Армия Запретного леса

Среда, 21.10.2020, 15:42
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » И все заверте... (добавлена Глава 50 от 12.11.2014) (PG-13, AU, Humor, Миди, Закончен)
И все заверте... (добавлена Глава 50 от 12.11.2014)
Al123potДата: Среда, 08.10.2014, 12:57 | Сообщение # 31
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 15.
Кабинет ЗОТИ радикально преобразился. Теперь на всех стенах висели многочисленные портреты Гилдероя Локхарта и зеркала. Все изображения на портретах постоянно прихорашивались и сверкали улыбками.
— Офигеть... — оценил это великолепие Гойл.
Крэбб кивнул.
— Это же он! Он... — у Грейнджер не было слов. — У меня есть его автограф. Гарри, тебе так не повезло, что тебя не было тогда в Англии. Но может быть профессор Локхарт подпишет тебе книгу теперь?
Гарри пожал плечами. Снейп не очень хорошо высказывался про нового коллегу, а потом долго жаловался синьоре Руджиери, что Дамблдор повадился набирать на нехорошую должность всяких идиотов, из-за чего основная нагрузка по подаче материала и практики падала на деканов и старост. А ведь на Гриффиндоре никакой помощи от старших не было вовсе. Обидно! Впрочем, несколько заклинаний Снейп все-таки показал. Как же хорошо, что в Италии другие законы, и ему было можно колдовать на каникулах.
Новый профессор эффектно влетел в класс и повернулся, позволяя всем присутствующим рассмотреть себя во всем великолепии тщательно завитой прически, ослепительной улыбки и попугайского наряда.
— Здравствуйте! Здравствуйте! А вот и я! Победитель конкурса «Ведьмополитена» на лучшую улыбку! Но должен сказать, что всех монстров я победил отнюдь не улыбкой! Впрочем, об этом вы все могли прочитать в моих книгах!
Девочки улыбались. Гарри вдруг подумал, что в жизни не видел таких глупых лиц. Сам профессор ему не понравился. К тому же Гарри пролистал все его книги. В «Каникулах с каргой» описывалась Италия. И Гарри вдруг стало обидно за сильных и знающих женщин, которые так хорошо отнеслись к нему, помогли. Нашел кого обзывать, попугай расфуфыренный! Да он итальянским стрегам на ползуба. И никто бы никогда не стал делиться с ним знаниями, это было запрещено. Говорили, что сто лет назад одна из ведьм выдала какому-то писателю некоторые секреты, так ей пришлось уезжать в Америку. Нет, болтушке никто не угрожал, но ее изгнали из ковена, что автоматически уменьшило ее силы до нуля. А раз профессор соврал в одном, значит, и остальные его книги ничего не стоили.
— Ну что ж, а теперь, чтобы убедиться, что вы хорошо усвоили материал, я задам вам контрольную. Вам нужно будет ответить на вопросы. Все, кто читал мои книги, легко справятся с заданием!
По столам разлетелись длинные листы пергамента со списком вопросов. Получив свой, Гарри не удержался и хихикнул. Смешки послышались и от других столов. Гермиона тут же начала что-то строчить на своем листе. Гарри задумался. Этот тест был настолько глупым, что очень хотелось похулиганить. Можно было, конечно, сдать пустой лист, а можно было... Тем более что речь шла о друзьях. И Гарри решительно написал: «Гилдерой Локхарт врун и хвастун. Если бы он действительно встретил настоящую итальянскую ведьму, то от него бы и надушенной мантии не осталось». Почему-то после этого ему стало легче.
Наконец время вышло, и студенты сдали свои работы. Улыбающийся, нет — скалящийся Локхарт принялся просматривать листы пергамента.
— О, какая жалость, что вы были так невнимательны! О своей самой главной мечте я писал в книге «Йоркширские йети». Только мисс Грейнджер написала правильно...
И тут он замолк. Уставился в очередную работу, а потом перевел взгляд на Гарри. Тот стиснул зубы.
— Кажется, мистер Поттер со мной не согласен. Как интересно! Что ж, если он согласится изобразить каргу, то я с удовольствием покажу...
— Во-первых, — сказал Гарри, — не каргу, а стрегу. А, во-вторых, я не могу ее показать. Мужчины и женщины отличаются друг от друга, и магия у них тоже разная.
Класс загудел. Кое-кто из чистокровных смотрел с интересом.
— Гарри! — возмутилась Гермиона. — Ты что, хочешь сказать, что мужчины и женщины не равны?! Это... это шовинизм!
— Это здравый смысл, Грейнджер, — ответил Малфой. — Или ты до сих пор не знаешь, чем мальчики от девочек отличаются?
Гермиона покраснела. Послышались смешки.
— Гермиона, — сказал Гарри, — люди могут быть равны только перед законом, да и то не всегда. А так — мы все разные. У женщин другая энергетика. Какие-то разделы магии легче даются им, а какие-то мужчинам. И секретов своих стреги посторонним не выдают.
— Ну, допустим, — поджала губы Гермиона, — хотя я не знаю, откуда ты это взял, в учебнике ничего подобного не написано. А то, что ты рассказываешь, может и не быть правдой. Уверена, что ты просто тогда не так понял профессора Дамблдора и...
— А чего там было не понять? — пожал плечами Гарри. — Директор ясно сказал, что придется уничтожить Философский камень, чтобы он не попал к Волдеморту, поэтому мистеру Фламмелю и его жене придется умереть.
Класс охнул. Про Локхарта все забыли.
— Эй, Поттер, а что там с Философским камнем? — не удержался Забини.
— Да ничего с ним. То есть, все в порядке. Мистер Фламмель его никому не давал. А я летом был в Италии и познакомился с настоящими стрегами.
— А почему мы ничего не знали? — удивленно спросила Дафна Гринграсс.
— Подожди-ка, — прищурился Нотт, — так за что вам тогда баллы начислили?
— Эй, — спохватился Рон, — за что надо, за то и начислили!
— А ты вообще молчи, Уизел! — рявкнул Крэбб.
— Тихо! — попытался привлечь к себе внимание Локхарт. — Урок еще не окончен! У нас дальше...
Но Рон Уизли уже бросился на Крэбба и тут же получил в глаз от Гойла.
— Наших бьют! — заорал Шеймус.
— Прекратите сейчас же! — крикнула Гермиона.
Но ее уже никто не слушал, все смотрели на потасовку.
— Профессор, сделайте что-нибудь!
Локхарт выхватил волшебную палочку и быстро пробормотал какое-то заклинание. Наверное, он хотел разбросать дерущихся в стороны, но вместо этого притянул к ним тех, кто был поблизости. Раздался громкий визг. Кто-то кого-то пнул, кто-то получил в ухо или по зубам. Пострадавшие пытались дать сдачи. В орущую кучу малу втягивались все новые участники. Кто-то подрезал под ноги преподавателя, тот, падая, смахнул со стола большую клетку, накрытую тканью. Из клетки вылетели пикси и радостно подключились к безобразию.
Прозвучал колокол, но на него никто не обратил внимания. Наконец двери распахнулись, на пороге стояли Снейп и МакГоннагал, из-за их спин выглядывал Филч.
— Что здесь происходит?! Профессор Локхарт, как вам не стыдно!
У профессора Снейпа отбрасывающее заклинание получилось с первого раза. МакГоннагал одним взмахом палочки уничтожила пикси. Студенты стонали и злобно поглядывали друг на друга. Многие обзавелись синяками и царапинами. Мантии были порваны. Но особенно впечатляюще выглядел Локхарт. Его мантия свисала клочьями, из носа текла кровь, под левым глазом наливался фиолетовый синяк, отсутствовало два передних зуба и половина прически.
— И что это было? — издевательски поинтересовался Снейп, откровенно любуясь коллегой.
— Это все Поттер, — прошепелявил Локхарт, который похоже еще и язык прикусил, — он сорвал урок!
— Значит, Поттер...
— Драку начал Уизли, — мстительно проговорил Драко, — а так — все спокойно дискуссировали. А потом профессор применил к дерущимся какое-то заклинание, из-за чего и началась неразбериха.
Другие студенты кивали. Девочки всхлипывали. Гермиона прижимала платок к разбитому носу.
— А пикси откуда? — спросила МакГоннагал.
Студенты пожали плечами. Декан Гриффиндора грозно взглянула на незадачливого коллегу.
— Так откуда взялись пикси?
— Это был демонстрационный материал, — выдавил из себя Локхарт.
— Мистер Поттер?
— Я только сказал, что в книге «Каникулы с каргой» написано вранье, — ответил мальчик.
— Все пострадавшие — марш в Больничное Крыло! — сказал Снейп. — Мы разберемся, и зачинщики будут строго наказаны.
Постанывающие ученики стали собирать разбросанные вещи. Локхарт поторопился уйти.
— Я так понимаю, что трансфигурацию вы все прогуляли, — сказала МакГоннагал, — не думайте, что это избавит вас от контрольной. Домашнее задание я передам через старост.
— Ой, — послышался голос Рона, — моя палочка...
И так постоянно искрящая волшебная палочка была сломана пополам.
— Так тебе и надо! — прошипел Драко, у которого одно ухо было красивого темно-красного цвета и заметно отличалось по размерам от второго.
— Мистер Уизли, вы отстраняетесь от занятий, пока родители не купят вам новую волшебную палочку.
Рон был в ужасе. Впрочем, он был не одинок. Палочки были сломаны у Невилла, Мелисенты Булстроуд и Гарри Поттера.
— Какой кошмар! — прошептала потрясенная Гермиона.
— Значит, все четверо отстраняются от занятий, — отчеканила МакГоннгал, — до тех пор, пока не приобретут волшебные палочки. Свяжитесь с родителями.
— А я? — спросил Гарри.
МакГоннагал поджала губы.
— С вами разберемся позже, мистер Поттер. Отправляйтесь в Больничное Крыло.
Мадам Помфри была в шоке. Редко когда у нее был такой аншлаг. Она тут же известила директора и занялась пострадавшими. Громче всех страдал Локхарт, он же требовал, чтобы в первую очередь лечили его. Медиковедьма же считала, что он может и подождать. Прибыл Дамблдор. Студенты самостоятельно смазывали выданной мазью синяки и ссадины. Мадам Помфри останавливала кровь. Локхарт стонал.
— Да что такое произошло? — удивленно спросил директор, радуясь про себя, что наконец-то сможет проверить Гарри Поттера на наличие крестража без лишних вопросов с его стороны.
Ему стали вразнобой рассказывать. Директор проверил нескольких учеников для отвода глаз, когда до него наконец дошло.
— Что? — переспросил он. — Сломали волшебные палочки? И Гарри тоже? Как же так...
Гарри пожал плечами.
— Так получилось, — ответил он. — Честно говоря, я даже рад, что это произошло. Не очень-то приятно иметь палочку, парную с той, которой убили моих родителей.
Директор схватился за сердце. Конечно, он мог взять еще одно перо у Фоукса, но тот уже сгорал с тех пор, как дал ТУ пару перьев. К тому же это было истинным чудом, чтобы у феникса выпало сразу два пера. Да еще сам феникс теперь стоял на балансе, и за перья пришлось бы отчитываться. Вот незадача! Директор от расстройства даже забыл проверить Поттера.
— Твоя палочка была парной с палочкой Того-Кого-Нельзя-Называть? — спросила Гермиона. От такой новости она даже забыла о своей обиде на Гарри.
— Мне так сказал мистер Оливандер, — ответил Гарри, — надеюсь, что теперь он сможет подобрать для меня что-нибудь другое.
Драко задумался. Это были интересные новости. Пожалуй, стоило написать об этом отцу.
Невилл был ужасно расстроен, а Рон просто в ужасе. Милисента вздыхала.
— Ну что ж, — пришел в себя Дамблдор, — думаю, нам надо будет назначить день, когда лишившиеся палочек студенты смогут посетить лавку мистера Оливандера. Уверен, что это можно будет организовать уже завтра.
Пострадавшие по одному покидали Больничное Крыло.
— Рон, ты чего? — Гарри нагнал рыжего. — Так даже лучше, у тебя же совсем старая палочка была. Или ты переживаешь, что тебя в срыве урока обвинят?
Уизли махнул рукой.
— Просто это дорого. Мама всегда ругается, когда приходится тратить деньги. Хотя... Перси в прошлом году сову купили. И у Джинни палочка новая.
Гарри вздохнул, похоже, Рон не был любимчиком у своих родителей.
— Ну, поругается и поругается, куда теперь деваться. Зато палочка будет новая.
— Меня бабушка тоже ругать будет, — вздохнул Невилл.
— А тебя за что?
— Потому что это была палочка моего отца, — ответил Невилл.
— Ничего не понимаю, — ответил Гарри, — мистер Оливандер мне все уши прожужжал, что именно палочка выбирает волшебника. А вам, получается, сунули то, что под руку попалось, и вперед?
— Бабушка хочет, чтобы я стал таким же, как папа, — снова вздохнул Невилл.
Они вошли в Большой Зал. Уже собравшиеся там студенты возбужденно переговаривались.
— Эй, вы! — окликнул гриффиндорцев староста Хаффлпаффа. — Это правда, что Поттер Локхарта побил?
— Чего? — обалдел Гарри.
— Все, Потти, ты попал, — послышался голос Малфоя, — тебя девчонки за своего павлина теперь на тряпочки порвут.
— Очень надо было Гарри об этого придурка надушенного мараться, — тут же заявил Рон, — он вообще сам во всем виноват. И били его все.
— Кто все? — офонарел староста.
— Ну мы и слизни. Второй курс. У нас урок совместный был. Там еще пикси были, — добавил Рон, чтобы быть совсем справедливым. — А ты, Малфой, молчи, если не хочешь еще раз в ухо получить.
— А пикси что там делали? — спрашивали другие студенты. — Ничего себе!
— ТИ-ХО! — рявкнула МакГоннагал. — Немедленно прекратить!
Ее послушались, но шепотки продолжались. Райвенкловцы бросили несколько записок слизеринцам, а хаффлпафцы — гриффиндорцам. На Поттера косились, прошел слух о том, что его волшебная палочка была близнецом палочки Волдеморта.
Внимательнее всех на мальчика смотрела Джинни Уизли. У нее было задание от самого Дамблдора. Не зря же директор дал ей волшебную тетрадь. В тетради жил Том, который тоже очень заинтересовался Поттером-самозванцем. Он передавал все материалы прямо Дамблдору и давал Джинни советы. Надо будет обязательно написать про волшебную палочку этого негодяя. И про то, что он напал на учителя. Бедный профессор Локхарт даже на обед не пришел. Настоящий Гарри Поттер так никогда бы не поступил. Правда Рон что-то такое рассказывал про профессора Квиррела. Но это было уже неважно. Важной была ее миссия.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
xfiles240Дата: Четверг, 09.10.2014, 00:12 | Сообщение # 32
Посвященный
Сообщений: 32
« 14 »
спасибо посмеялся от души
 
Al123potДата: Четверг, 09.10.2014, 12:43 | Сообщение # 33
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 16.
На другой день в Хогвартс явились родители Рона и Миллисент и бабушка Невилла.
— Рональд Уизли! Как ты мог! — выдала Молли.
— Молли, дорогая, такая неприятность может с любым случиться, — прекратил начинающийся скандал директор.
Рон взглянул на него с искренней благодарностью. Бабушка Невилла молчала.
— Ну что, можно отправляться? — поинтересовался отец Миллисент — высокий полный волшебник в дорогой мантии.
— А я с кем пойду? — спросил Гарри.
— Гарри, дорогой, я с удовольствием возьму тебя с собой, — тут же заулыбалась миссис Уизли.
— Пошли, дружище, — сказал Рон.
Гарри вздохнул. Но, похоже, что директор был согласен. Хотя мальчику не очень-то хотелось проводить время с женщиной, которая так странно относилась к своему сыну. Однако это было только на несколько часов, можно было и потерпеть. Так что все по очереди воспользовались камином в кабинете директора и переместились в «Дырявый котел». Тут они разделились: Невилл с бабушкой и Миллисента с отцом отправились в лавку Оливандера, а Гарри надо было сначала посетить банк.
— Вы подождете меня, миссис Уизли? Это быстро.
— Ну что ты, Гарри, я пойду с тобой. Разве можно одному идти в банк?!
Гарри это не понравилось. Синьора Руджиери его деньгами совершенно не интересовалась, только посоветовала, что можно купить в подарок тете. Но деваться было некуда, и скоро они втроем устроились в тележке. Миссис Уизли заглянула и в сейф.
— Много денег не бери, — тут же заявила она, — палочка стоит семь галлеонов.
— Но я хотел купить сладости для ребят, — ответил Гарри, — я обещал.
— Ну... тогда десяти галлеонов хватит.
Гарри пожал плечами и взял двадцать. Миссис Уизли поджала губы. Рон в полной отключке созерцал содержимое сейфа Поттеров. Присутствующий тут же гоблин презрительно смерил взглядом бесцеремонную женщину.
— Я могу предложить вам бездонный кошелек, связанный с вашим сейфом. Его невозможно украсть или потерять. И у вас всегда будет при себе заранее оговоренная сумма. Это очень удобно. Кошелек стоит десять галлеонов. Берете?
— Беру, — обрадовался Гарри, — конечно, беру. Мне летом такого кошелька так не хватало. Скажите, а в Италии он будет действовать?
— Будет, — кивнул гоблин, — кроме того, вы можете открыть небольшой текущий счет в итальянском банке, Гринготс ведет с ним дела. Документы будут готовы уже сегодня, их вышлют вам совой.
— Спасибо, — сказал Гарри, отсчитывая десять галлеонов и закрывая сейф.
— Гарри, — опять вступила миссис Уизли, — зачем тебе счет в Италии? Что за блажь? Это сейф твоих родителей, тут и должны храниться деньги. Ты так все растранжиришь! Так нельзя! Нужно думать о будущем!
— Я думаю о будущем, — уже с трудом сдерживаясь, проговорил Гарри, — просто я летом опять поеду в Италию. Не могу же я полностью сидеть на шее у синьоры Руджиери.
— Какая еще Италия? — переспросила миссис Уизли. — Ты же поедешь к своим родственникам. К тому же мы всегда будем рады принять тебя в «Норе». Мы и этим летом хотели тебя пригласить, но директор Дамблдор сказал, что тебе пришлось лечиться.
— Да, дружище, приезжай к нам! — оторвался от созерцания чужих денег Рон.
— Спасибо, — ответил Гарри, — но я уже договорился.
— Ты не можешь ничего решать, ты еще мал и не понимаешь, что для тебя лучше, — продолжала миссис Уизли.
Гоблин между тем вручил Гарри красивый кожаный мешочек с гербом банка и показал, куда надо капнуть кровью, чтобы привязать кошелек к себе.
— Только сперва назовите сумму в галлеонах и фунтах, которую вы желаете иметь при себе.
— Сто галлеонов и пятьсот фунтов, — тут же ответил Гарри, которому ужасно хотелось заявить настырной матери Рона, что она лезет не в свое дело.
Наконец они снова уселись в тележку и оправились назад.
Булстроудов в лавке Оливандера уже не было, видимо Невилл, как воспитанный мальчик, пропустил даму вперед. Теперь он сам выбирал палочку под суровым взглядом бабушки. Наконец очередная попытка увенчалась успехом: палочка выдала густой сноп зеленых искр.
— Прекрасно! Прекрасно! Вишня и волос единорога. Отличное сочетание. Гибкая и очень хороша для чар.
Невилл в полном восторге смотрел на собственную палочку. Его бабушка, явно впечатленная увиденным, отсчитывала галлеоны. Наступила очередь Рона. После обязательных обмеров ему тоже предложили несколько палочек на выбор. Он нерешительно взял одну.
— Взмахните! — сказал ему Оливандер.
Первый три не подошли. Четвертая выпустила разноцветные искры.
— Отлично! Ива и волос единорога. Очень хорошая палочка.
Миссис Уизли со вздохом достала кошелек.
— Теперь вы, мистер Поттер, боюсь, что второй такой палочки у меня для вас нет.
Гарри пожал плечами и приступил к подбору. В это раз ему подошла пятая палочка из предложенных. Она выдала сноп серебряных искр.
— Как интересно! — восхитился мастер. — Черная бузина и шерсть книззла. Очень необычная палочка.
Гарри достал деньги. Странно, что ему не было сказано, в чем хороша его новая палочка, но это было не так уж и важно. Главное, что она была только его.
— Думаю, можно отметить покупку мороженым, — предложила бабушка Невилла.
Мальчишки заулыбались. Миссис Уизли поджала губы. Гарри показал кошелек:
— Я угощаю, — сказал он.
И они отправились в кафе мистера Фортескью. Как оказалось, тут можно было купить большой торт в специально зачарованной коробке, которая вполне выдерживала транспортировку по каминной сети. Так что было решено купить для друзей такой торт и много сливочного пива. Покупки оплатили леди Лонгботтом и Гарри. Пора было возвращаться.
Гриффиндорцы были рады угощению, торт был большим, так что по полному блюдечку вкуснейшего мороженого хватило всем. Сливочное пиво тоже пошло на ура.
— Я записала для вас домашнее задание, — сказала Гермиона, — и вы можете скопировать мои конспекты.
— Спасибо, — поблагодарил Гарри.
Рон закатил глаза. Невилл робко улыбнулся.
— И, Гарри, тебе придется рассказать мне, где можно прочитать про женскую магию. Иначе я тебе не поверю.
Гарри почесал в затылке.
— Думаю, тебе стоит написать синьоре Руджиери, я же мальчик, мне это знать нельзя. А еще Франческа тоже учится, можно и ей написать.
— Ты думаешь, это удобно?
— Ну, хочешь — я напишу, а еще лучше — вместе напишем!
Гермиона медленно кивнула.
— Хорошо, но только прямо сейчас.
И они составили письмо. Гермиона лично проследила за его отправкой. Похоже, что она не успокоится, пока не получит всю доступную информацию. Видимо, ее очень задело, что есть что-то, о чем она и понятия не имела.
Прилетела сова из Гринготса. Гарри часто слышал от дяди Вернона, как важно читать самый мелкий шрифт в договорах, потому что именно там прячут всякие неприятные вещи, поэтому очень внимательно перечитал длинный свиток. Но все было понятно изложено. В магическом банке Италии для него арендовалась ячейка, куда клали три тысячи галлеонов. Ключ можно было получить в главном офисе в Турине, подтвердив свою личность кровью. Плата за аренду составляла сикль в месяц. Гарри подписал там, где стояли галочки, потом приложил к подписям свою новую волшебную палочку и капнул кровью в небольшой квадратик. Затем положил документ в специальный тубус с гербом Гринготса, который тут же уменьшился, и привязал его к лапке совы.
— Гарри, — спросил Рон, — а зачем тебе в Италии столько денег?
— Понимаешь, — ответил Гарри, — мне очень понравилось изучать и варить зелья. У нас тут Снейп мало что объясняет, а синьора на все мои вопросы отвечала. Многие ингредиенты дорого стоят, а так — я смогу за свои деньги покупать, чтобы учиться.
— Ты что хочешь потом всю жизнь зелья варить? — удивился рыжий.
— Так ведь всегда может пригодиться!
Рон задумался.
— Ну, не знаю, — сказал он, — мне это не нравится. И вообще, еще на каникулах всю эту гадость варить. Бэээ! Мы вот на метлах летали, в квиддич играли. Потом еще сад обезгномливали.
— Чего делали? — удивился Гарри.
— Ну, у нас в саду гномы живут. Они норы роют, растения портят. Вот мы их и выгоняли.
Гарри вспомнил, что дом рыжего семейства называется «Нора». Похоже, что это было весьма символично. Но он ничего не сказал вслух, чтобы не обижать Рона. К тому же предложенная программа каникул его совершенно не устраивала.
— О, — сказал Рон, — смотри — Вуд объявление вешает, что будет отбор на место охотника.
— Хочешь попробоваться?
— Ты чего? Откуда я новую метлу возьму? А на школьной можно даже не пытаться. А у слизней, говорят, будет новый ловец. Как думаешь, кто?
— Посмотрим, хотя Малфой хорошо летает.
— Да уж! Никуда от этого паразита не деться.
Гарри пожал плечами. Блондин ему не нравился, но вся эта вражда теперь казалась такой мелкой, впрочем, как и борьба за баллы. Знания-то нужны не для баллов. Вдруг понадобиться самому сварить зелье, применить какие-нибудь сложные чары, которые могут помочь в трудную минуту или даже спасти жизнь? Ситуации-то всякие бывают. Вон, в прошлом году поперлись камень спасать, так если бы не Гермиона, то дальше дьявольских силков бы и не ушли. Подружка раздражала временами до зубовного скрежета своей правильностью и занудностью, но она не только зазубривала сведения и заклинания, но и соображала, как их применить на практике.
— Опять Джин в своей тетрадке строчит, — показал пальцем Рон, — как думаешь, чего это она? Нам же столько в прошлом году не задавали.
— Может дневник? Многие девочки это любят. Записывают все события дня, свои мысли, чувства.
— Зачем?
— А я откуда знаю? Я же не девочка. Нравится им это.
— А может стащить у нее тетрадку и посмотреть?
— Да зачем тебе? Небось как все — слюни по Локхарту там пускает.
Рон хихикнул.
— Да нет, она по тебе... это самое. Такую истерику закатила, когда выяснилось, что ты в гости не приедешь. А потом все про тебя расспрашивала.
Гарри передернуло. Он уже не раз замечал пристальное внимание к своей персоне со стороны сестры Рона. А тут еще такое. Хорошо, что он в гости к Уизли не поехал. Там девчонка была бы на своей территории, могла бы себе и больше позволить. Было в ней что-то неприятное, если честно. А как она заявила в лоб: «Ты не Гарри Поттер!» Ага, шрама и очков нет — и уже не он. Как будто его шрам важнее, чем он сам. Это же дико просто! Вот Гермиона же так не считает, человек для нее важнее каких-то внешних признаков. И вообще, ему без шрама намного легче, теперь голова почти не болит. А очки... Вот сама поносила бы, да еще его старые, он бы на нее посмотрел. Джинни, видимо, почувствовала взгляд и злобно зыркнула в его сторону, прикрыв свои записи ладонью. П-ф-ф-ф! Нашла сокровище! Гарри отвернулся.
Тут к нему подошел Вуд и заявил, что завтра с утра состоится первая тренировка. Так что Гарри благополучно забыл про рыжую дурочку.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
матросДата: Четверг, 09.10.2014, 16:05 | Сообщение # 34
Демон теней
Сообщений: 253
« 20 »
спасибо за проду.


Вы кто? - Добрая фея! - А почему с топором?! - Настроение что-то не очень...
 
krokiДата: Пятница, 10.10.2014, 00:35 | Сообщение # 35
Посвященный
Сообщений: 34
« 5 »
Очень интересно! Буду с нетерпением ждать проду! smile
 
Al123potДата: Пятница, 10.10.2014, 12:35 | Сообщение # 36
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 17.
Но тренировка не состоялась. Поле нагло заняли слизеринцы, которым надо было потренировать нового ловца и обкатать «Нимбусы-2001», подаренные команде Люциусом Малфоем. У Оливера Вуда только что пена из ушей не пошла от возмущения. Остальные гриффиндорцы с ненавистью смотрели на новенькие метлы. В команде только у Поттера был «Нимбус-2000», остальные летали на «Кометах» и «Чистометах». Драко Малфой был просто омерзителен в своем злорадстве.
— Это нечестно! — выкрикнул Вуд.
— Не завидуй так сильно, Олли, — ехидно протянул капитан слизеринцев Маркус Флинт, — должен же и на нашей улице быть праздник. Мы же не верещали о несправедливости, когда Поттера против всех правил назначили ловцом. А тут все честно. Что поделать, если у вашей команды нет спонсоров.
Гарри замер. А ведь действительно, первокурсников в команду не брали, им даже не разрешалось иметь свои метлы. А его не только назначили ловцом, даже без отбора, да еще и метлу купили. И вручили при всей школе. Дурацкая записка не в счет, сложно было не догадаться, что там принесли совы. Малфой же тогда сразу понял. Ему вдруг стало стыдно. Конечно, он не виноват, в команду его зачислила профессор МакГоннагал, она же и метлу заказала, но кто ему мешал отказаться? Нет, отказаться он не мог. Но вдруг понял, что тогда почувствовал Малфой. А ведь были и другие ребята, которые мечтали играть, готовились к отбору. А их ткнули носом в то, что они — не Гарри Поттер. Как и его обделяли, когда все подарки и вкусности доставались Дадли, а он оставался голодным и непоздравленным только потому, что он не Дадли. И что теперь было делать? Отказаться от игры он не мог, это означало бы подставить свой факультет. Да и удовольствие он получал колоссальное. К тому же прошло уже много времени, сейчас все это выглядело бы просто глупо.
— Ладно, — тихо сказал он, — мы можем и потом потренироваться.
— Я поставлю в известность директора, — сказал Вуд.
— Пожалуйста, пожалуйста, — ехидно усмехнулся Флинт, — а теперь валите отсюда и не мешайтесь. Время уходит.
Гриффиндорцы вернулись в раздевалку. Настроение у всех было отвратительным. Близнецы Уизли мрачно переглядывались.
— Крутые у них метлы, — проговорила Анджелина Джонсон.
— И пикси с их метлами! — выпалил Вуд. — Мы их и так сделаем!
После этой вспышки всем стало как-то легче. Действительно, метлы за их противников играть не будут.
Гарри стал снимать форму. Раз уж не вышло полетать, то можно будет проверить, не пришел ли ответ от сеньоры Руджиери.
Вести о новых метлах слизеринцев быстро разнеслись по Хогвартсу.
— Вот суки! — возмущался Рон. — И как им только разрешили!
Гарри поморщился.
— Рон! Если бы это было запрещено, то им просто не отдали бы метлы.
— Все равно это нечестно! Мало ли у кого куча денег!
Гарри вспомнил, как спортивную площадку школы в Литл-Уингинге обновили на деньги мистера Уолкера, которому принадлежало несколько закусочных и ресторан. Это называлось благотворительностью и считалось хорошим и достойным поступком. Если бы в Хогвартсе была одна квиддичная команда, то лорд Малфой купил бы метлы для нее. Было совершенно понятно, почему он купил их именно для Слизерина — ведь там учился его сын, да и он сам закончил этот факультет. Дядя Вернон страшно гордился, что закончил «Вонингс», а их сосед мистер Атткинс носил итонский галстук, хотя был уже совсем старым. Что-то во всем этом было. Но вот Рон все это вряд ли бы понял. Он видел только дорогущие метлы в руках ненавистных слизней.
— Да ладно тебе, — устало проговорил Гарри, — мы все равно выиграем. Так даже престижней будет.
Рон энергично кивнул.
— Правильно, Гарри, так их!
Им навстречу шла Гермиона с письмом.
— Ответ пришел? — спросил Гарри.
— Да, — ответила девочка, — синьора Руджиери пишет, что учиться начинают с самого детства, и что на меня должны посмотреть другие ведьмы, чтобы понять, подхожу я или нет.
— Тоже поедешь в Италию? — спросил Гарри.
— Наверное. Но мне это не нравится. Образование должно быть доступным для всех.
Гарри вздохнул. Странно, что Гермиона так зациклена на этом равенстве. С другой стороны, девочка считала совершенно естественным, что умнее многих из сверстников, даже гордилась этим.
— А это пришло для тебя, — отдала конверт Гермиона. — Тут и от твоей приятельницы.
— Спасибо! — поблагодарил Гарри.
Синьора Руджиери писала, что ее очень заинтересовало то, что происходит в Хогвартсе. Новая палочка по ее мнению лучше отражала его сущность, так как он получил благословение Великой. Все знакомые из Триоры передавали Гарри привет. Это было так приятно. А Франческа писала, что здорово подтянула английский, благодаря помощи Гарри, это даже отметила ее учительница. А еще Франческа задала уйму новых вопросов по грамматике и исключениям. Кое-какие вещи Гарри объяснить не мог и решил попросить о помощи Гермиону. Кроме того в конверт была вложена колдография Франчески и веточка руты.
Гермиона была рада помочь Франческе. Правила английского языка она знала назубок.
— Красивая у тебя подружка! — снова вздохнул Рон, глядя на колдографию.
— Ага, — согласился Гарри, — и очень добрая.
— А это что за веточка?
— Рута. Это трава Дианы и символ ведьм. Франческа посылает мне добрые пожелания.
— Как романтично! — восхитилась Лаванда.
В своем углу прищурилась Джинни Уизли и снова застрочила в черной тетрадке.
Альбус Дамблдор в полной прострации сидел в своем кабинете. Сегодня ночью он наконец сделал то, что давно собирался. Он вошел в спальню второго курса Гриффиндора и, наложив на всех сонные чары, тщательно просканировал Гарри. Никакого крестража в мальчике не было и в помине. Не было даже следов многолетнего присутствия посторонней магии. Это было ужасно!
Оказалось, что все было зря. Смерть Поттеров от руки Волдеморта, жизнь Гарри с маггловскими родственниками. Все расчеты, все планы, все оказалось перечеркнуто идиотским поступком мальчишки, решившим попросить прощения. И что теперь было делать? Неужели придется все делать самому? Искать другие крестражи Тома, уничтожать их с риском для жизни и здоровья? А потом убивать Темного Лорда? Он уже стар, ему покоя хочется. Конечно, он мог найти кого-то, кто выполнил бы за него всю тяжелую работу, да хоть Северуса, но это бы значило отдать и славу. Ну, если не победителя, то учителя и вдохновителя так точно. Снейп не Поттер, он все себе приберет, ничем не побрезгует. Может быть, не воскрешать Лорда? А что тогда делать... делать-то что?..
И Дамблдор налил себе стакан медовухи и выпил залпом. Потом подумал и налил вдогонку еще и огневиски.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Пятница, 10.10.2014, 12:38 | Сообщение # 37
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата kroki ()
Очень интересно! Буду с нетерпением ждать проду! smile
kroki, вот Вы её и дождались biggrin



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
ватрушкаДата: Пятница, 10.10.2014, 12:53 | Сообщение # 38
Ночной стрелок
Сообщений: 93
« 80 »
А вот интересно, благословение Великой никаких дополнительных плюшек на себе не несет? Ну типа вдруг длиннобородому рикошетом чего-нибудь прилетит, а?
 
Al123potДата: Пятница, 10.10.2014, 13:07 | Сообщение # 39
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата ватрушка ()
А вот интересно, благословение Великой никаких дополнительных плюшек на себе не несет? Ну типа вдруг длиннобородому рикошетом чего-нибудь прилетит, а?
ватрушка, хорошо если это бы было так, но посмотрим, что придумала автор.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Суббота, 11.10.2014, 15:37 | Сообщение # 40
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 18.
А Гермиона нашла себе новое занятие: страшно заинтересовалась жизнью хогвартских привидений. Те были польщены таким вниманием и многое рассказывали. Конечно, на контакт шли не все. Но, честно говоря, даже у мисс Грейнджер не хватило духу обратиться к Кровавому барону. А Пивз и вовсе на контакт не шел. Но вот Почти-Безголовый-Ник был счастлив пригласить гриффиндорцев на свои смертинины. Зрелище было незабываемое.
В большом подземном зале в тусклом неверном свете кружились в танце призрачные дамы и кавалеры. Гриффиндорский призрак привычно жаловался, что его не берут на Охоту Безголовых.
— А по-моему, тут так даже и страшнее, — сказал Гарри, — когда понимаешь, какая жуткая вас настигла смерть. И выглядит очень впечатляюще. Другим-то просто голову снесли, может и одним ударом.
Ник даже приосанился, видимо, такие аргументы ему в голову не приходили.
Рон с несчастным видом созерцал совершенно не подходящие для живых угощения. Именно из-за его нытья Гермионе пришлось свернуть свою исследовательскую деятельность и отправиться восвояси.
— Праздничный ужин пропустили! — ныл Рон.
— Да ладно тебе, — не выдержал уже и Гарри, — все равно вечеринка в гостиной продолжиться, не помрешь с голоду.
— Да-а-а, там только пирожки будут...
Гермиона остановилась как вкопанная, мальчишки даже налетели на нее. И было от чего. На факелодержателе висела кошка. Под ней виднелась кривая и косая надпись: «Тайная Комната снова открыта! Берегитесь, враги Наследника!»
— Ни фига себе! — пробормотал Рон.
Последовавший за этим сумасшедший дом кого угодно выбил бы из колеи. Несчастный Филч требовал покарать виновников. Главным виновником он почему-то назначил Гарри. Локхарт нес какую-то чушь. Снейп пребывал в задумчивости. Дамблдор с трудом разогнал студентов, пообещал завхозу, что его любимицу вылечат, отбился от коллег и отправился к себе. Он был в шоке. Кто сумел повторить жуткую выходку пятидесятилетней давности?! Кто?! Единственным ключом к Тайной Комнате могла быть тетрадка, которую он так и не удосужился исследовать. Кстати, а где она?
Ящик стола был пуст. Дамблдор замер. Его что — ограбили?! Кто?! Неужели Малфой прихватил?! Или нет? Что-то такое мелькнуло в памяти. Да... вот маленькая Джинни приходит со своими подозрениями, и он дает ей... о, нет! Он сам, своими руками дал ребенку темно-магический артефакт! Какой ужас! Сейчас же отобрать! Сейчас же... или ладно, подождет до завтра. Вызовет девочку, проверит, поговорит. Да, именно так он и сделает.
Дамблдор тоскливо взглянул в сторону шкафчика со спиртным. Нет, это чревато. Еще не хватало спиться. Директор достал и активировал карту мародеров. Все было в порядке, студенты сидели по гостиным.
Щелкнула задвижка окна, распахнутого суровым шотландским ветром. Надо было давно починить, да вот руки все не доходили. Дамблдор потянулся было к волшебной палочке, но потом передумал и подошел к окну, подставив лицо ночному ветру. Фоукс недовольно закурлыкал, но директор не обратил на своего любимца внимания. Готовясь к сожжению, бессмертный птиц становился таким же истеричным, как старая дева с ПМС. И похоже, что именно сейчас наступило обострение. Потому что когда Дамблдор наконец закрыл окно и снова повернулся к столу, то увидел, как феникс сосредоточенно гадит прямо на активированную карту.... Помет у магического существа был тоже волшебным. На пергаменте с шипением началась какая-то реакция...
— Фоукс! — в ужасе завопил Дамблдор.
Но было уже поздно. Феникс вспыхнул.
— Какая же ты скотина, Фоукс! — с чувством сказал Дамблдор вылупившемуся из пепла птенцу. — Гадкая скотина! Хоть и волшебная! Свинья ты, а не феникс!
Птенец нагло курлыкнул. Дамблдор вздохнул. Теперь придется и это самому делать. Давно надо было что-то свое сварганить, но всегда не хватало времени, вот и пользовался чужим изобретением. Чары замка, позволяющие отслеживать местонахождение обитателей Хогвартса, давно не обновлялись и часто сбоили. А само заклинание было очень энергоемким. Эх, еще и тут убытки. Но не убивать же паразита. Хотя убьешь такого, он же бессмертный. Да и привык за столько-то лет. Тем более что теперь Фоукс стал собственностью Хогвартса, и как бы Дамблдору не вчинили иск за порчу школьного имущества. С Малфоя станется.
Настроение было испорчено окончательно, и Дамблдор все-таки достал бутылку и стакан. После таких потрясений это было просто жизненно необходимо.
Легенду о Тайной Комнате рассказал Невилл.
— Какая гадость! — возмутилась Гермиона.
— А что это за Ужас? — выхватил главное Гарри.
— Неизвестно, — ответил Невилл, — но Салазар Слизерин был темным магом — это все знают. Так что — или какое-то очень сильное магическое существо, или какой-то жуткий артефакт.
— Артефакт из комнаты выбраться вряд ли сможет, — засомневался Шеймус. — Тогда бы в эту комнату как-то затягивало бы, заманивало. Что-то вроде зова. А потом р-р-раз! И все. Уже не вырваться и не выбраться. Там навеки и останешься...
— Тьфу на тебя! — возмутилась Лаванда. — Мне теперь кошмар приснится.
Дин почесал в затылке.
— Так ведь и животные всякие есть, которые добычу заманивают, а потом только жрут. Даже растения такие есть. Эта, как ее, росянка, во! А если оно еще и магическое... Были же еще эти, которые пели и заманивали, как их?
— Сирены, — кивнула Гермиона.
Все задумались.
— А чего тогда кошка окаменела? — спросил Рон. — Оно решило с кошек начать?
— Тренируется на кошках, — зловеще проговорил Шеймус.
— Нет, — покачала головой Гермиона, — тут скорее всего дело в том, что за столько лет или сигнал ослаб, или частота сменилась, или то, что спало, еще в полную силу не вошло.
— И чего теперь делать? — тихо спросил Невилл.
К их разговору прислушивались и остальные.
— В общем-то, такое вполне может быть, — согласился Оливер Вуд, — надо посмотреть в справочнике. Хотя Слизерин мог и что-то совсем необычное придумать. Этим, вообще-то, должны авроры заниматься, их профиль. Наверняка директор их уже вызвал.
— Даже если и вызвал, — не согласился Дин, — пока они там расчухают! А вдруг эта штука меня позовет? Я не хочу!
— Заткни уши!
— А если они прямо на мозг воздействует? Этим... излучением.
Так как чистокровные волшебники мало что поняли, то им была прочитана впечатляющая лекция, исходным материалом к которой послужили многочисленные фантастические фильмы и ужастики. Гостиная Гриффиндора погрузилась в траур.
— Заткнуть уши не проблема, — рассуждала Гермиона, — а излучение надо экранировать. Нужно что-то, что может защитит. Точно! Фольга!
Последовала еще одна лекция, теперь о фольге и ее свойствах. Было решено скинуться и отправить сову к матери Дина Томаса, чтобы она купила фольги на всех. Время было позднее, но Дин сказал, что мама всегда имеет дома запас, так как в фольге еще и очень удобно готовить. А утром побольше купит и пришлет. Чтобы не пугать маму, было решено придумать проект по изучению жизни обычных людей. В совятню отправили Перси, который как староста имел право находится вне факультетских помещений после отбоя.
Так что уже к завтраку весь факультет Гриффиндор вышел в шапочках из фольги. Зрелище было впечатляющее. Дамблдор даже поперхнулся.
— Минерва, — заинтересовалась профессор Спраут, — что это?
— Понятия не имею!
Снейп пожал плечами. Он жил среди магглов и пару раз видел что-то подобное.
МакГоннагал решительно встала и направилась к столу своего факультета.
— Что это такое? — грозно спросила она.
Отвечать стали все. К гомону прислушивались и за другими столами. Кое-кто из студентов придвинулся поближе.
— Это действительно может помочь? — переспросила мадам Помфри.
— Если действительно создает некий щит, то да, — кивнул Флитвик, — интересное решение.
— Мы тоже хотим! — подхватились за соседними столами. — Мало ли что там говорится про грязнокровок, вдруг этот Ужас за столько лет оголодал и будет жрать всех?!
Дамблдор мрачно смотрел перед собой. Он догадывался, кто открыл Тайную Комнату. Он сейчас же вызовет в кабинет Джинни Уизли и отберет у нее тетрадку. Если дети будут думать, что их защитили эти странные шапочки, то пусть думают. Так даже лучше, как-никак маггловское средство.
— Минуту внимания! — проговорил он. — Если это средство докажет свою эффективность, то им можно пользоваться. В любом случае ситуация под контролем, бояться нечего. Надеюсь, студенты Гриффиндора не откажутся помочь остальным.
— Моя мама может на всех купить, — тут же предложил Дин, — это у нас дома три рулончика были, а сегодня она еще пришлет. Мы ей деньги отправили.
Студенты дружно полезли по карманам. Уже к концу завтрака старосты собрали деньги. Помочь предложили и другие магглорожденные. Гарри решил написать тете Петунии. Фольга у нее точно была..
Тут как раз прибыла сова от миссис Томас с грузом. Было решено поделить на всех. Под чутким руководством гриффиндорцев остальные старательно мастерили шапочки. Флитвик выпросил небольшой кусочек ценного материала на исследования и тоже попросил себе шапочку. Владельцы фамильяров вспомнили, что первой жертвой Ужаса стала кошка, и озаботились безопасностью своих любимцев. Было решено, что им тоже соорудят защитные шапочки. Другое дело, что тех же кошек не так-то просто заставить что-то носить на голове. А что делать с жабами? Невилл очень переживал за Тревора. Рон выклянчил кусок фольги для своей Коросты.
— А совы как же? — вспомнила Лаванда. — Сов тоже жалко!
— Дык эта! — спохватился Хагрид. — А мне? И Клыку.
— Хагрид, — строго проговорил Дамблдор, — ты все-таки большую часть времени проводишь вне замка. Так что на тебя возможный сигнал может и не подействовать. Но нужен стратегический запас. Мало ли что! Мисс Барбэйдж, организуйте закупку совместно с профессором Локхартом! К тому же оптом может быть дешевле.
— Это не повод для экономии! — взвилась мадам Помфри. — Больничное Крыло должно иметь свой запас. Предлагаю обратиться в Попечительский Совет.
— Поппи, мы справимся своими силами, — осадил ее Дамблдор, — кажется, это не очень дорого. Нужно уточнить у мистера Томаса.
— Может мне стоит сперва связаться с этой дамой? — тут же предложила Чарити Барбэйдж, которую привела в ужас перспектива «пойти туда, незнамо куда» и принести непонятно что. — Я к тому, что она места точно знает. И в ценах ориентируется.
Дамблдор величественно кивнул. Действительно, так было проще. Магглорожденные и полукровки ломанулись в совятню. Дина Томаса освободили от уроков, чтобы он познакомил мисс Барбэйдж со своей матерью. Гарри отправил письмо тете, а потом подумал и написал второе для синьоры Руджиери.
Надувшийся Локхарт молчал. Эта кутерьма опять переключила все внимание с него на гриффиндорцев. Ничего, он еще покажет всем, кто тут настоящий герой!



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
ватрушкаДата: Суббота, 11.10.2014, 19:17 | Сообщение # 41
Ночной стрелок
Сообщений: 93
« 80 »
Ша-а-а-почки от-ик-василиска ик... из фольги... (а-а-а... под столом......) Еще Кашпировского надо....
 
Al123potДата: Воскресенье, 12.10.2014, 12:14 | Сообщение # 42
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 19

Джинни Уизли передали, что ее ждет директор. Интересно, почему он не связался с ней через Тома? Хотя ему виднее. Так что девочка назвала сказанный ей деканом пароль и поехала вверх на волшебной лестнице. Это было так интересно! А в кабинете было еще интересней.

— Здравствуй, Джинни! — ласково улыбнулся сидящий в кресле волшебник с длинной седой бородой. — Очень рад тебя видеть. Мне нужно увидеть твои записи, дай мне, пожалуйста, ту тетрадку, что я тебе дал.

Джинни, замерла. Том говорил, что все передает Дамблдору. А Том ей не врал, он даже помог ей, подсказав пару заклинаний. И с гербологией помог. И с зельями. То есть, директор Дамблдор точно получал всю информацию, которую она собирала про лже-Поттера. Значит... значит... значит... ЭТО НЕ ДАМБЛДОР! Враги похитили не только самого Мальчика-Который-Выжил, они сумели одолеть самого Великого Светлого Волшебника! И никто ничего не подозревает! Может уже прямо сейчас крадут и заменяют остальных добрых волшебников. Может быть, даже маму с папой! Какой ужас!

Девочка прижала к груди сумку, в которой была спрятана тетрадка, и замотала головой.

Дамблдор замер. Это еще что такое? Хотя... это же темный артефакт. Неужели ребенок полностью подчинен этой пакости и окончательно потерян для Света? Ужасно! И как он теперь посмотрит в глаза Молли и Артуру? Ведь сам... своими руками...

— Девочка моя, — ласково заговорил директор, — иди сюда. Давай попьем чайку, поговорим. Хочешь конфетку?

Ребенок попятился к двери. Дамблдор медленно достал волшебную палочку. Тут его взгляд упал на криво сидящую на рыжих кудрях шапочку из фольги, и директор замер. А вдруг эта маггловская штука действительно создает некий щит? Еще срикошетит куда не надо. Память услужливо подсказала, что Лили Поттер была магглорожденной, так что могла что-то такое придумать для защиты сынишки, вот Волдеморта и развоплотило. А что сразу не нашли, так там куча народу потопталась. Да и не знали, что искать, могли решить, что это чепчик такой.

Рука с палочкой медленно опустилась. Девочка сделала еще один шаг назад, не сводя глаз с директора и следя за каждым его движением.

— Джинни, будь хорошей девочкой! Отдай мне тетрадь!

Ребенок всхлипнул, толкнул дверь и бросился бежать. Дамблдор бросился следом, но где уж столетнему старцу угнаться за шустрым подростком!

Джинни остановилась только на другом этаже. Ей было очень, очень страшно. Только тут до девочки дошло, что ей никто не поверит. С Поттером не поверили, а тут такое. А рассказывать про Тома нельзя, он сам сказал, что иначе его убьют. Но ведь Том может связаться с настоящим Дамблдором. А вдруг его пытали и мучили, откуда-то враг ведь узнал про тетрадь? Нет, сперва она посоветуется с Томом. И девочка шмыгнула в пустой класс...

Том надолго задумался, а потом ответил, что ситуация осложняется. Враги вполне могут начать охоту на них с Джинни. Так что придется уйти в подполье. Еду будут воровать, жить в Тайной Комнате и оставлять знаки для тех, кто начнет искать Джинни. Кому надо, тот поймет, а враги не догадаются.

Так что еще до обеда Джинни наведалась в кухню, набрала там еды и переместилась в Тайную Комнату. В общем бардаке исчезновения одной первокурсницы никто не заметил.

Гарри получил от тетки два рулончика фольги, один — пергаментной бумаги и упаковку специальных мешочков для запекания. От денег миссис Дурсль гордо отказалась, сказав, что это стоит сущие гроши, ей не жалко, а если что — может и кулинарную книгу прислать. Гарри решил обязательно купить тете в подарок на Рождество что-нибудь очень хорошее.

Синьора Руджиери прислала порт-ключ в Триору, который активировался в случае опасности, и написала, что обязательно свяжется с Фламмелем, потому что ее в Хогвартс могут и не пустить. А знаменитому алхимику никто отказать не посмеет. Насчет фольги синьора уверена не была, но вера — великая сила, так что для всеобщего спокойствия можно и в шапочках походить, хуже точно не будет.

К концу дня новыми головными уборами обзавелись все профессора. Недолго сопротивлялся только Снейп, но на него надавил своим авторитетом Дамблдор. Так что Мастер Зелий сдался. Локхарт достал всех, требуя для себя двойную шапочку, потому что с монстром сражаться придется ему. Он бы и от костюма, целиком состоящего из волшебного материала не отказался. Тем более что он точно видел, как кому-то из студентов прислали не только рулон обычной фольги, но что-то цветное и крайне завлекательное. Причем обладатель эксклюзива (это был набор для поделок) делиться отказался. Что было нечестно и просто омерзительно. Ведь все знают, кто тут главный борец со Злом.

Джинни хватились на другой день, когда девочка не только не вышла к завтраку, но и не появилась на уроках. МакГоннагал обыскала спальню первокурсниц. Исчезли вся одежда и обувь девочки, подушка, одеяло и перина с ее кровати и подушки с кресел в гостиной. Полная дама смутно помнила, что кто-то приходил и уходил ночью, но она была сонной и не заметила, кто именно это был. Портреты и призраки ничего и никого подозрительного тоже не заметили. Домовики выкручивали себе уши и молчали. И это было страшнее всего.

Дамблдор был в ужасе. Благодаря его невнимательности, по школе бродил ребенок, порабощенный темно-магическим артефактом. Даже думать не хотелось о том, что может натворить несчастная девочка. А возможности у нее были большие, раз она как-то сумела заставить молчать домовиков и призраков. И что теперь делать? Вызывать авроров и сознаваться в своей ошибке? Но ведь тогда его отстранят от должности, а еще столько всего надо сделать. К тому же авроры разбираться не станут, могут и убить девочку, если она окажет сопротивление. Сообщать родителям тоже не хотелось. Молли всегда была крайне несдержанна в проявлении чувств. В конце концов, ребенок мог и сам найтись. Как директор, Дамблдор знал множество потайных ходов и помещений, которые надо будет отыскать. Если только — тут Дамблдор похолодел, — если только Джинни не скрылась в Тайной Комнате. А туда доступа не было. Собственно, он знал про вход, который располагался в неработающем туалете, но глупо было думать, что его устроил сам Салазар Слизерин. Все-таки во времена Основателей в Хогвартсе водопровода и канализации не было. А если бы проход нашли во время ремонта или переоборудования помещения, то об этом стало бы известно. В конце концов, Тайную Комнату искали почти тысячу лет. Так что, скорее всего, это было творчество кого-то из наследников, знавших фамильный секрет. А это означало, что был еще как минимум один вход: тот, что устроил сам Слизерин. А зная характер и склад ума основателя факультета хитрецов, можно было предположить, что входов-выходов было несколько. И где их теперь искать? По идее, они должны были как-то обозначены, но вопрос в том — как? Символом Слизерина считалась змея, но Хогвартс буквально кишел этими изображениями. Впрочем, деваться было некуда, и Дамблдор решил найти несчастного ребенка, пока не случилось непоправимого.

Так что следующей ночью патрулирующий коридоры Северус Снейп с ужасом наблюдал за непосредственным начальником, старательно выковыривающим из стены плиту, на которой была изображена змея.

А утром у входа в Большой Зал обнаружилась надпись: «Волшебники — это не то, чем они кажутся». Хогвартс содрогнулся от слухов.

— Это похоже на фразу из какого-то сериала, — задумчиво проговорил Джастин Финч-Флентчли, — только там вроде про сов было. У меня мама смотрела.

Другие магглорожденные дружно кивали.

— Значит, это написал кто-то из грязнокровок, — тут же заявил Мафлой, — потому что никто из чистокровных про эти, как их там, "риалы" ничего не знает.

— Ой, да ладно тебе! — махнула рукой Парвати. — Кому интересно, тот вполне может и у магглов в гостях побывать.

— А что тут имеется в виду? — наморщил лоб Маркус Флинт. — Волшебники — это и есть волшебники. Или тут про оборотное зелье написано?

— Хочешь сказать, что в Хогвартсе есть кто-то, кто выдает себя за другого? — заинтересовались другие студенты.

— Да ничего я не хочу сказать, — отмахнулся Флинт, — это придумал тот, кто это написал.

Шеймус Финнеган, отец которого служил в маггловской полиции, внимательно осмотрел надпись.

— Краска такая же, какой было написано про Тайную Комнату и наследника Слизерина, — заявил он.

— Опять этот наследник... — проворчала Гермиона.

— Нет, — авторитетно заявил Нотт, — наследник Слизерина обычной краской писать бы не стал. Он бы кровью написал или наколдовал что-нибудь такое... зловещее. Краска — это как-то...

— А где он краску взял? В Хогсмите? — спрашивали вокруг.

— Может, у Филча есть?

— Ну, может быть...

— Эй, гриффы, — обернулся к Грейнджер Малфой, — а правда, что у вас первокурсница пропала?

— Нет, — ответила Гермиона, — то есть, мы сперва тоже думали, что она пропала, но профессор МакГоннагал сказала, что Джинни в Больничном Крыле.

— Да-а-а, — протянула Парвати, — а почему тогда все ее вещи пропали?

— Может ее тот монстр утащил? — задумался Терри Бут. — Значит, шапочки не помогают?

— Нет, — ответила Гермиона, — шапочки помогают. Она могла снять или потерять.

— Ну, на ночь-то все снимают... — пробормотала Лаванда.

— Говорят, пятьдесят лет тому назад, ну или около того, — с видом заправской заговорщицы проговорила Пэнси, — Тайную Комнату тоже открывали. И тогда погибла девочка.

— Что? — потрясенно переспросил Гарри.

— Я тоже слышал об этом... я тоже слышала... — послышалось со всех сторон.

— Ой! — вскинулась Лаванда. — Так оно девочек убивает? Кошмар!

Старшекурсники качали головами.

— Так, мелкие, — заявил Флинт, — по одиночке не шляться. Дело серьезное.

— Я домой хочу! — всхлипнул кто-то из самых маленьких.

— Тихо там! — прикрикнул Флинт. — Старосты, назначьте дежурных, чтобы мелких одних не оставлять. И шапочки эти даже на ночь не снимать, веревочками привяжите, если сваливаются. Или полотенцами, что ли. И будем следить!



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Понедельник, 13.10.2014, 13:40 | Сообщение # 43
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 20

Слежка не дала ничего. Разве что мадам Помфри заявила, что Джинни Уизли больна чем-то очень страшным и заразным, поэтому увидеть ее ну никак нельзя. Это было странно, и Перси написал родителям. Письмо вызвало визит Молли Уизли и скандал. Сперва в Больничном Крыле, а потом в кабинете Дамблдора. Впрочем, никаких последствий у этих скандалов не было. Другие ученики не пропадали, из-за чего все уверились, что Джинни просто неосторожно сняла шапочку на ночь. Шапочки тогда сняли и другие, но монстр был еще слаб, поэтому смог призвать только одну девочку. А потом появилась следующая надпись: «Бойтесь тех, в кого поверили и кому доверились». И снова Хогвартс погрузился в пучину слухов и сомнений.

Дамблдор был в ужасе. Он уже несколько раз подходил к проходу в женском туалете и пробовал его вскрыть, но у него ничего не получалось. Похоже, что Том решил подстраховаться и зачаровал проход наглухо. В конце концов директор снес проклятый умывальник Бомбардой. Прохода не было, взгляду открылась лишь слегка покореженная заклинанием каменная кладка. И все бы ничего, но на шум прибежал Филч, который теперь держался поближе к месту, где напали на Миссис Норрис, мечтая поймать злоумышленника.

— Ди... директор... — пробормотал потрясенный завхоз, медленно отступая к двери.

— Этот кран все равно не работал, — заявил Дамблдор и гордо продефилировал мимо потрясенного сквиба. Можно, конечно, было и память стереть, но уж очень ничтожной личностью был завхоз. И достал до печенок своей облезлой кошкой. Пусть теперь боится!

Филч покачал головой. Мало того, что у него кто-то спер весь запас краски, так теперь еще и это. Краску могли стащить рыжие близнецы, от них всего можно было ожидать. А от директора стоит держаться подальше. Разве что спросить у профессора Снейпа? Может он знает, что тут происходит? К тому же, декан Слизерина обещал сварить зелье для Миссис Норрис. Вот только мандрогорам еще зреть и зреть! Но профессор Спраут обещала, что как только — так сразу. И продолжая скорбно качать головой, старый сквиб отправился в подземелья.

Снейп на услышанное только покачал головой. Директор, целенаправленно и методично (да даже если бессмысленно и хаотично) уничтожающий Хогвартс — это было что-то чудовищное и дикое. Что-то из области того, чего не может быть просто потому, что не может быть никогда.

— Спасибо, что сказали, Аргус, — со вздохом проговорил он, — хотел бы я знать, что это значит. Но больше об этом не стоит говорить никому. Мало ли что.

Филч кивнул.

— Профессор, — сказал он, — а это зелье, оно очень дорогое? У меня есть некоторые сбережения...

Снейп потер переносицу. Ну какие у Филча сбережения? По его видавшему виды сюртуку были понятны размеры его накоплений. Работал, небось, за еду и крышу над головой.

— Аргус, — сказал Снейп, — я даю вам слово, что обязательно приготовлю зелье для Миссис Норрис. Но думаю, что сейчас этого делать не стоит. Вы сами видели, в каком состоянии директор. А если ему ваша кошка попадется под горячую руку? Сейчас она просто окаменела, и мы с вами знаем, что ее можно вылечить. А если ее Авадой? Она ведь не Поттер, чтобы выжить после такого. Да и просто зашибить может.

Филч печально покивал, поблагодарил и ушел, поправив на седой голове слегка сбившуюся шапочку из фольги.

А Снейп еще раз тяжело вздохнул и призвал бутылку старого огденского и бокал. Добиться от Дамблдора внятных объяснений тому, что случилось с Джинни Уизли, не удалось. «Девочка попала в беду, но я сам справлюсь, и все будет в порядке!» Ничего себе! Кстати, не рыжая ли пишет странные надписи — почерк детский, да и написано не на большой высоте. Но зачем ей это надо? Мало нам спятившего директора. В аврорат пока может и не стоит сообщать, но вот Люциуса определенно нужно озадачить. В конце концов, у него тут единственный сын учится. Да, это он сделает в первую очередь. И прямо сейчас.

Люциус Малфой был дома и охотно согласился пройти через камин в Хогвартс.

— И что тут у вас происходит? — заинтересовался он, получая бокал.

Снейп молча продемонстрировал ему шапочку из фольги.

— А это что такое?

— Инициатива гриффиндорцев, — вежливо ответил Снейп, — с помощью этого маггловского артефакта предлагается защищаться от Ужаса из Тайной Комнаты.

Малфой несколько секунд с интересом смотрел в лицо старого приятеля.

— Издеваешься? — спросил он.

— Нисколько.

И Северус поведал и об окаменевшей кошке, и о странных надписях, не забыв эпопею с фольгой, исчезнувшую первокурсницу и выходки Дамблдора.

Малфой залпом опустошил бокал.

— И почему я узнаю об этом только сейчас? — спросил он.

— Ты меня спрашиваешь?

Люциус передернул плечами и взял в руки шапочку.

— Занятная идея, — проговорил он.

— Филиус считает, что это может создавать какой-то дополнительный щит, — пояснил Снейп, — но я думаю, что тут дело скорее в том, что детям так спокойнее. Они даже придумали, что самая младшая Уизли пропала потому, что снимала это на ночь.

— А ты тоже такую носишь? — заинтересовался Малфой. — Хотел бы я на это взглянуть.

— Это была идея Дамблдора. Честно говоря, я бы посоветовал тебе навестить школу во время обеда — то еще зрелище.

Малфой хмыкнул.

— Пожалуй, не стоит. Моя хрупкая нервная система может не перенести такого удара. Думаешь, что Драко пора забирать из Хогвартса?

— Это тебе решать. Но других нападений пока не было. А с девочкой там вообще странно, вместе с ней пропали ее вещи и постельные принадлежности.

— Значит, она прячется где-то в замке, — сказал Малфой, — ты думаешь, что Дамблдор ее ищет? Но почему таким странным способом?

В гостиную величественно вплыл Кровавый Барон.

— Декан, — сказал он, кивнув гостю, — новое разрушение.

Снейп и Малфой последовали за призраком и с ужасом увидели выломанную и разломанную плиту с барельефом, изображающим крылатого змея, которая когда-то украшала стену напротив входа в гостиную Слизерина.

— Это был директор? — спросил Снейп.

— Он, — кивнул Барон.

— Чем ему барельеф-то помешал? — ошарашено спросил Малфой. — Скотина! Да я...

— Тихо! — сказал Снейп. — Нам все равно не поверят. Нужно брать его с поличным. И лучше даже не нам, а кому-то, в чьих словах никто не усомниться.

— Точно, — согласился Малфой, мрачно глядя на бывший барельеф.

Снейп вызвал эльфа и приказал привести все в порядок. Еще не хватало, чтобы студенты увидели это безобразие.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Вторник, 14.10.2014, 12:55 | Сообщение # 44
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 21

Утром во время завтрака перед Снейпом опустилась пестрая сова и деликатно протянула лапку. Северус отвязал письмо и угостил крылатую почтальоншу кусочком бекона. Конверт скрепляла печать с изображением семилучевой звезды в окружении двух саламандр. Хорошо известный среди зельеваров герб Руджиери. Снейп быстро спрятал письмо в карман мантии.

— От кого это? — тут же спросил Дамблдор.

— Это личное, — ответил Снейп.

Директор нахмурился. Он терпеть не мог, когда от него что-то скрывали.

— От дамы? — подмигнул Флитвик.

Северус не ответил. Он предпочел бы получить письмо от Маддалены без свидетелей, но не мог же он рассказать ей о патологическом любопытстве Дамблдора и о том, что находится под тотальным контролем. Ничего, пусть дорогой директор понервничает, особенно если заметил герб.

— Северус, — у МакГоннагал аж глаза засветились, — тебе пишут женщины?

— Не понимаю, Минерва, почему это вас так удивляет, — процедил сквозь зубы Снейп, — по вашему, ни одна женщина не может мне написать?

— Я не это хотела сказать, — тут же поправилась декан Гриффиндора, — просто...

— Извините, коллеги, у меня урок.

Его проводили заинтересованные взгляды. Сплетники троллевы! Но надо скорее прочесть письмо.

Синьора Руджиери писала, что переживает за Гарри. Она уже известила Фламмеля, тот приедет в Хогвартс, как только вернется с важной конференции в Дамаске. Кроме того, у нее появились кое-какие соображения по поводу проекта Снейпа и их совместной работы.

Хорошо, что декана Слизерина в этот момент никто не видел, уж очень довольное у него было лицо. Давненько не встречал он такого интересного собеседника. Альбус принципиально не интересовался зельями с темным эффектом. Да и последнее время окончательно отошел от зельеварения, занятый своими планами и интригами. Да-а-а-а, получить бы еще приглашение от синьоры. Хотя это была бы несусветная наглость с его стороны. Разве что... предложить ей что-нибудь, что может послужить хоть какой-то компенсацией. У него было несколько редких книг, они могли обсудить их, он мог заказать для нее копии. Об этом стоило подумать.

И Северус отправился на урок. А так как это был урок у пятого курса факультетов Хаффлпафф и Райвенкло, то настроения ему не испортили.

Гарри тоже получил письмо от синьоры. Он сам подробно написал ей о том, что творится в школе. Ну, по крайней мере — о чем знал.

«Я много думала об этом, Гарри!» — было в письме — «И меня это беспокоит. Мне очень не нравится, что та девочка, что пропала, заявила, что ты не Гарри Поттер. Поэтому ни в коем случае не ходи по школе один и не расставайся с порт-ключом. Я написала профессору Снейпу, уверена, что на него можно положиться. Так что, если заметишь что-нибудь подозрительное или просто непонятное, то сразу же обращайся к нему. В прошлом году у тебя уже были опасные приключения и тебе они не понравились. Ты мальчик умный, так что думай сам».

— Что в письме? — спросила Гермиона.

— Что эти надписи могут быть как-то связаны с сестрой Рона, — ответил Гарри.

— Ты чего! — возмутился Рон.

Гермиона покачала головой.

— Вообще-то, там надпись довольно низко, — сказала она, — так что могла писать девочка, к тому же — почерк не взрослый и ошибок много.

— А может это для отвода глаз? — предположил Гарри. — Что бы мы думали, что это Джинни?

— Глупо как-то, — сказала Гермиона, — дети так стали бы шутить, а взрослым зачем?

— Рон, а чего твоя сестра вообще про меня всякого напридумывала? — спросил Гарри. — Она ведь меня совсем не знает.

Рон пожал плечами.

— Ну, про тебя всякие книжки писали. Сказки. У Джин кукла была «Гарри Поттер». Пупс такой со шрамом на лбу. А про то, что ты в Хогвартс пойдешь учиться, родители говорили. Вот она и размечталась.

— Ну это же глупо! — сказала Гермиона. — У обычных людей такое тоже есть. Особенно достают всяких актеров и кинозвезд. Помнишь, я тебе рассказывала про кино? Ну вот, а глупые люди думают, что актер действительно супергерой. Хотя это просто роль. А в жизни человек совсем другой. Но любят не его, а картинку, образ. Разве родители не говорили ей, что Гарри на самом деле живой человек? Она же так глупо себя повела еще в поезде.

— Да не знаю я, — ответил Рон, — это же Джин. Она себе как чего вобьет в голову, так и все. Хотя я не слышал, чтобы мама или папа ей чего говорили об этом.

Гермиона поджала губы.

— Она живет в придуманном мире. Это очень опасно.

— Да чего опасного-то! Даже если она и пишет эти дурацкие надписи. Ну, пишет и пишет.

— А если она решит, что ненастоящего Гарри надо убить?

— Ты сама свихнулась! — не выдержал Рон. — Дура занудная!

У Гермионы в глазах стояли слезы.

— Рон, ты чего! — возмутился Гарри. — Гермиона помочь хочет. Я сам слышал про такие истории, моя тетя часто их по телеку смотрит. У этих фанатов реально крыша едет. Может, твою сестру спасать надо, пока она не свихнулась окончательно и на людей бросаться не начала.

— Она не свихнулась! — уже орал Рон. — Моя сестра не чокнутая! Ясно вам! Что, не прогнулась перед «Великим Поттером», так уже и дура, да? Сами вы!

— Рон...

Но рыжий уже не слушал. Он сжал кулаки и бросился бежать. Гермиона всхлипнула. Гарри тяжело вздохнул. Да уж... нехорошо получилось. Рону, конечно, неприятно выслушивать подобное про младшую сестренку. Ага, а Гарри, видимо, было приятно выслушивать от конопатой дурочки, что он, дескать, не Гарри Поттер, а потом терпеть постоянную слежку. Ну и тролль с ними всеми!

— Не расстраивайся, Гермиона! Рон просто разозлился.

— Я понимаю, — шмыгнула носом Гермиона, — я слишком резко высказалась о его сестре. Но это же серьезно, как он не понимает?! А если она действительно...

Гарри вздохнул.

— И что мы будем делать? Может и правда со Снейпом посоветоваться?

— С профессором Снейпом, Гарри, — привычно поправила Гермиона, — ну, я не уверена. Все-таки у нас никаких фактов. Надо подумать.

Думали они долго и напряженно. К процессу подключились остальные.

— Может ее как-то выманить можно? — предложил Шеймус.

— Как? — спросил Дин. — Колбасой, что ли? Или сыром?

— Она же не мышь, — пробормотал Невилл. — Может, просто напишем ей, что мы все знаем, и ей лучше выйти.

— Ага, — тут же согласился Шеймус. — «Джинни Уизли, мы все знаем, выходи, а то хуже будет».

— Эй, вы там, — послышался голос одного из близнецов, — полегче. Это же наша сестра.

— А раз ваша, то вам ее и ловить, — сказала Кэти Белл, — вы-то должны знать, что надо сделать, чтобы она прекратила дурью маяться.

— Это на нее чудище влияет, — авторитетно заявил Дин, — ему одной мало, оно хочет поработить всех.

— Ну тебя! — буркнула Лаванда. — Надо что-то делать. Может, действительно для начала написать, что мы знаем о ней?

— Ага, напишем, а Филч сотрет.

— А мы ночью напишем, когда сама Джинни выходит. Филч тогда не успеет.

Бредовая на первый взгляд идея быстро овладела умами. Было решено после отбоя отправиться к Большому Залу, где появились первые надписи, и сделать свою. Краски не было, решили писать чернилами. Старшекурсники пообещали наложить на всех чары хамелеона. И вот, вскоре после отбоя, гриффиндорцы отправились на дело.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Среда, 15.10.2014, 12:47 | Сообщение # 45
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 22

И они были не одиноки в темных коридорах Хогвартса. Старшекурсники остальных факультетов, не сговариваясь, решили проследить за тем, кто оставляет надписи. Дамблдор вспомнил об одном многообещающем барельефе, а Снейп и Малфой решили проследить за Дамблдором.

Гриффиндорцы засели в засаде. Медленно текли минуты. Наконец послышались шаги. Кто-то осторожно шел к Большому Залу. Стала видна банка с краской, свободно плывущая по воздуху. Студенты затаили дыхание. Хорошо, что они уже все знали о чарах хамелеона. Вот банка подплыла к стене, затем появилась кисть...

— Джинни, мы знаем, что это ты! — громко сказал Перси.

Банка и кисть замерли.

— Эй, сестренка, это было весело, но шутка затянулась, — поддержали брата близнецы.

— Джин, хватит уже! — крикнул Рон.

— Фините Инкантатем! — взмахнула палочкой Анджелина.

Чары спали, и перед ребятами появилась взъерошенная Джинни. Она уронила банку с краской и кисть, вжалась в стену и замерла, злобно глядя на своих братьев и других гриффиндорцев и выставив перед собой волшебную палочку. Шапочки из фольги на девочке не было.

— Джинни, — ласково заговорил Перси, — все хорошо. Тебе нужна наша помощь. Пойдем к мадам Помфри, она тебя вылечит. Я напишу маме и папе, они приедут.

— Так это рыжая! — послышалось из другого прохода.

— Уизли?!

— Не может быть! Она еще маленькая!

— Ой, ребята, она без шапочки! Монстр съел ее мозги!

Снимая с себя чары, появились старшекурсники других факультетов. За ними виднелись младшие.

— Кто-нибудь, деканов позовите!

Вдруг послышался грохот и лязг рухнувших доспехов. Студенты вздрогнули и отвлеклись на шум. Джинни подобралась и бросилась бежать.

— Лови ее! Лови! Стой! Джинни!

Девчонка оказалась неожиданно верткой и быстрой. Толпа с топотом неслась за ней, а Джинни петляла не хуже зайца и сбила по дороге несколько доспехов. К погоне присоединился Филч. Где-то впереди послышался еще один взрыв. Джинни вильнула в сторону и что-то выронила. Испуганно присела, чтобы подхватить потерю. Ее тут же попытался схватить Оливер Вуд, но маленькая девочка неожиданно сильно ударила его головой по подбородку, только челюсти лязгнули.

-. .....! .....! — выдал капитан гриффиндорской команды, у которого в глазах замелькали красивые искры и звездочки.

— Неприличными словами не выражаться! — на полном автомате проорал Филч.

— Да что же это такое! Джинни, стой!

Они вылетели в очередной коридор. Тут погоня приостановилась. Не так то просто бегать среди обломков выбитых из стен плит и разлетевшихся на части доспехов.

— Ой, что это?! Кто это?!

Посреди разгрома стоял усыпанный пылью и каменной крошкой директор Хогвартса с совершенно безумными глазами.

Джинни ловко поднырнула под его расставленные руки, а остальные в ужасе затормозили.

— Ай! — послышалось впереди. Это Снейп ловко схватил Джинни за шиворот и тут же отпустил, вскрикнув от боли, когда девочка лягнула его по голени.

— Двадцать баллов с Гриффиндора!

— Ди-ди-директор... — пробормотала Гермиона Грейнджер.

— Ага! Попались! — донеслось откуда-то сбоку, и в круг света выскочило нечто блестящее и переливающееся. — Я поймал монстра! Я же говорил! Это я, Гилдерой Локхарт, его поймал!

— Мамочки... — пробормотал Драко Малфой, который уже пожалел о своем участии в слежке.

— А что тут взорвалось? — потрясенно спросила Гермиона.

— А... — сияющий разноцветной фольгой Локхарт испуганно оглянулся.

— Дорогие мои, а что вы тут делаете? — пришел в себя Дамблдор.

— Джинни ловим, — ответил Перси Уизли, — директор, она сняла шапочку. Ребята считают, что из-за этого монстр может ее полностью контролировать.

Дамблдор покачал головой.

— Бедная девочка! — пробормотал он.

— Она теперь будет пытаться добраться до нас, — поежился Дин, пересмотревший все известные фильмы ужасов, — может, это какой инопланетный разум. Джинни Уизли надо поймать, вдруг он в нее яйца отложил.

— Чего?! — заорал возмущенный Рон.

— А ты вообще молчи! Я вот «Чужого» смотрел. Монстры очень любят это — внедряться в других людей. Или внедрять в них своих детенышей. И это уже не твоя сестра, это монстр! А она просто так выглядит, чтобы мы ей доверяли. А сама всех заразит или сожрет.

Магглорожденные и полукровки зловеще кивали. Локхарт отошел в тень и постарался слиться с местностью. Снейп и Малфой переглянулись. Неизвестно, что там с монстром, но такими темпами студенты свихнутся очень быстро. Тут и до выяснения, не вселился ли (ну или не внедрил ли чего) в того или иного соученика не далеко. И до расправы над подозрительными. Кстати, а не вселилось ли что в директора? За каким пикси он школу-то крушит? Внезапно возненавидел все, что связано со Слизерином? А это тоже может быть опасным для окружающих. Надо было что-то делать. Вопрос в том, что именно?

— А вообще, — зловеще проговорил Джастин Финч-Фленчли, поправив на голове шапочку из фольги, — это все может быть очень и очень серьезно. Я про инопланетян. Здесь вполне могла быть их база.

— Какая еще база? — переспросил Люциус Малфой.

— Ой, папа! А почему ты без шапочки? — в ужасе проговорил Драко. — Немедленно надень, тут такие монстры!

— Мистер Малфой... — начал было Снейп.

— А-а-а-а! — заорал кто-то в толпе. — У него тоже шапочки нету! И у директора!

— Молчать! — рявкнул Снейп, в ужасе понимая, что их всех в любой момент может смести безумная неуправляемая толпа. — Все по гостиным! Лично проверю!

Привычка, как известно, вторая натура, так что студенты шустро разбежались по местам. Но спать, по понятным причинам, никто не ложился.

— Надо срочно вызывать авроров! — сказал Перси. — Мне очень жаль, что такое случилось с моей сестрой, но это же просто ужасно!

— А как их вызвать? — спросила Кэти. — Этот камин к сети не подключен, а до совятни еще идти надо. А там...

— Дождемся утра и все вместе пойдем в совятню, — сказал Перси. — Старшие будут страховать младших.

— А что там Джастин нес про какую-то базу? — вспомнил Шеймус.

— Есть теория, что на других планетах тоже есть жизнь, — начала рассказывать Гермиона, — что обитатели тех планет достигли более высокого уровня развития, чем люди, и они могли прилетать на Землю в прошлом. А так как люди тогда были необразованные, то они считали пришельцев богами. Это называется теория палеоконтакта. Вот. Многие думают, что пришельцы снова вернутся, а пока оставили тут у нас свои засекреченные базы. К тому же не все пришельцы были хорошими, то есть, я хочу сказать, что могли быть те, кто хотел помочь землянам и те, кто хотел их поработить. В общем, я мало что знаю об этом, мои родители в это не верят, но кто там разберет? В волшебников тоже многие не верят.

— А может волшебники и произошли от инопланетян? — предложил свежую идею Дин. — Тогда понятно, почему наша школа находится на месте базы. Ух ты! Может тут и звездолет есть?

— Ага, с экипажем из монстров, которые то ли жрут мозги, то ли внедряются, — проворчал Шеймус.

— Гарри, — дрожащим голосом проговорила Лаванда, — у тебя там фольги не осталось? Надо бы шапочку обновить.

Гарри и Дин сходили в спальню и принесли все запасы. Работа закипела. Спать было решено не ложиться.

Снейп и Малфой смылись в подземелья от греха подальше. Тролль с Дамблдором, пусть хоть все разнесет, сейчас не до него. Да и на Локхарта было наплевать. Пусть с Дамблдором разбирается.

— Наверное, все-таки стоит привлечь авроров, — несколько неуверенно проговорил Малфой, — хотя я ничего не понял.

— Можно подумать, я понял! — ответил Снейп, потирая ногу. — Вот ведь, мелкая...

— Выпить есть?

— Конечно.

Уже через минуту они сидели в креслах с бокалами в руках.

— Ты не знаешь, про какого монстра они говорили? — спросил Люциус.

Снейп пожал плечами. Дорогой покойный родитель любил по пьяни порассуждать про всякие излучатели, которыми коммунисты облучают честных британских обывателей. Правда, защитой от этого страшного излучения была не шапочка из фольги, а дешевый виски.

— Есть такие теории у магглов, — ответил он, — я даже пару дуриков в этих самых шапочках как-то видел.

— Значит, в этом что-то есть, — пробормотал Малфой.

— Люц, психов везде хватает.

— Значит, лучше обратиться в Отдел Тайн. Всякие заговоры, излучения и монстры по их части. Заодно и Дамблдора можно будет на обследование отправить. Вот ведь гад, я помню, что в том коридоре на многих доспехах были змеи изображены. Старинная работа, между прочим.

— Значит, в Отдел Тайн, — согласился Снейп, — у них там дежурный есть, не знаешь? А то как бы Дамблдор не догадался камины блокировать.

— Я Нарциссу попрошу, — ответил Малфой, — и эльфа вызову. И в аврорат тоже надо.

Снейп кивнул и снова потянулся за бутылкой.

Как только рассвело, невыспавшиеся студенты двинулись в совятню. Четыре процессии столкнулись на подходах.

— Тоже в аврорат? — спросил у Вуда Маркус Флинт.

— Да, — кивнул тот, — мы поняли, что сами не справимся.

— У хаффов какая-то книга есть, — заметил Перси.

Услышавший его Джастин показал обложку.

— Эрих фон Дэнникен «Колесницы богов», — прочитала Гермиона. — это про палеоконтакт?

Джастин важно кивнул.

— Ладно, книги потом, — сказала Пенелопа Кристалл, — давайте сверим наши заявления и отправим лучшее.

— Нет, — твердо сказал Маркус, — чем больше жалоб, тем быстрее отреагируют.

— И лучше отправить несколько сов, — сказал Дин, — а то вдруг их перехватят или поубивают? А что, тут уже есть зараженные!

Гарри предложил свою сову. Еще выбрали малфоевского филина, сову Диггори и сыча МакМиллана.

— Надо будет и домой написать, — вздохнула Пэнси.

Вдруг раздался резкий высокий звук, затем послышался голос, явно усиленный Сонорусом.

— Внимание! Замок окружен! Говорит Руфус Скримджер — глава аврората! Не оказывайте сопротивления!

— Ой, — обрадовалась Лаванда, — они уже здесь!

— Как они могут быть здесь, если мы еще сов не отправили? — сказала Пенелопа.

— Ребята! Это ловушка! — крикнул Джастин.

— Что делать?

— У меня порт-ключ есть, — сказал Гарри, — только я не знаю на сколько человек.

— Наверняка все блокировали, — покачал головой Маркус.

— А если родовой или именной? — спросил Драко.

Наследники Родов спешно доставали из-под одежды фамильные медальоны.

— А у кого нету? — спросил Дин.

— Гермиона, давай со мной, — предложил Гарри.

— Быстрее! Быстрее!

Кто-то что-то кричал, послышались хлопки. Махал руками Рон. Гермиона испуганно уцепилась за Гарри, а он активировал порт-ключ, присланный ему синьорой Руджиери. Несколько неприятных секунд, и вот уже они стоят в хорошо знакомой Гарри гостиной.

— Получилось! — пробормотал он. — Получилось! Гермиона! Мы выбрались!

— Гарри? — спросили от двери. — О, mamma mia! Что произошло?



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
turpotaДата: Среда, 15.10.2014, 13:14 | Сообщение # 46
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Да..., Хог все больше стал напоминать натуральный дурдом, хотя и раньше был ненормальным.


Цель оправдывает средства.

************************

 
Al123potДата: Четверг, 16.10.2014, 12:57 | Сообщение # 47
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 23.

В общем, все было просто замечательно. Потрясенная синьора накормила путешественников завтраком, отправила в ванну и уложила спать в гостевых комнатах. Правда, сперва они позвонили домой и успокоили родственников.

Счастливый Гарри вытянулся под одеялом. Как же хорошо оказаться в безопасном месте, где нет никаких монстров, где можно расслабиться и просто жить, зная, что окружающие взрослые всегда помогут и защитят. Нормальные взрослые — это просто замечательно. И Гарри заснул.

Маддалена Руджиери с тоской взглянула на телефон. Надо было как-то связываться с Северусом, чтобы сообщить, что дети живы и здоровы. Но позвонить в Хогвартс было невозможно. Она, конечно, могла послать патронус, но кто знает, что сейчас творилось в школе. Вдруг Северуса как раз допрашивать будут, а тут ее патронус. Николас вот-вот должен был вернуться со своей конференции. Пожалуй, лучше всего известить о случившемся его, а потом уже действовать по обстоятельствам. Родственников дети успокоили, а учителям и поволноваться не вредно. Это надо же, такое в школе устроить! Нет, со всем этим стоит разобраться. И она решительно сняла трубку.

А в Хогвартсе потрясенные авроры безуспешно искали студентов. В совятне нашлись только члены семьи Уизли. Разбуженные профессора понятия не имели, кто куда делся. Испуганные студенты на контакт не шли.

— Вы все монстры, — бубнил Рон, — монстры. У вас нет шапочек. Джинни съела ваши мозги.

— Этих в Мунго, — распорядился Скримджер, — а где остальные?

Дамблдор благодушно развел руками. Снейп и Малфой переглянулись.

— У моего сына был порт-ключ, с помощью которого он мог переместиться домой в случае опасности. Думаю, что у других тоже было что-то подобное.

— И у магглорожденных? — удивился Скримджер.

— Им могли помочь друзья, — сказал профессор Флитвик, поправляя шапочку из фольги, — ничего удивительного. Вопрос в другом, что именно так напугало детей?

Малфой в красках рассказал про ночное происшествие. Авроры впечатлились.

— Директор, а зачем вы громите школу? — спросил один из них.

— Я ищу! — ответил Дамблдор.

— Да что вы ищите-то?! — взвыл Филч. — Там одних доспехов на тысячи галлеонов расколотили.

— Между прочим, среди этих доспехов были настоящие раритеты, — напомнил Малфой, — многие из них принадлежали легендарным волшебникам. Мы всегда считали, что в Хогвартсе наше достояние в безопасности, что это важно для образования и воспитания наших детей. Что можно сказать теперь, когда руководство школы в лице директора разрушает раритеты? Это я еще про старинные барельефы времен Основателей не говорю. Ужасно. Отвратительно. Впрочем, прошу разрешения воспользоваться камином. Мне нужно удостовериться, что с моим сыном все в порядке.

Авроры проводили его в кабинет директора. Вызванная леди Малфой подтвердила, что Драко прибыл домой. И прихватил с собой Джастина Финч-Фленчли. Усталые и измученные дети были накормлены и уложены спать. Родителям магглорожденного хаффлпаффца отправлена сова.

— А Гарри Поттер где? — встревожено спросил чернокожий аврор. — Тоже у кого-то из чистокровных? Нужно срочно опросить...

— Насколько я в курсе, у Поттера был порт-ключ, подаренный его знакомой из Италии, — ответил Снейп, — так что с ним, скорее всего, все в порядке. Впрочем, деканы могут связаться с родителями своих подопечных, чтобы удостовериться, что с детьми все хорошо. И я бы рекомендовал связаться с Уизли. Их дочь где-то прячется. И у девочки явные проблемы с головой. Может быть родители смогут ее выманить из убежища?

— Да-да, конечно, — согласился Скримджер, — и лучше прямо сейчас. Но вы уверены насчет мистера Поттера? Как бы связаться с этой его знакомой?

— Простите, — возмутился Флитвик, — а другие дети вас совершенно не волнуют? Мы знаем местоположение двух студентов. Это не считая Уизли. Я готов прямо сейчас разыскать родителей всех студентов моего факультета.

— Филиус прав, — сказала профессор Спраут, — я рада, что мистер Финч-Фленчли нашелся. И тоже прямо сейчас займусь поисками остальных. Мало ли что могло случиться!

— Северус, ты думаешь, что Гарри у синьоры Руджиери? — переспросил Дамблдор.

— А у кого еще? — отрезал Снейп.

Дамблдор покачал головой. МакГоннагал нервно теребила платочек.

— Я сейчас же свяжусь с Уизли, — сказала она, — в любом случае, им надо сообщить, что мальчики в Мунго. Северус, ты уверен насчет мисс Уизли?

— Надписи писала она, — ответил Снейп, — и вчера сбежала. Ее поведение было крайне неадекватным.

МакГоннагал направилась в свой кабинет. Остальные деканы последовали ее примеру. Они по очереди вызывали через камин дома и поместья чистокровных и полукровок, отмечали, кто из них привел домой своих магглорожденных друзей. Родители были в шоке и задавали бесчисленные вопросы. В Хогвартсе появились репортеры. Декан Гриффиндора вызвала Молли и Артура Уизли.

— Моя девочка! — хорошо знакомый всем ученикам и профессорам Хогвартса голос Молли перешел в ультразвук. — Моя Джинни! Да как вы смеете?!

— Молли, дорогая, — Артур безуспешно дергал супругу за рукав мантии.

— Миссис Уизли, — решительно проговорил Снейп, — ваша девочка скрывается где-то в потайных ходах Хогвартса. Судя по ее поведению, она попала под воздействие какого-то артефакта или древнего существа, запертого еще Салазаром Слизерином. Думаю, в ваших интересах выманить ее оттуда и отправить к специалистам, которые смогут помочь. В противном случае ее будут ловить, как опасную сумасшедшую. Вы понимаете?

Молли вытирала слезы замызганным фартуком, размазывая их и сопли по лицу.

— А как... как ее найти? Директор, как найти мою девочку? Мою кровиночку...

— Молли, я попробую ее позвать, — решительно заявил Артур.

Снейп с трудом удержался от того, чтобы повертеть пальцем у виска. Впрочем, важнее было разобраться с Поттером и Грейнджер. Если родители не смогут дозваться рыжую дурочку, то пусть ее ловят авроры.

— Может быть, она в Тайной Комнате? — предположил Филч.

— Аргус, ну что за фантазии! — тут же заявил Дамблдор.

— Какие уж тут фантазии! — не дал заткнуть себе рот завхоз. — Когда окаменела моя любимая кошечка, эта мерзкая девчонка написала на стене, что Тайная Комната снова открыта. Я прекрасно все помню.

— Моя девочка не мерзкая! — тут же заявила Молли, но ее не очень вежливо отодвинули в сторону.

— А поподробнее?

— Директор, — прищурился Люциус Малфой, — а вы часом не Тайную Комнату искали? Я имею в виду, когда крушили все, где имелось изображение змеи?

Дамблдор оглянулся. На него с любопытством смотрели все присутствующие.

— Какая еще комната? — возмутилась Молли. — Все знают, что это просто легенда. Вы тут дурью маетесь, а моя девочка пропала. Вам должно быть стыдно! То же мне... мужчины!

И она двинулась куда-то по коридору, завывая:

— Джиииини! Где ты, детка? Иди к мамочке!

Артур как-то затравленно огляделся и направился в другую сторону, изредка вскрикивая:

— Джинни! Иди к папе!

— Вряд ли она послушается, — заметил на это Флитвик.

Скримджер наколдовал Сонорус:

— Мисс Уизли! Сдавайтесь! Мы гарантируем вам безопасность!

— Нужно вызвать домовиков и привидений, — сказала МакГоннагал.

— Я уже пробовал, — буркнул Дамблдор, — ничего не вышло, молчат.

— Рыжая, рыжая! Рыжая, бесстыжая! — послышалось из-под потолка.

— Пивз! — крикнул Снейп. — Где рыжая девочка?

— Хи-хи-хи! Какая классная шутка — заколдовать кошку! Я тоже так хочу!

— Пивз!

Из стены выплыл Кровавый Барон.

— Ладно! Ладно! — завопил Пивз. — Уж и пошутить нельзя! Она выходит в разных местах, так и быть, я покажу!

— Только стены больше не ломайте, — жалобно попросил Филч.

— Так может лучше замуровать? — ехидно предложил Малфой. — Уизли даже не заметят, что у них одного ребенка не хватает, а нам хлопот меньше.

— Как вы можете! — возмущенно пробормотал Дамблдор.

Послышались тяжелые шаги, и появился Хагрид.

— Слушайте, — не выдержал Скримджер, — а что это у вас на головах? И почему не у всех?

— Дети считают, что эти шапочки могут защитить от излучения неведомого артефакта или зова существа из Тайной Комнаты, — любезно объяснил Флитвик. — У меня пока не было времени исследовать свойства этого материала, но ...

— Эй! — возмутилось несколько авроров. — А нам такую защиту?!

Дамблдор тяжело вздохнул.

— Кажется, у нас есть запас, — сказал он. — Хотя я уже не уверен. Похоже, что его забрал Гилдерой.

— Из Больничного Крыла не дам! — тут же заявила мадам Помфри. — Это НЗ! Хотят шапочки — пусть разоблачают Гилдероя. Я его видела, он полностью в фольгу замотался.

— Дык это, — сказал Хагрид, — у меня малость есть. Гермиона — добрая девочка, она для меня у родителей попросила. Мне же много надо. И для Клыка тоже. Но для родного аврората мне не жалко.

— Вот! — показал на Хагрида Скримджер. — Какая похвальная сознательность! Не то, что у некоторых. Но Локхарта тоже отловите.

— Так кого ловить-то? — переспросил Шеклбот. — Уизли или Локхарта?

— Всех! — рявкнул Скримджер. — Ну, чего встали?!

Хагрид вытащил из кармана рулончик фольги.

— Нате.

Авроры группками по трое рассредоточились по замку. Фольги хватило не всем, и это их ужасно нервировало. Среди авроров были магглорожденные, которые тоже смотрели фильмы ужасов про инопланетных монстров. Сказки? Так волшебный мир тоже сказки, однако вот он. Так что, кто там его знает... И те, кому не хватило фольги, с ужасом озирались по сторонам, ожидая самого страшного.

— Джиииини! — неслось под сводами древнего замка. — Деееееточка! Джиииини!

— Троллева баньши! — пробормотал Кингсли Шеклбот, которому шапочка не досталась. — Вот ведь голосище у бабы!

— И не говори, — согласился его напарник, — даже в ушах звенит. А еще это эхо.

— Как думаешь, что там за монстр? — спросил у него Шеклбот. — Или артефакт?

— Скорее всего, это все-таки монстр, — ответил напарник, — может он в анабиозе был? Ну, в стазисе, как колдомедики говорят. А эта девочка или тот писатель его как-то разбудили. Тогда его, по идее, можно снова усыпить. Только я не знаю как. Может, Дамблдор знает, как думаешь?

— Если бы знал, так уже давно бы усыпил, — сказал третий в их группе, — не забыли, что с ним тоже не все в порядке? Он стенки ломал.

— А вот здесь он похоже и порезвился, — показал на осколки каменных плит и обломки доспехов Шеклбот, — ничего себе! Может он все-таки пострадал от этого монстра? Я такого никогда не видел.

— Так от кого нам защищаться-то? — поежился третий аврор.

— Джииииини!

— Тьфу!

— Здесь выбиралась! Вот здесь, за гобеленом проход! — радостно заверещал Пивз.

Авроры внимательно осмотрели гобелен с изображением герба Слизерина. Кингсли осторожно отвел его в сторону. Остальные страховали. Их взглядам открылась глубокая ниша. В свете Люмосов можно было разглядеть еще одно изображение змеи.

— И что теперь делать? — спросил Кингсли.

Самым разумным показалось позвать начальство. Уже через несколько минут у странной ниши столпились все, кто в этот момент был в замке, кроме Локхарта.

— А я этого не видел, — задумчиво проговорил Дамблдор.

— И хвала Мерлину! — вздохнул Филч.

— Какие будут предложения? — спросил Скримджер.

Снейп просканировал нишу заклинаниями.

— Похоже, что тут действительно есть проход, — сказал он, — за этой плитой. Но никакого механизма я не вижу. Так что тут или пароль, или что-то еще.

— Пароль можно подбирать до посинения, — заметил Флитвик, — ломать тоже не хочется. Лично я предлагаю вырезать плиту. Давайте все вместе.

Медленно, но верно плита поддалась. Флитвик бережно отлевитировал ее в сторону. Перед волшебниками открылся темный проход. В свете Люмосов были видны магические факелы, но они почему-то не горели.

— Видимо, для их активации тоже нужен пароль, — сказал Малфой.

— Как думаете, этот проход ведет в Тайную Комнату? — спросил Скримджер.

Присутствующие поежились. Древняя легенда обретала плоть и кровь.

— Подождите, я за аптечкой! — вскинула мадам Помфри. — Нельзя же прямо так туда соваться.

— И кто туда пойдет? — спросил Скримджер.

— Джиииини! — взвыла Молли Уизли.

Все вздрогнули.

— Миссис Уизли! — поморщился Флитвик.

— Там моя девочка! Что вы тут все стоите? Тоже мне, мужчины!

— Молли...

— Что «Молли»? Что? Там... там... может там уже...

— ...Мисс Уизли монстра доедает, — тихо проговорил Снейп, стараясь, чтобы его не услышали родители девочки.

Некоторые из авроров хихикнули. Впрочем, желающих лезть в темный и мрачный проход не наблюдалось.

— Так кто пойдет? — нервное сглотнул Скримджер.

— У нас тут где-то должен быть великий борец с монстрами, — ядовито напомнил Снейп, — в волшебном костюме из фольги.

— Да, кстати, — встрепенулся Флитвик, — Гилдероя так и не нашли?

— Заперся у себя в спальне, — ответил Филч.

— И тролль с ним! — буркнул Шеклбот. — Пошли!

— Кто-то должен остаться здесь, — сказал Снейп, — думаю, что Аврора или Септима, лучше даже обе — на всякий!

Профессора благодарно кивнули, им не очень хотелось спускаться в неизвестность. И спасательная операция двинулась вперед.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Четверг, 16.10.2014, 12:58
 
nlrДата: Четверг, 16.10.2014, 20:44 | Сообщение # 48
Подросток
Сообщений: 9
« 0 »
Отличное продолжение!!!
Браво Автору!!!
 
BL_BerkutДата: Четверг, 16.10.2014, 22:39 | Сообщение # 49
Снайпер
Сообщений: 140
« 129 »
Дурдом на выезде...тут реально финальная битва будет буйных с санитарами
 
ЭНЦДата: Четверг, 16.10.2014, 22:51 | Сообщение # 50
Демон теней
Сообщений: 222
« 131 »
И увидят они сюр. картину Джинни жалуется на жизнь вавилиску, а Том Риддл всё это переводит.


 
ShtAlДата: Пятница, 17.10.2014, 00:26 | Сообщение # 51
Химера
Сообщений: 573
« 156 »
Не, Джинни жалуется василиску что все не настоящие, василиску пофиг - все равно не понимает, а призрачный Том пытается убиться ап стену...
 
Al123potДата: Пятница, 17.10.2014, 12:47 | Сообщение # 52
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 24.

Особой грязи в проходе не было. Пол покрывал толстый слой пыли, на котором отчетливо виднелись следы маленьких туфелек. Молли начала всхлипывать. Несколько поворотов, спуск, еще один поворот, и спасательная экспедиция уперлась в массивную дверь, украшенную изображениями змей.

— И что там дальше? — спросила МакГоннагал. — Тоже ломать будем?

— Жалко, но придется, — сказал Флитвик, — конечно, я постараюсь не разрушать. Северус, Альбус...

Тут защита была посерьезнее, но опытные волшебники справились. За дверью оказался большой зал с бассейном и колоннами.

— Неужели это Тайная Комната? — благоговейно проговорил Люциус Малфой.

Остальные оглядывались по сторонам, выставив перед собой волшебные палочки.

— Джинни? Детка? — уже не так пронзительно и даже как-то неуверенно позвала Молли Уизли.

— Вон там постель, — показал Флитвик.

Спасательная экспедиция подошла ближе. В каком-то подобии гнезда из перины, подушек и одеял лежала рыжая первокурсница.

— Джинни! Джинни, просыпайся!

Но девочка словно бы не слышала.

— Джинни!

Какая-то тень мелькнула за колоннами, но волшебники не обратили на нее никого внимания. Молли упала на колени, зовя и теребя свою дочь. Все было тщетно. Артур подхватил дочку на руки. Дамблдор буквально переворошил все вещи: черной тетрадки нигде не было.

— И где этот монстр? — спросил Скримджер. — Или артефакт?

— Вероятно, куда-то спрятался, — ответил Флитвик, — ну надо же, мы нашли Тайную Комнату! В жизни бы не поверил, расскажи мне кто. Надо бы тут все обследовать.

— Девочку срочно в Больничное Крыло! — распорядилась мадам Помфри. — У нее сильнейшее магическое истощение.

— Может быть, в Мунго? — тут же предложил Скримджер. — Я нисколько не сомневаюсь в вашей квалификации, но...

— Лучше в Мунго, — тут же согласилась медиковедьма, — случай необычный, пусть разные специалисты посмотрят. Мало ли что.

Всхлипывающая Молли и потрясенный Артур унесли Джинни. Дамблдор был в шоке. Было ли состояние ребенка вызвано контактом с проклятым артефактом? Или это было воздействие самой Тайной Комнаты? Что скрывалось среди этих колонн? За этой жуткой статуей? Сильное истощение можно было заработать, используя энергозатратные заклинания. А были еще и ритуалы, позволяющие пить чужую магию и жизненные силы. Про это думать не хотелось. Тот, кто в состоянии проделать такое, был страшным человеком. Хотя в древности подобное частенько практиковали, увеличивая свой потенциал или продлевая жизнь. Нет, скорее всего, дурочка действительно сумела активировать какой-то артефакт, за что и получила. Такие вещи всегда окружала сильная защита. Но где в таком случае этот артефакт? И где тетрадь? Конечно, девочка могла ее потерять, когда убегала от преследователей. Потому что в противном случае это означало, что дневник Тома кто-то забрал. А раз так, то Джинни действительно стала жертвой для некоего ритуала. Жалко девочку. В Мунго серьезные специалисты, они наверняка смогут помочь. Хотя в этом случае малышка точно расскажет, от кого получила тетрадь. О, Мерлин! Какой страшный выбор. Словно время повернуло вспять, и нужно снова решать, сказать ли о Томе или согласиться с тем, что наказание понесет Хагрид. Или выбирать между изгнанием из Хогвартса Люпина и унижением Северуса. Кто-то мог бы сказать, что великий светлый волшебник каждый раз выбирал собственное спокойствие, сваливая свою вину на тех, кого должен был защищать. Но... не мог же он отказаться от своего поста, публично признаться в своих ошибках! Это же такая малость. А он так нужен всей Британии... миру...

И великий светлый волшебник в очередной раз промолчал.

* * *

Волшебники покинули Тайную Комнату, тщательно закрыв и замуровав проходы. Теперь они знали, как туда попасть.

— Тут мог быть не один вход, — задумчиво проговорил Флитвик.

— А вас не удивляет, что Комнату нашла первокурсница? — спросил Малфой. — Насколько я знаю, ее искали несколько веков сильнейшие волшебники своего времени. И вдруг такое. К тому же, если там действительно был пароль, то откуда девочка его узнала?

— Может быть, какие-нибудь записи сохранились, — предположил Скримджер, — хотя это очень странно. Семья Уизли, насколько я знаю, никакого отношения к Слизеринам и их потомкам не имеет. А такие записи логичнее искать у наследников.

— Насколько я в курсе, отец семейства несколько раз участвовал в так называемых рейдах, когда обыскивали дома старинных почтенных семейств, — брюзгливо напомнил Малфой, — мог и прихватить.

— Я бы попросил... — начал Дамблдор. И тут же умолк. Эта версия была его спасением. Если Джинни не придет в себя, то ее состояние спишут на безалаберность и халатность Артура.

Скримджер задумчиво покивал.

— В таком случае, стоит проверить вещи всех детей Уизли, — сказал он, — во избежание.

Обыск дал много интересного. Филч только головой качал.

— Надо и их самих проверить, — предложил Снейп, — мало ли, что у них было с собой.

Шеклбот тут же связался с Мунго.

— У младшего мальчика была при себе крыса-фамильяр, — отчитался дежурный колдомедик, — мы проверили, оказался анимаг. Его отправили в аврорат.

— Крыса-анимаг? — переспросила присутствующая при разговоре МакГоннагал.

Дамблдор схватился за сердце. Как все не вовремя! И что стоило Питеру смыться в суматохе? Правда Рональд очень переживал за своего питомца и плотно укутал того в фольгу, оставив только дырочку для дыхания. Может быть это помешало? И что теперь делать?

Но самое главное: как вернуть в школу детей? Ведь без студентов само существование Хогвартса теряло смысл.

Снейп напряженно размышлял. Ему надо было срочно связаться с синьорой Руджиери. Конечно, он мог отправить сову, но это было долго. А, там был телефон, и ему даже дали номер. Вспомнить бы еще, как пользоваться этой штукой? Хотя, можно было попросить помощи у магглов. У тетки Поттера, например. Нет, не подходит. И дело даже не в том, что они никогда не были друзьями. Дамблдор и его люди следили за домом. Правда они пропустили Фламмеля. Но это же Фламмель...

Кажется, позвонить можно было с почты. Точно. Вот он сейчас и отправиться в ближайшую маггловскую деревушку. А если что, сотрет потом память ненужным свидетелям.

Почтовое отделение нашлось не так уж и далеко. И пожилая дама не имела ничего против того, чтобы набрать номер, написанный на бумажке. Мало ли психов водится в старой доброй Шотландии! Так что Империо накладывать не пришлось.

В трубке послышался тонкий голосок домовички. Снейп не говорил по-итальянски. Но Эмэ прекрасно поняла, что синьору спрашивает Северус Снейп. Так что уже через минуту он услышал знакомый голос.

— Северус? Что у вас такое случилось?

— Дети у вас? — спросил Снейп, поздоровавшись.

— Да. Гарри и девочка. Они сейчас спят. Домой позвонили. Я связалась с Николасом, он скоро будет. Вам прислать порт-ключ?

— Было бы очень мило с вашей стороны.

— Ждите.

— До встречи!

Фу, сразу стало легче. Теперь главное — смыться из школы тайком от Дамблдора. Он, конечно, сейчас занят объяснениями с аврорами и прессой, но увязаться за компанию вполне может. Очень уж многое у него поставлено на Поттера. Ну, это можно будет провернуть с помощью Люциуса. Не хотелось бы посвящать в свои секреты хитрого лиса, но без него ничего не выйдет.

Так что Снейп расплатился с магглой и вернулся в школу. Стирать память он не стал.

Порт-ключ доставила домовуха. Ее, к счастью, никто не видел. Снейп поставил Дамблдора в известность, что отбывает по делам (на что директор только махнул рукой) и активировал порт-ключ.

— Добрый день, Северус, — приветствовала его синьора Руджиери, — рада вас видеть.

— Взаимно, — ответил Северус, склоняясь над изящной ручкой.

— Кофе? Вина? Николас скоро будет.

— С вашего позволения, кофе.

В гостиную заглянули Гарри и Гермиона.

— Здравствуйте, профессор.

Снейп кивнул. Ребята выглядели отдохнувшими и довольными жизнью. В отличие от него. По крайней мере, кофе тут просто замечательный.

— Профессор, скажите пожалуйста, когда нам можно будет вернуться в Хогвартс? — спросила Гермиона.

— Понятия не имею, мисс Грейнджер, — честно ответил Снейп, — замок проверяют авроры, собираются подключить невыразимцев, сколько это продлится — неизвестно.

— Но...

— Если вы не можете без занятий, я могу помочь с получением учебников.

Прибыли Фламмели. Гермиона, потрясенная ТАКИМ знакомством, наконец-то замолчала.

— Так что там в Хогвартсе? — дружелюбно поинтересовался алхимик, отпив глоток кофе.

— В руки первокурсницы попали сведения, как открыть Тайную Комнату, — ответил Снейп, — вы ведь слышали легенду о чудовище Слизерина?

Фламмель кивнул.

— Так вот, девочка стала странно себя вести, сбежала, скрывалась в потайных ходах, писала странные надписи ночью на стенах, напала на кошку завхоза. Я понятия не имею, что это за ужас — некое живое существо или какой-то артефакт, — но подействовало не только на мисс Уизли. Директора, верно, тоже задело: он разломал несколько старинных барельефов, крушил доспехи.

Фламмель покачал головой.

— А что с девочкой? — спросила синьора Руджиери.

— Ее нашли в Тайной Комнате, — ответил Снейп, — девочка в коме, что с ней случилось — неизвестно. Сейчас она в Мунго. Еще несколько студентов госпитализировано — это братья девочки. У одно из них в качестве питомца оказался анимаг. Сейчас идет проверка: выясняют, каким образом мисс Уизли получила сведения о Тайной Комнате. Возможно, ее отец принес в дом какие-либо записи или артефакт, попавшие к ребенку.

— А она все время писала в какой-то черной тетрадке, — подала голос Гермиона, — извините, но, может, это важно?

— В черной тетрадке? — переспросила синьора.

— Да, — вспомнил Гарри, — точно. Еще рукой прикрывалась, чтобы никто не прочитал, что она там пишет. Рон хотел у нее тетрадку стащить, чтобы посмотреть. Но я думал, что это просто дневник.

Фламмель задумался.

— Да, это может быть важным. Надо подумать. Пожалуй, я снова наведаюсь в Хогвартс, чтобы посмотреть все на месте. А вот детям пока лучше будет остаться здесь.

— Но... — Гермиона вздохнула и замолчала под взглядом хозяйки дома.

— Думаю, что Гарри с удовольствием покажет тебе наш город и познакомит со своими друзьями, — сказала она, — а если выясниться, что в Хогвартс вернуться нельзя, то мы что-нибудь придумаем.

— Ведь есть и другие волшебные школы? — спросил Гарри.

— Есть, — кивнул Фламмель, — правда у вас могут возникнуть языковые проблемы. На английском преподают в Салемской академии. Насколько я знаю, в Австралии тоже есть школа. В Европе — Дурмштранг, Шармбаттон, Школа колдовства в Толедо, Академия в Салерно. Многие учатся частным образом, потом сдают экзамены. Или не сдают, если не собираются работать или заводить свое дело.

Гермиона наморщила лоб. Похоже, ей не хотелось уезжать далеко от дома. Гарри же не имел ничего против внеплановых каникул. К тому же у синьоры Руджиери он узнавал намного больше, чем в Хогвартсе. Он уже подумывал об ученичестве и об Академии в Салерно. Там учились многие прославленные колдомедики. А что может быть благороднее, чем лечить других людей?

— Пошли, Гермиона, — сказал Гарри, — я познакомлю тебя с ребятами, навестим синьору Бернардетту...

— Если мы задержимся, то пообедаете с Эмэ, — сказала синьора, — я только позвоню князю Одескальки и перенесу нашу встречу.

Домовушка подала легкую закуску и вино, синьора отправилась в кабинет.

— Не переживайте, мадемуазель, — мягко улыбнулась мадам Фламмель, — мы обязательно что-нибудь придумаем. Вы не останетесь без образования.

— Спасибо, — шмыгнула носом Гермиона, откусывая от аппетитного сэндвича с пармской ветчиной, — знаете, я так радовалась, когда узнала, что ведьма. А потом оказалось, что магглорожденным не так уж и рады. Я имею в виду — в Хогвартсе. Так несправедливо...

— Ваше разочарование понятно, — согласился Фламмель, — но с этим ничего не поделаешь. Думаю, вам стоит побеспокоиться о рекомендациях. Будет тяжело, но если есть цель, то все получится.

Снейп закатил глаза.

Вскоре вернулась синьора Руджиери, и взрослые волшебники отправились в Хогвартс.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Суббота, 18.10.2014, 12:24
 
Al123potДата: Суббота, 18.10.2014, 12:22 | Сообщение # 53
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 25.

Очередное явление Фламмеля случилось в очень неудобное время для Альбуса Дамблдора. Впрочем, великий алхимик был знаменит еще и тем, что мало считался с удобством и комфортом окружающих. В замке трудились авроры и невыразимцы, прибыл лично министр, крутились репортеры. Присутствовал также Попечительский Совет в полном составе.

— Северус, ты меня не представишь? — подхватился Люциус.

Деваться было некуда. Лорды рассыпались в комплиментах именитым гостям, Дамблдор скрежетал зубами. Министр позировал рядом со знаменитостями.

— Мы решили, что Гарри и его подруге лучше погостить у Маддалены, — сказал Фламмель.

— Конечно-конечно, — разулыбался министр, — так будет всем спокойнее. Большое спасибо за приглашение! Конечно, у Гарри Поттера обнаружился крестный отец, который из-за ошибки и халатности моих предшественников на посту безвинно отсидел одиннадцать лет в Азкабане. Но он нуждается в длительном лечении.

— Как интересно, — пробормотала синьора Руджиери, — надо будет поставить в известность миссис Дурсль.

— Вы знакомы? — потрясенно спросил Дамблдор.

— Конечно. Или, по вашему, я крала Гарри на каникулах?

— Нет-нет, что вы! Я совсем не то хотел сказать!

Снейп удивленно вскинул бровь.

— Блэк отсидел безвинно? — переспросил он.

— Да, — МакГоннагал протерла очки платком, — ужасное недоразумение! Как оказалось, именно Питер был Хранителем у Поттеров. И это именно он убил тех несчастных магглов и подставил Сириуса.

— Интересные фамильяры у Уизли, — пробормотал Малфой, — может и их сову стоит проверить?

— Уже проверяют весь дом, — ответил Скримджер, — там в сарае много интересного обнаружилось. А так как все хозяева сейчас в Мунго...

— А со старшими-то что случилось? — удивилась МакГоннагал.

— Ну, когда у Артура Уизли брали показания по поводу крысы, один из авроров спросил, не приносил ли тот домой какие-либо записи или артефакты из поместий, где были обыски. Это услышала его жена... ну и ... пришлось госпитализировать. Аврора тоже.

— Молли Уизли — это серьезно, — пробормотала МакГоннагал.

— Так что там с Блэком? — вернулась к теме синьора Руджиери. — Он, я понимаю, тоже в Мунго? Какое популярное место.

— В отдельной палате и под охраной, — ответил Фадж, — все-таки столько лет в Азкабане.

— Думаю, мы с женой могли бы помочь, — предложил Люциус, — Сириус Блэк нам не чужой. Уверен, что семейная обстановка пойдет ему на пользу.

— Разумеется... разумеется...

— Но меня интересует безопасность детей, — сказал Фламмель, — так уж получилось, что мы познакомились с Гарри Поттером. Если Хогвартс закроют...

— Нет-нет! — вскочил Дамблдор. — Хогвартс ни в коем случае нельзя закрывать! Он совершенно безопасен. И Гарри должен учиться здесь, такова воля его родителей!

— Альбус... — потрясенно проговорила МакГоннагал.

— Да, Минерва...

Но тут он и сам что-то почувствовал и испуганно схватился за нос, который значительно увеличился в размерах.

— Что за шутки? — спросил Фадж.

Фламмель с улыбкой покачал головой.

— Маддалена...

— О, ничего страшного, — ответила синьора Руджиери. — У нас в Италии так отучают детей от вранья. Заклинание Пиноккио.

— Отучают от вранья? — прищурился Малфой.

— Подождите, — вспомнил Снейп, — Пиноккио — это деревянная кукла, у которой удлинялся нос, когда она врала? Я думал, это сказка!

— Сказка, — кивнула синьора Руджиери, — но заклинание реально существует.

— А вы мне не покажите? — заинтересовался Флитвик. — Оно очень полезное.

Дамблдор в ужасе ощупывал собственный нос.

— Это довольно жестоко, — заметила мадам Помфри.

— Я бы так не сказала, — ответила синьора Руджиери. — Порка или лишение сладкого часто лишь способствует более изощренному вранью. Здесь же нет возможности уклониться от наказания, и его видят все. Да и взрослые прекрасно помнят, что любое их утверждение может быть проверено таким образом.

— Э-э-э-э, — пробормотал Фадж, — все-таки это...

— Очень полезно для политиков, — кивнул Флитвик.

Малфой поежился.

— Но все-таки должны быть ограничения для этого заклинания, — сказала МакГоннагал, — да и у нас так не принято.

— А меня больше волнует, какое из утверждение Альбуса было ложью? — ответил на это Фламмель. — Безопасен ли Хогвартс для учеников? Или обязан ли Гарри учиться именно здесь? В конце концов, всегда можно просто сдать экзамены.

— Вряд ли можно называть безопасным замок, в котором водится какое-то неведомое чудовище, — покачала головой мадам Фламмель. — А что касается Гарри, то мы с мужем уже давно не берем учеников, а вот Маддалена вроде бы не прочь.

Снейп поморщился, у него были свои планы на очаровательную итальянку, и Поттер мог ему только помешать. Тем более что сейчас к Поттеру прилагалась Грейнджер.

— Да, — кивнул один из невыразимцев, — в Тайной Комнате явно что-то есть. По крайней мере, наши приборы фиксируют многочисленные пустоты. И что-то же выпило из девочки жизненные силы и магию.

— Как она? — спросила мадам Помфри.

— Ее пришлось поместить в стазис, — ответил невыразимец, — только это позволило замедлить умирание. Если не найти то, что пьет ее силы и не уничтожить, то девочка погибнет.

— Какой-то магический паразит? Артефакт-вампир? — переспросил Фламмель.

— Возможно, но никакого артефакта рядом найдено не было.

— Если был проведен ритуал, то непосредственный контакт уже не нужен, — ответил Фламмель, — но это значит, что есть кто-то еще. У первокурсницы не хватит ни сил, ни знаний на подобный ритуал. Да и как она могла провести его над собой? Должен заметить, что подобное часто практиковали в прошлом для продления жизни и омоложения.

Невыразимец скользнул взглядом по Дамблдору. Тот поежился.

В камине полыхнуло зеленым, и в огне появилось лицо Нарциссы Малфой.

— Люциус! Извините, господа, мой муж здесь?

— Да, дорогая. Что-то случилось?

Леди вышла из камина.

— Я не могу молчать! — начала она. — Мы все в опасности. Какое счастье, что у Драко был порт-ключ, а эта девочка догадалась про шапочки! Это все было сделано специально! У Уизли было задание. Да-да, она активировала кошмарную вещь. Надо вскрыть ее, она наверняка закуклилась и скоро отложит яйца. Недаром все говорили про Ужас в Тайной Комнате. Они могут быть в анабиозе очень долгое время, а теперь пробудились. Вся планета в опасности! Они...

— Дорогая, кто они?! — в ужасе спросил Малфой.

— Как кто?! Рептилоиды, конечно! Они обманули Основателей и устроили тут тайную базу. Нужно срочно все проверить, вдруг они уже успели подать сигнал на свою планету? И они уже летят к нам? Министр, срочно свяжитесь с маггловским правительством, нам нужно их оружие. Будем сбивать звездолеты на подлете. Люциус, у нас теперь тоже будет запас фольги, нам помогли родители Джастина. Вот, возьми про запас.

— Кто такие рептилоиды?! — в ужасе переспросил Фадж, представляя себе разговор с маггловским премьером. Хотя у магглов точно было что-то космическое. Ракеты, кажется.

— А кого вскрывать? — заинтересовалась мадам Помфри.

— Уизли! И лучше всех! Наверняка они все знали! И пудрили всем мозги! А теперь активировали Ужас!

Проникновенная речь блондинки в сложном сооружении из фольги на голове заставила присутствующих поежиться. Кто их там знает, этих Основателей. Слизерин же говорил со змеями? Может он и был этим, как его там, рептилоидом?

Первым пришел в себя Фадж.

— Моя дорогая леди, — проговорил он официальным тоном, — примите мою глубочайшую благодарность за сообщение важнейшей информации. Я сейчас же соберу совет и свяжусь с премьер-министром магглов. Думаю, вам стоит вернуться домой, все-таки здесь может быть небезопасно. Уверяю вас, что лично прослежу, чтобы с вашим уважаемым супругом ничего не случилось.

Не успела Нарцисса повернуть к камину, как раздался истошный крик. Уже и так деморализованные волшебники дружно схватились за волшебные палочки. Как выяснилось, кричал Филч. Кто-то из авроров обнаружил окаменевшую Миссис Норрис и решил приобщить ее тушку к уже собранным вещдокам.

— Не дам! — голосил Филч. — Руки прочь! Я тебя помню, Джон Абрамс, ты всегда ненавидел мою кошечку! Бандит малолетний! Мне директор сказал, что кошечку можно будет вылечить! И профессор Снейп обещал!

— Это важный вещдок! — орал в ответ аврор. — Его исследовать надо! Мало ли что!

— Самого тебя исследовать надо, живодер! Знаю я ваши исследования! Это произвол! Я буду жаловаться! Директору! И министру!

— Как не стыдно, — сказала Нарцисса, — отнимать у старика его единственную радость. Это возмутительно! Люциус! Здравствуйте, мистер Филч!

— Здравствуйте, мисс Блэк! Ой, извините, леди Малфой. Помогите, Мерлина ради! Они хотят Миссис Норрис...

— Ну, в самом деле... — пробормотал Дамблдор, — Аргус!

— Я действительно обещал приготовить зелье для кошки, — сказал Снейп, — нужно только дождаться, когда мандрагоры созреют.

Синьора Руджиери сочувственно смотрела на старика.

— О, — сказала она, — у меня есть мандрагоры. Сколько нужно? И варить можно у меня, раз здесь такое творится. Ну, в самом деле, жалко же кошку.

Прижимающий к груди свое сокровище Филч даже всхлипнул от избытка чувств.

— Вы так добры!

— Ну что вы! Это такие пустяки. Северус, у вас есть рецепт?

— Да, конечно. Я напишу.

Дамблдор мрачно взглянул на Мастера Зелий, но промолчал. Видимо, пристанет с расспросами позже.

— Так что там у нас с рептилоидами? — предвкушающе потер руки Фламмель. — Давненько я не сталкивался с такими интересными загадками. И на вашу Тайную Комнату было бы интересно взглянуть.

— О, разумеется! Совет такого ученого...

Прибывшим выдали шапочки из фольги. Похоже, что теперь они входили в стандартный защитный костюм наряду с доспехом из драконьей кожи. И процессия двинулась в путь.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Суббота, 18.10.2014, 12:24
 
Al123potДата: Воскресенье, 19.10.2014, 12:58 | Сообщение # 54
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 26.

Как оказалось, невыразимцы нашли еще несколько проходов, тоже замаскированных плитами и гобеленами. Еще два прохода вели в Запретный Лес и в Черное Озеро. В некоторых нашли куски сброшенной змеиной кожи огромных размеров.

— Похоже на василиска, — почтительно доложил невыразимец, — очень крупный экземпляр. Я про таких не слышал.

Снейп в полном восхищении потыкал в шкуру волшебной палочкой и сунул в карман мантии несколько отслоившихся чешуек.

— Сэр! — заметил это Скримджер.

— А что! — пошел в атаку Снейп. — Это собственность школы. Директор, что вы молчите? Уверен, мы можем поделиться с коллегами, но это все наше.

— Как член Попечительского Совета Хогвартса, — тут же подключился Малфой, — выражаю согласие с мнением профессора Снейпа. Вы же не будете грабить школу?

— Да, действительно, — встрепенулся Дамблдор.

— Все-таки очень необычный вид, — покачал головой Фламмель, — думаете, что это существо может иметь внеземное происхождение? Я как-то читал о том, что обитатели других планет могут выглядеть совсем не так, как мы. Но при этом они разумны. Очень, очень интересно!

— Вопрос в том, пойдет ли оно на контакт, — потер подбородок министр. — Может быть мы как-то неправильно себя ведем? Вдруг оно обидится?

— Мы же не знаем обычаи рептилоидов, — вздохнул начальник невыразимцев, — но можно будет сориентироваться на месте. Главное, не показывать агрессию. И угощение бы не забыть. Только неизвестно, что они любят.

— Может, магглы знают? — предположил Флитвик. — Раз информацию мы получили от магглорожденных — не исключено! Возможно, стоит связаться с тем мальчиком, которого пригласил Драко Малфой? Похоже, что он что-то знает.

— Его фамилия Финч-Фленчли, — сказала профессор Спраут. — Его семья занимает довольно высокое положение среди магглов. Так что, думаю, у него мог быть доступ к информации. Или в их семье могли сохраниться какие-нибудь записи. Я от многих студентов слышала, что магглы часто хранят даже что-то совершенно им непонятное.

— Профессор Барбэйдж, — спросил Фадж, — а что вы можете сказать по этому поводу? Все-таки вы преподаете маггловедение.

Чарити Барбэйдж в это момент очень хотелось провалиться сквозь фундамент Хогвартса.

— Ннн-ничего... — пробормотала она, — это... это закрытая информация. Магглы ей не делятся.

— С детьми поделились, а с вами нет? — насмешливо протянул Снейп.

Коллега ответила ему взглядом смертельно раненой лани. Впрочем, качество преподавания профессоров маггловедения было широко известно. Не зря же больше всего работы у обливиаторов было первого сентября.

Наконец все добрались до Тайной Комнаты. Вновь прибывшие были потрясены.

— Логово рептилоидов... — пробормотал Фламмель.

Мадам Фламмель и синьора Маддалена обменялись понимающими взглядами.

— Как вы думаете, где тут главное гнездо? — спросил Снейп.

— А бассейн зачем? — заинтересовалась синьора. — Может, вода необходима для лучшей линьки? Или тут было что-то еще?

— Проводились какие-нибудь ритуалы? — предположил начальник невыразимцев. — Знать бы еще какие...

— Змеям для успешной линьки нужна определенная влажность, — сказал Снейп, — но для этого было бы достаточно искупаться в озере. Так что наличие бассейна указывает на проведение неких манипуляций. Ну, или местному рептилоиду было не по чину бултыхаться в озере.

— В бассейне обычная вода, — отчитались невыразимцы, — но возможно, что когда-то сюда добавляли какие-нибудь зелья. Бассейн проточный.

— Тут есть пустоты, — продолжал главный невыразимец, — но взламывать мы не решились. Что-то очень странное за этой статуей. И еще в нескольких местах.

Снейп с интересом оглядывался. Вспомнились давным-давно просмотренные на каникулах вместе с Лили фильмы о пришельцах. Неужели где-то здесь скрыт космический корабль?

— А излучение никакое не фиксируется? — спросил он.

— Нет, — ответил невыразимец, — но мы не так давно установили аппаратуру, так что пока сложно говорить о чем-то конкретном.

— А эти змеи, что тут изображены, — спросила мадам Фламмель, — они все одинаковые? Как думаете, это просто изображение абстрактных змей, или тут разные виды? Они отличаются от известных только размерами?

— Об этом стоит подумать, — заинтересовался невыразимец.

Наконец экспедиция выбралась из Тайной Комнаты. В коридоре нашелся ранее скрывавшийся Локхарт. От сияния его наряда можно было ослепнуть. Тем удивительнее было увидеть, как от "блестящего профессора" отошел какой-то парень в студенческой мантии. Это успели заметить все.

— Ну-с, — заявил профессор ЗОТИ, — я готов! Где чудовище?

Присутствующие обалдело его разглядывали.

— Гилдерой, — нахмурилась МакГоннагал, — а кто тут только что был? Ведь в Хогвартсе сейчас нет студентов.

— В самом деле? — переспросил тот. — Но разве это важно? Милый молодой человек попросил автограф.

— А где же он? — спросил Шеклбот.

В коридоре никого не было.

— Но ведь в школе действительно не осталось ни одного студента, — пробормотала МакГоннагал, — мы же все связывались с родителями. Неужели кто-то вернулся?

— Срочно проверить весь замок! — распорядился Скримджер.

Авроры буквально прыснули в разные стороны. Деканы бросились к каминам — перепроверять, кто из студентов покинул отчий дом. Гостей пригласили в кабинет директора.

— Альбус, — проникновенно проговорил Фламмель, — ты ничего не хочешь мне рассказать?

— Эм...

— Кто-то провел ритуал, от которого пострадала первокурсница. По словам Гарри и его подруги, девочка что-то постоянно писала в некоей черной тетрадке. При этом ее поведение было не совсем адекватным. Эту тетрадь нашли? Где волшебная палочка девочки? Профессор Локхарт, вы случайно не в черной тетрадки расписывались?

— Э-э-э-э, — задумался Гилдерой, — ну да. То есть, этот милый молодой человек очень сожалел, что забыл мою книгу, но у него была тетрадь. Да-да, черная тетрадь.

— А что вы там написали?

— Ну... наилучшие пожелания для Тома. А что?

Дамблдор побледнел до синевы.

— Альбус...

Присутствующие внимательно смотрели на директора.

— Кто такой Том? — спросил Фламмель.

— Не... не знаю...

Нос директора удлинился.

— Врешь, Альбус! Ты очень хорошо знаешь этого Тома. Так кто это? Заклинание не спадет, пока ты не отучишься врать. Его просто так не снимешь.

На директора было жалко смотреть.

— Альбус, скажи нам правду. Это не больно. Сперва будет сложно, но постепенно привыкнешь. Кто такой Том?

— Это... это... это Том Риддл, — прошептал Дамблдор.

— Том Риддл? Кто такой Том Риддл? — переспросил Фламмель.

Люциус Малфой подобрался.

— Том Марволо Риддл? — переспросил он. — Не может быть! Но ведь он...

И Малфой непроизвольно схватился за левое предплечье.

— Э-э-э-э, — заинтересовался министр, — мы чего-то не знаем?

— Потом он называл себя лордом Волдемортом, — явно через силу проговорил Дамблдор.

Присутствующие охнули.

— Но мы видели подростка, — проговорил невыразимец, — а мистеру Риддлу уже немало лет. И при чем тут тетрадь?

— Альбус?

— Н-не... То есть, я не уверен. Мальчик создал эту тетрадь, когда учился в школе. Я хотел ее исследовать, но не успел.

— А как она попала к девочке?

— По ошибке.

— По чьей ошибке?

— По моей, — очень тихо прозвучало в ответ.

Фламмель переглянулся со своей женой и синьорой Руджиери.

— Император Рудольф, — тихо проговорила Маддалена.

— Ты уверена?

— Очень похоже.

— Вы не расскажите? — заинтересовался Фадж.

— Рудольф был сквибом, это многие знают, — ответила синьора, — он искал способы стать магом, мечтал о Философском камне. Когда понял, что у него ничего не выйдет, переключился на рецепты вечной молодости. Макропулос создал эликсир и испытал его на свей дочери. Несчастная испытала чудовищные муки и несколько дней пролежала как мертвая. Она выжила, но император испугался этого пути. Другой способ подсказал ему Бен-Бецалель. Можно было сделать слепок души, заключив его в неодушевленный предмет. Постарев, маг, проведя некий ритуал, мог умереть и вернуться в том возрасте, в котором был сделан слепок. При этом утрачивались все знания, полученные после. Мой предок переписывался с Макропулосом и с другими магами, жившими в то время в Праге. По слухам, Рудольф создал такой слепок, но это весьма сильно на нем сказалось. Он очень сдал, утратил власть, потерял корону и умер. То ли никто не захотел возрождать императора, то ли слепок его личности был уничтожен.

— Какая мерзость! — пробормотал невыразимец.

Дамблдор потрясенно смотрел перед собой.

— То есть, по школе бегает Тот-Кого-Нельзя-Называть, только подросток? — в ужасе проговорил Скримджер.

— С подростком может быть и легче справиться, чем со взрослым, — задумчиво проговорил Флитвик. — Я помню Тома. Очень был старательный мальчик.

— Но выросло из него... в общем, что выросло, то выросло, — проворчал невыразимец, — но если вы правильно догадались, и изменения в нем начались после создания этой тетрадки, то, возможно, мы можем получить более вменяемую копию. Тут главная сложность в том, как его ловить. А поймать надо обязательно.

— Предлагаю ловить на живца, — тут же предложил Снейп, — коллега Локхарт написал в тетрадке, так что связь у них уже установилась.

— Не.. не...нельзя! — в ужасе пробормотал Локхарт. — Нельзя же!

— Почему? — спросил Фадж. — Вы же специалист в ЗОТИ, сумеете себя защитить. И костюм у вас защитный есть. К тому же, вас будут подстраховывать.

Локхарт с тоской оглядел суровые лица авроров и невыразимцев и понял, что пощады не будет. Снейп откровенно злорадствовал. Синьора Руджиери с интересом поглядывала на него. Дамблдор тяжело вздохнул.

— Том — змееуст, — сказал он, — видимо, это и помогло ему открыт Тайную Комнату.

— Значит, он и есть агент рептилоидов? — заинтересовался невыразимец.

Локхарт упал в обморок.

— Насколько я в курсе, — сказал Фламмель, — то у змееустов в предках должен быть наг — змеечеловек, то есть, тот самый рептилоид. Весьма вероятно, что у этого молодого человека есть наследственная тяга к подобным вещам. Правда, сам я с таким еще не сталкивался. Было бы интересно взглянуть.

— В самом деле? — сделал стойку невыразимец. — Но это действительно может быть опасно. Может, он подал какой-нибудь сигнал, и к нам действительно летят откуда-нибудь из космоса, как сказала леди Малфой.

— Надо это срочно прекратить! — сказал министр. — Этот сигнал и все такое прочее! А то еще прилетят на нашу голову! Что я скажу премьер-министру и королеве?!

Присутствующие задумались.

— Пока ничего не говорите, — предложил Фламмель, — а то еще шарахнут по Хогвартсу чем-нибудь массового поражения. У них теперь есть бомбы, способные выжечь целые города. От них чарами не закроешься.

Волшебники поежились.

— В таком случае у нас мало времени, — дрожащим голосом проговорил Фадж, — пока ОНИ не прилетели. Вперед!



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Понедельник, 20.10.2014, 12:58 | Сообщение # 55
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 27.

Глубоко несчастный Гилдерой Локхарт бродил по коридорам в своем сверкающем костюме. Его страховали портреты, призраки, домовики, авроры, невыразимцы и профессора. Агент рептилоидов, похоже, что-то почуял и затаился. Наконец, блуждания "блестящего профессора" принесли свои плоды: из-за доспехов вышла темная фигура. Локхарт замер, как кролик перед удавом.

— Профессор Локхарт, — проговорил симпатичный молодой человек, — вы не подпишите? Для Тома.

— А... а... ав... вва... — ответил Локхарт.

Из-за угла выскочили невыразимцы.

— Хватай его!

Но Том был не лыком шит. Он ловко скрутил Гилдероя и приставил ему к горлу волшебную палочку.

— Всем стоять! Или он умрет!

Атака захлебнулась.

— Давай, убивай! — громко проговорил вызванный Скримджер. — Тут планета в опасности, так что... трупом больше, трупом меньше. Ну, дадим орден Мерлина посмертно. Делов-то!

Локхарт закатил глаза и обмяк в руках своего захватчика. Тот согнулся под немалым весом.

— Вы чего? — настороженно спросил Том. — Он же из ваших!

— Парень, лучше скажи, где у тебя передатчик, и как его выключить, — подключился глава невыразимцев.

— Какой еще передатчик? — обалдел Том.

— Взять его!

В стоящую посреди коридора пару полетели заклятия. Тому они вреда не причиняли, он даже попытался ответить, прикрываясь телом Локхарта. Но силы были неравны. Все-таки тело взрослого мужчины было слишком тяжелым для подростка. Авроры набросились на будущего Волдеморта, скрутили, отобрали палочку и дневник. Бедного Гилдероя от страшной участи быть затоптанным спасло только то, что его грубо отшвырнули к стене в самом начале свалки. Невыразимцы включили какие-то приборы.

— Гады! — заорал Том, но быстро умолк под "силенцио".

— Надо срочно узнать у него, как выключить передатчик, — беспокоился Фадж, — пока не прилетели.

— А можно мне поговорить с этим юношей? — попросил Фламмель. — Я еще никогда не разговаривал с агентами рептилоидов. Да и ритуал интересный. Кроме того, не мешает узнать, что именно случилось с той девочкой.

— С какой еще девочкой? — переспросил Скримджер. — Ах, с этой? Ну, пусть признается. Добровольное признание облегчает наказание!

Тома отконвоировали в кабинет директора, зафиксировали в резном кресле с помощью трансфигурированных маггловских наручников и сняли чары.

— Говори, где передатчик, и как его выключить? — начал Скримджер, — как ты додумался связаться с рептилоидами? Кто тебя научил и завербовал?

— Ничего не скажу! — ответил Том.

— Скажешь! У нас в аврорате и не таким язык развязывали.

— Занятная вещица, — пробормотал начальник невыразимцев, осматривая тетрадь. — Мистер Фламмель, как вы думаете, это может быть то самое, о чем рассказывала синьора Руджиери?

Том сглотнул. Его глаза внимательно следили за всеми манипуляциями.

— Вполне возможно, — согласился Фламмель, — очень темная магия. Ну-с, молодой человек, и как вы дошли до жизни такой? Что вас сподвигло на подобное?

— Вам не понять, — пробурчал Том, исподлобья глядя на великого алхимика.

— Отчего же, — не согласился тот, — страх смерти присущ многим, если не всем. Вот только способ вы выбрали не самый лучший. Главное непонятно: кому вы настолько доверяли, что смогли поведать такой секрет. Ведь обладая слепком вашей души, с вами можно многое сделать. И большой вопрос, стал бы этот кто-то возвращать вас к жизни. И уж больно много вы теряли в силе и знаниях после воскрешения.

Том смотрел на него, как загнанный в угол звереныш.

— Насколько я понимаю, — продолжал Фламмель, — вы каким-то образом установили связь с девочкой и стали тянуть из нее жизнь и магию.

— А что мне было делать? — агрессивно спросил Том. — Я жить хотел, жить, понимаете? А тут эта дура. Представляете, она с чего-то решила, что Гарри Поттер ненастоящий. Нет шрама и очков, значит, все — не Поттер. А еще Поттер не мог бы дружить с девочкой из Италии. Знаете почему? А потому что настоящий Гарри обязательно бы подружился с тупой, безмозглой и конопатой дурой! Да я в жизни так не веселился. Она шпионила за этим пацаном и все записывала в тетрадь. Мне ничего не стоило убедить идиотку, что я все передаю Дамблдору. Ага, тетрадку она получила от него. А когда этот... этот старый... в общем, захотел у нее тетрадь забрать, то она решила, что и он ненастоящий.

Собравшиеся с интересом слушали Тома. Он обвел всех торжествующим взглядом.

— Если бы я приказал, эта дурочка с легкостью бы убила. Да, я тянул из нее силы, а затем уговорил провести ритуал. Что тут такого? Любой на моем месте поступил бы точно так!

— Для полного воплощения нужна жертва? — спросил Скримджер.

— Да, — кивнула синьора Руджиери, — причем добровольная и невинная. Все условия соблюдены.

— Значит, девочка умрет?

— Скорее всего, — снова кивнула синьора. — Или нужно уничтожить тетрадь.

— Только попробуйте, — прошипел Том, — и я вам ничего не скажу. Ни про Тайную Комнату, ни про то, что вы ищите. Слышите? НИ-ЧЕ-ГО!

Скримджер и Фадж переглянулись.

— Нет! — в ужасе пробормотала МакГоннагал. — Нет! Вы... вы не можете! Это же ребенок! Ребенок! Альбус! Это ты... ты виноват!

Дамблдор опустил голову. Синьора Руджиери мрачно улыбнулась.

— Мистер Риддл, — сказала она, — девочка сейчас в Стазисе, поэтому вы не можете выпить ее до конца. Ритуал не завершен. Вы подпитываетесь у других людей, если они что-то напишут в тетради. Но это довольно ненадежный способ. Вас можно стабилизировать с помощью зелий, но это весьма долго и дорого. Впрочем, есть и другие способы.

Том напряженно смотрел на даму.

— Но вы должны понимать, что вам придется ответить за множество преступлений, — продолжала она. — Конечно, их совершала ваша более старшая ипостась, но это были вы. Да и у вас самого уже есть кое-что на совести, ведь так?

— Это был несчастный случай, — ответил Том, — я не знал, что эта дура Миртл вылезет из кабинки именно тогда.

— Все-то у вас дуры, мистер Риддл.

— Извините, — буркнул Том, — а это зелье... оно очень дорогое?

— Ну, смотря чем платить, — ответил Фламмель. — Думаю, мы придем к соглашению. Вы согласитесь разорвать связь между вами и той девочкой, дадите показания по поводу другого случая и покажете и расскажете нам все про Тайную Комнату. Тогда мы с женой возьмем вас на поруки. Вы сможете пройти обучение у Мастера в выбранной вами области и сумеете прославить свое простое и незнатное имя. Как вам такой вариант?

В глазах Тома явственно читалось, что он не понимает, в чем подвох. Фадж и Скримджер переглянулись.

— Вы же понимаете, кто это? — спросил министр.

— Понимаю, — ответил Фламмель, — мне больше шестисот лет, я многое видел. И прекрасно понимаю, каково это — знать, что по крови ты принадлежишь к знатнейшему роду в своей стране, но не иметь ничего. Конечно, можно упиваться своим призрачным величием. А можно начать с нуля и сделать все, чтобы приумножить славу рода, стать достойным. Это труд, но другого пути я не вижу. Скажите, молодой человек, почему вы не попытались пойти этим путем? Не обратились к кому-нибудь, кому была бы не безразлична ваша судьба, не попросили рекомендаций?

Том сглотнул.

— Кто бы мне дал... — пробормотал он.

— Как странно... Вы не находите, господин министр, — сказала мадам Фламмель, — разве не это наипервейшая обязанность Учителя — разглядеть талант и истинное призвание и направить юношей и девушек по верному пути? Не дать угаснуть той искре, что есть в каждом? Не все способны понять самих себя, кого-то нужно направить, кого-то подтолкнуть. Но сперва — понять и почувствовать. Нас, магов, так мало, что любая потеря невосполнима. Вот скажи мне, мальчик, что нравится тебе?

Том смотрел на нее широко открытыми глазами.

— Зелья, — наконец ответил он, — старинные артефакты, сила.

— И что тут такого плохого или страшного? — насмешливо спросил Фламмель. — Может быть, сила? Но опытный наставник легко объяснит возможную опасность и риски.

Дамблдор терзал свою бороду.

— Так что мы будем делать, мистер Риддл? — спросил Фламмель.

— Я... согласен, — ответил Том, — только...

— Мы все дадим вам слово, — понимающе кивнул Фламмель. — После всего случившегося, я прекрасно понимаю ваши сомнения. Итак, мы разрываем вашу связь с девочкой, даем вам необходимое зелье и берем вас на поруки. Вы рассказываете все про Тайную Комнату и открываете все тайники, зачарованные на парселтанге, как я понимаю, и поступаете в обучение.

Том кивнул.

— Семья девочки может потребовать возмещения, — заметил Скримджер.

— Семья девочки вряд ли захочет, чтобы эта история вышла наружу, — ответила на это синьора Руджиери, — иначе им придется объяснять, откуда у их дочери такие бредовые идеи, и почему они не научили ее элементарным вещам.

Фламмель вынул из кармана крохотный флакон с золотистой жидкостью и поднес его к губам Тома. Тот послушно выпил. Его окутало яркое сияние, сменившееся ровным светом, исчезнувшим через минуту.

— Ну вот и все, — мягко улыбнулся Фламмель.

— Это же... — пробормотал Фадж.

А Дамблдор недовольно прищурился.

— Это принадлежит мне, и я буду решать, с кем поделиться, — спокойно сказал Фламмель. — Полагаю, стоит связаться с госпиталем и удостовериться, что с девочкой все хорошо.

— Да, конечно.

Краткие переговоры через камин принесли хорошие новости: Джинни Уизли вышла из комы. Фламмель придвинул к себе тетрадь и написал там несколько слов. Надпись никуда не делась. Похоже, что теперь это была просто тетрадь.

— Вот и славно, — сказал Фламмель, — а теперь, мистер Риддл, покажите нам все тайники в Тайной Комнате, и мы можем отправиться к нам.

— Хорошо, — согласился Том, — только можно мне чаю сперва? Я...

— Конечно, нам всем не помешает выпить чаю. Хотя я предпочел бы кофе.

— О, разумеется!

Вызванные домовики шустро сервировали стол. Маги разобрали чашки и тарелочки с аппетитными сэндвичами и пирожными. Том откровенно лакомился. Сколько же лет он не чувствовал вкуса обычной еды?

Наконец с импровизированным ланчем было покончено, и волшебники гурьбой двинулись в Тайную Комнату. Том демонстративно держался поближе к Фламмелям.

— Здесь василиск живет, — сказал он, — старый очень. Его тут сам Салазар Слизерин поселил. Он спит почти все время. Если его не позовет змееуст, то он никому не причинит вреда. А еще у него можно яду попросить.

— Думаю, что мы сможем договориться, чтобы василиска не трогали, — сказал на это Фламмель, — это же такая редкость. Да и яд тысячелетнего василиска стоит бешеных денег. Вы ведь потомок Слизерина? Полагаю, вы договоритесь с Хогвартсом, чтобы поделить доход.

Глаза Тома сияли.

— Тут много интересного, — говорил он, — правда, я многое не успел посмотреть. За мной стали следить, еще до этого следил Дамблдор, а после того, как василиск убил Миртл, так и просто невозможно стало. А потом я не смог в замок вернуться. Но ведь теперь все-все можно осмотреть, правда? Может быть, тут есть лаборатория или сокровищница? Или еще что? И еще я нашел какую-то странную штуку. Вам обязательно нужно на нее взглянуть! Может быть, это то самое, о чем меня спрашивали, как вы думаете?

— Сперва мы должны это увидеть.

Том подошел к одной из колонн и зашипел. Авроры автоматически выхватили палочки. У каменных змей загорелись глаза, по стене прошла рябь, и глазам потрясенных волшебников предстало нечто невероятное.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
arioxДата: Понедельник, 20.10.2014, 22:37 | Сообщение # 56
Подросток
Сообщений: 20
« 0 »
я так и знал что передатчик есть. интересно сигнал рептилоидам прошел?
 
Al123potДата: Понедельник, 20.10.2014, 22:44 | Сообщение # 57
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Цитата ariox ()
я так и знал что передатчик есть. интересно сигнал рептилоидам прошел?
Об этом узнаем завтра.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Al123potДата: Вторник, 21.10.2014, 12:40 | Сообщение # 58
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 28.

В открывшейся глубокой нише на постаменте помещался большой прозрачный кристалл неправильной формы. По его граням периодически пробегали разноцветные огоньки. Перед кристаллом на небольшом выступе располагался диск из металла желтого цвета, в котором имелось углубление в виде странной трехпалой ладони.

— Вот, — сказал Том, — я тут ничего не трогал, только посмотрел. Мало ли что это за кристалл. И диск этот странный, рука явно нечеловеческая.

Волшебники испуганно вздохнули. То, что они увидели, было слишком необычно даже для мира магии.

— Это они и есть? Рептилоиды? — потрясенно спросил Фадж.

— Возможно, — ответил начальник невыразимцев, — мы с таким еще не сталкивались. Это нужно исследовать. Если мистер Риддл тут ничего не трогал, то очень может быть, что этот передатчик должен работать. И мы накличем нечто на свои головы, если его выключим. Кто знает? Нужно быть очень осторожными.

— Да-да, конечно, — пробормотал Фадж, — передаю вам все полномочия. Мистер Риддл, выражаю вам благодарность за сотрудничество.

— А как же школа? — спросила МакГоннагал.

— Если предположить, что эта вещь работает уже тысячу лет, то можно рискнуть и открыть снова, — задумчиво проговорил Скримджер, — другое дело, что необходимо принять все меры, чтобы дети не получили сюда доступ. Нужно запечатать все входы и выходы и выставить охрану. И, разумеется, обеспечить работу Отдела Тайн.

— Все-таки нужно быть очень и очень осторожными, — заметил на это Люциус Малфой. — Может быть, понадобятся более мощные порталы для детей. И охрана, конечно же. Кроме того, я уверен, что Альбус Дамблдор не может больше занимать пост директора Хогвартса. Он явно не понимает всей ответственности. Я просто в ужасе от такой вопиющей халатности и уверен, что Попечительский Совет со мной согласится.

Дамблдор удивленно уставился на оратора. Тот хмыкнул.

— А что вас так удивило? Тут, между прочим, и мой сын учится. Он, конечно, получил нормальное воспитание в отличие от Уизли, но я хотел бы гарантий, что ему тоже не подсунут какую-нибудь тетрадочку или что-то в том же роде. Мы, конечно, много чего из кабинета директора выгребли и вернули законным владельцам, но вдруг еще какие тайники остались?

— Я вас прекрасно понимаю, — величественно кивнул Фадж, — да и в свете вскрывшихся обстоятельств к мистеру Дамблдору накопилось множество вопросов.

Директор попятился.

— Вы не можете... — пробормотал он.

Один из невыразимцев зашел ему за спину. Авроры вскинули палочки.

— Вы не можете... — снова сказал Дамблдор и направил волшебную палочку на кристалл, — еще шаг — и я все здесь взорву!

— Экспеллиармус!

Волшебная палочка директора влетела в руку Снейпа, а сам теперь уже бывший директор отлетел в сторону и рухнул в бассейн.

— Альбус... — пробормотала потрясенная МакГоннагал. — Альбус... ты … ты с ума сошел?! Ты готов уничтожить Хогвартс?!

— Да, без такого директора нам точно будет намного спокойнее, — заметил Флитвик. — Спасибо, Северус. Думаю, что пока мы справимся вчетвером, а потом решим, кого назначить на этот пост.

Авроры вытащили из бассейна мокрого Дамблдора и сковали его так хорошо зарекомендовавшими себя маггловскими наручниками. Тот беззвучно открывал и закрывал рот, напоминая какого-то странного подводного жителя, внезапно вытащенного на воздух.

— Альбус, — покачал головой Фламмель, — ты только что зримо показал нам, что тебе действительно не место в школе. Уж не знаю, как у тебя обстоят дела с ментальными практиками и сопротивляемостью к зельям, но заклинание Маддалены не даст тебе лгать следователям. А у них, как мы слышали, накопилось к тебе множество вопросов.

Дамблдор замычал что-то нечленораздельное.

— Понимаешь, — продолжил Фламмель, — для тебя лично было бы гораздо проще, если бы ты не набрал столько должностей. Любая должность — это не только права, но и обязанности. Особенно должность директора школы. Ты отвечаешь за всех этих детей. И за всех неправедно осужденных, как глава Визенгамота. За несправедливые законы. Это я могу заниматься, чем хочу, отвечая лишь за себя и жену. Потому что я — сам по себе. К моему мнению прислушиваются, но не более того. А ты... был бы просто магом, так и спроса бы не было.

— Ты жесток, Николас, — прохрипел Дамблдор.

— Ты так говоришь только потому, что это случилось с тобой, — ответил Фламмель, — других ты никогда не жалел. И раз ты не умеешь спрашивать с себя, то с тебя спросят другие. По всей строгости закона. А закон не только справедлив, он суров.

— Все-таки надо обезопасить кристалл, — пробормотал невыразимец, — а то мало ли... Подобные артефакты требуют большого уважения. И аккуратности, конечно. Господин министр, полагаю, стоит принять меры для сохранения тайны. Конечно, что-то сообщить общественности нужно, но лучше без подробностей. А то может начаться паника. Того и гляди, появится еще какой желающий взорвать кристалл.

— Конечно-конечно, вы совершенно правы! Все меры будут приняты, я сейчас же распоряжусь. Как только установим защиту, можно будет вернуть учеников в Хогвартс. Будет дополнительный рейс Хогвартс-экспресса. Огромное спасибо за помощь и поддержку, господа.

После очередных уверений невыразимцев в том, что "это же наша работа", все стали расходиться. Фадж еще раз официально подтвердил, что к Тому нет никаких претензий. Николас Фламмель также официально взял на поруки потенциального Темного Лорда. Дамблдора увели. Авроры и невыразимцы установили защиту на Тайную Комнату и посты по периметру. Деканы отправились связываться со своими студентами и их родителями.

— Как-то там ребята? — проговорила синьора Руджиери. — Эмэ их покормила, конечно.

— Боитесь, что разнесли вам дом? — тут же обернулся к ней Снейп.

— Это вряд ли, — рассмеялась Маддалена, — на Гарри можно положиться. К тому же лаборатория надежно заперта, как и книжные шкафы с серьезной литературой. Да и дети, я уверена, предпочтут гулять отправиться, а не сидеть дома.

— Вы действительно собираетесь взять Гарри в ученики? — спросила МакГоннагал.

— А почему нет? Он живо интересуется лечебными зельями, помогал мне летом. У него пытливый ум — мальчик не следует слепо готовым рекомендациям, ему важно понять, почему так, а не иначе. Я брала его с собой в клинику, так он меня потом буквально засыпал вопросами. Если не станет зельеваром, вполне сможет стать целителем. Впрочем, для целителя полезно владеть навыками зельеварения.

МакГоннагал покивала.

— Я рада, — сказала она, — это хорошая карьера для мальчика.

— Если хотите, я могу забрать у вас незваных гостей, — предложил Снейп.

— Им будет скучно в пустой школе, — покачала головой синьора, — но я буду рада, если вы поужинаете с нами. Придете? Я пришлю порт-ключ.

Северус широко улыбнулся. Конечно, без Поттера, а особенно без Грейнджер, он бы прекрасно обошелся, но главное, что его пригласили, не так ли? К тому же, он мог позвонить Маддалене в любой момент, поинтересоваться — как там студенты, предложить помощь.

МакГоннагал и Флитвик переглянулись. Помона Спраут закатила глаза. Мадам Помфри отчетливо хмыкнула.

Впрочем, романтичного ужина сходу не получилось. В гостиной синьоры Руджиери рыдала Гермиона Грейнджер.

— Что случилось? — удивленно спросила хозяйка дома. — Неужели тебя кто-то обидел?

Присутствующие тут же Гарри, Франческа и Джанни дружно замотали головами.

— Мы по городу гуляли, — стал отчитываться Гарри, — ребята рассказывали про процесс над ведьмами и про историю. Потом зашли к синьоре Бернардетте. Ну и вот...

— Она сказала... что... что по книгам нельзя научиться... стать... стать сильной ве-е-е-е-дьмой, — прорыдала Гермиона. — Это не... нечестно! И... несправедливо!

— А что тут такого несправедливого? — спросила синьора. — Есть специальные ритуалы и практики. А по книжкам ты выучишь заклинания и рецепты. Почему ты плачешь?

Гермиона шмыгала носом, всхлипывала и размазывала слезы и сопли по лицу.

— Пра-а-а-вда? — спросила она.

— Правда, — вздохнула синьора, подавая девочке свежий носовой платок, — зачем мне тебя обманывать? Вот представь себе, что обычный человек прочитает все твои учебники. Или даже выучит их наизусть. Он же все равно не сможет колдовать.

Девочка кивнула и шумно высморкалась. Прибывший Снейп поставил на стол бутылку эльфийского вина, тяжело вздохнул и уселся в кресло.

— Мисс Грейнджер в своем репертуаре, — пробормотал он, — я вот, например, точно не стану ведьмой. Но я ведь не рыдаю по этому поводу.

Гермиона искоса глянула на него и шмыгнула носом.

— А вам и не надо, — буркнула она.

— Ну, кое-какие умения мне недоступны, но я не переживаю. Каждому свое.

— Suum cuique, — блеснул эрудицией Гарри.

— Вот именно! — подняла палец синьора Руджиери. — А теперь — прошу всех к столу. Большое спасибо за вино, Северус.

Ужин был выше всех похвал. Для подрастающего поколения подали апельсиновый сок, взрослые пили вино. От захватывающих дух новостей слезы Гермионы окончательно высохли.

— Вот это да! — пробормотал Гарри.

— Значит, инопланетяне действительно существуют? — спросил Джанни. — И прилетали к вам в Англию, то есть, в Шотландию? А почему не к нам?

— Может, это еще и не инопланетяне, — ответила синьора, — может, это Основатели вашей школы что-то устроили. Или приспособили для своих нужд. Сейчас там работают специалисты, так что позже мы все узнаем.

— Могут и не сказать, — авторитетно заявил Джанни, — эти специалисты обожают все засекречивать от обычных людей. Вот бы взглянуть хоть одним глазком! Гарри, Гермиона, вы же нам напишите, правда?

Франческа деликатно отложила вилку и нож.

— Я бы тоже хотела посмотреть, — сказала она, — или хотя бы узнать подробности.

Гарри энергично кивнул.

— Конечно! Это же так интересно. И в гости можно будет поехать. Вроде как по обмену опытом при изучении английского.

Снейп вздохнул. Еще двое на его голову. Хорошо, хоть Тома Риддла Фламмель забрал.

— Думаю, на Рождество можно будет что-то организовать, — сказал он, — но это пока не определенно. Позже решим все точно.

— Ура! — обрадовались дети.

Синьора Руджиери мягко улыбнулась своему гостю.

— Прекрасная идея, Северус! И мы что-нибудь решим с Гермионой. Может ей действительно стоит провести ритуал и пройти посвящение. Тогда многое будет легче даваться. Но это нужно обсудить с ее родителями. Если у них возникнут вопросы, то номер моего телефона у тебя, девочка, есть.

Гермиона благодарно кивнула. Ей стало стыдно за свой срыв.

Эмэ подала мороженое. И это было просто восхитительно, ведь в и без того чудесный кофе добавили еще по ложечке ликера La Strega.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Вторник, 21.10.2014, 13:00
 
Al123potДата: Среда, 22.10.2014, 12:43 | Сообщение # 59
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 29.

В Хогвартс вернулись через три дня. Снейп принес для Гарри и Гермионы порт-ключ до платформы 9 и 3/4 и лично проводил их на Хогвартс-экспресс. Эмэ вручила ребятам корзинку с жареной курицей, пирожками, пирожными и большим термосом с кофе, так что путешествие обещало быть очень приятным.

В поезде студенты постоянно переходили из одного вагона в другой, обмениваясь новостями и слухами. Информация про странный кристалл в Тайной Комнате распространилась довольно быстро. «Ежедневный пророк» писал о неких артефактах Основателей. Про Тома мало кто знал, а осведомленные не болтали.

К Гарри и Гермионе подсел Невилл, потом в купе ввалился Рон Уизли.

— Гарри, — начал он прямо с порога, — а чего ты меня с собой не взял? Мы же друзья!

— Но, Рон, ведь Гермиона девочка. И ее родители — обычные люди, у нее просто не было порт-ключа. Я думал, что твои родители вам всем такой сделали, они же волшебники.

Рон задумался.

— Ну ладно, — наконец неуверенно проговорил он, — наверное, так и есть. Но у нас порт-ключей нет, папа такое не делает, а стоит дорого.

Невилл покачал головой.

— Бабушка говорит, что это безответственность, — сказал он, — она меня похвалила, что я Дина Томаса с собой захватил, он же тоже магглорожденный.

— Да ладно, — махнул рукой Рон, пожирая глазами источающую аппетитные ароматы корзину, — лучше рассказывайте, где были. А то я в Мунго провалялся все это время.

— Как там твоя сестра? — спросил Невилл.

— Хреново, — ответил Рон, — нас к ней и не пускали толком. Мама все время плачет. Но колдомедики говорят, что Джинни поправится. Правда, долго лечиться надо.

— Главное, что поправится, — сказал Гарри, — давай, садись, тут на всех хватит.

Хватило действительно на всех. И было очень вкусно. Гермиона показывала колдографии и хвасталась подарками. Синьора Руджиери подарила ей книгу по лекарственным зельям, Бернардетта — несколько пакетиков с душистыми травами, которые росли только в окрестностях Триоры, Джанни — забавного плюшевого котенка, а Франческа — настоящую чимаруту.

— А профессор Снейп сказал, что разрешит мне сварит зелье, которое помогает учить иностранные языки, — важно заявила Гермиона, — и даже поможет, если что. Вот! А это очень важно. Мы с Гарри обязательно выучим латынь, но я бы хотела еще древне-греческий, арамейский и халдейский. Для начала. Ведь есть еще коптский, шумерский... Конечно, неплохо знать и современные языки, но самые потрясающие книги написаны на этих мертвых языках. А при переводе часто многое теряется.

— Ага, — согласился Гарри, — у синьоры Руджиери есть копии работ Гиппократа и Галена. И свитки Локусты.

— А это еще кто? — подозрительно спросил Рон, который от неожиданности даже жевать перестал.

— Рон! Как ты можешь быть таким необразованным?! Гиппократ и Гален — знаменитые врачи. Один жил в Древней Греции, а второй — в Древнем Риме. А Локуста — знаменитая древнеримская отравительница. У нее сами императоры яды покупали. Это, конечно, не хорошо, но чтобы приготовить противоядие, нужно досконально изучить яд.

— И чего это вы все с отравителями водитесь? — подозрительно спросил Рон, внимательно разглядывая начинку надкушенного пирожка.

— «Все — яд, все — лекарство; то и другое определяет доза», как говорил великий Парацельс, — важно проговорил Невилл.

— Ну вас! — буркнул Рон. — Так и заучиться недолго. Я вот точно зубрить не буду, мне и без ядов всяких весело.

— Как пожелаешь, — ответил Гарри, — но я хочу стать целителем, а для этого нужно много учиться. Это намного круче, чем играть в квиддич. Вдруг... вдруг, я придумаю лекарство от рака? Или еще от чего?

Гермиона кивала. Невилл попросил у нее посмотреть пакетики с травами.

— А можно будет написать этой даме и попросить у нее семена? — спросил он. — Это, конечно, эндемики, им будет неуютно в наших широтах, но вдруг у меня получится вырастить в теплице?

Рон поперхнулся, изумленно уставился на Невилла и повертел пальцем у виска.

— Эндемиками называют растения или животных, которые водятся только в одном месте и больше нигде, — пояснил ему Гарри. — Написать, конечно, можно, но вдруг они их скрывают, чтобы больше зарабатывать на продаже? Все-таки это — бизнес. Дядя Вернон всегда говорит, что не все секреты стоит открывать.

— А еще это может быть опасно, — сказала Гермиона, — я, правда, про растения мало знаю, но вдруг у тебя чего из теплицы выберется? А с животными много всяких неприятностей было. Даже у нас в Англии.

И остаток пути студенты слушали жутковатые истории про кроликов, коз и крыс — "пожирателей экосистем". Особенно всех впечатлили пчелы-убийцы.

— А знаете, — задумчиво проговорил Гарри, — это тоже хорошая профессия. Ну, я имею в виду: спасать редкие виды и исправлять все эти ляпы. Ведь с магией у нас больше возможностей.

— Ой, я бы с удовольствием спасала белочек, — сказала Лаванда, которая незаметно просочилась в купе во время рассказа и даже ухватила себе пирожное. — Они такие милые!

— А говорят, у нас Хагрид любит всякую мерзость в Запретный лес тащить, — послышалось от дверей, где уже, оказывается, довольно давно скопилась целая команда слушателей, — и каких-то чудовищных пауков развел.

Рон поежился.

— Да ты что!

— Точно говорю! Они даже на кентавров нападают.

— Вот из-за таких безответственных личностей, как Хагрид и наступают экологические катастрофы, — нахмурилась Гермиона. — С этим надо что-то делать! Нам сказали, что в Хогвартсе будут работать сотрудники Отдела Тайн, надо будет у них спросить. Это же важно!

С ней все согласились. Было решено отправить к невыразимцам делегацию и составить список вопросов. Драко Малфой тут же заявил, что его отец может помочь, как член Попечительского Совета. Рон тут же высказался про всех Малфоев оптом и в розницу, но его быстро заткнули, так как все прониклись судьбой магических и обычных животных. Наконец Хогвартс-экспресс прибыл в Хогсмит, что положило конец всем дискуссиям.

В самом замке было много изменений. Из Большого Зала исчез трон Дамблдора. Теперь часть помоста, на котором раньше находились стол и кресла преподавателей, обзавелась небольшим возвышением, где теперь располагались места деканов. В школе было множество авроров и невыразимцев. Часть коридоров была перекрыта. Шапочки из фольги были официально объявлены частью школьной формы.

— Вот бы взглянуть хоть одним глазком на то, что там нашли! — мечтательно проговорил Рон.

— Это может быть опасно, — сказала Гермиона.

— Говорят, Дамблдора арестовали, — сказал Шеймус, — вот это да! Хотя он всегда был странным. Может, он какие эксперименты над нами ставил? Я про такие вещи читал.

— Какие еще эксперименты? — удивилась Лаванда.

— Ну, там — излучение какое. Или препараты в еду. Чтобы посмотреть на реакцию. Даже оружие такое есть. Это, как его... психо... психичес...

— Психотропное, — сказала Гермиона.

— Точно.

— А это какое... такое? — заинтересовались другие.

Гермиона принялась рассказывать. К столу Гриффиндора сперва подтянулись студенты, а потом и авроры с невыразимцами.

— Есть звуки, которых человеческое ухо просто не слышит, — рассказывала Гермиона, — но все равно фиксирует. Там все дело в частоте колебания звуковых волн. Одни успокаивают, а другие наоборот — вызывают панику.

— Что такое колебания волн?

— Это маггловская физика, — Гермиона даже кулачки стиснула, — я могу у родителей попросить, чтобы учебники прислали. И еще научно-популярные книги есть.

— Мисс, — обратился к ней сотрудник Отдела Тайн, — я бы тоже хотел взглянуть на эти книги. Если вашим родителям придется потратиться, то мы возместим. Будьте так любезны написать письмо, а я берусь доставить его со всей возможной скоростью.

— Конечно, — тут же согласилась девочка, — я прямо сейчас и напишу. У нас дома есть такие книги, а папа с мамой, если что, и новые купят.

— Большое вам спасибо.

— Наверное, и скопировать будет можно? — спросили другие ребята.

— Можно, — кивнул невыразимец.

Гермионе тут же выдали пергамент, перо и чернильницу. Книги прибыли уже на другой день.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Среда, 05.11.2014, 13:34
 
Al123potДата: Четверг, 23.10.2014, 13:05 | Сообщение # 60
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Глава 30.

Втянуться в учебу получалось не у всех, уж слишком много всего произошло. К тому же, постоянные встречи с невыразимцами, которые мотались со своей аппаратурой по всему замку, не давали забыть о случившемся, порождая новые страхи и слухи. Джастин считал, что в Тайной Комнате находится потерпевший крушение межпланетный корабль или какая-то его часть, которую Основатели неким образом приспособили для своих нужд. Слизеринцы выдали новую идею о легендарной ссоре Основателей. По этой версии Салазар Слизерин объявлялся единственным выжившим путешественником, которого подло обманули, воспользовались его знаниями, а потом выгнали. Студенты других Домов отрицали это и яростно спорили. Дело доходило до драк. Кончилось тем, что инопланетянами объявили уже всех четверых, старательно придумывая им далекую родину. Астрономия внезапно стала пользоваться бешеной популярностью, а к Астрономической башне вернулось ее обычное предназначение — изучение звездного неба. Райвенкловцы предложили приобрести для школы хотя бы один новый мощный телескоп, чтобы рассматривать другие галактики и искать там братьев по разуму. В конце концов, среди обитателей других миров тоже могли быть волшебники. Начался сбор денег. Конечно, карманных денег студентов на такую покупку хватить не могло, но Драко Малфой рассказал об этой инициативе отцу, и тот подключил Попечительский Совет. Гермиона через родителей раздобыла информацию о телескопах, которые можно было приобрести, и их технических характеристиках. Профессор Флитвик пообещал лично зачаровать покупку, чтобы магическое поле Хогвартса не мешала работе и исследованиям.

Кроме того, было сварено зелье, помогающее в изучении языков, и Гарри с Гермионой старательно зубрили латынь.

Рон страдал в своем необразованном одиночестве.

А потом Гарри пришло письмо от Сириуса Блэка.

Бывший азкабанский сиделец сообщал мальчику, что является его крестным, жаждет познакомиться поближе и приглашает в гости на все каникулы. Гарри в ответ написал, что не против познакомиться, но прибыть не может, так как уже пригласил друзей из Италии на Рождество, а летом сам собирался в Италию, чтобы учиться зельеварению под руководством настоящего Мастера. Завязалась оживленная переписка. Блэк не возражал против учебы, но считал, что надо и веселиться, а то так и заплесневеть можно. И предложил мальчику несколько «веселых» с его точки зрения шуток, чтобы поиздеваться над магглами, у которых Гарри жил, и повеселить друзей.

Гарри показал письмо Гермионе.

— Знаешь, — сказал он, — мне это не нравится. Может я и не люблю тетю, дядю и кузена, но таких гадостей я им точно делать не буду. Они же мне ничем ответить не могут. И потом, мы только-только нормально общаться стали. И мне кажется, что Франческе такое точно не понравится. Да и Джанни тоже. Мы же хотели им Хогвартс показать, Хогсмит. А еще в Лондоне погулять.

— Ну да, — кивнула Гермиона, — я даже попросила родителей, чтобы они узнали, какие музеи работают во время каникул. А папа обещал нас в Тауэр сводить, у него там знакомый хранителем работает, он может и туда провести, куда обычных туристов не пускают. И ты совершенно прав, такие розыгрыши ни ребятам, ни синьоре Руджиери не понравятся. Да и твоих родственников жалко. Мои родители тоже обычные люди, так что, этот мистер Блэк и над ними так жестоко подшутить захочет? Мне это очень не нравится!

— Эй, — сказал Рон, — а меня возьмете?

— Если тебя родители отпустят. Ну, и если ты пообещаешь себя хорошо вести, — ответила Гермиона, — Джанни плохо говорит по-английски, Франческа намного лучше. А еще ты не должен все время говорить о квиддиче, им это будет не интересно.

— Ты чего? — удивился Рон. — Разве они не интересуются квиддичем?!

— Не так как ты. Болеют за Италию, но и только. У них полно других интересов, они много учатся, любят узнавать что-то новое и полезное.

Похоже, что эти сведения оказались для Рона слишком шокирующими. Он так и замер с приоткрытым ртом.

— Эй, слышали новость? — послышалось от входа в гостиную. — Хагрида арестовали!

— Хагрида? — удивился Гарри. — За что?

— А он пытался пауков спрятать, представляете? Огромных ядовитых пауков. Услышал, что их хотят уничтожить, помните, мы заявление писали? Ну вот, он и поперся в их логово, чтобы отогнать их подальше в лес. А они на него напали. А тут авроры. А Хагрид, вместо того, чтобы обрадоваться подмоге, сам на авроров напал. За своих пауков. Ну, пауков сожгли, а Хагрида арестовали. Судить будут.

— Ничего себе! — послышалось с разных сторон.

— Еще и ядовитые! — в ужасе прошептал Рон. — Кошмар!

Гарри поежился. Хагрида было жалко, но он слишком любил всяких монстров и совершенно не думал о последствиях. Завел же в прошлом году дракона. И никак до него не доходило, что Норберта могла его убить или покалечить безо всякого злого умысла. А если эти пауки и на кентавров нападали, то страшно даже представить, что было бы, если бы они напали на обычного человека. А ведь такая колония могла разрастись до невероятных размеров. Гарри видел по телевизору интересные передачи о животных и насекомых. Конечно, они были не магическими, но у них было очень много общего.

Гермиона качала головой.

— Все-таки он очень безответственный, — сказала она, — это ужасно.

— А с Клыком что? — спросил Гарри, вспомнив жутковидного, но на редкость добродушного пса. — Куда его теперь?

— Кормить его и мы сможем, — сказала Гермиона, — только он все равно скучать будет.

— Это да, — вздохнул Гарри, — жалко. И Хагрида жалко, хотя он сам виноват.

— Пауки! — повторил Рон. — Придумал тоже...

— Зато теперь в лесу спокойнее будет, — сказала Лаванда, — и прочим зверькам раздолье. Это же хорошо. И если кто за травами пойдет, то тоже в беду не попадет. Я хочу сказать, что про тех зверей, которые тут всегда водились, мы знаем. Ну и знаем, чего от них можно ожидать, как обороняться, если что. А всяких чужаков тут не будет. И эти пауки... они ведь наверняка большей частью на дитенышей нападали. Маленькие зверьки слабее и легче в паутине запутываются. Представляете, сколько их сожрали?

Другие студенты согласно кивали.

— Если только он помимо пауков еще какую пакость не развел, — пробормотал Дин Томас. — Но его теперь допросят и вся выяснят.

Гарри задумчиво смотрел в огонь. Странно, кажется еще совсем недавно он страшно переживал бы за Хагрида, считая, что его все равно надо отпустить и ни в коем случае не наказывать, просто потому, что Хагрид добрый. А ведь этот добряк в прошлом году оставил их с Драко один на один с убийцей единорогов. Да уж... Наверняка в аврорате учтут необразованность лесника и не накажут его слишком сильно. Может, ему и стоит работать с какими-нибудь зверюшками, а не с детьми? В том же заповеднике, например, где работает старший брат Рона? А что? Там обожаемые им драконы. И там совсем нет детей, которым эти драконы могут навредить. А в Хогвартсе лучше пусть работает тот, кто не станет разводить жутких тварей, а будет по-настоящему защищать лес и его обитателей. Но вот само чувство было новым и странным. Как и отношение к крестному. Гарри вдруг подумал, что еще год назад ужасно обрадовался бы другу родителей и все ему простил. Может и позлорадствовал бы, разыгрывая Дурслей. Злорадствовал же он, когда Хагрид наколдовал Дадли поросячий хвост. Даже сейчас стыдно стало. А сейчас... сейчас ему было неловко и неприятно, что взрослый человек может развлекаться подобным образом. Взрослый... Может, все дело в том, что в его прошлой жизни был дефицит на приличных и разумных взрослых? Кто знает...

На место Хагрида прислали добродушного и общительного мужчину средних лет, которого звали Сэм Вилкс. Говорили, что его рекомендовал профессор Кеттлеберн. У нового лесника была волшебная палочка, он тоже собирался лечить больных и пострадавших животных. Ему уже доставили двух маленьких единорогов и дитеныша гиппогрифа, пострадавших от аккромантулов. Почти все студенты бегали посмотреть на пациентов. Девочки рвались помогать. Лучше всех получалось у Лаванды и Пэнси. Их и назначили помощницами в этом зверином лазарете.

Впрочем, Хагрид не очень пострадал. Следователи сочли, что полугигант-недоучка плохо понимал, что творит, а основная ответственность лежит на Дамблдоре, который не проконтролировал деятельность своего подчиненного. Так что ограничились штрафом и общественными работами. Немаленький штраф Хагрид заплатил с легкостью, просто распотрошив свои заначки с редкими ингредиентами. Потом он наведался попрощаться в Хогвартс, осмотрел лазарет для зверят, выпил с новым лесником и профессором УЗМС, забрал Клыка и отбыл на новое место работы. Его взяли смотрителем в частный заповедник. Так что все остались довольны.

Приближалось Рождество...



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » И все заверте... (добавлена Глава 50 от 12.11.2014) (PG-13, AU, Humor, Миди, Закончен)
  • Страница 2 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск: