Армия Запретного леса

Среда, 30.09.2020, 00:07
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Дневник (от 02.10.13) (AU/Humor/Drama)
Дневник (от 02.10.13)
CupuycДата: Пятница, 20.09.2013, 09:26 | Сообщение # 61
Снайпер
Сообщений: 100
« 5 »
kazaff, Spawn_a_4e, спасибо ) уже кстати есть следущая глава.
 
Spawn_a_4eДата: Пятница, 20.09.2013, 11:16 | Сообщение # 62
Химера
Сообщений: 413
« 32 »
Глава 9. Новый начальник Отдела Тайн

Не бечено!

«26 декабря 1992 года.

В самом начале учебного года Малфой превзошел сам себя. Я уже давно понял, что мне нужно вплотную заняться моим прекрасным другом, но времени совершенно нет.

В Министерстве что-то затевалось. Проводились ежедневные совещания, суть которых не понимал никто, кроме Милтона, который не делился информацией даже со мной. Это может свидетельствовать только о том, что у нас в отделе утечка. Причем, судя по всему, не одна. И начальник только догадывался, кто мог работать трудолюбивым дятлом, так сказать, по совместительству. Незаменимых людей много. Алекс не хотел устраивать тотальную жесткую проверку, учитывая количество первоклассных специалистов, работающих в Отделе.

В школе я находился только в первой половине дня. В категоричной форме отказался от ночного патрулирования.

Кажется, школьники начали расслабляться, без моего постоянного незримого присутствия.

Еще Василиск жалуется мне постоянно. Жалуется в основном на то, что его пытаются разбудить, а просыпаться он не слишком то и хочет. Мы не можем общаться с ним нормально, поэтому он посылает мне какие-то мысленные образы. Из этих образов я понял только одно: его пытается растолкать какая-та особа женского пола (ну или слишком волосатый мальчик), причем рыжий. Это навевает на определенные размышления.

Но об этом потом думать буду. У меня сейчас очень много дел и огромное количество проблем, в которых василиск, да и школа вообще, стоят далеко не на первом месте. Одной из таких проблем являлся Люциус, до того как...

Одним из солнечных дней он пришел проведать своего сына, до которого так и не дошел. Притащив с собой пятнадцать самых скоростных, самых новых, самых дорогих… метел. Метел! Для всей команды Слизерина по квиддичу! Да его собственный сын все лето упрашивал купить ему новую метлу «как у Поттера», на что получал категоричный отказ, а тут… Я изумленно спросил у него:

— Ты хочешь, чтобы в команде играл Драко?

— Нет, ни в коем случае! Это опасно, я не допущу, чтобы он был ловцом! Пускай вся команда сейчас испытает метлы и проверит моего сына.— Невозмутимо и совершенно серьезно ответил Люциус. Я тряхнул головой, пытаясь понять, что же он от меня хочет, но это было выше моих сил. Работу моего мозга прервал какой-то стук о стену. Это судорожно пытался размозжить себе голову малфоевский эльф Добби. Зачем он его с собой таскает?

— Так, Люциус. Что ты от меня хочешь? Чтобы Драко играл в команде или чтобы он близко не подходил к полю? – я, наивный, еще пытался в чем-то разобраться.

— Северус, он ни в коем случае не должен подходить близко к полю, но он обязан стать ловцом!

— Хозяин приказывает это не Добби? — домовик преданно посмотрел на Люциуса. Да что же здесь творится – то?

— Причем тут ты? — презрительно посмотрел на него Малфой. — Я обращаюсь к декану моего сына.

Опа, я уже даже не друг, а просто декан. Люциус, я тебе этого не прощу просто так.

— И что же вы хотите от меня, Лорд Малфой, — я даже ему слегка поклонился.

— Напишите записку своей команде, чтобы они прямо сейчас начали тренировку.

— Но, поле зарезервировано гриффиндорцами.

— Северус, ты думаешь, нас с тобой это волнует?

Я вытаращился на него и рукой позади себя попытался нащупать кресло. Только что я был всего лишь деканом его сына, а теперь снова лучший друг Северус? Я приземлил себя в кресло и попытался спокойно во всем разобраться еще раз.

— Люциус, а причем тут я?

— Ну как, ты же мой лучший друг и должен мне помочь.

— Ну, помочь – то я тебе всегда готов, это даже не обсуждается, вот только ответь мне на один вопрос: ты здоров?

— Конечно! Почему такие вопросы возникают у обычного преподавателя ко мне?

Я завтра же тобой займусь! С делами сегодня со всеми разберусь и завтра я твой! Что же с тобой такое твориться, белобрысый мой друг?

Тут мой взгляд упал на Добби, который широко улыбался, пританцовывал и показывал мне большой палец. Похоже сумасшествие — это действительно заразно. Решив во всем соглашаться с Лордом Люциусом, я нацарапал записку и отдал ее Флинту, предупредив его, чтобы команда на гриффиндорцев сильно не давила. Время действительно принадлежит им.

Кто же мог знать, что они настолько безвольные тряпки? Что, только взглянув на мою записку, гриффиндорцы быстренько уберутся с поля?

Драко тогда не мог ни вставить свой кнат в начинающийся, но так и не разгоревшийся конфликт двух сборных. Младший Малфой — еще одна моя головная боль. То ли он на отца насмотрелся, то ли — это его собственная попытка проявить инициативу, не могу понять. Но создается такое ощущение, что его мир крутится вокруг одной Грейнджер, Поттера и Уизли. С Поттером все понятно: это обычная детская зависть. С Уизли тоже. Ненависть отца передалась сыну. Но Грейнджер? Такое чувство, что на всей планете Земля родилась только одна волшебница из маггловской семьи и теперь это ужасное событие не дает ему покоя. Если он еще раз начнет мне на нее жаловаться, при мне ее оскорблять и показывать свою неприязнь я выгоню ее из школы и отправлю учиться во Францию, а ему сотру память! Ну сколько можно то уже?»

— Он что, хотел стереть мне память? – вскинулся Драко и почему-то посмотрел на своего отца.

— А ты думаешь, они этого никогда не делали? — в голосе Лонгботтома прозвучало ехидство.

— Папа?

— А почему Перси не читает?

«Драко, как ни странно, оказался удивительно талантливым ловцом. Уж не знаю, что здесь оказало большее влияние: или уроки Хуч, которая учила его летать (абсолютно неправильно) или тренировки Эвана. Еще бы он не отвлекался с поисков снитча на посторонние предметы: Грейнджер, например. В эти моменты он мне безумно Джеймса Поттера напоминает.

Насчет ввода Драко в команду в качестве ловца у нас с Минервой произошел ожидаемый скандал. Она была категорически против, а я настаивал, приводя в пример Поттера и Поттера, очень вовремя вспомнив, что оленя – Джеймса приняли в команду на втором курсе, также как и сына по специальному разрешению. В учительской просто перья летели во все стороны. Локхарт несколько раз пытался незаметно под шумок уйти, но мы пресекали все эти попытки. Наше поле боя не покинет никто без нашего на то разрешения. Минерва орала:

— Ты сейчас не о Драко больше беспокоишься, а о своем дружке Люциусе. Конечно, такой дар: новые метлы для всей команды! А на Драко вам наплевать, лишь бы потешить ваше отцовское самолюбие.

— Ты меня в чем сейчас обвиняешь? В том, что в отличие от тебя у меня есть верные и преданные друзья? Не завидуй так громко, Минерва! Ах да, как же я забыл, ты ведь гриффиндорка! У вас такого понятия как дружба нет! Есть только тупость и отвага!

— Причем здесь тупость?

— А что, принять первогодку Поттера в команду – это отвага?

— Да ты достал уже всех своим Поттером!

Я на секунду даже дар речи потерял от такого заявления.

— Ах, если вам всем уже настолько надоел Поттер, то может мы его исключим из школы, и мне глаза не будет мозолить, и вы довольны останетесь?

— Может, хватит вам ругаться? – робко попытался прервать веселье Альбус.

— Заткнись! – как иногда мы можем думать единодушно.

— В общем так. Выношу на голосование. Или Драко Малфой будет принят в команду или не будет, но в этом случае Гарри Поттера придется из команды исключить. Вы орете здесь уже в течение получаса, но никаких конструктивных идей так и не выдали. – вот кого все всегда слушались, так это Спраут. Страшная женщина, на самом деле.

Воцарившееся в учительской молчание прервал робкий стук. В приоткрывшуюся дверь заглянул староста Когтеврана:

— На третьем этаже ЧП. Всем преподавателям лучше взглянуть на это самим.

— Как давно?

— Минут двадцать.

— А где ты был раньше?

— Я боялся войти, — парнишка выразительно покосился в мою сторону.

Когда мы уже собрались выйти, на меня вдруг накатил какой-то страх, чувство голода и растерянности. Я даже не сразу понял, что это не мои чувства. Василиск! Эта рыжая, все-таки его разбудила.

Я побежал, остальные учителя едва поспевали за мной.

Коридор был залит водой. Возле подвешенной за хвост кошки Филча толпились, ну кто бы мог подумать: гриффиндорское трио. Ко мне подлетел Барон и шепотом сообщил о том, что буквально десять минут назад, эта троица присутствовала у них на вечеринке, устроенной сэром Николосом. Я сразу же передал эти сведения по цепочке.

Альбус строил из себя кретина, подходя к кошке и постукивая по ней палочкой. Ну конечно, мы же все здесь профессора маггловедения, и сразу не поняли, что она оцепенела под взглядом василиска. Лично меня больше всего смущало то, что кошку подвесили и эта надпись на стене. Повесить кошку, это явно идея какого-то школьника, тут какие-то личные счеты проглядываются. Кто эта рыжая? Убью!

Взглянув на Поттера, я вспомнил, что являюсь его негласной нянькой и начал интересоваться его самочувствием: весело ли ему было, сытно ли он покушал, и вообще, я же о нем, по мнению всех, забочусь больше, чем о своих змеях. Спасаю его, ночами не сплю, переживаю, как он там, не пропал ли без моей неустанной заботы?

А потом я внезапно вспомнил, что играть в квиддич очень опасно и попытался намекнуть об этом Минерве, связав это с несчастной кошкой:

— По-моему, господин директор, Поттер явно что-то скрывает. Накажите его, и он скажет правду. Я бы исключил его из команды Гриффиндора.

— Полноте, Северус,— МакГонагалл сразу поняла к чему я веду. Не скандалами, так прилюдным озвучиванием вставшей между нами маленькой проблемки, я добьюсь своего, — так сразу и исключить! Кошку ведь древком метлы по голове не били. И вообще, нет доказательств, что ее лишил жизни Поттер.

— Он невиновен, Северус. Пока не доказано обратное, — Альбус продолжал ломать комедию. Ну, естественно, мы этого никогда не докажем. Но Поттер должен же задуматься (вероятно, кость тоже умеет думать, наличие мозга у мальчишки я все равно ставлю под сомнение) о том, что гуляет кто-то страшный и заколдовывает кошек до такой степени, что для восстановления ее жизненных качеств понадобится Напиток Живой Смерти, причем модифицированный (хотя, для него это совершенно невыполнимая задача. Потому что это зелье с добавлением мандрагоры готовится только в двух случаях, и один из них как раз для выведения из оцепенения, вызванного взглядом василиска. Поттер же читать не умеет, а Локхарт ведь не прямым текстом назвал отгадку к ребусу Альбуса. Ну посмотрим, вдруг его озарит, к тому же у Поттера есть Грейнджер, которая каждое слово ловит с задумчивым видом).

А между тем Локхарт все больше и больше действовал нам всем на нервы, пытаясь даже меня научить варить зелья. Я напомнил ему о том, что конкретно в этой школе, именно я являюсь Мастером зелий. Он намек понял, и заткнулся. Еще бы, если он меня достанет, то причины его преждевременной смерти не выяснит никто, а скорее всего именно мне поручат расследование данного происшествия, но об этом он к счастью даже не догадывается. Крестный однажды поделился тревожными мыслями о том, что если этот придурок сильно уж начнет совать свой нос к Спраут, то школе предстоит серьезное разбирательство на тему: а куда мы собственно тело дели?

Альбус позвал нас обратно в учительскую, где вновь встал вопрос о Драко Малфое. Спустя час, мы наконец-то пришли к разумному консенсусу: Драко играет, Поттер играет, и я на месяц забываю кто такой Гарри Поттер…»

— А что, все прекрасно знали про василиска с самого начала? — воскликнул Рон Уизли.

— Уизли, даже я сразу начал догадываться, что за чудовище имеется в виду. Но когда узнал про оцепенение, то полностью был в этом уверен, — привычно растягивая слова произнес Драко.

— Но как...

— Почитай на досуге книжки. «Историю Хогвартса», например. Там ясно написано, что фамильяром Салазара Слизерина был василиск. Кого он еще мог в Тайную комнату засунуть? Дракона? Гиппогрифа? Кого? Грейнджер, от тебя-то я не ожидал — не ожидал.

— Но ведь Гермиона сама навела нас на мысль про василиска! — Пробормотал Поттер.

— Когда это я говорила вам про василиска? Я понятия не имела, что там находилось.

— Но ведь в больничном крыле мы нашли у тебя зажатый в кулаке листочек, где было написано и про василиска и подписано, что он ползает по трубам.

— И откуда мне было известно, что Тайная Комната находится в канализации? — уточнила Гермиона. В зале повисла недоуменная тишина.

— Дебилы. Мистер Уизли, читайте дальше.

«Когда мы закончили спор и уже собирались расходиться, прямо посреди комнаты передо мной появился патронус моей жены – лисица и начала взволнованно, голосом Фрай, говорить:

— Алекс убит. Никто ничего не понимает. Немедленно приезжай. Мы в Министерстве, в Холле, возле третьего лифта. Здание блокировано. Используй свою точку аппарации.

Я, совершенно не обращая ни на кого внимания, поднялся и вышел из учительской, чтобы сразу аппарировать. Я был в тот момент вне себя от бешенства. Я ее убью. Сначала. А потом разбираться буду. Это же чем нужно думать, чтобы патронуса прислать! А если бы я перед Темным Лордом сейчас стоял?! Дура! И еще в Отделе Тайн работает! Я Милтону скажу, чтобы духу ее там не было. И тут до меня дошло: Алекс убит.

Аппарировав к лифту, я увидел огромную толпу, столпившуюся в Холле. Еле протиснувшись и мельком взглянув на место преступления, я начал орать на Фрай:

— Дура! Ты что наделала?!

— Это не я! — испуганно пропищала она.

— Где группа! Где эксперты! Почему здесь эта толпа стоит! Ты понимаешь, что здесь все затоптали к Мерлиновой матери! Если это подозреваемые, то почему они еще не в Азкабане?!

— Ты почему на меня кричишь? — сквозь слезы прошептала она. — Почему я должна была за все это отвечать?

— А кто? Я что ли?! Ты меня здесь давно наблюдаешь?!

Она разревелась, но начала хотя бы соображать. Я потом перед тобой извинюсь, девочка моя, а пока ты мне нужна собранной и работоспособной.

Фрай, быстро взяв себя в руки, начала вызывать группы последовательно, начиная с криминалистов. Я огляделся. Вокруг меня образовалось много свободного пространства. Люди, составляющие толпу, подозрительно на меня смотрели и перешептывались. Один волшебник в зеленой мантии, пристально уставившись на меня, прямо спросил:

— Ты кто такой? Почему нас здесь держат?

Я опешил. Кто не знает Северуса Снейпа? Потом до меня дошло. Любая иллюзия при входе в Министерство спадает. Техника Безопасности, чтоб ее.

— Тобиас Фолт. Заместитель начальника Отдела Тайн. И получается временно исполняющий его обязанности. А кто ты такой?

Организм испуганно просочился в толпу и сделался невидимым. Проводив его тяжелым взглядом, я, наконец, решился подойти к лифту и детально рассмотреть, что произошло на самом деле. Подойдя поближе, я остановился. Сердце словно сжало невидимой рукой. Алекс. Как же так? Несколько секунд я колебался, затем, пересилив себе, опустился рядом с телом на колени. Мне хватило пары секунд, чтобы понять — Сектумсемпра.

О данном заклинании знает очень небольшой круг лиц, следовательно, исполнителя найти будет не так чтобы очень сложно. Вряд ли он и является заказчиком. Чтобы покуситься на начальника Отдела Тайн нужно отдавать приказ с пятого этажа Святого Мунго, а мои старые знакомые вроде там не прописаны.

Тут вариант напрашивается только один: что-то не поделить с другой такой же организацией за пределами Великобритании. Милтон — Милтон, что же ты с русским ФСБ не поделил (только там настолько отмороженные и уверенные в своих силах умелые и опытные ликвидаторы, к которым ни за что и никогда не подобраться. Мы даже не узнаем, кто это был. Я могу только о таких кадрах мечтать).

Алекс всегда делал ставку на ученых, и я так и не смог его переубедить, что нужно привлекать силовиков. Но, это все лирика. С представителем русской разведки я никогда не смогу встретиться. Если этот вариант единственный, то дело можно закрывать и оформлять как несчастный случай. Ехал человек в лифте, никого не трогал и упал на свой собственный полуторник, который зачем-то таскал с собой, раз пятнадцать. С кем не бывает.

Пару минут я сидел у тела своего начальника, ставшего уже давно близким другом. Затем решительно поднялся. Рано раскисать. Оплакать Алекса можно позже в одиночестве, чтобы никто не смог вмешаться в этот интимный процесс, а сейчас нужно работать.

Я зашел в лифт. И сразу же увидел, что Милтон в кабине был ни один. В дальнем углу лежало тело невысокого щуплого молодого человека в желто-черной мантии. Наверное, клерк из Отдела Бэгмана. Этот-то точно никому не нужен. Попал парень под раздачу. Увидев, что руках у обоих находились какие-то папки, я решил их забрать. Мало ли. И где носит этих криминалистов?!

Наконец, дождавшись группу, я спустился в свой кабинет, чтобы посмотреть бумаги Милтона.

Папку клерка я отбросил в сторону. Там абсолютно ничего интересного для меня не было. Какие-то данные по командам внутреннего чемпионата по квиддичу. Какие-то цифры. Я даже не стал во всем этом разбираться.

А вот в бумагах Милтона оказались списки всех сотрудников нашего Отдела. Возле некоторых фамилий стояли вопросы. Видно, что, до последнего, Алекс хотел выявить дятла. Возле моего имени вопроса не было, как и возле имени — Рубеус Хагрид.

Когда я увидел это, я охренел. Наверное, я находился в прострации очень долго. Нужно с этим шпионом невидимого фронта поговорить по душам, как начальник с подчиненным. Необходимо только придумать способ воздействия на него, а то включит опять деревенского дурачка, и уйду я из хижины ни с чем. Я думаю, нож возле горла… Клыка…»

— Козел! Урод! Сволочь! — начал орать Драко, — мою собаку!

— Мистер Малфой успокойтесь, собака ведь цела? Перси, читай.

«подойдет.

Всего было выделено шесть фамилий: Аддерли, Гилберт, Хиггинз, Фаррел, Макензи, Сондер. Довести до конца это дело стало не просто необходимо, это – дело чести.

Аддерли можно смело вычеркивать. Этот гениальный молодой человек работает под моим началом. Именно он разобрался в том зелье, которое изготовил Невилл. Химик и зельевар. Он удачно работает как с маггловскими элементами, так и с обычным магическими. Делает различные их комбинации, превращая зелья во что-то необыкновенное. Мне не хватает времени поработать с ним в паре. Мальчик часто увлекается и плохо воспринимает критику.

Гилберт и Хиггинз. Что я о них знаю? В общем мало. Оба работаю в Службе Безопасности. У обоих есть неограниченный доступ ко всем объектам в Министерстве. Опасные типы. И абсолютно отмороженные. Можно смело убирать вопросы. Они. Почему Милтон не посоветовался со мной?

Фаррел. Отвечает за зал с пророчествами. На мой взгляд, эти пророчества вообще никому не нужны. Ничего не могу сказать.

Макензи. Это вообще кто?

Сондер. Мой любимый шпион в Отделе Тайн. Шпион от Французского Легиона куратором которого является Эван Роше. В Легионе, как оказалось, есть магическое подразделение. Эван его курирует, так как знаком с волшебниками посредством брата. Он слезно просил нас с Милтоном не трогать мальчика — пусть шпионит. Правда, слезы были сквозь смех, но все же. Зачем Алекс поставил вопрос? Скорее всего, он просто забыл про него.

Мои размышления прервал вежливый стук в дверь. Затем, не дожидаясь ответа, посетитель вошел в кабинет. Подняв воспаленные красные глаза, я узнал в вошедшем русского резидента, курирующего магическую часть Великобритании.

— Я думаю, представляться смысла нет. Мы все друг друга знаем. Разрешите? — вошедший показал рукой на свободный стул. Я кивнул и стал откровенно разглядывать его: чем-то он был похож на Милтона. Невысокого роста, коренастый, светлые волосы и серые глаза. Абсолютно не запоминающееся лицо. Человек без возраста, каким был Алекс. Ему могло быть и пятьдесят, а могло быть и сто пятьдесят лет. Выглядел он на сорок.

— Приношу свои соболезнования вашему Отделу и вам лично от нашего. Нелегко терять лучших друзей. Скажу прямо: это не мы. В геополитической ситуации сложившейся на сегодняшний момент, смена руководства вашего Отдела нам не выгодна. Даже, несмотря на разногласия, которые у нас недавно возникли с мистером Милтоном.

— Почему вы мне об этом сообщаете? — спросил я и продолжил на него смотреть. Прочитать я его не мог. Железобетонный блок. Еще говорят Фолты самые сильные менталисты. Ну-ну.

— Считайте, что это моя личная инициатива. Мне не хотелось бы, чтобы вы пошли по ложному следу. У вас прекрасные аналитические способности, но вы слишком молоды и можете удариться в крайности. На вашем месте, я бы, прежде всего задумался о том, кому вы так сильно мешаете.

— Что вы имеете в виду? – я даже не старался сдерживать удивление.

— Ну, подумайте сами. Ваше заклинание – практически ваша визитная карточка. Заклинание, выпущенное в вашего начальника. О том, что вы друзья известно незначительному кругу лиц. Молодой амбициозный зам захотел сесть в более удобное кресло. Вроде все очевидно, не находите.

Я задумался. Даже не над тем, что я мог стать причиной гибели близкого мне человека, а то, что я абсолютный дурак. Такая мысль мне не пришла в голову. А она самая очевидная. И даже не смотря на то, что на момент гибели Алекса у меня железное алиби. Я заботился о Поттере, ну или проявлял отцовски чувства к Драко. Он прав, я действую слишком импульсивно. Значит, мотивов может быть миллион. Да даже сюда можно включить версию, что какой-то ревнивый муж застукал Алекса со своей любимой женой и прибил его в порыве чувств на работе, совершенно не подозревая, кто он есть на самом деле. Беда. Я устало закрыл глаза.

— Вам предстоит многое передумать, многое переоценить. Не скрою, многому научиться. Но, что-то мне подсказывает, что у вас впереди большое будущее, а я, как правило, привык доверять подобным ощущениям. А теперь позвольте откланяться. Я надеюсь, что наша следующая встреча состоится по менее печальному поводу. — Он похлопал меня по плечу и вышел, неслышно закрыв дверь.

Я стукнул кулаком по крышке стола. Облокотившись на стол, я прижал ладони к лицу. Какие потрясения меня ждут? Как много людей, вещей и нюансов я не знаю? К такому я не был готов. Я не готов отвечать за Отдел, не готов отвечать, по сути, за всю страну. Мерлин, что же мне делать? Алекс, почему ты не готовил меня? Почему…

Прямо из Министерства я аппарировал в Хогвартс. Ночевать остался там же. Просто абсолютно не мог ни на чем сосредоточится. Но, я смог закончить хотя бы одно дело. Я смог поговорить с Хагридом.»

— А почему Хагрид не присутствует на процессе?

— Так кто же знал? – сквозь зубы проговорил Кингсли.

Его прервал вежливый стук в дверь и на пороге появился высокий темноволосый молодой человек, одетый полностью в кожу. Худощавый, однако, через его кожаную одежду был ясно виден рельеф его мышц. Кингсли уставился на него как на приведение и заорал:

— Ты же умер!

Вошедший поднял на него свои светлые, практически прозрачные глаза.

— Да? Не заметил. Люциус, потрогай? — и незнакомец подошел к Малфою.

— Фу-фу-фу. Не прикасайся ко мне, извращенец. Ты где раньше был?

— Я, между прочим, забочусь о лучшем друге, в отличие от некоторых, — черноволосый криво усмехнулся.

— Каким образом? Колыбельные поешь на ночь?

— Он без сознания. Осуществляю его охрану, олух. Подвинься!

— Между прочим, это входит в твои обязанности, — ворча, начал пододвигаться ближе к Поттеру Люциус Малфой. Незнакомец сел и приобнял Малфоя за плечи.

— Мой друг, в мои обязанности много чего входит и за многое мне не платят, я выполняю это от чистого сердца и исключительно из-за любви к Северусу.

— Я всегда подозревал, что между вами не только дружеские отношения.

— Люциус, мой любимый павлин, ты всегда был вне конкуренции. Я даже немножко к тебе ревную, противный.

— Тьфу, — Малфой сплюнув в сторону Поттера, — вечно ты опошлишь наши светлые отношения с Северусом.

— О ваших светлых и теплых отношениях в девяносто пятом году в нашем Отделе до сих пор ходят легенды. Постоянно почему-то выпадала честь расхлебывать плоды вашей дружбы именно мне. Похоже, кроме имя – Рейнард, Северус никакого другого вспомнить не мог. А я, между прочим, всегда присоединиться к вам хотел.

— Ну почему же. Мы еще имя Руквуд периодически вспоминали, — в голос заржали они. Все удивились, когда к их гоготу присоединился смех Невилла. — И вообще не прибедняйся, пару раз ты был замечен в нашей сомнительной компании.

— Мы вам не мешаем? — деликатно подал голос Альбус.

— Нет-нет, — сквозь смех произнес тот, кого, вроде бы, звали Рейнард.

— Так вы же тот самый Ма…— тыкала в незнакомца пальцем побледневшая Грейнджер.

— Рыжий, ты там читал что-то? Так читай, я тоже послушаю.



ЗАДНИЦА — многофункциональная часть тела. Кроме основного предназначения, ей думают, ей же чувствуют, через нее принимают решения и выполняется большинство работ, на нее ищут приключения, а когда найдут, в ней же и сидят!
 
Spawn_a_4eДата: Воскресенье, 22.09.2013, 23:37 | Сообщение # 63
Химера
Сообщений: 413
« 32 »
Глава 10. Рубеус Хагрид

Не бечено.

«Аппарировав на опушку Запретного Леса, я сразу же пошел к Хагриду. Войдя в хижину, я с порога бросил:

— Милтон убит. — На его лице отразилось все, что он за это время (буквально несколько секунд) передумал. От растерянности до практически неуправляемого бешенства, а затем в течение следующих нескольких секунд его физиономия вновь приняла выражение простодушного лесничего Хагрида.

— Профессор Снейп, я не понимаю о чем вы говорите. — Если бы я не видел список, то я практически бы ему поверил.

— Хагрид, давай не будем здесь ломать комедию, — и я положил перед ним пергамент. Он развернул его и быстро пробежал глазами.

— И?

— Теперь, судя по всему, я твой непосредственный начальник и я хочу услышать историю про то, как ты во все это ввязался и почему я про тебя никогда не знал?

Хагрид встал, подошел к окну, видимо, обдумывая все, что сказано было ему и то, что он должен был сказать. Повернувшись ко мне, он посмотрел на меня. Его взгляд был серьезный, жесткий, даже тени наивности в этом взгляде не было, затем он проговорил:

— Что-то Алекс Милтон никогда не говорил про то, что его заместителем является Северус Снейп.

— Его заместителем, Хагрид, являлся Тобиас Фолт. Это-то имя ты слышал?

— Почему я должен тебе верить?

Я подошел к зеркалу, чтобы снять иллюзию и обнаружил, что стою без нее. Мда. Посмотрев на лесничего, затем обратно в зеркало, я усмехнулся:

— Наверное, поэтому. Ты вообще как меня узнал?

— Мда, сглупил я, — он усмехнулся. — Слишком уж информацию, сбивающую с ног, ты на меня вывалил прямо с порога. Как это произошло?

— Я не знаю. Сектумсемпра. Я пока ни в чем не разобрался, и не знаю с чего начать, и что делать. Мне нужно кому-то доверять, Хагрид. И я хочу начать с тебя. Расскажи мне про себя.

— Что ты хочешь знать?

— Все. Начни с того, как ты вообще познакомился с Милтоном и как долго ты с ним работаешь?

— Да, практически, всю жизнь. После того, как меня, после науськивания Риддла, списали и сломали палочку, я чуть в петлю не полез. Ты вообще представляешь, что это такое: волшебнику лишиться волшебной палочки? Хотя, кого я спрашиваю? Тебе палочка вообще не нужна. Единственный, кто может меня понять – это Малфой. Это страшно, когда ты просыпаешь в одно прекрасное утро и понимаешь, что ты чего-то лишился.

— Причем здесь Малфой? – удивился я. Похоже, в последнее время куда не плюнь, в любом деле так или иначе будет упоминаться Люциус.

— Еще лучшим другом называешься. Ничего не знаешь. А это, между прочим, великое горе. Мне-то ладно, повезло. А вот ему. Может быть, поэтому он с ума сейчас сходит.

— Можно с этого места поподробнее?

— Конечно можно. Тем более эту информацию я сам лично для Алекса собирал. Ты когда-нибудь задумывался о том, почему Люциус так ненавидит конкретно нескольких Уизли?

— Ну, предатели крови, с магглами яшкаются.

— Ха-ха. Да, шеф, тебе еще учиться и учиться. Это так, сказочка для помешанных на чистоте крови, типа Лестрейнджей. А Люциусу на магглов плевать с Астрономической башни. У него, кажется, с магглами общий бизнес есть, то ли в Бельгии, то ли в Германии, где все его считают добропорядочным бюргером. В общем, зная, что ты своей родословной никогда не увлекался, я тебя немножко просвещу, не только в том, что касается твоей линии, но и общие понятия дам. Ты прямой потомок, с тобой все ясно. А вот Малфои, по мужской линии, однажды умудрились заполучить мальчика из рода Фолтов, одного из младших сыновей, и настояли, чтобы он взял фамилию Малфоев. Вместе с мальчиком в род пришел и ваш Семейный Дар ментальной магии, который начал проявляться уже в следующем поколении. Жили Малфои и тихо радовались своему Дару, особо его не афишируя. Но однажды, некто Артур Уизли полюбил Молли Пруэтт, являющуюся очень близкой его родственницей, и все бы ничего, но эти двое решили пожениться. Чтобы не кричали чистокровные волшебники о чистоте крови — настолько близкородственные браки не приветствуются даже в их среде. Каким боком это затронуло Малфоев? Молли Пруэтт фактически была кузиной Люциуса и даже частично обладала Даром на интуитивном уровне. Вспомним об одном из самых главных законов магии крови: если что-то откуда-то взялось, значит что-то откуда-то должно уйти. Однажды утром шестнадцатилетний Малфой проснулся в Хогвартсе и сразу понял, что чего-то не хватает. Дар ушел. Остались только наработанные им навыки, но это практически ничто. Это все равно, что глухому рассказывать о том, как прекрасна опера, или слепому рассказывать о восходе солнца. И тогда же пришла весть о том, что у молодой четы Уизли родился первый сынишка: Уильям Уизли. Собственно про Малфоя разговор можно заканчивать: весь Дар Люциуса трансформировался во что-то другое и перешел к Биллу. Я в этом совершенно не разбираюсь. Милтон как-то сказал, что к мальчишке нужно присмотреться, ведь он является одним из немногих по настоящему сильных волшебников Британии. Я очень люблю эту семью, но и Люциуса твоего я могу понять как никто. Если он еще раз захочет побить Артура – не останавливай его. Он в своем праве. Еще лет сто назад и за меньшее убивали. Причем жестоко, вырезая целые Рода. А за то, что он просто на них орет – нужно ему кланяться в ножки. Да только за то, что он Билла к гоблинам работать устроил… — Хагрид махнул рукой, — вот понимаешь, Милтон не смог договориться с гоблинами, а ему хватило всего пары минут, чтобы это сделать. Достойнейший человек. Больше всех его уважаю. А то, что с маленьким ругаюсь постоянно — не беда, мы же сами ругаемся сами же и миримся…»

— Люциус, ты же сам до этого дошел? — прервал Перси Рейнард.

— Да, сам. — Огрызнулся Малфой.

— А тебе точно не Хагрид это рассказал? — с сомнение произнес незнакомец.

— Нет! Книжки умные читал!

— Люциус, друг мой, ты умеешь читать?

— Представь себе, умею! — практически закричал Малфой.

— А долго читал? — сузив глаза, спросил Рейнард.

— Два года!

— С Азбуки, поди, начал? — уточнил собеседник.

— Рейнард! Люциус! Заткнитесь уже! – слегка повысила голос Эйлин, — иначе, я вас прибью обоих!

— Мадам, я затыкаюсь. И если из моих уст донесется хоть одно слово, вы можете убить меня своими прекрасными руками прямо вот сюда, — и этот шут показал рукой в область сердца.

— Цыц! Перси, детка, читай дальше.

« — Что ты такого ужасного сделал Лорду? Он ведь так настойчиво пытался тебя выгнать из школы, что даже на убийство решился в пределах Хогвартса, чтобы тебя подставить. — я неспешно прихлебывал заваренный Хагридом чай.

— Да ерунда получилась. Я с детства зверье люблю, и оно мне взаимностью отвечает. Я его познакомить решил тогда с парочкой милейших созданий. Помнишь, что твоя мантикора сделала с Квирреллом? Так это, наверно, гены. Ее бабка то же самое сделала с Томом. Еле оттащил кошку тогда. Вот вспоминаю их и думаю: дура Лили была. В морду бы кинулась ему и все. Проверено дважды. Столбняк на полчаса гарантирован. И тебе бы времени хватило спасти ее, и заморочек бы с Гарри этих не было. Эх. Да не важно все это уже. Так вот. Оттащил я мантикору от Риддла, а тут гиппогриф решил на огонек заглянуть. Том – то наш нервный какой-то оказался, заорал зачем-то на него и получил копытом в глаз. Вот и обиделся немножко. С кем не бывает.

Я, посмеиваясь, решил все-таки поговорить о деле. Но краем сознания все-таки зацепил, что Лорду-то достается всегда от всех. Бедный.

— Так вот, выгнали меня из школы и палочку сломали. Побродил я по Косому переулку, прощаясь, и понял, что жить так не смогу. Решил с собой покончить. Тут меня Алекс и нашел. Накричал, отчитал и сказал, что я ему нужен. Две недели, мол, меня уже ищет, столько своего драгоценного времени потратил. Палочку дал, на работу устроил, с Дамблдором договорился, чтобы я жить здесь остался…

— Палочку? — удивленно спросил я. Интересно, есть хоть что-то, что я знаю? Начальник Отдела Тайн, блять.

— Палочку. Да вот она. Шестнадцать дюймов, осина, сердечная жила дракона. — И он показал на свой розовый зонтик. Вот всю жизнь думал, что там обломки старой, а оно вон как оказалось. Тут только до меня дошло, что обломком палочки даже простейшее волшебство сделать невозможно. Здравствуйте, меня зовут Северус и я дебил. — В общем-то, и все.

— Как все? Как и кем ты работал? Какие у тебя были обязанности?

— Ну. На мне была связь шефа с Ночниками.

— А подробнее можно? Прости мою тупость, то, что я дебилом являюсь, я уже понял. Кто такие Ночники?

— Старое название. Как тебе объяснить? Воры, убийцы, шлюхи. Государство в государстве. Засыпает город — просыпаются они. В нашем магическом мире они называют себя на старый манер — Гильдиями. Гильдия воров. Гильдия Убийц и так далее. С Главарями этих самых Гильдий я и держу связь. Недавно, в Гильдии убийц произошла смена руководства. Давно пора, а то эта свора от обычных бандитов уже перестала отличаться. Вот только с новым главарем никак договориться не удается. Говорит, вы своими делами занимаетесь, я своими. Может, ты с ним встретиться попробуешь? Он с тобой на контакт охотнее пойдет.

— С чего ты взял? Я с преступным миром вообще никогда не общался.

— Дружок там твой сейчас всем заправляет.

— Люциус что ли? — я аж поперхнулся. От этого белобрысого всего можно ожидать.

— Причем здесь Люциус? Рейнард Мальсибер, помнишь такого?

— Кхм, а что Мальсибер-то там забыл?

— Вот уж не знаю. Но два месяца уже тихо.

— Ладно, пойду я. Поздно уже. Завтра мне, по всей видимости, еще предстоит нелегкий разговор с Мальсибером. Хагрид, — я огляделся, — а где Клык?

— Не дави на больную мозоль, Северус. Его буквально часа за три до твоего прихода Люциус Малфой забрал. Я еле Драко успокоил. Он до сих пор считает, что я Клыка на шашлыки пустил. Вытирая на ходу сопли, он побежал отцу жаловаться. Обещал сотворить со мной что-то страшное.

— А зачем Люциус его забрал?

— А я откуда знаю? — пожал плечами Хагрид.

Я развернулся, мысленно пообещав себе все-таки заняться Малфоем. Когда я уже подходил к двери меня остановил Хагрид.

— Иллюзию-то на мордашку нацепи. И, Северус, найди мне этих ублюдков.

Я кивнул:

— Обещаю.

Я вышел, надев иллюзию…»

— А что это у нас тут все притихли? — обвел взглядом аудиторию Мальсибер. Он повернулся в сторону Грейнджер и сделав из пальцев козу, наклонился к Гермионе. — Ой, а кто это у нас здесь такой хорошенький сидит. У-тю-тю-тю-тю.

— Рейнард! Я же предупреждала. Явился без приглашения, так веди себя прилично!

— Молчу-молчу, мадам. Мое сердце принадлежит только Вам, вы же знаете об этом, — послал воздушный поцелуй главный палач Лорда и страшилка для маленьких детей в сторону Эйлин.

— Перси, не обращай на этого клоуна внимания, читай дальше.

«Проснулся я с дикой головной болью. И то, что я проснулся в Хогвартсе, быстро напомнило мне, что все случившееся вчера — не кошмарный сон. В каком-то сумбуре я отвел занятия, мысленно находясь в Министерстве. Первый раз в жизни я не мог сложить два и два. Кому это понадобилось? Для чего? Мою Сектумсемпру знали немногие. Мальсибер входил в их число. Значит, придется все-таки навестить старого знакомого сегодня вечером.

Весь остаток дня, я провел в Отделе, зарывшись с головой в бумаги Милтона. Ничего такого, что могло привести к его убийству, я найти пока не мог.

Единственное за что можно было убить – это за разработку плана по ликвидации группы, занимающейся нелегальным ввозом на территорию Британии крови дракона и других нелегальных ингредиентов, находящимися под запретом на свободную продажу. Маловероятно, но проверить стоит. В деле единственным свидетелем, практически выкинутым из Гильдии Воров, а вот не нужно было дятлом подрабатывать у Милтона, был Наземникус Флэтчер. Вызвав Хагрида, я попросил его притащить эту птичку ко мне в кабинет, пока я буду беседовать с новым главой Гильдии Убийц, предварительно узнав, где его можно, собственно, найти. Была, правда, мыслишка заявиться к нему в поместье, но я думаю, он этого не оценит. Возиться с его первоклассной защитой ни сил нет, ни времени.

Хагрид сказал, что можно связаться с Мальсибером через Тома — владельца «Дырявого Котла». Только нужно обязательно предупредить, что я новый начальник Отдела и очень раздосадован гибелью предыдущего.

Том меня выслушал, проводил в один из номеров на втором этаже и попросил подождать. Я ждал недолго. На исходе седьмой минуты дверь отворилась, и компанию мне составил, сразу же севший напротив меня, Мальсибер. Абсолютно не изменившийся за прошедшие двенадцать лет после нашей последней встречи.

— Какая встреча. Мой любимый малыш Северус и уже начальник. — Нет, он точно никак не изменился.

— Рейнард, не могу сказать, что я рад тебя видеть в данной ситуации. Ничего не хочешь мне сказать? — я выразительно на него посмотрел и понял, что мой взгляд на него не действует абсолютно. Ладно, меняем тактику.

— А должен? – он вплотную приблизился ко мне и внимательно меня разглядывал.

— Я вижу, вы с Эйвери стали лучшими друзьями? Что он, наконец, перестал дрочить на мой светлый образ? — с улыбкой поинтересовался я, прекрасно зная, что Мальсибер — гомофоб каких еще поискать, — Что Эйвери все-таки нашел мне замену и мне стоит начинать ревновать?

Он резко отшатнулся, скорчив презрительную гримасу:

— Ну вот что ты за человек, вечно все испортишь!

— Я? Начальник Отдела Тайн, а вот моего предшественника убили моей же Сектумсемпрой. Ты понимаешь, что это не дело? Теперь все будут думать, что я позарился на эту совершенно ненужную мне должность. Поэтому мне, позарез, нужно найти кого-нибудь виноватого.

Рейнард задумчиво посмотрел на меня, я вздрогнул. В его глазах не было даже искры того напускного веселья, которое он так старательно изображал передо мной, в них была какая-то тоска, которая боролась с пустотой. Он потер переносицу сложенными пальцами обоих рук и произнес:

— Да, заказ был. Но, поверь, я пока еще в своем уме, чтобы брать заказ на начальника Отдела Тайн. Имя жертвы я не могу тебе сказать, профессиональная этика, знаешь ли, ничего личного. Но если я сдам тебе исполнителя, ты от меня отстанешь?

— Так просто возьмешь и сдашь?

— А он мне никогда не нравился, да и ты от него по туалетам прятался. Тем более зачистка планируется в последнее время, слишком много дерьма безголового осталось от предыдущего руководства. Да и его я в живых оставлять не планировал. Такие оплошности не прощаются. Ты согласен?

— Имя, — хотя я уже, похоже, догадался.

— Северус, не разочаровывай меня. Неужели ты забыл про своего любимого Эйвери?

— Нет, не забыл. – Я на минуту задумался. Об Алексе мы будем скорбеть еще долго, но наше дело не должно развалиться из-за тупой жажды мести. – Я тебя понял, я принял твои условия, но Эйвери не трогай. Он должен остаться в живых, что бы ни произошло, ты понял меня?

— Будет выполнено, господин начальник. Но я не понимаю — зачем? Что, старая любовь не угасает? — улыбнувшись, произнес глава Гильдии.

— Ты абсолютно прав. Если он грамотно попросит у меня прощения, я даже прощу ему тебя. – Он вновь отшатнулся. — Хотя, ты намного симпатичнее. Как ты смотришь на то, чтобы кинуть Эйвери?

— Но вот сказал бы, что я тебе надоел, я бы сразу ушел, — он поднялся и пошел к дверям, — я все-таки надеюсь на то, что мы будем видеться.

— Эйвери должен жить. И будь уверен, мы с тобой обязательно встретимся.

Мальсибер кивнул, и выходя, помахал мне рукой. Я не удержался и послал ему вслед воздушный поцелуй. Его аж передернуло, и он быстро вылетел за дверь.

Как же тяжело. А ведь этого человека я знаю. Что же будет с остальными. Беда. Как же хорошо все-таки Лорду. Пара Круцио и никаких проблем.»

— Рей, ты как вообще к убийцам попал?

— Мне иногда кушать хотелось, это ты у нас добропорядочным бюргером прикинуться можешь, а я кроме как убивать ничего особо не умел.

— А почему ко мне не пришел?

— А чем бы я у тебя занимался?

— Да тем же самым. Думаешь, я тебе занятия не нашел бы?

— Не-не-не, я тебя боюсь. Я вообще мало кого боюсь, человек пять не больше, причем Темный Лорд в этот список не входит. А вот ты этот список возглавляешь. И заметь, остальных я больше уважаю, чем боюсь. Для меня больший страх – это вызвать их разочарование во мне. А вот тебя я реально боюсь. Мимоходом наложишь Империус, по — привычке не иначе, как на Фаджа тогда, а что, стоит человек рядом – почему бы Империус не наложить, самое главное сдохнуть не позволишь, ты же у нас добрый. Псих ненормальный!

— Я не понимаю смысла твоих претензий.

— Каких? То, что ты псих – понял даже Лорд, когда ты вскочил с колен перед только что возродившимся и от этого находящимся не в лучшем расположении духа Лордом, зачем-то сорвал маску, видимо чтобы Поттер тобой полюбовался, и начал на Лорда орать. Он тогда так охренел, что ничего тебе не сделал, зато на Макнейре, который стоял за тобой неплохо отыгрался.

— Так, а ты откуда это знаешь? Тебя ведь на кладбище тогда не было?

— А ты думаешь, что мы тебя туда без прослушки и визуального наблюдения отпустим? Скажу тебе — зрелище было незабываемым. А что вас, козлов, так ко мне тянуло в Круге? Ваше место было не рядом со мной! Я что для вас лучиком света в этом темном царстве был? Выбрали себе ориентир и ползли к нему, целенаправленно. Да даже Северус никогда не позволял себе вести себя так, как ты перед Лордом!

— Да он просто не мог подняться на ноги, скорее всего, земное притяжение не позволяло, — снова встрял Невилл.

— Мистер Малфой, а когда это вы на Корнелиуса Фаджа Империус наложили? – голос Кингсли просто сочился ядом.

— Да не помню я! И как перед Лордом вскакивал, кстати, тоже, Уизли вы почему не читаете?

«К концу октября, я походил на зомби. Иногда даже иллюзию забывал набрасывать в школе, но, похоже, никто разницы не замечал.

Я теперь знал подноготную всех сотрудников Министерства, начиная с Министра и заканчивая последней поломойкой.

Я ни на дюйм не приблизился к разгадке. С какой стороны не посмотри, убийство в Министерстве было невыгодно никому. Перспектива оказаться под таким пристальным наблюдением Отдела Тайн, не улучшало сон и аппетит у людей.

Наш разговор с Флэтчером больше походил на цирк. Состоялся он в тот же день, когда я вернулся со встречи с Мальсибером.

Я вошел в свой кабинет, и увидел скорчившегося на стуле человечка. Стоявший рядом Хагрид, выглядел на его фоне еще более устрашающим.

— Хагрид, кто это? – моим голосом можно было заморозить небольшое озеро.

— Наземникус Флэтчер, доставлен по вашему приказу, — никогда бы не подумал, что Хагрид может говорить настолько равнодушно.

— А почему еще живой?

— Команды мочить не было, — голос Хагрида оставался лишенным любых эмоций.

— Вы чего это? Это как же? Хагрид, скажи ему! Я же, я же…я в Ордене Феникса вместе с тобой состою, Хагрид, ну скажи ему! За меня сам Альбус Дамблдор может поручиться! – человечек тараторил, еще больше вжимаясь в стул, смотрел он только на меня и в его глазах плескался ужас.

Я прошел по кабинету, сел за свой стол. Ага, давай меня Альбусом пугай, придурок.

— Что ты знаешь об убийстве Алекса Милтона?

— Ничего, клянусь. Заказ был, но не на Милтона! Новый глава Гильдии, когда узнал кого завалили, орал и обещал всех своих вырезать, причем собственноручно и махал при этом вот такенным ножом, — Наземникус развел руки в стороны, видимо, показывая каким именно ножом Мальсибер грозил лишить жизни своих подчиненных.

— И что, никого не убил? – любопытство пересилило профессионализм.

— Ну почему не убил? Убил парочку, — мне показалось, или Флэтчер даже оскорбился, что я так плохо подумал о новом главе Гильдии, — но они совсем отмороженные были.

Он что его защищает?

— А почему ножом? У него что, палочка была вне пределов досягаемости?

— Почему? Палочка в левой руке была, нож в правой. Наверное он правша, неудобно было ему левой рукой правосудие вершить. – Это как же нужно было вывести из себя Мальсибера, чтобы он принялся ножом махать, забыв, что он маг, причем один из самых чистокровных.

Я хочу Мальсибера…»

— Я всегда знал, что он гей! Причем ненормальный, его возбудила моя жестокость! Извращенец!

«назначить главой моей внутренней службы безопасности. И не важно, что пока в Отделе такой службы нет. Заполучу Рейнарда, создадим службу…»

— Уизли, вот вечно вы все портите. Что за семейство такое? Я только-только начал о Северусе плохо думать.

«— Что еще? Все, что ты мне сейчас сказал, неактуально. Об этом мне поведал сам глава Гильдии.

— Но он же клялся, что никогда не будет иметь никаких дел с Отделом.

— Для меня он сделал исключение. Кого именно заказали Гильдии?

— Я не знаю! Правда, не знаю, Хагрид, ну скажи ему. Известно только, что это точно сотрудник Министерства. Ходят слухи, что это Уизли.

— Причем здесь Уизли?

— Личные мотивы. Практически все гильдийцы бывшие Пожиратели. А Глава вообще из Ближнего Круга.

Единственный у кого были личные мотивы поквитаться с рыжим – Люциус Малфой. Он что нанял Мальсибера, чтобы тот убил Артура Уизли? Я уже ни в чем не уверен. Захотелось побиться головой об стол и пожелать, чтобы этот бред, вдруг, стал правдой — ведь это так просто.

— Свободен, — я кивнул Хагриду и он уволок этого воришку.

Посмотрев на часы, я ужаснулся: было уже около трех ночи. В глаза, словно песок насыпали. Я полноценно не спал уже несколько дней. Решив на сегодня закругляться, я встал из-за стола. Вдруг мой взгляд упал на папку того самого клерка, которую я в первый день отбросил в сторону. Я решил внимательно изучить ее. Все равно никаких идей и зацепок больше не было. Взяв папку, я поднялся в холл, чтобы аппарировать в Хогвартс. Сегодня нужно еще домашние задания шестого-седьмого курсов проверить. Мои, до сих пор, наказанные ученички проверяют задания младших курсов просто великолепно и так же великолепно научились подделывать мой почерк и подпись и стали оставлять такие комментарии на полях, что я начал им завидовать: такая фантазия. Я эти комментарии себе на отдельный листочек даже выписываю. Поттер на меня на каждом занятии зверем смотрит. Наверное, тоже отметил восхитительное чувство юмора Маркуса. И ведь не докажешь Поттеру, что я его работы с предыдущего учебного года в глаза не видел.

Закончив проверку, я взял папку и моментально уснул, прямо в кресле, уронив ее на себя.

Утром меня разбудил громкий стук в дверь. И кто бы это мог быть? Убью эту сволочь, которая меня подняла в такую рань. Всего-то полдень. Открыв дверь, я увидел перед собой разодетого и сияющего Люциуса Малфоя. Глядя на него, я раздраженно буркнул:

— Ты что так вырядился? Жениться, что ли собрался?

Малфой уставился на меня и на минуту задумался. Потом спокойным голосом произнес:

— Северус, ты здоров? Я же женат.

Фух, я даже обрадовался, что хоть что-то осталось у него прежним и неизмененным. Может он вылечился?

— Ты почему еще не оделся? Через несколько минут первый матч Драко начнется! – и он втолкнул меня в комнату, и начал выкидывать мои вещи из шкафа, — одевайся давай!

— Какой матч? Люциус, дай мне поспать. — Я плюхнулся обратно в кресло, закрывая глаза. Малфой меня бесцеремонно встряхнул и поднял в вертикальное положение.

— Квиддич! Сегодня квиддич! И ты обязан там быть! – и он начал стягивать с меня вчерашние вещи. Я вырвался и начал переодеваться сам, понимая, что другого выхода у меня нет. Как же я мог забыть про квиддич? И почему я бросил увольняться на полпути?

Спустя пятнадцать минут, мы сидели на трибуне и наслаждались игрой. Драко играл очень неплохо. Он даже снитч практически поймал в самом начале игры, но мало опыта и стоящий на его пути Флинт помешали ему это сделать. Потом кто-то заколдовал бладжер, который начал гоняться за Поттером. А я все думал, догонит он Поттера или нет? Все это время я находился в какой-то полудреме. Иногда мне даже казалось, что я сплю, и это все мне снится. Вот бладжер, догнав таки Поттера, ударил его по голове. Как-то отстраненно я отметил про себя, что мозга там, видимо, все-таки нет. Любой другой уже в отключке давно бы на поле лежал. Потом бладжер похоже сломал Поттеру руку и наконец-то успокоился. В каком-то невероятном кульбите пацан поймал снитч и матч наконец-то закончился. А Малфоя младшего я загоняю до полубессознательного состояния: это же надо, не увидеть снитч, жужжащий у него над ухом. Он их у меня с закрытыми глазами и из любого положения ловить будет. А сейчас спать. Я поднялся и пошел в замок. Обернувшись, я увидел, что все преподаватели пошли следом за мной, а к Поттеру спешили двое: Локхарт и Помфри. Я заметил, что Поппи все же не успела. Я даже посочувствовал Поттеру. А теперь все-таки спать.

Вернувшись в свои апартаменты, я блаженно растянулся в кресле, но прямо передо мной возник патронус Фрай и истерично завизжал:

— Отдел взорван. От него ничего не осталось. Все убиты. Сев, приезжай скорее домой, мне страшно…»



ЗАДНИЦА — многофункциональная часть тела. Кроме основного предназначения, ей думают, ей же чувствуют, через нее принимают решения и выполняется большинство работ, на нее ищут приключения, а когда найдут, в ней же и сидят!
 
Spawn_a_4eДата: Среда, 25.09.2013, 22:03 | Сообщение # 64
Химера
Сообщений: 413
« 32 »
Глава 11. Отдел Тайн

Не бечено.

Предупреждение от авторов!

В главе присутствуют: последствия теракта, состояние аффекта, нецензурная лексика.

Особая благодарность И.Дравину. Без его книг нам вряд ли удалось бы состроить подобные эм...словесные конструкции.

«Что? Что произошло? Первым моим порывом было броситься в Отдел, но я вовремя сообразил, что дома сейчас находится перепуганная Фрай.

Мерлин, девочка моя, как же ты патронус вызвать сумела? Ты же у меня светлая.

Аппарировал я домой прямо из своей комнаты. Сна не было ни в одном глазу.

Сразу после моего появления в гостиной, на меня налетела моя жена, и, захлебываясь слезами, попыталась мне что-то рассказать. Из ее бессвязной речи я мало что понял. Только покрепче прижал ее к себе, неловко гладя по голове. Я совершенно не умею успокаивать плачущих женщин. Когда поток слез пошел на убыль, я слегка отодвинул вцепившуюся в меня Фрай и сказал:

— Собирайся, я тебя сейчас отправлю к Филиппу. Там свяжешься с моей мамой. В его доме, да под такой охраной ты будешь в полной безопасности.

Фрай посмотрела на меня своими глазищами и, вцепившись еще крепче, отчаянно замотала головой. Ей было страшно, очень страшно. Я не знал, как ее успокоить. Поэтому, после минутного колебания, сделал это древним как мир способом. Когда все закончилось, Фрай перестало трясти, и она прижалась ко мне с легкой сонной полуулыбкой.

— И даже не возражай, я не хочу еще и за тебя волноваться. Поверь, проблем у меня достаточно. А теперь будь хорошей девочкой собирайся, — я позволил ей немного подремать, затем продолжил, прерванный столь пикантным образом, разговор. Она только отмахнулась, но я быстро поднял жену на ноги и задал направление, легко хлопнув ее ниже талии. Сборы были недолгими. Отправив все еще вяло сопротивляющуюся Фрай во Францию, я аппарировал в Министерство.

Спустившись на нижний этаж, я на минуту замер перед входом, не решаясь войти внутрь. Затем, глубоко вдохнув, шагнул в Отдел Тайн.

Копоть на стенах, разрушения. Всюду валялись обломки, образующие полноценные завалы. При более детальном осмотре я выяснил, что помещения были разрушены не все. Мой кабинет, к примеру, не подлежал восстановлению, так же как и остальные кабинеты и административные помещения. Некоторые лаборатории, особо секретные и прилегающие к ним залы, вроде зала с пророчествами, остались целыми.

Тела, точнее то, что от них осталось, я нашел в одном большом зале, используемом нами для проведения общих совещаний, конференций и других подобных сборищ.

Голова закружилась, и я выскочил из Отдела с трудом переводя дыхание, к горлу подступила тошнота. В коридоре я нос к носу столкнулся с Главой департамента магического правопорядка Амалией Боунс. Она держала в руках пергамент, постоянно вздыхала, в ее глазах стояли слезы.

— Амалия, что здесь произошло? – мой голос звучал глухо.

Она уставилась на меня, а затем завизжала, выронив свиток. Я поднял пергамент и увидел, что это список моих сотрудников, работающих непосредственно в Министерстве. Все сто пятьдесят фамилий, кроме двух, Фрай и Хагрид не проходили не по одному реестру. Фактически они в Отделе не работали.

Первой строкой стояло – Тобиас Фолт. Напротив имени был нарисован крест.

— Это что? – у меня появилось просто дикое желание встряхнуть все еще кричавшую женщину, — Амалия, возьми себя в руки!

— Ты же мертв! Все кто есть в этом списке – мертвы!

— С чего ты взяла?

— Согласно документам, ты находишься в том зале!

— Согласно каким документам?

— Жетоны – пропуска. По базе данных, все кто сейчас числится в этом списке, прошли в Отдел, из него никто не выходил. Все жетоны после взрыва появились у меня на столе. Ты же сам настаивал на подобной мере предосторожности, чтобы сразу среагировать на гибель владельца жетона! Именно так мы и поняли, что что-то случилось. – Амалия разрыдалась и по стене опустилась на пол, закрыв лицо руками. Я сел рядом.

Я прекрасно понял, почему я нахожусь в этом списке. Пару месяцев назад ко мне на стажировку поступил молоденький перспективный паренек. Я его имени даже не помню. Я был назначен его куратором. Немного приглядевшись к нему, я позволил мальчику делать все, что он хочет в этом Отделе, в пределах разумного.

Оформление документов занимает около полугода, с тем уровнем доступа, что был у меня. Я мог спокойно аппарировать в Министерство и в кабинеты, не проходя службу досмотра, которую давно уже пора переделать. Чтобы он не отвлекал меня по пустякам, когда хотел куда-то пройти, я просто отдал ему свой жетон, до того момента, пока ему не выдадут личный. В списках сотрудников он пока не числился. Оказывается тех, кто не входил ни в одни списки, было трое. Фактически, я сам дал ему пропуск на тот свет.

Тут я похолодел: из бессвязной речи Фрай, я понял, что она была в Отделе во время взрыва. Когда протрубили общий сбор, жена побежала искать меня, ведь она прекрасно знала, что сегодня квиддич и я просто так в выходной день находиться в Отделе не мог. Тем более всех остальных вызвали из дома. Когда она нигде в Отделе меня не нашла, она побежала к Малому залу и тут, прогремевший взрыв, волной отбросил Фрай в сторону выхода.

Все жетоны были привязаны к Амалии именно на случай ночи или выходного дня, когда в Министерстве почти никого не было.

Бедная женщина: сидела, обедала, вероятно, а тут перед ней на столе появляются все эти жетоны.

Я с силой ударил кулаком об пол. Амалия вздрогнула и перевела взгляд на меня.

— Почему все оказались в одном зале? — прошептал я.

— Пришло оповещение от твоего имени по громкой связи, чтобы все сотрудники твоего отдела прошли в зал совещаний. Вопросов ни у кого не возникло, сам понимаешь, смена руководства – новые порядки. Через десять минут случилось то, что случилось, — и она снова разрыдалась, — Тобиас, здесь было сто пятьдесят человек. Они были гении, почти все. Как же теперь? Они незаменимы, понимаешь, незаменимы!

Понимаю. Но я не понимаю одного: зачем? Я устало потер лицо руками.

— Саперы уже были?

— Кто такие саперы? – она удивленно посмотрела на меня.

— Тьфу ты, аврорат уже здесь работал?

— Да.

— Они сообщили что-нибудь?

— Нет. Они сказали, что это не наше дело и чтобы мы в него свой нос не совали.

— Ладно, иди к себе в отдел. Собери всех кого сможешь, и начинай оповещать родственников. Извини, если прошу тебя о таком, но мне просто некого больше.

— Конечно, — Амалия встала и направилась по коридору к выходу. Ее плечи все еще вздрагивали — она ни на секунду не переставала плакать.

– Амалия, прошу тебя – постарайся сделать так, чтобы никто об этом не узнал. Я имею в виду массы. Это секретный отдел, сама понимаешь. – Она смерила меня взглядом и произнесла:

— Я все сделаю. Только я сомневаюсь, что Отдел Тайн продолжит свое существование.

— Пока жив хоть один человек – будет жив Отдел. Я в состоянии справиться с этим. — Я постараюсь, я буду очень сильно стараться.

Она кивнула и вышла.

А мне сейчас срочно нужно кого-нибудь убить.

Какого хрена эти авроры себе позволяют?! Кто там главный сейчас? Руфус Скримджер? Все, пиздец тебе пришел. Нос говоришь не совали? Я тебе сейчас твой же нос тебе же в задницу засуну! Ты у меня всю жизнь фальцетом разговаривать будешь, козел!

Я аппарировал на второй этаж сразу к входу в Аврорат. И ногой открыл дверь.

Только потом уже, после, я задумался о том, как мне это удалось? Потому что эти двери открывались наружу.

— Что, суки, не ждали, что я выживу?! Где этот использованный презерватив?!

— Ты вообще кто такой?! — заорал на меня какой-то невысокий и очень самоуверенный парень, наставляя на меня палочку. Долго он не геройствовал – устал и лег отдохнуть у ближайшей стеночки. Магией я не пользовался. Забыл, если честно. Я теперь понимаю Мальсибера.

На меня кинулись человек десять сразу – все кто был в комнате. Летели они красиво, но недалеко – размеры комнаты не позволяли. Дольше всего я провозился с Кингсли – здоровый парень, я на него целых тридцать секунд потратил. С тяжелыми, но не смертельными повреждениями, а вот нехрен было сопротивляться, он прилег рядом с дверью своего начальства. Двигать здоровенного мужика мне было неохота, поэтому я прошелся прямо по нему. Дверь к этому уроду я открыл все той же ногой. Она слетела с петель. Я не виноват, что она открывалась внутрь.

Руфус сидел за столом и, глядя на меня, вжался в кресло. Какая радость, что точки аппарации знали только трое: я, Милтон и Фрай. Этому козлу было некуда деваться.

— Ты, тварь, изнасилованная дементором неоднократно, — сразу начал я говорить спокойным ледяным голосом, — ты понимаешь, что там была моя жена? — мой голос стал еще тише, я практически шептал. — Ты, жертва акушерки и ее стальных щипцов, а также, несколько раз выпавший из коляски головой прямо на ступеньки, трахнутый пару раз в уличном сортире по взаимному согласию еще во времена своей столь далекой юности, гомик. Ты какого хера здесь сидишь и яйца свои высиживаешь? Ты что — курица? Там отдел целый взорван! Там сто пятьдесят трупов с разной степенью расчлененности. Неизвестно, что для взрыва использовалось и не известно все ли взорвалось, что должно было взорваться? Я ясно выразился или мне еще раз повторить? Видно ты ничего не понял, отодранный во все отверстия, самым жестоким образом, звезданутый ты карась. Что, ты опять ничего не понял? Отдирай от кресла свое седалище, которое у тебя мозг заменяет, и бегом в мой Отдел! И чтобы через два часа на моем столе лежал полный отчет по проделанной твоим отделом работе и все тела были подготовлены к погребению. А почему у тебя такие стали жесткие глаза? Видимо хоть что-то до тебя дошло, умный ты наш. Повторяю еще раз для лохматых дебилов, ты здесь, чтобы работать, а не задницу всем желающим подставлять. Ты опять что-то не понял? И че ты вскочил? – я позволил ему вскочить и замахнуться на меня. Перехватив летящую руку за запястье, я вывернул ее, одновременно заходя ему за спину. Слегка приложив его головой об стол свободной рукой, я сразу же поднял его голову за волосы и тут же стукнул еще раз, на этот раз, более сильно. Наклонившись, я прошипел ему в ухо:

— Ну что, как тебе нравится наш светский разговор? А ведь я вполне еще вежливо с тобой разговариваю. Вижу, что ты просто в восторге. Я тебя последний раз предупреждаю по-хорошему. Если через два часа у меня на столе не будет лежать доклад, а бедные родственники не начнут забирать тела – приду еще раз и тогда, мы будем разговаривать по-плохому и совсем не вежливо. И назначь какую-нибудь девчонку на помощь к Амалии, оповещать родственников.

Тут он впервые подал голос:

— Тонкс подойдет?

— Ты что, думаешь меня ебет, кто это будет делать? Хоть сам садись. Я надеюсь, ты сейчас все понял? Кивни, если понял?

Он усердно закивал, но я все равно не удержался и приложил его об стол еще раз. Выходя из его кабинета, я обвел взглядом начавшие шевелиться тела и задумался: а зачем я вообще сюда пришел? Потом решил, что в такой ситуации работать все-таки нужно и вообще нехрен расслабляться. Перешагивая через уставших авроров, я пошел к себе в Отдел.

В своем кабинете я расчистил небольшое пространство и обычным Репаро восстановил стул. Вызвал патронуса и послал серебристую лань Хагриду с просьбой явиться сюда, как только сможет. Бессильно рухнув на стул, я закрыл глаза. Вопроса «Что делать?» больше не возникало. Было ясно как божий день: начинать нужно с самого начала. Как можно восстановить такую систему? Все бумаги, все связи Милтона пропали. Половина лабораторий взорвано. Где я элементарно возьму столько специалистов? Они же не почкованием размножаются, а рождаются один в сто лет. Беда.

Мои размышления прервал вежливый стук в дверь, за которым она сразу же распахнулась, явив Рейнарда Мальсибера. Вот кого я убью! Я вскочил со стула и резко вмазал ему в челюсть кулаком, не сдерживая удара. Мальсибер упал и, как мне показалось, отключился. Моему удивлению не было предела, когда он одним движением вскочив, раскрытой ладонью движеньем сверху вниз сломал мне нос, одновременно хватая меня за руку и выворачивая ее за спину. Рей наклонился ко мне и прошептал:

— Парень, ты вообще кто такой? Где Снейп? Мне с ним поговорить нужно.

Ах, поговорить ему нужно! Прошипев:

— Убью, сука! — резко затылком подправил ему личико, одновременно уходя из захвата и, беря его на болевой, пригнул его голову к груди. Полузадушенно он прохрипел:

— Так ясно, милая мордашка, а Эйвери видел? Хочешь убивать — убивай. Ты знаешь мое отношение к смерти. А нет, так давай поговорим — я за этим сюда пришел.

Я освободил его из захвата, пережимая нос в переносице и запрокидывая голову, проговорил:

— Тварь, после таких слов — убивать не охота! Весь кайф обломал, скотина!

Он, сидя на полу, сплюнул кровь и протянул мне какую-то бумагу.

— Сев, это не я сделал. Верь – не верь, но это не я. Вот исполнители. Эйвери среди них нет – ты же сказал его не трогать. Но на твоем месте я бы передумал – это его план, составленный от начала до конца.

Я посмотрел на список, потом перевел взгляд на Рейнарда.

— Ты уверен насчет первого пункта?

— Абсолютно. Я с ним имел очень интересный разговор буквально час назад.

— Но он в списке погибших, — на листе красовалось четыре имени: Гилберт, Хиггинз, Фаррел – я насчет них даже не сомневался. Но вот Аддерли оказался для меня неприятным сюрпризом. Вот так ты, Северус, разбираешься в людях? Плюнь себе в лицо как-нибудь, если сумеешь. Учиться тебе и учиться. Теперь я могу с уверенностью сказать, кто устроил взрыв.

— Провести какого-нибудь лоха по своим документам и оставить его там встречать Смерть — плевое дело. — Рей усмехнулся и снова сплюнул на пол кровь.

— И как давно они на тебя работали?

— Ну, конкретно на меня, они не работали. Они напрямую были связаны с Эйвери, а когда тот напортачил с заказом, решили помочь своему шефу. Тем более, как я понял, у всех четверых был допуск в твой Отдел.

— А они не рассказали тебе, как они все это устроили? — я посмотрел сверху вниз на не собирающегося вставать Мальсибера.

— Мне? Мне, если я захочу, рассказывают всё и до мельчайших подробностей. Схема здесь была простая и, как оказалось, весьма эффективная. Сбор всех в выходной день осуществлял Фаррел. У него был доступ к общей картотеке, где находились имена всех сотрудников. Выходной был выбран исключительно из-за того, что в Министерстве в другие дни топчется слишком много ненужного люда. За проверку, чтобы все были в сборе, отвечал Хиггинз, сверяя со списком всех прибывших, используя свои должностные привилегии. Дальше пошло оповещение общего сбора в одном зале от твоего имени. Тебе было выслано специальное приглашение, почему ты не явился, я не знаю, объяснишь? Может, ты все это замутил, а я перед тобой сейчас комедию ломаю?

— Спал я, понимаешь? И вообще, приглашение, судя по всему, было выслано на имя Тобиаса Фолта, а такого человека не существует в природе.

— Хитер, — уважительно посмотрел на меня Мальсибер. — Так вот дальнейшее соответствие наличия людей с теми, кто значился в списке проходило под неустанным контролем Гилберта. Он-то и поведал мне страшную тайну о том, что ты был в том зале. Если честно, идя сюда, я не рассчитывал застать тебя в живых. Ну не важно, потом объяснишь. Бомбы были заложены еще вчера. Я могу сказать тебе состав…

— Я сам его знаю, не нужно.

— Ну, в общем все. Список лиц я тебе предоставил. Хочешь вписывать туда Эйвери – вписывай, не хочешь – твои проблемы. Я даже могу тебе сказать, где они сейчас находятся. Если хочешь, можешь сам ими заняться.

— Не хочу. Я разберусь только с Эйвери, но позже. Сколько ты берешь за свои услуги?

— У тебя денег не хватит.

— Не беспокойся, хватит. Тобиаса Фолта не существует в природе, зато существует маркиз Сонвье, слышал о таком?

— Где-то мелькало. А что ты тогда нищего из себя в школе изображал?

— Не твое дело, — огрызнулся я.

— Не мое, так не мое. У богатых свои причуды. Нравилось тебе пугало изображать – твое право. — И он широко улыбнулся. — Хотя, я понял, ты это делал специально, чтобы от Эйвери отвязаться. А он крепкий орешек оказался. Чувствовал, видать, что что-то здесь не так.

— Заказ выполнишь когда захочешь. У меня только одна просьба: сейчас придет мой человек, который очень хочет поучаствовать в этом нелегком деле. – Мальсибер неопределенно хмыкнул. — Удачной охоты, Рейнард.

Тут наконец-то в дверь протиснулся Хагрид. И я понял по его виду, что он ждал окончания нашего разговора. Кивнув Мальсиберу, он посмотрел на меня. В его глазах стояли слезы. А судя по мокрым дорожкам на щеках, он сдерживался только при нас.

— Это что, шутка? — посмотрев на Хагрида, тихо произнес глава Гильдии.

— Рейнард, я не шучу такими вещами. И учись правильно оценивать людей.

— Сам-то давно научился? – с заботой в голосе прогромыхал Хагрид. Я так выразительно на него посмотрел, что тот быстренько заткнулся.

— Рей, а как ты вообще в Министерство прошел? — вспомнил я.

Он посмотрел на меня укоризненным взглядом и похлопав по руке Хагрида, повел его к выходу со словами:

— У меня есть отличная идея…

Мерлин, меня окружаю одни маньяки. И одного я хочу заполучить к себе. Я должен его чем-то завлечь, ведь деньги для него — не самое главное в жизни. Нужно как-нибудь подумать на досуге.

— Рей, — я в последний раз остановил наемника, — на кого заказ-то был?

— На Бэгмана. — Равнодушно бросил он и вышел из комнаты. Приехали. Почему я всегда из двух дорог выбираю неверную? Нужно папку все-таки изучить.

Услышав шум, я понял, что авроры, наконец, пришли в себя и начали заниматься делом. Ну что ж, подождем. И я на пару часов просто отрубился прямо на стуле…»

— Рей, ты вообще понимаешь, насколько тебе повезло? Приди ты минут на пятнадцать раньше…— Малфой обнял одной рукой сидящего рядом с собой соседа.

— Малфой, а ведь ты говорил, что там, наверху, я никому не нужен. Зачем-то я им все-таки нужен.

— Ага, карающий меч небесного суда, — хмыкнул Малфой.

— Не знаю, как там насчет небес, но верным псом меня уже называли.

— А в Министерстве вы по чьему приказу были? – неуверенно спросила Гермиона, — вы же меня чуть не убили!

— Деточка, если бы я хотел тебя убить, ты бы здесь не сидела. Я работаю точно и наверняка. – ровным голосом ответил Мальсибер, — скажу одно: хозяев у меня больше не было, зато у меня есть очень строгое начальство.

— Хватит детей пугать, Рейнард. Стыдно должно быть. Здесь присутствуют люди, которые помнят, как ты под Круциатусом корчился, когда убивать какого-то подростка отказался, — встрял невозмутимый Паркинсон, — а вы, мисс Грейнджер, не переживайте. Он ни разу в жизни, ни одного ребенка пальцем не тронул.

— Ну, вот вечно вы все портите. Я только начал впечатление на девушку производить. Рыжий, читай уже.

«Вечером, после того как я получил отчеты Аврората и загрузив господ авроров по самое не могу, я вспомнил, что у меня есть вторая работа в Хогвартсе. Помимо того, что я работаю там преподавателем, я еще и декан факультета Слизерин. Что-то я их давно не строил. Вот то, что мне сейчас нужно. Отведя занятия и заняв досуг своих змеек общественными работам на две недели, я вспомнил, что со следующего дня начинаются занятия в этом мерлиновом дуэльном клубе. На первом занятии я должен ассистировать Локхарту. Может это не так уж и плохо?



В самом начале этот клоун пытался из себя что-то строить, я усмехнулся и решил подождать: а вдруг?

Но чуда не произошло. Его вырубило обычным Экспеллиармусом. Причем я действовал очень медленно, надеясь, что детишки, хоть чему-то научатся. А вот силу я не рассчитал. Хотя я об этом не жалею, пока Локхарт летел, а летел он очень долго, на душе стало немного спокойнее. Может мне почаще его бить? Затем этот петух разбил детей на пары, ничего толком не объяснив. Я поставил Малфоя с Поттером, чтобы Драко выпустил пар, предупредив его, чтобы ничего сверх школьной программы он не использовал. И пообещал, что если он ослушается, то поедет на Рождество к папе. Драко проникся и глупостей почти не совершал. Потом, когда этот петух Локхарт придумал этот показательный поединок, Малфой почти сорвался и запустил в Поттера змею. Я Флитвика убью. Надо же было думать, когда ребенку показал такое заклинание! Тем более зная, что этот ребенок – Малфой! Я уже собирался разобраться со змеей, как вдруг чудо наконец-то произошло. Наш Бэмби, все-таки что-то умеет. Со змеями разговаривать, например. Лили не так проста, как мы думали. Парселтанг передается только по женской линии Салазара Слизерина. Только он разговаривал со змеями направо и налево. Учитель пытался мне что-то объяснить, но разве мне в пятнадцать лет это было интересно? Подождав, пока Поттер наговорится со змеей, я ее быстренько убрал.

Учитывая, что фамильяр Лорда — змея, у Поттера только что обнаружилось огромное преимущество. Надеюсь, он догадается им воспользоваться.

Все это время я находился в каком-то полукоматозном состоянии. Абсолютно равнодушен ко всему, никаких эмоций.

После того как все разошлись, я уже хотел вернуться в Отдел, но в дверях меня перехватил Альбус и потащил в свой кабинет.

— Я знаю, что ты сейчас слишком занят, но нападения продолжаются. Теперь жертвой стал уже ребенок, Северус, помоги нам.

— Я не понимаю, у тебя что, я — единственный маг в замке? — я говорил ровно, наверное, слишком ровно.

— Ну понимаешь…

— Не понимаю. И ты правильно заметил, что мне сейчас некогда. Возможно, я вообще из школы уйду.

— Сев, ну ты что, мы же тебя не заставляем…

— Тебе что от меня нужно? Спуститься туда? А сам не можешь? Великому Магу по должности это не положено?

— Ты один знаешь, где вход в Тайную Комнату. Тот, который общеизвестный завалило, когда мы третий этаж долбили в прошлом году.

— Я тебе покажу. Даже открою. Оставь меня только в покое, хорошо?

Альбус посмотрел на меня сочувствующим взглядом и произнес:

— Спустись, а?

— Ладно! Спущусь! Только не сейчас, попозже, хорошо?

— А зелье?

— Мандрагоры еще не созрели!

— А я закажу, — хитро прищурился крестный.

— Нет, я буду ждать именно наши, выращенные Спраут мандрагоры! — Я встал и пошел к двери. Альбус перед самым моим выходом произнес:

— Если тебе нужна помощь в Отделе, я смогу тебе помочь.

Я кивнул ему и вышел. Я запомнил это, крестный.

Когда же этот год закончится?»

— Так вы что, василиска с самого начала могли обезвредить? — вскочил со своего места Поттер.

— Ну, Гарри, мальчик мой, ты же сам слышал: Северусу было некогда…

— А остальные? – продолжал вопить Поттер.

— А остальным было лень. – Широко улыбаясь, поведал Альбус.

— Профессор МакГонаглл, я всегда думал, что вы храбрая, что вы сделаете все, чтобы сохранить жизни ваших студентов, что вы сделаете все, чтобы мы чувствовали себя в безопасности.

— А вам ничего и не угрожало никогда. Поттер, ну вы подумайте, я пожилая женщина и полезу по каким-то трубам? Северус среди нас был самый молодой, но ему было некогда. — Невозмутимо ответила Минерва.

— Я с вас удивляюсь, не Хогвартс, а казарма. Дедовщина так и прет. Скажите, профессор МакГонаглл, а Северус вам сапоги не чистил? Мисс Грейнджер, скажите, а вы не замечали за своими профессорами такой явной дискриминации по возрастному признаку? — Гермиона вздрогнула и, обернувшись, внимательно посмотрела на Мальсибера.

— Рейнард, я больше предупреждать не буду! — в голосе Эйлин стали прослеживаться какие-то металлические нотки. Замолкли все, кроме Мальсибера.

— Только, если пообещаете мне ужин, прекраснейшая, — Рей смотрел на нее влюбленными глазами. — Вы же не будете против, если к нам Грейнджер присоединится?

— Уизли, читай, и не обращай на них внимания. Они могут часами вести этот диалог, — хмыкнул Малфой.



ЗАДНИЦА — многофункциональная часть тела. Кроме основного предназначения, ей думают, ей же чувствуют, через нее принимают решения и выполняется большинство работ, на нее ищут приключения, а когда найдут, в ней же и сидят!
 
Al123potДата: Четверг, 26.09.2013, 15:54 | Сообщение # 65
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Сейчас читаю фанфик на фибуке, очень нравится большое спасибо Spawn_a_4e, что нашёл и выкладывает его! В связи с этим вопрос как делать fb2 файл две части вместе как здесь выкладывает Spawn_a_4e, или раздельно как автор на фибуке?


"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Spawn_a_4eДата: Пятница, 27.09.2013, 15:37 | Сообщение # 66
Химера
Сообщений: 413
« 32 »
Цитата (Al123pot)
Сейчас читаю фанфик на фибуке, очень нравится большое спасибо Spawn_a_4e, что нашёл и выкладывает его! В связи с этим вопрос как делать fb2 файл две части вместе как здесь выкладывает Spawn_a_4e, или раздельно как автор на фибуке?


Если честно не знаю. На фанфикс две части идут в одном файле, думаю автор не будет против если будут в одном файле. Фанфикс так же.



ЗАДНИЦА — многофункциональная часть тела. Кроме основного предназначения, ей думают, ей же чувствуют, через нее принимают решения и выполняется большинство работ, на нее ищут приключения, а когда найдут, в ней же и сидят!
 
Al123potДата: Пятница, 27.09.2013, 18:57 | Сообщение # 67
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата (Spawn_a_4e)
Если честно не знаю. На фанфикс две части идут в одном файле, думаю автор не будет против если будут в одном файле. Фанфикс так же.
Spawn_a_4e, а на фибуке разделены.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Spawn_a_4eДата: Пятница, 27.09.2013, 19:32 | Сообщение # 68
Химера
Сообщений: 413
« 32 »
Цитата (Al123pot)
Spawn_a_4e, а на фибуке разделены.


На фанфикс вместе ))) Ладно, я напишу автору на счет этого, спрошу )



ЗАДНИЦА — многофункциональная часть тела. Кроме основного предназначения, ей думают, ей же чувствуют, через нее принимают решения и выполняется большинство работ, на нее ищут приключения, а когда найдут, в ней же и сидят!
 
Al123potДата: Пятница, 27.09.2013, 19:49 | Сообщение # 69
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата (Spawn_a_4e)
На фанфикс вместе ))) Ладно, я напишу автору на счет этого, спрошу )
Spawn_a_4e, уже не нужно shellina сама написала мне ЛС на ФФ.РУ и сообщила следующее, части на фанфиксе соединены из-за того ,что очень долго идет премодерация и это создает определенные проблемы с выкладкой. Поэтому вот fb2 файл с первой частью: Дневник. Начало.fb2, а вообще планируются три части.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Spawn_a_4eДата: Пятница, 27.09.2013, 21:56 | Сообщение # 70
Химера
Сообщений: 413
« 32 »
Угусь, то же самое ответила )))

Цитата (shellina)
Мне в общем-то без разницы. Просто на первую часть уже сделали.) А если делать все, то там очень большой объем получится. Частей будет три. И на фикбуке он будет именно как три отдельных произведения. Здесь все будет выкладываться в одном. Делайте как вам удобно.



ЗАДНИЦА — многофункциональная часть тела. Кроме основного предназначения, ей думают, ей же чувствуют, через нее принимают решения и выполняется большинство работ, на нее ищут приключения, а когда найдут, в ней же и сидят!
 
Spawn_a_4eДата: Суббота, 28.09.2013, 17:29 | Сообщение # 71
Химера
Сообщений: 413
« 32 »
Глава 12. Больничное крыло


Не бечено.

«Я не мог спать. Даже те пару часов, которые мне удавалось выкроить для сна, я проводил в какой-то полудреме. Если бы так продолжилось еще хотя бы пару дней, то у меня, скорее всего, начались бы галлюцинации. Когда усталость все-таки пересиливала и я закрывал глаза, то снова оказывался в том зале, в окружении мертвых. Самое плохое, что зелье Сна-без-сновидений на меня не действует. Никогда не думал, что буду жалеть о том, что я темный маг. Ведь именно из-за этого большинство зелий для меня бесполезны.

Я абсолютно не знаю с чего мне начинать. Пока идет разбор завалов. А что потом? Я каждый день в Отделе помогаю растаскивать обломки, разгребать то, что осталось от помещений. Магией там часто пользоваться нельзя, слишком сильный фон из разрушенных лабораторий идет. Так что приходится работать вручную. Тяжелая физическая работа, хоть ненадолго отвлекает. Никогда в жизни я не чувствовал себя настолько беспомощным. Иногда в голове мелькали совсем уж непотребные мысли: почему я не был в том зале вместе со всеми?

Когда я задал этот вопрос прибывшему на подмогу, за неделю до Рождества, Эвану, то сразу понял, что думать о таких вещах небезопасно и мое желание уйти, вполне может осуществиться. Сказать, что полковник пришел в ярость, это скромно промолчать.

Я, наконец-то, выспался, когда после разговора с Эваном пару дней провалялся без сознания. Ну и еще пара дней у меня была на отдых — пока я полностью не восстановился. Без сознания я был из-за лозы. Она, видимо, меня пожалела и погрузила в лечебную кому.

Эван решил, что помощь мне с Отделом просто необходима, потому что: «авроры ваши – хлюпики, тяжелее палочки давно ничего в руках не держали, а здесь сила нужна». Ко всему прочему, он притащил с собой десять человек, среди которых были мои старые знакомые, мои няньки. Видимо карма у них такая — меня опекать.

Дело пошло заметно быстрее. Чтобы особо не привлекать к ним внимание, я одел авроров в военную форму. Чего мне это стоило — страшно вспоминать. Сначала я попытался напялить на Эвана и его людей мантии. Дня два пытался. Но прибывшие на помощь военные только уничижающе на меня смотрели и совершенно не обращали на мои потуги никакого внимания. Я для них мальчишка, который не помогает, а только путается под ногами. Легче было выдать «специальную и удобную форму» аврорам. Над ними я все-таки хоть какую-то власть имею и поэтому совсем скоро (через полтора дня) весь аврорат ходил в камуфляже.

Вскоре, к нам присоединились Мальсибер с Хагридом, вернувшиеся с «охоты».

Я даже не думал, что заполучить Мальсибера в свой Отдел окажется настолько легко. Он попросил об этом сам – мне даже ничего придумывать не пришлось.

Где-то через два месяца после «начала охоты», они пришли доложиться, ну и заодно попроведывать меня в больничном крыле в Хогвартсе.

Я уже не удивлялся тому, что Рей может пройти куда угодно, совершенно не привлекая к себе внимания охраны и защитных заклинаний. Нужно обязательно обратить на это внимание. Но это потом.

Вошли они вместе, не переставая переругиваться. Сразу видно, что сработались. Вид у них был, мягко говоря, забавный. Мальсибер вообще напоминал Рождественскую елку. Весь переливался чем-то блестящим, светящимся в темноте и настолько облепившим одежду, что это частично сковывало его движения. Волосы его торчали в разные стороны и были посыпаны чем-то белым. Все лицо было украшено синяками, а при ходьбе он бережно прижимал правую руку к груди. Хагрид выглядел примерно также, за исключением синяков на лице и отсутствием поврежденных конечностей. Я так и не понял до конца: кто на кого охотился-то?

— …Если бы ты не трещал как счетчик Гейгера, то я бы вообще забыл о твоем существовании. Ты и твои людишки абсолютно бесполезные! Только под ногам путались! — ворчал в сторону Рея Хагрид.

— У тебя любой человек, автоматически, будет путаться под ногами! Ты привлек внимания почти всей улицы, нет, чтобы доверить это дело профессионалам. Потом трупы ногами попинал бы, если уж так хотелось поучаствовать.

— Может, вы прекратите выяснять отношения и объясните, кто вас так уделал? — я удивленно смотрел на них.

— А вот нехрен руками всякую дрянь ловить! — начал Хагрид.

— Что, Сев, удивлен? Не ожидал такой связной речи от своего помощника? А я с ним уже два месяца работаю. Вот такенный парень! — и он, вытянув вперед больную руку, показал большой палец. Затем, охнув, снова прижал ее к груди.

— Почему удивлен? Вовсе нет. И я, в отличие от тебя, знаю, что такое счетчик Гейгера. — Я выразительно посмотрел на Мальсибера. — Так что у вас там произошло? Почему вы переливаетесь как шлюхи на Бродвее? И где вас носило столько времени?

— Говорю же, дрянь всякую ловить не нужно! Тебе в подробностях или кратко?

Я мысленно представил, как этот псих и примкнувший к нему Хагрид могли развлекаться пару месяцев, сглотнул и понял, что в подробностях я явно не нуждаюсь.

— Давайте кратко.

— Ну, троих мы нашли быстро. Это было даже не интересно, а вот алхимик твой…

— Так, стоп, — перебил их немного опешивший я, — зачем вы их искали, если они в одной комнате у тебя сидели и не удивлюсь, если связанные и привязанные к стульям? — обратился я к Рейнарду.

Мальсибер виновато потупился и сначала смущенно, а затем как-то укоризненно на меня посмотрел.

— Так ты же сам охоту заказал. Я это и в контракте зафиксировал.

— Тьфу ты! Ты их что, отпустил что ли?

— Ну, начальник, охотится на подвешенных к потолку людей не интересно. Я их отпустил и даже раны почти все залечил – смертельные, в основном, и дал фору в один день. – Каким-то странным мечтательным голосом начал рассказывать Рей. Маньяк!

— Так вот, троих мы быстро нашли. — Хагрид оглядел меня с ног до головы и вдруг выдал. — Профессор Снейп, не верь этому отморозку. Он ничего не умеет! Как и его молокососы. Не плати ему! Он только хвастаться может! — И он потряс в сторону Мальсибера петухом со свернутой шеей. Петух? Петух-то у него откуда?

— Это что у тебя в руках? – я ткнул в сторону петуха пальцем.

— А? Это алхимик твой. Кстати, у нас тут кто-то петухов мочит, не знаешь кто? — Я схватился руками за голову. Я абсолютно ничего не понимаю: какие петухи? Какой алхимик? — Не знаешь? Значит, пойду к Альбусу – он то явно должен знать.

— И зачем ты пойдешь к Директору? — я был явно не в теме. А потом я вспомнил, что у него есть и другая работа и, скорее всего, он сейчас уже полностью в роли туповатого лесничего.

— Ну как? Ну, петухом потрясу, — и он развернулся и пошел к выходу, потом, обернувшись, произнес. — Не плати ему, ни кната! Не заслужил!

— Каков, а? — Мальсибер восторженно смотрел ему вслед. — Никогда бы не подумал. Я тебе даже завидую. С такими людьми работаешь!

Я застонал. Похоже, я так и не узнаю, что же произошло.

— Рей, может ты сбавишь восторженный тон и, наконец, расскажешь, как обычная лабораторная крыса умудрилась сделать из вас небесную радугу?

— Вот ничего ты не понимаешь! Такой человек! Я бы с ним в паре всегда работал, подучил бы немного, а то шума столько поднял, полквартала сбежалось…

— Рей!

— В общем, нашли мы этого повара в небогатом районе Лондона, не помню уже где. Заминировал там все – еле прошли. Хорошо, у меня парнишка работает – быстренько все обезвредил. — Так, мне нужен не только Мальсибер, но и его люди. Вот парнишка этот, например. — Вошли мы в дом, а там елка огромная стоит. К празднику, видать, готовился, козел. Ну, постучался я, как обычно, в запертую комнату, а оттуда какая-то дрянь в меня полетела. Я ее и поймал. Что ты на меня так смотришь? Рефлекс — слово такое есть, умное. Знаешь?

— Я–то знаю. А вот ты откуда такие слова нехорошие маггловские знаешь? — я криво ухмыльнулся.

— Кушать хочется иногда. Это ты, вон, оказался сыном богатых родителей. А меня лишили всего. Вот и пришлось выживать в темных лондонских трущобах. Но это не важно. Поймал я ее, значит, стою туплю. Разглядываю. Обычная маггловская хлопушка. Тут твой парень выхватил ее у меня, практически вместе с рукой. Ну и полетела хлопушка в одну сторону, а я в другую. Потом как жахнет! Все бы ничего, но облепило нас этой гадостью с ног до головы и штукатуркой сверху присыпало. Подходит ко мне Хагрид, поднимает, отряхивает и спрашивает так участливо: «Ты как, дурень, цел?». А я придурок возьми и ляпни, что цел. Краем глаза, в последнюю секунду, я заметил летящий мне в лицо кулак. Минуты через две, когда я очнулся в том же углу, я понял: этому уроду не жить! То, что ему и так было не жить – это понятно, но вот как именно он будет встречать Смерть — это другой разговор. Эти-то трое быстро ушли. Почти не мучились, а этот...

— Ты сейчас о ком говоришь?

— Об алхимике твоем, — Мальсибер бросил на меня острый взгляд.

— Да почему алхимик-то? — голова, видимо, еще долго не будет соображать в нормальном обычном режиме.

— Да, Хагрид его так назвал...

— А ты взял и подхватил это слово.

— Ну почему подхватил? Подхватить кое-что другое можно. Откуда я знаю, чем он у тебя в Отделе Тайн занимался. Да не суть это. Постучался я в дверь уже менее вежливо — ногой, а она взяла и открылась. Смотрю, а он мастерит что-то. Тут на меня такая злость накатила: я взял и превратил его в петуха.

— А кто шею-то ему свернул?

— Как кто? Хагрид. Я доверил эту почетную миссию ему.

— Скажи мне, Рей, как ты умудрился его в петуха трансфигурировать, если ты у Минервы выше удовлетворительно не получал ни разу?

— Ты вообще, чем слушаешь? Говорю тебе – кушать охота было. Я еще зелья варить умею. До Мастера мне конечно как до Луны, но некоторые из твоих ядов я варю отлично.

— А противоядия?

— Ну, зачем мне они?

— Вдруг хряпнешь свое варево ненароком?

— Не, в гостях я пью исключительно из своей тары, как Грюм. Хороший был аврор, на пенсию ушел, слышал? Этого подонка Розье завалил. Я на несколько минут опоздал, хотел сам этого гада прибить, чуть к аврорам в широко расставленные и безусловно радушные объятья не угодил. — Да, думай, что это Грюм. У меня тот риттершверт до сих пор дома валяется как сувенир. Тебе полезно иногда думать о людях плохо. Судя по всему, у тебя уважение к ним начинает проявляться.

— Рей, ответить на не дающий мне покоя вопрос: что у вас Эйвери забыл?

— Развлекается, скорее всего, — пожал плечами Мальсибер, — он еще до меня в Гильдии ошивался. Не на постоянной основе, так, единичные заказы. Этому уроду смерть всегда удовольствие доставляла. — Рей поморщился. — Может мы его все-таки того, а? Такие вещи не прощаются.

— Нет. И вообще, с чего ты взял, что я прощаю ему то, что он натворил? Я никому и ничего прощать не собираюсь, Рей, я просто не имею на это право, а в данном случае и желания у меня этого почему-то не наблюдается. Так что, Эйвери получит свое, даже не сомневайся. Запомни только одно — он мой!

— Понятно. Месть это то, что нужно хорошо взвесить и охладить. Знаешь, я даже спрашивать тебя не буду, что ты собираешься с нашим Ником сделать. А то еще спать не смогу.

Мы помолчали. Затем я решил задать интересующие меня вопросы:

— Рей, скажи мне: ты на кого заказы принимаешь?

— Тебе зачем? – он подозрительно на меня посмотрел.

— Ну а вдруг, на будущее. Думаешь, власть имущие не обращаются за подобными услугами? — прежде чем звать этого психа к себе я решил все – таки проверить: правдивы ли слухи, гуляющие по Британии о том, что Мальсибер совершеннийший отморозок не гнушающийся ничем.

— Да только они в основном и обращаются, — хихикнул он и присел на край кровати, стоявшей рядом с моей, — если заказ на детей, то заказавшего никто и никогда не найдет. Была одна семейная парочка: до сих пор рыб кормит где-то в Темзе. Больше дураков не было. Бабы? Не возьмусь. Исключение, конечно, могу сделать. Например, за нашу несравненную Беллатрикс я и гонорар бы не потребовал. Хотя ее убить очень проблематично. Сука ненормальная. Мужиков всех. Без исключений. Это все, что тебя интересует?

— Пока да. — Да, молва как обычно все преувеличивает, раз этак в сто. Псих – это и гиппогрифу понятно, а вот то, что с мозгами весьма радует. Я никогда не участвовал в рейдах Лорда, я не знаю, на что Рей способен. — Вот твой чек за работу. Сумма устраивает? — и я протянул его замершему Мальсиберу. Он вытянул правую руку и издал какой-то всхлип, на который из своего кабинета выбежала наша медведьма и ринулась к «умирающему».

Забавно. Пока мы разговаривали, она тихонько сидела у себя, а сейчас решила поучаствовать.

Поппи — одна из немногих людей, кому я действительно доверяю. Трудно не доверять человеку, который знает о тебе всю подноготную, но никому ничего не говорит. Она сама все выяснила, еще тогда, когда я на младших курсах учился, потому что не могла допустить издевательств над ребенком, когда все остальные почему-то бездействовали. Все вызнала и молчала. Даже то, что я в Отделе работаю. Каким образом она это сделала — не говорит, улыбается только. А когда я пришел работать в Хог, в первый же день, прижав меня к стенке, вывалила на бедного юношу все свои знания. С тех пор мы работаем вместе. Она просто шикарный ассистент. Мы вместе, в основном, с Меткой разбираемся. Абсолютно незаменимый и преданный человек. Я бы уже давно Поппи в Отдел перетащил, но она принадлежит Хогвартсу. Она сама мне об этом сказала.

Палочкой Поппи владела виртуозно. Спустя несколько мгновений Мальсибер уже полуголый лежал на кровати с зафиксированной рукой и испуганно на нее смотрел. И главное, он был чистый. Тут Поппи схватила его левую руку, ткнула в Метку палочкой и закричала:

— Что это такое, глупый мальчишка!

— А у него тоже такая есть, — и он ткнул в меня пальцем, вот дрянь. Поппи перевела на меня взгляд и хмыкнула:

— Я знаю. И откуда она у тебя? — снова обратила на Рейнарда свой гневный взор медведьма, еще сильнее тыкая в Метку палочкой.

— Поппи, не делай так, у меня фантомные боли какие-то появляются, хотя их быть не должно, — задумчиво почесал я левую руку.

— С чего бы? — обратилась она ко мне, но палочку все же убрала. Мальсибер наконец-то выдохнул. Ничего себе у него сила воли.

— Понимаешь, она слегка отличается от моей, и от других тоже. Он из Ближнего Круга.

— Ой, прошу прощения, — она виновато посмотрела на притихшего Мальсибера, — Рейнард, как тебя туда занесло? И только не говори мне, что тебе кушать тогда хотелось! — и она отвесила звучный подзатыльник Рею. А, правда, что его туда занесло?

— Мозгов в шестнадцать лет нет ни у кого, — жалобно заскулил Рей, — и вообще, — он повернулся ко мне, — ты сам-то помнишь, как свою Метку получал?

— С трудом, — ухмыльнулся я.

— А я вот совсем этого не помню. Думаешь, ты оригинален был, придя к Лорду в невменяемом состоянии?

— Воспользуйся думосбором, помогает.

— Не-не-не. Я даже этого видеть не хочу! — замахал свободной рукой Рей, а Поппи, воспользовавшись случаем отвесила ему еще один подзатыльник.

Наемник молча встал с постели и начал одеваться. Поппи от такой наглости даже не сразу сообразила, что ее жертва пытается улизнуть. Но пришла она в себя быстро, и Рейнард остался совсем без одежды. Мальсибер покраснел, пытаясь прикрыться, на что Поппи фыркнув, произнесла:

— Мальчишка, ты и есть мальчишка. Думаешь, я голых мужиков ни разу в жизни не видела. — И кинула ему больничную пижаму. — А теперь спать!

И медведьма гордо удалилась к себе в кабинет. Лежа и боясь пошевелиться, будущий начальник моей службы безопасности прошептал, глядя в потолок:

— Какая женщина! Сев, ты как с такими садистами работаешь?

— Ты остальных еще не видел! Помнишь, профессора Спраут? Так вот – она самая страшная из всех, — и я ему рассказал про прошлогоднюю полосу препятствий. Рей еще больше побледнел, видимо представил, как сам проходит непроходимую полосу. Я, конечно, ему рассказал только про Спраут и Флитвика и пояснил, что такие испытания наши доблестные профессора готовят к Турниру Трех Волшебников. Я ему еще не настолько доверял, чтобы раскрывать все про Лорда.

Наш разговор прервали мелкие неуверенные шаги и тихое всхлипывание. Мы сразу же заткнулись и прикинулись спящими.

— Мадам Помфрииии. — Грейнджер. Тебе кто спать-то не дает ночью. Мальсибер чуть-чуть приподнялся на кровати, прислушиваясь. — Помогите мне, — все на той же ноте всхлипывала она. Мадам Помфри пулей выскочила из своего кабинета и судя по звукам подбежала к Гермионе.

— Мерлин, деточка моя, что же с тобой произошло?! — судя по шорохам, она начала готовить постель.

Нас просто распирало от любопытство. Мальсибер не выдержал первый. Он совершенно бесшумно соскользнул с кровати и выглянул за ширму. Потом, не издав ни единого звука, нырнул обратно в постель и накрыл голову подушкой. Приглядевшись к нему, я увидел, что его тело содрогается в каких-то конвульсиях. Я так же бесшумно сполз с кровати и заглянул под подушку. Там Рей, уже задыхался от хохота, засунув кулак в рот практически полностью. Он мотнул головой в сторону ширмы: иди мол, и его тело стало содрогаться еще больше. Любопытство пересилило преподавательский профессионализм. Я не имею права смеяться над детьми, но закатывающийся и почти теряющий сознание от смеха Мальсибер, перевесил чашу весов в сторону эгоизма.

Я встал и аккуратно заглянул за ширму, чтобы сразу же повторить маневр Рея и сунуть голову под подушку, почему-то под его. Лежа вдвоем на одной кровати мы мужественно сдерживались, чтобы не рассмеяться в голос. Шепотом наемник спросил у меня:

— Сев, что с ней такое? Это не заразно? — и снова вернул кулак на место. Я отрицательно помотал головой.

— Это неправильная оборотка, — выдавил я.

— Значит, они ее все-таки неправильно сварили. — Буркнул Рей. Я даже смеяться перестал и удивленно посмотрел на него. Мальсибер махнул рукой и снова уткнулся в матрац.

— Мадам Помфри, вы можете это исправить, — послышался голосок Грейнджер.

— Успокойся, деточка. Выпей это зелье, а я сейчас пойду и разбужу профессора Снейпа.

— А можно как-нибудь без него? — практически разревелась девочка.

Мальсибер отрицательно помотал головой и показал мне большой палец.

— Нет, моя дорогая. С этим справиться может только он.

Шаги направились в нашу сторону. Я не успел перебраться на свою постель, и Поппи меня застала в этой странной и компрометирующей компании.

— Профессор Снейп, если вы не сильно заняты, — Мальсибер отрицательно помотал головой, а я вынырнул из под подушки и уставился на нее плотно сжав губы и краснея от нехватки воздуха, — вы не могли бы придти ко мне в кабинет, здесь нужна помощь одному из студентов. – Рей поднял голову и утвердительно закивал головой. На что мадам Помфри состроила жуткую гримасу и показала ему кулак.

— Да, мадам Помфри, я сейчас приду, только оденусь, — и я выразительно уставился на нее. Она кивнула и махнула рукой в сторону своего кабинета, приложив палец к губам. Я бесшумно пополз вслед за ней. Зачем-то обернувшись, я заметил ползущего в том же направлении Рея.

В кабинете мне швырнули какую-то черную мантию, явно не мою и вытолкнули в палату. Я старался не смотреть на корчившегося на полу и в смеющегося в голос Мальсибера. Сделав глубокий вдох, я произнес:

— Лишь бы в лицо не заржать, — и практически сделал шаг за порог, но после произнесенных слов Рей засмеялся еще громче и я просто присоединился к нему. Поппи подошла к нам и начала легко пинать нас ногами.

— Да успокойтесь вы! Еще взрослыми мужиками называются! Вы что, женщину-кошку ни разу не видели? — новый взрыв истеричного смеха. Минут через пять я все-таки смог подняться и выйти в палату, чтобы через минуту снова забежать к Помфри. Похлестав меня по щекам, она влила в меня успокаивающее и отправила обратно: жестокая женщина.

Пока я бегал туда-сюда раз пять я понял, что зелье сварено отлично, за что я Грейнджер назначил двадцать баллов. Почему его варила именно Грейнджер я не знаю, так мне сказал Рей. Откуда он это знал, известно мне не было. Похоже, он знает все. В отличие от некоторых. А вот за то, что она добавила туда волос кошки (хи-хи) я снял с нее эти же самые двадцать баллов. Однако за то, что она практически вывела меня из депрессии, я назначил ей целый балл.

Мерлин, сейчас – то я понимаю, что девочка попала ни в то время и ни в то место. Напряжение, которое не отпускало ни на секунду, давя грузом нерешенных проблем, спало во время этой истерики. Глядя на Мальсибера, я понял, что та алхимическая крыса здорово погоняла их эти два месяца.

Зачем Грейнджер варила такое сложное зелье в туалете Плаксы Миртл (о чем мне сообщил все тот же Мальсибер), я узнал позже от того же Рея. Оказывается, она варила это зелье не для себя, а для, кто бы мог подумать, легендарного Поттера и очередного Уизли. Зачем их понесло в слизеринскую гостиную, Рей мне сообщить не мог (хоть о чем-то он неосведомлен). Им крупно повезло, что я находился в больничном крыле, ведь даже из Министерства я мог, совершенно случайно, заглянуть на вечернее построение, которое проводили в последнее время старосты и зачем-то взваливший на себя эти обязанности Флинт. И тогда бы они вначале отвечали передо мной как Кребб и Гойл, а потом как Поттер и Уизли, потому что действие оборотки не долгое. Нужно срочно придумать какую-нибудь более надежную защиту для гостиной Слизерина, а то забредают туда всякие гриффиндорцы.

Кое-как успокоившись тогда, я принес Поппи необходимое зелье и мы наконец-то легли спать. Я уснул практически сразу и не видел в эту ночь никаких снов.

Утром я проснулся и первым делом увидел сидящего на своей кровати и полностью одетого Рейнарда, крутящего в руках чек за проделанную работу. Заметив, что я уже не сплю, он протянул его мне обратно со словами:

— Знаешь, я всю ночь думал и все же решусь спросить. Тебе в Отдел специалисты моего профиля случайно не нужны? В роли охраны, например? — и он пристально посмотрел мне в глаза. Мой внутренний голос громко захлопал в ладоши. Как удачно-то получилось. Даже уговаривать не пришлось. Но я буду не я, если я соглашусь сразу. Главное палку не перегнуть:

— Зачем мне нужны в отделе психи? – я ответил ему таким же взглядом.

— А я не псих. Псих – Малфой, а я обычный безобидный отморозок. Понимаешь, надоело скитаться. Охота пожить, имея какую-то уверенность за спиной.

Я его уже не слушал, а удивленно на него смотрел.

— Причем здесь Малфой?

— А он приходил ко мне в середине лета, бред какой-то нес. Я так и не понял: мне Гарри Поттера убить нужно или охрану к нему приставить. Я на всякий случай человечка выделил, чтобы он присматривал за пацаном. Вдруг, все-таки Люциус второе имел в виду.

— В каком смысле человечка выделил? И как он за ним приглядывает? – почему в разговорах с Мальсибером, я очень многого не улавливаю сразу?

— В прямом. Сейчас в Хогвартсе человек мой есть, который опекает вашего мальчика знаменитого.

— То есть, ты хочешь сказать, что у меня по школе бродит какой-то маньяк? – я вскочил. — И как долго он здесь уже находится? И почему ни один из преподавателей его еще не заметил?

— Да сядь ты, успокойся. Если бы его кто-то заметил – я бы с него шкуру спустил – и он это прекрасно знает. И не маньяк он вовсе. Вполне умный парень. С мозгами. Что редкость в наше время. С первого сентября он здесь, я же говорил, что Малфой в середине лета пришел.

Я помотал головой. Мне кажется, что пора уже определяться. Я и с Отделом еще ничего путного не решил и школу забросил. Я протер глаза руками. Сегодня же пойду на поклон к Альбусу: пускай хоть людей каких порекомендует. И в школе ночевать теперь буду, пока Фрай во Франции нервы лечит.

Я задумчиво посмотрел на Мальсибера и решил спросить его прямо, сейчас все будет зависеть от его ответов. Конечно, я мог бы у него в мозгах покопаться, но если я попытаюсь что-то подобное сделать — он это сразу почувствует и тогда, ни о каком доверии речи быть не может, причем с его стороны, а ложь я и так отличу, легкий щуп запущу и все дела.

— Как ты относишься к Лорду? Если вдруг воскреснет — побежишь к нему на поклон как раньше? – я смотрел ему прямо в глаза. Рей взгляда не отвел и ответил ровным спокойным голосом:

— А куда я денусь? Далеко убежать все равно не смогу, но служить ему не буду. Пускай сразу убьет.

— Почему ты решил изменить свое отношение к нему? — все тот же зрительный контакт.

— А где он был столько лет, когда я улицы подметал, когда я остался без всего, когда все, кто был мне дорог отвернулись от меня, а другие были мертвы? А он не научил меня ничему, кроме как профессионально кого-нибудь убивать! Знаешь, эти знания в повседневной реальности оказались почему-то мало кому нужны.

— Почему ты не пришел ко мне?

— А смысл? Ты всегда был умненьким мальчиком, книжки читал, на светлую сторону вовремя метнулся, в любимчиках у Дамблдора ходить начал. Зачем мне было компрометировать тебя в глазах у «победившей» общественности? Зачем привлекать к тебе внимание и в первую очередь к себе, когда меня приговорили к пожизненному сроку в Азкабане? Задумка Лорда с масками гениальна на самом деле. Мы даже в Круге их частенько надевали и плохо знали друг друга в лицо. Какого-то незнакомого парня вместо меня в расход пустили. Он тоже Рейнардом Мальсибером оказался. То ли настолько глуп, что взял мое имя, то ли правда однофамилец, то ли родственник какой. Я свое древо не успел толком изучить. А родители, как только о приговоре узнали, сразу вышвырнули меня из дома. Как же, какой позор! Не то, что Метку принял – половина моей семейки ее еще раньше меня получила, а то что в Ближнем Круге оказался, да еще и практически попался потом. Так что, решай. А правду я говорю или нет, ты ведь знаешь.

Он отвел взгляд и поднялся, протягивая мне чек.

— Мне деньги такие не нужны, Северус, они и так бы сдохли. Если насчет меня все решил отрицательно, прошу: присмотрись к моим ребятам некоторым. Жалко их, пропадут, если завязнут в этом болоте. Талантливые. А я и с оставшимися смогу работу наладить.

Я посмотрел на него и понял, что стоящему передо мной человеку на вид можно было дать лет двадцать пять, а на самом деле ему лет сто. Я даже представить себе не могу, да и не смогу никогда, через что пришлось ему пройти. Как я был тепличным мальчиком, так и остался. У меня всегда все было и всегда все преподносилось мне на блюдечке, а в конце, блюдечко-то золотым оказалось с бриллиантами по краю. Что я вообще знаю о жизни? Да нихрена. Неужели я должен был это понять, когда узнал историю Хагрида, которым никогда в жизни не интересовался, даже презирал. Или когда узнал, что Рейнард потерял из-за меня. Из-за меня! Я завалил работу в Ближнем Круге. Прав был Милтон, нельзя меня было туда пускать. Что я там вообще делал? Шпионил? И кому от этого легче становилось? Уж явно не Отделу, который итак все знал и НИКУДА не вмешивался. Ну вступил я в Круг и что дальше? Да ничего. Я никого даже не пытался там узнать. Я всех ровнял по Лестрейнджам, да по окончательно свихнувшемуся Краучу. Ты не прав, Рей, мозгов если нет в шестнадцать, то и в двадцать им браться не от куда. Возомнил себя супер – героем, наделенным сверхспособностями, да руками-ногами махать научили. Мозги бы еще в комплекте ко всему этому шли. Неужели, для того, чтобы понять свою никчемность необходимо потерять одного из самых близких людей, стоя на останках еще ста пятидесяти нечужих мне человек? Я противен сам себе. Пора брать себя в руки. Тряпка. Два месяца коту под хвост. Сегодня же поговорю с Альбусом и Эваном. Время собирать камни.

Я снова посмотрел в холодные глаза, и на мгновение мне показалось, что я смотрю в пустые глаза Алисы: а осталось ли у тебя в душе хоть что-то человеческое. Если да, я клянусь, что вытащу тебя из твоего персонального ада. Клянусь, слышишь, Рей.

Я протянул ему чек обратно и ровно проговорил:

— Это аванс. С деньгами у меня сейчас в Отделе напряженка начнется, так что на скорую зарплату не рассчитывай. И парней своих приведи, если полностью им доверяешь.

— Хорошо. – Мальсибер развернулся, чтобы пойти к выходу, но потом резко повернулся и, прищурив глаза, поинтересовался:

— Тебя кто так уделал?

— Да, маггл один, — отмахнулся я.

— Не обманывай меня, Сев. – Он погрозил мне пальцем. Я даже опешил.

— Я никогда никого не обманываю, Рей. Я даже Лорда никогда не обманывал. А на самом деле меня так очень близкий мне человек из депрессии выводил. По-другому он не умеет. Ему показалось, что у меня в голосе появились суицидальные нотки.

— Что, помочь решил? — ухмыльнулся мой начальник службы безопасности.

— Наверно. С ним я ни в чем не уверен. Но я сказал тебе правду: он действительно маггл.

— И что, ты даже не сопротивлялся? – недоверчиво спросил Рей.

— Вначале нет, а потом как-то не помогло уже, когда инстинкт самосохранения включился и рефлексы заработали.

— Познакомь?

— Да сегодня же. Вместе с парнями своими подходи в десять вечера в Отдел, когда я змеек своих спать уложу, там и познакомлю. – Я так широко и искренне улыбался, что Мальсибер опять сощурил глаза.

— Что-то не нравится мне твоя улыбка. Кстати, лови! – Он кинул мне маленькую коробочку, которую я схватил на лету.

— Это что?

— Рождественский подарок! — Мальсибер, не оборачиваясь, вышел из палаты. Как он все-таки ходит беспрепятственно по школе?

Я открыл коробочку и увидел перстень: в серебряной оправе какой-то неизвестный мне темный камень с гравировкой — око Гора в котором вместо зрачка летящий черный дракон. Изящная вещь. Откуда она у него? Я повертел кольцо и надел на палец. И тут же левое плечо пронзила дикая боль: что ты мне подарил, сволочь. Боль терзала мое плечо примерно минуту, затем прошла так же внезапно, как и появилось. Но на плечо я все же решил посмотреть: все то же око Гора с летящим драконом, только в виде татуировки и увеличенное в несколько раз. Я сразу перевел взгляд на перстень. Просто перстень. Камень с абсолютно гладкой поверхностью. Это еще что за хрень?

Мерлин! Уже Рождество!»

— Что за кольцо ты ему подарил? — посмотрел на Рея Малфой.

— Да не знаю. Просто красивый перстень. Купил в Лютном Переулке, чтобы было что подарить по случаю кому-нибудь. Ты знаешь, это я при Севе из себя статую непробиваемую строил, а на самом деле молился. Он мне жизнь фактически подарил. Какую-то надежду на то, что я не такое дерьмо, каким я сам себя считал. Да и ребят моих вытащил.

— Ну вы же все-таки были в Министерстве тогда? — осторожно спросила Гермиона.

— Люциус, я ей нравлюсь, — ткнул локтем Малфоя Мальсибер, — а ты рыжий, — это было брошено в сторону Рона, — не зыркай так злобно. Ты мне все равно не соперник…

— Рей, клоун! Ответь, девочке!

— Какие же вы скучные. Эйлин, не ревнуйте, вы всегда останетесь в моем сердце на самом главном месте. – Он наклонился к уху Гермионы и прошептал громким шепотом, — прости, дорогая, давай встретимся в более приватной обстановке и я тебе все-все расскажу, если, конечно, у нас время для разговоров найдется. — Гермиона как завороженная смотрела в прозрачные глаза Мальсибера.

— РЕЙ!

— Был я, был. — Рейнард с видимой неохотой отклонился от девушки. — Кто-то же должен был нас арестовывать. Аврорам туда почему-то допуск был закрыт.

Пока все переваривали полученную информацию, Перси продолжил читать.



ЗАДНИЦА — многофункциональная часть тела. Кроме основного предназначения, ей думают, ей же чувствуют, через нее принимают решения и выполняется большинство работ, на нее ищут приключения, а когда найдут, в ней же и сидят!
 
Spawn_a_4eДата: Пятница, 04.10.2013, 10:11 | Сообщение # 72
Химера
Сообщений: 413
« 32 »
Глава 13. Тренировки, увольнение, собака

Не бечено.

«20 апреля 1993 года.

За последние несколько месяцев я понял для себя одну вещь. Никогда не мешай профессионалам делать свою работу. Мне так и сказали сегодня: «Сев, иди отсюда, не мешай взрослым дядям», причем сказал мне это Мальсибер!

Когда я сегодня явился с утра в Отдел, я увидел, что там царит какое-то нездоровое оживление. А ведь еще до вчерашнего дня мы разбирали завалы. Вот, значит, пока все руками работали и камни таскали, Сев был к месту, а когда мои Службы безопасности приступили к организации этой самой безопасности, меня просто послали. Да, теперь в Отделе две Службы, отвечающие за безопасность: внутренняя – под руководством Рейнарда, которую я мечтал создать и внешняя – под руководством Эвана, которую он сам создал, хорошо хоть меня в известность поставил.

На мой вопрос: а как собственно его Легион, он спокойненько так ответил, что подал в отставку, также как и десять пришедших с ним волонтеров. Они все это безобразие прокомментировали следующим образом: «А здесь весело и интересно. Там мы уже видели всё».

Первым делом мои свеженазначенные и самопровозглашенные начальники удалили из Отдела всех авроров, после того как основные завалы были разобраны, где-то пару недель назад. Причем, они не просто их удалили, но и закрыли допуск для всех, включая Скримнджера. Эван решил о принятии столь странного решения просветить меня лично, принося бумаги на подпись. Я не выдержал и решил все-таки поинтересоваться:

— Зачем вам это нужно?

— Нечего здесь делать посторонним. Это временно, Малыш. Когда все здесь наладим, частичный допуск сделаем. В коридор и в залы, в которых у вас судебные разбирательства проходят. Но и за этими помещениям будет круглосуточный контроль. Есть у меня некоторые задумки, сейчас Керри над ними голову ломает. Так что подписывай, давай.

Я поставил подпись, под дискриминирующим авроров документом.

— А если бы я заартачился, что бы вы делали?

— Ну, так не заартачился же. К тому же на этот случай у нас есть вот это, — и Роше протянул мне еще один документ. Точнее он был абсолютно такой же, только вот на нем уже красовалась моя подпись. Я почувствовал, что снова, в который уже раз, теряю контроль над ситуацией. – Это твой дружок – мазохист притащил. Где он нашел человека, так подделывающего твою подпись, для меня загадка.

— Эван, а почему ты постоянно называешь Рея мазохистом? – я даже заулыбался.

— Когда ты вот так улыбаешься, то становишься похож на того мальчишку, которого когда-то мне поручили.

Меня сразу перестал волновать Мальсибер. Я решил задать вопросы, которые мучили меня уже давно, пока снова не забыл.

— Эван, а почему ты практически не меняешься? Ты выглядишь почти так же, как при нашей первой встрече. Да и остальные ребята.

— Ирвин занимался этим вопросом. Он кое-что выяснил. Дело в том, что как бы остаточный магический фон, есть абсолютно у всех людей. Что-то по типу замкнутых и разомкнутых контуров. Я не очень в этом разбираюсь. Суть в том, что у обычных людей – магглов, этот контур разомкнут всегда, поэтому та энергия, которая у мага может трансформироваться в выполнение заклинания, у магглов просто рассеивается в пространстве. К тебе это все не относится. Ирвин очень долго разглагольствовал о том, какие темные маги уникальные, и как они от нормальных людей отличаются. Это накопление и распределение энергий в темных проходит по совершенно другим принципам. Но, давай вернемся к обычным людям, а не темным феноменам: существуют люди, которые не могут переводить эту накопленную энергию в волшебство, однако несознательно могут направить ее на себя: они меньше болеют, медленнее стареют, живут втрое дольше, чем магглы, видят и чувствуют магические проявления и магические сущности ну и так далее.

— Сквибы. Мы называем таких людей – сквибы.

— Да, Ирвин так и сказал. Он предоставил мне более десятка различных параметров, по которым можно выявить сквиба. Все те ребята, что пришли со мной… Собственно простые магглы, не сквибы, не смогли бы пройти сюда в Министерство, они просто не видят вход, да они его даже не чувствуют. Помнишь, тогда в Африке Фернандо наткнулся на стену того чокнутого мага? Я тебе тогда не сказал, но для всей группы это была именно стена, тогда как простые люди ничего такого не ощущали, для них этой стены не было, они начинали чувствовать какую-то необоснованную панику, настойчивое желание немедленно уйти из этого места, в общем, что-то на грани чувств, не материальное. Знаешь, тебе лучше с понимающим человеком поговорить об этих тонких материях.

— Эван, а Ирвин…м-м-м…

— Да собирается он к тебе, не переживай. Только с делами во Франции закончит, да контракт закроет в лаборатории, в которой сейчас работает. Ну и плюс гражданство. У нас всех, кто здесь сейчас трудится, например — двойное. У Ксавье вообще гринкарта. Короче, как только брат со всем этим разберется, то сразу сюда рванет. Да, кстати, в скором времени жди Ксавье, он устал от работы профессионального бездельника, а у нас же здесь так интересно, что граф решил поучаствовать. Вместе с собой, он захватит весь свой обширный багаж связей, рассеянных по всему миру. Тебе же предстоит внешнюю резидентуру восстанавливать. Он бы и раньше прискакал, но Фрай не решался оставлять. Черт его знает, сколько всего людей на самом деле твой Отдел исполнило.

Я смотрел на полковника и думал: как же мне со всеми ними повезло. И тут до меня дошел смысл последних, сказанных Эваном слов и меня прошиб холодный пот. Мы ведь действительно не знаем наверняка, сколько было людей, взорвавших Отдел. Что если у Эйвери здесь был кто-то еще, кроме той четверки? Хагрид. Он сейчас наиболее уязвим. Мальсибер, со своими парнями все время здесь находится, да иногда в Гильдии. Замену себе ищет на роль Главы. Представляю себе его кастинг, с ножом в одной руке и с палочкой в другой, тот, кто продержится против него пять минут и выживет, тот и новый Глава. Главное, чтобы адекватного человека поставил, нам еще с ним работать. Из размышлений меня вывел задумчивый голос полковника:

— Знаешь, Сев, в тебе есть одна отрицательная черта, которая может помешать твоей работе в качестве начальника Отдела Тайн.

— Какая? – я посмотрел на Эвана. Я прекрасно знаю, что на данном этапе – начальник из меня никакой. Но с другой стороны: не все же становились директорами, командирами, да хоть кем — сразу. Меня фактически бросили в озеро, даже не поинтересовавшись, а умею ли я плавать? Точнее я сам прыгнул.

— Если ты чувствуешь себя комфортно с собеседником, если ты ему абсолютно доверяешь, ты практически не следишь за нитью разговора, даешь себя увести в сторону. Это может в один, далеко не прекрасный момент, сыграть с тобой дурную шутку.

— Опять уроки, да, Наставник? – я улыбнулся.

— А куда деваться? – Эван вернул мне улыбку, — какой вопрос ты задал мне в самом начале разговора? Не помнишь? Вспоминай! Забыл, как за забывчивость наказания получал? Мне напомнить? – я не выдержал и рассмеялся. Полковник Роше много лет руководил одной из секретных Баз Французского Легиона, его опыту мог бы даже Алекс позавидовать. Интересно, как их вообще отпустили? Наверняка здесь Ирвин постарался. Не удивлюсь, если в самом Легионе вообще забыли, что такие люди когда-то служили в нем. За меня Эван ничего делать не будет, а вот попробовать научить… Я подобрался, что же я у него спрашивал-то? Ах, да:

— Почему ты называешь Рея мазохистом?

— А как мне еще называть человека, который каждый божий день просит его избить до полусмерти? Твой дружок прекрасный боец, очень неплохо сочетающий в себе владение навыками боевых искусств и магические приемы. Кстати, по части «грязных» приемов он может дать тебе фору. Зачем ему это? Если хочет тренироваться, то почему надоедает мне? Хочет чему-то научиться, почему тогда не попросит прямо? К тому же переучивать его уже поздновато. Да и ни к чему это. У него совершенно другая базовая подготовка. Но от этого менее эффектной, она не становится. Не понимаю.

— А ты попробуй, погоняй его. Рею это сейчас очень нужно.

— Я практически не знаю этого парня.

— Позанимайся с ним, заодно и узнаешь, вам еще вместе работать. Только вот, говорить Мальсиберу о том, что ты его учишь не нужно, пусть думает, что ловко выуживает из тебя различные приемчики. И да, Эван, я похоже форму теряю, не устроишь мне совместную с Реем тренировку?

— Посмотрим. Вроде он неплохой мальчик, немного покалеченный только. — Эван задумался. — Ты не прав, Сев, я уже немного изучил его. Мальсиберу нужен именно наставник и еще ему нужны друзья. Вот в этом он просто отчаянно нуждается. А тренировки — блажь. Ладно, пойду я господ авроров выгонять.

— Эван, постой. Я посоветоваться хочу. В общем, если бы тебе было необходимо оградить от потенциальной опасности одного человека, что бы ты сделал?

— Если бы у меня был доступ к какой-нибудь тюрьме с одиночными камерами, я бы его посадил. Более надежного укрытия сложно придумать. Это все? Извини, у меня много работы.

На первую тренировку с Мальсибером я опоздал. Вообще у меня стало создаваться ощущение, что я должен быть во многих местах, причем одновременно.

В школе нападения василиска продолжались. Уже четверо пострадавших лежали в Больничном крыле. И вместо того, чтобы спуститься в Комнату, на очередном педсовете, который я благополучно пропустил, было принято решение сопровождать учеников на занятия.

Альбус постоянно меня шпынял, намекая на то, что я вроде бы обещал разобраться со змейкой. Я кормил его завтраками, и благополучно забывал об этом. Еще Хагрид. Идея посадить его на пару месяцев пришлась мне по душе. Он темный, так что все дементоры ему ниже пряжки.

На счет ареста лесничего мне пришлось выдержать нелегкий разговор с Фаджем.

Фадж был одним из очень ограниченного круга людей, кто знал обо мне правду. Не всю, разумеется, но хотя бы то, что я являюсь темным магом. Еще бы, он ведь присутствовал при обряде контроля. Только вот, знает он это касательно Северуса Снейпа.

А про нового начальника Отдела Тайн не знает по сути никто и ничего, кроме имени и внешнего вида. Самое главное, что на назначение кого бы то ни было конкретного в этот Отдел не мог повлиять даже Министр.

С чем это было связано, также никто не знал. Создавалось ощущение, что Отдел сам принимает решение о том, кто станет его Главой.

Вот этот непонятный Глава Отдела Тайн и отправился к Министру. Убедить его, что Хагрида нужно арестовать до выяснения, так сказать, было очень сложно. Он панически боялся крестного, а так как лесничий считался до мозга костей преданным Дамблдору, то… В конце концов я не выдержал и начал на Министра давить:

— Корнелиус, в школе – четыре нападения неизвестным на учеников. Четыре! В общем так, в сложившейся ситуации нам просто необходимо кого-то наказать. Если это не Хагрид, а учитывая его прошлое, он вполне подходит, то дайте мне какого-нибудь другого подозреваемого.

— Но Альбус… — жалко проблеял Фадж. Судя по его виду, о темном прошлом Хагрида он даже не подозревал.

— Директора Дамблдора я предупрежу, и объясню, что это не надолго, и как только преступник будет обезврежен, мы сразу же Хагрида отпустим.

— Ну хорошо. Я сам пойду к лесничему и уведомлю его об аресте.

Видимо нашего Министра ностальгия замучила, решил вспомнить деньки, когда работал простым дознавателем.

Хагрида я предупредил заранее. Видимо, какая-то часть моей паранойи передалась ему, потому что, когда я его покидал, он придвинул арбалет так, чтобы тот всегда был под рукой. За себя он вряд ли боится, но Хагрид прекрасно понимает, что живет на территории школы, и если за ним придут убийцы, то могут пострадать дети.

Арест Хагрида был запланирован на пасхальные каникулы, и состоялся сегодня.

Так вот, на первую тренировку я опоздал.

В качестве тренировочной площадки Эваном был облюбован Большой Зал суда. Мол, и скамейки удобные, и площадка в центре прекрасная, и места достаточно, и стены просто великолепно магию отражают. В общем, идеальное место, чтобы погонять двух бездельников. Двух, это потому, что полковник постановил: мы с Мальсибером прекрасно подойдем для создания боевой двойки. Спина к спине и все такое. Так как завтрак в Хогвартсе начинался в восемь утра, а занятия с девяти, то до половины восьмого я поступал, как в детстве, в распоряжение Эвана. С пяти утра до полвосьмого («конечно, Сев, я понимаю, что времени маловато, но мне же не нужно вам – бездарям основы вбивать, просто в паре научить работать»). Интересно, я когда-нибудь высплюсь? Или для этого мне нужно снова в Больничное крыло попасть?

Когда я пришел в зал в первый раз, Эван уже гонял Мальсибера: по скамьям, по полу, по стенам и даже по потолку. Серьезно, прямо бальзам на душу. Когда еще увидишь Рея, летающего по всему периметру немалого помещения.

Особое удовольствие я получил, когда полковник отвлекся от избиения младенца и переключился на меня, чтобы отчитать за опоздание. Рей тогда решил воспользоваться подвернувшимся шансом достать Эвана, но тот отмахнулся от угрозы за спиной, даже не обратив на него особого внимания, продолжая читать мне нотации.

У упавшего, одного из самых страшных Пожирателей, было тогда выражение лица обиженного ребенка, которому не просто не дали конфетку, но еще и отшлепали.

Я тогда понял о себе одну вещь, за годы спокойной жизни я действительно слегка так (почти полностью) потерял форму. Об этом мне в очень нелицеприятной форме заявил Эван, когда уже я бегал по стенам и потолку. Эта сволочь Мальсибер, в это время развалился на какой-то скамье и наслаждался зрелищем, еще и комментировал – зараза.

В общем, все возвращалось на круги своя, и палки, залитые свинцом и упражнения на гибкость. Единственной радостью для меня в этой ситуации было то, что Рею доставалось вдвойне, так как у меня уже был горький опыт, поэтому я тихонько выполнял все указания Эвана, а вот Мальсибер такого опыта не имел, и пытался качать права, за что был неоднократно наказан.

К концу первой недели мы с Реем сработались и уже могли более менее отражать каждую третью атаку. Решив, что мы готовы к более серьезной работе, Эван отдал нас моим нянькам, а сам ушел «заниматься делом, а не тратить время на двух недорослей, совершенно не ценящих усилий, которые в них вкладываются». Если Мальсибер решил, что станет проще, то первое же утро расставило все на свои места.

А сегодня после обеда, я вернулся в Хогвартс. Что-то давно я о Поттере не заботился. Да и необходимо выяснить, кто же такой у нас умный, очень здорово подделывающий мою подпись. Вообще-то у меня три кандидатуры: Минерва, после разговоров с Эваном я не сбрасываю со счетов никого, Флинт и Монтегю. Нужно еще все-таки папку из Отдела Бэгмана изучить. В общем, дел много.

Но, так получилось, что я попал прямиком в кабинет Директора. Предупредив Альбуса об аресте Хагрида, я устроился в кресле, возле дальней стены. Думал, что немного подремлю, но уснул основательно, до вечера».

— Нет, я не понимаю! Северус что, действительно думал, что я состою в Ближнем Круге?! Почему он меня на первое место в списке подозреваемых поставил?! – голос Минервы зазвенел.

— Мадам, а вы что, правда состояли в Ближнем Круге? А почему я Вас там не видел? А, я понял! Вы Беллу периодически замещали, — Мальсибер говорил восторжено, и в его голосе явно прослеживалось восхищение.

МакГонаглл ничего не ответив, просто встала, подошла к Рейнарду и отвесила ему подзатыльник. Затем она вежливо обратилась к соседу Мальсибера:

— Вы не могли бы пересесть на мое место? Спасибо, — последнее слово было обращено к спине удаляющегося на максимальной скорости волшебника. Затем, расправив несуществующие складки на своей мантии, она села рядом с Реем.

Тот напоминал нашкодившего мальчишку.

— Малфой, а чего это меня все бьют?!

Минерва устремила взгляд на секретаря Визенгамота и произнесла:

— Перси, продолжай.

«Разбудил меня вошедший в кабинет Альбус,который громко хлопнул дверью и радостно закричал с порога:

— Северус, меня наконец-то уволили! — он вытащил из одного из шкафов чемодан и начал кидать в него свои вещи, что-то при этом напевая. До меня не сразу дошел смысл сказанных слов, но потом…

— Как тебя уволили? Кто это сделал? Почему уволили именно тебя, и в то время, когда в школе продолжаются нападения и мы совершенно не знаем, кто это делает, а ты единственный, кто может завязать узлом нападающего, если, конечно, захочешь? — я, наконец, выдохся, а Альбус, посмотрев на меня сияющими глазами, задумчиво произнес:

— Дружок твой, Малфой. Принес мне записку какую-то от попечителей, в которой написано, что я отстраняюсь от занимаемой должности, в связи с ее несоответствием. – Он задумался ненадолго и произнес, глядя на меня в упор, — тебе не кажется, что с Малфоем что-то происходит?

— Откуда Малфой вообще взялся? — мне кажется или я действительно в последнее время не сразу начинаю понимать ход мыслей собеседника?

— Ну вот этого я не знаю. Мы с Корнелиусом тихо — мирно пришли арестовывать Хагрида, а тут он. Там еще Поттер с Уизли под мантией – невидимкой были.

— Эти-то какого там забыли? Вы что, Хагрида в Большом Зале арестовывали? Почему при его аресте присутствовало столько народу?

— Ну что ты нас совсем за дураков держишь? В хижину мы пришли. Фадж торжественную речь сказал, и только мы собирались уходить, как Люциус твой вошел. Гордый такой, разодетый, с таким пафосом мне пергамент протянул, словно уволить меня — дело всей его жизни, — радости Альбуса не было предела. Он подхватил чемодан и направился в сторону двери. — Все, мне пора, было приятно с вами работать. Я пошел.

— Куда?! Стоять! Никуда ты не пойдешь, пока все не расскажешь! — я даже вскочил. Ну что за человек?

— Как стоять? А вдруг попечители от Империуса оклемаются быстро, я же отдохнуть не успею. Что рассказывать-то? Что твой Люциус Империус на всех подряд накладывает. На Фаджа, вон, при мне наложил. Невербально, представляешь? А что тут такого? Стоит человек без дела, и без Империуса, не порядок.

— И что он ему приказал? – я устало опустился обратно в кресло. Похоже, сегодня я все-таки займусь этим белобрысым павлином. Сколько можно-то уже?

— Самое интересное, что ничего! — Альбус говорил так, будто вся эта ситуация его безумно развлекает, — я Корнелиуса еле из хижины утащил, он растерянный такой стоял, видимо приказа ждал. Хороший Империус, практически идеальный.

— Так, давай, все по порядку.

— Ну, вот пришли мы к Хагриду. Хагрид пустил скупую слезу, как я, мол, школу брошу — перед Поттером красовался. Затем раздался стук в дверь и на пороге появился Малфой. Собака отреагировала на своего хозяина странно. Рычать начала. Я даже удивился, никогда не слышал, чтобы Клык вообще когда-нибудь рычал. Видимо, собаке от него тоже в последнее время немало перепало. И Хагрид орать на Люциуса начал. А ведь, чтобы выгонять Лорда Малфоя из своего дома, нужны очень веские основания. – Альбус присел на край чемодана. — Что он им сделал, ты случайно не в курсе? Да, впрочем, не важно. Зайдя в хижину, Малфой сразу переключил свое драгоценное внимание на меня и сообщил, что давно меня ищет, потому что позвонил в школу, где ему ответили, что я у Хагрида. Северус, я, конечно, все понимаю. Но куда и главное на что он звонил? Ты ему ничего не говорил? – он подозрительно посмотрел на меня.

— Ну, я вообще сомневаюсь, что у Малфоя есть телефон школы, которого в принципе нет. И кто ему мог ответить в этом случае?

— Ну не знаю. Наверное, Фоукс. Как там у вас дома: «Здравствуйте, это говорит Фоукс – автоответчик Альбуса Дамблдора. К сожалению, Директор не может ответить на ваш звонок, потому что отсутствует. Перезвоните, пожалуйста, позже. Или сходите в хижину к Хагриду.»

— Хм, забавно, — я улыбался. — Может он камин имел в виду?

— Ага, Фоукс заглядывает в камин и вещает то же самое? Не пугай меня. Моя птица не настолько умная, — Фоукс, услышав эти слова, истошно заорал и полетел на Альбуса с явным намерением снести ему голову. Директор вовремя пригнулся, — я имел в виду, что ты разговаривать не умеешь! Успокойся! — Феникс, презрительно фыркнув, сел обратно на свой насест.

— Может быть, ему показалось, что он звонил тебе, но ты ему не ответил, а ответил кто-то другой? – я сам не понял, что я сейчас сказал, Альбус видимо тоже. Потому что он посмотрел на меня как на сумасшедшего и поближе подвинулся к двери.

— Ну, собственно все. Я еще посоветовал ему к Поппи обратиться, мало ли.

— Точно все? – я недоверчиво посмотрел на Альбуса.

— Хочешь, покажу? Особенно идеально наложенный невербальный Империус произведет фурор, я не сомневаюсь, — сказал Альбус, но с места не сдвинулся.

— Нет уж, увольте.

— Ну, мальчик мой, не путай. Уволили меня. Все я убежал. Империус все-таки ненадежная штука, — и этот предатель резво поскакал к двери.

— Не переживай, месяц у тебя точно есть. Империус Малфоя — сильная штука, — я обреченно посмотрел в камин, абсолютно не понимая, что мне сейчас делать.

— Ты все-таки умеешь сообщать радостные известия, — крикнул на прощание крестный и помахал мне ручкой.

Просидев в кабинете Альбуса минут пятнадцать, я решил, что исполнять его обязанности будет Минерва. Заместитель? Заместитель. Пускай и замещает директора на время незапланированного отпуска последнего.

Я спустился к ней и просто поставил перед фактом. Она даже особо и не скандалила. Правда все-таки стребовала с меня обещание спуститься в комнату. Да спущусь я! Спущусь! Вот поужинаю и спущусь!

После позднего ужина я решил посмотреть, что там делают мои змейки. Когда я вошел, то на меня никто даже внимания не обратил. Все столпились возле Драко и пытались успокоить рыдающего мальчика. Да что опять–то произошло? Я приблизился к мальчишке, который тут же перевел свои заплаканные глаза на меня:

— Профессор! Он опять забрал Клыка!

— Кто забрал? Куда? — похоже, это уже вошло в традицию ничего не понимать.

— Папа. Он куда-то забирает мою собаку! — и ребенок разревелся еще больше. Я Люциуса убью.

— И как часто он забирает твою собаку? – осторожно спросил я.

— Пятый раз уже, профессор. — Решила ответить мне Фарли. – По крайней мере успокаивали мы его именно столько раз.

— Значит, опыт в этом у вас уже есть, — я чуть слышно выдохнул. Хоть Драко успокаивать мне не нужно будет.

— Естественно, — фыркнула моя староста. Я кивнул и быстро сбежал из гостиной. Пора уже навестить Лорда Люциуса Малфоя.

Аппарировав к нему в Мэнор, я наткнулся на этого странного эльфа Добби. При виде меня он в знак приветствия махнул мне рукой и куда-то исчез.

Хозяина я не нашел, зато в библиотеке я нашел Нарциссу, которая сидела над какими-то бумагами и не обратила сперва на меня никакого внимания.

— Цисси, я не помешаю, — я решил все-таки привлечь ее внимание и легонько постучал в дверной косяк. Она подняла на меня красные воспаленные глаза и, отрицательно махнув головой, снова уткнулась в пергамент. — Где Люциус?

— Я не знаю, где он шатается! – а дальше… сколько новых, а главное очень нецензурных слов я явно не ожидал услышать от аристократки. Беда. Цисси, ты же даже слышать о таком не должна была.

— Он домой-то хоть заходил?

— Заходил! Притащил эту собаку и опять куда-то убежал! Сев, что с ним происходит? Он всячески отказывается от какой-либо помощи! Он забросил все дела! Теперь все свалилось на меня! На меня! Я целую неделю потратила на изучение маггловских фирм, основ их управления и устройства компьютера и телефона! Оно мне надо?! Если твой дружок не оклемается — я подам на развод! И заберу сына с этой собакой, раз она ему так дорога!

— Нарси, успокойся. Я постараюсь сделать все, что в моих силах. Скажи, где Клык?

— В нашей комнате! Он наказан!

— За что? Кто его наказал?

— Люциус! Я не вникаю в их интимные отношения! Мне и бумаг этих выше потолка! — прооравшись, она вновь уткнулась в пергамент. Я, поняв, что больше ничего вытянуть из этой прекрасной леди я не сумею, направился к выходу. Завтра же пошлю ей на помощь какого-нибудь гоблина. А то мало ли... Вдруг и правда на развод подаст?

Найдя бедную собаку в спальне Малфоев, я аппарировал к опушке Запретного Леса, чтобы отвести Клыка обратно к Хагриду и заодно выгулять его. Вернувшись в замок, я направился в свои апартаменты, где решил сделать запись в дневник. Чувствую, что больше сегодня я сделать ничего не смогу — засыпаю.»

— Он когда-нибудь вообще спускался в комнату? — воскликнул Гарри.

— Конечно, как только вы оттуда ушли, — равнодушно проговорила МакГонаглл.

— Люциус, так что ты там делал с бедной собакой? Зоофил, психованный, — толкнул локтем в бок Люциуса Рей. Подзатыльник от Минервы Мальсибер отхватил незамедлительно.

— Да не помню я! Уизли, читай!



ЗАДНИЦА — многофункциональная часть тела. Кроме основного предназначения, ей думают, ей же чувствуют, через нее принимают решения и выполняется большинство работ, на нее ищут приключения, а когда найдут, в ней же и сидят!
 
Al123potДата: Пятница, 27.12.2013, 01:21 | Сообщение # 73
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Дневник. Первые потрясения.fb2 - http://yadi.sk/d/w-I-b255F2ZMZ


"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Violator-aДата: Пятница, 27.12.2013, 11:04 | Сообщение # 74
Подросток
Сообщений: 17
« 0 »
И тут его выкладывают, печаль sad
 
Al123potДата: Среда, 15.01.2014, 03:57 | Сообщение # 75
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Вот, что написала Amarenthe на ФФ.ру
Цитата Amarenthe
Всем спасибо за высокую оценку нашего произведения.

В настоящее время на работе полный завал, который выносит полностью мозг и нервы, поэтому чтобы не взорвать зал суда и не написать конец в следующей главе, мы уходим в отпуск. Насколько длительный сообщить не могу. С уважением.

В связи с выше перечисленным и тем что Spawn_a_4e, остановил выкладку на 13 главе второй части то вот двенадцать глав третьей части, выложенных на ФФ.ру и Фибуке. Дневник. Обратная сторона победы.fb2



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Дневник (от 02.10.13) (AU/Humor/Drama)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: