Армия Запретного леса

Понедельник, 17.02.2020, 07:48
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Склонитесь предо мной, еретики! (Рейтинг: NC-17 Жанры: Джен, Юмор)
Склонитесь предо мной, еретики!
alchozДата: Пятница, 13.06.2014, 15:34 | Сообщение # 1
Демон теней
Сообщений: 270
« 32 »
Автор: Honeste
Пэйринг или персонажи: Возможно разглядеть лишь намёки
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Юмор
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Статус: в процессе написания
Описание:
У Богов изощрённое чувство юмора. Хидан уважал своего Бога и даже боялся его, поэтому исправно совершал жертвоприношения, пока его заживо не похоронил Шикамару. И теперь, то ли в шутку, то ли в наказание, Жрец должен занять место Локхарта, а, значит, стать преподавателем Защиты от тёмных искусств в Хогвартсе. Такого профессора не было и не будет больше. И его никогда не забудут ни испуганные студенты, ни МакГонагалл, пристрастившаяся к настою валерианы.




Маг в игнании
 
alchozДата: Пятница, 13.06.2014, 15:35 | Сообщение # 2
Демон теней
Сообщений: 270
« 32 »
Пролог
- Ахуеть теперь, - это всё, что смог сказать Хидан, открыв глаза и видя не сплошную стену земли, к коей он привык за месяцы пребывания разорванным на кусочки и похороненным заживо «сранным мелким упырём», в народе известном, как Шикамару Нара, а богато обставленное жилище. На стенах висят картины, на которых слащавого вида мужчина то причёсывается, то красуется в лиловой с золотой окантовкой мантии, то рисует себя любимого. И всё в дорогих рамах. Всё это «великолепие» просто превосходно вписывалось в каноничное жилище расточительного самодовольного богатея без вкуса. Бессмертный представил реакцию Какузу, увидь он кожаный диван, украшенный слоновой костью или антикварное зеркало на стене, в котором отражался тот самый златовласый мужчина, что и был на картинах. Однако, на фоне рисованных копий он сильно выделялся потрёпанностью и полной безнадёжностью, вкупе с немалым удивлением и даже отвращением, на лице. Какузу бы точно убил транжиру, забрал всё барахло и продал бы. Хидан же к деньгам был безразличен, поэтому внимания не обратил на инкрустированные драгоценными камнями вазы и открытую шкатулку, из недр коей поблёскивали дорогие, но безвкусные перстни. Внимание было сконцентрировано на зеркале, но даже не на его оправе, а на этом взъерошенном недоразумении в шёлковой пижаме. У Богов изощрённое чувство юмора. Фанатик догадывался, что Джашин может гневаться отсутствием жертв, особенно когда его жрецов по пальцам легко пересчитать. Одной руки. Одной руки с отрезанными пальцами. Однако, если нет жертв, пропадает бессмертность. И всё. Но жестокий и кровавый Бог получил своё звание Беспощадного не просто же так. Наказание? Если бы это подстроил кто-то иной, Хидан без раздумий убил того идиота, но Джашин-сама…

- Бля-а-адь. – Своего Бога Жрец уважал, даже побаивался, хотя и кричал его имя, обосновывая убийства да запугивая других, поэтому, если это Джашин руку приложил, то остаётся только ждать дальнейших инструкций. Не зря же пачками людей приносил в жертву, становясь любимчиком.

После первого шока и первого разочарования Хидан выглянул в окно, протёр глаза, снова высунулся. Необычные по своему дизайну строения, толпы людей, щеголяющих внизу, и ни намёка на местоположение. И совершенно не похоже ни на одну из Стран шиноби. Снова выругавшись, жнец распахнул одну из дверей, намериваясь найти выход, но попал в достаточно большую комнату, завешанную цветастыми одеяниями. Ни кунаев тебе, ни маек-сеток. Может, конечно, хозяин всё хорошо прячет. Тяжко вздохнув, Хидан вспомнил свою косу. Прекрасное оружие, незаменимый спутник и куда полезнее этого кретина-Какузу. Но, тем не менее, даже если в зеркале какой-то смазливый типчик, нет оружия под рукой, за окном неизвестное место, это куда лучше, чем дожидаться смерти под землёй, не имея возможности и пальцем шевельнуть. Этот сраный ублюдок Нара…

Ещё раз оглядев себя, Хидан брезгливо поморщился. Удивление и шок спали, оставив место вечному раздражению. Вновь выругавшись, фанатик принялся потрошить шкафы – оружие искать, ибо без него непривычно. И на шум падающих ящиков и нецензурных криков явилась миловидная девушка в чёрно-белом платье практически до пола. Горничная. Услышав глухие шаги, Хидан насторожился, довольно облизнулся, предвкушая первый за долгое время ритуал. Да пусть этот еретик познает боль! Но человек, вопреки всем мыслям и планам, не ворвался, а тихонько постучался, взволнованным голосом мяукнув:
- Мистер Локхарт? Всё хорошо?

Хидан не был бы Хиданом, если бы не распахнул тяжёлую дубовую дверь, да не накинулся на взвизгнувшую девушку с канделябром в руках за неимением ничего более подходящего. Полными ужаса глазами горничная смотрела на хозяина хором, похоже, окончательно свихнувшегося после последнего нападения на его персону с целью выкупа. Хидан же с прищуром осматривал шатенку под ним, оценив фигурку оной. Всё-таки этот Локхарт умеет выбирать служанок.

- М-мистер Ло-локхарт… - чуть не разрыдалась горничная, поняв, что отпускать её не будут. Она совсем ещё новенькая здесь, пришла работать в дом великого писателя и не менее отважного мага, совершившего множество подвигов, прошла строгий отбор. И всё ради того, чтобы увидеть кумира воочию. Но другие служанки ей всякие нелепости о самодовольствии и странностях хозяина рассказывали. Она решила, что лгут, пугают, а вот оно как вышло. Хотела на завтрак позвать, услышала крики и грохот, поспешила на помощь. А, в конце концов, её сейчас вот так просто возьмут и изнасилуют. Прямо тут, на ковре, который она ещё часа три назад чистила. Девушка закатила глаза в обмороке, обеспечив «насильнику» полнейший доступ к её расслабленному телу.

Жнец же, в свою очередь, раздумывал над тем, как провести жертвоприношение Джашину, вымолить прощение. Правда, была боязнь насчёт потери бессмертия. Тогда уже вам ни жертвоприношений, ни обычной жизни. И, находясь в таких грустных мыслях, Хидан не поймал момент, когда горничная обмякла, а откуда-то сбоку прямо в него полетел сгусток света. Бессмертный отлетел от тела девушки, врезался в стену и упал на красный ковёр, уже потеряв сознание.

- Надеюсь, смогу его убедить, что это сон, - пробормотал дворецкий, опасливо посматривая на картины, из которых на него вылупили глаза нарисованные Локхарты, пожалуй, самые шокированные произошедшим здесь люди. Обведя взглядом два тела, мужчина тяжко вздохнул, покрутил в руках волшебную палочку. И почему постоянно именно ему выпадает роль носильщика бездыханных тел?

***

В одном из купе Хогвартс-экспресса в полном одиночестве развалился на диванчике довольно странный мужчина: зачёсанные назад золотистые волосы, расстёгнутый до уровня живота тёмный плащ, в рукавах которого припрятана парочка ножей, вид вполне приемлемый, но всех отпугивало хамство неизвестного человека и какая-то странная зловещая аура, витающая вокруг. Если бы кто знал, что это новый профессор, сразу бы высадились с поезда, да не возвращались в Хогвартс никогда. Да и сам Хидан не был рад перспективе возни с сопливыми детишками, но если сам Джашин хочет новых последователей, да необычных жертв, то придётся смириться со всем. Прошло мало времени после того, как жрец обнаружил себя в этом месте в этом теле, когда воспоминания Локхарта стали частью бессмертного. И Хидан мог бы поклясться своей религией, что худшего наказания, нежели оказаться в теле этого жалкого Гилдроя, труса, хвастуна и самодовольного кретина, он и не может представить. Хотя нет. Может. Оказаться в теле этого жалкого Гилдроя, труса, хвастуна и самодовольного кретина, да и стоически терпеть работу педагога. Магия, волшебные палочки, мантии… Хидан изредка подумывал о том, что его контузит, ибо такой мир нельзя вообразить без предварительного принятия двух литров на грудь. Драконы, единороги…

- Что-нибудь будете брать? – дверца купе распахнулась, впуская полненькую дамочку самого добродушного и счастливого вида. От её слащавости у Жнеца челюсть свело, что было воспринято дамой за милую улыбку уставшего человека. – У меня есть всё, что пожелаете! Любая сладость, любой напиток! – Дама не желала уходить без прибыли, всё наступая на Хидана, пожалевшего, что не запер дверь. Убить её или нет? Жрец давно понял, что опасно что-то делать в присутствии магов. Одно заклинание – и ты валяешься в судорогах на полу, пуская слюни и закатывая глаза. Поезд, полный магов. Опасное место для убийства, особенно если учитывать условия выполнения ритуала. Хидан не был уверен, что убийственное заклятие, Авада Кедавра, применённое на нём во время жертвоприношения, убьёт и жертву. Джашин не даровал подробных знаний, а ум Локхарта был едва сравним с тонкой книжкой «Энциклопедия для школьников».

- Да отъебись, карга! – не выдержал несчастный шиноби напора бабульки. Та замерла, переваривая информацию, её лицо скривилось от злобы, и начались лекции по этикету. Почему-то в этом месте (мир – понятие слишком пафосное) недолюбливают мат. Все вокруг морщат носы, а некоторые, особо борзые, рекомендуют почитать книги по воспитанию в себе джентльмена. Да пошли они к Какузу в напарники с такими советами! Хидан достоин большего! Например, свободного проведения ритуалов.

- Да я тебя убью, если не уйдёшь нахуй! – Хидан отбивался как мог. Силы были явно не равны, и горе маг капитулировал, проскользнув между рук женщины. И начхать на вещи! Главное, что эта бабища там осталась. Но стоять в проходе не хотелось, ровно как и сидеть на полу в тамбуре, поэтому первое попавшееся купе было выбрано целью. И оккупанты должны быть вышвырнуты.

Группа первокурсников с жаром обсуждала Хогвартс и факультеты, высказывая свои желания по поводу поступления и будущего вообще, когда на пороге появился очень страшный – с точки зрения детей, - мужчина. Оглядев купе взглядом матёрого убийцы, он выдворил студентов. Впрочем, они были не против такого исхода. Что-то подсказывало, что сам Цербер или Василиск не сравнятся с этим человеком в жестокости. Но, так или иначе, они бы и не подумали, что пред ними их будущий профессор Защиты от тёмных искусств. Но больше ему подходил предмет просто Тёмных искусств. И о чём думает директор?

Расположившись в купе, да растянувшись на диванчике, Хидан сладко зевнул: тишина. Он давно просил об отпуске, надеялся, что после поимки Двухвостой и получения денег за тело монаха последует отдых от всего и вся, но вот оно как вышло. Под килограммами земли нет места релаксации. А ведь Жнец и не нарывался на работу в Акацки. Сами пришли, уговорили и заставили пахать, словно раба. Ну да, всё ради новых жертв, ради религии и благословления Джашина, но Хидан потом трижды пожалел о решении. Он избавился от предателей, от той жалкой деревеньки, позабывшей о пути шиноби, ставшей туристическим городком, попутешествовал по миру, уже хотел было сделать перерыв, пожить чисто для себя – будто всё это время на других пахал, - а тут началось. Жрец в минуты спокойствия даже печалился по поводу оборванной так скоро и несправедливо легко жизни, но быстро приходил в норму, переводя мысли в другое русло. Вот он отбывает кару Божью. Что именно делать – тайна. Что-то расплывчато-знакомое и непонятно-приятное. Залить замок кровью? Казалось, ответ где-то рядом, но пока не поддаётся пониманию. Как эти чёртовы паззлы, что иногда собирает Итачи. Или как та неведомая хня, что толкает вечно Сасори. Эти ублюдки… Они-то невиновны в произошедшем, но кого-то же надо винить? Нара… Нару Хидан точно порубит на куски, если найдёт. Точно найдёт! Пройдёт проверку Джашина, воскреснет и найдёт этого выродка!

- И тогда я покажу ему истинную боль! – Хидан усмехнулся, предвкушая расправу. Хоть пока будущее так туманно, пусть остаются тайной суть наказания Джашина и пути искупления греха, пусть этот чёртов мир совершенно не нравится Жнецу, пока есть цель, он пойдёт к ней, наплевав на все преграды, оставляя за собой кровавый след.

Где-то в коридорах и кабинетах Хогвартса магическое ядро замка вздрогнуло, предвещая большие перемены. Дамблдор, ощущая все магические перепады, почесал нос, раздумывая над планами на ещё только предстоящий учебный год. Замок волнуется, но, быть может, это к лучшему? Директор был оптимистично настроен. А поезд шёл будто нарочно медленно, оттягивая час прибытия студентов в Хогвартс. Так или иначе, перед бурей всегда идёт затишье.

- Ах, Вы тут! – продавщица сладостей вновь побеспокоила Хидана, так неудачно выбрав время для «визита». Лекция по этикету продолжилась, как и надругательство над психикой убийцы.
- Вот твою мать же, а! – возопил Хидан, очень сожалея об утраченной косе. Она бы сейчас очень пригодилась.




Маг в игнании
 
alchozДата: Пятница, 13.06.2014, 15:53 | Сообщение # 3
Демон теней
Сообщений: 270
« 32 »
Глава 1 Новый профессор - хуже уже быть не может!
Минерва МакГонагалл, строгая женщина в возрасте с цепким взглядом, профессор Трансфигурации и декан Гриффиндора, знала о Локхарте много. Великий человек, совершивший множество подвигов, но чертовски самовлюблённый. И образ слащавого блондина исчез, как только средь студентов, начиная со второго курса и заканчивая седьмым, замаячила знакомая златовласая голова. Женщина получила свою порцию обвинений и срамных выражений из уст ранее вежливого и навязчивого писателя. Тот был явно неудовлетворён поездкой на телеге, запряжённой фестралами, страшного вида крылатыми лошадями, видимыми только тем, кто узрел ранее чужую смерть. И, судя по выражениям новоявленного профессора, тот был облюбован скелетами с чёрной кожей - ссохшиеся мумии лошадей, иначе не опишешь. Причину столь странного поведения этих существ Минерва не знала и даже знать не хотела, однако, кое-что она допустить не могла:
- Не выражайтесь при детях! Вы же профессор!

Мужчина смерил её страшным взглядом, а потом устало махнул рукой:
- Да, блядь, имел я этих детей.

Женщина задохнулась от возмущения, студенты пооткрывали рты. Слава Богам, здесь ещё не было первокурсников. И времени не осталось на выяснения отношений, поэтому декан огненного факультета велела детям пройти в главный зал. Хидан пошёл за ними. Эти чёртовы лошади, эта чёртова поездка. Тыкались сухими шершавыми носами в шею, пялились пустыми глазницами и одобряюще храпели прямо в ухо. В телеге же пахло навозом и сеном, да ещё вокруг детвора переговаривалась. И всё это страшно раздражало. Особенно после лекций продавщицы сладостей. И почему он не мог её убить? Что-то явно было против. Джашин? Магия замка? Резня, похоже, откладывалась. И это бы печалило, если бы не было новых впечатлений. Огромный зал встретил ночным небом и сотнями горящих под, казалось бы, прозрачным потолком свеч. Четыре длинных стола занимали весь зал, а впереди, расположившись поперёк оных, стоял учительский. Он был поменьше остальных, но всем видом показывал свою важность. И за ним уже сидели профессора. Особенно выделялся старик с пышной длинной серебряной бородой. В мире шиноби таких бы звали или трусами, или мудрецами. Потому как до такого возраста доживали либо люди, избегающие битв, либо искусные воины. И что-то Хидану подсказывало, что за личиной добродушного деда скрывается опасный противник. И лучше не выёживаться при нём. Но это же Хидан. Растолкав локтями кучку гудящих студентов, Жнец двинул к столу профессоров, наплевав на возмущённые окрики.

Дамбдор с интересом рассматривал нового преподавателя, когда магия Хогвартса заволновалась. И на этот раз эти изменения были более ощутимы. Остальные профессора и глазом не повели, а вот Локхарт нервно повёл плечом, резко оборачиваясь, будто ожидая подлянки. Любопытно, - сверкнул очками-половинками директор, вставая для приветствия новичка. На старого Гилдероя нынешний не тянул, и это интриговало. Магия в этом человеке была дикой, необузданной, взгляд дерзким, во всём движении чувствовалась сила и неуёмная жажда крови. Как такой тип может быть учителем? Запросто! Это был эксперимент для потехи. Но и не только. У этого Локхарта есть, чему поучиться, а судя по тому, что он сдерживается и изредка кидает долгие взгляды на палочки в руках случайных студентов, нападать безрассудно не будет. И поэтому тревогу бить не стоит.

Брезгливо оглядев разношёрстный преподавательский состав, Хидан, таки, уселся на своё место рядом с крайне недовольным тёмным пятном. Крючковатый нос, сальные иссиня-чёрные волосы до плеч, в каждой чёрточке лица отвращение и раздражение. И жрецу этот мужчина напоминал одновременно Сасори и Орочимару. Поэтому Жнец сразу невзлюбил профессора Снейпа, впрочем, неприязнь стала взаимной.

Студенты расселись, началась какая-то церемония. Их Хидан не любил. Даже догмы своей религии соблюдал с неохотой, но прекратить всё это, да даже просто уйти, не представлялось возможности. Вереница детей столпилась у табурета, на коем покоилась старая дрянная шляпа. Зачем она нужна Хидан не знал, а копаться в памяти Локхарта не хотел, но явно не одобрил хранения столь негодных ни для чего вещей. У Какузу целый шкаф был набит ими, он туда скрупулезно собирал каждую тряпочку, будь она хоть трижды атакована молью. И эта ассоциация только обозлила нукенина. Время тянулось медленно, шляпа, служащая для распределения детишек по факультетам, долго думала и выкрикивала – будто назло Хидану, - слишком внезапно, слишком громко. И муторность происходящего губила всю активность. И последователя Джашина сморило. Очнулся он только от речи директора, да и то под конец.

- А теперь пару слов скажет наш новый профессор Защиты от Тёмных сил – профессор Гилдерой Локхарт!

Жнец и забыл, что слащавый блондин при приёме на работу диктовал свои условия, одним из которых была его речь на церемонии поступления. С огромным нежеланием отрываясь от стула, краем глаза замечая, что Снейпа уже нет, Хидан прошествовал к директору, занял центральное место под прицелом тысячи любопытных глаз. Его своеобразный вид дивил учеников: грудь открыта, волосы взъерошены, а туфли не начищены до блеска, как у остальных профессоров. В общем, создавалось впечатление, что данный субъект только-только из леса вышел. Некоторые девчонки восхищённо пищали, воочию увидев кумира, а парни хмыкали. И никто не подозревал, что речь златокудрого джентльмена будет именно такой:
- Кхм… что уставились, ёбанные еретики? Добро пожаловать в Хогвартс, блядь! Я покажу вам, как не верить в Джашина!

…и он покинул сцену, сопровождаемый ошеломлёнными взглядами. Кто-то даже похлопал в знак почтения, остальные же переваривали услышанное. Профессор. То точно был профессор?! Когда подали кушанья, никто этого не заметил. Только Хидан объедал ребрышки, довольно облизываясь, да директор заедал куриную ножку мятными леденцами. Так и прошло всё торжество, которое пропустили Гарри и Рон, заедая горе бутербродами в подземельях под надзором своего декана, строгой женщины в квадратных очках, МакГонагалл, тихо празднующую собственный праздник: тишину после тирад недовольства авторства Локхарта.

И только эти двое и не подозревали, что теперь все студенты Хогвартса с опаской смотрят в расписания, с ужасом ожидая первую лекцию ЗОТИ.

***

Весь Хогвартс был в напряжении: все ждали первого урока с профессором Локхартом. И участь быть первооткрывателями выпала второму курсу факультета Гриффиндор. Неразлучная троица друзей, Гарри, Рон и Гермиона, стояла перед массивными дверями и сглатывала нервный ком в горле. Уизли не верилось, что профессор мог материться на церемонии, но обычно отличница не врёт. И тогда складывалась страшная картинка: профессор-садист и его жертвы-ученики. И, уняв дрожь, Рон вновь опасливо взглянул на двери, словно это врата Ада, не иначе. Но звонок прервал все думы, и открыть дверь теперь просто необходимо. Где это видано, что студент прогуливает лекции из-за боязни профессора?

- Простите за опоздание, - зачем-то раскланялась Гермиона, хотя за её спиной галдели все сокурсники. И дружной гурьбой они ввалились во мрачное помещение, на одной из стен которой красным чем-то – дай бог, чтоб краска, - был изображён перевёрнутый треугольник, вписанный в круг. А Локхарт, кажется, спал, закинув ноги на стол. Гриффиндорцы не знали, что делать, поэтому долго мялись, прежде чем кто-то из них не осмелился подойти к профессору, дабы разбудить его. Но несчастного ждало потрясение. Вот мужчина спокойно дремлет, секунда – и он за спиной, а к горлу приставлен нож. У мальчишки подкосились ноги, но он устоял, а Гилдерой, досадливо сплюнув, ворчливо бросил:
- Будешь так подкрадываться к людям – помрёшь нахуй!

Одноклассника дотащили до парты, студенты быстро расселись по местам, с нескрываемым ужасом глядя на педагога, больше смахивающего на убийцу. И все ждали дальнейших действий. Но у Локхарта были иные представления о проведении лекции, ибо он вновь решил покемарить. Гермиона, возмущённая до глубины души таким отношением к учёбе, подняла руку. Хидан, покосившись открытым глазом на девчонку с копной непослушных каштановых волос, чуть наклонил вбок голову, мол, говори. И она сказала:
- Профессор Локхарт, а Вы начнёте лекцию?

Нукенин сморщился:
- А нахуя?

Девчонка подавилась гневной тирадой, словно рыба, молча открывала и закрывала в шоке рот. И это позабавило Жнеца. Кажется, у неё случился когнитивный диссонанс. Профессор, а говорит такое. Совладав с эмоциями, Гермиона с отчаянием в голосе продолжила:
- Но как тогда мы защитимся от опасности, если не будем изучать ничего?

В полумраке комнаты детям почудилось, как голубые глаза Локхарта на секунду сверкнули лиловым, а обычная усмешка стала ещё шире и более многообещающей. Гилдерой уже с нотками любопытства вопросил:
- И как ты планируешь защищаться?

- С помощью знаний и заклинаний, профессор.

Раздался смешок. Хидан, хоть и понимал опасность волшебных палочек, ставил их ниже умений из прошлой жизни. Чакра, физическая мощь – вот, что главное! А не какая-то бредовая магия! Жнец решил показать детям, что главнее. Это был странный азарт, по своей силе схожий с азартом в битве, он дурманил не хуже сакэ в середине дня.

- Да ну? – Перед глазами профессора уже не было, голос шёл из-за спины. Гермиона с неверием обернулась, встречаясь взглядом с Локхартом. – Ну и ебать ты наивная!

Отличница отшатнулась, натыкаясь на парту и рукой случайно смахивая учебника авторства Гилдероя, а профессор страшной тенью навис над ней, такой маленькой и жалкой.

- И вы, блять, также думаете, как она?! – вновь наклонив голову набок, поинтересовался Хидан. Волшебники слишком надеются на магию, забывая об остальном. Это как иметь в арсенале пару-тройку разрушительных дзюцу, но в тайдзюцу быть нулём. Также жалко и наивно.

- Ну ахренеть, - покачал головой профессор, а затем возвестил радостную весть: - ну я вас научу нахрен, как врагов убивать и верить в Джашина!

И студентам показалось, что это была скорее угроза, нежели планы на учебный год. Вздрогнули даже самые толстокожие, прочуяв душевный порыв Локхарта, а знак на стене незаметно чуть осветился, будто одобряя происходящий тут беспредел. До звонка оставался ещё вагон времени, энтузиазмом пылал профессор, Гермиона нуждалась в валерьянке. Ученики никогда не забудут, как их заставили таскать парты по всему помещению. А на них, словно царь, восседал Локхарт, отнюдь не веся триста грамм. Гриффиндорцы явились под очи Снейпа усталыми и раздражёнными, даже его вечные придирки не могли унизить ещё сильнее, нежели обычные фразы профессора-матершинника, даже его нудение про «утончённую науку» не могло сравниться с навязчивой пропагандой веры в Джашина. И теперь, завидев в толпе златовласую макушку, гриффиндорцы в панике убегают прочь, но их всё равно настигает профессор Локхарт. А ведь в этом году лекции ЗОТИ стоят через день. Словно кара божья.

- А ты-то кто, хуесос? – обратился профессор к мальчишке с зализанными назад белыми волосами, когда тот решил выпендриться. В тот день Защита от Тёмных искусств запомнилась и второкурсникам факультета Слизерин.




Маг в игнании
 
TrupakДата: Пятница, 13.06.2014, 16:27 | Сообщение # 4
Снайпер
Сообщений: 113
« 6 »
зачем выкладывать фик у которого обновы с 11 января 2014 нет ?
 
alchozДата: Пятница, 13.06.2014, 16:28 | Сообщение # 5
Демон теней
Сообщений: 270
« 32 »
Цитата Trupak ()
зачем выкладывать фик у которого обновы с 11 января 2014 нет ?

может кто то продолжит




Маг в игнании
 
alchozДата: Пятница, 13.06.2014, 16:29 | Сообщение # 6
Демон теней
Сообщений: 270
« 32 »
Глава 2 Первый день: домовик по имени Ронни
- Вот Ваша спальня, профессор Локхарт, - промямлило маленькое существо с большими ушами и не менее гигантскими блестящими глазами, одетое в тряпьё, чистое, но это не меняет факта. Домовой эльф. Тонкие ручки цепко держали маленькую, но весьма тяжёлую сумку нового профессора, набитую, как уже догадался домовик, отнюдь не стеклянными шарами со снегом.

- Вы хотите принять душ, профессор Локхарт? Ронни может разогреть воду… - зажался несчастный эльф, глядя на Гилдероя, уже валяющегося на перине. Всё лучшее для такого великого человека, как он. Огромная комната с узорчатым камином, портретами нового преподавателя ЗОТИ, креслами на медных ножках и персидскими коврами. И роскошная ванная комната. Разве что не хватало добермана, коий бы подчеркнул роскошь жилища народного любимца. Но только сам Гилдерой не выглядел довольным данной обстановкой.

- Пшёл нахуй, гном, - лениво огрызнулся Жнец, неохотно отрывая голову от подушки. Какузу всегда экономил на гостиницах, и Хидан частенько ночевал в развалинах или на земле. Конечно, ему не привыкать, однако, такой мягкой кровати он не видел с самого детства, когда профессия шиноби была ещё мечтой. Существо вздрогнуло и жалобно протянуло:
- Ронни не гном. Ронни домови-ик!

Отточенным движением златовласый мужчина метнул в «гнома-домовика» нож для сливочного масла. Ронни упал на колени, согнувшись в три погибели и обхватив лысую голову руками, а столовый прибор изрядно попортил резную деревянную дверь, войдя в неё на две трети, почти до рукоятки.

- Будешь ещё ебать мне мозг – принесу в жертву Джашину-сама! – проворчал нукенин и перевернулся на левый бок, чуть ли не мурлыкая от удовольствия. Жизнь с Какузу превращает каждый день в бытиё нищего. Каждый. Херов. День.

Ронни не разделял радости Гилдероя, поэтому тенью шмыгнул за дверь, чуть не плача от подобного обращения. Жизнь – боль. Домовик нервно оглянулся и встал рядом с дверью, ведь именно ему досталась честь быть рабом Локхарта. Но ничего, обычно профессора по Защите от Тёмных искусств не задерживаются надолго.

Домовик уже успел чуть-чуть покемарить, когда из покоев Локхарта послышались ор и грохот. Ронни сглотнул и постучал:
- Профессор… Профессор Локхарт, всё в порядке?

Объект тревог не заставил себя долго ждать: грациозным взмахом ноги он распахнул дверь, едва её не выбив, держа в охапке много деревянных палок и лома, при ближайшем рассмотрении оказавшимися бывшими портретами Гилдероя. Хидан вывалил кучу мусора на напуганного домовика и махнул рукой куда-то в коридоры:
- Унеси этот ёбанный хлам к хуям! – Очевидно, профессора смущали все эти картины. Ронни пискнул, оглядывая поле деятельности, и тяжко вздохнул. Уж лучше бы он и дальше оставался на кухне и попивал чаёк в компании других эльфов. Перечить нельзя, поэтому худыми ручками существо подхватило пару железных рам, погнутых наверняка магией – какой человек вообще способен гнуть такие изделия? Не алюминий же, - и пошлёпал, искренне надеясь не напороться на неприятности и разгрести кучу к утру.

Хидан оглянулся назад, на своё нынешнее жилище, удовлетворённо кивнул. Теперь эти уроды с картин не пучат свои глаза на него. Первый день в Хогвартсе, выступление перед публикой и вновь необычная обстановка. Хидан готов бы пожить даже с занудой-Сасори, лишь бы магия вокруг исчезла. Эта странная сила, которой здесь владеют все, могла убить, покалечить, взорвать.

- Достало, - помотал головой жрец и направился в ванную. Завтра его первый урок, и Хидан покажет этим зарвавшимся магам! А, впрочем, ну её – работу.

***

Ронни разрывался меж двух огней: с одной стороны, профессора Локхарта надо разбудить, иначе он пропустит свои же лекции, с другой же был сам Гилдерой, нахальный, вульгарный и грубый. Что страшнее: Дамблдор или новый профессор? Домовой эльф не знал ответа на этот вопрос, да и не спешил к познанию так сильно. Однако, проблема пробудов всё ещё оставалась в силе, и домовик, дёргая себя худенькими ручонками за подол тряпья-одежды, нарезал круги у двери в покои профессора ЗОТИ. Что с ним может он сделать? Убить? Изувечить? Или проклясть? Волшебники… они такие. Хоть домовики по гроб жизни им обязаны в крове и работе, но порою отношение магов к ним, эльфам, не вписывалось ни в какие рамки. Другие не понимали, осуждали, а Ронни всегда был для всех домовиком с причудами. Сейчас на повестке дня сохранение собственной шкуры и гордости. И одно с другим не вязалось. Для домовика не выполнить наказ хозяина – грех, запятнанная репутация, растоптанная гордость, но профессор Локхарт не поскупиться на синяки. Так, по крайней мере, думал сам Ронни, тяжко вздыхая и слушая быстрый стук сердца. Будить или не будить?

- Какое пиздатое утро! – распахнулась дверь, явив Хогвартсу вполне выспавшегося Гилдероя. Немудрено видеть его бодрым в семь – шиноби был, а эта работа не даёт на сон достаточно времени. Часов пять максимум на твёрдой земле – и вперёд, на ловлю джинчурики. Хидан был впервые счастлив пробуждению. Мягкая кровать, восьмичасовой сон и ожидание сытного завтрака явно притупляют ненависть к волшебникам и постоянное раздражение от сложившийся ситуации. Взглянув сверху вниз на ошарашенное существо, жрец не удержал ухмылки: дрожит, аки лист. И правильно боится! Джашин-сама покарает всех еретиков! Руками Хидана, разумеется. И все волшебники познают боль!

- Блять. И где я? – почесал темечко профессор, завернув в тупик. Все эти замки, похожие коридоры… да пошло всё нахуй! Завтрака лишаться очень не хотелось, а главный зал никак не находился. И Хидан решил, что пустой желудок важнее достопримечательностей Англии.

Студенты услышали грохот, сбежавшись, закашляли от пыли, а профессор-изувер, проломивший стену в кабинет зельеварения, сейчас играл в гляделки с профессором Снейпом. Северус едва себя сдерживал от применения Авады, Хидан пытался отыскать пункт назначения, и оба они были сейчас страшнее ядерной войны. Студенты уже делали ставки, а самые смелые даже пытались погромче прошептать подбадривающие слова.

- А ты кто, хуесос? – исподлобья глянул жрец, досадливо морщась: не нашёл. Юные маги закашлялись, квадратными глазами смотря на профессора Гилдероя. Он и вправду оскорбил Снейпа?

- Вы понимаете, что только что сделали? – ядовито поинтересовался зельевар, пропуская мимо ушей грубейшее обращение.

- А ты такой же ебанутый на всю голову, как и придурок-Орочимару, - сплюнул Хидан, оглядывая колбы с жидкостями разных оттенков. Интересно, а этот сальноголовый ебантяй тоже куклоёб, аль по маленьким мальчикам спец? Но, слава Джашину, этот полудурок не похож на Кисаме или на… Какузу. Первый со своими акулами мозг трахает, последний – деньгами. Что сказать? В Акацки нормальных не берут. Кроме Хидана, разумеется.

***

Ронни, проводив недоумённо профессора, облегчённо выдохнул: ну и жуткий же он тип! Между тем, дверь, ведущая в покои Локхарта, скрипнула от порыва ветра. С молитвой домовик заглянул в комнату. Сплошной бардак. Дорогая мебель покоцана, а зеркало разбито, осколки его поблёскивали в свете восходящего солнца, на внутренней стороне разбитого зеркала видны следы от ножей и… вилок?! Окно раскрыто, тяжёлые шторы сорваны. Будто ураган прошёлся. И предстоит убирать «поле битвы с тенью» Ронни. И никому более. Эльф закрыл глаза тонкими ручками, посчитал до трёх, надеясь, что зловещий мираж рассеется, но вместо этого, всего в сорока сантиметрах от ног Ронни, с жалобным звоном упала люстра. Из горного хрусталя. Одна из тех раритетных вещей, подаренных Хогвартсу прославившимися выпускниками. Та, которая раньше висела в банкетном зале дворца королей и королев Великобритании. Та самая, что долгое время изготовлялась и совершенствовалась лучшими магическими ювелирами. Та, что сама зажигается с наступлением темноты, та, что светит без свеч и электричества. Это была дорогая люстра. Не дороже рога единорога, но, тем не менее, ценная.

- Ронни это не нравится, - заключил эльф, подбирая с пола метлу. Локхарт – худший из людей!

***

Зельевара едва смогла угомонить Минерва. Грозно взглянув на профессора ЗОТИ, женщина поджала губы, готовясь отчитать Гилдероя перед студентами, словно он сам был ребёнком, но Локхарт нагло зевнул и грубо поинтересовался:
- Так где тут пожрать можно?

- Прямо, направо и вверх по лестнице, - отрапортовала МакГонагалл, насупившись. Этот профессор выводил из себя, заставлял чувствовать себя неловко, игнорировал всячески. Он невыносим! Грубый и неотёсанный мужлан! Локхарт с издёвкой поклонился легко, бесшумно выскользнул из кабинета, а студенты ошарашенно смотрели ему вслед. Им очень не хотелось идти к нему на лекции.

- Ну, делаем ставки? – прошептал кто-то в толпе, ехидно скалясь. – Кто продержится дольше? Слизерин? Когтевран? А, может, хе-хе, Пуффендуй? У Гриффиндорцев духу уж точно не хватит! Спорим? - Слизеринцы привыкли везде получать выгоду.

Хидан, раздражённый хитросплетениями коридоров, наконец-то вышел на нужном этаже. С этим событием произошла и смена настроения. Ободрённый близостью цели, жнец беззаботной походкой направился к учительскому столу, по пути хватая со столов студенческих разные вкусности. Хоть их было и мало. Каши, каши, каши и соки. Ничего нормального. И настроение поползло вниз. Это заметил директор. Долго пристально наблюдал за профессором, а потом легко поинтересовался:
- Гилдерой, вы чем-то опечалены?

Ещё бы ему не быть «опечаленным»! Нет резни, нет миссий и обычной еды! В таких условиях жить нельзя! Но нукенину не привыкать. И вновь приходится приспосабливаться к новой жизни. И всё из-за…
- …ёбанного маменькиного сынка, - рыкнул профессор, неосознанно сгибая ложку в руке. Перед ним стояла тарелка каши. Той самой, что тошнотворно пахнет, той самой, что Хидан с детства терпеть не мог. Вроде бы мелочь, а сильно коробит. С Какузу хоть был нормальный завтрак, а не эта муть. Если нормальным завтраком можно назвать дешёвую похлёбку или плоды утренней охоты, поджаренные на костре.

- Простите, не расслышал, - сверкнул очками-половинками директор. Хитрая морда. Таких стоит опасаться.

- У вас что-нибудь кроме этой хреновой жижи есть?! – резко отодвинув от себя тарелку, вопросил жнец. Эти маги странные, и завтраки у них неправильные!

- А что именно Вас интересует? – юлил чародей, явно наслаждаясь процессом. И что он хочет выведать? На это Хидан промолчал, сосредоточенно глядя на сложенные в замок на столе руки – не хватало ещё проблем на голову. Со стариками нужно быть осторожнее. Всегда. Такие читают людей, непринуждённо манипулируют, лишая трезвости мысли. Каким бы ни был самоуверенным Хидан, сейчас чутьё ему подсказывало не рыпаться. Пока. Ещё подвернётся случай, ещё прольётся кровь магов, окропит этот замок, ещё свершится Ритуал. Джашин будет доволен. Но не сейчас.

В конце концов, Боги любят зрелища, а к ним нужна долгая подготовка. Так тихо-мирно прошли несколько недель с начала учебного года. И студентов уже ничего не могло удивить или смутить. Даже профессор, метающий в неугодных столовые приборы. Даже его странные и жутковатые молитвы и истории о блужданиях его по ночам. Гилдерой стал значимой фигурой в студенческом фольклоре, а, значит, и в жизни замка тоже.

***

- А вы не задумывались о том, кто этот Джашин? – тихо спросила девочка с копной непослушных каштановых волос. – И этот знак на стенах кабинета…

- Тебе не хватает его «лекций»?! Он жуткий! – вздрогнул Рон. И хоть он сидел у камина в башне Гриффиндора, в таком уютном и родном месте, его пробил озноб от воспоминаний о беспощадном профессоре Защиты от Тёмных Искусств.

- Гермиона права! Надо выяснить о профессоре Локхарте больше! Вдруг он тоже связан с Воландемортом? – подытожил Гарри Поттер, разминая несчастную спину, болящую не столько от тренировок по квиддичу, сколько от физических упражнений профессора ЗОТИ. Не может такой жестокий человек не быть прислужником Тёмного Лорда!

- В библиотеку! – вскочила Гермиона, чуть скривившись от нытья в мышцах. Гилдерой не жалел ни женщин, ни детей. - …но сначала дождёмся ночи.

__________________________________




Маг в игнании
 
alchozДата: Пятница, 13.06.2014, 17:03 | Сообщение # 7
Демон теней
Сообщений: 270
« 32 »
Глава 3 Истинный Джашинизм
Ночь – время приключений. Это знают все – от домовиков до преподавателей. И порою в это время суток замок живее, нежели чем днём. Силами любопытных студентов, угрюмого крысы-Филча, педагогов на стрёме и прочих волшебных существ: приведений, эльфов, кошек-долгожителей и упырей. МакГонагалл профессора Локхарта относила к последним, попивая настой валерианы в своём кабинете, предпочтя сну чтение рыцарского романа, драматического, но невероятно красивого. Тогда-то мужчины были джентльменами, не то что сейчас. Но не пристало декану Дома Огня томно вздыхать по наивным любовным историям, поэтому Минерва прагматично заколдовала обложку и содержимое толстенькой книги. И теперь любой любопытный получит на руки экземпляр потрёпанной библиотечной книги, серой и ничем не приметной, из отдела Трансфигурации, а не маленькую тайну строгой женщины. В конце концов, вздыхать по Большой и светлой можно в любом возрасте, вне зависимости от статуса и профессии.

Локхарт выводил из себя. Ответить ему на невероятную наглость и чрезмерную грубость с отсутствием и намёка на комплексы было нечем. Если Дамблдор решил назначить его профессором, то она должна терпеть любые выходки.

- Дай Мерлин мне силы, - вздохнула женщина, нервно дёрнув бровью. Валерьянка в середине ночи была вкусна, однако с каждым её глотком текст воспринимался всё с большим трудом. Анимаги порою страдают от своих животных форм. Но сегодня можно расслабиться, ибо студенты уже осведомлены о мерах наказания за ночные прогулки, а профессор Локхарт будет дежурить лишь завтра. Впрочем, Минерва не сомневалась в том, что и сегодня этот мужлан будет шляться по замку, наплевав на все правила. Хоть на профессоров они не распространяются, было обидно. И даже капельку страшно: он может набедокурить всё. Например, неделю назад МакГонагалл пыталась снять его с Астрономической башни, куда неугомонный Гилдерой залез. И он довольно метко метал ложками в лоб. Благо, отважные домовики отняли у него всё колюще-режущее. Альбус о провале одного из деканов так и не узнал. Гордость женщины перевесила её ответственность с чувством долга напополам. До завтра ещё жить и жить, но тревожно бьётся сердце Минервы. Чувствует, что ещё натерпится она от этого хама. Этого хама с обнажённой грудью. Ей показалось, или вправду у Гилдероя улучшилась фигура с начала учебного года?

- О чём я думаю? – пробормотала МакГонагалл, захлопнув книгу. В самом деле, от нового профессора ЗОТИ проблем не меньше, чем от старого. Если не больше, чем от Воландеморта и семьи Малфоев вместе взятых.

***

И именно этой ночью три второкурсника решили проникнуть в запретный отдел библиотеки в поисках улик против Локхарта. Гермиона, такая правильная, педантичная и послушная, на удивление рьяно нарушала школьные правила. Что поделать, коли профессор – прислужник Сами-знаете-кого? А то и вовсе сам Тёмный Лорд, собирающий силы в тайне от директора. Не могут учителя говорить, что учебники делают из них хлюпиков, не способных дать отпор «даже мелюзге, ещё не ставшей генинами»! Не могут забивать на свой долг вдалбливания в безмозглые головки нужных знаний! Профессор Локхарт определённо работает под прикрытием, готовя страшный план. Как и прошлый профессор ЗОТИ.

Приближаясь к цели короткими перебежками, порядком уставшие прятаться от Филча и его кошки, от дежурных преподавателей и наглого полтергейста Пивза, тройка друзей не могла не нарадоваться нужной двери. Мантия-невидимка в который раз их спасла. «Алохомора» - и замок открыт. Оплот знаний приветственно распахнулся навстречу любопытствующим. Рысью кинувшись вдоль книжных рядов, Гермиона даже не стала ждать отклика от Гарри и Рона, надеясь поскорее раскрыть тайну нового профессора. И наконец-то закончить его тиранию! Но, как бы не сопротивлялась девочка, как бы не пыталась исправно точить зуб на Локхарта, она явно стала быстрее бегать. Да и выносливость увеличилась… по крайней мере, завхоз их не догнал, когда Рон закричал от того, что на них сверху упал паучок. Но Филч очень старался поймать полуночников. Свечи в канделябре зажгли, запретная секция манит кожаными и золотыми корешками, а мантия всегда наготове – вдруг кто-то услышит их копошения. Чувствуя себя, как в Раю, девочка загребла пару книг, энциклопедий общих знаний, а также старый талмуд по истории всяких орденов и религии, книгу настолько древнюю, пугающую, что Гермиона держала её перед собой на вытянутых руках. Обложка из кожи, а на коже пятна, похожие на веснушки. Зачем такие книги в школе, Грейнджер не знала, да и задумываться не желала – если Дамблдор позволяет им тут стоять на полках, значит, есть причины.

Таинственный перевёрнутый треугольник, вписанный круг не нашёлся ни в перечне ныне существующих религий, ни в исторических хрониках. Во всех новых – относительно новых, - изданиях не было ни слова о странном знаке и Джашине. Книга орденов и религий, оставленная напоследок, тонула под десятками других, бесполезных.

- Может, он всё это выдумал?.. – зевнул Рон, расфокусированным взглядом скользя по строчкам рукописного текста. В самом деле, с чего это они вдруг решили, что новый профессор – член древнего и невероятно секретного ордена или верит в давно забытого бога. Ниточки к истинной сущности Локхарта рвались, стоило только к ним приблизиться. Так они его не разоблачат. С другой стороны, Гилдерой мог быть просто очень злым и странным человеком и без связей с Тёмным Лордом. Гарри же не мог разобраться в мыслях. Квирелл, старый профессор ЗОТИ, ещё не вышел из памяти, как и лицо врага, таящееся под его тюрбаном.

- Ну что ж, осталась только одна книга, - игнорируя друга, пробормотала волшебница, с неохотой прикасаясь к той страшной обложке с веснушками. В этот миг подул ветер, одна из свеч потухла. Ребята вздрогнули, а Гарри инстинктивно развернул мантию. Но ничего не произошло. Нервно дрогнули губы девочки, рука дергано поправила сползшие на лицо волнистые пряди, но глаза уже внимательно изучали содержание. Джашин… Джашин… Джашинизм? Найдя что-то похожее, взволнованно сглотнув, девчонка быстро перелистнула на страницу сто тридцать шесть, охнула, увидев знакомый символ. Неужели это оно? Мальчишки оккупировали подругу с двух сторон, жадно всматриваясь в изображение одного из жрецов одной из самых жестоких религий в истории магического мира. Оружие в руках, на чёрной коже белым нарисованы кости, будто это скелет, а не человек. И религия, и орден, тайное общество. Чем больше дети вчитывались в описание убийств, прозванных ритуалами, тем страшнее им становилось. И очередной шорох заставил всех троих вскрикнуть и отшатнуться от жуткой книги. Бессмертие, резня, ритуал, Джашин – слова, описывающие древнюю религию. Когда-то у них была цель, но со временем исчезла, любое её упоминание стёрлось, Лета проглотила её, оставив только фанатиков, убивающих ради развлечения, но истинные жрецы исчезли. Как и многие другие культы, цивилизации. Остались подражатели, да и тех единицы. Профессор Локхарт… убийца. Или сумасшедший, возомнивший себя последователем. В любом случае получается крайне нерадужная история. Их профессор запросто мог оказаться даже хуже последователей Тёмного Лорда… или являться оным.

- Неужели бессмертия добились раньше, чем это смог сделать Николас Фламель? – вспомнил Гарри создателя Философского камня. Гермиона закусила губу и пожала плечами: она этого уж точно не знала. Информация добыта, надо скорее уходить. Расставив талмуды по местам, ребята накинули мантию-невидимку, и, дойдя до двери, затушили свечи, догоревшие до середины. Уже почти четыре утра, нельзя дать другим понять, что они всю ночь где-то бродили! Но, как назло, они вновь и вновь натыкались на Филча и его кошку. Завернув за угол, Гарри впервые услышал этот леденящий кровь шёпот. Он шёл будто из стен, и Рон с Гермионой его явно не слышали.

«Скоро… совсем скоро…».

Может, это от недосыпа? Гарри помотал головой, слабо усмехнулся: Малфой порадовался, если бы Мальчик-который-выжил стал бы Мальчиком-который-свихнулся. За этими мыслями, мальчишка не заметил, как его друзья остановились, продолжив движение, Гарри не почувствовал, как мантия соскользнула, явив ночному замку очередного любителя нарушать устав. Лишь до мурашек знакомый голос вывел гриффиндорца из мыслей.

- Какого хрена ты тут шляешься? – спросил Гилдерой. И тут Гарри пробила мысль: это точно конец! И либо его заставят драить туалеты зубной щёткой, как какого-то слизеринца в прошлый вторник, либо принесут в жертву Кровавому Богу. И не вовремя в голове прокрутились слухи о пропаже людей в Лондоне, чудовищных убийствах и магов и магглов. Поговаривали, это всё последователи Воландеморта, но теперь, кажется, Гарри понимал, кто истинный виновник всего этого.

- Ты знаешь, где сортир? – Локхарт всегда внезапен. И Поттер мысленно взвыл: точно! Чистка туалетов.

- Ебать ты тупой! – хлопнул себя по лицу златовласый профессор, затем, к ужасу Гермионы и Рона, повернулся к ним и обыденно поинтересовался: - скажите, он реально тупой или просто прикидывается долбоёбом?

- Аа… - протянул Уизли, делая шаг назад. Они под мантией-невидимкой, но он их видит… как?!

Будто отвечая на мысленный вопль Рона, профессор усмехнулся:
- Вас, блять, за километр слышно! Скрываться вообще не умеете.

Тут Гермионины нервы не выдержали – воображение услужливо подкидывало описание ритуалов из книги. Она скинула мантию, скомкала и запихнула в карман, рванула, держа Рона за руку, пробегая мимо Гарри, вцепилась в его рукав, таща мальчишек за собой, она сохраняла приличную скорость. Те сначала удивились, не понимая происходящего, но потом сами бежали за подругой, даже не поворачиваясь к опешившему Гилдерою. И зря.

- Слабовато, мелюзга.

Профессор их перегнал. Предположительно спасая свои жизни, студенты резко нырнули в следующий поворот, а не ожидавший этого профессор продолжил бежать по прямой. Но это лишь на пару секунд задержало его.

- Вот сучёныши, а.

Сзади и впереди Локхарта не оказалось, зато нашёлся он на потолке. Как в фильме ужасов. Не помня себя от страха, дети прибавили скорости. Они не заметили, как уже оказались у себя в гостиной за спинкой дивана, вжимаясь в угол, кусая губы до крови. С ещё большим ужасом они ждали лекции по ЗОТИ. Никто из них не сомневался: в очень скором времени начнут в Хогвартсе происходить ужасные события.

***

Хидан разочарованно смотрел вслед тройке, прыгающей аж через четыре ступеньки. Сплюнув на пол и шуганув Пивза, жнец опрокинул доспехи на пол:
- Ну где здесь сортир?!

Внезапно в стене появилась дверь. Любопытство заставило Хидана подойти к ней. Самая обычная, невзрачная. Но стоило открыть её, и жрец потерял дар речи: это была огромная комната, заставленная унитазами вдоль и поперёк. Разного вида, расцветок. Можно сказать, даже разных исторических эпох: от дырки в полу до золотого толчка, инкрустированного драгоценными камнями. Какузу не постеснялся бы такой открутить.

- Это ахуеть как странно, - проморгался Хидан и, пожав плечами, решил воспользоваться шансом. В конце концов, домовик ещё не скоро починит разбитый в порыве чувств унитаз в хоромах профессора ЗОТИ.




Маг в игнании
 
smertДата: Пятница, 13.06.2014, 17:55 | Сообщение # 8
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
хммм....... интересное начало cool biggrin biggrin biggrin biggrin
 
alchozДата: Пятница, 13.06.2014, 18:11 | Сообщение # 9
Демон теней
Сообщений: 270
« 32 »
Глава 4 Практическое занятие
- Гилдерой, Вы, кажется, что-то летом говорили о Дуэльном клубе. – Шиноби, шинкующий людей, как будто они овощи, купающийся в чужой крови с сумасшедшим смехом и неописуемой радостью, вздрогнул и тихо сглотнул, в тот момент, когда за его спиной оказался директор сего странного места – Альбус Дамблдор. Он был весел, даже предложил лимонных долек отведать в его кабинете, и это навевало воспоминания об ублюдке Орочимару и его азарте пред новым экспериментом. Он именно так сюсюкал с подопытными, вселяя в их сердца безграничное доверие. Ну, так как-то Сасори рассказал, будучи то ли пьяным, то ли сонным. Или опять себя обрабатывал всякими зловонными средствами от гниения древесины. В любом случае, неважно, зачем здесь старик, но он точно хочет что-то. Дуэльный клуб? Что за херь?! Стоило только покопаться в памяти «этого ебантяя», как нахлынули чувства Гилдероя, преисполненного себялюбием в чистейшем виде. Он хотел на этом себе славы и почёта нажить, как опытный наставник. А эти дуэли – ничто иное, как безмозглое махание палочкой. Хидан поморщился: волшебники ему уж очень не нравились.

- Думаю, студенты обрадуются этому нововведению. Когда будет пробное занятие?

Любопытен. Страсть, как любопытен.

- В следующую среду, думаю, будет в самый раз, - заключил за Гилдероя Альбус, улыбаясь в бороду.

- Да, да, разумеется, - процедил Хидан наиболее вежливым тоном. – Всё будет исполнено.

Что бы он, жрец веры в Джашина, да и преклонялся перед кем-то?! Но неожиданно проявившийся инстинкт самосохранения поставил Хидана на место. Не зря старик занимает такой пост. Он сильнее всех, кого когда-либо Жнец встречал на своём пути. Даже сильнее того монаха-Будды будет. Но так хочется принести старика в жертву Джашину-сама! Он точно оценит. Но как-то зябко рядом с волшебником. Вполне возможно, это остатки трусливости Локхарта, или же остатки мозгов Хидана.

- Дуэльный клуб? Что за поебень? – морщился профессор, практически лёжа на столе в кабинете ЗОТИ. Гриффиндорцы и Пуффендуйцы с опаской поглядывали на педагога, отчаянно внутри лелея надежду на отдых от физической нагрузки. А Хидан нехотя признал, что именно так директор планирует его раскусить. Он не научил детей ни одному боевому заклинанию. Старый пердун, что б его вши сожрали ночью!

- Всё, поганцы, - резко встал мужчина, вызвав крупную дрожь и волнение в рядах студентов. – Какие, блять, там вы… - скорчил рожу, будто съел дюжину лимонов, Хидан, - …учебники читаете?

Особо впечатлительные упали в обморок, самые сильные психически огромными глазами смотрели на профессора. Неужели?...

- Неужели он будет швырять в нас учебниками, а нам придётся уворачиваться? – проскулил Рон, вспомнив толщину сочинений Гилдероя.

- А, может, просто заставит таскать по всему замку? – предположил Гарри.

- Оптимисты, - прошептала Гермиона, чуть ли не со слезами на глазах буравя пол взглядом. Профессор Локхарт их всенепременно убьет. А надежды на нормальную учёбу у неё уже не было давно.

Студенты с мрачным видом повытаскивали из сумок и парт книги, хмуро исподлобья глядя на сумасброда-профессора. И что на этот раз?

- Блять, - почесал голову Хидан, не представляя, что делать дальше. – Ну, что там вы должны изучать?

- А разве у Вас нет учебного плана? – раздался тонкий голосок из конца кабинета, и тут же её хозяйка оказалась связанной, а потом она исчезла, но недолго мучились вопросами юные маги: тапок, упавший на пол, ознаменовал сохранность его хозяйки. Если так можно назвать подвешенное к люстре состояние.

- Нахуя он мне? –откровенно удивился Хидан, изучая плод своих трудов. Он не любил, когда кто-то ему перечил ну… или просто попадал в немилость. А эта пуффендуйка частенько становилась его излюбленной жертвой. Просто потому что с упорством барана продолжала что-то там тявкать.

- У нас по программе изучение Ваших книг, - подал голос студент Гриффиндора – Гермиона побоялась «тявкать» после прочитанного в библиотеке.

- Этой хуйни? – нахмурился Локхарт, а у Гермионы в голове начали крутиться мысли, там, на самой периферии сознания, о том, что Гилдерой – не Гилдерой, ибо писатели любят свои творения, а этот был ещё и с завышенной самооценкой. Сейчас тоже, но хоть не страдает ныне профессор манией величия.

- Так, - Хидан призадумался: у Локхарта в арсенале не было ни одного НОРМАЛЬНОГО заклинания, лишь упоминания о неких «трёх запретных». Но наверняка их запретили всякие зануды и слабаки, что и объявили его религию аморальной. Так или иначе, запреты составляют только ограниченные, пряча самое интересное. – Кто знает о каких-то блядских трёх запретных, а? – с вызовом вопросил жнец, осматривая аудиторию. Дети были в предсмертном состоянии, судя по синеве губ и почти закатившимся глазам.

- Он нас всех убьёт! – взвыл Уизли, прячась за стопкой подержанных учебников. – Будет Круцио пытать, подчинять с помощью Империо и, в конце, убьёт Авадой Кедаврой!

- О, Круцио, Империо и Авада Кедавра? Что за тупые названия? – спросил педагог, и на Рона все его однокурсники взглянули словно волки на ягнёнка: дурак, ой, дурак!

- Начнём практику! – заулыбался Локхарт в лучших традициях фильмов ужасов, вгоняя уже даже смелых в предсмертные конвульсии. Только Гермиона, сохранив толику сознания, не удержавшись, вопросила:
- А как Вы будете практиковать Аваду Кедавру, если это смертельное заклятие?! Да и все они запрещены Министерством магии!

- Бла-бла-бла! Уворачиваться, тупица, надо! – отрезал Хидан и, покрутив с явным пренебрежением в руках палочку Локхарта, решил, что запретные заклятия стоят того, чтобы он их опробовал. Выскребя из памяти «ебантяя» нужные движения, нукенин повторил всё с азартом в глазах, нацелившись на толпу студентов: - Круцио, ебать вас в сраку!

Дети вовремя нырнули под парты: сверху послышался хруст, а потом обвалился потолок под всеобщий визг. Благо, этажом выше находился кабинет Трансфигурации, и положение спасла Минерва, применив ко всему заклинание левитации. Грозно обведя весь погром взглядом, она остановилась на профессоре Локхарте, явно радующемся столь внезапному событию.

- Ахуеть! Блять, Какузу будет визжать, как сучка, когда я его откруциачу!

- ПРОФЕССОР ЛОКХАРТ! ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ?!

Из завалов выполз Гарри Поттер, кашляя и даже немного матерясь, он успокоил декана:
- Ничего, профессор МакГонагалл, просто практика…

***

Слухи о практике на лекции нового профессора обошли весь замок практически мгновенно. И в самые кратчайшие сроки Локхарт стал страшнее Снейпа на контрольной. Из-за того, что два кабинета разнесены в пух и прах, но каким-то образом с помощью магии они не восстанавливаются, пришлось Минерве и Гилдерою переехать. Правда, первой достался хороший зал для занятий, но последнего побоялись вообще в замке оставлять. Занятия ЗОТИ с того дня проводятся на природе, а сам профессор очень даже не против. На занятии со Слизеринцами и, конечно же, Гриффиндорцами даже сам Малфой перестал выкаблучиваться: такой псих убьёт и не заметит.

- Профессор Локхарт, куда Вы нас ведёте?! Это Запретный лес! – взвыли студенты, когда отважный педагог ринулся в самую чащу, позвав за собою остальных: «Кто последний – тот драит сортиры, ёпта!».

- Вот был в Конохе Лес смерти, а оказался сплошной ёбанный детский сад со сранными зверюшками! – фыркнул Хидан, поправляя воротник из мантикоры, наверняка сбежавшей откуда-то, ведь они обычно обитают в Греции. – Не ссыте!

- Ну ко-онечно, а эта зверюга не хотела нас сожрать минут десять назад! – вздрогнул Рон, жмясь к друзьям поближе. Гарри разделял точку зрения Уизли, но что-то говорить Локхарту бесполезно.

По пути попадались ещё гигантские пауки, кентавры и прочая нечисть, однако, Гилдерой оказался на редкость боевым. И это не используя ни одного заклинания! Лес перестал пугать. Профессор заставлял Гермиону читать из старого учебника магические формулы, а остальных студентов - тренироваться на жителях чащи. Драко сей расклад нравился, в отличие от «гринписнутых», теперь он подумает над тем, стоит ли жаловаться отцу на Локхарта. Пауки наступали отовсюду, студенты поняли необходимость самообороны, и ныне Хидан наслаждался световым шоу, устроенным подопечными. В конце концов, именно практика делает сильнее. Но будь тут его коса…

- Жизнь – трахнутая боль.

- Вы что-то сказали, профессор Локхарт?

- Не еби мозг – тренируйся.

- Хорошо, профессор.

А детки-то входят во вкус. Некоторые даже в рукопашку перешли. Может, из них сделать новых адептов? Хидан задумчиво почесал подбородок.

К задумавшемуся жнецу подбежал слизеринец, ткнул под нос оторванной паучьей лапкой и с блеском фанатичным в алчных глазах вопросил на полном серьёзе:
- А можно трофеем забрать? Пожа-алуйста, профессор!

И разве можно отказать такому милому малышу?

- Конечно! Ты убил – ты и забирай. Нахуй мне это добро нужно.

- Супер! Спасибо, профессор!

И мальчишка убежал, крутя над собой мохнатой лапой. Ангелочек, блять.

А ведь это идея!




Маг в игнании
 
smertДата: Пятница, 13.06.2014, 18:39 | Сообщение # 10
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin
 
BL_BerkutДата: Пятница, 13.06.2014, 19:02 | Сообщение # 11
Снайпер
Сообщений: 140
« 129 »
Уже видел этот фанф на фикбуке...продолжения нет уже месяца три
 
dmikiriДата: Пятница, 13.06.2014, 19:39 | Сообщение # 12
Ночной стрелок
Сообщений: 60
« 0 »
Давно так не смеялся. Подняли настроение, большое спасибо.
 
LampergДата: Пятница, 13.06.2014, 21:31 | Сообщение # 13
Демон теней
Сообщений: 243
« 67 »
Мозг взорван happy
 
kazaffДата: Пятница, 13.06.2014, 21:43 | Сообщение # 14
Снайпер
Сообщений: 120
« 41 »
С фикбука же, да?



Всё прах!
 
alchozДата: Пятница, 13.06.2014, 23:08 | Сообщение # 15
Демон теней
Сообщений: 270
« 32 »
Цитата kazaff ()
С фикбука же, да?

да




Маг в игнании
 
alchozДата: Пятница, 13.06.2014, 23:10 | Сообщение # 16
Демон теней
Сообщений: 270
« 32 »
Глава 5 Ночные посиделки - верный способ ввязаться в новое приключение
«Тайная комната открыта. Враги наследника… трепещите»

Золотое трио Гриффиндора опять оказалось в лапах злобного Гилдероя. В этот раз он оставил после уроков Гермиону, чем вызвал немедленный приступ эпилепсии у студентов, ибо раньше такого не было. Он убить задумал Грейнджер?! Ответ на этот вопрос хотели бы знать и Рон с Гарри, однако, храбрая девчонка с копной непослушных каштановых волос смело приняла весь удар на себя:
- Профессор Локхарт, почему Вы меня оставили после уроков?

Девчонка сжала в кулаке подол юбки, голос её слегка дрожал. Затравленный взгляд выдавал её с головой, но что нравилось Хидану, на дне глаз плескалось желание бороться, если придётся, непокорство и непоколебимость. Любопытная Гермиона. Жнец усмехнулся, оторвав голову от подушки из бумаг. А так сладко спалось.

- Чего ссышь? Ты должна написать мне этот ёбанный зубрёжный план.

- У…учебный план?..

- Учебный – невъебенный, насрать. Ты же у нас умная, да? Вот и покажи, напиши, блять, этот сраный план, - зевнул Хидан и высморкался в сочинение «Как проходила наша практика» одного из когтевранцев. В этом замке теплолюбивому жнецу было зябко – из всех щелей дули осенние ветра, тонкая ткань мантии не спасала от холода. А если учитывать вечно открытую грудь профессора, неудивительно, что он подхватил насморк. Девчонка помялась у стола, оглянулась на двух друзей и уселась напротив преподавательского стола. Уроки закончились, но до ужина было ещё далеко, так что Гермиона со всей ответственностью принялась за задание. Она буквально выучила все книги Локхарта, и могла с уверенностью заявить, что план получался совсем коротким, до смешного простым. И тогда гриффиндорка взялась за тяжёлую артиллерию. Первый же поход в библиотеку, и хрупкая Грейнджер тащит в руках с десяток толстых томов по нужной дисциплине. И сейчас она порадовалась наращенным упорными тренировками мышцам. Всё-таки она ещё не привыкла использовать заклинания в повседневной жизни, да и Филч запрещает любую магию в коридорах, а новых проблем девчонке не надо.

Хидан одним глазом наблюдал за ученицей, старательно вчитывающейся в неразборчивые шрифты старых книг, макающей перо в чернила и ровным почерком записывающей нужную информацию на лист пергамента. Её упорство и старательность поражали, учитывая общую небрежность прочих магов, использующих заклятия направо и налево. Конечно, в мире Хидана без таких качеств не выжить, но Гермиона была достойна серьёзного к ней отношения. Но жнец всегда плевал на такие мелочи.

- Ну? Что там получается? – зевнул Локхарт, разминая затёкшую спину. Гермиона устало выдохнула и зачитала:
- Лекции о Пикси, вампирах, упырях, практика сражения с Пикси, а также…

- А что с ёбанными заклинаниями? Есть что-нибудь крутое?

- Всё крутое только на старших курсах, - проворчала Гермиона, - профессор Локхарт.

Жнец явно приуныл, но долго в депрессии прибывать не стал:
- Тогда нахуй план! Учим всё!

«Охренеть», - подумала Гермиона и тут же вновь ругнулась: она и материться! В полутёмном помещении под дрожащим светом свеч, наедине со знаменитым писателем, победившим многих монстров, мешавших жизни граждан, в этом было бы нечто сладко-романтичное, опасно-страстное и запретное, если бы Локхарт не ковырял в носу, вытирая козявки о доклады учеников и библиотечные книги. Грейнджер помотала головой, выкидывая кадры любимых её матерью мелодрам, а уж Лолите Набокова думать и вовсе было странно и страшно. Девчонка вновь погрязла в мире книг, отвлекаясь только для того, чтобы наполнить вновь чернильницу, заменить пергамент или краем глаза понаблюдать за профессором-убийцей. Сейчас он сладко дремал лёжа на соседней парте, и гриффиндорка отметила, что так он даже ей больше нравится – спокойным и молчаливым. Она сдула прядь с глаз, макнула перо в чернила и записала новое заклинание. Который час? Наверно, уже семь вечера, уж ужин скоро, но работы непочатый край смиренно ждёт. В узких высоких окнах можно было разглядеть кусочек неба. Темнеющий, с синими тучами и маленькими серыми просветами. Ночью точно дождь будет. Аккуратно выведенные формулы радовали глаз, книг становилось всё меньше. Рядом почти неподвижно лежал Гилдерой, свесив ноги с парты, кутаясь в мантию и изредка что-то бормоча. Какузу бы сказал: «Болтун и во сне не может молчать». А Гермиона просто не отвлекалась от задания, игнорируя все посторонние шумы.

- Уже ночь? – зевнул Хидан, глядя на тёмное небо через узкое окно. От неудобного положения во сне шея затекла, а сам жрец умирающей религии весьма замёрз. Нет, в Странах шиноби даже ночью как-то теплее. А, может, его настоящее тело было более приспособленным под любые погодные условия. Почёсываясь, профессор по неволе соскочил с парты-кровати и оглядел кабинет. Свечи потухли, за окном льёт дождь, а среди книг, всё ещё сжимая перо в руке, дремала второкурсница Гриффиндора. Хидан критически осмотрел поле битвы ответственности и сна, взял исписанный листок пергамента, вытащив его из-под руки девочки, вчитался. Помимо заклинаний были указаны и эффекты от него. Больше было заклятий специфических: от тех же Пикси, русалок, вампиров, но были и жемчужины: обезоруживающие, магические щиты и даже атакующие. Последним жнец радовался, как маленький ребёнок. И таких листов было штук пятьдесят. И не на всех, правда, были только заклинания, но Хидан оценил труды девчонки. Та, будто чувствуя молчаливую похвалу, улыбнулась во сне. Жнец пренебрежительно фыркнул, кинул конспекты на свой стол и, возведя глаза к потолку, с тяжёлым вздохом, будто делая одолжение, стянул с себя мантию, оставшись с голым торсом, накинул её на спящую девчонку. Иногда и он может проявлять заботливость. После того, как свечи были вновь зажжены, Хидан собрал все труды Гермионы, пробежался по ним глазами. Учится чему-то. Такое было давно, обычно ему хватает ритуала и простых приёмов шиноби. Жнец уже и не помнит, когда в последний раз что-либо заучивал. Поэтому количество заклинаний сильно напрягало. Перспектива быть раскрытым старым хреном не впечатляла, и Хидан удручённо изучал ровные строчки. Маги действительно слишком полагаются на магию. У них есть даже заклинания для подтирания зада, никакой смекалки. Не Хидану об этом говорить, но всё же шиноби всегда подстраиваются под местность, хитрят и используют подручные материалы, когда как волшебники пируют на готовеньком.

Огонь дрожал от сквозняка, Хидан изображал безразличие к холоду. Магия, чтоб её! Не могли, что ли наколдовать тепла?! Или заделать дыры?! Дилетанты.

- Апчху! – в подтверждение слов расклеился бывший отступник. Сжечь книги, конечно, хорошая идея, костры всегда он любил, но в этих талмудах ещё могла быть хоть какая-то полезная информация, поэтому план провалился в зачатке. Впрочем, девчонка уже погрелась, хватит с неё. Подойдя к гриффиндорке вплотную, он забрал плащ, и в этот момент в кабинет ввалилось наглое рыжее пятно, ойкнуло и замерло. За ним вплыл призрак местного героя со шрамом на лбу. Они молчали, а потом рыжий мальчишка не удержался:
- Что ты хочешь сделать с Гермионой?!

- Что, бля? – переспросил Хидан и невозмутимо надел мантию. Мальчишки молчали, напряжённо думая, а потом Гарри осторожно сказал:
- П…простите, мы не то подумали…

Жнец хмыкнул, прокрутил в голове фразу, взглянул на девчонку, а потом на её друзей и не удержал смеха:
- Ну вы и лохи! Нахера мне эта малявка?

Из-за шума Грейнджер проснулась, сонно огляделась и улыбнулась Гарри и Рону.

- Давай, вали уже, - раздалось сзади, и Гермиона вздрогнула. Гилдерой высокомерно посматривал на неё, указывал на дверь. Гриффиндорка только хотела собрать конспекты и отдать их профессору, но искомое уже было на его столе, второкурсница вновь оглянулась на Локхарта, спокойно выдохнула и слезла со стула, одновременно сгребая все учебники к краю парты. И уже в дверях, прижимая к себе рукописные талмуды, оглянулась на Гилдероя, читающего её труды. Он чихнул и шмыгнул носом, поправил мантию и продолжил чтение. Гермиона улыбнулась, вспомнила, как проснулась, когда её накрыли во время дрёмы, тихо хихикнула и бросила тихо через плечо:
- Спасибо.

Всё же даже у такого пугающего человека есть хорошие стороны.

Друзья с лёгкой душой шли по коридорам, обсуждая заданное на завтра, Малфоя с его Нимбусом-2001, несправедливость Снейпа и, конечно же, Гилдероя, как самого легендарного преподавателя всей школы. Гермиона лишь отшучивалась, когда дело заходило о последнем индивиде, уверяла, что совсем не голодна, что пропущенный ужин ещё не смертелен. Гарри с Роном слушали её и демонстративно хмурились и кивали, мол, не верим, врите лучше. Девушка возмущённо скрещивала руки на груди, хмыкала и отворачивалась.

- А ты чего отношение к нему таки поменяла? – с подозрительными нотками в голосе напрямую спросил Уизли, хитро щурясь. Гермиона протестующее воскликнула:
- Я не меняла отношения! Я просто не жалею о пропущенном ужине! Я не так зациклена на еде, как ты, Рон!

Но перепалка быстро прекратилась: Гарри притих, вслушиваясь в голос, раздающийся из стен, а потом повернулся к друзьям и встревожено сообщил:
- Я опять слышу этот голос!

И, пока Рон и Гермиона не поняли, о чём он, Поттер побежал за удаляющимся источником его «галлюцинаций». И это привело друзей в коридоры с разлитой на полу водой. И был ещё один странный момент: длинной цепочкой пауки двигались к окну, забирались вверх по стене и исчезали за рамой. Такое поведение не могло не удивить. Уизли отшатнулся от шеренги восьмилапых, скривился. А ловец сборной Гриффиндора тихо отметил:
- Пауки ведут себя очень странно.

- Ебать, как ты прав! – И вновь появление Локхарта вызвало мурашки у его учеников. Он деловито осмотрел окно, в котором пропадали пауки, перевёл взгляд на воду, а затем на стену за спинами Гриффиндорцев. Безумно улыбнулся. Трио вздрогнуло, несмело обернулось, замерло в ужасе.

«Тайная комната открыта. Враги наследника… трепещите»




Маг в игнании
 
Jeka_RДата: Суббота, 14.06.2014, 16:15 | Сообщение # 17
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
:D этот фанфик вообще зачет :D Давно я столько не смеялся :D :D :D


Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
DepresnakДата: Суббота, 14.06.2014, 16:55 | Сообщение # 18
Ночной стрелок
Сообщений: 67
« 12 »
давно я так не ржал))


http://www.youtube.com/watch?v=wTaXI9LUugc&list=TLGazadKqkFq-R4K4Fd8E6_eFsO05UkC9l - а вы любите котиков?
 
turpotaДата: Среда, 02.07.2014, 14:38 | Сообщение # 19
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Этот кретин больше матерится и скалится, чем реально что-то делает, да еще и боится Дамби до усрачки.


Цель оправдывает средства.

************************



Сообщение отредактировал turpota - Среда, 02.07.2014, 14:39
 
Jeka_RДата: Среда, 02.07.2014, 15:40 | Сообщение # 20
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1499
« 147 »
Цитата turpota ()
Этот кретин больше матерится и скалится, чем реально что-то делает,

так он нихрена не умеет же biggrin и учиться не особо то и хочет



Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
smertДата: Среда, 02.07.2014, 19:49 | Сообщение # 21
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
жду продолжения
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Склонитесь предо мной, еретики! (Рейтинг: NC-17 Жанры: Джен, Юмор)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: