Армия Запретного леса

Среда, 25.05.2022, 01:26
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Хроноворот судьбы (Гет,PG-13,Action/AU,ГГ+Мародеры,макси,в процессе, + 32 глава)
Хроноворот судьбы
Странница_СеленаДата: Понедельник, 16.07.2012, 17:18 | Сообщение # 1
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Название: Хроноворот судьбы
Автор Странница_Селена
Бета : есть, но на другом форуме
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Джеймс Поттер/Лили Эванс
Ремус Люпин/Нимфадора Тонкс
Артур Уизли/Молли Пруэтт
Сириус Блэк/Гермиона Грейнджер
Северус Снейп/ НЖП
Жанр: Action/Adventure
Размер: Макси
Статус: В процессе
События: Путешествие во времени, Времена Мародеров, Седьмой курс,
Саммари: Если человек потерял все, чем жил, он отчаивается, он готов на самые необдуманные и безумные поступки, он готов изменить судьбу...
Предупреждения: Намечается небольшой ООС, также и AU седьмой книги, но он не будет очень глобальный, поэтому все не так страшно)))
От автора: Работа одна из первых, поэтому буду очень рада коментам, даже летающим тапкам и сапогам, но скажу честно, от хороших отзывов тоже не откажусь=)

Оглавление



Wondering

Сообщение отредактировал Странница_Селена - Среда, 24.07.2013, 06:08
 
Странница_СеленаДата: Понедельник, 16.07.2012, 17:23 | Сообщение # 2
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Пролог
Уходящие ввысь стены, арки, огромные окна, грязные от копоти факелов, которые еле освещали длинный коридор. Полумрак, в котором терялось все, растворялось в темноте и исчезало где-то далеко за пределами коридора. Страшное эхо, в котором каждый шаг, каждый шорох, превращался в гул и уходил вглубь замка. Барельефы и статуи отбрасывали длинные корявые тени на полуразрушенные стены, на грязный, давно не мытый пол, на камни, разбросанные по нему. Все это когда-то могло поражать воображение, могло привлекать сотни пламенных взглядов, слышать множество восторженных вздохов. Но это было когда-то.
Эти коридоры все еще помнили крики и стоны, лучи и отблески заклинаний, звуки падающих тел, алую кровь, растекающуюся по белому мраморному полу. Они помнили сражения, битвы, смерти. Они помнили, как здесь расставались с жизнью люди, как они боролись за нее, как кто-то безжалостно убивал, а кто-то защищал ценой своей жизни. Но они же помнили, как дети восхищенно осматривались, входя в парадные двери, как они радовались, садясь за столы, и весело переговаривались, уходя из зала, как они бежали, услышав звук колокола, как они проказничали и улыбались, как они признавались в любви, перешептывались и сплетничали. Эти коридоры видели множество жизней, предугадали и проследили за множеством судеб. Коридоры Хогвартса помнили все, они не могли забыть.
Сейчас они были почти безлюдны. Даже приведения боялись лишний раз показываться в них, что бы не попасться на глаза пожирателям. Только дети иногда проходили длинным коридорам, спеша на уроки, чтобы не получить очередного наказания. Никто не осмеливался нарушить эту гробовую тишину. Все проходили молча, опуская глаза. Почти у всех здесь погибли друзья и родственники. Только слизеринцы проходили по этим коридорам брезгливо фыркая и гордо поднимая голову. И только они не знали про маленький крестик, который стоял в небольшом углублении в стене на третьем этаже западного крыла. Он стоял там, не замечаемый пожирателями. Никто, проходя мимо него, не смел заговорить. Никто не мог поднять глаз. Никто просто не мог забыть. Иногда к нему приходили две девушки: одна с взлохмаченными каштановыми волосами, а другая с заплетенными в хвост медно-рыжими, в свете факелов, похожих на алые. Они осторожно клали несколько фиалок так, чтобы их почти не было видно, чтобы никто не мог убрать их и обсмеять, чтобы те, кто хотели и помнили, могли пройти мимо, взглянуть на них и воспрянуть духом, чтобы те, кто отчаивались, не забывали про жертвы, принесенные остальными, и продолжали бороться. Бороться и помнить, надеяться изменить будущее. Но все реже и реже стали приходить сюда дети, все реже и реже они стали оглядываться, проходя мимо. И только девушки приходили и не забывали, клали фиалки. А потом одна из них перестала приходить, и в выемке появилась маленькая вазочка с цветком. Вторая девушка еще несколько раз пришла, и потом перестала появляться. Через несколько месяцев сюда стал прибегать маленький мальчик. Он прибегал каждый день и, смотря в небольшую выемку, мягко улыбался, утирал рукавами слезы и быстро убегал, не оглядываясь назад. За ним иногда пробегало несколько людей, держащих наготове палочки, но они никогда не могли догнать мальчика, который бегал так же быстро, как маленький волчонок, и у которого волосы были цвета лепестков нежной розовой розы. А в вазочке всегда стояла огненно-рыжая лилия, с небольшими красными крапинками на лепестках, а рядом с ней лежал медальончик с четырьмя инициалами.
А потом все начало меняться…
***
Гермиона шла по темным коридорам Хогвартса, что-то сжимая в своей руке. Свитер с эмблемой гриффиндора обтягивал ее грудь и талию, юбка была чуть выше колена, остроконечная шляпа спадала на глаза, а подолы мантии подметали пол. Частично форма ей стала мала, а шляпа и мантия были велики. Пожиратели не совсем заботились о том, чтобы обеспечить своих студентов формой, особенно магглорожденных. После того, как Лорд победил, магглорожденные вообще стали равняться домовым эльфам. Их даже продавали чистокровным магам в конце их шестого курса. Сейчас Гермиона как раз его заканчивала, и она уже была «девушкой на продажу». Точнее, она должна была заканчивать седьмой, и ей недавно исполнилось семнадцать, но над ней решили поиздеваться и отправили вместе с Джинни и Луной на шестой курс. Сначала это было даже к лучшему, но потом все поменялось… Очень сильно поменялось. Аукцион, как его называли дети и подростки, которых должны били продать, состоялся сегодня, поэтому девушка спешила совершить то, к чему так давно готовилась. Она собиралась изменить то, что произошло. Конечно, пути обратно у нее не было, но зато Гарри, Рон, Джинни и все остальные, кто погибли и та Гермиона, которая была в прошлом, смогут спокойно жить. Для этого ей нужен был всего лишь хроноворот и зелье, рецепт которого и ингредиенты ей помог достать профессор Снейп. Да, именно профессор зельеварения Северус Снейп. Во время войны ребята узнали, что он был двойным шпионом, и что он ненавидит Лорда, поэтому он и помог Гермионе приготовить зелье. Но сейчас не об этом. Гермиона шла к своему крестнику. Маленький, бедный Тедди. Ему было всего два года. Почему пожиратели оставили его в живых и приказали, да именно приказали, ей следить за ним она не знала. Гермиона свернула в еще один коридор и вошла в небольшую комнатку. Там стояло несколько кроватей, а на них лежали и спали дети. Гермионе, Джинни и Луне когда-то поручили заботиться об этом детском саде, как они его называли. Тут было не очень много детей, а сейчас их стало еще меньше. Гермиона подошла к самой дальней кроватке и осторожно взяла на руки своего крестника. Он тут же открыл глаза. Он спал очень чутко, и слух у него был как у маленького волчонка.
- Гермивона… - пробурчал он. Ее имя было одним из первых слов, которое он вообще сказал.
- Тише, Тедди, тише, - прошептала девушка, - Тедди, милый, мне надо будет тебя оставить, - мальчик округлил глаза. Он еще не совсем знал значения слов, но видимо понял Гермиону. – Но я тебе обещаю, что приду. Будь хорошим мальчиком и не обижай тетю Луну. А я тебе оставлю вот это, - она протянула мальчику небольшой медальончик, на котором были выгравированы инициалы, и одела его ему на шею. – У тебя будет тот, который мне отдал дядя Гарри. Это медальон с воспоминаниями. Видишь, у меня такой же, - она показала мальчику небольшой кулончик, висевший у нее на шее. - А тот, который я тебе дала, потом положишь к крестику и лилии, – мальчик не совсем понял крестную, но все же закивал головой. Гермиона провела по его розовым волосам рукой и что-то проговорила. – Вот, теперь ты точно не забудешь, - она положила мальчика обратно в кровать, но тот не хотел ее отпускать. – Тедди, - улыбнулась Гермиона, - я тебе обещаю, что вернусь, а пока меня не будет тетя Луна позаботится о тебе, - мальчик нехотя отпустил ее руку.
- Тете Джин, прийти? – он вопросительно посмотрел на Гермиону своими полными печали карими глазами.
- Она пока не может, - проговорила Гермиона, едва сдерживая слезы. Девушка поцеловала мальчика в макушку, прошептала что-то и выбежала из комнаты, аккуратно прикрыв дверь. А мальчик улыбнулся и потянулся ручкой к медальону, который висел у него не шее, и точная копия которого висела на шее Гермионы Грейнджер.
Гермиона вновь шла, нет, бежала, по коридорам Хогвартса. Теперь она не может повернуть обратно, она обещала Тедди, и она выполнит свое обещание. Она сдержит свое слово, она сделает это ради Тедди, Джинни, Гарри, Рона, Ремуса, Нимфадоры, Фреда, Джорджа, Молли, Артура… мамы и папы… Ради всех! Ради всех, кого она потеряла. Ради всех, кто умер, защищая Хогвартс. Ради всех, кто отдал свою жизнь за свободу. Ради всех, кто пожертвовал собой ради них… Она сделает все возможное…
- Эй, грязнокровка.
Нет, только не он. Гриффиндорка повернулась. В нескольких шагах от нее стоял высокий, смазливый, высокомерный блондин с эмблемой слизерина на груди и в шелковой мантии.
- Да, Ваше чистокровие, - ну и кто придумал это дибильное обращение.
- Ммм… Запомнила. Я просто хотел поиграться со своей новой собственностью, - ухмыльнулся Малфой. У Гермионы перехватило дыхание. Нет, не может быть, что бы ее продали Малфою. Нет… Только не это. Гермиона осторожно достала из внутреннего кармана мантии небольшой сосуд.
- Что же ты молчишь, Грейнджер? – протянул Малфой, - Знаешь, мне очень понравилась идея отца купить подружку Поттера…
Пальцы тянутся к маленькой крышечке.
- Ну, что давай-ка пройдем в кабинет, так похоже вы его называете…
Да, именно так, они называли комнату пыток. Крышечка упала на пол, и эхо разнеслось по всему коридору.
- Грейнджер, что это ты там делаешь…
- Ступефай, - красный луч полетел в Малфоя.
- Беспалочковая магия. Неплохо Грейнджер. Пока по лесам с Поттером бегала научилась?
Девушка быстро поднесла бутылочку к губам и опустошила ее.
- Грейнжер, - проревел Малфой и выхватил свою палочку.
- Экспелиармус, - выкрикнула девушка, выставляя свою палочку вперед. Она конечно владела беспалочковой магией, но не настолько совершенно, чтобы драться ею с пожирателем. – Ступефай, - Малфой отлетел на несколько шагов. Гермиона быстро достала хроноворот и, накинув на шею цепочку, закрутила колечко. Малфой встал, но было уже поздно. Гермиона исчезала в вихре времени.
- Секо, - выкрикнул благородный слизеринец, вскидывая палочку. Заклинание полетело в девушку, и исчезло вместе с ней.
А в это время маленький Тедди лежал в своей кроватке в темной комнате. В его несмышленой головке крутились разные, никак не связанные между собой мысли. Он знал, что он очень долго не увидит свою крестную. Так когда-то исчезли папа и мама, дядя Гарри и дядя Рон, тетя Джинни. Но мальчик знал, что Гермиона выполнит свое обещание и вернется. И поэтому мальчик лежал и сжимал в руке маленький медальончик. Тедди Люпин никогда не забудет слов, сказанных своей крестной, пока снова не увидит ее.
«Тедди, я верну твоих родителей, я обещаю. Я изменю судьбу…»



Wondering

Сообщение отредактировал Странница_Селена - Понедельник, 16.07.2012, 17:25
 
Странница_СеленаДата: Понедельник, 16.07.2012, 19:00 | Сообщение # 3
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 1. Разговор с директором
Джеймс Поттер и Сириус Блек бежали по коридорам Хогвартса. Два неразлучных друга планировали очередную шалость к выпускным экзаменами и баллу, сейчас усиленно к ней готовясь. Эх, в следующем году они тоже будут выпускниками. Как быстро летит время. Но друзья не отчаивались: у них еще был целый год, чтобы устраивать шалости, а потом они вместе планировали стать аврорами. Поэтому парни, не унывая, раскладывали бомбы–вонючки и различные вредилки собственного производства. Они преспокойно расправлялись с последним этажом, когда они услышали странное заклинание.
- Секо, - прокричал кто-то очень громко и отчетливо, но ни один из друзей не знал ни этого заклинания, ни этого голоса, хотя он был очень похож на голос Люциуса.
Ребята бросились в ту сторону, где по их предположению произнесли это странное заклинание. Они услышали, как кто-то упал на пол. Они осторожно выглянули из-за угла. На холодном кафеле лежала девушка. Одета она была в мантию и в остроконечную шляпу. Остальной одежды было не видно из-за мантии, которая полностью окутывала девушку и, видимо, была велика ей на несколько размеров. Довольно страной мальчикам показался ее головной убор. В Хогвартсе, конечно носили шляпы, но они были не такие. Парни уже хотели подойти к девушке, как она пошевелилась и тихо вздохнула. Только сейчас они заметили на ее руке глубокий порез. Друзья быстро отошли за угол.
- Давай поможем ей, - прошептал Джеймс.
- А что, если она пожиратель, давай лучше расскажем директору, - таким же шепотом ответил ему Сириус.
- Но мы не можем оставить ее здесь, а тем более не можем тревожить директора, сейчас же выпускной балл.
- Ничего страшного, переживет этот выпускной балл.
- Ты говоришь прямо как слизеринец…
- Тихо, - Сириус приложил палец к губам, выглянув из-за стены. Незнакомка уже сидела, облокотившись на стену и зажимая рану рукой. Она осмотрелась по сторонам и, видимо подумав, что никого нет, начала ругаться.
- Чертов хорек! И как я теперь избавлюсь от этой раны. Конечно, я ее уберу, но шрам же останется, и тем более одежда порвана. Не так же к директору идти. А рассказать ему все надо!
Из-под ее шляпы, которая слезала на глаза и закрывала тенью ее лицо, выбивались несколько спутанных прядей волос.
- Ну точно, ведьма, - хихикнул Джеймс, а девушка резко повернула голову в их сторону. Парни еле-еле успели спрятаться за стеной, так и не увидев ее лица. Девушка долго молчала. Потом она не очень громко закричала:
- Пивз, - видимо она приняла их за Хогвартского полтергейста. Сириус улыбнулся. Примерно через несколько секунд они услышали голос Пивза.
- Ух ты, девочка! Что ты забыла здесь дорогая и зачем тебе нужен я?
- Скажи мне число и год, - хриплым голосом процедила незнакомка.
Сириус и Джеймс снова выглянули из-за угла. Девушка все еще сидела у стены, а полтергейст летал над ней.
- А зачем тебе? - все не давал ответа он, - Кстати, я тебя раньше здесь не видел. Кто ты?
- Не твое дело, - огрызнулась девушка.
- Ну, ну, ну. Не надо так грубо, а то, я полетел, - Пивз развернулся.
- Никуда ты не полетел, - девушка выхватила палочку и прошептала какое-то заклинание. Привидение, встало на месте как вкопанное.
- Что ты со мной сделала?! – заверещал он. – На меня не действуют заклинания!
- Друзья придумали, - хмыкнула девушка. - А теперь говори, а то провисишь здесь пока, кто-нибудь не найдет контрзаклинание, а его найти будет очень трудно.
- Хорошо, хорошо, говорю, - как-то очень быстро согласился Пивз. – Сегодня 28 июня 1976 года.
- Спаибо, - девушка, кажется, нахмурилась, - можешь идти, - она махнула палочкой, снимая с полтергейста заклинание, и того как ветром сдуло.
- Немного не туда, куда хотелось бы, - пробурчала ведьма, - но сойдет, - она навела палочку на свою рану, сказала какое-то заклинание, и рана начала затягиваться, но на ее месте остался длинный розовый шрам. – Так-то лучше. Теперь можно и к директору. Только вот плохо, что мантия порвана, но ничего не поделаешь, - девушка еще раз оглянулась по сторонам и исчезла с легким хлопком.
- Что это было, - простонал Джеймс, - в Хогвартсе же нельзя аппарировать.
- Не знаю, - ответил ему Сириус, - но нам срочно надо к директору, а точнее к его кабинету, - Блек сорвался с места и побежал в сторону кабинета директора Хогвартса.
- Что-то мне это не нравится, - сказал Джеймс на бегу.
- Мне тоже, - ответил его друг, когда они, пробежав по многим лестницам и миновав бесчисленные коридоры, наконец-то добежали до горгульи. Но они успели увидеть только подол черной грязной мантии, скрывающийся на лестнице, после этого горгулья подъехала обратно, и у мальчиков больше не было никаких шансов узнать, что произошло. Они даже не могли пойти к МакГонагл, потому что та им не поверит. Если бы они видели лицо той девушки...
***
Директор рассматривал странную посетительницу. Он услышал ее голос, после того, как прочел речь перед выпускниками. Общалась незнакомка с ним ментально. Она просила его выйти из зала и поговорить с ней. Сначала он сомневался. Но голос уверил его, что все будет в порядке. Директор, почему-то поверил, хотя в это время надо было опасаться таких «сомнительных предложений». Выйдя из зала, он увидел эту девушку, стоящей у дверей. Она была одета в школьную форму Хогвартса, но было несколько непонятных моментов. Во-первых, сам Дамблдор никогда этой девушки не видел. Во-вторых, свитер и юбка девушке были малы, а мантия явно довольно велика, а форму в школе обычно подгоняли и выдавали по размеру. В-третьих, на девушке была странная остроконечная шляпа, которая спадала ей на глаза. Дамблдор про себя отметил, что таких шляп дети в Хогвартсе не носили, хотя похожие у них были. Поэтому он сначала решил, что эта девушка может быть пожирательницей, но она была слишком юна. Все ее руки были в шрамах, лицо измучено, а под глазами были синяки и мешки, что свидетельствовало о том, что она очень долго не спала. Тем более Дамблдору незнакомка почему-то внушала доверие. Сейчас она сидела напротив него и с легкой улыбкой посматривала на огонь в камине.
А Гермиона, сев в мягкое кресло в кабинете директора, почувствовала, что ее окутало приятное тепло, исходящее от огня. Языки пламени извивались в причудливые узоры и отсветами играли в очках-половинках директора. Тот в задумчивости гладил свою бороду и посматривал на девушку. Фоукс сидел на своей жердочке, спрятав голову под крыло, а на столе был обычный беспорядок. Здесь царили уют и спокойствие. Как же ей этого нехватало.
- Могу я спросить вас мисс… - услышала она мягкий и успокаивающий голос директора.
- Грейнджер, - ответила Гермиона, - Гермиона Грейнджер.
- Мисс Грейнджер, мы же раньше не встречались?
- И да, и нет, - загадочно ответила девушка.
- Если нет, - продолжил Дамблдор, - откуда вы меня знаете?
- Понимаете, директор это очень долгая история. Я расскажу вам ее довольно кратко и без подробностей. Я из будущего, и там не все так гладко. Как вам известно, некий Воландеморт, - Дамблдор вздрогнул, но виду того, что удивился, не подал, - сейчас активно пытается захватить власть. Но вскоре появится пророчество. В пророчестве будет говориться примерно следующее: на исходе седьмого месяца родится ребенок, родители которого трижды бросали вызов темному лорду, и именно этот ребенок будет способен победить его, - Дамблдор слегка улыбнулся. – Тут нечему улыбаться, директор, - вздохнула Гермиона, - на самом деле все очень печально. Ребенок родится, но его мать отдаст за него жизнь, когда на них нападет Воландеморт, а смертельное заклятие Авада Кедавра отразится от мальчика, попадет в Лорда и он падет. Мальчик будет жить сиротой в ужасной семье, а в одиннадцать лет пойдет в Хогвартс, как и все маги. Там его каждый год будут пытаться убить последователи лорда, и наконец к конце четвертого курса Воландеморт возродится, после того как мальчик поучаствует в Турнире Трех Волшебников…
- Но там могут участвовать только совершеннолетние, и следующий турнир будет…
- Да, только трое, и только совершеннолетние, но он будет четвертым и несовершеннолетним. А турнир будет именно в том времени, откуда я пришла. Можно я продолжу? – Дамблдор кивнул. – Лорд возродится, а на пятом курсе мальчик потеряет крестного, единственного родственника, которого мальчик узнал только в конце третьего курса и с которым даже не мог нормально видеться, потому что его повсюду разыскивало министерство. После этого все пойдет наперекосяк, я не буду с Вашего позволения рассказывать подробности, - Гермиона поежилась, а директор снова кивнул, - Так вот, в скором времени лорд убьет избранного и завладеет магическим миром. Как это произошло, я вспоминать не хочу. Вскоре падут почти все, кто продолжал сопротивляться. Один очень хороший зельевар поможет мне сварить зелье, которое переносит на большие расстояния, и я с помощью хроноворота перенесусь сюда.
- Вы знаете, мисс, что можете сильно изменить ход жизни, - Дамблдор укоризненно посмотрел на нее.
- Я знаю, директор, - сказала Гермиона, вставая, - я за этим сюда и пришла. Просто понимаете, я не могла жить, когда все, кого я знала мертвы… Но я немного промахнулась. Я хотела попасть чуть попозже и не дать Лили и Джеймсу умереть… - девушка запнулась, поняв, что сболтнула лишнего.
- Так Лили и Джеймс все-таки будут вести совместную жизнь, - улыбнулся старик. – А я-то думал, Лили никогда не согласится. Так жаль мистера Поттера, который уже который год пытается добиться ее внимания.
Гермиона глубоко вдохнула. Директор понял все правильно и не собирался ей мешать.
- Спасибо, директор, - сказала она.
- И так, милочка, вы будете учиться на седьмом курсе? Я предполагаю, что вам сейчас примерно семнадцать.
- Конечно! - воскликнула Гермиона.
- Какой факультет, - спросил директор, лукаво рассматривая ее форму из-под очков-половинок.
- Гриффиндор, - улыбнулась девушка, - и можно занести меня в списки, как Гермиону Джейн. Ах да, и еще. Я попросила бы вас отселить от Сириуса, Джеймса и Ремуса Питера Петтигрю. Мне все равно, кто будет жить с ними, но только не Петтигрю. Спасибо, - поблагодарила девушка, увидев кивок Дамблдора, и развернулась, чтобы выйти из кабинета. «Она наверное не просто знающая историю, а скорее всего очевидец событий, или даже лучший друг этого самого героя, раз она решилась на такое. И из этого следует, что она сильный маг», - подумал Дамблдор. – «В таком юном возрасте…»
Девушка развернулась и улыбнулась директору.
- А вы умеете делать правильные выводы, директор. Как всегда. Только не затрудняете себя, чтобы поставить блок.
- И еще вы очень сильный и искусный окклюмент, - подытожил Дамблдор. – Мисс Джейн, можно я теперь буду называть вас так, мисс Грейнджер? - девушка кивнула, - я в этом году планировал открыть дуэльный клуб для шестых и седьмых курсов, в связи с разгорающейся войной. Почти дуэльный… Я хотел, чтобы там студенты научились драться, не как на дуэлях, а как на войне… Вы меня наверное понимаете…И я хотел спросить вас, не можете ли вы стать там преподавателем?
- Я? – удивилась Гермиона.
- Да, мисс. Как я вижу, вы отличны маг, окклюмент, и если я не ошибаюсь то и анимаг тоже, - девушка только кротко кивнула, - тем более у вас есть отличный опыт ведения боя, поэтому я попрошу вас занять эту должность. Всем скажем, что Вы прибыли к нам из Сибирской школы боевых искусств, для того, чтобы сравнить обучение, и никто даже не сможет возразить. Для всех остальных это будет обязательный дуэльный клуб, а студентам вы объясните, что это на самом деле. Только у меня к вам будет одна просьба: постарайтесь, чтобы студенты не видели ваших шрамов, особенно на запястье.
- Хорошо, я позабочусь об этом, - девушка кивнула и опять развернулась, чтобы выйти, но остановилась и опять посмотрела на директора. – Профессор Дамблдор, я еще могу помочь вам и Ордену феникса в поисках крестражей Тома, - сказав это, девушка исчезла с легким хлопком.
Дамблдор улыбнулся. Эта девушка была довольно странной, но почему-то у него не было оснований не доверять ей, и он чувствовал, что она говорит правду. Ему достаточно было посмотреть на ее испещренные шрамами руки и понять, что эта девушка не врет ему. Она знала про Орден Феникса, который только основался, про крестражи, про настоящее имя Воландеморта, не боялась произносить его имя. Дамблдор достал из пакета лимонную дольку и засунул ее к себе в рот. Потом он посмотрел на то место, где недавно стояла девушка. Он был уверен, что увидит Гермиону Джейн в следующем году за столом гриффиндора, но он не был уверен в том, что она делает все правильно. Но с другой стороны Дамблдор понимал, что она знает, что будет в будущем, и она изменит так, чтобы никто не пострадал. И все-таки он почему-то доверял ей.
Гермиона аппарировав до барьера, перешагнула за него и снова исчезла. Но теперь она появится здесь только в начале следующего года. Теперь ее путь лежал в Лондон, в Дырявый Котел.
Джеймс Поттер и Сириус Блек все стояли у горгульи и ждали таинственную незнакомку. Но она так и не появилась, и парни ушли расстроенные тем, что они не поймали ее и тем, что им никто не поверит. Но они поклялись отыскать ее и раскрыть эту тайну в следующем году.
А Дамблдор все сидел за своим столом и улыбался. Он жевал лимонные дольки, вспоминал эту таинственную девушку и думал о том, что раньше никто, кроме него не знал, что в Хогвартсе можно аппарировать, но нельзя аппарировать за его пределы.



Wondering

Сообщение отредактировал Странница_Селена - Среда, 24.07.2013, 05:32
 
helldrowДата: Понедельник, 16.07.2012, 19:52 | Сообщение # 4
Химера
Сообщений: 373
« 42 »
А почему бы сразу все 10 глав не выложить, если разницы с выложенным на Хогнете нет?


СИ
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 17.07.2012, 04:51 | Сообщение # 5
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
честно говоря, так и хотела сделать, и скоро сделаю... просто интернет начал тормозить и хватает его только на такие короткие ответы(((


Wondering
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 17.07.2012, 09:37 | Сообщение # 6
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 2. В новом времени
Прозрачные капли серого дождя барабанили по стеклу, а потом быстро стекали по нему, задерживаясь у подоконника и снова падая вниз. Серые тучи плыли над городом, закрывая солнце, которое пыталось пробиться в каждый пробел, в каждую дырку. Но тучи плыли, не давали его лучам проникнуть сквозь их пелену, закрывали его и не давали людям увидеть его сияние. По косому переулку сновало множество людей, то убирая, то раскрывая большие зонтики. Только не было детей, они все уже были на вокзале Кингкросс или уже на полпути к нему. Сегодня было пятое сентября(1). Все уже приготовились к школе и с нетерпением ждали первого гудка Хогвартского экспресса. А Гермиона все стояла у окна и смотрела на непокоримую стихию. Никогда ей не было так тоскливо. Она вспоминала, как она первый раз попала сюда, на эту шумную улицу, как они с Гарри и Роном ходили по ней на следующий год, как они смеялись, заходя в магазин близнецов Уизли, которого сейчас даже не намечалось, как она ворчала, когда парни покупали очередные шалости, и как она смеялась, когда они подшучивали над ребятами в школе. Но потом ей сразу вспомнились вспышки заклинаний, которые пролетали здесь, погони и укрытия, разрушенные магазины и лавки, смерти… Гермиона тряхнула головой и сжала в руке небольшой кулончик. Как она скучала по друзьям. По ее щеке скатилась одна единственная слеза. Людям, которые проходили по улице, она могла показаться просто каплей дождя, задержавшейся на стекле. Гермиона быстро смахнула ее со своей щеки и еще раз проверила свой эмоциональный блок. Вроде все в порядке: блок на месте, эмоции и воспоминания под замком. Самое главное для девушки было сейчас не вспоминать о прошлом, только о значительных событиях, которые случаться в ближайшее время. Самое главное не вспоминать пережитого, не вспоминать того ужаса и хаоса. Гермиона посмотрела на часы. Пора. Она взяла свою сумку и трансгрессировала. Эта скатившаяся слеза была не первой за несколько лет их скитаний по лесам, за долгие пытки в подземельях, за мучительные часы ожидания, за ужасные кровопролитные бои. Но она была первой и, как хотелось Гермионе, последней в этом времени, в этом хроновороте судьбы. Она никогда не была слабой, и теперь нельзя быть. Но она плакала, а теперь должна стараться сдерживать слезы. Теперь у нее новая судьба. Теперь она Гермиона Джейн – Грейнджер(2), а точнее Гермиона Джейн.
***
Лили шла по вагону. Ну почему нет никаких свободных купе, ну или хотя бы наполовину свободных? Все места были заняты, и все оживленно о чем-то болтали. У Лили почти не было подруг. Только Молли, которая жила с ней в комнате. Они были единственными девочками на своем курсе и факультете, поэтому довольно много общались, еще у них были общие интересы, например они любили читать. Молли была не очень высокой, немного полноватой девушкой, но это не мешало тому, что у нее была довольно неплохая фигура. У нее были карие глаза и каштановые, с медным отливом волосы. Вместе девушки проводили почти все свое свободное время. Еще с ними иногда общалась Алиса Пентон. Она была высокой шатенкой с темными, почти черными, карими глазами и училась на курс младше них в Хаффлпафе, но сейчас обе девушки были со своими парнями: Молли с Артуром Уизли, а Алиса с Френком Лонгботомом, которые оба учились с Лили на одном курсе в гриффиндоре. Почти все остальные считали ее полнейшей занудой и зубрилой, а она просто любила учиться и знала, что без учебы у нее ничего не получится. Только Мародеры относились к ней немного подругому. А все почему? Потому что она нравилась Джеймсу Поттеру, который, частично вместе с Сириусом Блеком, был основателем этой тусовки. Он бегал за ней почти с первого курса, но Лили не отвечала на его ухаживания. Она считала его самовлюбленным болваном и критином, хотя не могла не сказать, что он был привлекательным, и может даже немного ей нравился. Раньше у Лили был Северус… Но после того, что он сказал, она больше не хотела с ним разговаривать. Он был ее хорошим другом на протяжении многих лет, но простить такого оскорбления она не могла. Она верила ему, а теперь он стал совсем таким же, как и эти бездушные слизеринцы. Лили заглянула в еще одно купе. Там, к ее удивлению было пусто. Ну, почти. В самом дальнем углу сидела девушка и читала книгу. Ее голова склонилась над книгой, а вьющиеся каштановые волосы спадали на лицо.
- Привет, - сказала Лили. Девушка подняла на нее свое абсолютно безэмоциональное лицо. Было такое ощущение, что она под империусом или, что она просто кукла. Но как только их глаза встретились, Лили потеряла дар речи. Это были глаза полные боли и отчаяния, разочарования и грусти. Вдруг в один миг лицо девушки изменилось. На нем появилась приветливая улыбка. Но глаза оставались все теми же.
- Привет, - сказала она немного хриплым голосом. Лили не могла отвести от нее взгляда. Было ощущение, что эта девушка прошла через множество испытаний и почувствовала на себе несметное количество пыток. Девушка, видимо поняв, что Лили в замешательстве, отвела глаза в сторону и сказала:
- Проходи, я не буду против.
Лили все еще в таком же трансе прошла и села на сиденье. Глаза девушки завораживали. Они были прекрасны, но в тоже время ужасающи. Девушка посмотрела на нее и улыбнулась.
- Я - Гермиона, - сказала она.
- Я… Я - Лили, - спохватилась гриффиндорка и протянула руку девушке, которая тут же пожала ее.
- Очень приятно, - сказала Гермиона. – А на каком ты факультете?
- Гриффиндор, седьмой курс, - улыбнулась Лили в ответ. Она уже немного отошла от произведенного девушкой впечатления.
- Я тоже, - уголки губ девушки немного приподнялись.
- Но я тебя раньше не видела, - нахмурилась Лили.
- Я новенькая, - ответила Гермиона. – Не хмурься, тебе не идет.
Лили расслабилась. Ей почему-то очень нравилась эта девушка. Ей казалось, что она может доверять ей. В один миг Лили прониклась ее горем, которое отражалось в этих бездонных карих глазах. Лили сразу же захотелось рассказать ей все свои печали, открыть ей все проблемы, и Гермиона как будто поняла ее.
- Не стесняйся, говори, если хочешь. Я секретов не выдаю.
- С чего ты взяла? – Лили лукаво улыбнулась. Девушка махнула рукой.
- Это видно по твоим глазам. Глаза – зеркало души, по ним можно читать людей, как по книге. Вот я и прочитала, - улыбнулась она. Лили усмехнулась.
- А меня научишь?
Гермиона засмеялась, но Лили показалось, что это был наигранный смех, не естественный. Она смеялась, но ее глаза оставались все такими же. Глаза – зеркало души. Тогда какая душа должна быть у этой таинственной, непонятной и странной девушки. Душа полная боли и печали, сожаления и горечи, душа перетерпевшая все, несгибаемая. В этих зеркалах отражалась эта душевная боль, она наполняла эти карие озера и не уходила оттуда. Она поселилась там, как показалось, Лили навсегда.
- Конечно, это не сложно…
Тут дверь купе открылась.
- Привет грязнокровка, нашла себе подружку?
В дверях стоял Люциус Малфой, собственной персоной. Этот ужасный слизеринец всегда издевался над Лили. Он считал, что магглорожденные не волшебники и всячески показывал это. Грязнокровка, грязнокровка, на себя бы посмотрел! Девушка скривилась.
- Проваливай, Малфой.
- Э, нет. Ты же не хочешь выставить за дверь чистокровного, а, грязнокровка? – ухмыльнулся Малфой.
Тут Гермиона резко встала.
- Никогда не смей называть ее так, - процедила она сквозь зубы.
- О, - Малфой расплылся в хищной ухмылке, - а я тебя раньше не видел.
- И не увидишь, - сказала Гермиона и махнула рукой, прошептав что-то. Люциуса подняло над землей и он вылетел из купе, когда Гермиона махнула в сторону двери рукой.
- Да как ты смеешь? – взвыл он, поднимаясь с пола и выхватывая палочку.
- Еще и не так посмею, - усмехнулась девушка, доставая палочку.
- Я не устраиваю дуэли с грязнокровками, - оскалился Малфой, - У тебя ведь тоже кровь не чистая?
- А зачем тогда палочку достал, - Гермиона изогнула бровь, и посмотрела на него полными злобы глазами. - Убирайся, я уже этого наслушалась, поэтому посоветую тебе так не говорить.
- Я еще вернусь, - кинул напоследок Люциус и удалился. Лили все это время сидела и не могла вымолвить ни слова.
- Не беспокойся, Лили, он больше сюда не придет, а я сейчас вернусь, - улыбнулась Гермиона и вышла из купе. Лили так и осталась сидеть на месте, обдумывая увиденное. Эта девушка продолжала поражать ее. Она не понимала, как Гермиона вышвырнула Малфоя из купе, но догадывалась, что это беспалочковая магия. Единственным, что тревожило ее, были слова Гермионы о том, что она уже этого наслушалась. Значит, она тоже магглорожденная и в прошлой ее школе над ней издевались… Дверь купе опять открылась, но это была не Гермиона.
- И кто же тут сделал Малфоя?
В дверях стояли Сириус Блек, известный ловелас Хогвартса, и Джеймс Поттер, тоже не менее известный ловец гриффиндорской сборной.
- О, Лили, не ожидал, - Блек улыбнулся. – А я-то думал ты у нас тихая девочка, а, Джим?
Поттер замялся. Лили знала, что нравится ему. Он нравился ей, но совсем чуть-чуть, но Лили считала это неприемлемым и старалась этого не показывать, потому что еще считала Джеймса самовлюбленным болваном, кретином и бездельником.
- Лили, ты что, дар речи потеряла? - опять заговорил Блек. – Рем, что у нас есть для разговорчивости?
Ремус кинул на Сириуса осуждающий взгляд и пожал плечами. Тихий и милый Ремус, второй староста гриффиндора вместе с Лили. Он, наверное, был самым нормальным из этой компании. Питер Лили тоже не нравился, но вот как раз его и не было, но зато позади Мародеров стоял Артур Уизли. У него были огненно-рыжие волосы, чем-то похожие на волосы Лили и веснушки по всему лицу.
- Отстань, Блек, - сказала Лили и отвернулась.
- Лили, ну не надо так грубо, - Сириус обиженно надул губы. – С Малфоем ты, похоже, и то поприличнее обошлась, - парень плюхнулся на сидение напротив Лили, а Джеймс, который за это время не сказал ни слова, аккуратно сел возле нее.
- Ну Лили, детка, - промурлыкал Блек, - скажи, что ты сделала с Малфоем. Неужто под зад пнула?
- Вам показать, мальчики, - Лили услышала уже знакомый голос. Она повернула голову в сторону двери и облегченно вздохнула, когда увидела Гермиону. Девушка стояла в дверях, облокотившись на угол. Длинные каштановые пряди, которые совсем недавно были спутанными, уже были более или менее расчесанными, а девушка уже переоделась в форму Хогвартса с эмблемой гриффиндора. Только сейчас Лили заметила, что у девушки была прекрасная фигура: тонкая талия, длинные ноги, она была довольно подтянутой и, Лили может быть даже сказала, немного накаченной. У девушки были плавные черты лица, тонкие губы, которые, казалось, раньше были более пухлые, остренький, аккуратный нос. Вот только брови и ресницы были немного обожжены, как будто она готовила много зелий, но в тоже время ресницы были очень длинные и черные, а тесно-коричневые брови были тоненькие и плавные. На руках у девушки, почему-то были длинные кожаные перчатки черного цвета. Они уходили под свитер и, видимо, доходили до локтя. Только пальцы у перчаток были как будто обрезаны, и перчатки доходили только до их начала, а потом заканчивались. Сириус присвистнул.
- А ты откуда взялась, красавица?
- Так хочется узнать? – обворожительно улыбнулась девушка, отвечая вопросом на вопрос. – Я отвечу, только сначала освободи мое место.
Сириус отрицательно покачал головой и с лукавой улыбкой указал на свои колени. Гермиона только пожала плечами.
- Как хочешь, - сказала она и махнула рукой. Парень тут же повис в воздухе. Джеймс и Ремус ошарашено посмотрели на девушку, а Сириус вопросительно вытаращил глаза. Девушка «переместила» Блека на колени Джеймса, а сама опустилась на свое место, закинув ногу на ногу. Сириус испуганно посмотрел на нее.
- Что… что ты со мной сделала?
Гермиона только вздохнула.
- А я и не знала, что в Хогвартсе все студенты пугаются простого Вингардиум Левиоса. То этот белобрысый, то еще какой-то наглец…
- Беспалочковая магия? – спросил Ремус.
- Да, - девушка еще раз обворожительно улыбнулась, Ремус покраснел, а Джеймс только засмеялся. – А теперь я попрошу вас выйти из купе, или мне придется выпроводить вас отсюда как Малфоя.
- Мы уже уходим, - Джеймс встал, скинув со своих коленей Сириуса, и шутливо поклонился девушкам. Блек, ворча, поднялся с пола и угрюмый вышел из купе. Ремус, который и так тстоял в дверях, смущенно улыбнулся им и тоже вышел. Артур поспешил удалиться за друзьями. Лили засмеялась.
- Еще никому не удавалось так быстро выгнать Джеймса Поттера из купе.
- Да, - Гермиона удивленно подняла бровь, - это почему же?
- Ну… - замялась Лили.
- Говори, говори, - Гермиона быстро пересела к ней.
- Просто я ему очень нравлюсь…
- Правда? А мне кажется не только ты ему, - Гермиона лукаво улыбнулась.
- С чего ты взяла?! – быстро спохватилась Лили.
- Да только взять то, как ты краснеешь, когда говоришь о нем, - мечтательно протянула девушка. – А еще как ты на него смотришь…
- Ладно, ладно, поняла, - сдалась Лили. – Мне он нравится, - девушка сразу же поспешила оговорить этот момент. – Но совсем немного, и тем более он самовлюбленный болванн и свинья!
- Это почему же? – Гермиона удивленно приподняла брови.
- Он такой наглый, - затараторила Лили, - и самовлюбленный. Он так зазнается из-за того, что играет в этот чертов квиддич еще со второго курса и ему в нем нет равных. Ну как е самый молодой и лучший ловец за всю историю хогвартса. Поэтому на нем вешаются все девчонки, и мне это очень не не нравится. А еще он постоянно ко мне лезет, не обращает внимания на то, что я ему отказываю…
- А ты с ним не встречаешься?! – воскликнула Гермиона.
- Нет, - Лили посмотрела на свою новую подругу.
- Так мы это устроим! – Гермиона заговорщески потерла руки.
- А ты меня спросила? – запротестовала рыжая.
- Да, - беспечно откликнулась шатенка.
- И когда же это?
- Ты сама признала, что он тебе нравится…
- Я этого не говорила!
- Ну хорошо, ты ревнуешь его к другим девушкам… - протянула Гермиона.
- Нет не ревную! – нахмурилась Лили.
- А я говорю - ревнуешь, и не хмурься – девушка строго посмотрела на нее, а потом мечтательно протянула. – Представляешь, у тебя будет самый крутой парень в Хогвартсе…
Девушки болтали без умолку. Потом их нашла Молли и присоединилась к разговору, и тоже начала подкалывать Лили на тему Джеймса и уговаривать ее встречаться с ним. На полпути к Хогвартсу Лили была просто счастлива, ей казалось, что у нее наконец-то появилась еще одна подруга, теперь они с Молли не одни. Для нее Гермиона была кем-то загадочным и непостижимым, а Лили нравились такие люди.. Она любила их разгадывать. Молли была другой, но она ей тоже нравилось, и Лили казалось, что из них выйдут отличные подруги. Теперь Лили казалось, что она может поделиться с Гермионой и с Молли всеми своими тайнами, может рассказать им все., а тем более Гермионе. Лили была счастлива, впервые за это долгое лето. А Гермиона….
Гермиона не могла смотреть на то, как Молли заправляет за ухо пряди волос, потому что она напоминала ей Джинни. Она не могла смотреть на Джеймса, который взлохмачивал волосы и поправлял свои очки, потому что он был слишком похож на Гарри. Она не могла смотреть на Артура, на его веснушчатое лицо и огненно-рыжие волосы, потому что он напоминал ей Рона. Она не могла смотреть на Ремуса, потому что сразу же вспоминала маленького Тедии, которого она бросила. Она не могла смотреть на Сириуса, и его беззаботную улыбку, потому что ей тут же вспоминалась его смерть, ей тут же вспоминалось то, из-за чего все это пошло наперекосяк. А еще она не могла смотреть в эти изумрудные глаза, полные счастья, они напоминали ей о прошедшей радости, о прошлом. И Гермионе казалось, что она не будет счастлива никогда.
***
Все студенты уже сидели за столами и распределение тоже закончилось. Гермиона сидела рядом с Лили и Молли. Обе девушки весело смеялись и болтали. Мародеры сидели недалеко от них, но она не могла точно расслышать их разговор, а блок она старалась не снимать, потому что вокруг было слишком много эмоций. Из разговора Мародеров и Артура Гермиона поняла, что в этом году на последний год обучения переводится кузина Сириуса. Больше она ничего не услышала, а понять какая именно кузина она не могла, потому что, насколько она помнила, кузин у Сириуса было много. Тут Дамблдор встал, призывая всех к тишине. Гермиона вздохнула, она знала, что сколько бы ни было в этом году новых переведенных студентов и нововведений, Дамблдор будет представлять именно ее, как раз из-за того, что она согласилась вести дуэльный клуб.
- Дорогие ученики, - сказал он, оглядывая сидящих, - к нам в этом году перевелась девушка из Сибирской школы боевых искусств, она будет учиться на седьмом курсе гриффиндора. Дорогая, встаньте пожалуйста, - директор посмотрел на Гермиону. Девушка встала из-за стола и обвела взглядом зал.
- Оно и видно, что боевых, - хихикнул Джеймс.
- Заткнись, - пробурчал Сириус, поглядывая на девушку.
- Я бы хотел проинформировать вас о том, - продолжил директор, - что в этом году после уроков будут проводиться обязательные занятия в дуэльном клубе для шестых-седьмых курсов, и что их будет вести наша новая ученица мисс Гермиона Джейн. Расписание этих занятий вы сможете получить у старост или деканов своих факультетов.
Мужская половина шестых-седьмых курсов присвистнула, а девушки покосились на новенькую с явной завистью, но почему-то с некоторым уважением. И только слизеринский стол остался недовольным. Люциус Малфой вскочил и с вызовом посмотрел на Гермиону.
- Директор, - сказал он, - я не собираюсь ходить на занятия к какой-то грязнокровке.
- Не смейте так говорить, мистер Малфой, - директор укоризненно посмотрел на слизеринца, а Гермиона так и осталась стоять неподвижно.
- Я повторяюсь, профессор Дамблдор, я не буду ходить на занятия к грязнокровке, - ни один мускул на теле Гермионы не выдавал ее напряжения.
- Ну у нее и выдержка, - восхитился Люпин. – Даже я давно бы уже ему дал в глаз.
- Мистер Малфой…
- Директор, она всего лишь поганая грязнокровка, одна из тех, кто должен пресмыкаться перед нами, чистокровными!
Этого ему говорить явно не стоило. Гермиона резко развернулась в его сторону.
- Не смей так говорить.
- Тебе что-то не нравиться грязно…
Рука Гермионы, в которой она сжимала палочку моментально взметнулась вверх.
- Силенцио!
Малфой начал в беспомощности открывать рот, но из него не вылетало не единого звука. Послышались смешки.
- Ты будешь ходить на мои занятия, если ты даже не можешь увернуться от простого силенцио, - констатировала Гермиона. Зал прыснул. Никто не смог сдержать смех при виде Малфоя, который стоял и злобно смотрел на Гермиону, не говоря ни слова. Единственные, кто так же смотрели на Гермиону, были, конечно же, слизеринцы.
- Мисс Джейн, прошу вас снять заклинание и подойти ко мне, - Дамблдор сел обратно за стол.
- Как скажете, директор, - девушка махнула в сторону слизеринца палочкой и пошла по направлению к учительскому столу. Малфой осторожно достал палочку.
- Ступефай, - прошептал он, направляя палочку на девушку, и заклинание отлетело в ее сторону. Джеймс и Сириус вскочили не в состоянии вымолвить и слова, а Люциус ухмыльнулся, когда заклинание почти достигло девушки. Но в этот момент девушка быстро развернулась, молниеносно доставая палочку, и выкрикнула:
- Протего! Экспелиармус, - красный луч отразился от щита, а синий полетел в Малфоя. Тот не успел сообразить, что произошло, и отлетел к дверям. Его палочка оказалась в руках у Гермионы.
- Приличные чистокровные волшебники не нападают со спины, мистер Малфой, - сказала она и подошла к директору. Тот сказал ей что-то, на что она только кротко кивнула.
- Мисс Эванс, подойдите сюда, пожалуйста, - позвал Лили директор. Девушка встала и подошла к Дамблдору и Гермионе. Подойдя, она услышала обрывок фразы, сказанный Гермионой: «Директор, вы уже согласились, так позвольте мне делать так, как я…» - тут девушка умолкла, заметив Лили.
- Мисс, Эванс, - произнес Дамблдор, - в этом году с вами еще будут жить мисс Джейн и сестра мистера Блека, которая приедет сегодня вечером. Я попрошу Вас проводить мисс Джейн в гостиную и заодно развесить расписание. А Вас, мисс Джейн я попрошу больше не делать таких глупостей.
Девушка только кивнула. Лили развернулась и пошла в сторону выхода из большого зала, Гермиона пошла за ней. Проходя мимо Люциуса, который уже сидел за столом она, не оборачиваясь, кинула ему его палочку. Когда девушки вышли из зала Лили спросила:
- Гермиона, а ты правда из школы боевых искусств?
Девушка улыбнулась.
- Да. Конечно, мне сложно было туда попасть, потому что я магглорожденная, но я люблю учиться, поэтому у меня все получилось.
- Правда? – воскликнула Лили. – Я тоже очень люблю учиться.
- Как хорошо, что мы живем в одной комнате, - сказала Гермиона.
- Да, - Лили тоже улыбнулась.
- Я уверена, что мы с тобой сможем стать хорошими подругами, - Гермиона толкнула ее вбок.
- Конечно! – воскликнула Лили.
- Чему радуемся, девочки? – сзади появился Сириус и приобнял их за плечи. – Вас проводить?
- Нет, спасибо, - Гермиона состроила брезгливую мину и скинула руку парня со своего плеча. Лили засмеялась.
- Сириус, - сказал кто-то сзади.
- Ах, Джим прости, - Блек поспешно убрал руку с плеча Лили. – Я и забыл…
Гермиона обернулась. Там были Джеймс и Ремус, а позади них стоял Артур и Питер. Гермиона отпустила блок и настроилась на волну Артура. «Как бы я хотел быть мародером…» - уловила она одну единственную мысль, но этого ей было достаточно. Гермиона закрыла блок и решили, что поможет Артуру. Тем более надо было выпихнуть Питера из команды Мародеров. Этого она уже почти добилась, посредством того, что попросила директора переселить Питера, а он, наверное, уже обиделся на друзей, потому что они не заступились за него. Скорее всего, к Мародерам подселили Артура. Девушка посмотрела на распинающегося перед Джеймсом Сириуса, быстро подошла к ним и взяла его за шиворот. Он такого поворота событий явно не ожидал.
- Ты лучше не нас провожай, а к друзьям присматривайся, - прошипела она, а потом наклонилась к уху парня, - Раскрой тех, кто предаст, и найди тех, кто будет верен.
Сказав это, она отпустила Сириуса, развернулась и пошла прочь. Лили кинула на парня гневный взгляд и поспешила за новой подругой. Сириус удивленно смотрел им вслед.
- Эй, Бродяга, ты чего, - окликнул друга Джим. – Что она тебе сказала?
- Что-то странное, - пожал плечами Сириус и процитировал. – «Раскрой тех, кто предаст, и найди тех, кто будет верен».
Джеймс засмеялся, положил руку на плечо друга, и они пошли в направлении башни гриффиндора. Артур только пожал плечами и пошел за ними, Питер испуганно сжался и посеменил в ту же сторону. И только Ремус глубоко задумался над словами девушки.
***
Гермиона сидела на кровати напротив Лили, а Молли сидела на своей и смеялась над двумя подругами. Подружиться они успели всего за полчаса разговора, во время которого они разбирали свои вещи.
- Ну он же тебе нравится, - в сотый раз повторяла Гермиона.
- Да, - в сотый раз отвечала Лили.
- Ну так, если он предлагает, встречайся с ним.
- Нет.
- Ну почему? Он же тебе нравится?
- Да.
- Так встречайся с ним.
- Нет!
- Да что такое?! – взвыла Гермиона. – Как так можно? Он же ни с кем не встречается, а ждет, когда ты согласишься. Так разве это не признак того, что он тебя любит.
- Да, но… - замялась рыжеволосая.
- Никаких но! В следующий поход в Хогсмид ты идешь с ним!
- Хорошо, - сдалась Лили, после того как Гермиона произнесла эту фразу опять же в сотый раз.
- Ура!!! – закричала Гермиона и кинулась ей на шею. Молли еще громче засмеялась и откинулась на кровать. Тут в дверь в комнату отворилась и на пороге появилась девушка. У нее были не длинные ядовито-розовые волосы, она была довольно невысокого роста, поэтому стояла на каблуках. Одета она была не по погоде: на ней была одета короткая юбка и топ, сверху была джинсовая курка, а сама девушка широко улыбалась. Гермиона почти сразу узнала ее. Эту девушку невозможно было не узнать. Только вот что она здесь делает, да еще и на седьмом курсе? Она должна быть как минимум на первом! Да она вообще еще не должна ходить в школу, причем в любую! Девушка вышла на свет.
- Привет, - поздоровалась она. Этот голос, черты лица, еще не изуродованные многочисленными боями и нещадным временем. Это точно была она. В дверях стояла Нимфадора Тонкс.

(1) – У англичан учеба начинается с пятого сентября.
(2) – Здесь я имела в виду двойную фамилию. Гермиона будет представляться Гемрионой Джейн, но карту же Мародеров никто не отменял))))



Wondering

Сообщение отредактировал Странница_Селена - Среда, 24.07.2013, 05:34
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 17.07.2012, 09:38 | Сообщение # 7
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 3. Предсказание
В дверях стояла Нимфадора Тонкс и приветливо улыбалась.
- Привет, я Нимфодора Тонкс.
- Привет Нимфадора, - поздоровалась Лили, а девушка в дверях скривилась. – Я что-то не так сказала? – спохватилась рыжеволосая.
- Не совсем, - ответила Нимфадора. – Я просто не очень люблю свое имя.
Гермиона улыбнулась. Она ничуть не изменится через несколько лет. Но сейчас ее больше волновал вопрос о том, почем Нимфадора оказалась здесь. В ее времени Тонкс была младше Ремуса и Сириуса лет на десять - пятнадцать. Неужели Гермиона, придя в это время и пробыв в нем всего лишь несколько месяцев, так изменила его. Девушка решила обсудить это завтра с директором.
- Раз тебе оно не нравится, - улыбнулась Гермиона, - я буду называть тебя Мета.
- Почему Мета, - Тонкс вопросительно подняла бровь.
- Просто ты метаморф, как мне кажется, - девушка взглянула на нее исподлобья.
- Это почему еще? – Тонкс шаловливо подмигнула.
- Ну нормальный человек, приехавший в школу, не покрасит себе волосы в розовый цвет.
- Ну на счет не покрасит, ты ошиблась, - заулыбалась Тонкс и поменяла цвет волос на черный, - но я на самом деле метаморф.
- Вау, - воскликнула Молли, тряхнув медными прядями, - я тоже так хочу.
Тонкс улыбнулась.
- Извини, научить не получится. А вот Метой можете меня называть, мне очень нравится. Только давайте, это будет мое прозвище, а называть вы меня будете Нимфой, сокращение от Нимфадора, меня так всегда Сириус называет, - пояснила она.
- Хорошо, - Лили повернулась к ней. – Нимфа, ты же кузена Сириуса.
- Да, - сказала девушка, подходя к свободной четвертой кровати, - Но это долгая история. А как вас зовут?
- Меня Лили, Лили Эванс.
- Молли Пруэтт.
- Уизли, - тихо шепнула Лили. Нимфа понимающе улыбнулась.
- А меня Гермиона Джейн.
- Очень приятно девочки. А давайте и вам прозвища придумаем! – воскликнула Тонкс. – как у Мародеров.
- Давайте, - Молли захлопала в ладоши.
- Только для этого нам надо стать анимагами, и создать свою команду, - таинственно проговорила Нимфа.
- Это еще почему? – удивилась Лили.
- Ну, команду, как у Мародеров, а про анимагов секрет, - Гермиона улыбнулась, она-то знала эту самую тайну, ее этим не удивишь.
- Значит, будем учиться, - воскликнула Молли, видимо, ей очень понравилась эта затея.
- Будем учиться, - проговорила Тонкс, склоняясь над чемоданом с вещами. – Только сначала надо найти пособие или того, кто научит, - Гермиона улыбнулась. Сейчас был как раз тот момент, когда девочкам можно было открыть ее тайну.
- Ну, кому надо учиться, а кому нет, - сказала она и превратилась.
Девочки ахнули. Перед ними стояла красивая черная кошка немного похожая на пантеру, но намного меньших размеров. Размером кошка была где-то с мейн-куна(1), но телосложение и цвет были точно такими же, как и у пантеры. Глаза у кошки были цвета молочного шоколад, как и у Гермионы, только немного желтоватого оттенка. Девушки восхищенно гладили кошку по бархатистой шерсти, а кошка урчала. Гермиона вспоминала, как точно так же ее гладили все ее друзья, когда увидели ее анимагическую форму. Ей казалось, что это было так давно. Этот лес, дождь, палатки, тренировки, безуспешные попытки превратиться, найти свою анимагическую форму и счастье, когда наконец ты стоишь посреди поляны под восхищенными взглядами друзей, а потом бегаешь вокруг них и катаешься по мокрой траве. Гермиона вспоминала, с каким трудом они добивались этого успеха.
- Гермиона, а кто это? - спросила Лили. Гермиона превратилась обратно.
- Я точно не знаю, - смущенно ответила она. Гермиона и правда не знала. Ребята толком не смогли определить породу этой кошки, а времени и возможности где-то найти эту информацию, у них не было. Искать где-то книги было опасно, а подвергать себя такому риску было нельзя.
- Как не знаешь? – удивилась Нимфа.
- Ну Лили обязательно найдет эту породу в книгах, - засмеялась Молли, а Лили кинула в нее подушкой.
- Герм, можно я буду так тебя называть, – спросила метаморф и, увидев кивок девушки, продолжила, - а ты за сколько научилась.
- За месяц, - Гермиона триумфально вскинула голову вверх.
- Вау, - выдохнула Моли, - а нас научишь?
- Конечно, - улыбнулась анимаг, - тренировки начинаются завтра. Я предлагаю встретиться где-то в пять – шесть вечера у портрета Полной дамы; я найду место, где мы сможем тренироваться, - девчонки радостно закивали.
- Теперь у нас есть еще одно прозвище, - провозгласила Тонкс, - Гермиону мы будем называть Шейди(2), потому что, она очень похожа на тень, ну или Шейд, в крайнем случае.
Гермиона опять не смогла сдержать улыбки. Как же ей было хорошо в обществе этих трех девушек. Ей казалось, что жизнь начиналась заново, что она оживала.
- Герм, а как стать анимагом? – спросила Лили.
- Ну, сначала нужно узнать свое анимагическое существо, - начала Гермиона, а Нимфа хмыкнула. – Так будет легче превращаться…
- Ой, Шейди, - Молли уже перешла на клички, это было так забавно, - а покажешь нам сегодня, как это делается.
- Ладно, - сказала Гермиона. Девушки уселись на кровать и внимательно посмотрели на Гермиону. Та вздохнула.
- Значит смотрите, что бы узнать свою анимагическую форму, нужно закрыть глаза и начать поиск внутри себя, спрашивать свое сердце, разум, душу о том, кто ты. Когда вам покажется, что вы нашли это животное нужно прошептать заклинание. Оно звучит так: Ostendam meum animalis.(3) – девушка закрыла глаза и прошептала заклинание, вытащив палочку. Из нее вырвался клуб полупрозрачного черного дыма, и возле гермионы возникла большая черная кошка. Девушки восхищенно ахнули, а кошка, потершись о ногу Гермионы, исчезла.
- Ostendam meum animalis, - заворожено проговорили они.
- И все? – спросила Молли.
- Да, - ответила Гермиона, - но это не так просто, как кажется. Давайте вы попробуете это завтра, или в крайнем случае ночью, а сейчас мне очень хочется спать после дороги.
- Я согласна с Шейди, - Тонкс тоже постепенно переходила на клички, - нам пора спать, - с этими словами она удалилась в ванную. Девушки умылись, переоделись и выключили свет. Только Гермиона подождала пока Тонкс выйдет из ванной, и только тогда переоделась, закрыв дверь. Она не хотела, что бы девочки видели ее шрамы на спине и на руках, тем более директор просил ее о том же. Перчатки она оставила на руках, а переоделась в кофту с длинным рукавом и лосины. Девушка быстро умылась, и когда она вышла из ванной, ее соседки уже лежали в кроватях, накрывшись одеялами.
- Лили, а какой у нас завтра первый урок? – спросила Молли.
- Зельеварение со слизерином, - зевнула староста.
- Им что, делать больше нечего? – буркнула Молли. – У нас каждый год первым уроком зельеварение со слизерином!
Гермиона подумала то же самое, но вслух спросила.
- Что, все так плохо?
- О да, - ответила Молли, - ты даже не представляешь! Слизнорт самый вредный учитель зельеварения, а силзеринцы самые подлые люди на свете, ну, как Малфой. Ну хорошо, что оно хотя бы не двойное.
- Почему все зельевары одинаковые, - буркнула Гермиона, вспоминая профессора Снейпа на первых курсах, а Лили пробурчала в подушку.
- Двойное будет по средам. Опять со слизерином, - Молли взвыла, Тонкс засмеялась, вспоминая рассказы брата о слизеринцах и профессоре зельеварения, а потом спросила у Гермионы:
- У вас тоже вредный был?
- Не то слово! – хихикнула Гермиона.
- Ну все! Всем спать! – прикрикнула Лили и все девушки сразу же откинулись на подушки, закрыв головы одеялами, потом все дружно засмеялись. Жизнь налаживалась. У Лили и Молли появились новые подруги, которые понимали их, у Тонкс появились друзья, которые разделяли ее мнение, а у Гермионы жизнь просто становилась лучше, и она это чувствовала.
Лили и Тонкс лежали и пытались найти свою анимагическую форму, а Молли заснула тут же. Гермиона еще немного поворочалась и тоже заснула, впервые за долгое время без зелья без сновидений. Она спала крепким и спокойным сном, может быть, потому что очень устала, а может быть потому что, наконец-то она жила более или менее нормальной жизнью. Но для нее сейчас это было не важно. Она лежала и мирно посапывала, ей снился сон. Там они все: прекрасный олень, красивая лошадь с длинной гривой, большой коричневый пес, черная кошка, белый заяц, пугливый сыч и два небольших бурундука, - катались по траве и летали высоко в небе, издавая победные крики.
А в другой комнате, в другом конце башни Мародеры сидели и рассказывали Артуру все свои планы. Тот был безмерно счастлив. Они рассказывали ему про шалости, проделки, про анимагию. Артур отлично влился в их ряды вместо Петтигрю, который сейчас лежал в другой комнате и обиженно сопел. Просто Мародеры поссорились с ним. Питер закатил скандал на счет того, что он не будет переезжать и не позволит Артуру переехать на его место. Джеймс и Сириус посмеялись над ним, Питер обиделся и ушел. Теперь Мародеры решили принять Артура в свои ряды. Они решили сделать из него анимага и после этого взять с собой в полнолуние, рассказав о Ремусе. После этого он мог считаться настоящим Мародером. И только Ремус сидел и обдумывал сегодняшнюю фразу Гермионы Джейн. Ему казалось, что она говорила именно о Питере, потому что он сам уже давно чувствовал к нему недоверие и неприязнь, и об Артуре, потому что Мародеры уже давно видели в нем своего друга. Но откуда эта девушка, которая увидела Питера и Артура всего лишь мельком, могла так точно передать мысли Ремуса, парень сам не знал. Для себя он решил, что будет пристально наблюдать за этой странной девушкой. С этими мыслями оборотень погрузился в сон под веселый говор своих друзей и новоиспеченного Мародера.
***
- У меня получилось! – воскликнул кто-то. Гермиона закрыла голову подушкой. Ну и кому понадобилось кричать в такую рань. Она уже давно отвыкла от возгласов Парвати и Лаванды по утрам. Она так давно не спала в комнате на мягкой кровати, что забыла, как это, слышать их крики, хоть и привыкла к матерной ругани парней, успокаивающему голосу Джинни, и плачу Тедди.
- Герми, Герми, у меня получилось! – кто-то сдернул с нее одеяло. Гермиона чуть не крикнула: «Лаванда, заткнись», но потом быстро осознала все: что, она в другом времени, что это не Лаванда и Парвати, а ее новые подруги, что своих старых друзей она не увидит, потому что… Комок подкатил к горлу и Гермиона чуть не заплакала. Она быстро отогнала слезы и запрятала голову подальше в подушку.
- Что такое? – послышалось с соседней кровати. Это была Молли.
- Вау, Лили, какая она красивая! – Тонкс.
- Ну что такое, - Гермиона приподнялась на локте и увидела, что по комнате расхаживала небольшая полупрозрачная лисичка. Она была огненно-рыжая, насколько ей позволяла ее полупрозрачность, и у нее были зеленые глаза.
- Лили! У тебя получилось! – Гермиона подскочила с кровати. От печали, которая только что нахлынула волной, не осталось и следа. Гермиона в миг забыла об этом, она почувствовала радость за новую подругу, и это смогло отодвинуть на задний план все остальное, просто потому что она вспомнила, как радовались они, когда получилось у них.
- А я о чем и говорю, - улыбнулась рыжеволосая.
- Какая она красивая, - Молли подбежала к лисичке и погладила ее.
- Ну все, хватит, - сказала Гермиона, подходя к Лили. – Призывай ее обратно.
Лили, видимо мысленно, что-то сказала лисичке, и она, посмотрев на нее, растворилась в воздухе.
- Так, Лили готова, - улыбнулась Гермиона. – Теперь только вам, Нимфа и Молли, надо найти своих, и мы сможем начинать превращаться.
- Значит, Лили - Файри(4) – сказала Тонкс, убегая в ванную.
- А почему? – крикнула ей вслед Лили.
- Потомуфто, - голова Нимфы с щеткой в зубах показалась из-за двери в ванную, - у тефя волосы рыфие, как огонь, и лиса тфоя рыфая, как буфто горит. Вот ты и Файри.
Девочки засмеялись. Тонкс выглядела такой милой с голубыми растрепанными волосами, в ночнушке, с щеткой в зубах и когда шепелявила. За прошлый вечер девушки успели подружиться и даже, наверное, стать настоящими подругами. Тут в комнату влетело что-то непонятное. Но одно девушки смогли определить точно: у этого чего-то была черная макушка.
- Нимфа!
- Сирифус, офстань! – брыкалась девушка в объятиях кузена. – Сирифус, уйди немефленно!
- Да, ладно тебе, Нимфа, я так рад тебя видеть! - сказал парень, отпуская ее, и тут в него прилетела подушка.
- А ну вон из нашей комнаты! - около своей кровати стояла Гермиона с еще одной подушкой наготове.
- А то что? – Сириус лукаво улыбнулся и заключил ее в объятия, но тут же схлопотал кулаком по голове. Парень незамедлительно опустил Гермиону на пол и ретировался, низко кланяясь.
- Нахал, - Гермиона высоко вздернула свой острый носик.
- Это же Сириус…
На завтрак девочки опоздали, чего и следовало ожидать. Вошли они, весело болтая, только в Гермиониных глазах проскальзывала мимолетная печаль и скорбь. Сколько бы она ни улыбалась, сколько бы ни смеялась, она не могла забыть, не могла понять, почему так произошло. Но все-таки девушка начинала потихоньку оживать, чувствуя вокруг себя заботу и любовь, и она чувствовала, что совсем скоро она сможет начать все с начала, не думая о своем прошлом, а точнее, о будущем. Сели девочки рядом с Мародерами, на самом деле не специально, просто больше не было свободных мест.
- Файри, - спросила Тонкс у Лили, видимо они уже совсем перешли на только что придуманные клички, - а что у нас первое.
- Мета, ты что, вчера меня совсем не слушала? Зельеварение со сли…
- Сто, стоп, стоп, девочки, - в разговор вмешался Сириус, который вместе с Джеймсом сидел рядом с Лили и Тонкс, - что это за Файри и Меты?
- А что, что-то не так? – спросила Нимфа. – Шейди, спасай.
- Что происходит? – спросил Джеймс.
- Сохатый, видимо они решили отплатить нам нашим же…
- Шейди, - Тонкс умоляюще посмотрела на Гермиону.
- Так, парни, концерт окончен! – Гермиона распихала ребят и уселась между Лили и Тонкс. Молли, которая задержалась, разговаривая со своим парнем, сели напротив них.
- Так ты у нас Шейди, - промурлыкал Сириус наклоняясь к ее уху. – Слишком скрытная?
- Ну а ты Бродяга, - сказала Гермиона спокойно, - потому что бродишь от одной к другой, - мимолетная улыбка. Сириус, конечно, удивился на счет того, что она знает его кличку, но ничего не сказал, а только надулся и сел рядом с Ремусом. Накладывая себе еду, он внимательно смотрел на новенькую. Ее каштановые волосы, как и вчера, неаккуратно спадали на плечи, что придавало ей какой-то особенной таинственности, а на руках снова были черные перчатки. На ее тонких пальцах, которые перчатки не закрывали, были небольшие кровоподтеки и порезы, но это еще ничего не значило, может девушка любила работать с колющимися растениями. Но вот глаза ее были полны боли и отчаяния, хоть и не так, как вчера, лицо было измучено, а под глазами виднелись мешки, как будто она всю ночь не спала.
- Нимфа, - прошептал Сириус, и извечно розовая макушка наклонилась в его сторону. – А Гермиона спала сегодня ночью.
- Да, - так же тихо ответила Тонкс, - как убитая. Это вот я не спала, потому что… - замолчала.
- Почему? – хитро улыбнулся Сириус.
- Неважно, - отмахнулась от него кузина и уткнулась в свою тарелку. Сириус пожал плечами, но ничего не сказал. Он думал о странной новенькой девушке с не менее странным прозвищем Тень. Он не знал, почему девочки тоже решили дать друг другу прозвища, как Мародеры, но ему это почему-то нравилось. Тут Сириус вспомнил про одну очень важную вещь.
- Ей, Артур, - рыжий повернулся к нему, а Сириус наклонился к его уху. – Сегодня первая тренировка по анимаги.
Артур просиял, а Гермиона подозрительно на них посмотрела. Сириус улыбнулся ей, а она только фыркнула и отвела взгляд, вздернув голову.
- Зануда, - буркнул парень и тоже вернулся к завтраку.
Вскоре ребята направились в подземелья, где у них было зельеварение со слизерином. Ровно со звонком колокола Слизнорт впустил их в класс. Мародеры как всегда сели вместе, только теперь вместо Петигрю, который все еще обижался на них, рядом с Ремусом сидел Артур. Девочки тоже решили сесть на задние парты: Лили села с Гермионой, а Молли с Тонкс. Гермиона заметила, как черноволосый парень прошел и сел в самый дальний угол. У него был немного крючковатый нос и сальные волосы. Когда он шел, его мантия развивалась как у летучей мыши. Ну и почему Снейп не изменится?
Слизнорт осмотрел класс и остановил свой взгляд на Гермионе. Когда он посмотрел ей в глаза, девушка сразу же проникла в его сознание. Это было не трудно, потому что блок он не ставил. Она узнала, что Дамблдор сказал о том, кто она только нескольким преподавателям, в том числе и Слизнорту. Еще он сказал МакГонагл, мадам Помфри, которая на данный момент являлась деканом Хапплпафа, и учителю ЗОТИ, который был деканом Райвенкло. Гермиона знала, что нужно было профессору зельеварения. Он хотел попасть в ее сознании, в ее воспоминания. Он хотел знать, кто будет на его месте через пятнадцать лет. Гермиона подкинула ему воспоминание с первого урока зельеварения со злобным профессором Снейпом. Слизнорт вопросительно вскинул бровь, посмотрел на Снейпа, а потом на Гермиону. Девушка улыбнулась в знак согласия. Слизнорт покачал головой и улыбнулся. За всеми этими переглядками следил Люциус Малфой. Пока Слизнорт объяснял, материал на парту к Гермионе и Лили прилетела записка. На ней была нарисована карикатура Гермионы, которая строила профессору Слизнорту глазки, а под рисунком было подписано: «Глазки профессору строим, Грязнокровка?». Сириус и Джеймс, которые сидели рядом с девочками и видели записку, сжали кулаки и, как могла судить Гермиона по их мыслям, пообещали убить Малфоя после урока. Но девушка уже привыкла не обращать внимания на такую ерунду. Она скомкала записку, вытянула вперед руки, подняла записку в воздух и подожгла ее с помощью беспалочковой магии. Класс ахнул при виде этого зрелища, а Слизнорт повернулся на шум.
- Мисс, Джейн! Что вы делаете?! – завопил он. – Тут же столько горючих ингредиентов!
- Я просто избавляюсь от ненужного мусора, профессор, - сказала девушка, смотря, как догорает бумажка. Когда от нее остался только обгорелый уголек, Гермиона сжала руку, превратив остатки записки в пепел, и сдула пепел с руки. Все это выглядело очень эффектно. Половина класса, а то и больше, смотрели на Гермиону восхищенными глазами. Мародеры смотрели на нее с уважением, а ее новые подруги улыбались. Конечно для Гермионы было не свойственно так выпендриваться, но для себя он отметила, что ей нравится ловить на себе восхищенные взгляды. Остаток урока прошел спокойно, только Малфой сидел и злобно смотрел на девушку, в мыслях обещая ей отомстить.
Следующим уроком у них были прорицания. К большому удивлению Гермионы Трелони уже была учительницей. Все расселись по полукруглому залу в виде трибуны на мягкие подушки и Трелони начала урок. В этом году почему-то был обязателен один урок прорицаний. Бред полнейший, но приходилось терпеть. А как же иначе? Учиться-то надо! На этом уроке они гадали по хрустальным шарам. У Гермионы это никогда не получалось, но выбора не было, поэтому она сидела и смотрела в густой туман. В это время Трелони проходила мимо учеников и девушка молилась всем богам, которых знала, чтобы Трелони обошла ее стороной. Не всем ее предсказаниям, конечно можно было верить, но прорицательницей она была толковой. В этом она с ребятами во время войны убедилась. Они как-то раз встретили ее в одной из деревень, в которой обедали, и там Трелони точно пересказала все, что с ними произошло, их анимагические формы, а еще даже предсказала им будущее. Конечно не со всеми подробностями, но оно сбылось. Было ли то, что она знала про них совпадением, правдой, или информацией, прочитанной в газете, Гермиона не знала, но лучше было бы, чтобы прорицательница к ней не подходила. А то она уже один раз напредсказывала, и вот, что из этого вышло!
- О, бедное дитя…
Гермиона подняла взгляд и встретилась с туманными глазами Трелони в очках с красной оправой. Ну вот, начинается! Только бы пронесло. Гермиона поставила мощнейший блок.
- Я вижу в твоей судьбе много горя, - начала прорицательница, - и отчаяния. Много боли и разочарования. Я вижу кровь и смерть, как много было ее в твоей жизни, - Трелони всхлипнула, Гермиона закатила глаза, а весь класс с интересом посмотрел на них. – Ты не отсюда, - продолжала прорицательница, - нет тебе здесь места и покоя. Ты не готова видеть тех, кто умрет, и ты не должна ничего менять. Столько боли… Я вижу много смертей… я вижу развалины… руины… пожары… кровь… пытки… - она вскрикнула, - сколько же ты натерпелась, бедная… смерть любимого, обретенного всего на один миг, когда так и не поняла, что любишь… смерть близких… лучшего друга… ужасная смерть подруги… другой любви… потом еще одного… смерть новых друзей… крестника… - Трелони схватилась за плечо девушки. – Я вижу, что здесь тебе не будет лучше… У тебя будет много боли… Но чтобы быть счастливой ты должна будешь услышать голос прошлого, которое будет, и слова будущего, которое сбылось… это твое предназначение… ты должна будешь изменить судьбу…
Тут Гермиона не выдержала и вскочила. И зачем ей сдалось говорить все это?! Весь класс в упор смотрел на нее, а Трелони своими затуманенными и отрешенными глазами смотрела прямо в душу.
- Что за бред вы несете?! – воскликнула Гермиона.
- Я… нет… я говорю то, что вижу…- пролепетала Трелони.
- Значит, вы ничего не видите! – Гермиона вылетела из класса, столкнув хрустальный шар.
- Истинное предназначение… - тихо сказала прорицательница, а протяжный звон от упавшего на пол шара отдался звонким эхом в полной тишине и укатился дальше, по коридорам Хогвартса.
***
Начинал моросить дождь. Как всегда! Ни одного дня в Англии в последнее время не может пройти без дождя. И почему… Наверное потому что вся Англия плачет. Вся, абсолютно. Не только магическая, и не только маггловская, а вся. Не было ни одного дня без смертей, криков и вспышек проклятий. Ни одного… Густой туман застилал поле, а вдали виднелись странные очертания деревни, которая располагалась рядом с Хогвартсом. Это был не Хогсмид, но все же не очень далеко от него. Не было слышно ни одного звука, ни единого шороха. Гробовая тишина. Предсмертная. Все было тихо… До некоторого времени. Раздались два хлопка, и кто-то упал на землю.
- Гарии! Гарри, как ты?
- Все в порядке, Джин.
- Слава богу!
Еще два.
- Гарри, помоги.
- Сейчас, Фред. Как она?
- Фигово. Больше ничего не скажешь.
- Где Джордж и Невил?
- Скоро будут. Они шли за нами.
Еще два.
- Герм, ты? Помоги с перевязкой. У Луны все плохо.
- Сейчас. Только Рона перевяжу!
- Герми, забей на меня. Проживу! Луна важнее.
- Хорошо.
И еще два.
- О господи, Джордж!
- Как ты?
- Невил, сажай его сюда.
- Ага.
- Дайте кроветворного…
- Тонизирующего…
- Бинты…
- Спирт…
- Перекись…
Восемь подростков, только что трансгрессировавших на поляну разбирали небольшие, но в прямом смысле бездонные рюкзаки. Потом, когда раны были залечены, они отправились в сторону деревни. Двоих, парня и девушку, поддерживали остальные, один хромал, а еще одна девушка держалась за перебинтованную руку. В деревеньке они зашли в какой-то паб, предварительно поменяв внешность себе внешность, непонятно каким способом. Просто поменялись и все. Конечно, не очень сильно, но это было что-то. Сев за столик, они заказали себе еды. Как давно они не ели нормальной еды, приготовленной на кухне, а все, потому что боялись быть узнанными. Конечно, и здесь была вероятность, но никому в голову не придет забираться в такую глушь и искать их возле Хогвартса. Воландеморт не сможет мысленно связаться с Гарри: не даром прошли уроки окклюменции. Тут к ним подсела странная женщина. У нее были светлые спутанные волосы, отрешенный взгляд и очки в красной оправе.
- О, Гарри, мальчик мой… - она потянулась к белокурому парню в очках.
- Профессор Трелони, не здесь, - сказала девушка, которая сидела рядом с ним. У нее были рыжие прямые волосы и зеленые глаза.
- Хорошо, - пропела профессор. – Профессор Снейп, просил передать вам это, когда я вас увижу, - она протянула еще одной девушке с молочно-карими глазами и черными волосами небольшой сверток.
- Спасибо, профессор, - сказали два близнеца. У них были голубые глаза и волосы пепельного оттенка.
- Вы прекрасные анимаги, - сказала Трелони своим бывшим ученикам. – Олень, лошадь, кошка, пес, бурундуки, сыч и заяц. Вы молодцы.
- Профессор Трелони, мы попросим не выдавать нас, - у парня голубые глаза, как и у близнецов и черные волосы.
- Хорошо, хорошо, мой мальчик, - говорит профессор. – Красавица… - говорит она и смотрит на девушку с прямыми короткими блондинистыми волосами и черными глазами. Та отрешенно улыбается.
- Профессор, нам пора идти, - говорит парень с черными волосами и карими глазами.
- Хорошо, хорошо. Так не хочу вас отпускать. Знаю ведь, что все было плохо и будет. Три боя за день, у каждого тяжелые ранения и на каждом как минимум по две смерти…
- Это война, профессор, - парень в очках встает. – До свидания.
- До свидания мальчик мой. Я чувствую, что мы больше не увидимся, что тебя скоро не станет, что ты умрешь…
Женщина умолкает, а подростки встают из-за стола и уходят. Выйдя за пределы города, они принимают свой обычный облик. Все внимательно смотрят на парня в очках, а тот улыбается и качает головой.
- Я буду осторожен, обещаю. Ее предсказания не сбываются, вы ведь знаете.
- Не скажи, - бурчит парень с огненно рыжими волосами.
- Ну, хватит, - осекает его девушка с взлохмаченными каштановыми волосами, - завтра решающий бой. Пора.
Каждый кивает и попарно трансгрессирует. Рыжий с шатенкой, один из близнецов с блондинкой, а второй с темноволосым брюнетом. На окраине города остаются только парень в очках и рыжеволосая девушка. Парень достает из кармана сверток и разворачивает его.
- Это передал профессор Снейп, я просил его, но не ожидал, что он нейдет ее в моей старой комнате. Когда нам пришлось убегать, я забыл ее взять, но теперь я хочу отдать ее тебе, - говорит он, отдавая девушке сложенную вчетверо бумажку. – Ты знаешь, что это, - девушка кивает. – Не потеряй, береги. Я, как Трелони, чувствую, что вам это пригодиться.
Девушка огорченно вздыхает, целует парня в щеку, и они трансгрессируют. Больше они никогда не появятся в этой захолустной деревеньке. А профессор Трелони будет сидеть и смотреть на то место, откуда из виду у нее исчез Гарри Поттер, идущий на смерть.
***
Гермиона сидела на крыше астрономической башни. Выхода сюда не знал никто, кроме Мародеров, наверное. Поэтому ее еще не нашли. Звон колокола. Всем пора на обед. Она уже пропустила два урока. Скоро тренировка со студентами. Так не хотелось отсюда спускаться. Здесь она могла сидеть сколько угодно и смотреть на поля, освещенные солнцем и на маленькую деревеньку, которая лежала за Хогсмидом. Как она хотела забыть тот день, когда Трелони предсказала, что Гарри умрет. Она хотела забыть это, как страшный сон, который прошел и больше никогда не вернется. Но не могла. Она не могла забыть, что такое смерть.

(1) – Мейн-кун, это такая порода кошек, скрещенных с рысью. Они довольно большие, чуть меньше рыси, а еще у них кисточки на ушах)))
(2) - Шейди от англ. shade – тень (на самом деле слово звучит как «шейд», но мне показалось, что эта кличка Гермионе не подойдет. Уж больно она… мужская что ли).
(3) - Ostendam meum animalis(лат.) - покажись моя животная сущность
(4) - Файри от англ. fairy – огненный (как пишется у меня так и должно произноситься).



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 17.07.2012, 09:39 | Сообщение # 8
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 4. «Просто Гермиона» или «Лили, мирись со Снейпом»
Седьмые курсы всех факультетов сидели в довольно просторной комнате и ждали Гермиону Джейн. Сегодня был первый день их занятий, а девушка все не появлялась. Помимо студентов в классе сидел преподаватель по ЗОТИ, мистер Вайндер. Он должен был контролировать действия учеников, в том числе и Гермионы. На самом деле он был недоволен, что вести эти уроки дозволили вести не ему, а какой-то девчонке из будущего. Это было простор немыслимо! Что она могла? Ей было только семнадцать, она была простой девочкой, которая, наверное, в своей жизни никогда не сражалась, а отсиживалась в сторонке, а то, как она отделала Малфоя была просто случайность. Тем более откуда они могли точно знать, что она из какого-то там будущего, что оно не очень-то хорошее, что все мы умрем, что она пришла нас спасти и так далее? Это был просто бред. Так считал мистер Вайндер. А еще он считал, что после того как девченка проведет несколько занятий, директор увидит, что она ничего не может и поставит его не эту должность.
Некоторые студенты уже начали беспокоиться и собирались уходить, когда дверь открылась и в зал вошла Гермиона. Лили бросила быстрый взгляд на нее. Опять это безэмоциональное лицо, жесткий взгляд, твердая походка. На ее лице была просто маска, маска, которую девушка постоянно надевала, ведь на уроке профессора Трелони они видели ее настоящие эмоции. Наверно. Но что же ее так задело? Эти бессвязные и бессмысленные речи Трелони? Да эта прорицательница всегда говорит какой-то бред, даже Лили этого не отрицала. Но, видимо, Гермиона была другого мнения. Но все же Трелони точно несла какой-то бред про смерти и изменение судьбы… В изменение судьбы поверить было сложно, а вот про смерти… На самом деле Гермиона выглядела так, как будто насмотрелась в жизни всего…
- Итак, - начала Гермиона, - сначала я хочу вам объяснить суть этих занятий. Для всех остальных учеников Хогвартса, то есть для первых – пятых курсов, это дуэльный клуб, но для вас, это занятия по самозащите. В условиях нынешней войны вам необходимо уметь драться в любых условиях, не только на дуэлях, потому что пожиратели не будут вести с вами честный бой, - все, кроме слизеринцев, кто присутствовал в классе, вздрогнули, а девушка, даже не поморщившись, продолжила. – Вы, конечно, спросите, зачем это тем, кто не собирается идти на Аврора. Я вам скажу зачем. Потому что напасть могут не только на Аврорат и Министерство, но и на больницу Святого Мунго и даже на обычный маггловский район, а вы должны уметь защищаться. Я надеюсь, вы не ожидаете, что пожиратель перед боем вам поклонится, встанет в стойку и подождет, пока вы приготовитесь, а еще прокричит на весь проспект, что бы люди обходили место боя стороной, - студенты засмеялись. - Война - это борьба, - сказала девушка более серьезным тоном. - Борьба за жизнь… - после этих слов она умолкла и осмотрела класс, а мистер Вайндер про себя отметил, что она начинала ему нравиться. – Все понятно? – класс, если седьмой курс можно было так назвать, закивал. – Значит, теперь выбираем себе пару.
- Грязнокровка, - Люциус Малфой, - почему бы тебе не пригласить профессора Слизнорта? Ты так удачно строила ему сегодня глазки, - слизерин заржал, а Гермиона бросила на него уничтожающий взгляд.
- Как жаль, - пропела она, - что Вы не были на уроке профессора Трелони, Мистер Малфой, - гриффиндор осторожно посмотрел на нее. - Вы моя пара, - сказала она и встала напротив него. Аристократ скривился, но со стула поднялся и в стойку встал.
- Значит, бои мы будем вести не честные, - сказал Гермиона и сразу же достала палочку, - Ступефай, - Малфой увернулся. – Хорошая реакция, мистер Малфой. Все остальные тоже можете начинать, - сказала Гермиона, ставя щит. Она осмотрела класс: Сириус и Джеймс, Ремус и Артур, Молли и Лили, Тонкс и Алиса… остальных, ну кроме Френка, естественно, пожирателей и Снейпа, она не знала, но дрались они более менее не плохо.
- Ступефай!
- Протего!
- Вердимилус!
- Левикропус!
- Импедимента!
Множество заклятий слышалось со всех сторон. Студенты, падали и вставали, выставляли щиты, делали выпады. Впринципе занятие шло хорошо. Каждый из студентов всегда мечтал вести бой не по правилам, но сейчас они поняли, что это на самом деле, они поняли, с чем им придется столкнуться на настоящей войне. Ну, наверное, почти поняли, потому что все равно никто не желал причинять друг другу вред, все ждали, пока его противник встанет, не использовали непростительных… Гермиона не желала никому пережить то, что когда-то пережила она.
Малфою еще ни разу не удалось достать Гермиону. Он старательно атаковал ее, а девушка легко уворачивалась или выставляла щиты, но не нападала. Просто Гермиона знала, что если она начнет атаковать, то бой закончится сразу же, Малфою не поздоровится, и ее потом замучают вопросами, где она такому научилась, а девушке это было не надо. Совсем. Она и так показала немного больше, чем должна была. Конечно, ей нравился произведенный ею эффект, но большей популярности она не хотела, тем более ей нельзя было привлекать слишком много внимания. Хотя, оставаться незамеченной тоже было нельзя – слишком мало шансов поменять судьбу, так как было бы лучше. С Лили она уже подружилась, поэтому не дать умереть родителям Гарри у нее был шанс. А все стальное прилагается, потому что на Мародеров можно было влиять через Лили или, в крайнем случае, через Джеймса. Просто она не очень хотела слишком сближаться с остальными, потому что все равно планировала вскоре уйти, тем более она видела смерть каждого из них, и неприятные воспоминания всплывали сами собой. А еще она просто боялась этого. Она боялась не сдержаться. Но сейчас она была больше настроена на бой, а об этом старалась не думать.
Мистер Вайндер внимательно следил за ее действиями, и отмечал про себя хорошую подготовку девушки, реакцию, силу защиты, а также отметил, что девушка почти не атакует, поэтому он не мог оценить силу ее атак. На самом деле девушка начинала ему нравится. Было видно, что она была довольно опытной в боях, и что она не хотела причинять много вреда противнику. Мистер Вайндер решил, что как-нибудь вызовет девушку на честный бой, только без присутствия учеников, чтобы оценить ее настоящие способности и силу. Погрузившись в свои мысли, он не сразу осознал ситуации., когда кто-то произнес:
- Империо!
А Гермиона резко развернулась на слова заклятия, как будто знала, что это произойдет. Девушка сорвалась с места и, в прямом смысле этого слова, полетела туда, откуда услышала заклинание, даже летящий в ее спину луч заклятия Малфоя не смог остановить ее. Она быстро, не смотря, выставила щит и послала в слизеринца ступефай. Тот отлетел к стене, а Гермиона уже была рядом с черноволосой девушкой, которая стояла как вкопанная. Семикурсники замолкли.
- Кто это сделал? – тон Гермионы не предвещал ничего хорошего.
- Я, - из толпы выступил белокурый хаффлпафец.
- Так снимай быстрее! Ты почему этого еще не сделал? – воскликнула Гермиона. Хаффлпафец немного обескуражено снял с черноволосой девушки, которая стояла смотрела на всех серыми и бесцветными глазами, заклятие. Она тут же покачнулась и упала бы, если бы рядом не было Гермионы, которая тут же поймала ее.
- Я доставлю девушку в больничное крыло, - сказала она. – Теперь я знаю чему учить вас на следующем уроке. Сопротивляться Империусу.
- Мисс Джейн… - промолвил хаффлпафец.
- Просто Гермиона. Я же вам не бабушка какая-нибудь!
Парень удивился еще больше, а мистер Вайндер подумал, что надо будет не только провести бой, но и побеседовать с этой загадочной, «просто Гермионой», а еще напомнить ей как надо вести себя с учениками. Хоть они с ней одного возраста, но все же она их учит, и не должна вести себя с ними так развязно. Вы только подумайте, «просто Гермиона!»
- Гермиона… а когда отработка? – пролепетал Хапплпафец.
- Какая отработка? – с искренним удивлением спросила девушка и улыбнулась. – Ты не виноват. Это тренировка, но так могло быть и на войне, а на войне все средства хороши. Я только попрошу тебя пройтись со мной до Больничного крыла. На этом твоя «отработка» закончится, - она легко подхватила на руки девушку, которая была без сознания и, почти бегом, вышла из класса. Было такое ощущение, что она несет не взрослую семикурсницу а какую-то пушинку. Парень, не менее удивленно, чем когда она сказала: «Просто Гермиона», вышел вслед за ней. Все были поражены ее реакцией. Вот так просто, без скандалов и криков, взяла и ушла. Без отработки и директора. Мистер Вайндер покачал головой, все же загадочная эта девушка из будущего.
***
Гермиона подошла к горгулье. После того, как она доставила хапплпафку (а это была именно она) в больничное крыло и оставила с ней ее друга, девушка шла к директору. Нет, не по поводу этого инцидента на дополнительных занятиях, а по поводу Нимфадоры. Ее очень беспокоил тот факт, что девушка стала лет на пятнадцать старше.
- «Директор, позвольте узнать пароль», - мысленно.
- «Мисс, Джейн, рад вас видеть!», - так же, - «Сладкий пудинг. Прошу, проходите».
- Сладкий пудинг, - сказала она горгулье, и та отъехала в сторону. «Директор как всегда в своем репертуаре», - подумала девушка, поднимаясь по лестнице.
- Здравствуйте, профессор Дамблдор.
- Проходите, мисс Джейн, - сказал директор, указывая на кресло рядом с собой. – Вы в порядке после вашего занятия?
- Да, профессор, - ответила девушка, - а мистер Вайндер вам уже рассказал.
- Да, он был здесь до вас. Неприятная история. Я надеюсь такого больше не повториться, - директор улыбнулся. – Так о чем вы хотели поговорить?
- Понимаете, директор, я немного не ожидала таких сильных изменений…
- Что-то очень серьезное? – взволнованно спросил директор.
- Ну не совсем, - девушка замялась. – Понимаете в моем времени Нимфадора Тонкс немного младше…
- На сколько?
- На пятнадцать лет.
Директор задумался.
- Я не думаю, что вы могли внести такие сильные изменения. Я посоветовал бы вам пообщаться с самой мисс Тонкс и расспросить про ее семью. Если вам интересно мое мнение, - директор прищурился, - я считаю, что, наверное, на это повлияет что-то, что произойдет, например еще одно перемещение в прошлое, или если вас отправился искать кто-то из того времени и попал случайно не туда…
- Малфой! – воскликнула девушка.
- Я вас предупреждал, - продолжил директор, как будто не услышав Гермионы, - что ваше вмешательство может принести серьезные изменения…
- Спасибо, директор, вы мне очень помогли, - поблагодарила Гермиона старика, не дослушав. – Я бы только хотела попросить вас обеспечить мне доступ в запретную секцию библиотеки.
- Без проблем, мисс Джейн, - улыбнувшись, сказал Директор.- Могу ли я вас спросить, как вы так хорошо овладели беспалочковой магией, оклюменцией, анимагией и вообще магией в целом?
- Ну, бегать по лесам с Героем магического мира не так уж и просто, - улыбнулась девушка в ответ, вставая.
- Аааа… Понятно, - протянул директор, - Значит, я был прав, когда говорил, что вы его близкая подруга? – Гермиона кивнула.
- Директор, - сказала она, - если вы хотите узнать больше, то я приду к вам завтра. Сегодня у меня настроение… Не совсем под эту тему.
- Хорошо, я сейчас же проинформирую мадам Пинс про то, что вам можно в Запретную Секцию, - сказал ей Дамблдор перед тем, как она вышла за дверь. И все-таки она странная: магией владеет блестяще, шрамы на руках, грациозность, пластика, хитрость, остороумие, даже жестокость. Разговаривает с ним будто с ровесником, но на лице постоянная маска безразличия, она ведет себя как абсолютно взрослый человек, повидавший в жизни многое. Она прекрасная девушка, думал Дамблдор. Но все-таки, что же случилось в будущем, что подростки в семнадцать лет уже способны принимать самостоятельные решения и воевать? Достаточно посмотреть на Поттера и Блека, и сразу бросается в глаза разница между ними и этой девушкой. Конечно, если сравнивать с ними ту Гермиону, которая приходит к нему, потому что в школе она ведет себя совсем по-другому. Там она более жизнерадостная, нет этой постоянной задумчивости. Только глаза у нее всегда полны странной, непонятной никому боли и отчаяния, но в тот же момент твердой решительности. Девушка прекрасная актриса. Дамблдор был уверен, что никто не догадается о ее настоящих целях и о том, откуда она пришла.
- Будьте осторожны, - тихо прошептал он ей вслед.
- Я постараюсь… - услышал он, но девушки в дверях уже не было.
***
Мрачные и полуразрушенные коридоры Хогвартса внушали страх и вызывали волну непрошеных воспоминаний, но ходить по ним все равно приходилось. Гермиона чертыхнулась, опять споткнувшись о какой-то камень, валявшийся на полу. И почему пожерателям не приходит в голову почистить коридоры? Самим не противно? А вот и кабинет, который нужен. Кабинет зельеварения. Девушка открыла дверь и прошла внутрь. Профессор Снейп стоял, склонившись над котлом. Когда девушка вошла, он только кивнул в сторону халата, который висел на крючке в дальнем углу комнаты. Гермиона осторожно сняла его, надела и подошла к профессору.
-Ну, что, Северус, - непривычно было его так называть, но он сам попросил об этом, когда они узнали всю правду.
- Опять не получилось, - пробормотал профессор. – Но зато, я понял, что нужно добавлять.
- Правда, - Гермиона воскликнула бы, если бы не боялась быть услышанной.
- Да, Гермиона, - так непривычно было слышать из его уст свое имя, но они сами попросили, когда он начал помогать им. – Только я хотел тебя предупредить…
- Да, Северус.
- Понимаешь, - профессор поднял на нее свои черные глаза, - это зелье не позволит тебе вернуться обратно, с грустью сказал он. – Но, если дашь мне время, я могу его доработать.
- Времени у нас нет, - отрезала девушка. – Скоро аукцион. Меня могут продать и увезти из школы.
Зельевар только кротко кивнул ей в ответ, он не хотел говорить об этом.
- Тогда я хотел попросить тебя кое о чем.
- Просите о чем угодно!
- Я нашел в библиотеке одну книгу, - Снейп кивнул на толстую книгу, которая лежала на небольшом столике. – Там есть обряд, который может призвать кого-то из будущего. Можешь ли ты забрать меня, Тедди и мисс Лавгуд из этого ужаса, когда обоснуешься там. Мне все равно, что там произойдет. Мы будем жить вместе, работать, даже, может, умрем в бою, но самое главное, что не на глазах у этой красноглазой рептилии, - взгляд его черных глаз пронизывал насквозь, проникал в душу.
- Хорошо, - прошептала Гермиона, беря в руки книгу. – Через год в кабинете, ровно в день выпускного бала.
- Обещаешь,- зельевар сжал ее в крепких объятиях. Как это было непривычно. Этот жесткий, непробиваемый человек, так привязался к этим непонятным подросткам, которых он нее раз вытаскивал с того света, когда они были ранены в боях. Как много он им помогал во время войны. Он помогал этому маленькому отряду Поттера. Эти дети воскресили в нем давно забытые чувства, те которые умирали в нем так много лет. Ему было непривычно чувство ответственности, чувство дружбы, любви. Но он был благодарен им, потому что иначе бы он не выжил, он бы так и умер в своих подземельях. Северус так надеялся, что они смогут победить, что все будет хорошо, и что настанут лучшие времена, что все они будут счастливы. На это надеялся каждый из них, каждый член этого маленького отряда, который так долго сопротивлялся Воландеморту. Но надежды не сбылись, и теперь все, кто остались, были он, Луна, Тедди и Гермиона, которая скоро уйдет. И больше никого… Гермиона заплакала, и Северус начал гладить ее по голове.
- Обещаю… - прошептала она сквозь слезы.
***
Теперь Гермиона искала Северуса. Она не хотела такой ужасной судьбы для профессора зельеварения. Скоро они с девочками должны были начать тренировку, и она хотела, чтобы Снейп к ним присоединился. Ну, или хотя бы поговорил с ней, для начала. Тут девушка заметила под большим раскидистым дубом согнувшегося над книгой парня. У него были не очень длинные, черные волосы и одет он был в длинную мантию с эмблемой слизерина. Снейп.
- Привет, - сказала Гермиона, подходя к нему, - ты, вроде, Северус.
Парень взглянул на нее своими до боли знакомыми черными глазами и, ничего не ответив, уткнулся обратно в книгу. Гермиона еле удержалась, что бы не обнять его, что бы не рассказать всю правду.
- Я, Гермиона, - не обращая никакого внимания на его поведение (уже привыкла), сказала девушка. – Слушай, я хотела тебе предложить…
- Мне ничего не надо от подружки Блека и Поттера, - даже не удостоил ее взглядом. От таких обидных слов у Гермионы начали всплывать старые воспоминания, когда Малфой так обзывал ее. Нет, не сейчас… девушка схватила Северуса за шиворот: не удержалась.
- Я ничья не подружка! Я живу так, как хочу, и не надо меня ассоциировать с разними Проттерами и Блеками, которых я едва знаю. Понял! – девушка строго посмотрела на будущего зельевара, а тот сжался под ее взглядом и кивнул головой. Девушка отпустила его.
- Ты прости меня, - виновато сказала она, садясь радом с ним, - просто плохие воспоминания…
- Понятно, прости, что напомнил… - видимо Снейп проникся к ней, хоть Гермиона этого и не ожидала. – Так о чем ты хотела поговорить, - ну прям как директор!
- Просто я буду учить кое-кого анимагиии, наверное, оклюменции и, скорее всего, еще и давать уроки беспалочковой магии. Вот я и хотела предложить тебе присоединиться к нам, - с улыбкой на лице сказала девушка.
- А почему именно я? – Снейп вопросительно поднял бровь и подозрительно на нее посмотрел. Старый, добрый Северус.
- На то есть свои причины, но я не могу тебе их рассказать.
Северус задумался и, через некоторое время, сказал:
- Хорошо, только что бы без Блека и Поттера.
- Да ими там и не пахнет! – девушка засмеялась. – Раз согласен, жди нас здесь и никуда не уходи, - Гермиона вскочила и помчалась обратно в замок.
- А где будет тренировка? – донесся до нее голос Снейпа.
- Здесь, только главное никуда не уходи!
- Да не уйду я, не уйду, - пробурчал себе под нос слизеринец и уткнулся обратно в книгу. Но читать спокойно он не мог, он все думал об этой новенькой. Очень уж она странная. И откуда она такая выискалась: гриффиндорка, а с ним общается, да еще и улыбается, предлагает вместе позаниматься, ведет дополнительные, жжет записки на уроках? Странная она какая-то.
А Гермиона неслась по привычному пути к башне гриффиндора. Там, у портрета Полной Дамы ее уже ждали трое подруг.
- Привет, девочки! Ну что, нам пора, пойдемте.
Девушки пошли вниз по лестнице.
- Девчонки, я тут предложила еще кое-кому с нами заниматься… - сказала Гермиона.
- Ну и кому же? – радостно спросила Молли.
- Северусу Снейпу.
- Что?! – в один голос воскликнули Молли и Лили.
- А это так плохо? – спросила Нимфа.
- Просто у меня с ним были небольшие разногласия, - пробурчала Лили.
- На счет того, что он тебе сказал в прошлом году, не беспокойся, просто прости его…
- Откуда ты знаешь? – удивленно спросила Эванс.
- Эм… - замялась Гермиона. Ну и откуда она знает?! Не говорить же Лили, что об этом ей рассказал сорокалетний Северус в будущем! Блин, надо что-то срочно придумать! Думай, думай! Думай же!
- Просто понимаешь… Я оклюмент, - нашлась Гермиона. Это же было правдой, поэтому девочкам она не врала, ну частично.
- Вау! – воскликнула Нимфа. – А нас научишь?
- Научу, конечно, - улыбнулась Гермиона.
- Только не лезь больше, пожалуйста, в мои мысли, - буркнула Лили.
- Прости Лили, - Гермиона быстро обняла девушку, - просто ты так… сильно об этом думала, что я не смогла отгородиться.
- Ничего страшного, - Лили тоже улыбнулась ей.
- Но вот простить тебе его надо, если извиниться, - на полном серьезе сказала Гермиона. – Я не думаю, что он сделал это специально.
- Я постараюсь, - вздохнула Эванс, когда девушки вышли из замка.
- Шейди, - сказала Молли, - а как ты будешь учить нас оклюменции?
- Придем, и я все скажу, - тут девушка заметила Снейпа. – Северус! – закричала она. Тот быстро подскочил и посмотрел на приближающихся к нему гриффиндорок. Когда он увидел Лили, то побледнел, хотя было и так уже некуда. Гермиона ободряюще улыбнулась ему и мысленно сказала:
- «Извинись перед ней!»
Снейп подпрыгнул на месте и уставился на Гермиону. Она кивнула ему в знак согласия головой, а потом девушка почувствовала, как то-то пытается ей ответить и сняла блок.
- «Хорошо, я постараюсь», - услышала она голос Снейпа в своей голове, - «Ты хороший оклюмент».
- «Спасибо», - мысленно, - Привет Северус, - вслух.
- Привет, - Снейп попытался выдавить из себя что-то наподобие улыбки.
- Значит так, - начала Гермиона, - мы будем заниматься здесь каждый день в это же самое время. Я попрошу вас не опаздывать. Хоть я и не преподаватель, но опозданий я не люблю, тем более эти занятия не официальные, - студенты кивнули (как же Гермионе надоело, что ей все кивают!). Дальше девушка объяснила им, что делать на первом занятии, как искать свою анимагическую сущность, как ее призывать. Лили сначала протестовала и говорила, что она уже это сделала, но Гермиона сказала, что повторение мать учение.
- Так, я пошла, когда вернусь, все должны уметь призывать свою анимагичемкую форму, - сказала она.
- Куда? Зачем?– хором воскликнули все четверо.
- По делам. Чтобы продолжать занятия, – Ответила девушка на оба вопроса сразу. - Не сможете, занятия продолжать не будем, - отозвалась Гермиона. Снейп надулся, сел под дерево и начал «медитировать», Лили сделала то же самое, а Тонкс и Молли начали практиковаться. Северус, уловив момент, осторожно придвинулся к рыжеволосой девушке.
- Лили, - тихо произнес он, та повернула голову в его сторону и посмотрела равнодушными глазами. – Я хотел извиниться за то, что сказал тебе в прошлом году. Я правда не хотел называть тебя так… - парень замялся.
- Я тебя прощаю, - улыбнулась Лили. Почему она так быстро согласилась, Лили сама не знала. Еще в начале года она была так обижена на Северуса, а сегодня после этих простых слов Гермионы о том, что он не хотел, она будто оттаяла. Она до этого не хотела слушать все оправдания Северуса, все его просьбы, а сегодня так просто согласилась и послушала девушку, которую знает всего два дня. Лили подумала, что Гермиона очень странный человек, но это не мешало ей доверять новенькой. Она и сама хотела помириться с Северусом, но просто не могла простить его. А на самом деле это оказалось так просто! Как будто ей просто сказали: «Лили, мирись со Снейпом». На самом деле это же так и было. Девушка рассмеялась своим мыслям и хотела сказать Северусу, что сама очень сожалеет о том, что не простила его раньше, но не успела, потому что он, радостный, налетел на нее и сжал в объятиях.
- Спасибо, спасибо, спасибо, - повторял он, а потом вдруг отпустил ее и густо покраснел. Он так мило улыбался. Лили знала, что она немного нравится ему, но сама видела в нем только отличного друга. Северус это понимал и е настаивал на серьезных отношениях, и девушка знала, что ему нехватает только ее дружбы. Она больше никогда на него не обидится, никогда! Они все станут хорошими друзьями. Только бы вот привлечь к этой затее и Мародеров, а то они слишком замучили бедного слизеринца, тем более Лили казалось, что из них выйдет отличная команда, а Северус сможет помочь им в проделках… Это, конечно, врятли получится, но Лили решила попробовать и вечером поделиться этой идеей с девочками… Ах, да! Нужно еще не забыть поблагодарить Гермиону.
- Ну, ладно давай практиковаться, а то нас Гермиона съест, - сказала девушка, отвлекаясь, наконец, от своих мыслей, и они вместе подошли к Молли и Нимфе, которые уже пытались что-то сделать.
- А что, она такая злая? – с притворным ужасом спросил Северус. Девушки засмеялись. На самом деле слизеринец был довольно не плохим парнем, просто он мало с кем общался. Но вот у девушек был шанс узнать его получше.
А Гермиона в это время шла по направлению к библиотеке Хогвартса. Зайдя в большой читальный зал, девушка подошла к мадам Пинс и сказала.
- Мадам Пинс, я Гермиона Джейн, и я хотела бы пройти в…
- Я поняла! – воскликнула библиотекарша. – Я сопровожу вас, только постарайтесь не привлекать много внимания.
Гермиона кивнула, и они с мадам Пинс пошли по направлению к Запретной Секции. Пройдя мимо длинной вереницы стеллажей и столов, за которыми сидели ученики, они подошли к запретной секции. Мадам Пинс достала железный ключ и вставила его в большой замок, висевший на решетке. Ключ со скрежетом повернулся, и решетка отъехала в сторону.
- Прошу, мисс Джейн, - тихо сказала миссис Пинс.
- Спасибо, - ответила Гермиона, проходя в Запретную Секцию. Женщина закрыла за ней «дверь», которая закрылась с таким же скрежетом, и повесила обратно железный замок.
- Мисс Джейн, - сказала она, уходя, - в целях безопасности я закрою решетку. Когда вам надо будет уйти, просто нажмите на этот звонок, - мадам Пинс указала на небольшой металлический предмет, стоящий на столе.
- Не беспокойтесь, миссис Пинс, - ответила Гермиона. – Я сама спокойно отсюда выйду.
POV Гермионы.
Женщина подозрительно посмотрела на меня, но, ничего не сказав, пожала плечами и ушла. Я осмотрела помещение: оно уходило куда-то вглубь, и было плохо освещено, на стеллажах, которые шли вдоль стен, стояли книги. Их тут было бесчисленное множество и почти все были по Темной магии. Это немного напоминало библиотеку Малфой-менора. Я с ребятами была там, когда мы спасали Луну и Фреда, которые попали в ловушку при выполнении одной из операции. Ух и жутко было тогда! Все эти ужасные длинные коридоры, темные подземелья, пожератили на каждом шагу. Но тогда они боролись бок о бок. Тогда они были уверены, что они смогут победить. Наивные, пылкие ребята… Так не впадать опять в ностальгию! Нельзя! Я уже в другом времени, в другом месте, и врятли еще когда-нибудь их увижу… Ну вот опять! Я похлопала себя по щекам. Нельзя вспоминать, нельзя, нельзя! Я решила отвлечься тем, что начала рассматривать книги. «Темные заклинания», «Разрушающая мощь», «Сильнейшие яды», «Темные маги столетий»… Почти все эти книги я уже читала, или просто знала о них со слов. Их здесь было огромное количество, и я бы не отказалась х почитать, но сейчас искала я определенную книгу. И я знаю точно, что мне нужно. Я медленно прохаживалась между стеллажей, стараясь ничего не вспоминать и всячески отгораживаясь от прошлого, до сих пор занимая себя рассматриванием ненужных книг. Но воспоминания все же лезли в голову, даже эмоциональный блок не помогал. Как же тоскливо! Ребята, как я по вам скучаю! Тут я услышала около решетки, отделяющей Запретную Секцию, быстрые шаги и голоса. Голоса очень знакомые… Мародеры… Вот блин, кого нелегкая принесла! Счастья то привалило! Я быстро прижалась к стеллажам, отойдя в тень.
- Сири, ты точно уверен, что она пошла именно сюда? – Нет! Нету меня здесь!
- Джим, я пока не страдаю галлюцинациями, тем более массовыми. – Какие галлюцинации? Я, что ли?
- Ну и кто ее еще видел? – послышался смешок. Никто меня не видел и не увидит, я вам обещаю.
- Ну как минимум Анабель и Ханна, а они-то, две старые сплетницы, ничего не пропустят, - ухмылка в ответ. А кто это вообще такие? – Тем более Ремус тоже ее и миссис Пинс видел. Так ведь, Луни? – Рем, скажи, что ты меня не видел.
- Ну да, - замялся староста. Предатель! А я то надеялась…
- И я их тоже видел! – ну и куда ты полез, а, Артур?
- Артур ты уверен? – нет, не уверен. Сказал это точно Джеймс. Я про себя отметила, что его голос очень похож на голос Гарри. Как бы его так ненароком не назвать.
- Ага, ее спутать ни с кем невозможно, - меня-то? Я чуть не поперхнулась. И на какой черт сюда притащило этих Мародеров? Искатели приключений хреновы! Хорошо, что еще Петтигрю с собой не прихватили! И на том спасибо! Ну, как долго они будут тут караулить? Я, конечно, привычная стоять по струнке, не раз стояла часами в засаде, но время, сейчас не ждет! Идите отсюда уже!
- Слушай, Бродяга, скажи мне на милость, а что ей тут делать? – опять Джеймс. Ну не можете, что ли, поговорить в другом месте?
- Я-то откуда знаю?! – вот, правильно, не знаешь, валите отсюда. – Найди ее и спроси, - а вот это очень плохая идея! Не надо меня искать!
- Э, нет, дружище, искать девушек не по моей части, - задумчиво протянул Поттер. Вот и не ищи. – Я свою уже нашел…
- Эванс, то? – смешок в ответ. Ее самую! – Эту фурию, что ли? – стоп, стоп, стоп! Никто не смеет обзывать так Лили. Ой… За день я к ней уже так привязалась. Ужас. О чем я только думаю? Так привязаться к маме Гарри, это неправильно. Все равно потом придется от них уходить. Не хочу же я им жизнь своим присутствием портить! Послышался скрежет. Э, только не надо решетку ломать.
- Бродяга, что ты делаешь? – вот именно, что?
- Я уверен, что она там, - догадливый какой.
- Ну это же не повод решетку ломать! – правильно Ремус, так держать! Ты еще скажи им, что находиться здесь опасно. Ну…
- Ребят, а может, пойдем отсюда, - Арутр. Спасибо дружище, век не забуду.
- К Молли своей торопишься? – смешок со стороны Сириуса. Ну а куда же еще?
- Не совсем… - а куда тогда? – Она сейчас с Гермионой занимается, - дело говоришь.
- Ты уверен? – тьфу ты нуты, Сириус! Вот только не думайте идти проверять, на месте зааважу! Ну зафиг я ему сдалась? Я, конечно, понимаю, что девушка я привлекательная, но не на столько же! А тем более в будущем ты вообще, когда меня заметил, был старше, да и… Стоп! Не думать, не думать и еще раз не думать! Запрещено! Табу на воспоминания! Табу! Особенно на эти… Ну что же я опять! Табу, говорю!
- Да, - ну наконец-то! Спасибо Артур! Надо будет не забыть поблагодарить его когда-нибудь. Ремус, а ты чего молчишь?
- Пойдемте уже отсюда, а? – Ремус. Ну неужели мы таки услышали от нашего старосты хоть одно слово?
- Да, Сири, пошли, - вот, правильно. Валите отсюда.
- Ну ладно… - слава тебе господи.
Конец POV Гермионы.
Мародеры ушли. Гермиона осторожно вышла из тени и посмотрела еще раз туда, где недавно стояли мальчишки. Надо побыстрее собираться, а то опять придут. Вот этого ей точно не надо. Девушка быстро прошлась мимо стеллажей. Ну и где эта книга? Тут Гермиона вспомнила одну очень, полезную вещь.
-Акцио, «Темномагические ритуалы. Связь прошлого и будущего», - откуда-то, Гермиона так и не поняла, откуда, вылетела огромная ветхая книга и опустилась в протянутую девушкой руку. Рука девушки прогнулась под ее тяжестью, и книга чуть не упала на пол, а если бы упала, подняла бы столб пыли и развалилась на мелкие кусочки. Ну и где Северус такую откопал? Конечно она уже держала ее в руках, но в тот раз ей показалось, что книга была более опрятной и мене старой и пыльной. Гермиона уменьшила книгу, и положила ее в карман мантии. Осмотревшись, девушка превратилась в большую черную кошку. Как хорошо, что анимаги превращаются вместе со своей одеждой. Этому, конечно, тоже надо учиться, но зато полезно. Черная тень скользнула между прутьев решетки и побежала в строну стойки, у которой стояла мадам Пинс. Рядом, за длинным читальным столом сидели Мародеры. Видимо ее караулят. Ну, что, мальчики, ждать будете долго. Если бы Гермиона не была в своей анимагической форме, то, наверное, усмехнулась бы. Кошка запрыгнула на стойку к мадам Пинс. Та вскрикнула, и некоторые ученики посмотрели на нее. Улыбнувшись тому, что библиотекарша испугалась простой кошки, хоть большой и черной, все вернулись к своим делам, даже не подумав о том, что этой кошки никогда не было в Хогвартсе. Только Сириус немного задержал взгляд на животном, но потом тоже отвернулся к книге, которую читал. Так странно видеть их за книгами! Даже Гарри и Рона очень редко удавалось затащить в библиотеку. Но насколько Гермиона знала Ремуса, лона могла сказать, что оборотень кого угодно сюда затащит, хоть левитировать будет, особенно своих друзей, и особенно перед экзаменами, так что остальным троим Мародерам (Джеймсу, Сириусу и новому Мародеру Артуру) приходилось мучиться, сидя над книгами. Черная кошка махнула хвостом и мяукнула, а мадам Пинс услышала в своей голове:
- «Я покидаю Запретную Секцию, мисс».
Женщина улыбнулась кошке, погладила ее и что-то записала в своей книжке, которая лежала перед ней. Кошка еще раз мяукнула и выбежала из библиотеки, направляясь на улицу к большому старому дубу.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 17.07.2012, 09:41 | Сообщение # 9
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 5. Анимагия и ее последствия
Гермиона выскользнула из Хогвартса. Почти никто ее не заметил, не считая учеников в библиотеке, которые на самом деле обратили на нее мало внимания, мадам Пинс и мистера Вайндера, с которым она пересеклась, проходя мимо его кабинета. Видимо он тоже не обратил на нее никакого внимания, потому что он просто прошел мимо, что-то бормоча себе под нос, почти как Снейп в будущем. Пробежав небольшое расстояние и убедившись, что вокруг никого нет, девушка превратилась обратно и зашагала к большому раскидистому дубу, который стоял на опушке леса. Там уже около получаса тренировались ее друзья. Подойдя, ближе она увидела, сто они вместо тренировки сидят под деревом и о чем-то разговаривают.
- Это почему мы сидим? – девушка нависла над ними с видом разгневанной МакГонагл. – Я вас здесь оставила, рассчитывая на вашу ответственность, а вы меня так подвели! Мисс Эванс, - он развернулась к зеленоглазой, - почему Вы не проследили за этим? Вы же староста…
Тут все не выдержали и засмеялись.
- Не пугай нас так больше… - еле выговорила Молли через смех.
- Герми…ха…ха ха… ты была вылитая МакГонагл…ха ха ха… Тебе только шляпу… ха ха ха… и точно она! Ха ха…. Почему вы не проследили за этим… ну ты даешь… ха ха ха- Лили смеялась и не могла остановиться. Слезы текли из ее глаз, и она вытирала их рукавом мантии. Это было на нее не похоже, но было фактом. Тонкс валялась на земле и била по ней кулаками, Молли прислонилась к дереву, чтобы не упасть со смеху, а Снейп просто сидел и, уже насмеявшись, просто широко улыбался. Гермиона тоже не смогла сдержать смех и прыснула. Боже, как давно она не дурачилась! Когда все закончили смеяться, Гермиона с непоколебимым и строгим видом подняла палец вверх и сказала:
- Я говорила абсолютно серьезно! Почему вы сидите и расслабляетесь?
- Просто мы уже все сделали, - улыбнулась Молли.
- Только не смеши нас больше, - попросила Тонкс, еле сдерживая смех.
- Хорошо, - ответила Гермиона. - Теперь показывайте, что вы сделали. Лилс ты первая, потому что у тебя еще утром получилось. Мета вторая, Молли третья, а Северус четвертый.
- Почему я вторая? – запротестовала Нимфадора, но все равно было видно, что она довольна тому, что ее называют по кличке. – Может, я хочу быть третьей.
- Потому что, - Гермиона показала ей язык. Лили встала и вышла вперед, как на представлении. Потом она взмахнула палочкой, произнесла заклинание и через несколько секунд рядом с ней уже бегала маленькая лисичка.
- Файри справилась с этим еще утром, - Гермионе тоже понравилась идея с кличками, а вот Северус, который удивленно смотрел на них, видимо не понимал что к чему, - поэтому то, что она это сделала не удивительно. Теперь ты, Нимфа.
Метаморф тоже вышла и встала перед всеми. На удивление легко она взмахнула палочкой; клуб коричневатого дыма, скоро преобразовался в красивую куницу, которая тут же оскалилась. Мета осторожно присела и погладила ее по голове. Та заметно успокоившись, посмотрела на Гермиону с некоторой осторожностью, а потом подошла к ней и легко запрыгнула на ее плечи.
- Нимфа, видимо я очень понравилась твоей питомице. Ну, что, я вижу, у тебя очень хорошо получилось, - сказала Гермиона, а Тонкс призвала обратно куницу. Молли даже не пришлось приглашать: она сама вышла, но сделала она это немного неуверенно. Видимо у нее это не очень хорошо получалось. Девушка сосредоточенно зажмурилась и осторожно взмахнула палочкой, довольно четко произнося заклинание. Из ее палочки вылетел небольшой сероватый клуб дыма. Он долго не хотел принимать форму, но потом стал постепенно приобретать черты какого-то небольшого животного с длинным пушистым полосатым хвостом и серой спинкой. У него были карие глаза, и оно внимательно озиралось по сторонам. Гермиона улыбнулась, когда узнала в нем енота-полоскуна. Истинная натура Молли. Животное, видимо испугавшись такого количества народа, спряталось за хозяйку, а девушка смущенно улыбнулась. Гермиона посмотрела на Лили. Та тоже сидела и улыбалась, глядя на подругу.
- Я всегда знала, что ты енот-полоскун, - засмеялась Лили. – Не зря я тебя так называла.
- А почему ты ее так называла? - поинтересовалась Мета, смотря на немного смущенную Молли.
- Просто, у нее хорошо выходят всякие бытовые заклинания, и если бы не она, наша комната уже давно бы развалилась от количества испробованных мною заклинаний, да и гостиная от шуток Мародеров тоже, - улыбнулась Лили.
Все опять засмеялись, а Молли, тоже улыбнувшись, убрала своего енота и села рядом с рыжей подругой.
- Теперь твоя очередь, Северус, - сказала Гермиона. Угрюмый слизеринец, надеявшийся, что про него забыли, встал рядом с Гермионой и тихо спросил ее:
- А может не надо? Я не хочу показывать.
- Надо, Сева, надо, - сказала девушка и вытолкнула его на «середину сцены». Парень обиженными глазами посмотрел на нее и яростно замахал палочкой. Когда Гермиона увидела животное, то улыбнулась. Она в этом не сомневалась, а точнее она знала это. Профессор иногда превращался при них, например, когда доставлял что-то из замка. Девушка была уверена, что анимагическая форма будущего зельевара не измениться с течением времени. Хоть его натура была очень непонятной, но зато она была довольно определенной. Поэтому Гермиона даже не удивилась, когда из палочки вылетел четкий черный ворон. Девушки, которые сидели на траве под дубом ахнули и зааплодировали. Теперь была очередь Северуса смущаться. Как оказалось, что Снейп до сих пор не показал им свое животное.
- Девочки, вы чего? – пролепетал он. – Это же просто ворон, тем более это...
- Северус, ты не понимаешь! - Лили подбежала к нему. – Ты же можешь летать. И он такой четкая!
- Это так классно, - восхищалась Молли. Снейп стал медленно краснеть, насколько позволяла ему его бледная кожа. Гермиона усмехнулась, но решила спасти парня от напора девчонок.
- Так, милые дамы, - она похлопала в ладоши у себя над головой, - я попрошу вас сесть обратно под дерево и не смущать мне маленького мальчика, - девушки опять прыснули. Сегодня Гермиона явно была в ударе. – А Вас, молодой человек, - она обратилась к уже красному как помидор Снейпу, - я тоже попрошу занять свое место.
Северус посмотрел на нее своим фирменным злобным взглядом, но под дерево сел. И все-таки он не изменится через много лет. Он будет все таким же злобным и каркающим на всех и вся вороном, с такой же немного пугающей летящей походкой. Конечно, можно будет попробовать кое-что в нем изменить, за этим Гермиона сюда и пришла, только она все равно будет скучать по старому доброму профессору Снейпу.
- Значит так, - сказала Гермиона, - сегодня вы узнали свою анимагическую форму, а завтра я вам расскажу, как превращаться…
Радостные крики девочек не дали продолжить ей ее монолог, который она планировала им прочитать.
- Я попрошу минуточку внимания, - громко сказала девушка, собираясь продолжать, и ее подруги затихли. – Я, конечно, не преподаватель, но домашние задание задавать буду…
Опять возгласы, только уже недовольные. Ладно, решила Гермиона, обойдутся без красивого монолога, описывающего все прелести анимаги, оклюменции и беспалочковой магии. Она-то хотела… Ну, мало ли, что она хотела.
- Кх, кхм, - откашлялась Гермиона, привлекая внимание, и продолжила. – Но это не будут эссе. Я просто попрошу вас до завтра прочитать хотя бы немного про анимагию, что бы я не мучила вас завтра теорией, и, если получится немного почитать про окклюменцию. Спрашивать буду только про анимагию. Заниматься будем завтра в это же время. Всем спасибо за внимание, урок окончен.
Тонкс опять засмеялась.
- Гермиона, и все же ты опять похожа на МакГонагл.
- Ну, какая есть, - парировала девушка и тоже улыбнулась. Все встали и направились в замок. Девушки проводили Снейпа до библиотеки и уже собирались уходить, как из больших дверей выскользнули Мародеры.
- Гермиона, - окликнул ее Сириус. «Вот черт», - подумала девушка, но все же обернулась и посмотрела на парня.
- Чего тебе?
Сириус в упор посмотрел на нее.
- Что ты делала в Запретной Секции?
Такого прямого вопроса Гермиона не ожидала. А где же вступительная речь, ну или хотя бы предложение?
- В какой Запретной Секции? – девушка начала строить из себя дурачку.
- В обычной, за решеткой, - нервно сказал Сириус, а парни за его спиной закивали.
- Сириус, дорогой, ты наверное ошибся, - пропела, Гермиона, моля богов, что бы они спасли ее.
- Я не ошибся… - начал было парень, но боги все же, наверное, услышали ее, но, видимо решили пошутить.
- О, дорогой кузен, все еще с грязнокровками общаешься, да еще и с исключенными из рода? – Белатриса Лестранж, точнее Блек. Такого счастья Гермионе точно не надо было. Девушка еще помнила, как она издевалась над ней. Лучше уж надоедливый Сириус.
- Дорогая кузина я приветствую Вас, - парень склонился в шутливом поклоне. – Я даже не мог надеяться на такую встречу. Что привело вас сюда?
- Все шутишь, Блек, - усмехнулась Белатриса. Гермиона заметила, что за ее спиной стояла высокомерная Нарцисса. Вот ей-то досталось во время войны. Всю войну эта красноглазая змея сидела у нее в доме, муж - убийца, сын тоже. Гермионе было немного жаль миссис Малфой, пока еще тоже Блек. Интересно, а она уже помолвлена с ним. Гермиона посмотрела на левую руку девушки, на которой она в будущем носила золотое кольцо с изумрудами и брильянтом. И знаете, что она увидела? Кольцо уже было на ее руке, но Нарцисса старательно прикрывала его рукавом своей парадной мантии. Сириус и Белатриса все еще продолжали препираться. Что в будущем, что в прошлом - одно и то же.
- Пошли, - Лили дернула Гермиону за рукав. - Это будет продолжаться еще очень долго.
- Я не уйду, пока не вставлю свое слово, - усмехнулась девушка.
- А вот этого лучше делать не надо, - одернула ее Мета, - это очень плохая идея.
- Ничего страшного, - отмахнулась от нее девушка.
- Ну зачем тебе сдалась Белатриса, - Тонкс никак не хотела отпускать ее.
- Надо, - буркнула Гермиона, - потом объясню, - после этого она сделала шаг вперед и встала между кузеном и кузиной. – Уважаемая мисс Ле… Блек. Я хочу проинформировать вас и миссис Малфой, - ну надо же показать, что она заметила кольцо, - что я не потерплю пропусков своих занятий.
Белатриса покраснела, а Нарциса еще сильнее натянула рукав мантии. Сириус усмехнулся.
- Когда же это ты успела стать Малфой, а, кузина?
Только Нарцисса хотела ответить на язвительную реплику своего кузена, как Гермиона заговорила.
- Вас, мистер Блек, я попрошу не влезать в наш разговор с Вашими кузинам, - Джеймс поперхнулся от такого обращения к своему другу, а Белатриса запротестовала.
- Он не мой кузен, грязнокровка.
- Как хотите, мисс Блек, - спокойным тоном продолжила Гермиона, - Но я предупреждаю Вас, что если вы еще два раза пропустите мое занятие, то я буду вынуждена приводить вас туда силой или разговаривать с директором.
- Как у пожирателей, Джейн, - усмехнулась Нарцисса, - третья оплошка и смерть, - Гермиону чуть не передернуло. Она все еще помнила, как прямо на ее глазах, когда она была в плену в Малфой-меноре, убили молодого пожирателя, просто за то, что он не смог сказать, где сейчас находится Гарри Поттер. – И, к твоему сведению, - продолжила Нарцисса, - я все еще Блек.
- Тогда удачной свадьбы на Рождество, - Гермиона элегантно поклонилась (и все же уроки этикета, которые им устраивала Джинни, перед тем как отправится на одно из заданий) не прошли даром. – Аривидерчи, Белла, - кинула девушка напоследок и, развернувшись, направилась в сторону гриффиндорской башни. Нарцисса тоже удалилась, гордо вскинув голову, Белатриса поспешила за ней, а Мародеры так и остались стоять возле библиотеки, недоумевая, что произошло. Гермиону очень быстро догнали подруги и завалили ее вопросами.
- Гермиона, что это было?
- Как ты узнала о том, что Нарцисса помолвлена?
- Откуда ты знаешь Белатрису?
- Почему ты решила, что свадьба будет на Рождество?
И так далее, и тому подобное.
- Так стоп, не все сразу! – засмеялась Гермиона. - Сейчас я вам отвечу на все вопросы. Значит так. Имя Белатрисы я услышала из уст Сириуса, на безымянном пальце левой руки у Нарциссы кольцо , самое логичное, что свадьбу будут праздновать на рождество, ну или в крайнем случае летом, просто три мое самое любимое число, про пожирателей я не знала, и нет, я не знаю пожиратель ли Белатриса. Еще вопросы?
- Да, а почему твое любимое число три? – спросила Молли.
- Не знаю, - пожала плечами девушка, - просто нравится, - не говорить же им, что в Хогвартсе у них было почти только три нормальных года, что до пятого курса у них была Золотая Троица, что потом у нее стало трое лучших друзей, что признавались в любви ей трижды, что целовалась она только три раза, что, в конце то концов, она всегда хотела троих детей.
- Гермиона, что ты делала в Запретной Секции? – спросила вдруг Лили. Нашла, какой вопрос задать.
- Да не была я в Запретной Секции!
- Не ври мне, - строго сказала Лили, посмотрел ей в глаза. Гермиона не могла устоять перед взглядом этих чистых зеленых глаз. Совсем как Гарри…
- Брала одну книгу. Попросила ее у мадам Пинс, а она повела меня туда, - вздохнула девушка. – А что, у вас нельзя ходить туда?
- Нет, - покачала головой Лили. – Я просила профессора Дамблдора разрешить входить туда старостам, но он не согласился.
«Странно», - подумала Гермиона. В ее времени старостам можно было входить в Запретную Секцию. Может Дамблдор введет это позже. Помнится Перси как-то говорил им, что ему не разрешали туда входить, хоть он и был старостой, и очень завидовал им с Роном… О боже! Перси… Он же был старше них. А Билл вообще был на первом курсе, когда Мародеры заканчивали школу. Значит она повлияла не только на Тонкс, но еще на Молли и на Артура. И не только. Малфой был старше Мародеров. Стопроцентно. Эх, мама мия. Сколько она уже натворила. А может это реально Малфой-младший из будущего отправился ее искать и попал не туда. Надо будет точно расспросить девчонок об их родителях. Но это она сделает позже. Сейчас она придет в комнату и завалится спать. Все равно, что сейчас только семь часов. Она ужасно устала. Когда девушки дошли до башни, Гермиона была мысленно уже в кровати, да и ее подруги тоже…
***
Прошло уже почти три недели с начала учебного года. Девочки быстро нашли общий язык со Снейпом и уже были чуть ли не лучшими друзьями. Всем очень понравилась затея Лили подружить Северуса с Мародерами, особенно Тонкс, которая уже больше не могла слышать от своего кузена слово «Нюниус». Лили и Гермиона тоже терпеть не могли эту кличку, которую Мародеры придумали для бедного слизеринца, поэтому единогласно было принято решение «помирить» Мародеров со Снейпом. Тонкс уже начала промывать мозги Сириусу и остальным Мародерам на тему того, что Снейп не такой уж и плохой. Потом к ней подключилась и Лили, потому что бедная Мета одна не справлялась, а Гермина начала работу со Снейпом. Периодически к ним подключалась Молли, и совместными усилиями они выяснили, что на самом деле ни Снейп ни Мародеры не имели реальных причин враждовать. Просто Мародеры думали, что он заядлый чистокровный слизеринец и решили избрать его своей целью для насмешек. Поэтому у девушек появилось больше шансов помирить их. Гермиона не очень хотела сближаться с Мародерами, но после этой затеи Лили все получилось само собой. Теперь они довольно неплохо общались и частенько подшучивали друг над другом.
Уроки анимаги они продолжали. У девочек неплохо получалось, а Снейп уже почти умел трансформироваться. Гермиона попутно обучала их окклюменции, которая у Северуса тоже шла на отлично, что было не удивительно, и которая хорошо получалась у Лили. Беспалочковая магия лучше всего шла у Тонкс, она была прирожденным аврором. Молли прекрасно справлялась с колдомедициной, и Гермиона «назначила» ее медиком их небольшого учебного отряда. Тренировались они парами: Тонкс обычно тренировалась со Снейпом, потому что у обоих хорошо шла боевая магия, а Лили тренировалась с Молли, так как у них обеих она шла немного хуже, но все-таки Лили была лучшим «бойцом», чем Молли. Во время более сложной боевой подготовки Молли занималась колдомедициной, а Гермиона тренировалась с Лили, что бы самой быть в форме, и что бы ни Тонкс, ни Снейп не переборщили с заклинаниями. Девушки долго сопротивлялись занятиям по боевой магии, но Гермиона в буквальном смысле заставила их взять палочку в руки.
Насколько знала Гермиона, Мародеры уже почти не общались с Хвостом, а у Артура уже даже получилось найти свою анимагическую форму. Он был золотистым лабрадором, но трансформироваться он еще не пытался. Гермионе даже было интересно, через сколько Артур станет анимагом, потому что она знала, что способности к анимаги у него не было и в ее времени анимагом он тоже не был.
Дни летели очень быстро. Девушки приходили в комнаты, уставшие после тренировок, и сразу заваливались спать. На уроках только Лили не считала ворон и работала, Тонкс и Молли спали, а Гермиона просто сидела, задумавшись. Мародеры долго пытались выяснить почему они такие вялые, но, так и не получив ответа, наконец отстали от них и перестали обращать на это внимание, только Сириус иногда пристально смотрел на них, и было такое ощущение, что он пытается что-то разглядеть. Но девушки не бросали тренироваться, и только выходные были их спасением, потому что целый день можно было отдыхать, (даже целых два дня), и только по вечерам заниматься.
Гермиона лениво потянулась в кровати. Она уже начала понемногу отходить от своей прежней жизни и забывать все пережитые ею ужасы. Девушка стала менее замкнутой, стала больше общаться с ребятами и больше смеяться. Соседки по комнате видели в ней прекрасного человека и друга, и Гермиона очень быстро влилась в их коллектив, да и в коллектив Мародеров тоже. А еще ей удалось немного поработать со Снейпом. Теперь он тоже стал мене замкнутым и, может быть, чуть более веселым. Девушка зевнула и перевернулась на другой бок. Как хорошо…
- Девочки, напомните мне, какой сегодня день, - сладко протянула она, зная, что ее подруги уже проснулись и тоже нежатся в кровать.
- Суббота… - мечтательно протянула Молли.
- Кстати, Ринз(1), - девочки, а точнее Тонкс, уже придумали кличку для Молли, - ты же вроде сегодня планировала прогуляться с Артуром, - зевнула Лили.
- Ой, точно, - девушка вскочила с кровати и помчалась в ванную, захватив с собой полотенце и одежду. Тонкс, хмыкнула и перевернулась на другой бок, а Лили взяла со стола книгу. Тут из ванной донесся пронзительный крик. Гермиона схватила с прикроватного столика палочку и распахнула дверь в ванную. Сзади уже стояли Мета и Лили, держа палочки наготове, но когда они увидели, почему кричала Молли, то сползли на пол от смеха. Девушка стояла напротив зеркала и ощупывая свое лицо руками, но выглядела она… Ну не очень нормально… На голове у нее были маленькие серенькие ушки, а из пижамы наружу вываливался длинный полосатый хвост. Девушка в панике осматривалась, а потом накинулась на Гермиону.
- Шейди! Что это такое! Как это понимать!
- Понимаете, - Гермиона уже сидела на кровати, но не смеялась, а вот Тонкс и Лили все еще катались по полу, - я просто забыла вам сказать. Иногда появляются такие проявления анимагической формы. Например у меня тоже были ушки у хвост, у оленей это рога, у собак тоже хвосты, а у птиц все руки в перьях. Обычно это проявляется примерно через три недели после нахождения своей анимагической формы…
Гермиона и Молли синхронно повернули голову в сторону своих подруг. Гермиона не смогла сдержать смеха. У Лили были рыжие ушки и большой пушисты хвост, у Тонкс было примерно то же самое, только ее ушки и хвост были коричневого цвета. Мета и Файри посмотрели друг на друга и тоже засмеялись. Пока они все катались по полу, Нимфа достала откуда-то подушку и начала колошматить Гермиону за то, что она им не сказал раньше. Лили и Молли последовали ее примеру, и вскоре девушка уже валялась на полу и закрывала голову руками от летящих в нее трех подушек. Вскоре девушки успокоились и уселись на кроватях.
- Я помню как как-то раз, курсе на пятом, Сириус и Джеймс приперлись на завтрак с рогами и хвостами. МакГонагл тоже тогда накинулась на них, спрашивая, не анимаги ли они, - улыбнулась Лили. – Парни сказали, что просто подшутили друг над другом, а профессор им не верила. Теперь я понимаю, почему МакГонагл так переполошилась.
Тонкс хмыкнула. Ну конечно, ей ли не знать секрета своего кузена. Тут дверь распахнулась.
- Привет, дамы, - девушки завизжали и запрыгнули под одеяла. На пороге во всей своей красе стоял Сириус Блек.
- Блек, - сквозь зубы процедила Гермиона, которой единственной не надо было прятаться, - Что ты себе позволяешь?
- А что, что-то не так? – недоумевая, спросил Сириус оглядываясь.
- Да нет, - раздраженно махнула рукой Гермиона, подходя к парню. – Просто ты вломился в комнату к девушкам, не постучавшись и даже не предупредив.
- А что такого, - пожал плечами Блек, опираясь на косяк. – Вон, со мной и Джеймс, и Артур, и Ремус пришли.
И правда, за его спиной стояли три парня и беспечно улыбались, смотря на разгневанную Гермиону, только Ремус стоял, немого опустив голову.
- Проваливайте отсюда, - буркнула Гермиона, закрывая дверь. Но Сириус, быстро сориентировавшись поставил ногу в проем.
- Ну чего тебе еще? – спросила девушка.
- Во-первых, я хотел бы спросить, где Молли, а то ее возлюбленный сильно переживает, не ушла ли она с другим, - в него тут же прилетела подушка: у Молли была хорошая реакция.
- Получил ответ на свой вопрос? – улыбнулась Гермиона, - теперь проваливай!
- Не так быстро, детка, - парировал Сириус. – Я хотел тебя кое о чем спросить, - он наклонился к ее уху и тихо сказал. – Ты даже любовью в перчатках занимаешься?
Послышался глухой звук. Гермиона стояла и в упор смотрела на ухмыляющегося Сириуса.
- Слушай сюда Блек, - прошипела она не хуже чем любая змея. – Если ты еще раз посмеешь задать мне подобный вопрос, то тебе придется не только в перчатках ходить и маску надевать, но еще и забыть про все свои постельные утехи.
Резко захлопнувшаяся дверь отделила девушек от уже не смеющегося Сириуса. Гермиона в гневе это страшно! Девушка резко развернулась и села на пол, облокотившись на дверь. К ней тут же подбежали подруги.
-Гермиона, что он тебе сказал? – спросила Лили.
- Если он тебя еще раз хоть пальцем тронет, я ему башку оторву, - возмущалась Тонкс.
А Молли просто сидела рядом и держала за руку трясущуюся от гнева Гермиону.
- Девочки, а что, так плохо, когда я в перчатках? - спросила она немного севшим голосом. – Только давайте честно.
Мета уже хотела приободрить ее, что все не так плохо, как Лили осторожно приставила палец к ее губам и тихо заговорила.
- На самом деле нет. Просто немного странно то, что ты всегда ходишь в перчатках, и многие ученики задаются вопросом о том, что же ты скрываешь.
Гермиона откинула голову назад.
- Понимаете, я не могу вам рассказать, - шепотом сказала она. – Это очень личное.
- А мы и не спрашиваем! – улыбнулась Тонкс. – Хотя очень интересно. Но все же, - продолжила она, - что такого сказал тебе мой братец? – слово братец она особенно выделила.
- Он спросил меня…ммм… Занимаюсь ли я… этим… тоже в перчатках… - сказал Гермиона немного сбивчиво.
Нимфа, на удивление всем, засмеялась.
- И ты из-за этого обещала его… Ой, не могу! Это же Сириус!
- Ну и что? – гордо вскинула голову Гермиона.
- Да не парься ты, - отмахнулась от нее Мета. – Мой брат тот еще озабоченный.
- Я подумаю, - Гермиона встала и, снова лицезрев трех «аниме-девочек» с ушками и хвостиками, сидящих на полу, засмеялась. Девушки непонимающе уставились на нее, но потом, вспомнив про свои…дополнения, тоже засмеялись. Потом Лили пошла в ванную умываться, Молли достала книгу по анимаги, а Тонкс начала читать что-то из маггловской фантастики. Гермиона села на кровать и спросила метаморфа:
- Слушай, Мета, а как твои родители познакомились?
- Ну, они встретились на улице, когда мама ушла из дома, - Тонкс оторвалась от книги. – Ей было негде переночевать, а деньги она оставила дома, поэтому даже комнату в Дырявом Котле снять не могла. Папа, встретив ее в потрепанном виде вечером предложил ей заночевать у него и своим родителям представил как свою девушку. Тогда у них и начались отношения. Тогда им было по семнадцать, - мечтательно протянула девушка. – Она ушла из дома как Сириус.
Гермионе уже рассказали, что Сириус еще в прошлом году сбежал из дома и лето провел в семье Поттеров, поэтому для Гермионы это не должно было быть новостью, хотя это и так не было, потому что сорокалетний Сириус уже рассказывал им об этом.
- А почему она сбежала? – поинтересовалась Гермиона.
- Это долгая история, - улыбнулась Мета.
- Ну, ничего страшного, - Молли тоже отвлеклась от книги и внимательно посмотрела на Нимфу. – Расскажи, времени у нас много.
- Ладно, - вздохнула Тонкс. – Начинать надо с выпускного бала моих бабушки и дедушки. Значит так, - начала девушка свою историю, - в тот вечер пары уже начали расходиться и такие дети чистокровных семей, как Блеки, Малфои, Уизли и Пруэты, - Молли улыбнулась, - уже вышли в сад. Там было еще несколько семей, но я не помню всех фамилий: никогда не интересовалась своей родословной. Многие из них были помолвлены, как например мои бабушка с дедушкой, родители Люциуса и Молли…
- А почему ты тогда с нами одного возраста, раз твои родители учились на одном курсе с родителями Молли и Люциуса, да и еще многих? – спросила вышедшая недавно из ванной Лили и уже внимательно слушавшая разговор.
- Так я до этого еще не дошла, - отмахнулась от нее Тонкс. – Ну так вот. В этот вечер они все находились в саду, когда на них откуда ни возьмись свалился парень. «У него были серые стальные глаза и платиновые волосы», так описывала его моей маме бабушка. В тот вечер он свалился прямо на нее и они упали. Пришедший дедушка подумал, что она изменяет ему, хотя они и очень друг друга любили. Парень этот убежал, а сору моих предков видели все, кто находился в саду. В тот вечер дедушка пошел выяснять отношения с моей бабушкой в свою комнату, а через девять месяцев родилась мама. Дедушка не хотел признавать ее, но бабушка настояла, потому что очень любила его, но когда мама услышала ссору, в которой отец упомянул то, что она может даже и не его дочь, мама ушла из дома. Это было после окончания Хогвартса. Когда мама сообщила родителям, что выходит замуж за маггла, отец исключил ее из рода. То есть я даже теоретически не родственница Блеков. Потом, когда маме был почти двадцать один год, и у нее уже была я, родилась Белатриса, а еще через одиннадцать месяцев Нарцисса. Видимо дедушка был очень зол, что мама ушла из дома. Поэтому мои тети на одном курсе, хотя Нарциссе, совсем недавно исполнилось семнадцать. Вот поэтому я одного возраста с вами. Просто все семьи, помешанные на чистоте крови обычно рожают поздно. Очень часто жена намного младше мужа, либо просто у них несколько детей, - закончила Тонкс свой рассказ.
- Вау, - выдохнула Молли. - То есть мы с твоей мамой могли быть ровесницами. Хотя я последний ребенок в семье, поэтому я не удивляюсь. А Тонкс права. Например мама Сириуса младше своего мужа на целых одиннадцать лет. Представляете?
- Ничего странного, - пожала плечами Лили. – Во многих чистокровных семьях так.
- А ты откуда знаешь, - прищурилась Мета.
- В книге прочитала. Это - во-первых. А, во-вторых, ты сама только что сказала, - улыбнулась девушка.
- А, ну тогда все понятно, - засмеялась Тонкс. – Лили, ты как всегда.
- Ну ладно - сказала Гермиона, вставая с кровати и начиная одеваться. – Надо бы вам принести чего-нибудь поесть. Не идти же вам в таком виде на завтрак. Кстати, Молли, не беспокойся на счет Артура. Погуляешь с ним завтра. Все к этому времени уже пройдет, тем более завтра идем в Хогсмит. Но сегодня вам придется посидеть в комнате. Только дверь закройте, а то опять вломится этот… озабоченный. Я пошла, - кинула она, выходя. – Я только еще схожу Северуса проведаю, - девушка закрыла за собой дверь. Гермиона услышала, как Молли запечатала дверь заклинанием, и, вздохнув спокойно, пошла вниз по лестнице. Выйдя из гостиной, она направилась к портрету, за которым находилась кухня Хогвартса, которой они с ребятами не раз пользовались. Опять этот идиот Малфой, только уже младший. «Стальные глаза и платиновые волосы», тьфу на него. Чтоб он сдох когда-нибудь. Но Гермиону утешала одна мысль о том, что она больше его никогда не встретит. Хоть он и натворил дел в прошлом, она была благодарна ему за то, что она смогла познакомиться с Тонкс и Молли. Гермиона шла по длинным, ярко-освещенным коридорам. Как хорошо опять быть в нормальном Хогвартсе. Все же девушка была рада, что перенеслась в это время, не смотря на то, что натворил этот проклятый слизеринец. Зато она встретила Лили, Молли, Нимфу, Джеймса, Ремуса, Артура, она даже была рада, что встретила этого наглого Сириуса. Тут Гермиона заметила Люпина. Парень стоял у окна и грустно куда-то смотрел. Гермиона осторожно подошла к нему сзади и коснулась его плеча. Ремус вздрогнул и посмотрел на нее.
- А, это ты, Гермиона, - с облегчением сказал он. – Ты что-то хотела? Да, кстати, я хотел извиниться за Сириуса, и за то, что он сказал. Он постоянно болтает всякую глупость…
- Не беспокойся, - улыбнулась Гермиона и встала рядом с парнем, опершись на подоконник. – Этому безголовому просто надо иногда думать, о чем он говорит.
- Это же Сириус, - вздохнул Ремус. Говорил он точь-в-точь как Нимфа.
- Я понимаю, - пожала плечами девушка, - но прощать его, пока он сам не извиниться, я не собираюсь. Ты только не говори ему об этом.
- Хорошо, - улыбнулся парень. – А почему ты одна?
- Девочки остались в комнате, им лень идти на завтрак.
- Так он же уже почти закончился, - удивился Рем.
- Ну так вот я туда и иду, чтобы поесть.
- Но ты идешь в другую сторону, - Ремус, прищурившись, посмотрел на нее.
- Разве, - беспечно улыбнулась девушка. – Значит опять заблудилась.
- Тебя проводить?
- Да нет. Пора уже самой находить дорогу. Ремус, я хотела тебя спросить, - парень немного напрягся, - ты в последнее время очень грустный? Что случилось.
-Да, так, ничего особенного, - Ремус опять посмотрел куда-то, и только теперь Гермиона заметила, что он смотрит на Визжащую Хижину, в которой он проводил все полнолуние. Полнолуние… Вот черт! Гермиона совсем про него забыла. Оно же в завтра! Она даже не сделала зелья для Ремуса. Как она могла про это забыть?! Специально же училась у профессора, как его готовить. Как все плохо… Так, первым делом надо достать ингредиенты… но одна она не успеет приготовить. Значит надо привлечь к этому делу его создателя… Будущего создателя…
- Прости, Рем, но мне бежать, - быстро сказала девушка и пошла по коридору, - а то на завтрак опоздаю, - кинула она напоследок и исчезла за углом. А Ремус стоял и смотрел на Визжащую Хижину, но теперь он думал не о наступающем полнолунии, а о странной девушке, которая появилась в их жизни три недели назад. Он думал о Гермионе Джейн и ее неразгаданной загадке, о тех самых, еще не разгаданных им словах, которые она сказала Сириусу в первый день их знакомства…
***
- Твою мать, Поттер!!!
Этот крик разнесся по опушке леса в четыре часа утра. Стая ворон, которая сидела на ветках деревьев, которые окружали небольшую поляну, взлетела в воздух. Но на поляне никого не было. Или просто казалось, что там никого нет. Если посмотреть за барьер, который накладывался всего лишь несколько дней назад, то можно было увидеть небольшой палаточный лагерь. Сейчас в небольших окнах палаток загорался свет, а из них выходили, а точнее выбегали, сонные люди с палочками наготове.
Возле входа в одну из палаток на коленях стояла рыжеволосая девушка. Ее медные распущенные волосы развивались на слабом ветру, а одета она была всего лишь в одну майку. А прямо перед ней лежал парень. У него были черные, растрепанные волосы и зеленые глаза, прикрытые очками. На лбу у него был шрам, в виде молнии. У парня было множество кровоточащих ран, и он тяжело дышал.
- Поттер, - кричала девушка, - Никогда больше так не делай, слышишь! Никогда! Я же больше этого не переживу! Тебя не было целых три дня! Ты же нужен нам! А ты мог там погибнуть и тогда… - голос девушки сорвался и она, уткнувшись в плечо парня, громко зарыдала. Тот поморщился, но ничего не сказав, начал гладить девушку по голове.
- Джинни, не плачь, - тихо говорил он. – Я же уже вернулся и ничего не случилось. Самое главное, что мы вместе.
К ним начали подбегать остальные обитатели палатного городка.
- Ничего, говоришь, - рыжеволосая подняла на него свои заплаканные карие глаза. – Ты весь истекаешь кровью.
- Так, надо сделать что-нибудь, - быстро сообразила подбежавшая кудрявая девушка. Она достала из кармана палочку и начала произносить какие-то заклинания. Раны начали затягиваться, а дыхание сделалось более ровным. Сзади к девушке подошел рыжеволосый парень.
- Ну и дурак, ты, Гарри, - сказал он, садясь рядом с другом. – Еще раз так напугаешь мою сестру, придушу.
- Рон, не переживай, - парень слабо улыбнулся. – Я все равно больше туда не заявлюсь. Меня сдали.
- Кто? – в один голос крикнули все.
- Кормак МакЛаген, - перед ребятами прямо из воздуха появился профессор Снейп.
- Профессор, вы меня так до инфаркта доведете своей анимагической формой, - подшутил один из близнецов.
- Ничего страшного, мистер Уизли. Вам это пойдет на пользу, - сказал профессор, присаживаясь рядом с Гарри.
- Да, Поттрер, на этот раз ты вляпался конкретно.
- Но, Северус…
- Молчать, - прикрикнул на него зельевар. – Мисс Грейнджер, вот ваше зелье, - сказал он, протягивая небольшой пакетик кудрявой девушке.
- Профессор… - начала девушка.
- Северус, - кротко кинул зельевар.
- Северус, - продолжила она, - я хотела бы попросить вас научить меня готовить это зелье.
- Нет, - отрезал мужчина.
- Но, Северус, - вскрикнула девушка, - до окончания курса осталась всего три недели. Если я не смогу хоть в один день выпить его, то я курс прервется, и я опять стану... – девушка не смогла закончить предложение, будто комок застрял в ее горле. - А сейчас такое время, что вы не каждую неделю сможете выбираться из замка, тем более, когда МакЛаген сдал…
- Хорошо, - согласился Снейп. – Пойдемте, мисс Грейнджер, я напишу вам составляющие и расскажу, как его готовить. А Вас, мистер Поттер, я попрошу быть более бдительным. И отныне девизом вашей компании пусть будет: «Раскрой тех, кто предаст, и найди тех, кто будет верен».
- Мне нравиться, - улыбнулся парень, все еще лежавший на земле.
- Экий ты, шрамоголовый, Поттер, - профессор ласково потрепал парня по голове. Джордж присвистнул: не часто увидишь ласкового профессора.
- Раскрой тех, кто предаст, и найди тех, кто будет верен, - воскликнул Гарри, и ему начали вторить восемь голосов, а профессор стоял и улыбался, смотря на этих все еще беззаботных, но уже таких взрослых детей.
И никто из них никогда не забудет этих слов. Раскрой тех, кто предаст, и найди тех, кто будет верен…

(1) – Ринз от англ. rinse – полоскать.
Спешу объясниться, почему они так быстро научились анимагиии. Я подумала, что при правильном обучении этому можно научиться довольно быстро, тем более, если кто-то тебе регулярно преподает. Я взяла в расчет то, что Мародеры обучались этому сами и, если учесть безолаберность Джеймса и Сириуса, они могли делать это очень долго, как и сказано у Роулинг (три года). Поэтому я посчитала, что они могли научиться этому довольно быстро.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 17.07.2012, 09:42 | Сообщение # 10
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 6. Два спора Сириуса за один день
Гермиона знала все потайные ходы, ведущие во все башни, комнаты и подземелья. На этот раз путь ее лежал в гостиную слизерина. Так, заклинание невидимости и вперед. Гермиона взмахнула палочкой и прошла в только что открывшийся туннель. Она услышала, как дверь за ней закрылась и пошла по мрачному коридору, ведущему вниз. Сейчас направо, и еще направо, теперь налево. Вот и гостиная слизерина. Гермиона осторожно вышла в образовавшийся проем и оказалась в мрачном помещении. Ни окон, ни дверей, как говориться. Вместо двери стена, а вместо окон гобелены. Мрачные тени от факелов, резные деревянные диваны с зелеными покрывалами, змеиные флаги на стенах, даже огонь зеленый. Бррр. Гермиона поежилась и пошла искать комнату Северуса. Она помнила, что Снейп, уже будучи профессором, рассказывал им, что его комната была самой дальней и мрачной. Зайдя в эту самую комнату, которую не так уж и трудно было найти, девушка облегченно выдохнула, увидев, что Снейп один. Тот испуганно вздрогнул и посмотрел в ее сторону, но ничего не увидев, вернулся обратно к книге.
- Я здесь, Северус, - сказала она, скидывая заклинание и заставляя парня опять вздрогнуть. Он повернулся на ее голос и чуть не подпрыгнул на месте.
- К..Как ты з…здесь ок…к…казалась? – заикаясь, спросил он.
- Прошла по туннелю, - беззаботно пожала плечами девушка и уселась на его кровать. – Да, у тебя тут и вправду не очень уютно.
- Не нравиться, уходи и не пугай людей, - буркнул Снейп.
- Ты, чего так грубо, - обиженно надула губы Гермиона. Я тут тебе хотела предложить одно интересное зелье сварить, а ты…
- Зелье, - глаза Северуса загорелись недобрым огоньком, ох, недобрым.
- Да, зелье, - с опаской ответила девушка, уже не зная, чего ожидать от молодого Северуса.
- Так давай рассказывай! – парень захлопнул книгу и уселся напротив нее.
- Ты не будешь спрашивать, для чего оно и не будешь его пробовать на себе, - начала инструктаж Гермиона, - ты не будешь меня донимать, почему я его готовлю и даже если ты что-то, как тебе покажется, поймешь, ты не будешь мне ни о чем говорить. Понял?
- Ага, - сказал Снейп. – Выкладывай скорее, что это у тебя за зелье такое интересное.
- Приходи завтра в восемь утра, в лабораторию Слизнорта и узнаешь.
Снейп хотел еще что-то добавить, но не успел. Девушка уже исчезла из поля его зрения.
- И не беспокойся на счет перьев, они завтра исчезнут, - донесся до него голос и дверь в его комнату захлопнулась. Снейп вынул руки из-под мантии и посмотрел на черные перья на руках. Все его руки были как крылья ворона, черные как смоль. Северус усмехнулся. Не беспокоиться, значит…
***
Гермиона возвращалась обратно в комнату по тому же пути, только еще заглянула кухню и немного обокрала эльфов на предмет запаса еды. Уменьшив пакет с едой, девушка назвала пароль и зашла в гостиную. Увидев Мародеров и заметив среди них Сириуса, она демонстративно подняла голову и прошла мимо.
- Эй, а рассказать на, то происходит, не хочешь? Почему вы там как затворницы сидите? – окликнул ее Джеймс.
- Нет, - просто ответила девушка и начала подниматься по лестнице. – У великого Сириуса-Которому-Все-Дозволено спросите.
Краем глаза она увидела как Сириус сжал руки в кулак, Ремус улыбнулся, а Джеймс, толкнув друга в бок сказал.
- Ну и кто тебя за язык тянул. Только испортил с ней отношение.
«Так ему и надо», - подумала девушка, заходя в свою комнату. На нее сразу накинулись подруги. От одних ушла, к другим пришла.
- Шейди, ты почему так долго? - Молли
- Где тебя носило? - Лили
И…
- Ура!!! Завтрак!!! – Тонкс.
Как только Гермиона увеличила пакет с едой, девушки тут же накинулись на съестное.
- Девчонки, ну вы же не с голодного острова, - улыбнулась Гермиона.
- Мфы уфе фефый фаф тефя фсем, - промямлила Нимфа.
- Так Лили, то же самое, только по-человечески, - засмеялась Гермиона.
- Мы тебя просто уже целый час ждем, а твои тренировки так выматывают, что мы голодные, как волки, - ответила за подругу Молли.
- А, ну тогда вся ясно, - протянула добытчица и уселась на свою кровать.
-А где ты так долго была, - спросила Лили, уплетая яблоко.
- Я же вам говорила, - вздохнула Гермиона. – Северуса ходила проверять.
- Ну и как он? - усмехнулась Тонкс, жуя кусок пудинга.
- У него все намного лучше, - улыбнулась девушка. – Его перепонки хотя бы не видно.
- Везет ему, - протянула Молли. – Шейди, скажи, у нас же не будет сегодня тренировки.
- Почему это не будет? - удивлено вскинула бровь девушка. – Будет.
- Но как? – воскликнула Лили. – У нас же тут…это… - она дернула себя за пушистый хвост.
- Все просто, наложу на вас заклинание невидимости, это конечно будет сложно, на всех сразу, но я попробую, а выведу на улицу я вас через потайные туннели, только за Северусом зайдем для начала, - объяснила девушка скороговоркой.
- Вау, - только и смогла выдохнуть Молли.
- Так, тренировка сегодня будет во время обеда, чтобы выйти было легче, - сказал Гермиона и превратилась в кошку.
- А ты куда? – воскликнули трое девушек разом, но черная кошка только мяукнула в ответ и исчезла за дверью.
- Ох уж и странная эта Гермиона, - вздохнула Лили.
- Соглашусь с тобой, - деловито добавила Тонкс, и все занялись своими делами.
Выйдя из комнаты Гермиона, уже второй раз за сегодня, спустилась в гостиную. Там до сих пор сидели Мародеры. «Меня опять сторожат», - подумала девушка и подбежала к дивану, на котором сидели Ремус, Джеймс и Сириус. Артур развалился в кресле напротив.
- Сириус, тебе надо извиниться перед ней, - услышала она голос Ремуса. Ну просила же не говорить. Пусть сам додумается.
- Не буду я перед ней извинятся! Перед этой…этой…
- Ты даже слов для ее описания подобрать не можешь, - усмехнулся Артур. – Влюбился что ли?
Сириус аж подпрыгнул на месте, а Гермиона еле удержалась от того, чтобы не превратиться обратно в человека и дать Артуру по голове.
- Ты с ума сошел? – закричал на Артура Сириус. – Я влюбился! Ха! Да я вообще не знаю такого чувства. Вся эта ваша любовь, просто бред! Ее нету! Она вша иллюзия!
- Не скажи, - это был Джеймс. – Золотой ведь любит Молли.
- Да и ты, Сохатый, тоже любишь Эванс, - сказал Артур, а Джеймс только кивнул головой. Золотой, интересная кличка для Артура.
- Да Эванс никогда даже в Хогсмит с ним не сходит! – засмеялся Сириус.
- Спорим, сходит, - ухмыльнулся Джеймс. – Давай заключим пари, - парень протянул руку Сириусу, - условие такое: если я проиграл, то извиняюсь перед Нюниусом, если ты, то извиняешься пред Мионой и приглашаешь ее в Хогсмит. Еще проигравший покупает четыре бутылки огневиски. Идет.
- Идет! – воскликнул Сириус и взял друга за руку. – Ремус, разбей.
- Ох, не нравится мне это, Сириус, - вздохнул Ремус, но руки все же разбил.
- Завтра же ты извиняешься перед Нюниусом, Сохатый, - улыбнулся Сириус, заваливаясь обратно на диван.
- Бродяга, Бродяга, - покачал головой Джеймс. – Я-то перед Нюниусом извенюсь, а ты сегодня перед Мионой ни за что.
Гермиона фыркнула и побежала обратно в комнату, рассказать девчонкам про услышанный разговор. Не нравилась ей новая привычка мародеров называть ее Мионой, но вот спор ей определенно нравился. Хоть Лили не одобряла споров, можно припомнить ей обещание, данное ею же в начале учебного года. Ох не поздоровится тебе, Сириус. Девушка забежала обратно в комнату и превратилась в человека. Соседки, уже привыкшие к таким ее выходкам, даже не вздрогнули.
- Девушки, кто хочет обставить нашего дорогого Сириуса? – ухмыльнувшись, спросила Гермиона, а в глазах у Нимфы блеснул азартный огонек.
- Да с удовольствием, - протянула она.
- Кто-нибудь, когда-нибудь видел, как Сириус извинялся? – ехидно спросила девушка. Ее соседки замотали головами.
- Так вот, - продолжила она, - завтра, а может и сегодня, он извиниться передо мной, а заодно и пригласит в Хогсмит. Но только если…
- Если…. – подхватила Молли.
- Если Файри сходит завтра в Хогсмит с Джеймсом! – радостно закончила Гермиона, а Лили поперхнулась.
- Ты, что, заключила с Сириусом пари? – спросила Тонкс.
- Не я, а Джеймс, - пожала плечами девушка и уселась рядом с Лили. – Ну, что, пойдешь.
- Да ни за что! – взорвалась рыжеволосая! – Он мне противен!
- А в начале года ты говорила совсем другое, - протянула Молли.
- А я думала, что вы забыли, - покраснела девушка.
- Так, тут становиться интересно! – Тонкс тоже села к Лили на кровать. – Чего я не знаю?
- Лили, нравиться Джеймс, - утвердила Молли.
-Да он мне противен, говорю я вам! – запротестовала Лили.
- А твои щеки говорят обратное, - промурлыкала Гермиона. – Тем более ты мне обещала сходить с ним в Хогсмит.
- Ну, пожалуйста, Лили, - пропела Тонкс.
- Да хорошо, хорошо, успокойтесь! – надулась зеленоглазая.
- Вот и хорошо! – воскликнула Гермиона. – Скоро обед. А значит и тренировка. Готовьтесь, - сказала она и, снова превратившись в кошку, исчезла из комнаты.
- Черт бы ее побрал, - пробурчала Лили, уткнувшись в книгу.
- А мне она нравиться, - сказала Молли, откидываясь на кровать. – Хоть она и немного странная.
А странная Гермиона в это время бежала к астрономической бане. Вы спросите, зачем. Просто ей хотелось побыть одной, вдали от посторонних глаз. А принимала она свою анимагическую форму, потому что не хотела, что бы обитатели замка знали, что она находиться там. Она была просто кошкой, которая бегала по замку. Конечно, у Мародеров была карта, но она уже давно научилась ее обхитрять. На их карте она была Гермионой Джейн, и только если она сама расслабиться и снимет свой блок, который скрывал ее настоящее имя, только тогда оно появится на карте. Просто надо было быть самой уверенной в том, что она Гермиона Джейн, и тогда можно было не опасаться. А Мародеров обходить было не сложно, все-таки слух у нее был хороший. Тем более, если она была в человеческом обличии, она могла спокойно использовать карту, которую дал ей Гарри. Так размышляя, она постепенно добралась до башни и залезла на крышу через люк, который был немного приоткрыт. Но оказалось, что место уже занято. Свесив ноги из большого окна, какие обычно бывают на крышах и которые доходят до пола, на деревянном покрытии сидел Сириус Блек. Он сидел и просто смотрел вдаль. Гермиона недовольно мяукнула, и парень посмотрел в ее сторону.
- Привет, - сказал он и потянул руку, что бы погладить кошку, но она отпрянула от него. – Не бойся, я тебе ничего не сделаю, - говорил он, но кошка все равно недоверчиво на него смотрела. – Да, понимаю. Кошки не любят собак, - вздохнул он, - они враждуют.
Гермиона мяукнула и, махнув хвостом, села возле него.
- Прости, что занял твое место, - улыбнулся Сириус. – Я-то думал, что о нем никто, кроме меня не знает.
«Я тоже так думала», - про себя сказала девушка, а вслух только мяукнула.
- Да, да, понял, - сказал парень. – Скоро уйду. Знаешь, а я тебя уже где-то видел.
Гермиона непонимающе посмотрела на Блека, но подумала: «Неужто вспомнил?»
- Да, точно вспомнил!
«Алелуя!»
- Я видел тебя в библиотеке!
«Да неужели?»
- А ты большая, для обычной кошки, - задумчиво сказал Сириус и снова потянул руку, что бы погладить ее, но Гермиона недоверчиво отошла в сторону. – Слушай, ты на меня не обижаешься за что-нибудь.
Кошка неопределенно мяукнула.
- Эх, не понял я, что ты сказала, - вздохнул Сриус, - но зато я знаю точно, кто обижается.
Теперь Гермиона мяукнула вопросительно (она уже давно выучила своеобразный кошачий язык), а про себя подумала: «Не плохо бы и извиниться».
- Надо бы перед ней извиниться.
«Нифига себе, прогресс».
- Но я не знаю, что ей сказать. Ведь слушать не будет.
«Облом, мой дорогой, облом», - подумала Гермиона и опять мяукнула и толкнула Сириуса лапой.
- Думаешь все же надо извиниться, - он вопросительно посмотрел на нее. – Я тоже так думаю. Только вот, что сказать…
Кошка мяукнула и пошла к выходу.
- Сам думай, типо, - усмехнулся Сириус, а кошка утвердительно мяукнула. – Ты мне кого-то напоминаешь, но вот кого… - сказал Сириус в пустоту, потому что кошка уже давно спрыгнула вниз и побежала прочь от астрономической башни.
«И нафига Блек туда приперся», - думала Гермиона по пути обратно, - «Хотела одна побыть, а тут такое счастье привалило. Чтоб его, чтоб его, чтоб его. Ну и почему он мне жить мешает? Ну вот объясните, почему?». С такими мыслями девушка забежала обратно в комнату. Превратившись в человека, она плюхнулась на кровать и сказала:
- Ух и набегалась я сегодня. Мета, достал меня твой братец, прибью я скоро его?
- А что не так, - Нимфа оторвалась от книги.
- Да так, очень задушевно поговорили. Он мне «Привет», а я ему «Мяу». Он мне «Кто ты?», а я ему «Мяу».
- Понятненько, - улыбнулась Тонкс. – А ты теперь на него будешь до скончания веков дуться?
- Пока не извиниться, - буркнула Гермиона и встала. – Все, шагом марш на тренировку.
Девушки вздохнули, но подчинились. А как же иначе? Скажешь: «Не пойду», - силой потащит, а может еще и дополнительную тренировку даст. Не, это не для них, поэтому лучше было пойти сразу.
***
Гермиона сидела под большим раскидистым дубом и наблюдала за тренирующимися ребятами. Снейп никак не мог сосредоточится. Он, как только увидел девушек, так сразу впал в глубокую депрессию, только наоборот. Он ходил с ухмылкой на лице и не упускал шанса поиздеваться над ними. Гермиону это ужасно злило, и она решила, что на сегодня с Северуса шуток хватит.
- Так, - сказала она вставая, - сейчас мы будем практиковаться в анимаги… Северус! Прекрати ржать!
- Ой, не могу, - причитал парень. – Куда им еще больше. Они и так…
- Северус Тобиас Снейп! Если ты сейчас же не прекратишь ржать, я превращу тебя в жабу. Усек?
- Да ладно тебе, Герми, - сказал парень, но смеяться перестал.
- Я думаю, никто из вас не хочет оставаться в таком виде, - все отрицательно покачали головами. – Значит сейчас вы должны превратиться. Если вы этого не сделаете, то будете ходить так до завра. Книги все прочитали, инструктаж я вам уже давала, то есть как все делать знаете. Приступайте.
Гермиона снова села под дерево, трансфигурировала себе из листка веер и, закрыв глаза, начала им обмахиваться. Ну и жарко же здесь. Гермиона не надеялась, что у девочек получится сегодня превратиться, но она думала, что слова о том, что это уберет их хвосты, на них положительно подействуют. Нет, она не соврала. Если превратиться сейчас, то на самом деле, все это уйдет. Тем более так легче трансформироваться. Эх, будем надеяться, что хотя бы через месяц у них получится. Тут что-то опустилось на ее плечо. Девушка вздрогнула и открыла глаза. Если бы Гермиона не знала анимагической формы Северуса Снейпа, и если бы она не была закалена в боях, она наверное закричала бы. На ее правом плече сидел большой черный ворон
- Молодец, Северус, - сказала она и погладила его по гладким перьям. Остальные девушки продолжили пытаться.
- Ты превзошел меня, Сев, - сказала она и сразу же пояснила. – Мы с ребятами научились этому за месяц.
Ворон понимающе посмотрел на нее, а Гермиона снова погладила его по голове. Ворон каркнул.
- Может попробуешь полетать, - предложила Северусу Гермиона. Птица в ответ только отрицательно покачала головой. Гермиона пожала плечами и снова задремала. Но в этот раз ее разбудило что-то очень мягкое, аккуратно ползущее по ее телу. Гермиона вздохнула и открыла глаза. Прямо перед ее лицом возникла рыжая мордочка с глазками-бусинками.
- Лили, - воскликнула она, а к лисичке подбежал уже превратившийся обратно Снейп.
- Ты просто молодец, - сказал он. Гермиона увидела, как Тонкс обижено поджала губы и на ее месте тут же возникла красивая куница, которая победоносно подняла голову.
- Тонкс, ты прелесть, - сказала Лили, превратившись обратно.
- А у меня не получается, - с грустью вздохнула Молли, попытавшись еще раз.
- Не расстраивайся, - сказала Гермиона, подходя к ней. – Завтра симптомы пройдут, а мы с тобой будем проводить дополнительные занятия, и скоро ты тоже будешь уметь превращаться.
- Да не беспокойся ты об этой ерунде, - сказала Тонкс, подходя к Молли и обнимая ее сзади. Зато ты лучше нас всех вместе взятых в колдомедицине.
- Это правда, - ободряюще улыбнулась Гермиона. Молли тоже улыбнулась и осмотрела свой хвост.
- А мне так даже нравиться, - сказала она. Снейп ехидно улыбнулся:
- А я теперь могу продолжить смеяться.
- Снейп! – накинулись на него три девушки, а Молли засмеялась.
***
Мародеры шли с обеда обратно в башню гриффиндора. Они возвращались оттуда довольно поздно, потому что ждали, когда придут четыре подруги, чтобы Джеймс смог пригласить Лили в Хогсмит. Но девушки так и не появились. Тут они услышали звонкий смех. Они сразу узнали его. А вот и возможность. Из-за угла показались три макушки: огненно-рыжая, розовая и каштановая. Артур сразу поник: Молли с девочками не было.
- Девчонки, привет, - закричал Джеймс и направился к ним. Лили недовольно скривилась, а две ее спутницы заговорщицки улыбнулись и посмотрели друг на друга.
- Лили, - Джеймс подошел к рыжеволосой, - я хотел спросить тебя кое о чем, - Лили равнодушно посмотрела на него, а Сириус, улыбнувшись, заложил руки за голову и оперся на ближайшую стену.
- Давай сходим завтра в Хогсмит вместе, - наконец выпалил Джеймс.
-Поттер, сколько раз тебе говорить… - начала было Лили в своей обычной манере, но тут ее в бок толкнула Гермиона.
- Лили, - пропела она, - ты обещала.
- Хорошо, Джеймс, - обреченно сказала рыжеволосая. Сириус поперхнулся, а Джемс радостно тряхнул своими взлохмаченными черными волосами.
- Лили, ты – чудо, - восхищенно воскликнул он и обнял девушку. Она отпихнула его от себя, а Ремус осторожно откашлялся, напоминая своему другу, что кроме него и его возлюбленной здесь есть еще и другие люди, не принадлежащие к его идеальному. Тут Джеймс повернулся к Гермионе и, деловито поправив, очки сказал.
- О прекрасная леди, я не знаю, что вы сделали с моей возлюбленной, но она согласилась, - он взял Гермионину руку в свою и поцеловал ее. – Я благодарен Вам за это и даже пригласил бы вас в Хогсмит, но не могу. Девушка моей мечты ждет меня.
Лили скривилась от таких обращений, а Гермиона и Тонкс засмеялись.
- Поэтому я передаю честь сходить с такой прекрасной девушкой на свидание моему великолепному другу, - Джеймс ехидно улыбнулся и посмотрел на Сириуса. Тот бросил на него испепеляющий взгляд, но от стенки оторвался.
- Гермиона, не согласишься ли ты сходить со мной в Хогсмит? – спросил он.
- Нет, - просто ответила девушка, а Тонкс опять засмеялась. – Я не хожу с зазнайками из богатых семей вроде тебя, которые даже хорошим манерам не обучены, - челюсть у Сириуса улетела куда-то в район первого этажа.
- Как ты смеешь так говорить?!
- А вот так и смею, - пожала плечами девушка.
- Да такую мымру никто даже на бал в честь Хелоуина не пригласит, - усмехнулся Сириус.
- Спорим, - Гермиона протянула парню руку, - что меня пригласят как минимум десять парней.
- Пятнадцать, - усмехнулся Сириус.
- Идет, - сказала она и сжала протянутую руку.
- Если проигрываешь ты, то идешь со мной на бал, - сказал парень.
- А если, ты, - ухмыльнулась Гермиона, - то извиняешься передо мной и выполняешь любое мое желание.
- Эй, мы так не договаривались, - нахмурился Блек и попытался выдернуть руку, но Гермиона еще крепче сжала ее.
- Ремус, разбивай, - сказал она.
- Ну почему опять я? – вздохнул парень, но руки все же разбил.
- Ну, что Джейн, готовь красивое платья. Не хочу, что бы моя девушка была мымрой, - усмехнулся Сириус
- Да… - протянула Гермиона. - Как ты яхту назовешь, так она и поплывет. Звездная болезнь, - подытожила она, а Сириус округлил глаза.
- Звездная болезнь, говорю. Сириус – это огромная звезда в созвездии Большого Пса и самая яркая звезда на всем ночном небе, - поучающим тоном сказала Гермиона. – Звездой тебя назвали, болезнь звездная и развилась.
- Ты сама сказала Сириус – яркая звезда, - заступился за друга Ремус, - так может наш Сириус просто тоже очень яркий.
Блек ослепительно улыбнулся и подмигнул Гермионе, а она пожала плечами.
- Не знаю как на счет «яркий», но занощивый и не обученный манерам – это точно, - сказал Гермиона и развернулась к ним спиной. – Я бы лучше на бал с Джеймсом пошла, но увы, не судьба… Любовь – прекрасное чувство, но не всяким звездам оно подвластно, - бросила она через плечо и что-то напевая пошла по коридору. Тонкс послала воздушный поцелуй своему побагровевшему кузену, Лили, насупившись, пошла за подругами, Джеймс и Артур взорвались смехом и сползли по стенке на пол, Ремус стоял и улыбался, а Сириус смотрел вслед этой загадочной девушке и думал, что она знает про них всех что-то большее, может даже то, чего не знают они сами…
***
Смеющиеся девушки завалились к себе в комнату. Гермиона сняла с Молли заклинание невидимости, и все вместе они сели к ней (к Гермионе) на кровать.
- Шейди, ну ты моего братца и сделала, - ухахатывалась Тонкс.
- Да, Герми была в ударе, - смеялась Молли.
- Это просто что-то, - говорила Лили. – Никто и никогда так не уделывал самого Сириуса.
- Только вот про «яркий» Ремус зачем ляпнул, - надулась Гермиона. – Теперь этот оболтус возомнит себя, блин, самым ярким!
- Миона, не злись на Ремуса, - сказала Тонкс. – Он же такой милый, - пропела они и обхватила руками подушку.
- Так, есть что-то, чего мы не знаем? – Гермиона посмотрела на девушку.
- Да нет, - покраснела Нимфа. Краснеющая Тонкс – то еще зрелище!
- Давай, выкладывай, - согласилась с Гермионой Лили. – Вы же теперь знаете, что мне немного нравиться этот Поттер…
- Ну не немного, - с улыбкой поправила ее Молли.
- Хорошо, что мне нравиться Поттер! Так лучше? – раздраженно спросила девушка, а Гермиона улыбнулась: именно так она и представляла мать Гарри. – Так вот, - продолжила Лили. – Теперь и ты колись, что у тебя там с Ремом.
- Ничего, говорю же вам, - отнекивалась Тонкс, но Гермиона же знала всю правду.
- Мета… рассказывай… - пропела Молли.
- Да ничего у нас с ним нету! – завопила Тонкс.
- Раз кричишь, что нету, значит есть, - констатировала факт Гермиона. Нимфадора вздохнула. Раз уж и Гермиона говорит, придется рассказывать.
- Он мне нравится, - выпалила она.
- Вот, уже лучше, - сказала Молли. – А ты ему?
- Да почем я знаю! Пойдите и сами у него спросите! – надулась девушка. Гермиона встала и пошла к выходу из комнаты.
- Миона, ты куда? – закричала Тонкс и вскочила.
- Как куда? У Ремуса спрашивать…
Договорить ей не дали, потому что Тонкс быстро потащила ее в противоположную сторону от двери, а потом, когда она попыталась выйти еще раз, запульнула в нее подушкой. Гермиона, конечно, ответила, но попала в Молли. Гордая Ринз не могла этого стерпеть и запустила подушку в Гермиону. Так начался великий бой подушками, который в конце концов закончился общим примирением и решением, что вес они помогут Тонкс завоевать сердце старосты. Еще они решили, что придется немного поработать над Лили, перед завтрашним выходом в Хогсмит, и что придется переубеждать ее на счет Джеймса.
- Гермиона, а как ты собираешься выигрывать спор? – спросила Тонкс, когда они уже вечером укладывались спать.
- В понедельник увидишь, - подмигнула ей Гермиона и накрыла голову одеялом.
***
Рождество! Какое прекрасное время! Не только потому, что наступают рождественские каникулы, и ребята, наконец то, могут вернуться домой, но и потому что создается особенная атмосфера. Она такая праздничная, наполненная теплом и любовью В это время дом 12 на площади Гриммо преображался. Молли готовила вкуснейшие блюда, а дети украшали дом: Гермиона и Джинни развешивали гирлянды, Рон, ставил елку, близнецы раскладывали свои новые изобретения, - Артур просто сидел весь перебинтованный и смотрел на свою любимую жену. А Гарри и Сриус, дождавшись долгожданной встречи, сидели в гостиной на втором этаже и разговаривали.
- То есть ты хочешь сказать, что Гермиона предложила тебе тренировать ребят в школе в тайне от Амбридж, - спрашивал мужчина в халате с длинными черными волосами и с васильковыми глазами.
- Ага, - кивал парень в очках, с взлохмаченными волосами.
- Ну и бойкая эта девчонка, - сказал Сириус и откинулся в кресло. – Ну, что, будешь это делать.
- Наверное, да, - кивнул головой Гарри. – Сириус, я давно хотел тебя спросить.
- Спрашивай, буду рад ответить на твои вопросы, - ослепительно улыбнулся крестный.
-А ты когда-нибудь любил, Сириус?
- Я? – Блек удивленно посмотрел на копию Джеймса с глазами Лили. – Наверное, нет. А что?
- Просто в школе мне очень нравиться девушка с Райвенкло. Ее зовут Чоу. Но понимаешь, мне кажется, что я что-то чувствую к Джинни…
- Младшей Уизли? – Гарри утвердительно кивнул. – Ну что тебе сказать. Я не знаю, кто такая Чоу, но Джинни мне определенно нравиться, - высказал свое мнение Сриус. – Но еще могу добавить, что любовь – прекрасное чувство, Гарри, но не всяким звездам оно подвластно.
Тут в комнату вошла девушка с взлохмаченными каштановыми волосами и красивыми глазами цвета кофе с молоком.
- Все слышала, Миона? – усмехнулся Сириус.
- Возможно, - уклончиво ответила она и улыбнулась. – Мальчики, пора за стол, Молли ждет. А Джинни мне нравиться намного больше, - бросила она через плечо и исчезла за дверью.
- Все слышала, - покачал головой Сириус и встал. – Пойдем Гарри. А знаешь, что?
- Не знаю, что? – передразнил его подошедший крестник.
- А я, кажется, влюбился, - Гарри удивленно округлил глаза.
- Только была бы она немного постарше, ну или я помладше, - мечтательно улыбнулся мужчина, а парень, все же поняв, о ком он говорит, рассмеялся. Сириус стукнул его по голове.
- Только не смей ей говорить. Убью. Сам ей как-нибудь признаюсь. Авось поймет,. Может еще и заживем вместе, - вздохнул мужчина. Гарри засмеялся еще больше, и в таком хорошем расположении духа они спустились вниз за стол. Они даже не догадывались о том, что такого шанса у Сириуса больше не будет…



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 17.07.2012, 09:43 | Сообщение # 11
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 7. Поход в Хогсмит и полнолуние
Эх, воскресенье. Чудесный день. Как же хорошо нежиться в кровати. Никуда не надо спешить. Бранч(1) еще не скоро, сейчас только девять, поэтому валяться в кровати можно сколько угодно. Лили потянулась и привстала на локте. Ее подруги все еще спали, только кровать Гермионы была пустая. И куда она опять убежала. Девушка опустила босые ноги на холодный кафельный пол. Холодно… Может постелить сюда ковер? Лили зашла в ванную; щетка Гермионы была мокрая, значит, девушка уже умывалась. И куда она с утра пораньше умчалась. Тем более сегодня поход в Хогсмит. Ох, и непоседа эта Гермиона. Почистив зубы, Лили вошла обратно в комнату. Кровать Гермионы была идеально заправлена, но на подушке что-то блестело. Странно, Гермиона никогда не оставляла свои вещи на кровати: она предпочитала убирать все в тумбочку или вообще в свою сумку, которая лежала под кроватью. Лили осторожно присела на кровать Гермионы. На ее подушке лежал небольшой кулончик. Он был закреплен на длинной серебряной цепочке. Сделан он был, как ей показалось, тоже из серебра, и по его краю шла небольшая полоска из позолоты. Сверху был выгравирован лев с развивающейся гривой, а под ним был небольшой рубин. В центре кулона была то ли нарисована, то ли тоже выгравирована, позолоченная руна округлой формы, вокруг которой были расположены разные надписи. В середине руны располагались четыре пары инициалов. В самом центре был инициал H.G., а справа, слева и снизу от него были инициалы поменьше: H.P. R.W. G.W.(2). По-видимому, кулон был очень дорогим. Лили сделала такой вывод из-за рубина. Такие украшения просто так не носят. Так же руны на кулоне напоминали Лили какие-то надписи из одной прочитанной ею книгой, но она не могла вспомнить, какие. Значит надо будет еще раз посмотреть в библиотеке, может она найдет что-нибудь… Тут на лестнице послышались шаги и в комнату быстро влетела растрепанная Гермиона. Она подбежала к Лили и, выхватив из ее рук медальон, взволнованно спросила.
- Ты его не открывала?
- Нет, - качнула головой девушка, - я только что его увидела. Кстати, он очень красивый.
Гермиона немного встревожено посмотрела на Лили, но, видимо, не увидев ничего того, что ожидала, немного успокоилась и облегченно выдохнула.
- Спасибо, - она осторожно повесила кулон обратно на шею и спрятала под ворот рубашки. – Друг подарил.
- Хороший? - поинтересовалась Лили. «И подарки такие так просто не дарят», - подумала она.
- Очень, - Гермиона улыбнулась. – Я его никогда не забуду, - тихо проговорила она, но Лили все-таки услышала. Потом девушка развернулась и пошла обратно к выходу.
- Гермиона, ты куда? – окликнула ее Лили.
- Не важно. Но до вечера меня не будет, и в Хогсмит я не пойду. Девочек предупреди, пожалуйста, - ответила ей девушка и вышла из комнаты, а Лили так и осталась сидеть на кровати, думая о том, что же такого страшного хранит в себе медальон Гермионы.
А Гермиона быстро понеслась по коридорам Хогвартса обратно в кабинет Слизнорта: нельзя было оставлять Снейпа одного, а то, не дай Бог, еще чего-нибудь натворит. Девушка достала из-под рубашки кулон и открыла его. На створках кулона были фотографии, причем магические. С них на Гермиону смотрели радостные лица ее друзей. Здесь были только они четверо: Гарри, Рон, Джинни и она сама. Подростки на фотографиях радостно переговаривались и улыбались. На правой створке били Гарри и Рон, а на левой Джинни и Гермиона. Этот кулон хранил почти все воспоминания Гермионы и хорошие, и плохие. Он помогал ей держать эмоциональный блок, потому что как будто запечатывал внутри себя ее воспоминания. Девушка вздохнула и убрала украшение. Эти кулоны им подарил Гарри на Рождество. Откуда он их взял во время войны они так и не смогли узнать, даже профессор Снейп, который, очевидно, обо всем знал, им не сказал. То Рождество, хотя и было не самым лучшим, но запомнилось ей на всю жизнь. Тогда все было как-то по-особенному. Даже неприступный Северус Снейп дарил подарки. Гермиона невольно улыбнулась.
По коридору уже начинали сновать сонные ученики, а особенно первокурсники. Надо было скорее дойти до подземелий, а то еще поползут разные слухи. Гермиона ускорила шаг и вскоре дошла до нужного кабинета. Открыв дверь она увидела склонившегося над котлом Северуса. Он обернулся и посмотрел в ее сторону.
- Ну что? - спросил он. – Нашла?
- Ага, - Гермиона кивнула головой. – Как у тебя с зельем.
- Да вроде ничего, - Снейп еще раз помешал жидкость в котле. – Но состав довольно сложный. Гермиона ты откуда его взяла?
- Ты обещал, что не будешь спрашивать, - погрозила пальцем Гермиона и, подойдя к котлу, понюхала его содержимое. Вроде нормально…
- Хорошо, - пробурчал парень. – А мы что, вообще не будем отсюда выходить.
- Нет, - отрицательно покачала головой девушка. – Но я буду очень тебе признательна, если ты через час сходишь в Большой Зал и принесешь нам чего-нибудь поесть.
- Принесу, конечно, - сказал Снейп и посмотрел обратно в котел. – И все же что это за зелье…
Гермиона рассмеялась.
***
- Сириус, и зачем ты затеял с ней этот спор? Тебе что, делать было нечего? Кстати ты все еще перед ней не извинился…
- Сохатый, иди в задницу, спать хочется.
В Джеймса прилетела подушка. Мародеры только что проснулись. Ремус уже умывался, а все остальные все еще лежали в кроватях. Великим шутникам можно иногда и отдохнуть, не всегда же прикалываться. Артур сонно потирал глаза, Джеймс лежал, закинув руки за голову, а Сириус накрыл голову одеялом, чтобы не слышать болтовни своего друга. Ремус, выйдя из ванной, присвистнул.
- Да… сонное царство. Сириус, ты чего? – спросил он, посмотрев на друга, который только что высунул свое сонное лицо из-под одеяла.
- Джим уже достал своей болтовней, - пробурчал он. – То Эванс, то Джейн…
- И кто на это раз? – поинтересовался староста, вытирая голову.
- Джейн.
- Что-то вы много про нее говорите, - усмехнулся Артур и перевернулся на живот. – Бродяга, может ты и вправду влюбился.
Сириус пробурчал что-то не очень вразумительное и опять спрятал голову под одеялом.
- Артур, лучше не зли его. Сириус спросоня – это страшно, - засмеялся Джеймс. – Сейчас как вылезет, как укусит…
- Джим, будь человеком, заткнись!
- Что-то ты и вправду какой-то странный, Сири, - Джеймс встал с кровати и поплелся в ванную. – Может реально влюбился.
- Да достали уже! – закричал Сириус, выпрыгивая из-под одеяла. Мародеры засмеялись: вид разгневанного и одновременно сонного и растрепанного Сириуса рассмешит кого угодно. Парень кинул на них злобный взгляд и замахнулся на Ремуса подушкой.
- Тихо, тихо, Бродяга, - Ремус выставил вперед руки. – Я тут не при чем. Но с Джеймсом я соглашусь: спор ты затеял зря.
- Это почему еще, - спросил Сириус, слезая с кровати и натягивая на себя футболку. – Думаешь, она выиграет?
- Сириус, я ничего не думаю, - покачал головой Ремус, садясь на кровать к своему другу. – Просто у меня плохое предчувствие. А ты же знаешь, что у оборотней оно сильно развито…
Староста осекся и посмотрел на Артура. Тот ошарашено смотрел на них и переводил взгляд с Сириуса на Ремуса и обратно. Вот, что делает с людьми слово «оборотень». Ремус виновато посмотрел на него и тоже перевел взгляд на Сириуса, который напряженно буравил Золотого взглядом (надеюсь, что никто еще не забыл, что это кличка Артура).
- Что затихли? – из ванной показался мокрый Джеймс. Капельки воды стекали по его волосам и капали на пол. На его плече висело полотенце, а футболка была вся мокрая.
- Ремус, - Джеймс вопросительно посмотрел на друга, когда понял на кого так пялится Артур.
- Я случайно, - начал оправдываться оборотень.
- Стоп, - как истинный предводитель Джеймс вскинул руку вверх. Все затихли. Он кинул полотенце на свою кровать и сел рядом с неподвижным Артуром.
- Я так понимаю, - начал он, - ты случайно проговорился. Так, Ремус?
Староста кивнул головой.
- Раз так получилось, придется все рассказать Артуру, - вздохнул Джеймс.
Ремус нахмурился и вышел из комнаты. Артур только кинул на него быстрый взгляд, но потом опять посмотрел на Джеймса.
- Бродяга, пойди, пригляди за ним.
Сириус, тоже молча, вышел из комнаты. В ней остались только Джеймс и Артур. Сохатый еще раз вздохнул и продолжил.
- Понимаешь, Золотой, Ремус оборотень почти с детства. Дамблдор разрешил ему учиться в школе, но каждое полнолуние он проводит в Визжащей Хижине. Он тоже сначала нам не рассказывал, но потом мы узнали. Тогда мы все решили стать анимагами, чтобы проводить полнолуние вместе с ним, потому что с животными оборотень ведет себя нормально. Поэтому мы хотели, чтобы и ты стал анимагом, а потом мы планировали тебе все рассказать. Рему очень тяжело: он из-за этого очень стеснительный и замкнутый. Он не хочет, что бы знали остальные. Мы все поймем, если ты отвернешься от него и не захочешь больше с нами общаться, но в этом случае нам придется стереть тебе память, чтобы ты не помнил о том, что Рем - оборотень. Это, конечно, не самый лучший вариант, но необходимый. Но мы все будем рады, если в одно из полнолуний, ты будешь с нами, - закончил Джеймс и выжидающе посмотрел на Артура. Тот долго переваривал полученную информацию.
- Я считаю, - наконец сказал он, - что Ремус очень хороший парень, и еще лучший друг. Никто не виноват в том, кто ты, даже если ты оборотень. Поэтому я буду рад держать ваш секрет в тайне, и я хочу по-прежнему общаться с вами. Я всегда этого хотел, потому что видел в вас отличных друзей, и я не готов разорвать эту дружбу из-за такого небольшого недоразумения.
- Не такое уж и небольшое, - улыбнулся Джеймс. – Я осень рад, что ты нас понял. Пойду, позову ребят, - сказал он и вышел из комнаты, оставив Артура одного. Спустившись в гостиную, он нашел своих друзей сидящими на диване. Ремус был мрачнее тучи, а Сириус просто смотрел на огонь в камине.
- Ну что? – спросил он у подошедшего Джеймса. Сохатый ободряюще улыбнулся Ремусу, который тоже посмотрел на него и сказал:
- Я не думаю, что это самое лучшее место для беседы. Пойдемте все в комнату.
Когда они зашли в комнату оборотень кинул мимолетный взгляд на Артура и тот улыбнулся ему. Ремус облегченно выдохнул и уселся на свою кровать. Все шло довольно неплохо.
***
- Лили, ты где?!
- Сейчас, сейчас! Уже иду, - Лили в панике бегала по комнате, ища что-то, а из гостиной ее звали подруги. Где же ее сумочка?
- Лили! Тебя надо было поднимать на час раньше! – прокричала Тонкс.
- Иду, иду! – а вот и она. Лили не была заядлой модницей, поэтому ее сумочка, а точнее сумка, была довольно простой: обычная черная кожаная сумка через плечо, безо всяких бляшек или украшений. Одета девушка была тоже довольно просто: синие, немного потертые, джинсы, желтая легкая футболка и джинсовая куртка, на случай если пойдет дождь. Лили перекинула ремень сумки через плечо и побежала вниз.
- Лили, ну наконец-то, - воскликнула Молли. – Я не думала, что ты такая капуша.
- Прошу прощения, - съехидничала Лили. – Ну что? Идемте.
Девушки спустились к выходу из замка, где МакГонагл регистрировала уходящих. Там их ждали Мародеры. Точнее Артур и Джеймс ждали Молли и Лили, а Сириус и Ремус просто стояли с ними за компанию. Артур был одет как всегда: простые штаны и футболка. Ремус был одет в рубашку и коричневые штаны, а сверху он надел простую куртку. Но Джеймс превзошел сам себя: на этот раз волосы били не такими растрепанными, очки не съезжали набекрень, одет он был в черные джинсы и белоснежную рубашку, но не до конца застегнутую. Ну, Сириус тоже выпендрился, в принципе как всегда: его черная рубашка, которая на самом деле ему очень шла, была вообще почти расстегнута, на шее какой-то очередной амулет и синие подранные джинсы. Когда девушки подошли к ним, Джеймс просиял, а Сириус начал искать кого-то глазами.
- А Гермиона не идет, - предупредила их Тонкс. Сириус прямо таки опечалился. Тут к ним подбежала какая-то шумная хаффлпафка (кажется, ее звали Хелен) и повисла у Сириуса не шее. Тот осторожно отстранил ее от себя и чмокнул в губы. Девушка вся обомлела и уставилась на него своими влюбленными глазами. Нимфадора хмыкнула. Казанова, блин. Ее всегда бесила привычка ее кузена менять девушек, как перчатки.
- Ну, что, идемте, раз все в сборе, - сказал Джеймс, подавая руку Лили. Та осторожно взяла ее и все пошли к МакГонагл. Артур взял под руку Молли, Сириус приобнял свою девушку, Тонкс улыбнулась и пошла за всеми, а Ремус поплелся сзади.
- Кто? - спросила уткнувшаяся в пергамент МакГонагл.
- Джеймс Поттер и Лили Эванс, - ответил за обоих Сохатый.
- Кто? – повторила МакГонагл подошедшим Артуру и Молли. Все по очереди назвали свои имена и вышли за пределы Хогвартса.
- Мы в сладкое королевство, - сказал Артур.
- Мы в три метлы, - известила всех хаффлпафка.
-Ну мы тогда с Лили погуляем, если она не против, - Джеймс вопросительно посмотрел на Лили, которая только кивнула головой.
- Кузина, - сказал Сириус, - ты тогда забираешь нашего дорого Ремуса. Только не потеряй его.
Староста залился краской и злобно посмотрел на своего друга, а Тонкс показала ему язык.
- А вот и заберу, - она взяла Ремуса за руку и потащила куда-то. – Пошли, Рем.
Сириус удивленно посмотрел на них, а Ремус только смущенно пожал плечами и пошел вслед за девушкой. Лили засмеялась и подмигнула Молли. Та тоже улыбнулась. Они ведь знали, что Мете нравится Ремус, но она не знает, как к нему подойти, а Сириус дал ей прямую возможность.
- Что-то мне это не нравиться, - пробурчал Бродяга и потянул свою девушку в сторону Хогсмита. Артур утянул смеющуюся Молли в ту же сторону, а Лили и Джеймс так и остались стоять на мете.
- Куда пойдем? – тихо спросил Джеймс.
- Ты же сам сказал: погуляем, - вздохнула Лили.
- Тогда можно я тебе покажу одно очень красивое место, - предложил парень.
- Валяй, Поттер, - равнодушно откликнулась Лили и взяла его под руку. Джеймс насупился и пошел в сторону леса.
В это время Нимфа и Ремус шли по какой-то лесной тропинке.
- Куда мы идем? – спросил парень.
- А не знаю, - откликнулась метаморф. – Куда-то.
Ремус вздохнул, но покорно пошел за девушкой. Вскоре они вышли к речке. Тонкс махнула рукой и села на траву.
- Дальше я не пойду! – заявила она.
- Да я не против, - сказал Ремус и сел рядом с ней. – Слушай, Нимфа, а почему девочки зовут тебя Метой.
- А это мы прозвища такие придумали, - откликнулась девушка, откидываясь на траву. – почти как у вас.
- Интересно, - улыбнулся Ремус. – А почему именно такое? – спросил он у девушки
- Просто я – метаморф, - улыбнулась она.
- Правда? Мне Сириус говорил, а я не верил.
Тонкс тут же поменяла черты лица и сделалась похожей на Сириуса, только с розовыми волосами.
- Я – Сириус Великий, я знаю все на свете, - заговорила она. Ремус улыбнулся.
- Значит, ты не красила волосы.
- Нет, - Нимфа приобрела свой обычный вид.
- А какие они у тебя на самом деле? – спросил староста.
- Луни, а тебе так хочется посмотреть? - умоляюще спросила Тонкс.
- Хочется, - заверил ее Ремус. – Но еще больше мне хочется узнать, откуда ты знаешь мое прозвище.
-Сириус рассказал, - улыбнулась девушка.
- А что еще он тебе сказал, - забеспокоился Ремус.
- Что вы анимаги, - ответила Нимфа. – Только он не говорил, кто вы, но я сама догадалась, - и, опередив вопрос парня, она начала перечислять. – Скорее всего ты волк, потому что лунатик, Джеймс, естественно, олень, так как он Сохатый, Сириус наверное какой-нибудь пес, больше мне ничего на ум не приходит. А вот Питер не знаю! Ну не червяк же, в самом деле! (3) – воскликнула она.
- Нет, - засмеялся староста. – Он крыса.
- А, ну тогда все ясно. Только я не понимаю, почему тогда не просто Хвост (3).
- Не знаю, - честно ответил Ремус. – Это Сириус придумал. Может, ты все-таки покажешь мне свой настоящий облик? – шутливо спросил он.
- Ну ладно, - вздохнула Тонкс. Ее волосы начали меняться, приобретая красивый темно-коричневый оттенок. Глаза тоже поменялись. Из неестественных едко-голубых они превратились в светло-серые, почти белые.
- Это точно твой настоящий цвет глаз? – с опаской спросил Ремус. Тонкс кивнула головой.
- Страшно, да? – спросила она. – Как стеклянные.
- Да нет, почему, мне очень нравиться, - сказал Ремус и тут же, осознав, что он только что сказал, покраснел. Девушка засмеялась.
- Ты такой милый, когда смущаешься, - сказала она. Ремус покраснел еще больше. Начал накрапывать дождь. Сначала парень и девушка просто сидели и общались, но потом Тонкс заметила, что начинает холодать. Почти тут же пошел сильный проливной дождь. Как странно. Вроде утром было солнечно и казалось, что накрапывающий дождь не перерастет в такой ливень. Ребята спрятались под деревьями, и Ремус накрыл девушку своей курткой, а Тонкс еще долго смеялась, вспоминая краснеющего Ремуса, заставляя его смущаться вновь и вновь.
Пока оборотень и метаморф сидели на берегу реки и общались, Джеймс привел Лили на большую поляну, освещенную солнцем.
- Как красиво! – улыбнулась Лили.
- Да, мне тоже нравиться, согласился Джеймс. Лили расправила куртку и улеглась на мягкую траву. Джеймс присел рядом с ней на корточки.
- Лили, скажи, а ты любила когда-нибудь? – вдруг спросил Джеймс. Девушка, не задумываясь ответила:
- Наверное нет, а что? – она внимательно посмотрела на ловца гриффиндора.
- Да нет, ничего, - уклончиво ответил он. - Просто интересно.
Парень улегся рядом с Лили на траву. Они лежали, смотрели на небо, затягиваемое тучами, и молчали. Они не хотели нарушать эту тишину, такую чарующую и красивую. Джеймс просто не хотел рвать ту нить, которая, как казалось, протянулась между ним и этой удивительной девушкой. Ему было хорошо просто от того, что он находился рядом с ней. Он был почти счастлив.
- Лили, а ты танцевала когда-нибудь, - спросил он в той же манере.
- Честно, - откликнулась девушка, - нет. Я не ходила на школьные балы.
Джеймс перевернулся на живот и посмотрел в изумрудные глаза девушки.
- Правда? А хочешь попробовать?
- Поттер, что ты несешь?
- Я предлагаю тебе пойти со мной на балл в честь Хелоуина, - ответил ей парень.
Лили задумалась. А что, можно было попробовать дать Поттеру шанс. Может он исправиться ради нее.
- Хорошо, Джеймс, - сказала она. Парень начал оглядываться по сторонам.
- Поттер, ты чего? - спросила Лили.
- Просто когда ты ответила так в прошлый раз, тебя одернула Гермиона. Вот я ее и ищу, улыбнулся Джеймс. Лили засмеялась, а парень подхватил ее на руки и закружился с ней по поляне.
- Джеймс, поставь меня на место! – верещала девушка, но он только смеялся.
Пошел дождь. Капли дождя падали на землю, на деревья, на одежду Джеймса и Лили. Дождь шел сильнее и сильнее. Он стучал по еще не опавшим листьям и впитывался в сухую землю. Джеймс опустил Лили и потянул ее в сторону Хогсмита. Они убегали от дождя. Они бежали куда-нибудь, чтобы спрятаться, но Джеймсу было вес равно. Он был с ней, и это было самое главное.
***
Трое мокрых Мародеров завалилось в Визжащую Хижину. С них градом текла вода, и они оставляли за собой полосы мокрых следов.
- Ух, и дождина сегодня, - сказал Сириус, выжимая свою футболку.
- И то правда, - подтвердил радостный Джеймс, стряхнув капельки воды с волос.
- Джим, ты чего такой радостный? Эванс согласилась пойти с тобой на бал? – буркнул Сириус, плюхаясь в большое желтоватое кресло.
- Ага, - самодовольно ответил Поттер.
- Поздравляю, - улыбнулся Ремус. – Ты все-таки почти ее добился, Сохатый.
- Мои поздравления, - похлопал Сириус в ладоши. – А у тебя есть на примете, кого приглашать, Рем? – спросил он у оборотня.
- Есть, - немного смутился парень.
- Ну-ка, давай рассказывай, - приободрился Сириус.
- Пока это секрет, - улыбнулся Ремус. – А ты пригласил кого-нибудь? – спросил он, садясь в кресло напротив.
- Зачем, - протянул Сириус, беря бутылку со сливочным пивом, - со мной Джейн пойдет.
- Я бы не был так уверен, - покачал головой староста.
- Пригласил бы Хелен, - посоветовал ему Джеймс.
- Хаффлпафку что ли? – спросил Сириус. – Не, она мне надоела.
- Нельзя так, Бродяга, - осуждающе сказал Ремус, подходя к комоду, что бы взять еще сливочного пива. – Ребята, смотрите, - сказал он, беря с него какую-то баночку и запечатанный конверт. На нем красивым каллиграфическим почерком было выведено «Р.Дж. Люпину», а этим было написано: «С большим уважением прошу вас прочитать это письмо». Около письма стоял небольшой флакончик, который Ремус взял в руку.
- Ремус, это тебе? – спросил подошедший Сириус.
- Видимо да, - ответил оборотень.
- Интересно, кто это оставил, - откликнулся с кресла Джеймс. – Читать будешь?
- Конечно, - сказал Люпин и вскрыл конверт. Там лежал вдвое сложенный желтоватый пергамент. Парень развернул письмо и начал читать:
- «Уважаемый, мистер Люпин. Я не буду называть Вам мое имя, потому что считаю достаточным просто инициалов в конце письма. Но даже если Я его и назову, то оно Вам ничего не скажет. Я пишу Вам это письмо с целью помочь. Я сразу прошу Вас дочитать это письмо и не бросать его в камин.
Я знаю о вашей болезни и не считаю это каким-либо пороком: такое могло случиться с каждым. Но это письмо не предназначено для того чтобы жалеть Вас, оно всего лишь введет Вас в курс дела. Если Вы посмотрите на небольшой пузырек, который вы на данный момент держите в руках, то вы увидите там мутную серебристую жидкость. Это зелье от линкантропии. Я знаю, что сейчас Вы мне не поверили, но прошу Вас вспомнить только что прочитанные слова. Я могу утверждать, что это зелье излечит Вас от вашей болезни. Для этого его нужно принимать каждый день в одно и тоже время, в течении шести месяцев. Тогда Вы сможете полностью излечиться от линкантропии. Теперь я объясню Вам принцип действия этого зелья: так как эта болезнь – болезнь крови, то это зелье будет постепенно обновлять Вашу кровь. При этом ее состав не измениться, она будет оставаться абсолютно такой же, но только без вируса. Через шесть месяцев Вы полностью избавитесь от линкантропии, и после этого принимая его еще месяц, Вы сможете с полной уверенностью сказать, что Вы не оборотень. Если Вас заинтересовало мое предложение, просто выпейте зелье. Тогда завтра на этом же месте я оставлю Вам коробку, в которой будет определенное количество зелья, которого хватит до следующего полнолуния. Каждое полнолуние Я буду обеспечивать Вас зельем. Я предупреждаю Вас, что от этого курса можно будет легко отказаться, просто один раз не приняв препарата, но Вам придется начинать его заново, если Вы захотите его возобновить. С глубочайшим уважением прошу Вас не сообщать об этом Директору Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс Альбусу Персифалю Вульфрику Дамблдору, в целях конфиденциальности. Так же я хочу сказать Вам, что это зелье было опробовано и что не имеет никаких побочных эффектов. Оно несомненно будет действовать, но эго эффект может немного задержаться, поэтому в случае согласия Я настоятельно рекомендую Вам принимать его и дополнительный седьмой месяц.
Напоследок Я хочу Вас проинформировать, что Вам и всем тем, кто слышал либо читал это письмо, в случае Вашего отказа будет стерта память и больше это не будет Вам предлагаться.
Искренне надеюсь на Ваше согласие и прошу Вас тщательно все обдумать перед принятием решения. Согласием будет считаться выпитое Вами зелье, а несогласием простой ответ «Нет», написанный на этом же листе пергамента. Если вы не примите решения до завтрашнего дня, это тоже будет считаться отказом. С наилучшими пожеланиями
Г. Дж. Г.»
Имени в письме отправитель так и не указал, только свои инициалы, но они все равно ничего не говорили ребятам. Закончив читать, Ремус поднял удивленный, но заинтересованный и радостный взгляд на своих не менее удивленных, но ни коим образом не радостных, друзей.
- Луни, ты будешь пить эту сомнительную жидкость? – спросил Сириус, подозрительно глядя на флакончик в руках Ремуса.
- Да, - оборотень утвердительно кивнул головой. – Это же мой шанс больше не быть оборотнем. Вы не знаете, сколько я об этом мечтал.
- Ремус, подумай хорошенько, - нахмурился Джеймс. – Вдруг это яд.
- От кого? - засмеялся Люпин. – От Снейпа? Я тебя уверяю, что Снейп не напишет такое, а никому не нужно убивать оборотеня вроде меня. Тем более со мной будете вы, поэтому если что, то сразу потащите меня к директору.
- Короче. Луни, принимай решение сам, но я согласен с Джеймсом что… - начал было Сириус, но было уже поздно. Люпин опрокинул флакончик и вылил серебристую жидкость себе в рот.
- Ты сам принял решения, брат, - вздохнул Джеймс.
Тут буквы на письме начали меняться, а когда прекратили, Люпин снова зачитал:
- «Я благодарю Вас за согласие. Это было мудрое решение с вашей стороны. Завтра, как уже было написано, здесь будет находиться порция зелья, которой Вам хватит до следующего полнолуния. Не забудьте забрать ее. Так же я хочу предупредить Вас, что первые шесть месяцев Вы просто будете постепенно обретать разум, превращаясь, а по истечению этого срока вы больше не будете превращаться. Зелье можно хранить в любом месте, при любом освещении и его время хранения тоже не ограничено, но Я Вам советую все же держать его в удаленном от света месте. Желаю Вам скорейшего выздоровления.
Г.Дж. Г.».
Люпин закончил читать и радостный повернулся к друзьям.
- Ну что, я больше не буду оборотнем, - улыбнулся он.
- Я бы так не радовался, - предупредил Джеймс, а Сириус только неопределенно пожал плечами.
- Не внушает мне доверия, этот таинственный Г. Дж. Г. - пробурчал он.
Ремус улыбнулся: у него такие заботливые друзья. Письмо от незнакомца, или незнакомки, вспыхнуло, а Ремус посмотрел на него и так и не смог определиться в своих чувствах. Он не знал все же радоваться ему или тоже опасаться каких-то последствий. Г. Дж. Г…. Странные инициалы. Но еще более странное предложение. Ремус надеялся, что это правда, и что через пол года он уже не будет оборотнем. Но на данный момент его больше беспокоило то, что этот незнакомец знал его среднее имя: Джон. Это было более чем странно, потому что он никому его не называл (ну кроме друзей, конечно, и он был уверен, что они никому об этом не трепались).
Тут из-за туч вышла полная луна и осветила комнату. Лицо Ремуса искривилось, когда на него попал свет от нее. Джеймс и Сириус вскочили, и через несколько секунд посреди комнаты уже стояли прекрасный олень и большой черный пес. Раздался протяжный волчий вой и тихое осторожное лаяние. А свет от луны, попадая в окна Визжащей Хижины, освещал пустой флакончик, лежащий на полу, и пергамент с таинственными инициалами, который медленно догорал.

Прошу прощения за такое огромное количество пометок, но просто в этой главе, наверное, есть то, что понятно не каждому. Но если всем все понятно, я очень рада.
(1) - Бранч (от англ. Branch, которое в свою очередь от Breakfast (завтрак) и Lunch (обед)) – это совмещение завтрака и обеда. Во многих школах, где живут студенты, он проходит с одиннадцати до часу дня, и туда можно приходить в любое время.
(2) - H.G., H.P., R.W., G.W. – Г.Г., Г.П., Р.У., Д.У. (если кто не знал). Так как я описываю украшение, я решила оставить эти надписи на оригинальном английском языке.
(3) - На английском кличка хвоста – Wormtail, что в дословном переводе означает хвост червя. Но лично я за наше традиционное – Хвост. Но все же, если брать за основу то, что все они - англичане (а этого мы, к сожалению, изменить не можем), кличка нашему дорогому Петтигрю не очень подходит.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 17.07.2012, 09:44 | Сообщение # 12
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 8. Запахи.
Солнце медленно вставало из-за гор и освещало величественный замок. Его лучи проникали во все окна, принося с собой тепло. Они осторожно освещали комнаты, классы, фигуры спящих студентов и детей. Солнце не хотело им мешать, оно всего лишь хотело известить их о начале нового дня. Оно хотело оповестить их о том, что скоро надо будет вставать, что нельзя вечно валяться в кровати.
Полная луна постепенно исчезала и пропадала, утопая в золотистых лучах. Джеймс, Сириус и Ремус вышли по потайному ходу из визжащей хижины. Около Дракучей Ивы их уже ждал Артур. Ремус слабо улыбнулся ему. В этот раз все было намного лучше: превращение было не таким болезненным, а сейчас он чувствовал себя не так плохо, как раньше. Парень подставил лицо восходящему солнцу и упал на траву. В воздухе пахло свежестью и вчерашним дождем. Пахло мокрой травой и опадавшими листьями. Пахло свободой и счастьем.
- Ремус, прекращай валяться, - сказал Джеймс, присаживаясь рядом с ним.
- Сам-то ты сейчас что делаешь? – усмехнулся Сириус и облокотился на тонкую березку. Артур с улыбкой посмотрел на своих друзей. Как же все было хорошо.
- Джим, - сказал оборотень, - ты просто не представляешь, как мне сейчас хорошо. Никогда мне не было так хорошо после полнолуния.
- Да уж, ты выглядишь намного лучше, чем раньше, - согласился Сириус. – А благодарить надо таинственного Г.Дж.Г.
- Какой Г.Дж.Г.? – спросил Артур. Джеймс, тоже откинувшись на траву, кратко пересказал ему содержание письма и рассказал про проведенную ими ночь. Артур ничего не сказал, а только тоже упал на траву рядом с друзьями.
- И что это такое? – картинно возвел руки к небу Сириус. – Мне что, вас всех разом тащить на себе в замок. Вы только засните, и будет сонное царство!
Никто ничего не ответил. Юноши лежали на мокрой после дождя траве и наслаждались теплом, которое им дарило солнце. Никто даже не думал нарушать эту тишину. Они просто слушали пение птиц и шорох листьев. Никто из них ни о чем не думал, им просто было хорошо.
Сириус почувствовал на себе чей-то взгляд. Он повернул голову в сторону замка и увидел в одном из окон очертания какой-то девушки. Ее длинные волосы развивались на ветру и, запутываясь, закрывали лицо. Парень тряхнул головой, а когда снова посмотрел на то самое окно, то уже никого там не увидел. Девушка просто исчезла, испарилась в темноте все еще спящего замка.
***
Гермиона отошла от окна. Все же он принял зелье. Это было очень хорошо. Теперь она сможет ему помочь. Девушка закрыла ставни и посмотрела на своих безмятежно спящих подруг. Все было как во сне. Эта радость, счастье, лучи солнца и легкий ветерок. Все это будто бы происходило не с ней. Гермиона зашла в ванную и, скинув с себя одежду, подставила лицо под холодную воду. Как все же хорошо. Никогда у нее на душе не было так спокойно, никогда она не чувствовала такого простого, но искреннего счастья. Каждый человек ищет свое место в этом мире. Так может, ее место было здесь. В этой комнате, в этом замке, рядом с этими людьми, в этом самом мире. Может, ее предназначением было изменить судьбу...
Холодная вода струилась по ее телу, смывая все те печали, которые были до этого. Маленькие капли падали на кафель и утекали куда-то, унося все горе с собой. Эти кали пахли каким-то странным запахом то ли гари, то ли пепла. Они пахли кровью и лесом, сыростью. Они пахли отчаянием. Но когда солнце, светящее через маленькое окошко, попадало на них, они начинали светиться бесконечным калейдоскопом светлых эмоций, потому что солнце пахло летом, жизнью и счастьем. И, вдыхая этот запах, Гермиона чувствовала, что она начинала жить заново. Она была как феникс, который умирая, заново возрождался. Гермиона, вдыхала запах счастья и понимала, что она сгорела, сгорела в своей боли и отчаянии, но сейчас она рождалась заново из серого пепла своих воспоминаний.
***
Лили открыла свои изумрудные глаза. Ну почему рано просыпаться вошло у нее в привычку? Просыпается, блин, самая первая… Ну почти. Гермиона вставала намного раньше. Вот и сейчас девушки уже не было в постели, а из ванной доносился шум воды. Лили перевернулась на другой бок и взяла с прикроватного столика часы. Стрелки показывали полвосьмого утра. До еще целых полчаса. Дверь в ванную открылась. Лили накрыла голову одеялом, потому что в глаза ей попал свет.
- Прости, - тихо прошептала Гермиона, - не хотела тебя будить.
- Ничего, - сказала Лили из-под одеяла. – Все равно скоро вставать.
- Ну не так уж и скоро, - сказала Гермиона. – Это я встала рано, потому что нужно привести себя в порядок.
- Это чтобы спор выиграть? – спросила Лили, высовывая голову наружу. Гермиона была уже одета. Только волосы были все мокрые, и с них капельками падала на пол вода.
- Ну, типа того, - улыбнулась она и опять пошла в ванную, а Лили продолжила лежать в кровати. Она вспоминала вчерашний день и свою прогулку с Джеймсом. Это было просто чудесно. Он был такой…такой… Девушка даже не могла описать свои чувства. Ей просто было безумно хорошо. Она никогда не чувствовала такой радости, как сегодня. Тут раздался шорох с соседней кровати. Это была Тонкс. В комнату она вчера завалилась очень поздно и так и не объяснила, где она была во время дождя. Нимфа сладко потянулась.
- Ой, девочки, вчера был самый лучший день в моей жизни, - сказала она.
- Ни у тебя одной, - ответила Лили.
- Он такой милый, - продолжила Тонкс, даже не услышав Лили.
- Чего мы опять не знаем? – спросила Лили, поднимаясь на локте. – Ух ты, Мета, а тебе идет.
Тонкс улыбнулась. После разговора с Ремусом она так и осталась в своем настоящем обличии и не стала менять цвет своих волос и глаз.
- Спасибо, - сказала девушка. – Просто мы вчера гуляли с Ремусом и в дождь…
- Дальше можешь не продолжать, - засмеялась Лили.
- Ничего такого не было! – запротестовала метаморф.
- Ну что вы разорались? – пробурчала Молли.
- Наш дорогой староста видимо нашел себе девушку…
- Да ничего такого не было!
- Я тебе не верю!
- Да Ремус слишком стеснительный!
- Прекратите! Спать хочуууууу!!!
- Что у вас было?
- Да ничего не было!
Дверь в ванную распахнулась. На пороге стояла разгневанная Гермиона.
- Я придушу либо тебя, Нимфа, либо Ремуса!!!
- А ее поддержу, - шепнула Молли.
- Вы мне мешаете! Должна же я выиграть спор у Сириуса? – шатенка вопросительно подняла бровь и посмотрела на Тонкс. – А ты сегодня хорошо выглядишь. Небось, Ремус попросил тебя показать свою настоящую внешность?
- Да не было у нас с ним ничего!!! – закричала Нимфа. – Просто гуляли и все!!!
- Я же не говорю, что у вас что-то было, - засмеялась Гермиона. – Я просто говорю, что тебе так очень идет.
Во времени Гермионы можно было очень редко увидеть Тонкс такой. Только иногда, когда Ремус очень просил, она могла на некоторое время поменять цвет своих волос и глаз, а так она этого очень не любила. Никто не знал, почему, и только Ремус никогда ее об этом не спрашивал. Он и так очень долго не хотел начинать с ней какие-либо отношения из-за того, что был оборотнем, а когда они с Тонкс, так скажем, пришли к согласию, он вообще старался не критиковать ее, потому что боялся, что она уйдет от него. Милый и стеснительный Ремус…
- Кстати, Шейди, - усмехнулась Нимфа, критически осмотрев Гермиону. – Гарантирую тебе, что мой брат упадет со стула.
- Я планирую не только скинуть его со стула, но и выиграть спор. Кстати Лили, над тобой я тоже планирую поработать, - отозвалась девушка и опять удалилась в ванную.
***
Мародеры сидели за столом и засыпали. Конечно, такая бессонная ночка. Только Артур был более или менее в порядке, потому что с ними не ходил, но он все равно почти всю ночь не мог заснуть: волновался. На них то и дело косился Хвост. Он до сих пор на них обижался, но никого это как-то не беспокоило. Ну обижался и обижался, им какая разница? Ремус облегченно вздохнул.
- А знаете, мне после этого зелья даже как-то легче.
- Вот и хорошо, - улыбнулся Артур. – Теперь, пока не стану ходить с вами, хоть немного поспокойнее буду. А то вчера почти всю ночь не спал.
- Золотой, мы же тебе сказали, что все будет хорошо. Мы так уже не первый раз ходим, - сказал Сириус и, заложив руки за голову, откинулся назад. Он начал вер теть головой по сторонам. Заметив свою девушку, Ханну, он улыбнулся ей опять начал осматриваться. Сириус уже успел наложить себе еды, пихнуть Джеймса, высказать свое мнение на счет Снейпа и даже еще немного повертеть головой, как он повернул голову в сторону входа и застыл. Его челюсть начала медленно ползти вниз. Медленно, но верно. Джеймс посмотрел в ту же сторону, в которую смотрел Сириус: не так-то часто его друг удивлялся. В дверях он увидел четырех подруг. Лили, Молли, Тонкс и… Гермиона. Одета она была почти как всегда: школьная юбка, блузка, свитер и факультетский галстук, только обычно к ее форме нельзя было придраться, а сейчас блузка была выправлена, рукава закатаны, галстук ослаблен, юбка стала как будто короче. На ногах были одеты изящные туфли на небольшом каблуке. Неизменными в ее гардеробе остались только черные перчатки. Постоянно растрепанные длинные каштановые кудри были заплетены в тугую косу, из которой выбивалось несколько прядей, которые спадали на лицо. Глаза, в которых постоянно были холод и сталь, теперь излучали тепло и счастье, и были заметны красивые и плавные черты ее лица.
- Бродяга… - протянул Джеймс, - подними челюсть. Что-то она у тебя часто падает за последнее время.
Блек оторвал взгляд от Гермионы и захлопнул рот.
- Мда, Сириус, такими темпами она выиграет спор, - улыбнулся Ремус, смотря на то, как парни поворачивают свои головы на все 360 градусов и провожают ее взглядами.
Девушки прошли и сели напротив них. Джеймс посмотрел на Лили. Видимо, с ней тоже была проведена «воспитательная работа». Постоянно опрятная и серьезная Лили теперь выглядела какой-то более простой, что ли. Галстук тоже был ослаблен, верхняя пуговица на рубашке расстегнута, манжеты тоже. Волосы, которые девушка обычно забирала в высокий хвост, сейчас рассыпались по плечам огненным водопадом. От нее, как мог судить Джеймс, сидя напротив нее, исходил приятный тонкий цветочный запах. Запах лилии. Ну конечно! Джеймс улыбнулся и посмотрел на свою возлюбленную, которая только смущенно отвела взгляд. Жизнь налаживалась. Джеймс чувствовал это. Знаете, говорят, что любовь нельзя попробовать на вкус. Но Джеймс считал, что у любви есть свой запах, по которому ее можно узнать, и у каждого он свой. Так вот у него это был тонкий аромат. Аромат лилии.
Сириус сидел нахмурившись. Он искоса посматривал на Гермиону. Да что же это такое. Он не может отвести от нее взгляд. Так… это нехорошо… Надо отвлечься…
- Нимфа, - спросил вдруг он, - а с каких пор ты ходишь в своем настоящем облике?
- С недавних, - отозвалась метаморф, а Ремус немного покраснел и уткнулся в свою тарелку. Блек хмыкнул и снова посмотрел на Гермиону. Отвлечься так и не получилось.
Сириус сидел, и в его голове крутились самые разные мысли. Они были совершенно о разных людях и о различных событиях. Но в одном они были схожи: они все сводились к Гермионе Джейн. Сириус и сам не знал, почему. Просто он стал намного чаще думать о ней. Парень встал и пошел прочь из зала. Ему что-то вдогонку кричали друзья, но он их не слышал. Сириус вдохнул полной грудью. Столько различных запахов. Он всегда их чувствовал – это была его особенность. Наверное, это было связано с тем, что его анимагическая форма пес. Он знал все запахи наизусть. Он знал запах каждого. Но с сегодняшнего дня его стал преследовать другой, совсем новый и необычный. Он был не похожим ни на один, он был особенным, но Сириус не мог понять, каким. Он был везде, но его было сложно уловить. Он витал в воздухе, преследуя его повсюду. Этот странный, почему-то такой желанный и необъяснимый запах, который Сириус не мог понять…
***
- Как вы уклоняетесь? Надо быть маневреннее, маневреннее! Осторожнее! Да что вы делаете? – Гермиона ходила между учениками, попутно уклоняясь от летящих заклятий. Уже какое занятие она не может добиться от этих лаботрясов хоть какого-то результата. Более или менее дрались Сириус и Джеймс, Алекс (это был тот самый хаффлпафец, который «отличился» на первом занятии), Люциус ну и еще несколько ребят с райвенкло. Конечно, хорошо занимались «ее подопечные»: Лили, Молли, Нимфа и Северус. Ребята были на высоте, но все равно до уровня той боевой подготовки, которая нужна была, как минимум для аврора, они не дотягивали. Гермиона проворно отклонилась в сторону от летящего куда-то не в ту сторону Ступефая. И все-таки она когда-нибудь убьет Сириуса.
- Мистер Блек, - сказала она, - я все равно увернусь от вашего заклятия. Глаз на затылке у меня нет, но Ваш голос можно и в гробу услышать. Если хотите быть незаметнее говорите тише, - проинструктировала она недоумевающего гриффиндорца.
- Скажи мне, Джим, - вздохнул Сириус, - и откуда она все знает.
- Понятия не имею, - ответил его друг, посылая в него очередной Конфундус. – Это же Гермиона.
- Молодые люди, - сказала Гермиона, подходя к ним, - Вы напоминаете мне моих друзей на третьем курсе. Ну что вы смеетесь? – спросила она, осмотрев класс. – Это правда. Подобные вопросы они задавали лет в тринадцать…
- Слушай, Джейн, - высокомерно вскинул голову Сириус, - у Вас что, в вашей Сибири тоже в школу с одиннадцати принимают. Я-то думал вы там особенные. С пеленок в ней сидите.
- Ну вот и продолжай думать,– усмехнулась девушка. – А принимают нас с одиннадцати. Только у нас там не курсы, а классы. И попрошу Вас быть повнимательнее, мистер Блек, - она быстро достала свою палочку и гриффиндорец тут же отлетел к стене. Джеймс восторженно зааплодировал.
- Никому и никогда не удавалось попасть в великого Бродягу Ступефаем, - он встал перед Гермионой на колено и хотел что-то сказать, как тут же отлетел к Сириусу.
- И Вас я попрошу не расслабляться, мистер Поттер, - она наколдовала обоим шапки скоморохов и пошла дальше.
- Как же она меня бесит, - пробурчал Сириус стаскивая с себя головной убор.
- А мне она нравиться, - сказал Джеймс и, тряхнув бубенчиками, встал наизготовку. – Продолжим бой!
Гермиона посмотрела на них. Сириус тоже усмехнулся и напялил шапку обратно. Их бой возобновился. Бубенчики звенели на весь класс, а парни попутно еще и кривлялись. Ну шуты, есть шуты. Девушка вздохнула и направилась к Молли и Лили. Подойдя к Ринз, она взяла ее за руку.
- Руку надо держать выше, вот так, - она подняла руку Молли на пару сантиметров вверх. – И движения должны быть более плавными, - Гермиона осторожно опустила руку подруги вниз. – У тебя, Лили, все хорошо, - улыбнулась она и, еще немного подумав и усилив голос Сонорусом, громогласно произнесла:
- Урок окончен! Кто хочет, могут остаться и еще потренироваться. Всех остальных я попрошу выйти.
Дальше предстоял урок с шестыми курсами. Гермиона вздохнула и уселась в наколдованное кресло. Ничего хорошего, как ей казалось, этот день не предвещал. Ее утешала только мысль о том, что до Хеллоуина осталась целая неделя, а она почти выиграла спор. Ее уже пригласили одиннадцать парней, не считая Сириуса. Теперь надо было раздобыть где-то еще четверых.
Гермиона повернула голову в сторону двери, в которую начинали входить шестикурсники. К ней направились двое парней с гриффиндора. Кажется, их звали Майк и Хьюго. Хьюго был довольно высоким парнем с голубыми глазами и длинными каштановыми волосами, заплетенными в хвост. У него были аристократические черты лица и важная походка. Майк был чуть ниже своего товарища и был мене аристократичен. Его карие глаза были почти янтарными и у него были почти белые светлые волосы. Первым с ней заговорил Хьюго, но Гермиона почти сразу догадалась, о чем сейчас будет говорить шестикурсник.
- Гермиона, - сказал он и галантно склонился в поклоне. Ну начинается…
- Я бы хотел пригласить тебя на балл в честь Хеллоуина.
Гермиона посмотрела на него снизу вверх. Жалко обижать такого парнишку, но у нее уже были планы, с кем пойти.
- Прости, но нет, - ответила она. Майк хмыкнул, увидев кислую физиономию своего друга.
- Можно ли мне попытаться пригласить тебя? – спросил он, а Хьюго злобно на него покосился. Гермиона покачала головой.
- Вам я тоже вынуждена отказать.
Оба парня ушли расстроенные, а Гермиона улыбнулась про себя. Уже тринадцать. Осталось только двое. Значит сработало! Не зря они с Джинни так мучились перед каждой вылазкой, накладывая тонны макияжа на лицо и подшивая одежду. На самом деле, Джинни научила ее быть девушкой. Гермиона вздохнула и обвела взором класс. Пора начинать урок. Еще целый час этих мучений и она свободна!
***
Гермиона достала большой ключ и закрыла дверь своего «кабинета». Обычно занятия с шестыми и седьмыми курсами у нее были в резные дни. Но сегодня она занималась с обоими, потому что завтра у шестых курсов был какой-то экзамен по зельеварению. Ну как же! Слизнорт же не может не устроить чего-нибудь перед Хеллоуином. Это же Слизнорт! Поэтому тренировка с девочками на сегодня отменялась, и на вечер у Гермионы были немного другие планы. Девушка развернулась и, еще раз проверив заперта ли дверь, пошла в направлении своей башни. Пока она шла, ей казалось, что за ней кто-то следит. Сначала Гермиона просто не обращала на это внимания, думая что кто-то просто идет сзади, но потом она не выдержала и повернулась. К ее немалому удивлению сзади оказался нагло ухмыляющийся Люциус Малфой.
- Что тебе надо, Малфой? – спросила она, предварительно смерив его уничтожающим взглядом.
- Ничего особенного, - ухмыльнулся он, подходя к ней почти вплотную. Гермиона предусмотрительно сделала шаг назад.
- Просто я хочу, чтобы на балу моя девушка была самой заметной, а ты именно таковой и являешься. Я даже закрою глаза на то, что ты грязнокровка, - сказал он.
- Если это было приглашение на балл, то нет, - отозвалась Гермиона, поворачиваясь к нему спиной, и уже собиралась демонстративно уйти, как Люциус схватил ее за плечо. Он резко развернул Гермиону к себе лицом и прижал к стене.
- Это было не предложение Джейн, - прошипел он. – Я просто проинформировал тебя, что ты идешь со мной на бал.
- Не задавайся, Малфой, - ответила девушка и попыталась скинуть его руку со своего плеча, но тот только сильнее сжал его. Гермиона поморщилась, но не вскрикнула.
- Больно… - прошипел слизеринец, приближаясь к ее лицу.
- Малфой, отстань от меня, - выговорила девушка.
- Зачем? – просто пожал плечами парень и прикусил ее губу. – Ты мне нравишься…
Он приблизился к ее губам. Гермиона отвернулась. Еще чего, с Малфоем целоваться. Она опять попробовала вырваться, но у нее не получилось. Все таки парень был намного сильнее ее. Палочку достать не получалось, а задирать ноги она не хотела. Хотя может и попробовать, для профилактики… Девушка уже чувствовала дыхание слизеринца, как вдруг за их спинами раздался голос:
- Малфой, отпусти ее.
Люциус повернулся и недовольно посмотрел в сторону того, кто прервал его увлекательное занятие. Напротив него с палочкой наизготове стоял Алекс.
-Я дважды повторять не буду, - сказал хаффлпафец. Малфой, недолго думая, быстро отпустил Гермиону и вытащил свою палочку.
- Отойди, - сказал он, - ты мне мешаешь.
- Э, нет, это ты мешаешь Гермионе, - ухмыльнулся его противник.
- Ступефай!
- Протего! Экспелиармус!
- Импедимента!
- Экспелиармус!
- Протего!
- Мальчики, хватит, - к ним подбежала Гермиона и попыталась разнять, но у нее ничего не вышло. «Вот черт, - подумала девушка, - придется магией…» Но это ей не понадобилось, потому что Алекс отлетел к стенке. Гермиона всплеснула руками и побежала к нему.
- Я это запомню, - бросил на прощание слизеринец и исчез в темноте коридора.
- Алекс, ты как? – спросила девушка, помогая ему подняться.
- Со мной все в порядке, - заверил ее парень. – Он тебе ничего не сделал.
- Нет, - покачала головой Гермиона. – Ты успел вовремя. Спасибо.
- Де не за что, немного смущенно пробормотал хаффлпафец.
- Слушай, а проводишь мен до башни, - попросила девушка.
- Конечно, - сказал Алекс и пошел вслед за ней. Сначала они шли молча. Разговаривать не хотелось. Гермиона думала о чем-то своем, а Алекс просто смотрел на девушку. Но потом, когда они почти дошли до башни, он, опустив взгляд, заговорил.
- Слушай, Гермиона, не хочу навязываться… Я просто хотел пригласить тебя на бал…
- Я бы с радостью, - почти честно ответила девушка, - но меня уже пригласили.
- Жаль, - ответил Алекс, но все же улыбнулся.
- Прости, - извинилась Гермиона. Если совсем честно, ей не очень хотелось с ним идти, тем более у нее уже был партнер, но он еще об этом даже не догадывался.
- Да ничего страшного, - парень махнул рукой. Они уже дошли до башни, и Гермионе оставалось только назвать пароль. Девушка так и сделала.
- Золотой гипогриф, - сказала она портрету, и тот отъехал в сторону, открывая проход в гостиную. В ней, как обычно, на диванчике, сидели Мародеры, а по углам расселись младшекурсники. «Ну и почему мне везет на Мародеров,?», - подумала Гермиона, а вслух сказала.
- Пока, Алекс, еще раз спасибо за помощь, - Сириус и Джеймс повернули головы в их сторону. Блек пристально посмотрел на хаффлпафца.
- Да не за что, - замялся Алекс, и девушка уже развернулась, чтобы уйти, как он вдруг схватил ее за руку. Она развернулась и удивленно посмотрела на него. А он осторожно приблизился к ней и поцеловал. Просто коснулся своими губами ее и прижал девушку к себе. Вот так просто. Это было похоже на простой взмах крыльев бабочки, которая живет всего лишь один день. Мимолетное прикосновение, которое для многих ничего не значит. Но для него, видимо, оно значило многое. Алекс отпустил Гермиону и посмотрел ей в глаза. Потом улыбнулся ей и ушел. А девушка осталась стоять в проходе, обдумывая произошедшее. А Алекс даже не обернулся.
- Девушка, так вы будете проходить, или нет, - возмутилась полная Дама, отрывая Гермиону от ее мыслей.
- Да, да, конечно, - поспешно ответила девушка и вошла в гостиную. Все люди, находившиеся в ней, с интересом смотрели на Гермиону, а Сириус встал и подошел к ней.
- Что это было? – строгим голосом спросил он.
- Поцелуй, - просто ответила девушка, проходя мимо.
- Я понимаю, что поцелуй! – воскликнул Блек.
- Так что спрашиваешь? Ты мне не мамочка и даже не парень, - сказала девушка, уже поднимаясь по лестнице, - поэтому попрошу тебя не лезть в мою личную жизнь.
- Да пожалуйста, - сердито буркнул Бродяга и плюхнулся обратно на диван. Джеймс засмеялся в кулак, Ремус улыбнулся, а Артур удивленно помотрел и на Гермионк, и на Сириуса.
- Да, спасибо, - передразнила его Гермиона и исчезла за дверью.
***
Лили и Джеймс шли по коридору, и девушка что-то бурчала себе под нос. Когда Гермиона завалилась в их комнату и заявила, что она выиграла спор, девочки сначала ей не поверили. Но потом, когда она показала им магический список, который автоматом вносил имена всех, кто приглашал ее, им пришлось согласиться с тем, что она выиграла. Ровно пятнадцать. Но самым интересным было то, что Гермиона сказала Лили, причем так, что бы не слышали подруги. Она предложила ей делать костюмы вместе и сказала притащить Джеймса в какую-то комнату. Лили очень удивилась, но ничего не смогла сделать, потому что Гермиону не переубедишь. Поэтому ей пришлось смириться и сейчас они с Джеймсом тащились куда-то. Гермиона объяснила девушке, куда идти, и умчалась за своим партнером. Лили было очень интересно, кто же это. Это был точно не Сириус, не Джеймс и не Ремус. Но в ее списке было еще пятнадцать парней, кроме этих троих и угадать, кто из них идет с Гермионой на был, было сложно. Ладно, четырнадцать: Малфой не в счет. Ему-то гриффиндорка точно отказала, только вот почему он ее пригласил?
Вокруг витал какой-то странный запах. Он напоминал Лили запах леса. Также он был немного похож на запах опадающей листвы. Какой-то очень странный, с небольшой примесью корицы и хвои. Лили так и не смогла определиться. Интересно, откуда он. Девушка очень отчетливо слышала его. Этот запах был сильнее, чем все остальные, которые витали в воздухе. Этот необычный и незнакомый, и в то же время почему-то такой родной…
- Лили, когда мы придем, и вообще, куда ты меня тащишь? – спросил Джеймс, отрывая девушку от ее мыслей. Тут гриффиндорцы услышали чьи-то возмущенные крики.
- Ну, я думаю, что мы почти пришли, - улыбнулась Лили. Под вечер в коридорах было не так много народу, и ругались, скорее всего, Гермиона и ее партнер, которого она тоже притащила.
- Только тихо, Джеймс, - попросила Лили, когда они подошли к двери, из-за которой слышались возгласы. Парень понимающе кивнул и улыбнулся. Лили осторожно открыла дверь. В нее тут же чуть не попала какая-то кружка, которую кто-то кинул. Джеймс удивленно посмотрел на нее, а девушка только пожала плечами и осторожно заглянула в комнату: не дай Бог еще чего-нибудь прилетит. Джеймс тоже посмотрел в дверной проем. По комнате бегал и бушевал… Снейп!
- Гермиона, скажи на милость: зачем ты меня сюда притащила?! Никуда я не пойду! Идите вы все… ну ладно не идите! Но я все равно никуда не пойду, - кричал он.
- Ну Северус… - начала было Гермиона, но он опять перебил ее.
- Я. Никуда. Не. Пойду!
- Северус, - Гермиона подняла палочку, а Снейп замахнулся на нее очередным предметом.
- Нет, нет и нет!
- Да, и еще раз да!
Тут Лили не выдержала и рассмеялась. Согнувшись пополам, она споткнулась обо что-то кинутое под ее ноги Снейпом, и упала на пол, но смеяться продолжила. Снейп удивленно посмотрел на нее, потом на Гермиону, потом обратно на Лили, валяющуюся на полу. Видимо, Джеймса, который стоял за дверью, он не заметил.
- Так тебе и надо, - буркнул Северус, но потом вдруг оживился. – Лили, ты представляешь, что это чудовище со мной сделало? Она притащила меня сюда и заявила, что я иду с ней на балл, хотя я ее даже не приглашал. А я на балл вообще не иду!
- Нет идешь! – возразила Гермиона с грозным видом.
- Не иду!
- Идешь!
- Не иду!
- Идешь! Лили, хватит ржать!
Лили засмеялась еще громче. «До свидания, крыша», - попрощался Джеймс. Либо он сходит с ума, либо он же спит: на полу валяется ржущая Лили, по комнате ходит разгневанный Снейп и ругается на всех и вся, а Гермиона пытается заставить его пойти с ней на балл. Куда катиться мир?
- Стоп, а что здесь делает, Поттер?
- Он идет с нами на балл.
- Да не иду я с вами!
- Идешь!
- Не иду! Сейчас тарелками кидаться начну!
- Истеричка!
- Кто бы говорил?
- Все!!! Успокойся!!!
- Ни за что!
- СЕВЕРУС СНЕЙП!!! ЕСЛИ ТЫ СЕЙЧАС ЖЕ НЕ УСПОКОИШСЯ, Я ПРЕВРАЩУ ТЕБЯ В ЖАБУ!!!! – закричала Гермиона.
- Чуть что, так сразу в жабу, - буркнул Снейп, но все же успокоился.
-Джеймс, проходи, - сказал Лили, садясь на какое-то кресло. Джеймс осторожно прошел в комнату и сел на стул рядом с Лили. Разгневанная Гермиона, да еще ругающаяся со Снейпом – это страшно. Ругающийся Снейп – тоже не более приятно.
- Я не собираюсь сидеть с ним в одной комнате, - предупредил слизеринец.
- Северус, дорогой, - промурлыкала Гермиона, - ты еще помнишь про жабу?
- Опять жаба! – воскликнул Снейп. – Поттер, ну скажи, это нормально? – спросил он, обращаясь к гриффинлорцу, и только потом осознал, что он сделал. Джеймс остолбенел. Нет, ну мир точно сошел с ума: его о чем-то спрашивает Снейп. Мама, роди меня обратно! Помогите, спасите!
- Ты точно Снейп, - с опаской спросил Джеймс.
- Куда катиться мир? – картинно закатил глаза слизеринец, озвучив мысли Джеймса. – Ну не Блек же, в самом деле?
- Точно не Снейп, - подвел итог Джеймс. Снейп шутит! Что с ним? Это точно он?! Нет, Джеймс решил, что он точно спит. Парень ущипнул себя, но не проснулся. Нет, не спит. Значит остается последний вариант – все они сошли с ума: и Лили, и Гермиона, и Снейп, и, в конце концов, и сам Джеймс!
- Так ладно, - Гермиона встала, - потом выясните, кто есть кто. А сейчас я хочу кое-что сказать. Вы же знаете, что на балу будут победители среди костюмов? Знаете. Меня, конечно, это не очень волнует, меня больше волнуют сами костюмы… Так вот, я хотела предложить вам, что бы мы все вместе были, так скажем, четверкой. Четверкой основателей.
- Мне нравиться, - улыбнулась Лили.
- Я, в принципе, не против, - отозвался Джеймс: за Лили, куда угодно.
- Я не иду на балл, - хмуро сказал Северус.
- А если я скажу, что при этом мы досадим Блеку и очень сильно? – спросила Гермиона. Снейп задумался. С одной стороны это было очень заманчивое предложение, но с другой он очень не хотел идти на балл. И что же выбрать? Он, конечно, не очень боялся стать жабой, но все же не очень-то хотелось. А вот досадить Блеку хотелось, и притом очень.
- Хорошо, - сказал он через некоторое время.
- Тогда, пригласи меня, - заявила гриффиндорка.
- Чего? – выпучил глаза Северус.
- Что слышал, - Гермиона показала ему язык, а Лили снова рассмеялась.
-Ну, приглашаю тебя, а что? – удивился парень.
- А вот, что, - девушка вытащила откуда-то список, где появлялось имя Снейпа.
- Это мошенничество! – запротестовал Джеймс, когда понял, что за список у Гермионы в руках.
- Никак нет, - сказала она и показала гриффиндорцу список. – Он шестнадцатый. Все честно.
- Сириус упадет со стула, - подытожил Джеймс.
- Я этого и добиваюсь, - самодовольно улыбнулась Гермиона.
- Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? – спросил Северус.
- И мне, - сказал Джеймс, а девушки засмеялись.
Две девушек сидели и смеялись, двое врагов недоуменно смотрели на них, трое друзей сидели в гостиной и общались, двое гриффиндорок гадали, куда ушли их подруги, а в воздухе витали различные запахи. Каждый слышит только тот запах, который ему близок, который что-то для него значит. Но человек не может ничего не чувствовать. Поэтому запахи всегда есть, они никуда не исчезают. Они могут быть самые разные: запах простых духов или сладкого, но это может быт запах чувств. Запах ненависти, свободы, счастья и любви…



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 17.07.2012, 09:45 | Сообщение # 13
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 9. Хэллоуин сближает
31 октября – День Всех Святых, Хэллоуин.
Под волшебным потолком Большого зала в Хогвартсе парили свечи, факультетские столы были убраны и около стенок стояли небольшие круглые столики, зал был украшен тыквами и летучими мышами. Хогвартс наполняла праздничная, но немного жутковатая атмосфера Хэллоуина. Пары уже собирались в большом зале, а Сириус стоял в ожидании партнерши. Ну, по крайней мере, он так думал. Джеймс стоял рядом с ним и ждал Лили, а Ремус стоял чуть поодаль, нервно теребя подол своей мантии. Одет он был в угольно-черный костюм, черные лаковые ботинки, а позади развивалась красная мантия. Друзья почти сразу догадались о выбранном парнем образе - сатана. Артур, стоявший по одаль, был одет в костюм средневекового инквизитора. Джеймс тоже выбрал средневековую тематику, но у него это было атласное праздничное платье, расшитое золотыми нитями. На его поясе висел меч, а на груди красовался медальон со львом. Сириус оделся как Казанова, примерно из того же времени. Белый костюм с отделкой из позолоты, маска и трость с бриллиантом (конечно же, не настоящим). Он не был уверен, что Гермиона оденется соответственно, однако вчера отослал ей маленькую записку, в которой просил надеть пышное платье. Но парень сомневался в том, что девушка сможет найти его за один день, зато она пойдет с ним на бал. Да, Сириус был уверен, что Гермиону не пригласили даже пять парней. Ну ладно десять…
Пока они стояли и ждали, Сириус нервно крутил свою трость, Джеймс постоянно исподтишка посматривал на него и таинственно улыбался. Бродяга все хотел спросить, чему это его друг так радуется, но тот сразу же отводил взгляд. Блэку так и хотелось придушить Сохатого за это, он даже спросил у Ремуса, что случилось, но староста в ответ только пожал с плечами. Сириус еще раз взглянул на Джеймса и встретился с его глазами, в которых плясали озорные искорки.
- Ну что ты лыбишься, а Сохатый? – начал возмущаться Сириус. Сначала вроде бы тот немного замялся, потом кинул взгляд на лестницу и наконец, же ответил:
- Просто моя партнерша идет.
Блэк повернул голову в сторону лестницы и увидел спускающихся четырех неразлучных подруг. Молли была одета в остроконечную шляпу, черное платье, напоминающее мешок, перевязанный шнуром, а в руках у нее была метла - ведьма. Нимфадора выглядела потрясающе, но очень понятно. Белое, облегающее платье до колен с глубоким декольте, открытой спиной, крылья и нимб, витающий над головой - ангел. Весьма привлекательный ангел. Лили нарядилась в пышное желтое средневековое платье с длинными рукавами, голову украшал черный ободок, на поясе висел странного вида мешочек, на цепочке - медальон, изображающий барсука, чем-то схожий с медальоном Джеймса. Костюм Гермионы практически совпадал с нарядом подруги, отличаясь только цветом и украшениями – прическу украшала серебряная диадема, и на цепочке висел небольшой орел. Медальоны Джеймса, Молли и Гермионы были очень похожи, но Сириус не предал этому никакого значения, направившись к Гермионе.
- Приветствую вас, миледи, - сказал он, склоняясь в поклоне и целуя руку девушки, как истинный аристократ.
- Добрый вечер, сэр, - ответила она, высвобождая ладошку.
Сириус подал ей руку, но получил только удивленный взгляд.
- Пройдемте на бал, миледи, - изящно сказал юноша, вновь повторяя жест.
- С чего вы взяли, что я пойду с вами!? – возмутилась Гермиона.
- Потому что вы обещали, – с абсолютным спокойствием ответил Блэк.
- Я вам ничего не обещала, - Гермиона демонстративно отвернулась от него. Джеймс уже посмеивался в кулак, но Лили старательно пыталась его успокоить, дабы не портить комедию.
- Вы мисс, как проигравшая, по правилам спора должны быть моей парой на балу, - теперь была очередь Сириуса возмущаться.
- Но никто не говорил о моем проигрыше, - парировала девушка. Сириус открыл рот от изумления. Не может быть. Если вычесть слизеринцев, которые стопроцентно ее не приглашали, четырех Мародеров из которых у Джеймса, Ремуса и Фрэнка, были девушки, Питера, который был слишком стеснительный, то на их курсе не оставалось и десяти парней. А шестикурсники, как считал Сириус, не рискнули бы пригласить неприступную гриффиндорку. Ее не могли пригласить все пятнадцать.
- Я не верю вам, - отрицательно покачал он головой, а Гермиона только усмехнулась.
- Вы обвиняете меня во лжи? - сощурилась гриффиндорка.
Тут за их спинами раздался голос:
- Мисс, могу ли я рассчитывать на ваше внимание?
Сириус медленно обернулся, надеясь, что ему послышалось. Но нет. Сзади стоял Северус Снейп собственной персоной. Он был одет в безупречный костюм, на пальце красовался большой перстень с зеленым камнем, на шее - медальон, изображающий змею.
- Нюниус, что ты здесь делаешь?!
- Конечно, Северус.
У Сириуса опять отвисла челюсть (да, сколько можно уже!), а Джеймс захохотал уже в полный голос. Снейп с немного гаденькой ухмылочкой, но притом с видом абсолютно безвинной овечки, стоял, протянув руку Гермионе. Та приняла знак внимания и пара подошла к Джеймсу и Лили. Только сейчас Сириус заметил общее в костюмах двух стоящих рядом пар - они были четверкой основателей. Ну, ничего, сейчас он испортит им праздник.
- Джейн, а разве тебя пригласили пятнадцать раз?
- Да, - просто ответила она и достала из ниоткуда пергамент. – Даже шестнадцать, не считая тебя.
Джеймс чуть не рухнул на каменный пол, боясь лопнуть от смеха, видя кислое выражения лица своего друга.
-Так ты все знал, - прошипел Сириус, посмотрев на него. Тот кивнул головой не в силах ответить.
- Ты предатель, Поттер, - буркнул Северус и увел свою партнершу в зал. Лили утащила смеющегося Джеймса за ними. Ремус смущенно взял под руку веселую Тонкс, которую, как оказалось, пригласил. Молли повисла на ухмыляющемся Артуре. А Блэк так и остался стоять в коридоре, ошарашено осматривая пергамент, на котором было написано шестнадцать имен.
***
Пары в танце проносились мимо Сириуса, стоящего у стенки и злобно смотрящего только на одну из этих них. Гермиона и Снейп! Как такое возможно? Она так мило с ним болтала и улыбалась, а он просто отвечал ей. Ну, раз уж пригласил, мог бы хоть и улыбнуться! Но нет, это же Снейп, холодный, как айсберг в океане! Сириус бы уже начал действовать, а этот… Вон, даже Ремус и то, как-то поактивнее! Бродяга бросил взгляд в сторону своей кузины и ее партнера. Элегантная и в то же время активная Нимфадора прекрасно смотрелась с застенчивым и осторожным Ремусом. Ангел и Демон, только костюмы - наоборот. Так держать дружище, мелькало в мыслях Сириуса, когда видел их вместе. Ну, с Артуром и Молли все понятно: кем были, теми и остались, но вот Джеймс и Лили его поразили. Особенно Джеймс. Он никак не ожидал, что Лили согласиться пойти с ним на бал, а тем более не ожидал того, что его лучший друг начнет общаться с Нюниусом. Вы скажете, что они даже не общались друг с другом. Не правда! Они был четырьмя основателями, следовательно, костюмы делали вместе, а значит, и разговаривали тоже. Сириус поразился сам себе - он был необычайно логичен.
Примерно с такими мыслями Сириус простоял почти весь бал. Его друзья веселились, а ему даже танцевать было не с кем (на бале в честь дня Всех святых обязательно танцевать только со своим партнером). Конечно, он мог предложит Ханне, которая была от него без ума, впрочем почти как и вся женская половина Хогвартса, но девушка была жутко обижена, из-за отказа идти с ней и теперь кружилась в танце с его младшим братом Регулусом, высокомерно подняв подбородок и кидая в сторону Сириуса злобные взгляды, пытаясь хоть как-то привлечь его внимание. Однако парень даже не смотрел в ее сторону, в свою очередь злобно косясь на Гермиону и Снейпа, а заодно и на Джеймса.
Только у Сириуса в этот прекрасный день были такие невеселые мысли. Дамблдор улыбался, смотря на детей из-под очков половинок. Профессора решили провести конкурс на лучшие костюмы и уже выбрали три, пары, возможно даже точнее четыре…
- Я прошу минуточку внимания, - сказал директор, вставая. – Как вам всем известно, мы проводили конкурс на лучшие костюмы. Профессорский состав определил трех победителей. Третье место мы почетно присуждаем паре: Алекс Коннор и Мария Розари представляющих приведений.
Алексом, являлся известный нам белокурый хаффлпаффовец, а Марией, была та самая райвенкровка, в которую он попал Империо на первом занятии у Гермионы. На пару было наложено особое заклинание, вызывающее ощущение того, что они прозрачны. Это и делало их похожими на привидений. Партнеры улыбнулись друг другу, направляясь к директору. Тот, в свою очередь, вернул молодым людям улыбку надевая на них бронзовые перевязи, наколдованные им тут же из воздуха.
- Второе место присуждаем Люциусу Малфою и Орлане Паркинсон, которые сегодня решили предстать перед нами благородными вампирами.
Малфой бросил на окружающих неприязненный взгляд, гордо подняв голову прошествовал мимо остальных учащихся к преподавательскому столу. Он и его партнерша представляли вампиров. За спиной у них развивались черные плащи, на шее у Паркинсон висел кулон с изображением летучей мыши, обоих были небольшие клыки только подчеркивающие образ. Когда слизеринцы проходили мимо Гермионы, девушка не смогла сдержать смешок. Паркинсон, похожая на довольно таки злобненького мопса приходилась тетей ее бывшей (или будущей) однокурснице – Панси, чей отец по-видимому уже выпустился, ведь он старше сестры на два года. Видимо, будущая слизеринка, недалеко ушла от своей родственницы. Дамблдор дружелюбно посмотрел на пару слизеринцев и наколдовал для них серебряные перевязи. Люциус кисло улыбнулся и отошел в сторону к Алексу и Марии.
- А теперь назовем наших победителей. Ими стала четверка прекрасных основателей: Лили Эванс, Гермиона Джейн, Джеймс Поттер и Северус Снейп.
- Это мы! – всплеснула руками Лили, а Джеймс же торжествующе поднял голову, при этом не забыв послать благодарный взгляд Гермионе, которая вместе с Лили придумывала костюмы. Обе пары направились к Дамблдору, который лучезарно им улыбнулся, задорно сверкнув глазами.
- Поздравляю, - сказал он и надел на них шелковистые золотые перевязи. – А теперь продолжайте танцевать и наслаждаться вечером, - директор немного наклонив голову и сел на свое место. Ученики продолжили кружиться в танце.
- Ну что, ребята, мы молодцы, - улыбнулась Гермиона.
- Несомненно, - встряхнул головой Джеймс и обнял Лили. Девушка улыбнулась им напоследок и увлекла своего партнера в танец. Гермиона улыбнулась Северусу, и они тоже растворились в толпе. Цветные платья исчезли в этом непрекращающемся вихре танца.
***
Ремус и Нимфадора кружились в завораживающем танце. Почти никого уже не было в зале, а они все продолжали двигаться в такт музыке. Нимфа положила голову на плечо парня, и он сразу же покраснел. Они были такие разные, но в то же время дополняющие друг друга.
- Ремус, а ты хорошо летаешь на метле? – вдруг спросила девушка.
- Ну не очень, а что? – удивился гриффиндорец.
- Да нет, ничего, - загадочно улыбнулась Тонкс. – Просто хотела спросить, не хочешь ли полетать…
- Сейчас?! – вытаращил глаза Ремус
- Не кричи ты так, - засмеялась девушка, - конечно сейчас. Ну что, пойдем?
- Я даже не знаю, - замялся староста. – Это же нарушение правил…
- Да ничего страшного, - Тонкс потащила его в сторону выхода, а потом в сторону башни гриффиндора.
- Нимфа, мы куда? – спросил Ремус.
- Я конечно ведьма, - сказал Нимфадора, - но летать в платье не собираюсь. Тем более в таком, - девушка указала на свое белоснежное платье обеими руками.
- А мне нравиться, - заявил Ремус, а девушка засмеялась.
- Ну смотри, - сказала они исчезла за портретом, к которому они уже успели подойти. Ремус вздохнул и критически осмотрел свой наряд. Да, тоже не ахти для полетов на метле. Староста покачал головой и тоже зашел в гостиную. Через пятнадцать минут они с Тонкс уже шли в сторону школьного хранилища. Как оказалось, у девушки была с собой метла, но вот Ремус, не увлекающийся этим, не был ею обеспечен. Нимфадора была одета в простые джинсы и майку. Куртки у нее не было, так как ночь была довольно теплой. На руке у нее были два ее любимых металлических браслета, которые иногда позвякивали, ударяясь друг об друга. Ремус тоже был одет как всегда: штаны и футболка. Ничего нового и оригинального.
- Какие у Вас метлы старые, - начала ворчать Тонкс, проходя мимо школьного инвентаря.
- Какие есть, - вздохнул Ремус и взял первую попавшуюся метлу.
- Нет, на таком старье летать нельзя, - покачала головой девушка. – Сириус же в квидичной команде?
Ремус немного удивился такому вопросу, но утвердительно покачал головой.
- Акцио, метла Сириуса, - сказала она и тут же в ее руку прилетела красивая метла.
- Беспалочковая магия? – спросил Ремус, не увидев, как девушка достает либо прячет палочку.
- Да, - ответила ему девушка. – Нас Гермиона научила.
- Так вот куда вы пропадаете, - улыбнулся Ремус.
- Ага, - кивнула головой Тонкс, но сразу посерьезнела. – Только не говори никому. А то меня Гермиона прибьет.
- У всех есть свои секреты, - сказал Ремус и покачал головой, а девушка протянула ему метлу.
- Я думаю, Сириус не будет против.
Это была новая метла «Гроза», которую Сириус купил только в этом году вместе с Джеймсом. У нее была красивая гладкая рукоятка, а прутья не торчали в разные стороны, как у школьных метел: они были осторожно приглажены и немного отливали серебром в лунном свете.
- Ты уверена? – спросил староста, беря летательную принадлежность.
- Конечно, - улыбнулась девушка и перекинула ногу через древко своей метлы, - Ну что, полетели?
Она взлетела вверх. Ремус снизу посмотрел на нее. На метле Нимфа летала прекрасно: хорошо держалась, делала красивые маневры и шла довольно быстро. Парень посмотрел на метлу в своей руке, обратно на девушку в небе, потом вздохнул и тоже взлетел вверх. Весь вечер, почти до утра, над Хогвартсом кружились две фигуры.
***
Сириус угрюмо брел по темным и тихим коридорам Хогвартса. Ну почему жизнь так несправедлива. Он, самый красивый парень школы, весь бал стоял один у стеночки, а Снейп танцевал с Гермионой. Это было, как минимум, подло… со стороны Гермионы, естественно. Могла предупредить его, что она не пойдет с ним, ну хотя бы за два часа до бала! Он был готов убить их обоих… Тут гриффиндорец услышал голос, доносящийся из приоткрытой двери одного из классов:
- Регулус, ну не надо, - Ханна.
- А моему братцу ты позволяла, я уверен в этом, - послышался звук расстегивающейся молнии.
- Регулус… - дальше слушать Сирус не стал: не было смысла, а тем более не очень-то хотелось. Даже лукотрусу понятно, что будет дальше. Бродяга развернулся и пошел в другую сторону, на душе у него было так паршиво, будто бы на сердце скреблись тысячи кошек, пытаясь разорвать его на куски и издавая противные звуки, от которых бросало в дрожь. Складывалось ощущение, что сердце подвешенное на тонких нитях, скоро упадет, разбившись на миллионы маленьких никчемных кусочков. Состояние Сириуса невозможно было описать: хотелось лечь на холодный пол и лежать, и в то же время хотелось спрыгнуть с Астрономической башни и лететь вниз, лететь и не останавливаться… Почему? Этого не знал даже сам Сириус и никто не ответит за него, потому что только ему одному известно, что твориться у него на душе.
***

- А я бы предложил вам прогуляться по парку, - сказал Северус, подавая Гермионе руку.
- Да вы сама галантность, мистер Снейп, - шутливо ответила Гермиона, вкладывая свою ладонь в руку юноши.
- Я польщен, - шутливый кивок.
Гермиона улыбнулась, и они вышли в парк, как говорилось в Истории Хогвартса, основанный еще основателями и существующий до сих пор безо всяких изменений. Только иногда Филча просили подрезать кусты, на что завхоз отвечал долгим ворчанием, но все же плелся и брал простые маглловские ножницы. Иногда профессор Спраут подрезала их и высаживала различные растения. Времени на это у пухленького профессора было не много, поэтому сад пребывал в легком запустении.
- Как хорошо, - вздохнула Гермиона, садясь на скамейку.
- Полностью не соглашусь с вами, мадмуазель, - ответил ей Снейп, на что Гермиона вопросительно приподняла бровь. – Он просто прекрасный, - закончил слизеринец.
- Когда это вы научились шутить, мистер? - поинтересовалась Гермиона в притворном ужасе.
- Когда встретил вас, миледи, - серьезно ответил Северус и приблизился к ней.
- Северус… - только и смогла прошептать Гермиона перед тем, как он накрыл ее губы своими. Его губы были холодным и в то же время такими нежными. Северус углубил поцелуй, положив руку на ее плечо. Девушка, не привыкшая к такому, даже не сопротивлялась, прибывая в шоке: ее за последнюю неделю прямо-таки на части разрывают. Слизеринец осторожно погладил волосы Гермионы, провел рукой по плечу, руке, сжав ее маленькую ладошку. Он отстранился от нее, но только на секунду, потом вновь припав к ее губам. Казалось, что его губы раскалились и Северус пытается согреть ее своим поцелуем. Другой рукой брюнет нежно обхватил талию гриффиндорки, притягивая девушку еще ближе. Юноша целовал ее долго, исступленно, а отстранившись, встретился своим пронзительным взглядом с немного испуганными карими глазами.
- Извини, - прошептал он тихо.
- Ничего, - послышалось в ответ. – Просто понимаешь, Северус, я воспринимаю тебя как друга, но не большее, поэтому…
- Я понял, - прервал ее Снейп. – Я все понимаю, - сказал он и обнял Гермиону. Девушка грустно улыбнулась и доверчиво положила голову на его плечо. Из ее волос выпала заколка, и они рассыпались струящимся водопадом. Северус уткнулся своим носом в макушку девушки. Гермиона взяла его руку в свою. Так они и сидели.
«И все же, я, наверное, не смогу тебя забыть», - думал Северус.
***
Джеймс и Лили шли по коридорам Хогвартса. Им надоели шумный зал, множество студентов, оглушающая музыка и бешеный ритм. Они спокойно прогуливались, держась за руки и о чем-то разговаривая. Переговаривались они довольно тихо, но все же не шепотом. Платье Лили шуршало при каждом ее движении, меч Джеймса тихо позвякивал, но пара старалась не нарушать эту тишину. Вскоре они подошли к большому окну, из которого открывался великолепный вид на озеро. Парень оперся руками о подоконник, а потом, немного подумав, запрыгнул на него. Лили укоризненно посмотрела на своего партнера и Джеймс, недовольно скуксившись, спрыгнул обратно на пол.
- Зануда, - сказал гриффиндорец, на что Лили засмеялась.
- Нет, Джеймс, - это правила, - ответила она.
- Правила созданы для того, что бы их нарушать, - поучающее протянул Сохатый, подняв указательный палец вверх, тем самым заставив Лили вновь улыбнуться.
- Я не нарушаю правила! – заявила девушка.
- Уверена? – хитро улыбнулся Джеймс, что заставило девушку отступить на пару шагов, однако парень схватил ее и усадил на подоконник.
- Нарушаешь, - констатировал он.
- Джеймс! – староста попыталась слезть, но Джеймс встал между ее разведенных коленей так, чтобы Лили не могла спрыгнуть.
- Джеймс Поттер, что ты творишь? – возмущалась девушка, но гриффиндорец только задумчиво улыбался.
- Правильная ты моя, - вдруг сказал он и погладил ее по волосам. Лили немного опешила. Джеймс положил голову на ее плечо. Девушка покосилась на него, но ничего не сказала, только положила руку на его лохматую голову.
- Лили, а что у вас со Снейпом? - тихо спросил Мародер.
- Ничего, - пожала плечами Лили, начав перебирать его волосы. – Мы просто друзья.
- Друзья… - протянул Джеймс. – С этим-то чистокровным слизнем… - продолжил он, но девушка его перебила.
- Почему чистокровным?
- Все в слизерине чистокровные, - просто ответил гриффиндорец.
- А вот и не правда, - покачала головой Лили. – Джеймс, вы с ребятами когда-нибудь находили какие-нибудь вещи, принадлежащие Принцу-Полукровке?
- Бывало иногда, - ответил парень, - всякие там тетрадки и учебники…
- Так вот это были вещи Снейпа.
- Как Снейпа?! – Джеймс быстро поднял голову и посмотрел на Лили.
- Северус – полукровка. Его отец маглл, - ответила девушка, улыбнувшись.
- Полукровка? – удивился Джеймс. – Странно. А почему принц? – хмыкнул он.
- Он не очень любит своего отца, - начала объяснять девушка, - а фамилия его матери Принц…
- Стоп, стоп, стоп, - теперь перебил ее Джеймс. – Как зовут его мать?
- Эйлин Принц.
Парень немного отступил, отчего Лили чуть не упала с подоконника, и неверяще посмотрел на нее. Он потряс головой, поморгал, смотря на Лили, снова встряхнул своими черными волосам, задумчиво поправил круглые очки, упавшие на нос.
- Джеймс, что? – обеспокоенно спросила староста.
- Просто девичья фамилия моей матери – Принц…



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 17.07.2012, 09:45 | Сообщение # 14
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 10. Снейп и пожиратели
- Ну Мета, ну скажи, ну где ты вчера была, - ныла Молли пока девочки шли на завтрак.
- Не скажу, - мужественно отвечала Тонкс в сотый раз.
- Ты же не просто так весь вечер пропадала? – продолжала ныть Ринз.
- Просто так, - отвечала ей метамоф.
- Нимфа!!!
Наконец-то девушки дошли до Большого Зала, в котором давно начался завтрак. Даже войдя в него, подруги не перестали пререкаться. На завтраке уже сидел почти весь Хогвартс, включая Мародеров, естественно. Все они выглядели более или менее после вчерашнего бала, только Ремус клевал носом.
- Кажется, я знаю, где вчера пропадала Мета, - прошептала Гермиона Лили на ухо. Староста вопросительно посмотрела на нее. Шатенка кивнула головой в сторону ее почти спящего напарника, а Лили, увидев его, тут же рассмеялась. Джеймс, Артур и Сириус подняли головы, Молли и Тонкс обернулись, а вот Ремус не обратил на это никакого внимания, продолжая спать. Лили улыбнулась и, беззаботно пожав плечами, села за стол. Гермиона села рядом с ней, а две другие подруги сели напротив.
На протяжении завтрака Джеймс как-то странно посматривал в сторону слизеринского стола. Гермиона поймала его взгляд на Снейпе. Что это гриффиндорец так в нем заинтересовался? Девушка попыталась прочесть мысли Джеймса, но блок был довольно сильный и закрывал от нее все, о чем думал парень (не только же Гермионе быть хорошим окклюментом). Потом Джеймс начал поглядывать в сторону Лили, которая только чему-то задумчиво кивала. Потом староста взглянула на Джеймса, кинула взгляд на Северуса и снова уткнулась в свою тарелку. Ловец гриффиндора опять задумался, а Лили, на этот раз, начала мотать головой. Что здесь происходит? У Гермионы было две догадки. Первая: оба заняты своими мыслями и не имеют друг с другом ничего общего. Вторая: они общаются мысленно. Гермиона попыталась пробить блок Лили, но он тоже был очень сильный. Научила окклюменции на свою голову! Девушка только смогла уловить поток мыслей, исходящих от старосты и направленных в сторону Джеймса. Значит, эти двое ведут ментальный разговор, и скорее всего он касается Северуса, судя по тому, как Джеймс на него заглядывается. Здесь у Гермионы была только одна догадка: Джеймс ревнует Лили к слизеринцу и пытается узнать правду. Но тогда бы они не выясняли отношения мысленно, а устраивали сцены ревности в гостиной. На этом месте Гермиону настиг ступор. Что же такого они могут обсуждать? Девушка не знала ничего, кроме ревности, что могло связывать эту троицу. Значит надо выяснить!
Тут Снейп поднялся и пошел к выходу из большого зала. Когда он исчез в дверях, Гермиона тоже поднялась со скамьи, что бы догнать его, но, к сожалению, ее остановила Молли.
- Гермиона, подожди нас, - такая простая фраза испортила все планы девушки. Гермиона нахмурилась и уселась обратно. Когда все доели (ну наконец-то), девушка хотела побежать за Северусом, но поняла, что уже поздно.
- Ты чего такая грустная, Герм? – спросила Тонкс.
- Ничего… Ни-че-го, - задумчиво ответила девушка и кинула взгляд в сторону Джеймса, взявшего Лили под руку. Он что-то прошептал ей на ухо, а потом развернулся и пошел в другую сторону.
- Сохатый, ты куда?! – закричал ему вдогонку Сириус, но Джеймс только отмахнулся от него, продолжив свой путь.
- И что ты с ним сделала, Эванс? – задал риторический вопрос Бродяга.
- Не твоего ума дело, - ответила девушка в своей манере и тоже ушла куда-то. Блэк пожал плечами и пошел в гостиную, что-то насвистывая. Артур в своей обычной, немного небрежной манере, поцеловал Молли и повел ее к выходу из замка. В коридоре остались стоять только ничего не понимающие Гермиона с Нимфадорой и почти спящий Ремус. Вокруг туда-сюда сновали радостные младшекурсники, мимо быстро проходили студенты и важно шествовали учителя. Воскресенье…
***

Северус словно в воду канул. Гермиона искала его по всему замку, но так и не нашла. Девушка даже вызывала друга ментально! Снейпа не было нигде. Однако, самым настораживающим было то, что отсутствовало половина старших курсов слизерина, а то и больше. Гриффиндорка пришла не к очень радостному выводу: они были на собрании пожирателей. А что еще это могло быть? Северус же тоже был пожирателем… В будущем! Надо его найти и вытащить от туда, если он еще не успел принять метку, а если успел… Будем делать из него первоклассного шпиона (чего бы не очень-то хотелось). Гермиона вздохнула. Теперь, когда она обыскала весь замок, был только один способ его найти. Девушка достала из кармана мантии пожелтевший пергамент и, направив на него свою палочку, произнесла:
- Клянусь, что замышляю только шалость.
***
- Джеймс, можно тебя на минутку, - Лили подошла к Мародерам, сидевшим на своем обычном месте в гостиной.
- Конечно, - беспечно откликнулся гриффиндорец, подходя к девушке, которая уже успела переместиться в противоположный угол комнаты.
- Я нигде не могу найти Северуса, - прошептала Лили.
- Ты уверена, что посмотрела везде? - так же тихо ответил парень. Девушка только кивнула головой в ответ.
- Обними меня, - вдруг сказал Джеймс.
- Что? – староста вопросительно подняла бровь. Но гриффиндорец ей не ответил, а только обхватил ее руками и притянул к себе, прошептав в самое ухо:
- Посмотри, как на нас смотрит половина грриффиндорцев. Нельзя же нам просто стоять и шептаться.
- А что же нам делать? – с небольшой долей иронии Лили.
- Ну я бы не отказался от… - начал было парень, но тут же получил подзатыльник. – Ладно, ладно. Я предлагаю просто выйти в коридор.
Девушка кивнула головой. Джеймс обнял ее за талию, и они вышли из гостиной, сопровождаемые завистливыми взглядами гриффиндорок. Отойдя на относительно безопасное расстояние от гостиной, парень снова заговорил:
- Ты точно везде искала?
-Говорю же: да! – воскликнула староста.
- И ментально звала?
- Да!
- И… - попытался сказать еще что-то Джеймс.
- Да, да и еще раз да! – прервала его девушка. – Я делала все, чтобы найти его, но это не дало никаких результатов.
- Была бы у нас карта Мародеров… - вздохнул гриффиндорец.
- Прости что? – переспросила его Лили.
- Ничего Лили, ничего, - ответил Джеймс и снова обнял девушку.
- А все-таки, - прищурилась она, - что такое карта Мародеров.
Джеймс вздохнул и обреченно посмотрел на свою возлюбленную. Придется отвечать, все равно же выбьет из него правду.
- Это карта, с помощью которой можно видеть, кто и где находится в Хогвартсе.
- Интересная вещь, - прошептала Лили. – И где же она сейчас.
- У нас ее отобрал Филч. Еще в прошлом году, - нахмурился Джеймс. – Туго нам без нее приходиться.
- Я могу вам помочь ее достать, - хитро улыбнулась гриффиндорка.
- И как же? – спросил ее парень.
- Не скажу, - мотнула головой Лили.
- А так? – Джеймс наклонился и чмокнул девушку в щеку. Она только опять покачала головой.
- Нет? А вот так? – гриффиндорец осторожно поцеловал ее в кончик губ. Снова отрицательный кивок. Девушка задумчиво улыбнулась.
- Тоже нет? А вот так? – Джеймс прильнул к губам гриффиндорки в страстном поцелуе. Лили обвила его шею руками, парень притянул ее к себе за талию. Так они и стояли, забыв про поиски и карты, и Северуса.
***
Снейп оказался в одной из комнат подземелий как раз вместе почти со всеми слизеринцами. Как и предполагала Гермиона, это было собрание пожирателей. Больше это не могло быть ничем. Гермиона опустилась на каменный пол. Был ли смысл идти за ним. Может он уже принял метку и не послушает ее. Но девушка не хотела такой ужасной судьбы будущему зельевару: каждый день терпеть пытки и проверяться на верность, шпионить ради Дамблдора и Ордена Феникса, быть предметом ненависти, почти для всего его окружения. Такой судьбы даже врагу не пожелаешь. Девушка встала. Нет. Надо найти его и вытащить оттуда. Гермиона вновь раскрыла карту. Это была карта Мародеров. А точнее та карта, которую Гарри оставил им перед самой смертью. Он знал, что когда-нибудь она им пригодиться. Вот и настал тот момент. Гриффиндорка вновь взглянула на точку, под именем Северус Снейп, и пошла в ее сторону, попутно обдумывая, как же она его оттуда вытащит. Первой была идея просто ворваться туда и закатить скандал, но, тогда ее схватят слизеринцы. Она, конечно, хорошо дерется, но не на столько. Эта идея отпала так же быстро, как и появилась. Второй в голову пришла идея, просто подождать пока собрание закончится, а потом, когда все будут выходить, выловить Северуса. Этот тоже был не вариант. Во-первых, он может выйти с какими-то слизеринцами, а еще хуже пойти с ними в одну сторону, и план заведомо провалится, Это конечно на врятли, но все же. Потом его может вызвать к себе лорд, он может получить задание, принять метку, ему могут что-то внушить и так далее. Тем более Гермионе надо было послушать, что там затевают пожиратели, а Северус может просто из страха перед Воландемортом не сказать. Поэтому третий план был самым лучшим: девушка решила наложить на себя заклинание невидимости и пройти на собрание. Вы скажете, что это невозможно сделать незамечено, потому что человек пока что не умеет проходить через стены, даже маг, но эта идея пришла гриффиндорке в голову не просто так. Гермиона увидела, что Паркинсон идет в том же направлении, что и она. Она была пожирательницей (в этом она и не сомневалась), а следовательно шла на собрание. С ней и можно будет пройти. Скоро слизеринка должна была выйти из следующего коридора, поэтому Гермиона, убрала карту, попутно достав свою палочку, и наложила на себя заклинание. Через две минуты показалась Паркинсон. Гриффиндорка бесшумно пошла за ней. Подойдя к одному из классов, слизеринка опустила свою ладонь на дверную ручку и что-то прошептал. Дверь тут же отворилась и Гермиона скользнула в темную комнату.
- А, Присцилла, это ты. Почему так долго, - послышался голос от туда, где должен был стоять учительский стол.
- Прости, Люциус, меня МакГонагл задержала, - мило улыбнувшись, ответила Паркинсон.
- Как же меня достала эта старая карга, - вздохнул Малфой. – Итак, продолжим.
Глаза Гермионы начали потихоньку привыкать к свету, и девушка начала различать очертания учеников. Конечно, в них не было большой необходимости, но Северуса можно было найти только так. Тем временем Люциус продолжал:
- Вы все знаете, что сейчас наш Лорд нуждается в помощниках, и вскоре каждый из нас примет темную метку. Сейчас все, что мы можем – это выполнять данные им поручения, но потом, когда он победит, мы будем теми, кто создаст новый мир вместе с ним…
Да… Уже сейчас чувствовалась манера мистера Малфоя. Он умел говорить воодушевляющие, но притом иногда ужасающие, речи. Без сомнения эта самая «воодушевляющая» речь и была одним из заданий лорда. Хорошо, что Гермиона успела до принятия метки. Девушка начала осматривать помещение. Простой заброшенный класс. Некоторые слизеринцы сидели на перевернутых партах, некоторые на стульях или на полу, но многие просто стояли. Гермиона заметила Северуса, стоящим в самом дальнем углу комнаты. На лбу проступала неглубокая морщинка, и парень выглядел довольно отстраненно.
- … Нынешним нашим заданием является Гермиона Джейн, - девушка моментально повернула голову в сторону Люциуса. – Лорда очень насторожило появление здесь иностранной студентки. Он просит нас разузнать про нее как можно больше. Петтигрю, - обратился он к гриффиндорцу, который, оказывается, тоже присутствовал на собрании, - это мы поручаем тебе. Она твоя сокурсница.
- Но она со мной не общается! – запротестовал Питер. – Она общается только с этой мерлиновой Лили!
- Мне все равно, что ты сделаешь для того, что бы узнать информацию, но на следующем собрании она должна быть, - выплюнул Малфой. - Это будет твой проверкой. Тебе поможет Северус, он вроде не плохо с ней общается
- Я не буду этого делать, - мрачно возразил Снейп.
- Это почему еще? – вопросительно поднял бровь слизеринский принц.
- Просто не буду и все.
«Северус, дурень! - думала Гермиона. – Мне-то ничего не будет! Сейчас только тебе хуже!»
- Тогда ты отправишься к Лорду, - злорадно прищурившись сказал Малфой. – Ты же уже давно хотел вступить в наши ряды, вот и поговоришь с ним.
- И туда я тоже не отправлюсь, - опять возразил слизеринец. – Я передумал, - безразлично добавил он.
- Что?!?! – взревел Малфой.
«Надо срочно спасать Северуса», - пронеслась единственная мысль у Гермионы в голове, перед тем как что-то с оглушительным звоном разбилось об пол.
***
- Ну и как ты поможешь нам достать карту? – спросил Джеймс наконец-то отрываясь от губ девушки. Лили, задумчиво улыбнувшись, положила голову на его плечо.
- Помогу не я, а Северус.
- И при чем тут Нюниус? – иронически спросил гриффиндорец.
- Во-первых, не называй его Нюниусом, он еще может быть и твой брат, - девушка строго посмотрела на Джеймса, - во-вторых, на сколько я знаю, он уже много раз проникал к Филчу и забирал оттуда свои вещи, и если вы ему скажите, что вам надо, то он, может быть, и поможет.
- Вот именно, может быть, - буркнул гриффиндорец.
- Знаешь, - задумчиво протянула Лили, - Северуса и его маму исключили из рода, и у них нет родных. Я думаю, они оба будут очень рады узнать, что у них есть родственники.
- А вот я не буду рад, если узнаю, что он мой брат, - скорчил недовольную рожицу парень.
- Ты уверен в этом? – спросила его староста. Джеймс утвердительно кивнул головой.
- А вот я нет! – твердо возразила гриффиндорка. – Нам нужно рассказать обо всем твоей маме!
- Ну так вот сама и расскажешь, - хитро улыбнулся Джеймс потащив ее куда-то.
***

Стеклянный сосуд, который стоял на задней парте с грохотом упал на пол, разлетевшись на множество маленьких кусочков. Все повернули головы в ту сторону, но там никого не было.
- Что это было?! – опять взревел Малфой. – Северус, - слизеринец решил все таки сорвать свой гнев на нем, - пойди проверь. Кажется за, нами следят.
Северус с безразличным выражением лица двинулся в сторону разбившейся посуды. Подойдя к осколкам, он сел на корточки и приподнял один кусок стекла. Просто упала и все. Но кто-то же должен был ее столкнуть, ну или хотя бы задеть.
«Северус, - вдруг услышал парень, - это Гермиона. Сейчас не задавай никаких вопросов, я потом тебе все объясню. Просто я не хочу, что бы ты страдал, поэтому прошу тебя: соглашайся на слежку за мной. Мне ничего не будет, а ты от этого только выиграешь время. Сделай так, как я сказала, пожалуйста. После вашего собрания я буду ждать тебя на Астрономической башне, там я постараюсь тебе все объяснить. Удачи»
После этих слов опять наступила тишина. Снейп сжал руку, в которой он держал осколок, в кулак, и осколок вонзился в холодную ладонь, оставляя глубокий след. Тонкая струйка крови потекла по бледной коже Северуса.
- Снейп, ну что там? – скучающим тоном спросил Люциус.
- Вроде ничего, - ответил ему слизеринец, поднимаясь. – Наверное, крыса смахнула.
Малфой поморщился. Почему-то он не очень верил Снейпу. Люциус уже открыл рот, что бы что-то сказать в адрес Северуса, но тот перебил его.
- Малфой, я согласен на слежку за Джейн.
- И с чего же такие перемены, - слизеринский принц издевательски поднял бровь.
- Не важно, - недовольно буркнул в ответ Снейп.
- Так и быть, - вздохнул Люциус, - я не буду рассказывать лорду о случившемся, а теперь можете идти, - он махнул рукой в знак того, что собрание закончено. Снейп первым вынырнул из душного класса, направившись в сторону Астрономической башни.
***
Мародеры все еще видели в гостиной гриффиндора, слушая нудные причитания Сириуса.
- Ну где же Джеймс, - ныл он. – Они с этой рыжеволосой ушли еще пол часа назад…
- Ее зовут Лили, - сказала подошедшая к ним Нимфадора, потрепав Сириуса по голове.
- А мне без разницы, - ответил кузен.
- Сириус, Сириус… - вздохнул Ремус. – Нельзя же так, - Тонкс с благодарностью посмотрела на него и улыбнулась, от чего староста покраснел.
- Ну ладно, я пошла, а то мне в библиотеку, - сказала она и вышла из гостиной.
- Ремус… - загадочно протянул Бродяга, - Что у тебя с моей кузиной?
- Ничего, - ответил оборотень, демонстративно отвернувшись от друга.
- Рем, ну я же вижу… - продолжал Сириус.
- Ничего.
-Рем…
- Ничего!
- Луни, если ты сейчас же не ответишь, я пойду и у нее все спрошу, - пригрозил другу Блек.
- Просто она мне нравиться… - недовольно откликнулся Ремус, все еще смотря в окно.
- Просто нравиться? – переспросил Сириус.
- Ну ты же знаешь, что я не могу быть с ней! – взорвался староста. – Я же оборотень! О-бо-ро-тень!!! Она даже рядом со мной быть не захочет, когда узнает, не то что встречаться…
- Ну это мы еще посмотрим… - перебил его Сириус, загадочно ухмыльнувшись.
***
Северус стоял, поставив руки на подоконник одного из огромных окон Астрономической башни. Парень стоял здесь уже около пятнадцати минут. Он не знал, что ему делать. Уйти отсюда, списав все на галлюцинации, вызванные нервным стрессом, или все-таки подождать еще немного. Северус поднял голову вверх, и его ослепило яркое солнце. Он прикрыл глаза, в которых тут же заплясали разнообразные блики. Когда они прошли, слизеринец опять посмотрел в окно. И теперь он заметил то, чего никогда не видел. Где-то за Хогсмитом был небольшой городок, с возвышающейся над ним часовой башней. Северус никогда раньше его на замечал, и выход у них был только в Хогсмит. Что же это за город…
- Северус, - раздался позади него голос. Парень обернулся. Там стояла Гермиона. Ветер, который залетал в помещение через открытое окно, развивал ее каштановые волосы. Девушка смотрела на него, не моргая и не отводя своих карих глаз.
- Это я должен на тебя так смотреть, - укоризненно покачал головой Снейп. – Тебя же могли заметить…
- Но не заметили же, - резко отрезала девушка. – Северус, что у тебя с пожирателями?
В яблочко. Внятного ответа на этот вопрос не мог дать даже сам слизеринец.
- Понимаешь… - опять начал он.
- Не понимаю, - снова отрезала Гермиона, - коротко и ясно.
- Я хотел вступить в их ряды, но передумал, - немного задумавшись ответил Северус.
- Почему? – допрос продолжался.
- Я не знаю, - слизеринец потупил взгляд.
- Почему?! - не прекращала девушка.
- Да не знаю я, не знаю!!!
- Такого не может быть! – Гермиона была непреклонна.
- Просто я понял, что это не для меня. Гермиона, ты лучше скажи, что ты там делала, - прищурился Северус.
- Тебя это почти не касается, - буркнула гриффиндорка, присаживаясь на подоконник. Успокоилась.
- Герм, - слизеринец осторожно приобнял девушку, - ну и что ты хочешь, чтобы я им говорил?
- Скажи, - немного подумав начала девушка, - что узнал, что в Сибирской школе боевых искусств я действительно училась. У меня там были очень хорошие результаты и меня отправили сюда для практики, потому что это считается очень престижно. В школе у меня остались трое лучших друзей (если что, имена я тебе не называла). И я не совсем русская, у меня отец англичанин, поэтому я так хорошо говорю на английском. Оба мои родители маглы, а умерли, когда мне было одиннадцать. Тогда меня принялы в эту школу, потому что у меня проявились способности, и я живу там. По крайней мере жила. Все понял, Сев? – девушка вопросительно посмотрела на друга, тщательно переваривающего всю полученную только что информацию.
- Вроде да, - сказал он через некоторое время.
- Вот и хорошо, - Гермиона спрыгнула с подоконника.
- Только ответь мне на один вопрос, - Снейп посмотрел на девушку. – Зачем тебе это?
- Северус, - немного печально сказала гриффиндорка, - придет время, и ты все узнаешь, я тебе обещаю. Если это все, то я пошла.
- Да, конечно, - задумчиво пробурчал Северус, а потом добавил, - Слушай, Герм, а ты не знаешь что это за городок там, за Хогсмитом, - слизеринец указал в сторону недавно обнаруженного им поселения. Гермиона взглянула в ту сторону, куда он показывал. На миг в ее глазах отразилось отчаяние и боль, застыла какая-то непонятная никому больше печаль.
- Нет, не знаю, - ответила она немного грустно, перед тем как уйти, но почему-то Северус ей не поверил.
***
- Директор, - Джеймс буквально силой затащил Лили в кабинет Директора, - я прошу у вас разрешения воспользоваться школьным камином.
Профессор Дамблдор посмотрел на пару гриффиндорцев из-под очков половинок.
- А зачем вам это? – хитро прищурив свои голубые глаза, спросил он.
- По семейным обстоятельствам, - уклончиво ответил ловец гриффиндора.
- Ну тогда пользуйтесь, - директор улыбнулся, откинувшись на спинку своего кресла.
- Спасибо вам большое, профессор Дамблдор, - поблагодарил Джеймс, потащив Лили к камину, который находился в кабинете директора.
- Джеймс, а куда мы? – первый раз, с тех пор как вошла в кабинет, подала голос девушка.
- Сейчас узнаешь, - ответил парень, притягивая ее к себе и беря в руку горстку летучего пороха. – Поттер-менор!



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Среда, 25.07.2012, 09:48 | Сообщение # 15
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 11. Родственники
Гермиона, погруженная в свои мысли, совсем не заметила, как дошла до своей гостиной. На автомате назвав пароль Полной Даме, девушка вошла внутрь. Гриффиндорка задумчиво шла по направлению к лестнице, когда ее окликнули.
- Джейн, стой.
Гермиона, не обратив на это никакого внимания, пошла дальше и уже начала подниматься наверх, когда ее снова позвали.
- Шейди, подожди секундочку.
На этот раз девушка остановилась, встряхнула головой и посмотрела в сторону зовущего. Им оказалась Нимфадора.
- Извини, Мета. Просто задумалась, - улыбнулась гриффиндорка.
- Не перед ней надо извиняться, - хмыкнул кто-то из-за спинки дивана.
- А перед кем же? – ехидно спросила Гермиона, узнав голос.
- Передо мной! – гордо сказал Сириус Блек, вставая с насиженного места.
- И за что же это? – удивленно подняла бровь девушка. Гриффиндорец только было открыл рот, чтобы ответить, как его перебила кузина.
- Сириус, потом будешь препираться, - она укоризненно посмотрела на Бродягу. – Гермиона, - обратилась метаморф уже к своей подруге, - мы просто не можем найти Лили и Джеймса. Ты их не видела?
- Даже если бы видела, не сказала, - гордо вздернула носик девушка.
- Ну Гермиона, хватит, - вдруг сказал Сириус. – Мы правда уже их пол дня ищем. Ушил куда-то, мило шепчась, и не вернулись. Ты правда их не видела?
Такого Гермиона немного не ожидала. Язвительной ухмылки, издевательского ответа, да, но не простой просьбы. Девушка опешила.
- Н… Нет… Не видела. Вы бы посмотрели по ка… - начала она, но во время спохватилась. Она не должна была знать про карту, даже не то что не должна, а не может, потому что карту у них еще год назад отобрал Филч и о ней, возможно, не знает даже Мета.
- Посмотреть по чему? – насторожился Бродяга, который и сбил девушку с толку.
- По… по… - не знала, что ответить девушка. На нее испытывающее смотрели Мародеры в неполном составе и Нимфадора.
- По… По логике! – выкрутилась Гермиона, облегченно вздохнув.
- А причем ту «ка»? - спросил Артур.
- Ничего, ничего, - улыбнулась Гермиона, потихоньку отходя к лестнице.
- Гермиона? – вопросительно поднял бровь Сириус.
- Слушайте, ребят… Мне как-то… пора… У меня… дела… - пролепетала гриффиндорка и умчалась вверх по лестнице, чуть не сбив спускающуюся Молли.
- Что это с ней? – спросила рыжеволосая, садясь на колени к своему парню.
- Сириус ее своей очаровательной улыбкой напугал, - усмехнулась Тонкс, плюхаясь рядом с Артуром.
- А, ну тогда все понятно, - улыбнулась Молли, а вот Бродяга не ответил ни слова на реплику своей кузины.
- Что-то мне это не нравиться, - пробормотал он и посмотрел в ту сторону, куда, убежала Гермиона.
- Кого ты там высматриваешь, дружище? – спросил Артур.
- Да нет, никого, Золотой, - ответил ему гриффиндорец и опустился на ковер перед камином. – Никого…
А в это время Гермиона уже закрывала дверь в свою спальню. Отдышавшись, она села на кровать. Чуть не попалась… И надо же было так проколоться с картой. Девушка достала из кармана мантии кусок пергамента и развернула его. По нему все еще двигались точки с именами под ними. Затем она начала искать Джеймса и Лили. Раз этого не могут сделать Мародеры, это сделает она. Но успехами ее поиски не увенчались. Она нашла всех, кроме нужных ей людей. Пара гриффиндорцев как сквозь землю провалились. Это насторожило Гермиону. Они не могли просто так исчезнуть из Хогвартса. Нахмурившись, девушка слезла на пол и достала из-под кровати свою дорожную сумку. Открыв ее, она убрала карту Мародеров в один из самых дальних карманов. Когда Гермиона застегивала сумку, ее взгляд упал на большую книгу в кожаном переплете. Сначала Гермиона не могла понять, что это такое, но когда девушка осознала, что перед ней лежит та самая книга, которую она в начале года брала из Запретной Секции, она молниеносно достала ее из сумки и вскочила.
- Ну как же я могла забыть… - простонала гриффиндорка. Она быстро открыла дверь, потом обернулась, внимательно осмотрев комнату. Ее взгляд упал на сумку, все еще лежащую перед кроватью. Девушка быстро убрала сумку на место и выбежала из комнаты, даже забыв закрыть за собой дверь. На этот раз ей повезло, и Мародеры не стали ни о чем спрашивать, а Сириус просто проигнорировал ее.
***
Гермиона просто на просто влетела в кабинет профессора Дамболдора. Запыхавшаяся, она стояла перед ним и пыталась что-то сказать.
- Тише, девочка, успокойтесь, - мягким голосом сказал Директор, - присядьте.
- Да не могу я сидеть, – сказала Гермиона отдышавшись. – Лили и Джеймс пропали!
- Да? – удивленно поднял бровь профессор. – А вот я их совсем недавно видел…
- Где?! – сразу же оживилась Гермиона.
- В моем кабинете… - в такой же манере продолжал старик.
- Профессор! – воскликнула гриффиндорка, укоризненно глядя на директора Хогвартса.
- Они отправились в Поттер-менор, - закончил профессор, улыбнувшись девушке. С души Гермионы как камень свалился. Она тяжело выдохнула и села в кресло напротив Дамблдора.
- Вы не знаете, почему они туда отправились? – уже более спокойным тоном спросила девушка.
- Мистер Поттер сказал, что по семейным делам, - все еще улыбаясь ответил профессор. – Лимонную дольку?
- Не откажусь, - сказала Гермиона, беря сладость. – По семейным делам значит… - протянула она, жуя дольку. Какие же это могут быть у них семейные дела? Первым делом Гермиона подумала о том, что скорее всего Джеймс хочет представить Лили своим родителям и, возможно, объявить о помолвке. Но почему тогда не дождаться каникул. Ладно, предположим, что надо срочно. Но тогда Гермиона не знала при чем тут Северус, а она была уверена, что слизеринец в этом замешан. Какие дела могут быть у Снейпа в Поттер-меноре. По семейным… Ну не родственники же! И вдруг Гермиона вспомнила… Девушка громко засмеялась. Вот значит, что Гарри тогда имел в виду.
- Гарри, Гарри… - покачала головой девушка из будущего, - консператор…
- Что, простите? – переспросил ее Дамблдор.
- Ничего, профессор, - улыбнулась гриффиндорка и посмотрела на него. – Помните, я обещала рассказывать вам о том будущем, в котором жила я. Так начнем же…
***
Темная ночь, только в маленьких окнах палаток виден свет. Идет второй месяц войны… Внутри не очень приятная атмосфера – Гарри с Гермионой ругаются и кричат друг на друга, профессор Снейп пытается их утихомирить, а все остальные пытаются помочь зельевару.
- Я вас не отпущу! – кричит избранный.
- Гарри, ну кто же тогда пойдет? – кричит в ответ отличница факультета гриффиндор.
- Мне все равно! Не пойдет никто, но вас с Джинни я не отпущу к этим извергам! – Гарри неприступен.
- Но нас не узнают! – Гермиона не может ему уступить.
- А если узнают?! Ты хоть представляешь, что будет тогда?! – он не может их отпустить.
- Гарри, все будет хорошо, мы уже делали такое раньше! – пытается хоть как-то уладить дело девушка.
- Но это было без моего ведома!!! – окончательно выходит из себя парень.
- Гарри Джеймс Поттер! Если ты сию минуту не заткнешься, то я уйду сейчас же! И не к Малфоям, как мы планировали, а сразу к Воландеморту! Ты меня понял?! – Джинни встает между своим парнем и подругой.
- Джинни!!! А если вас убьют?! – не может успокоиться Гарри.
- Я ухожу, - младшая Уизли разворачивается и, гордо вздернув носик, двигается к выходу.
- Я с ней, - говорит Гермиона и берет подругу под локоть.
- Гермиона! Джинни! – кричит Рон и бежит за ними. Гарри тоже подается в их сторону, Фпред и Джордж уже у дверей…
- ВСЕМ СТОЯТЬ! – раздается властный глосс проыессора Снейпа. Все замирают.
- Поттер, успокойтесь, - говорит Северус.
- Никогда! – восклицает Мальчик-который-выжил. – Мне мне не мать, и даже не отец.
Профессор зельеварения хмуриться.
- Мисс Грейнджер, мисс Уизли, - говорит более спокойным тоном он, - отправляетесь завтра с утра. И чтоб никаких промахов. Здесь быть через три дня, не позже, - Гарри уже хочет возразить, но мужчина перебивает его. – А вы, мистер Поттер, пройдете со мной.
Гарри проглатывает все, то, что бы он хотел сказать профессору, и идет за ним в соседнюю комнату. Гермиона обнимает свою подругу, которая уже готова начать истерику, и присаживается вместе с ней на небольшое кресло. Близнецы держат Рона, готового разорвать и профессора, и Гарри, и Гермиону, и свою сестру в клочья. Невил нервно грызет ногти, а Луна с необычайным спокойствием напевает песенку себе под нос.
- Что ты такая веселая, Луна? – спрашивает ее Лонгботтом.
- Потому что у Гарри появился родственник… - загадочно отвечает девушка и снова уходит в свои мысли. Все только пожимают плечами: к странностям своей подруги они уже давно привыкли. Скоро из соседней комнаты выходят Гарри и Северус. Гермиона встает, но профессор взглядом просит ее сесть на место.
- Девочки, - тихо говорит избранный, - я правда очень за вас волнуюсь, но понимаю, что это единственный выход. Завтра утром мы все проводим вас в Малфой-менор, и будем ждать через три дня. Я, надеюсь, что вы помните, что вам надо разузнать о последнем крестраже. Я уверен, что вы справитесь.
- Спасибо, Гарри, - Джинни осторожно целует парня в щеку и улыбается. Тот немного грустно улыбается в ответ.
- Я вас отставлю, - Северус выходит, и до ребят доноситься только тихое шуршание крыльев.
- Гарри, что он тебе сказал, - хмуриться Рон, когда они все выходят на улицу, что бы освежиться.
- Просто сказал, что объявился новый родственник со стороны отца, - загадочно улыбается Мальчик-который-выжил и смотрит на темное, почти беззвездное, ночное небо.
***

- До свидания, - попрощалась Гермиона и вышла из кабинета директора. В ее голове все еще крутились мысли на счет Джемса и Северуса. Неужели тогда Гарри имел в виду Снейпа. Но как? Как они узнали об этом? Сходство, конечно, есть – черные волосы, может даже если Северуса заставить нормально вымыть голову, то они у него тоже будут лохматые. Родство было точно со стороны матери Снейпа, потому что в семье Поттеров, насколько помнила Гермиона, до Лили магглорожденных не было, поколениях в пяти так точно. Следовательно мать Снейпа могла являться родственницей матери либо отцу Джеймса. Также Гермиона была почти уверена, что в роду у Поттеров не было Принцов, да и у Блеков, к которым относилась мать Джеймса Дорея, Принцев не было тем более. Тогда было не понятно, каким боком они родственники, тем более, что девушка была уверена в том, что мать Северуса исключили из рода, за то, что она вышла замуж за магглорожденного, а следовательно род Принцев был тоже помешан на чистоте крови. Гермиона до сих пор не понимала, каким образом Северус и Джеймс могут быть родственниками…
***
- Джеймс, зачем ты пришел, у тебя же учеба? – Дорея Поттер недоумевающее посмотрела на своего сына и девушку сидящую рядом с ним. – Ты о чем-то хотел со мной поговорить?
- Не совсем я, -задорно ухмыльнулся гриффиндорец. – С тобой хотела поговорить моя девушка Лили Эванс.
Староста покраснела и ткнула парня локтем в бок. Тот удивленно на нее посмотрел, выражая всем своим видом: «А что я? Я ничего не сделал!»
- И о чем же, милая леди, вы хотели со мной поговорить, - с улыбкой глядя на своего мужа, спросила Дорея. Наверное, я немного опишу обоих супругов. У Дореи Поттер черный длинные волосы и черные глаза. Внешностью Джеймс очень похож на свою мать. У ее супруга каштановые взлохмаченные волосы, карие глаза, и очки. Это Джеймс взял от него.
- Можно я начну с вопроса? – посмотрев на миссис Поттер, спросила гриффиндорка.
- Конечно, дорогая, - ответила та.
- Можно мне узнать вашу девичью фамилию?
- Да, конечно, - немного опешила Дорея. – Моя фамилия Блек…
У Лили голова начала идти кругом. Джеймс же сказал, что Принц, а его мать говорит, что Блек. Тут девушка вспомнила, что как-то Сириус и Джеймс хвастались тем, что они родственники. Но тогда почему…
- Мам, - беспардонно перебил ее Джеймс, - скажи нам твою настоящую фамилию.
- Дорогой о чем ты? – спросила его мать, переглядываясь с мистером Поттером.
- Я слышал ваш разговор, -= вздохнул Джеймс, - когда ты упоминала фамилию принц, как свою.
- Я не знаю, что тебе ответить, - тихо сказала миссис Поттер. – Джеймс, я не хочу никого обидеть, но… Эта девушка обязательно должна присутствовать при нашем разговоре?
- Мама, я понимаю, что это слишком семейное, - опустив голову, сказал Джеймс, - но Лили знает то, чего в точности не смогу сказать я, поэтому разреши ей остаться.
Дорея посмотрела на Лили. В ее зеленых глазах виднелось непонимание происходящего, но в то же время какое-то странное желание. Эти глаза светились от него, и придавали уверенности. В глазах девушки светилось желание помочь.
- Хорошо, - вздохнула Дорея.
- Дорогая, а может не надо? – с сомнением приобнял ее за плечи муж.
- Нельзя же всегда все держать в тайне, - грустно улыбнулась миссис Поттер. – Моя девичья фамилия, - продолжила она, посмотрев на подростков, - Блек. Но не торопитесь. На самом деле, я раньше жила в другой семье. Когда я была совсем маленькая, у меня была старшая сестра. Наследников в семье не было, и наш отец очень разозлился. Поэтому он исключил меня, как младшую из рода. Тогда дедушка Джеймса решил меня удочерить. Он принял меня в род, и с того дня я стала Дореей Блек, - вздохнула женщина.
- А вы не знаете, что случилось с вашей сестрой? – осторожно спросила Лили.
- Я почти ее не помню, - честно призналась Дорея, - я же тогда была совсем малнеькая. А когда я узнала о том, что на самом деле я была Принц и попыталась узнать что-то о своей сестре, то оказалось, что ее исключили из рода и больше о ней не слышали. По-моему за брак с магглом. Я только знаю, что ее звали Эйлин…
- Все сходиться! – щелкнула пальцами Лили и улыбнулась.
***
Гермиона зашла в пустой класс. Этот класс в подземельях всегда был заброшен и только в ее будущем его боялись многие ученики Хогвартса. Там это была камера пыток или просто комната развлечения для пожирателей. Дети и студенты называли ее проще6 кабинет. Многие уходили сюда. Но не возвращались, а если и возвращались измученные и на грани смерти. Это было ужасно. Но сейчас не время думать об этом! Гермиона присела на стул, который она взяла из кучи остальных, и начала искать то, что ей было нужно. Наконец, она нашла нарисованную на странице пентограмму, а под ней ингредиенты для зелья и заклинание. Вверху было подписано: «Врата в будущее». Гермиона очистила класс от сломанных парт и стульев, убрала всю пыль и трансфигурировала себе мел, начав рисовать на каменном полу круг.
***
- Эй, Снейп, - окликнули Северуса сзади. Слизеринец повернулся и увидел быстро идущего к нему Джеймса Поттера.
- Что тебе надо, Поттер? – огрызнулся он.
- Поговорить, - с задорной улыбкой на лице сказал гриффиндорец, наконец догнав Снейпа.
- Я не намерен с тобой разговаривать! – зло сказал слизеринец. – что-то тч подобрел в последнее время, - прищурился он.
- да ладно тебе, - отмахнулся от него Джеймс, облокачиваясь на стену.
- Нет, Поттер, с тобой точно что-то не то, - сказал Северу, становясь напротив гриффиндорца и скрещивая руки на груди.
- Да, наверное, - признал он, почесав затылок. – Это на меня Лили плохо влияет, - улыбнулся он.
- Зачем позвал-то? – буркнул Снейп.
- Понимаешь, - начал ловец гриффиндора, - тут такое дело… - но потом решил сказать все напрямую. – Ты можешь написать своей матери и попросить ее, что бы она приехала в школу.
- Чего?! – вылупился на него будущий зельевар. – Поттер, тебя кто так головой приложил? Что вы опять задумали? Вы можете трогать меня, но мою маму… - завелся он.
- Не горячись, - вдруг улыбнулся Джеймс. – Я не желаю ничего плохого. Можешь просто попросит ее прибыть в кабинет директора, как только она сможет. Заранее спасибо, - сказал гриффиндорец и, оттолкнувшись от стены, пошел по коридору.
- Что за… - слизеринец был в ступоре.
- Успокойся, Северус, - протянул гриффиндорец, заворачивая за угол.
Снейп не смог вымолвить ни слова. Он никак не мог понять, что это было. Поттер точно рухнул с Дракучей Ивы. Какого Мерлина ему понадобилась Эйлин Принц? Да и слизеринца немного удивило то, что гриффиндорец назвал его по имени. Северус…
- Какого Мерлина! – воскликнул Снейп и, развернувшись, помчался в свою комнату.
***
Гермиона вышла из пустого класса. Сегодня она целый день работала над пентограммой, но так и не закончила ее. Весь пол был изрисован различными рунами и геометрическими фигурами, и начертить оставалось еще столько же. Теперь для девушки было самым главным, чтобы никто не вошел в эту комнату. Любая стертая линия в последствии может стоить жизни, поэтому ей было так важно закрыть вход от посторонних. Гермиона достала палочку и приложила ее к небольшой статуэтку в нише, прошептав заклинание. Девушка, сделанная из камня, открыла глаза и посмотрела на гриффиндорку. У каменной леди были волнистые волосы до плеч, мягкие черты лица и игривые глаза. Она казалась живой, хотя и была сделана из камня.
- Ты немного похожа на мою подругу, - прошептала Гермиона.
- Я, Джин, прошу любить и жаловать, госпожа, - поклонилась статуэтка.
- Хорошо, - немного удивленно сказала девушка, - слушай меня, Джин…
***
Дорея сидела в кабинете директора школы Хогвартс.
- Вы уверены, что она придет?
- Конечно, - улыбнулся Дамблдор. – Я уверен, что мистер Поттер хорошо попросил мистере Снейпа.
- Ну кончено, - буркнула сидящая в большом кресле Лили.
Тут зеленый огонь в камине загорелся и из него вышла высокая девушка с длинными черными волосами и проницательными черными глазами.
- Господин директор, я Эйлин Принц, - немного наклонила голову она. – Вы меня вызывали.
- Да, мисс принц, - улыбнулся директор. – Я вызвал вас по поводу миссис Поттер.
- Мисси Поттер? – удивилась Эйлин и посмотрела на женщину. Увидев ее лицо, она ахнула и отстранилась. В ее голове начали всплывать различные воспоминания…
***
- Мама, это же моя сестричка? – улыбнулась пятилетняя Эйлин, смотря на маленькую девочку, лежащую в кроватке.
- А как же? - улыбнулась миссис Принц. – Ее зовут Дорея и она всегда будет с тобой.
- Совсем всегда? – удивляется малышка.
- Да, - кивает головой ее мама…
- Я не хочу больше видеть эту девчонку! – кричит мужчина. – ТЫ не можешь принести мне больше детей, так пусть у меня будет только один ребенок!
- Дорогой, послушай, - пытается остановить его жена, прижимая к себе дочку.
- Я не хочу иметь двух дочерей, которым придется раздавать наследство!
- Но она же твоя дочь!
- Мне все равно…
- Мамочка, а почему сестричка больше не с нами? – спрашивает Эйлин у грустной матери. Она не отвечает, а просто закрывает лицо руками и плачет, навзрыд.
- Мамочка…
***
- Дорея… - по щекам Эйлин потекли слезы.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Вторник, 31.07.2012, 09:03 | Сообщение # 16
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 12. Новая семья
Немного хмурый Джеймс стоял возле кабинета директора. Оказалось, что его мама является родной сестрой матери Снейпа. Дорея была счастлива найти свою сестру, да и Эйлин тоже переполняли эмоции, а вот гриффиндорец не очень то и радовался. Он не знал, что на это скажет Снейп. Все таки с ним же они двоюродные братья. Сзади тихонько подошла Лили и обняла своего возлюбленного. Джеймс вздрогнул.
- Не бойся, это я, - тихо прошептала она, а парень успокоился. – Скоро придет Северус, и мы ему все расскажем.
- Ты уверена, что это хорошая идея? – неуверенно спросил гриффиндорец.
- На самом деле мне будет немного сложно говорить об этом с Северусом, - честно призналась староста. – Проще поговорить будет тебе… Ну, или Гермионе.
- Почему Гермионе? – удивился Джеймс.
- Потому что он к ней очень хорошо относиться, и в ее присутствии он будет вести себя более адекватно, как ты в моем, - пояснила девушка.
- Так может ее позвать? – предложил Джеймс. – Она все равно рано или поздно узнает.
- Если ты хочешь, я позову, - ответила ему Лили. Парень в ответ только кивнул головой.
- Хорошо, - девушка отстранилась от гриффиндорца и закрыла глаза. Так ей было легче сконцентрироваться. Только она начала звать Гермиону, как услышала ее мелодичный голос.
- Вот вы где! А мы вас по всему Хогвартсу ищем.
- Привет Гермиона, - улыбнулся Джеймс.
- У нас к тебе есть серьезный разговор, - сказала Лили.
- Я вас слушаю, - ответила Гермиона, уже приблизительно догадываясь, о чем пойдет речь.
***
- Дорея, дорогая, как я рада, что нашла тебя, - плакала Эйлин, обнимая сестру. – После того, как я узнала, что произошло, я пыталась тебя отыскать, но так и не смогла этого сделать. А потом я потеряла всякую надежду, - женщина опять зарыдала.
- Ну тихо, тихо, успокойся – шептала ей на ухо Дорея. – Теперь ты не одна. Я с тобой. Все будет хорошо…
- Мама бы обрадовалась, увидев тебя. А особенно обрадовалась бы узнав, что ты замужем, - сказала миссис Снейп, вытирая слезы.
- Я не считаю брак с чистокровным гордостью, - улыбнулась Дорея своей сестре. – Но мужем я горжусь, - женщина посмотрела на мистера Поттера, стоявшего все это время в сторонке.
- А я в своем ошиблась, - погрустнела Эйлин, садясь напротив. – Он даже Северуса не любит, хоть он и его сын.
- Но ты же можешь развестись с ним! – воскликнула Дорея.
- Не могу, - покачала головой ее сестра. – Меня же исключили из рода…
- Так теперь это не проблема, - хитро улыбнулась женщина, а ее муж только покачал головой.
- А я-то все думал, откуда у Джеймса такая непоседливость… - пробормотал он.
***
- Ни за что! Никогда! Я не поверю в ЭТО! – кричал опять разбушевавшийся Снейп. – Как такое может быть? Мы с ним даже не похожи!
- Северус успокойся, - спокойно сказал Гермиона.
- И не подумаю! – рявкнул слизеринец. – Что это вы тут выдумали…
- Снейп!!! Ты все еще про жабу помнишь? – пригрозила Гермиона. Джеймс засмеялся.
- А ты что ржешь, а, Поттер? – нахмурился Северус но, как всегда, поутих.
- Просто ты сейчас очень напомнил мне мою маму, - сквозь слезы ответил гриффиндорец.
- А вы и вправду чем-то похожи, - задумчиво сказала Лили.
- Ничего мы не похожи! – опять закричал Снейп.
- Северус, успокойся уже, а? – устало сказала Гермиона, садясь на пол. – Если рад сам, так хоть порадуйся за вою маму. Она, в конце концов ,сестру нашла!
- Я буду радоваться, только если она из-за этого, разведется с этим уродом, который называет себя моим отцом, - буркнул слизеринец.
***
Школьные дни тянулись один за другим. Пока ничего не менялось, только если не считать того, что Северус стал меньше огрызаться на Джеймса. Как подшучивали над этим Лили и Гермиона, единственные, кто пока знал об их родстве: «Видно родственные чувства проснулись». Сириус списывал его спокойствие на смирение со своей судьбой, Джеймс только ухмылялся в ответ, а остальные просто не обращали на это никакого внимания. Но вот только Джеймс считал, что надо ребятам обо все рассказать, а девушки наоборот, говорили, что лучше пока ничего не говорить и подождать. Сам же Снейп не высказывал своего мнения по этому поводу. Он просто отмахивался от девушек, когда они пытались заговорить с ним об этом. Слизеринец даже перестал приходить на тренировки, чем очень обижал Гермиону. Гриффиндорка злилась на него, но понимала, что ему сейчас просто необходимо было побыть одному.
Но все проблемы решились сами собой.
***
POV Северуса.
Я очень волновался. Даже больше не волновался, а нервничал и психовал. Я не мог понять, почему моя мама решила так. Нет, я конечно был рад, что она разводилась с моим отцом, которого я таковым даже не считал, но я не мог понять, зачем ей вступать в род. Это было полным идиотизмом. Ладно, еще в какой-нибудь нормальный, но не к Поттерам же! Я, честно, был очень рад, что мама нашла свою сестру, но я просто не смогу жить с Поттером. С тем, который Джеймс. Он меня постоянно выбешивал. Даже если мне не придется с ним жить, мне придется носить его фамилию, которую я постоянно выплевывал с таким отвращением. Поттер! Это был просто ужас… Вчера мама пришла в школу и заявила, что мы с ней вступаем в род Поттеров и что она уже развелась с Тобиасом. Когда я сказал ей, что не хочу этого делать, она ответила мне, что тогда я остаюсь с отцом. Я решил, что лучше уж быть Поттером, чем Снейпом. На самом деле, у меня все равно не было другого выхода. Вот так-то. Теперь я уже до Рождества буду Поттером. А точнее я стану им прямо сейчас. Мне сказали, что обряд будет проводиться на выходных, и вчера, то есть в пятницу, меня забрали из школы.
И вот сейчас я стою в главном зале поместья Поттеров, и скоро я буду давать клятву рода. Этот очкарик стоит рядом и ухмыляется, изредка посматривая на меня. Как же он меня бесит!
- … Последний же враг истребиться – смерть, - моя мама закончила клятву, и капля ее крови упала в огромный серебряный кубок. – Теперь я Эйлин Розари Поттер.
- Твоя очередь, Северус, - сказала мне Дорея. Я вздохнул и начал читать клятву.
- Я, нынешний Северус Тобиас Снейп, вступаю в род Поттеров. Капля моей крови, подтверждает мою преданность этому роду и людям, состоящим в нем. Мои слова закрепляют, написанное кровью на серебре и закрепляют это на веки. Я клянусь, что буду верен роду Поттеров до самой смерти. Имя, появись на гобелене. Последний же враг истребится – смерть, - я порезал себе ладонь небольшим кинжалом и почувствовал, как по моей руке течет холодная струйка крови. – Теперь я Северус Тобиас Поттер.
- Клятвы принесены. Кровь утекла. Слова исчезли. Время не вернуть. Имена, появитесь на гобелене. Последний же враг истребиться – смерть, - мистер Поттер закончил обряд. Я почувствовал, что мои ноги подкашиваются. В глазах стало темнеть, все вокруг поплыло, и я потерял сознание.
Конец POV Северуса.
***
Северус лежал на кровати в хорошо освещенной комнате. Он проспал целый день. Рядом с ним сидел Джеймс, которому сказали ждать, пока его брат не проснется. Сначала юноше было нечего делать. Но потом он нашел в шкафу книгу, и теперь ее читал.
Слизеринец начал потихоньку приходить в себя: его веки подрагивали, и он начал чаще дышать. Джеймс отложил книгу в сторону. Парень на кровати глубоко вдохнул и открыл глаза. Первым делом он повернул голову на бок и увидел гриффиндорца.
- Поттер, где я? – спросил он.
- Ты в одной из комнат нашего поместья, - Джеймс улыбнулся.- Ты теперь тоже Поттер, забыл?
- Как такое можно забыть? – буркнул новоиспеченный Поттер.- Слава Мерлину, что хоть в школе, мне можно продолжать называть себя Снейпом.
- Ну тебе никто не поверит, - усмехнулся гриффиндорец. – У тебя теперь волосы такие же лохматые…
Не успел он договорить, как Северус вскочил к кровати и помчался к зеркалу. Но взглянув на свое отражение, слизеринец понял, что все не так плохо. Конечно, волосы торчали в розные стороны, но не так сильно как у Джеймса. Юноша с грустью попробовал пригладить их рукой.
- Да не беспокойся ты, - засмеялся гриффииндорец. – Это просто потому, что ты долго спал. Если ты помоешь голову и расчешешь их, то станет как и было.
- Поттер, - прошипел Северус, - какого черта?
- Да хватит тебе, - отмахнулся от него ловец гриффиндорской сборной. – Мы же теперь родственники. Кстати, Северус, ты на меня не очень обидишься? – спросил парень.
- Смотря что ты натворил, - поучительным тоном сказал слизеринец, присаживаясь напротив него, а Джеймс улыбнулся.
- Понимаешь, мы же теперь родня, - издалека начал он. – А у меня есть друзья, и они рано или поздно об этом все равно узнают, - Северус кивнул. – Ну так я решил сказать им все сразу…
- Только не говори, что ты написал об этом Блеку и всем своим дружкам, - нахмурился будущий зельевар.
- Ну… В общем… Ты угадал, - выпалил Джеймс.
- Что?!! – казалось, что этот возглас слышали во всем доме.
- Поттер! Ты конченый идиот! – опять бушевал Северус (да сколько можно уже?). – О чем ты думал?! О том что Блек, узнав это будет танцевать на столе?! Да он меня прибьет на месте!
- Они рано или поздно все равно узнают… - оправдывался Джеймс.
- Лучше поздно! Ты хочешь, чтобы меня на месте прикончили?! – продолжал возмущаться Северус.
- Вот сегодня вечером и проверим прикончат тебя или нет, - почесал затылок гриффиндорец.
-Чего?!
- Ну, я ребят сегодня в гости пригласил…
***
Сириус лежал на кровати в своей комнате и просто смотрел в потолок. Артур расхаживал по комнате, что-то бормоча, а Ремус читал, сидя на своей кровати.
- А куда Джеймс запропастился? – вдруг спросил Артур.
- А кто его знает, - пробурчал Бродяга. – Любит он пропадать вечно.
- И то верно, - оторвался от книги староста. – Даже когда с Лили не встречался вечно куда-то исчезал. Мог часами в комнате не показываться, а потом, как по щелчку, появлялся.
- Ага, - кивнул головой Сириус, - в этом весь Сохатый. Я думаю, ты скоро привыкнешь, Золотой.
- Наверное, - улыбнулся Артур. Тут в окно влетела сова и бросила в руки Сириусу письмо.
- Вспомнишь солнце, вот и лучик, - засмеялся тот. – Это от Джеймса.
- Что пишет? – спросил Ремус, в этот раз не отрываясь от книги. Бродяга быстро пробежался глазами по строчкам и…
- Что за?! – парень вскочил и помчался по лестнице в гостиную. – Эванс!
- Что это с ним такое? – выглянул за дверь рыжеволосый.
- Не знаю, - пожал плечами Ремус. – Пошли, проверим.
Когда ребята спустились вниз, то увидели, что Сириус громко кричит на Лили, а Гермиона кричит на него.
- И что здесь происходит? – встал между ними Уизли.
- Они мне говорят, что Снейп теперь не Снейп, а Поттер, и что его мать теперь тоже Поттер, и что они теперь родственники, и что они всегда были родственниками, и Джеймс это написал, и, - затараторил Сириус, - я ничего не понимаю, - гриффиндорец осел на пол.
- Лили, объясни пожалуйста то же самое, но по человечески, - попросил Ремус, садясь в кресло.
- Понимаете, оказалось, что Джеймс и Северус двоюродные братья, поэтому когда мама Северуса развелась со своим мужем, то мама Джеймса, которая является ее младшей сестрой, предложила ей вступить в род Поттеров. Таким образом Северус стал Поттером, и сейчас Джеймс приглашает всех нас на выходные в его поместье, так скажем, отпраздновать это событие, - тихо сказала девушка.
Сказать, что Мародеры были удивлены, значит не сказать ничего. Они были в шоке. Парни стояли, осмысляя только что услышанное. И только Ремус нашел, что сказать.
- Ну что, к Джеймсу?
***
Дамблдор сидел в своем кабинете и размышлял о семье Поттеров. Как же странно все получилось. Сначала Эйлин оказывается сестрой Дореи, а потом она вступает в род Поттеров, которых теперь в школе двое. Нет, двух Поттеров Хогвартс не переживет. Конечно, до окончания школы Северус будет числиться под фамилией Снейп, чтобы не вызывать лишних вопросов, но по сути он же все равно Поттер. Тем более они двоюродные братья. Было странно, что об этом ничего не знала Гермиона, девочка из будущего, а только догадывалась. Разве Северус не должен был взять наследника Поттеров наследника, как родственник? Это было немного странно. И все же девушка уже много чего поменяла. И как же она будет дальше?
Тут в его кабинет постучались.
-Войдите, - ответил Дамблдор, выпрямляя спину.
- Здравствуйте, директор, - вперед вышла Гермиона. – Мы бы хотели отпроситься у вам на выходные.
Старик вздохнул. Иногда его поражала эта наглость и беспардонность этой девушки, но мисс Джейн было не изменить. За ней в комнату вошли Лили, Нимфадора, Молли, Ремус, Артур и угрюмый Сириус.
- Смотря, куда вы все собрались, - хитро улыбнулся Дамблор.
- На эти выходные нас пригласили в поместье Поттеров, - объяснила за всех девушка.
- Конечно можно, - сказал директор, доставая порошок для камина. – Только не забудьте, что в понедельник начинаются занятия.
- Не забудем, профессор Дамблдор, - сказала шатенка, кидая горстку порошка. – Поттер-менор.
Следом за ней пошли Молли и Нимфадора, а потом Ремус и Артур. Последними шли Сириус и Лили.
- Ну и зачем я на это согласился, - пробурчал Бродяга.
- Замолчи уже, - прикрикнула девушка, заталкивая его в камин. – Спасибо, директор, - сказала она, и подростки исчезли в зеленом пламени.
***
Ребята сидели в просторной гостиной Поттер-менора. Сириус все был таким же угрюмым, а вот Ремус и Артур вроде уже нашли общий язык с новоиспеченным Поттером. Как заметили ребята, Северус немного поменялся в характере. Он стал более открытым и веселым. Так же у него немного изменилась внешность: исчезла горбинка на носу, кожа стала не такая бледная, а волосы были не такие прямые, а так и норовили торчать в разные стороны. Джеймс принес из подвала хорошего вина и семикурсники сейчас дружно произносили тосты то за Поттеров, то за Снейпов, то за Принцов, то за дружбу, а то и вообще за квиддич. Северус поднялся из-за длинного дубового стола, за которым все и сидели, и поднял бокал.
-А сейчас я хочу произнести тост за Блеков, - Сирис непонимающе уставился на слизеринца. – Они же теперь тоже мои родственники и я не могу оставить это просто так. Но я предлагаю выпить за то, что Сириус (заметьте, первый раз назвал его по имени) не такой противный, как все остальные Блеки, и за то, что он общается с нами.
Все закричали «Да» и отпили по глотку из своих бокалов.
- А с тобой я еще не общаюсь, Снейп, - съязвил Сириус.
- Ничего еще будешь, - улыбнулся Ремус.
- А кстати, где Гермиона? – ребята только сейчас заметили ее отсутствие.
- Она, кажется, пошла на улицу, - сказала Лили. – Мне сходить за ней?
- Не беспокойся, Эванс, - Бродяга встал. – Я приведу ее.
Сириус вышел на улицу. Была середина ноября, поэтому на улице веяло осенней прохладой. На свободном от облаков небе ярко светились звезды, а над землей висел красивый полумесяц. Где-то далеко слышался шум воды и пение птиц. Ветер шуршал опадающей листвой, отыгрывая свой, непонятный ритм. Парень ступил на траву и пошел в сторону скамеек, на которых, предположительно, должна была сидеть Гермиона. Так и оказалось. На самой крайней из них Сириус увидел девушку. Она сидела, сложив руки на коленях и смотрела в небо, что-то тихо напевая себе под нос.
- Красиво, да? – сказал Сириус, подходя к ней и облокачиваясь на скамейку руками.
- Да, - тихо произнесла девушка, вздрогнув.
- Я тебя напугал? – спросил Бродяга, присаживаясь рядом с ней.
- Есть немного, - Гермиона посмотрела на него и улыбнулась.
- Извини. Но я обещаю, что исправлюсь! – воскликнул гриффиндорец.
- Ты никогда не изменишься, - задумчиво сказала девушка.
- Ты то откуда знаешь? – усмехнулся Блек. – Может, и изменюсь.
- Нет, не изменишься, - снова покачала головой Гермиона.
- Надоело с тобой спорить, - отвернулся от нее Сириус, но сразу же повернулся опять, посмотрев в ее глаза. – Слушай, а давай начнем все заново? – парень протянул гриффиндорке руку. – Меня зовут Сириус Блек.
Девушка удивленно посмотрела на его ладонь, потом взглянула в его голубые глаза и звонко засмеялась. Юноша улыбнулся.
- А ты красиво смеешься. Смейся почаще, тебе идет, - сказал он, повергая девушку в ступор. – Ну что, пошли. А то тебя все уже заждались.
Сириус встал со скамьи и посмотрел в ночное небо. Он не мог понять, какие чувства он испытывает к этой странной девушке. Рядом с ней парню было тепло, и он хотел видеть Гермиону еще и еще, но при этом что-то внутри вопило, что им всем не стоит с ней связываться. Гриффиндорец так и не мог определиться, какое из чувств сильнее, он вообще часто их не понимал. Блек вздохнул и услышал за своей спиной.
- Ну что стоишь? Пойдем?
Он обернулся и увидел радостную Геримону. Никогда она не улыбалась так искренне и так тепло. Самой девушке казалось, что сейчас она счастлива, что после нескольких лет отчаяния, она вновь обрела радость, обрела новую семью…
- Пойдем, - ответил Сириус и они направились обратно в зал. Когда они вошли, то опять услышали ругань. Гермиона улыбнулась: все как всегда.
- Слушай, Шейди, - к ним подошла Нимфадора, - помоги мне успокоить Севруса, а то он завелся, так завелся.
- Я постараюсь, - сказала Гермиона но не успела ничего сделать, потому что восклицания бывшего Снейпа прервал мелодичный голосок.
- Что за шум?
Все удивленно развернулись и посмотрели в сторону двери. Там стояла красивая девушка. Выглядела она как истинная аристократка – острые черты лица и подбородок, аккуратный носик, немного надменный взгляд. Ее черные волосы были аккуратно уложены, а глаза глубокого темно-зеленого цвета были прищурены.
- А, Эмили, привет, - улыбнулся Джеймс. – Мне, вон видишь, разнос устроили.
- А. Так это Снейп… - протянула девушка. Что-то в чертах ее лица показалось Сириусу знакомым.
- Рем, ты ее не знаешь? – спросил он шепотом у своего друга. Тот только отрицательно покачал головой. Блек посмотрел на Нимфадору и Молли, но те тоже не дали ему ответа.
- Неа, уже Поттер, - засмеялся ловец гриффиндорской сборной в ответ незнакомке.
- Замолчи! – воскликнула девушка, быстро оказавшись рядом с ним, и ударила его по затылку. – Не смей его оскорблять! Носить фамилию Поттер – это позор для любого!
- Северус, вы хорошо с ней сойдетесь, - состроил страдальческое выражение лица Джеймс, а все остальные засмеялись, – Она к нам в Хогвартс переходит.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Суббота, 18.08.2012, 19:21 | Сообщение # 17
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 13. Карта Мародеров
Все ребята стояли в гостиной Поттер-менора. Праздник в честь Северуса прошел, и всем, с головной болью в обнимку, приходилось отправляться обратно в школу. В эту ночь, все как-то понемногу свыклись с бывшим Снейпом. Конечно, этому способствовало влияние алкоголя, которого, к слову, было выпито немало. Отправляла их чем-то очень довольная Эмили, та самая, которая прервала гневную триаду Северуса прошлым вечером. Наверное, мне надо рассказать о ней немного больше.
Ее зовут Эмилина Корбья. Ее отец француз, а мать англичанка, поэтому девушка знает прекрасно оба языка. Жила она всю свою жизнь во Франции, изредка навещая закадычных друзей матери в Англии. Этими друзьями были Поттеры, поэтому девушка знакома с Джеймсом с детства и всегда пытается привлечь его внимание. Училась девушка, как и подобает француженке в Шармбатоне и показывала там прекрасные результаты по всем предметам. Планировалось, что там же будет учиться и ее младший брат Джошуа, но в начале этого года ее родителям пришлось принять нелегкое решение и переехать в Англию по политическим обстоятельствам. Эмили и Джошуа было решено перевести в Хогвартс. Таким образом, девушка совсем недавно очутилась в поместье Поттеров, которые любезно согласились предоставить им жилье на некоторое время. Прошлым вечером она искала Джеймса по всем у поместью и, в конце концов, нашла его в окружении закадычных друзей, четырех девушек и Снейпа, а точнее нынешнего Северуса Поттера. Она весь вечер ревновала Джеймса к Лили, так как испытывает к последнему не просто дружеские чувства, но он не обращал никакого внимания. Поэтому Эмили приняла решение незамедлительно ехать в Хогвартс (естественно вместе с младшим братом). Сейчас она очень этим довольная отправляла туда ребят, а сама потом планировала пойти и сообщить родителям о принятом решении и вечером уже быть в замке. Первыми в камин она запихнула Ремуса и Сириуса. Потом Артура и Молли. Затем Снейпа с Нимфадорой. Перед ней остались стоять только Лили, Джеймс и Гермиона.
- Ну что, Гермиона, Лили, - Эмили уже успела выучить их имена. – Теперь ваша очередь, - девушка немного коварно улыбнулась.
- С Лили пойду я, - заявил Джеймс, вставая рядом со своей девушкой. Эмили поморщилась, и это не смогло не укрыться от взгляда Гермионы, которая только неодобрительно хмыкнула.
- Ну хорошо, - пробурчала Эмили, запихивая их в камин, но потом мило улыбнулась и наклонилась к уху Джеймса. – Я буду вечером, встретишь меня? – сладко прошептала она, от чего Джеймс закашлялся и искоса посмотрел на подругу. Это уже не смогло укрыться от взгляда лили, которая ревностно посмотрела на Корбья. Та только еще раз мило улыбнулась и всучила Джеймсу порох. Парень тут же кинул его на землю, сказав «Хогвартс», и пара исчезла. Последней оставшейся была Гермиона.
- Теперь ты, - сказала Эмили, с лица которой ушла улыбка.
- Конечно, - почти пропела Гермиона, из-за чего Эмили насторожилась. Гриффиндорка подошла к камину, взяв летучего пороха. Уже собираясь кинуть его, она быстро вышла из камина и подошла к Эмили.
- Только попробуй разлучить Джеймс и Лили, - прошипела она и, быстро развернувшись, исчезла в зеленом пламени. Сначала Эмили не могла ничего понять, но потом только горько усмехнулась.
- Еще как попробую, - сказала она, смотря на догорающее зеленое пламя. – Джеймс должен быть только моим.
***
Джеймс и Сириус стояли в коридоре возле Большого зала, ожидая кого-то.
- Сохатый, дружище, а ты уверен, что это хорошая идея? – спросил Блек, смотря в потолок.
- Не очень, - честно признался его друг.
- Как?! – воскликнул Сириус. – Ты хочешь просто поэкспериментировать? Ты с ума сошел?
- Бродяга, успокойся, - улыбнулся гриффиндорец. – Мне это посоветовала Лили. Тем более теперь он мой брат…
- Да мне все равно! – закричал Сириус. – Ты должен думать, прежде чем делать! Тем более я не доверяю ему.
- А мне кажется, ему можно доверять, - сказал Джеймс. – Гермиона и Лили ему же доверяют.
- Да плевать мне на этих Эванс и Джейн! – снова взбунтовался Бродяга. – Эванс еще куда не шло, а вот Джейн вообще дура, которая его даже полгода не знает! Приду, выскажу ей все!
- Бродяга, говорю, успокойся же, - вздохнул ловец гриффиндора, никак не отреагировав на высказывание друга на счет его девушки. Его только начало беспокоить то, что отношения между Сириусом и Гермионой опять норовили испортиться, не успев толком наладиться. Прошлой ночью они даже не ругались и довольно мирно разговаривали, а теперь… Сириус опять хотел все испортить. Джеймсу очень нравилась подруга его девушки, и он считал ее очень хорошим и надежным другом.
Из-за угла вышел Северус в своей обычной, летающей манере ворона.
- А, Снейп, я думал ты не доберешься, - усмехнулся Сириус, увидев слизеринца. В школе решили не разглашать то, Северуса приняли в род Поттеров, и он по-прежнему числился в списках как Северус Снейп.
- Доброе утро, Блек, - пробурчал он. – Чего тебе надо было, Джеймс?
Ребята уже немного поладили между собой, в особенности оба Поттера. Сириус неверяще посмотрел на слизеринца, который только что назвал его друга по имени.
- Чего утсавился, Блек? Что вам надо? – все в той же манере продолжал Северус.
- У нас тут кое-что Филя отобрал, вернуть надо, - улыбнулся Джеймс. Сириус опять покосился на Джеймса. «Мир сошел с ума», - подумал он.
- А с чего вы взяли, что я стану вам помогать? – спросил Снейп.
- Во-первых, Лили сказала, что у тебя есть опыт, а, во-вторых, ты мой брат, да, Принц-полукровка? – сказал Джеймс и посмотрел на своего нового родственника.
- А об этом-то как узнал? – усмехнулся Северус.
- Лили, - просто ответил гриффиндорец, пожав плечами. Сириус, так и не уловивший суть разговора спросил:
- Вы вообще о чем?!
- Потом объясню, - отмахнулся от него друг. – Ну так что, Северус, поможешь?
- Да чего уж там, помогу, - вздохнул слизеринец. – Скажи, что надо достать, оно и будет вам сегодня вечером.
- Эта штука называется карта Мародеров… - начал Джеймс, но его перебил Блек.
- Стоп, Сохатый, ты что, ему все собираешься рассказывать?
- Ну а что? Хочешь чтобы он ее по запаху нашел? - с притворным удивлением спросил гриффинодрец. – Ну так можно я продолжу? – Сириус, насупившись кивнул. – Итак, карта Мародеров – это наше изобретение, которое позволяет человеку видеть, где кто находится в Хогвартсе. Она выглядит как простой кусок пергамента, но если поднести к нему палочку и сказать «Клянусь, что замышляю только шалость», на ней начнет проявляться карта Хогвартса и подписи людей. Чтобы закрыть ее нужно так же поднести палочку и сказать: «Шалость удалась!». Так все пропадет. Вот ее-то нам и надо.
- Я тоже не совсем понял зачем та мне это все рассказал, - ухмыльнулся Северус.
- Так тебе возвращаться проще будет, да и найти тоже. Проверить, так сказать, - пояснил Сохатый.
- Хорошо, - сказал Снейп, - вам я ее достану. Но только при одном условии.
- И при каком же? – спросил Сириус.
- Вы достанете мне ингредиенты для зелья, - сказал Северус.
- По рукам! – улыбнулся Джеймс.
- Сохатый, ты сначала спросил бы какие, - пробурчал Блек.
- Да чего там, добудем за карту-то! – воскликнул гриффиндорец.
- Ну смотри, - сказал его друг.
- Тогда вечером вам будет карта, - сказал Северус, уходя. – Куда вам ее принести?
- В выручай-комнату после 10-ти, - ответил Поттер. – Думаю, знаешь, где она находиться.
- Знаю, знаю, не волнуйся, родственничек, - ухмыльнулся Северус и ушел, оставляя Джеймса и Сириуса со своими проблемами.
- Ну что, пошли, дружище, - сказал Джеймс и пошел в направлении башни гриффиндора.
- Джеймс, а разве он Принц-полукровка? – спросил его Сириус, догоняя.
- Ага, - кивнул гриффиндорец и объяснил своему другу происхождение этого названия, прибавив то, почему Северус стал Поттером. После этого отношение Блека к слизеринцу немного, но все же сдвинулось в лучшую сторону.
***
Войдя в гостиную, ребята заметили Лили и Гермиону. Джеймс попытался поскорее провести своего друга мимо них, пока тот не вспомнил про свое обещание, но не успел. Сириус, только заметив девушку, направился прямиком к ней.
- Привет, Джейн, - сказал он. – Как головка, не болит? А?
- Сириус, ты чего? – немного опешила девушка, решившая, что прошлым вечером все уладилось.
- Я чего? Я чего? Это вы «чего?». Как можно доверять этому слизеринскому слизню?! Как? Ты же знаешь его только несколько месяцев, но все рано доверяешь! Или вы после Хеллоуинского бала сблизились? - с вопросительной усмешкой поднял бровь гриффиндорец.
- Если ты о Северусе, - спокойно ответила ему Гермиона, - то он мой хороший друг и я ему доверяю, не смотря на то, что он слизеринец. Не все слизеринцы гады, хотя, таких большинство.
- Да ты его даже не знаешь! Не зна-ешь! Но все равно доверяешь больше чем мне! – закричал Сириус.
- Так вот в чем проблема, - усмехнулась девушка. – Ты меня просто ревнуешь…
- Я тебя? Да никогда. Мне не нужна такая прод… - начал парень, но сразу же получил пощечину.
- Хочешь сказать, ты знала, что я хотел сказать, - усмехнулся Ситриус, потирая красную щеку.
- Да, - только и смогла сказать Гермиона.
- Да ты все знаешь! Ты возомнила себя самой умной! Такое ощущение, что ты знаешь всех и вся! Что ты знаешь все на перед! – засмеялся Блек.
- Представь себе, что я знаю больше, чем ты можешь себе предположить, - зло выплюнула Гермиона и умчалась в свою комнату. В ее глазах Лили, наблюдавшая за этой сценой, вновь увидела ту боль и отчаяние, которые были раньше, от Гермионы вновь повеяло смертью. Из верхних комнат раздался короткий гул. Было такое ощущение, что кто-то упал. Потом Лили, своим тонким слухом уловила тихий стон.
- Блек ты – идиот, - зло прошипела девушка и побежала за подругой.
- Что же ты наделал, Бродяга, - вздохнул уже сидящий Джеймс, кладя голову на руки и вздыхая.
***
В грязной, почти не освещаемой комнате, на стене висела девушка, прикованная кандалами. Она была подвешена за запястья, а на ногах могла стоять, только если на носочках, но у нее и на это не было сил. На ней была грязная, но аккуратно надетая юбка, блуза и джемпер. Каштановые волосы были заплетены в хвост, а под глазами были синяки.
- Ну что, Грейнджер, образумилась? – сказал, с усмешкой на губах, кто-то. Это был парень с насмешливым выражением лица, холодными серыми глазами, и светлыми волосами.
- Иди к черту, Малфой, - выплюнула Гермиона, зло посмотрев на него.
- Ай, ай, ай, как не хорошо, грязнокровка, - покачал головой блондин, подходя к девушке. – Я-то думал, ты научишься себя хорошо вести, а ты… - он схватил ее подбородок и заглянул в ее воинственные карие глаза, – так и не подумала над своим поведением.
- Я тебе сказала: иди к черту, хорек слизеринский, - прямо ему в лицо выплюнула Гермиона. Малфой только усмехнулся, повернул кольцо на своем пальце и дал девушке пощечину, оставляя на ее щеке тонкую кровоточащую полоску от камня на фамильном перстне. Гриффиндорка даже не поморщилась, и сразу же вернула голову в изначальное положение, посмотрев слизеринцу в глаза. Тот замахнулся еще раз и оставил новый след рядом с предыдущим. Девушка опять зло посмотрела на него. Это начинало злить слизеринца. Он схватил ее руку и палочкой выжег что-то на ее руке.
- Теперь ты всегда будешь помнить о своем происхождении, Грейнджер. Ты еще заплатишь, что не согласилась отдаться мне добровольно.
- Я никогда этого не сделаю, Малфой, - сказала Гермиона уже немного охрипшим и дрожащим голосом.
- Я уверен, что ты просто продажная шлюха, и уже побывала в постели и с Поттером, и с Уизли, да еще может и с этими близнецами, - ухмыльнулся Малфой и развернулся.
- Не дождешься, - сказала девушка. Слизеринец опять, с разворота, дал ей пощечину.
- Никогда, - повторила Гермиона, сплевывая кровь.
- Вы втроем с Уизли и этой полоумной, еще поймете, что надо делать, как это поняла недавно Браун, - засмеялся пожиратель и пошел по направлению к двери. – Это была неплохая ночь. Креб, Гойл, мы пока оставим ее здесь. Пусть повисит.
Парень исчез за дверью, а Гермиона так и осталась прикована к стене в этой грязной комнате.
***
- Гермиона, что с тобой, - испуганно спросила Лили, забегая в комнату и видя, что ее подруга лежит на полу, а ее плечи подрагивают.
- Ничего Лили, все нормально, - ответила Гермиона и попыталась встать, но не смогла. Тогда Лили помогла ей сесть, облокотившись на кровать, и сама села возле нее на пол.
- Ну расскажи, что случилось? – сказала она, обнимая подругу.
- Все нормально, - сказал гриффиндорка и посмотрела на старосту. Было видно, что она не плакала, как сначала подумала Лили. Но девушка все равно беспокоилась за подругу.
- Гермиона, ну расскажи, - приговаривала Лили, поглаживая расстроенную Гермиону по голове.
- Понимаешь, - сказала вдруг та, положив голову на плечо Лили, - я просто больше не могу вспоминать. Это так больно. Я просто не могу вспоминать о них… не могу вспоминать о том, что случилось когда их не стало… Я не могу вспоминать все это… а сейчас Сириус… Он напомнил мне… Я не могу вспоминать и о нем… как вспомню, как он меня тогда поцеловал…
Гермиона сидела и говорила какие-то понятные только ей самой фразы. Староста только поглаживала ее по голове и тихо укачивала, как маленького ребенка. Потихоньку Гермиона успокоилась и пришла в себя. Она перестала говорить и теперь просто смотрела на знакомый нам уже кулон, который она теперь держала в своей руке. Лили боялась спросить что-либо, чтобы опять не потревожить девушку. В конце концов, Гермиона уснула и начала тихо посапывать. Иногда она вздрагивала и вздыхала. Лили осторожно встала, убрав голову Гермионы с ее плеча, достала палочку и аккуратно левитировала подругу на кровать. Потом она накрыла ее одеялом, предпочтя не раздевать, и тихо вышла за дверь. Спустившись в гостиную, она увидела Сириуса и Джеймса, сидящих на диване. Она подошла к своему парню и села рядом с ним, зло посмотрев на Сириуса.
- Ну как она? – спросил Джеймс.
- Сейчас заснула, - со вздохом ответила Лили. – Блек, я не понимаю, и как тебе удается ее доводить? – задала она риторический вопрос. – Джеймс, не знаешь, где Ремус, Артур, Нимфа и Молли. А то уже скоро отбой, а их нет.
- Артур и Ремус пошли на кухню, а вот где девочки я не знаю, - ответил ей гриффиндорец. – Была бы у меня карта…
- Будет же вечером, - улыбнулась староста. – Мне Северус уже казал.
- И что у вас там за тайные способы переписки и общения, - нахмурился Джемйс.
- Не переживай, - девушка поцеловала его в щеку. – Мы с ним просто друзья.
- Верю, - улыбнулся парень и обнял свою девушку.
- Достали уже миловаться! – воскликнул Сириус, вскочив, и быстро ушел к себе в комнату.
- Вот и иди, - казала Лили, прижимаясь к Джеймсу. Тот только улыбнулся, еще раз взглянув на свою девушку, и положил голову ей на плечо. А Сириус в это время забежал к себе в комнату, громко хлопнул дверью и завалился на кровать. Он бесился из-за того, что у всех вокруг все было хорошо, а он был единственный, как он считал, кто не имеет этого счастья.
А Гермиона в это время сидела на Астрономической башне и смотрела на фотографию своих друзей с радостными лицами.
***
Снейп тихо шел по темным коридорам в направлении выручай-комнаты. В руках он держал пергамент, на который изредка посматривал. Он немного опаздывал, поэтому торопился: только Мерлин знает, какие претензии ему сможет предъявить Блек. Дойдя до заветной стены, он прошелся туда обратно несколько раз и перед ним появилась небольшая дверь. Парень вошел в нее, плотно закрыв за собой, и она тут же исчезла. В выручай-комнате, окрашенной в красные цвета, с мягкими диванами и камином, уже сидели четверо гриффиндорцев.
- Цвета гриффиндора, - пробурчал Северус, рассматривая помещение.
- Что-то не нравиться – можешь валить отсюда, - сказал Бродяга, явно чем-то недовольный.
- Ну что, принес?- радостно спросил Джеймс.
- А как же? – ухмыльнулся слизеринец. – Вот, - он протянул своему родственнику пергамент с двигающимися по нему надписями.
- Она! – завопил Поттер.
- Сохатый, тише ты, - улыбнулся Ремус. – Северус, спасибо.
- Не за что, - ответил ему бывший враг (к старосте гриффиндора слизеирнец относился лучше, чем ко всем остальным Мародерам).
- А теперь… - сказал Джеймс и начал что-то шептать, водя палочкой над картой. Кличка «Хвост» на обороте поменялась на «Золотой» и имя Артрура начало высвечиваться так же.
- Теперь лучше, - улыбнулся гриффиндорец и еще раз осмотрел карту. Потом он нахмурился и посмотрел сначала на Снейпа, а потом на своих друзей.
- Ребята, на небольшое совещание, - сказал он. Мародеры подошли к нему, а Северус так и остался стоять на месте. Джеймс что-то зашептал парням, но потом вдруг Бродяга воскликнул:
- Я против!
- Тише ты, - пригрозил ему Ремус и «совещание» продолжилось. Сириус еще немного повозмущался, но потом махнул рукой на своих товарищей и отошел от них, покосившись на слизеринца. Потом на него посмотрел Джеймс, улыбнулся и заговорил:
- Так как ты, Северус, внес большой вклад в воссоздание этой карты мы все, - парень строго посмотрел на Блека, - решили внести тебя в этот небольшой список ее создателей. Твоей кличкой будет – Ворон. Это в честь твоего прошлого герба…
- А может не надо, - немного жалобно проговорил Снейп.
- Вот и я о том же, - хмыкнул Сириус.
- Бродяга, замолкни! – воскликнул Джеймс. – Надо Сева, надо, - сказал он, обнимая родственника. От такого, неожиданного, к себе обращения, Северус закашлялся и с опаской покосился на гриффиндорца. Покосился на него не только он, но и все остальные Мародеры.
- Поттер, ты чего? – все с той же опаской спросил слизеринец. – Ты что, уже выпил?
- Нет, но это хорошая идея! – опять воскликнул Джеймс, выуживая откуда-то бутылку огневиски.
***
Эмилина вышла из директорского камина, ожидая, что сейчас ее встретит радостный Джеймс, но этого не последовало. На нее только навалились куча учителей по разным предметам, пожимающих ей руку и старый директор с длинной седой бородой. Какая-то пожилая дама рассказала ей еще раз правила школы, а потом ее усадила на табуретку и надели на ее голову какую-то грязную шляпу. Девушка ну никак не ожидала, что головной убор заговорит.
- Так, так, - проговорила распределяющая шляпа Хогвартса. – Я вижу в твоей голове недобрые замыслы… Вижу, вижу… И хитрость вижу и лесть… Ложь тоже присутствует… и мой выбор падет на… Слизерин!
Девушка встала с табуретки, сняв с головы шляпу, и еще раз сомнительно посмотрела на него.
- И что это значит? – спросила она.
- Как? Ты не читала? – вопросом на вопрос ответил ее младший брат, который поступал на первый курс. – В Хогвартсе существует четыре факультета: Слизерин, Гриффиндор, Райвенкло и Хаффлпаф. На Слизерине… - затараторил Джошуа, но его перебил Дамблдор.
- Я думаю, молодой человек, что ваша сестра сама во всем разберется, или, в крайнем случае, почитает историю Хогвартса. Мисс Корбья, вашим деканом будет профессор Слизнорт, учитель зельеварения. Он покажет вам вашу комнату, - директор указал на немного угрюмого профессора с седыми волосами. – А теперь ваша очередь, мистер Корбья
Джошуа влез на стул и с удовольствием напялил на себя шляпу. Та долго молчала,а мальчик только немного испуганно косился на нее.
- Райвенкло, - прокричала шляпа своим хриплым голосом. Радостный Джошуа спрыгнул со стула.
- Вашим деканом будет мистер Вайндер, - улыбнулся старик и указал на молодого тоже улыбающегося учителя. Мальчик радостно подбежал к нему.
- Надеюсь, вы проведете хорошую ночь, - сказал Дамблдор. – Ну а сейчас мне надо поговорить с вашими родителями. Увидимся на завтраке.
Мистер и миссис Корбья обняли своих детей, поцеловали их на прощанье, и деканы повели новых учеников в их спальни.
***
Мародеры и Северус сидели в выручай комнате и распивали уже четвертую бутылку огневиски. Ничто так не сближает людей как алкоголь! Северус и Сириус уже сидели чуть ли не в обнимочку, Артур валялся на полу и напевал что-то себе под нос, Джеймс смеялся над всеми ними, и только Ремус был в более или менее адекватном состоянии. Перед ними лежала открытая карта Мародеров, на которую они изредка поглядывали. Решив еще раз пройтись по ней взглядом, Сириус посмотрел на Астрономическую башню, на которой маячила надпись. Он с трудом сфокусировал на ней взгляд. Парень посмотрел на нее, встряхнул головой, а потом опять сфокусировал взгляд.
- Ремус… подойди сюда… - растягивая слова сказал гриффиндорец. – Ты же у нас самый трезвый… Я правильно читаю… Что-то я ничего не понимаю…
Ремус с улыбкой на губах подошел к другу и посмотрел на то место, куда указывал Сиириус. Потом он тоже помотал головой, решив, что тоже слишком много выпил. Он посмотрел на карту еще раз и убедился, что зрении е его не обманывало.
- Слушайте, ребят, - сказал он, - тут какая-то Гермиона Грейнджер на Астрономической башне.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Четверг, 13.12.2012, 21:38 | Сообщение # 18
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 14. Забытые тайны.
Лили уже около получаса ходила по Хогвартсу, отыскивая Гермиону, потому что когда она вернулась в комнату, там были только Молли и Нимфадора, и они сказали, что подругу вообще не видели. Конечно же староста сразу кинулась ее искать. Она не представляла где, но все равно ходила по замку в бессмысленных поисках. Последним местом была Астрономическая башня. Туда сейчас и направлялась Лили. Если Гермионы не будет и там, то староста решила идти к Мародерам и просить у них карту, которую уже должны были вернуть владельцам. Поднимаясь по ступенькам, Лили молила всех богов, которых знала, чтобы Джейн была именно на Астрономической башне, потому что ей очень не хотелось идти к Мародерам, а особенно к вездесущему Блэку. Поднявшись на башню, девушка сразу увидела силуэт своей подруги. Она сидела на подоконнике и смотрела на почти полную луну.
- Гермиона? – осторожно прошептала гриффиндорка. Девушка только повернула голову в ее сторону, но ничего не ответила.
- А я тебе по всему замку ищу! Уже думала к Джеймсу идти, - выдохнула Лили, подходя к ней. Только сейчас она заметила, что перед Гермионой стоит бутылка огневиски.
- Гермиона, ты… с тобой все нормально? – спросила Лили немного севшим голосом.
- Абсолютно. Я просто немного выпила, - ответила подруга, разворачиваясь и ставя ноги на пол. – Просто очень сложно вспоминать без алкоголя, а эта сволочь Блэк…
Она не договорила, а только опустила голову.
- Зачем тебе надо было к Джеймсу? – тихо спросила она.
- У них же карта, - сказала Лили, но потом осеклась. Вдруг Гермиона подняла на нее взволнованный взгляд. Она быстро слезла с подоконника и обошла старосту.
- Лили, - проговорила она, - ты должна мне помочь. На моих воспоминаниях стоит блок, но он открылся. Ты должна помочь мне закрыть его. Ты довольно неплохой окклюмент, и я уверена, что ты справишься. Только ничего не спрашивай, прошу. Это надо сделать немедленно. Я тебе потом все объясню.
Ошеломленная Лили только кивнула головой и спросила, что ей надо делать. Гермиона, быстро среагировав, схватила девушку за руки и приложила ее пальцы к своим вискам.
- Ничего не говори. Не концентрируйся на том, что ты будешь видеть и слышать. Просто быстро пролистывай, как бы откладывая в сторону. А потом, на последнем воспоминании, постарайся замкнуть цепь, и не дать им пойти по новой, - быстро прошептала Гермиона, зажмурившись. Лили только кивнула, а Гермиона вздохнула.
- Хорошо. Только не концентрируйся на воспоминаниях…
Старосте показалось, что ее подруга хотела еще что-то сказать, но она ничего не услышала. Ее сознание заволокла темнота, и она почувствовала жуткую боль. Не физическую, а душевную. Ей показалось, что она падает в обморок, но ее подхватила новая волна боли и она увидела зеленый луч. «Не концентрируйся!» - прокричал кто-то и, Лили постаралась просто пролистнуть луч назад, но тут ее что-то сбило.
- Гермиона, ты в порядке?...
«Не концентрируйся!» - снова услышала Лили и поняла, что это голос Гермионы. Девушка быстро зажмурилась и мотнула головой. Видение исчезло. «Получилось,» - подумала Лили, но это было не все.
- Ты должна смериться с их смертью и продолжать жить…
- Не хочу! Только не умирай Ре…
Лили опять пролистнула воспоминание. На это раз ей удалось сделать это намного проще. Дальше она опять слышала крики и фразы, но Лили не останавливалась на них. Она просто мотала воспоминания как кинопленку. И только последние воспоминания задели ее.
- Гарри, ну что ты. Успокойся, - услышала она.
- Гермиона, я не могу! Они убили Сириуса… - это имя задело слух Лили. Какой Сириус? Но она не успела. Воспоминание перешло на следующее.
- Гермиона, я люблю тебя… - старосте показалось, что это был голос Сириуса. А потом все закончилось. Была просто тишина. Лили не слышала даже собственного дыхания. Это немного пугало ее, но с другой стороны успокаивало. Сейчас для нее не было ничего.
- Я – Гермиона Джейн. Я – Гермиона Джейн. Я – Гермиона Джейн… - услышала Лили шепот. Он все приближался и приближался. Девушка слышала его все отчетливее. Вскоре ей показалось, что он совсем близко, прямо перед ней, и она открыла глаза. Увидела Лили всего лишь Гермиону, бурчащую эти слова себе под нос. Потом девушка шумно выдохнула и посмотрела на свою подругу.
- Ты мотала их не в ту сторону, - слабо улыбнулась она.
- Извини я… - начала Лили, но подруга быстро приложила свой палец к ее губам.
- Спасибо, - прошептала Гермиона одним губами, а на башню ввалились чем-то очень встревоженные Мародеры, которые притащили за собой еще и Северуса. Сначала они остановились и немного странно посмотрели на девушек. Гермиона уже успела сесть обратно на подоконник, а вот Лили стояла посреди башни и таращилась на всех непонимающим взглядом. Она кидала его, то на парней, то на подругу. Мародеры аккуратно обошли всю башню вокруг, убедившись, что никого, кроме девочек, здесь нет. Потом они отвернулись от них и стали о чем-то шептаться. Достав пергамент и прошептав над ним заветные слова, они посмотрели на карту. Потом они снова посмотрели на девочек, затем опять перевели взгляд на карту. Так продолжалось с минуту. Лили не выдержала.
- Да что здесь происходит?! – почти во весь голос закричала она.
Парни ничего не ответили, а только во все глаза уставились на нее. Гермиона, сидящая на подоконнике, хмыкнула.
- Да что с ними разговаривать? Они же пьяные.
- Мы пьяные?! – икнул Сириус. – Да я трезвее чем ты! – закричал он, заметив в руках девушки бутылку.
- Совсем пить не умеешь, - сказала она, легко соскальзывая с подоконника.
- Это я-то не умею?! – начал заводиться гриффиндорец.
- Ну не я же, - улыбнулась Гермиона.
- Гермиона, Сириус, прекратите, - сказала Лили. – Хватит на сегодня перепалок. Вы оба выпели. На этом и порешим…
Но договорить старосте не дали.
- А ты, Эванс, заткнись! Тебя не спрашивают, - пробурчал Сириус.
- Так, прекрати, Бродяга, - вмешался Джеймс, вставая межу спорящими Сириусом и Гермионой, попутно защищая свою девушку. Ему тоже очень не хотелось очередной ссоры этих двоих.
- Сохатый, не мешай, - протянул Сириус, отодвигая друга в сторону. – Эта… мымра... утверждает, что я пьян!... А я не пьян! Я абсолююююютно трезв!... А-бсо-лююююют-но… Никогда я еще не был так трезв, как сейчас! Сейчас я просто не могу… не высказать своего мнения…
- Может, ты и вправду заткнешься, а? – со вздохом сказала Гермиона, кидая сочувственный взгляд на пьяного гриффиндорца.
- Сириус…. Хватит, - Сохатый попытался удержать друга, но у него ничего не получилось. Блэк разошелся не на шутку.
- Эта… эта… - он никак не мог подобрать слова, чтобы опять обозвать им Гермиону, - явилась к нам… завела тут свои порядки, да еще и со слизеринцами дружит! Устроила тут какой-то клуб… А вооооще непонятно кто она… Дура какая-то… С непонятным прошлым.. которая постоянно кидается на меня… Да еще в этих перчатках ходит.. Вдова что ли…
Гермиона слушала с невозмутимым спокойствием. Все, стоящие вокруг, поражались, как она до сих пор не свернула ему шею. Особенно Северус. Сам он, хоть тоже был немного пьян, был уже готов убить Блэка за сказанные в адрес его подруги слова. А девушка смотрела на Сириуса все тем же сочувственным взглядом.
- Да у нее даже друзей никогда не было! – воскликнул вдруг Сириус. – Или они все… погибли… бросили… ушли!...
Дальше парень просто забыл про то, что говорил и поехал дальше, но было видно, что Гермиона при упоминании этих слов немного погрустнела и даже, как показалось Лили, вздрогнула, но виду не подала и продолжала слушать дальше. Сириус нес свои пьяные бредни, а девушка все слушала. В конце концов ей это надоело (все же долго он уже болтает-то). Она быстро подалась навстречу гриффиндорцу и, положив ладонь на его щеку, поцеловала его. Тут-то Сириуса и настиг ступор. Он, кончено, спьяну не сопротивлялся, но был немало удивлен.
- Лучший способ заткнуть кого-либо, - прокомментировала Гермиона, отстранившись от его губ. Она улыбнулась. Во-первых, ее позабавило выражение лица Блэка, а, во-вторых, она вспомнила, как таким же образом один раз заткнула Рона, когда тот сильно разошелся. Близнецы над ним тогда еще две недели подшучивали, а Гарри старался не заводиться (можно сказать боялся, что Джинни заткнет его так же и подшучивать будут над ним).
Бродяга все еще непонимающе смотрел на Гермиону.
- Ну, на этом я вас оставлю, - сказала девушка.- Аревуар.
С этими словами Гермиона ушла с Астрономической башни. Лили, опять кинув злобный взгляд на Сириуса и немного укоризненный на Джеймса, побежала за подругой. А Мародеры так и остались стоять в недоумении, забыв про Гермиону Грейнджер. Совсем.
***
Наутро парни проснулись с головной болью в Выручай комнате. К немалому своему удивлению (но я уверена, что к небольшому нашему) Сириус нашел себя в обнимку с бывшим Снейпом. Конечно же, он поднял скандал, и, в конце концов, на завтрак все впятером опоздали. Прибежали они последние. Они даже не подумали о том, что все в Большом Зале «немного »удивятся, когда увидят Джеймса и Сириуса о чем-то спорящих с Северусом. Почти все гриффиндорцы чуть не попадали с лавок, а вот Гермиона только усмехнулась.
- Чего и следовало ожидать! – торжественно прошептала она на ухо Лили, которая только рассеяно кивнула в ответ. Староста вес еще не могла забыть ночное происшествие и поцелуй Гермионы. Это никак не вылезало из ее головы. Сириус, завидев девушку, тоже немного помрачнел и постарался сесть подальше от нее. Гермиона засмеялась. Сегодня с утра у нее было прекрасное настроение. Но его тут же постарались испортить.
- Девочки, привет, - послышался сзади голос. Лили с Гермионой обернулись (Нимфадоре и Молли оборачиваться было не надо, они сидели напротив своих подруг). Там стояла и улыбалась Эмили.
- Привет, Эмили - улыбнулась в ответ староста. – Вижу, ты на слизерине, - сказала она, заметив зеленый галстук и эмблему змеиного факультета.
- Почему-то я в этом и не сомневалась, - буркнула Гермиона, но все же немного натянуто улыбнулась.
-Ну ладно, я побежала. Встретимся на ЗОТИ, - пропела новоиспеченная слизеринка и упархнула к Сириусу и Джеймсу. Лили нахмурилась.
- Лили, не беспокойся, - сказала Гермиона. - Я уверена, что Джеймс любит только тебя.
- Файри, да по нему это видно! – воскликнула Нимфа.
- Мета, тише ты, - засмеялась Молли. – А то на нас скоро все смотреть будут.
Лили улыбнулась. У нее были такие хорошие подруги. Потом она посмотрела на часы и охнула.
- У нас скоро урок начинается! – воскликнула она вскакивая.
- Лили, ты не исправима, - вздохнула Молли, тоже вставая.
- А я согласна с Ринз, - улыбнулась Тонкс.
- Я думаю, нам пора, - сказала Гермиона и направилась к выходу.
- Слушай, Шейди, а почему на тебя мой кузен так странно смотрит?
***
Седьмые курсы слизерина и гриффиндора уже сидели на своих местах, когда начался урок. Нимфадора Тонкс смеялась во весь голос. Ее очень позабавила история про прошлую ночь, и теперь она не могла без смеха и слез в глазах смотреть на своего притихшего родственника. Тот понимал причину ее веселья и все больше мрачнел. Мародеры тоже издевались, но ничто не могло сравниться с постоянным смехом Меты. Гермиона только немного смущенно улыбалась и просила Нимфу быть потише, но та никак не могла успокоиться. Прервал ее веселье только приход мистера Вайндера.
- Класс, всем доброе утро, - сказал он, садясь в кресло.
- Не для всех оно и доброе, - тихо пробурчал Сириус, а со стороны Нимфадоры снова послышался краткий смешок.
- Итак, встаем в пары и начинаем занятие. Сегодня мы отрабатываем щитовые заклинания.
Гермиона, как обычно, встала с Нимфой, а Лили с Молли. Эмили встала с Северусом, потому что он был единственным, кого она знала со своего факультета, и потому что Джеймс уже встал с Сириусом. Урок как всегда проходил без особых происшествий, но как только мистер Вайндер, под конец урока, отвлекся, уйдя в лаборантскую за учебником для новой студентки, Блэк решил внести в программу немного разнообразия, опять придравшись к предмету одежды Гермионы.
- Джейн, - он повернулся к девушке. – Сколько можно носить эти перчатки? Ты же не обручальное кольцо под ними прячешь!
- Представь себе, нет, - сказала она, отбив заклятие Тонкс и поворачиваясь к гриффиндорцу. – Блэк, что тебе вечно от меня надо? Если я тебе нравлюсь так и скажи.
Все студенты прыснули. Даже некоторые слизеринцы не смогли сдержать мимолетной улыбки.
- Тут опять назревает конфликт, - тихо сказал Ремус Артуру, с которым стоял в паре.
- А то, - улыбнулся тот.
- Джейн ты меня достала! – взвыл Сириус и, подлетев к девушке, содрал с е руки перчатку. Его взору предстала искалеченная кисть девушки. На ее руке было множество не успевших зажить порезов, некоторые из которых напоминали шрамы, а на запястья виднелся красный след. Гермиона быстро натянула рукав рубашки, закрывая кисть, так что никто из близко стоящих, кроме Сириуса и Лили, ничего не увидел. Джеймс кинулся к своему другу, и, заметив красный след на запястье Гермионы, встал около девушки в ступоре
- Что здесь происходит? - обратно в класс вошел мистер Вайндер, услышавший шум. Увидев Гермиону, которая нервно дергала вниз манжет рубашки, и двух парней, который стояли и недоумевауще смотрели на нее, держа в руках ее перчатку, он понял почти все. Он никогда не видео рук девушки из будущего, но, по словам директора, знал: лучше не смотреть.
- Мистер Блэк, мистер Поттер, я назначаю вам обоим отработку. Что бы сегодня же вечером вы были у мистера Филча. Отработка будет ночью. И мне все равно, что в это время вы должны спасть, - строго сказал учитель.
- И за что же у нас отработка вместо сна? – усмехнулся вконец уже обнаглевший и отошедший от шока Сириус.
- Мистер Блэк, - прошипел профессор. Парень немного притих под взглядом молодого учителя. Гермиона выхватила перчатку из рук грифиндорца и быстро надела ее обратно на руку.
- Лучше бы ты учился, Блэк, - сказала она и, отвернувшись от него, гордо прошествовала к выходу из класса, так как было почти конец урока, совсем забыв о том, что сегодня полнолуние.
***
Джеймс, возмущенно сопя, ходил взад вперед по комнате. Сириус сидел на кровати и нервно отпивал из горлышка стеклянной бутылки.
- Сириус, вот что ты наделал? И зачем ты к ней полез? А? Зачем? – причитал Сохатый.
- Ты хоть видел ее руки? Здесь точно что-то не ладно? Как ты думаешь, кто она на самом деле? - совсем не слушая его, говорил его друг. Артур и Ремус только сидели и поочередно переводили взгляды с одного парня, на другого.
- Си! Ри! Ус! – по слогам выговорил имя Бродяги Джеймс, подлетев к нему. – Ты совсем не понимаешь?! Сегодня пол-но-лу-ние! Пол! Но! Лу! Ни! Е! А у нас… что? От! Ра! Бот! Ка! Кто пойдет с Ремусом?! Мы давали клятву, что никогда его не бросим! Тем более его нельзя бросать с этим таинственным зельем, - прибавил гриффиндорец, немного успокоившись и посмотрев на оборотня, который в это время как раз убирал прозрачную скляночку из-под уже выпитой серебряной жидкости.
- Джеймс, дружище, успокойся, - сказал Лунатик. – Все будет хорошо.
- А если не будет? – мрачно сказал парень, отходя от Сириуса. – Артур еще не может превращаться, и мы не можем отправить его с тобой, - вздохнул он.
- А если не будет, - передразнил его Сириус. – Чего вздыхать, все равно уже ничего не изменить…
- Так тебе все равно?! Тебе главное – понять, что это там не так с Гермионой! – взревел Джеймс и замахнулся для удара, но его остановил Артур.
- Ребята, - тихо сказал он, - у меня есть идея. Помниться вы мне кое что рассказывали… Конечно, это не самый лучший вариант, но может сработать…
***
Северус стоял на безопасном расстоянии от Дракучей Ивы. Эго опять пригнали сюда Мародеры. С тех пор, как он стал Поттером (а с тех пор прошло всего лишь два дня), ему покою они не давали. Вчера карта, сегодня еще что-то посреди ночи, а завтра вообще заставят его к самому Воландеморту идти… Одним словом – гриффиндорцы. Северус вздохнул и сел на траву, посмотрев в небо. Он увидел там полную луну и множество звезд. И зачем этим Мародерам понадобился он – Северус С… Поттер? Лучше бы о своем друге оборотне позаботились.
На горизонте появились четверо друзей. На самом деле Артур шел просто за компанию, потому что не мог ничего сделать. Бывший Снейп встал с земли и отряхнул мантию. Гриффиндорцы были одеты в обычную внешкольную одежду.
- Привет, Северус, - поприветствовал слизеринца родственник.
- Доброй ночи, - буркнул Северус в ответ. – Ну и что вам опять от меня надо?
- Ты же помнишь, что нам сегодня назначили отработку? – начал издалека Поттер. – Так вот… Мы каждое полнолуние проводим с Ремусом, а сегодня…
- Короче, ты анимаг? – брякнул Сириус. Слизеринец ухмыльнулся. Он, кажется, понимал, к чему ведут Мародеры.
- Если да, то, что? – деловито спросил он.
- Ну… - протянул Сохатый, сердито посмотрев на своего друга. – Мы попросим тебя вместо нас сегодня побыть с Ремусом. Оборотень не реагирует агрессивно на животное.
- А почему рыжеволосый не может? – спросил слизеринец. Он всегда называл так Артура. Он не хотел называть его по имени, а по фамилии он считал, что тому будет обидно. А Уизли же ничего плохого ему, Северусу же не сделал. Тем не менее гриффиндорец никогда не называл его по фамилии… Снейп (не забывайте, что все же бывший), встряхнул головой, подумав: «Что-то я стал слишком много рассуждать», и опять посмотрел на Мародеров.
- Артур пока не может превращаться, но ему осталось совсем немного, - как будто оправдываясь, ответил Джеймс. – Северус, пожалуйста, - попросил он. – Мы не можем оставить Рема одного. Просто скажи нам – ты анимаг или нет?
- А если нет, то что, - продолжал слизеринец.
- До чего докатились! – воскликнул Блэк. – Упрашиваем Снейпа сделать нам одолжение. Если нет, то там мы уж как-нибудь выкртутимся…
Северус еще раз мрачно взглянув на гриффиндорцев и, без лишних слов, превратился в черного ворона.
- А подходящую кличку мы ему подобрали, - усмехнулся Артур, смотря на парящую птицу.
- Не напоминай, Золотой, - поморщился Блэк, отгоняя воспоминания о прошлой ночи. Снейп превратился обратно.
- Считайте, это было моим ответом, - сказал он.
- Спасибо тебе, Ворон, - улыбнулся Джеймс. – Ну, мы тогда пошли, а то нам с Сириусом еще к Филчу. Пока, Лунатик.
- До завтра, ребята, - тихо сказал Ремус. Трое гриффиндорцев направились обратно в замок.
- Слушай, Артур, - окликнул рыжего Северус.
- Что? – обернулся тот.
- А какая у тебя анимагическая форма?
- Лабрадор,- сказал Уизли и пошел дальше. Слизеринец только немного нахмурившись кивнул в ответ и посмотрел на оборотня. Тот осторожно приподнял уголки губ и пошел к потайному входу в Визжащую Хижину. Северус пошел за ним.
***
Далее все интересное происходит в комнате семикурсниц гриффиндора. Там Гермиона стоит у двери, Лили нервно ходит взад вперед, а Молли и Нимфадора сидят на кроватях и почему-то укоризненно смотрят на обоих. Девушки находятся в таком состоянии уже полчаса. Тут Лили, очередной раз, кинув гневный взгляд на Гермиону, села на кровать.
- Ну как так можно? – вздохнула она. – Мы о тебе ничего не знаем, но ты все равно все скрываешь и ничего не говоришь!
- Ну Лили, пойми же, - начала оправдываться Гермиона, - я просто не могу вам рассказать…
- Так почему? Почему? Это мой единственный вопрос! – опять воскликнула староста.
- Лили, придет время… - начала Гермиона.
- Не хочу нечего слышать! – перебила ее Лили. – Что у тебя с руками? Ответь мне хотя бы на этот вопрос! Откуда у тебя все эти…
- Лили, пожалуйста, - взмолилась девушка, стоящая у двери, не дав своей подруге договорить.
- Так, объясните нам пожалуйста, что здесь происходит! – с кровати встала Тонкс и посмотрела на ругающихся девушек. От взгляда ее почти белых глаз становилось немного страшновато (надеюсь, что никто не забыл, что Мета ходит со своей истинной внешностью ^^).
- Да эта… - начала староста, но ее опять перебила Гермиона:
- Девочки, просто Лили хочет узнать обо мне больше, а я говорю, что не могу этого рассказать.
-Почему? – удивленно приподняла бровь Молли.
- Вот и я о том же, Ринз, - усмехнулась Лили.
- Так, Файри, прекрати. Разговаривать с Гермионой буду я, - заявила Тонкс в стиле Остапа Бендера, про которого даже и знать не могла. - Шейди, объясни пожалуйста, что произошло сегодня на уроке ЗОТИ? – начала свой допрос метаморф. Допрашиваемая вздохнула.
- Просто кое-кто увидел то, что ему нельзя было видеть, - ответила она.
- Хм, расплывчато, - протянула «следователь». – А поподробнее?
- Не могу, - вздохнула девушка.
- Логичный вопрос: почему? – прищурилась Мета.
- Потому что я не хочу, что бы вы знали много обо мне, - опять ответила Гермиона.
- Почему? – продолжала Нимфадора.
- Потому что…
Так бы могло продолжаться вечно, если бы Молли вдруг не воскликнула:
- Ну Гермиона! Почему ты не можешь нам рассказать? Ты же не скажешь, что ты девочка из будущего и ты пришла все поменять!
Гермиона резко повернула голову и напряглась, но никто этого не заметил. Девушки уже смеялись. «Девочка из будущего» облегченно вздохнула и начала смеяться вместе со всеми.
- А что если скажу? – улыбнулась она.
- Ну… - протянула Ринз.
- Мы будем долго расспрашивать тебя, кем мы там стали, кто наш суженый и сколько детей у нас было, а потом спросим, почему ты пришла все изменить, и что же такого страшного случилось! – воскликнула Тонкс.
- Надеюсь, ты не скажешь, что у меня было пятеро детей! – подыграла Молли, а потом немного нахмурилась. – Я на самом деле не хочу много детей… Но я обязательно хочу девочку!
Все опять засмеялись.
- Девочки, я обещаю, что все вам расскажу, только в конце года, - пообещала Гермиона. – После выпускного бала, хорошо?
- Хорошо, - улыбнулась Лили. – Ты прости меня, - сказала она, подходя к Гермионе, - может это и правда что-то совсем личное.
- Да ничего, - опять улыбнулась ее подруга. Староста улыбнулась в ответ.
- А я вышла замуж за старого странного профессора! – воскликнула Нимфа, продолжая тему, на которую они с Молли уже успели изрядно пообщаться за пару минут. Все опять прыснули. Больше всех смеялась Гермиона, которая помнила, что Тонкс, которую она знала, никогда бы не сказала так о своем любимом профессоре Люпине.
- А детей у тебя было больше, - прошептала Гермиона Джейн. – Заметьте, было.
***
Пока девушки смеялись, а Северус летал в образе ворона над бедным Люпином, Сириус и Джеймс драили полы перед туалетами.
- И почему это обязательно делать ночью?! – постоянно возмущался Блэк.
- Бродяга, заткнись а? – отвечал ему Джеймс, продолжая намыливать место перед собой.
- Все равно эта Джейн какая-то подозрительная, - продолжал бурчать Сириус. – Ты видел ее руки? Видел! А красные пятна на запястьях! Как будто от кандалов… Да еще она так быстро с нами сдружилась… И к директору постоянно ходит… Тут что то нечисто!
- Бродяга, достал уже! – Сохатый бросил тряпку в мыльную воду в ведре. – Тебе и в правду она кажется такой подозрительно?
Сириус только осторожно кивнул в ответ.
- Ну тогда, если тебе так хочется, я могу тебе подсказать план, и ты сможешь выведать у нее все, - ухмыльнулся Джеймс.
- Ну и какой же очередной блестящий план созрел в твоей умной голове? – Сириус иронически поднял бровь и встал с пола, отряхиваясь.
- Понимаешь, он тебе не очень понравится, поэтому только если ты очень хочешь… - загадочно протянул второй гриффиндорнец.
- Мне твои планы не всегда нравятся, но по большей части они все хорошие, - усмехнулся Бродяга.
- Повторяю: только если ты очень этого хочешь, я скажу… - продолжил Джеймс.
- Да хочу, хочу! – воскликнул Сириус. – Сохатый, не томи!
- Мой гениальный план заключается в том, - ухмыльнулся парень, - что ты, и только ты, можешь все узнать. Но при этом тебе надо ее… так скажем… обольстить.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Четверг, 13.12.2012, 21:39 | Сообщение # 19
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 15. Ведьмин котел
Первая ночь полнолуния миновала. Ремус чувствовал себя довольно не плохо, да и зелье вроде бы действовало. После того, как он пил его уже почти как два месяца (был конец ноября), он после каждого превращения чувствовал себя все лучше и лучше. Друзья, конечно, скептически смотрели на него и говорили, что он когда-нибудь плохо кончит, но оборотень до сих пор считал, что это был его единственный шанс. И он, честно говоря, был абсолютно прав. Не зря же Гермиона уже второй месяц жертвовала выходными и своими, и Северуса, готовя это зелье. Слизеринец очень возмущался, но она его не слушала и все равно повторно привлекала оборотня к этому.
Сейчас у Мародеров было экстренное собрание и, не смотря на то, что сегодня ночью Ремус должен был опять превратиться, оно состоялось. Поэтому его сейчас больше беспокоила причина этого собрания, а не то, что он себя хорошо чувствовал. Конечно, все его друзья, видя это, становились чуточку веселее, но все равно напряжение было на их лицах. Сириус до сих пор дулся на Джеймса, а тот ждал поддержки друзей.
- Ну что, - сказал он, - надеюсь, можно начинать. Вчера Сириус сказал мне, что он считает Гермиону подозрительной. Ну и я предложил ему некий план, с которым он чуточку не согласился…
- Чуточку?! – подпрыгнул на месте Бродяга. – Да мне он вообще не понравился!
- А что ты ему предложил, Сохатый? – спросил Артур.
- Ну я предложил ему немного сблизиться с ней… - с улыбкой сказал Джеймс.
- Немного!? – опять взвыл Сириус.
- Спокойно, - по-деловому сказал Ремус. – Джеймс, а в чем заключается твой план?
-Ну, раз ему кажется, что Гермиона подозрительна, пусть он сблизиться с ней и все разузнает, - объяснил великий шутник. – Он может просто стать ее парнем, а потом и немного больше… И тогда она, возможно всему расскажет.
- Вот именно, возможно, - ответил Сириус. – А если нет?
- Ну просто бросишь ее, как и других своих девушек, - пожал плечами Сохатый.
- Но это же нехорошо, Джеймс, - возразил Артур. – Бродяга, почему ты так в этом уверен?
- Понимаете, мне кажется, что она пожирательница, - задумчиво ответил Мародер. – Она не просто так знает о помолвке Нарциссы, и имя Белатрисы она тоже непросто так знает, да и вообще странная она какая-то, - заключил он.
- Ладно, я соглашусь, что это довольно неплохой план, - сказал наконец староста, - но только давай так, что бы Гермиона не сильно переживала, а то она очень нервная девушка. Мне просто очень ее жаль, потому что мне кажется, что у нее в жизни не все получилось…
- Дружище, а с каких это пор ты стал так присматриваться к девушкам? – усмехнулся Джеймс, но Сириус не дал оборотню ответить.
- Я не согласен только с тем, что это должен делать я! Почему этого не можешь сделать, например, ты – Джеймс, или Артур, или, в крайнем случае, Рем?
- Потому что у меня есть девушка, которую я только что завоевал, - ответил Сохатый, - у Артура, почти жена, которая устроит ему скандал, - улыбнулся он, за что Золотой толкнул его в бок, - а Луни у нас слишком стеснительный, да и Нимфадору лучше тоже не обижать.
Оборотень покраснел, а Сириус улыбнулся.
- Ну ладно, я сделаю это на благо общества!
***
В это время Лили пыталась затащить Гермиону на субботние танцы. Они проходили каждые выходные в Хогсмите, в одном из магический клубов и староста очень хотела вытащить на него подруг. Сама она не очень любила шумные места, но зато любила танцевать. Молли и Нимфа согласились почти сразу, а вот Гермиона наотрез отказалась идти. Девушка приводила многочисленные доводы, начиная с того, что она не умеет танцевать, и заканчивая тем, что она просто не хочет. Но подруги были неумолимы. Ринз и Мета с радостью согласились помочь старосте уговорить подругу, и теперь все трое ныли ей в ухо, что ей надо непременно пойти на танцы.
- Не пойду! Никуда не пойду! - отнекивалась Гермиона. - Ни за что!
- Ну почему же? – ныли девушки.
- Лили, - серьезно сказала Шейди, - ты же видела мои руки. Ну куда я с такими пойду!
- Ну пожалуйста, - пропела Нимфадора, так и не поняв комментария про руки, но решив не отступать, а вот Лили задумалась.
- Если вся проблема только в этом, то я тебе их сейчас подправлю магией, - после некоторого молчания сказала староста. – Желание у тебя появиться, - тут же перебила она возражение своей подруги, - а танцевать там тебе много и не придется, просто посидишь и посмотришь. А, в крайнем случае, мы тебя научим. Посмотри на себя! – воскликнула она. – Ты такая замученная, уставшая и бледная! Каждому ясно, что тебе надо развеяться! Так что ты идешь добровольно, либо мы затаскиваем тебя туда силой.
Молли и Нимфадора только торжественно кивнули в знак их полного согласия. Гермиона вздохнула. Больше ей ничего не оставалось. Она уже довольно хорошо изучила маму Гарри, и она знала, что Лили все равно сделает то, чего она хочет. Гермиона встала и, обреченно посмотрев на своих подруг, сказала:
- Хорошо, Лили. Тогда, ты делаешь что-то с моими руками, а вы, девочки, ищете мне нормальную одежду. Очень прошу, чтобы это была не мини-юбка, - улыбнулась девушка. Нимфа и Молли коварно переглянулись, дали друг другу пять и кивнули, посмотрев на Гермиону. Та покачала головой, уже опасаясь чего-то нехорошего, но ничего не сказала. Лили схватила ее за руку и утащила в ванную, а две другие подруги стали перебирать весь их имеющийся гардероб.
Сначала, Лили хотела пригласить еще и Мародеров, но потом решила, что это будет плохая идея, потому что Сириус непременно поссориться с Гермионой и вечер будет испорчен, поэтому она все же решила, что лучшей идеей будет пойти вчетвером.
***
Когда все четыре гриффиндорки были уже готовы выходить, у Джеймса Поттера зародилась примерно такая же идея, только немного по другой причине.
- Ребята! – закричал он, вскакивая с дивана в Выручай-комнате. – А что если нам начать прямо сегодня?
- Что начать? – насторожился Сириус, посмотрев на своего друга.
- Сближать тебя с Гермионой, - ухмыльнулся тот. – Каждые выходные же танцы! Так может, пригласим туда девчонок. Ты, Сири, будешь разговаривать с нашей «пожирательнецей», а Рем, как раз развеется после одной бессонной ночи и перед другой.
- А может мне лучше поспать? – довольно натурально зевнул оборотень, покосившись на Сохатого.
- Кто там говорил, что ему лучше? – поднял бровь великий шутник.
- А я согласен! – подал свой голос Артур.
- Все согласны, значит, мы идем! – воскликнул ловец гриффиндора.
- Кто еще сказал, что согласен? – пробурчал Блэк, но все же встал.
- Тогда я за девушками, - улыбнулся Джеймс и исчез за дверью.
- И какого Мерлина его понесло? – опять плюхнулся в кресло Бродяга.
- А кто его знает? – опять зевнул Ремус.
- Ремус, может тебе и вправду остаться? – спросил Артур.
- Золотой, не беспокойся, - махнул рукой Сириус. – Перед тем, как взойдет луна, мы все уйдем в Визжащую хижину, а ты останешься развлекать дам, - закончил он.
- А почему я? – возразил парень.
- Ну ты же один не идешь, - отозвался Блэк.
- Это не честно!
- Слушай, Артур, ты же не против, - усмехнулся Сириус и посмотрел на друга. – По глазам же вижу.
- Все, достал, - буркнул Уизли и отвернулся от Бродяги.
- Вот и хорошо, - Сириус закинул руки за голову и откинулся на спинку кресла. Этот жест был его самым любимым. Кто-то скрещивал руки на груди, кто-то утыкался в колени, кто-то просто ложился, а Сириус закидывал руки за голову. Это было что-то вроде его фирменного жеста. У всех Мародеров этим жестом было что-то свое. Джеймс, например, взъерошивал себе волосы и поправлял свои очки, Ремус просто смущенно на всех смотрел и иногда обхватывал себя руками, Артур беспричинно улыбался и чесал себе затылок, а Сириус вот так откидывался, закладывая руки за голову. Они, не сговариваясь, могли узнать друг друга по этим жестам. Они уже выучили друг друга на столько, что могли с точностью сказать, что под этой маской скрывается их друг. Конечно, Артур еще не так хорошо понимал своих друзей, но он уже начинал замечать привычки и особенности каждого из них. И ему это нравилось.
Через некоторое время в Выручай-комнату вернулся Джеймс, но с не очень хорошими новостями: девушек он не нашел. Гриффинорец только встретил Алису, которая сказала ему, что видела их при всем параде и выходивших за двери Хогвартса. Поэтому, у Джеймса были все основания полагать, что девушки тоже отправились на танцы.
- Ну что, - сказал он, - теперь нам дорога только в Хогсмит.
Парни не очень заботились о своем внешнем виде. Сириус и так всегда выглядел ослепительно, Джеймс просто сбегал за кожаной курткой, Артур с Ремусом тоже остались так, как были. Староста всегда одевался скромно и не вызывающе. Оборотень просто не хотел привлекать к себе лишнего внимания. А вот Артуру было просто плевать. Он всегда ходил как попало, за что на него очень ругалась Молли. Он только иногда подшучивал, что вот станет она его женой и будет придираться. Девушка только ворчала и говорила, что если он будет ее мужем, то она повеситься.
По дороге к выходу из замка парни случайно наткнулись на Эмили.
- Привет, ребята, - лучезарно улыбнулась та, в основном направляя свою улыбку Джеймсу. – Очень рада нас видеть.
- Мы тебя тоже, - сказал Джеймс, и ребята хотели продолжить свой путь, но слизеринка остановила их вопросом:
- А куда вы?
- На танцы, - сказал Джеймс, даже не подумав о том, что девушка может напроситься пойти с ними, что она сразу и сделала.
- Ой! – воскликнула Эмили. – Я даже не знала, что у вас есть танцы! А можно мне с вами?
- Эм (так Джеймс иногда называл девушку), понимаешь, - начал гриффиндорец, - у нас просто уже есть партнерши.
- Что-то я их не вижу, - состроила ехидное выражение лица француженка и взяла Джеймса за руку. – Поэтому я иду с вами.
- Они ждут нас там, - начал было Джеймс, но слизеринка и слушать его не хотела.
- Я иду с вами и точка! А там посмотрим!
Гриффиндорцам ничего не оставалось делать, как взять Эмили с собой. Довольно быстро они дошли до клуба. Всю дорогу девушка что-то рассказывала гриффиндорцу, которого держала за руку, но тот думал больше о том, как бы побыстрее найти там Лили и все ей объяснить.
Если вы думаете, что магические клубы сильно отличаются от наших, маггловских, то это совсем не так. В них так же громко играет музыка, в них так де много людей, кто-то сидит, а кто-то танцует, в них так же продают спиртное и в них так же всегда царит постоянная полутьма. Когда все пятеро зашли в помещение, то по их ушам ударила оглушающая музыка. Они очутились в просторном помещении с танцплощадкой посередине, столиками вокруг и баром на другой стороне клуба. Ребята, никуда не расходясь, двинулись в середину зала. Эмили сразу потащила сопротивляющегося Джеймса танцевать, а трое других гриффиндорцев, посмеявшись над своим другом, пошли искать того, за кем, в принципе они и пришли. Девушек они нашли почти сразу. Те сидели за столиком и пили что-то из изящных бокалов, которые редко встречались в барах такого типа. Они были одеты в довольно простые майки разного цвета: у Меты она была ярко-красная, у Лили – зеленая, у Молли – желтая, и только Гермиона была одета в футболку. Вместе они чем-то напоминали светофор. Так же девушки были одеты в шорты, то ли джинсовые, то ли простые тканевые, этого парни так и не смогли понять. Да им, на самом деле и не надо разбираться в женской одежде, только если знать, как расстегивать застежку лифчика.
Артур, улыбнувшись, подошел к своей девушке сзади и накрыл ее глаза руками. Молли вздрогнула, а первым побуждением Гермионы было достать палочку и зашвырнуть заклинанием в незнакомца. Но потом она разглядела черты Уизли, который находился в тени, и перестала сжимать палочку в кармане. За спиной Артура девушки увидела второго старосту гриффиндора и Бродягу. Первый стоял и с улыбкой смотрел на подруг, а второй скептически глядел на Золотого.
- Даже не знаю, кто это может быть, - улыбнулась Молли, кладя свои ладони, на руки парня. – Артур, ты же знаешь, что так мне делаешь только ты.
- Знаю, - спокойно ответил тот, убирая руки.
- Надо взять на заметку, - шепнула Тонкс сидящей рядом с ней Лили и девушки рассмеялись.
- А мне сказать, - наиграно насупилась Гермиона.
- Это секрет! – торжественно провозгласила Метаморф и встала. – Я пошла танцевать, и мне нужен партнер, - заявила она и критически осмотрела парней. – Артур мне не подходит: у него девушка есть, Сириус меня уже достал, Джеймс… А, кстати, где он? Лили же тоже нужно потанцевать.
- Его уже утащила на танцпол Эмили, - усмехнулся Блэк. Лили тут же вскочила и начала искать своего парня глазами.
- Ищи, ищи, рыжая, - сказал Сириус и плюхнулся на освобожденный его кузиной стул. Девушка (Лили) испепеляюще посмотрела на него, но продолжила искать дальше. Тонкс тоже бросила на него недружелюбный взгляд и, улыбнувшись после, продолжила:
- Значит я иду с Ремусом!
Бедный староста поперхнулся и из-подлобья посмотрел на Нимфадору. Метаморф просто схватила его за руку и тоже утащила в толпу танцующих. Молли и Артур уже успели уйти, чего не заметила даже расслабившаяся Гермиона, и поэтому за столиком остались сидеть только она и занудный гриффиндорец по имени Сириус.
- Иди, иди, ловелас, - кинул он вслед Нимфе и Ремусу, в похожей манере, а потом посмотрел на Гермиону. На это раз она была, к большому удивлению парня, без перчаток, но одета не в майку, как другие девушки. На Гермионе была обтягивающая футболка черного цвета, и джинсовые (как смог уже разобрать Сириус) короткие шорты, а на ногах у нее были изящные черные балетки без каблука. Волосы девушки не были заплетены в косу, как она теперь уже обычно ходила, а были просто уложены. Теперь гриффиндорец даже не отрицал, что Гермиона не просто привлекательная, а очень красивая девушка, которая могла покорить сердца многих. Теперь парень даже не мог понять свои чувства к этой таинственной незнакомке, которая вот так странно ворвалась в его жизнь.
- Ну и что ты на меня смотришь? – вывел Сириуса из размышлений голос Гермионы.
- Да нет, ничего, - парень отвернулся от нее. – Уже и посмотреть нельзя!
- Можно, - пожала плечами гриффиндорка, - просто я не понимаю, что тебе от меня надо.
- Любви и ласки, - не подумав брякнул Бродяга. Девушка засмеялась, а Сириус опять посмотрел на нее.
- Ты когда смеешься, у тебя очень красивые глаза, - сказал он. Гермиона прекратила смеяться и перевела пристальный взгляд на парня. Это ледяной взгляд немного испугал Сириуса.
- Я что-то опять не так сказал? – аккуратно спросил он.
- Да нет! – моментально оживилась девушка. – Пошли танцевать, - вдруг предложила она и утащила Сириуса в толпу, оставив на столике стеклянный бокал с недопитым мартини.
***
Время каникул подходила к концу. За это Рождество все веселились сколько могли, как будто предчувствуя, что потом у них будет меньше возможностей просвети так свое время. Уже немного потрепанная елка все еще стояла на кухне, «Пусть атмосфера праздника продлиться дольше», - сказали Фред и Джордж, Молли немного измученно улыбнулась, но все же кивнула головой. Артур только подтвердил, что они абсолютно правы и что магглы так частенько делают, хотя елки у них не магические и не могут стоять долго. Близнецы, радуясь, поцеловали мать и отца в обе щеки, и умчались к себе в спальню, разрабатывать новые вредилки. Но это было прошлым вечером. Сейчас, ранним утром, последним утром каникул, вся Нора спала крепким сном. И только несколько обитателей уже проснулись. Это была Джинни, которая, стоя в своей ванне и чистя зубы, размышляла о таинственном исчезновении Гермионы с утра пораньше, Гермиона, которая бегала по кухне и готовила себе крепкий кофе, и Сириус, который только туда спускался. Войдя в комнату, Сириус, посмотрев на девушку, сказал:
- Гермиона, а можно и мне кофе?
Та вскрикнула и уронила чашку с уже готовым напитком. Мужчина улыбнулся и, достав свою палочку, начал убираться.
- Простите, я не специально, - начала оправдываться пятикурсница.
- Ничего, - сказал Сириус и посмотрел на нее. – Я помню, как мы с Джеймсом как-то раз на третьем или четвертом курсе о чем-то спорили на завтраке и разлили по всему столу тыквенный сок. Он потом пролился и на девчонок, которые сидели рядом, и Лили на нас долго злилась за испорченную юбку.
Гермиона, улыбнувшись, достала палочку и заклинанием «Репаро» восстановила чашку.
- Помню, сколько я себе юбок попортила, когда готовила оборотное на втором курсе, - сказала она и начала готовить новый кофе, но только уже на две чашки.
- На втором? – удивился Сириус. – А я-то думал, что мой крестник в хороших руках.
Гермиона засмеялась. Не очень громко, что бы никого не разбудить, но звонко и мелодично. Смеясь, девушка заправила за ухо прядь волос, которая упала на глаза. Мужчина, стоящий напротив нее улыбнулся.
- Ты когда смеешься, у тебя очень красивые глаза, - вдруг сказал он. Юная гриффиндорка почти сразу перестала смеяться и серьезно посмотрела на него.
- Что? – просто пожал плечами он и направился к выходу из кухни, взяв из рук девушки чашку с уже готовым кофе. Чуть не налетев на Сириуса, в дверях появилась Джинни.
- Гермиона! Вот ты где… А что с тобой? – спросила она, увидев серьезный взгляд подруги, направленный в спину удаляющегося мужчины.
- Да нет, ничего, - встряхнула головой девушка. – Кофе будешь? – спросила она у Джинни.
- Нет, - поморщилась та, садясь за стол. – Я не люблю кофе. И за что магглы его любят. Оно же такое противное.
- Если с молоком и с сахаром, то ничего, - ответила Гермиона, отпивая немного. – Оно просто тонизирует и утром помогает быстрее проснуться…
- Правда! – воскликнула рыжеволосая. И Гермиона начала рассказывать про чудодейственное кофе. И когда она смеялась ее глаза и правда светились счастьем, становясь еще красивее.
***
Теперь вернемся обратно в прошлое, в этот темный клуб, со столиками вокруг танцевальной площадки, где гремит музыка, и ей не уступают многочисленные голоса танцующих. Студенты Хогвартса (а это в основном они, потому что другой молодежи в Хогсмите мало, а какая есть, учиться в Хогвартсе) веселились на всю следующую неделю. Они приходили сюда каждые выходные, устраивая в заведении ужасный переполох и нарушая субботнее или воскресное спокойствие. Каждые выходные это маленькое, ничем непримечательное место, которое Хогварчане избрали своим любимым, приходило в движение, и из скучной пивной превращалось именно в клуб. Хозяин даже переименовал его из «Пивная Метла ведьмы» в «Ведьмин котел». Конечно, под котлом, он подразумевал клуб, но жизнь в бывшей забегаловке и правда бурлила и кипела. В нее даже стали чаще заходит местные, что бы просто посидеть, обсудить наступающие выходные, покачать головами, сказав «Опять эти дети набегут», а потом уйти, оставив единственному официанту и бармену чаевые непонятно за что.
Сначала Гермиона не понимала, где находиться это клуб и почему они не знали про него в ее время, но потом она вспомнила. Как-то раз в сладком королевстве, от продавца с которым она разговорилась, девушка, а тогда еще девочка, слышала историю, что недалеко от Трех метел был какой-то клуб, которого этот самый продавец и был владельцем. Как только дела начались налаживаться, и у него стало больше посетителей, на Хогсмит и Хогвартс напали пожиратили и заведение сгорело. Денег на его восстановление не было и поэтому, владелец устроился продавцом в магазин сладостей, где и проработал всю свою оставшуюся жизнь.
Сейчас, вытаскивая Сириуса на танцпол, Гермиона смутно помнила эту историю, да и не сильно она ее заботила после двух почти выпитых бокалов мартини. Краем глаза девушка увидела танцующих Молли и Артура, а рядом с ними Джеймса и Эмили. Тут же Гермиона нашла Лили и начала сигналить ей руками, показывая, где сейчас ее парень. Сначала Бродяга не очень понимал действия девушки, но потом, тоже заметив друга и слизеринку, начал отчаянно сигналить руками Поттеру, извещая его о том, что сейчас придет очень злая староста и намылит ему шею. К сожалению, Сохатый не увидел предупреждений своего друга, потому что стоял к нему спиной, а вот Эмили, усмехнулась. В ее голове зрел уже прекрасный план.
- Шейди, - к Гемрмионе и Сириусу подбежала Лили, - что ты мне там машешь?
Девушка только открыла рот, что бы ответить, как сразу же уловила тихие мысли слизеринки.
- Ничего, ничего, - замахала руками она, а Сириус вопросительно поднял бровь. – Кстати, Сириус, - перевела девушка стрелки на гриффиндорца, а за одно сменила тему, - а где Ремус? Почему он бросил Нимфу одну?
И правда, Нимфадора стояла одна в центре танцпола и странно озиралась по сторонам, стараясь найти своего партнера, с которым ей было так весело. Ремус, конечно танцевал не идеально, но для Меты, это был почти единственный шанс сблизиться со старостой.
Бродяга, охнув, хлопнул себя по лбу и побежал к выходу из клуба. Он только сейчас вспомнил, что за окном всходила полная луна. А взгляд Лили в этот момент переметнулся на Артура и Молли, а потом она заметила своего парня. Староста направилась в их сторону, помахав рукой.
- Это на прощание, - сказала Эмили своему партеру, коварно улыбнувшись и, притянув его к себе, поцеловала, повергнув тем самым Джеймса в глубочайший ступор. Он никак не ожидал такого от своей лучшей подруги и в первые несколько секунд даже не попытался отстранить ее. Потом он осторожно отодвинул от себя девушку и обернулся, потому что ему показалось, что он слышал голос своей любимой, но увидел он там только ошарашенную Гермиону, которая указала ему взглядом на распахнутую дверь заведения.
Гриффиндорец, даже не попрощавшись с Эмили, выбежал из клуба и побежал туда, где, как он предполагал, могла находиться его девушка. И в то же время он заметил, что из-за туч выходит полная луна.
***
Лили бежала, почти не разбирая дороги. Она знала, куда ей хочется прибежать, но она просто чувствовала каким-то шестым чувством, что она бежит правильно. Из ее глаз текли слезы. Слезы горькой обиды.
Добежав до поляны, девушка упала на траву.
- Почему, почему…? – всхлипывала она.
Почти следом за ней на поляну выбежал Джеймс.
- Лили! – воскликнул он. – Прости меня, умоляю. Надо было мне сразу найти тебя… Но она меня просто не отпускала… Я знаю, что ты сейчас скажешь, но я… Я правда не виноват… Я люблю только тебя…
Начинал накрапывать мелкий дождь. Природа начала проявлять себя. Конец осени. Такое необычное время года. Природа увядает, но увядает она красиво, с достоинством. Деревья теперь это всего лишь длинные черные ветви, а на земле, вместе привычного глазу, зеленого покрова, горит алый пожар опавших листьев. Зима уже близко, и это чувствуется. В это время годя везде витает запах мокрых осенних листьев и дождя. Природа плачет, а почему – непонятно.
- Поттер, - сказала Лили вставая. – Ты мне противен. Усек. Я не могу тебя видеть. Ты нахал и выпендрежник. Ты всегда был им! Эти бессмысленные шутки, которые так меня бесили! Эти непонятные смешки и взгляды! Постоянные дурацкие речи! Ты никогда не хотел выполнять то, что я просила! Ну или хотя бы прислушиваться! Ты… Ты идиот, Поттер! Ненавижу тебя! Зачем ты все это делал? Скажи, зачем?! Просто для забавы! Да, это так! Это была просто твоя очередная забава, очередной трофей!
Дождь начинал лить все сильнее и сильнее, как будто чувствуя напряженную обстановку. Никогда Джеймсу не было так больно. Никогда. Даже когда Лили и прежде его так называла, когда отказывала. Сейчас ему было больнее, потому что она подала ему надежду, а потом так просто сказал эти слова. Как будто полоснула ножом по сердцу.
- Как ты не понимаешь, Эванс, - он подлетел к ней и схватил за плечи, - я делал все это ради тебя, только чтобы ты меня заметила. Только ради этого! Я не могу без тебя, понимаешь! То, что произошло сегодня с Эмили – это чистая случайность и только ее желание, потому что как только я увидел тебя, то больше не многу забыть! Не могу! Ты нужна мне, как воздух! Ты нужна мне! Я люблю тебя… Лили…
Он прижал к себе девушку и поцеловал. Не властно, а нежно, любяще. В этот единственный поцелуй он вложил все свои чувства, всю ту любовь, которую испытывал к этой необычной девушке. Он вложил в него всю ту боль, которую испытывал, после ее слов. Когда он отпустил ее, Лили не могла вымолвить не слова.
- Прости, Лили… - прошептал он и, быстро развернувшись, ушел. Просто ушел. Ничего больше не сказал.
Он исчез в набегающем тумане, в вихре осенних листьев, которые почему-то пахли гарью и еще чем-то. Лили не могла объяснить почему, но ей казалось, что они пахли гарью и Джеймсом… Тем самым Джеймсом, который поцеловал ее и исчез, растворился, как будто был просто видением.
Лили опять упала на траву и заплакала. Что же она наделала? Она же любит его! Зачем было его отталкивать, зачем? Девушка перевернулась на спину и легла на уже мокрую траву. Она никогда не сможет полюбить… Никогда… Слезы текли по ее щекам и сливались с каплями дождя. Они падали на траву и уходили в землю.
- Джеймс… - прошептала она, - Вернись…
Ветер летал по лесу, залетая во все его закоулки. Он кружил опавшие листья, и разносил запах женских духов по всему лесу. А на поляне лежала рыжеволосая девушка и плакала. Ветер уносил ее слезы и ее слова далеко, стараясь донести их до ее любимого.
- Люблю, - завывал ветер, а полная луна поднималась все выше и выше, освещая все своим необычным светом. Послышался странный, пронзительный вой, но девушка его не услышала. Лили закричала. Эй, просто было слишком больно, что бы что-то сказать. Она могла только кричать. В ее рыданиях, утопали звуки грозы и грома, не было слышно завывающего ветра и воя. Теперь по нему разносились только эти ужасные звуки разбитого сердца.
Что-то сзади девушки хрустнуло, и Лили обернулась. Перед ней стоял оскалившийся оборотень.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Четверг, 13.12.2012, 21:40 | Сообщение # 20
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 16. Если хочешь из врага сделать друга, доверь ему тайну
Гермиона и Эмили остались стоять на месте, когда Джеймс рванул по направлению к выходу. Гриффиндорка злобно посмотрела на ухмыляющуюся виновницу происшествия.
- Что. Ты. Наделала? – прошипела девушка, приближаясь к слизеринке.
- То, что хотела, - прошипела ей в ответ Эмили. Их разговор был похож на перешептывание двух кобр, которые раскрыли свои воротники и уже приготовились к атаке.
- Ты просто не понимаешь! Они должны быть вместе! – вскричала Гермиона.
- Это почему же? - изогнула бровь слизеринка.
- Тебе просто этого никогда не понять! – воскликнула ее собеседница.
- Так объясни, - ухмыльнулась Эмили.
Этот простой ответ поверг Гермиону в ступор. Он никак не ожидала, что ненавистная слизеринка окажется настолько права. Путешественница во времени всегда говорила всем, что они не поймут ее, так может она просто не пыталась дать им эту возможность. Она пыталась отстраниться от них и изменить их судьбу, без рассказа о будущем, хотя совсем не подумала о том, что она не сможет этого сделать без их собственной поддержки, что она не сможет изменить судьбу, без их собственного желания.
- Какая же была дура! – воскликнула гриффиндорка, а Эмили опять усмехнулась.
- Ты только это поняла?
- Пойдем, - Гермиона схватила слизеринку за руку и потащила к выходу из клуба, не забыв захватить куртку, которую оставила на стуле.
- Куда мы? – спросила ошарашенная Корбья.
- Потом объясню! – откликнулась Гермиона и девушки вышли на улицу. Гриффиндорка продолжала идти, ведя за собой Эмили. Она решила рассказать все именно этой слизеринке. Почему? Ответ очень простой: она единственная, кого она не знает. Ей было тяжело рассказывать это Тонкс, Молли, Артуру, Сирису, Ремусу, потому что она видела их смерть, а Лили и Джеймсу, потому что они были теми, кто первые умрут за Гарри. А эту девушку она совсем не знала и могла без труда поведать ей все свою историю, почти без боли и не вспоминая об утраченном счастья. Ей все равно нужен был тот, кто поможет ей нарисовать пентаграмму, а лишние вопросы подруг ей были вовсе не к чему.
- Слушай, - сказала Гермиона, резко остановившись где-то на опушке леса, - я знаю, что ты мне можешь не поверить, но мне надо тебе кое-что рассказать…
Тут девушки услышали ужасный вой.
- Оборотень нашел добычу, - прошептала гриффиндорка и бросилась бежать, крикнув напоследок Эмили. – Немедленно иди в замок. Здесь бродит оборотень. Жди меня в Выручай-комнате, я потом тебе все объясню.
Конечно, слизеринка уже знала, благодаря длинному языку Поттера, где находилась эта секретная комната. Она удивленно пожала плечами, покрутила пальцем у виска и направилась в замок.
А Гермиона бежала сквозь кустарники туда, где она слышала оборотня. В ее голове билась одна мысль: «Лили может угрожать опасность». Больше ее ничего не волновало. Девушка опять услышала вой. «Это мне не нравиться», - подумала она, продолжая бежать. Девушка превратилась в кошку и продолжила свой бег. Так ориентироваться ей было намного легче. Гермиона сразу почувствовала запах оборотня. Добежав до поляны, девушка увидела страшную картину: Лили лежала на земле и со страхом смотрела на огромного оскалившегося оборотня. Гермиона уже хотела превратиться в человека, но тут из лесу выскочил огромный черный пес. Он начал борьбу с волком. Пес лаял, прыгал на оборотня и всячески загораживал девушку. Последний прыжок был неудачным: Люпин отбросил Сириуса лапой, и тот, издав печальный вой, рухнул на землю. Оборотень начал приближаться к рыжеволосой девушке.
- Лили! – закричала Гермиона, превращаясь. – Становись лисой!
Но Эванс уже не услышала ее, потому что упала в обморок, от захлестывающих ее эмоций. Последнее, что видела староста гриффиндора – выскакивающий на поляну олень. Он попытался загородить девушку, но волк продолжал двигаться вперед. Откинув и Джеймса в сторону, оборотень в один прыжок подскочил к Лили. Черный пес, уже придя в сознание, зарычал, но Ремус не обратил на него никакого внимания.
- Ау-у-у-у… - раздалось в тиши. – Ау-у-у-у…
Оборотень резко повернул голову и помчался в сторону опушки. Когда он скрылся за деревьями, Джеймс превратился в человека и подбежал к своей девушке.
- Лили, Лили, как ты? – тряс он ее.
- Сохатый, прекрати уже, - сказал Сириус, вставая с земли. – Она просто без сознания. Давай смоемся отсюда, пока Ремус обратно не вернулся: он сейчас не в лучшем состоянии. Надо доставить твою дорогую Эванс в лазарет.
Подняв Лили на руки, Джеймс пошел в сторону замка. Блэк, хромая на левую ногу, поплелся за ним. Ни одному, ни второму не пришло в голову подумать о том, кто их спас.
А черная кошка в это время опять бежала по лесу. Волк догонял ее, и у Гермионы уже не хватало сил, что бы бежать дальше. Перепрыгнув через очередной овраг, кошка упала на землю и прокатилась пару метров кубарем. Вместо нее на земле стала появляться девушка. Оборотень встал, заинтересованно наблюдая за этим. Гермиона открыла газа и посмотрела в хищные зрачки Люпина.
- Ремус… - прошептала она и встала. Оборотень зарычал.
- Я же знаю, что ты там, - слабо улыбнулась гриффиндорка. – Ты же слышишь меня, так? И не нападешь. Тем более я все еще пахну кошкой. Ты же принял зелье…
Волк взвыл и ударил девушку лапой, оставляя на ее предплечье кровавый след. Не издав ни звука, Гермиона осела на землю и зажала рану рукой, что бы оборотень, хотя бы первое время, меньше чувствовал запах крови.
- Ремус, ну ты же там, я знаю, - продолжала шептать она, смотря на него. – И ты слышишь меня. Ты слышишь меня, Гермиону Джейн, - она осторожно потянулась за палочкой, чтобы зверь не заметил движения. – Просто успокойся. Это всего лишь твое второе превращение. Потом все будет хорошо… Ты больше не будешь оборотнем…
Оборотень зарычал, а девушка, быстро вскинув палочку, прокричала:
- Ступефай!
Ремус отлетел назад. Гермиона быстро спрятала палочку и, на лету превратившись, побежала в сторону замка. Начинал накрапывать дождь. В Англии мало дней проходит без него. И осенью дождь, и зимой дождь, и весной, и летом. Здесь довольно мало солнечных дней. Англия – пасмурная страна. В ней никогда не бывает очень холодно, но никогда не бывает жарко, даже если светит яркое солнце. Но даже если оно светит, все равно с неба падают капли. Дождь идет, несмотря ни на что.
Еле-еле девушка добралась до замка. Ее рука (а в случае кошки лапа) очень сильно болела и мешала передвигаться, особенно бегом. Осторожно, чтобы не оставить нигде кровавых капель, Гермиона добралась до Выручай-комнаты и с грохотом открыла дверь. Эмили, сидящая внутри, вздрогнула.
- А это ты, - протянула она вставая. – Пришла наконец… - на этих словах слизеринка запнулась. Увидев Джейн, держащуюся за окровавленную руку, она ахнула и села обратно в зеленое кресло.
- Может поможешь, - с ухмылкой спросила Гермиона, усилием сбрасывая с плеч куртку.
-А что случилось? – спросила Эмили и снова ахнула. Заклинание Лили уже спало, и Корбья увидела руки Гермионы, покрытые шрамами.
- Боже… И поэтому ты всегда ходишь в перчатках. Но кто…?
- Не сейчас, - отрезала гриффиндорка, доставая полочку и пытаясь залечить правую руку. Палочку девушка легко держала и левой рукой.
- Тебе помочь снять кофту? – спросила слизеринка, подходя к ней.
- Нет! – воскликнула Гермиона и резко развернулась. Потом она сморщилась, потому что боль в ее плече еще не прошла до конца.
- Так что с тобой произошло? – тихо повторила свой вопрос Эмили.
- С оборотнем поцапалась, - ответила Джейн, надевая обратно куртку и очищая ее. – Пойдем.
- Куда опять? – спросила слизеринка немного удивленная и словом «оборотень», и внезапным спокойным тоном девушки.
- Нам нужен непреложный обет.
***
В это время Джеймс и Сириус уже отпаивали старосту гриффиндора успокоительным зельем. Мадам Помфри все пыталась выведать у них, что случилось, но, как говориться, оба парня были немы как рыбы и не говорили ей ничего. А Лили только неопределенно качала головой и иногда мычала что-то невнятное. Но как только девушка собиралась сказать фразу про оборотня, Джеймс сгреб ее в охапку и утащил из больничного крыла под негодующие возгласы медсестры. После этого все трое пошли в Выручай-комнату, чудом разминувшись с Гермионой и Эмили. Там они начали разговор.
- Лили, - первым сказал Джеймс, - я прошу тебя не говорить об оборотне.
- Но это же опасное животное в стенах школы! – вскричала девушка.
- Во-первых, - вмешался Сириус, - не в стенах, а в лесу, а, во-вторых, он вовсе не опасен.
- А почему вы в этом так уверены? – фыркнула Лили.
- Вот об этом я и хочу поговорить, - вздохнул Поттер. – Мы не можем рассказать тебе об этом сейчас, но на Рождество я хочу пригласить всех вас к нам и рассказать одну нашу Мародерскую тайну.
Сириус вопросительно поднял бровь. Он первый раз слышал о таком плане своего друга. Сохатый кинул на него выразительный взгляд, означающий: «Только что придумал», и продолжил.
- Этим самым мы посвятим Вас четверых в Мародеров…
- Троих! - воскликнул Блэк. – Только сели троих.
- Я поняла, - прищурилась староста, - что под «четверыми», Джеймс подразумевал меня, Мету, Молли и Герми. А кого тогда ты, Сириус, хочешь исключить.
Бродяге был послан еще один выразительный взгляд от Джеймса, ясно говорящий: «Ты что, идиот? Она нам сейчас такой разнос устроит. Тем более для тебя это прекрасный шанс». Сириус покачал головой, но все же признал свою неправоту и вздохнул.
- Никого, Лили, никого, - вздохнул он. – Ладно, Джим, - сказал он, вставая. – Я пойду, проведаю остальных (Джеймс понял, кого его друг подразумевал под «остальными»), а ты пока успокой свою девушку, а то она меня загрызть готова, - Бродяга подмигнул рыжеволосой и выскользнул из комнаты.
- И чем мы займемся? – усмехнулась Лили.
- Ты же слышала, - прищурился Джеймс, - Бродяга сказал мне успокоить тебя, - он притянул девушку к себе.
***
Гермиона и Эмили вошли в кабинет к директору.
- Чем обязан, дорогие леди? – улыбнулся Дамблдор.
- Нам нужно, что бы Вы, профессор, скрепили непреложный обет, - твердо проговорила Гермиона, все еще держа слизеринку за руку.
- И зачем это вам? – лукаво посмотрел на них старик.
- Профессор, прошу Вас, не задавайте мне лишних вопросов, - взмолилась Джейн. – Я очень устала…
- Хорошо, мисс Джейн, - согласился Дамблдор и встал со своего кресла. Гриффиндорка перехватила своей правой рукой ладонь Эмили и начала читать условия договора.
- Клянешься ли ты, Эмилина Корбья, не при каких обстоятельствах не рассказывать то, что ты когда-либо услышишь от Гермионы Джейн Грейнджер на счет ее тайны, никому, только если она сама тебе не разрешит, либо человек уже не будет об этом знать?
- Клянусь, - сглотнув, ответила девушка.
- Клянешься ли ты, всегда помогать Гермионе Грейнджер во всем, чего бы она не попросила? - таким же твердым тоном продолжила Гермиона.
- Клянусь, - нахмурившись, когда Гермиона произнесла фамилию, сказала Корбья
- Клянешься ли ты внимательно выслушать Гермиону Грейнджер и выполнить все то, что она скажет?
- Клянусь, - немного севшим тонов повторила в последний раз слизеринка. Девушка реально боялась. Услышав те клятвы, на которые она ответила согласием, Эмили даже не могла себе представить, что такого страшного может рассказать ей Гермиона. Дамблдор коснулся их рук палочкой, и вокруг запястьев появились три красных кольца, которые вскоре исчезли.
- Клятва скреплена, и никто не посмеет нарушить ее, а если нарушит, то лишиться жизни, - закончил директор, а девушки расцепили руки.
- Спасибо, директор, - кивнула головой Грейнджер. Дамблдор кивнул в ответ, и, предложив девушкам перед уходом лимонную дольку, распрощался с ними. Сладостей девушки не взяли, а сразу направились в более безопасное, как считала Гермиона, место – заколдованная комната в подземельях. Когда девушки подошли к двери, гриффиндорка обернулась к Эмили и кротко бросила:
- Запоминай, - после этого она повернулась обратно к двери, а точнее к статуе какой-то девушки в нише возле нее. – Я клянусь, что ничего не выйдет за двери этой комнаты. Тайна всегда останется со мной. Поговори со мной, Джин, хранитель этой комнаты.
Глаза каменной красавицы открылись, и она посмотрела на девушек.
- Гермиона, привет, - улыбнулась она. – Конечно, я не могу быть уверена, что это ты. Поэтому… Какой бы из каверзных вопросов тебе задать? – хитро улыбнулась она. Гермиона наделила эту статуэтку почти всеми своими воспоминаниями, и каждый раз, когда она входила в комнату, Джин спрашивала ее о чем-то.
- Не знаю, - пожала плечами Гермиона и бросила мимолетный взгляд на слизеринку, которая переводила взгляд с нее на хранителя и обратно. – Старое древне-магическое заклинание, - пояснила она и опять повернулась к каменно девушке. – Давай уже быстрее!
- Хорошо, хорошо, - раздраженно сказала Джин. – Задаю самый легкий. Как ты окрестила меня, когда впервые входила сюда.
- Джинерва Молли Уизли, - без запинки ответила гриффиндорка, а Эмили непонимающе уставилась на нее.
- Я почему-то и не сомневалась в твоем ответе, - улыбнулась статуэтка. – А это кто? – махнула она в сторону слизеринки.
- Моя подруга Эмилина Корбья. Факультет - Слизерин, - сказала Грейнджер. – Если она со мной, то можешь пропускать так, а если когда-нибудь придет сама, или еще с кем-нибудь, то пропускай по обычному набору вопросов. А еще лучше на каждого.
- Да ты и сама сюда редко приходишь, а чтобы кого-нибудь притащить… - протянула Джин, открывая дверь, – так вообще редкость. Ты только не забрасывай меня!
- Хорошо, - улыбнулась гриффиндорка, и обе девушки вошли внутрь. Эмили увидела в углу комнаты небольшой с тол, с кучами пергаментов и какой-то старой книгой на нем, стул, стоящий чуть поодаль, несколько боевых манекенов, а все остальное пространство занимала огромная пентограмма.
- Присаживайся, Эмили, и послушай мой рассказ, - пригласила Гермиона, трансфигурируя кресло. Кивнув головой, слизеринка села в него.
- Я, начну, - сказала Гермиона, - с того, что я не просто Гермиона. Мое настоящее и полное имя, как ты уже поняла – Гермиона Джейн Грейнджер. И я… немного не отсюда. Я из будущего, - Эмили ахнула. – И мне очень нужна твоя помощь. Во-первых, я бы попросила тебя иногда помогать мне с переменой некоторых событий. Что именно делать, я скажу тебе потом, это не суть важно на данный момент, но я попрошу тебя не вмешиваться в отношения Лили и Джеймса, потому что в будущем им судьбой назначено быть вместе, и я не знаю, что будет, если они разойдутся, - слизеринка молча кивнула. – На данный момент я провожу занятия с Лили, Нимфой, Ринз и Северусом. Я учу их боевой магии, анимаги (уже научила), окклюменции и, частично, легилеменции. Если хочешь, то можешь присоединиться к нам, - Гермиона улыбнулась.
- Было бы неплохо, - улыбнулась Корбья в ответ.
- Вот и хорошо! Я натаскаю тебя до их уровня на индивидуальных тренировках, а пока, мне нужна только твоя помощь в следующем: ты завтра же извинишься перед Лили и Джеймсом, а на Рождество попытаешься укрепить отношения с ними.
- Хорошо, - кивнула головой Эмили. – А можно пару вопросов?
- Можно, - Гермиона встала, налила себе холодной воды из не пойми откуда взявшегося графина, и села обратно в кресло.
- Почему ты не говоришь своей настоящей фамилии? – задала первый вопрос девушка.
- Что бы в будущем не было много вопросов, - скучающе ответила Гермиона.
- А имя тогда почему говоришь? – удивилась Эмили
- На него легче реагировать, когда меня зовут, да им мало ли Гермион на свете? – рассмеялась гриффиндорка
- Почему ты рассказала это только мне? – задала следующий вопрос Корбья.
- Потом у что я не хочу, чтобы они знали. Тем более мне очень больно с ними про это говорить. Они все очень похожи на моих бывших друзей, а как вспоминаю, что они умерли… - заметно погрустнела Гермиона.
- Все, с этим я разобралась, - прервала ее вторая девушка, поняв, что выбрала не очень приятный для Гермионы вопрос. – Мой следующий вопрос. Сколько тебе на самом деле лет?
- Семнадцать, - улыбнулась Гермиона. – По крайней мере, когда я уходила из моего времени, мне как раз исполнилось…
- То есть, ты уходила из одного месяца, но попала в другой, - переспросила Эмили.
- Да, - кивнула головой гриффиндорка. – Я уходила в начале… - девушка задумалась. Она уходила в день «аукциона», а он обычно состоялся где-то после Рождества. Значит это был…
- Я уходила где-то в конце января 1998, а попала в конец июня, а точнее в 28 июня.
- Скорее всего, это было одно и то же число… - констатировала Эмили. - Когда у тебя День Рождения?
- 19 сентября, - немного удивленно ответила Гермиона.
- Значит… - лицо Эмили напряглось, - здесь у тебя День Рождения… - девушка быстро выхватила какой-то листок из кипы бумаг, схватила ручку, которой также пользовалась Гермиона, потому что она была удобнее пера, и начала что-то отчаянно чирикать на листе.
- Что ты делаешь? – заинтересованно спросила Гермиона.
- Вот! – воскликнула слизеринка и торжествующе посмотрела на Грейнджер. – Здесь у тебя День Рождения 19 марта!
- Это с чего вдруг? – бровь девушки взлетела вверх.
- Ну смотри, - вздохнув, начала пояснять Эмили, - Ты пришла 28 июня 1977 года, а уходила из 28 января 1998. Значит, ты попала ровно на 20 лет и 6 месяцев назад. Если ты говоришь, что твое день рождение 19 сентября, то надо «отмотать» 6 месяцев, и мы получим 19 марта!
Гермиона несколько раз прокрутила в голове все вычисления, которые слизеринка сделала меньше, чем за минуту и поняла, что она права.
- Ну что, значит, в марте будем праздновать, - улыбнулась она. – А у тебя когда?
- 6 июня, - улыбнулась Эмили в ответ. – Знаешь, твоя история какая-то очень невероятная… - протянула она.
- Не веришь? - хмыкнула Гермиона.
- Не то чтобы…
- Вот, посмотри, - Гермиона сняла со своей шеи кулон и кинула его Эмили. – Потом объясню что это, а я сейчас вернусь. Только не открывай его, - кинула девушка напоследок и вышла.
Эмили была немного больше осведомлена в магических артефактах, чем Лили, поэтому сразу же поняла, что это запечатывающий воспоминания кулон. Она долго его рассматривала, пытаясь угадать инициалы и понять, какую именно часть воспоминаний запечатывает этот кулон. Руны были очень древними, поэтому девушке было сложно понять их. Она поняла только одно: «Это подарок будет хранить ….. вечно». Таки м образом, Эмили поняла что это не просто кулон, а еще и подарок, и что он будет хранить какие-то воспоминания вечно… Хотя, он мог хранить и дружбу, там могло быть написано «буду помнить вечно», он мог быть сохранен вечно и т.д. Поэтому все же его предназначение оставалось до конца неясным. В это время вернулась Гермиона с учебником по трансфигурации.
- Джейн, - усмехнулась Эмили, - или мне лучше называть тебя Грейнджер? Ты что, собралась меня трансфигурации учить?
- Лучше Джейн, чтобы не запутаться, - ответила на первый вопрос гриффиндорка, садясь, - а вот трансфигурации тебя учить незачем, - девушка открыла учебник и достала оттуда фотографию. – Держи, - она протянула ее Эмили.
Слизеринка осторожно взяла уже где-то порванный снимок, отдав кулон обратно, и начала рассматривать его. На нем была изображена довольно небольшая группа людей. Снимок было простой, немагический и люди на нем не двигались. Почти в середине стоял юноша в очках и с растрепанными черными волосами, который очень напоминал Джеймса. Рядом с ним стоял рыжеволосый паренек, лицо которого было все в веснушках, а с другой стороны стояла девушка с огненно-рыжими волосами, и ее руки были на плечах брюнета. Рядом с ней стояла еще одна девушка с копной растрепанных каштановых волос, забранных в неаккуратный хвост. Эмили не сразу узнала в ней Гермиону. Из-за ее спины (на фотографии) высовывались дворе близнецов, тоже с рыжими волосами, но с меньшим обилием веснушек. Так же рядом с веснушчатым парнем стояла блондинка с немного отрешенным взглядом и еще один широко улыбавшийся брюнет с голубыми глазами. А со стороны близнецов на фотографии стоял мужчина с черными до плеч волосами. На самом деле он не совсем стоял. Один из близнецов тянул его за рукав, и было ощущение, что мужчина падал. На его лице было отражено какое-то непонятное, смешанное чувство веселья, но в то же время и возмущения. Сзади так же стояли, по-видимому муж и жена. Рыжий мужчина обнимал за талию немного полную женщину с медными волосами. Позади всех стояла последняя пара: это был среднего роста мужчина с русыми волосами и женщина с розовыми, которая держала на руках маленького, широко улыбающегося мальчика. Никто, кроме ухмыляющихся близнецов на фотографии не видел падающего мужчину, и смотрели с улыбками в камеру. Чем закончилась эта история, было непонятно.
- Это твои друзья? – тихо спросила Эмили.
- Да, - ответила Гермиона. – Это наше последнее совместное Рождество. До следующего дожили только пятеро, - грустно отозвалась она.
- Прости, - прошептала Эмили. – Знаешь, а здесь я могу угадать кое-кого, - подумав, сказала она. – Вот этот, - она указала на парня в очках, - очень похож на Джеймса и, скорее всего, это его сын. Это – Молли и Артур. Не спрашивай, как догадалась, сама не знаю. Все рыжие - это скорее сего их семейство. Падающий чем-то напоминает мне Северуса, а сзади стоящие Ремуса и Нимфадору, а на руках у них скорее всего их сын. Ну а это, конечно же ты. Я права?
- А ты схватываешь на лету, - усмехнулась Гермиона. – Но это не все семейство Уизли. Не задавай больше вопросов, - опередила она девушку. – Я расскажу тебе все перед выпускным.
- Хорошо, - кивнула Эмили, отдавая фотографию назад. Гермиона осторожно открыла учебник по трансфигурации на той же странице и вложила снимок обратно. «Странно, - подумала Эмили, - я никогда не видела, что бы на уроке у МакГонагл Гермиона был с учебником», а вслух сказала:
- А почему ты ходишь в перчатках? Скрыть эти шрамы не так сложно. Сегодня ты же это сделала.
Гриффиндорка хмыкнула.
- Шрамы от заклятия «Сектумсемпра», - Гермиона не обратила внимания на непонимающий взгляд Эмилины, - почти невозможно замаскировать. Видела бы та, как мучилась Лили. Тем более эти маскирующие чары надо поддерживать постоянно и они довольно быстро разрушаются, а я и так вечно прячусь от карты и держу ментальный блок, так что рук мне еще не хватало!
- Прости, что ты держишь? – переспросила слизеринка.
- Ментальный блок, - ответила Гермиона. – Это отчасти медальон, который ты видела. Я запечатала туда все свои воспоминания и мне очень сложно их держать, потому что в прошлом у меня было очень много эмоций, - «От которых я сейчас пытаюсь избавиться», - подумала девушка, но вслух продолжила. - Иногда блок прорывается и мне вообще очень сложно их удерживать. Так что ты будешь мне иногда помогать в этом. Я тебя научу, - улыбнулась Гермиона и, опередив очередной вопрос Эмили, сказала. – Карта Мародеров - это их изобретение и следящее устройство. С его помощью эти четверо могут видеть, кто и где находиться в замке.
- Понятно, - протянула вторая девушка. – Кстати, ты говорила, что мне еще чем-то надо будет тебе помочь? Чем же?
- Видишь эту пентарамму, - указала Джейн на пол. – Мне надо дорисовать ее до выпускного, но одна я не справлюсь. Так же ты поможешь провести мне обряд. После я все тебе расскажу, а сама уйду из ваших жизней. Больше я тебе сегодня ничего не скажу. Прости, но мне надо идти. Можешь уходить отсюда, как только захочешь, - Гермиона встала и, не попрощавшись, вышла из комнаты. Что-то в словах Эмили обидело ее, или она просто очень нервничали из-за чего-то. Так или иначе, слизеринка уже дала непреложный обет и не могла отступить. Корбья еще раз обошла комнату и подошла к столу.
- Да, Джеймс теперь для меня потерян навсегда, - вздохнула она. Пробыв еще некоторое время в пустой комнате, слизеринка вышла за дверь. Закрывая ее, она услышала:
- Не обижайся на Гермиону. Просто ей очень много пришлось пережить. Она всем вам желает только добра.
Девушка резко обернулась и увидела, как хранительница комнаты закрыл глаза, и на ее лице опять заиграла застывшая улыбка. У ног каменного стража лежал маленький клочок бумаги. Эмили подошла к нише и взяла его. Развернув, девушка прочитала следующие слова: «Может ты просто не на того Поттера смотришь?». Эмили хмыкнула.
- Гермиона, Гермиона, - покачала головой она и ушла в сою гостиную, сунув при этом маленькую записку в карман своих джинс.
***
Сириус в образе пса быстро добрался до поляны, с которой ушел около получаса назад. Там он нашел следы Ремуса и побежал по ним. Он слабо чувствовал запах второго существа, так как его уже почти смыло дождем, но он мог точно определить, что это была какая-то кошка. Выбежав еще на одну поляну, Бродяга увидел, что оборотень поднимается и трясет головой, как будто его недавно кто-то ударил. Он приветствующее залаял, но волк не обратил на него никакого внимания. Тогда Сириус подошел к нему и толкнул в бок, предусмотрительно отскочив после. Ремус повернулся в его сторону. В глазах оборотня читалось понимание, кажется, к нему стал постепенно возвращаться человеческий разум. Пес радостно запрыгал, но волк подошел к пятнам крови, на земле и ткнул в них носом. Бродяга тоже подбежал к нему, но запах был еле уловимым, потому что дождь все шел и шел с новой силой. Лунатик посмотрел сначала на друга, потом опять на кровь, затем на луну и поплелся в сторону Визжащей хижины. И только теперь Сириус понял, что кто-то привел Ремуса сюда, уведя его от Лили, и Лунатик ранил этого кого-то, о чем очень сожалел сейчас. Но на данный момент узнать у него что-то было очень сложно, поэтому Сириусу не оставалось ничего другого, как просто отправиться за другом в хижину, оставив эту тайну неразгаданной, как он считал, до утра.
***
На следующий день Эмили все же извинилась перед Лили, и та, на удивление всем, простила ее, со словами, что все понимает и не намерена больше ссориться ни со слизерикой, ни с Джеймсом из-за таких пустяков. Радостная Эмили чуть не удушила ее в объятиях под дружный хохот подруг. С этого дня было решено, что Эмили занимается с ними и, что между ними теперь устанавливаются полноправные дружеские отношения. Гермиона с грустной усмешкой смотрела на всю эту радость, понимая, что когда-нибудь она все равно их оставит, а Эмили постарается все сделать так, что бы не допустить той ужасной войны, которую пришлось пережить Гермионе Грейнджер. Сама Эмили тоже это понимала, но надеялась, что общими усилиями им удастся удержать девушку, и что она останется с ними, потому что в ней слизеринка видела хорошего друга, как, впрочем, и все остальные. Но сейчас никто об этом не думал, а только радовался жизни, потому что приближались каникулы. Приближалось Рождество.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Четверг, 13.12.2012, 21:40 | Сообщение # 21
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 17. Перед праздниками
С начала месяца до каникул оставалось всего лишь две с половиной недели. Первая пролетела, как полагается очень быстро и незаметно. Все ходили по замку с радостными лицами, и разговоры были только о надвигающихся каникулах и скором Рождестве. Во вторую неделю все расхаживали по школе, предвкушая праздники, и старались растянуть время, чтобы подольше насладиться этим предпраздничным настроением. А вот за два дня до каникул все, особенно младшекурсники, как с цепи сорвались. Даже учителям было не под силу заглушить постоянный гомон и смех. Все приглашали друг друга в гости, обсуждали, кто останется в Хогвартсе на каникулы, делились подозрениями на счет грядущих подарков. Что до наших дорогих гриффиндорцев, они заранее определились, где они все будут встречать Рождество. Оплотом рождественских шалостей стал Поттер-менор. Северуса, чуть не хватил удар, когда он это услышал, и он долго ходил, причитая, рассуждая о своей несчастной судьбе и о том, что даже в его собственной комнате ему не будет покоя от Мародеров. После сообщения Джеймса о том, что у них еще и будет бал, на котором обязаны присутствовать все хозяева, Снейп почти свалился в обморок. А после еще одного известия о том, что весь этот балаган полностью инициатива его собственной матери, Гермионе и Лили пришлось целый день отпаивать бедного слизеринца успокоительными зельями. Первая, все удивлялась, как в их времени профессор Снейп выдерживал столько стрессов: и младшекурсники, со взрывающимися котлами, и старшекурсники, химичащие непонятно что, и ежедневный проверки Темного Лорда, да еще и все их гриффиндорское трио, которое в школе бесило Снйепа одним своим видом. У девушки было только две догадки: либо он стал терпимее за многие годы преподавательской жизни, либо будущий преподаватель зельеварения каждую ночь в подполье тоннами готовил успокоительное зелье. Но, помимо Эйлин, к припадку Северуса приложил руку еще и Джеймс, который, из благоразумия, не стал говорить своему брату о том, что всех Мародеров пригласил именно он, и который тактично умолчал о том, что во всех мародерских проделках слизеринец будет принимать непосредственное участие, потому что в замке Поттеров соберется множество его сокурсников. Но эту радостную новость Джеймс решил оставить напоследок, чисто с целью самосохранения: мало ли что может взбрести в голову обезумевшему Северусу, да еще и Поттеру.
Теперь немного о слизеринке Эмили Корбья. Девушка прекратила нападать на Джеймса, но все еще кидала на него полные надежды и, непосредственно, любви взгляды, и старалась делать это так, чтобы не заметила Лили. Но после того, как Гермиона еще раз провела с ней «воспитательную беседу», а мы знаем, что это не так приятно, как может показаться, Эмили все же облагоразумилась и совсем отстала от бедного, измученного чрезмерным женским вниманием, гриффиндорца. Сначала она пыталась обратить на себя внимание незабываемого Сириуса Блэка, но тот все свое свободное время проводил над планами под заголовком: «Как охмурить Гермиону Джейн?». Конечно, слизеринка даже не догадывалась, что Бродяга так отчаянно напрягает свои мозги только ради ее новой подруги, но ей было не важно, кем был занят избранник, ее интересовало только то, что он не уделяет внимания ей. Поэтому и эту затею она вскоре бросила, поняв, что ей здесь ничего не светит. После этого неудавшегося опыта слизеринка вообще остыла к лицам противоположного пола и на данный момент временно ходила в одиночках.
А вот незабвенному Блэку никак не удавалось урвать хотя бы малую долю внимания Гермионы. Несомненно, ежедневные перепалки и парирования колкостями продолжались, но это были никак не тесные любовные отношения, коих так жаждал увидеть Джеймс. Сириус, как не старался, подойти к ней с «правильной стороны», девушка всегда все переводила в шутку, а потом в перебранку. В итоге Бродяга уходил с места происшествия злой после разговора с «этой мымрой» и пришибленный после очередного провала, а Гермиона в очень приподнятом расположении духа оставалась смеяться со своими подругами. Гириффинодрка никак не реагировала на ухаживания сокурсника. С одной стороны это объяснялось тем, что с ее точки зрения, такая перемена отношения Сириуса к ней была очень подозрительна (и она была права, как ни как), а с другой стороны она просто не хотела сильно сближаться с ним из-за некоторых, довольно веских причин. Первой, было то, что она собиралась покинуть их в скором времени, а оставлять бедного Мародера с разбитым сердцем, если таковое вообще имелось в наличии, ей не хотелось. Во-вторых, она никак не могла забыть про их отношения в прошлом, точнее, в будущем, а, в-третьих, она просто боялась. Да, и Гермиона Грейнджер может бояться! Это не тот страх, за друзей, которые могут умереть в любую секунду, не страх пятикурсника, сдающего С.О.В., это страх как перед первым поцелуем. Ведь у нее никогда не было парня. Да, она целовалась пару раз, да на нее заглядывался Крам, в последний момент признался в любви Рон, еще и… взрослый Сириус… Вот этого она боялась больше всего: она боялась, что не сдержится и расскажет ему все. Поэтому девушка старалась держаться от своего ухажера подальше.
Но все же кое-что произошло и в эти две абсолютно спокойные недели. После очередного занятия с ребятами, и в перерыве между ним и занятием с Эмили, Гермиона заняла свое любимое место на крыше Астрономической башни. Достав из своих тайных запасов бутылку хорошего красного вина, она уселась на окно, свесив ноги вниз. Гриффиндорка приходила сюда почти каждый день и наслаждалась легким ветерком, который обдувал ее со всех сторон, и приятным теплом, разливающимся по телу, после каждого глотка вина. Здесь никогда никого не было и сегодня тоже должно было быть так, если бы Сириус Блэк не решил посмотреть на карту Мародеров. Как только он увидел точку на Астрономической башне он сразу побежал туда. «Гермиона Джейн» была слишком близко к краю, и парень беспокоился за нее. Он сам не понимал, почему, но сейчас он больше думал о безопасности девушки, потому что кто знает, что могло взбрести ей в голову. Выбежав на крышу самой высокой башни Хогвартса, Сириус увидел, что девушка сидит спиной к нему, свесив ноги вниз, и его мозг мысленно оправдал его же собственные предположения.
- Джейн, - осторожно сказал он, - слезь с окна.
Девушка, быстро развернулась, даже не вздрогнув. Конечно же, она слышала, что кто-то поднялся на башню. Она окинула гриффиндорца равнодушным взглядом.
- Ты что, думаешь, что я собралась прыгать? – усмехнулась она, быстро перебрасывая ноги на другую сторону. Сириус заметил бутылку в ее руках, а на подоконнике увидел стакан с разводами на стенках.
- По-моему, да, - твердо сказал он.
- Совсем рехнулся? – удивилась Гермиона и встала, саркастично подняв бровь. – Я-то думала, что ты не скатишься до уровня…
Но договорить ей парень не дал.
- Хватит уже придираться, а, Джейн, - твердо сказал он и, подойдя к девушке, поцеловал. Этот поцелуй был не жестким и властным, а очень искренним и мягким, даже можно сказать ласковым. Девушка стояла с широко раскрытыми глазами, не видя ничего перед собой. Этот поцелуй напоминал ей тот день… Он был такой же заботливый и легкий, как тогда… Девушка моргнула, и одинокая слезинка оставила мокрый след на ее скуле. Потом она незаметно прокатилась по щеке и шее Сириуса и вскоре упала на пол. Гриффиндорец отстранился от девушки.
- А это и правда хороший способ заставить замолчать, - ухмыльнулся он. – А то я все думаю, какого Мерлина ты кинулась меня целовать. Спасибо за совет, - кинул он через плечо, улыбнувшись, и ушел с Астрономической башни. По дороге к комнате он легко провел пальцами по соленому следу на своей шее, потом просто слизнул слезинку со своего указательного пальца и пошел дальше, сам себе ухмыляясь. А Гермиона так и осталась стоять с широко открытыми глазами.
***
- Отдай мне пророчество, мальчик, - прошипел пожиратель.
- Ни за что! – воскликнул пятикурсник.
- Как ты смеешь перечить мне, - Люциус Малфой начинал выходить из себя.
- Гарри, не отдавай, - прошептал Рон, а Джинни сжала его руку. Из черного тумана появился еще один пожиратель смерти.
- А, узнаю твою мордашку, - засмеялась безумным смехом Белатриса Лестрандж, посмотрев на голубоглазого юношу позади Гарри. Невил инстинктивно сжал свою палочку.
- Я убью тебя, - прошептал он. – За родителей.
Обезумившая женщина опять разразилась громким смехом, от которого мурашки пробежали по коже.
- Мальчик, - сладко пропела она,- я замучаю тебя так же, как и твоих уродливых родителей! А теперь, отдайте нам пророчество.
Невил весь затрясся и уже хотел броситься на Лестрандж, но его мягко удержала Луна, прошептав:
- Все будет хорошо. Сейчас в ее голове просто много мозгомышей.
- Отдайте пророчество! – завизжала сумасшедшая, вскидывая палочку.
- Бежим! – крикнула Гермиона, и они сорвались с места. Они бежали мимо бесконечных полок с пророчествами, а за ними гнались двое пожирателей. Вдруг Лонгботтом быстро развернулся и кинул Ступефаем в одну из полок. Послышался грохот и прозрачные шарики начали со звоном разбиваться о каменный пол, оставляя после себя маленькие клуб дыма.
- Я задержу их немного! – крикнул он. – А вы бегите! Позовите Дамблдора!
- Я останусь с ним, - немного отрешенным голосом сказала блондинка, запуская заклинанием в другие пророчества.
- Ребята! – закричал Гарри и, развернувшись, кинулся к ним, но его удержал Рон.
- Друг, они правы. Нам надо быстрее позвать авроров и директора.
- Нет!!! – завопил Избранный, когда рыжий начал оттаскивать его все дальше и дальше.
- Гарри, пожалуйста, - осторожно прошептала Джинни ему на ухо и это подействовало. Парень успокоился, еще раз обернулся, посмотрев на своих друзей, и побежал дальше, сжимая в руках стеклянный шарик.
- Будьте осторожны! – крикнул он, и тут же послышался безумный смех Лестрандж. Мальчик-который-выжил заскрежетал зубами, но продолжил бежать. Они бежали, а сзади слышалась мелодия бьющегося стекла и летающих проклятий. Вдруг перед гриффиндорцами возник еще один пожиратель.
- Отдай пророчество! - прошипел он, протянув руку.
- Ни за что! – крикнул Гарри, взрывая полку за ним. Мужчина закрыл голову руками, но успел кинуть проклятием в сторону Избранного. Когда он поднял ее, то увидел, что он попал в стеллаж. Только он успел опомниться, как пророчества с полок попадали на пол, скрывая от его глаз учеников Хогвартса. Когда серебристый дым рассеялся, четырех подростков уже не было перед пожирателем, а справа и слева от него чернели два других прохода. Ничего не сказав, мужчина в черном плаще пошел дальше по коридору.
Рон и Гермиона бежали по одному из проходов.
- Рон… как ты думаешь… с ними… все… будет… хорошо…? – на бегу спросила девушка.
- Конечно… - прошептал гриффиндорец и хотел еще что-то сказать, но в полку над ними ударило проклятие. – Ложись! – завопил Рон и девушка упала на пол.
- Ступефай! – поднимая палочку выкрикнул рыжик, а над Гермионой пролетело еще одно заклинание.
- Беги! – вдруг крикнул Рон, увидев своего противника. Девушка со всех ног бросилась в ближайший коридор.
- Отойди, мальчишка, - услышала она шипение Люциуса Малфоя. Первым порывом Гермионы было остановиться, вернуться и помочь Рону, но услышав еще один его отчаянный крик «Беги!», она побежала. Ноги уносили ее все дальше и дальше от гриффиндорца и его противника. Девушка сворачивала то влево, то вправо и, в конце концов, потерялась. Гермиона остановилась и начала озираться по сторонам. Грохот затих, ни вспышек заклинаний, ни людей не было видно. Она была совсем одна. Девушка начала медленно продвигаться вдоль одного из стеллажей, держа палочку наготове. Она осторожно ступала по кафельному полу, стараясь не создавать лишнего шума. Прислушиваясь, Гермиона старалась уловить хоть малейший звук, который мог извещать об опасности или о близости друзей. Сзади послышался шорох. Гриффиндорка резко развернулась и выкрикнула «Экспелиармус». Уроки ОД не прошли даром: палочка противника прилетела в руку девушки, а сам Сириус Блэк упал на пол.
- Сириус! – всплеснула руками Гермиона и подбежала к мужчине, который уже встал с пола и отряхивался.
- А у тебя неплохо получается, - улыбнулся он, забирая у девушки свою палочку. Та никак не отреагировала не похвалу, а только затараторила:
- Гарри думал, что ты здесь, потому что он видел это в мыслях Того-Кого-Нельзя-Называть, поэтому мы сбежали из замка и пришли сюда, но нас разделили, и я не знаю, кто где. Я не знаю где Гарри, он, наверное, все еще ищет тебя, но раз ты здесь, то тебя искать не надо, потому что ты в порядке. Значит, нам надо найти всех и сказать, что с тобой все хорошо, чтобы никто не волновался, а потом возвращаться обратно. А еще ОН хочет забрать у Гарри пророчество… Но почему ты здесь… Все еще не могу понять! Как ты здесь оказался?
- Гермиона, Гермиона, - взял ее за плечи Сириус, - спокойнее. Успокойся. Со мной все нормально. Сидел я у себя на Гриммо, а потом примчался ко мне Ремус и говорит, что Гарри и вы в Министерстве. Где Гарри?
- Я.. Я не знаю… - промямлила Гермиона.
- Плохо, - констатировал мистер Блэк. – Значит, надо его найти. Ты, Гермиона, остаешься здесь, а я иду его искать. Поняла?
- Я не могу так! – запротестовала девушка. – Он мой друг! Мне надо ему помочь!
- Гермиона! - Сириус опять встряхнул гриффиндорку за плечи. – Я не могу подвергнуть тебя такой опасности! Никого не могу! Здесь множество пожирателей, и лучше будет, если они вас не найдут. Никого! Ты меня поняла?
- Д-да,- ответила Гермиона, и из ее глаз потекли слезы. Она не хотела оставаться в этом темном коридоре. Она не хотела бросать своих друзей, потому что они все обещали друг другу. Что всегда будут вместе. А еще гриффиндорка боялась. Боялась, что когда Сириус уйдет, она не сможет справить с пожирателем, который рано или поздно все равно найдет ее.
А Сириус, увидев, что девушка плачет, быстро обнял ее и прижал к себе. Он начал поглаживать Гермиону по кучерявым волосами и хрупким плечикам, которые то и дело вздрагивали.
- Сириус… не уходи… - всхлипывала Гермиона.
- Все будет хорошо, - утешал ее мужчина, продолжая гладить по голове. Потом, он приподнял ее лицо за подбородок и поцеловал. Нежно, заботливо, любяще. Девушка была настолько уставшая и удивленная, что была не в силах сопротивляться и что-либо говорить. Рядом с Сириусом она чувствовала себя в безопасности, и она не хотела, что бы он уходил. Девушка испытывала несравненное чувство, которого раньше она не могла найти в себе, которое она также не могла признать. Девушка понимала, что это неправильно, но хотела насладиться теми минутами, когда этот взрослый и мужественный человек мог прижать ее к себе, а она могла ответить ему тем же.
Невероятное и легкое чувство окутывало их обоих и согревало теплом. Сириус понимал это, он осознавал, что полюбил. Он был уверен в том, что это маленькое хрупкое и нежное создание никак не может быть с ним, грубым мужчиной, который двенадцать лет просидел в Азкабане. Но ему было плевать. Мужчина хотел насладиться этими минутами, когда он мог безнаказанно прикоснуться к губам этого невинного создания. Он знал, что это неправильно, но у него было ощущение, что эта, все еще девочка, и есть его настоящая судьба, с которой он должен был связать свою жизнь.
Но надо было идти. Сириус отпустил девушку и посмотрел в ее завораживающие глаза. В них читались удивление и… понимание. Мужчина слабо улыбнулся и еще раз обнял Гермиону.
- Я обещаю, что вернусь. Я сейчас помогу Гарри и вернусь. И тогда мы с тобой обо всем поговорим, и, я надеюсь, сумеем понять друг друга. Я люблю тебя, Гермиона, и я обещаю тебе, что у нас Все. Будет. Хорошо, - проговорил он, выделяя слова. Потом он отпустил девушку, которая опять уткнулась ему в плечо, и быстро побежал по коридору. Он убегал, потому что чувствовал, что если он еще раз взглянет в теперь уже полные горечи глаза. Он не сможет оттуда уйти. Он останется с этой девушкой навсегда.
А Гермиона стояла и смотрела ему вслед, понимая, что должна пойти за ним. Из ее глаз текли слезы. Такие неопределенные слезы радости.
***
Уже около двадцати минут Эмили стояла у портера Средневекового рыцаря, которого, кажется, звали, Генрих, и ждала Гермиону. Девушка обещала провести с ней занятие по анимагии в комнате с пентаграммой, а возле этой картины одни должны были встретиться. Но гриффиндорка не появлялась и это начинала беспокоить Корбья, потому что Гермиона почти никогда не опаздывала и старалась быть пунктуальной, только если ее не задерживала какая-то очень существенная причина. Поэтому девушка была почти на сто процентов уверена, что что-то случилось. Постояв еще минуть пять, слизеринка все же решила пойти и отыскать подругу. К счастью, она по дороге встретила Сириуса, который сказал ей, что она на Астрономической башне. Улыбнувшись ему напоследок, девушка помчалась на башню. Быстро взбежав по ступенькам, она увидела Гермиону, которая сидела на холодном полу, на коленях и согнувшись. Волосы спадали ей на лицо, и его не было видно.
- Мерлин! Гермиона, что с тобой?! – воскликнула Эмили, подбегая к гриффиндорке. Та подняла на нее глаза и еле слышно прошептала:
- Помоги мне… Воспоминания…
Эмили сразу поняла ее. Гермиона рассказывала ей про эмоциональный блок, и девушка знала, что если он спадет, ей надо будет помочь Гермионе. Слизеринка осторожно приподняла лицо своей подруги и, приложив руки к ее вискам, сосредоточилась на воспоминаниях. Перед ее глазами пролетали темные коридоры, полные шариками с предсказаниями, безумный женский смех, громкие крики, но одно воспоминание Эмили видела чаще всего: немного грубоватые на вид мужчина с длинными черными волосами и невозможно-голубыми глазами падает в арку. Эти глаза смотрели прямо на нее, а точнее прямо на Гермиону, в них читалась бесконечная любовь. Потом он переводил взгляд на черноволосого мальчика в очках, который пытался вырваться из стальной хватки другого мужчины. Он слабо улыбался, потом что-то шептал, и его лицо исчезало за голубой пеленой арки. Это воспоминание пролетало снова и снова, причиняя очень сильную боль Гермионе. Эмили чувствовала это и старалась помочь девушке уйти от него как можно дальше. Она как раз пыталась остановить воспоминания гриффиндорки, когда услышала голос Сириуса: «Я люблю тебя, Гермиона, и я обещаю тебе, что у нас все будет хорошо…». На этом воспоминания остановились, и Эмили прервала контакт. Открыв глаза, девушка посмотрела на Гемриону.
- Это был… Сириус? – осторожно спросила она.
- Да, - кивнув, ответила Гермиона. – После того, как он умер, Гарри, сказал Дамблдору, что это он виноват в смерти Сириуса, и что он больше не хочет, чтобы его опекали, как маленького ребенка. А потом ушел искать крестражы. Это было в начале шестого курса. Мы, конечно, его одного не отпустили, а через несколько месяцев мы узнали о смерти Дамблдора. Он так и не успел сказать нам все, что хотел, - девушка вздохнула. С этого-то все и началось… - Гермиона исподлобья взглянула на слизеринку, покачала головой и встала. – Я расскажу все тебе позже. Пока не время, я и так рассказала больше, чем могла.
- Хорошо, - понимая, что сейчас Гермионе просто больно об этом говорить, ответила Эмили. – Только ответь мне на один вопрос: почему все связано с этим мальчиком, Гарри?
- Это тоже часть истории, которую я тебе расскажу, - уже немного отойдя от недавно нахлынувших воспоминаний, улыбнулась гриффиндорка, - но отвечу я тебе так: просто он избранный.
Корбья кивнула головой и обе девушки направились на тренировку. Эмили старалась больше не о чем не спрашивать подругу и не беспокоить ее. Тренировка прошла как обычно: спокойно и тихо. После девушки разошлись по своим комнатам. Почти всю ночь слизеринка думала о странных словах Сириуса в воспоминаниях Гермионы, и о том, почему он умер. Она понимала, что он упал в Арку Забвения в Министерстве Магии (о которой она как-то раз слышала), но, к сожалению, она не знала причины этого, над чем и ломала голову почти до утра. Когда Эмили пришла на завтрак, то узнала, что Гермиона еще прошлым вечером отправилась в Лондон, и что последние два дня она пропустит. Немного поболтав с Лили, Молли и Нимфадорой, девушка так и не вычислила причину скорого отъезда четвертой гриффиндорки. От проницательной девушки не укрылось и то, каким угрюмым был Блэк. Подозрительно прищурившись, она хмыкнула, но, ничего не сказав, вышла из Большого зала.
***
- Эх, всех девушек я пригласил и вот только Гермиону не успел, - вздохнул Джеймс, откидываясь на сидение. Хогвартс-экспресс нес учеников к вокзалу Кингз-кросс в Лондоне. Четверо Мародеров, не забыв взять с собой Северуса, который был против и постоянно возмущался, с собой, сидели в купе поезда.
- Ну так пошли ей сову, Джим, - откликнулся из-за книги Ремус.
- А что, идея, - улыбнулся гриффиндорец и взъерошил свои волосы.
- Если только Гермиона на месте эту сову не заавадит, - пробурчал Северус.
- А что, может? – усмехнулся Артур подаваясь вперед.
- Ты ее просто не знаешь, - зловеще сказал слизеринец. – Она вот меня уже пол учебного года в жабу грозиться превратить и один раз даже превратила, - насупился он. Все засмеялись. Только угрюмый Сириус сидел у окна.
- И за что же она тебя так, - через смех спросил Джеймс.
- Эм… ну… - замялся второй Поттер. – В общем, совал нос куда не надо. Помню, что девочки надо мной так же смеялись, - уже улыбнулся Северус. – Хорошо хоть в болото не пустили прыгать.
- Гермиона так хорошо владеет трансфигурацией? – вопросительно поднял бровь Ремус, наконец-то откладывая книгу.
- Да я вообще не знаю, чем она владеет плохо! – воскликнул слизеринец. – Такое ощущение, что она умеет все!
- А ты что, так хорошо ее знаешь? – огрызнулся Сириус.
- Блэк, ты чего? - удивился парень.
- Просто мне кажется, - уже чуть спокойнее ответил гриффиндорец, - что есть то, чего она не умеет.
- Я в этом не сомневаюсь, - ухмыльнулся Северус. – Просто она этого не показывает.
- А по-моему показывает, - задумчиво сказал Бродяга. – По-моему она не умеет любить.
Трое других гриффиндорцев внимательно слушали разговор двух парней, и от подобного заявления их сокурсника они чуть не попадали со своих мест.
- Ну не скажи, - протянул слизеринец. – Видел медальон, который она всегда при себе носит. Она говорит, что там фотографии ее друзей.
- А мне кажется, - подал голос староста, - что этот медальон больше похож на хранитель воспоминаний.
- Очень даже может быть, - согласился с ним Северус.
- Бродяга, - Джеймс посмотрел на своего друга. В его глазах горел очень нехороший огонек. – Ты подумал о том же, о чем и я.
- Надеюсь, что нет, - пробурчал Блэк.
- Нам нужен это медальон! – провозгласил Сохатый.
- Ты совсем с ума сошел, - спросил Северус своего родственника. – Она никогда вам его не даст.
- Это мы еще посмотрим, - протянул гриффиндорец, устраиваясь поудобнее. – Да, дружище.
Сириус только отмахнулся от своего вконец спятившего друга и опять повернулся к окну. Он никак не могу выкинуть из своей головы последний его поцелуй на Астрономической Башне. Он не понимал, что тогда на него нашло. Его просто тянуло к этой девушке, тянуло обнять ее и прикоснуться к холодным губам. Почему-то Сириусу казалось тогда, что ей не хватает именно тепла и заботы. Но он не мог понять, почему тогда она плакала. Почему эта слезинка скатилась по ее щеке, и почему девушка сразу уехала из Хогвартса. Гриффиндорцу сначала показалось, что это случайность, и он хотел не думать о ней, но не мог. Образ печальной Гермионы всегда вставал перед его глазами. Размышления Сириуса прервал пинок друга.
- Бродяга, ты меня слышишь?
- А? – отозвался тот.
- Понятно, - усмехнулся Джеймс. – Я говорю: найти Гермиону и доставить ее ко мне домой к Рождеству – твоя задача.
- Ни за что! – воскликнул Блэк.
- И не надейся, - таинственно протянул Сохатый и оставил своего друга в покое.
***
За день до Рождества, поздним вечером, Гермиона стояла напротив небольшого дома в одном из пригородов Лондона. Девушка приходила сюда уже третий день, и каждый раз стояла и всматривалась в яркие окна, завешанные занавесками. Этот дом она знала наизусть: она знала скрип отдельной ступеньки, скользкую половицу, запах каждой комнаты. Девушка была уверена, что он нисколечко не измениться за несколько лет. В этом доме гриффиндорка провела свое детство и могла пройти по нему с закрытыми глазами. Гермиона обхватила себя руками. Как же ей сейчас хотелось снова оказаться в объятиях своей мамы, прижаться к теплой отцовской груди или развалиться на любимом диване, накрыться шерстяным пледом и вдыхать запах рождественского ужина. Девушке так не хватало этого тепла и заботы, которыми ее окружали родители многие годы, так же как и ее друзья. Как же она по ним скучает…
- Извините, Вы не замерзли? – раздался голос позади, а Гермиона вздрогнула. – Может, Вы пройдете в дом? По-моему Вам надо выпить горячего кофе.
Девушка обернулась и посмотрела в лицо собеседника. Хотя ей и не надо было оборачиваться. Голос этого человека она узнала бы везде.
- Добрый… Добрый вечер, - взяв себя в руки сказала она своему отцу.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Четверг, 13.12.2012, 21:42 | Сообщение # 22
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 18. Переполох на Рождество. Часть 1
- Добрый… Добрый вечер, - взяв себя в руки, сказала Гермиона своему отцу. Он смотрел на ее проницательными серыми глазами, а на лбу еще не было той морщинки, которая появится на нем в будущем, не было той серьезности, оставшейся после многих часов работы и воспитанием непоседы-ребенка. Уголки его губ невольно тянулись вверх, так и норовя расплыться в улыбке
- Пожалуйста, пройдемте в дом, - повторил мужчина. – Моя жена нальет Вам чего-нибудь горячего.
- Спасибо, мистер…
- Мистер Грейнджер. Хьюго Грейнджер. - улыбнулся отец Гермионы. – Пройдемте. А как зовут Вас? – не забыл спросить он.
- Мое имя Гер… Джейн Шедоу, - ответила гриффиндорка, не желая выдавать своего настоящего имени. Хьюго еще раз улыбнулся и повел девушку к дому. Гермиона не могла отказать. Она никогда не могла отказать своему улыбающемуся отцу. Его улыбка была притягивающей, она всегда заставляла девушку делать все, что отец попросит. Мистер Грейнджер отворил дверь, пуская девушку вперед, и она зашла в до боли знакомый дом.
- Дорогая, - закричал с порога Хьюго. – Налей, пожалуйста, кофе: у нас гости!
- Конечно! – раздалось с кухни, и послышалось бряканье чашек. Мужчина обернулся к гостье, и сначала на его лице ясно читалось удивление, но потом он сумел справиться со своими эмоциями.
- Вы очень походи на мою жену, - тихо проговорил он.
- Правда? – изобразила удивление Гермиона. Только теперь она осознала, что приходить в дом к своим будущим родителям - плохая идея, но отступать было уже поздно.
- Хьюго, проводи гостью на кухню! Кофе скоро будет готов! – послышался мелодичный голос.
- Да, конечно, Роуз, - ответил мужчина и повесил куртку Гермионы на крючок. – Пройдемте.
Мистер Грейнджер повел девушку на кухню, хотя туда она могла дойти и сама. Войдя в небольшое помещение, Гермиона первым делом посмотрела на Розали Грейнджер. Гриффиндорка непроизвольно улыбнулась: она никогда не видела свою мать такой красивой. Миссис Грейнджер выглядела не такой уставшей и совсем молодой, как будто ей всего лишь восемнадцать лет. Сперва, на лице Розали играла улыбка, но как только она встретилась глазами с Гермионой, то чуть не выронила сахарницу, которую держала в руках. Гриффиндорке такое поведение своей матери показалось немного странным, особенно когда мистер Грейнджер отрицательно покачал головой, а та успокоилась.
- Дорогая, это – Джейн, - представил девушку Хьюго, но увидев недовольный взгляд своей жены, поторопился объяснить. – Она стояла на улице совсем одна, и я подумал, что она замерзла и, возможно, ей некуда идти.
Лицо женщины, сразу смягчилось, и она улыбнулась.
- Да, да, конечно, - воскликнула она. – Сейчас я приготовлю Вам кофе.
Гермиона села за небольшой стол, а Рози, так обычно называл миссис Грейнджер Хьюго, начала разливать горячий напиток по кружкам. Мужчина заботливо помогал ей, поднося кружки и ставя их на стол. Это были любимые кружки гриффиндорки: из белого фарфора со светло-синей каймой по краям, на самой кружке причудливые, почти прозрачные, голубые разводы, напоминающие летящих птиц. Девушка взяла горячую кружку и покрутила ее в руках.
- Красивая, - прошептала она.
- Спасибо, - улыбнулась хозяйка дома и присела напротив Гермионы. – Это сервиз моей мамы. Как думаете, он не старомоден?
- Нет, нет, что вы! – поскорее разубедила Розали семикурсница.
- Надеюсь, - вздохнула та. – Я очень переживаю, что моим детям он может не понравиться.
- Не беспокойтесь, - мягко улыбнулась Гермиона. – Я уверена, что им он очень понравиться. Я вот, очень люблю такие вещи.
- Вот и хорошо, - сказала миссис Грейнджер. – А что Вы можете рассказать о себе, Джейн?
- Во-первых, я бы хотела перейти на «ты», если Вы не возражаете.
- Я абсолютно не против, - улыбнулась Рози.
- Вот и хорошо, - кивнула головой Гермиона. – О себе я могу рассказать совсем немного. Я учусь в закрытой школе на севере Англии, и сейчас я в последнем классе. В будущем хочу стать доктором, а сейчас очень увлекаюсь чтением книг. Не знаю, что бы еще такого сказать, - улыбнулась девушка.
- Можно я задам немного некорректный вопрос? – вмешался в разговор Хьюго. – Джейн, почему ты стояла на улице? Я заметил, что ты стояла там и вчера.
- Понимаете, - вздохнула гриффиндорка, - мои родители погибли несколько лет назад, а вы очень напоминаете мне их. Поэтому я уже не первый день просто стою напротив вашего дома. Просто на душе становиться теплее…
- Извини, что мы тебя расстроили, - попыталась разрядить обстановку миссис Грейнджер, заметив, что голос гостьи дрогнул. – Тебе налить еще кофе?
- Нет, спасибо, - отказалась Гермиона. – Я, наверное, уже пойду и не буду портить вам вечер.
- Ну что ты! – воскликнул мужчина. – Лично мне будет всегда приятно с тобой пообщаться. Ты очень милая девушка. Правда, дорогая?
- Конечно, - сказала Розалина и встала. – Но если тебе, Джейн, и правда надо идти, мы тебя не держим.
- Спасибо, - девушка тоже встала, улыбнувшись своей матери. Хозяева дома проводили гостью до прихожей, и мистер Грейнджер помог одеть Гермионе куртку.
- Еще раз спасибо вам большое, - поблагодарила девушка.
- Не за что, - обняла ее Розали. Миссис Грейнджер прониклась к ней, после того, как она сказала о погибших родителях, и сейчас ей очень хотелось хоть как-то поддержать свою новую знакомую. – Может, придешь завтра к нам на Рождественский ужин?
- Простите, но я не смогу, - извинилась семикурсница. – У меня завтра дела.
- Ничего страшного, - махнул рукой Хьюго. – Просто приходи к нам еще. Всегда тебе будем рады.
- Обязательно, - сказала Гермиона и открыла дверь. – До встречи, - попрощалась она и вышла на улицу. Мужчина с женщиной вышли на порог и взглядами провожали девушку. Рози обняла своего мужа и положила голову ему на плечо.
- Знаешь, милый, - сказала она, улыбнувшись, - а я очень хочу ребенка.
- Если ты хочешь, услышать мое мнение, - задумчиво сказал мистер Грейнджер, - то я не против.
Женщина заливисто засмеялась и, поцеловав мужа в щеку, ушла в дом. Хьюго, задорно улыбнувшись, поспешил за нею, не забыв закрыть за собой дверь.
***
Уставшая Гермиона поднималась по лестнице в свою комнату в Дырявом Котле. После встречи со своими родителями она была совсем разбитая. Ее переполняли различные чувства, начиная с нежности, и заканчивая злостью. На нее опять нахлынула ностальгия по тому времени, которое уже никак нельзя было вернуть. Открыв дверь довольно массивным ключом, гриффиндорка упала на кровать. На миг девушке показалось, что в комнате кто-то есть, но она была совсем измотана, чтобы это проверять. Гермиона посмотрела в черное пространство над собой и закрыла глаза.
- Ну почему все произошло именно так, - прошептала она. – Ребята, как же я по вам скучаю…
После этих слов девушка заснула, а с кресла в углу поднялась странная фигура и направила на нее палочку.
***
Открыв глаза, Гермиона поняла, что на дворе уже день, потому что яркое солнце почти сразу же ослепило ее. Это было довольно странно, потому что на этой стороне Косого переулка солнце бывало только около часа дня, а девушка понимала, что она не могла проспать до обеда, тем более она каждый день закрывала шторы. Немного отойдя ото сна, Гермиона поняла, что здесь точно что-то не так, потому что потолок в Дырявом котле был какого-то странного коричневатого цвета и немного грязный, а потолок над ней светился голубизной. Семикурсница протерла глаза, повернула голову и убедилась, что находиться точно не в снятой ею комнате. Возле кровати стоял небольшой прикроватный столик с цветами в вазе и на резных ножках, а напротив был большой белый комод с зеркалом над ним. Гермиона резко вскочила, нащупывая в кармане палочку. Но тут девушка поняла, что куртки на ней нет, и палочки, соответственно тоже. Не очень громко чертыхнувшись, девушка подошла к окну и осторожно выглянула в него. За стеклом был прекрасный сад в лучших английских традициях. Недалеко от небольшого пруда, в котором плавали лебеди, была беседка, а рядом с ней мостик через этот пруд. Картина немного напоминала Гермионе Малфой-менор, только вот убрать беседку и мостик… Гриффиндорка уже было начала паниковать, но сразу же взяла себя в руки. Выдохнув, она так же осторожно открыла дверь и вышла в длинный коридор. Архитектура особняка, в котором находилась Гермиона, тоже напоминала ей поместье Малфоев. Девушка начала тихо продвигаться вдоль стенки, которая на удивление была без портретов. Наконец она вышла к лестнице. До этого момента она не встретила никого. Спустившись в огромную залу, окна в которой были завешаны шторами, она решила призвать себе палочку, на всякий случай.
- Акцио, палочка, - с надеждой прошептала Гермиона. Примерно через минуту в ее руке оказалась гладкая поверхность дерева. С облегчением девушка сжала руку и прислушалась. Как и ожидалось, из коридора послышались приближающиеся шаги. Гриффиндорка спряталась за лестницу и затаила дыхание. Она не видела, что происходит в зале, но по звукам шагов поняла, что кто-то вбежал в нее. Гермиона услышала, как отъезжают в сторону шторы и постепенно к ее ногам начал подползать лучик света. Так же было слышно, как запыхавшиеся люди пытались отдышаться и хотели что-то сказать. Но девушка решила не давать им передышки и выскочила из своего укрытия. Яркий свет, который раньше не проникал в залу из-за длинных штор, сперва ослепил ее.
- Ступефай. Экспелиармус, - выкрикнула она, направляя палочку туда, где по ее мнению должны были находиться враги. Кто-то упал на пол.
- Протего, - услышала Гермиона знакомый голос, когда уже собиралась выпустить следующее заклинание. Девушка резко дернула палочку в сторону, и луч полетел в потолок.
- Так и умереть недолго, - послышался смешок. Гермиона начала постепенно различать очертания людей, яркость солнца постепенно отступала.
- Эмили, ты спасла нас, а то, я чувствую, что она нас бы заавадила, - улыбнулся Джеймс, потирая ушибленный затылок.
- Вас только авадить и надо, - усмехнулась Лили, а Эмили спрятала свою палочку в карман.
- Шейди, как же ты нас напугала, - вздохнула Молли, улыбнувшись.
- Я вас напугала?! – воскликнула Гермиона. – Что здесь, Мерлин вас дери, происходит?!
- Сидим мы, значит, на кухне, а твоя палочка как вылетит из кармана! Вот мы за ней и побежали, - развел руками Джеймс.
- Где мы сейчас? – немного успокоившись и поняв, что опасность не грозит, спросила Гермиона.
- Как где? – удивился Поттер. – У меня дома!
- Ах дома, - опять начала злиться гриффинодрка.
- А разве тебе Сириус вчера не сказал? – спросила свою подругу Лили.
- Блэк?! – уже не на шутку разошлась девушка.
- Чего ты кричишь? Тебя даже в моей комнате слышно, - послышался сверху насмешливый голос гриффиндорца.
- Какого черта ты притащил меня сюда? – прошипела девушка.
- Вообще, это я его попросил, Гермиона, - шепотом сказал хозяин дома. Гермиона резко развернулась и посмотрела на него, но увидев улыбающуюся Лили немного поумерила свой пыл.
- В следующий раз, приглашай сам, - сказала она и направилась обратно в комнату, которая, как она поняла, была комнатой для гостей. – А то я с ума сойду.
- Обязательно! – засмеялся Джеймс. – Если тебе интересно, Нимфадора и Северус еще спят, Артур остался на кухне, а Рем в библиотеке.
- Спасибо, - улыбнулась девушка. - Мог хотя бы разбудить, - буркнула она, проходя мимо Сириуса. Тот только хмыкнул.
- Гермиона, стой, я с тобой! – воскликнула Лили и, поцеловав Джеймса, побежала за подругой.
- Я тогда тоже, - улыбнулась слизеринка.
- А я пойду на кухню, - радостно заявила Молли и в прямом смысле ускакала к Артуру. Когда обиженная девушка в сопровождении двух подруг исчезла за поворотом, Бродяга спустился вниз.
- Ну и зачем ты так? – вздохнул Джеймс, покачав головой. – Я же тебя попросил аккуратно…
- Я подумал, - ответил ему Сириус, - что она меня убьет на месте, если я так к ней заявлюсь, и никуда не пойдет. А так все в порядке.
- Ага, все в порядке, - поправил очки Сохатый. – Она же и меня, и тебя теперь убить готова. Только бы на бал согласилась пойти, а то меня мать уже заавадит.
- А что, она так хочет ее видеть? – удивился второй гриффиндорец.
- Ты не представляешь как, - ухмыльнулся его друг. – Северус же Эйлин про Гермиону все уши прожужжал, а та, в свою очередь, и своей сестре. Теперь они обе хотят «оценить эту милую девушку».
- Готовься, друг, - хлопнул Мародера по плечу Сириус, - скоро Джейн станет Поттер!
- Это с какой еще стати? – вздернул брови Джеймс.
- Когда представительницы чистокровных семей хотят «оценить девушку», это значит, что они будут оценивать ее как невесту, - пояснил Бродяга. – Да не бойся ты так! – засмеялся он, увидев перекошенное лицо своего друга, - Тебя от своей Эванс и самому Мерлину не отодрать, а вот новоиспеченному Поттеру может и не свести.
- Насколько я знаю, - услышали Мародеры язвительный голос за ними, - брак совершается по обоюдному согласию, особенно если речь идет о магглорожденных.
- Северус, а чем тебе Гермиона не приглянулась? – улыбнулся Джеймс, посмотрев на своего кузена.
- Я то не против, - усмехнулся слизеринец, - а вот ее сердце, кажется, отдано другому.
- И с чего ты это взял? – сложив руки, спросил Сириус.
- А тебе этого знать не обязательно, - парировал ему в ответ Северус и ушел на кухню.
- Стой, слизняк недоделанный! – закричал Блэк и помчался догонять парня, а Джеймс только пожал плечами и тоже ушел в сторону завтрака.
В это время Гермиона, Лили и Эмили уже были в комнате первой упомянутой мною девушки.
- Как же он все-таки меня раздражает! – воскликнула Шейди и села на кровать.
- Признаюсь честно, не тебя одну, - устало вздохнула слизерринка и присела на кресло, стоящее в углу комнаты.
- Девочки, - проныла Лили, - а вот у меня оооооочень большая проблема.
- И что же такого случилось у старосты гриффиндора и первой ученицы всего Хогвартса? – усмехнулась Эмили.
- Вы же знаете, что сегодня бал, - жалобно сказала девушка, а подруги кивнули, - и я должна присутствовать там, как невеста Джеймса…
- Неужели!? – саркастично воскликнула Корбья. – Поздравляю!
Гермиона недовольно толкнула подругу в бок, а та только самодовольно усмехнулась.
- Спасибо, - не замечая язвительности в голосе слизеринки, на автомате ответила Лили. – Но у меня одна проблема: я не умею танцевать.
- Ничего странного, - пожала плечами Эмили. – В семьях магглорожденных этому не учат.
- А вот мы научим, - улыбнулась вторая гриффиндорка. – Неси сюда свое платье и туфли.
- Правда?! Спасибо вам обеим большое! – радостно воскликнула Эванс и выбежала из комнаты.
- Я не говорила, что помогу! – крикнула ей вдогонку брюнетка, а потом откинулась на спинку кресла. – А ты откуда умеешь танцевать? – спросила она у Гермионы. – Хотя, глупый вопрос.
- Да нет, - ответила путешественница во времени. – Я научилась хорошо танцевать, когда в Хогвартсе проходил Турнир Трех Волшебников. А потом мы с Джинни учились многим другим танцам, которые танцуют на балах у аристократов, что бы без риска быть замеченными проникать на собрания Пожирателей Смерти.
- Понятно, - хмыкнула Эмили. – Слушай, а почему это сегодня обошлось без традиционной перепалки с Блэком? Мне всегда так нравилась их слушать.
- Просто не могу кое-чего понять, - вздохнула гриффиндорка. – Почему он никогда не думает? Вот вчера, когда меня сюда тащил даже и не подумал, что я могу испугаться, оказавшись утром в незнакомом месте. И в будущем тоже не думал… Из-за этого и в Азкабане просидел и… умер. Думать просто хоть иногда надо…
Дальнейшую не совсем гневную триаду девушки прервала вбежавшая в комнату Лили с платьем в руках. За ней по пятам плелась растрепанная Тонкс, которую староста гриффиндора встретила по дороге. Та только встала и отправлялась на кухню, что бы выпить чаю, но ее перехватил ураган по имени Лили, и ей пришлось согласиться помочь магглорожденной девушке выучить пару танцев, и сама решила потренироваться преде наступающим балом. Эванс сразу одели в платье, потому что, как сказала Гермиона «так легче привыкнуть к атмосфере», и начали обучение.
А из-за угла, непринужденно, как будто просто проходил мимо, показался русоволосый парень, бесшумно прошел мимо комнаты и исчез за следующим поворотом коридора.
***
- Как долго можно их ждать? – закатив глаза, протянул Сириус. – Бал скоро начнется, а они даже не спустились.
- Бродяга, они же девушки, - с видом знатока пожал плечами Артур, сидящий рядом в кресле.
- Ну и что? – воскликнул парень. – Это все равно, как минимум, не прилично!
- Я бы вообще на бал не ходил, - возразил Северус. – Не люблю балы.
- А тебя сегодня представят еще как Северуса Поттера, - съехидничал Бродяга. – Вот слизеринцы над тобой посмеются.
- Тебя-то как настоящего Блэка никогда не представят, - угрюмо ответил бывший Снейп.
- Хватит уже, - вздохнул Джеймс, а Ремус, в знак согласия, покачал головой.
- И правда, хватит, - послышался мелодичный голос Тонкс. - Мы уже здесь, так что можно и без ссор.
Юноши подняли головы в сторону лестницы. Нимфадора была одета в платье до колен необычного фиолетового цвета. Судя по всему, у платья была так же открытая спина, а на плечи девушка изящно накинула шаль. На ногах девушки были замшевые туфли на каблуке (к счастью не на высокой шпильке). В коротких волосах ярко сверкала заколка в виде красивого аметистового цветка. Ремус немного покраснел. Конечно, фиолетовый очень хорошо сочетался с черными волосами Тонкс, этот цвет хорошо оттенял белую кожу девушки, да и не совсем длинное платье ей очень шло, так что выглядела она обворожительно, но девушки высшего светского общества обычно такое не носили. Но о чем здесь говорить? Это же Нимфадора! Молли была одета в персиково-розовое, чем-то напоминающее свадебное, платье. Пышная юбка платья была похожа на такие же пышные волосы девушки. Их хоть и пытались уложить, но ничего совсем толкового не вышло, поэтому они оставили все, как было и особо себя не утруждали. Только две тонкие косички, больше похожие на ободок шли ото лба к затылку девушки. Платье было с довольно таки откровенным вырезом. Повторяя форму выреза, шею девушки украшало сверкающее ожерелье. Оно красиво играло бликами на смуглой коже Молли. Гриффиндорка напоминала молодых и богатых герцогинь девятнадцатого века, которые танцевали на балах ночи на пролет. Артур самодовольно, улыбнулся, подавая руку своей девушке. Лили была одета в нежно-зеленое облегающее платье, которое своеобразно оттеняло ее изумрудные глаза и выделяло рыжие волосы. Переливающаяся ткань подчеркивало красивую фигуру девушки и ее плавные движения. Ярко-рыжые волосы были убраны в кичку на затылке и только пара прядей, выбиваясь из общей прически спадали ей на лицо. На ее шее была подвеска с рыжим камнем, которым, скорее всего, был янтарь. Тот причудливо переливался и светился, напоминая восходящее солнце. Девушка была немного похожа на нимфу, сбежавшую с Олимпа. Джеймс только удивленно присвистнул. Гермиона была одета в бледно-голубое платье. Струящаяся ткань была похожа на красивый водопад. На корсете платья был витиеватый узор, вышитый серебряными нитками и очень напоминающий узор на медальоне девушки, который неизменно висел у нее на шее. На плечах девушки не было лямок, точнее они были опущены до середины предплечья. Казалось, что девушка фарфоровая, такой она была бледной и хрупкой. Сириус не мог оторвать взгляда от прекрасной девушки, но после ее ехидной улыбки, быстро отвел взгляд, хмыкнув и гордо вздернув подбородок.
Сами парни были одеты в черные костюмы, а на шеях были галстуки. Ничего особенного, но абсолютно сдержано и очень даже неплохо.
- Хорошо, что вы все же почтили нас своим присутствием, - первым заговорил Джеймс и улыбнулся. – Гости уже все прибыли и ожидают только нас, - гриффиндорец галантно поклонился, подавая руку своей даме сердца. Лили осторожно вложила свои пальчики в ладонь юноши и тоже улыбнулась ему.
- Ты обворожительна, - распрямившись, шепнул ей на ухо Джеймс, заставляя девушку немного покраснеть.
Артур осторожно взял под руку Молли, а Тонкс сама утащила старосту в сторону бального зала. Гермиона, саркастически скривившись, дала понять Блэку, что его предложение не принято. Тот насупился и показал кулак проходящему мимо Сохатому, который весело подмигнул своему другу. В не очень хорошем расположении духа Сириус пошел за тремя парами и девушкой. Когда они появились в зале, то все обернулись в сторону новоприбывших, потом что двери в этом доме тихо открываться не умели.
- Да, все уже пришли, - немного смущенно сказала Лили.
- Вот что значит долго собираться, - хохотнула Тонкс.
- Кто там дольше всех это делал? – мило улыбнувшись, спросила Гермиона.
- Ну и зачем ты сказала, - сощурившись и прикрыв один глаз, посмотрела на подругу Мета.
- Захотелось, - пожала плечиками гриффинлдорка.
- Ну вы пока препирайтесь, а я приглашу свою девушку на танец, - сказал Артур и, подхватив Молли ушел в толпу уже танцующих.
- А нам лучше подождать мою мать и Эйлин, - сказал Джеймс. – Они очень хотели познакомиться с Гермионой, - подмигнул он.
- Со мной? – удивленно спросила девушка. – Это странно.
- Действительно странно, - язвительно сказал подошедший к ним Люциус Малфой в сопровождении еще нескольких слизеринцев. – Странно, что чистокровные волшебники не только приглашают грязнокровок на бал, да еще и хотят с ними познакомиться.
- Заткнул бы ты свой рот, Малфой, - заступился за девушек Сириус.
- Здесь еще и предатель крови! – воскликнул блондин. – Их здесь даже два, - продолжил он, увидев их сокурсника. – Северус, какая встреча!
- Дорогой Люциус! - наиграно улыбнулся парень. – Как поживаешь? Я просто не мог дождаться твоих язвительных комментариев.
- Неплохо же ты прижился в компании предателей крови и грязнокровок, - усмехнулся Малфой. – А вас, - обратился он к трем девушкам, - не исправят никакие красивые платья. Как были грязнокровками без манер, так ими и останетесь.
- Ты уверен, что без манер, - в свою очередь усмехнулась Гермиона.
- Я уверен в том, - немного раздраженно сказал слизеринец, - что вы даже не сможете нормально танцевать.
- Не будь слишком самонадеян, - ответила.
- Так может ты, и твои подружки покажете, как вы танцуете, Джейн, - саркастично спросил Люциус.
- А ты пригласи и покажу, - сделала реверанс гриффиндорка.
- Ну что же, леди, - язвительно выделив последнее слово, Малфой поклонился, - позвольте пригласить Вас на танец.
- С удовольствием, - взяла его руку Гермиона. Двое других слизеринцев пригласили Нимфу и Лили, которые немного с опаской на них косились и обещали себе, что выскажут подруге все, что они о ней думают. Музыка прекратилась, предвещая начало следующего танца, и пары встали в позиции.
- Слушай, Сохатый, разве магглорожденных учат танцевать? – спросил у друга Блэк.
- Нет, - ответил за кузена Северус, покачав головой.
- Не тебя спрашивал, - буркнул Бродяга.
- Но он все же прав, - задумчиво сказал Джеймс. – Я не знаю, как они собираются танцевать.
Мелодия заиграла, юноши и девушки закружились в танце. Им оказался не малоизвестный вальс, который не все умели очень хорошо танцевать. Но, к счастью для девушек, вальс был первым танцем, которому Гермиона обучила свою подругу. Но вот гриффиндорцы и слизерирнец никогда бы не подумали, что девушки умеют так хорошо танцевать. Нимфадора двигалась уверенно и легко, даже каблук не мешал ей спокойно «летать» по залу. Рыжая староста была явно взволнована, но это не мешало ей точно двигаться и не ошибаться в поворотах. По плавным движениям Гермионы казалось, что она танцевала не меньше чем пол своей жизни. Непринужденно танцуя, она даже не задумывалась о том, как надо двигаться. Не любая, но все же и не одна, чистокровная девушка могли позавидовать тому, как красиво танцевали три гриффинлррки. Их партнеры были тоже немало удивлены. Особенно это сказывалось на неповторимом Малфое, который был уверен, что опозорит и старосту гриффиндора и ее подруг. Но у него на уме сейчас было совсем не то…
- Неплохо танцуешь, Джейн, - сказал он, больно сжав руку девушки.
- Большое спасибо, - опять мило улыбнулась Гермиона, не обратив никакого внимания на ноющую боль в руке.
- Где же ты так научилась? – поднял бровь в вопросе блондин. – Грязнокровки не занимаются этим с детства.
- А я танцую с шести лет, - просто ответила гриффиндорка, смотря в сторону. Конечно же, она преувеличивала. Первый раз, как я уже говорила, девушка попробовала танцевать на четвертом курсе, но она быстро училась, поэтому с совершенствованием этого навыка впоследствии не было никаких проблем. Гермиона почувствовала, что Люциус, как ведущий партнер, пытается увести их пару в сторону от толпы, но сразу резко дернулась в обратном направлении, возвращаясь к танцующим.
- Ты не перестаешь меня удивлять, Джейн, - усмехнулся слизеринец.
- В скором времени я могу удивить тебя еще больше, - парировала девушка.
- В таком случае, удачно повеселиться сегодня вечером, - Малфой отпустил руки гриффиндорки и поспешил исчезнуть в толпе. А Гермиона стояла и не могла понять, что произошло. Внутри нее нарастало ощущение беспокойства. Она начинала чувствовать страх, как во время их операций с Джинни, когда их могли раскусить в любую секунду, и не только сдать Лорду, но и убить. Тогда она больше всего боялась за свою подругу, которая, так же как и она, танцевала среди пожирателей смерти…
***
- Ну как Грейнджер, устала? – усмехнувшись, спросил блондин.
- Драко, я тебя не понимаю, - немного писклявым голоском ответила ему Гермиона.
- Грейнджер, не строй из себя дуру. Я раскусил вас. Обеих, - сказал слизеринец, наклоняясь к уху танцующей с ним девушки. Брюнетка с голубыми глазами в ужасе отшатнулась от своего партнера.
- Да, Грейнджер, я раскусил вас, - сказал Драко Малфой, усмехнувшись, а Блейз Забини схватил блондинку, с которой танцевал за горло.
- Ты думала, что нас можно так легко провести? Никогда впредь больше так не думай, - усмехается хорек. – Да, вы поменяли цвет волос и глаз, черты лица и даже голос, но действие заклинаний проходит. Не правда ли, мисс всезнайка?
- Да Малфой, ты прав, - уже своим голосом говорит девушка и достает палочку. - Ступефай, - первое заклинание, чтобы оглушить Забини – Экспелиармус, - второе, чтобы обезоружить Малфоя. И третье, от безвыходности, чтобы спасти подругу от направляющего не нее палочку пожирателя. – Авада Кедавра, - а потом бежать. – Джинни, бежим скорей. Нам нужно дойти до ворот.
Теперь погоня. И ничего больше не остается. Бежать только вперед, ради всех, и чтобы спасти свои жизни. Бежать, ради того, чтобы опять вернуться к своим друзьям, которые назовут их идиотками, но все равно будут любить всегда. Им нельзя умирать, потому что они нужны там, в этих маленьких палатках.
- Но почему… заклинание так быстро… прошло… - в недоумении говорит запыхавшаяся Джинни
- Ты же знаешь… на нечисть плохо действуют заклинания, - отвечает ей Гермиона
- Гермиона… ты же… убила… человека, - говорит ее подруга, всхлипывая и остановившись.
- Ты хотела бы… чтобы он убил тебя? - огрызается вторая гриффиндорка и продолжает бег. Да, на душе тяжело из-за того, что пришлось сказать эти два смертоносных слова, но для Гермионы жизни ее друзей важнее. Это война и никакой пожиратель не отпустил бы их живыми, никто бы не сжалился, так почему они должны жалеть? Почему они должны проявлять сострадание к подонкам, которые убьют их и даже не моргнут своими затуманенными от жадности глазами.
- Сектумсемпра, - заклинание попадает в спину Гермионы, и она падает на землю.
- Гермиона! – закричала Джинни, бросаясь к ней.
- Нет, уходи… Ты должна быть с Гарри… Ты нужна ему… - шепчет лежащая на земле девушка.
- Тебе не жить, Грейнджер, - услышала она над собой голос Забини. Тот направляет на нее палочку, а подруга уже готова аппарировать, но тоже поднимает палочку, чтобы не оставаться в долгу.
- И ты полежи, Уизли, - еще одно заклинание полетело в гриффиндорку. Девушка упала на землю и попыталась протянуть руки к своей подруге.
- Почему ты меня не послушала? – с вопросом смотрит на нее Гермиона, понимая, что они больше никогда не увидятся.
- Гермиона… Прости, - по щекам рыжеволосой девушки текут слезы.
- Умри, грязнокровка, - столько ненависти в этом голосе. – Умри!
- Экспелиармус, - выкрикивает кто-то. Гермиона видит, как один из близнецов подхватывает на руки сестру, а сама она теряет сознание, когда начинается апппарация.
В тот вечер был убит глава семейства Забини, отец Блейза Забини.
***
Гермиона попыталась прислушаться и найти своих подруг, но ни взволнованных потоков мыслей, ни ответа, она не услышала. Беспокойство продолжало расти внутри нее, она чувствовала, что что-то не так. Она звала Лили и Тонкс все громче и громче, нервно оглядывалась по сторонам. Когда до ее плеча дотронулись, она вздрогнула и резко развернулась. Это были запыхавшиеся Джеймс и Сириус.
- Гермиона…
- Как хорошо, что мы тебя нашли…
- Ребята, вы видели где-нибудь Лили и Мету? – взволнованно спросила девушка.
- В этом и проблема, - выпрямился Джеймс. – Они пропали.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Четверг, 13.12.2012, 21:42 | Сообщение # 23
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 19. Переполох на Рождество. Часть 2
- Как… пропали? - еле-еле выговорила Гермиона.
- Вот так, - выдохнул Сириус. – С концами.
- Только не это, - закрыв лицо руками, прошептала девушка. – Пожалуйста, только не это... Вот что Малфой имел в виду под «удачно повеселиться»! – воскликнула она.
- Ты о чем, - покосился на нее взволнованный Джеймс.
- Не здесь, - осмотрелась гриффиндорка. – Пойдемте! – она схватила обоих парней за руки и потащила прочь из зала. Выйдя за дверь, они увидели там Ремуса.
- Ну что, нашел? – спросили его друзья. Тот только с сожалением отрицательно покачал головой.
- Куда же они пропали, - стукнул кулаком по косяку двери Джеймс. – Гермиона, ты сказала, что-то там про Малфоя… Но зачем они могли ему понадобиться?
- Нет, Лили и Нимфа ему не нужны… - сказала девушка, опустив голову. – Ему нужна я…
- Ты права! – к ним подбежал запыхавшийся Северус, которого тоже заставили искать пропавших девушек. – Только у него не получилось тебя забрать, поэтому он решил, что ты сама придешь за подругами. И мне поручили тебя привести…
- Погоди-ка, Снейп, - пристально посмотрел на слизеринца Сириус. – А ты откуда это знаешь? И почему тебе сказали привести Гермиону. Зачем она нужна Лорду?
- Ты догадливый, Блэк, но это не твое дело, - огрызнулся Северус и собирался продолжить разговор с девушкой, но Бродяга не дал ему этого сделать, загородив ее собой.
- Ты не будешь с ней разговаривать, пока не расскажешь нам всем в чем дело, пожиратель смерти, - выплюнул гриффиндорец.
- Блэк, я конечно безумно рада, - серьезным тоном сказала Гермиона, выходя из-за его спины, - что ты за меня так беспокоишься, но все же это и правда не твое дело. Северус, что случилось с девочками. Только кратко.
- Но Гермиона! – попытался возразить уже Джеймс, который тоже почувствовал что-то неладное в таком почти откровенном заявлении своего кузена.
- Ребята, - из-за спины слизеринца появилась Эмили, - это и правда не ваше дело. Вот сейчас я вам всем и все передам все очень кратко: заткнулись или вам не поздоровиться.
Эта угроза слизеринки подействовала на двух, уже было разбушевавшихся, друзей, и они заметно поутихли, но все же продолжали с некой опаской смотреть на Северуса.
- Спасибо Эм, - кивнула Гермиона и вопросительно посмотрела не друга. – Северус?
- Если совсем вкратце.... Лорд приказал привести тебя, но Малфою не удалось тебя одурачить, Лорд рассчитывает, что ты придешь за ними сама, а мне поручили за этим «проследить».
- Зачем я нужна Воландеморту, - с вызовом спросила гриффиндока, а некоторых даже передернуло от этого имени.
- Малфой и Забини донесли, что не смогли найти о тебе никакой информации. То, как ты владеешь боевыми искусствами привлекло его внимание и он захотел «узнать о тебе побольше», - словно отрапортовал слизеринец.
- Почему ты мне раньше этого не рассказал? – спросила девушка.
- Я подумал… - начал оправдываться Северус.
- Почему ты мне раньше не рассказал?! – сорвалась Гермиона. – Если бы я знала, то ничего бы этого не было! Где они?!
- В Малфой-меноре, - тихо ответил бывший Снейп.
- Северус! – закричала девушка. – Соплохвоста тебе в задницу, и Воландеморта под подушку! Какого черта ты не сказал мне обо всем сегодня перед праздником!?
- Я не знал…
- Не верю я! Не верю! – кричала гриффиндорка. – Вот вечно вы мальчишки такие – сначала делаете, а потом думаете! Хотите показаться героями!
- Этим и отличаются слизеринцы, - хмыкнул Сириус.
- И больше всего выпендриваются гриффиндорцы! – обратила свой гнев на двух друзей (стоящего в стороне Ремус, я в расчет не беру) Гермиона. – И вы двое в этом лучше всех!
- Гермиона, успокойся, - обняла девушку сзади Эмили. – Надо подумать, как спасти девочек.
- Нужно вызвать авроров, - вставил свое слово староста гриффиндора.
- Нет, я иду туда, - твердо сказала девушка.
- Но Гермиона… - попытался протестовать Северус.
- Никаких «но»! Это тебе не простой дом, а Малфой-менор! Лорд просто убьет их до того, как туда проберутся авроры…
***
- А вы пока посидите здесь, - усмехнулся пожиратель, вталкивая Тонкс и Лили в темную камеру подземелья. Девушки упали на пол, а за ними лязгнул замок.
- Мета, мне страшно, - прошептала Эванс.
- Все будет хорошо, - прижалась к подруге Нимфадора. – Мы выберемся отсюда, я тебе обещаю…
Тут дверь снова открылась и первое, что раздалось с порога было:
- Круцио!
***
Шесть фигур появились на окраине владений Малфой-менора. Одна из них осторожно махнула рукой, и все пошли в сторону густых зарослей роз. Подростки уже не были одеты в красивые платья с бала, но у них и не было времени одеваться специально доя этой вылазки. Все создали себе то, что смогли: кофты, футболки, простые брюки и джинсы, - одним словом, все то, что было легко трасфигурировать.
- Гермиона, почему нельзя было просто пройти в особняк, сказав, что я привел тебя, как подарок Лорду? – спросил Севеурс, пробираясь через колючки.
- Потому что это мы скажем потом, - отрезала девушка.
- Так у тебя, Джейн, есть план, - хохотнул Сириус, выдергивая из пальца шип.
- Сейчас не время смеяться и да, есть. Северус, как только мы заходим в поместье, накладываешь на себя чары невидимости, - Гермиона дождалась утвердительного ответа. – Потом мы все идем искать Лили и Тонкс. Когда мы их найдем, то все возвращаются в Поттер-менор, а я с Северусом иду к Лорду, - увидев парней, которые уже готовы были запротестовать все разом, она поспешила прервать их гневные возмущения. – И это не обсуждается!
Дальше все шли молча. У одного, еще нераспустившегося до конца белого куста розы гриффиндорка остановилась.
- И что теперь, - усмехнулся Бродяга.
- Блэк, если ты чего-то не знаешь, то лучше помолчать, - парировала Гермиона и присела на корточки. Через несколько секунд девушка потянула металлическое кольцо на себя, и подземный ход открылся перед глазами всех присутствующих.
- В Малфой-меноре очень много таких ходов, - пояснила девушка и первая полезла внутрь.
- А ты так хорошо знаешь этот особняк? – спросил Джеймс, спустившийся в ход после Эмили.
- Мне часто приходилось тут бывать… - ответила Гермиона и осеклась. – Не важно, - быстро сказала она и ушла вперед. Но ее осечку не мог не заметить Ремус, который задумчиво посмотрел ей вслед.
- Этот ход выведет нас к темницам особняка. Там, скорее всего сейчас и находятся девочки, - сказала Гермиона, после продолжительного молчания, когда они уже подходили к выходу.
- Я пойду первый, - вызвался Сириус, делая шаг вперед.
- Нет, - строго сказала Гермиона. – Первой иду я, и это, опять же, не обсуждается!
- Ты же девушка, так нельзя…! – закричал Бродяга, но гриффиндорка быстро закрыла его рот рукой.
- Тише… Слышите? – прошептала она, кивая на стену. Оттуда, и правда, слышались голоса. Два были мужские, и один был женский. Это были громкие выкрики, видимо каких-то заклинаний.
- Девочки, - прошептала Эмили, прикладывая кончики пальцев к губам.
- Надо им помочь, - рванулся вперед Джеймс, но гриффиндорка быстро остановила его.
- Стой, надо все обдумать.
- Куда думать!? Их же могут убить! – в негодовании воскликнул парень.
- Гермиона права, - кивнул Северус. – Я уверен в том, что девочки пока им нужны живыми, а минутой мы им не поможем. Надо все обдумать.
- Да чего тут думать?! – вспылил синеглазый брюнет.
- Нам нельзя компрометировать Северуса, еще нельзя показываться мне. Надо все построить так, чтобы там не присутствовала я, - начала размышлять Гермиона.
- Так мы просто можем стереть им память! – бушевал Джеймс.
- А Воландеморот такой тупой и ничего не заметит! – в ответ прокричала Гемриона. – Если ты хочешь сохранить жизнь мне и Северусу, а еще и девочкам заодно, то заткнись пожалуйста и слушай меня!
Оба парня сразу замолчали и с сомнением посмотрели на девушку.
- Гермиона, - в свою очередь подал голос Ремус, про которого все уже давно забыли, - может я, Джеймс и Сириус, ворвемся туда и обезоружим пожирателей, а вы пока проверите, как там девочки. После вы пойдете к Лорду, как ты и планировала, а мы уйдем обратно в Поттер-менор. Спишем все на нас, сказав, что в это время Северус вел с тобой бой.
- Гениально! – воскликнула девушка и кинулась на шею оборотню. – Ты всегда угадывал мои мысли и знал, что надо делать, - улыбнулась она и, даже не подумав, что сказала и сделала, отстранилась от парня и направила свою палочку на стену. – Ну что, начнем представление? – усмехнулась девушка. – Все готовы? Алохомора, - дверь, появившаяся из каменной стены начала медленно открываться, и все вытащили свои палочки.
- На счет три, - скомандовала грифифндорка. – Пожиратели будут справа, а девочки слева. Раз. Два… Три! – все рванули с места, когда дверь полностью отворилась. Ремус точным движением сразу же оглушил первого пожирателя, который мучил их подруг, а два слизеринца и гриффиндорка осторожно проскользнули в темноте мимо второго. Подбежав к Лили, которая лежала на холодном полу без сознания, Эмили сначала проверила наличие проклятий, но их, к счастью, не оказалось. Гермиона, не без помощи Северуса, в это время, осторожно оттащил раненую Нимфу от дерущегося со вторым пожирателем Сириуса.
- Что с ней? – подбежал Эмили, которая осторожно приподняла голову Лили, Джеймс.
- Без сознания, но жить будет, - улыбнулась слизеринка.
- Бери ее и уходи, - услышал гриффиндорец за собой голос Гермионы. – Не волнуйся об остальных. Просто иди к выходу из подземелья, а потом сразу же аппарируй. Только никого не дожидайся! Понял?
- Но почему…? – в недоумении прошептал Джеймс.
- Просто делай, что я сказала, - сказала девушка, перебинтовывая тем временем руку Тонкс тканью, оторванной от своей футболки. В это время к ним подбежал Ремус.
- Как они? - первым делом спросил он.
- Рем, ты берешь Мету и идешь вместе с Джеймсом. Это не обсуждается, - предупредила она.
- А я останусь с вами, - заявил Сириус, наконец-то оглушив второго пожирателя.
- Тем лучше, - задумчиво сказала стратег и без лишних слов махнула четверым гриффиндорцам в сторону выхода.
- Я не хочу тебя оставлять, Шейди… - застонала Нимфа, когда староста поднял ее на руки.
- Все будет хорошо, - погладила ее по голове Гермиона. – Я тебе обещаю, - прошептала она на ухо подруге и толкнула Ремуса к двери. Тот, не протестуя, отошел к Джеймсу и Гермиона, вздохнув и кинув взгляд на своих подруг, закрыла дверь.
- Теперь наши приготовления, - сказала она и быстро наколдовала себе голубое платье, в котором была на балу. Затем порвала его в нескольких местах и оставила себе пару царапин шпилькой.
- Гермиона, что ты делаешь?! – не скрывая возмущения, спросил Сириус.
- Потом расскажу, - отмахнулась девушка, и ее внимание переключилось на Эмили.
- Значит так, ты мне помогаешь держать блок, а потом все как договорились. Попутно объяснишь все Сириусу, и как дам сигнал начнете, - заговорила Гермиона.
- Как вы еще там договорились? Все заранее придумали?! – бушевал гриффинлрец.
- Замолчи! – рявкнула его сокурсница. – Северус, объясни ему пожалуйста, а потом поменяй Эмили одежду, на что-нибудь мужское.
- Но Герм… - простонал второй парень.
- Только ты не начинай, - закатила глаза девушка, а потом посмотрела на слизеринку и замолчала.
- Что тут вообще происходит, Снейп? – в недоумении спросил Бродяга.
- У этих двоих свои секреты, которые они никому не рассказывают, - вздохнул парень, - а решают они все путем ментального разговора, как и сейчас.
- То есть они сейчас общаются? – с недоверием спросил Блэк.
- Ага, - кивнул Северус.
- Зачем им мужская одежда? – задал еще один вопрос Сириус. – И вообще о чем они общаются?
- Не знаю ни того, ни другого, - с усмешкой ответил ему слизеринец. – У нас тут Гермиона главная по составлению плана. Ладно, пойду сделаю, что просили, - Северус подошел к молчащим девушкам и начал трансвформиоровать на теле Эмили одежду. Через пару секунд слизеринка встрепенулась и осмотрела себя.
- Неплохо, - улыбнулась она.
- А то, - усмехнулась Гермиона. – А сейчас будет еще лучше, - она направила на лицо подруги палочку и она начало меняться.
- Что вы делаете? - с недоумением воскликнул Бродяга. – Это же… Это же Джеймс!
***
В самом большом зале Малфой-менора в этот вечер собрались все пожиратели. Лорд вызвал их, сказав, что сегодня им предстоит принимать важного гостя, но они уже довольно долго стояли перед своим Лордом, а это «гость» все не появлялся.
- Терпение, мои дорогие, терпение, - проговорил Том Риддл, ухмыляясь. Молодой мужчина сидел на большом стуле, большем напоминающем трон, его волосы были аккуратно уложены, а в темных глазах поблескивал азартный огонек. Аристократические черты лица придавали еще большей величественности его виду. Белоснежная рубашка почти сливалась с бледной кожей, а темно-серый пиджак и брюки на ее фоне казались просто черными.
Огромные двери залы отворились, и вошел Северус, ведя перед собой девушку с опущенной вниз головой. На ее коже были кровоточащие порезы, а уложенные вечером волосы спутались и теперь больше напоминали воронье гнездо.
- Знаешь, Северус, за что ты мне нравишься? – протянул Воландеморт, вставая.
- Нет, мой, Лорд, - юноша упал на колено и потянул за собой девушку, которая пыталась сопротивляться.
- За то, что ты очень похож на меня, Северус, - сказал Темный Лорд, а слизеринец приподнял голову. Посмотрев в черные глаза своего подданного, Том перевел свой взгляд на девушку.
- Я очень рад, что ты привел ее, Северус, - улыбнулся Риддл. – Ты доказал свою преданность. Встань и отойди.
Юноша послушно поднялся на ноги и отошел к злому, как черт, Мафлою.
- Ну что, девочка, не пора ли нам с тобой поговорить, - ласково протянул Волндеморт и, схватив девушку за подбородок, резко рванул ее лицо на себя. Но он не ожидал встретиться с глазами, полными ненависти.
- Ну здравствуй, Том, - ухмыльнулась Гермиона. На несколько мгновений Лорд оцепенел.
- Откуда ты знаешь мое имя, - прошипел он, наклоняясь к уху гриффиндорки.
- А вот это уже не твое дело, - как можно громче сказала девушка.
- Да как ты смеешь! – взревел Риддл. – Ты хоть знаешь, кто я такой, грязнокровка?!
- Я это прекрасно знаю, - со злостью выплюнула шатенка.
- Круцио! – Лорд вскинул палочку, и девушка свалилась на землю и закричала.
- Кричи, кричи еще громче! – смеялся черноволосый мужчина. Северус заскрежетал зубами.
- Держись, - прошептал он.
- Пора мне посмотреть твои воспоминания, - прошипел Темный Лорд, а Гермиона до крови оцарапала свои ладони ногтями. Через несколько секунд Лорд пошатнулся и чуть не упал.
- А ты хороший окклюмент, - ухмыльнулся он. - Знаешь, Северус, у твоего нового родственника неплохие глаза. Цвета Авады Кедавры, которая и должна быть ему предназначена за то, что он связался с грязнокровками.
- Но, мой Лорд, - вмешался в разговор Люциус, - у Поттера не зеленые глаза.
- Что?! – взревел Том.
- Они карие, - повторил Малфой.
- Круцио! – блондин тоже скорчился в мучениях. – Северус, это правда?
- Да, мой Лорд, - поклонился юноша, ожидая непростительного заклятия, но его не последовало.
- Что же это тогда было, девочка? – с язвительной улыбкой спросил Том, присев на корточки возле Гермионы. Девушка опять посмотрела на него карими глазами, полными злобы.
- Придет и твое время, Том, - сказала она и молниеносно достала свою палочку. – Авада Кедавра.
Зеленый луч проклятия пролетел мимо Лорда, но это посеяло в рядах пожирателей панику.
- Тишина, - закричал Лорд, а девушка в это время уже встала. – Стоять! – закричал Том, но Гермиона осторожно отходила к выходу.
- Мы еще встретимся, я обещаю, - с улыбкой сказала она, и в Лорда полетело проклятие.
- Стой! – закричал Северус и выскочил вперед, загораживая своего повелителя. После Протего слизеринец использовал Ступефай, что бы попытаться оглушить девушку, но в это время из-за дверей появились Сириус Блэк и Джеймс Поттер, который в ответ тоже выкрикнул Протего, а второй юноша подхватил девушку на руки.
- Не смейте, - побежал за ними Северус, но первым же заклинанием он был сбит с ног.
- За ней! – рявкнул Том и только тогда пожиратели рванулись за беглецами.
- Я не забуду твоей преданности, Северус, - прошептал Лорд на ухо юноше. – Можешь отправляться домой. Я уверен, что они уже почти там.
- Да, мой Лорд, - поклонился, вставший на ноги, Северус и, быстро развернувшись, покинул зал.
- Я уверен, что мы еще встретимся, - хищно улыбнулся темноволосый мужчина и громко рассмеялся.
***
- Дура, дура, дура, - Джеймс Поттер и кинул Гермиону на кровать.
- Да все хорошо, Эм, - попыталась успокоить свою подругу, которая все еще была в образе Джеймса, Гермиона.
- Да все просто прекрасно! – воскликнула Эмили. – Не считая круциатуса и легилименции от этого чудовища!
- Она права, Гермиона, - устало сел в кресло Сириус.
- Ты бы помолчал, Блэк, - огрызнулась Гермиона. – Сам-то не в лучшей форме.
- Сама бы лучше не лезла туда! – закричала слизеринка. – И зачем тебе это понадобилось?
Но вместо ответа она услышала только смех своей подруги.
- Ты чего смеешься? – зло спросила Эмили.
- Довольно забавно видеть истиричку-Джеймса, - продолжала смеяться Гермиона.
- Это и правда забавно, - подтвердил Сириус, улыбнувшись.
- Все, хватит тут сидеть, - встала грифифндорка. – Сириус, иди к себе, а я приведу в порядок Эмили.
Сириус, к большому удивлению девушек, безо всяких возражений встал и вышел из комнаты.
- Какой-то он странный, - буркнула Гермиона и начала колдовать над Эмили. – Как же я могла оплошаться с зелеными глазами, – вздохнула гриффиндорка. - Пыталась же скрыть… Теперь это красноглазое чудовище пока не поймет в чем дело, не успокоиться.
- Но не все же он увидел, - поморщилась Эмили. – Кстати, а почему красноглазый? Вроде он нормально выглядит.
- Вот подожди еще немного, и тебе даже вспоминать о том, как он выглядит, будет страшно, - усмехнулась вторая девушка.
- А зачем тебе к нему идти-то понадобилось? – спросила слизеринка, откидываясь на кровать.
- Надо было узнать, сделал ли он крестражи, - улыбнулась Гермиона.
- Ну и как? Узнала? – усмехнулась ей в ответ Эмили.
- Почти, - открывая шкаф, сказала гриффиндорка.
- Бр… - поежилась брюнетка. – Так приятно что ли в чужую голову лазать?
- Неа, - мотнула головой Гермиона. – Просто это излюбленная пытка Тома, а мне по другому информацию не узнать.
- Том… Том… А почему Том? – качала головой из одной стороны в другую Эмили.
- Все-то тебе знать надо, - улыбнулась шатенка. – Вот придет время и расскажу. Надо подумать, как бы сделать так, что бы Северус подольше оставался в доверии у Лорда… Но мы подумаем об этом позже. Сейчас тебе предстоит успокоить нашего будущего шпиона.
- Чего? – перекатилась на спину Эмили, все еще лежа на кровати.
- Девочки как вы?! – в комнату, как ошпаренный, влетел черноволосый слизеринец.
- Оставляю его на тебя, Эм, - пропела Гермиона и, подмигнув подруге, вышла за дверь.
- И что это было? – насупился Северус.
- Не знаю, - девушка запрокинула голову и посмотрела на своего сокурсника. – Присаживайся, - махнула она рукой на кровать, а Северус не мог оторвать взгляда от глубоких темно-зеленых глаз.
Гермиона выскочила за дверь и улыбнулась сама себе. Пора бы уже и пристроить будущего профессора по назначению… Тут девушка заметила какое-то движение слева от нее.
- А, привет Рем, - сказала она, различив в темной фигуре, которая шла в ее сторону старосту гриффиндора.
- И тебе привет, - кивнул головой парень. – Рад видеть, что с тобой все в порядке.
- А как девочки? – не скрывая слабого беспокойства спросила шатенка.
- С ними все хорошо, - улыбнулся Ремус. – Как мы их принесли, они заснули и я думаю, что спать они будут до обеда. Но вот только разговор нам завтра предстоит очень неприятный с матерью Джеймса…
- А еще, наверное, и Северуса, - засмеялась Гемриона. – Слушай, Луни, - по старой привычке назвала оборотня по его Мародерской кличке девушка, - а не проводишь меня в комнату Сириуса.
- От чего не проводить? Провожу, - сказал Ремус, и пошел по коридору. Гриффиндорка последовала за ним.
- Я надеюсь, что вы не злитесь на то, что я осталась в Малфой-меноре? – осторожно спросила она по дороге.
- На самом деле, я – нет, а вот Джеймс немного обижается, но только на то, что Сириусу досталось все веселье, - почти серьезно сказал парень. – Наверное, если ты там осталась, то у тебя на это были свои причины…
- Блэку не досталось ничего, кроме пары царапин, - проигнорировав последнюю фразу старосты, улыбнулась девушка.
- А вот мы и пришли, - сказал, гриффиндорец, останавливаясь и указывая девушке на дверь. Комната Сириуса оказалась довольно недалеко от комнаты самой Гермионы.
- Спасибо, Ремус, - поблагодарила та, но парень уже ушел. Заинтересованно хмыкнув, она без стука вошла в комнату. Перед ней предстала очень занимательная картина: Сириус сидел на кровати, поджав одну ногу и, подняв вверх руку, по-видимому, пытаясь снять свою футболку. Гермиона засмеялась, и только тогда Бродяга заметил ее присутствие.
- Ты что здесь делаешь?! – закричал он.
- Я просто зашла тебя навестить, потому что мне показалось, что тебя ранили, - сказала девушка. – И, кстати, я не ошиблась, судя по тому, как ты мучаешься с кофтой, - она вновь засмеялась.
- Тебя стучаться не учили? – буркнул Сириус.
- Я от этого отвыкла, - ответила девушка, пожав плечами, и подошла к парню. – Опусти руку.
- Это еще зачем? – возмутился гордый гриффиндорец.
- Ты в этой футболке собираешься весь вечер ходить? - Блэк опять что-то пробурчал себе под нос, но руку все же опустил. С той рукой, которая раньше пребывала в воздухе, было все в порядке, а вот на второй, правой руке, на плече была глубокая рана от заклинания, которая и мешала поднять вторую руку, что бы снять одежду. Гермиона, трансфигурировав себе ножницы, разрезала футболку посередине и осторожно стянула ее с юноши, почти как рубашку. Дальше она обошла его с левой стороны и склонилась над больной рукой.
- Так больно? – спросила она, дотрагиваясь до кожи возле раны. Сириус вздрогнул и, посмотрев на девушку, буркнул:
- Ты не доктор.
- Ну и что? - ответила Гермиона. – Надо же понять, что делать с раной. Мне не раз доводилось лечить такое, хоть я и не доктор, - выделила она последние слова и хлопнула в ладоши. Перед подростками появился маленький домовой эльф.
- Тини, принеси мне тазик с водой, ткань и бинты, - сказала девушка, продолжая осматривать рану Сириуса.
- Конечно, госпожа, - встряхнуло ушками существо, и через пару секунд на прикроватном столике уже стоял металлический таз, а возле него лежали белоснежные бинты и тряпка.
- Милое, создание, - улыбнулась Гермиона, параллельно опуская руки в воду. – Она мне прислуживает, пока я здесь. Не больно? – снова спросила она, проводя мокрой тканью по ране Сириуса. А тот не мог вымолвить ни слова. Это был первый раз в его жизни, когда за ним хоть как-то ухаживали. Он всегда все делал сам, никто ему не помогал, а сейчас он чувствовал как заботливо девушка проводит руками и тканью по его коже, с какой осторожностью она это делает, и это не могло не поразить его.
- Сириус, тебе не больно? – терпеливо повторила свой вопрос Гермиона.
- А? Что? – отозвался гриффиндорец. – Нет, - буркнул он, осознав, о чем его спрашивала девушка.
- Вот и хорошо, - опять улыбнулась та. – Значит теперь можно продезенфицировать, залечить и перебинтовать.
- А сразу заклинание использовать не могла? – спросил парень.
- Нет, потому что заклинания спасают не от всего, - терпеливо пояснила Гермиона. – Если залечить рану не промыв, там может остаться инфекция…
- Ай, больно, - дернулся Сириус, когда почувствовал жжение в плече.
- Ну конечно, - беззаботно засмеялась гриффинлорка. – Я же тебе рану дезинфицирую.
После того, как девушка протерла плечо перекисью, она произнесла заклинание, и порез стал затягиваться. Потом она взяла бинты и стала аккуратно заматывать имb место бывшего пореза, где еще виднелись следы заклинания.
- Ну все, я закончила, - поднялась с колен девушка. – До завтра, - улыбнулась она. Когда Гермиона почти дошла до двери, Блэк окликнул ее:
- Гермиона, постой…
- Да? – развернулась гриффиндорка и посмотрела на юношу.
- Нет… Ничего, - встряхнул головой Сириус. – Спокойной ночи.
- И тебе того же, - напоследок сказала девушка и вышла.
Бродяга упал на кровать и закинул руки за голову. От осторожных и мягких движений Гермионы, от ее мелодичного смеха и порой тихого шепота на душе у Сириуса становилось тепло, и он невольно улыбался. Он не мог понять почему, с ним это происходит, но не мог этому противиться. Он не знал, как описать свои чувства, но порой для происходящего не нужны объяснения, правда ведь? Вот и Сириус не давал им никакого объяснения, просто наслаждаясь тем, что чувствовал.
А мысли Гермионы пока были заняты только одним. Девушка знала, что в будущем Ордену Феникса будет необходим шпион в рядах Воландеморта, и почему-то ей казалось, что на эту роль Дамблдор опять выберет Северуса. Ей не хотелось подвергать своего друга опасности, но так же она осознавала, что без шпиона у Лорда им не обойтись. В голове гриффиндорки зрел безумный план.



Wondering
 
Странница_СеленаДата: Четверг, 13.12.2012, 21:43 | Сообщение # 24
Посвященный
Сообщений: 37
« 6 »
Глава 20. Секрет оборотня
Пока Гермиона обрабатывала рану Сириуса, Джеймс сидел вместе с Лили. Девушка плакала и билась в истерике, не в силах успокоиться. Гриффиндорец осторожно поглаживал ее по голове и шептал что-то успокаивающее.
- Джеймс, ты не понимаешь, какие это страшные люди, - рыдала она, уткнувшись в плечо парня, – если бы не вы, они, скорее всего, убили бы нас. Как хорошо, что вы пришли… А что, если бы я больше никогда тебя не увидела? - Слезы брызнули из ее глаз с новой силой.
- Ну, ну. Не плачь, - начал убаюкивать свою любимую юноша, как маленького ребенка. – Все же хорошо. Я с тобой… Я всегда буду с тобой, слышишь? - Джеймс развернул лицо девушки к себе и посмотрел в ее глаза. – Я обещаю тебе, что всегда буду с тобой, чтобы ни случилось.
- Обещаешь? - утерла слезы рукавом своей рубашки Лили.
- Конечно, - улыбнулся парень и крепко обнял девушку.
- Я люблю тебя, Джеймс, - прижалась к нему староста. – Как же я раньше этого не замечала?
- Не знаю, глупышка, - зарылся в ее рыжие волосы парень. – Хочешь спать? – вдруг спросил он.
- Угу, - кивнула головой девушка. – Но только боюсь, что мне будут сниться эти ужасные пожиратели…
«Совсем как маленький беззащитный ребенок» - пронеслось в мыслях у Джеймса.
- Давай я принесу тебе зелья сна без сновидений? – Предложил он.
- Нет! Не уходи! – воскликнула Лили и еще крепче обняла гриффиндорца.
- Я скоро вернусь, - улыбнулся Поттер и отстранил ее от себя. – Ты для меня важнее…
Лили измученно улыбнулась в ответ, но все же отпустила парня. Когда тот почти вышел за дверь, она окликнула его.
- Джеймс, пока я не забыла: вы обещали мне рассказать что-то про Ремуса во время каникул.
- Все-то ты помнишь, - грустно усмехнулся Мародер. – Хорошо, завтра расскажу.
Девушка кивнула головой и свернулась калачиком на кровати, а юноша быстрее побежал на кухню за лекарством. По дороге он встретил Люпина, который тоже шел куда-то, сжимая маленький пузырек в руке. Вспомнишь солнце, вот и лучик.
- Привет, дружище, - хлопнул оборотня по плечу Джеймс. – Куда спешишь?
- Да, вот, - поднял руку Ремус. - Зелье Нимфадоре несу.
- Сна без сновидений? – спросил его друг. – А еще одной бутылочки нет?
В ответ староста отрицательно покачал головой.
- Вот, черт, все же придется на кухню идти, - Растрепал свои волосы Джеймс. - Слушай, дружище, - окликнул он гриффиндорца, который уже собирался уходить, - я думаю, что нам пора рассказать девчонкам твой секрет…
- Я тоже об этом подумывал, - признался оборотень. – Лили все равно меня видела, а мы обещали ей рассказать, так что… Время пришло! – слабо улыбнулся он.
- Держись, Луни, - обнял его Джеймс. – Все будет хорошо. Можешь не сомневаться.
- Я очень на это надеюсь. Только надо будет им еще сказать, что я скоро уже не буду оборотнем. Может быть… - вздохнул Люпин.
- Как думаешь, Гермионе рассказывать нужно, после такого обвинения Сириуса? – забеспокоился Сохатый. Ремус утвердительно кивнул головой.
- Помните, вы просили меня о кое чем… Так вот, Гермионе рассказать все можно. Потом просто соберемся всей нашей Мародерской компанией и обсудим этот вопрос, - тихо сказал он. Ловец гриффиндорской сборной еще раз ободряюще улыбнулся своему другу и пошел на кухню, а Ремус вновь направился в комнату Нимфадоры. Зайдя в небольшое помещение, он осторожно закрыл за собой дверь. Девушка сидела на кресле голубоватого цвета, поджав под себя ноги. Когда парень вошел, Тонкс повернула голову в его сторону.
- А, это ты, - протянула она задумчиво и снова уставилась в пространство.
- Ага, - кивнул головой Ремус и подошел к креслу. Девушка мгновенно выхватила из его руки пузырек с зельем и опрокинула его себе в рот.
- Теперь можно и поспать, - слабо улыбнулась Тонкс и попыталась встать, но покачнулась и упала обратно в кресло.
- Давай, я тебе помогу, - сказал староста и попытался взять девушку на руки, но та начала выворачиваться.
- Ни за что! Я сама ходить могу! – слабо запротестовала она.
- Можешь, можешь, я не сомневаюсь, - покачал головой гриффиндорец и все же подня