнее даже тени чрезвычайного положения для него просто не было.
И поэтому…
— Господин директор, я все-таки схожу в больничное крыло, если можно? – он аккуратно спустился со стола. Пострадавшая на кладбище нога требовала бережного обращения.
— Да-да, конечно, — забеспокоился Дамблдор. – Я же говорил, надо было перенаправить тебя туда сразу. Иди, мы, думаю, все уже прояснили.
— Кроме одного, — глухо сказал Снейп. – Поттер, Лорд говорил что-то про кровь врага? Что-то сверх того, чтобы просто ее назвать?
Гарри честно припомнил обе свои жизни.
— Говорил, что именно моя нужна ему, чтобы убрать защиту… Ну вы понимаете, барьер у меня такой, от мамы достался, последним подарком. Жжется ему, — невесело улыбнулся Гарри. Дамблдор удовлетворенно кивнул – об этом Волдеморт знал, о хоркруксе – нет.
— Отлично…, — проговорил Снейп как-то странно. Такое выражение лица было у него, когда Невилл варил зелья: то ли прервать и снять баллы, то ли позволить взорвать котел – вдруг сам убьется? – Идите, Поттер.

* * *


Нет ничего проще, чем сбежать из больничного крыла. Особенно если ты не один, а при гвардии, готовой удовлетвориться простым «Народ, нет времени объяснять».
Гермиона отвлекла мадам Помфри долгим, обстоятельным разговорам о приготовлении костероста в полевых условиях; Рон молниеносно сбегал в гриффиндорскую спальную за мантией-невидимкой; Сьюзи незаметно ушла с парой записок.
Задрапированный в пустоту, Поттер ждал у кабинета Защиты. Дверь уже поставили на место и заперли как следует, за ней же находились все еще погруженный в сон Крауч и бдящий Северус с палочкой наголо. Он хорош, но у него не хватит реакции – Северус, к своему собственному счастью, будущего не знает.
Если он правильно прикинул время. Если Сьюзи повезет. Если министр окажется таким же ублюдком, каким Гарри его помнит через четверть века. Если все это сойдется – то свой план будущего придется деятельно защищать.
Обдало холодом. Ну точно, идет, идет – круглый, седой, наполненный чувством собственной судьбоносности. Его министерское благолепие, Гарант Стабильности Корнелиус Фадж, при котелке и дементоре. Идущую рядом Минерву он почти не замечал.
Они остановились перед дверью. Дементор проплыл совсем рядом с Гарри — но это уже не доставило таких проблем, как в детстве. Когда-то Гарри реагировал на подсердечный ужас тем, что пытался как можно скорее выпасть из кошмарной реальности в обморок; теперь же его первым побуждением было изжарить его источник в адском пламени. Но нет, держать себя в руках пора бы уже и выучиться.
Фадж указал на дверь коротким пальцем.
— Открывайте.
Минерва молча подняла палочку. Дверь распахнулась, явив миру нахохленного Снейпа с палочкой в боевой позиции и Крауча в углу.
— Кто? – отрывисто спросил зельевар.
— Вы уже забыли лицо собственного министра, молодой человек? – осведомился Корнелиус.
— А чего вас запоминать, вы каждые выборы новые, — огрызнулся тот и повернулся к Макгонагалл. – Минерва, он действительно Фадж?
— Да, Северус, — с сожалением констатировала мадам профессор.
— Отлично, отлично, — Снейп кивнул. – Господин министр, а что это вы с собой притащили?
— Я, в конце концов, волен сам определять необходимую мне защиту! – Фадж уже начинал закипать. – Впустите нас и приступим к допросу.
— То есть вы не справитесь и с парализованным? – Северус никогда не был внимателен к политике. – Ну что же, заходите.
Они вошли. Фадж как раз намеревался произнести нечто величавое, но сбился на полуслове, когда мимо, задевая дорогую ткань его мантии черными, как мазут, полами рубища, проскользнул дементор. Бледные пальцы лежалого утопленника легли на впалые щеки Барти, капюшон склонился к его лицу.
— Экспекто Патронум.
Гарри просочился в комнату вслед Минерве, а теперь стоял, откинув мантию-невидимку за плечи. Серебряный олень, материальный и чертовски рассерженный, пришпилил дементора рогами к стене. Тварь извивалась и шипела, но уйти не могла.
— Следили бы вы за своими зверушками, министр, — выдохнул Гарри. – Хотя, сдается мне, они уже не ваши.

* * *


— Молодой человек, я понимаю, что после Турнира вы…, — Фадж поискал приличное слово, — немного взвинчены. Но потрудитесь объяснить, что вы тут делаете и по какому праву срываете правосудие?
Ага, подумал Гарри, вот, значит, как. Он не собирается прикидываться жертвой, как в тот раз – нет, желает вновь перехватить контроль. А мы… а мы потянем время. Тем более что в раскрытую дверь влетел жучок – сова Сью нашла адресата одной из записок.
— Правосудие? – Гарри не торопился опускать палочку. – А был суд?
— Да, разумеется, — желчно ответил министр, — вам тогда еще годика два было.
— Мистер Поттер имеет в виду, — изволил промолвить Снейп, — что вон то тело – не только обвиняемый, но еще и свидетель.
— Чего? – настороженно уточнил Фадж.
— Например, Волдеморта, — усмехнулся Гарри.
— Исключено, молодой человек, — Фадж отошел чуть подальше от патронуса, — этот сумасшедший может рассказывать о своих галлюцинациях что угодно…
— …Однако до экспертизы в Мунго мы с вами не сможем сказать, галлюцинации это, или нет, — мадам Боунс явилась, несмотря на поздний час, в полной готовности. Монокль ее воинственно посверкивал. – А пока у нас имеется признание, обеспеченное Веритасерумом и зафиксированное мной при двух свидетелях.
— Признание в чем, в убийствах? В похищении? Да, это да. Но в заговоре с мертвецом, — министр шагнул к ней, все больше краснея, — нет, с двумя мертвецами и с огромной змеей? Да вы в уме ли?
— Волдеморт жив, — Дамблдор вошел спокойно, но взгляд его метал молнии. У дверей осталась стоять раскрасневшаяся от быстрого шага Сьюзи, — и не первый раз уже пытается совершить диверсию, министр. И вы не можете сказать, что я, будучи еще и Верховным Чародеем Визенгамота, не подавал вам меморандум по этому поводу.
- Помилуйте, Дамблдор! Вы не представили доказательств!
— Теперь они у меня есть, — директор указал на Крауча. – Я не колдомедик, но, будучи легилементом – сертифицированным! – кое-что понимаю в человеческом разуме. Он, конечно, безумен, но не невменяем.
— Да вы послушайте себя! – Корнелиус отчетливо напомнил Гарри тетушку Мардж. Еще немного – и взлетит. – Это же абсурд!
— Не с юридической точки зрения, — покачала головой Амелия, — и, между прочим, я принимаю слова Альбуса Дамблдора как экспертное мнение.
— Амелия, но он же Крауч! Он чистокровный маг, как вы и я, — Фадж не смотрел на Дамблдора. – Кому же не будет лучше, если парень умрет тихо, не вынося сор из нашей с вами избы?
— Мне не будет, — Гарри говорил резко, будто сваи забивал. Голос его звучал в тесной комнатке во всю отпущенную природой ширь – чему аудитория в виде мисс Боунс только способствовала. – Для начала, должен же кто-то подтвердить Волдеморта… и Петтигрю.
— Петтигрю? Да кого волнует Петтигрю? – Фадж уже не знал, как реагировать.
— Сириуса Блэка, на которого повесили его преступления, — Гарри говорил больше для Амелии, но Фадж был настолько возмущен, что чуть утратил связь с реальностью.
— Вы же не будете пересматривать решения Визенгамота – вашего, Дамблдор, Визенгамота! – из показаний одного убийцы?
Гарри что-то извлек из кармана.
— Энгоргио! – произнес он, и Фадж побледнел.
— Что это?
— Рука Петтигрю, Министр, которую он сам же и отрезал. Я прихватил ее с кладбища, пока наш крысоватый друг пытался смириться с ее потерей, — Гарри перевел дух. По счастью, охлаждающие заклинания действовали, и рука была еще в порядке. – Сдайте ее в Мунго. Пусть возьмут палец – видите, вон тот палец – из склепа, где тот похоронен с почестями вместо самого Питти. Возьмите кровь у его матушки. И вы определите, что это – рука умершего якобы больше десяти лет назад человека, отрезанная у него буквально вчера.
— А теперь скажите-ка мне, Поттер, почему я должен этим заниматься, если уж вы все так единодушно под меня копаете? – он было потянулся к руке, поджимая пальцы и кривясь, но Амелия взяла ее со стола без смущения, уменьшила снова и убрала в сумочку.
— Потому что таков закон, Корнелиус. Я беру Крауча под стражу, — решительно сказала она, — Сью, Гарри, будьте добры, найдите авроров – они еще здесь. Альбус, уберите… это, — указала она на дементора. А вы, Корнелиус…
— А я сделаю то, что считаю нужным, — министр направился к выходу. – Зря вы лезете в дела, которые давно забыли приличные люди. Зря!

* * *


Они шли по ночному коридору тихо, плечом к плечу. Сью не пыталась лезть со словами одобрения, но грела просто взглядами. Да, ухмыльнулся про себя Гарри, по крайней мере я еще могу впечатлить девочку. Был бы в этом еще смысл… Последнюю мысль, впрочем, он додумывать не желал.
— Гарри, если честно…, — Сьюз начала было говорить, но тут же примолкла.
— Нет-нет, скажи, — быстро обернулся к ней Гарри.
— У тебя будут проблемы, — рыжая девочка покачала головой. – Тетя-то и Дамблдор – фигуры, а вот тебя Корнелиус Фадж попытается раздавить, не знаю, как.
— Сьюзи, — Гарри остановился, взял юную Боунс за руку, — министр Фадж – далеко не главное, что меня сейчас волнует. Даже не в первой десятке.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 14:22
 
ShtormДата: Среда, 13.06.2012, 16:16 | Сообщение # 77
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Посмотрел бы я на противостояние Гаррика и Фаджа biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Среда, 13.06.2012, 16:19 | Сообщение # 78
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Последние штрихи


Весь следующий день был наполнен самыми разными хлопотами, и приятными, и не слишком. Однако деваться было некуда – догорает вся работа за этот год.
Ничего, брат Поттер, отлежимся у Дурслей – сказал он себе.
Сперва, еще утром, в больничное крыло пришла Амелия Боунс – в своем официальном качестве и в сопровождении Тонкс. Пришли они снимать показания по «делу Петтигрю», как уже назвала всю эту свистопляску девица-аврор. В общем-то, Гарри не слишком многое смог добавить, кроме, разве что, истории Сириуса – но за ней Амелия намеревалась к самому Сириусу и обратиться. Гарри же она спросила, умеет ли тот работать с омутом памяти – и приятно удивилась, услышав положительный ответ.
- Ну как умею…, - сказал тогда Гарри, - я попытаюсь слить только относящееся к делу, но сразу предупреждаю: каша будет та еще, а как редактировать, мне не показали.
Разумеется, старый аврор врал безбожно – но такой уровень выглядел для подростка вполне нормально, плюс оставлял простор для бессовестных спекуляций. Оставив для Гарри омут, дамы отбыли, столкнувшись в дверях с Перси Уизли.
Старина Уэзерби положил на тумбочку кошелек с той самой потом и синяками заработанной тысячей галеонов, с траурным видом присел у Гарри в ногах и долго стенал шепотом на тему «Что ж ты, дитя неразумное, делаешь?». Если его послушать, то выходило, что Фадж в бешенстве, а сам Перси – в беде.
Его можно было понять – Крауч помер, не оставив личному помощнику стоящих административных привязок; Корнелиус Фадж же запомнил Уизли когда не надо – в связи с собственным фиаско. Не волчий билет, конечно, но год точно прошел зря.
- Гарри, Гарри, - качал головой Перси, - ну почему же ты постоянно действуешь на нервы правильным, серьезным людям? Когда-нибудь ты крупно пожалеешь об этом, но будет поздно, да-да, поздно…
- А тебе не приходило в голову, что серьезные люди в Министерстве Фаджем не ограничиваются? – огрызнулся Гарри. – Займись, наконец, правильным выбором патрона, а то опять найдешь себе хромую утку.
- Вот, значит, как? – сухо усмехнулся Уизли. – А ты, я так понимаю, уже выбрал?
- Возможно, Перси, возможно, - усмехнулся Гарри, пряча галеоны в тумбочку.
Его не оставили в покое и позже. Стоило отойти в туалет, а потом задержаться у раковины руки обмыть – так тут же рядом образовался Ромни. Грустно прядая ушами, эльф выслушал полный, но краткий доклад о сути вещи, а взамен отдал денег - пятьсот пятьдесят галеонов, выигранные Гарри на себе же.
- Если бы Гарри Поттер меньше развлекался в первых двух заданиях, - горестно пояснил Ромни, - могло бы и две тысячи быть. Нет, нет в Гарри Поттере коммерческой жилки!
Гарри даже спорить не стал. Вместо этого полтысячи галеонов спрятал в широких штанинах, чтоб тихо спрятать до лучших, более свободных времен, а пятьдесят выдал эльфу на предмет обменять на фунты стерлингов.
Пригодятся.

* * *


Были Рон с Гермионой, разгневанные, что он ничего не сказал им.
- Дамблдор обратился к нам ко всем, - докладывал Рон, - еще за завтраком. Призывал сохранять спокойствие и не поддаваться на провокации, что бы это не значило. Велел сохранять бдительность – да толку-то от этой бдительности, если мы не знаем, об чем бдеть…
- Это точно, - поддержала товарища Грейнджер. – Гарри, мы знаем, что ты знаешь. Нет смысла запираться. Или тебе Дамблдор не велел? Ну так, в конце-то концов, нам ты можешь доверять, я думаю.
- Могу и доверяю, - заверил подругу Гарри. – И обязательно все расскажу. Только не тут. Вот что, давайте-ка встретимся ближе к вечеру на восьмом этаже, у лестницы. Там еще картина такая, с половинкой тыквы на блюде.
- Знаю, - заржал Рон, - она еще в позапрошлом году целая была, но через картину шла Полная дама. Ну и…
- Понятно, - хмыкнул Гарри. – В общем, там и собираемся. Гермиона, будь добра, приведи Виктора.
- Да, мы как раз хотели кое-что у тебя узнать, - кивнула девочка.
- «Мы»? – хмыкнул Уизли.
- Мы! – бросила ему Гермиона.
- Тем лучше, - Гарри прикрыл глаза на секунду. – Рон, будь добр, найди Седрика – он тоже пусть послушает.
- Имеет право, - пожал плечами тот, - сделаю.
- Отлично. Вы все получите нормальную историю – столько же, сколько Дамблдор, это я обещаю, - решительно уверил их Гарри. – А там уже вместе решим, что делать, а о чем пока позабыть.
- Есть, командир, - усмехнулся Рон. – А что на лето?
- Отчасти там же и поговорим, отчасти… - Гарри вздохнул. – Видимо, придется повисеть у Дурслей – хорошо, если не месяц.
- Месяц, Гарри, - покачала головой Гермиона. – До августа.
- С чего бы это вдруг? – сделал недовольную морду прекрасно знающий об этом Гарри.
- Дамблдор сказал, - вздохнул Рон. – Я-то думал вас к нам вытянуть, и мне не так скучно, и тренировки бы хорошо пошли. Не, директор отказывается. Говорит, надо недели две, а еще лучше месяц, чтоб для безопасности. Ну я так думаю, он-то в безопасности понимает.
- Это правильно, - согласилась Гермиона, - понимает. Но, с другой стороны, и я к августу… освобожусь. Так что, может, еще и встретимся летом.
- И то хорошо, - Гарри взбил подушку. – Ладно, я бы еще выспался, все же. Но потом – потом я ваш.
С тем и расстались.

* * *


Последние, с кем предстояло поговорить тихо, нашлись сами. Стоило Гарри выйти от мадам Помфри, окончательно пришедшим в форму и немало отдохнувшим, так близнецы Уизли сразу встретили его со здоровенным пакетом тянучек.
- Признавайтесь, изверги, что в них? – был его первый вопрос.
- В основном сахар, - переглянулись они. – Нет-нет, ничего смертельного.
Гарри флегматично забросил конфету в рот. Его уши немедленно заострились и обрели кисточки.
- Нет, парни, это только девочкам и скармливать, - резюмировал он, внимательно изучив рысьи уши наощупь. – Хотя конфеты вкусные. Кстати, спасибо, что напомнили...
- Не надо мести, - поспешил с выводами Джордж.
- Уши станут нормальными… н-ну, такими, как раньше, минут через десять. И вообще, что это мы?
Близнецы тут же сожрали по тянучке. В их варианте рысьи уши еще и покрылись рыжим пушком.
- Да не, - отмахнулся Гарри, - ничего личного, только бизнес. Вот что, пойдемте-ка поговорим.
Они засели в пустом классе Защиты – уроки все равно пока что отменили, здоровье у Моуди все-таки было уже не то.
- Значит, так, - Гарри сел по одну сторону парты в первом ряду, близнецы, подвинув стулья, по другую. – Извините за личные вопросы, но сколько у вас сейчас денег?
Близнецы чуть помялись.
- Ну, по твоей ставке мы неплохо выиграли на Чемпионате… - начал Джордж.
- …И кое-что принес канареечный крем и фальшивые палочки. Были, конечно, расходы, но все же, - добавил Фред.
- И все же? – Гарри побарабанил по столу в ожидании.
- Почти пятьсот галеонов, - гордо заявили близнецы.
- А теперь слушайте, - наклонился к ним Гарри. – Я знаю, что у вас все уже готово для хорошего, годного и прибыльного дела. Я знаю, что ваша продукция будет… популярна. И я знаю, что денег вам не хватает.
Близнецы слушали предельно серьезно.
- Да, Гарри, мы могли бы, в принципе, открыться в Хогсмиде уже сейчас, - печально покачал головой Фред, - но, во-первых, «Зонко» никуда не денется…
- …А во-вторых, так мы не сможем расширяться. Нет, у нас все запланировано под Косой переулок – но денег настоятельно не хватает. Нету, и все, - развел руками Джордж.
- И это правильно, - кивнул Гарри, выкладывая на стол кошелек Ромни. – Здесь пять сотен. Я полагаю, это решит ваши проблемы.
- Более чем, - чуть задушенно проговорил Джордж. – Так у нас хватит на хорошую первую партию…
- …А здание мы уже присмотрели, на вид – та еще развалина, но ремонта там едва на пятьдесят монет, - решительно кивнул Фред. – Мы вполне обернемся, и быстро, но…
- Вот и считайте, что я вношу пятьдесят процентов в уставной капитал вашего… нашего маленького предприятия, - Гарри толкнул кошелек, тот заскользил к не отрывающим от него взгляда братьям.
Фред положил ладонь на кошелек. Джордж выдохнул:
- Условия?
- Вот мы и подошли к самому интересному, - протянул Гарри, откидываясь на стол. – Во-первых, через два года вы начнете отчислять мне треть всей прибыли.
- Сколько? – повис горестный стон над классом. Но, видя, что выражение лица маленького милого Гарри ничуть не изменилось, близнецы понуро кивнули.
- Не кисните, - порекомендовал им Поттер, - я не буду брать из фонда развития без необходимости – просто мне нужен запасной источник финансирования. Легальный источник, - чуть тише добавил он, и близнецы чуть прищурились. Синхронно.
- Второе, - продолжил Гарри. – Я буду неограниченно пользоваться вашей фирмой, если мне потребуется, скажем, снять недвижимость или тихо совершить крупные закупки.
Братья Уизли обменялись глубокими вздохами. Происходящее одновременно им совершенно не нравилось, но чертовски интриговало.
- И третье. Иногда я буду обращаться к вам с заданиями – не как к деловым людям, конечно, как к конструкторам. И, поверьте, это будут интересные задачки, - удовлетворенно закончил Поттер.
- Не слабо, - в один голос сказали близнецы, и Фред поинтересовался: - И на какую же шалость ты нас в итоге подписываешь?
- Он не скажет, братец, - покачал головой Джордж. – Если даже это и его собственная игра.
- О, дорогие мои партнеры, тут как раз все просто, - Гарри сидел, сложив руки на животе и широко улыбаясь. – Если я что и знаю о радикальной политике – так то, что к этому делу надо хорошо готовиться.
Фред с довольной улыбкой сгреб кошелек.
- Составить нормальный контракт или тебе и Обет сойдет?

* * *


Они собрались в Выручай-комнате вскоре после ужина.
Гарри потратил большинство времени до него на краткий пересказ своих злоключений широким гриффиндорским массам – а потом и на то, чтобы уговорить софакультетников отложить финальный загул хотя бы до отбоя. Те, покуда Гарри валялся у Помфри, не теряли времени и уже организовали множество флагов, уйму музыки и еще больше нелегальной выпивки – но подлый Поттер хотел хотя бы совещание провести трезвым. Да, подход спорный, но стоит попробовать.
Присутствовало семеро человек: вместе с Седриком Рон случайно зацепил Флер, но, посовещавшись, Уизли и Диггори решили, что она имеет право быть и знать. Гарри не возражал против самой француженки, но насчет конспирации решил с Роном серьезно поговорить.
Некоторое время товарищи странно на него смотрели, пока он трижды проходил одним неприметным коридором, но на третий раз в стене послушно образовалась дверь. Комната приняла вид небольшого кабинета с приятной ореховой мебелью. Широкий стол, по три стула с каждой стороны и кресло с высокой спинкой во главе стола – на него-то Гарри и уселся.
- Ладно, ребята, - начал он, когда все расселись. Сьюз по правую руку от него, Гермиона с Виктором – вместе, Флер – между Седриком и Роном. – Давайте я сперва расскажу вам, что и как, а потом уже начнем решать общие вопросы.
Он рассказал шестерым слушателям, пожалуй, самую близкую к реальности версию – как бегал меж могил от заклятий Хвоста, как отрезал Питеру руку Диффиндо, а потом принес ее с собой, как оглушил фальшивого Моуди палочкой, вытряхнутой из рукава. Рассказал, как сумел высчитать реакцию Фаджа и как все прошло в реальности.
- Так, - очень серьезно сказал Седрик, - то есть, ты знал, куда приведет Кубок?
- Простите, что не рассказал, - пожал плечами Гарри, глядя на чемпионов. – Я сам не был уверен, считал скорее, что меня попытаются повязать в самом лабиринте, пока меня не видно.
- Ну, ты не мог знать о кладбище, - поспешила успокоить его Гермиона. – В любом случае, ты хотя бы подготовился.
- Не то что я, - пробурчал в сторону Крам, и Гермиона тут же повернулась к нему, успокаивающе накрывая его ладонь своей.
- Получается, мы обязаны Поттеру жизнью, а? – подал голос Седрик. – Если бы кто-то из нас взял кубок вместо него…
- Нас бы пеrебили que les canards, влет, - мрачно подтвердила Флер. – Мы с Victor еще и были несколько… не в фоrмe.
- Да я бы тоже не успел, пожалуй, - отмахнулся Седрик. – Слушай, Гарри, насчет Волдеморта – это открытая информация?
- Дамблдор собирался объявить, вроде, - пожал плечами Поттер, - наверное, на Прощальном пиру скажет пару слов.
- Отлично, - хмыкнул хаффлпаффец, - тогда расскажу своему старику. Он-то на тебя до сих пор дуется, что ты меня обошел. Но как ты вообще догадался?
Слушатели подались вперед – вопрос интересовал всех.
- Все понемногу, дамы и господа, все понемногу, - Гарри потер лоб, - отметка Барти Крауча на Карте Мародеров, - он пустил ее по народу, дольше всего драгоценный документ держала Сьюзи, рассматривая что-то возле библиотеки, - запах оборотного зелья, странности с моими заданиями и с судейством… Но я не был уверен, до конца не был уверен.
- А чего ж к Дамблдору не пошел? – укоряюще вставила Гермиона.
- И получилось бы, как со Снейпом на первом курсе, - вздохнул Гарри. – Итак, давайте, что ли, подведем итоги, - он сложил пальцы перед лицом, чуть зажмурился и честно попытался ничего не упустить. – Во-первых, я вас порадую. Гражданская война пока что откладывается. Что бы там не затевал Волдеморт – а он затеет, раз уж я его упустил – что-то сделать быстро у него вряд ли получится. Потому что с кем? С одноруким Петтигрю? Нет, вряд ли.
Справа донесся тихий вздох. Сьюз хранила молчание, но смотрела на Гарри с явным беспокойством. Ей явно что-то уже не нравилось в нарисованной картине, но Гарри решил сперва ее таки дописать.
- Второе. Крайне вероятны подвижки у нас в Министерстве. Сириуса-то оправдают, не могут не оправдать, но как бы вместе с этим не полетели головы, - Гарри довольно улыбнулся. – Все-таки скандал такого рода - минус любому министру, даже если он и непричастен.
- Гарри? – тихий, неуверенный голос… но ее как раз лучше послушать.
- Да, Сьюзи?
- А ты не думал, что это палочка о двух концах? – на щеках Сьюз лежал легкий румянец, но глаза ее горели ярко. – Смотри, если окажется скомпрометированной система чрезвычайных судов – это может ударить по Министру, не занявшемуся доследованием, но, - глубокий вздох, - точно так же может ударить и по Визенгамоту, и по Департаменту Правопорядка – это ведь, на самом деле, их вопросы.
А, черт.
- Может, Сьюзи?
- Это зависит от того, кто из них лучше повернет дело, Гарри, - Сьюзи пожала плечами, не будучи в состоянии объяснить подробно. Она умна, но она не собственная тетушка.
- Я полагаю, что… заинтересованные лица, - Гарри расплывчато указал в сторону кабинета директора, - смогут хотя бы правильно осветить все дело. Та же Скитер… мне кажется, она все больше на нашей платформе.
- Гарри, - поморщилась Гермиона, - Скитер не на платформе, а на балансе. Хотя ты прав, похоже, ей в последнее время платит кто-то из наших.
- Вот-вот, - глубокомысленно кивнул Гарри. Он посмотрел подолгу на Крама и на Флер. – Вот примерно такую картинку можете озвучить своим родителям, ребята. Дальше уже на их усмотрение, но я считаю, что на континенте тоже должны взвесить шансы.
- Oui, - подтвердила Флер, - но я скоrо веrнусь в Англию. Тут, кажется, есть интеrесная работа, в вашем Гrинготтсе. У нас нет ничего подобного, знаешь ли.
- Отлично, - улыбнулся Гарри, - но отца ты все равно еще увидишь. И он будет интересоваться сутью дела. Да и ты тоже скоро будешь дома, Виктор?
- Да, - качнул головой болгарин, - и мы тут хотели спросить… сомневаемся… в общем, Герм-ивонна лучше скажет.
- Гарри, - Гермиона чуть смутилась, - мы хотели, вообще-то, провести в Болгарии месяц, Виктор звал пообщаться с его родителями… Но скажи, время ли? У нас война, все-таки.
- Пока еще нет, - покачал головой Гарри, - развлекайтесь. Лишние штыки… эээ… палочки Дамблдору пока что без надобности, а на то, чем он сейчас занят, мы не повлияем никак. Да я сам, собственно, у Дурслей заперт и из действия выключен – до августа. Развлекайтесь.
Виктор улыбнулся, еле заметно – как он счел – погладил Гермиону по как всегда лежащим в беспорядке волосам. Ехидно, но не ядовито хмыкнул Рон, душераздирающе покраснела Сьюзи. Вот ее порадовать пока что было нечем, эх.
- Ладно, переходим к последнему вопросу, - Гарри легко стукнул ладонью по столу. – Войны пока что не будет, но именно пока что. И я решил быть готовым. Идея у меня уже есть, но требует проработки. Поэтому англичанам я бы хотел раздать домашние задания.
- О нет, еще и этот! – застонал Рон. – Тебя что, Флитвик укусил?
- Успокойся, у тебя как раз все по минимуму, - поднял ладони вверх Гарри, - тренируйся. Попытайся побольше тренироваться в закрытых помещениях. Один и с братьями, особенно с Биллом – скажешь, я попросил. И самое важное…
- Да? – Рон умел настраиваться на рабочий лад – хоть и на редкую, очень редкую работу.
- Постоянно вспоминай, как начинал сам – и думай, как бы ты все объяснял уж совсем новичкам.
- Принято, командир.
- Гермиона, - продолжил Гарри. Крам ощутимо подобрался, - Я бы хотел, чтобы ты попыталась освоить Протеевы чары. Я понимаю, сложно, но нужно. Кроме этого, почитай все, что сможешь, о сигнализирующих чарах. Сделаешь?
- Ох, конечно, - Грейнджер улыбнулась почти сладострастно. – Виктор, мне не трудно, это не больше часа перед сном в день. Не сомневаюсь, у твоих родителей отменная библиотека, - полуутвердительно продолжила она, и Крам быстро закивал.
- Сьюзи…
- Да? – она вскинулась резко, глядя на него широко открытыми серыми глазами. Гарри чуть-чуть понизил голос, глядя в них.
- Я бы хотел, чтобы ты раздобыла и как можно лучше изучила устав Ударного Отряда. Если получится поработать с уставом Аврората – даже с устаревшим – будет и вовсе прекрасно. Подумаешь на эту тему? Я понимаю, скучно, но…
- Я согласна, - еще тише проговорила она, и слева хмыкнул Рон. Гарри немедленно пнул его под столом.
- И Седрик… Ты, кстати, тоже можешь во всем этом не участвовать.
- Нет уж, - тот только отмахнулся, - то, что вы с Дамблдором пытаетесь сохранить – и моя страна тоже. Выкладывай.
- Ничего приятного, Диггори, - Гарри, однако, ощутимо расслабился. – Ты ведь собирался в министерство?
- Да, в отдел Транспорта. Заступаю на работу с конца августа.
- Прекрасно. Мне нужен кто-то, кто слушал бы, о чем в Министерстве думают люди, - Гарри помедлил, - ведь на заседаниях говорится куда меньше, чем в курилках.
- Не вопрос, - Седрик кивнул, - но ты не против, если я буду не только слушать, но и говорить? Иначе у меня просто сердце будет не на месте.
- На твой страх и риск, - подтвердил Гарри, - не буду же я выдавать тебе приказы.
- Арри? – послышалось чуть ближе.
- Да? – Мерлин, ну что еще? Флер смотрела на него так же, как тогда в «Трех метлах», с неявным… пока неявным ожиданием.
- Я скоrо тоже веrнусь в Англию. И тоже хотела быть тебе… ей полезна.
- Что же, если тебе не трудно, - Поттер задумался, - постарайся прикинуть, куда на континенте надежнее всего будет вывести единовременно значительные капиталы. Интересуют не столько доходность, сколько простота транзакций и – особенно – надежность. Желательно составь меморандум, но это на твой вкус, - Гарри снова откинулся на спинку. – Предупреждая твой вопрос – нет, это не мне.
- Oui, mon capitain, - хрустально засмеялась француженка. – Это будет отличный пrактикум.
- Ла-адно, - протянул Поттер. – Цели определены, задачи поставлены, пошли в Гриффиндорскую башню. Праздновать.

* * *


Впрочем, мягко перейти к веселью не удалось. Когда Гарри отстал от своих и зашагал к совятне, из-за спины послышалось такое знакомое «Экспеллиармус!».
Гарри тут же подкинул палочку и принял заклинание в лопатки. То оставило лишь легкое покалывание в пальцах – трудно обезоружить безоружного. Палочку же Гарри поймал и, развернувшись, отработал по агрессору Инкарцеро.
Магическими цепями Малфоя внесло обратно в пустой класс, из которого он выскочил. Гарри прошел внутрь, прикрывая дверь, и миролюбиво осведомился:
- Чего хотел-то?
Малфой змеем извивался на полу, пока не смог усесться, опираясь спиной на кафедру.
- Мать твою, Поттер, второй раз уже!
«Третий, Драко», - подумал Гарри. Ну да и хорошо, что тот не помнит.
- Ты должен рассказать мне! – продолжал разоряться Мафой. – Должен! Хотя бы в порядке честной игры!
- Честной игры? – Гарри присел, потрогав Драко лоб. Нет, не горячий. Странно. – И какой ты после этого слизеринец?
- Но ты же гриффиндорец! – отчасти резонно возразил тот.
- Допустим, - с этим Гарри спорить не мог. – Но чего хотел-то?
- Он возродился?! Говори! Он вернулся? – Драко смотрел на Поттера так, будто тот должен загореться.
- Ах, это…, - Гарри подвинул стул, присаживаясь напротив оппонента. – Во-первых, не возродился. Опять у него вышло все через пень-колоду. Где-то он сейчас бегает, точнее, его носят, но это пока. Второе…
Гарри подумал, поднялся и принялся перед слушателем прохаживаться с назидательным видом.
- Второе я тебе вот что скажу, и слушай меня внимательно. Сейчас этот ваш Лорд – мелкое, высохшее, чрезвычайно живучее, но совершенно бессильное существо под опекой главного неудачника Гриффиндора. Кроме славы бездарно проигранной войны и слабоумного клеврета у него ничего нет. И силы, если он возродится, у него будет ровно столько, сколько ваши отцы сами ему подарят, вместо того, чтоб оставить себе. И даже это ему не поможет, потому что к силе нужен еще и мозг, способный не запороть каждый – каждый, Драко! – осуществляемый план.
Гарри перевел дух и повернулся к выходу.
- Запомни эти слова – и перескажи их каждому, кто спросит, понял? А пока… пока посиди тут, подумай. Тебе полезно.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 14:20
 
ShtormДата: Среда, 13.06.2012, 17:07 | Сообщение # 79
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Вот действительно, цели поставлены задачи определены. Квойне готовятся и стар, и млвд


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Среда, 13.06.2012, 17:12 | Сообщение # 80
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Чую я что ОД тут будет куда серьезней, чем в каноне... попляшет жаба, ох попляшет devil


Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
AlucardДата: Среда, 13.06.2012, 18:24 | Сообщение # 81
Кровь и Честь
Сообщений: 303
« 16 »
Quote (Serjo)
Извиняюсь, был в запое.

и сразу же вопросов и претензий нету))) я только одного не понял: автор уже выбрал или еще выбирает из Сьюзи с Флер? А на ПФ спрашивать страшно... сколько раз эта тема поднималась, вспоминать жутко))



Птицей Гермеса меня называют, крылья свои пожирая сам я себя укрощаю
Люди гибнут тогда, когда сдаются. Только если ты ни за что не сдаёшься, то получаешь право пройти путь истинного человека Только люди могут смотреть на убийство себе подобных ради развлечения
Не плачь, дьявол, ведь не желая плакать, ты и стал дьяволом, верно?.. Ибо, человек, когда он не плачет, когда его слёзы кончаются, высыхая он становится демоном становится совсем иным.
 
SerjoДата: Среда, 13.06.2012, 20:47 | Сообщение # 82
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Alucard, честно признаться, я сам не в курсах, но в принципе могу спросить!!))


Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
ErutanДата: Среда, 13.06.2012, 21:03 | Сообщение # 83
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
с фаджем похоже можно распрощаться, след учебный год он не переживет..
 
ShtormДата: Четверг, 14.06.2012, 13:22 | Сообщение # 84
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Quote (Erutan)
с фаджем похоже можно распрощаться, след учебный год он не переживет..

Боюсь одним Фаджем не обойдется wink



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Понедельник, 18.06.2012, 23:16 | Сообщение # 85
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Поезд в теплый край


Хогвартский Экспресс отходил от Хогсмида, окутанный паром и уютным стуком колес. Уплывал вдаль замок, блестело позади озеро, а впереди лежал долгий путь через вересковые пустоши Шотландии и зеленую летнюю Англию – к Лондону. Тянущийся из трубы локомотива хвост дыма будто бы подводил черту под прошедшим годом.
Гарри Поттер, сидя в купе у открытого окна, занимался, в принципе, тем же самым.
Это был год, какого еще не бывало – ни в одной из реальностей. Он изменил многое, очень многое – может быть, не только на кладбище Литтл-Хэнглона и в запертом кабинете Защиты. И, пожалуй, изменил к лучшему – до сих пор Гарри передергивало, когда он вспоминал укутанный черный Большой Зал из своей первой жизни. Теперь же…

* * *


Теперь же главный зал был одет в синее – стоило выкинуть квиддичный кубок из зачета, Кубок Домов взяли рейвенклоу, с разгромным счетом. Добавленные Гриффиндору и Хаффлпаффу сто и пятьдесят баллов – за Чемпионов – дом Ровены почти не заметил. Когда объявили результат, Чжоу показала язык Седрику – но тот только улыбнулся в ответ. Гарри вспомнил, как в тот, первый раз по неподвижному лицу Чжоу текли слезы – и торопливо сглотнул ледяной комок сам.
Дамблдор, вознамерившись выступить с речью, еле унял радостный шум – там, где Гарри привык помнить чернильно-черное молчание.
— Закончился еще один учебный год, — сказал он. – Интересным он выдался, не так ли? Надеюсь, впрочем, что вы все не были слишком заняты, чтобы учиться.
В зале засмеялись, и директор удовлетворенно кивнул.
— Позади у вас остались экзамены. У кого-то еще только первые, а кто-то расправился и с министерскими стандартами, — Альбус обвел взглядом столы факультетов, останавливаясь на старших учениках. – С кем-то Хогвартс прощается. Не все вы, господа и дамы семикурсники, закончили на такой же прекрасной ноте, как мистер Диггори, но перед каждым из вас лежит бесконечное будущее. Возможно.
Дамблдор посуровел, голос его стал тверже. О да, он умел произвести на аудиторию впечатление.
— Мы живем в такие времена, когда свое будущее необходимо защищать всеми силами своей души, дети. Возможно, еще не в этом году – пока есть те, — он посмотрел на Гарри, и через ползала Поттер почувствовал этот взгляд, — кто защитил его для вас. Но вскоре… возможно, скорее, чем вам будут говорить газеты и даже Министерство… от каждого из вас потребуется выбрать между легким и правильным.
Он поднял кубок, салютуя им залу. Высоко поднял кубок и Гарри – и тут же рядом его жест повторили Рон и Гермиона. Молча отсалютовал чашей Крам, подняла руку над головами бобатонцев Флер. За хаффлпаффским столом Сьюз на секунду опередила Седрика. И пошло – Чжоу, близнецы Уизли, Невилл, Ханна… Гарри увидел одинокий кубок над слизеринским столом. Майлз. Надо же.
— И я пью за то, — продолжал директор, — чтобы все вы – все, и мои ученики, и те, кто вскоре уйдет за море – выбрали правильно. Выбрали себя.

* * *


Зал тогда ничего не понял. Почти ничего. Но слухи летели – Гарри рассказал о Волдеморте всем, кто спрашивал, а те уже дорисовали историю в меру собственного художественного вкуса. А уж что ученики наговорят своим родителям – это отдельный интересный вопрос.
Россказни Поттера, неявно подогревающие ожидание скорой гражданской войны, фундировались пафосными репликами Дамблдора и почти глухим молчанием официальной прессы. Рита отметилась очень коротко – похоже, маховик цензуры уже раскручивался.
Гарри вновь развернул «Пророка», пробежав глазами по обещающим дальнейший угар строчкам:
«Известно, что за инцидентом на Турнире, едва не стоившим жизни всем четырем Чемпионам, а также за теперь-то наконец подтвержденным убийством Бартемиуса Крауча, стояли уцелевшие сторонники Волдеморта. Амелия Боунс, уважаемая руководительница Отдела Магического Правопорядка, подтвердила, что один из них был арестован прямо в Хогвартсе.
Нам известно, что он уже дал некие достаточно подробные показания, но, к сожалению, мы не можем пока сказать, что рассказывает обвиняемый, собственно, по существу дела, каким образом он проник в Хогвартс и в чем был его мрачный замысел.
Но! Некий источник, пожелавший остаться, во-первых, неизвестным, а во-вторых, живым, сообщил лично мисс Скитер, что арестованный дал просто сенсационные показания по поводу неких эпизодов военного времени. Подробности, к сожалению, неизвестны, но, похоже, нас с вами ждет не один процесс!
Мы продолжаем держать руку на пульсе событий, и неутомимая Рита Скитер обязательно докопается до правды. Более того, мы ждем самых неожиданных официальных заявлений на страницах пророка!
Но почему-то очень хочется узнать и поделиться с вами, читатели, не столько тем, как сумели недобитые Упивающиеся столько лет водить все общество за нос, сколько тем, на что они надеялись именно сейчас.
Следите за публикациями».
Что же, Гарри это устраивало. Пока дело дойдет до суда над Барти Краучем как таковым, успеет утечь много воды, и уже только потом – при нынешнем-то режиме работы Визенгамота – рассмотрят дело Сириуса. А уж сколько проблем принесет уже оно…

* * *


— …То есть вы мне хотите сказать, что меня все-таки притащат в суд и напоят Веритасерумом? – Сириус нервно ходил по кабинету директора, и Фоукс, покачивая шеей, как метроном, следил за ним. – Так какой смысл мне вообще было бегать по помойкам?
— Не думаю, — проговорил Дамблдор, немного подумав, — что прибегнут к зелью. Если б тебя взяли тогда – обвинению не потребовались лишние доказательства. Сейчас, пожалуй, их тоже хватит – уже в другом направлении.
— Тогда зачем меня вообще допрашивать? Я лицо заинтересованное.
— Но ты же и единственный свидетель того газового взрыва, — покачал головой директор. – Пойми, технически ты будешь проходить как свидетель по процессу Петтигрю. Да, официально ты с самого своего появления будешь под стражей…
— Чудесно! – Сириус всплеснул руками. – Почему я не могу, в таком случае, просто сдать воспоминания, как Гарри?
Сидевший ради моральной поддержки Поттер только горестно вздохнул. Он бы с радостью поменялся с крестным, но процессуальные тонкости же.
— Ты все-таки совершеннолетний, — Дамблдор покачал головой, — хоть и не слишком-то взросло себя сейчас ведешь.
— Ну спасибо!
— Начать с того, что вы, мистер Блэк, могли бы меня хотя бы дослушать. Итак, официально ты будешь под стражей, но как свидетеля тебя на время процесса никто в Азкабан не потянет, таковы правила.
— И еще одно, Сириус, — Гарри поднялся с табурета в углу. – Понимаешь, мы тут кое-что почитали по праву…
— Мы? – хмыкнул Блэк, — Малышка Грейнджер загнала тебя в библиотеку?
— Не Грейнджер, Боунс, — вернул улыбку Гарри. – Так вот, короче, если в ходе процесса Петтигрю признают виновным в том, за что уже осужден ты, то тебя освободят прямо из зала суда. Прецедент Дервента, год…, — Гарри смутился, — не помню какой. Ну, как я понял, дело в том, что Визенгамот сейчас выше статусом, чем трибуналы. Так что его можно представить как высшую инстанцию.
— Спорно, — вздохнул Дамблдор, — но, я думаю, это можно продавить. Хотя твое оправдание обычным производством было бы спокойнее.
— Но ему бы пришлось уехать в Азкабан на время доследования.
— В Азкабан не поеду, — прорычал Сириус.
— Что и требовалось доказать, — развел руками Гарри.
— Ладно, что тогда с меня? – Сириус несколько успокоился, чего нельзя было сказать о Дамблдоре.
— В лучшем случае попросят дублировать показания в Омут памяти. В худшем – судебная легилеменция. И вот тут-то все плохо.
— Орден, — кивнул Сириус.
— Что? – несколько ненатурально удивился Гарри.
— Так называлась наше веселая компания в войну, Гарри, — рассмеялся Блэк, — и, поверь, судебным о ней знать совсем незачем.
— А почему? Дело-то вроде как прошлое, — Гарри следил за поднимающимися бровями Дамблдора. – Или что, нет?
— Члены Ордена Феникса, Гарри, сейчас служат в самых разных местах. В том числе и в министерстве. У Боунс, у Скримджера, да и не только. И лучше бы им не привлекать внимания, — с достоинством сказал архитектор всего этого сомнительного великолепия.
— Потому что если вдруг ужо полетят в небо фейерверки – стоит сохранять внезапность, — добавил его ветеран. – Да мы и в войну славно конспирировались. Ну так что делать?
— Значит, говорите, Веритасерума не будет, будет легилеменция? – теперь нервно заходил уже Поттер. – Директор, мне вот профессор Снейп объяснял, что это не мысли читают, а эмоции скорее. Он прав?
— Упрощенно, но да.
— Тем более и суд не про то…, — Гарри взволнованно хрустнул пальцами. – В общем, Сириус, просто дай им побольше скорби, пока тебя читают, а на словах изобрази, как Орден подкосило предательство Хвоста. Мол, кто не выбыл – как мои или Невилла родители, или кто там из наших еще тогда погиб – тот отошел от дел и вообще занимается семьями. У нас ведь есть такие?
— Конечно же, — Дамблдор усмехнулся в бороду, — и ты их знаешь.
— Стойте-стойте, — потер шрам Гарри, — я ведь даже угадаю. Мистер Уизли!
— И Молли тоже, — подтвердил Сириус. – Пока дети не пошли, она знаешь как работала? Загляденье. Так, ну твою мысль я понял. Будь уверен, скорби у меня хватит. Ну что, Альбус, вы-то как думаете? Сработает?
— Возможно, — кивнул Дамблдор, — если ты сам на это согласен.
— Да уж пожалуйста, — Блэк рубанул воздух ладонью, — надоело в кабыздохах ходить.
— Ну тебя, — хлопнул крестного по плечу Гарри, — ты у нас очень даже породистый.
— Ага, спасибо матушке, — лающе засмеялся тот. – Ну что теперь, я у Хагрида до суда посижу, наверное? Лето, нету никого…
— Еще одно, — Гарри мысленно пожелал себе удачи. – Пресса. Сириус, пару интервью бы… собственно перед судом.
— Было бы неплохо, — кивнул директор, — но кому? «Пророк» сейчас, скажу скромно, не с нами. Разве что есть у меня один давний знакомый…
— Проще, директор, — Поттер уселся обратно, заложив руки за голову. – Мы тут поймали кое на чем неблаговидном Риту Скитер. И в обмен на лично мое молчание она вполне сможет заставить любую домохозяйку Сириусу сочувствовать.
— На чем это? – подозрительно осведомился Дамблдор. – Гарри, есть преступления, которые не стоит покрывать, и…
— Это, судя по Сириусу, не такое. Я в общем-то никому говорить не должен, — Гарри посмотрел в пол. Эх, прости, Рита, но ты поступила бы так же, — но если не вам, то кому тут вообще верить? Так вот, она анимаг. Незарегистрированный.
— Уважаю, — Сириус хлопнул по подлокотнику кресла, — как вспомню, как сам учился. Ну, все с ней понятно, материал она напишет старательно, я считаю. Что, директор, дадите мне с ней пообщаться? Верите, хоть успокоюсь перед судом.
— Пожалуй, я не против, — утвердил Дамблдор. – Уж если Флетчер оказался полезен…

* * *


Ну что же, примерно так оно и будет. Гарри отчетливо настроился дискредитировать Фаджа заранее: уж кто-кто, а Рита сумеет как-нибудь повесить на него все то, к чему он сам не имеет никакого отношения. Все перегибы Крауча, весь недосмотр Аврората – все свяжется в сознании не слишком-то интеллектуального магического избирателя конкретно с лицом Фаджа. И если Волдеморт каким-то образом все же всплывет из небытия – веры словам министра не будет ни малейшей.
Что же в этом случае сможет сделать сам Фадж?
Во-первых, кинуться поддерживать Дамблдора – но для этого, как показала практика, клевка жареного петуха явно недостаточно, бедная птичка просто не пробьет административный жирок.
Во-вторых, он может уйти в отставку и навсегда оказаться заклеймлен как трус и подлец, сбежавший с британского корабля строго впереди крыс. Для мага это все-таки куда менее удобный вариант, чем для маггла.
И в-третьих, Фадж может попытаться закрутить гайки решительнее и быстрее, чем в прошлый раз. Данный вариант вызывал у Гарри тихую, светлую радость: тем самым министр, которому непременно придется выжить Дамблдора пораньше, сдавал школу одному конкретному очкарику в полное владение.
Проблема отстроенной Фаджем за десять лет системы была совершенно очевидна Поттеру: получив Министерство после войны, он отстроил его на мирное время, очень хорошо и качественно научившись прибивать любую интригу против себя. Можно было сколько угодно говорить, что Фадж на окладе у Малфоя, но нельзя врать самому себе по поводу того, кто из двоих для кого опаснее. Несилового варианта прихода к власти в магическом обществе сейчас просто не было.
Сам Гарри помнил, какого труда стоило избежать обратной ошибки куда позже. Кингсли и он сам кроили общество по оставшимся от войны лекалам, и воевать действительно в конечном итоге пришлось – но если бы не Гермиона и Джордж, Нотт бы вполне мог взять власть чисто кулуарно.
Фадж же был практически бессилен перед правильной боевкой. Перед организацией саботажников и террористов. Перед вооруженными идеалистами. Он не умел их ловить – в войну-то он вообще распоряжался магическим транспортом.
Волдеморт это уже понимал. На этот раз, к тому же, это понимал Поттер. Так что с Фаджем управимся.
А с Волдемортом управляться, собственно, уже начали.

* * *


Гарри шел мимо бескрайних пирамид хлама, ведомый больше чутьем, чем воспоминаниями. У пояса, в импровизированной петле, висел торопливо подхваченный из Тайной Комнаты василисков клык – самое то для обращения со слишком много понимающими о себе артефактами.
Петляя между горами мебели, обходя стопки одежды, проводя подушечками пальцев по корешкам книг, он оглядывался вокруг.
О, сколько всякого успели свалить в Выручай-комнату поколения хогвартских учащихся! Каждый думал, что его предмет будет храниться тут вечно, невидимо для всех и дождется хозяина и только его. На это купился даже Реддл. Да так, в общем-то, и было, пока Поттер не догадался позвать не предмет, а само хранилище.
В прошлые два посещения ему, конечно, было не до экскурсий. Первый раз рядом ошивалась Джинни – и это в те годы, когда он был готов кидаться хоть на фонарные столбы! Во второй же его слишком торопил доигравшийся с пламенем Крэбб.
Сейчас, перед походом к поезду, можно было не нервничать: вещи собраны, время подачи карет известно, с иностранными товарищами распрощались – на щеке, кажется, до сих пор осталась помада Флер. Так что Гарри то крутил огромный глобус с какими-то странными очертаниями Америк, то брал в руки меч вороненой стали. Наверняка комната сортирует вещи не по времени, а по виду – одежда лежала аккуратными стопками, и вычурный камзол соседствовал с гимнастеркой, кажется, времен Вердена. Интересно, на кой черт было переть такую вещь в школу?
Между двумя стопками книг Гарри задержался – взгляд уловил знакомую обложку. Да, и правда, Иокаста Кудли, «Краткий справочник стационарных охранных чар». Замечательную эту книжицу Гарри читал когда-то в учебке, на втором году, но, к сожалению, почти забыл. А зря – вот теперь она точно пригодится. Книжечку Поттер уменьшил, забросил в карман и уже было наладился искать дальше, как вдруг его внимание привлекла еще одна весьма однозначная обложка.
Замечательно. Кто-то прятал в Выручай-комнате маггловские порножурналы. Вот ведь люди, а? Притом журнал, взятый Поттером с верха стопочки, был датирован семьдесят девятым годом – это в то самое время, когда Волдеморт, как там было, Черной Тенью Навис Над Нашим Миром! А кому-то, похоже, война была более или менее по барабану.
Присев на стопку здоровенных англо-французских словарей, Гарри с ностальгическим вздохом открыл журнальчик. Н-да, н-да; маггловская мода тогда явно переживала интересные времена – красотки на фото были значительно менее глянцевыми, чем Гарри помнил по смутному отрочеству. В фаворе были странные прически, зато косметика не так бросалась в глаза, а пластическая хирургия, кажется, еще не прижилась.
…В какой-то момент Гарри понял, что некоторые дамы отчетливо напоминают ему Гермиону – еще ту, времен Министерства, понятно. Чуть позже – зато сразу на длинном сете — появилась девица, довольно похожая на то, какой Гарри представлял Сьюз года через четыре – вплоть до ожидаемой фигурки, вплоть до выражения лица непосредственно в процессе. Хорошо хоть типаж Флер пока (или уже?) не пользовался популярностью.
Поттер отложил журнал и тихонько застонал. Ну вот, и тут железы норовят себя показать. Эх, Риту бы сюда сейчас, та б только порадовалась – но где сейчас та Рита? Журналистствует, во славу грядущего бардака. Ничего, успеется.
Дальше Гарри шел, особенно не задерживаясь и скрежеща зубами. Диадема оказалась все-таки примерно там, где он помнил – стоило всего-то залезть по столам повыше и Вингардиумом – не касаясь, нечего мысли читать без спросу — снять ее с искусственной елки.
Ни о чем особенно не думая, он аккуратно возложил диадему на случившийся рядом журнальный столик, слез на твердую землю, снял с пояса клык и с желчной улыбкой занес его над исторической ценностью.
— Стой! – завопила немедленно материализовавшаяся мрачная тень. – Остановись, о жалкий неуч!
— А-а, Томми, — протянул Гарри, — привет, старый аферист. Ну что, последнее слово будет?
— Конечно! – тень встала в эффектную позу – прямая спина, сложенные на груди руки, прожигающий красный взгляд. – В общем, так. Я есть хранитель всеведения, всезнания и всепонимания, о маленький хвастун! Я могу помочь тебе во всем, что ты желаешь! Ты ведь у нас ученик Хогвартса? Так хочешь стать лучшим из профессоров его? Хочешь богатства, власти, Феликс Фелициса с коньяком каждый день? – чем больше псевдоТом говорил, тем больше обретал уверенность. – Все это я дам тебе, если, пав, поклонишься мне!
— Да-а, чувствуется, что ты в христианском приюте бывал, — покачал головой Гарри. – Я-то думал, ты хоть девочек опять покажешь. Таких, знаешь, темных и аморальных.
— Девочек? – довольно захихикал Том. – Девочек – это запросто. Буду рад за скромные услуги дать любой совет! Ну, парень, тебе какие по душе? Блондинки? Брюнетки? Рыженькие? – он заметно оживился. Кажется, на момент визита в Албанию Том был еще сравнительно молод, вспомнил Гарри. – Старше или моложе… тьфу, да на кой тебе еще моложе-то? В общем, только скажи.
— Да сказать, чего я хочу, трудновато, – Гарри почесал основанием клыка затылок. – Может, я покажу?
— Нет ничего проще! – наставительно поднял палец умиротворенный Реддл. – Возьмись за диадему голой рукой, а я уже посмотрю, как тебя правильно организовать.
Гарри взялся. И раскрыл свой разум полностью, вспоминая все, что случилось с Хоркруксами и с самим Волдемортом в его присутствии. Конечно, с монтажом он ничего приготовить не успел, но получилось довольно неплохо – особенно освежеванный младенец под вокзальной лавкой. Когда Гарри отнял пальцы, несколько расплывшаяся тень, закашлявшись собой же, выдохнула:
— Да что ты такое, Мерлин тебя возьми?
— Твое личное «спокойной ночи», урод, — счастливо улыбнулся Поттер, занося клык. – Третий пошел!

* * *


Гарри сладко улыбнулся. Да, год прошел не зря – два хоркрукса выключить есть дело правильное и серьезное. Опять же, потом меньше возни. Жаль, до остальных пока не дотянуться…
Нет, ладно еще медальон, он, кажется, все еще лежит на Гримо – его-то найти можно будет уже через месяц. Но кубок, что лежит в сейфе Лестрейнджей? Гоблины, конечно, ценят его как агента влияния – пусть и начинающего – но и в сотую долю не так, чтоб позволить ему копаться в чужих сейфах.
Кольцо… в принципе, Гарри мог бы провести соответствующие раскопки, но, во-первых, когда? А во-вторых… если этого не сделает Дамблдор, как знать, как повернется война и, что гораздо более важно, как сложится жизнь после войны? Аврор Поттер никогда не имел особо гибкой этики, чем временами гордился — но надо было как-то ответить на простой вопрос.
Нужен ли ему живой Альбус Дамблдор?
Проблема в том, что принять какое-либо решение на этот счет Гарри не мог. Не сейчас, по крайней мере.
Ну и остается он сам. Как говорится, праздник, который всегда с тобой. И вот этим нужно будет заняться в самую последнюю очередь, когда на плечах его будет лежать Мантия, в руке – Палочка, а в кошеле – Камень. Чего, понятно, в обозримое время не наблюдалось.
Ну а раз так… Гарри огляделся – Рон с Гермионой еще не вернулись из хаффлпаффского вагона. Гермиона взялась тормошить Седрика на тему прав и обязанностей школьного старосты, уже подозревая, что гриффиндорский значок уйдет ей. Рона она утянула с собой, что только подтверждало ее прозорливость. Что же, свои люди в администрации завсегда нужны, да и самому можно не волноваться о нежданных обязанностях.
Поттер уже и вовсе вознамерился накрыться газеткой да поспать, пока поезд еще в Шотландии, но тут дверь начала открываться. Гарри на всякий случай поднял палочку – вдруг Драко опять общительность одолела?
Но нет. Это была Сьюзи, рыженькая и очень смущенная.
— Можно? – осведомилась она, остановившись за порогом.
— Ты же знаешь, что можно, — улыбнулся Гарри. Девочка была явно вовремя – она всегда его успокаивала. – Сядь ко мне, пожалуйста.
Сьюз, аккуратно прикрыв за собой дверь, устроилась возле Гарри, каковой привычно приобнял ее за плечи – не торопливых подростковых ласк ради, а тепла человеческого для. Вот уж что-что, а это у Сьюзи было.
— Ну, что такое? – спросил он тихо чуть наклонившись к ней.
— Да вот поговорить хотела, — так же тихо отозвалась Юная Боунс. – Знаю, надо было раньше, но вот увидела Рона с Герми у нас, поняла, что ты один, и как-то набралась смелости.
— Смелости? – Поттер поднял брови. Опа. Разговор принимал какой-то значительный оборот.
— Да, — твердо кивнула Сьюз. – Гарри, я знаю, что такие вопросы глупо звучат, но приучена вещи проговаривать. Так что можно кое-что у тебя спросить прямо? Только отвечай честно, ладно?
Что же, лишние очков пять Сью только что получила – игры разума Гарри в девушках не одобрял. Лучше уж и правда прямо обговорить, да.
— Мерлин, конечно! – он чуть отстранился, давая Сьюз повернуться и посмотреть ему в лицо. — Спрашивай, что угодно.
Сьюзи все еще сохраняла легкий румянец, но голос ее оставался тверд.
— Гарри, скажи, я… вообще представляю для тебя интерес? Как девушка.
Да, действительно опа. На лице у Поттера, старого желчного ублюдка, отразилась целая гамма чувств.
Нет, Сьюзи была красива – по крайней мере, была мила и обещала стать очень интересной; она была умна – или хотя бы тактична и образована; она была надежна – или хотя бы неистерична. В общем-то, повезет тому придурку, за которого она выйдет замуж – хотя Гарри помнил, что в его реальности она, кажется, осталась незамужней. Странно.
Сам Гарри… да Мерлин его знает, что он думал. С одной стороны, с ней было бы здорово жить – уходит утром на работу, оставляя ее за книгами, приходить к горячему кофе, горячему ужину и очень горячей, если правильно подойти, жене. Никогда не говорить дома о работе, но никогда не бояться обсудить то, что действительно волнует.
С другой – у него на пороге война и как минимум смерть. У нее, кстати, тоже ничего хорошего. И прикрыть ее от всего этого явно не получится – а как со вставшим на дыбы миром справится она сама, Мерлин весть.
С третьей – посмотри на нее, старый извращенец, ей пятнадцать стукнет только через месяц!
— Гарри? – Сьюз чуть наклонила голову, устав наблюдать эмоциональные бури на сомнительном лице Поттера. – Только не говори, что ты об этом не думал. Как раз ты не настолько ребенок.
— Сьюз, ну почему не настолько? – Гарри изо всех сил оттягивал мучительный финал.
— Шутишь? Я наблюдаю за тобой весь год, — девочка улыбалась уже не столько смущенно, сколько лукаво. – С самой твоей речи у Кубка. Пафосно, конечно, получилось, но у меня почему-то засело в голове. Ну и… я попыталась понять, что ты такое есть. И чем ты можешь для Истории закончиться. Наплела Седрику что-то чудовищное, я даже сама не помню, чтобы ты пригласил меня.
— Вот, значит, как? – Гарри вздохнул. Отчего-то было обидно. – И как исследование?
— Никак, — вот теперь Сьюз наконец-то взял румянец, — я его прекратила.
— После бала?
— После библиотеки. Гарри! – ее ладони легли ему на плечи, она поймала его взгляд. – Ответь. Я… могу на что-то рассчитывать?
— На что-то? – почему-то Гарри говорил все тише и тише.
— На то, чтобы быть с тобой, — Сьюз краснела все ярче, но глаз не отводила, — на что, чтобы поддержать тебя, когда тебе это понадобиться. На то, чтобы… чтобы быть тебе зачем-то нужной.
— А ты сама-то этого хочешь? – Поттер был даже несколько прибит тирадой. Н-да, не так, совсем не так подошла к делу Джинни в свое время. И очень зря, судя по тому, что сейчас его внутренности пытаются улететь по портключу.
— Приличные девочки такого говорить не должны, — вздохнула Сьюз, — но ты даже не представляешь, как. Ну?
— Сьюзи, я… — Гарри опустил глаза сам. От глаз Сьюз – на ее губы, и ниже. Ах черт, не сейчас, только не сейчас. Держи себя в руках, ублюдок, тебе слишком много лет для таких реакций. – Я…
— Ого, — раздался юношеский басок от дверей. Гарри гневно поднял глаза, обнаруживая глумливую рожу Рона и красную гораздо более Сьюз Гермиону.
— Вы бы хоть табличку вешали, что ли…



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 14:19
 
SerjoДата: Вторник, 03.07.2012, 23:05 | Сообщение # 86
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Не мытьем, так катаньем


Летние каникулы, даже в доме Дурслей, все ж таки не повод для депрессии. Гарри отнесся к этому месяцу во укрепление родовых чар просто как к данности.
В конце концов, его не первый раз отстраняют от дела. Обычно в таких случаях он сидел дома, перечитывал заметки по делу, развлекал жену и ждал, пока к нему не придут с извинениями. Чаще дожидался, кстати, чем нет.
В этот раз и вовсе была назначена точная дата отбытия подальше от дорогих родственничков. До того в этот раз не ожидалось даже и дементоров; напряженно следить за новостями было просто незачем, а реветь ночью в подушку – не с чего. Азкабанских поганцев некому было вызвать из Азкабана, а живой и здоровый Диггори, пожалуй, мог бы уже пройти собеседования.
Так что – подъем в пять, отбой в десять, каждое утро — пробежка по городскому парку и небольшая поддерживающая тренировка. Книги, письма и, пожалуй, мысли. И больше ничего. Отпуск.
Некоторое время, конечно, пришлось потратить на обустройство и этого недолгого быта.

* * *


— То есть как это ты не будешь? – Вернон, как обычно, задыхался от бешенства. Гипертония его, собственно, и убьет – очень нескоро, но неотвратимо. Впрочем, представить себя дядюшку на тренировках Гарри просто не мог.
— О, дядя Вернон, давайте по порядку, — Гарри присел на ступеньку лестницы – в двух шагах от своего старого чулана. – Я не против помогать тетушке с уборкой; я вполне могу иногда готовить, если вы мне доверите – посменно, опять же, с тетушкой. Могу даже на продукты сбрасываться – до тех пор, пока мне перепадает равная порция, а не как обычно…
— Да кто тебе доверит деньги!
— Как хотите, — Поттер пожал плечами и принялся загибать пальцы дальше. – Так вот, могу делать много всяких мелочей – не поверите, но я даже кран починить могу. С проводкой вот не разберусь, это да.
Вернон тяжело выбирал между «Не мог научиться, дармоед!» и «Не хватало, чтобы ты нас спалил!», но Гарри уже продолжал.
— Но! Для начала, комнату Дадли убирать я отказываюсь. Просто не хочу, знаете ли, — Гарри улыбнулся. – И то же самое с садом. Если тете Петунье так нравятся ее петуньи, пускай занимается ими сама. Мне в том нет ни пользы, ни удовольствия. Ясно?
— Неясно, — дядюшка уже шипел, — и прежде всего мне неясно, с чего я должен терпеть в своем доме щенка еще и с… требованиями? – это слово он выплюнул вместе с солидным количеством слюны.
— Потому, — улыбнулся Гарри, — что выкинуть меня вы не можете. Спросите тетю.
Петунья сидела рядом молча, с восковым выражением бледного длинного лица. Она явно помнила, что ей некогда сказал Дамблдор. Старый уже директор в свое время сделал почти невозможное – напугал миссис Дурсль больше ее собственного мужа.
— К сожалению, не можем, дорогой, — тихо проговорила она под вопросительным взглядом Вернона. – Иначе… нет, нет! Я не могу подвергать вас с Дадли опасности!
— Так что же – это шантаж? – Вернон уже дошел до момента, когда жаркая ярость сменяется холодным, как студень, бешенством. Все же свою семью старый дрелепродавец любил – вот только Гарри в нее не включал, ну так и небезосновательно.
— Нет, дядя, это информирование, — Гарри покачал головой. – Поймите, мне у вас тоже жить незачем. У меня есть крыша над головой, есть и деньги…
— У тебя? И где же ты их раздобыл? – Вернон недоверчиво прищурился.
— Большей частью унаследовал, — улыбнулся Гарри, уже предвкушая следующий вопрос.
— Нет уж, нет уж! Погоди! – торжествующе замахал толстым пальцем. – Я – твой опекун, и твоим капиталом должен управлять все-таки я. И почему я его не вижу?
— Во-первых, дядя, потому, что вы мой опекун по, так сказать, вашу сторону законодательства, — снизошел до разъяснения Гарри, — во-вторых, потому, что я управляю ими сам, и в «Граннингс» вкладываться не намерен.
— Не заливай мне тут, наглец! – Вернон все-таки чуть сбавил тон – некие посторонние мысли о родной компании явно чуть перебили злость. – Да как бы тебе вообще доверили больше пяти пенсов?
— Я думаю, — заговорщически понизил голос Гарри, — так вышло потому, что я чертовски хитрый и изворотливый ублюдок. Кстати, в саду я не буду работать по той же самой причине.

* * *


Они тогда пришли к соглашению. Гарри просто поменял сад на готовку – как и любой мужчина, женатый на часто уезжающей женщине, готовить он умел довольно неплохо, да и думалось за плитой вполне сносно.
В остальном же Гарри и старшие Дурсли пытались друг друга не замечать. Его зубная щетка и бритва стояли на самой дальней полке, его ботинки постоянно сдвигали в угол, зато говорили с ним только при крайней необходимости.
Младший же… Дадлик все-таки уродился невезучим мальчиком. Еще в начале июля как-то поутру его веселая компания наткнулась на Гарри в парке. Тот как раз закончил с подтягиваниями – у дуба возле качелей была подходящая ветка – и теперь медитативно бинтовал ладони.
Взгляд на себе он почувствовал довольно сильно загодя, но погрешил на миссис Фигг – та под настроение следовала за ним, обеспечивая Дамблдора информацией. Гарри к ней, впрочем, вполне привык, а ежеутренняя разминка – не повод для подозрений. В конце концов, в будущем учебном году квиддичный кубок уже никто не отменит, и, хотя Гарри не решил, останется ли он к команде, лучше быть готовым, чем неготовым.
Но нет. Милая старушка-сквиб осталась у себя дома со своими котиками – Гарри же пришлось иметь дело с совершенно другими животными.
— Эй, Большой Ди, гляди-ка! – Пирса Полкиса всегда было издалека слыхать. Высокий голос будущего магазинного скандалиста. – Твой придурок-кузен.
— Один, — уточнил Малкольм, потерянный в детстве брат Грегори Гойла. Гарри на них даже не оглянулся, продолжая навивать на кисть ленту бинта.
— Ребята, это не самая лучшая идея, — маленький мозг Дадлика был сейчас ареной жестокой внутренней борьбы, — ну, типа, место открытое, да и с психом-то чего…
— Да ладно те! – встряхнул круглой рыжей башкой Гордон. – Рано еще, даже Фигг не ходит.
Гордон и Малкольм двинулись к Гарри, Дадли последовал за ними – он все-таки помнил, что магию его кузен применить не может, а раз так, что ж ему, чемпиону, бояться? В арьергарде подпрыгивал Полкис. Гарри спокойно затягивал узел.
— Эй, ты! – Гордон выступил чуть вперед. – Что ты забыл в нашем парке, псих?
Поттер, участник сотен задержаний, четырех войн и десятка кабацких драк, посмотрел на довольно жалкого вида подростков перед ним. Вздохнул.
— Шли бы вы домой, девочки, — от чистого сердца посоветовал он.
Левый хук Гордона уже не застал его на месте. Гарри оказался на ногах прямо справа – как раз достаточно близко, чтобы от души пнуть оппонента в коленную чашечку. Не сломал, конечно, массы не хватило, но приятного в этом не было ничего.
Малкольм рванулся к неожиданно юркому психу Поттеру, как носорог на выгоне, но тот его порыв не оценил, предпочтя ударом под дых выбить дух из заходившего сбоку Пирса. Тот решил немного покорчиться на травке, и Гарри его в этом решении одобрял и поддерживал.
Оставленный без внимания Малкольм сумел-таки подойти к Поттеру на дистанцию удара, но обнаружил, что что-то идет не так. Он был всего только мальчишкой, и перед каждым прямым ударом, казалось, вечность смотрел туда, куда собирается бить. Надо ли удивляться, что в Гарри он – с некоторой помощью самого Гарри – просто не попадал?
— Верлявый, сволочь, — тяжело выдохнул он ровно перед тем, как Гарри закончил танцевать. Пройти чуть вперед, шаг, шаг, и выдать противнику обычную двойку в живот, чтоб согнулся и заскулил.
А потом Гарри сделал скользящий шаг в сторону и пнул чуть ожившего Гордона между ног, заставляя его упасть. Именно так упасть, чтобы набравший скорость Дадли споткнулся о приятеля
— Эх, Дидди, — вздохнул Гарри, глядя на тяжело поднимающегося кузена. – Вот с какой же падалью ты общаешься. Из них из всех удар кое-как поставлен у тебя одного, но эти дубы хоть здоровые, а вот Полкис только таскает у вас сигареты.
— Мать твою, Дурсль! – Малкольм сумел сесть, опираясь на дуб. – Какого черта ты нас не предупредил, что это не обычный псих?
— Псих? Что вдруг? – Гарри хохотнул, усаживаясь на качели. – Видите ли, Святой Брутус – это не больница. Это исправительный центр.
— Что, типа тюряга? — с каким-то даже восторгом в голосе спросил Гордон.
— Ну да, только с летними каникулами, — кивнул Гарри, ухмыльнувшись. – Если ты не умеешь драться, там сам знаешь, что делают. Все знают.

* * *


С тех пор вопросов у компании Дадли к Поттеру больше не было. Вопросы были у самого Дадли – на следующее утро Гарри обнаружил на своем беговом маршруте пыхтящего кузена, которого, опять же, предпочел не заметить.
Дадли следовал за ним все утро, наблюдая, как Гарри работает обычную программу, но не говоря ни слова. Только когда Поттер закончил избивать ни в чем не повинный дуб, Дадли заговорил.
— Нет, правда, где ты-то всего этого набрался?
— Если скажу, что в школе, ты не поверишь? – Гарри уселся на качели, восстанавливая дыхание.
— Ну так вы ж там вроде бы с… этими штуками, — Дадли замахал рукой в воздухе, сжав воображаемую волшебную палочку. – Даже вы там не настолько ненормальные, чтобы собрать вместе кучу парней и при этом учить их драться.
«Ага, конечно», — подумал Гарри, вспомнив Дуэльный клуб.
— Ну да, считай это… внеклассными занятиями. Так нужно.
— Нужно? Для чего это? – переспросил Дадли, понизив голос. – Ну, что, проблемы там у тебя какие?
— Наоборот, — Гарри стало почти смешно. Дадли унаследовал-таки мамино любопытство. – Ты сам подумай, почему мне у вас так погано? Твои родители в принципе люди нормальные, — Гарри потребовалось пара десятков лет, чтобы прийти к этому выводу, но, пожалуй, оно того стоило. – Живете сытно, никаких проблем с алкоголем или картами, хороший дом в тихом районе. Заметь, ладно ты, но меня никто никогда не бил. И все-таки…
— Ну, — Дадли замялся, — ты ж не наш. Тебе, наверное, и должно быть плохо у нормальных-то людей. Меня вот поди к вам забрось, я ж первый и взвою.
— Да не скажи, — отмахнулся Гарри. – Туча народу летом живет с родителями-магглами, ну, «нормальными» — и ничего. Мне у вас просто скучно, — он вздохнул. – Там, у себя я – часть чего-то большего. Часть чего-то интересного.
— Чего? Всего этого палкомашества? – Дадли хмыкнул. – Как по мне, что палочка, что сверлильный станок. Просто штука, чтобы делать другие штуки.
— Ну да, магия – это инструмент. И я о другом, — Гарри поднялся, шагнул к кузену. Дадли отступил было назад, но торопливо встал на прежнее место. – Дадли, у нас там почти война. И я в ней, конечно, не генерал, но уже и не рядовой. А мои родители и вовсе погибли на ней офицерами.
— Так, значит, вот чем они занимались? – Дадли проговорил это будто через силу, скорее через недоверие. – Мама не говорит о… о тете Лили. Никогда.
— А зря, — Гарри улыбнулся. – Классная она была, рыжая, смелая. И добрая, какой и тетя Петунья бывает.
И у тебя, парень, может быть такая же дочка, подумал Гарри в приступе ностальгии. В его родной реальности Дадли женился очень рано; добрую, смешливую, чуть полную Руби он привез из маленького городка в Нортумберленде, куда его посылали, вообще-то, просто продать дрели. Дядюшка некоторое время был в бешенстве, но лишь до первого визита невестки с домашней выпечкой.
Сыновья-близнецы у Дадли пошли в дурслевскую породу, то были ширококостные, основательные уже в четырнадцать молодцы. Маленькая Эми же была настолько же Эванс, насколько такой была Лили Луна Поттер, и рядом девочки выглядели родными сестрами.
— Так что… тебе в наследство уйдет «Граннингс», а мне – война, — Гарри был пафосен, это уже начинало входить в дурную привычку. – Жить буду интересно, но недолго.
— Ну да, — поморщился юный Дурсль. – А я – долго, но неинтересно. Слушай… а мне, как стану постарше, без шансов во что-нибудь такое вписаться?
Гарри вспомнил письмо тети Петуньи к Дамблдору и покачал головой.
— Без шансов, Большой Ди, у нас – без шансов. Но, — обратился он к повесившему тяжелую голову парню, — как насчет сделать что-то интересное у себя?
— Да какое интересное-то? – вздохнул тот. – Закончу школу, и к дрелям.
— А ты займись дрелями как следует. Сделай из «Граннингс» монстра, а сам поиграй в Лекса Лютора, — по крайней мере комиксы Дадли читал, хоть и небыстро. – Или займись боксом всерьез, а не для избиения школьников. Или придумай что-то еще. Что угодно.
— Слушай, ты-то хоть давай не неси ерунды, как в школе. Мол, «вы можете все, что захотите, кем хотите, с кем хотите, бла-бла-бла». Тошнит уже.
— Да нет, Дадлик. На самом деле ты почти ничего не можешь, — Гарри направился к дому. – Но что это за «почти» — не узнаешь, пока все не перепробуешь.

* * *


С тех пор Дадли пытался хотя бы бегать вместе с Гарри. Когда их как-то поймал слишком рано проснувшийся дядя Вернон, Дадли с большим апломбом заявил, что велел Гарри помогать ему с тренировками, чтобы вернуться в школьный бокс в хорошей форме. «А то что это он все у вас пашет, а мне даже комнату не приберет? Где польза?» — требовательно заявил он отцу, чем, похоже, неслабо того порадовал.
Гарри не возражал – одной проблемой меньше.
Главное, на что сгодился Дадли - во время одной из поездок в Лондон он сумел незаметно купить для Гарри биографию Кромвеля Антонии Фрейзер.
То была не вполне академическая книжка, но именно за это Поттер ее и выбрал, повинуясь совету милой миссис Бигли из городской библиотеки. Сьюз, конечно, умничка, когда дело доходит до магической истории, но, во-первых, то магической, во-вторых, ей все ж таки пока еще четырнадцать, а в-третьих, сунуть нос в книгу планировал и сам Поттер, уж никак не историк.
Да, именно юной Боунс книжка и предназначалась – девочка родилась почти что на месяц позже Гарри, двадцать первого августа, и ее день рождения должен был быть надлежащим образом отмечен. В конце концов, она-то не забыла.
Вообще, тридцать первого числа совы явились на Прайвет-драйв в устрашающем количестве, но старый и угрюмый филин Боунсов был первым. В свертке, что он принес в когтях, были книга и письмо. Что же, в чем-то они со Сьюз мыслят схоже.
Книжка повествовала о Теодоре Фанч-Стауте, Главном Авроре, жившем во второй половине девятнадцатого века. Вообще-то, как удостоверяли предисловие и неясные воспоминания самого Гарри, сдавшего Историю Аврората на первом курсе, Фанч-Стаут считается эпическим героем. Якобы он, будучи еще старшим аврором, несмотря на сопротивление официальных лиц изобличил Министра Ллойда Селвинна в его увлечении Темными Искусствами и, таким образом, помешал первому со времен Локсия Темному Лорду прийти к власти. Да при том еще и отказавшись от поста министра.
Данная же книжечка, как выяснил прочитавший ее запоем Гарри, превращала «Дело Селвинна» в «Дело Фанч-Стаута», а громкое расследование серии ритуальных убийств и заговора аристократов – в прекрасный по чистоте исполнения государственный переворот.
Письмо же, помимо поздравлений, содержало два интересных момента. Первый Гарри только порадовал:
«Что же касается нашего разговора в поезде – я все еще хочу узнать ответ, но было бы здорово услышать его все-таки лично. Не пиши об этом пока, но подумай».
Второй же, напротив, крайне озадачил:
«П. С. Я провела те изыскания, о которых просила Гермиона. Кое-что есть».
Гарри не имел ни о каких изысканиях ни малейшего понятия, Сьюз же, видимо, считала, что просьба Гермионы с ним согласована. Что же затевает Грейнджер?
Письмо от самой Гермионы ясности не внесло. Поздравления. Восторг по поводу Болгарии. И постскриптум:
«Я подумала о твоей проблеме. Думаю, кое-что нашла. Уточним».
Нет, Гарри не отрицал, что у него куча проблем. Но он в душе не представлял, о какой из них могла бы подумать Гермиона. Все страньше и страньше, как говорила некая будущая студентка Рейвенклоу.
Оставалось только забыть об этом и порадоваться подарку – «от нас с Виктором», как было оговорено. Это была обтянутая кожей фляжка – «ты, надеюсь, сам найдешь, что туда залить, но рекомендую Заживляющее зелье» — удесятеренного объема – принцип тот же самый, что с палатками или с сумочкой Гермионы. На коже был выжжен стоящий оскаленный лев – болгарский, но и гриффиндорский. Вкруг льва шла надпись кириллицей — «Съединението прави силата». Гарри не имел понятия, что это значит, но спросить еще успеется.
Вскоре явился и Пигвиджен, создав маленький хаос под потолком, но хотя бы на этот раз доставивший пакет в целости. Развернув его, Гарри аж присвистнул.
«Ну, в общем, мы как бы скинулись все, даже Джинни внесла целый сикль. Идея была моя, Билл помог выбрать форму, а Чарли – кожу. Размер подбирали по твоим квиддичным, ты их летом у нас забыл, так что, думаю, подойдет. Так что… вот, надеюсь, в этом году опять каждое утро».
Это были отменные боевые перчатки из драконьей кожи. Дорогие, но чертовски качественные. Гарри немедленно их надел, чувствуя, как скрипит под пальцами свежая кожа, провел по стенке – да-да, из таких ничего не выскользнет. Сделал пару взмахов палочкой – да, контроль никак не страдает.
Ну что ж, это было куда лучше, чем две коробки шоколада.

* * *


Помимо подарков, совы аккуратно носили газеты. И вот тут тоже было чему порадоваться.
«Продолжаются слушания по делу Крауча-Петтигрю.
Нашим давним читателям, конечно, не привыкать к тому, что на скамье подсудимых оказываются самые необычные люди. Конечно же, покойному кавалеру Ордена Мерлина не затмить Бартемиуса Крауча-младшего, чьи внезапные преступления вот уже во второй раз производят в Визенгамоте такую непривычную для него бурю, но он сумел составить этому последнему отличную компанию.
Этот процесс уже впору называть «Судом над Инфери» — именно так, уродливые и кровожадные, ворвались в нашу жизнь эти призраки прошлого.
Дело Бартемиуса Крауча уже в общем-то завершено, он совершенно точно будет признан виновным по всем эпизодам и, скорее всего, получит Поцелуй вместо уже имеющегося у него пожизненного. Собственно, хватило бы и отцеубийства – которым он, похоже, всерьез гордится.
Но дело Петтигрю, напротив, стоит на грани выделения в отдельное производство и принесет еще немало сюрпризов. Так, начнем с того, что показания Гарри Поттера, полностью открытые и подтвердившиеся по эпизодам Крауча, в части о Петтигрю оказались оглашены за закрытыми дверями, и тому до сих пор нет вразумительного объяснения.
Но и это меркнет рядом с появлением в качестве свидетеля (!) самого Сириуса Блэка, окруженного аврорами, но будто и не замечающего их. Его речь – история о двойном предательстве и негаснущей надежде – будет опубликована сразу же после того, как Отдел Магического Правопорядка поймет, что из нее невозможно ничего изъять. Но вызывает уважение уже то, что он добровольно сдался правосудию сразу же, как только узнал, что может помочь его свершению. Хотя сам он рискует тем же самым пожизненным, которое отказался досиживать.
Похоже, господин Блэк уверен в справедливости нашего правосудия. И, Мерлина ради, нужно, чтобы он оказался прав».
Гарри читал эти строчки, рассеяно поглаживая по бедру их автора. Рита повадилась пролетать в раскрытую форточку раз в неделю, стоило только господам Дурслям отойти ко сну. Гарри пользовался этим в прямом и переносном смысле.
— Ну и как тебе Сириус? – спросил он у Риты тогда.
— Думала, будет хуже, — Скитер уселась на кровати позади Гарри, начиная разминать ему плечи и касаясь сосками его спины. – После Азкабана, знаешь ли, редко дают интервью.
— Но он же дал?
— Да с радостью! – засмеялась она. – Так мило поболтали, будет в следующем номере, кажется. Редактор рискнет, Блэк сейчас всем интересен.
— И тебе? – усмехнулся Поттер.
— О да, — протянула Рита, — мы с ним чем-то похожи. Нас обоих ловили-ловили, да никто не поймал. Кстати, очень долго говорили о тебе – самая общая для нас тема оказалась. Ты и еще анимагия. И…
— Ну?
— Говорить-то он не говорил, но видел бы ты, как он меня рассматривал! – почти гордо поделилась журналистка.
— Не осуждаю, — Гарри завел руку назад, оглаживая женщину вдоль позвоночника. – Есть на что поглядеть.
— Льстец.
— И еще нахал.
— Эй, полегче с руками, юноша! – Рита откинулась на подушку. – Передохни хоть. А пока расскажи мне, как нужно преобразовывать массу в минус?

* * *


Да, обучение анимагии – долгая и сложная штука. У Сириуса ушло на это три года, у Риты – четыре. Но ведь это не повод ей не заниматься, если есть учителя.
Сириус обеспечил списочком книг, Рита помогла их достать и теперь экзаменовала Гарри. Он пока еще только-только завяз в теории, но, в конце концов, это не сложнее школьного курса трансфигурации, а ее Гарри как-то ж сдал.
Он пока что не думал, какой будет его анимагическая форма – но, скорее всего, это не будет олень. Нет-нет, не теперь – если бы он учился анимагии в те же времена, когда овладевал Патронусом, тогда возможно, но сейчас Гарри меньше всего чувствовал себя травоядным.
Слишком уж выдавались клыки.

* * *


Вся эта пастораль была прервана второго августа под действием великого закона подлости.
Он выразился в том, что где-то Поттер не вовремя простыл. Поднимать раскалывающуюся голову от подушки не было никаких сил, и Дадли пошел на пробежку один, пообещав купить чего-нибудь в аптеке на обратном пути. Гарри что-то благодарно промычал и отрубился назад.
Второй раз приходить в себя пришлось в условиях, максимально приближенных к штурму борделя взбесившимися носорогами. Что-то орал Вернон, тоненько голосила Петунья, почти ультразвуком визжал Дадли. И голоса всех троих ну никак не походили на простую семейную ссору.
В одних трусах и очках, зато с палочкой, Гарри ссыпался по лестнице.
Дадли лежал на полу, как куча картошки. Из прихожей тянулась кровавая дорожка, а коврик у его головы пропитался кармином уже почти насквозь. Петунья ползала возле сына на коленях, пытаясь остановить кровь и наложить повязку, но не получалось у нее вообще ничего.
— Тихо!!! – заорал Гарри. Послушались все, кроме Дадли, но вот ему-то простительно. Отодвинув Петунью, Гарри опустился возле него на колени. – Держись, Большой Ди, сейчас, сейчас все будет.
Бинты он просто стер из реальности Эванеско. Ну и медсестра же из Петуньи, здорово, что Дад еще не отрубился. Рана знакомая – резаная от локтя к плечу, похоже, что-то с широким лезвием. На кого же Дадли нарвался в Литтл-Уининге-то?
Сперва – обезболивающее, чтоб кузен не дергался. Дадли, перестав чуять больную руку, испугался еще сильнее, но брыкаться не стал, только всхлипывал, как кролик. Теперь остановить кровь. Медицинская трансфигурация – сложная штука, но законопатить пару сосудов Гарри мог. Артерию не пропахало, и то спасибо. Потом убрать кровь Эванеско, посмотреть… так, дело плохо, сосуды-то пока подержатся на заплатках, потом восстановим, а вот сухожильям – дистальному и локтевому – как бы конец не пришел.
Ох, как же неаккуратно резали… Гарри вкатил Дадли Эннервейт. Ах, черт, еще и с комиссией объясняться. Ничего, ничего, и это себе на пользу повернем.
— Дад, кто тебя?
— Я не знаю, — проскулил тот, — я этого хмыря никогда не видал. Маленький, толстый… И у него одна рука, Гарри, одна рука, а он… Я бежал, потом что-то сзади, я не помню, как вырубился, прихожу в себя, а он мне плечо пластает. Кровь собирал, Гарри… режет, нож отложит, и в бутылочку, режет и в бутылочку.
Парень чуть не заплакал. Гарри чуть не выругался.
— Потом… потом его полицейсякая машина спугнула. Проехала, а он раз – и исчез в воздухе. Я хотел позвать, а никто не слышал, и я рану зажал рукой – и домой. Дошел…
— Дошел, Дад, дошел. Ты молодец, — Гарри поднялся на ноги, посмотрев на Дурслей. – Так, у нас у всех большие проблемы. Дядя Вернон, немедленно готовьтесь к переезду. С охраной вам помогут, с деньгами – тоже. Тетя Петунья, бегите к миссис Фигг, у нее должен найтись летучий порох. Передайте, что я сказал, что нужен Северус Снейп. Немедленно.
«Кровь врага», значит? А ведь подойдет кто угодно, Томми. Не сам Поттер, так хоть его родич, если уж самого Поттера на пробежке застать не удалось.
Торопишься. Наглеешь.
Добегаешься.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Вторник, 27.11.2012, 14:16
 
kraaДата: Среда, 04.07.2012, 00:53 | Сообщение # 87
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2947
« 1673 »
Интересно, какой монстр на этот раз из котла выползет и поизображает из себя Волдеморта? Толстая змея-свиб с крисыным хвостом?

Я долго сопротивлялась читать этого фика из-за наличии Рона в друзья. Все еще рассуждаю, стоит ли потраченное время история! Посоветуйте, стоит ли читать дальше или эти две главы будут достаточны.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Среда, 04.07.2012, 00:54
 
ShtormДата: Пятница, 06.07.2012, 15:44 | Сообщение # 88
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Все замечательно. Особенно то, что Сьюз практически сделала предложение Поттеру biggrin
А Волдя действительно торопиться и мне тоже интересно, какая у него будет морда лица.

kraa, ну тут от твоего желания только зависит. Если нравится читай, а если нет, то и время незачем попусту тратить smile



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
NomadДата: Пятница, 06.07.2012, 15:47 | Сообщение # 89
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
kraa, Стоит читать хотя бы ради Скитер. А Рон тут сбоку припека.


Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
kraaДата: Пятница, 06.07.2012, 17:04 | Сообщение # 90
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2947
« 1673 »
Этой ночьи наткнулась на гармонического фика - абсолют РС - в котором продвигается идея, что читательский отврат в Магмире к Рите Скитер, принудил ее скриться в магловском мире под именем Джоанной Роулинг и "врать, врать о Гарри Поттере сколько захотела". biggrin Сам фик отвратил меня, но идея ржачная.


Без паника!!!
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Tempus Colligendi (ГП, РУ, ГГ, AU, Детектив, PG-13 + 65 глава от 05.02.2015)
Поиск: