Избранный Света. Избранный Тьмы (7) - Хранилище свитков - Гет и Джен - Форум

Армия Запретного леса

Пятница, 20.01.2017, 08:38
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 7 из 7«12567
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Избранный Света. Избранный Тьмы (Джен, макси, в процессе + 22 часть от 31.12.2016)
Избранный Света. Избранный Тьмы
MarranaДата: Среда, 26.08.2015, 18:00 | Сообщение # 181
Снайпер
Сообщений: 132
« 325 »
Часть 17

Мое нежелание общаться с Хагридом не нашло понимания у настойчивого лесника. Записки шли с завидной регулярностью, однако были проигнорированы мной. У однокурсников намерений повторить посиделки у хранителя ключей так же не возникало, они все еще находились под впечатлением от предыдущего посещения и опасались встречи с любым питомцем Хагрида. До сих пор не утихали споры насколько опасен Клык, любитель акромантулов, фестралов и драконов безвредную зверушку завести не мог по определению. Однако Уизли это не останавливало. Близнецы регулярно навещали его хижину, прихватывая за компанию Рона. После чего все присутствующие в нашей комнате в очередной раз выслушивали вольный пересказ причитаний Хагрида о моем совершенно не гриффиндорском пренебрежении друзьями. Я молча крепился и ждал обещанных Магдой неприятностей для нашего общего недруга. Надеюсь, я смогу внести пару штрихов от себя лично.

В один из таких походов на глаза братьям попалась старая газета со статьей об ограблении банка. Устаревшая новость, но рыжих чем-то зацепила. На каком основании они соотнесли ограбление, трехголового любимца Хагрида, завывающего от одиночества на третьем этаже, и оговорку лесника о Николасе Фламеле в единую картину, Рон внятно озвучить не смог. Требовал признать как данность. И опять почему-то меня. Походу широкие и добродушные улыбки щенка цербера вылетели у безбашенного первокурсника из головы и компанию себе на повторный просмотр он уже определил. Мое мнение опять же никого не заинтересовало.

Погода установилась по-осеннему промозглой и дождливой, радуя всех тяжелыми туманами. В замке похолодало, появились подозрительные сквозняки. Если у меня еще и оставались сомнения в нарушении работы системы внутреннего микроклимата, то они развеялись окончательно. Большим спросом пользовался декан Равенкло, обучая всех желающих согревающим чарам. Принцип построения заклинания, однако, как обычно зажал. Я недоволен. Гермиона оскорбилась из солидарности и намерилась изобрести свой собственный способ обогреться. Однокурсники вздохнули с облегчением.

Вынужденная ограниченность комфортного пространства недрами замка резко обострила межфакультетские взаимоотношения. Стычки между Слизерином и Гриффиндором происходили все чаще, изредка заканчиваясь посещениями Больничного крыла. Но что-то мне подсказывало, что в дальнейшем будет только хуже. Деканы свирепствовали и с пулеметной очередью снимали баллы с факультетов противников и массово направляли детей на отработки. На коих конфликт разгорался с новой силой. Бедный Филч замучался разводить буйных детишек по разным коридорам для влажной уборки. Лучше бы законы Магического мира учить заставил.

Внутри факультетской гостиной так же царили разброд и шатание. Близнецы продолжали мутить воду, а Гермиона взывать к разуму однокурсников. Безрезультатно. В отношении кудряшки ситуация вообще неоднозначная, энергия из нее так и прет, и от ее переизбытка она пытается привести факультет к нужному с ее точки зрения знаменателю. То есть, учиться, учиться и еще раз учиться. Зарабатывать баллы и быть везде первыми. Истинная гриффиндорка. Жаль, большинство рвения не оценило. И тут Рон постарался. Тянешь руку – выскочка, сидишь тихо – опять виновата, кто баллы зарабатывать будет? Патовая ситуация. Ладно, если бы только свой факультет строила, ее широкой души на всех хватало. Другие ученики подобного новаторства не оценили. В особенности на змеином факультете. Надо что-то решать, как бы не стала наша неугомонная лучшая ученица камнем преткновения в попытках сгладить острые угли в противостоянии факультетов. Начать стоит с самых вменяемых.

Блондина я отловил в коридоре и знаком показал следовать за мной. Пустой класс без всяких левых портретов и как бы невзначай прогуливающихся мимо призраков нашелся довольно быстро. Мальчики-кабанчики остались караулить снаружи, дабы нашей тайной встрече ненароком не помешали чересчур любопытные школьники.

- Драко, ты зачем на Грейнджер наезжаешь? – без предисловия огорошил его нежданным вопросом.

- Она же грязнокровка, Гаррет, - не понимает, ладно, будем воспитывать.

- И что с того?

- В магическом мире, Гаррет, некоторые маги и семьи… терпеливо начал он.

- Знаю, знаю, - перебил я. – Некоторые равнее прочих, все как обычно. Ты уже говорил. Но это не отменяет вопроса, зачем ты ее обижаешь?

- Потому что она грязнокровка!

- Ну, это спорный вопрос, посмотри в старых справочниках времен Основателей значение этого слова, наверняка у вас есть. Но ты ведешь себя недостойно аристократа и наследника рода.

- Ну, ты чего привязался, Поттер. Кому она нужна. Зачем светить связь из-за такой мелочи?

- Мелочи, говоришь. Вот вырастешь ты, станешь министром, сам будешь над каждым отчетом голову ломать?

- Ты о чем? – нахмурился ребенок.

- О рабочем персонале, - хмыкнул я. – Та же чистокровная Гринграсс к тебе в секретарши не пойдет, она из кресла министра попытается тебя вытолкнуть. А Грейнджер какая-никакая, но волшебница и мозгами не обделена. Работа руководителя состоит в том, чтоб правильно замотивировать сотрудников и грамотно распределить между ними обязанности.

- Ты думаешь, я стану министром? – вычленил главное из моей речи слизеринец.

- Есть все шансы на министра финансов, но это как сам себя зарекомендуешь. И штат подбирать советую уже сейчас.

- Из грязнокровок?

- Из них, только определение это забудь. Тебя уважать должны, а не ненавидеть.

- Я подумаю, - важно кивнул Малфой, вот что значит воспитание.

- И еще информация к размышлению. Ты же у нас представитель генетически улучшенной линии…

- Э… чего? – обалдело уставился на меня блондинчик.

- А, не обращай внимания, - отмахнулся от него. – Короче, ты у нас чистокровный в энном поколении, однако, для активации рецессивных генов и выведения лишних генетических мутаций, вызванных близкородственными связями, кровь иногда нужно разбавлять. Тебе обязательно.

- Я, конечно, ничего не понял, но мне кажется, что ты меня оскорбил.

- Неа, - хихикнул я. – Я дал тебе совет, как невесту искать.

- Над этим я тоже подумаю, - обреченно согласился Драко. – Если больше ничего важного, то разбегаемся, пока не хватились.

- Ага. Как обдумаешь все, дай знать. Я тебе еще тему для размышления подкину.

Малфой демонстративно закатил глаза и пулей вылетел из кабинета, пока я еще чего не придумал и не загрузил лишней работой его сиятельные мозги.

На своем факультете простым разговором вопрос не решить. Контингент буйный, горячий, из разряда сначала чем-либо поубойнее приложить, а потом глянуть, кого принесло. Тут более тонкий подход нужен. Хотя, чего я себе проблемы выдумываю? Подкину задачку будущему отделу по связям с общественностью, пусть опыт нарабатывают. Да, так и сделаю. А сейчас пора приступить к своим прямым обязанностям.

В первый раз, когда я сунулся в Выручайку, как в склад спрятанных и потерянных вещей, на пару секунд потерял дар речи. Зато стало понятно, почему Младший утверждал, что работы аж до конца обучения хватит. Тут годами копаться можно. Почему-то мне кажется, что в этот чулан собирается все когда-либо потерянное в стенах замка, а за несколько сотен лет накопилось столько, что семейного бизнеса Дарелов еще на несколько поколений хватит. Интересно, а выборку сделать можно? Это же Комната-по-Желанию?

Экспериментируем.

Я трижды прошел мимо стены, с интересом приоткрывая появившуюся дверь. Проскользнув внутрь, я не смог подавить вздох восхищения. Книжки, книги, древние фолианты стройными рядами убегающие в потолок и теряющиеся в огромном пространстве комнаты. Я с восторгом бродил вдоль стеллажей, мимолетно касаясь корешков кончиками пальцев, считывая названия книг. Такое богатство и только мое, жаль, что из Выручай-комнаты вынести можно лишь то, что туда принесли. Минут пять блуждая по этому лабиринту мечты книгомана, я вышел к пустому круглому пространству с изящными столиками из темного дерева и уютными креслами, так и манящими устроится поудобнее в компании увлекательной книги. На одном из столов стоял большой хрустальный шар, поисковик-библиотекарь, как я понял. Активировался он просто, от прикосновения, засветившись ровным голубым светом.

- Инструкции по эксплуатации и обслуживанию древних порталов дивных или артефактов Морганы, - не особо веря в удачу, попросил я.

Шар под моей рукой, словно насмешливо мигнул красным, отказывая в моей просьбе.

- Ну, хоть что-нибудь по ним есть? – я чувствовал себя полным идиотом, разговаривая с комнатой, но моя верная интуиция подсказывала, что я имею дело с очередным магическим аналогом ИИ Основателей. Я просто мечтаю познакомиться с этим гением, создавшим такие шедевры!

Шар мигнул еще раз, но в этом случае вспышка была белой, а насмешка чувствовалась явственнее. Передо мной появилась не особо толстая книга «Зеркала. Призыв сущностей». Хм… а это мысль. Следом возникла стопка из пяти внушительных фолиантов, приковав мое внимание, «Темное наследие» гласил заголовок верхней из них, рядом с грохотом шлепнулась кипа целительских справочников. Отлично, уже интереснее.

Зеркало Морганы было даже предпочтительнее, и не только по тому, что вероятность найти одно из таких в рабочем состоянии была сильно отлична от нуля, в отличие от тех же потерянных порталов. К Зеркалу у меня уже был готов предварительный ритуал, пусть и разработанный на основе косвенных признаков. Правки буду вносить уже по ходу дела. А если призыв из другого измерения удастся совместить с наработками в области создания допельгангеров, то открываются такие роскошные перспективы… Идеальная шутка над старым другом и шикарная месть одному белобородому козлу с колокольчиками одновременно. Я плотоядно оскалился. Дельная книжка, спасибо.

- И по древним рунам, используемым в создании стационарных порталов высокой мощности, - продолжил я ревизию моей новой библиотеки.

Яркая вспышка и я стою в окружении внушительных стопок книг, превышающих мой рост, заняты, оказались все горизонтальные поверхности, кроме маленького пятачка, на котором стояли я и артефакт-библиотекарь. Милое чувство юмора, я оценил. Ну что ж, приступим? Огромным объемом информации меня не напугать.

Зачем я тороплюсь? Так или иначе, портал я найду и лучше мне быть готовым к его починке и активации. Кто сказал, что Раалону не надоест ждать, и он вновь не запустит свою адскую машинку, выдернув меня обратно. Поверьте, «Миксером» маньяк ушастый назвал свое изобретение отнюдь не из скудности фантазии, попадать в него без особой на то нужды я не горю желанием. Тем более, когда Темный Властелин узнает, что изъял меня из мира с магическим фоном, то прибьет на месте, отправив тем самым в новое путешествие по поиску неисследованных магических вселенных. По крайней мере, я бы на его месте так и поступил.

Со стороны могло показаться, что наша с Раалоном дружба выглядела довольно странной и карикатурной, бросающейся из крайности в крайность. Мы могли, поливая друг друга ледяным презрением, цедить ничего не значащие фразы. Спорить до посинения, с пеной у рта отстаивая свое мнение и точку зрения по любому вопросу, начиная от политических решений до способов заварки коллекционного чая, а то и вообще на дуэли сойтись, попутно разрушив все, что подвернется под руку. Благо служба безопасности всегда была на высоте и успевала организовать эвакуацию подданных, привыкших к подобному поведению Избранных. А если подумать, то, как еще могли себя вести боевые товарищи, почти доподлинно знавшие мысли друг друга, проверенные временем и иными мирами?



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
AyvenДата: Воскресенье, 30.08.2015, 01:06 | Сообщение # 182
Снайпер
Сообщений: 109
« 23 »
отличный фанфик! когда планируется продолжение?
 
General_MenДата: Воскресенье, 30.08.2015, 18:39 | Сообщение # 183
Подросток
Сообщений: 16
« 19 »
Никак не могу понять, собирается ли ГГ остепениться в этом мире, найдя себе пару и заведя наследников? Ну да, пока атмосфера оставляет желать лучшего, - вокруг много врагов и вообще непонятных существ, но... после убийства последнего гоблина об этом можно будет подумать? Да и развлечение новое, - уйти на отдых, - годиков так на 100 с Раалоном и втихую ржать со своих наследников и их противостояния. Отсутствие опыта предшествует таааким ляпам biggrin
Возраст пока маленький, но в будущем то...
 
MarranaДата: Воскресенье, 30.08.2015, 21:15 | Сообщение # 184
Снайпер
Сообщений: 132
« 325 »
General_Men, а намерение построить свою Империю, нежелание умирать и составление перечня испытаний для экзамена на степень Мастера для своих потомков сочетается с "остепениться в этом мире"?


Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Вторник, 05.04.2016, 20:59 | Сообщение # 185
Снайпер
Сообщений: 132
« 325 »
Глава 18
Местные волшебники – странные создания. Я об этом уже не раз упоминал. Есть в их действиях своя особая логика, признаю, просто скрыта она так глубоко от посторонних глаз, что не сразу и докопаешься. Если, конечно, терпения хватит. Мне хватило. У меня его с избытком. Профессия обязывает. Но некоторые моменты до сих пор за гранью моего понимания, например халатное и безразличное отношение к детям, любым, к своему будущему, и к окружающему миру. Эти странные веяния в магическом сообществе даже на устоявшиеся традиции не спишешь, все подобные противоестественные действия в этом отношении после принятия Статута Секретности возникли. Чтобы это уловить мне пришлось перелопатить кучу хроник, мемуаров, газет и всякой сопутствующей литературы, способной пролить свет на исторические события. Хорошо еще, что опыт чтения между строк и подковерных интриг у меня колоссальный, без него в этом хитросплетении слов, малозначимых фактов и завуалировано задвинутых в тень важных событий я бы не скоро разобрался.

Современная школа магии пришла на остров с Римской Империей, что подтверждают и используемые заклинания и катрены в ритуалах, тот же Дамблдор читал экзорцизм для Пивза на латыни. Так что заявка Оливандера на монополию изготовления палочек, полученную аж до нашей эры вполне легитимна. Исключением являются руны, они у каждого народа были свои, и прошли неизменными сквозь века, намертво высеченные на алтарях древних мест силы. Эти цепочки, если смотреть внимательно, причудливым образом извиваются в лепнине и барельефах школы, в витражах окон и переплетении иллюзии потолка Большого зала. Их просто привыкли не замечать. Беспалочковая магия, ведьмины наговоры, древние ритуалы и фолианты, сохранившиеся лишь в секретных библиотеках старых родов, почти канули в лету, отнесенные либо к запретной темной магии, либо к бесполезной или вовсе трудной для исполнения.

Нет, я не хочу сказать, что до Римской Империи на островах магии не существовало вовсе. У коренных народов, активно сопротивляющихся вторжению оккупантов, царила совсем иная школа магии, оставленная в наследство жителями холмов. Вот только использование концентраторов и усилителей проще и не требует огромного труда в освоении заклинаний. Легкий и быстрый путь зачастую предпочтительнее кропотливому развитию своего дара, и длительному наращиванию магической мощи в постоянном преодолении физиологических и психологических барьеров, выстроенных собственным сознанием и ограниченностью знаний о мире. В ходе военной экспансии это оправдано, когда в строй срочно нужно поставить одаренных новобранцев, худо-бедно способных на волшбу. В таком случае берут количеством, оставляя качество уделом избранных. Так и угасло наследие сидхе и фейри, а лесные эльфы и иллитири остались только в магловских легендах. Эльфами маги называют духов, паразитирующих на местах силы. Раалон будет в бешенстве.

А ведь если подумать, в древних хрониках, легендах, даже магловских, артефакты-палочки упоминаются не часто, активное использование вошло в обиход с прочным установлением владычества римлян. Старая школа не сдавалась долго, к тому же не все дивные покинули мир, единицы остались, по тем или иным лишь им ведомым причинам. Та же фея Мелюзина долго мелькала в истории, прежде чем отойти в область преданий. При упоминании Морганы знающие маги до сих пор вздрагивают и покрываются холодным потом. На всех старых гравюрах Мерлин изображен с посохом, которым не очень удобно выписывать руны – активаторы заклинаний, зато эффектно можно приложить агрессора в ближнем бою, а в навершии, как вызов, сияет мощный накопитель. Не менее знаменитый темный маг Мордред размахивать предпочитал исключительно мечом, чем грешил и один из Основателей школы - Гриффиндор.

Реликвиями Основателей Хогвартса считаются отнюдь не палочки, о них вообще ничего не известно. Маги даже о своей единственной школе помнят мало. Огромный неприступный бастион, что не удивительно, учитывая времена, в которые он строился. Название Хогвартс возникло потом, от крылатых вепрей – боевых големов Хельги. Четверо Великих назвали свой замок Последним Оплотом. А ведь строился он в века расцвета христианской религии, принесенной теми же римлянами, и когда первых тяжелых шагов бескомпромиссной инквизиции ничего не предвещало, что же такое предвидели Основатели, раз без колебаний положили жизни на алтарь своей мечты? Маги всего мира проморгали появление такого мощного врага, не углядели в зарождающемся учении могучего религиозного монстра, подмявшего под себя практически весь мир, и жестко пресекающем любую конкуренцию. За что и поплатились. Не было раскола меж Основателями, не было меж ними и деления на темных и светлых. Глупая сказка, придуманная лишь больше запутать легковерных обывателей. Никто не хочет вспомнить, что за время тогда было? Закончились века просвещенной Римской империи, разрушено ее наследие, упадок и запустение, откат культуры и развития, большая часть населения мылась то редко, не говорю уже об умении читать. Дикари, одним словом. Как можно представить, что четверо магов, взваливших на себя непосильную ношу, разругаются из-за такой нелепой причины?

Не принимать маглокровок в Хогвартс? Да ладно?! Так он для этого и был создан – приют, ясли и школа в одном лице. Маги и раньше искали одаренных детей среди простого населения, спасая и забирая в свою среду, принимая в род и даруя вассалитет. Основатели лишь поставили этот процесс на поток. Гениальный артефакт, книга, в которой отражаются имена всех волшебников, мощное заклинание, раскинувшее свои сети на подконтрольную территорию, исправно фиксирующее магически одаренные таланты. Магия, действующая и по сей день. Ослабшая от времени, и реагирующая только на стихийные всплески магического ядра ребенка, но действующая. Воистину великое деяние! Где этот артефакт сейчас? А оглянитесь вокруг, что оставили после себя последние, по праву носившие титул Великих, маги Британии, не затерявшееся в закрытых хранилищах? Что вы, господа маги, привыкли возносить до небес, но при этом в упор не замечать его истинного величия?

Правильное имя дали Основатели своему творению. Очень правильное.

Откуда знаю? А библиотека в Выручайке куда интереснее, чем основная. Да и ИскИн делится информацией, пусть осторожно и по крупицам, но контакт постепенно налаживается. Он даже на истинное назначение факультетов расщедрился, удивительно, как сами маги не видят очевидного. Змея и чаша, этот символ широко известен, в том числе и у маглов, и вместе и по отдельности, жертвенная чаша отметилась и в мировой религии, правда в несколько иной интерпретации. Хаффлпафф факультет демонологов и друидов. Внезапно, правда? А чего вы ожидали от ведьмы народа викингов? С Гриффиндором все понятно – боевики и стихийники, самые шебутные и деятельные маги. Равенкло – менталисты, артефакторы и некроманты. Что, кого-то удивляет? А как вы собираетесь управлять армией поднятой нежити (с учетом, что собственная воля зомби, умертвий и инфери довольно-таки специфическая) не будучи при этом менталистом экстра класса? То-то и оно. Чушь, что поднятый слушается своего создателя, у них на это мозгов не хватает, нервные клетки, знаете ли, после смерти разрушаются в первую очередь. Со Слизерином все и так понятно, их символ змея. Так что алхимики, зельевары, целители и прочие знахари. Вот он, современный оплот темных магов, как там про них говорят – хитрецы, не стесняющиеся любых путей? Что могу сказать, боевой целитель – самый неудобный противник, по собственному опыту знаю.

На какое-то время этих мер хватило. Думаю, Основатели пытались воплотить в жизнь ту же идею, что и я, но что-то у них не заладилось. Маги довольно инертные создания и большинство шевелиться начинают лишь когда их пнешь, что и показали последующие события. Инквизиция. Страшное слово, ужасная суть. Костры полыхали по всей Европе. Я как-то затронул тему в гостиной, наслушался всякого, но, ни один ребенок не осознает о чем говорит, и их родители в том числе, иначе, зачем они рассказывают детям сказки про те времена и ведьму, которую сжигали на костре несколько раз? А детали, что для такого фокуса нужно иметь сродство к данной стихии больше восьмидесяти процентов и арсенал инквизиторов огнем не ограничивался? Согласен, состоявшегося мага взять сложно. Под раздачу в основном попали дети, сквибы, которые за частую и являлись теми самыми знахарями и травниками, сдаваемыми сердобольными односельчанами. В благодарность вестимо. А также волшебники по каким-то причинам лишившиеся своей палочки, как мы уже знаем – маг без палочки таковым не является, за редким исключением. В настоящее время лишение артефакта является одним из страшнейших наказаний. Не сказать, что подобный беспредел творился везде, у славянских народов этот период прошел спокойнее. Но там явно пошли по древнему принципу: не можешь предотвратить – возглавь. Устанавливалась новая религия кроваво, но массовых гонений одаренных не было. Впоследствии лояльных к магам от руководства и там оттерли, если смотреть с этой точки зрения, то после церковного раскола старообрядцы поступили в лучших традициях жизнюков и природников, по местному волхвов – свалили в дремучие леса Сибири. Хрен выкуришь. И чтоб помощь от них получить упрашивать приходится очень долго... и дорого. Крайне сильно обиделись.

Маги и прочие сопричастные отметились с обеих сторон, я в этом даже не сомневаюсь. Так или иначе, все свелось к борьбе за власть, золото и передел сфер влияния. А Великих магов (архимагов, по моей классификации) уже осталось слишком мало, чтоб привести весь мир в чувство, основная масса волшебников к тому времени не сильно отличалась от бараньего стада, и заставить действовать их слажено было довольно проблематично. Не смотря на то, что время от времени появлялись харизматические личности, способные собрать единомышленников, но основная масса предпочитала прятаться и наблюдать со стороны. Это вообще любимая стратегия волшебников. Последняя война и младенец герой это отлично подтверждают. Даже сейчас магов в Британии довольно много, но в последнем перетягивании одеяла учувствовало всего несколько десятков с обеих сторон. Так что война – это громко сказано, местечковые бандитские разборки.

Переломный момент случился в семнадцатом веке, когда население планеты семимильными шагами погналось за прогрессом - Ньютон, Паскаль, Левенгук, электрические машины и паровые турбины, массовой истерии, как в средние века уже не было. Хотя англичане и тут отметились, тряхнув напоследок стариной, и закончив дело «Декларацией о веротерпимости», маги, как вы понимаете, под ее действие не попали. Противостояние перешло на новый качественный уровень. Тот период вообще отличался вялотекущими войнами, переворотами и политическими интригами, в той мешанине много чего было скрыто, сильные мира целенаправленно гребли под себя все доступные ресурсы, для упрочнения своего положения, а недоступные и строптивые – уничтожались, дабы не достались противнику. С привлечением ресурсов церкви в том числе. Такой подход хоть и оказался понятнее, но отнюдь не лучше. Воистину – из огня да в полымя. Инквизиция, впрочем, никуда не делась, ее сотрудники так же были упорны и неподкупны, а подвалы глубоки, просто результаты их работы более не демонстрировались широкой публике в виде костров. В прежнем количестве. А так вспыхивали местами вплоть до девятнадцатого века, видимо, чтоб не забывали и не расслаблялись.

Как итог, маги гонку не выдержали. Загоняли одаренных в резервации с размахом, огоньком и на законных основаниях. Прихлопнув сверху официальным документом названым Статутом Секретности. Чтоб не дергались. Почему не добили? Ну, так понятие о крысе, загнанной в угол, не пустой звук. Напоследок маги могли устроить грандиозный фейерверк в честь своего помпезного отбытия из мира живых, прихватив с собой большую часть населения старушки Земли. Древнейшие и Благороднейшие ради такого случая были готовы распотрошить родовые хранилища на предмет последнего веского аргумента. Демонстрация намерений была произведена, заинтересованные стороны впечатлились и приняли судьбоносное решение.

Так развалилась попытка создателей школы организовать более или менее вменяемое общество. Статут запрещал изымать детей из семей, в основной массе эти дети шли в инквизиторы, либо в Хогвартс, а потом к святым отцам. В одиннадцать лет мировоззрение уже сложилось, иную точку зрения такие дети уже не примут, тем более магмир не ждал их с распростертыми объятиями. Оттуда и пошли оскорбительные выражения, которыми разбрасываются чистокровные, недоверие и сокрытие информации от маглорожденных. Поскольку уже на инстинктивном уровне отложилось, что после эти знания будут использованы тебе же во вред. Тем временем знания постепенно утрачивались, щиты замка медленно проседали без регулярного обновления, возрастала нагрузка на источник, поисковая сеть ветшала, если так можно выразиться о структуре заклинания. И вот к настоящему моменту зафиксировать одаренного можно только по достаточно мощному стихийному выбросу активного и сформированного магического ядра. К примеру, не будь у меня стихийных всплесков до того судьбоносного Хеллоуина, я бы в книге Хогвартса не отражался, неконтролируемых выбросов у меня не возникало, а магию я применял целенаправленно и дозировано в компании других волшебников, либо в местах с высоким фоном. А ведь Основатели в отличие от современного общества не разбрасывались даже сквибами, правильный подход к делу и ресурсам. Одобряю.

В результате мы имеем то, что имеем. Полную ж… Пропасть между двумя почти параллельными мирами на одной планете, с разными мировоззрениями и разной культурой. Я никогда не поверю, что в Большом мире, как я его теперь называю, те, кому по должности положено не знают о существовании магрезервации. Об этом упоминали Дарелы, об обязательном информировании руководства Британии говорил Снейп, обмолвки контрабандистов о своих связях с таможней и другими важными им маглами. Только там все куда запутаннее и изощреннее, чем думают волшебники, или я ничего не знаю о спецслужбах. Пока статус-кво устраивает обе стороны, но предсказать насколько долго сохранится текущая ситуация я не рискну. Отсутствие костров и снижение влияния церкви и религии на умы, вырвавшихся из ямы дремучести и невежества, ни о чем не говорит, скорее настораживает. В случае чего полыхнет так – никому мало не покажется, теперь столкнуться придется не с монахами-инквизиторами, вооруженными молитвами, экзорцизмами, святой водой, холодным железом и очистительным огнем. При поддержке слабеньких одаренных. А в те времена им одного энтузиазма и фанатичной веры хватало. Сейчас магмир столкнется со специально обученными людьми, вооруженных современным оружием (магия это конечно хорошо, но авада летит медленнее пули) при поддержке ядерных боеголовок в качестве последнего веского довода. Маги и так сильно пошатнули равновесие во Вторую Мировую, так что всемирная гонка вооружений вполне может быть подготовкой ко второму раунду.

Мертвая выжженная пустыня с повышенным радиационным фоном на месте цветущей планеты не то зрелище, которое я бы вновь хотел лицезреть. И уж тем более так жить. МКМ лихорадило не долго, не произвел мой подарок на них должного впечатления, не оценили они и того, что преподнес я его от своего имени, артефактора, всколыхнувшего застоявшийся мир беспринципной наглостью и нежеланием мириться с захиревшей действительностью. Жаль. Я надеялся, что они готовы к конструктивному диалогу, но водрузившие на свои плечи бремя власти маги предпочитают уподобляться страусу. Меня это слегка напрягает, как и главенство в данной организации лучшего друга Гриндевальда, и начинают терзать смутные мысли о преемственности…

Ибо мне не понятно, как Дамблдор смог эту должность заполучить. Победитель Гриндевальда? Да что вы говорите! Это сторонники Великого Светлого пудрят деткам головы, что Вторая Мировая началась и окончилась дуэлью двух друзей из-за непреодолимых разногласий о цвете магии. Угу, только когда на голову падают бомбы, даже инфантильные чародеи засуетятся и примут адекватные меры, к тому же новоявленный Темный Лорд со сторонниками и соратниками замахнулись ни много ни мало, а на мировое господство, продвигая в массы свою идеологию. И на Статут Секретности плевали с высоты драконьего полета. А Дамблдор до самой дуэли преспокойненько сидел в безопасном Хогвартсе и терзался муками совести о кривой дорожке бывшего друга и любовника, если верить многочисленным сплетням того времени. О дружбе директора и племянника автора учебника по истории магии, Старый Дарел поведал много интересного по старой памяти (а на нее он пока не жалуется), и, учитывая эпатажные мантии долькоеда, колокольчики в бороде и любимое обращение, то я склонен поверить шокирующему злоязычию. На дуэль тогда еще не директор явился, когда союзные войска вступили в Берлин и серьезно потрепали несостоявшегося владыку мира, и так же быстро исчез позже, прихватив с собой звание героя и победителя, а разгребать проблемы нарушенного Статута и сопутствующих вопросов оставил прочим недостойным. Надо ли говорить, что всеобщая любовь к Великому Светлому сильно преувеличена грамотной пиар компанией и закреплена в подросшем поколении. Это в Британии. А остальным-то чего память отшибло?

Теперь мне ясно, отчего так легко повел за собой полукровка Том Ридлл представителей Древнейших и Благороднейших родов. Для истории вполне прозрачны причины, побудившие последних радостно вступать в Орден Вальпургиевых рыцарей и безропотно подставлять руку под темную метку впоследствии. Аристократы не идиоты бросаться в омут вслед за амбициозным и талантливым юношей, пообещавшим им сомнительные перспективы. Всего два слова перешибли многовековой снобизм и тщательно пестуемую сегрегацию чистокровных магов. Наследник Слизерина. И этим все сказано.

Мало кто знает, единицы помнят, как стремились древние рода, семьи и одиночки принести присягу Хогвартской четверке. Об этом не рассказывают на занятиях по Истории Магии, об этом не пишут в рекомендованных министерством учебниках, конечно, ведь придется рассказывать правду о причинах, побудивших магов к постройке школы, и о последующих смутных временах, о бессилии и слабости предков, о разгромном проигрыше и страхе перед грязными необразованными маглами. Тут уже не отговоришься нелепыми отмазками о собственной инициативе и беспокойстве за ограниченность ресурсов, неприглядная правда полезет из всех щелей и окончательно уронит престиж современной власти. Проще с гордостью вещать о дискриминации волшебных рас в жалкой попытке самоутвердится за счет более слабых. Истории про гоблинские войны интересны только мне и то с практической точки зрения, ведь если копнуть поглубже, то закономерно возникают сомнения в безоговорочной победе магов над многочисленными и слаженными хирдами любителей золота, оружия и артефактов.

Вот только старые рода не забыли, кому приносили присягу и моментально рванули под знамена своего сюзерена, стоило ему лишь замаячить на горизонте. Они пошли не сколько за обещаниями харизматичного мага, сколько за призрачной надеждой, которую он олицетворял. В нем волшебники увидели шанс вырваться из той ямы, в которую угодил мир, и прелести которой они уже успели распробовать. Однако «Полету Смерти» крылья подрезали еще на взлете, борьба за власть такая вот подлая штука, где все средства хороши. Светлая сторона скрупулезно и качественно подготовила долгосрочную ловушку, куда с размаху угодил потомок Великого. Свести с ума и отправить в утиль, окончательно подорвав авторитет и влияние Величайшего из Основателей - удачный ход.

Я прекрасно понимаю Ридлла, понимаю, почему он повелся на такой откровенный развод – за одну жизнь, те грандиозные планы, на воплощение в жизнь которых замахнулся Наследник Слизерина, не воплотить. Да и не скрывал он этого. Вот и запугивает Дамблдор население, медленно нагнетая обстановку и напряжение, как знаменем размахивая моей раздутой им же славой, заставляя замирать от ужаса обывателей, устрашенных рассказами о жестокости и кровавых развлечениях темных магов. Но серая масса не желает верить в ночной кошмар и активно сопротивляется попыткам сорвать любимые розовые очки. Зря кстати, я-то точно знаю, что, иногда, возвращаются, даже без филактерий и крестражей, пусть через тысячу лет, но возвращаются. Доказано мной.

А вот последователи Темного Лорда даже не сомневаются. Верят. Наследник вернется, пусть не адекватный и не совсем человечный, но лидер, который в состоянии их объединить и добиться поставленной цели. Ждут и надеются. В Азкабане, в своих менорах, откупившись от продажных чиновников, в трущобах и лесах, попрятавшись в глубоких норах, замирая от ужаса в ожидании возмездия за предательство, но ждут, бл…

Болото…

Я устало потянулся в кресле, отодвинув от себя внушительную стопку книг, закинув сверху рукописный дневник, который читал перед этим. Мрачная картина вырисовывается, если оставить все как есть – у этого мира нет будущего. Либо воспользоваться готовым решением фейри, но я до сих пор не нашел порталы, да и как быть с маглорожденными, родившимися после исхода – их судьба не завидна, либо война на выживание, но с учетом современных технологий и наследия древних родов победителей не будет. Да и я тут, с легкой руки ускорил прогресс. В космос мне, торопыге, захотелось! А с творящимся под носом бардаком решил, походя разобраться. Гений, блин. Не зря Раалон мне в свое время говорил, что заиграюсь в войнушку, получу по носу, да поздно будет. Раздери его мироздание, эта ушастая сволочь никогда не ошибалась! По носу я получил, да вот дошло только сейчас, когда второй раз прилетело. Хвала все тому же мирозданию и проклявшему меня умнику, опыт совмещения несовместимого у меня есть. За вселенную с магическим фоном я буду биться до конца, время на подготовку у меня еще имеется. Я найду для этого мира третий вариант. Все несогласные сгорят в плазменном огне!

Мда, что-то меня на философию потянуло. Не к добру это. Помассировав переносицу, я напялил многострадальные «велосипеды», маскировка – это хорошо, но блин, в них читать совершенно невозможно, постоянно норовят сползти на кончик носа. Ко всем прочим приметам походу в скором времени прибавится привычка поправлять очки каждые пять минут. Жесть. Пойти что ли, навестить МакГонагалл, а то захват мира дело, безусловно, хорошее и нужное, но решить текущие проблемы грандиозные планы не в состоянии. Пока в обозримом будущем под моим командованием не предвидится несметных легионов в сияющих доспехах воинов Света – все проблемы придется решать по старинке. Лично. Так, где там мой декан от учеников скрывается? А то у меня еще стрелка с Младшим на сегодняшнюю ночь забита.

Профессор трансфигурации нашлась в своем кабинете, за изучением то ли студенческих эссе, то ли финансовых отчетов; при совмещении должностей бумажная волокита увеличивается в геометрической прогрессии. Мне ее, правда, было совершенно не жаль, знала, на что шла, у них тут видимо мода такая – на нескольких стульях сидеть. Восхитительная форма саботажа. Но лавров Дамблдора ей никогда не достичь, да.

- Мистер Поттер? – декан удивленно подняла голову, когда после вежливого стука я тихо просочился в кабинет. На лице Маккошка держала сдержанную улыбку, а в эмофоне отчетливо прослеживалось раздражение от лицезрения моей персоны. Так что просьбу свою изложил кратко, не желая мозолить глаза загруженному человеку сверх необходимого.

- Это неприемлемо, мистер Поттер! – МакГонагалл недовольно поджала губы, не скрывая своего недовольства. – Правила едины для всех!

- Согласно Уставу, в особых случаях можно, - спокойно заметил я. – Скоро годовщина смерти моих родителей, однако, мою семью не известили о месте их погребения, а о причинах их гибели я узнал, лишь попав в магический мир. Что может быть более веским поводом?

- Многие волшебники на протяжении нескольких лет стараются обеспечить вашу безопасность! С вашей стороны, мистер Поттер, крайне неосмотрительно подвергать риску их работу!

- Мне что-то угрожает? – изумился я, правда большее впечатление на меня произвело то, как бездумно декан слила информацию, что за мной велась непрерывная слежка. От переутомления вестимо. Да и не воспринимают меня в серьез в облике одиннадцатилетнего ребенка. Обидно, однако.

- Сторонники Того-Кого-Нельзя-Называть могут затаить зло за крушение своих идеалов. А причиной гибели темного мага являетесь вы. Нужно быть более осмотрительным и ответственным, мистер Поттер! – раздражение профессора можно было черпать ложкой, только было непонятно, что явилось причиной – моя просьба или ситуация в целом.

- На протяжении почти десяти лет моя персона их не интересовала. С чего бы они активизировались сейчас? – скептически заметил я, слегка склонив голову, пристально наблюдал за полыхающими эмоциями декана.

- Ваше местонахождение держалось в строжайшей тайне, - МакГоннагал резко поднялась и вышла из-за своего массивного стола, остановившись в паре метров передо мной, не сводя пристального осуждающего взгляда. Вот только я, вопреки ее ожиданиям, даже не смутился.

- Не правда. Рон Уизли еще в первый день при всех в гостиной объявил о своей информированности о моем пребывании у маглов. И никто ему не возразил. Да и волшебников я довольно часто встречал, - угу, кидались навстречу, жали руку и по-идиотски радовались чему-то, доводя Вернона до бешенства. МакГонагалл нахмурилась.

- Присутствие на праздничном банкете для всех обязательно!

- Я и не настаиваю на вечернем посещении кладбища. При свете солнца было бы гораздо уместнее, - проникновенно заметил я и состроил жалобную мордочку, заглядывая в глаза упрямому декану умоляющим взглядом. Но видимо, квалификацию я реально растерял.

- Мистер Поттер, - сурово отрезала женщина. – Я вам еще раз повторяю, что я не потерплю нарушений правил на своем факультете. Даже от вас. После занятий тридцать первого октября планируется торжественный ужин, извольте присутствовать.

- А вам не кажется, что в праздновании дня трагичной гибели своей семьи есть что-то… не этичное? – вкрадчиво поинтересовался я.

- Довольно, мистер Поттер, - прервала дальнейшую полемику МакГоннагал. – Если вас не устраивает мое решение, можете обсудить его с директором. Я вас больше не задерживаю!

- Всего доброго, - уловив намек, понятливо кивнул я и тихо выскользнул за дверь, глуша собственную ярость.

Очаровательно. Особенно логика и мотивация. Десять лет я никому был не нужен (это при распространенных в широких массах особых приметах меня любимого!) и теперь вдруг мне хотят отомстить. Долго же раскачивались господа. Угу, это даже для ребенка не убедительно! Послевкусие от разговора с деканом Гриффиндора осталось довольно мерзким, самое обидное, я даже не понял мотивов столь резкого неприятия от вполне уместного и закономерного желания. Сама же МакГоннагал постоянно упоминала мое сходство с родителями и свою гордость их личностными качествами. Даже здесь двойные стандарты. Что за безумный мир?

Карта замка в онлайн режиме показывала пустые покои директора и отсутствие его маркера в обозримом пространстве, чертыхнувшись, я круто изменил направление и потопал обратно к Выручайке. До встречи с Младшим еще несколько часов, буду успокаивать нервы благородным занятием поиска сокровищ в терриконах старых сломанных вещей и пыли. Настроение неумолимо падало до отметки «война всему живому»…

Близился Хэллоуин…



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
ХеорДата: Вторник, 05.04.2016, 23:21 | Сообщение # 186
Химера
Сообщений: 480
« 68 »
О, прода. Эт есть хрш.


 
Jeka_RДата: Четверг, 07.04.2016, 04:05 | Сообщение # 187
Патриарх эльфов тьмы
Сообщений: 1496
« 147 »
надо же


Излечит любые амбиции священный костер инквизиции ©
 
MarranaДата: Воскресенье, 24.04.2016, 00:08 | Сообщение # 188
Снайпер
Сообщений: 132
« 325 »
Часть 19

Склад забытых и спрятанных вещей встретил меня уже привычной затхлостью спертого воздуха и толстым слоем пыли, в котором отчетливо виднелись протоптанные мною тропинки. То ли домовикам не было доступа в скрытое помещение, то ли они считали уборку здесь пустой тратой времени, памятуя о проблеме нехватке энергоресурсов сложно было сделать вывод, не задав прямой вопрос. А задавать вопросы местной общине трудолюбивых недоросликов – это практически то же самое, что и напрямую поставить в известность директора. Такого счастья мне не нужно. Я лучше чары повторю соответствующие, чем выскажу свое возмущение по поводу взмывающих в воздух при каждом неосторожном движении клубов тяжелой пылищи.

Копаться здесь можно было годами. Большинство вещей, правда, можно было смело назвать хламом, но тем ценнее были найденные в нем редкие жемчужины: крайне любопытные фолианты, украшения, артефакты, учебники и конспекты, даже личные дневники. Все же это школа для магов, а раньше старые рода, что могли похвастаться вереницей предков, были отнюдь не бедными и более эрудированными в магическом плане. Это сейчас, магическая аристократия представлена в сильно урезанном варианте, раньше маги себе подобного не позволяли, если воевать, то с гоблинами или принять участие в магловских войнах, не считая кровной мести. Но передраться друг с другом на почве политической идеи – это нонсенс, но все бывает в первый раз.

Монотонная работа по разгребанию пыльной истории успокаивала и настраивала на философский лад: крайние меры хотелось применить лишь к конкретным личностям, не затрагивая основное население замка в целом. Найденный мною старинный гримуар по прорицаниям и толкованиям в этой области, привел Старого Дарела в полный восторг. Вещь оказалась раритетной. Я, к слову, его восторгов не разделял, всегда скептически относился к данному направлению еще с моего первого магического мира. Аналитические прогнозы по мне были более достоверны применимо к ближайшему будущему. А по поводу отдаленного – так я и сам рассказать могу, все уже давно распланировано. С другой стороны, я бы с удовольствием посмотрел на того гения, что возьмется предсказать действия и реакцию Раалона, ладно, если он окажется простым аналитиком, а если еще и с даром прорицания, то у бедняги просто вскипит мозг. Я думаю всем понятно, что, имея в напарниках одиозного Темного Властелина, относиться к различного рода предсказаниям несусветная глупость. Любая строго выведенная и выверенная до последнего мгновения модель может рухнуть при первой же главной мысли илитиири: «Мне скучно!»

Кроме тяжеленного гримуара нашлась еще куча всякой мелочи, что стоило бы сдать для оценки контрабандистам. В шкатулки, сортируя по принадлежности, я сгребал все представляющее хоть какую-то ценность, что книги, что украшения, что случайно затерявшиеся галлеоны и мелкие монетки. Лишь раз мне захотелось оставить себе изящные серьги из белого золота с нефритом, что прекрасно подошли бы к глазам тети Туни, но я задавил эту мысль на корню. Тащить в дом вещи из магического мира сделанные не своими руками? Увольте от такого безрассудства. Ну и пусть я не увидел в украшении никаких чар, но я-то знаю, что магическое зрение не панацея, только история помнит, сколько самоуверенных идиотов, посчитавших себя самыми умными и зоркими, спалилось на данном заблуждении. Поэтому серьги без жалости полетели в отведенную для них шкатулку, не просто же так они в этом хламе оказались, пусть уж специалисты – разрушители проклятий разбираются, что к чему. А тете я подарок в Большом мире ничуть не хуже найду.

А самое забавное, в глубине сокровищницы контрабандистов я обнаружил еще одну частицу мага, что когда-то по доброте душевной подарил мне лакомый кусочек знаний об этом мире и особенностей его магии. У него оказался отменный вкус и огромный запас эгоизма и явный комплекс бога, поскольку чтоб запихать свой якорь в диадему Равенкло, что входит в первую десятку рейтинга потерянных дорогостоящих артефактов Британии, я даже не знаю, как нужно себя любить. Вот только как увязать любовь к себе неотразимому с созданием кривых филактерий, я пока уяснить не могу.

Диадему я оставил там, где нашел. Пусть лежит, может и пригодится, я только чары отвлечения внимания и защиты поставил, чтоб, если любопытный ученик наткнется на комнату, не схватил сверкающую цацку. Не каждый может справиться и слопать осколок с нехилой силой воли. Впервые пожалел, что я не темный, опосредованно добраться до знаний скрытых в изящном женском украшении я не могу, учитывая особенности своей магии скорее, спалю, чем получу какой-либо результат. Подзакусить я могу лишь тем агрессором, который сам залез ко мне в голову, что и случилось с тем огрызком, что мне оставили в наследство той памятной ночью. Но ради эфемерных крупиц чужой памяти, пусть и важных, надевать на голову непонятную фигню мне совсем не улыбается. Подождет до лучших времен, может, что и придумаю...

Время пролетело практически незаметно и, сгрузив добычу в удобный для переноски сундучок с расширенным пространством, я короткими перебежками, скрываясь от призраков и портретов, параллельно отслеживая учеников и профессоров по навигатору, любезно предоставленному мне ИИ замка, поспешил к тайному ходу на встречу со своим сообщником.

- Чего такой смурной? – вяло поинтересовался Младший вместо приветствия, едва заметив мой взор, полный всеобъемлющей любви ко всему миру, сверкнувший в темноте тесного лаза.

Друг, как и в прошлый раз, удобно устроился на цветастых ящиках, бросая на меня полусонные взгляды, и лениво цедил пиво. Темное. Это он специально надо мной издевается, я стопроцентно уверен, его тонкая ранимая душевная организация позволяет еще и не такие выкрутасы над психикой окружающих. Я в раздражении скинул притащенный сундучок со своей добычей на пол, полностью проигнорировав гулкий звук. Даже если Дарел и забыл накинуть заглушку, в чем я, разумеется, сомневаюсь, то кому интересно происходящее в подвалах?

- Да вот, думаю, убивать, конечно, не хорошо, но если очень хочется, то, наверное, можно. Как считаешь? Куда труп прятать я уже знаю.

- Мда, эка тебя прижало, - хмыкнул контрабандист. – Кто кандидат в покойники?

- Для начала МакГоннагал, а там как пойдет, - я с наслаждением потянулся и тяжело плюхнулся рядом с собеседником.

- И чем тебе не угодила госпожа декан? – безразлично спросил он, снисходительно поглядывая на меня, явно подозревая приступ подросткового максимализма. Почти угадал, он у меня юношеский, да еще и вечный для полного счастья. Правда, мне это не вредит, а что до окружающих, так это исключительно их проблемы.

- Отказала в посещении могил предков в годовщину их смерти. По крайне забавным и надуманным причинам, ну, а директор, будто специально меня избегает и уже как неделю отсутствует в школе, - хмуро буркнул я.

- Тоже мне, нашел проблему. Пошли, покажу, - и Младший одним слитным движением сытого хищника соскользнул со своего импровизированного трона, протянув руку для парной аппарации.

- Оно тебе надо, так светиться? – устало бросил я.

- Да, кому эти мемориалы нужны? – отмахнулся он. – Дезилюминационные чары тебе на что?

- А если кто-то типа Моуди с его артефактом? Я уже изъявил желание там показаться, не исключено, что без засады не обойдется.

Дарел на мгновение задумался, прикидывая размах моей паранойи, а затем бухнулся обратно, присосавшись к бутылке с пенной жидкостью.

- Да, пожалуй, в твоих словах есть резон, - согласился он. – А чего раньше молчал?

- А раньше я был просто Энди из Лютного, который никакого отношения к семье Поттер не имеет, и иметь не будет, - я покосился на согласно хмыкнувшего Дарела.

- А сейчас вдруг приспичило, ага, - хохотнул Младший. – Тебе зачем контры с администрацией Хога и опекуном? – моментально подобрался он и окинул меня оценивающим серьезным взглядом.

- Прецедент нужен. Чтоб в будущем в ответственный момент обладать возможностью игнорировать заверения директора и не вызывать подозрений. А то у МакГоннагал из аргументации: «Альбус Дамблдор так сказал», – передразнил я интонации декана. - И предполагается, что я должен смиренно верить. С директором я, правда, еще не разговаривал, но мне кажется, что и его доводы будут не сильно отличаться. Да, есть такое подозрение, - я на мгновение задумался, а затем радостно ухмыльнулся. – Посмотрим, что они тогда скажут, когда я им напомню, как они сиротку обидели, - и посмотрел на собеседника выразительным трогательным взглядом. Дарел заржал, как молодой конь.

- Ну-ну, манипулятор малолетний! Только взгляд попроще делай, а то жалостливые глазки твои вызывают не угрызения совести, а желание прикопать немедленно.

- Ничего, я еще потренируюсь, - честно заверил я.

- И что, так и смиришься? Не посетишь могилы родителей? – ухмыльнулся друг.

- Почему? – оскалился в ответ. – Есть пара идей.

- Угу, и загремишь на отработки за побег, - нахмурился Младший.

- Мелко мыслишь. Я найду себе сопровождающего, - контрабандист удивленно приподнял бровь. – Снейпа, - лаконично пояснил я.

- Его, значит, подставить, ты не боишься?

- Неа, главное, правильный подход к нему найти, а нотации директора и МакГоннагал ему давно побоку.

- Ты поосторожнее, - нахмурился друг. – Гении – они все себе на уме. Магду вспомни.

Перед мысленным взором моментально всплыло лицо пожилой женщины, со следами былой красоты, поджатые тонкие губы, стянутые в узел смоляные волосы с проседью и с жестким прищуром черные проницательные глаза, как рентгеном просвечивающие тебя насквозь. Как у Снейпа. Только у Магды они живые, а у зельевара взгляд смертельно уставшего человека, разочаровавшегося в жизни, в затылок которому жарко дышит Предвечная. Может, потому-то он и замалчивает информацию обо мне и идет навстречу, несмотря на все мои подколки и попытки вывести его из себя. Пробив его эмоциональный щит, я заставил его вновь почувствовать себя живым и он это ценит, хотя никогда в этом не признается.

- А они с Магдой случайно не родственники? – невольно вырвалось у меня.

- Не исключено, - задумчиво пробормотал Младший, потрясая пустой бутылкой на предмет последних капель драгоценной жидкости. – Прошлое Магды тайна, а кости тех, кто сунул в него любопытный нос, давно истлели. Есть подозрение, что она из Принцев, а они все поголовно обладают мерзким и сволочным характером. И несомненным талантом в алхимии и менталистике.

- Принцы? – ухватился я за смутно знакомую фамилию.

- Ага, - согласно кивнул Дарел. – Эйлин - мать Северуса, из Принцев. И имела очень тесные связи с Магдой. Она же и привела его на Темную аллею. Надо сказать, Снейп один из немногих с кем наша затворница общается, ну, в понимании самой Магды, разумеется. Но могу поклясться, что Северус свято уверен в искренней ненависти старухи к своей персоне…

Что-то мне это напоминает, я удивленно вскинул глаза на Младшего, но тот, по-видимому, пришел к сходным выводами и небольшое, плотно заставленное ящиками и коробками помещение склада огласил новый порыв дикого хохота.

- У них много общего, определенно, - пробормотал я, утирая выступившие слезы.

***
Директор на ведомственной ему территории так и не появился, МакГоннагал на повторный намек решить мою просьбу как второму по значимости должностному лицу в нашем закрытом и затерянном пансионате разразилась очередной лекцией на тему моей безответственности. Связи между замечательными гриффиндорцами Джеймсом и Лили Поттерами, желанием почтить их память и моей эгоистичностью, что не стремится принимать труда по обеспечению моей безопасности, невидимых ищущему глазу, отважных магов, я не уловил. Но переспрашивать не стал, нравоучения нашего декана поразительно скучны и однообразны. Я переключил внимание на другую главную фигуру в моем простеньком плане.

Вот тут меня ждал грандиозный облом. Декан Слизерина оказался поистине неуловимым. Мне не помогла даже продвинутая шпаргалка для ориентирования в наших школьных лабиринтах. Стоило мне засечь нужный объект и бодро ринуться на сближение, как этот бескрылый ядовитый мыш, словно заправский вампир, бесследно растворялся в вечных сумерках глубоких подземелий. Вся эта увлекательная игра в кошки-мышки окончательно убедила меня в мысли, что я являюсь отнюдь не единственным счастливым обладателем интерактивной карты Хога.

Незаметно подкрался Хэллоуин, и праздничное утро заблаговременно возвестило о готовящемся торжестве сладковатым запахом печеной тыквы, проникающим в любые щели и даже сквозь плотно закрытые двери. Большой зал, по случаю знаменательного события, был украшен атрибутами сопутствующей тематики, и под потолком перемигивались друг с другом горящими огоньками кривые физиономии ярких полых тыкв, отмахиваясь от снующих повсюду юрких летучих мышей, с громким визгом носившихся наперегонки. Свечи таинственно мерцали на фоне темнеющего неба, а ученики, игнорируя все это великолепие, грустно сверлили взглядом ломящийся от разнообразных блюд стол. Я по своему обыкновению облизывался на шикарную иллюзию, в который раз себе обещая непременно в ней поковыряться. С двух сторон раздались обреченные жалостливые девичьи вздохи, и я отвлекся от созерцательной медитации. Мои соседки демонстративно морщили хорошенькие носики и мрачно взирали на предложенное меню, я удивленно осмотрелся и в конечном итоге был вынужден признать, что в какой-то мере они правы. Я, конечно, ничего не имею против тыквы, в свое время довелось отведать куда более экзотические деликатесы, но предложить на выбор тыкву и тыкву – это, пожалуй, перебор.

- Гаррет, можно мне вон того салатика. В нем, кажется, чуть меньше тыквы.

- И мне, - поддержала подругу Парвати.

- Конечно, леди, - галантно обслужив своих собеседниц, я принялся угрюмым взглядом сверлить преподавательский стол.

Снейп, верный своей сволочной природе, невозмутимо игнорировал мое недовольство и с непроницаемой миной морды лица делал вид, что его здесь нет, а темнеющая в неровном свете фигура лишь коллективная галлюцинация присутствующих. Флитвик и Спраут о чем-то хихикали между собой, Хагрид активно сморкался в безразмерную простынь, должную изображать носовой платок, МакГоннагал сдержано улыбалась, Квиррелл, проявив недюжинное благоразумие, отсутствовал, а появившийся, наконец, в родных пенатах Дамблдор лишь загадочно мерцал бликами на фигурных стеклах очков и довольно улыбался. Интересно, а он в курсе моей скромной просьбы?

- Так, стоп! Еще раз, кто пропал? – поймал я мысль в быстром щебете девичьих сплетен.

- Не пропал, - успокоила меня Лаванда. – Грейнджер нет. Она в туалете уже полдня плачет.

- Не понял? С чего бы?

- Уизли, баран недалекий, ее сегодня после чар обидел, - скривилась Патил, стрельнув недовольным взглядом в сторону нашего однокурсника, без зазрения совести, отдававшего должное кулинарным талантам местных поваров. – Ты слишком быстро убежал и не слышал, они в паре на занятиях были, Уизли снова показал себя полной бездарностью.

- Угу, опасной бездарностью, - подтвердила Браун, посмотрев в ту же сторону, и явно намекнув на сломанный рабочий инструмент Рона. - Мы звали ее на ужин, но она отказывается. С другой стороны, зачем ей рыжего опухшими глазами радовать?

- Хм, - ну вот, все-таки нарвалась кудряшка. – Девочки, милые мои, вы бы взяли шефство над Гермионой, а? А то ведь заклюют бедняжку. Ну, ради меня, - я переводил просящий взгляд с одной насупившейся мордашки на другую.

- Ты нас совсем не любишь, - потянули они, с сомнением глядя на меня.

- О, девочки, я вас просто обожаю и ценю, вы единственный мой луч света в этом мрачном промозглом царстве древности, но сами подумайте, где мы еще найдем такое неотвратимое оружие по мозговыносу массового действия?

- Только ради тебя, - горестно вздохнули юные шантажистки, кося хитрыми взглядами.

- Ну, вот и славно, - ходячую проблему временно пристроили, надеюсь, они научатся чему-нибудь друг у друга.

Я снова покосился на Снейпа, выжидая, когда появится возможность перехватить его для вдумчивого разговора и активной агитации на мою авантюру. Декан Слизерина демонстративно отводил глаза, ясно, мои попытки выловить его для приватной беседы не прошли мимо его внимания, но не нашли отклика в его нелюдимой душе. Ну… куда ты денешься, от меня еще никто не уходил!

Торжественное мероприятие и мои тщательно лелеемые планы грубо поломал профессор Квиррелл, с шумом ввалившийся в Большой зал:

- Тролль! В подземелье тролль! Я думал, вы должны знать! – провозгласил он срывающимся от нехватки воздуха голосом.

Зал ошарашено замолк. А преподаватель ЗОТИ, как марафонец, исполнивший свой долг до конца, картинно рухнул на холодный каменный пол. Студенты разразились истеричными криками, профессора недоуменно переглянулись, а я, сокрушенно вздохнув под ударной звуковой волной, продолжил трапезу.

- Старосты! – разнесся по залу, усиленный голос директора. – Отведите свои факультеты в гостиные!

Я аж соком подавился от неожиданности. Патил и Браун дружно стукнули меня по спине, выбивая из легких остатки воздуха. Добрые девочки! А Дамблдор вообще высшая инстанция доброты и душевности – с легкой руки направил два факультета на встречу к твари с непробиваемой для магии шкурой. Ага, говорят, даже авада бесполезна. Вон, Снейп и Спраут явно разделяют мое нелестное мнение об умственных способностях белобородого. Деканы детей из подземелий слаженным дуэтом с двух сторон рычат на директора, захлебываясь яростью, и искрами из глаз сыплют, а ему хоть бы хны. Судя по вмиг закаменевшему лицу зельевара и холодному прищуру профессора травологии, до разума и здравого смысла Великого и Светлого достучаться не вышло. Флитвик мрачно косился на возвышающегося суровым монументом, восседающим на златом троне директора и озадаченную МакГоннагал, остальные профессора растерянно переглядывались, четко давая понять неискушенному взгляду, что ситуация отнюдь не рядовая и на розыгрыш по случаю праздника не тянет.

Гриффиндор вокруг меня бурлил, игнорируя попытки Перси навестить порядок в наши ряды буйных голов и мешая отслеживать ситуацию за профессорским столом. Там такие страсти кипят!

На периферии сознания зажегся огонек тревоги. Чужой. К глубочайшему моему изумлению до меня пытался достучаться ИскИн Хогвартса. Что же там такое случилось, раз потребовалось именно мое вмешательство? Игнорировать просьбы такого уровня мне даже в голову не пришло, если я хочу обосноваться здесь надолго, то мне нужно любыми способами зарабатывать очки и авторитет у управляющей системы замка с зачатками разума, чтоб в конечном итоге мне дозволили в ней покопаться. В Выручайке нет информации об ИИ, от слова совсем, сомневаюсь, что ей владеет и директор, думаю, Основатели предусмотрели подобный вариант и инструкцию по эксплуатации Последний Оплот вручит сам, тому, кто сможет завоевать его доверие. Не скажу, что это удачное решение, но других вариантов у меня нет. Карта замка отчетливо показывала жирную красную точку, медленно двигающуюся по узким для нее коридорам, и отнюдь не в подземельях.

- Гермиона, - дернула меня за рукав мантии Парвати. – Гермиона не знает о тролле!

- Прах Мироздания, - сквозь зубы выругался я и рявкнул. – Перси! У нас первокурсница отсутствует! Грейнджер в дамской комнате!

- Ты слышал Дамблдора? Все идем в гостиную, о Грейнджер позаботятся профессора! – отмахнулся староста.

- А кто их предупредит? – я огляделся в поисках декана, но МакГоннагал и след простыл, как и директора.

Снейп и Спраут руководили эвакуацией своих факультетов, не желая оставлять без присмотра подростков в экстренной пробежке по подземельям, и уже покинули Большой зал, прикрывая своих подопечных. Флитвик носился на своем импровизированном летучем пьедестале, подгоняя слишком задумчивых деток, а забытый всеми Квиррелл так и лежал, отсвечивая лиловым тюрбаном. Все остальные преподаватели растворились в неизвестности вместе с главным руководством нашего милого дурдома. Походу, Гриффиндор брошен на произвол судьбы.

- Профессорам лучше знать, - прошипел староста, подтолкнув меня в общую толпу. – И не стоит их отвлекать, они пытаются устранить угрозу!

Не понял, это он мне так образно намекнул, что связи с деканом в экстренной ситуации не предусмотрено в принципе? Мы точно в магической школе? А то у меня жуткие сомнения. Замок окатил меня очередной холодной волной тревоги и близкой опасности. Перед мысленным взором щелчком развернулась интерактивная карта школы с подсвеченными объектами, судя по траектории неспешно шествующего тролля, встреча его с рыдающей в туалете Грейнджер неминуема. Отсидеться может и не выйти – опасные твари обладают отменным слухом.

К демонам Мироздания эту бездарную организацию безопасности! Улучив момент, я нырнул в ближайшее ответвление от главного коридора, замок, как порядочный навигатор, моментально подсветил мне на карте самый кратчайший маршрут. От спешного забега меня отвлекло сопение за спиной. Рыжий Уизли, кто бы сомневался.

- Какого черта?! – прорычал я.

- Ты не один хочешь посмотреть на тролля, - насупился тот, глядя на меня исподлобья.

Новая волна паники подхлестнула меня поторопиться и заставила отложить разборки на потом.

- Под ногами не мешайся, - буркнул я и понесся вперед, что удивительно, но нужные лестницы терпеливо дожидались моего прибытия, и в стенах не появилось лишних дверей, а правильные даже не подумали капризничать, заранее распахиваясь передо мной.

Тролля мы учуяли заблаговременно, по характерному запаху, разносившемуся далеко вперед. Данному объекту не суждено быть мастером скрыта и атак из засад. Это явно не его амплуа. Но как бы я не спешил, к нужному туалету мы с нежданным визитером вылетели одновременно. Едва бросив беглый взгляд на эту грязную массивную фигуру, царапающую макушкой потолок и небрежно волочащую за собой огромную дубину длинной в половину его роста… я замер от восхищения. Тролль остановился, вперив злобный взгляд своих маленьких глазок, теряющихся на грубо выструганном, словно из камня, лице. Я с восторгом разглядывал бугры мышц, пузырившиеся на плечах и тугими канатами обвивающие руки, заканчивающиеся внушительными кулаками, что наверняка без труда прошибут кирпичную кладку, широкую грудь и мощные ноги, уверенно державшие на земле этого колоса. О, Мироздание, спасибо тебе! Даже не знаю, чем буду расплачиваться за такой шикарный подарок! В лапах этого образца двуногого прямоходящего даже передвижная турель будет смотреться легкой и игрушечной.

- Какая мерзость, - проскрипел полузадушенный паникой голос Уизли, про которого я уже успел позабыть. Не умеешь ты ценить прекрасное!

Раздраженно дернув рукой, я, не глядя, бросил на голос сонные чары, успешно опробованные когда-то на Хагриде. Рыжик послушно осел на пол, по-детски засунув ладошки под голову, и тихонько засопел, а я продолжал мечтательно пялиться на мою новую игрушку, даже очки с носа сорвал, чтоб лучше было видно.

Всегда! Всегда считал, что разум превосходит любой искусственный интеллект, даже самый совершенный, хотя бы потому, что электронный мозг руководствуется в первую очередь прописанной и рациональной логикой. Порой от вывертов мышления разума биологического машинный зависает капитально. Поэтому я никогда не использовал дронов-десантников, в бою гибкий и непредсказуемый человеческий разум бесспорно лидировал. Представитель иной расы, что молчаливо и настороженно стоял передо мной, с удивлением и некоторой опаской рассматривая радостный оскал на моем лице, относился пусть к условно, но разумным. Чтоб я, да и раскидывался подобным материалом? Никогда такого не было. Так, у него из прочих достоинств еще и высокая сопротивляемость к прямым чарам! Отмыть, основательно подучить, облачить в броню и выдать лучемет – легионер нового образца готов! А жизнь-то налаживается. У меня таки скоро будет армия!

Продолжая с детским восторгом мериться взглядом с троллем, я уже начал прикидывать дизайн будущей брони с учетом местного колорита и магической составляющей. Если разместить нужные руны в стратегических местах, то можно добиться еще большей магической сопротивляемости, а если дополнительно впаять узконаправленные защитные артефакты, схему которых я недавно вычитал в Выручай-Комнате, то в результате получится вполне приемлемый кинетический щит, что позволит… Как жаль, что Раалон этого не видит…

В гляделки с моим будущим легионером мы играли всего пару минут. Не знаю, что он увидел в моих глазах: то ли проявил невиданную в магическом мире проницательность и рассмотрел во мне архимага с лучеметом наперевес, или восхитился шагающими перед моим мысленным взглядом несметными стройными рядами закованных в броню своих сородичей, но тролль, проявив недюжинное благоразумие, просто развернулся и потопал восвояси, шаркая плечами о стены коридора, и подволакивая бесполезную в такой тесноте огромную дубину.

Тихонько скрипнула дверь, и до меня донесся тихий испуганный шепот.

- Что это было? – Гермиона осторожно высунулась из своего укрытия, где благополучно схоронилась от шокирующей картины посещения любопытным магическим существом детской школы.

- Тролль, - лаконично ответил я, повернувшись к ней. – Он уже ушел.

- Ой! – внезапно воскликнула она, отшатнувшись. – У тебя глаза светятся!

- Тебе показалось, - проникновенно ответил я, не сводя с нее пристального взгляда, девочка заторможено кивнула, соглашаясь с моей версией.

Я быстро водрузил очки на нос, чтобы скрыть свой промах. Гермиона осторожно вышла в коридор, удивленно рассматривая лежащее бесчувственное тело. Про мою нестандартную реакцию на все интересное она уже забыла - легкий гипноз и никакого мошенничества, не то что, калечащие разум чары типа конфундуса и затирания памяти.

- Данное неземное видение поразило его в самое сердце, и он не выдержал яркости впечатления, - пояснил я, Гермиона насмешливо фыркнула и потормошила Уизли.

- Что здесь происходит!? – раздался гневный оклик нашего декана. – Почему вы не в своей гостиной? Вам же ясно сказали, что в школе тролль!

Из глубины коридора вылетела разъяренная МакГоннагал, следом за ней беззвучной тенью следовал декан Слизерина, насмешливо взирающий на получившуюся композицию. Профессора, по закону жанра, появились поразительно вовремя.

- Зашли предупредить об этом Гермиону, - стеснительно улыбнулся я, опуская глаза.

- Тролль, - прохрипел очнувшийся Рон. – Огромный…

- Что?! – прорычала профессор. – Всем было сказано – идти в свою гостиную! Вам жить надоело?! Вы что здесь делали?! Тролль – это вам не экспонат в зверинце! О чем вы только думали?! Ваше поведение просто безобразно, такой безответственности я не ожидала! Я разочарована!

Грейнджер, испугавшаяся резкого напора декана, внезапно сжав кулаки, шагнула вперед, выйдя из-за моей спины, явно намереваясь сболтнуть какую-либо глупость. Аккуратно наступил ей на ногу и отрицательно мотнул головой в ответ на удивленный взгляд, Маккошка продолжала бушевать, переводя возмущенный взор с одного на другого в поисках раскаяния и осознания вины.

- Еще раз спрашиваю, что вы здесь делали?! Мисс Грейнджер?

Гермиона вздрогнула и, мельком обернувшись на открытую дверь в туалет, смущенно потупила взгляд.

- Хватит мучить этим вопросом девочку, Минерва, - пошипел Снейп с легкой насмешкой в голосе. – Это дамская комната.

- Мы за Гермионой пришли, - снова подал голос, красный как рак Рон. – А тут тролль… огромный! На нас напал, а мы… - замялся он, под скептическим взглядом зельевара, цепко приметившего наш вполне бодрый и непотрепанный вид.

- Ты в обморок упал, - припечатала кудряшка, сверля гневным взглядом однокурсника.

- Вы должны были поставить в известность меня, а не заниматься самодеятельностью! – не сдавалась МакГоннагал, все еще пылая праведным гневом.

- Мы так и собирались сделать, но вы с директором слишком быстро покинули Большой зал и даже не уточнили, все ли студенты на месте, а Перси сказал, что связи с вами не имеет. Кстати, а вдруг не только Гермиона не услышала объявления?

Декан задохнулась от возмущения, суровым взглядом пытаясь призвать меня к привычному для нее поведению образцового школьника, но сказать на мое обвинение ей было не чего.

- В следующий раз, мистер Поттер, обращайтесь ко мне, - Снейп окинул коллегу нечитаемым взглядом, а затем, добавив сарказма, продолжил. – Если заместитель директора окажется слишком занята, чтоб обращать внимание на подобные мелочи.

Ну все, ты сам это сказал, я насмешливо скосил взгляд на замершего декана Слизерина, до которого резко дошло, что подколка коллеги вылилась в явную неприятность для него.

МакГоннагал отчетливо скрипнула зубами, не оценив метко брошенную шпильку и тонкую иронию в глубоком голосе зельевара, и снова перенесла свое внимание на нас. Я опустил глаза, пряча за ресницами прорывающуюся зелень глаз, давя в себе нешуточную злость и бешенство. Мое и так невысокое мнение о госпоже декане Алознаменого факультета с крейсерской скоростью скатывалось в минус. С другой стороны чего я хотел? Ответственности за подопечных от женщины, оставившей ребенка на пороге чужого дома холодной ноябрьской ночью? Угу, наш декан ни разу не заглянула в нашу гостиную (видимо лень так высоко подниматься), она абсолютно слепа к подрывной деятельности близнецов, игнорирует тот факт, что Рон Уизли бездумно размахивает поврежденной палочкой, подвергая нешуточной опасности не только себя, но и окружающих. Тот же вопрос, кстати, у меня к нашему преподавателю чар.

Оценке жизни маглорожденной студентки, приравненной к хорошему ответу за урок, я уже не удивился.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
БарсикДата: Понедельник, 25.04.2016, 01:38 | Сообщение # 189
Химера
Сообщений: 433
« 24 »
Спасибо за продолжение !! smile
 
MarranaДата: Среда, 27.07.2016, 21:30 | Сообщение # 190
Снайпер
Сообщений: 132
« 325 »
Часть 20

В конечном итоге нас сопроводили до гостиной, здраво опасаясь, что трое подростков с подозрением на отсутствующий инстинкт самосохранения умудрятся вляпаться в неприятности еще раз. Профессор Снейп по своему обыкновению едко высказался, что это основная определяющая черта характера типичного гриффиндорца. МакГоннагал только раздраженно сверкнула глазами на реплику коллеги и продолжила воспитательную лекцию. К ее чести, она приняла мое замечание к сведению и мановением палочки, создав телесного патронуса, отправила его донести логичную мысль до других преподавателей. Что собой представлял концентрат светлых эмоций моего декана, я рассмотреть не успел, был очень занят беседой с деканом Слизерина.

Зельевара закономерно интересовал вопрос, как мы умудрились разминуться с троллем. Сделать невинные глазки и поинтересоваться, какой такой тролль, он же был в подземельях, увы, не представлялось возможным. На данном этапе эволюции и развития мой будущий десантник демаскировал себя знатно, да и Рон добавлял масла в огонь, придумывая все новые и новые небылицы. Профессору пришлось согласиться с моей версией, что редкого в наших краях гостя мелкие детки просто не заинтересовали, другие свидетели ничего по делу добавить не могли, поскольку Уизли эпохальную встречу проспал, а кудряшка благоразумно дождалась развязки, схоронившись в укрытии. Конечно, мой собеседник закономерно чуял, что я нагло вру, глядя безмятежным взором в его глаза, но подозрения к делу не пришьешь. Попытка легилименции стабильно провалилась, мы целы и невредимы, а тролль исследует школьные достопримечательности где-то еще. В конечном итоге в наш милый, полный скрытых шпилек и полунамеков, разговор вмешалась МакГоннагал и испортила всю малину, возмутившись, что профессор не доверяет ее ученику, к тому же первокурснику. До сих пор не могу понять, как декану Слизерина удается выразить всю гамму обуревающего его скепсиса лишь сдвинутой на пару миллиметров бровью. Но декан факультета буйных и безбашенных оказалась глуха к его аргументации.

В гостиной нас ждал привычный шум и гам, вызванный бурными обсуждениями и предположениями, подстегнутыми буйным воображением подростков в пубертатном периоде. Тот еще зверинец. Вот тут-то Рон и понял, что настал его звездный час и поспешил поделиться впечатлениями с благодарно внимающей публикой. Рванувшуюся было восстанавливать справедливость Гермиону я оттянул в сторонку, отрицательно качнув головой.

— Но почему?! — бурно возмутилась она. — Он же…

— Справится без тебя, — перебила ее подобравшаяся к нам Лаванда. — Мальчишки, что с них взять.

— Это все равно не правильно! И мы подвели профессора МакГоннагал! Вы рисковали жизнью, ослушавшись директора!

— Профессор МакГоннагал, кажется, говорила тебе, что Хогвартс самая лучшая школа и безопасная. Или это была не она? — я задумался припоминая.

— Она, — заторможено кивнула Грейнджер.

— Безопасная, — презрительно хмыкнула Браун. — Против тролля не каждый взрослый волшебник рискнет выйти, что уж говорить о нас.

— Но… — попыталась вновь высказаться в защиту преподавателей кудряшка, но блондинка снова ее одернула.

— Про троллей прочитаешь завтра, в справочнике по особо опасным тварям, — безапелляционно объявила она. — А сейчас пойдем, приведем тебя в порядок, не дело это с опухшим от слез лицом в обществе показываться.

Шокированная Гермиона безропотно позволила себя увести в спальню девочек, на ходу обдумывая свалившиеся на нее мысли, подрывающие авторитет уважаемых преподавателей. Надеюсь, она сделает правильные выводы. Умная девочка, вот только доверчивость и вера в слова учителей безо всяких доказательств — совершенно лишние качества для юной ведьмы, но мы это исправим.

Неистовые обсуждения меж тем продолжались, и младшие курсы на потеху старшим наперебой хвастались, как бы они повели себя при встрече с огромным троллем в темных школьных коридорах. Когда дело дошло до демонстрации изученных, а зачастую самовыдуманных заклинаний для борьбы с превосходящим противником, не на шутку обеспокоенный Перси разогнал всех по спальням. Весело хихикающие старшекурсники ему в этом активно помогали, никому не хотелось подвернуться под шальное проклятие, выпущенное малолеткой. По понятным причинам покинуть башню Гриффиндора, чтоб выразить свое почтение искусству мадам Помфри не представлялось возможным. В спальне, навеяв легкие сонные чары, я дождался, пока мои соседи спокойно не уснули, а затем, сверившись с подсказками замка, пошел претворять в жизнь свои коварные планы.

Смыться из гостиной факультета, в конечном итоге, не составило большого труда, как и подкараулить летящего по коридорам в подземелье декана Слизерина. После экстренного совещания профессоров и отлова туриста — дикаря тролля он потерял бдительность. Зря.

— Поттер! — поцедил зельевар, узрев меня, вальяжно сидевшего на подоконнике по пути его следования. — И почему я не удивлен? Двадцать баллов с…

— Вы мне обещали, — напомнил я и Снейп резко осекся.

— На что я подписался? — устало спросил он, вглядываясь в мое лицо холодным взглядом.

Я слабо улыбнулся, мне понравилось, что он не отказывается от своего слова, даже брошенного в запале.

— На сопровождение меня к могилам родителей. МакГоннагал отказала, — поспешил просветить я, возмутившегося было профессора. — Моей семье ведь даже не сказали о месте погребения, это я уже сам выяснил. Из газет, — последняя фраза, мне кажется, произвела большее впечатление, и зельевар коротко кивнул.

— Идите, захватите теплую мантию.

Я усмехнулся, показывая, что раскусил незамысловатый детский развод и так просто от меня не отделаться.

— А согревающие чары на что?

В ответ мне достался очередной нечитаемый взгляд и профессор, совершенно не скрываясь, стремительно направился к парадному выходу из замка. Холодный влажный воздух взбодрил, а от дыхания отчетливо вырвались в свободный полет крохотные струйки теплого пара. Легкое плетение чар в мгновение ока решило проблему одежды не по погоде, профессор никак не прокомментировал происходящее, лишь скосил темным глазом, оценивая результат. Вот за что его уважаю, так за то, что он всегда четко знает, когда можно дожать собеседника, а когда лучше не задавать лишних вопросов. К тому же, он прекрасно осведомлен о том, в какой веселой компании я провел самые бурные годы своего детства и осознает, что детские чары, самое безобидное из того, чему меня научили. В какой-то степени это даже удобно. Профессор, к слову, тоже не утруждал себя размахиванием артефактом и произнесением словесных формул — его мантия также не соответствовала промозглой осенней погоде, но дискомфорта мой провожатый явно не испытывал.

До аппарационной границы мы дошли резво и в полном молчании. Едва переступив невидимую черту, Снейп остановился и протянул мне руку. Мгновения крайне неприятных ощущений протискивания сквозь упорно сопротивляющееся пространство и мы стоим посреди пустынной улицы, убегающей вдаль, с рядами симпатичных коттеджей, скрывающейся в ажурной вязи голых веток садовых деревьев, с редкими бурыми листьями, навевающими унылые мысли. Улица была уютно освещена четким рядом фонарей в винтажном стиле, кое-где в окнах горел привычный свет всего цивилизованного мира, а в некоторых окнах дрожали и таинственно мерцали отблески свечного пламени. Волшебники ужасно старомодны.

— Годрикова Лощина, — коротко прокомментировал профессор. — Традиционно считается местом совместного проживания магов и маглов, — в конце он не удержался от едкой усмешки.

Черным призраком Снейп двинулся вперед, неслышно ступая по влажной брусчатке, мантия, словно живая закручивалась в такт его шагам, взметаясь вверх, как будто избегая мелких капель влаги и грязи, поднимаемых нами. Я мог шествовать ничуть не менее пафосно, но по здравому рассуждению решил не пугать своего сопровождающего плагиатом.

— Считается? — выделил я, зацепившее меня слово в речи профессора.

— Считается, — безразлично подтвердил он. — Годрикова Лощина не является ненаносимой территорией, вроде Косой аллеи, Хогвартса с окрестностями и многих мэноров, соответственно находится под юрисдикцией магловских властей. Ничего не мешает простым людям прикупить домик или участок в столь тихом месте. Вот только шила в мешке не утаишь… Статут, Поттер, Статут. Тот самый, вами так нелюбимый. Если часто стирать людям память, они все равно ощущают тревогу, хоть и не помнят причин. Поэтому, в настоящий момент здесь в основном селятся маглорожденные со своими семьями и прочими родственниками, что знают о магии, сквибы и некоторые чистокровные долгожители, типа Бэгшот.

— Автор учебника по истории? — уточнил я.

— Она самая, — согласно кивнул Снейп. — Где-то здесь дом Дамблдора и коттедж Поттеров, куда перебрался твой отец, после разрушения мэнора. Где ваш родовой мэнор я не знаю, даже не спрашивайте! — резко отозвался он, заметив, как я открыл рот для закономерного вопроса. Все же проницательный собеседник не всегда удобен, особенно, когда так не хватает материала для анализа, а паузы, отговорки и скупые ответы могут пролить свет на многие скрытые тайны, тому, кто может их правильно расшифровать. А я без ложной скромности могу вам сказать, что за столько столетий овладел этим искусством если не в совершенстве, то где-то около того.

Спокойная улочка слегка раздалась вширь, и мы вышли на небольшую площадь, в центре которой был установлен монумент, темной громадой возвышающийся перед нами, рассеянный свет фонарей, натыканных, как свечки вокруг площади, лишь частично достигал чуда магического зодчества.

— Возведен в вашу честь, между прочим, — криво усмехнулся декан Слизерина. — А там — дом Поттеров, — он небрежно указал в сторону темного провала в ряду жилых и освещенных коттеджей. — Куда?! — резко окрикнул он, едва я двинулся в указанном направлении. — Мы не на экскурсии, Поттер! Тем более, там не на что любоваться. Одни руины.

— Вот это-то мне и интересно. С чего бы? — пробормотал я, однако мой любимый профессор-мизантроп отличался на редкость отменным слухом.

— Официальная версия, — выделил слова профессор с особо едким сарказмом, — опубликована в «Пророке» того периода, а вы уже успели продемонстрировать отличный навык поиска информации. Продолжайте в том же духе.

Угу, ознакомился я с «официальной» версией. Теперь мечтаю почитать отчеты по расследованию данного шокирующего происшествия, вопреки воле сделавшего меня героем с дебильным прозвищем. Очень надеюсь, что аврорские записки будут в лучшую сторону отличаться от газетной утки и не ограничатся объяснением становления моей персоны бездомной банальными авадами и моим лбом из неизвестного науке и магии материала. Но это второстепенный вопрос, а самый главный…

— А почему господа благодарные маги водрузили вот тут бесполезный памятник, вместо того, чтоб восстановить дом, дабы героическому сиротке было где жить? — нет, я действительно логику не понимаю, как и руин после трех авад и одного упокоения, что опасность представляет лишь для залетного умертвия.

— Понятия не имею, Поттер, я в то время был несколько занят. Нам туда, — Снейп беззастенчиво подтолкнул меня в сторону узкого проулка. — У нас мало времени, не более получаса. Наше отсутствие в замке уже вызвало переполох.

— Как будто мы первые такие умные, — скептически хмыкнул я. — Не поднимет же директор аврорат по тревоге.

— Аврорат не поднимет, но Аластора Моуди нам хватит за глаза, поверьте. А знакомство с этим… хм… субъектом, не то испытание, которому стоит подвергать детскую психику. Даже вашу.

— Наслышан. Не переживайте, сэр, меня в свое время учили выносить мозг и не таким личностям.

— Вот это-то меня и пугает, — Снейп как всегда в своем репертуаре, без шпильки не обойдется. — С мозгом он хотя бы предсказуемый параноик. Боюсь представить, что будет после общения с вами.

Узкий тупичок окончился коваными воротами кладбища. Жалобный скрип несмазанных петель показался в сонной тишине дремлющей деревеньки невероятно громким. За воротами нас встретила густая тьма, лишь изредка разгоняемая бледным светом луны, выглядывающей из-за низких облаков. Освещение здесь почему-то было не предусмотрено. Профессор уверенно лавировал между памятниками и надгробиями, прокладывая путь в свете крохотного огонька люмоса, что я едва поспевал за ним.

— Это здесь, — наконец произнес он, остановившись.

Почти театральный взмах свободной рукой и на могилу ложатся две белоснежные лилии; в неровном свете профиль профессора бесстрастен и бледен, словно выточен из мрамора. Взмах палочкой и рядом с подарком Снейпа ярким пятном опускаются две кроваво-красные розы. Белый цвет — цвет смерти, красный — красоты и памяти. Недостойно будущего Императора забывать ту, что когда-то подарила жизнь. Я так и не понял, почему она оставалась в той мышеловке до самого конца, хотя как никто другой чувствовала нешуточную опасность. Но теперь, наверное, и не узнаю.

А вообще, странно все получилось. И эта нелепая война, и не менее нелепая победа, которая по сути ничего не изменила. Только магический мир резко обеднел на длинный перечень перспективных молодых людей, подающих в будущем большие надежды, некоторые древние и влиятельные фамилии оказались стерты с лица МагБритании, некоторые лишились денег и привилегий, а некоторые, как водится, неплохо на этом поднялись. С учетом веяний и тенденций, что сквозняками носятся в умах волшебников, Поттеров можно отнести к первым. Я, правда, буду резко против, но это дело будущего. Сначала я верну себе имущество и титул.

Вы не ослышались, именно титул. Древнейшие и благороднейшие — эти эпитеты возникли не на пустом месте, а учитывая эгоизм и самооценку магов, любящих комфорт и всеобщее уважение, плюс бурные и неспокойные времена задолго до принятия Статута — никто же не думает, что предприимчивые и деятельные волшебники не выбили себе наилучшие блага под холодным солнцем Туманного Альбиона? Только желающих много, а золото, земли и титулы величина конечная. Времена меняются, завистники и жаждущие перераспределить ресурсы в нужном им порядке находятся всегда. Вот и сейчас: недовольно морщится Малфой, слыша безликое обращение в свой адрес, не выходят в свет оставшиеся в живых Блэки, герцогиня Лонгботтом слишком была поглощена заботами о пострадавших родственниках, чтоб отвлекаться на подобные мелочи. Правда назвать эту несломленную горем и временем женщину иначе, чем Леди ни у кого язык не повернется. Но это все лирика, и дела минувших дней. По факту, совершенно ничего не изменилось, так что и не стоит брать в голову, разве что, как иллюстрацию на тему, как делать не надо.

Мы с профессором молчали, отдавая дань памяти умершим, нарушать это хрупкое равновесие совершенно не хотелось. Некстати вспомнилась традиция, введенная Раалоном в оставленном мною мире, превращать тела родственников в накопители и передавать из поколения в поколение как семейную реликвию. Углерод, он в любой вселенной углерод, а задать нужную кристаллическую решетку — проблем нет, была бы энергия. Не уверен, что я способен на такие фокусы сейчас. В любом случае, при свидетелях подобные эксперименты проводить не стоит. Я осторожно покосился на безмолвный профиль декана Слизерина, нет, я еще не вышел на ту ступень менталистики, чтоб суметь заставить забыть увиденное мага его уровня. Да и совершенно не хочется портить с ним тот худой мир, что между нами установился.

— Последний враг истребится — смерть, — прочитал вслух эпитафию, вырубленную на мраморе. — Странное высказывание.

— Вам не по нраву девиз вашей семьи? — слегка приподнял бровь профессор в вопросительном жесте, глядя совершенно нечитаемым безликим взглядом.

— Откровенно говоря, да. Не сказать, что не верный. Когда враги закончатся, действительно, больше ничего другого не остается.

— Никогда не смотрел с этой точки зрения, — заметил он после долгого молчания. Было видно, что профессор совершенно не настроен вести разговоры, а лишь заполняет неловкие паузы.

— Вот только враги не закончатся никогда. К тому же, у меня есть собственный девиз.

— Позвольте полюбопытствовать? — вот только интереса в безэмоциональном голосе абсолютный ноль.

— Империи — преходящи. Я — вечен! — вспомнил я старую мантру, еще времен создания моей второй империи. Сейчас она снова актуальна, как никогда.

— Слишком пафосно, не находите? — Снейп вновь развернулся ко мне, пытаясь понять, насколько я пошутил.

— Для современного безумного мира в самый раз.

— Все может быть, — наконец кивнул он, соглашаясь. — Нам пора.

Я привычно ухватился за протянутую руку и через несколько долгих мгновений мы вновь стоим около аппарационной границы, а впереди на фоне ночного неба темнеет освещенная огнями громада Хогвартса.

— Напомните мне, почему вам отказала МакГоннагал, — внезапно огорошил вопросом Снейп.

— Я так и не понял, — пожал недоуменно плечами, пялясь абсолютно честным и невинным взглядом в замершее, как маска, лицо зельевара с потухшим взглядом. — Декан что-то говорила о желающих отомстить мне последователях Темного Лорда и о безопасности для моей персоны в стенах школы. Правда, я не знаю, как соотносится ее высказывание с праздношатающимся троллем и бездарной эвакуацией.

До замка мы дошли в полном молчании, впрочем, слова были совершенно излишни, из мыслей еще не успел выветриться флер умиротворенного покоя последнего пристанища британских магов. В холле нас уже ждали, я совершенно не удивился, увидев декана Гриффиндора. Очень злого декана, к слову. С поджатыми губами, сбившимся дыханием, явно торопилась нам навстречу, и праведным гневом, пылающим в глазах, обрамленных темными кругами. Что поделаешь, сегодня Хэллоуин.

— Северус! Вот уж от тебя я не ожидала подобного безрассудства! Потакать капризам ребенка, ну знаешь ли…

— Минерва, — устало перебил ее зельевар. — Тебе не кажется, что это моя реплика? А насчет каприза, вполне законное желание. Не знаю как ты, а я вполне могу его понять.

Суровая Маккошка слегка дрогнула, изменившись в лице, но спустя мгновение снова взяла себя в руки, привычно поджав губы.

— Не переживайте, профессор, — моментально влез я, дабы закрепить эффект. — Никакие Упивающиеся около могил моих родителей в засаде не сидели.

Есть попадание! Я с радостной улыбкой смотрел, как медленно закипает мой декан, грозя прорваться длинной впечатляющей лекцией на тему моего поведения. Интересно, она проболтается, что засад никаких не планировалось, меченый стоял рядышком открыто? Но судя по всему, воспитательный момент откладывался на неопределенное время, МакГоннагал торопилась.

— Северус, директор просил зайти к нему немедленно. А вам, молодой человек, две недели отработок с Филчем. И пятьдесят баллов с Гриффиндора!

Я только улыбнулся. У меня в отличие от остальных обитателей замка с завхозом прекрасные отношения. Всего-то нужно было быть предельно вежливым, здороваться с миссис Норрис и убедить Пивза, что дружить с Филчем гораздо веселее. Пивз, после получения эксклюзивных прав на шалости и оценки новых возможностей, свежеприобретенный статус потерять боялся, поэтому с удовольствием пошел на переговоры и с радостью согласился на должность помощника завхоза на добровольных началах. И уже навел повеселевшего сквиба на подпольную лабораторию близнецов, предварительно там покуролесив. А баллы? Да кто их на Гриффиндоре всерьез считает, кроме декана?

— О, мистер Филч, поручаю этого студента вам. На две недели он в вашем полном распоряжении, — моментально перевела стрелки МакГоннагал, едва увидела вывернувшего на голоса ночного смотрителя. — Северус, поторопимся.

— Пошли, хулиган, — проворчал Филч. — Доведу до гостиной, отбой уже давно был.

— Пошли, — согласно кивнул я, провожая взглядом скрывшиеся в глубине коридора фигуры непреклонной МакГоннагал и несломленного Снейпа. — А почему хулиган?

— А на отработку ты за что нарвался? — хмыкнул завхоз. — Нашкодил, поди? Давно Минерву такой злой не видел.

— То есть, посетить могилы родителей в день их гибели теперь считается хулиганством? Интересные порядки в этой школе, — криво усмехнулся я.

— Тьфу, на тебя, — отмахнулся старик. — Все наизнанку вывернешь! Удивительная способность.

Я вновь усмехнулся, пряча глаза. Эта школа раздражает меня все больше и больше, а терпение мое хоть и железобетонное, но не безграничное. Счет и личный долг передо мной любимым у некоторых личностей и так растет, и проценты бешено накручиваются, а я зла не забываю. Мне по должности не положено. Под ногами раздался возмущенный мявк, и мне на грудь прыгнула миссис Норрис, не дождавшись, когда я соизволю обратить на нее внимание. Пошатнувшись от неожиданности под весом отнюдь не легонькой кошечки, инстинктивно подхватил ее на руки. Миссис Норрис боднула меня лбом в подбородок и успокаивающе заурчала, продолжая ластиться. Я почесал ее за ушком, кошки невероятно чуткие существа, жаль, это свойство не распространяется на анимагов.

— Разве я? — возразил своему невольному собеседнику. — По моему мнению, как раз наоборот. Это в Хогвартсе какая-то извращенная логика. Вот, к примеру, взять вас — второе лицо после директора…

— Второе лицо после директора его заместитель МакГоннагал, — ворчливо поправил меня старик.

— Во-от, а я о чем говорю, — насмешливо потянул я, подначивая Филча. — В нормальных учреждениях второе лицо после директора — главный бухгалтер. А вы в Хоге многолики и многоруки, имя вам — легион: и завхоз, и вопросы материального обеспечения школы на вас возложены, а еще, словно этого мало, и дворецкий, и ночной сторож, и привратник, и уборщик, и воспитательный процесс до кучи навесили. Ничего не забыл? Так вот, исходя из этого, на настоящий момент мы имеем…

— Я думаю, малец, до гостиной ты и сам дойдешь, — перебил меня Филч. — Миссис Норрис тебя проводит. Правда, дорогая? А у такого важного человека как я, есть куча неотложных дел.

Ну вот, я уже упоминал, что обязательно введу закон о непременном следовании моим советам и внимании к изрекаемой мудрости? А то какая-то страна непуганых магов, усиленно игнорирующая ценные указания Избранного Света и будущего Императора. Непорядок.

Мистер Филч растворился в полумраке ночных коридоров, напоминая о своем присутствии лишь шаркающей старческой походкой, гулким звуком отдающей в пустом безлюдном замке. От мысленного формулирования пунктов будущего указа меня отвлек требовательный голос миссис Норрис. Исполнительная кошка, осторожно вцепившись когтями в мантию и внимательно заглядывающая в глаза, напоминала, что нам не следует стоять на месте и злобно пялиться в след ее хозяину. Успокаивающе улыбнувшись моей сопровождающей, я неспешно побрел в сторону дислокации ало-золотых буйных голов, прикидывая план своих действий на ближайшее время.

Полагаю, пришло время сунуть свой любопытный нос в Тайную Комнату. Да, я ее нашел, не в моих правилах упускать столь лакомый козырь. Правда, для этого мне пришлось пропахать носом практически каждый закоулок и кирпич в кладке, разглядывая направление магических потоков и структуру чар, но оно того стоило. Замок в моих поисках предоставить помощь отказался, но и не мешал, втихую насмехаясь над моими действиями и игрой в кошки мышки с портретами, призраками и курсирующими преподавателями в поисках ночных нарушителей. В конечном итоге я нашел пару отнорков в подземельях, распахивающихся лишь перед требованием на парселтанге. В очередной раз поразился извращенной логике магов, обнаружив еще один ход в гости к древнему змею в женском туалете, но я думаю, что это из новоделов. Архитектура тысячелетней давности при строительстве замков канализационные трубы и туалеты не предусматривала в принципе, полагаю, что позднее при ремонте и реконструкции школы в соответствии с новыми веяниями, потайные пути миграции Стража были ошибочно приняты за архаичную систему канализации и примененную по назначению. Представляю ярость василиска, когда он обнаружил подобный сюрприз. Кстати, этот туалет с его вредной и плаксивой обитательницей за углом в соседнем коридоре.

— Миссис Норрис, у меня совершенно нет желания возвращаться в шумную гостиную прямо сейчас. Хочется тишины и уединения, так что я приглашаю вас на вечернюю прогулку в Тайную Комнату. Вы составите мне компанию? — со всей серьезностью церемонно обратился я к кошке. Та удивленно распахнула и без того круглые глаза, в которых отчетливо читалось неподдельное изумление. — Чему ты удивляешься? — хмыкнул я. — Ты же сопровождала и даже страховала меня в поисках.

Кошка задумалась, испытующе вглядываясь в мои глаза, а затем, решив, что подобный крюк на пути к месту назначения вполне соотносится с приказом, данным ее хозяином, медленно кивнула. Вот за что люблю местных фамильяров, так за ум и сообразительность, что порой на голову превосходит среднестатистического волшебника. Что миссис Норрис взять, что моего верного друга — белого книзла, который с дотошностью немецкого военачальника регулярно устраивает тотальную блокаду одной старой и хитрой крысе. А я уже стоял на пороге нужной дамской комнаты, темной и пустынной, с причудливым умывальником в центре, по которому хищными узловатыми пальцами ползли изломанные линии зловещих теней, отбрасываемых от широкого окна, в которое насторожено заглядывал тусклый месяц.

Призрачная обитательница на боевом посту отсутствовала, видимо усвистала по непоколебимым девичьим привычкам в увлекательное турне по сбору местных сплетен и перемыванию косточек живым обитателям, впрочем, чем еще может заняться неупокоенный бесплотный дух? Заперев дверь, и не забыв накинуть чары конфиденциальности и отвлечения внимания, четко прошипел:

— Откройся!

Круглая дыра в полу распахнулась зрелищно и в мрачной тишине, нарушаемой лишь звуками нашего дыхания, из темного провала явственно пахнуло затхлой сыростью и повеяло незримой угрозой, сопровождающей любую древнюю тайну и будоражащей кровь каждому опытному авантюристу.

— Не знаю как ты, красавица, а я что-то не хочу бездумно туда прыгать, — пробормотал я, стряхивая с руки горсть светящихся шариков, дружной стайкой ринувшихся вниз.

Миссис Норрис согласно мяукнула, поддерживая мою осторожность. Легко перекинув кошку на плечи, я выломил увесистый кусок из декоративной отделки стен, надеюсь, Миртл простит мне приступ вандализма. Вспомнив спорную теорию трансфигурации и непримиримого борца с вольнодумием учеников — профессора МакГоннагал, я картинным движением превратил хрупкий фрагмент штукатурки в плотный каменный пласт. Оценив на глаз прочность и качество своей поделки, смело вступил на ровную поверхность, еще небольшое магическое усилие и мое импровизированное транспортное средство медленно поднялось в воздух. Я таки раскрутил ушлого полугоблина на его одиозные чары, принцип работы он, как водится, утаил, однако это совершенно не мешает мне применять полезное заклинание на практике.

В длинную и довольно грязную трубу мы спускались медленно в окружении ярких светляков. Зеленых, что характерно. Сложно избавиться от намертво въевшихся в подкорку привычек, да и нужно ли? Маги, после широкомасштабной рекламной пиар-кампании, на протяжении десяти лет продвигаемой в массы деятельным старцем — грозой Темных Лордов, упорно желали видеть во мне брутального и пафосного героя, непринужденно отшибающего лбом авады. Угу, одиннадцати лет отроду. Интересно, если объявится новый кандидат в мировые властелины местные жители магической резервации, мнящие себя венцом эволюции, на передовую выставят ребенка, в надежде на сомнительные свойства его лобной кости? Что-то мне подсказывает, что ответ меня сильно разочарует.

Труба плавно перешла в не менее грязный коридор, следующий в неизвестность, и радующий непроглядной тьмой за границей призрачного зеленого цвета. Я скосил глаза на царственно возлежащую на моих плечах умудренную долгим проживанием в магическом замке кошку.

— Ну, что? Летим дальше?

Кошка вопросительно мяукнула, глядя мне под ноги.

— Нет, вариант ножками меня не вдохновляет, — правильно расшифровал ее завуалированный вопрос.

Подумаешь, контроля над заклинанием и опыта работы с ним мне не хватает и до Флитвика с его акробатическими фигурами высшего пилотажа на летающем постаменте, мне как до луны пешком. Я Император не гордый, меня вполне устроит и неторопливое степенное продвижение вперед.

— Надо бы подумать о постоянном подъемнике, — пробормотал я, представив, во что выльются последующие посещения тайных апартаментов, судя по состоянию окружающей действительности, проводить генеральную уборку в ближайших окрестностях придется мне. А вот когда у меня до этого руки дойдут — другой вопрос. — Зачаровать подходящую каменную плиту, а то за постоянную порчу школьного имущества мне спасибо не скажут.

Миссис Норрис замурлыкала и потерлась головой о мою щеку.

— Что? Знаешь, где достать? Ах, ты моя прелесть, — умилился я, почесывая кошку за ушком. — С меня гадость близнецам! — довольная старушка благосклонно взмахнула хвостом перед моим лицом.

Я оглушительно чихнул, распугав стайку рукотворных светляков. В глубине хода мелькнул огромный силуэт, преграждающий нам ход, на мгновение мой взгляд выхватил отраженные блики на узорчатых чешуйках. Сердце внезапно ухнуло вниз и, на какие-то доли секунды потеряв концентрацию, я резко вильнул в сторону и едва не сверзился со своего транспортного средства. Рванувшие к находке светляки высветили валявшийся неопрятной кучей давно сброшенный выползок.

Мы с моей спутницей замерли, ошарашено рассматривая находку. Ничего себе размеры миленькой змейки! Что-то мне уже расхотелось знакомиться с ней поближе. Свои шансы я оценивал реально и в гипотетическом противостоянии я и король змей вряд ли успею хотя бы убежать. Заговорить тысячелетнему василиску зубы тоже бесперспективное занятие, только глупцы считают, что парселтанг — это панацея в подобных случаях. Поэтому эстремальную экскурсию с моей сопровождающей мы, по молчаливому согласию, продолжили, но крались теперь как шпионы в стане врага, не отвлекаясь на сторонний треп.

Одно хорошо, в договоре с Дарелами значилась только Выручайка, а делится находкой, чуть не ставшей причиной моего раннего сердечного приступа, я не хочу. Вообще ни с кем. Разве, что только с Раалоном. Но тот меня даже и не спросит, сам все возьмет: и шкуру, и яд, и василиска, и … меня, поскольку ранее с генетически наследуемыми лингвистическими способностями мы не сталкивались.

Новая преграда уже не возникла, неожиданно выскочив на нас из темноты, короткий приказ и массивные, инкрустированные чеканными змеями с драгоценными камнями вместо глаз, дверные створки приглашающе распахнулись. Не торопясь мы влетели в огромный круглый зал, украшенный мраморными колоннами вдоль стен и огромной до потолка статуей древнего мага. Взмахом руки я добавил света, чтоб охватить все это великолепие, сам предусмотрительно оставаясь в тени ближайшей колонны. Василиска на мое счастье в обозримом пространстве не наблюдалось. Судя по завихрениям магических потоков, логово спрятано за статуей, и местный обитатель в настоящий момент изволит пребывать в спячке. Полностью поддерживаю его в этом благом начинании и даже добавляю специфических чар, чтоб Стражу сладко спалось. Нет, я, конечно, понимаю, что тварюшка насквозь полезная и с акромантулами без ее силовой поддержки существовать бок о бок просто нереально, но мне совершенно не улыбается испытать гнев реликта, обнаружившего незваных гостей на вверенной ему территории.

А Тайная комната предсказуемо оказалась заклинательным залом. Вот только мне реально становится дурно, стоит лишь представить, сколько сил придется затратить, чтоб иметь возможность использовать его по назначению.

— Думаю, мы можем возвращаться, миссис Норрис.

Утром за завтраком, вопреки всему, Снейп пугал окружающих своим привычным бодрым и хмурым видом. Чего нельзя сказать о Макгонагал, сверлящей мою скромную персону пристальным взглядом и обещая начальственный разнос, и о директоре, бросающем на меня осуждающие взгляды. Но согласно легенде, мы будем их игнорировать с неприступным видом. Другие профессора просто делали вид, что не понимают причин недовольства руководства, а может и правда их не поставили в известность о нашей авантюре. Не факт, что они согласятся с точкой зрения декана Гриффиндора. Чисто по-человечески. Поэтому, на фоне сбывшейся детской мечты демонстрируем шикарную улыбку и любовь ко всему миру. Это всех раздражает!

Если вдуматься, мои метания только отдаляли меня от основной цели, хотя да, повеселили знатно. Узнал много чего интересного и всерьез озаботился реформой образования — странные вещи творятся в магической школе, однако. Наложил лапу на интересный ритуальный зал, заполучил в безраздельное пользование свой любимый кабинет и богатую библиотеку, пообещал себе разобрать Хогвартс по камешкам, но понять — как Основатели это сделали! Но ни на йоту не приблизился к главному вопросу моего здесь нахождения.

В школе, как оказалось, не так много мест, куда можно запрятать немаленькое собрание древних фолиантов. Есть куча пустых помещений, но в замке, в котором обитает около полутысячи активных и любопытных детишек — это даже не смешно. В Тайной комнате ничего нет, кроме вековой грязи о остатков обеда местного обитателя, это я еще вчера проверил. В Выручайке тоже не нашлось следов, а прятать в школьной библиотеке, даже в запретной секции — глупость, последует слишком много вопросов. Так что остается один вариант, который я и предполагал с самого начала. Стоит заглянуть в директорские апартаменты. Хватит развлекаться, пора утверждать план возврата моей собственности истинному владельцу. Я ласково погладил рукоятку своей волшебной палочки, выложенной на стол передо мной.

— Ты ведь мне в этом поможешь, правда, Фоукс?



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
kraaДата: Четверг, 28.07.2016, 20:51 | Сообщение # 191
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2709
« 1574 »
Marrana, шикарная прода! Следим с интересом за приключения нашего Избранного Света.


Без паника!!!
 
MarranaДата: Среда, 10.08.2016, 22:54 | Сообщение # 192
Снайпер
Сообщений: 132
« 325 »
Часть 21

Есть такой универсальный метод познания окружающей действительности — системный подход. Классная вещь, выводит законы влияния части на целое и целого на части. Дедукция и индукция научного мира. Маги, может, и не знакомы с данными понятиями, однако это не мешает им успешно пользоваться универсальными закономерностями. Самый яркий пример — оборотное зелье. Эффектно, правда? Одна капелька крови, один волосок — и на час полное подобие объекта. Интересно, только ли внешнее? Может, происходит также перестройка ДНК? И чья энергия идёт на процесс — мастера сварившего и напитавшего зелье или того, кто его употребит? Но этот вопрос легко решаем парой экспериментов, когда время свободное появится. И это я еще в вуду не углублялся — вот, где колдуны развернулись на постулатах системного анализа и законах подобия. Это я к чему? Каким бы я восторженным и наивным ни притворялся, если бы мне вдруг захотелось попросить у директора пёрышко его фамильяра на память, в лучшем случае окружающие просто покрутили бы пальцем у виска. В худшем — заподозрили бездарную диверсию или саботаж. Ни один уважающий себя маг в здравом уме не даст в чужие руки ни своего генного материала, ни фамильяра. Жить-то всем хочется, и желательно без проклятий.

Представляете моё удивление, когда осознал, что именно перо Фоукса я приобрёл за несколько галеонов в лавке Оливандера? И не просто перо, а с не разорванными связями с магическим существом, из хвоста которого его выдрали. Иначе зачем мастер так старательно и подробно рассказывал мне о родственных артефактах и их владельцах, да я и по ауре это вижу. Сразу возникают два оч-чень интересных вопроса. Из каких побуждений мастер вручил мне эту палочку — настоятельная рекомендация директора или инициатива самого Оливандера, если последнее, то мне интересно узнать, чем же Дамблдор умудрился так насолить артефактору. Надо будет уточнить при встрече. Ну, и интрига века — знал ли Воландеморт о такой подставе? Учитывая, что Великий Светлый жив, здоров и довольно шустро бегает, а вот Тёмный Лорд подорвался на собственной глупости, то, скорее всего, нет. Тут даже я такую возможность не упущу, что уж говорить о тёмном.

Ничего сложного нет, простенький ритуал и маленькая тонкость — заклинатель должен обладать большей силой воли, чтоб перешибить связь «хозяин — фамильяр» и подчинить себе нужное существо. В моём случае огненную химеру феникса. И, что примечательно, сработает, вот уж чего с избытком, так это силы воли, не удивлюсь, что существует и местный вариант подобного ритуала, только глубоко засекреченный и признанный темнейшим. А что, всегда были личности, жаждущие крови Великих магов, но не имеющие ни малейших шансов в прямом столкновении, вот и придумывали хитрые обходные пути. Всегда говорил, что прогресс двигают слабейшие члены общества, не обделённые мозгами. Вот и воспользуемся их успешным опытом. Главное, дождаться нужного момента, когда если директор и заметит обрыв связи, то ему будет не до того, чтоб бежать и разбираться, что такое необычное могло приключиться с его почти бессмертным магическим спутником. Я уже упоминал, что перед поездкой в школу основательно подготовился, и заготовок по доведению магического сообщества до состояния всеобщей истерии в целях создания хаоса и отвлечения внимания от моих действий заложено достаточно? Я даже ничего особо нового не придумывал, использовал старые безотказные приемы, не теряющие свою эффективность веками вне зависимости от уровня развития общества. Я заминировал Министерство Магии.

Звучит грозно и внушаемо, в действительности всё просто и банально. За основу я взял нашу старую совместную с Раалоном наработку, придуманную для случаев, когда нужно взять противника тихо и, желательно, без жертв. Сонный газ, или паралитик, как оказалось, можно создать прямо на месте дислокации предполагаемого противника, если параметры и условия химической реакции задать магически, безотказный вариант — сейчас в воздухе куча безвредных компонентов, а в следующий миг все дружно сопят в унисон и видят цветные сны.

Есть у магов странное свойство не придавать значения фундаментальным вещам, это больше относится к обывателям, контрабандисты и наёмники отличаются крайней параноидальностью и не по разу проверяют не только окружающее пространство, но и себя любимого. Воздух состоит из молекул — общеизвестный факт, в том числе и в мире магии, а то, что волшебники упустили из виду возможность подвесить чары на эти самые молекулы, так кто им судья?

Нет, я честно предполагал, что вредноскопы, установленные везде, где только можно и нельзя по периметру здания Министерства, среагируют на такую банальную и наглую выходку и мне придётся удирать, петляя, как заяц, и выдавая чудеса магической эквилибристики. Представляете моё удивление? Подумаешь, заклинание я запустил дробное с цепочкой восстановления целостности по условному сигналу. Это не повод для подобной халатной беспечности. Я в очередной раз разочаровался в магах.

В Большом мире за пределами Дырявого котла давно известен такой уникальный феномен, как память воды. Пусть он и существует лишь в виде теории, но это не отменяет проявления внешних эффектов. Водяной пар — это неотъемлемая часть смеси газов, что мы называем атмосферой, он радует нас ажурной сеткой лёгких облаков в лазурном небе, сверкающими каплями росы, бриллиантами, сверкающими на свежей зелени и лепестках цветов, или пугает низкими свинцовыми тучами, подсвеченными разрядами молний, готовыми извергнуться безудержным потопом. Мы привыкли считать влажность воздуха лишь метеорологическим показателем. Это в не волшебном мире. А в волшебном, где многие посещали знаменитые занятия у Ужаса Подземелий и, затаив дыхание, слушали его вводную лекцию о возможности «поймать славу», «сварить триумф» и «хрупкую энергию жидкости, которая движется по венам, очаровывая разум, обостряя чувства», ничего не кажется подозрительным? Борджиа на магов нет. Или меня. Хотя я-то как раз есть, но маги не ценят своего счастья. Почему-то.

Несколько облачков пара легко проскользнули в гулкие коридоры Министерства Магии, разнесённые невесомыми порывами воздуха и летающими самолётиками-записками. Свойство воды запоминать информацию, пусть и ослабленное агрегатным состоянием пара, при магической составляющей не стало чем-то сложным и затерялось в сполохах магических потоков, создаваемых десятками волшебников и магического источника, на котором обосновалось Министерство. Стоит только пройти кодовому сигналу, как части заклинания соединятся в целое, синтезируя конструкт магического варианта веселящего газа. Ну, и гоблинское заклинание репликации в геометрической прогрессии, которым поделился со мной один залётный разрушитель проклятий, по секрету поведав, что таким образом ушлые банкиры защищают сейфы особо состоятельных клиентов. Вещь, конечно, не стойкая, но полчаса безудержного веселья всему коллективу чиновничьего аппарата я гарантирую.

А там немножко подождать, поскольку Великий Светлый не может не почтить своим вниманием этот праздник жизни, дабы выдать пару ценных советов столь беспечным магам, никак не справляющимся с возложенными на них обязанностями без мудрого направления победителя Гриндевальда. Затем ещё немного на осознание, какую такую глобальную дыру в защите оплота законной власти Магической Британии продемонстрировал по доброте душевной неуловимый маг-артефактор, опять снабдив сие действие своей личной магической подписью. Пусть разбираются, что и как. Полезно будет. А то истерия по поводу пакетов информации, подкинутых в МКМ, слишком быстро прошла, может, сюрприз под боком заставит господ чародеев задуматься. Не дело это, когда Правительство голыми руками за полчаса взять можно.

Ну, это дело будущего, а пока у меня обещанная деканом отработка у Филча. Реакция на мой демарш оказалась какой-то жидкой, что ли. Директор так и не захотел воочию увидеть своего строптивого избранного, о чём за закрытыми дверьми речь вели Снейп с МакГоннагал мне не ведомо, и в курс дела ввести любопытного Императора никто не удосужился. Декан Слизерина всё так же проходился желчными комментариями, строго дозировано цедя их сквозь зубы в адрес ало-знаменного факультета, привычно цапался с Маккошкой по любому поводу и игнорировал меня. Видимых репрессий не последовало, кроме моих отработок и возмущённо-оскорбленных взглядов моего декана, кои со счастливой улыбкой на волне исполнения детской мечты игнорировал уже я.

Филч подошёл к заданию ответственно и с творческой жилкой, заведя меня после обеда в пыльный малопосещаемый коридор с потемневшими стенами и потускневшими элементами декора, освещаемый тусклыми редкими факелами.

— Значит, так, хулиган, палочку давай мне, — я безропотно протянул завхозу артефакт. — Фронт работы ты оценил, можешь приступать. Пока не закончишь, коридор ты не покинешь, палочку я тебе не верну. Ты сам хозяин своего времени, поэтому скорость твоей работы зависит лишь от твоей смекалки и эффективности. Приступай!

На пол гулко упало железное ведро, наполненное мыльной водой, и внушительная тряпка влажно шмякнулась рядом. Тихонько посмеиваясь себе под нос, старый сквиб тяжело побрёл прочь, а миссис Норрис, прощально мяукнув, поскакала догонять своего хозяина. Я смотрел вслед удаляющемуся завхозу с умилением и почти ностальгией: методы обучения беспалочковой и невербальной магии у Старого Дарела были аналогичными, разве что с большей фантазией — в процессе на тебя вполне могла выскочить стая докси, а то и притаившийся в засаде боггарт.

Времени, чтоб порадовать старика эффективностью его педагогических талантов, у меня было предостаточно, никто не мешал мне вынашивать коварные планы и претворять их в жизнь. Короткое послание Дадли через блокнот, и спустя некоторое время из одной магловской школы в сторону Министерства Магии вылетела неприметная серая сова голем, целью которой было лишь передать нужный сигнал, а затем рассыпаться глиняным порошком на глазах изумлённых магов. Потом, надеюсь, их изумление возрастёт ещё больше.

О том, что директор спешно покинул школу, любезно подсказал мне замок, и я не спеша направился в Тайную Комнату, не забыв привести коридор в порядок, оставив нетронутыми ведро и тряпку. Торопиться мне было некуда, нужно дать время директору проникнуться ситуацией в полной мере, чтоб внезапное бегство из центра событий и отказ в немедленном расследовании вызвало бы бурю недоумений и осуждений и могло рассматриваться как участие в диверсии и попытка скрыть улики. С фокусами бессмертного фамильяра маг может разобраться и попозже.

Заклинательный зал заранее был очищен от следов многолетнего пребывания отнюдь не чистоплотной зверушки, тёмный туннель отдраен до блеска, а в качестве подъёмного транспорта задействована мраморная плита с наложенными чарами, столь любимыми деканом Равенкло. Шкура василиска, скатанная тугим рулончиком, аккуратно пристроена в углу. Других сокровищ, кроме сладко спящего в гнезде реликта в обозримом пространстве не наблюдалось, выползок и тот сброшен явно недавно и попался в мои загребущие ручки чисто случайно. Впрочем, это не удивительно. Лет пятьдесят назад здесь резвился наследник Основателя, а создание оппозиции действующему правительству и продвижение своих идей в массы, особенно такие придирчивые, как представители древнейших и благороднейших домов МагБритании, требуют значительных капиталовложений.

Ритуальная фигура, вычерченная палочкой с пером призываемой птички, легла легко, слабо засветившись от вкачанной в неё энергии. Волшебная палочка, опустившись в центре, замкнула круг, и вычерченные руны на мгновение вспыхнули и погасли, застыв мёртвыми изваяниями самим себе, отработав вложенную в них цель; по нервам резко рвануло эманациями чужого разума, сопротивляющегося из последних сил.

— Ну, здравствуй, Фоукс, — ласково улыбнулся я птичке, возникшей над ритуальным кругом. — Давно не виделись.

Феникс моей вежливости и доброжелательности не оценил, гневно всклокотав, попытался скрыться в неизвестном направлении, мазнув на прощание мне по лицу огненными перьями. Вот за эти перышки-то я его и прихватил.

— Цыц, химера! Претензии здесь предъявлять могу только я. У меня за десять лет их много накопилось, — моя улыбка всё так же была полна любви и добра ко всему живому, и феникс предпочёл за лучшее не дёргаться. — Правильно, — похвалил я его догадливость. — Правила просты: я — командую, ты — выполняешь. В противном случае проверим постулат: так ли бессмертны фениксы, кстати, твоё самосожжение действие ритуала не отменит, а в качестве беспомощного птенца ты меня устроишь больше.

Фоукс выдал ещё одну гневную трель, но дёргаться перестал, что не помешало ему высказывать всё, что он обо мне думает, на своём птичьем языке.

— Не зачёт, птичка! Я сирота не без твоей помощи, между прочим, поэтому твой пассаж в адрес моих родителей смотрится крайне неуместно.

Феникс удивлённо заткнулся, нелепо лупая глазками навыкате и по-птичьи выкручивая шею. В его круглых оранжевых глазах отчётливо читалось желание клюнуть нахала, благо, мощный и длинный клюв с загнутым верхним кончиком, как у хищников, выглядел нешуточным оружием. Только, вот незадача, свободу манёвра пленной птице я оставил только в возможности поболтать. Я, конечно, знание птичьего языка, помимо змеиного, не унаследовал, однако фениксы на редкость эмоциональны для искусственных существ, а менталистику никто не отменял, мало ли, проболтается фамильяр о делах скорбных своего бывшего хозяина.

Вопль на одной ноте сбил меня с мысли.

— Что за бред, птичка? — изумился я. — Какое такое всеобщее благо? Где ты его увидел, когда ребенок остаётся без родителей, без наследства и бездомным? И это, заметь, только моя история, а что могут рассказать другие, попавшие под каток этой идеи?

Фоукс заквохтал, как курица, быстро и глухо.

— Ты на моих родственников стрелки не переводи, — возмутился я. — Я дом своих родителей имею в виду. Дома не вспыхивают, как спичка, от трёх авад и одного упокоения, не ты ли там постарался, а, Фоукс? Не отводи глазки, я помню, что вы с белобородым там были. Между прочим, тот, кто убивает своих сторонников, хорошим лидером быть не может по определению, нет к такому доверия. Это чтоб ты больше глупостей на тему заботливого о благе нации Великого и Светлого Волшебника не заливал. Поскольку ты мне крупно задолжал, то ты мне поможешь сориентироваться в директорском кабинете.

Вот такими колоритными собеседниками мы и подошли к директорской башне, уперевшись в дверь, перекрытую каменной горгульей, от которой повеяло каким-то нездоровым любопытством, направленным на мою персону. Феникс довольно курлыкнул, победно уставившись на меня.

— Грабить я иду, грабить, — честно признался я, улыбнувшись стражу своей честной и доброжелательной улыбкой.

Горгулья вполне отчётливо хмыкнула и резво отскочила в сторону. Фоукс выражал крайнюю степень растерянности всем своим видом, так что не нашёл, что сказать. Зато я не удержался от комментария.

— Вот видишь, даже Замок считает, что требования мои обоснованы и некое всеобщее благо пора перераспределить в ином нужном отечеству порядке. А теперь помолчи.

Я снял очки, вглядываясь полуслепыми глазами в тёмный провал прохода с уходящей вверх винтовой лестницей. Мало иметь неплохие отношения с Замком, чтоб тот открыл нужную дверь, ещё необходимо миновать ловушки и сигналки, установленные на пути к вожделенной цели. Поэтому смотрим, внимательно смотрим, а феникс пусть молчит, дабы не активировал из вредности какую-либо ловушку голосом. Ритуал подчинения — это, конечно, неплохо, но свободы воли он не лишает, механический инструмент из волшебного существа бесполезен.

Все препятствия я обходил не торопясь, внимательно разглядывая цветные линии и всполохи, а также нужно было следить, чтоб ничего не сработало на феникса и монструозный сундук, что я тащил за собой телекинезом, освободив от содержимого. Что-то мне подсказывало, что библиотеку свою я найду и что в школьную сумку он не поместится.

Первым делом в приоткрытую дверь я зашвырнул гасилку помощнее, и лишь затем осторожно сунул нос в образовавшуюся щель и огляделся. Рассчитал я правильно, и многочисленные портреты в монументальных, богато украшенных рамах замерли в неподвижности. Осторожно просочившись внутрь, окинул взглядом приличных размеров помещение и неприлично заржал. Феникс слетел с моего плеча и устроился на предназначавшейся для него жердочке, гневно сверля меня взглядом, как ревнивая жена, но не в силах разомкнуть клюв без разрешения. Кабинет был полон шкафов с многочисленными полками, на которых располагались внушительной толщины книги, без родовых эмблем, странные блестящие и непрерывно жужжащие и стучащие приборы, что отвлекали внимание. В этом непрерывном шуме и мельтешении ярких бликов комфортно себя чувствовать мог только ментальный маг вроде Снейпа, впрочем, и белобородый баловался данным направлением магии вполне на приличном уровне. Длинный стол и ряд стульев у стены намекали на частое посещение кабинета профессорами для обсуждения учебного процесса и, как апогей, вызвавшее мой дикий смех, вычурное директорское кресло на возвышении, обводами напоминающее королевский трон, и нехило так намекающее, что его владелец находится ближе к богу и возвышается над судьбами и деяниями смертных. Не слабое самомнение у дедушки. Даже у меня в бытность Императором статусное кресло в тронном зале было попроще, а в рабочем кабинете вообще такого не было. Стол из цельного алмаза был, да, а вот подобных извращений и намеков о приближении к небожителям не было, даже несмотря на моё почти абсолютное бессмертие.

Впрочем, диагнозы мы будем ставить потом, а сейчас займёмся тем, ради чего мы здесь, собственно говоря, и собрались. Директор может в скором времени вернуться, поэтому не стоит затягивать внезапный визит.

— Можешь говорить, птичка, — милостиво разрешил я. Феникс моментально воспользовался возможностью и выдал очередную гневную тираду. — По делу, птичка, по делу, — перебил его я. — Библиотека здесь где?

Как я и думал, главным богатством Верховный Чародей пыль в глаза посетителям не бросал. За неприметной дверцей, удачно замаскированной за шкафчиками, нашлись личные покои директора Хогвартса с помпезной гостиной, спальней и внушительной уютной библиотекой. Честно говоря, я всегда испытывал некую слабость к библиотекам, запах бумаги, пожелтелые страницы и даже тонкий слой пыли, сдуваемой с увесистого тома, приводили меня в восторг. Что может быть лучше истории, великих и не очень открытий или просто желания поделиться со всем миром мыслью, обретшей форму печатного слова. Дамблдор, похоже, мою страсть разделял в полной мере. Здесь не было вычурной помпезности, позолоты и показного статуса, только многоярусные стеллажи из морёного дуба с сотнями книг в полутёмном помещении, освещённом волшебными несгораемыми факелами и парящими в воздухе свечами, создающими непередаваемую иллюзию средневековья. Низкий столик, уютные мягкие кресла неброских цветов и пюпитр на возвышении в центре. Идеально.

Сундук за спиной рухнул с грохотом, развеяв тонкий момент мечтательной созерцательности и вернув мысли в конструктивное русло. Я с интересом огляделся. Освещение явно было магическим, поскольку пламя не чадило, воск с парящих над головой тонких, равной длины свеч не капал за шиворот горячим дождем. В школьной библиотеке, кстати, подобное было не в ходу, открытого пламени рядом с книгами и свитками не допускалось в принципе, даже магического. Я осторожно пошёл вдоль стеллажей, выхватывая взглядом эмблемы на корешках книг: Прюэтты, Медоуз, МакКинноны, Поттеры. Я грустно усмехнулся, да, примерно это я и предполагал. Легкий взмах рукой, описавшей символический круг над головой, и книги ровными рядами по сужающей спирали полетели через распахнутый зёв волшебного сундука в недра расширенного пространства.

Я неторопливо подошёл к установленному на небольшом возвышении пюпитру. На подставке лежал увесистый, наглухо замурованный коваными зачарованными застёжками кодекс рода. Поттеров.

— Занятный факт. Ведь директор явно пытался его открыть, да не вышло, что скажешь, птичка?

Феникс гордо отвернулся, зло чирикнув.

— Для моего блага, да ну? В чём же оно, позволь поинтересоваться, состояло? В попытке выудить слабости рода?

Фоукс вопросительно курлыкнул и заинтересовано покосился, вывернув шею под невозможным углом.

— А ты разве не знаешь? — вполне серьёзно удивился я. — Кодекс рода не такая уж и большая книга, чтоб туда можно было уместить все тайны и наработки поколений. Большую часть вообще не имеет смысла прятать, и так видно, — махнул я рукой в сторону рукотворного смерча. — В таких защищённых книгах содержатся сведения для потомков как правильно выбирать себе пару, чтоб сохранить семейную предрасположенность, какие способности будут конфликтовать с семейными талантами, а какие — наоборот, усиливать, как рассчитать зачатие ребенка с максимально возможным даром, каких проклятий стоит опасаться в первую очередь, какими ритуалами привязаны к роду алтарь и место силы… И всё в таком духе, чтоб рассеянные потомки не разбазарили величие и достижения предков, давшиеся им потом и кровью. И тем более удивительно, что маг, взявший на себя обязанности по заботе о скромном и нетребовательном Избранном, вместо того, чтоб заставить его денно и нощно штудировать столь необходимую ему информацию, запер сей том с глаз долой со всей иной моей собственностью.

Феникс возмущённо заклекотал, яростно и напористо пытаясь доказать свою правоту и убедить меня в огромной совершаемой ошибке. Ага, в состоянии аффекта.

— Ты повторяешься, птичка. Твой бывший хозяин, что, других аргументов, кроме всеобщего блага, не придумал?

От очередного кудахтанья на высокой ноте я небрежно отмахнулся.

— Не играй понятиями. Великий Светлый здесь только один. И это я. Других пока не встречал. А то, что ты у него в фамильярах, совсем не показатель. Тебя обманули, утверждая, что фениксы — квинтэссенция света и воплощение добра. Ты себя в зеркало видел, химера огненная? Бессмертная птичка с функцией самосожжения и нехилым радиусом поражения, способная проникать практически сквозь любую защиту и перетаскивать грузы, в сотню раз превышающие массу собственного тела? Ты кого за идиотов держишь?

Феникс забил крыльями, впиваясь острыми когтями в ткань мантии, разрывая её, мои откровения явно оказались ему не по нраву. Угу, не знаю, как хозяин, а у искусственных созданий самообман вполне в порядке вещей. Неизвестный мне химеролог откровенно накосячил с созданием этого образца, или подобное поведение входило в заказ?

— Ты снова повторяешься. Странные у вас понятия о заботе и желании добра всем магам Туманного Альбиона. Вот на эту библиотеку посмотри. Если я ещё могу с натяжкой допустить, что рода Прюэттов, Медоуз и МакКиннонов прерваны и их накопленные поколениями библиотеки здесь, дабы их не растащили на сувениры, то как ты объяснишь наглое присвоение моей собственности или вот это?

Из потока книг я ловко выдернул одну и сунул под нос птичке чёрную, легко узнаваемую родовую эмблему Блэков, выдавленную на обложке.

— Насколько мне известно, Древнейший и Благороднейший род Блэков не прервался и брат жены главы рода здравствует до сих пор. Сомневаюсь, что его обрадует новость о нахождении их собственности в закромах Верховного Чародея. Не чуешь в данной ситуации некую двуличность?

Очередная трель, выданная разъярённым моей ехидностью и недоверием к идолам бывшего хозяина феникса, в очередной раз заставила меня расхохотаться.

— Ты понимаешь, как это абсурдно звучит? Присвоить себе чужое имущество, дабы у хозяев не возникло желания приобщиться к запретным таинствам тёмных искусств, тем самым уберечь их от непоправимой ошибки? Что значит у Блэков в крови склонность к тьме, но они заслуживают второго шанса? И то, что это непреложная обязанность Света, для меня, откровенно говоря, шокирующая новость. Сколько лет живу, а с таким вывертом фантазии сталкиваюсь в первый раз.

А если честно, бред это всё. Кто вам вообще сказал, что свет добрый и всепрощающий? Вы это подданным моих двух Империй скажите, вот они посмеются над вашими трупами. Свет яростен и бескомпромиссен, добро вообще должно быть с кулаками — как ещё оно в бой-то вступит без веских аргументов! Иначе это просто стадо баранов, предназначенных на заклание. Именно это стадо я и вижу в Магической Британии, как обстоят дела в других сопредельных странах, я пока точно не знаю, но я доберусь и до них. Нет, я, конечно, прекрасно понимаю, что тут сделано и, главное, зачем, другой вопрос, что я с этим в корне не согласен, ведь именно здесь я заложу первый кирпичик своей новой Империи. На данном этапе мой противник не министерство и аристократия, первое не стоит брать в расчет, вторые сами хотят перемен, мой противник — директор школы, великий, светлый и прочая, прочая с его идеалистическим мировоззрением и программой отупения населения. Это не особо сложно, если занимаешь подобные посты и готовишь себе сам последователей и противников. Вот в этом-то и состоит наше основное отличие: мне не нужно тупое, необразованное бессловесное стадо, я не прячусь за спинами детей, я строю сильное государство, где мне безраздельно принадлежит не только власть, но и вся полнота ответственности.

Я Император, я Избранный Света, мягким и добрым я не могу быть по определению, такие черты характера не присущи правителям и тем более героям и избранным. Всепрощение, вторые шансы и всеобщее благо — это не ко мне, такое себе позволить может лишь тот, кто никогда не планирует отвечать за свои действия и ошибки. Всеобщее благо подразумевает равенство для всех и общие интересы, общий уровень развития личности, единое мировоззрение, а это невозможно. Люди неравны изначально, кто-то маг, а кто-то нет, воин или пацифист, кто-то талантлив, а кто-то не очень, а кто-то вообще патологически ленив настолько, что его лень никогда не станет двигателем прогресса, уравнять всех в правах может только смерть. Такое всеобщее благо привлекательно только для фанатика, потому-то он и не стесняется в средствах для достижения цели, итог всё равно один — Предвечная, перед которой стираются все грани и различия. Правда, и из этого правила есть такие исключения, как я. И с точки зрения этой теории и мировосприятия этого мира я чудовище. Вот такой вот казус. Хотя все разумные — монстры в той или иной степени, просто мало кто себе в этом признаётся. Этого в себе никогда не отрицал я (а никто другой не в состоянии управлять межзвёздной Империей), эту черту за собой признаёт профессор Снейп. Я не знаю, какие у него причины для подобной резкой самокритики, и лезть к нему в душу не хочу, но такая честность с самим собой невольно подкупает.

С высоты своего опыта я смело могу заявить, что деление магии на тёмную и светлую ошибочно, магия едина, имеет место лишь сродство энергии сил стихий конкретного индивида. Мне, архимагу Света, вполне по силам использовать тёмные искусства, только сложно, энергозатратно, и на выходе получается какая-то муть, полярность всё же не та. Но ведь факт, и нет никаких препятствий и сложностей в использовании артефактов, заряженных энергией чужеродной стихии. Доказано Тёмным Властелином Раалоном. Сколько артефактов и конструкторов он придумал и успешно использовал, не счесть, а батарейкой для них служили я и несколько вконец оборзевших моих потомков. Местные же маги в принципе универсальны, что даже зависть берёт, им нет разницы, какую энергию использовать, и полярность для них — пустой звук. Откуда взялось такое жёсткое деление при шикарнейших начальных условиях, мне совершенно непонятно. Такой потенциал — и коту под хвост! В мироздании вообще очень много противоположных стихий: Свет и Тьма, Огонь и Вода, Хаос и Порядок — и над всем этим довлеет Равновесие, но это не повод делить магию на части и отказываться от чего-то одного в пользу другого. Добра и Зла не существует в принципе, эти категории придумали разумные для оправдания своих поступков. Взять тех же таругов — для них я, воплощённое Зло, защищая свою Империю и подданных, наступил на горло их песне прогресса и экспансии, ничем другим их отчаянный радикальный поступок не объяснить. Аксиому «победитель всегда прав» ещё никто не отменял. Те, кто не согласен с моей логикой и мировоззрением, могут пойти к Раалону, на курс соответствующих лекций, все претензии предъявлять также ему, только заранее озаботьтесь завещанием.

Вот из-за этого фундаментального различия во взглядах я бы прошёл мимо, а то и перешагнул через Дамблдора с его политикой застоя, это если не было бы огромного личного счета. И именно поэтому так просто эту фигуру, мнящую себя игроком, я с доски убирать не буду, убийство — это не месть, а всего лишь устранение препятствия. А отсутствие препятствий — это скучно. Ну вот, уже заговорил, как Раалон, так что держись, мир, тебя ждут интереснейшие времена, эпоха перемен уже впорхнула в широко раскрытые для неё двери, угрожающе поцокивая каблучками.

Я встряхнул лохматой головой, прогоняя непрошеные мысли. Сейчас не время философствовать. Фоукс гордо отвернулся, демонстрируя вселенскую обиду и несломленный характер. Глянул на книгу, всё ещё зажатую в моих руках. Блэки. Интересный род. Мой непутёвый крёстный, анимаг-собака, как раз принадлежал семье Блэков. Что-то не досталось ему второго шанса от щедрот Верховного Чародея и руководителя тайного ордена, созданного для борьбы с увлекающимся тьмой противником. Я ведь уже упоминал, как отношусь к лидерам, сливающим своих последователей? Вот то-то и оно.

А Блэки? Блэки не добились справедливости и суда над своим наследником, пусть и отлученным. Это нормальная практика — в период гражданской войны разбежаться по разные стороны, обеспечив надёжность выживания и присутствие на стороне победителя, и не важно, что некоторые представители не в курсе коварных планов старшего поколения. Только последняя стычка сильно выкосила многочисленный род: наследник в Азкабане, младший брат пропал без вести, глава рода и его жена мертвы. Сигнус Блэк с женой заперлись в поместье и не поддерживают связь с окружающим миром, то, что последние носители фамилии ещё живы, заметно лишь по слабой активности домовиков, изредка покидающих поместье. Полагаю, господа пожилые маги озабочены вопросом обеспечения практически угасшего рода наследником.

Что же, я подкинул в поредевший поток любопытную книгу с несомненной блэковской принадлежностью, теперь у меня появился весомый повод побеспокоить столь занятых родственников, а у них не будет оснований отказать мне в аудиенции. Наличие подобных книг в чужих библиотеках — крайне весомый довод для небольших исключений в своём затворничестве.

Полки опустели, явив моему взору голые скелеты стеллажей, уныло темнеющие в неярком свете. Крышка сундука с грохотом опустилась, надёжно укрыв в своих недрах печатную драгоценность, делать здесь было больше нечего. В кабинете директора я слегка задержался, с интересом осматриваясь вокруг и прикидывая место дислокации директорского сейфа.

Вновь подавший признаки активности феникс гневно забил крыльями и заклекотал, пытаясь воззвать к давно почившей совести.

— Цыц, птичка! — прикрикнул я. — Ты мне мантию испортил, должен же я получить причитающуюся мне компенсацию? Лучше подскажи, где сейф и ещё какая моя собственность.

Отказать мне химера, подчинённая ритуалом, не смогла. На какое именно требование он среагировал: сейф или собственность, я так и не понял, но место показал конкретное. Банальный скрытый ящик стола. Отодвинув нити сигналки, я, не желая тратить время на подбор отпирающих чар, тривиально варварским методом взломал заинтересовавший меня тайник. На свет был извлечён пухлый сборник детских сказок и невесомая полупрозрачная ткань, на проверку оказавшаяся мантией. Хм, уж не из-за неё ли моя мать в своё время устроила шикарнейший вынос мозга отцу? Разберёмся. А сейчас ходу отсюда, вот теперь-то директор точно спешит обратно, получив сигнал о злоумышленнике, очутившемся в святая святых.

— Так, птичка, перенесёшь меня на восьмой этаж, — потребовал я, протягивая руку к фениксу и сжимая крепче ручку монструозного сундука. — А напоследок — око за око, не так ли? Что за огненную вакханалию ты в моём доме учудил?

Феникс отчаянно замотал головой, издав протестующий вопль, а я только ласково улыбнулся, мысленно отдавая приказ.

— Так, стоп, молодой человек! — раздался скрипучий голос из застекленного шкафа. — Хватит кровожадно скалиться, это не то испытание для моих старых нервов!

— Нервы? У шляпы? — усмехнулся я, заметив после недолгих поисков источник гневных воплей и ненужного свидетеля.

— С вами, шебутными детишками, ещё не такое может завестись! — отрезала болтливая шляпа. — Короче, меня не волнует твоя месть Дамблдору, пока это не касается лично меня. Поэтому шевелись, доставай меня отсюда и клинок тот пафосно-парадный с каменьями прихвати, лишним не будет.

— Ну, ты сама напросилась, — радостно оскалился я, заполучив в загребущие ручки артефакт с магическим ИскИном. И не надейтесь, обратно я это чудо болтливое не верну! — Птичка, не спи!

Издав горестный вопль, феникс полыхнул огнём, затем нас потащило в рывке аппарации, выплюнув на лестничной клетке восьмого этажа. Быстро удостоверившись, что поблизости никого нет и мысленно попросив прощения у замка за устроенные разрушения, я вновь развернулся к химере.

— Слушай меня внимательно, сейчас валишь в Запретный лес и не попадаешься на глаза ни единому разумному. На вызов Дамблдора отвечать запрещаю, пытаться выйти с ним на контакт любым способом — тоже. Покинешь Запретный лес или сунешься к Хогвартсу без разрешения — радостную встречу с Раалоном будешь ожидать запаянным в куске кварца. И мне плевать, что ты магическое огненное существо, такие мелочи меня не остановят. Мы поняли друг друга? — феникс сдавленно пискнул. — Отлично. Вали отсюда! Ну, а теперь ты, раритет, что тебе мешало прикинуться ветошью?

— Молодой человек, будьте вежливы, — ворчливо проскрипела шляпа. — Особенно к личностям много старше вас.

— Вот уж в чём, а в этом я сильно сомневаюсь, — хмыкнул я, осторожно кидая из-за угла гасилку, рассчитанную на увлечённое разборками троллье варьете.

— Вы чересчур самоуверенны! — не согласилась шляпа. — Что вы сделали с директорским кабинетом?

— Я? Ничего, меня там вообще не было. Ну, и кабинета сейчас тоже нет. Наверное.

— И вы меня ещё спрашиваете? — хмыкнула шляпа, никак не комментируя мой забег возле пустой стены, а затем и проявляющуюся дверь.

— Прошу, располагайтесь, — любезно пригласил я, закидывая древний головной убор на стол, а прихваченный по совету меч — в специальную подставку, где он и остался скучать в одиночестве.

— Хм, — поводила широкими полями шляпа. — А не плохо вы тут устроились. Утолите моё старческое любопытство, что за интересной личностью вы усиленно пугали Фоукса?

— О, — довольно потянул я. — Вас я друг другу обязательно представлю. Как-нибудь потом. А сейчас, пока у нас появилось немного времени до сбора почётной делегации к местам боевых действий, позвольте задать вам пару уточняющих вопросов, — губы мои непроизвольно растянулись в предвкушающей улыбке, а глаза полыхнули зеленью поверх сползших на нос очков.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
kraaДата: Четверг, 11.08.2016, 15:43 | Сообщение # 193
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2709
« 1574 »
Marrana, прода читается на одном дыхании, настолько приятно слушать ваши рассуждения насчет магии, Добра и Света с одной стороны и Тьмы - с другой, насчет изначального неравенства людей, основное из которых то, что одни люди рождаются мужчнами, а другие - женщинами и т.д.

Спасибо за удовлетворение читать о любимом, но вменяемом герое!



Без паника!!!
 
bu-spokДата: Воскресенье, 14.08.2016, 13:42 | Сообщение # 194
Посвященный
Сообщений: 40
« 10 »
biggrin Убойная вещица!Будем ждать продолжения с огромным нетерпением cool
 
ShtormДата: Вторник, 06.12.2016, 15:17 | Сообщение # 195
Черный дракон
Сообщений: 3229
« 196 »
Я в восторге!!!


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
MarranaДата: Понедельник, 09.01.2017, 20:19 | Сообщение # 196
Снайпер
Сообщений: 132
« 325 »
Часть 22

Не бечено.

В толпу, собранную перед входом в директорскую башню я влился незаметно, не до меня всем было, выдвижение различных предположений происходящему было гораздо интересней. Особенно постарались близнецы и несменный комментатор Ли Джордан, поставленным голосом вещающий очередную безумную идею подоплеки из ряда вон выходящего события, не оставившего равнодушным ни одного обитателя замка. Толчея студентов была плотная и почти непроходимая, мне пришлось активно работать локтями и оттаптывать ноги, что не успели вовремя убрать с моего пути; возмущенные вопли и оскорбления я пропускал мимо ушей. Так или иначе, цели я своей достиг, пропихнувшись в первый ряд.

Около ехидно скалившейся горгульи собрались деканы, нервно переговаривающиеся между собой и судя по заковыристым взмахам палочек, проводящие первичную диагностику. Остальные преподаватели стояли чуть поодаль, явно не желая создавать помехи, МакГоннагал усиленно пыталась подобрать пароль, но пока безрезультатно. Страж продолжал с безликим равнодушием игнорировать потуги женщины. Над головой раздался легкий свист и зычный окрик:

- Посторонись! – все успели пригнуться, и рядом с деканами спикировала на метле мадам Хуч.

Какой интересный, однако, способ передвижения по школе, пожалуй, стоит взять на вооружение. Флитвик не единственный оригинал, предпочитающий скоростные способы перемещения в запутанных коридорах огромного замка.

- Бесполезно, - отрапортовала она. – Из окон директорского кабинета и покоев валит черный дым. Рассеивать его бессмысленно, а никакие чары снаружи применить невозможно, что бы там не случилось – защита устояла.

- Хоть что-то, - буркнул Снейп. – Минерва, Дамблдор где?

- Патронуса я отправила, но сам понимаешь, использовать камин в директорском кабинете… - устало отмахнулась декан Гриффиндора. – Открывайся же ты, наконец! Лимонные дольки!

Каменная статуя, перекрывающая вход, осталась глуха и недвижима, МакГоннагал бессильно махнула рукой.

- Филиус, что у тебя?

- Все то же самое, защита не пострадала, пожар носит локальный характер, - бодро отозвался коротышка.

- Вскрыть сможешь? – заинтересовалась заместитель директора.

- Без Альбуса? Даже и не подумаю, я точно знаю, что он в Министерстве и если проблемы авроров ему важнее школы… - полугоблин огорченно развел руками и отлетел на своем импровизированном помосте в сторону.

Попытки проникнуть в директорскую башню и разобраться с проблемой на месте временно зашли в тупик. Профессора только беспомощно переглядывались и создавали видимость бурной деятельности, дабы показать детям, что все под контролем. Учеников, что показательно, гнать не стали, ситуация была из разряда тех, что скрыть и замолчать не выйдет. Все последствия налицо – устремились ввысь холодного неба черным столбом густого едкого дыма, сигнализируя всем желающим на них полюбоваться.

- Я думаю, что всем стоит вернуться в свои гостиные. Профессор Дамблдор вряд ли попадет в свой кабинет через такое столпотворение, - мягко заметила профессор Спраут, с укоризной глядя на монолитный строй старшекурсников и меня в центре. Мда, накаркал!

- А ты что здесь делаешь, паршивец? – возмущенный вопль Филча перекрыл роптание учеников.

- Ну… э… тут такое, - выдавил отмазку я, съежившись под гневным взглядом завхоза.

- Что это за такое? – не унимался сквиб, наступая на меня. Все пути отступления были отрезаны напирающими сзади семикурсниками, из строя которых раздались понимающие смешки, а мне оставалось лишь оправдываться, что я и сделал, бодро озвучив недавнюю сплетню гриффиндорского комментатора.

- Ну, так говорят, что на директора напали три Темных Лорда при поддержке отряда Упивающихся, но он дал им бой и победил, правда, кабинет его пострадал в процессе…

Позади меня все одобрительно загудели, подтверждая только что прозвучавшую версию.

- Мистер Поттер! – возмущенно воскликнула МакГоннагал, привычно поджав губы. Вечно невозмутимый зельевар только приподнял бровь на пару миллиметров, выражая свое отношение к уровню интеллекта стада болванов, что толкутся, переминаясь с ноги на ногу, в поле его зрения.

– Тем более тебя здесь быть не должно! Ты коридор драить должен! Палочку назад не получишь, пока все блестеть не будет! – Филч наконец-то ухватил меня за шиворот, гневно сверля выцветшими глазами.

- Так я вроде как бы и все, - довольно усмехнулся я.

- Вот сейчас и проверим! А вы чего встали? – обратился он ко всем остальным. – Если что, то пыльных коридоров и классов у меня много, я вам всем быстро дело найду, - грозно сведя брови, возвестил старик, миссис Норрис согласно мяукнула.

- Было бы неплохо, мистер Филч, - обманно ласковым голосом заметил профессор Снейп, глядя на окружающих взглядом, полным добра и понимания.

Слаженный дуэт из двух самых ненавидимых личностей Хогвартса возымел поистине волшебный эффект и затор в коридоре и на лестничном пролете рассосался словно сам собой. Ученики испарялись с пути, шествовавшего грозной поступью завхоза, не выпустившего ворот моей мантии с такой скоростью, что на мгновение я заподозрил их в применении аппарации в стенах замка, хотя это и считалось невозможным.

- Ну, и где твоя работа? – проскрипел Филч, скептически косясь на ведро посреди коридора и высохшую тряпку. – Хм, неплохо, - удивленно заметил он, проведя пальцем по стене. – Только почему не весь коридор и местами? – насмешливо глянул на меня старик.

Я смущенно потупился.

- Ясно, силы не хватило, но ничего, ты у меня в рабстве на две недели. Будет возможность исправиться, - добродушно хмыкнул завхоз. – А знаешь, не многие соображают. С Гриффиндора так ты вообще первый.

Я неопределенно пожал плечами, а в голову усиленно лезли мысли о высказывании профессора Снейпа о стаде болванов, что приходится ему учить из года в год. Ну, что я тут могу сказать: у маглорожденных срабатывают особенности менталитета при виде тряпки и ведра, подкрепленные условным рефлексом, а насчет потомственных я даже не представляю, то ли они так зациклены на своей палочке, что забывают о других возможностях, то ли неведомыми путями возникает аналогия с чисткой котлов, которые не терпят остаточных эманаций чар. Я такие выверты местных магов уже давно не пытаюсь понять, разум целее будет.

- Держи, - протянул мне палочку Филч. – Жду тебя здесь же завтра после ужина.

- Буду, - кивнул я ему, прощаясь. – Пока, миссис Норрис! – кошка благосклонно мяукнула.

Я быстро смотался из поля зрения старика, подозрительно рассматривая артефакт, но нет, чары трансфигурации безупречно держались и в руке я сжимал точную копию моей палочки из остролиста. Хорошо, что Филч сквиб, подмены он определенно не заметил. Другой вопрос, что делать дальше: оригинальная палочка после ритуала пришла в полную негодность, что даже не сможет послужить муляжом. Вот пришла проблема, откуда не ждали. Не планировал я оставаться в Хогвартсе после возвращения моей собственности исконному владельцу, не было для этого причин, а в Большом мире меня ждет место в лицее рядом с братом, куча дел и поиски порталов. А планы внезапно поменялись, мда. Мне жутко захотелось остаться в школе. Тут дел тоже не меряно: в Выручайке покопаться, указать путь истинный юным магам, для которых, как мне кажется еще не все потеряно, Шляпу, к моему великому сожалению вынести из Хогвартса оказалось невозможно, да и в разговоре распределяющий ИскИн ясно намекнул, что записи по созданию подобных артефактов в природе существуют и замок вполне может ими поделиться, если наше с ним долгосрочное сотрудничество выйдет на новый уровень доверия. Ремонт магическому сооружению требуется срочный. А за разрушение директорского кабинета магический псевдоразум на меня не в обиде, поскольку Дамблдор ему самому не нравится, о причинах подобного отношения к формальному хозяину он умолчал.

А я теперь без палочки. С трансфигурированной поделкой долго не походишь. Наверное, стоило у Фоукса перышко из хвоста вырвать, чтоб запаять в деревяшку, с другой стороны я не Оливандер и особенностями создания подобных артефактов не интересовался, подобное извращение спалят еще быстрее. Хотя, может не стоит вообще заморачиваться, если что прикинусь валенком – знать не знаю, сам в шоке. Те же Невилл с неподходящей палочкой и Уизли с откровенно испорченной у всех на виду и никто из профессоров до сих пор не озаботился данной проблемой. Успеваемость по практике у меня и так ниже среднего, что декан сурово поджимает губы и жалуется на мою безответственность и неусидчивость, Флитвик качает головой и вспоминает успехи моей матери, хоть и признает великолепное владение теоретической базой. Вот и пусть списывают на мертвую деревяшку, не объяснять же им, что я ей все равно не пользовался. Пожалуй, стоит написать Младшему, чтоб подыскал мне подходящую ветку остролиста. И Дадли, что все прошло успешно, но я пока задержусь.

События развивались стремительно, и я их уже не контролировал, да и проблемно это было из факультетской гостиной, убранной в кроваво-багровых оттенках с вкраплениями позолоты. Но виртуальную карту замок иллюстрировал мне исправно, так что я был в курсе, что спустя пару часов после того как от горгульи, охраняющей вход в директорский кабинет отогнали всех праздношатающихся прибыл Дамблдор в компании авроров, невыразимцев и Совета Попечителей. Расследование инцидента продолжалось остаток ночи и до обеда следующего дня, но как-то вяло, на мой взгляд, и подглядеть ничего не удалось, сотрудники министерства – это вам не школьный директор, они сразу озаботились первоочередной проблемой и надежно отгородили опасное место от любопытных деток.

О результатах мне по секрету рассказал Драко, отец которого возглавлял Совет Попечителей и не упустил возможность если не выбить кресло из-под директора, то хотя бы основательно его попинать. Уважаю его за мужество и искренне сочувствую: тяжеленное царское кресло в позолоте выпинывать проблемно, даже фигурально. По сути говоря, все присутствующие при расследовании энтузиазмом не пылали, искренне полагая, что счеты сводили исключительно с Дамблдором, поскольку ничто кроме его личных комнат не пострадало, вопросы возможности захвата Министерства всецело занимали умы серьезных мужей, а не проблемы белобородого. Тем не менее было установлено, что в школе порезвился феникс. Однако вызвать на ковер мятежного фамильяра, дабы выяснить, что огненная птичка не поделила с Великим Светлым не вышло. Фоукс куковал с горя и от одиночества где-то в глубине Запретного леса, распугивая местную живность, что еще долго будет составлять ему компанию.

Замок между тем постепенно восстанавливался и на голых каменных стенах бывшего директорского кабинета вновь появились живые портреты директоров предыдущих. Очень злых и воинственно настроенных директоров. Что не постеснялись донести всю степень своего негодования до любых личностей, желающих их выслушать. Желающих было много, но, увы, ясности в происходящее это не внесло, и Дамблдор переехал на пару этажей ниже, отговариваясь долгосрочным ремонтом, а на деле явно не желая выслушивать нравоучения от более благополучных коллег, на которых внезапно перестали действовать чары. Маленький бонус от Замка. Горгулья, что характерно, свой насест покидать отказалась, и горемычному Великому Светлому пришлось наравне с остальными смертными довольствоваться в качестве стража новых покоев живым портретом.

Совет Попечителей, многозначительно похмыкав, церемонно распрощался с директором, напоследок посоветовав ему как можно скорее решить проблему распределения первокурсников в следующем году. Кстати, утеря древнего артефакта – Распределяющей Шляпы и стала основной причиной, по которой кардинально разошлись мнения директора действующего с анимированными вариантами директоров прошлых, ревнители традиций старой закалки ни как не могли простить ему подобной халатности.

- Хогвартс – нейтральная территория! – хохотала на моем столе Шляпа, нервно дергая тульей и пытаясь взлететь на широких полях. – Директор заигрался, раз перемирие нарушено. Это всеобщее мнение!

Я молчал, хотя мог бы и сказать, что никакого гипотетического перемирия в стенах школы я не замечал, а если послушать знающих людей и неких призраков, то война факультетов и ничем не прикрытая вражда давно уже обыденность на некогда нейтральной территории. Шляпа засиделась в четырех стенах директорского кабинета на пыльной застекленной полке и оказалась несколько оторванной от реалий жизни магического пансионата.

Произошедшее в школе освещалось в «Ежедневном Пророке» не так рьяно, как инцидент в Министерстве, но и его не обошли стороной, умудрившись метко плеснуть помоями в адрес Верховного Чародея. Некие особо ушлые личности не постеснялись заявить о явной связи данных событий, что вылилось в череду самых разнообразных предположений, в коих даже промелькнули крохи истины. Если белобородый и занервничал, то на его благодушном виде это никак не сказалось. Я всегда уважал умение сохранять лицо в любой ситуации и держать мину при плохой игре. Мои аплодисменты кукловоду!

Поскольку я не скрывался и оставил размашистую подпись, наглядно подтверждающую авторство нежданного сюрприза, но невольно получил новый, официально признанный титул – Темного Лорда. Да, да, именно так, пафосно и с больших букв, здесь очень любят подобные штампы! Честно, смеялся до слез, а как будет смеяться Раалон – страшно представить. Смеялся я, правда, не долго, следующей пришла мысль, что Англия сильна традициями, а магическое общество и подавно, не попытаются ли волшебники по старой привычке выдвинуть на первый план патентованного и официального победителя Темного Лорда? Таких в МагБритании на настоящий момент два, но вот победитель Гриндевальда слегка себя дискредитировал… а то, что мне всего одиннадцать лет ни кого не волнует. Мда, против себя я еще не воевал… и маразм мне как-то не присущ…

На выражение лица Квиррела, читающего утреннюю почту, я бы мог любоваться часами, такую гамму противоречивых эмоций редко где увидишь. Не удивительно, до недавнего времени он свято был уверен, что сей почетный титул носит его подселенец и встряхнуть до основания то болото, что по некому недоразумению зовется магическим обществом его прерогатива. Мало того, новоявленный лорд умудрился отметиться в Хогвартсе, прямо под носом у предыдущего, что прошло мимо внимания темнейшего. Ну, что могу сказать конкуренция, она такая.

Жаль, что мне нужно спешить, а так любовался бы на непередаваемые выражения лиц профессоров и ритуальные пляски с работниками Министерства и дальше. Но трансфигурированная деревяшка жжет пальцы, а в подвале Сладкого Королевства вальяжно потягивает темное пиво мой вредный подельник.

- Зачем тебе остролист? – огорошил меня вопросом вместо приветствия Младший, протягивая нужных размеров ветку.

Я молча вынул из кармана трансфигурированный муляж. Опытному разрушителю проклятий хватило одного взгляда, чтоб полностью просчитать ситуацию.

- Надеюсь, ты не продешевил, - глаза моего друга моментально стали серьезными и колючими, но между тем, он небрежно выставил передо мной маленькую баночку с лаком для палочек и нож для фигурной резьбы по дереву.

Вот чего никогда не отнять у Младшего, так это сообразительности. Я ни на мгновение не сомневался, что он сможет увязать воедино исчезновение фамильяра Дамблдора и мою скромную просьбу. В отличие от большинства он прекрасно осведомлен, насколько мстительным и злопамятным был я и не покупался на маску наивной безобидности.

- Неа, - ухмыльнулся я, аккуратно начиная выстругивать из деревяшки по памяти точную копию артефакта Оливандера, но сообщник был чрезмерно подозрителен и настойчив.

- И все же?

- Кодекс Поттеров, - я решил не скрывать от друга правды. Напарник витиевато выругался и на несколько минут замолчал, между бровей его пролегла глубокая складка, что проявлялась в мгновения тяжелой задумчивости. Я не спеша продолжал орудовать ножичком и в тонкой деревяшке в моих руках постепенно угадывались знакомые черты моей погибшей палочки. Я медленными аккуратными движениями снимал тонким слоем стружки, и в помещении пахло свежим запахом древесины.

- У кого он был?

- У директора, естественно, - усмехнулся я. – Но я не удивлен, совершено, не удивлен. После того, как Дамблдор решил мою судьбу и выкинул на порог к родственникам маглам, не удосужившись даже позвонить, или постучать в дверь, я не удивляюсь ничему.

- Не осмотрительно с твоей стороны. Таким образом, ты первый на подозрении в соучастии, особенно с этим, - он обвинительно ткнул пальцем в мою недоделанную обманку.

- Пусть сначала докажут, - беспечно отмахнулся я. – На занятиях я всегда показывал отвратительные результаты, отличный показатель того, что моя палочка была мертвой деревяшкой. На самом деле, профессорам нет дела, чем колдуют дети, иначе бы они давно озаботились тем, что Невиллу не подходит артефакт его отца, а у Рона – это бомба с оторванной чекой. Не знаешь, когда рванет.

Младший не обратил ни малейшего внимания на магловское сравнения. Нервно соскочив со своего импровизированного трона, что он любил складывать из ящиков сливочного пива, заметался кругами по тесному складу.

- Ты не понимаешь, Энди, директор – легилимент! – я отчетливо фыркнул. – Ты чересчур самоуверен, - продолжил тот. – Мы с отцом отличные окклюменты, а вот легилименция у нас выходит крайне паршиво. Мы не показатель, я не уверен, что ментальный маг уровня Дамблдора не пробьет твою природную защиту.

- Полагаю, что не пробьет. Снейп меня регулярно на зуб пробует и пока безрезультатно. А маг, сумевший водить за нос самого Воландеморта, многого стоит.

- Северус – показатель, согласен. А Дамблдор?

- А с ним я еще не имел чести вести беседы.

- Вот и молись, чтоб и дальше не удостоился такой чести, - абсолютно серьезно, глядя мне прямо в глаза, сказал, как отрезал, Младший. Я согласно кивнул.

- Первый подозреваемый у белобородого – одержимый, - просветил я друга. – Квиррелл. Ходит, распугивает всех миазмами разложения, замаскированного под ядреный запах чеснока. Честно говоря, я не понимаю, куда смотрят профессора, когда их коллега гниет заживо.

- Что ты хочешь от людей, - пожал плечами контрабандист. – Выходцы из дна человеческого общества, калеки и больные практически всегда были невидимками, все попросту отводят от них глаза. Но я не понимаю твоей уверенности.

- Начнем с того, что одержим он духом Воландеморта, по крайней мере, он сам в этом уверен. Плюс ко всему один гриффиндорский первокурсник на полном серьезе ищет спрятанный директором в школе философский камень…

Младший заржал, как сивый мерин, с силой хлопнув меня по плечу. Я с чувством выругался. От его богатырского удара моя рука соскользнула и я, чуть не порезавшись, испортил заготовку. Напарник продолжал заливисто хохотать, а я мрачно созерцал огромную зарубку в материале. Второй ветки у меня не было. Я злобно покосился на собеседника.

- Ой, хорош взглядом сверкать, - бросил он и хитрым движением восстановил заготовку. – Но шутка получилась отменная.

- Я не шутил, - хмуро отозвался я. – Помнишь, я рассказывал о странном свертке, что вынес из банка Хагрид, о коридоре на третьем этаже, а про попытку ограбления Гринготтса в Лютном каждая собака брехала. И лесник школьный воду мутит подозрительными оговорками, мне младший Уизли, что с завидным упорством продолжает с ним общаться, регулярно по этому поводу мозг выносит. Сам выводы делай.

- Ага, Фламель внезапно расстался со своим сокровищем и до сих пор не вывернул Дамблдора на изнанку? Шутишь? – недоверчиво покосился на меня друг.

- Главное, другие в это верят, - невозмутимо отозвался я. – Ты про директора что-нибудь узнал? – соскользнул с опасной темы в более конструктивное русло.

- Угу, - мрачно кивнул тот. – Магда с отцом считают, что он действительно мог подключиться к источнику школы. Ну да, Магду мы посвятили в твою тайну, - пояснил он на мою вздернутую бровь в манере легкого удивления одиозного зельевара. – Ее сеть осведомителей ничуть не уступает нашей, если не превосходит, к тому же она водит знакомства с такими старыми перечницами как Бэгшот и Мэрчбэнкс, что могут многое поведать, если задавать правильные вопросы. Так вот, у Дамблдоров никогда не было собственного источника, а запредельной личной силой не могут похвастаться даже безупречнейшие из чистокровных. Впрочем, бывают исключения. Если судить по рассказу соседки семейства Дамблдоров, то таким уникумом была младшая сестра Альбуса и Абефорта – Ариана. Однако девочку не уберегли, жили они в смешанном поселении и ее увидели магловские мальчишки, что именно случилось с ней непонятно, но в школу Ариана так и не пошла, а глава семейства сел в Азкабан за убийство тех детей. Магические выбросы у девочки были частыми и чудовищными, во время одного из подобных, не справившись, погибла ее мать, а она была далеко не слабой ведьмой из рода индейских шаманов. Также, примерно в то же время Альбус заводит дружбу с юным Гриндевальдом, да, да, тем самым, - счел нужным уточнить Младший, заметив мой взметнувшийся в удивлении взгляд. – Он оказался племянником Батильды Бэгшот и был частым гостем в доме Дамблдоров. В один прекрасный вечер во время ссоры молодых людей, включая Абефорта, погибла Ариана. Официальная версия – несчастный случай, но учитывая, резко негативное отношение Абефорта к своему брату и поспешное бегство Геллерта из Англии, что-то мне сомнительно. Абефорт, кстати, держит забегаловку в Хогсмиде «Кабанья голова». Мрачное местечко. И силой не блещет. А сам Альбус стал известен, устроившись преподавателем трансфигурации в Хогвартс, до момента громкой дуэли ничего выдающегося за ним не числилось, кроме стажировки у Фламеля и работы с драконьей кровью. Не знаю, чем тебе поможет грязное белье директора, но скелеты в его шкафу заставляют крепко задуматься и остерегаться открытой конфронтации. Сиди не высовывайся, малец. Дамблдор тебе не по зубам.

Я задумался. Действительно, данные факты мне могут помочь лишь в более глубоком понимании своего противника, как личности. Но ведь и это не мало, хотя я до сих пор не понимаю его мотивов и странных поступков, ставящих под угрозу жизни детей.

- Еще момент. Дамблдор отсиживался в школе до последнего, хотя его часто дергали, памятуя дружбу с Гриндевальдом, все выяснить пытались его слабые стороны и найти ключик к его защите и образу мыслей, а то тот по Европе хаотично метался бешеной совой, напасть на след было проблемно. А потом рванул на дуэль и удалился с гордо поднятой головой, а-ля вы пыль под моими ногами. Недовольных было море.

- Хочешь сказать, он придерживал информацию для себя, или вообще поддерживал старинного друга и вмешался лишь тогда, когда проигрыш Гриндевальда стал лишь вопросом времени?

- Это мнение большинства здравомыслящих людей того времени, - уклончиво ответил Младший. – Но сам понимаешь, ту же Бэгшот никто слушать не стал, а то еще и припомнил ее компрометирующее родство.

- Идея Сверхдержавы да? Власть только для избранных?

- Так пишут в учебниках по истории. Хотя, если вдуматься, то идея-то бредовая, - я вперил в контрабандиста раздраженный взгляд, но оставил его комментарий без внимания. Посмотрим, что он скажет через несколько десятков лет. – Да и реализация, если честно, подкачала. Как только возникла угроза Статуту Секретности, так сразу навалились всем миром, но не преуспели. Накуролесили маги в Европе знатно, Статут трещит по швам, тут еще и наш Темный добавил. Упрощение школьной программы, запрещение многих разделов магии и целых наук не с потолка берется, - грустно закончил Младший.

Я согласно кивнул. Об этом мне рассказывал и Снейп, об эту монолитную стену разбился и Наследник Слизерина. Пусть многие волшебники и не воспринимают людей, не владеющих даром всерьез, но на инстинктивном уровне подспудно боятся нарушения установленного Статута. Интуиция у магов развита до невообразимых высот.

- Ты говорил, что Дамблдор работал с драконьей кровью под руководством самого Фламеля? А не так давно у нас прокатилась эпидемия поразительно стойкой к вакцине драконьей оспы, так удачно проредив старшее поколение… - задумчиво потянул я, зацепившись за подозрительный факт.

- Забудь об этом! - внезапно жестко отрезал Младший, смерив меня серьезным, потяжелевшим взглядом.

Я ошарашено уставился на подельника, удивившись резкой смене тона. Бровь моя привычно сдвинулась на пару миллиметров в немом вопросе.

- Ты думаешь, один такой умный? – холодно цедил слова Дарел. – Никто не углядел такого удивительного совпадения? Только вот где сейчас все эти умники, а Верховный чародей все так же продавливает свои многочисленные кресла.

- У них просто подход к решению данной проблемы был неверный, - пожал я плечами.

- А у тебя, значит, верный, - угрожающе продолжил Дарел. – Тебе на волне безумной авантюры крышу снесло?

- Неа, я Блэков подключу, - ехидно оскалился, глядя в хмурое и неприветливое лицо друга со сверкающими гневом холодными глазами. – Родня, как никак.

- Так они тебя и послушают!

- Послушают, если ты мне встречу устроишь. В закромах нашего Великого Светлого кроме моей собственности оказалась еще и блэковская, - я вынул из рюкзака увесистый томик с вензелем и перекинул разрушителю проклятий. – Что скажешь?

Дарел долго водил над книгой палочкой, что-то неразборчиво бормоча под нос, открыть ее, что показательно, он не рискнул.

- От твоей находки Древнейшим и Благороднейшим несет за милю. Как минимум это их заинтересует. Думаю, у отца есть выходы даже на блэковских затворников. Но быстро результата не жди.

- А я и не рассчитывал. Ну как? – продемонстрировал Младшему результат моего творчества, тот придирчиво рассмотрел со всех сторон подсунутую под нос заготовку, после чего одобрительно кивнул. Я потянулся за лаком.

- Сойдет. Кстати, у нас нарисовалась еще одна проблема, - я вскинул на него заинтересованный взгляд. - Один умник, ну ты о нем слышал: автор уникальных порт-ключей, страстный любитель и коллекционер манускриптов древности, разворошил осиное гнездо, Министерством зовущееся, чем указал Аврорату и Невыразимцам одновременно их истинное положение в иерархии искусных магов. Сам понимаешь, теперь все носом землю роют.

- А мы-то каким тут боком?

- Проверяют всех детей мелькающих в Лютном. Подумай на досуге, что врать будем. Потом обсудим.

Мда, пришла беда откуда не ждали. Всю дорогу обратно в Замок и Выручайку меня терзали невеселые мысли. Плюхнувшись в мягкое кресло, запрокинул голову к виднеющемуся сквозь иллюзию на потолке недостижимому небу. Замок вновь пытался подбодрить меня своими чудесами, или подманить вожделенной плюшкой, это смотря с какой стороны посмотреть, чтоб не надумал махнуть на здешние проблемы рукой.

Нет, я, конечно, понимал, что после такой выходки маги шевелиться начнут активно, в кои-то веки в правильном направлении. Но что объектом их интереса станут дети? Хотя, сам виноват, должен был предусмотреть, иллюзию-то накладывал детскую. Зелье старения и оборотка – довольно гениальное изобретение, но издеваться над организмом изменениями роста, пропорциями тела и изменившимся центром тяжести, от чего страдают все наработанные рефлексы тела, как минимум непрофессионально. А я полагал, что меня считают карликом или эксцентричным маразматиком. Или педофилом. Мда. Хотя, учитывая засилье в магмире полукровок всех форм и мастей, то ничем подобным волшебников-затейников не удивить.

Рано или поздно авроры заглянут на огонек к старому букинисту Дарелу, вспомнив о существовании его малолетнего помощника, что давно примелькался в узких кругах. Учитывая интересные сведения, что всплыли о нашем Великом Светлом, старику совсем не с руки упоминать о моей личности. А как, наверное, хочется, утереть всем нос и Верховному Чародею в частности, обнародовав факт, что безопасное место для знаменитого мальчика оказалось в беспризорниках Лютного. А затем, вдоволь налюбовавшись на вытянутые лица, потребовать компенсацию и долю за раскрутку бренда со всех торговцев, что спекулировали моим именем. Готов поспорить, старый мошенник обдерет незадачливых конкурентов, как липку. Но, увы, это так же означает и прямую конфронтацию с Дамблдором и присными, а жа-аль…

От мрачных мыслей меня отвлек нагревшийся блокнот в нагрудном кармане. Протеевы чары рулят! Я потянулся, закидывая ноги на захламленный, холодный, скользкий и пафосный стол. Изучать найденную литературу и продираться в хитросплетениях ритуалов и шифровках забытых или спрятанных дневников я предпочитал в своем кабинете. Если Выручайка по какой-то непонятной мне причине расщедрилась на почти полную копию моего кабинета из прошлой жизни, почему бы не воспользоваться ее милостью. Я даже наловчился перебираться из библиотеки в свой кабинет, не покидая комнаты, главное загрести нужные мне книги и закрыв глаза представить то, что мне необходимо. Он уже не пугал запустением, и вернулся к привычному состоянию авральной работы – стопки нужных книг и справочников, чертежей и рабочих записок, валяющихся в строгом хаотическом порядке и занимающих все горизонтальные поверхности, недоделанные или полуразобранные артефакты и механизмы, натащенные из общего склада, разве что котлов и разлитых зелий до кучи не хватало. Я с интересом заглянул в наш с кузеном нескончаемый чат, у него зачастую проскакивали дельные мыслишки. С гордостью могу сказать, что вырастил гения. В следующий миг я с матом, путаясь в длинной мантии и запинаясь за стопки книг, выскочил из уютного мягкого кресла.

- Если тебе интересно, то процессия деканов, возглавляемая директором, движется в сторону гостиной Гриффиндора, а до этого около часа они тусовались в общежитии змеек. Не спи! – лаконично гласила запись. Все же не зря я отдал брату Карту.

Быстро подключившись к местному аналогу навигатора, я убедился в его правоте. Да что же они в общежитиях забыли? Обыск! Внезапная мысль заставила поторопиться. Близнецы, плюнув на хваленые благородные принципы на днях, втихую провели экстренный шмон. Пропажа Карты не дает им спокойно спать. Вчера, за подобным попался крыс, что характерно в комнатах старшекурсниц (значит, чары скольжения на лестнице на анимагов не действуют, о-о!), гоняемый впоследствии по гостиной двумя книзлами и совой (!), под возмущенные вопли Рона. На всякий случай я насторожил ловушки. А сегодня целая делегация, это что значит – близнецы сознались в потере ценного артефакта для школы? Не мог же директор о ней не знать. Походу предполагается и личный досмотр, крыс смог залезть не везде, например, в мой рюкзак. Кстати о нем. Я выгреб учебники, свитки и писчие принадлежности, запихнув верного спутника под стол и, крепко зажмурившись, сосредоточился. Открыл глаза уже в пыльном складе имени Хогвартса, по закону подлости явно оказался ближе к центру жуткого лабиринта потерянных вещей, тащусь от юмора местного ИИ, чтоб ему икалось. Сориентировался по «навигатору» и бегом бросился в сторону выхода, не глядя, выдернув из кучи первую встречную школьную сумку с широкой лямкой через плечо, на ходу вперемешку запихав школьные принадлежности, буду надеяться, что чернильница непроливайка не зря носит свое гордое имя.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Понедельник, 09.01.2017, 20:20 | Сообщение # 197
Снайпер
Сообщений: 132
« 325 »
Часть 22 окончание

Судя по непотревоженным сигналкам, мой маркер на интерактивной карте школы никого не заинтересовал, но это еще ничего не значит. Мало ли кого отправили на мои поиски, полагаю, что наличие меня при обыске обязательно, все же косвенно в той истории я фигурирую. Так что, бегом, бегом, отводим глаза портретам и стараемся ни на кого не налететь…. Фух, успел. В закутке на седьмом этаже сиротливо лежала тоненькая методичка бытовых чар, на которую был завязан мой идентификатор. Тоненькая, потому что реально методичка, никаких пояснений по структуре заклинания не приводилось, только словесная формула, движение палочки и описание результата. А бытовые чары – вещь очень нужная, но зачастую игнорируемая большинством подростков в пубертатном периоде, ну кому нужна инфа, как наглаживать стрелки на брюках или выводить пятна от травы, когда в гостиной очередной спор или локальный чемпионат в плюй-камни. Вот-вот.

Сунув методичку в сумку, не спеша побрел в сторону Гриффиндорской гостиной, вежливо раскланиваясь с обитателями многочисленных картин. Не всегда удачно. Помимо вежливых ответных кивков мне вслед неслись проклятия вредных анимированных магов и недовольное ворчание престарелых матрон о недостаточно почтительной молодежи, что не находят времени выслушать советы и воспоминания о блистательном прошлом умудренных магов прошлого. Ничего нового. Правда, если у школьных портретов можно было узнать нечто действительно стоящее, касающееся знаний, ныне запрещаемых Министерством, то я бы давно поснимал все портреты с коридоров. Но, увы. Директора школы в этом вопросе оказались на удивление предусмотрительными.

- Гарри! Вот ты где! – догнал меня у входа в башню факультета возмущенный вопль.

- Мы тебя везде ищем! – вторил высокий девичий голос.

- Вы нашли меня, леди, - я обворожительно улыбнулся, предлагая руки начинающим школьным сплетницам. – Что-то случилось?

- Случилось, - девочки моментально воспользовались предложением и повисли с двух сторон, бросив победные взгляды на недовольного Рона, выбежавшего следом. – У слизеринцев был обыск!

- Так им и надо! Гадкие слизни! – недовольно проворчал Уизли, вынужденный тащиться в хвосте. Судя по его обиженной мордашке, поделиться данной новостью со мной желал он. Но мои будущие специалисты по работе с общественностью полностью оправдывали возложенные на них надежды.

- Цель данного действия не понятна, но видимо результата не дала, поскольку с теми же намерениями посетили нашу гостиную, - мило проворковала Лаванда. – Мы с Парвати просто не можем позволить себе пропустить столь эпохальное событие. Ты с нами?

- Разумеется.

- Кстати, Гаррет, - недовольно надула губки индианка. – Ты давно обещал нам рассказать про этот… этот энергетический закон.

- Закон сохранения энергии, - поправил я.

- Именно про него, - просияла Патил, позади недовольно сопел Рон.

- Это один из фундаментальных законов Мироздания. Согласно данного закона энергия в замкнутой системе не возникает из ниоткуда и не пропадает, имеют место быть лишь ее превращения из одного вида в другой. Это справедливо и для магической энергии, несмотря на уверения профессора МакГоннагал о несовместимости физики и трансфигурации. Возможность манипулирования таким видом энергии, как магия, а также ее преобразование и отличает волшебника от обычного человека. Эту энергию мы и тратим на творимые чары. В нашем случае результат заклинания определяет вложенная в него сила за исключением неизбежных потерь в ходе реализации.

- А без потерь нельзя? – девочек явно расстроило данное утверждение.

- Процент потерь снижается с опытом волшебника и использованием концентраторов, сиречь палочек, посохов или какую еще форму они могут принять. Также можно перекрыть нехватку сил накопителями, рунами, ритуалами. Но это уже частности. Любые чары развеются, когда закончится вложенная энергия, и это факт!

- Неправда! – закричал красный от возмущения младший Уизли. – Хогвартс тысячу лет стоит, и все чары держатся!

- Это и есть частности, - парировал я. – Школа стоит на естественном магическом источнике, от которого и запитаны чары, наложенные основателями.

- Так получается, что каждый маг - источник? Но ты сам сказал, что энергия не возникает из ниоткуда.

- Грубо говоря, да. А энергия… ты задумывалась, почему в Хоге нас так усиленно кормят калорийной и жирной пищей?

- Ну, лучше так, чем тыквой, - с сомнением потянула Лаванда. – А что, тебе кажется я толстая, да?

- Нет, конечно, - постарался ободрительно улыбнуться я. – Я все еще о преобразовании энергии, о биохимической трансформации пищи и переходе энергии по трофическим уровням: часть энергии идет на функционирование организма, часть теряется с излучаемым в пространство теплом, часть запасается в тканях, часть тратится на способность оперировать магией. У волшебников, как высокоэнергетических существ, энергопотребление резко возрастает.

- Гаррет, ты понимаешь, что окончательно нас запутал, - обреченно вздохнула Парвати, укоризненно глядя на меня.

- Единственное, что я понял, так это то, что школьная программа Хогвартса требует срочной переработки, - мой вздох звучал не менее обреченно.

- Да врет он все! – снова подал голос Рон. – Он не хочет признать, что Маккошка права, вот и выдумывает всякую чушь. Про эту трансфигурацию пищи. Только это закону Гампа противоречит!

- Тогда тебе стоит сесть на диету, Рон. Чтоб не вступать в это противоречие, - хихикнула Лаванда. – Голодный волшебник слабее, так выходит?

- Истощенный физически и морально на волшбу плохо способен, - согласно кивнул я. – На этом принципе, кстати, Азкабан построен.

Девочки зябко передернули плечами и прижались теснее.

- Папа говорил, что Азкабан жуткое место, там холодно, сыро, а еще там дементоры. Закон сохранения энергии – страшная вещь!

В этот момент мы перешагнули порог гостиной, и слова Патил громко прозвучали в тишине, удачно попав в паузу речи директора. Взгляды всех присутствующих скрестились на нас.

- Мистер Поттер! – раздался суровый окрик декана Гриффиндора и ее недовольный взгляд остановился на моей персоне. В последнее время МакГоннагал была крайне раздражена моей привычкой интерпретировать многие вещи из того, что преподавалось в школе в разрезе фундаментальных законов магловской науки и перевод их на математические формулы. Мало того, я еще охотно делился своими умозаключениями с окружающими. Профессор нумерологии, правда, была в восторге.

- Да, мэм? – и что ее так возмутило, давно пора привыкнуть. Я искренне улыбнулся.

- Будьте добры не перебивать, и выслушать директора до конца! – на этот раз профессор решила не развивать тему, в прошлый раз, помнится, мы проспорили с ней пару часов и я логически доказал свою теорию, исписав формулами наколдованную доску. А затем скромно заметил, что вообще-то планировал по жизни строить космические корабли и до сих пор не отказался от своей мечты, а трансфигурированная свинья обладает крайне сомнительными летными свойствами.

- Простите, профессор, - скромно пролепетали девочки, опустив виноватые глазки в пол. Вот ведь актрисы, почти достоверно!

- Собственно говоря, я уже почти закончил, - добродушно улыбнулся директор. – Думаю, никто не будет возражать, если мы поищем пропавшие из моего кабинета предметы. Я уверен, злоумышленник все еще в замке.

Не нужно говорить, что возражения у большинства были, и еще какие, только озвучить их никто не рискнул, даже среди безбашенных ало-знаменных. Собственно на этом вступительная речь и закончилась и мы все потянулись по спальням. Спраут с МакГоннагал пошли за девочками, директор, Флитвик и Снейп осчастливили нас. И все же интересно, что они ищут. Близнецы выглядят встревоженными, но не настолько, чтоб это был результат их косяка. Или Дамблдор действительно подозревает школьников.

- Гаррет, - отвлек от раздумий насмешливый голос Лаванды и я с вопросом развернулся к девочке. – Милая сумочка.

Я рассеяно кивнул и поплелся за Роном, ждать своей очереди на тотальный обыск. Это было предусмотрительно с моей стороны оставить рюкзак в Выручайке. Ожидание долго не продлилось, и высокая комиссия степенно вплыла в спальню первокурсников. Рон, усиленно запихивающий грязные носки и прочий хлам под кровать, испуганно вскочил и попытался одернуть покрывало, Дин с Симусом с сожалением отвлеклись от попытки научить Невилла игре в плюй-камни, а я скоротавший ожидание за справочником по высшим зельям смерил вошедших прокурорским взглядом поверх книги.

- Не возражаете, если мы посмотрим ваши сундуки, мальчики, - добродушно улыбнулся директор. Профессор Флитвик криво улыбнулся, а декан Слизерина взирал на нас нечитаемым взглядом с неподвижного, как каменное изваяние, лица.

Раздалось глухое бормотание, должное выразить согласие и мы поплелись сундуки открывать. Флитвик замысловато взмахнул палочкой, и шкафы с одеждой дружно распахнулись, явив внутренний, характерный для подростков данного возраста, хаотичный беспорядок, еще пара мгновений и содержимое моментально вылетело, перегруппировавшись в воздухе, и втянулось обратно в идеальном порядке ровными стопками. На пол со стуком упали два засохших недоеденных пирожка, потерянная напоминалка Невилла, несколько камней, рогатка и ложка, явно прихваченная из Большого зала.

- Уау! - хором выдали мы, с восторгом и преданностью в глазах уставившись на мастера чар. Маленький профессор лукаво усмехнулся и вновь взмахнул палочкой, по кроватям прошлась легкая волна теплого воздуха, качнув нависающие балдахины.

- Фу-у! – то, что старательно прятал с глаз долой Рон, неопрятной грязной, слегка подванивающей кучей вывалилось на его кровать. Подобные нычки эльфы явно игнорируют. Дин жутко обрадовался потерянной библиотечной книге, в целом больше сюрпризов не было.

В то время, пока декан Равенкло развлекал нас фокусами, Дамблдор лично заинтересовался содержимым сундуков, осторожно перебирая длинными пальцами школьные книги и пергаменты, педантично укладывая их корешками друг к другу. Наверное, моим соседям было жутко стыдно за беспорядок и небрежность, собственно говоря горящие красные уши наводили именно на такие мысли, ну, не могли же одинадцатилетки прятать что-либо запрещенное.

Мне досталось более пристальное внимание, директор, лукаво глянув на меня добродушным взглядом поверх стильных очков парой пассов узловатой палочкой, выяснил, что ничего предосудительного под матрасом я не скрыл. В голубых и ярких для его возраста глазах мимолетной тенью мелькнуло легкое недоумение. Я незаметно усмехнулся – искать что-то, после того как наглый крыс перерыл все верх дном? Ну-ну? Или директор действительно ищет пропажу из своего кабинета? Шляпу? Кодекс? Лимонные дольки? Как интересно… Впрочем, Дамблдор быстро справился с удивлением и протянул руку в недра моего школьного сундука, гостеприимно распахнутого, я превкушающе ухмыльнулся.

- Двадцать баллов с Гриффиндора за нарушение техники безопасности при хранении ингредиентов, - скучным голосом процедил Снейп, ранее молчаливой тенью стоящий за плечом директора.

Я раздраженно покосился на него, даже не подумав скрывать обуревающие меня эмоции. Вот ведь, змей подколодный, что ему стоило промолчать, сам недоволен взваленными на него обременительными обязанностями, так зачем же другим мешать развлекаться. Меня бы очень порадовала попаленная и разноцветная борода моего недобросовестного опекуна. Непроницаемая маска невозмутимости не дрогнула на лице зельевара, на бросаемые на него злобные взгляды и ворчание шестого он не обратил ровно никакого внимания. Безразлично наблюдая, как под небрежными взмахами палочки взлетают и оседают вновь книги из моего сундука, а рядом отдельной кучкой забракованные ингредиенты моей несостоявшейся ловушки. А ничего так мотивирующий момент для изучения бытовых чар и контроля, впечатляюще. Сила, идеальный контроль - стопки как по линейке выровнены, точно выровненные направляющие контуры, отсутствие вербальной формулы…

- Гарри, мы можем посмотреть твою школьную сумку? - вежливо уточнил директор, отвлекая меня. Я коротко кивнул. – Гарри, я понимаю, чары такого уровня выглядят эффектно, но мы ждем.

- А? – я перевел на него взгляд. – А… Да, сумка, - и без жалости вытряхнул все содержимое на кровать, чернильница-непроливайка свое гордое звание, кстати, вполне оправдала, прокатившись кувырком по мягкому покрывалу.

Дамблдор аккуратно перебрал книги, пролистывая страницы, словно не доверял обложке, а затем, сложив их кучкой, задумчиво смерил меня взглядом. Я открыто смотрел в ответ, ожидая вердикта.

- Спасибо, мальчики. Благодарю за понимание. Приятного вечера, - мягкая ласковая улыбка и добродушный тон, про мою палочку он так и не вспомнил.

Преподаватели степенной походкой, не теряя собственного достоинства, покинули спальню, оставив растерянных учеников удивленно переглядываться и растерянно разводить руками. Снейп слегка задержался в дверях и полуобернувшись, вперил в меня нечитаемый взгляд черных глаз, без малейшего проблеска отраженного света.

- Очаровательная сумка, - процедил он, и эффектно взмахнув длиннополой мантией, взметнувшейся, словно черные перепончатые крылья, резко вышел прочь, вогнав всех в окончательный ступор.

Я удивленно хлопнул глазами. Да что все привязались к моей сумке? Повернувшись к кровати, я уставился на небрежно скомканный кусок ткани, валяющийся на полу, и искренне заржал. Светло-серая, с розовыми кружавчиками и отделкой из россыпи мелких страз сумка выглядела откровенно девчачьей.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Избранный Света. Избранный Тьмы (Джен, макси, в процессе + 22 часть от 31.12.2016)
Страница 7 из 7«12567
Поиск: