Армия Запретного леса

Пятница, 14.05.2021, 15:21
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг продлен на 2021 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг продлен на 2021 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 13 из 13
  • «
  • 1
  • 2
  • 11
  • 12
  • 13
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » В качестве подарка (ГП/ГГ, AU, ООС, макси, закончен)
В качестве подарка
alexz105Дата: Четверг, 19.09.2013, 20:52 | Сообщение # 1
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Автор: alexz105
Бета: senezh до 3 главы, Секира с 4-ой главы
Пейринг: Гермиона Грейнджер/Гарри Поттер, Люциус Малфой, Драко Малфой, Луна Лавгуд
Рейтинг: R
Жанр: AU/Romance
Размер: Макси
Статус: Закончен
События: ПостХогвартс, Волдеморт побежден, Сильная Гермиона
Саммари: Великий подвиг совершен, но главный герой вновь в опале. Магический мир отравлен страхом и подозрительностью. Пропал мощнейший артефакт. Беды сыплются одна за другой. Можно впасть в отчаяние, а можно все как следует организовать вплоть до подарка на День Рождения себе любимой...
Продолжение следует!)))



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 19.02.2020, 18:39 | Сообщение # 361
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 11


Слез и РС по пояс…
Мимиметр зашкаливает...
Я предупредил.


Депешу принес эльф из общины Хогвартса, что было необычно само по себе. Откуда появилась депеша, он объяснить не смог. Почему он решил ее доставить, считая, что это что-то важное? Он не знает.
Одного этого было достаточно, чтобы не читая сжечь запечатанный пергамент и вернуться назад в главный зал, где его ожидали приглашенные маги… хм… и оборотни.
Но Гарри почему-то медлил. Он поднес руку к пергаменту, не касаясь его, и ощутил ток магии. Что это? Ловушка? Проклятие? Портключ? Портал? Нет. В пергамент завернута небольшая тщательно закупоренная пробирка. В ней чье-то воспоминание. Несколько воспоминаний.
Чьи?
Гарри сосредоточился и проник в суть содержимого пробирки не прикасаясь к пергаменту.
Это воспоминания Гермионы!
Ну что ж, посмотрим. Омут Памяти ему для этого не потребуется…
«Особняк в Дублине. Их спальня. На полу пополам разорванный диван, придавленный упавшим шкафом а ля Людовик Шестнадцатый…
Грейнджер стоит у окна, нацелив палочку на Поттера. Не на него, конечно, а на того Поттера, что стоит растерянный рядом с изуродованным диваном. Вернее, он уже уходит, взяв за руку своего эльфа.
— Эй, Поттер, я еще не закончила с тобой! Твой уход напоминает мне бегство!
Тот Поттер поворачивает голову в ее сторону, но смотрит не в лицо, а на ее руку с зажатой Старшей палочкой.
— Зато я с тобой закончил. – его голос звучит так достоверно, что Гарри удивляется, почему сейчас не шевелятся его губы. Но это было сказано два месяца назад им же.
- То, что ты сделала, напоминает мне предательство. Нам больше не о чем говорить. Желаю тебе достичь всего того, что ты задумала тогда, когда решилась на это…
Гермиона ошеломленно молчит и явно не понимает его. Она даже пытается всмотреться в его лицо, ища в нем признаки опьянения или помутнения рассудка. Но видит в лице того Поттера лишь презрение.
— Учат меня, учат… — покачал тот Поттер головой, оскалив зубы в нерадостной усмешке, — Воландеморты, Дамблдоры, Роны, Джинни, министры и Визенгамоты всякие, а я все дурак дураком. Но видно даже моей наивности и глупости есть предел. С меня хватит! Деритесь и делите все это дерьмо без меня!
— О чем ты?! – видно, что она уже совсем не понимает, о чем он говорит.
— Все о том же, — тот Поттер кивает с отвращением на Старшую палочку, до сих пор судорожно зажатую в ее руке. — Робби! Вперед!
С громким негодующим хлопком эльф аппарирует, унося с собой того Поттера. Гермиона остается в спальне одна.
Она обессиленно опускается на сломанный диван. Поттер, просматривающий воспоминание стоит прямо перед ней, но ни видеть, ни слышать его Гермиона, разумеется, не может.
Робко вякает под ее весом какая-то сломанная пружина. Судя по выражению лица она никак не может понять, что же сейчас произошло, кусает губы и пожимает плечами. Наконец ее взгляд падает на палочку, зажатую в кулаке. Выронив ее, она хватается за голову и почти стонет:
- Великий Мерлин, какая же я дура!
Кажется, что сейчас по ее лицу потекут слезы… но нет… она встает, поднимает с пола Старшую палочку, прячет ее в правый карман мантии. Окидывает мрачным взглядом спальню, чуть слышно вздыхает и аппарирует в неизвестном направлении…»
Короткое завихрение, которое обычно сопровождает выход из чужого воспоминания, на этот раз перебрасывает Гарри в другое…
«…Глубокая ночь. Хорошо хоть луна светит. Куда это его занесло?
Да это же Хогвартс! Берег озера, а точнее – могила Дамблдора. Кто это там сопит рядом с могилой? И вроде звуки сыплющейся земли слышны. Нюхлер, что ли?
Поттер подошел ближе и уставился на здоровую дыру, о точнее нору, которая вела под надгробие. Точно нюхлер. Пытается с тленных останков сгрызть золотые пуговицы с мантии? Вот в норе что-то зашевелилось. Вылезает с добычей? Поттер отступил на пару шагов, ничего не понимая.
Неясный силуэт завозился в норе, вылез на поверхность и выпрямился. Это же человек!
Неясные подозрения, зашевелились в мозгу Поттера. Неужели это… Незнакомец, а точнее незнакомка зажгла огонек на палочке.
Точно! Гермиона!
Только непонятно, что она там делала?
Девушка отряхивала себя от земли и пыли. Потом схватила лежавшую под ногами лопатку и начала закапывать нору, приговаривая:
- Помозоль ручки, девочка, не все тебе палочкой махать… Здесь следов колдовства остаться не должно… Помозоль ручки, девочка…
С этим приговором она довольно споро закапала нору и тщательно притоптала ногами, чтобы не осталось рыхлой земли. Поттер смотрел и недоумевал, что за комедия тут разыгрывается Гермионой? Той самой Гермионой, которая тогда даже на вскрытие гробницы не пошла, под предлогом, что не может находится рядом с тленными останками Дамблдора.
Он понял, что что-то тут не так и надо дождаться конца мизансцены.
Закончив работу, Гермиона положила ладонь на надгробие.
- Простите меня, директор, за то, что я потревожила ваш вечный покой. Я не могу допустить, чтобы эти предатели и трусы из министерства уничтожили Старшую палочку, которая по всем законам должна принадлежать только Гарри Поттеру! Сберегите ее для него!
Она погасила огонек Люмоса и воцарилась полная мгла. Луна уже успела спрятаться за тучку. И Гарри лишь услышал легкие шаги Гермионы, удаляющиеся от надгробия…»
- Что все это значит? Неужели…– это все, что успел сказать Поттер, погружаясь в очередное воспоминание…
«…Небольшой зал в каком-то замке. Непривычная для глаза обстановка. За столом сидят Грейнджер, Лавгуд и какая-то незнакомая девушка.
Лавгуд всматривается в дымки над волшебной палочкой.
— Это что же получается? Это все устроил профессор Дамблдор? – восклицает она растерянно.
— Вот именно! Мы думали, что виноваты друиды, а это были козни нашего мудрейшего директора. – сухо отвечает ей Гермиона.
— Он лишил нас памяти? Потом вернул… — Лавгуд внимательно разглядывала дымки. — … частично. Потом заставил нас подозревать и ненавидеть друг друга… Да что же это такое?
Лавгуд разрыдалась. Грейнджер поморщилась, потом несколько раз взмахнула палочкой — Только твоей сырости тут и не хватает!
Луна смотрела на нее, слезы текли по ее щекам.
— А ты еще не освободилась, Гермиона, - горестно покачала она головой
— От чего? – голос Грейнджер буквально резал своей холодностью.
— Вот от этого! — Луна ткнула пальцем в одну из рун. - Это заклятие запечатало в тебе все эмоции. Ты сейчас, как Снежная королева из маггловской сказки.
Грейнджер мрачно смотрела на руну.
— Много ты понимаешь в сказках Андерсена… - она в раздумье покрутила палочку.
Лавгуд честно призналась:
- Я не смогу снять с тебя такое… Дамблдор ничему подобному меня не учил… кто мог подумать, что он окажется таким…
- О покойниках хорошо или ничего! – перебила ее Грейнджер. – Я думаю, что ты сможешь! Бери палочку директора. Я подскажу тебе, но будь очень осторожна! Дело в том, что я…
И в этот момент все вокруг затянула молочная пелена!
Гарри оказался как бы висящим в густом тумане. Звуки исчезли. Он вспомнил, что видел нечто подобное в воспоминаниях Слизнорта, когда тот хотел скрыть кусок разговора с Томом Реддлом. А что это за фокусы в исполнении Гермионы? Что она хочет от него скрыть?

Прошло несколько томительных мгновений ожидания.
И вот туман рывком рассеялся.
… Тот же зал, те же действующие лица. Только теперь обе палочки как ненужный хлам брошены на стол, а Гермиона и Луна громко и откровенно, как дети, рыдают в объятиях друг друга.
Девушка, сидящая напротив них, облокотилась на стол, подперев голову рукой, и смотрит на них так жалостливо, как будто сама вот-вот заплачет…»

* * *

Гермиона сидела в кабинете директора Хогвартса. Сама Минерва по понятным причинам отсутствовала. Но горгулья у входа не возражала, а особого выбора у девушки не было. Можно было, конечно, вернуться в свою квартиру в Лютном, но что там делать? А здесь ей удалось зачаровать эльфа и отправить его в замок Поттера с посланием.
Теперь оставалось только ждать. Если Гарри не поверит и не простит, то в этом мире делать ей нечего. Придется вернуться в Лепроханию и дальше корчить из себя светлейшую Греине. А чтобы не страдать, попросить Лавгуд заклясть ее еще раз тем же заклятием Дамблдора…
От этих мрачных мыслей девушка совсем упала духом. Она посмотрела на директорские часы и решила для себя, что через две четверти часа отправится обратно в Лепроханию, чтобы уже никогда не возвратиться в магическую Британию. И Поттер никогда не узнает… а может быть это и хорошо, если не узнает. Насильно мил не будешь, а привязывать к себе человека подобными приемами – счастливее не станешь.
Стрелка часов двигалась угрожающе быстро. Гермиона даже засомневалась, не мстит ли ей кабинет директоров Хогвартса за участие в расправе над Дамблдором? Портрет самого Дамблдора был пуст и вроде как даже закопчен изнутри. Веселого дублера слепка покинувшей землю души директора и след простыл.
Вот миновала первая четверть часа. Гермиона вздохнула, пора собираться. Она все вернула Поттеру. То, что у нее осталось – это заработано ее умом, а не деньгами Гарри. Единственно, в чем она сомневалась, оставлять ли в Хогвартсе местный Омут Памяти. Если она заберет его, то у нее останется ниточка, которая может связать ее с Гарри. А если нет, то нет.
Пока она раздумывала, от пришедшей в движение винтовой лестницы раздался шум.
Вернулась Макгонагал? Жаль. Ей нечего сказать своему бывшему декану. Гермиона встала, накинула на голову капюшон, подошла к камину и набрала пригоршню Летучего пороха. Сейчас в Лютный, чтобы забрать милые сердцу мелочи и Маховик Времени. А потом в Лепроханию, будь она неладна. Утешает только, что в том мире она сможет сделать что-то доброе. И тем самым вернет Поттеру, обнаруженный им Горщак. Она шагнула в камин…
Хлопок!
Гермиона промедлила мгновение и это мгновение решило все!
- Линки счастлива приветствовать свою госпожу!
Гермиона от неожиданности чуть не просыпала порох, зажатый в горсти. Ее тогда могло закинуть дементор знает куда - куда Макар единорогов не гонял!
Она вышла из камина, высыпала порох обратно в чашу и повернулась к эльфийке.
- Тебя же освободили от обязанностей прислуживать мне.
- Линки помнит! Линки тогда много плакала и Робби на нее ругался. Но потом хозяин передумал, и вернул Линки ее почетную должность.
- И когда же это произошло?
- Линки помнит точно! Это произошло ровно двадцать два дня тому назад!
Гермиону словно толкнуло в висок. Это случилось на следующий день после того, как она в облике Лавгуд нанесла Поттеру ночной визит! И как это понимать? Он догадался? Или это просто рефлексия? Или чувство вины? Ладно, у нее еще будет время подумать.
- Ну и что тебе велели мне передать?
На лице эльфийки отразилось замешательство.
- У Линки ничего нет, - замотала она головой, показывая пустые ладошки.
- Я имела ввиду, передать на словах.
- Нет, нет. Ничего не велели. Линки приказали сопровождать ваше высочество по дороге в замок принца эльфов его высочества Гарри Поттера!
Слух резануло «ваше высочество», и лишь потом она сообразила, что эльфийка применила это обращение к ней. А эльфы, как она уже давно поняла, ничего просто так не говорят… Значит, таково было приказание Гарри и именно он так ее назвал.
На глаза Гермионе навернулись непрошенные слезы, но она стойко проглотила их и почти спокойным голосом поинтересовалась:
- Ну и как ты меня будешь сопровождать?
- Внизу ваше высочество ожидает карета!
Баммм!
Поттер прислал за ней карету? А откуда у него карета? Гермиону начал пробивать нервный смех.
- А эта карета по дороге не превратится в тыкву?
Глаза у эльфийки полезли из орбит от изумления.
- Ладно, ладно. Я пошутила! Пошли вниз.
Ей было немного неуютно на глазах у всей школы спускаться по главной лестнице под шепотки и изумленные взгляды студентов. Слава Мерлину, что никто из профессоров не попался навстречу. Но выйдя на крыльцо замка, Гермиона просто остолбенела.
На дорожке у крыльца стоял с включенным двигателем огромный белый лимузин!
- Вот это карета! - только и смогла пролепетать девушка.
Задняя дверца лимузина приветливо распахнулась. Линки подбежала к ней опустила на землю раскладную ступеньку. Крыльцо Хогвартса тем временем заполнялось студентами. Видимо, новость о лимузине распространилась по школе быстрее молнии. Сначала они стояли молча, а потом, сообразив, что происходит, начали аплодировать, свистеть и махать руками.
Гермиона поняла, что эту чашу (а она еще не конца была уверена, чем та заполнена) ей суждено испить до дна.
Она подошла к машине, повернулась к студентам, среди которых заметила и некоторых преподавателей, и помахала рукой. Внезапно рука ощутила некоторую тяжесть. Все крыльцо ахнуло, а Гермиона обнаружила, что машет большим букетом роз темно-красного цвета.
«Вот как, мистер Поттер? То есть, ваше высочество? Мило до обалдения! Я не сплю часом? Это было бы слишком жестоко!»
Но Линки уже помогала ей поставить ногу на ступеньку, а сидящий где-то далеко впереди шофер, обернулся и голосом Джорджа Уизли орал:
- Гермиона, как я рад тебя видеть! Как я рад за вас с Гарри! Ты удобно сидишь? Линки, шампанское и шоколад в баре справа. Поехали!!!
Гермиона и рада была бы ответить Джорджу, но не могла. Она спрятала лицо в букете, а по щекам ее текли и текли слезы!
Мощный двигатель лимузина мягко заворчал, стронул эту махину с места, мгновенно разогнался и в самом конце дорожки взлетел в темнеющее небо под бурные овации студентов и преподавателей Хогвартса!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 21.02.2020, 17:54 | Сообщение # 362
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 12

Лимузин приземлился и затормозил прямо во внутреннем дворе замка.
Эльфийская гвардия при полном параде сверкала глефами в строгом строю. Над замком развевались флаги и вымпелы. Строй гвардейцев охватывал двор с трех сторон. Четвертая сторона была собственно входом в замок. И напротив этого входа стоял Поттер в строгой официальной мантии со стоячим воротничком. За его спиной переминались с ноги на ногу приглашенные гости. Никто кроме Джорджа не понимал смысла происходящего, поэтому недоумение приглашенных магов было вполне естественным.
Лимузин затормозил так, что напротив задней двери оказалась красная ковровая дорожка, ведущая прямо к Поттеру.
Гермиона по дороге успела высушить слезы и даже начала несмело улыбаться, но увидев столь официальный прием, вновь насторожилась. Как-то это было не похоже на встречу влюбленного юноши…
Задняя дверка лимузина открылась. Выскочила Линки и опустила ступеньку. Стоило Гермионе поставить на нее ногу, как эльфийская гвардия взяла на караул! Невидимые серебряные горны взревели приветственным маршем. Поттер двинулся на встречу Гермионе, которая, поняв, что букет сейчас не уместен, оставила его на сиденье, а сама не очень ловко, но быстро выбралась из лимузина.
Подойдя к девушке на три шага, Поттер остановился. Музыка, как по команде смолкла.
- Светлейшая и небоблистательная Греине, дочь богини Дану! Я рад в вашем лице принимать главу народа Лепрохании и приветствую вашу миссию, которая позволит заключить вечный мир между нашими мирами!
С этими словами Поттер протянул Грейнджер руку, а когда она машинально подала ее, наклонился и галантно поцеловал. Получилось у него не так изысканно, как в свое время у Драко, но получилось!
Гермиона чувствовала себя оплеванной. Так вот что значил лимузин, сопровождение и прочие эльфы-букеты-водители. Поттер принимал ее, как официальное лицо мира, с которым заключено лишь перемирие, а дела магической Британии видимо требуют прочного внешнего мира, чтобы заняться внутренними проблемами. Она взглянула в лицо Поттеру.
Так и есть. Стеклянные глаза, дежурная официальная улыбка, полная собранность и никакой расслабленности. И ни намека на эмоции.
Доброжелателен. Холоден. Сосредоточен.
Это конец! Гермиона поняла, что теперь уже надеяться на примирение не приходится.
Зато оживились приглашенные маги. Они наконец-то поняли, зачем их сюда пригласили, и были весьма обрадованы перспективой заключения полноценного мира. Они были уже хорошо осведомлены, что Грейнджер каким-то непонятным образом оказалась во главе мира лепроханов, и теперь ее личный приезд свидетельствовал о том, что обе стороны заинтересованы в окончании войны и заключение мира.
- Вы без свиты, светлейшая? – вежливо поинтересовался Поттер.
- Она мне не нужна, - холодно ответила Грейнджер.
Она уже пришла в себя, и ей ничего не оставалось, как играть ту роль, которую навязал ей Поттер.
«Хоть посмотрю на него в последний раз, - вздохнула она про себя».
- Отдохнете с дороги? Или угодно пообедать?
- Не будем тратить время, - надменно возразила она, - у меня его не так много. У вас, я думаю, тоже.
- Как будет угодно! Тогда приглашаю вас в зал переговоров, - и Поттер сделал плавный жест в сторону входа в замок.
Сопровождающий маги расступились, и Поттер с Грейнджер, едва не касаясь друг друга плечами, вошли в замок под звуки приветственного марша.
Гермиона шла по знакомым переходам и залам, и мысленно прощалась с ними. Прощалась с местом, где ей когда-то было хорошо с этим молодым мужчиной, который бесстрастно идет сейчас рядом. Который останется здесь, когда она покинет этот замок навсегда через несколько часов. Неужели ничто не шевельнулось в его сердце? Неужели он с корнем вырвал из своей памяти все то хорошее, что было между ними? Неужели заклинание Дамблдора настигло и его через их связь темных магов?
Эта мысль пришла ей в голову настолько внезапно и так поразила, что она чуть не запнулась на ступеньках, отделявших их от зала переговоров. Она кинула беспомощный взгляд на Поттера, но тот не понял и поспешил вежливо поддержать под локоть высокую посланницу чужого мира.
Эта вежливая грубость чуть не свела ее с ума! Как он может быть таким холодным, черствым и отчужденным? Лучше бы он ругался или обвинял ее. Боже, да она была бы счастлива, если бы он ругался и обвинял! Потому что можно было бы попытаться объяснить, рассказать, заставить верить себе! Но он лишил ее даже этого шанса своей отстраненностью и неприступностью. Ей даже не удастся рассказать ему, что у них… все, уже пришли.
Они вошли в зал переговоров и сели за стол. Сопровождающие лица сели со стороны Поттера. Напротив них Грейджер осталась одна. Ей казалось, что еще немного и она не выдержит и просто убежит отсюда, чтобы никто не видел ее слез, которые подбирались все ближе.
- Та-а-ак, - протянул Поттер, - мистер Малфой, вы приготовили проект? Передайте мне и светлейшей Греине.
Пергаменты с текстом договора, легли перед ними. В глазах у Гермионы все плыло, но она изо всех сил следила за формулировками статей, которые озвучивал Поттер. Делала замечания, предлагала уточнения или категорически отказывалась от тех или иных положений, которые ее не устраивали. Малфой аккуратно заносил согласованные статьи и формулировки в чистовик договора. И так час за часом.
Дважды приносили кофе и чай, но Гермиона категорически отказывалась. Ей казалось, что сделай она хоть глоток, как ее переполненные слезные железы просто лопнут и зальют все вокруг. Наконец, пытка подошла к концу.
Люциус последний раз просматривал текст договора о вечном мире, держа его на вытянутых руках.
- Э-э-э, боюсь, возникнут трудности с переводом на лепроханский язык.
- Ничего страшного. Я достаточно хорошо владею английским, чтобы не беспокоится за верность формулировок. Просто сделайте второй экземпляр. – она надеялась, что ее голос звучит достаточно твердо.
- Сию минуту, - поклонился Малфой, взмахивая палочкой.
И вот для всех присутствующих наступила торжественная минута. Главы двух миров, обменявшись дежурными улыбками, взяли золотые перья и поочередно подписали оба экземпляра договора. Подчиняясь заклинанию, подписанные пергаменты свернулись в трубочки и поместились в золотые футляры, которыми и обменялись Поттер с Грейнджер под аплодисменты присутствующих.
- Итак, вечный мир подписан! – провозгласил Люциус Малфой, принимая от Поттера футляр с экземпляром договора, который будет храниться в магической Британии.
Грейнджер убрала свой футляр и встала.
- Думаю, мне пора, - она держалась уже просто из последних сил.
Поттер тоже встал и улыбнулся деревянной улыбкой:
- Остался один вопрос, который мы должны обсудить со светлейшей Греине без свидетелей.
Это был даже не намек. Это было прямое указание выметаться всем из зала переговоров.
- Подождите меня в большом зале, - кивнул Поттер приглашенным, которые уже потянулись к выходу.
Последним выходил Люциус. По дороге к двери он три раза оглянулся на Поттера, и на лице его буквально было написано: «Останови меня! Я же твой главный и незаменимый советник!»
Но выражение лица Поттера не оставляло сомнении в том, что тема последнего разговора с Греине не предназначена для посторонних ушей…

Они остались вдвоем. Поттер прохаживался вдоль стола с задумчивым видом. Грейнждер сидела на своем месте, потому что боялась встать. Ноги были как ватные, и она боялась, что они ее не удержат.
- Э-э-э… - начал наконец Поттер, - я полагаю, что нам следует заключить еще один договор, уважаемая, виноват, светлейшая Греине.
Гермиона стиснула зубы. Это издевательство когда-нибудь закончится? Что там ему еще приспичило заключать?
- Какой договор? Секретный?
- Почему вы так решили?
- Когда удаляют самых близких помощников, то это обычно говорит о повышенной секретности темы договора.
- Не всегда, светлейшая… не всегда… - он прошелся вдоль стола еще раз и остановился напротив нее. – Если мы заключим этот договор, то я его немедленно предам огласке в магической Британии. А вот будете ли это делать вы – на ваше усмотрение.
- Вы меня заинтриговали, - холодно усмехнулась Грейнджер, ощутив вдруг какое-то внутреннее беспокойство.
Что за договор хочет заключить с ней ЭТОТ Поттер, с таким холодным и жестким взглядом? Впрочем, сейчас он был, скорее задумчивым.
- Договор сформулирован мной коротко и просто. Прошу ознакомиться и подписать!
И положил на стол свернутый в трубочку пергамент.
Грейнджер коротко взглянула на Поттера и взяла в руки пергамент. Строчки плясали перед ее глазами, она взяла себя в руки, сосредоточилась и прочитала следующее:
«Брачный договор.
Гарри Джейм Поттер и Гермиона Джин Грейнджер заключают брачный союз без всяких предварительных условий и не имеют друг к другу никаких претензий за действия или бездействие, совершенные до даты настоящего договора.
Дата. Подписи сторон…»
Поттером договор был уже подписан.
Гермиона задохнулась и закрыла глаза, словно все это ей привиделось. Вот сейчас она откроет глаза, а там договор о военном союзе или еще какая-нибудь хрень!
Она открыла глаза. Текст брачного договора остался неизменным. Она подняла взгляд на Гарри. Он стоял перед ней в напряженной позе человека, который только что поставил на рулетку все свое состояние. Он был как никогда серьезен, но холод и отстраненность покинули его взгляд. Он просто ждал ее решения.
Чувствуя себя словно в заколдованном сне, Гермиона протянула руку за пером. Еще раз посмотрела в глаза Гарри и черкнула на пергаменте свою подпись под подписью Поттера…

* * *

Люциус Малфой терся рядом с дверью, которая вела из главного зала в зал переговоров.
- О чем они там могут договариваться? Ума не приложу!
Остальные сидели за столом и флегматично наблюдали за метаниями аристократа.
- Все было обговорено, мир заключен, что еще надо? И вдруг, на тебе! Какие-то секретные соглашения с лепроханами? Зачем нам это?
- Сядьте, Люциус, - увещевала его Макгонагал, - все равно мы узнаем ровно столько, сколько захочет Поттер. Поймите, что он сейчас в том возрасте, когда ему кажется, что можно изменить мир, что можно совершить невозможное! А у него еще и огромная магическая мощь и, как следствие, политическая власть. Слава Мерлину, что темная магия не утянула его в свои глубины!
- Много вы понимаете, Минерва, - Люциус был почти груб, - берегитесь, чтобы он не вытащил эту самую темную магию из ее глубин на наши равнины!
- Боюсь, что не совсем поняла вас…
- И это хорошо! Крокер с Робардсом это поняли и где они сейчас?
- О чем вы? – насторожилась директриса. – С ними что-то случилось?
- Да ничего страшного. Под домашним арестом они сидят у Поттера.
- Безобразие!
- А, по-моему, правильное и разумное решение. – встрял в разговор Аберфорт. - Наши секретные отделы уж слишком заигрались. Да и эту войну вытащили не они…
Он махнул рукой. Макгонагал притихла, раздумывая.
В этот момент двери в зал переговоров распахнулись, чуть не влепив по носу Малфою.
В зал вошли Поттер с Греине. Вид у обоих был… как бы это выразиться… загадочный. Точно! Загадочный.
- Можете поздравить нас, - сухо сообщил Поттер. – Мы пришли к согласию и заключили договор. – он бросил свиток пергамента на стол.
Малфой, как коршун набросился на него, мгновенно развернул, прочитал раз… потряс головой… прочитал второй, и выпрямился, изумленно уставившись на пару.
Сразу несколько рук потянулось к свитку, но в результате все уступили Макгонагал, которая, запинаясь, огласила текст договора.
Вот тут возникла немая сцена, которой позавидовал бы даже Гоголь Николай Васильевич.
- Чего молчите? – усмехнулся Поттер. – Я не думаю, что вы очень удивились нашему выбору. Кстати, сегодня еще только помолвка. Надо же соблюсти традиции. Гермиона, давай палец! А эти леди и джентльмены подтвердят всему магическому сообществу, что помолвка состоялась как положено.
С этими словами, Гарри извлек из внутреннего кармашка мантии кольцо с крупным темно-красным камнем и надел его на пальчик Гермионе. Щелкнул пальцами и в другой ее руке появился букет. Девушка с удовольствием посмотрела на свою руку с кольцом и повернулась к Гарри. Того упрашивать не пришлось. Он тут же приник к губам девушки с поцелуем.
- Помолвка состоялась! Примите мои поздравления! – очухался Люциус.
Некоторое время царил веселый шум и гам. Когда он немного стих, Минерва задала вполне резонный вопрос.
- А как же теперь мир лепроханов?
Гарри тут же поднял руку, призывая к тишине.
- Сейчас мы это обсуждать не будем! Но по моему разумению, у супругов все общее – и жизнь, и заботы, и счастье, и миры!
Никто из присутствующих не возразил, хотя все понимали, что не все так просто…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 01.03.2020, 00:08 | Сообщение # 363
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 13


В полутемной комнате дома, расположенного на окраине Лондона, сидело несколько человек в мантиях с надвинутыми на головы капюшонами. Их лиц видно не было. И лишь, когда они изредка обращались друг к другу по именам, можно было понять, что здесь собрались в основном бывшие единомышленники, разными способами уцелевшие после падения Лорда. И после ухода лепроханов.
- Ну, давайте уже решать, либо действуем сообща, либо разбегаемся.
- Как это, разбегаемся? С голым задом? Простите, миссис.
- А, что ты предлагаешь? Поттер сейчас сильнее Темного Лорда в его лучшие годы? Да еще и эта Грейнджер, которая легко и просто избавилась от Атти, оставив тебя с носом, Скабиор!
- А, ты чему радуешься, Праудфут? Твоя высокая должность упразднена вместе с министерством. Пойдешь работать констеблем к маглам?
- Придержи язык!
- Прекратите! – раздался властный женский голос. – От вашей ругани никакого толку! Я хотела бы услышать мнение наших невыразимцев.
Над столом повисла тишина. Двое магов, до этого момента сидевшие молча, шевельнулись, обменявшись взглядами. Наконец, один из них, видимо являющийся старшим, глухо произнес.
- Мы не ваши невыразимцы. Мы свои собственные невыразимцы.
Остальные участники беседы с недоумением переглянулись.
- И как это понимать, Руквуд?
- Это понимать надо так, что мы не видим ни одной причины, по которой нам имело бы смысл помогать вам, рискуя при этом головой и ничего не имея взамен!
- И что же вы хотите? – подала голос миссис.
- Ничего особенного. Власти и денег. А если без власти, то много денег!
- Вы претендуете на большую долю? – поинтересовалась миссис. – В самом начале нашего разговора было сказано, что если мы действуем сообща, то все получают равную долю.
- Чтобы получать равную долю нужно вложить равное участие, а этого и не предвидится. Мы будем рисковать своей шкурой, а кто-то будет сидеть в безопасности и ждать, пока ему принесут его долю на блюдечке?
- Что ты предлагаешь? – резко спросил Скабиор.
- Если делать дело всем вместе, то делать всем вместе! Или мы с Эйвери забираем себе половину, а остальное делите, как хотите!
- Ну это грабеж, - высказался Праудфут. – Чего ты молчишь, Мальсибер?
- Я сначала хотел бы услышать, что они могут предложить, а уже потом решать, принимать их условие или нет.
- Разумно, - отозвалась миссис. – Итак, мы слушаем вас, Август. Что вы можете предложить, чтобы решить нашу проблему с темными магами?
Руквуд и Эйвери опять переглянулись.
- Хорошо. Я расскажу вам о единственной возможности избавиться от Поттера и Грейнджер. Повторяю – возможность единственная!
Руквуд оглядел присутствующих, как бы в некотором сомнении.
- Особых подробностей вы от меня не узнаете, чтобы в ваших головах не зародилась дурная мысль обойтись без нас. Это понятно? А возможность заключается в том, что в отделе Тайн с незапамятных времен хранится сила, способная уничтожить темного мага. Эту силу поместили, скажем так, в специальное хранилище и законсервировали. Как эта сила воздействует на темных магов, мне неизвестно. Эта информация открывается только начальнику отдела – старшему невыразимцу. Но я слышал от Соула Крокера, что гибель темного мага от этой силы гарантирована. Но использовать ее можно только один раз и при самых критических обстоятельствах. Крокер так и не решился применить эту силу против этой темной парочки, и со своей точки зрения на конечный результат оказался прав. Но сейчас Крокер сидит под домашним арестом у Поттера и не может контролировать доступ к… м-м-м… хранилищу. Если нам удастся его открыть, то темные маги будут уничтожены, а мы восстановим министерство и контроль над банком Гринготтс.
- А Малфой со своей сворой чистокровных предателей?
- Люциус умен и осторожен! Когда Поттера не станет, он тут же переметнется к нам, - негромко уронила миссис.
- Вам виднее, - усмехнулся Мальсибер, - все урожденные Блэк отличаются прекрасным знанием человеческой натуры…
Мужчины рассмеялись.
- Маловато сведений об этой силе, - поморщился Скабиор, - или вы чего-то недоговариваете, Руквуд?
- Я недоговариваю о том, где и как до нее добраться и выпустить. А о самой силе толком никто ничего не знает.
Все опять замолчали, раздумывая.
- Ну, это уже кое-что… - подытожил Мальсибер. - Я правильно понимаю, Август, что вы предлагаете открывать и выпускать эту силу всем вместе?
- Да. Всем, кто претендует на равные доли!
- Решено! – припечатала миссис урожденная Блэк. – Руквуд, мы ждем от вас сигнала и способа попасть в отдел Тайн.
- Когда все будет готово, я пришлю вам групповой порт-ключ.
- Когда нам ожидать?
- Тянуть опасно. Думаю, что мы с Эйвери подготовим все в течении нескольких часов!

* * *
Гавейн Робардс вручную расставлял шахматы, сидя за столом, а Соул Крокер расхаживал по комнате взад-вперед и недовольно сопел.
- Ну что, еще партию?
- Неохота, - отмахнулся старший невыразимец, - я все твои ходы до тридцать пятого наизусть знаю!
Он в стопицотый раз осмотрел место их заточения.
Небольшая уютная гостиная, две двери в спальни и еще одна в ванную комнату. И ни одной двери наружу! И кто бы ему объяснил, как они здесь очутились?
Заснули в доме мага-ливерпадлианца, а проснулись здесь. Без сапог и без палочек! Конечно, маги такой квалификации, как они, могли бы попытаться аппарировать и без палочек, но они чувствовали такой антиаппарационный щит на стенах, полах и потолках, что не стоило и пытаться. Еще расщепит, к едрене-фене, и будет им крендебобель с пердимоноклем пополам!
Пища и вода появлялись сами строго по графику. Этим, конечно, эльфы занимались по приказу своего принца, ни дна ему, ни покрышки! Постельное белье и, пардон, нижнее тоже менялось ежедневно. Причем, что касается нижнего, то снимать его оказалось необязательно. Соул попытался было в знак протеста не менять трусы с майкой перед сном. И что? Заснул в синих трусах и белой майке, а проснулся в оранжевых с бантиком в комплекте с зеленой майкой. Гавейн над ним уржался, и с того дня, недовольно ворча, Крокер менял белье самостоятельно, не дожидаясь, пока его переоденут как младенца.
- Я все думаю, почему Поттер нас просто не убил?
- К-ха! – поперхнулся Робардс тыквенным соком. – У тебя прекрасное настроение, дружище!
- Ну он же знает, что я могу задействовать против них смертельную силу. И догадывается, что самое надежное – запереть отдел Тайн на сто замков, а меня грохнуть. Ну и тебя до кучи, за то, что ты мой друг и тоже знаешь…
Крокер оборвал фразу и продолжил свой возвратно-поступательный променад по гостиной.
- Значит, мы ему еще нужны, - пожал плечами Робардс.
- Как-то его действия не похожи на обычное поведение темных магов. Он должен дрожать над своей драгоценной жизнью и беспощадно устранять опасности.
- Но ведь Альбус доказывал тебе, что Поттер и Гермиона были инициированы очень необычно и их поведение будет отличаться от обычного…
- Потому что они любят друг друга и бла-бла-бла! – перебил его Крокер.
- А, почему бы и нет?
Крокер сердито засопел, но признал:
- Действительно, почему бы и нет? Все что было связанно с этим мальчишкой, с самого начала нарушало все понятия и расчеты. Альбус сам в этом убедился и в определенный момент просто перестал пытаться лепить его по своим лекалам, а ограничивался тонким и ненавязчивым руководством. И это сработало! Ты верил, что этот очкарик уморит Темного Лорда? И я не верил. А он уморил!
Робардс с интересом уставился на Крокера.
- А, к чему ты мне все это рассказываешь, друг ситный? Ты меня уговариваешь или себя? А ну признавайся, что ты там надумал?
Крокер еще раз пробежался туда-сюда, остановился и твердо сказал.
- Относись ко мне как хочешь и думай обо мне что хочешь, но когда я рано или поздно выйду отсюда, я не буду натравливать на Поттера и Грейнджер силу отдела Тайн…

* * *

Коллективный порт-ключ перенес заговорщиков прямо на нижний уровень министерства к дверям отдела Тайн. При этом охранные заклинания периметра не сработали, потому что Руквуд задействовал для порт-ключа секретный проход, известный только невыразимцам. Дверь отдела Тайн бесшумно отворилась.
Руквуд и Эйвери встретили своих подельщиков, закутанные в мантии высшей защиты. Правда, внешне они почти не отличались от зимних теплых мантий, но сейчас в разгар весны выглядели немного нелепо.
- Чего это вы закутались, как в сочельник? – поднял брови Скабиор.
- Посиди тут в подземелье круглые сутки, и ты закутаешься, - не моргнув глазом парировал Эйвери.
- Приготовьте палочки! Пора, - скомандовал Руквуд.
Они прошли через несколько лабораторий, миновали извилистый коридор и подошли к гладкой каменной стене.
- Вот здесь была дверь в бокс, где хранится сила. Кто-то, скорее всего Поттер, срастил дверь со стеной темномагическим заклинанием. Нам надо общими усилиями снять это заклинание. Вы все в той или иной степени обучались темной магии, вот и примените свои умения в деле.
Заговорщики начали ощупывать поверхность стены в поисках шва.
- Чистая работа, - признал Мальсибер, - одна надежда на то, что он мог быть немного небрежен.
Он поднес палочку почти вплотную к стене.
- Люмос ревелио!
На конце палочки вспыхнул пронзительный фиолетовый огонь. Поворачивая палочку то так, то этак, Мальсибер рассматривал стену под острым углом, приговаривая:
- То, что нельзя увидеть на просвет, можно увидеть в отраженном свете… Вот! Вертикальный шов. Праудфут, не стой как столб. Отметь шов, как можно точнее!
Они сопели, толкались, помечали и размечали дверной проем добрый час.
Разметили.
- Что дальше?
- Кто знает заклинание проникновения? Помогайте!
Дело двигалось туго. Местами шов удалось прорезать, местами он не поддавался, местами шов удалось просто выкрошить и на его месте зияли сколы, как от отбойного молотка. Наконец, Мальсибер счел, что заделку двери удалось ослабить в достаточной степени и, отодвинув подельников, ударил в центр двери взрывным заклинанием.
- Бомбарда Максима!
Каменное крошево полетело в разные стороны, не щадя попадающихся на пути фигур заговорщиков.
- Мальсибер! – взвыл Руквуд, прижав ладони к посеченным щекам. – я знал, что ты дебил, но не до такой же степени!
Несколько минут отряхивались и ощупывали пострадавшие от осколков места. За это время пыль немного улеглась, открыв рваный пролом в стене.
Руквуд с Эйвери осторожно подкрались и заглянули в него.
- Получилось! Мы у цели!

Крышка небольшого саркофага подчинилась простому светлому заклинанию, взмыла вверх и отлетела в сторону. Из саркофага ударили дымные струи, завились штопором уплотняясь и приобретая форму.
Заговорщики попятились, внимательно всматриваясь в клубок дымных струй. Вскоре их вращение прекратилось, они колыхались, словно выбирая форму. Еще несколько мгновений и проступили контуры фигуры. Женской, изящной фигуры…
- Это еще что такое? – удивленно и разочарованно воскликнул Мальсибер.
Он рассматривал стройную обнаженную девушку, стоящую в саркофаге с закрытыми глазами.
- Вот это оружие, - плотоядно заржал Скабиор, похотливым взором лаская интимные части тела незнакомки, - ну теперь всем темным магам пиздец! Ох, прошу прощения, миссис.
Пока остальные заговорщики веселились, Руквуд и Эйвери с опаской наблюдали за незнакомкой, игнорируя издевательские замечания подельщиков. Они были несколько бледны и очень сосредоточены. Миссис блэковских кровей заметила это и тоже насторожилась.
А бывшие ПСы и авроры продолжали веселиться.
- Понятно, как она погубит Поттера, а вот поглядеть бы, что она будет вытворять с Грейнджер! – добавил Спраудфут свои пять кнатов в копилку общего веселья.
- Ну и как ты потащишь эту красотку в неглиже к Поттеру? – Мальсиберу было никак не остановиться. Он здорово перенервничал, пока они вскрывали тайник с саркофагом, и такая развязка ударила по нервам разрядкой облегчения. – Может быть мы сами ее попробуем, прежде Поттера?
- Мальсибер, не забывайтесь! – миссис была явно раздражена дурацкими шутками одних заговорщиков и явным беспокойством невыразимцев.
- Ах, простите, миссис. Но согласитесь, что магам, владеющим темной магией, не пристало попадать в такие глупые ситуации…
И тут незнакомка открыла глаза.
Нет, не так.
Она распахнула свои огромные глазищи так мгновенно, что казалось от взмаха ее ресниц по комнате пронесся небольшой ветерок.
- Темная магия? – вопросила она глубоким грудным голосом. – Темные маги? Темные умения? Это наказуемо!
В какое-то мгновение ее фигура оказалась прикрыта длинной светлой туникой. Незнакомка шагнула из саркофага.
- Мисс! – вдруг выступил вперед Руквуд. – Мы нарушили ваш покой, потому что в нашем мире появилось два могучих темных мага. Мага по сути, а не по умениям и владению темными искусствами…
- Называйте меня Герэйт, - перебила его девушка. – Герэйт! Запомнили?
- Герэйт… - почти хором повторили обескураженные заговорщики.
Веселые улыбки сползали с их лиц. А на лбу Руквуда выступили капли пота.
- Этих темных магов зовут Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер, - гнул свою линию невыразимец, пытаясь запрограммировать Герэйт на решение главной проблемы.
Девушка рассматривала лица окружающих ее магов, как экспонаты музея восковых фигур. На кого-то она обращала пристальное внимание, кого-то удостаивала короткого взгляда.
- Темнота… темнота… это плохо – темнота. Иногда она прячется в самом уголке сердца, а иногда пожирает мага целиком. А результат один. Изыми у человека кусочек сердца или забери его целиком – итог один. Поэтому темноту можно победить, если останутся только светлые, без малейшего пятнышка темноты… не так ли?
Она смотрела на Руквуда, когда задавала последний вопрос, и он решил, что вопрос адресован ему.
- Меня зовут Руквуд… - начал он.
- Это не важно, - отмахнулась Герэйт, - для меня эта информация лишняя. Гораздо больше меня беспокоит цвет твоих глазниц и языка…
Девушка приближалась к Руквуду, пристально приглядываясь к чему-то невидимому для других.
- Э-э-э-э… цвет глаз… мисс Герэйт, боюсь я вас не совсем понял…
Эти его слова оказались последними.
Одним прыжком Герэйт преодолела разделяющее их расстояние и обхватила Руквуда руками. Тело ее вдруг растеклось, охватывая невыразимца каким-то перламутровым коконом. Тот забился в этом коконе, захрипел, палочка выпала из его руки и застучала по каменному полу. Кокон, в который оказался заключен Руквуд стала бить крупная дрожь. Мужчина взвыл странным тонким голосом и неожиданно смолк, словно ему в рот с размаху воткнули кляп. Последние конвульсии продолжались не более нескольких секунд, а потом кокон обмяк, и Руквуд вывалился из него, как вываливается освежеванная окровавленная тушка нутрии из своего мехового убранства.
- Проклятие! Что это за хуйня? – взвыл Скабиор, отшатываясь к стене.
Остальные с ужасом смотрели на останки Руквуда. Его изуродованное лицо с пустыми глазницами и окровавленным распахнутым ртом, в котором не видно языка. Вырванное горло и огромная дыра в груди, в которой виден кусок разорванного сердца!
Заговорщики бросились к выходу. Но Герэйт, уже восстановившая свой облик после обработки Руквуда, махнула рукой и отверстие в стене исчезло в мгновение ока.
Заговорщики ощетинились палочками. Герэйт повернулась к Мальсиберу.
- Авада Кедавра!
Заклинание бессильно исчезло в груди девушки. Девушки? Не девушки, а того исчадия ада, которое они выпустили для гибели темных магов, совсем забыв, что эта самая темнота не чужда и им самим!
- А у тебя кроме глазниц и горла мне не нравится цвет твоей правой руки. Она тебе очень нужна?
Герэйт приближалась. Мальсибер издал жуткий вопль.
И это был последний звук, который исторгло его горло…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 01.03.2020, 23:35 | Сообщение # 364
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 14

Только-только Крокер согласился сыграть еще одну партию с Робардсом и они уселись за столик, как раздался негромкий скрежет.
Игроки начали озираться и увидели руку, торчащую из стены. Зрелище было неслабое. Но этим не ограничилось. Рука пошарила, ухватилась за что-то невидимое, напряглась и из стены показался ее владелец – Гарри Поттер. По рукам его стекала какая-то блестящая субстанция. Юный маг хотел брезгливо отряхнуть руки, но словно вспомнив о чем-то, вытер их об стену, и повернулся к своим узникам. Те в ожидании уставились на него.
- Здравствуйте, - вежливо кивнул Гарри и подсел к игрокам. – Понимаю, что вы не очень довольны моим навязанным вам гостеприимством, но ваша непримиримая позиция по темным магам не оставила мне другого выхода. Надеюсь у вас нет жалоб на содержание?
Крокер тяжело засопел, и Робардс поспешил его опередить.
- Поттер, вы же пришли не за тем, чтобы поинтересоваться нашим настроением. Видимо, что-то случилось и вам потребовалась помощь или консультация одного из старых пердунов, посаженных вами в роскошную тюрьму, чтобы не путались под ногами. Так?
Гарри с некоторым раздражением посмотрел на эксаврора и нехотя кивнул.
- Ну и где же у нас стряслось?
Поттер в раздумье побарабанил пальцами по столешнице.
- Что-то случилось, но я не знаю где и не знаю почему. Один из артефактов, который я изъял у кого-то из вас, прежде чем поместить сюда, начал вести себя странно.
- Какой артефакт? – насторожился Крокер.
- Вот этот! – Поттер вынул из кармана и положил на стол небольшой янтарный брелок.
Внутри брелка что-то ярко светилось, то разгораясь, то притухая.
Соул схватил брелок и впился в него взглядом.
- Что-то очень скверное произошло в отделе. Поттер, мне нужна моя палочка!
Гарри сунул руку в карман и вытянул две палочки.
- Возьмите сами, я не помню какая ваша.
Крокер схватил палочку и наставил ее на брелок. Вторую палочку Поттер спокойно протянул Робардсу. Если Гавейн и удивился, то не подал вида, а спокойно принял палочку и спрятал ее в карман.
- Великий Мерлин! – выдохнул вдруг Крокер потрясенно. – Спаси и помилуй нас безумных!
- Что случилось? – резко спросил Поттер.
- Случилось! Случилось! Раздери вас всех дементоры, безумцы темные!
Соул вскочил и с неожиданной силой схватил Поттера за грудки.
- Вы проникали в отдел Тайн, Поттер? Нашли саркофаг и решили посмотреть, что внутри? Впрочем, тогда вы были бы уже мертвы…
- Что-о-о? – Поттер с трудом оторвал от себя цепкие клешни Соула. – Я срастил дверь со стеной. Именно ту дверь, которая вела к этому вашему оружию против темных магов!
- Идиот! Он срастил дверь со стеной! Ты тем самым разрушил систему сигнализации и защиты двери от случайного или намеренного проникновения к саркофагу! И кто-то воспользовался этим! И саркофаг открыли прямо в отделе! О, идиоты!
Лицо Поттера окаменело.
- Кто-то выпустил на волю это ваше оружие? Что оно из себя представляет?
Соул обессиленно сел в кресло.
- Это демон, Поттер, - пробормотал он безнадежно, - древний демон, питающийся темной магией. С ним невозможно договориться. Его невозможно остановить, пока он не насытится. А его выпустили прямо в министерстве… в центре Лондона… в пяти минутах ходьбы от Косого переулка…
- Да объясните толком!
Крокер взял себя в руки, сел прямо и пристально посмотрел на собеседников.
- Информация секретная! Под грифом ОСС! Считайте, что вы дали подписку о неразглашении.
- Гермионе я так и так расскажу, - заявил Поттер.
- Не перебивайте! Я осведомлен, что вы с ней почти единое целое. Итак, информация о демоне:
Источник его появления неизвестен, записей не сохранилось ни в летописях, ни в архивах отдела. Есть лишь предание, что четверка основателей Хогвартса, пока еще была едина и сильна, создала его, чтобы зафиксировать достигнутый уровень магии и не допустить ее бесконтрольного развития. Иначе говоря, проблема была в том, что магия рождается всегда в виде темных искусств и творят ее темные по сути маги. С течением времени большая часть сотворенной ими магии становится общеупотребительной и переходит в разряд светлой, а та, что была отвергнута магическим сообществом, остается темной и считается находящейся под запретом. Именно эта магия и посредники для ее творения являются пищей созданного Основателями демона.
- Посредники для творения? Это что такое?
- Это органы чувств мага. Зрение, осязание, дыхание, слух. Темная магия накапливается в них и хранится всю жизнь, не исчезая и не рассеиваясь. Чем больше темный маг создал темной магии или чем регулярнее пользовался ей, тем сильнее следы этой магии в его глазах, ушах, руках, языке, сердце и прочих частях тела. Именно эти запятнанные темной магией части тела мага являются пищей для демона. Именно их он выгрызает из плоти темного мага по умениям…
- А, что ждет темных магов по сути? – Гарри играл скулами.
- А, темных магов по сути демон поглощает целиком! С костями, зубами и волосами!
- Веселенькое дело… А зачем это понадобилось Основателям?
- Они долго боролись за введение статута о секретности. Им надо было спасти магический мир от магловского преследования. Появление и демонстрация любой новой магии грозило нарушением этого статута. И для того, чтобы заставить всех магов прекратить создание новых заклинаний и воздействий, четверка Основателей пошла на крайние меры. Есть еще версия, что они рассчитывали, что этот демон в какой-то мере защитит привилегированное положение самой четверки Основателей.
- А как же Салазар Слизерин? Он же стал могучим темным магом?
- Да-а-а, Слизерин был смутьян. Он не долго смог выдержать воздержание от создания новой и такой заманчивой магии. Он рассорился с остальными и пошел своим путем. Потому-то ему и пришлось создавать Тайную комнату и проводить в ней остаток своих дней, что он не мог быть уверен в том, что остальные Основатели простят ему отступничество. Потому и вход в Тайную комнату он защитил не темной магией, а всего лишь стандартными заклинаниями, модифицированными под парселтанг. Иначе бы хрен вы открыли бы его тайную комнату в двенадцать лет с практически пустой головой, мистер Поттер! Основатели тоже не ожидали такой примитивной хитрости, да и прочие могучие волшебники, обследовавшие тайны Хогвартса десятки раз, не додумались до парселтанга. Конечно, если бы оставшиеся Основатели захотели затравить Салазара, то такая попытка могла стать удачной, но ни Годрик, ни Ровена, ни Хельга не решились натравливать демона на Салазара. Темных отметин в их телах было тоже немало. А если бы демон не нашел Салазара, то загнать его обратно в саркофаг стоило бы очень дорогого даже для них. И можно было при этом потерять Хогвартс, как средоточие магии.
- А, как вообще натравливали демона?
Крокер насупился. Вопрос для Поттера и Грейнджер был на вес жизни.
- Стандартная процедура применения демона, - затянул он нарочито равнодушным тоном, - заключается в доставке саркофага как можно ближе к обиталищу темного мага. Саркофаг открывается дистанционно, когда все участники операции находятся на безопасном расстоянии. Демон чувствует присутствие темного мага, находит его и уничтожает. После этого он сам возвращается в саркофаг. Крышка саркофага дистанционно закрывается комбинированными отложенными чарами. Саркофаг переносится обратно в отдел Тайн и устанавливается на свое место. Помещение с саркофагом защищается специальными заклинаниями. Все.
- То есть уничтожение одного темного мага по сути достаточно демону, чтобы насытиться. – кивнул головой Поттер. – А сколько магов с темными умениями ему потребуется для этого?
- Сотни, Поттер! Тысячи! Он истребит половину магического населения, прежде чем вернется в саркофаг!
- Круто! А нас с Гермионой он почувствует?
- На таком расстоянии в сотни миль? Конечно, нет! Вы пока что в полной безопасности, Поттер! Только, когда все закончится, не забудьте усыновить и удочерить сотни младенцев-сирот, которые останутся без родителей!
- Ну, не преувеличивайте, мистер Крокер. Откуда у нас столько темных магов?
- Частичка неосознанных темных умений есть у всех светлых магов, начиная с пятилетнего возраста. Ведь что такое детские неосознанные и спонтанные магические выбросы? Это суть незаконная, неформализованная, а значит темная магия, Поттер! Она сохраняется в наших телах всю жизнь! И демон будет беспощадно выжирать ее следы из светлых и темных волшебников без разбора. А так как магия эта зачастую ничтожно мала, то жертв будет множество! И большая часть их не выживет после нападения, или в лучшем случае эти маги останутся калеками. Вот что натворили вы с вашей непрошенной защитой и те придурки, которые выпустили демона, ничего о нем не зная!
- Вас, как я понимаю, он тоже не пощадит?
- Вы думаете Поттер, что за столько лет мы с Гавейном ни разу не запачкались в темной дряни? Нам нужно было кое-что знать и уметь из темной магии просто для того, чтобы выжить! Всех авроров и невыразимцев обучают азам темномагических приемов. А уж приверженцы Воландеморта и вообще подавляющее число чистокровных семейств считали и считают темную магию непременным атрибутом аристократии!
Поттер задумчиво кивнул и задал очередной вопрос:
- С какой скоростью может передвигаться демон? Какие виды перемещений ему доступны?
- Ногами, Поттер! «Ночным Рыцарем», Хогвартс-экспрессом, магловскими автомобилями, да на чем и как угодно! Но аппарировать или перемещаться порталами и порт-ключами, он не может. А вот каменные стены для него не преграда, как и для вас.
- С какого расстояния он может засечь темного мага по сути?
- Не далее двух миль, но это не совсем точно. Вас двоих он может почувствовать и с большего расстояния. Точных данных нет.
- Как он выглядит?
- А вот это мы скоро узнаем, Поттер.
- Когда?
- Когда появится первый выживший после его объятий маг, при условии, что у него останется неповрежденным мозг, язык и носоглотка…
Робардс содрогнулся.
Поттер окончательно помрачнел, поднялся и вышел из комнаты тем же путем, что и вошел…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Среда, 04.03.2020, 23:11 | Сообщение # 365
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 15

Эльфийская гвардия по приказу Поттера немедленно оцепила министерство. Все входы и выходы, лифты и аварийные выходы были заблокированы гвардейцами. Каминную сеть в министерстве немедленно отключили, хоть Крокер и уверял, что демон не сможет ею воспользоваться. Насчет эльфов подсказал тоже Крокер. В том смысле, что эльфы со всей их магией, впрочем, как и гоблины с кентаврами - демона не заинтересуют.
Пытаться проверить, что демон еще бродит по министерству, было весьма опасно. Соул честно предупредил, что такая попытка окончится несколькими смертями или тяжкими увечьями. Не посылать же туда четырехлетних детей? А у всех остальных «рыло в пуху», как изящно выразился Робардс.
Оставалось только ждать, когда и где проявится демон. Магический квартал и места компактного проживания магов наводнили патрули эльфийской гвардии. Поттер задействовал всех, кого смог. Было крайне важно первыми заметить демона и дать знать об этом остальным. Отсутствие у демона возможностей внепространственного перемещения с одной стороны упрощало задачу, а с другой стороны делало невозможным его отслеживание магическими приемами, потому что следа магии от него не оставалось.
Гарри пытался привлечь к патрулированию и кентавров, но гордые и заносчивые парнокопытные ответили, что быть у магов на побегушках им запретили звезды.
Ну ладно, хвостожопые, Поттер зла не помнит, потому что у Грейнджер все записано!
Кстати, о Гермионе. Никто ее рядом с Поттером или отдельно от него не видел. Вопросы о том, где она находится и что поделывает, Гарри просто игнорировал. И все понимали, что это неспроста. Что такое решение темные маги приняли вдвоем, а значит что-то задумали или просто перестраховываются.
Полдня прошло в напряженном ожидании. Где демон? В министерстве? Тогда ситуация неплохая, но патовая. Сколько он там будет сидеть – никому не известно. Эльфы – народ выносливый, но караулить круглыми сутками – их надолго не хватит. Если демон успел выйти из министерства, то должен себя проявить. И от мысли, как именно он себя проявит, владеющим информацией становилось нехорошо.
Наконец, караул у выхода через бывший туалет сообщил – телефонная кабина пришла в движение.
Поттер в этот момент находился у себя в замке, на этом настояли Робардс с Крокером.
- Пора! – встал Гарри. Он в общих чертах уже изложил им свой вариант действий, который со скрипом, но был принят ими за неимением лучшего.
- Подождите, Поттер. Не спешите умирать. Сначала поймем, что собрался делать этот ублюдок.
Гарри в этот момент ментально подключился к Робби и рассматривал очаровательную юную девушку, поднявшуюся в лифте в наземную телефонную будку и теперь настойчиво дергающая ее дверь на себя, хотя она открывалась наружу.
- А этот ублюдок очень даже ничего, - констатировал Гарри, - это скорее не ублюдок, а ублюдка и к тому же весьма симпатичная.
- Хм. Это можно было ожидать. – проворчал Крокер. - Кого вы легче к себе подпустите, образину со зверским оскалом или молоденькую очаровательную девушку?
- Интересно, как он, то есть она отреагирует на гвардейцев? – почесал затылок Робардс.
- Сейчас увидим, - прошептал Гарри, вешая перед собой полосу плотного тумана, как экран. Теперь он транслировал то, что видит Робби на эту полосу, чтобы Крокер с Робардсом видели происходящее.
Как только демон справился с дверью, дюжина гвардейцев ринулась на него в атаку, уставив глефы. Демон мгновенно развернулся к ним лицом. Реакция у него была отличная, и повадками он чем-то напоминал вампиров. Или Оборотней. Или тех и других одновременно.
Демон взмахнул руками, отбивая лезвия и острия эльфийского оружия, а потом несколькими ударами рук и ног раскидал малорослых нападавших по мостовой.
- Стоп, Робби! Всем назад! Не нападать, но сопровождать и не терять из виду.
- Ловкая сучка, - невольно восхитился Робардс, - мои ребята так бы не смогли.
- Из смертных так никто не может. Вот почему темные маги всегда становились ее, тьфу, его жертвой. Он подкрадывался бесшумно сквозь любые стены ориентируясь на флюиды темной магии, а когда оказывался рядом, то бросался в стремительную атаку, которую темный маг не мог ни предвидеть и избежать.
- А щиты? Магические преграды? Защитные заклинания?
- Какие вам в жопу преграды и заклинания, если он их на лету жрет? Точнее, поглощает! Все эта хрень, прекрасно работающая против магов, магических существ и маглов, здесь не просто бессильна, а наоборот – подпитывает демона и придает ему силу.
- Стоп, стоп. А если этот демон изрядно побегает за темной магией, но так и не сможет ее м-м-м… захавать, то его силы будут уменьшаться?
- Не думайте, что сможете вечно водить его на поводке, Поттер. Рано или поздно он остановится и подкрепится кем-нибудь попроще, а потом продолжит преследовать вас. У вас перед ним всего одно, но важнейшее преимущество – вы знаете, что он преследует именно вас, и вы в целом представляете себе его возможности. Но имейте ввиду, что о вас, как о темном маге, он знает все!
- Так, она направилась к Косой аллее, - предупредил Робардс Поттера и Крокера, которые увлеклись беседой.
- Вот теперь действительно пора, Поттер, - Соул был мрачнее тучи, - никогда не думал, что скажу это темному магу, но храни вас Мерлин, Поттер! Будьте осторожны. И предупредите нас заранее, когда нащупаете хоть какое-то решение.
Гарри кивнул и шагнул в нишу для подземной аппарации…
* * *
Гарри выждал пока демон пройдет примерно полдороги до Косой аллеи и аппарировал прямо в министерство.
- Робби, докладывай каждую минуту, что делает демон! А если начнутся непредвиденные события, то сразу!
- Робби будет докладывать, ваше высочество сэр Гарри Поттер!
- Отставить высочество и прочее. Говорить коротко и только по делу. Ни одного лишнего слова!
- Робби понял.
- То-то.
Гарри находился в атриуме, превращенном в его приемную, кабинет и тронный зал.
- Она остановилась! – доложил Робби.
- Понял, - отозвался Гарри.
От него до демона напрямик через землю, камни и прочее было около мили.
- Она повернулась и идет назад!
- Хорошо.
- Она побежала!
Поттер немедленно аппарировал в Лютный переулок. Отсюда до Демона и Робби было около полутора миль.
- Она остановилась.
- Слышу.
- Она крутит головой и поворачивается во все стороны.
Ага. Значит полторы мили - это уже далековато для того, чтобы сходу засечь темного мага. А миля, значит, в самый раз. Так и запишем.
- Снова идет к Косой Аллее.
- Сопровождайте. Следите в какой момент она ускорит шаг или побежит.
Ждать пришлось минут пять. На этот раз демон почувствовал темного мага за одну милу и двести пятьдесят ярдов. Дистанция риска была определена. Впрочем, Крокер предупреждал его, что для кого-нибудь другого эта дистанция может быть иной. Под этим «кем-то» имелась ввиду Грейнджер.
- Освободите Косую аллею и Лютный от зевак и праздношатающихся!
Гвардейцы, аппарируя, образовали целый коридор, по которому быстрым шагом несся демон… или демонесса. Гарри решил называть ее демонессой, чтобы внешность частично совпадала с содержанием.
Он находился уже в конце Лютного недалеко от гоблинских кварталов. Демонесса, по докладу Робби, только что свернула из Косой аллеи в Лютный.
И Поттер увидел ее, сначала, как неясную точку вдали, но вот, словно включили резкость, и он увидел дивное сказочной красоты существо, которое шло к нему с любовью протягивая руки. От нее доносились флюиды душевного тепла, радости, наслаждения и еще чего-то пронзительно нежного и желанного. При этом в этих ощущениях был явный сексуальный подтекст, который, почему-то не казался стыдным или неуместным. В затуманенном мозгу Поттера всплыло: «Вот ко мне спешит моя смерть. Как она прекрасна! Как она желанна! Как я хочу, чтобы она скорее наступила и избавила меня от этого томительного ожидания, подарив мне неземную ласку и наслаждение…»
Он протянул руки и пошел навстречу ей. Желанной и соблазнительной…
- Смерть! Я твой! Я иду к тебе!
Радость и счастье затопили его с головой, начисто лишив инстинкта самосохранения и способности анализировать происходящее…
- Ну уж это дудки, мистер Поттер! – Гарри грубо схватили за шиворот и рванули. – Портус!
Лютный переулок завертелся перед его глазами, крюк впился куда-то под ребра и потащил его в калейдоскоп внепространственного перемещения…
* * *
- Вы очень вовремя, мисс Грейнджер! Или уже миссис Поттер?
- Мы пока только обручены, но «миссис Поттер» не за горами, - спокойно кивнула Гермиона.
- Должен признаться, что только теперь начинаю понимать каково главное оружие демона…
- Демонессы… - хрипло возразил Поттер с дивана. На лбу его красовался компресс.
- Молчи уж, бабник, - ткнула в бок его Гермиона и передразнила, - «Смерть, я твой! Я иду!»
- Ну мы же предполагали нечто подобное, - скривился Поттер, - потому и подстраховались. Я бы иначе ее на расстояние зрительного контакта не подпустил.
- Зато мне пришлось тащить порталом ваше высочество, зажмурив глаза.
- Ты даже в таком виде была красивая…
- Не подлизывайся… бабник! – Гермиона хмурилась, но глаза ее смеялись.
- Э-э-э… голубки… можно я вас отвлеку от ваших милых перебранок? Что делать дальше? Эта мразь уже выкосила добрую треть придурков Лютного, которые не захотели эвакуироваться и спрятались от ваших эльфов, когда те зачищали эту клоаку. Теперь те из них, кому повезло ползают по переулку в поисках своих глаз, а те, которым не повезло ждут, пока за ними приедет труповозка!
- Надо уводить ее оттуда, - подал голос Поттер с дивана.
- Кого – ее? – не понял Робардс.
- Демонессу.
- И куда вы ее поведете?
- Я думаю, в сторону Шотландии. Там мало поселений магов. Если только кто-то случайно попадется. Там продолжим изучение и будем думать, как с ней справиться.
- Согласна, - Гермиона встала с дивана, - только очередь теперь моя. А ты, Гарри, будешь меня страховать.
- Но…
- Никаких, но! Тебе еще в себя прийти надо, - миролюбиво добавила она, - потом поменяемся…
- В этот раз и мы с Гавейном не будем сидеть сложа руки, - поднялся Крокер.
- Сначала надо перегруппировать отряды эльфов, чтобы они не теряли ее из виду, - озабоченно заметил Поттер и схватился за палочку.
- Вот и займись, - согласилась Грейнджер, - а я пойду переоденусь…
* * *
Уже начало темнеть, когда утолившая голод демонесса Гэрейт вышла из публичного дома в конце Лютного переулка, рассматривая пачку волшебных палочек у себя в руках.
- Некие посредники, со временем вбирающие в себя толику магических сил магов, которым они служили. Темная магия здесь тоже присутствует. Хм. Можно взять с собой в качестве кукурузных палочек запаса питания. Может пригодиться. Охота будет не простая, потому что их двое, если только мне не показалось…
В этот момент один из эльфов, нарушив приказ, метнул в Гэрейт свою глефу. Демонесса отбила смертоносный снаряд рукой, в которой держала палочки…
Из-за соседнего дома беззвучно вывернул огромный сверкающий автобус и затормозил рядом с девушкой. Двери автобуса распахнулись и из них показался прыщеватый кондуктор.
- Автобус «Ночной Рыцарь» для магов, оказавшихся в затруднительной ситуации! Я ваш кондуктор…
Договорить он не успел. Спустя несколько мгновений «Ночной Рыцарь» сорвался с места и исчез в ближайшем проулке, унося в себе Гэрейт. На земле остался лежать кондуктор с окровавленным ртом и оторванной правой кистью. Ошеломленные эльфы обступили его. И тут раздался вопль Робби. Забыв о всяких там высочествах и милордах он громко кричал:
- Хозяин! Хозяин! Берегитесь!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 06.03.2020, 23:43 | Сообщение # 366
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 16


- Можно отследить перемещения «Ночного Рыцаря»?
- Следящий артефакт остался на груди кондуктора, а кондуктор в Мунго!
- Значит, мы не знаем, где автобус и не узнаем, пока он не подъедет к нам на милю с четвертью?
Соул задумался. На помощь ему пришел Робардс.
- Есть общая карта маршрутов магического транспорта. Она в министерстве в моем кабинете в картотеке на букву N.
- Робби! Слышал? Срочно доставить сюда карту!
Они сидели в главном зале замка. И было их уже не четверо, а семеро. К Поттеру, Гермионе, Крокеру и Робардсу присоединились Малфои и Крис Грейнбек.
- Я расставил омег вокруг замка, - хмуро заметил альфа оборотней, - незаметно сюда никто не проберется.
- Кстати, - обернулся к Крокеру Поттер, - а демон может напасть на оборотней?
Невыразимец некоторое время размышлял, а потом ответил:
- Если оборотень - маг, то, думаю, что может. А вот если оборотень перекинулся в волчий облик, то такое нападение маловероятно. Демон не должен почувствовать темной составляющей мага в обращенной волчьей плоти. Это превращение не волшебное, а некробиотическое, как и у вампиров.
- Крис, дайте команду омегам нести охрану в обращенном виде.
Грейнбек кивнул и вышел из зала.
- Вампиров демон тоже не тронет? Даже если они бывшие маги? – быстро сообразила Гермиона.
- По идее, не должен. – осторожно покачал головой Крокер. - Но точный ответ мне неизвестен.
Гермиона сделала знак Гарри. И они вышли из зала.
- Не хочу говорить при них, Гарри. Мы напрасно тратим время. Нам надо понять механизм воздействия демона на темных магов. Без этого ничего не сдвинется.
- А что тебе непонятно?
- Ну подумай сам, Гарри, демон поглощает темных магов по сути целиком, а у остальных магов только отсекает, отгрызает или не знаю, как сказать правильно, удаляет органы и ткани, пропитанные темной магией. Так?
- Так.
- Ну не зубами же он это делает?
- Ну… наверное, нет.
- Значит это все-таки магия? Ведь, создавали его Основатели, то есть самые могучие и умелые маги того времени. Чем они могли вооружить свое создание? Зубами и клыками?
- Их же было четверо… и они были неимоверно сильны магически… ты хочешь сказать…
- Да! – перебила его Гермиона. – Умница, Гарри! Я тоже это поняла. Они могли снабдить демона только своей объединенной магической мощью! Кто в те времена мог противостоять им всем четверым? Ни один темный маг по сути не мог иметь такую магическую мощь и был обречен при схватке с демоном!
- Но потом же Салазар Слизерин ушел из четверки…
- Ты думаешь, он забрал у демона свою часть силы?
- Почти уверен. Ведь он совершил фактически отступничество от клятв Основателей. Зачем ему было оставлять в руках остальных оружие, которое могло быть использовано против него самого?
Они помолчали, раздумывая.
- Если наши догадки верны, то демон сейчас вооружен силой трех Основателей. Это все равно безумно много, Гарри!
- Для одного темного мага – да. А для двоих? Или для троих?
Гермиона настороженно смотрела на него.
- Что ты имеешь ввиду?
- Я имею ввиду, Герми, что сила трех Основателей не могла сохраняться в неизменном виде целую тысячу лет. Даже такие мощные волшебники как они не могут заставить свою магию работать вечно. Тем более после их смерти. Эта магия должна была рассеиваться и слабеть с каждым столетием.
- А если убийство каждого темного мага пополняет эту магию? Вспомни меч Гриффиндора, который становится сильнее впитывая в себя мощные магические вещества.
- Меч Гриффиндора – изделие гоблинское. Его просто смогли заставить работать для магов, но подпитывается он магией гоблинов, раса которых по-прежнему существует всю эту тысячу лет.
- Тогда получается интересная картина, Гарри. Если каждое убийство подпитывает магию демона, то это уже не магия Основателей! Из того, что рассказал нам Крокер, ясно, что темная магия тратится демоном на свою текущую подпитку. Магии, поглощаемой в результате смерти одного темного мага, достаточно чтобы демон почувствовал насыщение и вернулся в свой саркофаг до следующего вызова. Это просто заложено в него изначально. Это поглощение не влияет на его основополагающие магические силы, вложенные Основателями. Ведь он каждый раз отправляется на охоту голодным, а возвращается сытым. Совсем, как животное. Как хищник! Этим приемом Основатели защитили самих себя от возможной агрессии собственного демона. Как только он убьет темного мага, так его миссия выполнена, и он возвращается добровольно в свою бутылку.
- Куда?
- Это из магловского фольклора. Не отвлекайся. Я с удовольствием убедилась, что ты неплохо соображаешь, Поттер, - с удовлетворением отметила Гермиона, - ответь тогда мне еще на один вопрос: почему Основатели лишили свое творение возможности внепространственного перемещения? Почему демон не может аппарировать и перемещаться по каминной сети или порт-ключами?
- Ну это просто! – усмехнулся Гарри. – Нельзя собственное оружие делать сильнее себя самого. У оружия должна оставаться этакая дыра в способностях на тот случай, если что-то пойдет не так.
- Триста баллов Гриффиндору!
Поттер с довольной рожей раскланялся во все стороны, как будто только что поймал снитч в финальной игре на кубок школы. Гермиона чмокнула его в щеку.
- Молодец! Все здорово сообразил. Но вот вопрос – а что нам делать с этой информацией? Какой практический результат нам дают эти догадки?
Поттер вздохнул и почесал в затылке.
- Вот-вот, - несколько уныло закончила Гермиона, - и у меня практических выводов нет. Даже с ослабленной временем магией трех Основателей эта тварь гораздо сильнее двух начинающих темных магов…
* * *
- Ну где вы ходите? Карту магических маршрутов доставили!
Все склонились над большим пергаментом.
- Мы примерно здесь, - палец Поттера описал неопределенную окружность диаметром этак миль тридцать.
- Магических маршрутов поблизости нет. Вот самый близкий, но по самым скромным оценкам он проходит милях в пятидесяти от вашего замка, Поттер.
Робардс измерял расстояние непонятно откуда взявшимся циркулем, а Крокер с возмущением смотрел на него.
Хорош аврор - вчерашний блюститель порядка и законности! Уже признал, что замок принадлежит Поттеру! А где документы о сделке? Где заключение о законности присвоения собственности, даже если это военный приз? Мы так куда приедем, Гавейн, с такими твоими пердимоноклями? Ты ему и захват министерства уже простил? Так обрадовался свободе, что все остальные грехи этой парочке готов списать?
Крокер задумался. А он сам, Соул Крокер, главный невыразимец, главный контрразведчик магического мира, блюститель смертельных секретов и взрывоопасных артефактов – он сам тоже Поттеру все простил? А ведь, чего доброго, простил. И беспокоится он теперь за него и за Грейнджер, если и не как за родных детей, то как за племянников – точно. Внучатых.
Недовольно скрипнув зубами, Крокер слегка попенял себе за незлопамятность. Но попенял не слишком сурово. Для галочки. И склонился вместе со всеми над картой, по которой циркуль Робардса выписывал затейливые кренделя…
* * *
Гарри велел Робби расставить гвардейцев по одному на всех узловых точках маршрутов «Ночного рыцаря». Только наблюдать и дать знать, если автобус промчится мимо или остановится. Точно и четко доложить: откуда приехал, в какую сторону скрылся, кого видели в салоне.
Потянулись часы ожидания. В замок Поттера медленно подтягивались ближайшие соратники: Джордж Уизли, директриса Макгонагал, Аберфорт. Прибыло сообщение от вампиров, что они в курсе происходящего и наблюдают за ситуацией своими способами. Вернулся из министерства поисковый патруль эльфов-гвардейцев. Их доклад сумели дослушать не все. Некоторым пришлось срочно покинуть главный зал из-за изложения смачных и красочных подробностей результатов осмотра останков незадачливых взломщиков отдела Тайн и нарушивших свой долг невыразимцев. Парад тошнотиков возглавил Драко Малфой, кампанию ему составила Гермиона, а немного позже чуть ли не половина присутствовавших.
Ну теперь по крайней мере было понятно, кто все это устроил и кого больше в этом мире нет. Несколько смутила информация о неопознанных женских останках, которые по описанию не подходили ни к одной из известных последовательниц Темного Лорда. Только Люциус Малфой побледнел и помрачнел при описании трупа, но своими опасениями или подозрениями ни с кем не поделился.
- Пора попытаться выманить эту заразу на живца! – заявил Поттер в конце целого дня ожидания.
- Это как? – нахмурился Робардс.
Гарри объяснил свою задумку. С начала все возмутились неоправданным риском, но потом включились в обсуждение и сообща доработали идею.
- Только вам с Гермионой этим заниматься нельзя, - был общий категорический вердикт.
- Вся эта каша заварилась из-за нас. Мы и будем…
- А если бы вы сейчас были в Лепрохании? – спросила вдруг миссис Макгонагал. – Тогда чьи бы это были проблемы?
Гарри почесал затылок и с неудовольствием вспомнил, что сегодня ему приходилось это делать уже не раз.
- Надеюсь, вы поняли, что в сложившейся ситуации, это проблема всего магического мира? Вот и будем ее решать общими силами.
- Да, Поттер, - поддержал директрису Крокер, - сейчас вы для демона самый сильный раздражитель. А нам надо лишь выманить ее из «Ночного рыцаря», чтобы заставить гулять пешком. Я думаю, что за ночь мы успеем подготовить несколько групп-ловушек, не так ли, Минерва?
- Да, Соул, добровольцы найдутся, а более опытные маги их подстрахуют…

В рассветной полумгле в разных точках магического маршрута с десяток молодых магов, вышли к обочине дороги и взмахнули волшебными палочками. За их спинам и с другой стороны дороги прогуливались странновато одетые маги более старшего возраста.
Охота на «Ночной Рыцарь» началась!
* * *
Когда «Ночной Рыцарь» вдруг возник перед ним, словно из небытия, Терри Бут повернулся и бросился бежать. Он бежал прямо к пожилому магу, который стоял шагах в тридцати от обочины. Если маг вскинет руку, ему надо немедленно аппарировать в условленное место…
Дверь «Ночного Рыцаря» открылась. Герэйт стояла на площадке, глядя в спину убегающему магу. Темной плоти в нем было немного. А вот второй маг, стоящий чуть подальше был более желанной добычей. Герэйт спрыгнула с площадки и с неимоверной быстротой помчалась за юнцом, который бежал как раз ко второму магу. Ей не хватило каких-то десяти ярдов и секунды времени, чтобы схватить обоих, как воздух взвихрился вокруг молодого мага и его пожилого спутника, и оба исчезли.
Гэрейт мгновенно остановилась, осматриваясь, куда подевались маги. В этот момент дверь «Ночного Рыцаря» позади нее громко захлопнулась. Демонесса круто развернулась. Сквозь запыленное стекло автобуса она рассмотрела фигуру мага, который за ее спиной успел вскочить в салон и захлопнуть дверь. Лицо демонессы исказилось от гнева. Юный молодчик не стоил усилий, которые надо было потратить на его поимку, но он пытался лишить ее средства передвижения, с помощью которого она обыскала уже полстраны в поисках двух скрывшихся темных магов. Герэйт молча ринулась за «Ночным Рыцарем», который уже тронулся с места. Если он успеет ускориться, то ей его не догнать! Казалось сама земля задымилась под ногами демонессы. В последний миг она успела вцепиться в дверь, проломить ее и выбросить обломки наружу. Молодчик стоял вцепившись в стойку, лицо его побелело, когда он увидел Гэрейт. Та окинула его оценивающим взглядом. Почти чистюля. Вот только руки, запачканные с темноте еще в детстве. Руки его годились в пищу. Хоть он и прятал их в карманах. Для нее это не помеха.
- Меня зовут Герэйт, а тебя? – она сделала шаг в его сторону.
- Эрни Макмиллан, - раскланялся тот в ответ, - не хочу быть невежливым, но…
Она кинулась к нему, превращаясь в перламутровое облако, но на долю секунды парень опередил ее, нажав в кармане кнопку порт-ключа!
* * *
- Кривой дементор! Неужели вы не могли справиться чуть быстрее, мистер Макмиллан?
- Водитель долго возился, - возразил расстроенный Эрни.
- Второй раз на такую уловку она уже не попадется, - с досадой махнул рукой Крокер. – Снимайте остальные группы. Надо придумывать что-то другое.
Через два часа пост эльфов сообщил, что автобус «Ночной Рыцарь» стоит на своей обычной дневной стоянке. Водитель цел и невредим спит в прямо за баранкой.
Группа магов немедленно прибыла на стоянку и осмотрела автобус. За исключением водителя он был пуст. Выломанная дверь болталась на ниточке, но в целом магический транспорт почти не пострадал. Лишь на втором этаже в багажных полках среди одеял и подушек зияла непонятная пустая ниша. С трудом растолкали водителя и заставили его подняться на второй этаж.
- Что лежало на этой полке? – Робардс, не церемонясь, как следует тряхнул водителя за воротник.
- Твою Моргану! – завопил не выспавшийся и злой водитель. – Арендный Ковер-самолет спиздили, сволочи пьяные!
Робардс обессиленно привалился к стойке. Его красноречия хватило лишь на два слова:
- Твою дивизию!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Четверг, 12.03.2020, 22:45 | Сообщение # 367
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 17


- Поттер, я не знаю, что еще можно предпринять, - Крокер говорил неохотно, через силу, словно лично был виноват в том, что злоумышленники выпустили демона.
Впрочем, возможно он действительно считал себя виноватым. Как ни крути, но это его невыразимцы стали предателями, которые провели остальных Упсов в отдел Тайн. Уже ни для кого не было секретом, чьи останки обнаружены в хранилище демона. Проморгал он этих засланцев в стан Воландеморта, не понял или не поверил в то, что Темная метка Лорда способна разрушить клятвы невыразимцев. И вот результат!
Если бы он хоть на миг усомнился в преданности Руквуда и Эйвери, то хотя бы наложил на хранилище дополнительные многослойные чары, которые не лопнули бы при первом же прикосновении темной магии Поттера.
Это его второй промах. Второй грех.
- Как он будет действовать? – стиснув зубы поинтересовался Гарри. – Ваш прогноз?
Соул вздохнул обреченно.
- Демон будет прочесывать всю страну на высоте в несколько сотен ярдов, пока не почувствует вашу магию. На темноватых и светлых магов он в ближайшее время внимания обращать не будет. Он неплохо подкрепился в Лютном переулке.
- Сколько всего жертв?
- В отделе тайн шесть трупов. Некоторые изуродованы до неузнаваемости. Опознали только специальной процедурой. И в Лютном тридцать два трупа и полсотни искалеченных.
За столом воцарилось подавленное молчание.
- За небом следят?
- Следят и за небом, и за подходами к замку. Но могут и не уследить, - проворчал Робардс.
- Почему?
- Ну представьте себе, засек демон темного мага и при этом знает, что этот темный маг настороже. Что он может сделать?
- ? – все с немым вопросом смотрели на Гавейна.
- Он может дождаться темноты, подняться на большую высоту, а оттуда просто спрыгнуть с ковра-самолета на замок. Каменные стены он пронзит, как нож масло и окажется в непосредственной близости от мага за считанные мгновения.
- Крис! Твои мохнатые омеги хорошо видят в темноте?
- Да, сэр.
- Отправь несколько на башни в кампанию гвардейцам, как начнет темнеть.
- Слушаюсь, сэр!
В зале почти без хлопка появился Робби.
- Срочное сообщение вашему высочеству!
- Давай.
Гарри вскрыл пергамент, запечатанный знакомой печатью и прочел. Почесал затылок и передал пергамент Гермионе.
Та про себя прочитала следующее:
«Мистер Поттер и мисс Грейнджер! Рекомендую вам запастись темнотой и попытаться расплатиться с демоном. Для этого вам надо придумать, как доставить темноту демону под нос, или как привести демона к темноте.
Искренне ваш, С.С.»
- Почерк Риты, - заметила Гермиона и обратилась к Гарри, - мысли есть?
- Думаю, - коротко ответил он.
- А у меня, кажется, есть, - закусила губу Гермиона.
- Точно?
- Погоди, надо сообразить…
Сидели они на разных концах стола, и все присутствующие поворачивали головы на их реплики так, словно темные маги играли в пинг-понг.
- Вы, может быть, сообщите нам, что в послании, которое вы получили? – недовольно засопел невыразимец.
- Обязательно, мистер Крокер, но немного позже.
Альфа вернулся за стол и кивнул Гарри.
- Омеги расставлены на всех пяти башнях. Стемнеет примерно через час.
Поттер молча кивнул Крису.
Вновь появился Робби.
- К вашему высочеству прибыли старшие вампиры.
- Подмога пожаловала, - криво усмехнулся Поттер, - правда не знаю, чем они могут помочь. Грейнбек, чтобы не провоцировать наших гостей посиди в малой гостиной. Робби проводит тебя.
- Я знаю, где это, - недовольно скривился Крис.
Прибытие вампиров не сулило его стае ничего хорошего. Впрочем, они под защитой Поттера, вот пусть он и отдувается…
В зал стремительно вошел Деметрий, поклонился всем и сделал шаг в сторону.
- Мистер Поттер, мисс Грейнджер! Позвольте представить вам лидера старшего клана вампиров Аро Вольтури.
В зал вошел низкорослый мужчина в строгом черном фраке и окинул всех острым взглядом. Не колеблясь он вежливо наклонил голову в сторону Поттера, а потом в сторону Грейнджер.
Поттер спокойно поднялся и вернул поклон. Гермиона сделала это не вставая. Остальные маги так опешили от столь неординарного посещения, что только хлопали глазами.
- Мистер Поттер! – пронзительным голосом начал Аро. – Мой клан занял ближние и дальние подступы в воздухе над вашим замком. Незаметно к вам эта нечисть не подберется.
- Благодарю вас, мистер Аро. Такая помощь сейчас очень кстати.
- Это полумеры, сэр! Я прибыл лично, чтобы попытаться на месте выработать не меры защиты, а меры по избавлению нашего общего мира от этой нечисти.
Второй раз глава вампиров применил этот нелестный эпитет в адрес демона.
Крокер и Робард переглянулись. Кажется, им в голову пришла одна и та же мысль, что еще неизвестно, кто является большей нечистью – демон или сам Аро.
- Я не буду отвлекать вас от текущих дел, но прошу предоставить мне толкового помощника. Я верну его вам в целости и сохранности.
Аро изволил улыбнуться. Лучше бы он этого не делал. Так могла бы улыбаться серая акула.
- Мистер Малфой, не откажите в любезности, - Гарри сделал Люциусу недвусмысленный жест в сторону вампира.
Старший Малфой немного побледнел, но с натужным радушием поспешил поприветствовать Аро и Деметрия. Впрочем, вампиры не тратя времени на длинные приветствия утащили аристократа в дальний угол зала и принялись ему что-то втолковывать. По всей видимости пожелания вампиров были столь неожиданны, что забыв о своем воспитании и манерах, Люциус замахал на Аро руками и послышалась часть его реплики:
- … не время сводить счеты…
Поттер обеспокоенно оглянулся на них, но Аро сделал ему успокаивающий жест и снова начал что-то втолковывать Малфою, понизив голос. Тот пожал плечами и пригласил их следовать за собой. Люциус и нежданные гости удалились в дверь, которая вела в том числе и в малую гостиную, где сидел альфа оборотней. Поттер с беспокойством посмотрел им в след, но решил, что Люциус не совсем идиот, чтобы вести вампиров к оборотню.
- Гарри, я знаю, что мы должны сделать, но не знаю, как.
Старшие вампиры были немедленно забыты. Гермиона черкнула несколько строк на пергаменте Снейпа и отправила его Поттеру. Тот прочитал, подвигал кожей на лбу и кивнул:
- Это можно устроить. Драко!
Младший Малфой выслушал распоряжения Поттера, сказанные ему на ухо, и немедленно вышел из зала.
- Ну а нам можно узнать, что вы намерены делать?
Гарри посмотрел на Гермиону. Та чуть заметно отрицательно мотнула головой.
- Нет, – отказал Крокеру Гарри, - если кто-то из вас подвергнется нападению, то наш план может оказаться под угрозой. Мы не знаем, что кроме темной магии получает демон при нападениях. Он подозрительно быстро освоился в нашем мире.
Крокер был разочарован, но по здравому размышлению согласился с Гарри. Никто из присутствующих в замке не был застрахован от нападения демона. И демон действительно откуда-то черпал информацию о магическом мире. Откуда он узнал о ковре-самолете? Их при Основателях еще не было!
- И все-таки, что нам делать?
- Приготовьте саркофаг, мистер Крокер. И будьте готовы доставить его, куда потребуется.
- Хорошо, - кивнул Соул, - Гавейн, пошли!
Они быстро удалились.
Макгонагал вопросительно смотрела на Поттера и Гермиону. Девушка встала, подошла к директрисе и что-то шепнула ей на ухо.
- Ладно, - озадаченно кивнула Минерва, - ты уверена, девочка моя?
Грейнджер лишь кивнула головой.
Макгонагал сразу заторопилась и покинула замок через каминную сеть.
- А мне что делать? – было странно видеть Джорджа Уизли без улыбки на лице.
- И тебе дело найдется, - кивнул Поттер и позвал, - Робби!
Личный эльф его высочества появился незамедлительно.
- На время моего отсутствия мистер Уизли назначается комендантом замка. Все гвардейцы должны выполнять его распоряжения.
- Робби объявит приказ вашего высочества всей гвардии, - поклонился Робби.
- Связь через зеркало.
Гарри сунул артефакт в руку Джорджа и предупредил:
- Ты поаккуратнее здесь. Особенно, если заявится этот стервятник.
Джордж нахально улыбнулся и шепнул Поттеру:
- Но я же не стерва…
- А он и блядуном не побрезгует! - отбрил его Поттер и скомандовал. – А ну бегом осматривать замок и территорию, комендант хренов!
Джордж шутливо бросил ладонь куда-то за ухо и гаркнул:
- Есть, сэр!
В этот момент заскрипело Сквозное зеркало в руке Гарри.
- Драко?
- Все готово, сэр.
- Жди нас там.
Поттер положил зеркало в карман и повернулся к Гермионе.
- Ты бы оделась потеплее.
- Ты придумал?
- Да. Все готово.
- У меня тоже, - бледно улыбнулась девушка и показала Гарри два теплых плаща, перекинутых через руку.
В двери стремительно вошел Аро.
- Мистер Поттер, демон приближается. Он движется сюда с запада со скоростью около пятидесяти миль в час. Но летит зигзагами, поэтому засечет вас через полчаса, если не изменит курс, конечно.
- Что-то подсказывает мне, что курс он не изменит. Мы с Гермионой готовы покинуть замок. У нас есть план.
- Не спрашиваю какой. Мы будем наблюдать со стороны и вмешаемся, если это будет в наших силах. Все необходимые приготовления мы сделали.
- У вас тоже есть план?
- Вы же не будете спрашивать, какой?
Аро без улыбки протянул Поттеру руку.
- Удачи вам, мистер Поттер! Удачи вам, мисс Грейнджер!
- Спасибо. Мы постараемся.
Распрощавшись с вампирами, Гарри за руку увлек Гермиону вверх по лестнице центральной башни.
- Скорее! Нам надо побыть в темноте, чтобы заработало темное зрение. Иначе мы просто не увидим эту тварь!
- Ты собираешься на нее смотреть? А если опять попадешь под это подобие Империуса?
- Я думал об этом, Гермиона. Темное зрение не пропустит чуждую магию.
- Будем надеяться. Но ты еще не рассказал мне, как мы доберемся до цели. И главное, как мы заставим демона следовать за собой?
- Сейчас ты сама все поймешь. Пошли быстрее.
Когда они добрались до верхней площадки башни, Гермиона слегка запыхалась. А Гарри был бодр и свеж.
На площадке стоял Драко Малфой держа под уздцы двух фестралов, почти неразличимых на фоне ночного неба. Еще два темных силуэта еле проступали позади них.
- Неплохо. Но ты уверен, что они выдержат?
- Есть еще запасная пара. Возьмем ее с собой. Они полетят без седоков и сохранят больше сил.
- Правильно. Можно менять их через определенное время, чтобы они успевали отдохнуть.
- Ну, это если получится. Пятьдесят миль в час – это почти двадцать пять ярдов секунду. Это миля за минуту и десять секунд. Пересесть в воздухе за минуту? Не уверен.
- Когда это вы научились так лихо считать, ваше высочество?
Поттер в ответ только улыбнулся.
- Драко, иди вниз. Найди своего отца и Джорджа. Держитесь вместе. А в случае опасности аппарируйте, куда глаза глядят.
Драко загрохотал сапогами вниз по лестнице.
На площадку спикировала огромная летучая мышь и голосом Деметрия крикнула:
- Он будет здесь через пять минут!
И канула в темноту.
- Ну что, моя Багира? Будем дергать смерть за усы?
- Будем, мой маленький брат!
- Тогда вперед, моя Акела!
- Я следую за тобой, о мудрый Каа!
Они вскочили на фестралов и почти без разбега взлетели с площадки башни. Пара запасных крылатых коней немедленно нырнула вслед за ними в кромешную тьму…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 13.03.2020, 23:55 | Сообщение # 368
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 18

Они остановили полет фестралов в миле от замка и начали неторопливо кружить над озером. Зрение уже адаптировалось к темноте, а заклятие Темного зрения и вовсе превратило ночь в ранние сумерки.
- Я смотрю, ты экипировалась по полной программе, - ткнул Поттер в сумку с незримым расширением, свисающую у Гермионы с плеча.
- А ты, нет?
- Да, прихватил кое-что на всякий случай.
- Вот и я на всякий случай…
Над замком появилась темная точка.
- Внимание, у нас гости!
- Вижу.
Точка покружила над замком и уверенно направилась в их сторону, набирая скорость.
- Ну что ж, поехали, - пробормотал Гарри про себя и громко добавил, - держим дистанцию не меньше полумили!
Они развернули летающих коней и направились на юго-запад. Подчиняясь приказу седоков, фестралы набрали скорость и ветер засвистел в ушах магов. Расстояние между ними и преследователем перестало сокращаться.
- Боюсь, эти коняги такого темпа долго не выдержат, - пробормотала Гермиона.
- Что? – не расслышал ее Поттер сквозь шум набегающего потока воздуха.
- Путь у нас не близкий, говорю! – повысила голос Грейнджер…

…Погоня продолжалась уже четвертый час, когда Гарри с беспокойством отметил, что расстояние между ними и демоном начало сокращаться.
Фестралы устали. Они медленно, но неуклонно снижали частоту и силу взмахов крыльями.
- Надо пересаживаться на запасных! – крикнул Поттер Гермионе.
- И как мы это сделаем?
Поттер знаками подозвал запасного фестрала. Рядом два крылатых коня лететь не могли. Чтобы работать крыльями им нужен был интервал не менее шести метров, поэтому свежий фестрал подлетел под своего уставшего собрата и поравнялся с ним. Гарри перекинул ногу через круп фестрала, ухватился одной рукой за подпругу и соскользнул под брюхо своему фестралу.
Гермиона с невольным ужасом наблюдала за этой завораживающей картиной: два фестрала друг под другом синхронно взмахивающие крыльями, чтобы не помешать полету, и Поттер, повисший на одной руке под брюхом верхнего фестрала, на высоте добрых шести футов над крупом нижнего фестрала.
Вот Гарри показалось, что летающие кони выровнялись точно и сблизились максимально. Он отпустил подпругу и, растопырив руки и ноги шлепнулся на спину нижнему фестралу, судорожно вцепившись одной рукой в его загривок, а другой в узду.
- У-у-у-у, е-е-е-б! – услышала Гермиона болезненный вопль парня, скривившегося от острой боли в… сами-знаете-где.
- У тебя все в порядке, Гарри? – закричала девушка. – Ты ничего не сломал?
Поттер провернул в ее сторону свой страдальческий оскал и выдавил из себя:
- Не сломал… там и ломаться-то нечему… но отшиб изрядно… корявый дементор…
Гарри обернулся.
- Герми, он догоняет! Пересаживайся!
- Я так не могу, - в ужасе крикнула Грейнджер, - мне так нельзя.
Тем временем второй фестрал поднырнул под коня Гермионы.
- Могу-не могу, можно-нельзя, - проворчал Поттер, вытаскивая Старшую палочку. – Руки отпусти!
Гермиона посмотрела на свои судорожно сжатые пальцы и поняла, что не сможет разжать их, даже если демон будет дышать ей в затылок.
- А что б тебя, - выругался Поттер, - Акела-Акела! А она не Акела, а трусиха! И на фестрале сидит, как собака на заборе!
Гермиона возмутилась до такой степени, что с гневом повернулась к парню, ослабив хватку на поводе. Поттер словно того и ждал. Он взмахнул палочкой, и Гермиона с душераздирающим визгом перекувырнулась через голову, свалившись прямо на спину своему запасному фестралу!
- Ну вот и ладненько!
- Что это было? – помотала девушка головой.
- Кувырок вперед прогнувшись! - иронично отозвался Поттер. И тут же тревожно воскликнул. – Ходу, Герми, ходу! Эта тварь уже совсем близко!
Свежая пара фестралов бодро рванула вперед и довольно быстро восстановила комфортную дистанцию от демона.
Гарри покрутил головой и увидел, что фестралы, освободившись от седоков, планируют вниз.
- М-да, следующей замены не будет. – он повысил голос и спросил. – По твоим расчетам, сколько нам еще лететь?
- Часов пять! А может и больше!
- Плохо, - пробормотал Поттер и замолчал, перебирая в голове возможности продержаться столько времени.
- Нам надо было взять с собой свежее мясо. Я думаю, что фестралы смогли бы подкрепиться и на лету! – крикнула ему Гермиона.
Отличная идея. А главное – своевременная! Где он возьмет свежее мясо? Себе икры отрежет, как какой-то придурок в глупой магловской сказке? И Поттер вернулся к своим раздумьям…
* * *
Запасная пара фестралов начала выдыхаться где-то за час до конца пути. По крайней мере так сказала Гермиона.
- Мы не будем дожидаться, пока демон сядет нам на плечи, - заявил Поттер, - прижимай своего фестрала поближе к моему.
Когда фестралы начали касаться друг друга крыльями, Гарри скомандовал им расправить крылья и парить. Это означало неизбежное снижение, но скорость при этом даже несколько возросла. Поттер палочкой подтянул фестралов так, что их крылья частично перекрыли друг друга.
- Перелезай!
Гермиона протянула руки, и Поттер перетащил ее на своего фестрала. Скорость их снижения увеличилась, а фестрал девушки ушел в сторону, с облегчением взмахивая натруженными крыльями
- Что ты задумал?
- Не мешай, некогда!
Поттер вытащил из своей сумки какой-то полупрозрачный сморщенный… мешок, решила Гермиона. Парень наставил на него палочку, переливая в него когда-то изъятую магию. «Мешок» многократно увеличился в размерах и начал вращаться.
- Хватайся за него!
Гермиона уже и сама сообразила, что это такое, и немедля полезла вместе с Гарри в центр «мешка». И вовремя! До земли оставалось ярдов сто, и фестрал, освободившийся от ноши, еле успел выйти из пике и выровнять свой полет для приемления.
Гарри взмахнул палочкой. Полупрозрачная сфера вокруг них пришла в движение, мгновенно набрала скорость и, превратившись в огромный вихрь, рванулась вверх и в сторону.
Демон на своем ковре-самолете издал злобное рычание, совершенно не сочетающееся с обликом прелестной девушки.
- Подожди немного, исчадье ада, скоро покормим! – с облегчением заорал Гарри демону, хоть и понимал, что сквозь рев вихря лепроханов тот его не услышит…
Некоторое время они молчали, привыкая к новым ощущениям от полета.
- А ты здорово придумал, - оценила Гермиона, осторожно прикасаясь к полупрозрачным нитям, устроившим вокруг них бешенную круговерть.
- Вообще-то это был самый запасной вариант на крайний случай. Но пришлось его использовать, раз фестралы оказались слабаками. А Люциус уверял, что его фестралы могут летать сутками! Хвастун мордредов.
- Мне кажется, это он их ослабил, - кивнула Гермиона на демона, видневшегося вдали, как черная точка на черточке.
- Думаешь?
- Мы дважды подпустили его слишком близко. Сами мы защитились от его воздействия на расстоянии, а защитить фестралов не подумали. Он мог подсасывать их магию. Они же темные создания.
- Хм, возможно ты права. Кстати, надо обновить нашу защиту. Уже светает и заклинание для глаз нужно сменить.
Некоторое время они обновляли заклинания, потом Поттер наводил порядок в своей сумке, в которой после извлечения вихря все было вперемешку. Потом они вместе регулировали скорость полета, чтобы не оторваться слишком далеко от демона. Если демон потеряет их, то вся затея обречена на провал.
- Граница! – вдруг сказала Гермиона, к чему-то прислушиваясь.
- Точно? Как ты поняла?
- Я сама устанавливала защиту. Мне ли ее не узнать!
- Значит до нашей цели…
- Минут тридцать-сорок при такой скорости…
* * *
Они стояли рядом с входом в храм богини Дану. Слева от входного портала высилось надгробие. Вот за ним они и стояли. Надгробие было высотой им по пояс, поэтому они не пытались спрятаться за ним, а просто стояли тесно прижавшись плечами друг к другу.
У подножия холма приземлился ковер-самолет. Демон неторопливо сошел с него и начал подниматься ко входу в храм, не отводя взгляда от темных магов.
Поттер и Гермиона подняли палочки. Демон только улыбнулся розовыми девичьими губами. Он неторопливо приближался к темным магам, словно чувствуя, что они не собираются больше от него бегать и скрываться. Когда ему оставалось до гробницы не больше двадцати шагов, Гарри и Гермиона сделали синхронный пасс палочками и крышка гробницы плавно взлетела и опустилась на землю в десятке шагов в стороне.
Из гробницы ударил по обонянию тяжелый запах тления. И темные маги и демон ощутили его.
- Меня зовут Гэрейт! – сладким голосом сообщил демон, принюхиваясь.
- Очень приятно, - отозвался Поттер. Гермиона, тяжело насупившись следила за каждым движением демона.
- И мне приятно, - почти пропела демонесса, приглядываясь к содержимому гробницы. – Первый раз со мной такое, - приятно улыбаясь, сообщила она.
- Что именно? – вежливо поинтересовался Поттер.
- Не могу выбрать, кого поглотить первым.
- А будет еще и второй?
- Конечно будет! – уверенно пообещала демонесса. - Но в следующий раз, когда меня вновь вызовут.
- Это может быть очень и очень нескоро, - холодно улыбнулся Поттер.
- Темные маги живут долго, - приветливо возразила демонесса, - по крайней мере до тех пор, пока я не прихожу за ними. В первый раз я вижу пассивную плоть темного мага. И пахнет очень соблазнительно!
Гарри и Гермиона почувствовали, что одновременно содрогнулись от омерзения.
- Ну так выбирай. Пассивная плоть скоро будет непригодна к употреблению!
- Глупый мальчишка! Пассивная плоть темного мага вечна! И всегда пригодна для употребления.
Поттер и Грейнджер еще теснее прижались друг к другу.
- Проблема в том, что вас трое, а мне нужен только один, поэтому я выбрала…
Демонесса внезапно ринулась на них, превращаясь в перламутровое облако, но не успели они применить защитное заклинание, как облако зависло над гробницей и камнем упало в нее, затянув весь проем струящимися перламутровыми струями.
Гарри и Гермиона отшатнулись подальше к самой скале. На лбу у Поттера выступили капли пота, а у Грейнджер они стекали по вискам на шею.
- Выбрал, сволочь? Жри! – хрипло выплюнул Гарри.
- Еще ничего не закончилось, - покачала головой Гермиона, - нельзя верить ни единому слову этого существа. Мы так и не поняли, кто это такой…
В этот момент волны на поверхности проема гробницы взметнулись по центру, и демон вынырнул из нее, на лету принимая человеческий облик. Это был уже не облик юной девушки. Невысокого роста полный мужчина, заросшее грубой, жесткой щетиной лицо, большой живот, неожиданно довольно длинная и тонкая шея. Тот еще красавец.
- Робардс! Саркофаг!
В небе образовался прямоугольный вырез размерами с огромные ворота. И в эти ворота втиснулся белый саркофаг, который палочками левитировали Соул Крокер и Гавейн Робардс. Они опустили его у подножия холма и отступили, тяжело отдуваясь и вытирая платками вспотевшие лица.
Демон довольно отрыгнул и неторопливо направился к своему убежищу.
- Он так и уйдет? – со злостью спросил Гарри. – И мы будем жить в вечном страхе, что он оттуда когда-нибудь вырвется?
- Мы можем хранить саркофаг у себя, - пожала плечами Грейнджер, хотя по ее лицу было видно, что такой финал ей тоже не нравится.
- Это все полумеры, - отмахнулся Гарри, - надо думать, как от него избавиться раз и навсегда! Трупа Дамблдора у нас в запасе больше нет, - саркастически заметил он, - его съели!
В этот момент, словно отвечая на тираду Поттера, слева и справа к демону метнулось две темные тени!
Они двигались настолько быстро, что помешать им не смог бы никто. А демон, отяжелевший от поглощенной темной плоти, не успел даже дернуться, как на нем с двух сторон повисли… повисли… вот когда они повисли на демоне, только тогда удалось рассмотреть, что это глава клана старших вампиров Аро Вольтури и альфа стаи оборотней Крис Грейнбек!
Казалось даже холм вздрогнул от строенного рычания демона, вампира и оборотня, сцепившихся в неразличимый клубок. Пыль на несколько мгновений скрыла происходящее, но Гарри нетерпеливо взмахнул палочкой, и она исчезла.
На склоне холма неподвижно лежал демон, а в его шею с двух сторон вцепились клыками вампир и оборотень. Гарри с Гермионой выскочили из-за гробницы и бросились к ним. Когда они подбежали, Аро уже сверкал окровавленными клыками, а Крис в обращенном виде еще сжимал своими челюстями шею демона.
- Что вы сделали? Он мертв?
- Это ликантр! – вскричал Аро в ярости. - Зачарованный вашими тупыми основателями ликантр! Это гибрид старшего вампира и альфы оборотней – самое гнусное существо, какое только можно себе представить! Он лишь парализован нашим двойным укусом. Вы должны добить его, пока ослаблена защита! Вы должны это уметь!
Гарри с Гермионой переглянулись. Гарри вспомнил, как он отделял паразитов от крови в лаборатории Снейпа.
- Я разделю его магию и плоть, а ты их по отдельности уничтожишь.
- Ты умеешь?
- Да. Приготовься.
Темная волшебница Гермиона Джин Грейнджер согнала с лица все эмоции, сунула в левый карман руку, а в правой крепче сжала палочку.
Темный маг Гарри Джеймс Поттер склонился над демоном.
- Отпусти его Крис! – приказал он. Оборотень неохотно отпустил шею демона, отползая в сторону и обращаясь в человеческий облик.
Держа в каждой руке по палочке, Поттер свел их над головой демона, мысленно проник в его незащищенную суть и с силой развел руки, всей мощью своей магии разрывая на две составляющие непобедимый сплав магии Основателей с фантастическими жизненными силами ликантра!
С левой стороны от Поттера начало клубиться темное бесформенное облако, а справа появился контур окровавленного тела с содранной кожей и разорванными венами.
- Герми! – сквозь зубы прохрипел Гарри, удерживая разделенные части из последних сил.
Гермиона шагнула вперед. Ее рука выскользнула из кармана с пальцами, сжатыми в кулак. И из этого кулака показалась острая рыжая мордочка.
- Адеско Файр!
Лисица выпрыгнула из кулака хозяйки и огромным огненным факелом мгновенно сожрала темное бесформенное облако магии!
- Адеско Файр! – палочка Гермионы указала Огненной лисице вторую цель!
Адский огонь охватил плоть, порожденную сочетанием самых темных некротических слияний с мощной магией Основателей. То, что было достойно ада – его и получило. Адское пламя безжалостно выжигало мертвую плоть, оживленную человеческой кровью и дважды отравленную ликантропным ядом и ядом вампира. Неистовый жар заставил всех попятиться назад. Пламя полыхало ровно и мощно, даже не пытаясь принять форму каких-либо ужасных существ, потому что не было ничего ужаснее того, что сейчас погибало в его смертельных и всеразрушающих объятиях!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Понедельник, 16.03.2020, 23:41 | Сообщение # 369
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 19


Делим шкуру убитого медведя
И прочие плюшки-бонусы.


Весь десант из мира магической Британии и ее окрестностей расположился в замке столицы лепроханов в зале приемов Гермионы Грейнджер, виноват, светлейшей Греине.
Все еще не пришедшие в себя Крокер с Робардсом с болезненной настороженностью оглядывали столь разношерстное и необычное собрание светлых магов, темных магов, вампиров, гоблинов и оборотней.
Ничего подобного ни на их памяти, ни на памяти их многочисленных предшественников не было, и не могло быть в принципе!
Аро с Деметрием сидели неподвижно с застывшими лицами, как изваяния. Лишь иногда Аро еле заметно облизывал свои клыки, не разжимая губ, и довольно щурился.
Крис Грейнбек отсел от вампиров, как можно дальше. Его руки еще рефлекторно сжимались и разжимались, словно чувствовали плоть врага. Его горло еще конвульсивно подергивалось, а зубы слегка постукивали.
Крестопак и сопровождающий его гоблин, упакованные в свои черные сюртуки, сидели на высоких табуретах и поэтому казались по росту почти вровень с магами. Они наблюдали развязку драматической борьбы с демоном с холма Прибытия в компании с Люциусом и Драко Малфоями, и Джорджем Уизли.
Эти трое сели вместе. Казалось, что в их глазах еще мелькали эпизоды скоротечной схватки. Люциус владел собой лучше, а двое юношей возбужденно переговаривались в полголоса, и кажется, даже о чем-то спорили.
Поттер на правах хозяина (или суженого хозяйки) погрузился в бар чуть ли не по пояс и звенел там бутылками.
Гермиона распорядилась об угощении для нежданных гостей и сидела, устало закрыв глаза. Напряжение бессонной ночи не прошло для нее даром.
- Ну вот, - вынырнул Гарри из бара, держа по бутылке в каждой руке, - “Гленливет” восемнадцатилетний! Гермиона, кто тебя снабжает такими напитками в этой глухомани?
- Догадайся с трех раз, - устало вздохнула девушка.
Поттер мельком глянул на Малфоя-старшего. Тот, извиняясь, пожал плечами. Мол, виски мой, а как здесь оказался…
- Нарцисса, - Поттер не спрашивал, он сообщал. Для тех, кто еще сам не догадался.
- Робби!
Хлопок. Эльф в гвардейской форме склонился перед Поттером.
- Робби слушает, ваше высочество!
- Не мир, а проходной двор! – проворчала Гермиона. - Ты-то как тут оказался?
- Как же Робби может иначе, если его хозяин в опасности? Если ее высочеству будет угодно – Линки тоже здесь!
- Дурдом! – отозвалась девушка с неудовольствием, но беззлобно. – Давай сюда твою Линки!
- Линки рада, что ее высочество здорова и невредима!
Соул отдуваясь вытер лысину платком.
- Ну весь магический мир в сборе. Только кентавров не хватает!
- Я еще разберусь с этими хвостожопыми! – пообещал Гарри, погрозив кому-то бутылкой. - Извини, Гермиона.
Поттер поставил бутылки на стол, нацелил на них палочку и пробки вылетели с чмокающим звуком.
- Робби, займись!
Пока домовик разливал благородный напиток по бокалам, он вытащил из кармана Старшую палочку и переложил ее в специальный футляр, вшитый в левый рукав.
- А если попробовать открыть виски этой палочкой? – не удержался от шутки Джордж.
- Не знаю, - небрежно ответил Гарри, - может быть, пробки пробьют потолок, а может бутылки станут в три раза больше!
- М-да. Горло промочить не помешает, - прохрипел Робардс невпопад.
Все замолчали. Слышно было, как янтарная жидкость бьется об стенки бокалов.
Гарри посмотрел на Гермиону и взял свой бокал.
- Подожди минуту, сейчас слуги принесут поесть.
- Вообще-то хороший виски, а это хороший виски, пьют по принципу трех НЕ.
Малфой рассчитывал, что кто-нибудь, желательно Поттер, спросит у него, что это за три НЕ. Но все молча смотрели на аристократа в ожидании продолжения.
- Да, - вынужден был продолжить Малфой, - три НЕ это НЕ разбавлять, НЕ мешать, НЕ закусывать!
- Люциус, зачем вам надо, чтобы мы все окосели? Лично я не ел почти сутки. И остальные, я думаю, тоже.
В этот момент в зал вступила процессия из нескольких слуг, которые быстро и умело накрыли стол и уставили его довольно разнообразными блюдами. При этом они искоса посматривали на светлейшую Греине, которая при необходимости подсказывала им взглядом, кому предназначается то или иное блюдо.
В результате сырая печенка какого-то парнокопытного оказалась перед гоблинами, бифштекс с кровью перед Крисом, блюда, напоминающие шураско, встали перед Поттером и остальными магами. Перед вампирами пытались поставить какую-то еду, но они знаками отказались, что и не удивительно.
- Итак, - Гарри поднял бокал, - благодарю всех, кто оказал нам помощь. Вы рисковали своим существованием, но пришли нам на помощь. Я обещаю, что мы не забудем этого!
Все дружно поднесли бокалы к губам. Правда, пили по-разному. Маги от души хлебнули полный дринк, а вампиры и гоблины лишь пригубили. Впрочем, это никого не удивило. Крис тоже сделал лишь маленький глоток.
Гарри наклонился к Гермионе, приобнял ее за плечи и поднял с кресла.
- Мы не забудем этого! – повторил он. - Все трое!
Гермиона изумленно распахнула глаза. Остальные с недоумением смотрели на Поттера, не понимая, кого он сосчитал третьим.
- Я не оговорился, - улыбнулся Гарри, - нас именно трое!
На лице Аро отразилось понимание.
- Как ты догадался? – глухо спросила Гермиона.
- Я бы не догадался. Это демон увидел и сказал нам там у надгробия. И я сразу понял, кого он имеет ввиду.
- И ты…
- Я счастлив…
Тут почти до всех присутствующих дошло, о чем идет речь. Они поднялись, поднимая бокалы.
- За новую жизнь!
Гарри пригубил виски, а Гермиона с чувством облегчения и благодарности, прижалась к его плечу…
* * *
Через некоторое время Гарри проводил Гермиону в спальню и поручил заботам Линки. Для девушки в положении напряжение и опасности последних суток были уже чрезмерны. Ей надо было отдохнуть.
А сам вернулся в зал. Он знал, что сегодня им и его гостями сказано еще не все. И важно, чтобы это было и сказано, и услышано именно сейчас, пока они еще не отошли от ощущения совместной победы.
- Поговорим? – предложил Гарри, делая знак Робби, заменить бутылку на полную.
- Вы хотели сказать, обсудим? – уточнил слегка опьяневший Крокер. – Действительно, ситуация требует обсуждения. Демон состоял на балансе отдела Тайн и имел очень высокую остаточную стоимость! Его утрата пробила огромную брешь в финансовой отчетности моего отдела! Я не совсем понимаю, как теперь выйти из этого положения?
- Мистер Крестопак, - обратился Поттер к старшему гоблину, - вы нам не подскажете?
- Переоформим его на Годрика Гриффиндора, - немного невнятно ответил Крестопак, с аппетитом дожевывая местную печёнку, - а потом спишем с баланса, как выморочное имущество, не обретшее собственника в течении тысячи лет по праву прямого или кровного наследования.
- Вот видите, мистер Крокер, все можно решить.
- Конечно, тебе можно, - тихо проворчал Соул, - когда у тебя банк ручной. А с меня бы три шкуры содрали и на барабан натянули!
- Не преувеличивай, Соул, - подколол невыразимца Робардс, - твоей дырявой шкуры не хватило бы даже на бубен!
Тут Крестопак, дожевавший печенку, неожиданно спросил:
- Кстати, а сколь велики возможности Лепрохании по поставке гоблинам такой печени? Мы дали бы хорошую цену!
- Очуметь, - вытер лысину Робардс, - мы им бесплатно непутевых баб магловских, а они нам печенку для гоблинов за деньги?
- Приятно видеть, что между мирами могут появиться прямые бартерные торговые связи. Торговать лучше, чем воевать! – изрек Джордж и невзначай добавил. – Интересно, а они тут знают, что такое фейерверки?
- Ну пошла плясать губерния, - безнадежно махнул рукой Крокер и обратился к Поттеру, - вот закончу с вами возиться, вернешь мне отдел, и займусь я, наконец, наукой, а не хренью политической! И глаза бы мои вас больше не смотрели.
- Будешь сидеть там как сыч, - пошутил Робардс, - а они нам тут за это время темненьких нарожают!
- Пусть рожают, хоть темненьких, хоть черненьких, хоть в горошек и в крапинку! У них все не как у людей. Темные маги всегда были бесплодны! Они не могут иметь детей по определению, потому что одиноки! А эти – пожалуйста. Мой жизненный опыт уже давно спасовал перед их кренделями. И я умываю руки!
Соул демонстративно потер ладони и взялся за бокал. Он уже захмелел изрядно.
Аро внимательно смотрел на невыразимца и одобрительно улыбался.
- Эх, старина. Возьми тогда и меня с собой хотя бы сторожем, - покивал Соулу Робардс.
- Перебьешься, Гавейн! Ты еще не так стар, как я. Иди сторожем в Хогвартс. Минерва тебя приютит!
Намек был – толще только тролли.
- Э-э-э… - казалось, сейчас случится невозможное и Робардс покраснеет.
- Ну зачем же сторожем, - искренне развлекаясь заметил Поттер, - должность профессора ЗОТИ, кажется, до сих пор вакантна?
- Да не собираюсь я ни в какой Хогвартс, - сделал вид, что рассердился Робардс, чтобы от него отстали.
- Ну это ты сам думай, старина, хотя не забудь у Поттера разрешения спросить, - подпустил шпильку Крокер.
- А чего его спрашивать? Он же сам и предложил!
Глаза у Малфоя-старшего полезли на лоб. Эти два несгибаемых старика сейчас играли с Поттером в поддавки. Причем не так уж они были и пьяны. Скорее эта нетрезвая развязанность помогала им сохранить хоть какое-то лицо и выйти из игры достойно.
Он мельком взглянул на Гарри и убедился в правильности своих предположений.
А ведь сегодня многое решится, дошло до аристократа.
Поттер не зря устроил эту странную пирушку сразу после уничтожения демона. Сейчас за этим столом собрались все стороны и силы магической Британии. Только кентавры из-за своей кастовой глупой спеси упустили такую возможность! Неизвестно, как там Поттер решил их наказывать, только они себя уже сами наказали.
Малфой откинулся на кресло и, делая вид, что регулярно прикладывается к бокалу, начал внимательнейшим образом наблюдать за беседой. Впрочем, с Робардсом и Крокером уже все понятно. Они не будут пытаться командовать и управлять Поттером. Хотя, как советников, он их, видимо, сохранит. По Гринготсу тоже сомнений нет. Крестопак уже у Поттера (или у Грейнджер) печень выпрашивает. Чего уж боле? Банк будет делать для Поттера все, что тому потребуется. А что выпадет ему?
- Мистер Малфой, - словно услышав мысли аристократа, обратился Поттер, - как вы относитесь к варианту стать моим наместником в магической Британии?
Малфой почувствовал, что сердце пропустило удар. Неужели? Вот так просто?
- Э-э-э-э… вы предлагаете мне стать министром?
- Нет, Люциус, я же ясно выразился. Никакого министерства не будет. Я предлагаю вам стать наместником.
Мозг Малфоя лихорадочно заработал. Наместник – это главный по стране. Над ним только повелитель. При живом Поттере рассчитывать на большее – полный бред!
- К-хм… если вы сочли меня достойным этой чести, то у меня нет никакого морального права отказываться!
- Ну и чудно! – восклицание Поттера сгладило малфоевский пафос.
- А мисс Грейнджер что думает по этому вопросу? – осторожно уточнил Малфой.
- Мы все решения принимаем вместе, мистер Малфой, - успокоил его Гарри.
- Нет, Гавейн, ну ты посмотри! Люди растут просто на фу-фу! Может и нам себе орденок или должность какую-нибудь синекурную попросить?
- Насчет орденов – даже не сомневайтесь, - заверил стариков Поттер с полной серьезностью, - не отвертитесь! А насчет должностей готов выслушать любые ваши пожелания.
- С меня и Хогвартса хватит! Пусть молодые побегают!
И Робардс с Крокером дружно отхлебнули из очередного бокальчика.
Вспотевший Малфой быстро окинул взглядом собравшихся.
Кто следующий? Вампиры и оборотни остались… Два враждующих вида. Они-то как в одной упряжке оказались?
- Мистер, Аро! Я очень благодарен вам за неоценимую помощь во время нападения на магов и гоблинов Британии. Я ваш должник!
Эта тирада Поттера недвусмысленно намекала: говори, чего ты хочешь, потому что я не люблю быть должным.
- Мы были рады быть полезными вашему высочеству, - наклонил голову Аро.
«Понятно, - кисло подумал Гарри, - сейчас он ничего не скажет. А вот если его припрут к стенке какие-нибудь евромаги из евроконференции, вот тогда он долг истребует. Осталось только пообещать ему это и никакого другого варианта нет».
- Вы можете быть уверены, что я сохраню в своем сердце чувство благодарности и всегда буду рад встрече с вами.
Это было и обещание, и намек в одном флаконе. Поттер дал понять, что все важные вопросы он намерен решать только лично с главой клана старших вампиров – Аро.
Вампир согласно наклонил голову. Деметрий же испытал чувство облегчения. Приятно быть посланником Аро, но и риск велик. Пусть сам общается с Поттером.
- Есть еще один вопрос, который хотелось бы сейчас разрешить. Вы позволите?
- Прошу!
Аро сложил руки на животе, покрутил большими пальцами и начал:
- В незапамятные времена вампиры прибегли к помощи магов и маглов для того, чтобы устранить своих соперников – ликанов или, проще говоря, оборотней.
Крис Грейнбек на другом конце стола вздрогнул и выпрямился, готовый как обороне, так и к нападению. Впрочем, он поймал предупреждающий взгляд Поттера, который пригвоздил его к креслу.
- Это привело к войне между оборотнями и вампирами, которая длится с тех давних пор до настоящего времени. Сегодня произошло событие, которого не было более двух тысяч лет: старший вампир и альфа ликанов вместе приняли участие в уничтожении ликантра. Кто такой ликантр – вы уже знаете, и я не хочу осквернять свой и ваш слух рассказом об этой нечисти. Вопрос в другом. Совместная битва лидера старшего клана вампиров и старшего альфы ликанов равнозначна заключению мирного договора не только между кланом и стаей, но и между видами…
Аро замолчал, рассматривая ошеломленное лицо Криса. Юный альфа явно не знал таких исторических тонкостей и традиций.
- Погодите, - вмешался Поттер, - вы лидер старшего клана вампиров. Это понятно. Но кто дал полномочия Крису выступать в качестве главного альфы среди остальных стай? Ведь есть стаи в Европе и на других континентах.
- Вы, ваше высочество! Вы приняли стаю Криса Грейнбека под свое покровительство, и тем самым сделали его старшим альфой. Других альф, пользующихся покровительством темного мага, в мире нет! Неужели вы думаете, что я не проверил это обстоятельство, перед тем как стал действовать?
- Он прав! – кивнул головой Крис. – За последние дни до меня донеслись уже десятки вассальных воев от других стай. Но я не знал, что совместная охота с главой вампиров по традиции означает заключение мира.
- Мир зависит не от традиций! – возразил Аро. – Мир зависит от тех, кто его заключает и соблюдает договор, а традиции - это лишь повод. Так каков будет твой ответ, Крис Грейнбек?
Альфа посмотрел на Поттера. Тот поощрительно улыбнулся и кивнул.
Крис обошел стол. Аро и Деметрий понялись ему навстречу.
- Благодарю вас за совместную охоту! – поклонился им Грейнбек.
Вольтури неторопливо наклонил голову:
- Мы можем охотиться вместе, но не станем охотиться друг на друга!
- Да будет так! – засвидетельствовал Поттер договор о мире между оборотнями и вампирами…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 24.03.2020, 00:26 | Сообщение # 370
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 20


— Что там вчера состоялось в твоей Лепрохании?
Поттер сидел, склонившись над бумагами из Гринготса, и Гермиона сразу не сообразила, какая может быть связь между отчетами гоблинов и прекрасной церемонией, которую она провела вчера в храме богини Дану.
— Вчера состоялось бракосочетание пар, которые изъявили желание вступить в брак.
— Сто двадцать пар? В один день? Солидно!
— А ты откуда знаешь? — прищурилась на парня девушка.
Гарри говорил нарочито небрежно, но что-то заставило Гермиону насторожиться и приготовиться к продолжению развития темы.
— Да, видишь ли, тут такой ребус мне загадали, что пришлось поискать разгадку. Опять гоблины прислали уведомление о переводе на мое имя совершенно неприличной суммы в золоте, которое поступило сегодня утром из британского казначейства. Загадочная история. Не находишь?
— Тебе гоблины сразу докладывают обо всех поступлениях? — Грейнджер была несколько обескуражена. — Обычно баланс сообщают раз в месяц.
Она подошла и присела за столик рядом с Гарри.
— Покажи.
— Пожалуйста! Обрати внимание на число сто двадцать, вписанное кем-то в платежный документ казначейства.
Гермиона уже заметила карандашную пометку в платежке и недовольно поджала губы.
— Рассказывай, — ехидно улыбнулся Гарри.
— Какой ты стал внимательный к финансам и прочим делам, которыми раньше не интересовался! Вот помню, когда ты только попал в этот замок…
— Герми, не пудри мне мозги воспоминаниями! Накосячила, как я понимаю, Нарцисса, а отдуваться придеться тебе. Рассказывай!
— Проныра! — надула губы Гермиона. — Уж и сюрприз сделать нельзя!
— Считай, что уже сделала. А теперь — рассказывай!
Девушка сделала вид, что обижена и отвернулась.
— Ну ладно, тогда я расскажу! Золото это лепроханское. Это часть того самого Горщака, который украл Воландеморт, нашел Поттер, Грейнджер отняла у Поттера для лепроханов, а теперь возвращает обратно Поттеру, но почему-то частями, которые привязаны к количеству браков, заключенных в Лепрохании. Ну, кому рассказать — только у виска пальцем покрутят!
— Вот никому и не рассказывай! — показала ему язык девушка.
— Авантюристка! А как же бедные лепроханчики? Ну первые с отцовством проскочат, пока в Горщаке еще кое-что есть, а последним что делать?
— Ах, мой умненький мальчик обеспокоился судьбой лепроханов, вернее, лепроханчиков! Это все что тебя расстраивает, зайчик мой? — девушка откровенно развлекалась.
— Нет, не все. С какого такого перепугу перевод лепроханского золота идет через магловское казначейство? Зачем?
— Догадайся!
— Хм… — задумался Поттер, посматривая на девушку, которая со странно довольным видом наблюдала за ним.
Покопаться что ли в ее голове? Поттер прикинул, сможет ли он сделать это незаметно? Вряд ли. Тогда стоит попытаться уловить ее эмоции. Что там? Страх разоблачения? Нет. Неудовольствие? Раздражение? Нет. Растерянность? Нет. Так что же тогда, Мерлин всех забодай?
Снисходительное ожидание… Снисходительное ожидание? Ну и нахалка.
Поттер разозлился и начал мыслить четко и трезво.
Чем отличается золото магической Британии от золота британского казначейства? И даже не так. Чем отличается золото магического мира от золота магловского мира?
Только одним — магической составляющей. Золото магов пропитано магией магов и гоблинов. Значит, золото лепроханов пропитано магией мира лепроханов. Причем тут магловское казначейство? Зачем оно понадобилось Гермионе? И почему она не боится, что по мере уменьшения количества золота, многие лепроханы не смогут получить желанное потомство?
И тут Поттера осенило. Возвращается золото, лишенное магии! Вот потому-то и потребовалось магловское казначейство — чтобы гоблины не догадались. А магия мира лепроханов остается у них. И провернула это Гермиона…
— Интересно, какой артефакт выбрала моя умненькая невеста, чтобы облегчить карман лепроханов так, чтобы они об этом не догадались?
Поттер ощутил легкое разочарование девушки от его догадливости и одновременно гордость за любимого.
— Соображаешь! Выше Ожидаемого!
— Теперь этому золоту предстоит пропитаться магией нашего мира?
— Превосходно! Выдаю баллы!
Гермиона чмокнула Гарри в щеку.
— Мало! — заявил тот нахально.
Чмокнула во вторую.
— М-да. И это вместо шестиугольносуточной любви, которая была обещана мне после победы! — Гарри сделал оскорбленное выражение лица.
— Да уж, зайчик, — погладила его по голове девушка, — экстрим нам сейчас точно противопоказан.
— Но… — взгляд ее стал глубоким. — Мы обязательно что-нибудь придумаем! Надеюсь, ты не демонтировал ванную комнату после нашей небольшой размолвки?
— Размолвки… ага.. это теперь так называется, — пробурчал Поттер с надеждой в голосе, — цела наша ванная, что ей сделается?
— Тогда, чего же мы ждем? Пошли?
И тут до Поттера дошло! Он вспомнил, чем они занимались в этой самой ванной комнате в самый первый раз после ее создания. Да и после того несколько раз…
— Ну разумеется! Ванна всегда готова! — с плохо скрываемым энтузиазмом вскричал Гарри.
Девушка степенно взяла его под руку, и они медленным почти торжественным шагом двинулись к выходу из зала. Впрочем, шаги их все ускорялись и ускорялись, по коридору они уже почти бежали, а в спальню ворвались как одержимые, на ходу уничтожая друг на друге одежду. Дверь в ванную комнату распахнулась от одного лишь бешеного взгляда Гарри и, пропустив взволнованную пару, с грохотом впечаталась в косяк!
Воображение читателей способно самостоятельно справиться с любыми предположениями о том, что именно происходило за этой дверью в течении добрых полутора часов! Не было там только акробатических трюков, которые противопоказаны немножко беременным девушкам. Но все остальное... остальное… я не берусь описать, чтобы не превысить заявленный рейтинг произведения!
Шестиугольносуточной любви Поттер, конечно же, не получил… хотя, это смотря как считать, с какой стороны, или с какого конца… В общем, его концу досталось много, нежно и пронзительно. И сам он, как истинный джентльмен, в долгу не остался…
Вот так!
* * *
Спали они крепко. Хотя какой-то сумбур, видимо, снился Поттеру. Но, судя по тому, что парень улыбался во сне, носил исключительно приятный характер.
Тем неприятнее начался следующий день.
Еле успели они позавтракать, обмениваясь при эльфах лишь лукавыми взглядами, как ожило Сквозное зеркало и скрипучим голосом Крокера напомнило об обещании прибыть в первой половине дня в министерство, то есть в резиденцию Поттера. Пока еще каждый называл это место так, как ему было привычнее.
Канал подземной аппарации доставил их прямо в зал совещаний. Соул Крокер уже сидел за столом, задумчиво постукивая пальцами по инкрустированной столешнице. Впрочем, при виде темной парочки он встал и слегка наклонил голову в вежливом поклоне. Гарри и Гермина поздоровались и сели с двух сторон от невыразимца. Тот в недоумении слегка поднял косматые брови, удивившись такому нарушению привычного поведения, но правильно расценил его, как признак повышенного доверия и нежелания держаться перед ним со спесью повелителей.
— Тут такое дело, ребята, — начал он мрачно, словно не зная, как деликатнее изложить неприятные известия, — пришел я к вам посоветоваться.
Начало было так себе.
— Определили личность последнего погибшего в отделе Тайн при вскрытии саркофага ликантра.
После того, как Соул узнал, кого тысячу лет считали демоном, он иначе его не называл.
— Точнее, погибшей.
— Женщина? — уточнил Гарри.
— Да. Тело пострадало так сильно, что пришлось применять процедуры, которые светлыми не назовешь.
— И кто это? — с нехорошим предчувствием спросила Гермиона.
— Андромеда Тонкс — в девичестве Блэк.
Гарри с Гермионой ошарашенно переглянулись.
— Как она попала в эту кампанию? Ее, как заложницу взяли? — недоумевал Гарри.
Гермиона же тем временем сопоставляла некоторые факты и наблюдения.
— Струпьяр? — прямо спросила она.
— Да, — мрачно кивнул Крокер, — этот мерзавец был ее любовником.
— Долбанный Салазар! А я-то на Нарциссу грешил! Ну теперь многое становится понятным.
— Что именно? — насторожился Крокер.
Гарри рассказал ему о подозрениях Снейпа. Рассказал, что они видели в Малфой-мэноре женщину, которая фигурой похожа на Нарциссу. Гермиона добавила, что Рита Скиттер удостоилась беседы с замаскированной дамой, которая называла Поттера своим врагом и обещала ей должность и финансовую помощь. Именно после разговора с ней Рита начала поиски замка Поттера, а фестрала ей без лишних вопросов предоставил Струпьяр!
— Ну что ж, — кивнул Соул, — теперь картина окончательно прояснилась.
— Расскажите, — просто предложил Гарри.
— Все достаточно банально, — еще сильнее помрачнел Крокер, — гибель Сириуса Блэка и Беллатрисы Лейстрейндж оставила Андромеду один на один с магией Блэков, которая дремала в ней все годы замужества и вдовства. Нарцисса — урожденная Блэк, была защищена магией рода Малфоев. У Андромеды такой защиты не было. Струпьяр правильно рассчитал, что встреча с любым сильным артефактом рода Блэк пробудит к жизни эту магию, а вместе с ней и родовые черты характера, которые в этом роду отличались крайней необузданностью и психологическим гротеском. Одиозная Вальбурга с ее невменяемым мужем, необузданная и жестокая фанатичность Беллатрисы и даже бешенная вспыльчивость и горячность Сириуса — вот самые заметные штрихи к коллективному портрету этого магического рода. А если покопаться поглубже… — Крокер безнадежно махнул рукой. — У Андромеды не было шанса справиться с этим. Тем более, когда рядом находился проходимец и мерзавец Струпьяр.
— Откуда он взял артефакт Блэков?
— Купил у Наземникуса.
— Точно! Старый ворюга и здесь нагадил! Поделом ему!
— Андромеда Тонкс довольно быстро морально превратилась обратно в Блэк. Струпьяр всячески способствовал этому, разжигая в несчастной женщине сладострастие и, внушая ей, что во всей обрушившейся на нее несправедливости виноват Гарри Поттер и министерство магии.
— Гарри Поттер? — хором воскликнули темные маги.
— А кто же еще? — хладнокровно кивнул Крокер. — Кому досталось наследство Блэков? Поттеру. Кто конфисковал средства Лестрейнджей? Министерство. Кто забыл несчастного сироту, родители которого погибли при битве за Хогвартс? И Поттер и министерство!
— Кривой дементор! — потер щеки Поттер. — Оказывается я еще умею краснеть!
— Я тоже, — кивнула головой Гермиона. В мрачности выражения лица она могла дать фору Крокеру.
Соул подождал пока они выскажутся и продолжил.
— Тедди Люпин, осиротевший в возрасте шести месяцев, после победы над Воландемортом находился на иждивении своей бабушки — Андромеды Тонкс. И именно его хотела обеспечить несчастная женщина, когда связалась со Струпьяром!
Гарри с Гермионой обменялись взглядами.
— Я думала, что он в каком-нибудь приюте, — выдавила из себя девушка.
— Я думал… я… да ни хрена я не думал! Я о нем просто забыл! О, Мерлин! Он же мой крестник! — Гарри принялся чесать затылок сразу двумя руками, корча при этом зверские рожи. — Со всеми этими послевоенными событиями… блин… совсем вылетело из головы!
— Не корите себя, Поттер. Вам было не до того. К тому же Струпьяр уговорил Андромеду не напоминать ни о себе, ни о Тедди, утверждая, что ребенка могут убить, как полукровку у которого с возрастом может проявиться ликантропная болезнь.
— Да, я помню, что Нимфадору не очень-то поздравляли, когда она сообщила, что носит плод от Люпина, — прошептала Гермиона.
— Где он? — было видно, что в голову Поттера пришла какая-то мысль.
— Здесь, — пожал плечами Крокер, — я был уверен, что вы захотите на него поглядеть. Робардс качает его на коленке вот за этой дверью.
— Все-таки приспособил старого приятеля, — пробормотал Гарри, — а то в Хогвартс, в Хогвартс…
Повинуясь заклинанию, двери распахнулись.
— Гавейн, давай сюда мальчонку. Их высочества — темные маги будут знакомиться с одной из причин своих неприятностей!
Пока они переговаривались, Поттер вынул Сквозное зеркало и что-то прошептал в него.
Охи и ахи, а также причитания в стиле: кто у нас такой маленький, кто у нас такой пухленький и, кто у нас такой сладенький, заняли добрую четверть часа. Тедди уже уверенно ходил и что-то лепетал по слогам. Мальчишка и впрямь был прехорошенький.
Гарри его немного потискал и передал на растерзание Гермионе, а сам чего-то ждал, задумчиво наблюдая за возней вокруг малыша.
Наконец, двери вновь распахнулись. В зал вошел Крис Грейнбек и замер принюхиваясь.
Крокер и Робардс переглянулись. А Гермиона кивнула Поттеру, сразу поняв его мысль.
— Ну что скажешь, Крис?
— Кто это?
— Это я хотел спросить у тебя. Что скажешь? — повторил Поттер.
Крис подошел к малышу, присел рядом с ним и откровенно обнюхал.
— Запах отца… только слабый… как брат… только не родной… двоюродный, что ли? Кто это?
— Это сын оборотня Ремуса Люпина — Тедди Люпин. Оборотнем Ремус стал после укуса твоего отца, Крис…
Альфа внимательно рассматривал малыша. А Тедди сразу заинтересовался Крисом, потянулся к нему ручонками, пробежал несколько шагов и уткнулся оборотню в плечо, смешно морща носик и жадно втягивая им полузнакомые запахи.
— Щенок альфы, — уверенно определил Крис, неумело погладив малыша по кудрявой головке.
— Когда в нем проявится ликантропия? — поинтересовался Поттер.
— Она уже есть. А зависимость от луны появляется позже.
— Приплыли, — еще раз переглянулись Соул с Крокером, — он может укусить?
— Нет. Способность передавать ликантропию появляется уже после зависимости от луны.
— Значит малыша ждет обычное детство, — кивнула головой Гермиона, улыбаясь.
— А потом? — прищурился на Криса Поттер.
— А потом возьму его к себе. Будет мне, как младший брат.
— Скорее, как племянник, — поправил его Гарри.
— Вырастет, обучится всему и дам ему стаю, — решил Крис, — среди магов ему все равно жизни не будет. Тем более, что он — альфа!
— Решено! Где будет жить малыш — я решу немного позже. Но в любом случае, ты сможешь навещать его Крис Грейнбек.
Альфа кивнул, улыбнулся и взъерошил своему названному племяннику волосы…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Понедельник, 13.04.2020, 01:04 | Сообщение # 371
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2. Глава 21

Гарри оторвался от спелой бусины соска Гермионы и что-то невнятно пробурчал.
- Что? Не поняла. Ты слышал мой вопрос?
- Герми, тебе не кажется, что время вопросов выбрано немного неудачно? – обиженно проворчал Поттер, снова подбираясь губами к облюбованной ягодке.
- Если тебя не оторвать, то ты как младенец целыми сутками будешь дудолить меня. А я, между прочим, не железная и у меня уже побаливает, - созналась девушка.
- М-да, значит нужен перерыв, - глубокомысленно изрек Гарри и чмокнул грудь, которая уже начала скрываться под тонкой тканью пеньюара. – Так что ты там спрашивала?
- Я спрашивала, нашел ли ты приемную семью для Тедди?
- Не-а. А что ему у Малфоев плохо?
- Слушай, ну нельзя же так издеваться над собственным наместником! Подсунуть ему в качестве внучка дите любви оборотня и метаморфини! И как раз в тот момент, когда Люциус весь в хлопотах в связи с подготовкой свадьбы Драко с младшей Гринграас.
- Сам виноват, мог бы и повременить с этой свадьбой, - проворчал Гарри.
Гермиона даже слегка подпрыгнула от возмущения, при этом ее пеньюарчик опять заманчиво распахнулся.
- У вас совесть есть, ваше высочество? Вы же сами благословили этот брак не далее, как неделю назад.
Высказав свое фе, Гермиона опять запахнула свой скромный наряд.
Поттер перестал косить на его складки взором горящим и откинулся в постели на скрещенные руки. Вся сцена благословения стояла перед его внутренним взором:
… Драко тогда прибыл в замок Поттера и Грейнджер в сопровождении юной невесты, а также их взволнованных отцов.
Как выяснилось в ходе несколько смущенных и путанных объяснений сторон, юный сын наместника успел столь успешно распорядиться своим спермотоксикозом, что он превратился в интересное положение объекта его страсти. Говоря проще, юная Астория позволила Драко чуть больше, чем положено, и с рекордной скоростью залетела от него. И теперь смущенные сеньоры явились к сюзерену за разрешением на одновременную помолвку и бракосочетание согрешившей вне брака и помолвки пары.
Гермиона быстрее Гарри поняла уклончивые формулировки отцов и обратилась прямо к девушке.
- У колдомедика была?
Астория, покрывшись неубедительным румянцем, кивнула.
- И кого ты ждешь?
Еще чуть сгустив румянец на щеках, девушка застенчиво улыбнулась.
- Мальчика.
Тут уж и Поттер все сообразил. Он сразу понял, что позиция у них с Гермионой ненамного лучше, чем у этой пары. Разве что помолвка у них все-таки состоялась.
И что бы потянуть время, спросил:
- Уже решили, как назовете?
Тут слово взял Драко и под не слишком одобрительным взором отца выдавил из себя, что есть на примете одно имя, но оно сильно отличается от традиционных имен в родах Малфоев и Гринграасов.
Гарри в этот момент небрежно покачивался на задних ножках кресла, в котором сидел.
- И какое же?
- Скорпиус! – выпалил Драко.
Ножки у кресла подломились, и Поттер с грохотом рухнул на пятую точку.
Пока набежавшие эльфы сокрушались, чистили пятую точку принца и чинили кресло, Люциус Малфой нудно и долго перечислял мужские имена обоих родов и выражал полное недоумение этимологией странного имени, выбранного Драко.
Итак, из шестерых присутствующих только трое наверняка знали кто, когда и при каких обстоятельствах его носил. Судя по безмятежному взгляду Астории, Драко не стал посвящать ее в подробности своих похождений в стране лепроханов. И кроме самих лепроханов только эти трое знали, кто носил имя Скорпиус, будучи страхолюдным десигнатом за барьером Дану.
Драко смотрел на Гарри умоляюще, и тот почти физически ощущал его просьбу.
В этот момент Люциус понял, что Поттера и его сына связывает некая личная тайна, какая-то цепь событий, которая ему пока неизвестна. В этот момент старший Малфой понял, что придется уступить. Придет время, и тайна этого имени станет ему известна, и он даже благосклонно примет ее, потому что она безусловно связана с деяниями властителя, принесшими ему славу и побежу. Но сейчас нужно уступить своему сыну. Интересно, как свое согласие оформит Поттер?
Вот такие, или почти такие, или не такие, но похожие мысли Гарри ощутил в мозгу своего наместника. Ну что ж. Тем проще. Люциус в очередной раз доказал, что он не дурак.
- Обновление, Люциус! Вот девиз нашего времени. Имя Скорпиус достаточно благозвучно, звучит гордо и угрожающе. По-моему, оно вполне достойно для внука наместника и одного из его ближайших министров!
Ну вот и Гринграас получил свою морковку и сразу навострил нюх. Люциус прищурился на Поттера. Иногда ему казалось, что Поттер читает или ощущает его мысли без всякого зрительного контакта. Отвернувшись! Хотя это, конечно, маловероятно.
Спустя пять минут верховное разрешение было даровано и на этом беседа закончилась, не считая пустопорожних благодарностей и изъявлений преданности…
Поттер потянулся, возвращаясь из воспоминания.
- Рассказывай, что придумала.
Хм. Гермиона прищурилась на Поттера.
- Не скажу. Но учти, что нам предстоит сегодня нанести визит паре семей.
- Кто эти высокородные господа, к кому должны являться мы, а не они к нам?
- Уизли.
Кривой дементор! Этого еще не хватало.
- И Браун.
- Если им надо – пусть сами приходят, я принимаю по пятницам, - нахмурился Поттер.
- Как-никак они спасли мне… нам жизнь. Нет, Гарри. Идти придется нам…
* * *
Зал для совещаний с клиентами в банке Гринготс был полон. Семьи Уизли и Браун присутствовали в полном составе. Все были очень взволнованы. Имена Поттера и Грейнджер обросли такими легендами, что их поминали с большим почтением, чем Мерлина. А личный визит пары темных магов был событием вообще невозможным. И сейчас члены родни Уизли и Браун сидели и судорожно вспоминали все свои прегрешения перед Избранным и его Избранницей. Список получался немаленьким, особенно у Уизли, и было от чего занервничать. Хотя, если бы Поттер хотел просто отомстить, то ему было достаточно лишь мигнуть своим низкорослым гвардейцам. Тратить время самому? Непонятно. Непостижимо! И потому страшно вдвойне…
Двери распахнулись. Гоблины с поклоном пропустили в зал Поттера и Грейнджер, и закрыли за ними дверь.
На некоторое время воцарилась полная тишина. Гарри без стеснения рассматривал присутствующих. Гермиона неторопливо открывала сумку, висящую у нее на плече.
- Надеюсь, представляться не надо. Начнем с формальностей.
Гарри принял из рук Гермионы фарфоровый сосуд, запечатанный магией.
- На мне лежит печальная обязанность передать вам прах Рона Уизли и Лаванды Браун, который покоится в этой урне. Я мог бы разделить его, но упокоиться в общей огненной могиле было их общим решением, и я считаю, что мы не вправе разделять их после смерти.
Гарри поставил сосуд на стол и сделал два шага назад, чтобы родственники смогли получить к нему доступ.
Родня Браун и Уизли сомкнулись вокруг стола. Несколько минут были слышны сдавленные рыдания женщин и скорбные восклицания мужчин. Они уже знали, что Рона и Лаванды нет в живых, но момент получения праха все равно нес тяжелую печать скорби и горя.
Выждав приличествующее время, Гермиона продолжила:
- Рон Уизли и Лаванда Браун внесли заметный вклад в последние события войны с лепроханами и пожертвовали, если и не жизнью, то своим существованием. Их прах надлежит достойно захоронить. Я думаю, что обе семьи найдут вариант, который устроит всех.
- Он мог остаться жив, - раздался тихий ненавидящий голос, - мой мальчик мог бы быть жив!
Молли не произносила слова, а выплевывала их. И голос ее с шипящего шепота поднимался все выше!
- Силенцио! – поднял руку Гарри. Он ожидал чего-нибудь в этом духе. – Кто-то хочет посчитаться с Гермионой? А может быть, у кого-нибудь есть счет ко мне? Мне надо напомнить, чье предательство, молчаливо поддержанное почти всей семьей, повернуло события так, что они завершились роковой трагедией? У кого-то короткая память? Покажись, который тут?
Гарри оглядел присутствующих. Глаза его светились тусклым багровым светом.
Артур схватил Молли в охапку и прижал к себе. Остальные Уизли потупили взгляды и молчали. Брауны в некоторой растерянности оглядывали всех подряд. Было видно, что не все они в курсе тонкостей взаимоотношений семьи Уизли с Поттером и Грейнджер.
- Теперь слушайте внимательно! – потребовал Поттер. – Прах Рона и Лаванды предадите земле. Получите за них посмертную компенсацию от меня в банке Гринготс – по пятьдесят тысяч галеонов на семью. Артур и Билл – обратитесь по поводу трудоустройства к моему наместнику – мистеру Малфою. Вакансий сейчас немного, так что прошу не капризничать. Второго предложения не будет. Перси, завтра же явишься в фонд имени меня для продолжения исполнения обязанностей распорядительного директора. Чарли, получишь в банке грант от фонда для заповедника. Обратишься к Перси для международного оформления. Джиневре не предлагаю ничего. Все что возможно – было ей предложено раньше и не востребовано. Кого забыл? А-а-а-а, Джордж! Задержись, по тебе отдельный разговор. Если не понравится – занимайся своей коммерцией. Потребуются заемные средства – иди в Гринготс. У меня все. Все свободны.
- Билл, останься, - добавила Гермиона.
Упершись кулаками в стол, Поттер смотрел, как Уизли и Брауны покидают зал совещаний. Остался Билл и Флер. Джордж помахал, что он подождет за дверью.
- Она всегда… - начал Билл, но Поттер махнул рукой в знак, что не возражает.
- Послушай внимательно, Билл, - взяла разговор в свои руки Гермиона, - ответь точно и честно, у тебя есть признаки ликантропии?
Билл нерешительно переглянулся с Флер и через силу кивнул.
- Сильно мешает?
- На службе в министерстве мешало просто невыносимо. То ногти вырастут, то от жаренного мяса тошнит, то запахи становятся такими густыми, что хоть ножом их режь. Но приступов у меня не было никогда, и кусать я никого не…
- Ты не переживай так. – махнула рукой Гермиона. - Верим мы тебе, верим. Тебя тогда потому и подставили в министерстве, что ты был легкой добычей. Принесут жареные почки, а тебя с души воротит, и ты бежишь в туалет. А кому надо в этот момент носы в книги посетителей суют. Я еще тогда это поняла.
- Но каким я после пудингов стал – вспомнить стыдно, - побагровел Билл, - хорошо, что Флер у меня никакого ливера не выносит, она и заметила неладное, да только сделать уже ничего не могла. Так нервничала, что мы тогда с ней даже ребенка потеряли. Вот надеемся, что после моего выздоровления все наладится.
- Должно, - без улыбки кивнула Гермиона.
- Дак чем я вам могу быть полезен, - спохватился Билл, - к вам первые люди страны в очередь на прием стоят, а я тут разнылся…
- Начну без предисловий, - кивнула Гермиона, - у погибшего Ремуса Люпина и Нимфадоры Тонкс остался сын Тедди.
Билл и Флер синхронно кивнули. А Гермиона задумалась, как продолжить.
- Он будущий альфа оборотней! – рубанул напрямую Поттер.
- Во-о-о-от оно что… - Билл беспомощно оглянулся на супругу. Та с сомнением поджала губы.
- Отношение к оборотням сейчас меняется, - намекнул Гарри, - достаточно того, что главная стая Британии и всего магического мира пользуется моим прямым покровительством…
- А питание…
- И этот вопрос решаем, - обрубил тему Гарри. – Речь идет о том, согласитесь ли вы взять в свою семью этого мальчишку до возраста двенадцати-тринадцати лет? Потом он перейдет в стаю. А ты Билл был бы идеальным посредником между оборотнями и людьми. И в этот период и после. Подумай!
Билл сразу осознал, какой кусок кидает ему Поттер. Новое направление взаимодействия магов и оборотней – это серьезно. Он взглянул на жену. Его умница Флер уже кивала головой. Ее муж из парии магического мира мог превратиться в уважаемую фигуру сразу двух сообществ. Сэ трэ бьён!
- Мы готовы попробовать!
- Да что там пробовать, - махнул рукой Гарри, - мальчишке чуть больше года. Возраст несознательный. Берите и оформляйте опекунство. Да сразу на двух языках, чтобы и на континенте проблем не было. Верно, Флер?
Девушка кивнула, что-то шепнула на ухо мужу, и они заторопились. Гарри понял, что Флер торопится пока жадненькая половина родни Уизли не поделила без них компенсацию за смерть младшего сына.
- Кстати, ценю вашу бескорыстность, но имейте ввиду, что Тедди до наступления волчьего совершеннолетия будет получать пенсию по утрате кормильцев в сумме сто пятьдесят галеонов ежемесячно. В дальнейшем будет рента, но ее мы обсудим отдельно.
Проводив чету, Гарри позвал для разговора Джорджа.
- Садись, слушай, мой рыжеусый Ватсон! Дело к тебе, как всегда на грани возможного, но у тебя должно получиться.
- Слушаю тебя, мой черноволосый Шерлок! – принял шутливый тон не унывающий близнец.
- Задача первая: надо создать слуг - заменитель домовых эльфов для услужения состоятельным семьям, так, чтобы всю магическую энергию эти слуги могли черпать только из магии рода, которому они служат!
- Нехуевая задача! Извини, Гермиона! Ты меня с магической академией не спутал?
- Задача вторая: необходимо создать род живых существ, в жилах которых текла бы человеческая кровь, но сами они при этом людьми или магами не являлись, а оставались просто животными. Домашними животными. Понимаешь?
- Шерлок, давай я просто сбегаю и арестую по-быстрому штук пять докторов Мориарти и десяток полковников Моранов? Тебе это дешевле обойдется.
- Насчет дешевле. На этих моих заказах можно неплохо зарабатывать всю жизнь, Джордж!
- Сколько дашь денег на опыты и исследования, Гарри? – прямо спросил заинтригованный близнец.
- Как я тебе уже говорил, сколько я дам тебе денег – этого никто не узнает!
- Кроме меня, - скромно вставила Гермиона, - считайте меня слепоглухонемой миссис Хадсон!
- Вот это разговор! Завтра же займусь делом. Мне потребуются допуска в материковые научные сообщества.
- Считай, что они у тебя уже в кармане…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 05.01.2021, 20:11 | Сообщение # 372
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2 Глава 22

Несколько последних дней Поттер часто пропадал из замка. На вопросы Гермионы он невнятно бурчал: «По делам. Целую, солнышко».
И все.
Возвращался он всегда поздно, кристально-трезвый, но во все более мрачном настроении.
Грейнджер уже собралась было сделать своему жениху-мужу небольшое внушение, но вдруг после завтрака Гарри остался дома. И даже соизволил составить ей компанию в главном зале, где стояло любимое кресло девушки с учетом ее специфического состояния.
Гарри благодушно поблагодарил эльфов за лимонад и мороженное. Выслушал восторженные приветствия эльфов, а также важный рапорт Робби о состоянии охраны замка. Охрана стояла хорошо. И это главное.
Девушка с некоторым любопытством пронаблюдала весь этот полупотешный церемониал, отдавая должное его органичности и непринужденности. Придвинула к себе гигантский том Продвинутой Трансфигурации и погрузилась в чтение, испытывая удовольствие, что Гарри сегодня предпочел ее общество метаниям по непонятным делам.
Так прошло две четверти часа. Вдруг Гарри заговорил, и девушка невольно вздрогнула.
— Слушай, Герми, а нахрена нам все это надо?
Гермиона посмотрела на суженного с подозрением.
— Ты о чем, Гарри?
— Все о том же! Нахрена нам с тобой и нашему еще не родившемуся ребенку все это надо?
Вопрос был задан не только довольно повышенным тоном, но и с изрядным оттенком раздражения.
Гермиона отложила могучий фолиант, подвигала бровями, настраиваясь на неожиданный и, видимо, непростой разговор.
— Зайчик мой, что с тобой? Спермотоксикоз замучил? Так я вроде стараюсь…
— Да погоди, ты! — с досадой прервал ее Поттер. — Не о сексе я. Не надо изображать из меня сексуального маньяка!
Он с возмущением смотрел на Гермиону. Та несколько скептически перекосила брови.
— Ну ладно, ладно… — парень понял невысказанный намек. — Ну бывает, конечно… просто ты такая… такая, что у меня просто весь чердак сносит, когда я представляю, как я … как мы… как ты… как это у нас бывает!
— Ладно, ладно, — поспешно свернула тему Грейнджер, мысленно вспомнив, сколько ярдов отделяют их от спальни. Гарри явно хотел поговорить о чем-то серьезном, а она сейчас рискует заменить важный разговор на жаркие объятия и громкие чмокающие звуки. Это еще успеется вечером, а сейчас надо дать ему выговориться.
— Так что тебя смущает или не устраивает в нынешнем состоянии дел?
Теперь уже Гарри с некоторой настороженностью смотрел на девушку. Ему просто хотелось поныть, пожаловаться на скуку не выдавая свои невеселые открытия и сомнения, а теперь он сам вольно или невольно напросился на серьезный разговор. Ладно, назвался темным магом — полезай в Азкабан!
— Я не понимаю, ради чего мы влезли во все это, — он увидел ее протестующий взмах рукой и негромко рыкнул, — не перебивай!
— Я не понимаю, ради чего мы изображаем из себя властителей нескольких миров, да еще делаем это так добросовестно и убедительно, что все… слышишь? Все: от Крокера и Макгонагалл до вампиров, оборотней и лепроханов принимают это за чистую монету и готовы повиноваться нам, исполнять наши прихоти, решать наши проблемы… а некоторые даже готовы отдать свою жизнь за это служение?! Зачем это нам, Гермиона? Разве об этом мы мечтали в Хогвартсе? Да, мы хотели видеть мир более гуманным, более справедливым, более добрым, если так можно сказать. Мы хотели видеть мир в котором мы можем реализовать свои мечты и жить так, как хочется нам!
— И чего же мы из этого не достигли? — сузившиеся глаза Грейнджер уже с откровенной тревогой следили за выражением лица своего жениха.
— Ничего! Представляешь? Мы из этих благих намерений не достигли ничего! Старые друзья частично погибли, частично отшатнулись от нас. Темные силы мы задавили, превратившись в таких темных магов, перед которыми Гриндевальд и Воландеморт — щенки! Мы даже Дамблдора — светло-темного мерзавца уконтрапупили на тот свет на веки вечные! И этого пресловутого демона туда же спровадили, слегка задолжав вампирам, что меня совсем не радует!
— Что тебя конкретно не устраивает, Гарри Поттер? — в голосе Гермионы начал позвякивать металл.
— Где наши мечты, Герми? — осевшим голосом поинтересовался юный маг. — Что мы с ними сотворили? И были ли они у нас? О чем мы мечтали — семнадцатилетние подростки — о чем? Ты мечтала о свадьбе с Уизли? Бред! Я мечтал о свадьбе Уизлеттой! Тоже бред! Ты мечтала о университете магии? Может быть. Я мечтал одеть форму аврората? Тоже может быть. Так? Это действительно были наши мечты?
Гермиона молчала.
— Так вот мне кажется, что это были совсем не наши мечты! Нам старательно подсовывали их, как эталонные судьбы для будущих героев войны. Нам старательно искажали картину окружающего нас мира, чтобы мы не сошли с заданной линии поведения. И занимались этим все! Не только Дамблдор, не надо заблуждаться. Этим занималось все… Ты слышишь? Все наше окружение! Кто-то сознательно, кто-то под внушением старших, но занимались этим все!
Гермиона молчала.
— И вот мы не оправдали их надежды! — голос Поттера сочился… нет не ядом… горечью! — Или оправдали? Кто тебе посоветовал поселиться в Лютном переулке?
— Кингсли, — прошептала Гермиона, — это было уже после твоего ареста.
— Кто познакомил тебя с Горбином?
Гермиона подняла голову, раздувая крылья носа, как пантера, почувствовавшая добычу.
— Мне прислали анонимную записку… — она задумалась. — Но хоть убей, не понимаю, почему я поверила ей.
— Откуда ты взяла Маховик времени?
— Горбин продал. Причем предложил сам, со своей обычной мерзкой ухмылкой. Сказал, что эта недешевая вещь может мне очень пригодиться в ближайшее время, а он готов подождать оплаты полгода под залоговую расписку!
Гермиона вскочила. Глаза ее метали молнии, почти что в прямом смысле этого слова.
— Что еще?
— В смысле? — притворно удивился Поттер, исподволь наблюдая за подругой.
— Выкладывай! — потребовала та тоном, не терпящем возражений.
— Ты… того… полегче… живот береги! — последовало неуверенное напоминание от Гарри.
Кажется, он уже жалел, что затеял этот разговор.
— Выкладывай, выкладывай, муженек, — девушка взяла себя в руки, но подпустила в тон яда, чтобы Поттер не расслаблялся и, не дай Мерлин, не замолчал. Наблюдения и вопросы Гарри били в самую точку, опять выставляя их великих темных магов в качестве фигур шахматной доски, за которой сидят настоящие игроки, а не мнимые.
— Как ты сумела выйти на Малфоев? Кто подсказал? Адрес их мэнора даже не все в бывшем министерстве знали!
— Погоди… — задумалась Гермиона. — Драко пришел в Лютный в лавку Горбина. Там мы случайно встретились…
— Случайно! И он тут же предложил тебе выкрасть Поттера, пока того не отравили?
— Подожди, дело было не так. Он в своей издевательской манере поинтересовался, как дела у Избранного и скоро ли я планирую получить его тело, то есть твой труп в красивой пластиковой упаковке?
— Сильно! — пробормотал Гарри. — Сам Хорек не додумался бы до такого, хоть всегда не упускал случая сказать гадость из ревности.
— Из ревности?
— А ты еще не поняла? Он был неравнодушен ко мне все эти годы, а возможно еще и раньше на базе детских впечатлений. Повзрослев, он рассчитывал, что я окажусь би, как и он сам. Но этого не случилось.
Гермиона была просто ошарашена.
— Но он же женится на Астории!
— Ну и отлично. Но уверяю тебя, что для бисексуалов это нормально. Женятся на одних, а сохнут по другим.
— Ноги его больше не будет в нашем доме!
— В нашем доме? Вопрос тоже непростой. Я разговаривал с Крестопаком и заставил его выложить всю подноготную этого замка. Это не наша собственность, Герми.
— А мне Крестопак ничего не сказал, сволочь кривоногая, — кусая губы, прошептала Гермиона.
— Да он и сам узнал лишь потому, что я его настойчиво попросил. Предыдущий главный гоблин засекретил эту информацию. Осталась лишь мыслезапись, которую удалось обнаружить с огромным трудом.
— И что в ней?
— Свидетельство о праве собственности на этот замок, которое должен предоставить один из наследников Гриндевальда, проклятый последним за то, что тот стал вампиром. Старшим вампиром! Тогда право на этот замок будет признано за ним. Но не это главное. Мало ли в мире замков? Главное, что это право позволит обойти будущему наследнику все охранные заклинания замка. И согласия гоблинов на это не требуется!
Гермиона без сил опустилась в кресло. Внизу живота ее неприятно тянуло. Зажмурившись и морщась от боли она почувствовала, что Гарри присел рядом с ней на боковину кресла и ласково и бережно прижал ее к себе.
— Вот такие дела, моя Акела! Ты прости, что я обрушил на тебя все одним махом, но дальше тянуть уже нельзя.
Девушка бессильно привалилась к его теплому боку, прижалась щекой где-то подмышкой, чувствуя, как утихает и пропадает боль в животе. И она понимала, что это не случайность. Гарри сознательно берет на себя часть ее боли, ее бремени, ее страданий.
— Маугли мой, какой ты стал умный и дальновидный… а я, признаться, до последнего времени видела в тебе только своего милого и любимого лягушонка.
Она потерлась носом об его локоть.
— Теперь и я себя спрашиваю, нахрена нам с тобой все это надо?
Вопрос явно был из разряда риторических. Поттер промолчал. Разнообразные факты и фактики пока никак не складывались в общую картину. Проглядывалось в ней и двурушничество вампиров. На лицо были интриги бывшего министерства, о которых должны были быть осведомлены Робардс и Крокер. Совсем мутная роль отводилась Малфоям. Кого не вспомнили? Криса Грейнбека? Так он сын Сивого. Осталось довериться лепроханам. Вот такой полный пиздец.
Гермиона чуть вздрогнула и легко засопела в его объятиях. Вредны ей сейчас такие переживания.
Они сидели в одном кресле.
Верная гвардия эльфов исправно несла караульную службу, даже не подозревая, что все их старание напрасно. Что неизвестный враг в любой момент может вторгнуться в пределы замка, и никто не сможет ему в этом помешать…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 05.01.2021, 20:13 | Сообщение # 373
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть 2 глава 23

Гарри сидел за мраморным столиком в главном зале. И раскладывал пасьянс.
Гермиона спала в их спальне и Гарри зачаровал ее так, чтобы девушка не проснулась раньше, чем через шесть часов. Магия была темная и непростая. Заколдовать темного мага мог только кто-то равный ему по могуществу и получивший на это его согласие. Впрочем, повышенная степень доверия играла ту же роль, что и согласие. И у Поттера она была!
Гарри раскидывал карты, казалось бездумно, но магический пасьянс сам менял масти и достоинства выбрасывавшихся карт в унисон его мыслям. Кстати, Гарри совершенно не знал правил раскладки пасьянсов и делал все интуитивно и почти бездумно…
Вот слева сгруппировалось семейство Малфоев. Непонятная и непредсказуемая Нарцисса во главе столбца. Самолюбивый и настороженный Люциус. Смущенный Драко со своей невестой с заметным пузиком и пышной шевелюрой волос. Вот эти двое внушали меньше всего опасений, потому что смотрели только друг на друга с немым обожанием…
Правее темнел столбец невыразимцев. И почему-то в него затесалась Макгонагал. Причем расположилась между Соулом Крокером, занявшим вершину, и Гавейном Робардсом недовольно хмурившимся ниже директриссы Хогвартса.
— Ну давай, давай, Респектумо Максима!
Построение пасьянса продолжилось.
Вот правее невыразимцев, выброшенные Поттером карты, образовали еще один столбец.
Высокомерно улыбающийся Аро.
Ниже с неуверенной, но опасной улыбкой Крис Грейнбек, а потом почему-то Ренесми с окровавленными губами, жутко совмещенными с ласковой улыбкой.
Гарри посмотрел на последнюю карту, выложенную им для формирования этого столбца, но изначальная семерка треф не пожелала в кого-то превращаться.
— Ладно, — усмехнулся Гарри и подтолкнул карту в следующий столбец.
Семерка тут же расцвела пышной розой рожи гоблина Крестопака.
Гарри тут же подбросил к нему пару карт, но ни одна из них не изменилась и не дополнила столбец.
— Странно… — пробормотал Гарри, нащупывая следующие карты.
Столбец министерских, включая Уизли, оказался не менее бедным. Молли, кусая губы, кидала вверх взгляды полные надежды, а вниз полные сдержанного презрения и жалости. Хе-хе, хотя жалость — это и есть сдержанное презрение, если уж честно…
Ниже нее толпились карты на которых сьюмгновенно менялись лица. Мелькали там все дети Молли, братья, муж, невестки, двоюродные, троюродные, с букетами в жопе, с букетами из жопы и прочее такое же…
— М-да. Не слишком много информации для принятия решения. Ну что ж, двигаемся дальше.
Поттер выкинул еще несколько карт, которые неожиданно отобразили воинов его гвардии.
— Здрасте, жопа, Новый год! — ошарашенно пробормотал Поттер, рассмотрев в верхней карте своего преданнейшего слугу — Робби! Только этого мне и не хватало!
Преданнейший слуга сидел на троне и сжимал в правой лапке скипетр, а в левой какой-то шар с каббалистическими письменами по ободу. Перед ним стол был уставлен хрустальной посудой Bogemia, что само по себе как бы намекало… Рядом с Робби сидела его нареченная Линки. И тут наконец-то Гарри рассмотрел, что оба уродливых чела венчают предметы весьма похожие на царственные венцы из золота!
* * *
Гарри опрометью бросился в спальню.
— Зайчик мой! Ты уже выспалась? — в голосе его слышался ужас пополам с надеждой.
— М-м-м, шляются тут всякие озабоченные, а потом ложки пропадают…
— Ты, о чем? — растерялся Гарри.
Гермиона аккуратно потянулась, погладила животик, и открыла один глаз.
— Ты чего раскричался?
— Я? — совсем растерялся Поттер. — Я тут такую штуку обнаружил, что и не знаю, что и делать, Герми! Ты мне нужна!
Девушка прикрыла глаза ладонями, закинула голову на подушке повыше и капризно заявила: «А если я спать хочу?». На самом деле она уже пристально вглядывалась в взволнованное лицо Гарри полуоткрытыми глазами.
— К тебе сегодня Линки приходила?
— Приходила.
Гарри облился холодным потом.
— Она тебе зелье или питье приносила?
— Приносила.
— И ты это выпила? — с ужасом пробормотал Гарри.
Его суженная-ряженная оторвала ладони от глаз и серьезно взглянула на Поттера.
— Неужели, моего зайчика интересует диета его беременной девушки?
— С этого момента меня интересует все!
Эльф-доносчик сидел за ближайшей тонкой стенкой и внимательно запоминал не только фразы магов, но и все их интонации, паузы, обертоны и прочее. Если бы Гарри знал об этом, то будил бы свою девушку немного иначе…
* * *
— Робби! Подготовь в дорогу трех фестралов!
— Трех? Ваше высочество, но ее высочеству Гермионе Грейнджер нельзя пускаться в путь на фестралах…
— Я тебя о чем-нибудь спрашивал, ГЛАВА ЭЛЬФОВ?
Эльф узрев направленную ему в грудь палочку начал медленно отступать.
— Стой где стоишь, предатель!
Глаза эльфа потемнели. Гарри знал, что магия эльфов мощна и часто неожиданна. Но не ей тягаться с мощью темного мага, который защищает свою семью!
Робби попытался щелкнуть пальцами.
Тщетно.
Эльф побледнел еще больше и незаметно перевел взгляд на свои ноги…
Хе-хе, учи ученого! Когда эльф попытался щелкнуть пальцами ног, Гарри невербально ощерился, и пятки домовика охватило злое радужное пламя!
— А-а-а!!! Не надо, хозяин! Робби расскажет все!!!
Гарри скрутил невербальными чарами пальцы ног и рук Робби, толкнул его заклинанием на колени, и сел в паре ярдов на пуфик. Его доверие к бывшему старшему слуге сейчас было где-то в районе минус единицы. Теперь только правда или… или ритуальный нож для отделения голов эльфов от туловища уже зловеще плясал в воздухе за спиной обезумевшего от страха предателя.
За спиной его щелкнул замок двери спальни. Более гуманная Гермиона пронесла мимо Гарри спеленатую в форму нерестовой кильки Линки и положила ее на диван в главном зале.
Менее склонный к гуманности Поттер просто уронил своего пленника на пол у того же дивана.
— Ты не лишала ее способности говорить?
— Нет.
— Вот тогда с нее и начнем, а мой «верный слуга» пусть пока помолчит!
Гарри усадил Герми, придерживающую живот, на диван и сел сам, осторожно обняв ее за плечи.
— Как ты понял? — негромко поинтересовалась Гермиона.
— Там в связке они не одни, — одними губами ответил Гарри, — но начинать надо с них. Они слабое звено.
— Уверен?
— Убежден!
Гермиона испытующе посмотрела на парня. Да. Гарри вырос и магически и интеллектуально. Внимательный взгляд, речи, достойные, если и не академика, то его ученика. А вон неподалеку на столике видна схема взаимодействия сил современного магического и немагического мира…
Если бы Гарри думал, что Гермиона так оценит его пасьянс, то его самомнение выросло бы еще немного. Но у него и так хватало забот. Как заставить сказать правду этих недоросликов? И он решил: Надо напомнить неверным союзникам, с чего все начиналось…
«Мистер Поттер. Скрижали эльфийской Славы донесли до всего нашего народа, что вы хоронили домовика-индивидуала Добби своими руками!» — процитировал Гарри скрипучим голосом домовика.
И добавил уже от себя: «Но когда придет время и нам это будет выгодно — мы предадим своего принца, чтобы в замен получить еще больше воли и силы!»
Оба эльфа дружно залились слезами. Гарри и Герми переглянулись. Самое время потрошить!
— Кто посулил вам лучшую долю, чем при принце эльфов?
Рыдания слуг стали еще громче.
— Разрешаю издавать любые звуки только для ответа своим хозяевам! — взревел Поттер, и оба эльфа немедленно заткнулись.
— А ты думаешь, что они еще считают нас своими хозяевами? — шепотом поинтересовалась Гермиона?
— Тогда бы они не плакали, — пожал плечами Гарри.
— Бедным эльфам обещали возвращение в их родную страну, где они могли бы жить сами для себя!
— И кто это такой щедрый? — гневный голос Гермионы, казалось, разорвет своды этого зала.
— Это вампиры, хозяин… Ох, Это вампиры, хозяйка.
Гарри и Гермиона снова переглянулись.
— Подлость этого мира уже зашкаливает, Герми, не находишь? Пора принимать жесткие меры или уходить отсюда?
Гермиона погладила свой живот, посмотрела на ощетиненного Поттера обезоруживающей улыбкой.
— Мое сердце полно жалости, и я не смогу так сделать…
Она с надеждой посмотрела на Гарри.
— Хорошо, — сухо сообщил ей Поттер, — но знай, что я не прощаю предательства никогда и никому!
— Погоди! — забормотала Гермиона в ужасе, — не хочешь ли ты сказать, что эти эльфы, что ты…
— Пусть они произнесут свой приговор сами, Герми.
Робби и Линки уже без пут стояли перед ними на коленях. Они знали закон и знали, что его нарушили.
— Прости нас, Госпожа. Мы заслужили. Мы осознаем свою вину. И пусть все свершится сегодня…
— В подвале замка это произойдет! — припечатал Поттер. — А вот беременным на это смотреть не обязательно. Я все сделаю сам!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 05.01.2021, 20:15 | Сообщение # 374
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Часть2 глава 24

Поттер увел эльфов в подвал, а Гермиона, не в состоянии успокоиться, металась по Главному залу.

— Эльфы изменили, эльфы предали… это просто невозможно! Что-то мы сами упустили и при том очень важное… — бормотала она сквозь зубы, одновременно невольно прислушиваясь к звукам, которые могли раздаться из подземелья и в тоже время страшась что-то услышать.

Умом она понимала, что через три двери и пятнадцать метров винтовой лестницы даже взрывное заклятие не услышишь, но продолжала прислушиваться.

— Ну надо же, упрямые и гордые гоблины принесли практически вассальную клятву, когда Гарри освобождал их от заклятия такой страшной ценой, как ритуал с жертвоприношением главного гоблина… Стоп… главного гоблина… помнится самый первый из них, с которым я разговаривала, что-то такое предупреждал о домовиках…

Гермиона сжала виски, пытаясь вспомнить, потом бросилась к Омуту памяти, на ходу вытягивая из нарукавного кармана палочку. Нить воспоминания скользнула в голубое мерцание артефакта и спустя мгновения втянула в свои глубины и Гермиону…

… Кабинет главного гоблина, которого зарежут через несколько часов. Наблюдательница Гермиона это знает, а участники разговора — еще нет. Кстати разговор подошел к концу и она уже готовилась выйти из кабинета:

«— Тогда я пойду, — холодно кивнула Гермиона.

Она была уже на пороге, когда старший гоблин вдруг добавил:

— Кстати, ваш заказ на форму и холодное оружие выполнен. Сегодня я распорядился оплатить услуги портных и оружейников. Можете называть адрес доставки. И я даже не спрашиваю, кого вы собираетесь вооружать, мисс Грейнджер. Но, надеюсь, вы отдаете себе отчет в опасности предпринимаемого шага. Лишенные долга служения магам эти существа могут быть очень опасны. Особенно в таких количествах.

Гермиона помедлила на пороге, потом спокойно отозвалась:

— Они не лишены долга служения, но благодарю за предупреждение. Заказ пусть доставят в офис фонда. Спасибо, сэр».

Вот оно! Гермиона вынырнула из Омута памяти, и пол ощутимо ударил ее по ступням.

— Вот оно! Я тогда ляпнула про свою уверенность даже не понимая, что он имеет ввиду! Просто зная, что домовики признали его своим принцем. Я тогда была в легком обалдении и даже не сообразила, что признания может быть недостаточно! Срочно переговорить с Люциусом!

Канал подземной аппарации доставил ее голос прямо в кабинет Наместника.

Люциус понизил голос и ответил, что готов переговорить через полчаса, а сейчас у него официальная встреча с китайским послом. Ответ Гермионы надобно высекать на камне. Посол даже не понял ни одного слова кроме предлогов «в» и «на». Остальные слова в дипломатических словарях отсутствовали все до единого. Зато Люциус прекрасно понял, что промедли он еще мгновение и может из наместников переместиться в заместители какого-нибудь Артура Уизли.

Судя по звукам, он метнулся в соседнюю комнату и оттуда с интонацией полной преданности начал извиняться.

— Прошу точно и быстро отвечать на мои вопросы!

— Слушаю, ваше высочество!

— Когда в дом принимают на службу эльфа, какую клятву он дает?

— Стандартная клятва служения. Есть во всех методичках по эльфоведению.

— И все?

— Есть еще усиленная клятва, если эльфа собираются использовать для особо важных поручений!

— Где взять ее текст?

— Специального текста нет. Просто к стандартной клятве добавляется специальная магическая формула, которую создает глава магического рода и дает прочитать эльфу!

— Это все?

— Все, ваше высочество!

— Спасибо, продолжайте общение со своим китайским ослом!

Гермиона отключила канал связи и собралась бежать к Поттеру, но вовремя вспомнила, что в этом нет необходимости!

— Гарри! — послала она ему свой голос. — Остановись! Мы сами совершили ошибку!

В ответ раздалось недовольное сопение.

— А я уже так хорошо пристроился…

— Ты… — Гермиона пришла в ужас, — Ты уже режешь им головы?

— Да нужны мне их головы, как ежику футболки! Я фамильную формулу подчинения и преданности пишу в дополнение к стандартной клятве, которую они нам в свое время не принесли!

С сердца девушки свалился огромный камень. Она несколько секунд успокаивалась, переводя дыхание.

— У тебя все в порядке? — в голосе Гарри послышалось волнение.

— Все хорошо, милый, — отозвалась Гермиона, — приходи в большой зал. Напишем дополнение вместе…

Не прошло и десяти минут, как появился Поттер в сопровождении забавно прыгающих на пяточках эльфов. Пальцы рук и ног их по-прежнему были надежно связаны магическими путами.

— Как ты обо всем сам догадался? — с ноткой восхищения воскликнула девушка. — мне пришлось и в Омуте памяти купаться и Малфоя теребить!

— Сами сказали! — небрежно ответил Поттер, кидая на столик плеть семихвостку с вплетенными стальными звездочками на концах хвостов.

— Ты что их плетью бил? — ошарашенно пробормотала Гермиона, ощупывая домовиков взглядом и боясь повернуть их к себе задом.

— Зачем? Просто поводил звездочками перед их испуганными мордашками и языки у наших предателей сразу развязались!

Гермиона сидела как оплеванная. Такой простой вариант даже не пришел ей с голову. А ведь еще совсем недавно она сама хладнокровно взяла «на испуг» Риту Скиттер. Это, видимо, беременность на нее так расслабляюще действует.

Она чмокнула своего супруга в нос, и они уселись дописывать и править фамильное дополнение к стандартной клятве служения домовых эльфов.

На отзыв клятву с дополнением отправили прямиком Люциусу, предупредив его, что если он промедлит с ответом еще из-за какого-нибудь заграничного посла-осла, то магическому сообществу этой страны завтра же будет объявлена война, финансировать которую Малфой будет из своего кармана!

Люциус уже устал гадать, когда его сюзерены шутят, а когда говорят правду, поэтому приказал выгнать из секретарской всех посетителей, переписать их посещения на другие дни, месяца, годы и десятилетия. И никому не тревожить и не беспокоить наместника! Впрочем, оставаться поблизости и являться по первому зову.

Малфой чуть ли не по букве проверил формулировку стандартной клятвы и еще тщательнее проверил ее фамильное дополнение. Фамильное дополнение было от рода Поттеров. И это правильно. Значит Грейнджер приняла правильное решение взять фамилию мужа. Магические линии родов плохо переносят раздвоения и прочую путаницу. Малфой сделал пару несущественных исправлений и немедленно отправил текст Поттерам. Получил в ответ короткое «спасибо», и решил, что на сегодня с него достаточно.

— Артур!

Старший Уизли мигом отозвался из секретарской.

— Да, сэр!

— Вели подать мне бокал… нет, два бокала «Гленливета»... и лимон!

* * *

Клятву у домовиков принимали в несколько этапов.

Сначала дали ознакомиться с клятвой Робби и Линки. Получив в ответ их полное согласие и слезы раскаяния. Эльфов поставили на колени и предложили произнести текст клятвы с фамильным дополнением. Что и было выполнено последними с видом крайнего облегчения.

Затем домовиков долго расспрашивали о том, кто еще из эльфов общался с вампирами или получали их послания. Оказалось, что это чуть ли не все командиры отрядов. Их пришлось вызвать, обездвижить по проверенной схеме и предложить на выбор: клятва или ножичек.

Желающих ножичка не нашлось. Поэтому и эта часть мероприятия прошла без сучка и задоринки.

Чтобы не тратить время на выявление сторонников вампиров у рядовых иголок, Гарри просто собрал их всех в подвале, увеличенном заклинанием Незримого Расширения и защищенном по контуру от эльфийской аппарации. Чтобы не вызвать подозрений у возможных предателей, рядовых иголок в подвал сгоняли Робби с Линки и командиры подразделений. Далее по накатанной дорожке. Предложение произнести клятву, единичные вопли предателей, зажатых антиаппарационными заклинаниями Поттера, добровольно принесение клятвы с дополнением лояльных иголок и недобровольное принесения клятвы потенциальными предателями. Желающих отведать лезвия ножичка никто из них не проявил.

Вот и ладненько. Часть дела сделана. Почему часть? Потому что в основе заговора находились вампиры, обмануть которых было непросто, а расправиться с ними — еще сложнее…



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 05.01.2021, 20:16 | Сообщение # 375
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 25 часть первая

Прошло полгода. Это были непростые полгода. Гарри готовился к смертельной схватке, стараясь не волновать мать своего будущего ребенка.

Гермиона в силу своего положения была силой совещательной, но такой совещательной силе позавидовал бы и сам Мерлин.

С лица Поттера уже давно исчезла радостная идиотская улыбка, так характерная для времен Хогвартса. Он совсем замкнулся в себе, и Гермионе приходилось прилагать немало усилий, чтобы разговорить своего мужа.

Мужа.

Да, именно мужа. Ритуал провели практически без публики, а свидетелями на заключении брака оказались Робардс Гавейн и Соул Крокер. Это не очень понравилось Гермионе, но многозначительный взгляд Гарри намекнул ей, что это все не просто так. Случайных и непродуманных решений Поттер давно уже уже не принимал.

И вот свершилось.

Линки предупредила господина, что до родов остались считанные часы, и тот лишь хладнокровно кивнул. Он уже все подготовил: и лучшего колдомедика-акушера, и сферу защиты над замком, где через считанные часы должен был появится его ребенок.

— Ты будешь со мной? — тяжело дыша, спросила Гермиона.

— Конечно, радость моя! И я с тобой буду всегда. Верь мне!

Гермиона сжала руку мужа и немного успокоилась.

До этого, почувствовав первые схватки, она жутко испугалась. Как ни крути, но она первая темная ведьма, которая смогла забеременеть. И теперь нужно родить ребенка не просто темной ведьмы, а темной пары родителей. Как это сделать, чтобы не навредить ему?

А, о том, что ребенок при рождении способен убить ее саму… об этом не хотелось и думать! Одна надежда на Гарри…

— Я все держу под контролем! Защитная сфера поставлена. Тужься!

Гермиона невольно улыбнулась. Чем-чем, а родами Гарри командовать не может, и никто не знает, когда схватки перейдут в потуги.

— Подумаешь, бином Ньютона, — проворчал Гарри, поглаживая живот жены, — потуги начнутся через пять минут. Ты только не нервничай. Упирайся ногами и тужься изо всех сил!

Гермиона от неожиданности даже слегка обалдела.

— Ты акушерские курсы закончил втихаря от меня?

— Мне собственных знаний хватает. А откуда они берутся, я уже давно перестал удивляться.

Тут первая серьезная потуга согнула тело Гермионы! Роженица прижала колени к груди и открыла рот в беззвучном крике…

* * *

— Слушай, а ты прекрасно справился! — с удивлением протянула Гермиона, рассматривая припавшего к ее груди краснокожего младенца. — И даже колдомедик-акушер не потребовался.

Гарри в слегка полуобморочном состоянии сидел рядом с ней.

— Великий Мерлин! Никогда не пойду в акушеры. Они видят такое, что нормальные мужчины видеть не должны!

— Ты обработал пуповину? — не слушая его, спросила Гермиона?

— Угу, — мотнул головой Гарри, очумело моргая.

— А, почему пупок похож на сердечко? — недоуменно пробормотала Гермиона, разглядывая пупочек младенца.

— Спроси что-нибудь полегче! — почти простонал Поттер, укладываясь рядом с женой и ребенком и закрывая глаза.

Герми нежно улыбнулась и свободной рукой прикрыла вымотанного морально и физически супруга краешком одеяла…

* * *

Прошло еще полгода

Гарри Поттер — темный маг и фактический владелец магического мира — сидел в кресле и скептически рассматривал стоящего перед ним Криса Грейнбека.

— Что они тебе пообещали? —поинтересовался он негромко. Но голос его источал нешуточную угрозу.

— О чем вы, милорд? — Крис ощутил настрой своего сюзерена, но понадеялся на скорость своей реакции и силу. Выбить дверь в этом ветхом замке — плевое дело…

— Голову береги… — угроза нарастала.

— О чем вы, сэр? — ледяная рука страха сжала сердце оборотня. Он уже понял, что Поттер слышит его мысли.

— Замок, конечно, ветхий, но успешно усиленный заклинаниями, которые тебе и не снились, Крис.

Повисло молчание. Оборотень безуспешно пытался избегнуть зрительного контакта с господином, но это оказалось невозможным.

— Крис, ты предатель? — без выражения произнес Поттер, даже не прикасаясь к своей палочке. — Что они тебе обещали?

Тот понял, что настали его последние мгновения и попытался обернуться.

— Хрен тебе, — так же спокойно прокомментировал Поттер. — Сдохнешь в людском обличье. Это лучше, чем откинуться, как собаке!

Извиваясь на полу, Крис понял, что проиграл. Полностью и окончательно.

— Я избавил вас от демона!

— Не торгуйся! Ты это делал не для нас, а для себя и своей стаи. Власти захотелось?

— А почему бы и нет? — бросился во все тяжкие оборотень. Терять ему уже было нечего.

Поттер задумчиво смотрел на него.

— Министрам магии подчинялась вся магическая Британия…

— Воландеморту подчинились почти все чистокровные семьи Британии…

— Дамблдор подмял под себя почти всех противников Лорда…

— Почему я и Гермиона не можем возглавлять магическую Британию, как и они?

Крис с откровенной иронией смотрел на него.

— Потому что все они были свои! А вы — чужие!

Гарри вскинулся, как борзая, почувствовавшая след.

— Почему чужие? Мы выпускники Хогвартса!

— Хрень все это! Вы — темные маги! Темные маги, нарушившие традицию одиночества! Вы опасны не только магическому миру, но и миру маглов! Вы родили ребенка, которого боится глава вампиров, потому что ваш выродок легко уничтожит единственного дампира, который есть сейчас у вампиров, и на которого у Аро были большие планы!

— И это все?

— А, что, недостаточно?

— Достаточно! Обливиэйт Максима!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 05.01.2021, 20:17 | Сообщение # 376
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 25 часть вторая

Поттер лениво перекатывал в ладонях прибрежную гальку, которая на глазах приобретала перламутровый блеск и идеальную округлость.

— Гарри, ты что делаешь? — безнадежно выдохнула Гермиона. — Опять хочешь, чтобы маглы тут ныряли до посинения? Один в прошлый раз чуть не утонул...

— От жадности? — равнодушно поинтересовался Поттер.

— От восторга! Таких жемчужин тут и с приличной глубины не доставали, а ты разбрасываешь на мелководье...

— Маглов много... — пожал плечами Гарри. — Есть жадные, а есть и ищущие. В прошлый уик-энд одна деваха в очках размерами с блюдце каждое, замучила меня расспросами, откуда здесь мог появиться индийский жемчуг?

— И что ты ей ответил?

— Я сказал, что древнее австралийское поверье гласит, что его доставляют морские черепахи по приказу колдунов племени маори Новой Зеландии, и что это плата за то, чтобы подводные демоны не притянули их острова к континенту.

Гермиона с минуту хлопала ресницами на мужа, а потом звонко расхохоталась!

— Гарри, ну ты и засранец! Забил девушке мозги такой ерундой!

— Ну не скажи! Эта деловая особа приукрасила мой рассказ псевдонаучной хренью и продала его в какое-то солидное научно-конспирологическое издание. Его опубликовали, а ее взяли на постоянную работу! Вот так-то!

Супруга Гарри нахмурилась.

— То есть, когда я тебя прошу мне что-нибудь подсказать, ты отмахиваешься, а тут первой попавшейся вертихвостке...

— Скармливаю явную чушь! — поставил точку Поттер, швырнув магией на сотню ярдов очередную порцию жемчуга.

Гермиона нахмурилась.

— Это что было, мистер Темный маг?

— Наживку для акул разбрасываю! — с вызовом ответил Поттер. — Полезут дайверы искать жемчуг за предохранительные сетки, а тут серая четырехметровая акула — ам! И нету!

Гермиона уже прекрасно изучила своего суженного, поэтому лишь снисходительно вздохнула и улеглась на пляжный коврик.

— Робби смотрит за Люси?

— У тебя есть сомнения?

— Нет, но и не спросить я не могу.

— Понимаю, — иронически отозвался Поттер. — Все контролирую, но ни за что не отвечаю!

Гермиона неторопливо, как сытая кошка перевернулась на коврике, и одна из рубиновых бусин ее сосков предательски выглянула из-под скромного купальника.

Гарри весь подобрался и даже проглотил слюну. Он по-воровски огляделся по сторонам, а потом вспомнил, что наложил на место их отдыха мощнейшие чары, которые действовали даже на магловские средства регистрации, то есть фотоаппараты, видеокамеры, спутниковые оптические и тепловые приборы, короче — на все, что могло пролить свет на их личную жизнь и присутствие на этом континенте. Не говоря уже о взглядах самих маглов, которые видели вместо их пляжной стоянки лишь мутное марево и чувствовали желание не приближаться к нему ближе сотни ярдов.

— Смотри-ка ты, акула, — фальшиво вытаращил Поттер глаза в сторону океана.

— Где?! — вскинулась Гермиона.

И тут же ее сосок оказался сжат губами нахального провокатора.

— Ох, Гарри, какой же ты... м-м-м-м... Гарри... Соскучился?

— Угу, — Поттер вроде и ответил, и в то же время не потерял контакт с интимной частью тела супруги.

Гермиона настороженно посмотрела по сторонам, но потом вспомнила о защите, наложенной супругом, и покорно дернула за веревочку, которая держала на ее плечах верхнюю часть купальника. Нижнюю веревочку, Поттер и сам отгрызет...

* * *

— Грейнджеры сегодня придут?

— Сегодня у родителей приемный день, — напомнила Поттеру Гермиона. — Они и так все свободное время проводят с нами и Люси. Наверное, что-то чувствуют.

— Потерпи немного, — попросил Гарри, — еще рано светить твоих родителей. Зато потом их счастье будет неописуемо. Сразу вспомнить о дочери и получить в придачу очаровательную внучку!

— Очаровательную? — с сомнением возразила Гермиона, разглядывая мордашку дочери, измазанную кашей. Линки уже замучилась стирать следы с лица малышки, которая старательно размазывала кашу вокруг рта, лишь бы та не попадала ей в рот.

— Несравненную! — подтвердил Гарри.

— Ну с этим еще можно согласиться, — вздохнула Гермиона и пришла на помощь домовушке, которая уже отчаялась завершить кормление дитяти.

Гарри вдруг собрался и сел в кресле, выпрямив спину. Глаза его остекленели, лицо напряглось.

Очередное послание из магической Британии, поняла Гермиона. Она постаралась сделать вид, что ничего не замечает. Быстро и ласково преодолела сопротивление Люси, и засунув в ее ротик последнюю ложку каши, прислушалась. Сейчас должны были последовать комментарии Гарри на принесенные ему новости из далекой Британии.

Поттер молчал. Только скулы его начали жить самостоятельной жизнью. И желваки на щеках. И кровь прилившая к лицу...

Это были нехорошие признаки, но Гермиона не спешила с расспросами. По своему опыту она знала, что надо дать Гарри время на осмысление новостей, даже если информация очень неприятная. Спроси она у него сейчас, и Поттер может сорваться с места, исчезнуть во внепространственном перемещении и наделать необдуманных дел, которые, учитывая мощь темного мага, могут стать и необратимыми. Надо подождать и дать его гневу войти в конструктивной русло. Тогда он все расскажет сам, да еще и посоветуется, сверяя свои ощущения и позывы к действию с логичной и взвешенной позицией жены.

Молчание за столом нарушалось только невнятными требованиями Люси, выпустить ее, наконец, из этой надоевшей столовой. Играть хочу! Где моя киска?

Гермиона кивнула Линки и та унесла юную игрунью в ее комнату.

Гари постучал пальцами по столу.

— Кажется, началось...

Гермиона терпеливо ждала продолжения.

— Северус сообщил, что глава вампиров Аро дал поручение своему дампиру... да-да... именно ей, пробить защиту Робардса и Крокера с тем, что бы выяснить, где мы находимся. Он начал действовать первым! Ему не терпится! Мы все-таки заставили его проявить себя! Теперь посмотрим, как далеко он готов зайти!

Гермиона нахмурилась.

— Ты уверен, что все продумал, и у Аро нет в запасе какого-то сильного хода против нас?

— Наоборот! Я уверен, что есть! И теперь надо его упредить, одолеть и поставить под контроль его вампирское племя.

— У тебя глаза горят! Соскучился по войне?

— Нет, Герми, я соскучился по достойным противникам. И по некоторым отвратительным личностям, которым уже надоело быть моими шпионами...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 05.01.2021, 20:20 | Сообщение # 377
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 26 часть первая

Ренесми немного лениво улыбнулась, глядя, как красный и потный Гавейн Робардс пытается прийти в себя после того, как юная посланница Аро легко проникла в его мысли и прочитала их, как открытую книгу. Вот только последняя самая важная страница оказалась написана, фигурально выражаясь, на китайском языке.

— Так где же обосновался уважаемый сэр Поттер со своей семьей?

Робардс дернулся в кресле от повторного ментального удара и обмяк, теряя сознание. Ренесми недовольно покачала головой. Еще не хватало, чтобы после ее посещения старика нашли мертвым. Может быть его того... обратить? Могучий вампир получился бы. И кровь у него должна быть еще очень даже ничего.

"Не надо, — прошелестело в ее мозгу, — дай ему Укрепляющее и иди к Крокеру...".

— Что? Кто? — от неожиданности вырвалось у нее. Но она тут же прикусила язык.

О ее миссии знал только Аро. Он скрыл ее даже от ближайших со-лидеров клана.

" Значит, это он. Как у него получается следить за мной из Италии? Или он не в Италии, а стоит вон за тем платаном в саду старика?"

В любом случае, ей следовало слушаться главу старшего клана. Иначе Аро уничтожит клан Каленов... мать... отца... она не может этого допустить!

Склянка прижатая ко рту Робардса, наконец, опустела.

— Вам лучше?

— Ничего страшного, мисс, просто старческая немочь. Мне уже лучше. Так на чем мы остановились?

Ренесми лишь грустно усмехнулась. Ей останавливаться было нельзя...

* * *

— Она идет к тебе, Соул. Все именно так, как и предупреждал Поттер.

— Деструктор воспоминаний сработал?

— Похоже, что, да. Но он уносит массу магической энергии. Я просто выжат как лимон. При случае надаю Уизли по шее. Неужели нельзя было изобрести аппарат на другом источнике энергии?

— Зато в другом деле Уизли справился отлично. Так что не ворчи. Отдыхай. Детектор предупреждает меня, что она уже близко.

— Удачи, Соул...

* * *

— Я правильно понимаю, что пробив вашу защиту, я натолкнусь на такие же зашифрованные воспоминания, как и у мистера Робарса?

Соул был несколько обескуражен таким началом разговора с посланницей Аро, но отступать и юлить — было не в его привычке.

— Вы довольно проницательны, мисс, — сухо и коротко ответил он.

— Вы ставите меня в довольно сложное положение, — в голосе Ренесми недвусмысленно звучала угроза.

— Я понимаю, что тот, кто прислал вас к нам, будет очень недоволен, что вы провалили миссию. И тогда опасность грозит не столько вам, сколько вашему клану. Кому-то из вашего клана, — поправился в конце Крокер.

Теперь смутилась девушка. До нее начало доходить, что она участвует в спектакле, который разыгрывают два старика по сценарию... ну, конечно, Поттера!

— Вы лично играете с огнем, — Ренесми почувствовала, как растут ее клыки.

— Я уже старик, — открыто усмехнулся Соул, — бессмертием меня не испугать и не наградить. Это вам надо бояться за лю... за членов вашей семьи и клана. Тем более, что в глазах Аро они вредны и даже опасны. Как и вы, впрочем. Вы выполняете его приказы, но знаете ли вы, к чему это приведет?

— Знаю, — прошептала Ренесми.

Соул пронзительно смотрел на нее из-под косматых бровей.

— Они уничтожат Карлайла, они много кого уничтожат, но моя мать и мой отец сумеют скрыться. Мне все предсказали. Я все знаю.

— А что будет лично с вами?

— Меня тоже убьют... позже...

— Вляпалась, ты девочка по самое не могу! — в сердцах рявкнул Соул. — Ты же не мертвая, как все они!

— Среди них мой отец и моя мать. Я не могу предать их.

Соул помолчал, раздумывая.

Ренесми попыталась пробить его щит и тут же убедилась, что пробивать нечего. Мозг старика был раскрыт, как книга... но на китайском языке...

— Мне кажется, что он где-то рядом, — неуверенно произнесла она.

— Кто? — встрепенулся Соул, решив, что она говорит о Поттере, но тут же сообразил. — Этот ваш Аро? Не волнуйся. За ним присматривают, как ты уже должна была понять.

— Быть шпионом при Аро невозможно! Он прикоснется и прочтет все мысли на уровне зрительных картинок. И все ваши шифровальные приемчики не станут для него помехой.

— Ты слишком юна и плохо образована, — отмахнулся Крокер. — слушать мысли людей и вампиров — это одно. А как подслушать или подсмотреть мысли привидения? А? Или фантома? А если у этого фантома еще и эктоплазма модифицирована одним безграмотным, но гениальным магом? Хватит силенок у твоего Аро, или замучается пыль глотать?

Ренесми подняла взгляд на Крокера. Прочитав в его мозгу только искреннее сочувствие, она почувствовала, что разверзшаяся под ее ногами пропасть, сменяется некоей точкой опоры. Но получит она ее не от Крокера.

Она получит ее от Поттера.

— Здравствуй, Ренесми. Как добралась?

Девушка похолодела.

Это был голос темного мага Поттера...

* * *

— Пойду-ка я кофе заварю, что ли...

— Не утруждайся, Соул. Я привел пяток эльфов. Они и кофе принесут и твою холостяцкую конюшню отскребут от двадцатилетней грязи.

— Живут же некоторые, — пробормотал растерянно Крокер.

— И не говори, — в тон ему ответил Поттер, приглядываясь к Ренесми.

Эти ничего не значащие реплики имели одну цель — дать дампиру время подумать и подготовится к конкретному разговору.

— Вы поможете мне избавиться от Аро? — напрямик рубанула Ренесми.

— А что толку? У него со-лидеров навалом и один кровожаднее другого. Думаешь, они оставят в покое клан, который отказался от человеческой крови? Для этого им надо переродиться еще раз, а это невозможно!

— Так что же делать?

— Дегустировать!

— Что? — девушка была ошарашена.

— Кровь, — улыбнулся Поттер.

— Чью?

— Имеритогуманоида, — Гарри с видом превосходства улыбался.

— Это что за зверь? Человекоподобный зверь, лишенный разума? Если я что-то понимаю в латыни.

— Оказывается, понимаешь, Ренесми, — Гарри был несколько удивлен, но от задуманного не отступал. — Так что? Продегустируешь?

Чувствуя себя подопытным кроликом, Ренесми не нашла аргументов для отказа. Неужели Поттеру удалось вывести породу животных с человеческой кровью, или с очень близкими к ней свойствами. А как это повлияет на вампиров? Вдруг они отравятся? Или кровь безмозглого животного превратит их в беззащитных тварей, которых легко перебить?

Стоп!

Но ведь клан Каленов не превратился в свиней и оленей, кровь которых они пьют уже не одно столетие? Да и ждать такой жестокой подставы от Поттера? Как-то не верится. Хотя путь темного мага может завести куда угодно...

— Зачем вы их создали?

— Кого? — Поттер был сам невозмутимость.

— Этих... имритогавноидов... или как их там.

— Исключительно в гуманных целях. Веришь?

— Нет!

— И это правильный ответ! В гробу я видел гуманизм-онанизм. Мне нужно заставить кланы вампиров перейти на другой вид питания и ограничить их распространение в человечестве. Хватит кормить человеческой кровью созданий, которым не повезло в жизни.

— Они так не считают!

— Ренесми, хватит болтать. Робби, кубок сюда!

— Я не хочу!

— Отведай из этой чаши!

— Зачем?

— Отведай! — голос Потера достиг громоподобного звучания.

Ренесми не успела опомниться, как приняла из рук домового эльфа кубок наполненный темно-красной жидкостью. Услышала манящий запах крови и, почти не отдавая себе отчета в том, что делает, погрузила в нее свои выросшие клыки...

* * *

Ренесми проснулась на рассвете.

Во всем теле царила необычайная легкость.

Она осмотрелась по сторонам. Раздевали ко сну ее явно домовики. Никто не смог бы так аккуратно, без единой складочки разложить и повесить на вешалках ее одежду.

"А этот мир совсем не плох, — подумала девушка, — и если Поттер поможет устранить угрозу ее клану..."

Но тут перед ее мысленным взором возник коротышка Аро в своем шутовском лапсердаке времен Людовика Четырнадцатого. Он ухмыльнулся и погрозил ей крючковатым пальцем...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 05.01.2021, 20:21 | Сообщение # 378
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 26 часть вторая.

Вскоре весь клан Каленов перебрался в Австралию. Хотя добиться вида на жительство в этой стране не так просто, но волшебные слова "гражданин Соединенных штатов Америки" звучали для чиновников, как приятная музыка, подкрепленная звоном (виноват, шуршанием) банкнот и невидимым вмешательством темных магов, при необходимости, наставляющих на путь истинный излишне добросовестных клерков.

Рядом с домом Поттеров, как по волшебству вырос еще один особняк, в котором семья Каленов и разместилась.

Ренесми была счастлива, но настороженность не оставляла ее, впрочем, как и других членов клана. Еще никогда они не вступали в такое откровенное противостояние с кланом Вольтури.

И вот первая странность, хотя, если подумать, то и не странность вовсе — произошла.

Не прошло и недели, как у дома Каленов объявился Джейкоб в обращенном виде.

Ренесми беззастенчиво надрала ему пушистые уши, а потом заманила в дом, спрятала в кладовке и велела оборотню сидеть ниже травы, тише воды.

Впрочем с учетом обоняния вампиров эти уловки носили некий несерьезный и театральный характер.

— Пфуй-пфуй, что-то волчьим духом воняет! — был рефрен замечаний вампиров в то утро.

Они с иронией поглядывали на Ренесми, но высказываться более конкретно не спешили. В эти непростые времена запах оборотня можно и потерпеть, если он не враг, а союзник.

Ближе к обеду пожаловал Поттер.

— Всем привет! — махнул он Калену и всем, кто был на лужайке перед домом. — Мне тут надо одно дельце обмозговать с Джейкобом. Вы его тут ненароком не загрызли?

— Ренесми, проводи нашего уважаемого гостя. Ты лучше всех осведомлена о том, где находится твой Запечатленный, — добродушно проворчал глава клана. И насторожился.

— Я чувствую запах еще одного оборотня!

Все вампиры клана вскочили как по команде. Клыки их начали приподнимать верхние губы, готовясь к схватке.

— Вы что? Плохо позавтракали? — хладнокровно поинтересовался Поттер, демонстративно не замечая признаков враждебности вампиров.

— Что это значит? — Карлайл сделал успокаивающий жест своим членам клана. — Вы же не думаете, что сэр Поттер пришел к нам со злом.

— Понятия зла и добра весьма относительны, — перебил его Гарри с улыбкой. Улыбка была холоднее утреннего инея. — Прошу всех заняться своими делами. Ренесми, ты идешь со мной!

Категорический тон напомнил вампирам, кто в этом мире хозяин. Кого они сами признали своим хозяином, кинув перчатку кровожадному клану Вольтури...

* * *

— Итак, Крис, у тебя один выход. Сейчас мы проведем ритуал, и ты передашь свои полномочия Джейкобу.

— Но я не хоч...

— А тебя, волчара, никто и не спрашивает! — рыкнул Поттер на Джейкоба. — Ты запечатлен на Ренесми и независимо от ее мнения обязан сделать все для ее безопасности!

— А если я не согласен? — вызверился Крис.

— И тебя никто не спрашивает! Ты предатель и недостоин того доверия, которое я тебе оказал. Теперь у тебя выхода нет! Ты даже убить себя не сможешь, пока старинный ритуал превращения старшего альфы в младшую омегу не будет исполнен твоим преемником! Я тебя распну, как шкуру на подрамнике таксидермиста, если потребуется! Понял, выродок?

— А если я не смогу? — с брезгливостью и ужасом спросил Джейкоб.

Гарри легко повернул к нему за плечи Ренесми. Глаза девушки были подозрительно влажны.

— Сможешь, Джейкоб! Для нее ты все сможешь.

Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза. Потом Джейкоб нехотя кивнул.

— Теперь уходи, Ренесми. Это зрелище не для твоих глаз.

Девушка вздрогнула, потом подошла к Джейкобу, чмокнула его в щеку.

— Прости, что это из-за меня.

— Ничего, я справлюсь. Хоть это и не доставит мне удовольствия.

— Как знать, — усмехнулся Поттер.

Дверь за Ренесми закрылась. Гарри наложил на нее дополнительную защиту и обернулся к оборотням.

— Ну, а теперь обращайтесь.

Он вперил острый взгляд в желтые зрачки Криса. Тот нехотя обернулся в волчий образ. Словно придавливаемый взглядом Поттера он заскулил, пометался по тесному помещению, а потом покорно повернулся к Джейкобу задом, нагнув голову и отведя хвост в сторону.

— Великие лесные боги! — офигел парень. — Так вот в чем заключается ритуал? Какая мерзость!

— Обращайся! В обращенном виде тебе будет легче. Никогда бывший вожак, отдавшийся сопернику, не сможет претендовать на звание альфы. Ты должен это сделать. И моя магия засвидетельствует передачу власти. А о подробностях никто не узнает. Это я обещаю...

* * *

— Джейкоб стал альфой оборотней? — прямо спросил Карлайл, когда Поттер появился в саду.

— Угу, вот прямо сейчас и становится, — хладнокровно кивнул Поттер. У него было выражение лица, словно он удерживал рвотный позыв. — Великий Мерлин, каким только дерьмом не приходится заниматься!

— У Вольтури сил хватит справится с нами и без оборотней.

— С вами, но не со мной. Ведь зачем-то он провел многоходовку с Крисом? А Аро ничего не делает просто так.

Они помолчали.

— Как еда?

— В целом — очень неплохо. Особенно понравилось, что животные полнокровные и многоразовые. Но удовлетворит ли эта пища тех, кто изначально питался только человеческой кровью — этого я не знаю.

— А мнение Ренесми?

— Она не может быть экспертом в этом вопросе. Нужен кто-то древний-древний. И еще договориться с ним надо, чтобы не соврал.

— Я подумаю, — кивнул Поттер.

— Среди самих Вольтури есть такие...

— Знаю. Общался. Но у меня нет уверенности, что им хватит мудрости для отказа от человеческой крови. И отказа от своего доминирующего положения в мире вампиров.

— Они очень неглупые вампиры. И многие не хотят междоусобицы.

— Но есть и те, что готовы истреблять целые кланы только за связи с оборотнями.

— Это в основном молодняк. Сила есть — ума не надо. Вольтури сам их давит в зародыше. Ему вовсе не улыбается, чтобы кто-то из новообращенных оторвал ему голову!

Из дома показался Джейкоб.

— Заканчиваем обсуждения, — поднял руки Поттер, — поприветствуем нового главу оборотней всех стай нашего мира!

Джейкоб шел на Поттера, словно хотел его сожрать.

Гарри безмятежно улыбался.

— Я сделал это! — выплюнул оборотень.

— Я знаю, что тебе это не доставило большого удовольствия. Но и грязи на тебе нет!

— Почему?

— Потому что все это затеял я — темный маг — Гарри Поттер! Приветствую тебя — глава оборотней! Теперь тебе надо научиться ремеслу руководителя стаями оборотней. Идем со мной! Гермиона ждет тебя для первой лекции!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 05.01.2021, 20:22 | Сообщение # 379
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 27 часть первая

Пробило два часа ночи.

В один из приватных кабинетов ресторана «Рулоуз» из разных дверей одновременно шагнуло несколько фигур в плащах с накинутыми на голову капюшонами.

Первым открыл свое лицо, стоящий впереди своих спутников, Гарри Поттер. Позади него две темные фигуры водили по сторонам головами, с еще скрытыми лицами, проверяя, соблюдены ли все условия и договоренности.

Трое, прибывших из других дверей, не торопились открывать свои лица, что заставило Поттера переместить палочку из кармана в рукав мантии, разумеется, незаметно для второй стороны.

Наконец, стоящий впереди других, откинул свой капюшон.

— Доброй ночи, мистер Поттер! Надеюсь, мы обойдемся без официальных титулов и обращений?

— Никаких возражений, — согласно наклонил голову Поттер, — более того мне хотелось бы сегодня обойтись даже без фамилий, если вы не возражаете, уважаемый Маркус.

— Хорошо, Гарри, я прекрасно понимаю вас.

И действительно, если бы Поттер последовал примеру вампира и назвал бы того мистером Вольтури, то это послужило бы последнему напоминанием, что он принадлежит к старшему клану и должен подчиняться Аро, а не вступать в сепаратные переговоры с темными магами и вампирскими кланами к ним примкнувшим.

— Я думаю, что вот эти шесть кресел вокруг стола вполне подходят для того, чтобы присесть и спокойно переговорить.

Поттер сделал приглашающий жест.

Его спутники и спутники Маркуса откинули капюшоны.

Гарри сопровождал Джордж Уизли и Карлайл Кален.

Маркуса сопровождал Деметрий и какой-то незнакомый высокий пожилой вампир с пронзительным взглядом из под седых бровей.

Карлайл всмотрелся в него и, поймав вопросительный взгляд Гарри, чуть заметно пожал плечами.

Этот вампир был ему незнаком, а он знал всех в клане Вольтури.

Все расселись по обе стороны стола.

— Позвольте представить вам Абрахаса Стокера, который всю жизнь изучал вампиризм, а под конец своей человеческой жизни обратился ко мне, желая продолжить свое существование в качестве вампира. Единственным его условием было то, что после обращения он не будет принадлежать ни к одному из существующих кланов, в том числе и к клану Вольтури. Преклоняясь перед научными познаниями мистера Стокера, я пошел ему навстречу и провел обряд обращения тайно. За что в последствии чуть не поплатился головой. Но мне удалось со временем убедить своих со-лидеров, что сей муж, обладающий огромными научными познаниями, будет гораздо полезнее нам в роли независимого эксперта, чем рядового члена старшего клана.

Закончив представление, Маркус отвесил почтительный поклон своему седобородому спутнику.

Гарри никогда не слышал имени этого вампира, но тут ему в ухо суфлерски прошептал Джордж:

— Он написал роман-исследование "Дракула". Думали, что он умер от паралича почти восемьдесят лет тому назад.

Поттер выслушал подсказку и вежливо поклонился Стокеру, который немедленно вернул ему поклон, продолжая с интересом рассматривать темного мага.

— Что ж, тогда приступим? — завершил процедуру представления Маркус. — Я ознакомил нашего эксперта с вашими предложениями. В наших беседах так же участвовал малотелесный представитель магов — Северус Снейп. Уверяю вас, что обсуждение было очень серьезным, и рассматривались все аспекты ваших предложений, как в ближнесрочной, так и в долгосрочной перспективе. Я участвовал не во всех беседах, поэтому надеюсь, что сейчас сэр Абрахас Стокер озвучит, к каким окончательным выводам он пришел...

* * *

Через несколько дней стада имеритогуманоидов двинулись из замка Поттеров в разных направлениях. В основном это были небольшие стада по двадцать-тридцать голов. Стокер и Снейп сошлись во мнении, что для большинства кланов, редко раскиданных по разным континентам, этого количества "закуски" будет вполне достаточно. Тем более, что эти животные были неприхотливы и довольно быстро размножались. Заодно решили называть их для краткости просто имеритами. Сопровождали эти стада стаи оборотней, в задачу которых входило доставить животных и передать кланам. При этом им было приказано слишком близко к вампирам не приближаться, чтобы не спровоцировать столкновений с наиболее плохо информированными и удаленными кланами.

Самое большое стадо в восемьдесят голов отправилось в Италию для клана Вольтури. Это произошло, как только Поттер получил раздельные подтверждения от Маркуса и Снейпа, что Аро низложен и казнен согласно правилам и традициям королевского клана. Новым главой клана стал сам Маркус, чтобы другие со-лидеры не повернули процесс вспять.

Так же Маркус сообщил, что после того, как Аро узнал о смене альфа-вожака у оборотней и о создании имеритов, он понял, что проиграл и попытался скрыться, чтобы выиграть время, но не успел...

Снейп в своем донесении таких подробностей не сообщил, но попросил Поттера о личной встрече по важному вопросу, на которую Гарри сразу ответил согласием.

* * *

Гарри сидел в каминном зале и уже некоторое время наблюдал, как Люси гоняет по залу огромное перо эму. Без палочки. И невербально.

Это перо еще какой-то час тому назад красовалось на заду у крупной самки и имело несчастье привлечь внимание девочки. Почувствовав боль от выдернутого пера, эму разозлилась и попыталась ударить обидчицу ногой, но при этом чуть не сломала ее. Кстати, в случае, если бы она так ударила, пусть даже и взрослого магла, то все было бы слегка наоборот. Перелома ноги маглу было бы не избежать, но защитная магия ребенка сработала безотказно!

Люси только улыбнулась птице и сделала шаг вперед. Только быстрые ноги эму, способные перемещать эту крупную птицу со скоростью до тридцати миль в час, уберегли второе перо с ее зада от участи первого.

Теперь Люси забавлялась со своим трофеем, а Гарри с умилением наблюдал за ней.

Впрочем, идиллия длилась недолго. Скоро пришла мама и сделала юной дочери внушение о том, что нельзя мучить животных. Девочка насупилась, бросила перо и полезла на руки папе, обиженно сопя.

— Потатчик! — покачала головой Гермиона.

— Есть немного, — согласился Гарри и подбросил Люси в воздух.

Девочка весело взвизгнула и зависла над папой, смешно перебирая ногами.

— Акселерация, — покачал головой Гарри, — ей нет и года, а выглядит и ведет себя так, как будто ей уже три. А по уровню магии можно дать все пятнадцать!

— Все не так просто, — возразила Гермиона озабоченно, — ей всего восемь месяцев, а физическое и умственное развитие, как у ребенка в два с половиной года. Про владение магией я уже и не говорю. Дело в том, Гарри, что это мы...

— Что, мы?

— Это мы влияем на ее развитие. И не самым лучшим образом.

— Думаешь?

— Уверена!

— Тогда выкладывай, но мне кажется, что твои страхи преувеличены — Гарри уселся поудобнее и уставился на жену.

— Я была бы рада этому, Гарри, но мне кажется, что мы и впрямь выходим на путь Гаранта. И за это сомнительное удовольствие нам и нашей дочери придется очень дорого заплатить!

Гермиона выглядела сильно встревоженной.

Лицо Поттера помрачнело...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Вторник, 05.01.2021, 20:23 | Сообщение # 380
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 27 часть вторая

Гермиона походила по залу, в волнении сжимая и разжимая кулаки и, наконец, присела рядом с Гарри, положив ладонь на его запястье.

Поттер с некоторым удивлением смотрел на свою избранницу.

— Гарри, что ты знаешь о гомеостазисе магии?

— Гомео... что? — не понял Поттер. — Говори яснее, я в мудреных терминах не силен.

— Гомеостазис — это, если сказать попроще, взаимосвязанные магические процессы, которые поддерживают устойчивое состояние всего магического сообщества. Это незримая сила, которая поддерживает равновесие в магическом мире и только сверхмощное магическое воздействие может его нарушить...

— Ты можешь назвать примеры таких воздействий? — перебил ее Гарри, начиная догадываться, что Гермиона имеет ввиду.

— Например, деятельность Воландеморта. Хотя ему и не хватило мощности для нарушения магического гомеостазиса и он (гомеостазис) уничтожил его твоими руками...

— Хм. Но не смог же. А еще?

— Еще можно привести пример Дамблдора, который поставил своей целью нарушить гомеостазис магического мира Британии в пользу создания такового в Лепрохании, но был остановлен силой обстоятельств и событий, в которых мы тоже косвенно и прямо поучаствовали.

— Хм. Ну допустим. Еще?

— Салазар Слизерин, Гриндевальд... тебе мало?

— Пока не знаю. А какие методы защиты у этого гомеостазиса твоего? — с недоумением спросил Поттер. — Он же не является мыслящим существом?

— Он является системой желаний и устремлений всех совокупных мыслящих разумных существ, обладающих магией. Здесь срабатывает коллективная защита, которая, меняя отдельные предпосылки для наступления событий, вызывает к жизни только те события, которые способствуют сохранению гомеостазиса и беспощадно глушит все остальные. Так он защищается.

— Так... значит мы с тобой тоже нарушаем этот твой гомеостазис... почему же он не защищается?

Гермиона судорожно вздохнула и впилась ногтями в запястье Поттера.

— Он защищается, Гарри! В том-то и дело, что он защищается, причем все более решительно!

— Не понимаю!

— Вспомни ликантра! Сколько сил пришлось задействовать, чтобы справиться с ним?

— Но его зачаровали Основатели!

— Вот именно! Все Основатели, кроме Слизерина. Уже тогда они опасались за сохранность магического гомеостазиса. И мы не знаем, что в конце концов остановило Салазара и его планы. Знаем только, что он был могущественным темным магом и при этом не смог противостоять гомеостазису.

— Тогда в эту коллекцию можно добавить вероломство Аро и предательство Криса Грейнбека. Получается, что наибольшую опасность для магического равновесия представляют именно темные маги? Причем тогда здесь Путь Гаранта? Гарант, насколько я понимаю, должен обеспечивать безопасность этого самого гомеостазиса, а не разрушать его!

— Все зависит от вектора приложения сил, — почти прошептала Гермиона.

— А-а-а-а... — наконец, дошло до Поттера. — Ты хочешь сказать, что темный маг может направить свою мощь, как на нарушение гомеостазиса, так и на его защиту? Ну так давай разберемся, что нужно сделать для защиты гомеостазиса, может быть тогда он от нас отстанет?

— Мы уже практически и так все делаем для защиты равновесия магического мира, только коллективный магический разум не склонен нам верить.

— Почему?

— Я почти уверена, что все дело в том, что нас стало слишком много.

Гарри промолчал, раздумывая.

— Это простая арифмантика, Гарри: один темный маг — два возможных состояния и направления развития событий. Два темных мага — уже четыре. Три темных мага — уже девять! Понимаешь, Гарри? Гомеостазис не обладает разумом, но чувствует угрозу в росте численности темных магов, поэтому он будет стремится уничтожить нас, или, хотя бы сократить количество до наиболее безопасного уровня.

— То есть должен остаться кто-то один? — мрачнее тучи подытожил Поттер.

— При этом этот оставшийся должен выбрать исключительно Путь Гаранта. Иначе, идеальным решением для магического равновесия будет вариант, чтобы темных магов не осталось совсем!

— Веселенькое дело! И ты объясняешь такое быстрое развитие нашей дочери влиянием этого чертового гомеостазиса?

— Да. Причем действует он через нас.

— Каким образом?

— Скажи, тебе никогда не хотелось, чтобы Люси быстрее прошла беспомощный младенческий возраст?

— Хм. Наверное, да.

— А когда это случилось, тебе хотелось, чтобы она поскорее повзрослела и смогла сама себя защитить?

— Наверное, — призадумался Гарри и почти сразу сообразил, — у тебя тоже были такие желания? Мы сами ускорили ее развитие?

— Боюсь, что это именно так.

— А зачем это гомеостазису?

— Темного мага может убить только темный маг. Пока мы связаны заботой о дочери такая вероятность очень мала. Как только она вырастет — внутрисемейные узы ослабеют, вот тогда гомеостазис и нанесет свой главный удар. И как избежать этого, я ума не приложу.

— Откуда у тебя все эти мысли?

— У меня было время подумать и сопоставить события, пока ты воинственно носился по миру, решая текущие проблемы. Боюсь, количество этих проблем будет постоянно нарастать, чтобы отвлечь нас от главной опасности.

Гарри привлек к себе супругу и поцеловал.

— Я понял твои опасения. Теперь будем думать вместе, Герми...

* * *

...Прошло несколько лет.

Это были непросты годы. Люси росла, как на дрожжах, жадно впитывая в себя магические и немагические знания. Гермиона потратила прорву времени и сил на ее воспитание и образование.

К этому важнейшему процессу были подключены и родители Гермионы, которым, после настойчивых уговоров Поттера, она возвратила память.

Чары Гарри смягчили эмоциональный удар, который они получили, узнав, что несколько лет были лишены памяти, и теперь их дочь замужем, и у них есть внучка, которая растет не по дням, а по часам. Поттеры немедленно переселили их в свой замок.

Деятельная Гермиона подключила к воспитанию Люси новоявленных дедушку с бабушкой, которые дополнили образование внучки своими знаниями о немагическом мире и его истинных, и ложных ценностях. В меру своего понимания, разумеется.

Люси росла в любви и заботе, но по мере взросления начала осознавать свою темную сущность и умения. Настало время посвятить дочь в тайну владения темной магией.

Занялся этим Гарри. И уже очень скоро почувствовал чувство вины перед Малфоями, которым в свое время здорово доставалось на этапе его собственного обучения. Люси легко пробивала мощную защиту отца, и хоть и расстраивалась, что папе досталось, но в тайне гордилась, что она сама обладает более мощной магией, чем ее родители. Так продолжалось до тех пор, пока Люси не научилась творить свою собственную магию и перестала нуждаться в папиных занятиях и знаниях.

И тогда Поттер понял, что время пришло...

* * *

Поздно ночью Гарри вернулся в замок в сопровождении Робби и нескольких доверенных эльфов, тащивших с натугой большой полупрозрачный, мерцающий сверток. Несмотря на его прозрачность, абсолютно невозможно было понять, что находится внутри.

В ритуальном зале его ожидала взволнованная Гермиона. Перед ней на столе стоял Омут Памяти Гриндевальда, с которого, собственно, и начались их темные приключения. Крышечка его была закрыта.

— Ну, как? Удачно?

— Вполне.

Поттер забрал у эльфов их ношу и поставил на стол. Универсальным движением бровей он удалил слуг из зала.

Струящаяся мантия-невидимка соскользнула с драгоценного груза, доставленного из Хогвартса, и в лучах светильников тускло блеснул серебром близнец Омута Памяти Гриндевальда — Омут Памяти Дамблдора!



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 08.01.2021, 21:43 | Сообщение # 381
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 28 часть первая

— Ты готова? — хмуро поинтересовался Поттер.

— В общем, да, — осторожно ответила Гермиона.

— Это хорошо, — рассеянно кивнул головой Гарри, думая о чем-то другом, — давай обсудим незаконченные дела. После этого, — он кивнул на Омуты, — это сделать уже не удастся.

— Гарри!

— Все, Гермиона! Решение мы приняли и отступать некуда. Но надо почистить за собой магический мир. Мы все-таки изрядно намусорили. А чем дело закончится — мы и сами не знаем.

Девушка только вздохнула.

— Давай по порядку. Снейпу я сообщение отправил. Ждем его со Скиттер ближе к вечеру.

— У меня все готово. Арка замаскирована при входе. Они ничего не должны заметить. Ориентацию я проверила.

— Отлично. Далее. Джейкоб согласился принять Тедди в стаю, но сначала хочет убедиться, что он щенок альфы, а не омеги. Они должны встретиться сегодня до полуночи. Билла я предупредил. Он перенесет Тедди к Визжащей хижине и будет ждать, пока Джейкоб не даст свой ответ.

Гермиона лишь кивнула головой. Семья Уизли оставила в ее душе рану, которая еще саднила при упоминании.

— Теперь, о золоте лепроханов. Вчера я получил последний транш через казначейство. Все распоряжения, о его размещении, я им отдал. Все оформлено документально.

— Хорошо. Можно отпустить Нарциссу к семье. Свой обет она уже отработала, а семья ее цела и невредима, как я ей и обещала. Не очень приятная особа в общении, но это уже в прошлом.

— Так твой пресловутый фонд "Путь Гаранта" закрывается?

— Он выполнил свою задачу. Пускай теперь Лавгуд расхлебывает все дела самостоятельно.

— Но...

— Люси вмешается или поможет ей, если потребуется. А если решит, что гомеостазису это не понравится, то закроет переход навсегда. Так мы с ней договорились.

Гарри хмыкнул.

— Вмешается или поможет... ты формулируешь так, что я рад, что нас никто не слышит.

— Не забывай, что Лавгуд хочет, чтобы ее ребенок учился в Хогвартсе.

— Полукровка лепроханов и колдуньи, которую учил Дамблдор? А харя не треснет у Луны? В любом случае это будет решать Люси! — как топор палача упал ответ Поттера, и Гермиона поняла, что он ничего не забыл.

Гарри повел пальцем по пергаменту.

— Ага, вот еще. Огненная Лисичка осталась при тебе?

— Я могу подарить ее Люси...

— Не торопись. Люси и без Лисички справится с кем угодно, когда мы... освободим ей пространство темной магии. Я думал, нельзя ли приспособить эту магическую лису для защиты магического мира, упразднив все эти отделы тайн и аврорат?

— Зачем?

— Это будет еще один довод в пользу Пути Гаранта для магической общественности. Правда Крокер не обрадуется. Но он уже стар и не может тащить на себе все дрязги магов.

Гермиона нахмурилась.

— А это не слишком? Ты превращаешь магическое сообщество в стадо потребителей, которых кормят, лелеют, защищают от любых опасностей. Ты их превращаешь в домашних животных?

— А они сами этого желают, Гермиона! Сытое и спокойное существование в стаде, где никто не лучше и не хуже других. Где есть добросовестный пастух, который заботится об их кормежке и водопоях, включая огневиски. Где целью жизни становится не созидание, а безбедное и спокойное существование! И можно считать себя девочкой или мальчиком, не взирая на имеющиеся вторичные половые признаки! Где можно забыть о чести и достоинстве. Где можно просто обосраться при большом скоплении народа, не слишком беспокоясь об общественном мнении. Не это ли продемонстрировал нам твой пресловутый гомеостазис? Ведь он является отражением чаяний этого стада!

Гермиона вздохнула.

— В тебе говорит обида, Гарри.

— А благодарить мне некого и не за что! — вспылил Гарри. — Разве что тебя... за дочь и... за любовь.

— Вот видишь, — улыбнулась Гермиона, — все не так уж плохо.

— Этого, Герми, мы пока не знаем, — он кинул взгляд на Омуты, — но скоро узнаем.

— Ты сообщил Крокеру и Робардсу?

— Кривой дементор! Совсем забыл!

* * *

— Что ты думаешь обо все этом, Соул?

— Я не думаю. Я чувствую!

— И что чувствуешь?

— Что мы все в дерьме, мой уважаемый друг!

— Не понял...

Крокер прошелся по лаборатории, недовольно кривя лицо.

— Поттеры попали в ловушку, которую сами себе соорудили с нашей помощью!

— Опять не понял...

Крокер скептически уставился на него.

— Не понял — Мерлин простит!

— Ты полегче...

Соул, не слушая обиженных возгласов друга, достал из сейфа связку ключей.

— Пошли, разбираться будем.

Они какими-то кривыми и непонятными путями прошли, а местами перенеслись в совершенно незнакомое для Робардса место.

— Что это?

— Тайная комната Хогвартса. Ох, и смердит этот василиск! Тысяча фунтов змеиного мяса! Валяется тут шестой год! А перегнить не может!

— Магия?

— Фигия! Микробов тут нет для полноценного гниения. Альбус тут все простерилизовал сдуру! А может и не сдуру.

Гавейн с отвращением осматривал тайную комнату, наполненную миазмами тления гигантской рептилии. Он знал всю эту историю с мельчайшими подробностями, потому что Отдел Тайн в свое время нацепил на самонадеянного Локонса пяток Следящий артефактов, среди которых некотые были самостоятельными и отцепляемыми. Все сражение Поттера с василиском и разборки с полуожившим крестражем Воландеморта они тогда сумели отснять в отличном качестве. В назидание потомкам. А вот потом... потом началась тихая и подлая игра, которая привела к победе над Реддлом, но окунула Робардса в дерьмо более крутое, чем этот змеиный перегной.

— Пошли!

Они миновали несколько тоннелей, переходов и проходов, высеченных в каменном массиве.

— Это должно быть здесь.

Крокер ткнул ключом в сплошную скалу, которой заканчивался проход.

Скала исчезла, открыв лестницу, которая вела еще ниже.

— Ну, ты как?

— В смысле? — Робардс был удивлен.

— В смысле психологической подготовки?

— Издеваешься? Да я такое повидал, что тебе и в страшном сне не приснится!

Крокер с сомнением посмотрел на своего старого друга.

— Ты, Гавейн, видел то, что может присниться. А как ты поведешь себя, когда увидишь то, что и присниться не может? Этого я не знаю. Поэтому держись за моей спиной и палочку убери!

— Куда я ее дену?

— В жопу запихай!

Крокер двинулся вперед, а обиженный до глубины души Робардс, спрятал палочку в рукав и последовал за ним, размышляя о том, как портит бесконтрольная власть даже старых и проверенных магов...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Пятница, 08.01.2021, 21:44 | Сообщение # 382
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 28 часть вторая

— Прибыл мистер Северус Снейп с секретарем! — голосом завзятого мажордома объявил Робби.

— Проси его войти, — скучающим тоном отозвался Гарри.

На самом деле он был очень напряжен. Что сейчас произойдет? Не ошиблась ли Гермиона в своих расчетах?

— Ну, сейчас начнется, — пробормотал Гарри.

Гермиона ничего не ответила, сжавшись в кресле, но Поттеру показалось, что он слышит, как стучат ее зубы.

Несколько томительных минут они прислушивались к тому, что происходит внизу и дождались!

— Поттер!!! Ты клинический идиот! Что все это значит? Великий Мерлин! Разорви тебя горгулья!

Гневные вопли Снейпа вперемешку с изумленными женскими криками раздавались еще несколько мгновений, а потом лестница сотряслась от грохота многих ног. Нескольких.

Поттер, не теряя спокойного выражения лица, весь внутренне сжался в кресле не хуже Гермионы .

Ну ведь действительно идиотизм: превратить эктоплазму уважаемого профессора в протоплазму, пригласить его к себе и при входе пропустить гостя через Арку Смерти, поставленную в дверях задом-наперед! Точно идиотизм! Причем исполненный дуэтом. Эктоплазму преобразовывал Гарри, а Арку установила Гермиона!

Люси смеялась до слез, но подтвердила, что может получиться.

И вот теперь то, что получилось, тяжелыми шагами грохотало по лестнице изрыгая пачками проклятия, а позади него мелкой дробью сыпались шаги Риты Скиттер, под аккомпанемент невнятных ликующих междометий! Гнев профессора, похоже, изольется только на него. По привычке...

— Сейчас он меня убьет! — только и успел пробормотать Гарри.

Северус ворвался в зал через распахнутую дверь!

Глаза его метали молнии. Черные патлы разметались вокруг бледного абриса лица и ниспадали на могучие плечи... могучие плечи... мощный торс... ноги, перевитые веревками мускулов, внушительное мужское достоинство... о, боже! Снейп выглядел, как двадцатилетний атлет. И был полностью обнажен, что и неудивительно. Эктоплазма одежды Поттером не преобразовывалась. Ему это и в голову не пришло. И при активации преобразования эктоплазмы в протоплазму, которая произошла при прохождении Снейпом Арки Смерти в противоположном направлении, всю эту потустороннюю фигню, как ветром сдуло с возрожденной плоти!

А плоть была чудо как хороша! Что подтвердили восторженные взгляды и вопли Риты Скиттер, которая вбежала в зал сразу за профессором.

— Э-э-э... это тело, профессор! — пробормотал Гарри отчаянно комплексуя перед Гермионой, челюсть которой отвалилась от внешнего вида профессора и некоторых деталей его экстерьера. — Живое тело. Видимо, при преобразовании вашей эктоплазмы у меня немного фантазия разыгралась...

При этих словах Снейп, наконец, изволил заметить, что он слегка в неглиже.

Ошарашенная Гермиона пришла в себя и взмахнула палочкой в сторону Скиттер. В руках той немедленно появилась черная мантия соответствующего размера. Рита подскочила к Снейпу и накинула мантию. Потом тщательно застегнула все пуговицы сверху вниз, опустившись при этом зачем-то на колени. На лице ее то появлялась, то исчезала странная мечтательная улыбка.

Северус продолжал через ткань мантии ощупывать свою твердую грудь, кубики пресса, бицепсы, трицепсы и все до чего мог дотянуться, кроме интимных мест, разумеется.

— Северус, ты прекрасен! — обрела, наконец, дар речи Рита и бросилась целовать... руки Поттера!

— Ну, хватит, хватит, — очнулась от ступора Гермиона, отодвигая палочкой восхищенную женщину от своего мужа.

Снейп постепенно приходил в себя.

— Поттер, ну почему? Почему все связанное с вами происходит так идиотски? Я уже смирился... я уже отрешился... и я уже... опять... снова живой... так не бывает, это неправильно... Вы всех будете оживлять?

— Садитесь, мистер Снейп, выпейте вина. По ряду причин вернуть земное существование можно было только вам... Я многих бы оживил, будь это в моей власти. А некоторых не стал бы оживлять даже под страхом смерти...

Снейп дернул плечиком... пардон, плечом, но дал уговорить себя присесть за стол.

— Робби! Принеси бутылочку "Гленливета", ну и накрой стол, как следует.

Гермиона поджала губы.

— Что-то не так, Гермиона?

— То вино, а то "Гленливет"... — вздохнула Герми.

— Повод подходящий, — вдруг подтвердил Снейп, — чувствую себя новорожденным. Кстати, миссис Поттер, по здравому размышлению, я понимаю, что без вашей фантазии здесь тоже не обошлось?

— Если вы о своем внешнем виде...

— Нет! Я об Арке Смерти, которую вы умудрились вывернуть наизнанку! Поттеру такое в голову не пришло бы?

— Вы плохо знаете моего мужа, — улыбнулась Гермиона, принимая от Робби бокал с восемнадцатилетним напитком.

Северус замолчал, почувствовав тепло у себя под боком. Рита, не отдавая себе отчета, все плотнее прижималась к его боку. Снейп вдруг почувствовал воодушевление в чреслах. Великий Мерлин! Он уже забыл, как это бывает, отрезал от себя всех и вся... хм... Рита. А она довольно аппетитна и элегантна и явно симпатизирует ему.

Снейп сделал изрядный глоток. Спустя пару минут в затылок мягко стукнул алкогольный приход. Северус слегка покрутил головой. Жив. Снова жив. Несмотря ни на что — он жив. И не связан с божественной сущностью. Ему не надо произносить проповеди и демонстрировать свою уникальность, хотя Рита устроила бы это легко. Но он не разрешит ей. Он просто хочет жить.

— Чем я вам обязан, Поттеры? Скажите. Я согласен на все!

— Просто живите, — улыбнулась Гермиона. — И если потребуется помогайте советами нашей Люси.

Гарри кивнул, подтверждая слова супруги.

Снейп снова приложился к бокалу, поставил его на стол и повернулся к Рите. Глаза у нее подозрительно блестели.

— Мы пойдем?

— Можете воспользоваться нашим гостеприимством, профессор. Кабинет, спальни, все удобства. Робби и Линки проводят вас и все покажут.

Снейп поднялся и церемонно кивнул в знак согласия...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 06.02.2021, 16:19 | Сообщение # 383
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 29. Часть первая

Соул Крокер и Робардс Гавейн прошли через какую-то полупрозрачную рябь и очутились в узком длинном зале, еле-еле освещенном редкими светильниками.
— Что это? — выдохнул Робардс, вглядываясь в полутьму зала.
— Пантеон, — не слишком понятно объяснил Крокер, — нам на входе задерживаться не стоит, но надо кое в чем убедиться...
Он быстрым шагом направился вперед. Робардс следовал за ним с чувством непонятного стеснения в груди.
Неширокий проход вел между... урнами, подумал Робардс, но приглядевшись, он понял, что стоящие слева и справа от прохода сосуды очень напоминают ему...
— Вот это крендебобель! Да это же Омуты Памяти!
— Да не ори, ты! Не дай Бог, кого-нибудь разбудишь!
Соул погрозил своему другу скрюченным пальцем.
— Разбужу? — растерянно переспросил Робардс.
— Заткнись, а? — беззлобно посоветовал Крокер, остановившись перед дымчатой завесой.
Он настороженно осматривал ее некоторое время, потом пожал плечами.
— Семи смертям не бывать — одной не миновать...
— Ты о чем?
— О нас с тобой, старый доходяга! Мы пришли. Осталось сделать последний шаг.
Крокер повернулся к Робардсу. На лице его было торжественное выражение.
— Скажи мне, Робардс, ведь мы с тобой прожили достойную жизнь?
— Хм. Ну это с какой стороны посмотреть, — пожал плечами Гавейн, — а к чему такой пафос?
— В данный момент он уместен, — покивал головой Крокер, — мы сейчас с тобой у последней черты, и я в праве задать тебе этот вопрос.
Робардс оглянулся на Омуты, потом посмотрел на завесу, потом на Крокера.
— Тебе не кажется, что ты мне кое-что не объяснил?
— Извини, дружище. Но там наверху ты мне просто не поверил бы. А сейчас я готов рассказать тебе все. Все, что знаю сам.
Гавейн еще раз осмотрелся, поперхал горлом и немного севшим голосом подтвердил:
— Да, Соул, я хотел бы понимать, что происходит.
— Видишь ли, дружище... один раз за свою жизнь, при благоприятном стечении обстоятельств, или находясь перед жестокой необходимостью, маг нашего с тобой уровня познаний может проникнуть сюда с единственной целью — пополнить Пантеон.
Соул испытующе смотрел на своего друга.
— Ты хочешь сказать, в момент своей смерти?
— Я хочу сказать, в момент прощания со своим земным существованием, дружище.
Робардс еще раз оглянулся на Омуты за своей спиной.
— Кто там?
— Все.
— Кто все?
— Все. Начиная с давних предков Основателей, заканчивая мощнейшими магами последнего тысячелетия.
— Что?
— Да. Основатели тоже здесь. Причем все, включая Салазара. И Фламель здесь. И предводитель рыцарей Вальпургии. И Том Реддл. Гриндевальд. И даже Дамблдор.
— Да ты издеваешься надо мной!
— И не думаю.
— Может быть, и Мерлин с Морганой здесь? — с отчаянной издевкой спросил Робардс.
— Вполне может быть. Только так далеко еще никто из смертных не заходил, а у них, — Соул мотнул головой в сторону Омутов, — у них не спросишь...
Робардс еле устоял на ногах. Вот это пердимонокль!
— Зачем мы пришли сюда?
— А ты сам не понимаешь?
В голове Робардса всплыли беседы с Крокером за последнюю неделю, и он понял. Или подумал, что понял, что в принципе почти одно и тоже.
— Ты хочешь, что бы мы с тобой заняли место Поттеров, ликвидировав дисбаланс между этим Пантеоном и ныне живущими могучими магами? Но ведь в нас нет темной сущности?
— Нельзя всю жизнь ходить по грязи и не испачкать ног! — сурово ответил Крокер. — Мы с тобой прожили хорошие и полные событий жизни. Нам не в чем упрекнуть себя. И ничего нового мы с тобой в этой жизни уже не узнаем и не совершим. Ты же видишь, какие они? Ты же видишь, как они еще молоды и любят друг друга и свою дочь? Гавейн, скажи мне, что ты еще способен так любить, и я немедленно отправлю тебя обратно, а сам пойду дальше!
Робардс набычившись смотрел на друга. Обида, понимание и страх боролись в его душе. Впрочем не стоило гадать, какая из эмоций победит — это и так было понятно Соулу с самого начала. Потому он и взял с собой Робардса, не сомневаясь в его решении.
— Любить, любить... то же мне, романтик хренов! Я кабинет забыл закрыть, понимаешь? Хоть предупредил бы, параноик засекреченный! Давай двигай вперед своими ревматическими копытами, а уж я от тебя не отстану! Вот уж крендебобель, так крендебобель!

* * *

— И что сказал Снейп? — с грустной иронией поинтересовался Гарри.
— Снейп сказал, что мы оба идиоты, — скучным голосом ответила Гермиона.
Поттер приподнялся на локте и с надеждой уставился на нее.
— И тут же добавил, что он нас понимает, — закончила фразу Гермиона.
— Облагодетельствовал! "Отец родной", — с сарказмом выплюнул Гарри и снова уронил голову на подушку.
— Он очень переживает, Гарри! Я чувствовала его эмоции! Их невозможно подделать никакой алеоменцией!
— Почему? — почти равнодушно поинтересовался Гарри.
— Потому что алеоменция искажает события, но эмоции в мыслях исказить нельзя. Их течение не привязано жестко к мыслительному процессу. И вставить новые взамен истинных просто невозможно!
— Сообщи эти ценные сведения нашей дочери. Это очень ей пригодится после того, как мы...
Гарри оборвал себя, понимая, что сказал лишнего.
Гермиона с плачем схватила его, обняв за шею. Чуть помедлив, Поттер тоже обнял ее за плечи и привлек к себе.
— Скоро все изменится, — с натужной улыбкой сказал он. — Но пока у нас еще есть капелька времени, я тебя хочу...
Гермиона, с трудом подавив всхлип, взмахнула палочкой. Дверь в спальню захлопнулась. Пуговицы, словно осенние листья слетели с ее халатика и с рубашки Гарри. Молния его джинсов распалась на миллион мелких деталей.
— Иди ко мне, Гарри!
Поттер уже почти справился с собой, и с обычным искренним восхищением любовался обнаженным обликом своей супруги. После короткой прелюдии, когда их тела уже соединились, а Поттер включил, заложенное во всех мужчинах, чувство ритма, Гермиона беззвучно шевеля губами произнесла про себя:
— Запомни меня такой как сейчас...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 06.02.2021, 16:20 | Сообщение # 384
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 29. Часть вторая

Гермиона и Гарри, держась за руки, вошли в Ритуальный зал. Обе Чаши ждали их, приветственно распахнув свои зевы.
— Люси спит надежно? — не глядя на жену, спросил Поттер.
— Надежно, — кивнула Гермиона.
Она тоже избегала смотреть на мужа, боясь потерять решимость.
— Уверена? — не отставал Гарри.
— Она слишком могучий темный маг, чтобы замечать такие мелочи, как магловское снотворное, подмешанное в тыквенный сок.
Тыквенный сок. Тыквенный пирог. Памкинпай, мать его за ногу!
Горло у Гарри перехватило от нахлынувших воспоминаний. Но он мысленно свирепо затоптал их. Поздно пить тыквенный сок детства, когда перед тобой корячится зев, в котором ждет миледи Смерть с косой.
Он уже знал от Снейпа, что их ждет ТАМ. Но уста его были скованны тяжелой клятвой Проклятия, которой он удостоится, если проговорится о своем знании кому-то из смертных.
Существование, лишенное тела. Ну а тело не допело чуть-чуть, ну а телу недодали любви... странное дело!
Откуда это? Флюиды, проникающие через завесу и несущие знания тех, кто чувствовал приближение этой миледи с косой?
Странное дело.
— Ну что? Начнем? — с усилием сбросив ностальгию, спросил Поттер. — Ты лучше меня разбираешься в этой чертовой процедуре перемещения. Командуй!
Гермиона выпала из своих переживаний, которые плюс/минус повторяли мысли Гарри.
Задуманное надо выполнить. Другого варианта просто нет! Завтра утром Люси проснется единственным темным магом по своей магической сути во всем магическом мире. У нее будет крепкий и надежный советник — Северус Снейп. У нее будет завещание родителей, которое она не сможет нарушить, даже если бы захотела. У нее в кармане будет весь магический и немагический мир, безраздельным Гарантом которого она теперь станет.
У нее будет все.
Когда-то к ней придет любовь. Сложное и необъективное чувство! Но спорить с ним бесполезно.
Ее родители создали на века магическую установку, которая гарантирует, что она сделает правильный выбор и ее избранник будет достоин ее. И в этом родительском заклятии нет ни капли насилия над ее свободой воли! Магические силы, вложенные в заклятие таковы, что пусть ее избранник окажется хоть сутенером из Лютного переулка, даже в этом случае он неминуемо реально превратится в мужчину ее идеала со всеми достойными моральными принципами, даже не заметив этого, и забыв про свои прошлые "подвиги".
У них было необходимое время чтобы обдумать все, что только можно, и они сделали все возможное и даже невозможное для своего ребенка, которого им предстояло оставить...
Гермиона невообразимым усилием воли привела свои мысли в порядок.
— Садимся, Гарри. Каждый перед своим Омутом. Заклятие Перемещения невербальное. Если не помнишь его — возьми этот листок.
— Не нужно. Помню. — мрачно отозвался Гарри, усаживаясь перед Омутом Гриндевальда.
Гермиона расположилась напротив него с Омутом Дамблдора.
Они встретились взглядами.
Гарри мгновенно вспотел от осознания ужаса того, что они задумали. Добровольная смерть! Самоубийство ради жизни своей дочери, которая по умственному развитию уже почти сравнялась с родителями, по магическому — превзошла, а по физическому развитию похожа на первокурсника Хогвартса!
Сколько мыслей и животных эмоций было задавлено, пока они готовили все это! Сколько слез пролила Гермиона и сколько изгрызенных подушек со следами зубов спрятали и уничтожили объятые ужасом эльфы! Сколько Гарри и Герми уговаривали друг друга и сами себя! Это превратилось в ежедневную пытку, и им уже казалось, что лучше ужасный конец, чем ужас без конца!
И вот они сидят перед зевами Омутов, готовых поглотить темных магов, вторгнувшихся в магический мир без разрешения. И плоть бунтует против своей безвременной смерти. Подумать только! Им еще всего лишь двадцать лет! Плоть бунтует... но разум требует смирения и покорности. И ничего с этим поделать нельзя.
Даже Снейп, уж на что крепкий орешек, и тот отказался провожать их в последний путь. Сказал, что ценит их приглашение, но хочет оставить себе хоть немного разума, уцелевшего после двух некротических преобразований.
Гермиона, с трудом преодолев спазм в горле, тихо предложила:
— Начинаем?
Гарри молча кивнул.
Немного помедлив, они склонились над своими Омутами Памяти. Их губы почти синхронно шевелились, повторяя про себя заклятие Перемещения. Оно было длинным, и дымка начала окутывать их тела еще задолго до окончания. Она становилась все гуще и плотнее. Из нее показались дымчатые струи, который начали оплетать Гарри и Гермиону, как паутиной. Заклинание заканчивалось, и паутина становилась все плотнее, закрывая их друг от друга. Осталась последняя фраза заклинания. Ее нужно было произнести вслух.
Гарри, с трудом рассмотрев в дымчатых струях силуэт и черты родного лица Гермионы, кивнул ей и они синхронно завершили заклинание Перемещения:
— Сигиллум Тенебрис!
Мощная вспышка света ослепила бы любого наблюдателя. Но таковых не было.
В Ритуальном зале напротив друг друга сиротливо стояли два пустых кресла. Гарри и Гермиона, а так же Омуты Памяти бесследно исчезли...



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 06.02.2021, 16:21 | Сообщение # 385
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 30. Часть первая

Мелкая волна набегала на песчаный берег и еле слышно шурша убиралась восвояси, чтобы уступить место следующей.
Весь песок состоял из измельченного ракушечника или чего-то подобного. Мелкие острые песчинки чувствительно впивались в щеку. Пришлось слегка приподнять голову, чтобы смахнуть их. И в этот момент Гермиона вынырнула от того сумеречного состояния, в котором находилась неизвестно сколько времени... может целую вечность, а может быть несколько мгновений. Она завозилась на песке и села, жмурясь от яркого солнца.
Девушка с некоторым недоверием оглядела свое обнаженное тело, стряхнула песчинки с груди и с боков... и окончательно очнулась.
— Где это я?
Звук собственного голоса показался ей незнакомым. Чтобы увеличить сектор обзора и разобраться, где она находится, девушка неуверенными движениями встала на четвереньки, разглядывая раскинувшийся перед ней ландшафт.
— Я буду лепить с тебя Задумчивость! — раздался позади нее знакомый голос. Он был слегка хрипловат, но звучал явно насмешливо, и, спустя мгновение, она сообразила почему. Вне всякого сомнения бесстыжий Поттер в этот момент любовался ее неприкрытой задницей.
— Гарри! Бесстыжая морда!
Гермиона повернулась к насмешнику, вновь усадив свою любимую попочку на колкий песочек.
— Зачем так грубо? Твоя поза была весьма красноречива и буквально кричала:
"Куда это меня занесло?!"
— Хм. Ну ладно. Насчет морды я погорячилась. Скажем, бессовестная физиономия.
— А зачем мне совесть в раю? Или это какое-нибудь чистилище?
Странная и пугающая действительность немедленно заставила забыть ее о возмущении нескромностью Гарри.
— Как ты думаешь, где мы?
— Пойдем посмотрим, — пожал плечами Поттер, поднялся с песка, подошел к супруге и протянул ей руку. Они встали и рука об руку двинулись по широкой песчаной полосе, окаймленной с одной стороны морем, а с другой деревьями и кустами. Берег был полностью безлюден и более того даже не было признаков, что люди здесь когда либо были. Песок немного скрипел под ногами, ласково шуршало море, на деревьях с огромными листьями перекликались какие-то птицы. Было в этом что-то от существования Адама и Евы до грехопадения.
По прибрежной полосе воды катились мелкие волны, но в отдалении было видно, как бесшумно рушатся огромные валы, взметая в воздух фонтаны водяных брызг.
— Странный прибой. Отмель шириной с четверть мили, — заметил Гарри, — и берега странно загибаются, словно мы находимся на каком-то плавном выступе.
— Что-то мне это напоминает, — пробормотала Гермиона, озираясь по сторонам.
— Я ожидал увидеть что-то вроде вокзала, как в прошлый раз.
— Кинг-кросс? Я помню твой рассказ, но думала, что это просто твои видения, а не реальность.
— Почему мои видения не могут быть реальностью? — подражая Дамблдору, съязвил Поттер. — По ощущениям все как в прошлый раз. Только место действия изменилось.
Гермиона остановилась.
— Что именно, как в прошлый раз?
— Ну... ощущаю свое тело, как живое... холодно там было, а здесь жарко, значит чувствую... что еще... звуки, зрение, руки чувствуют прикосновение.
— Э! Знаю я твои прикосновения. Ты руки свои подальше убери. И вообще, нам одеться не помешало бы, только не во что.
Поттер убрал ладонь с задней поверхности бедра девушки и несколько смущенно признался:
— Еще кое-что чувствую, но в прошлый раз этого не было...
Гермиона непонимающе уставилась ему в лицо, потом ее взгляд скользнул по груди, животу и ниже...
— Маньяк! — с чувством высказалась она, и тут же рассмеялась. — Было бы странно, если бы такая же реакция у тебя была на директора или Воландеморта!
— Хорошо, что ты не считаешь странным, что у меня вполне себе мужская реакция на тебя в этом твоем очаровательном костюмчике из натуральной кожи!
Гермиона хотела как следует шлепнуть нахала, но тот увернулся и побежал по песку к воде. Гермиона преследовала его, пока не загнала парня в воду.
— Пошли купаться? — остановился по колено в воде Поттер, оборачиваясь к ней.
Девушка потрогала воду ногой. Очень теплая.
Через минуту они беззаботно плескались в прозрачной морской воде. В какой-то момент Гарри исхитрился и заключил Гермиону в объятия.
— И что вы мне желаете сказать, мистер покойник? — Гермиона развлекалась и выглядела соблазнительно, как никогда.
— Я желаю сказать, что мы не пробовали только в двух местах. В библиотеке и на том свете! До библиотеки мы уже не доберемся, а вот тот самый свет вокруг нас. Не хочу упускать такой случай!
И Гарри впился поцелуем в соленые от морской воды губы Гермионы. Она протестующе дернулась, но тут же расслабилась, растворяясь в нежности супруга...

* * *

— Крокер и Робардс успели занять Омуты Памяти раньше твоих родителей, Люси.
Девушка повернулась к Снейпу. Ее заплаканные глаза сверкнули надеждой. Она вплотную подошла к зельевару.
— Рассказывай!
— Омуты Памяти стоят в Пантеоне и никогда не покидают его. Магам являются лишь их магические отражения, выглядящие вполне убедительно и достоверно.
— Даже темным магам?
— Даже темным. Когда твои родители проводили обряд Перемещения в Омуты, те уже были заняты Соулом Крокером и Гавейном Робардсом. Они нашли в них свое упокоение. Это их решение, о котором я знал, но никому не сказал.
— Но я чувствую, что осталась единственным темным магом во всем мире! Это значит, что мои мама и папа не в Пантеоне, но все равно за завесой? И где... — она запнулась, но твердо договорила. — Где их тела? Я должна достойно похоронить их!
— У тебя глаза отца, Люси, — у зельевара язык не повернулся упомянуть Лили.
Он достал и протянул девушке платок.
— Как повела в этом случае магия Омутов, мне неизвестно. Я надеялся, что она просто не пустит их в свой зев. Но этого не произошло.
— Не понимаю, — Люси подняла проницательный взгляд на Снейпа. — А какой смысл тогда в этом ритуале? Если бы твоя затея удалась, то в магическом мире осталось бы три темных мага. Не понимаю, — вновь повторила девушка, уже откровенно пытаясь проникнуть в мысли зельевара.
У нее это не получилось. Защита изощренного легилимента справилась с нападением юной темной волшебницы. Северус Снейп улыбнулся.
— Тебе предстоит разгадать эту загадку самостоятельно, Люси, потому что меня ждут неотложные дела.
— Какие?
— Надо же найти тела твоих родителей, ты сама сказала.
Зельевар коротко поклонился и вышел из зала.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 06.02.2021, 16:22 | Сообщение # 386
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Глава 30. Часть вторая

После купания вперемешку с озорством и любовными утехами пара обитателей местного рая решила укрыться от полуденного зноя под деревьями. Они расположились в тени и Гермиона нацелилась подремать, но Поттер вдруг пощупал свой живот и нерешительно заявил:
— Весьма странно для потустороннего мира, но мне есть хочется.
Гермиона полусонно пробормотала:
— Ну всем известно, что в раю вкушают райские плоды и пьют этот... как его... нектар!
— А потом что делают? — мрачно спросил Поттер. — По божественному писают и по-ангельски какают?
— Фу, проза! Просто создается ощущение, что праведник вкушает, испытывая наслаждение, но реального физиологического процесса не происходит.
Тут в животе у Поттера заурчало.
— Ага. Я и говорю. Вкушают и пьют, а потом для достоверности ощущений делают тоже самое со знаком минус.
Гермиона смотрела на Поттера с неудовольствием, но потом прислушалась к себе и заявила:
— Мне надо отойти. Я недолго.
— Куда это ты?
Девушка выразительно постучала себя кулачком по лбу и выпалила, скрываясь в кустах:
— Минус попить!
И Поттер долго и радостно хохотал.
Вернулась Гермиона довольно скоро и вид имела несколько обескураженный:
— Гарри! — растолкала она задремавшего парня. — Я оцарапала руку!
— Ну и что?
— Ничего. Только кровь течет.
— Ох, блин! — сон слетел с Поттера. — Покажи!
Кровь они остановили, но окончательно призадумались...

* * *

Немного поразмыслив и придя к заключению, что место, в которое они попали, это все-таки не рай, а сами они не покойники, Поттеры побрели вглубь чащи.
Впрочем, чащи, как таковой, не оказалось. Сквозь кусты и деревья блеснула вода, и они вышли на пляж, который был как две капли воды похож на тот, что остался позади, но берега его загибались не наружу, а вовнутрь.
— Это атолл! — догадалась девушка. — Остров, построенный кораллами. Он выглядит как незамкнутое или замкнутое кольцо. Очнулись мы на его внешней стороне, а сейчас пришли на внутреннюю.
— Значит перед нами лагуна, — глубокомысленно покивал Гарри, — а рай пока отменяется. Но где же жители этого атолла?
— Этот атолл очень маленький. Он не может прокормить много людей. Вероятно, они посещают его время от времени...
— Чтобы сожрать своих пленников! — кровожадно добавил Поттер.
— Ты все-таки смотрел магловские фильмы, — утверждающе заметила Гермиона.
— Ага. Через дырочку в обшивке чулана, которую проковырял гвоздем, — подтвердил Поттер.
— Тогда ты должен знать, что пропитание добыть здесь можно, но не очень просто. А вот с водой тут дела плохи.
Они побрели вдоль берега, приглядываясь к деревьям.
— Тебе не кажется, что вот те плоды похожи на бананы?
— А почему они зеленые?
— Там есть и желтые, но повыше. Вопрос, как туда забраться?
— Гермиона, если мы живые, то можем пользоваться магией!
— Я уже пробовала. Не получается. Но ты попробуй. Вдруг твоя магия работает?
Гарри прицелился руками в вожделенные плоды.
— Акцио, бананы!
Плоды даже не шелохнулись.
— Придется лезть.
— Гарри, слишком высоко. Убьешься.
Поттер подошел к дереву, примерился, потом обошел его кругом, подергал за чешуйчатый ствол, почесал в затылке:
— Попробовать можно!
Он ухватился за ствол и шипя от боли полез наверх. Ствол нещадно царапал руки, ноги и живот. Добравшись до плодов, Гарри отломал несколько зеленых гроздей, которые тут же полетели вниз, и в образовавшуюся щель забрался в развилку на вершине.
— Да! Тут есть и желтые, но растут почему-то вверх. Сейчас скину!
Гарри ломал и кидал бананы не менее получаса. За это время он, кажется, заодно немного подкрепился.
— Зачем ты кидаешь кроме желтых бананов и зеленые?
— Ты что думаешь, что я каждый день буду царапать брюхо об этого дикорастущего ежика? Пока желтые съедим — зеленые дозреют!
Гермиона отломила один из бананов, сняла кожуру, сразу с наслаждением откусила почти треть и чуть не подавилась. Изо рта у нее посыпались треугольные твердые семена вперемешку с мякотью. С трудом отплевавшись она с удивлением рассматривала мякоть банана, полную черных семян.
— Кидай побольше! — крикнула она Поттеру. — Тут есть почти нечего. Бананы какие-то неправильные. Дикорастущие.
— Знаю, я попробовал уже эти дикие бананы — отозвался Гарри, отламывая и скидывая вниз гроздь весом фунтов на сто.
Спуск с бананового дерева был еще более драматичным, чем подъем. Гарри, тихо шипя и громко матерясь, сползал с высоты десяти ярдов, проклиная бананы всеми проклятиями, какие только приходили на ум.
По завершении спуска Гермиона повела ободранного супруга на берег и долго обмывала его ссадины водой из лагуны. Вода в ней была не такая соленая, как внешняя морская, но для питья все равно не годилась.
Потом они сели перекусить и накидали вокруг себя массу банановых семечек, пока утоляли голод и жажду. Солнце уже клонилось к закату. А сумерки в тропиках короткие...
— Думать будем или сейчас лень?
— Пока ты там с бананами боролся у меня было время подумать, — кивнула Гермиона.
— Слушаю, — откинулся Поттер уцелевшей спиной на подстилку из переплетенных листьев, которую они соорудили, чтобы не сидеть на песке.
— Пока все очень плохо, — начала Гермиона, — и непонятно, как нам выйти из этой ситуации. Перемещение в Омуты не удалось. Мы остались живы, но наша магия заблокирована. Неизвестно, примет ли гомеостазис это за то, что лишние темные маги исчезли, или для него все осталось по-прежнему. Если второе, то нашей Люси грозит опасность, — тут голос Гермионы дрогнул, а Поттер свирепо засопел.
— Что именно произошло, и почему нас не допустили в Пантеон — этого мы сейчас не узнаем. Магия нам служить отказалась. Где мы находимся — никто из наших знать не может. Это не аппарация, и ее след не отследишь.
— Ты уверена в этом?
— У меня не было привычных ощущений аппарации или порт-ключа. А у тебя?
— И у меня не было, — недовольно кивнул Гарри, — как будто дубиной по затылку и больше никаких воспоминаний. Очнулся уже здесь раньше тебя на пару минут.
— Остается сделать выводы. Рассчитывать мы можем только на появление маглов. Надо добраться до их средств связи и как-то дать знать о нашем местонахождении магическому миру. Это тоже небезопасно, но другого варианта я просто не вижу.
— М-да, хреново дело. На одних бананчиках долго не протянем.
— Не в бананах дело. Это же атолл, а они почти все на экваторе или недалеко от него. Кораллы в холодной воде не живут. Тут есть и кокосовые орехи, которые могут утолить жажду. Есть и плоды манго. Можно сплести примитивную сеть и ловить рыбу, собирать ракушки. Правда с огнем беда, но приспособимся как-нибудь.
— Значит, ракушки промышлять будем...ага... — мрачно кивнул Гарри, — с манго пополам. Деликатес, наверное... кривой дементор!!!
Пока он слушал логичные и мрачные прогнозы и предположения супруги в душе его зажегся непокорный огонек, который разгорался, разгорался... и, наконец, полыхнул во всю мощь!
Он вскочил с примитивной циновки. Уже смеркалось, и в полумраке глаза Поттера вдруг полыхнули багрянцем.
— О, Гарри! — только выдохнула потрясенная Гермиона.
— Мне нужно... мне нужно... я знаю, что мне нужно!
Гарри вдруг ринулся к кустам, наугад хватаясь обеими руками за ветки. Он перебирал их поспешно, что-то бормоча себе под нос и перебегая от одного куста к другому. Гермиона смотрела на него, не понимая, что происходит.
Вдруг одна из веток выстрелила снопом разноцветных искр! Поттер тут же отломал ее. Обломок засветился в его руке.
— Люмос Максима! — рявкнул Гарри.
Яркий шар вырвался из его палочки и завис над атоллом, заливая все вокруг светом на сотни ярдов.
— Гарри! — отчаянно крикнула Гермиона. — Гомеостазис!
— Не бойся, Герми! Гомеостазису наплевать на эту магию, потому что она не темная. Она светлая! Она требует посредника, и я нашел его! Этот обломок ветки, конечно, не волшебная палочка, но мне давным-давно сказали, что такой маг как я, может использовать вместо палочки даже ножку от табуретки!
— Что же это получается? Что же это получается? — бормотала Гермиона, любуясь рукотворным светилом. — Получается, что Омуты забрали у нас темную магическую сущность и забросили сюда, чтобы мы в критической ситуации вернули себе контроль над светлой магией?!
Она подхватилась и зашарила по кустам не хуже Гарри. Поиски ее были немного длиннее, но нашлась, наконец, ветка, которая порадовала ее искрами, а потом и вполне приличным Акцио. Даже пришлось уворачиваться от довольно увесистой грозди бананов.
— Гарри — это же просто чудесно! Мы живы, мы снова светлые маги и у нас еще много-много всего впереди! И дочь наша не останется сиротой!
Поттер подхватил супругу на руки и закружил ее, раскидывая ногами колючий песок кораллового рифа!

* * *

Северус Снейп сидел в напряженной позе и медленно крутил перед собой огромный глобус. Он почти сутки сидел тут и без устали искал и ждал. Ждал и искал. Наконец, в Тихом океане почти на экваторе сверкнула перламутровая точка.
— Наконец-то! — хищно вскрикнул профессор и схватился за Сквозное зеркало. — Флагманский галеон «Сан Матео»! Вызываю капитана-генерала маркиза Санта-Круз!
— Слушаю вас, Дон Снейп!
— Они нашлись! Передаю координаты...
И уже вытирая со лба пот, профессор зельварения Северус Снейп услышал из Сквозного зеркала: "Поднять паруса! Полный вперед! И, тысяча чертей, мы должны быть на месте к утру! Живее, псы помойные!"



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Суббота, 06.02.2021, 16:22 | Сообщение # 387
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1552
« 532 »
Эпилог
Утро девятнадцатого сентября две тысячи четвертого года в замке Поттеров выдалось хлопотным. Правда не для всех. Больше всего суетились эльфы из прислуги замка и "иголки" гвардии. Проверялось убранство замка и завершалась подготовка к торжественному параду в честь дня рождения ее высочества Гермионы Джин Поттер — супруги его высочества Принца эльфов и по совместительству Повелителя магической Британии сэра Гарри Джеймса Поттера.
— Прием еще не начался, а я уже устала, — недовольно заметила Гермиона, отходя от зеркала, — зачем ты все это затеял?
— Ноблесс оближ! Положение обязывает, милая моя! Магическое сообщество иногда должно видеть и слышать своих предводителей.
— Ну и выступал бы в своей правительственной резиденции перед магическим миром. Мой день рождения тут причем?
— Ну, потерпи, солнышко! Всего полтора часа приема и все, а свои соберутся к вечеру. Люси обещалась быть, — пустил Поттер в ход тяжелую артиллерию.
— Это приятная весть. А то она уже полгода не показывается. Все стережет покой магического мира.
Гарри меж тем внимательно посмотрел на супругу и нерешительно произнес:
— Что-то ты последнее время стала часто уставать, Герми. К чему бы это? Неужели это то, что я думаю?
— Наконец-то догадался, — снисходительно усмехнулась Гермиона.
— Кажется, я начал что-то замечать после нашего возвращения с Тибета. Но думал, что у тебя это акклиматизация. Ну, не тяни!
— Надо было бы тебя немного помучить за недогадливость, но в честь моего дня рождения считай, что тебе повезло!
Гарри сделал шаг к супруге.
— Никаких тасканий на руках! Уже нельзя. — быстро предупредила его Гермиона, отступив на два шага. — Если все пойдет нормально к весне получишь сына!
Поттер, глядя на супругу восхищенным взглядом, протянул руку с палочкой к двери своего кабинета.
— Акцио!
Большая сафьяновая коробка немедленно влетела в зал и повисла перед ним.
— Надеюсь, тебе понравится.
Сверкающая диадема разбросала искры света по всему залу.
— Это же... — растерялась Гермиона. — Это копия диадемы Ровены Райвенкло?
— Ну как сказать, копия... бриллианты подлинные. Гоблины мне их вернули, когда узнали, что я выбираю подарок для тебя. А оправу восстановили по эскизам, которые раскопал Северус в Хогвартсе. Так что это и копия, и не копия. Примерь...

* * *

После утомительного приема чета Поттеров уединилась в одной из гостиных, предоставив эльфам возможность подготовить все для вечерних посиделок.
— Ну как ты?
— Да ничего. Надоедает эта постоянная лесть и уверения в преданности. Перси просто надоел, а уж наместник твой — Люциус — откровенно утомил. Врут они все!
— Кто-то врет, а кто-то и нет. Когда магам удается пробиться в ближний круг к властителю, то единственное, что у них остается — это желание удержаться в этом круге любой ценой.
— И Снейп такой?
— Нет, конечно, и ты это прекрасно знаешь, поэтому не язви. Исключения только подтверждают правило, — нарочито наставительно изрек Поттер и чмокнул супругу в носик.
— Прекрати, щекотно! Я так и не поняла, зачем ты назначил его директором Хогвартса.
— Макгонагал ушла на покой...
— Но почему именно его?
— Мне показалось, что он сам этого хочет. У него слишком деятельная натура, чтобы сидеть в душном кабинете и писать научные труды.
— Но он их пишет!
— Может быть, именно потому, что не сидит в кабинете.
— И Рита в "Пророке" постоянно на него наезжает. А после того, как я сняла с нее Непреложный обет, мне ее и не приструнить.
— Не обращай внимания, — отмахнулся Гарри, — милые бранятся — только тешатся.
— Ничего себе "только тешатся". Иногда просто пух и перья летят! И после ее статей Снейп целый день на вызовы Сквозного зеркала не отвечает!
— Это потому, что после таких ссор они уединяются в Хогсмите, чтобы, так сказать, помириться, — невозмутимо парировал Поттер.
— И все то ты знаешь, сэр Гарри Поттер!
— Это любовь! — тоном Дамблдора изрек Поттер, и Гермиона невольно рассмеялась.
— При такой любви никакой ненависти не надо. Впрочем, противоположности сходятся.
Они помолчали.
— Ну раз ты такой всезнающий, то расскажи мне, какие новости у Луны.
Гарри почесал затылок.
— Хм. Есть одна новость. Луна направила в Хогвартс письмо с просьбой включить в список абитуриентов некоего Тима Лавгуда пяти лет от роду.
— Блин, и это он знает! Не говори пока об этом никому. Луна собиралась рассказать об этом сегодня вечером.
— Это еще не все. В списке абитуриентов этот самый Тим красуется теперь рядом со Скорпиусом Малфоем!
— Ну это тебе мог только Снейп рассказать!
Гарри лишь пожал плечами. Кто же еще?
— А ты знаешь, что Ренесми сегодня не будет? — спросила Гермиона.
— Почему?
— На обследование ее отправили. Высоколобые решают, можно ей рожать или нельзя. Даже Снейпа приглашали на консилиум, но тот отговорился, что не обладает необходимыми познаниями. Как ты думаешь, почему он отказался?
— Не хочет плодить новых монстров, я полагаю.
— Вот и я так поняла. Гибрид дампира с оборотнем, это почище ликантра может получиться. Люси тоже против и внимательно следит за этим делом.
Они еще немного помолчали, и Гарри начало казаться, что Гермиона задремала, но она вдруг подняла голову с его плеча и спросила:
— Вот уже сколько лет мы с тобой перестали быть темными, а нас по-прежнему боятся. Особенно тебя. Почему?
— Это все благодаря тебе, Герми.
Гарри улыбнулся, пошевелил освободившимся плечом и извлек из нарукавного кармана самый могучий артефакт современности — Бузинную палочку!




Конец. 20.01.2021 г.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » В качестве подарка (ГП/ГГ, AU, ООС, макси, закончен)
  • Страница 13 из 13
  • «
  • 1
  • 2
  • 11
  • 12
  • 13
Поиск: