Армия Запретного леса

Вторник, 20.11.2018, 01:59
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 9
  • 10
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Диалог – третья часть « Брошь Медеи»(Закончен) (миди-макси, скорее джен)
Диалог – третья часть « Брошь Медеи»(Закончен)
ZashedshiyДата: Понедельник, 17.03.2014, 14:02 | Сообщение # 31
Посвященный
Сообщений: 35
« 9 »
Цитата вергилий ()
меня удивила легкость этого действия в главе
А когда деревянный стол в живую свинью превращают, вас не удивляет лёгкость действия? Ведь свинья как организм с кучей составляющий его механизмов на порядки сложнее той же автомашины.
 
ursula-kovalskiДата: Пятница, 21.03.2014, 16:36 | Сообщение # 32
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
Дорогой Автор, после того, как прочитала Ваши слова о том, что дописываете Брошь Медеи, побежала читать вкусняшку. А тут - сюрприз! Перед "БМ" есть две законченные части. Огромная благодарность за Ваш труд. Так как мышление у меня ассоциативное, для лёгкости восприятия литературу сравниваю с изобразительным искусством. Ваши работы напоминают акварель - лёгкие, чистые, светлые. Рада, что Вы есть. Спасибо.
 
BelyiVolkДата: Пятница, 28.03.2014, 12:30 | Сообщение # 33
Посвященный
Сообщений: 30
« 2 »
хорошо! продолжай!
 
smertДата: Пятница, 28.03.2014, 20:22 | Сообщение # 34
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
спасибо за проду!
 
матросДата: Пятница, 28.03.2014, 21:03 | Сообщение # 35
Демон теней
Сообщений: 253
« 20 »
спасибо за проду)))


Вы кто? - Добрая фея! - А почему с топором?! - Настроение что-то не очень...
 
umnik778901Дата: Вторник, 01.04.2014, 02:27 | Сообщение # 36
Посвященный
Сообщений: 35
« 1 »
захватывающе-интересно=))
 
ШелезардДата: Среда, 09.04.2014, 14:46 | Сообщение # 37
Посвященный
Сообщений: 30
« 0 »
Ждем продолжения!)
 
EylinДата: Четверг, 10.04.2014, 20:05 | Сообщение # 38
Leka-splushka
Сообщений: 1207
« 1207 »
Ждем с нетерпением happy


— Ты убивал магов? — помолчав, спросила девушка.
— Да.
— И как?
— Чуть сложнее, чем обычных людей. Но проще, чем черных морян.(с)

Я на «Книге фанфиков»
 
turpotaДата: Суббота, 12.04.2014, 13:11 | Сообщение # 39
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Отлично автор ! Но я предлагаю:

1) бросить Рона акромантулам - пусть его сожрут - более ни на что эта свинья не годится.

2) директора пусть накажет магия - не достоин он быть магом.

3) ставшего магглом директора отправить в бордель для геев - там ему самое место !

4) пусть обнаружатся незаконно сваренные зелья свиноматки - Уизли и ее посадят в азкабан.

5) пусть за незаконно зачарованный авто - "патриарха"- Уизли посадят рядом с женой.

6) пусть близнецы-из ларца-Уизли ответят за многократную кражу школьных ингредиентов и незаконные экспер-ты над учениками.

7) прошу вас не дайте няшке Флер выйти за рыжее ничтожество Билла ( да да я знаю , что он раз-ель прок-ий , но все равно не достоин такой красавицы) - за одно это мамашу Ро саму надо посадить а азкабан, жаль что это невозможно.

8) отдайте Джинни в бордель - имхо : ей там понравится.

9) выгоните Снейпа из школы - ему там делать нечего.



Цель оправдывает средства.

************************



Сообщение отредактировал turpota - Суббота, 12.04.2014, 13:12
 
turpotaДата: Суббота, 12.04.2014, 13:40 | Сообщение # 40
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Что-то слабо верится , что колдомедик не смогла определить причину болезни Дамби, когда он метался в бреду.

Даже если все было так , то "три старушки под окном" во главе с Августой должны были насторожиться. butcher



Цель оправдывает средства.

************************

 
turpotaДата: Суббота, 12.04.2014, 20:23 | Сообщение # 41
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Цитата kraa ()
Фикрайтерство не ахти какая литература
- я с вами не согласен - помните какой ажиотаж начался, как много продавалась канонная книга Ро, когда только вышла в свет , а ведь это дерьмовая детская книжка с хорошей идеей для сюжета , но фикрайтеры имеют американский талант : делать из говна конфетку.

Поэтому не надо умалять труд фикрайтеров - канон я до конца не осилил , только все серии фильма смотрел.

Тем более вы тоже относитесь к вышеозначенным "мастерам трансфигурации". biggrin



Цель оправдывает средства.

************************

 
NafigatorДата: Воскресенье, 13.04.2014, 04:14 | Сообщение # 42
Снайпер
Сообщений: 107
« 26 »
Цитата kraa ()
Насчет Поппи Помфри надо припомнить вам, что она не колдомедик, а [ колдоведьма ] - что-то сродни медсестры.


колдоведьма - это масло масляное. И к медицине никакого отношения не имеет.

А проду ждем. Да.
 
PPh3Дата: Вторник, 15.04.2014, 13:14 | Сообщение # 43
Высший друид
Сообщений: 786
« 211 »
kraa, большое спасибо за новую главу ))

Пока непонятно, что делали Гарри и Гермиона с Каркаровым, но эпизоды с Медеей - просто блеск! Мне показалось, они получились пока лучше всего в 3-й части.
 
PPh3Дата: Вторник, 15.04.2014, 14:12 | Сообщение # 44
Высший друид
Сообщений: 786
« 211 »
Кстати, судя по названии фика, брошь должна всплыть где-то в мире Поттерианы. Как варианты, она может оказаться у Дамби, благодаря чему было обеспечено его восхождение, а потом ее украли. Либо уже у Малфоя (который всегда и везде выкручивается), либо у Поттера (ибо пацан в каноне выживал чисто за счет везения).
 
smertДата: Среда, 23.04.2014, 23:10 | Сообщение # 45
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
отлично! спасибо за проду !
 
СплюшкаДата: Четверг, 24.04.2014, 02:37 | Сообщение # 46
Химера
Сообщений: 668
« 303 »
Цитата kraa ()
я не слышу нравится ли история людям или они просто читают и уходят.

Что касается меня, то я читаю, перечитываю, радуюсь и жду продолжение.
Терпеливо жду.
Именно потому что нравится и потому что уважаю Автора.



Чем умнее черти, тем тише омут
 
footballfanДата: Четверг, 24.04.2014, 08:50 | Сообщение # 47
Друид жизни
Сообщений: 153
« 24 »
Очень даже нравится cool огромное вам спасибо за ваше творчество на самом деле))))


All in all it's just another brick in the wall.©
 
ТхаМоранаДата: Четверг, 24.04.2014, 13:21 | Сообщение # 48
Подросток
Сообщений: 19
« 13 »
Нравится, еще как нравится!
 
mmpДата: Четверг, 24.04.2014, 14:42 | Сообщение # 49
Подросток
Сообщений: 13
« 10 »
Цитата kraa ()
Но я не слышу нравится ли история людям или они просто читают и уходят.

конечно нравится, очень жду продолжения. жду ваших новых работ...
 
Victor_DukoffДата: Четверг, 24.04.2014, 15:37 | Сообщение # 50
Снайпер
Сообщений: 143
« 55 »
kraa, А причем здесь брошь Медеи? Объясните простому обывателю, пролиставшему томик мифов древней Греции всего лишь пару раз в далеком детстве, да и то по диагонали.


Я на «Книге фанфиков»
 
twilight894972Дата: Четверг, 24.04.2014, 17:24 | Сообщение # 51
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
мне понравилось. Будем ждать продолжения истории.
 
DoctorLomДата: Четверг, 24.04.2014, 18:05 | Сообщение # 52
Посвященный
Сообщений: 31
« 0 »
фанфик ничего так, но перечитывать я его врятли буду.
 
КортеcДата: Четверг, 24.04.2014, 18:07 | Сообщение # 53
Посвященный
Сообщений: 32
« 21 »
А я вот затрудняюсь сказать,- нравится мне фик или нет.

С одной стороны, Дамбигад, Визлигад и все такое,- как раз являются любимыми в данном фэндоме. Плюс, безусловно замечательный слог, в меру интриганства и шпиономании, читается очень легко. Да и в целом, события весьма увлекательные.

С другой же... Ярко выраженный матриархат, странная любоффь взрослой женщины к мелкому Поттеру ( и покамест явный Поттер-подкаблучник в будущем) и, описанная в первой части, свиноматка Уизли- Грейнджер в главной роли (ибо имеет место перенос сознания в прошлое, а не знаний), убийство собственных родителей (ничем иным смерть четы Грейнджер я назвать не могу). И на сладкое- выносящий мозги, пока совершенно "левый" флэшбэк "в древность".

Так что, продолжение читать скорее всего буду, но от комментариев впредь воздержусь: слишком многое царапает шовинистически настроенного меня oops


Сообщение отредактировал Кортеc - Четверг, 24.04.2014, 18:08
 
smertДата: Четверг, 24.04.2014, 18:20 | Сообщение # 54
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
Цитата kraa ()
Но я не слышу нравится ли история людям или они просто читают и уходят.

Ууууууу нехорошие люди biggrin biggrin biggrin biggrin Жду проду с нетерпением!
 
kraaДата: Пятница, 25.04.2014, 01:08 | Сообщение # 55
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2760
« 1616 »
Глава 3. 1992/93год

Приглашать на следующий год Гилдероя Локхарта не имело смысла, но другой кандидат на пост преподавателя по ЗОТИ так и не объявился. Директору школы Хогвартса ничего другого не оставалось, как назначить его, строго-настрого приказав зазнавшемуся писаке хоть наизнанку вывернуться, но вести свою дисциплину как нужно. Все-таки Гилдерой Локхарт не один год проработал в Министерстве Магии и не где-нибудь, а в Отделе тайн. Прославился он тогда своим классным Обливиейтом, за что его и терпели в этом недоступном для обычных работников и посетителей отделе министерства.
Работа мастера-обливиатора, в должностной характеристике которого большими буквами была сделана надпись „Строго секретно!” не сопутствовала известности и признанию достижений, поэтому оказалась не по душе молодому, привлекательному и жадному до внимания и популярности волшебнику. Поработав несколько лет обливиатором, Гилдерой уволился, вроде бы из-за потери интереса к работе, в действительности среди сотрудников министерства стали поговаривать про какие-то его темные делишки – то ли интимного, то ли криминального свойства.
Спустя год после увольнения Локхарт объявился в громе вспышек колдокамер и, в связи с выходом в продажу его первой автобиографической книги „Встречи с вампирами”, дал длинное интервью в Пророке.
Никто из его восторженных читателей не усомнился в правдивости содержания, так как у выпускника Рейвенкло были весьма неординарные способности в области магических наук. Все, кто присутствовал на его выпускном вечере, увидели самолично созданное Гилдероем заклинание, которое, подобно Черной метке, показывало лицо златокудрого волшебника высоко над квиддичным полем.
Книги Локхарта, вышедшие одна за другой после его продолжительного отсутствия в волшебном мире Британии, сделали Локхарта самым популярным писателем и героем по совместительству, а множество слухов об его подвигах по освобождению далеких краёв от темных существ создало головокружительный успех его книгам – к огромному удивлению сильного пола, среди представительниц прекрасной части человечества в основном.
Но этого было достаточно. Ему присудили орден „Мерлина” третьей степени и пять лет подряд – приз за самую белозубую и обворожительную улыбку женского журнала „Ведьмополитен ньюз”, что и объясняло бешеную популярность бывшего сотрудника Отдела тайн среди ведьмочек.
Назначение Гилдероя Локхарта преподавателем по ЗОТИ принялось как должное признание заслуг этого воителя с темными силами и создало ажиотаж в книжном магазине „Флориш и Блотс”, когда он сам рекламировал себя, свою новую должность профессора в Хогвартсе и свою новую книгу „Я – волшебник”.
Но как профессор Локхарт был так себе.
Когда вынужденный подчиняться данной перед Визенгамотом Нерушимой клятве и критике присутствующей в Хогвартсе троице профессорш из старой гвардии директор Альбус Дамблдор узнал, что новый преподаватель по ЗОТИ указал свои полные самовосхвалением книги как учебники для всех курсов школы – с первого до седьмого, Локхарта пригласили на ковёр к начальству.
Что говорил директор зазнавшемуся профессору, история умалчивает, но к своему кабинету Гилдерой возвращался, боясь собственной тени. Даже его старательно уложенные в кудри золотистые волосы напоминали лохматостью швабру.
Качество преподавания на занятиях по ЗОТИ резко повысилось, все шло тихо и спокойно. Студентам преподавали по-серьезному все предметы, даже профессор Северус Снейп умерил неприязнь к подопечным, стал менее придирчивым и его занятия проходили плодотворно и с успехом.
Альбуса Дамблдора одолевало отчаяние, события развивались в нежелательном и все более и более отличающемся от его Плана направлении. Он бился головой о столешницу своего необъятного рабочего стола и гадал – быть или не быть?

***

***
К Рождеству на стенах замка над окаменевшими телами - сначала миссис Норрис, затем – первокурсника с Гриффиндора, Колина Криви, второкурсника с Хаффлпаффа, Джастина Финч-Флетчли, старосты Рейвенкло, Пенелопы Кристал и маячившего недалеко от нее призрака Гриффиндора, сэра Николаса, стали появляться кровавые надписи.
Профессорский состав собирался каждый вечер в учительской и обсуждал кровавые сообщения, в которых говорилось, что Тайную комнату открыли, Ужас Подземелий выпустили и грязнокровок придет песец.
- Северус, я думал, что тебя никто и не запирал! – шутил маленький профессор по Чарам, декан Рейвенкло, Филиус Флитвик.
- Не понимаю, о чем ты, - огрызался Профессор Снейп и хмурился в ожидании подкола своего коллеги.
Который и не опаздывал:
- Все говорят, что Ужас Подземелий это ты, а тут пишут, что тебя из Тайной комнаты выпустили. Как ты объяснишь такое противоречие нам? Ха-ха-ха ...
- Очень смешно, - прерывал веселье доброго преподавателя угрюмый зельевар и уходил с собрания, не дослушав дальнейшие перемывания одного и то же – что такое Тайная комната и имеет ли она место в школе с детьми.
***

Когда после Нового года и начала учебных занятий, наконец, появилась надпись о том, что кости некоей девушки так и останутся белеть в подземельях Хогвартса, из Министерства прибыла на помощь бригада авроров во главе с мадам Амелией Боунс.
Кавардак начался с того, что директор тем временем пребывал в Больничном крыле, как установилось, уже больше месяца, с жутчайшей слабостью вследствие воспаления легких. В больничном крыле мадам Боунс увидела нереальную картину маслом – на трех кроватьях, отделенные друг от друга ширмами, лежали в виде каменных статуй три студента Хогвартса, а ни родители детей, ни Министерство, ни Аврорат, ни больница Св. Мунго уведомления об этом инциденте не получали.
В отдельной комнате, с температурой, лежал сам директор школы, Альбус Дамблдор.
Срочно прибыла бригада колдомедиков и после тщательного обследования установила, что и студенты, и миссис Норрис, которую плачущий завхоз, Аргус Филч, принес на руках в Больничное крыло – являются не мертвыми, а только окаменевшими. Никто не смог дать вразумительный ответ на резонный вопрос «Почему?». Но настой из мандрагоры вдруг дал положительный результат с кошкой Филча, поэтому в кратчайшие сроки из Св. Мунго достали необходимые количества настойки. К вечеру пострадавшие вернулись в нормальное, т.е. живое состояние и их сразу стали допрашивать авроры.
Показания студентов сходились в одном, все они видели - или в отражениях на стекле, на водной поверхности, или сквозь колдокамеру - загадочные желтые глаза. Как ни пробовали авроры добраться до воспоминаний учеников, даже при помощи специально вызванного из Отдела тайн министерства штатного легилимента, больше ничего не выяснилось.
На ужине разразился новый скандал, и аврорская бригада вернулась в замок. Случилось неслыханное событие. Несколько событий.
Первым из них было то, что младший из сыновей министерского работника, Рональд Уизли, слывший своим недюжинным – что говорить, надо точно сказать – зверским аппетитом, на ужине не появился. Его братья, учившиеся на том же Гриффиндоре, вразумительные ответы на вопрос: „Где ваш брат Рон?”, не могли дать. Не знала ничего о старшем брате и единственная сестра Уизли, Джинивера, которую еле оторвали от дневника, в котором та старательно что-то писала.
Вторая новость была связана именно с той же черною тетрадью Джиниверы, которая на магическом уровне оказалась артефактом такого черномагического свойства, что авроры, допрашивающие гриффиндорцев, чуть не потеряли сознание. Дневник девочки тут же был изъят из вцепившихся в него ручек собственницы, которая ревела белугой и кричала „Он мой, отдайте его мне, я сама его нашлаааа...”.
Сильнее дочери смогла кричать только прибывшая в Хогвартс камином матриарх клана Уизли – Молли, визг которой особо и не помог. Единственное, что она успела вытянуть из плачущей Джинни и чем помочь в расследовании было то, ГДЕ Джинни нашла зловещую черную тетрадь. А именно, в туалете на третьем этаже, там, где нашлась подвешенная на факеле окаменевшая, но уже сегодняшним вечером старательно мурлыкающая своему заплаканному хозяину миссис Норрис, кошка завхоза.
Тетрадь-дневник унесли, без объяснения, без расшаркиваний, напрямую в Отдел тайн, не уведомив об этом даже директора Дамблдора, все еще бредившего в лихорадке в Больничном крыле.
Третья новость объявилась тоже во время ужина.
Отсутствовал профессор Гилдерой Локхарт, преподающий в этом учебном году в Хогвартсе ЗОТИ. Принятием пищи до сих пор он никогда не пренебрегал. Пощеголять сказочно красивыми радужными мантиями, потрясти золотыми локонами, посверкать белозубой улыбкой – этого любимец всего женского населения замка лишить себя не мог. И вдруг его нет.
Как не было в Большом зале на ужине и тихой ученицы из Хаффлпаффа, Салли-Эн Перкс.
Кому-то из авроров пришло в голову провести связь между исчезнувшими учениками и туалетом на третьем этаже и, как оказалось позже, это было божественной вспышкой интуиции служителя закона.
Вся аврорская команда в сопровождении деканов Хогвартса, которые после ужина отправили учеников по гостиным, бросилась на третий этаж, когда вдруг профессор Снейп резко остановился как вкопанный и отказался идти дальше.
- Северус, - крикнула ему Минерва МакГонагалл, - что ты делаешь? Почему ты остановился?
- Минерва, - своим глубоким, как говорили старшекурсницы, чувственным голосом ответил зельевар, - что мне делать в туалете Плаксы Миртлл? Это ведь женский туалет, к чертям?
- Северус, не будь дураком, авроры тоже мужчины, мы не справлять нужду, а исследовать его направились! – рявкнула ему заместитель директора. – Иди за мной, не строй из себя зеленого подростка!
Нехотя, декан Слизерина подчинился своей начальнице. С того момента, как где-то месяц тому назад Альбус Дамблдор заболел, впервые за все время их знакомства, зельевар чувствовал себя в невесомости. Он потерял свою безмерную уверенность, ощущение безопасности и защиты излучающей магическую мощь фигуры директора, потерял весь свой кураж и стал бояться засады за каждым углом.
Неспроста.
Посередине туалета, там, где были раковины для мытья рук, открылась пугающая картина. На месте одной из секций в полу зиял огромный, угарно пахнущий колодец, и оттуда слышались какие-то стоны и подвывания.
Внезапно над головами ошарашенных волшебников, всплыло привидение некрасивой очкастой девочки.
- Миртлл, - с места в карьер начала профессор МакГонагалл, словно каждый день приходила болтать с погибшей неизвестно когда ученицей. – Что здесь произошло?
- Почему я должна тебе отвечать, а, Минни? Когда Плаксе Миртлл хочется с кем-то поговорить, поплакать над своей печальной судьбой, все сторонятся и удирают отсюда. Даже тебе, моей соученице, меня не жалко и ты перестала пользоваться этой уборной. Но когда Миртлл стала полезной, вы толпами приходите! – потусторонним голосом затараторило привидение. – Не скажу я вам ничего.
- Миртлл, не будь злой, там, возможно, умирают ученики...
- Ну и что? Будет у меня компания, - упрямилась полупрозрачная девочка. – Зато вся будет из мужчин. Тот, рыженький, еще подросток, но зато другой, златокудрый – няшка!
Легким толчком сзади пристыженную Миневру отстранили, и вперед вышел Северус Снейп, который взял инициативу в свои руки.
- Миртлл, - обворожительный тембр голоса преподавателя приковал к себе внимание привидения девочки. – Они живы, рыжий и золотоволосый придурки?
На щеках мертвой девочки всплыли подозрительные синеватые пятна, и она стала ёрзать, вися в воздухе над головами взрослых. Она тихонько захихикала, вертя глазками за призрачными стеклами очков, и игриво ответила зельевару:
- Они – да, но, Северус, я не имею ничего против, если бы ты умер на их месте и остался со мной в туалете.
Собравшиеся в кучу авроры старательно не слушали подвывания бесстыдно флиртующего привидения, заглядывая во внутренности темнеющей широкой дыры в полу. Кто-то из них трансфигурировал из мыла метлу, сел на неё и прыгнул внутрь шахты. Остальные повторили манипуляции первого и минуту спустя в компании Плаксы Миртлл остались только четверо хогвартских профессоров.
Минерва МакГонагалл решила воспользоваться отсутствием авроров , чтобы допросить мертвую девочку поподробнее. Ответы Миртлл испугали деканов – Тайную комнату открыла при помощи найденной ей же черной тетради-дневника первокурсница из Гриффиндора, Джинни Уизли.
Миртлл утверждала, что рыжая девчонка шипела наподобие оного наглеца, Тома Ридлла, который во время преследования ее, Миртл, по коридорам школы, осмеливался приходить даже сюда, в женский туалет. А за шипением следовало открытие таинственного входа в полу. В него заскочила и другая девочка, которая старательно подглядывала за рыженькой и обратно все еще не вернулась.
Привидение призналось, что боится исследовать, что же там на дне колодца находится, потому что отсюда приползла и ее смерть в виде больших завораживающих желтых глаз.
Пока двое преподавателей разговаривали, из колодца вылетел грязный по уши первый прыгнувший внутрь аврор на метле с обвисшим на руках трупом тоненькой, сломанной как тряпичная кукла, девочки.
Ступив на пол помещения, аврор смахнул прилипшие к посиневшему лицу бедолаги пряди светлых волос и вопросительно посмотрел на прибежавших преподавательниц - заместительницу директора Минерву МакГонагалл и декана Хаффлпаффа Помону Спраут.
С полными страдания и слез серыми глазами профессор Спраут протянула дрожащую руку и кончиками пальцев потрогала холодную щеку девочки.
- Да, это Салли-Эн Перкс, аврор Дейвис. Она – моя ученица, точнее, была ей, - подтвердила преподавательница по Гербологию догадку служителя министерства. Потом ее глаза округлились от беспокойства. – А что с другими?
- Они живы и в порядке, по крайней мере, мальчик в порядке. Боюсь, в школе появилась вакансия преподавателя по ЗОТИ, мэм.
- Что с Гилдероем? – то ли с насмешкой, то ли с досадой спросил и Северус Снейп, присоединяясь к своей коллеге.
- Боюсь, он сам себя заобливиейтил, сэр. Палочкой рыжего мальчика, - разъяснил он своим слушателям случившееся внизу, под туалетом.
Голос Минервы МакГонагал чуть ли не зашёлся в истерическом крике, когда она это прокомментировала:
- Говорила я Молли, даже Артуру писала, что этой палочкой – от умершего родственника – не надо колдовать, но они уперлись как ослы. Рону другая, видите ли, не подошла! – Минерва уже психовала. – Не подошла, черт с ними двоими, нарожали, наплодили, сами не знают, как всех прокормить, калеками хотят сделать...
***
Локхарта, бормотавшего и у всех спрашивающего: „Кто я?” (Who am i?*), увезли в больницу Святого Мунго на исследования. Вдруг кто-то вспомнил, что ранее, прежде чем стать известным своими подвигами, романами-автобиографиями и наградами „Ведьмополитена-ньюз”, он работал штатным обливиатором в Отделе тайн Министерства Магии и дело запахло жареным.
То, что спасло Гилдероя Локхарта от расследования, следствия и прямого пути в Азкабан, было полной потерей памяти, которую диагностировали у него легилименты из больницы.
Иначе и он, и второкурсник Рональд Уизли бы отделались только несколькими синяками и ушибами.
Узнав во время допроса, что только он из братьев Уизли, прочитав угрожающую надпись на стене про „...кости, белеющие...”, подумал о младшей сестре и бросился искать и спасать ее, принудив угрозами единственного героя магмира в наличии и поблизости - Гилдероя Локхарта, родители Рона прониклись его героизмом и увезли его в Косой переулок покупать ему подарки.
Но это случилось после того, как прослезившаяся Молли Уизли чуть не погубила младшего из сыновей удушающими объятиями, вкупе с оглушительным визгом в правое ухо мальчика:
- Роооон, деетка, как я тобой горжуууусь....

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

* Who am i? („Кто я?”) – последняя из книг Гилдероя Локхарта. В филме (только в фильме) ГП и ТК, когда прошли уже заключительные титры, на витрине „Флориш и Блоттс” появляется обложка книги с надписом „Who am i? ” („Кто я?”) и живая фотография автора, растерянно допытывающегося, кто он.

Глава 4.

К концу учебного года, выпив такое количество зелий, которое не выпивал за все свои сто с лишним лет жизни, Альбус Дамблдор, наконец, переборол болезнь, настолько поправился и окреп, что стал выходить и появляться среди людей. Никому из целителей волшебной больницы, ни самой колдоведьме Хогвартса Поппи Помфри не было известно, что выздоровлению и восстановлению магических сил директора способствовали две вещи, о которых знал только он. Ни зелья, ни целительское колдовство врачей Мунго не имели значения.
Дамблдор еще в сентябре прошедшего учебного года осмелился снова пытаться воплотить в жизнь План о Благе, подбросив на пути бродившей в одиночку Джинни Уизли дневник Тома Ридлла, мальчика, который стараниями своего профессора по Трансфигурации ушел по пути в направлении темных искусств настолько, что в дальнейшем превратился в Лорда Волдеморта.
Дамблдор надеялся заманить в пучину происшествий Невилла Лонгботтома, несмотря на неустанный присмотр его бабушки. Внезапно по директору ударил данный летом Непреложный обет, он стал хворать и болеть из-за потери магической мощи, а не магической лихорадкой, как объявили ученикам. Насколько далеко заходила маленькая Джинни в общении с крестражем Тома, настолько плохо чувствовал себя директор, но он терпел и от Плана не отказывался. Когда девочка, одержимая духом темного мага, стала выпускать из труб канализации замка монстра подземелий, из-за которого окаменели ученики, Дамблдор сдался и лег в больничное крыло, так и не узнав, что за монстр, что за зверь жил глубоко под замком.
Смерть замаячила на периферии зрения своей костлявой фигурой, и старый колдун приготовился умереть.
Аврорские инспекции в Хогвартсе он пропустил, бредя от высокой температуры, с которой ни целительские заклинания мадам Помфри, ни блестяще сваренные Северусом Снейпом зелья не смогли справиться.
Пока неожиданно и без разумной причины Альбусу Дамблдору не стало легче дышать, и он медленно пошел на поправку.
Позже, когда все в школе уладилось, и он сумел собрать все части пазла, то понял, что жизнь к нему вернулась, когда из рук Джиниверы забрали дневник Тома Ридлла, будь он проклят трижды. Это была первая причина его, директора школы, выздоровления.
Второй вещью были тщательно оберегаемые с прошлого года и сохраненные в сейфе лимонные дольки. Когда директора выпустили из Больничного крыла, и он вернулся в свой недоступный для посторонних кабинет, его первым решением было сразу съесть несколько из них. Не те, обычные, которые он стал покупать в маггловском мире на заказ и есть на виду у всех, а те, которые обогащал магией настоящего Философского камня, пока тот был в его распоряжении.
Альбус Дамблдор все еще боялся, его трясло так, что поджилки каменели, когда перед внутренним взором ему являлся образ того куска пергамента, на котором красными чернилами шло замечание:
[i]Старому лису........Ф[/i]”
Это „Ф” пугало больше всего. Он не смел даже представить себе способ расправы Наставника, когда тот закончит разбираться с другими делами и переключится на месть вороватому ученику.
Но пока Альбус был живой, а имя Гарри Поттера, Мальчика-который-выжил, все еще значилось в Книге, это означало одно – надежда была тоже жива. Надежда, что План имеет свои шансы не только возродиться, но и осуществиться. Нужно только найти и вернуть маленького зверька в Хогвартс и заманить его в ловушку.

***
***
Появившись в Косом переулке в середине июля, чтобы увидеться и договориться со своим старым другом Гарриком Оливандером об оплате новой палочки для младшего сына Молли и Артура в подарок от имени школы, Дамблдор увидел ИХ.
Они шли, взявшись за руки, две пары подростков, больше похожие на деток богов, снизошедших с небес к простым людям, чем на обычных молодых волшебников, какими они и были.
Впереди шагали синеглазый парень с платиново-русыми волосами и девочка, очевидно младше него, с длинной, до пояса, каштановой косой и темнеющими в этот жаркий день глазами на зарумянившемся от волнения лице. Спутать мальчика с кем-то другим было невозможно, это был сын Люциуса Малфоя, Драко. Девочку директор Хогвартса не узнал, она не была его ученицей. Кто она была такая?
За руку с Драко – это означало только одно. Сына Люциус уже помолвил, а зная их чистокровные повадки, помолвка могла быть только магической.
Это со своей стороны обрывало все планы Молли спасти род Уизли от клички Предателей крови посредством замужества Джинни с отпрыском старшего рода Малфой. Все ее старательно претворяемые в жизнь планы летели коту под хвост! Как он скажет ей об увиденном?
Пока Дамблдор щурился, поглядывая сквозь очки на гуляющую молодежь, к окнам магазина Оливандера приблизилась и вторая пара. Высокая кудрявая шатенка с прекрасными карими глазами двигалась с видом королевы бала, колыхая шелковой мантией цвета нежной резеды. Для проходивших мимо представителей мужского пола она выглядела как сказка, как восход и закат в одном, потому что они пялились на нее, как одурманенные.
Но глаза девушки не видели никого, кроме стройного, прекрасно сложенного парня, примерно одного с ней возраста, шедшего рука об руку с ней. Парень был то, что надо – иссиня-черные волны превосходных ухоженных волос лежали на голове волосок к волоску, обрамляя его лицо, детские черты которого маняще перевоплощались в такие же красивые, но уже мужественные. Щеки, плотные, как у подростка из хорошей семьи, имели уже легкую угловатость, нос нежно заострялся, а на мир смотрели затенённые густыми черными ресницами сверкающие лазурью синие глаза.
Парень был настолько привлекательным, что в душе старого колдуна зашевелились давно забытые желания, а в уголке его рта заблестела капелька слюны.
Но красавец смотрел на свою спутницу такими же завороженными глазами, как и она на него. На правых мизинцах пары сверкали родовые кольца, чьих родов – Дамблдор не смог рассмотреть.
Тут все было ясно, нечего было распускать нюни, пара была обручена, как и прежняя.
- Кто эти дети, Гаррик? – спросил он у своего так же подсматривающего из-за окна друга.
- Мне сказали, что Люциус помолвил единственного отпрыска и наследника с младшей дочерью Гринграссов...
- С младшей? А почему не со старшей, она у меня на Слизерине учится, красавица бесподобная.
- Хм, - потер подбородок в раздумьях мастер волшебных палочек, - мне об этом никто не отчитывался, но старшая, вроде, наследница. Может быть Гринграсс с этим считался, когда давал согласие на помолвку Малфоя с дочерью.
- Быть может, мой друг, быть может. А кто вторые, из каких родов, знаешь?
- Говорят, малец – не кто иной, как найдёныш Блэк. Найдёныш не найдёныш, бастард не бастард, но он в настоящее время и есть Лорд Блэк, мой друг!
Лоб старого директора ударился в стекло окна при его попытке лучше разглядеть парня. Да, похож на сыновей Вальбурги и Ориона. Те же черные волнистые волосы, те же синие глаза...
- А девушка?
- Та же история – найдёныш. Как оказалось после проверки в Гринготтсе, она не магглорожденная, а вполне себе чистокровная. Двоюродная племянница Говарда Стоуна, владельца адвокатской конторы, знаешь его?
Глаза Альбуса потухли за очками.
- Вижу, знаешь, - продолжил Оливандер. – Это с одной стороны, но с другой она двоюродная племянница Люциуса Малфоя.
В голове Дамблдора сверкнула и прогремела молния воспоминания – это были те дети, которых изворотливый Пожиратель, Люциус, отправил учиться среди дикарей, в Дурмстранг. Последний Блэк, роковой отпрыск.
Нужно было расшевелиться, дернуть струны тут и там, и вернуть этих высокомерных аристократишек обратно на Родину. Если нужно – умереть, но вернуть.
Эээ, умереть – нет, но все остальное – да!
Внезапно его осенило – надо сыграть карту Сириуса Блэка. Пора было вытащить из бездонного рукава мантии старательно спрятанный ото всех козырь.

***
***
Пока директор шагал по дороге к замку, аппарировав не напрямую в него, а в Хогсмид, чтобы встретиться кое с кем в кабачке своего брата, Аберфорта, и дать соответствующие указания, Альбус Дамблдор делал вычисления, неосознанно махая широченным подолом вязаной мантии.
Думал он о том же Сириусе Блэке, виртуозным трюком отправленном в Азкабан прохлаждаться и не вмешиваться в игры своего старого директора. Но сейчас он был нужен на свободе, да так, чтобы не смел пошевелиться без разрешения того же директора.
„Надо организовать ему бегство, но как?” – думал Альбус, размеренно, в такт с мыслями, шагая. В его голове стал оформляться феерический план с участием семьи Уизли, их любимчика-крысеныша и СМИ. Как, как подстроить все так, чтобы всю многочисленную семью сфотографировать и выставить на первой странице Пророка? И как этому изданию попасть в руки Сириуса Блэка? – „А что, если организовать лотерею, которую выиграет многочисленная и нуждающаяся семья министерского служащего? А потом с Фаджем посетим Азкабан, якобы для инспекции?”
Чем больше обдумывал и проигрывал в своем уме эту идею, тем больше она нравилась директору школы. И как нет? Подбросит он газету Сириусу и тот, не имея представления о судьбе ни крестника, ни племянника, бросится бежать из тюрьмы.
О незаконной анимагии своих бывших учеников Мародеров Дамблдор знал так же, как знал и об оборотничестве Ремуса Люпина. Знал он и о том, что молодой Сириус обращался в большую черную собаку, а это, несомненно, означало, что переплыть через пролив до земли он сможет.
К кому тогда обратится за помощью по первости орденовец? К своему руководителю, т.е. – к нему, Альбусу Дамблдору. А там старый колдун даст своему ученику дельный совет – как отыграть попечительство над единственным племянником и вернуть его, с невестой наперевес, на Родину.
Эх, придется снова краснеть и ерзать перед Визенгамотом, признавая свою ошибку с обвинением Сириуса в том, что он приспешник Волдеморта, но что поделаешь. Борьба требует жертв и он, Дамблдор, готов отступить на шаг назад, чтобы однажды сделать десять тысяч вперед.
***
К концу лета Альбус Дамблдор, изнемогая от нетерпения и ожидания, стал думать, что перепутал свои мысленные планы с реальностью. Потому что прошел уже месяц после их с министром Фаджем посещения Азкабана и камеры Сириуса, а последний перед ясными глазами директора до сих пор не появился.
Как его найти, Альбус себе уже не представлял, после тех нескольких попыток отправить на поиски Фоукса. Феникс все еще дулся, фыркал и строил из себя обиженную недотрогу. Совиная почта в отношении анимагов была бесполезна, а все существующие до прошлого лета запасы крови и волос бывших и настоящих учеников, которые директор собирал без позволения и не испытывая чувства вины за детей, внезапно стухли и стали неиспользуемыми в Поисковом зелье.
***
Уже месяц, как Сириус Блэк пребывал в Малфой-мэноре под опекой и непрерывным наблюдением семейных врачей своих родных. Каждый день у него в комнате появлялась его кузина, Цисси, которая, хотя ничего ему не говорила, приносила странное успокоение в смятенные чувства беглеца и тем самым способствовала его выздоровлению. Врачи Малфоев тоже были немногословны, они махали над тощим телом Сириуса палочками, бормоча диагностические заклинания, их лица все больше светлели, а продолжительность обследований стала короче.
Куча склянок из-под лечебных зелий уменьшилась, зато количество и калорийность пищи увеличились. Сириус чувствовал себя все более и более здоровым, и его голова прочищалась от десятилетних наслоений животных инстинктов, за которыми он был вынужден закрываться, чтобы избежать влияния дементоров в Азкабане.
Сириус все еще был не в состоянии отвечать за себя, но он уже начал задаваться вопросом, какими богами Люциус Малфой, являющийся зятем Блэка, появился одновременно с ним на берегу океана в тот самый день, когда заключённый волшебной тюрьмы сумел сбежать.
Не мог знать бывший мародер о существовании одной молодой ведьмы, которую звали Гермиона Дагворт-Стоун, невесты его крестника, Гарри Поттера.
Все еще предстояло узнать.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Вторник, 21.06.2016, 22:53
 
smertДата: Пятница, 25.04.2014, 01:49 | Сообщение # 56
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
Спасибо за проду! Кажись брошь появляется............ жду продолжение! biggrin
 
kraaДата: Пятница, 25.04.2014, 02:12 | Сообщение # 57
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2760
« 1616 »
Глава 5.
Коринф, древность.


Рабыня, вся в слезах, корчилась в ногах бушевавшей госпожи и не знала, что ей говорить. Все новости были одна хуже другой, поэтому она беззвучно глотала слезы и ждала вопросов нависшей над ней женщины.
- Ты хочешь сказать мне, что ночью твой господин пробрался в гинекей* и рылся в моих вещах? Говори же, говори!
Кудрявые волосы хозяйки растрепались, ее лицо пылало – то ли гневом, то ли предчувствием беды, но она не унималась и настаивала на правдивом ответе. Что ж, Антуса (цветок) все ей расскажет.
- Госпожа, я слышала от служанок принцессы Главки, что она попросила у хозяина Ясона подарить ей вашу золотую брошь - ту, с которой вы появились позавчера в доме ее отца на празднике.
Девушка непроизвольно склонила лохматую голову ниже к земле, опасаясь удара своей гневливой госпожи, но его не последовало. Зато из уст старшей женщины вылетело устрашающее шипение, от которого кровь в жилах испуганной рабыни застывала каждый раз, когда удары судьбы доводили госпожу до белого каления.
- И что? Не молчи, Тусо, не укрывай от меня ничего, а то достанется же тебе!
Скорчившаяся на земляном полу девушка не представляла себе, как сообщить госпоже основную новость и что дальше с ней, Тусой, случится, когда хозяйка Медея услышит все и разбушуется. Но она хотела правду, правду и услышит.
- Еще служанки говорили, что хозяин Ясон договаривался с царем Креонтом о свадьбе с его дочерью Главкой, госпожа.
- Ааааххх! ... – взвыла старшая женщина и в комнате внезапно стало настолько холодно, что изо рта пошел пар.
Госпожа Медея схватилась двумя руками за горло и стала истошно выть и покачиваться, закрыв глаза к всему, что творилось вокруг. Рабы, присутствующие в комнате с очагом, в котором готовилась пища для хозяйства Ясона, разбежались, чтобы не получить от хозяйки по своей спине за необдуманные речи мелкой дурехи Антусы.
- Предатель! Предатель, ублюдок, ... – сквозь хрипы пробовала кричать Медея, не до конца понимая причины измены своего мужа. Оставить ее, ту, что спасла его шкуру там, в Колхиде, в доме ее отца, поменять верную подругу на жалкую обычную девку – это в голове гордой принцессы далекой заморской страны не укладывалось! Куда ей, Главке – этой тупой корове, до величия внучки Гелиоса, бога Солнца? До Медеи, которая способна оживлять мертвых, летать по воздуху на колеснице, запряженной крылатыми конями, а иногда – драконами!
Спотыкаясь в провисшем подоле хитона, она побежала к своим помещениям, чтобы порыться в шкатулке с драгоценностями, унесенной ею из отчего дома во время побега на „Арго”, к любимому. В этой шкатулке она унесла с собой самые дорогие вещи, подаренные Гелиосом сыну Ээту, чтобы обеспечить своим потомкам красоту, привлекательность и счастливую удачу – золототканную накидку, золотой головной убор и самое ценное - золотую брошь с образом Солнца. Накидка и венец просто делали человека невыразимо прекрасным в глаза остальных, но брошь была волшебной. Пока это украшение хранилось любым потомком бога, что бы не делали члены его семьи, люди воспринимали их восторженно, их домогались и пытались породниться с ними.
Медея не представляла, чем для ее брата обернется кража семейных реликвий, поэтому слух о его смерти застал ее врасплох. Хотя весть бросила ее в уныние и скорбь, в то время не о брате или отце думала она, а только об Ясоне – о красивейшем юноше, увиденном ей и о диких горячих ночах с ним.
Дрожащими пальцами она перебирала золотые, серебряные и медные безделушки, которыми одаривал влюбленный в нее Ясон в самом начале их совместной жизни. Среди украшений не было расшитого золотом мешочка из красного, привезенного керванами с далекого Востока, безумно дорогого шелка. В нем хранила она свою брошь.
Благодаря этой волшебной броши дедушки Гелиоса удача позволила Ясону и Медее отомстить коварному Пелею – сводному дяде-узурпатору, незаконно занявшему трона Иолка и затем невредимыми добраться до Коринфа, и много лет счастливо здесь прожить. Родить мужу двух прекрасных мальчиков, золотокудрых и ясноглазых, как отец.
Ясон украл ее собственность и отдал в руки недостойной божественного дара девке.
Предал свою верную подругу и соратницу, которая ради него, приехавшего из дальних далей чужака, втоптала в грязь свою честь, честь семьи, отца и деда, превратилась в жалкую воришку и беглянку!
Порывшись в сундуке с хитонами, она на самом дне нашла сверток, в котором хранила остальные подарки Гелиоса – золотканый шелк и венец и решила примерить их. Давно было то время, когда почти каждый день она украшала свое белое тело, чтобы возлечь в постель супруга. Сколько времени прошло – три, четыре года?
Одевшись, она посмотрела на вычищенное до блеска серебряное зеркало и вскрикнула. Оттуда на нее смотрела не та молодая и прекрасная темноволосая женщина, которой она была вчера, а старуха со впавшими глазами и с поседевшими всколоченными прядями волос!
Главка уже укололась о Брошь и та признала ее как хозяйку! Аид, когда успела чертовка, когда?
Перед глазами женщины поплыли темные круги и ее пошатнуло. Еле удержав себя на ногах, она побрела в мужскую половину дома, чтобы дождаться возвращения Ясона домой.
В ее голове стал оформляться план мести.

Конец августа 1991 года. Малфой-мэнор.

Игорь Каркаров, директор Дурмстранга, просьбу Малфоев так поздно зачислить двух детей из Магической Британии – сына и племянницу, принял с глубочайшим сомнением. Конфронтация с величайшим магом столетия, Альбусом Дамблдором, который смягчил обвинения во время суда над приспешниками Темного Лорда в адрес Каркарова настолько, что его оневинили (что его признали невиновным) и освободили от ответственности, сулила большие неприятности. Поэтому он сразу начал торговаться с белобрысым соратником по Метке.
Но ему предложили такую цену, что отказать он не смог.
Каркаров дураком не был и, взвесив плюсы этой сделки – неожиданное предложение Люциуса и минусы с другой стороны весов – ухудшение отношений с Дамблдором, решил, что не стоит так бояться победителя Гриндевельда в связи с его отстранением от поста Главы Визенгамота и внезапной потерей его популярности в туманном Альбионе.

***
Для четы Малфоев встреча с Каркаровым обещала быть довольно тяжелой в плане комфорта. Все бывшие Пожиратели Смерти, которые успели спасти себя и не загреметь в Азкабан после исчезновения своего Лорда, чувствовали себя неуютно и натянуто в обществе друг друга. Каждый из них знал, что отмазаться от наказания можно было лишь не слишком достойным способом. Кто-то из них - Люциус в том числе, заплатил Министерству и Министру лично кругленькую сумму, чтобы те закрыли глаза на явную ложь с заверением о принуждении принять Метку под Империусом. Другие не выдержали пытки во время допросов и слили Аврорату информацию о своих товарищах из круга Темного Лорда, тем самым став предателем, как сделал Каркаров.
Но это были известные случаи. Сколько из имен предателей осталось просто подписью под списками перечисленных соратников, было неизвестно, поэтому все бывшие пожиратели таили друг к другу сомнения. Всем им было до жути тяжело встречаться, общаться, даже видеться на светских событиях или на праздниках детей. Люциус попадал в то же число избежавших наказания и чувствовал себя так же, как и все остальные пожиратели, но ради сына и племянников он сделал шаг навстречу предателю Каркарову, чтобы попросить его принять детей в свою школу.

***
Каркаров был в полном смятении.
Сразу после перемещения портключем в мэнор бледной моли, именуемой Люциусом Малфоем, домовой эльф в белой шелковой (Шелковой? Что за странности?) накидке пригласил его в кабинет хозяина, не выделяя даже и минуту на лишние расшаркивания.
На столике в пустом помещении, в ожидании отведывания – в самом жутком сценарии – выпивания до дна, стояла кристальная бутылка, полная янтарной жидкостьи. Бутылка была ёмкой - очевидно, предстояла тяжелая ночка.
Гость медленно обвел глазами полумрак комнаты, нарушаемый несколькими свечами, и устало отпустился в одно из кресел у камина. В ожидании хозяев он незаметно уснул, убаюканный теплом огня.
Его разбудили тихие шаги и он резко встряхнулся, широко раскрыв глаза.
Какая-то мелкая кудрявая пигалица стояла напротив взрослого волшебника, беззастенчиво пялилась на него огромными темными глазищами, и мнет( прошлое время?) (мяла – прошлое время) в руках какую-то потертую женскую сумочку. Чуть позади нее с ног на ногу переступал застенчивый темноволосый худой коротышка в очках-кругляшках.
Разве это те таинственные племянники гордого аристократа? Каркаров стал внутренне веселиться, представляя себе, как тонко подколет своего соратника по приспешничеству к разным темным лордам, что тот не слишком близко к сердцу принимал неприязнь Волдеморта к нечистокровкам.
Директора Дурмстранга застал врасплох резкий голос девочки, который приказал ему задрать рукав мантии, а лучше всего – просто снять ее, чтобы не та мешала и сесть в кресло поудобней, а не раскорячившись, как он сидел сейчас, потому что ему будет: „Ой как больно, мистер Каркаров!”.

Коринф, древность.

Породнившись с царским домом, Ясон надеялся смягчить для себя жребий изгнанника и достигнуть высоких почестей. Кроме того, молоденькая Главка так призывно зыркала в его сторону, соблазнительно покачивая голую чуть ли не до пояса длинную ногу, белеющую между небрежно повязанными колпусом (Иногда хитон имел над талией напуск — колпос. Он получался следующим образом: хитон, более длинный, чем обычно, опоясывали на талии, а затем часть хитона подтягивали поясом и спускали над ним.) частями хитона, что его кровь не на шутку разбушевалась. А Медея уже давно превратилась как бы в часть меблировки и обслуживающего персонала дома.
Наконец, его домогания увенчались успехом, ему охотно обещал руку дочери сам Креонт, царь Коринфа, назначив день для свадебного пира. Нужно было только благополучно избавиться от надоевшей жены.
Но Медея не была простой женщиной. Внучка бога Гелиоса и принцесса Колхиды увещания Ясона в правильности своего выбора не приняла с той покорностью, которая ожидалась от хорошей гречанки.
Сначала, она бросилась на своего мужа с растопыренными в хищном захвате пальцами с внезапно удлиннившимися когтями и изодрала его грудь и плечи до крови. Молча. С посеревшим лицом и пылающими огнем, но пустыми на эмоции глазами.
Затем неожиданно смирилась и пошла готовить подарки Креонту и его дочери.
Ясон не распознал коварство отверженной супруги. Страстная колхидянка, решившаяся последовать за своей любовью вопреки несогласию отца, брата и своего народа, так просто не могла выпустить из рук мужа – такое Ясон не должен был даже мельком подумать, но, ослепленный слепым желанием иметь молоденькую Главку в своем распоряжении в самое ближайшее время, он тупо недосмотрел.
Тонкий, золототканый шелк, который принесла Медея из своей комнаты в гинекее, так сладостно струился мягкими складками и стекал по коже, что Ясон весь задрожал от нетерпения одеть в него, а потом и раздеть будущую молодую невесту после свадебного пира.
- Возьми с собой и наших детей, пусть познакомятся с новой матерью. Я тем временем пойду в изгнание, чтобы не мешать тебе и твоей счастливой жизни, Ясон, - севшим голосом почти шептала Медея. - А это покрывало и этот золотой венец подарил мой дедушка, бог Гелиос, матушке, когда та выходила за отца, Ээта. Я дарю все это Главке в подарок к свадьбе.

Конец августа 1991 года. Малфой-мэнор.

Боль приспешнику Темного Лорда, с его ежедневными круциатусами, была не в новинку. Не боль его испугала, а этот выступивший вперед темноволосый хлопец, который поднял необычно зеленые глаза, когда черная Метка появилась из-под закатанного рукава и стал по-детски непринужденно таращиться на нее. Палец его правой руки, странно мозолистый при соприкосновении с тонкой кожей предплечья самого Каркарова, но с напяленным на него родовым перстнем Блэков, медленно очертил линии Метки.
Кто, кто был этот мальчик? Это ли тот таинственно выплывший на свет бастард Регулуса? Но его черты лица не былы чертами Блэков, напоминали их чем-то, но не совсем. А его гипнотизирующие глаза... зеленые, как две Авады...
Что-то замерещилось (замаячило) в задворках сознания Каркарова, какой-то факт пробовал выйти на поверхность и осветить этот ребус, который организовался в кабинете Малфоя.
Люциус тем временем вместе с женой и сыном – будущим первокурсником в Дурмстранге (Дай, Мерлин!) сидели на диванчике у камина в сумраке и никоим образом не мешали действиям этих двоих чудаков, не участвовали,а только изображали из себя недвижных истуканов. Их сын, Драко, прислонившись к своей матери, сверкал серебряными глазами и его, по всей видимости, раздирало едва сдерживаемое любопытство, но он оставался примером послушания. Хоть на том спасибо, что все хозяева молчат и не вставляют замечания.
Но дать Непреложный обет молчания его заставили палочками в руках.
Как-то странно все это было, никак иначе не скажешь.
Кудрявая шатенка впереди порылась в своей, видавшей и хорошие (видавшей и лучшие) дни сумочке и вытащила из нее толстую, потрепанную частым использованием тетрадь, которую открыла и, с видом заучки, стала ее перелистывать, ища в ней нужную страницу. Найдя ее, она дотронулась до руки мальчика и он сразу убрал взгляд от метки и впился им в глаза девочки.
Не просто впился взглядом, а весь обернулся к ней, как подсолнух к Солнцу. Выражение его зеленых глаз, перемещаясь с рабского пожирательского знака на девочку, четко изменилось из ядовитого на излучающее полное обожание.
Каркаров посмотрел в ее сторону и заметил то же самое глубокое, как бы, неверящее счастливое выражение глаз, которое обволакивало ее сиянием при взгляде на мальчика.
Да он был совсем недорослый, этот маленький мальчик-ребенок! Мерлин, да что здесь происходит? Эти двое обвенчаны, что ли? Ум Каркарова воспалился от плодящихся лавиной вопросов, всех до единого без ответов. У кого мог он спросить об этих странностях с детьми? У Малфоев? А если их спросишь, кто из них признается и скажет тебе правду? Отмажутся, черти!
Тем временем, пока мужчина терялся в догадках о характере их отношений, дети, не обменявшись между собой ни словом, дошли до некоего соглашения, потому что девочка отступила в сторону, давая пацану доступ к „пациенту”, стала, не отрывая глаз от тетради, петь на латыни.

Коринф, древность.

Приглашенные на свадьбу во дворец Креонта не встретили детей Ясона с распростертыми объятиями и, быстро покормив их, вернули обратно в дом отца.
Но Главка, ничего коварного не подозревая, смеясь от радости и подпрыгивая от нетерпения показаться быстрее гостям и супругу, немедленно украсила свое гладкое белое тело невиданной тканью, закрепляя ее на левом плече той прекрасной золотой брошью, которую запыхавшийся Ясон утром принес ей.
Маленькая ранка от укола, когда Ясон закреплял брошь на складках простого шерстяного хитона, еще болела, но лик Гелиоса так заманчиво смотрелся поверх выпуклой девической груди, что Главка, засмеявшись от удовольствия, подарила сладкий поцелуй благодарности своему будущему супругу. А брошь постаревшей прежней супруги героя уже ее, принцессы Коринфа.
Чудный головной убор, подаренный той же старухой, Медеей, восхитительный и разукрашенный сверкающими драгоценностями, Главка возложила на свои отливающие медью локоны. Предовольная редкими подарками старушки, она засмотрелась на себя, прекрасную в блестяще вылощенном зеркале и с детской радостью прогулялась несколько раз перед ним, чтобы потренировать походку и движения ног, чтобы лучше подать себя гостям, чтобы больше из своей непокрытой золотым шелком кожи показать Ясону.
Внезапно ее стошнило и девушка, с побелевшим лицом, стала вся дрожать, пока смертельная боль не подкосила ноги и, с пеной на устах, она не упала на землю. Золотой венец, сжавшись поверх головы, начал извергать страшные языки огня и воспламенил ее длинные, шелковистые волосы. Это принудило ее вскочить с дикими воплями, пробуя сбросить венец с оголенной и всей в ожогах головы. Но, насколько сильней девушка пыталась освободиться от обруча, настолько крепче он сжимал ее изжаренную голову.
Прислуга и испуганный отец нашли Главку полумертвой, жалобно кричавшей, с лицом и телом, покрытыми волдырями так, что только несчастный Креонт смог узнать дочь.
---------------------------------------------------------------------------------------------
* гинекей – женское отделение дома в древней Греции.

*колпус – напуск хитона над талией. Он получался следующим образом: хитон, более длинный, чем обычно, опоясывали на талии, а затем часть хитона подтягивали поясом и спускали над ним.

Глава 6.

Конец августа 1991 года. Малфой-мэнор.

От осознания правды Каркарова затрясло и он покрылся холодным потом.
Люциус обещал ему, в ответ на согласие принять в неположенное время двух – не трех! – первокурсников к себе в Дурмстранг, организовать снятие Темной метки. Но взрослый волшебник из Болгарии ожидал, что снятием Метки займется какой-нибудь привезенный из таинственных далей древний-предревний Маг с раскосыми, по меньшей мере, глазами. Или что между обычными двумя глазами, внезапно засверкав мудростью, будут еще три. Или на голове будет причудливый пернатый набор то ли из чужих, то ли из своих перьев.
А тут такая неожиданность! С меткой будут играться двое детей-недомерков. В действительности, вслушавшись в пение девочки, Каркаров осознал, что она хорошо справляется с передовой ритуальной магией, с которой и он, директор волшебной школы, был знаком. Не как эта лохматая пигалица, но и не на поверхностном уровне.
Смотря на ее невысокую, совсем по-детски плоскую фигуру, Каркаров задался вопросом, когда успела она, в свои-то одиннадцать лет, настолько поднатореть в глубинах магии, в Темной магии, чтобы снять Метку Лорда Волдеморта?
Вдруг настала пора новой загадки.
Зеленоглазый пацаненок вынул из рукава рубашки странную белую палочку – сделанную из кости, что ли? – а из кармана брюк – простое желтоватое кольцо, уже безусловно костяное, которое натянул на палец левой, меченной руки гостя Малфой-мэнора. Потом этой странно-теплой палочкой, дотронулся до змейки на татуировке метки и впервые этим вечером открыл рот.
Тихое, размеренное шипение вплелось в пение девочки и создало невидимую паутину, которую Каркаров чувствовал, как перчатку поверх меченной руки, но глазами ее не видел.
Мужчина, застигнутый врасплох, выпал из реальности, услышав знакомое шипение, но из уст ребенка. Для Каркарова наступило странное смещение кадров и он напомнил себе о той убегающей по темным проходам сознания мысли, которую, сразу, как посмотрел на мальчика, пробовал, но не успевал уловить.
Волдеморт погиб, когда, поддавшись предосторожности, пошел предотвращать угрозу своей жизни из-за Пророчества, пока она была еще молодая и неокрепшая. Короче, пошел в дом Поттеров убивать их годовалого сына, Гарри. Лица погибшей тем Хэллоуинским вечером четы всплыли перед прикрытыми веками глазами мужчины – Джеймс с его лохматой черной шевелюрой, молоденькая жена с красивыми, необычно зелеными... Стоп!
Прозрение ударило по сознанию так сильно, что Каркаров аж вытаращился. Зеленые глаза самозабвенно шипящего мальчика внимательно смотрели на него и были полны пониманием и глубоко спрятанным умом.
Был этот мальчик никакой не Блэк, а убивец Лорда Волдеморта, черт его возьми! Перед ним стоял и шипел на метку сам Гарри Поттер! Вот делааа...
Темный Лорд был парсельмаутом, его победитель, видимо, тоже, но почему? Разве существует способ, который переносил этот дар от одаренного волшебника к другому, неодаренному, делая его тоже парсельмаутом? Или существует какая-то сокровенная и неоглашаемая в Министерстве магии тайна происхождения мальчика? Откуда мог появиться этот дар в Поттерах, через Блэков? Но и одни, и другие с Салазаром Слизерином связаны не были – это был известный в волшебном мире факт.
Разве что в молодой миссис Поттер, как там ее звали, причина?
Потому что эти глаза паренька, сверкающие изумрудной зеленью, такой особенной, какой изображали глаза Салазара Слизерина и всех его потомков на портретах в Хогвартсе, часом, не с неба на мальчика упали. И еще, Темный Лорд тоже был парсельмаутом и гордился своей родословной, ведущейся от того же Слизерина, но цвет глаз не унаследовал, а это удивляло. Разве что кто-то из родителей Волдеморта был не волшебником, а магглом? Чушь, чушь и бред сивой кобылы.
Каркаров отличался четким умом и его сразу удивила та странная одержимость Лорда отпрыском обычной во всех аспектах семьи Поттеров. Но теперь, вслушиваясь в шипение мальчика, посмотрев на его искрящиеся зеленые глаза, в голове директора Дурмстранга выстроилась вся картина целиком. И он стал задаваться вопросом, а не за свое ли наследство боялся Темный Лорд, когда погнался за годовалым ребенком, а не из-за какого-то глупого пророчества, как говорил всем упивающимся! Не за свое ли главенство Рода Слизерина боялся он и поэтому пошел убивать в ту ночь Хэллоуина Гарри, а не второго ребенка Пророчества, как-там-его-звали Лонгботтома?
Или все это были праздные домыслы и выводы воспаленного неожиданностями мозга самого Каркарова?
Наконец, директор Дурмстранга решил, что, вероятней всего, мальчик является не бастардом Блэков, а в действительности он и есть Гарри Поттер, враг его Лорда. Люциус и Нарцисса соврали ему, что в школу в следующем году к нему придет учиться их племянник, внебрачный сын Регулуса, Гарольд. Посмотрим, посмотрим.
Соврали – соврали, но как, КАК такое вообще было возможно, чтобы эти двое могли бы снять Метку, выжженую самим Темным Лордом?
Внезапная огненная боль прервала не только рассуждения, но и дыхание мужчины. Перед глазами заиграли цветные круги кроваво-красной тональности и он утонул в море боли, потеряв сознание.
Отключка „пациента”, после перехода за порог боли, не остановила колдующих детей. Они продолжили начатое, потому что припадок шел им только на руку. Не рассеиваясь на болевые переживания своего будущего директора, они могли спокойно, без необходимости щадить его, видавшего в своей жизни немало чужой боли, освободить мужчину от рабской метки.
Девочка продолжила петь, мальчик – шипеть, пока змейка не пошевелила головой и не выползла изо рта черепа метки. Под звуки манящего шипенья, выходящего из уст говорящего, змейка медленно-медленно поползла по бледной коже мужчины к костяном кольцу на пальце его руке. За ней потянулся шлейф черной краски, медленно освобождая предплечье от клеймящей татуировки Волдеморта.
После того, как уставшие во время ритуала дети закончили свое колдовство, на руке Каркарова не осталось никаких следов того, что на чистой белой коже час назад существовала уродливая татуировка организации Пожирателей Смерти. На пальце левой руки матово чернело ранее желтоватое костяное кольцо, наподобие того, что было показано гостю на пальце Люциуса Малфоя...

***
Отдохнув ночью в одной из гостевых комнат мэнора, Игорь Каркаров проснулся странно бодрым перед самым восходом Солнца. Открыв широкостворные двери к небольшому круглому балкончику, он вышел наружу, чтобы встретить первые лучи позднего лета. Горизонт обрамлял Пояс Авроры. Сегодня ожидалась прекрасная для Британии погода.
Босые ступни дрогнули, дотронувшись до холодного мрамора, но это неожиданно доставило ощущение счастья повеселевшему магу.
Кто-то кашлянул за спиной гостя и он быстро повернулся. Тот эльф, который встретил его прошлым вечером в приемной комнате с включенным в сеть камином. Белая шелковая накидка сверкала багрянцем под лучами восходящего Солнца.
- Мистер, хозяин Люциус пригласил вас в свой кабинет, - хлопая ушами, маленькое создание старалось точно передать слова Люциуса. – Приглашает вас немедленно, как проснетесь. Вы уже проснулись, можете следовать за мной.
- Немедленно? Но я не совершил утренний туалет, я только что... – начал удивляться Каркаров, но его прервали.
- Добби подождет, пока уважаемый гость посетит ванную и оденется подобающе.
Огромные глаза домовика смотрят уверенно, полны странным для этих созданий сознанием собственной значимости и это настораживает волшебника. Но он здесь гость, поэтому лучше помалкивать и особо не проявлять любопытство.

***
Коринф, древность.

Громко жаловался Креонт на свое горе, бросался к бездыханной дочери, обнимал, целовал ее и плакал. Его принцесса, его дочка-красавица, цветок его дворца – мертвая, изуродованная. Ее огненные локоны пали жертвой пламени, ее алебастровая кожа покрылась огромными, источающими гной волдырями...
Напрасно отец плачет и призывает ее восстать, назад, в мир живых, ее уже не вернуть и надо готовить ее уже не к свадьбе, а к похоронам. Кряхтя, Креонт пробует отпустить потяжелевшее мертвое тело дочери, но не может оторваться от него. Так плотно пристало к ткани дряхлое тело царя Коринфа, что никакими усилиями не может старик освободиться от него. Измученный, настолько подавленный силой пагубного волшебства золототканной накидки Медеи, что падает он поверх трупа Главки и жизнь его оставляет. Прибыл и его конец, и Ясон увидел лишь страшно изуродованные волшебным пламенем трупы дочери и отца.
Переживая свою неудачу, сипя скверные слова в адрес своей бывшей жены, он забрал ее подарки и бросился бежать к старому дому, надеясь, что застанет ее там и убъет собственной рукой.

***
Когда дети возвратились из царского дворца, в сердце Медеи началась страшная борьба. Ее сердце жаждало мести, она возжелала, чтобы Ясон страдал, но не только сейчас, а вовек.
Смерть соперницы и ее отца, с которыми вероломный и непостоянный супруг сошелся, давно уже должна была произойти и отчаянный молодожен, наверное, спешит обратно, чтобы наказать ее.
Медея ожидала, что Ясон захочет ее убить, поэтому она заранее подготовилась к этому моменту.
Страданий мужчины из-за смерти молоденькой любимой и ее отца было Медеи мало, чтобы потушить воющий в ней ураган ненависти.
«Чего хочу я? – думала горюющая женщина. – Быть посмешищем, оставить неверного супруга ненаказанным, бежать? Нет! Я не должна трусить, не должна колебаться. Призываю подземных богов мщения, я должна разорвать сердце Ясона, наши дети должны умереть! Я их мать и сама позабочусь о них, не оставлю я их своим врагам на посмешище. Я их родила, я сама их и убью!»
- Придите ко мне, дети! – сладким голосом позвала она сыновей, пряча в складках хитона острый кинжал. – Дайте своей матери щечки, чтобы она поцеловала их.
Ничего не подозревающие малютки бросились в объятья своей матушки, но их встретило холодное острие, которое выцелило маленькие сердечки. Жалобный вой бедняжек не остановил ее твердую руку, когда металл разрывал грудь мальчиков.
Дело совершено, но достаточно ли оно, чтобы ненавистный муж страдал до конца дней, сожалея?
Или, убив Медею, женится на другой, породят новых деток и скорбь утихнет?
Тут нужно придумать что-то еще страшнее. Подумав немножко, тронувшаяся умом женщина придумала новую затею, которая так ей понравилась, что на ее лице выступила ужасающая коварная улыбка.
Она быстро принялась за работу.
Большой котел, полный воды, разогрелся над пылающим огнем и уже кипит. В нем, среди овощей, готовятся тельца детей и ждут голодного отца.
А он особо и не опоздал. Прибежал весь заплаканный, голодный как зверь, его глаза зыркают вправо и влево, стараясь найти, что поесть. Охапкой в его руках поблескивает чудная шелковая ткань – чистая, мягкая, и невиданной красоты головной обруч – весь в драгоценных камнях. Нос Ясона сразу чувствует готовящееся на огне яство, и он бросает в углу кухни принесенные из дворца подарки Медеи, про которые она, лгунья, уверяла, что от чистого сердца дарит их его новой невесте.
Запах, доносящегося из котла выталкивает из головы несчастного почти вдовца все мысли и он бросается искать самую большую миску, в которую можно налить себе этой волшебной пищи.
После третьей миски, объевшись вкусным тушеным мясом, его стало клонить ко сну, и он завалился на бок, очистив сознание от утренних тревог.
Во сне к нему вернулась Медея, которая, найдя брошенные в сторонку подарки мертвой невесты, разделась и напялила их на свое загрубевшее после родов тело. Вдруг она стала снова блистать прежней красотой и Ясон, выпучив глаза, почувствовал, что в нем пробудилось желание к ней. Но она остановила его двумя ладонями и с горящими ненавистью глазами оскалилась.
- Скажи, Ясон, как тебе новая невеста? Разве одев подарки моего дедушки, Гелиоса, она не стала самой красивой в мире девушкой? – сладким голосом зачирикала она. – Ой! Прости, я забыла предупредить, что накидка моей матушки заколдована ей же и ее, без опасности для жизни и здоровья, могут надевать только ее потомки. Ясон, дорогой, разве твоя Главка умерла? О, не только она, но и твой друг, ее отец? Как жаль.
Холодной рукой она теребит его хитон, а от ее волос пахнет лилиями.
Медея не унимается, не замечает как глубоко страдает ее муж, ее бывший муж.
- Не горюй, утешать тебя будут твои золотоволосые сынишки, когда я уеду отсюда. Мой дедушка уже извещен, вот-вот прилетит колесница, запряженная драконами, и больше ты меня не увидишь. Но где наши мальчики? Давай поищем их вместе. А, посмотри, что это такое! Разве это не головка нашего маленького Ферета? Где все остальное, не в котле ли готовилось? Ой, я нашла и голову старшего, Мермера, разве он тоже в котле? Ну же, насколько жирное яство стало, после всего этого мяса в нем!
Ноги пошатывающегося Ясона не удержали его и он упал на пол, громко рыдая. Его вырвало там, где упал и он захлебнулся рвотой. Медея пнула его ногой, резко крикнув:
- Где моя Брошь, паршивец! Где она, воришка гребанный? Говори!
- Не нашел ее, но даже если б и нашел, я тебе обратно не принес бы... – промямлил теряющий сознание Ясон.

***
В дворце Креонта десятилетняя младшая сестра Главки прибиралась под присмотром своей матери в комнате сестры, в которой ей позволили жить до замужества. Подметая в самом темном углу, она укололась, нечаянно наступив босой ногой на что-то.
Не увиденная ею сразу золотая брошь, вероятно, подарок неудавшегося супруга старшей сестры, сразу приглянулась девочке и она, на время, пока не подрастет, скрыла ее в тайнике бывшей обитательницы комнаты.

***
Пройдут века, Брошь Медеи будет менять своих хозяек много-много раз, но однажды она снова выйдет на белый свет, неожиданно подключившись к нашей истории.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Вторник, 21.06.2016, 22:54
 
PPh3Дата: Пятница, 25.04.2014, 04:12 | Сообщение # 58
Высший друид
Сообщений: 786
« 211 »
Появилась брошь, и жди неприятностей... Причем у кого появилась - у Уизлей? И как раз удачно совпадает по сюжету с неудачами, которые активно преследовали Блэков в каноне. Было ведь многочисленное и богатое семейство, а осталось... уж не попортит ли этой брошь Джинни все планы Гермионе и Ко? По идее, им 14-15 лет, т.е. на ТТВ в качестве участников еще рано ехать, но мало ли, что получится. Да и Драко, я не поняла, все-таки в Хоге, но уже помолвлен с Асторией, или в Дурмстранге?
И сыновья Молли - они все нагулянные (кроме, может быть, Рона) или все-таки Артуровы?
 
mmpДата: Пятница, 25.04.2014, 11:17 | Сообщение # 59
Подросток
Сообщений: 13
« 10 »
спасибо за проду, жду продолжения
 
zavulonqДата: Пятница, 25.04.2014, 11:35 | Сообщение # 60
Посвященный
Сообщений: 56
« 7 »
спасибо, жду продолжения
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Диалог – третья часть « Брошь Медеи»(Закончен) (миди-макси, скорее джен)
  • Страница 2 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 9
  • 10
  • »
Поиск: