Армия Запретного леса

Воскресенье, 28.05.2017, 17:33
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 4 из 14«1234561314»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Вован-дурак (ЗАКОНЧЕНО) (AU, OOC, ГП+НТ, ГП+СепВ, NC-17, закончено)
Вован-дурак (ЗАКОНЧЕНО)
Bobruin_UZДата: Суббота, 21.03.2015, 21:22 | Сообщение # 91
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава девятая. Сиятельное ничтожество

То, что было когда-то до боли родным,
То сегодня за грош продадут.
Осень рыжим хвостом заметает следы,
Те, которые к храму ведут.
Плачут лики святых православных икон,
И евреи забыли Талмуд,
И играет мышцой у ларьков шелупонь,
И поют петухи про тюрьму…

Александр Розенбаум «Воры в законе»


Первого сентября Андромеда отвезла меня на вокзал. Дора, увы, с нами не поехала, ибо, пускай и с большим трудом, но все же поступила на курсы при здешней ментовке под названием Аврорат. Поэтому с ней я попрощался дома, обещали друг с дружкой переписываться и встретиться лично на каникулах.

Снова вокзал, снова знакомый перрон с дробным номером. На станции встретился с загоревшей Сьюзен, которая, увидев меня, натурально засияла от счастья. Сюда же подошел Тони, а потом и Ханна, которая бросилась моему еврейскому приятелю на шею. Судя по всему, эти двое за лето время не теряли.

Так вчетвером мы в вагон и погрузились. Сьюзен по своему обычаю попросила меня спеть что-нибудь новенькое, что я с радостью и исполнил.

Незадолго до отправления я услышал из окна чье-то нытье со стороны перрона.

- Мама, мама, Гарри опять здесь нет!

- Успокойся, Джинни, сегодня ты поступишь, и вы с ним обязательно встретитесь.

- Я не хочу ждать!

- Успокойся, почему бы тебе не поискать его сейчас? Он же где-то здесь, во всяком случае, должен был сесть на поезд.

Так, мать…, на…, боевая тревога! Е…, у…, п…, ЭТО же сейчас припрётся сюда и будет меня искать. Рон уже полетал в прошлом году, так теперь не желает со мной общаться. Теперь еще эту нечистая сила принесет. А такое знакомство, подчеркиваю еще раз, ни мне, ни кому-либо из нашей честной компании особо не нужно.

Тем временем поезд отправился. Дверь в свое купе мы профилактически закрыли, а умница Сьюзен наложила на стекла в проход чары односторонней прозрачности, явно подсмотренные у тети. Ситуацию с грозящим нам ночным кошмаром во плоти я ей объяснил, и она теперь всерьез беспокоилась за сохранность нашей дружбы.

Пару раз, кстати, нечто мелкое и рыжее в проходе все же мелькало. Но, к счастью, безуспешно. К нам только Фред и Джордж заходили, и то по паролю Мародеров, который я у них же и перенял.

Примерно на середине пути мы заметили, как слева от поезда, явно нас обгоняя при этом, летит над полями и лугами автомобиль размером где-то с горбатый «Запорожец». За рулем его сидел еще один рыжий тип.

- Рон, - первой распознала Сьюзен. – Фред и Джордж здесь были, от Джинни мы закрылись, а Перси не до нас.

- Ну да, он же типа староста, куда уж нам, грешным, до него.

- Кстати, друзья, я совсем забыл вам сказать, - объявил Тони. – Этот год с вами у меня последний. Папа неделю назад вызов получил. Дядя Аарон все сделал, говорил, что к следующему лету наш дом должны заселить. Так что решили, что я доучусь этот год, а потом уеду. Будете мне в Эрэц-Исраэль писать, в город Тель-Авив.

- Вот так вот, да? Везет же некоторым.

В отличие от предыдущего года, в замок мы добирались не на лодках, а на каретах, которые двигались сами по себе, без лошадей или мотора. То, что электричества в замке нету, это я уже понял, господа британские чародеи ужасно консервативны в этом плане, хорошо хоть сортиры догадались сделать, а то знаем мы, как в средневековых замках с удобствами дела обстояли. Да вода горячая в душе есть, а то пришлось бы, помимо печки, еще и баню строить.

За стол мы в этот раз уселись сразу, а вскоре и первокурсников привели.

Шляпа, видимо, решила сдержать свое обещание насчет новых песен, и то, что я знал, у меня с головы скачала, потому что запела примерно следующее:

Ша, братва, сейчас скажу
Вам без комплимэнта,
И усвойте, фраера,
Суть всего момэнта,
Ежли хто нахально лезть
Станет к тёте Пэсе,
Будет он тогда совсем
Мине неинтерэсен.
Ежли делать кому с вас
Нечего со скуки,
Чешет дурь собачая
Вам блатные руки,
Гадом буду, и тогда
Прокляни, родитель,
Я засуну их туда,
В то, на чем сидите…
[43]

Когда песня закончилась, мадам МакГонагалл по обычаю начала читать список принятых. Из этого списка отмечу троих. Колин Криви, мелкий и с дедушкиной фотокамерой в руках, известный в прошлый раз как объект «Папарацци», попал на Гриффиндор, и, к его огорчению, некоего Г.Дж.Поттера там не увидел. Младшая сестренка Дафны Гринграсс, которую звали Астория, и которая со своими синими глазами и черными волосами выглядела не менее эффектно, чем старшая сестра, уселась вместе с нами за стол Хаффлпаффа. Ну, и мадмуазель Уизли, как и в каноне, тоже оказалась на Гриффиндоре, как и все остальные ее родичи, за исключением Рона. Кстати, что-то его самого здесь не видно. И еще, Шляпа в этот раз не отправила к «змеенышам» ни одной девочки. Все же понятия – вещь такая, видимо, Шляпа еще в прошлом году из беседы со мной уяснила и запомнила, что любителей своего пола надобно посылать за отдельный стол в петушиный угол. И с другими их не смешивать, чтоб не зашкварились.

Борода у Дамблдора стала за лето немного длиннее. Среди преподавателей на месте замотанного в тюрбан покойного «Не только лишь» Квиррелла сидел субъект с длинным блондинистым хаером и в балахоне нежно-голубого цвета, улыбавшийся во все тридцать два зуба. Это, стало быть, сам месье Локхарт, автор всей той пачки макулатуры, которую нам порекомендовали. Кстати, из нашей честной компании приобретать опусы этого вот местного аналога Дарьи Донцовой не стал никто. А вот Гермиона, насколько я мог ее видеть, сидела за гриффиндорским столом и глядела на писателя и сердцееда затуманенным взглядом. Ну да, ну да, небось, успела не только приобрести и прочитать все двадцать шесть указанных в списке книжек, но и заучить их наизусть. Э-эх, так ведь и крышей двинуть можно, если она уже ею не двинула.

Торжественную речь Дамблдора прервал глухой удар, раздавшийся откуда-то снаружи и по звуку напомнивший не то столкновение «Жигуля» с «КамАЗом», не то разрыв петарды особо крупного размера. Минут через десять в Большой Зал ввалился матерно ругающийся мистер Филч, который волок за ухо чумазого Рона.

- Этот студент врезался на маггловской машине в Дракучую Иву. Причем не только врезался, а и поджег ее, спалил свой транспорт и весь свой багаж.

- Неужели? – удивился директор.

- Так и есть. Дерево сильно обгорело, и сломано три ветки.

- Какой ужас… - огорчился мнимый пацифист Дамблдор. – Надеюсь, это не увидели магглы?

- К сожалению, директор, то, как мистер Уизли взлетал над Лондоном, видели очень многие, - огорченно ответил Слагхорн. – Меня уже успели об этом оповестить.

- Что же Вы предлагаете, Гораций? Вы же декан Слизерина, Вам и решать.

- Увы, если бы мистер Уизли учился немного лучше, я бы ограничился объявлением ему выговора. Но, к сожалению, результаты мистера Уизли за первый курс весьма и весьма плачевны, он едва ли прошел минимум для поступления на второй курс. По моему предмету успехи мистера Уизли и вовсе отвратительны. Поэтому у меня нет другого выхода, кроме как просить об исключении мистера Уизли из рядов учащихся нашей школы. Вы меня разочаровали, мистер Уизли… Очень разочаровали, - горестно добавил зельевар.

- Профессор, я отработаю!

- Увы, сударь, я не вижу оснований для оставления Вас в школе. В мое время отчисляли и за меньшие нарушения, чем полет до школы на виду у магглов. Поэтому попрошу Вас сдать Вашу палочку.

- Профессор Дамблдор! Вы же обещали! – завопил Рон.

- Увы, Рональд, мой мальчик, ты очень меня подвел. Но, хотя профессор Слагхорн и настаивает на твоем исключении, я пойду тебе навстречу. Но предупреждаю, что любое следующее нарушение подобного плана, и мы будем вынуждены отправить тебя домой. Пока же это будет двести баллов со Слизерина и полгода отработок у мистера Филча тебе лично. Палочка будет выдаваться тебе только на время уроков, после окончания занятий ты будешь вынужден сдавать ее своему декану или старостам. В течение этих полугода твои поощрения, стоит им возникнуть, в зачет факультету не пойдут, а взыскания, наоборот, будут учитываться. Ты все понял?

- Понял, профессор Дамблдор… Спасибо! Спасибо! – казалось, Рон сейчас упадет на колени и расшибет себе лоб в поклонах.

- Кстати, после окончания торжественного ужина прошу зайти в мой кабинет. Мне с тобой нужно поговорить.
Так-так-так, похоже, началось. Если после этой беседы директор пожелает видеть меня, значит, беседа была на предмет неудачной попытки набивания мне в друзья некоего Рона Уизли, год назад закончившаяся вылетом упомянутого из окна вагона на перрон станции.

Прерванный ужин возобновился. А потом мы отправились в наше общежитие. Наши старые комнаты оказались закреплены за нами же. И печка посреди гостиной все так же стоит.

На следующий день, после завтрака, Рону опять прилетело вопящее письмо.

- РОНАЛЬД БИЛЛИУС УИЗЛИ!!! КАК ТЫ ПОСМЕЛ!!! УКРАЛ МАШИНУ!!! Я БЫ НЕ УДИВИЛАСЬ, ЕСЛИ БЫ ОНИ ТЕБЯ ИСКЛЮЧИЛИ!!! ПОДОЖДИ, Я ДО ТЕБЯ ЕЩЕ ДОБЕРУСЬ!!! НАДЕЮСЬ, ТЫ НЕ ПЕРЕСТАЛ ДУМАТЬ, ЧЕРЕЗ ЧТО МЫ ПРОШЛИ С ТВОИМ ОТЦОМ, КОГДА УВИДЕЛИ, ЧТО ОНА ИСЧЕЗЛА!!! ВЧЕРА МЫ ПОЛУЧИЛИ ПИСЬМО ОТ ДАМБЛДОРА, Я ДУМАЛА, ЧТО ТВОЙ ОТЕЦ УМРЕТ ОТ СТЫДА, МЫ НЕ ДЛЯ ЭТОГО ТЕБЯ РАСТИЛИ!!! ПО ПОВОДУ ТВОЕГО ОТЦА ТЕПЕРЬ ВЕДЕТСЯ РАССЛЕДОВАНИЕ!!! ЭТО ПОЛНОСТЬЮ ТВОЯ ВИНА!!! ЕСЛИ ТЫ СОВЕРШИШЬ ЕЩЕ ХОТЬ ОДИН ПРОСТУПОК, МЫ СРАЗУ ЖЕ ЗАБЕРЕМ ТЕБЯ ДОМОЙ!!! – проорал конверт под дружный смех всей школы. Ну, дела… и вот эту вот крикливую мадам по канону прописали мне, то есть Гарику, в тещи? Зашибись. «Если бы Вы были моей женой, я бы… повесился».

После завтрака нас встречала мадам Спраут, ибо первым уроком у нас снова была травология, и опять с гриффиндорцами.

Мадам Спраут была довольно мрачной, что, в общем-то, не вязалось с ее жизнерадостной натурой, но, подойдя ближе, мы поняли, почему. Рядом с нею стоял Локхарт, все так же сиявший белозубой улыбкой, и что-то ей объяснял, а за ними виднелся силуэт покоцанной Дракучей Ивы, в которую вчера впилился Рон. Несколько веток дерева были натурально перевязаны чем-то наподобие бинта. Вот интересно, неужели этот Локхарт настолько, гм, сведущ в лечении больных растений? Или он, как это обычно свойственно эстрадным, сценическим и литературным знаменитостям, просто-напросто лезет затычкой в каждую бочку?

На наше счастье, Локхарт мою физиономию не распознал. А что, в газетах я не появлялся, поэтому отсутствие у меня двух главных особых примет, то есть круглых очков и шрама на лбу, осталось для почтеннейшей и не очень публики неизвестным. Так даже лучше, скрытность – лучшее оружие в моих условиях. Как говаривал дедушка Ильич: «Конспирация и еще раз конспирация!»

Локхарт что-то продолжал втирать нашему декану, но понял бессмысленность своих усилий, развязно подмигнул всем нам и удалился.

На первом уроке мы пересаживали мандрагоры. Это оказались такие корнеплоды, по виду наподобие женьшеня, которые при извлечении из земли жутко верещат. Мадам Спраут объяснила, что вопли созревшего растения способны убить человека. Зато корень, а точнее настойка на нем, весьма полезная вещь, ибо снимает любое проклятие или превращение. Интересно, из чего тут настойки делают, из водки или из спирта? Простейший аппарат по получению сырья можно сделать из обычного котла, накрыв его крышкой и подсоединив змеевик. Препод скорее всего разрешит, Слагхорн большой любитель по части всяческих экспериментов, причем он, в отличие от Снейпа, еще и вовсю приобщает к этому делу студиозусов. Так что, в принципе, ничего не мешает последовать рекомендациям гениального русского химика Дмитрия Ивановича Менделеева касательно рецептуры производства водки. Надо попробовать… будем Дамблдора спаивать. Может, белочку словит, да и поедет опять в шестую палату. Там его давно уже заждались.

Следующим уроком была трансфигурация, и мадам МакГонагалл в качестве задания поручила нам превратить жука в пуговицу. У нас со Сьюзен получилось, еще преуспела Гермиона, а вот ее однокурсник Симус Финниган доколдовался до того, что жуки попросту лопались с оглушительным треском, точно как китайские петарды. Надо обратить на этого подрывника внимание Фреда и Джорджа, такой фрукт будет нам полезен. И вообще уже пора собирать партизанский отряд, а то, насколько я помню книжки, через пару лет начнется, а почтеннейшая публика сидела на попе ровно, пока резать не пришли.

После обеда мы отправились на урок к Флитвику, а гриффиндорцы – на Защиту от темных искусств, в логово к Локхарту.

Флитвик, после краткого опроса по прошлогоднему курсу, задал новую работу, по тренировке заклинания щита, должного закрывать от заклятий низкого уровня.



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Суббота, 21.03.2015, 23:09
 
Bobruin_UZДата: Суббота, 21.03.2015, 21:28 | Сообщение # 92
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
На следующий день Защита была и у нас. На пару со Сьюзен решили сходить, посмотреть, чему такому будет учить этот Локхарт, в которого, как показало вскрытие, беззаветно влюблены практически все девочки на курсе и даже некоторые «особо одаренные» мальчики. Слава Богу, последние в рядах нашего факультета не водились, сия зараза – больше по слизеринской части, зря, что ли, Шляпу понятиям учил?

Кабинет носил следы недавнего разгрома. Как поведали нам до этого братаны-близнецы, напомаженный хлыщ Локхарт притащил на урок Гриффиндора и Слизерина клетку с корнуэльскими пикси, то есть напоминавшими больших бабочек гуманоидными существами синего цвета и с маленькими крылышками на спине. И не нашел ничего умнее, чем их выпустить. Эти самые существа, едва очутившись на свободе, устроили в классе самый натуральный погром, рвали бумагу, переворачивали парты, пугали детей, Невилла Лонгботтома подвесили за штаны на висевшую под потолком люстру, и бедолага грохнулся оттуда вместе с ней. Локхарт же как укротитель оказался совершенно бесполезен, позорно сбежав с места действия и спрятавшись в своей подсобке. По словам братанов, сильнее всех рыдала по поводу учиненного разгрома Гермиона Грейнджер, притащившая на урок полное собрание сочинений своего предмета обожания и прямо там, на месте, его и лишившаяся, поскольку все книги были разорваны в клочья.

Все ждали нечто похожее и у нас. Иных мыслей при виде кабинета, увешанного портретами самой доморощенной знаменитости во всех ракурсах и в сотне разнообразных вариантов облачений разной степени торжественности, и не возникало ни у кого. Горький опыт двух других факультетов стоял перед глазами, и восторженная любовь некоторых особо незамутненных личностей к гению писательского таланта была уже не такой сильной.

Локхарт появился в сиянии своей мантии, на этот раз лиловой с блестками, и аромате парфюма. Взяв со стола кого-то из восторженных обожателей книжку «Йоркширские йети», он начал:

- Я, Гилдерой Локхарт, кавалер ордена Мерлина третьей степени, почетный член Ассоциации Защиты от темных сил и пятикратный обладатель премии за самую очаровательную улыбку журнала «Еженедельник для ведьм». Но дело не в этом, я ведь не избавился от лондонской карги, улыбнувшись ей.

Слов нет, одни выражения. Спич, конечно, аховый, хуже только Квиррелл выражался, не только лишь который. Так тот просто говорил в стиле приснопамятного боксера, и был, в общем-то, достаточно безобиден, этот же манерный павлин занимается самолюбованием, короче, нарцисс восьмидесятого уровня с манией величия в запущенной стадии. По прошлой жизни помню, многие эстрадные знаменитости таким же недугом страдали, хотя, применительно к ним, скорее не страдали, а наслаждались. Месье Локхарт явно из этих.

- Вижу, вы все купили полное собрание моих сочинений, и это просто отлично! – продолжал тем временем Локхарт. - Думаю, мы начнем наш урок с небольшого теста. Не волнуйтесь, это всего лишь для того, чтобы проверить, насколько хорошо вы читали мои книги, насколько вы их усвоили.

Он раздал нам бланки для тестов, а когда вернулся за стол, сказал:

- У вас тридцать минут, начинайте прямо сейчас!

Гляжу в переданный мне листок.

«1. Какой у Гилдероя Локхарта любимый цвет?
2. Какая у Гилдероя Локхарта тайная амбиция?
3. Что, по Вашему мнению, на данный момент является самым большим достижением Гилдероя Локхарта?..»


И так далее, до пункта с номером 54, гласившего: «Когда день рождения у Гилдероя Локхарта и какой подарок будет для него идеальным?»

- Гарри, он что, совсем из ума выжил? – шепчет мне Сьюзен. – Как можно за месяц перечитать и запомнить столько книг?

- Не знаю, Сью, тайна сия велика есть, - отвечаю ей. – Некоторые, вон, успевают, Гермиону вспомни. Готов поспорить, что она успела заучить наизусть все собрание сочинений и ответила на весь этот бред правильно.

- Что есть, то есть, - улыбается Сьюзен. – А нам-то что делать?

- А нам с тобой, Сью, остается поступать по методике научного тыка. То есть, писать вместо ответа всякую белиберду, все равно она не будет отличаться от общего содержания теста.

Так и сделали. Я на треть вопросов ответил всякой чепухой, на треть – матерными словами, а в оставшихся графах так и вовсе написал стереотипное «Lecken Sie mir Arsch» [44]. Сьюзен, судя по тому, что мне удалось увидеть в ее листке, писала нечто похожее.

Полчаса спустя Локхарт собрал листки и проверил их прямо перед нами.

- Ай-яй-яй, - сказал он, вальяжно прохаживаясь перед рядами парт. – Никто не вспомнил, что мой любимый цвет – лиловый. Лиловый, подчеркиваю, а не голубой, мистер Энтвистл. И нет, я не желаю получить работу в «квартале красных фонарей» Амстердама, мистер Гольдштейн. А, кстати, что это у Вас такое написано – «киш мир тухес» [45], и это в половине вопросов? И у Вас, мистер Поттер… кстати, мистер Поттер, мисс Боунс, мистер Гольдштейн и мисс Аббот не ответили правильно ни на один вопрос! Гарри, я этого от тебя не ожидал! Ты, наверное, не читал мои книги? Тогда тебе совершенно необходимо их прочесть! Кстати, а где они? Я на ваших партах их не вижу, у всех вас.

- Стесняюсь спросить, а для чего они нам? – спросила Сьюзен.

- Но как же? Я же заявил их в качестве учебного пособия! Если Вы не прочитаете моих книг, то так и не научитесь бороться с ужасными темными существами!

- С какими, например? – ехидно спросил Тони, явно намекая на перхоть и прыщи, коих подобные напомаженные знаменитости, судя по вездесущей рекламе шампуней и косметики для морды лица, обычно боятся больше всего.

- Ну… - смутился Локхарт. – Вот, например, с такими… Позвольте вам их показать.

Он удалился к себе в подсобку, долго где-то копался, потом принес и показал нам банку с некрупными жуками, полосатые надкрылья которых показались мне подозрительно знакомыми. Ну да, точно, сколько раз я их у себя на даче с картошки собирал, что их самих, что их красно-черных личинок.

- Позвольте вам представить, это… это калифорнийский пергаментный жук! Он поедает пергамент и приводит книги в состояние полной негодности! А в процессе поедания впитывает в себя магическую силу, содержащуюся в древних томах, но я научу Вас, как с ним бороться!

- Знаешь, Сью, лично мне идея ходить на уроки этого пустозвона не кажется такой уж блестящей, - шепнул я Сьюзен.

- Ты тоже так думаешь?

- Уверен. Потому что то, что он нам показывает, это на самом деле самый обыкновенный и насквозь, представь себе, немагический сельскохозяйственный вредитель под названием «колорадский жук», который уничтожает картофельные поля и в поедании пергамента никогда замечен не был. Так что все вопли гражданина профессора – это бред сивой кобылы.

- Ничего себе, - прыснула Сьюзен. – Почему же тогда…?

- Потому что Локхарт, как мы с тобой прекрасно видим, по факту такая же фальшивая дешевка, как и все его опусы. Он пользуется тем, что маги обычно не сведущи в жизни немагического мира, вот и изобретает всякую чушь. Как говорится, не так страшен дурак, как дурак с инициативой.

- Поттер! Боунс! Вам неинтересен мой рассказ о пергаментных жуках? – обратил на нас внимание Локхарт. – Тогда однажды они съедят ваши библиотеки, и вы очень пожалеете, что невнимательно слушали мои лекции!

- Отнюдь, профессор Локхарт, - встаю и отвечаю. – Дело в том, что я немного больше разбираюсь в немагическом, или, как здесь говорят, маггловском мире, так в народе то насекомое, о котором Вы столь любезно изволили нам рассказать, называется «колорадский картофельный жук». В поедании пергамента сие насекомое замечено не было, но вместо этого личинки этих жуков уничтожают посадки картофеля, того самого, который мы употребляем в пищу.

По классу послышались смешки. Понимающе улыбнулись Тони и Сьюзен, остальные, кто происходил не из волшебных семей, тоже давились со смеху. А вот Локхарт пораженно заткнулся и уставился на меня, широко раскрыв глаза.

- Никакой магии в себе этот жук не носит, да и не носил никогда, - продолжал я. - Зато вот полям фермеров он очень вредит, и маггловские фермеры применяют ядохимикаты, чтобы его свести, или же, если посадки картофеля незначительны, собирают жуков и их личинок руками. Процесс сей весьма трудоемок, но иного способа бороться с колорадским жуком наука еще не выдумала, а естественных врагов в виде птиц у него нет.

- Но откуда ты все это знаешь? – удивился Локхарт. – Неужели знаменитый Гарри Поттер так хорошо разбирается в маггловском мире?

- К Вашему сведению, профессор Локхарт, я узнал о мире волшебников только в прошлом году, будучи одиннадцати лет от роду. А до этого жил в мире тех, кого здесь называют магглами. И жуков вот этих вот с картошки лично собирал, руками!

Смешки переросли в здоровый смех. Локхарт же покраснел аки вареный рак и, пятясь задом, скрылся у себя в подсобке. Такого позора он ожидать не мог.

- Это не преподаватель, а какое-то сиятельное ничтожество, - сказал я, когда мы выходили из класса, чтобы отправиться на обед. – Изобретает невесть что, то, чего в природе нет и в помине, и выдает плоды собственного идиотизма за великие свершения и научные открытия. А сам-то по факту и не умеет ничего. Что у гриффиндорцев вон вчера с пикси в клетке было, что у нас с колорадскими жуками.

Мои одноклассники понимающе кивнули.

Вечером Сьюзен написала письмо Амелии, и в деталях рассказала про Локхарта и его урок. Пока она это письмо сочиняла, мы еще раз поржали над неуклюжей попыткой Локхарта нас надуть. Ну да, ну да, кто ж знал, что в классе окажется человек, который сам лично насобирал не одно ведро этих жуков. Зато мадам Спраут, до ушей которой, как оказалось, обсуждение этого урока тоже дошло, была счастлива, ибо, как она нам потом объяснила, студенты и маги, разбирающиеся в садово-огородном деле, по нынешним временам были большой редкостью. Да и вообще, как мне потом за чаем поведала Сьюзен, большинство так называемых «чистокровных» родов вроде печально известного Малфоя давным-давно переложило обязанности по уходу за домом, садом и хозяйством на плечи тех самых домовиков, которых мы весной успокаивали дихлофосом на школьной кухне. На Руси же, как в моей книжке написано, домовик западный не водится, ибо традиционно враждует с домовиком русским, который для наших краев естественный обитатель. А русский домовик как раз таких аристократов, как Малфой, и не любит, ибо хозяин должен и сам за домом и огородом следить, а не то домовик ему устроит что-нибудь вредное. Попытки завезти западного домовика в Россию были, особенно когда при Петре I в Санкт-Петербург и Российскую державу понаехало множество иностранных проходимцев, магических в том числе, но завезенные домовики долго не прожили, ибо оказались несовместимы с чародейской природой Руси-матушки. Судя по статье из книжки, попытки завезти таких домовиков предпринимались неоднократно, и последний раз на тот момент их завезли иностранные интервенты в Архангельск и Владивосток, но и там сии существа прожили недолго. Последний замеченный домовик издох в двадцать втором году, и с тех пор как минимум шестнадцать лет случаев их появления отмечено не было.

В скором времени начались тренировки по квиддичу. Мадам Спраут однажды вызвала и меня. В ее кабинете меня уже дожидался молодой человек прилизанной наружности, судя по дорогой ткани балахона – мажор.

- Вот, Гарри, наш капитан сборной по квиддичу Седрик Диггори хочет проверить, на что ты способен.

- Стесняюсь спросить, профессор Спраут, а для чего это мне?

- Как же, Гарри, - удивился Седрик. – Твой отец, он же был хорошим игроком! Так, во всяком случае, говорят в школе. Он, правда, играл за команду Гриффиндора.

- Увы, не имею никакого интереса.

- Почему? Квиддич – это же очень классно!

- Благодарю, Седрик, но мне как-то больше по душе мирные занятия, где можно не опасаться в один прекрасный момент не собрать костей от удара об землю.

- Но ведь твой отец…

- В России есть поговорка: «Сын за отца не отвечает». Пускай отец мой, может быть, и был игроком, и летал на метле, но мне такое ремесло совершенно не по душе. Можно зарабатывать себе на хлеб и другими, менее опасными для жизни и здоровья способами. А у спортсмена век недолог, постарел, потерял форму, и все про него забыли. Слышали, может, про американского боксера Мохаммеда Али, - Седрик кивнул, значит, слышал. - Пока он выходил на ринг и всех бил, публика ему рукоплескала, но как только он превратился в инвалида и покинул спорт, все про него забыли.

Седрик разочарованно кивнул, извинился и удалился. А вот мадам Спраут явно обрадовалась, ибо терять помощника по саду и огороду не хотела.

На уроки Локхарта мы со Сьюзен больше не ходили. Амелия прислала ответ, из которого мы узнали, что она, получив наше письмо, громко и долго смеялась над неуклюжей попыткой доморощенной знаменитости выдать обыкновенного сельскохозяйственного вредителя за неизвестный науке вид. Об этом же вскоре узнали и в подшефном ей Аврорате. Мы просветили об этом же и Дору, и в своем ответном письме та назвала нас со Сьюзен «достойными продолжателями дел Мародеров». Все же не каждый день знаменитого писателя выставляют на посмешище перед всей школой.

Громче всего протестовала, конечно же, Гермиона. По ее словам, «нечего здесь выпячивать свое знание маггловского мира, это здесь никому не нужно, да и вообще не комильфо оскорблять столь знаменитого писателя». Ну-ну, ревнительница традиций магического мира, ну-ну. Знала бы ты, какое болото с лягушками есть по факту этот самый магический мир, не была бы ты такой восторженной. Но что поделать, если к нашим лекциям мадмуазель Грейнджер неизменно оставалась глуха аки тетерев.

Кличка «Сиятельное Ничтожество» прилипла к Локхарту намертво. Сам писатель-преподаватель, получив публичное унижение на двух уроках подряд, больше не пытался познакомить детей с «самыми кошмарными страхами», ограничившись зачитыванием своих собственных книжек и принуждением ученичков конспектировать их же. Чтобы у нас было законное основание не ходить на уроки Сиятельного Ничтожества, а его самого в упор игнорировать, мадам Спраут выписала Сьюзен, Ханне и мне справки о необходимости помощи ей по саду. Примерно такую же справку у Флитвика выбил Тони, собиравший бумаги для перевода в магический лицей Государства Израиль, что в городе Вифлееме. Позже к нам присоединились Дафна и Трейси, а вот Астория пока думала. Короче, фан-клуб писателя начал стремительно таять.

__________________________________________________________
[43] Александр Розенбаум «Ша, братва» (сл.и муз. А.Я.Розенбаум)
[44] Немецкое ругательное выражение
[45] Аналогичное по смыслу предыдущему ругательное выражение, только на идиш



Бобруйск таки существует!
 
brutellloДата: Суббота, 21.03.2015, 21:49 | Сообщение # 93
Химера
Сообщений: 441
« 156 »
Bobruin_UZ, Спасибо за колорадского жука, от души поржал biggrin Ну и воспоминия детства конечно. Я ещё помню как собирали долгоносиков, для этого приходилось вставать с рассветом, но викторию я очень люблю, так что вставал cool


Печаль, тоска и нет автомата, чтобы слегка разрядить обстановку
 
footballfanДата: Суббота, 21.03.2015, 22:41 | Сообщение # 94
Друид жизни
Сообщений: 153
« 24 »
Цитата Bobruin_UZ ()
Борода у Дамблдора стала за лето еще длиннее

не стыкуется с
Цитата Bobruin_UZ ()
А в центре, на самом почетном месте, сидит непонятный старикан, обритый наголо и без бороды.

А в остальном все как обычно супер.
Ах да, еще...
Цитата Bobruin_UZ ()
Флитвик, после краткого опроса по прошлогоднему курсу, задал новую работу, по тренировке заклинания щита, должного закрывать от заклятий низкого уровня.

Щиты все таки на ЗОТИ изучаются, а не на чарах.



All in all it's just another brick in the wall.©

Сообщение отредактировал footballfan - Суббота, 21.03.2015, 22:47
 
Bobruin_UZДата: Суббота, 21.03.2015, 22:45 | Сообщение # 95
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
footballfan, это уже лето перед вторым курсом. Обрили же недоброго дедушку Дамблдора за год до этого, когда в первой главе он в дурку попал. Так что за год ему никто не мешал отращивать утраченное достоинство.


Бобруйск таки существует!
 
footballfanДата: Суббота, 21.03.2015, 22:59 | Сообщение # 96
Друид жизни
Сообщений: 153
« 24 »
Bobruin_UZ, ну тогда скорее стоит отметить, что борода наконец отросла, а не стала ЕЩЕ длиннее. Немножко нелогично выходит...да и за год она, если честно не очень то и отрастает, по себе знаю. лично у меня проверено было-примерно 15 см за десять месяцев. Растил на спор, потому и знаю.


All in all it's just another brick in the wall.©
 
Bobruin_UZДата: Суббота, 21.03.2015, 23:11 | Сообщение # 97
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
footballfan, исправил на "немного длиннее". Хотя в том мире могли существовать и заклинания по ускоренному отращиванию волос, но в каноне сие не отражено, а в этой моей истории сам Гарик этим делом не интересуется, ибо не Локхарт smile

UPD: В сегодняшней главе Гарик узнает о наличии в школе некоего существа, выползающего из глубин канализации. И решит этот вопрос чисто по-русски.



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Воскресенье, 22.03.2015, 22:16
 
Bobruin_UZДата: Воскресенье, 22.03.2015, 22:21 | Сообщение # 98
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава десятая. А ты не пей из унитаза…

Интеллигент мечтает стать бутылкой,
Чтоб пивом мог залиться до затылка,
А пробку закупорить навсегда,
И чтоб не открывалась никогда!
Крестьянин хочет стать большим вагоном,
Затаренным отборным самогоном,
Большой цистерной хочет стать алкаш,
И чтоб внутри цэ-два-аш-пять-о-аш,
Спирт!

Дюна «Если б было море пива…»


Разговор с директором, которого я, скажу честно, ждал и опасался, все же произошел. Числа четвертого он меня таки вызвал. Зову в свидетели мадам Спраут, мало ли что, чтоб не было лишних вопросов.

Заходим.

- Добрый день, Гарри, мальчик мой. Проходи, - приветствует Дамблдор. – А Вы, Помона, зачем явились?

- Гарри поставил меня в известность о вызове к Вам, я присутствую как его декан.

- Ах, да, да, простите, совсем забыл. Присаживайтесь. Чаю хотите? Или, может быть, лимонную дольку?

- Благодарю, сэр, я не голоден, - вежливо отказываюсь. Во-первых, я и впрямь только что большую кружку чая навернул с булочками, а во-вторых, откуда я знаю, что за дрянь ты, борода многогрешная, в чай подмешиваешь.

- Пусть будет так, - кивает головой Дамблдор. – Я, собственно, позвал тебя, Гарри, по какому вопросу. Как поживает твоя тетушка?

- Стесняюсь спросить, какая, собственно, тетушка?

- Старшая сестра твоей матери, в доме которой ты живешь.

- А что, у моей матери была старшая сестра? – так, потоньше, потоньше.

- Неужели ты не знаешь? Гарри, мальчик мой, это же твои родственники и твоя семья.

- Какие еще родственники? Кого Вы, вообще, имеете в виду?

- Неужели имена Вернона и Петунии Дурслей тебе ничего не говорят?

- Увы, господин директор, абсолютно ничего. Я даже не знаю, кто они такие.

- Как же ты не знаешь своих опекунов? А они, между прочим, беспокоились о тебе, искали тебя все лето.

- Простите, господин директор, но по закону право опеки надо мной имеют совершенно другие люди. И именно у них я пребывал все время своих летних каникул.

- Но ведь твой друг Рональд Уизли ждал тебя у себя дома…

- Простите, Вы меня, очевидно, с кем-то перепутали. Я не поддерживаю никаких отношений с Рональдом Уизли и, что характерно, поддерживать их не собираюсь.

- А вот его сестра, юная Джиневра, этим фактом была очень опечалена.

- Повторяю Вам еще раз, профессор Дамблдор, Вы, должно быть, меня с кем-то перепутали. Я не поддерживаю с ними никаких отношений и совершенно в общении с этими людьми не заинтересован. И позвольте решать мне самому, с кем общаться, а с кем – нет. Надеюсь, это все?

- Что ж, Гарри, я тебя отпускаю, но будь, пожалуйста, более внимателен к людям. Возможно, ты слишком критичен и видишь их только с одной стороны, но в них же есть и другая! Кстати, Гарри, мальчик мой, ты не хочешь что-то мне рассказать?

Так, мать…, опять ты, пердун бородатый, мне по мозгам шаришь? А ну пшел вон нах, егулды сыктым ёкхэрэ елдыбабай [46]!

Старикан заткнулся на полуслове, и на его лице застыло такое выражение, будто бы обещанный и долгожданный «свет в конце тоннеля» оказался по факту идущим на полной скорости электровозом. Во всяком случае, Дамблдор вообще перестал реагировать на внешние раздражители, как бы уйдя в астрал. Не видя смысла дальше продолжать бесплодную беседу, встаю и направляюсь к выходу.

- Вот …! – в сердцах сказал я, когда мадам Спраут вела меня в наше общежитие. – Что этот долбаный пацифист имел в виду?

- Если честно, Гарри, я сама не понимаю.

- Не нравится ему, видите ли, что я с этим рыжим грубияном не общаюсь. Мне что, самому за себя решить нельзя, с кем дружить, а с кем нет?

- Конечно же, можно, ты здесь в своем праве. Позволь мне сказать пару слов, на правах твоего наставника?
- Да, профессор Спраут?

- Если честно, меня твой круг общения вполне устраивает. Сьюзен от тебя не отходит, вы всегда помогаете друг другу. Нимфадора, пока не выпустилась, тоже с тобой дружила. С Гольдштейном с Равенкло ты очень хорошо общаешься. Не могу не одобрить.

- Спасибо на добром слове, мадам Спраут.

- Кстати, а кого имел в виду директор, когда называл твоими опекунами?

- А, это я не хотел, чтобы он знал слишком много. Были такие неприятные в общении люди, настолько неприятные, что мне в конце концов пришлось спасаться от них бегством. Сейчас же моими опекунами являются Тед и Андромеда Тонкс, родители Доры.

- Ах, так ты у них теперь живешь?

- Да, мадам Спраут.

- Я помню Андромеду, когда она была студенткой. И Теда помню, он у меня учился. Они же в школе и познакомились, и поженились, и меня в гости на свадьбу приглашали. Прости, давно не заходила к ним, знаешь ведь, школьные дела, да и свой сад, ухаживать за ним надо. Зайду обязательно!

- Спасибо, мадам Спраут, я им передам.

- Надеюсь, ты и дальше будешь помогать мне по огороду?

- О чем речь! Конечно, мадам Спраут! Требуется помощь?

- Да, Гарри, надо бы выкопать старую малину. Домовикам я не доверяю.

- Давайте лопату, сейчас же и пойду, выкопаю.

- Спасибо тебе! Я еще Сьюзен пришлю, она тебе поможет.

На том этот нелегкий день и завершился.

Недобрый дедушка Дамблдор после того, как получил по мозгам, от меня отстал. Видимо, у него моим «псевдочукотским» заклятием отбило память, потому что он напрочь забыл все то, что успел мне сказать и о чем спросить. Может, это и к лучшему, ибо кто к нам с чем зачем – тот от того и… того, как говаривал товарищ Гоблин…

С течением времени стало понятно, что, начиная с этого года, у меня появилось как минимум двое преследователей. Первым следует считать малолетнего папарацци по имени Колин Криви, который подстерегал меня в коридорах школы, или на выходе из классов, или даже на прилегающей территории.

- Для чего это тебе надо? – спросил я его, однажды отловив в саду, где этот доморощенный фотограф прятался за кустом ежевики.

- Понимаешь, Гарри, я… я был так изумлен, когда мне пришло письмо из Хогвартса… и… я много читал о тебе…

- Ну, вот он я, увидел, и чё, легче стало?

- И… я очень хотел заснять тебя… Мои родители…

- Значит так, слушай сюда, папарацци малолетний. Ко мне и к моим друзьям больше не приближаться, иначе я твой фотоаппарат тебе же об башку раскокаю. А потом скажу, что так и было. Понял?

Колин, задушенно пискнув, интенсивно закивал головой, понял, мол.

- А теперь проваливай, и чтоб духу твоего здесь не было!

Фотографа как ветром сдуло. Вот не люблю, когда мою морду лица кто-то фотографирует, не люблю! Тем более, когда это делают без моего разрешения. По прошлой жизни еще запомнил, что от репортеров и фотографов следует держаться подальше, а места фото- и видеосъемок обходить десятой дорогой. Ибо не фиг. Мне такая слава и даром не нужна.

Но если Колин от меня все же отстал, то вторая преследовательница оставалась весьма настойчивой. Речь идет, конечно же, о той самой мелкой и рыжей, что мою персону еще в поезде искала, да найти не могла. Нашла уже в школе, и не раз и не два я натыкался на нее, торопясь на занятия. На мой вопрос «Чё надо?» младшая Уизли только краснела как рак и моментально испарялась. Так-так-так, мечтаете разжалобить, значит. Вот, мол, привыкнет Гарик к явлению мелкой и рыжей, влюбится, пойдет искать, коли чего случится, спасет, да и женится потом. На фиг, на фиг! Говорю же, похожа эта самая «Уизли №7» на мою бывшую до степени совпадения портрэтов. И я прекрасно помню, чем наш с нею роман в прошлый раз закончился. Не так-то уж и давно сие произошло.

Так что в этой истории, в отличие от канона, мадмуазель Уизли не будет светить абсолютно ничего. А свои сказочки про прекрасного прЫнца, на белом коне который, пускай она себе оставит. Я, вон, тоже во времена оны много о чем мечтал, и девушки мне нравились такие, что не чета этим обеим. Да вот времена тогда уже были гнилые, прЫнцессы сильно гордые пошли, им богатея подавай, на черном бумере или на белом мерине, с трехэтажной виллой и личной яхтой. В Англии, кстати, это раньше всех и началось, болото капиталистическое. Как там у Маркса было? «Отношения между людьми, между мужчиной и женщиной стали предметом торга» [47]. Ох, правы были отцы-основатели, на сто процентов правы. Так что, мадмуазель, мне с Вами не по пути.

Так продолжалось до тридцать первого октября, местного праздника под названием Хэллоуин. В прошлом году торжественный ужин нам сорвало явление тролля в подземельях.

В этот же раз торжественный ужин прошел без помех и перебоев, и мы к отбою вернулись в свои комнаты, к жарко натопленной печке.

А вот на следующий день по школе полетели зловещие слухи. Как оказалось, шестикурсники с Гриффиндора, засидевшиеся где-то за распитием спиртсодержащих жидкостей, обнаружили в коридоре окаменевшую кошку завхоза Филча, а рядом с нею – надпись «ТАЙНАЯ КОМНАТА ОТКРЫТА. ВРАГИ НАСЛЕДНИКА, БЕРЕГИТЕСЬ». В библиотеке моментально исчезли все книжки по истории Хогвартса, всем сразу стало нужно узнать, что же это за тайная комната и где ее искать.

Если я точно помню канон, вход в комнату находится в заброшенном сортире на втором этаже, именуемом «туалет Плаксы Миртл». Одна из раковин там опускается вниз, открывая проход для выползания оттуда большой змеюки. Змеюка эта, то бишь василиск, как раз и обладает способностью окаменять взглядом.

Голова начала моментально подсказывать идеи решения проблемы. В памяти вдруг всплыла увиденная когда-то в интернете картинка с рекламой: «У вас есть враги? У нас есть бетон!» Любой проход можно надежно запечатать с помощью заливки туда цементного раствора. Когда раствор застынет, получится великолепная бетонная пробка. Следовательно, бетона надо намешать и залить как можно больше, чтобы змеюка не смогла вытолкнуть пробку и подохла в трубе.

Проблема в одном – где взять нужное количество цемента. Только если щучье веление поможет, но знает ли Щука, что такое цемент?

Поделился идеей со Сьюзен.

- Знаешь, Гарри, в твоих словах что-то есть, - сказала она. – В прошлый раз, пятьдесят лет назад, нападения происходили именно там, и с тех пор именно этот туалет заброшен.

- Значит, надо найти там эту дырку и забить ее так, чтобы никто больше оттуда не вылазил!

- Как ты это сделаешь?

- Есть идея. Современные строители возводят здания с помощью бетона. Я предлагаю, когда мы найдем проход, намешать бетон и туда залить. Когда застынет, дорога для ползающих тварей будет надежно запечатана. Проблема в одном – где взять цемент. Вряд ли в ведомстве твоей тети он есть.

- Я тоже думаю, что вряд ли. Большинство магов даже не знает, что такое цемент.

- Не могут – научим, не хотят – заставим. Подключим, вон, твою же тетю, вдруг у нее найдутся связи со строительными фирмами. Плюс еще братанов-близнецов можно к этому делу подключить, эти уж точно достанут что угодно.

- Да, надо им сказать.

- Кто тут нас искал? – материализовались Фред и Джордж. Точно, легки на помине.

- Мы слышали, что ты, Гарри…

- Предлагаешь связаться с нами…

- Потому что что-то хочешь добыть…

- Так что именно?

- Так, братва, дело есть. Слушайте сюда. Знаете же, что за слухи по школе летают?

- Ну да, знаем…

- Что-то непонятное ползает…

- Наследником Слизерина пугает…

- Кошку вон окаменило…

- Так вот. Есть мнение, что это что-то выползает из сортира на втором этаже.

- Ты о туалете плаксы Миртл?

- Это же там в прошлый раз…

- Произошло убийство ученика…

- И тогда исключили Хагрида…

- За хранение жутких тварей!

- Ты говоришь, что это там?

- Но как мы об этом узнаем?

- Даю наводку. Предположительно дырка скрывается или за унитазом, или под раковиной. Так вот, идея состоит в том, чтобы намешать цементного раствора и залить в эту дырку.

- А зачем…

- Мешать и заливать?

- Когда цемент застынет, из него получится бетон. Если бетона будет много, и он запечатает дырку глухой пробкой, то проход будет закрыт.

- А что, разумная мысль…

- У тебя есть!

- Что предлагаешь?

- Надо достать цемента, причем как можно больше. Мешков двадцать как минимум, а еще лучше пятьдесят. Песок и гальку мы и тут найдем, ну а вода в сортире всегда в наличии.

- Так тебе цемент нужен?

- Достанем!

- Можешь не беспокоиться!

- Сколько, ты говоришь, тебе его нужно?

Короче, дискуссия получилась весьма плодотворной. Договорились, что нам доставят пятьдесят мешков цемента по сходной цене. Хорошо, что кошелек, завязанный на мое хранилище, остался у меня, из него и расплачусь.



Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Воскресенье, 22.03.2015, 22:25 | Сообщение # 99
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Пока добывали цемент, таинственное нечто нашло новую жертву. Ею оказался незадачливый папарацци, которого нашли возле входа в тот самый злополучный туалет. Камера его при попытке ее открыть взорвалась с большой вспышкой. Тогда-то господин директор и изрек, мол, тайная комната открыта.

С песком и галькой проблем действительно не было. Лесничий по имени Хагрид, сидевший без дела, согласился помочь перетаскать в известное место некое количество песка и камней с берега озера, особенно, когда мы объяснили ему план действия.

И вот, наконец, час настал. Полсотни полуторапудовых мешков с цементом были присланы нам и погружены в туалете на втором этаже. Большое корыто с подсоединенным лотком тоже было установлено, как раз на пару мешков цемента. Строительная бригада в составе Фреда, Джорджа и Тони, со мной в роли мастера, заняла места в заброшенном сортире. Братаны-близнецы притащили с собой закадычного приятеля Ли Джордана, с ними же напросился новобранец Симус Финниган. Ханну и Сьюзен мы с собой брать не стали, целее будут. В бетонном деле девчата нам помочь точно не смогут.

- Ну что ж, сигнал к отбою уже прозвучал, - сказал я. – Хорошо, что сейчас пятница, завтра выходной, никто нас не хватится.

- Вроде да, Гарри, мы колокол слышали.

- Так, вроде все, что надо, у нас есть. Так?

- Так.

- Значит, начинаем. Фред, Джордж, таскайте мешки и распарывайте, будем раствор мешать. Тони, а мы с тобой будем дырки в раковинах сверлить. Помнишь, как? Так, как мы ложки слизеринцам дырявили!

На седьмой раковине удача нам улыбнулась, и нужная нам дырка таки показала свой вид. Братаны-близнецы уже заканчивали замес первого корыта раствора, а мы с Тони как раз сняли раковину.

- Дырка есть. Ну что, заливаем?

- Заливаем!

- А они думали, что никто на тварь из канализации управу не найдет. Мы найдем! У вас несчастные случаи на стройке были? Нет? Будут! – под общий смех сказал я, открывая заслонку в лоток, направленный в пролаз.

Поток цементного раствора устремился вниз. Ну, а мы в шесть лопат принялись повторять операцию.

Мы мешали и выливали еще, и еще, и еще, пока, наконец, слой раствора не заполнил лаз до верха.

- Ну, все, кажется, сделали, - устало подытожил я, вытирая с лица трудовой пот. – Как раз цемент весь, больше нету.

- Сделали, да! Давай, спрячем тут все, и пойдем к себе.

Как оказалось, за нашим ударным трудом прошла вся ночь, и мы выбрались из сортира уже утром. На наше счастье, уроков не было, и нас никто не заметил. Но уработались мы вшестером так, что, придя к себе и приняв душ, я сразу же повалился спать без задних ног. Только и хватило сил, чтобы сказать Сьюзен: «Все, дело сделано, больше нападений не будет».

Проснулся я к обеду, и после пары кружек чая был как огурчик. Наше отсутствие и впрямь осталось незамеченным.

На дворе стоял холодный и промозглый ноябрь.

Сиятельное Ничтожество, как и следовало ожидать, не отступился от идеи самовозвеличивания, объявив об открытии Дуэльного клуба, вести который намеревался собственной персоной совместно с профессором Флитвиком, деканом Равенкло. Наша честная компания туда не пошла, и правильно, как оказалось, сделала. Как потом стало известно всей школе, Драко Малфой, которого поставили против Дина Томаса из Гриффиндора, вызвал неизвестным заклятием змею, которая тут же поползла в сторону оппонента. Локхарт попытался использовать какой-то трюк из собственных сочинений, но этим змею еще больше разозлил, и она тяпнула Дина за ногу. Пресмыкающееся оказалось весьма ядовитым, и школьная медсестра ничем не смогла помочь. Дина пришлось отправлять в местную больницу имени святого Мунго, но врачи давали очень мало шансов.

Пришедший на разбор полетов Слагхорн снял со Слизерина очередные сто баллов, судя по показателям, «змеи» в этом году снова покажут худший результат.

В прошлый раз в каноне после этого урока все принялись обвинять Гарика в том, что он-де стоит за превращением учеников в окаменелости, причем именно из-за того, что Гарик умел говорить со змеями. Особенно, кстати, усердствовали хаффлпаффские хлопцы, Эрни и Эдди. Впрочем, я с ними и здесь-то не очень общаюсь, говорить мне с местными волшебниками явно не о чем. Про футбол они не знают, охотой и рыбалкой не интересуются, ну, а про солнечный Крым даже и не слышали.

После наших бетонных работ нападения прекратились. Колин и кошка Филча оказались единственными пострадавшими. В профилактических целях мы еще на дверь табличку повесили, ту самую, «НЕ ВЛЕЗАЙ – УБЬЕТ!». Хотел и дверь заколотить, как мы с Дорой год назад сделали, но воспротивились братаны, как оказалось, заброшенный сортир иногда служил им испытательным полигоном для их поделок.

Но после решения сортирной проблемы появились и другие вопросы. Так, в конце месяца Фред и Джордж доложили, что девочки с младших курсов их факультета стали порой испытывать необъяснимые провалы в памяти. Как будто бы куда-то ходили, но не могли вспомнить, куда. Начали проверять, кто и куда их так накануне посылал.

Декабрь принес зиму, а вместе с ней – и рождественские каникулы, и снова мы всей компанией погрузились в поезд, направившись по домам.

Перед отправлением поезда мы стали свидетелями отвратительной картины. Малфой и его сикофанты пристали к Дафне, Трейси и Астории.

- Ну, сучки, предательницы крови, вы сейчас попляшете!

- Отстань от нас, Малфой!

- Э, нет, так не пойдет. Сначала вы станете на колени и покаетесь перед нами!

- Так, чё за наезд? – вклинился в разборку я. – Чё, петушок, на парашу захотел? А ну, сгинул отсюда! Твое место – под нарами! Сиди и не кукарекай!

- Ты пожалеешь, Поттер! – провизжал Малфой. – Когда мой отец об этом узнает…

- Тогда еще и как стукач получишь. Так что сгинь, пока я добрый, иначе кое-кому сегодня прилетит. Кулаками, конечно, бить не буду, чтоб не зашквариться, но вот обаполом – таки да, таки да…

Малфой переглянулся с Крэббом, Гойлом и Роном, и вся четверка куда-то ушла. А вот девчонки дрожали как осиновый лист, и сели в купе вместе с нами.

И вновь Рождество, и вновь елка с кучей подарков под ней. На каникулы приехала Дора, которая сразу же прочно ко мне приклеилась, в том числе на предмет обучения ее играть на гитаре. Уже, кстати, немного у нее и получалось, вот что значит упрямство.

Собственно на праздники заходили на чай Амелия со Сьюзен, а также, к радости всех, и мадам Спраут.

За полгода моего отсутствия в большом мире снова произошли изменения.

Фондовые биржи в США и Великобритании начали стабильно падать. Цены на нефть, наоборот, показывали устойчивый рост, поскольку теперь большая часть нефтяных месторождений оказалась под контролем СССР и союзных ему стран.

В газетах групповой портрет, иллюстрация к статье про Каирскую конференцию. Участники – от СССР товарищ Машеров, от Израиля товарищ Авербух, от Ирака – Саддам Хусейн, от Ирана – Махмуд Хосейни, от Сирии – Хафез аль-Асад. Обсуждают судьбу отнятых у Египта земель Синайского полуострова и окрестностей Суэца.

Как оказалось, израильские танки все-таки переправились через Суэцкий канал, части ЦАХАЛ вместе с нашими десантниками взяли Каир и Александрию. Президент Египта Хосни Мубарак смещен со своего поста, на его место посажен какой-то новый, тут же передавший право на использование Суэцкого канала в руки СССР и Государства Израиль. Вот черноморцы порадуются, и так они еще со времен войны в Средиземку выходят, как хотят, Проливы-то наши, а теперь еще и выход в Индийский океан стал ближе.

Англичане, конечно же, взвыли. Теперь им придется гонять свою торговлю вокруг Африки, считай, через полшарика. Канал хоть и объявили международной зоной под управлением совместной советско-израильской комиссии, но израильтяне уже заявили в открытую, что через контролируемую ими территорию не пройдет ни один корабль, не принадлежащий к странам СЭВ и ОВД. Наши, скорее всего, скажут точно так же.

На развороте газеты, кстати, фигурировал громадный авианосец под советским военно-морским флагом и с надписью «СИНОП» на носу. Это, выходит, в здешнем русском флоте такие корабли есть? Судя по размерам, наш корабль как бы не больше американского «Нимица» выходит.

Египетская проблема, однако, мелькала на передовицах недолго. Гораздо больше почтеннейшая и не очень публика шумела по поводу злодейского убийства известного мецената Джорджа Шореса, случившегося неделей спустя. Как писалось в газетах, неизвестный пробрался на виллу богача и нанес тому сильный удар ледорубом по затылку. От такого грубого обхождения мистер Шорес и помре, даже не дождавшись «скорой». Преступнику удалось скрыться. Далее газеты обсуждали, что делать теперь с фондом имени свежего покойничка, а также кто и как будет делить наследство «невинно» убиенного.

А почерк-то знакомый, в прошлый раз так Лейбу Троцкого отоварили, ледорубом-то да по башке. Не иначе и к ликвидации «мецената и человеколюбца» наш родной советский КГБ тоже руку приложил. Ну и поделом, стало быть, мистеру Шоресу, не фиг было беспорядки мутить да майданы в союзных республиках устраивать.

Штаты снова лихорадит, беспорядки из Техаса распространились и на соседнюю Луизиану. И теперь на улицах Нового Орлеана раздаются призывы к выходу из состава США, а полицаям, едущим на разгон демонстраций, бьют морды и переворачивают машины. В самом же Техасе с федеральной полицией не считается уже никто, шерифа полиции из города Даллас нашли с забитой в задницу резиновой дубинкой и со сжеванным удостоверением во рту. В городе Майами, что в штате Флорида, Рождество также оказалось отмечено многочисленными погромами. В числе прочего неизвестные сожгли несколько загородных вилл и спустили под откос товарный состав. Полиция штата оказалась бессильна, так как недружелюбных к гринго [48] латиносов оказалось не в пример больше и вооружены они при этом были не в пример лучше.

К другим новостям. Ведется расследование по итогам Олимпиады 1992 года, за счет чего независимая Каталония получила столько денег на подготовку к Играм. Британские парламентарии, как обычно, толкут воду в ступе, занимаясь рассуждениями по поводу невидимой «руки Москвы» в выборе города Пльзень в качестве столицы следующих зимних Игр. Все это на фоне очередной волны протестов, в частности, забастовали железнодорожники, недовольные повышением налогов. Под самое Рождество Лондон настиг транспортный коллапс, поскольку на линию не вышел ни один автобус. Как итог, второго числа мы еле добрались до станции и чуть не опоздали.

Ну, а по школе за время каникул гуляли свои слухи.

- Всем привет! – в нашем общежитии материализовались Фред и Джордж.

- Всем здорово…

- Слышали, что тут было…

- Мы оставались на каникулы здесь…

- Кое-какие дела сделать…

- Так вот, оказывается…

- Второкурсница Грейнджер с Гриффиндора…

- Решила расследовать вопрос…

- С тайной комнатой сама…

- Тайком сварила Оборотное зелье…

- Захотела пробраться в подземелье к слизеринцам…

- А для этого превратиться в Миллисент Буллстроуд…

- И перепутала волос…

- Вместо самой студентки взяла волосок ее кошки…

- И получила серую кошачью шерсть…

- На все лицо, желтые глаза…

- И острые уши на голове!

- Воплей было на всю школу!

- Слагхорн сейчас варит…

- Успокоительное бочками…

- А Грейнджер до сих пор в больничном крыле!

- Обещают, что шерсть выпадет…

- Через две недели…

- Но она совершенно убита горем…

- Потому что не может ходить на уроки!

- Ничего себе, - удивился я. - Так она, что, не видела, что мы бетоном все заделали? И вообще, за каким ... ее понесло в закрытый сортир? Там же ясно написано…

- Не знаем…

- Мы туда ходили…

- И не видели, чтобы кто-то…

- Там что-то делал.

- Нашу работу…

- Никто не трогал.

- Еще говорят, что бедняга Дин…

- Умер в больнице…

- Врачи оказались бессильны…

- Узнали сразу после Рождества…

- МакГонагалл ходила…

- Как в воду опущенная…

- Малфоя предупредили…

- Об угрозе исключения…

- Слагхорн лично всем сказал…

- Кто будет наколдовывать змей…

- Лишится палочки быстрее…

- Чем закончит заклинание!

Ясно. Не сдюжил, значит, Дин. Что ж, прими, Господи, душу безгрешную. А на счету у Малфоя первое в его жизни убийство. При соучастии Локхарта. Впрочем, если учесть, что аристократы тут – опора и надежда, то исключать гаденыша не станут, ограничившись устным предупреждением, а на баллы он, судя по всему, чихать хотел. Дальше только хуже будет, особенно, если этот самый местный Тот-Кого-Все-Боятся воплотится обратно в жизнь и начнет продолжать все то, что творил в прошлый раз.

Наше расследование стало приносить плоды. Выяснилось, что все те, кто поимел провалы в памяти, накануне чем-то провинились у Локхарта и получили отработку у него. На всякий случай дали знать мадам Боунс. Ну, а я стал таскать свой наган даже на занятия. Мало ли, вдруг пригодится.

__________________________________________________________
[46] Непереводимая игра слов (взято из серии карикатур «Чукча и компьютер» художника А.Кузнецова, найти ее можно в интернете на странице http://hiero.ru/akuaku/ )
[47] Карл Маркс «К еврейскому вопросу»
[48] Прозвище белых американцев, присвоенное им в Мексике и иных испаноязычных странах Америки, также часто применяется практически во всех южных штатах США. Буквально означает «бледнолицый».



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Воскресенье, 22.03.2015, 22:25
 
footballfanДата: Понедельник, 23.03.2015, 00:27 | Сообщение # 100
Друид жизни
Сообщений: 153
« 24 »
Эх, автор, вы зачем негра убили? biggrin
Очень спокойная глава, ровная такая, поскорее бы старшие курсы и побольшь экшна cool



All in all it's just another brick in the wall.©
 
Bobruin_UZДата: Понедельник, 23.03.2015, 00:42 | Сообщение # 101
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
footballfan, немного экшена будет уже в следующей главе, там Гарику и пострелять немного придется. Хотя основной экшен, да, будет только в последних главах.

UPD: А вот и сегодняшняя глава, в которой Гарик займется охотой на крыс.



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Понедельник, 23.03.2015, 20:25
 
Bobruin_UZДата: Понедельник, 23.03.2015, 20:31 | Сообщение # 102
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава одиннадцатая. Прикладная дератизация

Герб на груди его, там плаха и петля,
Но будет дырка там, как в днище корабля!
Он самый первый фаворит,
К нему король благоволит,
Но мне сегодня наплевать на короля!

Владимир Высоцкий «Рыцарский турнир»


Дни сменялись днями, и настало четырнадцатое февраля. День этот был известен здесь как День святого Валентина, то бишь праздник всех влюбленных. Не знаю, впрочем, как и для кого, а вот для нас при наличии в школе самовлюбленного Локхарта праздник грозил обернуться сущим кошмаром.

Так в итоге и оказалось. Утром, придя на завтрак, мы остолбенели прямо у входа в Большой Зал. Все стены нашего ресторана были увешаны криво слепленными розовыми цветами различных размеров. С потолка сыпалось конфетти в форме сердечек, опять же ярких «кислотных» цветов – розового, ядовито-зеленого, лимонно-желтого и прочих. Сам Локхарт тоже был в розовом балахоне и всем своим видом напоминал потасканную порнозвезду не первой молодости, давно уже вышедшую в тираж и тщетно пытающуюся привлечь хоть какой-то интерес к своим увядающим телесам. Все остальные преподаватели по обе стороны от него сидели с каменными лицами. Нашу мадам Спраут, судя по ее виду, от такого зрелища явно мутило. Молодежь в лице мадмуазель Вектор и Синистры еле сдерживалась от смеха, обе девушки изо всех сил давились в кулак, чтобы не расхохотаться на весь зал и не заразить своим смехом всех остальных, то бишь нас.

- С днем святого Валентина! – закричал Локхарт. – И я благодарю те сорок шесть человек, которые уже прислали мне открытки! И в знак признательности я взял на себя ответственность приготовить вам вот этот маленький сюрприз… но это еще не все!

Он хлопнул в ладоши, и в Большой зал вошли какие-то уродливые существа. Сьюзен подсказала, что это какая-то местная разновидность гномов. Не знаю, может быть, гномы эти проживают возле ядерных реакторов или даже в реакторных залах, потому как были они все лысыми, серыми и шишковатыми. Но и это неприятное зрелище Локхарт умудрился еще и усугубить, надев на гномов золотые крылышки и раздав им в лапы по арфе.

- А это мои дружелюбные купидончики, разносчики открыток! – торжественно объявил Локхарт. – Сегодня они будут бродить по школе и разносить ваши валентинки! Но веселье на этом не закончится! Почему бы и моим уважаемым коллегам тоже не поучаствовать в празднике! Почему бы нам не попросить профессора Слагхорна рассказать, как приготовить приворотное зелье? Или, может быть, старый и хитрый профессор Флитвик покажет нам, как очаровывать людей, ведь он знает об этом больше, чем какой-либо другой волшебник, которого я когда-либо встречал!

Флитвик закрыл лицо руками. Слагхорн ожесточенно шевелил усами, и по его виду я понял, что он испытывает горячее желание лично напоить Локхарта чем-нибудь особо ядовитым.

Валентинок тех, кстати, в мой адрес пришло три штуки, правда, абсолютно нормальным образом, безо всяких там радиоактивных гномов. По почерку определил, что тайными воздыхательницами являются Сьюзен, Дафна и Астория. Получил свою дозу признаний и мой еврейский приятель Тони Гольдштейн, причем тоже, судя по румянцу на лице Ханны, догадавшийся, от кого.

А вот на перемене после урока у Флитвика один такой гном меня таки догнал.

- Эй, ты, Гаййи Поттейй! – жутко картавя, произнес он, хватая меня за штаны.

- Пшел на…! – посылаю его.

- Гаййи Поттейй! – кричит наглый гном. – У меня для тебя есть музыкальное послание.

- Иди на…, уродина плешивая!

- Стой смиййно! – пытается остановить меня гном, хватая меня за сумку с книжками. Отвешиваю ему затрещину и ищу в кармане рогатку.

Гном, однако, не оставил своих дурных намерений, потому что продолжил приставать.

- Стой и слушай, Гаййи Поттейй! Его глаза…

Дальше он не договорил, потому что как раз тогда я таки нашел свою рогатку. Дальше – дело техники, хороший камень, прилетевший наглому «купидону» точно промеж глаз, отправил его в нокаут.

- Вот же, е…, на…, б…, - выругался я по-русски. – Никак не мог угомониться. Так, пацаны, это, кстати, вам как руководство к действию. Гасите этих пи… мелких, здесь им не тут!

Собравшиеся рядом студиозусы охотно подхватили мою идею. Гномов стали бить.

Учебный день подошел к концу, но окрашен он был весьма мрачно.

По пути к нашему общежитию нас со Сьюзен догнала взъерошенная Дафна.

- Гарри! Сьюзен! Вы Асторию не видели?

- Нет, Дафна, не видели. А что такое?

- Она… Она у Локхарта отработку получила! Уже давно должна была вернуться, так нет ее. Как бы не вышло чего…

- М…мать…! – непроизвольно вырвалось у меня.

- Что? – спросила Сьюзен.

- Сью, позвони, пожалуйста, своей тете. Мне кажется, тут есть для нее дело.

- Ты о чем? – спросила Сью.

- Так, дай-ка глянуть… - я достал Карту Мародеров. – Торжественно клянусь, что замышляю шалость и только шалость!
Карта раскрылась.

- Где Астория Гринграсс?

На карте стало ясно, как метка с именем первокурсницы мечется по кабинету Защиты от темных сил, убегая от отметки с подписью «Гилдерой Локхарт».

- Так же ж…, б…, на…, в…, е…! – тихо, чтоб девчонки не услышали, выругался я по-русски. – Надо бежать туда, и побыстрее!

- В чем дело?

- Асторию сейчас могут изнасиловать! М-мать, я же подозревал, догадывался о том, откуда все эти провалы в памяти! Сью, срочно зови тетю, пусть приведет ментов! Надо этого е… п… брать, пока он дел не наворотил!

– Бегу! – отозвалась Сьюзен, убегая искать камин. – А ты куда?

- Пойду вперед, мало ли, - и нащупал в кармане рукоятку своего нагана.

- Куда собрался, Гарри…

- Не планируешь ли какую-нибудь пакость? – материализовались близнецы.

- Дред, Фордж, за мной, БЕГОМ, МАР-Р-Р-РШ!!!

- Что такое?

- Мы не понимаем тебя!

- Да е…, же ж…, п…, если не пошевелимся, сейчас Локхарт изнасилует Асторию, Дафны младшую сестру! ЗА МНОЙ, БЕГОМ, МАТЬ ВАШУ, …!!!

Громко матерясь на всех известных языках, добежали до кабинета Защиты от темных сил. Из-за двери класса, известного по этому году как Обитель Локхарта, доносились какие-то странные звуки. Словно кто-то кого-то не то бил, не то порол.

- Гарри! Ты здесь? – донесся голос Амелии.

- Здесь, мадам Боунс! Нашли!

- Отлично! Это Сьюзен мне сказала, что ты пошел что-то проверить. А что там, собственно, было? – подошла к нам мадам Боунс в форменной красной мантии. За ней бежали еще шестеро молодчиков, тоже по форме.

- Да вот проследили мы тут на досуге, - Фред и Джордж согласно кивнули. – Проследили на досуге, что как кто отработку у Локхарта не получит, так сразу провал в памяти имеет, причем об этом самом событии. И среди таких держателей отработок одни лишь девчонки первого и второго курсов. Что-то мне подсказывает, что здесь что-то нечисто.

- Что ж, сейчас посмотрим. БОМБАРДА!!! – мадам Боунс взмахнула своей палочкой.

Зрелище, открывшееся нам, было, мягко говоря, душераздирающим. Даже я, уж чего в прошлой жизни по телевизору навидался, и то рвотные позывы почувствовал, а братаны-близнецы так и вовсе согнулись и травили в углу.

Локхарт, все в той же розовой мантии, из-под распахнутых пол которой виднелись полуспущенные штаны – и Астория, лежавшая на полу в порванной одежде, без сознания, на скуле наливался синяк. Причем застали мы насильника врасплох и явно в последний момент. Самозванец тут же оказался на прицеле нескольких палочек.

- А кто это вдруг к нам в гости пришел? – повернулся к нам Локхарт, на время прекративший свои приготовления к действию.

- Гилдерой Локхарт, Вы арестованы за растление малолетних детей под видом преподавательской деятельности, - объявила Амелия Боунс.

- Почему вы врываетесь в мой кабинет во время воспитательного процесса? – удивился Локхарт. – Кто вам дал такое разрешение? Я собирался поучить жизни эту непослушную, шаловливую девчонку. А вы пришли и не дали мне довершить дело.

- Арестант Локхарт, сдайте Вашу палочку!

- Нет! Я ничего вам не отдам! Вы сорвали мне удовольствие, и теперь за это заплатите! – отшвырнув Асторию в сторону, словно тряпичную куклу, Локхарт вытащил палочку и пошел на нас.

Амелия потом рассказывала, что никогда ранее не видела столь быстрого выхватывания нагана. Но факт остался фактом, и русская матерная брань, прерывавшаяся стуком выстрелов, подействовала даже сильнее заклятий.

- Мне, б… БАХ! …до глубокой ж… БАХ! …как и какой е… х… ты нас учишь… БАХ! …но вот лапать детей тебе никто, на… БАХ! …не позволял! Вот зачем тебе, пи… БАХ! …гнойный, учительская работа была… БАХ! …свои извращения е… БАХ! …удовлетворять! Молись своим святым… ЩЕЛК! …чтобы дали легкой смерти… ЩЕЛК! …потому что на зоне тебя, б…, ЩЕЛК! …загонят под нары… ЩЕЛК! …и будешь до конца дней своих… ЩЕЛК! …у всей камеры!

Все же маловато зарядов в нагане, семь всего, да и стрелок из меня тогда еще был аховый, так что из семи пуль попал всего двумя, одной – в плечо, а второй – в колено.

- Гарри, Гарри, прекрати, - стала одергивать меня Амелия. – Он и так уже в шоке. Ты же дважды по нему попал.

- Знаете, мадам Боунс, - продышавшись, ответил я. – Если я в этой ситуации о чем-то и жалею, так это только лишь о том, что не умею еще хорошо стрелять, иначе прибил бы эту лощеную с… на месте. И пускай наш обожаемый директор глаголет о всепрощении – можно простить многое, НО НЕ ЭТО!

- Согласна с тобой. Вон она какая, знаменитость, - Амелия плюнула в сторону свалившегося в корчах Локхарта, обхватившего руками раненое колено. – Мистер Поттер, мистер Уизли, мистер Уизли, от лица Аврората выражаю Вам благодарность за содействие в поимке опасного преступника.

- Рады стараться, мадам Боунс!

- О последствиях не беспокойтесь. Вы втроем, - Амелия кивнула Фреду и Джорджу. – Вы втроем помогли нам поймать насильника и растлителя детей, так что твоя, Гарри, стрельба пройдет как пресечение сопротивления задержанию. Помогите отнести Асторию в больничное крыло.

- Хорошо, мадам Боунс. Только… если будете раздувать дело, пусть наши имена останутся тайной. Лишнее внимание нам не нужно.

- Само собой. И… Гарри, учись лучше стрелять, - улыбнулась мадам Боунс. Ее подчиненные тем временем утащили связанного и обездвиженного Локхарта.

Мадам Помфри, когда мы принесли Асторию, только ахнула.

- О, Мерлин! Что с ней произошло? Мистер Поттер, что?

- Мадам Помфри, мы только что отбили ее у Локхарта. Он пытался ее изнасиловать. Вот бумага с печатью, мадам Боунс здесь была, - я показал медсестре справку от Аврората. Вроде поверила.

- Бедная девочка! – захлопотала мадам Помфри вокруг младшей Гринграсс. – Повезло ей, что не успел ее Локхарт тронуть, невинность ее не пострадала.

- И больше не тронет, в этом можете быть уверены.

- Это как? – удивилась медсестра.

- Только что здесь были мадам Боунс и шестеро авроров, они взяли Локхарта с поличным и увели. Плюс к тому, он еще сопротивлялся аресту, так я его немного… того… шкурку ему, в общем, попортил.

- Как попортил? Гарри, ты же еще на втором курсе, там таким заклинаниям еще не учат!

- Так я не заклинаниями, я его из револьвера подстрелил. Быстрее оказалось.

- Револьвер – это что такое?

- Оружие такое, насквозь немагическое.

- Зачем тебе здесь немагические вещи?

- Так ведь пригодилось! Мадам Боунс даже благодарность выразила за содействие в поимке.

- Ну, раз мадам Боунс одобрила, не смею возражать. Правопорядок – это по ее части.

Дафна примчалась в палату практически мгновенно.

- Гарри? Где… Ах, Тори…! – она упала на колени возле младшей сестры, все еще бывшей без сознания. – Где вы ее нашли?

- Там, где и подозревали. Локхарт ее хотел осквернить, хорошо, мы подоспели в последний момент, не дали ему. Больше он никого уже не тронет.

- Как? – Дафна явно не верила.

- Помнишь, я же просил Сью позвать тетю, чтоб та авроров привела. Так вот, мадам Боунс здесь уже побывала. Локхарта они взяли, причем он еще сопротивлялся, на нас нападал, пришлось мне ему шкурку немного попортить.

- Ты? Но как?

- Из нагана своего подстрелил. Наган лучше подействовал, чем палочка.

- Серьезно?

- Не веришь?

- Тебе… верю. Ты мою сестру спас.

- Ее – да, а вот скольких Локхарт успел еще вот так вот… «повоспитать», пока мы не вмешались, - я инстинктивно сплюнул. – Вопрос только в одном, будет ли мадам Боунс раздувать дело? Хотелось бы, чтоб раздула. Педофилам в школе – не место, им под нарами место или в петушином углу, там же, где и Малфою с его присными.

- Если честно, Гарри, передай ей, пусть раздувает. Только имена наши пусть оставит тайной.

- Хорошо, я скажу ей.

- Дафна? Гарри? – послышался слабый голос проснувшейся Астории.

- Тори! – Дафна разрыдалась.

- Где я?

- Ты в больничном крыле, мы тебя из кабинета Локхарта притащили.

- А что...?

- Он, Тори, хотел сделать с тобой очень нехорошее дело. Мы не дали.

- Ты тоже?

- Я его сам лично из своего нагана подстрелил. А потом сдал мадам Боунс, теперь она с ним разбирается.

- Спасибо…

- Тише вы! – начала шикать на нас мадам Помфри. – Больной нужен покой! Идите на уроки, потом придете, вечером.

Мадам Боунс в этот раз одним лишь визитом не ограничилась. Уже на следующий день, причем прямо во время завтрака, она опять появилась в школе в сопровождении каких-то хмурых мужиков в красных мантиях, наверное, следователей, и начала вести опрос, кто и когда после отработок у Локхарта испытывал провалы в памяти.

- Амелия! Чем обязан на этот раз? – конечно же, этот визит не остался без внимания Дамблдора. – Почему Вы снова мешаете учебному процессу?

- По тому же самому, директор, - ответила мадам Боунс. – И снова из-за одного из Ваших преподавателей.

- Кто на этот раз?

- А Вы не знали? Вчера вечером я арестовала Гилдероя Локхарта по обвинению в растлении малолетних, взяв его с поличным за попыткой очередного изнасилования.

- Безусловно, Вы преувеличиваете, Амелия. Да, мистер Локхарт имеет немного скандальную репутацию, но это же не повод…

- Я ему сейчас так репутацию испорчу, что люди будут плеваться при одном только упоминании его имени, - оборвала директора Амелия. – Я уже установила как минимум три случая растления школьников, причем все жертвы – сплошь ученицы первых трех курсов. А задержан он был при попытке изнасилования Астории Гринграсс, первый курс Хаффлпаффа, на счастье, мы успели вовремя. Вам предъявить доказательства? Так они будут! Ваш Локхарт сидит сейчас в изоляторе Аврората, и его усиленно допрашивают. До его работы в Хогвартсе мы еще не дошли, но и того, что он уже наговорил, достаточно на Поцелуй!

- Амелия, ну что же Вы так жестоки к людям? Возможно, Гилдерой немного вышел за рамки дозволенного, но чтобы из-за этого ломать ему жизнь?

- Он сломал ее себе сам. И знаете, мне как-то больше импонирует тот подход к разбору подобных дел, который используют русские. Я читала их нынешний уголовный кодекс, так в России за растление малолетних, не достигших четырнадцати лет, положено только одно наказание – смертная казнь. Причем насильников у них не расстреливают, а вешают.

- Как-то слишком сурово.

- Конечно, сурово, но зато эффективно. В России уровень преступности крайне низок. Может быть, и нам стоит кое-что перенять от них?

Такой отповеди от мадам Боунс никто не ожидал. И это она еще не говорила того, что в СССР уголовный закон один для всех, что для слесарей, что для депутатов Верховного Совета. Применительно к английским магическим реалиям это выглядело бы так, что сановные лорды и сэры за свои грехи в виде убийств и изнасилований получали бы точно так же, как и простолюдины. А то и больше, помню я, как на Рождество Амелия рассказывала, что в здешнем СССР выборные должности являются не индульгенцией от всех грехов, но отягчающим обстоятельством.

Дамблдору ничего не оставалось, как сменить тему беседы.

Волшебный мир в очередной раз капитально тряхнуло. Никто и не думал даже заподозрить, что знаменитый писатель и автор многих книг Гилдерой Локхарт окажется педофилом, да еще и попадется с поличным при попытке совершения очередного преступления.

Наших имен в прессе не было, все заслуги перепали Амелии и ее бригаде. Мы были не в претензии, пускай почтеннейшая публика посмотрит, какая мразь водится в ее рядах и насколько самоотверженно доблестные менты проводят зачистку этих самых рядов.

Как выяснилось, жертвами Локхарта за полгода стали двенадцать девочек с первого, второго и третьего курсов. Из тех, кого я мог знать, под раздачу попали Фэй Дунбар с Гриффиндора, а также Лилиан Мун и Су Ли с Равенкло. Всеми ими сейчас занимались целители из больницы Святого Мунго, пытаясь излечить урон физический и душевный.

Скандал возник страшный. К нам в школу опять приехали сановные лорды, а затем и здешний министр, вся эта шушера долго что-то выговаривала Дамблдору, отчего тот пару дней ходил красный, словно вареный рак. В наше общежитие заглядывал лорд Гринграсс, отец Дафны и Астории, нашел меня и долго жал мне руку, благодаря за спасение чести его младшей. Видимо, обе девчонки ему таки выложили полную версию событий. А что, Дафна с Асторией, хоть и благородного происхождения, но ведут себя отнюдь не по-дворянски, то бишь являются полной противоположностью Малфоя и его банды гопников. Да и отец их отнюдь не чурается пролетарских рукопожатий, не выставляет нос выше головы. А это радует.

На международном уровне старушка Британия тоже отгребла. Дамблдора с позором выставили с поста почетного председателя конфедерации магов, причем больше всего на этом настаивал Советский Союз. Представитель от далекой Родины, по имени Тихон Иванович Шишкин, а по национальности леший откуда-то из-под Ярославля, учинил нашему дражайшему директору разнос со всей крестьянской непосредственностью. Большая часть реплик, судя по всему, в газеты не попала за полной непечатностью оных.

Самого же Локхарта, как главного обвиняемого, в итоге заставили поцеловаться с дементором, то бишь одним из охранников местной зоны, который питается человеческими душами. Как выяснилось, в здешнем мире столь экстравагантные свидания заменяют собой высшую меру соцзащиты. При этом человек, которого поцеловали эти, надо сказать, весьма любвеобильные существа, превращается в растение, которое надо содержать и подкармливать, пока не помрет. Такие растительные тушки содержатся в особом отделении местного госпиталя. А еще говорят, что у нас на Руси негуманно с преступниками обращаются. Уж чья бы корова мычала, право слово.

Уроков Защиты у нас больше не было весь остаток года. Совет попечителей, скрепя сердце, согласился признать учебную программу на этот год совершенной профанацией, а замену за незначительностью оставшегося времени и полным отсутствием альтернативы решили не искать. Экзамен по Защите для всех семи курсов был отменен.

Книжками Локхарта мы еще долго потом топили печку. Этой макулатуры у нас теперь было завались, благо все школьники с дружественных факультетов, кто потратился на эту кучу растопочного материала, принесли ее нам и свалили в дровяном сарае.

Больше всех горевала Гермиона Грейнджер. Похоже, до нее так и не дошло, что же именно являл собой бывший профессор и на чем его взяли.

А в нашу дружную компанию прочно вошли сестры Гринграсс. Дафна и Астория теперь точно так же, как и Сьюзен, часто сидели вместе с нами возле теплой печки и слушали, как я пою песни. Особенно было не оторвать от нас младшую. Не забыла, значит, помнит, кто ее обидчика подстрелил.

Но этим история еще не закончилась. В апреле, когда следствие по делу Локхарта уже было готово для передачи в суд, наша честная компания добыла и предъявила пред ясны очи мадам Боунс еще одного рецидивиста, причем давно объявленного умершим.

А помогла во всем этом нам карта, что мне Фред и Джордж отдали. По ней мы и установили как-то раз, что по подземельям бегает некто «Питер Петтигрю», судя по легендам волшебного мира, давно считающийся геройски погибшим. Да-да, тот самый объект «Крыс», непосредственно виновный в гибели родителей канонического Гарика, конкретно тем виновный, что сдал их своему фюреру. А вслед за этим подставил старинного приятеля потерпевших, он же крестный самого Гарика, коего звали Сириус Блэк, совершив в процессе убийство двух и более людей с особой жестокостью.

- Дред, Фордж, а… карта эта, что, мертвых показывает?

- Нет, откуда…

- Только живых…

- В крайнем случае, привидений...

- Тогда откуда тут присутствует некто «Питер Петтигрю», считающийся безвременно почившим двенадцать лет как?

- Мордред его знает…

- Надо поискать…

- Прибежит!

Отловили мы его спустя пару дней в коридоре, ведшем в башню Гриффиндора.

- Смотри, Гарри…

- Да это же Короста…

- Крыс нашего непутевого…

- Братца Рона…

- Как он тут оказался?

- Так, братаны, на карте что написано? Ловим!

Крыс обреченно заметался по коридору, но против троих нас силенок не хватило. Поймали и сунули в стеклянную трехлитровую банку, любезно предоставленную нам по щучьему велению. А затем сдали, когда мадам Боунс снова у нас появилась.

По вновь открывшимся обстоятельствам британское магическое общество вновь затрясло. Объявленный мертвым герой вдруг был найден живым и в крысином обличье. Допрос с пристрастием раскрыл, как говорится, всю гнилую сущность, подозреваемый запел про все, что знал, и про что не знал, тоже.

Достопочтенные британские магические газеты в мае вышли с заголовками: «ГЕРОЙ, ОКАЗАВШИЙСЯ ЗЛОДЕЕМ: ПИТЕР ПЕТТИГРЮ НАЙДЕН ЖИВЫМ И РАССКАЗАЛ ВСЕ!». По итогам рассмотрения дела Дамблдор еще раз отгреб горячих и лишился поста председателя Визенгамота – за то, что объявил преступника героем, а невиновного приказал посадить. Процесс же по делу Сириуса Блэка набирал обороты, и Амелия обещала выпустить «моего» крестного на волю до начала лета.

Крыс, как и педофил Локхарт, по приговору суда отправился на свидание с дементорами и был поцелован ими взасос. Что ж, каждому да по грехам их.

Мандрагоры у мадам Спраут наконец-то созрели, и завхозу мистеру Филчу торжественно вернули его питомицу, вполне себе живую и здоровую. Ожил и малолетний папарацци, сильно опечалившийся по поводу утраты своей камеры. А вот Джинни Уизли ходила мрачнее тучи и все пыталась привлечь мое внимание. Несколько раз она пыталась открывать дверь, ту самую, которую мы бетоном заделали, но не преуспела. И однажды кто-то нашел ее возле двери туалета в бессознательном состоянии. Как и следовало ожидать, дверь была приоткрыта, но табличка оставалась на месте.

- Вот скажите мне, друзья, что подумает интеллигентный человек, прочтя эту надпись? – обсуждал я со своей компанией этот инцидент.

- Интеллигентные люди, между прочим, с блокнотом в сортир не ходят!

- С каким еще блокнотом?

- Да блокнот у нее был, черный такой, не видели?

- Нет, не видели, может, свистнул кто?

- Значит, свистнул, или все же было что в кармане?

- А кто его знает, будем надеяться, что прояснится.

К огорчению всей школы, так и не прояснилось. Джинни Уизли пришла в себя только через неделю, а встать с постели смогла только в середине лета, практически до самого начала учебного года проведя в больнице под присмотром врачей. Но даже тогда она ничего не смогла вспомнить. Блокнот с сюрпризом больше никому на глаза не попадался, исчезнув бесследно. А вместе с ним – и содержащийся в страницах кусок души местного развоплощенного фюрера. Канонический Гарик от таких перспектив пришел бы в ужас, ведь его целенаправленно выращивали для войны с Волдемордом. Но я не он, мне бы убраться отсюда в темпе, да вытащить своих друзей и близких, а достопочтенное британское магическое сообщество пускай спит и дальше, коли не желает принимать меры задолго до. В тридцать третьем они точно так же спали, а проснулись лишь тогда, когда на Лондон стали падать немецкие бомбы. Советский же Союз на любого фюрера управу найдет, и на бессмертного тоже. Прилетит, к примеру, «Сатаной» [49] по логовищу, а ядерные грибочки, как известно, очень невкусные и совершенно при этом неполезные…

________________________________________________________
[49] Баллистическая ракета РС-20 «Воевода», по классификации НАТО SS-18 «Сатана» на данный момент является одним из самых мощных видов ядерного оружия, имеющегося на вооружении РВСН СССР и России. Комплектуется разделяющейся головной частью, имеющей до десяти боезарядов, либо единым зарядом мощностью до 25 мегатонн. В настоящее время снимается с вооружения, заменяется более современными ракетными комплексами «Тополь-М» и «Ярс».



Бобруйск таки существует!

Сообщение отредактировал Bobruin_UZ - Вторник, 24.03.2015, 02:05
 
footballfanДата: Понедельник, 23.03.2015, 23:56 | Сообщение # 103
Друид жизни
Сообщений: 153
« 24 »
Ох и "доброе" произведение выходит...персонажи мрут как мухи biggrin


All in all it's just another brick in the wall.©
 
Frau_IreneДата: Вторник, 24.03.2015, 00:02 | Сообщение # 104
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Цитата footballfan ()
персонажи мрут как мухи

Останется только один....



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
footballfanДата: Вторник, 24.03.2015, 00:25 | Сообщение # 105
Друид жизни
Сообщений: 153
« 24 »
Цитата Frau_Irene ()
Останется только один....




All in all it's just another brick in the wall.©

Сообщение отредактировал footballfan - Вторник, 24.03.2015, 00:26
 
ХединДата: Вторник, 24.03.2015, 07:38 | Сообщение # 106
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 50 »
Слов нет - восхитительный фанфик выходит.
Интересно, кто из Азкабана лыжи смажет, ведь без дементоров год не удастся? Ставлю на Беллу.


Сообщение отредактировал Хедин - Вторник, 24.03.2015, 09:46
 
Frau_IreneДата: Вторник, 24.03.2015, 07:42 | Сообщение # 107
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Цитата Хедин ()
Ставлю на Беллу.

Почему не весь комплект?
В каноне - 13 человек cool Волдеморт увёл



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
ХединДата: Вторник, 24.03.2015, 09:51 | Сообщение # 108
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 50 »
Цитата Frau_Irene ()
Почему не весь комплект? В каноне - 13 человек Волдеморт увёл

Ну, можно и 13, но это будет эпический фейл. Рановато войну начинать, "Нам бы только ночь простоять да день продержаться". У Вована с документами проблема. Бежать рано, там точно придется до кубка огня еще Штирлица играть, а полный внутренний круг на свободе этому сильно помешает. Опять же, инструкция к пулемету есть, а самого пулемета еще нет, а в нагане патронов маловато. От одного упиванца он как-нибудь отобьется, а от чертовой дюжины тяжеловато будет.
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 24.03.2015, 18:54 | Сообщение # 109
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Хедин, Вы совершенно правы. Без пулемета забороть кучу Пожирателей - антинаучная фантастика. Хотя пулемет у Гарика будет, да и в деле его доведется испытать.


Бобруйск таки существует!
 
ХединДата: Вторник, 24.03.2015, 19:35 | Сообщение # 110
Ночной стрелок
Сообщений: 88
« 50 »
Bobruin_UZ, я помню, что вы обещали пулемет, да и инструкция намекает. Так что десантный бот "Печка АнтиТеррор+" надеюсь скоро появится на страницах вашего замечательного произведения.
 
footballfanДата: Вторник, 24.03.2015, 20:43 | Сообщение # 111
Друид жизни
Сообщений: 153
« 24 »
Уважаемый автор, а сегодня прода будет или не ждать?:)


All in all it's just another brick in the wall.©
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 24.03.2015, 21:33 | Сообщение # 112
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
footballfan, будет, будет. В сегодняшней главе впервые появится в качестве действующего персонажа Сириус Блэк. Предупреждение: персонаж засиженный, поэтому в речи использует блатной жаргон.


Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 24.03.2015, 21:43 | Сообщение # 113
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Глава двенадцатая. Мой дядя – честный вор в законе

Золотые купола
Душу мою радуют,
А то не дождь, а то не дождь –
Слезы с неба капают.
Золотые купола
На груди наколоты,
Только синие они,
И ни крапа золота…

Михаил Круг «Купола»


- Вот и закончился еще один учебный год! – торжественно объявил Дамблдор на прощальном ужине в честь последнего звонка. – И у вас теперь снова есть время на то, чтобы забыть все, чему мы вас тут научили. Не забудьте, когда вы в сентябре вернетесь сюда, ваши головы снова должны быть пустыми! А теперь объявим результаты…

В общем, кубок теперь достался гриффиндорцам, мы с Равенкло поделили второе место, а петушатник снова оказался вне игры.

Вечером того же дня мы устроили торжественные проводы Тони Гольдштейну, забравшему из школы свои бумаги в связи с отъездом на ПМЖ в Израиль. Особенно опечалилась Ханна, но наш еврейский приятель клятвенно пообещал о ней не забывать и со временем забрать ее с собой.

И снова поезд, несущий нас на юг, и снова вся наша компания устроилась в одном купе, и всю дорогу мы играли в карты, травили друг другу байки и пели хором полюбившиеся многим песни.

А на перроне станции нас ждал сюрприз. Рядом с Дорой, Тедом и Андромедой, пришедшими встретить меня с поезда, стоял высокий и худой мужик с усами и косматой головой.

- Гарри! – закричал он. – Сохатый Младший! Меня выпустили!

- Гарри, это твой крестный Сириус Блэк, - представила мне его Андромеда. – А также мой двоюродный брат и лучший друг твоего отца.

- Дядя Сириус?

- Лучше называй Бродяга, именно так я и спасся там, в тюрьме.

- Бродяга? – удивленно переспросили проходившие мимо близнецы.

- Он самый, а что такое?

- Прости нас, учитель, мы недостойны!

- Это еще кто такие? – повернулся Сириус ко мне.

- Это, Бродяга, мои друзья, Фред и Джордж Уизли, воплощенная угроза жизни всей школы вообще и факультета Слизерин в частности. А про Бродягу они узнали, когда нашли некий кусок пергамента, где надо было торжественно поклясться, что замышляешь шалость и только шалость.

- Значит, вы нашли карту.

- Да, украли ее у Филча…

- Еще на первом курсе…

- А потом отдали Гарри…

- Когда выучили замок наизусть…

- И именно благодаря карте…

- Поймали Петтигрю!

- Так это вы его поймали? А я-то думаю, с чего бы то вдруг, заявляется ко мне Амелия, и давай мне бумаги на УДО [50] подписывать. Дескать, в связи с отсутствием состава преступления, нашли настоящего злодея и так далее.

- Мы его и поймали, Бродяга. Так и было, случайно нашли по карте, поймали, засунули в банку и сдали мадам Боунс.

- Молодцы! Господин Бродяга выражает сыну Сохатого и его друзьям свою благодарность!

- Сын Сохатого благодарит господина Бродягу за столь лестную оценку его способностей, - ответил я.

- Откуда мародерским штилем научился говорить? – вопрошает меня Сириус.

- Оттуда.

- Ну да ладно, это ты мне дома расскажешь. А то я за двенадцать лет совсем отстал от жизни.

- Сириус, ты все же решил почтить нас своим присутствием, - появилась Амелия, державшая за руку Сьюзен.

- Эми, а ты все хорошеешь.

- Уж твоими бы устами да мед бы пить, Сириус. Или ты уже забыл…? – прищурилась мадам Боунс.

- Что забыл?

- Вообще-то мы с тобой были помолвлены, старый ты шелудивый пес. Еще до того, как тебя посадили.

- Даже так?

- Все же дементоры тебе ум за разум вывели, - картинно состроила гримасу мадам Боунс. - Надо это исправить. Жду вас с Гарри у себя, и как можно скорее.

- Всенепременно воспользуемся приглашением.

- Лучше сделай, Сириус, а то я тебя еще по школе хорошо помню, - улыбается Амелия, после чего они со Сьюзен покинули станцию.

Тони Гольдштейн на перроне распрощался с нами, пообещав писать из Израиля и когда-нибудь заглянуть к нам в гости.

Обеих своих дочерей встречал лорд Гринграсс, пожавший мне руку, как старому знакомому.

- Так, а это еще кто… Сириус? Ты? – внезапно распахнулись его глаза. – Тебя все-таки выпустили!

- Кто спра… Альфред Гринграсс, старина! Сколько лет, сколько зим! – завопил Сириус, бросившись обниматься.

- Ты-то как здесь? – удивился Альфред.

- Выпустили меня, как сказала Амелия, «за отсутствием состава преступления». Значит, все же признали ошибку.
- Лучше поздно, чем никогда, мы в твой приговор все равно не верили.

- И на том спасибо. Кстати, Альфред, а чего ты с моим крестником поручкался?

- А, тут история была нехорошая, так он мою младшую выручил.

- Это не с Локхартом ли?

- С ним самым. Поймали его в последний момент.

- То-то я помню, как вертухаи [51] ржали. Вот, мол, знаменитость литературная, так всем пыль в глаза пускал, и так зашкварился перед всем народом. На малолетке, мол, фраерок и спалился. Зимой было, за пару месяцев до моего освобождения.

- Да уж, а как свою писанину рекламировал. Всех, поди, учеников заставил купить. Только, вон, Гарри, как мне Дафна рассказывала, и не купил. Она ж с ним на одном факультете учится.

- Вот так дела…! Ну да ладно, крестник, ты мне дома обо всем расскажешь, - повернулся Сириус ко мне. – Что ж, бывай, Альфред, как-нибудь увидимся.

- До встречи!

Впятером мы покинули станцию и вскоре прибыли в дом семьи Тонкс.

- Ну что ж, давай, крестник, колись, в натуре, как ты дошел до жизни-то такой, - сказал Сириус, когда мы уселись за столом.

- Сейчас расскажу, только давай чай поставлю, - достаю скатерть, раскидываю, появляется самовар и блюда с пирожными.

- Ну, богатый стол, - удивляется Сириус. – Козырный хавчик, хоть похаваю чего нормального после баланды и чифиря. Это чё, так теперь питаются?

- Нет, Бродяга, это только я купил по случаю, так и наш факультет теперь с этой скатерти ест.

- Какой факультет? Куда тебя Шляпа определила?

- На Хаффлпафф, к Доре, - названная при упоминании ее имени тут же блеснула красным цветом волос. – А сижу я за одной партой со Сьюзен Боунс.

- Это которая Амелии племянница? Молодец, крестник, хвалю, не посрамил чести Мародерской!

- С нами еще сестры Гринграсс часто сидят, Дафна с Асторией.

- Альфреда дочки? Тоже ничего так, помню я их мать по школе. Если они хоть немного на нее похожи…

- СИРИУС! – вспыхивает Андромеда. – Ты еще про свои любовные похождения начни тут рассказывать!

- А что, и начну, надо же кому-то крестника просветить. Хотя, судя по тому, что я услышал, он и сам прекрасно справляется. И мелкая Боунс, и обе Гринграсс…

- Они еще с Дорой не разлей вода, на гитаре ее играть учит.

- Вот это новость! Еще и она! Ты так меня переплюнешь! Я в твои годы еще только-только начинал девчонками интересоваться. А тут второй курс только окончил, и уже четыре подружки. Кстати, а с чего бы это вдруг Сопливус через три камеры от меня поселился?

- Какой еще Сопливус?

- Ну Снейп, это мы так в молодости его называли. Говорили, за оскорбление словом и действием канает, пятнадцать лет получил. Он же до позапрошлого года у вас в школе вроде бы как преподавал.

- За дело и получил. Не хрен было язык распускать на кого не надо. А дело было так… - и я рассказал Сириусу, что и как произошло осенью позапрошлого года на первом же нашем уроке зельеварения. Как Снейп распустил язык, но сам в результате языка и лишился.

- Вот это да… - восхищенно поднял глаза к небу Сириус. – Вот это шалость так шалость! До такого даже мы не додумались! На первом же уроке! Сопливуса – на зону! Кто теперь у вас там зелья варит?

- Слагхорн, Дамблдор его месяц уговаривал из отставки выйти.

- Помню такого. Твой папа был бы счастлив. Так насолить Сопливусу он даже не мечтал! Кстати, ты в квиддич играешь?

- Нет, зачем оно мне?

- Ну как же, твой папа без ума от спорта был, в школе ловцом играл за Гриффиндор.

- А я даже не на Гриффиндоре. И, если честно, мне полеты на метле не понравились вовсе. Учили нас, учили, но особого таланта за мной никто не заметил.

- Э-эх, - печально махнул рукой Сириус. – Зато ты меня в другом догнал и перегнал. Засадил на зону Снейпа – раз, нашел четырех подружек – два.

- Еще Локхарта из нагана подстрелил, когда Асторию выручали – три.

- Как подстрелил? Так это ты его?

- И снова при помощи карты. Дело все в том, что этот м… взял моду, какой-нибудь из малолетних девчат с первых курсов отработки у себя назначать за невосторженный образ мышления, а потом стирал им память об этом событии. Мы всей школой думали, что там да как. В конце концов, четырнадцатого февраля, в день, так сказать, святого Валентина, нас со Сьюзен догоняет Дафна и говорит, что Астория под раздачу попала. Гляжу в карту – точно! Этот е… пи… запер ее в своем кабинете и гоняется за ней. Я – туда, сказал еще Сьюзен позвонить тете, чтобы та ментов привела. С собой у меня как раз наган был, купленный в Косом переулке в магазине антиквариата. Дошел до кабинета, а там и Амелия подоспела. Открываем, и видим картину маслом, приготовления к действию во всей красе. Так эта тварь е… не то что не сдалась, она на нас поперла. Вот и… короче, семь пуль в барабане, двумя попал, этого хватило.

- Ничего себе! – воскликнули хором все собравшиеся.

- Это же было опасно! – взвилась Андромеда. – Как у тебя вообще мысль возникла…

- Ну, ты даешь, Гарри! – захохотала Дора. – А я-то думала, как это так оказалось, что Локхарт на суде хромал как инвалид. А оно вон оно что! Молодец!

- Правильно, мочить педофилов! – поддержал Тед. – Хорошо ты сделал, что подстрелил его.

- Ну, Гарри! Ну, крестник! Это же как… как… как медом по сердцу!

- Не то слово! Ты бы видел, Сириус, какие глаза были у Дамблдора, когда Амелия пришла и объявила об аресте Локхарта.

- Серьезно? И он не знает, что это ты его подстрелил?

- Нет, конечно. Я что, дурной, колоться перед директором? Он не следователь, я не задержанный, пускай идет на ху…тор бабочек ловить со своим «общим благом».

- Это как?

- Каком кверху. Вспомни, Бродяга, как и из-за чего тебя посадили. И кто был председателем судилища.

- Так меня и не судили, Дамблдор заявил, что нечего судить такого, как я. Сломали палочку и засунули на зону, так двенадцать зим и отбыл до амнистии.

- Ну вот. А потом выяснилось, что виновен был все-таки другой, а ты незаконно лишен свободы. И что, дражайший директор хотя бы извинился?

- Нет, конечно. С чего бы ему извиняться? Даже бородой не шевельнул.

- Ну вот. А меня он засунул к так называемой тетушке Петунии, мотивируя это тем, что они якобы единственная моя родня.

- ОН СДЕЛАЛ ЧТО???

- То, что я только что сказал.

- Быть такого не может. Лили, она же не любила сестру из-за того, что та ненавидела волшебство. И ты воспитывался у них?

- До одиннадцати лет. Потом мне все это надоело, и я оттуда убежал. Ну, а потом, в Косом переулке, встретил Дору, на Рождество приехал сюда на каникулы, ну и вот, тетя Энди переписала опеку на себя, теперь мой дом тут.

- Что уж и говорить, если я не смог, то ты, Энди, правильно сделала. Ты же вроде следующей в очереди на опеку была после меня, я ж помню завещание Джеймса.

- Я была в «Гринготтсе», но там мне сказали, что завещание запечатано по воле Дамблдора.

- Вот …! – Сириуса прорвало на откровенность, и ближайшие пару минут мы слушали, что же именно представляет собой Альбус Дамблдор, насколько деградировали его умственные способности и какие именно склонности в половых связях он предпочитает.

- Я же помню, - продышавшись, сказал Сириус. – Я же был там, когда Сохатый и Лили составляли очередность опеки на случай, если их не станет. Первым был я, потом – вы, Энди и Тед, потом – Амелия, потом – Лонгботтомы, друзья Сохатого, а потом – Гринграссы, которых хорошо знал я.

- А как же так случилось, что ты, Бродяга, не смог надо мной опеку получить?

- Хагрид… я не хотел отдавать тебя ему, намеревался воспитать тебя сам… этот громила стукнул мне по башке, отобрал одеяло с тобой и забрал мой мотоцикл, когда же я отошел от страшного удара, то его и след простыл. В порыве отчаяния я погнался за Питером, вот и добегался, мать…! – Сириус захохотал лающим смехом, словно безумец.

- Хагрид? Так он же не умеет самостоятельно что-то решить, все за него Дамблдор решает.

- Вот именно. А я молодой был, тупой, как пробка, верил этой бородатой скотине. За преданность свою и пострадал. Слава Мерлину, кончились мучения. Теперь по-другому жить начну.

- Как именно? – подозрительным тоном спросила Андромеда.

- Восстановлю помолвку с Амелией, это во-первых. А во-вторых, объявлю тебя, Гарри, своим наследником.

- Почему? – снова спросила Андромеда.

- Во-первых, потому что так мы с Джеймсом договорились еще тогда. В те времена, если помнишь, я был не женат, все, дурак, нагуляться хотел. Вот и нагулялся, …! – захохотал Сириус лающим смехом. - А во-вторых, потому что благодаря стараниям нашего неуважаемого директора, засунувшего меня на зону, я, скорее всего, не смогу иметь детей. На мне прямая линия рода Блэков прервется. Если смотреть по побочным ветвям, так первый наследник мужского пола – это сын твоей сестры Нарциссы. Насколько я знаю Люциуса, так сын должен был по стопам отца пойти. А отдавать свое имущество ему лично мне очень не хочется.

- Это не тот ли, который Драко? – переспросил я. – А то знаем мы тут некоего Малфоя, тот еще персонаж из анекдотов. Помню, как он мне в друзья набивался, нос выше головы, растягивает слова, манерный, жеманный, и даже вроде бы как накрашенный, как есть клиент петушиного угла.

- Он самый, твоих, Гарри, лет как раз.

- Тогда, значит, он и есть. Он на первом курсе от нас с Дорой не раз и не два отхватывал. Мы с ним даже не общаемся, не по понятиям это, с петухами водиться. Место ему – под нарами, или возле параши, то есть самое позорное. Даже ложку дырявую, и то ему обеспечили. Вон, Дора подтвердит, вместе на дело ходили.

- Да, так и было, - кивнула Дора. – Я сначала даже не поняла, к чему Гарри клонит, когда предложил. Только потом дошло.

- Очень точное определение для него, крестник. Петух, он и есть петух напыщенный. Что Люциус был таким в школе, что, видать, и сынок у него вырос такой же. Кстати, а как ты, Гарри, уговорил Шляпу тебя на Хаффлпафф отправить?



Бобруйск таки существует!
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 24.03.2015, 21:48 | Сообщение # 114
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
- Он еще и не так сделал, - засмеялась Дора. – У него получилось так Шляпу перенастроить, что она вместо своих стишков что-то на непонятном мне языке запела.

- «Хава нагилу» запела, если быть точнее, - поправил я Дору. – Это еврейская народная песня, вон, Тони мог рассказать, пока не уехал.

- Вот-вот. А потом сидел со Шляпой на голове минут пять.

- Потому и сидел, что мы с ней беседовали за жизнь. Она еще долго думала, куда бы меня отправить. Я ей еще сказал, что в Слизерине быть западло, туда одних лишь петушков надо отправлять, и она, кстати, послушалась, на следующий год ни одной девчонки к «змеям» не отправила.

- А чего не на Гриффиндор ты просился?

- Потому что именно этого, судя по всему, ждал от меня Дамблдор, желавший навязать в друзья своего шестерку Рональда Уизли, а в подруги – его сестру Джинни. Зато когда Шляпа таки вынесла свой вердикт, куда меня нужно послать, видел бы ты директорскую рожу, Бродяга, Дамблдор как будто живую жабу целиком проглотил.

- Постой-постой, крестник, не так быстро… Рон и Джинни, это не дети ли Артура и Молли? До того, как меня посадили, у них только-только дочка родилась.

- Это она и была. Так вот, как Фред и Джордж рассказывали, ну, ты их на вокзале еще встретил, Джинни с малых лет бредит, что выйдет за меня замуж и как именно она это сделает. Сказал им, что это уж пускай позволят мне самому решать, на ком жениться.

- Правильно, у тебя и так недостатка в подружках нет.

- Ну вот, а Рон показал себя как невоспитанный чурбан в момент нашей первой встречи. Вон, Дора подтвердит, как все было.

- Да, сидим мы с Гарри, потом еще Гольдштейн этот пришел, Гарри гитару взял и начал песни петь, тут приносит Рона нелегкая. Тот давай обзывать нас всех, мол, чего Гарри с нами водится, надо с ним, Роном, дружить и так далее.

- Вот-вот, все с собой звал. Брось, мол, их, пойдем со мной, и так далее. Короче, доорался до того, что вылетел в окно вагона, потому что мы его туда выкинули.

- Оригинально, слушай! – подкрутил ус Сириус. – Мы до такого еще не додумывались. А с чего бы это он?

- Откуда я знаю. Может, Дамблдор подучил. В начале второго года вызывал он меня зачем-то, про Дурслей спрашивал, да про Рона, почему, мол, я с ними не общаюсь, где летом был, и так далее в том же духе. Я ему ничего не ответил, что я, дурной, что ли, все как на духу абы кому выкладывать? Говорю же, он не следак, я не вор, так что пускай лоха в зеркале поищет.

- Ну, с Роном ясно, а Джинни что?

- А черт ее знает. Все ходила за мной хвостом весь год, краснела и испарялась, но без толку все. Потом нашли ее, говорят, в бессознательном состоянии возле брошенного сортира на втором этаже, да в больничку отвезли. Не знаю, вылечат или нет…

- Жестко ты.

- Уж как есть, ты, вон, людям тоже поверил, каким не надо было. И что в итоге?

- Что верно, то верно, - Сириус озадаченно почесал лохматую голову. – А ведь не назначь мы тогда Питера хранителем тайны местонахождения твоих родителей, остались бы они живы.

- А еще лучше было бы, если бы вы все заблаговременно отсюда слиняли. На хрен того Дамблдора, на хрен его общее благо, пускай он сам за него воюет. Тем паче, что основная масса народа спала в шапку, пока резать не пришли. Лично я в перспективе так и планирую сделать, ибо есть мнение, что этот ваш фюрер таки не сдох окончательно.

- Почему?

- На первом курсе был у нас преподавателем защиты некто Квиррелл, так он под конец года натурально рассыпался в прах прямо посреди урока, хорошо, не у нас. И вылетел из того праха некий черный дух, который что-то шипел непонятное. Фред и Джордж говорили, что там даже череп со змеей видели.

- Значит, не умер.

- А раз не умер, значит, будет искать пути к воплощению самого себя обратно в жизнь. И, зная его упрямство по прошлому разу, он эти пути найдет. А найдя, устроит примерно то же самое, что делал тогда, по-другому он не умеет. Причем его верные жополизы что тогда, что сейчас в средствах и методах ограничены не будут. А нас будут кидать с голым энтузиазмом и с палочкой наперевес под убивающее проклятие, причем нам будет строго-настрого запрещено применять адекватные меры воздействия.

- Не понимаю я тебя.

- Так пойми. Я от Амелии слышал, как здешние менты, то есть авроры, преступников ловят. Им тут на уровне министерских приказов запрещают применять по ворам, убийцам и насильникам что-либо серьезнее ошеломляющих или обезоруживающих заклинаний. А то, видишь ли, драгоценные шкурки кого-нибудь из древних и благородных попортиться могут. Я, вон, Доре уже объяснял, как тут правосудие работает, - Дора согласно кивнула.

- Ах, вот ты про что! Да, помню, Дамблдор нам примерно о том же говорил. Сила, мол, в любви и всепрощении.

- Пускай сам их всех залюбит до потери пульса, петушара бородатый. Со всепрощением та же история, мне Снейпа с Локхартом хватило, которым он спускал с рук что можно и что нельзя. А на том же Малфое, поди, еще тогда клеймо негде ставить было, а все же откупился.

- Откупился, да, помню я, его же все-таки судили. В отличие от меня.

- Ну да, а тебе теперь купола набивать [52], ты теперь у нас кент засиженный.

Бродяга кивнул. Только спросил:

- И откуда ты в таком возрасте по понятиям ботать научился?

- Вспомни, Бродяга, что я десять лет у тетушки на попечении был. Считай, тоже десять лет нары полировал, там условия быта были примерно такими же, как на зоне. Поневоле озвереешь.

- Тогда понятно.

- Ну так вот. Вернемся к нашим кроликам. В том, что Малфой отбрехался, а тебя даже не судили, по уши замазан неуважаемый нами Дамблдор с его идиотской концепцией второго шанса для тех, кто этого не заслуживает. Имеем в результате, что клейменые бандиты и убийцы разгуливают на свободе и творят что хотят, а честные люди и отпор-то дать не могут, иначе попадут под суд за превышение чего-то там. Нет уж, лично мне своя шкура ценнее, нежели эфемерные ценности некоего бородатого пердуна, с которых никто, кроме него самого, ничего толком не поимеет. Неужели ты думаешь, Бродяга, что, когда этот ваш фюрер воплотится обратно, все эти Малфои не придут к нему?

- Да он первый там будет!

- Вот тебе и ответ. И возьмутся они за старое ровно в тот самый момент, когда дух обретет тело. Лично мне такая картина не нужна совершенно. А поскольку легче сходить пешком на Луну, чем убедить английскую аристократию в основной массе своей поднять с дивана главный рабочий орган и начать что-то делать, так пускай со своими страхами они воюют сами. Ну, а раз уж они спят, то пускай спят и дальше. А я уеду отсюда, и заберу с собой тех, кто мне дорог. Вон, до России подамся, там с фюрерами всех мастей разговор короткий. Русские долго рамсы разводить [53] не будут, сразу превентивно шарахнут чем-нибудь повышенной убойности. Магия, она, конечно, магия, но ядерный заряд – это все-таки ядерный заряд.

- В Россию, говоришь… А что, это вариант. Только вот там Англию очень не любят.

- Они не любят тех, кто держит нос выше головы и считает самого себя пупом земли, а всех остальных – недочеловеками. Тех же, кто будет держаться с ними на равных, они и примут как равного. Потому-то и русские и не питают к аристократам, а тем более иностранным, никаких нежных чувств.

Больше мы эту тему в наших разговорах в то лето не поднимали.

Сириус, однако, к моим словам прислушался, и ближе к концу июля я был официально и по всем правилам объявлен наследником рода Блэк как ближайший к последнему главе рода родственник. Ну, а проблему с Малфоями Сириус решил быстро.

В тот день, когда Бродяга объявил меня своим наследником, в банк по каким-то своим делам зашла еще одна двоюродная сестра Сириуса, она же в миру известная как Нарцисса Малфой, то бишь мамаша особо крикливого слизеринского петушка.

- Сириус? Тебя уже выпустили? – с порога спросила она.

- Да, Цисси, выпустили. И все благодаря крестнику, а теперь – наследнику рода.

- Сириус, мне нужна помощь.

- Весь во внимании.

- Если помнишь, меня выдали замуж за Люциуса силой.

- Так.

- Так вот, он… в общем, мы с ним спим в разных спальнях, а после того, как я забеременела, он вообще мной пренебрегает.

- Так.

- После рождения Драко он про меня совсем забыл, и я лишена возможности воспитывать сына.

- Так.

- А сам Люциус… в общем, ему всегда больше нравились мальчики.

- Это неудивительно, - хмыкнул Сириус. – Вон, Гарри говорит, что и сынок весь в отца пошел.

- Так и есть. Крэбб и Гойл не случайно постоянно рядом с ним. Так Люциус хочет пресечь интерес сына к девочкам.

- Ясно все. Чего ты хочешь?

- Хочу, чтобы ты на правах главы года аннулировал мой брак.

- Сделаем. А вместе с этим я изгоню Драко из рода. Нечего этим двум петухам осквернять наш род. Их место – возле параши, что старшего, что младшего.

- Откуда ты…

- Я на зоне двенадцать лет чалился, помнишь? Там и научили. В том числе и про петухов. Твой Люциус вовремя выкрутился, а то там бы из него быстро женщину сделали. А насчет сыночка твоего крестник мой, вон, не даст соврать, тоже петуха распознал на раз.

- Это не связано ли с тем случаем, что весь Слизерин был вынужден есть дырявыми ложками? Я же помню, как вы, Мародеры, издевались над ними.

- Именно. Это уже новое поколение выросло, достойная смена, насколько я могу судить. Гарри у них заводилой, еще там же наша с тобой племянница Дора, дочка Энди которая, плюс вокруг Гарри тоже народ собрался – палец в рот не клади. Это они Сопливуса на зону упрятали и Хвоста поймали, почему я и откинулся [54].

- Наслышана. Северусу и впрямь не стоило распускать язык на племянницу главы Аврората.

- Вот именно. Кстати, чтоб далеко не ходить, поищу-ка я сейчас твой брачный договор…

Договор нашелся быстро, и Сириус его аннулировал. На основании того, что-де «супруг был судим» и «пренебрегает супружескими обязанностями». Там же младший петушок был лишен всяких прав на принадлежность к роду Блэков. Гоблины выдали Сириусу и Нарциссе бумаги с печатью, подтверждающие законность дела, так что граждане Малфои теперь могут жаловаться кому угодно, ибо хрен без масла они теперь получат вместо фамильного золотишка Блэков.

За июль месяц мы были не только в «Гринготтсе» с целью выправления бумажек. Сириус решил навестить старое родовое гнездо своей семьи, находящееся в Лондоне, в доме №12 на площади Гриммо.

Дом оказался совсем ветхим, с облупившейся штукатуркой, почерневшими стенами и рамами окон. Внутри все точно так же было пусто, темно и беспросветно.

- Осторожно здесь ходи, полы, скорее всего, гнилые, и без моего ведома ничего не трогай, - сказал мне Сириус. – Блэки в свое время были великими специалистами по части черной магии. Она их и погубила в итоге, только я да кузины мои остались. Что же до полов… КРИЧЕР!!! Кричер, ты еще жив, старая скотина?

С громким хлопком возник старый и дряхлый на вид домовик.

- Чего надо недостойному отпрыску рода Блэков? Чего еще хочет плохой хозяин?

- Во-первых, я хочу, чтобы ты убрал в доме, выбросил всю гниль и заменил старье свежими вещами. А во-вторых, подготовил комнаты для меня и моего наследника.

- Плохой хозяин назвал полукровку своим наследником?

- И в-третьих, я запрещаю тебе ругать меня, моего наследника и всех наших друзей.

Кричер ничего не сказал, видимо, запрет на ругань вступил в силу.

- КТО ПОСМЕЛ НАРУШАТЬ ПОКОЙ ДОМА? ГРЯЗНЫЕ ПОЛУТВАРИ, ПРЕДАТЕЛИ КРОВИ, ОСКВЕРНИТЕЛИ ЧИСТОТЫ РОДА!!! – послышались откуда-то дикие вопли.

- А, это ты, матушка, чего орешь-то так?

- ПРЕДАТЕЛЬ КРОВИ!!! ЖАЛКИЙ МЕРЗАВЕЦ!!! ОТЩЕПЕНЕЦ!!! ТЫ НИКТО!!! ТЕБЯ ИЗГНАЛИ!!!

- Позволь представить тебе, Гарри, мою покойную матушку, леди Вальбургу Блэк. Мать, это мой крестник и наследник Гарри Джеймс Поттер.

- ПОЛУКРОВКА!!! СВЯЗАЛИСЬ С МАГГЛОВСКОЙ ГРЯЗЬЮ!!!

- Да уж, Бродяга, мамаша твоя при жизни была та еще штучка.

- Не говори, именно поэтому я тогда из дома и сбежал. Не так, мол, учусь, на Гриффиндор поступил вместо Слизерина, сдружился с твоим папой, отказался переходить на сторону этого, как ты говоришь, фюрера, и так далее.

- А как-нибудь снять портрет можно?

- Вряд ли. Кричер обожал матушку, наверняка приклеил к стенке.

- Знаешь, Бродяга, что один человек сделал, второй всегда испортить сумеет. Лом тут есть?

- Зачем тебе?

- Против лома нет приема, если нет другого лома. Если приклеил, так подденем и снимем.

- КРИЧЕР!!!

Появившийся на зов Сириуса домовик надулся и молчал, не в силах выразить свое отношение к хозяину.

- Кричер, неси сюда лом!

- Зачем плохому хозяину лом?

- Затем! Ты еще рассуждаешь, тварь ушастая?

Домовик исчез, через пару минут действительно принес лом подходящей длины.

- Что ж… Что приклеено – сейчас оторвем! – сказал я, поднимая лом и вставляя его в щель между портретом и стеной. Увидев, что я задумал, Сириус кинулся помогать. Кончилось тем, что портрет мы от стены все же оторвали, вместе с добрым куском обоев, правда, от падения на пол портрет разбился в щепки.

- Ты смотри! И впрямь со стены сняли! А я-то думал…

- Вот так-то вот, иногда изобретения немагического мира бывают весьма полезными.

- Это точно.

- Кстати, Бродяга, надо бы нам отсюда убираться. Фон здесь и впрямь какой-то нездоровый, еще простуду какую-нибудь схватим. Сыро здесь, грязно и до ужаса холодно.

- Да уж, дом сколько лет, считай, стоял без жильцов. Мамаша моя померла, когда я первый год сидел. Домовик же, вот, превратил фамильный особняк в настоящую свалку.

- Так, может, ну ее на фиг, развалину эту? У тебя где-нибудь еще жилплощадь есть? Желательно не в Англии.

- Есть вроде бы, когда-то Блэки были достаточно богатым и знатным родом. Должно было что-то остаться. Я сам перед своей посадкой покупал дом где-то на островах в Карибском море, купчая должна была где-то лежать. Если бы меня не закрыли, мы бы с тобой сейчас жили там.

- Посмотри, как раз осень придет, съездишь, отдохнешь. А отсюда заберем то, что самое ценное, книжки, драгоценности, золото-брульянты, перенесем на новое место. Эта же развалина – гори она синим пламенем!

- И то верно. Ну что ж, крестник, пойдем назад к Энди, а то она там уже нас заждалась.

Так, за решением проблем незаметно пролетел июль. И как всегда, неожиданно наступило тридцать первое число…

______________________________________________________
[50] Условно-досрочное освобождение из мест лишения свободы
[51] Военизированная охрана мест лишения свободы (жарг.)
[52] Татуированная на груди церковь с куполами обозначает количество судимостей у ее носителя, чем больше судимостей – тем больше куполов.
[53] Вести переговоры (жарг.)
[54] Вышел из мест лишения свободы (жарг.)



Бобруйск таки существует!
 
Frau_IreneДата: Вторник, 24.03.2015, 22:03 | Сообщение # 115
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
И где же медальон Слизерина с хоркруксом?


- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 24.03.2015, 22:09 | Сообщение # 116
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Frau_Irene, Сириус впервые в свой бывший дом вошел после двенадцати лет отсидки, ну, а Гарику это все на фиг не надо. Он проблему Волдеморда решать в одиночку не собирается. Мог, кстати, и подзабыть уже за два года нахождения в этом мире, читал-то книжки он достаточно давно.


Бобруйск таки существует!
 
Frau_IreneДата: Вторник, 24.03.2015, 22:13 | Сообщение # 117
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Цитата Bobruin_UZ ()
Сириус впервые в свой бывший дом вошел после двенадцати лет отсидки,

Так ведь не Сириус похитил медальон у Волдеморта.
И с портретом Вальпурги радикально разобрались - теперь уж Кричер точно не помощник(((



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
footballfanДата: Вторник, 24.03.2015, 22:17 | Сообщение # 118
Друид жизни
Сообщений: 153
« 24 »
Я бы сказал, что ботает как раз не Сириус в главе...а вообще моментом напомнил тот диалог:



All in all it's just another brick in the wall.©
 
Bobruin_UZДата: Вторник, 24.03.2015, 22:20 | Сообщение # 119
Химера
Сообщений: 478
« 122 »
Frau_Irene, тем более. Да они и не думали о добыче чего-то там, если дневник Малфоя, как было написано в предыдущей главе, исчез неизвестно куда. Змеюка надежно запечатана у себя в логове после устроенных Гариком бетонных работ. Так что остальные крестражи ни Гарик, ни Сириус и искать-то не будут. Как сам же Гарик говорил, ему бы убраться с Острова в темпе, а британские маги пускай делают что хотят. Нравится им сидеть на попе ровно и ждать, пока кто-то придэ и чего-то навэдэ - пусть сидят и ждут.


Бобруйск таки существует!
 
Frau_IreneДата: Вторник, 24.03.2015, 22:22 | Сообщение # 120
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1263
« 353 »
Цитата Bobruin_UZ ()
Как сам же Гарик говорил, ему бы убраться с Острова в темпе, а британские маги пускай делают что хотят.

Автору и карты в руки))) biggrin



- Щёлкните по сноске, пожалуйста.
Не все то, что можно делать безнаказанно, следует делать.Жан Бати́ст Раси́н
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Вован-дурак (ЗАКОНЧЕНО) (AU, OOC, ГП+НТ, ГП+СепВ, NC-17, закончено)
Страница 4 из 14«1234561314»
Поиск: