Армия Запретного леса

Четверг, 27.02.2020, 08:52
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Эхо войны (+17 глава от 12.10.2013) (ГП/ЛЛ, (В процессе), Action/Romance/Adventure)
Эхо войны (+17 глава от 12.10.2013)
ТронДата: Суббота, 22.12.2012, 15:38 | Сообщение # 1
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Автор: Igor Sikorskij
Пэйринг: Гарри Поттер/Луна Лавгуд
Тедди Люпин
Эрни Макмилан
Невилл Лонгботтом
Рейтинг: R
Жанр: Action/Romance/Adventure
Размер: Макси
Статус: В процессе
Саммари: Война закончена. И нет больше ни Темного Лорда, ни наводящих ужас Упивающихся. Вот только Гарри так и не смог привыкнуть к мирной жизни. Для него война продолжается каждый день. И убежать от нее не просто.

Разрешение на выкладку получено

Главы фанфика находятся на страницах: 1,2



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.

Сообщение отредактировал Трон - Суббота, 12.10.2013, 21:13
 
XenosДата: Вторник, 08.01.2013, 19:34 | Сообщение # 31
Химера
Сообщений: 363
« 30 »
Цитата (Трон)
и оглушительный шлепок по упругой заднице.

нет слов... одни слюни biggrin




Я хочу попасть в ад, а не в рай. Там я смогу наслаждаться обществом пап, королей и герцогов, тогда как рай населен одними нищими, монахами и апостолами - © Никколо Макиавелли
 
ShtormДата: Суббота, 12.01.2013, 12:52 | Сообщение # 32
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Как-то резковато с Луной Гарька обошелся
Цитата (Xenos)
Цитата (Трон)
и оглушительный шлепок по упругой заднице.

нет слов... одни слюни

Xenos, тоже хочешь шлепнуть Панси по заду? wink



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
XenosДата: Суббота, 12.01.2013, 17:38 | Сообщение # 33
Химера
Сообщений: 363
« 30 »
Цитата (Shtorm)
Xenos, тоже хочешь шлепнуть Панси по заду? wink

Смотря какая Пэнси выросла))) если красавицей то можно и не только шлёпнуть biggrin tongue




Я хочу попасть в ад, а не в рай. Там я смогу наслаждаться обществом пап, королей и герцогов, тогда как рай населен одними нищими, монахами и апостолами - © Никколо Макиавелли
 
ShtormДата: Воскресенье, 13.01.2013, 08:56 | Сообщение # 34
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Цитата (Xenos)
Смотря какая Пэнси выросла))) если красавицей то можно и не только шлёпнуть

Присоединяюсь biggrin



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ТронДата: Среда, 16.01.2013, 19:26 | Сообщение # 35
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 8

Гарри продвигался вглубь Лютного Переулка, периодически проверяя местность на наличие слежки. Сейчас вряд ли кто сумел бы распознать знаменитого убийцу Темного Лорда — окружающие могли лишь лицезреть нижнюю часть лица, не скрытую капюшоном плаща. Подобная конспирация была далеко не излишней, ведь не далее как три дня назад, Министерство Магии официально объявило, что лорд Поттер вызван в Отдел Магического Правопорядка для дачи показаний по делу о взрыве и побеге из рук правосудия подозреваемого в преступлении. Интересно, на что рассчитывали следователи, когда на всю страну объявили об этом? Была ли это элементарная глупость или желание очернить Героя вместе с лично прикрывающим его Министром Магии в глазах общественности? Или может быть, что данная статья, напечатанная в «Пророке», являлась ни чем иным, как предупреждением от Кингсли, которому сейчас, всем дружным коллективом, перед выборами пытаются перекрыть кислород конкуренты, а задержание народного героя ударит так, что смело можно будет записываться в мальчики-кастраты? Впрочем, это не имело никакого значения, так как Гарри и не собирался в ближайшее время приближаться к государственным учреждениям ближе, чем на десять километров. К тому же, голова бывшего «Избранного» была занята куда более важными вещами, а именно: предстоящая встреча в баре с одним очень занятным человеком. Не сказать, что план, разработанный его группой, отличался гениальностью или продуманностью, но другого у них не было. Зайдя в нужное помещение через черный ход, Поттер уверенно двинулся в сторону «своей» кабинки, стараясь не попасть на глаза местному контингенту (что впрочем, было не так уж и необходимо, потому что добропорядочные и законопослушные граждане в подобных заведениях не собирались). Остановившись перед дверью и вздохнув по-глубже, мужчина решительно постучал...

Flashback

— И всё? Это ваш план? — недоуменно спросил командир отряда.

— Ну, технически...Да, это наш план, — неуверенно протянул Флинт.

— Вы два дня бились над этой задачей и не придумали ничего лучше? — шипел одноглазый не хуже самой настоящей змеи. — Может дать вам еще недельку, тогда глядишь и больше «гениальных» идей придет в голову!

— Сэр, больше идей нет, — виновато опустили головы Маркус и Пэнси, которые в отряде всегда отвечали за планирование и прогнозирование операций. — Людей решительно не хватает, а довериться точно некому.

— Ага, и вы решили: «А давайте ка позовем «черных», терять то все равно нечего?», я правильно понимаю?

— Командир, ну не сыпь соль на рану! — взмолился Терри, — У нас итак головы сейчас взорвутся! Ну нельзя без них, нельзя! Парни Медичи в данный момент являются для нас единственным вариантом!

— Как я понимаю, связываться с ними будет Малфой? — рыкнул он в ответ.

— Да, сэр, — решительно кивнул Бут. — Тем более, что Медичи абы с кем не будет вести дела.

— То есть (поправьте меня, если я не прав), — показушно задорным тоном, проговорил бывший аврор. — Драко, а возможно и Тори, будут вести переговоры на свой страх и риск, имея реальные шансы не только получить бесплатные путевки в оздоровительный центр «Азкабан», но и стилет в брюхо? Что, сирот за душой не хватает? У меня итак на иждивении находятся девять ребятишек, так еще и Скорпиуса хотите внести в этот список?!

— Малфой и так рисковал до этого! И тогда, и сейчас — он наша единственная надежда! — запротестовал Терри, но явно как то неуверенно.

— А не забыл ли ты, мой тугодумный друг, что вся их семья наверняка под колпаком авроров и следственной группы? — от напора начальства парень заметно стушевался.

— Драко справится, — вступилась за сослуживца Паркинсон, чем заслужила от него еще один полный обожания взгляд. — Не из таких передряг вылезал, к тому же, Астория сможет найти подход к макароннику. У ее отца уже были кое-какие дела с «черными».

— Он опасен, — упорствовал Гарри. Ему не хотелось вести никаких дел с этими людьми, уж больно много от них было головной боли во время службы, да и на нем должок, висящий в виде троих итальянских наемников, запытанных до смерти. — Особенно для нас!

— Медичи будет сотрудничать, — тихо проговорил Флинт. — За большие деньги. Да и за своих ребят мстить не будет — профессиональная этика.

— Что мешает ему пустить нас в расход после миссии?

— Опять таки, этика, — невозмутимо ответил Маркус. — Тем, кому надо пронюхают, а рисковать деловой репутацией, с такой то профессией, он не станет.

Под напором троих подчиненных Поттер практически сдался, но его не покидали мысли об ошибочности подобной затеи. Хотя, если уж и надо было думать об ошибках, то уже сразу после той треклятой миссии, после которой все полетело к чертям. Все трое бойцов выжидательно уставились на своего лидера, готовые принять любое решение. Если командир скажет «Нет», то все примут это беспрекословно, но и геморроя добавится порядком, впрочем, это лишь издержки профессии. Гарри же тем временем, окончательно приняв решение, решил сделать то, что хотел с тех самых пор, когда они бежали из поместья Малфоев, тем более, что лучшей возможности может не представится. Его взгляд скользнул по Флинту, незаметно проникая в разум, используя Легилименцию.

«Так, посмотрим, что тут у нас? Сын...Дочь...Дорея...Опять сын...Черт, Маркус, я знал, что ты прилежный, любящий семьянин, но не до такой же степени!...А нет, все правильно — у Дэниэла через три недели день рождения и письмо из Хогвартса, надо не забыть поздравить...Не знаю, Маркус, но скорее всего на праздник не успеем...Так, мелкие подробности о зельях из дома Малфоя...Нежелание привлекать «черных». Ну хоть кто-то со мной согласен!...Что еще?...Счета за лечение Элли...Чтооо?! Сколько-сколько? Они на ребенке решили отыграться?! Ну твари, приду я с вежливым визитом в Мунго...Флинт, мать твою, о таких вещах нужно сообщать!...Ладно, дальше...Желание защитить...ну, прямо скажем, не самый большой список. Понятно, как и ожидал.»

Удовлетворившись полученной информацией, Гарри взглянул на Пэнси, которая продолжала внимательно смотреть на него. Вновь, незаметное проникновение и ловкий обход не самого слабого блока.

«Ну, здесь точно все понятно. Я...Я...Опять Я...Оп-па, а это что еще? Терри? Что за...? Ладно, об этом мы серьезно поговорим позже, деточка...Так, аукцион кожаных изделий в субботу, ясно...Открылся новый парфюмерный магазин...Что еще? Господи, что за чудовищный сюрреализм?! Валим отсюда!...Далее...Подробности операции, возможные варианты и отход...Молодец, всегда знал, что ты все продумываешь наперед...Ух ты! Не стоит так волноваться за меня, Пэнси! Мне не пять лет!...Так, а это что? Ну уж нет, милая, сегодня ты у меня попляшешь...Ладно, хорошего — по-немногу»

Наконец, настал черед Бута.

«Никаких следов взлома или проверок. Эти салаги совсем работать не умеют...Здесь тоже ничего удивительного....Пэнси...Я...И снова Пэнси. Вот дурак...Служба...Работа (кто бы сомневался?)...А? Барьер чего?...Черт, не вижу, ладно хрен с тобой, опять какая то заумная, академическая муть...Таааак, здесь у нас...Родители. Нет, сюда я точно не полезу...Угу, счета за квартиру, счета за лечение...Угу, похлебку вчера не досолили...И сегодня тоже...Что?! Я не старею! Вот гаденышь! Похихикай мне еще тут! Завтра же утром отравлю на разведку, будешь у меня вообще на дереве жить, как кукушка!...Ага, страх и беспокойство...За кого? А нет, все верно — беспокойство за меня, Флинта и Паркинсон...Страдание от гибели друзей...Терри, ну сколько можно быть таким сентиментальным? Пора взрослеть...Ох, ты! Жестоко конечно, но справедливо. Я даже не буду мешать!....Да, ты прав, мой друг...Мы их будем убивать долго и мучительно, мы отомстим, даю слово...Хорошо, пора вылезать...»

Выйдя из сознания своих людей, Гарри лишь устало разъмял шею. Наконец, он произнес:

— Пэнси, отправляй Патронуса...

End of flashback

Открыв дверь, взору Гарри предстали четыре человека, из которых лично он знал лишь двоих: Драко и Астория. Остальных — только с чужих слов. Один из них — немолодой, но явно полный сил черноволосый мужчина с серыми, почти безжизненными глазами, с короткой стрижкой и аккуратной бородкой, судя по всему — сам Франческо Медичи, глава гильдии наемников «Черные Полосы». Бессменный лидер на протяжении практически тридцати лет, ветеран, успешно выполневший не одну операцию. Маги подобного уровня и чистоты крови редко занимались чем то подобным, как руководство подпольной гильдией, но везде бывают исключения.

«Полосы» были основаны в начале XVI века, предком нынешнего главы — Джованни Медичи, и представляли собой летучий отряд, состоящий как из маглов, так и волшебников, специализирующийся на быстрых и внезапных атаках, террору и диверсиях. Это было еще до принятия Статуса о Секретности, когда многие маги не особо то и скрывались, а часть из них составляли правящий класс многих государств. Медичи были как раз из таких. Репутация отряда со временем все росла, а молодой кондотьер подумывал о расширении бизнеса, не ограничиваясь только Италией, и лишь трагическая смерть попрепятствовала этим планам. Его сын занял более скромную позицию: постепенно ушел со сцены, практически всех маглов, входящих в отряд, благополучно «слил» в одной из битв, а оставшиеся маги занялись тем же самым, но уже в более скромных масштабах, предпочитая работать не в чистом поле, а в закулисных интригах правящего класса, беря солидную плату за свои услуги. Хотите уничтожить вражеский род? — Платите, сударь. Желаете убрать неудобную персону? — Раскошеливайтесь. Выкрасть важные документы? — Счет в банке знаете. Охрана? — Ну, вы понели...Веселые времена закончились, когда в начале нынешнего века наёмничество стало вне закона во многих государствах, а самим «Полосам» пришлось уйти в подполье. Контроль за организацией вплоть до настоящего времени держал род Медичи. Нынешний глава гильдии пользовался авторитетом среди знающего круга людей и нисколько не афишировал свою деятельность, но многие знали его в лицо, как одного из влиятельнейших аристократов Италии. То, что он пришел на встречу с Поттером лично, говорило о том, что его удалось заинтересовать.

Рядом с главой гильдии расположился верный телохранитель, который везде неотрывно следовал за своим господином (причем, как гласили слухи: даже в уборной).

— Лорд Поттер, — приподнялся Медичи, выражая свое почтение столь знаковой фигуре.

— Мессир, — подчеркнуть вежливо поприветствовал его Гарри. — Полагаю, мои друзья ввели вас в курс дела.

— О, да! Чтож, если вы позволите, то можем приступить сразу же.

— Да, это было бы наиболее приветствуемым вариантом, — не стал кривить душой одноглазый, мысленно порадовавшись, что Франческо также предпочитает переходить сразу к делу, а не вести высокопарные разговоры.

— Мессир Малфой и его прекрасная супруга поведали, что у вас возникли некие...пожелания по поводу судьбы одного человека.

— Я не смог бы выразиться точнее, — усмехнулся Поттер. — Полагаю, вам знакомо имя Джонатана Эванса?

— Разумеется, — кивнул его собеседник. — Данный индивид, как заместитель начальника Особого Отдела весьма знаменит. Что соответственно повышает его шансы оказаться среди наших «клиентов», ну и плату разумеется.

— Не буду юлить и недоговаривать, — Гарри решил сразу же поставить список задач, а если не согласятся — пусть катятся к чертям! — Мы знаем расположение его жилища, примерно располагаем списком используемой защиты, но...пробраться туда по-тихому — физически нереально. Датчики и чары понатыканы практически на каждый квадратный метр. Поэтому остается только один вариант.

— Кажется, я начинаю понимать суть заказа, — проговорил глава наемников. — Штурм?

— Не просто штурм, — усмехнулся мужчина. — Быстрая, точная атака на ничего не ожидающего врага, захват основной цели и уничтожение всех свидетелей. И самое главное — уйти нужно до прибытия министерских, иначе все это ни к чему.

— Я вас понял, — кивнул в ответ Медичи. — У меня есть такие специалисты. Желаете участвовать в операции? Я в курсе, что у вас имеется богатый опыт.

— Разумеется.

— Значит, сумма оплаты увеличивается, так как помимо основной работы, моим людям придется еще и прикрывать вас, — произнес итальянец, материализуя на столе перо и лист бумаги. — Это величина аванса за наши услуги, а также сумма, которая должна быть уплачена после возвращения.

Гарри бегло взглянул на число указанное макаронником. Прямо скажем, сохранить невозмутимое выражение лица стоило ему феноменальных усилий. Наследство родителей Поттера было далеко не самым маленьким, да и отчисления от Министерства поступали весьма солидные, но вот требуемая оплата наемникам составляла примерно треть от его средств в хранилище Гринготтса! Впрочем, в такой ситуации молодому лорду выбирать было не из чего. «Черные» славились своим профессионализмом и творческим подходом к делу, а их умение молчать и внезапно «забывать» все подробности заказа и личности нанимателя воистину стали легендарными. Других таких специалистов ему было не найти, и даже если каким то чудом они обнаружатся, то возьмут не меньше.

— По рукам, мессир, — удовлетворительно кивнул Гарри. — Связь будем поддерживать через Патронусов.

— Слишком долго и ненадежно, — отмахнулся глава гильдии. — Лучше все подробности узнавать сразу же, поэтому...

Итальяшка что то негромко приказал своему телохранителю, который тут же сразу же начал рыться в заплечном мешке. Через пару секунд на свет явилось небольшое зеркальце в черной оправе. Поттеру хватило одного взгляда на него, чтобы понять, чем является данная вещь. В его комнате в одном из секретных отсеков до сих пор лежал неприметный осколок, подаренный когда то Сириусом.

— Подходит.

— Ну, если все вопросы решены, — Медичи решительно поднялся со стула. — Мы можем распрощаться. О всех приготовлениях мои люди сообщат вам заранее.

Не успел Гарри сказать что-либо в ответ, как пара скрылась за дверью, оставляя их втроем. После того, как хлопнула дверь, в помещении повисла напряженная тишина. Никто не знал, с чего начать и как отнестись к их заморскому гостю. Первой молчание нарушила Астория:

— Поттер, а теперь ты мне объяснишь, какого черта опоздал!

— Знаешь, это довольно сложно: стараться успеть на встречу и параллельно петлять и запутывать возможных преследователей, — хмуро ответил он.

— Медичи был готов уже свалить перед тем, как появился ты! — жена Драко пылала праведным гневом, готовая как следует дать чем нибудь тяжелым по голове непутевого друга ее мужа. — Знаешь, как сложно пытаться отвлечь его, когда в назначенное время нет основного нанимателя?!

— «Основного»?

— Не спрашивай, — грустно откликнулся Малфой, устремившись взглядом куда то вдаль.

— Я тоже хочу, чтобы этот ублюдок сдох! — яростно прорычала блондинка, сжимая кулаки так, что костяшки побелели.

— И?

— Как ты думаешь, почему Медичи вообще решил с тобой работать? Потому что я сказала, что мы с тобой сонаниматели! Он не слишком то тебе доверяет, а моя семья поколениями пользовалась услугами «Полос» (и не спрашивай зачем)!

На секунду Гарри непонимающе уставился на Асторию, которая сейчас выглядела как живое воплощение Фемиды. Но перенеся взгляд на немного опечаленного Драко, разразился веселым смехом:

— Так ты тоже взяла на себя часть суммы и ответственности? Вот так дела!

— Не смей смеяться надо мной, Поттер! — прорычала она.

Гарри заметил, как удивленно взглянул на нее Драко, как быстро взял девушку за руку, пытаясь успокоить. Ему и самому было непривычно видеть юную миссис Малфой в роли ужасной фурии, желающей крови. Где была та веселая и вечно неунывающая девушка? Куда делась нежная, любящая мать и верная жена, ждущего своего мужа с работы? Прекрасное дополнение к вечно серьезному и мрачному Драко. Сейчас на Гарри смотрела кровожадная валькирия, готовая пустить кишки наружу врагам. Именно сейчас, он с уверенностью смог бы назвать их с Дафной сестрами, тогда как до этого сомневался, не была ли одна из них подкидышем. К тому же, она никогда не обращалась к нему по фамилии, справедливо считая Гарри неким ангелом-хранителем их семьи, да и почти деверем. Почему то резко расхотелось спорить с ней.

— Поттер, хочешь ты или нет, но я поставила условие «черным». Они приведут ко мне Эванса!

— Хочешь сама поквитаться?

— Эта сука убила мою сестру! Я лично выпотрошу его, а потом отправлю яйца этого урода его родственникам!

— Тихо-тихо, попридержи коней, Тори, — Гарри выставил вперед руки в примирительном жесте. — Он мой и моих людей. После того, как мы с ним «развлечемся», так уж и быть, оставлю тебе, что останется.

— Он должен быть живым! — ответила она с горящими от злобы глазами. — И самое главное — должен чувствовать, что я с ним делаю!

— По рукам.

— Так, господа мстители, может уже разойдемся? Авроры все еще следят за нашим домом, — перебил их милый разговор Драко. — Тори, дорогая, ты не забыла, что через два часа у нас запланировано посещение благотворительного вечера?

— Вас уже зовут на светские рауты? — удивился одноглазый, чуть было не подавившись вином.

— Еще бы, — проворчал блондин. — После смерти твоих людей, среди которых были многие представители и возможные наследники старой аристократии, люди прониклась сочувствием. Знаешь ведь, что погибших при исполнении авроров, народные массы готовы боготворить. В общем, меня и Тори пригласили, как убитых горем родственников героев, как впрочем и остальных. Сейчас вроде никто не боится запятнать свою репутацию общением с нами, во всяком случае пока.

— Пусть провалятся со своим одобрением, — горько произнесла Астория. Чувствовалось, что она из последних сил старается не сорваться и не удариться в слезы. — Мне не нужны герои, мне нужна моя сестра!

— Прости, родная, — Малфою ничего не оставалось, как приобнять свою супругу, которая вновь стала той светлой и милой девушкой, хоть и выбитой из колеи смертью любимой сестры. — Но не думаю, что Дафна хотела бы, чтобы мы упустили свой шанс, позволяющий обелить наши рода перед светом.

— Я знаю, — самоконтроль все же изменил ей и одинокая слеза скатилась по щеке девушки. — Она для этого и пошла в Аврорат, чтобы род Гринграссов вновь уважали, чтобы мы наконец зажили как люди, а не прокаженные. Просто я...просто...

— Тори, не здесь, — мягко оборвал ее бывший командир сестры. — Отправляйтесь домой. И Драко прав. Возможно, что Дафни наконец добилась того, чего желала, хоть и таким печальным способом. Мы отомстим и эта мразь ответит, я обещаю.

— Хорошо. И пусть все кто ему дорог тоже умрут.

На эту реплику одноглазый лишь кровожадно улыбнулся.

— Он будет наблюдать смертью каждого из них.

Сердечно распрощавшись с Малфоями, Гарри стремительно покинул бар, и едва выйдя за порог, аппарировал. Дома появляться было нельзя. Министерство хоть и официально не объявило его подозреваемым, но слежка за Гриммо должна иметь место, иначе можно было смело гнать взашей половину сотрудников Следственного Отдела. Неспешно потянулись дни, которые остаток былого отряда проводил в Запретном Лесу. Терри, как и обещал Гарри, большую часть времени проводил на посту, наблюдая за окрестностями, и действительно едва ли не ночевал на дереве. Конечно же, он не мог понять, за что его подвергли остракизму, но благоразумно молчал, покорно принимая волю командира. Для самого Поттера эти дни превратились в сущий ад, так как Пэнси от нечего делать была готова лезть на стены, а соответственно была полна решимости чем-нибудь заняться. И это «чем-нибудь» было не то чтобы неприятно, но как известно от перенасыщения вырабатывается отторжение. Единственным спасением бравого командира от своей ненасытной подчиненной выступал Флинт, хоть как то умеющий урезонить женщину. Сам Маркус проводил время либо за чтением различных кулинарных книг, либо приготовлением еды, потому что стряпня Терри была недоступна по понятным причинам, а заставить Паркинсон готовить было из разряда фантастики. К тому же, мужская часть единогласно согласилась, что эксперименты Пэнси с едой больше подходили для пытки, причем особо садисткой, чем для насыщения желудка.

«Полосы» связались с Поттером лишь однажды: просили поделиться всей доступной информацией о поместье Эванса и возможной защиты, что Гарри и сделал без утайки. Параллельно разрабатывался собственный план на случай осложнений и отхода. Все разумно согласились, что наступать в рядах «черных» было опрометчиво, так как наемники работали как единый механизм и их вмешательство может лишь помешать. Поттер, как командир, категорично заявил, что «дикие гуси» будут выступать скорее как отвлечение основных сил охраны и взломщиками многочисленных защитных чар и барьеров, не более. Самого Эванса и его супругу они будут брать лично. Наконец, дата нападения была согласована с командиром «черных», назначенная на двадцать восьмое июля, то есть через четыре дня.

За сутки до «дня Д», как его в шутку окрестил Бут, Гарри пришло долгожданное письмо из Гринготтса, где говорилось, что его завещание официально зарегистрировано, а все имущество, счета и ценные бумаги в случае гибели или недееспособности завещателя будут переданы Теодору Люпину-младшему в момент достижения совершеннолетия. Наконец, осталось завершить все дела, которые потом осуществить не представится возможности. Трансфигурировав один из камней в письменный стол, одноглазый принялся за составление послания для крестника.

«Мой мальчик.

Если ты читаешь это письмо, значит меня нет в живых, или я превратился в овощ, или вообще «пропал без вести». Прошу не суди меня строго, возможно когда-нибудь ты поймешь, зачем я поступил так. То, что я собираюсь сделать лежит за пределами нравственности и закона, но я не могу изменить что-либо. Я бы безумно хотел увидеть, как ты садишься в Хогвартс-экспресс, как Шляпа отправит тебя в один из факультетов (неважно какой, ведь множество моих друзей и знакомых учились в разных), видеть как ты растешь, слышать твой смех, и наконец познакомиться с той, которую ты решишь сделать своей избранницей (присмотрись к малышке Мари в будущем, а если этого не сделал, то я тебя поздравляю — ты большой осел, даже больше, чем я сам). Ты не представляешь, как мне больно писать эти строки. Сама возможность того, что я не увижу всего этого заставляет мое сердце содрогаться. Запомни только одно: чтобы я не совершил, чтобы ты обо мне не услышал — никогда не сомневайся в том, что ты для меня был самым дорогим на свете. Позаботься о бабушке Андромеде и постарайся наладить нормальные отношения с Уизли, которые для меня стали практически семьей, хоть я и не признаюсь в этом даже не смертном одре. Будь сильным, будь храбрым и запомни, что я тебе когда то сказал: «Не важна чистота крови, важно лишь то, что ты сам совершил».

Я люблю тебя, Тедди, и всегда буду рядом.

Твой крестный Гарри Поттер»

— Я и не представляла, что ты такой сентиментальный, — усмехнулась за его спиной Пэнси.

— Твою мать, — подпрыгнул на стуле маг. — Паркинсон, кто так подкрадывается?

— Я между прочим несколько раз позвала тебя, — проворчала она.— Если бы ты чуточку обратил внимательнее...

— Прости.

Пэнси в ответ бессовестно уселась на колени командира, обхватывая руками его шею. Они так и просидели несколько минут, пока слизеринка наконец не заговорила:

— Завтра важный день.

— Угу, — утвердительно промычал он.

— Ты боишься?

— Я не боюсь смерти.

— А моей?

— Не начинай, — устало произнес Гарри, закрывая глаза.

— Так трудно сказать пару ласковых слов? — нахмурилась девушка.

— Ты и сама все знаешь, поэтому не задавай глупых вопросов.

— Как же это? Завтра возможно мы все умрем, ну или отправимся в «Азкабан».

— Все возможно и это не оправдание.

— Какая же ты скотина, Поттер, — Пэнси шутливо ударила его в плечо.

— Мне многие об этом говорят, — усмехнулся он в ответ.

— Постарайся не сдохнуть завтра, — покрепче прижавшись к нему, произнесла Паркинсон.

— Ты тоже, — серьезно ответил тот.

— Гарри, я...

— Я знаю. Пошли спать, завтра важный день.

В шесть утра четыре бывших блюстителей закона собрались вокруг портала, присланного наемниками. На лицах каждого из них отражалась решимость и желание вступить в бой. Все как всегда, как во время службы, но тогда их было в три раза больше, чем стоит сейчас. Гарри быстро взглянул в глаза какого из своих бойцов, мысленно молясь, чтобы они вернулись живыми и невредимыми.

— Мы все знали на что идем, — начал маг свою речь. — И возможно, что сегодня никто из нас не вернется назад. Будте готовы к тому, что легкой прогулки не получится. Кто-либо хочет отказаться?

— Мы давно все решили, командир, — уверенно кивнул Терри.

Маркус Флинт лишь кровожадно усмехнулся, предчувствуя будущую бойню.

— Я с тобой, и никуда ты не денешься, — ответила Пэнси, беря мужчину за руку, на что Бут бросил печальный взгляд.

— Ну, тогда погнали. Победа или смерть! — выкрикнул напоследок Поттер, перед тем как настроенный портал унес их в сторону поместья их кровного врага.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ShtormДата: Четверг, 17.01.2013, 12:45 | Сообщение # 36
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Ох, чувствую, что не все гладко пройдет


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ТронДата: Понедельник, 21.01.2013, 21:07 | Сообщение # 37
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 9

– Рик...Рик, просыпайся, черт тебя дери!

– Сейчас, мамочка, еще пять минут.

– Слушай, шут гороховый, сегодня у тебя ночная смена, поэтому поднимай свою задницу, а то придет еще капитан и так тебя отодрет, что сидеть не сможешь целый месяц!

– Черт, ну почему никто не может дать мне всего лишь пять минут! – возмущался черноволосый парень лет двадцати пяти-двадцати трех. – До начала смены еще целых десять минут, Изабелла!

– Вставай, не на курорт попал, – игриво улыбнулась его рыжеволосая подруга. – Сержант вместе с капитаном начнут обход с минуты на минуту, и если ты будешь валяться в кровати в это время, то отправишься сторожить овчарни где-нибудь в Шотландии быстрее, чем произнесешь: «Чтоб вас, ублюдки».

– Чтоб тебя, Флорес, – испугано ответил Рик, сразу же стараясь одновременно надеть ботинки и накинуть мантию, параллельно застегивая ремень. – Ты не могла разбудить меня раньше?!

– И пропустить такое шоу? Да ни в жизнь!

Мужчина прошипел под нос что то непечатное, и под веселый хохот подруги продолжил нервные манипуляции с одеждой. Служба в Аврорате для Рика Дьена не задалась практически с самого начала. Он до сих пор помнил, как после окончания Хогвартса, мечтал попасть в один из летучих эскадронов, навроде того, которым командовал знаменитый Гарри Поттер. Тысячи раз молодой гриффиндорец представлял, как вместе с верными соратниками будет вычищать логова преступников и темных магов, уничтожать разных мерзких тварей и спасать беззащитных девиц. Сданные с отличием, выпускные экзамены в Академии Сандхёрста, блестящие рекомендации командиров и ярое желание сделать этот мир лучше должны были стопроцентно подействовать на начальство. Но видимо, понятие «наиболее престижное назначение» интерпретировалось в умах молодого аврора и дряхлых пердунов как то по разному. Он ожидал места в боевом отряде, который сражается на передовой со злом, а попал в службу охраны богатеньких мешков, которые обеспокоились по поводу сохранности своих никчемных жизней и состояний. Конечно же, нет худа без добра. Одним из неоспоримых плюсов подобной каторги служила его школьная подруга – Изабелла Флорес. С этой рыжеволосой слизеринкой молодой наследник богатой семьи дружил еще с самого первого курса. Конечно же, в школе их отношения подвергались всяческому роду порицанию, как со стороны «львов», так и «змей», причем периодически оно доходило до рукоприкладства. Но не смотря ни на что, молодые люди пронесли свою дружбу через много лет, наплевав на все стереотипы и насмешки. Неизвестно, кто из них поплелся за кем, но в Академию юные маги поступили с подозрительным единодушием, и опять же, после Сандхёрста попали в один и тот же отряд.

Еще одним плюсом, среди целой кучи минусов, оказался сам объект охраны. Мистер Эванс не был похож на зажравшегося аристократишку, который постоянно пеняет прислугу и охрану. В отношении с ними он был предельно вежлив для нанимателя. «Предельно вежлив» – это значит старался их не замечать и лишний раз не обращал внимания, что было гораздо предпочтительней. К тому же, его прекрасная супруга была самой настоящей отрадой для глаз молодых парней, соскучившихся по женской ласке. Элеонора Эванс в свои тридцать пять выглядела почти на двадцать, прочно закрепив за собой место в эротических снах юных авроров своей обворожительной фигурой (и не скажешь, что она родила наследника в пятнадцать лет), миловидным личиком и роскошными, черными как ночь волосами. Впрочем, не было еще ни одного мужчины из числа охраны, который мог похвастаться знанием того, как данная особа выглядит без одежды, но попыток никто не оставлял.

Ночная смена считалась у личного состава одной из самых легких, но и самых скучных, когда не происходит вообще ничего! Сам владелец поместья запирался в подвале, за кованной дверью, где несли неусыпную стражу преторианцы из Отдела Тайн и никто из сотрудников Аврората не знал, что творится внутри, хотя слухи ходили разные. Конечно же, в отсутствии хозяина и кого-либо из начальства (т.е. примерно пять дней в неделю, кроме среды и воскресения, когда проводился плановый осмотр), охранники позволяли себе расслабиться в одной из специально отведенных комнат, где имелась возможность получать информацию о защите поместья в реальном времени. На постах ради приличия оставалось несколько часовых, а в случае проникновения, все имеющиеся силы могли быть мобилизованы в течении пяти минут, поэтому то многие несколько наплевательски относились к своим обязанностям. Все было под контролем. Как и всегда, сегодняшняя ночь не выбивалась из привычного распорядка. Почти десяток авроров, тех, чьи посты находились внутри самого поместья, проводили время за игрой в карты и трепались о всякой ерунде.

– Так, господа, вскрываемся, – задумчиво произнес уже довольно пожилой аврор.

– Черт.

– Проклятие.

– Вот невезуха.

– Ага, у меня стрит, – радостно оповестил всех Рик. – Так, галеончики, идите к папочке.

– А еще лучше к мамочке, – ударила его по руке Флорес. – Фулл хаус.

– Что? Изабе...Вот дерьмо! – сокрушался Дьен, подсчитывая, сколько золота он просадил за неполный час. – Я знаю, что ты жульничаешь, но не могу понять как!

– Прости, дорогой, ты что то сказал? – обворожительно хлопая ресницами протянула рыжая бестия.

– Черт, ничего, – отмахнулся от нее Рик.

Его раздражало то, что его подруга (ну хорошо, не совсем подруга), прекрасно знала, как на него подействовать и тот не откажет. Вот курва.

– Проигрывать надо уметь, малыш, – усмехнулся в усы ведущий.

– Иди ты, Эдмунд.

За игрой в карты чаще всего проходила половина смены, пока наконец игрокам не надоедало или их количество галеонов стремительно близилось к нулю. Сегодня для Рика был неудачный день – он просадил сорок три золотых монеты, причем практически все из них ушли в карман Флорес. Ищя спасения от ехидных взглядов слизеринки, парень надежно скрылся на просторном балконе поместья, удобно пристроившись в углу. Конечно, денег было жаль, но фактически, это были семечки для его семьи, поэтому он лишь тихо пробухтел что-то для приличия и спокойно удалился. Но больше всего сокрушался Эдмунд, самый старший среди них, участвовавший в двух последних войнах, а ныне ушедший на «покой». От негодования, тот вылетел на балкон нервно закуривая трубку и бубня под нос проклятия:

– Твою мать, я ведь надеялся внуку привести что-нибудь! Изабелла, больше никогда в жизни я не сяду с тобой играть в карты!

– Проигрывать надо уметь, – ехидно протянул, сидящий в тени неподалеку, Рик.

– Заткнись, Дьен! Твоя ненаглядная сегодня лишила меня трети довольствия!

– Она не «моя ненаглядная», – хмуро пробубнил он в ответ.

– Оу, похоже, мальчик так и не решился?

– Заткнись, Эдмунд!

– Оригинально, – хмыкнул старый ветеран. – И все равно, ты тряпка, Рик.

– Иди ты.

– Да ладно тебе, правде нужно смотреть в глаза, – мужчина ржал во весь голос, абсолютно не стесняясь. – Подошел бы к ней, отвел в сторонку, пригласил в ресторан. Если примет – свет да любовь, не примет – бьешь по башке дубиной и несешь в ближайшие кусты!

– Тьфу, ты блин! – от возмущения Рик подавился дымом от сигареты. – Эдмунд, чтоб тебя!

– А что я? Я помочь хочу, – усмехнулся тот, разглаживая пышные усы. – Если ты так и будешь сидеть и вздыхать, то какой-нибудь ушлый ублюдок стащит твою Изабеллу и будет таков.

– Да кто тебе сказал, что она «моя»? Мы с ней друзья еще с первого курса. Она меня наверное даже как мужчину не рассматривает!

– Ага, конечно. Слушай, если тебя так это беспокоит, то может я с ней потолкую? Ну ты же знаешь, что она меня уважает.

– И что? – скептически произнес Рик.

– Потом подойдешь ты, и если все будет путем, то я произнесу ключевую фразу...Как на счет: «Гарпии летят на юг»? – заговорческим тоном прошептал Эдмунд.

– Как на счет: «Шибко умный старикан получает в ухо»? – огрызнулся его молодой коллега.

– Дело то конечно твое, – показушно обидевшись, ответил ветеран. – Но вот найдет девка себе парня, ты его сразу же убьешь и посадят тебя в клетку, как жирафу.

– Ты от меня не отстанешь, правда? – сокрушенно проворчал Рик.

– Ни в коем разе! Иди и вот сейчас же и пригласи! Господи, у меня меньше проблем с трехлетней внучкой, а вы вдвоем, как дети малые! Что ты, что она...

– Ладно, ладно! Чертов старый сводник!

– Наконец то! Иди, я поставил на тебя тридцать галеонов!

– Козел.

Рик неуверенной походкой двинулся в зал, попутно опуская старика Эдмунда различными нехорошими словами. Быстро найдя взглядом свою лучшую подругу, он на несколько секунд задумался о чем то своем, а потом решительно двинулся в сторону девушки, сидящей вместе с другими представительницами прелестного пола из охранения на диване и весело обсуждающими что то.

– О, вот он идет.

– Ставлю двадцатку, что не осмелится.

– Удваиваю!

– Принято!

– Заткнитесь, – словно кобра прошипела раскрасневшееся Изабелла. – И вообще, ведите себя естественно, а еще лучше пойдите покурите!

Флорес готова была проклясть на месте своих непутевых подруг, которые умудрялись делать ставки на всем что только можно: на погоду, на настроение капитана, на то, переспит наконец кто-нибудь с женой Эванса или нет, и вот даже на ее личную жизнь, которая не очень то их и касалась. Впрочем, девушек понять можно, так как нет более скучного и рутинного занятия, чем охранять дом одного из аристократишек. Сама Изабелла тоже грешила подобным, но когда дело касалось ее саму, то решительно нервничала и краснела. Этот тугодум Дьен способен был вывести из себя даже флоббер-червя! Никаких намеков или провокационных взглядов Рик не понимал даже в школе как будто из принципа, не то что на службе, где в общем то не до романтики. И вот наконец, по видимому разговор с Эдмундом, которого самого пришлось уламывать в течении долгого времени, принес плоды!

– Флорес, можно тебя на минуту? – было видно, что весь боевой запал парня ушел еще на подходе.

– Да?

– Я в общем то...тут такое дело...

– Я тебя слушаю, – обворожительно улыбнулась девушка.

«Ну?! Ну же, чертов идиот! Господи, неужели так сложно произнести пару слов?»

– В общем, как на счет...

– ТРЕВОГА!!! Проникновение в секторе D! – истошно проорал оператор, следящий за состоянием барьеров. – Смели внешнюю защиту, второй щит еле держится!

– К точке проникновения! – крикнул кто-то из толпы.

– Стоять! – перекрыл гул громогласный крик самого старого среди них. – Пятый, Седьмой – к апартаментам миссис Эванс! Третий и Девятый – к подвалу! Остальные – на посты, по «Красному коду»! Диззи оповести капитана!

– Есть!

– Первый и третий патрули вступили в бой! – доложил тот же оператор. – Второй не отвечает! Камины с первого по шестой блокированы! С Министерством не связаться!

– Численность нападающих? – хмуро спросил Эдмунд.

– От трех до четырех десятков, это только те, кто прошел через внешний барьер!

– Понял, за мной!

Оставшиеся авроры лишь хмуро достали палочки, приготовившись отразить натиск неизвестных. А все так хорошо начиналось! За несколько минут они добрались до парадного входа, ведомые негласным лидером. Капитана нигде не было, как все уже поняли – помощи ждать тоже неоткуда. Если работали профессионалы, а это они (кто еще осмелится напасть на дом влиятельного министерского чиновника?), то они приняли меры, чтобы связаться в внешним миром было нельзя.

Рик бежал на встречу битве и глаза парня горели озорным огнем. Вот оно! Наконец, после целого года ничегонеделания, появилась возможность проявить себя, схлестнуться в бою с настоящими преступниками! Он бежал не отставая от Эдмунда, попутно поглядывая на Изабеллу, которая сейчас выглядела откровенно испуганной.

– Не бойся, все обойдется, – Рик ободряюще подмигнул, на что девушка лишь немного улыбнулась.

– Тихо, береги дыхание, – рыкнул на него ветеран. – По местам!

Они быстро заняли приготовленные заранее позиции перед поместьем. Толстые гранитные колонны и специальные укрытия, образующие что то наподобие системы окопов и ДОТы, позволяли удерживать дом даже перед превосходящими силами противника, а единственный подступ к поместью, расположенному на утесе, превращал скромное жилище в настоящую крепость.

– Не стрелять. Свои.

К ним подбирались разрозненные группы выживших из состава патрулей. Вид бедняг давал предположить, что они только что вышли из знатной заварушки.

— Старшего ко мне, – распорядился Эдмунд продолжая вглядываться в даль, где были уже видны передвижения авангарда наступающих.

– Эд, нас практически порвали на клочки! – докладывал один из выживших. – Я потерял шестерых во время боя. Еще трое ранены, один – тяжело.

– Сколько их?

– Неизвестно, я уже почти готов был отправиться на место пересменки, но нас атаковали. Их гораздо больше, чем нас!

– Ничего. Бойцы уже заняли позиции на крыше и у окон, да и здесь у входа сосредоточен не слабый заслон. Подавятся.

– Ты не слушаешь меня или не видишь, что творится?! Второй патруль пропал! Третий погиб в полном составе! Они не берут пленных, я сам видел, как эти козлы добивали раненных!

– Послушай...

– Нет, это ты послушай! Мы их не остановим без поддержки, а ее нет! Надо валить!

– Что? Куда валить? У нас приказ! – прорычал старый ветеран. – Ты и твои люди давали присягу, поэтому марш на перегруппировку. Ты понадобишься, чтобы сменить раненных! Живо!

– Есть, – сквозь зубы выдал старший патруля.

– А ну, салаги, приготовиться! И не дрейфить или вы собрались жить вечно?

Рик неровно сжал рукоять палочки. Он видел, как враг передвигаться во мраке. Что и говорить, время нападения эти уроды выбрали грамотное: часовые ослабили бдительность под утро, скоро начнет светать, а значит наступит самое поганое время(предрассветное), в плане видимости, к тому же, через час солнце начнет светить прямо им в глаза. Многие в Министерстве сейчас благополучно дрыхнут, и даже если бы они успели отправить сообщение об атаке, то пока те соберут ударную группу пройдет пара часов, если не больше. Наконец, третий барьер – последний, начал сдавать под ударами врагов. Еще секунда и все почувствовали, как силовой купол раскрошился как скорлупа. Всё. Началось.

– Щиты!

Несколько человек отработанными движениями бросили перед собой и своими соратниками несколько заклятий Протего, в которые в ту же секунду ударили заклинания. Первая волна, под прикрытием остальных двинулась в сторону дома, постоянно маневрируя и кидая заклятия. Обороняющиеся ответили им стройными голосами, выкрикивая магические формулы. Пространство заволокло летящими проклятиями, а местность осветилась всеми вспышками всех цветов радуги. Интенсивность огня не позволяла высунутся больше, чем на пару секунд, но этого хватало для того, чтобы ответить. Первые жертвы появились сразу же. Одного из сослуживцев Рика просто смело вместе с его укрытием Взрывным, а другой высунулся дольше на долю секунды, за что и поплатился, получив в лоб Режущее, распотрошившее верхнюю часть черепа. Нападающие казалось шли на них, абсолютно не задеваемые ответными атаками, но внимательные взор мог заметить, как несколько фигур распластались на земля без движения. Медленно, но верно враг подбивался к их позициям и в этот момент их накрыл залп с верхних этажей. Под перекрестный огнем они продолжали нести потери, казалось, что победа уже близка, как вдруг...

– Воздух! – словно раненный медведь проревел Эдмунд, падая вниз, закрывая голову руками.

Десяток человек на метлах, словно коршуны спикировали на дом, на ходу бросая на оборонявшихся Взрывные Чары. Несколько секунд и крыша особняка разлетелась в куски, погребая под собой многих защитников.

– Ну, сука, – кровожадно оскалился Рик. – Не уйдешь.

Дьен поднялся в полный рост, не обращая внимания на летящие вокруг заклинания. Изабелла лишь испуганно наложила на него самый сильный щит, который только знала, и как оказалось не зря – послышалось, как практически сразу по нему начали бить шальные лучи. Палочка парня продолжала медленно выцеливать ведущего эскадрильи, заходящей на новую атаку.

Секунда.

Две.

Три.

Залп.

Лиловый сгусток энергии стремительно помчался навстречу метлам, оставляя за собой едва заметный дымный шлейф. Пилота буквально снесло с метлы, и через долю секунды в самой гуще врагов раздался взрыв, рвущий на клочья несколько тел. Остальные бросились в рассыпную, поняв, что их целенаправленно расстреливают.

– Молодец, парень, еще чуть-чуть и...

Не успев договорить, мужчину буквально испепелил ярчайший белый поток энергии, который не только уничтожил укрытие ветерана, но и пробил внешнюю стену поместья, скрываясь где то внутри.

– ЭДМУНД!!! НЕТ!!!

В ответ, еще один смертоносный залп уничтожил на месте еще двоих парней, прикрывающихся колонной.

– Черт, отходим на вторую позицию! Немедленно!

Авроры сразу же бросились исполнять полученное распоряжение, продолжая отступать организовано, не превратив это в позорное бегство, хотя было почему. Сверху их прикрывали остатки группы, обстреливая рванувших за ними следом врагов. От двух десятков ребят, удерживающих позиции перед домом осталось девять человек, которые поспешно скрылись внутри помещения, готовясь дать отпор в узких коридорах, где у них было преимущество. Вновь ослепительная вспышка и взрыв на втором этаже говорил, что от людей, прикрывавщих их, осталось лишь горстка пепла. Группа Рика укрепилась на лестнице, держа под прицелом парадные двери и окна, выходящие наружу. Секунды ожидания прервались в долгие минуты, во время которых никто не сводил глаз со выхода, готовясь в любой момент испепелить все, что войдет сюда.

– Рик, мне страшно, – трясущимся голосом прошептала Изабелла, посильнее прижавшаяся к своему старому другу.

– Все будет в порядке, – твердо ответил тот, но в душе испытывая неподдельный ужас. Не за себя, а за судьбу девушки.

– Не будет! Ты видел, что они сделали! Это...этого не может быть! Никто не владеет настолько мощной магией! Черт, даже Сам-Знаешь-Кто так не управлялся с палочкой, наверное! – весь вид Флорес говорил о том, что еще чуть-чуть и она будет готова сорваться.

– Тише-тише, – лишь ободряюще успокаивал он ее. – Даже Сама-Знаешь-Кто тебя не тронет. Я не дам!

– Обещаешь?

– Само собой!

– Хорошо, – облегченно кивнула рыжая.

Про себя Дьен лишь усмехнулся.

«Ну что за женщина? Стоит хоть немного успокоить ее, ободрить, пообещать поддержку и все – вновь во пряла духом, уверенная в победе.»

– Идут!

В окна полетели какие то толи бутылки, толи банки, которые начали стремительно распылять перед взором защитников черный дым. Несколько нестройных залпов с лестницы в сторону окон, неизвестно давшие ли результат, в ответ на которые прилетело в два раза больше. Трое бойцов повалились на пол, не показывая признаков жизни.

– Черт, отходим! – скомандовал Дьен, негласно принявший на себя командование.

В след им прилетело еще несколько проклятий, но слава Богу, не задевших никого.

– Что делать будем? – нервно спросила одна из подруг Флорес, держа на прицеле коридор.

– Отступаем к подвалам. Надеюсь, что там есть выход отсюда.

– А клиент?

– Скорее всего он с женой уже там, – подумав ответил Рик. – А может и свалили, когда начался весь этот бедлам.

– С чего ты взял?

– Дверь в спальню миссис Эванс открыта, а охраны нет, значит, они ушли, но не через парадный же вход! Камины блокированы, поэтому единственный вариант – подвал.

– Принято.

Они быстро рванули в сторону намеченной точки, попутно стараясь прикрывать друг друга. Залпы за спиной уже давно стихли, оставляя довольно мрачное ощущение, к тому же по всему дому потух свет, что говорило о том, что нападающие практически влезли в систему внутренней защиты. Теперь, никаких преимуществ как защитников поместья (вроде чувства чужого присутствия) у авроров не было. Теперь это был обыкновенный дом.

Добравшись вниз, их ждала совсем нелицеприятная картина.

– Черт! Дверь закрыта и охраны нет! Черт! Нас бросили!

– Спокойно, попробуем открыть, – попытался успокоить их Рик.

– Хрена с два! Тут требуется ключевое слово и капля крови того, кто имеет права входить сюда, а это точно не мы!

– Дерьмо! – практически выплюнул Дьен. – Варианты?

– Вернуться и попытаться прорваться?

– Не выйдет, если только...

– Поздно! Аааааа!

Луч заклятия практически пригвоздил одного из парней к стене, попутно превратив все его внутренности в фарш. Завязалась яростная перестрелка, но у оборонявшихся было преимущество в том, что враги наступали по узкому проходу и не имели возможности наброситься всем скопом. Рик, подобрав палочку погибшего бедолаги, отстреливался с двух рук, посылая проклятия со скоростью пулемета. Несколько нападавших уже лежали в коридоре неподвижно, но их было много и их щиты оказалось не так уж просто пробить. Одно из заклятий ударило Дьена в правый бок, отбросив на несколько метров. Окружающий мир поплыл перед глазами Рика, все звуки и ощущения резко притупились. Он наблюдал, как еще один его товарищ упал под ударами заклятий, как оставшиеся яростно отстреливались, не щадя себя. Перед ним всплыло обеспокоенное лицо Изабеллы, что то шепчущей ему, но он мог разобрать лишь отдельные отрывки:

– Не...ублю...ты...об...ал...

Казалось, что весь ад, творившийся вокруг не имеет никакого значения. Остались только он и она. Из последних сил Рик улыбнулся своей подруге, которую любил еще с первого курса. Пришла пора прощаться.

– Любл...те..! – прошептала ему в ответ Флорес, будто читая мысли.

В ту же секунду, девушка резко развернулась и пустила несколько заклятий в сторону врагов. Она осталась одна. Один из лучей попал ей в живот, второй – в плечо. Согнувшись пополам, Изабелла лишь успела краем глаза взглянуть на лежащего в собственной крови Рика и улыбнуться, будто извиняясь. В ту же секунду, Режущее попало ей в лицо, разрывая череп словно арбуз.

На несколько секунд, течение времени для Рика замедлилось. Он мог в мельчайших подробностях проследить, как обезглавленное тело Изабеллы валится на пол, как несколько фонтанов крови бьется из ее шеи. В тот же миг, он заметил, как стоящая в зале черноволосая девушка опускала свою палочку, довольно ухмыляясь. Ярость заполонили сознание мужчины, давая силы для последнего рывка. Дьен еле-еле сумел поднять палочку и нацепить ее на эту стерву, убившую лучшую на свете девушку. Короткое слово и луч заклятия помчался прямо в грудь этой твари, отбросы вся ту на несколько метров. Он уже не увидел того, как в его сторону полетели сразу три заклинания. В последний момент Рик Дьен успел улыбнутся и тому, что отомстил, и тому, что на небесах он наконец сможет сходить на свидание со своей Изабеллой Флорес.

– Пэнси! – крик, полный боли, раздался на все помещение.

Гарри стремительно рванул к осевшей на пол девушке, попутно проклиная того урода, что они не заметили сразу же. А все так хорошо начиналось.

– Ты слышишь меня? Черт, Маркус!

– Тихо, сэр! – Флинт мгновенно оказался возле лежащей на полу подруги, быстро проводя палочкой над ее телом. – Она жива! Но без помощи скоро загнется!

– Понял! Первый!

– Я здесь, – материализовался за его спиной командир наемников.

– Доставте ее в больницу! Пусть окажут помощь! – яростно рыкнул на него Поттер.

– Нельзя в больницу! – запротестовал «черный»

– А мне плевать! Быстро! Исполнять!

– Есть.

Флинт на ходу наложил на девушку несколько целебных чар, попутно откупоривая одну из своих склянок и вливая ей в рот. Терри лишь поражено смотрел, как Паркинсон ложат на созданные носилки.

– Сэр, – неуверенно начал он. – Сэр...

– Чего?! – проревел на него Поттер, теряя над собой контроль.

– Эм...у нас тут дверь...сэр, – от яростного взгляда командира парень готов был наложить в штаны.

– Так чего ты ждешь?! Это по твоей части! – прошипел в ответ Гарри, готовый в тот момент испепелить подчиненного, при чем не в переносного смысле.

– Есть.

Бут быстро принялся за работу, пытаясь определить, какие чары стоят на двери и как их обойти.

– Все, быстро уводите ее! – Гарри готов был рвать и метать.

Перед глазами мужчины до сих пор стояла картина того, как один из авроров на последнем издыхании бросил заклятие в Пэнси, которая в тот момент расслабилась, полагая, что та девка была последним врагом. Даже тот факт, что этого козла порвало на части, а его кишки равномерным слоем разнесло по стене, не успокаивал.

«Она должна выжить! Должна выжить!» – билось в голове одноглазого.

– Готово! – радостно воскликнул Бут.

Гарри бросил последний взгляд на бесчувственную Пэнси, и лишь легонько при коснулся к ее окровавленным губам. Наемники Медичи оперативно потащили ее из поместья, чтобы выйти за пределы антиаппарационного купола и телепортироваться в Мунго. Поттер знал, что рискует, но квалифицированную медицинскую помощь могли оказать только там. Он был уверен, что сумеет потом вытащить девушку из лап авроров.

– Ну, Эванс, молись, чтобы тебя случайно убило в перестрелке, – злобно прошипел мужчина. – Готовы?

– Да, сэр! – хмуро пробормотал Флинт.

– Открываю, – ответил Терри, делая несколько взмахов палочкой и бросая несколько капель своей крови на дверь.

Тяжелые засовы отодвинулись в стороны и троица выставила перед собой палочки, готовые встретить залп защитников. Наконец, двери полностью открылись.

– Оп-па, – поникшим голосом, произнес Маркус. – Приплыли.

На них злобно смотрели две здоровенные и скорее всего очень голодные мантикоры.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Суббота, 26.01.2013, 16:16 | Сообщение # 38
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 10

– Какие милые, какие очаровательные создания, – ласковым голосом пролепетал Гарри. – Хорошенькие мои, умненькие киски.

Медленно, очень медленно, Поттер потянул руку к заплечному мешку. Маркус и Терри по-тихоньку начали отступать назад, глядя как две человеческие морды не сводят глаз с них. От того азарта и голода, которые читались во взгляде мантикор становилось неуютно, а если вспомнить, что любимым лакомством этих тварей являются человеческие кишки, то и вовсе жутко. Сейчас они не нападали – ждут. Ждут пока страх еще больше парализует сердца людей, ну и пока наконец не приблизятся к дверям по-ближе. Хоть эти твари и являются животными, какие-то остатки разума у них еще имелись и они понимали, что в узком проходе представляют сбой прекрасную мишень для магов. Поэтому то они не прыгнули на них сразу, а медленно, грациозно, сантиметр за сантиметром начали сближаться с жертвой. Чертовы идеальные хищники.

– Хорошие киски, хорошие, – лилейным голосом проговаривал Гарри, не отрывая взгляда от животных. – Терри, защитничек мой ненаглядный...

Бут медленно повернул голову в сторону командира, который судя по всему наконец нащупал то, что искал. С лица Поттера не слезала улыбка – видимо бравого героя просто-напросто переклинило. Еще бы – не каждый день встречаешь зверя с человеческий рост, безумным людским лицом на львином туловище, к тому же здоровенным хвостом с ядовитыми иглами, это еще не считая острых как бритва зубов и когтей. Но самый паршивый факт – эти «дуры» практически не восприимчивы к магии. Вот и думай теперь, почему их боятся наравне с василисками. Одноглазый не двигая головой, еле заметно взглянул на своего подчиненного и краем губ прошептал:

– Вы с Флинтом берете левого, другой – на мне, – Гарри едва заметно напрягся, а потом резко проорал. – Бей ублюдков!

Невероятно быстрым и отточенным движением, Поттер выхватил из мешка арбалет, реквизированный из тайника Малфоя. Поистине, произведение искусства: ложа из красного дерева, плечи, усиленные стальными накладками, и подающий механизм со съемным барабанным магазином – страшное оружие. Первая стрела, не оказав видимого воздействия, со свистом вонзилась в плечо твари, которая уже кинулась к Гарри. Расстояние в двадцать метров мантикора преодолела за секунду, не оставляя мужчине времени на перезарядку. Стремительный, грациозный прыжок на жертву и...Поттера спасли только его рефлексы, заставившие одноглазого сигануть вниз, проскользив под тушей зверя. Уже в полете, тварь получила в брюхо залп из игломёта. Не медля ни секунды, Гарри оказался на ногах, с уже готовым для стрельбы болтом. Оружие вновь заголосило свою песнь, посылая стрелу в лоб жуткого создания.

«Ну же, гребанная кошка-переросток! Да сдохни ты уже!» – билось в сознании одноглазого, все ждущего когда наконец яд подействует.

Мантикора, словно чувствуя мысли мага, так просто сдаваться не спешила. За долю секунды она преодолела расстояние, разделяющее их, получив еще один болт в грудь. Челюсти монстра клацнули в паре сантиметров от горла Поттера, который вновь ушел от опасности, отпрыгнув назад. Было похоже, что чертов яд наконец проник в организм и начал действовать – тварь двигалась уже не так проворно. Но только Гарри позволил себе такую шальную мысль, как зверюга с утробным рыком рванула к нему. В этот раз волшебнику не помогли ни отточенная реакция, ни оружие в его руках. Уходя с линии прицела, магическая тварь сиганула не к горлу жертвы, а к его ногам.

«Вот, гадство!» – пронеслось в голове у Гарри, когда львиное тело буквально проскользило к нему.

Гигантские челюсти с тремя рядами зубов сомкнулись на ноге Поттера, одновременно выбивая почву из-под мужчины. Тварь активно начала вертеть головой, стараясь оглушить жертву, колотя его о пол и стены помещения. Не выдержав давления, нога уступила зубам чудовища. Гарри по инерции отлетел на несколько метров, врезаясь в холодный пол. В глазах мужчины двоилось, а звуки приглушились, потерялась ориентация в пространстве, не позволяя определить, где верх, а где низ. Адреналин волной накатил на организм, заставляя забыть о боли. Мантикора с каким то радостным азартом пережевывала в пасти оторванную ступню одноглазого мага. Покончив со своим «трофеем», зверь медленно двинулся в сторону не движущейся жертвы.

Гарри из-за всех сил старался прийти в себя, но чудовищное головокружение и боль в левой ноге никак не позволяли оклематься боевику. Он печенкой почувствовал, как хищник подбирается к его телу, норовясь оттяпать голову или перегрызть глотку. Все ближе...и ближе...и ближе...Запах смерти и зловония из пасти твари ударил по обонянию, заставляя мобилизоваться в последний момент. На миг в глазах прояснилось, и он увидел как жуткие челюсти раскрылись прямо над лицом. Действуя скорее интуитивно, чем по воле разума, Гарри резко рванул левой рукой, просовывая ее прямо в глотку твари.

– Сдохни! – проорал Поттер, активируя спусковой механизм игломёта.

Болт со свистом пробил голову мантикоры, выходя на свет где-то в районе затылка. Маг готов был поклясться, что увидел как в глазах этой твари промелькнуло удивление и какое-то детское разочарование, но это продлилось лишь долю секунды. Но последний нервный импульс, заставил мантикору сжать челюсти, с жутким хрустом перегрызая мясо, сухожилия и кость.

– Блядь! – прорычал на все помещение одноглазый.

Кровь фонтаном сочилась из разорванной руки, заливая лицо и грудь Поттера. Жуткая боль резко резанула по нервной системе, заставляя его забыть о том, где он находится и вообще кто он. Шок от полученных ранений, вмиг заглушил все ощущения. Оставаться в сознании стоило волшебнику неимоверных усилий. Он не знал, сколько пролежал вот так, держась за жуткий обрубок на месте, где когда то было предплечье. Все мысли покинули голову мужчины, оставляя наедине с увечьем.

– Сэр? – к нему подошел хромающий Флинт.

Вид бойца говорил о том, что и ему знатно досталось: глубокие следы когтей на плече, кровь на ноге и животе, разорванная в многих местах мантия. Похоже, что его парни справились с задачей, но не без потерь.

– Сэр, не двигайтесь, я сейчас, – судорожно, прохрипел его боец, наставляя палочку на обрубок руки. – Сейчас сделаю Обезболивающее.

Маркус внимательно обрабатывал рану командира, про себя качая головой. Он едва спас Терри от лап этой твари. Хорошо, что когти, прошедшие по животу по касательной, не задели внутренние органы, а лишь рассекли кожу и мышцы. Чертов фартовый гад! Положение командира было куда плачевнее. Руку в полевых условиях восстановить было нельзя, в его состоянии было лишь остановить кровотечение, избавить от боли и шока, но не больше. Единственным плюсом данной ситуации оказалось лишь то, что челюсти оторвали конечность ниже локтя, значит рука еще послужит командиру. С протезом на ноге было проще, хорошо, что зверь схватил Поттера за левую, а не за правую ногу, а не то бравый боец остался бы вообще с лишь одной «родной» конечностью, в виде правой руки.

– Сэр, вы меня слышите? – Флинт внимательно посмотрел на лицо Гарри, пытаясь определить, в состоянии ли он драться.

– Стимулятор, – коротко прохрипел одноглазый.

– Но сердце...

– Выполняй! – прошипел на него Поттер. – Коли, немедленно!

– Да, сэр, – обреченно выдал боец. – Потерпите.

Маркус быстро достал из подсумка небольшой шприц, профессиональным движением наполнив его из одного из флаконов с зельями. Боевые стимуляторы были запрещены повсеместно, кроме разве что России и Китая. Они позволяли пациенту на шесть часов забыть о боли, жажде и голоде, даруя сверхвыностилось и улучшая реакцию до нечеловеческих параметров, но заметно укорачивая жизнь, примерно на лет пять-семь и это не считая побочных эффектов после того, как препарат «отпустит». Еще одним минусом являлось то, что настолько сильнодействующее средство в условиях, когда пациент итак получил значительную дозу адреналина и нервного шока, могло элементарно угробить сердце.

– Флинт, протез в вещмешке, – коротко приказал маг.

– Да, сейчас.

Маркус недолго рылся в вещах командира, наконец нащупав нужный объект. Рукотворная нога из хрен-поймешь-чего выглядела, словно настоящая. Хоть Флинт и был негласным полевым медиком отряда, но определить, каким образом создали подобную вещь, он был не в состоянии. Открутив от специального крепления на колене теперь уже бесполезный кусок старого протеза, боец приставил новую готовую ногу. Послышался негромкий щелчок, говорящий, что операция прошла успешно, после которого Гарри болезненно взвыл от резкой синхронизации нервных окончаний с искусственной присадкой, даже не смотря на то, что маг находился под воздействием Обезболивающих Чар и стимулятора. Через несколько минут, Поттер поднялся, неловко пробуя двигать вновь обретенной опорой. Наконец, удовлетворительно кивнув и бросив безразличный взгляд на то место, где раньше была кисть и предплечье, бывший аврор окинул взглядом двоих бойцов, которые внимательно смотрели на него, ожидая команды.

– Двигаемся дальше.

– Есть, сэр, – коротко кивнули его подчиненные.

«Зря я отпустил наемников так рано» – сокрушенно подумал Гарри. – «Было бы пушечное мясо».

Троица медленно двинулась в коридор, ведущий в убежище Эванса, проверяя каждый метр на наличии сюрпризов и прикрывая друг друга. Стараясь держаться ближе к стене, Гарри мимоходом замечал, что если бы поставить сюда несколько капканов, пустить красных колпаков, под прикрытием пары-тройки магов с другого конца коридора, то здесь можно было бы устроить настоящее кровопускание для незваных гостей. Но видимо или просто кто-то сэкономил на защите, или не ожидал, что сюда вообще могут проникнуть нарушители. Он уже не чувствовал боли в ноге, которую испытывал, когда мантикора схватила за протез, как и не вообще не ощущал дискомфорта в руке, оторванной пасть животного. Все мысли о том, что он опять лишился конечности, уступили осознанию того, что их месть наконец то близка как никогда! Это придавало дополнительных сил, хотя возможно, что это лишь стимулятор.

Впереди виднелся свет факелов и какое то помещение. Бойцы лишь покрепче сжали в руках палочки, готовые к столкновению. Как по команде, они наложили на себя Дезиллюминационные Чары и быстро проникли внутрь, рассредотачиваясь по помещению и прячась за колоннами, стоящие в просторном зале полукругом. Кто бы не был архитектором этого строения, этому мудаку надо дать медаль за самое тупое проектирование в плане обороны. Видимо весь запал специалиста ушел на внешнюю защиту, впрочем, возможно, что он и там был не причем, а укрепления строили хозяева поместья.

Гарри осторожно взглянул из укрытия. Прямо в центре, возле какого то постамента с неизвестным предметом шарообразной формы, находилось несколько человек, судя по всему сам Эванс с женой и четыре охранника. Весь вид этих людей говорил о том, что они не ожидают никого в гости, а просто дожидаются, пока придет подмога. Конечно, хозяина поместья и его жену понять можно – они ни разу не бойцы, но о чем черт возьми думают авроры, которые должны понимать, что дверь и твари могут не остановить нарушителей? Поттер лишь сокрушенно помотал головой, и прислушался к разговорам потенциальных смертников.

– Не беспокойтесь, мистер Эванс, мы уже отправили сигнал Министерству, они скоро прибудут, – успокаивал клиента один из охранников.

– Слишком долго! Я не хочу просидеть здесь весь день! – сокрушался пожилой маг, одетый лишь в домашний халат и тапочки. – Долгое нахождение возле реликвии может негативно сказаться на здоровье, вплоть до смерти или безумия!

– Сэр, все будет хорошо.

– Это для вас все будет хорошо, вы то здесь всего полтора часа! А я провел в этом подвале всю ночь и мне не хочется окончить свои дни в могиле или в дурдоме! Черт, и где эти проклятые преторианцы?!

Поттер глядя на свою цель лишь удивленно прикрыл рот. И этот толстый, дряхлый идиот, в тапках-кроликах угробил его отряд? Да он за свою драгоценную шкуру так и трясется! Черт, да его надо грохнуть за сам факт того, что матерые бойцы погибли по вине такого тюфяка!

– Дорогой, не переживай, – взяла слово эффектная брюнетка, также одетая лишь в ночнушку. – Министерство скоро прибудет.

Гарри злорадно усмехнулся напрасной надеждам этих людей. Откуда было им знать, что наемники Медичи просто-напросто перерезали глотку дежурным в их собственном доме и сейчас сидели на посту, тщательнейшим образом ликвидируя все попытки Эванса оповестить начальство о нападении на дом чиновника. Но пора заканчивать этот фарс, тем более, что авроры так удачно сгруппировались, давая возможность одним залпом уничтожить их всех, при этом не зацепив самого Эванса.

– Ирэ Каэлитум! – произнес Поттер, направляя палочку на авроров.

Белый поток энергии вырвался из его проводника, мгновенно накрыв собой охранников-дилетантов, оставляя от них лишь размазанный след из пепла. Маркус и Терри недолго думая бросили Обезаруживающее в старого волшебника и его жену.

– Что?! Кто вы?! – твердым голосом выдал Джонатан. – Как вы проникли?!

– Молча, – ответил ему Гарри, улыбаясь.

– Кто вы?! – вновь выдал старик, пытаясь сохранить невозмутимостью выражение. – Вы пришли за реликвией?

– О, нет, господин заместитель начальника, – улыбка Поттера превратилась в яростный оскал, Чары Невидимости спали, представив глазам его жертв.

– Что?! Кто...Поттер! Тебе это с рук не сойдет! – мгновенно взяв себя в руки, прокричал Эванс.

– Поспорим? – задумчиво проговорил одноглазый.

– Что вам надо?! Министерство сотрет вас в порошок! Этой вещи нельзя показываться в мире!

– Да что ты говоришь?! – с сарказмом проговорил мужчина.

Ему доставило удовольствие видеть, как резко поменялся этот старикашка, когда узнал, кто пришел по его душу. Неужели этот дурак думал, что если Гарри до сих пор считался Героем Магического Мира, то не будет убивать этого выродка за то, что он сделал? Но сейчас, не было времени лясы точить.

– Лорд Поттер, одумайтесь. Если вы пришли за реликвией, то должны понимать, что этот предмет опасен! – вышла вперед миссис Эванс, пытаясь хоть как то выкрутиться из сложившейся ситуации. – Вы ведь разумный светлый волшебник!

– Конечно, – улыбнулся в ответ одноглазый. – Авада Кедавра!

– ЭЛЕАНОРА! НЕТ! – бросился к своей жене старик. – Ты ублюдок! Ты убил мою Элеанору!

– Ой, прости, случайно получилось, – усмехнулся Гарри, сделав единственной рукой извиняющий жест. – Продолжим?

– Чертов гад! Ты по платишься за это! Я превращу твою жизнь в ад!

– Ага, хотел бы я посмотреть на это, особенно в твоем то положении, – глядя на него, ответил Поттер. – А на счет ада, то я уже в нем! Думал, что сможешь убить моих людей, а сам преспокойно доживать свои деньки?

– Что? О чем ты говоришь, мерзкий полукровный выродок?! – проорал на него Джонатан, прижимая к себе мертвое тело возлюбленной.

– Не надо со мной играть, мистер Эванс. Ваш сын, помнится доигрался.

– Мой...сын? ЭТО ТЫ УБИЛ ЕГО!!! – Джонатан что сеть сил рванул на своего врага, но был остановлен Связывающим, лениво брошенным Флинтом. – Я УБЬЮ ТЕБЯ! УБЬЮ, МРАЗЬ!

– Сэр, – неуверенно пробормотал Маркус. – Что то не так. Он ведь не врет.

– Посмотрим, – с подозрительных прищуром ответил командир, направляя палочку на Джонатана.

«Легилименс!» – про себя произнес Гарри, ломая все ментальные блоки старика.

«Что за черт? Он...он вообще был не в курсе, как погиб его сын! Что за?» – нервно соображал маг, пытаясь осмыслить полученную информацию.

– Он не врет, – поникшим голосом ответил Поттер.

– Что??!! – испуганно произнес Маркус. – Но как...это...что за черт?!

– Не знаю, – тихо ответил Гарри, глядя себе под ноги. – Мы ошиблись.

– Твари! Ненавижу! Убью! – бился в приступы гнева связанный Джонатан. – Суки!

Вся троица внимательно взглянула на своего пленника, рассуждая о том, что произошло. Флинт покрылся потом от осознания того, что все было зря, что Пэнси пострадала ни за что и они убили столько человек напрасно. Лицо же одноглазого (а теперь и однорукого) вообще ничего не выражало. Он медленно поднял свою палочку на человека, который вообще был не причем.

– Авада Кедавра, – тихо произнес он. – Дерьмо.

Джонатан Эванс замолк навсегда.

– Что будем делать, – осевшим голосом произнес Флинт.

– Я...я не знаю, – ответил ему Гарри.

– Браво, мистер Поттер, браво! – позади них в темноте послышались слабые аплодисменты. – Признаюсь, вы меня не разочаровали.

К ним вышел высокий уже не молодой мужчина, богато одетый, с аристократическими чертами лица и пронзительно черными глазами. Позади него виднелись множественные тени людей.

– Засада, – обреченно выдал Маркус.

– Как наблюдательно, мистер Флинт, – шутливо поклонившись ответил вошедший. – Позвольте представиться, Альфред Милибэнд , к вашим услугам.

– Я знаю, кто вы, начальник Отдела Тайн, – безъэмоциональным голосом ответил Гарри. – Это были вы, не так ли? Это все подстроено?

– О, мистер Поттер, вашей проницательности нет границ, но вынужден вас огорчить, – улыбнулся в ответ он. – Взрыв в вашем отделе подготовил не я. Скажем так, я лишь повернул ситуацию в свою пользу.

– Кто стоит за взрывом? – хриплым голосом спросил одноглазый.

– Это уже не важно, – улыбнувшись ему ответил Милибэнд. – Важно лишь то, что вы не только убили одного из самых ярых сторонников нашего уважаемого Министра, но и привели меня прямо к артефакту. Поверьте, если бы мои люди устроили такое, то я бы полетел с должности и это если бы мне несказанно повезло, но вы...Вы оказались настоящей находкой. А теперь, прошу вас отойдите в сторону и сможете уйти отсюда на все четыре стороны. Вас и ваших людей оправдают, скажем, объявят, что вы исполнили жутко секретную миссию. Думаю, даже наградят. Приказ о вашем помиловании уже подписан и ждет лишь обнародования.

Гарри не слушал монолог старого интригана, который использовал его в своих планах. Видимо, история должна повторяться вновь и вновь. Сначала Дамблдор, теперь и этот Милибэнд. Но если Альбус действовал из лучших побуждений, не всегда верно, не всегда правильно, но в целом действительно на благо всего мира, то этот козел...Миссис Эванс сказала, что реликвия опасна, что она несет угрозу. Поттер украдкой взглянул на лица своих людей, посылая им мысленный импульс с единственным вопросом. Через секунду каждый из них лишь слегка кивнул, соглашаясь.

– Вам нужен этот артефакт? – устало произнес Гарри. – Забирайте.

– Отлично, – улыбнулся Альфред. – Кстати, поздравляю вас, Глава Аврората.

– Спасибо, сэр, – слабо улыбнувшись, кивнул головой Поттер.

Резкий взмах палочкой, самое сильно невербальное заклятие, что знал маг и шарообразная статуэтка разлетелась на множество осколков.

– НЕТ! ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ, ИДИОТ?!!! – резко рванул к ним испуганный до чертиков Милибэнд. – НЕТ!

Не успели осколки неизвестного артефакта упасть на пол, как от того места, где он находился поднялась волна энергии, сбившая с ног всех присутствующих в помещении и разбивая в куски колонны, удерживающие потолок. Проход назад сразу же обвалился, закрывая людям путь к отступлению. Здоровенные каменные глыбы начали стремительно падать вниз, давя под собой множество людей. Один из булыжников упал прямо на беснующегося Милибэнда, оставляя от него лишь неаппетитные ошметки мяса и крови. Поттер знал, что это конец. Он не думал, что уничтожение хрупкой реликвии вызовет столь масштабные последствия. Но не смотря ни на что, они готовы были умереть, и не важно от заклятий людей из Отдела Тайн или подгребенные под тоннами камней. Его люди сгруппировались возле постамента, где до этого стоял артефакт неизвестного происхождения. Творящийся кругом ад пока не задевал их, но это пока. Гарри Поттер лишь устало прикрыл глаза, готовясь встретить неизбежное.

Внезапно, шум и неразбериха вокруг прекратилась. Троица стояла на поляне в лесу, а за деревьями вдали поднималось солнце. Рассвет. Гарри взглянул на бледного от страха Маркуса и на радостного Терри, весело хохочущего на земле.

– Неплохо, человек, – раздалось откуда то сверху...или снизу, или вообще кругом?

– Что за...? – Поттер приготовил палочку, ожидая нападения.

– Освободил меня, – шептал голос. – Твое спасение – моя благодарность.

– Твою мать за задницу! – прорычал одноглазый, но ответ ему раздалась лишь тишина.

Маркус казалось побледнел еще сильнее, хотя куда уж дальше? А Бут не переставал хохотать, безумным взглядом окидывая окружающую обстановку.

Гарри лишь украдкой взглянул на своего подчиненного и резко округлил глаза. Бывалого бойца пробил пот от того, что он увидел в мыслях своего давнего друга. Точнее даже не увидел – потеряв голову от неописуемой радости, Бут проецировал в сознании настолько яркие эмоции, что не заметить их мог только магл. Флинт тоже поймал отголоски образов в голове соратника, и сокрушенно присел на землю. Трясущимися руками, Поттер навел палочку на человека, который провел с ним в боях почти шел лет. Шесть лет он был рядом, дрался с ними плечом к плечу, ел рядом, шутил, напивался до потери памяти...и теперь это. Бут наконец справился с нахлынувшей на него эйфорией. Взглянув на пораженные лица своих давних друзей, Терри Бут лишь широко улыбнулся им.

– Ну вот и все, – ответил он им.

– Авада Кедавра! – синхронно произнесли Маркус и Гарри.



Утро в доме на площади Гриммо выдалось не самым радужным. Всю ночь Андромеду не покидали тревожные ощущения не давая женщине уснуть и успокоиться. Что то происходило, что то очень не хорошее. Все утро миссис Тонкс не могла найти себе место, то металась из комнаты в комнату, то старалась сосредоточиться и приготовить внуку завтрак, но все валилось из рук и тревожное ощущение не покидало женщину. Причина была понятна – ненаглядный крестный его внука влипший в очередную историю. Они не видели его уже в течении долгого времени, причем статьи в газетах не добавляли оптимизма. Малыш Тедди за все это время превратился в какое то подобие себя прежнего, он тоже ощущал, что с его крестный случилось что то нехорошее, что он в беде. Еще и эти Уизли достали экс-Блэк со своими расспросами и письмами с просьбой пояснить, где этот чертов Поттер. Даже проклятый Орден зашевелился больше обычного, терроризируя ее запросами о судьбе и местонахождении Избранного. Это не считая следователей, которых она даже не пустила за порог, переговариваясь через дверь. Казалось, что всем вдруг резко понадобится Гарри, причем все старались скрыть, зачем же именно. Поэтому, когда в гостиной раздался хлопок аппарации, Андромеда пулей бросилась туда, ведь в дом Блэков мог переместиться только один человек. Она нашла Поттера в его любимом кресле перед камином. Миссис Тонкс уже была готова разразился такими проклятиями, причем не только словесными, но вовремя заметила вид непутевого крестного и ужаснулась: разорванная во многих местах мантия, заляпанная в крови, на месте руки – безвольно висящий рукав мантии, протез ноги, вновь замененный, судя по тому, что тот был непривычно выставлен на всеобщее обозрение. И непередаваемая усталость в глазах. Усталость и какая то обреченность. Она еле нашла в себе сил, чтобы не закричать.

– Гарри, что с тобой? Тебе надо в больницу!

– Не волнуйтесь, Андромеда, – тихо ответил одноглазый. – Все хорошо. Все уже хорошо.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ShtormДата: Воскресенье, 27.01.2013, 04:21 | Сообщение # 39
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Стоп. Это что, Терри все подстроил?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
vatruskaДата: Воскресенье, 27.01.2013, 06:28 | Сообщение # 40
Ночной стрелок
Сообщений: 85
« 18 »
Я тоже так подумал, но мотив? Хотя может он просто спятил от взрыва энергии такого.


«Те, кто боятся смотреть во Тьму, не способны увидеть и Света. Не видя ни Света, ни Тьмы, они обманывают сами себя и служат лишь сами себе».

 
ShtormДата: Воскресенье, 27.01.2013, 13:42 | Сообщение # 41
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Он боец, это его смысл жизни сражаться, выживать, и уметь выходить из смертельной опасности живым. Поэтому, я думаю, что, спятить он не мог. Но вот мотивы, по которым он уничтожил почти всех своих друзей и братьев по оружию, действительно не ясны


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
elSeverdДата: Вторник, 29.01.2013, 07:12 | Сообщение # 42
Демон теней
Сообщений: 335
« 72 »
интересный текст, хотя пока в последнем фрагменте многое неясно


Как известно, бобры добры. Добротою бобры полны. Если хочешь себе добра, надо просто позвать бобра. Если ты без бобра добр, значит, сам ты в душе бобр!
 
ТронДата: Суббота, 09.02.2013, 05:29 | Сообщение # 43
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 11

– Черт возьми, Поттер! – прокричала миссис Тонкс, когда прошел первый шок и она смогла наконец мыслить здраво. – Что с тобой?! Тебе немедленно надо в больницу!

– Ничего, Андромеда, – тихо ответил ей Гарри. – Сейчас я ничего не чувствую. Часов семь еще есть и...

– Ты что на химии?! – прорычала разъяренная женщина. – Немедленно марш в больницу, иначе я тебя сама туда доставлю...Ногами вперед!

– Не надо кричать, пожалуйста, – пробормотал Поттер, залпом осушая бокал с вином. – Как Тедди? Он в порядке?

– Чертов упрямый осел!

Андромеда Тонкс решительно подошла к креслу, где сидел Спаситель Магической Британии, намереваясь самолично отправить того в Мунго, дав хорошего пинка под зад. Она быстро поняла, что единственная причина по которой Поттер не визжит от боли – боевые стимуляторы, которые он постоянно таскал с собой. Оторванная рука, ссадины и ушибы, плюс не исключены переломы и внутреннее кровотечение – все это в совокупности могло отправить его на тот свет. Женщина резко схватила Гарри за ворот мантии, после чего аппарировала в сторону больницы.

Персонал лечебного учреждения встретил их с абсолютно спокойными лицами – их уже давно нельзя было удивить внезапным появлением пациента прямо в холле. Молоденькая дежурная, от силы лет двадцати, привычным жестом вытащила из стопки новый бланк, чтобы заполнить имя еще одного неудачника. Бедной медсестре удалось сохранить невозмутимость в течении целых двух секунд, пока до нее наконец не дошло, кто стоит перед ней.

– Мистер...Лорд...Сэр...Гарри Поттер, – дрожащим голосом произнесла она, выронив из рук перо. – Как вы...А что...

– Быстро дежурного медика, дура! – от души рявкнула Андромеда, придерживая одноглазого за плечо целой руки. – Бегом!

– Д-д-да, мэм!

– Зачем с ней так? – спокойно поинтересовался Гарри, доставая из кармана пачку сигарет. – Испугалась, с кем не бывает?

– А ну брось! Ты же больнице! – свирепо отозвалась бабушка Тедди, чувствительно ударив по руке мага. – Пока на этих не рявкнешь, они не зашевелятся! Где этот гребанный врач?

– Где пострадавший?! – вылетел из дверей пожилой, полный маг, на ходу создавая носилки, которые парили в метре над землей. – Лорд Поттер?

– Быстрее, растяпы, – недовольно буркнула женщина, кивая в сторону одноглазого, который стоял с совершенно безучастным выражением лица.

К ним подбежал еще один медик, но молодой, видимо практикант. Бросив единственный взгляд на Гарри, паренек побледнел и трясущимися руками попытался помочь своему старшему коллеге усадить того на носилки.

Два часа прошли для мужчины в каком то сюрреалистичном бреду: носились люди в халатах, всюду кричали, испытывали на нем какие то чары снова и снова. Конечно, модифицированное Обезболивающее, по принципу действия напоминающее магловский наркоз, мгновенно довело Гарри до пограничного состояния между сном и явью. Он было уже приготовился расслабиться, как его мучители ввели в организм волшебника какой то препарат, от чего резко закружилась голова, а криков стало еще больше – видимо врачи-идиоты не удосужились проверить кровь пациента на наличие каких-либо посторонних веществ. Так или иначе, через три минуты после начала процедур, голова мага готова была разлететься на кусочки, под действием реакции между еще не выветрившимся стимулятором и неизвестным веществом.

«Лучше бы я сдох.» – с грустью подумал Поттер, проваливаясь в небытие.

* * *

К великому сожалению Национального Героя, очнулся он не голышом на памятном вокзале Кингс-Кросс, а в обыкновенной больничной палате. Он чувствовал, что головная боль не желала отступать даже на минуту, а тошнота и рвотные рефлексы требовали немедленно найти ближайший санузел. Он уже испытывал нечто подобное – это были побочные эффекты после использования стимулятора, но они казались какими-то притупленными, слабыми, словно прошло несколько дней после использования. Впрочем, Гарри не знал, сколько в действительности минуло времени, с тех пор как он вырубился. Откат от химии не мог служить точным определителем – кровь могли элементарно почистить, ослабляя последствия приема. Судя по виду из окна палаты, маг провалятся без сознания не меньше суток (об этом свидетельствовал восход солнца на горизонте).

– Мистер...Лорд Поттер, как вы себя чувствуете? – на пороге его палаты стоял тот самый врач, что принимал Гарри на входе.

– Будто попал под поезд, сэр, – немного усмехнувшись, ответил боец.

– Сначала мы так и подумали, – серьезно кивнул доктор, глядя в глаза пациента. – До тех пор пока не сняли мантию с вас. Вы вообще в курсе того, что человека, который оказал вам первую помощь, нужно наградить за поистине титаническую работу и невероятную везучесть? Кстати, совсем забыл представиться – Марк Арчер, ваш лечащий врач.

– Приятно познакомиться, док, – произнес в ответ маг. – Сколько я пролежал?

– Два дня. Мы бы разбудили вас раньше, но боялись, что остаточные эффекты от использования стимуляторов убьют вас.

– Лучше бы убили...–тихо прошептал Гарри, прикрывая глаза.

– Что простите?

– Нет, ничего, – постарался улыбнуться в ответ Поттер. – Как понимаю, у моей палаты сейчас дежурят авроры?

– Нет, – отрицательно помотав головой, медик проверил закрыта ли дверь. – Я давно работаю в медицине и понимаю, что иногда ситуация требует использования не совсем разрешенных средств. Через меня прошло множество бойцов, поэтому я не стал докладывать в Аврорат, иначе вам грозило бы до трех лет тюрьмы.

– Спасибо, док, – собеседник вновь улыбнулся мистеру Арчеру.

Однако, за маской спокойствия и доброжелательности, Гарри напрягся всем телом. Ситуация вырисовывалась не совсем та, которая предполагалась. Он рассчитывал, что его возьмут под арест сразу же по прибытию в больницу – полу-обвиняющие статьи в «Пророке» прозрачно намекали, что у Аврората и следователей к нему даже не вопросы, а определенные претензии. Но исходя из реакции медика на слова Поттера, то тот решил, что командир отряда приготовился получить наказание именно за использование нелегального препарата, а не за массовое убийство.

«Что черт возьми происходит?» – про себя задался вопросом Гарри.

– Лорд Поттер, пожалуй, я вас покину. Вам нужен отдых и покой. На тумбочке стоит графин с водой, рекомендую пить больше жидкости – так эта дрянь в вашей крови быстрее выветрится, – произнес Марк, уже поворачиваясь к двери.

– Подождите, – поднял руку Поттер. – К вам должна была поступить пациентка. Пэнси Паркинсон.

– Лорд Поттер...Как бы вам сказать... – задумчиво произнес Арчер. – Девушка прибыла к нам в тяжелом состоянии: осколок ребра пробил легкое, сильное внутреннее кровотечение, множественные переломы, травмы головы...Хуже всего – сломан позвоночник...

– Марк, можно мне вас так называть? – Гарри, дождавшись утвердительного кивка доктора, продолжил. – Не ходите вокруг да около. Что с ней?

– Она в отделении для тяжелораненных, наши лучшие медики делают все, что в их силах. Но... – врач несколько замялся под взглядом своего пациента, но продолжил. – Шансы: пятьдесят на пятьдесят. Или станет лучше и мисс Паркинсон очнется, но о карьере аврора придется забыть...

– Или? – чуть сжав кулак, прохрипел Гарри.

– Кома.

– А вы...

– Я не знаю. Наши врачи может не самые лучшие в Европе, однако достаточно опытны. Здесь же, на все воля Бога. Все, что мы с вами можем – это молиться.

– Вы верующий, док? – тихо спросил экс-аврор, глядя куда то в район своего пупка.

– Как и вы, – ответил Арчер, развернувшись к двери. – С такой работой, как у нас, атеистов нет.

– Может быть, – устало кивнул Гарри в ответ.

– Чуть не забыл, – уже у самого выхода спохватился Марк. – Желаете провести протезирование у нас?

– Нет, спасибо, – помотал головой маг. – У меня свой специалист. И еще одна просьба, Марк: можно мне свежую газету?

– Конечно, лорд.

* * *

Еще через сутки, Гарри наконец смог покинуть палату, сразу же направившись в отделение для «тяжелых» пациентов. Его не покидало гнетущее ощущение. Доктор Арчер никак не проинформировал его о состоянии Пэнси, отделавшись лишь дежурными фразами. Единственное, чем врач смог помочь – выписал разрешение на посещение девушки. Приближаясь все ближе и ближе к палате Паркинсон, маг не переставал думать о тех словах, что она произнесла перед операцией: о том, боится ли он её смерти. И тогда, и сейчас Гарри мог дать ответ на этот вопрос: конечно же боится! Все мысли волшебника занимала именно она, находящаяся на грани существования. Вот только за кого он так переживал? За друга? За верного товарища и подчиненного? Или за любовницу? Найти однозначного ответа он не мог. Да и не было его, скорее всего.

Застыв у самой двери, Поттер, глубоко вздохнув, наконец потянул за ручку.

Его встретила чистая, белая палата, не сильно отличающаяся от его собственной, вот только здесь было куда больше Сигнальных Чар, следящих за состоянием здоровья пациентки, которые чувствовалось безо всякого сканирования. Пэнси без движет лежала на кровати, возле которой находилась тумбочка с бесчисленными зельями. Грудь девушки слабо поднималась, и это было единственным, что визуально свидетельствовало о наличии жизненных показателей. Синяки и кровоподтеки были несчастно убраны магией, но мертвецкая бедность и синяки под глазами представляли собой мрачную картину. Гарри аккуратно, стараясь не шуметь, пододвинул стул поближе к её койке. Сейчас он смотрел на ее практически безжизненное лицо, молча разглядывая каждую черту, каждый рельеф. Слов, которые хотелось произнести ей, не находилось, лишь чувство стыда и вины. Стыда, за то, что не смог вовремя определить угрозу, вины, что втянул ее в абсолютно бесполезную авантюру, навязанную извне.

Факт предательства Терри и того, что великий Гарри Поттер не смог выявить его злобу и жажду крови за все эти годы лишь подливал масла в огонь. Он не тешил себя мыслью, что не мог и предположить о том, что человек, прошедший вместе с ними через столько боев и смертей, мог элементарно столько времени лишь подготавливать почву для мести, ожидая лишь удобного случая. Будь проклят тот день, когда он по глупости и юношеской наивности залез в библиотеку Блэков! Будь проклята та самая операция по освобождению клиники, когда он впервые использовал на людях одно из страшнейших проклятий. И с Бутом, и с Пэнси был виноват один лишь он! Собравшись с силами, Гарри наконец нарушил затянувшееся молчание:

– Привет, – единственное, что пришло на ум, вымолвил он. – Надеюсь, ты слышишь меня, Пэнси.

Девушка продолжала лежать без движения, впрочем, маг и не надеялся на глупое чудо.

– Мы...Я облажался. Чертовски облажался. Прости меня. Все, что было – это лишь моя вина: в том, что случилось с тобой, в том, что случилось с нашими ребятами, даже в том, что произошло с Бутом. Наверное, были правы те, кто сказал, что когда сеешь ветер, пожинаешь бурю...Прости меня, пожалуйста, Пэнси.

В какой то момент, Поттеру показалось, что позади скрипнула дверь, но прислушавшись, маг не обнаружил ни следа каких-либо звуков за ней.

– Но не смотря ни на что, все будет хорошо. Ты просто держись, Паркинсон, и даже не вздумай...Ты нам нужна, ничего еще не закончилось. Терри не смог бы провернуть все один, поэтому мы до сих пор в опасности, – он оборвался на миг, обдумывая слова. – Черт, я даже сейчас не могу тебе сказать чего-нибудь приятного. Но ты держись, мы беспокоимся и надеемся, что ты поправишься. Я беспокоюсь.

Завершив свой монолог, Гарри не спеша поднялся со стула, еще раз бросив взгляд на свою подругу. Немного постояв, он наклонился к ней и легонько прикоснулся губами ее лба, после чего двинулся на выход.

Оказавшись в коридоре, он лицом к лицу столкнулся с Ричардом Паркинсоном и его женой Марией. В затянувшемся молчании, родители Пэнси окинули Гарри изучающими взглядами. Он не мог не заметить тихой ярости матери девушки, и решительного настроя отца. Наконец, Ричард взял речь:

– Доброго утра, лорд Поттер, – с тихой угрозой произнес он. – Как ваше самочувствие?

– Ничего, лорд Паркинсон, я...

– Не смей приближаться к нашей девочке! – в ультимативной форме заявила Мария Паркинсон. – Это все ты!

– Леди...

– Ты итак уже принес ей столько горя! От тебя одни беды! Как только моя Пэнси очнется, мы уедем из страны подальше!

Гарри спокойно воспринял эту новость. В голове промелькнула противная мысль: «Если она очнется.».

– Мы вернемся к этому разговоры после того, как она придет в себя, – четко, по всем правилам произнес маг. – Пэнси сама может за себя решать.

– Нет, лорд Поттер, больше вы ее не увидите!

– Это мы еще посмотрим, – бросил он на последок, после чего твердым шагом направился к себе в палату.

* * *

– Поттер, ты слышишь меня?! – стояла над ним бабушка крестника. – Я к тебе обращаюсь!

– Андромеда, я вас услышал еще когда вы вошли, – Гарри ответил ей монотонным голосом, продолжая разглядывали потолок. – Не нужно орать.

– Какого черта ты не отзываешься, дурень?! – уже тише произнесла она. – И сделай лицо попроще!

– Извини, задумался.

– Задумался он, – под нос проворчала Андромеда. – Хотела удостовериться, что ты не помер здесь.

– Не имею желания доставить вам такого удовольствия.

– Радует, надеюсь ты не забыл, что у тебя еще Тедди на плечах?

– Разумеется нет, – усмехнулся маг. – После того, как я выйду отсюда, начну индивидуально заниматься с ним защитой.

– Только защитой? – фыркнула в ответ миссис Тонкс. – Точно?

– Точнее не бывает. Никакой темной магии, – категорично ответил Гарри. – Как он воспринял новости?

– А как ты думаешь?! Тедди места себе не находил! Не спал, не ел, сидел в комнате и ждал пока какой то идиот вернется! Ты будто поставил себе цель довести моего внука до нервного срыва!

– Где он сейчас? – Гарри взглянул в глаза женщине, чуть поднявшись на кровати.

– Он с Уизли, – ответила Андромеда. – Гермиона и Роза чуть ли не на руках перед ним ходят, чтобы отвлечь.

– С Уизли – это хорошо, – кивнув своим мыслям, пробормотал маг. – А Флер с Биллом там?

– Идиот! – не удержавшись женщина дала ему хорошую затрещину. – Чертов сводник!

– Просто хочется заранее наладить ему жизнь, – обиженно пробормотал аврор, потерев место удара. – Что в мире творится?

– Ты в курсе, что ты чертовски везучий ублюдок?

– А, вы об этом...

Конечно же, Гарри знал. Только ленивый сейчас не обсуждал подробности сенсационного совместного заявления нового начальника Отдела Тайн и Министра Магии. «Гарри Поттер – агент под прикрытием!» гласила статья на первой полосе. Оказывается, Герой Магического Мира вновь оказался на передовой борьбы со злом, внедрившись в опасную преступную группировку, планирующую проведение нескольких терактов и убийство видных политиков страны. Именно они стояли за взрывом в Отделе Спец Операций Аврората, после чего было принято решение внедрить Поттера в их ряды, путем дезинформации в виде ложного обвинения, растиражированного «Пророком». К великому несчастью, не удалось спасти Джонатана Эванса и Альфреда Милибэнда, павших смертью храбрых, когда отчаявшиеся и загнанные в угол преступники совершили акт самоподрыва. И только Гарри, Маркусу и Пэнси удалось чудом избежать печальной участи, однако все уже знали о том, что Поттер и Паркинсон сейчас находятся в Мунго, находящиеся между жизнью и смерью, а доблестные врачи не покладая рук борются за их жизнь и здоровье. В общем, красивая легенда, Гарри сам едва не расстрогался, читая, какие мучения и благородную ярость испытывал он. Прям паладин Света на белом коне.

– Опять скормили красивую сказку народу, – ответил Гарри, глядя в глаза женщины. – Кто рванул к Министру: Флинт или Малфой?

– Оба, – устало кивнула Андромеда. – После того, как ты появился, этот твой Маркус, прихватив моего племяша, явился на порог Кингсли. Орден Феникса уже готов был отдать приказ о твоей ликвидации, между прочем.

– Орден, – прикрыв глаза, произнес Поттер. – Как же они достали меня.

– Если ты не забыл, то все Уизли тоже члены этой почтенной организации, – напомнила ему Тонкс, внимательно глядя на волшебника.

– Уизли – это Уизли, – слегка усмехнувшись, выдал маг. – Этим все сказано.

– Надеюсь, что ты прав, Гарри, – устало ответила Андромеда после недолгого молчания. – Что будешь делать?

– Пока не знаю. Скорее всего приму предложение Невилла, нужно быть поближе к Тедди. Не хочу допускать ошибок Сириуса.

– Боишься умереть не успев объяснить, что такое хорошо и что такое плохо?

– Именно этого и боюсь. А еще хочу отвадить от него этот чертов Орден.

* * *

Еще два дня Гарри провел в больнице, не имея возможности убраться оттуда. Чертовы врачи, как будто заранее знали, поставили антиаппарационный барьер, хотя может быть он стоит на всей больнице, пропуская лишь во внутрь. Маг все также, каждый день навещал Пэнси, состояние которой так и не улучшилось. Пару раз боец чуть было не подрался прямо в коридоре с ее отцом, не желающим видеть его возле нее. Как только доктор Арчер наконец констатировал полное выздоровление пациента, Гарри тут же покинул заботливые объятия медицинского центра.

Тедди продолжал гостить в Норе, и как он слышал, под воздействием всего дружного семейства мальчик начал хоть как то отвлекаться от тяжких мыслей. Осознание того факта, что из-за его глупости и неосмотрительности, маленький Люпин впал в глубокое уныние и депрессию, действовало на бывалого ветерана как живительный пинок по яйцам. Какой же он к чертям крестный, если доставляет своему мальчику лишь боль и переживания? Тедди всегда очень остро реагировал, когда его любимый крестный периодически попадал в больницу с переломами или травмами, а в последние время, Гарри подвергался смертельной опасности куда как чаще. Мужчина хорошо понимал малыша – потерять родителей еще годовалым младенцем, всю жизнь слушать о том, какие они были герои, как самоотверженно сражались со злом, а теперь еще и один из двух самых близких человека на планете ходит по краю, сражаясь с тем же самым «злом», занимаясь практически тем же самым, что и родители. В голове Тедди давно пустил корни страх, что Гарри оставит его так же как и мама с папой, которых он даже не помнил, но любил всем сердцем. Наверное, Поттер только недавно в полной мере начал осознавать, что его жалкая жизнь дорога и другим людям, в частности крестнику, который будет сильно убиваться по крестному, и что еще хуже – его смерть больно ударит по психике, что могло выбить из колеи и взрослого мужика, не то что одиннадцатилетнего мальчика.

Гарри намеревался в скором времени появиться в Норе, чтобы наконец обрадовать своего мальчика, показать, что повода для грусти нет. Но сперва необходимо было сделать одно дело.

Одноглазый уверенно шагал по Косому Переулку, ловя на себе восхищенные взгляды зевак, клюнувших на тот бред, что писали в газетах. Сказать, что это раздражало – не сказать ничего. Впрочем, это можно было предугадать, поэтому Гарри быстро двигался по направлению своей цели, пробиваясь сквозь толпу, словно ледокол «Арктика». Он прикрыл ладонью глаза от палящего солнца и взглянул на золотую вывеску Гринготтса, переливающуюся под лучами. Сегодня, маг явился сюда далеко не за деньгами.

– Мне нужен мастер Магнус, – обратился он к одному из гоблинов.

– Лорд Поттер, – коротышка произнес имя мужчины, словно смакуя. – Идите за мной.

Гоблин быстро засеменил в сторону задней двери, скрывающей за собой многокилометровые хранилища этой расы, где тысячи магов хранили свои сбережения. Петляя по темным коридорам, стараясь не отставать, Гарри внимательно оглядывал округу, что то помечая в голове. Определенно, в этой части подземелий мелкие пакостники устроились куда удобнее, чем там где хранились деньги людей. Мужчина не знал, сколько уже они двигались, но спертый воздух пещер начинал давить на до конца не отошедшего мага. Наконец, впереди показались огни, говорящих о том, что гости приближаются к мастерским мелкорослого народа. Выйдя из коридора в просторную, светлую пещеру, волшебнику представилось поистине феноменальное зрелище: все пространство вокруг представляло собой небольшую фабрику: всюду виднелись раскрасневшиеся от жара заготовки новых механизмов, ни на секунду не останавливаясь работал горн, непрерывным потоком выводя на свет целые ручьи расплавленного металла, где то вдалеке слышались многочисленные удары молота о наковальню, а бракованные продукты производства валялись в здоровенной куче, нисколько не мешая процессу. Все окружающее пространство представляло собой сплошной промышленный рай, где производилась все: от гвоздей, до гигантских паровых големов. И что больше всего поражало, конца и края этой гигантской промышленной фабрики не было видно, казалось, что до самого горизонта (или что там вместо него в гигантской пещере, где невозможно даже увидеть сводов) простирались множественные кузни и жаровни.

Экс-аврор привычно двинулся за своим провожатым, ведущим его за собой. Через еще двадцать минут, они остановились возле одной из мастерских, куда маг зашел без колебаний.Внутри, Гарри нашел глазами мелкого гоблина, с причудливым прибором на лице, вроде портативного микроскопа. Все тело мастера , казалось, представляло собой один большой механизм, во всяком случае руки-ноги данного субъекта были давно заменены на искусственные и десятки раз были подвержены модернизации, улучшая качество и добавлял новые приспособления. Поттер простоял почти десять минут, пока мастер Магнус наконец не обратил на него внимание:

– А-а-а, мистер Гарри Поттер! – радостно воскликнул коротышка, разведя свои механические руки в разные стороны, попутно сбив какой то механизм, над которым тот до этого упорно работал. – Как вы вовремя! Я все думал, на ком можно проверить новый агрегат! Проходите-проходите!

– Все желаете испробовать на мне что то эдакое? – улыбнулся в ответ мужчина, проходя вовнутрь, попутно осматривая приспособления гоблина и заготовки.

– Конечно! Вы ведь знаете, что клиентов-людей, которые работают непосредственно со мной, у меня не так уж и много, точнее, вы один!

– Это радует, – в ответ кивнул одноглазый, внимательно разглядывая один из станков мастера.

– Так с чем же вы пожаловали? – довольно потерев руки произнес гоблин, в глазах которого играл непередаваемый азарт. – Желаете наконец заменить свой глаз? Или может передумали на счет ноги и вместо этой позорной деревяшки приобретете что-то поистине ценное?!

– Нет-нет, мастер, – успокоил, уже начавшего возбуждаться, механика маг. – Я можно сказать за обновкой.

– Что? Действительно? – от вида прыгающего от радости миниатюрного танка, Гарри стало несколько не по себе. – Что на этот раз?!

Поттер лишь поднял повыше левую руку, позволяя рукаву мантии скользнуть вниз, открывая его увечье.

– Так, посмотрим! – коротышка стремительно сократил расстояние между ними, уже надев на голову свой шлем и поднеся рулетку к предплечью человека. – Ага...Ага...Так...Хорошо...Хорошо!...Отлично! Мистер Поттер?

– Да, уважаемый, – резво откликнулся тот.

– Надеюсь, вы вновь не собираетесь заказывать ту халтуру, что у вас вместо ноги? Эта работа позорна для настоящего мастера-механика!

– Дорогой Магнус, думаю в этот раз мне потребуются все ваши навыки, – после секундной задержки, огласил Гарри.

– Конечно-конечно! – радостно зааплодировав самому себе, гоблин рванул в сторону рабочего места. – Так, где-то здесь, где-то здесь...Ага! Нашел!

Мастер извлек на свет толстенный фолиант, который казалось составлял половину роста своего владельца, хотя тот управлялся с ним, будто здоровенный том был не более чем детской книжонкой.

– Сейчас мы вам подберем соответствующий агрегат, мистер Поттер! Всего то пара минут!

Но ни через пару минут, ни через пару часов мастер-механик так и не сумел подобрать необходимый протез для своего клиента. Гоблину каждый раз не нравилось что-то, на его взгляд совсем критичное для руки: то не соответствовал требованиям запас прочности, то встроенный комплект самообороны был слишком прост или слишком перенасыщен для Гарри, один механизм был слишком громоздкий, другой – слишком эстетичный для настоящего воина и подходил скорее девушке. Наконец, перевёрнув последнюю страницу книги, при этом громко хлопнув обложкой, механик начал метаться туда-сюда по мастерской, что то бормоча себе под нос.

– Мистер Поттер, у меня нет ничего, что могло бы удовлетворить вас, ни одного настоящего шедевра! – сокрушался гоблин, нервно мельтеша перед Гарри. – Для такой травмы у меня нет необходимой замены! И сделать в ручную я ничего не смогу по причине того, что несовершенство хрупкой плоти будет портить и позорить даже любое произведение искусства!

– Что вы предлагаете? – склонил голову на бок волшебник, уже в принципе предполагая, какой вариант хочет предложить мастер.

– Выход только один: нужно избавиться от слабой по своей природе плоти! – генерируя тонны пафоса, закончил Магнус.

– Предлагаете отпилить всю руку? – усмехнулся в ответ Поттер.

– Да, да! Это единственный выход! После этого я смогу создать поистине шедевр для вас! – радостно заголосил Магнус.

Гарри несколько секунд обдумывал предложение психанутого коротышки, помешанного на механических имплантах, и счищающийся двинутым даже среди собственной расы. Впрочем, какая разница лишиться ли оставшейся конечности, если кисть итак потерян? Взвесив все за и против, мужчина наконец вымолвил:

– Хорошо. Сколько требуется времени для того, чтобы изготовить заказ?

– Четыре недели и два дня! – с готовностью ответил гоблин. – За это время я сумею сотворить необходимый протез для вас! Вы будете довольны!

– Надеюсь, – буркнув в ответ маг, разворачиваясь к выходу. – Ожидаю что то действительно поразительное.

* * *

После выхода из подземных мастерских гоблинов, Гарри с удовольствием вдохнул свежий воздух с поверхности. Правой рукой он достал из внешнего кармана старые часы, принадлежавшие когда то семье Прюэтт, подаренные самому Поттеру Молли Уизли. Полдень. До встречи с Флинтом и Малфоем оставалось не больше часа, после чего необходимо двинуться в Нору к крестнику, который пока еще не знал о его прибытии. Еще раз глубоко вздохнув, маг двинулся в сторону Лютного.

* * *

Он появился у дома давних друзей уже ближе к сумеркам. Аппарировав почти к самой калитке, Гарри направился ко входу, попутно разглядывая местный сад, который за прошедшие годы более-менее привели в порядок, закупили нужных химикатов от надоедливых гномов, да и в кои-то веки постигли газон ровно. Внутри уже горел свет и доносился радостный смех, который мгновенно затих стоило ему приблизиться к порогу. Через полминуты ему в груд уже нацепилось несколько палочек, принадлежащих рыжему семейству.

– Кто вы? – твердо произнес вышедший вперед Рон.

– В следующий раз настраивайте чары лучше, – с усмешкой в голосе ответил Поттер, снимая с головы капюшон, до этого скрывающий лицо владельца.

– Гарри! – одновременно раздалось несколько радостных криков.

Старшие члены семьи рванули к магу на всех парах, намереваясь обнять и удостовериться в его хорошем самочувствии. Гермиона, Билл, Флер и даже Рон, в миг забывший об их глупой ссоре.

– Как ты, приятель? – взволнованного произнес его школьный друг, хлопая его по плечу. – Давно ты вышел из больницы?!

– Сегодня утром, – как ни в чем не бывало ответил волшебник.

– Мы беспокоились, – тут же вклинилась Гермиона, практически напрыгнув на Поттера. – Говорили, что ты до сих пор не оправился!

– Врут, – махнул он рукой. – Меня так просто не возьмешь!

– Как всегда самоуверен, – закатила глаза Флер, наиграно скрестив руки. – Я же говорила, что этот шельм ни за что не позволит себе навредить.

– Ты как всегда обворожительна и приветлива, дорогая, – маг галантно поцеловал протянутую ладошку вейлы.

– Но-но, – вклинился в разговор Билл. – Давай без этого!

– Ревнивый муж хуже холеры, – наиграно обиделся Гарри, после чего с радостью пожал протянутую руку.

Они так и стояли на улице, обсуждая произошедшее, радуясь появлению друга семьи и тому, что тот жив-здоров. Рон забыл про свою маску злобного старшего брата на перебор рассказывал, как они тут проводили время без него. Гермиона лишь незначительно поправляла мужа, а иногда и давала ему увесистого подзатыльника за компрометирующие, с ее точки зрения, факты. Билл и Флер, обнявшись стояли чуть поодаль давая старым друзьям наконец наговориться. Идиллия продолжалась до того момента, как внимательная вейла обратила внимание на безвольно висящий рукав мантии.

– Господи, Гарри, что с твоей рукой?!

Все тут же взглянули на обрубок, который Поттер сразу же явил на свет.

– Господи, – Гермиона лишь прикрыла рот от шока, а Рон недовольно нахмурился.

– Ты что там делал? Яйца виверны таскал? – буркнул его школьный друг.

– Ну почти, – усмехнулся в ответ маг. – Да не смотрите вы так! У меня ничего не болит. Локальное Обезболивающее в купе с грамотной перевязкой и даже не чувствуешь неудобства.

– Гарри, – пораженно прошептала экс-Грейнджер.

– О, ничего, – ободряюще улыбнулся тот. – Зато, можно теперь надеть черную маску и астматическим голосом скандировать: «Переходи на Темную Сторону!».

– Какую еще темную сторону? – насторожено спросил Билл. – Что за...?

– Милый, я потом тебе объясню, – чуть улыбнувшись, заверила его Флер.

– Знаешь, это не самый лучший образ, – начала отчитывать его Гермиона.

– Да ну? – удивился Гарри. – «Ты недооцениваешь мою мощь!»

На этот раз молодая миссис Уизли не удержалась и позволила себе слабую улыбку. Вейла также негромко рассмеялась оброненной фразе. Рон и Билл недоуменно переглядывались, после чего старший брат покрутил пальцем у виска. Пока взрослые были отвлечены радостной беседой, на пороге дома появился сероволосый мальчик.

– Гарри? – с надеждой в голосе вымолвил Люпин-младший.

– Мальчик мой, – тепло улыбнувшись крестнику, ответил маг.

– ГАРРИ! – со всех ног бросился к нему Тедди, расталкивая в стороны взрослых.

Паренек просто напрыгнул на плечи крестного, мертвой хваткой вцепившись в него. Мужчина сразу же ответил на объятия, на лице его заиграла радостная улыбка. Стоящие вокруг милостиво замолчали, не желая нарушать идиллию.

– Я думал...что ты опять...что ты, – не смотря на все усилия, Тедди все же не выдержал и надрывно зарыдал на плече дорогого человека, практически отца.

– Ну, малыш, что же ты так? – успокаивал его Поттер, гладя по голове. – Все закончилось. Я жив и здоров.

– Но мог бы и нет! – вырвалось у рыдающего ребенка, после чего он чуть тише произнес. – Как мама и папа, как дедушка.

– Ничего, – успокаивающе произнес Гарри. – Я цел, ты цел. Не вижу повода для слез. Все будет хорошо.

– Хорошо, – неуверенно кивнул малец.

– Ты ведь уже взрослый, – волшебник ободряюще потрепал по голове крестника. – И не должен плакать.

– Я постараюсь.

– Давайте зайдем в дом, – предложила Гермиона после недолгого молчания. – Скоро начнется дождь.

– Действительно, – послышался несколько отстраненный голос из дверей. – Хотя прогулки под дождем полезны для мозгов.

– Луна? – удивился Гарри, глядя на свою бывшую соратницу.

– Гарри, – утвердительно кивнула та.

Вот теперь Поттер готов был признать в этой девушке старую-добрую Чудачку Лавгуд: немного спутанные волосы, полосатые чулки самых невообразимых расцветок, памятное ожерелье и какие то непонятные аксессуары на руках, ну и сережки-редиски, куда уж без них. При этом она умудрилась подобрать одежду, приятно глазу, облегающую ее девичье тело, заставляя абстрагироваться от смешных и нелепых украшений.

– Рад тебя видеть, – кивнул он девушке, на что та тепло улыбнулась школьному другу.

– И я, – кивнула Лавгуд. – Может в этот раз ты не будешь убегать? Кстати, ты заплатил за мороженное?



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
niksuДата: Воскресенье, 10.02.2013, 17:21 | Сообщение # 44
Ночной стрелок
Сообщений: 69
« 0 »
Довольно интересное развитие постхога. Поттер стал жутким типом.
Хорошо написано. Правда я начал подозревать, что с Терри не все в порядке после того как сказано было, будто он блевал в туалете - первый звоночек. (так обычно в ужастиках бывает)... Интересно будет посмотреть на Поттера-профессора. Может быть будет какая отсылка на методы преподавания Снейпа, все таки Поттер прожженый вояка, как он будет нанянчится с детьми... А Луна часом не работает в Хоге?
 
IvashkaДата: Воскресенье, 10.02.2013, 20:42 | Сообщение # 45
Посвященный
Сообщений: 32
« 1 »
Жаль,что Поттер отказался сделать себе глаз как у Грюма. Был бы Грюм, версия 2
 
ShtormДата: Вторник, 12.02.2013, 16:25 | Сообщение # 46
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Все же я не понял, почему Терри пошел на это


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ТронДата: Четверг, 04.04.2013, 12:48 | Сообщение # 47
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 12

Нора давно не видела такого праздника жизни: все семейство Уизли вместе с Гарри и Тедди расположились на далеко не самой большой кухне дома. Единственным спасением служили Чары Расширения, наложенные Гермионой, успевшей взять со всех присутствующих клятвенное обещание о том, что Молли Уизли НИКОГДА не узнает об этом инциденте! Мать рыжеволосого семейства никогда бы не простилась невестке такого варварского отношения к предмету практически стратегического значения для нее. Но ни смотря ни на что, веселье было в самом разгаре. Взрослые сидели за столом, смеялись, вспоминали разные истории, ну и конечно выпивали, пока детишки носились по всему дому. Ну почти: малыш Тедди периодически уставал от двух неугомонных сестричек Розы и Мари, которые генерировали вокруг себя просто дичайшую атмосферу хаоса и анархии, переворачивая весь дом вверх дном. Радостные крики девочек слышались и сверху, и из сада, из подвала и чердака, причем иногда казалось, что вопли доносятся из-за всех этих мест одновременно. Тедди, который по натуре был несколько тихим и скромным ребенком время от времени дезертировал от гиперактивных Уизли, не дающих покоя и постоянно дергающих его, чтобы поиграть или совершить какую-либо пакость, например связать старого рыжего кота «тети Гермионы». Пожилой ветеран смотрел на озорников с выражением полной обреченности и покорного принятия своей участи. Несчастное животное даже само принесло в зубах веревку и бантик, когда услышала зловещие нотки в шепоте юных мучителей. Конечно же, главным инициатором всего этого стихийного бедствия выступала малышка Мари-Виктуар. Эта белокурая бестия в детском обличии, внешностью которая напоминала скорее Габриэль, когда та была в этом же возрасте, чем саму Флер, являлась локальным Армагеддоном для всего до чего дотянется. И самое паршивое, что своим присутствием этот дьявол с личиком ангела сносила с катушек и Розу, которая в обычном состоянии не имела столь явного деструктивного характера. Как это всегда бывает, младшая постоянно ходила за своей старшей и пыталась подражать той во всем. Страдали от этого все: от тараканов до Норы в целом, как здания. Хуже всего приходилось Тедди, которого заставляли таскаться с ними и поневоле участвовать в их авантюрах. Не сказать, что это было скучно или неинтересно, но для мальчика, привыкшего к порядку и дисциплине (с Андромедой шибко не разгуляешься), такое поведение было сродни увидеть еврея в форме СС. Вот и сейчас, Люпин сидел возле своего крестного за столом и отдыхал, а также внимательно слушал, о чем говорят взрослые.

– А я говорю, ты сделал неправильно! – заплетающимся языком несколько повысил голос на Поттера Рон.

– Не начинай опять эту песню! – рыкнул в ответ одноглазый, который был несколько трезвее, но не намного. – Все же получилось!

– Да что ты? – продолжил школьный друг мага. – От тебя потом живого места не останется!

– Ха! Я всегда выхожу победителем! – самодовольно усмехнувшись, Гарри состроил героическую мину на лице. – Мне все нипочем!

– Поттер, ты понимаешь, что если об этом узнают, то тебе конец? – сфокусировавшись на своем друге выдал Уизли. – Тебя в порошок сотрут!

– Как-нибудь справлюсь! И вообще, я самого Темного Лорда завалил! Прояви хоть немного веры!

– Темный Лорд по сравнению с этим ничто! – Рон уже практически кричал.

– О, господи! – вскинула руки к небу Гермиона. – Мужчины!

– Точно! – поддержала ее француженка. – Опять спор из ничего!

– Как это из ничего?! – возмутились Рон и Билл одновременно.

– ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ ВАЗА! – крикнули их жены враз.

– Это была мамина любимая ваза! – ответили оба брата Уизли. – Да она любит ее больше, чем нас! И Гарри не только разбил ее, но и неправильно починил!

– Ну подумаешь три ручки вместо двух! – начал оправдываться экс-аврор. – Поставим к стенке на тумбочку и никто и не заметит! И так между прочим даже лучше!

– И чем же? – полным сарказма голосом, спросил Билл.

– Ты ничего не понимаешь в искусстве! – махнул на него рукой Гарри.

– Эстет, твою мать!

– Эй! – возмутился маг, положив руку на плечо крестника, сидящего рядом. – А ну не ругайся при детях!

– Он уже не ребенок! – напомнил волшебнику Рон. – Мы в его годы тролля завалили!

– Да! И вообще... – внезапно подал голос Тедди, но получил увесистый подзатыльник от Гарри. – Ай!

– Ай! – такой же подзатыльник прилетел и Рону от собственной жены. – За что?

– Не учи ребенка! – сложив руки на груди, выдала молодая миссис Уизли. – Рано им еще за троллями бегать!

– Так не честно, – хмуро пробурчал мальчик, обиженно надувшись. – Не справедливо.

– Потом мы поговорим с тобой на тему того, что справедливо, а что нет, – строго произнес Поттер, глядя на крестника. – Не вмешивайся в разговоры взрослых.

– Ладно, Гарри, – покорно ответил Тедди.

Взрослые продолжили дискуссию по поводу пострадавшей вазы миссис Уизли и о том, кому и что за это будет. Рон рьяно доказывал, что попадут по раздачу все без разбору, поэтому надо быстро и решительно вернуть так, как и было. Билл с не менее маниакальным азартом в глаза отстраивал свою точку зрения, что ненавистную посудину надо срочно уничтожить, как главную улику, а на все вопросы лишь отвечать, что никто ничего не видел. Гарри в целом было плевать, но вернуть вазу в изначальное состояние не мог, как ни пытался (видимо с пьяну что-то перемудрил с Чарами). Гермиона и Флер спокойно посоветовали мужчинам не страдать «фигней», а просто заказать новую вазу, на что на них посмотрели, как на умалишенных, после чего термин «спокойно» к двум женщинам можно было применить только в сравнении со стаей разъяренных кентавров. На фоне жарких споров, которые едва-едва не доходили до членовредительства (в основном со стороны пылающих праведным гневом жен), все и забыли про Луну, тихо сидящую с краю и молча наблюдающая за своими друзьями. Девушка словно внимательно наблюдала за всеми, кто находится в комнате, про себя подмечая лишь ей известные моменты. Наконец, когда Флер уже начала тянутся к своей тарелке, далеко не с целью угостить любимого мужа гарниром, Луна лишь высунула палочку и весело и воодушевленно выкрикнула:

– Фейерверк! – после чего тысячи разноцветных искр озорно разлетелась по кухне.

Эффект от неожиданного появления огоньков ввел всех обитателей и гостей Норы в ступор, который длился секунд пять, пока они удивленно смотрели на улыбающуюся Лавгуд. Флер, так и застывшая с тарелкой в руках, первая отошла от шока и вдруг начала весело хохотать. Ее яркий и звонкий смех тут же разлетелся по комнате, заражая каждого той положительной энергией, которая может только исходить от молодой и цветущей женщины, довольный жизнью. Под общий шум веселых голосов в кухню на полной скорости забежала Роза, которая едва не вписалась со всего маху в край стола.

– Я слышала фейерверк! – радостно завизжала девочка, что есть сил зажав в руках кота, лапы которого былы несколько раз связаны, а на хвосте красовался синий бантик.

Живоглот висел в объятиях самой младшей Уизли с мордой, от которой любой дзен-буддист удавился бы от зависти и чувства неполноценности. Правда когда Роза от радости сжимала беднягу, то у того начинали несколько выкатываться глаза от чего казалось, что то сейчас лопнет, но хватка неизменно ослаблялась и морда животного принимала прежний пофигистический вид.

– Роза, стой! – через несколько секунд за рыжеволосой вбежала ее белокурая кузина. – Ой! А мы тут просто проходили, не обращайте внимания.

– А? А точно! – уверенно закивала младшая и стремительно развернулась, чтобы свалить от греха подальше.

– Роза! – яростный крик Гермионы едва не разнес все стекла в Норе в дребезги. – Немедленно положи кота!

– Мама, мы просто играем! – начала оправдываться малышка.

– Сейчас же! – не понижая тональности крикнула молодая жена. – Ты наказана на неделю!

– Это все Мари! – отчаянно выкрикнула девочка. – Я только держала!

– Мари? – удивленно произнесла Флер, глядя на своего «ангелочка», возмущенную тем что ее так нагло кинули.

– Предательница! – злобно прошипела вейла своей младшей сестричке.

– Сама такая! – не менее зло шикнула на нее Роза.

– Victoire! Qu'est-ce que ça veut dire?! – возмущенно кричала Флер, начиная уже порядком злиться ото всех выходок своей дочери. – Что я тебе говорила?! Ни минуты покоя! Pourquoi ne pas se comporter avec diligence?! Vous êtes punis!

– Mais maman, je suis...! – удивленно возмутилась юная вейла, не привыкшая к тому, что ее могут даже теоретически наказать.

– Décision est définitive! А теперь сядь за стол и ешь! – сказала свое последнее слово Флер.

Две нахмурившиеся негодницы покорно двинулись в сторону Тедди, чтобы оказаться на максимальном отдалении от своих родителей. Даже по пути они умудрялись тихо, но яростно переругиваться, активно жестикулируя руками.

Гарри глядел на это представление с добродушной усмешкой. Хоть он и не знал хорошо матерей Гермионы или Флер, но готов был поспорить на оставшуюся руку, что лет двадцать назад, те точно также орали на своих нерадивых деток. Он внимательно следил за реакцией и словами Мари. Что не говори, а его мальчику нужна была именно такая подруга сердца, а то он так и будет сидеть тихо и не высовываться. Внезапно, от мыслей его отвлек чувствительный пинок в колено под столом. Гарри с удивлением осознал, что это был Рон, про которого на фоне алкогольного опьянения и недавнего веселого скандала совсем забыли. Его рыжеволосый друг лишь чуть качнул головой в сторону, а после встал из-за стола и пошел якобы в уборную. Одноглазый маг понял намек Рона, но совершенно не мог представить, зачем тому понадобилось шифроваться в кругу семьи и лучших друзей. Лишь после этого, Гарри осознал, чего возможно тот опасался. Он краем глаза взглянул на Луну, которая весело глядела на то, как Флер и Гермиона продолжали отсчитывать дочерей, а те вяло ковырялись вилками в своих тарелках.

«Возможно, что он не доверяет ей» – про себя подметил волшебник, ничем не выдавая, что тихо наблюдал за Лавгуд. – А может и нет. Ничего, скоро узнаем, но Луну нельзя упускать из поля зрения!».

– Пойду ка я выйду подышать, – через минут пять поднялся из-за стола Поттер, после чего шепнул на ухо крестнику. – Тедди, надеюсь ты проявишь себя джентельменом.

Мальчик лишь немного покраснел, но все же кивнул словам крестного. Гарри же довольно ухмыльнувшись двинулся в сторону выхода на задний двор, где его должен был ждать Рон. На улице продолжал лить дождь, но уже не так сильно, как когда Поттер только-только появился. Накрыв себя небольшим куполом на манер зонта, маг довольно потянулся за пачкой сигарет, когда из темноты появился Уизли.

– Дай сигарету, – безаппеляционно сказал рыжий.

– Тьфу ты блин! – сплюнул одноглазый, услышав слова друга. – Я думал, что у тебя что-то важное, а ты тут оказывается до сих пор от Гермионы прячешься.

– Ну, почему бы не совместить приятное с полезным? – хитро усмехнулся Рон, без какого-либо намека на алкоголь. – Я по делу.

– Говори, – ответил Поттер, подкуриваясь и протягивая пачку Уизли. – Почему такая конспирация?

– Орден, – лишь произнес Рон, блаженно затянувшись. – Ты чуть не влип.

– В курсе, – подтвердил одноглазый. – Что еще?

– Они почти приняли решение о том, чтобы убить тебя, как темного мага, – серьезно произнес его собеседник. – Только благодаря мне, Гермионе, да Невиллу, этого не произошло.

– А Билл и Флер? – удивленно спросил Гарри, выронив недокуренную сигарету из пальцев. – А твои родители?! Джинни?! Они тоже были за то, чтобы убрать меня?!

– Тише, не ори! – прошептал Рон, внимательно вслушиваясь в посторонний шорохи и для верности бросив несколько сканирующих заклинаний. – Вроде чисто.

– Да чисто, чисто, – успокоил его Поттер. – Поверь мне.

– Верю, – Уизли лишь утвердительно кивнул. – В общем, заседание Ордена было назначено всего за два часа до его начала, а сам понимаешь...

– Твои родители уехали к Чарли в Румынию, – спокойно начал говорить Гарри, отгоняя сомнения. – Билл на работе в Гринготтсе, а Флер с дочерью дома. Никто из наших не должен был присутствовать изначально.

– Верно, – залпом выкурив остаток табака, произнес Рон. – Нас троих бы тоже не было, если бы не Кингсли.

– Кингсли? – удивился Гарри, не понимая при чем здесь Министр.

– Понимаешь, встречи, которые проходят в будни, да и в середине рабочего дня – это редкость. Чаще всего это значит, что вопрос не стоит общего внимания: так мелкие проблемы или организаторские мероприятия, – начал рассказ рыжий. – Министр уже давно покинул ряды Ордена, но по-видимому лояльные ему люди есть в его верхушке. После реорганизации образовался так называемый «Совет Фениксов» – руководящий орган, который был нужен после того, как мы вышли из подполья и официально зарегистрировались. Ты и сам помнишь, что люди к нам потянулись широкой рекой, поэтому старые члены Ордена нуждались в аппарате, который будет управлять организацией...

– Куда вошли практически все те, кто воевал в Первой и Второй войнах? – подметил Поттер, уже заранее зная, что прав.

– Не все, – покачал головой Уизли. – Только наиболее сильные и те, кто проявил себя героем.

– Таких пол-Хогвартса будет, – ехидно усмехнулся Гарри, понимая, что произошло дальше.

– Верно. Именно поэтому «героев» выбирало руководство Ордена. Верных, с их точки зрения, «героев».

– А как ты с Гермионой и Невиллом смогли попасть туда?

– А как нас не взять, если мы выполнили за них всю грязную работу, – злобно оскалился Уизли, чем несколько насторожил Гарри. – В общем, помимо нас в Совет вошли мой отец, МакГонагалл, Кингсли, Дож – это только те, кто тебе известен. Остальные – ветераны прошлых войн, несколько политиков и предпринимателей, финансировавших нас, ну и ты конечно.

– Я? – выручил глаз волшебник. – Я то здесь причем? Мне никаких торжественных писем о назначении на должность не приходило!

– Потому что ты учился в лагере Аврората, а после стал «непредсказуемым», – поучительно произнес Рон, доставая вторую сигарету из пачки Гарри. – В общем, я ушел от темы.

– Действительно, – усмехнулся Поттер. – Спирт на тебя плохо влияет.

– Пошел ты, – рассмеялся рыжий. – В общем, на собрании было не так много человек. Кингсли предупредил нас, чтобы хоть кто-то из твоих друзей явился туда. Я схватив Гермиону, которая в это время болтала с Невиллом, сразу рванул туда. Флер и Билла трогать не стал, так как работа у гоблинов не допускает отлучек, а этот маленький блондинистый филиал Ада на ножках нельзя оставить ни на минуту. Короче, решался вопрос о том, чтобы признать тебя темным и устранить сразу же.

– Ух ты, – саркастически заметил Гарри. – Такую бы прыть да во время войны!

– Я тоже самое и сказал, – кивнул в ответ Рон, протягивая табачок. – А после заявил о праве вето.

– У тебя есть право вето в Ордене и ты молчал до этого? – злобно прошипел Поттер, глядя в упор на своего друга.

– Вообще то, уезжая мне его передал отец, – смутился Рон под напором мага. – Это просто традиция и ничего более, но кто ж знал, что она нас так выручит?

– Так, стоп! – встрепенулся Гарри. – У твоего отца есть право вето?! Черт, и он все это время ничего не делал?!

– Мой отец уже давно в Ордене и с его точки зрения тот ничего плохого не делает! – встал в защиту родителя Уизли. – И если бы он был на моем месте, то поступил бы также!

– Проклятие! И что же в итоге?

– В итоге...

Но договорить Рону не дали. Гарри ни слова не говоря вскинул палочку и пустил практически бесцветный луч в сторону сада. Заклинание ударило в что-то или кого-то, и оно повалилось на землю, оставляя характерные следы на траве. Поттер лишь подошел поближе, держа палочку на изготовку на случай очередных неприятностей.

– Да как же вы меня задолбали! – тихо ругнулся Гарри, со всей силой пнув ногой куда-то в пустоту, но характерным звук говорил, что попал он во что то мягкое и похоже что-то кому-то сломал. – Фините!

Перед их взором появился мужчина в черной мантии, лицо которого было залито кровью из разбитого носа. Тот истошно вертел глазами , испуганно глядя на лорда Поттера, за которым должен был проследить.

– Мирран, – уверенно заявил Рон, подходя по-ближе к пленнику. – Один из уже ветеранов. Во время Волдеморта был еще на пятом курсе, после окончания учебы ушел в Орден. Ненавижу вредителей в моем саду, он наверное все цветы по-топтал!

– Плохо, а ты что предпочел бы чтобы на месте него были детеныши-гномы? – улыбнувшись спросил Гарри.

– Нет, они слишком милые, – категорично возразил Уизли. – Что с ним делать?

– Есть у меня идея, – плотоядно оскалился одноглазый. – Ты пока иди в дом, а то нас потеряют. Скажи, что я пошел прогулятся под дождем.

Схватив свою добычу за шиворот мантии, Гарри аппарировал в неизвестном направлении. Рон лишь немного постоял, глядя на то место, где только что стоял его друг. Он лишь надеялся, что Мирран проявит благоразумие и все сразу расскажет. Кроме того, Уизли молился, чтобы у этого парня не было слишком уж сильной защиты разума или какого-нибудь зелья, которое бы искусственно защищало мысли владельца, потому что если Поттер ничего не узнает с помощью легилименции, то он начнет звереть. А если Гарри Поттер начинал звереть, то ни один пленник не уходил от него в целом состоянии.

* * *

Они переместились куда-то на север, в одно из многих укрытий бывшего отряда Поттера. Такие схроны создавались на случай, если требовалось допросить кого-то без протокола или вытянуть из него нужные сведенья, а традиционные способы не помогали. На Гарри нахлынуло чувство ностальгии, не хватало лишь Дафны, которая была штатным исполнителем во время дознания. Он небрежно сбросил с себя безвольное тело шпиона. Тот истошно оглядывал все окружающее пространство, чтобы понять, где он находится.

– Здравствуй, уважаемый, – издевательски обратился к нему Гарри. – Признаться я озадачен, как ты смог скрыться от моего сканера, ты довольно неординарный волшебник. И не надо притворяться, ты уже сбросил мои Чары!

На это заявление Мирран лишь выгнулся как змея и опершись на лопатки выкинул ноги вперед нанося удар ступнями прямо в лицо Поттера. Неожиданная атака шпиона вывела Гарри из равновесия и он повалился на пол, как подкошенный. Маг почувствовал, как кровь из разбитой брови начинает заливать целый глаз, а нос был переломан минимум в двух местах. Если бы Мирран решил добить Поттера, то это был бы для него неплохой шанс, в том плане, что у парня он вообще был, но вместо этого «феникс» лишь рванул в сторону выхода из схрона, мгновенно скрывшись за дверью. Гарри медленно поднялся, начиная по-тихоньку злиться в первую очередь на себя. Даже в пьяном состоянии он не должен был ни на минуту ослаблять бдительность. Этот промах мог стоить ему жизни, если бы на месте этого Миррана был бы более матерый маг. Нащупав палочку и вычислив одежду от грязи и пыли, а после подавив боль, когда под воздействием заклятия начал вправляться нос, Гарри медленно направился в сторону, куда убежал его незадачливый пленник.

* * *

Мирран тяжко дышал во время бега, стараясь не сбавлять темпа. Все пошло псу под хвост, а ведь парень знал, что это гиблое дело следить за Поттером! Волшебник знал себе цену – среди Искателей Ордена он был одним из лучших. Его подготовка позволяла проникать туда, куда остальные могли лишь пробиться с помощью грубой силы. Но здесь, в этом месте, все его таланты были бесполезны. Это был чертов остров! Чертов гребанный, сырой и безжизненный остров где то в море! В добавок что-то мешало аппарации!

«Черт бы побрал этого Поттера!» – про себя думал маг. –«Последняя миссия, сказали они! Больше тебя не будем трогать, сказали они! Чертовы уроды! Как же вы меня достали уже! Четыре недели! Четыре недели до конца контракта и теперь придется сдохнуть на этих скалах! Четыре недели!»

Каменистый остров был максимум площадью 5х5 километров. Что самое паршивое: темно было хоть глаз выколи! Маг больше не знал, что делать. Он уже ударил Поттера, который по слухам мог заставить пленных гнить заживо, в прямом смысле! Что же будет тогда с ним?

Мирран услышал хлопок аппарации в метрах двадцати за спиной. Это мог быть только ОН! Видимо хозяин острова обладал определенными преимуществами, в отличие от гостей, которые оказались здесь явно не по своей воле. Маг быстро развернулся на сто восемьдесят градусов, чтобы оказаться лицом к лицу с одним из сильнейших колдунов страны.

– Авада Кедавра! – от отчаяния выкрикнул боец Ордена.

Поттер лишь немного повернулся корпусом, пропуская смертельный зеленый луч мимо.

– Ты что больной? – с усмешкой в голосе произнес Гарри. – Парень, я знаю, что я странноватый, но это же невежливо – сбегать как раз, когда с тобой пытаются пообщаться. Я же не кусаюсь.

– Черт! – выкрикнул Мирран.

– Не знаю, чем ты руководствовался, атаковав меня, но логику я исключаю сразу, – насмешливо ответил Поттер. – Но сегодня я добрый, поэтому отпущу тебя, если ты дашь мне Непреложный Обет, что никому ничего не расскажешь.

– Правда? – недоверчиво спросил Мирран.

– Да, – кивнул в ответ маг. – Ой, подожди! Я имею в виду «нет»!

* * *

Отчаянные и невыносимые крики боли доносились с далекого острова посреди Северного моря в течении еще часа, заставляя кровь стыть в жилах. Если бы кто-нибудь смог услышать их, то никогда бы не приблизился к небольшому пятачку земли, откуда они доносились, посчитав, что та проклята и на ней обитают демоны, устроившие кровавую вакханалию: разрывают на куски железными крюками плоть грешников, заливают раскаленное масло в глотки, медленно, сантиметр за сантиметром отрубают пальцы. Но, никто так и не узнал об этом, как никто больше никогда не увидел Миррана.

* * *

Гарри вернулся в Нору через два часа после отбытия, весело насвистывая какой-то жизнеутверждающий мотивчик. Свет в комнатах уже потух, а обитатели отошли ко сну. Он кожей почувствовал, как Чары, окружающие дом пропускают его, узнав. Поттер ненадолго остановился на пороге, после чего вскинул к небу палочку и произнес самое сильное заклинание Защитного Барьера, которое только мог составить. Палочка из остролиста выпустила наружу яркий серебряный луч, который помчался к ночному небу, а примерно в метрах пятидесяти от дома, начал словно раскрываться, окутывая Нору на манер своеобразной сети или купола. Гарри удовлетворенно кивнул: этот барьер не смогут пробить даже синхронные старания отряда магических взломщиков Министерства, во всяком случае сразу, а за то время, пока они пытаются попасть во внутрь, все жильцы спокойно эвакуируются. К тому же, это не считая далеко не самого слабого семейного барьера, установленного главой семейства Уизли.

Одноглазый маг шагал по лестнице наверх, стараясь ступать как можно тише, чтобы не потревожить сон обитателей дома. По ауре маг определил, где сейчас находится Тедди и двинулся напрямик к его комнате. Медленно открыв дверь, он резко заморгал, заставляя глаз привыкнуть к темноте. Малыш лежал на кровати и спал сладким сном. Гарри лишь облокотился на пороге, внимательно наблюдая за своим крестником и улыбаясь своим мыслям. Мальчик был сейчас таким спокойным, словно не было ничего до этого. Немного понаблюдав за ним, одноглазый наконец подошел к его кровати и погладил крестника по голове.

– У тебя будет нормальная жизнь, не запятнанная скверной Темной Магии, – произнес он шепотом. – Будет детство, никто не станет требовать от тебя чего-то не возможного, пусть только попробуют. Ты не падешь, как я. И у тебя будет настоящий отец, мой мальчик.

Еще раз погладив того по голове, Поттер тепло улыбнулся тому, как просветлело лицо его крестника и развернулся в сторону выхода. Выйдя в коридор, Поттер уже приготовился отправиться в свою спальню.

– Он недавно уснул, – услышал он позади себя задумчивый голос. – А ты вот долго гулял.

– Люблю прогуляться перед сном, Луна, – безразлично ответил ей Гарри. – А ты почему не спишь?

– Бессонница, – пожала плечами девушка, внимательно глядя своими большими голубыми глазами прямо на Поттера. – А ты выглядишь воодушевленным.

– Да, вечерние прогулки всегда вдохновляют меня, – слабо усмехнулся в ответ одноглазый.

– Мальчик очень любит тебя , Гарри, – внезапно ответила ему Лавгуд. – Ты для него как отец.

– Я знаю, – кивнул ей в ответ маг.

– И я вижу, что ты тоже очень заботишься о нем, – продолжала говорить девушка, практически не обращая на него внимание.

– И это я тоже знаю, – усмехнулся Гарри.

– Может посидим и наконец поболтаем? – вдруг произнесла она. – В прошлый раз ты быстро убежал.

– Почему нет? – согласился в ответ волшебник.

* * *

Они расположились на кухне, прямо как и до этого. Лавгуд задумчиво разглядывала волшебника, тот в ответ лишь мысленно ухмылялся. Гарри знал, что ей нельзя доверять – Луна состояла в Ордене, причем ее лояльность подвергались сомнению, в отличие от семьи Уизли. Наконец, девушка заговорила. Она засыпала Гарри вопросами о его жизни, о службе, а тот лишь отвечал, не без утайки разумеется – кое-что нельзя было знать никому. Они про болтали часа два, пока наконец Луна задумчиво не спросила:

– А как ты лишился глаза?

Поттер готов был уже ответить, как вдруг улыбнулся и рассмеялся. Лавгуд даже не смутилась его внезапному веселью. Ей уже давно было все равно, если люди над ней насмехаются.

– Прости, – наконец отдышавшись произнес маг. – Просто ты первая, кто вообще спросил меня об этом.

– Некоторые люди просто бы посчитали это нетактичным по отношению к тебе, – пожав плечами произнесла она.

– А ты нет?

– А я думаю, если тебе больно это вспоминать, то разговоры могут исцелить твою душевную рану, а если нет, то почему бы и нет?

Гарри лишь вновь тихо рассмеялся. Нет, эта девочка всегда была несколько нестандартного мышления, такая бы точно пригодилась в его отряде. Было и еще что-то: при разговоре с ней маг испытывал некое спокойствие, просветление что ли? С ней было легко и неприсуждено, а сама Луна будто светилась изнутри. Для человека, вроде Поттера, который мог улавливать отголоски ауры, если они были достаточно сильны, это казалось очевидным. Конечно, такое умение он приобрел далеко не из-за природной одаренности.

– Думаю, что тебе можно рассказать, – наконец огласил маг.

Волшебник потратил еще час, чтобы в подробностях и красках описать ту самую операцию по освобождению клиники, с которой все началось. Если изначально, ему не хотелось говорить об этом – слишком свежи были воспоминания о предательстве Терри, точнее о том, что это предательство вызвало, то сейчас, рядом с ней хотелось всем поделиться. Видимо, эта детскость и постоянный позитивный взгляд на мир в целом мисс Лавгуд распространилась и на него. Он уже и забыл, когда в последний раз испытывал нечто подобное: когда он был не авроров Поттером, не темным магом, не убийцей или отцом, а «просто Гарри», тем, кем хотел быть еще в школе – «просто Гарри».

– Очень интересная история, – огласила вердикт девушка, после того, как Поттер закончил рассказ. – Но и очень печальная.

– С временем учишься абстрагироваться от крови и насилия и смотреть на них, если не с улыбкой, то с точки зрения профессионала.

– Это очень плохо, – она покачала головой в знак неодобрения. – Люди не должны привыкать к тому, что неправильно, что противно самой природе.

– Может быть Луна, может быть, – с добродушной усмешкой на лице ответил Гарри.

– Кстати, ты собираешься ехать в Хогвартс? – спросила Лавгуд, когда образовалась небольшая пауза.

– Да, думаю Невилл меня устроит. Буду преподавать Защиту или еще что-нибудь.

– И присматривать за Тедди?

– И присматривать за Тедди, – утвердительно кивнул он.

– Это будет очень интересный год, как и следующий, – она слабо улыбнулась, что было впервые с начала их разговора.

– Это еще почему? – сразу же напрягся Поттер. Ему всегда не нравились эти «интересные года», особенно если он не знал, в чем суть.

– Турнир Трех Волшебников в Дурмстранге через год, – как приговор огласила Лавгуд. – И Хогвартс в этот раз серьезно намерен победить, а чтобы это сделать шестые курсы будут проходить усиленную подготовку.

– Черт, – злобно ругнулся в ответ Гарри, а мысленно добавив еще больше нецензурных эпитетов.

– Думаю нам пора ложиться, – поднявшись с дивана произнесла Луна, глядя в окно. – Уже рассвет.

Заговорившись они не заметили как первые лучи солнца озарили небольшую кухню Норы. Новый день настал и словно быстрый и стремительный горный поток, он нес нечто новое для каждого обитателя старого дома.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Четверг, 04.04.2013, 12:49 | Сообщение # 48
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 13

«Чертово похмелье!»

Именно с такими мыслями проснулся Гарри, когда наконец открыл глаза. Голова бравого боевика на несколько часов превратилась в колокольную башню, которая ни на минуту не переставала работать. Противное чувство слабости и тошноты мешали сосредоточиться, давили всякое желание не просто двигаться, а вообще жить. На тумбочке возле его кровати какая то заботливая душа поставила большой графин с водой, мирно ожидающий пока полутруп обратит на него внимание. Поттер так никогда в жизни не испытывал, насколько вкусной бывает простая чистая вода, все равно что амброзия для богов.

«С этим пора завязывать!» – решительно подумал маг, залпом осушая сосуд с жидкостью.

Провалявшись в кровати еще полчаса, он шатающейся походкой направился в ванную. Надо было привести себя в божеский вид, а заодно оценить масштаб ущерба. Спать он завалился в одежде, даже не озаботившись о том, чтобы снять рубашку и брюки. Но вот только мечтам бывшего аврора не суждено было сбыться, потому что в его комнату ворвалось маленькое блондинистое чудо, которое что есть сил проорало, набрав в легкие воздуха, что есть сил:

– Дядя Гарри, ты проснулся!

Крик юной Мари будто ножом прошелся по барабанным перепонкам мужчины, который едва заметно поморщился.

– Не кричи, родная, – хрипло произнес маг. – И вообще...

– Дядя Гарри, дядя Гарри! А там миссис Тонкс пришла к нам!

Последнее известие было сродни ушату ледяной воды, вылитому сходу и без предупреждения прямо на голову волшебника. Стоило ли говорить, что Андромеда явно не погладит его по головке за то, что маг в очередной раз «нажрался».

– Вот... – Поттер едва не закончил фразу, но увидев внимательное лицо Мари, ловившей каждую его букву, благоразумно заткнулся. – Так, юная барышня, а теперь марш к родителям!

– Они уехали, – улыбнувшись во все тридцать два зуба, с готовностью ответила девочка. – В доме только миссис Тонкс и тетя Гермиона. А еще там сова прилетела из Хогвартса!

– Угу, – несвязно кивнул ей маг, но через секунду встрепенулся. – Кому?

– Вам, конечно!

«Дерьмо! Черт, так и знал, что не стоило резать этого шпика!» – панически подумал одноглазый, которого в тот момент пробило в самый настоящий пот.

– Мари, иди вниз, – лишь молвил в ответ Гарри.

– А можно...

– Мари! – резко рыкнул волшебник. – Вниз!

– Ну и ладно! – недовольно фыркнув, юная вейла развернулась на сто восемьдесят градусов и с высоко поднятой головой покинула комнату мужчины.

– Дети, – недовольно пробурчал под нос Поттер.

* * *

Андромеда сидела на кухне с каменным лицом, спокойно ожидая, когда наконец спустится Гарри. Женщина ни на секунду не поверила семейству Уизли, когда те синхронно заявили ей прямо с порога, что они дружно отравились. Можно подумать, что она дура. Да и запашок от «отравившихся» исходил довольно специфический. Конечно же, у взрослых сразу же нашлось множество дел, которые необходимо было срочно разрешить. Это в воскресенье, само собой. В качестве дежурного, а заодно и самой крайней, в доме осталась лишь Гермиона, которой доверили великую честь: смотреть за детьми и грудью принять на себя основной удар миссис Тонкс. Видя, как молодая миссис Уизли нерешительно передвигалась по дому, как все валилось из рук, Андромеда в приказном тоне отправила ту отсыпаться, а сама взялась за наведение порядка в Норе. В конце концов, когда все было убрано, все разбитые вещи починены, дети накормлены и отправлены по комнатам, урожденная Блэк лишь спокойно села на диван, дожидаясь, когда наконец оклемается нерадивый крестный ее внука. Уже под вечер, появился помятый и очень хмурый Гарри, который без лишних приветствий спросил:

– Где Тедди?

– Занимается, – сухо ответила Андромеда. – Учит начальную программу школы.

– Зачем? – недоуменно поинтересовался мужчина. – Это ведь...

– Необходимо. Он сын героев войны, – закончила за него женщина. – Ему нужно постоянно держать планку.

– Но я то...

– Ты был лодырем, – отчеканила та. – А он должен хорошо учиться!

– Точно, – усмехнулся в ответ маг. – Чтобы не быть, как я?

– Не я это сказала, – лишь пожала плечами миссис Тонкс. – Еда на столе, письмо на подоконнике.

Вот так вот, без лишних слов женщина уделала Поттера как шестнадцатилетнего сопляка. Гарри послушно принялся за трапезу, благоразумно рассудив, что война войной, а обед по расписанию. Спокойно поедая хорошо прожаренное мясо, приправленное отличными специями, маг ни на секунду не отрывал взгляда от небольшого свертка, который мирно лежал напротив него, словно приговор суда о принудительной кастрации. Даже со своего места, Поттер мог видеть печать Хогвартса, которая в данный момент совершенно не вызывала радости, в отличие от далекого детства. Он был очень благодарен Андромеде, что та сидела молча и не начинала его «пилить». Видимо ей надоело наблюдать за ним, поэтому через некоторое время женщина удалилась, как бы невзначай бросив, что будет ожидать того в зале. Понятное дело, что не для того, чтобы поговорить на тему расщепления остатков магической энергии, после применения избыточных заклинаний. Закончив с едой, Гарри медленно подошел к подоконнику, в упор глядя на письмо. Отпив для храбрости из небольшой фляжки, он разорвал конверт.

«Уважаемый мистер Поттер,

Сообщаю вам, что ваше заявление о принятии в качестве преподавателя по вновь организованным дисциплинам «Дуэлинг» и «Основы выживания в экстремальной среде» было рассмотрено администрацией школы. Учитывая ваш стаж работы в Аврорате Министерства Магии, а также опыт, который вы приобрели в ходе последней войны, мы пришли к выводу, что такой специалист, как вы, подходит для обучения студентов нашей школы. Однако, в связи с отсутствием педагогического опыта, вам необходимо в самое ближайшее время пройти собеседование с директором, чтобы вам пояснили основные моменты этической стороны такого ответственного дела, а также правила поведения в нашей школе.

Ждем вашего ответного письма.

С наилучшими пожеланиями,

Директор Миневра МакГонагалл.»

Поттер пробежался глазами по содержанию послания. Потом еще раз. И еще. Все выходило так, что Орден еще не знает о продаже своего агента. А может и знает, и это собеседование лишь просто ширма для того, чтобы схватить его и казнить. Такой вариант был довольно вероятен: завалить по прибытию, а потом сделать удивленные глаза и сказать, что знать не знаем, куда делся новый профессор и вообще, наша хата с краю. Мол, просто ушел и больше его никто не видел. Чтобы безбоязненно появиться в Хогвартсе, необходимо было заручиться серьезной поддержкой. И такой властью обладал только один человек – Кингсли, хоть это и означало, что маг попадет в зависимость от пожилого негра. Гарри вновь отпил из фляжки, приятное тепло начало медленно расползаться по горлу, достигая желудка. Потом еще раз и еще. На шестом глотке маг наконец вспомнил, что его ждет Андромеда и поэтому особо налегать сейчас не стоит, а то не останется для восстановления самочувствия после разговора с ней. Поглубже вдохнув, Поттер неспешной походкой двинулся в зал. В этот момент, он почувствовал, что организм начинает бунт...

* * *

– Гарри! – радостно воскликнул декан «барсуков», несясь в сторону, появившегося на пороге школы, гостя. – Дружище!

Хоть изрядно похудевший, но все же Невилл представлял собой довольно габаритного джентельмена, раза в полтора больше самого одноглазого. В конечном итоге, несчастный калека оказался зажат в объятиях далеко не маленького школьного товарища.

– Я тоже, друг мой, – еле-еле смог вымолвить он, без поступления кислорода из-за столь заметного давления.

– Ты не представляешь, как я обрадовался, когда Гермиона спросила на счет работы для тебя! Это просто послание небес! У нас тут такое на носу, а кандидатуры нет! Слушай, что с тобой случилось? В газетах такое пишут, но я уже давно им не верю! О Господи, что с твоей рукой? И почему у тебя вид, будто по тебе стадо кентавров пробежалось?

Обильный поток слов из уст Невилла вводил Гарри в полубессознательное состояние. Маг не мог ответить ни на один вопрос, потому что просто не мог вставить ни писка в весь этот поток. Наконец, он дождался пока у его товарища, которого мужчина не видел наверное с самого поступления в Аврорат, закончится запал и спокойно ответил после двух-трех минут, после того как Лонгботтом наконец заткнулся.

– Дела нормально, рука пройдет, про Турнир тоже знаю, – четко произнес он, будто отчитываясь перед сержантом в учебке. – Остальное – потом.

– Точно! Мы же с тобой столько лет не виделись! – с энтузиазмом произнес Невилл. – Сядем вечером в «Трех метлах» и...

– Может не стоит, – с опаской ответил Гарри.

– Это почему? – удивился его школьный товарищ. – Не хочешь посидеть со старым другом?

– Да не в этом дело, – маг махнул рукой в ответ. – В общем, не стоит. И не спрашивай почему. Лучше выпьем чаю у тебя в кабинете.

– Хорошо, – было заметно, что Невилл довольно сильно опечалился.

Одноглазому не хотелось огорчать его отказом, как и совершенно не хотелось скрывать причины, но ведь не скажешь же, что Андромеда что-то подмешала в еду, и если в ближайший месяц Поттер выпьет чего-нибудь, то мага ожидает пара-тройка часов поцелуев с унитазом. С дрожью и злобой мужчина вспомнил, как его «накрыло» после прочтения письма из школы. Тогда у него даже не осталось сил, чтобы как следует наорать на пожилую даму. Первой же мыслью было кинуть чем-нибудь этаким в миссис Тонкс, но в конечном итоге благоразумие победило над чувством обиды. Хватит случайных трупов на его совести. К тому же, Гарри еще помнил глаза женщины, когда он блевал кровью в Норе. Ее саму потом пришлось чуть ли не откачивать – как выяснилось она не рассчитала дозировку, а когда начались эффекты то подумала, что отравила ненаглядного крестного внука. Любой другой на ее месте мгновенно бы превратился в мало аппетитный фарш, закопанный в аккуратную лунку, как раз возле той, где находились останки неудачного шпика Ордена. Спасло ее только то, что Андромеда хотела, как лучше и ничего дурного не планировала, да и ее стремление можно сказать совпали с таковыми у Гарри, хоть и в несколько извращенной манере. Не последнюю роль сыграл и крестник. Впрочем, крики и упреки делу не помогли. Миссис Тонкс стояла насмерть, да еще и умудрялась переходить в контратаку, мотивируя свои действия вечным пьянством волшебника и его негативным примером для Люпина-младшего, но во всяком случае извинилась за то, что перебрала с дозировкой. Если бы в тот момент возле мага не сидел обеспокоенный Тедди, то Гарри точно бы прибил пожилую женщину или превратил бы ее в ночной горшок. В общем, разошлись они при соблюдении вооруженного нейтралитета, мысленно пообещав друг другу долгих лет страданий.

– Кстати, ты уже в курсе о наших междоусобных разборках? – поинтересовался у него Невилл, когда они зашли в Большой Зал.

Помещение представляло собой совсем иную картину, чем во время учебного года: отсутствовали четыре стола факультетов, будто их и не было, что ощутимо влияло на восприятие. Следы минувшей войны уже давно ликвидированы, а над столом преподавателей, прямо под гигантским гербом школы, с изображением всех четырех символов Основателей, висело гигантское изображение в виде феникса, сгорающего в собственном пламени. Гарри на миг скривился, когда взглянул на него, но лицо мага быстро поменялось, когда он увидел подпись под ним:

«В ПАМЯТЬ ВСЕХ ПОГИБШИХ ВО ВРЕМЯ ОСАДЫ ХОГВАРТСА. ПУСТЬ ИХ ЖЕРТВА СТАНЕТ НАПОМИНАНИЕМ О ДОБЛЕСТИ И САМОПОЖЕРТВОВАНИИ, КОТОРЫЕ ОНИ ПРОЯВИЛИ, А ИМЕНА ИХ ЖИВУТ В ВЕКАХ!»

Чувство раздражения на лице мужчины быстро сменилось непониманием. Символ Ордена, как победы над Темным Лордом являлся довольно прозрачным намеком. Помимо этого, для юных и не окрепших умов студентов это было словно агитплакат в стиле «А ты записался добровольцем?». Гарри конечно же понимал, что многие герои, те же Люпин, Тонкс, Снейп, Хагрид, МакГонагалл или Грозный Глаз, были членами этой почтенной организации, но ведь среди тех, кто погиб у Битве за Хогвартс практически половина знать не знали про Орден, а еще больше в гробу его видали. Делать символом победы и причитать лавры именно "фениксам" было как минимум некорректно. А если взглянуть с политической точки зрения, то и вообще уголовно наказуемо (агитация в школе запрещена еще с незапамятных времен)! Впрочем, пока между Министерством и Орденом – если не дружба, то нейтралитет, никто не будет копать под него, во всяком случае открыто. И Гарри, и Кингсли хорошо знали, что в политике вечных друзей не бывает и лучше иметь хороший "аргумент" против "друга", с помощью которого можно в случае необходимости "уложить" того быстро и без последствий. Само собой, в Ордене это тоже понимали.

– Гарри? – услышал он обеспокоенный голос Невилла. – Все в порядке?

– Все отлично, – с притворной улыбкой ответил маг. – Пошли дальше. Директор наверное заждалась.

Они шли по широким коридорам школы, где когда то провели лучшие годы своей жизни. В памяти Поттера всплывали множество картин из детства, множество лиц и историй. Он вспоминал своих одноклассников, своих друзей и врагов, которые жили так, будто все это на всю жизнь. Как же они ошибались. Кто-то уехал в другие страны, кто-то изменил своим принципам, третьи навсегда расстались, а другие вообще сейчас лежат в сырой земле. Какими же они были наивными, когда предполагали, что друзья навек останутся друзьями, что враги так и будут вставлять палки в колеса, а старая любовь никогда не выветрится. Где эти детские мечты и фантазии? Раздавлены и выброшены на помойку...

Наконец, перед Гарри предстала статуя гаргульи, что охраняла кабинет директора с незапамятных времен. Невилл быстро произнес ей пароль, который сам Поттер не смог бы и выговорить, не то что запомнить. Все-таки с Альбусом было проще.

Кабинет директора встретил их таким же, каким Гарри его запомнил во времена войны. Он с удовольствием взирал на старые стеллажи с книгами и непонятные агрегаты, для не понять какой цели.

«Хоть что-то осталось прежним.» – тепло подумал маг.

– Мистер Поттер, я уже давно вас жду, – услышал он голос своего бывшего декана. – Прошу присаживайтесь.

– Спасибо, профе...директор МакГонагалл, – улыбнулся в ответ одноглазый. – Рад встрече.

– Профессор Лонгботтом, вы можете быть свободным, – обратилась она к Невиллу, намекая на то, что разговор ожидается приватным.

– Хорошо, директор, – кивнул в ответ декан. – Гарри, увидимся позже.

После того, как тот покинул кабинет, в помещении образовалась звенящая тишина. Гарри вниматель смотрел на постаревшую МакГонагалл. Женщина практически не изменилась, разве что седины стало немного больше, а в целом, не минув бы одиннадцать лет, после их последней встречи, маг бы практически не заметил разницы.

– Мистер Поттер, я рада вас видеть, – спокойно произнесла она, но Гарри почувствовал, что это лишь ширма – женщина была напряжена. – Признаться, я не ожидала встретить вас при подобных обстоятельствах.

– Я тоже, – притворно улыбнулся он, в любой момент готовый отразить атаку. – Полагаю, что вы уже получили письмо от Министра.

– Да, разумеется, – кивнула в ответ та. – Но я совру, если скажу, что не была удивлена. По нашим данным, вы не числитесь в рядах служащих Министерства.

«По нашим данным?» – мысленно подчеркнул маг.

– Видимо, меня еще не занесли в реестр, – нагло врал в ответ он. – У меня был не запланированных перевод в другой отдел.

– Что ж это все объясняет, – продолжила говорить Миневра. – Министерство Магии работает не так быстро, как нам хотелось бы.

– Действительно, – кивнул в ответ он. – Не все зависит от наших желаний. Но я рад снова оказаться в родной школе.

– Давайте оставим эти притворные формальности, – тон директора резко сменился с официального до практически угрожающего. – Здесь вам не рады.

– А мне плевать, – нагло усмехнулся Поттер. – У вас есть распоряжение Министра.

– Может Кингсли и отдал приказ, но это не значит, что все начнут относится к вам с радушием, – напряженно парировала она. – У нас уже были засланцы и вы сами помните, что с ними стало.

– Да, о судьбе «засланцев» и «шпионов» я осведомлен.

Гарри откровенно играл с огнем. Напоминание о судьбе агента Ордена явно проходило по самой грани, все-таки школа – это территория "фениксов". Выражение лица МакГонагалл приобрело сходство с оскалом зверя.

– Не думайте, что это сойдет вам с рук.

– Я и не думаю, – издевательски протянул маг. – Как жаль, что ваша сеть осведомителей работает слишком медленно.

– Действительно, – практически выплюнула

Миневра. – Иначе вы бы не появились и на пороге школы.

– Но ведь, что сделано – то сделано? – самодовольно ответил ей Гарри.

– Мы следим за вами, мистер Поттер, – угрожающе сказала директор. – Видите этот артефакт?

Она указала на небольшой хрустальный шар на краю стола. По виду он напоминал таковой у старой швабры Трелони. Вот только внутри него стоял не белый туман, как можно было подумать, а разразилась настоящая буря.

– Ходите по краю Миневра, – серьезно произнес Гарри, глядя на Шар Восприятия. – Этот предмет не сегодня, так завтра попадет в списки доступных лишь Министерству, как маховики.

– Но пока еще не попал, – парировала в ответ женщина. – До вашего прибытия Шар оставался спокоен.

– Это ничего не меняет.

– Вы темный маг, мистер Поттер, – глаза его собеседницы яростно сверкнули. – Не думайте, что указ Министра позволит вам портить моих студентов!

– Ни в коем разе, – примирительно ответил он. – Но позвольте и вам дать совет.

– И какой же это?

Комната резко наполнилась давящей аурой страха и силы, исходящей от Поттера, заставляя МакГонагалл непроизвольно прижаться к спинке ее кресла. Казалось сам воздух в кабинете загустел от магии.

– Не лезьте к моему крестнику, – голос мага казалось стал подобен раскатам грома, интуитивно заставляя слабовольных подчиниться. – Если я увижу хоть кого то из ваших агитаторов или агентов рядом с ним, их ждет судьба этого сопляка!

Буря внутри Шара Восприятия резко превратилась в одну сплошную пелену мрака, после чего хрусталь мелко затрясся и разлетелся вдребезги. МакГонагалл быстро взяла себя в руки и яростно взглянула в глаза Гарри, который почувствовал, как она выпустила собственную волну магии, в ответ на выпад одноглазого.

– Миневра! – раздался на весь кабинет громогласный приказ из-за спины директора.

Женщина сразу же ослабили напор энергии, повинуясь. Гарри также расслабился, запирая свою силу внутри. Его взгляд обратился к одному из портретов, висящий на стене за директором. Альбус Дамблдор властно взирал на них с картины.

– Успокойся, – твердо произнесла изображение. – Не начинайте тут разборки.

– Альбус, этот...– начала было директор, но...

– Миневра! – еще одно предупреждение от бывшего главы Ордена. – Если ты не можешь держать себя в руках, то покинь кабинет, пока мы с Гарри поговорим.

– Альбус, но... – попыталась возразить в ответ она. – Хорошо, как ты скажешь.

МакГонагалл покорно встала со своего кресла, злобно глядя на Поттера. Тот в ответ откровенно ухмылялся над ее положением.

– Не волнуйтесь, «директор», – издевательски протянул Гарри, чуть ли не откровенно ржа над ней. — Из «вашего» кабинета я ничего не возьму.

В ответ МакГонагалл лишь мысленно пожелала ему самой страшной и мучительной смерти, после чего быстро вышла из кабинета.

– Мой мальчик, зачем нужно было провоцировать директора? – с укором произнес Дамблдор.

– Простите, но не люблю, когда меня пытаются пугать, – честно ответил ему Поттер. – Я рад вас видеть.

– Я тоже, Гарри, – тепло улыбнулся магу портрет. – Прости поведение моей уважаемой коллеги.

– Возможно, если бы этому было объяснение.

– Мой мальчик, ты ведь и сам понимаешь, что в последние годы явно не соответствуешь понятию о светлом маге и Избранном, – поучительно ответил ему бывший директор. – Слишком много тьмы в твоей душе и даже Шар не выдержал этого.

– Сэр, я не собираюсь меняться, – твердо решил отстаивать свою позицию Поттер. – Какие времена, такие и решения. Если для того, чтобы предотвратить новые смерти я должен пасть, то пусть так оно и будет.

– Не мне тебя судить. В своей жизни я тоже совершил множество ошибок, – печально вздохнул Дамблдор. – Дар так и не изменился?

Гарри бросил взгляд на свою руку, в которой в тот же момент появилась его палочка из остролиста. Он некоторое время рассматривал ее, пока наконец не произнес:

– Она становится сильнее, – коротко ответил директору маг.

– Ты чувствуешь на себе ее влияние? – настороженно спросил портрет. – На сколько сильно?

– Нет, не в этом дело, – покачал головой одноглазый. – Я даже не могу объяснить, но кажется будто с каждым заклятием она становится могущественнее, как будто радуется тому, что я ее использую.

– Старшая палочка всегда была непредсказуемой и очень темной, – задумчиво произнес Дамблдор. – Даже я, владея ей в течении долгих лет, так и не могу сказать, насколько она разумна, но ведь и твой случай исключительный.

– Действительно, – усмехнулся в ответ маг. – Я скучаю по своей старой палочке, точнее той, которая она была до того, как сущность Старшей перешла в нее.

– Возможно, что она воспринимает темную сторону твоей души, но нам мой взгляд она скорее виновница...

– Нет, – оборвал его Поттер. – Я сам решил идти по этому пути и никто меня не подталкивал.

– Я надеюсь, что ты прав, – примирительно ответил портрет. – Но когда ты будешь здесь преподавать, закляни в Выручай-Комнату.

– Что я должен пожелать? – Гарри внимательно начал слушать все, что скажет директор.

– Просто подумай о моей лаборатории, а еще о мятных леденьцах, – хитро улыбнулся директор.

– Мятных что? – непонимающе переспросил маг. – А, все ясно. Одна из форм пароля, чтобы какой-нибудь сопляк случайно не попал туда?

– Ты как всегда прав. Мы вновь встретимся там, – напоследок произнес ему Дамблдор, после чего мирно засопел.

– Отлично, – сокрушенно произнес маг, собираясь уходить.

Он мельком взглянул на соседний портрет, где пустовало кресло возле небольшого камина. Гарри не знал, хотел бы ли встретиться с обитателем этой картины после стольких то лет. Где то на краю сознания, маг почувствовал укор совести, но быстро подавил его.

– Не в этот раз, профессор Снейп, – произнес он сам себе, после чего двинулся в сторону выхода из кабинета.

Стоило ему потянуть за ручку, как на пороге появилась директор МакГонагалл, яростно глядя прямо ему в глаза. Гарри так и остался стоять – места чтобы пройти мимо женщина специально не оставила.

– Если бы не директор Дамблдор, то вы бы никогда здесь не появились, – гневно произнесла она ему. – Будем надеется, что он прав на счет вас.

– Я тоже надеюсь, профессор, – отмахнулся от нее Гарри, после чего грубо отодвинул в сторону и двинулся вниз по лестнице.

– Каково это чувствовать, когда убиваешь невинного человека, Поттер? – бросила ему Миневра.

– Попробуйте, может понравится, – не оборачиваюсь ответил маг.

– У него должна была быть свадьба через месяц!

– О, поверьте, Миневра, – наконец посмотрел на нее одноглазый. – Перед смертью он думал далеко не о невесте.

В ответ в его сторону полетел фиолетовый луч какого-то заклинания. Поттер лишь лениво пропустил его мимо себя, поворачиваясь корпусом, после чего шутливо отсалютовал женщине и спокойно двинулся вниз.

* * *

Он быстро шагал по коридорам «Мунго», думая о чем-то своем. В руке Гарри сжимал небольшой букет лилий для Пэнси. Врачи до сих пор ничего не говорили, очнется ли она, а лишь отделывались общими фразами, что невероятно раздражало его. Достигнув нужной палаты, он без стука отворил дверь и зашел внутрь. Паркинсон так и лежала с закрытыми глазами, абсолютно не показывая признаков жизни, за исключением слабого дыхания. Поттер лишь слабо улыбнулся ей, одновременно радуясь, что не застал здесь ее родителей, которые не то чтобы любили его. Маг привычно подошел к тумбочке, где в аккуратной вазе стояли цветы, чтобы поменять их на свежие, только что принесенные. Магия магией, а все же «настоящие», «живые» цветы всегда лучше, нежели созданные. Поттер на короткий момент задумался, вдыхая аромат лилий.

– Я же говорила, что ты сентиментальный, – услышал он тихий голос.

И это еще не конец...



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ShtormДата: Суббота, 06.04.2013, 10:24 | Сообщение # 49
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Интересно, родители детей не наделают в штаны, когда узнают, кто будет вести ЗОТИ? cool Как хорошо, что Панси пришла в себя


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ТронДата: Среда, 24.04.2013, 19:38 | Сообщение # 50
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 14

– Ты сегодня на редкость дерьмово выглядишь, – слабо произнесла девушка, лежа в больничной койке и глядя, как у Гарри непроизвольно расширились глаза от шока. – Ну не стой столбом!

– Пэнси! – проорал вне себя от радости маг.

Гарри мигом приблизился к ней и что есть сил обнял Паркинсон, словно малое дитя. Та на столь резкое проявление чувств даже несколько опешила, но в миг слабо улыбнулась и блаженно прикрыла глаза, когда Поттер наконец поцеловал только что вышедшую из комы соратницу.

– Знала бы, – чуть весело произнесла она. – Так еще бы давно под какое-нибудь заклятие прыгнула. Смотри как растрогался.

– Дура! – не отпуская ее, прорычал в ответ волшебник. – Змеюка подколодная.

– А нет, все по старому, – издевательски протянула Пэнси. – Все такой же неотесанный мужлан!

– Прости, – усмехнулся в ответ маг, не отрывая взгляда от девушки. – Я...рад, что ты очнулась.

– Что с рукой? – брюнетка испугано взглянула на безвольно висящий рукав мантии.

– Царапина, – отмахнулся маг.

– Куда ты влез опять? – начала допытывать его Пэнси.

– Позже объясню.

– Как остальные? – задала она довольно щекотливый вопрос.

– Все в порядке, – нагло соврал он в ответ, не желая беспокоить соратницу еще больше. – Скоро наверное придут.

– Хорошо, – облегченно вздохнула она, и вдруг произнесла. – Я люблю тебя.

Гарри еще крепче сжал в объятиях Паркинсон, на что она явно не возражала. Так бы они и просидели, если бы не...

– Пэнси!

В дверях появились мать и отец девушки, в глазах которых стояли непередаваемые радость и неверие в собственное счастье. Гарри лишь мысленно подметил, что те или появились здесь по очень счастливой случайности, или заранее наложили здесь Чары Оповещения, что было ой как против правил больницы...

– Мама, – голос девушки на секунду дрогнул. – Папа...

– Доченька!

Миссис Паркинсон в мгновение ока оказалась возле родного ребенка. Поттер на это лишь уважительно кивнул головой – не каждый может похвастаться такой скоростью. Видимо вот откуда у Пэнси такие способности, не иначе. Поймав недовольный взгляд Ричарда, направленный точно на него, маг благоразумно удалился, справедливо рассудив, что здесь в данный момент он определенно лишний. Не смотря на все свое отношение к Пэнси, Поттер не мог не понимать, что все это – ничто, по сравнению с родительскими чувствами и переживаниями за единственное чадо. Им определенно надо побыть одним, в теплой семейной обстановке, которой его присутствие не могло способствовать, учитывая то, что Гарри и Ричард готовы были друг друга загрызть. Впрочем, глубоко в глубине души, маг просто не мог сказать девушке то, что должен был. Просто не хватало духу. Его поспешный выход из палаты на самом деле представлял собой обыкновенное позорное бегство, оставляя именно родителям огласить страшную новость. В действительности, скоро Пэнси и сама поймет что к чему, но вот принять и пережить это....Гарри не мог находиться с ней в этот момент. Знал, осознавал, но не мог, хотя и понимал, что будет нужен ей, когда страшное открытие обнаружит Паркинсон. Не в силах унять дрожь в коленях, Поттер нервно достал из-за пазухи мантии пачку сигарет. Глубокий, словно последний в его жизни, затяг – и легкие до отказа наполнились дымом горящего табака, на пару секунд успокаивая бывшего аврора. Еще через несколько секунд, маг услышал из-за двери палаты полный боли и отчаяния вопль Пэнси, который оборвался так же резко, как и появился. Значит, уже поняла...Сигарета, зажатая между пальцами мужчины, резко обломилась пополам, не выдержав давления.

– Мистер Поттер? – к нему подошел молодой паренек в форме личной охраны Министра Магии.

– Что надо, сопляк? – сквозь зубы прошипел Гарри, от чего мальчик отшатнулся от него в страхе.

– Министр...ожидает вас, – пролепетал молодой, потея от волнения. – Просил придти немедленно...

– Позже, – злобно отмахнулся от него Поттер. – А теперь пошел вон.

– Но, сэр, – голос охранника дрожал, с головой выдавая его страх.

– Пошел прочь! – рявкнул в ответ Гарри, яростно глядя прямо в глаза юноши.

Мальчишку словно ветром сдуло, оставив мага наедине с самим собой возле палаты. Сейчас в нем боролись два чувства: залететь в комнату, вытолкать родителей и успокоить Пэнси, которому противостояло желание по-скорее свалить отсюда, уйти далеко, аппарировать на максимально возможную дальность.

– Трус, – злобно прорычал сквозь зубы боец.

Тот, кто не проявлял робости на поле боя; тот, что шел в атаку под перекрестным огнем противника и убивал безо всяких сомнений; тот, что терял людей в схватке одного за другим, но не жалел ни себя, ни других, не мог переступить порог палаты и утешить девушку, что за все эти годы стала родной и любимой...

– Трус, – вновь чуть еле слышно пробормотал бывший аврор.

Минуты плавно перетекали в часы, но делали это так, что могли повысить самооценку самой тормознутой черепахи. Наконец, дверь, возле которой маг провел не один час, отворилась. На пороге стояли Мария и Ричард Паркинсоны, оба словно пришибленные: мать Пэнси заметно раскраснелась от слез, а отец был белее полотна.

– Она зовет тебя, – глухо пробурчал Ричард, уводя за собой жену.

Гарри, который к этому моменту успел скурить две пачки сигарет, лишь тяжело вздохнул и переступил порог палаты. Пэнси сидела на своей койке и не отрывая взгляда смотрела вниз. Поттер подошел к ней, стараясь не издать ни звука, и присел возле девушки, которая казалась впала в транс. Вдруг, она, ни слова не говоря, обняла мага и начала горестно рыдать ему в плечо. Слезы Пэнси словно ножом резали по сердцу Гарри, но сейчас он ничего не мог поделать, лишь осторожно гладить ее по голове, пытаясь хоть как то успокоить.

– Надежды нет? – сквозь рыдания прошептала Паркинсон.

– Она есть всегда, – уверенно произнес Поттер, даже слишком уверено.

– Не говори словами сержанта Янга! – внезапно вспылила она, наконец взглянув прямо на мага.

Видя, какими полными отчаянием глазами смотрела на него девушка, Гарри не мог не содрогнуться. Мысленно пожелав гореть в Аду тому человеку, который сказал, что лучше горькая правда, он слабо улыбнулся Пэнси и произнес:

– Доктор сказал, что есть шанс, что тебя смогут вылечить.

– Правда? – тихо произнесла она, взглянув на свои ноги, которые без движения лежали под одеялом. – Я и вправду смогу ходить?

– Конечно сможешь, – чуть улыбнулся в ответ Гарри.

«Иначе, я всех их отправлю гореть в Аду, вместе со всем, что им дорого!» – про себя добавил маг.

Они просидели молча, ни слова не говоря, в течении получаса. Казалось, что единственное, что они могли сейчас делать – это просто молчать. Но Гарри все же пришлось наконец произнести:

– Мне нужно к Министру.

– Хорошо, – еле слышно прошептала Пэнси. – Можешь позвать маму?

– Конечно, – кивнул Гарри, после чего двинулся на выход. – Я приду позже.

Проклиная себя, словно крысу, бегущую с корабля, Поттер осознал, что мать сейчас для Пэнси, состояние которой не иначе как шоком не назовешь, куда важнее. Это не могло не заставить всплыть в голове образ Тедди. Только сейчас до него отчетливо дошло, что он не сможет заменить мальчику и ее. По правде говоря, и Ремуса у него получалось изображать довольно паршиво.

«Тонкс, ну почему же так?» – мысленно сокрушался Гарри.

– «Почему же все так паршиво сложилось? И ни для кого из них я не могу быть надежной опорой!»

Уже на выходе из палаты, Поттер решительным шагом двинулся к главному врачу «Мунго». Необходимо было убедить того внести некоторые коррективы в диагноз Пэнси. Кроме того, надо как следует прижать доктора девушки, чтобы тот держал язык за зубами, иначе волшебник просто оторвет его клещами, как самый обыкновенный магл!

* * *

После плодотворного разговора с медиками, во время которого даже не пришло кидаться Круциатусом, Гарри мгновенно направился к Кингсли. Как бы то ни было, сейчас его задница, как и Маркуса с Пэнси, целиком и полностью зависела от Министра Магии, который теперь мог вертеть ими как хотел. С силой распахнув парадную дверь кабинета, не обращая внимания на суетящуюся секретаршу, Поттер четко произнес, будто зачитывал рапорт:

– Крепостной Гарри Поттер прибыл!

Кингсли казалось совершенно не обратил внимание на едкое приветствие своего бывшего подчиненного, а лишь раздраженно махнул рукой на кресло, куда бывший аврор и уселся.

– Ты где шатался, отрыжка тролля? – без предисловий начал тот.

– Дела, – спокойно ответил маг.

– Не важно! – отмахнулся от него Министр. – Ты мне нужен был еще четыре часа назад! Когда я говорю, что ты должен явиться немедленно, то это значит «сию минуту», Поттер!

– Виноват, сэр, – сквозь зубы пробурчал Гарри.

– Как ты и сам понял, твое спасение стоило мне многих трудов, – Кингсли скрестил пальцы, сидя в своем кресле, скорее напоминающее трон. – А мог бы и махнуть рукой и тебя с твоими лакеями замели бы за реальное преступление!

– Понял.

– Есть работа, – пожилой волшебник швырнул мужчине небольшую папку. – Справишься?

Одноглазый поймал ее на лету единственной рукой, после чего углубился в чтение. И с каждой прочитанной строкой, брови волшебника поднимались все выше и выше.

«Ты совсем с дуба рухнул, старый маразматик?» – пораженно подумал Гарри, тихо офигевая от поступившей информации.

– Нет, – решительно ответил своему начальнику боец.

– Нет, говоришь? – усмехнулся в ответ Кингсли. – Позволь мне напомнить, что ты мне должен...

– Министр, я...

– Ты, Маркус Флинт и Пэнси Паркинсон убили моего самого доверенного человека во всем Министерстве, – не обращая внимания на возражения Поттера, начал говорить пожилой волшебник. – По моему щелчку пальцев, вы в одно мгновение станете преступниками! Хотя, почему по щелчку? Вы и так преступники: убийцы, изменники и дезертиры. Как только я скажу «Фас!», на вас тут же налетят и Аврорат, и журналисты, которые от вас камня на камне не оставят. Всем вам грозит пожизненное заключение в Азкабан, а ты знаешь, что это такое. Впрочем, их могут и не доставить до зала суда, сам помнишь, что авроры делают с убийцами своих коллег. И к тому же, не думай, что я забуду про твоего любимого крестника.

Услышав про Тедди, Гарри тут же дернулся, готовясь наброситься прямо на Кингсли, как вдруг его руку и ноги мертвецкой хваткой обвили путы, которые вылезли прямо из кресла, на котором тот сидел.

– Не перебивай, – с угрозой произнес Министр. – Старуха Тонкс уже итак дышит на ладан, а если ты откажешься сотрудничать, то мальчишку отправят прямиком в приют, конечно предварительно раскрыв чей он сын и кто его крестный.

– Ты не посмеешь! – рявкнул в ответ Гарри, безумными глазами глядя на шефа, будто готовясь загрызть того.

– Ты так думаешь? – издевательски протянул Кингсли. – Поспорим? Кстати, твои счета в Гринготтсе временно заморожены, так что если убежишь – останешься с голой жопой!

Гарри неверяще слушал своего бывшего соратника и начальника. Тот, кто не раз спасал его шкуру, кто казалось был из разряда тех, кто будет орать на тебя больше всех, но всегда прикроет, просто напросто шантажировал его! Причем в самой мерзкой форме из возможных! Где тот добрый старикан, что устраивал молодого школьника в Аврорат? Что за дерьмо? Впрочем, если отбросить лишние мысли, он как никто понимал, что отказаться от работы не сможет. Во всяком случае не сейчас.

– Справлюсь. Когда начинать?

Ловушка в кресле тут же спала, освобождая Гарри, но не успел тот и слова вымолвить, как Кингсли молча швырнул ему какой то небольшой предмет, который маг еле смог поймать, так как единственная рука до сих пор была занята папкой.

«Дерьмо!» – яростно подумал про себя одноглазый, сокрушаясь о своем увечье, которое заметно влияло на его эффективность как солдата.

– Сейчас, – успел он услышать командный бас Министра.

* * *

– Ирландия, – злобно прошипел под нос Гарри. – Ненавижу Ирландию!

Как оказалось, портал был международным, который и привел Поттера прямо на порог его цели. В бумагах говорилось про Элизабет Бронски, бывшую заместительницу ныне покойного главы Особого Отдела. Как и предполагалось, Кингсли не мог просто так оставить такую птицу без внимания. Женщина обладала таким компроматом на многих высших чинов, что могла по щелчку пальцев отправить тех в долгое путешествие, если не на тот свет, то в Азкабан точно! А так как «птица» на сотрудничество не шла, в ход должна была пойти тяжелая артиллерия. В роли артиллерии выступал как раз Поттер, который официально нигде не числился, да еще был на коротком поводке, и поэтому идеально подходил на роль единоличного эскадрона смерти. Чертов старикан!

Гарри стоял посреди небольшого спального района неизвестного города, но признать в нем ирландский ничего не стоило бывшему аврору. После того дела с участием ИРА, маг просто лютой ненавистью ненавидел этот долбанный край, за который те боролись.

На улицах уже стояли сумерки, поэтому жители небольших частных домиков давно зажги свет. Удивительное дело, но занавески они будто презирали из принципа – помещение оставалось словно на экране! Поттер уже знал нужный дом и знал жертву в лицо. В приказе говорилось, что задачей номер один стоит ликвидация Бронски, задачей номер два – изъятие всех бумаг, что он найдет. Гарри с легкостью проделал дыру в барьере, защищающий здание, ведь за время его службы бывало и хуже, сразу после этого ставя еще один, но уже свой. Он видел, как за окном женщина с рыжими волосами неспешно накрывала на стол; как высокий черноволосый мужчина что-то чинил на столе в зале. На лицах пары светилась неподдельная улыбка, когда те начинали перекидываться фразами, смысл которых маг не мог услышать. Отринув все сомнения, Поттер накинул на себя капюшон, который бы надежно скрывал часть его лица, и направил палочку прямо на дверной замок. Через секунду послышался щелк, оповестивший мага, что кусок дерева больше не препятствие. К сожалению, он также предупредил и хозяев дома, что у них появился не запланированный гость. Мужчина тут же рванул к двери, на ходу доставая палочку.

– Уйди, дурак, – произнес он мужу Элизабет, уже направившему на него оружие. – Не ты мне нужен.

– Ступефай! – в ответ выкрикнул тот.

– Жаль, – смог лишь выдавить из себя маг, ставя Протего.

Защитное заклинание едва затрещало, но все же выдержало заряд не самого слабого заряда. Гарри лишь мысленно воспроизвел заклятие, стараясь бить как можно слабее, однако мужчину отбросило на несколько метров к стене.

– Продолжим, – грустно вздохнул Поттер, перешагивая через порог.

Он сразу же нашел взглядом Элизабет, которая со страхом глядела на него, словно он был воплощением самой Смерти. Ужас сковал все тело женщины, Гарри отчетливо мог это видеть. Палочка из остролиста медленно взмыла вверх.

– Мне жаль, – безъэмоционально констатировал маг. – Но это конец.

Но едва он смог открыть рот, чтобы произнести нужное заклинание, сзади на волшебника набросился казалось бы валявшийся в отключке муж Бронски.

– Лиззи, беги! Забирай Китти и беги!

Женщина, словно выйдя из транса, бросилась вверх по лестнице, пока ее муж, пытался сдавить горло Гарри. Хватка у мистера Бронски была еще та и на какой то момент Поттер почувствовал, что начинает отключаться, но направив палочку за спину, смог отбросить его. Но уже в полете мужчина успел ухватиться за его капюшон, открывая лицо волшебника.

– Гарри...Поттер? – лицо народного героя казалось ввело его в транс не хуже Оглушающего.

– Блядь! – выругался в ответ боец. – Все могло быть проще! Авада Кедавра!.

Зеленый луч поразил Бронски прямо в лоб, отбрасывая на пару метров назад. На его лице все также сохранилось выражение ужаса и удивления. Гарри лишь устало покачал головой, а ведь обещал, что больше никаких невинных трупов на его совести не будет. Он медленно двинулся вверх по лестнице, идя следом за Элизабет, которая сама того не подозревая загнала себя в ловушку. Шаг за шагом он продвигался все дальше и дальше. Вот уже и второй этаж, где располагались три комнаты: судя по всему, одна – родительская, вторая и самая дальняя – детская, а третья – для гостей. Мельком просканировав округу, маг четко уловил признаки жизни в детской, куда и направил свою поступь. В голове образовалось странное чувство дежавю, а осознание того, где он уже проходил через это больно ударили по душевному здоровью. Палочкой толкнув дверь и войдя в комнату, он увидел свою цель, что сжимала в объятиях девочку, наверное ровесницу его Тедди. Увидев его, Бронски заслонила собой малютку, глядя прямо в лицо мага.

– Только не Китти, – по щекам матери обильно текли слезы. – Пожалуйста, только не Китти!

– Авада Кедавра, – осипшим голосом произнес в ответ Поттер и смертельное заклятие ударило в грудь женщины.

Элизабет безвольно повалилась на пол, а в глазах ее застыл страх за своего ребенка.

«Господи, прости меня!» – сдерживаясь из последних сил, подумал Гарри, направляя палочку прямо в голову девочки.

Та, словно завороженная, опустилась на колени возле тела матери и начала слабо теребить ту.

– Мамочка, просыпайся, – тихо шептала Китти, не отрывая взгляда от Элизабет. – Мамочка, вставай.

Девочка продолжала шептать эти слова матери, продолжая ее расталкивать, пытаясь наконец разбудить ото сна, который навалился на нее так не вовремя, особенно перед эти страшным дядей. Поттер не отводя глаз смотрел за этой картиной, так и стоя с поднятой палочкой.

–«Она свидетель!» – билась в его сознании мысль.

–«Она ребенок!» – вторила ей другая.

–«С каких пор показания детей хуже показаний взрослых?

–«Она ровесница Тедди!»

–«Которого могут убить или забрать в приют, если ты оставишь выживших!»

–«А если стереть память?»

–«Только если сделать ее слабоумной, иначе найдутся спецы, которые докопаются! К тому же некому о ней больше заботиться!»

–«Но...»

–«Подумай о Тедди, о Маркусе с семьей, о Пэнси! Что их ждет, если тебя заметут? Их или казнят, или закроют в Азкабане!»

Китти, после бесплодотворных попыток разбудить маму, подняла взгляд на вторженца, но в глазах девочки не было ни страха, ни злости, лишь детская обида, и то не на него.

Наконец, что есть сил сжав палочку в дрожащей руке, Гарри сумел выдавить из себя слова:

– Авада Кедавра!

* * *

Появление посреди ночи бывшего аврора в кабинете Министра не вызвало никого удивления у Кингсли, который словно и не вставал со своего кресла. Он лишь перевел взгляд на вошедшего Поттера и требовательно спросил:

– Сделано?

В ответ Гарри лишь бросил ему на стол толстую папку с бумагами, которые разлетелись по всему кабинету. За ней последовал окровавленный мешок, размером чуть меньше футбольного мяча.

– Сделано, – глухо произнес боец и с громким хлопком аппарировал.

– Фу, какая гадость, – брезгливо поморщился старый Министр, схватив мешок с отрубленной головой, и кинул его в камин.

* * *

Приземлившись прямо на пол коридора своего дома, Гарри безвольно привалился к стене, и немигающим взором уставившись перед собой. Казалось, что маг впал в транс, который отделял его от этого мира, заставляя разум унестись далеко за пределы Земли. Перед глазами до сих пор стояла картина того дома, где он побывал час назад. Что же он наделал? Как дальше жить с этим? И что больше всего пугало, он словно действовал не по своей воле. Или это была лишь отговорка? Желание снять с себя ответственность за преступление? Что же делать? Медленно переведя взгляд на палочку, что мирно лежала в руке, маг непроизвольно задумался. Он просидел бы так неизвестно сколько времени, пока наконец не почувствовал, как за плечо его толкает небольшая ладонь.

– Гарри? – голос Тедди доносился словно откуда то издали. – Гарри, ты в порядке?

Поттер все же нашел в себе силы посмотреть на своего крестника, который глядел на него с обеспокоенным лицом.

– Тебе плохо, Гарри? – тихо спросил мальчик. – Может позвать бабушку?

– Нет, малыш, – неживым голосом ответил ему крестный. – Иди сюда.

Мужчина притянул к себе Тедди, на что тот также обнял его за шею. Присутствие такого родного человека словно успокаивало Поттера, убаюкивало его чувство вины и злости на самого себя. Прижав мальчика к себе, что есть сил, Поттер устало прикрыл глаза.

– Все будет хорошо, родной, – практически выдавил из себя маг, не очень то и веря своим словам.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Понедельник, 13.05.2013, 04:55 | Сообщение # 51
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 15

– Перья?
– Взял!
– Свитки?
– Взял!
– Чернильница?
– Гарри, ты уже по третьему кругу меня спрашиваешь! – с нотами обиды в голосе, внезапно проговорил Тедди.
– Не отвлекайся, – строго пробубнил Поттер, таща на буксире здоровенный чемодан с различным скарбом и расходными материалами мальчика. – Если что забудем – Андромеда мне голову отрежет.
– Гарри, я все взял! – уверенно кивнул магу Тедди, а потом с надеждой спросил. – Даже если и забыл, то ты ведь привезешь мне в школу?
– Привезу, привезу, – пробубнил под нос аврор, одновременно сверяясь с часами. – Не опаздываем, вроде бы.

Мальчик продолжал семенить за своим крестным, который словно гордый линкор прокладывал им путь через толпу маглов, суетившихся на вокзале. Некоторые прохожие со страхом отскакивали от волшебника, хотя сами не понимали, с чего бы это вдруг? Ну подумаешь, что одноглазый, подумаешь, что рука железная – и не таких фриков видали, но в отличие от них от незнакомцы так и тянуло смертью и чем-то пугающим, паническим. Даже маглы чувствовали это на подсознательном уровне и благоразумно расступались перед черноволосым.

Взгляд Тедди снова случайно упал на кисть крестного, которая выглядывала из-под рукава пальто. Сказать по правде, мальчика новая рука Гарри пугала до дрожи в коленях. Нет, он был рад, что его близкий человек наконец получил возможность вести нормальный, полноценный образ жизни, но эта искусственная конечность выглядела жутко: словно бы настоящая человеческая рука, только без кожи и мяса, сделаная из какого-то темного металла, отдающего маслянистым блеском, и с удлиненными острыми ногтями, которые были больше похожи на когти хищного зверя. Тем более, что Люпин-младший видел, что на что способен новый "аксессуар" крестного: как то на ужине, Гарри ни с того, ни с сего просто сжал кулаком серебренный кубок словно тот был сделан не из металла, а из пластилина. Впрочем, тогда мальчик уже ничему не удивился – такое поведение мага вписывалось в то, что с ним стало происходить в последние месяца два-полтора. Тедди не был глуп или наивен, он видел, что с крестным творится что-то неладное: тот стал более раздражителен, причем настолько, что мог разнесли свой личный кабинет вдребезги, потом все восстановить и опять разнести; количество ссор и скандалов между ним и бабушкой росло в геометрической прогрессии; Гарри больше не выходил на улицу, либо зарываясь в библиотеке Блэков, либо гоняя Люпина на обустроенном в подвале полигоне для тренировок, причем здесь мальчик совсем по иному взглянул на крестного – вместо любящего, веселого и отзывчивого Гарри, там он превращался в жестокого и нервного аврора Поттера, который часами гонял мальчика по полосе препятствий, не взирая на боль и усталость, а когда тот валился с ног, то получал отменный нагоняй, и хорошо, если все обходилось просто подзатыльником! Единственным местом, куда крестный выходил из дома, была больница, где лежала мисс Паркинсон. Сам Тедди довольно терпимо относился к этой женщине, правда иногда она могла действительно напугать своими шуточками или улыбкой, которая заставляла трястись поджилки у неопытного человека. Впрочем, по отрывкам из разговоров, которые смог подслушать мальчик, становилось ясно, что с мисс Паркинсон приключилась беда и Гарри очень переживает из-за этого.

– Тедди, – вывел его из задумчивости строгий голос крестного. – Не отвлекайся. Мы пришли.

Мальчик и не заметил, как они добрались до платформ 9 и 10, между которыми, как он помнил из учебников по истории Хогвартса, находился портал, ведущий на нужную им локацию.

– Готов? – рука мага (та, что родная) опустилась на плечо Тедди, который едва заметно струхнул. – Помни, думай о станции.

– Хорошо, Гарри, – неуверенно кивнул Люпин. – Я попробую.

– Не пробуй, – твердо произнес волшебник. – Просто сделай.

Мальчик тут же собрался с мыслями – нельзя было упасть лицом перед всеми. Внимательно глядя на бетонную колонну, он резко побежал прямо в нее, надеясь, что нигде не напортачит. Когда до преграды оставалось меньше метра, Тедди вдруг захотелось резко остановиться – инстинкт, чтоб его. Но сжав волю в кулак, малыш еще больше набрал скорость, впрочем, последнее было явно лишнее. Когда он просто пролетел через барьер, то испытал такое чувство эйфории, что даже не сразу подумал остановиться, что в итоге вылилось в столкновение с тележкой, которая стояла чуть ли не у входа. Малыш проорал что то благим матом и кубарем повалился на землю, но на счастье его падение смягчило имущество неизвестного доброжелателя.

– Эффектное появление, – услышал он насмешливый голос. – Люпин, ты опять неуклюжий, как стадо бегемотов!

На него улыбаясь во весь рот смотрел темноволосый паренек с вытянутым лицом, стоящий рядом с отцом.

– Прости, Дан, – смущенно произнес мальчик, отряхивая мантию. – Я сейчас все уберу.

– Давай помогу! – с энтузиазмом предложил Флинт. – А где мистер Поттер?

– Что происходит? – от ледяного голоса Избранного, оба паренька заметно струхнули.

– Сэр! – отец Даниэла тут же вытянулся по струнке, завидев своего командира. – Все в порядке, небольшая авария.

– Флинт, – маг едва заметно улыбнулся своему старому товарищу. – Рад тебя видеть.

– Взаимно, сэр, – более расслаблено ответил Маркус, пожав протянутую руку.

– Дети, в сторону, – глядя на образовавшийся бардак, приказал Поттер.

Небольшой взмах палочкой и упавшие предметы плавно начали перемещаться с земли назад на место. Оба паренька с восторгом глядели, как вещи Флинта медленно возвращаются на тележку.

– Вау, – выдохнул Дан. – Круто! Спасибо, мистер Поттер!

– Двинулись, – просто кивнул он в ответ, разворачиваясь к поезду. – А то займут все места без вас.

Маркус ни слова не говоря, сделал жест сыну, и они вместе с Тедди медленно двинулись за взрослыми, идя чуть позади. Оба мужчины тем временем о чем то тихо переговаривались, но услышать подробности не представлялось возможным. Дан, видя что до них двоих дела нет, тихо спросил Тедди:

– Чего это твой такой злой?

– Не знаю, – так же тихо ответил ему мальчик. – Он половину лета словно с цепи сорвался.

– Мой отец говорил, что они чудом выжили в последней заварушке, – заговорщическим тоном произнес Флинт. – Я подслушал, когда они с твоим общались через камин.

– Ты что подслушивал их разговоры? – удивился юный метаморф, опасливо глядя на впереди идущих. – Это же некрасиво!

– Да ладно! – отмахнулся от него паренек. – Зато интересно же!

– Но...бабушка говорила мне, что нельзя подслушивать разговоры взрослых! – неуверенно пробормотал Тедди, но любопытство все же пересилило чувство правильности. – Так что там они обсуждали?

– О! – Флинт поучительно поднял палец вверх. – Говорили о нашем Министре, причем говорили всякие гадости. Еще что-то про барьеры и тюрьму для какого то гада.

– И все? – разочарованно вздохнул Люпин. – Я думал, что что-нибудь связанное с их заданием.

– Нет, задание они не обсуждали, – покачал головой Дан, как видно тоже порядком сожалеющий. – Твой не хочет об этом говорить, причем он даже рявкнул на моего отца, когда тот едва начал вспоминать.

– Это странно, – задумчиво произнес сероволосый мальчуган.

– Да, не говори, – согласился его друг детства. – Но это же взрослые! У них вечно какие то глупости на уме.

– И не говори, – печально вздохнул Тедди, мельком взглянув в спину крестного. – Кстати, как Элли?

Флинт на миг помрачнел, обдумывая чтобы ответить на вопрос, а потом пожал плечами:

– Не знаю, папа и мама ничего мне не говорят, – недовольно проворчал тот. – Она сейчас в больнице с мамой.

– Надеюсь, что она поправится, – слегка улыбнулся в ответ Люпин. – Она хорошая.

– Дети! Грузимся! – услышали они командный голос Поттера.

Оба парня послушно закивали головой и начали расталкивать уже образовавшуюся между ними и взрослыми толпу. Столько людей они видели только в Косом Переулке во время распродаж. Все толкались, кричали, кто то плакал, кто то с кем то ругался. Казалось, что небольшая платформа на время превратилась в восточный базар, где каждый хотел крикнуть по-громче. Многие из людей периодически бросали заинтересованные взгляды на стоящих особняком Гарри и Маркуса, причем некоторые из них смотрели далеко не с воодушевлением и уважением, чем заслужили неприкрытую неприязнь обоих мальчиков. Впрочем, поделиться друг с другом своими мыслями они не успели, так как Гарри, устав ждать, просто схватил обоих за шкирку и завел в вагон, не обращая внимания на их оправдания. Наконец, когда чемоданы были разложены в одном из свободных купе (свободном, потому что единственная девочка-первогодка, которая там сидела, быстро улизнула в страхе, едва заметив Героя Великобритании), Маркус и Гарри смогли вздохнуть спокойно.

– Парни, – внезапно обратился к ним Флинт-старший. – Это новый этап в вашей жизни.

– Да, пап, мы знаем!

– Не перебивай! – строго пригрозил сыну Маркус. – Не попадайте в неприятности в школе, и старайтесь держаться друг друга. В Хогварстсе слишком много тех, кто может предвзято к вам отнестись, учитывая ваше происхождение. Поняли?

– Да, сэр, – с готовностью кивнул Тедди. – Мы поняли.

– И никаких дуэлей, пока не выучите хоть какие-нибудь нормальные заклинания! – полушутя, полусерьезно заметил Флинт. – Не надо позорить своих стариков не знанием элементарных основ.

– Да, папа, – хитро усмехнулся в ответ Дан.

– И хотя бы постарайтесь попасть на один факультет, – произнес Маркус, не особо веря в свои слова, после чего покрепче прижал сына к себе. – Мы с мамой будем скучать.

– А Элли? – вдруг спросил мальчик. – Она тоже будет?

– Элли приедет к вам через пару месяцев, – заверил его Флинт-старший. – Мы будем тебе писать каждые выходные.

– Хорошо. Передавай им от меня, что я тоже буду скучать, – тепло улыбнулся в ответ Дан, а потом чуть тише добавил. – Пишите по-чаще.

– Непременно, – усмехнулся в ответ мужчина.

Тедди смотрел за прощанием друга с отцом и непроизвольно мысленно улыбался, видя, как забияка-Дан чуть ли не расплакался на плече родителя. Мальчик поднял взгляд на Гарри, который также смотрел на обоих Флинтов с неприкрытой ехидной улыбкой.

– Тедди, – внезапно обратился к нему крестный. – Подойди.

– Да, Гарри? – тут же исполнил приказ мальчик. – Что такое?

Вместо ответа Поттер лишь опустился на одно колено, чтобы лучше разглядеть лицо, а потом положил руку на плечо крестника. Мальчик заметно опешил от подобного – за последние два месяца от аврора нельзя было и слова доброго услышать, не то что такого. На лице молодого Люпина заиграла неподдельная улыбка глядя на человека, что заменил ему отца.

– Сегодня твой самый важный день, – тихо произнес аврор. – Я горжусь тобой.

– Спасибо, – с дрожью в голосе ответил Тедди, а его лицо словно просветлело от радости.

– Держи, – маг достал из внутреннего кармана небольшой амулет в форме головы оскалившегося волка на серебряной цепочке. – Никогда не снимай его.

– А что это? – быстро накинув подарок на шею, поинтересовался мальчик, с интересом разглядывая резьбу.

– Он обережет тебя, – серьезно сказал волшебник. – Не снимай его никогда. Слышишь? Никогда!

– Я обещаю, Гарри! – с готовностью заверил его Тедди.

– Вот и славно, – Поттер привычно потрепал крестника по голове. – Нам с мистером Флинтом пора.

– Пока, – тихо произнес Люпин. – Ты будешь мне писать?

– Этого не потребуется, – усмехнулся в ответ волшебник, и шутливо отсалютовав мальчику, вышел из купе, оставляя того недоумевать, что же имел в виду его крестный.

* * *

Поезд медленно начал трогаться, увозя несколько сотен детей в место, которые большинство из них могли назвать вторым домом. Многие родители и родственники школьников так и стояли на перроне, пытаясь разглядеть в окнах своих чад, попутно маша тем а прощание. Среди всей массы волшебников и ведьм, не выделялись и двое мужчин, которые как и все смотрели вслед уходящему поезду. Единственным отличием было лишь то, что оба мага не пытались выискать своих, а просто стояли у самого барьера, мирно покуривая.

– Ты что ему дал? – внезапно спросил один из них.

– Амулет Черного Волка, – спокойно пожал плечами другой, доставая новую сигарету из пачки. – На всякий случай.

– По-моему, это перебор, – с опаской обратился Флинт. – Не думаешь, что школьные сканеры засекут? Да и пострадать может кто-нибудь.

– Не пострадает, если не полезет, – уверенно произнес Поттер, щелкнув пальцами и подкурившись от небольшого пламени, исходящего из большого пальца магического протеза. – Лично два месяца накладывал чары.

– Рискуешь, – обреченно покачал головой Маркус.

– Кто бы говорил, – усмехнулся в ответ Гарри. – Я тут заметил одно колечко у Даниэла...

– Все-все! – поспешно произнес его подчиненный подняв руки. – Молчу.

Поттер лишь злорадно улыбнулся, глядя на реакцию Флинта. Все же каждый из них старался защитить то дорогое, что у них имелось и не важно какими способами. Оба мага спокойно докурили крайнюю сигареты у двинулись на выход через барьер. Сегодня они специально оделись так, чтобы не выглядеть выделяющимися в обществе маглов.

– Как Пэнси? – по пути спросил Флинт.

– Лучше, – уверенно кивнул головой Гарри, продолжая движение. – Она сильная.

– Уж я то знаю, – вмиг оскалился Маркус, непроизвольно потерев челюсть. – Так это правда?

– Что правда? – совершенно натурального недоумевал одноглазый.

– Линии Поттеров и Паркинсон...– насмешливо намекнул ему Маркус, глядя за реакцией командира.

– Малфой – трепло, – злобно прошипел аврор.

– Ну, Пэнси же не могла скрыть это от подруги, а Астория просто физически не смогла удержать язык за зубами, – беззлобно потешался над ним подчиненный. – А вообще, поздравляю.

– Если это попадет в прессу, то вам всем хана, – злобно прошипел сквозь зубы Гарри.

* * *

– Мы едем в Хогвартс! – радостно верещал Дан, когда поезд тронулся. – Тед, представляешь?!

– Да-да, едем, – спокойно ответил Люпин, открывая книгу.

– Ну что ты как книжный червь?! – возмутился его закадычный кореш. – Отвлекись!

– Да я собственно...

– Парни, к вам можно? – в купе заглянула голова светловолосого паренька.

– Конечно, – приветливо кивнул ему Люпин, перебивая Дана, который хотел было уже послать куда подальше наглеца.

– Отлично! – радостно огласил парень. – Вы тоже на первый курс?

– Да, – дружелюбно ответил юный волшебник.

– Я – Марк, – протянул руку сероволосому гость. – Марк Шульц.

– Теодор Люпин, – в ответ представился юный волшебник.

– Очень приятно! – улыбнулся ему Марк. – Люпин – знакомая фамилия. Твои родители из Ордена?

– Уже нет, – веселье как ветром сдуло с лица мальчика, а Дан в миг напрягся.

– Они вышли из Ордена Феникса? – удивленно спросил собеседник. – Или их выгнали?

– Они умерли, – тихо произнес Тедди. – Во время Войны.

– Ой, извини, – их гость на миг смутился, но потом все же продолжил. – Значит они герои! Ты наверное очень гордишься ими?

– Я...

– Эй, чувак, – злобно прошипел Дан, с ненавистью глядя на белобрысого. – Отвали уже от него! Чего докопался до человека? Видишь, что он не хочет говорить об этом!

– А ты еще кто такой? – мгновенно ощетинился Шульц.

– Даниэл Флинт, – с гордостью ответил ему парень, чуть задирая подбородок.

– Флинт? – тут же скривился Марк, словно поглотил что то давно прокисшее. – Понятно.

– Чего тебе понятно? – голос Дана начал походить на рычание.

– Что ты и твоя семейка – темные маги, – брезгливо поморщился светловолосый. – Папа говорит, что как бы не старалась гадюка выглядеть простым ужом, она всегда остается гадюкой.

– Ах, ты козел! – взревел как раненный медведь Флинт, готовясь крепко зарядить в челюсть обидчика.

– Тихо! – Тедди вмиг оказался между двумя разъяренными парнями. – Не надо тут кулаками махать, как пьяные маглы. Дан, вспомни, что сказал твой отец!

И Даниэл, и Марк прожгли друг друга ненавистными взглядами, которые не предвещали ничего хорошего, но все же вняли доводам третьего.

– Вот и славно, – с облегчением выдохнул Люпин, усаживаясь на место – И Марк, ты не прав.

– В чем это?

– Семья Маркуса – хорошие, – поучительно ответил ему метаморф. – Мой крестный и его отец – друзья и мы с ним тоже.

– А кто твой крестный? – вдруг заметил Шульц.

– Гарри Поттер, – обычным тоном произнес Тедди, но эти слова глубоко поразили его нового соседа.

– Гарри Поттер? – в голосе парня читалось удивление. – А я уж решил, что ты порядочный человек, а не из этих.

– Что ты имеешь против моего крестного? – глаза Люпина вмиг сузились, словно тот помечал собеседника, как вероятную цель.

– Он предал Орден Феникса и дело Света! – пафосно произнес мальчишка. – Он теперь якшается с темными семьями и защищает их от справедливого возмездия. Они все смотрят на полукровок и маглорожденных как на дерьмо!

– Это не правда и он не предатель, – раздраженно ответил ему Люпин. – Он Герой!

– Герой, который стал Темным Лордом! – усмехнулся в ответ паренек. – Вот увидишь, его скоро посадят, Орден разберется!

Тедди несколько секунд яростно глядел прямо в лицо Марка, словно в голове прикидывал планы, как бы разбить его об асфальт. Тот же сидел с самодовольной мордой, нагло ухмыляясь словно подчеркивая свое отношение к врагам Света и Ордена. Даниэл же держался из последних сил, но судя по сжатым кулакам и злобному огоньку в глазах, мальчик был на пределе. Вдруг, лицо юного метаморфа растянулось в улыбке, которой мог позавидовать и Веселый Роджер.

– Дан, – обратился к своему другу тот.

– Чего? – прошипел в ответ Флинт, все также не отрывая взгляда от самодовольной рожи их гостя.

– Это же не дуэль? – хитро поинтересовался Тедди.

– А то! – хищно оскалился в ответ он, и больше ни слова не говоря, со всего маху зарядил правой в скулу обидчика.

Люпин словно по команде спрыгнул с места и уже в полете пнул незадачливого соседа в солнечное сплетение. Марк, не ожидавший такого, согнулся пополам, падая на пол купе, хрипло задыхаясь. Флинт, с энтузиазмом достойным лучшего применения, азартно размахнулся и пнул ногой в бок уже лежащего противника, отбрасывая того к двери. Тедди тем временем отодвинул ее в сторону и словно грязного пьяницу пинком вытолкал Шульца в коридор.

– Дыши носом, придурок, – злобно произнес мальчик, видя, что Марк начал истошно задыхаться, и громко хлопнул дверью.

Из соседних купе стали показываться любопытные лица остальных учеников, заинтересованных, кто это начал дебош, не проехав и десяти километров. Увидев на полу лежачего первогодку, малышня начала кричать и пищать, пока взрослые устремились к месту драки.

– Хахаха, – настроение Флинта только что зарядилось на весь день. – Вот ведь слизняк.

– Орден Жареной Курицы, – злобно пробубнил под нос Люпин. – Стой!

– Чего? – недоуменно посмотрел на него Даниэл.

– Мы избили ученика! – панически пролепетал Тедди, покрываясь потом. – Что же теперь будет? Нас отчислят?

– Да не волнуйся ты...

– Что мы наделали? – со страхом произнес мальчик. – Если нас отчислят, то Гарри...то Гарри...он...

– А ну без паники! – Дан хлопнул ладонью по голове друга, приводя того в себя. – Ничего мистер Поттер не сделает. Спорю на десятку, что он бы на нашем месте поступил бы с ним еще хуже!

– Ты не понимаешь! – помотал головой метаморф. – Я обещал Гарри, что не буду ввязываться в неприятности! Я же обещал! Он сказал, что гордится мной, а я...а я...

– Ну все, хватить хныкать, Люпин, – рявкнул на него Флинт. – Ты не особо об этом думал, когда запинывал этого урода! Я же видел, что тебе понравилось!

– Но это неправильно...

– Ты достал со своим "неправильно"! – разозлился вконец Даниэл. – Наши старики и не такое творили! Ты же хочешь быть похожим на мистера Поттер? Так вот, мистер Поттер бы жестоко убил любого, кто посмел сказать какую-нибудь гадость о его семье или друзьях!

– А вдруг этот...ну ты понимаешь, – Тедди поднес палец к горлу, сделав жест, который можно было бы трактовать только в одном значении.

– Господи, мы же несовершеннолетние! – прикрыл ладонью глаза Флинт. – Нас даже допрашивать по закону нельзя, не то что судить. Не ссы, дружище, все обойдется.

– Надеюсь, – неуверенно пробормотал мальчик, трясущимися руками доставая книгу.

– Вот-вот, – наставническим тоном произнес Дан. – Почитай, успокойся, а я пока вздремну.



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Понедельник, 13.05.2013, 04:55 | Сообщение # 52
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Купе погрузилось в молчание, но как можно было догадаться, в тишине посидеть не получилось. Суматоха и беготня в коридоре заметно вносила нервозности, которую Тедди пытался успокоить вчитываясь в каждую букву "Истории Хогвартса", а Даниэл спокойно посапывал видя приятные сны. Внезапно, дверь с грохотом открылась, открывая взрослого старшекурсника с характерным значком старосты на груди мантии.

– Эти? – грубо спросил он кого то, стоящего за его спиной.

– Эти! – обиженно пробормотал Марк, злобно смотря на то, как Тедди мелко затрясся как осиновый лист, а Флинт лишь приоткрыл один глаз, лениво глядя на пришедших.

– Фамилии, молодые люди, – деловито поинтересовался гриффиндорец (желто-красный галстук и значок однозначно квалифицировали старосту, как представителя Львиного Факультета).

– Флинт, – скучающе произнес полуспящий школьник. – Так и запиши.

– Не сомневайся, – нахмурился в ответ староста.

– Хе, почему я не сомневался, что это кто то из наших? – позади гриффиндорца послышался насмешливый голос.

– Не мешай, Краз, – недовольно прошипел своему коллеге старшекурсник. – Они открыто нарушили правила.

– Да я и ничего не говорю, – в купе протиснулся худощавый слизеринец с длинными волосами. – Просто прежде чем наказывать, думаю можно услышать их историю. Или презумпцию невиновности храбрые гриффиндорцы не признают, Блэр?

– Хорошо, – с едва заметным раздражением ответил ему тот. – Ты, рассказывай, что вы тут устроили.

– Я? – панически прошептал Тедди, под тройным взглядом. – Э...

– Давай, парень, – подмигнул ему Краз. – Зачем вы обидели гриффиндорца в черт знает каком поколении?

– Мы...он оскорбил наши семьи, сэр, – ответил им Люпин, глядя в глаза Блэра.

– Это правда? – обратился тот к Шульцу.

– Их родные – темные маги и предатель! – отчаянно воскликнул Марк.

– Да ты что? – оскал слизеринца стал поистине жутким. – И у тебя есть доказательства, малец?

– Что? Да какие тут доказательства? – искренне удивился первокурсник. – Это же Флинт! Его отец – темный маг! А крестный этого – Гарри Поттер, предатель!

– И? – продолжал нажимать староста, но было заметно, что его несколько передернуло при имени аврора. – Есть решение суда об их осуждении?

– Нет, но...

– Тогда ты просто клевещешь на достойных членов общества без наличия доказательств? – Краз буквально навис над Марком, давя авторитетом. – То есть, ты хочешь сказать, что они поступили неправильно, заступившись за честь своих семей?

– Но, я...

– Получается, что ты лицемерил, когда говорил, что они безосновательно напали на тебя? Как это достойно дома Годрика!

– Сэр,....

– Довольно! – прекратил психологическую пытку Блэр. – Факт остается фактом: мистер Шульц был избит мистером Флинтом и....

– Люпином, сэр, – тихо проговорил Тедди, под пристальным взглядом старосты.

– Люпином? – в раз произнесли пораженные старосты, уставившись на мальчика.

– Да, сэр? – неуверенно поинтересовался тот.

– Ничего, – помотал головой гриффиндорец. – Но я вынужден...

– Ничего ты не вынужден, Блэр, – оборвал его слизеринец. – Здесь не школа. Мы можем вмешаться в поезде, если только есть официальная жалоба потерпевшего. Так ведь, мистер Шульц?

– Сэр, я...

– Мистер Шульц, вы все еще считаете себя правым? – выразительно глянул на него старшекурсник. – После того, что сказали?

– Я...нет, сэр, – опустил голову мальчик.

– Отлично! – радостно потер ладони староста. – Думаю, инцидент исчерпан! А теперь попрошу оставить моих подзащитных!

– Не нарывайся, Краз, – с тихой угрозой проговорил Блэр.

– И в мыслях не было! – нагло усмехнулся в ответ тот, но Тедди заметил, как парень медленно засунул руку в карман. – А мне пока надо поговорить с малышней, до свидания!

Хищно улыбнувшись, слизеринец нагло захлопнул дверь прямо перед лицом другого старосты и быстро наложил на нее заклинание. Даже Флинт окончательно избавился ото сна и удивленно смотрел на их заступника. Тот же лишь вольготно плюхнулся на свободное местно, закидывая руки за голову.

– Неплохо, – с уважением произнес он, поочередно глядя то на Даниэла, то на Тедди. – В первый же день и так опустить красных!

– Спасибо вам, сэр, – тихо ответил ему Люпин. – Без вас у нас бы были неприятности.

– Пустяки, зовите меня Джеймс, – улыбнулся им староста. – Признать, я не ожидал от представителя светлых такого.

– Я...простите, сэр, – вмиг смутился мальчик. – Мы не хотели, он сам нарвался.

– Да, знаю, – кивнул головой тот. – А твой крестный значит Гарри Поттер?

– Да, сэр, – подтвердил Люпин, уже порядком жалея, что взболтнул лишнего.

– Поттера у нас уважают, – серьезно произнес Джеймс, глядя в лицо Тедди. – Самый сильный маг современности и не чурается общаться с чистокровными семьями, потомственными слизеринцами. Он многим из наших помог избежать самосуда.

– Я не знал, сэр, – потрясенно пробормотал Тедди.

– Об этом мало кто, кроме наших знает, – усмехнулся в ответ парень. – Но на Гриффиндоре он тоже одна из икон, наравне с Орденом.

– А так бывает? – с сомнением проговорил молчавший до этого Даниэл. – Я думал, что мистер Поттер и Орден не ладят.

– О, мы сами в шоке, – расхохотался в ответ слизеринец. – У них там вроде маленькой междоусобицы: часть яростно поддерживает Орден и говорят, что все зло надо уничтожить априори и если Гарри Поттер водится с «темными», то значит – он предатель (характерным пример вы уже видели); другие считают Поттера чуть ли не святым, но который борется с врагом их же оружием, признаться, среди них иногда попадаются здравомыслящие люди, вроде Блэра.

– То есть Гриффиндор...э...вроде как в состоянии гражданской войны? – удивленно заметил Тедди.

– Нет, – разочарованно покачал головой Краз, показывая тем самым, что и сам был бы не прочь такого расклада. – Может между друг другом и цапаются, но нас – Слизерин, они ненавидят до глубины души. Так что не ждите, что сможете воспользоваться их междоусобицей, мы уже пытались – все без толку. Да мы и сами, вроде как разделились.

– В смысле? – подал голос Даниэл, порядком удивленный такой новостью. – Что значит "разделились"? Мой отец говорил, что Слизерин – самый сплоченный факультет из всех!

– Так было до войны, Даниэл, если я не ошибаюсь? – с сомнением предположил тот, а после утвердительного кивка продолжил. – Как бы так сказать...У нас вроде бы появились разные толкования идей.

– Например? – Люпин тут же навострил уши. – Каких?

– Лоялисты считают, что мы должны пойти на поклон Министерству и покаяться, – с негодованием произнес Джеймс. – Придурки.

– Не то слово, – подтвердил его слова Флинт, Тедди вежливо промолчал.

– Консерваторы думаю, что стоит продолжать ту линию поведения Слизерина, которая была и до войны, но перестать открыто провоцировать остальные факультеты и гонять грязнокровок, ибо это уже привело к войне с Гриффиндором и Хаффлпаффом, а также вооруженным нейтралитетом с Рейвенкло, – продолжил свой рассказ Краз. – Таких большинство, кстати. В основном их поддерживают чистокровные мелкого и среднего ранга.

– А остальные, – с нетерпением спросил Флинт.

– А остальные – радикалы. Отморозки из самых старых старых и богатых аристократических семей, – практически выплюнул староста, словно произнес некое ругательное слово. – Думают, что стоит опять устроить мини-революцию и погнать взашей грязнокровок, параллельно научив уму-разума всех, кто им сочувствует. Кстати, Гарри Поттера они ненавидят, так что держите с ними ухо востро. Это из-за них и разговелась война. Если бы эти придурки не трогали Гриффиндорцев и Хаффлпаффцев, то все бы и обошлось.

– Мой папа также говорит, – усмехнулся в ответ Даниэл. – Но ведь война между факультетами была и раньше...

– "Раньше" – это просто цветочки, по сравнению с тем, что творится сейчас, – невесело произнес Джеймс, грустно усмехнувшись. – Говорят, что тогда еще можно было представить себе двух мирно беседующих гриффиндорца и слизеринца. Теперь вся школа разделена на сферы влияния.

– Что? – удивленно выдохнул Люпин, раскрывай глаза так, что те стали похожи на блюдца. – Как это?

– Каждый факультет превратил свои гостиные в настоящие крепости, – Краз начал рассказывать им новую политическую обстановку внутри школы. – Нейтральной зоной остаются только классные кабинеты, Библиотека и Большой Зал и только. Коридоры, Астрономическая и Северная Башни, Кухня, Совятня, тайные ходы и маршруты, даже туалеты и магазины в Хогсмиде разделены на зоны.

– Что за? – только и вырвалось из уст Тедди. – А профессора, а директор? Они что ничего не делают?

– Делают, – вновь расхохотался в ответ слизеринец. – Но они не контролируют всю территорию школы. Если в зоне влияния одной их группировок находится профессор, то она автоматически становится нейтральной до тех пор, пока он не уйдет. Если попался на горячем, то берешь всю ответственность на себя, не сдавая факультета. К тому же, деканы негласно прикрывают нас, но стоит сказать, что особо рьяных товарищей тоже успокаивают.

– Плохо, – вмиг приуныл Люпин, понимая, что спокойно выучится ему и Дану не дадут при любом раскладе.

– Еще одно правило, – наконец произнес Джеймс, уже поднимаясь с места. – Никакого серьезного вреда комбатантам. Ломать руки-ноги в принципе можно, но аккуратно. Никого не калечить и уж тем более не убивать, иначе факультет сам выдаст вас противнику, не взирая кто ты и что сделал, это понятно?

– Да, Джеймс, – кивнули в раз мальчики.

– Ну тогда бывайте, – махнул он им на прощание.

– А зачем ты нам все это рассказал? – наконец задал интересующий вопрос Флинт. – В том смысле, что никакой выгоды тебе лично нет.

– Сразу видно, кто воспитан теми, кто не застал нашей маленькой войны, – усмехнулся в ответ Краз. – Времена изменились, и каждый факультет вцепится в новичков, как клещи, чтобы перетянуть на сторону своих. Вы фактически уже открыто бросили вызов Гриффиндору, избив ребенка члена Ордена. Ход ко Львам и Барсукам вам заказан. Остается только Рейвенкло и Слизерин, а мне важно подобрать хороших кандидатов. Будь вы грязнокровки, то остались бы только Вороны, а так...Вполне можете рассчитывать на теплый прием в у нас.

– Думаешь, мы хорошие кандидаты? – с сомнением предположил Люпин, не особо веря в себя.

– Увидим, но по одному очку на Слизерине вы уже заработали, – весело подмигнул им Джеймс, после чего быстро вышел из купе, оставив двоих паренеков наедине со своими мыслями.

* * *

– Первокурсники, сюда! Первокурсники, ко мне! – орал на всю платформу здоровенный мужик с бородой, которая казалось заполонила все лицо. – Ко мне!

Тедди и Даниэл с тревогой наблюдали за окружающими их школьниками. Слова Джеймса надежно засели в головах юных магов, и те по-немного стали замечать то, что не увидели бы, если бы не предупреждение старосты. Первокурсники в правду двигались обособленной стайкой по направлению к Хагриду, но вот остальные...

Гриффиндорцы, Хаффлпаффцы, Рейвенковцы и Слизеринцы со второго и старше курсов собиралась в свои собственные группы, причем старшие семи— и шестикурсники плотным кольцом окружали молодняк. Львы вместе с Барсуками бросали на воспитанников Салазара довольно красноречивое взгляды, те отвечали им взаимностью, лишь факультет Воронов сохранял лицо в стиле "Похерфэйс" и расположился посередине двух очагов возгорания. Некоторые первокурсники открыто примкнули к одному из кланов, хотя было их не так много. Впрочем, среди них Тедди заметил белобрысую макушку Шульца, который о чем то весело переговаривался с еще не состоявшимися товарищами из Гриффиндора. Но таких как Марк среди всей массы новичков было не так уж и много, в основном они столпились вокруг гиганта, который так размах вал своей здоровенной лапищей, что казалось сейчас ненароком оторвет голову одному из своих подопечных.

Тедди и Дан пока пристроились за лесником, не желая провоцировать остальных, да и поздороваться бы не мешало...

– Хагрид! – радостно воскликнул Люпин подходя к гиганту. – Привет!

– Ох-хо! Привет, Тедди, ну что, в первый раз? – добродушно улыбнулся полувеликан. – Тут тебя уже...а впрочем, не важно!

– Что такое, Хагрид? – удивленно спросил малыш.

– Скоро увидишь, – хитро прищурился тот. – А пока идем к лодкам. Традиция, как-никак.

– Пошли! – согласился с ним Люпин.

Всю их процессию повели в сторону озера, где уже ждали довольно хлиплые на вид лодки, но как уверил Тедди его крестный – эти лодки ходили еще со времен Основателей, не меньше. Флинт недовольно скорчил лицо – ему было явно не по душе, что переправляться приходилось через воду, и учитывая тот случай в детстве, Тедди не мог судить своего друга.

Величественный замок, открывшийся малышне действительно захватывал дух. Казалось, что он был старее самого времени, многочисленные огни и башни создавали атмосферу самого настоящего волшебства, которое полностью захватило дух и внимание новичков. Тедди пораженно открыл рот, не в силах оторваться от подобного зрелища. Хогвартс встречал их, словно говоря: "Добро пожаловать, дети. Теперь вы дома."

– Вау! – невольно вырвалось из уст Люпина.

– И не говори, – пробормотал рядом сидевший Флинт. – Отец рассказывал мне о школе, и предупреждал, что первое впечатление будет...восторженным, но не настолько же!

Маленькие лодочки медленно подплывали к берегу, а юные школьники все смотрели и смотрели. "Добро пожаловать в сказку", словно шептала им окружающая обстановка.

Размеры замка казались огромными снаружи, но это не могло сравниться с тем великолепием, которое встретило их внутри: огромные залы в готическом стиле, мраморные колонны и пол, сотни факелов и потолок, который казалось был высок как само небо. Это было завораживающе, это пленяло воображение и насыщало всех новых студентов какой то своей, невидимой силой. Подойдя к огромной двери, их небольшая группа остановилась, ведомая великаном. Чувство тревоги волнами наматывало на Люпина, который и представить себе не мог, что подобное вообще возможно. Он слышал рассказы Гарри, он много читал об этом, даже видел на картинках, но это...Это действительно великолепно!

– Так, детишки, – громко обратился ко всем Хагрид. – Не волнуемся, улыбаемся и не останавливаемся, договорились?

В ответ те не произнесли ни слова, просто выпав из реальности, кто от восторга, кто от волнения. Полувеликан лишь добродушно усмехнулся, вспоминая, сколько уже первокурсников он провел, и каждый поток реагировал именно вот так.

– Ну, пошли, – наконец произнес здоровяк и отворил двери, открыв юным магам дорогу в их собственную сказку.

– Вот это... – лишь смог выдохнуть Тедди, глядя на Большой Зал.

Огромная площадь, четыре длинных стола факультетов, восторженная атмосфера праздника и веселья...и потолок...нет, не потолок. Это было чистое ночное небо. Звезды казались такими натуральными, такими близкими и далекими одновременно. Хотелось смотреть туда и смотреть, не отрываясь. Мальчик был заворожен открывшимся зрелищем, той красотой и глубиной, что несомненно для одиннадцатилетнего ребенка становилась настоящим чудом. Настоящим волшебством.

* * *

«А вот и они!» – радостно подумал про себя Гарри находясь за преподавательским столом.

Признаться, Поттер порядком изнервничался, ожидая усилить Тедди среди группы первокурсников. Мальчик выглядел настолько завороженным происходящим кругом, что маг просто невольно улыбнулся, вспомнив, как он сам впервые вступил в Большой Зал. Его мальчик наконец вступает во взрослую жизнь, черт возьми!

Но первые моменты эйфории и гордости за практически сына, сменились тревогой и страхом.

«А вот и она» – с долей паники подумал Поттер, глядя на девочку-первогодку, с длинными темно-рыжими волосами и изумрудными глазами, как у матери.

Она стояла несколько обособленно от остальных, безъэмоционально разглядывая табурет, куда должны были принести Шляпу. Девочка казалась несколько бледнее, чем когда Гарри видел ее в последний раз. Но больше всего его поразили глаза малютки. Безжизненные, равнодушные, словно у куклы, словно у тех, кто испытал на себе Поцелуй.

– Когда я назову вашу фамилию, вы должны будете выйти вперед! – из размышлений его отвлек голос Невилла, который уже стоял возле Шляпы и держал толстый свиток с именами вновь прибывших.

– Аденн, Валери, – его старый школьный товарищ начал зачитывать имена.

Гарии было абсолютно плевать, кто там прибыл, еще больше было плевать как их зовут. В этом списке, лишь три имени имели значение для мага. Пользуясь моментом, Поттер залпом осушил кубок с вином, надеюсь, что это немного снимет стресс. Наконец...

– Бронски, Китти, – пригласили к Шляпе.

Видя, как девочка безразлично идет к табурету, словно во сне или под Империусом, Гарри вновь осушил довольно объемный кубок, пытаясь пересилить страх.

«Только не Слизерин!» – отчаянно кричал в мыслях разум Поттера – «Только не Слизерин!!!»

– Гриффиндор! – громко рявкнула Шлапа, под многочисленные аплодисменты со стороны стола Годрика.

«Пронесло!» – с облегчением подумал Гарри, сделав внушительный глоток.

Китти молча встала и двинулась в сторону теперь уже своего факультета, не особо смотря по сторонам и игнорируя все попытки поздравить ее. Села с самого краю, подальше от остальных.

– Дерьмо, – лишь тяжело вздохнул одноглазый, вновь приложившись к кубку.

И тут его взгляд упал на Тедди, который о чем то тихо переговаривался с Даниэлом. Маг многое бы сейчас отдал, чтобы оказаться непосредственно рядом с ним и поддержать мальчика, который судя по виду сейчас грохнется в обморок: толи от волнения, толи от восторга. Лукаво осмотревшись по сторонам, Гарри легонько коснулся сознания мальчика. Тот чуть было не подпрыгнул от внезапного вторжения в собственный разум, и начал лихорадочно осматриваться по сторонам, пока не наткнулся на нового преподавателя. Мужчина в ответ лишь отсалютовал мальчику кубком, на что тот радостно улыбнулся ему, и видимо не подбежать к столу преподавателей стоило Тедди больших трудов.

«Я с тобой, малыш. Чтобы ты не выбрал, я всегда буду с тобой!» – мысленно отправил ему сообщение Поттер.

На это маленький Люпин лишь улыбнулся и кивнул ему, а профессор просто физически почувствовал, как из сознания крестника уходят волнения и переживания.

Внезапно, подошла очередь Флинта, но маг не особо переживал по поводу этого шпанца. Он был весь в отца и поэтому судьба мальчика уже предрешена.

– Слизерин! – громко огласила Шляпа.

Стол факультета Салазара разразился аплодисментами, даже Гарри добродушно несколько раз похлопал в ладони. Нужно будет потом отправить запись с воспоминаниями Маркусу, чтобы тот лично насладился тем, как его единственный сын стал на путь мага. Еще несколько незнакомых, и совершенно неинтересных имен, и наконец Невилл с заметной гордостью огласил:

– Люпин, Теодор! – с улыбкой на лице произнес декан Барсуков.

– Этот точно будет у меня, – Гарри услышал краем уха слова декана Гриффиндора.

– Увидим, – тихо прошептал под нос Избранный, вцепившись в кубок так, словно от него зависела сама жизнь мага.

Тедди неуверенно подошел к Шляпе, и чуть поколебавшись надел старинный артефакт на голову.

Секунды потекли так, словно не хотели приближать момент оглашения решения. Для Поттера сейчас не существовало ничего и никого, кроме маленького мальчика и магического предмета, который определит всю его дальнейшую жизнь. И как на зло, Шляпа медлила, словно издеваясь над выдержкой одноглазого.

«Давай же, чертов кусок кожи! Я тебя спалю, к чертям собачьим!» – нервно думал про себя мужчина.

Кубок в руке Поттера с утробным звуком сплющился под давлением, но маг не замечал ни удивленных глаз рядом сидящих профессоров, ни разлитого по столу и его мантии вина.

«Давай же, проклятая ветошь!»

Когда рот Шляпы начал открываться, время для Поттера словно остановилось, словно в замедленной съемке он видел как та произносит слова:

– Слизерин!

В Зале повисла мертвецкая тишина, многие самым настоящим образом сидели с открытым ртом. Даже у Гарри несколько перекосило лицо от услышанного.

«Слизерин?» – ничего не понимая подумал он.

Тедди тем временем, быстро скинул с себя Шляпу и удивленным взглядом обвел всех окружающих, в том числе и Даниэла, который так и застыл с вилкой во рту. Мальчик в панике глянул на сидящего за преподавательским столом Гарри, у которого в этот момент тоже было довольно глупое лицо.

Но тишина в зале продлилась не дольше пары-тройки секунд, когда наконец не послышались одинокие аплодисменты со стороны стола преподавателей. Гарри что есть сил хлопал в ладоши, улыбаясь своему крестнику, как ошалелый. После этого сначала и стол Слизерина, а потом и остальные исполнили давнюю традицию и поприветствовали нового ученика Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс.

Тедди видел, что радость Гарри за него не фальшивая, не наигранная. Гарри действительно рад! А на остальных плевать!

«Я горжусь тобой!» – поймал Люпин мысленный сигнал от Поттера.

– Спасибо...папа, – одними губами произнес мальчик, удаляясь к столу Слизерина.

«А теперь нужно это отпраздновать!» – без ума от нахлынувшего счастья подумал маг, восстанавливая кубок. – «Что там Невилл говорил на счет своих запасов рома? Завтра тяжелый день с этими спиногрызами, так что гулять так гулять!»



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
niksuДата: Понедельник, 13.05.2013, 12:19 | Сообщение # 53
Ночной стрелок
Сообщений: 69
« 0 »
рад что появилось новое продолжение. очень интересно. но я надеюсь что Поттер так и останется главным персонажем, а не переберется на второй план.
 
ТронДата: Суббота, 12.10.2013, 21:12 | Сообщение # 54
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 16

– Ох, моя голова, – первое, что вырвалось из уст Гарри утром нового учебного года.

Мученическим взором оглядев комнату, в которой он соизволил очнуться, Герой Британии титаническим усилиям все же смог оторвать свое туловище от пола классного кабинета. Тело болело так, словно по нему пробежалось стадо кентавров. Пробежалось, а потом еще и помочилось для верности. Мозг никак не хотел собираться в кучу, оставляя в голове блаженный вакуум, среди которого не было ни единой мысли по поводу всего вышеперечисленного. Черт возьми, долгое воздержание явно чревато вот такими вот сюрпризами. Сколько он не пил? Месяц? Два? Такое ощущение что десять лет, если уж вчера он так "приложился". Повсюду валялись пустые емкости из-под бурбона, виски, текилы...в углу кажется поблескивала полуполная бутыль водки. Плавно пошатываясь, профессор направил стопы в сторону выхода, попутно пытаясь вспомнить, каким таким образом он здесь очутился и вообще, какое сегодня число? Впрочем, голова быстро прочистилась, когда маг заметил бессознательное тело Невилла, который мирно посапывал на сдвинутых партах, укутавшись в какую-то материю желтого цвета. При ближайшем рассмотрении "одеяло" оказалось флагом Хаффлпаффа с характерным барсуком факультета. Однако, знатно вчера посидели. Задумчиво почесав затылок, преподаватель внезапно обратил внимание на свою искусственную руку.

– Что за...?!!

Живой металл казалось побывал в руках тайком собравшихся неформалов-готов, не меньше: многочисленные царапины и какие-то не то формулы, не то каббалистические знаки, еще больше придавали той жутковато вид. С опаской бывалый ветеран взглянул на окружающую обстановку, медленно выпадая в осадок. Помещение предстало в абсолютно кошмарном состоянии: перед ним, словно мишень для дарса, висел флаг с изображением Феникса, который был едва различим из-за многочисленных проталин и ожогов; в самых неожиданных местах стояли недопитые стаканчики со спиртным; на полу, на стене, даже местами на потолке были видны отпечатки рубчатой подошвы десантного ботинка сорок второго размера; принюхавшись, волшебник отчетливо ощутил тошнотворный (для данного состояния организма) запах дорогой кубинской сигары; парты, словно деревья листьями, были покрыты школьными стикерами, густо-красные потеки на которых после некоторого изучения складывались в невнятное послание.

– Кровь? — слегка осипшим голосом спросил самого себя Поттер.

Маг с сомнением провел по буквам пальцем и задумчиво сунул его в рот.

– Не, кетчуп из кухни.

Посреди всего этого безобразия, уткнувшись носом в школьный устав, мирно посапывал Невилл.

— Мать честна... — слабо проговорил Гарри, оглядывая помещение.— Прямо как у меня дома...Невилл, просыпайся зараза!

Подпитый профессор, сонно пробормотав что-то, отвернулся, поудобнее пристраивая щеку на книге.

– Ну, скотина, – злобно прошипел его коллега. – Эй, мандрагоры засохли!

— А? Перчатки мне, перчатки! — заорал Лонгботтом, ошалело подскакивая на парте.

— Не перчатки, а швабру тебе, — сурово посоветовал бывший аврор.

– Ох, ты... – удивленно посмотрел тот на открывшийся разгром. – Что за...?!!

– Вижу, что тебя тоже удивляет сей момент, – едко подметил одноглазый.

– Черт, у нас же уроки!

– Что, уже?

– Ты же сам вчера говорил!

– Я?!

– Мать честна, МакГонагалл нас убьет!

– Спокойно, у нас еще полно...

Чего у них полно Невилл так и не услышал – успокаивающая речь Поттера была нагло прервана требовательным стуком в дверь.

– Это директор! – панически прошептал декан "барсуков".

– Быстро! Убирай все! Я ее задержу! – успел шикнуть ему Гарри, рванув к проходу. – Главное – бухло спрячь, с остальным разберемся!

Пока маг добежал до злосчастной двери, он успел не только привести мантию в порядок, но и кое-как уложил волосы, чтобы те не напоминали последствия термобарического взрыва – вот что значит опыт обучения в аврорском лагере спецназначения.

– Госпожа директор, а мы...

Поттер внезапно оборвался на полуслове, увидев наконец тех, кто так настойчиво желал его видеть. Перед помятым и дышащим перегаром профессором столпились почти три десятка спиногрызов, вопросительно глядя на своего нового преподавателя.

– Профессор Поттер, а мы тут...ну, к вам на урок, – огласил впереди стоящий паренек-гриффиндорец, стараясь из-за всех сил не морщиться под химической атакой летучими смесями в исполнении одноглазого.

– А, это вы, – с облегчением заметил тот, заметно расслабившись. – Эй, Невилл, отставить панику – это всего лишь студенты.

– Что?!!

– Я говорю, это студенты! Отцепись от этого несчастного знамени – пусть молодые им занимаются!

– Ты в своем уме?

– Так, молодеж, – командным басом огласил однорукий, строго рассматривая всех собравшихся. – Что у нас за предмет?

– Основы выживания в экстремальной среде, сэр, – с готовностью ответил кто-то позади.

– Так, вот вам установка! – слегка задумавшись, объявил профессор. – Враг устроил набег на отдельно взятый участок фронта! Задача: очистить местность от возможно опасных предметов и найти улики, которые позволят идентифицировать противника! На все про все вам дается двадцать минут!

– Что? – слегка встряхнув головой, сбивая хмельный осадок, спросил гриффиндорец.

– Убрать кабинет! Привести в надлежащий вид, все, что может быть полезно командованию доставить ему же! Выполнять!

– Э-э-э-э...есть, сэр? – неуверенно ответил парнишка.

– Не слышу, – угрожающе прошипел бывший аврор.

– Сэр, есть, сэр! – с опаской прокричали три десятка глоток.



С привлечением свежей рабочей силы дела пошли куда лучше. Впрочем, Гарри чувствовал, что придется провести политико-воспитательную беседу со своими новыми подопечными, дабы те не слишком распространялись об увиденном. С милостивого кивка хозяина кабинета (как оказалось, самого Поттера) Невилл благополучно удалился, не мешая новому профессору строить собственную тиранию на отдельно взятом потоке шестикурсников. К слову сказать, ребята вполне сносно справились с заданием, а один из наиболее сообразительных тихо и незаметно передал новому преподавателю недопитую бутылку водки, не привлекая внимания остальных учеников, за что был поощрен дополнительными балами для Змеиного факультета. Впрочем, маг бы очень удивился, если бы кто-то из гриффиндорцев проявил подобную смекалку, не объявив об этом на весь класс. Толи по злому року, толи по приходи директора, но первыми же учениками бывшего аврора в новом году стал шестой курс факультетов Гриффиндор и Слизерин. Именно они должны были составить основной костяк претендентов на участие в Турнире в следующем году. К тому же, Поттер внезапно осознал одну вещь – воспитание и обучение будущих Чемпионов Хогвартса ложится полностью на его плечи, что бы там не говорила МакГонагалл. Именно "львы" и "змеи" станут главными претендентами на победу – в это он был уверен. Остальные ученики просто не подходили на эту роль: рейвенкловцы и хаффлпаффцы – это в первую очередь ученые, философы, доктора и клерки. Гриффиндор и Слизерин – другие. Из них получаются отличные воины, политики и дипломаты – именно то, что нужно для победы на Турнире. Поттер ни сколько не относил себя к тем, кто предвзято относится к остальным факультетам, нет. Но он знал, что сама атмосфера в гостиных, на уроках и в душах остальных двух течений несколько не способствуют развитию тех качеств, что необходимы настоящим солдатам. Они не смогут убивать без колебаний, как Седрик Диггори в свое время. "Алые" и "Зеленые" – смогут. Первые не выполнят изначально незаконный и аморальный приказ командования, вторые – сделают это без вопросов. Конечно, если соответственно их подготовить. "Артур Харви" придерживался по духу двух доктрин: "Меча" и "Кинжала", что отражало всю сущность обоих лидирующих факультетов. Стоять до последнего; мчаться в бой, под непрекращающимся обстрелом; заслонить своим телом товарища – в этом весь Гриффиндор. Проникнуть в стан врага; притвориться другом и ударить исподтишка, предварительно ослабив хоть ядом, хоть переломан руки-ноги – в этом Слизерин. Обе доктрины полностью поддерживались спецназом Аврората. Они были разные, как лед и пламя, но одинаково смертоносны. Ненавидели своих "коллег", но в настоящем бою больше всего зависели друг от друга. Каждый занимал свою "экологическую нишу", при этом гармонично дополняя другого. Именно из комбинации "Гриффиндор-Слизерин" вырастали группы, которым не мог противостоять ни один враг. Как жаль, что в прошлой Войне им пришлось встретиться по разные стороны баррикад. Но победитель в Турнире будет только один, и тем более интересно, кто им будет. Честь и Благородство или Скрытность и Внезапность? Даже Гарри не мог предугадать победителя. Такие разные и такие похожие. Но что бы не говорили официальные установки факультетов и стереотипы толпы, он сделает из них воинов. Хитрых, как змеи, или же сильных, словно львы, как и учили инструкторы в "Артур Харви". И он сделает так, что даже умирая, они не посрамят своих факультетов. Пусть только попробуют! Гарри лично достанет их из Преисподнии и засунет в какого-нибудь голема до конца времен, если это случится! Именно по этому уже сейчас стоило присматриваться к возможным кандидатам в Чемпионы Турнира.



* * *



После того, как безобразие в классе было ликвидировано, бывший аврор на время "убрал" все парты из класса. Конечно, он их не уничтожил, а лишь на время уменьшил до приемлемых размеров. Предстояло самое важное – узнать, чего каждый их них стоил в бою. А это можно было проверить только одним способом! Ни слова не говоря, профессор направил палочку на одно из студентов.

– А-А-А-А!!!! – тут же вскричал самый невезучий из них.

Несчастного паренька внезапно полностью обхватило сине-белое пламя, причиняя тому невообразимую боль, которую чувствовали разве что ведьмы во времена Темных Веков.

– И что вы сделаете, студенты? – издевательски произнес профессор, глядя на то, как остолбенели школьники.

– Ах, ты...!!! – взревел один из них, молниеносно выхватывая палочку.

Довольно неплохое Обезоруживающее Поттер отклонил одним лишь ленивым взмахом. Преподаватель так и продолжил стоять на своем месте, гадко ухмыляясь. Краем глаза он заметил, как второй студент наложил на себя Заклятие Невидимости, выходя из зоны наблюдения мага. Повторно отклонив "Ступефай", Поттер внезапно почувствовал, как кто-то заходит сзади, явно не с самыми лучшими намерениями. Также лениво взмахнув рукой, бывший аврор отправил незадачливого идиота в долгий полет...до первой же стены. Видя, что остальные тоже начали нерешительно вытаскивать палочки, Гарри лишь поднял ладонь в примирительном жесте.

– А теперь, стоять!

Лишь немногие прислушались к его предупреждению, уже приготовив оружие против преподавателя. Поттер лишь по-садистки улыбнулся. Мгновение – и ученики шестого курса были отброшены к другой части зала, как и их незадачливый однокурсник до этого. Лишь парнишка, что первым среагировал на атаку волшебника смог устоять на ногах, наложив на себя отлично исполненное "Протего".

– Достаточно, – спокойно огласил бывший аврор, снимая с первого "неудачника" свое заклинания. – Вполне неплохо.

Парнишка, попавший под раздачу внезапно "потух", недоуменно глядя на остальных своих одноклассников.

– Просто массовая иллюзия, – примирительно огласил одноглазый, поднимая руки перед собой. – Вашему коллеге ничего не угрожало, он даже не чувствовал боли, верно?

– Д-д-да, профессор, – заикаясь, произнес "подопытный".

– Вот видите, – с усмешкой обратился экс-аврор к остальным, глядя на все также напряженного гриффиндорца, что продолжал держать его на прицеле. – Он жив, здоров и цел. И никакой боли.

– Честно? – требовательно спросил парнишка, все не опуская палочку.

– Честно.

– Барри? – обратился он к "погорельцу".

– Я правда ничего не понял, – активно закивал тот.

– Хорошо, – нерешительно огласил малец.

– Это хорошо, что хорошо, – также издевательски огласил профессор. – Ах, да...

Поттер резко взмахнул рукой и остальные студенты смогли услышать, как что-то или, точнее, "кто-то" вновь отлетел к стене за преподавателем.

– Фамилии: твоя и твоя, студент, – обратился он к гриффиндорцу и "человеку-невидимке".

– Блэр, – с вызовом ответил ему первый. – Староста шестого курса...

– Не важно, – оборвал того волшебник, поворачиваясь спиной. – Ты?

– Краз, сэр, – коротко произнес слизеринец, кое-как поднимаясь из-под завала.

– Назначаю вас старшими, – спокойно огласил маг. – Каждого на своем факультете и только у меня на уроках, естественно.

– Сэр?

– Будете отвечать за посещаемость и дисциплину в классе, – продолжил Гарри, не обращая внимания на потерянных парней. – И под «отвечать», я понимаю «нести наказание», все понятно?

– Сэр, но...

– Еще одно: у меня нет любимчиков, нет факультетов, которым я благоволю, и мне нет дела до ваших детских «межлусобойчиков»: хотите играть во взрослых – играйте, но если хоть кто-то начнет драку или ссору по поводу вражды между Домами, я лично сделаю так, что он пожалеет об этом. Как вы уже поняли, при этом снятые баллы вас будут беспокоить в последнюю очередь, уяснили?

Оба парня едва заметно переглянулись, потрясенные услышанным. Все-таки не каждый день попадаются такие психи. Но чтобы лишний раз не нервировать преподавателя, и.о. командиров групп одновременно кивнули, соглашаясь. Остальные студенты смотрели на них со смесью паники и удивления, хотя часть просто непонимающе хлопали глазами. Впрочем, были и те, кто спокойно принял информацию, озвученную профессором, – к ним стоило также присмотреться.

– Напоминаю, что мой курс "лекций" является добровольным и я никого не держу. Скажу сразу , – громогласно огласил он. – Я не могу гарантировать вам полную безопасность. В первое время, вы можете испытать на себе множество неприятных последствий обучения: переломы, недомогания, ожоги, обезвоживание, магическое истощение, особо невезучие – даже травму, не совместимую с жизнью. Учиться у меня хреново. Реально хреново, запомните это. Нет, может, и есть какие-то светлые полосы, но вы их не заметите, поскольку будете слишком заняты, отрабатывая очередное заклинание до автоматизма или уворачиваясь от огненных шаров.

Видя, что с каждой секундой энтузиазма (если он вообще теоретически был) на лицах студентов становится все меньше и меньше, Гарри довольно оскалился – так и надо. Ему не нужны слабаки.

– Постоянные испытания, что я вам преподнесу, могут вас убить. Укрепляющие растворы и зелья тоже иногда могут вас убить. Даже я могу убить вас, для вашего же блага, разумеется. Вас ждет постоянное ощущение страха за свое здоровье до окончания курса и постоянное ощущение страха после окончания курса.

Мальцы становились все бледнее и бледнее, уже представляя, как их добрый преподаватель будет подвешивать их на грязных крюках за причинные места и вырывать ногти. Похоже, что требуемый эффект достигнут и Поттер наконец добился того результата, что планировал. Теперь наиболее нерешительные, трусливые или трезовомыслящие точно откажутся от обучения у такого маньяка и параноика.

– Но я могу гарантировать, – наконец искренне улыбнулся маг. – Что после прохождения моего курса обучения, вы сможете на равных побороться с выпускниками "золотых мальчиков" Академии Сандхёрста, клянусь своей магией!



Внимательно разглядывая студентов, Поттер уловил то, как резко переменились некоторые из гриффиндорцев и небольшая часть слизеринцев. Да, черт возьми! Впрочем, гордиться собой волшебник и не думал. Фактически, он почти слово в слово повторил приветственную речь начальника лагеря "Артур Харви", не произнеся ничего нового, за исключением того, что они сравняются по способностям с "академиками". Тогда начальник Вэст признался, что "золотых" они оставят далеко позади. Так оно и было, но один учебный школьный год – это непростительно мало для того, чтобы вырастить настоящих воинов, достойных звания "северян".

– Это все, – закончил свою речь одноглазый. – Какой у вас следующий предмет?

– История Магии и профессора Бингса, – отточенно и по-военному отрапортовал лидер слизеринцев, пытаясь соответствовать роли.

– Значит, готовьтесь к нему, рекруты, – внутренне посмеиваясь, скомандовал преподаватель. – На следующее занятие те, кто из вас отважиться ступить на путь могущества и силы, должны явиться к хижине Хагрида, Филча я предупрежу.

– Да, сэр, – отозвались несколько человек.

– Не слышу! – резко рявкнул бывший аврор.

– Сэр, есть, сэр! – единовременно проорали во весь голос десяток студентов.

* * *

После того, как щенки удалились готовиться к следующему уроку, маг крепко задумался над тем, как выстраивать свою линию поведения с ними. С одной стороны, он уже показал, что шутить с ним не стоит. С другой, массовая иллюзия не могла полностью обозначить тем всю тяжесть ситуации. Этот неудачник, что первым попался ему на глаза даже не испытывал ни малейшего дискомфорта, о чем точно растрезвонит на весь класс, и тогда эти придурки будут думать, что бывший чокнутый аврор не сделает им ничего плохого. Ох, какое разочарование их ждет! В этот раз Поттер их пожалел – все-таки мальцы еще не готовы принять его манеру преподавать. Не хотелось пугать, а уж тем более совсем лишиться учеников. Но хлюпиков это отпугнет, уж точно! Но самое главное, у него появились фавориты, которые теоретически смогут вынести все те тяготы и лишения, что он готовил. Посмотрим, появятся ли еще храбрецы и авантюристы, готовые бросить вызов маньяку-преподавателя. Профессор Снэйп мог бы им гордиться!

– А, черт! – резко хлопнул себя о лбу боец. – Так и не сказал им, чтобы те держали язык за зубами!

Но после нескольких минут мозгового штурма, аврор понял, что ничем в принципе не рисковал. На все возможные претензии, он мог найти железную отмашку о том, мол, хотел построить правильный имидж жестокого профессора и самодура, который делает то, что в голову взбредет. Да, точно! Разгром в классе, где им приходилось разбираться – это часть программы, не более того!

Несколько успокоившись, маг взглянул на часы. Половина первого – совсем не плохо – время обеда, тем более, что, насколько помнил профессор, домовики готовили отменный суп.

– Так, как там Тедди? – пробурчал под нос маг. – Надо было сделать старостам профилактическое кровопускание!

С этим мыслями, "Герой" вышел в коридор, предварительно накрыв кабинет самыми мощными заклинаниями, какие знал, чтобы никто, даже директор, не смогли проникнуть на его территорию. Закончив с этой не самой короткой процедурой, Гарри удовлетворенно кивнул, на ходу разворачиваясь. Но столкнувшись с кем-то, судя по всему одним из учеников (слишком малый рост для взрослого), маг удивленно перевел взгляд на нежданное препятствие.

– Профессор Поттер? – неуверенно произнесла малышка Китти, уставившись на него своими изумрудными, такими же как и у матери, глазами.

Одноглазый лишь удивленно и панически уставился на первогодку, стараясь ничем не показать, что взволнован встречей.

– Да, мисс...? – скрывая волнение, спросил преподаватель.

– Бронски, сэр, – безъэмоционально огласила та. – Разрешите обратиться?



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ТронДата: Суббота, 12.10.2013, 21:12 | Сообщение # 55
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Глава 17

Большой зал Хогвартса всегда представлял собой особое место. Здесь новички впервые могли по настоящему окунуться в атмосферу магии, пропитывающую древнюю школу. Здесь они всегда могли собраться вместе, пообщаться, посплетничать, встретить новых людей и подружиться с ними...ну или пострелять в их чем-нибудь эдаким. Величественные стены слышали миллионы признаний в любви сотен поколений студентов, тысячи ссор и драк, а уж сколько интересных слухов и домыслов рождались между четырех столов! Вне сомнения, Большой зал – это сердце всей школы, не только в плане архитектуры или традиций, но и духовного и психологического восприятия. Когда мы говорим "Хогвартс", то в первую очередь в мыслях возникает образ гигантского помещения, украшенного многочисленными свечами, флагами и гербами четырех факультетов, ну и самым запоминающимся – бескрайним небом на потолке, настоящим чудом среди мира магии.

Но сейчас зал напоминал восточный базар, если не хуже. Именно так Гарри охарактеризовал его, когда взглянул на ЭТО не со своего привычного места, а за столом преподавателей! Студенты галдели, ржали, шумели, бегали и занимались еще тысячей подобных вещей! Прямо скажем, маг давно отвык от такого приема пищи. В «Артур Харви», в пору своего обучения в этом миниатюрном филиале Ада, они ели молча...потому как пяти минут совершенно не хватало на то, чтобы заниматься чем-то еще, кроме как набивания своего желудка дерьмовой, но питательной жратвой. Не успел – проблемы твои. Странно, но во времена своего пребывания в Гриффиндоре, он не помнил того, чтобы этот хаос так раздражал, скорее даже наоборот – радовал. В такие моменты тогда еще зеленый сопляк чувствовал, что оказался причастен к чему-то значимому, к коллективу людей, объединенных общей целью. Можно сказать, что именно тогда, черноволосый мальчик с зелеными глазами чувствовал себя членом одной большой, не всегда дружной, но семьи.

А сейчас, профессор испытывал раздражение. Его совершенно выводила из себя местная какофония, до такой степени, что хотелось сейчас же построить всех студентов к стенке и устроить профилактическую процедуру децимации! Да что уж греха таить, его раздражали эти глупые и веселые лица на всех четырех факультетах! Даже чертов Слизерин всем личным составом отказывался поддерживать репутацию черствых и расчетливых снобов!

Рука непроизвольно сжала золотой кубок с тыквенным соком. Конечно же, несчастная посуда не вынесла подобного надругательства и выплеснула свое содержимое прямо на стол и мантию преподавателя. Видя такой исход дела, Поттер что есть сил смял проклятую железку в комок, пытаясь тем самым наказать ту за столь хамское поведение. Конечно же, в его сторону буквально вцепились несколько десятков пар глаз, как со стороны коллег-преподавателей, так и среди наиболее наблюдательных студентов. Гарри устало поднял ладно вверх, мол, все в порядке и переживать не о чем. Чуть поостыв, волшебник изумился самому себе: чего это он вдруг? Ничего ведь дурного не случилось? Абсолютно ничего. Совсем...

– Проклятие, – устало пробормотал мужчина, бросив вилку на стол.

Быстро поднявшись с места, перед этим незаметно хлебнув из небольшой фляжки, одноглазый быстрым шагом двинулся в сторону своего кабинета, пытаясь побыстрее оказаться в собственном "бункере", вдали ото всех. Плюс ко всему, через два часа начнется урок у седьмого курса. Конечно, приоритетом они не пользовались, так как в следующем году уже не им защищать честь родной школы. Но не успел Гарри сделать и пару десятков шагов, как опытный боец уловил ровные тихие шаги, неотрывно следовавшие за ним. Через несколько секунд позади раздался уже знакомый голос:

– Профессор Поттер, вы не ответили на мой вопрос, – безъэмоционально произнесла девочка-первогодка.

– Мисс Бронски, разговор окончен, – бросил в ответ Гарри, не снижая скорости. – Нет.

– Профессор Поттер, вы не могли бы просто пояснить почему? – все тем же ровным, отстраненным тоном поинтересовалась Китти, не отставая.

Эта малявка не понимала, что Гарри просто физически не мог находиться рядом с ней. Не мог и все тут. Он не мог смотреть ей в глаза, не вспомнив тот проклятый вечер. Все-таки надо было убить ее тогда. Это было бы гораздо милосерднее, чем то, что он сотворил с ней, чем то, во что она превратилась сейчас. Надо было убить ее...Сейчас же уже поздно что-то исправлять, да и сам маг не был уверен в том, что у него внезапно появится больше решимости, чем тогда. Кто ж знал, что заклинание не только надежно уничтожить воспоминания, что ни один маг не восстановит, но и выжжет целый кусок мозга!

– Профессор Поттер? – безжизненно спросила молодая гриффиндорка. – Если дело в деньгах, то я...

– Слушай сюда, – резко развернувшись, гаркнул преподаватель. – Я не обучаю всяких малолеток. Все, разговор окончен.

– Да, сэр, – как ни в чем не бывало выдала девочка. – Всего вам доброго.

Гарри вновь прибавил шаг, стараясь скорее оказаться в своем кабинете. Он не знал, на кого больше злился – на эту мелкую или самого себя. Хотя умом он понимал, что Китти ни в чем не виновата, что именно Поттер искалечил ей психику, душу и разум, в качестве альтернативы смерти от его же руки, он не мог просто успокоиться, когда оказывался рядом с ней. Господи, что за чертов бред?! Это шутка судьбы или злой рок? Почему она обратилась именно к нему? Почему не могла просто продолжить жить? И еще тысячи «почему» бились в голове волшебника, словно набат. Еще и этот тон, с которым она говорила! Да у Лавгуд в школе и то было больше эмоций в голосе, чем у Бронски! Такое ощущение, что разговариваешь с каким-нибудь киборгом или куклой! Черт!

Миновав несколько коридоров и поднявшись на нужный этаж, Поттер с облегчением замедлился – искомый кабинет был буквально за поворотом. Два часа спокойствия и возможности побыть наедине с собой дорого стоят, тем более в школе. Какое счастье, что его "берлога" располагалась вдали от основных путей следования малолетних спиногрызов. Сейчас он повернет за угол и...

– Ну что? Получилось? – донесся до него знакомый голос.

– Да ни хрена! – ответил ему второй не менее известный. – Уже все перепробовал!

– Ты точно знаешь Чары Открытия Замков?

– Конечно знаю, меня отец научил!

– Но дверь-то до сих пор заперта, – как бы невзначай заметил первый.

– Значит это неправильная дверь! – огрызнулся второй.

– Может это неправильное заклинание?

– А может ты заткнешься, Люпин? Стой на стреме!

– Я просто предположил!

– Твои предположения...

Два малолетних медвежатника недоуменно смотрели на дверь кабинета профессора Поттера, совершенно не замечая ничего в округе. Флинт активно тыкал в нее палочкой, бубня под нос что-то непонятное, пока Тедди стоял судя по всему «на стреме». Почему он решил что «на стреме» – это значит пялиться в ту же точку, что и его подельник, для самого Гарри оказалось решительно непонятно. Из-за этой Бронски он совершенно забыл навестить крестника во время обеденного перерыва. Все-таки первый день в школе – это тот еще стресс. Но как видимо, его подопечный чувствовал себя неплохо, раз решил найти себе приключения на задницу. Иначе, как попыткой суицида назвать незаконное проникновение во владения своего крестного, маг это назвать не мог. Повезло еще, что он по привычке настроил барьер так, что тот распознавав ауру Тедди, иначе бы сейчас возле его кабинета валялись бы два аккуратно прожаренных стейка. Хотя, кольцо на Даниэле должно было защитить паренька...теоретически. А если бы заклятие барьера ударило по Люпину-младшему, то скорее всего от двери, как и от половины крыла, остались бы одни воспоминания. Опять же теоретически.

Бесшумно подойдя прямо за спины двух озорников, Гарри уже было хотел проорать нечто вроде "Бууум!", но вовремя одумался – не хотелось оставлять двух балбесов заиками, даже если они сами нарвались. Маг просто тяжело положил ладони на плечи мальчишек, заставив тех удивленно вздрогнуть. Натянув на лицо улыбку, которой можно было пытать подозреваемых, волшебник наблюдал, как парни медленно повернули головы.

– Ну и что тут у нас? – лилейным тоном спросил профессор.

– Эм, Гарри, а мы...тут...это, – начал было оправдываться Тедди.

– Что-что? – голос Поттера можно было намазывать на хлеб вместо повидла.

Оба мальчика опасливо переглянулись, предчувствуя, что сейчас кому-то будет больно. Очень больно.

– Сэр, мы пришли вас проведать, – набравшись смелости нагло соврал Флинт.

– Правда? – голос профессора был слаще сахарина. – Странное дело, табличка с надписью «Не соваться – убьет» должна была навести вас на мысль, что "никого нет дома". Предупредительные сигналы, которые вы упрямо проигнорировали также намекали весьма прозрачно, к тому же, комната не звукоизолирована, отчего я даже пьяным и полусонным должен был вас элементарно услышать. Поэтому у меня возникает закономерный вопрос: не собрались вы, молодые люди, войти в мой кабинет без разрешения?

– Это было бы ужасно и недопустимо, – серьезно ответил сыночек Маркуса, причем даже бровью не повел. – Просто чудовищно!

– Действительно, – утвердительно кивнул одноглазый. – А теперь!!!

Температура в коридоре резко упала градусов на десять. Тедди с тоской поискал глазами Даниэла. Профессор был похож на душевнобольного берсерка, от которого обмочились бы и древние викинги. Гарри активно махал руками и орал:

– Малолетние придурки! Тролльи отрыжки! Вы что, последние мозги за скамьями натерли?! Да я вас обоих своими же руками придушу, чтобы не позориться! Растили, кормили, холили и лелеяли одиннадцать лет, а вы решили все спустить в унитаз?! Флинт! Люпин!

– Да, сэр! – парни от страха вытянулись в струнки.

– Объясните, какого хрена?! – орал во все горло бывший аврор.

– Сэр, мы...

– Молчать! – тут же рявкнул одноглазый. – Я не закончил!

– Сэр, есть, сэр! – послушно прокричали оболтусы.

– Минус пятьдесят балов за попытку влезть в мой кабинет!

– Сэр, есть...

– Молчать! – вновь прикрикнул маг. – Флинт, с тебя еще пятьдесят!

– За что? – удивился Даниэл, но быстро сник под грозным взглядом командира его отца.

– За просто идиотские ошибки в исполнении "Алохоморы"! Еще и отцу твоему выговор влеплю за ненадлежащее преподавание!

– Сэр... – печально вздохнул маленький слизеринец.

– Молчать! – уже привычно ответил Гарри. – Люпин! Тебе дополнительно минус пятьдесят!

Тедди молча опустил голову под давлением крестного, покорно принимая его гнев.

– Кто так следит за обстановкой? В бою тебя бы давно убили и порезали на части! Или то, что я тебе вдалбливал уже выветрилось?

– Сэр, никак нет, сэр, – пробубнил под нос мальчик.

– И еще минус пятьдесят за наглую ложь! – окончательно добил их маг. – И еще минус сто пятьдесят каждому за просто непроходимый дебилизм и отсутствие инстинкта самосохранения! Итого: минус пятьсот баллов Слизерину! Вопросы есть?

– Сэр, никак нет, сэр, – проговорили в пол юнцы.

– Кто инициатор этой идиотской затеи? – навис над ними Поттер, поочередно глядя на парней.

«Даниэл!» – мелькнуло в уме Люпина.

«Тэд!» – пронеслось в голове у Флинта.

– Оба, сэр, – синхронно ответили залетчики, упрямо глядя в глаза мага.

Внезапно, Гарри самодовольно усмехнулся, глядя на них. Слегка наклонив голову, рассматривая отпрысков, ветеран спокойно произнес:

– Плюс пятьдесят каждому. Флинт, через две недели ты должен отработать заклинание до автоматизма. Люпин, а ты будешь сдавать мне экзамен по скрытному наблюдению за местностью. И если я останусь недоволен, то оторву ваши непутевые головы. Или нет, я просто скажу старосте Слизерина, что вы оба скрытые фанаты Гриффиндора и подельники Ордена. Разойдись!

– Есть, сэр, – успели прокричать оба мальчика, перед тем, как скрыться в неизвестном направлении.

– А навык быстрого сваливания с места происшествия тоже ничего, – усмехнулся самому себе профессор. – Маленькие змейки. Еще по пятьдесят каждому.

Но едва он хотел снять заклятие с комнаты и наконец оказаться в спасительном кабинете, как позади маг услышал тихое покашливание. С горяча он было уже решил, что малявка Бронски опять решила его доконать по поводу индивидуальных тренировок. Но резко развернувшись и приготовившись ответить в весьма и весьма грубой форме, он так и застыл с полу открытым ртом. Перед ним стоял худощавый, черноволосый и несколько бледный юноша, одетый в стандартную черную мантию работников Министерства, точнее личных помощников Самого. Быстро окинув посетителя взглядом с ног до головы, Гарри усмехнулся про себя – уж слишком карикатурно выглядел паренек: весь ухоженный, гладко выглаженная классическая рубашка с галстуком, до блеска начищенные туфли, какие-то лакейские кожаные перчатки, в которых тот сжимал небольшой конверт. Парень аккуратно поправил очки-половинки, после чего прокашлялся и ровным, официальным тоном произнес:

– Мистер Поттер, вам сообщение.

Маг вновь окинул взглядом гонца, словно перед ним оказалась свежая кучка корових фекалий. Он наконец вспомнил, где его видел – именно этот принес ему весть от Кингсли в прошлый раз, когда понадобилось решить проблему с Бронски.

– Старик меня ждет? – пренебрежительным тоном поинтересовался профессор.

– Нет, он прислал вам письмо, – не замечая откровенного оскорбления ответил тот.

– Мог бы связаться и по камину, – недовольно проворчал мужчина.

– Министр очень занятой человек, – дипломатично заметил гонец.

– Не соизволит общаться с такой мелкой сошкой, как я, да? Давай сюда, – незамедлительно произнес волшебник, выхватывая конверт из рук лакея старого пердуна. – И пошел прочь отсюда.

– Конечно, сэр, – учтиво поклонился черноволосый. – Доброго вам дня, мистер Поттер.

– Прочь, – отмахнулся от него преподаватель, поворачиваясь к кабинету. – Чтобы духу твоего здесь не было.

– Всего доброго, – донеслось из-за спины, после чего послышались ровные удаляющиеся шаги.

Быстро захлопнув за собой дверь, и наконец успокоившись, Гарри незамедлительно разорвал конверт, извлекая оттуда письмо от Кингсли. Старик никак издевался. Бумага была специальная, точно такая же, на которой писались официальные приказы и директивы Аврорату. Чертов старый козел! С раздражением пропустив уступительное слово, маг внимательно начал изучать содержимое послания. С каждой строчкой его взгляд становился все яростней и яростней. Казалось, что заслуженный ветеран сейчас сорвется с цепи и начнет громить все вокруг.

«С уважением, Министр Магии» – значилось в конце.

– Чтоб тебя, ублюдок, – прорычал волшебник, сделав большой глоток из фляги. – Тебе все мало?

* * *

– Это ты виноват! – яростно шипел Флинт, блуждая среди лабиринта коридоров.

– Я? – удивился Тедди, пристально взглянув на своего друга.

– Ты проворонил его приход!

– Ничего бы не случилось, если бы ты вовремя открыл дверь!

– У него наверняка защита стоит не хуже, чем в банке! – парировал Даниэл. – Я же тебе говорил!

– Минуточку! Это же я говорил! – возмутился в ответ Люпин.

– Не важно, – отмахнулся от него мальчик. – Что делать-то будем? Ты думаешь, он серьезно на счет наказания? Скажет нашим, что мы подельники Ордена?

– Не думаю, – покачал головой второй, крепко задумавшись. – Но знаешь...

– Рисковать не охота, – согласился с ним Флинт. – Черт, столько баллов потеряли!

– Джеймс нас сожрет с потрохами, – сокрушенно пробормотал крестник Героя. – Или еще хуже.

– Тебя-то может и нет, – проворчал его друг, вспоминая разговоры слизеринцев во время перемены. – Побоится, а вот меня...

– Попались вместе, значит и отхватывать вместе, – резонно заметил юный метаморф, на что Даниэл подозрительно покосился на своего товарища.

– Ты точно попал на тот факультет? – поддразнил его тот.

– Пошел ты, Флинт, – огрызнулся в ответ паренек.

– Пошел ты, Люпин, – весело отозвался второй мальчишка.

Оба юных слизеринца одновременно прыснули, переглянувшись, после чего продолжили свой путь. Впереди был незабываемый урок Истории Магии. Почему он "незабываем" никто из старших однокурсников не отвечал, да и отец Даниэла молчал, как рыба. Вел его по слухам какой-то призрак или что-то того. Вообще, первый день оказался куда интереснее, чем они представляли. Уже с утра оба парня стали свидетелями веселого взрыва котла, который накрыл урок зельеварения медным тазом. Мало того, что унылый кабинет в подземелье оказался выкрашен во все цвета радуги, на радость ребятни, так еще и какой-то зазнайка из Рейвенкло еще месяц будет ходить с зелеными, словно драконьи сопли, волосами. А на трансфигурации, которую вела сама директриса, уже знакомый им белобрысый фанат Ордена случайно разнес в мелкие щепки учительский стол, когда хотел похвастаться своими навыками владения магией перед остальными. В общем, юные змейки получили хороший заряд бодрости.

Но вскоре, им бросился в глаза один примечательных факт – не было никаких признаков школьной войны, о которой так красочно рассказывал их староста. Никто не бросался в коридорах заклятиями, нигде не были слышны взрывы и звуки потасовки. Как-то подозрительно тихо для вечно враждующих Слизерина и Гриффиндора. Но в воздухе витала какая-то едва ощутимая атмосфера напряженности. Что-то упрямо подсказывало, что в Хогвартсе скоро станет жарко: толи многообещающие взгляды студентов враждующих факультетов, толи тихие перешептывания между старшими учениками, а может все дело в трех котлах «Жидкой Чумы» в углу гостиной и еще четырех мешках взрывоопасного «Молотильщика» в погребе «зеленых». Когда эти «средства для борьбы с вредителями», как их деликатно назвал Джеймс, увидели первокурсники, то даже вполне миролюбивый Тедди понял, что спокойное время закончилось, и теперь он не студент, а самый натуральный рекрут. Хотя реакция на подобное умозаключение у всех новичков была разная: от панического страха и желания поскорее оказаться дома, до бурного восторга и какого-то нездорового энтузиазма. Но в целом, никто слишком уж не напрягал первокурсников, учитывая, что те еще даже не имели представления об этом без преувеличения отдельном мире. Впрочем, малышей явно напрягал тот взгляд, которым их наградили более старшие и опытные товарищи. Те словно приценивались, мысленно размышляя подходит ли отдельный представитель «свежего мяса» для них или же нет. Там же Люпин заметил один преинтереснейший факт: слизеринцы сгруппировались в отдельные кучки, каждая из которых демонстративно не замечала остальные, расположившись по разные стороны просторный гостиной. Видимо, это и были те самые «внутренние» группировки, имеющие весьма и весьма различные представления о том, как правильно должны вести себя представители Змеиного факультета: радикалы, консерваторы и либералы. И юный Тедди четко уловил, что на него были обращены взоры всех трех групп, причем кто-то глядел равнодушно, кто-то заинтересованно, а кто-то явно был не прочь выпустить ему кишки ночью. Мальчик смог расслабиться только тогда, когда староста решительно повыгонял по спальням все курсы младше пятого. Когда мальчик оказался в комнате, которая станет его домом на ближайший год, то начал разглядывать каждый сантиметр их новой обители. В целом, он был не впечатлен: маленькие окна, дорогие ковры на полу, головы животных, один большой камин, тумбочки и кровати из темно-красного дерева, покрытые завивающейся резьбой – в общем, мрачно и уныло, что должно навевать суеверный страх и трепет на вновь прибывших. И Тедди, и Даниэл лишь тихонько посмеялись над оторопевшими однокурсниками – они-то многого навидались в доме Блэков, в котором теперь обосновался Гарри, и уж такой бутафорией их точно не напугать.

Маленький Люпин лишь добродушно усмехнулся, вспоминая все эти моменты, пока они с Даном молча плелись в сторону нужного кабинета. Что и говорить, а таких впечатлений от Хогвартса он не ожидал совершенно. Как бы не хотел он признавать, но факт оставался фактом – ему вполне приглянулось в Слизерине. Он еще помнил рассказы крестного о том, как его впервые встретили на Гриффиндоре, как постоянно тыкали пальцем в шрам, как облепливали глупые фанаты и как «незаметно» перешептывались за его спиной. Для Тедди самым большим страхом было стать «белой вороной» в собственном Доме: непонятной чистоты кровь, с примесями оборотня, единственный сын двух членов Ордена и героев прошлой войны, плюс еще крестник самого Гарри Поттера, убийцы Темного Лорда. Поступить в Слизерин с таким «послужным списком» довольно необычно...мягко говоря. Но все же, мальчик вздохнул с облегчением, когда большинство товарищей (представители старой аристократии, в терминальной стадии помешанных на своей исключительности и «засилье маглов», не в счет) и с горделивым молчанием приняли его в свои ряды, мол, если действительно попал к нам, то значит не просто так, а значит никаких проблем. Он смог заручиться поддержкой и одобрением старосты Джеймса, что уже немало. К тому же, его хороший друг оказался рядом, так что в целом, Тедди рассматривал свое новое положение, как вполне удовлетворительное. Большинство адекватных однокурсников относилось к нему либо нейтральной, либо дружелюбно (внешне, во всяком случае), а получить признания кучки радикалов и фанатиков ему и не особо нужно было.

Пока они шагали по многочисленным лестницам, Люпин уже успел крепко «уйти в себя», не замечая ничего вокруг и размышляя о нынешней ситуации. Но внезапно из задумчивости его вывел чувствительный тычок в бок от Даниэла:

– Эй, Тэд, гляди! – шепнул ему на ухо тот, показывая куда-то пальцем. – Наш старый знакомый!

Маленький метаморф лениво взглянул в ту сторону, в которую тыкал его кореш. Заметив то, что так обрадовало Флинта, мальчика едва заметно передернуло от отвращения. У кабинета, в котором судя по карте и должен был начаться их урок Истории Магии, столпилась целая куча народу, где он заприметил и нескольких своих одноклассников по факультету. Но больше всего выделялась белобрысая башка Марка Шульца, который активно что-то разъясняя одному из их товарищей по комнате (кажется, его звали Ирвинг Тауэр, хотя паренек не мог сказать наверняка).

– Черт, – злобно сплюнул Тедди. – Я и забыл, что у нас занятие вместе с Гриффиндором!

– Будет весело, – кровожадно усмехнулся Даниэл, предвкушая хорошую драку. – Пойдем объясним краснозадым, кто здесь главный!

– Начинается, – недовольно протянул метаморф, состроив страдальческое выражение лица. – Может лучше...

– Вперед! – не слушая его, огласил Флинт, ускорив шаг к месту конфликта.

Люпин безвольно поплелся за ним, стараясь не отставать. Судя по всему этот Ирвинг не был кроткой овечкой (как неожиданно-то для Слизерина!), к тому же парень был на целую голову выше гриффиндорца, который похоже вовсе плевать хотел на то, что оппонент превосходит его по физическим параметрам.

– А ну, извинись перед ней! – кричал Марк, сжимая кулаки.

– Еще чего? – усталым голосом отвечал их однокурсник. – Сама виновата.

Похоже, что разговор попал в какую-то своеобразную логическую петлю: гриффиндорец требовал извиниться перед кем-то, а его визави похоже плевать хотел на его возмущения. Типичное столкновение двух баранов – вот только обычно подобное выливается из безобидного спора в совершенно небезобидный мордобой. С появлением мальчиков, которых сначала не заметили в толпе, беседа плавно перетекала из первой стадии во вторую. Причем, в отличие от молодого львенка, Тауэр уже порядком задолбался, а значит мог от скуки преспокойно вбить голову Марка по самые плечи. И как порядочный человек, Флинт не мог не влезть и позволить представлению затянуться.

– Ну, не извинится он, и что ты сделаешь? – издевательски протянул парень, становясь возле однокурсника. – Привет, Ирвинг, кстати.

– И тебе того же, Даниэл, – кивнул в ответ громила. – Меня уже достал этот заморыш.

– О, как я тебя понимаю, – ухмыльнулся он, впившись взглядом в Шульца. – И как поступим?

– О, как это по-слизерински, – покачал головой Марк. – А где же ваш третий?

– Да здесь я, здесь, – недовольно пробурчал Люпин, становясь по другую сторону. – Может лучше мы...

Что там "лучше" толпа не дослушала – буквально за долю секунды из неорганизованной кучки первогодок сформировалась не более организованная кучка "стенка на стенку". Возле белобрысого оперативно сгруппировались остальные его товарищи из Гриффиндора. Слизеринцы, не будь дураки, не стали оригинальничать и тупо повторили маневр оппонентов. Атмосфера резко накалилась, похоже, что людей, сохранивших здравый рассудок, осталось чуть более, чем никого. Даже чертовы портреты на стенах с интересом смотрели за процессом и тихо делали ставки на победителей.

– А в чем собственно дело? – невинно поинтересовался Люпин, воспользовавшись мрачной паузой.

– Этот ваш бугай уронил одну из наших, – злобно выплюнул Шульц. – Пусть извинится.

– И не подумаю, – меланхолично ответил Ирвинг. – Она сама на меня наткнулась.

– Это же девочка! – яростно прокричал белобрысый. – Она меньше и слабее тебя! Ты должен извиниться!

– Господи, какая-то «петля Пегу» получается, – прикрыв лицо ладонью, сокрушенно пробормотал Тедди. – Может хватит? Преподаватель скоро придет!

– И не подумаем! – воинственно объявил Марк. – Это же настоящая грубость, тем более в отношении девушки! Уж, такие «благородные аристократы» должны это знать!

– Слушай, Шульц, – страдальческим голосом произнес метаморф. – Давай закругляться, мы все равно вас сильнее и...

Тедди резко оборвался, внезапно осознав, насколько серьезную ошибку совершил. Как он и боялся, гриффиндорцы сначала недоуменно смотрел прямо на него, а после нескольких секунд, пока до них дошла суть вышеизложенного, лица первокурсников одновременно исказила злобная гримаса, да так синхронно, что было впечатление, словно те долго тренировались.

– Что ты сказал? – угрожающе рявкнули из толпы «Львов». – А доказать сможешь, гадюка поганая?

– Закрой рот, выродок, – тут же встрял Даниэл.

– Ты кого это гадюкой назвал? – вторил ему Ирвинг, похрустывая кулаком.

– Наших бьют! – послышался позади древний как мир клич, который предшествовал не менее известным действиям.

Заявление Тедди было словно окурок, брошенный в пчелиный улей. Гриффиндорцы наполнились праведным возмущением, поняв, что их оскорбили какие-то изворотливые гады. Слизерин же никогда не бегал от честного вызова на бой, во всяком случае не заимев подавляющего численного превосходства или хотя бы не припрятав камень за пазухой.

Учитывая габариты Тауэра, в этой драке он вполне мог претендовать на роль аналога тяжелой артиллерии, поэтому баланс интересов был соблюден и повода затихнуть не оказалось ни у кого.

– Парни, успокойтесь, – отчаянно кричал Люпин разгоряченным сокурсникам, готовым уже броситься рвать и метать врага. – Не стоит, я сам разберусь!

– Думаешь, что раз крестник Поттера, то тебе все по плечу? – насмешливо процедил Шульц. – Ща мы вам...

Разъяренный Марк быстро занес кулак над головой Тедди, от чего тот рефлекторно прикрылся рукой, приготовившись встретить удар. Но вместо того, чтобы обрушиться на метаморфа, белобрысый внезапно застыл, не в силах пошевелить ни единым мускулом.

– Здравствуйте, профессор! – услышали они девичий голос, что заметно отрезвило всех участников «переговоров».

Студенты испуганно начали вертеть головами, в поисках преподавателя, заметно растеряв весь боевой запал. Тедди незаметно для всех вздохнул с облегчением, смахивая капли пота со лба. Оглянувшись по сторонам, мальчик так и не заметил ни единого признака приближения «арбитра», что мягко говоря вызвало удивление. Но уже через секунду в эпицентр несостоявшегося боестолкновения двух групп пробралась рыжеволосая гриффиндорка, тихо произнеся с отсутствующим выражением лица:

– Тауэр, я не в обиде, – все собравшиеся удивленно взглянули на нарушительницу спокойствия. – Будем считать инцидент исчерпанным, верно, Марк?

– Эм...ну, раз так, дело твое, Бронски, – неуверенно пробормотал Шульц. – Но в следующий раз...

– Что это в следующий раз? – послышался из-за спины белобрысого заспанный голос. – Студенты, быстро в класс.

Чертов призрак возник прямо из ниоткуда, пройдя сквозь всю толпу, заставив малышей едва не наложить в штаны от неожиданности. Онемевшие от страха детишки ровным строем двинулись в кабинет, по ходу дела бросив на недоброжелателей довольно многообещающие взгляды. Тедди же печально вздохнул, когда обстановка наконец пришла в норму. Черт, с этими глупыми разборками будет много проблем!



Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
ShtormДата: Понедельник, 14.10.2013, 14:23 | Сообщение # 56
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Мда, похоже по сравнению с Поттером Грюм в сторонке отдыхает. А шкодникам одноклассники темную не сделают за такой минус в баллах?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Эхо войны (+17 глава от 12.10.2013) (ГП/ЛЛ, (В процессе), Action/Romance/Adventure)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: