Армия Запретного леса

Вторник, 25.02.2020, 15:59
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 13 из 13
  • «
  • 1
  • 2
  • 11
  • 12
  • 13
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » В качестве подарка (ГП/ГГ, AU, ООС, макси, в работе)
В качестве подарка
alexz105Дата: Четверг, 19.09.2013, 20:52 | Сообщение # 1
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Автор: alexz105
Бета: senezh до 3 главы, Секира с 4-ой главы
Пейринг: Гермиона Грейнджер/Гарри Поттер, Люциус Малфой, Драко Малфой, Луна Лавгуд
Рейтинг: R
Жанр: AU/Romance
Размер: Макси
Статус: В процессе
События: ПостХогвартс, Волдеморт побежден, Сильная Гермиона
Саммари: Великий подвиг совершен, но главный герой вновь в опале. Магический мир отравлен страхом и подозрительностью. Пропал мощнейший артефакт. Беды сыплются одна за другой. Можно впасть в отчаяние, а можно все как следует организовать вплоть до подарка на День Рождения себе любимой...
Продолжение следует!)))



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 15.02.2020, 18:32 | Сообщение # 361
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Часть 2. Глава 9


Возвращаясь к Ренесми, новообращенные вампиры встретились неподалеку от входа в гимназиум.
- Лаванда, послушай меня, - Рон был мрачен, - пока мы одни я хочу рассказать тебе…
Рон замолчал. Лаванда с беспокойством уставилась на него.
- Что-то случилось?
- Да. Во мне проснулся дар слышать мысли собеседника, которые не предназначены для других.
- Здорово. И когда это произошло?
- В том-то и дело. Это произошло еще в Риме, во время разговора с Аро. Только я не сразу понял что происходит, и почему я слышу два голоса Аро. Один голос разговаривал с нами, а второй я слышал в паузах. Только сейчас до меня дошло, что это были его мысли о нас с тобой.
- И что же ты услышал?
- После того, как мы вернемся, нас убьют.
- Почему? За что?
- Наше обращение нарушило законы вампирских кланов. Таких как мы уничтожают. Нас оставили только потому, что мы новообращенные и сильные, и к тому же мы из магов и хорошо знаем Грейнджер и Дамблдора.
- Ты уверен, что все правильно понял?
- Да. Никаких сомнений. Нас убьют. Оторвут головы и сожгут.
- Какой ужас! И что делать? Давай сбежим!
- Нас найдут в первый же день. Аро поставил на нас свою метку. По этой метке любой вампир услышит нас за сотни верст. Если бы мы были дикие, то можно было бы попытаться продержаться первый год. Потом от нас отстали бы и какой-нибудь клан мог принять нас. Но Аро лишил нас этой возможности. На нас стоит метка «Поймать и уничтожить».
Лаванда сморщила лицо и казалось, сейчас заплачет. Но вампиры не умеют плакать. У них нет слез.
- Лаванда, знаешь, что я решил?
Та с надеждой посмотрела на него.
- Нет, я не насчет спасения, - разрушил ее надежду Рон, - я о себе. Если уж суждено погибнуть, то я хочу, чтобы те, кто были мне когда-то дороги и перед кем я виноват, смогли остаться жить в мире, который был бы хоть чуточку безопаснее, чем сейчас. Понимаешь?
- Я буду с тобой.
Лаванда издала что-то похожее на сухой всхлип и прижалась к Рону. Они стояли обнявшись - вчерашние дети, вчерашние студенты Хогвартса, вчерашние гриффиндорцы, которые своим отступничеством и глупостью поставили себя на край неминуемой гибели, и плакали без слез, выталкивая остатками нежности императивы вампиров, которые вдалбливала им Ренесми. У них не было будущего. У них оставались крохи настоящего, которые они решили прожить как люди, помнящие свое прошлое и готовые заплатить за эту память всем, что у них осталось…

* * *
- Помните приказ Аро! Мы не вмешиваемся в распри магов. Мы лишь сохраняем жизнь мисс Грейнджер, потому что если она погибнет, то погибнет и Гарри Поттер, с которым у старших вампиров заключены важные соглашения! Поэтому, никакой самодеятельности! Защищаем Грейнджер, даем понять Дамблдору, что она находится под нашей защитой и послезавтра возвращаемся в свой мир. Все понятно?
- Ренесми, - с внешним безразличием спросила Лана, - а меня и Ро оставят в вашем клане?
- Аро сказал, что заберет вас обратно к себе.
- Зачем? Почему?
- Приказы Аро не обсуждаются, - сухо ответила Ренесми. Она догадывалась, какая участь ждет новообращенных, но сделать ничего не могла.
Ро и Лана переглянулись с печальным пониманием.
- Ну вот и все! - прошептал Ро.
Ренесми слышала, что он сказал, но промолчала, потому что ответить ей было нечего…

* * *

Дамблдор сидел напротив Луны Лавгуд и ласково улыбался ей.
- Ну как ты себя чувствуешь, девочка моя?
- Хорошо.
- Как протекает твоя беременность? Что беспокоит?
Луна поморщилась.
- Запахи. И вкусы. Они как-то странно изменились. Некоторые стали привлекательнее, но большинство вызывают отвращение до тошноты.
- До тошноты, - понимающе покивал Дамблдор, - еще немного рано, но можно попытаться посмотреть, кого ты ждешь. Пройди и ляг на кушетку, снимать мантию не надо.
Лавгуд легла на кушетку, которой еще минуту назад в башне Дамблдора не было. Старец присел рядом с ней на пуфик и начал водить над ней палочкой. Вверх рванули дымчатые полосы, причудливо извиваясь в разнообразные фигуры.
- Мальчик, - улыбнулся старец, - развитие его идет намного быстрее, чем можно было предположить.
- Надеюсь, он будет похож на своего отца, - улыбнулась Лавгуд.
- О да, это было бы не лишним доказательством, для тех, кто усомнится в том, что это ребенок Поттера.
- Поттера? – удивилась Лавгуд. – Почему Поттера? Это сын танни Атти!
Теперь пришло время не только удивиться, но и побледнеть Дамблдору.
- Что ты говоришь, девочка моя? Ты же всего месяц назад нарушила мой запрет и пробралась в мир магической Британии, где у тебя была романтическая встреча с Поттером!
- Да. Я помню, что хотела туда попасть, но не помню зачем… я все приготовила… я вышла из крепости и добралась до холма Входа, а потом…
- Что было потом? – резко спросил Дамблдор.
- Не помню. Я проснулась утром у себя в комнате и ничего не помню о том, где я была и что делала.
- Я не накладывал на тебя… - старец оборвал сам себя, словно чуть не сказал лишнее. – Лежи спокойно, я еще раз посмотрю.
На этот раз исследование производилось более детально и кропотливо, Луна даже несколько раз поморщилась от боли.
- Никаких следов, а это передается по наследству… Когда ты была с Атти?
- Еще до сражения. Он стал первым лепроханом вкусившим радости любви. Он погиб, но я ношу его плод, и он станет для меня памятью о нем.
С трудом подавляя раздражение, Дамблдор встал и пересел в свое кресло.
- А я еще удивлялся, почему плод развит сильнее, чем это положено по сроку…
- Я вас расстроила, профессор?
- Я расстраиваюсь из-за тебя, девочка моя. Боюсь, известие о том, что ты ждешь ребенка от Атти кое-кому сильно не понравится.
Дамблдор задумался. Лавгуд с тревогой смотрела на него.
Дамблдор был уверен, что Лавгуд удалось совратить Поттера и она беременна от него. Он так тщательно подготовил ее вылазку в мир магической Британии, так подгадал сроки, что она была просто обречена на успех. И вдруг выясняется, что Лавгуд уже давно беременна от этого поганца Атти! Это пробило огромную пробоину в его планах и теперь надо было срочно решить, как ее заделать. И уже не важно, была Лавгуд у Поттера или нет. Теперь нужно было менять планы под новую ситуацию. Впрочем, одна часть плана не претерпела никаких изменений, а с тем, что делать дальше, он успеет подумать потом.
- Луна, подойди ко мне, девочка моя. Сядь рядом.
Девушка встала с кушетки и устроилась за столом напротив старца.
Дамблдор, не скрываясь, извлек волшебную палочку.
- Империо!
Убедившись, что заклинание подействовало на полную мощь, он наклонился к Лавгуд и негромким спокойным голосом начал давать ей инструкции…

* * *
POV Луны Лавгуд.
Добраться до центральной башни удалось довольно быстро. Хоть я немного и устала от быстрой ходьбы. Страшно подумать, что будет на последних месяцах беременности, если я уже сейчас так быстро утомляюсь. Хорошо, что профессор меня посмотрел и все рассказал. Теперь я знаю, что у меня будет сын. И ничто этому не помешает, если сейчас я все сделаю правильно и быстро. Впереди охранники? Это ничего. Дамблдор наложил на меня Дезиллюминирующие чары. Меня они увидят шагов за пять, но так близко подходить к ним мне и не надо.
- Петрификус Тоталум!
Три заклинания и три замершие фигуры с копьями. Со стороны ничего не должно быть заметно. Стоят себе и стоят.
Теперь двое этих с мечами. С ними надо немного по-другому.
- Ступефай! Ступефай!
Вот и все, светлейшая Греине, путь в вашу спальню открыт. Осталось только проверить на охранные заклинания. Ну-ка!
- Специалис Ревелио! Гоменум Ревелио!
Охранных чар нет, и Грейджер в спальне одна. И вокруг больше ни одной живой души. Идеальная ситуация, чтобы обезопасить навсегда моего еще не рожденного сына. Как сказал профессор?
«Запомни, Лавгуд, когда Грейнджер узнает от кого твой ребенок, я не дам за его жизнь и ломанного кната! Я уже стар и не смогу защитить его и тебя. Только ты сама можешь избавиться от опасности и встать во главе этого мира, а в дальнейшем передать свою власть сыну. Ты должна это сделать, и если ты готова, то я дам тебе мою палочку…»
И я сказала, что готова. Что за жизнь своего сына я ни своей, ни чужой жизни не пожалею!
И он сказал: «Возьми мою палочку и сделай то, что ты должна сделать!»
И вот я пришла чтобы сделать это…
Дверь в кабинет. Шепчу:
- Аллохоморра.
Хорошо, что открылась без скрипа. Дуэль с Грейнджер мне сейчас не выиграть. Единственный шанс – застать ее врасплох или спящей и все закончить одним заклинанием.
Вторая дверь. Попробовать заклинанием? Или просто толкнуть рукой? Ну не запирает же она все двери волшебством?
Дементор! Все-таки скрипнула немного. Ее постель должна быть слева. Придется подсветить. Шепчу:
- Люмос.
Все правильно. Кровать слева и Грейнджер на ней носом в подушку досматривает свой последний сон. Как страшно! Как страшно, что сейчас она еще живая, а через мгновение будет мертвой! И палочка в руке дрожит… Что это? Чей это голос в голове?
«Ты должна это сделать… Ты должна это сделать… Ты должна это сделать! Ты должна это сделать!!!»
Великий Мерлин! Голова идет кругом! Палочка, словно сама нацелилась Грейнджер прямо в спину. Неужели я смогу ее убить?
«Вспомни о своем ребенке! Ты должна это сделать!!!»
- Авада Кедавра!!!

* * *
Рон сначала не понял, почему в спальню Гермионы пришла Лавгуд. Он ждал Дамблдора. Но когда он услышал мысли девушки, то мгновенно напрягся, следя за каждым ее движением. У него не было ни малейших сомнений в том, что ее прислал Дамблдор. Он сразу узнал палочку профессора, с которой тот пришел к Ренесми. Хоть они с Лавандой и не смотрели на профессора, чтобы он их не узнал, но Ренесми мысленно показала им весь разговор от начала и до конца.
Свет Люмоса, зажженный Луной, на мгновение резанул по глазам Рона, а когда он снова смог различить картину, девушка уже наставила дрожащую палочку на Грейнджер. Рон уже не сомневался, что сейчас прозвучит заклятие. Оставалось лишь опознать его по первым звукам и защитить спящую Гермиону.
- Ава…
Все понятно! Рон оттолкнулся от потолка, на котором он стоял вниз головой…
- …да Кеда…
По пути он схватил стул и закрыл им беззащитную спину Грейнджер.
- …вра!
Зеленый луч сорвался с палочки и врезался в стул, который гулко взорвался, разметав по комнате щепки и клочки обивки. Неуловимым движением Рон выбил из руки Лавгуд волшебную палочку Дамблдора, которая с легким дребезгом улетела куда-то в угол. И следующим ударом кулака сверху вниз оглушил неудавшуюся убийцу.
- Что такое? – вскочила с постели растрепанная Гермиона и зажгла Люмос своей палочкой.
- Рон? Ты?!
- Да, это я. Но не совсем Рон. Рон умер, Гермиона, а перед собой ты видишь новообращенного вампира Ро.
Гермиона смотрела на Рона с ужасом и недоверием. Потом ее взгляд упал на оглушенную Луну.
- А она что тут делает?
- Ее послали убить тебя.
- А ты тут что делаешь? – Гермиона явно плохо соображала спросонья.
- А меня послали защитить тебя. Что я и сделал. А сейчас прощай, у меня еще осталось одно недоделанное дельце, Гермиона. Чтобы защита была крепче. Прости меня за все…
Рон стремительно бросил свое тело вверх по стене, оббежал по ней Грейнджер, которая стояла напротив двери, и выскочил из спальни.
Гермиона наконец поняла, что Рон – это один из вампиров, которые сопровождали Ренесми. И он только что защитил ее от Лавгуд, которая пыталась ее убить. Значит, у нее есть волшебная палочка?
- Акцио, палочка!
В руку ей влетела палочка. Великий Мерлин! Это же палочка Дамблдора! Вот кто прислал Лавгуд. И почти наверняка, Луна под заклятием. Поэтому на всякий случай и для ее же безопасности…
- Инкарцеро! Полежи пока здесь.
И тут до Гермионы дошло, куда направился Рон. Она набросила на себя первую попавшуюся в руки накидку и бросилась к башне Дамблдора…
* * *
Ренесми сразу поняла, что все пошло не по плану. Ро должен был предотвратить нападение, а потом обезоружить напавших и вызвать ее. Лана должна была дежурить у башни старца и в том случае, если бы Дамблдор вырвался от Ро, должна была помочь ему. А потом на сцене должна была появиться Ренесми, прочитать старцу нотацию, взять с него клятву и успокоить разгневанную Греине.
Началось все, как и было задумано, а потом ее оборотни грубо нарушили инструкции… и началось!
Разумеется, Дамблдор не мог быть полностью уверен в том, что Лавгуд все сделает правильно, и он осторожно следовал за ней. Поэтому, когда Рон вырвался из спальни и бросился по галерее в сторону башни Дамблдора, то встретил последнего как раз посередине пути.
Дамблдор сразу понял, что произошло. Лавгуд попала в засаду, а он остался без палочки. Он не может защищаться заклинаниями, он не может аппарировать, он может применять темную магию, но против вампиров она не слишком действенна. Впрочем, оставалась еще анимагическая форма. Она досталась Дамблдору в наследство от настоящего Дамми, который умер и телесную оболочку которого Дамблдор присвоил себе. Эта анимагическая форма ему не нравилась, но она была достаточно мощной, чтобы устоять в битве с парой вампиров.
Дамблдор немедленно трансформировался.
Красные глаза Рона столкнулись с желтыми с черной гнойной точкой глазами чудовища, которое в своей безобразности уступало разве что фоморам. Передвигалось оно на двух лапах с когтями, имело на голове костяную корону, тело чудовища словно тугие канаты переплетали бугры мышц, толстая как у бегемота шкура была покрыта скользкой слизью с отвратительным запахом.
Впрочем, на запах Рону было наплевать. Он налетел на трансформировавшегося профессора, как буря, отвешивая ему тяжелые в полную силу удары. Чудовище в долгу не осталось и вскоре, сплетясь в клубок, они катались по галерее, отчаянно метеля друг друга изо всех сил.
Подоспевшая Ренесми не могла вмешаться. Ее силы многократно превышали обычные человеческие, но безнадежно уступали силе новообращенных вампиров и того монстра, с которым сейчас боролся Ро.
Впрочем, даже сил Рона не хватало для того, чтобы справиться с монстром. Сломанные чудовищем руки и ноги вампира уже трижды срастались прямо во время боя, и сил на регенерацию поврежденных тканей оставалось все меньше. Тем не менее Рон и не думал отступать и вел бой, изощренно находя слабые места во вражеской туше. Вот ему удалось разбить монстру колено, вот выбитый глаз чудища начал болтаться на пучке окровавленных нервов, вот… Но монстр, собрав последние силы схватил Рона своими когтистыми лапами и со всего размаха обрушил его тело на каменную стену и навалился сверху сам. Оцепеневшая от ужаса Гермиона слышала, как трещали и лопались кости Рона, как мерзко взревело чудовище, но вот мелькнула стремительная тень, оседлала гигантские плечи чудовища и вцепившись в его башку в один удар порвала ему шейные связки. Жуткий рев огласил галерею. Чудовище вскочило с поверженного Рона и завертелось в разные стороны, пытаясь стряхнуть с себя или размазать об стены дерзкого вампира, оседлавшего его плечи.
И тут Гермиона не выдержала. Она шагнула вперед. Подняла палочку и направила на монстра:
- Петрификус тоталум!
Гигантское чудовище выпрямилось во весь рост, покачалось на одеревеневших ногах и грохотом рухнуло навзничь на каменный пол. Воспользовавшись этим, Лаванда (а это была именно она) ловко спрыгнула с плеч чудовища и своими клыками порвала ему глотку! Черная кровь потоком хлынула на пол галереи. Монстр задергался в предсмертных конвульсиях, замер и тут же начал обратную трансформацию. Не прошло и минуты, как на залитом кровью полу, с разорванным до позвоночника горлом, лежал неудавшийся властитель мира лепроханов, когда-то самый светлый маг магической Британии – Альбус Дамблдор.
Раненая Лаванда с трудом подползла к Рону. Молодой вампир был разорван почти пополам, лопнувшие ребра торчали из груди и спины. Монстр раздавил его.
- У меня в кармане, - прошептал Рон изуродованными губами.
Лаванда пошарила и вытащила на свет зажигалку. Или гасилку. Это был тот самый артефакт, оставленный Рону по завещанию тем, чьи окровавленные останки валялись сейчас грудой бесполезного мяса в пяти шагах.
- Нет, Рон!
- Да, Лаванда… избавь меня… от мучений…
Грейнджер и Ренесми молча смотрели на финал драмы, разыгравшейся на их глазах, и хотя они испытывали сейчас совершенно разные чувства, общим было то, что они понимали, что не имеют права вмешиваться в то, что происходит.
- Прощай, любовь моя, - хрипло прошептал Рон, бессильно запрокидывая голову.
- До свидания, мой Бон-Бон, - шепнула ему в ответ Лаванда и прижалась губами к его окровавленному рту. Она крепко обняла парня и крутанула колесико подарка Дамблдора.
Пламя в считанные секунды охватило обоих и запылало, испуская такой жар, что закипела даже лужа крови, в которой горели их тела…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 16.02.2020, 16:39 | Сообщение # 362
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Часть2. Глава 10


Через десять минут вся центральная башня гудела, как улей! Прибежал весь караул, примчался бледный танни Арлан, с ним начальник стражи и старший друид. Даже начальница гимназиума зачем-то приперлась.
Гермиона быстро прикинула ситуацию и, заставив всех заткнуться, громко объявила:
- Мать наша благословенная богиня Дану призвала к своим ногам старейшего и мудрейшего Дамми! Его душа вкушает сейчас заслуженную награду, а тень его будет вечно служить богине Дану в числе ее приближенных слуг! Нам осталось лишь отдать почести его бренным останкам и предать их божественному огню!
Надо ли говорить, что десять минут, которые были в ее распоряжении, Гермиона потратила весьма рационально и эффективно. Лужа крови и пепел вампиров были трансфигурированы и запечатаны в небольшом контейнере, который быстро отлевитировался в спальню и сейчас стоял рядом со связанной Лавгуд. Шея Дамблдора была прикрыта Маскировочными чарами, а лицу его придано спокойное и благостное выражение.
- Но, светлейшая Греине, мы слышали шум и грохот схватки! – высказал общее сомнение танни Арлан.
- Это темные силы пытались схватить душу почтеннейшего Дамми, когда богиня Дану призвала его. Но волшебные силы богини, подкрепленные моей мощью, дали отпор и отбросили силы мрака в ту бездну из которой они явились!
- Слава светлейшей Греине – дочери богини нашей Дану! – недружно, но громко и от души рявкнули присутствующие лепроханы. А друиды молча склонились перед повелительницей.
«Изобретательно! – услышала Грейнджер мысленный посыл Ренесми. – Снимаю шляпку!»
Гермиона только фыркнула в ее сторону и продолжила:
- Большую помощь оказала мне наша двоюродная сестра – лучезарная Лавена! Да-да, я не оговорилась, именно лучезарная Лавена! Отныне это ее официальный титул. В борьбе с темными силами она была ранена. Поэтому сейчас с помощью матери нашей богини Дану я должна оказать ей помощь! Всем разойтись по своим местам и нести службу! Если потребуется помощь почтенных друидов, я приглашу вас.
Старший друид и его свита еще раз поклонились. Глаза старшего друида довольно щурились.
- Страже занять свое место и нести службу! Тех, кто пострадал от темных сил, отнесите в лазарет. Позже я навещу их и сниму заклятия. Мисс Ренесми, вы отправитесь со мной.
В галерее мгновенно поднялась суета. Заворачивали останки Дамми, уносили оглушенных охранников, Арлан расставлял на посты новую усиленную охрану и даже тетка из гимназиума пыталась помогать всем подряд, но только путалась под ногами.
Греине величественно повернулась и, держа спину прямо, удалилась в свои покои. Ренесми последовала за ней.

* * *

- Это просто дементор знает, что такое! – оказавшись у себя в кабинете, Грейнджер устало опустилась в кресло и положила на письменный стол обе волшебные палочки.
Лавгуд, крепко связанная, по-прежнему лежала в спальне.
- Надо обсудить, - Ренесми села за стол напротив девушки.
- Помолчи пока. Ты уже натворила дел. Дай мне разобраться.
Грейнджер взяла свою палочку, нацелила ее на палочку Дамблдора и шепнула:
- Приори Инкантатем!
Над палочкой начали всплывать туманные руны, каждая из них обозначала заклятие, которое накладывалось этой палочкой, в обратной хронологической последовательности.
- Авада Кедавра, Ступефай, Петрификус Тоталум, Империо… так я и думала, - бормотала Гермиона, вглядываясь в руны, - диагностические чары, еще чары, Аллохоморра, Акцио…
Руны всплывали и всплывали. Иногда Гермиона останавливала процесс и уточняла день, когда было произнесено то или иное заклинание.
- Не то… не то… не то… стоп! Опять не то… не то… - бормотала она уже добрых полчаса.
Ренесми терпеливо ждала результатов поиска, хоть и не совсем понимала, что ищет девушка.
- Стоп! – наконец почти выкрикнула Грейнджер, вглядываясь в цепочку рун. – Ах, он мерзавец! Как я раньше не догадалась?
- Вы нашли что-то важное?
Гермиона сорвалась с места, ринулась в спальню и, спустя несколько мгновений, появилась, держа за шиворот связанную Лавгуд.
- Луна, ты ходила на руны, я помню. Посмотри на эти заклинания. Это день, когда мы были похищены вихрем и потеряли память. Видишь?
Лавгуд злобно щерилась, но понукаемая Гермионой, все же начала всматриваться в руны.
- Видишь? – повторила Грейнджер.
Озлобленное выражение лица Луны постепенно сменилось на озадаченное. Она оторвала взгляд от рун и взглянула на Гермиону.
- Не понимаю.
- Не понимаешь или не хочешь понять?
- Этого просто не может быть!
- А, дьявол, я совсем забыла. Фините Империо! Ну а теперь?
Взгляд Лавгуд стал более осмысленным.
- Это что же получается? Это все устроил профессор Дамблдор?
- Вот именно! Мы думали, что виноваты друиды, а это были козни нашего мудрейшего директора.
- Он лишил нас памяти? Потом вернул… - Луна переводила взгляд с руны на руну. - … частично. Потом заставил нас подозревать и ненавидеть друг друга… Да что же это такое?
Лавгуд разрыдалась. Грейнджер поморщилась, а потом сняла с нее магические путы и отменила все ранее наложенные заклятия.
- Только твоей сырости тут и не хватает!
Луна сквозь слезы смотрела на нее.
- А ты еще не освободилась, Гермиона.
- От чего?
- Вот от этого! – Луна ткнула пальцем в одну из рун. Это было заклятие, блокирующее в душе человека все эмоции и превращающего его в программируемый автомат.
Грейнджер мрачно смотрела на руну. Судя по цвету заклинание было невербальным и достаточно темным.
- Я не смогу снять с тебя такое…
- Сможешь! Бери палочку директора. Я подскажу тебе…

* * *

Через день Гермиона с Луной провожали Ренесми на холме Входа.
За эти два дня они переговорили на множество тем. Только тема Рона и Лаванды не поднималась ими, как будто они договорились не затрагивать ее. Однако сейчас в момент расставания обойти эту тему не было ни малейшей возможности.
- Расскажи Аро, как все было на самом деле. Ничего не утаивай. Для тебя это опасно.
- Хорошо.
- И скажи ему, что их пепел я не отдам. Они будут похоронены по обряду магов. И это не обсуждается.
- Аро не будет возражать, хотя обычно пепел вампиров развеивают по ветру. Но хоронить законами это не запрещается.
- Берегите там себя… травоядные Калены, - усмехнулась Гермиона, а Луна грустно улыбнулась.
- И вы здесь будьте настороже. Вывернуть чужой мир наизнанку - не так-то просто.
Они немного помолчали.
- Когда ты собираешься к нему? – Ренесми не хотела задавать этот вопрос, но знала, что Аро ее спросит.
- Даже и не знаю с какими глазами я появлюсь перед ним, - вздохнула Гермиона.
- Он любит тебя, - тихонько возразила Луна.
- Иногда этого мало.
- Чего мало? – с любопытством поинтересовалась Ренесми.
- Мало любить, надо еще и уметь прощать.
- Если любит – простит, - уверенно заявила Лавгуд.
Грейнджер и Ренесми почти одинаково покачали головами в знак сомнения.
- Но ты хоть попытаешься?
- Да.
- Тогда мой тебе совет – не откладывай.
Девушки улыбнулись друг другу. Грейнджер уверенно начертила в воздухе дверь, которая тут же распахнулась. Миссис Малфой заглянула в нее с той стороны и слегка поклонилась.
- Пора!
Они обнялись и Ренесми легко запрыгнула в распахнутую дверь.
- Приезжай в гости! – крикнула Грейнджер ей вслед.
- Только если в замок Поттеров! В Лепроханию вы меня больше ничем не заманите!
- Мы Аро попросим, и он тебя пришлет!
Веселый смех звучал еще несколько секунд, пока дверь не закрылась.
Гермиона повернулась и в сопровождении Луны начала спускаться с холма.
- Ты можешь не стараться держаться ровно при спуске. Я все знаю о твоей беременности.
Луна чуть не споткнулась.
- Откуда?
- Ну я же не совсем дура. Диагностические чары Дамблдора, твой зеленоватый вид и то, как ты морщишься за столом от запаха пищи… Первый триместр, как я понимаю?
- И ты знаешь, кто отец? – пробормотала Луна.
- Знаю.
- И что скажешь?
- Ничего не скажу. Это твое дело. А если вспомнить, кто мутил воду в это время, то у меня нет никакого права осуждать тебя. Я сама себя вела, как последняя набитая дура.
- Какая дура? – не поняла Луна, но по выражению лица было видно, что у нее отлегло от сердца.
- Набитая! Гордая, высокомерная, упивающаяся своей властью и… недобрая. Я вспоминаю саму себя, как какую-то карикатуру, хотя местных я смогла застращать, как это и было нужно Дамблдору.
- А зачем ему это было нужно?
- Меня должны были бояться, но не должны были слишком любить. Моя смерть должна была вызвать смесь скорби с облегчением. На таком фоне Дамблдору было проще предъявить себя в качестве моего преемника. А тебя сделать своей ближайшей помощницей. Он не терял надежды со временем подмять под себя оба мира и распоряжаться ими по своему усмотрению.
- Страшный человек…
- Был! – припечатала Гермиона.
И больше они старались всуе не упоминать покойного старца.

* * *

Тем временем в замке Поттера собралась разношерстная кампания. Представить себе еще какое-то место, где все эти маги могли оказаться вместе, было невозможно в принципе.
Однако, вуаля – большой зал замка и его обитатели.
Гарри Поттер на правах хозяина сидел во главе стола. Эльфы подавали ужин.
По правую руку от Поттера Люциус Малфой ревниво следил за эльфами, но они пока что не допустили ни одной погрешности в церемонии. Рядом сидел Драко Малфой и рассеянно таращась на канделябр, представлял себе Асторию Гринграсс в одних подвязках и прозрачном пеньюаре. Иногда это заходило слишком далеко, и тогда пеньюар с подвязками куда-то исчезали, а Астория, сами понимаете, оставалась в том, в чем ее мать родила. В этих случаях Драко начинал ерзать на кресле, за что удостаивался благородного пинка под столом от ноги своего родителя.
Напротив них, то есть по левую руку от Поттера, сидела директриса Макгонагал и Аберфорт Дамблдор. Интересно, что сказал бы младший брат профессора, если бы ему сообщили, что Альбус только что окончательно умер? Скорее всего Аберфорт ответил бы, что для него старший брат скончался уже давным-давно.
Минерва немного нервничала. Оставить на несколько дней Хогвартс в это смутное и еще не очень спокойное время ее заставило только личное приглашение Поттера, да еще твердая уверенность, что тот Гарри, которого она теперь знает, ничего просто так не делает.
И замыкали стол у его дальнего края Джордж Уизли и Крис Грейнбек.
Альфа оборотней был внешне спокоен, собран и ироничен, но на самом деле волновался очень сильно. В утреннем разговоре с глазу на глаз Поттер предложил ему свое покровительство его стае в обмен на службу и избавление от зависимости в полнолуния. Вопрос был просто на грани жизни и смерти, а информации у альфы не хватало. Он не мог оценить, насколько выгодно или не выгодно для него и его стаи такое предложение. Поэтому немного злился, из-за чего у него из-под ногтей иногда появлялись кончики когтей, а голос временами становился раскатистым с рычащими нотками.
Джордж наоборот был преисполнен радостных предвкушений. Гарри пообещал ему посодействовать в получении кредита от гоблинов почти под нулевой процент. Предприимчивый Уизли уже мысленно распределял средства по статьям развития и предвкушал, какую прибыль он может получить.
Вот и представьте, о чем могли разговаривать присутствующие за столом и какие у них могли быть общие темы?
Конечно о погоде!
Весна в этом году была ранней и дружной. Вот ее и обсуждали. Пока…
Пока в главный зал не вошел Робби и торжественно не объявил, что его высочеству принцу Гарри Поттеру поступила срочная и важная депеша!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 19.02.2020, 18:39 | Сообщение # 363
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Часть 2. Глава 11


Слез и РС по пояс…
Мимиметр зашкаливает...
Я предупредил.


Депешу принес эльф из общины Хогвартса, что было необычно само по себе. Откуда появилась депеша, он объяснить не смог. Почему он решил ее доставить, считая, что это что-то важное? Он не знает.
Одного этого было достаточно, чтобы не читая сжечь запечатанный пергамент и вернуться назад в главный зал, где его ожидали приглашенные маги… хм… и оборотни.
Но Гарри почему-то медлил. Он поднес руку к пергаменту, не касаясь его, и ощутил ток магии. Что это? Ловушка? Проклятие? Портключ? Портал? Нет. В пергамент завернута небольшая тщательно закупоренная пробирка. В ней чье-то воспоминание. Несколько воспоминаний.
Чьи?
Гарри сосредоточился и проник в суть содержимого пробирки не прикасаясь к пергаменту.
Это воспоминания Гермионы!
Ну что ж, посмотрим. Омут Памяти ему для этого не потребуется…
«Особняк в Дублине. Их спальня. На полу пополам разорванный диван, придавленный упавшим шкафом а ля Людовик Шестнадцатый…
Грейнджер стоит у окна, нацелив палочку на Поттера. Не на него, конечно, а на того Поттера, что стоит растерянный рядом с изуродованным диваном. Вернее, он уже уходит, взяв за руку своего эльфа.
— Эй, Поттер, я еще не закончила с тобой! Твой уход напоминает мне бегство!
Тот Поттер поворачивает голову в ее сторону, но смотрит не в лицо, а на ее руку с зажатой Старшей палочкой.
— Зато я с тобой закончил. – его голос звучит так достоверно, что Гарри удивляется, почему сейчас не шевелятся его губы. Но это было сказано два месяца назад им же.
- То, что ты сделала, напоминает мне предательство. Нам больше не о чем говорить. Желаю тебе достичь всего того, что ты задумала тогда, когда решилась на это…
Гермиона ошеломленно молчит и явно не понимает его. Она даже пытается всмотреться в его лицо, ища в нем признаки опьянения или помутнения рассудка. Но видит в лице того Поттера лишь презрение.
— Учат меня, учат… — покачал тот Поттер головой, оскалив зубы в нерадостной усмешке, — Воландеморты, Дамблдоры, Роны, Джинни, министры и Визенгамоты всякие, а я все дурак дураком. Но видно даже моей наивности и глупости есть предел. С меня хватит! Деритесь и делите все это дерьмо без меня!
— О чем ты?! – видно, что она уже совсем не понимает, о чем он говорит.
— Все о том же, — тот Поттер кивает с отвращением на Старшую палочку, до сих пор судорожно зажатую в ее руке. — Робби! Вперед!
С громким негодующим хлопком эльф аппарирует, унося с собой того Поттера. Гермиона остается в спальне одна.
Она обессиленно опускается на сломанный диван. Поттер, просматривающий воспоминание стоит прямо перед ней, но ни видеть, ни слышать его Гермиона, разумеется, не может.
Робко вякает под ее весом какая-то сломанная пружина. Судя по выражению лица она никак не может понять, что же сейчас произошло, кусает губы и пожимает плечами. Наконец ее взгляд падает на палочку, зажатую в кулаке. Выронив ее, она хватается за голову и почти стонет:
- Великий Мерлин, какая же я дура!
Кажется, что сейчас по ее лицу потекут слезы… но нет… она встает, поднимает с пола Старшую палочку, прячет ее в правый карман мантии. Окидывает мрачным взглядом спальню, чуть слышно вздыхает и аппарирует в неизвестном направлении…»
Короткое завихрение, которое обычно сопровождает выход из чужого воспоминания, на этот раз перебрасывает Гарри в другое…
«…Глубокая ночь. Хорошо хоть луна светит. Куда это его занесло?
Да это же Хогвартс! Берег озера, а точнее – могила Дамблдора. Кто это там сопит рядом с могилой? И вроде звуки сыплющейся земли слышны. Нюхлер, что ли?
Поттер подошел ближе и уставился на здоровую дыру, о точнее нору, которая вела под надгробие. Точно нюхлер. Пытается с тленных останков сгрызть золотые пуговицы с мантии? Вот в норе что-то зашевелилось. Вылезает с добычей? Поттер отступил на пару шагов, ничего не понимая.
Неясный силуэт завозился в норе, вылез на поверхность и выпрямился. Это же человек!
Неясные подозрения, зашевелились в мозгу Поттера. Неужели это… Незнакомец, а точнее незнакомка зажгла огонек на палочке.
Точно! Гермиона!
Только непонятно, что она там делала?
Девушка отряхивала себя от земли и пыли. Потом схватила лежавшую под ногами лопатку и начала закапывать нору, приговаривая:
- Помозоль ручки, девочка, не все тебе палочкой махать… Здесь следов колдовства остаться не должно… Помозоль ручки, девочка…
С этим приговором она довольно споро закапала нору и тщательно притоптала ногами, чтобы не осталось рыхлой земли. Поттер смотрел и недоумевал, что за комедия тут разыгрывается Гермионой? Той самой Гермионой, которая тогда даже на вскрытие гробницы не пошла, под предлогом, что не может находится рядом с тленными останками Дамблдора.
Он понял, что что-то тут не так и надо дождаться конца мизансцены.
Закончив работу, Гермиона положила ладонь на надгробие.
- Простите меня, директор, за то, что я потревожила ваш вечный покой. Я не могу допустить, чтобы эти предатели и трусы из министерства уничтожили Старшую палочку, которая по всем законам должна принадлежать только Гарри Поттеру! Сберегите ее для него!
Она погасила огонек Люмоса и воцарилась полная мгла. Луна уже успела спрятаться за тучку. И Гарри лишь услышал легкие шаги Гермионы, удаляющиеся от надгробия…»
- Что все это значит? Неужели…– это все, что успел сказать Поттер, погружаясь в очередное воспоминание…
«…Небольшой зал в каком-то замке. Непривычная для глаза обстановка. За столом сидят Грейнджер, Лавгуд и какая-то незнакомая девушка.
Лавгуд всматривается в дымки над волшебной палочкой.
— Это что же получается? Это все устроил профессор Дамблдор? – восклицает она растерянно.
— Вот именно! Мы думали, что виноваты друиды, а это были козни нашего мудрейшего директора. – сухо отвечает ей Гермиона.
— Он лишил нас памяти? Потом вернул… — Лавгуд внимательно разглядывала дымки. — … частично. Потом заставил нас подозревать и ненавидеть друг друга… Да что же это такое?
Лавгуд разрыдалась. Грейнджер поморщилась, потом несколько раз взмахнула палочкой — Только твоей сырости тут и не хватает!
Луна смотрела на нее, слезы текли по ее щекам.
— А ты еще не освободилась, Гермиона, - горестно покачала она головой
— От чего? – голос Грейнджер буквально резал своей холодностью.
— Вот от этого! — Луна ткнула пальцем в одну из рун. - Это заклятие запечатало в тебе все эмоции. Ты сейчас, как Снежная королева из маггловской сказки.
Грейнджер мрачно смотрела на руну.
— Много ты понимаешь в сказках Андерсена… - она в раздумье покрутила палочку.
Лавгуд честно призналась:
- Я не смогу снять с тебя такое… Дамблдор ничему подобному меня не учил… кто мог подумать, что он окажется таким…
- О покойниках хорошо или ничего! – перебила ее Грейнджер. – Я думаю, что ты сможешь! Бери палочку директора. Я подскажу тебе, но будь очень осторожна! Дело в том, что я…
И в этот момент все вокруг затянула молочная пелена!
Гарри оказался как бы висящим в густом тумане. Звуки исчезли. Он вспомнил, что видел нечто подобное в воспоминаниях Слизнорта, когда тот хотел скрыть кусок разговора с Томом Реддлом. А что это за фокусы в исполнении Гермионы? Что она хочет от него скрыть?

Прошло несколько томительных мгновений ожидания.
И вот туман рывком рассеялся.
… Тот же зал, те же действующие лица. Только теперь обе палочки как ненужный хлам брошены на стол, а Гермиона и Луна громко и откровенно, как дети, рыдают в объятиях друг друга.
Девушка, сидящая напротив них, облокотилась на стол, подперев голову рукой, и смотрит на них так жалостливо, как будто сама вот-вот заплачет…»

* * *

Гермиона сидела в кабинете директора Хогвартса. Сама Минерва по понятным причинам отсутствовала. Но горгулья у входа не возражала, а особого выбора у девушки не было. Можно было, конечно, вернуться в свою квартиру в Лютном, но что там делать? А здесь ей удалось зачаровать эльфа и отправить его в замок Поттера с посланием.
Теперь оставалось только ждать. Если Гарри не поверит и не простит, то в этом мире делать ей нечего. Придется вернуться в Лепроханию и дальше корчить из себя светлейшую Греине. А чтобы не страдать, попросить Лавгуд заклясть ее еще раз тем же заклятием Дамблдора…
От этих мрачных мыслей девушка совсем упала духом. Она посмотрела на директорские часы и решила для себя, что через две четверти часа отправится обратно в Лепроханию, чтобы уже никогда не возвратиться в магическую Британию. И Поттер никогда не узнает… а может быть это и хорошо, если не узнает. Насильно мил не будешь, а привязывать к себе человека подобными приемами – счастливее не станешь.
Стрелка часов двигалась угрожающе быстро. Гермиона даже засомневалась, не мстит ли ей кабинет директоров Хогвартса за участие в расправе над Дамблдором? Портрет самого Дамблдора был пуст и вроде как даже закопчен изнутри. Веселого дублера слепка покинувшей землю души директора и след простыл.
Вот миновала первая четверть часа. Гермиона вздохнула, пора собираться. Она все вернула Поттеру. То, что у нее осталось – это заработано ее умом, а не деньгами Гарри. Единственно, в чем она сомневалась, оставлять ли в Хогвартсе местный Омут Памяти. Если она заберет его, то у нее останется ниточка, которая может связать ее с Гарри. А если нет, то нет.
Пока она раздумывала, от пришедшей в движение винтовой лестницы раздался шум.
Вернулась Макгонагал? Жаль. Ей нечего сказать своему бывшему декану. Гермиона встала, накинула на голову капюшон, подошла к камину и набрала пригоршню Летучего пороха. Сейчас в Лютный, чтобы забрать милые сердцу мелочи и Маховик Времени. А потом в Лепроханию, будь она неладна. Утешает только, что в том мире она сможет сделать что-то доброе. И тем самым вернет Поттеру, обнаруженный им Горщак. Она шагнула в камин…
Хлопок!
Гермиона промедлила мгновение и это мгновение решило все!
- Линки счастлива приветствовать свою госпожу!
Гермиона от неожиданности чуть не просыпала порох, зажатый в горсти. Ее тогда могло закинуть дементор знает куда - куда Макар единорогов не гонял!
Она вышла из камина, высыпала порох обратно в чашу и повернулась к эльфийке.
- Тебя же освободили от обязанностей прислуживать мне.
- Линки помнит! Линки тогда много плакала и Робби на нее ругался. Но потом хозяин передумал, и вернул Линки ее почетную должность.
- И когда же это произошло?
- Линки помнит точно! Это произошло ровно двадцать два дня тому назад!
Гермиону словно толкнуло в висок. Это случилось на следующий день после того, как она в облике Лавгуд нанесла Поттеру ночной визит! И как это понимать? Он догадался? Или это просто рефлексия? Или чувство вины? Ладно, у нее еще будет время подумать.
- Ну и что тебе велели мне передать?
На лице эльфийки отразилось замешательство.
- У Линки ничего нет, - замотала она головой, показывая пустые ладошки.
- Я имела ввиду, передать на словах.
- Нет, нет. Ничего не велели. Линки приказали сопровождать ваше высочество по дороге в замок принца эльфов его высочества Гарри Поттера!
Слух резануло «ваше высочество», и лишь потом она сообразила, что эльфийка применила это обращение к ней. А эльфы, как она уже давно поняла, ничего просто так не говорят… Значит, таково было приказание Гарри и именно он так ее назвал.
На глаза Гермионе навернулись непрошенные слезы, но она стойко проглотила их и почти спокойным голосом поинтересовалась:
- Ну и как ты меня будешь сопровождать?
- Внизу ваше высочество ожидает карета!
Баммм!
Поттер прислал за ней карету? А откуда у него карета? Гермиону начал пробивать нервный смех.
- А эта карета по дороге не превратится в тыкву?
Глаза у эльфийки полезли из орбит от изумления.
- Ладно, ладно. Я пошутила! Пошли вниз.
Ей было немного неуютно на глазах у всей школы спускаться по главной лестнице под шепотки и изумленные взгляды студентов. Слава Мерлину, что никто из профессоров не попался навстречу. Но выйдя на крыльцо замка, Гермиона просто остолбенела.
На дорожке у крыльца стоял с включенным двигателем огромный белый лимузин!
- Вот это карета! - только и смогла пролепетать девушка.
Задняя дверца лимузина приветливо распахнулась. Линки подбежала к ней опустила на землю раскладную ступеньку. Крыльцо Хогвартса тем временем заполнялось студентами. Видимо, новость о лимузине распространилась по школе быстрее молнии. Сначала они стояли молча, а потом, сообразив, что происходит, начали аплодировать, свистеть и махать руками.
Гермиона поняла, что эту чашу (а она еще не конца была уверена, чем та заполнена) ей суждено испить до дна.
Она подошла к машине, повернулась к студентам, среди которых заметила и некоторых преподавателей, и помахала рукой. Внезапно рука ощутила некоторую тяжесть. Все крыльцо ахнуло, а Гермиона обнаружила, что машет большим букетом роз темно-красного цвета.
«Вот как, мистер Поттер? То есть, ваше высочество? Мило до обалдения! Я не сплю часом? Это было бы слишком жестоко!»
Но Линки уже помогала ей поставить ногу на ступеньку, а сидящий где-то далеко впереди шофер, обернулся и голосом Джорджа Уизли орал:
- Гермиона, как я рад тебя видеть! Как я рад за вас с Гарри! Ты удобно сидишь? Линки, шампанское и шоколад в баре справа. Поехали!!!
Гермиона и рада была бы ответить Джорджу, но не могла. Она спрятала лицо в букете, а по щекам ее текли и текли слезы!
Мощный двигатель лимузина мягко заворчал, стронул эту махину с места, мгновенно разогнался и в самом конце дорожки взлетел в темнеющее небо под бурные овации студентов и преподавателей Хогвартса!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 21.02.2020, 17:54 | Сообщение # 364
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Часть 2. Глава 12

Лимузин приземлился и затормозил прямо во внутреннем дворе замка.
Эльфийская гвардия при полном параде сверкала глефами в строгом строю. Над замком развевались флаги и вымпелы. Строй гвардейцев охватывал двор с трех сторон. Четвертая сторона была собственно входом в замок. И напротив этого входа стоял Поттер в строгой официальной мантии со стоячим воротничком. За его спиной переминались с ноги на ногу приглашенные гости. Никто кроме Джорджа не понимал смысла происходящего, поэтому недоумение приглашенных магов было вполне естественным.
Лимузин затормозил так, что напротив задней двери оказалась красная ковровая дорожка, ведущая прямо к Поттеру.
Гермиона по дороге успела высушить слезы и даже начала несмело улыбаться, но увидев столь официальный прием, вновь насторожилась. Как-то это было не похоже на встречу влюбленного юноши…
Задняя дверка лимузина открылась. Выскочила Линки и опустила ступеньку. Стоило Гермионе поставить на нее ногу, как эльфийская гвардия взяла на караул! Невидимые серебряные горны взревели приветственным маршем. Поттер двинулся на встречу Гермионе, которая, поняв, что букет сейчас не уместен, оставила его на сиденье, а сама не очень ловко, но быстро выбралась из лимузина.
Подойдя к девушке на три шага, Поттер остановился. Музыка, как по команде смолкла.
- Светлейшая и небоблистательная Греине, дочь богини Дану! Я рад в вашем лице принимать главу народа Лепрохании и приветствую вашу миссию, которая позволит заключить вечный мир между нашими мирами!
С этими словами Поттер протянул Грейнджер руку, а когда она машинально подала ее, наклонился и галантно поцеловал. Получилось у него не так изысканно, как в свое время у Драко, но получилось!
Гермиона чувствовала себя оплеванной. Так вот что значил лимузин, сопровождение и прочие эльфы-букеты-водители. Поттер принимал ее, как официальное лицо мира, с которым заключено лишь перемирие, а дела магической Британии видимо требуют прочного внешнего мира, чтобы заняться внутренними проблемами. Она взглянула в лицо Поттеру.
Так и есть. Стеклянные глаза, дежурная официальная улыбка, полная собранность и никакой расслабленности. И ни намека на эмоции.
Доброжелателен. Холоден. Сосредоточен.
Это конец! Гермиона поняла, что теперь уже надеяться на примирение не приходится.
Зато оживились приглашенные маги. Они наконец-то поняли, зачем их сюда пригласили, и были весьма обрадованы перспективой заключения полноценного мира. Они были уже хорошо осведомлены, что Грейнджер каким-то непонятным образом оказалась во главе мира лепроханов, и теперь ее личный приезд свидетельствовал о том, что обе стороны заинтересованы в окончании войны и заключение мира.
- Вы без свиты, светлейшая? – вежливо поинтересовался Поттер.
- Она мне не нужна, - холодно ответила Грейнджер.
Она уже пришла в себя, и ей ничего не оставалось, как играть ту роль, которую навязал ей Поттер.
«Хоть посмотрю на него в последний раз, - вздохнула она про себя».
- Отдохнете с дороги? Или угодно пообедать?
- Не будем тратить время, - надменно возразила она, - у меня его не так много. У вас, я думаю, тоже.
- Как будет угодно! Тогда приглашаю вас в зал переговоров, - и Поттер сделал плавный жест в сторону входа в замок.
Сопровождающий маги расступились, и Поттер с Грейнджер, едва не касаясь друг друга плечами, вошли в замок под звуки приветственного марша.
Гермиона шла по знакомым переходам и залам, и мысленно прощалась с ними. Прощалась с местом, где ей когда-то было хорошо с этим молодым мужчиной, который бесстрастно идет сейчас рядом. Который останется здесь, когда она покинет этот замок навсегда через несколько часов. Неужели ничто не шевельнулось в его сердце? Неужели он с корнем вырвал из своей памяти все то хорошее, что было между ними? Неужели заклинание Дамблдора настигло и его через их связь темных магов?
Эта мысль пришла ей в голову настолько внезапно и так поразила, что она чуть не запнулась на ступеньках, отделявших их от зала переговоров. Она кинула беспомощный взгляд на Поттера, но тот не понял и поспешил вежливо поддержать под локоть высокую посланницу чужого мира.
Эта вежливая грубость чуть не свела ее с ума! Как он может быть таким холодным, черствым и отчужденным? Лучше бы он ругался или обвинял ее. Боже, да она была бы счастлива, если бы он ругался и обвинял! Потому что можно было бы попытаться объяснить, рассказать, заставить верить себе! Но он лишил ее даже этого шанса своей отстраненностью и неприступностью. Ей даже не удастся рассказать ему, что у них… все, уже пришли.
Они вошли в зал переговоров и сели за стол. Сопровождающие лица сели со стороны Поттера. Напротив них Грейджер осталась одна. Ей казалось, что еще немного и она не выдержит и просто убежит отсюда, чтобы никто не видел ее слез, которые подбирались все ближе.
- Та-а-ак, - протянул Поттер, - мистер Малфой, вы приготовили проект? Передайте мне и светлейшей Греине.
Пергаменты с текстом договора, легли перед ними. В глазах у Гермионы все плыло, но она изо всех сил следила за формулировками статей, которые озвучивал Поттер. Делала замечания, предлагала уточнения или категорически отказывалась от тех или иных положений, которые ее не устраивали. Малфой аккуратно заносил согласованные статьи и формулировки в чистовик договора. И так час за часом.
Дважды приносили кофе и чай, но Гермиона категорически отказывалась. Ей казалось, что сделай она хоть глоток, как ее переполненные слезные железы просто лопнут и зальют все вокруг. Наконец, пытка подошла к концу.
Люциус последний раз просматривал текст договора о вечном мире, держа его на вытянутых руках.
- Э-э-э, боюсь, возникнут трудности с переводом на лепроханский язык.
- Ничего страшного. Я достаточно хорошо владею английским, чтобы не беспокоится за верность формулировок. Просто сделайте второй экземпляр. – она надеялась, что ее голос звучит достаточно твердо.
- Сию минуту, - поклонился Малфой, взмахивая палочкой.
И вот для всех присутствующих наступила торжественная минута. Главы двух миров, обменявшись дежурными улыбками, взяли золотые перья и поочередно подписали оба экземпляра договора. Подчиняясь заклинанию, подписанные пергаменты свернулись в трубочки и поместились в золотые футляры, которыми и обменялись Поттер с Грейнджер под аплодисменты присутствующих.
- Итак, вечный мир подписан! – провозгласил Люциус Малфой, принимая от Поттера футляр с экземпляром договора, который будет храниться в магической Британии.
Грейнджер убрала свой футляр и встала.
- Думаю, мне пора, - она держалась уже просто из последних сил.
Поттер тоже встал и улыбнулся деревянной улыбкой:
- Остался один вопрос, который мы должны обсудить со светлейшей Греине без свидетелей.
Это был даже не намек. Это было прямое указание выметаться всем из зала переговоров.
- Подождите меня в большом зале, - кивнул Поттер приглашенным, которые уже потянулись к выходу.
Последним выходил Люциус. По дороге к двери он три раза оглянулся на Поттера, и на лице его буквально было написано: «Останови меня! Я же твой главный и незаменимый советник!»
Но выражение лица Поттера не оставляло сомнении в том, что тема последнего разговора с Греине не предназначена для посторонних ушей…

Они остались вдвоем. Поттер прохаживался вдоль стола с задумчивым видом. Грейнждер сидела на своем месте, потому что боялась встать. Ноги были как ватные, и она боялась, что они ее не удержат.
- Э-э-э… - начал наконец Поттер, - я полагаю, что нам следует заключить еще один договор, уважаемая, виноват, светлейшая Греине.
Гермиона стиснула зубы. Это издевательство когда-нибудь закончится? Что там ему еще приспичило заключать?
- Какой договор? Секретный?
- Почему вы так решили?
- Когда удаляют самых близких помощников, то это обычно говорит о повышенной секретности темы договора.
- Не всегда, светлейшая… не всегда… - он прошелся вдоль стола еще раз и остановился напротив нее. – Если мы заключим этот договор, то я его немедленно предам огласке в магической Британии. А вот будете ли это делать вы – на ваше усмотрение.
- Вы меня заинтриговали, - холодно усмехнулась Грейнджер, ощутив вдруг какое-то внутреннее беспокойство.
Что за договор хочет заключить с ней ЭТОТ Поттер, с таким холодным и жестким взглядом? Впрочем, сейчас он был, скорее задумчивым.
- Договор сформулирован мной коротко и просто. Прошу ознакомиться и подписать!
И положил на стол свернутый в трубочку пергамент.
Грейнджер коротко взглянула на Поттера и взяла в руки пергамент. Строчки плясали перед ее глазами, она взяла себя в руки, сосредоточилась и прочитала следующее:
«Брачный договор.
Гарри Джейм Поттер и Гермиона Джин Грейнджер заключают брачный союз без всяких предварительных условий и не имеют друг к другу никаких претензий за действия или бездействие, совершенные до даты настоящего договора.
Дата. Подписи сторон…»
Поттером договор был уже подписан.
Гермиона задохнулась и закрыла глаза, словно все это ей привиделось. Вот сейчас она откроет глаза, а там договор о военном союзе или еще какая-нибудь хрень!
Она открыла глаза. Текст брачного договора остался неизменным. Она подняла взгляд на Гарри. Он стоял перед ней в напряженной позе человека, который только что поставил на рулетку все свое состояние. Он был как никогда серьезен, но холод и отстраненность покинули его взгляд. Он просто ждал ее решения.
Чувствуя себя словно в заколдованном сне, Гермиона протянула руку за пером. Еще раз посмотрела в глаза Гарри и черкнула на пергаменте свою подпись под подписью Поттера…

* * *

Люциус Малфой терся рядом с дверью, которая вела из главного зала в зал переговоров.
- О чем они там могут договариваться? Ума не приложу!
Остальные сидели за столом и флегматично наблюдали за метаниями аристократа.
- Все было обговорено, мир заключен, что еще надо? И вдруг, на тебе! Какие-то секретные соглашения с лепроханами? Зачем нам это?
- Сядьте, Люциус, - увещевала его Макгонагал, - все равно мы узнаем ровно столько, сколько захочет Поттер. Поймите, что он сейчас в том возрасте, когда ему кажется, что можно изменить мир, что можно совершить невозможное! А у него еще и огромная магическая мощь и, как следствие, политическая власть. Слава Мерлину, что темная магия не утянула его в свои глубины!
- Много вы понимаете, Минерва, - Люциус был почти груб, - берегитесь, чтобы он не вытащил эту самую темную магию из ее глубин на наши равнины!
- Боюсь, что не совсем поняла вас…
- И это хорошо! Крокер с Робардсом это поняли и где они сейчас?
- О чем вы? – насторожилась директриса. – С ними что-то случилось?
- Да ничего страшного. Под домашним арестом они сидят у Поттера.
- Безобразие!
- А, по-моему, правильное и разумное решение. – встрял в разговор Аберфорт. - Наши секретные отделы уж слишком заигрались. Да и эту войну вытащили не они…
Он махнул рукой. Макгонагал притихла, раздумывая.
В этот момент двери в зал переговоров распахнулись, чуть не влепив по носу Малфою.
В зал вошли Поттер с Греине. Вид у обоих был… как бы это выразиться… загадочный. Точно! Загадочный.
- Можете поздравить нас, - сухо сообщил Поттер. – Мы пришли к согласию и заключили договор. – он бросил свиток пергамента на стол.
Малфой, как коршун набросился на него, мгновенно развернул, прочитал раз… потряс головой… прочитал второй, и выпрямился, изумленно уставившись на пару.
Сразу несколько рук потянулось к свитку, но в результате все уступили Макгонагал, которая, запинаясь, огласила текст договора.
Вот тут возникла немая сцена, которой позавидовал бы даже Гоголь Николай Васильевич.
- Чего молчите? – усмехнулся Поттер. – Я не думаю, что вы очень удивились нашему выбору. Кстати, сегодня еще только помолвка. Надо же соблюсти традиции. Гермиона, давай палец! А эти леди и джентльмены подтвердят всему магическому сообществу, что помолвка состоялась как положено.
С этими словами, Гарри извлек из внутреннего кармашка мантии кольцо с крупным темно-красным камнем и надел его на пальчик Гермионе. Щелкнул пальцами и в другой ее руке появился букет. Девушка с удовольствием посмотрела на свою руку с кольцом и повернулась к Гарри. Того упрашивать не пришлось. Он тут же приник к губам девушки с поцелуем.
- Помолвка состоялась! Примите мои поздравления! – очухался Люциус.
Некоторое время царил веселый шум и гам. Когда он немного стих, Минерва задала вполне резонный вопрос.
- А как же теперь мир лепроханов?
Гарри тут же поднял руку, призывая к тишине.
- Сейчас мы это обсуждать не будем! Но по моему разумению, у супругов все общее – и жизнь, и заботы, и счастье, и миры!
Никто из присутствующих не возразил, хотя все понимали, что не все так просто…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » В качестве подарка (ГП/ГГ, AU, ООС, макси, в работе)
  • Страница 13 из 13
  • «
  • 1
  • 2
  • 11
  • 12
  • 13
Поиск: