Армия Запретного леса

Среда, 10.08.2022, 13:33
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 7 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Армия Чародея (AU, R, Макси ГП/ДГ)
Армия Чародея
НикДата: Пятница, 04.07.2014, 21:52 | Сообщение # 181
Снайпер
Сообщений: 138
« 8 »
Komisar,
У ГГ не должно быть плохих черт angry
Колдовать без палочки, щит от авады, гарем этак на 30-50 самочек, легендарная мужская стойкость happy Вот путь настоящих мужчин!



Юзер
 
KomisarДата: Пятница, 04.07.2014, 21:55 | Сообщение # 182
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Ник, будем считать сие сарказмом:)
 
НикДата: Пятница, 04.07.2014, 22:00 | Сообщение # 183
Снайпер
Сообщений: 138
« 8 »
Komisar,
Будем считать сие спойлером)



Юзер
 
LordДата: Суббота, 05.07.2014, 03:29 | Сообщение # 184
Самая страшная вещь в мире - правда
Сообщений: 2738
« 188 »
Цитата Алексис_)) ()
Вам на самом деле удалось показать ее каноничной.

Она в каноне хоть как-то показана была?
Цитата Ник ()
Вспомните хоть один случай нападения оборотней на взрослых магов?

А вы помните?)
Цитата Ник ()
для примера можем вспомнить того же Люпина.

Вы про третью книгу? Не в то время не в том месте, вот и все.
Цитата Ник ()
А любой взрослый маг легко их остановит.

Ой ли? То-то в каноне все от них ссались и ограничивали в первую очередь их права.
Цитата Ник ()
Но Снейп в первую очередь зельевар, во вторую колдомедик, в-третью теоретик чар и только потом уже боевой маг.

Почему именно такое позициионирование? Даже Слизнорт в 7 книге, который, имхо, был гораздо больше зельеваром, чем Снейп, неплохо сражался в Волдемортом.



"Ну нельзя быть таким тупым, Доктор!"(с) Шерлок Холмс.

Сообщение отредактировал Lord - Суббота, 05.07.2014, 03:30
 
Jeka_RДата: Суббота, 05.07.2014, 07:07 | Сообщение # 185
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
черт, у меня закончился попкорн, погодите дайте сгоняю за еще одной порцией


Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
ВолшебницаДата: Воскресенье, 06.07.2014, 20:00 | Сообщение # 186
Снайпер
Сообщений: 129
« 17 »
Jeka_R, на самом деле это не смешно.
Я согласна со словами многих. Поттер представляет собой жалкое зрелище. Его учили Дамблдор и Фламель, а такое впечатление что Локхарт на пару с Филчем.
Зачем вы вообще его в Турнир поместили. Чтобы доказать насколько он хуже других?
Ник, не стоит винить только Поттера. Гринграсс тоже звезда балета.
 
KomisarДата: Воскресенье, 06.07.2014, 21:16 | Сообщение # 187
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Рукалицо....
 
Jeka_RДата: Понедельник, 07.07.2014, 12:53 | Сообщение # 188
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
Цитата Волшебница ()
Фламель, а такое впечатление что Локхарт на пару с Филчем.

если подросток, убивающий ножом и парочкой заклинаний оборотня в полнолуние, обучался у Локхарта и Филча, то воистину - это полное АУ, где не только Локхарт вовсе не лгун, а герой, но и Филч не сквиб, а опытный волшебник из Отдела Тайн, работающий в Хоге под прикрытием.



Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
ShtormДата: Четверг, 10.07.2014, 15:41 | Сообщение # 189
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Конечно сон. Не мог Гарри вот так просто стать закуской дракону


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
shoutДата: Понедельник, 21.07.2014, 18:45 | Сообщение # 190
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Замечательное произведение, просто неимоверно сильно нравятся персонажи, герои живые не картонные. Вообще один из лучших фанфов.
Что касается нареканий на то что ГП "неудачник" то в самом деле, я сомневаюсь в разумности людей которые это пишут. Такое ощущение, что они читают какой то другой фик.
Во первых то, что у него нет кучи золотых сейфов, Дафны которая влюбилась с первого взгляда совсем не значит что он неудачник, это лишь показывает, что произведение написано нормальным человеком без заскоков.
Во вторых он убил оборотня, он УЖЕ умеет аппарировать и кое как применять адское пламя которое не каждый волшебник может освоить. Если вам нужен еще сильнее то это уже только МСные фанфы которые даже противно читать, настолько у ГП все хорошо - и золота завались и никто его убить не может. Не бывает так!
Автор, когда ждать проду? А то адекватных, реалистичных фанфиков сейчас очень мало пишут.
 
KomisarДата: Понедельник, 21.07.2014, 22:13 | Сообщение # 191
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
shout, В данный момент работаю над первой главой миди приквела. Как только закончу этот миди приквел, так преступлю к очередной доработке сюжета и уж потом за новые главы. Так что это не скоро, мб несколько месяцев, если все будет хорошо. В приквеле ГГ будет Геллерт Гринденвальд, временные рамки 1936-1945гг.
Вот рабочая аннотация:

В жизни каждого человека рано или поздно наступает Момент. Момент, когда он осознаёт свое предназначение. Момент, когда он чувствует в себе силы что-то изменить и знает, что именно нужно изменить. Он - Геллерт Гриндевальд - человек, некогда охотившийся за дарами смерти. Его страна - магическая Германия - лежит в разрухе и нищете, привнесенные Антантой и позорной капитуляцией в первой мировой войне. Всех много, а всего мало, потому общее благо возможно лишь для тех, кто в состоянии за него бороться. Час реванша близится…

Приквел будет опубликован в том числе и на этом ресурсе.
 
KomisarДата: Понедельник, 18.08.2014, 14:32 | Сообщение # 192
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
А вот и приквел:

http://army-magiciansclan.org/forum/14-2240-1
 
СтраницаДата: Вторник, 21.10.2014, 02:36 | Сообщение # 193
Подросток
Сообщений: 28
« 0 »
Автор, не слушайте идиотов! К чёрту МС. К чёрту пейринги! Даёшь жизненные трудности! Даёшь политику, экономику и интриги! Даёшь моральные дилеммы!
 
KomisarДата: Вторник, 28.10.2014, 04:19 | Сообщение # 194
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Цитата Страница ()
Автор, не слушайте идиотов! К чёрту МС. К чёрту пейринги! Даёшь жизненные трудности! Даёшь политику, экономику и интриги! Даёшь моральные дилеммы!

Спасибо постараемся, а пока ловите новую главу.
 
KomisarДата: Вторник, 28.10.2014, 04:19 | Сообщение # 195
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Глава 15. Шоумен. Часть 1

24 ноября

Башня Когтеврана была третьей по высоте в Хогвартсе после Астрономической и Гриффиндорской. Из её окон открывался захватывающий вид на окрестные горы и озеро. Но в данный момент Поттер мог лицезреть лишь вид на мерлинову входную дверь в гостиную с бронзовым молотком в виде орла. Раздражённый и опаздывающий к завтраку, он вынужден был размышлять над очередным глупым вопросом этого старого артефакта, чтобы попасть внутрь. Настроение перед испытанием было в целом спокойным — видимо, чувство опасности ещё дремало — но червяк беспокойства в наличии имелся и дело своёзнал.

Внезапно дверь открылась, и в дверном проёме возник заспанный и такой же недовольный Роджер Дэвис.

— Удачи тебе, Поттер, — пробурчал он, и, не теряя времени, начал спускаться по лестнице.

Ничего не ответив, Гарри вошёл в гостиную, полную народа. Отовсюду послышались одобрительные возгласы и пожелания победы на сегодняшнем испытании. Пробурчав что-то обобщённо благодарное, он мельком осмотрел помещение. По гостиной носились малолетки-первокурсники, видимо, перевозбудившиеся в ожидании первого тура. А возле камина в удобных креслах расположились пятикурсницы Чжоу и Мариэтта. Они что-то дописывали на длинных пергаментах. Чанг была одета в парадную мантию синего цвета и выглядела очень даже симпатичной — или, скорее, экзотичной. «Но тут каждому своё», — между прочим отметил Поттер.

— Гарри!

У лестницы, ведущей в спальни мальчиков, полукругом стояли Голдстейн, Бут и Падма. Последняя и позвала Поттера. Не желая кричать в ответ на всю гостиную, Гарри поплёлся к ним.

Терри что-то увлечённо объяснял Падме, в то время как Голдстейн стоял, уставившись в сторону со странным видом.

— Подбери слюни, Энтони, — тихо, но с издёвкой произнесла Падма, — Чанг встречается с Диггори.

Проследив за взглядом однокурсника, Поттер снова наткнулся взглядом наЧжоу.

— Знаю, — не отрывая взгляда от Чанг, выдавил Голдстейн. — Но лучше бы ты обратила своё внимание вот на неё, — парировал он, кивая в дальний угол гостиной.

А в дальнем углу поднабравшаяся опыта Грейнджер лихо прессовала двух второкурсников, которым, судя по всему, оставался всего один миг до покупки значков из её злобно позвякивающей коробки.

— Упорная девчонка, — ни к кому конкретно не обращаясь, прокомментировал ситуацию Гарри.

Падма покачала головой и закатила глаза, демонстрируя своё пренебрежение к Гермионе.

— Или вот на него, — с поддёвкой заговорил Бут, тыча пальцем в Поттера.

— А что я? — хмыкнул Гарри, в то время как всеобщее внимание уже было сосредоточенно на нём. — Слюней ни по кому не пускаю и в Г.А.В.Н.Э не агитирую…

— Может, и так, — заговорщицким тоном проворковала из-за спины подкравшаяся Турплин, — но вот где ты шарился этой ночью? — требовательно спросила она.

— Ставлю на то, что в этой истории как-то замешана его невеста, — улыбаясь, предположил Голдстейн, чем вызвал всеобщее веселье. Впрочем, Лайзу нельзя было назвать уж очень обрадованной.

Весело было всем, кроме Поттера. И потому, хмыкнув и так ничего и не ответив, он поплёлся в спальню переодеваться. Впереди был трудный день и чёртов дракон. Воспоминания о недавнем сне не добавляли уверенности. Поморщившись, он попытался выбросить их из головы.

— Поттер, поторопись, — бросил ему в спину явно голодный Терри, — иначе опоздаем на завтрак.

Закрывая за собой дверь, Гарри отчётливо понимал: сегодняшним утром всеобщего аппетита он не разделит.

* * *
Завтрак, история магии и обед пролетели в одно мгновенье. До встречи с драконом оставался последний час, и настроение таяло, словно песок в часах.

Впрочем, у его сокурсников были свои проблемы. Бут с Падмой о чём-то снова спорили. Лайза пропала,не сказав никому и ничего, а Энтони летал где-то в облаках своих грёз и немного завистливо посматривал на Бута.

Компания шла по длинному коридору к лестницам. Им предстояло спуститься на первый этаж. Из окон лился яркий свет, но он никого не мог обмануть: погода была откровенно холодной и неприятной. «Да уж, — хмыкнул про себя Поттер, — бывали времена, когда мне нравилась подобная погода». Но сегодня явно не тот день. Впрочем, быть может, прохладный воздух поможет ему успокоиться.

Ученики, столпившиеся у узкого проёма прямо перед лестницей, изрядно их задержали. Вот темнокожий гриффиндорец на несколько курсов старше Поттера улыбается и что-то там ему желает. Поттер кивает в ответ и переводит свой взгляд на неподвижно стоящих у окна амбалообразных слизеринцев. «Кажется, их зовут Кребб и Гойл», — быстро припоминает Гарри, перекладывая лямку сумки с одного плеча на другое. Они никуда не спешат и провожают его ничего не выражающими безразличными взглядами. Но ему, как и им, нет до этого никакого дела. Внезапно его взгляд натыкается на миловидное личико хаффлпаффской старшекурсницы. Её большие синие глаза делали её очень привлекательной, а вот слегка перекошенное от презрения лицо — не очень. Протиснувшись сквозь толпу и уже стоя на лестнице, Гарри поймал на себе задумчивый взгляд Седрика Диггори. Так звали высокого семикурсника с Хаффлпаффа, с которым зачастую видели Чжоу Чанг.

Многие желали ему победы и удачи, большинство же были равнодушны. Это более-менее устраивало самого Поттера. Но находились и те, кто относился к нему негативно. А точнее, вольно или нет, демонстрировал это отношение. На всякого рода пересуды и шёпот за спиною Гарри попросту не обращал внимания.

Не последнюю роль в таком отношении к нему сыграла и та чёртова статья стервы Скитер, выставлявшая его вместе с Альбусом в совсем не привлекательном свете. Ожидаемо нашлись те, кто поверил, что его участие в турнире организовано Дамблдором, ведь Рита специально не упомянула о клятве между директорами, ограничившись лишь предположениями.

— Пойдёмте к доске объявлений, — с энтузиазмом проговорил Бут.

Компания уже спустилась в холл, находящийся перед большим залом. Идя вслед за остальными, Поттер по-прежнему был погружен в свои мысли. «Турниром ведь статья не ограничилась, — хмыкнул он про себя, — Рита добралась и до личной жизни». Что до его невесты, то Поттер не знал, как отреагировала на статью сама Гринграсс. А вот окружающие его сокурсники и прочие ученики, с которыми он то и дело пересекался, отреагировали весьма разнообразно. Кто-то из девчонок жалел «бедняжку Дафну», а кое-кто из парней, судя по всему, открыто ему завидовал. Подавив внутренний порыв засмеяться, Гарри обратил внимание на толпу учеников, облепившую место возле доски с объявлениями. Поттер решил, что там, должно быть, вывешено нечто интересное, но вместо того, чтобы вслед за Энтони и Терри пробиваться к доске, остался вместе с Падмой ждать их всторонке.

Что касается его небольшой компании сокурсников, с которой он периодически проводил время, то они в целом были на его стороне. Правда, каждый по-своему. Энтони наверняка и раньше знал о помолвке, ведь это не было закрытой информацией. А потому отреагировал спокойно — как ни крути, он был чистокровным волшебником, и романтическими баснями о любви и свободном выборе его непросто одурачить. Несколько дней назад, когда они стали свидетелями очередных пересудов за спиною Поттера, Голдстейн прямо так и сказал: «Гринграсс стоящая партия, хороший выбор, Поттер». Для подобных ему чистокровных ребят это было нормой, если не обыденностью. Падма и Лайза с присущим девчонкам живым интересом обсуждали Дафну, в целом при нём не выходя за рамки приличий. Впрочем, Турплин не казалась слишком-то радостной. Поттер видел, что нравится Лайзе, а значит, её реакция была предсказуемой. Бут же был полукровкой, и, судя по его реакции, тема была ему безразлична.

— Судя по всему, — скучающим тоном заговорила оставшаяся с ним Падма, — объявили о начале ежегодного дуэльного турнира.

Очевидно, дуэлинг её не интересовал. Поттер вспомнил, что нечто-то подобное действительно намечалось, исходя из постоянной болтовни Бута и Голдстейна, видимо, грезивших дуэльной славой. Гарри ухмылкой наблюдал, как ребята с довольным видом возвращались обратно, а Патил сосредоточенно рылась у себя в сумочке.

— В этом году мы должны обязательно попасть в первую тройку, — донёсся до Поттера уверенныйголос Энтони, обращавшегося к Буту.

— Не забывай о Нотте с Малфоем, — ответил скептически настроенный Терри, когда они уже подошли к Гарри и Падме. Бут выглядел куда менее уверенным, чем Голдстейн. Подумав, Гарри назвал бы его сомневающимся.

— Ну, поскольку мы будем тягаться с учениками нашего курса, то не стоит забывать так же и об Уизли с Финч-Флетчли, а так же малышке Боунс, — самоуверенно улыбаясь, подхватил Голдстейн.

— Видимо, эти люди что-то представляют собой на дуэльной арене? — Поттер случайно задал вопрос вслух. Гарри не очень-то и хотел развивать сию тему, чтобы не провоцировать ненужные вопросы.

— Можно сказать и так, — задумчиво ответил Энтони и перевёл взгляд на Поттера. — А что скажешь ты, Гарри Поттер? — ухмыляясь и почёсывая подбородок, спросил Голдстейн.

— Я не стану участвовать, — отчеканил Гарри, прикидывая, сколько ещё осталось времени до начала турнира.

— Я думаю, не мне одному было бы интересно увидеть тебя в деле, — попытался раззадорить его Энтони.

— Увидишь через час, — уклончиво ответил Поттер, тем временем заметивший Асторию в стайке слизеринских девчонок, направляющихся к выходу из замка.

— Как знаешь, Поттер, — прокомментировал его заявление Терри Бут. — А что до тебя, Энтони Голдстейн, — нарочито пафосно добавил он, — я думаю, что смогу удивить тебя и всех прочих парочкой новых заклинаний, разученных мною за лето.

— Теория без практики мертва, — подняв указательный палец вверх, поучительным тоном произнесла Падма.

Гарри, не обращая на них внимания, приветливо кивнул всё-таки заметившей его взгляд Астории. Наводнившая зал толпа скрыла реакцию младшей Гринграсс и оттеснила её с подружками к выходу. Гарри решил поторопить сокурсников. Времени оставалось не так уж и много.

* * *
— Ни пуха, — пожимая руку Поттеру, заговорил Терри Бут. Он выглядел довольным и полным ожидания предстоящего развлечения.

Рядом стоял уже толкнувший напутственную речь Голдстейн, который, пожалуй, разделял чувства Бута, а так же Падма Патил, ждущая своей очереди, и при этом нетерпеливо посматривавшая на выход из замка, возле которого они и находились.

Справа от них толпа учеников растянулась в длинную цепочку, направляющуюся к месту проведения первого тура, а точнее, трибунам, построенным вокруг арены. Слева Гарри ждал профессор Флитвик, который должен был препроводить его к месту начала состязания. Рядом с ним стояли трое незнакомых людей в аврорской форме. Сильный ветер дул Поттеру прямо в лицо, то и дело заставляя морщиться.

— Кажется, Грейнджер нашла себе единомышленницу, — иронично произнесла Падма, указывая на Гермиону, выходившую из замка в компании блондинки в когтерванской форме.

Присмотревшись, Гарри вспомнил, что видел эту девушку в гостиной, но ни её имени, ни курса он не знал.

— Это Луна Лавгуд, — сказал Энтони, — она на курс младше нас и, кажется, немного странная.

— Насколько я помню, её отцу принадлежит какой-то журнал, — добавил Терри, вместе с остальными разглядывающий удаляющихся девчонок.

— «Придира», — со знанием дела внесла ясность Патил.

Гарри показалось, что в её голосе прозвучали насмешливые нотки. Пока парни продолжали что-то вспоминать об этом журнале и дочери его владельца, Парвати быстро подошла к Поттеру.

— Удачи тебе, — приподнявшись на цыпочки и чмокнув Гарри в щеку, проговорила она. — Кстати, Лайза обещала найти нас на трибунах и вместе с нами поболеть за тебя, — отстранившись и подмигнув, добавила она.

Проигнорировав информацию о Турпин, Поттер заметил, как нетерпеливо смотрит на него декан.

— Спасибо вам всем за вашу поддержку, — легко улыбаясь, заявил Поттер, — я действительно буду чувствовать себя увереннее, зная, что вы будете там.

В ответ Голдстейн потрепал его по плечу, и ребята отправились вслед за остальными учениками к трибунам.

Честно говоря, Поттер был глубоко безразличен к поддержке с их стороны, хотя его и била лёгкая дрожь, которую он пытался скрыть. Смесь ожидания, эмоционального напряжения, страха, нетерпения и Бог знает чего ещё, кружила ему голову. Но причин не соблюдать социальный протокол у него не было.

Декан выглядел нетерпеливо, и недаром — ведь времени оставалось в обрез, тянуть дальше возможности не было. Поттер,не мешкая, направился в его сторону.

— Здравствуй, Гарри, — подмигнул ему декан. Судя по интонации,он и сам был взволнован.

— Рад вас видеть, — в ответ улыбнулся Поттер, вовсю разглядывая стоящих за деканом авроров. Два парня и одна девушка, все достаточно молоды. С первого взгляда Гарри дал бы им лет по девятнадцать на вид.

— Хочу представить тебе некоторых из моих лучших выпускников, — с гордостью в голосе заявил профессор Флитвик, жестом указывая на возвышающихся за ним стражей порядка.

— Меня зовут Генри Стенфилд, — приятным голосом представился высокий аврор с располагающей улыбкой, — это мой друг Люк и невеста Челси, — добавил он, представляя своих коллег.

Фамилия Стенфилд была довольно известной в магическом обществе. И известность эта была весьма забавной на взгляд Поттера. Клан Стенфилдов изначально принадлежал к старой маггловской аристократии и никаких связей с волшебным миром он не имел со дня принятия статута о секретности. Но со второй половины двадцатого века многие его члены стали рождаться с магическими способностями. Магический мир,конечно же, принял их. «Правда, — с иронией подумал Гарри, — далеко не так, как многим из них того хотелось».

— Ну чтож, как меня зовут, вы и так знаете, — сострил немного удивлённый интересом авроров Поттер.

«Что им, черт возьми, нужно?» — настороженно подумал он, а сам спросил уже мягче:

— Чем могу быть полезен?

Только сейчас Гарри заметил, что этот парень, Генри, держит за руку выглядящую счастливой девушку -аврора. В придачу к ладной фигурке у неё имелись длинные черные волосы, собранные в высокий хвост, и холодные синие глаза. Встретившись с ней взглядом, Поттер почувствовал нечто смутнознакомое.

— Ребята в числе прочих авроров и сотрудников министерства обеспечивают безопасность на сегодняшнем мероприятии, — с нотками гордости отметил Флитвик. Видимо, он был действительно расположен к своим бывшим выпускникам.

— Спасибо, профессор, — поблагодарил Флитвика второй аврор по имени Люк. Рыжеволосый парень был пониже Стенфилда, но куда шире в плечах.

— Мы, как и все наслышаны о тебе, Гарри Поттер, и, по правде говоря, мы рады, что ты попал на наш факультет… — начал было Стенфилд, но был перебит смешком рядом стоящей девушки.

— Генри, скажи прямо, что просто захотел увидеть знаменитого Гарри Поттера, — смеясь, заговорила она.

Люк с Флитвиком заулыбались, в то время как сам Генри, поставленный в немного неловкое положение, слегка скомкано пробубнил:

— Мы попросту хотели пожелать тебе удачи, парень…

Гарри что-то вежливо ему ответил, а сам задумался о своей вездесущей славе. Судя по всему, авроры хотели просто на него поглазеть. А может и не авроры вовсе, а лично Стенфилд, ибо ни его шкафоподобный друг, ни эта Челси им не интересовались. Но для чего? Помотав головой, Гарри выбросил из головы столь пустяковые мысли.

Распрощавшись с ними, авроры последовали за потоком учеников к трибунам и направились обходным путём через небольшую опушку. «Наверняка место сбора чемпионов находится с противоположной стороны от основного входа для зрителей», — предположил Поттер.

Чисто по-человечески ему не понравилось поведение Стенфилда, хоть Гарри и осознавал полезность подобного отношения к себе. За ним никогда раньше не бегали фанаты, ведь они с Альбусом старались не появляться лишний раз в людных местах. Да и в школе к повышенному вниманию к своей персоне Поттер ещё только привыкал. Но одно дело ровесники или первокурсники, а другое — взрослые незнакомые люди. Нельзя было сказать, что эти мысли вызывали у него особый дискомфорт, но и в восторг уж точно не приводили.

Молча идя рядом с Флитвиком, Гарри перестал обращать внимание на весьма прохладную погоду и осознал, что разговор с аврорами слегка отвлёк его от навязчивых мыслей о драконах.

— А ведь знаешь, — вдруг заговорил Филиус, — с этими ребятами Когтерван выиграл не один кубок школы.

Ну вот и что на это отвечать? Поттер хмыкнул про себя, по-прежнему сохраняя молчание.

— Признаюсь честно, — вновь продолжил необычайно разговорчивый нынче Флитвик, — Челси и Генри были и остаются для меня таким же поводом для гордости, как и твои родители для Минервы.

Воспоминаниями и рассказами о родителях ему уже успел надоесть Люпин, а потому Флитвик, заговорив об этом, начал стремительно терять очки. И, чтобы как-то сменить тему разговора, Гарри попытался переключить декана на что-то более реальное.

— Так у них скоро свадьба? — ляпнул первое пришедшее в голову Поттер.

— Несомненно, — с довольным видом подтвердил Филиус, — только что они как раз и пригласили меня. Как же порой приятно видеть, как удачно складывается жизнь у твоих бывших учеников, — добавил он, скосив взгляд на Гарри. — А впрочем, бывают ли ученики бывшими? — увлечённопродолжал он, с ухмылкой глядя на Поттера и явно проводя параллель между собой и Альбусом.

Поттер не стал отвечать на риторический вопрос и просто вернул декану ухмылку. Ещё минута прошла в тишине, нарушаемая лишь шумом листвы и звуком шагов. Каждый думал о своём и не мешал думать другому.

— Что думаешь делать с драконом? — внезапно выдал профессор, обращая тем самым внимание Гарри на себя и внимательно наблюдя за его реакцией.

— Кажется,это нарушение правил турнира, профессор, — иронично улыбаясь, ответил Поттер, раздумывая, не для этого ли разговора декан завёл тему об успехах Когтервана с кубками школы. Да и почву определённо стоило прощупать. Нужно было понять, насколько далеко готов зайти Филиус.

— Кажется, ты не удивлён,— констатировал очевидный факт Флитвик, держась при этом весьма непринуждённо.

— В таком случае, у меня ведь должен быть план? — ответил Гарри риторическим вопросом, прекрасно понимая причины недомолвок декана. Флитвик, должно быть, тоже прощупывает рамки, и, судя по всему, специально выбрал обходную дорогу без лишних ушей дабы набить себе цену.

Тем временем впереди уже показались очертания огромного загона с трибунами, выстроенного вокруг большой площадки, именуемой ареной.

— Я от лица Когтервана возлагаю большие надежды на то, что ваша самоуверенность имеет под собой прочное основание, мистер Поттер, — иронично ответил Флитвик.

Вопрос был в том, насколько сильно можно было довериться этому полугоблину. Но задать его сейчас было некому, и Поттер корил себя за то, что не расспросил Альбуса ранее.

— Это хороший вопрос, профессор, — легко улыбнувшись, ответил Поттер, впрочем, лишь для того, чтобы потянуть время.

«Возможно, он лишь хочет повысить престиж факультета за счёт моей победы, — обдумывал ситуацию Гарри, — но в равной степени возможно, что это лишь вершина айсберга…»

— Видишь ли, Гарри…

— Мистер Флитвик, — внезапно раздался хриплый голос откуда-то справа.

Остановившись, Гарри с деканом обернулись, дабы увидеть спешащего к ним мистера Крауча. Выглядел он всё так же неважно, но в его-то возрасте это было не мудрено. Гарри испытал злость на старика за то, что он прервал их разговор. Флитвик, судя по всему, собирался подкинуть какой-то вариант победы над поджидающей Поттера тварюгой.

— У меня очень серьёзный разговор, — начал торопливо объяснять причину своего появления Крауч.

— Это как-то касается Гарри Поттера или турнира? — спокойным голосом уточнил Флитвик, покосившись на Гарри.

— Никоим образом, — нетерпеливо отмахнулся мистер Крауч, поправляя свою чёрную шляпу, — но вынужден акцентировать внимание на том, что это частный разговор, — слегка извиняющимся тоном добавил он.

Секунда неудобного молчания. Видимо, Флитвик, так же как и Гарри, незнал, как избавиться от министерского работника. Чтож, Поттер в любом случае планировал пройти это испытание без какой-либо помощи со стороны, и этот момент тоже можно использовать в свою пользу. Пусть Флитвик увидит, что его помощь отнюдь не является жизненно необходимой, зато в следующий раз, когда помощь может действительно понадобиться, профессор наверняка будет подрукой.

— Благодарю за доверие, — продолжая улыбаться, заговорил Поттер. — Видимо, дальше я смогу добраться и один, — разводя руки в стороны, добавил он, давая понять декану, что не нуждается в его помощи. Или, по крайней мере, не ищет её.

— Хорошо, можешь идти, — всё так же спокойно согласился декан, пристально глядя Поттеру в глаза. — И будь спокоен, министерство все держит под контролем, — показалось, или в голосе Флитвика сквозила ирония?

Кивнув и уже разворачиваясь, Гарри заметил, как Флитвик с Краучем, сменив направление, направились в сторону замка. Интересно, какие дела могут связывать главу Департамента международного магического сотрудничества и преподавателя Хогвартса? Любопытство Поттера дало о себе знать.

Впрочем, сейчас Гарри было не до них. Впереди его ждала огромная палатка, вплотную приставленная к высокой стене, окружающей трибуны. Шум, доносившийся оттуда, был слышен даже с приличного расстояния, на котором все ещё находился Гарри. Но присматривался Поттер не к палатке или трибунам, а к тройке уже собравшихся чемпионов. Почему-то они не заходили внутрь, и вскоре Гарри собирался узнать, почему.

Драко Малфой, стоящий ближе всего к Поттеру, с отстранённым видом отвернулся от остальных чемпионов и смотрел в сторону приближающегося Гарри. Так думал Поттер, пока не подошёл немного поближе — оказалось, что слизеринец рассматривает облака, засунув при этом руки в карманы. Драко был одет в одни лишь черные штаны и белую рубашку с засученными по локоть рукавами. Чтож, либо Малфой решил сыграть на публику, либо ему было вовсе не холодно. Что-то подсказывало Гарри, что ставить нужно на первый вариант.

Крам, так же как и Малфой, сохранял спокойный и уверенный вид, вот только прохаживался он при этом вдоль поваленного дерева невдалеке от палатки. Шаг ровный, можно сказать чеканящий — со сцепленными за спиною руками он кое-кого напоминал Поттеру. В этой походке Гарри увидел нечто свойственное ему самому. Он так же любил пройтись из стороны в сторону, ибо это помогало ему сосредоточиться и поразмышлять.

Раздражённо и несколько нервно вейла наблюдала за вышагивающим вдоль дерева Крамом. Она стояла, опираясь на стену трибуны в нескольких метрах от входа в палатку. Быть может, её раздражало то, как Виктор мелькал из стороны в сторону, а быть может, ожидание предстоящего испытания вконец извело француженку, но она меньше других походила на образец спокойствия и умиротворённости. Поттеру показалось, что даже её аура чувствовалась несколько блекло. Но подойдя ближе, он понял, что аура пульсировала, то усиливаясь, то делаясь практически незаметной.

— Всем привет, — безразлично бросил Поттер, привлекая к себе внимание. Виктор кивнул,и, криво усмехнувшись, бросил взгляд на Флёр. Судя по всему, он прекрасно понимал, что раздражает её, тем и развлекался.

Сама Делакур лишь, высокомерно повернув голову, окинула Гарри изучающим взглядом. Что до Малфоя,тот и вовсе никак не отреагировал на приветствие. Складывалось впечатление, что он сам находился среди тех облаков, за которыми так усердно наблюдал.

Судя по всему, чемпионы чего-то ждали, или быть может кого-то. Бэгмена, к примеру. Ещё раз окинув поляну взглядом, Поттер поудобнее устроился на поваленном бревне, возле которого вышагивал Крам.

Интересно, знают ли остальные, что им вскоре предстоит? Впрочем, сейчас это не имело никакого значения. Каждый из них скрывал свой нервоз по-своему. Впрочем, и сам Поттер не слишком-то от них отличался. Внешне он старался сохранять спокойствие и уверенность, но вот внутри…

Как бы то ни было, демонстрация уверенности была попросту необходима. Ведь когда-то лидером станет он сам, а люди не должны видеть страха в своём лидере. «Впрочем, этого может и не произойти, — рассуждал Гарри Поттер, покрепче закутываясь в свою мантию на довольно прохладном северном ветру, — есть шанс, что Альбуса хватит и на эту компанию с Волдемортом. Но жизнь не закончится на победе, — продолжал он свои размышления, проводя аналогию с Гриндевальдом, — даже если та и будет достигнута вскоре».

Да и глупо загадывать так наперёд, ведьнеизвестно, через сколько лет Томуудастсяснова вернуться на арену. Нужно просто быть готовым.

Ещё раз осмотревшись, Гарри заметил нескольких учеников, спешащих к парадному входу, и это заставило его ещё раз задуматься над выбором дороги Флитвиком.

Повернув голову, Гарри поймал взгляд Флёр и понял, что вейла ещё не остыла — недаром эти существа славились своей злопамятностью.

— Прекрасная погодка, — иронично заявил Гарри.

— Она такая же унылая, как и ты, мальчишка, — снисходительно ответила Флёр, поправляя растрепавшийся на ветру локон.

«Видимо, она предпочитает быть сверху», — хмыкнул про себя Поттер, а вслух произнёс куда более пристойное предположение:

— Ну, так возьми палочку и развлеки себя, ты же ведьма или кто?

— Хог'ошая попытка вывести меня, — улыбаясь одними лишь уголками губи сверкая глазами, ответила ведьма, — но не в этот 'аз, — хмыкнула она. Впрочем, жёлтая вспышка в её нечеловеческих глазах явно намекала, что мадмуазель врёт.

Невдалеке тихо рассмеялся Крам.

— Ни в коем разе, — замахал Поттер руками с выставленными вперёд ладонями.

— Но если уж зашёл г'азговог' о г'азвлечениях, — заговорила вейла вкрадчивым тоном, — то хочу вам сообщить, что в этой школе скучно, как в пансионате для благог'одных ведьмочек.

Крам засмеялся, уже не сдерживаясь, да и Гарри по достоинству оценил эту шутку. Что уж говорить, даже отстранённый Малфой повернулся к ребятам, заинтригованный происходящим.

Делакур упомянула некие пансионаты, что существовали в средневековой Европе. В те времена маглорождённых ведьм, воспитанных в христианских ценностях, нередко обучали именно в подобных заведениях закрытого типа. Просуществовали они недолго, но вот запомнились навека. Продолжая усмехаться, Гарри отметил, что обстановка несколько разрядилась, и даже уменьшилась нервозность чемпионов, связанная с предстоящим вскоре испытанием.

— Может, действительно как-то отметим начало турнира? — бодрым тоном предложил остановившийся невдалеке от Поттера Крам.

— Тебе мало недавней пирушки? — неожиданно вступил в разговор доселе молчавший Драко Малфой.

— Ты сравниваешь тот завтрак в большом зале с хорошей пирушкой? — хмыкнул Крам.

— Вот именно об этом я и говог'ила, — самоуверенный голос Флёр был наполнен нотками торжества. — Англичане ничего не понимают в хог'ошем отдыхе.

— Так вот вы о чем, — проявил чудеса догадливости Драко, видимо, ещё не до конца пришедший в себя. Предлагаете собраться да побросать плюй-камни? — иронично спросил он.

— Ты бы ещё чаепитие пг'едложил, — фыркнула Флёр, очевидно, не оценив иронии.

Почему-то этот разговор напомнил Гарри о капитане Кляйне с его лейтенантами, покере и совершенно другой вейле. «В конце концов, почему бы и нет?» — спросил сам себя Поттер и, улыбнувшись, повернулся к Краму.

— Как насчёт покера, дамы и господа?

Виктор, улыбнувшись во весь рот, показал большой палец в качестве согласия. Малфой неопределённо поднял бровь, видимо принимая решение. А вейла изумлённо взметнула брови вверх.

— Покег'? — переспросила она.

— Да, никакой прессы, никаких одногруппников и учителей, — перечислил все раздражающие факторы Гарри, — лишь чемпионы.

— Выпивка и приятная музыка в комфортном помещении, — подхватил довольным голосом Малфой, наколдовывая палочкой чёрную мантию.

— Неплохо звучит, — подхватил Крам, и взгляды всех троих парней пересеклись на Флёр.

— Надеюсь, у вас достаточно сг'едств, — спустя несколько секунд напряжённого молчания фыркнула она, бросая взгляд на Крама, словно делая всем и каждому здесь одолжение.

— Раз все в деле, то остаётся лишь определиться со временем и местом, — заговорил увлечённый этой идеей Поттер.

— Чего-чего, а уж времени у нас действительно в достатке, — глядя на Поттера, развёл руками Виктор. — Вечерами здесь и вправду смертная тоска.

— Вг'емя не важно, — поддержала его Флер, — вопг'ос лишь в помещении. Оно должно быть достаточно комфог'тным и одновременно малоизвестным. — Заявила она, судя по всему, не намереваясь хоть чем-то помогать им.

Гарри моментально вспомнил про одну замечательную комнату.

— На этот счёт можете не волноваться, — покровительственно заявил Малфой, — есть в этом замке весьма достойные апартаменты, — улыбаясь, добавил он. — Давайте так: я на днях пришлю вам приглашения, в которых будет указано время и место?

— Договорились, — кивнул ему Поттер, с удовлетворением наблюдая за тем, как соглашаются остальные и отмечая факт спихивания организационных работ со своей головы.

— Приготовься меня поздравлять, gar?on, — усмехаясь, заявила француженка, свысока поглядывая на Поттера.

— Сбавь свой темп, птичка, — осадил её Гарри, с удовольствием наблюдая вспышку недоумения в её глазах.

— А вот и я, — неизменно жизнерадостный голос Бэгмена тяжело было с чем-то спутать.

Внутри палатки оказалось несколько скамеек и Гарри, сидя на одной из них, вынужден был сначала выслушать суть задания, а затем наблюдать за тем, как чемпионы по очереди вытягивают доставшихся им драконов из небольшого красного мешка Людо.

Гарри ощутил, что уверенность и спокойствие неожиданным образом возвращаются к нему. Предстоит выполнить дело, и выполнить его нужно хорошо. «Интересно, — задумался он, наблюдая, как Крам готовится покинуть палатку, — как это задание выполнил бы Дамблдор? — и ответил сам себе: — Судя по всему, он постарался бы как-то сковать эту зверюгу и спокойно забрал бы яйцо».

Вдруг ему в голову пришла ещё более любопытная мысль: а как это задание выполнил бы Волдеморт? Скорее всего, он бы попросту попробовал убить дракона, как можно более эффектно и зрелищно, тем самым демонстрируя свою силу.

Но пытаться сковать или убить подобную тварь было бы огромной глупостью для Гарри Поттера, и он прекрасно это понимал. «А потому я выполню это задание, как Поттер», — усмехаясь, решил Гарри.
 
ShtormДата: Среда, 29.10.2014, 14:36 | Сообщение # 196
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
ждем зарубу с драконами


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
KomisarДата: Четверг, 30.10.2014, 16:30 | Сообщение # 197
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Глава 15. Шоумен. Часть 2

Несколькими часами ранее.

«Милая Дафна, прости, что не ответила тебе раньше — на то были объективные причины. Сейчас мы с твоим отцом находимся в Испании; надеюсь, ты ещё не забыла, какая это красивая страна? У Доминика здесь встреча с какими-то партнёрами, а я наконец-то могу позволить себе просто наслаждаться отдыхом. Мы планируем посетить ещё Францию и Италию, — правда, для твоего отца эти поездки будут также деловыми. Собственно говоря, мы бы ещё долго раскачивались, прежде чем поехать в это «турне», если бы у Доминика не возникла срочная необходимость решить кое-какие вопросы с его активами в Европе. Но не бери это в голову: я целиком и полностью уверена в его способностях и деловой хватке. Так что надеюсь, в скором времени мы, отдохнувшие и посвежевшие, вернёмся в старушку Англию.

С любовью, Сильвия.

P.S. Понаблюдай за Асторией, в последнее время она крайне странно отвечает на мои письма».

Сложив письмо от матери и убрав его в сумку, Дафна медленно окинула взглядом совятню в поисках своей птицы, раздумывая, действительно ли она должна отправить ответ прямо сейчас? Следовало бы сначала поговорить об этом с сестрой. Где только её носит? На улице было холодно и крайне ветрено, а этот чуланчик с птицами спасал лишь от ветра. Поморщившись и решительно тряхнув головой, словно что-то решив для себя, она направилась обратно в замок.

О том, что у отца проблемы с бизнесом, она подозревала давно. Вот уже как несколько лет дела Доминика не были хороши. Но по большему счёту Дафна не волновалась, так как была согласна с матерью: отец — надёжный человек, а значит, он найдёт способ всё уладить.

Что же до Астории, то опасения матери казались ей в большей степени надуманными. «Милейшая сестрица как была язвительной маленькой занозой, так ею и остаётся», — размышляла Дафна, направляясь по коридору, ведущему к лестницам. И недавний разговор в той же совятне — лучшее тому подтверждение. Впрочем, как бы они не ссорились, а младшую сестру Дафна любила. По крайней мере, где-то в глубине души.

— Гринграсс, — высокий мужской голос вырвал Дафну из своих мыслей. Остановившись, она заметила стоящего справа у окна Эдриана Пьюси. Высокий и от того немного нескладный старшекурсник пристально рассматривал её.

— Я спешу, Эдриан. Что тебе нужно? — слегка недружелюбно отозвалась она. Дафне не нравилось его общество и на то были причины.

— Я слышал, в следующем году ты хочешь получить место охотника в команде? — утверждающим тоном спрашивал Эдриан, положив руку на ремень своей сумки.

— Откуда ты об этом знаешь? — удивилась Дафна. Ведь никто, кроме самого близкого круга её одногруппников не знал об этом. Выходит, этот проныра подслушивал?

На его лице отразилась лёгкая улыбка уверенного в себе человека. Дафна нахмурилась было, но затем взяла себя в руки и изобразила дружелюбие.

— Это не столь важно, Дафна, — вальяжно бросил Пьюси. — Куда интереснее то, что я могу тебе с этим помочь.

Будучи слизеринкой до мозга костей, Дафна не могла не понимать, что подобная помощь всегда требует свою цену. Вопрос лишь в её размерах и форме.

— С чего ты взял, что мне нужна твоя помощь? — поинтересовалась Дафна, пряча ехидность за кокетством. Не стоило показывать Эдриану, что это место действительно значило для неё.

— В следующем году капитаном команды назначат Монтегю вместо выпустившегося Флинта, — отвлечённо рассуждал он, — а поскольку он мой хороший друг, то, замолви я словечко за тебя… — и он замолчал с самым многозначительным видом, на который был способен.

— Право же, Эдриан, — защебетала Дафна, старательно изображая наивность, — неужели ты думаешь, что Грэхем не сможет сам разобраться, кто действительно заслуживает место в команде?

— В прошлом году я наблюдал, как ты отрабатывала бросок, — мерзко улыбаясь, ответил Пьюси. — Душераздирающее зрелище.

— И что с того? — фыркнула Дафна. На душе у неё стало легче когда она узнала, каким образом Эдриану стало известно о квиддиче: можно было откинуть уже зародившиеся подозрения.

— С такими навыками тебе не попасть в команду, — наигранно огорчённым тоном говорил он, а в его голосе явно слышались нотки довольства.

— Я так не думаю, — с достоинством возразила Гринграсс, пытаясь подавить приступ бешенства. Самодовольный болван!

Впрочем, одно дело что-то утверждать, и совсем другое — быть в этом уверенной. Дафна не чувствовала в себе особенного охотничьего таланта, хотя ей и нравилось летать на метле. Тем не менее, квиддич был отличным способом привлечь всеобщее внимание, набрать популярность и заявить о себе в хорошем смысле. А какая приличная ведьмочка не хотела бы этого?

Пьюси лишь хмыкнул, услышав её слова, при этом выражение его лица красноречиво свидетельствовало о сомнениях.

— В любом случае, спасибо за предложение, — воспитание в очередной раз сослужило Дафне добрую службу, помогая скрыть раздражение. Однако она решила выяснить всё до конца. — Кстати, мне любопытно, что бы ты захотел взамен за свою услугу?

— Ничего особенного, Гринграсс, — будто бы делая одолжение, пожал он плечами, — одно небольшое свидание в Хогсмиде…

— Ты спятил?! — раздражённо перебила она его, при этом издав слегка нервный смешок.

— Гринграсс, я предельно серьёзен, — с деланно сосредоточенным видом ответил Эдриан, делая шаг в направлении Дафны.

То, что Пьюси на неё засматривается, Дафна знала уже давно, да и — чего лукавить — не один он. Но раньше приглашения на свидания поступали лишь от тех, кто не знал о её брачном контракте. А поскольку теперь благодаря «Пророку» самый последний хаффлпаффец мог мнить себя знатоком её личной жизни, то уж Эдриан явно был в курсе. Потому подобное приглашение было отнюдь не в тоне хорошего этикета и, по сути, граничило с оскорблением.

— Недаром ходит на факультете анекдот о твоих умственных способностях, — бросила Дафна, прищурившись, и, не оборачиваясь, направилась в большой зал.

«Мерлин, и на что он рассчитывал?» — гневно вышагивая мимо портрета сэра Кэдогана, раздумывала она. Даже если представить, что Дафна согласилась бы с ним отправиться в деревню, то их непременно бы там заметили. И не прошло бы и суток, как ей пришлось бы отвечать на весьма непростые вопросы. Кроме того, Эдриан Пьюси явно не блистал в глазах Дафны.

Впереди перед поворотом в библиотеку маячил завхоз в компании своей кошки. Тыча пальцем в разбитые и разбросанные по полу доспехи, Филч самодовольно-желчным тоном внушал что-то нескольким первокурсникам, сбившимся в стайку. В противоположном конце коридора слышался мерзкий смешок Пивза.

Стараясь не обращать на весь этот хаос внимания, Дафна прошла мимо, думая о команде Слизерина. Собственно, Тео и так уже в ней состоял, а Винсент с Грегори планировали в неё вступить в следующем году, так же, как и она. Так что у неё был хороший шанс повысить свой уровень к пробам следующего года или придумать что-то другое.

Уровень шума, стоящий в большом зале, на порядок превышал обычный. Зайдя внутрь, Гринграсс ощутила атмосферу всеобщего возбуждения, нетерпения и ожидания, разлитую вокруг. Впрочем, это не было удивительно, ведь сегодня состоится первое испытание.

Найдя за слизеринским столом своих друзей, Дафна твёрдым шагом направилась к ним, кожей чувствуя неуместно повышенное к себе внимание. Ритина статейка если и не сделала её персону популярной, то уж крайне обсуждаемой точно. Жалость, зависть, да и просто праздный интерес читались во взглядах, направленных в её сторону. Едва заметно поморщившись, Гринграсс заняла своё место.

Поздоровавшись с Тео и остальными, Дафна заметила, что Драко явно не разделял всеобщего подъёма чувств. Малфой выглядел задумчивым, измотанным, и, не обращая ни на что внимания, попросту пялился в свою тарелку. Впрочем, одет был он довольно броско и на фоне остальных выгодно отличался. Но не замёрзнет ли он? Неосознанно она начала оглядываться в поисках остальных чемпионов. Крам, сидящий неподалёку за их столом, разительно отличался от себя прежнего. Он активно общался с представителями свой делегации, и выглядел не хмурым и замкнутым как обычно, а почти душой собравшейся вокруг него компании. Переведя взгляд на стол Когтеврана, Дафна обратила внимание на Поттера, который был, подобно Малфою, погружён в себя и имел при этом довольно измученный вид. Однако, как она ни всматривалась, так и не смогла отыскать ту заносчивую французскую стерву. Ну,впрочем, и не беда.

Чемпионы явно волновались, и даже Крам, судя по всему, лишь скрывал за показным радушием своё волнение. А может, и не скрывал, мало ли что у этого болгарина на уме. В любом случае, она поддержит Драко в этот сложный для него момент.

Слегка повернув голову, Дафна заметила пристальный взгляд со стороны гриффиндорского стола. Лаванда Браун и ей подобные дуры наверняка находили брачный контракт чем-то романтичным, достойным всяческих восторгов. И если среди чистокровных либо полукровок, выросших в волшебном мире, этот контракт в целом не вызывал особых удивлений, хотя и мог быть волнующей темой для обсуждения, то грязнокровки и полукровки, воспитывавшиеся вдалеке от их традиций, явно не могли адекватно воспринять подобное. Что и привлекало их внимание.

Но во всем можно найти светлые стороны, и даже в её брачном контракте с Поттером таковые были. Раздумывая, Дафна накручивала локон на пальчик. Контракт служил хорошим прикрытием для их с Тео отношений. Ни у кого не возникало глупых вопросов из серии «почему ты не найдёшь себе парня». Да и для нежеланных воздыхателей вроде Пьюси всегда есть отговорка…

Спустя час Дафна была уже возле загона с расположенными вокруг него трибунами. Компанию ей составляли Панси и Трейси, идущие по обе стороны от неё. Крутя головой из стороны в сторону, Гринграсс рассматривала окружающую природу. Начавшие желтеть листья придавали окружающему лесу весьма привлекательный вид, радовавший, несмотря на весьма сильный северный ветер. Дафна сделала себе заметку вытащить всю их компанию на природу в ближайшие выходные.

— Я не понимаю, почему парни так спешили занять места, — озадаченно проговорила Трейси Дэвис.

— На испытание обещался прибыть мистер Нотт, — поведя плечом, ответила Дафна, — видимо, Тео хотел с ним встретиться.

— А Драко как чемпиону было предписано явиться несколько раньше, — дополнила её Паркинсон, пристально рассматривая палатку, возле которой уже собрались все четыре чемпиона.

Проследив за её взглядом, Дафна увидела, как они о чём-то говорили. Голосов слышно не было, но по их улыбкам и жестам можно было предположить, что ребята не скучали. Все внимание парней было сосредоточено на француженке и, видимо, это несколько задело Панс.

— Мне не нравится, как она пялится на Драко, — капризно выдала подруга, вызывая тем самым улыбки у Дафны и Трейси.

— Чушь, — закатив глаза, утвердительно заявила Гринграсс, — скорее, её интересует Крам.

— А может, и Поттер, — уже откровенно подтрунивая, сказала Дэвис. Паркинсон, отвлёкшись от чемпионов, засмеялась вместе с ней.

Гринграсс натянуто улыбнулась, изо всех сил стараясь казаться искренней. Они уже подходили к трибунам, и следовало бы отыскать места, занятые для них парнями. Шум, который исходил от окружающей их толпы учеников и гостей, не давал возможности нормально продолжать разговор, но версия, высказанная в шутку Трейси, натолкнула Дафну на забавную мысль. Если вейла и в самом деле заинтересуется Поттером, что было попросту невероятным, но Мерлин с ним, ей придётся столкнуться с той же проблемой что когда-то встала перед Дафной. Гринграсс невольно взяла в руку золотой амулет, висевший у неё на шее. Он был приятным на ощупь, как всегда согретым теплом её тела.

В ложе для высоких гостей недалеко от министра магии, организаторов, иностранных гостей и директоров школ, находилась небольшая компания знакомых Дафне людей. Мистер Люциус Малфой с супругой и отец Тео с держащей его под руку миссис Забини. Все они о чём-то вежливо беседовали, и на мгновенье Дафне стало жаль, что её собственные родители не смогли сегодня прибыть сюда.

Увидев Тео с ребятами, машущих им, девочки стали пробираться к ним. Размышления о Поттере напомнили Дафне одну весьма любопытную фразу, брошенную им как-то на зельях. «Родившимся на исходе седьмого месяца, профессор». «Что бы это могло значить, — думала она, — ведь Снейпу эта чушь явно что-то говорила». К тому же следовало бы вспомнить и о том недавнем случае с исходящими от амулета звуками. Интересно, могло ли это быть как-то связано…

* * *
Мелодичный голос, завораживая, летел над притихшими трибунами. Не было слышно ни громких криков комментатора, ни реакции толпы. Нет, конечно же, эта реакция была, но выражалась она скорее в немом затишье, чем в бурном крике.

Дафна Гринграсс перевела взгляд с поющей в центре арены вейлы на притихших зрителей. Ситуация напоминала эффект от появления вейл на чемпионате мира, с той лишь разницей, что никто из мужчин не потерял рассудок и не впал в транс — кроме несчастного дракона. Дафна почувствовала нарастающее раздражение, да и вряд ли она одна. Сомнительно, что женскую часть зрителей могло порадовать зрелище мужчин, пялящихся на задницу этой волшебной сучки.

Минутой ранее дракон, почти сбросив транс, пыхнул огнём, опалив и без того короткую юбку француженки. Та её быстро потушила, вот только то, что осталось от юбки, вряд ли могло и дальше хоть что-то прикрыть.

Валлийский зелёный медленно засыпал невдалеке от своей кладки яиц, положив голову на один из огромных валунов, усыпавших всю арену. Внушительных размеров площадка выглядела, словно скалистое побережье во Франции, на которое кто-то собрал десятки больших камней со всей округи. Ветер гонял по замёрзшей земле арены сухие листья.

— Эти старпёры из судейской коллегии явно накрутят ей несколько балов за это зрелище, — язвительно прошептала сидящая рядом Панси.

Хихикнув, Дафна кивком согласилась с подругой, отмечая довольно вялое течение этого раунда в сравнении с выступлением Крама. Тот, в отличие от Делакур, хотя бы как-то боролся с драконом, ослепив его в итоге.

Улыбку с лица Дафны стёрли комментарии Винса и Грега, активно обменивавшихся впечатлениями о филейной части Флёр. Однако, повернув голову в их сторону и посмотрев на сидящего за парнями Нотта, она осталась довольной: Тео не принимал участие в этом пошлом обсуждении, ровно как и не пялился на француженку. Нотт, заметив внимание Гринграсс, улыбнулся и подмигнул ей. На лице Дафны, вновь повернувшейся к арене, заиграла лёгкая, довольная улыбка.

Спустя несколько минут оглушительный рёв ознаменовал победу француженки, перехитрившей дракона. Делакур с яйцом в руке пересекла условную финишную черту.

— Превосходно! — перекрикивая зрителей, вещал Бэгмен. — Молодец Флёр! Ввести в магический транс имеющего сопротивление к магии дракона — это крайне непростая задача. Напоминаю, что объявление оценок и выдача призов будут произведены после окончания испытания, — уже спокойнее добавил он.

Тем временем Гринграсс старалась пристально рассмотреть золотое яйцо, которое Делакур крутила в руках, с самодовольным видом позируя для камер на фоне арены. По правде говоря, оно было золотым лишь отчасти. Полюса и узкая паутина рёбер действительно были из золота, но обрамляли они то ли хрусталь, то ли стекло. Внутри этого стекла находился какой-то серый туман.

— Что-то это мало похоже на яйцо дракона, — прошептала захваченная азартом Трейси.

Кивнув, Дафна согласилась с нею. Она действительно не видела ничего подобного прежде.

— Может, яйца и есть призы чемпионам? — наблюдая за судьями, предположила Паркинсон.

В это время на арене команда драконологов уже заканчивала успокаивать разбушевавшегося дракона,который был явно не в духе и порывался преследовать похитительницу. И пока горячие румынские парни выводили дракона для следующего чемпиона, у Дафны была прекрасная возможность рассмотреть высоких гостей и просто одногруппников, которые, как и она, были рассажены по трибунам.

Вот невдалеке от неё несколько легкомысленных хаффльпаффок что-то активно обсуждают и заливисто хохочут над этим. А рядом с судейской ложей о чем-то тихо переговариваются лорд Малфой с лордом Ноттом, в то время как их спутницы предоставлены сами себе. «Не слишком-то по-джентельменски», — нахмурив ухоженные брови, решила Дафна. А впрочем, у них могли быть какие-то действительно важные дела. Внезапно её внимание привлёк высокий человек с аккуратной чёрной бородой, сидящий двумя рядами выше лордов и их спутниц. Это, несомненно, был министерский чиновник не последнего уровня. По слухам, он возглавлял легендарный отдел тайн, однако его имени юная Гринграсс, как ни старалась, никак не могла вспомнить.

Раздался свисток, а значит, с минуты на минуту на арене должен был появиться Драко Малфой, её однокурсник и человек, которого она пришла подержать на этом испытании.

В «Трёх мётлах» Драко сказал ей, что желание участвовать в турнире он изъявил добровольно. Не проговорился ли он? В ожидании его появления Дафна призадумалась, подперев рукой голову. В принципе, можно было поверить, что один из лучших учеников её курса мог бы найти способ обойти кубок.

Он появился в чёрной мантии и с растрепавшейся от сильного ветра причёской, что было немного для него не свойственно. Кроме того, Драко был даже несколько бледнее обычного, но явно пытался держать себя в руках, и его можно было понять.

Перед ним уже стоял сине-серый дракон, голова которого была размером с небольшую карету. Тем временем мистер Бэгмен начал обычное для сегодняшнего дня представление чемпиона публике:

— Дорогие дамы и господа! — перекрикивая шум, кричал он. — Третьим по счёту выступает чемпион «Хогвартса» Драко Малфой!

Дафна зааплодировала вместе со всеми. Малфоя вряд ли можно было считать особенно популярной фигурой в школе, но юноша он был серьёзный и определённым уважением в нужных кругах обладал. А в текущей ситуации, когда один из чемпионов школы новичок, пусть и довольно известный, а второй — слизеринец, мнения и поддержка учеников, учителей и гостей разделились, и явного фаворита не было.

— Как большинство из вас знает, Драко ученик всего лишь четвёртого курса, — продолжил Бэгмен, — а потому нам всем интересно, что сможет продемонстрировать нам мистер Малфой?!

Публика подержала его одобрительными выкриками, в то время как сам Малфой, не мешкая, начал действовать.

Направив палочку на камень размерами с несколько бладжеров, он начал поднимать его над землёй.

Гринграсс отметила про себя, что комментатор заведомо избегает скользкой темы того, как сумел Малфой попасть на турнир, что было, в общем-то, и не удивительно. Министерство не стало бы напоминать о своих промашках.

— Его противник — это шведский сине-серый тупорылый дракон, — затараторил Людо — видимо, наблюдая за быстро разворачивающимися на арене событиями, он посчитал необходимым ускориться.

А события уже были в самом разгаре. Набирая все большую скорость, огромный камень летел прямо в дракона. Но за несколько секунд до столкновения тот успел среагировать и прикрылся жилистым крылом. С гулким стуком камень упал на землю возле кладки, расколовшись при этом на несколько кусков. А разъярённый вой дракона, пытающегося, подобно наседке, прикрыть собою яйца, послужил сигналом фактического начала испытания.

— А мистер Малфой не теряет времени даром! — вопил Бэгмен в унисон сотням глоток, которые с энтузиазмом поддержали попытку атаковать дракона. — Но ему следует быть осторожным, дабы не повторить ошибки Крама и не повредить кладку! — продолжил комментатор, видя, что Малфой пытается поднять камень поувесистей.

Второй булыжник по размеру мог бы поспорить с драконьей головой, в которую он, видимо, и был нацелен. Но дракон был готов к подобному раскладу и не оплошал: изогнув длинную шею, он опустил морду, тем самым уклонившись от камня. Однако, как выяснилось, законы физики не перестают действовать по отношению к вещам, на которые воздействовали магией: на пути летящего валуна встали трибуны, до отказа заполненные зрителями. Мгновение — и над ареной взлетел дружный вопль то ли ужаса, то ли восторга: камень ударился о защитную сетку, служившую скелетом магическому куполу, и со страшным скрежетом разлетелся на мелкие осколки. Зрители одобрительно закричали, подбадривая чемпиона и требуя от него ещё более агрессивных действий. Впрочем, когда Малфой приступил к подготовке к броску следующего камня, дракон опередил его.

— Не знаю, планировал ли Драко закидать дракона камнями, но разъярить его точно удалось, — довольным голосом орал Бэгмен. — Мерлин, какое зрелище!

Оставив кладку с яйцами, тварь огромными шагами начала приближаться к чемпиону, размахивая при этом длинным хвостом, словно змея. Драко, вынужденный прекратить левитировать камень, ловко взмахнул палочкой и, не особо-то целясь, отправил валун навстречу противнику. В дракона, к сожалению, он не попал, но заставил его на мгновение притормозить, что дало Малфою ещё немного времени. Драко побежал в ту сторону, где находились особенно большие камни, которые он и использовал вначале. Только когда он приблизился к ним, зрители поняли, что многие из них превышали рост Малфоя.

Дракон, набрав в лёгкие воздуха, вытянул шею на всю её многометровую длину и начал поливать арену огнём, стараясь попасть по Драко. Сердце Дафны пропустило один удар, взрыв криков на трибунах и вопль сидящей рядом Паркинсон буквально оглушили её. Спустя несколько секунд дракон перестал изрыгать пламя, и зрители приготовились увидеть обезображенный труп Малфоя. Однако тому удалось уцелеть, перебегая от камня к камню, словно в лесу или лабиринте. Впрочем, следы от вспышки драконьего гнева — обгоревшие дочерна валуны и расплавившийся вокруг них песок — могли впечатлить самых взыскательных зрителей.

— И-и-и-и он уходит от огня! — восхищённо взревел Бэгмен.

Тварь, разобравшись в ситуации, не стала медлить и, подойдя к камням вплотную, попробовала протиснуть морду в щели между ними, чтобы учуять цель. Но это дракону плохо удавалось, и он решил залезть наверх. Растопырив крылья, он с лёгкостью поднялся на несколько ближайших булыжников и тут же получил по морде фиолетовым лучом неизвестного проклятья.

— Малфой пытается воздействовать на дракона неизвестным мне заклинанием, — тут же жизнерадостно прокомментировал Людо, — но это у него плохо получается, и луч не наносит зверю никакого вреда! Да, дорогие зрители, на дракона очень сложно воздействовать магией!

Луч действительно рассыпался на множество искорок, а змей, заметив место, откуда он был выпущен, начал набирать в лёгкие воздух и характерно изгибать шею.

Дафна уже начала волноваться за Драко. Интересно, знали ли чемпионы о предстоящем испытании, и был ли у Драко план?

Малфой, видимо, решил снова спасаться бегством, чтобы не быть зажаренным, словно курица, и бросился к другому камню.

Огонь заполнил пространство между камнями, словно вода в прилив, выскакивая сквозь щели экзотическими цветками и подымая в воздух тучу пыли. Трибуны ревели от предвкушения, страха и адреналина. Панси закрыла ладонями лицо, Гринграсс же покрепче сжала подлокотники. Она, хоть и не так сильно, как подруга, но всё-таки переживала за Драко.

Из-за валуна в противоположной от дракона стороне вывалилась объятая пламенем фигура Малфоя. Трибуны подняли ещё больший шум, в то время как чемпион, перекатившись по земле в попытке сбить драконье пламя с мантии, вскочил и сбросил полусгоревшую верхнюю одежду, оставшись в черных штанах и некогда белой рубашке, прожжённой в нескольких местах.

— О, Мерлин! — возопила в ужасе Панси, заметив, что и волосы Драко оказались немного опалены. — У него наверняка остались ожоги!

— Дети против драконов! — вопил с трибуны Бэгмен. — Какой накал страстей! Леди и джентльмены, вы только посмотрите на это! — похоже, он был в экстазе. Трибуны разразились бурными аплодисментами.

Дракон, повернув свою огромную голову, наконец-таки заметил своего обидчика, который к тому времени уже успел отбежать на другую сторону арены и совершал многочисленные круговые пассы волшебной палочкой.

— Драко явно пытается что-то наколдовать, — старался не отставать от событий Людо. — Похоже, это что-то ритуальное.

Раздался небольшой толчок среди камней возле дракона, кроме того, от чемпиона кругами разошлась небольшая малозаметная волна энергии. Но более ничего не изменилось.

И не происходило, пока дракон не спустился с камня. Его огромные лапы начали вязнуть в земле, словно попали в болото или какую-то трясину. Зверь тоже это понял и, взревев, попытался сделать несколько шагов, при этом ещё более увязая в земле.

Присмотревшись, Дафна заметила, что все крупные камни на арене также начали погружаться, в том числе и тот, на который уже успел забраться Драко.

— Малфою прекрасно удаётся заклинание зыбучего грунта, — объяснил ситуацию зрителям Людо, — и он продолжает колдовать дальше! Дамы и господа, как вы можете наблюдать, прямо перед вами появляется ледяная дорожка от валуна, на котором стоит Малфой, до самой драконьей кладки! Умный ход!

Ему действительно удалось заморозить грунт! Взволнованная Дафна была приятно удивлена уровнем колдовства Драко, впрочем, не в первый раз. В чарах и трансфигурации Малфой на голову превосходил всех их сокурсников, и не только. Впрочем, он много работал для этого, да и то своих слабых сторон у него хватало.

Казалось бы, не обращая внимания на дракона, Драко спрыгнул с погрузившегося уже на треть камня и побежал по ледяной тропинке.

— Для четверокурсника мистер Малфой довольно хорош! — благосклонно отметил Людо. — Мне тут подсказывают, что подобное колдовство под силу в основном ученикам старших курсов!

Ящер, видя, что не достанет своим пламенем до противника, начал расправлять крылья. Зрители закричали, показывая на него руками.

— Юноша, лучше бы тебе поторопиться! — довольным голосом обратился напрямую к чемпиону комментатор, видя, с каким вниманием наблюдают за разворачивающейся ситуацией с трибун, и добавил: — Для дракона заклинание, воздействующее на грунт, не станет достойной преградой!

— Малфой, вперёд! — вскочив вслед за многими со своего места, заорал Тео.

— Что, Мерлин, он делает?! — закричал Людо, вторя зрителям, наблюдая, как Драко, вместо того, чтобы попытаться успеть добежать до кладки, остановился и начал что-то колдовать.

Секунда. Ещё одна. Раскрасневшийся Малфой всё продолжал совершать пассы волшебной палочкой. Стало видно, что заклинание не вышло у него с первого разу. А дракон уже начинал отрывать лапы от земли, активно размахивая своими огромными жилистыми крыльями, подымая в воздух пыль, листву и вызывая бурную реакцию на трибунах.

— Он остановился?! Это уже становится опасным! — выражая настроение толпы, вещал Бэгмен. — Как только дракон поднимется в воздух…

Вдруг он замолчал на полуслове, видя, как прямо под взлетающим драконом в быстром темпе закружилась листва. Относительно небольшой крутящийся воздушный поток становился всё более заметным, в то время как ящер, прекратив набирать высоту, завис в нескольких метрах от земли и ревел, пытаясь удержаться в воздухе. Впрочем, Малфой уже выглядел уставшим, да и палочку держал с трудом.

— Превосходно! Драко, пусть и с ошибками, показывает заклинание, достойное уровня ТРИТОНа! Небольшой смерч прямо на наших глазах! — не унимался Людо.

Видимо, Драко всё-таки допустил ошибку, или же у него просто не хватило сил, но так или иначе, заклинание начало ослабевать и рассеиваться. К счастью, дракону это не помогло, и он, сумев подняться ещё на несколько метров вверх, начал заваливаться на спину, при этом издавая яростный вопль.

На трибунах поднялись крик и паника, за считанные мгновения люди сообразили, что эта тварь рухнет прямо на первые ряды и начали вскакивать со своих мест, собираясь совершить заведомо тщетную попытку пробиться к выходу.

К сожалению, дракон падал именно в ту сторону, где сидели Дафна вместе с Панси и ребятами, которые так же повскакивали со своих мест. Сбитая с толку криком и начинавшимся хаосом, Гринграсс в панике метала взгляд из стороны в строну в надежде найти хоть какой-то выход отсюда. Но выхода не было. Вся их компания находилась на отличнейших местах прямо посредине огромной трибуны номер четыре. И все проходы были битком забиты паникующими людьми, которым повезло занять менее комфортные места.

— Сохраняйте споко… — успел выкрикнуть Людо Бэгмен до того, как огромная туша дракона с воем распласталась по магическому куполу. Стало видно, как вдоль огромной металлической сетки распространяются волны магического поля, словно огромный камень упал в центр озера. Раздался ужасающий треск, крик и паника достигли своего пика. Сердце бешено колотилось в груди, и Дафне оставалось лишь вопить вместе со всеми остальными.

Но поле выдержало, и спустя мгновение, показавшееся вечностью, тварь упала на землю.

— Без паники! — рвал глотку комментатор, в то время как директора вместе с некоторыми другими волшебниками застыли с направленными на купол палочками. То ли они пытались удержать чудище, то ли скорее накачивали энергией пострадавший защитный купол.

В это время за всем возникшим хаосом мало кто из зрителей и судей обращал своё внимание на арену. А, между прочим, стоило: Малфой уже сжимал в руках яйцо и со всей прыти бежал к финишной черте.

Зрители начали возвращаться на свои места, а некоторые, как и Дафна, пытающаяся унять стучащее в бешеном ритме сердце, остались стоять, предчувствуя скорую развязку.

— Юный Малфой снова не упустил прекрасную возможность! Он далеко пойдёт, попомните мои слова! — в голосе Бэгмена чувствовалась тревога ещё не отошедшего от впечатления человека. — В то время, когда дракон пытается взлететь, он становиться крайне уязвим, — продолжал просвещать собравшихся Людо.

Дракону не потребовалось много времени, чтобы подняться и начать преследовать похитителя, впрочем, тратить времени на попытку снова подняться в воздух он не стал. Быть может, решил, что не успеет, а может быть, и повредил себе что-нибудь. И, судя по всему, действие заклинания зыбучего грунта уже прошло, оставив после себя лишь увязшие в земле камни да ряд глубоких драконьих следов.

Спустя десяток секунд Драко Малфой пересёк условную черту финиша, успешно завершая тем самым испытание. И тут же к дракону со всех сторон направились укротители.

— И-и-и Драко Малфой завершает испытание!

Над трибунами зазвучали овации, и Дафна с удовольствием к ним присоединилась. Судя по реакции публики, выступление Драко им понравилось больше, чем Делакур. Зрители приветствовали его примерно с тем же энтузиазмом, как и Крама, ослепившего своего дракона.

— Отдельно стоит поблагодарить организаторов и директоров за столь прекрасно сработавшую защиту, — задорно отметил Людо, подмигивая кому-то из гостей.

Каркаров выглядел недовольным, в то время как мадам Максим вполне энергично аплодировала со всеми остальными. Директор Дамблдор же светился своей дежурной улыбочкой. Дафна всё никак не могла привыкнуть к новому директору, и дело было не только в том, что он занял свой пост всего несколько месяцев назад. Скорее, проблема была в другом. Поттера она, конечно, терпеть не могла, но виновником всех своих бед не без оснований считала Альбуса Дамблдора. Ведь именно из-за появления в их доме этого старика на её шее повис золотой ошейник, а на сердце упала тяжёлая гиря. Воспользовавшись ситуацией и вытащив отца из крайне сложного положения, он потребовал в уплату её судьбу.

Очень редко, лишь когда что-то давило на сердце, Дафна позволяла себе представить, как бы ей жилось, откажись тогда отец от обмена своей судьбы на её. Доминик наверняка бы попал в Азкабан на многие годы, а они с матерью потеряли бы положение и большую часть состояния, но зато… Усилием воли она оборвала недостойные помыслы, заставляя себя повторять, что любит отца и не в праве даже думать о подобном.

Все эти мысли пронеслись в её голове за считанные мгновения и были прерваны заявлением Паркинсон о её беспокойстве за Драко.

— Я бы, кончено, разделила с тобой удовольствие видеть поединок Поттера, — с ехидной улыбочкой произнесла она. — Но Драко явно пострадал, и я должна узнать, как он, — с очевидным удовлетворением добавила она, видимо, просто найдя удобный повод, чтобы уйти. Ведь в любом случае мадам Помфри заштопает и полутруп, не то что несколько ожогов.

Астория, словно только и ожидавшая ухода Панси, заняла её место, шурша нарядной элегантной синей мантией. Прищурившись, Дафна рассматривала обновку сестры и её новую на удивление удачную причёску, размышляя, по какому поводу она так вырядилась. Да ещё и в синее. Та, ловко поправив выбившийся светлый локон, вальяжно заявила:

— Малфой явно был неплох.

— Неплох? — с иронией переспросила сидящая рядом Трейси, которая, так же как и Дафна пристально рассматривала платье младшей Гринграсс.

— Да, неплох, — кивнув, подтвердила мелкая нахалка. — Но я надеюсь, что это было не самое интересное за сегодняшний вечер, — отвернувшись и рассматривая проем, из которого должен был выйти Поттер, ответила она.

«А платье-то явно ей идёт, и так удачно сочетается с причёской», — благосклонно отметила про себя Дафна, при этом скривив губки, вспоминая неудачи Поттера на зельях. Впрочем, в голову шли не только приятные воспоминания. Вечер, когда этот показушник спас её, она помнила прекрасно, и это, к сожалению, вынуждало её выдать ему шанс.

Тут взгляд снова натолкнулся на отца Теодора сидевшего рядом с чёрной вдовой. Что тут сказать? Тео не зря волновался. Внезапно Гринграсс заметила обращённый на неё взгляд сидевшего рядом с Ноттом Люциуса Малфоя. Быть может,конечно, ей и показалось, ведь расстояние было немаленьким. Дафна никогда не жаловалась на зрение и допускала, что он мог рассматривать не её, а кого-то сидящего рядом. Как бы то ни было, обмен взглядами длился не долго. Сам Люциус, конечно, оставлял приятное впечатление, но оставался как всегда спокойным и даже безразличным. Зато сидевшая рядом Нарцисса просто светилась от гордости за сына. Впрочем, Паркинсон ничуть не уступала ей в этом всего несколько минут назад.

В принципе, от Драко Малфоя и ожидалось нечто подобное. Он, хоть и не был особенно хвастлив, но выставить себя в выгодном свете любил и умел. Наверняка после этой победы его самодовольство взлетит до небес. Впрочем, среди определённых кругов он и так пользовался уважением.

Тем временем на арену вытащили чёрного дракона. Зрители с интересом рассматривали, как команда драконологов при помощи заклинаний в крайней спешке справляется с ним. Размерами он уступал шведскому, который достался Драко, но ярости в нём было куда больше. Он рычал и вырывался, но хотя бы пламени не изрыгал. Дафна с удивлением отметила, что этот дракон ей нравится куда больше чем остальные, для неё он был явно самым красивым и притягательным из всех.

В то время как драконологи уже покидали арену, а зрители начинали понемногу утихать, выжидательно поглядывая в сторону судейской ложи, снова раздался свисток.

Как и при появлении остальных чемпионов, взгляды зрителей были направлены на Поттера. И Дафна Гринграсс не была исключением.

— А вот и твой суженый, — глупо улыбаясь, отметила очевидное Трейси. Она почему-то искренне считала, что Дафна неровно дышит к Поттеру, но всячески это скрывает. Впрочем, она не знала о них с Тео…
 
ShtormДата: Суббота, 01.11.2014, 11:58 | Сообщение # 198
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Пора бы уже Дафне понять, что Тео тут лишний


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
KomisarДата: Суббота, 01.11.2014, 20:59 | Сообщение # 199
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Глава 15. Шоумен. Часть 3

— Вот он, Дафна, твой возлюбленный, — настойчиво теребила её Трейси.

— О, только не начинай, — закатив глаза, отмахнулась Дафна. Паркинсон, которая, в отличие от Девис, была в курсе, обычно крайне забавлялась в подобных случаях.

— Но что я тако…

— Вон лучше посмотри, с кем сидит красавчик Диггори, — интригующим тоном поспешила произнести Дафна, чтобы переключить внимание Девис. Трейси всегда была столь не по-слизерински наивной, и этот фокус срабатывал уже не в первый раз.

— Чанг, — презрительно прошипела та, рассмотрев-таки девицу. — Что он нашёл в этой мымре?

— Ну, я бы не стала судить так поспешно, — ответила Гринграсс, ощущая удовлетворение от успеха своей хитрости. — На мой взгляд, она довольно мила, да и парням явно нравится.

— Чушь! — категорично завила Трейси, умильно надув губки.

Но Гринграсс уже не слушала её, вернув своё пристальное внимание на арену. На Поттере была обычная хогвартская мантия, а на его шее висел аккуратно завязанный синий галстук Когтеврана. Очки, причёска и даже выражение лица остались неизменным. Будто бы и не сидел он с отсутствующим видом сегодня в большом зале. «Очевидно, хочет показать, что ему не страшен никакой дракон, — ехидно подумала Гринграсс, с удовлетворением предвкушая момент, когда этому показушнику придётся встретиться с ящером лицом к лицу вместо того, чтобы рисоваться и играть на публику. — Вот тогда и посмотрим на его спокойствие и умиротворение», — предвкушала она, устраиваясь поудобнее и, прищурившись, вглядываясь в происходящее на арене. Иногда она сама забывала, что носит свои стильные пижонские очки в тонкой золотой оправе лишь для имиджа. Она считала, что выглядит в них утончённой и беззащитной. Впрочем, приходилось признать, что мероприятия, подобные сегодняшнему, недостаточно помпезны для такого аксессуара.

— Дамы и господа, перед вами четвёртый чемпион от школы — хозяйки турнира, Гарри Поттер! — соблюдая традицию, представил участника Бэгмен.

Сам Гарри, подойдя к остатку погрузившегося в землю небольшого камня невдалеке от черты, взобрался на него, и с интересом рассматривал зрителей, дракона и арену в целом. Зрители отвечали ему взаимностью, а Людо продолжал вступительное приветствие:

— Мистер Поттер поступил в Хогвартс только в этом году, но это не помешало Кубку выбрать чемпионом именно его! — те зрители, что благосклонно относились к Поттеру, поддержали слова комментатора аплодисментами. С раздражением Дафна услышала эти аплодисменты совсем близко, прямо слева от себя. Дражайшая сестрица была в своём репертуаре. Вдруг она слегка нахмурилась, увидев, что некоторые из гостей и учеников смотрят не на арену, а в её сторону. «Что-то не так? Мантия не в порядке? Причёска?»

— Посмотрим, какой результат он сможет продемонстрировать, ведь у него в противниках венгерская хвосторога! Не самый большой или сильный дракон в мире, но, пожалуй, по праву считающийся самым злобным и свирепым из этих тварей! — не унимался Бэгмен, подогревая интерес зрителей к предстоящему действу.

Тут Дафне пришло в голову связать повышенное внимание к своей персоне с появлением на арене Поттера. «А что ещё могло быть не так?» — ехидно добавил внутренний голосок.

В свою очередь Гарри Поттер закончил пялиться по сторонам, и, обведя вокруг себя небольшой полукруг палочкой, что-то произнёс, после чего начал выводить в воздухе замысловатый узор, оставляющий за собой следы белой линии, быстро превращающейся в пар.

— Сегодня его поддерживает находящаяся среди зрителей красавица невеста Дафна! — слова Людо донеслись, словно из тумана.

Какого Мерлина этот идиот там разорался?! Пунцовая от смущения и негодования Гринграсс, озираясь по сторонам, наблюдала, как в её сторону устремляются взгляды сотен зрителей, как показывают на неё пальцами. «И вовсе я его не поддерживаю!» — хотелось закричать ей в своё оправдание.

Повернувшись влево и посмотрев на Асторию, она заметила, что некоторые пялятся на её расфуфыренную сестру, очевидно путая по незнанию или издалека их между собой. Мерлин, какой позор! Та, в свою очередь, улыбнулась ей и перевела свой взгляд куда-то вниз. Обернувшись, Дафна посмотрела на Нотта, и хотя бы в его глазах нашла толику поддержки.

Вернуть внимание на арену заставил усилившийся гомон зрителей. Белые струи то ли дыма, то ли пара, выходящие из палочки Поттера, вращаясь, окутывали его, словно кокон. Самого чемпиона было практически не видно в этом призрачном тумане, который продолжал увеличивать свою плотность и вдруг, словно насытившись, начал с изрядной скоростью расползаться вокруг.

Что-то закричал Бэгмен, разразились криками трибуны. А тем временем внизу туман, уже достигший в высоту нескольких метров, продолжал наращивать плотность. Расползаясь в стороны, он выпускал вперёд отростки, словно щупальца огромного кальмара, создавая впечатление разумности. А свет, падавший на арену с огромных колонн, делал фигуру Поттера, всё так же стоящую на том же камне, плохо очерченным темно-серым пятном, словно бы на картине какого-то сумасшедшего художника.

Поттер стал совершать новые пассы волшебной палочкой, что было прекрасно заметно с трибун. Видимо, он вызвал лёгкий ветерок, а может быть туман и в самом деле был управляем, так как листва и туман стали целенаправленно и ускоренно двигаться в сторону внимательно следящего за происходящим дракона.

Все ещё смущённая доставшимся ей вниманием и предвкушающая будущие пересуды Дафна посмотрела вверх. Небо было затянуто тучами и, судя по темно синему оттенку, готово было вот-вот разразиться дождём.

— Поттер колдует нечто похожее на волшебный туман! Правда, как мы видим, о его свойствах можно только догадываться! — как всегда шумно делал свою работу Людо. — Хотя, возможно, Гарри попросту надеется, что дракон его не заметит?! — попытался пошутить уже, видимо, выдыхающийся на четвёртом круге Бэгмен.

Зрители заинтригованно наблюдали за происходящим, переговариваясь и порой тыча пальцами в сторону тумана и скрывающегося в нём Поттера.

— Есть шанс, что эта магия рассчитана на ментальное воздействие! Но отреагирует ли на него дракон?!

Белые щупальца тумана уже начали подбираться к яйцам, провожаемые огромными жёлтыми глазами чёрного дракона, немигающе следящими за малейшим поползновением в сторону кладки.

— Не хотел бы я оказаться там, внизу! — внимательно наблюдая за реакцией зрителей, комментировал происходящее Бэгмен. — Что бы это ни было, выглядит оно довольно мерзко!

«Вот уж точно», — хмыкнула про себя Дафна, опираясь подбородком на ладонь. Как и любой чистокровный ребёнок, она слышала достаточно много рассказов о различны чарах и заклинаниях. А потому подобное колдовство, хоть и не представляло из себя чего-то сверхнеобычного, заставляло посмотреть на его создателя несколько более заинтересованным взглядом.

Дракон явно разделял общее впечатление, и, нервничая, переминался с лапы на лапу прямо на кладке. Впрочем, подавил ли он яйца, было не ясно. Зато факт оккупирования туманом уже около половины арены был вполне очевиден. Он и не думал ослаблять напор, разве что не делал попыток подняться выше.

Туман уже вплотную подобрался к дракону и, словно пробуя на ощупь его бдительность, направил несколько своих отвратительных щупалец прямо к золотому яйцу.

— Как подсказывают мне компетентные в чарах люди, чтобы так управлять колдовством, чемпиону наверняка приходиться стоять с закрытыми глазами в полной концентрации! В этот момент он крайне уязвим!

Задумка Поттера пока была не ясной, а дракон, судя по всему, не собирался ему подыгрывать. Зрители притихли в ожидании реакции, Дафна же залюбовалась плавными и величественными движениями чудища.

Присев и растопырив крылья, ящер прикрыл кладку собой словно гигантская наседка. Он злобно зарычал, чем привлёк к себе ещё большее внимание, и очертил на земле струёй ярко-алого пламени полукруг перед кладкой. Пламя дракона было волшебным и могло гореть некоторое время даже на каменистой почве, что оно, собственно, и делало, растворяя или разгоняя туман.

— Дракон почувствовал угрозу! — взвыл не хуже самого дракона Людо. Зрители встретили это заявление одобрительными выкриками. Блеск огня, отражавшегося в их зрачках, явно проникал и в их души, повышая градус накала страстей.

Туман практически не проникал через небольшую стену пламени, оставленную драконом, словно огненный оберег. Впрочем, через несколько секунд она пропала, и туманные щупальца, — теперь уже очевидно разумные — к всеобщему удивлению не попытались совершить очередную бесплодную попытку. Вместо этого призрачная гладь волшебной субстанции невдалеке от защищающегося ящера потеряла спокойствие. Создавалось впечатление, будто бы туман наращивает свой объём, бурля, как кипящий котёл. Спустя несколько мгновений на поверхности начали выступать всё более очерченные контуры.

— С туманом что-то происходит! Кажется, я вижу два огромных крыла! — восторженно воскликнул Людо, при этом даже немного пристав со своего кресла.

И в самом деле, следом за крыльями проступило очертание позвоночника и огромного заострённого черепа. Дафна покрепче сжала подлокотники, заворожено наблюдая за действом.

Зрители восторженно зашумели, наблюдая за зарождающимся из тумана призрачным скелетом дракона. Ещё миг, и он, окончательно приняв форму, начал подниматься над поверхностью, словно живой дракон, пробуждающийся от спячки. Опираясь на невидимые в тумане задние лапы, призрак поднял голову и крылья от земли. Огромный череп с двумя скрученными рогами и несколькими рядами зубов, ребра, костлявые крылья, раскинувшиеся в обе стороны, а так же позвоночник — всё это было прекрасно видно. Его тело было словно обтянуто призрачной дымкой, имитирующей кожу.

Чёрный дракон, негодующе скалясь, приготовился к броску. Зрители в ожидании притихли.

— Невероятно! Какое зрелище! — исступлённо вопил Людо Бэгмен.

В следующий миг в огромных пустых глазницах драконьего черепа вспыхнули два зелёных огня, завершив сходство с живой тварью. Внутри его грудной клетки начало клубиться облако ярко-белого тумана. Призрак будто бы втягивал воздух, характерно грозно изгибая шею и крылья, готовясь изрыгать струю пламени на своего собрата.

Его противник, находясь в целом ниже, защищая кладку, предупреждающе зарычал и также приготовился к атаке.

Две струи пламени столкнулись между собой в буквально следующее мгновенье.

Гринграсс заворожено наблюдала, как шумно и эмоционально встретили зрители этот миг. Пламя из белого тумана накрыло чёрного дракона, по всей видимости, не причинив никакого вреда. В то же время гораздо менее объёмная, но горячая ярко-алая струя настоящего пламени, пройдя сквозь белый дым, разорвала призрачного монстра напополам. Как и в первый раз со щупальцами, алое пламя уничтожило волшебный туман, из которого состоял его полупрозрачный противник.

Зрители разочарованно выдохнули, словно бы при виде ловца, упустившего снитч в самый решающий момент.

Но чёрный дракон не стал ждать, пока развоплотятся две медленно падающие обратно в белое море тумана половины его врага, победно взвыл и направил своё пламя прямо на кладку.

— Вы только посмотрите, что он делает! Кладка вспыхивает, словно свечка!

И действительно, из чего бы ни был сделан настил под яйцами, он загорелся в мгновение ока. С шумом оторвав брюхо от земли, обозлённый ящер направился в сторону Поттера, очевидно, опознав в нем источник угрозы.

— Кажется, у Поттера проблемы! — довольным тоном изрёк комментатор. — Вызов принят!

Их разделяли не менее тридцати метров арены и белое море тумана, в который дракон соскользнул, словно лодка древних моряков, оставив кладку, защищённую от опасности стеной яркого огня. Длинный чёрный хвост извивался во время ходьбы, словно у гигантского кота. Дафна заворожено наблюдала, как огромное тело будто бы плыло сквозь белый туман, который распространился уже практически по всей арене, накатывая на её стены небольшими волнами.

Раздавшийся хлопок, напомнивший Дафне звук аппарации, оторвал всеобщее внимание от движущегося дракона и обратил его на тёмно-серое пятно, которым сейчас казался Поттер. Вот только вместо одного силуэта Дафна расширившимися от удивления глазами насчитала пять: один в центре и четверо по разные стороны от него.

— Удивительно! Это же заклинание иллюзорных двойников! — восторженно завопил Бэгмен, в первую очередь, довольный бурной реакцией толпы, которая встретила подобной поворот крайне восторженно. — Довольно сложные и специфические чары, которые вряд ли изучают в школе. Как мне подсказывают, от количества копий портится их качество, и это объясняет, зачем Поттеру понадобился туман.

Присмотревшись к движущимся силуэтам, Дафна заметила, что их движения отнюдь не синхронны, кроме того, они не стояли застывшими истуканами, а начали разбегаться полукругом в направлении всё ближе подходившего дракона. Удивился ли тот подобному раскладу, неизвестно, но темп свой не сбавил, и лишь грознее расправил крылья.

— Одно мы знаем точно! Где-то среди них находится настоящий Гарри Поттер! А может быть, хвосторога видит или чует его! — подогревая интерес зрителей, завопил Бэгмен.

Внимательно следящая за происходящим Гринграсс обратила своё внимание на судейскую ложу, где с довольным видом сидел их новый директор, поблёскивая очками-половинками. Уж Дамблдор наверняка догадывается, кто есть кто там внизу. Ведь кто ещё, если не он, мог научить Поттера подобному трюку.

— Ну да, — пробасил сидящий справа Грегори, — дракон наверняка…

Разрезая туман, словно нож масло, двойники, в числе которых был и Поттер, понеслись прямиком на дракона,преграждавшего им путь к кладке.

— Вот сейчас мы и узнаем, чует ли хвосторога настоящее дерьмо, — прошипела Гринграсс, заметив быстро брошенный на неё странный взгляд Астории.

Всполох драконьего пламени накрыл две тени справа, одновременно разгоняя туман в этом месте. Объятая пламенем фигура в школьной мантии покатилась по земле, пытаясь сбить огонь. Вторая же тень каким-то образом уклонилась, продолжая свой бег.

Громкие крики наполнили стадион,кое-то из зрителей даже вскочил. Дафна с расширенными глазами вжалась в кресло, крепко сжав подлокотники. Сердце учащённо забилось, адреналин вскипятил кровь. И причиной тому послужил отнюдь не катающийся по земле двойник Поттера. Просто лишь в этот момент Гринграсс задала себе один простой вопрос: а что, если бы это был настоящий Гарри Поттер?

Эти переживания заняли долю секунды. В это время на арене дракон пытался остановить прочих двойников, которым не хватило пламени в его лёгких. Огромный хвост с поразительной для такой громадины скоростью хлестнул по нескольким Поттерам слева. В удивительном кульбите одному из них удалось перепрыгнуть летящий на встречу шипованный таран. Второму же повезло меньше, и что с ним стало, было не ясно. Туман скрыл детали.

Рядом вскрикнула Астория и Дэвис, Дафна же смотрела вниз, словно заворожённая.

— Одному из них удалось перекатиться прямо под драконьим брюхом! — кровожадно завопил Бэгмен. Зрители, получив зрелище, бушевали попросту в экстазе.

Судьи крайне напряжённо следили за разворачивающейся эпопеей. Крауч, вытирая платком пот со лба, что-то втолковывал рыжему парню, стоящему рядом с ним. В то же время Альбус Дамблдор, сидя с непроницаемым лицом, потянулся за стаканом с водой.

— Таким образом, на арене остаётся лишь три Поттера! — энергично заявил Людо под аккомпанемент шипения новой огненной струи, которую изрыгал драконв безуспешной попытке настигнуть беглецов.

В этот же миг догорел и исчез в тумане первый выведенный из строя двойник. «Если бы дракону удалось убить Поттера, заклинание прекратило бы своё действие», — мелькнула в голове у Гринграсс вполне справедливая догадка.

Пронаблюдав, куда направляются тени, хвосторога, взревев, словно раненный зверь, бросилась в погоню.

— Шокирующие подробности! — в своей обычной сенсационной манере заявил Бэгмен. — Мне сообщили, что велик шанс отсутствия возможности колдовать у чемпиона! Поддержка заклинания подобного рода может потреблять весь магический потенциал волшебника!

— Безумие! — закричал кто-то с верхних рядов. Заявление Бэгмена породило волну удивлённых восклицаний на трибунах.

Чем ближе Поттеры приближались к до сих пор пылающей высоким пламенем кладке, тем менее плотным становился туман, и тем лучше были видны они сами. Однако с такого расстояния Дафна не могла отличить одного от другого, а так же выискать какой-либо дефект.

Крики зрителей не умолкали, теперь они, вопя, указывали на догоняющего одного из Поттеров дракона. И чем ближе ящер приближался к нему, тем чётче осознавала Гринграсс, что это уже отнюдь не игра.

Струя пламени прошла немного ниже намеченного, и ей не удалось задеть Поттера. Но хвосторога не сбавляла темпа, и спустя несколько секунд в стремительном броске её челюсти со стальным лязганьем сомкнулись на юноше. Поймав жертву, дракон сбавил темп и начал трясти головой из стороны в сторону, чтобы разорвать её. В толпе раздались громкие вскрики, но, похоже, обошлось. Тело начало распадаться не небольшие черно-белые лоскуты, за несколько секунд исчезнув вовсе.

— Мерлин, какой кошмар! Осталось лишь двое! — комментатор старался не отставать от стремительно мелькающих событий.

Первый Поттер был, видимо, тем, кто перепрыгнул через хвост дракона в самом начале столкновения. Именно он был ближе всего к яйцу.

— Кладка в огне, а на яйца совершенно точно не действуют никакие чары! — голос Людо вновь разлетелся над трибунами. — Я надеюсь, у Поттера есть идеи, как быстрым образом потушить драконий огонь?! Потому что если нет, я ему не…

Поттер не стал пытаться что-то наколдовать или найти другой способ потушить пылающий огонь, он просто с разбегу бросился в него под испуганные крики с трибун.

Девис закрыла глаза руками, рядом что-то закричала сестра. Но Дафна чувствовала, что настоящий Поттер вряд ли будет жертвовать собой, бросаясь в пекло.

Миг — и объятое пламенем тело кубарем выкатилось с другой стороны кладки. Горела школьная мантия, очки, судя по всему, остались где-то на земле, а руками он прижимал к груди сверкающее золотое яйцо.

Ещё один миг — и он был на ногах, впрочем, как и стремительно сокращающий дистанцию чёрный дракон. Человек-факел бежал как можно быстрее к последнему своему собрату, который, видимо, умышленно не сокращал дистанцию.

— Теперь мы знаем, кто настоящий Поттер! Давай же, беги! — бессмысленно кричал Людо, в то время как уже полностью объятый драконьим пламенем двойник, со всей силы бросив яйцо, был повержен наземь огромными драконьими лапами. Длинные и острые, как мечи, когти, разорвали его на несколько черно-белых исчезающих частей.

Как бы там ни было, Гринграсс, как и многие, оторопела от подобного зрелища. Видеть, как кто-то охотится на человека, словно на дикого зверя… Жуть, одним словом.

Пролетев больше десятка метров, золотое, и видимо, не лёгкое яйцо было ловко поймано, теперь уже вне всяких сомнений, настоящим Гарри Поттером. Устал ли он, а может быть, выбился из сил — с трибун было не разобрать, но бежал он быстро. А что ещё ему оставалось, если от победы его отделяли последние тридцать метров?

— Ему не успеть! — в лёгкой панике орал подорвавшийся со своего места Людо. По трибунам пошла волна трепета, некоторые вскакивали вслед за ним. Да Гринграсс и сама видела, что хвосторога, словно открыв второе дыхание, быстро настигала его.

Сердце колотилось с бешеной скоростью.

Каждый дракон, собираясь дохнуть пламенем, как правило, сначала набирает в лёгкие побольше воздуха, и уже потом, смешивая его со специальным секретом, выделяемым его железами, изрыгает пламя.

Словно в замедленном времени Дафна видела, как хвосторога изгибает шею в узнаваемом движении, как потом словно в броске растягивает её на всю длину и начинает изрыгать струю яркого алого пламени.

Вжавшись в кресло,будто намереваясь вырвать подлокотники, девушка наблюдала, как пламя с характерным шипением подхватило Гарри Поттера, словно волна.

Вскрик. Мгновение пропущенного удара сердца.

Свобода?!

Неподвижное тело в чёрной школьной мантии лежало на земле, объятое пламенем, как и всё вокруг в радиусе нескольких метров.

Яйцо, выпавшее из рук Поттера, цокнув об острый камень и блеснув напоследок, исчезло в тумане.

По ушам ударили панические крики вперемешку с торжествующим рёвом дракона.

— Какой поворот! — озадаченно бормотал в микрофон шокированный Бэгмен скорее по инерции, не зная, что ещё сказать.

Не веря своим глазам, Дафна посмотрела на застывшую от ужаса Асторию, потом перевела взор на судейскую ложу, где паника уже заставила многих подскочить. Удалось разглядеть лишь Крауча, отдающего какие-то приказы.

Повернув голову, она увидела взгляд Тео, наполненный шоком, непониманием и… надеждой? Пожалуй, он, как и она, как и многие другие не в силах осознать произошедшее.

На трибунах творилось чёрти что. Кто-то вскакивал, кто-то застыл на месте, а кто-то увлечённо что-то кричал.

Никогда раньше всерьёз она не задумывалась над возможностью смерти Поттера. В своих мечтах Дафна видела, как отважный Нотт при помощи неизвестного древнего колдовства разрывает мерлинов контракт и женится на ней. Но вот так?! Так, просто и одновременно страшно, буквально за одно мгновение? Так себе это она не представляла.

Сердце хотело вырваться из груди, дыхание и пульс участились, в ушах шумело.

Неосознанно она схватилась правой рукой за холодный амулет, висящий у неё на шее. Какой реакции от этого ошейника стоит ждать в момент смерти хозяина его пары? В фантазиях Дафны он рассыпался прахом, как в сказках о вампирах.

Все эти размышления не заняли более нескольких секунд. Тем временем всеобщая паника продолжалась, несмотря на усилия дежуривших вокруг авроров. В судейской ложе Крауч, что-то крича, давал отмашку. Спустя ещё несколько секунд на арене со всех сторон, как при окончании испытания, появились драконологи. Видно, что их смущал все ещё плотно держащийся на части территории арены туман. Впрочем, и он медленно, но верно сдавал свои позиции, тая на ветру.

Рядом с мечущимся Краучем и плохо скрывающим своё удовлетворение Каркаровым со спокойным видом сидел их директор. Дамблдора словно бы и не волновала смерть его ученика. Будто не слыша ничего вокруг, он добродушно улыбался. Старик, наверное, спятил.

Раздался чей-то вскрик, и взгляд Дафны метнулся на арену. На фоне драконологов, скопом усмиряющих разъярённую хвосторогу, медленно угасал драконий огонь, а вместе с ним на чёрно-белые лоскуты распадался труп Гарри Поттера.

— Как?! — шокировано прошептала Гринграсс, видя и слыша, что всё больше людей заметили то же, что и она.

Люди, указывая пальцами на туман, ошарашенно переговаривались, чем привлекали все большее внимание к арене.

Очертания фигуры Поттера возникли на том же самом месте, где он и стоял до того, как создал двойников. Туман стремительно растворялся, давая возможность лицезреть чемпиона, стоящего всё на том же камне. В его левой согнутой в локте руке находилось золотое яйцо, а в правой волшебная палочка.

Замолчавшие в первое мгновение трибуны зашумели. В это время Поттер, подбросив и поймав яйцо, с довольной усмешкой отсалютовал палочкой в направлении судейской ложи, и, судя по всему, Дамблдору в первую очередь. Тот отсалютовал ему в ответ.

А Дафна Гринграсс, тем временем уже поднявшаяся со своего места, неверяще рассматривала рисующегося на публике жениха. Пропадёт или нет? Вдруг и это иллюзия?!

Трибуны взорвались овациями и криками. Когтевранцы, сидящие на противоположной стороне, старались громче всех. Впрочем, некоторые слизеринки от них не отставали. И в этом утверждении Дафна уж точно не себя имела ввиду.

Людо, отошедший было от микрофона, с прытью молодой лани и грацией бегемота подскочил обратно.

— Мордред и Моргана, да он же все это время находился на камне! — вне себя от восторга заорал Бэгмен. — Браво, Поттер! Браво!

Впрочем, вряд ли он так уж радовался успеху чемпиона, скорее, как один из организаторов, он не хотел нести ответственности и терять репутацию в случае его гибели.

Нет, Дафна, конечно, не желала смерти ни Поттеру, ни кому бы то ни было ещё. Но, один раз уже получив надежду, крайне тяжко вот так с ней расставаться. Обернувшись и найдя взглядом Нотта, она посмотрела в его глаза и поняла, что видит в них едва скрываемое огорчение. В следующий миг она осознала, что их чувства схожи. Огорчение или, если угодно, разочарование от уже успевшей взлететь ввысь призрачной надежды заполняло собой все её естество…

В это время Поттер уже успел пересечь финишную черту и скрылся в палатке для чемпионов.

Хаос продолжался, пока хвосторогу окончательно не спровадили с арены, а туман не убрался оттуда сам. Зрители же успокоились и отошли от потрясения довольно быстро.

— Пойду-ка я прогуляюсь, — пролепетала Астория, поправляя причёску и поднимаясь со своего места.

Так как Дафна была в состоянии апатии, то меньше всего интересовалась тем, куда собралась её непутёвая сестра. Скорее старшей Гринграсс хотелось побыть совершенно одной в уединённом месте.

— Дамы и господа! — прозвучал басистый голос Людо Бэгмена, держащего перед собой какие-то листы. — Настало время оглашения результатов, но сперва я хотел бы сделать небольшое объявление. В этом году организаторами было принято решение несколько реформировать систему оценки и вознаграждения. Мы решили уйти от баллов и заменить их более существенными льготами и бонусами. Победитель турнира, как и в прежние времена, будет определяться как чемпион, выигравший третье испытание. Но теперь первые два тура будут давать определённое преимущество чемпионам в зависимости от занятого ими места. Награда за первое испытание состоит в более привилегированном месте старта для чемпиона при начале третьего испытания, — зрители встретили его заявления одобрительным шумом, выражая всеобщее нетерпение в ожидании результатов.

Но Гринграсс это всё уже не интересовало, ей хотелось встать и уйти. Единственное, что её останавливало — необходимость пробираться сквозь длинные ряды зрителей.

— Итак, — переведя дух, продолжил комментатор, — первое место в сегодняшнем туре занимает Виктор Крам! — трибуны встретили подобную новость тепло и громко. Крам, хоть и не являлся учеником Хогвартса, но всё-таки был довольно известной персоной. — Виктор показал самый впечатляющий по скорости прохождения результат. Впрочем, было признано ошибкой то, что он спровоцировал дракона затоптать несколько яиц.

Толпа, успокоившись, ждала оглашения второго места.

— Второе место достаётся Гарри Поттеру! — зрители разродились аплодисментами и ободряющими криками. Как-никак, чемпион Хогвартса. Дафна, переполненная горькой иронией, была совершеннейшим образом не согласна с решением судей, но её, к сожалению, никто не спрашивал. — Время Поттера было всего лишь третьим, но, в отличие от всех прочих чемпионов, он не допустил ни одной технической ошибки.

— Да уж, — хмыкнул сидящий рядом Гойл, — Поттера ничего не задело и яйца в кладки остались целы. Крэбб неохотно кивнул.

— Вы не забыли, что мы пришли сюда поддержать Драко?— ехидно поинтересовалась у них Дафна.

— Так мы и поддержали, — безразлично передёрнув плечами, ответил Грегори.

— Вот только глупо из-за личной предрасположенности отказываться от непредвзятой оценки ситуации, — вторил ему Крэбб.

— Вот если бы от нас зависело решение, — отвернувшись, продолжил Гойл, — тогда другое дело.

Хмыкнув и закатив глаза, Гринграсс не стала продолжать сей разговор. Порой эти парни разговаривали как два занудных ботаника. И, не знай, она их всю жизнь, её определённо бы настиг диссонанс. На вид ведь дуболомы дуболомами.

— Третье место остаётся за Драко Малфоем! — очнулся уточнявший что-то у директоров Людо. — И хоть по времени он был вторым, мистер Малфой допустил серьёзную ошибку, позволив дракону опалить себя.

— Эй, — негодующе воскликнула Трейси, — да там всего лишь небольшой ожог!

В целом Малфоя поддержало немало людей, по крайней мере, не меньше, чем Поттера. Некоторые, как и Дэвис, выражали недовольство судейским решением, но поделать никто ничего не мог. Ведь момент был достаточно спорным, а значит, находился в полной власти судейских предпочтений.

Когда аплодисменты стихли, Людо заговорил снова:

— И четвёртое место достаётся красавице Флёр! — шума было не меньше, чем при объявлении всех прочих. Что, впрочем, и не удивительно, учитывая популярность этой волшебной сучки среди мужской половины.

Людо говорил что-то ещё о чемпионах и их заслугах, перед тем как перейти к финальной части своей речи:

— Хочу ещё раз напомнить, что оценки судей основывались в первую очередь на времени прохождения испытания, а такие параметры, как целостность кладки и самих чемпионов, выступали дополнительными факторами. Все принятые решения были следствием голосования внутри судейской коллегии. И последнее, — откашлявшись и собравшись, добавил он, — каждый чемпион получил в своё распоряжение добытое им золотое яйцо. Этот артефакт представляет собой небольшой омут памяти. Задача чемпиона — до начала второго испытания научиться им пользоваться и провести в воспоминаниях не менее суток. Благодарим…

Спустя десять минут Гринграсс, Трейси и ребята встретили Паркинсон у выхода с трибун. Вокруг сновали толпы людей, а так же присматривающие за ними авроры. Справа от них остановилась совсем молодая черноволосая девчонка в форме аврора, весьма бдительная к тому же.

— Вот Мерлин, не успела к объявлению результатов, — посетовала слегка запыхавшаяся Панси.

— Драко третий, Крам победил, — не поворачивая головы, бросил хмурый Нотт.

Они пошли в направлении замка.

— Что такого там мог показать Поттер? — совершенно искренне удивилась Панси. — Или второе место отдали этой волшебной тварюшке? — иронично добавила она.

— Не спрашивай, — безразлично ответила ей Дафна, не желавшая развивать тему. Постепенно ею овладевала полная апатия.

Пока Дэвис пересказывала Панси выступление Поттера, Теодор спросил у Паркинсон,где же находится Малфой и почему он не пришёл вместе с ней.

— По протоколу он должен был остаться для интервью и фотографий, — не отвлекаясь от рассказа Трейси, бросила ему в ответ Паркинсон.

— Ну, а где тогда шляется Астория? — глядя перед собой, неохотно задала риторический вопрос Дафна, ведь ей ещё нужно было обсудить ответ на письмо матери, но вряд ли кто-то мог знать, куда подевалась эта пигалица.

— Я пересеклась с ней недалеко от палатки чемпионов, — неожиданно для Гринграсс ответила Панси, после чего продолжила обсуждать с Дэвис Диггори и его новую пассию Чанг.

Дафна же, хмыкнув, решила, что непременно спросит сестрицу, какого лешего она туда попёрлась. Не за автографом же Крама, в самом деле.

— Кстати, на Астории сегодня просто потрясающая мантия, — вдруг затараторила Трейси, в то время как Дафна, обернувшись назад, увидела, что Теодор шёл позади всех с явно поникшим видом. Видимо, ему так же нужно было побыть одному.

— Кстати о мантиях, — как бы невзначай бросила Паркинсон, — девчонки, вы уже заказали их себе?

Вдруг перед ними практически бегом пронеслась ярко одетая дамочка. Дафна, прищурившись, узнала Риту Скитер, спешащую, судя по всему к чемпионам. Не лучшие чувства вдруг начали подниматься из глубины души, подталкиваемые воспоминаниями о недавней статейке.

— Ты это о чем, Панси? — непонимающе уточнила Трейси, разглядывая затянутое темно-синими тучами небо.

— Как это о чем? — издав лёгкий смешок, переспросила Паркинсон. — По традиции Турнира между первым и вторым туром следует Святочный бал!

— Что?! — вырвалось у ошарашенной Гринграсс. По небу прокатился раскат грома.
 
ShtormДата: Воскресенье, 02.11.2014, 05:40 | Сообщение # 200
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Они реально думали, что Поттер сгинул? эх, представляю, какое разочарование испытали Дафна и Тео)))


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
almaДата: Воскресенье, 02.11.2014, 18:20 | Сообщение # 201
Подросток
Сообщений: 12
« 0 »
Если честно, то мне непонятно такое поведение Дафны. Она же из чистокровной семьи, о договорных браках знала с детства. Так почему себя ведет как мелкая истеричка, думающая только о себе? Да и Нотт хорош, какого ж фига он полез к обрученное девушке?
И, кстати, а как скоро Поттер узнает об изменах своей невесты? А то каким-то он полным лохом выглядит, обидно за него даже.
 
lionysДата: Воскресенье, 02.11.2014, 22:28 | Сообщение # 202
Подросток
Сообщений: 10
« -3 »
Da tut Dafna sterva huje nekuda. Podumat vo vremia gneve o smerti eto odno no sidet i nadeitsia chto on umret i echo razacherovatsia da uj. Esli tak ona je ego pered pervoi je brachnoi nochi otravit. Tem bolee mat bleiza pered glazami. Da jenitsia na takoi prokliatia huje nekuda.
 
KomisarДата: Воскресенье, 02.11.2014, 22:43 | Сообщение # 203
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Верху уже все разжёвано. Лицам морально являющимися детьми мой текст читать не рекомендуется.
 
KomisarДата: Понедельник, 03.11.2014, 00:04 | Сообщение # 204
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
lionys, во первых писать нормальным языком научись. Во вторых читать внимательней. Где у меня в тексте написано что она радовалась его смерти? Разочарование от потери обретенной надежды на решение вопроса с Ноттом не одно и тоже с радостью /надеждой на смерть Поттера. Тем более там прямым текстом сказано что она никому не желала смерти.
Дети не только не могут нормально воспринять события, эмоции и поступки но еще и читают сквозь пальци.
 
lionysДата: Понедельник, 03.11.2014, 00:29 | Сообщение # 205
Подросток
Сообщений: 10
« -3 »
U tebia problemi s samomneniem. I esli ty iz za ochibki chtiaech menia malichnoi to eto prosto ne moi rodnoi iazik. A tebe ne hvataet kulturu. Ne stoit oskorbleniami razbrasivasia.
 
KomisarДата: Понедельник, 03.11.2014, 00:37 | Сообщение # 206
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Бог с ошибками, я и сам их допускаю. Имелся ввиду транслит.
 
KomisarДата: Воскресенье, 11.01.2015, 03:31 | Сообщение # 207
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Глава 16. Тень буревестника. Часть 1

После турнира, палатка чемпионов.

Серебристый туман клубился перед глазами Поттера, порой приобретая несколько причудливые очертания. Ни раскаты грома, доносящиеся снаружи, ни брюзжание Брута не были в состоянии отвлечь его от созерцания золотого яйца, а точнее, того, чем оно являлось на самом деле – омута памяти. Держа его в правой руке, Гарри расположился на лавочке, положив себе на голову сложенное вдвое мокрое полотенце. Справа на столе находился откупоренный флакон с зельем бодрости, а слева от него с комфортом расселся домовик.

Чувствуя, что барин не в настроении, Брут предельно кратко излагал, каким образом прошли испытания остальные чемпионы. Возможности соперников нужно изучать в полной их мере, и Поттеру об этом не нужно было напоминать.

Гарри устал и был раздосадован, в первую очередь, разумеется, результатом испытания, а во вторую – своими собственными ошибками. Тот же туман не получился у него так, как был задуман изначально. Ему не хватило умения и опыта сделать эту фазу достаточно быстрой, что привело к проигрышу во времени. Впрочем, к судьям у юного Поттера было не меньше вопросов. В особенности к Людо и Каркарову. И если первый, скорее всего, делал ставку на Малфоя, как на чёрную лошадку, то второй мог вступить в негласный сговор с мадам, дабы как-то скомпенсировать наличие у Хогвартса двух чемпионов.

Адреналин и напряжение, бурлившие в крови совсем недавно, отступили, оставляя после себя лишь усталость и легкое чувство завершённости. Впрочем, отправляться на покой пока было рано.

– Да не грусти ты, барин, – запанибратски буркнул домовик, снизу вверх поглядывая на Поттера. – Всё равно такого богатыря как ты, среди ентих, – он презрительно сплюнул, – не сыскать!

Поттер задумчиво посмотрел на него и хмыкнул в ответ. Брут был в своем репертуаре: он, похоже, никогда не сомневался в своём хозяине. Чего порой нельзя было сказать о самом Гарри.

– Дело не в проигрыше как таковом, и даже не в бонусе к третьему испытанию, Брут, – устало выговорил он, – хотя это тоже важно. Здесь скорее вопрос в репутации: публика воспринимает меня как мальчишку. И хотя по сути это так и есть, но я должен заставить их воспринимать меня всерьёз.

Раздался шорох, привлекший к себе внимание, и спустя мгновение из-за ширмы, отделяющей палатку от поляны перед стадионом, показалась белокурая голова Астории. Осмотревшись по сторонам, она, недолго думая, зашла внутрь. На ней была нарядная синяя мантия, притягивавшая взгляд к стройной фигурке, и весьма милая улыбка, не ответить на которую у Поттера просто не получилось.

– Кажется, пожелания удачи слегка запоздали, – нарочито извиняющимся тоном заговорила она, продолжая все так же мило улыбаться и приближаясь к Гарри.

– У тебя впереди еще две попытки, – отвечая Астории с ухмылкой, он краем глаза заметил, как неприязненно косится на неё Брут, но не стал заострять на этом внимание.

– Сегодня ты доказал мне наличие собственного дракона, – с плутоватой улыбкой продолжила Астория, явно проводя параллель с давнишним их разговором. – Интересно, всё остальное тоже имеет под собой основания?

Тон младшей Гринграсс был, несомненно, шутовским, а улыбка светлой и открытой. Но суть её намека таковой не являлась.

– У нас ведь только один способ это проверить, – в тон девице бросил Гарри, слегка обескураженный её наглостью.

Остановившись возле сидящего Поттера, Астория бесцеремонно вырвала омут из его рук. Скрип зубов Брута ясно сигнализировал о его недовольстве. Впрочем, самого Гарри подобное поведение скорее забавляло. Астория с интересом рассматривала клубящийся внутри яйца туман, элегантно изогнув бровь.

– На воспоминания какого рода ты потратишь целые сутки? – серьёзным голосом произнесла она.

– А у тебя есть чем поделиться? – с провокационной ухмылкой вернул шпильку Гарри.

– Возможно… – многозначительно протянула Астория, возвращая Поттеру яйцо.

Тем временем ширма снова привлекла к себе внимание едва слышным шорохом. Высокий аврор, при недавнем знакомстве представившийся как Генри Стенфилд, шагнул внутрь и застыл у входа. На его лице проступала обеспокоенность, судя по всему, он торопился. Видимо, сейчас у авроров было много забот, но Поттера это не касалось.

– Гарри Поттер, – с вымученной улыбкой обратился он, не удостоив никаким вниманием Гринграсс и домовика, – я хотел бы поздравить тебя…

– Спасибо, – оборвал его Гарри, несколько раздражённый тем, что аврор прервал их с Асторией разговор. Впрочем, Астория поглядывала на Генри с не меньшим раздражением. Зато Брут, кажется, был доволен подобным поворотом. «Вон как ухмыляется, паршивец», – отметил про себя Гарри. Хотя, возможно, это были лишь пустые домыслы.

– В любом случае, директор Дамблдор просил передать, чтобы ты явился к нему и репортёрам как можно быстрее, – фамилию Альбуса он выделил почтительными нотками, несмотря на общий торопливый тон.

В формат турнира обязательной частью входило интервью с репортёрами и небольшая фотосессия по окончании каждого из туров.

– Хорошо, Генри, я скоро буду, – кивнул аврору Гарри, отмечая, что тот рассматривал его с куда большим интересом, чем при первой их встрече.

– Удачи, – поворачиваясь, бросил Стенфилд, не тратя времени даром. Видимо, Поттер оказался прав, предполагая, что он несколько торопился.

Как только Стенфилд покинул палатку, Астория заговорила, привлекая к себе внимание:

– Сегодняшним вечером у нас в гостиной Слизерина будут отмечать окончание первого тура, – в этот раз тон девушки звучал вполне себе заговорщицки. – Приходи, не пожалеешь, – с легким смешком добавила она.

Засмеявшись от такой наглости, Поттер небрежным движением бросил омут памяти в руки домовика.

– Держи, холоп, – отдав приказ привычным для домовика образом, Гарри, не отрывая от него задумчивого взгляда, добавил: – Отнеси его в спальню и не забудь напомнить мне о том, что я просил в начале нашего разговора.

Повернувшись к Астории, расправляющей несуществующую складку на своей мантии, Гарри ещё раз прошелся взглядом по её фигурке и с улыбкой ответил:

– Нет уж, давай лучше ты к нам. Сегодня на Когтерване будет неплохая вечеринка в мою честь. Ровно так же, как и праздник в честь Малфоя на Слизерине, – разведя руками, самонадеянно подчеркнул он. Поттер осознанно подменил суть вечеринки, ведь он не имел ни малейшего желания упускать подобное развлечение.

– Можно и так, – держа руки за спиной и переминаясь с пяток на носки, легко согласилась Астория.

Тем временем взгляд Гарри упёрся в сидевшего на своем месте домовика.

– Ты всё ещё здесь?

Брут отвёл взгляд, стараясь не встречаться глазами с хозяином.

– С вашего позволения, барин, считаю своим долгом напомнить о послании того грязного опричника, – тихим голосом ответил Брут, искоса поглядывая на слизеринку. – Светлейший князь не любит ждать…

– Опричник? – прикрывая рот ладошкой, хихикнула Астория.

Что ж, домовик явно не питал приязни к служащим аврората, и Поттер об этом прекрасно знал. Впрочем, как и о пиетете по отношению к его опекуну. Открытием скорее стало явное недовольство сестрой Дафны.

Едва ухмыляющийся эльф исчез с лёгким хлопком, и одновременно с этим Поттер поднялся со своего места.

– Какой дерзкий у тебя холоп, – донёсся до него задумчивый голос Астории. Гарри не стал оборачиваться.

– Увидимся вечером, – коротко бросил он, покидая палатку.

* * *
Выйдя на улицу, Гарри первым делом отметил все более затягивающееся тучами небо. Ветер явно усиливался, чего ранее на закрытой арене заметить было нельзя. Местность вокруг претерпела значительные изменения, хотя, казалось, прошло каких-то несколько часов. Тут и там сновали люди, а невдалеке от самой палатки за время турнира возвели даже несколько построек. Так, к примеру, справа на расстоянии в полсотни футов виднелась небольшая трибуна, на которой готовился выступать мистер Крауч. Рядом с трибуной были расставлены несколько рядов скамеек, видимо, для прессы.

Чиновники из министерства и их иностранные коллеги так же находились тут, разбившись на множество небольших компаний. Репортеры же активно сновали между ними, задавая, видимо, не самые приятные вопросы.

В целом происходила обычная встреча организаторов между собой, а так же с прессой в более-менее не официальной обстановке, как, собственно, после каждого крупного мероприятия. Сопровождали эту встречу сотрудники аврората, призванные охранять покой и следить за порядком. Кто-то пиарился, кто-то нёс службу, ну а кто-то попросту искал сенсацию – впрочем, и те, и другие получали, что хотели.

Втянув в лёгкие прохладный свежий воздух, Гарри направился к самому большому скоплению людей, справедливо полагая, что его ждут именно там.

– Мистер Поттер? – окликнул его вдруг звонкий женский голос.

Повернувшись, Гарри был приятно удивлен, обнаружив перед собой не Риту Скитер, которую подспудно ожидал здесь встретить. Нет, это была миловидная ведьмочка с блокнотом в руке. Впрочем, бейджик прессы все же присутствовал на её привлекательной груди.

– Джессика Эббот, журнал «Ведьмополитен», – улыбаясь дежурной лучезарной улыбкой, представилась она, и энергично продолжила: – Несколько вопросов для наших читателей…

На взгляд Поттера, «Ведьмополитен» был примитивным пылесборником жёлтой прессы, собирающей сплетни о более-менее известных волшебниках и ведьмах. Но игнорировать его популярность, а, следовательно, и возможность выгодно пропиариться, не следовало.

– Что вас интересует? – кисло ухмыляясь в ответ, спросил Поттер. На мгновение лицо Джессики показалось ему знакомым.

– Должна заметить, что заклинания, которые ты применял, показались мне да и зрителям довольно сложными, – льстиво заметила она, сходу переходя на «ты», – а потому возникает вопрос: где ты им научился?

Нарглу было ясно, кто научил им Поттера. «Видимо, она желает знать, учился ли я в каком-то особом месте», – решил Гарри. За первым вопросом последовал второй, а за ним третий. Поттер по привычке уходил от прямых ответов на те вопросы, ответить на которые он не мог, не хотел или же не имел права.

– А как насчет твоей невесты? – не сбавляя напора, продолжала свой опрос журналистка.

– А что с ней? – сделал непонимающее лицо Гарри, намеренно провоцируя Джессику уточнить свой вопрос. Кажется, он начал вспоминать, где видел эту девицу. Чемпионат мира по квиддичу. Момент, когда Поттер, засмотревшись на одну симпатичную журналистку, едва не упал на лестнице, следуя за министром и опекуном.

– Ходят слухи, что отношения между тобой и Дафной Гринграсс не самые тёплые, – любезно уточнила Джессика, натягивая участливую маску и явно намекая на статейку Риты, а так же светские сплетни, ходившие в высших кругах Туманного Альбиона.

– Враньё, – самоуверенно хмыкнул Гарри. – Мы замечательно ладим, – добавил он спустя мгновение, вполне отдавая себе отчет, что эта ложь шита белыми нитками. Если оставить всё как есть, вскоре она может быть раскрыта и опровергнута. Но официально признавать какие-то проблемы в своей пока ещё будущей «семье» Поттер однозначно не собирался.

– Таким образом, наши читатели могут рассчитывать увидеть вас как пару на Святочном балу?

«Какой ещё, к Мерлину, бал?» – хотел было спросить озадаченный Гарри. Но от этой глупости его уберёг неожиданный случай в лице ковыляющего в его сторону Грюма.

– Поттер! – прохрипел он. – Все чемпионы уже в сборе, меня попросили найти тебя, – раздраженно бурчал он, бешено вращая своим волшебным глазом.

Отвлёкшись от разговора, Поттер с Джессикой повернули головы к старому аврору. Тот, приблизившись, положил свою увесистую руку на плечо Гарри, который тем временем вспомнил о том, что читал в книге о традиционных частях турнира. И бал был как раз одной из таких частей. Как и все чемпионы, он будет обязан его открывать. Впрочем, о спутнице до этого момента Гарри явно не задумывался.

– Полагаю, интервью закончено, – безапелляционно заявил Аластор, уставившись на журналистку обоими своими глазами. – Вы можете присоединиться к остальным своим коллегам и продолжить интервью вместе с ними. Пресс-конференция с участием всех чемпионов, как и было запланировано, начнётся в ближайшее время.

Поначалу немного стушевавшись, Джессика не решилась перечить Грюму, но спустя миг, видимо, решила оставить задел на будущее.

– В любом случае, твоё выступление было самым впечатляющим, – быстро затараторила она, наблюдая, как Грюм, всё ещё державший руку на плече Поттера, недвусмысленно намекает тому о необходимости поторопиться. – Как насчёт встречи в Хогсмиде для продолжения разговора за кружкой сливочного пива?

Хоть намек был и вполне прозаичен, но Поттер не был дураком покупаться на такую очевидную уловку, а потому показательно скорчил задумчивую мину, и, пожав плечами, развернулся, дабы последовать за Грюмом.

Сперва они шли молча, видимо, каждый думал о своем. Аластор, как всегда, бешено вращал волшебным глазом, при этом понять, о чём он думает, было вряд ли возможно. Поттер же, выбросив из головы заманчивое предложение Джессики, принялся рассматривать группы людей, к которым они приближались.

Пока Крауч выступал на трибуне как глава организаторов от министерства, представители иностранных министерств вместе с репортёрами внимательно выслушивали его. Или, по крайней мере, делали вид – как тот высокий рыжий долговязый паренёк, судя по всему, бывший помощником старины Бартемиуса.

Невдалеке от них другая часть репортеров препарировала Крама и Флёр. Причём вокруг последней было даже больше народу, чем возле «победителя» сегодняшнего тура. Среди них виднелась и расфуфыренная, одетая в ядовито-зеленую мантию Рита Скиттер. Мантия совершенно ей не шла, но это, видимо, её ничуть не волновало. Делакур пользовалась немалой популярностью благодаря своей ослепительной вейловской внешности, и в этом не было ничего удивительного. Флёр выглядела довольной и располагающей к себе. Впрочем, наверняка она, по меньшей мере, чертовски честолюбива, а значит, за этой маской может скрываться такая же досада от сегодняшнего результата, как и у самого Гарри. «Интересно, – мелькнула в голове Поттера любопытнейшая догадка, – её родители имеют какой-либо общественный вес?»

Кое-где виднелись даже лица членов попечительского совета. Но, что интересно, Люциуса Малфоя среди них Поттер так и не заметил. В отличие от низкорослого домовика, который стоял невдалеке от рыжего парня, и директора французской делегации, по всей видимости, направлявшейся к своей подопечной.

– Достойно, – коротко и ясно бросил Грозный Глаз, не поворачивая головы, очевидно, имея в виду выступление Гарри.

– Спасибо, – так же коротко ответил Поттер, думая о своём.

– На днях у меня будет немного свободного времени, – прихрамывая, бросил Аластор, буравя волшебным взглядом кого-то из толпы.

– Намёк понят, – ухмыльнулся Гарри, предвкушая возможность взять у него небольшой урок.

– Поттер, среди министерских чинуш присутствует Маркус Стенфилд, – тихо прохрипел Грюм, – и он явно наблюдает за тобой.

– Мне это имя ни о чём не говорит, – пожал плечами Гарри.

– Глава отдела тайн, – не став мусолить, ответил профессор. – Впрочем, это довольно размытое понятие в отношении этого отдела, – не скрывая пренебрежения, добавил он.

Отвечать Поттер не стал, попросту принимая информацию и делая себе пометку спросить у опекуна об этом лице и попросить его показать сего джентльмена в омуте – ведь Альбус наверняка знает, о ком идёт речь. Поттер так же отметил и то, что семье Стенфилд удалось закрепиться в министерстве. Наверняка здесь не обошлось без каких либо скрытых союзов или договорёенностей. Впрочем, этот вопрос явно может подождать.

Походя все ближе к намеченному месту, Гарри заметил Людо Бэгмена, стоящего вместе с Драко и призывно машущего рукой. "Судя по рассказу Брута, я несправедливо недооценил Малфоя в начале нашего знакомства, — нехотя признал Гарри и тут же хмыкнул: — Впрочем, это ещё не показатель".

Грюм, так ничего и не сказав напоследок, растворился в толпе, движимый одному ему понятной целью. Гарри же направился к Людо, отмечая про себя, что Крам и Флёр также покинули репортеров и последовали его примеру. Виктор приветственно кивнул Поттеру, когда они оба приблизились к Бэгмену, Флёр же оставила Гарри без особого внимания.

– Вы все молодцы! — собрав чемпионов вокруг себя, затараторил Людо Бэгмен, сиявший так, словно лично отнял у драконихи яйцо. Впрочем, Гарри мог заподозрить его в небольшой показушности, попросту проследив за его взглядом, остановившемся на Малфое. — Я хочу вкратце изложить дальнейшие планы. До второго тура почти три месяца. Он состоится двадцать четвёртого февраля в девять тридцать утра. Но до этого времени вам будет чем заняться. Освоить омут в ваших же интересах. Он будет ключевой точкой во втором испытании. Всё ясно? Уверены? Тогда…

– Мистер Бэгмен, – произнёс вдруг Драко, до того не открывавший рот, – нам хотелось бы узнать подробности!

– Всему своё время, Драко, – подмигнул тому Бэгмен. – Отдыхайте!

Поттер, подозревающий сговор, едва заметно ухмыльнулся, оценив иронию.

Как только Людо отошёл, толпа репортеров налетела, словно стая стервятников. Вопросы посыпались на каждого в отдельности и на всех в общем. Защёлкали вспышки фотокамер. Рита Скитер, выбившись вперед остальных своих коллег, задала Гарри первый вопрос.

— Поздравляю, Гарри! — сияя, сказала она. — Гарри, всего одно слово! Что ты чувствовал, оказавшись лицом к лицу с драконом? А результат ты считаешь справедливым?

– Какое эпатажное выступление, мистер Поттер, – перебивая её, заговорил журналист явно немецкого происхождения, – это была импровизация или же вы всё спланировали заранее?

Были и другие вопросы, но Гарри уверенно отвечал репортерам, дипломатично обходя острые углы. Случайно оглянувшись, он заметил вдалеке уходящего прочь профессора Снейпа, и вдруг вспомнил, что ему ещё предстоит написать полновесное эссе по зельеварению, ибо Снейп в последнее время был особенно щедр на домашние задания. Да и по прочим предметам Гарри следовало бы подготовить немало работ. К сожалению, статус чемпиона освобождал его лишь от экзаменов, домашняя работа и посещаемость никуда не исчезали.

Крама кто-то спрашивал о продолжении карьеры ловца, Малфоя о планах после окончания школы, Поттера же пытались расколоть о его прежней жизни.

В толпе лиц снова мелькнула мордашка Джессики. И Гарри пожалел, что тратил на неё своё время. Ведь, по сути, приходилось отвечать на те же вопросы по второму кругу, разумеется, за мелкими исключениями. Судя по выражению лица Джессики, она жутко хотела ещё что-то спросить, но Поттеру удалось быстро переключиться на кого-то другого, проигнорировав ушлую репортёршу.

«Пророк», «Ведьмополитен», «Вестник Туманного Альбиона», «Le Parisien magic» и сонма других британских и зарубежных изданий прислали своих репортеров, тем самым создав небывалую толпу, галдящую, задающую вопросы и требующую к себе внимания. Поттера это начинало утомлять.

Затем были небольшие фотоссесии. Гари не привык позировать и не получал удовольствия от самого процесса, но сие было необходимостью, а потому он попросту слушался фотографов, стараясь отвлечься. Подошедшие директора вскоре составили компанию чемпионам. За отдельное фото Гарри с Альбусом особенно ратовала Рита, давая четкие установки своему фотографу, а потому Драко вынужден был отойти. Поттер же в красках представил, с чем они могут столкнуться в последующей публикации «Пророка», и это заставило его нахмуриться. Надеясь, что это не проявится на колдографии, Гарри занял свое место для совместной съёмки всех чемпионов с их директорами. Поттер с Малфоем стояли, улыбаясь, перед Альбусом, положившим руки им на плечи. Вряд ли соседство радовало кого-то из них, но для дела можно было и потерпеть.

Раздался очередной щелчок колдокамеры, и конференция была закончена. Спустя несколько минут Альбус подмигнул Гарри, уже занимая свое место на трибуне. Очевидно по плану мероприятия, он должен был выступить как хозяин принимающей стороны.

Проявляя инициативу, Гарри двинулся к опекуну. Совместное интервью было бы хорошим подспорьем в построении имиджа. Щелкали камеры, репортёры и прочие присутствующие занимали места, впрочем, кто-то всё же оставался стоять, как, например, мелькающие тут и там авроры.

По дороге к трибуне и Альбусу, уже заметившему порыв своего ученика, Гарри обратил внимание на стоящих в сторонке Бартемиуса Крауча и Генри Стенфилда. «Любопытно, что может связывать этих двоих», – мелькнуло в голове Поттера.

Уже подойдя вплотную к помосту, на котором располагалось место для выступления и, собственно, находился сам Альбус, Гарри почувствовал, как кто-то схватил его за руку. Прикосновение было холодным и довольно настойчивым. Поттер видел, как Дамблдор, стоявший в метре от него, отдаёт кому-то команду еле заметным кивком. Обернувшись, он испытал раздражение, увидев уже знакомую ему представительницу «Ведьмополитена» и спешащую к ним авроршу. Кажется, это была Челси – невеста Стенфилда.

– Гарри, – настойчиво затараторила Джессика, видимо, понимая, что скоро её оттеснят, — всего один вопрос.

Краем глаза Поттер заметил, как необычная красная линия, очевидно, магического происхождения, проступив на траве, очертила довольно-таки приличный круг вокруг площадки. Гарри с Джессикой как раз находились на самом краю этой немаленькой окружности, в центре которой был его опекун. В следующий миг, взглянув себе под ноги, Поттер увидел, что линии есть и в самом круге. На них проступили едва заметные надписи чёрного цвета на не известном Гарри языке. Стало ясно, что они находились в центре какой-то магической фигуры, возможно, звезды, но с этого места сказать было сложно. Всё это заняло какие-то доли секунды.

– Ваша неве… – успела сказать репортёрша Поттеру прежде, чем раздался ужасающей силы взрыв, и их накрыло красное марево, разбавленное серебристым сиянием.
 
ShtormДата: Воскресенье, 11.01.2015, 08:18 | Сообщение # 208
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Ну, Поттер дает, даже на ровном месте вляпался во что-то


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
KomisarДата: Четверг, 05.02.2015, 01:16 | Сообщение # 209
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
Тень буревестника. Часть 2

Библиотека Хогвартса. За полчаса до взрыва.

Библиотека представляла собой довольно тихое место, покой которого неусыпно блюла строгая Мадам Пинс. Как и в любом большом, доверху набитом стеллажами, помещении, здесь были свои укромные уголки: места, которые слабо просматривались со стороны и были несколько отдалены от прочих.

Бросив сумку в угол, на одном из диванчиков возле небольшого стола разместился долговязый Рон Уизли. В следующий момент напротив него неспешно уселся однокурсник, Невилл Лонгботтом.

– Как же было круто, – задорно продолжил, видимо, уже начатый разговор Рон, одновременно роясь в своей немного потёртой сумке. – Да эта вейла просто приворожила дракона!

– Кажется, ты об этом уже говорил, – с робкой улыбкой отметил Лонгботтом, впрочем, уверенности в его голосе не было. – Профессор Снейп снова задал огромное домашнее задание, – добавил он голосом, полным сожаления.

– Да ну и пусть, – отведя взгляд в сторону, отмахнулся то ли от домашней работы, то ли от темы с Флёр, Рон. В этот момент внутренний карман его мантии слегка задёргался, и из него показалась голова небольшой серой крысы. Грызун с любопытством рассматривал всё вокруг своими черными как смоль глазами.

– Ты снова взял Коросту с собой? – понимающе улыбнулся Невилл, разворачивая газету. Видимо, он вспомнил свою лягушку, которая в этом году была предусмотрительно оставлена дома.

– Она сама залезла ко мне в сумку этим утром, – недовольно пожимая плечами, оправдывался Уизли, – я её увидел уже на трибуне.

– Если уж мы снова заговорили о турнире, – не отрывая взгляда от развёрнутого «Пророка», осторожно перебил друга Невилл, – то меня впечатлило выступление Поттера, – возможно, он попросту не хотел развивать тему о домашних питомцах.

– Как-то неуверенно это звучит, – метко подметил Рон, не обращая внимания на Коросту, которая уже покинула карман и переместилась ему на плечо. – Вот Крам – это да! – с гордостью за своего кумира продолжил Уизли. – Он дрался, как подобает каждому уважающему себя волшебнику и не зря занял своё первое место.

– Так же, как и Малфой, – осторожно улыбаясь, ввернул Невилл.

Не то чтобы Рон особенно враждовал со слизеринцем. Так, небольшая детская обида, ведь на далёком первом курсе встречи этих двоих не проходили без эксцессов. Потом все поутихло, и Драко, прекратив свои нападки, стал ограничиваться лишь редкими, но весьма ехидными колкостями. Парни тогда решили, что, видимо, папаша всё-таки задал ему трёпку. Что ни говори, но, возможно, взаимную неприязнь дети наследуют от родителей.

– Да ну тебя, – пробурчал Рон, – лучше расскажи, что там пишут в «Пророке», – попросил он, снимая с плеча крысу.

В этом году в газете было попросту неприличное количество статей, посвящённых Хогвартсу и его жителям. А потому интерес к «Пророку» возрос среди учеников, в том числе, и у мистера Уизли.

– Перед третьим туром замок посетит министр магии Корнелиус Фадж, – дотошным голосом пробубнил Невилл, доставая чистый лист пергамента.

– То-то Перси будет рад, – скучающе заявил Рон, подавляя зевок.

А в то время как мистер Лонгботтом кивал, соглашаясь со словами приятеля, крыса бесшумно спрыгнула с диванчика, на котором находился её хозяин. Осторожно осмотревшись по сторонам, и увидев, что Рон с Невиллом продолжали, как ни в чём ни бывало, болтать, грызун скользнул под большой и пыльный книжный стеллаж.

За ним в тихом и уютном закутке расположился студент Когтеврана. Ничем не примечательный паренёк не мог привлечь внимание Коросты. А вот серебряный амулет, который тот бережно держал в руке, осторожно прикрыв книгой, еще как мог. Студент поглаживал поверхность безделушки с довольно задумчивым видом. И, судя по тому, что он старался скрыть его от посторонних глаз, мальчишка имел представление, что за символ был изображён на нём.

Впрочем, идеалы полувековой давности явно не интересовали грызуна, и треугольник, в который был вписан круг, мог вызвать в нём лишь лёгкое любопытство, но никак не неподдельный интерес. Оставив Всеобщее Благо Гриндевальда на попечении юного ученика, крыса ещё раз осмотрелась.

Подтянув хвост и стараясь не попадаться людям на глаза, Короста посеменила к выходу из библиотеки. Передвигаясь рывками, от одного укрытия к другому, грызун в последний раз окинул помещение взглядом, перед тем как выбежать из него.

В коридоре было прохладно и достаточно темно, чтобы небольшая крыса могла проскочить относительно не замеченной. Тем не менее, Короста вела себя крайне осторожно, в какой-то мере даже испуганно. Постоянно останавливаясь, чтобы принюхаться и прислушаться к чему-то, известному лишь ей. В замке было, по меньшей мере, три кота, но, может быть, была и другая причина.

– Чжоу, – раздался уверенный голос какого-то мальчишки, заставивший Коросту остановиться и внимательно прислушаться, – как ты смотришь на небольшую прогулку по Хогсмиду на следующих выходных?

– Почему бы и нет, Седрик, – засмеявшись, ответила ему девушка.

Убедившись, что парочка занята друг другом, грызун успешно проскочил мимо них. Спустившись на несколько этажей и основательно побегав по коридорам, Короста оказалась возле ступенек в довольно узком коридоре. Но не мрачном, как можно было ожидать, а ярко освещённом факелами. Стены украшали весёлые картинки с изображениями еды, а на самой большой из них была нарисована корзинка с фруктами.

Если присмотреться, то можно было увидеть стыки между камнями в стене, которые не были заложены раствором, а так же небольшую потёртость на груше, изображённой на картине. Но Короста явно знала, что искать, а потому, не тратя времени, проскочила в небольшую щель у самого подножья стены.

Помещение уступало размерами разве что большому залу. Потолок был расположен довольно высоко, а вдоль каменных стен стояли вычищенные до блеска кастрюли и сковородки. В дальнем конце находился исполинский каменный очаг.

Стойка с сотнями ножей была практически в десятке метров от стола, под которым прятался грызун. Домовики в огромном количестве сновали тут и там. Кто-то стоял у плиты, кто-то резал фрукты, но никто из них пока не заметил старину Коросту. Впрочем, шансы проскочить вглубь помещения были невелики. Кухня жила своей жизнью, и всё в ней было как всегда. Всё, кроме одного.

За столом, под которым прятался грызун, сидел домовик. А точнее, домовиха. И, в отличие от остальных, она явно отлынивала от работы. Одета в короткую юбку и блузку в тон синей шляпе с прорезями для ушей, она явно не заботилась о своём внешнем виде. Блузка была в пятнах супа, на юбке прожжена дырка. Недалеко от неё стояла ещё одна домовиха и что-то ей выговаривала. Что-то о пьянстве, работе и гордости. Впрочем, первая её откровенно не слушала. Разве что пыталась нарезать салат. Но внезапный приступ рыданий помешал этому. Выронив нож из рук, домовиха спрыгнула с табурета и, шатаясь, посеменила куда-то вглубь кухни, словно бы забыв обо всем.

Отвлёкшись от спора домовиков, крыса вдруг заметила большой и хорошо заточенный кухонный нож, который, упав, закатился под стол. Пламя камина, причудливо играющее на лезвии, отразилось в глазах Коросты.

* * *
Спустя несколько секунд после взрыва.

Открыв глаза, Гарри увидел перед собой красное марево, разбавленное коричневым столбом поднятой в воздух пыли. Кажется, одно стекло в его очках было выбито полностью, второе же оказалось слегка треснутым. Поттер полулежал, опираясь на локти. Видимо, магический круг с пентаграммой внутри оказался приготовленной заранее ловушкой.

Повернув гудящую голову направо,он смог разглядеть остатки помоста и трибуны, на которой выступал его опекун, а так же полусогнутую фигуру самого Дамблдора. Видимо, серебристое свечение, которое заметил Гарри за мгновение до взрыва, было одним из щитов, что успел создать Альбус.

Слева же в причудливой позе лежала Джессика, словно тряпичная кукла с которой жестоко поигрались и выбросили за ненадобностью. Её тело казалось изломанным и представляло собой весьма отталкивающее зрелище. Ей щита не досталось…

Вся трава в радиусе нескольких метров от тела была забрызгана кровью. Впрочем, и сам Гарри был вдоволь перемазан ею. Наличие и тяжесть ран было трудно определить, но руки и ноги ощущались им нормально – Поттер не знал, ему просто повезло, или же это было последствием болевого шока. А вот то, что он потерял возможность слышать, ощущалось довольно чётко. Звенящая тишина обволакивала его со всех сторон.

Немного оглядевшись и убедившись, что видимость начинает улучшаться, он заметил катающуюся по траве Челси. За авроршей, закрывавшей ладонями своё лицо, валялись перевёрнутые лавочки и стулья – видимо, взрывная волна отбросила всё и всех как минимум на несколько метров. Вот только самого Поттера и репортершу взрыв, оставил на месте. Видимо, это было одной из особенностей магической фигуры, в которую они угодили. Вся сила удара пришлась на тех, кто был в круге. Где-то в нескольких десятках метров Гарри разглядел копошащуюся толпу людей. Впрочем, досталось и тем, кто был невдалеке. Кто-то пытался помочь раненым, кто-то старался убраться подальше.

На остатках помоста возвышалась фигура Альбуса. Похоже, ему, в отличие от Поттера всё-таки удалось подняться. Но факт того, что опекун не вышел сухим из воды, не вызывал сомнений. В районе бедра мантия директора была перепачкана кровью, и из неё торчал небольшой деревянный осколок. На лице виднелось несколько кровоточащих порезов.

Он явно ранен! Полуоглушённый Поттер почувствовал вспышку адреналина. По-своему Гарри был очень привязан к опекуну, и сейчас, видя старика пострадавшим, он испытывал крайнюю степень беспокойства. Нужно было как можно быстрее подняться, но первая попытка не увенчалась успехом. Сам Альбус лишь наградил Гарри мимолётным кивком, сосредоточив своё внимание на чем-то другом. Директор явно что-то искал. Или кого-то.

Пыль уже почти осела. Вдруг где-то справа мелькнула зелёная вспышка. Луч авады был остановлен деревянным обломком трибуны, внезапно поднявшейся в воздух. Все ещё пребывая в несколько оглушённом состоянии, Поттер попытался хотя бы достать палочку. Звук разлетевшейся в щепки деревяшки еле слышимым эхом донёсся до него. «Это хорошо, – сделал вывод Гарри, – значит, слух понемногу возвращается».

Дамблдор, а ведь это, несомненно, он был целью авады, ловким взмахом палочки направил заклинание в ответ. Серебристый сгусток энергии неизвестной Гарри формулы понёсся в сторону нападающего, образ которого довольно быстро прояснялся. От этой магии так и веяло мощью, но ощущения длились лишь миг, пока заклинание не разбилось о зеленоватый щит также неизвестной Гарри структуры.

Но куда интересней был не сам щит, а его создатель. Несомненно, нападающим был аврор. Человек, представленный Гарри перед началом испытания. Кажется, его звали Люк. Вдруг внезапная догадка пронзила Поттера. Что, если Стенфилд и его невеста с ним заодно?

Тем временем Люк, решив не рисковать снова с авадой, круговым движением сотворил огненный хлыст. Это было заклинание высшего порядка, и Гарри попытался помочь опекуну, выставив вокруг него хоть какой-то незамысловатый щит. Но у Поттера ничего не получилось, так как координация движений все ещё оставляла желать лучшего, да и рука слушалась плохо. Поэтому он был вынужден оставаться лишь пассивным наблюдателем за действом, в котором аврор довольно быстро и умело замахивался огненной плетью, а Дамблдор ставил свой щит в ответ. Кроме того, Гарри удалось заметить, что мантия нападающего разорвана прямо в районе груди. Видимо, щит не выдержал, и Альбусу всё-таки удалось его зацепить.

Щелчок. Вспышка света и град искр скрыли фигуру опекуна. А сердце Поттера пропустило один удар. Очевидно же, что ранения всё-таки сказались на Альбусе не лучшим образом. Выпустив из рук палочку, директор откинулся спиною на груду обломков. Вскрик и едва заметная попытка подняться оставляли за Поттером надежду, что его опекун все ещё жив.

Гарри дёрнулся и с усилием встал на колени. Приходящий в норму слух позволил даже расслышать отголоски паники, творящейся вокруг.

Оторвав взгляд от Альбуса, Поттер отыскал Люка. Хлыст в его руке уже истаял, видимо, не выдержав соприкосновения со щитом. Впрочем, что-то помешало аврору перейти к следующей атаке. Люк, снова выставив свой зеленоватый щит, отражал чей-то красный луч заклинания. Гарри с удивлением отметил, что луч был выпущен из-за его спины, а там могла находиться лишь невеста Стенфилда. Это несколько упрощало дело.

Собравшись с силами, Поттер не стал терять времени и выпустил в Люка простой, но некогда отработанный до автоматизма сногсшибатель. Рисковать, пытаясь сотворить нечто более сложное, он не хотел, а отвлечь внимание стоило любым способом. Следом за лучом Поттера в щит аврора угодил ещё один. Видимо, кто-то третий присоединился к ним и напал на этого урода.

Ни одно из заклинаний не смогло пробить его защиту, впрочем, была и хорошая новость. Третьим оказался не кто иной, как сам Грозный Глаз. Этот нюанс позволял надеяться, что хоть немного времени им всё-таки удастся выиграть.

Рискуя, Гарри принял решение и рванулся к опекуну, в надежде прикрыть или же оттащить того за груду обломков. Поттер определённо подставлялся, но если не спасти Дамблдора…

Шаг, за ним ещё один, и Гарри побежал так быстро, как позволяло ему текущее состояние.

– Протего, Финита, – бросил он, упав на колени рядом с опекуном. Перемазанный в крови и пыли Альбус всё-таки пришёл в себя и открыл глаза. – Как вы? – закричал обеспокоенный Поттер, помогая Дамблдору поднять голову.

Тем временем Люк бросил бомбарду в сторону своего самого серьёзного на текущий момент противника. Грюм в ответ технично прикрылся щитом, но он явно недооценил творческого подхода нападавшего. Бомбарда была брошена не в самого Аластора, а ему под ноги. Тем самым она, хоть и не поразила его напрямую, но отбросила ударной волной на несколько метров назад и подняла в воздух кучу комков земли, травы и пыли. Поттеру пришлось ставить ещё одно протего.

На первый взгляд ситуация ухудшалась, но время всё-таки играло на их стороне. Репортёры, организаторы, а так же все прочие, кто мог двигаться, уже убрались подальше от места боя. Сам нападающий держался левой рукой за грудь и, видимо, воспользовался перевязочным заклинанием. А на подходе уже было подкрепление в виде нескольких авроров, среди которых был до этого помогавший раненым Генри Стенфилд.

Дамблдор что-то зашептал, но слух Гарри позволили различить лишь имя феникса.

Направляя фините уже на себя, Гарри попробовал позвать Фоукса, удивляясь, почему же птица не появилась до сих пор.

– Помоги подняться… – через силу прохрипел старый пеликан.

Краем глаза Гарри заметил, как со стороны нападавшего начало распространяться огромное облако серого тумана, точно такого же что ещё какой-то час назад использовал сам Поттер. Отмечая про себя не малую скорость, с которой эта волшебная субстанция приближалась к нему, Гарри не стал мешкать и помог подняться на ноги директору. Закинув руку старика себе на плечо и вглядываясь в туман при помощи одной из сохранившихся линз в его очках, Поттер пытался сохранить равновесие, стоя вместе с Дамблдором. Тот в свою очередь при помощи беспалочковой магии вернул в руку волшебную палочку и с непонятным выражением лица начал рассматривать её.

Остатки очков позволяли худо-бедно ориентироваться в нахлынувшем тумане. В отличие от самого Гарри, Люку, видимо достало навыка и умения выполнить это заклинание правильно.

Подоспевшие авроры перекидывались короткими командами, судя по всему, подбирая заклинания, позволяющее ориентироваться в этом тумане. Челси что-то кричала, взывая к предателю, в то время как тот снова воспользовался заклинанием из арсенала Гарри. Еле слышный хлопок предвещал появление двух копий этого засранца. Поттер, стиснув зубы, грязно выругался. Грюма же видно не было, видимо, задело его неслабо.

Нападающий, воспользовавшись ситуацией, принял решение отступить, что было вполне ожидаемо. Он побежал в сторону леса в сопровождении своих копий, понемногу разбегаясь с ними в разных направлениях. Вздохнув было с облегчением, Поттер почувствовал, как рука опекуна цепкой хваткой впивается в его плечо.

– Ты должен последовать за ним! – сплюнув кровь, твёрдым голосом прохрипел Альбус. При этом старик пристально вглядывался в волшебный туман.

– Зачем?! – вырвалось у весьма удивлённого подобным приказом Поттера, – покушение сорвано, авроры уже начали преследование…

Гарри хотел было добавить: «Какой смысл рисковать мне?», как вдруг опекун жёстко оборвал его.

– Сейчас нет времени на разговоры, – Дамблдор, повернув голову, заглянул в глаза ученику. Гарри ещё не доводилось видеть его столь обеспокоенным. От обычной безмятежности не осталось и следа. И худшим, пожалуй, было то, что причина подобного поведения оставалась для Поттера крайне непонятной. – Внимательно слушай, что я тебе скажу, мой мальчик…

Прокашлявшись и, видимо теряя сознание, он старался продолжать:

– Он не должен уйти… От тебя зависит всё, я не в том состоянии, чтобы ... Должен одолеть его… Выбить палочку, лишить сознания… Победить одним сло… В крайнем случае даже…

Гарри кивал, оставив сомнения на потом, при этом помогая Дамблдору опуститься на одну из досок, валяющихся рядом. К ним на помощь уже спешили волшебники.

– Но если тебе не удастся… – из последних сил захрипел Альбус, веки которого, налившись тяжестью, закрывались, – запомни Того, кто сможет… И…

Дамблдор окончательно потерял сознание. Первый раз к Гарри пришла осознанная мысль, что, казалось бы, вечный и всемогущий Альбус может попросту умереть… Жар, ярость и бессилие тёмной волной накатили на Поттера. Переламывая себя и своё желание остаться с опекуном, Гарри, не дожидаясь, пока до них доберётся хоть какая-то помощь, поднялся и бросился вслед за аврорами, про себя проклиная чёртового феникса, что так и не явился на помощь.

Оставшаяся в очках линза позволила Поттеру понять, кто из троих нападавших являлся настоящим, в то время как авроры с небольшим отставанием, разбившись на двойки, попросту преследовали всех троих. Подлинник же проложил курс в сторону озера, прямо через лесную опушку. Но, что занятней всего, за ним бежали, что-то вопя, Стенфилд и его невеста.

В висках стучала кровь, а где-то за огромными синими тучами грянул гром.

«Ничего, – зло прикинул бегущий за ними во всю прыть Гарри, – до антиаппарационной границы путь не близок, а этот подранок явно не поставит спринтерский рекорд. Заодно проверим на пособничество и сладкую парочку», – решил он, сжимая палочку.
 
KomisarДата: Четверг, 05.02.2015, 01:16 | Сообщение # 210
Снайпер
Сообщений: 135
« 12 »
* * *
Туман, оставшийся за его спиной, надёжно скрывал нападавшего, двойников, авроров и самого Поттера от посторонних глаз. Впрочем, в этот момент он об этом не задумывался.

Преследуя беглецов, Поттер, успевший добежать до лесной опушки, начал ощущать лёгкую усталость. Тем не менее, голова слегка прояснилась, а мысли упорядочились. Трое бегущих впереди него человек оставляли весьма заметные следы за собой. Кроме того, до Гарри доносились отзвуки выкриков, а так же следы от заклинаний. Как, например, вон та кучка пепла, мимо которой он пробегал.

Передвижение по лесной опушке было весьма не простым. Горы жёлтых листьев, низко расположенные ветви, выступающие из земли корни, а так же порою встречающиеся ямы весьма затрудняли передвижение.

Едва не угодив в немалого размера яму, Гарри подумал, что никак не может избавиться от ощущения недосказанности. Разумеется, туманный приказ опекуна оставлял немало простора для фантазии и порождал весьма забавные догадки. Зачем было нужно побеждать беглеца? Этот приказ явно отличался от простого «догнать и уничтожить», как тогда с оборотнем. Хоть и не исключал последнего момента. «К чему вся эта ритуальщина?» – сбивая при помощи секо особенно крупную ветку, гадал Поттер.

Ещё более странными звучали последние слова Дамблдора: «Запомни Того, кто сможет… И…»– логика пасовала, позволяя лишь уверенно сказать, что Гарри явно не знал чего-то важного. Впрочем, Дамблдор не стал бы рисковать им, не будь у старика на то веской причины.

В очередной раз зацепившись о прикрытый листьями корень и неслабо ударившись коленом о землю, Поттер грязно выругался, с тоской вспоминая об аппарации. Вдобавок ко всему, после очередного удара грома, дождь всё-таки пошёл. По большему счёту Гарри было плевать на ливень, вот только шум падающих капель крайне сильно заглушал все звуки, доносившиеся до него ранее.

Оправа от очков, и так дышавшая на ладан, треснула и разломалась, когда Поттер, стараясь не сбить дыхание, пробирался через остатки зарослей кустарника, достигавших ему до макушки. Останавливаться и подбирать остатки очков Гарри не стал, здраво рассудив, что это не стоит потери времени.

А вскоре невдалеке начали виднеться и мелькающие среди кустарника силуэты авроров. Для лесной опушки обзор был в целом не плохим, ибо, как ни крути, ноябрь давал о себе знать, и листья на деревьях остались лишь кое-где. Это прибавило Гарри прыти, и он твёрдо вознамерился настигнуть беглецов в кратчайшие сроки, как вдруг впереди вспыхнула красная вспышка заклинания и вслед за ней раздался ужасный трескот падающего дерева. Огромная сосна, на первый взгляд метров двадцати в высоту, стремительно падала. Послышался крик:

– Челси?! – испуганный голос явно принадлежал Стенфилду.

Пробежав ещё несколько метров и миновав небольшую, но пышную ель, Поттер смог увидеть миг, в который огромное дерево похоронило под собой авроршу. Буквально за доли секунды силуэт девушки смело большим стволом с вечнозелёными иголками. Та даже не успела вскрикнуть. Гарри поморщился,понимая, что упавшее дерево крайне неудачно перегородило ему путь, но скорости не сбавил.

Стенфилд остановился, и, направив палочку на сосну, видимо, намерился попробовать помочь своей невесте. Поттер же не мог позволить себе подобного, а потому набегу направил палочку на свои ботинки. Хлёсткий взмах и небольшая концентрация помогли Гарри на короткий миг ускориться и набрать достаточно энергии для прыжка, позволившего перепрыгнуть через поваленную сосну. Правда, её ветви немного задели ноги, а приземление вышло не слишком удачным, но это было мелочью.

«Какой непрофессионализм!– в приступе гнева подумал Гарри.– Стенфилд, как аврор, должен был продолжить погоню, несмотря ни на что!» Но червячок сомнения всё же заставил этот внутренний голос заткнуться. Ибо, будь Поттер на его месте…

Генри продолжал выкрикивать имя своей невесты вперемешку с различными заклинаниями, но когтевранца тревожило другое. Остановившись, чтобы перевести дыхание, он подумал о тех двойниках, что так ловко увели за собой по двойке авроров. Гарри знал, что со временем или же отдалением от своего создателя они растают, как утренний туман. А значит, их преследователи должны были осознать свою ошибку и попытаться взять верный курс. Им следовало помочь. Поттер направил палочку в небо, выпуская световой сигнал красного цвета. Обычно этот цвет означал, что посылающий его волшебник нуждается в помощи.

Гарри продолжил преследование,ориентируясь на следы, отчётливо заметные на фоне жёлтой листвы, сплошным ковром укрывшей всё вокруг.

Как бы то ни было, в одиночку рисковать и ввязываться в схватку с таким противником, пускай даже раненым, не следовало. Впрочем, если не останется другого выхода, нужно быть готовым и к такому варианту.

Спустя десяток минут изматывающего марафона Поттеру показалось, что он увидел мелькнувший силуэт аврорской мантии. Это придало ему сил, и он свернул чуть вправо, в сторону большого дуба, про себя вознося хвалу дождю, что не давал противнику узнать о его присутствии. Не упуская из виду следы на листве, и начиная замечать следы крови на ветвях, Гарри слегка сбавлял темп, стараясь сохранить остатки сил и подобраться как можно незаметнее.

Добравшись до дуба и заметив, что ландшафт начинает стремительно меняться, Поттер остановился присмотреться, при этом со всей осторожностью прижимаясь к дереву. Сразу за дубом начинался крутой склон, заканчивающийся относительно небольшой полянкой, на которой, прислонившись к довольно увесистому пню, расселся преследуемый Поттером беглец.

Аккуратно выглядывая из-за дерева, Гарри всеми силами старался не выдать себя. Тем временем Люк снимал пропитанную кровью повязку на груди, видимо, намереваясь подлечить и перебинтовать рану. До Гарри доносился звук тяжёлого дыхания беглеца, значит, в запасе ещё оставалось немного времени. Поттер, вернувшись на своё первоначальное место, прислонился спиной к стволу дерева.

Нужно было перевести дух и, собравшись с мыслями, определиться, как поступить дальше. В это же время послышался сухой кашель со стороны аврора. Вытерев приятно освежающие капли дождя со лба, когтевранец покрепче сжал свою палочку.

«Собственно говоря, зачем аврору было нападать на Дамблдора? Личные счёты или же, скорее, всего чей-то заказ? Если так, то чей?» – такие мысли в мгновение ока пронеслись в голове у Гарри Поттера. Остановившись на Люциусе и Нотте, как наиболее вероятных заказчиках, он начал гадать, заметили ли другие авроры его сигнал.

Хруст ветки под ногой Люка Поттер услышал слишком поздно, когда уже ничего изменить было нельзя. Этот звук показался сильнее недавнего грома. Замерев, стараясь даже не дышать, Гарри весь обратился в слух.

– Хорошее выступление – для школьника, – раздался самоуверенный молодой голос аврора на фоне шелеста листвы. Бывший ученик Флитвика явно не терял времени даром.

Скрипя зубами от досады и удивляясь тому, что Люку удалось так быстро заметить и определить его личность, Гарри сделал вывод, что времени для принятия решения у него всего-то считанные секунды.

Аврор ожидаемо недооценивал ученика и, видимо, решил развлечься небольшой беседой. Ухмыльнувшись, Поттер решил ему подыграть:

– У тебя все равно получилось лучше! – задорным тоном выдал он, делая всего один шаг из-за дерева. Вспышка ударного сорвалась с палочки Поттера ещё до того, как он успел что-либо рассмотреть, ибо половину заклинания Гарри смог подготовить, находясь ещё за деревом. Но, к его удивлению, молния, пролетев несколько метров, встретила другое ударное, что повлекло за собой небольшой взрыв.

– Хорошая попытка, – со смехом прокомментировал аврор, видимо, забавляясь ситуацией, в которой они оба приняли одно и тоже решение.

Поттер снова укрылся за дубом, и, пользуясь мгновением передышки, опять выпустил в небо красный сигнальный огонь. Несколько секунд – и тот, ярко вспыхнув, исчез, словно бы его и не было.

– Разве тебе не нравится моё общество? – на сей раз издевательски протянул Люк.

– Бывало и получше, – философски ответил ему Гарри, отмечая про себя, что, если бы у предателя была возможность продолжать бегство, то он наверняка бы ею воспользовался.

– Послушай меня, школьник… – более серьёзным тоном начал Люк. Его речь была прервана вспышкой бомбарды, ударившей в десятке метров от подонка.

Прикрывшись, казалось бы, обычным протего, он уберёг себя от града осколков. Гарри же, экономя силы, спрятался за деревом и в этот раз. Понять всю опасность ситуации мог лишь тот, кто видел последствия хорошей бомбарды, выпущенной в лесу. Осколки деревьев крупными и мелкими, но неизменно острыми щепками усеяли все вокруг, грозя утыкать зазевавшегося, словно подушку для иголок.

Видимо, авроры всё-таки увидели его сигнал и пришли на помощь. Двое из них, среди которых был и Стенфилд, обходили полянку справа, а ещё один показался за спиной у Поттера.

– Люк, твою мать, что ты творишь! – в приступе гнева заорал на своего друга Генри, видимо, пытаясь добиться от него хоть какого-то участия.

Тот промолчал, лишь выпустив бомбарду в ответ. И, пока все укрывались щитами, Гарри предположил, что Стенфилд с Челси могли быть и не причастными к этому покушению.

– Ты окружён! – заорал аврор средних лет, засевший в кустарнике неподалёку от Поттера. – Сдавайся!

Орал он, в противоречие самому себе, выпуская очередную бомбарду.

Гарри осторожно высовывался из-за дуба, стараясь не потерять из виду ни одного участника схватки. Люку же удалось переместиться за несколько давно повалившихся крупных дубков и занять оборону на той позиции.

– Как ты мог? – всё не унимался Генри.

– Стенфилд, заткнись уже, наконец! – прикрикнул на него, видимо, старший по званию соратник.

– Ученикам здесь не место, – в полголоса обратился к Гарри бывший неподалёку аврор с небольшим шрамом на лице.

Поттер попросту проигнорировал это заявление, так как не видел никакого смысла вступать с кем-то в полемику.

Видимо, авроры, решив действовать слаженно и сообща, начали штурм позиций Люка. Грамотно, словно по учебнику, они обошли его с двух сторон и атаковали огненными ударными. Причём, так как попасть в самого предателя они не могли, расчёт вёлся именно на то чтобы выкурить его из укрытия. Бойцы могли смело рассчитывать на успех.

Но проблема пришла оттуда, откуда её никто не ждал. Понимающий весь расклад Люк не стал ждать, пока его поджарят, а приготовил своим преследователям небольшой сюрприз.

Поттер, не принимавший участия в схватке напрямую, а лишь чутко выжидавший своего шанса, заметил эту аномалию первым. Огромный дубок, под ветвями которого и прятался Гарри, прытко тянул толстую и длинную ветвь в направлении ближайшего аврора, лежавшего за небольшим холмиком в зарослях кустарника. Страж порядка был занят созданием щита, ибо переброска заклинаний была в самом разгаре.

– Сзади! – только и успел заорать Гарри перед тем, как его самого начала оплетать другая ветвь. Аврор успел лишь слегка дёрнуться, оборачиваясь назад, прежде чем ветвь дуба припечатала его к земле.

Грязно ругаясь, Гарри едва не выронил палочку от неожиданности. Ветка дерева, сделавшись невероятно гибкой, уже оплела правую ногу Поттера. В то время как на поляне шёл ожесточённый бой, и никто не мог позволить себе толком высунуться из-за укрытия, ожившее дерево сеяло панику и ужас. Оно вдавило в землю уже припечатанного аврора, намереваясь расплющить бедолагу, и пыталось оторвать Поттера от земли и подвесить за ногу в воздухе, видимо желая препарировать его там.

Звать на помощь было бесполезно. И когтевранец это понимал, а отличии от отчаянно барахтающегося и кричащего аврора. Несколькими секо Гарри удалось обрубить небольшую, в общем-то, ветвь, после чего пришлось больно шлёпнуться на землю, что бы потом своими глазами увидеть, как корни дерева довольно прытко выкорчёвываются из-земли сами по себе, а остальные ветви постепенно так же приходят в движение.

– Срань домовика! Что это за друидские штучки? – прошипел Гарри, направляя палочку в сторону терпящего незавидное положение аврора. Насколько он знал, ковен последней рощи друидов уже сонму лет как кормил червей.

Задумавшись над тем, что простым секо в случае особенно толстых веток не обойтись, Гарри не смог вовремя принять правильное решение и был поражён рубящим ударом ветки справа. Отлетев на несколько метров и выпуская палочку из рук, Поттер волчком покатился прямо в небольшую яму.

Последнее что он успел заметить перед тем, как прикрыть глаза, была новая ветка, занесённая деревом для очевидно колющей атаки по прижатому и отчаянно вопящему аврору. Лёжа на дне ямы и скорчившись от боли в позе зародыша, Поттер невольно сравнивал это проклятое дерево с плакучей ивой, что являлась одной из достопримечательностей школы.

В себя его привели нечеловеческие крики вперемешку с гулкими ударами. Где-то невдалеке послышался шум очередного падающего дерева, звуки бомбарды и трескот разгорающегося в лесу пожара.

К тому моменту, когда Гарри ползком выбрался из ямы, крик бедолаги уже утих. Но это не остановило оживлённое магией создание. Оно снова и снова наносило удары, ломая кости, череп и превращая остатки тела в фарш. Зрелище было не для слабонервных, и если бы не пережитые за день потрясения, Поттер и его обед покидали бы яму порознь.

Протянув руку в направлении своей палочки, Гарри сосредоточился на невербальной магии. В этот раз она далась ему на порядок сложнее: сказывались усталость и ранения.

Спустя секунду палочка уже была в руке хозяина. А бурлившая в теле злость, немного разбавленная болью, стали отличным коктейлем для самого эффективного заклинания из его арсенала на данный момент.

Адское пламя с характерным шипением вырвалось на свободу. Но теперь у Поттера получалось хотя бы направлять его. Огромной искривляющейся струёй огонь впился в дендроида, пока тот был отвлечён кромсанием трупа.

Книжка по чарам, что была взята у Дамблдора в кабинете, не помогла найти способ справиться с драконом, но подсказала, как можно использовать эмоциональную подпитку ради управления этим адским огнём. Кроме того, в перспективе такая практика давала возможность придавать разумному пламени форму и в какой-то мере управлять им.

Листья, ветки, и даже ствол уже начали весело трещать, как вдруг Поттер был вынужден прервать поток заклинания и резво отскочить влево. Огромная горящая ветка со всей мочи хлестнула по тому месту, где ещё мгновение назад стоял Гарри. Чёртово дерево решило прихлопнуть его, словно комара. Видимо, создание сочло приказ хозяина выполненным, и сейчас то ли отвечало на агрессию в свою сторону, то ли получило уже другое распоряжение. Возможно, магия Люка, подпитывающая этого монстра, не давала адскому огню быстро его сожрать. Ибо даже под ним полено продолжало выполнять приказ, и этот спарринг грозил весьма непредсказуемым итогом.

Поднявшись и уклонившись от ещё одной атаки, Поттер побежал по дуге, стараясь обойти возникший посреди поляны пожар и выйти к сражающимся невдалеке аврорам. На данный момент они были полностью скрыты от его взора стеной огня и дыма.

Обернувшись, Гарри увидел поистине завораживающую картину, от которой у него перехватило дыхание. Огромное объятое пламенем дерево начало передвигаться вслед за ним. Горящие листья ворохом огненных всполохов осыпались вниз, а корни у самого основания ствола срослись в четыре огромных отростка, что и позволило созданию медленно, но верно преследовать свою жертву. На бегу Поттер попытался представить, сможет ли хоть один из его щитов выдержать удар этого исполина, и пришёл к не утешительному для себя выводу.

Преодолев несколько десятков метров, Гарри обошёл стену огня, бушевавшего на месте прежнего укрытия Люка. Вспышки заклинаний сражающихся волшебников мелькали и на фоне ещё одного огненного вала, ярко-бордовый цвет которого говорил о его волшебном происхождении. Видимо, кто-то из авроров постарался отрезать предателя от озера.

Тело одного из прибывших на помощь Поттеру авроров лежало в нескольких метрах от Гарри лицом к земле. Спина, затылок и ноги несчастного были сплошь утыканы сосновыми иголками. Если у Гарри и были некоторые сомнения касательно летальности этого случая, то он постарался засунуть их как можно глубже, потому что времени было в обрез.

Ублюдок застыл невдалеке от ещё одного огромного дуба, прикрывшись своим фирменным зелёным щитом и держась левой рукою за живот. Он был явно перемазан в крови, а повязка, вновь наложенная на тело, уже насквозь пропиталась кровью. В это время озверевший Стенфилд, теряя над собой контроль, выкрикивал одно ударное за другим. Дело явно не шло к победе.

Ведь если в начале этой заварушки Поттер раздумывал, как бы ему попроворнее опередить авроров и поразить неприятеля первым, то теперь расклад несколько изменился.

Поттер занял в целом невыгодную позицию, так как Генри находился рядом и Люк мог видеть их обоих. Но выбирать не приходилось, и Гарри, не теряя более времени, выпустил своё фирменное ударное – молнию. Вспышка и характерный звуковой удар произвели эффект хлопушки. А если конкретно – не сделали ровным счётом ничего. Чёртов щит поглотил и этот удар.

Несколько замысловатых пассов палочки – и вот уже небольшой трухлявый пенёк, торчавший в нескольких метрах от предателя, превратился в чёрного кабана, что, получив приказ, моментально бросился к своей цели. Зелёная вспышка авады не заставила себя ждать, и Поттер убедился в провале ещё одной своей попытки.

Огрызнувшись замысловатым фиолетовым проклятьем, Люк снова ушёл в глухую оборону. Любопытно было лишь то, что заклинание у него вышло неправильным. Луч исчез до того, как столкнулся со щитом Поттера. Присмотревшись к лицу противника, Гарри понял, что он явно испытывает немалую боль. Возможно, Стенфилду удалось его чем-то зацепить, или же потеря крови начинала сказываться.

Сам Генри перешёл на использование ледяных копий и, создавая их по нескольку штук за раз, не сбавляя напора, отправлял в цель.

Сзади послышались гулкие шаги пылающего дуба, а отлично зарекомендовавший себя щит Люка начал пропускать осколки от ледышек, которые, пробиваясь через щит, ранили его лицо, руки и шею. Огненный вал со стороны озера все ближе подбирался к месту схватки, а значит, нужно было удвоить напор.

В то время, когда Гарри уже наплевал на всякую осторожность и попытался сотворить аваду, искрящаяся от мощи, явно усиленная бомбарда угодила аккурат между ним и Генри. Стенфилда взрывом отбросило на землю, а Поттер рухнул за поваленный ствол со щепкой размером с ладонь в левом плече. Сзади раздался треск падающего дерева, и испытывавший нешуточную боль Гарри успел лишь понадеяться, что оно падает не по его душу.

Стенфилд что-то прокричал Люку, но Гарри было не до того. Заорав и сцепив зубы, он достал кусок дерева из своего плеча, после чего, приставив палочку к ране, наколдовал нехитрое заклинание. Леденящий тело холодок пробежался по всему телу, на время отключая болевые ощущения. Наставник крайне не рекомендовал использовать эту магию, ибо она лишала человека чувствительности, тем самым повышая шансы на ошибку. Но другого выхода не было, бой уже шёл на истощение. Тем временем шагающее полено, потеряв в огне около трети боевого веса, было уже в считаном десятке метров от схватки.

Бросив в отместку свою бомбарду, Гарри заметил, как полулежащий и опирающейся на обломки дерева Генри продолжил атаку ледяными ударными. Стенфилд был уязвим как никогда.

Куча пыли и ледяных осколков на том месте, где стоял Люк, начала существенно затруднять обзор. Впрочем, тот факт, что подранок начал пятиться за довольно массивный деревянный ствол, был очевиден. Чувствовалось наличие у него богатого боевого опыта. Сражаться против численно превосходящих сил было весьма и весьма не просто. В начале боя, да и сейчас, он не поддался панике, а, грамотно выстраивая тактику, вёл бой как минимум на равных.

В пыли и дыму, что царили вокруг, Гарри удалось разглядеть, как фигура Люка полностью скрывается от них, но при этом щита на нём уже не было. Он прикрывал рукою лицо и пытался достать что-то из-за пояса. Медлить было нельзя. Сконцентрировавшись и пытаясь вложить все имеющиеся у него в резерве силы, Гарри создал на ладони совсем небольшую шаровую молнию. Пробить огромный ствол она конечно, была не способна, впрочем, как и нанести существенный ущерб человеку, но этого от неё и не требовалось.

Понадеявшись, что противник все ещё находится за деревом, Поттер рывком отправил шаровую молнию в том направлении. Заклинание пошло по дуге, что позволяло ему обойти укрытие. Гарри торопился, стараясь не думать о том, что вскоре груда поджаренных дров вышибет ему мозги.

Крик и силуэт падающего тела позволяли надеяться, что Поттеру всё же удалось задуманное. Люк, не ожидавший удара с тыла, выронил и палочку, и то, что он держал в левой руке. Предмет покатился по склону прямиком в направлении встающего Стенфилда, палочка же вылетела с другой стороны, но прежде, чем кто-то успел сотворить акцио, предателю удалось вернуть её при помощи беспалочковой магии и заползти обратно. В этот момент логично было бы попытаться провести атаку, но Гарри был выжат, а Генри только что поднявшийся на ноги не особенно от него отставал. Да и смысла в атаках больше не было. Точнее, не было его у Поттера, Стенфилд же, видимо, горел желанием довести дело до конца.

Немного довернувшись в сторону преследовавшего его горящего дуба, Гарри решил угостить его кое-чем из арсенала осадной магии, благо немного времени у него оставалось. В этот момент до Люка всё же добралась стена адского пламени, идущая со стороны озера. Краем глаза Поттер автоматически отметил, как в адском пламени образовался довольно широкий проход. Это было, несомненно, «Арктис Мембурус», заклинание, которому его обучил опекун. Оно имело крайне узкую специализацию: открывало проходы в адском огне. Но куда интереснее было то, что создателем этого заклинания был именно Дамблдор.

Люк, собравшись с силами и прикрывшись щитом, бросился к проёму в огне. Гарри нахмурившись, увидел длинные седые волосы и мантию, которая болталась мешком, словно стала вдруг велика. Стенфилд заорал, как раненый зверь, и бросился за ним. А Поттер потерял концентрацию, потерпел неудачу с подготовкой довольно сложного заклинания. Грязно помянув Моргану ему оставалось лишь постараться убраться от преследователя подобру-поздорову. Правда, удар по ноге он всё же пропустил.

За свободным от огня участком был хорошо виден каменистый пляж. Что позволяло рассчитывать на более-менее приличную глубину вблизи берега. Это понимал Люк, и это понимал Генри. Люк нырнул сразу же, не сбавляя темпа и не боясь ошибиться. Будто делал это уже не раз.

Преследовавшее Поттера существо вмиг сбавило темп, возможно, потеряв подпитку создателя, или же сдавшись под напором огня. Большой пылающей грудой дров оно рухнуло на землю. Гарри не успел прокричать предупреждение Стенфилду, до того, как тот, нераздумывая, прыгнул в воду.

Дым и жар заполонили все вокруг, а внимание Гарри привлёк блестящий предмет, что выронил прятавшийся Люк. На первый взгляд он выглядел как серебряная фляга. Попытка привычно применить невербальное акцио ни к чему не привела. Пришлось ковылять к тому самому дубу задыхаясь в дыму. Схватив флягу, Гарри бросился к берегу в понемногу закрывающийся проход в стене огня. Проскочив в самый последний момент, Поттер пытался отдышаться на берегу.

На что рассчитывал Люк, сигая в воду? Зачем рисковал Стенфилд, преследуя его там? Этого

Поттер не знал. А вот знаменитую маггловскую гравировку на потемневшем от времени серебре он разобрал не раздумывая.

Гравировка была старая и фактически гарантированно сделана магглами, как и сама фляжка, от которой несло оборотным. Высокомерный орёл, державший свастику Третьего рейха в своих когтях, был выгравирован на ней. Альбус будет недоволен…

«Какими бы сильными и жестокими тварями ни были драконы, самой опасной тварью в этом мире, несомненно, остаётся человек. А точнее, волшебник», – подумалось Гарри, наблюдавшему за тем, как на спокойной глади озера всплывает тело Генри Стенфилда.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Армия Чародея (AU, R, Макси ГП/ДГ)
  • Страница 7 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • »
Поиск: