Армия Запретного леса

Суббота, 21.05.2022, 15:17
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 8
  • 1
  • 2
  • 3
  • 7
  • 8
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер - Железом и Кровью (ГП/ФД, попаданцы, сильное АУ)
Гарри Поттер - Железом и Кровью
Василий_ПетренкоДата: Воскресенье, 01.09.2013, 19:35 | Сообщение # 1
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Название фанфика: Гарри Поттер - Железом и Кровью
Автор: Василий_Петренко (UnholyKnight)
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Гарри Поттер/Флер Делакур, ОМП/ОЖП.
Жанр: Darkfic/Action/AU/Попаданец
Размер: макси
События: Темный Гарри, Фик об оригинальных героях, Экзотическое место действия, Тайный план Дамблдора, Дамбигад, Сильный Гарри, Независимый Гарри
Статус: в процессе и будет еще долго в процессе.
Предупреждения: Жесточайшее АУ, фанатам сильных, верных и добрых Уизли и Грейнджер не появляться. Махровый дамбигад. ООС жесточайший. Много ОС. Частичный кроссовер с братьями Стругацкими. Кое-где другие кроссоверы и небольшие заимствования из разных франшиз, которые были источниками вдохновения. Пишу с бетой, но ошибки некоторые могут быть.
Саммари: Один человек, не в то время не в том месте, может перевернуть мир... Итак, мир уже перевернут с ног на голову, это мир где Германия хоть и не победила во второй мировой, но она ее и не проиграла и теперь в 1991 году, в мире три вектора силы. Это Германская Империя, вернувшая статус кво до первой мировой и даже кое-где расширившая свои территории, сбросившая иго нацизма в сорок четвертом, это СССР, воспрянувший от летаргического сна восьмидесятых и перестраивающий свою экономику при помощи союзника - Германской Империи, и это США, которой хоть и не досталась Западная Европа по результатам второй мировой, но которая остается супердержавой. Но, это другая история...

Эта же история началась десять лет назад, в роковой хэллоуин восемьдесят первого. Тогда, Гарри Поттер отразил третьей непростительное, заработав шрам на голове. Потеряв своих родителей, он был отселен к семейству Дурслей, к сестре Лили Поттер - Петунье Дурсль... Десять лет, юноша рос в атмосфере собственной никчемности, ничего не зная о своей роли в истории магической Британии, о своей героической репутации и о планах на его будущее. И вот, юноша едет в Хогвартс, чтобы встретить там своих первых друзей, найти первых врагов, и познать волшебный и сказочный мир магии... Но... Это лишь видимая часть истории, а такова ли она на самом деле?

Пролог

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава 6 Часть 1


Сообщение отредактировал Василий_Петренко - Суббота, 22.02.2014, 19:22
 
Василий_ПетренкоДата: Воскресенье, 01.09.2013, 19:35 | Сообщение # 2
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Пролог

— Гарри Поттер, — наконец вызвала МакГонагалл объект интереса Альбуса Дамблдора. Старик уже долго пытался отыскать взглядом того, кому в будущем предстояло стать весьма и весьма важной составляющей его планов. Политика — она вещь такая, привязанностей и нежностей не терпит… И готовить своих людей лучше с самого молодого возраста, пока их разум наиболее подвержен влиянию и впитывает нужную информацию как губка и пока собственное мнение еще не выработано, пока дети верят в сказку волшебства, пока они не знают всей подноготной волшебного мира и пока они верят мудрому и доброму старцу. Потому Альбус во все глаза высматривал вышедшего вперед парня, на которого у него было множество планов.

Хотя, к сожалению, не все его планы были исполнены так, как хотелось бы… Рональду Уизли так и не удалось выйти на контакт с Гарри Поттером, что озадачило Дамблдора, ведь Гарри Поттеру была отведена особая роль в планах Дамблдора, потому он убедился в том, что его будущее оружие выращивают правильно. Дом находился под наблюдением верного Альбусу сквиба, и Дурсли были под постоянным присмотром… Таким образом, из Гарри должен был вырасти забитый юноша, готовый поверить в сказку волшебного мира, которую предполагалось ему скормить. У него не должно было быть привязанностей в маггловском мире, и там у него не должно было быть места, куда бы он мог пойти. Ради общего блага, он должен считать именно магический мир своим домом.

С другой стороны, Гарри не должен был быть комком черной, всепоглощающей злобы, которым был Томас. С ним у Дамблдора вышла большая неудача… Хотя впоследствии она и вышла крайне удачно для него: ведь даже если марионетки из Реддла не вышло, то своими желанием и злобой на директора Том пошел по второму наилучшему сценарию для Дамблдора. Если бы не Гарри… Альбус как раз готовился остановить Тома, и тогда героем был бы он, и никто не смог бы противостоять ему политически на территории Туманного Альбиона.

Тем не менее, наличие Гарри Поттера тоже оказалось полезным. Дамблдор займет позицию его учителя, став мудрым наставником Мальчика-Который-Выжил, а сам мальчик должен был стать верным оружием, судьба которого — умереть в финальной схватке, забрав с собой врага. Ну или ослабив оного… А если же он не умрет, то мальчишка станет верной марионеткой своего мудрого учителя, или от него можно будет избавиться, посадив в Азкабан, ежели артачиться и строить из себя что-то начнет… Вариантов было много.

Альбус не был идиотом и понимал, что крайне скоро на долю Британии выпадет множество испытаний. Он понимал, что время объединиться перед единым знаменем для магической Британии настало, и если этого не сделать в ближайшие восемь-десять лет, то это, скорее всего, приведет к катастрофе. Под чьим знаменем объединиться: Дамблдора или Гарри Поттера (чье знамя на самом деле будет знаменем мудрого директора) — было не столь важно. Важно было само объединение. И это совершенно не было связанно с фигурой Реддла, нет, тут он скорее был досадной помехой на пути к этому самому объединению… Ну, или наоборот, фигурой, которая может послужить на благо объединению, став тем самым абсолютным злом, победитель которого будет чествоваться и восхваляться, способствуя делу объединения, если на этом грамотно сыграть, но тут надо быть аккуратным. Проблема же истинная была совершенно в другом.

Однако, погрузившись в свои размышления, Дамблдор не заметил ни удивленного возгласа учащихся, чьи взоры устремились на знаменитого Гарри Поттера, ни его короткого обмена взглядами с профессором МакГонагалл… Он опомнился, лишь когда шляпа была уже надета на голову юноши, потому не мог увидеть, как парень, вышедший к шляпе, крайне отличался от тех сообщений и колдографий, что ему присылали.

Не было худого и низенького — от роста в чулане и вечного недоедания — забитого парня. Не было Гарри Поттера с вечно топорщащимися волосами отца и изумрудно-зелеными глазами матери. Не было знаменитого по газетам шрама в виде молнии на лбу. Не было сломанных многочисленное количество раз очков-велосипедов, позволяющих Гарри видеть хотя бы что-то. Вместо этого к шляпе подошел довольно высокий для своего возраста юноша, явно не страдающий от недоедания или близорукости. Волосы на голове юноши были угольно-черными и короткими, аккуратно уложенными на голове. Аккуратное лицо с острыми аристократическими чертами, куда больше подходящие потомку семейства Блэк, чем Гарри Поттеру. И глаза… Они не были зелеными. Они были фиолетовыми, сиявшими в тусклом освещении замка подобно двум аметистам.

И лишь после десяти томительных минут раздумий, когда шляпа выдала сомневающееся «Гриффиндор», директор очнулся от своих мыслей, бросив взгляд на Гарри. Именно тогда он понял, что в устройстве его мировоззрения что-то не сходится… Или что Гарри откуда-то научился хорошим иллюзионным чарам, но, так или иначе, с этим надо будет разобраться срочно, потому как Гарри Поттер (а в том, что он — это он, сомнений не было, иначе шляпа не распределила бы его), не может выглядеть так, как один старый знакомый Дамблдора, с которым директор находится не в слишком хороших отношениях. Нет, просто быть не может, чтобы Гарри Поттер выглядел как миниатюрная копия Людвига фон Гота!

Тем не менее, факты говорили сами за себя. Директору оставалось лишь дождаться, когда закончится распределение, дать заранее подготовленную речь. Смысла импровизировать сейчас не было. Необходимо оперативно разобраться, что вообще произошло и насколько еще работоспособен его план, и если его подозрения найдут подтверждение, то обязательно необходимо будет узнать, кто так ловко сумел обдурить его самого, его людей и магические устройства… И каким образом здесь замешан его злейший политический оппонент с континента? А в том, что здесь явно покопался чертов немец, искренне считающий своим долгом всунуть свой аристократический нос в каждый план Дамблдора, сомнений у директора не было. Уж слишком с завидной регулярностью фон Гот умудрялся смешивать его карты…

Дав заготовленную речь, Директор быстро удалился к себе в кабинет… Там он нашел лишь подтверждение своих опасений. Все следящие метки, находящиеся на Гарри Поттере, исчезли, словно их и не было. Метка на палочке тоже пропала… Что его, что министерская, а это означало, что либо с палочки ее сняли, либо (учитывая сложность метки Дамблдора) палочку уничтожили. Гарри Поттер, проживающий на Тисовой четыре у своих родственников, исчез. Словно его никогда и не было. Было известно лишь то, что он забрался на Хогвартс-Экспресс.

Будучи в гневе, Дамблдор со всей силы ударил по столешнице, разбудив Фоукса, который встрепенулся в своей клетке от неожиданного громкого звука. И Дамблдор словно видел перед глазами насмешливое лицо Людвига, который смотрит на него своим фирменным снисходительно-презрительным взглядом. В том, что здесь замешан он, сомнений уже не было. Слишком похоже на его почерк…

Директор устало вздохнул, наливая себе чай. Иногда он чувствовал себя слишком старым для таких игр. Этот немецкий выскочка вставлял палки в колеса планам Дамблдора слишком долго и с крайне раздражающей регулярностью. И с этим надо было срочно что-то делать, ведь уже который раз фон Гот умудрялся обойти его, используя излюбленную тактику. Немец залегал на дно, выжидая и аккуратно подбрасывая директору проблемы, а Альбус, находившийся за решением этих проблем, оказался совершенно не готов к стремительному развитию планов Людвига.

Все началось с того самого боя с Гриндевальдом, о котором старый директор до сих пор вспоминает с содроганием… Как бы он не относился к фон Готу, однако без его помощи тогда, справиться бы со своим бывшим другом Дамблдору бы не удалось. С другой стороны, потерю Копья Судьбы и висящий над головой Дамблдора дамоклов меч в виде правды о битве с Гриндевальдом, директор фон Готу не простил и прощать не собирался.

Но дела былых дней сейчас были второстепенны. Необходимо было срочно связаться с печально известным серым кардиналом Германской Империи — Людвигом фон Готом для выяснения некоторых вопросов по поводу Гарри Поттера. Мальчишка был слишком важной фигурой, чтобы так просто выпустить его из своих рук… Однако связываться без плана с фон Готом — это означает попадаться к нему в ловушку… Нужно было выждать немного, быстро продумать план беседы… Просчитать оппонента, в конце концов. Да и просто лезть напролом могут себе позволить только американцы, русские и немцы. Англичане работают тоньше, потому они всегда побеждают. К тому же Дамблдор не хотел, чтобы Людвиг понял (если, конечно, он тут замешан), что сумел вывести своего оппонента из равновесия. Перед такой акулой, как фон Гот, никогда нельзя было показывать слабость. А потому канал связи был открыт лишь спустя несколько часов.


Сообщение отредактировал Василий_Петренко - Воскресенье, 01.09.2013, 19:35
 
Василий_ПетренкоДата: Воскресенье, 01.09.2013, 19:36 | Сообщение # 3
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Глава 1. Первые Загадки

Древнее поместье рода фон Готов пустовало… Довольно большой, мрачный особняк, выполненный в готическом стиле, не кипел жизнью, как то было век назад. Род фон Готов почти полностью вымер, оставив после себя лишь одного единственного наследника. Других забрали с собой мясорубки первой и второй мировых войн…

Многих членов рода разделила политика Гриндевальда, отчего могучий род оказался разделен на две части и его представители встали на разные стороны баррикад… Некоторых из них забрала война, некоторых — репрессии, равно как и другие действия Гриндевальда с его последователями… Кого-то убили люди последнего полноправного наследника Рода — Людвига фон Гота. Что поделать, потомок из Главной Ветви был человеком, с трудом шедшим на компромиссы и крайне не любившем конкуренции себе. И лишние люди с претензиями на Главенство Рода ему были ни к чему.

Сейчас этот дом, способный вместить в себя множество людей, по сути, пустовал потому, как единственными жителями в нем на данный момент был сам Людвиг фон Гот и немногочисленная прислуга. Не считая домовых эльфов, конечно, и нескольких узников… Что поделать, будучи человеком крайне занятым, Людвиг, даже несмотря на свой возраст, так и не смог найти ту единственную, потому детей у него все еще не было. Впрочем, на это и была другая причина, о которой фон Гот не желал вспоминать лишний раз. Конечно, магический наследник у него был на всякий случай, равно как и план действий на случай смерти самого Людвига тоже. Но с наследником по крови все никак не складывалось.

Впрочем, несмотря на свой возраст в восемьдесят лет, фон Гот все еще был вполне уверен в своих силах. Во всем понимании этого слова… Все же маги несколько отличаются от обычных людей в плане здоровья и долголетия, причем отличаются в лучшую сторону, сейчас Людвиг выглядел максимум на сорок лет, а то и моложе.

Коротко подстриженные угольно-черные волосы аристократа не были тронуты сединой, морщин на лице также не было, да и сам он был крепким и мускулистым, способным задать жару даже бойцам в четыре раза младше его. Высокий, статный, с весьма приятными, пусть и несколько резковатыми, чертами лица, Людвиг фон Гот до сих пор оставался из числа завидных женихов. И далеко не только из-за состояния его рода… Многие девушки вздыхали по обладателю загадочных фиолетовых глаз. Сам же Людвиг упорно держал холостяцкие позиции, которые не давали усомниться в том, что он не был намерен сдавать в ближайшее время.

Сам же Людвиг на данный момент наслаждался прекрасным исполнением одного из самых своих дерзких планов… Комбинация, начавшая свой ход еще несколько десятков лет назад, стоившая множество затраченных сил, времени и денег. И она все еще не пришла в окончательную стадию, только-только перейдя в начало активной фазы.

Но, если все пойдет по его плану, то он сумеет убить такое количество зайцев одним выстрелом, что даже частичная реализация планов согревала душу главы рода фон Готов. Даже то, что он в очередной раз смешал все карты «Великого Светлого Мага», сумев правильно воспитать своего приемного сына, который за все эти годы фактически стал ему родным, уже было достаточно неплохо.

Тем более, даже несмотря на все прикрытия своих действий низменными мотивами, фон Гот знал, что действовал правильно. Только так он мог обеспечить относительно безболезненную смену власти в магической Британии… И только так он мог выполнить последнюю просьбу умирающей женщины с пронзительными зелеными глазами.

И вот сейчас Людвиг пребывал в одиночестве, время от времени наливая вина в бокал да смотря в камин. Скоро там должен был появиться один… Посетитель. Ну, как появится, выйти из камина в поместье фон Готов не посмеет даже этот человек, несмотря на все свои таланты, коих у него, надо признать честно, хватало. А потому и ограничиться беседой на расстоянии.

Да и вообще, надо заметить, что путешествие из Туманного Альбиона в Германию через каминную сеть — вещь крайне длительная и дискомфортная, и, на памяти фон Гота, это испытание мог выдержать только приемный сын Людвига и то, скорее всего, благодаря железному желудку.

Потому, когда огонь в камине сменил свой цвет, и из камина показалась голова Альбуса Дамблдора, Людвиг фон Гот ну совершенно не удивился. Гарри уже должен был пройти распределение и отправиться на койку, потому его совместный с Гарри план, должен был вступить в действие. Сигнал через кольцо был подан… Теперь все было за Гарри.

— Альбус, рад видеть вас, пусть ваш «визит» и оказался несколько… Неожиданным, — произнес с улыбкой аристократ, отчего Дамблдор едва не поморщился. Все же он был мастером окклюменции и легилеменции, также как и опытным политиком, чтобы позволить показать свои истинные эмоции. Просто, обращаясь к Дамблдору, фон Гот не посчитал нужным скрывать, что относится к нему чуть лучше, чем к помоям, потому свои эмоции не скрывал. И еще этот чертов снисходительный взгляд, который словно говорит: «Я опять обвел тебя, старик, вокруг пальца, а ты до последнего думал, что все идет по твоему плану».

— Что же, Людвиг, — эти слова заставили арисоткрата едва заметно сузить глаза. Дамблдор тоже был далеко не идиотом, и он достаточно долго общался со своенравным аристократом, чтобы знать, где словесные удары будут наиболее сильны. Фон Гот терпеть не мог панибратства и фамильярности, причем по именам он общался лишь с близкими и друзьями… И именно позволяя называть себя по имени, он показывал что считает оппонента, если не другом, то хорошим знакомым, потому Дамблдор не мог не отпустить свою шпильку в адрес аристократа, обратившись к нему по имени. Игра древняя, как мир, кто сыграет струнное соло на нервах оппонента. — Прости и меня за беспокойство, но причина моего «визита» крайне важна как для меня, так и для магического сообщества всего мира.

— Мирового сообщества или сообщества Британии, Альбус? — язвительно поинтересовался Людвиг. Дамблдор почему-то не находил что ответить на меткие слова немца, потому в комнате повисло неловкое молчание. — Когда вы уже сумеете научиться тому, что весь мир уже давно как не вращается вокруг вас? — вокруг кого вращается этот мир, фон Гот тактично умолчал, решив не делать эту паузу слишком уж долгой или еще более неловкой. — Давайте к делу, без лишних словес. Вы не самый желанный собеседник для меня. Да, думаю и я для вас, не так ли? — это было правдой по обе стороны камина. Антипатия Дамблдора и фон Гота была вещью взаимной, потому оба политика регулярно старались подгадить друг другу, выходило это с переменным успехом.

— Думаю, что я выразился верно, — умиротворенно ответил Дамблдор. Опять же, вечная дипломатическая игра, спокойный как удав Альбус Дамблдор и вечно язвительный, пытающийся вывести его из равновесия, Людвиг фон Гот. Причем надо отдать навыкам фон Гота должное, у него это удавалось куда чаще, чем у остальных. Хотя скорее дело было в том, что Людвиг просто знал, в какие места бить. — Проблема действительно может выйти на мировой уровень… Ведь это связанно с Мальчиком-Который-Выжил!

— Альбус, для меня ваша темная потасовка в подворотне с самозваным Темным Лордом никак не тянет на мировую проблему. Прошу меня простить, но в Европе вашего Темного Лорда выше маньяка никем не считают. Не дорос. И то, что он убил себя о ребенка, великолепно показывает уровень его опасности… Также, как и показывает профессионализм тех, кто должен был с этим Лордом разобраться, — Людвиг не раз и не два заявлял о некомпетентности Британских служб Магической Безопасности на Международной Конференции Магов… Именно его риторика способствовала крайнему падению международного авторитета Магической Британии в глазах всего мира… И «несносный немец» крайне способствовал тому, что сейчас Британское Министерство воспринимают как сборище клоунов и недотеп. Ну, право слово, за кого еще считать людей, которые не смогли разобраться с типом, который успешно убил себя о ребенка. И теперь, похоже что, готовы возложить все надежды на дальнейшие подобные проблемы на плечи этого же ребенка. Это же просто смешно! Конечно, кое-где Людвиг приврал, кое-что приукрасил, кое-где и вовсе черное белым выставил… Но, это вам не просто так, здесь политика, и здесь в белых перчатках не играют.

— Людвиг, я знаком с твоей политической позицией, но сейчас не время для склок! Всему миру может грозить опасность, если с ситуацией не получиться разобраться, — мягко, но в то же время настойчиво Дамблдор вернулся к теме. Он это умел… Требовать так, чтобы все считали что он «всего лишь» попросил.

А как можно отказать Великому Светлому Магу в такой малости, как исполнение небольшой просьбы? В эту ловушку попадали многие… Фон Гот не был один из них. Что поделать, немец обладал иммунитетом к образу мудрого старца. Наверное, потому что он знал, что собой представляет этот «старец» на самом деле.

— Пойми, Людвиг, — фон Гот снова едва удержался от того, чтобы язвительно высказаться старцу про манеры поведения в обществе. И про то, что Дамблдор с ним на брудершафт не пил, потому на «ты» обращаться нет ну совершенно никакой необходимости. — Гарри Поттер не простой мальчишка, которому повезло, что бы ты там не говорил на публику… И ты сам должен понимать это. Он уже сейчас является великим магом, и ему уготована великая судьба, — фон Гот вновь удержался от язвительного комментария про то, кем «великому Гарри Поттеру» уготована какая-либо судьба. — А потому проблема с ним — это проблема для всего магического сообщества. И, поверь мне, я не шучу, когда говорю о таких вещах, — конечно же Великий Светлый Маг не шутил… Врал — да, но не шутил.

— Хорошо, как скажешь… Верить больше тебе, Альбус, уж прости, не стану. Я не одна из твоих верных шавок. И никогда ей не буду, — ответил арисоткрат.

— Итак… Понимаешь, Людвиг, смерть Волдеморта была не случайностью… Тогда, в тот роковой час, когда над домом Поттеров воссияла Черная Метка, — «Ну вот, опять принялся крутить свою пластинку… Ладно, послушаем твою версию. Посмеемся» — подумал Людвиг, молча слушая рассказ Дамблдора. К счастью, старец слишком любит звук своего голоса, потому говорить может феноменально много, хотя половина слов будет обычной водой. Тем лучше. Тем больше времени для Гарри. — А Волдеморт занес палочку над Гарри Поттером, сработало древнее волшебство, — Людвиг был готов вытащить за бороду Дамблдора из камина и придушить его своими руками. За пять десятков лет с победы над Гриндевальдом и возвышения позиции Дамблдора, его пластинка про «магию Любви» успела порядком надоесть аристократу. — Но, к счастью для нас всех, Волдеморт не учел одного — силу Любви к Гарри его матери… Ту силу, про которую он знать не мог, — на этих словах глаза аристократа чуть остекленели.

Он-то, в отличии от Дамблдора, видел сцену того… Той бойни, что устроил Том Риддл. Он помнил, с какой болью на него смотрела Лили… Как, хлюпая на губах кровавыми пузырями, она просила старого знакомого об одной единственной вещи. В одном старый пень был прав. Сила любви Лили Поттер к своему сыну, действительно была велика. Тем временем, видимо, ощутив, что нашел нужную тему, Дамблдор продолжал. Людвиг лишь спустя минуту уловил его речь.

— Но после уничтожения Волдеморта я не мог не наблюдать за Гарри Поттером, потому как за гибель своего повелителя многие забыть и простить мальчику не могли. — Фон Гот решил перебить его, вставив еще одну шпильку Дамблдору…

Ну не любил он его, да и не было особенно за что его любить, по мнению Людвига. Уважать — да. Враг — опасный, политик — серьезный, человек — умный, ученый — хороший. Но вот любить его, как его магическая Британия обожает, и которая на руках готова его носить, он не собирался.

— Вашими усилиями множество Волдемортовских шавок оказались на свободе вместо того, чтобы сидеть в вашем Азкабане. Если бы вы приложили больше стараний, то, глядишь, у парнишки врагов бы и не осталось… Самых рьяных на плаху, тех, что потише в камеру к дементорам. А не разводить розовые сопли, как вы делали, — неприязненно ответил немец. Политесы и сюсюкания с террористами он никогда не одобрял, что обеспечивало ему большую популярность среди силовиков и простых людей, равно как и уважение у политических оппонентов.

— Людвиг, ты должен понимать, что сажать всех за решетку — это не выход. Мы должны давать людям второй шанс, — вторая любимая пластинка директора Хогвартса.

Людвиг ее понимал еще меньше, потому как никому ничего не прощал. Особенно предательство. Ведь если за преступлением не следует наказание, это что, значит, закона нет? Значит, анархия? Не бывать такому! По крайней мере, пока Людвиг был жив.

— Мы должны вести людей к свету, ведь только так мы можем спасти их! Если мы будем бездумно сажать каждого за решетку, то, значит, мы окончательно отрежем их путь к Свету, каким бы иллюзорным или тонким он не казался. Каждый заслуживает второй шанс. Каждый заслуживает шанс на искупление своих грехов. Если мы не будем давать этого шанса и убивать каждого ошибавшегося человека, то чем мы сами будем лучше их? — шарманка играла во всю… Впрочем, Людвигу это и было нужно. Пусть он распрягается, чем больше времени у Гарри будет, тем лучше.

— А скажите мне, Гриндевальд и Волдеморт что, тоже заслужили второго шанса? Чем же они его заслужили? — начал ответный бросок Людвиг. — Первый заслужил его количеством концентрационных лагерей? Вырезанных семей, противостоящих ему? Количеством магических существ, отданных на эксперименты Менгеле? Вы забываетесь, Дамблдор… Мы до сих пор испытываем сложности, когда пытаемся установить контакты с ковейнами Вейл, а, замечу, они считаются лучшими целителями и считаются не зря. Гоблины до сих пор ставят нам грабительские проценты при ссудах, хотя, замечу, Гриндевальд был вашим… Соратником. — Людвиг удержал себя от острых слов. Не стоило слишком уж сильно антогонизировать Дамблдора. — Что-то вы его далеко не магией «Любви» прикладывали… Финдфаер из вашего арсенала было самым… Не летальным заклинанием. А ведь именно у вас были самые большие шансы на победу при использовании магии Любви. Вы же… Эксперт в данной области. Куда уж тут мне, по сравнению с вами, — да, куда было Людвигу с его скучной и традиционной ориентацией до «прогрессивного» Дамблдора.

— Они сделали свой выбор, — печально ответил Дамблдор. — И для них дороги назад уже не было, как бы не было печально признавать сие. Оба — великие ученые, мощные маги, и пали так низко. Воистину, их судьба печальна и трагична, — Людвиг заметил, как Дамблдор постарался уйти с темы магии Любви и того, что он был сторонником Гриндевальда, так же, как он старался уйти от темы того, что именно он прозевал рассвет Волдеморта, но фон Гот не стал уличать директора Хогвартса. Пусть лучше продолжает толкать речь. — Возможно, идя судьба как-то иначе, они бы смогли стать великим людьми. Но они решили идти по пути тьмы до конца… Но я все же хотел бы вернутся к изначальной теме… — с фальшивой улыбкой добавил Дамблдор. Уж очень он не любил, когда по его теме всепрощения, всеобщей дружбы и магии любви проходились сапогами. Такими тяжелыми… Немецкими… С железными мысами носков… Которые говнодавами в народе маггловском кличутся.

— Как скажешь, Альбус, как скажешь, — ухмыльнувшись, ответил Людвиг, после чего вернул на лицо маску спокойного собеседника. Ответный сигнал только что пришел, что означало что Гарри вернулся в общежитие… От сердца фон Гота отлегло. Можно было заканчивать этот цирк.

— Так вот, я не мог оставить мальчика без наблюдения. Все же безопасность его жизни — есть императива для меня… Кто мы такие, если не можем обеспечить безопасность даже одного мальчика? — про то, какую защиту получают приютские обретенные, Дамблдор, как ему показалось, тактично умолчал. — Потому мои люди проводили круглосуточное наблюдение и обеспечивали защиту жизни и благополучия Гарри Поттера, — Фон Гот кивнул, вроде бы соглашаясь с доводами Светлого Мага. Если Великий Светлый Маг считает одну старуху-сквиба достаточным для постоянного наблюдения за безопасностью и благополучием Гарри Поттера, кто он таков, чтобы высказываться против? — И доклады от моих людей мне шли регулярно, — Людвиг опять кивнул, едва сдержавшись, чтобы не улыбнуться… Естественно отчеты Дамблдору слали их регулярно. Он же каждый этот отчет лично просматривал и корректировал… При необходимости. — И сегодня, я заметил некое расхождение содержания отчетов с реальностью, — Подвел своеобразный итог Дамблдор.

— Отчеты не всегда бывают точными, — ехидно ответил Людвиг. — Люди разные бывают… Любят начальству приятное доложить, выслужиться, так сказать… Знаешь, как это бывает… Кто-то хочет продвижения по службе и дает чуть-чуть приукрашенный отчет, тот, к кому этот отчет попадает, также приукрашивает его, чтобы он также и ему оказал ту же услугу… Потому наверх могут приходить обычно несколько… Недостоверные данные, — добавил он, вопросительно подняв левую бровь. Дескать, уверены ли вы, что не это имело место?

— Боюсь, что здесь имело место иное… Скажи мне, Людвиг, ты не знаешь, почему Гарри Поттер выглядит, как твоя миниатюрная копия? — наконец сбросил словесную бомбу Дамблдор. Но не было напряженного молчания, подозрительной паузы и каких-либо подобных реакций. Фон Гот, как и Дамблдор, был опытным политиком, и когда надо, великолепно прятал эмоции и играл на публику.

— С чего бы это? У меня и без того хватает дел, чтобы в ваши островные разборки лезть, — с наглой улыбкой ответил Людвиг. — Гарри Поттер, его поведение там, действия и прочее, это исключительно ваша проблема. Не моя. Потому я голову этим и не забиваю. Если станет новым Темным Лордом, начну забивать. До этого — смысла не вижу, — но несмотря на слова, наглая и ехидная улыбка фон Гота говорила Дамблдору куда большее. Людвиг явно показывал, что он в курсе того, что произошло с Гарри Поттером, и явно приложил к этому руку. И он не видит причин это скрывать. Или же он просто пользуется ситуацией, просчитав директора, и хочет, чтобы директор верил в его причастность ко всему этому… Старая как мир политическая игра.

— Жаль, — печально вздохнул Дамблдор. — Ваша позиция огорчает меня. Но тогда не стану больше докучать вам своим присутствием, прощайте, — голова директора Хогвартса исчезла из камина… И только тогда Людвиг позволил себе триумфально усмехнуться…

Все окупилось… План действительно был сложным, но теперь все точно окупилось. Теперь внимание Дамблдора будет сосредоточено на попытке вернуть контроль над Гарри Поттером или выковать нового избранного, попутно убрав на задний план старого. Но, учитывая количество денег, беспардонно вбуханное в пиар парнишки, это будет проблематично. По крайней мере, сразу. Тут даже Рита Скитер не поможет… Компромата еще мало. Доказать, что в этом деле немецкие ушки, как и тогда, с Эскадроном Черепа, у Альбуса не выйдет. А значит, оставалось лишь дождаться сигнала от сына (Гарри уже давно стал для фон Гота родным. С тех пор, как он, собственно, спас годовалого парнишку из горящего дома от загребущих ручонок Дамблдора), и можно будет устроить себе заслуженный отдых. У него даже было пару мест на примете… А то последние несколько месяцев прошли в крайней суете.

Пока же можно отпраздновать исполнение плана. Тихо, скромно, по-домашнему, как любил Людвиг. Выпить немного хорошего вина, сидя перед камином, погрузившись в свои размышления… Сегодняшний день был кульминацией планов, которые он начал сразу после конца Второй Мировой. Сначала были командировки в мрачный СССР, выходы на контакт с их НИИ Магии. Да уж, крайне удивил их вопрос дублей, который поднял фон Гот. Ну, как же, обычная вещь, которую используют нерадивые служащие и талантливые студенты-лодыри, чтобы не ходить на ночной обход, оставив обязанности своей магической копии, которая исчезнет, как только завершит заданное дело. Копия с кучей ограничений в функциональности и отличий от человека, по которым их можно было отличить. Однако Дубли секретом не являлись, потому поделились с ним наработками открыто. В знак дружбы… Были и другие проекты, конечно…

От работы с кадавром профессора Выбегаллы у Людвига до сих пор кошмары. К счастью, Людвиг сумел аккуратно, при тайной поддержке русского научно-магического сообщества Выбегаллу, тихой сапой со сцены убрать. Теперь тот занимается вопросами человека, полностью удовлетворенного в САСШ, о чем ни Людвиг, ни руководство и профессура НИИ ни капли не жалеет. А вот добраться до кое-каких перспективных наработок отделов «М» КГБ, ГРУ и ПГУ было куда сложнее. Десять лет непрестанной работы было потрачено в СССР.

К тому же были у Людвига там и кое-какие личные интересы… Все же, эта страна не была для него совсем уж чужой, да и услугу она оказала Германии немалую, защитив от стервятников «Союзников». Уж лучше, по мнению Людвига, было натерпеться от одной стаи стервятников, чем сразу от трех. Да и зверствовали Советы не так уж очень сильно… В весьма разумных пределах, как бы то ни было удивительно. Да и «зверство» их ушло не далее обсужденных договоров, что бы «цивилизованные страным» там не орали. К тому же за время пребывания и тесного сотрудничества с отделом «М» КГБ, было успешно торпедировано и пущено ко дну несколько планов Великого Светлого Мага, что, по крайней мере морально, окупило собой все затраты времени, сил и средств.

Затем было поступление в Хогвартс в качестве учителя по обмену на должность профессора Маггловедения (уж в чем-чем, а в этом он разбирался великолепно), где он имел возможность, пусть и шапочно, но познакомиться с Джеймсом Поттером и нешапочно с Лили Эванс. И с многими-многими другими фигурантами будущего дела… Вмешиваться здесь он не стал, цели были другими…

На «веселые» проделки Мародеров Людвиг также насмотрелся. Причем попадались они, чаще всего, именно у него. Ну, не провести было им хитрого фон Гота, чтобы они о себе не думали. И фразы о «мальчишках» и их «веселой юности», доносившиеся от директора Альбуса Дамблдора, у Людвига пропадали втуне. Настоящей же задачей Людвига, был задел на будущее… Маггловское оружие не имеет магической ауры, хотя великолепно работает в Хогвартсе. Конечно, это оружие было доработано при помощи магии, но его магический фон успешно скрывался мощным фоном замка. В будущем это могло пригодиться вне зависимости от хода событий…

Затем был срочный отъезд из Англии, когда Дамблдор сделал его персоной нон-грата посредством открытого голосования полного Визенгамота… Это произошло почти сразу, как только срок работы по обмену у Людвига истек. Все же Дамблдор, благодаря своим махинациям и умению убеждать, в который раз продлил свое кресло Верховного Чародея в Визенгамонте… Кресла председателя в Международной Конференции Магов, благодаря неустанной подрывной работе фон Гота и его русских союзников, Альбус удержать не смог, чего, видимо, не простил немцу. Впрочем, Людвига это полностью устраивало.

Потом было «Правление Страха» Волдеморта… И тут снова пришлось влезть. Изначально, впрочем, в их разборки Людвиг лезть вовсе не собирался, только, явившись под конец, забрать с собой Лили, спася ее от Томми. Ну и Джеймса, конечно, пришлось бы тоже брать, но тут была надежда на Лили. Она-то девочка умная, ей этого хватит, ну, а если не успеет, то забрать у Сириуса маленького Гарри… Ну, или до того, сразу после кончины Лорда.

Однако тут уже вынуждали обстоятельства и обязательства и кое-какие личные мотивы, потому пришлось влезть самому, заодно в очередной раз подпортив репутацию Дамблдору, сорвав несколько его планов и вынудив Светлого Мага действовать в войне активнее, что, опять же, пошло ситуации только на пользу. А потом было самое сложное…

Операция по перехвату Мальчика-Который-Выжил из загребущих ручонок некого любителя лимонных долек. И именно тогда, в тот самый роковой Хэллоуин, все пошло наперекосяк… Чудом было то, что Гарри выжил после всех заклятий, попавших в него. Однако он выжил, и план можно и нужно было продолжать… В худшем случае Гарри Поттер бы просто исчез после одиннадцати лет жизни у Дурслей, но все обошлось…

Пять из одиннадцати лет прошли в сплошном напряжении… Сколько денег было вбухано в лечение Гарри, Людвиг до сих пор не знает точно. Одно то, что его вновь поставили на ноги, при том, что парень не сошел с ума от всех испытаний и жуткой боли, иначе как чудом и не назовешь. И сколько усилий пришлось приложить Людвигу, чтобы мальчик хотя бы просто выжил. А иначе он не мог… Не простил бы себе. Несмотря на то, что Людвиг был политиком, и руки у него были по локоть в крови, и, несмотря на то, что в белых перчатках он никогда не воевал, фон Гот не мог поступить иначе.

Отказаться от лечения паренька означало, что он бы предал ту, которой давал обещание в руинах горящего здания. Ту, которая просила едва знакомого, по сути, ей мужчину… Человека, которого она знала только несколько лет, как преподавателя и как того, кто не побоялся (в отличие от одного Великого Светлого Мага), встать на защиту Гарри перед самим Темным Лордом Волдемортом и кому хватило умения сразить его… Ту девушку, из которой по капле уходила жизнь, пока Людвиг приносил ей сильнейшую магическую клятву… Ту девушку, которую он убил по ее же просьбе и которой закрыл ее потухшие зеленые глаза.

Остальные шесть лет тоже прошли в лихорадке… Тренировки, подготовки… Работа, наведение порядка. Торпедирование плана Дамблдора по лишению Людвига одного из двух его главных политических союзников… Долгие беседы и воспитание Гарри. Тяжелая реабилитация юноши, который пытался вновь встать на ноги, учился заново использовать руки… Но теперь все окупилось. Оставалось лишь оборвать последние концы… Тем более, что в них уже нет необходимости. Зеркало связи лежало в кармане, так что вызова от Гарри Людвиг пропустить не боялся.

Вытащив палочку из наручной кобуры, Людвиг начал спускаться в подземелья своего особняка… До становления Людвига главой Рода, эти темницы редко когда пустовали. Не переставали они быть заполненными и после. Все же некоторых врагов лучше держать поближе к себе… Фон Гот усмехнулся над тем, каким образом он извратил смысл древней пословицы. Последняя стадия плана «Вайс» выполнялся… Актеры, у которых уже закончилось действие полиморфного зелья, уже должны были начать серию аппараций для сбивания возможной слежки… Пока их не проверят на наличие следящих чар, с ними на контакт Людвиг не выйдет… Хотя его наблюдатели уже успели обо всем доложить.

Три человека ждали его в темнице. Три члена одной семьи, удивительным образом не потерявшие «форму» за одиннадцать лет заключения. Хотя рацион этому не был причиной, скорее, тут в ход шла магия. Отец семейства лишь смотрел исподлобья на немца, зная, что попытки обозвать его нацистской свиньей и другими обидными прозвищами приведут лишь к жуткой боли. Что-что, а «этот ненормальный» великолепно знал, как причинять боль при помощи одного-двух слов и мановения стального прута. Первой пары лет великолепно хватило для того, чтобы объяснить это.

— Итак, «уважаемые» друзья, дамы и господа… — по интонации Людвига было ясно, что ни о каком уважении речи и не шло. Скорее, речь шла о презрении. — Наконец все кончилось! Сегодня ваши мучения будут окончены! – радостно добавил он… Несколько фальшиво, но для проживших в камере уже одиннадцать лет людей это было незаметно.

Свобода, это все, о чем они могли мечтать. Свобода после того, как отряд бандитов, одетых в необычный камуфляж, облаченных в коричневато-желтые бронежилеты, и с жутковатого вида масками на лицах, вломились в их дом… После того, как они угрожали им короткими автоматами, держа на мушке главу семейства, его жену и любимого сына… Потом появился один из этих «ненормальных», о которых главе семейства по секрету рассказала жена. Вернон Дурсль помнил, что после этого очнулся в темнице… Вместе с женой Петунией и сыном Дадли. С этого начались одиннадцать лет их личного филиала ада.

— Ты выпустишь нас? — не веря в такое счастье и в такой идиотизм этого ненормального, спросил Вернон.

То, что они выжили в течении этих одиннадцати лет и то, что их сын также умудрился вырасти в этих камерных условиях, было чудом. Странным было и то, что их всех кормили как на убой… И сделать с этим было ничего нельзя. Также все семейство регулярно обривали, забирая волосы с их голов. Все это имело какую-то цель, все же идиотом Вернон не был, и времени подумать у него хватало. Плюс кое-какая информация от жены помогла ему… Какой-то план у этого ненормального был, а потому Вернон не верил в то, что этот ненормальный так просто их отпустит. Уж идиотом он точно не был, в этом Дурсль мог убедиться за долгие годы пребывания здесь…

— С чего бы это? — ехидно поинтересовался Людвиг. — Я же сказал. Мучения будут окончены… А о том, что я вас отпущу, речи и не шло! Видите ли… Вы потеряли для меня свою необходимость, – короткий металлический прут, от которого можно было ожидать огромное количество боли, в одно мгновение оказался в руках Людвига, отчего Вернон непроизвольно вздрогнул. Он на своей шкуре испытывал то, на что был способен этот мерзавец…

— За сим, думаю, пора прощаться. Горите в аду. Авада Кедавра. Авада Кедавра. Авада Кедавра, — три зеленых луча поочередно ударили в тела каждого из семейства Дурслей, окончательно заметая следы одиннадцатилетней операции Людвига. Адское пламя сожгло тела, не оставив ни малейшего следа от семейной четы… На душе аристократа от всего этого было мерзко.

Людвиг не был большим любителем убийства… Это было скорее частью его работы, нежели чем-то еще. Уж слишком много крови, смерти и убийств пришлось на его век… Да и вообще, двадцатый век выдался слишком кровавым на вкус фон Гота. Читать об этом в книгах — одно, а разговаривать с очевидцами, навещать могилы… Да, это дает представление. Увидеть все это лично, притом находясь на стороне «врага», это совсем другое дело. И теперь, совершив приговор над тремя, по большому счету, невиновными людьми, фон Гот шел обратно, наверх.

Дилемма все еще была свежа в его голове. Заслуживают ли люди смерти за преступления, которые еще не совершили и уже не могли совершить? И имеет ли право он так запросто отнимать у них жизни? Притом, что одному из них было всего одиннадцать лет, и он точно не успел сделать в этой жизни ничего плохого… Ну, кроме как родиться. Заслужили Дурсли такую смерть после одиннадцати лет мучений, устроенных, между прочим, им же? Не потому что у Людвига были какие-то претензии этой семейной чете, и не потому, что они что-то ему сделали, нет. Они лишь встали у него на пути. Конечно, оставь фон Гот все как есть, преступления были бы совершены, однако сейчас они их не совершили, и казнить их было, по сути-то, и не за что! Но… Разве преступления не нужно предотвращать до того, как они произошли, а не только наказывать тех, кто их совершил, оставив мимо тех, кто привел к их происшествию?

Однако ответ был одним и тем же. Их жизнь, а точнее, их смерть, была необходимостью. Еще одна жертва на алтарь великих достижений… Все же в чем-то он, несмотря на всю свою полемику и дебаты, был схож с Дамблдором, и сам Людвиг признавал это. И тот, и другой готовы идти на жертвы ради достижения своих целей, оба были готовы манипулировать людьми и убирать тех, кто стоит на их пути.

Вот только Людвиг, в отличие от «Великого Светлого Мага», не готовит людей на убой, не лицемерит и не желает, прикрываясь благими целями, достигнуть мирового господства. Он не жаждет власти над Смертью и уйдет тогда, когда придет время. И он не будет подготавливать мальчиков и девочек на роль пушечного мяса, отправлять их и своих подчиненных на смерть, после чего являться в самый решающий момент, когда зло уже вроде как победило, приходить и спасать всех.

Когда начнется последний бой, он пойдет рядом со своими людьми. Он сам поведет их в бой, если это потребуется, и отдаст свою жизнь, если на то будет необходимость. Да и в отличии от идеалистических целей Дамблдора, у Людвига цели были весьма конкретные. В этом он выигрывал у Великого Светлого Мага… Когда ты четко знаешь свои цели, тогда ты можешь быстрее их достигнуть.

А Дурсли… Нельзя было пускать все на самотек. И их жизнь была предопределена с тех пор, когда Дамблдор пошел против завещания Лили и Джеймса Поттеров, поселив Гарри у Вернона и Петуньи Дурсль… Ну, в том, что он сделает это, сомнений не было, и они подтвердились… Пришлось пускать в ход план с полиморфным зельем, чтобы тот факт, что Директор принес на порог Тисовой четыре не Гарри Поттера, а его дубля, честно исполняющего свой долг (дубль на тот момент спал), не стал ему известен.

А теперь отпускать этих людей было слишком опасно… Дамблдор легко найдет лазейки и прорехи в работе даже самых лучших обливиаторов, ибо магом он является крайне сильным и опытным. А потому пришлось инсценировать их исчезновение… Чем сильнее директор Хогвартса будет рыть носом землю в поисках ответов на свои вопросы, тем меньше внимания он будет уделять Гарри Поттеру и попыткам претворить в жизнь свой порядком покоцанный вмешательством фон Гота план.

Все же компромисс со своей совестью у фон Гота был заключен уже с тридцатых годов. А потому она молчала… Молчала, и угрюмо смотрела за действиями своего подопечного. А что еще оставалось делать? С таким политиком, как Дамблдор, иначе воевать было нельзя. А если позволить Дамблдору творить все, что ему угодно, то совесть бы душила его куда сильнее. Так уж лучше пусть душит совесть Людвига за то, что он сделал, чем за его бездействие, когда он мог что-то сделать. И потому приходиться поступать так же грязно, ну, или почти так же, потому как то, что делал «Великий Светлый Маг», по мнению Людвига, уже давно находилось за гранью добра и зла.

Теперь же, когда дело было сделано, оставалось лишь дождаться вызова Гарри, выслушать его, дать парню пару напутственных советов и отпуск… По совету одного из своих соратников, Людвиг собирался навестить Францию… А потом, насмотревшись шедевров архитектуры и прочих достопримечательностей, прямиком в Италию, в одно очень интересное место… Ему порядком требовалось расслабить тело и нервы…


Сообщение отредактировал Василий_Петренко - Воскресенье, 01.09.2013, 22:31
 
Василий_ПетренкоДата: Воскресенье, 01.09.2013, 19:37 | Сообщение # 4
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Глава 2. Прибытие

Дорога до Хогвартса прошла для Гарри без приключений. Тем более, что цель — всего-то добраться из аэропорта к станции Кинг-Кросс в сопровождении двух охранников из штата отца. Вещи для Хогрватса были загодя закуплены и распределены между рюкзаком и объемной спортивной сумкой.

Потом, оставив охранников, оставалось лишь пройти на платформу девять и три четверти, аккуратно ускользая от внимания семейства Уизли, чей матриарх явно что-то (вернее, кого-то) высматривал, занять в поезде неприметное место, куда разок заглянул Рональд Уизли. Узнать его было до неприличия просто: неряшливый вид, сильно поношенная мантия, растрепанные рыжие волосы, веснушки на лице, грязь на носу… Ну, и конечно, полное отсутствие такта. Каменное лицо, холодный, на грани презрительного взгляд, высокомерный вид — это было то, что нужно, чтобы надоедливый рыжий, не извиняясь за вторжение, побежал куда-то еще. Наверное, кого-то искать. Может «того самого Гарри Поттера»? В этом ему Гарри мог только пожелать удачи...

По крайней мере, от одной надоедливой проблемы Гарри сумел избавиться, хотя бы на время. Все равно, если все пойдет по плану, то с рыжим придется «дружить». Во всяком случае, на публику, причем дружить не менее чем четыре года. Раньше поводов избавиться от него, чтобы это не вызвало вопросов общественности, не предвидится.

Пейзаж за окном поражал своим унынием. Поля, луга, скромные лесочки сменяли друг друга, но чего-то не хватало. Может быть, не хватало красок, а может, Гарри просто скучал по своей Родине, за которую уже давно считал территорию наследницы Священной Римской Империи, а потому и местные пейзажи не вызывали у него каких-то радостных эмоций. Хотя, скорее всего, это было от общего весьма мрачного настроения наследника Поттеров.

Где-то вдалеке виднелись деревушки, однако они были слишком далеко, чтобы подробнее их рассмотреть, и проходили слишком быстро, чтобы Гарри успел их приблизить. Потому, сидя в одиночестве в купе, наблюдая за унылыми окрестностями, Гарри размышлял, попивая горячий чай. Уж это в Британии делать умели.

Юноша размышлял над словами своего отца, назвать которого приемным у него язык не поворачивался. За десять лет Людвиг стал ему родным человеком… Размышлял над ситуацией, которая не позволяет ему поступить в магическое образовательное учреждение на территории Германии, ведь древние законы фактически заставляли каждого мага, родившегося на территории Британии, идти в Хогвартс. Таким образом, Министерству проще было держать под контролем магическое население острова и не допускать повального бегства членов аристократических родов за Ла-Манш.

Разумеется, выходы были… Например, можно было просто и банально добиться исключения из Хогвартса посредством поведения и успеваемости, хотя тут скорее получится волчий билет на выходе. Но это правится древнейшим методом, а именно взятками нужным людям, которые счастливы будут «скорректировать» содержание документа или «найти настоящий документ». Ну и, разумеется, можно было дать взятку напрямую, но тут ее сумма возрастала экспоненциально до размеров совершенно неприличных, потому вывозить детей в престижные заграничные школы, обучение в которых тоже стоит немалых денег, становится просто катастрофически убыточно.

Проще и дешевле, после учебы в Хогвартсе, просто пройти обучение на дому. Ну и заниматься самообучением в «Самой лучшей магической школе Британии». Иначе толку от аттестата, полученного в Хогвартсе, будет мало. За Ла-Маншем, не в последнюю очередь, благодаря действиям некого Людвига фон Гота, аттестат Хогвартса почти перестал котироваться.

Нет, Гарри даже без состояния фон Готов мог позволить себе эту сумму и все равно ему работать нужно не было бы после получения аттестата, однако пресса подняла бы настоящий ураган из дерьма. Как же так, Мальчик-Который-Выжил учится у немцев?! Ну, или у болгар, если брать Дурмстранг. Да хоть учись Гарри Поттер у французов, но такого позора Британия не потерпит, и пойдут в ход любые средства, чтобы вернуть Гарри на территорию Туманного Альбиона. От уговоров — до похищения. А если не удастся это, то начнется газетная компания, где Гарри, как самого, так и его род, будут усиленно вываливать в грязи.

Акулы пера припомнят все грехи Поттеров до десятого колена, тщательно законспектируют отдельные факты, понадергают цитат, добавят подробности разной степени достоверности, после чего все это будет пущено в тираж. Ну, как же, нам не нужна правда, нам нужны верные выводы. После этого хоть о какой-то деятельности Гарри Поттера на территории Британии можно будет успешно забыть. А у него еще есть там дела, потому Хогвартс оставался единственным выбором. По крайней мере, временно, до сдачи СОВ, после которых Гарри официально становился вольной птицей. Но на деле… Вряд ли Дамблдор позволит такому активу уйти из его рук.

Была еще и другая сторона проблемы. Находиться в Хогвартсе хотя бы четыре курса — было императивом для исполнения далеко идущих планов его отца, и потому нужно было действовать по сценарию. Философский камень… Поттер готов был выругаться в адрес «Великого Светлого Мага», так бездарно защищающего такую ценность. Ведь директор мог бы поместить камень в здание, защитить здание Фиделусом хотя бы, где хранителем был бы сам Альбус. Но нет, камень отправлен в место понадежнее Гринготтса (по версии Хагрида), то есть, в Хогвартс. В место, где полным-полно детей, и попытка силового захвата камня может стоить Магической Британии очень дорого.

Если представить ситуацию, что кто-то беспринципный, очень сильно желающий получить философский камень, и имеет достаточно золота, чтобы нанять небольшую армию. Он нанимает людей, много людей… Хотя бы две-три сотни. Треть из них маги, остальные: сквибы, вампиры, оборотни и прочие представители магических рас. Раздаем сквибам автоматы, каждый боец берет гранаты (много гранат), и начинаем штурм. И разум подсказывал Гарри, что это будет кровавая баня, вне зависимости от результатов штурма. Конечно, кое-кто из учащихся успеет уйти, а кого-то из штурмующих бойцов убьют учителя. Дамблдора, как бы к нему не относился Гарри, также нельзя сбрасывать со счетов, потому как силой и опытом он обладал немалым. Но сколько детей погибнет в этой мясорубке? И говорить, что охранные чары защитят Хогвартс от вторжения, смешно. Что смог десант Люфтваффе в сорок четвёртом, смогут повторить и сейчас. А отрядов аврората, в отличие от зимы сорок четвертого, на охране Хогвартса, сейчас не стоит.

Камень же, припрятанный в Хогвартсе, наверняка настоящий. Однако посмотрев на это с другой стороны, получалось логично. Ведь фальшивку Волдеморт раскусит быстро, даже в таком жалком состоянии, в котором он находится сейчас, уж в чем, а в опыте, силе и хитрости Темному Лорду не занимать. И он крайне опасен, даже будучи духом, привязанным к миру живых при помощи якорей — хоркруксов.

Причем Волдеморт распознает фальшивку еще задолго до того, как доберется до последней ловушки. А потом ищи его по всей Албании, или где он скрывался на протяжении этих лет… С третьей стороны, почему тогда Дамблдор не устранит Квирелдеморта сразу? Он же не может не знать, что прячет Квирелл под тюрбаном! И мысли Людвига по этому вопросу, которые он высказывал в беседе, очень не нравились Гарри.

Ну, а второй курс просто обязан был пройти по сценарию. Еще неизвестно, сколько вреда может нанести школе разгуливающий по канализации василиск и хоркрукс Темного Лорда в руках Уизли младшей. Ведь, как говорил Людвиг, тогда никто не погибнет только чудом или из-за приказов воспоминания темного лорда. Хотя, скорее этому воспоминанию не хватало знаний и опыта настоящего Волдеморта, так как хоркрукс этот был сделан очень и очень давно. Потому от хоркрукса следует избавиться, а со змеем либо договориться, либо уничтожить.

Мир ждет своего героя? Ну что же, Гарри Поттер себя героем не считает, так как особенно ничего героического он не сделал. Единственное что можно хоть как-то ставить ему в заслугу — это то, что он выжил после выпущенного третьего непростительного и еще десятка темномагических проклятий. Но реальной его заслуги в этом нет, так как это заслуга жертвы и предусмотрительности его матери…

Заслуга же за убийство Темного Лорда вообще лежит на человеке, которому Гарри на тот момент приходился совершенно посторонним. Разумеется, помимо этого Гарри умудрился выживать в течение пяти лет, после того, как по нему хорошенько прошлись крайне мощной темномагической дрянью, и не умереть на операционном столе, но вот только это не тот вид героизма, о котором пишут в газетах. Ведь героев можно ранить только для книги, чтобы показать их силу и величие их превозмогания. Герои не лежат на больничных койках, истекая гноем и кровью, истыканные сотнями иголок…

Но раз Британский Магический Мир жаждет увидеть своего героя, образ которого оный мир создал сам себе, то мальчик нисколько не собирался отказывать публике в этом маленьком желании. Как бы только они потом об этом не пожалели сами. Желания могут и сбыться…

Дело в том, что Поттер, в чем его отец только поддерживал, не собирался быть картонным героем, героем-половичком, из разряда тех, об кого долго-долго вытирают ноги, а потом отмывают от грязи и снова вытаскивают на свет божий для очередного использования. О нет, Гарри Поттер собирался действовать в стиле своего отца, причем не того отца, что Джеймс Поттер.

Пусть другие видят в нем героя. Пусть они видят в нем спасителя магического мира… Да хоть мессию, Поттеру было без большой разницы. Слава — есть лишь инструмент, как и деньги. Пусть власть имущие этого мира думают, что Поттер — это одноразовое оружие, которое должно лишь раз выстрелить, убить одного человека, а потом от него можно будет избавиться. Пусть думают, что Гарри — это тот герой, жизнь которого можно будет регулировать, и которого можно будет свести с нужными им людьми для выполнения этим героем нужных определенным людям целей.

Пусть считают, что судьбу Поттера можно будет выстроить заранее. Что его состояние можно будет присвоить нужным людям, которые знают, как этими ценностями распорядиться. Право слово, зачем одноразовому герою такие ценности? Есть люди, которым его деньги и артефакты из родовых хранилищ куда нужнее. Так почему бы эти средства не отдать им?

Пусть нужные люди видят в Гарри героя, от которого, если он будет, после исполнения предначертанной ему судьбы, сильно артачиться, можно будет избавиться… Отработавшего свой ресурс героя всегда можно отравить или отправить в Азкабан. Пресса — она же, как и всегда, напишет то, что выгодно денежным мешкам, а ведь именно пресса, если ложь правильная, и пишут ее грамотные люди, способна заставить людей поверить во что угодно.

Но вот только потом все эти люди будут крайне удивлены, потому как именно они проиграют, причем тогда, когда будут считать, что победа уже в их кармане, когда они будут легким движением руки списывать оружие, отработавшее свое. Как это провернуть? Гарри будет работать над этим не покладая рук.

Юноше не нравится ни одно знамя из тех, что ему предлагают в Британии. Знамя света, тьмы и правительства, и ни одно из них не устраивает его. Свет, несомый Дамблдором, по сути своей мало чем отличается от тьмы, несомой Волдемортом. Тьма виновна в гибели его родителей и кражи пяти лет его жизни при полнейшем попустительстве и апатичном безразличии Британского Правительства.

Пока есть только одно знамя, за которое он бы встал. Знамя, участвовавшее во времена Правления Страха, знамя тех, о ком не говорилось в газетах. О людях, несших это знамя, не писалось в книгах, когда победители привычно писали историю, заставляя людей поверить в то, что нужно этим самым победителям. Но пусть деяния тех людей нигде не упомянуты в официальных источниках, много осталось тех, кто ничего не забыл.

Не забыли о них отцы семейств, чьи жены и дочери были спасены от участи хуже, чем смерть, когда в родовые поместья врывались Пожиратели с сообщниками… Сыновья, возвращавшиеся из темниц, где их держали в заложниках Пожиратели. Не забыли об этих людях жены и дети, чьи отцы и братья были возвращены в поместья израненными, но живыми, из плена Пожирателей или из локальных перестрелок. Не раз доводилось бойцам, несущим это знамя, сталкиваться с превышающими свои полномочия Аврорами. Действия отца дали Гарри хороший задел, и все это будет использовано.

Обход старост (к несчастью Гарри, это был Персиваль Уизли, что лишь ухудшило и без того скверное настроение наследника Поттеров) дал знать, что уже скоро поезд приедет к месту назначения. Гарри сделал несколько сложных движений палочкой, запирая дверь сложным заклинанием. Теперь людям, не владеющим русским языком, будет сложно ее открыть. Крайне удачное заклинание, простое в исполнении. Заклятие легко снять, если ты знаешь русский язык, но если нет, то проще разнести стены в пыль или сорвать дверь с петель бомбардой, потому как затраты сил на взлом этого заклинания уходят просто колоссальные.

Нет, кто-нибудь из старой аристократии или кто-то владеющий достаточным количеством артефактов подпитки без особого бы труда пересилил это заклинание. Или, если догадался бы, использовал заклинание переводчик. Но таких людей в Хогвартс-экспрессе не было, что было лишь на руку Гарри. Ну, и мало кого интересовал одинокий будущий первокурсник, что только подходило Поттеру. Ему нужно было сделать пару дел, перед тем как все начнется.

Черная рубашка была снята, также как и были сняты тонкие кожаные перчатки с рук Гарри. Мальчик крайне не любил их носить, однако альтернатива была не сильно лучше. Ну, точнее, лучше, но изнашивалась эта самая альтернатива куда быстрее. Штаны также были расстегнуты и отложены на стол, сапоги были расшнурованы и стянуты с ног. Надо было переодеться в школьное...

Цепочка, удерживающая талисман на груди, была снята и выложена на стол рядом с одеждой. Этот талисман являлся артефактом, который позволял хранить там многое, и только с разрешения владельца туда можно получить доступ. Но пока что Поттера это не сильно интересовало. Юноша смотрел на себя в зеркало, привинченное к раздвижной двери купе.

На Гарри уставился угрюмый раздетый парень, на вид лет тринадцати-четырнадцати. Усталое лицо с острыми аристократические чертами и бледной кожей. Волосы на голове отражения были короткие, стильно уложенные, и по цвету были черны как уголь. Глаза юноши были необычного фиолетового оттенка и словно светились изнутри. Но то, что скрывалось за этими глазами, выражением лица и мимикой, делало парня старше своего возраста.

Но даже несмотря на его лицо, самая явная его отличительная черта юноши была в ином. Руки Гарри от самых плеч были весьма необычны, по форме они весьма достоверно напоминали человеческие, однако содержание весьма сильно отличалось от формы. Эти руки могли представлять собой пособие по анатомии, так как их не покрывала кожа…

Мышцы, разделенные на группы подобно черным канатам, выходили из плеч и покрывали кости рук, создавая достоверную копию мышечной системы, которая отвечает за движения рук, но только это было неестественным, ненатуральным. Эти руки были не созданными природой или даже магией… Нет, каким бы каламбуром это не являлось, эти руки были делом рук человеческих.

Несколько металлических пластинок и узловых соединений в руках, явно предназначенные для возможной сборки-разборки, также как и возможные места установки креплений и сцепок, лишь подчеркивали неестественность рук мальчика. Мышцы предплечий были спрятаны под пластины из необычного, прочного на вид, полимера, матово-черного цвета… Если присмотреться внимательно, то становилось понятно, что эти пластины могли зачем-то раздвигаться.

Та же история была и с ногами Гарри. Полимерные кости, покрытые сетью черных, мышечных канатов, выходящих из его таза. Так же виднелись места соединений и металлические пластины. Причина же всего этого великолепия была до боли проста, и она была Слизеринского происхождения…

— Ну, привет, урод, — поздоровался со своим отражением Гарри. — Время одеваться, — что поделать, протезы вместо рук и ног — это не самая счастливая перспектива в жизни, но могло быть и гораздо хуже. А так, все еще обошлось неплохо, если, конечно, так можно выразиться про ситуацию, когда человек в младенчестве, по сути, лишается рук и ног. И еще доброго набора органов впоследствии. Как говорилось в одной японской мудрости (правда, Гарри подозревал, что мудрость эта далеко не японская) — «Проснувшись в лесу, Самурай не нашел ни меча, ни доспеха. Ладно, хоть яйца на месте».

Также на теле было множество следов пятилетней работы, которую вели над его полумертвым телом лучшие врачи магического и маггловских миров. Бледные шрамы, следы операций… И идеальная для своего возраста мускулатура, которой добиться мальчику одиннадцати лет крайне проблематично. Тем более, что многие средние маги вообще слабо занимаются поддержанием физической формы, потому как магия за них делает большинство работы. Поттер был не из таких, хотя причина его физической формы была скорее хирургической, чем естественной, (по крайней мере в руках и ногах).

С силой пожав свои руки, удовлетворенный тем, что он почувствовал их прикосновение, и шершавость поверхности ладоней своих протезированных рук, Гарри повернулся к амулету. Короткая фраза-пароль, нужный мысленный контакт, и вот теперь из него можно извлекать вещи… Одним движением руки был извлечен нужный контейнер с мощными чарами стазиса. Щелчки замков, и контейнер был открыт, открывая взору… Кожу.

Обычную человеческую кожу (по крайней мере на вид), выполненную в виде рук и ног, представляя собой гротескные копии высоких перчаток и чулок, сделанные из человеческой на вид кожи. Невербальное режущее заклятие малой мощности, и в «рукавах» перчаток появляется вырез, позволяющий Гарри одеть на руки эту пародию на кожу, словно высокие перчатки. Затем сложное заклинание сращивания и регенерации, чтобы восстановить эту кожу и временно приживить ее к мышцам чтобы создать достоверную иллюзию жизни в его конечностях… Такая же процедура повторяется и с ногами. С ними проще. Доступны обе руки…

Кожа, одетая на протезы, специфична: она обладает достаточной электропроводностью и сделана таким образом, чтобы Гарри мог чувствовать пальцами рук, а не ощущать, будто он одел на руки толстые перчатки. Это крайне удобно, но из-за сложной рунической магии, заложенной при ее создании, эта маскировка приходит в негодность за двадцать пять-тридцать дней… Но и это было большим достижением. Люди Людвига кучу времени убили на создание достойного образца, ведь раньше такие «чехлы» нужно было менять раз в неделю, в самом лучшем случае.

Следом за всем этим процессом необходимо было приделать ногти к коже рук, так как руки и ноги без ногтей смотрелись несколько жутковато. Нужные пластинки фальш-ногтей были извлечены, придавлены к контуру… Каждая пластинка вставала в предназначенное ей гнездо, благо создатели свое дело знали, потому позаботились о таких мелочах. После этого ногти были приклеены к пальцам рук и ног постоянным клеящим заклятием.

На этом процедура маскировки была завершена. Теперь главным было не сильно травмировать себя в процессе обучения, а точнее, не содрать нигде кожу и, по возможности, не ломать себе кости. Мелкие порезы еще можно было заделать банальным «Репаро», а вот что посложнее… Хочешь-не хочешь, а придется быть аккуратным.

Затем одежда была оперативно возвращена на место, потому как вечерело, и в поезде ощущался легкий сквознячок. Все же кое-что из тела Гарри все еще оставалось настоящим. И ничего жизненно важного парень отморозить не хотел. Брюки были одеты, боевая рубашка также, сапоги были натянуты на ноги, штаны были заправлены в сапоги, а шнуровка сапогов туго затянута. Все, как он привык. Палочка была возвращена в кобуру, дабы видом своим не смущать честных волшебников. Поверх всего этого великолепия черного цвета была накинута школьная мантия. Еще один брошенный взгляд в зеркало подтвердил мысли Гарри.

— Убожество, — кратко, но емко высказался Поттер по поводу формы одежды Хогвартса, благо ему было с чем сравнивать. Изящные мантии Бобатона, больше напоминающие камзолы или платья (в зависимости от пола носящего), чем мантии, боевые мантии Дурмстранга, являющие собой, по сути, военную форму… Ну, или военная форма Лейпцигской Боевой Академии. Здесь же ситуация снова напоминала Косой Переулок

— Я скорее убьюсь, если боевой акробатикой начну заниматься… Решено. Сделать места креплений быстрого сброса, — Гарри решил сделать что-то вроде петли сброса, похожей по принципу на систему в новом немецком модульном бронежилете. Один рывок за петлю, и бронежилет падает на землю по частям… Ну, конечно, петлю сначала нужно открепить от липучек, но если ты знаешь, как сделать это реально за пару секунд. А когда ты тонешь в реке или болоте, и пять-семь килограмм веса тянут тебя на дно, это спасение.

Потому, выбранив себя за то, что решил использовать не подогнанное под себя снаряжение, Гарри принялся думать о приспособлении данной системы для мантии. В целом, проблем быть не должно. — А все из-за того, что все покупки я делал в последний день… — пробурчал Гарри. Конечно, его больше интересовали его «альтернативные» сборы, куда входило все то, что не входило в список, прилагаемый к письму.

Оружие, снаряжение, зелья, артефакты… Настройка протезов на оптимальные режимы. Вот юноша и платил цену за то, что сначала не разобрался с самым необходимым. «И даже отец не сказал» – подумал Поттер, но он знал, почему фон Гот старший поступил именно так. Это был очередной урок, который наглядно показал Гарри, что нужно думать шире и проверять все, а не только то, что тебе нравится. Подобных уроков Людвиг давал много, и обижаться на отца из-за такой мелочи Гарри и не думал.

Впрочем, пока работать можно было и с этим. Вряд ли его будут пробовать убить с первого же дня в Хогвартсе, все же первый курс, по мнению отца, должен был быть довольно тихим, причем вплоть до начала аферы с философским камнем. Ну, прогулка по запретному лесу, помощь дракону Хагрида и прочие дуэли с Малфоем не в счет, а вот когда придет время, Гарри как раз сможет нормально одеться и снарядиться. Не в школьной мантии же идти на битву с одержимым… Но для этого нужно будет четко выполнить сегодняшние планы. Расходовать содержимое тайников отца Поттеру не хотелось, ибо их время еще придет.

Тем временем поезд начал тормозить. Одним глотком допив еще теплый чай, Гарри снял заклятие с двери и приготовился к выходу. Багаж должны будут доставить эльфы, однако там особо ничего важного нет. Все самое необходимое доставит человек из Эскадрона, который на данный момент находится в Хогсмиде вне зоны доступа охранных чар Хогвартса, но до него нужно будет еще добраться.

Для того, чтобы все прошло гладко, требовалось четкое действие по плану и соблюдение идеального тайминга, так как Гарри не хотел, чтобы Дамблдор заинтересовался, откуда у юного Поттера чемодан с кровной защитой. А уж учитывая, что такие вещи запрещены на территории Великобритании… И это не упоминая того факта, что внешность Гарри сама по себе должна будет вызвать подозрения белобородого старика, а лишний раз конфликтовать с Дамблдором не хотелось. Силы пока что были слишком не равны, как физические, так и политические.

Как только поезд остановился, Гарри вышел из своего купе, радуясь, что хотя бы мантию делали на заказ, потому навернуться, запутавшись в полах, ему не грозит (проблемы начнутся при исполнении боевой акробатики). Солнце уже давно зашло за горизонт, потому как только Поттер вышел из вагона, он сразу же отдал нужную команду своим глазам на повышении контрастности изображения. Не хватало еще наступить куда…

— Первокурсники, все к лодкам! — зычный голос лесника был великолепно слышен, потому Гарри, который являлся первокурсником, пошел к источнику голоса, ориентируясь на слух…

Впрочем, силуэт полувеликана был хорошо виден даже в ночной тьме. С Хагридом Гарри уже был шапочно знаком. Пришлось прогуляться с полувеликаном по Косому Переулку, поддерживая маскировку, потому как лесник решил навестить Гарри и помочь ему с покупкой вещей. Там целый спектакль был… В целом, данная прогулка по данной части Магической Британии была крайне интересным опытом для парня, хотя вещи потом надо было покупать заново, под нормальные мерки, а не того задохлика, что изображал Гарри. А палочку с ядром из феникса вообще пришлось сломать, остатки залить в цемент и сбросить на дно Рейна.

Но хватало и отрицательных сторон… Например, диалоги, которые вел полувеликан. Слова Хагрида Поттеру ну совершенно не понравились. Робкие попытки спросить про другие магические страны, исходя из детского любопытства, были задавлены. Дескать, в Германии одни черные маги, русские — вообще поголовно черные маги и демонологи… Про других Гарри и спрашивать не стал, однако от этого было противно. Гарри навешали лапшу на уши, а юный Поттер ненавидел, когда ее приходилось стряхивать оттуда. Впрочем, обо всем этом его уже предупреждал отец...

Да и сам Переулок был, за неимением лучшего слова, странным местом. Конечно, про многие места в мире можно сказать «Время там словно застыло»… Но эта фраза может содержать как положительный, так и отрицательный посыл. Так вот, в Косом Переулке время застыло в веке этак восемнадцатом, и это было далеко не комплиментом. Грязь, шум, общая неряшливость была видна как в архитектуре, так и в обитавших здесь людях.

В той же Цаубер Гассе, немецкой Магической Аллее, было куда как… Чище хотя бы. Люди выглядели опрятнее, здания были ухожены и сделаны в строгом соответствии одному стилю. Не было грязи, вони, гама, зато было спокойствие и ощущение общего умиротворения. Там слова о застывшем времени становились комплиментом этому памятнику архитектуры. Тогда как в Лондоне сохранялось ощущение, что попал район, который уцелел после Великого Пожара. Вероятно, так оно и было… И это мнение у Гарри сложилось за время пребывания в одной из самых крупных частей Магического Лондона!

А юноша даже не заходил в Лютый Переулок, место, по рассказам отца, напоминавшее смесь района Алых Фонарей и негритянского гетто. Первое по части, предлагаемого спектра услуг, второе по причине общей криминальной обстановки. Авроры там если и ходили, то сбившись в плотные группы, ощетинившись палочками и готовые к применению всего спектра боевых заклинаний при малейшей провокации. В общем, крайне милое место.

Если ты выглядишь достаточно угрожающим, чтобы тебя решили не продавать на алхимические ингредиенты местные шайки, то в этом месте можно найти крайне интересные товары, которых нигде больше в продаже в магической Британии не найти. А вот если с видом проблемы… Ну, остается надеяться, что экстренный портал сработает как надо.

Ввиду отсутствия времени (да и если уж быть честными, то и желания), Гарри не довелось посетить местный филиал черного рынка в Магической Британии… Да и вся прогулка была без особенных приключений. Хагрид ожидаемо слил информацию по философскому камню, они посетили учебное хранилище Поттеров, единственное из денежных хранилищ, что остались в Британии, взяли денег на покупки и закупали необходимые вещи.

Гоблины ожидаемо лишнего не говорили, потому никакой утечки информации не произошло. Хотя Гарри сомневался, что до Хагрида дойдет, даже если юноша скажет прямым текстом, где и как он живет, на какие деньги и что уже умеет. Но от этого играть менее качественно он не стал. Первая ошибка идиота — считать идиотами всех, кроме себя.

Сложнее всего было с Олливандером. Гарри до последнего опасался, что с лучшим в Британии мастером палочек выйдет накладка, и он скажет что-то вроде: «А… Гарри Поттер. Сталь, пятнадцать и семь дюймов. Прочная, твердая, не гибкая. Ваша кровь в качестве проводника, магическое ядро отсутствует… Да, давно я не видел подобных палочек. С тех времен как Сами-Знаете-Кто свирепствовал в Британии», при этом пристально рассматривая Гарри. А потом еще добавит: «Да, трагедия, случившаяся с Вами, мистер Поттер, действительно ужасна. Но как я вижу, вы выкарабкались, хотя это дорого вам стоило. Ведь это стоило вам части вашей… Человечности».

Людвиг всегда считал создателя палочек вечной неучтенной переменной. Но, к счастью, обошлось, никому обливиэйт применять не пришлось, так же как и предпринимать какие-либо иные действия. Олливандер четко сыграл свою роль, продав нужную палочку Гарри. Правда, чего стоило Гарри заставить ее слушаться себя даже на тот краткий миг, чтобы юноша смог пустить из нее золотые искры… Потом юноше пришлось несколько часов по новой калибровать суставы кисти правой руки.

Вернулся «домой» Гарри поздно… Великан еще доверительно предлагал слать ему сову, «если Дурсли шалить начнут». Возможно, он был даже искренен с мальчишкой. С другой стороны, уж слишком четко все прослеживалось, ведь будь Гарри забитым мальчишкой, каким его столь старательно пытался сделать один седобородый старец, тогда юноша испытывал бы чувство крайней благодарности к лесничему и был бы только рад возможности окунуться в сказку. Подальше от злобных опекунов, поближе к миру, где его все любят. Впрочем, с Альбуса Дамблдора станется создать настоящую дружбу двух ни о чем не подозревающих людей ради своих целей. Главное, чтобы эти оба человека искренне верили в Великого Светлого Мага.

Тем временем, из-за сгущающегося покрова ночной тьмы, Гарри все же пришлось включать режим ночного зрения, отчего весь мир предстал пред юношей в тошнотворном, зеленом цвете. Ну не хотел он показывать, что умеет колдовать… Ну, до поры до времени, конечно, потому как репутация — штука такая. Прослывешь неумехой, так потом отмазываться от этого будет крайне сложно. Да и с устройством на работу может быть проблема… Не то чтобы Гарри это сильно беспокоило, но факт оставался фактом.

— Не больше четырех в лодку, — приказал лесник и по совместительству хранитель ключей, прохаживаясь по рядам и наблюдая за выполнением его приказа… Впрочем, утонуть никому не хотелось, потому приказ исполнялся четко и в лодку больше четырех дети не лезли. Конечно, вряд ли бы лодки утонули от такого «значительного» перегруза, однако пути детского разума неисповедимы… Да и просто, порядка ради.

Гарри также отыскал себе лодку, находящуюся в отдалении от основной массы, так как мальчика не прельщало участие в общей толчее. Лучше уж занять лодочку с краю, где никто не будет задавать тебе вопросов. Тихо доплыть до Хогвартса, пройти распределение, а окунаться во все дерьмо, что на него попытаются вылить — уже завтра.

Пока же Поттера ждали тишина и покой — две вещи, которые Гарри крайне ценил… К сожалению, желанию юноши оказаться в одиночестве, не было суждено сбыться, так как в его лодку подсела весьма интересная троица. Даже в этой тьме не узнать Драко Малфоя и его двух горилл было невозможно. Гарри едва удержал усталый вздох.

— Кто такой? — весьма грубо поинтересовался Малфой, видимо прикидывая, не надавить ли на малолетнего сопляка посредством влияния своего отца и не выпихнуть ли парня искать другую лодку? Тем не менее, видимо, первокурсник не был впечатлен полуприказным тоном Малфоя, равно как и его угрожающим (ну, насколько одиннадцатилетка может быть угрожающим) внешним видом, и просто промолчал.

— Ты что, оглох? — ехидно поинтересовался Драко у продолжающего молчать парня.

Впрочем, когда Малфой собирался уже пнуть заторможенного парня, тот резко поднял голову, посмотрев Драко в глаза, что как-то сразу охладило пыл Малфоя, потому как на месте, где у первокурсника должны были быть глаза, у него словно тлело два маленьких уголька… Затем парень встал, показав что роста в нем больше, чем даже во внушительных Крэббе и Гойле, равно как и превосходил он «телохранителей» Драко в ширине плеч. И было ясно, магия или нет, но этот парень вполне способен отправить поплавать в Озеро всю троицу.

— Предлагаю быть вежливей относительно друг друга. В обратном случае, ситуация может стать… — парень на секунду замялся, видимо, подбирая эпитет. — Некрасивой. — после этого Гарри сел обратно на скамейку лодки, надеясь что Драко не захочет разжигать конфликт на ровном месте… Потому как юному Поттеру не хотелось, чтобы Глава Рода Малфоев узнал, что его единственный и любимый сын оказался ужином у гигантского осьминога, потому что не смог сдержать свой нрав при наследнике рода Поттеров. Это вызвало бы слишком много шума…

Хагрид, пересчитав детей и убедившись, что никто не потерялся (Гарри вообще был удивлен, что полувеликан считать умеет… Хотя Людвиг упоминал о том, что Хагрида принимали в Хогвартс), отдал приказ на выдвижение, и лодки, подчиняясь этом приказу (или еще какой магической команде), тронулись. Малфой молчал, что только радовало Гарри, так как ему не слишком хотелось продолжать знакомство с Драко, по причине крайней наглости данного представителя аристократии.

И здесь Поттер мог лишь согласиться с замечанием своего отца, что заднице кое-кого белобрысого явно не хватало отцовского ремня, и Гарри едва удержался от того, чтобы не охладить Драко в прохладной воде Озера. В целом, надо было понимать общее состояние Поттера, чтобы стало ясно, откуда у него такая резкая реакция на такую незначительную проблему.

А вся суть была в том, что Гарри был на нервах, причем нервировали его вещи отличные от причин волнения других учащихся. Сейчас он чувствовал себя как шпион-нелегал перед засылкой, как десантник перед первым своим прыжком, как солдат перед первым боевым столкновением.

Да, он прошел тренировки, он прошел жесточайший режим тренинга и упражнений, он оттачивал как боевые навыки, так и актерское искусство, причем последнее оттачивалось до той поры пока некий Станиславский (как говорил Людвиг), не скажет: «Верю». Он осваивал заклинания самой разной степени энергоемкости и сложности исполнения, он осваивал предметы, которые вообще-то полагалось изучать в куда взрослом возрасте.

Хотя учитывая то, что во время тренировок он использовал Маховик Времени, который его приемный отец смог раздобыть, благодаря своим связям и положении в правительстве, то сейчас Гарри, биологически, было далеко не одиннадцать лет. Скорее тринадцать-четырнадцать. Но, тем не менее, сейчас всем его навыкам, заработанным Гарри на тренировках и упорной работе, предстояла главная в его жизни проверка. Потому что теперь все было по-настоящему.

Теперь враги будут настоящими и не будут давать вторых шансов (не то чтобы учителя Гарри эти вторые шансы давали, но теперь рассмотреть ошибки возможности не будет). Теперь он будет ежедневно, двадцать четыре часа в сутки находиться под колпаком Дамблдора, который наверняка будет внимательно следить за Гарри. Теперь, каждое действие Гарри будет иметь свое последствие. И с этими последствиями, юноше придется иметь дело.

Ведь у директора не может не быть планов на счет Гарри… Иначе бы он не отправил дубля Гарри к Дурслям. Иначе он бы поставил более мощные или хотя бы просто поставил бы больше чар на защиту дома Поттеров. Иначе бы он поставил звуконепроницаемый кокон сразу, когда Трелони говорила свое проклятое пророчество. А так как Гарри давно усвоил, что месть — это блюдо, которое следует подавать с колбасой, майонезом и этими маленькими бумажными зонтиками, то ему придется играть свою игру до нужного момента.

И эту игру нужно было играть правильно и качественно. Веря в тот образ, что ты создал, но одновременно с этим не позволяя маске прирасти к лицу. Если Гарри не вживется в образ, то он проиграет, если маска прирастет к его лицу, он тоже проиграет, и неизвестно еще, что хуже. За этими мыслями Гарри и не заметил, как лодки дошли до середины озера и обогнули густой подлесок, но открывшийся за деревьями вид заставил юношу отвлечься от мыслей и волнений.


Сообщение отредактировал Василий_Петренко - Воскресенье, 01.09.2013, 19:38
 
Василий_ПетренкоДата: Воскресенье, 01.09.2013, 19:38 | Сообщение # 5
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Надо было отдать должное, ночной Хогвартс был величественным зрелищем. Гарри даже отключил тошнотворно-зеленое изображение режима ночного видения, чтобы увидеть все своими глазами (да и люмосы некоторых студентов в таком режиме зрения нещадно резали глаза), и контрастность также была выставлена обычная.

В ночной тьме силуэт замка, очерченный многочисленными точками окон, захватывал дыхание, и Гарри вовсе не был исключением. Он, также как и другие его однокурсники, восхищенно смотрел на могучий древний замок, на его возвышающиеся над стенами башни и заметные только из-за освещения в замке угрожающие окошки бойниц, которыми словно ощетинились стены могучего сооружения.

Все же Гарри испытывал некоторую слабость перед сооружениями древности, и он крайне жалел, что из-за бурной Европейской истории большинство замков были разрушены в ходе многочисленных войн… И редко где можно увидеть подобное сооружение во всей его красе, хотя там, где они сохранились, Гарри доводилось побывать, и именно потому он мог заметить даже ночью, что готические галереи, светящиеся огнем, явно были пристроены позже, потому как они явно ослабляли защитные качества замка, несмотря на то, что выглядели они весьма и весьма впечатляюще. Впрочем, даже этот приступ занудства у Гарри был мимолетен, и он молча смотрел на приближающуюся громадину замка, пока лодки прибывали к пристани.

История с Невиллом и жабой прошла мимо Поттера незамеченной. Он вообще не брал с собой никого, а для обмена сообщениями есть и более надежные и быстрые способы, чем птицы. А если надо что, проще послать школьную сову, а брать с собой одного из своих котов он не хотел. Все же коты — животные территориальные и крайне привычные к своей жизни, потому менять что-либо в привычном укладе жизни они категорически бы отказались, да и Гарри не стал бы подвергать их тяготам переезда и жизни в Хогвартсе.

Убедившись, что всё в порядке, лесничий поднял свой огромный кулак и трижды постучал в дверь замка. Ворота распахнулись. За ними стояла не слишком высокая волшебница с волосами цвета перца с солью, на вид лет сорока, в изумрудно-зеленых одеждах и в остроконечной шляпе. Ведьма, причем из тех, что заколдовывает, а потом варит заживо и съедает. Почему-то выбор одежды вызвал у Гарри именно такую ассоциацию… Все же Гарри привык к несколько иному набору одежды, который, даже несмотря на традиционализм и косность магического мира, в той же Германии или Франции был куда более современным, не говоря уже о практичности.

— Профессор МакГонагалл, вот первокурсники, — сообщил волшебнице великан.

— Спасибо, Хагрид, — кивнула ему МакГонагалл. — Я их забираю.

Хагрид ушел, а профессор МакГонагалл принялась пересчитывать первокурсников. Сама по себе колдунья не слишком понравилась Гарри… Наверное, сказывалось влияние отца и словечки, которые нет-нет, да и проскакивали в его описаниях про декана Гриффиндора. Действуя согласно плану, Гарри воспользовался чарами иллюзии, чтобы его не опознали раньше времени… Еще не хватало беседы с директором до распределения. И так будет вопросов много, потому спешить лучше не стоит.

К счастью, МакГонагалл лишь бросила на него один взгляд, упомянув его имя. Как только декан Гриффиндора перешла к другим, Гарри сбросил маскировочные чары и вернулся к прежнему виду, после чего старательно прикинулся шлангом. «Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу» — вспомнилась Гарри одна из любимых цитат Людвига. Нет, конечно, данная схема была отработана, заклинание выучено и проверено, но все равно. Это была одна из самых слабых вещей в плане Людвига. Но, так как все обошлось, осталось лишь распределение… Вот там взорвется первая метафорическая бомба. А пока надо было ждать.

Внутри Хогвартс впечатлял не меньше, чем снаружи. Мрачная монументальность Хогвартса впечатляла так же, как и других новеньких. Гарри просто старался это не показывать… Внутри же было удивительно просторно и красиво, но красота была весьма своеобразной, если можно так выразиться, мужской. Убранство замка было довольно скупым, но красивым в своей скромности. Факелы, висящие на стенах, освещали помещение, а потолок терялся где-то наверху.

Из украшений заметнее всего была резьба по камню да картины на стенах и пустые рыцарские доспехи… Причем доспехи и картины здесь появились относительно недавно, века с шестнадцатого-восемнадцатого. От всего этого создавалось впечатление стойкости, стабильности… Безопасности. Ложное ощущение, учитывая КАК Гарри планирует провести время своего пребывания здесь, однако это успокаивало встревоженный разум подростка. Хотя есть вероятность, что без мощных защитных чар Хогвартса это не обошлось… И Поттер считал, что не хочет знать, какими методами эти чары были пробиты во время «Британского позора» сорок четвертого года.

Вместо главного зала, как и ожидал Гарри, их привели в небольшое, достаточно тесное помещение. Гарри едва удерживался, чтобы не расчистить себе жизненное пространство локтями. Там МакГонагалл дала небольшую речь…

— Добро пожаловать в Хогвартс, — наконец поприветствовала их профессор МакГонагалл, чем, по мнению Гарри, поступив чертовски невежливо. Сначала, значит, она посчитала, что их не было, а поздороваться сочла нужным только сейчас. Впрочем, это могли быть традиции Хогвартса, потому возмущаться Гарри не счел нужным.

— Скоро начнется банкет по случаю начала учебного года, но прежде чем вы сядете за столы, вас разделят на факультеты. Отбор — очень серьезная процедура, потому что с сегодняшнего дня и до окончания школы ваш факультет станет для вас второй семьей. Вы будете вместе учиться, спать в одной спальне и проводить свободное время в комнате, специально отведенной для вашего факультета. Факультетов в школе четыре — Гриффиндор, Хаффлпафф, Рэйвенкло и Слизерин. У каждого из них есть своя древняя история, и из каждого выходили выдающиеся волшебники и волшебницы. Пока вы будете учиться в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету призовые очки, а за каждое нарушение распорядка очки будут вычитаться. В конце года факультет, набравший больше очков, побеждает в соревновании между факультетами — это огромная честь. Надеюсь, каждый из вас будет достойным членом своей семьи. Церемония отбора начнется через несколько минут в присутствии всей школы. А пока у вас есть немного времени, так что я советую вам собраться с мыслями, — глаза ведьмы задержались на мантии Невилла, которая сбилась так, что застежка оказалась под левым ухом, а потом на грязном носу Рона. На Гарри ее взгляд останавливаться не стал, чему Гарри был только рад.

— Я вернусь сюда, когда все будут готовы к встрече с вами, — сообщила профессор МакГонагалл и пошла к двери. Перед тем как выйти, она обернулась. — Пожалуйста, ведите себя тихо, — конечно, профессор забыла упомянуть многие вещи. Например, о том, что некоторые профессора просто обожают кидать оскорбления и снимать баллы за все подряд. Или о том, что здесь можно оскорбить человека, причем оскорбить серьезно, и оскорбившему за это ничего не будет из-за того, что за ним стоит декан, который его покрывает… Она забыла сообщить крайне много, но Гарри было все равно. Все что нужно, он знал.

— Интересно, а как будет проходить распределение? — спросил кто-то из учащихся. Почти сразу же на этот вопрос нашлось куча мнений…

— Может, мы будем проходить какие-то испытания? — судя по голосу, это был Рон Уизли. — Мне брат рассказывал, что это очень больно… Но наверное он шутил, — и судя по интонации, Уизли младший не был уверен в том, что его братья шутили. К счастью для него, они шутили.

— А мне брат говорил, что нужно будет завалить тролля! — раздался другой голос. Кто это был, Гарри опознать не смог бы при всем желании, так как он был слишком занят сдерживанием хохота. Тролля-то не каждому волшебнику одолеть под силу… Нет, дайте хороший пулемет или реактивный гранатомет, тогда да, и только тогда.

— Рехнулся? Тролля и не каждому взрослому волшебнику завалить под силу! — сразу же нашелся кто-то, оспоривший теорию с троллем.

А затем раздался визг. Такой тонкий, на грани ультразвука, который могут издавать только женщины. А Гарри сразу же дернулся в направление звука, напрягаясь…

— А я вам говорю, что надо забыть о прегрешениях его и простить, — произнес один из них, похожий на маленького толстого монаха. — Я считаю, что обязаны мы дать ему еще один шанс… — Гарри все сразу же стало ясно. Призраки. В его глазах они отображались несколько странно, потому как найти способ нормально отобразить призрака у ученых-кибернетиков еще не вышло. Пока что.

— Мой дорогой Проповедник, разве мы не предоставили Пивзу больше шансов, чем он того заслужил? — отвечал ему призрак в трико, старомодном камзоле и круглом пышном воротнике. — Он позорит и оскорбляет нас, и, на мой взгляд, он, по сути, никогда и не был призраком…

«Будь осторожнее с призраками» — говорил Людвиг юному Гарри. — «Они, по сути, безобидны, но каждый из них полностью подчиняется Директору и обязан ему докладывать обо всем по первому требованию директора. Потому старайся, чтобы эти милые ребята тебя не видели, или, по крайней мере, не видели, как ты делаешь нехорошие вещи».

Призрак в трико и круглом пышном воротнике замолчал и уставился на первокурсников, словно только что их заметил.

— Эй, а вы что здесь делаете?

— Думаем о бытие, о красоте жизни и о недолговечности этого самого бытия. Думаем о вечном и о том, как в этом самом вечном оставить свой след, дабы увековечить нас, — загробным голосом произнес Гарри, отчего большинство первокурсников обратили внимание на Поттера. Несколько человек, до которых, видимо, дошел смысл слов, хихикнуло. — В общем, ждем распределения.

— Да это же новые ученики! — воскликнул Толстый Проповедник, улыбаясь собравшимся. — Ждете отбора, я полагаю? Надеюсь, вы попадете в Хаффлпафф! Мой любимый факультет, знаете ли, я сам там когда-то учился...

— Все отсюда, — произнес строгий голос. — Церемония отбора сейчас начнется, — профессор МакГонагалл удосужилась наконец вернуться. Это порадовало Гарри, так как общество призраков и взбудораженных одиннадцатилеток — есть не самое лучшее общество для сохранения своего рассудка в относительной целости. Декан Гриффиндора вперилась взглядом в привидений, отчего призраки несколько стушевались и улетели сквозь стены. Что же, и то метод.

Главный зал также впечатлял… Мастерская иллюзия, про которую уже высказалась Грейнджер Рональду Уизли, причем сделана эта иллюзия была самой Ровеной Рэйвенкло. И надо отдать должное творению одного из основателей, иллюзия действительно была мастерски сделанной, и Гарри был крайне впечатлен иллюзией, которая смогла обмануть даже его глаза, которые так просто не провести. Впрочем, в некоторых режимах зрения кое-как Гарри удавалось найти путь сквозь иллюзию, но тем не менее, сам факт… К тому же, иллюзорное ночное небо в Большом зале выглядело действительно красивым.

Но наблюдать за красотами не было ни возможности, ни желания, потому как началась она, церемония распределения. Та часть игры, которая определит будущую жизнь Гарри, как минимум, на четыре года, и чтобы все пошло по плану, нужно попасть на Гриффиндор. Впрочем, с этим могут возникнуть проблемы, но отец успокоил Гарри, объяснив тому, что со шляпой вполне себе можно договориться, главное — помнить уроки дипломатии, которые Гарри преподавали. Быть настойчивым, быть вежливым и держать руку на большой пушке.

Распределение шло четко по сценарию: Малфой на Слизерин, Лонгботтом на Гриффиндоре (после долгих размышлений шляпы), Крэбба и Гойла на Слизерин (после не менее долгих размышлений). Гринграсс Дафна, как и ожидалось, была отправлена на Слизерин.

– Все же брюнетка, — усмехнулся своим мыслям Поттер. Отец попросил Гарри обратить внимание на цвет волос этой девушки, впрочем, пока что еще девочки, причем Людвиг уточнил несколько возможных вариантов. Она может быть блондинкой, может быть «темной блондинкой» или «очень светлой шатенкой», а может быть брюнеткой но точно не может быть рыжей. На этом Гарри даже поспорил с Людвигом, поставив галлеон на то, что у Гринграсс будут рыжие волосы. Ну, что же, придется отдавать отцу символический галлеон…

Понемногу, естественным образом очередь дошла и до Гарри Поттера, и надо заметить, появление такого Гарри вызвало крайне забавную реакцию у публики. МакГонагал выглядела так, как будто ее хватит сердечный приступ, что, в общем-то, было ожидаемо. Дамблдор же явно думал о чем-то своем. Флитвик, судя по взгляду, не верил своим глазам, Снейп, судя по виду, считал Гарри ничтожеством, видимо, думая, что «Наглый Гарри Поттер освоил несложную иллюзию, чтобы предстать пред учениками во всем своем величии. На зельях я ему устрою». Такой поток сконцентрированной злобы в отношении его персоны был для Гарри подобно прохладному ветерку в зной.

Другие ученики молча смотрели. Ну, еще бы, такой миф рушиться. Миф, тщательно созданный газетами и многочисленными статьями, миф созданный словами и риторикой Дамблдора, миф о Гарри Поттере, худеньком мальчике с изумрудно-зелеными глазами Лили Поттер, телом и лицом пошедший в Джеймса Поттера. Мальчик со шрамом в виде молнии на голове… Тот, кто должен был явится в Хогвартс, через пару месяцев после своего одиннадцатилетия, ничего не зная о магическом мире и о своем статусе в нем, хотя эту приписку к легенде знали лишь избранные, причем избранные зачастую неким Альбусом Вульфриком, который Персиваль Брайан Дамблдор.

И вот он, Гарри Поттер, ну совершенно не соответствующий мифу. Гарри Поттер, выглядящий как аристократ, лет тринадцати, с хорошо сложенной фигурой и с аметистово-фиолетовыми глазами. Без всяких шрамов на лице. «Правильно детки, с детства учитесь не верить всему, что написано в прессе» — с усмешкой подумал Гарри. МакГонагал, все же сумев перебороть свой шок, разумно сочтя, что ее кумир все потом разъяснит, неодобрительно посмотрела на Гарри, видимо, совпав во мнении со Снейпом по поводу скромной персоны Гарри. Что же, Гарри мог лишь пожелать своему будущему декану удачи. Вряд ли Дамблдор так быстро сумеет найти ответы на кучу неудобных для него вопросов… С этими мыслями шляпа была опущена на голову наследника Поттеров.

— Итак, что тут у нас? — раздался ехидный голос в голове Поттера. — Боги… — видимо, что бы шляпа не нашла, ей это не понравилось. — Парень, что мне с тобой делать? Такого набора психических расстройств я не находила еще ни у кого, по крайней мере, на первом году обучения... Тебе вообще-то лучше бы с личными преподавателями работать да в семье жить, а не здесь учиться.

— Гриффиндор пожалуйста, — сухо мысленно произнес Гарри. Сам факт, что кто-то копается в его голове, не нравился ему, потому он хотел закончить как можно быстрее.

— Парень, ты вообще понимаешь тебе нужно провести пару лет в санаториях с вейлами? Нервы подлечивая? А уж учитывая арсенал, который твой папочка припрятал здесь… Яйца Мерлина, тебя вообще сюда допускать опасно! — продолжала сокрушаться шляпа, что весьма действовало на нервы Гарри. Все должно пройти по плану, и он не может позволить мятому куску древней ткани, который кто-то (и Гарри даже знал кто) остроумный решил наделить разумом, портить планы его отца!

— Послушай, шляпа, мое желание тут имеет минимальное значение. Есть такое слово «должен». И кто еще способен взвалить на плечи на мою миссию? Хватит уже тянуть кота за причинное место. Делай свою чертову работу, — огрызнулся Гарри. Он надевал шляпу как распределителя, а не как психоаналитика. И вообще, пускай все эти советчики засунут свои советы куда подальше и лучше помогут материально. Пользы будет больше…

— Вот же упрямец… Ладно. Все равно с тобой ничего не сделать, — ответила шляпа. – Так или иначе, пока твое имя записано в Хогвартсе, я обязана тебя распределить. Давай смотреть по качествам. Тяга к знаниям есть. Учиться любим — это хорошо… Хитрость имеется… О да, много хитрости. Хороший план, кстати, и не волнуйтесь, Дамблдор ничего не узнает. Просто потом надень меня на голову, чтобы рассказать, как все произошло, а то, знаешь ли, здесь бывает скучновато. Так, верность есть, но только для избранных. Верен роду и стране, притом не Британии. Значит, к Хлаффпафу ты не пойдешь, это уж точно… Храбрость есть, но ты предпочитаешь подумать и рассчитать шансы, перед тем как пойти в атаку. И ты можешь отступить, упрямство и гордыня тебе не помеха.

— Это называется тактика эластичной обороны, — заметил Гарри. — Разработана немцами перед второй мировой. Между прочим, очень эффективная штука.

— Да-да… — шляпа бесцеремонно прервала юношу. — В общем, Рэйвенкло или Слизерин. На Гриффиндорца ты, уж извини, не тянешь…

— Послушайте, шляпа, может, мы сможем договориться? — с надеждой спросил Гарри, используя русский подход. Русский, потому что Людвиг называл данный вид подхода русским, однако причину этого названия он Гарри не объяснял.

— Разогнался. Выбирай, — буркнула шляпа в ответ к вящему раздражению Поттера. Терпение аристократа медленно подходило к концу.

— Шляпа, не доводи до греха! — мысленно рыкнул юноша.

— Ну, как же… Не стоит мне угрожать, молодой человек. Руки коротки, — снисходительно ответила шляпа. Спор был уже порядком затянут, и ведь дело было далеко не в идеологических соображениях, дескать, «из Слизерина выходят лишь темные маги», упаси Боже, просто для реализации кучи долгоиграющих планов Поттеру было нужно оказаться на Гриффиндоре. А из-за данных мыслей, видимо, шляпа усиленно толкала его на Слизерин.

— Ты хочешь это проверить? Если ты вспыхнешь на моей голове, то моя голова почти ничуть не пострадает, в отличие от тебя, даже славы еще заработаю. — Не то что бы слава была тем, о чем заботился юный Гарри. Тут он был согласен со своим отцом, это не более чем инструмент, который можно было одинаково хорошо использовать как во зло, так и во благо. — Так что, прошу… По-хорошему прошу… Пока что. Гриффиндор. Очень надо. О-чень.

— Ладно… Сошлюсь, если что, на то, что угрожать мне еще никому не доводилось… Сочтем эти качества достаточными для Гриффиндора… Хотя на Слизерине, молодой человек, вы бы раскрыли себя куда ярче… — укоризненно заметила шляпа.

— Угу. Ярче. С яркостью термоядерного взрыва. Убийца Волдеморта учится на факультете темных магов. И начинается… А не темной ли магией он Волдеморта одолел, а такой уж ли он светлый и так далее. Знаю я обывателей этих, научен, — буркнул юный наследник Поттеров, — Так что, давай, рожай быстрее и успокойся, не думаю, что кто-либо будет проводить инспекцию по поводу того, правильно ли ты провела распределение или нет. Вон, Дамблдора же пихнула в Гриффиндор, а ему было место только в Слизерине.

— Ладно, ладно… Эх, до чего грубая молодежь пошла, — притворно вздохнула шляпа. — Гриффиндор!
 
Василий_ПетренкоДата: Воскресенье, 01.09.2013, 19:38 | Сообщение # 6
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Поттер, наконец стащив со своей головы проклятый им уже неоднократно артефакт Годрика Гриффиндора, мог направиться к столу «львов». Как было ожидаемо, там все радовались появлению Гарри Поттера, но все же не так сильно, как предполагалось… А когда Поттер подошел поближе, как веселье как-то и вовсе затихло. Ну, неудивительно. Учитывая, что вместо худенького мальчика копии Джеймса Поттера с его вечными лохматыми волосами и острым лицом, и обладателя изумрудно-зеленых глаз Лили Эванс, их ожидало нечто совсем другое…

Нечто, чему место было скорее за столом Слизеринцев. Дорогая мантия, сделанная из крайне дорогих материалов, аристократические черты лица, аметистово-фиолетовые глаза и дружелюбная улыбка, так слабо идущая к этому лицу. Короткие и жесткие угольно-черные волосы обрамляли лицо… И прическа была сделана крайне аккуратной, в отличии от его отца Джеймса Поттера, с его вечными, непослушными волосами. Некоторое время за столом Гриффиндора царило оглушительное молчание, и лишь когда распределение почти дошло до логического завершения, раздался голос.

— Так ты и есть тот самый Гарри Поттер? — руки Гарри зачесались… Хотелось колдовать, желательно, послать Аваду или Адское Пламя, причем на кого-то живого. Еще более желательно, на обладателя этого голоса.

Жаль, сил на такое веселье едва хватало, да и с возможностями было не менее туго. А вся эта буря эмоция была испытана юным Гарри потому, что Поттер узнал этот голос. Более того, ему даже не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, кому принадлежит этот голос. Рональд Уизли — на данный момент самый младший представитель рода Уизли, находящийся в Хогвартсе — наконец вступал в игру. А Джинерва Уизли поступит лишь в следующем году, переняв эстафетную палочку «самого младшего Уизли».

По поводу этой семейки у Поттера был долгий разговор с приемным отцом, так же, как и долгое чтение документов, равно как и советы из личного опыта и личных наблюдений Людвига. «Запомни, сынок, хочешь ты этого или нет, но с Уизли дело иметь придется» — говорил ему отец.

«Если мы хотим, чтобы все пошло по плану, то тебе надо оказаться на Гриффиндоре. Если ты окажешься на Гриффиндоре, то Уизли там занимают не последнее положение, благодаря Дамблдору, конечно… Старостами там был сначала Уильям, потом Персиваль Уизли, а в будущем эстафетную палочку перехватит Рональд Уизли. Ловец команды — Чарли Уизли, — напутствовал Людвиг своему приемному сыну. — Близнецы были отбивающими, хотя ничем особенным в школе этой не выделялись. Ну, официально. А вот неофициально… Злые розыгрыши, контрабанда запрещенных вещей, издевательства. Они хотят повторить подвиг команды твоего отца, но вот материальное положение не позволяет. И позволять не будет, по крайней мере, курса этак до пятого-шестого. Твой отец так считал, вращал школу на своем болте» — что поделать, Людвиг всегда или, по крайней мере, в общении с друзьями и близкими привык выражаться кратко и по делу, даже в общении с сыном. Впрочем, юный Гарри был зрел не по годам, потому его мелочи в виде крепких словечек и оборотов не смущали.

«Но у него было состояние своего рода и рода Блэк… Ну, в последнем случае частично, но все же. И на ингредиенты он не скупился, когда надо было. Со мной это не работало» — за что Гарри был благодарен своему приемному — это за множество историй о школьной жизни своего отца и куда больше историй о жизни матери Гарри, которые фон Гот время от времени рассказывал мальчику. Все же Людвиг сам застал «эру мародеров».

«Однако главный фигурант этого дела поступит в Хогвартс вместе с тобой, Гарри, — заметил отец. — И вот тебе с ним предстоит работать крайне плотно. Вне зависимости от твоего желания. Понимаешь ли, семья Уизли, по большому счету, отличается двумя вещами. Своим статусом и своим финансовым положением. То есть, если вкратце, они являются предателями крови, и они бедны, как монастырские крысы» — Людвиг уже давно объяснил Гарри, что означает статус предателей крови… Отчего желания работать вместе с Уизли у юного Поттера пропало почти полностью, однако наследник Поттеров продолжал выслушивать приемного отца, ибо Людвиг крайне редко когда оказывался не прав.

«В отличие от первой их особенности, их финансовое положение — не та вещь, которая заботит меня, хотя, как они дошли до такого, это лишь пример о том, как не стоит заводить семью. Семь детей… Семь. И они не в состоянии прокормить и одеть их. Вещи переходят от старшего брата к младшему… Рональду даже палочки новой не видать до конца второго курса. И то, что они не могут дать своим детям лучшее, меня беспокоит куда больше, чем их финансовый статус. Глава семьи не стремится работать усерднее, зарабатывать больше… Он раз за разом позволяет обойти себя по служебной лестнице другим, более хитрым или более ухватистым» — в понимании Людвига, карьеризм не являлся такой уж плохой вещью…

Выживает сильнейший, да и как раз отсутствие нормальной конкуренции в Англии и привело страну к тому положению, где она находится сейчас. По сути, Туманный Альбион сохраняет большую часть своей политической силы и могущества лишь благодаря Альбусу Дамблдору, а без него Англию раздерут на части зарубежные стервятники.

«И как ты должен понять, не всех Уизли положение их семьи устраивает», — ну, это как раз для Гарри удивительным не было, ибо какой бедный не желает быть богатым? — «Молли Уизли хочет жить как Нарцисса Малфой, если не лучше, она хочет одевать дорогие наряды, общаться с представителями высшего общества и иметь в любовниках Гилдероя Локхарта, образно выражаясь… И ради этого, в отличие от своего муженька-подкаблучника, она пойдет на многое, если не на все. И тут ей подворачивается такой случай. Приезд самого Гарри Поттера в Хогвартс, приезд национального героя с огромным состоянием, и который, какое удачное совпадение, ничего не знает о магическом мире!» — с презрением произносил фон Гот.

«К тому же, нельзя списывать со счетов Дамблдора. Для него семья Уизли — это один из его главных столпов, на котором базируются его действия. Они одни из самых его главных сторонников, поэтому с ними нужно быть особенно осторожными. Я не могу знать, так ли это, но я также не могу обещать, что Уизли не вступили в сговор с Дамблдором, чтобы окольцевать тебя на Уизли младшей, предварительно опоив тебя любовными зельями и тем самым получить контроль над твоими счетами. Конечно, по большей части, эта угроза нивелирована моими действиями… Но все же осторожности отменять не стоит» — тут Гарри был полностью согласен с Людвигом. Постоянная бдительность была вещью очень и очень важной.

«Но разговор сейчас не о планах матриарха Уизли по поводу тебя и младшей. Твоей самой насущной проблемой весь первый год, да и все обучение в Хогвартсе, будет Рональд Уизли. Краткая сводка? В двух словах: ничтожество и предатель. Будет. Полностью и во всем верит Дамблдору, что, сам понимаешь, в нашем случае, клиника… Он станет твоим «лучшим другом» и при первой же возможности сдаст тебя с потрохами Дамблдору, причем, как некий Иуда, скорее всего, сделает он это за деньги. Причем продешевит, — на этом Гарри поморщился. Нелюбовь к «Великому Светлому Волшебнику» передалась ему от приемного отца, равно как и ненависть к предательству. — В остальном… Некультурен. Ленив. Из хобби — любит играть в шахматы. Неплохо летает на метле, как маг, слаб, из-за слабого ядра, низкой самодисциплины и родового проклятия. Ничего, в общем, особенного… И еще кое-что. Есть, конечно, шанс того, что он окажется верным другом, причем верным, в первую очередь, тебе… Но… Я бы не надеялся на это. Потому помни, сынок, держи свои карты при себе и держи врагов еще ближе, чем друзей. И запомни: когда рука предателя наносит удар, она делает это с силой Легиона» — после этого Людвиг надолго замолчал, давая возможность Гарри обдумать его слова. Конечно, потом еще было много обсуждений, корректирования и ответов на вопросы, но именно тот диалог и та фраза лучше всего отложилась в голове юного Поттера. А потому Гарри привычно натянул приветливую улыбку на лицо и ответил:

— А что, где-то еще в Хогвартсе есть парень с именем Гарри Поттер? — все же излишне язвительно поинтересовался Гарри, повернувшись к рыжему парню.

И действительно, смотреть было особенно не на что, так как одет Рональд был неряшливо, да и сам выглядел не многим лучше. По крайней мере, грязное, веснушчатое лицо рыжего вызвало некоторую неприязнь у приученного к чистоплотности Гарри, а его поношенная мантия сама по себе вызывала у юноши брезгливость. Отрицательная сторона жизни и роста в аристократической среде.

Неряшливость Гарри не любил, равно как и плохую личную гигиену... Но ведь он видел и не самых богатых друзей Людвига, и почему-то они всегда старались выглядеть ухоженно и чисто, вне зависимости от своего социального положения. Впрочем, это не поколебало маску на лице Поттера, потому он все так же вежливо улыбался Рону. Его будущему «лучшему другу». К огромному, для Поттера, сожалению.

— Но… Ты выглядишь… Как-то… — промямлил Рональд, но Гарри лишь улыбнулся.

— По-другому? Ну да, есть немного… Тут целая история, друзья мои, но ее я расскажу позднее. Может быть… Думаю, Директор Дамблдор сам скоро все расскажет, если сочтет нужным… — давить авторитетом Дамблдора было крайне неплохой тактикой, ведь не пойдет же Рон вопрошать у Светлого Лорда, почему Гарри Поттер не выглядит так, как должен. Рональд же, тем временем, освободил место для Гарри, приглашая парня присесть рядом. С мысленным вздохом сожаления, Гарри подсел рядом к Рону. — Надеюсь, никто не разочарован?

— Н… Нет наверное… — лицо Рона олицетворяло картину Репина «Не ждали», однако рыжий удивительно быстро пришел в себя… — Слушай, а как так оказалось? Ну, ведь в газетах писалось…

— Как тебя зовут? — усмехнувшись, поинтересовался Гарри, сдерживаясь, чтобы случайно не назвать его «Роном», ведь они еще не знакомы.

— Рон… Рон Уизли, — радостно ответил рыжий, считая, что наконец нащупал возможный путь к дружбе с Избранным. Пускай… Развеивать заблуждение Рона Гарри не стремился.

— Рон, я же сказал, Директор, если сочтет нужным, сам все скажет… А я не могу, — Поттер словно виновато пожал плечами.

— Почему? — несколько грубо поинтересовался Рон, отчего Гарри усиленно захотелось накрыть глаза ладонью. Ну нельзя же, выходцу из магического рода, быть настолько необразованным и непонятливым.

— Э… Блин. Как бы… — замялся Гарри, но вдруг просиял. Из кармана под мантией был извлечен блокнот и ручка, после чего Поттер быстро вывел на бумаге одно слово, которое показал Рону. Слово «Клятва».

— Ох. Извини, — Рон все же понимал, что означает магическая клятва, и почему Гарри не может ничего сказать. Это была приятная новость, потому как Гарри не улыбалось объяснять Рону суть магических клятв. — Это Дамблдор?

— Я… Я не могу сказать, — ответил Гарри. Видимо, мысли Рональда пошли по нужной Поттеру траектории, и он решил, что это все действительно идей Дамблдора, и, судя по лицу Рональда, рыжий все же пришел к нужным выводам… Ибо данная последовательность действий: сначала крайняя степень задумчивости, потом осознание, потом быстрый взгляд на Дамблдора, потом что-то сродни благоговению — хорошо показала мысли Рона. С пациентом все было ясно — клинический случай сотворения кумира.

Тем временем директор поднялся со своего трона и широко развел руки. На его лице играла лучезарная улыбка. У него был такой вид, словно ничто в мире не может порадовать его больше, чем сидящие перед ним ученики его школы, хотя лично Гарри улыбка Дамблдора казалась слегка натянутой. Поттер же лишь вежливо улыбнулся Дамблдору в ответ.

— Добро пожаловать! — произнес Великий Светлый Маг. — Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнем наш банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо!

Обмен мнениями по поводу директора между Перси Уизли и Рональдом Уизли был каким-то наигранным для Гарри, хотя для него все действия Персиваля выглядели слишком наигранными. На столе после слов директора появилась еда, которая спасла Гарри от перспективы продолжать разговор с Роном… Ел Гарри по привычке, то есть, аккуратно, нож в правой руке, вилка в левой, и не торопиться с поглощением пищи, ибо не на выходе боевом. И, разумеется, не разговаривать со ртом, набитым едой, потому что это некрасиво и просто небезопасно.

К сожалению, многие за столом Гриффиндора этих простых правил этикета банально не знали, что огорчало Гарри… И пусть кто-то попробует назвать его снобом, он этого кого-то отправит считать задом ступеньки. Впрочем, в оправдание гриффиндорцев, разговаривал с набитым ртом только Рональд Уизли, который сидел рядом с Гарри, к большому для юного Поттера сожалению. В конце концов, когда (местами жутковатая) вакханалия поглощения пищи была закончена, директор вновь взял речь.

— Гхм-Гхм! — громко прокашлялся Дамблдор. — Теперь, когда все мы сыты, я хотел бы сказать еще несколько слов. Прежде чем начнется семестр, вы должны кое-что усвоить. Первокурсники должны запомнить, что всем ученикам запрещено заходить в лес, находящийся на территории школы. Некоторым старшекурсникам для их же блага тоже следует помнить об этом… — сияющие глаза Дамблдора на мгновение остановились на рыжих головах близнецов Уизли.

— По просьбе мистера Филча — нашего школьного смотрителя — напоминаю, что не следует творить волшебство в коридорах. А теперь насчет тренировок по квиддичу — они начнутся через неделю. Все, кто хотел бы играть за сборные своих факультетов, должны обратиться к мадам Хуч. И наконец, я должен сообщить вам, что в этом учебном году правая часть коридора на третьем этаже закрыта для всех, кто не хочет умереть мучительной смертью.

«Вход к казематы, ведущие к философскому камню, будет где-то на третьем этаже. Где точно, не помню… Дамблдор сам даст нужную подсказку. Что-то связанное с мучительной смертью, отчего туда не стоит соваться. Хороший пример реверсивной психологии, хоть в учебники пиши» — говорил Людвиг Гарри за обсуждением их планов.

— А теперь, прежде чем пойти спать, давайте споем школьный гимн! — жизнерадостно воскликнул Дамблдор. Лицо Гарри приняло крайне унылое выражение, так как сам он петь умел весьма слабо, медведь на ухо, конечно, не наступал, но с языком были проблемы. А в начавшемся безумии, похоже, не разбирался никто, потому как пели вразнобой и не под музыку…

Особенно старались близнецы Уизли, выводя гимн медленно и трагически, как похоронный марш. В чем-то Гарри с ними даже был согласен. Но сам Гарри был в затруднении, петь гимн Хогвартса он не собирался, так как падать до такого уровня не хотел. «Боже, Храни Королеву» был бы неплохим вариантом, если бы не двойное гражданство Гарри и то, что его приемный отец — немец. А значит…

Спеть Гарри решил, из чисто хулиганских побуждений, Дойчланд Убер Аллес. К счастью, никто здесь не знал немецкий, да и, если что, отмахнулся бы тем, что решил пошутить, и, к не меньшему счастью, эта музыкальная порнография закончилась довольно скоро, иначе Гарри был бы вынужден сделать заклинание заглушения на свои уши.

— О, музыка! — воскликнул Дамблдор, вытирая глаза и, похоже, прослезившись от умиления. — Ее волшебство затмевает то, чем мы занимаемся здесь... А теперь всем спать! Рысью, марш!

Переход был долгим… Тайные двери, передвижные лестницы — это был чертов лабиринт, который было бы крайне сложно брать штурмом, потому как Гарри категорически не понимал, как здесь еще никто не заблудился и не погиб от нехватки еды и воды. Именно поэтому Поттер еще раз восхитился мужеством и сноровкой десантников, которым приходилось сражаться в таких условиях… А ведь они умудрились не только не погибнуть зря, но и выполнить задачу.

Еще одна встреча с Пивзом, где Персиваль показал свою неспособность разобраться даже с такой слабой проблемой, как полтергейст. Мог же, если бы захотел, хотя бы усмирить его, но либо не желал, либо не видел дальше бумажки, где в действиях по отношению к полтергейсту было написано только слово «терпеть». Так или иначе, Перси был полностью инертен. «И это будущее магической Британи, — подумал Гарри. — Неудивительно, что для всего магического мира, Британия и посмешище, это слова синонимы». И вновь слова отца находили свое подтверждение.

«Персиваль Уизли — будущий политик мелкого звена в Британском Министерства. Тактика карьерного продвижения — лизнуть поглубже, поднять зад повыше. И выражать всем искренний восторг своим начальником. Чувство собственной важности зашкаливает. Гонору много, а самоутвердиться хочется. Будет делать это за счет других, но только если это сойдет ему с рук. Когда обретет власть, это будет самое страшное, потому что будет один из тех, что «из грязи в князи». С другой стороны, обладает чертами и положительными. Карьерист, желающий выбраться из болота своей семейки, ради этого готов на многое. Но пока из Хогвартса не уйдет подальше от братьев да опеки толку от него не будет точно. Да и будет ли толк дальше — вопрос открытый… Но шанс есть».

Проход, как и говорил отец, был за портретом Полной Дамы. Пароль был «Капут драконис». Перси быстро разъяснил основные правила, из разряда «не пытаться пробраться в спальню девочек», и что после отбоя вылезать наружу не стоит. Затем Перси рассказал первокурсникам о расписании (а точнее, что его покажут завтра), показал девочкам дверь в их спальню, мальчики вошли в другую дверь.

Парни поднялись по винтовой лестнице — очевидно, комната находилась в одной из небольших башенок, и, наконец, оказались в спальне. Здесь стояли пять больших кроватей с пологами на четырех столбиках, закрытые темно-красными бархатными шторами. Постели уже были заботливо расстелены. К счастью, все дети были слишком утомлены, чтобы общаться, потому, переодевшись в пижамы, они разлеглись спать. Гарри пижаму одевать не стал, отправляясь спать по привычке — в трусах мышино-серого цвета с надписью Panzer на заднице, выполненной черным армейским шрифтом. Вещи он сложил рядом — с возможностью быстрого доступа… Тем более, что ночью предстояла прогулка.

Где то час Гарри ждал, пока остальные заснут, лежа в раздумьях… В целом, общежитие Гриффиндора ему не слишком понравилось. Было слишком душно, слишком жарко. Камины, такое ощущение, топились, как паровозные котельные. Гарри же любил прохладу, сквознячок, а не удушающую жару, которую, похоже что, весьма любили в Хогвартсе. Ну, или, по крайней мере, которую любили в общежитии Гриффиндора (а потому старательно поддерживали). Но жаловаться было поздно, Гарри сам знал, на что шел, и ему придется жить с этим дискомфортом, равно как и с ночными кошмарами, которые этот дискомфорт вызывает.

Время ползло медленно, словно растягивая каждую секунду, хотелось выть от нетерпения, но Гарри терпеливо ждал. У него это качество было очень хорошо развито. Думал он об ситуации в целом, прогонял план в голове десятки раз, а когда надоело, принялся считать трещины на потолке… Потом пытался прикинуть кое-какие формулы для дубля… Мысли шли туго, но наконец час X пробил и время действовать настало.

Юному Поттеру не требовались свидетели, потому мощные чары сна легли на каждого, кто был в спальне. Затем он вытащил из рюкзака спец-костюм, который одел поверх обычной одежды, специальные перчатки были одеты на руки, затем были закреплены не менее специальные наколенники. Острые иголки этих вещей прокололи синтетическую кожу и подключились к нейронным контактам, то есть, теперь система работала напрямую с нервами. Теперь можно было работать… Организм был в оптимальном состоянии, импланты работали на полную… И пусть Гарри никогда не просил об этом, если уж у него есть сила, то он не видит причин ее не использовать.

Перед выходом из спальни, Гарри на всякий случай начал делать дубля, единственной задачей которого был сон, и если Гарри не вернется до утра, то дубль исчезнет. Матерясь про себя из-за того, что чуть не перепутал магические расчеты, юный Поттер сотворил дубля, причем даже качественного. По крайней мере, внешне от Гарри дубль был неотличим, хотя это заставило Поттера поломать голову.

Все же наработки НИИ Магии представляли собой не слова и мановения палочкой, а волю, правильные математические расчеты, включая не слишком простые для вычисления в уме, тройные интегралы… Их Гарри будет помнить до конца своих дней. Хорошо хоть, что для таких простых задач расчеты были еще не слишком сложными. Это для многозадачных дублей требовались листы математических расчетов, которые, разумеется, нужно делать заранее. Тут же все было куда проще. Оставалось лишь активировать систему невидимости и выходить из общежития.

Гарри аккуратно выбрался из портрета, с удовлетворением приметив, что не разбудил портрет Полной Дамы, после парень рванул к Астрономической башне, отключив систему невидимости, все равно это не мантия невидимка и на бегу его не замаскирует, потому как будет виден полупрозрачный силуэт, что явно наведет на подозрения случайных свидетелей. И сил на поддержание такого режима уходит масса. Впрочем, радовало то, что благодаря примененному заклинанию, по звуку шагов Гарри точно никто не найдет.

Забег к Астрономической Башне прошел без происшествий, разве что один раз Гарри чуть не напоролся на Филча, но вовремя включенный режим невидимости и уход в тень спас Гарри от массы ненужных вопросов и использования конфудуса и заклинания забвенья. Не хватало, чтобы еще Дамблдор узнал потом, что его золотой мальчик бегал в первый же день по Хогвартсу и применял довольно сложные заклинания.

Надо было понимать, что Гарри оставался одиннадцатилетним мальчиком, потому, при всех своих знаниях и умениях, Дамблдор размажет его по Хогварсту ровным слоем в случае дуэли. И такое соотношение сил будет сохранятся курса до шестого-седьмого… И пока что единственный способ, которым Гарри вообще хоть как-то может противостоять Дамблдору, это использование маггловского оружия с максимальным использованием эффекта неожиданности. Снайперская винтовка на четырехста-пятиста метрах или бомба. Но и здесь абсолютной уверенности не было, ведь Дамблдора считали сильнейшим волшебником двадцатого века не просто так.

Три минуты прошло в сумасшедшем забеге, но Гарри добрался до башни и уже поднимался наверх по винтовой лестнице… К счастью, общежитие Гриффиндора — это не подземелья Слизерина, и до Астрономической башни тут минут десять ходьбы или минут пять бега. Гарри бежал быстрее обычного ребенка своего возраста, но кибернетические ноги позволяли ему выдерживать пиковый темп еще семь минут, после чего пойдет режим работы на износ. Он позволит Гарри продержать темп еще десять минут, но руки и ноги после этого придется выкидывать на свалку, а организм чистить. Это больно. И долго.

Миновав последний виток, Гарри встал перед дверью, ведущей в обсерваторию, которая ожидаемо была закрыта на замок. Глупый бы применил алохомору или пошел бы назад. Умный бы начал вычерчивать сложный набор комплексных детекторных заклинаний, чтобы узнать принцип зачарований, лежащих на двери, после чего приступил бы за взлом.

Гарри же открыл ближайшее узкое окно и выбрался наружу, все же перчатки без всякой магии, позволяющие лазить по стенам, вкупе с такими же наколенниками, были штукой полезной. Крайне полезной. Потому, напевая под нос «спайдермэн-спайдермэн», благо, ситуация была весьма подходящей, Гарри оперативно забрался на крышу Астрономической башни.

Стоя на самой высокой точке Хогвартса и ощущая, как холодный ночной воздух охлаждает разгоряченное тело, Гарри улыбнулся. Руки и ноги-то у него данных проблем не имели, но тело у него оставалось живым, потому за время пробежки и подъема юноша несколько взмок. С десяток секунд Гарри, улыбаясь, стоял, заглядываясь на восхитительное ясное ночное небо и глубокими вдохами наполняя легкие прохладным сентябрьским воздухом… Десять секунд умиротворения и общего дзена… А затем Гарри прыгнул вниз.

Костюм обладал крайне полезным свойством: он мог раскрываться, образуя нечто подобное перепонкам белки-летяги, а потому Гарри посредством своего прыжка не рухнул на землю, а отправился в полет. Главной проблемой на данный момент было удержаться в восходящих потоках.

Воздух ревел в ушах, в крови играл адреналин, а земля под животом проносилась с умопомрачительной скоростью… И, надо заметить, с чуть менее умопомрачительной скоростью, эта самая земля приближалась. Сердце било как кузнечный молот, но Гарри было не впервой, потому он продолжал держать нужный вектор, изо всех сил удерживаясь в восходящем потоке, зная по идущему сигналу, что именно в это время с его отцом беседует Дамблдор, потому действовать надо было оперативно. Долго разговор длиться не может.

Но, к счастью для Гарри, Хогвартс сам по себе был расположен на возвышенностии, а Хогсмид находился относительно недалеко от древнего замка, потому Гарри смог долететь до границы барьера без особых проблем. А вне защитного и следящего купола школы юноша мог колдовать…

— Leviosadirectione, — прошептал Гарри, наводя на себя стальной прут своей палочки.

Тут же полет пошел легче, и уже спустя жалкие секунды юный Поттер уже приземлился на территории Хогсмида. Нужное заклинание и скорость плавно снижается, давая возможность Гарри обеспечить себе плавную посадку, но, так как в ночной тьме ориентироваться было тяжеловато, посадка вышла жестковатой, вследствие чего юноша пропахал сапогами две неслабых колеи в чьем-то огороде и сшиб чучело.

Матерясь по-немецки, Поттер оперативно исправил сие нарушение конспирации, благодаря всех известных ему богов, что здесь не живут параноики в стиле его отца. С Людвига сталось бы заколдовать чучело так, чтобы оно схватило нарушителя в железный захват и подало бы сигнал тревоги или чего похуже…

Номер нужного дома Гарри знал, и как до него добраться, и как этот дом выглядел. А потому проблем с поиском он не испытывал… Потому, тихо стуча по каменной мостовой подошвами своих сапог (так как заклинание тишины было на время снято), Гарри бежал в нужном направлении.

— Давай… Быстрее… — торопил себя Гарри. Сердце вовсе не думало успокаиваться, так как Гарри был весь на нервах, ведь если он не успеет, то обереги Хогвартса могут сообщить Дамблдору о действиях юноши. А это может привести к ненужным вопросам вдобавок к тем, что у Директора уже есть, потому Гарри не видел смысла давать ему в руки дополнительные снаряды…

— Еще чуть-чуть, — прошептал себе Поттер.

Ночное звездное небо, полное отсутствие луны… В таком полумраке Хогсмид выглядел особенно таинственно и по волшебному: каменные домики, выстроенные едва не в средневековом стиле, приземистые строения… Гарри чувствовал, что словно попал в средневековье из конца двадцатого века, но у Поттера не было времени на праздные раздумья. У него была цель, в прямом смысле слова, сияющая перед глазами, благо, нужный человек при подлете Гарри уже отметил себя ИК-стробом.

Гарри ведь тоже дураком не был, и как только вышел за пределы подавателей электроники Хогвартса, включил свой строб, дав сигнал встречающему… И вот в подворотне его ждал человек в причудливом камуфляже, и чье лицо закрывала черная маска-балаклава с нарисованным на ней скалящимся черепом. За обладанье такими вещами в магической Британии можно было получить, как минимум, немаленький штраф, а то и пару недель в Азкабане, в лучшем случае…

— Череп? — задал вопрос Гарри.

— Быстро, летально, эффективно, — ответил хриплый голос из-под маски, после чего протянул Гарри чемодан. Гарри лишь кивнул в ответ.

— Как подняться наверх? Времени мало, — предполагалось, что за это отвечает этот человек из Эксадрона, на месте.

— Держи, — эскадроновец протянул Поттеру метлу. Гарри скептически хмыкнул, однако выбора не оставалось. Чемодан был оперативно закреплен на животе, дабы не мешался, метла была оседлана, и Гарри рванул вертикально вверх.

Набрав три сотни метров высоты и взяв разгон, Поттер выпустил метлу, которая, благодаря приказу и нужному заклинанию, вернется к владельцу. Затем был выбран нужный вектор направления, и обратный полет к Астрономической башне начался. Все же, как ученик Хогвартса, Гарри мог пересечь охранные барьеры и не активировать их, что было крайне выгодно юному Поттеру, ведь разговор Дамблдора с Людвигом, судя по сигналу, подходил к концу.

Этот полет стоил Гарри большого количества нервов… Скорость терялась слишком быстро из-за тяжелого и не аэродинамичного чемодана, потому вместо плавного приземления на крышу, Поттер, по сути, врезался в Астрономическую башню, чудом зацепившись за стены. Гарри едва не ободрал перчатки, что могло бы привести к переломам костей, и, как следствие - ко многим неприятным вопросам, когда бы его доставили в медицинское крыло и выяснили, что у него протезы рук и ног. Пока эту информацию сдавать было нельзя ни при каких обстоятельствах.

Гарри сам с трудом понимал, как он выбрался с башни, как он бежал в спальню и как он сумел войти, не потревожив сон портрета, но он знал одно: когда разговор был окончен, и Дамблдор прервал связь с Людвигом, Гарри уже был внутри спальни. Теперь он мог отбрехаться тем, что захотел в туалет или не спалось от волнения, потому и не находился в постели, а бродил по общежитию.

Но сейчас, он не хотел думать… Хотелось смеяться и кричать от восторга, радости и облегчения, хотелось сплясать гопака, в конце концов! Это был один из самых авантюрных планов, что он когда-либо слышал и исполнял.

Вся авантюра удалась лишь благодаря удаче и навыкам Гарри и слаженному взаимодействию двух людей, которое было отработано заранее. Но все равно, закончись разговор раньше… Да ничего бы, по сути, не было. Дух приключений заставил Гарри погулять! Теперь страхи перед великим и ужасным директором Хогварста казались Гарри малыми и неуместными.

Адреналин медленно выветривался, и место адреналинового раша занимала апатия и пофигизм. Гарри посчитал, что даже улови Дамблдор что от его путешествия, все равно можно было бы навешать старцу лапшу на уши, дескать «школа, где учились мои родители… Да, я понимаю, был неправ что правила нарушал, но завтра будет учеба, и мне будет не до этого… Я хотел увидеть, где учились мои родители». А перемещение быстрое, можно было бы списать на найденный секретный ход, благо, он даже был. Скажем, там лежала метла. Просто метлу в своем плане Гарри использовать не хотел, потому как ее можно было отследить. В общем, соврать способ бы он нашел… Ну, по крайней мере, он так думал.

Однако план был выполнен, и грех было жаловаться, и теперь все необходимое было с Гарри. Внутри чемодана со специальным кодовым замком, в который можно было ввести несколько кодов, было много необходимого. Конечно, до пространств сундука такого же типа этот дипломат не дотягивал, но там было все, что нужно Гарри, чтобы пережить последний забег к Философскому камню: оружие, патроны, броня. Ну, и еще много разного снаряжения: зелий и артефактов. Все настроено на Гарри лично, и кроме него сундук не откроет никто.

Смесь менталистики с кровной магией, последние советские разработки… Причем разработки крайне удачные. И теперь содержимое дипломата звало его… Оно требовало внимания. По-хорошему, это следовало бы оставить до следующей ночи, но искушение было слишком велико. Потому комбинация была введена, и дипломат открыт в нужном Гарри режиме.

Перед Поттером лежала немецкая безгильзовая винтовка Г11-курц, укороченная версия войсковой Г11К2. Разработка, которую сумели довести до ума, но пока еще не приняли на вооружение, в отличие от Г11К2. Впрочем, должны были скоро принять… Гарри, проведя пальцами по шершавому корпусу винтовки, усмехнулся и закрыл чемодан, вводя комбинацию сброса. Все было хорошо.


Сообщение отредактировал Василий_Петренко - Воскресенье, 01.09.2013, 19:55
 
Lord_PeverellДата: Воскресенье, 01.09.2013, 19:48 | Сообщение # 7
Химера
Сообщений: 425
« 71 »
Рад, что пейринг ГП/ФД набирает популярность, вижу написано достаточно, прочту позже и напишу полноценный отзыв. В любом случае спасибо за фик)


 
Василий_ПетренкоДата: Воскресенье, 01.09.2013, 19:54 | Сообщение # 8
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
фик начал писать уже давно, да и пейринг этот является моим любимым)) Просто, одновременно с ожиданием его судьбы при премодерации на фанфикшн.ру решил выложить здесь. Узнать, скажем так, интерес к тексту.

Сообщение отредактировал Василий_Петренко - Воскресенье, 01.09.2013, 19:54
 
Anime-MorteДата: Воскресенье, 01.09.2013, 21:23 | Сообщение # 9
Демон теней
Сообщений: 288
« 8 »
Я все же, не до-конца вразумил. Как, Людвиг ван Готт, узнал ТАКИЕ точные события двух первых кустов? А так фанфик замечательный. Да и пейринг ГП/ФД самый любимый. Ждем проду!


Я шепну себе только "Ура".
Промолвив всего лишь "Вперёд".
И когда наступила пора, я сказал:
"До свиданья, народ".
Я не думал, какой я боец.
Я не ведал, какой я солдат.
Но я чувствовал скорый конец,
Сделав первый свой шаг.
И это не песня,
Это не подвиг.
Это лишь десять шагов,
по недолгой весне. Это не радость, это не тайна, это первые десять шагов.
К скорой победе и смерти...
 
Anime-MorteДата: Воскресенье, 01.09.2013, 21:24 | Сообщение # 10
Демон теней
Сообщений: 288
« 8 »
Я все же, не до-конца вразумил. Как, Людвиг ван Готт, узнал ТАКИЕ точные события двух первых кустов? А так фанфик замечательный. Да и пейринг ГП/ФД самый любимый. Ждем проду!


Я шепну себе только "Ура".
Промолвив всего лишь "Вперёд".
И когда наступила пора, я сказал:
"До свиданья, народ".
Я не думал, какой я боец.
Я не ведал, какой я солдат.
Но я чувствовал скорый конец,
Сделав первый свой шаг.
И это не песня,
Это не подвиг.
Это лишь десять шагов,
по недолгой весне. Это не радость, это не тайна, это первые десять шагов.
К скорой победе и смерти...
 
Imperator48Дата: Воскресенье, 01.09.2013, 21:27 | Сообщение # 11
Ночной стрелок
Сообщений: 86
« -4 »
супер, мой любимый пейринг))но да отукда у него такие знания???я сомневаюсь что дамблдор ими с кем то поделился
 
ErutanДата: Воскресенье, 01.09.2013, 21:32 | Сообщение # 12
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1298
« 41 »
присоединяюсь к вопросу Anime-Morte, откуда приемный отец гарри смог узнать будущие события? он попаданец или обладает неким даром предвидения?
 
Василий_ПетренкоДата: Воскресенье, 01.09.2013, 21:40 | Сообщение # 13
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Поясняю. Попаданец в описании это такой жирный намек.

Людвиг это не Людвиг. То бишь, попаданец был в наследника рода фон Готов в Германию в 1900. Тот наследник сдох от магической лихорадки, и как только его душа была отделена от тела, в оную запихнули попаданца. Это было в возрасте года-двух, где-то. Попаданец канон знал. Фики знал... Ну и историей ВМВ увлекался, оттого ВМВ то и пошла по совсем другому сценарию. Остальное раскроется в дальнейшем.

Поясняю, далеко не все вещи пойдут по сценарию. Очень не все. Ибо действия фон Гота в прошлом уже повлияли на будущее, и как резиновую ленту не тяни, рано или поздно она порвется.


Сообщение отредактировал Василий_Петренко - Вторник, 15.10.2013, 00:30
 
Al123potДата: Воскресенье, 01.09.2013, 22:20 | Сообщение # 14
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата (Василий_Петренко)
отделов «М» КГБ, ГРУ и СВР

Василий_Петренко, вычеркните СВР(Служба Внешней Разведки) до развала КГБ(Комитета Государственной Безопасности)была ПГУ(Первым Главным Управлением) этого самого КГБ, как и ФСО(девятое Управление КГБ).



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Василий_ПетренкоДата: Воскресенье, 01.09.2013, 22:30 | Сообщение # 15
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Ну, вообще-то здесь история пошла немного по другому, потому и названия вполне могли измениться. Но, все равно спасибо, поменяю.
 
Jeka_RДата: Воскресенье, 01.09.2013, 22:46 | Сообщение # 16
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
Вроде бы неплохо, однако самого Гарри искренне жаль. Интересно, а нельзя ли с помощью философского камня вернуть руки и ноги, глаза и так далее.... Волдик то с помощью него собирался себе вообще целое тело вернуть..


Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
sergeant1979Дата: Воскресенье, 01.09.2013, 22:54 | Сообщение # 17
Подросток
Сообщений: 18
« 2 »
Отличный фик.
 
le_SabДата: Воскресенье, 01.09.2013, 23:09 | Сообщение # 18
Снайпер
Сообщений: 101
« 11 »
Интересно, а у глаз Гарри есть режим, когда по "экрану" строчки ползут? biggrin


"Армию - в каре! Ослов и ученых - в середину!" Наполеон Бонапарт
 
setosirisДата: Воскресенье, 01.09.2013, 23:26 | Сообщение # 19
Подросток
Сообщений: 14
« 0 »
Несколько Кима напоминает), но это не наезд , а восторг )))
Придется Флер над своим парнем как медику поработать, ибо прямой намек на возможности вейл весьма интригует. Просьба не сильно затягивать первые курсы(на мой взгляд такие фики чаще всего бросают, походу устают ...) и пройтись галопом до 4 года, а там ... можно и пошалить!
 
Василий_ПетренкоДата: Воскресенье, 01.09.2013, 23:37 | Сообщение # 20
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Ким знаю, и весьма уважаю как автора. С него взял идею про "опытного и знающего попаданца", который попадает не в ГГ а в кого-то левого вообще. Но, подобных фиков все-же хватает, фик Кима все-же был первым, для меня, фиком такого рода что я прочитал. И первым качественным фиком.

Кстати, если что. Техника в этой реальности, существовавшая во время ВМВ, несмотря на то, что носит такие же имена, может отличаться. Тот же линкор класса Бисмарк, имеет водоизмещение в 70 тысяч тонн, и имеет ГК 420мм количеством в 12 штук. И прочие плюшки типо артиллерии двойного назначения (зенитная/вспомогательная) калибром в 150мм (благо зенитки такие у Германии были, потому проблем и не возникло). И прочья, прочья, прочья. Да и события шли по другому, от слова совсем. Тот же Бисмарк не утопили, но всё это откроется в будущем.

Что же до роли Флер, и исцеления Гарри... Увидите. Все будет. Примерно все семь курсов распланировано.
 
PPh3Дата: Воскресенье, 01.09.2013, 23:52 | Сообщение # 21
Высший друид
Сообщений: 786
« 211 »
Автору большое спасибо за фик smile

С учетом того, что ВДМ был одержим бессмертием, а тело Квиррела разлагалось, я думаю, ВДМ хотел вытеснить окончательно душу Квиррела и получить бессмертие конкретно в его теле. Я не думаю, что философский камень способен заново отращивать органы, разве что супер-регенерация (например, заживить и оживить сильно поврежденный орган, но при этом существующий), соответственно, за счет регенерации продлевает жизнь, может вывести из комы или состояния овоща, но заново мозг или сердце он не отрастит.
 
Al123potДата: Понедельник, 02.09.2013, 00:04 | Сообщение # 22
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
HK G11К2 с установленным вместо штатного оптическим прицелом



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
PPh3Дата: Понедельник, 02.09.2013, 00:06 | Сообщение # 23
Высший друид
Сообщений: 786
« 211 »
Кроме того, Гарри действительно нет смысла терять преимущества кибернетики ради призрачной возможности стать "таким, как все". А ведь это не только делает бессмысленными предыдущие годы боли и мучений, но и на весьма неопределенное время превращает пацана в полностью недееспособного инвалида, не способного самостоятельно даже поесть или сходить в туалет. Для Гарри, и так комплексующего по поводу своей неполноценности, такая участь однозначно будет хуже смерти...
 
Василий_ПетренкоДата: Понедельник, 02.09.2013, 00:08 | Сообщение # 24
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Цитата
HK G11К2 с установленным вместо штатного оптическим прицелом


Ну, я то знаю. Просто в этой реальности Г11К2 приняли на вооружение и дали тех задание на дополнительное создание подобного оружия, по той же схеме. Г11К2-курц, отличается укороченным стволом и несколько меньшим запасом патронов. Как примерно Ауг-пара отличается от штатного Ауга.
 
Al123potДата: Понедельник, 02.09.2013, 00:26 | Сообщение # 25
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата (Василий_Петренко)
Ну, я то знаю. Просто в этой реальности Г11К2 приняли на вооружение и дали тех задание на дополнительное создание подобного оружия, по той же схеме. Г11К2-курц, отличается укороченным стволом и несколько меньшим запасом патронов. Как примерно Ауг-пара отличается от штатного Ауга.
По моему не корректное сравнение Steyr AUG - это штурмовая винтовка(автомат), а Steyr AUG Para - это пистолет-пулемёт.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Василий_ПетренкоДата: Понедельник, 02.09.2013, 00:29 | Сообщение # 26
Снайпер
Сообщений: 138
« 19 »
Ну хорошо. Как АКС-74 от АКС-74У. В целом, то же один автомат другой ПП, вот только калибр один и тот же. Да, в случае с АКС-74У модель вышла не совсем удачной, однако, если сравнивать те же модификации по типу М4, с укороченным до предела стволом, или как сравнивать М16 и М4, то разница остается при том что оба оружия достаточно неплохи.

Просто я видимо немного не понял сути выкладывания картинки smile
 
LampergДата: Понедельник, 02.09.2013, 01:10 | Сообщение # 27
Демон теней
Сообщений: 243
« 67 »
Цитата (Василий_Петренко)
Перед Поттером лежала немецкая безгильзовая винтовка Г11-курц, укороченная версия войсковой Г11К2.

Обожаю эту малышку!!!
Цитата (Василий_Петренко)
Людвиг это не Людвиг. То бишь, попаданец был в наследника рода фон Готов в Германию середины двадцатых. Тот наследник сдох от магической лихорадки, и как только его душа была отделена от тела, в оную запихнули попаданца. Это было в возрасте года-двух, где-то. Попаданец канон знал. Фики знал... Ну и историей ВМВ увлекался, оттого ВМВ то и пошла по совсем другому сценарию. Остальное раскроется в дальнейшем.

Кстати, почти сразу догадался...

Автор, фанфик просто великолепен! А уж стильные техно-магические протезы, дающие +50 всем статам... Прямо Deus Ex - Potter Evolution. Добавить бы еще выдвижные клинки на самый крайний случай... Эх!
 
ХеорДата: Понедельник, 02.09.2013, 01:29 | Сообщение # 28
Химера
Сообщений: 493
« 68 »
Весьма неплохо.


 
Anime-MorteДата: Понедельник, 02.09.2013, 03:35 | Сообщение # 29
Демон теней
Сообщений: 288
« 8 »
Автор, начало положено, надо бы продолжить.


Я шепну себе только "Ура".
Промолвив всего лишь "Вперёд".
И когда наступила пора, я сказал:
"До свиданья, народ".
Я не думал, какой я боец.
Я не ведал, какой я солдат.
Но я чувствовал скорый конец,
Сделав первый свой шаг.
И это не песня,
Это не подвиг.
Это лишь десять шагов,
по недолгой весне. Это не радость, это не тайна, это первые десять шагов.
К скорой победе и смерти...
 
falatrimДата: Понедельник, 02.09.2013, 10:33 | Сообщение # 30
Высший друид
Сообщений: 852
« 63 »
Интересно - а как же пошла история Втрой Мировой?
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Гарри Поттер - Железом и Кровью (ГП/ФД, попаданцы, сильное АУ)
  • Страница 1 из 8
  • 1
  • 2
  • 3
  • 7
  • 8
  • »
Поиск: