Армия Запретного леса

Понедельник, 24.02.2020, 15:19
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Шпионские игры (джен, PG, ??, АД, в процессе (глава от 10.01.14))
Шпионские игры
МогуДата: Понедельник, 08.07.2013, 20:20 | Сообщение # 1
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Название фанфика: Шпионские игры
Автор: Могу
Рейтинг: PG
Персонажи: ?? (канонный персонаж,инкогнито до 3 главы), АД

Тип: джен
Размер: миди
Статус: заморожен
Саммари: Попытка рассказать историю одного из самых отрицательных персонажей произведений Роулинг с сохранением всех событий канона, но в другой интерпретации.
Дисклеймер: Откажусь от всего, скажите, где подписать. Моя лишь идея, да и то не вся.

Примечания:Решил выложить этот фик, чтобы подстегнуть себя к его написанию. Идея витает в голове уже относительно давно, но в последнее время стала сильно там мешаться. Поскольку сам для себя я вряд ли когда-нибудь закончу этот фик, попробую надавить на свою лень через чувство долга перед читателями. Не знаю, что выйдет, возможно и не потяну, все-таки чукча - лишь читатель, далекий от писательской жилки. Но попытка - не пытка.



Сообщение отредактировал Могу - Пятница, 10.01.2014, 23:02
 
МогуДата: Понедельник, 08.07.2013, 20:21 | Сообщение # 2
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
"-Нельзя же обмениваться людьми, словно они бейсбольные карточки! Это же не игра!
-Вот и нет, именно игра. Но вовсе не детская игра, а совсем другая. Она серьёзная и опасная,
и это не та игра, в которую ты бы хотел проиграть.
"
Том Бишоп - Натан Мьюир, «Шпионские игры», 2001

Глава 1
-Ну, кто вас учил так писать? Ваши статьи должны вызывать интерес у читателей, а не крепкий сон. Вы же не про выставки пишете, а про спорт. Это по определению не может быть скучно. У нас на носу очередной чемпионат мира по квиддичу, а вы даже с играми второго дивизиона справиться не можете. Читая статью, наш рядовой покупатель должен не просто узнавать исходы спортивных мероприятий, он обязан почувствовать себя очевидцем этих событий. В общем, больше красок, меньше терминов. Кому интересно читать исключительно статистику в процентах? И кто же помещает итоговый результат в заголовок статьи? Там должно быть что-то, что обязательно привлечет внимание читателя. Люди должны захотеть купить газету, а не ознакомиться со счетом, любуясь на страницу сквозь витрину. Короче говоря, идите переделывать, через два часа снова жду у себя. И постарайтесь не допускать ошибок, у нас все-таки солидное издание, а не дворовая газетенка. Мне не хочется тратить время на исправление грамматики. Все свободны, бегом за работу.
Толпа молодых журналистов, торопясь, начала покидать кабинет главного редактора Манчестерского отделения газеты «Фаворит». Джон Коул за все свою журналистскую карьеру успел побывать практически на всех должностях. Шестнадцать лет назад он выиграл в конкурсе на лучший спортивный обзор и оказался в штате газеты. Проведя пару лет ассистентом одного из ведущих спортивных аналитиков, Джон пришел к выводу, что пора двигаться дальше. Четыре года работы ведущим собственной колонки, затем еще три года трудов на посту журналиста. Наградой за кропотливый труд стал шанс, который Джон не упустил. Семь лет назад, накануне полуфинального матча чемпионата мира по квиддичу, шеф вызвал уже не молодого, но весьма опытного журналиста к себе в кабинет. Беседа, которая состоялась там, стала той самой катапультой, что забросила Джона на вершину карьерной лестницы. Из-за не вовремя заболевшего Роя Моргана, звезды «Фаворита», шефу пришлось срочно искать замену: журналиста, который смог бы провести репортаж по радио в прямом эфире для аудитории в сотню тысяч волшебников. Так к Джону пришла известность. За этим последовали еще шесть лет репортажей всевозможных спортивных мероприятий. А потом, на пике славы, известный всей Великобритании комментатор решил возвратиться туда, откуда и началась его карьера. Легко получив пост главного редактора, он наконец-то вернулся к своей любимой работе.
Выгнав из своего кабинета всех стажеров, проходящих летнюю практику в газете, Джон достал из ящика стола листок бумаги. Написав письмо, он привязал его вместе с небольшим кожаным мешочком, внутри которого громко звенели деньги, к лапе штатной совы и направил ее в «Дырявый котел». До конца его последнего рабочего дня перед небольшим отпуском оставалось чуть меньше двух часов. А дел было намного больше.
Сперва надо было отправить завтрашний выпуск в типографию. Для этого его требовалось внимательно прочитать. И, хотя Джон уже правил эти статьи по отдельности, правила требовали, чтобы главный редактор просматривал газету целиком перед отправкой ее в печать. Затем необходимо было разобраться со стажерами, к которым он успел привыкнуть за три месяца совместной работы. Ну, и напоследок Джон должен был заехать на вокзал и купить билеты на завтрашний поезд до Лондона.
Через полтора часа выпуск был доставлен в типографию. Теперь Джон планировал быстро разобраться с молодыми журналистами и официально объявить себя вышедшим в долгожданный отпуск. Тщательно изучив отредактированные статьи, Джон вернул их обратно авторам.
-Ну, что же. Это выглядит значительно лучше. Заголовки кричат, молодцы. Теперь дело за малым – подберите к статьям, а еще лучше к их названиям, подходящие колдографии. Исправьте мелкие недочеты, я вам их на полях отметил. Сделаете это – ваш отчет по летней практике будет готов. Мне было очень приятно с вами работать, вы отлично потрудились на благо нашей газеты. Так что от лица всей нашей редакции хочу сказать вам «спасибо». Увы, но я не смогу завтра взглянуть на ваш журнал, меня не будет в городе полторы недели. Так что слушаем внимательно: завтра в полдень приходите в редакцию с готовыми статьями, отдаете их Артуру, помните его? Это мой заместитель, он вам экскурсию по редакции проводил в ваш первый день здесь. Отдайте ему вот эту записку, - Джон протянул небольшой прямоугольный листок бумаги одному из практикантов. – Я указал здесь, сколько копий надо отпечатать. Вы можете взять каждый по два экземпляра, еще несколько пойдут в ваш университет в качестве отчета о вашей деятельности, остальное мы разошлем в редакции других газет для ознакомления с будущими акулами пера. Я уверен, что вы без проблем трудоустроитесь. Некоторых из вас, кто предпочтет спортивную журналистику, мы будем рады видеть в штате сотрудников нашей газеты. В любом случае, желаю вам удачи. А теперь я вынужден откланяться, с этой минуты я в долгожданном и на все сто процентов заслуженном отпуске.
Выходя из офиса, Джон наконец-то смог вздохнуть спокойно. Теперь его ждут десять дней, которые он проведет вместе с семьей. Десять дней, в течение которых ему не придется отвечать за жизнеспособность целой редакции. Погрузившись в мечтательные раздумья, Джон не заметил, как на автомате доехал до вокзала.
Без проблем выкупив забронированные заранее билеты, Джон отправился домой, где его ждали любящая жена Сьюзан и двое очаровательных детей – близнецы Джек и Кэти.
Свет в окнах не горел. Стараясь не разбудить предположительно уже спящих детей, главный редактор «Фаворита» аккуратно зашел в дом, пытаясь издавать как можно меньше звуков. Добравшись до кухни, Джон увидел свою жену, сидевшую за столом и изучающую какие-то туристические буклеты. Вздрогнув от непонятно откуда взявшихся рук мужа, прижавших ее к его прохладной рубашке, Сьюзан резко дернулась, задев кружку, которая, проскользив по поверхности стола, упала на пол.
-Ну сколько можно меня так пугать? Джон, ты же большой мальчик, а ведешь себя как ребенок! – укор в голосе Сьюзан вышел не слишком правдоподобным. Через мгновение она не устояла под напором обаяния мужа и тоже заулыбалась.
-Я рад, что на столе была лишь кружка, а не дети. Тут бы проблем было бы больше. Репаро! – взмахнув палочкой, Джон придал кружке первозданный вид и уселся за стол.
-Как прошел день? – Сьюзан поставила перед мужем тарелку с ужином и села напротив. – Все успел?
-Да, все в порядке, даже очереди на вокзале не было. Так что завтра в десять утра должны будем быть в поезде. Ты уже уложила Джека и Кэти?
-Минут двадцать до твоего прихода. Сказала, что завтра отоспаться им не дам. Правда, они потребовали тебя в спальню, поставили мне ультиматум, что без истории на ночь не уснут. Так что доедай скорее, не заставляй их ждать, пускай быстрее уснут.
В надежде, что дети уже уснули, Джон поднялся на второй этаж и зашел в комнату. Услышав мирное равномерное сопение, счастливый отец уже собирался погасить тусклый свет лампы, стоящей у двери, как его настиг радостный голос сына.
-Мы не спим, папа. Купился, да?
-Да, я уже собирался уходить. Нам завтра всем рано вставать. Вы ведь хотите в Лондон? Мама уже составила нам культурную программу. Так что давайте-ка спать.
-Мы хотим послушать историю. Расскажи что-нибудь, и мы обещаем, что сразу заснем.
Джон знал, что ему придется что-то выдумывать, когда еще только поднимался по лестнице. Маленькие манипуляторы всегда получали желаемое. До того, как детям исполнилось семь лет, Джону нравилось сидеть перед сном с детьми и рассказывать им сказки. Тогда это было обязательным ритуалом. Но, когда сказки кончились, ритуал стал обузой. Поначалу, Джон смог заинтересовать сына, рассказывая ему про квиддич, но спорт не нравился Кэти. Не зная, что делать, журналист почти полностью переложил ответственность за вечерние посиделки на жену, сменяя ее не чаще пары раз в месяц. В перерывах между своими выступлениями, Джон тщательно узнавал у коллег всевозможные романтические истории, которые полностью устраивали Кэти и не вызывали отвращения у Джека.
-Ну, про что вам рассказать? Вы же знаете, я не самый лучший рассказчик. Может вам сегодня снова мама что-нибудь прочитает, а я просто посижу с вами?
-Нет, хотим твою историю! – дети синхронно сдернули с себя одеяла, чтобы не упустить папу, если он решит сбежать от своих обязанностей. Видя замешательство отца, Кэти решила избавить того от перебирания всевозможных историй в голове, - мы хотим послушать про то, как вы с мамой познакомились.
-О, ну тут я точно без вашей мамы не обойдусь. Видите ли, в то время я был слегка не в себе, так что не слишком много помню о том, с чего же все-таки все началось. Вы же хотите полный рассказ, а не маленькие отрывки? – увидев кивающие головы детей, Джон вышел из детской и пошел за Сьюзан.
Вернувшись с женой, Джон уселся на кровать Джека. Сьюзан заняла место рядом с Кэти.
-И в чем конкретно нужна моя помощь?
-Тут кое-кто хочет узнать, как мы познакомились, а, если ты помнишь мое состояние в то время, то, вероятно, поймешь причину моего обращения за твоей консультацией.
-Ладно, ложитесь поудобнее, будет вам история. Это случилось около двенадцати лет назад. В тот вечер я была в больнице, готовилась заступать на ночное дежурство…


Сообщение отредактировал Могу - Понедельник, 08.07.2013, 20:22
 
ТекзоДата: Понедельник, 08.07.2013, 20:22 | Сообщение # 3
Снайпер
Сообщений: 126
« 40 »
Рита


(М)_(())..(())_(М)
 
ErutanДата: Понедельник, 08.07.2013, 22:04 | Сообщение # 4
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
боунс?
 
МогуДата: Пятница, 19.07.2013, 15:23 | Сообщение # 5
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Глава 2
-Привет, Сьюзан, тяжелая ночка планируется? – пожилой мужчина в желтом халате медленно подошел к сидящей на диване волшебнице.
-Привет, Эрик. Да, не повезло мне. Почему, стоит мне заступить в ночное дежурство, так сразу мне на голову какой-то геморрой падает.
-Какой интересный случай, обычно геморрой встречается в других местах, - получив мягкой подушкой в плечо, старичок с улыбкой на лице продолжил. – Это же всего лишь студенты, ну что они за ночь натворят? Сама же такой была, я тоже с тобой мучался, не бежал же жаловаться главному врачу. И вот, смотри, вырастил отличную целительницу. Меньше сорока лет, а уже заведующая отделением. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что ближе к моему возрасту тебя таки назначат руководителем больницы.
-Спасибо, Эрик. Но я, это была я. Выдающаяся ученица, одна на миллион, - отсмеявшись, Сьюзан продолжила, - если серьезно, то я сомневаюсь, что из этого нового поколения выйдет что-то хорошее. Механическую работу они выполняют на отлично, но ведь целитель – это в первую очередь творец гениальных идей, а не мастер приготовления известных всему миру зелий. Тут нужен творческий подход, нестандартность мышления, но ничего этого я у наших практикантов не наблюдаю. Им бы всем в медсестры, да аптекари, а не здесь работать.
-Ну, Сью, не стоит быть настолько пессимистичной. Все приходит с опытом. Они волнуются, им все здесь в новинку. Мне кажется, надо менять программу в медицинских училищах. Ну, разве это дело, что за пять лет учебы, они ничего, кроме палочек в руках не держали. Палочка, конечно, штука нужная, но надо же и хирургическими инструментами владеть, хотя бы на базовом уровне. Ничего, мы их тут всему научим, так что не ворчи этой ночью, а показывай, как надо действовать. Ладно, на часах шесть часов вечера, а это значит, что Эрик Мастерс идет домой. Удачи тебе, и поменьше серьезных случаев, а то ведь ты тогда поубиваешь половину студентов.
-Пока, я тоже сейчас пойду, надо провести первичный инструктаж. Надеюсь, они все уже собрались, не хотелось бы дважды повторять.
Попрощавшись со своим первым учителем, самая молодая заведующая отделением за всю историю больницы отправилась на первый этаж, где ее уже должна была ждать толпа практикантов, среди которых Сьюзан хотела увидеть хотя бы двух-трех внимательных слушателей. Не найдя никого в холле, целительница отправилась в специально отведенную для занятий аудиторию, где и нашла своих подопечных. Однако, что-то в их поведении было не так. Коллеги после своих лекций жаловались на полную безответственность молодежи, на отсутствие внимания со стороны учеников, на бардак, творившейся во время занятий. Но сейчас студенты сидели на своих местах еще за десять минут до начала занятий, достав свои письменные принадлежности и не издавая ни звука. Поразившись переменам, Сьюзан дошла до своего стола.
-Добрый вечер, студенты.
-Здравствуйте! – вместо вялых отдельных приветствий, практиканты в очередной раз удивили целительницу четким слаженным ответом. Решив отложить раздумья о том, кто же успел провести лекцию о том, как правильно вести себя с заведующей отделением, на потом, Сьюзан продолжила.
- Меня зовут Сьюзан Митчелл. Сегодня я проведу для вас практические занятия, после которых вы все отправитесь вместе со мной на ночное дежурство. Ваш университет просил меня напомнить вам, что к концу недели вы должны будете сдать свой отчет по сегодняшнему дежурству. Теперь скажу пару слов о правилах поведения. Делайте то, что я скажу, запоминайте все, что я делаю, и тогда все у вас будет в порядке. Если же возникла какая-либо проблема, без всяких промедлений бегите ко мне. Вопреки расхожему мнению, я не кусаюсь, так что, если встанет вопрос признать ли свою ошибку и спасти пациента или замаскировать свою оплошность ценой жизни человека, не задумываясь, выбирайте первое. Иначе последствия будут значительно хуже. Закончиться все может Азкабаном. А если признаетесь, максимум, что вас ждет – это маленькая порка от меня. И то не факт, что я буду недовольна. Вполне может выйти так, что вашей ошибки как таковой и не было. Все ясно?
-Да, целительница Митчелл.
-У меня к вам всего один вопрос: кто вас так вымуштровал? Мои коллеги вечно жалуются на ваше плохое поведение, а сейчас вы просто молодцы. В чем подвох? Не будете мямлить, отпущу вас на полчаса раньше. Поверьте, после одной ночи на ногах, вы будете умолять меня отпустить вас пораньше. Это ваш первый шанс заслужить это.
-Это все мистер Мастерс. Он заведует нашей практикой. Сказал, что если услышит от вас хоть одну жалобу на наше поведение, то пределом наших возможностей для трудоустройства станет должность сельского целителя в Северной Ирландии.
-Поздравляю, вы только что заслужили себе полчаса лишнего здорового сна. Но это будет потом, а сейчас вы распишитесь в журнале о том, что прослушали правила техники безопасности, и мы приступим. Да, кстати, Эрик никогда так не поступит с вашей карьерой. Мы с ним разговаривали десять минут назад. Он верит в вас, хоть и считает ваши знания весьма отрывочными. Моей целью является систематизация ваших знаний, а также развитие ваших творческих способностей. Когда распишитесь, идите, переодевайтесь. Я буду ждать вас в холле, мне пока что надо провести обход.
Думая, как бы отблагодарить Эрика за то, что не пришлось строить дисциплину, Сьюзан дошла до приемного отделения. Найдя глазами старшую медсестру, Сьюзан поспешила к ней.
-Привет, Оливия, что у нас тут? – Сьюзан быстро окинула взглядом пациента. Тот лежал на кровате, из правой руки у него хлестала кровь, но мужчина не выражал никаких эмоций. Лишь пальцы левой руки, которая неестественно лежала локтем вверх, были сжаты в кулак, который пациент со всей силы вдавливал в кушетку, стараясь подавить одну боль другой.
-Привет. Мужчина, сорок один год. Обширное кровотечение на уровне лучезапястного сустава. Но я не могу найти раны. Кровь просто просачивается сквозь кожу. Я никогда такого не встречала. Что делать?
-Быстро отвезите его в операционную на третьем этаже, подключайте его к аппаратам. Джеймс, пока студенты не разошлись, сходи в учебную аудиторию, пригласи блондинку, что сидела в первом ряду, парня со старомодными очками и еще одного любого на свой опытный взгляд. Пусть поднимаются в палату к этому пациенту. Остальных отведи сюда, назначь каждому по куратору из персонала, пусть разбирают пациентов. Я вернусь примерно через полчаса, пусть готовятся уже отвечать по своим больным. Я на минуту в кабинет шефа, надо уладить пару вопросов.
Раздав указания, целительница Митчелл стрелой полетела на пятый этаж, где помимо отделения для лечения недугов от заклятий, находились еще и административные помещения. Промчавшись мимо секретарши, Сьюзан ввалилась в кабинет Дерека Брауна, главного врача больницы.
-Целительница Митчелл, чем обязан столь неожиданному визиту?
-Добрый вечер, мистер Браун. У нас проблемы. Знаю, что после восьми Министерство уже не присылает своих следователей в случае подозрительных случаев, но сейчас, я думаю, стоит сделать исключение. Вы сможете их пригласить?
-А что собственно случилось? Что за паника?
-Пять минут назад в приемное отделение привезли мужчину. У него просто так из руки хлещет кровь. Нет никакой раны. Я еще не сталкивалась с таким, а это с моим-то опытом. Мне нужны специалисты по Темной магии и эффектам от проклятий такого рода. Я не знаю, что делать. Думаю, некоторое время я смогу поддерживать его жизнь, но не очень долго. Сэр, это что-то очень опасное. Кровь не может просто так взять и начать просачиваться сквозь кожу безо всяких внешних воздействий. Кровотечение либо внутреннее, либо нет. Оно не может быть внутренним, и одновременно вытекать наружу таким необычным способом. Задействуйте свои связи, пожалуйста.
-Хорошо, вы свободны. Сделайте все, чтоб пациент не умер, случай и впрямь необычный. Ждите гостей в ближайшие полчаса.
-Спасибо, сэр! – обрадовавшись, Сьюзан также быстро вылетела из кабинета и побежала на третий этаж. В операционной ее уже ждало около десяти человек. Надев костюм, целительница подошла к столу.
-Значит так, нам надо продержаться тридцать минут, потом приедет специалист. Действуем как обычно, я понятия не имею, с чем мы столкнулись, но пациент наверняка хочет жить, а, значит, нам надо будет постараться. Студенты – только смотрим, под ногами не мешаемся, остальные знают, что делать. Начали!
Через двадцать минут непрерывных заклинаний и звона металлических инструментов, Сьюзан отдала указания своей команде и отправилась обратно вниз.
-Оливия, кто привез того мужчину, у которого кровь шла из руки?
-М-м-м, вроде вон тот паренек, видишь, у окна сидит в фиолетовой рубашке?
-Да, вижу, спасибо. Позови меня, пожалуйста, когда приедет специалист из Министерства, мне надо будет с ним переговорить.
Закончив со старшей медсестрой, целительницы направилась к сидящему в дальнем углу зала мужчине, руки и ноги которого нервно выбивали какой-то ритм. Увидев идущую к нему волшебницу, мужчина резко вскочил с кресла.
-С Джоном все будет в порядке? Он выживет?
-Не переживайте, к нему приставлены лучшие целители больницы. Все будет хорошо. Как вас зовут?
-Сэмюэль, можно просто Сэм.
-Сэм, расскажи, пожалуйста, что случилось?
-Я не знаю, я не хотел, честно, - голос мужчины задрожал, уголки глаз заблестели от с трудом сдерживаемых слез.
-Ну, не волнуйся. Мы поможем Джону. Но нам надо знать, что произошло. Я не думаю, что это сделал ты. Просто расскажи.
-Мы сидели в офисе, мы, это, работаем вместе, в «Фаворите», это спортивное издание, может знаете? - Сэм говорил крайне сбивчиво, но Сьюзан уже давно привыкла к тому, как звучат голоса переживающих людей, и умела выделять из них самое важное. – Ну, так вот, мы пару часов работали вместе над материалом. Мне захотелось кофе, я и Джону принес. А когда ставил кружки на стол, споткнулся. Кофе попало Джону на руку, он заорал. Сбежался почти весь штат газеты. Кому-то было весело, кто-то принес что-то холодное, чтоб приложить. А потом мы увидели кровь. У него из руки просто фонтан хлестал. Я очень испугался. Хотели вызвать целителей, но пока они доехали бы, он вы умер. Так что мы его оглушили, чтобы не расщепило, и я апарировал сюда вместе с ним. Вот и все. Это точно не я сделал? – Закончив, Сэм с надеждой посмотрел на волшебницу.
-Нет, вы все верно сделали. Главное, что он попал сюда вовремя. Думаю, кофе лишь активировал какой-то процесс. Пока я сама мало что понимаю, но уверена на все сто процентов, что вы не виноваты в случившемся, – увидев зовущую ее Оливию, Сьюзан встала. - Оставьте, пожалуйста, свои координаты, с вами еще свяжется следователь. Мне надо идти, приехал специалист, возможно, он подскажет, в чем проблема.
Разговор с Майклом Уилсоном, консультантом Министерства, вышел не слишком конструктивным. Отвергнув все теории Сьюзан, он не предложил ничего взамен. Взяв анализы крови и кожи правой руки, мужчина, идеально смотревшийся бы на должности невыразимца, ушел, пообещав прислать результаты как можно скорее. А тем временем врачи смогли на время стабилизировать состояние Джона Коула. Выслушав отчет по финальной части операции, целительница дала пару рекомендаций по дальнейшему лечению. Отойдя в сторону, Сьюзан подозвала Джеймса, своего главного ассистента.
-Ну, как студенты?
-Да так себе. Не часто могу похвастаться, но теперь во мне столько гордости, что на пару месяцев хватит. В общем, выбранные вами студенты вряд ли станут хорошими врачами, по крайней мере, практиками. Да, наверняка они многое знают, иначе вы бы их не выбрали, но через пять минут после начала операции они еле сдерживались, чтобы не выпустить свой обед наружу через ротовое отверстие. Ради вас, видимо, держались, потому что сразу после вашего ухода удалились как можно дальше от стола, чтобы не видеть моря крови. А вот мой выбор до сих пор в восторге и не собирается его скрывать. Тоже не есть хорошо, попахивает будущим маньяком, но, по крайней мере, она не упадет в обморок при виде человека, которому срочно нужна помощь.
-Спасибо, учту. Как думаешь, мне их всех троих оставить тут, или только твою протеже?
-Предложите им выбор. Если оставите только Кэтрин, то те двое поймут, что вы в них разочарованы, и опустят руки. Если оставите всех троих, то блондиночка похудеет еще килограмм на десять, если продолжит исторгать свои обеды и ужины. Скажите им, что наблюдение за этим пациентом - крайне трудная и грязная работа. Мол, вы бы вообще не стали бы допускать к нему студентов, но раз они выстояли операцию, то имеют право продолжить наблюдение за ним. В случае их отказа, вы с радостью найдете им других пациентов из приемного отделения, потому что их сокурсники взяли лишь малую часть пациентов, поступивших в больницу. Чем больше будете намекать, что работа не самая приятная с этим парнем, тем быстрее ваши согласятся на новых пациентов. Буду рад, если ошибусь, но, думаю, вам не придется их уговаривать. А я возьму шефство над Кэтрин, если вы не против.
-Не против, если поделишься со мной, как ты выискиваешь из толпы самых перспективных?
-Хорошо, расскажу, хотя зачем вам это, вы же сами все знаете. Иначе как тогда я попал к вам в команду? – усмехнувшись, Джеймс вернулся к пациенту и принялся копировать рекомендации в больничный лист.
***
-Что случилось? – Сьюзан бегом поднималась по лестнице, спеша к палате своего кровоточащего пациента.
-После того, как вы ушли, мы начали давать ему прописанные зелья. Двадцать минут все было нормально, потом пошла иммунная реакция. С трудом смогли сбить температуру и замедлить саморазрушение организма. Но если зелья не подошли, значит, наше первоначальное предположение было неверным?
-Видимо, да, мы ошиблись. Пришел ответ из Министерства?
-Да, они тоже не могут понять в чем дело. Все анализы в норме. Предложили нам дать пациенту аналог Веритасерума, на использование которого не требуется разрешение. Они думают, что больной знает, в чем причина. Хотя, с другой стороны, что им еще говорить. Они просто не любят признавать, что не способны что-то объяснить.
-Ну и дела, совсем с катушек съехали наверху. Просто поговорить с пациентом пробовал?
-Да, мы с Кэтрин были у него с утра, пытались объяснить всю серьезность его положения. Но, как только разговор заходит о руке, он замыкается.
-Ну, что же, видимо, придется и мне поговорить с ним. Как его самочувствие?
-Пока терпимо. Но если к завтрашнему утру мы не узнаем причину кровотечения, он умрет в течении суток от банальной кровопотери.
-Паршиво. Ладно, приложу все усилия, чтобы его разговорить. Во сколько, кстати, сегодня студенты придут?
-В шесть вечера, вроде. Точно не помню. В любом случае, твое присутствие там не понадобиться, сперва с ними поговорит Эрик, затем они разбредутся наблюдать своих вчерашних пациентов.
-И то хорошо. Выведи свою Кэтрин, сходите в кафе или еще куда-нибудь. Мне надо побыть с мистером Коулом наедине, – Сьюзан в сопровождение своего помощника вошла в палату. Поманив за собой молодую студентку, Джеймс покинул палату.
Оставшись тет-а-тет с одним из наиболее интересных пациентов с точки зрения их состояния, целительница, как и положено, бегло осмотрела показатели приборов и записи медицинских сотрудников о изменениях в состоянии больного за утро. Сев в кресло, Сьюзан стала внимательно изучать отчет Джеймса о проблемах с показанными зельями.
-Что, интересное чтиво? – хриплый голос пациента испугал целительницу. Взглянув на мистера Коула, Сьюзан в очередной раз удивилась: исходя из состояния больного, ему сейчас должно было быть нестерпимо больно, однако лежавший на кровате мужчина не выглядел сильно измученным.
-Да, есть о чем подумать. Например, о том, почему это вдруг у вас из руки течет кровь, или о том, почему показанные вам зелья вызвали столь необычную реакцию. Ну, или на худой конец, о том, почему вы так легко переносите боль. Мистер Коул, если вы что-то знаете, скажите.
-Можно просто Джон, целительница Митчелл. Простите, но я не могу вам сказать. Ваш коллега вместе со своей подругой уже все утро убеждали, как видите, безуспешно.
-Но почему, Джон? Вы не понимаете, что если не расскажите мне, что с вами происходит, то вы умрете через сутки, максимум через двое. Да, и называйте меня Сьюзан. Официальных обращений мне хватает от студентов.
-Если расскажу, то сгнию в несколько другом, менее приятно заведении. Поймите, Сьюзан, я чрезвычайно благодарен вам за заботу, поверьте, мне действительно очень приятно. Так уж вышло, что о моей судьбе уже давно никто не переживал. Но лучше оставьте меня. Наверняка, у вас есть множество других нуждающихся больных, чья жизнь имеет большую ценность.
-Почему вы так о себе говорите? Мы боремся за каждую жизнь. Не знаю, за что вы корите себя, но я прошу всего лишь рассказать вас, что случилось с вашей рукой. Обещаю, что это останется исключительно между нами. Вы ведь знаете такое понятие, как «врачебная тайна». В конце концов, Министерство рекомендует в таких случаях прибегать к аналогам Веритасерума, однако, использовав его мы можем ускорить процессы, которые приведут к вашей скорой смерти. Так что не заставляйте меня прибегать к крайним мерам.
-Веритасерум? Вы совсем что ли? Это же незаконно! – увидев искорки страха в глазах Джона, Сьюзан продолжила гнуть свою линию, в надежде, что упрямый пациент вскоре сломается.
-Да, незаконно. Однако использование его аналогов не требует столь сложных разрешений. Достаточно лишь присутствие пациента, врача и следователя. По сути, и следователь не всегда нужен. Я могу написать в отчете, что у вас произошла остановка сердца. Мне пришлось прибегнуть к введению лекарственного препарата. Времени было мало, поэтому я схватила первое попавшееся лекарство, которое смогло бы вернуть вас к жизни. Наблюдая за вашим состоянием, я обратила внимание на то, что использованный мной препарат имеет один очень интересный побочный эффект. Решив воспользоваться положением, я начала задавать вам вопросы о вашем состоянии. Вам было тяжело говорить, но через пять минут я уже точно знала, что именно произошло с вашей рукой... – На этот раз на лице Джона было явственно написано, что подобный исход его полностью устраивает. – Вижу, вы не хотите присутствия сотрудников правопорядка.
-Да, я предпочел бы обойтись без них. Однако, что им помешает повторно применить ваши чудо-препараты и вновь разговорить меня?
-Их нельзя применять чаще, чем раз в неделю. Иначе это может разрушить нервную систему. За это время, при удачном исходе, мы сможем вылечить вас и выписать. Оказавшись вне стен больницы, вы перестанете быть интересны Министерству. Вас устраивает такой план?
-Да, разумеется. Но я чувствую, что это не все?
-Нет, Джон, вы правы. Мне надо будет услышать вашу историю сейчас, дабы принять решение о вашем лечении после нашей небольшой инсценировки. Советую отвечать честно, я все равно проверю ваши показания после принятия препарата.
-Мне нужны гарантии того, что вы никому не расскажите. От этого зависит моя жизнь.
-Ваша жизнь зависит от того, как быстро мы сможем оказать вам помощь. Но раз уж вы готовы сотрудничать добровольно, то так и быть пообещаю, что не расскажу никому о вашей тайне.
-Увы, Сьюзан, но я уже давно не доверяю никому. Мне понадобиться взять с вас Непреложный Обет. Если откажитесь – ничего страшного, я мало что потеряю. Ускорив свою кончину, я не принесу себе вред той правдой, что выложу вашему следователю. Есть еще одна проблема, которую я хочу затронуть до того, как вы согласитесь. Как вы планируете объяснить своему начальству мое таинственное исцеление?
-Придумаем что-нибудь. На худой конец, скажу, что мы нашли причину неадекватной реакции на введенные вам лекарства, нейтрализовали ее и снова начали вводить препарат. Весьма реальный сценарий на случай, если не придумаю более правдоподобную версию. Что касается Обета, то тут я согласна, мне не впервой. Но, надеюсь, вы понимаете, что для его проведения понадобиться третий человек?
-Очень надеюсь, что у вас есть сотрудник, который не будет задавать лишних вопросов. По завершении ритуала он снова оставит нас одних.
-С этим проблем не возникнет. Больше условий, надеюсь, не будет?
-Нет, только один вопрос: зачем вы это делаете?
-Ну, начнем с того, что я врач, а, значит, помощь нуждающимся – моя первоочередная задача. А еще я неплохо разбираюсь в людях и вижу, что вы хороший человек. Я не знаю, что именно с вами случилось, но из-за этого вы уничтожаете себя изнутри. Но это в прошлом, и никакие муки совести не должны заставлять вас думать, что вы заслужили смерти. Я здесь, чтобы вы осознали эту простую истину... – заметив блеск в уголках глаз Джона, Сьюзан встала и направилась к двери. – Я пойду схожу за Джеймсом, он поможет нам закрепить договор. Вы пока соберитесь с мыслями, нам надо уложиться в полтора часа, потом риск потерять вас станет значительно более высоким. И еще, не сдерживайте слезы, иногда это бывает очень полезно.
***
-Боже мой, как же ты все это вытерпел? Джон, ничего, что я так обращаюсь, почему ты сейчас скрываешься?
-Ничего, я уже давно привык к этому имени. Единственный свидетель моих слов уже почти семь лет мертв. Никаких документов, оправдывающих меня, не сохранилось, да их почти и не было. Все данные, которые я передавал в Орден, обвинение с легкостью спишет на деятельность Снейпа. Стоит мне переступить порог Министерства, и я уже не вернусь домой. А мне нравится моя нынешняя жизнь: я люблю спорт, я наконец-то живу, как самому хочется, а не как мне велят другие. Теперь ты знаешь правду, что будем делать?
-Я знаю то заклинание, что ты упомянул. Правда, я никогда его не применяла, но теорию знаю. Думаю, причина твоего пребывания в этих стенах довольна банальна. Ты никогда ранее не работал с целительскими заклинаниями, а затем сразу же сотворил сложнейшей волшебство, требующее особой подготовки. Да, благодаря своему магическому потенциалу, у тебя все получилось, но на одной силе далеко не уедешь. Тебе не хватило мастерства и практике, что привело к тому, что твое заклинание начало терять силу. Кипяток, который твой коллега случайно пролил на твою рану, катализировал это ослабление. Все это привело к тому, что, несмотря на то, что кисть все еще была прикреплена к предплечью, она фактически не была частью организма. Пока что я вижу лишь один выход из сложившейся ситуации. Нам придется снова отрезать тебе кисть, затем я применю те же чары, что и ты шесть лет назад. Но все эти действия сопряжены с большим риском.
-Все нормально, Сьюзан. Если я вытерпел это тогда, то, думаю, и сейчас справляясь. К тому же чистота помещений тут на порядок выше. Вот только ты сказала «мы». Мне это не очень нравится.
-Одна я не справлюсь. Джеймс уже немного знает о нас, он умный парень, может и сам догадается. Но он предан мне, так что зря трепать языком не станет. Он мне нужен, я всегда провожу операции вместе с ним. Нам еще потребуется медсестра, но у меня есть кандидат и на эту роль. Как я и обещала, никто не узнает о тебе то, что ты мне сейчас рассказал.
***
-А потом я, дядя Джеймс и тетя Кэтрин два часа колдовали над рукой вашего отца. Вот так мы и познакомились. Выписавшись из больницы, Джон еще долго задаривал меня подарками в благодарность за спасение его жизни и даже немного большего... – поймав предостерегающий взгляд мужа, Сьюзан быстро свернула эту тему. – После подарков пошли настойчивые предложения о свиданиях. Откровенно говоря, я сломалась слишком быстро, надо было подольше вашего папу помучить, может парочку лишних браслетов получила бы. Вот и сказочке конец, а теперь все ложимся спать, мы и так засиделись.
-Папа, а что все-таки было у тебя с рукой? – Джек, последние десять минут внимательно изучавший руку отца, оторвался от поиска шрамов и уселся в кровати в ожидании ответа.
-А это уже совсем другая история. Обещаю, когда-нибудь я расскажу вам и ее. Спокойной ночи, – потушив все источника света в комнате, супруги направились в свою комнату.
-Спасибо, что не рассказала детям всю правду. Я пока не готов к таким откровениям. Они еще слишком маленькие, чтобы понять. Я боюсь, что они выловят из рассказа только плохое и отвернутся от меня. Я не хочу их терять. Вы – это все, что у меня есть.
-Скоро они сами поймут, что Джон Коул никогда не учился в Хогвартсе. Возникнет много вопросов, откуда ты столько знаешь об этой школе. Может, стоило отправить их в другую школу?
-Нет, мои дети должны получать все самое лучшее. Из-за меня и так слишком много народу настрадалось, не хочу, чтобы в этот список попали и Джек с Кэти.
-Ну, тогда, может, стоит тебе все им рассказать. Они не маленькие дети. Да, им всего одиннадцать лет, но они не по годам умны. Я же не отвернулась от тебя, когда услышала твою историю.
-Но ты не была тогда ребенком!
-Но я и не была тогда к тебе привязана, как привязаны они. Они любят тебя и смогут понять. Лучше будет, если они услышат правду от тебя, чем сами откопают о тебе информацию в архиве. Да, ты изменил внешность, так что по фотографиям тебя не узнают. Но, сопоставив твои рассказы о Хогвартсе, историю с твоей рукой, твой возраст и многое другое, они в итоге придут к однозначному выводу.
-Да, Сью, ты как всегда права. Завтра, когда будем ночевать в гостинице, все им расскажу. Так будет лучше для всех. Остается надеяться, что ты будешь права и относительно их реакции на мое признание… – забравшись под одеяло, Джон Коул обнял свою жену и уже через пару минут видел чудесный сон.
 
ГалинкаДата: Пятница, 19.07.2013, 16:12 | Сообщение # 6
Демон теней
Сообщений: 200
« 3 »
Мне одной на ум приходит Снейп?
 
kraaДата: Пятница, 19.07.2013, 16:40 | Сообщение # 7
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
Неет, это не Снейп, хотя я сама о нем подумала. Замечание, что он не посещал Хогвартса, но передавал какие-то сведения Ордену - только о Мунгундусе Флетчере говорит, какбы. Но, манипуляции над рукой - возможно, но не наверняка, это может и Педигрю, но Хог?
Спасибо Автору за головоломку.



Без паника!!!
 
ГэлДата: Пятница, 19.07.2013, 18:07 | Сообщение # 8
Химера
Сообщений: 488
« 24 »
Он взял себе фальшивое имя, но учился под настоящим
 
ТорДата: Пятница, 19.07.2013, 19:54 | Сообщение # 9
Снайпер
Сообщений: 103
« 1 »
Интрегует
 
МогуДата: Пятница, 26.07.2013, 16:34 | Сообщение # 10
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Да, да, все именно так.
Вроде как последняя глава из "будущего", небольшой переход к истокам.

Глава 3
Джон проснулся, когда на улице уже было четыре часа дня. До встречи с женой и детьми, отправившимися на экскурсию по Лондону, оставалось чуть меньше часа. Выбравшись из-под теплого одеяла, Джон принялся разбирать свою небольшую дорожную сумку в поисках средств личной гигиены. Через десять минут Джон уже спускался вниз, на первый этаж гостиницы, где располагался известный всему магическому Лондону бар «Дырявый котел».
-Доброе утро, Том.
-Скорее, добрый день, мистер Коул. Как спалось?
-Все замечательно. Кстати, когда я выходил из номера, меня мучил один вопрос: я ведь еще не расплатился с тобой?
-Нет, мистер Коул. Вы приехали сюда в семь утра и буквально валились с ног. Мы договорились, что вы заплатите, как только проснетесь.
-Да, припоминаю. Нам пришлось вставать в четыре часа, чтобы успеть на поезд. Еще и в поезде не удалось выспаться. Мы бы воспользовались летучим порохом или апарировали, но детям скоро ехать в Хогвартс, они уговорили нас прокатиться на поезде, чтобы понять, что это такое. Вот, Том, держи, спасибо, что подождал, - протянув хозяину заведения оплату за номер, Джон сел за стол и принялся за завтрак. Стоило Джону прожевать последний кусок пирога, в бар со стороны улицы вошли Сьюзан с детьми. Найдя отца взглядами, Кэти и Джек весело запрыгали к нему.
-Ну, как провели время?
-Супер, папа. Мы были в Тауэре и Букингемском дворце, а потом мама отвела нас в парк аттракционов. Вот, смотри, что я выиграл в тире, - Джек снял с головы пиратскую шляпу и надел ее на отца.
-Тире? Да ты у меня снайпер. И как у вас на все энергии хватает? Ваш папка только что проснулся, а вы уже столько успели сделать.
-Отоспался хотя бы? – Сьюзан, положив огромные пакеты на пол, уселась напротив мужа. Заметив его недоуменный взгляд, устремленный на покупки, она поспешила объяснить. – Мы зашли в пару магазинов на Оксфорд-стрит, надо же Кэти что-то носить в школе. Да и мне кое-что нужно было. Так что погоди, я сейчас отнесу это в номер, а потом пойдем покупать все необходимое для учебы.
Через десять минут все семейство в полном составе вышло из «Дырявого котла» через заднюю дверь. Оказавшись в маленьком внутреннем дворе, Джон достал свою волшебную палочку и несколько раз ударил ею по кирпичной стене. Когда проход в стене стал достаточно большим, Джон кивком разрешил детям первыми пройти сквозь него.
-Ну, вот вы и в Косом переулке. Запомнили, как открывать проход? Прежде, чем отправиться за покупками, запомните одну вещь. Никуда, вы поняли, никуда не убегать. Это вам не Манчестерский переулок, тут мы вас долго искать будем. Не заставляйте нас с мамой нервничать. Ну, а теперь вперед. Сьюзан, куда сначала?
-Пошли в магазин одежды. Нам надо только мантии купить, остальное мы уже приобрели. Не хочется потом с огромными сумками, полными книг и прочих принадлежностей, выбирать мантии. Так что для начала идем к мадам Малкин. Правда, я не уверена, что она все еще руководит своим магазином, давно я тут не ходила.
Ровно через час уставшие Джон и Джек вывалились из магазина, держа в руках два больших пакета. Вслед за ними вышли счастливая женская половина семейства. Пообещав мадам Малкин обязательно заглянуть через пару дней, когда будет завезена новая коллекция вечерних мантий, Сьюзан направилась к магазину Олливандера.
-Как вовремя мы тут оказались! Помимо школьных мантий еще и парадный костюм тебе приобрели. А то все ходишь по пресс-конференциям в одном и том же. Так, ладно, идем дальше по списку, теперь у нас Олливандер. Сейчас, дети, вы официально станете волшебниками, ведь именно палочка делает нас особенными. Без нее мы мало, на что способны.
-Сью, погоди. Я вас оставлю, мне надо заглянуть в Гринготтс.
-Ну, так потом заглянешь. К чему такая спешка?
-Мне нельзя к Олливандеру. Он имеет потрясающую память. Я не хочу, чтобы он узнал, кто я такой, взглянув на мою палочку. Мне не нужны лишние проблемы. Так что я вас покину на некоторое время... – пошептавшись с женой, Джон отдал сумки Джеку, которого уже не было видно за горой покупок, и отправился к банку.
Гринготтс. Джон всегда был здесь редким гостем. В детстве у него было мало поводов для посещения банка. Раз в год он вместе с мамой приходил сюда и выгребал все скромные запасы, скопленные за год. Затем долгое время одно обстоятельство не позволяло ему появляться на публике. Ну а потом, когда появились деньги, Джон уже давно жил в Манчестере и не желал хранить свои сбережения в Лондоне. Теперь у него была лишь всего одна причина для посещения банка. Одна, но необычайно веская.
-Добрый день. Я хотел бы пополнить счет.
-Здравствуйте. Пройдите, пожалуйста, вон к тому свободному столику, Ульвик вас обслужит.
Подойдя к указанному столу, Джон увидел молодого гоблина, изучающего какие-то финансовые отчеты. Подождав пару секунд в надежде, что гоблин сам заметит клиента, Джон сел в кресло, напротив сотрудника банка.
-Добрый день. Простите, что не заметил вас, я тут недавно работаю, вот пытаюсь изучить все документы. Я вас слушаю.
-Ничего страшного. Меня направили к вам, я хотел бы пополнить счет. Анонимно.
-Нет проблем. Желание клиента для нас закон. Какой номер сейфа?
-Их два. Двести пятый, на него положите, пожалуйста, тысячу галеонов. И еще сейф номер пятьсот тридцать два. Я планировал положить две тысячи галеонов. Также не могли бы вы мне дать записи по операциям с последним счетом. Я клал в прошлом году также две тысячи, хотелось бы узнать, сколько и когда было снято.
-Хорошо, давайте деньги, сейчас все оформим.
Сложив полученную от гоблина бумагу, Джон вышел из здания банка. Сьюзан все еще была в магазине палочек, так что Джон решил подождать их в кафе, стоящем почти напротив лавки Олливандера. Кушая мороженное, журналист помахал жене, только что вышедшей из магазина в сопровождении двух радостных детей, беззаботно размахивающих только что приобретенными палочками. Заказав всем по мороженному, Джон отправил детей мыть руки.
-Ну, как там со счетом твоей мамы?
-Все хорошо. Там еще сто галеонов оставалось с прошлого пополнения. Снимает стабильно, раз в два месяца. Видимо, хватает. О ней есть кому позаботиться, я слышал она неплохо устроилась в пансионате для пожилых волшебников. А как у вас все прошло?
-Кэти быстро подобрали палочку, всего две неудачные попытки было. Третья уже ей подошла. Ясень и шерсть единорога. А вот с Джеком намучались, перебрали почти половину ассортимента магазина. К счастью, в конце концов, Олливандер нашел нужную палочку – клен и перо феникса. Он сказал, что это очень редкая палочка, как правило, клен хорошо идет в паре с сердцем дракона. – Заметив возвращающихся детей, Сьюзан кивнула мужу и продолжила. – Теперь за учебниками. Там наверняка будут очереди, так что я успею забежать, купить им котлы и канцелярские товары. Побудь с ними, пусть походят, посмотрят литературу, может, что-то их и заинтересует. Хоть будем знать, что теперь дарить им на день рождения.
Быстро съев свою порцию, Сьюзан вышла из кафе. Дети не сильно уступали в скорости поедания десерта своей матери, и уже через минуту они также сидели перед пустыми тарелками.
-Ну, что, наелись? Или еще хотите?
-Нет, папа, спасибо, пожалуй, нам хватит. А куда мама пошла?
-Мы с вами сейчас пойдем в книжный магазин. Там вечно куча народа, так что, пока мы с вами будем набирать учебники, мама успеет прикупить вам котлы, ингредиенты, перья и пергаменты. Короче, все то, где не требуется ваше присутствие, потому что выбирать там особо не из чего. А теперь пошлите-ка в «Флориш и Бертс», а то все книги до нашего прихода разберут.
Расплатившись с официанткой, Джон с детьми вышли из кафе. Первым делом отец семейства, наконец, додумался уменьшить пакеты с покупками и сложить их в свой карман. Избавленный от тяжелой ноши, Джек сразу бросился к витрине спортивного магазина, где уже стояли десятки мальчиков разного возраста, но с одним и тем же, ошеломленным, выражением лица. Еле оттащив сына от созерцания новой модели «Молнии», Джон продолжил свой путь к самому крупному магазину волшебной литературы во всей Великобритании.
-Джек, ты же знаешь, что первокурсники все равно не участвуют в кубке школы по квиддичу, зачем себе лишний раз напоминать об этом. К тому же у тебя есть прошлая модификация «Молнии» , а она, по мнению многих специалистов, практически не уступает новой модели. Вспомни, хотя бы матч…
-Да, да, да, я помню. Франция-Хорватия. Отборочные матчи к предстоящему чемпионату. Папа, а почему, кстати, французы не закупились новыми моделями?
-А зачем им рисковать? Свою отборочную группу они и так прошли. А если бы решили пересесть на новые метлы, то могли бы не привыкнуть к ним так быстро, и из-за этого проиграть матчи. Они все верно сделали, как раз сейчас они уже тренируются на последних моделях, у них есть два месяца до начала чемпионата, чтобы избежать неприятных сюрпризов.
Поднявшись в магазин, где находилось множество волшебников и волшебниц от мала до велика, Джон показал Кэти, где находится отдел для маленьких колдуний, отвел Джека к полкам, заполненных спортивными изданиями, снял для сына книгу с верхней полки и ушел искать учебники по школьному списку.
***
-Дай сюда книжку! – Джек вздрогнул, услышав резкий звук сзади себя. Поначалу в мозгу пронеслась мысль, что это продавец, недовольный тем, что кто-то читает книги, не купив их. Но, обернувшись, Джек увидел перед собой просто мальчика, скорее всего, его сверстника, который с напыщенным видом стоял с вытянутой вперед рукой. Облегчение, испытанное при идентификации владельца голоса, быстро сменилось легким недоумением.
-М-м-м, я как бы тоже ее смотрю. Если тебе она нужна, возьми, вон на полке еще десяток таких книг стоят. – Вспомнив все правила поведения в общественных местах, Джек даже изобразил некое подобие улыбки в надежде, что мальчишка просто ошибся. Однако темноволосый парень не собирался опускать руку.
-Я сказал, что хочу другую книгу? Мне нужна вот эта, если хочешь узнать, чем все закончилось, сам себе достань другой экземпляр. Давай, не тяни время.
Джон всегда учил сына пытаться находить дипломатические решения любых, даже самых сложных ситуаций. Возможно, именно поэтому Джек умел находить общий язык со всеми людьми. Однако та наглость, с которой вел себя маленький нахал, подавила все наставления отца. Уже ради принципа, Джек решил ни за что на свете не отдавать сборник рассказов о квиддиче темноволосому хулигану. Крепко прижав небольшой том к себе, он помахал головой, подразумевая отказ подчиниться, и отступил к стеллажу. Наглец же, явно не желая мириться с неповиновением, сжал руки в кулаки и направился к отступающему сопернику. Джек не любил драться, да и, откровенно говоря, практически не умел. С детства его убеждали, что кулак уступает языку в качестве аргумента. Не желая позорно капитулировать, Джек принялся искать глазами отца. Увидев его в толпе, стоящей у кассы, мальчик взглядом взмолил его о вмешательстве в ситуацию, уже давно вышедшую из-под контроля маленького дипломата. А потом последовал удар под дых, не слишком сильный, но необычайно точный. Джек выронил книгу на пол и ухватил за книжный стенд, судорожно пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха.
***
Джон удивительно быстро нашел все необходимые учебники среди тысяч других книг. Стоя в длинной очереди к продавцу, Джон принялся искать взглядом своих детей. Кэти вместе с какой-то рыжеволосой девочкой оживленно обсуждали содержания книги, которую дочь держала в руках. Джон не сомневался, что Джек никуда не делся из спортивного отдела. Увидев сына, прижавшегося к книжной полке и с надеждой глядящего на отца, он поспешил на помощь.
-Отошел от моего сына, живо! – буквально отшвырнув стоящего над Джеком с сжатыми кулаками парня, Джон помог сыну приподняться и восстановить дыхание. – Джек, что произошло?
-Я стоял, листал книгу, тут подошел этот ненормальный, стал требовать ее. Когда я отказался, он ударил. Вот и все.
-У-у-у, да ты еще и стукач, сразу мне не понравился, – темноволосый парень с ухмылкой на лице смотрел на Джека, который все еще, тяжело дыша, держался за стеллаж. Но спустя мгновение, лицо хулигана резко изменилось. – Мама?
-Джеймс Поттер, постарайся объяснить, что здесь происходит. – Рыжеволосая женщина, появившаяся из-за книжного шкафа, строгим взглядом смотрела на зачинщика беспорядка.
Услышав имя маленького драчуна, Джон замер на месте, не в силах даже открыть рот. Журналист из последних сил сдерживал слезы, поток которых неумолимо приближался к углу глаза, чтобы выбраться на свободу. Увидев состояние мужа, Сьюзан, только что вернувшаяся из канцелярского магазина, сразу поняла в чем дело.
-Поттер, выведи сына! – Сьюзан повернулась к Гарри, также недавно подошедшему к эпицентру событий.
Неожидавший такого напора от обычно спокойной и уравновешенной подруги жены глава аврората не нашел другого варианта, кроме как последовать чужому совету. Взяв сына за руку, он вышел из магазина.
-Привет, Сьюзан, Джон. Рада вас видеть, жаль, правда, что при подобных обстоятельствах. Совсем с Джеймсом сладу нет. Гарри способен управлять самым крутым подразделением Министерства, но не может адекватно реагировать на поведение собственного сына, окончательно разбаловал его. Джеймс вбил себе в голову, что, раз он Поттер, то ему все можно.
-Привет, Джинни, давненько мы вместе никуда не выбирались. – Сьюзан отошла от сына и обняла давнюю подругу.
-Да вы что-то последнее время не самые частые гости в Лондоне. Джон, ты чего застыл? Говорят, ты вернулся в свою газету? – не увидев никакой реакции на свои слова, Джинни забеспокоилась. – Что-то случилось? Джон, ты слышишь меня?
-Сердце прихватило что-то. Сьюзан, у тебя есть с собой лекарства?
-Нет, все в номере осталось? Сейчас, погоди минутку, я оплачу покупки и пойдем. Прости, Джинни, опять не удалось поболтать.
Попрощавшись с подругой, Сьюзан отдала продавцу необходимую сумму и, позвав детей, направилась с мужем по направлению к «Дырявому котлу».
***
-Спасибо, Том, как всегда, все было очень вкусно. Дети, хотите что-нибудь еще?
-Нет, папа, спасибо, мы наелись. И не надо нас откармливать перед Хогвартсом, нас же не будут там голодом морить?
-Нет, конечно, не будут. Ну, если все поели, тогда пойдемте наверх, нам с мамой надо с вами кое о чем поговорить.
Дождавшись, пока вся семья окажется в номере, Джон начал методично накладывать заклинания, обеспечивающие защиту от прослушивания, на все двери и окна. Закончив со звуковой изоляцией, отец семейства развернул кресло, стоящее в середине комнаты, к членам своей семьи и уселся в него.
-Папа, что за секретность? – Кэти выглядела настороженной, Джеку же наоборот таинственность ситуации крайне импонировала, позволяя почувствовать себя героем какого-нибудь приключенческого романа.
-Так надо, Кэти. То, что я собираюсь вам рассказать – страшная тайна, которую никто не должен знать. В конце этой недели вы уже будете в Хогвартсе, и я не сомневаюсь, что вы, с вашим-то пытливым умом, начнете искать информацию обо мне и вашей маме. Я не хочу, чтобы у вас возникли лишние вопросы или чтобы вы узнали исковерканные факты. Поэтому мы с вашей мамой решили рассказать вам всю правду.
-Это как-то связано с твоим здоровьем? С тем, что случилось сегодня во «Флориш и Блоттс»?
-И да, Джек, и нет. Но всему свое время, уверен, ты найдешь в моем рассказе ответы на все свои вопросы. Я очень надеюсь на ваше прощение, но не уверен, что вы сможете понять и оправдать мои поступки. Но начать стоит с моей самой главной лжи. Вот уже восемнадцать лет, как я живу новой жизнью. Я обрубил практически все связи со своим прошлым. Джон Коул – всего лишь псевдоним. На самом деле меня зовут Питер Петтигрю…
 
kraaДата: Пятница, 26.07.2013, 18:25 | Сообщение # 11
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
Ненавижу пару ГП/ДУ, но постерплю, чтобы увидеть.
Гадной мамаши - гадные дети.



Без паника!!!
 
МогуДата: Пятница, 26.07.2013, 19:25 | Сообщение # 12
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Это просто отклик канона. Фанфик дженовый, так что конкретной этой паре, как и всем прочим, внимания минимум. К тому же, сейчас все уйдет к 81 году, а затем плавно до 98. Так что Джинни дальше будет не больше, чем было в каноне. С Питером же она находилась рядом в то время, когда пары гп/ду не было как таковой. Так что не переживайте.
 
МогуДата: Вторник, 07.01.2014, 07:41 | Сообщение # 13
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Неожиданно для себя, сподобился еще на главу. Приятного прочтения.
Объяснительная записка для задротов: АU: В данном фанфике Билл родился не в 70, а в 68 году, чтобы к маю 82-го он заканчивал 2-ой курс.
Объяснительная записка для всех: автор не считает данное произведение Дамбигадом. Абсолютно.
И AU: мне просто не нравится дуэль Питер-Сириус в каноне.

P.S. Вопрос не имеет отношения к фику: Может кто знает, где был Поттер в течение почти что суток с момента нападения Волдеморта и до подбрасыванием его к дому Дурслей?

Глава 4
-Питер, задержись, пожалуйста, нам надо поговорить. Все остальные свободны.
Удивленный столь неожиданным приглашением Питер Петтигрю остался сидеть на своем месте в самом дальнем углу стола, из-за которого начали постепенно один за другим вставать члены Ордена Феникса. Пока волшебники, не торопясь, покидали кабинет, Питер спешно перебирал варианты, пытаясь понять, зачем же сам Дамблдор попросил его остаться. Волнения молодой маг не испытывал, но чувство неизвестности все-таки несколько настораживало его. Прежде, если он и оказывался в кабинете Дамблдора, то всегда в компании лучших друзей после очередной шутки. Однако сейчас ни Джеймса, ни Ремуса, ни Сириуса не было рядом. Рассмотрев все возможные варианты дальнейшего развития событий, Питер выбрал три наиболее вероятных. Неприятный вариант (провал операции по нейтрализации группы Пожирателей Смерти во время их очередного рейда) представлялся все же маловероятным. Питер не руководил операцией и даже не допускал ошибок, из-за которых облава провалилась. С чего бы тогда Дамблдору беседовать на эту тему с рядовым бойцом Ордена. Второй вариант, который заключался в том, что Дамблдор решил поручить Питеру какую-нибудь важную миссию, также вызывала сомнения. Слишком много более опытных бойцов было в распоряжении старого волшебника. Третий вариант казался Питеру куда более вероятным: Дамблдору нужна была информация о делах Ордена, которую он не всегда мог получить. Тогда выбор в качестве информатора молодого мага был весьма обоснованным – Питер не был связан с большей частью фениксовцев, а, значит, и не имел повода выгораживать их перед начальством. Остановившись на этой версии, волшебник оторвался от своих размышлений и обнаружил, что все члены Ордена уже успели покинуть зал для заседаний. Дамблдор же тихо сидел за другим концом стола и внимательно наблюдал за недавним выпускником «Хогвартса».
-Не хотел тебя отвлекать от размышлений. Видимо, ты пытаешься понять, почему я попросил тебя задержаться. Я бы мог выслушать твои версии, но, увы, у нас очень мало времени, так что я сразу перейду к сути дела. – Дамблдор встал со своего стула и, пройдя почти через весь зал, сел рядом с Питером. – Как ты понял из сегодняшнего собрания, у нас возникли большие проблемы.
-Ну, вообще-то я узнал не только плохое. Оказывается, у нас есть какой-то парень, который сможет обеспечить нам победу. Звучит весьма оптимистично.
-Он и раньше был. Проблема в том, что теперь о его существовании знает и Волдеморт… – увидев реакцию Питера, Дамблдор неожиданно заулыбался. – Я не поощряю страх перед именем нашего противника, но стоит признать, что у тебя выходит весьма убедительно, это может пригодиться.
-Я не понимаю. В смысле «может пригодиться»?
-Видишь ли, Питер, откровенно говоря, мы не сможем долго противостоять армии Волдеморта. Нам нужно выиграть время. Как ты понимаешь, сейчас Волдеморт кинет все свои усилия на поиск мальчика из пророчества. И, хотя сам мальчик и его родители хорошо защищены, в ходе этой охоты может погибнуть слишком много наших. Это недопустимая цена. Как я уже сказал, нам нужно время, и добыть его мы сможем лишь единственным способом. Нам необходимо свести вместе мальчика и Волдеморта. Если я верно интерпретировал пророчество, то мальчик одержит верх.
-Вы хотите собственноручно дать Волдеморту возможность окончательно одержать победу?! А если вы ошиблись? Мы же тогда потеряем все шансы.
-Не потеряем. Мальчиков двое. Но вот во второй семье я не до конца уверен, там может не сработать мой план развития событий.
-Я все равно не понимаю, зачем вам понадобился я.
-Питер, я всегда поражался твоей способности быть в центре событий и в то же время всегда оставаться в тени. Ты участвовал во всех школьных проказах своих друзей, но твое имя редко всплывало на педсоветах. Ты участвуешь во многих операциях Ордена, но никогда не оказываешься среди главных действующих лиц, хотя все время пребываешь на передовой. Ты человек-парадокс, именно то, что мне сейчас надо. А надо мне, чтобы Волдеморт узнал о месторасположении мальчика, иначе мы все обречены.
-Никогда не поверю, что среди Пожирателей у вас нет своего человека. Слишком много мы знаем о их планах, особенно в последние пару недель.
-Да, у меня есть такой человек, но в силу определенных обстоятельств он не сможет передать эту информацию.
-Для начала мне надо знать, что это за семья.
-О, я ждал этого вопроса. Поэтому для начала я кое-что сделаю… – взмахнув палочкой, Дамблдор направил ее на дверь, которая с легким щелчком захлопнулась. – Ну, вот, теперь можно и сказать. Речь идет о Джеймсе и Лили. А мальчик, на которого нам всем надо надеяться, как ты сам можешь догадаться – Гарри.
-Вы совсем сошли с ума? Вы хотите, чтобы я предал своих друзей? – Питер резко вскочил с места. Его лицо выражало смесь недоумения и гнева.
-Сядь и успокойся. Ты же умеешь мыслить трезво. Они все равно погибнут, в конце концов, Волдеморт доберется до них. Он уже приказал Северусу изготовить специальное поисковое зелье. Само по себе оно не пробьет защиту дома Поттеров, но мои люди утверждают, что Волдеморт начал приготовления к ритуалу. Я знаю достаточно про это колдовство, чтобы утверждать, что наш противник настроен серьезно. Этот ритуал может превратить волшебника в сквиба, хотя Волдеморту это и не грозит. Но даже он минимум несколько дней будет не в состоянии творить серьезную магию. Теперь ты понимаешь, что нам его не остановить? Мы лишь можем обратить всю ситуацию в нашу пользу.
-А что если…
-Хочешь предложить атаковать Тома в момент его слабости? – перебив собеседника, Дамблдор грусто улыбнулся. – Я рассматривал этот вариант. Но… Давай я предложу тебе задачу, безо всяких фамилий, хотя аналогии итак очевидны. Какой вариант более приемлиемый: потерять двух бойцов, уничтожить лидера противников, тем самым посеяв неразбериху в их рядах, что скорее всего приведет к полному прекращению военных действий или же отправить всех сторонников пытаться победить армию противников, занятую обороной одного объекта. Учти, что бой будет происходить на территории противника, что в нашем случае является их огромным преимуществом. Даже в случае удачного штурма нас ожидают огромные потери. Знаешь, в шахматах есть одно неписанное правило: если ты уступаешь, нельзя производить размен равноценными фигурами, ни к чему хорошему это не приведет. Поэтому я не готов отправлять всех своих людей в мясорубку.
-Директор, вы понимаете, что подписываете смертный приговор двум верным вам людям?
-Питер, это война, черт возьми. Думаешь, я тут из себя Бога строю? Думаешь, я рад, что все так происходит? Все вы прекрасно понимали, на что идете, вступая в Орден. Это не игры в песочнице. Я был на войне. Вы все родились уже после победы над Гриндевальдом, вам не понять пока что, что такое война. Сейчас это просто мелкие стычки. Но если не остановить Тома сейчас, начнется настоящий террор. К сожалению, Гарри наш единственный шанс. Нам нужно время, сейчас мы не выстоим под натиском. Знаешь, почему существует Орден? Потому что, есть я. И дело не в том, что я весьма сильный маг, нет. Просто я в отличие от большинства способен принимать решения, способные изменить ситуацию. Знаешь, почему Том побеждает? Да потому что ему плевать на все, кроме результата. Ему не важно, сколько людей пострадает, главное – выполненный приказ. А мы в это время жуем сопли.
-Почему я? Почему не выбрать кого-то, кто менее привязан к Джеймсу и Лили?
-Потому что никто другой и минуты не проживет, оказавшись в компании Пожирателей. Говоря откровенно, ты отлично умеешь подстраиваться под обстоятельства.
-Весьма сомнительный комплимент, не находите? – Питер сел обратно в кресло, пытаясь понять, насколько серьезен был Дамблдор. – Это проверка что ли какая-то? Прикидываете, насколько легко я могу вас всех предать?
-Нет, ни в коем случае, Питер. Это дело необычайной важности. Как ты понимаешь, в случае твоего отказа я найду другого исполнителя, и с первой частью плана он справится. Но это лишь верхушка айсберга. Ты же отлично умеешь анализировать ситуацию. Сам подумай, что произойдет с тем, кто даст Волдеморту информацию о местонахождении его желанной цели?
-На некоторое время он окажется в фаворитах. Но вы же надеетесь, что Сами-Знаете-Кто проиграет. А это будет значить, что информатор окажется между двух огней. С одной стороны разъяренные Пожиратели, лишившиеся своего предводителя, с другой – аврорат, который объявит вознаграждение за голову того, по чьей вине умрут невинные волшебники.
-Замечательно, Питер. Вот тут и понадобится твое умение исчезать. Мы найдем козла отпущения, на которого повесим все злодеяния. Я сделаю все возможное, чтобы законно урезать срок заключения до минимума.
-А как же моя семья? Моя мама?
-Она получит Орден Мерлина за все твои заслуги. Посмертно. Так будет лучше для всех. Твоя мама будет гордиться своим сыном, пожертвовавшим собой ради мира. Ты будешь знать, что действительно внес неоценимый вклад в нашу победу.
-И что же будет со мной на самом деле?
-О, не стоит забегать так далеко. У меня есть некоторые варианты развития событий, но давай-ка для начала попробуем реализовать первые части плана. Главное помни, от твоих действий зависит наше будущее. Это война, Питер. На ней всегда будут невинные жертвы, но в наших силах сделать так, что потери были минимальными.
-Я все понял. Мне надо подумать, это слишком трудно. К тому же, как я попаду к Сами-Знаете-Кому? Думаете, он так просто меня к себе подпустит? И что помешает ему прикончить меня, как только я скажу ему месторасположение убежища Джеймса и Лили?
-Это все мелочи. Узнав, какой информацией ты обладаешь, он обязательно потребует тебя к себе. А убить тебя он просто не успеет. Том сразу же захочет избавиться от лишней проблемы, ему будет не до тебя.
-Ну, хорошо. А вам не кажется, что мало кто поверит в то, что Волдеморт легко нашел убежище Поттеров. Ведь предполагается, что его местонахождение никто не знает. После этого разговора я ни капли не сомневаюсь в том, что вы не позволите так себя подставить. Я прав?
-Да, я тоже об этом думал. Поэтому я предложу Джеймсу более сильную защиту. Понадобится помощь стороннего человека. Вот так мы и получим будущего козла отпущения. Затем я натолкну Джеймса на мысль, что стоит довериться тебе и тайно для всех сменить Хранителя, мол, на тебя Волдеморт никогда не подумает.
-Стоп-стоп-стоп. Джеймс не такой дурак, чтобы довериться первому встречному в момент, когда его семье угрожает опасность. А это значит, что вы собираетесь подставить еще одного его близкого друга. Я знаю лишь трех таких.
-Браво, Питер. Ты все-таки смог меня удивить. Да, действительно, ты прав, речь идет о Сириусе. Ты ведь знаешь, что он приходится крестным отцом Гарри. Это несколько мешает реализации моих планов.
-Как мило. Может, сразу скажете, что мне надо будет сделать с Ремусом? Закопать живьем, потому что он является потенциальным сторонником Сами-Знаете-Кого?
-Не говори ерунды, Питер. Ремус абсолютно не создает никаких помех. Наоборот, в будущем я планирую ввести его в жизнь Гарри, чтоб он смог рассказать ему о Джеймсе и Лили. Что же касается Сириуса, то ты прекрасно сам понимаешь, какое влияние окажет бесшабашность твоего друга на характер будущего Героя.
-И из-за такой мелочи вы готовы отправить верного вам человека в Азкабан? Из-за того, что характер не подходит?
-Питер, ты же все прекрасно понимаешь! Тут стоит выбор: ты или Сириус. И в данных обстоятельствах я предпочту тебя. Сириус получит минимальный срок, я обеспечу ему камеру с пониженным доступом дементоров. Он сильный, Азкабан его не сломит. Интересно, зачем все это надо? Что ж, все просто: Сириус непредсказуем. Если у него будет судимость, я смогу, в случае, если все выйдет из-под контроля, изолировать его от Гарри. Это просто страховка от форс-мажорных обстоятельств. Время не терпит. Решать надо срочно. Я верю в тебя, Питер.
-Вам никогда не говорили, что принуждать к сотрудничеству угрозами чистки памяти – далеко не лучшая стратегия?
-Я знаю это. У магглов есть ряд фраз для данного случая, общий смысл которых сводится к одному - «Отчаянные времена требуют отчаянных мер». И да, предвосхищая твой вопрос, времена у нас действительно отчаянные. Я бы мог долго пытаться убеждать тебя в том, что жизнь двоих ценнее жизней сотен, в том, что долг перед Родиной важнее, чем перед друзьями, наконец, в том, что отсрочка для Джеймса и Лили может стоить тебе жизней других твоих друзей, но на это нет времени. Я просто скажу, что это необходимое зло. И да, я буду жить с грузом от данного решения до конца своей жизни. Но груз будет куда больше, если этого не сделать. Поэтому я спрошу всего один раз: Питер, ты согласен помочь мне прекратить эту войну или нет?
-Хорошо, я согласен, но мне нужно знать детали. Хотя я очень сильно надеюсь, что вы придумаете другой план.
***
-Пригласите его!
Питер стоял в холле в ожидании встречи с Темным Лордом. Он слышал каждый звук, доносившийся из зала, и легко уловил изменение в голосе его потенциального будущего начальника, когда речь зашла о пророчестве. Приободрив себя, Питер нетвердой походкой направился в центр зала, где стоял огромный черный стол. Вокруг Темного Лорда сидели еще девять человек. Некоторых из них он знал, некоторых – видел в первый раз, однако всех окружающий Волдеморта волшебников объединяло одно – от них явно веяло опасностью. С парой людей из этой свиты Питер даже дрался во время сражений, однако Дамблдор был прав – узнать в неуклюжем толстоватом Питере того мага, который наравне с более опытными членами Ордена Феникса участвовал в операциях, было невозможно. Предавшись размышлениям, Питер опять выпал из реальности – чувство страха, так необходимое для убедительно сыгранной роли, исчезло, оставив после себя лишь мурашки по всему телу.
-Ты хотел видеться, что же, я к твоим услугам. Расставим сразу все точки над i – за бесцельно потраченное мое время тебя ожидает смерть. Так что, будь разумным, говори сразу суть, - загадочно улыбнувшись, Волдеморт уставился на очередного жалкого неудачника, желающего присоединиться к будущим победителям. Прикинув, как можно будет убить очередного просителя, Темный Лорд решил все-таки выслушать посетителя.
-Я знаю, что вам нужны Поттеры. Мне известно их местонахождение. – Питер постарался сделать выражение лица как можно более жалким.
-Хм, неожиданно. Ну, что же, ставки повышены: любая ложь с твоей стороны будет караться смертью. Итак, у меня есть несколько вопросов. Во-первых, откуда ты знаешь о том, что мне надо, во-вторых, откуда ты знаешь о Поттерах, и, в-третьих, чего тебе надо?
-Ну, думаю, вам стоит знать, что формально, но все-таки я состою в Ордене Феникса... – заметив напрягшиеся лица Пожирателей, Питер поспешил продолжить. – Меня там не замечают, зато я отлично все вижу. Я знаю, кто победит в войне, и не хочу оказаться на стороне проигравших. Вот собственно ответ на первый и третий вопросы. Что же касается Поттеров, то они имели неосторожность назначить меня своим Хранителем, в надежде, что вы не додумаетесь меня искать. Стоит признать, что, вероятно, они были правы, хотя и не учли возможности, что я добровольно предстану перед вами.
-Звучит правдоподобно. Давай-ка, рассказывай дальше.
-А что вас интересует? Поттеры, Орден или еще что-нибудь?
***
-Молодой человек, вам чем-нибудь помочь? – мужчина средних лет, одетый в форму полицейского, стоял за спиной Питера, пытаясь понять причину столь странного поведения. – Я за вами наблюдаю уже минут десять. Что пытаетесь высмотреть?
Развернувшись к защитнику маггловского правопорядка, Питер быстро окинул его взором, пытаясь найти наиболее подходящее в данной ситуации оправдание. Заметив бледную полоску на безымянном пальце полицейского, волшебник быстро сориентировался.
-Добрый день, офицер. Я вот тут пытаюсь жену застать с ухажером… - увидев понимание в глазах стража правопорядка, Питер продолжил сочинять детали. – Прочитал ее сообщение, понял, что сегодня они тут встречаются. Решил узнать, на кого же она меня променяла.
-Давно женаты?
-Нет, три месяца всего. Я, конечно, знал, на ком женюсь, но надеялся, что после свадьбы мне не придется снова за нее бороться.
-А где ваше кольцо?
Проклиная дотошного полицейского, Питер полез в карман, где лежала волшебная палочка. Оставлять следы своего здесь пребывания магу не хотелось, так что, отбросив мысль о просто изменении памяти, Питер быстро придумал новый план действий.
-В карман положил, насмотрелся, видимо, шпионских боевиков. Там герои вечно перед заданиями снимают кольца.
Отвлекая полицейского разговорами, волшебник нащупал палочку и, не доставая ее из кармана, направил ее на фантик от жвачки, так удачно оставленный на дне кармана. Трансфигурация была любимым предметом мага, так что на создание золотого кольца из мусора не потребовалось много усилий.
-Вот, смотрите, сам сделал. Я ювелир по профессии.
Попрощавшись с бдительным служащим, Питер продолжил наблюдение за площадью, на которой скоро должен был появиться Сириус. Дамблдор планировал заманить одного из самых молодых членов Ордена, слив тому через третьи руки информацию о местонахождении предателя. Питер не сомневался, что заинтересованный в успехе операции директор выполнит свою часть плана безупречно, а это означало, что в течение пяти минут на площади должно было стать на одного волшебника больше. А в этот момент Пол Стивенсон, водитель городского автобуса, наблюдал за посадкой пассажиров за три остановки до площади.
Сириус появился почти точно по расписанию. Вытащив палочку из кобуры, он принялся внимательно просматривать всех людей, гуляющих по скверу в центре площади. Заметивший апарировавшего друга Питер приступил к последним приготовлениям: употребив флакон обезболивающего зелья и запив его кровеостанавливающим, маг аккуратным Секо отделил один из своих пальцев от тела и, завернув в платок, убрал в карман. Завершающим штрихом стал неприметный пояс – одна из разработок Мародеров, используемая для отвлекающих маневров, подверглась небольшой модификации Питером и теперь представляла собой важную деталь плана А. Меньше чем через минуту после появления Сириуса Питер, закончив с подготовкой, вышел из своего укрытия и неторопливо пошел по направлению к Сириусу. Теперь оставалось только дать себя обнаружить и успеть увести жаждущего мести Сириуса подальше от сквера, но так, чтобы их потасовка была видна множеству свидетелей.
Питер накинул на голову капюшон, вышел из своего импровизированного укрытия между домами и торопливо двинулся вниз по улице, удаляясь от друга, который его уже таковым не считал. Перейдя на перекрестке дорогу, маг решил, что расстояние, отделяющее его от Сириуса достаточно велико. Сняв капюшон, он окинул глазами проспект и, не показывая, что заметил Сириуса, начавшего сквозь толпу пробираться в сторону предателя, свернул на менее оживленную улицу. Бродяга уже успел добежать до того перекрестка и в тот момент перебегал по диагонали пустую улицу, догоняя свою цель.
-Стой, Питер! Тебе не уйти! – Сириус немного запыхался, но это вряд ли помещает ему отомстить за погибших друзей. Его глаза пылали тем самым Блэковским огнем, с нотками безумия и ярости, который Питер не раз видел у Беллатрисы. – Ты ответишь за свое предательство!
-Прости меня, Сириус. Мне, правда, очень жаль. Если бы только был другой выход, - увидев, что их ссора привлекла людей, Питер неожиданно для противника истошно завопил. – Зачем ты предал наших друзей? Они доверились тебе, Сириус! Я заставлю тебя ответить за Джеймса и Лили! Stupefy!
Так неожиданно приятно было послать к Моргане этот Статут о секретности, от которого сейчас ничего не зависит. Сириус, ошарашенный подобным поворотом, чуть было не пропустил атаку, что было бы весьма некстати для Питера. К счастью, в последний момент Сириус вспомнил, зачем он здесь и увернулся от луча. Случайные прохожие, завороженные зрелищем, не спешили убегать прочь. Мысль об опасности просто не приходила в их головы, подавляемая предположениями о съемках фильма и подобной чушью. Ведь перед признанием опасности следовало признать наличие магии, что их через чур рациональные головы не способны были сделать, не отбросив очевидные предположения. Но первое же взрывное проклятье, отскочившее от щита Питера в проезжую часть и оставившее там солидную воронку, заставило магглов пересмотреть свои взгляды и, как минимум, отойти от странной пары в сторону сквера, из-за ограды которого за дуэлью наблюдало еще около десяти очевидцев. Решив заканчивать представление, пока никто не пострадал, Питер дождался, пока Сириус кинет очередную Бомбарду, и активировал свой пояс. Яркая вспышка света ударила по глазам всем находившимся в пятистах метрах от источника. Пока Бродяга, как и магглы лежали на земле, держась за глаза, Питер поймал луч взрывного проклятья и перенаправил его себе под ноги, предварительно закрывшись щитом. В образовавшуюся воронку были сброшены обгоревшая одежда, идентичная той, что была на Питере и муляж его палочки, также сильно пострадавшая и не подлежащая восстановлению. Палец был аккуратно вытащен из кармана, подвергнут легкой термической обработке, и выкинут в паре метров от воронки. Наконец, Питер уронил на голову все еще катающегося по земле Сириуса небольшой камушек и, отойдя от места своей «гибели» на пару метров, подкинул над ним небольшую сферу, которая, подлетев на метр над землей, взорвалась, оросив асфальт каплями крови, заранее нацеженной Питером в шарик.
На этом самом месте по плану Питер должен был покинуть место преступления во избежание встречи с аврорами, которые должны были бы прибыть в течение пяти минут. Проблема заключается в том, что в жизни даже в самые подготовленные моменты всегда что-то начинает происходить не по плану. На этот раз отклонения носили трагический характер. Питер, да и никто другой, уже никогда не узнают, что же именно отвлекло мистера Стивенсона. Скорее всего, это было зрелище валяющихся на земле людей, трущих веки и зовущих на помощь. В любом случае, пройдя крутой поворот, он не смог вовремя заметить приличных размеров воронку на проезжей части. Переднее левое колесо попало точно в дыру, из-за чего автобус резко повело влево. На такой скорости у водителя не было ни единого шанса удержать заваливающийся на правый бок автобус.
Сомнений не было. Как и паники. Сперва дело, чувства потом. Наколдовав дымовую завесу вокруг перевернувшегося автобуса, чтобы никто не увидел его живым, Питер пролез внутрь. Аккуратным жестом погасив разгорающийся огонь, маг принялся осматривать пострадавших. Водителю и пассажирам первых трех рядов помогать было поздно: неестественно изогнутые шеи, многочисленные ранения на лице, у двоих – сломанный позвоночник. Добравшись до четвертого ряда, маг нашел двух выживших. Ребенку невероятно повезло – ремень удержал его на месте, а металлическая балка вошла в кресло на двадцать сантиметров выше его макушки. Женщина же получила проникающее ранение в брюшную полость. Вытащив большой осколок, маг залечил, насколько смог, рану и залил в рот остатки своего обезболивающего зелья. На следующем ряду был еще один погибший – балка, прошедшая сквозь кресло мальчика, все-таки забрала жизнь. Остальные пассажиры, хоть и находились без сознания, отделались лишь ушибами и переломами.
Раздавшиеся снаружи хлопки оповестили Питера, что пора уходит. Всего мгновение – и крупная крыса незамеченной покидает автобус и скрывается в канализационном стоке. Преобразившись вдали от людских глаз обратно в человека, маг апарировал к себе домой, откуда камином направился к ожидающему его Альбусу Дамблдору.
-Питер, что случилось? - Дамблдор кинулся на встречу выпавшему из камина в директорском кабинете Питеру. – Ты весь в крови!
Молодой волшебник осел на ковер и уставился в массивный стол. Дамблдор пару раз потряс его, но, не видя результата, отправился к своему шкафу, достал оттуда какую-то склянку и вылил ее в рот несопротивляющему волшебнику. Взгляд последнего постепенно стал приобретать более осмысленный характер. Но, видимо, это было не лучшим решением в данной ситуации. Вместо простой апатии в нем теперь читалась невыносимая горечь. Взглянув на своего учителя, Питер смог выдавить лишь одну фразу, прежде чем уткнуться лицом в колени и начать нервно раскачиваться.
-Мы убили кучу народа…
***
Минерва МакГонагалл сидела в своем кабинете и проверяла работы четвертого курса, когда легкий порыв ветра ворвался в ее кабинет и, вопреки законам физики не потревожив ни единого пергамента, на несколько секунд окружил волшебницу, после чего также внезапно исчез. Минерве стало хорошо, наконец, замок перестал давить на нее. Женщина не представляла, как Альбус каждый день справляется с этой ношей. Как оказалось, должность заместителя директора несла в себе не только административные обязанности. Каждый раз, когда Альбус покидал территорию школы, контроль над Хогвартсом переходил к Минерве. Филиус пытался изучить эти чары, которые неизменно в виде маленького урагана обеспечивали внутреннюю безопасность школы, однако, не преуспел в этом - Основатели, в плане защиты, постарались на славу.
Минерва поднялась из-за стола и направилась к кабинету директора, чтобы решить несколько вопросов. Альбус целыми днями пропадал в Визенгамоте, так что выловить его в последние дни было крайне не просто. Дойдя до лестницы, волшебница заметила Дамблдора, как раз поднимающегося этажем ниже.
-Директор, хорошо, что вы вернулись. Нам надо как можно скорее… - профессор МакГонагалл, педагог с огромным стажем, человек, знающий Альбуса Дамблдора более сорока лет, запнулась на полуслове, увидев лицо своего начальника.
-Извини, Минерва, не сейчас. Я очень-очень зол, сильно расстроен и ужасно разочарован. Мне сейчас предстоит очень сложный разговор, и я не хотел бы сейчас сорваться на тебя. Прошу, если ты можешь решить эти вопросы сама – сделай это. Я абсолютно и полностью доверяю тебе и твоим решениям, - не останавливаясь, Дамблдор продолжил подниматься, оставив растерянного профессора трансфигурации на лестничном пролете.
-Альбус, какого черта произошло? – услышал пожилой маг, заходя в свой кабинет.
-Знаю, Питер. Я сердит не меньше твоего. Сердит на себя, что не предусмотрел этого, на Крауча с его методами, на Лестрейнджей за отвратительную историю, и, наконец, на Сириуса за его сопли.
-Вы обещали мне, что он не получит больше четырех лет, да еще и с максимально комфортными условиями содержания. А что в итоге?
-Я думал, Августа и ее люди поддержат мои инициативы. Но из-за проклятых Лестрейнджей все, кто хоть как-то связан с авроратом или дружен с Августой еще до суда были настроены на смертный приговор из-за его родства с Беллатрисой. Если бы Сириус помалкивал, я бы смог добиться относительно небольшого срока, но он, сидя в Визенгамоте, заладил, что виновен в смерти Джеймса и Лили. Он бубнил это снова и снова. Мне стоило невероятных усилий не дать всем проголосовать за поцелуй дементора. Пожизненное – это тот максимум, что я смог вырвать. Но я собираюсь сдержать свое слово насчет условий содержания Сириуса. Завтра с утра я поеду в Азкабан и сделаю две вещи. Во-первых, установлю возле его камеры вот этот кристалл, - Альбус выложил небольшой голубой камень на стол. – Это частично защитит его от воздействия дементоров. Во-вторых, я запрошу плату по нескольким долгам. Охранники будут следить за его состоянием, прилично кормить, ну для Азкабана, разумеется, и периодически общаться. Это сохранит его ум ясным. Когда страсти улягутся, я попробую продавить пересмотр его дела, но предупрежу сразу, во избежание ложных надежд: если состав Визенгамота будет прежним и сердца его членов будут все также полны ненавистью к Сириусу, шансов на иной исход будет мало. В любом случае, ему сейчас безопаснее в Азкабане, как бы парадоксально это не звучало.
-И что, оставите все как есть?
-Разумеется, нет. Если ничего не изменится – буду готовить ему побег. Но это будет не так скоро. Мне с моим статусом надо быть предельно осторожным в этом вопросе. Я понимаю, это нелегко принять, и я не хочу давить на твои раны, но для тебя психологически проще считать это наказанием за двенадцать магглов, погибших из-за взрывного заклинания Сириуса.
-Но я тоже виноват в их смерти. А еще в смерти Джеймса и Лили. Как мне считать его срок наказанием, если я в это время нахожусь на свободе?
-А еще ты виноват в исчезновении Волдеморта. Джеймс и Лили отдали свои жизни во имя мира. Это невероятно грустно, но, вступая в Орден, вы все понимали, что есть риск не пережить войны. Что касается твоей свободы, то, боюсь, ты не до конца осознал тяжесть своей роли.
-По-вашему камера в Азкабане сравнится с жизнью в теле животного?
-Нет, Питер. Не сравнится. Тебе повезло значительно меньше, чем Сириусу. Вскоре ты поймешь это, но я также, надеюсь, что ты понимаешь последствия нашего провала. Я постараюсь обеспечить тебе хорошую компанию, но даже в окружении самых лучших людей жизнь в теле животного будет невыносима.
***
Билл Уизли нервничал. Нельзя сказать, что это было впервые с момента поступления в Хогвартс. Трудно не переживать, когда родители состоят в организации, дающей отпор террористам, которые всеми силами пытаются захватить власть в стране. Но, это было определенно впервые связано со школьными делами. По окончании урока трансфигурации профессор МакГонагалл передала, что после ужина его ждут в кабинете директора Дамблдора, и протянула пергамент, который нужно было передать старосте, чтобы та сопроводила Билла до места. Когда волшебнику говорят словосочетание «директор Дамблдор», то, скорее всего, он сконцентрируется на слове «Дамблдор». Билла Уизли больше волновало слово «директор». Глупо не волноваться, когда тебе вызывает к себе человек, держащий всю твою будущую жизнь за яйца. Для большинства студентов это, разумеется, было не так. Когда у твоих родителей есть деньги, вылет из Хогвартса кажется печальным, но не критическим событием. Всегда можно подать заявления в другие школы волшебства. Но когда твоя семья содержится только на зарплату отца, а мать недавно родила седьмого ребенка, то окончание Хогвартса, где многодетные семьи из Великобритании имеют существенные льготы – единственный способ найти работу в дальнейшем. Билл осознал финансовое состояние семьи, когда впервые побывал в Гринготтсе у сейфа. Осознал и принял. Но не смирился. Поступив в Хогвартс и послушав разговоры семикурсников, он понял, что хорошая успеваемость – залог успешной жизни в будущем, поэтому с первого курса принялся вкалывать.
И вот теперь, полтора года спустя его первого появления в школе, Билла Уизли вызвали к директору.
Без пяти минут восемь Билла стоял перед горгульей в своей лучшей, и по совместительству единственной, мантии, которая по такому случаю была вычищена и выглажена парой заклинаний доброй старосты. Стоял и собирался с мыслями, прежде чем назвать записанный на бумажке пароль. Однако Дамблдор его опередил – горгулья принялась вращаться, открывая вид на лентовую лестницу. Вздохнув, мальчик поднялся вверх и вошел в кабинет директора.
-Добрый вечер, - неуверенно проговорил Билл.
-О, здравствуй, Уильям, - донесся голос из-за шкафа. Проходи, садись, я сейчас освобожусь.
Осторожно зайдя в комнату, Билл сел в одно из двух кресел для посетителей и принялся осматривать комнату. Пожалуй, по числу непонятных штуковин это место могло соревноваться с абсолютным чемпионом в данной категории – гаражом Артура Уизли: на большом столе у стены лежала целая армия странных приспособлений. Некоторые из них были неподвижны, другие же, наоборот, вертелись в сумасшедшем ритме, пара круглых дисков время от времени стукалась о серебряный брусок, из-за чего из бруска начинал идти зеленоватый дым. Чуть правее стола на специальной полке дремала Распределяющая шляпа. Все стены были завешены различными портретами – видимо, на них были изображены предыдущие директора школы. И, наконец, на золотой жердочки, недалеко от входной двери сидела малиновая птица со сверкающим золотым хвостом. Так вот ты какой, феникс Дамблдора.
Тем временем директор закончил копошиться в шкафу и сел в свое кресло.
-Спасибо, что пришел. Извиняюсь за то, что отвлекаю, Уильям, или лучше Билл?
-Все, кроме мамы зовут меня Биллом. Пусть так и будет, если вы не против.
-Как пожелаешь, Билл. Итак, профессор МакГонагалл отдала мне копию твоего списка выбранных предметов на третий курс. Признаюсь, обычно я получаю их в конце учебного года, все вместе, поэтому редко когда их изучаю. Это прерогатива твоего декана.
Но поскольку ты отдал свой список в начале ноября, он не прошел мимо моих глаз. О нем я бы и хотел поговорить. Ты выбрал все предметы из списка, но проблема в том, что ты не сможешь их все посещать – в расписании всегда будет пара предметов, поставленных на одно и то же время.
-Я знаю, директор. Я планировал поговорить об этом с преподавателями в конце года. Я хотел бы сдавать переходные экзамены по нескольким предметам досрочно и без посещения. Я имею в виду маггловедение и уход за магическими существами. Но если мне не разрешат, тогда я вычеркну их из списка.
-Я думаю, профессора пойдут тебе на встречу. Но я не совсем понимаю, зачем идти на такие сложности, если можно просто записаться на сдачу СОВ по этим предметам?
-Я слышал, как старшекурсники говорили, что аттестационная комиссия не слишком любит тех, кто поступает подобным образом. Так что я хотел бы иметь оценки за переходные экзамены по данным предметам во избежание проблем на СОВ и далее на ЖАБА.
-Билл, ты только на втором курсе. Как бы непедагогично с моей стороны это не звучало бы, но тебе не кажется, что немного рано думать о ЖАБА?
-Прости, профессор, но я серьезно отношусь к своим оценкам. Вы, наверное, знаете, в нашей семье недавно родился седьмой ребенок. Возможно, что не последний. Отец уже не справляется с возросшими тратами, так что после окончания Хогвартса я буду обязан помогать семье материально, а для этого необходимо найти хорошо оплачиваемую работу. Для этого мне будет нужен идеальный диплом, чего не возможно добиться, если относиться к этому несерьезно. Я понимаю, что это… Ой!
-Что-то случилось?
-Просто не ожидал у вас в кабинете встретить крысу.
-О, это не просто крыса. Она появилась тут вчера, и, стоит мне достать палочку, чтобы ее поймать, как она сразу исчезает. Так что это либо очень умная, либо очень везучая крыса. Смотри, ты ей, похоже, понравился. Ко мне она не лезла знакомиться.
-Эм, сэр? Что мне с ней делать?
-Интересный вопрос, Билл. И всего два возможных варианта: оставить тут или забрать с собой. У тебя ведь нет питомца?
-Нет, сэр.
-Ну тогда, если хочешь, можешь спасти старика от бесполезной траты времени на попытки перехитрить эту крысу. Ты ведь говорил про заботу о своей семье – это ли не лучшая проверка своих сил – уход за братьями нашими меньшими. Я вижу, ты крайне ответственный молодой человек, я думаю, ты справишься с этим. А после – достигнешь своей цели. Я верю, что у тебя все получится, Билл Уизли. Ну а теперь, раз мы решили вопрос с твоими уроками на следующем курсе, не смею тебя больше задерживать. Еще раз спасибо, что зашел.
-До свидания, сэр.
-Удачи тебе, Питер, - прошептал Альбус вслед выходящему из кабинета мальчику.

___
Upd. (+42 часа) Совсем не круто... Тотальный игнор слегка печалит. Я ведь не против и негатива. В общем, публикация не оправдывает своей цели, изложенной в первом посте. Жаль.


Сообщение отредактировал Могу - Четверг, 09.01.2014, 01:39
 
МогуДата: Пятница, 10.01.2014, 00:57 | Сообщение # 14
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
Последнняя попытка получить хоть какую-нибудь реакцию. На самом деле, меня привлек другой проект, но мне показалось, что было бы не очень красиво по отношению к читателям браться за него, не закончив здесь. Но раз этот фик не особо заинтересовал жителей АЗЛ - можно со спокойной душой убрать его в дальний ящик.
Глава писалась в немного разочарованном состоянии, так что присутствует слегка наркоманский метод изложения событий в начале главы.


Глава 5
Если вы смогли пережить утро первого сентября в семействе Уизли, не будучи представителем этого славного семейства, и не сойти с ума – вам, определенно, больше нечего бояться в этой жизни. Для Питера эти сборы были юбилейными – десятыми. И каждый год они были не похожи на прошлогодние: сперва это было более или менее организованное утро, поскольку Билл и Чарли, а после и присоединившийся к ним Перси, предпочитали собираться заранее. Хаос тогда вносили только близнецы, которые с каждым годом представляли собой все более разрушительную силу. Прошло пару лет, и на помощь близнецам пришли орущие Рон и Джинни, а сами Фред и Джордж, огребя по-братски от Билла и Чарли, принялись мешать собираться Перси, из-за чего третий сын Уизли впадал в панику, добавляя неразберихи в доме. Артур смотрел на все это с удивленным лицом и, как подозревал Питер, размышлял, каким же образом его сперматозоиды смогли породить таких разных существ. Молли же изо всех сил пыталась внести хоть немного порядка в события этого утра, но своим громким голосом лишь усиливала гам в доме.
Самым удивительным во всем этом было то, что Молли с Артуром еще ни разу не отправляли почтой какие-нибудь забытые дома вещи. Несмотря на общую атмосферу сборов, дети всегда отправлялись в Хогвартс с полностью собранным багажом.
Прибыв к вокзалу за полчаса до отправления поезда, Молли с детьми отправилась к Хогвартс-экспрессу, в то время как Артур поехал парковать машину. Показывая Джинни путь к платформе, откуда она отправится в следующем году в школу, миссис Уизли привлекла внимания мальчика, вероятно, магглорожденного, который с легкой паникой осматривался в поисках прохода на платформу.
Оказавшись на платформе, Питер, лежащий во внутреннем кармане одежды Рона, позволил себе задремать: происшествий на платформе не ожидалось, а знакомый с детства фоновый шум гасил голос Молли.
***
Платформа номер девять и три четверти почти не изменилась. Только на этот раз она была забита битком людьми, и дети среди них не составляли абсолютное большинство. Колонны были украшены какими-то гирляндами, вполне вероятно растительного происхождения.Рядом с паровозом была сооружена сцена, а чуть правее расположился небольшой оркестр. В толпе официально одетых людей Питер заметил и все семейство Уизли, на мантиях которых висели значки «Почетные гости». Сам Питер также был одет в парадную мантию, а на груди висел бейджик с надписью «Питер Короста». Не успел маг как следует удивиться, как к нему подскочила молодая девушка в вечернем платье и потянула за собой.
-Мы так рады, что вы пришли, мистер Короста. Через пару минут начнется церемония, сперва будет приветственное слово, затем награждение сотрудников, а после пригласят вас. Вот, кстати, ваша благодарственная речь, что вы нам отправили на одобрение – все просто замечательно, мы ничего не исправляли даже.
Питер развернул отданный ему пергамент, чтобы прочитать вроде как им написанную речь, но его отвлекли аплодисменты из толпы: на сцену вышел солидный мужчина, лет сорока-сорока пяти, в дорогом костюме и встал за специально установленную на сцене прозрачную кафедру.
-Sonorus! Добрый день, дамы и господа. Я рад приветствовать вас всех на торжественной церемонии, посвященной столетию со дня открытия магической железной дороги, соединяющей Лондон с тремя основными центрами магической Британии: Хогсмидом, Годриковой Впадиной и Хауортом. Наверное, каждый из присутствующих здесь, хотя бы раз пользовался услугами нашей компании, хотя бы отправляясь на учебу. Кстати, мы рады сообщить, что буквально неделю назад мы продлили договор с нашим самым известным партнером – школой чародейства и волшебства «Хогвартс» еще на сто лет. Мы ценим оказанное доверие и будем и впредь доказывать, что наша компания не зря является лидером на рынке предоставления подобных услуг, - сделав небольшую паузу для аваций из зала и снимков репортеров, Роберт Трей, директор фирмы «Трей и Трей», продолжил. – Но наш успех был бы под большим вопросом, если бы не сотрудники, работающие непосредственно на железной дороге. Как вы знаете, наша компания всегда была крайне малочисленной и, как правило, состояла всего из двух сотрудников: администратора, коим является ваш покорный слуга, и машиниста-механика, на котором и держится весь наш бизнес. Для вручения ордена Святого Дарби второй степени за трудовую доблесть на сцену приглашается Генри Трей!
Поднявшийся на сцену пожилой человек, будучи одетым в костюм, мало напоминал работягу Генри с его вечными пятнами гари на лице. Подойдя к своему племяннику, машинист дождался, пока тот приколет сверкающий орден к его мантии, и под овации публики направился к кафедре.
-Здравствуйте, здравствуйте. Я очень благодарен Министру за оказанную честь. Мы с ним виделись на подписании контракта с Хогвартсом и он извинялся, что не сможет сегодня присутствовать здесь лично. Впрочем, и для меня это, наверное, последнее появление на публике в качестве главного машиниста. На протяжение последних четырех лет я обучал своего внука всем премудростям нашей профессии. Не сомневаюсь, что он станет отличным машинистом, ведь он, как и я, с детства занимался нашей любимой малышкой, да простит меня жена, - Генри под смешки из толпы махнул рукой на блестящий паровоз. – Также, пользуясь случаем, я бы хотел поблагодарить присутствующего здесь Артура Уизли и весь его отдел по ограничениям по применению волшебства к изобретениям магглов, в сотрудничестве с которым мы смогли значительно улучшить наш сервис, обеспечив наш состав дополнительной защитой и комфортным наполнением. Спасибо всем вам, что долгие годы выбираете нашу железнодорожную компанию.
-Спасибо, Генри, за речь. Как я уже говорил, на протяжении долгих лет наша компания всегда состояла из двух людей. Однако для многих первый ассоциацией на «Хогвартс-экспресс» будет «тележка со сладостями». Несомненно, заключение договора о сотрудничестве со «Сладким королевством» в корне изменило нашу компанию. Прошу поприветствовать, Адалинда Флюм, всеми любимая продавщица сладостей, – дождавшись пока пухленькая добрая колдунья под градом аплодисментов поднимется на сцену, Роберт продолжил. – Как и Генри, указом Министра, Адалинда награждается орденом Святого Дарби второй степени. Как некоторые из вас знают, недавно Адалинда успешно перенесла операцию на горле, из-за чего сегодня мы не сможем услышать ее речь, однако, как заверяют нас целители из Святого Мунго – к первому сентября миссис Флюм будет в своей лучшей форме.
После короткой фотосессии сотрудников компании Генри и Адалинда покинули сцену, однако почти тут же были перехвачены парочкой репортеров для более подробного интервью. В этом время Роберт продолжил свое выступление.
-Но какими бы замечательными не были бы работники «Трей и Трей», как и для любой компании, работающей в сфере услуг, наш успех определяете вы, уважаемые граждане магической Британии. Без вашего вклада в наше развитие мы бы никогда не смогли достичь таких высот. Знаете, мы долго думали, кого бы попросить выступить от лица огромной армии наших клиентов. Мы перебирали известных политиков, знаменитых артистов, потрясающих спортсменов, но, справедливости ради, стоит заметить, что основными наши клиентами являются рядовые волшебники. Поэтому мы остановили свой выбор на Питере Коросте. Сейчас вы, наверное, думаете, кто же это такой, почему они выбрали именно его? Ответ прост – Питер является абсолютным рекордсменом по числу поездок в пассажирском отделении нашего поезда. И в связи с этим, мы бы хотели вручить ему вот эту статуэтку от нашей компании. Сейчас на его счету девяносто семь рейсов, но, как признается сам Питер, в его планах перевалить через сотню уже в нынешнем году. Пожелаем ему успехов в этом. Встречайте, Питер Короста!
Питер, подгоняемый сотнями взглядов и на удивление сильной рукой сопровождающей его молодой ведьмы, не торопясь, поднялся на сцену. Он, конечно, слышал, на каком именно мероприятии находится, но все еще не мог поверить в происходящее. Но делать было нечего – развернув пергамент, волшебник принялся выразительно зачитывать его содержимое.
-Еще раз добрый день все собравшимся сегодня здесь гостям и организаторам. Знаете, я тоже был немало удивлен тем, что меня попросили сказать речь на этом мероприятии. Еще более я был удивлен тому, что выиграл эту премию. Но один я не смог бы добиться всего этого – я бы хотел поблагодарить все семейство Уизли в целом за неоценимый вклад в мою победу. По секрету вам скажу – моя речь по плану должна длиться порядка семи минут, чтобы организаторы успели подготовиться сюрприз. Однако я не знал, о чем говорить все это время. Поэтому я хочу подробнее остановиться на людях, без которых я бы не стоял сегодня здесь. Итак, Билл Уизли. Мы встретились с ним в конце тысяча девятьсот восемьдесят первого года, почти сразу после окончания войны с Волдемортом. Тогда он еще учился на втором курсе в Хогвартсе, а я искал дом, как бы печально это не звучало. Билл не знал, что я человек, но всегда относился ко мне, как к равному. Он никогда не забывал накормить меня, даже если порой это оставляло его голодным. В ответ я всегда был готов помочь ему, если требовалось. Это я показал ему все красивые и тайные места в школе, куда было не стыдно пригласить девушку. Множество раз я спасал его от Филча. Порой, как бы странно это не звучало, я помогал ему найти нужную литературу для учебы. В ответ Билл защищал меня от опасностей, таящихся в школе, полной детей и их когтистых питомцев. Когда Билл закончил школу, я, как и его мать, не смог сдержать слез. Будто бы это мой сын с отличием окончил седьмой курс. Когда Билл отправился на учебу заграницу, я был оставлен на попечение третьему по старшинству сыну Артура – Перси. Для Чарли я был слишком неопасным зверьком, чтобы заинтересовать его. Перси же в этом году поступал на первый курс, таким образом, я был преподнесен, как подарок к началу школьной жизни. С Перси мы не стали такими друзьями, как были с Биллом, но тем не менее вели себя как образцовые хозяин и его питомец. Все свои обязанности Перси выполнял от и до, но четко по инструкции – у него было времени, чтобы поиграть со мной, он не видел смысла делиться с крысой своими мыслями и переживаниями. Таким образом, я не горел желанием делиться с ним своими знаниями и вел себя как простая домашняя крыса. Но в этом году Перси стал старостой, и я очень горжусь этим. Пусть моей заслуги в этом практически нет, но не каждый день твоему хозяину доверяют столь ответственную должность. В связи с этим, в этом году я поеду в Хогвартс уже в восемнадцатый раз, но вновь с новым хозяином. По семейной традиции я буду подарен Рону Уизли с пожеланиями успешной учебы и надеждой на хорошо проведенный первый учебный год. Мне нравится Рон, и я надеюсь, что он сможет стать для меня таким же заботливым другом, как и Билл. К чему же я все это рассказал? Я пользуюсь услугами компании «Трей и Трей» вот уже восемнадцать лет. За все это время у меня не возникало никаких нареканий к их работе. Можно долго было бы рассказывать вам о том, насколько профессиональны сотрудники или пунктуальны их рейсы. Но вы все это и так знаете. Я просто хочу выразить надежду, что и в будущем все останется так, как есть. Под конец, я бы…
-Хвост! – в конце платформы стоял мужчина в разодранной одежде. Клубы дыма, испускаемые паровозом, плавно обтекали его фигуру, медленно направляющую к сцене. Мало кто признал в худом неопрятно выглядящем мужчине с лохматыми волосами того самого Сириуса Блэка.
-Стой, Блэк! Понятия не имею, почему ты не в Азкабане, но ты арестован! – Билл Уизли перегородил путь к сцене, направив палочку в лицо преступнику.
-Отойди, мальчишка, - но тут его голос внезапно изменился, словно он использовал невербальный Сонорус. Его речь стала слышна во всех уголках платформы, будто бы на ней были спрятаны сотни динамиков. – Мой отец говорил мне, что если видишь рыжего и веснушчатого мальчишку, значит он из семьи Уизли. Семьи, в которой больше детей, чем могут себе позволить их родители.

Питер резко проснулся, его сердце стучало так, что, казалось, оно сейчас прорвет тоненькую крысиную кожу и вырвется наружу. Обстановка в купе, судя по тону говоривших, была далека от нормальной. Но Питер предпочел пока не высовываться, а постепенно прийти в себя после кошмара.
-На твоем месте я был бы поосторожнее Поттер, - донеслось до мага, мигом навострившего уши. – Если ты не будешь повежливее, то закончишь как твои родители. Они, как и ты, не знали, что для них хорошо, а что плохо. Если ты будешь общаться с отребьем вроде Уизли и этого Хагрида, тебе же будет хуже.
Ярость внутри Питера, подогреваемая высокой концентрацией адреналина в крови после кошмара, бурлила, требуемая выпустить ее на свободу. Магу нестерпимо хотелось преобразоваться и врезать маленькому уроду за оскорбление нынешней семьи и памяти лучших друзей. Высунувшись из кармана, он увидел копии маленьких Люциуса Малфоя, Генри Гойла и не-помню-как-его-зовут Кребба. Помимо Рона, в купе сидел ОН. Причина самых страшных кошмаров и главная надежда всей магической Британии. Шум сбоку отвлек Питера от Гарри. Увидев, как Гойл-младший направился в сторону Рона, неспособный сейчас рационально мыслить из-за навалившихся событий последних пары минут Питер в отчаянном прыжке бросился на защиту хозяина. Полный ужаса крик Гойла, ласкающий уши анимага, был словно бальзамом для души: тревога, оставшаяся после сна, и ярость от слов мелкого Малфоя будто бы испарились. Если бы Питер не ударился о стекло, после того, как раненый первокурсник сбросил его с пальца, все было бы просто изумительно.
***

Альбус Дамблдор стоял посредине Большого зала и занимался его украшением к вечернему празднику. В другом конце помещения Хагрид руками преображал свои тыквы в настоящие атрибуты праздника. Стоящий рядом с ним Филиус Флитвик, недавно пришедший с последнего урока, развешивал уже готовые тыквы над факультетскими столами. Ужин должен был начаться через полчаса, однако Альбус заметил одинокую сову, пытающуюся пробиться в закрытое окошко для птиц. С учетом отсутствия в зале учеников, письмо, скорее всего, было адресовано Филиусу. Вся корреспонденция, отправленная директору Хогвартса, направлялась непосредственно в его кабинет. Личные же сообщения ему писали крайне редко: брат предпочитал использовать для связи Патронуса, Николас – домового эльфа, а Арабелла Фигг в учебные месяцы писала лишь в крайних случаях. Пустив промокшую птицу внутрь, Альбус вернулся к своему занятию. Однако он ошибся – почтовое животное бросило конверт без опознавательных знаков под ноги именно директору Хогвартса. Проверив тот на предмет хитроумных заклинаний и опасности содержимого, Дамблдор вскрыл конверт и достал маленький клочок пергамента, на котором было написано краткое сообщение: «Срочно. Ваш кабинет. Не забудьте поставить портретам обманку. ПП». Попросив Филиуса закончить украшение оставшейся части помещения, директор покинул Большой зал и поспешил в свой кабинет. Войдя в него, он кинул чары приватности на портреты, проверил помещение на наличие следящих артефактов, зашторил окна и запечатал дверь.
-Можешь преображаться, Питер.
-Добрый вечер, директор. Нальете чаю, надоело подслащенную воду пить.
-Да, конечно, держи. Что за спешка?
-У меня проблемы. Точнее, у нас проблемы. Вчера вечером Фред и Джордж, вернувшись с отработки у Филча, притащили с собой в общежитие один пергамент, способный раскрыть меня.
-Что за пергамент?
-Одна из наших школьных разработок. Представляет собой карту Хогвартса, весьма детальную. Но что хуже всего на данный момент, на ней отображаются все люди на территории замка. Честно говоря, я без понятия, как карта относится к анимагам в зверином состоянии, не приходилось пользоваться ею, будучи крысой. Но во избежание проблем мне необходимо кое-что изменить в ее настройках.
-Что от меня требуется?
-Проследить, чтобы сегодня на праздничном ужине третий курс Гриффиндора был в полном составе. Я буду работать в их спальне, и мне не нужны случайные гости. Так что, если вздумают уйти до окончания ужина – задержите под любым предлогом. Мне потребуется где-то полчаса, но с учетом того, что Фред и Джордж порой ставят на свои вещи неприятную защиту, возможно, понадобиться час.

Распрощавшись с директором, Питер вновь преобразился в грызуна и поспешил в сторону гостиной Гриффиндора. Студенты уже ушли на ужин, так что никто не помешал Питеру без проблем добрать до спальни мужской половины третьего курса. В комнате царил бардак, знакомый анимагу еще с домашней комнаты близнецов. Превратившись обратно в человека и продиагностировав комнату, Питер определил два наиболее вероятных места нахождения карты – наибольшее число чар было наложено на тумбочку между кроватями близнецов и на их сундук, лежащий в шкафу. Защитные чары были не слишком сложными для человека, закончившего школу, опасность для взломщика представляли лишь несколько охранных рун, замаскированных в стиле Билла. Тот факт, что Питер присутствовал, и даже немного принимал участие в их изобретении, заметно сократили время, необходимое на обезвреживание ловушек.
Через пятнадцать минут маг, не опасаясь, ковырялся в вещах близнецов. Карта, лежавшая в одном из потайных карманов сундука, вскоре была разложена на полу и активирована.Убедившись, что все жители комнаты находятся на пиру, Питер принялся за редактирование настроек карты. Десятью минутами позже мужчина закончил свои манипуляции, результатом которых стало переименование его в Коросту. Дети все еще сидели в Большом зале, так что Питер решил немного посидеть с картой в спальне, вспоминая, как создавался этот артефакт. Знаете, тридцать первое октября – отличный день для ностальгии. Внимание Питера привлек профессор Квирелл, слишком быстро направляющийся к Большому залу. Через полминуты после его появления, все студенты спешно начали покидать трапезную, в то время, как преподаватели, выйдя через небольшую дверь и разделившись, отправились в разные стороны. До возвращения третьекурсников оставалось еще около пяти минут, так что Питер в спешке пытался понять, что же произошло. На карте не происходило ничего необычного, ну если не считать Гарри и Рона, находящихся в женском туалете вместе с Гермионой. Преподаватели хаотично бегали по разным этажам, лишь Снейп куда-то целенаправленно шел.
-Третий этаж, ну конечно, - воскликнул Питер и, вернув инактивированную карту на место и восстановив защиту, со всех ног рванул в запретный коридор.
Добежав до цели, Питер застал разозленного профессора Квирелла, удаляющегося из коридора. За массивной дверью раздавался какой-то шум и через пару мгновений оттуда вывалился потрепанный Нюниус собственной персоной. Кем бы ни был тот Пушок, которого Питер увидел на карте, он был силен. От наблюдения за раненым Северусом его отвлекал яркий Патронус, который голосом Дамблдора велел профессору идти на второй этаж, где приведения видели ЕГО в проследний раз. Решив оставить административные дела учителям, анимаг остался стоять у входа в запретный коридор, чтобы после сообщить Дамблдору обо всех нарушителях.
Спустя пару часов, проведенных в одиночестве без особого толку, Питер направился к кабинету директора, чтобы отчитаться по поводу карты и рассказать про посетителей коридора. Долго ожидать не пришлось – бывший декан как раз покидала кабинет Альбуса с недовольным лицом. Проскочив мимо Макгонагалл, маг проник в кабинет Альбуса и забрался к нему на стол. Заметив гостя, Дамблдор повторил свои действия четырехчасовой давности, после которых Питер смог обернуться человеком.
-С картой проблем не возникнет, хотя вы и не дали мне обещанного часа.
-Возникла непредвиденная ситуация. В замок проник тролль, пришлось срочно уводить детей в защищенные общежития и отправляться на его поиски.
-Нашли?
-Да, но не мы. Рон и Гарри уже победили тролля, когда мы подоспели. Точнее сказать, Рон его победил, пока Гарри отвлекал внимание.
-Какого черта? Вы что, не почувствовали вторжения существа в школу?
-Увы, нет. Боюсь, что его провел один из профессоров, хотя меня пугает эта мысль. Возможно, в защите школы есть дыра, которую я пока не вижу.
-Кстати о профессорах. Снейп подрался с кем-то в запретном коридоре. А Квирелл решил не помогать ему и ушел. Что же находится за той дверью?
-Прости, Питер, но я не хочу обсуждать этот вопрос. Возможно, в конце года мы вернемся к нему. Важно знать лишь то, что первого сентября я сказал правду – в этот коридор запрещено заходить под страхом смерти. И это не абстрактная угроза, вроде «Не ходите в Запретный лес, там есть шанс натолкнуться на опасных созданий». Нет, тут все куда конкретнее – «Не суйся за эту дверь, иначе погибнешь, без вариантов». Могу лишь сказать, что Пушок – это просто линия защиты от любопытных. Он не может причинить вреда студентам. Профессорам, как оказалось, может, что не так уж и плохо в свете того, что скорее всего кто-то из них провел в школу тролля. По своей ли воле – это уже другой вопрос.
***
Учебный год плавно подходил к концу. Дамблдор все также темнил, единороги по-прежнему теряли кровь, а Гарри вот уже как пару недель не попадал в истории. Примкнувшая после хэллоуинской истории к компании Гарри и Рона Гермиона, буквально, протащила друзей через череду экзаменов. Смотря на их компанию, анимаг часто видел Мародеров в первый школьный год. Два лучших друга, составляющих костяк группы, один заботливый умник, желающий найти друзей, и еще один пока что приятель на подхвате, в роли которого сейчас выступал Невилл.
Время было около полуночи, когда Питер вернулся в общежитие с прогулки. Гостиная встретила его полумраком и парализованным Невиллом. Добежав до спальни первокурсников, он обнаружил три пустые кровати. Внутренний голос просто орал о похищении. Питер знал лишь один способ быстро найти кого-либо на территории школы: анимаг в своем человеческом обличье стоял на пороге спальни третьего курса и колдовал – сперва комнату заполнил почти прозрачный усыпляющий дым, для контроля каждый обитатель комнаты получил по оглушителю в свое спящее тело. На сей раз карта обнаружилась лежащей на тумбочке безо всякой защиты. Стоило Питеру развернуть карту и найти на ней мальчиков, находящихся в компании Гермионы в комнате Пушка, как дети по одному начали пропадать с карты. Забросив очевидное объяснение в виде убийства детей Пушком по причине его пессимистичности как можно дальше, волшебник со всех ног рванул в сторону Запретного коридора, не забыв предварительно тщательно замаскировать себя от узнавания. Дамблдор еще днем уехал в Лондон, и единственным способом быстро его вернуть был лишь Патронус. Изменив на бегу свой голос, Питер направил директору серебряную крысу с крайне лаконичным призывом немедленно поспешить в тот самый коридор. В коридоре было тихо, на ум некстати пришло выражение «могильная тишина». Собравшись с мыслями, Питер направился навстречу таинственному Пушку, посещать которого так не советовал Альбус. Помня о ноге Снейпа, сразу после вскрытия двери Питер выставил сильнейший щит против материальных объектов, какой знал.
-Вашу ж мать, цербер? – Питер поблагодарил себя за предусмотрительно выставленный щит, спасший мага от встречи с острыми зубами существа. От столкновения пса со щитом мага по инерции выбросило в коридор. Пушок пытался достать жертву, однако не пролезал сквозь дверной проем, который наверняка не раз укрепляли, чтобы сдержать цербера в комнате. Захлопнув дверь, Питер позволил себе отдышаться. Крови в комнате не было, а, значит, Альбус был прав – каким-то образом животное не способно причинить вред студентам. Зато на полу был какой-то открытый люк, по расположению, вроде как соответствующий месту на карте, где последний раз были видны юные гриффиндорцы. Пока Питер пытался придумать, как бы пробежать мимо цербера и запрыгнуть вслед за детьми в люк, в коридор на полных парах влетел директор.
-О чем ты думал, отправлять Патронуса в Министерство? А если б я был с кем-нибудь из наших старых знакомых в тот момент?
-У меня не было выбора. Гарри, Рон и Гермиона спрыгнули в люк в этой комнате, - Питер кивнул на закрытую дверь. – Я пытался их догнать, но этот ваш Пушок меня вытеснил из комнаты.
Но Альбус, кажется, не слышал последнюю фразу. Как только прозвучало имя Гарри, директор распахнул дверь и создал фактически из воздуха губную гармошку, которая тут же безо всякой помощи стала наигрывать смутно знакомую мелодию. Цербер, на удивление, спокойно улегся в дальнем углу комнаты и умиротворенно прикрыл веки.
-Сколько времени прошло с тех пор, как ты видел люк открытым? – только сейчас Питер обратил внимание, что крышка люка больше не торчала вертикально.
-Минуты три назад.
-А когда они спрыгнули в люк?
-Не знаю, я тогда был в гостиной.
-Напрягись, Питер. Это важнее, чем ты себе можешь представить.
-Я сразу же побежал сюда, думаю, минут за пять я успел добраться. Значит около восьми минут назад.
-Значит, это не они. Дети бы не успели так быстро, - Альбус что-то забубнил себе в бороду, пытаясь что-то рассчитать.
-В чем дело, Альбус, почему мы не идем за ними, ты же говорил про смертельную опасность для любого, прошедшего дальше Пушка.
-Я думаю, Питер. Трое первокурсников умудрились испоганить результаты четырех лет подготовки. Я пытаюсь найти приемлемый выход из сложившегося положения.
-Они могут там погибнуть?
-Если я не открою запечатавшийся люк – да. Если открою – возможно, нет, если они еще живы.
-Так чего же мы ждем?
-Если открыть люк, Волдеморт вырвется на свободу.
-Они – дети! В отличие от Лили и Джеймса, они не вступали в ваш Орден. Вы не сможете оправдать этим их гибель. Альбус, не смейте! Если вы отказываетесь, я пойду.
-Ты не сможешь. Люк запечатан, - Альбус тяжко вздохнул. - Вот что за глупость…
Достав нож, директор разрезал левую ладонь и принялся смазывать люк своей кровью, произнося шепотом какое-то заклинание.
Закончив манипуляции, Дамблдор призвал какие-то коробочки из углов комнаты и закрепил их вокруг люка.
-Ты готов? Пошли. Левитируй себя, внизу дьявольские силки. Не смей поджигать их! – С этими словами Альбус шагнул в пропасть.
Последовавший за ним Питер застал внизу недовольного директора и обгоревшие остатки растения.
-Если первыми встретим детей, запомни – ты Николас Фламель. Не снимай капюшон, старайся ничего не говорить, не показывай свое недовольство.
Альбус поспешил в следующую комнату, где каким-то замысловатым жестом открыл дубовую дверь. Очутившись в следующем помещении, Альбус уже собирался бить взрывным заклинанием по гигантской шахматной фигуре короля, но вовремя двух школьников, сидящих на поле.
-Что с ним? – обратился директор к плачущей девочке. Только сейчас Питер заметил, что это Рон лежит без сознания на доске.
-Рон пожертвовал собой, чтобы мы смогли победить и пройти дальше. Он упала с коня.
-Где Гарри?
-Он прошел через огонь в комнате с зельями и сказал мне возвращаться к Рону.
-Николас, оставайся с ними. Никуда не уходите. Он просто без сознания, ничего страшного. Чтобы не произошло дальше – защищай их. Я пойду за Гарри.
Гермиона, похоже, догадавшаяся, кого именно изображал Питер, стояла с открытым ртом и смотрела на спину легенды волшебного мира. Вероятно, наличие раненого сокурсника и напряженная поза мага, пока что останавливали ее от попытки начать разговор. Питер же размышлял о последних сказанных ему словах Альбуса. И словно ответом на его затруднения на тему, от кого же защищать детей, из двери, куда пару минут назад зашел директор, вылетело какое-то темное облако и, не останавливаясь, промчалось к выходу из помещения. Гермиона продолжала стоять с открытым ртом, а Питер начал волноваться за судьбу Дамблдора и Гарри. Ведь если этим облачком был тот, для кого создавалась эта ловушка, то факт отсутствия директора навевал тревожные мысли.
Дамблдор появился через минуту, когда Питер уже собирался пойти проверить ситуацию дальше. Леветируя перед собой Гарри, он жестом показал следовать за ним. Питер аналогичным заклинанием подхватил Рона и поспешил за директором, Гермиона шла позади. До больничного крыла дошли в тишине и без происшествий. Необычным были лишь увидеть сгоревшие коробочки на крышке люка, которые Дамблдор спешно устанавливал перед спасательным походом.
Сдав бессознательных юношей и идущую в комплекте Гермиону в цепкие руки мадам Помфри, маги направились в директорский кабинет.
-Присаживайся, как я и обещал в середине года, с меня полагаются некоторые объяснения, - сказал Дамблдор после стандартной процедуры обеспечения безопасности разговора в своем кабинете. – Четыре года назад я начал планирование операции, целью которой стала бы поимка Волдеморта, его заточение. Это дало бы время разобраться, каким же именно образом он остается в живых. Однако два года назад, я, думаю, нашел наиболее вероятный ответ на этот вопрос. Но поимка Тома была по-прежнему актуальна – на сей раз, чтобы дать время для поиска и уничтожения ряда особых вещей. Год назад я стребовал последний долг с моего бывшего друга, которым ты сегодня успешно прикидывался. Николас пообещал свое участие в первой части моего плана, поместив свой легендарный шедевр в специально снятую ячейку в Гринготтс. Вот уж не знаю, каким именно образом, у Николаса всегда были припасены тузы в рукаве, но он узнал дату, когда Том попытается украсть камень. Я распорядился извлечь его из хранилища и доставить его в Хогвартс.
Том, побывавший в хранилище в Гринготтсе несомненно почувствовал мощную остаточную магию от камня, и больше не сомневался в его подлинности. Как только Хагрид доставил камень в школу, я вернул его Николасу, а место в тайнике заняла достаточно талантливая фальшивка. Все ловушки в лабиринте имели одну единственную цель – задержать вора на пути к камню. Дело в том, что открытие люка в комнате с Пушком активировало чары в последней комнате. Через две минуты после проникновения в помещение с силками камень помещался в один особый артефакт, из которого Волдеморт не смог бы его изъять. Я, зная содержимое всех ловушек и, как директор Хогвартса, имеющий некоторые привелегии при их прохождении, мог пройти полосу за одну минуту и сорок семь секунд, что позволяло мне достать фальшивку до ее помещения внутрь зеркала. Видишь ли, гениальность последней ловушки сыграла против меня – я так же, как и Волдеморт, не мог достать камень из зеркала – я действительно хотел им воспользоваться. Не ради бессмертия, как Том, а для его поимки.
-Если все препятствия должны были задержать самого Волдеморта, то почему трое первокурсников совместными усилиями смогли их пройти?
-Квирелл, проходя комнаты, просто уничтожал основную часть ловушек. В комнате с силками было установлено несколько артефактов, поддерживающих частичную трансфигурацию воздуха комнаты в метан. Квиринус потратил достаточно времени, разряжая их, прежде чем пройти силки. В противном случае – мы бы имели поджаренный труп профессора Защиты от темных сил. Поэтому артефакты были размещены на видном месте. Детям же просто требовалось допрожарить оставшиеся после Квирелла ростки. В комнате с летающими ключами сперва было необходимо снять заклинание с метлы, иначе при любой попытке колдовства в комнате все ключи просто исчезали. Дверь открывалась только либо ключем, либо заклинанием с паролем, который знал лишь я. Профессор МакГонагалл в ответ на мою просьбу трансфигурировала волшебные шахматы – каким бы гениальным игроков не был Волдеморт, ему бы потребовалось больше двух минут на партию. Для меня же Минерва предусмотрела специальную возможность – мне требовалось всего лишь простой бомбардой отсоединить меч короля от самой фигуры и поместить оружие в специальную нишу рядом с полем. Это бы дезактивировало чары на фигурах, после чего можно было спокойно проходить далее. Ну, тролль не самый серьезный противник, но другую опасную тварь было бы тяжелее получить, тролль же так удачно подвернулся на Хэллоуин. Ну и наконец, головоломка с зельями от Северуса. Загадка, таящая в себе большую опасность. Видишь ли, для того, чтобы поймать Волдеморта, мне нельзя было его уничтожать. Поэтому зелье, позволяющее пройти в последнюю комнату, являлось и медленно действующим аналогом Напитка Живой Смерти. Не переживай – Гарри ничего не грозит. Зелье подействовало бы через три часа, я влил в него противоядие, как только вынес из последней комнаты. Антидотом являлось содержимое одной из колб, которое, исходя из решения загадки, казалось ядом.
-Серьезная защита… Я откуда бралась блокировка люка? Дети же прошли, хотя Квирелл уже был там?
-Люк блокировался при открытии двери в последнюю комнату, дети к этому моменту уже прошли Пушка. Последний рубеж защиты, если бы Квирелл невероятным образом все-таки смог уложиться в две минуты. Тогда бы он просто не смог покинуть ловушку. Люк закрыт на мощнейшее запирающее заклинание, опирающееся на мою кровь. Думаю, будет лучше, если об этом не узнает никто более. Этими знаниями трудно гордиться.
-И что теперь будет?
-Как, возможно, ты понял, я успел соорудить небольшой сюрприз на выходе для Волдеморта. В комплекте с запертым люком те коробочки полностью гарантировали нахождение Волдеморта внутри помещения. С просто закрытым люком они не смогли удержать Тома, но серьезно его прищемили. Ему потребовались все его силы, чтобы прорваться. Так что, думаю, пару относительно спокойных лет мы еще выиграли.
-Каковы наши дальнейшие действия? Я могу чем-то помочь?
-Пока что я пытаюсь собрать сведения о тех вещах, которые необходимо уничтожить для окончательной победы над Томом. Проблема заключается в том, что он слишком хорошо замел следы. У меня в руках лишь пара тонких ниточек, которые не факт что куда-то приведут. Пока я не хочу привлекать тебя к этому делу. В случае, если я провалюсь, нам придется пойти на крайние меры – тебе придется отправиться на встречу Волдеморту. Для воскрешения ему наверняка понадобится одна из этих вещей – зная о них, мы сможем планомерно их уничтожить.
Питер не слишком удивился подобной инициативе. Он просто сидел и смотрел в глаза директору.
-Вы ведь понимаете, что сегодня ходили по краю? Не будь меня в том коридоре, вы бы пошли спасать детей?
-Да, Питер. Возможно, мне понадобилось бы на полминуты больше времени, чтобы понять, что обязанности директора важнее обязанностей судьи. Но не скрою, я очень сердит на эту троицу. Человеческим языком я всех предупреждал об опасностях этого коридора.
-Это же дети, Альбус. Любопытные дети.
-Питер, вот если я объявлю на ужине, что отныне прыжки из окна башни без метел запрещены для всех, кто не хочет умереть – они начнут самоубиваться? Нет, конечно. Они - студенты, а я – директор. Я не так много что запрещаю. Но если я запретил – извольте слушаться. Минерва сегодня днем прислала письмо: она четко объяснила Гарри, что учителя знают, что делают. Чего еще надо, чтобы не лезть не в свои дела? Что еще хуже, мне придется потакать этой глупости. Если вылить на Гарри все мое разочарование, мальчик будет опасаться любой инициативы из-за страха сделать что-то не так. Гарри не должен делать только то, что ему велят другие, иначе его всю жизнь будут использовать власть имеющие. Пожалуй, я немного переоценил способности этой троицы и дал им слишком много свободы. В следующем году я хотел, чтобы ты присматривал за ними. Представляешь, что было, если бы ты пришел в гостиную часом позже? Не хочется об этом даже думать. Ладно, Питер, не буду тебя задерживать, ты ведь в больничное крыло пойдешь?


Сообщение отредактировал Могу - Пятница, 10.01.2014, 23:01
 
МогуДата: Пятница, 10.01.2014, 23:01 | Сообщение # 15
Снайпер
Сообщений: 137
« 7 »
-Да, прослежу, чтобы все было в порядке.
-Хорошо. Мне надо связаться с Николасом, пересказать ему события этой ночи, после чего тоже загляну в больничное крыло – мисс Грейнджер придется пообещать мне, что про участие «Николаса» она не расскажет даже Гарри и Рону.
-Кстати, а что с Фламелем? Волдеморт не попробует снова украсть камень?
-Не думаю, что он сможет его найти. Николас давно планирует провести небольшой эксперимент – прожить стандартную человеческую жизнь с начала, не пользуясь привелегиями своего статуса. Они с Пернелл уже приготовились снова стать десятилетними волшебниками. Для широкой публики будет пущен слух об уничтожении камня, а чуть позже – о смерти четы Фламелей.
-Они, случайно, не собираются основывать клуб лиц, инсценировавших свою смерть? Я бы вступил, солидно быть в каком-либо клубе с самими Фламелями.
-Иди уже, шутник, к своему Рону, - усмехнулся Дамблдор.
Достав чистый лист пергамента, Альбус сел писать министру Фаджу об очередном безвременно ушедшем преподавателе защиты от темных сил. Директору было любопытно, кого министр порекомендует ему в этот раз, желающих все равно не наблюдалось.

___
Никто даже не отписался по поводу случайно обрезанного из-за размера главы конца. Ладно, не судьба.
Фик заморожен до лучших времен в связи с отсутствием своего читателя. С почти спокойной душой перехожу к более интересующему меня проекту.
Если кто-то из администраторов/модераторов увидит - можно переносить в архив, там же заморозки хранятся?
Спасибо за возможность публикации.
 
Igor_RДата: Суббота, 11.01.2014, 00:13 | Сообщение # 16
Химера
Сообщений: 351
« 52 »
Цитата Могу ()
Фик заморожен до лучших времен в связи с отсутствием своего читателя.

ну зачем так резко!
достаточно занятный фик на теории заговора, имеет место на существование просто слишком уж неожиданный глав гер вот как я понимаю все и в слегка в шоке.
Цитата Могу ()
С почти спокойной душой перехожу к более интересующему меня проекту.

ну коли так то ладно подождем следующего.

PS: Хотя если четсно то притянуто за уши. Ну немного другой психологический настрой должен быть у человека который молча соглашается сдать своих друзей на убой за "общее благо" . А то получается приблизительно так:
- Але Питер надо Поттеров Воландеморту сдать, пусть он их убьет.
- Не, я не могу, они мои друзья - сказал Питер заламывая руки
- По другому нельзя!
- А ну тогда ладно. Когда и где?
Т.е. тут нет предпосылок для перехода в разряд шпионов. Т.е. если в каноне для предательства предпосылки это то что питер гнусная крыса привыкшая пресмыкаться перед более сильными. То у вас наоборот он остался положительным но при это вы не описали как он пришел к такой жизни что спокойно согласился на шпионство и предательство.
Слишком спокойное по диалогам принятие получившейся ситуации, а ведь по сути ваш глав гер одного "друга" прибил а второго отправил на пожизненные пытки. При это разговор опять из разряда: - Как так получилось? - Ну оно само как то! - А ну ладно!
И самое печально практически все ситуации заканчиваются таким разговором: - А как вы могли привести тролля в школу он ведь мог убить Гарри!! - Он был нуже для экспериментов. - А ну тогда хорошо. Я пойду.
- А как прошли первокуры испытания для супер убер волшебника. - Дак он их уничтожил, они шли по разрушеному полигону. А ну ладно!

Из этого получается что ваш герой идет прицепом, он реагирует на созданную ситуацию и нет своих действий которые например моглибы привести к ситуации которая возникла каноне. Да этот вариант сложнее но он будет более интересным.
Т.е. в итоге либо вы пишите Дамби гад и путь у вас герой наконец "прозреет". Либо нужна более четкая и логически сформулированная теория заговора!



-- Засада, -- сказала Сова,-- это вроде сюрприза.
-- Малина иногда тоже,-- сказал Пух.


Сообщение отредактировал Igor_R - Суббота, 11.01.2014, 00:16
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Шпионские игры (джен, PG, ??, АД, в процессе (глава от 10.01.14))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: