"Гости из зазеркалья" (2) - Хранилище свитков - Гет и Джен - Форум

Армия Запретного леса

Понедельник, 27.03.2017, 21:26
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » "Гости из зазеркалья" (ГП/НЖП, гет, PG-15, приключения/AU/Drama, макси, в работе)
"Гости из зазеркалья"
ФреринДата: Среда, 02.07.2014, 20:04 | Сообщение # 31
Посвященный
Сообщений: 52
« 28 »
Глава X В которой изучают историю

— Жарко, — тяжело вздохнула Кассиопея и лизнула мороженное. — Как же жарко... Надо было идти еще позже.

— Ночью? — Гарри посмотрел на безоблачное небо. — Вряд ли мои родственники обрадуются. Неужели ты не знаешь никаких охлаждающих чар?

— Есть парочка.... Но колдовать нельзя. У этого Гарри могут быть неприятности... Сомневаюсь, что в этом городке есть еще волшебники. — Касси достала из сумочки какой-то журнал и принялась им обмахиваться. — Не представляю, как люди живут в жарких странах. А как воевали крестоносцы? Представь, полдень, сидишь одетый в теплый поддоспешник, а сверху железный доспех и жаришься на нем, как на противене. Да, наши предки были истинными героями.

— Блэки участвовали в крестовых походах?

— Конечно. Неужели ты думаешь, что они могли пропустить такую заварушку?

— Стой! — Гарри внезапно ухватил подругу за руку и оттащил в тень дерева. По аллее парка шла компания громко переговаривающихся молодых людей. Каждое третье слово было непристойным, по пути один из них разнес урну, а остальные смеялись над этим. — Видишь, впереди идет... жирный?

— Ты его знаешь?

— Это Дадли.

— Твой... кузен? — глаза Кассиопеи распахнулись от изумления. — Я думала, хуже Малфоя кузена быть не может...

— Может, — мрачно буркнул Гарри. — Знаешь... пойдем отсюда, пока они нас не видят. С такой оравой без магии не справиться.

— Пошли... — девушка было сделала несколько шагов, но вдруг застыла и обернулась в сторону компании Дадли. — Смотри!

Мальчишка, на вид лет двенадцати-тринадцати зачем-то гулял один в парке. Он не догадался обойти стороной Дадли с друзьями и теперь его окружали со всех сторон... В воздухе запахло дракой. Нет, не дракой, избиением.

— Что будем делать? — спросил Гарри. — Колдовать нельзя.

— Колдовать нельзя... — повторила Касси. Её зрачки сузились от ярости. — Так! остаешься тут. Если что пойдет не так — Ступефай каждому.

— Что ты задумала?

— Подхожу. Здороваюсь. Приставляю к Дадли вот это, — Касси вытащила из невидимых ножен короткий серебряный кинжал. — Пускаю кровь, чтоб поверили. Чуть-чуть. Уговариваю разойтись по домам.

— Ты с ума сошла! — Гарри вцепился в плечи девушки, не пуская её вперед. Такого он не ожидал.

— Твой план?

— На магию домовика Надзор реагирует? — ляпнул он первое пришедшее в голову.

— Нет, если он не захочет! Ты гений! — Касси подпрыгнула на месте и чмокнула зардевшегося Гарри в щеку. — Кикимер!

— Да, моя госпожа! — тут же появившийся эльф склонился перед подростками в привычном поклоне. — Кикимера позвали, и он прибыл.

— Этих магглов забрось на другой конец парка. Кроме жирного и мальчишки. Тебя не должны видеть. Сможешь?

— Да, госпожа!

— Вреда не причинять! — добавил Гарри. Домовик недовольно посмотрел на мальчика и перевел взгляд на Кассиопею. Она легко кивнула и Кикимер почтительно склонился.

— Да, друг госпожи.

Тем временем Дадли и его банда уже устали издеваться над мальчиком лишь в словесной форме и почти перешли к кулакам, но раздался очень громкий сдвоенный хлопок и... на аллее остался только кузен Гарри и его жертва.

— Что за...? — Дадли с ужасом огляделся по сторонам и почему-то прикрыл ладонями зад. Гарри и Кассиопея вышли на аллею, демонстративно достав палочки.

— Тебе никто не говорил, что нападать на слабых — нехорошо? — Касси нехорошо усмехнулась и наставила на Дадли волшебную палочку.

— Вам нельзя! Нельзя! — громко произнес Дурсль, еще сильнее закрывая зад ладонями. — А то исключат из вашей уродской школы!

— Бегом домой, — приказал Гарри пареньку, чуть не ставшему жертвой банды.

— Хорошо, что я там не учусь, — Касси облизнула губы и многообещающе посмотрела на Дадли. — А я как раз прочитала про пару интересных проклятий...

— П... Поттер! — Дадли в ужасе отступил на пару шагов и с отчаянием во взгляде посмотрел на кузена.

— Кас, хватит! — возмутился Гарри. — Не опускайся до его уровня.

— Если ты просишь... Хотя... Кикимер! — увидев появившегося домовика, Дадли завопил и побежал. — Знаешь пустой дом на нашей улице? Обездвижь этого маггла и перенеси туда.

— Благородная госпожа хочет поупражняться в заклинаниях на грязном маггле? — обрадовался Кикимер и щелкнул пальцами. Дадли упал как подкошенный. Потом домовик схватил его за руку и исчез.

— Зачем?! — изумился Гарри. — Что ты хочешь с ним сделать?

— Нам же нужна информация? Пролегимилентим его. Он это заслужил. Кикимер!

Домовик перенес Гарри и Кассиопею к заброшенному дому. Он утопал в пыли, как и особняк Блэков полторы недели назад. Но время оказалось безжалостней к этому дому. Часть окон разбилось, мебель вынесли, оставив лишь самые неподъемные вещи.

Войдя в гостиную, подростки замерли от изумления и ужаса, увидев, что сделал за какие-то пару минут Кикимер. От ног Дадли шла короткая веревка, вторым концом привязанная к батарее. Руки были связанны другой веревкой, её Кикимер прикрепил к массивному шкафу, пропустив через крюк, к которому когда-то цепляли люстру, тем самым растянув Дадли по диагонали. Пленник жалобно мычал — сказать что-то членораздельное ему не давал кляп во рту.

— Что это?! — хором спросили Гарри и Касси.

— Дыба, моя госпожа. Кикимер видел картинки, Кикимер знает — так грязные магглы пытали волшебников, и так они пытали друг друга. Если дернуть за веревку, то магглу станет больно, и он все расскажет! Если наложить Круцио, то маггл станет дергаться, и ему будет еще больней! Кикимер счастлив, что наконец-то может воплотить свою мечту!

— Э... Молодец, Кикимер, — выдавила из себя позеленевшая Кассиопея. Впрочем, она почти мгновенно овладела собой. — Это... неожиданная идея, но как-нибудь в другой раз. Сейчас Гарри хотел на нем поупражняться в легимиленции. Отвяжи-ка маггла.

Явно огорченный домовик неохотно снял с импровизированной дыбы Дадли, где-то разыскал почти целый стул, примотал к нему пленника и, подчинившись приказу хозяйки, удалился.

— Он ненормальный! — наконец пришел в себя Гарри. — Совершенно ненормальный!

— Я раньше не могла понять, почему во всех книгах не советуют домовиков учить читать... — пробормотала Кассиопея. — Мол, они могут сделать самые неожиданные выводы...

— Я слышал байку про домовика, который начитался религиозной литературы...

— И стал всех досрочно отправлять в рай?

— Да, — кивнул Гарри. — Перебил население целого города...

— Я читала про это, — вспомнила Кассиопея. — На самом деле он всего лишь отравил своих хозяев... Надо будет эту историю рассказать Гермионе. Знаешь, местная Гермиона еще упрямее нашей!

— Дадли! — Гарри сел перед кузеном на корточки. — Как ты понял, я не твой кузен. Волшебники прекрасно умеют менять облик... Смотри мне в глаза!

— Петрификус тоталус! — Кассиопея швырнула заклинание, и парализованный пленник застыл. — Нечего его уговаривать...

— Дадли, не вращай глазами!

— Петрификус... октос? — попробовала девушка, но ничего не произошло. — Петрификус октос! — в этот раз одновременно с Касси послал невербальное заклинание Гарри, и глазные мышцы Дадли парализовало. Гарри одобрительно кивнул подруге, направил волшебную палочку на кузена, посмотрел прямо в его глаза, расширившиеся от нескрываемого ужаса, и произнес:

— Легилеменс!

Перед его взором замелькали картинки. Неподготовленный человек просто утонул бы в ворохе воспоминаний, никогда не найдя нужного, но Гарри умел искать. Он обратился к сегодняшним событиям. Нащупал свой образ и принялся разматывать все картинки, связанные с Гарри. Их было много, очень много. Каждый день, каждая минута, проведенная вместе... Гарри скользнул в самые яркие, самые эмоционально окрашенные воспоминания.

Ужас, стыд... Он увидел, как Дурсли остановились ночевать в какой-то хижине, и все из-за странных писем, присланных «уроду». Как вломился Хагрид, напугав всех, как он наколдовал Дадли поросячий хвост...

Страх. Гарри увидел, как Дадли боялся, когда его кузен первый раз приехал с каникул. Как он боялся, когда узнал, что Гарри-волшебник.

Гнев. «Урода» переселяют во вторую спальню Дадли. Переселяют из... чулана! От удивления Гарри чуть не выронил палочку.

Торжество. «Урода» запирают в комнату с решетками на окнах, и мать просовывает ему еду сквозь кошачью дверцу...

Веселье. Дадли с дружками гонится за улепетывающем мальчишкой...

Гарри прервал мысленный контакт и по-новому посмотрел на кузена. Откуда-то из глубины поднималась темная волна гнева. Перед глазами словно возникла багровая пелена. Ему нестерпимо хотелось наказать тех, кто так обращался с его отраженьем. Те, кто издевался над ним и те, кто бы равнодушны... они заплатят! Заплатят! Он отомстит, он заставит грязных магглов просить прощенье! Они будут валяться в ногах, орать от нестерпимой боли, молить о смерти... Они заплатят за то, как обращались с самим Наследником Слизерина!

— Круц...

— Нет! — закричала Кассиопея, выбивая у него из руки палочку. — Нет! Петрификус тоталус!

Парализованный Гарри упал на пол. Девушка словно обезумела, она с нескрываемым ужасом и отчаянием трясла друга и почти молила его:

— Нет! Гарри! Гарри... Умоляю, вернись! Я знаю, ты где-то тут, тут! Вернись! Ты уже однажды победил эту мразь, победи снова! Ты сильнее, его, я верю! Вернись, Гарри! Пожалуйста, умоляю тебя, вернись! Я сделаю все, что угодно, что угодно!..

Гнев неожиданно схлынул. Гарри с ужасом понял, что он чуть не наделал, и что сейчас произошло. Касси, увидев какие-то изменения в нем, сняла чары с головы, чтобы Гарри мог говорить.

— Гарри, это... ты? — спросила он дрожащим голосом.

— Я... Это был не он, Кас... Это проснулось то, что во мне... При легилеменции свои щиты ослабляются...

— Но раньше такого не было! Ты же раньше пользовался легилеменцией!

— Да, но... Крестраж увидел нечто близкое ему. У Волдеморта было тяжелое детство... На мгновение я видел, как он потом расправился со всеми обидчиками...

— Больше никаких легилименцией! Всегда держи свои мысли под замком! Отец же говорил, что для тебя снять с разума щит и затянуть на шее петлю — синонимы!

— Он говорил «пустить редукто в висок», — поправил Гарри, сообразивший, что ему устроили проверку. Кассиопея вдруг крепко стиснула его в объятьях и прошептала:

— Это ты... Как же я счастлива... Если бы ты знал...

— А я как счастлив... Может, в честь этого снимешь Петрификус?

— Конечно! — девушка отстранилась и взмахнула палочкой. — Фините! Хм... Фините! Но это-то у меня всегда выходило! Ну.. почти всегда. Фините! ФИНИТЕ! — Гарри понял, что наконец-то может пошевелиться, и облегченно вздохнул.

— Спасибо, Касси! Как хорошо, что ты меня остановила! Я рад, что ты со мной...

Кассиопея чуть покраснела и протянула Гарри поднятую с пола палочку.

— Держи!

— Спасибо! Обливейт! Конфудо! — Гарри стер помять Дадли за прошедший час и наложил помутняющее разум заклятье, чтобы он не понял, что с ним сейчас произойдет. — Кикимер, отнеси его назад.

Домовик, явившийся по зову «друга молодой госпожи», отвязал Дадли от стула, пару раз ударил его длинной палкой и аппарировал.

— С Гарри плохо обращаются? — вдруг спросила Кассиопея.

— До одиннадцати лет он жил в чулане под лестницей и не знал, кто он такой! Носит обноски Дадли...

— Дурсли так бедно живут или... — глаза Касси опасно сверкнули.

— Нет. Они ненавидят магию и племянника. После второго курса его заперли в комнате, окна завесили решетками и выпускали только в туалет...

— Мрази, — припечатала Кассиопея и крепко стиснула волшебную палочку. — Так обращаться с племянником... Редкостные мрази. Как и Дамблдор...

— А он-то причем?! — искренне изумился Гарри. — Он же ничего не делал...

— Вот именно! Он отдал ребенка Дурслям и не проследил, как они с ним обращаются, не проверил... Ничего не сделал! И с тобой, и с Сириусом... Мне это очень не нравится!

— Может, он просто впал в маразм?

— Надеюсь... Что будем делать?

— Заберем мою копию, — решительно произнес Гарри. — В дом лучше проникнуть под видом министерских. Немного старящего зелья, чуток косметических чар и мы играем роль...

— Инспекторов по делам несовершеннолетних, — предложила Касси. — У магглов такие есть, я видела в кино. Старящее зелье в аптеке можно достать.

— Отлично! Укажем Дурслям на их место.

— Жаль, нельзя колдовать...

— Жаль... Но, думаю, если достаточно громко орать, нам поверят.

* * *

— Все, можно начинать, — произнес Сириус, приложив руку к стене и отдав несколько мысленных команд дому. — Нас никто не побеспокоит.

— Кассиопея не сможет нас подслушать? — поинтересовался Дамблдор. — Родовые чары...

— Нет. Выбирая между её командой и моей, дом выберет мою. У меня больше прав.

— Хорошая защита, — похвалил Грюм, повертев волшебным глазом в разные стороны. — Сквозь стены ничего не видно. А где дети? Что-то их не слышно.

— Они в подземельях, решили попрактиковаться в зельеварении, — объяснила миссис Уизли. — Кассиопея милая девочка, стремиться к знаниям почти как Гермиона. Но она слишком груба и невоспитанна.

— Она абсолютно невоспитанная, заносчивая, высокомерная, дерзкая посредственность, мнящая о себе невесть что, — выплюнул Снейп. — Её не помешало бы хорошенько выпороть, как и её дружка!

— Снейп! — рявкнул Сириус. — Еще одно слово о моей племяннице и ты...

— Что?

— Хватит! — Грюм стукнул ладонью по столу. — Ссориться можете только в свободное время. Поговорим о детях. Это именно дети, а жаль, такая была красивая теория... Из них через несколько лет выйдет толк... Противоречий в их словах не вижу, но они о многом умалчивают. Мне кажется странным, что дети знают об очень опасных вещах, — слово «крестражи» старый аврор не произнес, ибо из собравшихся на кухне не все были посвящены в эту тайну.

— Я уверен, у них есть на то веская причина, — уклончиво произнес Дамблдор. Он даже предполагал, какая. Только одно могло заставить Регулуса и Сириуса рассказать детям о крестражах... — Северус, тебе удалось проникнуть в разум Кассиопеи?

— У неё некуда проникать, — усмехнулся Снейп. Сириус хотел вступиться за племянницу, но поймал предостерегающий взгляд Дамблдора и промолчал. — Девчонку учил окклюменции хороший специалист, она пыталась применить очень изощренные способы... Но у неё не хватило мозгов хорошо освоить науку. Её защиту пробьет почти любой желающий.

— Поэтому она опускает глаза, — сделал вывод Грюм и пояснил остальным: — Это немного снижает эффективность легилименции.

— А еще ей недавно подчистили память, — вдруг сказал Снейп. — Ей стерли некоторые фрагменты. Недавно, меньше недели назад. И это не первый раз — девушке уже чистили память чуть больше года назад, и более основательно, убирали целые недели...

— Мне это не нравится, — нахмурился старый аврор. — Им нельзя доверять. Кто угодно мог копаться в их разуме. Возможно, все, что они нам рассказали, это искусная ложь. Все может быть подделкой.

— Северус, ты проверял защиту мальчика? — полюбопытствовал Дамблдор.

— Нет, не успел.

— Жаль... Он не опускал глаза и вообще вел себя очень уверенно. Полагаю, Гарри неплохо владеет окклюменцией и именно он подчистил память мисс Блэк, чтобы скрыть что-то, что мы, по их мнению, не должны видеть.

— Профессор, вы так говорите, будто они слизеринцы или равенкловцы, — вмешалась в разговор Тонкс.

— Кассиопея однозначно с Равенкло, в ней сильно стремление к чистым знаниям, — ответил Дамблдор и после небольшой паузы добавил. — Гарри гриффиндорец.

— Кассиопея...чтит многие традиции Блэков. Гриффиндор для неё неприемлем, а вот Равенкло... почему бы и нет? — поддержал директора Сириус. Вдруг со стороны окна раздался стук. — Что это?

По подоконнику долбила клювом большая белоснежная сова, которую все тут же узнали. Букля. Сириус открыл окно и, поймав сову, отцепил от её лапки письмо.

— От Гарри, — объяснил Блэк, разрывая конверт, и погрузился в чтение. Вдруг он побледнел, и передал письмо Дамблдору. — На днях к Дурслям пришло письмо из департамента финансов министерства по поводу Гарри. Петунья заполняла какую-то анкету.

— Но в Министерстве нет такого департамента! — изумилась Тонкс. Дамблдор и Грюм вскочили с места.

— Надо проверить мальчишку! Нимфадора, с нами, — скомандовал Дамблдор. — Северус, отправляйся... может, что узнаешь. Сириус, оставайся тут!

— Но!..

— Оставайся! — повторил Дамблдор, и схватив за руки Тонкс и Грюма, аппарировал прямо из кухни.

— Счастливо оставаться, — попрощался Снейп и тоже исчез. Сириус от ярости и безнадежности швырнул об стену табурет. Ну почему, почему Дамблдор не дает ему ни в чем участвовать? Он же может принести много пользы Ордену! Риск минимален! Нет ничего хуже, чем сидеть и ждать!

Вдруг он схватил письмо Гарри. Что-то показалось в нем странным. Сириус внимательно вчитался в строчку «от главы департамента финансов Мелании Браун». Мелания... Браун... Какая же они наглые!

Сириус выскочил из комнаты и поспешил в подвал. Дверь была заперта, даже Алохомора не помогала. Недолго думая, Сириус её вышиб ударом ноги. Внутри небольшой комнаты стояло четыре котла, рядом с которыми сидело четверо подростков, напуганных его появлением. Рон, Гермиона и Гарри с Кассиопей!

— Гарри, Касси, это вы отправляли письмо Гарри? — сразу спросил Сириус. Подростки переглянулись.

— Нет... А что?

Сириуса прошиб холодный пот, и он прислонился к стене. Его догадка оказалась неверна... Значит, письмо присылали не они...Но какое-то шестое чувство подсказывало ему, что тут что-то не так...

— Постойте, а где Фред и Джордж? Я думал, они с вами! — спросил Сириус, Гарри с Кассиопей смутились и опустили глаза.

— Они...

— На чердаке.

— Да, они хотели что-то сделать...

— С Клювокрылом.

— Да, с ним. А что?

Сириус положил ладонь на стену и спросил у Дома, сколько в нем человек. Он тут же получил ответ, расставивший все на свои места: «Пятеро»

— Кто вам дал оборотное зелье?
 
ФреринДата: Воскресенье, 06.07.2014, 00:20 | Сообщение # 32
Посвященный
Сообщений: 52
« 28 »
Глава XI В которой возвращаются домой.


— Лети, Букля! — Гарри открыл окно, выпуская птицу. Сова потопталась на месте и взмыла вверх, очень скоро превратившись в маленькую точку в небе. Мальчик проводил Буклю взглядом и запер окно. Ему казалось, что воздух на улице горячее, чем у него в комнате. Иногда он с тоской вспоминал чулан под лестницей, на втором этаже было гораздо жарче — лучи солнца нагревали крышу и, соответственно, его комнату.

Гарри несколько раз бесцельно прошелся по комнате из угла в угол и рухнул на кровать. Он был готов лезть на стенку об безделья и отчаяния. Уже две недели Гарри был заперт в доме своих родственников. Рон и Гермиона, судя по последнему письму, где-то вместе и отнюдь не желают ему ничего говорить. «У нас много происходит, но нам запретили писать...» «Мы встретимся, и ты все узнаешь. Письма могут перехватить...». Письма Сириуса были не лучше. «Будь осторожен Гарри... не отходи далеко от дома... носи с собой волшебную палочку...не рискуй...».

Волдеморт вернулся, он был этому свидетелем, он рассказал всем, и какова награда? Что он получил? Опять ссылку на Тисовую улицу? Другие действуют, воюют, а он бесцельно бродит по Литтл-Уингингу...

Внизу раздалась трель звонка, видимо кто-то пришел к Дурслям. Через несколько минут Гарри услышал крик Петуньи, призывающей его спуститься вниз. Неожиданная догадка осенила Гарри. Может, это к нему? Кто-то из друзей навестил его? Или Сириус?

Гарри быстро сбежал по лестнице вниз. В коридоре стояла бледная, как мел Петунья, и двое незнакомцев в хороших маггловских костюмах. Молодой парень, чем-то похожий на него и женщина. Когда она обернулась, Гарри застыл на месте. Он уже видел это лицо. В омуте памяти Дамблдора. Когда судили тех, кто пытал родителей Невилла.

Волшебница, с густыми блестящими черными волосами, восседающая на кресле в зале суда, словно на троне...

— Темный Лорд вернется, Крауч! Можете запереть нас в Азкабане! Мы и там будем ждать его! Он освободит нас и осыплет милостями!..

Гарри сделал шаг назад, потянулся к палочке и с ужасом осознал, что оставил её в комнате. Вдруг женщина искренне улыбнулась, и Гарри понял, что не так уж она и похожа на ту соратницу Волдеморта. Да, у них абсолютно одинаковые волосы, но у посетившей дом Дурслей более мягкий взгляд, немного иные черты лица, чуть полноватая фигура... А еще она чем-то походила на Сириуса.

— Привет, Гарри. Я Мелания Браун из департамента финансов Министерства Магии, а это мой сопровождающий, Джеймс Ральфс, старший аврор, — представилась девушка и пояснила изумленной Петуньи. — Аврор... это что-то вроде полицейского. Мы пришли обсудить условия проживания вашего племянника. Ваш муж дома?

— Нет, он на работе.

— Хорошо, мы поговорим с ним позднее.

— Куда можно пройти? — поинтересовался Джеймс. — Нам предстоит долгий разговор.

— Пойдемте в... гостиную! — быстро предложила Петунья, в душе которой боролась нелюбовь к волшебникам и страх перед полицией.

По пути в гостиную Джеймс подошел к настороженному Гарри и тихо шепнул ему на ухо:

— Бродяга просил передать привет!

Гарри тут же расслабился. Это не враги. Усевшись на диван, мисс Браун начала задавать тете Петунье разные вопросы и что-то записывать в блокнот. Вопросы были самые разные, от «во что был одет Гарри, когда вы его нашли, и какая погода была в ту ночь», до цен на продукты питания. Мистер Ральфс тоже задавал вопросы. Гарри пытался следить за ходом беседы, но ему быстро стало скучно и он стал зевать.

— Я все поняла, миссис Дурсль, — после получасового допроса с лица мисс Браун слетела улыбка, и она стала похожа на хищника, увидевшего добычу. — А теперь покажите чулан, в котором вы поселили своего племянника.

— Но я...

— Не лгите, миссис Дурсль! — вмешался аврор. — Дача ложных показаний это серьезное преступление. До пяти лет Азкабана при отягощающих обстоятельствах.

Петунья кое-как встала и на негнущихся ногах двинулась к чулану под лестницей. Ключ никак не хотел попадать в замок, но все же она отперла дверь. Мистер Ральфс просунул внутрь голову, чихнул и сказал такую фразу про Мерлина и Моргану, от которой все покраснели.

— Сомневаюсь, что такое возможно... — прокомментировала его высказывание мисс Браун. — Это противоречит законам природы. Итак. Осмотр дома Дурслей подтвердил выявленные нами факты многолетнего жестокого обращения с ребенком. Рекомендую допросить семью Дурслей и их соседей с помощью сыворотки правды и передать дело в суд.

— Полностью согласен с вами, коллега! — важно кивнул Ральфс. — Так как подозреваемые могут скрыться, до суда предлагаю избрать в качестве меры пресечения арест. Думаю, начальник департамента меня поддержит.

— Что?! — Петунья еще больше побледнела и, чтобы не упасть, оперлась на стену.

— Я думаю, вам дадут семь-восемь лет Азкабана, — пообещал аврор. — Если не всплывут новые факты. Миссис Дурсль, где мы можем найти вашего мужа?

— Вернон на переговорах... Пожалуйста, не забирайте нас!! — вдруг завопила Петунья и обратилась к племяннику. — Гарри... скажи, что мы к тебе хорошо относились! Мы же тебя любили! Мы же отдали тебе комнату Дадли! Он живет там, не в чулане! Гарри!

— Джеймс, Гарри, идите наверх, соберите вещи, — распорядилась мисс Браун и аккуратно, под локоток взяла тетю Петунью. — Миссис Дурсль, пройдемте в гостиную. Думаю, нам есть о чем поговорить. Мы можем более внимательно рассмотреть сложившуюся ситуацию...

— А её... действительно могут отправить в Азкабан? — спросил у аврора Гарри, поднявшись в свою комнату.

— К сожалению, нет, — вздохнул Джеймс. — Вообще-то мы за тобой, но решили совместить приятное с полезным, и попугать Дурслей. Надеюсь, ты не против?

— Нет, конечно, — улыбнулся Гарри. — То есть вы её не арестуете?

— Увы, нет. Напугаем и вытребуем взятку. Пусть сделает доброе дело, переведет пару тысяч фунтов на счет Мунго. Заодно будет повод посадить Дадли на диету. Собирай вещи, мы скоро уходим.

— Куда? — поинтересовался Гарри.

— В надежное место. Только... надо убедиться, на самом ли деле ты Гарри Поттер. Не хотелось бы привести вместо тебя Волдеморта, выпившего оборотное зелье. Что бы такое у тебя спросить? Торжественно клянусь, что замышляю... Что?

— Только шалость!

— Отлично! Ты — это ты! — обрадовался мистер Ральфс. Гарри заметил, что с самого появления аврор пристально смотрит на него с нескрываемым любопытством и чем-то еще во взгляде. Словно Ральфс изучал его, сравнивал.

— А теперь докажите, что вы... это вы!

— Молодец! — похвалил его аврор. — Как говорит мой наставник, постоянная бдительность! Если хочешь, я могу назвать имена создателей Карты Мародеров, и их... иной облик.

— Нет, не надо, достаточно, — Гарри заметно расслабился. — Так мы уезжаем? В Нору?

— Нет, это слишком опасно, враг может напасть на Нору. Мы перевезем тебя в более защищенное место. В дом Сириуса.

Гарри принялся с энтузиазмом собирать вещи. Последние пару дней он совсем не убирался, книги и одежда были разбросаны по полу, а клетка Букли уже начала благоухать.

— Слушайте, а что происходит? Мне никто ничего не пишет, мне ничего не говорят! Что делает Волдеморт? Какие у него планы?

— Ну... Нам тоже ни Волдеморт, ни его слуги не пишут и не говорят о своих планах, — пошутил Джеймс, и Гарри чуть улыбнулся. — Но кое-какие догадки у нас есть. Только здесь обсуждать слишком рискованно... Подожди до штаба!

— Штаба?

— Потом, потом! — замахал руками аврор. Гарри собрал чемодан и с помощью Джеймса спустил его вниз, где их уже ждала мисс Браун, чья широчайшая улыбка наводила на мысль о её родстве с Локонсом.

— Мы отправимся через камин? — поинтересовался Гарри.

— Нет. Кикимер! — произнесла мисс Браун, и с громким хлопком перед Гарри возник пожилой домовик. Петунья взвизгнула от ужаса.

— Это же... это... — она ткнула трясущейся рукой в домовика. — Это черт!

— Это мой слуга! — усмехнулась мисс Браун. — А настоящего черта вы непременно увидите — издевательства над ребенком вам зачтутся на том свете. Вы гноили в чулане ребенка, издевались над ним. Однажды вы за это ответите. Кикимер, доставь нас в Годрикову Лощину!

— Гарри, дай руку! — скомандовал Ральфс. Мальчик протянул ему руку, они вместе схватились за домовика и... вдруг Гарри почувствовал, как его словно сжало со всех сторон и куда-то потянуло. Несколько мгновений и полет прервался. Они оказались в роще на окраине крупной деревушки.

— Что это?

— Никогда не аппарировал с эльфом? Заметь, ощущения гораздо приятнее, чем при простой аппартации. Механизм перемещения немного разный... — Мисс Браун принялась читать лекцию о различных видах магического транспорта, но Гарри перебил её, задав вопрос, настолько изумивший женщину, что она даже замолчала:

— Что такое аппартация?

— Это вид магического транспорта. Мгновенное перемещение, — объяснил аврор, первый пришедший в себя после демонстрации юношей таких богатых знаний о магическом мире. — Пойдем вперед, нечего тут ждать.

— А где Сириус?

— Сириус ждет нас в Лондоне.

— Но что мы здесь делаем? — Гарри отступил на шаг и коснулся волшебной палочки. — Что это за место?

Инспектора переглянулись. Наконец аврор произнес «Это Годрикова Лощина», таким тоном, будто это все объясняло.

— Зачем вы привели меня сюда?!

— Ты что, не знаешь?! — аврор посмотрел на Гарри, как на умалишенного. — Ты здесь ни разу не был?! Неужели ты ни разу не навестил их?!

— Кого?!

— Могилу твоих родителей, Гарри! — разозлилась мисс Браун. — Неужели тебе...

— Касс! — прикрикнул Ральфс, и женщина осеклась. — Я очень разочарован в тебе, Гарри. У меня... тоже погибли родители, защищая меня. И я никогда их не забываю... Навещаю могилу, внимательно слушаю рассказы о них... Пойдем.

— Тогда — через центр, — вмешалась мисс Браун. — Надо взглянуть и на дом.

Гарри пошел за инспекторами. Мальчик был подавлен, его терзал жгучий стыд. Он не мог понять, почему он забыл о родителях. О тех, кто подарил ему жизнь. О тех, кто умер, защищая его. Он часами смотрел в зеркало Енилаеж на их призраки, он подолгу рассматривал фотографии в альбоме... Но ни разу не вспомнил об их могиле. Ни разу... Он вообще не интересовался родителями, почти никого о них не расспрашивал. Все, что он знал, это только случайные, обрывистые рассказы Хагрида, Люпина... Как он мог забыть о родителях?

Гарри так терзался муками совести, что не заметил, как мисс Браун подала своему напарнику знак, и они вынули из кармана мантии по пузырьку и, скривившись, сделали небольшой глоток. Внезапно они остановились.

— Гарри... — прошептала мисс Браун и взяла напарника за руку.

— Смотри, Гарри, это твой дом, — произнес Ральфс.

Юноша поднял глаза. Слева и справа были обычные дома. А между ними... Между ними, почти скрытый разросшейся живой изгородью был полуразрушенный дом. Место, где все произошло...

Хеллоуин 1981 оставил незаживающие раны даже на доме. Один угол был разрушен взрывом. Там была детская. Там смертельное проклятье отразилось в Волдеморта. Там... там погибла Лили Поттер... его мать. Сердце Гарри болезненно сжалось.

А ведь он могу жить тут, в этом доме, обвитым зеленым плющом. Жить с родителями, у него могли бы быть братья и сестры... Он жил бы здесь, в этом месте. Мама будила бы его каждый день, по праздникам готовила бы пирог... Ждала бы на каникулы из школы. Мама и папа... Если бы не Волдеморт...

— Пойдем, Гарри, — аврор бережно взял его за руку, и они потихоньку пошли через село.

Если бы не Волдеморт... И не предатель Петтигрю. Если бы...

В центре деревни, на площади, был памятник. Ему и его родителям. Гарри отвернулся — у него не было сил смотреть.

— Гарри... Если хочешь, мы зайдем к ним завтра, — мягко предложил мистер Ральфс. Гарри мотнул головой.

— Нет. Сегодня.

Кладбище располагалось прямо за церковью. Аврор, видимо, бывал тут раньше — он решительно вел Гарри между рядами могил. Мисс Браун чуть отстала, она читала надписи на надгробиях, один раз даже присела на корточки, что-то разглядывая на одном древнем, уже давно заросшим мхом камне. Но на это Гарри не обратил внимание.

— Здесь, — мистер Ральфс остановился и снял шляпу.

Общее, двойное надгробие из белого мрамора. Скупые надписи. И ничего больше. Ничего не было. Лишь каменное надгробье, а под ним прах Лили и Джеймса Поттера. А их нет. И больше никогда не будет. Никогда...

Гарри повернулся и уткнулся в грудь аврора, и по его щекам потекли слезы. Ральфс что-то говорил ему, но мальчик ничего не слышал. Потом их обоих обняла и с силой сжала Мелания. Её щеки тоже были мокры от слез.

Аврор высвободил руку с волшебной палочкой, наколдовал себе и Гарри по огромному букету роз, и они возложили цветы на могилу. Мисс Браун сотворила два букета тюльпанов. Один она оставила здесь, а второй положила на другое надгробие, в соседнем ряду. Женщина нежно провела рукой по могильному камню, по надписи «Элизабет Ральфс. 12 апреля 1962 — 20 августа 1981» и снова уткнулась в плечо аврору.

— Не плачь, Касс... ты же знаешь, она жива, — прошептал ей мужчина.

— Там жива, а здесь... И она, и отец... Их нет, брата нет... Никого нет. Лишь Сириус, но он иной, не такой как наш... И ты. Пообещай, что не оставишь меня. Ты единственный, кто мне близок...

— Обещаю Касс, обещаю... И в горе и в радости я буду с тобой. И лишь...

— Не говори так... Это не просто слова, — сказала Мелания и чуть улыбнулась. — Пойдем, Гарри... нам пора, нас уже ищут, — прошептала мисс Браун и они молча вышли с кладбища.

Эпилог первой части.


Регулус приоткрыл дверь в комнату. На кровати сидела худая женщина с потухшим, мертвым взором. Она склонилась над альбом с фотографиями и медленно переворачивала страницы. Регулус тихо подошел к жене, сел рядом и взял за руку.

— Лиза...

— Она такая счастливая, Рег... Такая счастливая, — женщина несколько раз перелистнула страницы. С каждой фотографии им улыбалась и махала руками Касси.

— Лиз... есть новости.

— Говори! — Элизабет с силой вцепилась в руку Регулусу. — Говори!

— Невыразимцы закончили исследование. Это было заклинание Великой Цели. Оно отправляет человека в другой мир... в мир, где он нужнее всего. Во вселенной много миров, похожих на наш. Касси и Гарри вернутся, когда выполнят свою миссию. Они вернуться, Лиз! Мы нашли способ призвать их раньше. Но требуется сделать много расчетов, нужно собрать и настроить артефакты... В марте, быть может в феврале мы проведем ритуал и выдернем их назад...

— Так долго...

— Прости, Лиз... Раньше невозможно... Никак... Но мы их вытащим, обязательно вытащим!

— Не надо было позволять Касси заходить в запретный раздел библиотеки! Это я виновата, я была слишком мягка с ней, разрешала ей все. Надо было смотреть, что она читает!..

— Нет, Лиз. Колдовала не она. Заклинание пустили снаружи дома. Это все из-за меня... — казалось, что Регулус постарел на много лет. — Я всего лишь хотел создать лучший мир для нас всех... Для наших детей. Они целились в меня, они хотели убрать меня накануне выборов, но... Целились в меня, а попали в Касси... Уже второй раз... Лиза, я знаю, кто это сделал. Клянусь, я сгною этих мразей в Азкабане, в самой страшной камере!

— Мир, где она нужнее всего... — женщина нежно провела пальцем по фотографии, на которой Кассиопея с одухотворенным выражением лица что-то перемешивала в котле на уроке зельеваренья. — Я боюсь за неё, Рег...

— Лиза... Касси сильная, она сможет о себе позаботиться. И она там не одна, а с Гарри. Он хороший, надежный парень... Он её защитит.

— Знаешь, прорицательница сказала, что она в серьезной опасности, а в декабре её ждут серьезные испытания. И Гарри тоже.

— Предсказания редко сбываются... Лиз, пойдем вниз. Ты опять пропустила завтрак.

— Я не хочу есть...

— Пойдем! — Регулус поднял жену на руки и вышел из комнаты. — Касси вернется, клянусь тебе. Пусть даже потребуется перерыть все миры до единого!
 
Al123potДата: Вторник, 19.04.2016, 01:19 | Сообщение # 33
Черный дракон
Сообщений: 2773
« 697 »
Обновлён fb2 файл Гости из зазеркалья.fb2


"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » "Гости из зазеркалья" (ГП/НЖП, гет, PG-15, приключения/AU/Drama, макси, в работе)
Страница 2 из 2«12
Поиск: