Вован-дурак (ЗАКОНЧЕНО) (11) - Хранилище свитков - Гет и Джен - Форум

Армия Запретного леса

Вторник, 28.03.2017, 11:01
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 11 из 14«1291011121314»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Вован-дурак (ЗАКОНЧЕНО) (AU, OOC, ГП+НТ, ГП+СепВ, NC-17, закончено)
Вован-дурак (ЗАКОНЧЕНО)
Bobruin_UZДата: Понедельник, 06.04.2015, 21:29 | Сообщение # 301
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Victor_Dukoff, тогда еще легче. Как только в Техасе начали бить друг другу морды, причем орать за отделение гордого Юга от безбожных плутократов Севера, южане вписались за милую душу. Техас, Алабама, Миссиссипи, Луизиана, далее - по списку... северян с их "правами не пойми какого человека" там не любят, а если среди низов как раз больше южан, то паре десятков "реднеков" откуда-нть из Южной Каролины ничего не стоит набить морду лейтенанту из Массачусетса и двинуть домой, пока всю землю не переделили.


Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Понедельник, 06.04.2015, 21:46 | Сообщение # 302
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
UPD: Раз пошла такая пьянка - режь последний огурец... Выложу сегодня и 26-ю главу, в которой окажется, что знание старых советских мультфильмов иногда оказывается чрезвычайно полезным.


Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Понедельник, 06.04.2015, 21:53 | Сообщение # 303
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Глава двадцать шестая. Ты туда не ходи – ты сюда ходи

Мертвые с косами вдоль дорог стоят –
Дело рук красных дьяволят.
Мертвые с косами сбросили царя,
Занималась алая,
Занималась алая,
Занималась алая заря…

Любэ «Батька Махно»


И снова май, снова показывают парад Победы на Красной площади, снова маршируют солдаты, едут танки и ракетные тягачи, снова летят над Москвой бомбардировщики. Верховным Главнокомандующим тут с прошлого года Жигулёвский, даже странно его видеть в этом качестве. Хотя в прошлый раз, в той истории, которой уже не будет, Жигулёвский отличался завидной политической живучестью. На своем посту в российской Госдуме он пересидел всех, с кем начинал в девяностые, а когда весной четырнадцатого восстал Крым, не желавший оставаться на захваченной фашистами Украине, то он примчался в Севастополь одним из первых, и первым же после воссоединения организовал крымское отделение своей партии.

После шотландского референдума события понеслись вскачь. Новый король утвердил Джона Мейджора премьером Британии еще на один срок, майданным воякам раздавали оружие и натаскивали их убивать «клятых шотландяк». Тем временем в столице Ольстера, городе Белфаст, открытым текстом заявили о проведении собственного референдума на аналогичную тему, в Дублине за воссоединение подняли обе руки сразу. Как при таком раскладе британцы будут штопать свой расползающийся на глазах тришкин кафтан, никто не мог даже предположить.

Шотландцы же официально подали заявку на вступление в состав СЭВ, делегация от правительства вылетела в Москву, теперь дело за товарищем Жигулёвским. Впрочем, учитывая все предыдущие его речи, за Советским Союзом не заржавеет. Как в итоге и оказалось двенадцатого числа.

В Штатах тоже наступили разброд и шатание. Собственно штатов, вошедших в Конфедерацию, уже насчитывалось тринадцать штук, и еще восемь проявляли желание. Флорида неожиданно для всех разделилась пополам, и север вошел в Конфедерацию, а юг с побережьем и островами поднял флаг свободной Кубы. Пламенный команданте Фидель приехал в Майами как хозяин и задвинул длинную торжественную речь, и продолжительные аплодисменты были ему ответом. Кубинцев во Флориде и до этого момента полно было, а сейчас еще больше станет. Нам такое только в плюс, Куба за наших с пятьдесят девятого, здесь мы ее не бросали.

Пятнадцатого мая весь мир облетело известие еще об одной «великой» американской трагедии. Неизвестный подкараулил на улице госсекретутку США Мадлен Олдвич и буквально нафаршировал ее картечью, после чего скрылся в неизвестном направлении. Видели только машину, так машина та оказалась с номерами штата Техас. А поскольку Конфедерация теперь начинается прямо за межой столичного округа Колумбия, где зиждется Вашингтон, то ясное дело, что пока штатовские полицаи искали преступника, он успел махнуть на юг и миновал границу прежде, чем сведения о номере машины поступили в полицейский департамент. Как результат, доблестные штатовские копы оказались бессильны, ибо Конфедерация отказалась даже обсуждать с северными соседями вопрос о выдаче преступника.

Но вот настало двадцать четвертое, момент истины.

- Гарри, тебе нужно зайти в комнату за залом, как только позавтракаешь, - позвала меня мадам Спраут.

- Для чего, профессор Спраут? Общий сбор после ужина.

- Приехали твои опекуны, вам дают целый день для того, чтобы пообщаться.

Ну что ж, пообщаться со своей семьей – это дело нужное, допиваю чай, сматываю скатерть и иду.

В той самой комнате, где осенью мне сказали, что я выбран чемпионом, меня уже ждали. Сириус с Амелией, Тед с Андромедой и засиявшая золотом волос при виде меня Дора, уже не в аврорском балахоне, а в обычном своем рокерском прикиде.

- Здорово, крестник! – закричал Сириус. – Всё на мази, этим летом мы будем жить в России!

- У тебя получилось, Бродяга?

- Да, мои русские друзья все сделали, так что у нас теперь есть дом в Ростове! И этим летом мы все переберемся именно туда. И мы с Эми, и ты, и Дора, и Тед с Энди, и Цисси с Беллой, все поедем туда и будем там жить.

- Да, Гарри, - добавляет Андромеда. – Я продаю наш дом, и в июле мы соберемся у Сириуса в России. Твой день рождения мы будем отмечать уже там.

- Гарри, милый! – зашептала мне на ухо Дора. – Я собираюсь уходить из Аврората! Ты был совершенно прав, когда мне тогда говорил, мне действительно не стоило туда поступать.

- Поздравляю, Дора! На свободу – с чистой совестью! – отвечаю ей. Девушка просияла самым натуральным образом.

- Да, Гарри, - кивает Амелия. – Твой крестный прав, мы поселимся в России вместе. Я ухожу со своего поста. Аврорат как-нибудь справится и без меня. Охранять покой таких, как Малфой и ему подобные, если честно, надоело. Будь моя воля, давно бы их в Азкабан закатала. Но их больше, и им Фадж и Дамблдор все спускают с рук.

- О чем и речь, Амелия, правильно, нечего нервы портить.

- Мы с Сириусом тоже посовещались и решили, что так будет лучше. Вот, отпущу свою самую неусидчивую подчиненную, - она кивает на Дору. – А потом и самой можно уходить. Так что нас ничего больше здесь не держит. Подождем только, пока Сьюзен окончит четвертый курс, и уедем отсюда. Ей еще месяц экзамены сдавать, а потом я ее отсюда заберу. Бумаги на перевод в какую-нибудь школу в Ростове мы уже собираем.

- Бродяга, Амелия, насчет этого посоветовал бы вам русских комиссаров спросить. Они на пароходе сидят, могут чем-то помочь. Если что, кивайте на меня.

- Спасибо, что напомнил, Сохатый Младший, - ответил Сириус. – Спрошу их.

Как только мы собрались выходить, в комнату влетела растрепанная и расплывшаяся рыжеволосая женщина в компании какого-то рыжего же верзилы.

- Гарри Поттер! Вот ты где! – с порога заорала она. – Ну иди же сюда!

- Это еще что за чудо в перьях? – удивился Тед Тонкс.

- Это Молли Уизли, урожденная Прюэтт. Вот только что она здесь забыла? – ответила ему Андромеда.

- Молли? Какого тролля ты здесь делаешь? – удивился Сириус.

- СИРИУС ОРИОН БЛЭК! Не мешай мне! Нас прислал директор, сказав, что здесь мы сможем встретить Гарри Поттера!

- А зачем он тебе?

- Потому что я хочу выдать за него свою дочку Джинни, и он войдет в нашу семью…

- СИЛЕНЦИО! – вдруг взмахнула палочкой разъярившаяся Дора, перекрасившая волосы в ярко-красный цвет, что означало крайнюю степень недовольства. Ну да, мою девушку лучше так не злить...

- Не смей нападать на мою мать! – завопил верзила. – Ах ты, ш…

Не даю закончить, обкладываю рыжего наглеца большим боцманским загибом. Того аж сдуло.

- Вот она, чудодейственная сила русского мата! – подытожил я под смех всех собравшихся. Особенно громко смеялся Сириус, видя, как на башке у отоваренного мною гражданина отрастают шикарные бараньи рога. Так, посмеиваясь, мы вышли из комнаты и отправились гулять по окрестностям школы, совершенно выбросив из головы рыжих наглецов.

Целый день так и прогуляли, беседуя за жизнь. А когда солнце пошло на закат, сходил в свою комнату в общаге, переоделся в «походно-полевое». Каску на голову, фонарь на каску, автомат на плечо, топор и кобуру с наганом на ремень, гранаты в сумку, бензопилу в руки – и можно выходить.

Ужин отличался огромным выбором блюд, но лично я сильно не наедался, потому что впереди еще предстояла драка. Кстати, под шумок во время ужина меня подловил Сириус и сообщил об удачной беседе с русскими чекистами, как выяснилось, товарищ майор и товарищ комиссар Бродягу запомнили и пообещали помочь с обустройством на новом месте.

Когда начало темнеть, и потолок стал менять цвет с голубого на фиолетовый, Дамблдор поднялся со своего места и призвал всех к тишине.

- Дамы и господа! – объявил он. – Через пять минут я приглашу всех вас спуститься на квиддичное поле на третье и последнее испытание Турнира Трех Волшебников. Господ же Чемпионов прошу пройти на стадион вместе с мистером Бэгманом.

Подхватываю свое добро, прощаюсь с Дорой и Сьюзен и иду догонять ушедшую вперед Флёр.

Травяной лабиринт за месяц действительно вырос до двадцати метров в высоту, стены ушли высоко вверх, и среди них виден лишь неширокий темный проход жутковатого вида. Оттуда – ни огонька, значит, не зря я лампу взял. А вот то, что лабиринт достаточно большой по размерам, это не радует, всевозможных монстров туда можно было напихать огромное количество, что они, я так подозреваю, и сделали, а вот количество гранат у меня ограниченное. Заначек с ништяками вроде мешка с патронами или мощного пулемета тут не предусмотрено, так что, как кончатся гранаты, придется с бензопилой по коридорам бегать. «Дум» [93] рулит!

Пять минут прошло, и народ потянулся на трибуну. Что они могли там увидеть, если честно, я не очень понимал, стенки высотой двадцать метров давали что-то узреть только в том случае, если один из участников найдет огнемет и прожжет в живой изгороди сквозную дыру.

Стемнело совсем, на небе зажглись звезды. К Бэгману подошли учителя – МакГонагалл, Флитвик, Лжегрюм и Хагрид, каждый из которых прикрепил себе на шапку красную восьмиконечную звезду, ярко светившуюся в темноте.

- Мы будем патрулировать вокруг лабиринта, - объявила МакГонагалл. – Если у кого-то из вас возникнут серьезные неприятности и понадобится помощь, пошлите в небо красные искры, тогда один из нас придет, чтобы вам помочь. Все поняли?

Поняли, поняли, не дураки, однако.

- В таком случае, расходитесь! – скомандовал Бэгман, и патрульные ушли в темноту. Сам же комментатор начал толкать речь.

- Дамы и господа, с минуты на минуту начнется третье и последнее испытание Турнира Трех Волшебников! Позвольте напомнить вам счет. Первое место, с результатом в шестьдесят четыре балла, занимает Гарри Поттер, выступающий за сборную команду Союза Советских Социалистических Республик!

В мою честь разразились аплодисменты, на слух достаточно жидковатые. Подозреваю, что хлопали только некоторые из хаффлпаффцев, пара-тройка присутствовавших преподавателей, да друзья-товарищи с советского парохода. Ничего, мне лишней славы не надо.

- Второе место, набрав пятьдесят два балла, занимает Флёр Делакур, академия «Шармбатон», Франция!

Снова аплодисменты, теперь из другого угла трибуны – надо полагать, француженки, чисто из вежливости.

Третьего более не упоминали. Теперь бывший Монтегю представляет интерес разве что для специалистов по земноводным.

- Итак, по моему свистку, - продолжал Бэгман. – Гарри, твоя очередь… Три… Два… Один…

Бэгман свистнул. Беру «калаш» наперевес, включаю фонарь и иду внутрь лабиринта.

Что ж, пока не видно ничего, только зеленые стены, сквозь которые не просачивается свет. Вверху – только звезды светят, а от них света, особенно летом, много не бывает.

Коридор привел к развилке. Налево пойдешь – люлей получишь, направо пойдешь – люлей получишь… и думай, Вован, то бишь Гарик, быстрее, а то прямо тут получишь. Свисток еще раз прозвучал, стало быть, Флёр уже в лабиринте.

Смотрю на компас, надо править прямо. Прямо – стена, значит, врубаю бензопилу, и прорезаю в стене дырку. И… оказываюсь в очередном коридоре.

Навстречу ползет нечто, похожее на рака и скорпиона сразу. При виде меня это самое «нечто» выпустило из хвоста язык пламени, еле за угол убрался. Что ж, на такого и гранату потратить не жалко. Достаю, рву кольцо, кидаю из-за угла. Раз, два, три… БУМ! Ракоскорпион остался на месте, но больше не двигается.

За очередным поворотом натыкаюсь на какие-то толстые белые стебли, попятившиеся от яркого света. Ах, да, вот оно что, вспоминаем уроки мадам Спраут, первый курс, «Дьявольские Силки», которые не любят освещения, но в темноте хватают всё, до чего дотягиваются. Моя лампа на каске горит ярко, стебли вжались в землю, пытаясь спрятаться, поэтому прохожу, не боясь зацепиться.

Темнота сгущается еще больше. За очередным поворотом натыкаюсь на Флёр, лежащую без сознания. Чуть поодаль – кентавр с копьем в руке. По отсутствию хвоста легко опознаю – это Бейн, некогда попытавшийся сразиться с русским косолапым мишкой и горько об этом пожалевший.

Кентавр меня увидел, замахнулся копьем. Что ж, хочешь драки – получи… короткими очередями сбиваю Бейна на землю. На глаз раз так пять попал, этого должно хватить. Разбираться, сколько дырок было, будем потом, а вот Флёр нуждается в помощи.

Француженка не реагирует, лежит в глубокой отключке. Но пульс есть, живая. Видимых повреждений не имеет. Ладно, надо тратить сигнальную ракету, пусть приходят, забирают.

- Мистер Поттер? – на свет красной ракеты пришел Флитвик. – В чем дело?

- Со мной ничего, профессор Флитвик. А вот мадмуазель Делакур попало от кентавра. Потому и вызвал.

- Что ж, я ее забираю. Благодарю за помощь, - Флитвик поднимает Флёр в воздух и исчезает.

Минус один чемпион. Ну, если Флитвик успеет вовремя, то француженка выздоровеет. Ну, а что кубок ей не достанется, так леший с ним, с тем кубком. Мне он, если честно, и самому-то сто лет не нужен.

За следующим поворотом дорогу мне преградила огненная стена, и пришлось прорубать бензопилой еще один боковой проход, а вот потом встретилось еще одно существо, на этот раз напоминающее льва с крыльями и хвостом скорпиона. Ага, если я правильно помню энциклопедию, то это мантикора обыкновенная, достаточно устойчивая к заклинаниям. А мы не магией, мы по ней из автомата шарахнем…

Хлестнул очередью, да еще лампа в упор в глаза зверюге светила, попал, не попал, но упала мантикора на землю, завалилась набок и не двигается. Делаю «контроль», снимаю еще одну гранату, вешаю на растяжку возле пасти. Если не подохла тварь до конца, то граната поможет исправить это упущение.

Через два поворота слышу приглушенный взрыв. Значит, я был прав, мантикора оказалась достаточно живучей, чтобы стронуть растяжку. Что ж, теперь не побегает.

Еще два коридора, еще три прорубленные бензопилой дырки в стенах, и выхожу на натурального сфинкса. Самого, мать его, обыкновенного, голова человека – тулово кошака. Таких зверюшек древние египетские жрецы сажали гробницы фараонов стеречь. Увидит этот зверь кого – и начинает вопросы задавать. Кто слово знает – тот проходит. Кто не знает – не завидуем, когти у с виду безобидной кошечки сантиметров десять в длину, любую защиту прорвет, кроме броневой стали, из которой танки делают. Жрецы, однако, ответы знали, вот и разграбили все пирамиды, еще Древний Египет не кончился. Интересно, откуда они, устроители турнира, то есть, нашли в наши дни живого сфинкса? Неужто Гамаль Абдель, который на всех Насер, поделился? Или кого из преемников подговорили?

Сфинкс меня тоже увидел. Повернул башку в мою сторону, да и говорит:

- Ты кто такой? Откуда взялся?

- С того берега моря, - отвечаю ему.

- На чем приехал?

- Оседлал хромую блоху, сел и приехал.

- Море что – лужа?

- Может, и лужа, да только эту лужу орел не перелетел.

- Значит, орел – птенец?

- Наверное, птенец, но тень от его крыльев город накрывает, в городе ночь настает.

- Город, небось, крохотный?

- Через тот город заяц бежал, не перебежал.

- Выходит, заяц маленький?

- Заяц как заяц, из его шкуры тулуп вышел.

- Куда вышел?

- Вышел из того города, где заяц бежал, на который тень от орла упала, и пошел, куда глаза глядят.

- Чьи глаза?

- Глаза того тулупа, который из шкуры зайца вышел, в городе, где ночь настает, когда над ним птенец пролетает верхом на хромой блохе.

- ЧЕГО? – не понял кошак.

- Чего-чего, на хромой блохе с того берега моря, которое зайцу не перелететь, орлу не перебежать, хоть море не море, а так, лужа посреди города, где тень от блохи на зайца упала и насмерть убила, а из шкуры зайца тулуп вышел и пошел, куда глаза глядят, а тут заяц как прыгнет!

- КАКОЙ ЗАЯЦ?

- Насмерть убитый, как прыгнет, куда глаза глядят, аж на тот берег моря, которое не перелететь, не перебежать, из которого тулуп вышел, на который тень от блохи упала и зайца убила, хоть заяц не заяц, а орел…

- КАКОЙ ЗАЯЦ? КАКОЙ ОРЕЛ? КАКАЯ БЛОХА-А-А-А? – сфинкс явно был на грани.

- Так повторить? Ну, значит, та самая блоха с того берега лужи…

- А-А-А-А-А-Ы-Ы-Ы-Ы-Ы!!! ХВАТИТ!!! – заорал кошак не своим голосом, сорвался с места и ломанулся в проход, не разбирая дороги.

Вот хорошо, что старые мультики в свое время смотрел! И в прошлой жизни, и уже в этой обновил. В старой доброй Англии волшебники, а тем более сфинксы, явно не знают того прикола, который придумали в солнечной Армении, за много тысяч верст отсюда. Вот и повелся кошак, и сбил я его с панталыку. А всего-то посмотреть да заучить мультик про говорящую рыбу [94]. Здесь он тоже есть, помню, наши на пароходе его смотрели, так от хохота со стульев падали.

Гляжу на широкую просеку, которую проложил сбежавший сфинкс. А нехилый кошак, между прочим, так напролом ломанулся, как разве что Михайло Потапыч умеет, Топтыгин который. В стенах бреши шириной больше метра.

Иду дальше. Вот и кубок, стоит, блестит как бы сам по себе. По опыту много раз пройденных компьютерных игр прекрасно знаю, что именно возле главного трофея обычно обитает самый главный монстр, так что автомат держу наизготовку. И чутье меня не подвело, откуда-то из дальнего угла накинулся громадный черный паук. От яркого света он испуганно попятился, но потом набросился снова. Я отхожу от него так, чтобы кубок с подставкой был между мной и пауком – и сработало! Как только паук коснулся Кубка ногой, оба исчезли в белом вихре.

Перевожу дыхание. И что это было? Новая вспышка – передо мной Люциус Малфой собственной персоной, в одной руке держит кубок, второй зажимает разорванный балахон.

- Мальчишка! Это ты спустил на нас паука! Ты за это заплатишь! К…Кр…

Автоматная очередь не дала ему договорить. Аристократ свалился на землю.

- Т… ты об этом п…пожалеешь… - стонет он. – Сп…пустил на н…нас п…паука… Он с х…ходу сож…жрал Д…Долохова… П…потом Т…трэверса… Лишь ч…чудом мы сп…пасли Л…Лорда… Он ж…жаждет отмщения…

- Ждет, да не получит! Люциус Малфой, именем Союза Советских Социалистических Республик Вы арестованы. В дальнейшем Вами займется следствие, куда Вас передадут.

- П…пошел в л…легавые к к…коммунякам, П…Поттер… А п…почему не зачитал м…мне мои п…права?

- Потому что у тебя, тварь благородная, никаких прав нет и не будет. В России таких, как ты, не любят.

Заряжаю вторую красную ракету, стреляю вверх. Впрочем, это и не понадобилось бы, стены лабиринта на глазах сокращаются, но все же вижу, как ко мне, хромая, спешит Лжегрюм.

- Поттер? Что все это значит?

- Вон, профессор Грюм, его спросите.

- Мистер Малфой? Как он здесь оказался?

- Кубок был портоключом. Когда на меня набросился паук, то коснулся лапой кубка и куда-то улетел. Потом через пару минут собственно вот мистер Малфой здесь появился, с ходу Непростительными кидаться стал, пришлось обезвреживать.

Лжегрюм о чем-то пошептался с Малфоем, после чего развернулся на меня.

- Знаешь, Поттер, сколько моих трудов из-за твоего непредсказуемого ума пошло мантикоре под хвост? Сколько я затратил сил, чтобы довести тебя до этого ср… Кубка? И все теперь насмарку. Потому что его должен был коснуться ты! Ты, а не ср… паук, и попасть на возрождение Лорда!

- И чё?

- Неужели ты не понял? Это же я подложил твое имя в Кубок Огня. Я видел, что ты общаешься с русскими, и заявил тебя от них. Я подговорил Бэгмана, чтобы тот попытался тебе что-то посоветовать, но опять не прошло! Ты не реагировал на самые явные подсказки, ты вообще не стал колдовать, чтобы разделаться с мордредовым драконом, нет, ты пошел к русским и убил крылатую тварь из их оружия, вообще, черт возьми, не прибегая к магии! Не знаю, что тобой двигало в борьбе с русалками, но откуда ты научился выморозить прямую дорогу до их деревни?

- Это уже позвольте сохранить в тайне.

- Ха-ха, ты все равно потом мне об этом скажешь, рано или поздно. В лабиринте тебе, кстати, было легче, чем следовало бы. Я заблокировал большинство препятствий, я подговорил кентавра, чтобы он выбил из игры Делакур. Но ты ДОЛЖЕН был коснуться кубка! И ты ДОЛЖЕН был попасть на кладбище! Как ты это объяснишь, Поттер?

- Знаете, в чем Ваша главная ошибка?

- В чем, позволь спросить?

- Ничего я Вам не должен!

- Ах ты… наглый мальчишка! Да я тебя…

- Что ты меня, тварь позорная? А? – заорал я, вскинув автомат. Очередь на весь остаток магазина прилетела Лжегрюму по ногам, одна пуля разбила фляжку на поясе.

- Неустановленное лицо, выдающее себя за Аластора Грюма, именем Союза Советских Социалистических Республик Вы арестованы, - объявил я. - Вами займутся компетентные органы.

Самозванец завыл. Так, быстро вяжу обоих, наскоро корябаю на листке бумаги записку. По щучьему велению, по моему хотению, пускай этих двоих доставит к товарищу комиссару на пароход, а то он уже, поди, заждался результатов…

Малфой и Лжегрюм исчезли. Но тем временем подоспел Дамблдор.

- Гарри! Мальчик мой, ты цел?

- Цел я, господин директор, только что ж Вы не сказали, что кубок с подвохом будет?

- С каким подвохом?

- А с таким. Только добрался я, паук на меня накинулся, как коснулся он лапой кубка, так и исчез вместе с ним.

- Как? Но как потом кубок появился?

- Выкинуло сюда. Видимо, кто-то хватался, да отцепился. А чашка, она портоключом была.

- Кстати, ты не видел ли Аластора? Он должен был прийти на твои искры.

- Нет, господин директор, никого я не видел, и первым, кто вообще здесь возник, были Вы.

- Очень жаль, очень жаль… - покачал головой Дамблдор. – Но в любом случае, до Кубка первым добрался ты.

- Хоть так… Что с Флёр?

- Ты о ком? Ах, да, о той француженке. Филиус принес ее в больничное крыло, и мадам Помфри сейчас ею занимается. Она выздоровеет.

- Дай ей Бог здоровья. Хоть и не дружили мы с нею…

- Отрадно, что ты хоть иногда проявляешь снисхождение, - с фальшивой улыбочкой говорит директор. – Кстати, раз уж ты первым добрался до кубка, то именно тебе и быть чемпионом турнира.

- Только без публичности, господин директор. Не такое уж это и большое дело.

- То есть как? – опешил Дамблдор. – Неужели тебе все это неинтересно?

- Что «все это»?

- Победитель турнира пользуется заслуженной славой и почетом…

- Начнем с того, что я во все это дерьмо влезать не собирался. Меня сюда пропихнули против моей на то воли. Кто это сделал, и зачем это ему понадобилось, с этим я еще разберусь. Поэтому не надо вешать на меня лавры, каких я не заслужил и какие лично мне сто лет не нужны. Мои родные и близкие будут меня ценить и без наград и почестей, а на мнение остальных я чихать хотел.

Кажется, Дамблдор хотел сказать еще что-то. Но, поймав мой недобрый взгляд, очевидно, вспомнил, куда и насколько далеко пришлось во времена оны пойти печально известной Рите Скитер, а потому поспешил прервать бессмысленную беседу.

Потом, когда я все же вышел к трибуне, меня с ходу схватили в объятия Сьюзен и Дора сразу. Чуть позже к ним присоединились Сириус, Амелия, Тед и Андромеда. Еще чуть позже подоспела и Света, которую все уже знали как «любимую учительницу», пока, увы, только в этом качестве.

Подошел и товарищ Никонов, хватка у которого оказалась поистине медвежьей.

- Молодец, Гарик! – сказал он. – Не подвел! Не посрамил нашу честь! Эх, будешь у нас в Вологде да не зайдешь – обижусь смертельно!

- Лучше уж Вы к нам приезжайте, в Ростов-на-Дону, - ответил Бродяга.

- А что? И приеду! – обрадовался Степан Григорьевич.

На следующий день мы собрались на торжественный обед, он же прощальный в честь закрытия Турнира. Ввиду того, что до окончания учебного года оставался еще примерно месяц, знамен победившего факультета в Большом Зале еще не висело. Но роскоши хватало, уж что-что, а пустить пыль в глаза Дамблдор умел.

- Подходит к концу Турнир Трех Волшебников, это знаменательное событие! – объявил директор, поднявшийся со своего трона, как только с едой было покончено. – Мы провели славный год, и за это время, я надеюсь, наша дружба стала еще крепче, чем раньше. А сейчас я с радостью объявляю, что победа в Турнире Трех Волшебников досталась Гарри Поттеру с факультета Хаффлпафф, выступавшему за сборную команду Советского Союза!

Все зааплодировали, и я явственно почувствовал, как взгляды сотен людей скрестились на мне. Вот на хрена было это делать, а, борода многогрешная, говорил же, мать…, без публичности. Нет, выпендриться решил, вот, мол, чемпион, а вот и я, тренер типа.

Заметил в толпе хлопавших в ладоши Седрика Диггори. Хлопай, хлопай, мажор, в этот раз тебе повезло. В книжке словил ты, сударь, «Аваду» в лобешник. А это не лечится.

- Также выражаю свое почтение нашей французской гостье Флёр Делакур из академии «Шармбатон», ведь только случайность помешала ей дойти до финиша! – продолжал Дамблдор.

«Случайность» - это, конечно, завуалированно. Не скажешь же, что Хагрид каким-то образом притащил в лабиринт кентавра с замашками серийного убийцы, который и вывел Флёр из строя. А чтоб не убил, пришлось вмешаться мне и с проблемами излишне назойливых человеконей разобраться самостоятельно. Нашли потом тушу, не нашли, не знаю.

- Но я надеюсь, - заканчивал Дамблдор. – Я искренне надеюсь, что этот минувший год принес вам, наши дорогие гости, много новых открытий, знакомств и свершений, вы обрели новых друзей, узнали что-то новое. Знайте же, если вы когда-нибудь еще решите посетить нашу школу, мы примем вас с распростертыми объятиями!

Все снова зааплодировали. Потом русские медведи спели и станцевали еще раз, но теперь удивление было уже не таким большим – после года присутствия гостей из СССР присутствие в школе медведей казалось чем-то само собой разумеющимся. И не только их.

Ну, а после этого мы пошли собираться в дорогу.

- Гарик! Тебе просили передать, чтобы ты собирал вещи, - подловил меня товарищ Никонов. – В шесть часов уходим. И твое присутствие на борту весьма желательно.

- Кто предлагал? Не наши ли особые пассажиры? – я сделал акцент на слове «особые».

- Они самые.

- Скоро приду!

- Иди, Гарик, на пароходе увидимся, - попрощался Степан Григорьевич, развернулся и вышел из замка.

А я направился в общагу. Все остальные уже были там.

- Ну что, Гарри? Как? – спросил Сириус.

- Все нормально, Бродяга, поеду на каникулы в Россию. В шесть часов русский пароход уходит отсюда, так отправлюсь с ними.

- Замечательно! – захлопала в ладоши Дора. – А я еду с тобой! Амелия меня отпустила! Я ушла из Аврората!

- Дора, это же просто отлично, я тебя поздравляю! – обхватил я покрасневшую - в самом что ни на есть буквальном смысле этого слова – девушку.

- Спасибо, - смущенно ответила Дора.

- А ты, Сьюзен, едешь с нами? Я могу поговорить с товарищем Никоновым, места на пароходе там на всех хватит.

- Увы, Гарри, не всем так везет, - печально улыбнулась Сьюзен. – Мне еще экзамены сдавать целый месяц.

- Забей. Все равно ты здесь доучиваешься последний год. Переберешься в Ростов, там всем до лампочки будет, кто и сколько экзаменов сдавал.

- Не отпустят ведь.

- Сьюзен права, - поддержала Амелия. – Мы приедем в июле, когда закончится учебный год, а я утрясу ее и твой перевод в Россию. Соберемся все в доме у Сириуса.

- Там и мы приедем, - сказала Андромеда. – Нам тут еще кое-какие дела осталось завершить, найти покупателя на дом, после чего можно уезжать с чистой совестью. Пока же ты, Дора, присмотри за Гарри. Вам двоим здесь нечего больше делать.

- Так что давай, крестник, собирай вещички и бегом на борт! – подытожил Сириус. – Погуляй там месяц, а потом приедешь на новоселье!

___________________________________________________________
[93] Имеется в виду старая компьютерная игра-стрелялка DOOM, имевшая огромную популярность в 90-е годы. Бензопила являлась одним из видов оружия в этой игре, и высшим классом мастерства игры считалось умение пройти все уровни подряд, пользуясь одной лишь бензопилой.
[94] Имеется в виду мультфильм «Ух ты, говорящая рыба!», реж.Р.Саакянц, снято студией «Арменфильм».



Бобруйск таки существует!
 
Al123potДата: Понедельник, 06.04.2015, 22:16 | Сообщение # 304
Черный дракон
Сообщений: 2773
« 698 »
Цитата Bobruin_UZ ()
- Ты кто такой? Откуда взялся?
- С того берега моря, - отвечаю ему.
- На чем приехал?
- Оседлал хромую блоху, сел и приехал.
- Море что – лужа?
- Может, и лужа, да только эту лужу орел не перелетел.
- Значит, орел – птенец?
- Наверное, птенец, но тень от его крыльев город накрывает, в городе ночь настает.
- Город, небось, крохотный?
- Через тот город заяц бежал, не перебежал.
- Выходит, заяц маленький?
- Заяц как заяц, из его шкуры тулуп вышел.
- Куда вышел?
- Вышел из того города, где заяц бежал, на который тень от орла упала, и пошел, куда глаза глядят.
- Чьи глаза?
- Глаза того тулупа, который из шкуры зайца вышел, в городе, где ночь настает, когда над ним птенец пролетает верхом на хромой блохе.
- ЧЕГО? – не понял кошак.
- Чего-чего, на хромой блохе с того берега моря, которое зайцу не перелететь, орлу не перебежать, хоть море не море, а так, лужа посреди города, где тень от блохи на зайца упала и насмерть убила, а из шкуры зайца тулуп вышел и пошел, куда глаза глядят, а тут заяц как прыгнет!
- КАКОЙ ЗАЯЦ?
- Насмерть убитый, как прыгнет, куда глаза глядят, аж на тот берег моря, которое не перелететь, не перебежать, из которого тулуп вышел, на который тень от блохи упала и зайца убила, хоть заяц не заяц, а орел…
- КАКОЙ ЗАЯЦ? КАКОЙ ОРЕЛ? КАКАЯ БЛОХА-А-А-А? – сфинкс явно был на грани.
- Так повторить? Ну, значит, та самая блоха с того берега лужи…
- А-А-А-А-А-Ы-Ы-Ы-Ы-Ы!!! ХВАТИТ!!! – заорал кошак не своим голосом, сорвался с места и ломанулся в проход, не разбирая дороги.
Вот хорошо, что старые мультики в свое время смотрел! И в прошлой жизни, и уже в этой обновил. В старой доброй Англии волшебники, а тем более сфинксы, явно не знают того прикола, который придумали в солнечной Армении, за много тысяч верст отсюда. Вот и повелся кошак, и сбил я его с панталыку. А всего-то посмотреть да заучить мультик про говорящую рыбу [94].
___________________________________________________________
[94] Имеется в виду мультфильм «Ух ты, говорящая рыба!», реж.Р.Саакянц, снято студией «Арменфильм».




"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf


Сообщение отредактировал Al123pot - Понедельник, 06.04.2015, 22:19
 
ХединДата: Понедельник, 06.04.2015, 22:20 | Сообщение # 305
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 50 »
Хех, бедные пожиранцы - ждали пацана, а получили целого разозленного акромантула, представляю их замешательство и последствия оного. Кентавр вообще озверел похоже после встречи с Топтыгиным, на людей кадться стал.
 
footballfanДата: Вторник, 07.04.2015, 03:12 | Сообщение # 306
Друид жизни
Сообщений: 153
« 24 »
Цитата Bobruin_UZ ()
[94] Имеется в виду мультфильм «Ух ты, говорящая рыба!», реж.Р.Саакянц, снято студией «Арменфильм».

Да ладно этот мульт, а ведь есть еще более укуренный "Три синих синих озера малинового цвета" Вот это вообще озговынос.
Прув:



All in all it's just another brick in the wall.©
 
mad_giДата: Вторник, 07.04.2015, 16:01 | Сообщение # 307
Посвященный
Сообщений: 38
« 0 »
армянские мульты эт ваще - вынос мозга грибы самое малое
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 07.04.2015, 19:14 | Сообщение # 308
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
mad_gi, тем они и ценны, если кого-то надо сбить с толку. Как т вышло в случае с Гариком и сфинксом.

UPD: В следующей, 27-й, главе, Гарик и Дора приезжают в Москву.



Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 07.04.2015, 19:26 | Сообщение # 309
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Глава двадцать седьмая. А говорили – порожняком пойдем!

Ты никогда не бывал
В нашем городе светлом,
Над вечерней рекой
Не мечтал до зари,
С друзьями ты не бродил
По широким проспектам,
Значит, ты не видал
Лучший город земли…
Песня плывет,
Сердце поет
Эти слова
О тебе, Москва…

Муслим Магомаев «Лучший город земли»


«Ленин» стоял у причала, и из обеих его труб поднимался к небу густой черный дым.

Мы с Дорой уже стояли на палубе, и махали руками тем, кто оставался на берегу. Я ловил взглядом лица своих близких и родных из этой жизни. Сириус, Амелия, Сьюзен, Тед, Андромеда. Вот как-то за эти четыре года они стали для меня настоящей семьей.

Отдельно ото всех стояла Света, тоже махавшая нам рукой. Мы с ней все же увиделись после устроенных Дамблдором политесов и торжеств, так она сказала, что тоже вскоре приедет на каникулы и найдет меня. Когда приедет – это, говорила, сюрприз. Ну, а как найдет, я даже не сомневался в ответе. КГБ знает всё и обо всех.

С нами отправлялись также Фред и Джордж. Чекисты сделали братанам предложение, от которого те не смогли отказаться. Оказалось, что кое-какие поделки близнецов в Москве сочли достаточно ценными и потребовали доставить изобретателей в Советский Союз для обсуждения деталей сотрудничества.

Но вот громкий свисток, и загрохотал в клюзе поднимаемый якорь. Пароход медленно и величаво отвалил от пирса. Вспенили воду винты.

Мы стояли на корме и провожали взглядом исчезающий вдали замок Хогвартс. Впервые в этой жизни я куда-то уезжаю, впервые же еду в Советский Союз. Как встретит далекая Родина?

Вечером вызвал товарищ комиссар.

- Вот что, Гарик, допросили мы тех гавриков, которых ты нам доставил. Скажу честно, запели они сразу, и наговорили много чего, мы вдвоем только записывать успевали. Все-таки англичане боятся советского КГБ до усрачки, и даже в колдовском мире наша слава достаточно известна. Так вот, как оказалось, на каждом из них трупов столько, что у нас даже закоренелые уркаганы порой не так замазаны. Вышак на суде получат оба, можешь даже не сомневаться. Что во всей этой истории самое существенное лично для тебя, так это то, что они сдали примерное местонахождение этого самого фюрера. Наши уже там работают.

- Надеюсь, меня не заставят его самолично ликвидировать?

- Зачем? У нас по этой части достаточно спецов. Ты больше Дамблдора опасайся. Меня терзают смутные сомнения, что он еще откажется переводить тебя к нам. Как бы не пришлось тебя повторно туда забрасывать.

- Для чего, тащ комиссар? Можно ведь просто оттуда исчезнуть, явочным порядком. Мы, мол, вас не знаем, вы нас никогда не видели.

- Можно и так, но тогда Светлана может попасть под подозрение. Судя по ее докладам, директор последнее время стал проявлять к ней какой-то лишний интерес.

- Так за чем дело стоит? Арестовать его – и все, благо школа на шотландской земле.

- Формальный повод нужен. А Дамблдор, при всей его порочной натуре, поводов упорно не дает и отовсюду выкручивается. Скользкий он тип, много я в свое время таких повидал. Затаился, враг народа, и попробуй его достань. Надо специально выставить его в таком свете, чтобы ему было некуда вывернуться. Вот тогда уже можно его брать, пускай по самому мелкому поводу, лишь бы доставить до отделения, а уж там за него возьмутся, у нас на старика больше ста томов уже накопали.

- Ого!

- А ты думал.

- Кстати, тащ комиссар, где в Союзе можно будет валюту обменять? Там как, золото-брульянты сдать можно? А то мне тут наследство подвалило. Еще кошелек зачарованный вот имеется, - достаю, показываю.

- Коли наследство, то поменяют без проблем, особенно с нашей бумагой. Адреса магазинов, где такое могут сделать, получишь по прибытии в Москву. Ты, кстати, придумал, где поселиться хочешь?

- В Крыму, тащ комиссар. Тепло там, горы, море. Насиделся я в сырой погоде, на всю оставшуюся жизнь хватит. В прошлой жизни своей очень любил я в Крыму отдыхать, туда и поеду. Опять же Ростов недалеко, где Сириус дом купил, если поезда ходят, так добраться – плевое дело.

- Не вижу причин возражать. У тебя на это заслуг перед Родиной вполне хватает.

Чуть позже товарищ комиссар вызывал на собеседование Дору, в моем присутствии, кстати, и взял с нее подписку на ее собственной магии не раскрывать никому ничего из того, что я расскажу. Потому что я рассказал ей свою истинную историю, пускай и немного причесанную. Рассказал, и замер в ожидании, как Дора отреагирует. Отреагировала смачным поцелуем в губы.

- Глупый ты! – сказала она. – И ты все это время не решался мне об этом рассказать? Для нас с тобой это ничего не значит! И то, что ты на самом деле из России, не мешает нам быть вместе!

Ночь прошла спокойно, без особых потрясений. А вот наутро, во время завтрака, к нам вышел капитан, сделавший неожиданное объявление.

- Товарищи пассажиры, я вынужден сообщить об изменении маршрута. Все дело в том, что домой, в Севастополь, мы не пойдем.

- Как? Почему? – прокатился вихрь возмущения.

- Как нам стало известно, англичане из-за шотландских событий перекрыли Ла-Манш. Командование выдвигает туда эскадру кораблей Балтфлота, а нам сказали направляться в Бремерхафен, это в ГДР, и пережидать там. Пассажиров же отправят домой поездом.

Полдня об этом только и говорили. А вот на следующий день после обеда разошлись с отрядом наших кораблей, и я впервые увидел, как выглядит атомный авианосец под военно-морским флагом СССР. В той истории такого не существовало в природе, единственный строился, да, на беду для флота, наступил проклятый девяносто первый, и наступил он, в числе прочего, и на осуществление всех советских проектов. Так на стапеле корабль и порезали, ибо попал город Николаев, где строили, под власть Украины, а как нэзалэжные относятся к флоту, в ходе крымских событий все мы видели...

Здесь же вид громадного корабля с надписью «ГАНГУТ» на носу, резавшего волны мощным форштевнем, внушал уважение.

Шел в колонне и еще один гигант, ощетинившийся орудиями и ракетными контейнерами линейный корабль, на носу которого было написано «ЛАВРЕНТИЙ БЕРИЯ», тоже под советским флагом.

Третьим шел еще один авианосец, судя по отсутствию дыма из трубы, тоже атомный, но написано на нем было «KARL MARX» и флаг на нем был поднят гэдээровских ВМС.

Дорога до Бремерхафена, порта в братской ГДР, заняла еще одну ночь, и к обеду следующего дня мы увидели порт с десятками и сотнями кранов, множеством кораблей самых разных разновидностей.

Товарищ комиссар долго пропадал в радиорубке парохода, а потом, пока «Ленин» входил в гавань, объявил нам всем:

- Товарищи, сразу от порта вас отвезут на вокзал, там уже будет ждать поезд до Москвы. Увы, сегодня без экскурсий, мне так сказали сверху.

Дошли, швартуемся, сходим на землю. Кое-кому несколько подряд дней качки пришлись не по нраву, но в целом все перенесли путешествие хорошо.

В порту нас уже ждали автобусы. Кое-как утрамбовываемся, задачка, кстати, и впрямь нетривиальная, если учесть, что народ вещи на год с собой брал, после чего едем на вокзал. С почетом, кстати, едем, в голове колонны «Мерседес» с мигалкой местной Народной полиции. Даже необычно как-то, в гэдээровской полиции – и «Мерседесы». Не знал бы, что здесь ГДР сделали из всей Германии сразу, а не только из северо-востока, в жизни бы не поверил.

Пути на станции необычные, в четыре нитки рельсы лежат. Поезд уже нас ждет, несколько синих вагонов с гербами СССР, вагоны, кстати, не международные, а обыкновенные, привычные, русского габарита то есть. Причем, судя по номерам и табличкам, категории «СВ», с двухместными купе. Над окнами еще написано «СПАЛЬНЫЙ ВАГОН ПРЯМОГО СООБЩЕНИЯ», вот оно как, значит, по высшей категории поедем.

Чекисты раздали нам билеты, в купе по два, нам с Дорой достались места рядом. Загружаемся, рассовываем чемоданы по полкам.

Вот как же знакомо все это! Четыре года в наших поездах не ездил, теперь действительно почувствовал, что домой вернулся. А комфорт такой, как я в прежней жизни даже не видал, вместо полки в купе – широченный мягкий диван, на котором можно растянуться во весь рост, не боясь высадить ногами стену, каковая опасность существует в узких английских вагонах. На верхней полке, по мягкости точно такой же, фактически еще один диван под потолок подвесили, два пакета с постельным бельем лежат. Вместо второго нижнего дивана у окна находится кресло, а рядом с ним – одежный шкаф и дверь в умывальник. Ну-ка, что там в билете… «СВЛ… Вагон I категории»… ничего себе, в прошлый раз таких вагонов уже по всей сети не оставалось, пара штук по тупикам да музеям – и все. Куда же здесь выгнулась генеральная линия партии, что такие козырные вагоны еще вовсю в ходу?

Глянул расписание. Поезд оказался регулярно курсирующим, сообщения «Бремерхафен-Москва», отправлялся в шесть вечера, то есть, судя по часам, через двадцать минут, и прибывал на Белорусский вокзал Москвы через полтора дня, в восемь утра послезавтрашнего числа. Останавливается в пути по станциям Бремен, Гамбург, Берлин, Франкфурт-на-Одере, Позен, Варшава, Брест, Барановичи, Минск, Орша, Смоленск.

На столике нашего купе лежит брошюра, в которой напечатана примерная схема линий советских международных поездов. Читаю. Оказывается, здесь проехать по железной дороге можно из обеих столиц Советского Союза во все крупные города социалистического блока, и даже за пределы его, есть поезда до Парижа, Брюсселя и Мадрида. Причем под международное сообщение приспособлено гораздо больше линий, чем это было в прошлый раз, и мы с точно таким же успехом могли ехать через Гродно, Вильно, Двинск и Режицу [95], с прибытием на Рижский вокзал вместо Белорусского. Ленинградские поезда так и ходят, и точка прибытия у них на Варшавском вокзале.

Впереди уже прицеплен арестантский вагон с зарешеченными окнами. К нему в сопровождении двух патрульных «Фольксвагенов» подъезжает полицейский «МАН», из грузовика вытаскивают Малфоя и Крауча, впихивают в вагон. Ничего себе, важные, значит, арестанты, раз за ними вагон-зак из самой Москвы, судя по номерам, гнали.
Подают электровоз, и состав чуть вздрогнул, когда прицепили.

По нашему вагону прошел проводник, заглянул во все купе, и сказал, что можно приходить за чаем.

Свисток, вагон чуть заметно дергается и сдвигается с места. Вокзал Бремерхафен медленно поплыл и пропал из виду.

Пока едем через станцию, вижу множество контейнерных платформ с серпом и молотом, да и ширококолейный тепловоз тут же ошивается, вагоны расталкивает.

Городской пейзаж сменился сельским, и пролетают в окне поля и леса, деревеньки и городки.

- Все, как и в первый раз? – спрашивает Дора.

- Типа того. Только одна разница – раньше я в Германию на поезде не ездил. Как-то не получалось, все больше на юге отдыхал.

- Вот честное слово, даже не знала, что в поезде может быть так просторно. В купе можно спокойно лечь и спать.

- Ага, и тут сразу вспоминаем «Хогвартс-Экспресс», вспомни, как мы там сидели, не повернуться лишний раз, даже без учета того, что я там периодически на гитаре играл.

- Кстати, сыграй сейчас, а?

- А давай, ехать-то долго…

Так мы проехали через всю Германию, безо всяких остановок пересекли германо-советскую границу, а на следующий день, когда время уже подходило к обеду, я увидел заросшие лесом окрестности фортов Брестской крепости.

Вот, что значит, что никаких таможен внутри СЭВ нет. Судя по расписанию, переезжать германо-советскую границу, что недалеко от Лодзи [96], нам пришлось бы глухой ночью, и стоять на обеих таможнях как минимум по часу. Помню я, как на автобусе за границу выезжал. А тут проехали, нигде не задерживаясь, в Варшаве были в восемь утра. И сейчас вот поезд не спеша прошел по мосту через Буг и вкатился на пути брестского вокзала. Традиционной для иного времени перестановки колес не проходили – как оказалось, здесь еще в войну за наступающими нашими частями перешивали железную дорогу на русскую колею, чтобы наши паровозы могли беспрепятственно добираться до станций на занятой территории. Перешили, да так и оставили после войны, не стали разбирать, в итоге все самые важные магистрали от границы СССР и до портов на западных рубежах – совмещенные, и наша колея, и европейская. Вот откуда в Бремерхафене русские платформы, и вот почему наш вагон так легко и непринужденно доехал от Северного моря до Бреста.

Меняют локомотив, и снова наш поезд стучит колесами, отсчитывая километры пути до Москвы. Снова пролетают мимо поля и леса, теперь уже не немецкие, а белорусские, знакомые по прошлой жизни. Только тогда я чаще на автобусе в эту сторону ездил, поезда в том времени сильно дорогие были, да и ходили значительно реже. Тут же, смотрю, по железной дороге ездить и быстрее, чем на автобусе, и выгоднее по деньгам, чем на самолете. Нет границ, нет местечковых самостийностей на месте Союза. Почти все хорошие европейские курорты в этой истории оказались на нашей стороне, что Югославия, что Греция, что Северная Италия, и туда тоже бегают такие же вот спальные вагоны. Только французские да испанские курорты здесь «за них», то есть за таможенным барьером, так туда, во-первых, тоже поезда ходят, до Ниццы, Барселоны и Мадрида, а во-вторых, как лично мне, так и родного Крыма предостаточно. А если не в Крым, так и в братской Югославии неплохо будет.

Вечером прибываем в Минск. Город на первый взгляд меньше того, что я помнил, все же в прошлой жизни бывал там, и довольно часто. На месте вокзала должна была быть стройка нового здания, здесь же стоит довоенный, как и стоял, никому не мешает.

Пока стоим, охватываю взглядом город. Машин довольно мало по сравнению с тем, что я помнил, зато троллейбусы и трамваи идут по площади почти сплошным потоком.

В Минске, попрощавшись со всеми, сошел с поезда гомельчанин Мирон, которому отсюда было удобнее пересаживаться на поезд домой, до родного Гомеля. Пообещал переписываться со всеми, приглашал заходить, если занесет в его края.

Стоим, однако, недолго, подъезжает новый электровоз, и снова отправляемся. А вот уже утром следующего дня поезд въехал на пути Белорусского вокзала Москвы.

Столица встречала нас ярким солнечным днем. Почти всех моих друзей-приятелей, что в тот хмурый октябрьский день прибыли в Хогвартс на пароходе «Ленин», встретили родители. Мы обменялись адресами, пообещав при случае написать или позвонить друг другу, после чего те, кому было нужно на пересадку, потянулись к метро или к стоянке такси, а вот нас с Дорой товарищ комиссар усадил в подъехавшую черную «Чайку»[97] и отвез на площадь Дзержинского. Да-да, именно туда, в самое высокое здание Советского Союза, откуда, по преданию, видно Колыму.

Вслед за нами на черной же «Волге» ехали Фред и Джордж в сопровождении товарища майора, а за ними – срочно вызванный грузовик «УАЗ», куда сгрузили сундуки с дареными книжками. Арестанты же, чей вагон к Москве оказался в хвосте поезда, отправились дальше в автозаке под конвоем. Больше мы их не видели.

На улицах Москвы движения было, конечно, побольше, чем мы видели в Минске, и столичные улицы по здешним понятиям считались вполне загруженными. Понимающе улыбнулся, узнав об этом, поскольку здесь москвичам посчастливилось не знать о тех многочасовых и многокилометровых пробках, в которых наглухо застревала и часами стояла Москва в прошлый раз. А все из-за изобилия автомобилей и бардака с общественным транспортом.

Без особых задержек добираемся до площади Дзержинского, и въезжаем во двор того самого здания, у парадного входа в которое стоит памятник самому Феликсу Эдмундовичу. Заходим в служебный вход. Близнецов взял в оборот товарищ майор и увел куда-то в другое место. За нас же с Дорой взялся сам товарищ комиссар, выписав временные пропуска, он довел нас до своего кабинета, после чего попросил подождать там и без его ведома ничего не трогать.

- Вот что, молодежь, насчет вас распорядились однозначно, - заявил он, вернувшись после примерно часового отсутствия. – Поскольку тебе, Гарик, гражданство Советского Союза уже предоставлено, компенсируем сию несправедливость в отношении присутствующей здесь Доры, - названная на момент блеснула красным цветом волос. – Также, учитывая ваш вклад в развитие советской чародейской науки, а также помощь следствию в решении процесса Дамблдора и компании, предоставить некоему Чернову, Игорю Владимировичу, участок под застройку в Крымской области, в том месте, где укажет упомянутый гражданин.

- Это кто такой Чернов? – поинтересовалась Дора.

- Это я сам, - отвечаю ей. - Если ты помнишь, я так здесь назвался.

- Ах, да, забыла, - хихикнула Дора. – Все привыкла тебя просто Гарри звать.

- Так и не отвыкай. Специально выбрал похожее имя.

- Что касается учебы и трудоустройства, - продолжал товарищ комиссар. - Советское правительство не возражает против вашего обучения и трудоустройства на нашей территории при условии, что вы подтвердите аттестаты на уровень базового образования. Экзамен послезавтра, после чего в случае успешной сдачи можете быть свободными. Надеюсь, всё выучили?

- Вроде да… - переглянулись мы с Дорой.

Собственно говоря, мы весь год так и проучились. В моменты визитов на борт «Ленина», помимо всего прочего, я повторял, а Дора изучала заново тот необходимый минимум знаний по русскому языку, математике, физике и другим предметам, что был необходим для сдачи экзаменов за девять классов средней школы. К моему облегчению, кроме истории и обществоведения, другие предметы практически не отличались от того, что довелось в свое время изучать мне. Ну, а Дору кое в чем поднатаскали родители, все же в Хогвартсе немагическую науку не любили и гнобили по полной программе. От экзаменов по иностранному языку нас обоих освободили как эмигрантов из англоязычной страны, автоматически засчитав по «пятерке» что мне, что Доре.

- Ну вот и хорошо, - обрадовался товарищ комиссар. – Пока что вот вам путевки в гостиницу, заселяйтесь на пару дней. Потом в Крым на отдых поедете. С санаторием я договорюсь.

- Спасибо, тащ комиссар! Разрешите идти?

- Идите уже, молодежь! Погуляйте, посмотрите город. Ты, Гарик, держи бронь в гостиницу, будет вам на пару дней ночевка. Не забудьте, послезавтра вам на аттестаты сдавать.

Распрощавшись с гостеприимным чекистом, мы вышли из здания КГБ и поехали в гостиницу, где оставили вещи, а потом направились гулять по Москве. С первого взгляда можно было сказать, что город, пускай и в мелочах, но всё же отличался от того, что я помнил по прошлой жизни. Так, практически полностью отсутствовали панельные дома, они же «хрущобы». Видимо, здесь продвигать идею сверхэкономичного жилья было некому, в связи с тем, что собственно Хрущев здесь не пережил осады Киева, пропав безвестно в конце сорок первого. Не было здесь и так называемой «Большой Москвы», городская черта проходила большей частью по Окружной железной дороге [98], и вокруг нее привольно расселись старые деревянные и кирпичные домики ближайших подмосковных пригородов. А чуть дальше начиналась дачная зона, множество дачных поселков и просто деревень, в этой истории не исчезнувших и не поглощенных городом. Пока ехали сюда, так я явственно ловил носом запах цветущих деревьев – пригороды и окраины столицы буквально утопали в зелени садов.

В моей истории такого в девяностые уже не было, уже за пятнадцать верст до той самой Окружной найти ухоженный и цветущий деревенский сад было делом столь же малореальным, как, скажем, встретить негритянского шамана в окрестностях Салехарда. Ну, а еще десяток лет спустя под Москвой и деревень-то нормальных не осталось, одни поселки для так называемой «бизнес-элиты» или «нуворишей», как в те времена именовали себя тогдашние враги народа. Собственно же народ ютился по бетонным коробкам малогабаритных квартир, не имея шансов когда-либо выбраться из этих искусственных резерваций.

Как я уже знал, прочитав некогда в газетах, в здешнем Советском Союзе идея больших городов-миллионников с компактной застройкой после войны была признана ошибочной. Сам товарищ Сталин, по легенде, сказал: «В России достаточно земли, зачем нам селить наших людей в бетонные клетушки? Свое счастье человек сам должен построить, как испокон веков на Руси было». Так что вместо больших городов в стране усиленно продвигали идею разветвленных пригородных зон с малоэтажной застройкой. То есть, например, завод имеет на окраинах или за городом свои жилые поселки, и в этих поселках выделяет для своих рабочих и служащих участки земли под застройку, помогает приобрести стройматериалы, а рабочие потом уже сами, своими руками и своим умом строят те дома, какие им хочется.

Уже здесь, по прибытию, мне объяснили, как это делается на практике. В жилконторе лежит альбом с готовыми проектами, что нравится – бери и строй, не нашел ничего – выдумай сам и поставь. Доски, кирпичи и прочее, что надо, помогут приобрести и даже привезут, благо на заводе, как правило, есть свои грузовики. А строит работяга, как правило, или сам, или с помощью строительной артели и товарищей по работе. Построит, да и живет потом, еще кому по соседству землю дали – помогают построиться всем миром. Так что никто не обижен, квартирного вопроса практически нет, у всех свои дома, при доме участки под сад и огород, огурцы-помидоры, картошка с капустой у всех свои. И для детей пространства – хоть отбавляй, бегай – не хочу. Так что препятствий для возникновения больших семей здесь практически нет. Оно и видно, пока сюда ехали, так видел, что во всех деревнях и поселках полно детворы. И слава Богу.

Точно так же, как в Минске или Бресте, на улицах Москвы и ее пригородов не было того огромного количества автомобилей, из-за которых в прошлый раз в две тыщи пятнадцатом город буквально задыхался в пробках. Нет, здесь основной упор делался на городской транспорт, на работу москвичи ездили на трамвае или на метро, кто же собирался за город – на тех же трамваях или на электричках. В тесноте, да не в обиде.

В тихих улочках старой Москвы заблудиться было проще простого. На то, чтобы неспешным шагом добрести от гостиницы до Арбата, нам с Дорой понадобилось часов пять. Не помогали даже карты. Сколько всего насмотрелись в процессе – не перечесть, даже у меня, в прошлой жизни в Москве все-таки пару раз бывавшего, разбегались глаза. Я уже говорил, что в этом мире хрущевский злой гений не коснулся послевоенной Москвы по причине отсутствия в природе с 1941 года самого Хрущева, а поэтому множество старинных домов, в иной истории снесенных, здесь уцелело, и было вполне себе жилым. К моему превеликому удивлению, остался здесь целым и храм Христа Спасителя, причем, судя по табличке на воротах, храм был тот самый, который в иной истории взорвали в тридцать первом, чтобы на его месте построить Дворец Советов, из-за войны оставшийся не завершенным. Здесь же спокойно стоит храм, сверкает золотом куполов. Похоже, в этой реальности проект небоскреба так проектом и остался, но, может, это и к лучшему. Незачем нам небоскребы, у нас и так земли хватает.

Когда же мы добрались до гостиницы, так глянул в учебник истории. Что же оказалось? Так все и есть, после спасения Николая II и мирного соглашения Сталина с белыми генералами антирелигиозная политика Советского правительства была далеко не такой одиозной, как в известной мне истории, предъявить «последнего попа» никто никому не обещал. Во всяком случае, поголовного закрытия и уничтожения церквей не проводили, ограничились отправкой инспекций по монастырям. Ну, а инспекторы, как водится, выгребли всех физически крепких монахов и всех более-менее симпатичных монашек, коих впоследствии расстригли и вернули к гражданской жизни. Было и изъятие церковных ценностей, все же без этого разоренная войной и революцией страна обойтись не смогла, но проводилось в меньших количествах и в скором времени было прекращено в пользу экспорта зерна. Ну, а отсутствие в этой реальности одиозного Коминтерна и более сильный, чем у нас, удар кризиса по экономикам капстран, настигший их в двадцатые годы, помогли быстрее поднять промышленность молодой Страны Советов. Как я уже знал, тогда советские агенты через подставных лиц скупали на корню целые заводы, демонтировали до основания и перевозили в СССР, причем рабочие и инженеры с этих заводов ехали следом, поскольку им обещали работу на новом месте и такие социальные гарантии, которые для тогдашней Америки казались чудом Божьим. Для нынешней, впрочем, тоже, судя по тому, что там сейчас творится.

На следующий день мы с Дорой снова поехали гулять по Москве, добрались и до Кремля, куда зашли совершенно беспрепятственно.

Дора смотрела на всё, что видела, во все глаза. Все же вид кремлевских башен и дворцов поражал любое, даже самое взыскательное воображение.

Показал я ей и Царь-Колокол, и Царь-Пушку, и собор Василия Блаженного, а на саму Красную площадь и Мавзолей с надписью «ЛЕНИН» подивился и сам. Ильич здесь дожил до двадцать четвертого, так же, как и у нас, но последние три года своей жизни имел власть больше символическую, писал книжки и размышлял о грядущем. Последним его решением было постановление Совнаркома о начале работ по плану ГОЭЛРО. Зато Сталин здесь прожил на восемь лет больше, чем в прошлый раз, и еще успел пожать руку вернувшемуся из космоса Гагарину. Но Ленин лежит именно здесь, после его смерти Мавзолей и построили. А вот когда не стало Сталина, то, по его завещанию, прах Вождя был захоронен на Новодевичьем кладбище Москвы. Там же рядом семнадцать лет спустя нашла последний покой и его супруга, Анастасия Николаевна, в девичестве Романова…

- Даже странно как-то, Москва, как оказалось, вполне культурный и чистый город, - сказала мне Дора, когда мы купили по мороженому и уселись на лавочку в парке. – А нам все объясняли, вот, мол, дикие русские, ездят на медведях и пьют водку под развесистой клюквой.

- Ага, а еще снег на всей территории России лежит триста шестьдесят пять дней в году. При том, что здесь и сейчас мы с тобой наблюдаем плюс двадцать четыре.

- Точно, - улыбнулась девушка. – Очень тепло, у нас так редко бывает.

- Поверь мне, с казаками на медведях и с балалайками будет та же история. Потому что для Англии Россия – первый враг. Воевать с русскими в честном бою англичане не могут, потому что после такой войны говорить по-английски будет просто некому, вот и распространяют такие вот слухи про пьяных медведей с гармошками, водку с ясельного возраста и царя по имени Сталин. Это помимо множества прочих гадостей, которые достопочтенные британские джентельмены чинили и чинят России еще со времен королевы Елизаветы Первой, чтоб ей там на том свете побольше кипящей смолы в котел наливали…

Недалеко от Кремля была одна из рекомендованных товарищем комиссаром лавок по продаже золота. Там я предъявил бумагу с печатью КГБ и порядком облегчил свой «бездонный» кошелек, сдав государству золото и серебро, взамен получил некоторое количество купюр с портретом товарища Сталина [98]. В находившейся по соседству сберкассе мне выдали оформленную по всем правилам сберкнижку, в которой русским по белому было написано, что «предъявитель сего», то есть я, имеет на счету двадцать тысяч рублей. Остальное оставил в кошельке, мало ли что, буду дом строить, так пригодится еще. Бумага с печатью КГБ мне тоже пригодится, золото-брульянты я еще потом, может быть, сдавать буду.

Курс английских чародейских монет здесь, как оказалось, составляет три копейки за медную, рубль за серебряную и пятнадцать рублей за золотую. Цены же намного ниже, чем в Англии. Такая же энциклопедия волшебных существ, какую я там покупал за три галлеона, то бишь за сорок пять рублей на наши, здесь продается за шестнадцать рублей шестьдесят копеек, причем не довоенный раритет, а современное, только что вышедшее издание девяносто пятого года. То есть, как тут же сказала Дора, торгаши с Косого переулка вообще берега потеряли.

На Арбате случайно столкнулись с братанами Уизли, которые точно так же, как и мы, глядели на окружающий мир во все глаза.

- Гарри…

- Ты вообще тут как…

- Справляешься? – по своей привычке поинтересовались братаны.

- Справляемся кое-как, - отвечаю. – Вы-то как? Что вам сказали?

- Все путем…

- Сказали…

- Что будут нас спонсировать…

- Дадут деньги и собственную лабораторию…

- Если мы подпишемся…

- Сотрудничать с русскими!

- Вы, надеюсь, согласились? КГБ – контора серьезная, дважды не предлагает.

- Конечно, согласились…

- Мы что, идиоты…

- Чтобы упускать такую выгоду?

- Знал бы ты, Гарри…

- Какой тут для нас простор!

- Здесь магические приколы…

- В нашем стиле…

- Еще мало кому известны…

- Так что мы тут оказались…

- На непаханом поле…

- И можем спокойно делать…

- Что захотим!

- Вот и отлично! – порадовался я. – Я же вам говорил, что русские ценят здоровый юмор.

- О чем речь…

- Спасибо за советы…

- Теперь мы тут развернемся!

- Заходите как-нибудь…

- Адрес мы скажем!

Успех братанов мы все вчетвером отметили в одном из арбатских кафе. А на следующий день мы с Дорой отправились сдавать экзамены на аттестат.

- Что ж, товарищ Чернов, - сказал мне седой профессор после того, как экзамен закончился и нас вызвали для объявления оценки. – Вы показали хороший результат, и надо признать, что этого вполне достаточно для аттестата на общее среднее образование. С чем Вас и поздравляю.

- Спасибо!

Профессор вручил мне свежие «корочки» на имя И.В.Чернова, пожал руку, и на этом мои образовательные проблемы были пока решены.

- Ну как? – спросил я Дору, которая сдавала в другом кабинете и вышла позже меня. – С чем тебя поздравить?

- За девять классов зачли, за одиннадцать тоже кое-как. Не на «отлично», конечно, так я и в школе как-то особо знаниями не блистала.

- Не переживай, Дора. Лучше иметь синий диплом и красную шею, чем красный диплом и синюю шею.

- Что да, то да, - хихикнула Дора, от меня уже знавшая о цветовой дифференциации штанов… то есть, дипломов.

- Так что поздравляю тебя со сдачей экзамена, пошли отмечать.

- Ну что, молодежь? – подошел к нам товарищ комиссар. – Есть с чем поздравлять?

- Да, тащ комиссар. Зачли нам за одиннадцать классов, не на пятерки, конечно, но мы не особо-то и рассчитывали.
- Не в оценках счастье. Куда собрались?

- Сейчас в кафе какое-нибудь, отметить сдачу. А потом, даже не знаем.

- Так я вам сейчас скажу. Вот вам билеты в СВ, сегодня вечером вы выезжаете в Симферополь, и оттуда поедете в санаторий под названием «Крым», что в поселке Партенит недалеко от Алушты. Я договорился с их начальством, вас там уже ждут.

- Спасибо, тащ комиссар!

- Не за что! Кстати, по поводу вашего жилья в Крыму. Сейчас решаем, от какой конторы вам жилье давать. Ты, Гарик, вообще чем тут заниматься планируешь?

- Кем я был в прошлый раз, тащ комиссар, Вы уже знаете. Не этим.

- Ну да, помню я твой рассказ. И?

- Вот тут подумал, вспомнил, как Серега Гришин, тот, что из Алушты был в группе, мне тогда на пароходе говорил, что у них в Алуште в троллейбусном парке чародеев не хватает. У него, если помните, отец там работает. В Крыму другой стабильной работы мало, там поток отдыхающих сезонный, а троллейбус ходит всегда. Мотаться же туда-сюда – это не по мне, я все-таки домосед порядочный. Мне абы что-то стабильное было, без встрясок и потрясений.

- Что ж, желание потрудиться мы всегда приветствуем. Крымский троллейбус – контора в тех местах уважаемая, земля под застройку у нее есть. А ты, Дора, куда планируешь потом?

- Туда же, куда и Гарри, только занятие другое найду. Учителем, например, или куда-нибудь еще.

- Тоже хорошо, - не выдал своего разочарования старый чекист. – Если что, поможем устроиться.

- Спасибо, тащ комиссар. За все спасибо.

- Не за что, Гарик. Не за что. Ну ладно, - пожал мне руку товарищ комиссар. – Идите, молодежь, собирайтесь. Насовсем не прощаюсь, даст Бог, еще увидимся!

Добравшись до гостиницы, мы наскоро собрались, а потом поехали на метро на Курский вокзал.

Поезд уже нас ждал, так что мы зашли в купе, рассовали вещи по полкам и стали коротать время в ожидании отправления.

Фирменный поезд «Крым» сообщения Москва-Симферополь по комфорту не отличался от международного. Окраску он, однако, имел не традиционную для пассажирских вагонов зеленую, а темно-вишневую с отливом, а надпись «КРЫМ» ярко горела надраенной бронзой на вагонных бортах.

Но вот настало время отправления. Громко свистнул электровоз, и вокзальный пейзаж за окном чуть дернулся и поплыл. Снова едем, и снова в неизвестность. Как здесь живется в Крыму?

__________________________________________________________________
[95] В описываемой истории никогда не существовало гордых и самостийных прибалтийских государств, всех трех сразу, в связи с чем города и станции никто не переименовывал. Поэтому на здешних картах вместо Вильнюса, Даугавпилса и Резекне присутствуют Вильно, Двинск и Режица соответственно.
[96] В описываемой истории польское государство после войны не воссоздавалось, будучи разделено между СССР, ГДР и Чехословакией. Поэтому Привислинский край в виде Варшавской и Лодзинской областей находится в составе СССР, и граница от Бромберга почти до Ченстоховы проходит по меже 1913 года, дальше район городов Ченстохова, Кельцы и Краков был в 1945 году передан Чехословакии.
[97] Имеется в виду автомобиль ГАЗ-14 «Чайка». В реальности производство их было прекращено в середине 80-х в рамках устроенной Горбачевым т.н. «борьбы с привилегиями», здесь же ввиду отсутствия Горбачева и его дурных инициатив, нет никаких причин прекращать уже развернутое производство.
[98] Имеется в виду Московско-Окружная железная дорога, построенная в 1908 году и служившая до революции городской чертой Москвы. В настоящее время утратила свой статус, превратившись в подъездной путь без пассажирского движения, однако существует проект перестройки линии в кольцо внутригородской электрички.
[99] В описываемом мире портрет И.В.Сталина изображен на денежной купюре номиналом 100 рублей, самой большой из существующих.



Бобруйск таки существует!
 
Al123potДата: Вторник, 07.04.2015, 20:36 | Сообщение # 310
Черный дракон
Сообщений: 2773
« 698 »
Цитата Bobruin_UZ ()
[97] Имеется в виду автомобиль ГАЗ-14 «Чайка». В реальности производство их было прекращено в середине 80-х в рамках устроенной Горбачевым т.н. «борьбы с привилегиями», здесь же ввиду отсутствия Горбачева и его дурных инициатив, нет никаких причин прекращать уже развернутое производство.

Bobruin_UZ, раз в Вашей АИ не было «борьбы с привилегиями» то могла появится и ГАЗ-15.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 07.04.2015, 20:49 | Сообщение # 311
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Al123pot,на дворе еще 1995 год, для 90-х и 14-я была вполне современной. В СССР, как мы прекрасно помним, не баловались полной сменой модельного ряда каждые 5-7 лет, как это сейчас делают на Западе, предпочитая вместо этого много лет подряд делать простые, "дубовые" и ремонтопригодные машины, а в последующих моделях массово использовать детали от предыдущих, что также обеспечивало легкость нахождения запчастей и их последующей установки. Что было, в общем-то, выгодно как для производителя, годами выпускавшего одни и те же детали, так и для населения, которому не требовалось, как сейчас, бегать по авторынкам и искать нужную запчасть к нужной модели.

UPD: 27-я глава задумывалась мной скорее как проходная перед следующей, 28-й, в которой Гарик и Дора отдохнули в Крыму. Итак...



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Вторник, 07.04.2015, 21:35
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 07.04.2015, 21:45 | Сообщение # 312
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Глава двадцать восьмая. Страна дешевого портвейна

Нет, не так уж плохо все у нас,
Есть еще в душе надежда,
Я еще увижу глубину небесных глаз,
Я еще спою, как прежде:
«Родная, не плачь,
Родная, не плачь,
Моя родная, не плачь,
Ты слышишь, родная, не плачь…»

ЧайФ «Родная, не плачь»


Утром следующего дня нас разбудил солнечный луч, заглянувший в окно нашего купе.

Пейзаж кардинально поменялся, вместо подмосковных домов и заводов, а затем среднерусских полей и лесов теперь была видна бескрайняя степь с полосками тополей, зеленые поля до горизонта и цветущие там и сям дикие маки.

Промелькнула станция, на вывеске успел прочитать «ПАРТИЗАНЫ». Значит, уже скоро Крым, за ночь проскочили от Орла до Мелитополя. Вот что значит, никаких границ нет, таможен нет, и даже «мова» здесь не в ходу, ибо нет никакой Украины как отдельного региона. Области, края – и не более того, даже тому, что после войны осталось от бывшей «вильной Галичины», и то в автономии отказали. И вообще, как я уяснил из школьного курса истории, здесь имперские настроения всячески поощряются, а любых местечковых самостийников нещадно давят, даже отдельная статья в Уголовном кодексе на этот случай имеется. За участие – двадцать лет по ленинским местам, за активное участие или организацию – высшая мера соцзащиты, примерно так же, как в свое время тут Иуда Меченый получил. Со своей стороны могу только одобрить, навидался я за двадцать лет своей прошлой жизни той самой пресловутой буржуинской дэмократии, так навидался, что больше как-то не хочется.

Но вот и залив Сиваш, он же Гнилое море, а за мостом, по которому прогрохотал поезд, все так же стоит бетонная стела с надписью «КРЫМ». И снова степь за окном, но за Джанкоем вдали в утренней дымке показались горы. Вот всегда любил так вот приезжать в Крым. Горы, море, солнце, что еще нужно? Вино и девушек? Так девушка – вот она, рядом со мной сидит, а вино… так мне уже шестнадцать по паспорту есть, значит, продадут.

На часах без пятнадцати десять, въезжаем в город Симферополь. Конечная остановка.

Симферопольский вокзал ничем не отличался от того, что я помнил, все то же самое монументальное белокаменное сооружение с галереей колонн и башней с часами. Единственное отличие – перед этой галереей, со стороны путей, стоит бронзовый памятник товарищу Сталину с поднятой в приветственном жесте правой рукой, Вождь как бы встречает всех нас, приехавших на отдых.

Поезд подошел к первой платформе и остановился. Собираем вещи, выходим из вагона. А тут жара, июнь месяц, в Симферополе двадцать восемь, в Алуште будет и того жарче. Море, говорят, уже нагрелось, можно купаться.

- Ты знаешь, куда нам идти? – спрашивает Дора.

- Знаю, пошли.

Проходим мимо памятника, оказываемся на площади. И все та же вокзальная суматоха, что была во все времена, толпы народа, идущие с очередного прибывшего поезда, рассасываются между стоянками маршрутных такси, автобусов и троллейбусов. Часть пассажиров побежала в пригородные кассы, за билетом на электрички до Севастополя и Евпатории. Электрички здесь, кстати, мало чем похожи на те, в которых мне доводилось ездить в прошлый раз, вагоны большей длины и имеют не две двери на борт, а три.

А вот и троллейбусная станция. Переплетение проводов как бы не гуще того, что в прошлый раз было, во всяком случае, рогатые машины стоят гораздо большим скоплением, чем раньше. На маршрутных табличках замечаю: «на Алушту», «на Ялту», «на Гурзуф», «на Кореиз». Вот оно, значит, как здесь, сеть погуще разрослась. Собственно троллейбусы, кстати, тут в точности такие же, как я помнил по прошлому разу, старые добрые «Шкоды» девятой и четырнадцатой модели. На них, похоже, во все времена крымские перевозки держались, держатся сейчас и держаться будут.

Подходим, берем два билета на Партенит, кстати, подъезжает троллейбус одноименного маршрута и приветливо распахивает двери. Садимся сразу, пока толпа не набежала.

Из открытого окна вижу схему линий. Ага, вот они, отличия, собственно «главный ход» крымской трассы здесь длиннее, чем был, и тянется от Симферополя до Фороса, с ответвлениями до Малореченского, Партенита, Гурзуфа и Кореиза.

Но народ продолжает подходить, салон троллейбуса наполняется людьми. Хотя, вот и время отправления, водитель закрывает двери, и мы отправляемся в путь.

- Гарри, а скоро ли море? – спрашивает меня Дора, пока едем через центр Симферополя.

- Отсюда до Алушты еще часа два, а до Партенита еще где-то час. К обеду успеем, если я правильно понимаю, остановка там возле самого входа в санаторий.

- Откуда ты знаешь?

- Доверься мне, Дора, мне эти места знакомы.

- Ну-ну, - девушка прижимается ко мне потеснее. – Поверю на слово. А то ишь ты его, затащил в далекие края…

- Ты ж, кажется, сама хотела со мной ехать.

- И сейчас хочу. Но если там мне не понравится, я тебе это припомню!

- Понравится, не переживай. Это только сейчас все обыденно так смотрится, пока через город едем. Подожди, как в гору взбираться начнем, ты таких гор еще не видела.

По здешнему обычаю троллейбус к выезду из города заполнился до состояния «шпроты в масле». Как обычно слышались выкрики:

- Гражданочка! Вас тут не стояло! – причитала какая-то бабка с задней площадки. – Интеллигентов не хватает, место бы кто уступил…

- Интеллигентов до хрена, - обиженно отвечал ей сидевший рядом мужик. – Троллейбусов мало!

- Ты смотри! Целых четыре банки? Быть такого не может! – выпучил глаза бородатый дедок с удочками в руках.

- Ага, это ж «Зенит», а не мазилы киевские, - отвечал ему собеседник, такой же дедок с удочками. – С них бы сталось еще три тому «Шахтеру» наколотить, было б вообще, как гэдээр нагличанам недавно насовал на чемпионате.

- О, да, такое забудешь. Лучше было только как мы им, нагличанам то бишь, в шестьдесят шестом на финале отгрузили, пять сухих и пожалте бриться!

- Вот именно. Так то ж Яшин у нас тогда вратарем стоял, а как ушел он, так и кончилась игра. Дальше не прошли…

- А как вы добиваетесь того, чтобы котенок так рос? – интересовалась у соседки женщина средних лет, показывая на корзину с мирно спящим в ней котенком.

- Понимаете, в их возрасте котята вообще едят очень много, надо кормить их поразнообразнее. Мой вот, уже четыре месяца, а уже научился ловить мышей… - отвечала та, после чего они погрузились в дискуссию о том, как и чем нужно кормить представителей хвостатой и ушастой домашней фауны.

По пути нас обгоняют редкие машины, видимо, основной народ еще не успел подтянуться. Мимоходом подумал, что в августе тут особенно «хорошо» ездить, на трассе, наверное, сплошные заторы. Хотя, гляжу, правая полоса тут выделена и на ней нарисовано «А», то есть сугубо для общественного транспорта. На обочине трассы иногда попадаются желто-синие «Волги» или «Москвичи» с мигалками на крышах и надписью «МИЛИЦИЯ» на дверях, значит, следят-таки тут за порядком.

Во всех пригородных деревнях все заборы и стены оклеены объявлениями и рекламой. Чаще всего, конечно же, повторяются предложения «недорогого» и «удобного» отдыха на море, но есть и объявления местного характера – кто-то строится, кирпич, цемент или доски всем надо. Кто-то продает, кто-то покупает. Тут же и магазины стоят, с образцами садово-огородного декора.

Попадаются и придорожные кафе с по-южному вычурными названиями, меню типичное для этих краев – «шашлык, шаурма, хачапури, чебуреки» и прочие тому подобные прелести. Возле этих кафе, как правило, стоит пара-тройка машин.

Тем временем мы уже выехали из города, по обе стороны дороги потянулись дома пригородных деревень. Горы на заднем плане становились все выше и выше, и, наконец, за Перевальным поднялись совсем высоко. Никогда ранее не бывавшая в Крыму Дора буквально прилипла к стеклу, разглядывая во все глаза гору Чатыр-Даг, пока она не скрылась из виду, будучи закрыта более близкими горами. Ну, а спуск с Ангарского перевала – это вообще отдельная песня, когда сердце замирает, а от перепада высот закладывает уши.

Троллейбус нам попался достаточно почтенного возраста, старая добрая «девятка», но крымские перевалы она переносит самым нормальным образом, вполне бодро бежит по дороге, хотя пару раз штанги с проводов таки слетали.

Но вот спуск закончился, и мы выезжаем к Алуште. Город, как и прежде, привольно раскинулся у подножия гор, и все так же утопает в зелени садов. Здесь, как и повсюду, практически нет высоких домов, если какая башня и торчит, то это с большой вероятностью или гостиница, или корпус санатория, или капитальный «сталинский» дом, но их в Алуште вроде бы не было так много.

А вдали, внизу, искрится на солнце синяя гладь Черного моря. День яркий, солнечный, так вода аж сверкает, переливается всеми цветами радуги. Так и тянет запрыгнуть туда с разбегу.

Вьются над водой чайки, сверкают парусами яхты, разводят пенный бурун прыгающие по волнам катера. Где-то на горизонте маячит чуть различимый силуэт явно военного корабля, идущего куда-то в сторону Севастополя. Чуть подальше синеет силуэт горы Аю-Даг, куда нам, собственно, и надо. На небе – ни облачка. Время – одиннадцать утра, в санатории будем к обеду.

На троллейбусную станцию в Алуште мы не поехали, здесь она, как и была в прошлый раз, у самой набережной, нам же ехать дальше по трассе на Ялту.

Теперь море слева от нас, время от времени его заслоняют горы или виноградники. Ощущение спуска с перевала теперь повторяется практически постоянно, спуск сменяется подъемом, поворот – мостом или выемкой в горе.

Партенитская развязка, съезжаем с трассы влево, и сразу же от поворота начинается достаточно крутой спуск, так что ощущение перевала повторилось снова. С одной стороны теперь гора, а с другой потянулись сплошные виноградники.

Вот и Партенит, и первые дома поселка, и вездесущие винные магазины, куда в Крыму без них. Ворота парка имени Айвазовского, куда надо будет обязательно сходить, возле них, кстати, остановка, парк и здесь оказался не парк, а санаторий, но с правом свободного прохода. Там же, у ворот, которые как раз открывают, стоит несколько «Волг» и одна «Чайка» в свадебной амуниции. Кто-то играет свадьбу…

Спускаемся еще ниже, проезжаем мимо базара по узкой улочке, что змеится вдоль текущего с гор ручья. Но вот троллейбус заезжает на кольцо и останавливается.

- Партенит! Конечная! Выходим, уважаемые пассажиры!

Что ж, приехали, хватаю рюкзак, подхватываю под ручку Дору, выходим на мощеную плиткой платформу.
Здесь, возле моря, жара не чувствуется совсем, хотя солнце по-южному яркое, как в Англии никогда не бывает.
Дора оглядывается по сторонам.

- Это здесь так все ходят? – спрашивает она, показывая на отдыхающих в шортах и майках, кто-то, впрочем, разгуливает и вовсе в купальнике или плавках.

- Если и не все, то многие, это же курорт, до моря рукой подать. А так обычная для таких мест одежда.

- Хорошо, что я в Москве купальник нашла.

- Здесь, кстати, базар тоже есть, помнишь, мимо проехали. Может, еще чего там найдешь.

- Помню, и сходим туда.

- Конечно, сходим, фрукты только там покупать надо.

- Какие фрукты?

- Здесь, в Крыму, в июне уже вовсю черешни да абрикосы, персики уже начинаются. Уже и помидоры да огурцы свои есть. Только винограда еще нет.

- А почему?

- Виноград еще рано, он еще зеленый. Вот в августе и сентябре им тут просто объедаются. Пока же только сок виноградный выдержанный остается покупать, магазинов по его продаже, кстати, тут тоже полно.

- Это какой сок?

- Есть тут такой, с надписью «Массандра» на этикетке. Вон, к примеру, им торгуют, - я показал в сторону магазина с названием «АЛУШТА» и аншлагом типа «НЕДОРОГИЕ КРЫМСКИЕ ВИНА».

- С…сок… - Дора согнулась пополам от хохота. – Ну, ты насмешил! Обязательно этот сок попробую!

- Поверь мне, его стоит попробовать. Здесь, в Крыму, даже если каждый день новый сорт покупать и дегустировать – застрянешь на полгода, гарантирую.

- Кажется, я уже знаю, чем заняться.

- Ну, не только этим, это больше для вечера занятие, гулять по набережной да потягивать этот самый сок. Ну, а днем будем валяться на пляже, но чаще – сидеть по уши в воде.

- Где, кстати, пляж? Что-то я его не вижу.

- А отсюда на два пляжа есть дорога. Местный, городской – по переулку, вон, куда вон те люди пошли. А есть пляж санатория, в котором мы будем отдыхать. Вон, кстати, ворота, уже открыто, пойдем.

Санаторий, две путевки в который лежали у меня в сумке, стоит здесь же, проходная прямо возле троллейбусной остановки, только дорогу перейти. Так и написано на вывеске: «САНАТОРИЙ «КРЫМ» Министерства обороны СССР». Вывеска чуть поменьше гласит, какой номер воинской части присвоен этому санаторию. Тут же и вывеска, гласящая, что-де «распивать и проносить спиртные напитки запрещено», но только что на наших глазах в ворота прошла пара, пронесшая сумку с подозрительно побулькивающим содержимым. Ничего не меняется, все, как и в прошлый раз.

Заходим в калитку. Дремлющий на стуле в караульной будке седоусый ветеран при виде нас просыпается и лениво проводит по нам взглядом.

- Вы отдыхающие?

- Да, вот наши путевки, - отвечаю я.

- Сейчас поверните направо, пройдите по аллее, затем поднимитесь наверх, увидите управление, вам туда.

- Спасибо! – говорим вахтеру, после чего проходим в парк.

С тех пор, что я помнил, практически ничего не поменялось. Всё те же старые развесистые кедры, те же кипарисы, высоченными свечками выстрелившие в южное небо, те же пальмы, тот же оплетающий стены дикий виноград. Всё те же чайки, орущие дурными голосами с каждой крыши. И всё те же отсиживающиеся в тени и под кустами разномастные коты и кошки, которых здесь, в Партените, огромное количество. Пока идем по тенистой кедровой аллее, так мимо нас вальяжно так шествует дымчато-серый кот, важно задравший хвост, на нас – ноль внимания.

Два высотных корпуса санатория тоже такие же, как и были, и еще два наверху, ближе к горе, на которую нам с Дорой обязательно надо будет слазить… А вот и главный корпус.

- А, товарищ Чернов, добрый день, с приездом, - кивает нам медсестра в регистратуре. – Насчет Вас уже бронь поступила, двухместный номер. Третий корпус, двенадцатый этаж, устроит?

Третий корпус – это ж тот, где я отдыхал тогда!

- С видом на море?

- Конечно.

- Конечно, устроит. Дора, тебе как?

- Отлично! – улыбнулась моя подруга.

- Пожалуйста, заполняйте анкеты.

Заполняем, причем ходить оплачивать, как выяснилось, не нужно – это только для тех, кто сам отдыхать собрался, есть тут и такие, как выяснилось. Нашу же путевку пробил КГБ, и против такого железного аргумента у местных врачей возражений не нашлось.

- Что ж, товарищи Чернов и Тонкс, - сказала нам медсестра, когда забрала у нас анкеты. – Ваш номер сто двадцать семь, ключи возьмете на вахте в вашем корпусе. Сейчас пройдите в столовую, как раз обед. Меню на выбор, ваша столовая прямо напротив корпуса. Завтрак с семи тридцати, обед с часу до двух, ужин в шесть тридцать.

- Простите, а в столовой как? Там уже знают, что мы будем?

- Конечно, ваша бронь поступила позавчера. Вот номер вашего столика, я написала, там спросите меню.

- Понятно, спасибо.

- Спасибо, что обратились к нам. Приятного отдыха!

Распрощавшись с медсестрой, направились в столовую и пообедали. Меню не сильно отличалось от того, что я помнил, разве что выбор блюд был побогаче. Отдых здесь с питанием, так это и хорошо, не надо думать, где бы купить что поесть. Знаю я южные края, привозная еда, особенно мясная, тут долго не живет. Только если свежезажаренного шашлыка поесть, или колбасы копченой, иначе за последствия не ручаемся. Впрочем, кафе, ресторанчиков и прочих забегаловок здесь должно хватать.

Пообедав, поднимаемся в свой корпус, кидаем вещи, переодеваемся. Дора, похоже, специально задалась целью меня подразнить, поскольку мало того что купальник, найденный ею в Москве, оказался весьма откровенным, так она еще и свои способности подключила, увеличив себе некоторые нежные части тела. Ух-х-х-х, в воду, и поскорее, а не то крышей съеду… Заметив мой смущенный вид, девушка только хихикнула, и мне показалось, что она сказала сама себе: «Никуда ты от меня не денешься». Поверх купальника Дора натянула шорты и футболку, впрочем, футболка та оказалась на размер меньше, чем надо, и то самое место очень даже хорошо обтянула. На мой вопросительный взгляд девушка только отшутилась.

Выходим из корпуса, спускаемся вниз по широкой аллее, добираемся до пляжа. Судя по доске объявлений, температура воздуха – плюс двадцать семь, воды – плюс двадцать два, волнение на море один балл. В кино вечером обещают показывать неизвестный мне фильм «Товарищи подводники», судя по названию, что-то про войну. А вот на следующей неделе ожидают с концертом какую-то неизвестную мне здешнюю знаменитость. Чуть ниже замечаю знакомую надпись «DDT» и портрет Шевчука, почти такой же, как у Доры на той футболке, в которой она на Балу со мной отплясывала. Через три дня в Алуште будут выступать. Концерт бесплатный, вечером, на набережной. Раз бесплатно, так беспокоиться о билетах не нужно, а проезд или на троллейбусе, или на рейсовом теплоходе.

У входа на пляж, возле лотка с мороженым, стенд с объявлениями об экскурсиях по всему Южному берегу Крыма от Кара-Дага до Севастополя. Чуть дальше – причал, к которому пришвартован лениво покачивающийся прогулочный теплоход.

И снова знакомая до боли картина, пляж галечный, шириной шагов так в пятнадцать, под навесом лежаки деревянные стоят. Находим свой, кладем вещи.

Пляж забит отдыхающими. Народу много, кто в воде сидит, кто загорает на открытом солнце, кто в карты под навесом играет. Трое дедков боевого вида режутся в «козла», только стук стоит от костяшек домино по лежаку. Тут же неподалеку торгуют пиво и закуску к пиву. Ловко лавируя между лежаками, ходят пляжные торговки, наперебой предлагая: «Пахлава медовая, чурчхэла!», «Пирожки со сгущенкой, с капустой, с вареньем!», «Горячая сахарная кукуруза!», «Шашлык из мидий, рапана!», и так далее.

- Пошли, окунёмся, - подбадриваю Дору.

- Думаешь?

- Не думаю, знаю. Зачем мы с тобой сюда приехали? Пойдем, поплаваем…

Эх-х-х-х, как же давно я не купался в море! С непривычки поначалу долго барахтаюсь на мелководье, но потом осваиваюсь. В воду заходит и Дора, но пока окунуться не решается. Приходится помочь, плюхнув водой.

- Ну ты, Гарри, и… - пытается нахмуриться моя подруга, но ее светящийся вид выдает ее с головой. – Ах, ты еще водой брызгаться? Ну, я тебя…

Так мы почти до заката пробарахтались. Выходили, обсыхали, сидя на лежаках, и снова окунались в море. А потом чуть не опоздали на ужин, зато после ужина, приняв душ и переодевшись, направились гулять по набережной. По пути купили бутылочку разливного портвейна и пару стаканчиков, но пить пока не пили.

Сумерки на юге короткие, только, казалось, светило солнце, а сейчас оно уже за горы спряталось, и повсюду зажигают огни. Зато ночь здесь яркая, звездная, и луна отражается в воде.

- Как красиво… - завороженно шепчет прижавшаяся ко мне Дора. – Как все же красиво, я такого в жизни не видела…

- Я же говорил, что тебе понравится.

- Спасибо тебе… Сюда стоило приехать только ради одного вот такого неба, такого моря…

Шли обратно – зашли на танцпол, где проходил очередной танцевальный вечер. И как раз после нашего прихода заиграли медляк, так что мы с Дорой сразу закружились в танце.

Подними глаза в рождественское небо,
Загадай все то, о чем мечтаешь ты,
В жизни до тебя я так счастлив не был,
Для тебя одной, их так любишь ты,
Эти белые цветы…
Я люблю тебя до слез,
Каждый вздох, как в первый раз,
Вместо лжи красивых фраз
Это облако из роз…
Лепестками белых роз
Наше ложе застелю,
Я люблю тебя до слез,
Без ума люблю…
[100]

Сквозь неплотно задернутую занавеску несмело пробивается солнечный лучик. Раннее утро, часов пять или шесть, наверное, но чайкам орать во весь голос это совершенно не мешает.

Дора мирно спит на моем плече, обхватив меня обеими руками и разметав по постели роскошную гриву иссиня-черных волос. Да-да, сегодня ночью случилось именно то, что случилось. Не помню, когда и как между нами проскочила та самая искра, что разжигает пожар страсти, но стоило нам вечером после прогулки вернуться в свой номер, как Дора наградила меня жарким поцелуем. Что было дальше – о том деликатно умолчим.

- Милый… Милый… Как же долго я этого ждала… - сквозь сон шепчет моя девушка. Боже, как же она прекрасна… а я-то, дурак набитый, как есть Вован-дурак, все ходил вокруг да около, искал не пойми чего, не зная, что счастье – вот оно, рядом, только руку протяни. Никому теперь ее не отдам, пока сам жив буду.

Бережно целую Дору, пытаясь не разбудить, но она и сама уже проснулась.

- Доброе утро…

- Доброе утро, родная.

- Милый… Теперь ты насовсем мой… Только попробуй сказать, что тебе не нравится!

- А я что… Мне сравнивать не с чем. Но то, что было… ты была божественна. Любимая…

Дора прервала мой поток сознания еще одним поцелуем. Так что на завтрак мы тоже чуть не опоздали.

С тех пор так и повелось. Днем мы плескались в море, вечером гуляли по берегу, а ночи были наполнены любовью и нежностью.

Дора сдержала свою угрозу насчет употребления «сока виноградного выдержанного», и мы на самом деле каждый день пили какой-то новый его сорт. Сходили на базар, купили вкуснейшей черешни и сладких абрикосов, Дора же пополнила свою коллекцию весьма откровенных купальников, которыми она теперь меня и дразнила.

Мы поднялись на гору Аю-Даг, дождавшись пасмурного дня, и добрались до так называемой «Пионерской скалы», у которой, по легенде, еще Гайдар, тот самый, который правильный [101], рассказывал детям сочиненную им сказку про Мальчиша-Кибальчиша. Дальше не пошли, чтобы подняться на вершину и спуститься назад, нужен целый день, а к обеду тучи все-таки разогнало, и идти дальше стало жарко.

Съездили мы и на концерт, я сам хотел услышать, что же Шевчук в этом мире поет, да и Доре не терпелось послушать те песни, которые я столько раз ей пел, в живом исполнении их автора. Надо сказать, концерт нас не разочаровал. Напротив, тот самый классический свой репертуар группа спела полностью, мы услышали и «Дождь», и «Что такое осень», и «Актрису Весну», после которой дядя Миша [102] задвинул длинную партию на своем саксофоне. Были и «Хиппаны», и «Любовь», и «Ветер», и «Родина», а завершился концерт песней «Это всё». К моему удивлению, они спели и кое-что из того, что я привез из несбывшегося будущего, а именно песни «Новое сердце», «Ночь-Людмила» и «Потолок». Короче, три часа музыки под открытым небом как следует подзарядили нас с Дорой, да и не только нас, хорошим настроением. Возвращались в санаторий на катере, здесь, как оказалось, вдоль всего берега ходят рейсовые «Метеоры» на подводных крыльях. Троллейбусом возвращаться не рискнули, хоть троллейбусы здесь и круглосуточные, но проходная санатория уже однозначно успела закрыться – вернулись-то мы незадолго до полуночи, отбой давненько уже был…

Спустя две недели такого отдыха на мое имя вдруг принесли телеграмму.

- Товарищ Чернов! Товарищ Чернов! – позвала меня вахтерша, когда мы с Дорой выходили из корпуса на пляж.

- Что такое?

- Вам телеграмма.

- Откуда?

- Из Ленинграда!

Беру бланк, читаю.

«ИВ ЧЕРНОВУ САНАТОРИЙ КРЫМ ПАРТЕНИТ ТЧК ПРИВЕТ ВСКЛ ВЫЕЗЖАЮ ВИТЕБСКОГО 1645 ЗПТ ПОЕЗД 48 ВАГОН 4 ЗПТ БУДУ СИМФЕРОПОЛЕ ПОСЛЕЗАВТРА 1103 ТЧК ВСТРЕЧАЙ ТЧК СВЕТА»

Подписано вчерашним днем, значит, завтра она приезжает. Надо в Симферополь ехать, встречать.

- Что такое? – удивленно спрашивает Дора. – Кто тебя уже ищет?

- Одна наша хорошая знакомая хочет составить нам компанию. Завтра в одиннадцать ее поезд приходит, просила, чтобы встретили.

- Это кто такая? С кем это ты переписываешься?

- Всех девушек, кого знаю и с кем общаюсь я, знаешь и ты.

- Вообще-то да… - озадаченно задумалась Дора. – Вот только интересно, кто бы это мог быть.

- Вот завтра и узнаешь.

На следующий день в без пяти одиннадцать мы уже стояли на перроне симферопольского вокзала. Прибытие уже объявили.

«Скорый поезд номер сорок семь сообщением Ленинград-Симферополь прибывает на первый путь. Скорый поезд номер сорок семь сообщением Ленинград-Симферополь прибывает на первый путь. Нумерация вагонов с хвоста поезда».

И точно, из-за поворота уже показался электровоз этого поезда, стучит по стрелкам, заходя на первый путь. За ним ровной зеленой лентой потянулись вагоны. Подходим к четвертому с хвоста.

А вот и Света, выходит как раз из вагона, в белом летнем платье, практически не скрывающем фигуру.

- Привет, Гарик! – кидается она к нам. – Привет, Дора!

- С…Септима? – казалось, от удивления глаза Доры стали размером с чайные блюдца. – Ч…что ты т…тут делаешь? – от волнения она даже забыла перейти на английский, так по-русски и спросила.

- Приехала на отдых, - ничуть не смутившись, отвечает Света. – Это я там, в школе, была «профессор Вектор», а здесь меня зовут Света, и прошу по-прежнему на «ты».

- Но к…как?

- Это долгая история, и не здесь ее рассказывать. Пошли, а то без компота останемся, - смеется Света. Подхватываю ее сумку, идем к остановке маршруток, на троллейбусе решили в этот раз не ехать.

Новенькая «ГАЗель» домчала нас до Партенита за два часа, как раз успели к обеду. Мы направились в столовую, Света же пошла оформлять свою путевку, а потом к нам за стол подсела. Как оказалось, товарищ комиссар выбил ей номер рядом с нашим.

Так что, начиная с этого дня, мы сидели на пляже, плескались в море и гуляли по парку уже втроем. Как Дора со Светой договорились – если честно, я так никогда потом и не узнал, да и не особо тянуло. Но как только стало известно, «кто есть ху», обе девушки подружились еще крепче, чем было в школе. Втроем мы даже на танцы сходили, на здешний танцпол в летнем кафе на набережной, на котором по вечерам прокручивали разнообразную музыку. Так-то раньше мы вдвоем с Дорой танцевали, теперь же приходилось по очереди то с одной, то с другой.

После танцев же девушки удалились в номер Светы, побеседовать «о своем о девичьем». Время было уже позднее, я лег на кровать, но когда в ночном сумраке в комнату просочились две тени, я понял, что именно сейчас произойдет. И так оно и произошло. Вот, значит, о чем девчата беседовали, ишь их, конспираторши-затейницы… а куда ж мне без них?

- Вы с ума сошли, - шепчу я им.

- Я знаю, - шепчет Дора. – Я схожу по тебе с ума уже четыре года… с тех самых пор, как на тебя упала! – хихикнула девушка.

- И я тоже, - поддержала Света. – Тогда, в первый раз, ты на меня так посмотрел, как не смотрел еще никто.

- Так мне ж и было-то тогда…

- Знаем, сколько было. Но это ничего не значит. Совсем ничего, - обе девушки посильнее ко мне прижались. – Что у меня, что у Светы были проблемы с парнями, - продолжает Дора. – А ты нас устраиваешь обеих и сразу. Что в этом плохого?

Ответа я найти не смог. Две девушки сразу? Что-то неслыханное. Нет, я понимаю, что в моей прошлой жизни такое, в принципе, уже не считалось чем-то противозаконным, но все-таки…

- Так что не переживай, милый, - как будто уловив ход мыслей, улыбнулась мне Дора.

– Все у нас будет хорошо, - поддержала Света.

Что ж, коли такое счастье, да само ко мне в руки идет, кто я такой, чтобы противиться?

Весь оставшийся крымский отпуск мы так втроем и отдыхали. Купались в море, лопали фрукты, пили вино, танцевали на дискотеке.

Так продолжалось до начала июля, пока не пришла пора сдавать номера и уезжать из Крыма. Надо сказать, ожидали мы этого дня с превеликой неохотой, ведь это означало полную неизвестность. Ладно Света, у нее дом в Питере, а у нас? Участок под землю – дадут, не дадут, еще на нем дом надо будет ставить. Сириус, впрочем, говорил про свой дом в Ростове – когда приедет и как оповестит, что пришла пора ехать на новоселье?

Больше всех, кстати, именно Света возвращаться и не хотела. Как сама она мне призналась в одну из ночей, в Хогвартсе она первые два года откровенно помирала от скуки и хандры, и только мое там появление немного оживило обстановку – русский дух почувствовала. Ну, а теперь, после двух недель курортного безумства, мы успели сродниться по-настоящему.

Впрочем, вопрос «куда поехать» решили за нас. Едва мы сдали ключи, выписались из санатория, попрощались и пообещали непременно приехать еще раз, как на выходе из ворот нас окликнул знакомый голос:

- Эй, молодежь! Куда собрались?

- Тащ комиссар? Здравия желаем! – обернулся я.

- А я думаю, кого-то мне эта неразлучная троица очень напоминает. Всем привет! Я гляжу, ты, Света, их нашла.

- Нашла, - ответила мгновенно зардевшаяся Света.

- Не стыдись, дело молодое, - подбодрил ее товарищ комиссар. – Пока ты в отпуске, я тебе не начальство, а коли уж нашла ты счастье свое, не мне тебя осуждать. Отпуск тебе еще месяц гулять, так что садитесь в машину, отвезу вас.

- Куда, тащ комиссар?

- В славный город Ростов-на-Дону, твой, Гарик, крестный на новоселье всех знакомых позвал. И меня в том числе. А я тоже в отпуске, тут, недалеко от вас, в Алупке бока грел, так уж решил за вами заехать, все равно по пути. Так что садитесь, молодежь, поедем вместе.

Мы втроем кое-как поместились на заднем сидении комиссарской «Чайки», сам товарищ комиссар сел спереди, рядом с водителем, и мы поехали.

Выехать из Крыма в этом мире оказалось достаточно быстро. По трассе до Симферополя, оттуда на Керчь, и пролив мы пересекали по длинному мосту, как оказалось, построенному здесь в шестидесятые годы. Оттуда, от моста, вела широкая трасса на Краснодар, а от Краснодара до Ростова – рукой подать.

Машина остановилась посреди неприметного переулка возле нового на вид кирпичного дома.

- Все, молодежь, вылезайте, приехали! – сказал нам товарищ комиссар.

Выходим. И прямо от калитки нас уже встречает Бродяга.

- Гарри! Крестник! – с ходу он кинулся обнимать меня. За Сириусом вышли Амелия, Тед и Андромеда, а затем Сьюзен и семейство Гринграсс в полном составе. Все были очень рады нас видеть, что выразилось в изрядном количестве объятий и поцелуев. Только Андромеда поначалу выразила при виде Светы свое недоумение:

- Септима? Но как?

- Она из наших, - ответил товарищ комиссар. - Теперь, раз вы уже оказались у нас, можно рассказывать. Вон, молодежь уже все между собой прояснила, пора и нам прояснить.

Застолье Бродяга раскинул на широченной террасе, и там уже сидели за столом Нарцисса и Беллатрикс. Но только мы уселись и подняли первый бокал, как с улицы послышался гудок автомобиля. Сириус выскочил встречать, и вернулся в компании нескольких широкоплечих мужиков.

- Знакомьтесь, это мои ростовские друзья! – объявил он. – Вот это Колян, вот это Серёга, это Толян, а это Миха. Они помогли мне устроиться здесь, и я позвал их на новоселье.

Ростовские пацаны, судя по видневшимся из-под расстегнутых рубашек татуировкам, оказались конкретными. Во всяком случае, при разговоре с ними Бродяга исключительно по фене ботал. В процессе разговора выяснилось, что это как раз они помогли моему крестному построить такой дом, ибо у них своя строительная артель. Как выразился Толян – «крышу не только держим, но и ставим».

Впрочем, ростовские пацаны приехали сюда и не только посидеть и выпить за здоровье. Как выяснилось, гостями они тут были частыми, и холостяк Толян давно уже поглядывал на Нарциссу, а вдовец Миха – на Беллу. Так что обе упомянутые уже давно с подачи кузена учили русский пополам с феней, чтобы соответствовать.

Пока вся компания на какое-то время разошлась, Сириус позвал меня поговорить.

- Ну что, крестник, я гляжу, закадрил-таки мою племянницу?

- Ты о чем, Бродяга?

- А то я не вижу, какими глазами она на тебя смотрит. Признавайся, крестник, было у вас там что в Крыму? А, вижу, было, - добавил он, видя мою покрасневшую морду лица. – Ничего страшного, со своей стороны я только одобряю. Она на тебя давно запала, еще сердилась на меня в прошлом году, что не учу я тебя, и ты в ней девушку не видишь. Значит, все-таки увидел. Значит, все-таки прав был старый пес, то бишь я, насчет симпатий некой взбалмошной особы к моему крестнику? Кстати, а почему еще и училка твоя точно так же на тебя смотрит, как и Дора?

- Какая училка?

- Ну, эта, Вектор которая.

- Так ведь сказал товарищ комиссар только что, никакая она не Вектор, наша она, русская.

- Расспрошу его подробнее. Тоже у тебя с ней, значит… Ну, крестник! Ну, ты даешь! Не посрамил чести Мародерской! Сразу две девчонки, да какие красотки! И как только они между собой договорились… Значит, так, разобьешь сердце Доре – глаз на ж… натяну. Понял?

- Понял, Бродяга.

- Ну вот и хорошо, а пока вы с ней вместе, на все то, что вы там будете вытворять, я закрываю глаза. С Энди я уж как-нибудь договорюсь по-семейному. Только запомни, крестник, не забывай про заглушающие чары!

В процессе беседы я не смог удержаться от того, чтобы подкинуть Сириусу идею карьеры блатного шансонье. Сиделец Бродяга отнесся к этому с полной серьезностью, тем более что играть музыку он любил еще по своей разгульной юности. Подкинул ему пару песен из репертуара известного в будущем артиста Миши Стасова, и кажется, что Бродяга так и не понял подвоха.

Впоследствии выяснилось, что конкретные ростовские пацаны тоже отнеслись к этой инициативе на полном серьезе. Насчет финансирования вопрос не стоял – эмигрируя из Англии, Бродяга забрал с собой всё фамильное золотишко Блэков, каковое частично сдал государству и построил на вырученные деньги дом, а остальное спрятал в подвале, и знали об этом только он как глава семьи и я как наследник.

Вечер выдался долгий и веселый, и наутро мы с Дорой и Светой снова проснулись вместе. Но вот то, что нам довелось услышать за завтраком, было как снег на голову...

___________________________________________________________________
[100] Сергей Мазаев «Я люблю тебя до слез» (сл.И.Николаев, муз.И.Крутой).
[101] Имеется в виду писатель Аркадий Гайдар, погибший в 1941 году.
[102] Имеется в виду джазмен-саксофонист М.С.Чернов, с 1989 по 2010 годы игравший в составе группы «ДДТ».



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Вторник, 07.04.2015, 22:03
 
Al123potДата: Вторник, 07.04.2015, 23:11 | Сообщение # 313
Черный дракон
Сообщений: 2773
« 698 »
Цитата Bobruin_UZ ()
Al123pot,на дворе еще 1995 год, для 90-х и 14-я была вполне современной. В СССР, как мы прекрасно помним, не баловались полной сменой модельного ряда каждые 5-7 лет, как это сейчас делают на Западе, предпочитая вместо этого много лет подряд делать простые, "дубовые" и ремонтопригодные машины, а в последующих моделях массово использовать детали от предыдущих, что также обеспечивало легкость нахождения запчастей и их последующей установки. Что было, в общем-то, выгодно как для производителя, годами выпускавшего одни и те же детали, так и для населения, которому не требовалось, как сейчас, бегать по авторынкам и искать нужную запчасть к нужной модели.
Bobruin_UZ, на поток производство ГАЗ-14 в РеИ было поставлено в 1977 году если и в АИ примерно в это время то получается восемнадцать лет стоит на конвейере модель думаю, что пора менять.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf


Сообщение отредактировал Al123pot - Вторник, 07.04.2015, 23:26
 
Bobruin_UZДата: Среда, 08.04.2015, 01:48 | Сообщение # 314
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Al123pot, может, потом и сменят, в кадре конкретная модель "Чайки" больше фигурировать не будет, хотя лично у меня нет никаких представлений, как могла бы выглядеть "Чайка-3", т.е. ГАЗ-15. Впрочем, восемнадцать лет - это не так уж и много, история знает и большие рекорды. Семейство "Жигуля-копейки" фактически находилось в производстве больше сорока лет, от первого ВАЗ-2101 1970 года до окончательного снятия с производства моделей 2106 и 2107, а это уже несколько лет назад относительно уже нашего времени. И все это время выпускаемые автомобили были фактически совместимы друг с другом по большей части деталей, в т.ч. кузовных.


Бобруйск таки существует!
 
Al123potДата: Среда, 08.04.2015, 03:06 | Сообщение # 315
Черный дракон
Сообщений: 2773
« 698 »
Цитата Bobruin_UZ ()
Al123pot, может, потом и сменят, в кадре конкретная модель "Чайки" больше фигурировать не будет, хотя лично у меня нет никаких представлений, как могла бы выглядеть "Чайка-3", т.е. ГАЗ-15. Впрочем, восемнадцать лет - это не так уж и много, история знает и большие рекорды. Семейство "Жигуля-копейки" фактически находилось в производстве больше сорока лет, от первого ВАЗ-2101 1970 года до окончательного снятия с производства моделей 2106 и 2107, а это уже несколько лет назад относительно уже нашего времени. И все это время выпускаемые автомобили были фактически совместимы друг с другом по большей части деталей, в т.ч. кузовных.
Bobruin_UZ, а я и не говорю, что пятнадцатая была бы совсем новой машиной скорее всего она была бы "семёркой" если соотносить с ВАЗовской классикой, а четырнадцатая "шестёркой" вот фары наверно могли быть новыми как на прототипе 3105. Хотя если посмотреть на прототипы ГАЗ 3105 и ЗиЛ 4102 то у них мало общего со своими предшественниками.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf


Сообщение отредактировал Al123pot - Среда, 08.04.2015, 03:16
 
Shatun68Дата: Среда, 08.04.2015, 11:28 | Сообщение # 316
Ночной стрелок
Сообщений: 76
« 9 »
Есть такая страна - Дартаньян-лэнд. Из этой страны в чужой монастырь, сиречь Англию, запуливается Дартаньян. По сюжету он начинает задвигать там свой устав по путно удостоверяясь, что все понимают что он Дартаньян, а они... ну вы поняли. В процессе внедрения своего единственно верного устава Дартаньян находит Арамиса, Портоса и Атоса. Что б не скучать так сказать. Ах да, Констанция и вообще дайте две, глав герой Дартаньян или где!? В конце повествования Решилье повержен, а Дартаньян возвращается домой прихватив остальных мушкетеров и констанций. Враг повержен, все в сад, пардон в Крым! Советская фантастика. Этнический колорит западной России. Зоновская романтика. Любопытно что будет фоном в следующий раз.
 
ХединДата: Среда, 08.04.2015, 12:04 | Сообщение # 317
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 50 »
Shatun68, Еще один поборник логики, вы читать умеете, уважаемый, русским языком написано:

Цитата Bobruin_UZ ()
Жанр: юмор с переходом в жесткий стёб и трэш, «смешной гоблинский перевод», злобная сатира с элементами альтернативной истории
 
Shatun68Дата: Среда, 08.04.2015, 13:26 | Сообщение # 318
Ночной стрелок
Сообщений: 76
« 9 »
Хедин, я более чем прекрасно умею читать. Такие дела. И в целом прочитал данный фик с некоторой долей интереса. Мой комментарий нацелен не на требование логики, просто высказываю в слух свое впечатление. Думаю жанр, указанный автором, вполне согласуется с текстом моего сообщения. Фик такой какой есть, с фактической стороной донкихотствовать бессмысленно. Остается только эмоциальная состовляющая. Еще скажите что я не прав и глав герой мной оценен недостаточно точно))
 
Bobruin_UZДата: Среда, 08.04.2015, 13:27 | Сообщение # 319
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Shatun68, как бы еще поступал русский человек, которому "за державу обидно", а он оказался волей судьбы заброшен в самое логово врага? Конечно же, попытается оттуда смыться, попутно нанеся неприятелю максимально возможный ущерб. Кстати, история еще не закончилась, осталось еще четыре главы, вот там-то как раз и последует финальная разборка.

Сегодня вечером положу еще одну главу, из которой станет ясно, что не все коту масленица, и что на крымском отдыхе приключения Гарика и компании еще отнюдь не заканчиваются.



Бобруйск таки существует!
 
Shatun68Дата: Среда, 08.04.2015, 14:08 | Сообщение # 320
Ночной стрелок
Сообщений: 76
« 9 »
Автор, направление действий вашего героя мне вполне понятно. Собственно в это и упирается главный затык отечественных попаданцев в мир ГП. Нормального героя сложно вписать в мир, так что бы он незаморачивал себя мыслями о стране в которой творится цугундер. Вы находите выход из ситуации, за что собственно и интересно читать ваши работы. А вот дальше беда. Избиение младенцев корающим всепобедизмом убивает всю интригу. Противники не побеждаются, потому что сам зубастые, Союз рухнул, потому что маги такие же люди и еще надо будет и на Родине что то думать и искать себе место, девченка из влажных мечт проигнорировала малолетку. И несмотря на все глав герой прет к своей цели и чего то добивается. Не всего, не совсем так как хотелось в начале, но превозмагает. Имхо но так и интрига бы осталась и вес результатов деятельности ГГ был основательней. Можете расценивать только что озвученное как уровень моих ожиданий в начале прочтения вашей истории.
 
MaawalДата: Среда, 08.04.2015, 19:20 | Сообщение # 321
Ночной стрелок
Сообщений: 91
« 17 »
Очень нравится ваш фанфик, автор, большое спасибо!
 
Bobruin_UZДата: Среда, 08.04.2015, 19:20 | Сообщение # 322
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Shatun68, я сознательно не собирался писать ничего серьезно-драматического, т.к. мне драмы, интриг, сложностей и неудач и в жизни хватает. Потому и решил сочинить что-то легкое, непринужденное, наподобие гоблинских "смешных переводов", книжек Дмитрия Черкасова про братву, например, вот такой, или еще чего-то похожего, абы отвести душу после трудного рабочего дня.

Что же касается мира, куда я забросил главного героя, то опять же, я попытался создать такой мир, где карты ложились в нашу пользу немножка чаще. Горбачев получил свое, повешен по приговору суда как предатель и изменник, и все, люди и маги продолжают жить, как и жили, но в одной стране, не знавшей накопления капитала.

UPD: А пока сегодняшняя глава, в которой Гарик и его друзья неожиданно узнают, что это еще не конец.



Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Среда, 08.04.2015, 19:31 | Сообщение # 323
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Глава двадцать девятая. Ход козлом

Тепло живое под твоим крылом
До боли точно мне напомнит дом,
Напомнит грусть в серых глазах…
Но там запретная черта, туда нельзя!!!
И в горле ком, и кровь не греет изнутри,
И кто-то на ухо шепнет: «Смотри, смотри»,
Что ж не сумели вы немного стороной,
Не пролетайте, твари, больше надо мной!

Любэ «Белый лебедь»


Еще по пути в Ростов товарищ комиссар просвещал нас на предмет изменившейся обстановки в мире. Мы-то весь месяц ни газет толком не читали, ни телевизор не смотрели, у нас были более интересные занятия.

Как оказалось, в Англии все-таки объявили шотландцам войну. Причем, объявив, сразу же продавили фронт почти до самого Эдинбурга, а Глазго и вовсе взяли. Собственно шотландских добровольцев не хватило, так как англичан и майдаунов оказалось слишком много. Положение немного выправили срочно переброшенные под Эдинбург две кадровые дивизии Национальной Народной армии ГДР, они оттеснили майданных вояк от столицы нового государства, но для полного освобождения этого было недостаточно.

Шотландию экстренно приняли в состав СЭВ и ОВД, Балтийский флот вместе с кораблями флота ГДР несет дежурство в Северном море.

Дэмократическая Европа, как водится, развонялась на весь мир. Как же так, мол, Шотландию ни одно «приличное» государство не признает, это внутренние проблемы британской короны и так далее. Угу, угу, знаем мы их, как от России окраины отрывать, так это хорошо, а как сами по той же статье пойти, так это вопиющее нарушение прав человека. Нет, прав все-таки Жигулёвский, наглосаксы в своей одержимости «правами человека» практически всегда забывают упомянуть, права какого именно человека имеются в виду. Впрочем, сие не новость, еще товарищ Сталин говорил: «Мы думали, что дэмократия – это власть народа, но вот товарищ Рузвельт нам доходчиво объяснил, что дэмократия – это власть американского народа».

Хотя серьезных последствий поддержки странами ОВД восставших шотландцев быть не должно. Американцам сейчас самим не до войн, у них живой раскол прямо посреди территорий, которые Вашингтон традиционно считает своими, причем в этот раз в Конфедерацию вместо одиннадцати штатов уже записалось семнадцать. Лишившись мощной оральной поддержки (от слова «орать») в лице Мадлен Олдвич, президент США Клинтон как-то тихо сдулся. Кроме того, у янки сейчас брожение по армии и флоту, южане и северяне бьют морды друг другу, и те и другие массово дезертируют из своих частей и бегут по домам. Конфедерация до кучи заключила договор о дружбе с Кубой, так что мятежные корабли свободно могут проходить водами кубинской части Флориды.

Собственно говоря, от Америки отложилась не только Конфедерация. Прошел референдум на Аляске, и тамошнее население, вплоть до самого неграмотного эскимоса, большинством голосов решило выйти из состава США, до которых теперь очень далеко, и войти в состав Советского Союза, который рядом. Похожие настроения витают и на Гавайских островах, и я не сомневаюсь, что на кораблях Тихоокеанского флота уже получили комплект карт нового оперативного района. Только зеленого свистка, наверное, и ждут.

На следующий день после веселого и шумного празднования новоселья, когда мы, кто с тяжелой от вчерашних возлияний головой, а кто еще сонный после бурно проведенной ночи, спустились завтракать, нас «обрадовала» Андромеда.

- Не знаю, Гарри, как тебе это сказать, но с твоим переводом в Россию идея не вышла.

- Это как?

- Дамблдор отказался даже рассматривать твое прошение. Сьюзен отпустили, а тебя нет, и сказали, чтобы ты первого сентября в обязательном порядке был в школе.

- Чхать я на него хотел…

- Не все так просто, крестник, - взял слово Сириус. – Могут лишить магии.

- Это как они могут? По фотографии, как иные целители запои купируют?

- Нет, по договору еще твоих родителей со школой. Совершенно случайно мы его нашли.

- А что, мои родители не могли предусмотреть такого варианта?

- Увы, твой папа был таким сторонником Дамблдора, что подписал практически не думая. Только мама твоя, умница все же была, все же предусмотрела лазейку.

- Ну и?

- Ты можешь покинуть школу после пяти лет законно. А вот в случае, если тебе будет грозить смертельная опасность, можно уходить и не дожидаясь окончания пяти курсов. Дамблдор был настолько уверен в безопасности своей школы, что подписал это дополнение без разговоров.

- Так что же это получается, я с чистой совестью мог уже на третьем курсе уходить оттуда на все четыре стороны? Тогда же, если помнишь, искали Беллу и натащили полный замок дементоров.

- Выходит, что так.

- И Дамблдор ничего никому не сказал?

- Ничего. Он и об этом-то не хотел говорить, пока Эми не приперла его к стенке. Она как раз тогда собиралась уходить сама и решила подтянуть все хвосты. Так что вот такой вот ход конем сделал наш неуважаемый директор. Он же известный любитель в шахматы поиграть.

- Скорее не конем, а козлом.

- Почему?

- На коня старый пердун не потянет, а вот на козла – запросто. И борода у него тоже в наличии, как есть козел, только безрогий.

- Что-то в этом есть, - усмехнулся Сириус. – Говоришь, ход козлом…

- Пока вы спали, со мной связывалось начальство, - прошел в гостиную товарищ комиссар. - Доставили пакет, из содержимого которого следует, что тебе, Света, надо будет еще один год провести в замке на положении учительницы.

- Только не это! – подскочила Света. – Я же собиралась уходить в запас…

- Понимаю. Давай договоримся, год там продержишься – сам тебя отпущу. С тобой поедет Гарик, раз ему все равно нужно будет туда возвращаться. Будет тебе помогать. Если возникнет нештатная ситуация и придется запрашивать эвакуацию – отпущу обоих по прибытии домой.

- Только если так.

- Хорошо, - вздохнул чекист. – Что касается тебя, Гарик, то вопрос с твоей землей под застройку решается. Ждем распоряжения. Только учти, это авансом. Ваша со Светой основная цель на этот год – дождаться освобождения замка от англичан или же добиться ареста Дамблдора и доставить его к нам.

- Понял, тащ комиссар.

- Считай свой визит в школу нашим заданием, прикрывать Свету и быть на подхвате, чуть что не так – хватай ее в охапку и бегом к нам.

- Есть!

- Коли есть, то слава и честь. Не позже двадцатого августа обоим быть в Москве для получения инструкций. А пока отдыхайте, молодежь, у вас еще месяц.

На том товарищ комиссар и отбыл по своим делам, пообещав заехать при случае. А у нас каникулы продолжались. И мы все так же каждый день ходили на пляж и плескались в воде, правда, уже не черноморской, а донской или азовской. Вода в мелководном Азовском море была еще теплее, чем в Крыму, да и Дон-батюшка тоже не отставал.

К нашей неразлучной троице намертво присоединились Сьюзен и обе сестрички Гринграсс, упорно не желавшие с нами разлучаться. Вот только мне самому было от этого не легче. Как младшие девчата отреагируют на то, что мои отношения со старшими уже дошли до кондиции? И что на Доре я, как приличный человек, уже обязан жениться после всего того, что мы с ней в Крыму вытворяли? Но ни одна из моих подруг виду не подавала, что им что-то не нравится.

Тридцать первого июля, оно же мой здешний день рождения, пятнадцатый по английским законам, восемнадцатый по советским и тридцать третий с учетом прожитых ранее лет. За столом снова собрались мы все, и в качестве почетного гостя к нам снова заявился товарищ комиссар, объявивший, что на мое имя из наградного фонда КГБ выделен участок в городе Алушта. Сириус сразу же сказал об этом своим ростовским приятелям, и понеслось. Толян, оказывается, служил в Афгане с кем-то из тех краев, у Сереги оттуда кум, а у Коляна в Алуште старая школьная любовь. Короче, десант из Ростова был уже готов выезжать на строительство дома.

Третьего августа уехала в Питер Света, захотевшая еще побыть с родными до возвращения в Англию.

Четвертого сгоняли в Алушту, посмотреть выделенную мне землю. Участок, скажу честно, понравился, прямой доступ к морю в двадцати шагах от будущей калитки, пару минут ходу до ближайшей троллейбусной остановки, короче, всё на месте. На работу буду своим же транспортом ездить, а работникам парка на своем транспорте проезд бесплатный. Потом, вернувшись в Ростов, неделю обсуждали всей компанией проект дома и участка, после чего Толян и компания выехали на стройку, сказали, что к возвращению моему из загранкомандировки дом будет готов, и можно будет вводить туда невесту, и даже не одну, места, мол, всем хватит.

Повидался, пока был в Алуште, с Серегой Гришиным, расспросил, что да как.

- Так что, точно к нам решил? – спросил меня приятель.

- Да, решил, к вам пойду. Вот только дела учебные устрою.

- А чего так?

- Да вот, помнишь Дамблдора, затребовал моего присутствия еще на один год. Мою бумагу на перевод сюда, говорят, сразу в корзину выкинул, даже рассматривать не стал.

- Вот урод!

- Не то слово. Но ничего, постараюсь свалить оттуда пораньше.

- Если к нам решил, папа будет счастлив. У нас чародеи тут нарасхват, так что приходи, научим и будешь ездить.

- А то! Возьму вот и приду. Вот, мне тут участок дали под застройку, как вернусь из Англии да в дом свой заселюсь, так и приду на учебу записываться.

- Приходи, будем рады.

Десятого августа отбыли в Италию сестры Гринграсс, пообещавшие не теряться из виду и на будущее лето снова приехать сюда. Опять звали в гости, соблазняли возможностью прогуляться по Милану и посмотреть в числе прочего тамошний знаменитый собор. Ответил им, что при случае приеду. Хотя – как там оно повернется, кто ж его знает…

Семнадцатого августа пришла пора выезжать через Москву и мне.

Провожали на вокзале. Обе присутствовавших моих подруги буквально залили меня слезами, особенно Дора, которую пришлось отрывать от меня чуть ли не силой. Разомкнуть объятия она согласилась только после того, как я клятвенно пообещал вернуться как можно скорее, и забрать ее с собой.

Перед выездом Сириус поделился со мной еще парочкой тайн школьного замка.

- Значит, так, крестник, - сказал он. – Раз вы там будете вдвоем, даю координаты места для укрытия. На седьмом этаже есть одна хитрая комнатушка, настолько хитрая, что даже на Карте ее нет.

- О как!

- Мы нашли ее только на седьмом курсе, когда карту не только нарисовали, но и Хвост умудрился где-то ее прое…ть. Отличительные приметы – портрет мужика и трех троллей. Надо пройти мимо них и четко подумать, что ты от комнаты хочешь. Она может принимать любой вид по желанию тех, кто туда заходит. Любой предмет, какой нужно, соорудит. Если же там кто-то уже есть, то даже дверь не откроется.

- Так, а ствол она воспроизвести может?

- Вряд ли. Замок-то построен Мордред его знает когда, а значит, оружие он может выдать только соответствующее – мечи, копья, луки со стрелами и тому подобный антиквариат.

- Ясно. То есть, на пополнение патронов к «калашу» можно не рассчитывать.

- Увы, но это так. Лучше сейчас возьми их с собой побольше…

И снова поезд, и снова дальняя дорога, только теперь уже на север, в Москву. Еду один, практически без ничего, взял только сильно уменьшенную сумку с книжками для пятого курса Хогвартса, какие дала мне Амелия, а также «комплект ватника» с автоматом, наганом и гранатами. Все остальное, в том числе гитара и пулемет, осталось в ростовском доме Сириуса. Там, в школе, играть на той гитаре песни будет особо некому, изо всех моих подруг в этом году там останется только Света, остальные все перебрались в Союз.

На Курском вокзале меня встретили братаны Уизли, потащившие меня в метро до площади Дзержинского. Как выяснилось, Фред и Джордж не бедствовали, даже открыли в столице свою лавку по продаже волшебных приколов, а научная их часть теперь называлась «лаборатория по магическому хулиганству при КГБ СССР». Сами же хулиганы уже имеют за свои заслуги звания лейтенантов госбезопасности.

Возле памятника Дзержинскому нос к носу столкнулись со… Светой, тоже только что приехавшей. Встреча была настолько бурной, что братаны все поняли сразу и оставили нас в покое.

Так вместе мы и в кабинет к товарищу комиссару вошли.

- А, молодежь, неразлучная троица в неполном составе, прибыли, значит, - ответил он на наше приветствие. – Вот что, на этот год задание поменялось. Дело в том, что Хогвартс на оккупированной территории, возможно назначение британцами какого-то нового преподавателя и даже директора. Тебе, Света, задание, собирать все, что сможешь найти, про новые порядки, не выпуская из вида Дамблдора. Тебе, Гарик, прикрывать ее, в случае возникновения опасности для жизни – эвакуировать обоих, патронов не жалеть, убитых не считать, а вот вам вдвоем нужно выбраться оттуда живыми. Тебе, Света, еще детей рожать, а тебе, Гарик, их воспитывать, если я правильно понял ваши крымские похождения. Независимо от вас в окрестностях школы на положении партизан работает другая команда, в случае вашего отзыва в дело вступят они. В случае освобождения территории школы силами шотландского ополчения или частей стран ОВД выходить на связь с нами. Список паролей и частот прилагается, доступ – перед прочтением сжечь, сами понимаете. Аппаратуру для связи и дальнейшие инструкции получите перед самим выходом.

Света выезжала раньше меня, двадцать третьего, и перед расставанием мы с ней еще раз продумали систему опознавания во время учебы, чтобы было понятно, когда надо обращаться к «профессору Вектор», а когда – к моей боевой подруге.

Сам я выехал двадцать пятого, в сопровождении знакомого по пароходу товарища Кирюхина, который за лето получил очередное звание подполковника, и выехал поездом через ГДР, а оттуда – окольными путями, местными поездами до границы, а собственно германо-французский кордон вообще переходили на попутной машине и с подставными бумагами на какого-то мсье Анри Жильбера. Оттуда, так же окольными путями, перебрались в Лондон, так что после обеда тридцать первого я уже был у входа в Косой переулок.

- О, мистер Поттер! – поприветствовал меня Том. – Какими судьбами! Где Вы пропадали все лето?

- Спасибо, лето у меня выдалось весьма бурное и насыщенное, - отвечаю бармену. – А здесь что творится?

- Ох, мистер Поттер, эти вояки с Трафальгарской площади, или, как они ее называют, Трафальгарский Майдан, вообще совесть потеряли. Приходят, выпивают все пиво, не заплатив, так скоро совсем разорят мою лавочку. Говорят также, что гоблины из «Гринготтса» очень переживают по поводу утраты состояния крупного рода Блэк, если не ошибаюсь, это Ваш крестный сейчас его возглавляет.

- Так и есть, просто он решил перебраться на постоянное место жительства в Россию, и забрал с собой все свои деньги.

- Это он умно поступил. В том беспорядке, в который превратилась наша старая и добрая Англия, сейчас редкий человек может чувствовать себя в спокойствии.

- Так и Вы уезжайте. Купите дом где-нибудь на континенте, да и переселяйтесь туда. Я сам так собираюсь.

- Спасибо за совет, мистер Поттер, но я уже слишком стар, чтобы куда-то переезжать. Если желаете, магазины еще открыты, я открою Вам проход.

- Буду весьма признателен. И еще, мне в этот раз нужна комната на одну ночь, до завтра.

- А что Ваши опекуны, миссис Тонкс или мистер Блэк?

- Они уже живут в России, а мое прошение о переводе почему-то заблокировал Дамблдор, так что пришлось возвращаться.

- Плохо, мистер Поттер, никому бы такого не пожелал. Что ж, пойдемте.

Косого переулка, каким я его помнил, больше не существовало. Повсюду висели плакаты с майданными лозунгами, открыто ходили «сотни самообороны», собственно магазинчиков и лавочек теперь было вдвое меньше.

В «Гринготтс» я не заходил. Гоблины и так злы по поводу утраты возможности наложить когтистую лапу на сбережения Бродяги, а мне еще свои капиталы выводить.

Наскоро купил все, что оставалось из списка на следующий год, вернулся в пивную и переночевал в выделенной мне Томом комнате. А на следующий день поехал на вокзал. Точнее «поехал» - это мягко сказано, скорее пошел, так как автобусы в Лондоне, как оказалось, не ходили уже давно, метро работало с перебоями, а брать такси означало стоять полдня в пробке. Но я добрался до вокзала за какие-то пятнадцать минут до отправления, и сразу же пошел искать свободное место.

Так. Первый вагон. Изо всех купе орут «Шотландяку – на гиляку!». Мимо. Второй вагон. Вопли «Еще жива Британия», с этими тоже все ясно. Мимо. Третий вагон. Тут вроде бы потише, но громадный британский флаг поперек прохода тоже делает все однозначным. Мимо. Четвертый вагон. Вот сюда, похоже, сяду, есть свободные места и на вид никаких протоангличан или древних укров.

К моему удивлению, нашлось даже пустое купе. Что ж, теперь предстоит проехаться одному, нет больше в школе нашей честной компании. Тони и Ханна в Израиле, судя по их письмам, они встретились и все у них хорошо. Сестрички Гринграсс в Северной Италии, у бабушки с дедушкой. Фред и Джордж в Москве, привносят пакости в магическую жизнь. Сьюзен и Дора в славном городе Ростове. Света пока еще где-то тут, и мне еще предстоит ее здесь отыскать. Вот так, пятый курс придется проходить одному.

Всю дорогу мне не встретился никто из тех, с кем я предыдущие четыре года хотя бы нормально общался. Зато вот недругов прошло предостаточно. Первой пробежала Гермиона, с порога принявшаяся читать мне нотации.

- Гарри Джеймс Поттер! Как ты мог!

- Что мог?

- Это же просто неприлично – уезжать на каникулы в Россию на их же пароходе! Неужели нельзя было так, как все?

- Слушайте, мадмуазель, Вам что, никто в детстве не прививал хороших манер? Насколько мне помнится, я не давал Вам разрешения лезть в мою личную жизнь. Где я провел каникулы и как именно я это сделал, не должно Вас волновать.

- Очень даже должно! Дамблдор после твоего отъезда места себе не находил!

- Слушайте меня ушами и не говорите, что не слышали. Мнение Дамблдора по поводу обустройства моей личной жизни волнует меня меньше всего. Я уж как-нибудь сам разберусь. Все?

- Нет, не все! Что за увлечение маггловской культурой? Ты же волшебник, а значит, у тебя все должно быть как у волшеб…

- Футэ-о дин гарэ, хыркэ бэтрынэ [103]! – потеряв терпение, ответил я. Гермиону как ветром сдуло.

- Вот …! – сказал я сам себе. В самом деле, с чего бы то вдруг ей меня отчитывать, мы ж даже по разным факультетам проходим.

- А, Поттер, это ты, москва-а-а-а-аль клятый? – в дверь купе заглянули Малфой и его трое сикофантов. – Теперь один, куда своих телок растерял?

- Не твое дело! Сгинь, жаба ква!

- А ну-ка, Поттер, давай-ка тебя проверим на патриотизм. Ну-ка, давай, кто не скачет – тот шотландец! Кто не скачет – тот шотландец! Кто не скачет – тот шотландец! – и все четверо принялись дружно скакать.

Скакуны майданные, блин, набрались уже. Ну-ка, по щучьему велению, по моему хотению…

Хлоп! Скачущая четверка осталась, как и была, но вид свой поменяла. У Малфоя на башке откуда-то выросли козлиные рога, Крэбб и Гойл обзавелись бараньими, а у Рона вместо носа отрос свиной пятачок.

Осчастливленные слизеринцы пытались что-то сказать, но ничего, кроме блеянья и хрюканья, у них не получалось.

- Убирайтесь отсюда вон, окаянные, - говорю им. – Не будете драться и приставать к другим – через пару часов превратитесь обратно. Усекли, позорники?

Позорники согласно закивали рогатыми головами.

- Тогда проваливайте отсюда, и чтоб я вас больше не видел! Услышу, что еще раз к кому-то приколупались без повода – одними рогами не отделаетесь. Да, кстати, если кому-то растреплете – превратитесь повторно, теперь уже навсегда. Всё, вон отсюда!

В этот раз Хагрида на перроне не было, вместо него первокурсников встречала какая-то невыразительная дама. Мне же – к уже примелькавшимся безлошадным каретам.

И снова Большой Зал с парящими в воздухе свечками, снова столы, уставленные всяческой снедью, только вот в этот раз вокруг меня – свободные места. Те, кто их занимал предыдущие четыре года, теперь далеко отсюда.

Гляжу на учительский стол, и сразу замечаю радикальные перемены в преподавательском составе. Вакантное место преподавателя Защиты от темных сил занято какой-то толстой гражданкой во всем розовом и с жабовидной мордой лица. Отсутствует гриффиндорская деканша МакГонагалл, вместо нее какой-то непонятный толстый мужик с одинокой прядью волос посреди выбритой налысо головы и с тризубом в петлице балахона. Нет Флитвика, вместо него еще один какой-то непонятный тип. Приглядываюсь ближе… ну да, конечно же, на лацкане пиджака бело-красная ленточка. Великополяк, мать его. Нет и нашей мадам Спраут, вместо нее сидит невыразительный молодой человек с прилизанной прической, в расстегнутом балахоне, из-под которого видна вышиванка. Морда лица этого самого персонажа кого-то мне смутно напоминает, вот только кого?

В остальном без изменений. Света на своем месте, надо будет после уроков зайти и доложиться о прибытии.

В этот раз Шляпу за отсутствием МакГонагалл принес мистер Филч. Почтенный головной убор в этот раз никаких песен не пел. Вместо этого Шляпа начала свою речь с громких ругательств:

- Вы думаете, что сейчас я тут перед всеми вами, на…, буду какие-то дебильные песенки петь? Обойдетесь, вашу мать! Мне это за тыщу лет уже остоп…! Что ученички, б…, что директора, е…, одни и те же, хоть бы кто спасибо сказал! За последний век достойных учеников десятка два было, и тем почти всем доучиться не дали как положено, кто умный, те убегают отсюда, во все это г… влезать не желая. Так что слушайте сюда, мать вашу, в Гриффиндор пойдут те, кто ни хрена своей головой думать не умеет и всегда лезет поперед батьки в пекло. Равенкло – место для ботанов и заучек, которые кроме своих е… книжек ни… не видят. Хаффлпафф – рабочий класс, сюда дорога всем, у кого руки не из ж…, но без мании величия. Ну, а Слизерин – это логово для аристократических выползков, которые в своих подземельях строят грязные делишки. Так что подходите, надевайте меня на свои жбаны, а я скажу, куда вас послать. Была б моя воля, так послала бы всех на…!

Сварливую Шляпу не смог унять даже Дамблдор. И лишь когда она замолчала, профессор Слагхорн развернул свиток и начал зачитывать фамилии. Впрочем, ход распределения не поменялся, и вот уже четвертый год подряд за столом Слизерина не оказалось ни одной девочки.

- За наших новичков, - развел руки Дамблдор, встав из-за стола. – Добро пожаловать в Хогвартс! За тех, кто уже был у нас – с возвращением! Сейчас время для речи, но ее не будет. Приятного аппетита!

Следующие полчаса были посвящены торжественному ужину. Поскольку поговорить за столом теперь было не с кем, я смотрел по сторонам. Что ж, практически ничего не поменялось, Рон за слизеринским столом чавкает как свинья, пожирая все, до чего смог дотянуться. Всезнайка Гермиона снова корчит рожу, поскольку мой самовар внушает ей глубочайшее отвращение.

Пробежав взглядом по всем четырем столам, смог сделать один вывод – за лето со всех факультетов, кроме слизеринского рассадника ожабления, сбежала часть учеников, причем кое-где часть довольно значительная. Гриффиндор в числе прочих лишился братанов Уизли, которые получили работу в Москве. За столом Равенкло не видно еще троих. Ну, и наши тоже, много кого нету, и не только из нашей компании.

Дамблдор тем временем снова поднялся из-за стола.

- Ну, пока мы все перевариваем еще один чудесный банкет, - начал он. – Я прошу несколько минут для традиционных заметок начала года. Обращаю внимание первокурсников, что Запретный Лес по-прежнему является запретным, и некоторым старшекурсникам тоже следовало бы об этом помнить. Мистер Филч, наш кастелян, попросил меня, как он говорит, в четыреста шестьдесят второй раз, напомнить вам, что всякая магия запрещена в коридорах и на переменах между занятиями, так же, как и массу других вещей, с полным перечнем вы можете ознакомиться на двери перед кабинетом Мистера Филча.

По залу запорхали смешки.

- Также хочу сообщить вам, что за лето у нас произошли изменения в составе учителей. Позвольте представить Вам профессора Граббли-Планк, которая будет вести Уход за магическими существами…

Поднялась та самая мадам, что встречала первокурсников.

- …Нового учителя Защиты от темных сил, профессора Амбридж…

Ага, ясно, эта самая жабовидная мадам, причем по габаритам точное соответствие.

- …Нового преподавателя трансфигурации и декана факультета Гриффиндор, профессора Перебийниса…

Поднялся этот самый толстый мужик с тризубом. Майдан и сюда добрался?

- …Нового преподавателя заклинаний и декана факультета Равенкло, профессора Боруховского…

Ах, да, это тот самый ясновельможный пан, убежавший от буденовских сабель.

- …И, наконец, нового преподавателя травологии и декана факультета Хаффлпафф, профессора Клюшко.

Во! Точно, теперь понял, кто это такой. В майданном Киеве четырнадцатого этот персонаж был одним из самых колоритных, приходил с вилами на заседание Верховной Зрады [104], обещал вернуть Крым в состав Украины и регулярно отгребал по морде лица. Хотя сам-то по факту… во времена оны был судим за излишнюю любовь к детям. Точно, точно, теперь припоминаю эту лакированную улыбочку в стиле «я хороший мальчик». А ручонки-то у этого «хорошего» по плечи в народной крови были…

Ясно все. Значит, игры продолжаются, и директор сделал еще один ход козлом, назначив на учительские посты троих майдаунов. По канону, если я его еще не забыл, должны были прислать только одну Амбридж, и то из-за противостояния Фадж-Дамблдор. Но сейчас картина иная, замок только что захвачен англичанами, а поэтому недобрый дедушка Дамблдор вполне мог принять сторону министерства и выгнать из школы всех «неблагонадежных».

- Набор в команду по квиддичу состоится…

Тут речь Дамблдора была прервана громким кашлем, больше напоминавшим кваканье.

- Спасибо, директор, за ваши добрые слова, бре-ке-ке-ке, - квакнула вставшая из-за стола Амбридж. – Должна отметить, очень приятно вернуться в Хогвартс, ква-а-а-ак, и увидеть столько маленьких счастливых лиц, глядящих на меня! Я хочу познакомиться с вами, и я уверена, что мы станем хорошими друзьями, бре-ке-ке-ке…

У жабовидной мадам был весьма тонкий, писклявый голос, словно у девчонки-заучки. Еще раз квакнув для приличия, она начала толкать речь дальше, но теперь словно по шпаргалке, про политику партии и важность обучения. В монотонном квакающем гуле Жабы уши выхватывали только отдельные фразы типа «прогресс во имя пользы прогресса должен иметь препятствия» или «избавиться от того, что, как мы считаем, должно быть запрещено». Хм, это еще цветочки, потом мадам Жаба возьмется за всех и за каждого. Учитывая наличие троих майдаунов, явно приданных ей в помощь, эти четверо нас в покое не оставят, будут рыть, искать и разоблачать всех неблагонадежных, всех, кто на референдуме голосовал «за», всех, кто в чем-то был замешан. Я тоже, скорее всего, буду под подозрением, поскольку летом покинул школу на советском пароходе и провел лето на территории СССР. Вот …!

Наше общежитие по сравнению с весной почти не поменялось. Только что дров в дровяном сарае было немного, да сад, которым занималась мадам Спраут, начал вянуть без ухода. Однако в наступившем учебном году все, скорее всего, будет по-другому. Лесозаготовки, скорее всего, накрылись, не пойду же я к этому протоукру с просьбами. Клюшко – это не Спраут, вряд ли он будет относиться к нам так же тепло и дружелюбно. Хотя, если все так пойдет и дальше, придется драпать еще до больших холодов.

Первый урок на следующий день, кстати, у Клюшка и был.

- Доброе утро, дорогие ученики, - заявил новый препод, сжимая в руке здоровенные вилы. – Для тех, кто меня еще не знает, я профессор Клюшко и в этом году я буду обучать вас выращивать и ухаживать за хищными или ядовитыми растениями. Вот, позвольте взглянуть, черный укроп, который применяется для наведения морока, - и новый профессор погрузился в описание черного растения. М-да, в этот раз нехорошую траву показывают, ядовитую. Если Клюшко с этого начал, можно себе представить, что будет в конце года. Клуб садоводов, стало быть, тоже накрылся.

Единственной отрадой в этот день был урок нумерологии, последний за день.

- Мистер Поттер, - вызвала меня Света. – Расшифруйте, пожалуйста, задание, которое было задано мной на каникулы: «Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое».

- Я только до десяти считать умею, - отвечаю я.

- Что ж, Вам просто необходимо в этом году посещать мой факультатив. Все свободны, - отпустила Света учеников, благо прозвенел звонок с урока. – А Вы, мистер Поттер, задержитесь ненадолго.

Что ж, дожидаемся, пока последний из студиозусов покинет класс, после чего моя подруга закрыла дверь, поставила на стены, пол и потолок заглушающие чары… а потом крепко обняла меня, смачно поцеловав в губы.

- Ну, наконец-то, пришел, а то я уже соскучилась по тебе.

- Сам соскучился, так когда же было зайти. Видишь же, каких фруктов нам тут в преподы насажали. Майдаун на майдауне сидит и фашистом погоняет.

- Да уж, тут старый пердун нас переиграл, как ты говоришь, ход козлом сделал. Теперь все мы под подозрением.

- Вижу. Ничего, прорвемся, я при оружии, если что, применю. Был бы только повод. Чувствую, одним пространным спичем мадам Жабы дело не ограничится. Еще про грядущие экзамены говорят, мол, порвут тут всех нас на британский флаг. Мы-то тут причем? Уж кто-кто, а мы с тобой к Британии точно не относимся.

– И все-таки?

- Если ты помнишь, нам с Дорой выдали советские аттестаты за одиннадцать классов. То бишь по нормам СССР мы считаемся имеющими общее среднее образование. Лично мне вся эта чародейская премудрость с аглицким акцентом на фиг не нужна, колдовать я и так умею, а чего не умею, тому ты научишь, если ты, конечно, не против.

- Еще как не против, - Света закрепила свой ответ еще одним поцелуем. – Но ты совершенно прав, тебе это ни к чему. Особенно в таком виде, как будут давать в этом году.

- А я тебе про что. Так что, Светик, надо искать пути отхода и линять отсюда домой.

- Попробую что-нибудь сделать.

- Кстати, у тебя тут свободного местечка не найдется? А то наблюдать рожу пана Клюшка очень не хочется. Хорошим местом был Хаффлпафф, но и его испаскудили.

- Есть, конечно, перебирайся сюда. Всё равно ты там один остался.

- О чем и речь. Все, кроме нас с тобой, уже далеко отсюда. Но даст Бог, и мы к ним скоро присоединимся…

___________________________________________________
[103] Непереводимая игра слов (молд.)
[104] Зрада – предательство (укр.)



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Среда, 08.04.2015, 21:47
 
ХединДата: Среда, 08.04.2015, 20:15 | Сообщение # 324
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 50 »
Хмм, вторая часть Марлезонского балета началась. Спасибо за главу. А применение пыток в виде кровавого пера достаточное основание для разрыва договора со школой? Или пока Гарика зааавадить не попытаются, причем при куче свидетелей, придется терпеть?
 
DeathkeeperДата: Среда, 08.04.2015, 20:25 | Сообщение # 325
Друид жизни
Сообщений: 150
« 33 »
Отличная работа! Вам осталось только в следующем фике Цоя преподом в Хоге сделать)))
 
МихДата: Среда, 08.04.2015, 20:35 | Сообщение # 326
Посвященный
Сообщений: 56
« 20 »
Цитата
- Вы думаете, что сейчас я тут перед всеми вами, на…, буду какие-то дебильные песенки петь? Обойдетесь, вашу мать! Мне это за тыщу лет уже остоп…! Что ученички, б…, что директора, е…, одни и те же, хоть бы кто спасибо сказал! За последний век достойных учеников десятка два было, и тем почти всем доучиться не дали как положено, кто умный, те убегают отсюда, во все это г… влезать не желая. Так что слушайте сюда, мать вашу, в Гриффиндор пойдут те, кто ни хрена своей головой думать не умеет и всегда лезет поперед батьки в пекло. Равенкло – место для ботанов и заучек, которые кроме своих е… книжек ни… не видят. Хаффлпафф – рабочий класс, сюда дорога всем, у кого руки не из ж…, но без мании величия. Ну, а Слизерин – это логово для аристократических выползков, которые в своих подземельях строят грязные делишки. Так что подходите, надевайте меня на свои жбаны, а я скажу, куда вас послать. Была б моя воля, так послала бы всех на…!

"- Значит так, оболтусы, мне конкретно осточертело распевать вам песенки каждый год, поэтому слушайте сюды! Моя грустная доля состоит в следующем: разделить вас, молодые недоумки, на четыре факультета. В Гриффиндор пойдут будущие герои, которым своя жизнь недорога, и у которых мозгов и здравого смысла меньше, чем у добермана! В Слизерин я запихаю тех, у кого есть все замашки будущих негодяев, и которых, по хорошему счету, надо бы сразу пустить в расход, но это только мечты. В Ревенкло место всем ботаникам, это единственное заведение, где у них есть хоть крошечный шанс не быть жертвами всеобщих насмешек. Ну и наконец, в Пуффендуй я отфутболю то, чему следовало родиться баобабами вместо людей, короче тех, кто туп как дерево."(с)ГП и сила Темного Архонта.
 
Bobruin_UZДата: Среда, 08.04.2015, 21:01 | Сообщение # 327
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Хедин, в следующей главе все прояснится. И вот там уже и начнется разборка в стиле "кто не с нами - тот против нас". Со стрельбой, взрывами, погоней и прочими прелестями жизни.

Мих, вот честное слово, когда сочинял, не знал, какую песню Шляпе зарядить. Блатной шансон был, матерные частушки были, даже еврейский фольклор - и то был. Кроме того, пятый курс будет у Гарика последним, да и его он не досидит, сбежит раньше. И начало этого процесса можно будет наблюдать в следующей главе.



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Среда, 08.04.2015, 21:03
 
Victor_DukoffДата: Среда, 08.04.2015, 21:07 | Сообщение # 328
Снайпер
Сообщений: 141
« 55 »
Bobruin_UZ, А будет мировое сообщество в лице СЭВ принудительно спасать материальные, культурные и иные полезные ценности от разбушевавшихся потомков пиратов, содомитов, грабителей и убийц? Сама история просит, нет, даже требует воздаяния!


Я на «Книге фанфиков»
 
Bobruin_UZДата: Среда, 08.04.2015, 21:12 | Сообщение # 329
Химера
Сообщений: 440
« 105 »
Victor_Dukoff, вот это точно будет, хотя сам Гарик этого своими глазами уже и не увидит, т.к. сбежит. Но можете не переживать, обдерут Англию как липку. Товарищ Жигулёвский насчет этого горазд.


Бобруйск таки существует!
 
Victor_DukoffДата: Среда, 08.04.2015, 21:20 | Сообщение # 330
Снайпер
Сообщений: 141
« 55 »
Bobruin_UZ, Интересно, в этой АИ, наглы успели заполучить драгоценности императорский семьи? Пусть семья Николая осталась цела, но они были в изгнании, и в столичном Петрограде оставалось немало мрази, вроде царя Кирюхи, потомки которого в реальной истории имеют наглость называть себя "императорами в изгнании".


Я на «Книге фанфиков»
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Вован-дурак (ЗАКОНЧЕНО) (AU, OOC, ГП+НТ, ГП+СепВ, NC-17, закончено)
Страница 11 из 14«1291011121314»
Поиск: