Армия Запретного леса

Понедельник, 25.09.2017, 12:56
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 3 из 5«12345»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Тенета иллюзий (Продолжение "Старшего брата")
Тенета иллюзий
lumyДата: Суббота, 16.05.2015, 20:39 | Сообщение # 61
Снайпер
Сообщений: 102
« 29 »
Спасибо за главу! Интересно читать, как обстоятельно Халь обделывает дела. За возрождение рода его ждут бонусы от Магии, а не только доступ к знаниям, я уверена!
 
Strannik191Дата: Воскресенье, 17.05.2015, 19:48 | Сообщение # 62
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 4 »
Благодарю за великолепную главу. У этого фанфика только один недостаток проду к нему сильно ждешь.
 
asketДата: Пятница, 29.05.2015, 23:58 | Сообщение # 63
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 121 »
Глава 7

Входя вечером пятницы в уже знакомый дом, никакого волнения я не испытывал. Абсолютно. Мне, во-первых, Смиты показались достаточно благоразумными людьми, чтобы не отказываться от подвернувшегося шанса, во-вторых, грели душу еще четыре возможные кандидатуры. Спешки нет, родовая магия Фергюсонов видела, что я не сижу без дела и не торопила, выражая свое недовольство всякими неприятными способами, так что в худшем случае просто выслушаю отказ и перейду к другим вариантам.
Меня ждали. Я не успел прикоснуться к калитке, как из распахнувшейся двери показался Роберт, спустился вниз и сам открыл проход. Хороший признак.
- Войди под мой кров, вестник ушедших, и раздели с нами пищу.
Вот, собственно, и все. Согласие дано, иначе кормить глашатая не стали бы. Максимум – вина, мяса и хлеба предложили бы символически в знак дружественных намерений и в качестве извинения за отказ. Если зовут к столу, то ответ положительный.
- Благодарю за приглашение и с радостью сяду за один с вами стол.
Ради торжественного события хозяйка расстаралась и наготовила вкусностей. Не абы каких, разумеется. Овсяная каша в отдельной кастрюле, лосось, супница с рыбным супом, овсяные лепешки, хаггис, нарезка кровяной колбасы и пудинг, причем на отдельном блюде в маленьких чашечках лежало немного пищи каждого вида. Приношение духам, сейчас незримо наблюдающим за нашей встречей.
Меня посадили справа от хозяйки, на почетное место, Дункан сидел ровно напротив. Дети ерзали, перемигивались и косились с неприкрытым интересом, однако в разговор взрослых не лезли, шептались между собой. Мы с Робертом обсудили погоду, новые декреты министерства, цены на ингредиенты в зельеварнях Лютного и шансы Холихедских Гарпий занять первое место в Британской Лиге. Словом, всячески демонстрировали выдержку и спокойствие.
И только закончив ужин и перейдя в гостиную, начали ритуал.
- Я, Роберт из Смитов, отец Дункана из Смитов, выслушал слова рода Фергюсон из Рощи Фергюсонов, и решил так. Я отдаю своего сына роду. Отныне его кровь – кровь Фергюсонов из Рощи Фергюсонов, его магия – магия Фергюсонов из Рощи Фергюсонов, его деяния – деяния Фергюсонов из Рощи Фергюсонов. Да будут едины они и в жизни, и в смерти, и в посмертии!
После чего, взяв сына за руку, плотно прижал его ладонь к моей. Прямо вдавил в метку, чтобы никаких сомнений не осталось.
Ядро взорвалось ослепляющей болью, едва магия рода Фергюсон устремилась сквозь мое тело к новому сосуду. Плоть плавилась, не в силах выдержать идущего потока, чтобы мгновенно исцелиться и снова сгореть. Мне казалось, словно мы, трое, стоим в ритуальной зале поместья, и две руки лежат на обложке потрепанной книги в кожаном переплете, и тонкий детский голосок клянется быть верным. Кодекс сияет, жадно внимая словам будущего господина и слуги, за спинами одобрительно молчат тени предков. Слова отзвучали, сияющие нити обвиваются вокруг маленькой ладошки, впиваются в руку, поднимаются вверх и скрываются в теле, отныне навсегда привязывая ребенка к роду. Вспышка!
Снова гостиная Смитов, вокруг плачущего Дункана хлопочет мать. На полу между мной и держащимся за голову Робертом лежит Кодекс, сейчас - обычная книга, ничем не выдающая своей сущности. Лиззи, допущенная наблюдать обряд под обещание не мешать, тихой мышкой сидит на диване и глядит на нас огромными испуганными глазами. Непроизвольно соскальзываю в ее память и морщусь, считав воспоминания о последних событиях. Да уж, впечатляющее зрелище здесь творилось. Как только гостиную не разнесли? Или весь дом.
На лицо невольно выползла глупая улыбка. По телу расползалась приятная истома, как после хорошей работы, метка, прежде похожая на плохо заросшую рану, превратилась в необычную татуировку посреди ладони. Обязательства выполнены! Да, конечно, еще предстоит многое – ввести мальца в дом, пролить горсть его крови на алтарь, закрепив становление наследником, лет через десять-одиннадцать, если не будет чрезвычайных ситуаций, надеть перстень главы… Оформить бумаги, в конце-то концов. Это все мелочи, главное сделано.
Не думал, что все окажется настолько просто. Хотя парня Кодекс ведь выбрал сам, поэтому львиной доли обрядов удалось избежать, той же Арианрод приходится намного сложнее. Ей надо доказать свое право на власть, вот и мучается девушка, не то, что мы.
- Получилось?
- Получилось, - подтвердил я, показывая Роберту зажившую ладонь.
Аккуратно подняв с пола Кодекс, подхожу к все еще всхлипывающему мальчишке и опускаюсь перед ним на колено. Не потому, что так положено, просто маленький он пока. Обеими руками протягиваю книгу.
- Держи. Теперь ты – его хранитель, владелец и слуга. Давай, бери.
Дункан, сначала спрятавшийся за матерью, после моих слов нерешительно взглянул на родителей. Подбодренный кивками и улыбками, он преодолел опаску и осторожно дотронулся до потеплевшей обложки. Книга мягко замурлыкала под его прикосновениями, чуть шевельнулась, став немного меньше, и снова заснула. Теперь – надолго.
- Это надо отметить, - хрипло сообщил Роберт.
- Хорошая мысль.
- Пошли в столовую, там бар встроенный. Звать-то тебя как, родственник?
- Хальвдан. Хальвдан Тобиас Снейп.
Выбор горючих жидкостей у Роберта оказался богатый, одного только виски насчитал двенадцать сортов. Именно то, что сейчас нужно. Меня до сих пор потряхивало, тело ломило от полученной энергии, оно казалось легким, словно наполненным пузырьками шампанского. Надо будет провести диагностику, выяснить, как ритуал отразился на физическом состоянии. На омоложение рассчитывать не приходится, этот эффект наблюдается только у взрослых волшебников, а вот избавление от возможных болячек и приближение организма к оптимуму вполне реально. Самое то для меня, подростка.
- Теперь-то расскажешь, как во все это влип? – после первой порции коньяка Роберта потянуло на расспросы.
Почему бы и нет?
- Расскажу, - я с сожалением отставил снифтер в сторону. Не стоит злоупотреблять алкоголем. – Несколько лет назад мы с братом пошли в поход по южной Шотландии и наткнулись на заброшенное поместье. Защита еще держалась, но слабенько, и мы смогли заглянуть внутрь. Только заглянуть, больше ничего. Ну а месяц назад я взломал щиты, забрался в дом, наткнулся на Кодекс… Вот, собственно, и все.
- Странно, что Кодекс стал с тобой договариваться. Обычно чужаков просто подчиняют.
- Он пытался, - голос непроизвольно прозвучал сухо. – Я неплохой окклюмент и отбил атаку, еще амулет помог.
- Неплохой окклюмент? Подожди, тебе лет пятнадцать, ну, семнадцать на вид, тебя только-только должны начать учить!
- Моя мать из Принцев. Всерьез она за меня с одиннадцати лет взялась, хотя всякие мелочи давала даже раньше.
- Надо же, - покачал головой мужчина. – Ценный дар. Поместье в каком состоянии?
- Основной дом в хорошем, хозяйственные постройки проще снести, чем отремонтировать. Свожу вас туда в ближайшее время. Библиотека не каталогизирована, я только начал ее просматривать, в хранилище артефактов в основном безделушки, хотя есть и несколько серьезных вещиц. В оружии не разбираюсь, поэтому содержимое оружейной оценить не могу. Зато источник пятого класса.
- Да, надо будет посмотреть... Знаешь что – расскажи-ка о себе! Раз уж мы связаны, нехорошо, что мы о тебе ничего не знаем. Ты ведь о нас, наверное, целое досье составил?
Досье - не досье, но, в целом, информации о Смитах накопано немало. Действительно, надо бы поделиться кое-какими сведениями о себе, чтобы люди тоже понимали, с кем имеют дело.
Всю биографию пересказывать не стал, так, поведал ключевые моменты. Полукровка, немного о семье, интерес к рунам, зельям и артефакторике. Про склонность к иллюзиям промолчал, о владении Голосом Власти и близком знакомстве с темной магией – тем более. Рано душу раскрывать, не настолько хорошо мы знакомы. Взамен Роберт тоже рассказал пару баек из своего прошлого, таких, которые кому попало не выбалтывают. Уверен, ему тоже есть, что скрывать.
Мы сидели в гостиной, общались, Маргарет наверху безуспешно успокаивала взбудораженных детей. Идиллия продолжалась примерно полчаса. Потом Роберт извинился, поднялся с кресла и пошел к выходу из дома, сказав, что кто-то пришел. Спустя пять минут раздался его голос, зовущий меня, жену и Дункана.
Перед калиткой стояли четверо мужчин. Трое в алых аврорских мантиях, искоса поглядывающих на чуть прядающих каменными ушками собачек-охранников, и один, теряющийся на их фоне. В серой мантии, с совершенно неприметным невыразительным лицом, плохо различимым под глубоким капюшоном. «Ты с чем пожаловал, незваный, но предвиденный гость?» Да уж понятно, с чем, засекли-таки выброс.
- Господа заметили проведение ритуала высшей магии и теперь интересуются его причинами, - пояснил Роберт. – Как я уже сказал, мой сын стал наследником Фергюсонов из Рощи Фергюсонов. Дункан, позови Кодекс.
- А как?
- Просто попроси его вслух оказаться в твоих руках.
Мальчишка немного помялся, собрался с духом и громко крикнул:
- Кодекс!
Спустя мгновение разумный гримуар, словно пташка, вылетел из дома и плавно опустился к Дункану в подставленные ладони.
- Впечатляюще, – признал невыразимец. Протянутая было рука в серой перчатке отдернулась, стоило Кодексу угрожающе зашипеть возникшей на корешке пастью. – Позвольте поздравить вас, наследник Фергюсон, мистер Смит, миссис Смит. Мистер…?
- Снейп. Хальвдан Снейп.
- Понятно, - зажившая метка прекрасно послужила в качестве объяснения моего присутствия здесь. – Что ж, в таком случае не будем вас дальше беспокоить. Напомню лишь, что административные службы Визенгамота расположены на втором уровне министерства, настоятельно советую зайти и зарегистрироваться не позднее чем через два месяца. Всего наилучшего, господа, дама.
Сотрудник отдела Тайн ушел не оглядываясь, в отличие от авроров, смотревших на Дункана (и меня, чего уж скрывать) широко открытыми неверящими глазами. Их можно понять – обычные маги редко сталкиваются с пробуждением рода, событие это не рядовое. Примерно, как в подмосковном исхоженном лесу напороться на дикого зверя. Случается, но очень редко. Причем все такие случаи регистрируются невыразимцами, то-то старший не удивился и спокойно отреагировал на заявление Роберта, даже проверять ничего особо не стал. Знал все заранее, пришел с формальной проверкой.
- Сколько всего кандидатур предложил Кодекс? – спросил бывший наемник, снова усевшись в кресло.
- Пятерых. Двое отпали сразу, у одного Слуга Бездны в близкой родне, второй принадлежит к славному семейству Флетчеров, - в ответ на мой пассаж мужчина понимающе усмехнулся. – С третьим, магглорожденным, возни слишком много. Из оставшихся Дункан показался мне более подходящим.
- Почему?
- В вашей семье умеют желать и готовы добиваться желаемого, - несколько криво сформулировал я. – Для главы молодого, ничем не прославленного рода эти качества необходимы.
Роберт чуть кивнул. Да, старикам вроде Принцев, Малфоев, Блэков, Гринграссов нет необходимости кому-то что-то доказывать, сама их фамилия говорит за них. Даже ко мне, полукровке без связи с родом, относятся очень уважительно, едва слышат, кто у меня мать. Потому что история, потому что мощь родовых даров, остающихся в крови, потому что знания, пусть и переданные частично. Иное дело недавно появившиеся роды, у которых и магия, пока что, мала, если сравнивать с верхней планкой, и статуса в обществе нет.
Кстати, по поводу статуса. Проводя аналогии – довольно грубые, но за неимением других, используем эти – с феодальной системой обычных людей, раньше я был бастардом знатной дамы. Девушки из герцогского или даже королевского рода, скандально сбежавшей от родителей. Сейчас, приняв опекунство над наследником Фергюсонов, я стал кем-то вроде обычного дворянина без титула, то есть из мещан поднялся чуток вверх по социальной лестнице. Достижение? Формально, да. По отношению к роду Принц мое положение почти не изменилось, нулевые шансы, помноженные на два, все равно остаются нулем, разве что моим гипотетическим детям будет несколько проще предъявлять права на вхождение в род. Зато появился доступ к высшей магии, что само по себе важно.
Принадлежность к роду дает, в первую очередь, силу. Если рядового мага можно сравнить с батарейкой или, при должном везении, с аккумулятором, то связь с родовой магией – подключение к электросети. Сравнение не точное, потому что выдохнуться могут и те, и те, однако скорость восполнения силы отличается на порядок. Да, волшебник берет энергию из мира, только её ведь еще переработать под себя надо, пропустить через организм, чтобы использовать.
Вполне естественно, что чем могущественнее воздействие, тем больше сил оно требует. Высшие заклинания без внешней подпитки человеку не потянуть. Ритуалистика отчасти позволяет обойти это правило, но только отчасти, сложные обряды обязательно включают в себя призыв к магии, богам-демонам или вовсе непонятным сущностям.
- Я ведь тебе должен, - внезапно сказал Роберт. – Выкупную волю.
Точно, есть у магов такой обычай. Примерно из той же серии, что и долг жизни, только намного мягче и соблюдающийся менее строго, иногда вовсе не соблюдающийся. Некоторые вообще утверждают, что магии в нем нет, это просто правило хорошего тона. Грубо говоря, если тебе сделали серьезный подарок – отдарись. Хоть чем. Услугой, знаниями, другим подарком. Лучше, конечно, если ценность ответа примерно равна дару, но если нет возможности, то можно и что дешевле презентовать.
По обычаю выходит, Смиты мне действительно должны. Причем немало.
- Научи меня драться, - прежде, чем Роберт что-либо предложил, попросил я. – А то я кроме основных дуэльных стоек и десятка заклинаний не знаю ничего.
- Позаниматься с тобой дуэлингом? – поскреб бородку мужчина. – Ладно, почему бы и нет?
- Не дуэлингом, - поправил я. – Боем, скорее даже, умением выживать. Ты же почти тридцать лет наёмничал, последнюю войну застал, наверняка понимаешь разницу.
Роберт внезапно напрягся.
- В полные ученики не возьму.
- И не надо. Воинская стезя мне не интересна, просто есть определенный минимум, которым надо владеть. Учитывая уровень и качество моих знакомств…
Я пожал плечами, оставив фразу повисшей в воздухе. Да, простого знания дуэльного мастерства в переулках Лютного или, упаси Мерлин, в схватках с набирающими силу Пожирателями недостаточно. Не то, чтобы я собирался действовать силой, но гарантий, что драк удастся избежать, нет. Лучше подготовиться заранее.
Бывший боевой маг, насколько они бывают бывшими, расслабился и усмехнулся:
- Любишь влипать в истории, а?
- Просто хочу быть готовым к неожиданностям.
- Правильный подход! – рассмеялся Роберт. – Хорошо, пусть будет по-твоему! И не вздумай жаловаться – сам напросился!
К сожалению, в тот момент я не понял, что он имеет в виду. А потом стало поздно.

***

Мне предстояло еще одно трудное дело – разговор с родителями. Надо объявить о своем новом статусе глашатая и представителя Фергюсонов, успокоить мать, посоветоваться с отцом насчет желания жить отдельно. Надеюсь, обойдется без скандала, хотя вряд ли. Дети всегда остаются в глазах родителей маленькими агукающими комочками, которых следует защищать и не давать совать пальцы в розетки. И неважно, насколько ребенок умен, какая у него репутация, все равно он дурачок по умолчанию.
Идея бухнуть правду, с криком «поздравь меня, мама!» выложив на стол ладонь с потухшей меткой, после короткого рассмотрения отправилась в утиль. От сердечных приступов даже маги не застрахованы, да и неизвестно, каким именно предметом мама может поздравить. Лучше действовать мягко, издалека.
- Ты не сильно будешь занята в ближайшие дней десять?
У нас в семье сложилась традиция, по которой серьезные дела обсуждаются после ужина на кухне. Не знаю, чем объяснить, просто думается легче. И кстати – хотя считается, что мужики злые, пока голодные, на женщин это правило тоже распространяется.
- Смотря чего тебе нужно, - мать чуть шевельнула палочкой, отправляя новую стопку тарелок вытираться о полотенце. – Уезжать никуда не собираюсь, а что?
- Помоги мне с варкой вот этих зелий, - я передал список. – Желательно побыстрее.
Мама внимательно изучила листок. Выданный Смитом перечень необходимых зелий, написанный незнакомым бисерным почерком, занимал почти всю страницу и включал в себя различные укрепляющие, мышечные релаксанты, стимуляторы роста и мозговой деятельности, трансформационные, выравниватели магического потока и прочие, всего тридцать одно наименование. Большую часть Эйлин уже варила, я сам приносил ей заказы, оставшиеся считаются средним уровнем и сложностей с ними не возникнет.
- Серьезный клиент?
- Нет, это мне. Нашел человека, согласившегося потренировать меня в дуэлинге.
Мама мгновенно насторожилась, взгляд у нее стал пристальным.
- Такие зелья нельзя принимать без разрешения колдомедика.
- Все будет. Предварительное обследование на неделе пройду в Мунго, по его результатам специалист составит программу приема.
- Откуда ты найдешь специалиста? Обычный целитель тут не подойдет.
- Тренер найдет, точнее, уже нашел. Они раньше в одном отряде воевали, вот по старой дружбе тот и согласился.
- Наемник, что ли?
- Да, с Подковы.
- Буду надеяться, он знает, что делает, - слегка успокоилась Эйлин. – Много запросил?
- Я с ним уже расплатился.
- Так сколько?
- Мы обменялись услугами. Я помог Дункану Смиту стать наследником рода, а его отец научит меня сражаться.
В наступившей тишине было слышно, как мамина интуиция забила тревогу.
- Что-то мне нехорошо, - прозвучавшие в ее голосе нотки заставили отца отложить газету. – Повтори, ты сделал что?
Наученный горьким опытом, я выставил на стол флакон с успокоительным.
- Я, Голос Рода Фергюсон из Рощи Фергюсонов, избрал Дункана Смита наследником рода, - с руки слетает иллюзия, и на свету красуется свидетельствующая о выполнении долга отметина. – В качестве выкупной воли Роберт Смит согласился передать часть своих знаний.
За тот короткий миг, пока мама залпом выливала в себя успокоительное, Тобиас решил прояснить обстановку:
- Чего-то я не понял. – Он с удивлением смотрел на жену, вцепившуюся в мою руку и пристально рассматривающую ладонь. – О чем вообще речь?
- Наш сын – везучий идиот, - первой ответила мама. – Очень везучий.
На лице у нее было странное выражение. Смесь удивления, запоздалого страха, гордости, уважения, бешенства и много чего еще, вряд ли она сама смогла бы определить, чего именно. Казалось, она сама не знает, чего ей хочется больше – то ли ударить меня, то ли обнять.
- Ты хоть понимаешь, как рисковал!!!
- Тише! – я невольно поморщился. – Не надо кричать. Да, все понимаю, я изучил последствия не сдержанных клятв.
Начиная от простого сумасшествия и заканчивая вечной службой, и в жизни, и в смерти. Если стал сквибом – считай, повезло.
- Да в чем дело-то?! – тоже возвысил голос отец.
- Рассказывай! – потребовала Эйлин. – С самого начала!
Мысленно сделав пометку в следующий раз варить успокоительное более концентрированным, я поведал, как дошел до жизни такой. Хотел кратенько, но Тобиас слабо разбирался в специфических областях наследования магических способностей и пришлось сделать несколько отступлений. Причем, памятуя о его нелюбви колдовства, упор делать на социальных аспектах. Для начала объяснил структуру магического общества: в самом низу предатели крови, чуть повыше сквибы, затем магглорожденные маги, потом полукровки, далее безродные чистокровные и на самом верху родовые маги. Последние делятся на обычных Благородных и на Древнейших, имеющих в предках не менее семи колен родовых. Сделал уточнение, что полукровка, признанный родом и его магией, пользуется всеми правами и обязанностями чистокровного вне зависимости от статуса крови второго родителя, уточнил еще несколько нюансов. И только объяснив все это, перешел непосредственно к собственной истории. Очень вовремя перешел – раздраженная мать уже была готова прибить меня за медлительность.
Происходи дело в компьютерной игрушке, тот вечер здоров прокачал бы мне «Дипломатию».
Эйлин интересовали малейшие подробности, утаить от нее что-либо не представлялось возможным. Она вытянула полную, не отредактированную версию нашего с Севом турпохода по Шотландии трехгодичной давности, и судя по мстительно прищуренным глазам, мелкого ждут неприятности. Не забыть бы написать ему письмо с предупреждением. Внимательно выслушала долгую историю подготовки к проникновению в дом, причем попутно дала несколько дельных советов, делом подтвердив слухи о весьма разносторонней подготовке девиц из старых семей. Сидела с каменным лицом, пока я подробно рассказывал, как именно взламывал защиту поместья, усыплял стража, рылся в комнатах и искал Кодекс.
Не успокоилась, пока не заставила меня показать воспоминания о встрече с Кодексом и заключении договора.
Подробности поиска сведений о Фергюсонах из Рощи Фергюсонов и встречах с семьями кандидатов она слушала уже без внутреннего напряжения. Мама не успокоилась и не успокоится еще долго, однако долгий рассказ, поведанный тихим, спокойным голосом, сумел убедить мать – ее талантливый сын все сделал правильно. То есть неправильно, конечно, лучше бы он вообще никуда не лез! Тем не менее, мое решение не было импульсивной глупостью ребенка, это решение взрослого человека, что мать поняла.
Мой выбор она одобрила.
- С Аткинсами тебе, конечно, было бы попроще, - признала Эйлин. – Такие в авантюры не полезут. Только неискренне сделанный выбор Кодекс может не засчитать, а за эгоизм – наказать.
- Я примерно так и рассуждал.
- Ладно, будем считать, обошлось, - нехотя согласилась мама, и тут же добавила. – Имей в виду: я все равно считаю, что ты слишком сильно рисковал! Тобиас! Почему ты молчишь?!
Отца, как выяснилось, волновали совершенно иные вещи.
- Ты все еще Снейп?
Вопроса я сначала не понял. Потом, когда дошло, обиделся.
- Конечно!
- Пусть делает, что хочет, - вынесенный вердикт маму возмутил, поэтому Тобиас счел нужным ответить более расширенно. – Парень взрослый, явно знает, что делает. У министерских к нему претензий нет, Смиты эти вроде люди нормальные, голову Халь во время своих приключений не потерял. Даже в прибытке остался, насколько я понимаю.
- Он должен был нам все сразу рассказать!
- Угу, чтоб ты успокоительное литрами пила. Не волнуйся, в следующий раз точно расскажет.
Я сделал честное лицо и усиленно закивал. Кажется, мне не поверили.

***

Поместье Роберту понравилось. Главный дом сохранился хорошо, состояние хозяйственных построек мужчину не волновало, их, если что, можно подновить за небольшие деньги. Или даже заново построить. Еще он высоко оценил содержимое оружейки, сказав, что далеко не все экземпляры являются ширпотребом, серьезные вещи тоже есть. Наверняка в поместье найдется еще много всего интересного, но мы не стали задерживаться – несмотря на мое сопровождение, духа-охранника присутствие Роберта нервировало. До тех пор, пока Дункан не примет главенство и не введет семью в род, его отец останется для охранных чар дальним-дальним родственником без каких-либо прав.
Министерство навестили, заполнили нужные бумаги, потом с документами и Кодексом посетили Геральдическую Палату, где подтвердили смену статуса рода на Благородный. Бюрократы отожрали у нас целый день, в гудящей голове нет-нет, да всплывала мысль о собственном поверенном. Возможно, когда-нибудь, если необходимость посещения чинуш станет частой…
На фоне министерских клерков гоблины просто блистали. Мы явились в Гринготтс, сообщили мастеру Богану об изменениях, прошли проверку на рунном круге, расписались кровью в двух документах, распорядились насчет разблокированного сейфа и ушли свободные, потратив на все два часа. Наличие Кодекса, конечно, разом сняло многие вопросы, но все равно - потрясающая оперативность, особенно учитывая, что попутно Клещерук объяснял нам принципы работы банка в маггловском мире. Гоблины, оказывается, не имели права напрямую контактировать с обычными людьми из опасения нарушить Статут, поэтому создали промежуточную фирму и прогоняли деньги через нее. Большинство персонала этой конторы состояло из магглорожденных волшебников или разбирающихся в реалиях простецов сквибов.
Пришедший от Сева ответ на мое письмо-предупреждение особых эмоций не содержал. За хогвартскими буднями мелкий успел подзабыть впечатления от «жутко таинственного поместья на краю земли», тем более что я заинтриговал его обещанием на каникулах показать нечто интересное. Парню пора познакомиться с той магией, которую в школе не преподают, о которой там даже не говорят. Речь не о чернухе, просто именно с одиннадцати в семьях магов начинают обучать окклюменции, анимагии, ритуалистике, вхождению в тонкий мир, общению с духами и различным малоизвестным дисциплинам. Так что если мелочь рассчитывает прокататься лето на велике и поплевывать в потолок, лишь под конец каникул взявшись за домашку, то его ждет глубокое разочарование.
Правда, в этот раз встречать его на вокзале, скорее всего, будет мать. По словам Роберта, следующие два месяца я буду очень и очень занят.
 
БарсикДата: Суббота, 30.05.2015, 14:29 | Сообщение # 64
Химера
Сообщений: 433
« 24 »
Спасибо за продолжение !!! smile
А Снейп папа оказывается очень разумный человек, вот что занятость и достаток делают !! smile
 
матросДата: Суббота, 30.05.2015, 15:06 | Сообщение # 65
Демон теней
Сообщений: 253
« 20 »
спасибо за проду)


Вы кто? - Добрая фея! - А почему с топором?! - Настроение что-то не очень...
 
lumyДата: Воскресенье, 31.05.2015, 12:54 | Сообщение # 66
Снайпер
Сообщений: 102
« 29 »
Спасибо за главу! Она была великолепная, но слишком быстро прочлась!
 
БоюсьпандыДата: Воскресенье, 31.05.2015, 13:24 | Сообщение # 67
Друид жизни
Сообщений: 196
« 34 »
Мое мнение такое: слишком подробно, длинно, все усилия бросил на описание своего мира магии... зачем тогда попаданец? В общем я прочитал, но немного скучновато, следовало бы сократить.


Список попаданцев в Гарри Поттера
 
lib704Дата: Воскресенье, 31.05.2015, 19:37 | Сообщение # 68
Подросток
Сообщений: 7
« 2 »
Цитата Боюсьпанды ()
Мое мнение такое: слишком подробно, длинно, все усилия бросил на описание своего мира магии... зачем тогда попаданец? В общем я прочитал, но немного скучновато, следовало бы сократить.

аж смех разобрал:)) на другом сайте заклеймили как недостаточно подробно расписанный мир магии и в частности родовой. слишком бегло типо и без должных подробный объяснений. на вас всех не угодишь(
 
БоюсьпандыДата: Воскресенье, 31.05.2015, 22:31 | Сообщение # 69
Друид жизни
Сообщений: 196
« 34 »
Просто попаданец применяется для двух вещей: ООС и Послезнание. В данном случае - для второго. Но где его применение? Вместо этого подробно описывается детство гг, как и чему он учится и т.д. становится непонятно, зачем человек попал.


Список попаданцев в Гарри Поттера
 
chinzherДата: Понедельник, 01.06.2015, 07:52 | Сообщение # 70
Подросток
Сообщений: 5
« 0 »
А мне очень нравится. Проды встречаю с радостью. У меня около полутора сотен фиков на отслеживании и процентов у 70 я предыдущие главы перечитываю, чтобы вспомнить о чем фик, а этот помню весь. Автору спасибо.
 
Uther_PendragonДата: Вторник, 02.06.2015, 15:02 | Сообщение # 71
Подросток
Сообщений: 9
« 0 »
Цитата chinzher ()
чтобы вспомнить о чем фик, а этот помню весь.

Аналогично! Спасибо! Все очень четко, ясно, логично!



Никто не спросит: чье богатство?
Где взято? И какой ценой?
Война, торговля и пиратство,
Три вида сущности одной.
 
BUZAДата: Вторник, 02.06.2015, 15:19 | Сообщение # 72
Подросток
Сообщений: 23
« 0 »
Просто чудесный фанфик,спасибо автору,огромное спасибо!!!
 
Dark_IДата: Вторник, 02.06.2015, 16:17 | Сообщение # 73
Ночной стрелок
Сообщений: 99
« 13 »
Классно.


Я на «Книге фанфиков»
 
skif_dДата: Вторник, 02.06.2015, 18:25 | Сообщение # 74
Подросток
Сообщений: 5
« 0 »
Отличная серия. Нормальный ООС и нормальный попаданец с послезнанием. Само наличие старшего брата у СС уже ООС + налаженные в прошлой книге семейные обстаятельства + СС обаятельный сердцеед с хафлпаффа в пику канонному герою и все благодаря попаданцу. Сам попаданец вполне разумный и последовательный: разрулил семейные проблемы, помогает брату и семье, настолько насколько нужно, не пытаясь откусывать больше чем может проглотить, и сам растет, учится, развивается, а не носится колбасой по маг миру, в истеричном надрыве пытаясь решать чужие проблемы и затыкая все дырки местом, где спина теряет свое благородное название. Так что недовольство некоторых читателей не находит у меня понимания. При этом серия хорошо написана, легко и приятно читается. Жаль только проды довольно редки.

Сообщение отредактировал skif_d - Вторник, 02.06.2015, 18:28
 
Strannik191Дата: Вторник, 02.06.2015, 23:47 | Сообщение # 75
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 4 »
Великолепная глава, благодарю.
 
asketДата: Суббота, 13.06.2015, 00:00 | Сообщение # 76
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 121 »
Глава 8

Что бы там себе не воображали врачи и модельеры, человеческие тела бывают всего двух типов – круглые и квадратные. Причем квадратные – это круглые, которыми пока никто не занимался. С меня лишние углы стесывал Роберт на пару со своим лепшим корешем Плешивым Диком.
Процесс первичного превращения абсолютно гражданского мага в «рядового подготовленного» (это цитата, если кто не понял) проходил в крошечной деревеньке на юге острова Мэн. Или правильнее сказать «на хуторе»? Короче говоря, из проживавших здесь трех семей две целиком состояли из магов, а третьей, в основном взаимодействующей с обычным миром, была пара сквибов с двумя детишками. Слава Богу, Мерлину и прочим высшим силам, что собиравшая меня мать озаботилась теплой одеждой и одеялом!
Потому что первое, что сделали два садиста – отобрали у меня палочки. Обе.
Роберт сразу сказал, что пока не поставит мне основу, домой не отпустит. Нельзя прерывать обучение, тело должно намертво затвердить, какие движения правильные, и потом использовать их не задумываясь. Посему он договорился со своим старым другом и, вроде бы, наставником, чтобы тот разрешил пожить у него в доме на время обучения, ну и потренировал заодно, если желание появится. Тихо спивавшийся ветеран пришел в восторг от бесплатного развлечения! Меня поселили в холодной комнате, показали зельеварню и начали гонять.
Первая неделя целиком ушла на падения, бег и растяжку. Вокруг деревни пролегала кольцевая тропинка общей длиной примерно километр, и с утра, с семи часов, я наматывал по ней круги. В первый день один круг, во второй два и так далее, всего до десяти. Потом жена Плешивого, Магда, кормила нас завтраком, после чего мы отправлялись на ближайшую полянку и приступали к упражнениям. Меня учили падать. Вперед, на спину, вбок, перекатом, отбиваясь свободной рукой от земли, вскакивая, как мячик и тут же отшагивая в сторону из опасной зоны, разворачиваясь на месте… Силовых упражнений не давали, зато спустя семь дней я уверенно садился на шпагат. После обеда был час свободного времени и снова тренировка, опять падения и кувырки. Дикий темп подготовки выдерживался благодаря зельям, без них организм быстро бы скопытился. Поздним вечером, часов в восемь, Магда звала нас ужинать - ланч она игнорировала – затем я натирался мазями и проваливался в глубокий, без снов сон.
Пока я корячился, Плешивый сидел на бревнышке и трепался. Солнышко светит, туман стоит или дождик идет – при любой погоде он устраивался поудобнее и начинал травить байки. Так сказать, теория в виде занимательных историй. Крупнейшие отряды наемников, их устройство, расценки, методики действий, имена наиболее известных командиров и сильнейших магов, сильные стороны и слабости, привычки, история появления прозвищ. Война с Гриндевальдом, подробное описание ликвидаций гвардейцев с разбором ошибок. Европейские рода боевых магов, традиции обучения, любимые заклинания и как им противостоять. Нежить, големы, ловушки, способы обнаружения и уничтожения. Маскировка себя и укрытий, заметание следов и сбрасывание поиска, в том числе на крови. Магглы, их оружие и современные методы ведения войны… Причем старый пенек ни разу не повторился.
Спустя неделю, приведя организм в относительную форму, начали учить ходить. Что? Думаешь, ты умеешь ходить? Нет, парень, нихрена ты не умеешь! Шагать надо так, чтобы нога плыла над поверхностью и в любой момент могла опуститься, сразу врастая, пуская в землю корни! Устойчиво стой и устойчиво двигайся, никогда не теряй равновесия! Мгновенно надо разворачиваться, меняй направление движение сразу, без подготовки. И головой не крути, куда пупок смотрит, туда и морда лица направлена, вообще забудь про шею. Так пошагай, теперь так, развернись вот так сотню раз! Зачем надо? Жалящее. Боб, тоже кинь. А, сразу дошло! Откуда бы атака не пришла, мигом туда разворачиваешься и работаешь. Что? Ката? Не, не слышал. Да мало ли какую х…ню косоглазые придумали!
Когда парочка садистов – мышцы все равно болели и организм стонал – сочла, что их ученик наконец-то начал отличать правую ногу от левой, мне выдали палочку. Физических нагрузок не снижали, зато к стимуляторам мышечной активности и релаксантам добавились стимуляторы умственной деятельности. Каждый вечер меня осматривал сын Дика, по профессии колдомедик, он же провел пару занятий по диагностическим чарам. Вообще, медицины давали много, как бы не больше, чем атакующих заклинаний.
- Всякой дрянью швыряться ты и сам научишься, - объяснял Смит методику. – Дело это не хитрое. Наша задача не в том, чтобы научить тебя сворачивать чужие шеи, а в том, чтобы показать, как не свернуть свою. Да и не получится из тебя сильного боевика, в лучшем случае в крепкого середнячка вырастешь.
- Почему? – выдохнул я между двумя отжиманиями.
- Мышление неподходящее. Учить воинов начинают лет с пяти-шести, чтобы инстинкты правильные сформировались. Организм что, организм поправить можно, зельями там, ритуалами, симбионтами… Татуировку тебе кто делал?
Режим изменился. Время до обеда по-прежнему отводилось под физические нагрузки, от обеда до ужина отрабатывались заклинания всех видов, начиная со щитовых и заканчивая вариациями Гоменум Ровелио, вечер предназначался для изучения различных нестандартных дисциплин. Кое-что мне было известно и раньше, но по большей части вещи показывали незнакомые. Например, в один из дней Роберт притащил откуда-то свежий труп и на готовом материале показывал, что делать, если сведения нужны, а живых под рукой нет. Чернота, конечно, хотя напрямую к магии смерти не относится – информация берется из еще не разложившегося мозга.
Выматывался очень сильно. Хорошо еще, недалеко от поляны расположен источник магии и наставники первым делом показали способ быстрого восстановления. Учили правильно бить, поставив пяток ударов и блоков и заставив отработать их до автоматизма. Похвалили доведенное до рефлекса «Секо». Показали, как правильно ступать на различные поверхности, чтобы шаг был мягким и беззвучным. Учили читать следы, и в лесу, и в городе. Со словами «на, не порежься» дали короткий меч, скорее, длинный кинжал, и посвятили пару уроков работе с ним. Много всего было, очень много.
Причем они ведь еще умудрялись и меня тестировать! Узнав, что татуировку я накалывал сам и она рабочая, предупреждающая об опасности, принесли рассыпающуюся в руках рукопись с рисунками и велели изучить. Потом привели мужичка с бегающими глазками, как позднее выяснилось, клиента, и велели наколоть ему один из недавно выученных образцов. Деньги оставили себе. Признание в знакомстве с шаманизмом обернулось изучением пары ритуалов, оказывается, Плешивый тоже относится к числу говорящих-с-духами. Примерно через три недели после начала тренировок я раскололся и рассказал о владении Голосом Власти – вытянули, гады. Парочка долго цокала языками и на следующий день пригласила в гости проживавшую относительно недалеко знакомую, за минуту превратившую меня в восторженного идиота. Леди Кэтрин Стилдрим разговаривала на порядок лучше Мэй, так что я, можно сказать, долго продержался.
- Потенциал есть, - резюмировала леди. – Советую развивать.
- Нет возможности, миледи. Среди моих знакомых нет никого, кто владел бы Голосом лучше меня. Разве что вы разрешите изредка вас навещать.
Последнее, конечно, наглость, но леди она позабавила.
- Почему бы и нет? – женщина с намеком оглядела моих тренеров, смотревших на меня с нехорошим прищуром. – Если сможете посетить мой дом, то, пожалуй, я преподам вам пару уроков.
- В ближайшее время, миледи, Хальвдана ждут усиленные тренировки, - пообещал Плешивый, - так что вряд ли он сумеет воспользоваться вашим любезным приглашением.
Что характерно, в присутствии леди Кэтрин оба боевика вели себя крайне вежливо, старикан так даже не матюгнулся ни разу. Я-то думал, он без нецензурщины предложения не складывает.
- О, я не ограничиваю юношу в сроках!
Месяц спустя… да, точно, первого июня, нагрузки снова повысились. Перерывы между занятиями стали реже, меня фактически передавали с рук на руки различным инструкторам. Смит и Плешивый заявлялись в сопровождении очередного дружка, тот наскоро проверял уровень моих знаний, устраивал лекцию, совмещенную с практической работой, довольно кивал, и вся компания шла в дом, квасить. Я оставался выполнять задание. То есть эта парочка под предлогом обучения ученика устраивала загул, умудряясь не снижать качество тренировок. Чувствуется опыт и правильный подход.
После того, как дом Плешивого посетил очередной корефан, обстановка резко изменилась. Старая Магда решила, что с нее достаточно, и устроила мужу обструкцию. В результате боевых действий Дик отлеживался в спальне, лелея отбитое сковородкой ухо, Смит с вечера куда-то смылся, а меня подрядили варить котел антипохмельного. Часть зелья используют, часть заначат, остатки продадут, тем самым компенсируя траты за мое проживание.
Дверь зельеварни скрипнула, и в узкую щель бочком-бочком просочился Роберт.
- Держи.
- Что это? – Я рассматривал зависшую в воздухе, окутанную мягким щитом склянку. Инструктора в привычной садистской манере отучили ловить предметы прямым контролем или, тем более, руками.
- Гадючий яд. Парень, который мне его отдал, клялся, что змея поделилась ядом добровольно. Может, правда, может, врет, не знаю. – Смит уселся на топчан. – Возьми, тебе пригодится.
- Ты встречался с Волдемортом?!
Должно быть, мое удивление выглядело очень комично, потому что мужчина расхохотался:
- С какой стати? Я его не видел ни разу!
- Мне казалось, Волдеморт – единственный змееуст в Британии.
- Считается единственным, да, - согласился Роберт. – Хотя поговаривают, что есть и другие, просто не хотят умением светить. Но парень, отдавший мне яд, не змееуст, он умеет разговаривать на парселтанге.
- В чем разница?
- Потом поговорим, - отмахнулся боевик. – Я чего пришел-то. Мы с Плешивым посоветовались и решили, что тот бородатый маггл сказал правильно – труд сделал из обезьяны человека. Считай, подготовительный период закончился, базу ты освоил и сам себе глаз палочкой не выколешь. Можешь ехать домой. Встречаться теперь будем дважды в неделю, скажем, по вторникам и четвергам, у меня. Форму поддерживай, упражнения ты знаешь, перемещения тоже продолжай отрабатывать… Вот, собственно, и все.
Так и закончилось мое пребывание в импровизированном скаутском лагере имени Плешивого Дика. За сорок два дня, проведенных здесь, я поправился на пять килограммов (кормила Магда на убой), потеряв весь немногий имевшийся жир и приобретя взамен крепкие жгуты сухих мышц. Телосложение-то худощавое, кость тонкая. Узнал очень много нового и полезного, причем не только в магической сфере, но и о себе самом тоже кое-что выяснил. Когда сил нет, а рядом стоит инструктор с палкой и, обзывая слабаком, требует подняться с земли и сделать еще десять приседаний – понимаешь, чего ты стоишь на самом деле. Либо встаешь, либо и в самом деле слабак.
Каких-то глубоких знаний не получил, зато увидел и «примерился» к широкому спектру навыков. Оттуда прием, из другой традиции кусочек, показанный пример с тут же поведанной байкой… Много всего, причем знания складывались в голове в единую воинскую систему, развивавшуюся в течении столетий. Гарантий, разумеется, дать не готов, но впечатление именно такое. Спасибо, Роберт.

***

То, что методика полного погружения – сладкая парочка садистов о её существовании не подозревала, хотя активно использовала – действует, я понял на следующее утро после возвращения домой. Вчера не почувствовал, зато с утра дошло. Организм не понимал, что происходит: кровать мягкая, с лежанки никто пинком не скидывает, спать можно сколько угодно… Лица вокруг, опять же, трезвые. Детишек всего двое и они не носятся с безумными воплями, младшая так вовсе в люльке спит.
Встал, пробежался по улице. Привычное действие успокоило расшалившиеся нервишки, чувство неправильности ушло, затаилось, разве что глаза непроизвольно отслеживали редких прохожих. Ну, это мелочи.
Медитация в источнике теперь совмещалась с физическими упражнениями. Сев сначала с круглыми глазами смотрел, как я тянусь и отжимаюсь, потом начал приставать. Чего показывать-то? Делай то же, что и я, вот и все. У тебя есть год, чтобы набрать форму, к следующим каникулам договорюсь о схожем курсе тренировок. Предварительное согласие Плешивый дал.
Пузатый мелочь слегка расстроился, что я не встретил его на платформе, но вскоре оттаял и принялся хвастаться. Он хорошо сдал годовые экзамены и в целом считался одним из лучших учеников курса, правда, с трансфигурацией отношения ожидаемо не сложились. Вот и первое, чем мы будем заниматься на каникулах. Еще брат был недоволен Слагхорном, который ориентировался на общий уровень и не проводил дополнительных занятий. Впрочем, чего-то подобного Сев ожидал.
- Знаешь, он и зелья хвалит, и на вопросы отвечает, но этого мало, - сформулировал мелкий свои претензии. – Лучше бы разрешил сразу сдать экзамен за год и показывал, как продвинутые зелья варить. Или хотя бы пропуск в Запретную секцию выписал.
- Ты на Зельях один такой?
- Угу. Остальные только по программе шпарят, кое-кто с опережением, но не большим.
- Тогда зачем ему с тобой заниматься? Был бы ты с его факультета или сыном министерской шишки, тогда он мог бы сделать исключение, а так – не нужна ему лишняя головная боль. И личный ученик ему тоже не нужен, он уже мастер.
- Да я понимаю, - вздохнул Сев. – Просто обидно, всякой ерундой занимаюсь.
- Хочешь, я письмо напишу профессору Спраут? Попрошу ее выделить свободное помещение под лабораторию.
- Давай! – оживился мелкий. – А она согласится?
- Во всяком случае, попробовать нам никто не мешает.
Первую неделю дома я отдыхал. Навещал знакомых, ловил рыбу с катера и тут же жарил, наслаждаясь вкусом белого свежего мяса, лазал по окрестностям с братом. Удивительно, куда только не заносит подростков, взрослые не подозревают и о половине тех мест, в которые забредают их дети. Брошенные склады, портовые сооружения с ржавыми механизмами, кладбища гниющих лодок и кораблей, потихоньку растаскиваемых мусорщиками – мы везде побывали. Не от жажды приключений, просто уходили утром и шли, куда глаза глядят, оказываясь под конец в местах странных.
Поговорил с Чоховым. После возвращения из России Валентин Иванович пребывал в глубоких раздумьях, больно уж неоднозначно прошел визит на Родину. Вкратце, ему сказали, что, хотя самого его не ждут, детям и внукам место под солнцем найдется. Если вернутся, никто их гнобить не станет.
- Сыновья не хотят, - делился он наболевшим. – Что им Россия? Страна, из которой бежали предки. Поместье разграблено, хорошо еще, землю не конфисковали, друзей нет, перспектив тоже нет. Здесь какая-никакая, а репутация уже сложилась, их фирма дает верный кусок хлеба. Зачем им куда-то уезжать?
- Может, потом кто-то из внуков согласится?
- Разве что.
У Павла, младшего сына Валентина Ивановича, двое мальчишек, и один из них вполне мог бы в будущем переехать в Россию. Почему бы и нет? Восстановит поместье, наладит канал поставки товаров в Европу и Америку, глядишь, со временем вырастит новую ветвь на семейном древе. Дед будет рад.
Несмотря на связанные с открытием нового магазина хлопоты, отказываться от морского кладоискательства отец не собирался. Ему очень понравились предыдущие результаты и он надеялся в этом году повторить. Выход наметили на конец июня, а до тех пор, пока нанятые рабочие приводят катер в порядок, мы с Севом были вольны в своих действиях и потому решили сходить в поход. Точнее, пожить три денька на окраине Запретного Леса.
Откровенно говоря, Запретный Лес не зря называют запретным. Обитающая там живность за милую душу схарчит двух волшебников и попросит добавки, особенно в глубинных районах. Лес, образно выражаясь, безграничен. Пространственная аномалия, в которой он находится, ведёт черте куда и ни одна из посланных экспедиций не сумела пройти достаточно далеко, чтобы составить хотя бы приблизительную карту. Условно Лес делится на безопасную окраину, далее расположена обжитая территория, в которой обитают великаны, кентавры, стаи оборотней и другие магические племена, и затем идут дикие земли, куда люди в своем уме не суются. Насколько далеко простираются последние, неизвестно, зато время и пространство там ведут себя странно. Причем тот факт, что, двигаясь по границе, хороший ходок обойдет Лес за сутки, его жителей не смущает. Привыкли.
В другое время я бы не решился без необходимости ночевать в Запретном Лесу, во всяком случае, Сева бы с собой не взял. Но, во-первых, мы не собирались покидать относительно обжитых мест, а во-вторых, сейчас лето. Собиратели дружной толпой направляются за молодыми растениями и животными ингредиентами, поблизости всегда найдется кто-то, к кому можно обратиться за помощью. Тем более, что самым опасным существам, оборотням и кентаврам, сейчас не до нас – они заняты внутренними делами. То ли перевыборы вожаков, то ли ежегодный диспут о влиянии Луны на плодовитость самок, не знаю.
Словом, мы прихватили палатку, рюкзак с припасами, попрощались с родителями и камином перешли в дом Мэй. Родные наставницы тоже ушли в Лес, а сама она осталась приглядывать за хозяйством. Немного посидели, поболтали о том о сем. Старая и раньше разговаривала со мной, почти как с взрослым, а после становления побратимом Фергюсонов покровительственные нотки исчезли из ее голоса окончательно. Приятно, чего скрывать.
Чем мы занимались в Лесу? Немножко собирали растения, немножко показывали друг другу разные мелкие фокусы, но в основном трепались и отдыхали. Мясо жарили, я с собой два килограмма шашлыка захватил. Местных зверушек есть, в принципе, можно, просто не было желания заниматься охотой. Сев много говорил о Хогвартсе, о своем факультете и новых друзьях, я в ответ подробно рассказал, чего стоило найти наследника для спящего рода. Брат умный парень, пусть и ребенок, мозги у него работают очень хорошо. К слову, Шляпа предлагала ему на выбор все четыре факультета, барсуком мелкий стал волевым решением.
Передышка вышла короткой. Стоило нам вернуться домой, как навалились дела – клиенты, тренировки, встречи, консультации, Смит, Чатурведи, Тофти, Фоули…

***

Фоули.
Мы с Эдвардом Джулианом Фоули если и не являемся друзьями, то хорошими знакомыми нас назвать можно точно. На определенном этапе количество незаконных заказов, мелких тайн, договоров, совместных темных делишек незаметно перешло в качество и атмосфера общения неуловимо изменилась. Стала более доверительной.
Настолько доверительной, что он счел возможным обратиться ко мне по вопросу, касающемся безопасности его семьи.
- Наш род обладает определенным влиянием в магическом мире, - озвучил очевидное Фоули. Лицо он держал хорошо, внутреннее состояние выдавали нервно жестикулирующие руки. – Место в Визенгамоте, доли в различных предприятиях, родственные связи, клятвы, долги, контракты. После того, как я надену перстень лорда, а это произойдет нынешним летом, я получу возможность вмешиваться в работу Министерства – голосовать, инициировать законы, подавать запросы и все в таком духе. Вполне естественно, что различные группировки желают видеть нашу семью на своей стороне или, самое меньшее, не в рядах противников.
Неделю назад моего отца пытались отравить. К счастью, амулеты вовремя предупредили о яде, да и содержание его в напитке оказалось небольшим, так что я расцениваю происшествие как предупреждение.
- У вас есть основания подозревать кого-то конкретного?
- Нет. Список слишком велик, проще сказать, кого я не подозреваю. Мой прадед во время своего пребывания на посту министра возглавлял прогрессистов, но матушка не сочла нужным поддерживать семейную традицию и теперь мы, скорее, склонны к нейтралитету. Прогрессисты, разумеется, недовольны. Консерваторов, особенно их радикальное крыло из числа последователей лорда Волдеморта, тоже не радует лишний голос в стане противников. Отметать версии личного характера тоже нельзя – у отца напряженные отношения с некоторыми моими родственниками по материнской линии.
- Если мне не изменяет память, ваш батюшка происходит из довольно известной в Америке семьи?
- Да, из младшей ветви Санчесов. Они богаты и не слишком чистокровны.
Ничего испанского во внешности Фоули нет, обычное породистое лицо британского аристократа. Вероятно, Санчесы не первое поколение роднятся с англо-саксами. Во мне латинского и то больше – нос с легкой горбинкой, черные прямые волосы, зачесанные назад и закрывающие шею, матовая кожа, черные глаза. Фигура худощавая, после недавнего «отдыха на природе» чем-то напоминающая ремень.
- По образцу зелья можно определить создателя, - заметил я. – Сложно, конечно, но задача вполне решаемая.
- Мы пробовали, - вздохнул парень. – Выяснили только, что мастер живет не в Англии. Мистер Снейп, если вдруг до вас дойдут хоть какие-то слухи…
- Разумеется, мистер Фоули, я обязательно поставлю вас в известность.
На этом уровне мне действовать пока не доводилось, но ведь надо же когда-то начинать. Тем более, что разбираться в политике придется в любом случае – ближайшие лет пять борьба властных группировок останется в очерченных законом рамках. По большей части. Я не собираюсь влезать в эту клоаку, не люблю бессмысленных и опасных дел, просто хочу держать руку на пульсе и понимать, что происходит. Хотя бы ради того, чтобы вовремя схватить в охапку родных и близких и свалить в ту же Америку.
Надо сказать, круг моих знакомств постепенно расширяется и, образно выражаясь, ползет вверх по социальной лестнице. Причем дело не только в девичьей фамилии матери, обеспечившей интерес Малфоя. К Фергюсонам из Красной Скалы я пошел совершенно самостоятельно.
Мы со Смитом посоветовались и решили, что пообщаться с дальней родней надо, как минимум чтобы выяснить, сохранились какие-либо претензии у той стороны или за два века всё успокоилось. Такими делами традиционно занимается Геральдическая Палата либо, если нет желания впутать посторонних, союзник рода или глашатай, так что я запасся ритуальными дарами и пошел в гости. На метле долетел до поместья, сгрузил на землю бочонок огневиски, мешок овсяной муки, кошелечек с одной золотой монетой и нож гоблинской работы в ножнах, причем последний положил рукояткой к дверям, и спросил у заинтересованно наблюдавших мальчишек: так, мол, и так, Голос рода Фергюсон из Рощи Фергюсонов принес дары и желает знать, примет ли их лэрд Джоффри. Пацаны рванули в дом – только пятки сверкали. Спустя минут десять, когда за оградой собралась перешептывавшаяся толпа в человек десять, показался сам лэрд. Мощный дедуган. Его появление обрадовало, потому что местные прелестницы сочли меня «симпатичным мальчиком» и крепкие хмурые парни уже начали демонстративно разминать кулаки.
Поговорили. Из-за чего у ветвей были прохладные отношения, лэрд не знал, вроде бы что-то, связанное с поддержкой разных группировок баронов. Теперь уже не выяснить, да и не важно. Портить себе карму, а клану создавать проблемы на ровном месте лэрд Джоффри не собирался, подарки принял и согласился помочь с воспитанием наследника, буде нужда возникнет. Горная Шотландия, к людям своего имени тут до сих пор отношение особое. За родню цепляются.
Таким образом, первый дипломатический успех мне засчитан. Конечно, старец слегка расстроился, что Кодекс не избрал одного из его потомков, но тут от меня мало что зависело. Поэтому лэрд пошевелил бровями, чуть сильнее затянулся трубкой да приказал женщинам накрывать на стол в честь дорогого гостя. Гостя, к слову, упорно пытались споить, но у него в поясе всегда хранится нужное зелье. Осенью планируется еще один пир, серьёзный, с приглашением вообще всех родственников и соседей, на котором Дункана и его семью представят обществу, вот там мне придется туго.
Так вот, возвращаясь к Фоули. Я не планировал заниматься расследованием покушения, не моя это задача, но кое-какую информацию попробовал собрать. Выяснились достаточно любопытные вещи. За последний год прогрессисты перетянули на свою сторону несколько нейтральных семей, что позволило им протолкнуть через Визенгамот принятие ряда невыгодных консерваторам законов. Усиление контроля за оборотом ингредиентов, запрет кое-каких ритуалов, повышение пошлин на вывозимые товары, рост ограничений на торговлю с магглами. Последнее особенно больно ударило по жителям Уэльса и Шотландии, известным вольной интерпретацией Статута Секретности, поэтому Министерство подкинуло им жирную плюшку – даровало большие права автономиям.
- Понимаешь, - объяснял новые реалии МакИвер, - раньше я должен был регистрировать новое предприятие в Лондоне, а теперь достаточно написать письмо в Карнарвон. Часть налогов пойдет на местное самоуправление, отделения аврората подчинят Ассамблее Высоких, полномочия местных судов тоже расширятся.
- Если тенденция продолжится, британское магическое сообщество превратится в федерацию независимых частей, - меланхолично отметил я. – Объявить суверенитет не планируете?
- Невыгодно. Да и сторонников унии с англичанами слишком много, они не дадут отсоединиться.
- Да, в Косом и Лютном много выходцев из Уэльса.
- Младшие сыновья младших сыновей или просто отщепенцы. В Лондоне проще найти работу, туда многие переселяются, особенно из тех, кто разбирается в маггловской жизни.
МакИвер, оказывается, был шапочно знаком с дедом Эдварда Фоули, что не удивительно – социум маленький, большинство влиятельных личностей знает друг друга в лицо. Исключение составляют те, кто осознанно и последовательно не связывается с официальными органами. Мастер Брендан выразил надежду, что нынешний наследник окажется не таким козлом, как его предки, и посоветовал намекнуть тому разобраться со старыми долгами.
Позднее я передал его слова Фоули. Тот сначала призадумался, потом, по-видимому, о чем-то вспомнил и встревожился, потому что благодарил он меня пылко. Ну, это их дела.
В последних числах июня мы втроем – я, отец и Северус – вышли в море. Вышли бы и раньше, не увлекись Тобиас новой игрушкой-магазином и найди точные координаты затонувших кораблей с ценным грузом. Та информация, которую он сумел раздобыть в архивах, зачастую обладала серьезными недостатками, например, глубины в районе поиска слишком большие или документы попорчены, или просто капитан не слишком верно записал, где упокоилось его судно. Можно, конечно, сварить Феликс Фелицитис и ткнуть пальцем в карту, но зелье это коварное, без веской причины его стараются не употреблять. Давно замечено, что использовавших его для обогащения или шалостей людей начинали преследовать неурядицы, они спивались, часто болели, от них отворачивались друзья… То ли магия мстит за пренебрежение, то ли верна теория о том, что Феликс не дарует удачу, а перераспределяет её во времени. Концентрирует в настоящем за счет будущего.
Одним словом, если бы деньги были нам действительно нужны, мы бы рискнули, но так как семья с голоду не помирала, решили судьбу не искушать. Потому итогом наших изысканий стала полусгнившая шкатулка с золотом, грамм триста разнокалиберной ювелирки, серебряная посуда, покрытая толстым слоем отложений и по большей части представлявшая собой лом. Плюс двадцатилитровый бочонок, содержимое которого ввергло меня в состояние офигения.
Есть в районе Фолкленд крошечный островок с малюсеньким источником пресной воды. Обычные люди на него внимания не обращали и до поры до времени там если и вступала нога человека, то быстро убиралась обратно, пока примерно в начале двадцатого века неведомыми ветрами на остров не занесло мага. Тот мигом определил, что источник волшебный, и набрал водицы во флакон для анализа. Спустя год остров укрыли всевозможными чарами и стерли с маггловских карт – вода из Белого ручья оказалась ценнейшим катализатором для некоторых зелий. До конца сороковых годов Министерство Магии Аргентины уверенно рубило бабло, обложив поставки пошлинами и распределяя ценный ингредиент едва ли не на высшем уровне, а потом лафа кончилась. Один ушлый маглокровка заметил, что смесь обычной воды, машинного масла и обожженной скорлупы яиц докси работает ничем не хуже.
Тридцать лет назад этот бочонок стоил целое состояние. Что с ним делать теперь, совершенно непонятно. Разве что Мэй отдать, она найдет, кому втюхать.
 
SvetaRДата: Суббота, 13.06.2015, 00:52 | Сообщение # 77
Высший друид
Сообщений: 837
« 219 »
Вместо срочной, но без стройбата? ))) И с гораздо большей пользой!


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
СплюшкаДата: Суббота, 13.06.2015, 11:29 | Сообщение # 78
Химера
Сообщений: 668
« 303 »
Цитата Боюсьпанды ()
становится непонятно, зачем человек попал.

Именно этот человек попал, чтобы жить и по возможности
изменить судьбу семьи Снейпов.
Что ему с блеском и удалось.
Браво, Автор.



Чем умнее черти, тем тише омут
 
Uther_PendragonДата: Среда, 24.06.2015, 13:16 | Сообщение # 79
Подросток
Сообщений: 9
« 0 »
Отлично! Проглотил главу и почувствовал, что нифига не наелся. Отлично! Автор, ждем продолжения. У вас все получается прекрасно!


Никто не спросит: чье богатство?
Где взято? И какой ценой?
Война, торговля и пиратство,
Три вида сущности одной.
 
asketДата: Суббота, 27.06.2015, 00:03 | Сообщение # 80
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 121 »
Глава 9

Русскому человеку сложно влиться в английское общество. Англичане куда большие индивидуалисты по своему менталитету, они в меньшей степени настроены на взаимодействие, отсюда вытекает известная фраза «это твоя проблема». Правда, те, кто её повторяет, не понимают, что подразумевается скорее «это твоя проблема, это – моя, и не надо их смешивать». Вот такое вот мировосприятие, трепетно относящееся к собственной территории, в чем-то хуже, в чем-то лучше беспардонной русской общинности. Признаем честно – мы часто ошибаемся, пытаясь помочь тем, кто о помощи не просит.
Еще одной особенностью английского общества является кастовость. Может, и не такая жесткая, как в Индии, но тоже очень и очень сильная. Разные слои говорят, используя разные слова и выражения, отдыхают на разных курортах и селятся в разных гостиницах, читают разные газеты и книги, ходят в разные школы… Людям, с детства усвоившим, что кухарка в принципе может управлять государством (пусть и не сразу, а после долгого обучения) невозможно понять, сколько усилий требуется англичанину, чтобы пробиться наверх. И какой шок они испытывают, оказавшись среди представителей более высокого класса. Мы, Снейпы, превратившись из семьи простого рабочего во владельцев собственного процветающего дела, фактически прыгнули на две ступени вверх. Неизвестно, сумели бы мы удержать достигнутое без клейма «выскочек», не получи мама в детстве строгое воспитание и не умей она подать себя правильным образом.
Насколько все непросто в маггловском мире, в среде магов дела обстоят еще круче. Определяющими факторами являются сила и знания, причем и то, и другое напрямую зависит от древности рода. Волдеморт совершенно правильно намекал на происхождение от Слизрина, обычному полукровке в политике выше определенного уровня не подняться при всем желании. Ну а постольку, поскольку Томас Риддл стабильно демонстрировал высокий уровень магии (темные искусства действительно щедро оделяют своих адептов, правда, и цену берут соответствующую), то все заинтересованные наблюдатели сделали вывод, что его претензии не безосновательны и начали считать, будто старик Марволо внука признал. А если волшебник признан главой и введен в род по всем правилам, то уже неважно, кто второй родитель – главное, подпитка от семейного эгрегора есть.
У нас с Севом положение непростое. Поелику матушка наша, девица Эйлин, с магглом Тобиасом магическим браком не сочеталась, по древним законам мы есть выблядки. Однако ж не простые, а роду княжеска, причем дети наши имеют немалый шанс наследие предков получить в полном объеме. Вообще, к бастардам у магов отношение сложное, во многом зависящее от принадлежности к волне, тесноты связей с магглами и массы иных факторов. Значение имеет воспитание, круг общения, приверженность традициям или хотя бы умение в них ориентироваться, демонстрация знаний, в Хогвартсе не дающихся… Личные качества, разумеется.
Мир тесен, магический мир – тем более. У меня и до истории с Фергюсонами была неплохая репутация за счет знакомства с молодежью змеиного факультета, а успешно пробудив род, я привлек к себе внимание их родителей. Такие новости мимо серьезных людей не проходят. Мой негласный статус повысился, и поэтому доставленное совой приглашение на летний бал в имении Малфоев уже не выглядело подачкой. Да, лорд Абраксас представлял обществу сына своей непутевой подруги – однако он вводил меня как самостоятельную фигуру, не свою марионетку. Аристократы очень четко понимают подобные тонкости.
Спутницы у меня не было - мать отказалась от приглашения, других подходящих кандидатур не нашлось – поэтому приличия требовали прийти пораньше. Что ж, по крайней мере, осмотрю праздничный мэнор, со знакомыми пообщаюсь, может, чего интересного услышу.
До начала танцев я успел провести три важных разговора и перекинуться парой слов с добрым десятком гостей. С тех пор, как мать начала брать серьезные заказы, а я принялся плотно контактировать со слизринцами, моя личность постепенно примелькалась в среде влиятельных магов, и они воспринимали меня как человека, с которым незазорно иметь дела. На данном этапе большего требовать глупо. Конечно, многих здесь, на балу, я видел впервые, но дорогая одежда, слухи и сам факт присутствия у Малфоев заставлял относиться ко мне если не благожелательно, то вежливо.
- Лет сто назад никто и в кошмарном сне не предположил бы, что Блэки отдадут дочь за Лестрейджа, - заметил стоявший рядом со мной Фредерик Митчелл, провожая взглядом вышедшую из камина Беллатрикс. Яркая женщина, на ее фоне плотно сбитый муж несколько терялся.
- Точно так же, как двести лет назад Боунсы не сели бы за один стол с Роули.
В ответ на легкую подколку представитель побочной ветви Боунсов только усмехнулся. По большому счету, прогресс в магическом мире двигали три явления – междоусобицы Домов, противостояние с магглами и войны с иными народами. К началу двадцатого века нелюдь либо уничтожили, либо покорили, либо поместили в свою нишу, примерно как гоблинов; Статут Секретности снял остроту вражды с простецами; Договор Примирения, заключенный сильнейшими аристократическими родами, ввел кровную месть в социально приемлемые рамки. Обе Мировые войны вызвали вспышки научной мысли, но после поражения Гриндевальда правительства разных стран предпочли подстраховаться и запретили большую часть исследований по многим направлениям. Неудивительно, что мы потихоньку плесневеем.
- Уизли не вижу, - внезапно сказал Фредерик, наклонившись и понизив голос. – Похоже, их опять не пригласили.
- Лорд Абраксас верен традициям. Тем более, что с Септимусом они на ножах со школьной скамьи.
- Блэки тоже не полным составом, - продолжил Митчелл. – Говорят, у них размолвка. Если так, то хорошо, что у Кигнуса нет сыновей.
- Леди Друэлла еще молода.
- Старшее поколение консервативно, они не хотят перемен. Вряд ли лондонская ветвь упустит власть из своих рук, для них лорд Волдеморт недостаточно респектабелен, а его идеи – излишне радикальны. Впрочем, что это мы о политике? Надо бы подкрепиться перед танцами!
Да, мне еще свою даму найти надо. Первые три танца – менуэт, полонез и котильон – расписаны заранее, дальше сам крутись, как можешь. И хочешь.
Церемонимейстером у Малфоев был настоящий живой человек, не домовик, что по меркам магического мира очень круто. Богатые семьи на приемах предпочитают наряжать эльфов в особые ливреи, еще более богатые приглашают герольдов или бардов, и только самые-самые готовы нанять единственного на всю страну церемонимейстера. Не знаю точно, почему никого, кроме Вителлия Кирка, не наградили этим званием, но факт есть факт. Надо прояснить ситуацию, наверняка ведь очередная чистокровная заморочка.
Открыл бал, как и положено хозяину, сам лорд Абраксас, причем не абы с кем в паре, а с госпожой министром Юджиной Дженкинс. В толпе шептались, что своим визитом она показывает готовность идти на компромисс с правым крылом Визенгамота, возглавляемым Малфоем. После беспорядков конца шестидесятых, жестко подавленных Министерством, отношения между формальной властью и богатыми чистокровными родами оставляли желать лучшего, собственно, Волдеморт только благодаря возникшей напряженности влияние и набрал. Похоже, правительство хочет договориться, не доводя дело до конфликта. Я во многом пришел на бал из-за надежды изучить политическую обстановку в стране – из фильмов известно, что в каноне избежать войны не удалось, но вдруг получится как-то подгадить сторонникам жесткой линии?
На первый танец мое имя было вписано в бальную книжечку молоденькой мисс Несс. Леди Агнесса не была дебютанткой, этот бал для нее не первый и по идее она должна идти в паре с женихом, однако тот умудрился неудачно трансфигурировать волосы на голове в рога и лежал сейчас в Мунго. Неудачно – потому, что вернуть прежний вид за прошедшую неделю ему так и не смогли. Появляться где-либо с подобным украшением и в сопровождении невесты не стоило, так что сэр Майкл от бала отказался и попросил о помощи меня. Прийти вместе мы не могли, незамужняя девушка приходит в гости только в сопровождении близких родственников или, в крайнем случае, жениха, но первый танец ей желательно провести с кем-то знакомым, а не назначенным распорядителем бала партнером.
- Позвольте предложить вам руку, леди.
- Вы так любезны, сэр, - вздохнула Агнесса. – Надеюсь, хотя бы вы не бросите даму в одиночестве?
- Скорее, мне придется отгонять мотыльков, привлеченных вашей красотой. Четвертый танец?
-Договорились. А пятый зарезервируйте за матушкой, она о чем-то хотела с вами поговорить.
- Передайте леди Несс, что я, разумеется, сочту за честь пригласить ее.
- Хорошо, передам. Вы слышали о недавнем подвиге директора Дамблдора?
- Нет, что он совершил?
- Заклял хогвартского лесничего, Хагрида. Тот наконец-то перестал разговаривать матом, правда, его речь утратила гладкость и обрела некоторую прерывистость.
- Жаль, жаль, теперь школьная жизнь утратит определенный колорит, - улыбнулся я. – Хотя, я верю в детишек, они найдут, у кого расширить словарный запас.
Тут церемонимейстер подал знак, что пришла наша очередь входить в зал, и пришлось замолчать. Во-первых, менуэт танцуют на определенном расстоянии от партнерши, а во-вторых, танцор из меня посредственный. Десяти уроков у наемного учителя танцев и периодических занятий с матерью совершенно недостаточно, чтобы уверенно чувствовать себя на танцполе. К счастью, всегда есть способ чуть-чуть раздвинуть границы возможного.
Вдох. Выдох.
Очистить сознание.
Транс. Мир становится иным.
Краски обретают глубину и яркость, заиграв оттенками тонов, мелодия оркестра расцветает богатством звуков и выразительностью. Ветер чувственно ласкает кожу, доносят ароматы благовоний и запах трав. Неуклюжие движения тела обретают грацию, подстраиваясь под изменившееся восприятие. Я двигаюсь в танце и смотрю на людей вокруг, видя индивидуальность, присущую только им.
Агнесса чуть короче ступает левой ногой, уменьшая шаг, ее пальцы еле заметно подрагивают, на лице улыбка, но в уголках глаз собрались крошечные морщинки. Движения немного более резкие, чем нужно, стопа слишком быстро опускается на пол, чаще, чем нужно, прикасаясь пяткой к дубовым доскам. Девушка наслаждается танцем, однако она раздражена – на моем месте должен быть другой.
Рядом проходит пара, и я поражаюсь плавности движений мужчины. Ни единого лишнего усилия, мышцы напрягаются ровно настолько, насколько необходимо, широкая мантия колеблется, не обвиваясь и не мешая. Он уверенно направляет партнершу, без лишних взглядов отслеживая соседей и не слишком сближаясь с ними. Опытный боец.
Малфой и министр танцуют молча, однако между ними идет безмолвный диалог. Словно два хищника, кружащие друг вокруг друга, пытаясь понять – стоит драться или разойтись по своим углам, ограничившись демонстративным рычанием? Неподалеку ведет невесту Люциус, улыбаясь только ей, но периодически постреливая глазами в мелькающих мимо симпатичных ведьмочек. Нарцисса влюблена и счастлива. Формы и па её старшей сестры идеально выверены, сквозящее в фигуре напряжение сковано жесточайшим самоконтролем. Надолго ли его хватит? Родольфус Лестрейдж выступает с тяжеловесной грацией, тяжело, будто медведь, и мягко, словно кот, из всех присутствующих он меньше прочих похож на человека…
Второй танец, с мисс Элиной Ган. Я не выхожу из транса, он не доставляет неудобств, зато позволяет дольше обдумывать ответы и фразы получаются смешными, заставляя девушку благовоспитанно фыркать в платок.
- Хальвдан, перестаньте меня смешить! – шепчет она, когда танец сводит нас ближе. – На нас уже косятся!
- Да, и так забавно поджимают при этом губы!
- Вы испортите мне репутацию, - вздыхает Элина. – Нам обоим.
- Ничего, от пары перчинок блюдо только выиграет.
- Мои родители с вами не согласятся.
- Ну, судя по доносящимся до меня отголоскам их эмоций, они всего лишь немного раздражены. Вот если бы они готовились наложить на меня какой-то сглаз, тогда действительно стоило бы опасаться.
От девушки исходит удивление, и мне не нравится задумчиво-оценивающее выражение, появившееся у нее в глазах.
- Вы настолько сильны?
О чем она? Черт! Черт, черт, черт! Думай, голова, как выкручиваться будем.
- Просто взгляд вашего отца весьма выразительно буравит мой затылок. Ещё немного, и дыру провертит.
- Однако же они танцуют довольно далеко от нас?
- Наши пары совсем недавно разошлись.
Надеюсь, я усыпил её подозрения. Высокая чувствительность к направленному вниманию всегда считалась признаком хорошего уровня в ментальных искусствах, а вкупе с происхождением репутация легилимента мне обеспечена. То есть шепотки о том, что я балуюсь чтением чужих мыслей, пойдут в любом случае, но позже, лет через пять. Не стоит торопить события, этот козырь стоит придержать.
Моей партнершей в третьем туре стала леди Эвермонд, сухая и надменная дама, по-видимому посчитавшая оскорблением компанию полукровки. Очень уж она выразительно сверкала глазами, и формальное приветствие процедила сквозь зубы, отбив и без того небольшое желание общаться. Расстались мы ко взаимному удовольствию.
Музыканты (живые люди, извлекавшие из инструментов воистину божественные звуки и переговаривавшиеся между собой на французском) сделали короткий перерыв перед следующим туром. Разгоряченные гости поспешили к прохладительным напиткам. Использовать в чужом доме чары без веского повода считается моветоном, поэтому затянутые в тугие платья дамы активно обмахивались веерами, а разносимые домовиками подносы с бокалами быстро пустели. Я наскоро пообщался с парой знакомых, кому-то улыбнулся, с кем-то перекинулся парой слов… Десятки людей вокруг занимались тем же самым. Балы для того и существуют, чтобы налаживать связи, это не развлечение, это – форма социального взаимодействия, причем элитарная и очень важная. Она позволяет оценить нового человека, на практике проверить, разбирается ли он в неписаных правилах игры, чего хочет, что готов предложить, насколько вменяем. Люди, «вписанные в тусовку», поддерживают статус и остаются в курсе последних событий, о которых в газетах не пишут. Недаром балы посещают даже те, кто их не любит.
В сущности, оставшееся время прошло примерно одинаково. Я танцевал, знакомился и договаривался о разных вещах, делая периодические набеги в буфет. Транс пожирал силы, но выходить из него я не стал – пребывать в нем постоянно легче, чем скакать от расширенного восприятия к обычному и обратно. Впрочем, это строго индивидуально, в зале нашлось самое меньшее три окклюмента, предпочитавших «нырковый» стиль.
Насколько сильно бал отличался от тех, которые, скажем, показывают по телевизору? Принципиально ничем не отличался. Да, было много магических штучек вроде летающих по залу светляков, поющих живых цветов или внезапно исчезнувшего потолка с ярко светящей луной (между прочим, очень качественная иллюзия). В парке довольно мило танцевали феечки, всем желающим Нарцисса на правах будущей хозяйки организовала игру в фанты, где требовалось продемонстрировать нечто волшебное и оригинальное. Детишки носились по всему поместью, путаясь под ногами у взрослых и превращая жизнь гувернеров в ад с помощью непонятно откуда извлеченных артефактов. Кто-то напился и пускал фейерверки из палочек, кому-то дали по морде, некий юноша полез в загон к пегасу и получил копытом в самое драгоценное. Уверен, примерно то же самое происходит и у магглов, только с поправкой на специфику мира. А, у магглов еще вальс танцуют – для чопорного магического мира этот танец слишком развратен.
Вот, собственно, и все.

***

Маг меняется всю жизнь, оставаясь неизменным. Парадокс, из которых состоит волшебство.
По сравнению с девушкой, виденной мной месяц назад, Арианрод казалась старше, мудрее, энергичнее. Глава рода – не просто человек, носящей на безымянном пальце правой руки кольцо с гербом в серебряной окантовке. С титулом приходят и обязанности, и возможности. Прямое постоянное подключение к источнику силы накачивает тело энергией, избавляя от мелких болячек и увеличивая срок жизни, после инициации иным лидерам семей приходится выжидать, пока кожа перестанет светиться от испускаемой мощи. История Бриннов насчитывает самое меньшее два тысячелетия, десятки поколений, так что не удивительно, что Арианрод избегает появляться на публике и колдовать без нужды. Не привыкла еще.
- На днях пыталась поднос с чаем в гостиную перенести, - жаловалась девушка, - всю посуду переколотила. Хорошо еще, «репаро» работает нормально.
- Не переживай. Контроль со временем вернется, ты, главное, себя не убей.
- Слушай, самой не хочется!
Новая леди Бринн проговорилась, что хотела бы принять Мериэл в род до сентября, чтобы та уехала в Хогвартс уже под защитой, но вряд ли успеет. Зато Арианрод легко получила доступ в поместье, распотрошила тамошние заначки и теперь готовилась восстанавливать малость обветшавшее хозяйство.
- Знаешь, там свой рудник есть, - объясняла она. – Маленькая такая пещерка, в которой на стенах растет сталь, самая настоящая! Мы её потом артефакторам продавать станем, говорят, в прежние времена кузнецы из нее делали оружие, не уступающее гоблинскому!
- Так может, не сталь, а железная руда с примесями?
- Не, там готовые слитки из стены торчат. Так вот, рудник периодически надо подпитывать, иначе он то ли перестает отдавать металл, то ли выработка снизится, я еще не до конца разобралась. В связи с чем, - Арианрод вытащила из кармана и протянула перевязанный ленточкой свиток, - мне нужно зелье вот по этому рецепту. Возьмешься?
- Возьмусь, чего ж не взяться то? – наскоро оценил я состав и сложность варки. – Один баррель?! Да у меня котла подходящего нет!
- Котел я дам. Он, правда, старенький, но крепкий.
- Спасибо, успокоила. К какому сроку?
- Чем скорее, тем лучше.
- Тогда где-то в середине августа. Девятого числа как раз новолуние будет, плюс еще три дня, чтобы настоялось.
- Тебе решать, ты мастер.
- Еще даже не подмастерье, - открестился я от чужого звания. Хотя, конечно, приятно.
- По факту ты давно подмастерье, только в Гильдии членство не оформил. Чего тянешь, непонятно. Я же знаю, какие составы ты варишь, они далеко не рядового уровня!
- Самостоятельных разработок нет, - пришлось пояснять существующие реалии. – Мать могла бы подкинуть пару рецептиков, но публиковать что-то стоящее жаба душит. Есть еще вариант дать старейшинам на лапу, только смысл? Мне руны больше нравятся.
- Да, кстати, ты же вроде вторую статью написать грозился? - вспомнила девушка.
- В следующем номере напечатают. Если отзывы будут положительными, с членством у рунистов серьезных сложностей не возникнет.
Особенно, если сообщения из скандинавских стран и Франции придут быстро. Профессор Тофти совершенно справедливо заметил, что проводить анализ влияния «наутиза» на судьбы семей на основании данных одной только Англии недостаточно, и предложил списаться с коллегами по всей Северной Европе. При наличии их сведений можно садиться писать серьезную работу, а не ограничиваться статьей в журнале. Имея в активе полноценное исследование, пусть и в соавторстве, вступить в Гильдию намного проще. Может быть, даже к концу этого года.
- Вот еще о чем хотела спросить, - внезапно нахмурилась Арианрод. – Ты же теперь с наёмниками общаешься. Узнай, пожалуйста, расценки на очистку старых кладбищ от мелкой нечисти и нежити.
- Зачем тебе это? – изумился я.
- Нам, оказывается, кусок земли в Озерном крае принадлежит, - покрутила она рукой в воздухе, не желая говорить подробнее. – На нём расплодилось всякое, пока хозяев не было. Я попробовала сама сунуться, посмотрела на тамошних обитателей и решила не связываться – лучше денежку профессионалам заплачу. Только, сам понимаешь, денег у меня не слишком много.
- Я спрошу у Смита.
Не исключено, что он сам возьмется, если заказ не сложный.
Хлопнула входная дверь, и с корзинкой в руках в комнату вошла Мэй. Появление теплиц не избавило Старую от жажды прогулок по Запретному Лесу, слабо замаскированных под собирательство ценных трав, с последующей продажей собранного в Лютном. Звучит парадоксально, но бегство мужиков пошло семье на пользу – теперь никто не пропивал заработанное в кабаках, а авроры так вовсе забыли дорогу в дом Бриннов.
- Воркуете, голубки? – ехидно подколола нас наставница. – Между прочим, на пустыре уже помосты ставят!
- Так до Лугнасада еще четыре дня?
- Пусть стоят, людям же не мешают, - пожала плечами Мэй. – Хорошие места загодя занимают. Вы-то с матерью уже решили насчет участия?
- Мелкого поставим. Кусок прилавка выделишь?
- Да о чем речь!
Маги любят традиции, и хогсмидская летняя ярмарка – одна из них. На нее выбираются даже затворники из глубинки, напоминая о себе таким нехитрым способом, приезжают даже отдельные личности из Ирландии и Франции. Часть продавцов зарабатывает, остальные, скорее, исполняют ритуал, но и те и другие торгуют плодами своих трудов. Перекупщиков мало. Считается правильным выставить на продажу что-то, сделанное представителями своей семьи, тем самым подтверждая наличие умелых магов и как бы показывая, что кровь не оскудела и знания не исчезли. Можно даже обойтись чем-то символическим, скажем, простенькими артефактами и зельями.
Богатые, известные рода не гнушаются участвовать в ярмарке, но относятся к ней как к развлечению. Да и странно было бы видеть лорда Блэка или Гринграсса стоящими за прилавком. Зато они могут посадить на место продавцов детишек под присмотром старших и пообещать, что все наторгованное пойдет на игрушки или сладости. Детям - забава, взрослые преподносят наследникам очередной урок и выставляют оценки. Насколько хорошо дошкольники общаются с незнакомыми людьми, не робеют ли, готовы торговаться или нет…
Мама в ярмарке не участвовала. Сначала не хотела портить отношения с отцом, потом не позволяла обида на забывший её магический мир. Однако сейчас, успокоившись и пообщавшись с однокурсниками Сева, она изменила свое мнение. Думаю, рождение Александры тоже сыграло свою роль. Воспитанная в брутальном средневековом стиле Эйлин Принц с младых ногтей усвоила, что если мальчишки себе в жизни дорогу пробьют, то девочкам надо помогать, и собственная судьба стереотип не поколебала ни на йоту. Не удивлюсь, если она уже подыскивает дочери потенциального жениха. Ну, а чтобы повысить репутацию семьи, она готова слегка переступить через гордость и сварить пару котлов для демонстрации.
Торговать будет Сев. Мне – не по чину, вассалов у нас нет, а мелкий еще в том возрасте, когда подросток из приличной семьи имеет право на шалости. Вот если бы он учился на третьем курсе, тогда да, тогда его фигура за прилавком означала бы, что наша семья не претендует на высокий статус ни в этом поколении, ни в паре следующих.
 
asketДата: Суббота, 27.06.2015, 00:03 | Сообщение # 81
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 121 »
***

Преподавательский состав Хогвартса всегда пользовался уважением. Среди учителей хватало странных личностей, биография у многих была неоднозначной даже по меркам магического мира, но в то же время все они отличались неординарностью и профессионализмом. Последнее качество, правда, иногда не относилось к преподаваемому предмету, но это уже частности. Нынешним директором школы служит один из сильнейших магов мира, Филиус Флитвик известен как один из лучших дуэлянтов Европы, остальные деканы тоже являются мастерами в своих дисциплинах и способны удивить. В тринадцатом веке дела обстояли еще круче – чтобы держать в узде разнородную толпу малолетних колдунов, не боящихся драки и серьёзно относящихся к кровной мести, нужно было быть конкретным отморозком с соответствующей репутацией.
Так что когда Ульрик Гонт, тогдашний директор Хогвартса, объявил три дня Лугнасада временем мира, с ним спорить не стали. Деревня Хогсмид находилась на подконтрольной школе земле и, по феодальным представлениям, директор мог творить на ней, что левая пятка восхочет. Сначала кучковавшиеся здесь маглокровки и обедневшие магические семьи жертвовали свои изделия богам (праздник-то языческий), что-то продавали гостям, выпускники считали нужным хотя бы раз в год навестить альма-матер, а тут такой повод. Кроме того, во время ярмарки представители враждебных родов могли обсудить разногласия, чем и пользовались. Постепенно праздник обрел статус общенационального и превратился в крупнейшее торговое событие года, на которое собирались со всех Островов, тут же проводились военные смотры – да, и такое было в истории, - временами заседал Визенгамот и вообще много чего происходило. После принятия Статута и создания больших порталов на континент значение ярмарки упало, но она по-прежнему являлась одним из важнейших событий года.
- Неплохо выглядит, - подытожила мама, оглядывая разложенный по наколдованным витринам ассортимент. – Есть, чем гордиться.
- Еще бы! – сбоку высунулась Мэй. – Одних свитков двадцать разновидностей!
- Вообще-то я про зелья говорю, - недовольно покосилась на нее мать.
- Извини, не поняла, - наставница сделала честные глаза. – Хорошие зелья, и флакончики красивые.
Они бы еще долго могли пикироваться ко взаимному удовольствию, не вмешайся отец.
- Где, ты говоришь, продуктовый ряд?
- Вон в ту сторону пройдите три перекрестка, там увидите, - показала Мэй.
Родители ушли, я, глядя им вслед, изумленно покачал головой. Не ожидал, что Тобиас решиться прийти в место, полное колдунов. Хотя он уже бывал в магических пабах вместе с Джимми О’Коннелом, сдружившись с ним на почве сходства характеров и любви к боксу, но зависали они в местах, полных сквибов и прочей шушеры. Не потому, что денег не нет, просто ирландец в другие не ходил из принципа – или его не пускали. Короче говоря, у отца хватало возможностей убедиться, что волшебники тоже люди и ничто человеческое им не чуждо, а от возможных неприятностей его уберегала моя татуировка и артефактный комплект. Но своим предложением прогуляться с женой по волшебной ярмарке он семью, конечно, удивил.
- Халь, мы с ребятами договорились в полдень у мэрии встретиться, - напомнил Северус.
- Беги, только лавку прикрой. И маячок с галстуком не снимай.
Пусть инциденты случаются редко, они все-таки случаются, и потому я предпочту перебдеть. Детей и грабят, и похищают. В основном преступления совершаются в Лютном, но иногда отдельные уроды пользуются всеобщей расслабленностью во время праздника для своих делишек. Для того и нужен галстук – во-первых, школьники находятся под опекой Дамблдора, связываться с которым рискнет не всякий, а во-вторых, Хаффлпафф известен крепостью рядов. Мстить за своего барсуки будут.
Лавка Мэй, по доброте душевной разрешившей нам разместить у нее свои товары, располагалась на стыке Зелийного и Аптекарского рядов. Торговали там примерно одинаковыми вещами, просто в Аптекарском выбор ингредиентов больше. Мы, с четырьмя видами зелий мастерского уровня и покрытыми черным бархатом витринами, на фоне соседей смотрелись более чем достойно. Никакой аляповатости – строгий дизайн, тусклый блеск хрусталя флакончиков и серебряное «Эс» в качестве вывески. Отдельное внимание привлекали выставленные артефакты моей работы. Свитки я научился делать недавно и во многом под влиянием Роберта Смита, очень их хвалившего, еще изготовил колечек, брошек и прочих безделушек, в основном для маленьких покупательниц. Из серьезного выложил всего одну вещь, вырезанный на семи камнях сборный рунескрипт, частично скрывающий от чар Надзора. Достаточно разложить их по кругу, и поисковые чары не заметят действий волшебника или же посчитают их естественным выбросом сырой магии – если, конечно, заклинания не очень сильные. Знатоки оценят.
Куда бы пойти? Родители отправились в продуктовые ряды, прикупить деликатесов. Маги в основном питаются тем же, что и магглы, однако есть у них ряд особенных блюд из ягод окультуренных магических растений или вроде тушеной драконятины. Или чего иного, наподобие тушек пикси в сливочном соусе – редкостная гадость, хотя гурманы нахваливают. Но это редкость, употребляемая по праздникам или в очень богатых семьях, обычный набор еды от маггловского не отличается.
Или пойти посмотреть ряды артефакторов? Настоящие мастера, чьи семьи совершенствовали мастерство поколениями, любят выставлять на ярмарке что-нибудь этакое. Посмотреть, позавидовать?
Сомнения разрешила вышедшая из лавки Имоген.
- Айда к Чоховым сходим!
- Я не знаю, где их лавка.
- Они недалеко, я покажу. Интересно же! Аннушка, - имя она произнесла на русский манер, неправильно ставя ударение и чуть смешно выговаривая последний слог, - говорила, её мать свое рукоделие выложит.
Надо сходить. Госпожа Мередит, судя по некоторым косвенным признакам, образование получила в традициях первой волны. Может, полукровка, может, увядшая ветвь древнего рода, не знаю. Ситуации всякие бывают. Первые всегда держались наособицу, их магия далека от классических принципов и склонна к архаике с её заговорами, призывами духов, жертвоприношениями и всем тем, что сейчас принято огульно запрещать. Интересно будет взглянуть.
Пока шли, Имоген поведала о том, каким мерзавцем оказался Крис Лесли, крутивший романы с тремя девушками сразу. Я слушал, кивал и про себя улыбался – насколько мне известно, никому никаких обещаний Крис не давал, и дальше конфетно-букетного периода у него ни с кем из троих дело не зашло. Уж с Имоген-то точно. Сев знает об этом от своего другана Джеймса Лесли, который не стесняется обсуждать вслух пассий брата. Мелкий крепко сдружился с сокурсниками, из старых, дошкольного периода, приятелей общается только с Лили. С остальными – на уровне «привет-пока-как дела». Впрочем, настоящих друзей у него среди маггловских детей никогда не было. С соседскими ребятами в Коукворте он рассорился перед отъездом, они, вслед за взрослыми, очень нехорошо тогда себя повели, а на новом месте ни с кем близко не сошелся.
Сегодня у Чоховых главным действующим лицом была Анечка. Девочка с серьезным видом объясняла улыбающимся покупателям, что именно лежит у нее на прилавке и зачем оно нужно. Объяснения требовались подробные, потому что по английским меркам товар выходил экзотическим. Нет, вышивки и амулеты, подобные созданным Мередит, периодически попадались в продаже, чего от них знать, народ знал. Вещицы любопытные, не всегда эффективные, ибо не менялись тысячелетиями, но за счет определенной специфики своего покупателя найдут. Внимание привлекали вещи, изготовленные мужской половиной семьи. У нас не известны амулеты из заговоренных кожаных шнурков, европейская традиция вывязки узлов сильно отличается от восточно-славянской; точно так же не принято изготавливать одноразовые артефакты в виде пуговиц или набирать пояса из зачарованных блях. Неудивительно, что народ интересовался.
- Здравствуй, Хальвдан.
После полутора месяцев в компании Плешивого Дика я непроизвольно отслеживаю движения окружающих. Свежеобретенные инстинкты требуют знать, не готовятся ли соседи кинуть жалящее заклинание или, скажем, дать пенделя прямо по копчику. Так вот, Чохов-старший ходит тихо и плавно, как опытный боец. Раньше я этого не понимал.
- Здравствуйте, Валентин Иванович. Хороший сегодня денек, не правда ли?
- Вот только давай обойдемся без вашей английской привычки сначала минут десять обсуждать погоду и только потом переходить к делу, - поморщился Чохов. – У тебя есть какие-то планы на сегодня?
- Ничего особенного. Вам нужна какая-то помощь?
- Да, - кивнул мужчина. – Отойдем в сторону.
Прежде, чем заговорить, Чохов вытащил палочку и установил защиту от подслушивания. Нечто вроде огромного мыльного пузыря, отсекавшего все звуки и мешавшего читать слова по губам.
- Ты помнишь, мои дети занимаются импортом различных ингредиентов из Южной Америки. В основном в Европу, но и другие континенты тоже осваиваем понемногу. Недавно нам удалось наладить канал поставок в Россию…
- Результат вашей недавней поездки? – уточнил я, воспользовавшись паузой.
- Именно. Фактически, речь идет о бартере: мы поставляем товар в обмен на кое-какие изделия русских мастеров. Причем вещи оттуда идут ограниченным списком, так как далеко не все они разрешены в европейских странах.
Понятно.
- А вот в Северной Америке запретов намного меньше, - весьма обтекаемо описал творящийся беспредел Валентин Иванович, - поэтому тамошний рынок представляет особый интерес. Мы уже давно пытаемся за него зацепиться, но до сих пор не получалось найти нормальных вменяемых партнеров. Сплошные жулики.
- Совсем никого?
- Вообще-то был один, но его оборотни загрызли, - уточнил Чохов. – Маги с приличной репутацией имеют длительные контракты со старыми фирмами и не желают рвать устоявшиеся связи. Так вот, мы несколько раз серьезно обожглись и теперь очень осторожно подходим к выбору контрагента.
На нас через третьих лиц вышел некий мистер Питерс. Впервые мы услышали о нем неделю назад, а уже сегодня он сидит в конторе, рассматривает образцы и выражает готовность заключить договор. О нем практически ничего не известно, рекомендаций нет, работать под аванс отказывается. Мы, к сожалению, не может напоить его веритасерумом и выведать правду, и предлагаемые им формулировки соглашения оставляют простор для фантазии. С другой стороны, он хочет приобрести крупную партию и было бы неприятно упустить выгодного клиента. В связи с чем я хотел бы спросить… Говорят, Принцы были сильными легилиментами?
- Правду говорят, - согласился я.
Настроение слегка испортилось. Похоже, после бала все-таки поползли слухи и теперь следует ждать различных предложений, вопросов, сложностей и недоверчивых шепотков. Все рода легилиментов держались наособицу именно из-за окружавшей их атмосферы настороженности со стороны других волшебников, даже те, кто входил в число Древнейших и роднился с аристократией.
- Ты можешь прочесть мысли Питерса? Оценить его намерения?
- Сложный вопрос, - вздохнул я. Вот вроде бы знающий волшебник, и все равно: «прочесть». – Зависит от того, насколько хороший ваш Питерс окклюмент и какие у него амулеты. Валентин Иванович, вам кто-то говорил в последнее время, что я занимаюсь легилименцией?
- Нет, никто. Просто раньше повода спрашивать не возникало.
Хоть что-то светлое.
- Для нас очень важен этот контракт, - тихо сказал Чохов. – Иначе бы я не просил.
- У меня не слишком много опыта.
- Может быть, обратиться к миссис Снейп?
- Мама точно не станет вмешиваться, она в некоторых вопросах болезненно щепетильна, - и на диво законопослушна, особенно если знает, что муж не одобрит. – Предлагаю следующее: вы беседуете с Питерсом в моем присутствии, подробно обсуждаете контракт, я попытаюсь его считать. Когда сделаю знак, возьмете перерыв, во время которого расскажу о результатах. Тогда и делайте выводы, причем имейте в виду – без гарантий с моей стороны, я с магами почти не работал.
- Я понимаю, - согласился Валентин Иванович. – Сколько возьмешь за услугу?
- Посмотрим, как дело пойдет.
Спустя пять минут мы входили в крошечный офис в деловой части Косого, где располагалась семейная фирма Чоховых. По-настоящему крошечный, дети Валентина Ивановича арендовали комнату и расширили её втрое, однако все равно чуть ли не сидели друг у друга на головах. Я уселся у окна, обложился каким-то папками и, приняв занятый вид, приготовился ждать клиента.
С моей стороны было не совсем честно сказать Чохову, что прежде я не читал магов. Читал, особенно когда собирал сведения о семье Смитов. Просто тогда хватало короткой поверхностной легилименции, исключительно чтобы оценить правдивость собеседника и его эмоциональный настрой. У того магического люмпен-пролетариата не было ни артефактов, ни родовой защиты, окклюменцией они тоже не считали нужным заниматься. Одним словом, легкая добыча. Человек, занятый в международной торговле и живущий в не самом спокойном регионе, должен озаботиться собственной защитой.
К слову – сквибов даже проще читать, чем магглов.
Заявившийся вскоре после нас мистер Питерс впечатления делового человека не производил. Низенький, кругленький, с гладким подбородком, плавно переходящим в шею, он здорово напоминал осеннего хомяка. В смысле откормленного и с запасами в норке. Деньги у него явно водились, только вот тратил он их без особого толка – надетые артефакты не составляли единый комплект и потому не обеспечивали должной защиты. Лучше бы продал все побрякушки и купил одну хорошую вещь, с гарантией прикрывающую сознание. Я оценил его щит, для начала попытавшись прощупать американца магией. Очень аккуратно, очень осторожно. Сразу в мысли не полез, попробовал оценить окружающий фон и реакцию на проверку. Ни-че-го. Приободрившись и незаметно вытащив палочку, поймал чужой взгляд:
- Legillimens! – мысленно, про себя.
Про легилименцию и легилиментов сложено немало баек. Считается, что мы способны читать мысли, извлекать чуть ли не вековые воспоминания, менять убеждения людей и корректировать их поведение, превращая в безвольную марионетку. Если бы так! Не надо нас переоценивать. Да, нас мало, из пяти волшебников всего один способен использовать легилименцию, удел остальных – внушение с помощью заклинаний или зелий. Или стирание воспоминаний посредством «обливейта», не более. Но это же не повод сначала придумывать глупости, чтобы потом самим их бояться! Причем из десяти обученных легилиментов только один способен на большее, чем обычный просмотр памяти с помощью палочки и под предельной концентрацией. Безусловно, есть сильные мастера, однако их единицы. Они хорошо известны, уважаемы и получают за свои услуги баснословные деньги.
Если связь установлена, продолжать глядеть в глаза нет необходимости, достаточно видеть фигуру объекта. Вот я и сидел, косился. Глубоко внутрь лезть не рисковал, каким бы Питерс неучем не был, чужое внимание он ощутит, а какими-то основами он владел. Думаю, пытался самостоятельно заниматься окклюменцией, только урывками и недолго. Я отслеживал реакции на слова раздражители – Чохов зачитывал пункты договора, из памяти американца всплывали картинки, эмоции, и на их основании можно было делать выводы. Почти никакой конкретики, хотя оценить уровень хитропопости клиента удалось. Что я и озвучил позднее:
- Скользкий тип, - поведал я Валентину Ивановичу, пока его младший сын показывал Питерсу в соседней комнате образцы товара. – С весьма гибкой моралью. Тем не менее, в данном конкретном случае настроен он серьезно и надеется на долгосрочное сотрудничество. Нет, если обстоятельства изменятся, он кинет вас, не задумываясь, но до тех пор намерен работать честно.
- Мы, в общем-то, так и думали, - пробормотал Чохов.
Оно и видно. Недаром договор подписывает формальный глава предприятия, реальные работники в лице его сыновей как бы ни при чем.
- Один год, - определившись с решением, Валентин Иванович озвучил свои мысли. – Установим короткий срок с возможностью пролонгации, а дальше видно будет.
- Дело ваше, - пожал я плечами. – Ко мне еще какие-то вопросы есть? Я хотел бы вернуться на ярмарку, присмотреть за Северусом.
- Нет, спасибо. Сколько я тебе должен?
Честность – лучшая политика.
- Понятия не имею, никогда не интересовался расценками.
- Даже примерно?
- Больно уж сфера непростая, без веских причин лучше не соприкасаться, - в ответ на объяснение Чохов понимающе кивнул. - Давайте на скидку договоримся. Вы же ингредиентами торгуете, вот в следующий раз сбросите мне половину стоимости заказа.
- По рукам!
Я отправился к общественным каминам, оставив Валентина Ивановича дожимать Питерса в одиночку. Хороший день. Проверил собственные силы на подходящей жертве, причем успешно, чуток подзаработал, помог хорошему человеку. Убедился, что не зря с десяти лет занимаюсь легилименцией. Мама сомневалась, стоит ли начинать в таком малом возрасте, давала исключительно основы, и то делая упор на защите мыслей, в просмотре чужих ограничиваясь теорией. Приходилось самому изворачиваться и что-то изобретать. Полноценные занятия начались два года назад и поначалу ограничивались незнакомыми магглами в крупных городах, к магам перешли относительно недавно. Питерс – первая крупная рыба, причем не будь он североамериканцем, я бы вряд ли решился лезть к нему в мозги. В стране кузенов, несмотря на отсутствие всеобщего магического образования, прекрасно развита боевка, есть сильные темные маги, трансфигураторы, специалисты по редким разделам чар, часто встречаются представители нелюди. Зато ритуалистов, сильных зельеваров и хороших менталистов мало, равно как и прочих мастеров традиций, требующих долгого целенаправленного развития и системного подхода. Дерутся часто, приоритеты другие.
 
БарсикДата: Суббота, 27.06.2015, 17:12 | Сообщение # 82
Химера
Сообщений: 433
« 24 »
Спасибо за продолжение !! smile
 
СплюшкаДата: Суббота, 27.06.2015, 18:30 | Сообщение # 83
Химера
Сообщений: 668
« 303 »
Да.
Спасибо, Автор.



Чем умнее черти, тем тише омут
 
матросДата: Понедельник, 29.06.2015, 15:26 | Сообщение # 84
Демон теней
Сообщений: 253
« 20 »
спасибо за проду)


Вы кто? - Добрая фея! - А почему с топором?! - Настроение что-то не очень...
 
asketДата: Суббота, 11.07.2015, 00:02 | Сообщение # 85
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 121 »
Глава 11

Ясным светлым днем четырнадцатого августа мы с Робертом Смитом стояли на кладбище и рассуждали о роли случая в жизни разумного существа. Причем без мата, что вполне можно счесть поводом для гордости.
Не считая знакомства с мистером Питерсом, больше ничего для меня интересного на ярмарке не случилось. Вообще, надо сказать, Хогсмидская ярмарка всегда проходит одинаково: в первый день народ присматривается к товарам, общается со знакомыми, соседями, восстанавливает связи, во второй идет непосредственно торг, на ночь многие возвращаются в свои дома для проведения ритуалов Лугнасада, оставшиеся устраивают гуляния на пустыре (тоже не без жертвоприношений). Третий день отводится на подведение итогов, наиболее крупные контракты или, скажем, брачные договора заключаются первого августа. Хотя некоторые просто похмеляются после вчерашнего.
К чести Северуса, к порученному ему делу – торговле в лавке – он подошел ответственно. Может, сказалось влияние сокурсников-барсуков, занятых примерно тем же, может, компания в лице внучек Мэй и прочих соседей подобралась хорошая, или просто мелкому интересно стало, не знаю. В те моменты, когда я с ним пересекался, он постоянно был чем-то занят – товар втюхивал, с девчонками пересмеивался, куда-то бежал с коробками и свертками. Вечером сидел важный, на листке выручку подсчитывал.
Лили Эванс родители на ярмарку не отпустили, они вместе уезжали в гости к каким-то родственникам, зато приехала Петуния. Надо сказать, эта девочка занимала в семье странное место. С неё больше требовали, как со старшей, её чаще ругали, чем хвалили, и хотя вроде любили, всегда ставили на второе место, после Лили. Заболевание щитовидки тоже душевного спокойствия не прибавляло. В результате Петуния росла человеком сдержанным и закомплексованным, на критику реагировала остро, в то же время не рассчитывая на чужую помощь и привыкнув добиваться желаемого исключительно своими силами.
Так вот, девушка обошла всю ярмарку, и со мной, и в одиночку, потратила всю наличность да еще и у меня заняла, и поздним вечером уехала домой впечатленная. Она явно ожидала чего-то совершенно иного. Думаю, следующим летом Лили обязательно появится в Хогсмиде, сестра её сгоношит.
После праздника вновь начались трудовые будни. Во время очередной тренировки я передал Смиту содержание разговора с Арианрод и тот предсказуемо захотел услышать подробности. Самым простым решением мне показалось не служить передаточным звеном, а напрямую свести Роберта с девушкой, тем более, что я в любом случае собирался их познакомить. Только предупредил, что денег у Бриннов немного, с другой стороны, люди честные и когда-нибудь точно заплатят.
Роберт похмыкал, но на встречу согласился.
Владения рода Бринн не ограничивались одной усадьбой. Также им принадлежали два участка земли, в былые времена бывшие священными рощами и, начиная века с одиннадцатого, постепенно укрываемыми от глаз магглов. Проблема заключалась в одном из участков. Чары на расположенном там источнике ослабли за прошедшее с момента смерти прежнего главы рода время, энергия начала просачиваться в обычный мир. Все бы ничего, но лет двести назад неподалеку построили церковь и, соответственно, создали кладбище.
- Насколько мне известно, пока что никаких серьёзных инцидентов не было, - рассказывала Арианрод. – Призраки, свечения, низшая нежить. Аврор, с которым я беседовала, говорил, что они зарегистрировали всего одно нападение ожившей кошки на ребенка, и то ревенанта сами магглы и упокоили. Лопатой.
- Откуда к аврорам сигнал пришел?
- Они через газеты странные случаи отслеживают и наиболее подозрительные проверяют.
Да, пока что в аврорате боевиков немного.
В результате переговоров Роберт согласился за двадцать галеонов зачистить кладбище от всякой подозрительной живности (и не-живности), однако предупредил, что при наличии чего-то крупного цена возрастет. Арианрод философски пожала плечами и согласилась – своему информатору она верила. Девушка рассчитывала, что сейчас мы утихомирим кладбище, а месяца через полтора она окончательно придет в норму и ликвидирует утечку.
Смит принял заказ, потому что хотел размяться. Я пошел с ним, потому что меня никто не спрашивал, а учитель счел полезным провести практический урок. Вот так мы вдвоем оказались в Эксмуре.
Поначалу все шло хорошо. Роберт показывал заклинание, рассказывал о сильных и слабых сторонах, объяснял кое-какие тонкости и давал дорогу молодежи. Когда у меня чары получались на приличном уровне, переходили к следующему, более сложному. Занятие посвятили массовым заклятьям, работающим по площади, отработать которые в подвале дома Смитов нельзя. В основном демонстрировались обнаруживающие чары, изгоняющие быстро выматывают волшебника и поэтому часто их создавать нельзя.
- Ну, что почуял?
- В той стороне нечто тяжелое, - ориентируясь на слабо выразимые человеческим языком чувства, указал я рукой. – Скользкое, гнилое и в то же время твердое.
- Разбуди его, - приказал Роберт. – Вычлени ощущения и вложи их в «Фонарик Мунго», тогда заклинание само наведется на цель.
Созданное первым епископом Глазго и, по совместительству, чертовски хорошим демоноборцем заклятье не подвело. Спустя секунду после того, как ослепительно яркая искра сорвалась с кончика палочки и улетела куда-то за надгробия, в уши ударил тоскливый, злобный вой. Справа от меня пришло ощущение «водоворота», сопутствующее закручивающемуся в спираль времени. Я по своему желанию входить в ускорение пока что не умел, поэтому, на всякий случай, создал «Sphaera lucis» - круговой вариант Protego с упором на защиту от темной магии.
Ждать пришлось недолго.
«Фонарик» сработал как надо, разбуженное им существо выбралось из своего убежища и метнулось в нашу сторону. Оно чем-то напоминало гориллу с непропорционально длинными задними лапами, если только бывают гориллы без шкуры, зато с полной клыков вытянутой пастью. Как бы то ни было, по надгробиям оно скакало очень ловко. Оно находилось метрах в десяти, когда в него один за другим попало три заклинания – обычный ступефай, заставивший приостановиться, инкарцеро, опутавшее тушу десятком затрещавших веревок, и «расчлененка». Точнее говоря, последнее заклятье на латыни носит благородное название rose laminis, но его никто не использует.
Вернувшийся в глобальный поток времени Смит с удовольствием оглядел дело рук своих:
- Вот это, - указал он на шевелящиеся куски черной плоти, - плюс пятьдесят галеонов!
- Оно, вообще, что? – я с некоторым усилием разжал судорожно охватившие палочку пальцы.
- Оборотень, убитый без использования серебра и похороненный неподалеку от источника, - Роберт приманил «акцио» голову трупа и засунул её в холщовый мешок. – За что, ты думал, их к темным тварям относят? Этот почти созрел, еще неделька, и сам бы из могилы выкопался. На радость окрестным магглам, ха-ха!
Останки твари предали огню. Во время сожжения Роберт прочел короткую лекцию о жизненном цикле оборотней, наилучших способах их уничтожения, ловли и погребения, а также о последствиях неправильного упокоения. Короткую-то короткую, но информации она содержала примерно столько же, сколько просмотренный мной впоследствии том «Справочника темных существ». Никаких сантиментов, сочувствия или рассуждений о душе, отличии от человека и праве на жизнь. Голая эффективность.
При виде водруженного на стол доказательства «подвига» Арианрод скривилась, словно её чуть не стошнило, и без возражений выплатила повышенный гонорар. Что с башкой стало дальше, я не знаю. Рецептов с таким специфическим ингредиентом вроде бы нет, так что - либо сожгли, либо коллекционерам продали, потому что в усадьбе Бриннов я её не видел.

***

Обещание поучить Сева кое-чему нестандартному я не забыл и, по мере возможности, старался привлекать мелкого к своим делам. Впрочем, не только я – в его окружении хватало людей, готовых делиться весьма спорными знаниями. Старая Мэй, к примеру, старшекурсники Хаффлпаффа или та же мама, когда у неё настроение было подходящее. Опыт передавался совершенно без системы, зато исключительно практичный.
Что может быть практичнее способов укрыться от магического поиска? Очень полезные знания, в жизни хоть раз, да пригодятся.
- Первым делом выбираем подходящее место, - объяснял я Севу, наколдовывая магглоотталкивающие чары. – Нужен перекресток, чем старше, тем лучше. Желательно с редким движением, по возможности не заасфальтированный, в идеале - неподалеку от воды. Речки там или ручья. Но не слишком близко, водный поток может заглушить призыв к любой другой стихии, поэтому на берегу становиться не стоит. Доставай веревку.
Мелкий послушно вытащил из рюкзака моток веревки, сплетенной из конского волоса с добавлением волос из хвоста единорога.
- Ты руны снаружи круга рисовать будешь?
- Не будет никаких рун. Обряд древний, как дерьмо мамонта, его до появления письменности изобрели.
- И работает? – изумился Сев.
- Ну, его улучшают примерно раз в тысячу лет, - я вытащил столик и принялся раскладывать на нем необходимые предметы. – Понимаешь, те силы, к которым обращаются с его помощью, защиты как таковой не дают. Они уменьшают вероятность действия неблагоприятных для тебя факторов. Скажем, колдун, который хочет наложить на тебя проклятье, с большей вероятностью поскользнется, или рука у него дрогнет, или на голову птичка нагадит в самый ответственный момент.
- Типа неудачи на врагов?
- Вроде того. Искать тебя тоже станет сложнее, причем вообще всем, не приходящимся родственниками по крови. Мать найдет везде.
Из груди младшего вырвался тяжкий вздох.
- Так я и знал.
Приготовления закончены. Мы омыли руки, волосы и лицо ключевой водой и теперь стоим в круге, босые и очищенные. Магия чуть меньше, чем полностью, построена на символах, собственно, магия есть оперирование символами. Даже зельеварение, хотя оно и в минимальной степени подвержено ритуалам. Проводимый мной обряд действительно очень древний, можно сказать, дремучий, создававшие его люди жили в мире чистых стихий и обращались к ним же. Значит, я поступлю так же.
Любой человек, попытавшийся разжечь костер с помощью кремня и кресала, мигом поймет, насколько мы недооцениваем своих пещерных предков. У меня получилось далеко не сразу, несмотря на заранее высушенный трут. Мысленно порадовавшись, что не пытался добывать огонь трением, я взял в руки костяную иглу и полоску пергамента. Короткий укол, на пальце выступает капля крови:
- Сим я дарую огню часть себя и прошу его скрыть мое имя!
В принципе, имя можно не писать, но народ утверждает, что в таком случае КПД выше. Прислушаемся к совету старших товарищей.
Беру в правую руку метелку из перьев и трав, топчусь в пыли, отступаю назад. Снова красные капли падают, теперь на землю:
- Сим я отдаю матери-земле часть себя и прошу её скрыть мои следы!
Слова не важны. Значение имеет только намерение. Метелкой заметаю следы, оставляя на земле чистую ровную поверхность. Каменным ножом… Ладно-ладно, остро заточенным с одной стороны куском камня отрезаю клочок волос и подбрасываю их в воздух:
- Сим я жертвую воздуху часть себя и прошу его скрыть меня от чужих глаз!
Внезапный порыв воздуха уносит волосы за пределы круга. Очень хорошо. Здесь – закончили. Из первичных стихий осталась только вода, ревнивая, коварная и опасная, жертву ей буду приносить отдельно. Интересно, практикуют ли этот обряд на Востоке? Там же деление на стихии немного иное.
Свой непростой норов вода проявила той же ночью, во время следующего ритуала. Мы расположились на берегу небольшого ручья, я провел необходимую подготовку, опустив на текущие струи вырезанную из дерева лодочку с фигуркой, сплетенной из собственных локонов. По идее, обряд должен был на том закончиться, но имея дело со слепыми безликими силами, глупо надеяться, что все пройдет по плану. Наверху, там, где пролегала дорога, заворчал мотор, донеслись испуганные крики и, тяжело перевалившись через ограждение, по склону вниз заскользила машина. Фордик-легковушка с вопящими пассажирами.
Откуда она взялась? Движения на дороге почти нет, почему мы не слышали, как она подъезжает? Свет фар ударил в глаза, ослепил и тут же ушел в сторону. Северус дернулся, непроизвольно пытаясь уйти с траектории, и я так же неосознанно схватил его за шкирку. Левая рука (правильно, правильно я развивал обе руки, отрабатывая заклинания!) впервые за весь вечер вытащила палочку. Не знаю, выдержит ли Протего вес машины, но выходить из круга сейчас нельзя. Визг тормозов, крики людей, огни!
Это сейчас я вспоминаю подробности долго, а тогда прошла буквально пара секунд.
Машина распалась туманом. Развеялась мелкими капельками, белесой взвесью, едва бампер пересек волосяную границу. Словно и не было ничего, словно и не неслась на нас блестящая черным лаком махина. Тишина. Сова вдалеке ухает. Никаких следов.
- Что? – мелкий сглотнул и дернул головой. Я отпустил его шевелюру. – Что это было?
- Кто-то из духов заметил нас и решил пошутить. Хотел заставить выйти из круга.
Северус уставился вниз. Вздрогнул, заметив, в какой близи находится его нога от веревки.
- И что тогда?
- Тебе бы не понравилось. – Меня самого потряхивало, пальцы дрожали. Я внимательно оглядел брата. – Ты как?
- Нормально. Только я не уверен, что не описался…

***

У любой относительно устойчивой группы лиц есть свои традиции. Кто-то ходит в баню под Новый год, другие пересматривают «Белое солнце пустыни» перед тем, как залезть в ракету, третьи в фонтане купаются. Министерская молодежь тридцатого августа праздновала в «Четырех Домах», отмечая день, когда не нужно ехать в Хогвартс. А поздним вечером двадцать девятого в ту же гостиницу въехал пожилой волшебник из России по имени Иван Васильевич Трифонов.
Создавать новую личность я начал сразу после бала у Малфоев. Именно тогда мне пришла в голову идея разузнать побольше о лидерах министерских радикалов и, буде появится компромат, подкинуть его консерваторам. Логика простая. Сейчас аристократия во многом поддерживает Волдеморта потому, что не видит иного пути воздействовать на Министерство. Их партия в Визенгамоте ослаблена, агентов влияния среди глав департаментов нет, законопроекты успешно проваливаются, традиционные источники финансов последовательно пережимаются. С другой стороны, радикалы-прогрессисты сейчас на коне. Они протолкнули ряд чрезвычайно выгодных для себя законов, один из лидеров радикалов, Бартемиус Крауч, занял влиятельную должность заместителя главы Департамента по магическому законодательству, а ещё один лидер, Гарольд Минчум, стал главой отдела доходов в администрации самого министра. Последнее чрезвычайно важно – под неброским названием скрывалась структура, занятая продажей магических товаров магглам.
Не нужно думать, будто крайне правые идеи Волдеморта привлекают всех аристократов. Нет, далеко не всех. Просто в данный момент ему нет альтернативы, вот и финансируют харизматичного политика, популярного среди всех слоев населения. Тем более, что в магическом сообществе традиционно именно великие маги становятся точкой фокуса, а уж силушки-то Волдеморту не занимать. И чем больший вес набирают прогрессисты, тем больше появляется людей, недовольных их политикой, причем многие из них становятся сторонниками мистера Реддла. Нет сопоставимых с ним фигур, идти просто-напросто не к кому.
Вот если бы радикалов удалось, скажем так, подвинуть, то в течении прогрессистов верх взяла бы другая фракция. Та, представителем которой является нынешняя госпожа министр, напомню, танцевавшая на балу с лордом Малфоем. Чиновники и дипломаты, готовые пойти на компромисс со «старой гвардией». Противоречия внутри элиты никуда от этого не денутся, однако общий градус напряжения понизится, поддержки у Волдеморта станет меньше и объявить себя военным вождем – Темным Лордом – он не сможет. Или просто немного притормозит с реализацией своих планов.
Связываться с Краучем не хотелось. Сухарь с комплексом отличника, помешанный на работе, такие свои скелеты в шкафах не хранят. Они их закапывают, причем очень и очень глубоко. Зато Минчум казался приемлемой кандидатурой – лицо у него больно надменное. Люди, считающие себя выше окружающих, неизбежно рано или поздно нарушают закон, тем самым позволяя циничным типам вроде меня, себя использовать. Жена у него известная модница, младший сын поигрывает в Лютном, дочку выдал во Францию с хорошим приданым, значит, денежки водятся. Имеет смысл к нему присмотреться.
А кто может знать о боссе больше, чем секретарь?
Джулиан Мун принадлежал к побочной ветви древнего рода волшебников, его отец с Хогвартса дружил с Минчумом, поэтому нет ничего удивительного в том, что юношу пристроили на теплое место. Это нормальная практика, когда молодежь из приличной семьи сначала поработает под крылом кого-то из друзей родителей, потом немного покочует по департаментам, наберется опыта, займет должность заместителя в одном из отделов, потом начальника, дорастет до зама департамента… Выше поднимался далеко не каждый, «стеклянный потолок» пролегал именно здесь.
Итак, молодой мистер Мун закончил школу, немного попутешествовал по Европе и вернулся домой, где его ждала родня и подготовленная карьера. У его начальника уже было два секретаря, Джулиан занял место третьего. Не знаю, насколько его нагружают, но время для развлечений у парня остается, так что вряд ли он проигнорирует ежегодную пирушку, собирающую всех недавних выпускников Хогвартса. Её никто из молодых чиновников не игнорирует, ибо традиция, а традиции в Британии чтут.
Во Францию я выехал совершенно легально, вечером двадцать седьмого августа рейсом «Лондон-Париж» из Хитроу. Неподалеку от аэропорта Орли выбрал местечко потише, набросил на кусок земли комплекс магглоотталкивающих чар, чтобы никто не беспокоил, и принялся творить. Комфорта, конечно, никакого, но я не хотел оставлять следов, регистрируясь в гостинице, а на поиски подходящей квартиры не хватало времени. Задача передо мной стояла сложная – создать личину, способную продержаться несколько дней и при том выдержать поверхностную проверку, которую авроры проводят над всеми магами, прибывающими международными порталами.
Оборотка отпадала сразу по нескольким причинам. Зелье известное, методы его обнаружения отработаны давно, принимать порции надо часто, токсичность тоже учитываем. Намного перспективнее наложить плотную материальную иллюзию, при правильном исполнении она надежно обманет все органы чувств и, что важно, не будет конфликтовать с зельем Трикстера. Трикстер используют для подмены ауры на фальшивую, за его варку автоматом дают пять лет Азкабана.
Таким образом, двадцать восьмого числа весь день у меня ушел на чары иллюзии. Я уже отрабатывал их дома, но не в комплексе, отдельными элементами. Разработка своя, дикая смесь восточных и западных традиций, плюс руны и окклюменция, однако ж сработало! На следующий день я, уже в облике пожилого сухощавого мужчины респектабельного вида, заявился в магический квартал Парижа, купил новую мантию, переместился в Косой и прошел стандартную проверку у таможенника. Тот, правда, немного удивился, услышав русскую фамилию. Выдал ему заранее подготовленную легенду о необходимости поработать в министерских архивах, ложь прокатила и я вышел из Министерства, вытирая пот со лба. Что радовало вдвойне, так это палочка. Покупать еще одну я не захотел, мало ли, что придется ей колдовать и где всплывет след, поэтому сделал сам. Качество - жутчайшее, самоделка же, тем не менее, проверку она прошла и характеристики теперь внесены в Реестр Прибывших.
Первый этап плана выполнен удачно. Никто ничего не заподозрил.
На следующий день, поддерживая легенду, я с утра бегал по различным заведениям. Департамент международных отношений, архив, клуб «Корона Империи», служащий негласным пристанищем мигрантам из России… Словом, те места, в которых серьезную проверку устраивать не станут и которые по идее должен посетить человек, ищущий сведения о родне. Играть роль оказалось довольно забавно, некоторые знакомые люди открылись с совершенно иной стороны. И только поздним вечером, демонстрируя усталость от хорошо выполненной работы, спустился вниз, в обеденный зал «Четырех Домов».
Местный ресторан – немного польстим заведению и назовем его так – считается приличным и претендует на звание «Лучшей кухни Косого». Ну, лучшей не лучшей, а готовят здесь действительно неплохо. Кроме того, прислуга одета в униформы, вокруг чисто, на маленьком подиуме перебирает струны кельтской арфы миловидная девушка, вокруг центрального зала расположены альковы для желающих уединения посетителей. В общем зале уже стоял один большой стол, за которым вовсю шла пирушка примерно десятка молодых юношей и девушек. Мой фигурант сидел среди них.
Я выбрал подходящий альков, взял меню у подошедшей официантки, сделав вид, будто выбираю блюда. Вытащил флакон из кармана и, откупорив, вылил содержимое прямо в воздух. Удерживаемая невербальной магией, большая капля зависла на уровне бедра, невидимая со стороны зала, затем раздробилась на пару меньших, еще, и еще, и так до тех пор, пока не превратилась в мелкую, почти невидимую взвесь. Тонкая струйка влажного воздуха потянулась к столу пирующих и, аккуратно огибая препятствия, постепенно влилась в бокал Муна. Я осмотрелся вокруг и облегченно выдохнул – никто ничего не заметил. Вроде бы.
Прикоснувшись недопалочкой к чернильным строчкам, я сделал заказ и принялся ждать. Зелье, подлитое объекту, никакого страшного эффекта не производит, просто чуть-чуть усиливает концентрацию спирта в напитке, причем не в бокале, а уже в желудке. Вреда оно не несет, поэтому носимые на теле артефакты на него не отреагируют, зато минут через тридцать-сорок мистер Мун слегка опьянеет и испытает сильное желание сходить в туалет, где я его и подловлю.
Затылок внезапно зачесался, словно его погладили невидимым перышком. Я пригладил вставшие дыбом волосы и украдкой обвел взглядом зал. Кто-то на меня смотрит. Заметили манипуляции с зельем? Где-то прокололся с маскировкой? Официанты не обращают внимания, молодежь в центре зала занята собой и друг другом, посетители в альковах… Прямо напротив сидела одетая в консервативную зеленую мантию женщина, посмотревшая мне прямо в глаза, стоило взглянуть в её сторону. Она приветственно подняла бокал и улыбнулась, словно старому знакомому. Нет, не помню, я вижу её в первый раз.
Кто она такая?
Чего хочет?
Вероятно, оценив заторможенность молчаливого собеседника, она чуть закатила наверх глаза, досадуя на чужую непонятливость, и что-то сделала, ненадолго превратившись в леди Кэтрин Стилдрим. Ту самую женщину – мастерицу Голоса, знакомую Плешивого Дика. Скрывавшая её иллюзия была на порядок лучше моей. Черты настоящего лица леди словно выплыли из глубины маски, подержались немного и снова нырнули на дно, не оставив никаких следов. Невероятная работа, я даже в теории не представляю, как она умудряется манипулировать внешней формой без видимых усилий. Как!? Как она меня опознала?!
Леди чуть качнула бокалом, указывая на место за своим столиком.
Отказаться мне и в голову не пришло, правда, что делать дальше, я не знал. Пока обходил зал по кругу, лихорадочно прикидывал варианты. Стереть память? Не смешно. Инстинкт настойчиво требует с этой дамой не ссориться. Обмануть? Заболтать? Можно попробовать, если без прямой лжи.
- Здравствуйте, Хальвдан! – приветливо улыбнулась леди, стоило мне приблизиться. – Прошу, составьте мне компанию.
- Если вас не затруднит, миледи, называйте меня мистером Трифоновым, - понизив голос, попросил я, усаживаясь. – Или Иваном Васильевичем. Среди персонала я известен под этим именем.
- Как пожелаете, хотя наш разговор посторонние не услышат, - чуть пожала плечами женщина. – А вы неплохо имитируете русский акцент! И маске придали славянские черты, похвальное внимание к деталям. О, не надо смотреть так укоризненно! Я же сказала – можете говорить свободно, нас не подслушают.
- Несмотря на все потуги, вы меня все-таки узнали, - вздохнул я. – Могу я спросить, в чем ошибся?
- Да, в общем-то, ни в чем, - задумалась леди. – Просто я воспринимаю мир несколько иначе, по сравнению с обычными людьми, и сразу уловила странности в вашем поведении. Пригляделась внимательнее, вспомнила, у кого видела похожую пластику движений, расшифровала иллюзию… Ничего особенного.
Иными словами, она является чистокровной в черт знает каком поколении и органов чувств у нее больше, чем шесть. Тогда да, для неё – ничего сложного. Надо же было так нарваться!
- Я прошу вас не раскрывать мое инкогнито, - не люблю просить, но сейчас других путей нет. – Мне хотелось бы сохранить факт своего присутствия здесь в тайне.
- Как пожелаете, - безмятежно откликнулась моя собеседница. – Меня слабо волнуют игры людей, практически не затрагивают с некоторых пор. Собственно, в этом зале я беспокоюсь разве что о судьбе одной из своих дальних родственниц, но, кажется, не она служит объектом вашего интереса.
- Вы абсолютно правы, миледи.
- Ну а раз так, то делайте, что хотите, - закруглилась она. – Давайте лучше поговорим на более интересную тему. Почему маска русского?
- Простите?
- Почему вы для своего временного облика выбрали личность русского мага? Не американца, не француза, не индуса, в конце концов? Мне кажется, вы сумели бы сыграть любую роль, но почему-то предпочли эту.
То ли она сама блестяще играет, то ли ей действительно любопытно.
- Потому, что о России я знаю намного больше, чем о Индии или Франции, - честно ответил я. – Кроме того, англичане несколько ограничены и о реалиях других стран имеют смутное представление. В Европе и Америке у многих родня или торговые связи, поэтому поневоле наши волшебники знакомятся и общаются с тамошними жителями. Русские куда более закрыты, особенно после войны с Гриндевальдом, в облике путешественника из России я могу нести любую чушь и мне поверят.
- Ну, вы-то явно не следуете общему пути, Иван Васильевич!
- Я всегда чувствовал связь с этой страной, - и ведь не солгал, что характерно! – Даже трансфигурацию мне преподавал эмигрант из России.
- Да, меня она тоже притягивает, - внезапно согласилась леди. – Знаете, в семнадцатом году я не верила, что у них получится что-то путное. Ждала пришествия кого-то вроде Наполеона и воцарения новой династии. Но русские сумели удивить! Они действительно пытались построить общество всеобщего равенства, справедливости, добра… Эта иллюзия прекрасна, так жаль, что скоро ей придет конец.
- Думаете, Союз распадется?
- Процессы уже идут, их не остановить. Еще двадцать, много, двадцать пять лет – и они развалят страну на куски.
Я не знал, что ответить. Она говорила очень уверенно, не сомневаясь, и в устах чистокровной волшебницы простые слова звучали полноценным предсказанием.
- Будет жаль, если вы окажетесь правы.
- О, да! Впрочем, не стоит о грустном, давайте лучше поговорим на более приятные темы. Вы уже закончили свое ученичество у Дикона?
- Да меня, собственно, едва ли можно назвать его учеником, - пришлось сделать уточнение. – Он просто согласился немного меня потренировать. Сейчас я продолжаю обучения у Роберта Смита.
- Как его нога? Он уже снял то проклятье или все ещё тянет?
- Во время нашей прошлой встречи он по-прежнему хромал.
- Что ж, это его дело. Чему он сейчас вас учит?
- Отрабатываем простейшие связки, Роберт недоволен моей реакцией.
- Я слабо разбираюсь в боевой магии, - чуть пожала плечиками леди. – Всегда полагалась на мужчин в сложных случаях. Однако не могу не заметить, что все известные мне бойцы, если они чего-то стоили, стремились опередить противника. Вы пытались «мигнуть» или пробовали силы в краткосрочном предвидении будущего?
- Однажды я непроизвольно мигнул в трудной ситуации. Больше ничего.
- Раз есть стихийная предрасположенность, то освоение пройдет легко.
Официанты – живые люди, пусть и сквибы - наконец-то доставили мой заказ, и я смог приступить к трапезе, не прерывая, впрочем, разговора. Леди Кэтрин чем-то неуловимо напоминала леди Алексию, правда, в отличие от темной магички, у меня от её общества волосы дыбом не вставали. Исходившая от женщины без возраста сила оставляла ощущение отстраненной мудрости, равнодушия с легким налетом доброжелательности, приправленным капелькой интереса. Впрочем, я могу выдавать желаемое за действительное. На всякий случай проверил окклюментные щиты, чуть поиграл магией, проверяя состояние организма на предмет внешних воздействий, ничего не обнаружил и мысленно пожал плечами. Умная собеседница, интересный разговор, тихая музыка, - чего еще надо, чтобы скоротать время до начала основной партии сегодняшнего спектакля?
Волнение отступило, оставив после себя просветленно-спокойное состояние. Может, это и есть пресловутое сатори?
- Что ж, мистер Трифонов, - покончив с десертом, минут через двадцать леди принялась собираться. – Мне, пожалуй, пора. Приятно было вновь вас увидеть.
- Поверьте, миледи – взаимно.
- Ну так заходите в гости, - чуть улыбнулась женщина. – Если получится. Мое приглашение у вас есть, дорогу Дикон покажет, обманные чары, думаю, сумеете одолеть. Мы с мужем слабо интересуемся внешним миром, но люди… Некоторые люди еще способны нас удивить и, кажется, вы входите в их число.
- Откровенно говоря, пока больше удивляюсь я сам, - признание далось легко. – Вы заставляете взглянуть на общеизвестные факты под совершенно новым углом.
- Не всегда удобная неординарность мышления, - кивнула она, поднимаясь. – Многих раздражает, большинство так называемых разумных склонно мыслить стереотипами. Всего хорошего, юноша, пусть сбудется все, задуманное вами.
Леди Кэтрин ушла, оставив меня одного и с мыслью о том, что приглашение игнорировать не получится. Меня позвали уже дважды, и если первый раз можно было сослаться на непонимание, то теперь нежелание идти будет выглядеть оскорбительно. Визиты к уединенно живущим могущественным волшебникам не всегда безопасны, с другой стороны, такими знакомствами пренебрегать нельзя.
Тем временем Джулиан Мун оправдывал ожидания. Он смеялся чуть громче приличного, говорил, слегка путаясь в словах и явно испытывая легкие проблемы с координацией. Постольку, поскольку его соседи находились в похожем состоянии, на поведение юноши никто внимания не обращал. Захмелел парень, с кем не бывает.
Наконец долгожданный момент наступил – Мун, извинившись, выбрался из-за стола и, самую малость пошатываясь, направился в сторону туалета. Долго он продержался, вот что значит крепкий молодой организм. Я не спеша допил чай, махнул официанту рукой, подзывая, положил на стол галлеон и не торопясь направился следом. Надеюсь, в туалете больше никого нет, иначе придется делать вторую попытку.
Перед тем, как зайти внутрь, я осмотрелся по сторонам и наложил на дверь легкие запирающие чары. Теперь каждый, кто попытается открыть дверь, будет вынужден два или три раза дернуть ручку. Ничего особенного, просто задержка на пару секунд.
Пока Мун возился в кабинке, я встал возле раковины, делая вид, будто отмываю руки от чего-то липкого. Должно быть, актер из меня неплохой, потому что объект фальши не заметил. Да он и не приглядывался особо. Стоял, насвистывал, шуршал одеждой, тихо чертыхался сквозь зубы. В конце концов, он закончил свои дела и выбрался наружу.
Он проходил мимо меня, когда я резко развернулся и с размаха впечатал кулак ему в живот. Юношу аж сложило, на пол хлынул поток блевотины. Не задерживаясь, я вытащил длинную булавку из кармана мантии и воткнул её Муну в плечо. Камень навершия замерцал алым цветом – вложенное проклятье начало действовать, носимые артефакты бросили всю свою мощь на нейтрализацию непосредственной угрозы. Направляю самоделку на склоненную голову:
- Конфундус!
Бесполезно. Щиты слишком сильны. Еще раз, сосредоточиться:
- Конфундус!
Заклятье легло только с третьего раза, когда я использовал нормальную палочку. Неприятно, первый за сегодня прокол. Вытащил из кармана легкое зелье подчинения, в сочетании с конфундусом оно способно на короткий срок подавить волю человека и заставить его выполнять простые приказы. Внутренне морщась, я начал отдавать указания, пока никто не начал ломиться в туалет:
- Сейчас ты выйдешь и поднимешься на второй этаж, войдешь в комнату двадцать три, и будешь ждать. Возьми ключ. За собой двери не закрывай. Иди. Нет, стой. – Я почистил его костюм и пол, снова использовав самоделку. – Иди.
Мун вышел наружу. Облегченно выдохнув, я плеснул водой в лицо, осмотрел себя в зеркало (нормальный вид, не считая малость безумного взгляда) и направился следом. Оставлять одного Муна нельзя, мало ли, вдруг знакомого встретит или еще что, но и видеть вместе нас не должны. Все-таки вид у парня неадекватный.
Постояльцев мало, обслуга сейчас почти вся внизу. К великому счастью, мы никого не встретили на пути. Когда я вошел в свой номер, Мун стоял ровно посередине комнаты и бессмысленно пялился в никуда.
- Снимай артефакты.
Он стянул перстень с пальца, вытащил из-за воротника медальон, потянулся к уху и снял невидимую до того момента серьгу. Я, в свою очередь, выдернул булавку из его руки и разрушил начавшее было действовать проклятье – как автору, это оказалось просто сделать. Еще и ранку зарастил, чтобы не болела потом.
- Садись в кресло и спи, пока я не разрешу проснуться. Да, вот так, - и на всякий случай. – Инкарцеро.
Все, рабочее место и объект подготовлены, можно переходить к самому сложному этапу. Потрошению. Не в прямом смысле – потрошением боевики называют экстренный допрос с помощью легилименции или веритасерума, я у них жаргона нахватался. В отличие от работы с Питерсом, условия идеальные, зато есть ограничение по времени и «нырять» придется в долгосрочную память. Иной тип воздействия.
Задача усложнятся тем фактом, что мне предстоит просмотреть целых два месяца. Период с приёма на должность и до сегодняшнего момента. Я примерно представляю себе, что искать, но все равно объём получается очень большим.
Начнем, помоляся:
- Легилименс!
Точкой поиска служит внешность Минчума. Периодически срываюсь в глубокие ущелья забытых воспоминаний, большую часть игнорируя и лишь мелкую – просматривая, выкарабкиваюсь обратно в первичный слой и снова ищу. Для просмотра памяти надо смотреть в глаза, говорит молва. Да, желательно. Но если на объекте уже висит заклятье, он расслаблен и не оказывает сопротивления, то достаточно первичного воздействия. В нормальных условиях намного удобнее встать позади кресла, охватить голову сидящего человека ладонями, устанавливая физический контакт, и просматривать чужую жизнь, опираясь на выбранный образ.
Шелухи очень много. Мун – мальчишка, его не допускают до серьёзных совещаний, он слабо разбирается в реальной системе принятия решений. И тем не менее он – свой. При нем не понижают голос в разговоре, не боятся озвучивать мысли, которые в другом обществе не стали бы произносить вслух, когда он входит в кабинет, от него не прикрывают лежащие на столе бумаги. Озвучивают реальные, а не газетные причины тех или иных действий, называют вещи своими именами.
Возился я с объектом час. Срок недостаточный, чтобы просмотреть все необходимое, и слишком большой с точки зрения безопасности. Парня наверняка хватились друзья, у меня тоже силы на исходе, поэтому я затер возможные следы в памяти Муна, убрав связанные со мной воспоминания, и дал последние инструкции:
- В туалете тебе стало плохо и ты решил подышать свежим воздухом. Поднялся на второй этаж, сел в креслице на балконе и незаметно заснул. – Заклинание обнаружения жизни показало, что в коридоре никого нет. - Сейчас ты наденешь все свои амулеты, выйдешь из номера, пройдешь на балкон, сядешь в кресло и проспишь десять минут либо до тех пор, пока кто-либо тебя не разбудит. Действуй!


Сообщение отредактировал asket - Суббота, 11.07.2015, 04:40
 
Al123potДата: Суббота, 11.07.2015, 00:45 | Сообщение # 86
Черный дракон
Сообщений: 2780
« 698 »
asket, пара строчек не вместилась.


"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
asketДата: Суббота, 11.07.2015, 04:41 | Сообщение # 87
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 121 »
Окончание главы:

Я проследил, чтобы он устроился поудобнее, вернулся к себе и со стоном рухнул на кровать. Кажется, получилось. Окружающие вроде бы ничего не заметили, воспоминания я подправил, причем не стандартным «Обливейтом», а куда менее заметной техникой. Эту ночь для поддержания легенды проведу в гостинице, завтра выпишусь, перейду в Париж и вернусь обратно так же, как и улетел. Самолетом.
Первого числа провожу мелкого в Хогвартс и начну проверять полученные ниточки. Надеюсь, хотя бы одна приведет к нужным сведениям.
 
БарсикДата: Суббота, 11.07.2015, 12:16 | Сообщение # 88
Химера
Сообщений: 433
« 24 »
Спасибо за продолжение !!! smile
 
Dark_IДата: Понедельник, 13.07.2015, 08:22 | Сообщение # 89
Ночной стрелок
Сообщений: 99
« 13 »
Спасибки, автор.
Вдохновения.



Я на «Книге фанфиков»
 
asketДата: Суббота, 25.07.2015, 00:05 | Сообщение # 90
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 121 »
В день отъезда школьников в Хогвартс многие маги стараются на платформе девять и три четверти не появляться. Шум, гам, крики детей, стихийные выбросы и толчея приводят в оторопь даже привычных к разному министерских служащих, а ведь большинство волшебников ведет уединенный образ жизни. Некоторые откровенно пугаются посещения Косого, и три дня ярмарки для них – настоящее приключение. Поэтому школьников провожают только самые близкие и стойкие.
- Тебе разве не надо в школу? – спросил я у Петунии.
Девушка не столько прощалась с Лили, сейчас убежавшей к сокурсникам, сколько рассматривала собравшихся магов. Могу её понять. В силу недоступных пониманию нормального человека причин часть волшебников считала своим долгом пройти на платформу через проход в обычный мир, а так как о современной моде они имели смутное представление, результат выходил комичным. Причем некоторые не считали нужным трансфигурировать надетое в приличные мантии и продолжали радовать глаз и сокрушать психику.
- Родители напишут записку, - ответила Петуния. – А ты? Ты же вроде должен перейти на курсы A-levels? Я помню, ты говорил, что хочешь поступить в университет.
Да, говорил, и действительно хочу. В Шеффилдский университет, только не определился с факультетом – на исторический или языки, литературу и культуру народов Азии. И то, и то одинаково интересно.
- Поступать в университет буду, но подготовлюсь сам.
- Разве так можно?
- Гоблины продают любые документы, в том числе школьные.
Глаза у Петунии округлились, в облике проступила аллегория возмущения:
- Может, ты и университетский диплом купишь?!
- Зачем же? Мне знания нужны, так что учиться намерен честно. И сдавать приёмные экзамены тоже намерен самостоятельно.
С возможной помощью легилименции, но об этом промолчим.
Ближайшие два года обещают быть насыщенными событиями, тратить время на зубрежку в классе откровенно не хочется. Можно, конечно, было бы провернуть тот же фокус, что и в средней школе, но смысл? У гоблинских подделок довольно высокое качество, их мастера вносят нужные изменения в документах на всех стадиях, во всех инстанциях. Проще денежку потратить.
А ведь когда-то для меня, да и для всей нашей семьи, десять галеонов были большими деньгами… Из бедности сложно выбраться и сложно отвыкнуть. Я точно знаю, что мать больше половины личных доходов откладывает на черный день. Не может иначе.
- Туни, Туни! – подбежавшая Лили схватила сестру за руку, оттащила в сторону и принялась что-то шептать на ухо, тыкая пальцем в группу мальчишек с красными галстуками. Делилась девичьими секретами, не иначе.
По спине пробежал холодок и я, не раздумывая, шагнул в сторону. Сзади раздался тихий смех, нежный голос произнес:
- Здравствуйте, Хальвдан!
Я торопливо склонился в поклоне, целуя воздух над протянутой рукой и радуясь возможности скрыть лицо.
- Счастлив видеть вас, миледи!
- Ну так уж и счастливы, - чуть надула губки леди Алексия, стоя из себя обиженную. – Тогда почему не навещаете? Когда вы были у меня последний раз?
- Признаю себя виновным, миледи, - снова склонил голову я. – Однако последние полгода прошли для меня в совершенно бешеном ритме. Не оправдываюсь, но прошу понять!
- Да, я вижу, - неожиданно согласилась чернокнижница. – Весьма похвально, что не теряете времени даром. Что ж, будем считать, что вы заслужили прощение!
Я пробормотал приличествующие случаю слова благодарности и комплименты, благосклонно принятые Алексией. Впрочем, что значит благосклонно? Она привыкла к подобному стилю общения. Кавалеры должны оказывать дамам знаки внимания и восхищаться их добродетелями, дамы должны мило краснеть, кокетничать и демонстрировать слабость, как физическую, так и интеллектуальную. С последним у леди получалось плохо, у меня по-прежнему волосы на затылке шевелились от её присутствия, правда, дыбом, как раньше, не вставали. Притерпелся немного.
- Вы, кажется, не один? – леди Алексия кивнула на стайку барсучат, среди которых стоял мелкий.
- Да, провожаю младшего брата в школу.
- Я здесь тоже ради родственника, правда, он поступит на Слизрин. Семейная традиция, знаете ли. У вас есть друзья в змеином Доме?
- У меня есть знакомые на всех факультетах, миледи. Хотя, пожалуй, на Хаффлпаффе и Слизрине больше прочих.
- Любопытная подборка - самые миролюбивые и самые ядовитые в одной упряжке.
- Только на первый взгляд миледи! Только на первый взгляд!
Колдунья рассмеялась, ещё немного пококетничала и ушла по своим делам, оставив меня в легком раздрае. Надо сказать, ярким солнечным днем, посреди шумной толпы, она выглядела совершенно не так, как в привычной мрачной обстановке своего дома. Более живой и не такой опасной, что ли.
Не ожидал её здесь встретить.
- Халь, нам пора, - услышав предупреждающий гудок паровоза, барсучата разбежались к родителям. Сев подошел ко мне. – Давай прощаться, что ли.
- Дать тебе щелбан на дорожку?
- Не, не надо, - он торопливо закрыл лоб ладонью. – Лучше напутствие.
- Ну, напутствие в прошлом году было, - задумался я. – В этом получишь задание. Где туалет Плаксы Миртл находится, знаешь?
- Ага!
- Выясни для меня две вещи. Во-первых, как она погибла, в подробностях. Во-вторых, есть ли в туалете изображения змей. Большие, маленькие, рисунки, барельефы, статуи – не важно. Любые изображения. Не исключено, что они прикрыты иллюзиями, поэтому используй заклятье истинного зрения. Знаешь его?
- В библиотеке найду.
- Хорошо. И, Северус – никому ни слова. Совсем никому, понятно? О твоем интересе догадываться не должны.
- Понял, - мелкий скорчил суровое, по его мнению, лицо. – А тебе зачем?
- Хочу проверить одну теорию. Все, беги.
Развеяв заклинание от подслушивания (сам не заметил, когда наложил) я вместе с Петунией дождался отхода экспресса, после чего мы камином перешли к нам домой. До Коукворта добирались уже «Ночным Рыцарем», причем вызывала его старшая из сестер Эванс сама. Специально для сквибов Джимми Киддел изготавливал особый амулет, позволявший вызывать автобус и в каком-то смысле служащий аналогом волшебной палочки, его даже в министерстве принимали в качестве подтверждения личности.
Зачем мне нужен вход в Тайную Комнату? Он мне совсем не нужен. Просто хочу знать, насколько верен в данном случае канон, ну и Сева понемногу начну приобщать к своим делам.

***

С гарантией выкинуть человека из политики на самом деле сложно. Самый простой, он же самый известный способ – испортить репутацию. Сделать так, чтобы общество не признавало за политиком морального права вести и направлять. Львиная доля задуманных в высшем свете интриг направлена не на убийство или нечто подобное, а на высмеивание, выставление противника шутом и неудачником.
Методики поддержания репутации тоже хорошо известны. Этикет, умение держаться в обществе и правильно разговаривать, говоря много и одновременно не сказав ничего, строжайшая привычка скрывать истинные помыслы за ворохом ложных действий, скрытность, доходящая до паранойи. Аристократов с детства учат находить чужие болевые точки и прятать свои. Разумеется, раскопать грязное белье можно, но сколько трудов, времени, сил, займут раскопки? Особенно учитывая, в моем случае, личность объекта поисков.
Грязь человеческая условно делится на две категории: личная и, пардон, общественная. Как шерсть, да. В первую заносятся супружеские измены, извращения, совершенные подлости… Список продолжите сами. Вторая категория менее разнообразна, зато сложнее. У магов, к примеру, к экономическим преступлениям серьёзно относиться не принято. Какой-нибудь начальник департамента вполне может сливать инсайдерскую информацию, организовывать выгодные сделки родным или даже напрямую подворовывать из министерской казны - карьеру ему выплывшие на свет делишки не сломают. Его накажут, конечно, в должности понизят или там крупный штраф наложат, но в Азкабан сажать вряд ли станут. Общество его остракизму не подвергнет. И совершенно иначе относятся к нарушению Статута…
Магическая элита едина в нежелании снятия Статута Секретности. Причем в этом она полностью солидарна с рядовыми магами и, редкий случай, является выразителем воли народа. Действует она из шкурных интересов, потому что прекрасно понимает, кем станет в маггловском мире. Да никем! Обслуживающим персоналом, пусть и не сразу. Наша верхушка хорошо осведомлена о реальном состоянии дел у магглов, в их распоряжении прекрасные провидцы, так что чем закончится противостояние с обычными людьми, они знают точно. Поражением. Гибелью нашего общества в нынешнем виде.
Короче говоря, к тем, чьи действия нарушают Статут, относятся плохо.
Рассуждаем дальше. Минчум у нас сейчас кто? Начальник отдела доходов. Занимается чем? Продажей товаров и услуг простецам. Только очень наивный человек может считать, что между мирами нет торговых контактов. Например, ту же муку и мясо проще купить у магглов, чем вырастить самостоятельно. Безусловно, хороший герболог способен снимать по десять урожаев в год с одного поля или вырастить дерево, плодоносящее колбасой (хотя последнее уже уровень подмастерья), только зачем? Намного интереснее и выгоднее заниматься магическими растениями. Или можно вспомнить о некой малоизвестной больнице в озерной Шотландии, практикующей экспериментальные методы лечения смертельных болезней. Стоимость высокая, попасть туда сложно, только «своим», то есть надо быть чистокровным англичанином и принадлежать к определенному кругу. Зато гарантия излечения стопроцентная. Продажа веритасерума и других зелий спецслужбам, охрана стратегических объектов и персон, составление прогнозов будущего… Память Муна содержала массу позиций с очень неплохими расценками. И нет, Статут не нарушен – ведь контакты осуществляются на уровне официальных правительств, то есть подпадают под одну из разрешительных статей.
В книгах, кажется, утверждалось, что английский премьер-министр узнает о существовании волшебного мира после вступления в должность? Ну-ну.
О торгово-финансовых контактах Министерства и маггловского правительства слышали многие. Шила в мешке не утаишь, информация расходится. На порядок меньше магов знают, в чем конкретно заключается товарооборот и какие услуги волшебный мир предоставляет магглам. Совсем единицы осведомлены об истинных масштабах взаимодействия.
После потрошения памяти Муна у меня на руках оказался список примерно из десяти фамилий, причем из обоих миров, только что с ним делать, я не знал. Больно уж люди непростые. С маггловской стороны контактами руководит архиепископ Лондона, одно из высших лиц англиканской церкви и тайный советник королевы, к нему домой просто так не придешь и нужные вопросы не задашь. С религиозными организациями вообще следует вести себя почтительно, особенно со старыми – у них и архивы неплохие, и предметы в загашниках всякие закопаны, и специалисты знающие в нужный момент появляются. Не стоит связываться, одним словом.
Однако ж и отступать не хочется!
Немного поразмыслив, я взял тайм-аут. Предварительные наметки есть, следует их обдумать, выявить слабые места. Сентябрь обещает выйти веселым, насыщенным событиями, так что для начала разберусь с текучкой, а дальше посмотрим. Может, сам продолжу действовать, может, кого стороннего привлеку, тот же Вестингхауз наверняка знаком с людьми, способными выкрасть документы из защищенного здания или профессионально владеющими приемами слежки. Подожду.
Профессор Тофти пересылал мне всю корреспонденцию, приходящую к нему из-за границы и касавшуюся судьбы родов с «наутизом» в гербе. Материала скопилось достаточно, чтобы оформить выводы и садиться за написание черновика. Шестого числа я принес рукопись профессору на рецензию. В гостях у Тофти неожиданно обнаружилась леди Марчбэнкс, забежавшая к коллеге буквально на пару минуток и в результате сидевшая уже третий час:
- Присаживайтесь, мистер Снейп! – в чужом доме госпожа Гризельда распоряжалась, как в своём, с полного одобрения хозяина. – Развлеките стариков разговором. Отправили брата в Хогвартс?
- Да, вместе с письмом профессору Спраут. Прошу её выделить свободный кабинет под экспериментальную зельеварню.
- Почему ей? – удивилась Марчбэнкс. - Разве не логичнее попросить Слагхорна?
- Слагхорн, скорее всего, откажет. Ему лишняя нагрузка не нужна.
- Действительно, что-то он слишком много времени уделяет этому своему «Слаг-клубу», - высказался из соседней комнаты Тофти. Он ушел туда за новыми журналами и уже долго не появлялся. – Согласен, помогать ученикам в трудоустройстве надо, но не забывая об основных обязанностях!
- Ваш брат… Северус, верно?... Он серьезно опережает программу?
- И опережает, и просто не довольствуется её узкими рамками. В зельеварении он намного талантливее меня, госпожа Марчбэнкс.
Неизвестно почему, она не любит, когда к ней обращаются по титулу. Предпочитает, чтобы называли «госпожой».
- Пожалуй, я пошлю записочку Помоне, - пообещала профессор. – Если только мальчик пообещает всегда помнить о технике безопасности.
- Благодарю, госпожа Марчбэнкс, это очень любезно с вашей стороны.
- Ах, оставьте, - отмахнулась она от благодарностей. – Мне это ничего не стоит. В конце концов, после отмены львиной доли факультативов только и остаётся, что поощрять тягу учеников к самообразованию.
- Разве раньше в Хогвартсе было больше факультативов? – удивился я. – Никогда не слышал.
- До войны даже система обучения была немного другой, - с ностальгической улыбкой на лице просветила меня профессор. – Главными считались обязательные предметы: трансфигурация, зельеварение, чары и гербология. Далее шли предметы квадриума магов, обязательные на первых пяти курсах – защита от темных сил, арифмантика, астрономия и история. Желающие, разумеется, продолжали обучение и после сдачи СОВ. А еще действовало около двух десятков факультативов, причем музыка, риторика, ритуалистика, алхимия, основы артефакторики и ряд других почитался выходцами из приличных семей обязательными для посещения. Преподавательский штат, разумеется, тоже был шире, тогда многие учителя приходили в школу раз или два в неделю и профессорами не являлись, их называли просто «мастерами». Гриндевальд по нам здорово потоптался. После войны Совет попечителей урезал финансирование, часть факультативов запретило Министерство… Хотя справедливости ради надо сказать, что вмешиваться в дела школы чиновники начали еще при директоре Блэке, до него Хогвартс был полностью автономен. Ну а при Фронсаке и Диппете тенденция достигла своего пика, и в результате сейчас наше образование находится в плачевном состоянии.
- Но ведь Хогвартс все ещё считается одной из лучших школ мира?
- Исключительно по старой памяти и благодаря усилиям энтузиастов вроде Флитвика, - пожала сухонькими плечиками Марчбэнкс. – Увы, с каждым десятилетием домашнее обучение становится всё более популярным. Вот вы, например, почему не поехали в Хогвартс?
В первую очередь потому, что не хотел надевать на голову Распределяющую Шляпу. А во-вторых:
- Семейные сложности. Мама болела, нам требовались деньги для весьма специфического лечения.
- Надеюсь, теперь она здорова?
- Да, смена места жительства пошла ей на пользу.
Старейшина Визенгамота и просто очень опытная колдунья с пониманием кивнула и вернулась к прежней теме.
- С каждым годом к нам приезжает все меньше иностранных учеников. Дамблдор крутится, как может, но отсутствие нормального финансирования давит его предложения на корню. Министерство согласно давать деньги только в обмен на расширение своих прав, директор, разумеется, не хочет чужого вмешательства в свои дела, плату за обучение тоже повышать нежелательно… Ай, надоело все! Аурелиус! Неси ещё коньяк!
- По-моему, тебе уже хватит, Гризельда, - по-доброму заметил Тофти, возвращаясь в комнату с пачкой бумаг. – Ты всякий раз волнуешься, когда начинаешь рассуждать о положении дел в Хогвартсе, пьешь коньяк и потом у тебя болит голова. Вот лучше возьми, ознакомься и выскажи свое авторитетное мнение.
- Что это такое… А! Предлагаешь расширить статью нашего молодого дарования?
- Так ведь само же напрашивается!
- Нет-нет, Аурелиус, будь последовательным. Пусть мистер Снейп сначала вступит в Гильдию, получит там кое-какой авторитет, а уж потом… Влияние рунных аспектов на судьбу индивида – тема сложнейшая, на ней не один исследователь карьеру сгубил.
- Поэтому я и считаю, что имеет смысл сразу дать кое-какие наметки!
Они бы ещё долго спорили ко взаимному удовольствию, если бы я не вмешался. Врываться в научную среду не входило в мои планы, тем более с такой скользкой темой, поэтому я в крайне вежливых выражениях попросил профессоров не увлекаться и для начала ограничиться имеющимся материалом. Пусть мэтры привыкнут к новому лицу. Выскочек нигде не любят, придумают ещё, что я планирую занять место одного из них, и начнут вставлять палки в колеса. Нет, не надо нам такого счастья.
Тофти, кажется, расстроился, но весомость аргументов оценил. О нравах научной среды он знал не понаслышке. Потому и не стал настаивать, предлагая внести в готовую статью изменения и взяв на проверку черновик в текущем виде. Надо же, уже третья моя публикация. Первым было сравнение футарка и индийской системы, вторая развивала ту же тему, и вот теперь совершенно новая, написанная парадоксально быстро. Мы не ожидали, что ответы зарубежных корреспондентов придут так скоро, кажется, коллег Тофти заинтересовали поднятые вопросы.

***

Отправленная к леди Кэтрин сова ожидаемо сделала над домом круг и вернулась обратно на насест. Ничего удивительного, многие маги делают свой дом или лично себя ненаходимыми. Кто-то от властей скрывается, другие просто любят уединение, третьи не хотят получать почтовые рассылки из магазинов. Проклятые спамеры, и сюда добрались!
Ладно, перейдем к тяжелой артиллерии.
- Expecto Patronum!
Вылетевший из палочки серебристый дымок уплотнился и принял облик небольшой куницы. Зверек деловито осмотрелся по сторонам, повертел мордочкой, вынюхивая потенциальную угрозу, и, ничего не обнаружив, с намеком посмотрел на меня.
- Сообщение для леди Кэтрин Стилдрим.
Ни в одной из прочитанных книг я не нашел упоминания о том, что патронусы могут передавать сообщения. Ни в одной, хотя, поверьте, искал тщательно. В то же время, сочинения госпожи Роулинг содержали достаточно точной информации, чтобы предположить, что и в данном случае описание правдиво. Поэтому я, едва освоил заклинание, принялся с ним экспериментировать и со временем разобрался-таки, как вкладывать голос в форму энергетической псевдосущности.
- Милостивая леди Стилдрим! Вас беспокоит Хальвдан Снейп, который имел честь беседовать с вами в немного нестандартной ситуации пару недель назад. Я спешу воспользоваться приглашением посетить ваш дом с визитом и хотел бы уточнить, удобным ли будет мое появление, скажем, завтра около полудня? Заранее благодарен за любой ответ.
Прослушав сообщение, куница повела себя странно. Она покрутилась на месте, словно не в силах определиться, куда бежать, потом беззвучно чихнула, злобно оскалилась, подскочила ко мне и больно укусила за ногу. После чего распалась на тысячу мелких, мгновенно погасших теплых искорок.
Не понял?
Заклинание вызова патронуса относят к высшей магии, пусть и не совсем точно. Оно, скорее, «плавающее», его мощь зависит от опыта волшебника, уровня телесности патронуса, вложенной силы и прочих факторов, зачастую совершенно нелогичных. Защитой от дементоров его функции не ограничиваются, эти чары прекрасно работают против любой нечисти и нежити. Кроме того, прежде я не встречал мест, куда патронус не мог бы проникнуть, охранные чары его пропускают, так как опасности он не несет по определению. Я мысленно сделал себе пометку разобраться с вопросом позднее. Сейчас-то что делать?
После недолгих размышлений, накинул на плечи мантию и камином перешел в дом Плешивого Дика. По утреннему времени мой «сенсей» не успел поправить здоровье бутылочкой пива и потому пребывал в не самом лучшем расположении духа. Сидел на улице, на лавке, и тихо грустил, морщась от громких криков детей.
- Привет! – вяло помахал он рукой в ответ на мое приветствие. – Мантикору посмотреть хочешь?
- Не откажусь… У тебя есть мантикора?!
- На заднем дворе детеныш в клетке сидит, - пояснил Плешивый. - Сынок старшенький вчера приволок, он его у одного жмота, хм, экспроприировал.
В отличие от младшего, колдомедика, первенец Дика пошел строго по стопам отца. Его банда (вполне официальное название наёмных отрядов боевых магов) базировалась в Северной Америке, поэтому в Англии Джим появлялся редко, я видел его всего один раз. Здоровенный такой амбал, улыбчивый, разговорчивый. Глаза ледяные.
- Он надолго приехал?
- Да на недельку примерно. А что?
- Мои хорошие знакомые организовали дело в Штатах. Возможно, они захотят собрать сведения о своем тамошнем партнере.
- Контракт? Давай, работа лишней не бывает. – Дик встал, потянулся и пошел в обход дома. – У тебя как дела, в общем?
- Неплохо. Брата в Хогвартс отправил, сам учусь потихоньку. На днях встретил леди Стилдрим, она пригласила зайти к ней в гости, хочу навестить. Только совы к ней не летят. Не знаешь, как с ней связаться?
Плешивый резко встал, стоило упомянуть леди Кэтрин.
- Она тебя сама пригласила? Впрямую?
- Да, - припомнил я разговор. – Она так и сказала, что её приглашение у меня есть.
- Что ей от тебя нужно?
- Ничего. Кажется, ей просто интересно.
- Просто интересно, б…дь, - ругнулся Дик. – Хорошо бы!
- Да что такое-то?!
- Послушай, что я тебе скажу, парень! – старый бойцовый пес оскалил стершиеся клыки в хищной усмешке. – Есть те, кого не стоит доводить, есть люди просто опасные, а есть такие, как леди Катарина. Непредсказуемые. У всех, переступивших тусклый порог, голова набекрень, и чем дальше, тем круче.
- Я ничего такого не заметил.
- Её сила в иллюзиях, обманах и снах, ты увидишь только то, что она позволит тебе разглядеть. Ты ей лгал? Хоть в чем-нибудь?
- Нет, конечно, - вопрос меня даже немного обидел. Лгать магу, тем более старому, опытному? На такой идиотизм способны только маглокровки.
- Вот и не вздумай. Так-то она зла людям не чинит, но обман оч-чень не любит.
- Ты давно с ней знаком?
- С детства. Мой прадед был учеником её мужа.
Помолчали. О чем думал Плешивый, не знаю, а я переваривал новость и заново осмысливал недавний разговор в ресторане. Что она там вообще забыла? Может, наплевать на приличия и вовсе не ходить? Последнюю мысль я озвучил.
- Да не сожрет она тебя, - сплюнул на землю Дик. – Ты чего себе напридумал? Я просто понять хочу, с чего они зашевелились. Лет двадцать из поместья носа не казали, а сейчас вдруг все в делах. То в Ирландию поедут, то в Норвегию, с разными людьми встречаются, тебя вот домой пригласили. Непонятно это.
- Вряд ли они станут со мной откровенничать.
- Это-то понятно, - вздохнул Плешивый. - Вон, тропинку видишь? Потом по ней пойдешь, она прямо к поместью выводит. Только там барьер установлен, против непрошенных гостей, ты уж сквозь него сам продирайся.
Мантикора оказалась миленькой кисой, настороженно сжавшейся в углу и с опаской смотревшей на потревоживших её покой людей. Джим планировал продать зверушку коллекционерам. Заповедников, приспособленных для жизни крупных хищников, не слишком много, поэтому драконы, мантикоры и им подобные в среде богачей считаются очень статусной игрушкой.
Девочкам наверняка понравится, особенно если жало на хвосте отрезать.
Указанной Плешивым тропой пользовались редко, но все-таки пользовались. Заломы веточек, вытоптанная трава, вездесущие фантики уверенно указывали, в какую сторону двигаться. По сравнению с большей частью Англии, природа здесь дикая. То есть, разумеется, маленькие деревеньки есть везде, присутствие человека ощущается отчетливо, но в целом и зверья побольше, и заросли погуще. Препятствий в виде бурелома практически нет. Спустя примерно полчаса ходьбы я вышел на небольшую поляну и остановился в недоумении – тропа разделялась, куда идти, непонятно.
И где обещанный барьер?
Я закрыл глаза, отрешился от прочих чувств, сосредоточившись на ощущении текущей вокруг энергии. Чем-то похоже на пресловутое «сила должна течь», которое Лукас вложит в уста своего персонажа через несколько лет. В дальнем углу полянки обнаружилась странная аномалия, энергия двигалась слишком упорядоченно для природного фона. Пришлось вытаскивать палочку. Пара проверяющих заклинаний показала, что там действительно установлены некие чары ограждающего типа, однако какие конкретно, я определить не смог. По-видимому, своя разработка. Ключа у меня нет, поэтому, надо думать, барьер служит чем-то вроде испытания, которое надо преодолеть для встречи с любящими уединение хозяевами. Маги довольно часто так делают – дескать, кому нужно, тот пройдет, а кто не смог, пусть дальше учится.
Легкий транс. Мир сужается до точки, собираясь в сияющий в безвременье символ. Райдо, руна пути.
Возможности рунологов, к коим я имею честь себя относить, ограничены и в то же время запредельно велики. Мы не швыряемся молниями, не способны превратить старика во младенца, а спичку сделать иголкой. Зато знаток рун, пользуясь своими знаниями, может составить ритуал, который проделает все вышеописанное и много чего ещё. Или разработает заклинание - оно, в сущности, является тем же ритуалом, просто специфическим и затратным в плане силы. Руны являются базой человеческой магии. Столпами, на которых она стоит.
Фактически, каждая руна – это концепция, концентрат идеи, существующей в человеческом бессознательном и в то же время не зависимый от него. Прямая связь между людьми и миром, если хотите. Создавая руну, маг обращается к скрепляющим нашу реальность законам, тем самым приводя в действие огромные силы и позволяя устанавливать нужные ему в данном месте и времени физические законы.
Над моей ладонью сияла, переливалась мягким светом воплощенная концепция дороги. То ли инструмент, то ли путеводная звезда, то ли рабский поводок, а скорее всего, всё одновременно. Если возможность пройти ограждающие чары в принципе имеется, Райдо её найдет. Другое дело, что моих личных умений может не хватить на преодоление барьера, или при его создании хозяева специально установили защиту против подобных методов, но вряд ли – тогда бы не звали. И леди Кэтрин, и Дик не считали преграду стоящей внимания.
Шаг, другой. Руна вспыхивает, нащупывая мельчайшие прорехи в плетении щита, раздвигает их, тем самым создавая проход. Сопротивление растет, идти становится труднее, и мне приходится сосредоточиться на удержании Райдо. Сила здесь не особо важна, главное, сохранить контроль. Еще шаг. Давление внезапно пропадает, и я со вздохом облегчения развоплощаю руну. Все, прошел!
Я вытащил из кармана платок, снял шапочку и вытер вспотевший лоб. Все-таки сложновато для меня, воплощение руны это уже уровень выше подмастерья. Нет, для своего возраста я очень хорош, но не настолько. Фрагментарность знаний мешает.
Когда я наконец привел себя в порядок и поднял взгляд… Не думаю, что он тут стоял. Трава у ног человека в темно-зеленом камзоле чуть колыхалась, значит, он подошел только что, причем абсолютно беззвучно. И держался так, будто на появление незнакомца ему плевать и он полностью отдает инициативу. Поздороваются – поздоровается в ответ, зададут вопрос – ответит, нападут – убьет. Спокойствие, равнодушие и полное отсутствие интереса.
- Здравствуйте, моё имя Хальвдан Снейп, - представился я. Ответное чуть заметное движение подбородка, должно быть, означало приветственный кивок. – Я прибыл сюда по приглашению леди Кэтрин Стилдрим. К сожалению, мне не удалось заранее сообщить о своем появлении, так как ни совы, ни иные способы доставки сообщения почему-то не подействовали. Леди примет меня или лучше подождать другого времени?
- Катарина упоминала ваше имя, - после короткого молчания, что-то припомнив, ответил мужчина. – Идемте.
Он развернулся и пошел вперед, мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.
- Простите, сэр, как к вам обращаться?
- Ко мне не стоит обращаться.
Его ответ мог бы прозвучать оскорбительно, не будь он произнесен настолько равнодушным тоном. Голая констатация факта, не более.
- Что касается имени, - мерно продолжил он. – Среди людей я известен под именем Сидмон Блудман.
- Лорд Сидмон?
- Пусть так.
Больше мы не разговаривали. Блудман не хотел общаться, я пытался понять, что в окружающей действительности не так. Вроде бы все прекрасно, опасности нет, но чутье настаивало на неправильности. Постепенно дошло. Мы шли по искуснейшей иллюзии, полностью дублирующей реальность и находящейся в лакуне. То есть все эти деревца, травки, птички поющие, небо над головой на самом деле не существовали, их не было. Если бы прежде не сталкивался с чем-то подобным во Внутреннем Дворике, ни за что бы не догадался. Подчеркну – я, маг, уделяющий довольно большое время изучению разного рода магических обманок и миражей, иллюзию не расшифровал. Вычислил её, да, по косвенным признакам, однако определить, где кончается обычный мир и начинается рукотворный призрак, не смог.
Даже теоретически не представляю, как такое можно сделать.
Описывать дом бессмысленно. Он подстраивался под воображение смотрящего, так что и внешний вид, и интерьер на самом деле мог выглядеть совершенно иначе, чем выглядел. Тем не менее, я постарался запомнить побольше деталей – использую находки, когда обзаведусь своим. Скажем, в Шеффилде.
- Здравствуйте, мистер Снейп, - леди Кэтрин встретила нас в холле. – Надеюсь, манеры моего мужа не шокировали вас слишком сильно?
Лорд Сидмон прошел мимо неё, не удостоив взглядом.
- Для волшебника нормально быть слегка эксцентричным, или даже не слегка, - заверил я, целуя воздух над узкой кистью. – Полагаю, у него есть причины для недовольства. Надеюсь только, что таковой причиной является не мой визит?
- Вовсе нет. Мы собирались в путешествие… довольно долгое путешествие, но по моему настоянию слегка задержались. Сидмон раздражен задержкой. Пройдемте в гостиную, мистер Снейп, я приготовила там чай.
Мы расселись вокруг маленького, буквально на пару персон, столика. Интересно, существовал ли он пару минут назад?
- Ваши дела завершились успехом? – задавать такие вопросы неприлично, но, маги, подобные леди Кэтрин, сами решают, что прилично, а что нет.
- Они еще не завершились, хотя идут в правильном направлении.
- Значит, вы планируете ввязаться в какую-то авантюру?
- Не то, чтобы планирую, - чуть пожал я плечами. - Просто если энергия действия накапливается, она обречена найти выход.
- Мудрое замечание. Сколько вам лет?
- Я появился на свет шестнадцатого марта пятьдесят шестого года, шестнадцать лет назад. А высказывание насчет энергии действия – это восточное. Там очень любопытное отношение к жизни, совершенно не похоже на наше.
- Вы бывали на Востоке?
- Увы, нет. Зато у меня много знакомых в азиатских диаспорах Лондона…
Легкий застольный разговор оказался тем еще испытанием. В части вытаскивания из собеседника сведений путем косвенных вопросов леди Кэтрин могла бы дать фору лорду Малфою, она ничем не выдавала своего истинного интереса и одинаково легко поддерживала любую тему. Причем на мои расспросы отвечала подробно, обстоятельно и пусто. Нет, серьёзно, она мимоходом намекнула, что ей действительно что-то от меня нужно, и более не выдала ничего. Умело лавировала, запутывала, рассуждала о баскской стихотворной традиции и тут же перескакивала на гадательные обряды друидов, цитировала Юнга и сравнивала определения запретной магии в разных школах, однако зачем ей понадобился молодой, ничем не примечательный маг-полукровка, не сказала ни слова. Даже не намекнула.
Чем дольше я с ней общался, тем сильнее ощущал себя нежно отпрепарированным. Да, подходящее определение. Никакого дискомфорта, и в то же время я периодически ловлю себя на том, что делюсь мыслями, приберегаемыми для ближнего круга лиц. Рассказываю вещи, которые предпочитаю хранить в тайне. Ничего серьезного, и в то же время перед малознакомыми людьми я настолько не раскрывался никогда.
Голос Власти. Виртуозное владение.
Всякий раз, когда я ловил себя на излишней откровенности, леди чуть заметно поощрительно улыбалась, замолкала на пару минут, позволяя прийти в себя, и снова продолжала беседу. Ну, ради этого я сюда и пришел, не так ли? Ради знаний. Они подаются в необычной форме, но это выбор учителя – как учить и кого учить. И я должен гордиться, что меня сочли достойным.
В то же время уверен, что одним Голосом дело ограничивалось. Леди Кэтрин вела разговор, провоцируя собеседника на демонстрацию реакций, мгновенно их оценивая и сразу корректируя мысленный портрет. У магглов есть нечто подобное, читал я ещё в прошлой жизни книжку по практической психологии и сейчас вспомнил.
Если она вводит меня в свою интригу, мне нечего ей противопоставить.
- Благодарю, что навестили, мистер Снейп, - спустя два часа чаепития, короткой экскурсии по дому и прогулки по вроде бы настоящему садику принялась выпроваживать меня леди. – Мы не стремимся к частому общению с людьми, но иногда становится скучновато. Надеюсь увидеть вас еще раз. Дорогу вы теперь знаете, аппарируйте прямо к барьеру и не волнуйтесь насчет предупреждения – ваши совы нас найдут.
- Разумеется, леди Стилдрим, я с радостью посещу ваш дом. Правда, аппарировать едва ли получится – мне еще нет семнадцати.
- Ах, да, лицензирование. С каждым десятилетием в жизни магов появляется все больше запретов… Возможно, вы умеете ходить туманными тропами?
- Честно говоря, миледи, я не имею представления, о чем вы говорите.
- С тех пор, как появилась аппарация, их используют редко, – кивнула женщина. - Тропы почему-то считают опаснее, хотя, на мой взгляд, это не так. Знаете, пожалуй, я покажу, как их создавать.
- О, не стоит утруждаться!
- Мне это ничего не стоит. При изучении Троп достаточно понять основной принцип, ну а дальше совершенствование идет исключительно за счет тренировок. Пойдемте.
Мы вышли за пределы сначала лакуны, потом установленной перед ней защиты, и остановились на уже знакомой полянке. Леди показала, как надо правильно концентрировать силу (ничего сложного) и каким образом её преобразовывать, превращая в узкий концентрированный пучок, вскрывающий пространство и создающий в образовавшемся без-местье своеобразный суррогат трехмерности. Палочка не использовалась, заклятья тоже. Создание Тропы представляло собой магический приём и требовало от волшебника умения оперировать личной силой, то есть в теории было доступно любому выпускнику Хогвартса. Хорошо, уточню: любому выпускнику, интересующемуся не только школьной программой. В ответ на заданный вопрос леди Кэтрин пояснила, что для большинства волшебников особую сложность представляет второй этап, связанный непосредственно с передвижением. Требуется четко представлять себе место выхода и одновременно «удерживать» Тропу в псевдо-материализованном состоянии, иначе велика вероятность выпасть в обычное пространство, чтобы оказаться где-нибудь в толще скалы или глубоко под водой.
Сперва, по созданной любезной учительницей Тропе, мы вышли на северной оконечности острова, возле приметной скалы. До дома Плешивого я должен был добираться сам. С первой попытки ничего не вышло, равно как и со второй, и с третьей, и только пятая принесла удачу – перед нами закружился серый вихрь. Идти действительно оказалось сложно. Созданная моей силой и волей дорога подрагивала, норовила рассыпаться или выскользнуть из-под ног, так что к тому времени, как мы подошли к выходу, моя сорочка на спине пропиталась потом. Неизвестно, дошли бы, если бы не страховавшая меня леди.
- Неплохо, мистер Снейп, - скупо похвалила леди. – Как видите, ничего сложного. Начните с коротких дистанций, постепенно переходите к более длинным и результат приятно удивит. Надеюсь, через пару месяцев увидеть ваши достижения.
- Большое спасибо, миледи. Я не забуду вашего урока.
- Да уж постарайтесь!


Сообщение отредактировал asket - Суббота, 25.07.2015, 00:06
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Тенета иллюзий (Продолжение "Старшего брата")
Страница 3 из 5«12345»
Поиск: