Армия Запретного леса

Суббота, 13.08.2022, 17:26
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Tempus Colligendi (ГП, РУ, ГГ, AU, Детектив, PG-13 + 65 глава от 05.02.2015)
Tempus Colligendi
SerjoДата: Понедельник, 16.04.2012, 10:35 | Сообщение # 1
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Название фанфика: Tempus Colligendi
Автор: Poxy_proxy
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Гарри Поттер, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер
Тип: гет
Размер: макси
Статус: в процессе
Саммари: Главный Аврор Поттер умер, да здравствует студент Поттер! Если уж ты один раз сумел уйти от самого порога смерти - не удивляйся, что тебя сочтут большим специалистом в этом деле. Сама Смерть обращается с непростой задачей к потомку своих прежних контрагентов Певереллов - а тому предоставляется возможность снять с этого предложения свои собственные дивиденды.

Разрешение на выкладку получено




Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Четверг, 05.02.2015, 09:46
 
LordДата: Пятница, 27.09.2013, 05:46 | Сообщение # 211
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2738
« 188 »
Имхо, фик все больше скатывается в бред. Клоун из ада. епт. wacko


"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
ShtormДата: Воскресенье, 29.09.2013, 15:59 | Сообщение # 212
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Цитата (Serjo)
— Ага, — сказал Гарри, проснувшись. И мысленно обвел восемнадцатое июня в жирный, кроваво-красный кружок.

Предупрежден, значит вооружен



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Воскресенье, 29.09.2013, 16:47 | Сообщение # 213
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Lord, согласен, но: 1)ИМХО, пока что не особо сильно и я лилею надежду, что всё будет гуд. 2) Коли уж я взялся за выкладку данного фика, то буду её продолжать несмотря ни на что (если он только не скатится в слэш fear )

Shtorm, интересно, чем Поттер ответит)))



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
SerjoДата: Понедельник, 25.11.2013, 13:04 | Сообщение # 214
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Конкурсный отбор


Хогвартс натужно полз к экзаменам. Младшекурсники были молоды и счастливы, ожидая от будущего разве только каникул, и даже четвертые курсы с их двумя экзаменами стояли одною ногой в лете. Шестикурсники валялись по спальням и плевали в потолок, возмущая картины. Семикурсники готовились сдавать ТРИТОН чисто автоматически – они знали, на что шли. И только пятый курс, слишком юный, чтобы расслабиться и слишком старый, чтобы расслабляться, била истерика.
По крайней мере, так обычно обстояло дело.
У нынешнего же пятого курса на нервные срывы просто не было времени. Днем преподаватели вытрясали из них душу, как водится, на консультациях. Вечером же за студентов брался Поттер: Общий Класс, отложив физическую подготовку, ускоренно перепрогонял народ через взаимную практику, не давая забиться в уголок и вызубрить лекции, ни гоблина не поняв.
Гермиона, Падма и Сьюзи разномастными фуриями метались по Выручай-комнате, не давая людям орать друг на друга и не давая им молчать – это был их собственный маленький экзамен. Гарри же и братья Уизли сидели в сторонке и на четверых прихлебывали сливочное пиво со льдом – Поттер даже не поленился странсфигурировать высокие стаканы. Доля исключенного имеет свои плюсы, это факт.
Сам Поттер поднимался с продавленной подушки исключительно по серьезным случаям – к примеру, с самого начала он вытряс из Кармайкла его стимуляторы.
— Вот что я вам скажу, господа, — говорил он тогда, похаживая перед настороженно замолкшими студентами и вытянувшимся в струнку Эдди. – В общем-то, нет ничего такого в том, чтобы нюхать помет докси, коли он прочищает вам мозги. Так же, как вполне нормально жрать змей – уж поверьте, это возможно. Мне наплевать, привыкните ли вы к дозе – я не нанимался следить за вашей моралью и вашими судьбами без спросу, хотя и подряжался помочь, если вы сами придете. Дело в другом.
Он усмехнулся скривившейся Гермионе и задумчиво кивнувшему Рону, прошел мимо задумавшейся Сьюз.
— В наше суровое время ваша обязанность, коль скоро вы подписывали наш маленький контракт – быть способным драться за своих близких, раз уж им больше не на кого надеяться. И быть способным драться в любой момент.
Гарри остановился, борясь с желанием щелкнуть каблуками.
— В любой, а не только тогда, когда у вас будет порошок. Потому что как бы вы ни были хороши восемь, ну пусть двенадцать часов в сутки, война продолжается двадцать четыре. И если вы осознанно выбрали быть неготовыми… Что же, добром это не кончается, были такие случаи.
Гермиона кивнула про себя, но все-таки решила блеснуть эрудицией:
— А, ты прочитал о том деле с лихтенштейнскими чародеями в позапрошлом веке? – она повернулась к народу. – Они много воевали с троллями тогда, и ходили исключительно под Феликс Фелицис, благо деньги на него у них были. Но как-то раз тролли нанесли визит в их Совет сами. А у тех, кто привык к удаче – редко хватает мастерства! – завершила она наставительно.
Гарри, вообще-то, имел в виду обдолбанных афганских дервишей, которых он видал в две тысячи третьем, но решил не развивать тему.

* * *

Прохлаждаться, однако, никто ему не дал. Иначе какой Поттер был бы Поттер? Как-то вечерком недремлющий энтузиаст Добби принес в гриффиндорскую спальню записку, и Гарри проследовал шкафом на Гриммо. Пожав руки Сириусу и ободрив с ним на пару хандрящую Риту, поднялся он в свою – да, уже свою – комнату. Там его и ждала уважаемый младший аврор Нимфадора Тонкс – ярко-лавандовые волосы, красные щеки и все та же черная маечка. Разминалась.
— Здравствуй, — Гарри протянул ей руку, девушка крепко ее пожала – и тут же притянула к себе, заставляя сесть на кровать рядом с ней.
— Ты доигрался. На что бы ты не ставил, ты доигрался, — Тонкс говорила тихо, но торопливо. Похоже, румянец тут не от одного дуэльного зала.
— Опять? – Гарри и сам понизил голос. От кого, спрашивается, прячутся? Сириус в курсе дела больше самой Тонкс – разве что чтобы не волновать Риту… но тогда дело и впрямь приняло поганый оборот.
— Фадж спустил Скримджеру циркуляр, — мрачно поделилась Тонкс, сложив руки на коленях. Гарри заметил, что они сжаты в кулак. – За тобой вышлют полную арест-команду. Шесть рыл. Официально еще и за Хагридом, но прежде всего за тобой. Гордись!
— Кто? – кратко рыкнул Гарри.
— Как будто тебе это что-то скажет…, — наклонила яркую голову Тонкс. Этот ее прищур… Но не до того.
— Кто? – уже ровным тоном повторил Поттер. Нимфадора широко раскрыла глаза – сегодня отчего-то серые.
— Праудфут, Вильямсон, Холлис, — проговорила она, вглядываясь Гарри в лицо. – Это полные. И младшие, братья Бостоки и Мэг Кослетт, мы вместе учились, и…
— Я знаю.
Плохо. Очень плохо. Будущий Главный аврор Крис Вильямсон, ветеран Праудфут и молоденькая валлийка Кослетт, которой осталось жить чуть больше года. С другой стороны, Холлис уже шибко немолод, а младшие авроры Бостоки – магглорожденные, без сюрпризов Тонкс. С этим можно иметь дело – если взяться как следует.
У Поттера был план. На самом деле, даже не один, но там посмотрим. Тем более что Тонкс рассматривала его со все большим и большим подозрением.
— Так. Будь я проклята, если ты собрался сидеть на Гриммо, — с недоверием проговорила она. – Поттер, ты думаешь, что ты выкрутишься? Поверь, Хогвартс большой, но они тебя выкурят. Я знаю, нас учили таким вещам. Рано или поздно они тебя перехватят, если ты не уберешься еще до них. Прятаться тут не пройдет, как бы это ни было весело, понимаешь?
Ну, положим, Гарри мог бы с ней поспорить – девушка по молодости еще была слишком уж высокого мнения о родной службе, Гарри и сам таким грешил. Сам же он знал, что, имея карту Мародеров и ручного неболтливого эльфа, в старом замке можно было прятаться строго до морковкина заговенья, над которым Главный аврор как раз не властен. Но дело было не в том.
— О, прятаться я и не собираюсь, — усмехнулся он. – По крайней мере долго.
В ответ Тонкс бес церемоний взяла его за плечи и встряхнула, как нашкодившего низзла.
— Эгей! Спустись с небес на землю, Поттер! – она жарко дышала ему в лицо, пытаясь орать на Гарри шепотом. – Ты ведь еще понимаешь, что сейчас Орден на открытый бой с Министерством не пойдет даже ради твоей маленькой нежной задницы, а?
— Спасибо на добром слове, — хмыкнул тот, — но этого и не понадобится. Когда точно назначен выход?
— Шестнадцатого, — проговорила Тонкс, еще не отпуская его плечи. – Да, шестнадцатого, но…
— Прекрасно, — улыбнулся Гарри ей в глаза. Он успевал. – Выкручусь. Просто откинься на спинку и смотри. В конце концов, Орден – это не единственное, что есть у Британии. — Пауза. Прошлый разговор завершился странно, если не сказать оборванно, и теперь самое время возобновить прощупывание, — И не первое, о чем лично тебе стоит волноваться, если мы друг друга поняли.
Повисла пауза. Волосы Тонкс темнели, глаза же становились все прозрачнее. Кем же она пытается стать сейчас? Но нет, этого Гарри не узнал. Ведьма тряхнула головой, возвращая ей насыщенный розовый окрас.
— Излагай, — тише, уже почти согласно. Так.
— У меня есть где их встретить, — кивнул Гарри первый раз. Взгляд подло уперся в вырез черной майки – неслабый такой вырез. – Все-таки полезно дружить с Хагридом. Запретный лес я излазал почти весь, своих как раз донатаскаю. Есть забавные, глухие места с темными тропками внутри школьного антиаппарационного купола. Я считал.
Еще кивок. Да пикси дери, полминуты назад они казались куда меньше. Нет, долгое воздержание не доведет, не доведет его до добра – но что прикажете делать, а?
— Второе – кем провести, тоже обдумано. Дезинформацию вбросит моя милая маленькая Картер, которая – ах – столько от меня прямо на глазах Амбридж натерпелась. Да и родители у нее как раз министерские, и факультет…
— Вот только ошивается она возле тебя, — зло усмехнулась Тонкс. – А я бы убила.
— И ты бы не убила, — Поттер хмыкнул в ответ. — Третье – кем встретить, ты и сама знаешь. Список успеваемости я подбил, вот верхняя двадцатка и покажет себя в деле. В случае малейших проблем я подстрахую, а ты прекрасно знаешь, что я – умею.
На сей раз отводить взгляд от стремительно желтеющих глаз собеседницы он не отважился.
— А окончательно принимать их буду я сам. И уж поверь – если будет нужно, я удивлю как следует всех шестерых, таких, какими они ко мне придут. Все просчитано. Все будет. Хорошо, что с ними не выслали Долиша – некому планировать операцию. А так… знаешь, как при Карле Первомнищий сказал лендлорду? «Спускайте на меня вашу собаку, сэр. Я ее съем».
— Тебе-то откуда знать, что Долиш…, — привычно огрызнулась Тонкс, но сильнее завела ладони ему к затылку, поймав себя на некой мысли. За пару секунд она успела распахнуть глаза – и резко сузить их, покрыться румянцем и вывести его, начать то ли вопль, то ли ругательство и свести его в еще один драконово жаркий выдох. Наконец, заговорила:
— Вот только проблема в том, что ты прав. Ты и впрямь хочешь стать серьезным человеком, Гарри. В это я верю. И если твои школьники как-то сумеют разжевать арест-команду – тот еще орешек, поверь участнице, — самодовольный смешок, легкое поглаживание по плечам, ухмылка, — то, пожалуй, я не откажусь потихоньку сменить работу. При условии, что будет интересно.
— Будет весело и страшно, — хмыкнул в ответ Гарри – и аккуратно снял с плеч горячие ладони.

* * *

Выходили вместе. Рита ушла подремать – раньше ее мучила бессонница, уже прогресс. Тонкс испарилась в камине, бросив краткое «Жду вестей». Тут бы и Гарри уйти вниз, в школу, чтобы с завтрашнего дня еще немного довести заначенный как раз на такой случай план подготовки. Но вместо этого Поттер упал в глубокое кресло у камина рядом с чему-то улыбающимся крестным.
— Пошли Кричера за брэнди, — тихо попросил он. – Даже если и учует кто – что,в торой раз отчислят?
— Не вопрос, — Сириус вызвал и проинструктировал старого домовика; Добби не знал погребка, а Винки обходила его десятой дорогою. – Что ж тебя вдруг разобрало-то?
— Начинаем, — выдохнул Гарри. – Я шестнадцатого, вы восемнадцатого.
Лицо Сириуса приобрело хорошо, слишком хорошо знакомое Гарри хищное выражение. Он ведь не сидел сейчас, запертый, дома — он тренировал молодняк, обихаживал умную жену, строил эльфов и планы. Но… чуть только на горизонте засветила Арка, Сириус подобрался.
Блэки, Блэки и их стремление к смерти; фанданго над входом в Ад у Сириуса, судорожное желание поскорее сжечь себя у Беллатрикс, утонченный выход в серых тонах для Регулуса… Трое из пяти в реальности Гарри. Надо, чтобы счет перевернулся.
— Ты знаешь, что случится, — Гарри не спрашивал, утверждал. – И ты полезешь кончать свою милую сестричку просто для того, чтобы пристрелить прошлое.
— Полезу, — просто ответил Сириус. Откуда у него взялся такой же низкий стакан, Гарри не заметил.
— Дохлый номер, — покачал головой Поттер. – Оставь разборки с временными петлями мне, хорошо? У меня по крайней мере дома нет беременной жены. Да и дома-то нет.
— Надолго ли?
— Пока не отстроюсь в Лощине. Деньги есть, но тебе придется рассказать мне, как там было.
— Я не про то.
— Послушай, — Гарри склонился к огню. – Я лез назад не за этим. Дом-семья – это у меня было. Приятная жена, умные дети, работу я свою, сам знаешь, любил. Я здесь для того, чтобы поправить собственные ошибки, а ты, чертов кабыздох, в их списке на первом месте. Так что если ты не выживешь, я могу просто отдать сам себе команду: «Нас обманули, расходимся». Сиди. Не рыпайся. Страхуй молодняк, — с нажимом повторил он.
— А Белла?
— Да пусть ее, в конце концов, трахнет об эту Арку Лонгботтом! – Гарри залпом допил свое. – Он очень просил.

* * *

Разумеется, учения в Запретном Лесу пришлось форсировать. Испуганный Грохх, жертва каменных игрушек, прибитых мерзлотой к Уралу, испуганно смотрел из-за мокрых кусов на перебрасывающихся блестящими лучами деловитых парней и девиц в темно-зеленом. Уже к пятому курсу все желающие вполне знали ближний Лес, да и Хагрид был рад помочь аляповатыми, но подробными картами, а то и экскурсией – дело спорилось.
Обычно, конечно, секретность всегда замедляет подготовку, но тут уж, во-первых, до экзаменов оставалось чуть побольше недели, а во-вторых…
…Сперва Гарри решил, что у Амбридж не выветрились котятки. Но нет, поражение мозга лежало куда выше.
Собственно, в этом был виноват сам Гарри со своими кружками самоподготовки. Амбридж изучила школьную отчетность по текущим контрольным – и не поленилась же, в больничном крыле лежа! – и выяснила, что с назначением ее в Хогвартс успеваемость резко пошла вверх. Щеки ее обрели прежние объемы, а душа поросла розовым пушком. Соответствующая реляция отправилась, само собой, к Фаджу, и Верховный Правитель решил закрепить успех, посетив Хогвартс сразу же после триумфально сданных экзаменов.
Что должен делать в таких случаях адекватный директор? Разумеется, гонять подопечных втрое против прежнего, дабы подогнать результат под высокого гостя. Что сделала Амбридж? Принялась высокого гостя встречать!
Хогвартс был школа старая и почтенная, в числе основателей которой приблудились две дамы плюс опоясанный рыцарь, так что во флагах и растяжках там толк всегда знали. Но какая сволочь додумалась обвешивать главный зал бело-синими воздушными шариками? Ученики, и так малость поехавшие разумом от билетов, реагировали на нефакультетские цвета нервно и не без буйства.
Более того, жрать приходилось под бдительным, хоть и осоловелым взглядом нарисованного Фаджа, беспокойно переминающегося с ноги на ногу под умопомрачающим лозунгом: «Магов британских единая воля — ближе к народу, больше контроля!». Народ, в свою очередь, искренне хотел оказаться подальше от него, но пересаживаться не давали.
Колин Криви ходил, чуть не плача: Филч теперь частенько появлялся с фотоаппаратом – явно одногодком леди Августы Лонгботтом. Раритетнейшую маготехнику завхоз довел до скотского состояния, а теперь намеревался ей фотографировать исторический визит – при том, что, по словам Колина, варварски переломанные и смотанные маггловской изолентой ножки штатива гарантировали заваленный горизонт, а линзы раньше времени ввели бы министра в алкоголизм. Гарри в фотоделе ни пикси не понимал, но верил.
Воспаление лобных долей, впрочем, коснулось только Амбридж да, пожалуй, вооружившегося пучком швабр на раздачу студентам Филча – прочие же преподаватели вступили в борьбу с директрисой и своим чувством ирреальности происходящего.
Минерву и Северуса, вековых антагонистов в любом педагогическом вопросе, интересовало прежде всего, почему их драгоценные факультеты не готовятся к экзаменам, а вместо этого отскребают от стен одну плесень, вешая вместо нее другую. Увы, активный протест не дал результатов: Макгонагалл и Амбридж ритуально и вежливо проклинали друг друга при всякой встрече, а процесс шел. Пассивной агрессии профессора Снейпа – тот взял моду лично присутствовать на работах по встрече и с каменным лицом рассказывать, как здесь все прекрасно и насколько он всем доволен – Долорес просто не видела.
Флитвик саботировал тихо, но зрелищно. Как известно, слова Гимна Хогварста утверждены лет так тысячу назад, а вот мелодии традиционно же не заявлено; как говорил Дамблдор, «каждый поет на свой любимый мотив». Как известно, Филеас Флитвик управляет хором. И опять же как известно, при встрече первого лица государства без гимна, а значит, и без хора не обойтись. Результат? Вот уже третий состав хора пел Гимн Хогвартса на мотив похоронного марша. Слова в него не лезли, но тем полнее эффект.
Что же касается Помоны Спраут… Этой почтенной даме и в лучше времена было вообще всё равно. Согласно замечаниям директора, каждое утро она надевала парадную мантию – «дабы ученики привыкали и проникались нарастающим ощущением праздника единения с нашим добрым руководством, как школьным, так и несравнимо высшим!» — и каждый полдень выходила на обед, художественно расписав ее землей и гербицидными подпалинами. А местами даже заправив в сапоги.
…Когда кентавра Лоренца, почтенного профессора Прорицания, спросили, что он думает обо всем этом, он переступил копытами и процитировал: «Вдвойне прекрасно то, что бесполезно».
Прибывшие в понедельник экзаменаторы во главе с мадам Марчбэнкс получили, наверное, самую стыдную встречу в истории Хогвардса. Сперва все выглядело очень торжественно, хоть и недоделано – но что ж тут, немного не успели, все всё понимают. Однако скоро стало ясно, что подготовка продолжается – и на них никто не обращает особого внимания. Марчбэнкс и старый практик Тофти, видевшие штук восемь Министров Магии каждый, затаили и запомнили. И директрису перед размещением на экзамены попросту не посетили.
Амбридж извивалась, как давимый бубонтюбер. Давить на учителей она не могла – все, что было прописано в уставе, те делали. Пресечь ученический саботаж тоже не получалось: взысканий никто не боялся, потому что орудовать тряпкой приходилось что с ними, что без них. Старшие курсы, по примеру компании Поттера, и вовсе начали скрываться, благо Долорес знала замок гораздо хуже учеников. Той оставалось лишь беситься и погружаться все глубже и глубже в сон разума. Столкнуться с самым кошмарным из порожденных этим сном чудовищ Гарри пришлось там, где он ожидал этого менее всего.

* * *

Экзаменов Гарри просто не замечал. Прекрасна сессия, когда ее сдают другие люди – Гермиона, в целом, мало изменилась, а вот у студентов в целом вид с каждым днем становился все более и более испуганный: экзамены вместе с потугами Долорес четко и достоверно воссоздали атмосферу победы Волдеморта.
Сами экзамены, кстати, сдавали гладко, с Защиты чины ФОБ вообще шли, обмениваясь шуточками. Профессор Тофти оказался мягким, приятным человеком, не требующим и третьей части того, что тряс со своих боевиков Поттер. В точности так же сложилось и с Зельями – Снейп задрал планку неоправданно, невозможно высоко, и билеты СОВ рядом с его текущими аттестациями не смотрелись совершенно.
Но напряжение все равно оставалось – и останется до последнего дня. Понимая ситуацию, Гарри распустил своих спать на весь вторник, перед ночным экзаменом по Астрономии. Никакого Запретного Леса, никаких отработок группового Протего, просто факультетская спальня – это ли не прекрасно? Освободившуюся же Выручай-комнату он на день занял сам. И не один.
Как всегда, как обычно. Полутьма; клетчатый диван, теперь уже не целомудренно-узкий, а квадратный; душистый крепкий чай из маленького чайника; рыжая девочка под одним с Гарри пледом.
— Ну и что тебе осталось? – спросил он, когда чаинки улеглись на дно.
— Прорицания я не брала, — Сьюзи держала чашку обеими руками, греясь. Гарри придвинулся к ней чуть ближе, бедро к бедру – действительно, теплее. – Астрономия ночью, затем История магии. И все, свободна, — улыбнулась она.
— Не волнуешься, я вижу.
— Как и ты, — Сью улыбалась мягко, она была спокойна, она всегда была спокойна, какой бы мерлинов ад одному отдельному Поттеру не предстоял. Он помнил, впрочем, какой она была, когда Гарри наконец вывалился из лабиринта с кубком в руке. Но сейчас она хранила покой и щедро делилась им. – Скажем так, я представляю, что там у них на Истории в билетах, и это не самая смешная шутка. Представь, что ты явился сдавать Защиту.
— Еще придется, — фыркнул Гарри. – Главное – не покрошить экзаменаторов, — отставив чашку, он коротким движением прошелся по осенним волосам подруги.
— Как и мне, — Сьюз вздохнула. – Но ты же понимаешь, что главное сейчас для нас совсем не это.
— Для меня, — покачал головой Гарри, еще улыбаясь, уже чувствуя под мозолистыми пальцами ухоженную кожу. Прикосновение к шее девушку явно немного смутило – но с темы не свернуло.
— Для нас, — упрямо повторила она. – Я иду, и ты это знаешь – учти, ты мне, конечно, дорог, только вставать между мной и историей не советую.
— Да не в том дело, — вскинул привычным все отрицающим жестом ладони Гарри. – Я все понимаю, но мне бы дело без потерь организовать. Так что когда мы полезем в Министерство, ты – что бы вы, юная мисс Боунс, там себе не думали - пойдешь к тетке с докладом о сути вещей. Почему?
— Потому что ты – перестраховщик, — Сьюзи была прекрасна, но Сьюзи была временами все же такой девочкой…
— Потому что больше никому она не поверит, — покачал головой Гарри. И придвинулся к Сьюзи ближе.
Кажется, юная Боунс успокоилась – по старой привычке она начала задумчиво поглаживать Гарри по уложенной уже ей на плечо голове, расчесывая вихры, на которые он сам давно перестал обращать внимание. Апелляция к логике всегда ее успокаивала – по крайней мере, на вид.
С пару минут Поттер блаженно молчал, ловя тепло одетой по всей форме, но расположенной к нему девицы – плечо там, чуть горящая щека повыше, грудь где-то у его подбородка. Руки в волосах. Тут-то он и заметил красное пятнышко на левом запястье Сью. Снял поцелуем – нет, не кровь, кое-что менее знакомое.
Медовая акварель.
— Ты не поверишь, — в ответ на его вопрос Сьюзи сначала смутилась, потом расхохоталась. – Не хотела тебе говорить, ты у меня все-таки занят делом; моя милая мама не стала бы тащить отца выбирать шторы посреди гринготтских аукционов. В общем, на прошлой неделе Амбридж вызвала меня к себе.
— Что хотела? – Поттер спросил лениво, но явственно подобрался – однако Сьюзи не только слушала его сейчас, но и чувствовала. Всем телом. Повернувшись к нему лицом и чуть придвинувшись – слишком близко, слишком близко! – она покачала головой.
— Успокойся, хотела она странного, — ее ладонь тоже легла ему на плечо – спокойно, мол, ничего страшного не произошло и нечего вам, мистер Поттер, маяться еще и этим. – Передавала почтение тетушке, как будто так и нужно, и «возложила на меня почетную обязанность», — Сью хихикнула, — организовать конкурс детского рисунка. Называется «Мама, папа, я и Министерство – одна семья».
— Какой-какой? – Гарри был счастлив, что чашечку давно осушил. Подавился бы.
— Детский. Первый-третий курсы, — вздохнув – и это Гарри тоже сперва почувствовал, потом увидел – подтвердила Сью.
— Я на втором курсе, вообще-то, уже василиска задрал.
— Гарри, ты вырос приятным, но с твоим детством это-то и удивительно. Повторять его не надо, — вздохнула девушка. – Скажи, ты бы пожелал своим детям чего-то такого, или лучше уж рисунки?
— Уж поверь, мои дети обойдутся и без Волдеморта, и без Фаджа. Да и маггловский чуланчик им будет лишним, — вот по крайней мере за это Гарри был уверен, ибо опыт.
— Грейнджер бы тебя сейчас не одобрила, — Сьюзи хихикнула почти Гарри в губы, и тот судорожно попытался отодвинуться. Хотя бы бедрами. По крайней мере, пока деликатная Боунс делает вид, что не замечает. Нет, если его что-то в этом мире добьет, то это будет не Волдеморт, а подростковые гормоны.
— Ее проблемы, — Гарри-то точно знал, что Хью и Роза выросли магами несмотря ни на что; хотя да, нынешней Гермионе это бы не слишком понравилось. – Но про конкурс-то расскажи.
— О, детей-то я организовала, я им нравлюсь, кажется, а потом… Вот тут признаюсь, — лукаво улыбнулась рыжая, — пришлось подбросить Дину Томасу работы. Я понимаю, что он занят у тебя, но что делать. И еще пришла Луна.
— То-то они так уставали, хотя нагрузки я вроде делил, — кивнул Гарри. – Ладно, не сержусь, считай подарком. Так, значит, наши младшие нарисуют как следует?
— Ты даже не представляешь, — улыбнулась Сьюзи еще более хитро – и прижалась к нему уже совершенно однозначно. – Послезавтра, кстати, открытие выставки. Будешь?
— Буду, — произнес Гарри, ни о какой выставке не думая. После краткой борьбы с пледом его ладони, в кои-то веки отдыхающие от палочки, вдумчиво прошлись по краснеющей, но продолжающей улыбаться Боунс. Да, джемпер, да, блузка, да, юбка – все прилично, ни шагу под, ни движения к пуговицам, не говоря о прочем.
Пока что.
Они возлежали на выдуманном диване уже молча, не чувствуя друг друга только губами, и Гарри было потянулся вперед – но остановился, мучительно думая, снять ли очки, или уже не отрываться. Это его и погубило.
— Хозяин Гарри! Хозяин Гарри! – заорал под ухом некто писклявый и хорошо знакомый. – И… это… хозяйка Сьюзен? Авроры в школе!

* * *

Суетиться не стали. Добби экстренно созвал Рона и Гермиону – Грейнджер явно заметила оттенок лица Сьюз, но сохранила молчание – и Круг решил ничего не перекраивать. Гарри остался в Выручай-комнате, команда не волноваться разошлась по спальням. Сьюзи чуть задержалась; Рон с Гермионой как-то очень быстро утекли из комнаты, едва уяснив задачу.
— Я зайду на выставку, — сказал Гарри в спину Сьюзи.
— Я буду ждать, мой Лорд.
Поттер мрачно допил чай и принялся за разминку, чтобы хоть как-то отвлечься. Хоть как-то. Но обращение Сьюзи упорно не желало вылетать из головы. Проблема в том, что в исполнении юной Боунс это шуткой не звучало. Не те моменты, не те глаза.
Да и не та девушка. «Ты забываешь, что я чистокровная» — как-то сказала она, и Гарри обещал не забывать.
Два слова девочки — "мой Лорд" — потянули за собой целый ворох воспоминаний: разговоры с Андромедой еще в той жизни, сцену в поезде, и особенно — неторопливую беседу в Выручай-комнате. Гарри недвусмысленно и четко сказал, кем он не хочет видеть Сьюзи. Да только теперь встал вопрос: а согласна ли с ним сама рыжая умница?
Гарри сидел, мысленно кусал себе локти и ожидал, ожидал. В результате весь первый день решившие перевыполнить план авроры наблюдали вполне обычный день – народ, одержимый небесными светилами и местами древними рунами, убито ползал по коридорам, готовясь последние часы перед ночным экзаменом и вешая недостающие шарики. Филч мелодично насвистывал «I’ve been working on the railroad», подгоняя сегодняшнюю штраф-команду. Поттера не было ни в женских туалетах, ни под культурным слоем совятни, ни в ящиках стола Снейпа.
Авроры провели неспокойную ночь в полузаброшенных гостевых покоях — так уж вышло, что женатых преподавателей сейчас не было, и комнаты были в запустении уже лет десять. Всю ночь они посменно прохаживались по этажам, вызывая телячий восторг у Пивза и тяжелое недоумение у притиснутых к телескопам учеников. Но утром ситуация резко улучшилась.
Диана Картер подошла к арест-команде как раз тогда, когдаАмбридж вздумалось пораспекать их на тему «Где Поттер и, кстати, Хагрид?» — потому что монументальный лесник тоже куда-то свинтил, будучи своевременно предупрежден. Авроры, будучи формально ниже Амбридж по рангу, прервать тугой поток бреда не могли, и Диана, отвлекая директрису, сразу же удостоилась самого горячего участия.
Да, милейшая слизеринка вчера… немного помогала подружке курсом младше, сдающей астрономию. Ничего противозаконного, правда, директор? Да, она совершенно случайно подслушала исключенцев, под покровом ночи уходящих из замка. Да, всех, и Поттера тоже – этого поганца она везде узнает. Да, она знает, куда они направились – местечко в лесу известное, сейчас им частенько пользуются из-за указа о предельной близости… Нет, госпожа директор, она – никогда, но вот, скажем, Драко Малфой… Ах, неинтересно? Да, показать она может, хотя и не очень уверенно – не была. Да, готова. Эти ублюдки попортили ей немало крови…
Амбридж разливалась соловьем – толстым и беспокойным, но соловьем – о том, как страшные хулиганы во главе с Поттером травили слизеринцев и в первых рядах бедную Диану. Сэм Праудфут купился — тем более что все это было чистой правдой.
И вот, земную жизнь пройдя кто сколько сможет, авроры очутились в сумрачном лесу. Все глубже и глубже их вела извилистая тропа, по которой ходили, кажется, одни единороги, но Картер двигалась уверенно, охотно болтая с младшими аврорами о факультетском житье-бытье. До тех пор, пока не попросилась в кустики - школьница, что с нее взять.
В кустах Диана развернула выданную Гарри мантию-невидимку – и исчезла.

* * *

Гарри с торопливой похвалой забрал у Дианы мантию и вернулся к аврорам сразу же – на черных крыльях беды, замогильно каркая. Коллегам надо было отдать должное – пугаться никто и не подумал. Мэг Кослетт только что обошла прогалину, доложила, что видимых следов мало – еще очко в пользу Картер – и искать девчонку не представляется возможным.
— Похоже, нас выпасли, — Крис Вильямсон гневно дернул себя за хвост. Он всегда был немного параноидален, но Аврорату под его началом то было на пользу. – И, понятно, первым убрали проводника. Я бы тоже так сделал.
— Ну, кроме Картер, Поттер и его исключенцы вряд ли кого бы тут взяли, — раздумчиво добавил Праудфут. – Осмотрительные. Ну что, уходить будем?
— Чего ради? – отмахнулся уже совершенно седой, но все еще крепкий Стенли Холлис. – И так ясно, что детишки рванули к границе антиаппарации. По прямой тут не пойдешь, а нам не от кого прятаться. Догоним.
Ага, подумал Поттер. Посмотрю я на тебя, когда начнется одышка. Или пока нет? Так или иначе, Вильямсон молча направился дальше по тропе, а младших авроров спросить позабыли. И зря.
Потому что первыми нарвались как раз младшие – а именно забежавшая слишком вперед Мэган. Валлийка, как понял Гарри, вообще пыталась изображать глаза группы – с чем потом и получила Аваду в Министерстве. Здесь же, стоило тропке зайти в глубокую балку, прорытую лесным ручейком, Кослетт охвоили простым Петрификусом – который никто не услышал.
Они были профессионалами. Братья Бостоки, здоровые лоси, побежали, низко пригибаясь, вверх по склонам, не зная, что Гольдстейн уже сбежал своими фирменными прыжками. Вильямсон прикрыл выбывшую Мэг щитом, Холлис развернулся назад, глядя, не перерезали ли тропку, а Праудфут… А Праудфут остался лежать, так же окаменев. Эрни Макмиллан, залегший в стороне от тропинки и уже пропустивший группу мимо, Холлиса ждать не стал. Гарри удовлетворенно каркнул и отлетел.
Авроры быстро привели себя в порядок, впрочем. Близость противника есть основной признак, что ты на верном пути – так говорят в учебке. Гарри, с другой стороны, хорошо знал, что близость противника есть основной признак, что сейчас тебя будут убивать. Поэтому он четко следил, чтобы «группы направления» не ввязывались в бой по-настоящему.
Вот, к примеру, Рон с Ли очень даже технично обезоружили сунувшихся проверить подозрительные кусты Бостоков, но вместо отхода попытались их еще и скрутить. Гарри ничего не оставалось, как обернуться тут же в овражке и, откинув младших авроров Экспульсо подальше на тропку, пинками и ласковым матом выгнать идиотов с позиций. Ли поймал Локомотор от меткого и быстрого Вильямсона, но парни вынесли пострадавшего на руках, после чего долго обзывали идиотом.
Однажды арест-команда попыталась развернуться и уйти к Хогвартсу. Гарри снова перекинулся, сдернул две тройки с позиций – и повел вперед сплошную стену огня, сжав в одно Инсендио достаточно силы, чтобы пробить скалу. Шестеро сбоку, подгоняемые Гермионой и Сьюз, держали по бокам сплошной поток Агуаменти, не давая огню расползтись, но этого аврорам видеть было необязательно.
Благодаря Хагриду — в данный момент успокаивающему Грохха — Картер знала, куда вести правоохранителей – на тропках, отходящих от места расставания, лежало, например, небольшое, но отвратно пахнущее болотце. Опытный Праудфуд нарубил краткими Диффиндо шестов, и с форсированием все получилось неплохо. Почти неплохо – на выходе, в узкой горловинке меж хлябями и уже чем-то похожим на твердь земную, команду накрыли вдесятером.
Что же, фронтальный удар опытные старшие авроры отбили, они были к нему готовы – Падма, Эрни и Кевин Энтвистл поймали парализующие. Удар с тыла – нет. Болотце оказалось фальшивым, спасибо близнецам, и в нужный момент было просто убрано.
Положили всех – и ушли. Когда через полчаса заклятие спало, с Мэган Кослетт случилась было истерика, но Вильямсон просто закатил ей звонкую пощечину. Пошли дальше.
И вышли.

* * *

На открытой поляне под старым, разломанным то ли бурей, то ли тварью вроде Грохха надвое дубом выстроились в полукруг два десятка подростков. Прямые спины. Черные балаклавы. Палочки у бедра. Маггловские штаны в брызгах лесной грязи.
И перед ними – еще один. Чистые – Эванеско — школьные брюки и ботинки, белая школьная рубашка навыпуск и открытое лицо. На руках – боевые перчатки драконьей кожи, в правой – палочка Поллукса Блэка, в левой – уже разложенный нож. Круглые очки.
— Мастер Праудфут, — поклонился он, — господа, мисс Кослетт. Рад приветствовать вас на полевых учениях Фронта Обороны Британии.
— Мастер Поттер, — усмехнулся Вильямсон, забросив хвост за плечи. – И кто же вас всех выдрессировал?
— Я. Но и вам предлагается поучаствовать, — Гарри ступил вперед, и круг за спинами авроров замкнулся. Каждый в нем очень спокойно произнес: «Протего».
— Группа А, — бросил Поттер. В круг вышли Рон, Невилл, Джинни и близнецы. Шесть к шести. – Попробуете меня взять, господа? Или будете говорить, что не воюете с детьми?
Вильямсон бросил невербальный Экспеллиармус, но луч тут же встретил щит. Гарри опустил палочку и еще раз поклонился.
— Отчего же, мастер Поттер. Воюем, — произнес Праудфут, и авроры рванулись вперед.
Гарри вышел вперед почти синхронно с ними. Резкий пас левой, и волшебный нож разрывает, как бумагу, Протего Джонни Бостока; тот тут же опускается на колени, прижимая пальцы к глазам – Джинни всегда предпочитала сглазы боевой магии. Стэнли Холлис попытался вырваться из круга – и тут же влетел назад, приняв сразу два отталкивающих от зрителей.
Поттер тем временем успел сцепиться с Кристофером Вильямсоном, своим будущим наставником. В этом времени, впрочем, их знания друг о друге были куда как неравны. Две резкие вспышки, два почти одинаковых пируэта, заклятия уходят в небо – но следующим номером Вильямсон попросту бьет левой в лицо врага. Обычно это проходит – маги так редко прибегают не к магии... Но не сейчас – юркий поганец Поттер потянул ударную руку на себя и, не произнеся не слова, ткнул противника палочкой в бок. Синяя вспышка – и высокий поджарый аврор отлетает к цепочке студентов, не двигаясь.
Не провожая его взглядом, Гарри тут же обернулся к Праудфуту – старый добрый Сэм уже выключил Джорджа и теперь попытался вывести Рона на Вика Бостока. Поздно, впрочем – младший братец почти тут же завопил, чувствуя, как его вбирает земля. Невилл, сильный маг и увлеченный герболог, держать Орбис вполне умел. Гарри же оставалось только спеленать Хлыстом Тьмы все-таки доставшую Джинни мисс Кослетт.
Холлис улегся последним – Рон просто поймал старика на Эверте Статум и влет добавил Петрификусом. Да, парень хорош.
— Группа Б, — скомандовал Гарри, пройдясь по поляне с Фините и Эннервейтом. – Еще круг, мастер Праудфут?
После третьей пятерки Вильямсон, держась за приложенные левитированной колодой ребра, поднялся сам.
— Еще круг, мастер Поттер?



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
ShtormДата: Понедельник, 25.11.2013, 14:48 | Сообщение # 215
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Рискует Поттер, тем более своими бойцами. Они не на столько сильны, как он.


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Среда, 27.11.2013, 01:13 | Сообщение # 216
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Shtorm, так-то оно так, но (имхо) лучше относительно безвредно рискнуть и поднабрабться опыта в драке с аврорами (те то хоть убивать не станут), чем потом быть битыми ПСами!!


Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg


Сообщение отредактировал Serjo - Среда, 27.11.2013, 01:13
 
ShtormДата: Среда, 27.11.2013, 02:52 | Сообщение # 217
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Serjo, может быть и так. Но ведь еще не факт, что потеряв терпение, авроры не станут авадами кидаться.


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
LordДата: Среда, 27.11.2013, 06:28 | Сообщение # 218
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2738
« 188 »
Цитата Shtorm ()
Но ведь еще не факт, что потеряв терпение, авроры не станут авадами кидаться.

Против детей? wink



"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
ShtormДата: Среда, 27.11.2013, 07:28 | Сообщение # 219
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Против детей. Дети тоже могут прибить,даже если не авадой wink cool


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Lady_MagbetДата: Среда, 27.11.2013, 08:16 | Сообщение # 220
Ночь темна перед рассветом...
Сообщений: 1088
« 198 »
Левиосой они могут прибить.. Даже тролля обезвредили. Ну и экспеллиармус, стандартный набор.


Ты никогда не узнаешь, когда начнется твоя шизофрения.

Сообщение отредактировал Lady_Magbet - Среда, 27.11.2013, 08:17
 
LordДата: Среда, 27.11.2013, 11:33 | Сообщение # 221
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2738
« 188 »
Цитата Shtorm ()
Дети тоже могут прибить,даже если не авадой

Если бы дети хотели их убить - они были бы уже мертвы, и я думаю авроры не так тупы, чтобы это не понять.



"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
ShtormДата: Среда, 27.11.2013, 12:03 | Сообщение # 222
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Тут главное,чего хотят авроры. Они то пришли явно не на чай Пёттера пригласить. А тут сопротивление властям однако.


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
LordДата: Среда, 27.11.2013, 12:16 | Сообщение # 223
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2738
« 188 »
Цитата Shtorm ()
Тут главное,чего хотят авроры.

Они хотят поймать Поттера. Тот не дает пока повода применять что-то тяжелое. Да и к тому же, аврорам нельзя применять авады при любом раскладе)



"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
ShtormДата: Среда, 27.11.2013, 12:37 | Сообщение # 224
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Цитата Lord ()
Да и к тому же, аврорам нельзя применять авады при любом раскладе

Ой ли? Не думаю, что они только задерживали wink



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Среда, 27.11.2013, 13:08 | Сообщение # 225
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Цитата Shtorm ()
Ой ли? Не думаю, что они только задерживали

Убийц, насильников и пр. мразь, которые еще и аресту сопротивляются - конечно мочили. Но убивать зарвавшихся юнцов... не путайте авроров с ПСами!!



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
ShtormДата: Среда, 27.11.2013, 15:06 | Сообщение # 226
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
А если у юнцов девиз: " Умрем,но не сдадимся"? wink


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
СтерфаДата: Среда, 27.11.2013, 15:36 | Сообщение # 227
Подросток
Сообщений: 13
« 3 »
Есть мнение что у Поттера на этих авроров далекооо идущие планы... cool Не буду гадать какие именно, но уверен что не тренировка, и не отмазка от ареста ah


Пока человек чувствует боль – он жив. Пока человек чувствует чужую боль – он Человек..
 
SerjoДата: Среда, 27.11.2013, 15:54 | Сообщение # 228
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Цитата Shtorm ()
А если у юнцов девиз: " Умрем,но не сдадимся"?

Магия она такая магия - можно вырубить и не убивая! wink Ну а если юнцы все же надают люлей и свалят - собрать уже не арес-команду, а полноценный взвод! Пока юнцы не начнут бить по аврорам чем-нибудь летальным, никто в них авадой швырять не будет!

З.Ы. все мои комменты - исключительно ИМХО, как оно считает автор я не в курсах!!



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
LordДата: Среда, 27.11.2013, 19:37 | Сообщение # 229
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2738
« 188 »
Цитата Shtorm ()
Не думаю, что они только задерживали

Конечно нет. Но вспомните Канон - только Крауч легализовал применение Непростительных, а так же пытки при допросах, и вообще разрешил Аврорам действовать жестче. Но сейчас на посту Фадж, для которого все опаснее оглушалки - Темная магия. авроры обязаны задерживать, а не калечить. И плевать, сколько их самих там поляжет.
Цитата Serjo ()
Убийц, насильников и пр. мразь, которые еще и аресту сопротивляются - конечно мочили.

Не уверен)) их могли и самих в Азкабан бросить, если бы они планку перешли)) Министерство же такое Министерство)



"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
SerjoДата: Среда, 27.11.2013, 20:49 | Сообщение # 230
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Цитата Lord ()
только Крауч легализовал применение Непростительных

Секо в горло имеет теже последствия что и Авада, хотя непростительным и не является, просто секо можно заблокировать...

Цитата Lord ()
Но сейчас на посту Фадж, для которого все опаснее оглушалки - Темная магия.

Цитата Lord ()
Министерство же такое Министерство)

Так то оно конечно так, но хочу отметить две вещи.
1) При сопротивлении аресту опасным преступником швыряющимся авадами - грохнуть его правое дело.
2) Сколько бы раз Фадж не был министром, но страдать хернёй и создавать для них заведомо смертельные ситуации авроры бы ему не позволили!
Ситуация - говорит Фадж аврорам "при любых обстоятельствах брать преступников живыми, даже если они вас авадами поливают". Как Вы думаете, что сделают авроры - 1) сложат лапки и покорно послушают идиота 2) пошлют его нахрен 3) Дадут ему люлей и пошлют нахрен ???
Просто, если авроры взбунтуются, то им просто некого противопоставить! Если авроры захотят захватить министерство - они запросто это сделают - бюрократы ничего даже понять не успеют, как под крик "работает аврорат" их быстро скрутят!!



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
LordДата: Четверг, 28.11.2013, 00:03 | Сообщение # 231
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2738
« 188 »
Цитата Serjo ()
просто секо можно заблокировать...

Вот именно, можно заблокировать. Авада - без вариантов. Почти.
Цитата Serjo ()
грохнуть его правое дело.

Если это не Люциус Малфой, или кто-то вроде, который, если выживет, уничтожит этого излишне ретивого аврора.
Цитата Serjo ()
Если авроры захотят захватить министерство - они запросто это сделают

Почему же они этого не сделали? Почему они терпели самодура-Фаджа все это время?



"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
SerjoДата: Четверг, 28.11.2013, 00:39 | Сообщение # 232
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Цитата Lord ()
Вот именно, можно заблокировать. Авада - без вариантов. Почти.

я к тому, что убивать при задержании и "лицензия на аваду" - это не одно и тоже. Крауч выдал аврорам именно что "лицензию", но не думаю что им особо запрещается мочить опасных преступников, когда те летальными заклянками огрызаются!

Цитата Lord ()
Почему они терпели самодура-Фаджа все это время?

Может потому что Фадж хоть и самодур, но не на столько чтобы ссориться с авроратом!?



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
LordДата: Четверг, 28.11.2013, 08:19 | Сообщение # 233
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2738
« 188 »
Цитата Serjo ()
но не думаю что им особо запрещается мочить опасных преступников

Однако приоритетом являлось все же задержание.

А жаль, это было бы забавно)



"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
SerjoДата: Четверг, 28.11.2013, 18:14 | Сообщение # 234
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Цитата Lord ()
Однако приоритетом являлось все же задержание.

Однако они и не киллер-команда! Даже у группы Альфа приоритет задержание, а там как пойдет... это только пиндосы предупредительные выстрелы производят сразу в голову!!



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
SerjoДата: Пятница, 29.11.2013, 11:23 | Сообщение # 235
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Отдел Тайн: Ставок больше нет!


Интересный выдался денек. Гарри еще немного потасовал группы, но после шестой перемены умотались все. Есть некоторый предел парализующих, который человек может вынести без горячей ванны и теплого чая, да. Так что уже далекую от арестов арест-команду Поттер, Уизли и Лонгботтом разоружили, наскоро подлатали и повели уже назад, неторопливым маршем.
Состоявшаяся в пути дискуссия оставила у Гарри странное впечатление. Он, Рон, Невилл и Тони болтали в основном с Вильямсоном, разбирая состоявшиеся бои и через раз начиная друг на друга орать; выглядело это все почти как после нормальных аврорских учений, и Гарри блаженно купался в ностальгии. А вот с другой стороны малиновкой разливалась Кослетт – и речь Мэг напоминала скорее лекцию по выбору профессии; аврорат велик и прекрасен, говорила она, у нас есть бесплатное лечение в Мунго и печенюшки, говорила она. И только что закидывавшие ее заклинаниями ребята восторженно внимали.
— …И вообще, я не понимаю, какого пикси мы тут делаем, — сплюнул ранее молчавший Праудфут перед самой школой. – Гляди, парень: на свободе шатается уйма Упивающихся. Кстати, ты в курсе, что они начали убивать магглов, хоть в газеты оно и не попадает? Так вот, мы – в курсе. И тут целых шесть человек посылают за учеником и лесничим.
— Когда мы вышли к этому вашему строю, я уж подумал, что у вас тут, собственно, филиал, и тогда все объяснимо, — подхватил Вильямсон. – Вот только тогда бы вы нас поубивали к гоблина матери.
— Позорная была бы смерть, — констатировал Праудфут. – Но сами виноваты, школьникам-то… Ладно. Вы все-таки школьники, тут уж поверьте, а мы вами заниматься не должны. Фадж кусает собственный хвост.
— Нами. А мы задолбались отплевываться, если честно, — суммировал Кристофер и умолк. Впереди уже показались серые стены.
Все устроилось наилучшим образом. Протащить в Хогвартс несколько человек – не проблема, если с тобой работают близнецы Уизли, а дальше у Гарри уже был план. Авроров с извинениями – не слишком, впрочем, долгими – свели в Тайную Комнату. Пока младшие таращились на скелет Василиска, Гарри разъяснил старшим, что это всего только на два дня, после чего их выведут для доклада Скримджеру. Представив им Винки, Гарри наказал не стесняться просить у нее еды, одеял и даже книг из библиотеки, но даже не пытаться заставить домовиху их вывести. Ибо приведет это только к очень большим проблемам и только у них шестерых. А пока… пускай уважаемый Руфус поволнуется. Пускай объявит повышенную готовность по-тихому. Пригодится.
Милейшая Диана Картер, порождая у Амбридж дальнейшие вопросы, не вернулась в факультетскую спаленку. Гарри отвел ее в Выручай-комнату — где дама немедленно возлегла на знакомом Поттеру диване, завернувшись в плед по подбородок и сверкая глазами.
— Ну как, я заработала на Отдел Тайн? – с торжествующей улыбкой начала она.
Гарри уселся на край дивана – сегодня придется спать на Гриммо, похоже. Диана, заметив, что уходить он пока не планирует, вольготно привалилась к возникшей прямо за ней широкой спинке.
— Не думаю, — покачал головой он, видя, как девушка чуть хмурится, ожидая разъяснений, — Мои пока еще тебя не очень поймут, а целостность организации для меня, прости, дороже твоего веселья. А вот следующую акцию, возможно, я могу тебе обещать.
— Слушай, я пришла к тебе, чтобы участвовать в войне, — Диана расправила плечи. Мантии на ней уже не было, рядом висел и джемпер – да, тут все-таки тепло. Школьная же блузка и так порядком посмялась за лесную прогулку, хуже не будет.
— Ты всегда могла уйти к Волдеморту, — парировал Гарри. – А у меня ты уже участвуешь, и лично я тебя ценю. Без тебя не мы бы выбирали, где драться, а авроры; ты у нас девочка умная, сама знаешь, сколько это весит.
— Не могла бы, — тряхнула Диана черным каре. – Я бы у него была как Драко Малфой. Маленькая мисс Никто. А тебе я интересна, и ты это прекрасно знаешь.
— Есть такое, — кивнул Гарри, замечая некое движение, пока еще тихое. Да, точно. Милая мисс Картер расстегивает, безбожно путаясь, верхнюю пуговицу блузки. Но мы это проигнорируем.
— Ну и не зря! Я могу дать тебе больше, чем сейчас, знаешь ли, гораздо больше. Я лучше, чем большинство твоих ребят, Гарри, — самоуверенно, но как-то нервно улыбнулась она. – Ты проводишь со мной больше времени, чем с каждым из них, кроме Уизли, Грейнджер и… Боунс. И для меня это, знаешь ли, важно. – Картер перевела дух. В исполнении Сьюзи или, скажем, Лаванды это смотрелось бы эффектно, а тут разве что привлекло внимание к румянцу на загорелых щеках.
— Нет, ну спасибо, конечно, но…, — начал было Гарри, но девчонку понесло.
— Я хочу твоего Искусства, я говорила. Я хочу сражаться там, где бьетесь вы, мой…, — и вот тут прорвало уже Поттера.
— Вы сговорились?! – заорал он, заставляя Диану прерваться и хлопнуть ресницами, как третьекурсницу. Однако Картер была крепка и баснословна, посему продолжила, привычно урезав пафос.
— Да, мой командир. Лучше так, чем учитель, знаешь ли. Веселее.
Гарри выдохнул с явственным облегчением.
— Только это? – поднял бровь он. Лучше уточнить, чтобы хоть тут без «лордов». Но Диана, похоже, поняла его как-то не так. От ворота блузки отпала вторая пуговка и покатилась по полу.
— Это… и все, что потребуется.
Гарри немедленно поднялся. Лучше уж не понять, ничего не понять, а то и так до беды недалеко.
— Хорошо. Твоя палочка пригодится мне летом, Картер. Много раз, и после того тоже – ведь война близко. Но пока – отдыхай, комната твоя.
— Есть, командир.

* * *

Исчезновение арест-команды не слишком-то обрадовало Долорес, но что, в конце концов, она могла сделать? Ушедшая с ними слизеринка исчезла совершенно так же, и это уже тянуло на скандал. Искать удалившихся в Запретный Лес по-настоящему глубоко мог разве только Хагрид, а он – какое совпадение – тоже предпочел растаять в воздухе. Опять же, признаков Поттера также не наблюдалось.
Что сделал бы нормальный директор? Вызвал бы в школу мадам Граббли-Планк, собрал бы старших учеников в цепочку, поставил бы преподавателей на координацию, запустил бы квиддичистов на метлах в небо. Что сделала Амбридж? Решила, что авроры, не имея возможности аппарировать и желания возвращаться к Корнелиусу без Поттера, встали себе лагерьком и теперь спаивают там юную Картер.
День прошел нервно, народ как-то автоматически готовился к Истории магии, твердо зная, что благодаря милейшему Биннсу завалит ее к чертям, все забыв и ничему не научившись. Как ни странно, это даже успокаивало.
Единственная же, кого История магии не волновала по обратной причине, занималась совсем другими вещами. В восемь утра восемнадцатого, как и было предписано, выставка «Мама, папа, я и Министерство – одна семья» была, к стыду мироздания, торжественно открыта. В лишенный столов класс вошли сперва Амбридж, несущая три дурно трансфигурированные медали, потом исполненная вселенской благодати Сьюзи, а потом мерзостно улыбающийся Томас.
Об пол загремели медали. Дин хихикнул.
Чего там только не было! В простых рамах под стеклом нашлось место и остросоциальному полотну «Маиво папу уволел менистр», и почти парадной картине «Молодой Корнелиус Фадж, почтительно получающий наставления от Директора Хогвартса А. П. В. Б. Дамблдора». В витрине недвижно стоял вылепленный из маггловского пластилина Фадж; лицо его озадаченно и осуждающе кривилось, потому что заколдовать фигурку как следует юная скульпторша не смогла, а Луна смеялась так, что помогать ей не стала – «Очень отражает, милая». В другом углу располагалась гордость Эдди Кармайкла – инсталляция «Государственный бюджет Магической Британии»: в коробке из-под сливочного пива лежала пуговица, значок «Ракет» и просроченный билет на Хогвартс-экспресс.
Но центром экспозиции был, конечно, созданный коллективом под управлением мисс Лавгуд шедевр «Котята Судьбы». Выписанная Луной в очень льстящей ей прерафаэлитской манере печальная Долорес протягивала белые ладони к полной луне, пока вокруг нее бесился хоровод разноцветных демонических котят. Каждый участвующий школьник нарисовал по котеночку, и фантазия детей глубоко превосходила их же исполнительское мастерство. Котята действительно пугали.
— Инсендио! – после долгого нечленораздельного бормотания заорала Амбридж. Но нет. Целый день добрые люди из ФОБ во главе с Гермионой накладывали на экспонаты чары Неразрушимости. На Долорес с ее куцей палочкой и таким же талантом хватало за глаза.
После еще нескольких судорожных попыток Амбридж с выражением мрачной решимости схватила Сьюзи за запястье и поволокла за собой – и не ожидавшая этого девочка пошла прямиком в кабинет, ныне по ошибке именуемый директорским. Полуминутой позже в коридор выбежал Дин Томас – но он отправился совсем в другое место.

* * *

— …Профессор Снейп, вы вообще понимаете, что мы имеем дело с целенаправленной диверсией? – Амбридж строго постучала палочкой по столу, но Северуса это не слишком впечатлило. Он посмотрел на Сьюзи и пожал плечами.
— Лить Веритасерум в учеников – это не лучшее украшение личного дела, так или иначе. Вам, положим, наплевать, но я не хочу прекращать преподавание.
— Вы прекратите его, если не отдадите мне то, что я требую, — медово улыбнулась Долорес. – Это ваша работа, господин зельевар.
— Профессор. И моя работа – учить детей, — уведомил ее Снейп. – И если Попечительский совет начнет задавать вопросы – это будет неприятно.
— Вы прекрасно понимаете, что Министерству не интересен любой совет, — Амбридж уже почти пела. – Так что вам следует подумать, с кем вы.
— Я знаю, с кем я, — а вот Снейп, напротив, шипел, — а только готово ль Министерство протянуть мне ноги, ну, руку навстречу?
— Вы имеете наглость торговаться? Сейчас, когда отечество не терпит промедления? Плохой же вы патриот, профессор Снейп!
— Какой есть, — безыскусно парировал тот. Сьюзи сидела и наблюдала за невидимым шариком для пинг-понга, что летал между ними двумя. – И верю, замечу, в утвержденные процедуры. Выдайте мне приказ, мадам.
— Но я обращаюсь к вам не как директор, — чуть приглушила звук Амбридж, — но как неравнодушный гражданин, выступающий против оплевывания наших общих святынь?
— Тогда что вы тут делаете? – осведомился зельевар. – Но что не как директор – это отлично, пусть приказ будет от генерального инспектора. Не мне вам объяснять, сколько весит подпись министерского уполномоченного.
Амбридж прищурилась было, но тут же довольно улыбнулась.
— Что же, по крайней мере вы правильно воспринимаете действительность, профессор, и я понимаю ваше почтение перед буквой указа. Ладно, я…, — она заскребла пером по пергаменту. – Предписываю… порцию веритасерума… восемнадцатого… генеральный инспектор… ага!
— Печать, — посмотрел Снейп на документ.
— О, простите уж, она мне недоступна, — Амбридж выглядела почти сконфуженно, поглядела на Сью,но та и так знала, в чем дело. К директорским регалиям жабу так и не допустил Хогвартс. Но Снейп знал, о чем просит.
— Долорес, малую министерскую. Я знаю, что она у вас есть! – Снейп угрожающе сдвинул брови. – То, чем вы пропечатывали представление на увольнение Трелони!
Амбридж, поминутно косясь на юную Боунс, проштамповала документ не глядя, отработанным движением ветерана столов.
— Все, идите за зельем!
— Я профессионал, — хмыкнул Снейп, доставая маленькую склянку прозрачной жидкости. – Ну зачем еще я мог вам понадобиться? Держите. Когда она это примет – начнет болтать без умолку, про все, что знает, вообще про все. Даже если захочет – не остановится, ее начнет тянуть на новые, новые ассоциации, и по цепочке…, — говоря все это, он смотрел на Сьюзи, не отрываясь.
— Прекрасное средство, — кивнула Амбридж. – Я вас не задерживаю.
Снейп ушел, и Сью осталась с псевдодиректрисой наедине.
— Ты прекрасно понимаешь, девочка, что я заставлю тебя выпить это так или иначе, — мелко хихикая, совсем уже другим голосом начала та. – Меня многому учили, на случай, если плохие мальчики и девочки будут чем-то недовольны и начнут плохо себя вести. Но ты ведь послушная девочка? Ты ведь хорошая девочка, Сьюзи?
Этот голос. Паточно-сладкий голос милой маленькой девочки, которой нравится учиться, петь песенки про куколок и смотреть на сбитых на шоссе собак. Сьюзи протянула руку, зная, что его придется слушать еще долго. Получив открытый пузырек и рекомендацию не шутить плохих шуток, которые так неуместны для хорошей послушной деточки, выпила.
Ничего не произошло. Только на языке – легкий привкус вечной водопроводной ржавчины. Да быть не может.
— Ну, рассказывай, деточка, — приняв глубочайшее удивление на лице Сьюзи за начало действия зелья, Амбридж приступила, — значит, твоя тетя собирается свергнуть Верховного Правителя?
— Вы знаете, подобные мысли рано или поздно возникают, наверное, у каждого, — широко улыбаясь, начала Боунс, — разумеется, у тети Амелии всегда были определенные идеи по государственному управлению – скажем, политика Министерства здесь не очень удачна, штат раздут за триста процентов больше необходимого, почти как в норвежском Министерстве, а ведь Норвегия заключила свой статут еще не будучи, вообще-то, Норвегией – она тогда была датской. Вот так же вышло с землями в составе Швеции, ну там Финляндией, но Статут, в 1648 году это было, заключался и на «Балтийские земли». И знаете, к чему это привело? Во всей России местные ведьмы еще и не думали скрываться, охоты на ведьм же не было, а как в Санкт-Петербурге – так блюли сразу же прямо в шведских формулировках, довольно жестких, доложу я вам. За все время – только три масштабных нарушения; последний раз в двадцатых, знаменитый Выездной бал ректора Дурмстранга Воланда, но тут и не в самом бале дело. Ему тогда что-то стукнуло давать цирковые представления для магглов, а такого не бывало со времен Калиостро – ну вы подумайте, сегодня преподаватель трансфигурации в Бобатоне, а завтра ярмарочный клоун для дорогой аудитории. Впрочем, в Бобатоне вообще ценили роскошь, вот, например, при Наполеоне…
— Хватит, — квакнула Амбридж. – Так да, или нет?
— Интересный вопрос, им кто только не занимался! Еще у греков…
— Знаешь ли ты вообще что-то о заговоре против Министра Магии? – замахала руками Долорес.
— Конечно! – торжествующе провозгласила Сьюзи. Сегодня был удивительно подходящий день – день СОВ по ее любимой Истории Магии. – Вот, например, в 1874 году состоялся, как сейчас склонна считать историческая наука, успешный заговор аврора Фанч-Стаута, но это есть вопрос дискуссионный. Или вот, например, вспомним заговор против французского позапрошлого министра в рядах аврората… подавленный, конечно, Департаментом Правопорядка, но с кровью. Вы знаете, аврорат вообще опасен, а во Франции он еще и открыто консервативен, так уж вышло – слишком много бойцов из старых семей, слишком сильная внутренняя культура. А вот у нас…
— Ну? Ну? – приободрилась было Амбридж, но Сьюзи беззаботно закончила:
— …Ничего такого нет.
Долорес задумалась. Снейп ведь предупреждал – ассоциации несут не привыкшую к допросам девчонку куда только можно. Кажется, она и сама видела такое на допросах в Визенгамоте, но можно же как-то… наверное, тщательной формулировкой?
— Итак, Сьюзи, расскажи мне детально, какие именно меры предпринимает Амелия Боунс, чтобы сместить Верховного Правителя Корнелиуса Фаджа? – медленно, четко артикулируя, проговорила она в лицо все так же улыбающейся девочке. Ох и странное у нее выражение – гадость этот ваш веритасерум!
— Ну, во-первых, — обстоятельно заговорила юная Боунс, — это организация выборов, за которую согласно уставу Министерства от пятнадцатого октября 1879 года ответственен Отдел обеспечения магического правопорядка. Во-вторых, она скрупулезно исполняет внутренние и внешние распоряжения Корнелиуса Фаджа по политическому сыску, хотя это и дело аврората, что наносит текущему министру исключительный вред. В-третьих, она существует и уже этим наводит людей на мысли.
— Хватит, — заорала Амбридж. – Где Поттер?
— Вот и я часто думаю, — лицо Сьюзи стало мечтательным, — где он в нашей истории? Какое место ему предстоит занять?
— В вашей истории? – лицо бедной Долорес догнало и перегнало оттенком ее кофточку. – Да нету у вас никакой истории! Откуда у вас, кандальников, история?! Вырежем! Все вырежем! Всех! Ты! Да я все о тебе знаю, непристойная ты девка!
Сьюзи было очень интересно, она-то почему. Но лицо приходилось держать.
— Не думай, я получала исчерпывающие доклады! Это вы! Вы дергаете Поттера за ниточки! Твоя тетка за ниточки, а ты – за прочее! Бесстыдные бабы! С четвертого курса! На всю школу позор! При Дамблдоре что хотите! Но я-то не Дамблдор! Я настоящий директор! Поняли!? Я! Я! Я!!!
Дверь аккуратненько внесло внутрь.
— Настоящему директору, мисс Амбридж, нет необходимости напоминать об этом — наставительно проговорил Поттер, со вскинутой палочкой входя внутрь. За ним топтались гневные ФОБовцы, а еще дальше в коридоре черным парусом реял Снейп. — Да еще и так визгливо. Инкарцеро, что ли.

* * *

Долорес Амбридж гневно сверкала глазами. Гневно – но испуганно. У нее в голове не укладывалось, что можно просто так, без хитрых планов, без обманных выпадов, зайти к министерскому уполномоченному и уложить его носом в стол. Ребята Поттера тоже не очень этим прониклись, но, судя по румянцу и блеску в глазах, идея уже начала овладевать их умами.
Гермиона с улыбкой взмахнула палочкой – и тарелки с котятами взорвались. Секунду Амбридж хлопала глазами, но все же подала голос. Куда тише, чем привыкла.
— Вам это с рук не сойдет. Министр примет меры.
— Нет, Долли, — послышался смешок. Гарри чуть развернул висящую на нем Сьюзи, но даже не подумал ее отстранить. – Это министру это все с рук не сойдет. И Министерству. Все теперь.
— Вы знаете, мадам, — светски продолжил Рон, присев на край стола. – Вы доигрались. Не ту девчонку цепанули, хотя этот бы вас и за Герми б высек, да.
— За каждого из вас, Рон, за каждого, — улыбнулся Гарри. Помедлил и хмыкнул, с чувством огладив Сью по тяжелым рыжим волосам, пропуская их меж пальцев. – Хотя да. Нашла кого к себе таскать.
— Так вы правда!... – раскрыл рот Амбридж. Ненадолго.
— Силенцио, — отмахнулся Гарри. – Сьюзи, ты как вообще?
— Я в порядке, — вот теперь уже юная Боунс покраснела, но руки разжала ой не сразу. – Гарри, я же знала, что ты за мной придешь. Знала, — несколько секунд они смотрели друг на друга, и окажись тут мелкий всевидящий поганец Колин Криви, постер бы вышел неплохой. — Так… я к выставке!
С тем и отбыла. Гарри посмотрел ей вслед, но в поле зрения тут же нарисовался Рон, показывающий два больших пальца. Морда Удивительного Уизли выражала один, но очень ясный жизненный совет, со всеми эмоциональными оттенками выглядящий так: «Трахни её, дурачок!». Гарри предпочел было глядеть на Гермиону, но та смерила Поттера тягостным взглядом, покачала головой и приложила руку ко лбу; тот почувствовал себя так, будто опять завалил Чары. Все, Мерлина мать, внезапно такие опытные…
— Н-да, — покачал головой Гарри, выходя из кабинета и запечатывая дверь. Пусть себе Долорес посидит и подумает. – Ядреная же штука ваш веритасерум, профессор.
— Вы идиот, Поттер, — дежурно сообщил Снейп, скривившись. – Да дай я ей амортенцию, ничего бы не изменилось.

* * *

День, несмотря на отсутствие директрисы, шел своим чередом: вот такая вот была директриса. Из расписания выбился только Волдеморт – Гарри искренне надеялся получить визуальный привет в спокойной обстановке, пока соученики сдают себе Историю магии, но уже в час дня пришлось лицезреть пытаемого на разрыв старину Блэка.
Зрелище было привычное, много раз виденное во сне, но Гарри на всякий случай сходил на Гриммо.
— Слышь, Сириус, а тебя там Волдеморт пытает, — с лестницы заявил он.
— Вон оно что, — под смех Риты потер голову Блэк, — а я-то на погоду грешу.
С ними было удобно. Рита тут же напоила Гарри крепким чаем, которым сама боролась с тошнотой, Сириус призвал подходящее кресло, и они скоротали часы экзамена почти до конца. Гарри наскоро пробежался по плану с обоими: Сириусу предстояло поднять и привести уже предупрежденный, как оказалось, Дамблдором Орден, когда Упивающиеся втянутся в бой, и вывести из строя побольше активистов. Рите же следовало выспаться – завтра ранним утром, как все кончится, должен быть сверстан, набран и разослан экстренный номер «Видящего» с вестями из первых рук.
Довольным он вернулся в школу, и уже пошел было в спокойствии и открыто – впервые за долгое время – по школьному коридору встречать отсдававшихся, как из ниши у портрета Гловера Хипфорда послышался едва разборчивый шепот:
— Поттер, в раме записка сзади слева. Просто пройди пока мимо.
Его собеседник недурно замаскировался – такое Разиллюзионное сам Поттер бы зачел, но вот изменить голос не подумал. Эти интонации балеруна-смертника… Малфой. Гарри описал кружок по двум лестницам, вернулся и изъял послание, не разбудив спящего на портрете целителя.
Косо вырванный кусок пергамента содержал всего одну кривую, торопливую строчку: «Сиди в Хогвартсе, дурак! Это ловушка!».
Да, милый Драко. Именно ловушка. Вопрос только – на кого.

* * *

Они собрались в дуэльном зале на Гриммо, кажется, последний раз за учебный год. Все было сказано, все было решено, все было разъяснено. Позади остались экзамены, позади были свалки с Инквизиторами и поход на авроров – оставалось последнее, важнейшее.
Их было почти сорок – те, кто собрался в подвале под «Сладким королевством» сразу и те, кого весь год аккуратно принимали по рекомендациям. Бойцы, зельевары, медики, разные возраста и разные факультеты. И красный флаг с белой молнией над ними.
— Друзья! – Поттер вскинул кулак, и его жест повторили все. – Долгих речей говорить не стоит. Сегодня мы славно причешем Волдеморта, и не только его. После того, как мы победим, вы будете носить партийные значки открыто, и больно будет тому, кто дурно об этом подумает. Мы сделаем то, зачем собрались – прикроем изумленную Британию собой, и больше уже не уйдем.
Он сделал паузу, пережидая восторженный рев парней.
— По итогам наших милых игр с идиотами и профессионалами пойдут двадцать человек, — он вскинул ладони. – Спокойно, остальным еще хватит. Учиться лучше надо! Так вот. Во-первых, в соответствии с планом первой в Отдел идет ударная пятерка со мной во главе. Состав таков…
Он даже не думал смотреть в списочек, заготовленный бдительной Сьюзи на основании его корявых заметок. Этих он и так знает.
— Уизли, Рональд.
Ну да, конечно. Его лейтенант, старейший ученик, первый в боевом зачете… Рон стал исключительно хорош сейчас – может, дело в любимой и в той реальности работе, может, хватало просто вовремя удовлетворить его такую некрепкую обычно самооценку.
— Лонгботтом, Невилл.
Тот кивнул спокойно, принимая как должное и готовясь. Маленькая каменная гора. А ведь всего-то стоило опять же показать парню, что он может и умеет, что бы ни болтала бабушка. С уверенностью пришло бесконечное внутреннее спокойствие, рождающее, по уверениям коллег из Махоутокоро, внешнюю силу.
— Грейнджер, Гермиона.
Как всегда, гордо вскинутая голова и блестящие глаза. Для нее сложная контрольная – просто вид награды. Заслуженной – в конце концов, она же лучшая ученица везде и всюду, не так ли? Хотя щиты и впрямь плетет на загляденье.
— И Голдстейн, Энтони.
Улыбка, краткое «Попляшем!» нахмурившейся Падме. Тони интересно с Поттером, и еще интереснее будет посмотреть на его врагов, а значит, он готов танцевать, танцевать, танцевать.
— Мы пойдем к вечеру на тестралах, прямо до Лондона, и войдем через будку. Майлз!
— Да, капитан? – ну вот, и этот где-то набрался.
— Выведи под благовидным предлогом пару слизеринок к Иве, когда мы уйдем на отправку. Мне нужны свидетели.
— Сестренки Гринграсс подойдут? – деловито уточнил парень.
— Более чем, — Гарри кивнул. У девочек широкий круг общения. – Так, еще двенадцать выйдут чуть ранее через Гриммо. Там вас встретят Седрик, Виктор и Флер; Седрик распоряжается операцией, но общий план вы знаете – войти под конец рабочего дня в отдел Существ, переждать нас и переждать Упивающихся. Как только я начну – разбирайте вскрывшиеся цели по трое на одного. Молчание, Левикорпус, шок. Все как на тренировках. В этой группе пойдут…
Вот теперь он расправил перед собой список, рожденный из сведенных баллов и личных впечатлений за весь этот сложный год.
— Уизли, Фред. Уизли, Джордж.
Близнецы, не поднимаясь, дали друг другу пять над головами. Эти парни действительно хороши – храбрецы и пролазы, но важнее другое – брать одного бессмысленно.
— Финниган, Шимус.
Ирландец заливисто смеется, снова вкидывая над головой сжатый кулак – крепкий и мозолистый, когда-нибудь – не менее опасный, чем палочка.
— Макмиллан, Эрнст.
Эрни только кивнул – сделаем, мол, командир. Когда он придет на место – повиснет за правым плечом Диггори, своего былого старосты, и прикроет на совесть.
— Томас, Дин.
Дин серьезен, даже слишком. Полные – в мать с Ямайки – губы чуть подрагивают, но Гарри знает, помнит по Хогвартской битве, что Дин справится, а что осторожничает – так просто не даст людям рядом лезть в пекло. К лучшему.
— Патил, Падма.
Дымчатая девушка осталась молчалива, просто – как у нее водилось – приняла к сведению. Но придвинулась к Тони Гольдстейну ближе, что-то неразличимо зашептав ему на ухо. Гарри видел такие сцены из серии «Помрешь – убью» перед каждым крупным заданием – помня родителей, да и Люпина с Тонкс, он никогда не бичевал в отделе служебные романы.
— Уизли, Джиневра.
Вот она, в отличие от братьев, встала – поджарая, горящая локонами, щеками и глазами – и победно оглядела всех вокруг. Нет, что бы там ни было, Гарри никогда не жалел о прожитых с ней годах – там, по ту сторону.
— Лавгуд, Луна.
Баллы – прихотливая штука. На Луне было не слишком-то много выключенных Инквизиторов и ни одного прямого попадания по аврору. Но лишь получив первые уроки, никогда и никому на памяти Гарри она ни разу не дала себя задеть.
— Бут, Терри.
Сын Эдварда Бута, старшего над Ударниками, совсем не походил на истертого шотландскими ветрами отца. Был он тонок и тих, вдумчив, как и положено питомцу Рейвенклоу, но обещал стать превосходным дуэлянтом – глазомер художника, реакция танцора.
— Джордан, Ли.
Черный парень церемонно поклонился. Ему предстояло стать голосом строго какой надо пропаганды, Поттер уже многое ему наметил в невидимом эфире, но Ли хотел драться – по-мужски, как он как-то сказал. Гарри надеялся, что Ли отработает аванс и принесет себя назад.
— И Ханна Эббот.
Смешливая блондинка сделала аккуратный книксен и обменялась взглядами со Сьюзи. Что же, ее брали не столько за прекрасные щиты, сколько за умение не терять головы в суете, и жребий она восприняла, будто и не заметив.
— Что же до прочего, — Гарри обвел аудиторию взглядом, задержавшись на двух что-то горячо обсуждающих хаффлпаффках, — Сьюзи, сразу же одновременно с большой командой ты отправишься в Лондон, но пойдешь к тетке и расскажешь ей, что и как, в полном объеме, как мы и договаривались.
— Гарри!.. – Сью вскинулась было, но Поттер остановил ее резким жестом.
— Не надо. Я не буду втирать тебе всякое про «твоя миссия ничуть не менее важна, чем наша» или как там завещал Альбус, но ты сама прекрасно понимаешь, что в Отдел я тебе лезть запрещаю. Как командир и не только.
Он-то намекал на так и не произнесенного «Лорда», но Рон, разумеется, хмыкнул, а вот Гермиона покосилась на Сьюзи явно оценивающе. Что же она еще пытается учесть?
— И Кевин, — рейвенклоу в безукоризненной мантии кивнул. – Как только уйдет малая пятерка, вместе с Винки прыгнешь в Тайную Комнату и проследишь, чтобы домовиха перебросила их к Скримджеру. Именно к Скримждеру, вне зависимости от их желаний. Домовиха указания получила. Что говорить тебе самому, мы тоже прорабатывали.
— Есть, капитан, — коротко кивнул тот.
— Все, — Гарри спустился с кафедры. – До расчетного времени еще пять часов. Всем спать.

* * *

Вниз, вниз, вниз, вдоль пустого атриума – надо же, клиенты уже здесь и любезно озаботились вырубить дежурную смену — в тесный лифт, светящий жидкой синевой. В круглую комнату, находить на стенке – не глазами, ладонью - едва заметную кентаврскую идеограмму у нужной двери. Мимо искрящегося циферблатами зала Практического Времени, где уже пуст стенд хроноворотов.
К девяносто седьмому стеллажу, на котором, если быть честным, ни пикси нету. Гарри прекрасно воспроизведет пророчество и сам, если потиренируется – так и голосом Трелони, но кто, кто ему поверит? Пророков в роду Поттеров не водилось, и слава Мерлину.
Прежде, чем взять Пророчество в руку, Гарри как следует обтирает его носовым платком. Огонек внутри мечется во временном вихре – пророчество знают больше людей, чем слышали его, и внутри сферы бушует гроза. Поттер тянется чуть подрагивающими пальцами к пророчеству с полки, и его боевики, не оборачиваясь, поднимают палочки.
Где-то во тьме, скользя больше у стен, чем у стеллажей, крадется основная команда Фронта Обороны Британии.
Где-то во тьме, проворачивая круглую комнату, ищет указанное место Ордена Феникса.
Где-то во тьме, в безлюдном мертвом Атриуме, в шепоте вод фонтана скользящим шагом идут Авроры.
Где-то во тьме переулками Лондона без суеты собираются к телефонной будке Ударники Департамента Магического Правопорядка.
Где-то во тьме спит Корнелиус Фадж.
В пальцах своего персонажа пророчество Гарри Поттера светится полной луной. Начинается новый цикл.

* * *

— Спасибо, Поттер. Теперь отдай игрушку сам, — молодой, насмешливый, но дребезжащий отчего-то голос. Гарри слышал его раз во сне и раз наяву, но помнил. Он развернулся на каблуках, подбрасывая пророчество в левой ладони и пряча правую кисть за спиной.
— Господин Крауч? Мы так странно расстались, — улыбнулся Поттер. Раз, два, три… десять. Не сходится, совсем не сходится. Проверим. – Где мой крестный?
— Темный Лорд ведает, куда занесло эту шелудивую дворнягу, - почти молодой женский голос, богатый когда-то, да давно сорваный воплями.
— Мадам Беллатрикс Лестрейндж, — проговорил Гарри, чуть задев локтем Невилла. Спокойно, брат, спокойно. – Рад знакомству с очаровательной дамой. Мне есть кого вам представить, но… где же ваш родич Люциус? У него больше нет ко мне вопросов?
Раздался громоподобный смех. Его Гарри тоже помнил: Уолден Макнейр любил в жизни пить, хохотать и убивать.
— Занемогло наше высочество, — радостно проинформировал шотландец, пока Упивающиеся понемногу обходили боковые стеллажи. – Желудком изволит мучиться и с писчею расставаться не через то, чем дела делает. Он нам такой сдался?
— А тебе тем более не пригодится, — перекрыл подручного Крауч. – Пророчество, Поттер. Ты уже понял, что ты в ловушке. Не худшим моим учеником ты был, как-никак.
— Наса детотька осень тяляпилась взять иглусеську, — с восторгом засюсюкала Беллатрикс. Получилось похоже скорее на Амбридж, чем на ребенка, впрочем. – А мой кузен хоть раз на что-то сгодился.
— Эх, а ведь могло получиться, — посетовал Поттер.— Пока сюда не явится Волдеморт…
— Не смей произносить его имя! – взвизгнула Беллатрикс, но Гарри только усмехнулся.
— Он сам его выбрал, так что слушайте теперь. Так вот, вам нужно пророчество. Я хочу выйти отсюда – вместе с друзьями и невредимый.
— Сперва пророчество, — холодно указал было Крауч, но тут же сорвался, — оно не стоит даже твоих костей на ритуалы, школьник.
— Слово? – поднял бровь Гарри. И понял, как они все сейчас улыбаются под масками.
— Слово Крауча, — кивнул Барти.
— Слово Блэк для такого милого юноши, — послала шутовской воздушный поцелуй Беллатрикс. Вырожденцы…
— Идет, — сказал Поттер, и они атаковали одновременно. Щиты Гермионы и Тони выдержали три Редукто, Гарри и Невилл же пробили левого крайнего. Гарри успел заметить седую бороду, торчащую из-под маски – Гиббонс, не удивительно, что не удержал.
— В стороны! – скомандовал он, когда тремя рядами дальше вспышка и звон бесценных пророчеств отметили первый хороший Ступефай.
Битва за Пророчество, как звали ее учебники, и Битва за Министерство, как вспоминали о ней те, кто в курсе, началась.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
СтерфаДата: Пятница, 29.11.2013, 13:21 | Сообщение # 236
Подросток
Сообщений: 13
« 3 »
Глава огонь! Наконец то движуха bb


Пока человек чувствует боль – он жив. Пока человек чувствует чужую боль – он Человек..
 
SvetaRДата: Пятница, 29.11.2013, 14:11 | Сообщение # 237
Высший друид
Сообщений: 844
« 240 »
Ага, Люциус - хитрый лис. Скорее всего, и Драко намекнул не без его ведома.
Спасибо за главу!



Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
ShtormДата: Воскресенье, 01.12.2013, 05:56 | Сообщение # 238
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
А вообще это преступление заканчивать главу на самом интнресном. Спасибо за продолжение


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
SerjoДата: Воскресенье, 08.12.2013, 22:03 | Сообщение # 239
Travelyane
Сообщений: 1957
« 281 »
Отдел Тайн: Карты на стол!


Гарри и не надеялся, что удастся разобраться быстро – слишком сложное помещение, слишком зеленый еще состав, слишком резко для всех началось дело. Какая-то надежда была на первый раунд в блеске пророчества, но Упивающиеся тоже были профессионалами. Завязался бой. Что же, он сделал все возможное – больше, чем Волдеморт.
Его пятерка успела обогнуть ряд и соединиться снова, прежде чем над потолком повисли шары бледно-зеленого света: поняв, что они каким-то образом в меньшинстве, Упивающиеся попытались прояснить обстановку. Но это палка о двух концах – вылезшего на внезапный свет, судя по телосложению, Гойла они с Роном поймали на парализующее одновременно. Крауч тут же втащил недвижное тело своего соратника в соседний проход, послав в ответ Диффиндо из-за него, как из-за щита, но слишком сильно забрал влево. Невилл попытался дотянуться Инсендио, но слишком медленно – зато ушли без помех.
Вспышки заклятий катились волнами, отражаясь в стеклянных шарах, как катится по ночному городу свет зажигаемых фонарей. Гарри аккуратно подтягивался к гуще событий. Один раз они вышли на Руквуда и, кажется, Джагсона – бывший невыразимец, как обычно, стащил маску и теперь хрипло, с присвистом дышал, пытаясь передохнуть. У Тони рано сдали нервы, и подкрасться поближе не удалось, разменялись парализующими, после чего Упивающиеся так же резко отошли. Да, Гермиону пришлось по-быстрому откачивать Эннервейтом, но факт остался фактом – взрослые и опытные мужики торопливо отступают, нарвавшись на них в коридорчике. Рон заухмылялся.

* * *

У дверей, там, где заваленные и наполовину снесенные стеллажи расчистили пространство, кипела битва. Лестрейнджи, Крауч и Макнейр отбивались от заходящих со всех сторон подростков в балаклавах. Руквуд, торопливо отбросив маски, колдовал над бездвижными телами Гойла и Малсибера. В стороне, над лежащим в битом стекле изрезанным Трэверсом, стояли в глухой обороне траурно молчащий Долохов и полуоглушенные Крэбб с Джагсоном.
Гарри знал их всех, знал по голосу, знал по походке и по жесту на дуэльной площадке. Глухих черных шапочек на них будто не существовало – в прорезях слишком ярко горели глаза.
Вот Виктор на острие клина атакует Макнейра – он вполне уже мужчина, но его мощная фигура рядом с шотландцем теряется. Вот только пока самого Виктора прикрывают постоянным Протего близнецы, Лестрейнджи изо всех сил пытаются достать текущих ртутью девушек у дальней стены. Свирепый в атаке, хитрый и тертый горец может только вертеться, как паук под Круцио, и обороняться. Даже выматериться не получалось – заклинания не оставляли промежутка.
За спиной Крэбба, тяжелого и медлительного, как сын, из ниоткуда образовался Диггори, взмахом палочки отправляя врага на краткую, но тесную встречу с потолком. Тут же Седрик отлетел и сам – Гарри успел проклясть парня за самонадеянность, но Джагсон не успел собраться на что-то крупнее Экспульсо. И не смог – Седрика тут же отгородили от него и запоздавшего развернуться из-за хромоты Антонина сразу трое бойцов во главе с Эрни, а над самим парнем склонилась Луна.
Беллатрикс, тоже где-то избавившаяся от маски, не столько хохотала уже, сколько выла; вырвавшись вперед мужа, она кидала одно Диффиндо за другим, пытаясь пробиться к вожделенной двери, на которой так кстати нет замков. Но одна из ее оппонентов была на диво грациозна, пропуская заклятия мимо – танцующие движения, белая палочка; ну ясно, Флер и ее быстрая кровь. Второй же пошел другим путем, постоянно поддерживая заклятие левитации; обломки шкафов и стеклянная пыль кружились вокруг него, принимая на себя гибельные аргументы Беллатрикс, а иногда и отправляясь ей навтречу – прямо посреди заклинательной фразы. Профессор Флитвик был бы Терри Бутом сейчас доволен и горд.
Попытавшегося развернуться Рудольфуса он отбросил невербальной оплеухой к той самой двери, куда тот так стремился. За мужем резко рванулась Беллатрикс, лицо ее было страшно, как у Молли в минуты домашних нестроений, и девочки почли за благо отойти в стороны. Падма запоздала, поймав Диффиндо в бок, но Голдстейн уже летел к ней, разрезая воздух и поднимая гранитную крошку колючим щитом. Вовремя — Невилл застыл было, глядя то на раненую девушку, то на открывшуюся в судорожной попытке достать Тони мадам Лестрейндж; но спустя секунду Лонгботтом уже стоял на коленях у Падмы, затягивая разрезы тем самым нежным движением, каким когда-то латал Малфоя в женском туалете профессор Снейп.
Поттер мог бы гордиться собой – Невилл вырос, не потерял головы и не полез геройствовать. Как и нужно, чтобы стать героем и вытащить меч из шляпы – и в этом мире тоже. Да чего уж там, Снейп тоже мог бы гордиться собой.
Гарри выбил палочку у Макнейра, почти накрывшего Луну Инсендио, и, пользуясь паузой, торопливо произнес Сонорус.
— Так, дверь прикрывайте, — теперь в закрытой коробке зала прорицаний его голос достал каждого. Говорить так, чтобы слышали даже курсанты, даже с заложенными ушами, даже влезшие в бой по подошвы высоких аврорских ботинок, он не только умел, но и был обязан. – Никто не должен уйти. Никто. Уизли, все, к двери налево. Седрик, загони правых за шкафы. Виктор, со своими ко мне.
Упивающихся организованно брали в полумесяц, не столько выбивая, сколько вытесняя к боковой стене, вынуждая отступать по усыпанному обломками полу. Может быть, заклинание подростка и не застанет врасплох опытного террориста, но щиты, поставленные тремя такими подростками, так просто не проломить и аврору. Матерно шипя и отплевываясь огненными подарками, черные бойцы Волдеморта отступали. Вот только девиц Поттера сквернословием было уже давно не взять; на этих и Финдфайра маловато будет.
— Ни шагу назад, ублюдки! – надсаживая глотку, орал Барти. Сделать Сонорус ему в голову просто не пришло. – Вас, идиоты, Лорд не затем послал, чтобы вы бегали! Поттер! Поттер, выходи, не прячься за своими мелкими шлюхами!
Поттер не вышел, а дернувшегося вперед Крауча втянула за щит жилистая рука Беллатрикс – за секунду до того, как Рон и Джинни общими усилиями приземлили туда еще целый стеллаж.
— Заткнись, мальчик, — рыкнула она, — и не переводи собственность Лорда зря, — Беллатрикс уже даже не пыталась сюсюкать. Хотя если спросить Поттера, на это-то Барти и напрашивался, героичный наш.
Казалось, сейчас все пойдет как нужно. Сейчас весь этот самозваный комитет по встрече прижмут к стене и забьют, как стукача в скаутском лагере, разом оставив Темного Лорда без лучшей половины боевки. Может, ненадолго, до следующего побега, но слово будет сказано, а скандал – развернут. Но над полем, усиленный наконец Сонорусом, прозвучал глухой голос. Антонин Долохов стряхнул молчанку.
— Передние четверо, щит по фронту, не болтать. Остальные – делай, как я!
Почти десяток Конфринго ударил в и так обожженную штукатурку. Разом, четко по команде, не отвлекаясь на дикий смех и прочие спецэффекты. Разве что привычно выругался задетый каменной крошкой Макнейр, но этот и не такое переживал.
Быстро, сметая пыль и пепел подолами мантий, Упивающиеся пробегали в черную дыру в стене. Последними, держа Протего, ушли трое Лестрейнджей – и Гарри пришлось придержать рвущегося вперед Невилла.
— Так, быстро: как прошло? - бросил он за спину.
— Десять мимо, — обстоятельно доложил Виктор. – Трое у дверей. Двух обработали, Долохов поднял шум. Могли бы поближе.
— Ну что, Гарри, расширим дыру? – предложил Рон.
— Можно обойти через Рулетку, — вставил Седрик.
Гарри задумался было… и тут засверкало по другую сторону.

* * *

— Так, Рон, Невилл, Виктор, Седрик, давайте-ка тоже по Конфринго по бокам. Гермиона, мы с тобой держим щиты… Три, четыре.
В расширившийся с великим грохотом внеплановый проем бойцы ФОБ влетели врассыпную – не хватал еще всем попасть под что-то щедрое по площадям. Зря – Упивающиеся действительно были немного заняты.
Орденцы, похоже, точно так же перебирали двери в крутящейся комнате – у них не было своего Руквуда, и найти дорогу в Отделе Тайн сразу не получилось. Но вышло неожиданно удачно, и в зале Арки господа Упивающиеся с удивлением обнаружили вторую загонную команду.
Да какую! Тройка авроров вытянула на себя братьев Лестрейнджей и снова выпершегося в первый ряд Крауча, Сириус уже успел успокоить Гойла спиной об ступени и теперь гнал по широкой дуге Руквуда, а Люпин прижимал к полу Джагсона с Крэббом. Но сильнее всего не повезло Макнейру – вокруг него уже плясала алая, как хвост Феникса, плеть Финдфайра. От алого пламени с шипением прянула в сторону и Беллатрикс. Альбус Дамблдор впервые за долгие годы посетил Министерство.
— Гарри, вы в порядке вообще? – заорал Блэк, отводя в пол брошенный Руквудомна бегу Ступефай.
— Я-то да, а вы ушли к Мерлину от Арки!!! – Гарри не мог смотреть ни на что, кроме жуткого сооружения. Кроме черного полога, слишком далекого, чтобы шептать, но слишком близкого, чтобы напоминать. Они ведь за все эти годы так и не поняли, что скрывается за ней. Приведенья отказывались даже смотреть в проем, големы с камерами не возвращались, а чересчур любопытный парень, отправивший внутрь патронуса, очнулся совершенно седым и, прежде чем разбить себе голову о ступени, проорал только одно: «Куда дольше, чем ты думаешь!».
Даже хорошо, что через пару ударов сердца аврору Поттеру стало не до того; перед ним вырос знакомый тощий силуэт. Антонин Долохов резким движением сбросил с лица маску. Под капюшоном оказалось лицо, почти такое же бледное, как металлическая личина.
— Мастер Поттер, я полагаю?
— Мастер Долохов, — так же ровно, не сбиваясь на вдох и не оглядываясь на вспышки, ответил на приветствие Гарри.
— Начнем, пожалуй?
— Охотно.
В ответ Антонин выбросил палочку вперед – и Гарри почувствовал, как отнимается, как после зубного врача с его обезболивающими, язык, как перестает чувствоваться гортань. Силенцио. Что же, Долохов, опытный практик невербальной магии, явно привык получать такую штуку и очень веселиться по этому поводу – но в эту игру можно играть вдвоем.
Почти сразу же Гарри выкинул вперед Ступефай – и Долохов увернулся в последний момент, даже не думая контратаковать. Посмотрел было удивленно, прищурился, кивнул. И тут же выдал что-то совершенно Поттеру неизвестное – разлапистая черная клякса в воздухе выглядела слишком противно, чтобы принимать ее на Протего, так что Гарри призвал под него по Акцио заботливо выбитый Дамблдором кусок ступеньки. Камень немедленно покрылся плесенью, а Гарри привычно раскрыл одной левой нож.
Они пошли по кругу, глядя друг другу в глаза и не обращая никакого внимания на орущую и гремящую вокруг гражданскую войну. Даже когда крики стали явственно менять тональность, они не оторвались друг от друга. Гарри принимал, навивая, будто пряжу, на нож, лучи проклятий от Долохова и стыдно мазал по нему режущими, пытался загнать его к стене и не дать подняться на лестницу, пропустил раз, но быстро снял внезапную Таранталлегру откуда-то со стороны. Молча, в полном молчании, не отрывая взгляда.
Попался старый специалист на сущей мелочи. Ответив было на Инсендио Агуаменти, он сам не заметил, как после этого описал почти полный круг. Поттер атаковал сразу же, всем, что смог вложить в один ступефай – столько, чтобы он не рикошетил от щитов, а продавливал вражье Протего – и тут же резким движением вниз подморозил лужицу на полу. Антонин поскользнулся на краткий миг, не теряя равновесия, нет – теряя внимание. Гарри рванулся вперед, рассекая золотистый щит гринготтским ножом наискосок – и почти в упор ударил ветерана Петрификусом. Долохов упал быстро, но величественно, как пограничный столб.

* * *

И только тогда Гарри услышал смех. Паршивый признак – здесь есть только одна дама, которой есть над чем посмеяться, и если она близко – то это ой не к добру. Только уже разворачиваясь на каблуках, он понял, что смеются на два голоса – по-разному, но почти в унисон.
Сперва он увидел Барти Крауча, укутанного по плечи цепями, но упрямо идущего к Дамблдору, как раз занятому вездесущим Руквудом, но тут же понял, что рядом все еще интереснее.
Слева от него, уже пройдя мимо торопливо отползающих Джинни и Луны – Джинни зачем-то утеряла маску, а Луна чуть слышно постанывала, держась за лодыжку – остановилась Беллатрикс Лестрейндж. Остановилась, разбираясь с последней оставшейся перед ней ученицей.
Гарри не сразу смог ее опознать; молча, без танцев и кульбитов, девушка с тщательно убранными под шапку волосами держала оборону – на каждое заклятие опытной террористки она создавала щит, тут же его гася, но успевая прикрыть и себя, и поверженных подруг. Быстрой работой отмечались у Гарри многие – но вот быстрой и плотной разом… человека надо запомнить, но кто же это? Времени не было, но по сложению вроде Ханна Эббот. «Интересно!» — решил Поттер и быстрым шагом пошел вперед.
Когда он услышал визг, то решил было, что он опоздал, и сейчас Ханна начнет корчиться от боли. Но заклинание Беллатрикс улетело к темнеющему вдали потолку — Ханна орала от восторга, перейдя в наступление. Похоже, Беллатрикс сегодня досталось уже слишком много, она и так-то не была особенно здорова после тюрьмы, а тут и вовсе шла на одном липком, как нефть, безумии. Когда в нее полетели красные лучи Обезоруживающего, один за другим, она отражала их со все меньшей и меньшей форой, отходя назад шаг за шагом…
Юная Эббот увлеклась. Ответный удар был страшен – Беллатрикс сжала обычно точечное Диффиндо в широкий веер, режущий, кажется, сам воздух. Гарри покрыл последние шаги одним прыжком, и уже размахивался Темным Хлыстом, но все равно не успевал.
Эббот выдержала. Опустилась на одно колено, насыщая Протего медовым светом – Гарри казалось, что он уже слышал, как тяжело, как жарко она дышит, но сил у нее хватило. Щит и заклятие потухли вместе, а Вариари Вагрис откинуло Лестрейндж далеко назад, к самой Арке. Сириус было дернулся окончить дела с кузиной, но оглянулся на Гарри – и ударил по Макнейру.
Гарри, однако, было не до того. Он попытался отчитать вконец потерявшую берега и инстинкт самосохранения хаффлпаффку – ладно еще к Джинни уже бежал Невилл – но не смог. Он раскрывал и закрывал рот, как выловленный из декоративного пруда карп, пока девушка, так же молча, смотрела на него горящими серыми глазами.
Серыми.
Она сняла балаклаву и тряхнула рыжими волосами. Ее щеки горели, но улыбка лучилась.
— Фините Инкантатем, — произнесла Сьюзи расслабленно, тягуче, на тон ниже обычного... Поттер торопливо отогнал ассоциации. – Гарри, ну я же тебя предупреждала!
Даже несмотря на то, что Силенцио Долохова спало, Гарри ничего ценного и интересного сказать не смог. Сперва был не в состоянии, а потом честно собирался, но резко стало не до того – открывшиеся двери круглой комнаты, что Седрик назвал Рулеткой, хотя Гарри бы скорей вспомнил о револьверном барабане, выплюнули небольшую команду людей в красном.
Боевая шестерка и Руфус Скримджер.

* * *

По большей части Гарри помнил Скримджера в мрачной черной мантии – в бытность свою Министром Руфус пытался дать понять, что он далек от роскоши, что он постоянно в должности, что он, одним словом, полная противоположность Фаджа. Сейчас же он шел вперед в развевающемся красном – вместе с соломенной гривой волос это создавало впечатление визита Годрика Гриффиндора к нерадивым потомкам.
Прорычав «Диффиндо!», он первым же взмахом подрезал под колени истошно завопившего Гиббонса, и тут же выставил Протего перед так некстати открывшейся Тонкс. Авроры смешались с орденцами, Праудфут торопливо пожал руку Кингсли, Вильямсон помахал Гарри свободной рукой. Значит, Энтвистл с Винки сделали все так, как нужно.
Упивающиеся, понимая, что на каждого осталось по четыре очень злых противника, стягивались в круг к постаменту Арки, стремясь прикрыть себе спины и укладывая на ступени раненых. Все, казалось было кончено – уже во второй раз. Операция приняла оборот, которого никто не ожидал, и это при том, что кропотливая дезинформация Поттера, вроде бы, возымела такой успех! Сейчас каждый бы хотел поменяться местами со спокойно блюющим дома Люциусом.
Но все-таки это были Упивающиеся Смертью, опытные террористы с Азкабаном за плечами и было появившимся призраком давно потерянного будущего впереди. Лестрейнджи снова повели людей на прорыв – на школьников, в пробитой в стене зала дыре. Снова – потому что пробиваться через взрослых магов к Рулетке выглядело куда как более дохлым номером.
И могло получиться, возможно. Гарри увлекся фехтованием с Рудольфусом – отчаянно жульничая, ибо Сью аккуратно прикрывала его Протего — Беллатрикс обменивалась аргументами с Виктором, Роном и отброшенным было к стене Гольдстейном, и Рабастан, рванувшись вперед, спокойно, как в тире, поймал близнецов на одно Инкарцеро. Их попыталась было прикрыть Джинни – и в лицо ей полыхнуло Инсендио, волосы ее загорелись, и девушка страшно, на одной ноте заорала в потолок. Гермиона успела, Агуаменти окатило Джинни холодной водой с ног до головы, но Невилл уже услышал все, что ему требовалось.
— Экспульсо, — ровным голосом сказал он, и Рабастана бросило назад, на плотно уложенные черные блоки постамента Смерти. Только он не торопился по ним скатываться.
Невилл держал заклинание. И не просто держал, но вливал в него все новую и новую щедро отмеренную ему силу. Больше, больше, бледнея, но не опуская палочку, не моргая. Рабастан захрипел, потом заорал… Кажется, что-то хрустнуло в полной тишине, и из уголка рта младшего Лестрейнджа потекла карминовая струйка.
А Невилл все держал заклинание. Грудная клетка Рабастана наконец сдалась – и промялась внутрь, пробивая нежные легкие обломками ребер, нанизывая на кости и так сдавленное сердце.
Только после этого тело упало.
Охнула Гермиона. Прекратила тонко стонать обожженная Джинни. Резко выдохнула рядом Сьюз. Усмехнулся Гарри – это был первый.
В его голове взвыл Волдеморт. Взвыл – и нехорошо замолчал.

* * *

Они успели выключить уже шестерых, когда зал опять затрясся – Гарри решил, что снова скребется о стены круглая комната, неся с собой на сей раз, видимо, Боунс – если, конечно, та таки придет. Но действительность оказалась куда хуже.
Сверху упали массивные обломки потолка, одним, помельче, пришибло Долиша, второй, куда более крупный, грянул об Арку – никак ее не повредив. Из зияющей дыры вверху в силе, славе и всяческой мерзости, спустился великий Темный Лорд, объявший необъятное, подчинивший магию, единолично выжравший всю смерть и просто старое трепло Волдеморт.
Гарри потер голову, глядя, как затихает бой. Больно же! Но терпимо.
— Да что ж они все, мать их, через стены-то ломятся? – недоуменно вопросил Рон.
— На Отделе постоянное антиаппарационое подвешено, — пояснил Гарри. – А то стали бы мы тут по шкафам носиться.
Волдеморт слетел как раз в центр стянувшегося к самой арке кольца своих верных, но уже потрепанных сподвижников. Те уже не успевали откачивать парализованных, но щиты пока что держали – но крики восторга, сопровождавшие явление великого темного, прозвучали как-то жидковато. Другие крики их изрядно перебили.
— Будь я проклят, — взрычал Скаримджер. – Парень не врал. Эта тварь действительножива.
— Как я и говорил, мой добрый Руфус, как я и говорил, — подтвердил Дамблдор, уже стоя у ступеней. Никто не отважился атаковать его, и только Реддл прожигал его своими алыми глазами. – Жаль, что вам пришлось узнать об этом именно так.
— Приветствую вас, идиоты, — начал Волдеморт. – Тесная же у вас собралась компания, ничего не скажешь. Все ваши игры безумно интересны, однако, увы, мне придется вмешаться и кое-кого поставить на место – пока еще не всех вас, но только пока. Итак…
Он обернулся к Поттеру. Да, почти такой, каким Гарри его помнил – но пониже, пошире плечи, еще более недовольное выражение гладкого лица. Ритуал проводили в спешке и не с той кровью, но Волдеморт действительно вернулся из-за грани. Проблема в том, что безумие с собой он внес и на этот раз тоже: стоя у порога смерти, над трупом своего соратника и в кольце своих врагов, он был совершенно, рептильно спокоен.
Гарри почувствовал, как сдавило голову. Как потянуло вперед, будто ржавым крюком за глазницу. Пророчество жгло через карман, притягивало руки. Хриплым серпентарго в ушах шуршало: «Вперед. Сюда. Отдай. Мое. Возьму. Ко мне». Змея неигающими глазами звала к себе презренную теплокровную сыть.
Аврор Поттер знал это ощущение – и знал, что раскаленный крючок прямого легилементского приказа на самом деле не так трудно вырвать. Он помнил, как когда-то под звон хрустальных колокольчиков шел по великому лесу в Глостере, голый, предельно возбужденный и по-детски радостный, прямо к поляне, где в землю уже и до него впиталось много крови. Помнил, как вместо шипения в голове пел юный голос: «Мама-мама не велит… с феями в лесу играть…». Это было страшнее. Но он выжил тогда.
И сейчас просто резким рывком порвал связь легилеменции – так, что в голове и у него, и у Волдеморта взорвалась маленькая бомба. Гарри сполз вдоль стены на пол, чувствуя, как Сьюзи кладет ладони ему на виски, а по ступеням к согнувшемуся Волдеморту поднялся мимо ошеломленных Упивающихся совершенно спокойный Дамблдор.
Они просто опустились там, где стояли – только Руфус Скримджер не опускал палочки, Гарри привалился к стене, да Лестрейнджи стояли над телом Рабастана. Все, кроме Родольфуса, смотрели туда, на верхушку лестницы, к Арке, у которой Том Реддл встретил, наконец, Альбуса Дамблдора.
— Глупо было приходить сюда сегодня, Том, — сказал старый маг.
— Сам ты никогда не чурался риска, Альбус, — парировал тот, и в лицо директору прямо из воздуха полетела радостно щерящаяся змея. – Хоть в этом тебе не откажешь.
— И в искусстве, Том, — ответил тот, когда змей рассыпался пеплом – и тут же вынудил Волдеморта укрыться за наскоро сотворенным из воздуха щитом. – Не забывай об искусстве. И скажи спасибо, что тут нет Филеаса.
— Ты нравишься мне куда больше, — Волдеморт явно старался смотреть только на Дамблдора – но тот понял и, не оборачиваясь, взорвал летящий в него сзади каменный обломок. – Мы можем танцевать вечно, Альбус – но что это изменит? Худшее со мной уже случалось, знаешь ли.
— Не случалось, Том…, — Альбус вытянул из палочки сияющую закатом тонкую нить Финдфайра… и тут что-то произошло. Гарри сперва не понял, но ниоткуда горестно прокричал Фоукс – и великий волшебник Альбус Дамблдор, тщетно пытаясь удержать равновесие почерневшей рукой, начал валиться набок. В Арку.
— Оставьте нас, директор, — в звенящей тишине проговорил врезавшийся в него Барти Крауч. – Я настаиваю.
Дамблдор был великим волшебником, и две вещи перед смертью все-таки успел. Он изо всех сил оттолкнул от себя уже настроившегося тоже сходить за занавес Барти – и отбросил вверх свою палочку.
Гарри видел, как та переворачивается в воздухе, как тянется к ней Волдеморт, как смыкает на ней когти летящий к нему, Гарри, Фоукс… Но когда он посмотрел снова на колыхающийся черный занавес, шепчущий миллионами голосов – Альбуса уже не было.

* * *

Они вышли почти синхронно. Тяжело побежал вверх по ступеням Скримжер, не глядя угощая и так лежащего Барти Петрификусом; полез вверх Сириус, пока Тонкс и Кингсли держали щит вокруг него; и вышел вперед бледный от такого неожиданного дежа вю Поттер. Когда перед ним вырос очухавшийся Джагсон, Гарри на секунду забыл, кто он и где.
Молча он вытянул палочку вперед. Раздался сухой хлопок, и Упивающийся был разоружен. Проблема в том, что у него не вынесло палочку из руки, нет – просто вырвало плечевой сустав. Истекая кровью, он осел на пол, но Гарри на него не смотрел. Волдеморт стоял лицом именно к нему.
Дошли одновременно.
— Ну-ка, обеспечьте нам спокойный разговор! – бросил Скримджер через плечо, и приказа послушались не одни авроры: внизу все ожило, загромыхало, заискрилось – бой шел к концу, это понимали все, но не утихал.
Они атаковали с трех сторон, танцуя у самой Арки. Гарри понимал, что сейчас и Сириус, и он сам танцуют слишком близко от края сцены, но шепота из-за занавеса не слышал. Насытилась? По счастью, ближе всего к пустоте стоял сам Реддл, которому Смерть вряд ли что могла предложить, они же работали от края, засыпая его заклятиями. Но силы Волдеморта были, казалось, неограниченны. Мертвечина не пьет, не ест и не устает, не чувствует боли и не может умереть.
Когда Сириус, выкрикнув что-то явно даже нелатинское, залил темную фигуру валящими из палочки густым облаком раскаленного дыма – Гарри даже не понял, что это – Волдеморт рассек черно-алый клуб надвое одним движением и отправил в Блэка узкий белый луч вторым. Сириус успел закрыться – но назад его откинуло. На секунду Гарри подумал, что теперь уже точно все, но, не удержавшись, Сириус скатился вниз по лестнице, говоря при этом такое, что сомнений не осталось – жив.
Внизу дела шли, кажется, намного лучше, по крайней мере, Гарри не слышал больше смеха Лестрейндж. Неужто отлеталась? Сами они с Руфусом работали на такой скорости, что атаковать Волдеморт перестал – оба старались не повторять ошибки Сириуса, не пытаться выложить на стол убойную карту, но давать как можно меньше времени на собственные действия. Волдеморт работал от обороны прекрасно, творя прямо из воздуха твердые щиты, и огрызался Авадами, от которых Скримжджер заслонялся камнями, а Поттер привычно изворачивался. Ни того, ни другого зеленое пламя не пугало. Дело привычки.
Все это могло бы продолжаться до полного решения дела внизу, но не судьба. Последний раз заскрипела Рулетка, и в зал вошли люди в синем. Ну, почти. Один из них, приземистый и очень, очень раздосадованный, был в домашнем халате на пижаму и зеленом котелке. Причитая, он семенил возле мадам Боунс и бородатого мужчины с седыми висками, в котором Гарри узнал Эдварда Бута. Прочие ударники, не менее десятка, рассыпались по залу, помогая добить любого в черном и быстро проверяя лежащих.
— Так. Ясно, — сказал Волдеморт и исчез. Снова он возник возле лежащего Крауча, подбирая его, и величаво, как «Челленджер», воспарил вверх. Гарри пустил ему вслед Петрификус Тоталлус, но Лорд прикрылся и так парализованным Барти. С чем и отбыл.
— О Мерлин, — душераздирающе простонал Фадж. – Он настоящий!

* * *

…Они стояли у ступеней Арки впятером. Пока в одном углу ударники паковали пленных и оформляли трупы, пока в другом Невилл и Флер приводили в норму травмированных школьников, у лестницы серьезные люди, окруженные своими свободными бойцами, держали совет.
— В общем, четыре трупа за сегодня, — подводил итоги Скримджер. – Двое у них, Лестрейндж и, похоже, Джагсон. У нас Джон Долиш – я сообщу семье сам, тут понятно. И Дамблдор.
— Очень плохо, — покачала головой Амелия. – Вот этого, кажется, никто из нас не ждал, не так ли? – она посмотрела на Гарри через монокль. Повернул к нему голову и Скримджер.
— Я меньше всех, — выдохнул тот. – Мы с директором просчитали ходы Волдеморта, это правда – был… один способ, но тут дело не в Волдеморте. Крауч, похоже, сошел с ума еще больше Лестрейндж.
— Это теперь уже неважно, — Кингсли молчал долго, поминутно глядя на Арку, но теперь уже заговорил – от лица Ордена, как оказалось как-то само собой. Его голос будил в Гарри ностальгию – и уверенность. – Господа, мадам, нам предстоит решить, что теперь.
— А что может быть теперь? – спокойным, вальяжным, размеренным тоном проговорил Корнелиус Фадж. Не так он лепетал пять минут назад! – Теперь вы, господа, займетесь своими прямыми обязанностями, кто-нибудь пригласит журналистов, я сделаю заявление для успокоения общественности. А потом… а потом мистер Поттер многое нам всем объяснит.
Вот, значит, как. Стоило Дамблдору уйти за занавес, Верховный Правитель оказался на высоте положения. Там, снаружи, за ним влиятельные инвесторы, подконтрольная пресса, сотни опытных в канцелярском деле хомяков, папки компромата на начальников отделов…
Вот только сейчас он в темной комнате с антиаппарационным заклятием.
— А если я откажусь? – осведомился Гарри, широко улыбаясь министру.
— Тогда господин Скримджер подвергнет вас дисциплинарному взысканию, — еще более медоточиво произнес Фадж.
— Отлично! – Гарри уселся на ступеньку. Сириус и Тонкс сместились ближе к нему, а Рон без суеты подозвал ударную пятерку. – А вы уверены, что он действительно что-то с меня взыщет?
— Гарри, Гарри, Гарри, — Фадж осмотрелся, и то, что он увидел, явно его утешило. – Я допускаю, что Дамблдор мог вложить в твою бедную голову странные идеи, но неужели ты пойдешь против своего министра?
— Если ты – Министр, то я – массовый убийца, Фадж. Не забыл? – оскалился Блэк.
— Кроме того, вас тут, ну, положим, десять здоровых школьников против пятнадцати взрослых людей! – Корнелиус фальшиво захихикал, но от Сириуса отодвинулся.
— Пятнадцать против пятнадцати, — Кингсли, не чинясь, сел на ступеньку рядом с Гарри. Он был тем же Кингсли, которому Гарри верил двадцать лет.
— Ох, Руфус, и распустили вы подчиненных! – неодобрительно заметил Фадж. – Но это еще станет предметом разбирательства, пока же и мадам Боунс…
— Пятнадцать против пяти, — улыбнулась Амелия. – У меня нет никаких вопросов к господину Поттеру. Не правда ли, мистер Бут?
— Точно! – на два голоса отозвались отец и сын, посмотрели друг на друга и расхохотались.
— Господин Скримджер? – Гарри был почтителен. Руфус мог делать политические ошибки когда-то, но он был правильный аврор и правильно умер. – Мне бы не хотелось…
— Мне тоже, — бросил Главный Аврор. – Эта тварь жива, Корнелиус. Я знаю его дольше, чем тебя, и он гораздо опаснее.
— В общем, — Гарри помедлил, поднялся – и произнес Сонорус. – В общем так, мистер Фадж. Мне кажется, ситуация вам ясна. Либо вы уходите отсюда частным лицом, отменив декреты, отозвав инспекторов и сдав все ключи от всех кабинетов…
— Либо что, молодой человек? – он все еще пытался держать лицо. – Серьезных людей не испугаешь небольшим промахом.
— …Либо вы уходите Верховным правителем. Через Арку.
— Вы, конечно, можете сказать, — задумчиво вставила Амелия, — что пурпур – это лучший саван…
— …Но это будет только твой пурпур, — низко и веско сказал Скримджер.



Да пребудет с тобой моя сила, а со мной - твоё добро!


http://cs14106.vk.me/c540103/v540103910/2c8c/g23N8RWpZ5Y.jpg
 
LordДата: Воскресенье, 08.12.2013, 23:55 | Сообщение # 240
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2738
« 188 »
Вот, фик снова приобрел краски. Юмор все так же радует) Жаль конечно, что Фадж не уйдет Верховным правителем. >:D


"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Tempus Colligendi (ГП, РУ, ГГ, AU, Детектив, PG-13 + 65 глава от 05.02.2015)
Поиск: