Армия Запретного леса

Понедельник, 24.04.2017, 04:29
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 6 из 9«12456789»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » ВТОРОЙ СЫН. ХИЩНИК. - Джен, дарк (эпилог 01.01)
ВТОРОЙ СЫН. ХИЩНИК. - Джен, дарк (эпилог 01.01)
smertДата: Вторник, 25.08.2015, 23:32 | Сообщение # 151
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
когда продолжение??????????
 
vicontntДата: Среда, 26.08.2015, 13:08 | Сообщение # 152
Подросток
Сообщений: 18
« 46 »
Пристройте Миону к Гарри. Плиз!
 
kraaДата: Среда, 26.08.2015, 14:56 | Сообщение # 153
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
Глава 20.

Два дня уже Гермиона Грейнджер переживала по поводу того нелестного замечания своего друга, Гарри Поттера о том, что ее больше заботит судьба домовых эльфов, чем здоровье собственных родителей. Честно говоря, подумав на досуге о словах Гарри, ей стало настолько стыдно за себя, что она на долго замкнулась в себе и почти ни с кем не разговаривала. Все думала и переживала, пытаясь вспомнить тот момент, когда с ней начались эти метаморфозы: забила на родителей и полностью доверилась практически чужим ей людям, а где-то даже и врагам своей семьи. Именно врагам, да! А как иначе объяснить беспардонное поведение мистера Уизли, который приезжает в Кроули без приглашения и обливиейтит ее родителей? Потом, даже не поинтересовавшись ее мнением, преспокойно распоряжается ее же каникулами, забирая из отчего дома, наплевав на несогласие родных? И ради чего, спрашивается? Чтобы она нянчилась с этим рыжим кретином, Роном, одна в ... чужом доме.
А теперь – и в этом грязном свинарнике, удачно названном Норой.

Гермионе пришла к неутешительным выводам, подведя итоги своей жизни в магическом мире. Обложившись, как всегда, огромными талмудами, притворяясь, что все еще читает, она вспоминала, анализировала и делала выводы – для себя, для Гарри и для рыжих. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы прийти к единственному разумному выводу - ее банально использовали в качестве ходячей энциклопедии, обычной служанки и ... что дальше планировала сделать с ней семья Уизли, не без одобрения своего благодетеля, директора Дамблдора, девушка даже боялась себе представить.
А в чем лично ее выгода, спросила она себя? Да ни в чем! Рон смотрел на нее, как на законную добычу, как на военный трофей. И когда, на Рождественский балл ее пригласил Виктор, Рон не мог поверить, что его собственность посмела пойти на бал с другим парнем, даже, если этот парень является чемпионом Дурмстранга в Турнире трех волшебников и всемирноизвестным ловцом Болгарской сборной по квиддичу. Мдаа ...
Почему до сих пор она не замечала своего рабского положения в семье Уизли? А избрание четвертым чемпионом Гарри Поттера в Турнире ТРЕХ волшебников, это вообще нонсенс. Тут же возник новый вопрос - кто или что сыграло роль пускового механизма для пробуждения ее критического восприятия мира и своего положения в нем? Был ли тем механизмом Гарри Поттер и его обвинения, два дня тому назад?
Конечно. С появлением Гарри на ... в штабе, он двумя-тремя замечаниями грубо, резко и окончательно сорвал с ее зашоренного сознания пелену, препятствовавшую адекватному мышлению. И картина предстала перед ней во всей суровой неприглядности, и привычный мир рухнул для нее навсегда. Крушение идеалов сильно ударило по ее психике, а по ночам, она долго не могла заснуть.

Сегодня, пока лежала в одной комнате с Джинни, в голове Гермионы родилась крамольная идея встать, собраться и втихую сбежать из Норы куда глаза глядят.
Удирать отсюда надо было, и как можно скорее! Нужно остерегаться этих людей-пауков и следить, чтобы паутина их напускной слащавости снова не спеленала ее разум. Приняв такое смелое решение, Гермиона чуть приподнялась на локтях и огляделась вокруг, пытаясь разглядеть Джинни в полумраке комнаты. Та спала на соседней кровати и сопела в две дырочки, прикрывшись до ушей одеялом. У окна, нераспакованными стояли два школьных сундука – ее и Уизли седьмой, а темные мантии висели на вбитых в дверь гвоздях. Маленькое, грязное окошко кое-как прикрывала пестрая, хлопчатобумажная тряпка. Такая убогость Гермионе раньше и не снилась. Она уже не понимала, как могла предпочесть ЭТО шикарной обстановке ухоженного родителского дома, с домоработницей! Почему она отказалась от поездки с родителями в Болгарию, куда приглашал ее Виктор; а пошла домой к ... непонятному незнакомцу, чтобы жить там на правах домового эльфа? Хотя, вроде бы в том запущенном доме жил собственный домовой, правда все его называли упырем.
Было стыдно. Стыдно и обидно.

Девушка медленно спустила ноги с неудобной, бугристой кровати и ступнями ощутила грубую поверхность пола. Холодно и грязно. Она пошарила ногами шлепанцы и вспомнила, что здесь вообще ими не пользовались, а ее собственные тапочки остались в сундуке. Придется ей ходить босой, пока не найдет их. Но она была готова вытерпеть все, лишь бы поскорее удрать отсюда.
Легко говорить бежать, но куда? Куда может одинокая девушка сбежать, чтобы ее не разыскали и не вернули обратно в этот свинарник? Отправиться камином в Дырявый котел, а оттуда в банк Гринготтс, быть может? Или напрямую домой, к родителям? Но дома ли сейчас мистер и миссис Грейнджер или отправились куда-нибудь на отдых, полностью позабыв, после обливиейта мистера Уизли, свою дочь? Или Обливиейт слабого и неопытного в этих чарах волшебника не держится так долго? А действительно ли Артур Уизли настолько неопытен, как обливиейтор?
Не помешало бы сначала позвонить домой, чтобы удостовериться там ли они, мама с папой. Мысли о родителях вызвали в душе девушки волну стыда и горя, и она, зарывшись в подушку, тихо заплакала, боясь своими всхлипами разбудить рыжую прилипалу.

Подождав еще немножко, мисс Грейнджер решила не откладывать больше задуманное и, выскользнув из постели, подошла к сундукам. Подняла свой сундук Левиоссой, одела поверх ночнушки школьную мантию, взяла босоножки в руку, и на цыпочках вышла из общей с Джинни спальни, левитируя за собой свой сундук с вещами. Попасться на колдовстве вне школы, лучшая ученица Хогвартса уже не боялась, потому что, помогая Гарри с заданиями, успела ознакомиться с этим законом магмира. Там, черным по белому было написано, что в волшебных домах колдовать несовершеннолетним не воспрещается – ибо, Статус секретности не нарушается.

Лестница, под легкими шажками молодой девушки даже не скрипнула. На кухне, где находился единственный в Норе камин, царили тишина и полумрак. Сквозь неопрятно спущенные на окнах занавески, в помещение просачивался бледный свет вышедшей из-за облаков луны и создавал причудливые фигуры из теней, которые казались беглянке чудовищами, охотящимися на нарушителей ночного порядка в доме. На полке над камином, Гермиона нашла полупустой кувшин с летучим порошком; девушка дрожащими руками взяла оттуда горсть порошка и бросила в камин, перед тем, как назвать нужный адрес. Зеленое пламя вспыхнуло и окутало ее, и она покрепче ухватилась за ручку сундука, чтобы тот не отлетел неизвестно куда при перемещении, громко и четко произнеся:
- Дырявый котел.
Ее дернуло за пуповину, потащило и всосало через резиновый жгут портала. В ушах вовсю звенело, и она подумала, что более мерзкий способ перемещения волшебники вряд ли смогли бы придумать.

***
Что-то было не так в привычном круглом кабинете директора. Вроде бы, все вещи на полках шкафов лежали на своих местах и серебряные устройства продолжали пиликать, вертеться и дымить по старому, но Дамблдора не оставляло ощущение какой-то неправильности. Он стал медленно осматривать каждый уголок комнаты, ревизируя свое королевство; сканировать своей магией весь кабинет; дотрагиваться до каждого приборчика заклятием, очищая их от пыли.

Закончив с находящимися на уровне рук территорией, он решил заняться вещами, лежащими выше. Фоукс нахохлился на своем насесте, повернувшись хвостом к директору. Дамблдор, подняв согнутую в локте руку, мысленно приказал птице пересесть на нее и поговорить с хозяином; но, каково же было его удивление, когда он не получил никакого отклика у себя в голове. Да это же чушь! Как такое возможно? Такое, после его вступления в должность директора и последующей за ним привязки школьного фамильяра к себе, впервые случилось; и, глубоко внутри себя, Альбус вдруг почувствовал гнетущую пустоту.
Теплый поток силы Фоукса, который ощущался с того момента, как между ними установилась связь, сейчас полностью отсутствовал. Старому колдуну это очень не понравилось. Ему вообще не нравилось все, что он не понимал или чему он не мог найти хоть какое-то рациональное объяснение. Да и вообще, это же форменное безумие - чтобы фамильяр отрекся от хозяина ... Или Основатели предвидели такую возможность и специально оставили лазейку для подобного феномена?

Дамблдору вдруг стало очень, очень холодно, несмотря на буйно пляшущее в камине пламя. А потом, его взгляд упал на пустующее место меча Годрика Гриффиндора и его захлестнула волна паники. Вспомнилась вчерашняя встреча с Артуром и Молли, странное отторжение орденовцев и всей семьи Уизли штабом Ордена Феникса. И что такого было в разговоре с Артуром, что на мгновение насторожило директора, но он не прислушался к своей интуиции?
Он стал вспоминать подробности той встречи, заминка Артура ... после предложения написать Гарри ... Что сказала Молли насчет мальчика” – вспомнил он свой вопрос, но что на это ответил Уизли старший, он не помнил. Почему?
А потому, что ответа и не было! Артур промолчал, не знал что ответить директору.

Черт с ним, с мечом, но, если пропал Гарри Поттер?! Паника охватила старого колдуна, да так, что поджилки затряслись. Он метнулся к камину, чтобы поскорее связаться с Норой. Ему кровь из носа было нужно узнать побольше о судьбе своего ручного героя.

***
Из камина, в Дырявом котле, Гермиона, с непривычки, вылетела кувырком и впечаталась спиной в край ближайшего стола, больно ударившись об ее угол локтем. От резкой боли, она вскрикнула, а перед глазами заплясали звездочки.
В пабе ни зги не было видно. Пахло дешевым пойлом и блевотиной, и девушку чуть не стошнило на грязный пол. Она подбодривала себя тем, что нечего бояться; выпрямилась и дрожащими руками, достав палочку из внутреннего кармана мантии, очистила себя от сажи и пепла. А потом подумала, что пора подыскать себе место для ночлега. Была глубокая ночь – и маги, как и маглы, наверняка уже спали и видели десятый сон. В магмире, как и в обычном, одинокая девушка с сундуком на улице привлекла бы к себе внимание не только блюстителей закона, но и всякого сброда. Куда же ей отправиться, к кому обратиться, в такой поздний час? Гермиона не знала куда или к кому, но без денег ей, молодой конспираторше, все равно, никто не поможет. Так что, начать нужно с банка Гринготтс, по-любому, пока на улице ночь и Косой переулок безлюден.

Волоча за собой сундук, она направилась к проходу в волшебный мир, который находился на заднем дворе паба.
Косой переулок, в три часа ночи, под тусклым светом уличных фонарей, казался призрачным и нереальным. До самого здания банка, кудрявой, непричесанной девушке не встретился никто – ни единой живой души. Благополучно добравшись до своей цели, она устало поднялась по мраморной лестнице белокаменного здания, перед входом которого стояли два охранника. Неизвестные ей руны таинственно светились на доспехах гоблинов, которые равнодушно взирали на столь позднюю посетительницу Гринготтса; при ее подходе, они молча открыли огромные, кованые двери из гоблинского сплава и проводили удивленным взглядом большой школьный сундук, который она с трудом, от усталости, левитировала.
„Дура!” – подумали оба охранника и снова заняли свой пост у входа.

Приемный зал банка встретил девушку стерильной чистотой, пустотой и хорошим освещением. Она, не увидев служащих за стойкой, сделала несколько неуверенных шагов вперед, не зная к кому обратиться за помощью.
Вдруг, из-за высокой стойки из красного дерева, появилась одинокая, одетая во все черное, фигура гоблина-клерка. Окинув внимательным взглядом своих черных, как пуговицы, глаз неуверенно переступающую с ноги на ногу, хрупкую фигуру молоденькой ведьмочки, он спросил скрипучим голосом:
- Чем могу помочь в столь поздний час, мисс ... ?
- Грейнджер, мисс Гермиона Грейнджер! – пискнула от волнения она.
- И?
- Я хочу забрать из своей ячейки некую сумму, в наличности ...
- Золотом или магловской валютой, мисс Грейнджер? – спросил гоблин.
- Обеими валютами, ... сэр, - помешкав, ответила Гермиона, не зная как принято правильно обращаться к гоблину в банке. О гоблинах, профессор Бинс ничего путного не рассказывал, он бубнил только о многочисленных гоблинских востаниях.
- Меня зовут Гобрах, мисс. И не надо никаких „сэр”, так не принято обращаться к нам, - вежливо ответил клерк и подал девушке три скрепленных вместе листа. – Заполните этот бланк, мисс Грейнджер.
Гермиона машинально взяла бумаги и отметила про себя, что на ощуп это не пергамент, а самая что ни на есть обычная магловская бумага, со слоем индиго. Вместе с бланком, гоблин выдал ей и шариковую ручку. Постойте ка, РУЧКУ?! Не переставая удивляться, она начала заполнять стандартный бланк личными данными. Наконец, она заполнила все бумаги и указала в нужной графе изымаемую сумму в обеих валютах.

Пока Гермиона писала, гоблин следил за тем, чтобы она все правильно заполняла. Увидев сумму, которую она хотела снять, он прорычал что-то на гоблидуке в латунную трубку перед собой. Очень скоро, из внутренных помещений банка появился совсем молоденький посыльный, с черными, сплетенными в замысловатые косички волосами и с двумя тугими кошельками в руках.
Гобрах, забрав заполненные формуляры, передал девушке кошельки, сказав:
- Как вы и пожелали, мисс Грейнджер, сто галеонов и тысяча магловских фунтов. Можете проверить, если угодно.
- Нет, не надо, - ответила Гермиона, спрятав кошельки в карманах мантии. - Извините, что пришла в столь поздний час, мистер Гобрах, в нерабочее время, но мне ... - Ей вдруг захотелось довериться этому незнакомому гоблину, которого она впервые видит, и все ему рассказать. - А ... Мистер Гобрах, могу я задать вам вопрос?
- Спрашивайте, мисс.
Гоблин догадался по ее заминке, что этот вопрос может оказаться личного характера и внутренне подобрался.
- Если я хочу связаться с человеком, адрес которого забыла по некой ... неизвестной мне причине, как мне тогда поступить? – спросила она и посмотрела на собеседника с плохо скрываемой надеждой в глазах.
В этих огромных, карих глазах, гоблин увидел отчаяние и страх за свою жизнь, хотя она старалась сохранить хладнокровие; однако, он видел, что она на пределе и в любой момент может сорваться. Он окинул более внимательным взглядом эту странную ведьму: молодая, вероятно еще ученица; маглорожденная, судя по ее одежде; и предположил, что она жутко кого-то боится, может даже в бегах. Возможно, ей нужна помощь друзей, с которыми, по какой-то причине, связаться она не в состоянии.

Для Гобраха, по большому счету, не было разницы маглокровка, полукровка или чистокровка клиент – он их имена даже не старался запомнить; однако, в плане выгоды для банка, некоторые аристократы и нувориши были предпочтительнее. Но имя этой конкретной ведьмы, мисс Гермионы Грейнджер, Гобрах очень хорошо знал из Ежедневного Пророка. Она была близкой и единственной подругой „Героя“ волшебного мира, которого, в настоящий момент, журналисты хулили и называли сумасшедшим и неуравновешанным. Но Гобрах, в отличие от легковерных и глупых волшебников, не верил всему, что пишут в той газетенке.
- Я вас уверяю, мисс, что уже к утру, информация о вашем ночном визите в Гринготтс дойдет до вашего ... хм, человека. Не хотите ли оставить какую-нибудь записку или что-нибудь еще, что сыграло бы роль удостоверения вашей личности для него?
- О! – только и смогла сказать Гермиона, не веря что так просто все разрешится. – Сейчас, сейчас ...
Она задумалась, что могло бы послужить ее опознавательнмым знаком для Гарри Поттера. Что-нибудь, что принадлежало бы только ей! Мисс Грейнджер открыла школьный сундук, все еще парящий рядом, и вынула, оставленную сверху, толстую, магловскую тетрадь с жесткой обложкой. Она была почти полностью заполнена записями и представляла величайшую ценность лишь для своей хозяйки, но только ее дневник мог гарантированно сыграть роль удостоверения личности Гермионы. Открыв его и прочитав только первую страницу, Гарри догадается чей это дневник. А, чтобы он мог найти ее Поисковым зельем, где бы она не остановилась – в магловском или в магическом мире, нужен был ее биологический материал. И она выдернула с головы несколько волосков, пересчитала их и написала на последнем, пустом листе дневника, куда спрятала волоски, число „7”.

Гоблин следил за ее действиями, с некоторым обалдением: зачем выдергивать столько волос, да еще и пересчитывать; не лучше ли было бы капнуть пару капелек крови на страницу тетради? С другой стороны, другие маглокровки на ее месте, и вовсе не знали бы что делать. Не зря о мисс Грейнджер в газете писали, что она самая одаренная, маглорожденная волшебница за последние двадцать лет. Предыдущей была такая же молодая ведьма – мать ее друга, Гарри Поттера.
Гермиона, отдав дневник и забрав кошельки, в общем и целом, закончила свои дела в банке и собралась уходить отсюда. Уже у входной двери, ее окликнул гоблин-клерк:
- Мисс Грейнджер, куда вы отправитесь сейчас, на ночь глядя? Молодым ведьмам опасно гулять ночью в одиночку. Ваш друг говорил, что ...
- Я знаю что сказал мой друг, мистер Гобрах, - чуть обернувшись, прервала его она. - Я единственная ведьма, в волшебном мире Британии, кто действительно верит Гарри Поттеру, поверьте. Но я вынуждена скрываться, на время, в магловском мире и ... связалась бы с другом, будь у меня сова или его телефон ...
- Стойте, мисс Грейнджер! У нас, в Гринготтсе, есть магловское средство связи, телефон. Как иначе мы с нашими партнерами из магловских банков связываемся, по-вашему? – ухмыльнулся Гобрах, и от его клыкастой улыбочки, Гермиону чуть инфаркт не схватил. Гоблин заметил реакцию девушки на свою улыбку, но его это ничуть не смутило. Он достал визитку Гринготтса и положил на столешницу перед собой. – Возьмите эту визитку, мисс Грейнджер. Как только остановитесь где-нибудь, позвоните по этому номеру мне. Если услышите чей-нибудь другой голос ...
- Я не смогу узнать ваш голос, мистер Гобрах, - потупилась она.
- Хм, - задумался гоблин. – Надо придумать какой-нибудь пароль ...
- Я спрошу у вас о гиппогрифе, вы ответите мне, что Клювокрыл чувствует себя хорошо, - предложила она, и гоблин вопросительно посмотрел на нее. – Не важно, мистер Гобрах. Это будет временный пароль, только чтобы связаться с вами. Но, почему вам кажется, что опасно говорить с кем-то еще? Считаете, что даже в банке может быть чужой осведомитель?
- Общайтесь только со мной, мисс Грейнджер, никому больше не доверяйте.
- А могу ли я вам доверять? – сузила глаза Гермиона, внезапно засомневавшись, правильно ли она поступила, доверившись этому ... существу.
- Обещаю, - Гобрах заметил скепсис на ее лице и поправился. – Клянусь, что не выдам Гермиону Грейнджер ее недоброжелателям, - сказал он, и его аура вспыхнула видимым обычным зрением синим светом, подтвердив клятву гоблина.
- Ладно, мистер Гобрах, я вам завтра до вечера позвоню, - сказала девушка и, не оборачиваясь, отправилась к выходу.

Сундук снова последовал за ней по воздуху, и клерк покачал головой, поражаясь ее невежеству в бытовых мелочах, при всей осведомленности в более сложных чарах. Могла бы уменьшить, а не глупо волочить за собой тяжелый сундук.
После ее ухода, Гоблин довольно потер руки, радуясь, что втерся в доверие к такой перспективной ведьме, заработав себе репутацию в глазах подруги лорда Поттер-Блэка; и, возможно, это поспособствует его передвижению по карьерной лестнице.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Четверг, 27.08.2015, 13:12
 
EloizaFenrirДата: Среда, 26.08.2015, 18:46 | Сообщение # 154
Подросток
Сообщений: 22
« 40 »
Спасибо за новую главу! Я сопережеваю Гермионе.
 
kraaДата: Среда, 26.08.2015, 18:51 | Сообщение # 155
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
smert, EloizaFenrir, Спасибо, что продолжаете читать. За Гермиону я тоже болею.


Без паника!!!
 
vasek151Дата: Среда, 26.08.2015, 19:47 | Сообщение # 156
Подросток
Сообщений: 22
« 0 »
Добрый, понимающий гоблин? - что-то новое.
 
turpotaДата: Среда, 26.08.2015, 20:38 | Сообщение # 157
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Цитата vasek151 ()
Добрый, понимающий гоблин? - что-то новое.
-
Цитата kraa ()
Гоблин довольно потер руки, радуясь, что втерся в доверие к такой перспективной ведьме, заработав себе репутацию в глазах подруги лорда Поттер-Блэка; и, возможно, это поспособствует его передвижению по карьерной лестнице.



Цель оправдывает средства.

************************

 
turpotaДата: Среда, 26.08.2015, 20:40 | Сообщение # 158
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Цитата kraa ()
волочить за собой тяжелого сундука.
- тяжелый сундук.



Цель оправдывает средства.

************************

 
kraaДата: Четверг, 27.08.2015, 13:12 | Сообщение # 159
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
turpota, спасибо, исправила.


Без паника!!!
 
ShtormДата: Пятница, 28.08.2015, 14:48 | Сообщение # 160
Черный дракон
Сообщений: 3236
« 196 »
Вот спасибо за продолжение. Действительно жаль Гермиону, наконец-то ее мозг встал на место. Все еще думаю, что с Крамом ей будет лучше всего. Рзница в возрасте не большая, да и с ее интелектом проблематично наверное будет жить со своим сверстником


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже


Сообщение отредактировал Shtorm - Пятница, 28.08.2015, 14:49
 
kraaДата: Воскресенье, 30.08.2015, 03:15 | Сообщение # 161
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
Shtorm, спасибо за поддержку.
А вот и новая прода.



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 30.08.2015, 03:19 | Сообщение # 162
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
Глава 21.

Фоукс, почуяв появление настоящего хозяина фениксов, сразу разорвал надоевшую ему связь хозяина-фамильяра. Этот ритуал, в далеком прошлом, провел один предприимчивый директор Хогвартса, специализирующийся на ритуальной магии; а теперь, согласно тому ритуалу, связь перешла этому поганому старикашке. Нынешний директор не первый, кто не достоин занимать пост главы школы Хогвартс, но его предшественники хотя бы были традиционной ориентации.

Феникс устал уже ждать вызова от огненного властелина, - мага с родственной ему огненной аурой, но тот, почему-то, не спешил к своему фамильяру. Найти хозяина волшебному созданию не представляло труда, но новый хозяин оказался слишком юным и неопытным волшебником. С ним Фоуксу придется быть более терпеливым и ненавязчивым, чтобы не вспугнуть непривычного к столь могущественному и древнему фамильяру юного хозяина; одновременно, дать почувствовать ему, насколько схожи их светлые и отзывчивые души. Прекрасная, ало-золотая птица возликовала от нежнейшего благоговения перед истинной справедливостью и перед настоящими Добром и Светом, что обнаружила в сердце этого мага. Не напускными, как у двуличного, длиннобородого колдуна, который кривляется сейчас у феникса за спиной, пытаясь привлечь его внимание. Ага, щась! Ничего, Фоукс подождет столько, сколько понадобится истинному хозяину, чтобы тот признал его, как личного фамильяра и позвал к себе.

Пускай этот старый, погрязший в разврате и интригах, директор беленится и воет белугой. Наконец-то, у благородной птицы появился тот, кто смог освободить ее от пут навязанной, тяготеющей связи.

***
В Министерстве магии, утро того же дня началось с тихих раскатов грядущей бури, обещающей в ближайшем будущем произвести эффект разорвавшейся бомбы. Это могло бы случится хоть завтра, хоть месяц спустя, но мадам Боунс считала, что час „Х“, скорее всего, настанет 12-ого августа. Ей, первой из всех министерских чиновников, довелось ощутить на себе дуновение ветра грядущих перемен, которое проявилось в виде белого бумажного конверта, в стопке сотен других таких же, на ее рабочем столе.
Конверт этот был с печатью известной адвокатской конторы „Стоун и сыновья”, узнав которую, она, с нетерпением, приступила к его чтению. Это было заявление старшего сотрудника канторы, мистера Говарда Стоуна, магистра юридических наук, которого, в качестве защитника, наняли два самых популярных, на сегодняшний день, волшебников: Гарри Поттер – МКВ, победитель Турнира Трех волшебников и Сириус Блэк – „предатель“ семьи Поттеров и беглец из волшебной тюрьмы Азкабан.

То, что национального Героя будет защищать сотрудник самой известной юридической канторы магмира, не удивило Главу ДМП. Вполне естественно, что несовершеннолетнему, магловоспитанному парню нанять себе адвоката для дисциплинарного слушания в Министерстве, помог кто-то более опытный в таких делах. И мадам Боунс готова была поклясться, что этот опытный не кто иной, как директор Хогвартса, Альбус Дамблдор, пострадавший не меньше, чем сам Поттер, от выливаемых на него грязи во всех газетах. Но как умудрился Сириус Блэк, разыскиваемый Авроратом, как особо опасный преступник, выйти в свет и связаться с той же конторой, да еще и нанять того же адвоката, что и Поттер, этого мадам Боунс понять не могла.

Так и не сумев разгадать эту загадку, она вызвала свою секретаршу.
- Камилия, когда поступило заявление от мистера Говарда Стоуна? – спросила она долговязую, сутуловатого вида пожилую ведьму, служащую у нее уже несколько лет.
- Сегодня утром, мадам Боунс. Мистер Стоун сам принес конверт и остался в приемной ждать, когда вы прибудете на работу, - ответила секретарша, сделав шаг к двери. – Он все еще там. Мне пригласить его?
-Да, да! Конечно, пригласи поскорей.
Ее отдел не раз имел дела с адвокатами, консультантами или посыльными конторы „С&с”, но ей впервые предстояло встретиться лично с мистером Говардом Стоуном.

Мистер Стоун тихо вошел в кабинет мадам Боунс и вежливо с ней поздоровался. Она махнула рукой на кресла для посетителей, в приглашающем жесте, и стала его разглядывать.
Посетитель был пожилым, невысоким мужчиной в строгого покроя черной мантии из добротного материала, которую он носил нараспашку. Под мантией, мистер Стоун был одет в магловский костюм серого цвета, белую рубашку и галстук. В целом, он создавал впечатление спокойного, ненавязчивого человека; но это была лишь маска – она слышала о его поистине бульдожьей хватке на судебных заседаниях.
Мистер Стоун скромно присел в ближайшее к двери кресло и поставил на столешницу свой рабочий, слегка потрепанного вида, кожаный портфельчик. Повернув его так, чтобы с места мадам Боунс не было видно его содержимое, он открыл его и, сохраняя молчание, зарылся в него с головой. Наконец, найдя то, что ему было нужно, мужчина вытащил и аккуратно поставил на стол Главы ДМП тоненькую, синюю папку. А потом, закрыл портфель и присел, поставив руки на стол и сложив пальцы в замок.

Мадам Боунс не ожидала найти среди документов в этой папке какую-нибудь сенсацию или тайну. Поэтому, спокойно вставив монокль в правый глаз, она углубилась в содержание документов.
Оказывается, она сильно заблуждалась, считая что в волшебном мире ей известно все!
Еще не дочитав первый листок из папочки – а их было около десяти, она ахнула и стала задыхаться. То, что здесь было написано, она и представить себе не могла, поэтому, оторвавшись с трудом от текста, ворчливым голосом спросила у молчаливого посетителя:
- Вы уверены, мистер Стоун, что Сириус Блэк является магическим крестным Гарри Поттера? – Задавая этот вопрос, ее не оставляла надежда, что произойдет чудо и ей ответят „Нет!”, а грозивший Министерству магии скандал не разразится. Но мужчина смотрел на нее серьезно своими светлыми, холодными и неприветливыми, ничего хорошего не предвещающими, глазами. Амелию посетило предчувствие новой, еще более страшной, чем предыдущая, беды. – Есть новости похуже, да?
Адвокат молча кивнул головой.
Она тяжело вздохнула, но спустя несколько мучительных секунд, продолжила с расспросами:
- Вы знаете где скрывается преступник? – спросила она полушепотом.
Новый кивок. Это было уж слишком.
- Награда за поимку Блэка вас не прельстила, мистер Стоун. Значит ли это, что вы скрываете местонахождение преступника, потому что он заплатил вам гонорар, превышающий объявленную награду, хотя бы в два раза ? – Предъявляя такое голословное обвинение, она знала, что выставляет себя не в самом лучшем свете. Мистер Стоун лишь сжал губы в ленточку в знак то ли неодобрения, то ли презрения, и мадам Боунс почувствовала себя дурой. Не надо было говорить все, что взбредет в голову! Охх ... Запаниковав от окаменевшего лица известного адвоката, она начала судорожно искать выход из неловкой ситуации, в которую сама себя загнала, по собственной дурости. Вдруг, ее осенила невозможная идея, от которой кровь стыла в жилах. И она неуверенно, осторожно озвучила свою идею. – Вы предполагаете, что ... Блэк мог бы ... быть ... невиновным?
Утвердительно кивнув , ее посетитель впервые ответил вслух на вопрос Главы ДМП:
- Я не новичок в своей профессии, мадам Боунс, голыми предположениями не разбрасываюсь. – Его голос был тихим, скрипучим и лишенным эмоций. – Я знаю, что Блэк невиновен. Оставим в сторону газетные сенсации, у меня есть серьезные доказательства того, что Сириус Орион Блэк не-ви-но-вен. То, что он просидел в Азкабане десять лет, есть не что иное, как результат подставы и халатности Визенгамота. И я буду всячески содействовать восстановлению доброго имени Блэка, а также прослежу за тем, чтобы настоящие преступники понесли заслуженное наказание. Надеюсь, так же, на содействие с вашей стороны или, по крайней мере, что вы не станете чинить мне препятствия.

Мадам Боунс, стараясь не показывать внешне свою внутреннюю дрожь, вернулась к чтению роковой синей папки. Тем временем, мистер Стоун достал из портфеля новый документ и так же поставил на столешницу перед Главой ДМП.
Это было письменное прошение предоставить ему, мистеру Говарду Стоуну, м.ю.н. - законно нанятому адвокату, все документы по обоим делам - Сириуса Блэка и Гарри Поттера. Мадам Боунс, оторвавшись, на короткое время, от чтения папки, бросила мимолетный взгляд на содержание нового документа, черкнула пером свое одобрение и вновь вернулась к чтению синей папки. Закончив читать и закрыв ее, она заметила, что посетитель сидел, тревожно сжимая руки в кулаках; и она, внезапно, осознала, что там, в последнем документе, было что-то такое, что вызовет еще более громкий скандал и опозорит министерство. Но адвокат был в праве требовать эти документы, а ей придется согласиться.
- Вам придется подождать, мистер Стоун! – пискнула совершенно выбитая из колеи ведьма. – Я должна отправить свою секретаршу в Архив суда, чтобы поискать среди ...
- Я не спешу, мадам Боунс, - прервал ее оправдания мистер Стоун. - Мне доверили вести два необычных, весьма нелегких дела, которые я не намерен проигрывать в суде. Кстати, у меня есть официальное заявление-жалоба, в письменном виде, от имени мистера Гарри Поттера, на госпожу Муфальду Хмелкирк. Два дня назад, она отправила ему, не разобравшись в ситуации, письменное обвинение за неправомерное использование магии несовершеннолетними в присутствии маглов. – Хмыкнув, мужчина поставил на стол перед мадам Боунс еще один документ, который она, едва прочитав, машинально подписала. – Спасибо, мадам. И последнее, на сегодня - от имени своих клиентов, я настаиваю, чтобы вы дали мне клятву неразглашения предоставленных мною фактов до даты разбирательства, 12 августа; а также, не будете распространяться о сути данного разговора. Я надеюсь на ваше согласие и содействие. Напоминаю, что все ваши сотрудники, работающие с этими документами, так же обязаны дать клятву неразглашения. Надеюсь, они тоже понимают и согласятся с этим.

Амелия Боунс смахнула упавшую на лицо прядь прямых волос рукой и согласно кивнула головой. Она понимала – ведь она Глава ДМП, а не какая-то там уборщица, и знает насколько важно сохранение судебной тайны. Взяв лежащий на столешнице колокольчик, она позвонила в него, и в комнату вошла ее секретарша.
- Камилия, возьми вот этот документ и отправляйся в Архив министерства. Поищите там с девушками все, что есть по делу Сириуса Блэка и принеси их сюда. Но сначала, отправляйся в Сектор борьбы с неправомерным использованием магии и предай Муфалде повестку в суд от имени мистера Гарри Поттера. Ах да, чуть не забыла, – прежде, принеси клятву неразглашения. Девушкам в Архиве тоже скажи. Это приказ, ясно?
Глаза секретарши загорелись от любопытства. „Наверное, там какая-то жутко интересная тайна“ – подумала она, но послушно подняла палочку и произнесла формулу клятвы. Мадам Боунс повторила ее действия. Вокруг обеих появилось сияние, подтверждающее, что клятва закреплена магией.
Забрав документ, секретарша отправилась выполнять приказы начальницы.

***
Утром, на Гриммуальд Плейс 12, раздался громкий треск углей в камине и все обитатели особняка Блэков поспешили в гостиную с палочками наготове. Но, к их удивлению, угли сложились в форме головы Гровеступа. Заметив волшебников, он поприветствовал их и сразу перешел к делу.
- Со мной связался дежуривший сегодня ночью в приемном зале Гринготтса клерк, Гобрах, господа! – сказал он. – Он сказал, что к трем часам утра, в Гринготтс заявилась некая молодая ведьма, Гермиона Грейнджер и пожелала связаться с вами, лорд Блэк. – Черные глазки гоблина уставились на Гарри, и тот заерзал на месте. – Она предоставила нам, в качестве идентификации своей личности, личный дневник, - отчеканил он, и из камина вылетел толстый магловский блокнот в твердом переплете. Гарри шагнул вперед, поднял дневник Гермионы и раскрыл его на случайной странице. – Посмотрите внимательно, лорд Блэк! – рявкнул Гровеступ, увидев, как парень с удивлением листает дневник. – Клерк предупредил, что ваша подруга оставила внутри свой биологичный материал: 7 волосков для зелья Поиска.
- Значит, она все-таки сбежала от Уизли? – хмыкнул Гарри.
- Мисс в подробностях не распространялась, но, предположительно – да. Она обещала созвониться с Гобрахом, как только остановится где-нибудь в безопасном месте и сообщить ему свой адрес – под клятвой, естественно. Пока она на связь не выходила.
Парень чуточку склонил голову в сторону камина.
- Спасибо, что доставили добрые вести от моей подруги, уважаемый Гровеступ, – сказал Гарри, закрыв дневник. Сириус уже ерзал на месте, готовый немедленно, вприпрыжку отправиться искать девушку. - Если мисс Грейнджер объявится, скажите ей, что я готов встретиться с ней в любое время. Но, раз она оставила образцы своего ДНК, вероятно надеялась, что мы разыщем ее раньше, чем она свяжется с нами, - Получив толчок локтем от матери, он поправился: - Простите за доставленные хлопоты, уважаемый Гровеступ.
- Не за что, милорд! Свяжусь с вами, если будут еще какие-то новости.
„Голова“ Гровеступа быстро развалилась в угли, оставив волшебников наедине.

- Ну как, Лили, не разучилась еще варить зелья? – спросил Сириус. – Сможешь сварить основу для Поискового зелья или ... – он нагло ухмыльнулся, - нам к Снейпу обращаться? – засмеялся он, получив по голове подушкой от улыбающейся ведьмы.

Ближе к вечеру, Гермиона Грейнджер, вымотанная и уставшая, уже спала в своей старой комнате на Гриммо, выторговав перед этим у друга обещание рассказать ей все завтра утром.
Рассказывать ей все Гарри не намеревался, но родителям придется что-то выложить. Но что? О чем умолчать и что рассказать?

***
А в это время, в Норе, камин вспыхнул и оповестил старших Уизли о посетителе.

Утром, перед уходом на работу, Артур, как обычно, копался в своем сарае, любуясь своей коллекцией магловских штуковин. Сегодня, он, даже не позавтракав, отправился посмотреть на новое приобретение, конфискованное вчера у четы Донованов – оба полукровки, оба балуются зачарованием магловской техники для работы в мире магии.
На этот раз, это была небольшая черная коробочка, плоская и с кнопочками, которые забавно щелкали, но ничего не делали. Артур тыкал пальцами в кнопочки, удивляясь изобретательности магловского племени, которое умудрялось заменить своей техникой заклятия и артефакты. Донованы называли эту коробочку дис-тан-ционным управлением. Чем они управляли дистанционно, заговорщически умалчивали, и министерским чиновникам пришлось уйти ни с чем, за исключением коробочки, которую втихую стырил Артур.

Молли, тем временем, раскладывала по полкам кладовки ворованные у маглов продукты, радуясь, как маленькая девчонка красочным оберткам ароматного мыла; пушистым полотенцам, рассортированным стопками по размеру и цвету; шампуням в затейливых флаконах из синтетической материи. Несколько коробок с кремами для лица, рук, даже пят – ПЯТ? Занимали целую треть полки для косметики.
В шкафу для пищевых продуктов, зачарованном на сохранность, она уже разместила несколько десятков видов батонов и сортов колбасы. Рядом стояли несколько огромных кусков сыра, целые ящики с мясом, зеленью и прочее и т.д. Кладовка трещала по швам, а сердце миссис Уизли ликовало. Тут хватит продуктов на всю ее многодетную семью и не надо будет больше экономить. А через пару дней, она подумывала пройтись и по магазинам с одеждой. Почему бы и нет? Она замела все свои следы, подчистила магический фон на месте преступления, аппарировала несколько раз совершенно в произвольных направлениях, включая Хогсмид, тщательно путая следы.
Она гладила рукой восхитительно свежие батончики и колбаски, и задавалась вопросом: „почему она до сих пор стеснялась поступать, как любая другая ведьма“? Дурой была, но отныне, она свободна от глупых принципов. Пусть профессор Дамблдор отчитывает ее, мерцая очками, сколько ему хочется – ей целую свору кормить надо!

Услышав трезвон с кухни, она старательно закрыла дверь кладовки, любовно наложив на нее кучу запечатывающих заклятий, во избежание так сказать, чтобы никто из детей не сунул свой любопытный нос и пошла встречать нежданного гостя.

Гостем оказался любезнейший директор Хогвартса.
„Ну вот, - подумала она, помянешь черта – он и появится“.
А это был сам профессор Дамблдор, но в растерянном и удрученном виде.
Небрежно взмахнув палочкой и подчистив криво застегнутую мантию, он поздоровался с Молли, кивнул головой входящему в комнату Артуру и устало плюхнулся в кресло хозяина у необъятного стола.
- Профессор, что-то произошло? – неуверенно спросила миссис Уизли и встретилась взглядом с мужем. Тот, как обычно, пожал плечами, ничего не понимая.
Директор вздохнул, подергал бороду и подняв синие глаза, сказал:
- Позови Гарри, дорогая Молли.
Ей стало неуютно в собственной кухне. Как ей признаться?
- Видите ли, профессор Дамблдор, - начала она, - я вчера не нашла Гарри в комнате Рона.
- Как не нашла? – воскликнул директор.
- Вот так вот. Не нашла. И так как дом закрылся, все его помещения, кроме наших спален, кухни и прихожей были недоступны. Я вам рассказывала уже, что как только вышла за порог и закрыла за собой дверь, дом свернулся и исчез, а я забыла его адрес.

Дамблдор дернул бороду сильнее, крякнув, когда в руке осталась горсть длинных, белых волосков. Он бросил их на пол и испепелил на месте.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Понедельник, 31.08.2015, 15:12
 
ALEXcheДата: Понедельник, 31.08.2015, 00:18 | Сообщение # 163
Подросток
Сообщений: 3
« 0 »
Блин Грейнджер опять вписали она совсем отричательный персонаж нафиг ее к Гаррику приписали опять все знать захочет и выпытывать и учить жизни будет на навижу этот персонаж
 
turpotaДата: Понедельник, 31.08.2015, 16:19 | Сообщение # 164
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
ALEXche, к сожалению, большинству читателей эта приставучая лицемерка нравится, и они даже желают видеть ее парой Поттера.


Цель оправдывает средства.

************************

 
kraaДата: Понедельник, 31.08.2015, 19:41 | Сообщение # 165
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
turpota, я из число этих пампкинпаевцев. Но, чтобы что-то такое получилось, надо или Поттера обогащать попаданцем, или Гермиону растить совершенно по-другому. Я, пока не нашла рецепт, а у тебя и не спросишь, хех!

Я нашла вот это, но там не все нравится: https://www.fanfiction.net/s/11388837/1/Adorable-Violence
Там, вроде, все канонично, но доведено до полного смешного треша. Мне даже захотелось перевести некоторые части - не все!



Без паника!!!
 
kraaДата: Среда, 02.09.2015, 02:10 | Сообщение # 166
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
Глава 22.

Директор Хогвартса задержался в Норе достаточно, чтобы услышать еще одну сокрушительную для своих грандиозных планов новость, на свою и так наболевшую голову. А все из-за удивительно вкусного, масляного пирога, приготовленного в честь любимого благодетеля толстенькой хозяйки, миссис Уизли. Дамблдор наслаждался уже третьим, по счету, посыпанным сахарной пудрой кусочком, когда на кухне появилась заспанная Джинни в одной, полупрозрачной ночнушке.
- Мама, а где Гермиона? – спросила она тоненьким голоском и протерла глазки, припухшие от долгого сна, кулачком. – В комнате нет ни ее сундука, ни мантии ... Она что, уехала? – А потом заметила сидящего за столом, с округлившимися за очками-половинками глазами, Дамблдора; сахарным песком была запачкана вся его длинная борода и кончики усов, а сам он удивленно смотрел на нее, и ей стало стыдно, что она появилась перед директором в неприличном виде. – Добрый день, профессор Дамблдор, сэр! – пискнула она и, вся покрасневшая, убежала наверх переодеваться.
Миссис Уизли, увидев в каком виде предстала ее дочь перед высоким гостем, захотела провалиться сквозь землю. Она закрыла лицо руками, шумно вздохнула и замерла, не зная куда себя деть от стыда. Артур тупо уставился на свою жену, не понимая что с ней.

Директор Дамблдор, застигнутый врасплох новостью, подавился последним куском пирога и выпучил глаза, задыхаясь. Дрожащими руками схватил большую кружку с горячим чаем, глотнул, обжегся и мучительно закашлялся. Молли кинулась помогать именитому гостю, хлопнув его по спине раз-другой, чем вызвала у него брызги слюны изо рта.
Крайне раздосадованный Дамблдор бросил праздничную белую салфетку на стол и рьяно кинулся к камину с недвусмысленным намерением немедленно отправиться в школу, даже не попрощавшись с хозяевами. Он сдерживал дыхание, чтобы по прибытию в школу, позвать к себе Поппи Помфри или Северуса Снейпа, - может кому-то из них удастся побыстрее удалить нечаянно попавший в трахею кусок пищи.

Неожиданно для него, летучего порошка в кувшине над камином не оказалось. Артур, не поверив своим глазам, поспешил проверить это сам. Он даже перевернул кувшин вверх дном, но в нем и крупинки порошка не оказалось.
Трое взрослых волшебников, как завороженные, посмотрели на пустой кувшин для летучего порошка и пришли к единогласному мнению, что, предположительно, мисс Грейнджер израсходовала весь порошок, когда сбежала.
Кое-как прочистив горло, откашливаясь до хрипа, Дамблдор в изнеможении упал на свое место у стола и предался мрачным размышлениям.

Так или иначе, мисс Грейнджер сбежала и, зная ее дотошность, она наверняка качественно замела следы и вряд ли удастся найти ее в скором времени. Конечно, она не так важна для планов директора, как Поттер. По правде говоря, из трех огромных, в последнее время, проблем директора Дамблдора, мисс Грейнджер была самой незначительной. Пропадавший неизвестно где ручной герой, Гарри Поттер, был основной, самой актуальной, серьезной и неразрешимой проблемой директора. Нет Героя - нет знамени борьбы за всеобщее благо, а значит - нет авторитета и финансирования.

Кстати, потеря удобной базы для собраний Ордена феникса, создала бы сильные неудобства, если бы Артур и Молли не согласились предоставить свой дом Ордену в качестве новой конспиративной квартиры. Кухня Норы была, конечно, очень удобной с ее то огромным обеденным столом, вокруг которого орденовцы рассаживались без стеснения; но было бы замечательно, если бы там, при этом, еще и кормили. Поэтому, директору Дамблдору пришлось пожертвовать на продукты лишнюю трехзначную сумму золотых, а потеря денег, даже „позаимствованных“ у членов ордена, огорчала его до невозможности, черт возьми! Да и Нора не самое удобное место для конспиративной квартиры, потому что она единственный дом этой доброй, светлой семьи. К сожалению, у этой семьи слишком много детей, которые в собственном доме имеют полное право шастать везде, где им захочется.
А какая тогда, к Мордреду, конспирация!

И как будто мало было ему всего этого, Мундунгус притащил в Нору ворованные котлы; этот факт настолько разозлил Молли, что от ее криков все чуть не оглохли.
- У нас тут не склад краденых вещей! – завопила она, когда увидела кучу самых разных котлов, сваленных во дворе. - Какая безответственность! Как будто у нас мало забот Мундунгус, помимо этих ... этих ... ворованных котлов, которые ты приволок в наш дом …

Дамблдора все еще не оставляла надежда, что Гарри захочется встретиться с друзьями из рыжей семьи, с которыми его связывало не только крепкая дружба, но и многочисленные, веселые приключения в школе. И кое-какие деловые отношения ...хехех ... не без оперативного вмешательства Альбуса, конечно. Близнецы пожертвовали в пользу Гарри свой законный трофей, Карту Мародеров, найденный, а на самом деле, нагло стыренный у Аргуса Филча; а Гарри отдал им свою призовую награду за победу в Турнире - тысячу золотых галеонов, чтобы те открыли свой бизнес. Хм. То, что карту заранее отдал школьному зовхозу сам директор с четким указанием проследить, чтобы близнецы нашли ее – это дело второе. А то, что директор сам подсказал близнецам идею уговорить доброго и недалекого мальчика добровольно отдать Фреду и Джроджу призовые деньги – дело третье. Таким образом, и Джинни выиграла бы себе жениха, и Поттера пристроили бы в „правильную“ семью, хехе ...

Так или иначе, Дамблдор, прощаясь, прямым текстом намекнул чете Уизли, чтобы они не забыли наложить на Гарри Поттера следилку, когда тот заявится в Нору, чтобы в случае, если ему, как и мисс Грейнджер, приспичит бежать, директор мог бы легко найти его.
А то, Фоукс продолжал молчать, не хотел сотрудничать и клевался всякий раз, когда директор протягивал руку, чтобы погладить мягкие перья своей птицы.

***

Прошла уже целая неделя после возвращения рыжей семейки в Нору, и жизнь потихоньку стала налаживаться. Ни с того ни с сего, мама Молли, вдруг, стала изощряться в кулинарии и отменно готовить всякие вкусности, которыми Рон объедался до отвала, но все были этому очень рады. В ванной появились какие-то замысловатые шампуни, мыло, косметика; новые, пушистые полотенца с невиданными рисунками, и с красивой вышивкой. Однажды утром, у каждого члена семьи рядом с кроватью появились домашние тапочки, а потом и красивые коврики, одеяла, подушки ... В шкафах завелась кое-какая магловская одежда. А потом, неизвестно откуда и на какие деньги, никто не знал, – все видели, как директор оставлял на кухонном столе тугие кошельки, – миссис Уизли притащила домой магловскую, механическую, швейную машину. Она стала пошивать на этой машинке всей своей многочисленной своре новые мантии по моделям из журнала „Все для хорошей хозяйки”. То, что она не знала специфические заклинания профессиональной швеи, ей нисколько не мешало, – к ней вернулся запал Прюэттов, и она старалась изо всех сил. Ткани для пошивки она заранее притащила рулонами – разного цвета, материала, плотности – все, до единого, хорошего качества.

Джинни робко заикнулась о том, откуда у матери деньги на все это добро, но ее неожиданно заткнули громкой оплеухой - впервые в ее жизни.
- Откуда, спрашиваешь, да? - визжала запыхавшаяся от возмущения Молли Уизли. – Твой отец отдает мне всю свою зарплату, твои старшие братья – Уильям и Чарльз, каждый месяц отправляют мне немного денег. Наконец, профессор Дамблдор платит нам за предоставление нашего дома Ордену ... Слушай сюда, Джиннивера, не смей спрашивть, более того – заикаться ни при ком об этом! Понятно?
Джинни стояла ошарашенная, со слезами на глазах, держась рукой за покрасневшую от пощечины матери щеку, и растерянно хлопала глазами. И что такого она спросила, что мать так взбеленилась?

Настал вечер одиннадцатого августа, День рождения единственной дочки семьи Уизли, которое они отметили в тесном кругу. Без Чарли, без Перси. Первый не мог приехать из Румынии, а второй ... Он продолжал сторониться своей семьи, не общался с родителями ... Было уже поздно, к десяти часам, и Билл отправился в свою лондонскую квартиру камином, а младшие дети - накормлены и отправлены по комнатам. Кухню миссис Уизли выдраила упоительно пахнущим мылом, новую посуду расставила по полкам, и та загадочно поблескивала позолоченными краями. Можно было уже и взрослым чем-нибудь приятным заняться.
Молли ухмыльнулась задорно и размечталась как, вдруг, в камине вспыхнуло зеленое пламя. Вроде бы, больше приглашенных на праздник не было и в такой поздний час в Норе никого не ожидали, так что, Артур и Молли, насторожились и, вынув палочки, стали ждать нежданных гостей.

Это был Сириус Блэк.
Элегантно переступив через свежую горку золы, он ступил на чистый, намыленный пол кухни и привычным жестом палочки подчистил свою новую, дорогущую мантию. Отступив на шаг в сторону от выхода из камина, он позволил своему попутчику выйти из колдовского пламени. Этим вторым оказался Гарри Поттер. Появиться так же элегантно, как это сделал Блэк, у него не получилось, поэтому Сириусу пришлось придержать крестника за руку, чтобы тот не плюхнулся на пол, подчистив и его мантию.
Увидев их, оба Уизли ошалели. А потом, всем мужчинам пришлось закрыть уши руками, потому что Молли заверещала, как баньши.
- Сириус Блэк! – взвизгнула она, как только до нее дошло, кого она видит. – Как ты посмел удрать из ... из ... И увел с собой Гарри! Разве я не говорила вам, да-да, вам обоим, что профессор Дамблдор приказал никуда из ... не выходить?
Крики миссис Уизли разнеслись по всей Норе и привели на кухню всех молодых обитателей дома - сначала заглянули близнецы, а потом Рон и Джинни. Все хотели узнать кто, на этот раз, наступил на хвост маме, почему она так кричит.
- Я, как человек, принимающий интересы Гарри близко к сердцу ... – продолжала она, дыша тяжело и стала поглядывать на своих детей, в поисках поддержки.
Сириус прервал ее словоизлияния твердым голосом:
- Я тебе уже говорил – не перебарщивай, Молли! Он не твой сын, и не тебе о нем беспокоиться.
- А кому? – яростно возразила ему толстушка. – Кто еще у него есть?
- У него есть я, его крестный отец. И пока я жив, никому не позволю вмешиваться в наши дела – ни тебе, ни Дамблдору.
- Но, пока ты был в Азкабане взаперти, тебе было трудновато о нем заботиться, - поджала губы она и ощутила, как температура в помещении упала на несколько градусов.
Выражение лица Сириуса стало каменным, а его серые глаза начали метать молнии от ярости.
- Не я виноват, что меня упекли за решетку без суда и следствия, Молли. Не я виноват, что твой любимый профессор Дамблдор - руководитель Ордена и Глава Визенгамота, по совместительству, на десять лет забыл обо мне и даже сейчас палец об палец не ударил, чтобы оправдать меня. Так, что придержи свои обвинения.
- Артур! - набросилась миссис Уизли на мужа - Артур, поддержи меня!
Мистер Уизли снял очки, медленно протер их рукавом мантии и заговорил лишь после того, как аккуратно водрузил их на место.
- Дамблдор сказал, Молли, уведомить его, когда ...
Гарри, услышав слова главы рыжей семьи, решиль помешать его намерениям - повернулся и взмахнул палочкой в сторону камина. Переливающаяся пелена заблокировала выход из камина и, удовлетворенный результатом, парень повернулся обратно к разговаривающим. На него таращились полные зависти глаза „друга”, Рональда. Мистер Уизли замолчал, лишь завороженно пялился на невиданное заклятие.
- Сириус! – коротко сказал Гарри, напомнив тому, что они здесь не для разбора полетов, а по совсем другому делу. Тот кивнул и отступил назад, давая ему возможность предъявить свои требования.

Близнецы поглядывали из-за перил лестницы, стараясь никак в разговор не вмешиваться, но и ничего из него не пропустить. Однако, Гарри обратился именно к ним:
- Фред, Джордж! Как проводите лето?
- Экспериментируем. Изобрели «Забастовочные завтраки» - очень тихо объяснил Джордж.
- Что такое «Забастовочные завтраки»? – спросил темноволосый гость, и близнецам стало не по себе под тяжестью взора немигающих, изумрудных глаз.
- Сладости, от которых заболеваешь, - прошептал Джордж, не спуская опасливого взгляда со спины миссис Уизли. Та быстро повернулась к нему и начала сверлить глазами. - Не всерьез, конечно, но так, чтобы можно было прогулять урок, когда тебе хочется. Батончик, состоящий из двух частей разного цвета. Если съешь оранжевую половинку нашего Блевательного батончика, тебя вырвет. Но, как только тебя выпустят с урока в больничное крыло, глотаешь темно-красную половинку…
- … «и ты опять бодр и здоров, можешь делать что твоей душе угодно, вместо того чтобы тратить свое время на бесполезную скукотищу». Так, по крайней мере, мы пишем в рекламе, — вполголоса продолжил Фред, потихоньку отступающий подальше от матери. - Но, честно говоря, они нуждаются в доработке. Пока что мы испытываем их на себе и ...
Рон сердито посмотрел на своих братьев.
- Мы по очереди принимаем, - продолжил Фред. - Джордж испытывал на себе Обморочные орешки, а Кровопролитные конфеты, от которых идет кровь носом, пробовали мы оба.
- Мама решила, что у нас была дуэль, - сказал Джордж.
- Значит, идея магазина не умерла? - тихо поинтересовался Гарри, делая вид, что поправляет рукав рубашки.
Миссис Уизли готовилась к новой атаке, но пока что, лишь вытерла концом передника свой вспотевший лоб.
- Сейчас принимаем заказы по почте. На прошлой неделе, поместили рекламу в «Ежедневном пророке». Все благодаря тебе, друг, - сказал Джордж. - Но ты не беспокойся… Мы все подготовили...

Гарри ухмыльнулся. Когда-то, прежний „Он”, желая помочь близнецам Уизли открыть магазин волшебных фокусов и трюков, одолжил им тысячу галеонов призовых денег, полученных им за победу в Турнире Трех Волшебников. Сегодняшний „Гарри” захотел заставить их вернуть ему всю сумму, до последнего галеона.
- Фред, Джордж! – сказал он холодно и твердо, глядя то на одного, то на другого. – Я отказываюсь от сотрудничества с вами. Ваши веселые вредилки мне не выгодны. Верните мне мои деньги.
На кухню опустилась зловещая тишина. Все Уизли восприняли слова Гарри в штыки и оскалились. Ошарашенному Сириусу они перестали больше казаться добрыми и светлыми друзьями, а напоминали уже свору хищников. Они были словно Гиены, готовые напасть на одиноких львов. Очень опасные, даже та, мелкая, глазки у которой сузились и излучали взрывоопасный огонь.
Выражение лиц близнецов, побелевшие, как новые занавески на окнах кухни, стали напоминать серебряные маски Вальпургиевых рыцарей. Они смотрели на своего „друга” потемневшими, злыми глазами; а за ними, Рон и Джини незаметно вынули свои палочки и приготовились защищать свою „свору“.
- Не принуждайте меня отбирать у вас МОЮ награду силой, ребята! – прошипел Гарри.
- Но, Гарри, как же так, дружище ... – начал было увиливать Фред, но Джордж толкнул брата локтем и тот заткнулся, заметив наконец, что вокруг зеленоглазого гостя творится что-то неладное.

Вокруг Гарри Поттера действительно творилось что-то непонятное – от него тянуло жаром, и он, словно, покрылся огненными всполохами. Парень как будто подрос и стал шире в плечах, а над головой появился сияющий нимб из огня. Словно издалека, прозвучали трели волшебной птицы и на плече Поттера, неожиданно, возник ало-золотой феникс. В нем все узнали фамильяра директора Хогвартса. Парень повернул голову, чтобы посмотреть кто присел ему на плечо, но, увидев феникса, счастливо ему улыбнулся и потерся щекой о его перья, а в ответ, птица довольно закурлыкала.
А потом, Поттер снова переключил внимание на близнецов Уизли.
- Я жду, ребята, - сдержанно сказал он.
То ли внешние изменения в Гарри, то ли неспроста прилетевший к нему Фоукс, наклонили чаш весов, но Фред, посмотрев на своего брата Джорджа, кивнул ему и тот отправился наверх.
- Гарри, я думала, что ты воспринимаешь нас, как свою семью, а ты, ... – разочарованно сказала миссис Уизли. – Не ожидала от тебя такого скупердяйства.
Сириус попробовал перехватить инициативу у крестника, но тот не позволил ему нарываться, дернув за рукав мантии. Молчание затягивалось.
Джордж шаркающей походкой спустился по лестнице, неся в руках кошелек с расшитым золотой нитью Кубком. Его лицо отображало недоумение. Фред притворно забеспокоился:
- Что случилось, Джордж?
- Не хватает трех галеонов, - ответил его брат-близнец.
- Как такое может быть? – округлил глаза Фред.
Покашливание миссис Уизли привлекло всеобщее внимание.
- Нам с вашим отцом пришлось потратить на вас эти деньги, но я потом все верну. Подождите немножко! – И она побежала наверх к чердаку.
Недовольный вой нарушил тишину: это семейный упырь Уизли подал голос.

***

- Все прошло именно так, как мы и ожидали, - рассказывал позже Сириус чете Поттеров, после того, как они вернулись домой при помощи нового фамильяра Гарри, Фоукса. – Молли принесла свои три галеона, думая, что тот галеон, который близнецы оставили при себе, был из выигрыша Гарри. Эй, Гарри, ты заметил победную ухмылку рыжих, когда мы уходили?
Парень игрался с золотой монетой, из тех, что принес с Норы, подбрасывая ее вверх и ловя потом. Он улыбнулся своим мыслям и лишь кивнул утвердительно.

Позже пришлось удовлетворять любопытство мисс Грейнджер. Ей кое-что рассказали, но большую часть истории умолчали, о двойниках и вовсе не заикнулись. В основном, говорили, прежде всего, о лицемерии директора Дамблдора, о жадности Предателей крови Уизли, о никчемности Ордена Феникса. Рассказ повторялся и вдалбливался в ее промытую агитацией Дамблдора голову, пока она не прониклась им и сама не попросила перевести ее куда-нибудь в другую школу, хоть в Занзибар, только не в Хогвартс, только не под пристальным вниманием Дамблдора.

Старшие Поттер-Блэк, Джеймса и Лили, на глаза занудной гостье не попадались, во избежание, чтобы не нарваться на новый шторм вопросов. Да и зачем морочить себе голову вопросами девчонки, к которой сын не питал никаких романтических чувств. Почему он вообще беспокоился за лохматую зазнайку, родители Гарри не понимали, но и не мешали ему помогать ей. Найдя старших Грейнджеров во Франции, адвокат Стоун аппарировал к ним и долго уговаривал их простить дочку. Потом, устроил им встречу с посрамленной своей гордыней Гермионой, а сам занялся обустройством девушки в Дурмстранг, как она того хотела.

Директор Дурмстранга, Игорь Каркаров, был в отъезде, и никто не знал куда он отправился и сколько будет отсутствовать. На просьбу принять школьную подругу победителя Турнира Трех волшебников на обучение в его школу, откликнулся заместитель директора, профессор Поляков и тут же ответил положительно.

Первого сентября, в Хогвартс приедет на одну гриффиндорку меньше учеников. И одной проблемой будет меньше у Гарри Поттера.



Без паника!!!
 
ShtormДата: Среда, 02.09.2015, 10:05 | Сообщение # 167
Черный дракон
Сообщений: 3236
« 196 »
Замечательно. Интересно, как Гермиона будет в Дурмстранге, особенно учитывая, что там углубленно изучают темные искусства


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
kraaДата: Среда, 02.09.2015, 12:08 | Сообщение # 168
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
Shtorm, спасибо, что подумал о Гермионе. Приспособится, что ей остается еще делать. Она девушка любознательная, некоего рода, увлекающаяся, затянут ее Темные исскуства, мало английским ханжам не покажется. Если вернется. В дурмстранге, как мы знаем, учатся, в основном, парни. Парни предбрачного возраста. А Гермиона не дурна собой, хотя, так себе. Эмма Уотсон, например, вполне среднестатистическая, непримечательная девка. Если бы не сыграла роль Гермионы, да кто бы заметил ее среди толпы бегающих утром на работе? cool


Без паника!!!
 
EloizaFenrirДата: Четверг, 03.09.2015, 00:25 | Сообщение # 169
Подросток
Сообщений: 22
« 40 »
Вы хотели,чтобы Дамиблдор подавился и умер?
 
kraaДата: Четверг, 03.09.2015, 00:36 | Сообщение # 170
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
EloizaFenrir, ХОТЕЛА, ДА!!!
МАЛО ЕМУ НЕ ПОКАЖЕТСЯ!

Кстати, посмотрите мои фики, во всех Дамблдора я наказываю по-крупному.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Четверг, 03.09.2015, 00:37
 
EloizaFenrirДата: Четверг, 03.09.2015, 03:01 | Сообщение # 171
Подросток
Сообщений: 22
« 40 »
Я с удовольствие читаю ваши фанфики, у вас самые наваристые дамбиуизлигады! Чем вам Уищли противны?
 
kraaДата: Четверг, 03.09.2015, 13:39 | Сообщение # 172
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
Цыганы, из самого наижуткого вида.
Хнычат, жалуются, давят численностью, импульсивные, экспрессивные, ленивые, завистливые, крикливые, грязные, жадные, приграбастые, лживые, прилипчивые, и т.д. Я столько слов на русском не знаю.



Без паника!!!
 
IlarianДата: Четверг, 03.09.2015, 13:53 | Сообщение # 173
Подросток
Сообщений: 5
« 0 »
kraa, а как бы прочесть остальные ваши труды? Как здесь найти список и ссылки?


Жизнь - странная штука...
 
ХеорДата: Четверг, 03.09.2015, 17:54 | Сообщение # 174
Химера
Сообщений: 480
« 68 »
Ilarian, http://army-magiciansclan.org/forum/14-0-1-0-7-3-[kraa]


 
kraaДата: Четверг, 03.09.2015, 19:19 | Сообщение # 175
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
Глава 23.

На следующее утро, Гарри проснулся в половине шестого, и пробуждение было таким резким и полным, точно кто-то гаркнул ему прямо в ухо, ибо он вспомнил, что сегодня состоится слушание в министерстве. Несколько секунд пролежав неподвижно, он пытался снова заснуть, но мысли о дисциплинарном слушании не давали ему покоя. Чувствуя, что не в силах больше это терпеть, он рывком встал с постели. Кричер еще вечера положил у изножья кровати выбранную им мантию темно-зеленого цвета, с гербом Главы рода Блэк на левой стороне груди, прямо над сердцем. Пара черных брюк, белая рубашка и начищенные до блеска туфли дополняли сегодняшний гардероб.

Пятнадцать минут спустя, Гарри отправился в гостиную хозяйского крыла, где застал своих родителей и крестного за распитием кофе. Он молча присел рядом, и Кричер споро расставил перед ним тарелку со свежеиспеченными булочками и чашу с ароматным чаем.
- Как себя чувствуешь? – спросила Лили и разгладила воротник его рубашки, проверила, правильно ли завязан галстук. Ему это с детства не нравилось, но он не стал ее останавливать, потому что некая часть его сознания радовалась заботе матери.
Он пожал плечами и взял с тарелки вторую булочку.
- Все будет как надо, мы обо всем позаботились, сынок, - продолжила миссис Поттер. - Как только прибудет мистер Стоун, вы вместе отправитесь в Министерство. У него есть абонемент на камин, ведущий напрямую в Атриум, так что кушай спокойно.
- Дамблдора на слушание не был приглашен, - вмешался Джеймс, и выглядел он привычно хмурым и собранным. - Его сместили с поста Верховного чародея Визенгамота и не он определяет секретаря и судебный состав. Слушание будет вести Амелия Боунс, которая возглавляет Отдел Обеспечения магического правопорядка, ДМП. Она будет задавать тебе вопросы. Мистер Стоун встретился с ней и обеспечил всеми нужными документами и для тебя, и для Сириуса.
Гарри кивнул, по-прежнему не в силах ничего из себя выдавить.
- Не теряй головы, - отрывисто произнес Сириус. - Будь вежлив и держись фактов.
Гарри еще раз кивнул.

Мистер Стоун появился чуть раньше назначенного времени, чтобы отправиться в Министерство раньше начала рабочего времени. Знал он этих раздолбаев – министерских чиновников и их дурную привычку менять время слушаний в угоду министру магии, Корнелиусу Фаджу.
Заметив, что молодой Поттер-Блэк уже готов, бросил горсть летучьего порошка в огонь и молча шагнул обратно в зеленое пламя. Гарри немедленно последовал за ним.

Вышли они из камина в конце длинного, великолепного зала; потолок здесь был похож на огромную доску объявлений, из-за перемещающихся и постоянно меняющихся золотых символов на нем. Из позолоченных каминов, каждые несколько секунд, с мягким свистом и облаком пыли кто-то появлялся или уходил из Министерства.
Посреди зала, в центре круглого бассейна возвышалась золотая скульптура, представляющая собой: благородного чародея, чем-то напоминающего Дамблдора; красивую волшебницу, кентавра, гоблина и домового эльфа; чародей и волшебница стояли рядом, с поднятыми вверх волшебными палочками; а последние трое столпились вокруг волшебников и смотрели на них с обожанием. Журчание струек воды из палочек, наконечника стрелы кентавра, острия гоблинской шляпы и ушей эльфа смешивалось с шорохом шагов толпы вечно снующих по залу волшебников.
Мистер Стоун и Гарри слились с этой толпой и последовали за хмурыми сотрудниками Министерства Магии. Минуя фонтан, Гарри увидел сверкающие на дне бассейна серебряные сикли и бронзовые кнаты. Рядом, на маленькой потускневшей табличке, было написано:

ВСЕ ДОХОДЫ ОТ ФОНТАНА ВОЛШЕБНОГО БРАТСТВА ПЕРЕДАЮТСЯ БОЛЬНИЦЕ СВЯТОГО МУНГО”.

- Нам сюда, мистер Поттер, - сказал молчавший до сих пор адвокат и указал рукой на стол, где под табличкой с надписью „Охрана”, сидел волшебник в переливчато-синей мантии. Он читал „Ежедневний пророк”, но при их приближении, оторвался от газеты. Узнав мистера Стоуна – вероятно тот был частым посетителем здесь, он сдержанно кивнул ему и перевел взгляд на молодого парня, стоящего позади известного адвоката.
- Вашу палочку, - буркнул он и протянул ладонь. Гарри вопросительно посмотрел на адвоката, но тот опустил веки, давая ему понять, что все в порядке.
Палочка из Остролиста легла в какое-то латунное, артефактное устройство, и оно завибрировало. Из щели в его основании выползла узкая полоска пергамента, и волшебник, оторвав ее, а затем прочитал вслух написанное на ней.
- Остролист, перо феникса, одиннадцать дюймов, используется четыре года...
- А то я не знал, - ухмыльнулся Гарри и встретил осуждающий взгляд охранника. Тот с сопением наколол пергамент на медный шип и вернул палочку владельцу.
- Спасибо.
- Минуточку ... – медленно сказал дежурный. Его глаза прошлись от вышитого золотой нитью герба на груди к поблекшему шраму на лбу парня. – Вы по поводу дисциплинарного слушания, мистер ...
- Да, - подтвердил мистер Стоун. – Что-то еще?
- Да, мистер Стоун. Я мельком слышал, что время и место слушания по делу, - дежурный кивнул в сторону зеленоглазого парня, - мистера Поттера изменили ...
Адвокат резко насторожился и мрачно посмотрел на охранника.
- Когда и где, Эрик? – коротко, как обычно, выдал он.
Охранник начал просматривать стопку пергаментов на медном шипе.
- Ага, вот ты где! – воскликнул он и прочитал написанное на одном из пергаментов.
- Восемь часов, в старом зале суда номер десять ...
- В старом ... Хмхм! – Мистер Стоун посмотрел на ручные магловские часы, охнул и потянул молодого подопечного за собой к лифту, бормоча по пути: - Уже пять минут девятого! Ох, допрыгаются они ...

Лифт приехал, громыхая. Они метнулись в кабину и частый посетитель Министерства, зная его, как свои десять пальцев, нажал на кнопку девятого уровня.
Вместе с ними, в кабину вошел волшебник с землистым, чрезвычайно скорбным лицом. Он мельком посмотрел на своих попутчиков, задержав взгляд на исчезающем, бледном шраме на лбу парня. Его пристальный взгляд раздражал Гарри, но он решил не нарываться на неприятности, когда и так нет времени.
- Отдел тайн, - произнес прохладный женский голос.
- Нам туда, - скомандовал мистер Стоун, когда двери лифта с лязгом разошлись в стороны.
Они с Гарри стремительно неслись по коридору без окон, без дверей, кроме одной – совершенно черной – в самом конце. Но, как оказалось, за дверью был лишь переход, и он вел вниз по лестнице. Спустившись вниз по этой лестнице, они побежали по другому коридору. В держателях, укрепленных на гладких, мраморных стенах, горели факелы, освещая деревянные двери, обитые железом и с такими же замочными скважинами.
Мистер Стоун резко остановился перед одной из этих дверей, повернул тяжелую, железную дверную ручку, но прежде чем войти, указал пальцем на герб Блэков на мантии парня. Гарры чертыхнулся и мысленно пожелал, чтобы вышитая золотой нитью эмблема слилась цветом с тканью мантии.
Лишь удостоверившись в том, что эмблема действительно не заметна на мантии подопечного, мистер Стоун повернул ручку и вступил внутрь. Гарри с любопытством последовал за ним, гадая что окажется за этой дверью.

Он узнал это просторное помещение, он его видел раньше – он побывал в нем, когда его старое Альтер Эго заглянуло в Омут памяти Дамблдора. Видение о том, как у него на глазах приговорили чету Лестрейндж к пожизненному заключению в Азкабане; воспоминание было не слишком четкое, словно выцветшее, но оно до сих пор сохранилось.
Факелы на стенах тускло горели. Ряды скамей, как в амфитеатре, вздымались вверх – справа и слево пустые, но спереди, на возвышении, на них сидело много людей. Волшебники вполголоса разговаривали, пока не заметили только что вошедших мистера Стоуна и Гарри; а как только за ними закрылась массивная входная дверь, в зале воцарилась зловещая тишина.

-Вы заставили нас ждать, - проговорил холодный мужской голос.
- Вы заставили нас бежать, - парировал защитник Поттера и направился к расположенным справа скамьям. Гарри молча последовал за ним.
- Визенгамот не несет за это ответственности, - возразил голос. - Утром к вам была послана сова.
Мистер Стоун не отреагировал на эту реплику, эта перепалка была непривычна для Гарри, но не и для адвоката со стажем. Гарри перевел взгляд на стоящее в центре зала кресло, с цепями на подлокотниках. В Омуте памяти, он видел, как эти цепи ожили и опутали подсудимого. Он поднял взгляд и заметил, что волшебники зашумели вновь, видимо обсуждали то, что он сядет именно в это кресло. Ага, держите карман шире...
Их было человек пятьдесят, и на всех, насколько он заметил, были мантии сливового цвета с искусно вышитой, серебряной буквой «В» на левой стороне груди. Все смотрели на него сверху вниз - одни чрезвычайно сурово, другие с откровенным любопытством.
В середине переднего ряда сидел Корнелиус Фадж, министр магии. Этот упитанный мужчина сегодня не надел свой излюбленный, светло-зеленый котелок; не было и добродушной улыбки, с которой он, обычно, обращался к Гарри. Слева от Фаджа сидела дородная волшебница с квадратным подбородком и очень короткими седыми волосами. В одном глазу у нее поблескивал монокль, и выглядела она довольно-таки грозно. По правую руку от Фаджа сидела другая колдунья, но она так далеко откинулась на спинку скамьи, что ее лица не было видно.

- Очень хорошо, - сказал Фадж. - Обвиняемый явился - наконец-то. Можно начинать. Вы готовы? - крикнул он кому-то из присяжных.
- Да, сэр, - откликнулся сбоку услужливый голос, который был знаком Гарри. Да, это был Перси, брат Рона, который сидел на самом краю переднего ряда. Гарри взглянул на него, рассчитывая хоть на какой-то приветственный знак, но тщетно. Он держал наготове перо и сквозь стекла роговых очков смотрел на лежащий перед ним пергамент.
- Дисциплинарное слушание от двенадцатого августа объявляю открытым, - громко провозгласил Фадж, и Перси тотчас начал вести протокол. - Разбирается дело о нарушении Указа о разумном ограничении волшебства несовершеннолетних и Международного статута секретности, нарушенный Гарри Джеймсом Поттером, проживающим по адресу: графство Суррей, город Литтл-Уингинг, Тисовая улица, дом номер четыре. Допрос ведут: Корнелиус Освальд Фадж, министр магии; Амелия Сьюзен Боунс, глава Отдела обеспечения магического правопорядка; Долорес Джейн Амбридж, первый заместитель министра. Секретарь суда - Перси Игнациус Уизли…
- Защита - Говард Рей Стоун, магистр юридических наук, - произнес сидящий справа Гарри мужчина.

В этот момент, входная дверь зала с треском открылась и внутрь, стремительной походкой, ворвался директор Хогвардса и возвестил негромким голосом:
- Свидетель защиты – Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор!
Негромкий, заливистый смех обвиняемого нарушил молчание в зале суда. Следилка, обнаруженная на нем, после посещения Норы, привела старого паука!

- Вы мне, в качестве защиты, совершенно не нужны, директор Дамблдор, - сказал темноволосый подросток и тем самым заставил, неспешно идущего через зал старого колдуна застыть соляным столбом на середине шага. Он замер от изумления. – Но, раз пришли, будете ответчиком у меня.
На лицо министра Фаджа было жалко смотреть.
- Эээ ... как так у мистера Поттера новый защитник? – недоумевал он, пребывая, судя по всему, в полном замешательстве. – Да. Он вправе найти себе ... Дамблдор, значит, вы ... эээ ... тоже получили ...
Адвокат Гарри обернулся и отчеканил:
- Для протокола, мы НЕ получили сообщение о том, что время и место слушания изменили! Мистера Дамблдора мы, ни в каком качестве, не приглашали. Но, раз он добровольно прибыл ... - Перси продолжал судорожно строчить.
Адвокат Поттера встал и подошел к первому ряда скамей, чтобы передать мадам Боунс новую, на этот раз, черную папку. Она открыла ее и ахнула, прикрыв рот рукой. Наконец, она пришла в себя и встала с места.
- Мистер Дамблдор, прошу вас, присядьте на левой стороне зала.
- Но! ...
- Да, да ... – Фадж начал шуршать пергаментами. – Хорошо. Итак, обвинение.
Гарри постоянно ухмылялся, чем вызывал возгласы негодования всего зала. Он решил послушать, в чем эти придурки решили обвинить его.
- Подсудимому вменяется в вину нижеследующее, - начал монотонно читать Фадж: - он сознательно, намеренно и с полным пониманием незаконности своих действий, получив ранее по сходному поводу письменное предупреждение Министерства магии, второго августа нынешнего года, в десять часов двадцать три минуты вечера, произнес заклинание Патронуса в населенном маглами районе и в присутствии магла, чем нарушил статью „С” Указа о разумном ограничении волшебства несовершеннолетних от 1875-ого года и раздел тринадцатый Статута секретности, принятого Международной Конфедерации Магов. Вы - Гарри Джеймс Поттер, проживающий по адресу: графство Суррей, город Литтл-Уингинг, Прайвитт драйв, дом номер четыре? - спросил Фадж, глядя на Гарри поверх пергамента.
- Да, это мой дом, - ответил Гарри, пошептавшись с адвокатом.
- Вы получили три года назад предупреждение от Министерства по поводу незаконного применения волшебства?

С места поднялась мадам Боунс и попросила дать ей слово. Фадж замялся, но не решился перечить главе ДМП.
- Мистер Поттер, согласно поступившей от вашего имени жалобе на миссис Муфальду Хмелкирк, вы обвиняете ее в некомпетентности и преступной халатности на занимаемой ею должности. Чем вы докажете свои обвинения?
Гарри, снова посоветовавшись с мистером Стоуном, встал и сказал:
- Вызову того, кто колдовал у меня дома три года назад! – Прежде, чем кто-то успел как-то возразить, он негромко позвал: - Добби!
С громким хлопком, прямо перед темноволосым парнем возник одетый в белое полотенце, с Хогвартским гербом на груди, домовик. Он восторжено посмотрел на своего кумира и воскликнул:
- Повелитель позвал ничтожного домового эльфа! – потом маленькое создание огляделось вокруг, что-то смекнуло и сникло. – Добби плохой, плохой эльф! Добби подставил Великого Повелителя своим колдовством тогда ... Добби так хотел спасти Повелителя от злобных козней бывшего хозяина ... Добби должен наказать себя! – взвыл домовик, упал на пол и начал биться головой об него, пока не оросил своей кровью. Никто не стал останавливать его.

- Мадам Боунс, - подал голос адвокат Стоун, - хочу вызвать в суд ответчицу Муфальду Хмелкирк.
Глава ДМП кивнула головой к стоящему у дверей аврору, и тот вышел из зала. Вернулся он некоторое время спустя, ведя за собой невысокую, ссутулившуюся ведьму, чем-то напоминающую собой, как показалось Гарри, постаревшую Гермиону Грейнджер. Но эта ведьма была подавленная, поседевшая и очень, очень испуганная.
- Назовите свое имя, дату рождения и должность в Министерстве магии, - строго распорядилась мадам Боунс, а Перси вновь макнул перо в чернильницу, чтобы не отставать от допроса.
- Меня зовут Муфальда Ореа Хмелкирк, миссис Хмелкирк. День рождения 15-ого марта, 1962-ого года. В министерстве магии, я работаю в Секторе борьбы с неправомерным использованием магии, занимаюсь письменным оповещением несовершеннолетних нарушителей Статута секретности.
Фадж был белым, как мел и на его лице выступили капельки пота.

Мадам Боунс открыла синюю папку перед собой и вытащила оттуда документ на магловской бумаге.
- Тридцать первого июля 1992- ого года, вы отправири предупреждение мистеру Гарри Поттеру по адресу, указанному министром магии, Корнелиусом Фаджем. Вот это предупреждение, - и она продемонстрировала листок залу. А потом, размножила этот листок и пролеветировала по копии для каждого члена сегодняшнего слушания. Одну копию получила и Муфальда. Она молча прочитала текст сообщения и подняла глаза.
- Да, это то предупреждение.
- Муфальда, а каким образом вы удостоверились в том, что именно мистер Гарри Поттер колдовал в тот день?
Ответчица замялась. Она подумала, что тогда просто написала письменное предупреждение на указанный адрес, сверив его с адресом Гарри Поттера, подписалась и отправила совой. Как все удостоверились, подписывалась она явно очень гордясь собой, потому что ее имя было выведено с завитушками и украшено летающей бабочкой.
- Миссис Хмелкирк, почему вы не проверили совпадает ли волшебная подпись нарушителя, по указанному адресу, с подписью мистера Поттера? – Говард Стоун перешел в наступление, и его голос перестал быть тихим, вкрадчивым и вежливым. Те, кто видел раньше его выступления в суде, вздрогнули.
- Я ... я ... я ... Н-не проверила.
- Просто отправили, не подумав о судьбе национального героя, не задавшись вопросом, что подтолкнуло его к нарушению закона? А, если бы не он, а какой-нибудь последователь Сами-знаете-кого нагрянул к нему домой, напал и убил мальчика?
- Я ... я н-не под-д-думала ...
Стукнув по латунному звонку перед собой, мадам Боунс громко возвестила:
- В соответствии с выдвинутыми неопровержимыми доказательствами невиновности Гарри Джеймса Поттера в нарушении Статута секретности 31-ого июля, 1992 года, призываю суд присяжных к голосованию! Кто согласен с тем, что мистер Поттер невиновен по указанному обвинению?
Лес из поднятых палочек подтвердил снятие давнишнего обвинения с МКВ.
- Суд принял решение, что мистер Гарри Джеймс Поттер невиновен по обвинению нарушения Статута секретности 31-ого июля, 1992 года! – возвестила мадам Боунс, стукнув молотком.
- А теперь, проголосуем за выбор наказания миссис Муфальды Хмелкирк за клевету на национального героя. Я предлагаю следующее наказание: миссис Хмелкирк заплатит штраф Визенгамоту в размере 20 галеонов за расходы и отнятое время; мистеру Гарри Поттеру – за ложное обвинение в ущерб его достоинству, за клевету и дезинформацию – вира в размере ста галеонов. От меня, твоей начальницы, Муфальда, – с сегодняшнего дня, ты уволена. Иди, заплати свои штрафы в кассу и уходи. Я отправлю твои вещи к тебе домой домовым эльфом.



Без паника!!!
 
smertДата: Четверг, 03.09.2015, 22:58 | Сообщение # 176
Демон теней
Сообщений: 308
« 138 »
спасибо за проду biggrin biggrin biggrin
 
kraaДата: Четверг, 03.09.2015, 22:59 | Сообщение # 177
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
smert, это хорошо, что тебе понравилось.


Без паника!!!
 
EloizaFenrirДата: Пятница, 04.09.2015, 00:06 | Сообщение # 178
Подросток
Сообщений: 22
« 40 »
Оооо! спасибо запроду! вы круче канона!
 
FNSДата: Пятница, 04.09.2015, 00:26 | Сообщение # 179
Посвященный
Сообщений: 34
« 1 »
Уважаемый автор, перечитайте текст. там ошибки.
Ну и непонятно что там с дамби. Ворвался как на коне и оп, всё, конец главы. Как то не логично это.


Сообщение отредактировал FNS - Пятница, 04.09.2015, 00:27
 
kraaДата: Пятница, 04.09.2015, 00:30 | Сообщение # 180
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2724
« 1590 »
Уважаемый FNS, главе конец, но разборкам в Суде - далеко еще нет.
И вы, вероятно, не заметили, что на ГП была следилка и она была сознательно им оставлена, чтобы Дамби сам заявился как миленький.
Возможны ошибки, я не отрицаю, да не заморачивайтесь. Мы не экзамене, нэ?



Без паника!!!
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » ВТОРОЙ СЫН. ХИЩНИК. - Джен, дарк (эпилог 01.01)
Страница 6 из 9«12456789»
Поиск: