Колдун, волшебный посох и летающий мотоцикл - Хранилище свитков - Гет и Джен - Форум

Армия Запретного леса

Пятница, 20.01.2017, 23:13
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Колдун, волшебный посох и летающий мотоцикл (миди, завершен)
Колдун, волшебный посох и летающий мотоцикл
aavdeeДата: Вторник, 28.07.2015, 23:23 | Сообщение # 1
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Название фанфика: Колдун, волшебный посох и летающий мотоцикл
Автор: я
Соавтор: Leka-splushka (Eylin)
Рейтинг: G
Пейринг: РХ\НЖП, ГП\ЛЛ
Персонажи: Гарри, попаданец в Хагрида
Тип: гет
Жанр: юмор, ау
Размер: миди
Статус: завершен
Саммари: в Рубеуса Хагрида вселился бахсы Рахат, мужчина, который физически не способен оставить младенца осенью на пороге чужого враждебного дома, ведь вокруг так и бродят злые духи - албасты, завернутые в черный бархат, с лицом, спрятанным за синее железо. Посредине их широкого лба виднелся один глаз, огромный, как чашка кумыса - как оставить таким младенца? Надо бежать!
Предупреждения: НЖП, НМП
фик по заявке с фикбука: попаданец в Хагрида.
Диклеймер: отказываемся



Сообщение отредактировал aavdee - Суббота, 16.01.2016, 00:28
 
aavdeeДата: Вторник, 28.07.2015, 23:26 | Сообщение # 2
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 1. Обмен

Бахсы* Рахат особо не выделялся. Войско духов у него было невеликим, среди своих он считался слабосильным. Если говорить понятным всем знатокам классической магии языком — почти что сквибом. Работал он в драконарии младшим смотрителем, особого честолюбия не имел, был счастливым отцом и дедом и жил тихо-мирно, когда из Англии поступил новенький дракон, а на его шкуре незримо сидело несметное войско злых духов болезни — албасты. И пришла болезнь. Драконья оспа. Бахсы бились с пришлыми с переменным успехом. И никто не мог найти царя злых духов, чтобы с ним сразиться. Рахат ходил с прочими, искал, заглядывал в юрты и в загоны, но ничего не было. А в одну из ночей пришел к нему вещий дух и показал, что дома — тьма албасты, жена уже померла, а сын с внуком из последних сил бьются. И над прочими юртами вьются злые духи.
Оставил сильных и мудрых бахсы старик и поспешил домой. Уже издалека поднял крик. Размахивая саблей, въехал на коне в юрту, устремил полные гнева глаза на шанырак** и с силой ударил по его деревянному остову. Послышался звон, как будто он ударил по железу… Рахат вскрикнул и упал бездыханный с лошади, мучаясь в жестоких конвульсиях. Изо рта его и ушей пошла черная кровь.
Это аласты — чужой аласты, укутанный в черный бархат и укрывший лицо за маской из синего металла сидел на крыше юрты и корчил рожи. Он был сильнее любого злого духа, какого только мог вообразить Рахат — это и был тот самый царь, какого искали по всей округе. Казах попытался привстать — очень уж обидно было умирать, не отомстив за родню, но сил совсем не было.
Вдруг подул ветер, огромная черная туча с невероятной быстротой понеслась по воздуху и с жутким грохотом опустилась над юртой. Это явились духи-помощники старых бахсы, сильных и мудрых, которые нашли наконец-то царя пришлых аласты.
Началась битва. Туман покрыл все вокруг и слышался странный, сверхъестественный шум и гул, а Рахат лежал посреди битвы, как издохшая лошадь посреди пустынной степи. Но вот туча направилась на запад — злые духи бежали, их гнали, как добычу. Старик приоткрыл глаза и пополз к внуку. Тот был мертв. Всех забрала у Рахата драконья оспа. Никого не осталось после нее, кроме молодого дракона. «Так пусть и дракона не будет! — решил бахсы и, пошатываясь, встал. — А если не победить дракона, что ж, значит отправлюсь догонять семью. Мне уже все равно».

Израненный старик пошатываясь брел к загонам.
Шаг.
Еще…
До дракона Рахат так и не дошел.

***

Рубеус Хагрид очутился на пепелище. С разрушенного дома Поттеров постепенно спадал фиделиус. В детской явно провалилась крыша и отсутствовала часть стены. Полувеликан на миг обмер. Говорил директор Дамблдор, что сердце у него не на месте, а Хагрид и не знал, что тут все уже так… так… непоправимо. Коротко взвыв, на ходу доставая платок, который по размерам больше походил на простынку, ответственный лесничий помчался на выручку к тем, кого еще можно было спасти. В прихожей, откинувшись навзничь и уставившись в потолок незрячими, мертвыми бельмами закоченел Джеймс. Весельчак Сохатый, который смеялся, даже когда шел в бой против самого Волдеморта. Слезы хлынули потоком, но платок уже был наготове — нет времени рыдать. Быть может… быть может… Лили?

— Ы-ы-ы! — подвывал Рубеус, взбираясь по лестнице.

В детской пришлось разгрести небольшой завал. Лили была похожа на сломанный цветок, волосы, припорошенные побелкой, словно увяли, потеряли радостный свет.
Девочка умерла. Как все они, как Джеймс.
— Ы-ы-ы!
— А-а-а! — откликнулся Гарри. Гарри! Малыш Гарри! Он жив!

Неуклюже поворачиваясь и едва не уронив шкаф, Хагрид добрался до детской кроватки и наспех запеленал малыша в одеяльце. Руки не слушались, на глаза наворачивались слезы, так что получился не аккуратный сверток, как пеленала младенца первые месяцы Лили, а ворох тряпья. Ну, ничего. До Литтл Уингинга уж как-нибудь доберутся, а там будет профессор Дамблдор! Сам Дамблдор! Уж великий-то маг знает, что делать.

На первом этаже стоял растерянный и словно бы чуточку сумасшедший молодой Блэк. Он возвышался над Джеймсом и, казалось, того и гляди крикнет приятелю: «Вставай, Сохатый! Я тебя раскусил!»
Из глаз Хагрида снова потекли слезы.
— Э-это Гарри? Отдай его мне, Хагрид. Я его крестный отец.
— Ну уж нет, Сириус. Гарри сейчас нужнее забота и защита, а не игрушки ваши мародерские. Гарри будет в безопасности, меня за ним сам профессор Дамблдор послал, да. Великий человек. А ты чего здесь?
— Отнесешь директору Дамблдору? — не ответил Сириус, принимаясь шарить по карманам. - Вот, это ключи от моего мотоцикла. Ты же умеешь, да? Я же помню, что ты умеешь на мотоцикле. Пусть так, так безопаснее. Отправляйся к директору, Хагрид. А я тут… я тут поохочусь.

И Сириус, крутнувшись на каблуке, аппарировал.

— Вот же мальчишка этот Блэк, — покачал головой великан, баюкая подхныкивающего Гарри. — Пойдем, малыш. Мы с тобой к директору пойдем. Тебе понравится его борода, ручаюсь. А какие в ней звонкие колокольчики! Отпусти, отпусти усы, проказник! Ишь, какой клок вырвал.

Хагрид неловко переступил с ноги на ногу, и тут же раздался треск. Магическая ловушка, нацеленная на то, чтобы вышибить из неосторожного душу, разрядилась, пробуя на прочность шкуру полувеликана. Хагриду несказанно повезло с родословной: другой бы умер на месте, а он только выронил ребенка на диван от неожиданности и с удивлением оглядывался — со всех сторон поднимался туман и слышался странный, сверхъестественный шум и гул. Сверкнул разряд, ударная волна отбросила Хагрида к оконному проему и дальше, с хрустом выворачивая раму, на аккуратно подстриженный газончик.

***

Сработай заклинание на Сириусе, и дело закончилось бы смертью. Погиб бы в своем мире Рахат, умер бы Блэк, быть может, не дожил бы до прихода спасателей и мальчик Гарри. Но в ловушку попал Хагрид, которого не так просто убить — кровь великанов ему служит лучшей защитой. И злые чары совершили обмен душ. Ведь в другом мире — это все равно, что умер, разве не так?

Примечание к части
*бахсы (иногда - баксЫ - с ударением на последний слог) - казахский шаман, колдун
**Шанырак - это круг образующий потолок юрты. Шанырак делается из березы или черного тальника.

Глава 2. Принятие решений

Очнулся Рубеус у загона с драконом. Молодым норвежским горбатым. Ух, какой малыш!
Туман опадал. Гул почти стих.

Через месяц директор Хогвартса Томас Реддл получил совершенно безграмотную записку из Казахстана, в которой сообщалось, что школьный лесник — Рубеус Хагрид — извиняется за то, что не выполнил, чего поручено, упал, полетел и оказался неведомо где, зато у дракончиков. Вокруг разруха, только-только от драконьей оспы оклемались маги в этой части Англии, так что за малышами и приглядеть некому. А уж Гарри-то не бросили на пепелище? Там ведь уже маглы из домов начинали выглядывать, присмотрели же за младенцем? В любом случае, Хагрид нужен драконам и очень надеется, что школа сможет быстро найти кого другого на роль лесничего. И хранителя ключей.

Послание было столь необычным, что профессор Реддл сперва навестил профессора Хагрида в Уэльском заповеднике, потом могилу сторонника Гриндевальта — Альбуса Дамблдора, погибшего в начале сороковых годов, а потом и драконарий в Казахстане. Издалека посмотрел на мужчину, называющего себя Хагридом, ни к какому выводу не пришел, после чего послал своего заместителя — профессора Снейпа незаметно пролегилиментить непонятного казаха. Полученные воспоминания едва не заставили поседеть почтенного директора. Он спрятал их в самый дальний угол Тайной комнаты и взял с Северуса Нерушимый обет, что никто и никогда не узнает о самой возможности существования страшного и алогичного мира, из которого прибыл казахский Рубеус Хагрид.

В драконарии Рахата считали чуточку свихнувшимся из-за гибели семьи, но сотрудником — лучшим из лучших.
Больше в нашей истории сын Мортимера Хагрида и великанши Фридвульфы не появится.

***

Рахат очнулся на зеленой траве. Было сыро и холодно. Пахло гарью и магией. Бахты позвал, но его духи не пришли — они и так были слишком слабы, а тут разделяло не только расстояние. Дом поскрипывал и умирал. Стонали балки, почти неслышно звенели стекла. Плакал ребенок.

— Гарри, — сказал Рахат, и сам себе удивился. Меж тем огонь в доме разгорался. Старик поспешно вошел внутрь, неодобрительно поцокал на ворох одеял. Вынес младенца прямо в кресле, погасил занимающийся пожар, собрал детские вещи, уложил умерших на ковре в гостиной, закрыл им глаза, прочитал короткую молитву, провел ладонями по своему лицу и укрыл Джеймса и Лили покрывалом. Можно было отправляться.
Ждал директор Дамблор.
Рахат не понимал — откуда он знает чужие имена? Почему он изменился, и почему вокруг изменилась вся природа? Но некоторая склонность к созерцанию и философии была свойственна мужчине с самого детства. Раз директор Дамблдор ждет, надо поспешить — важный человек да еще и немолодой. Нехорошо такого ждать заставлять.

У дороги стоял мотоцикл с коляской — хороший мотоцикл, у сына был похожий. Рахат сумел уложить все пеленки-распашонки и часть игрушек, мальчика решил везти на руках: полтора года — такого в люльке не приклеишь.
Гарри бодро агукал, дергал Рахата за бороду и вертел перебинтованной головой. Иногда он пытался вывернуться из одеяла, и тогда приходилось бросать руль и уговаривать великого батыра* сидеть смирно. Над Бристолем малыш наконец заснул, и удалось увеличить скорость.
Но профессор (или директор? все так сложно) Дамблдор все равно остался недоволен, Рахат это очень хорошо почувствовал.
— И эти игрушки не нужны. Хагрид, ну о чем ты думал? Магловской семье привозить магические игрушки! Ты потерял столько времени на совершенно бесполезное дело, — всплеснул руками директор и вместе с профессором МакГонагалл склонился над мальчиком, размотал кое-как забинтованную голову, отстраненно обсудил с собеседницей все еще кровящий порез и, даже не попытавшись его как-то залечить, положил малыша на крыльцо. Тени вокруг сгустились. Злые духи прятались по углам и жадно облизывались.
Несколько мгновений троица простояла в молчании. Рахат крутил головой и ничего не понимал, профессор МакГонагалл яростно моргала глазами, а сияние, всегда исходившее от Дамблдора, сейчас померкло.

— Что ж, — произнес на прощанье Дамблдор. — Вот и все. Больше нам здесь нечего делать. Нам лучше уйти и присоединиться к празднующим.**
Пристально вглядевшись в наставников, уважаемых и сильных магов, казах понял, что лучше схитрить:
— Ага, — сдавленным голосом согласился он. — Я это… я, пожалуй, верну Сириусу Блэку его мотоцикл. Доброй ночи вам, профессор МакГонагалл, и вам, профессор Дамблдор.** — Рахат вскочил в седло мотоцикла, резким движением завел мотор, с ревом поднялся в небо и исчез в ночи.**

Ведьма просморкалась, превратилась в кошку и убежала, старик вернул фонарям их свет, крутнулся на каблуке и шурша мантией исчез.
Гарри Поттер тихо спал на пороге.
Албасты почувствовали свою силу.
Вот тени колыхнулись, потянулись к ребенку и тут же отпрянули. Мягко ступая и чутко оглядываясь, из-за поворота вышел гигант. Он прокрался к Гарри, подхватил его на руки и поспешил скрыться в тенях, затеряться в переулках. Взревел где-то мотор, заметались по крышам и стеклам вторых этажей отблески фар, и волшебный мотоцикл полетел в рассвет, к набирающему силу восходящему Солнцу.

Рахат не собирался оставлять ребенка злым духам, завернутым в черный бархат, с лицом, спрятанным за синее железо, с глазом огромным, как чашка кумыса.
Он убежит. И воспитает Гарри Поттера, как воспитал сыновей, как воспитывал бы своего внука.

Примечание к части
*батыр - герой, великий воин, богатырь
**канон

Глава 3. Временная стоянка

Альбус Дамблдор не считал себя плохим человеком. Он не творил зло ради зла и не мучил котят на потеху своего пернатого питомца.
Просто он знал, что ничего еще не закончено, и считал себя вправе распорядиться жизнью и детством маленького Гарри. Да, первый год мальчик будет прятаться у тётушки, а к следующему Хэллоуину, к годовщине победы над Волдемортом, понадобятся его фотографии. Чтобы люди знали: он жив и счастлив — их маленький спаситель. Пожалуй, ради колдофото можно уговорить Арабеллу на переезд. Она достаточно натренировалась в съемках на своих кошечках — целые альбомы мисс Снежинок и мистеров Проказников, вот пусть заодно поснимает маленького мальчика. Тем более, что весь магический мир действительно ему обязан наступившим затишьем.

— Арабелла! Что это за розовый пончик?! Я просил фотографий Гарри!
— Но… Но, Альбус, по адресу, который ты мне дал, проживает только этот милый малыш. Он хорошенький. Настоящий англичанин. Беленький, здоровенький. Разве что, родители его слишком много кормят. Но кость у него британская. Смотри, смотри, на этом кадре особенно удачно получилась нижняя челюсть. Как у маленького лорда.
— Как у маленького пони! — если бы директор Дамблдор не был так обескуражен пропажей Гарри, он бы ни за что не позволил себе подобной бестактности. Миссис Фигг смертельно обиделась и не разговаривала с директором целый год. Зато она привязалась к семейству Дурслей всей душой, нашла для Дадлички чудесное средство для похудения, пока вес еще не стал для крошки настоящей проблемой, научила его ладить с низлами и не отказывалась посидеть с Диди, когда молодым Дурслям хотелось немного побыть наедине — съездить в ресторан или в кино. Дело молодое, миссис Фигг их прекрасно понимала. Вот они с мистером Фигг, Царствие ему Небесное, тоже в былые времена любили побродить по городу. Да, мистер Лапка?

Пожалуй, о Дурслях и миссис Фигг мы тоже на время забудем.
Не меньше, чем на следующие десять лет.
Тех лет, которые Альбус провел в тщетных попытках найти Гарри Поттера в Великобритании. Или хотя бы во Франции. Ну не в Италию же мальчика увезли?!
Хорошо хоть, можно было с уверенностью сказать, что малыш Гарри — жив и здоров.
Так что он обязательно найдется.

***

Рахат летел долго. Очень долго. Так, чтобы точно улететь от албасты. За соленой водой не найдут. Хоть лететь над проливом было холодно, страшно и укачивало от воздушных ям.
Иногда приходилось спускаться, тратить деньги на еду и бензин, менять пеленки. Еще Гарри нужно было непременно ползать, резвиться и играть. Чтобы уставал и в полете не вырывался.

Волосатый гигант с крошечным карапузом привлекал внимание. Да еще голову малышу приходилось перебинтовывать — царапина постоянно кровила. Один раз их едва не заперли в полицейском участке — еле сбежали. Хорошо, что мотоцикл умеет летать, а полицейскому, который просил вертолет в подкрепление, чтобы догнать летающего байкера, никто из маглов не поверил. Директор Дамблдор не нашел их сразу только лишь потому, что первые несколько дней и подумать не мог на Хагрида. Следил за Минервой, выяснял, чем занят Северус Снейп, проверял Моуди и Фаджа, даже помогал аврорам с обыском чистокровных — и все глядел, глядел по сторонам. Осматривал детские, спускался в подвалы. Подписал Моуди ордер на арест подозрительно зашевелившихся Лестрейнджей. А когда подумал, что пора бы Рубеусу и появиться на работе, было уже поздно: Рахат понял, что по-прежнему может приказывать духам, и даже сил прибавилось. А когда понял — первым делом запутал след, заморочил тех, кто вокруг, чтобы злые духи никогда не нашли маленького мальчика с очень плохой царапиной на лбу. Этой отметиной Рахат на ходу заниматься не рискнул. Вот приедут в Казахстан, обустроят себе юрту, подчинят целую армию духов, вот тогда и можно попробовать полечить внучка.
Да, внучка. Так Рахат звал Гарри Поттера едва ли не с той самой ночи, в которую украл малыша с крыльца семейства Дурсль.

Лететь было еще далеко. Но над Загорском мотоцикл зафырчал мотором, пару раз издал странный чихающий звук и окончательно сломался между Калининградом и Мытищами. Маглы в СССР отмечали 7 ноября 1981 года — годовщину Великой Октябрьской социалистической революции.
Деньги почти что закончились, в прошлое приземление Рахату пришлось продать пояс с себя. Хороший пояс. Хотели еще плюшевого единорожика купить, но игрушка была Гаррина, это уж будет совсем последнее дело — его вещички распродавать. Старик и так корил себя, что не догадался снять с каминной полки пару колдографий молодой семьи.

Что ж, значит пришла пора остановиться, подработать, накопить деньжат. У старика Рахата теперь сильные руки, такими руками работать — отдых. А тут еще повезло познакомиться с хорошими людьми — Кайсар, соотечественник, помог дворником устроиться, комнату в коммуналке выделил, кровать, люльку для внука. Не зря дед говорил: «Везёт тому, кто везёт. Возьмись за дело, внучек, что нужно придет само. А не пришло — значит, и не нужно было».

И пусть потом смеялись над ним: Кайсар, мол, свою комнату в коммуналке дураку выделил, а сам в полагающуюся дворнику квартирку с семьей переехал — Рахат только отмахивался. Хороший человек — Кайсар. Представил родственником из дальнего аула, помог бумаги выправить, помог работу найти, а что жильем поменялись — так много ли старику с внуком надо? А у Кайсара семья большая, все правильно получилось. Да к тому же, в коммуналке жила Елгуль. Рахат только взглянул в эти глаза — и пропал совершенно.

Елгуль оказалась женщиной решительной, работала в школе гардеробщицей, детей привыкла, как она говорила «досматривать». Не как сейчас это слово понимают — не «обыск», а забота и присмотр, какого дома ребенку самую чуточку не хватает. А кому и не чуточку — родители-то вечно на работе, некогда им за своими чадушками присмотреть. А у тех — то нос сопливый, а сам без шапки, то курить за школой пробует, то любовь нечаянная случилась, а поговорить не с кем и присмотра нет родительского. Вот такую заботу Елгуль и «додавала». Иначе говоря — досматривала.
А тут — малышок, без отца, без матери. Дед, вроде бы, хороший. Но много ли тот дед может? Мужики!
Так что Гарри Елгуль усыновила явочным порядком. И тетешкалась, и пеленки стирала, и правильный прикорм вводила.
Над заморскими ползунками поахала, но мало ли что на свете бывает? Ее дело — застирать неприятность, если мальчонка до горшка не добежал, а преломление света и движущееся изображение — к физикам в институты, что ты тётушку Елгуль отвлекаешь глупостями?!

Примечание к части
Кайсар - мужское имя - в переводе с казахского языка означает: отважный, упорный, настойчивый.
Елгуль - женское имя - в переводе с казахского языка "ел" - "народ", "гуль" - "цветок", "красота", "изящество".

Глава 4. Нет ничего постояннее временного

Галинур деген баладан
Тауып алған даладан…

— Мальчика Галинура нашли мы в поле, — пела Елгуль. Имя Гарри она давно уже переиначила по-своему: лучик солнца, драгоценный подарок. — Где же наш Галинур? Может на празднике с девочками?

Старая колыбельная — не просто ритмичные слова, не беспечная песенка. Чем старее напев, тем больше вероятность, что хранится в нем сила. Вот и сейчас пела старая Елгуль — обманывала злых духов, обманывала любого, кто захочет найти ее Галинура. Пусть ищет в поле, пусть ищет на праздниках. Пусть не знает, где мальчик.

Рахат подарил цветы сегодня. Краснел, как мальчишка, оглаживал аккуратную бородку, поминутно протирал лоб большим клетчатым платком. Странно. Необычно.
С детства жила она при старой бахсы, училась у нее, рано приняла силу, рано подружилась с духами. Ее уважали. Боялись. Почитали. Но человека, а уж тем более простую женщину — в ней не видели. Зеркало… да что зеркало?! Хоть тысячу раз скажи оно: «Ты красива!» — все равно этих слов ждет женщина от желанного, а до тех пор, пока слова не были сказаны, не было у Елгуль и в себя веры. Кто-то мог, а она вот не сумела. А потом… молодость прошла, а в старости — чего уже ждать? Оказывается — есть чего. Оказывается бывает и так: сперва появляется общий ребенок, а потом — нежные чувства.

— Мой цветочек, — шептал Рахат, а она злилась на него и на себя. Ругалась, гнала прочь. Какой уже цветочек? Гербарий один. Но Рахат не сдавался. Чинил поломанное, покупал полезное. Большой сильный мужчина. Надежный, работящий. Непьющий.
Да и куда она его прогонит? А Галинур?

Съехались Рахат и Елгуль так же решительно, как пожилая женщина привыкла преодолевать все невзгоды. Порывистость Елгуль пугала иных мужчин посильнее ее колдовства, хоть она того и не знала. По счастью, Хагрид-Рахат был не из пугливых.

Но временная стоянка в Москве как-то сама собой превратилась в постоянную. Уезжать из столицы Елгуль не захотела.
Встали в очередь на квартиру (не ради себя — для Галинура), познакомились с соседями, встретили Наурыз… Время помчалось вскачь, все ускоряя свой ход. Вот-вот внучка можно будет в наездники посвящать.

***

— Что ты делаешь? — в комнате пахло липовыми стружками, на полу, на подстеленной газетке скопилась уже изрядная кучка коры и мусора, а Рахат, напевая, наносил затейливую резьбу на… посох?
— Черенок для метлы, цветок моего сердца. Смотри, какое ладное выйдет метловище.

Елгуль всплеснула руками.
— А духи тут зачем вьются? Чтобы с пылью эта метла сражалась лучше всех?
— Духи, они на то и созданы, чтобы виться, — хитро улыбнулся мужчина.
— Ай-ай-ай, совсем свихнулся старый. Что теперь со мной будет? Что я Галинуру скажу? Не уберегла его дедушку!

Рахат довольно рассмеялся.
— Ох и острый у тебя язык, счастье мое! Ох и скорые у тебя суждения, радость моя!
— Ох и любишь ты дразнить меня, — в тон ему продолжила женщина. — Признавайся сейчас же, а не то я выпытаю все у духов, да еще и порушу твое колдовство! Случайно, но все, сколько ни плел.
— Это волшебная палочка, о любопытнейшая из женщин! Не ты ли сама знаешь, что мои духи, сколько ни есть, прячут Галинура от…
— Я видела волшебную палочку! Что ты мне рассказываешь! Один турист решил, что раз он не дома, то может не соблюдать Статут. Эта палочка помещалась в ладони!
— Пусть глупый турист делает дополнительные палки, а бедному дворнику нельзя выпускать из рук метлу.
— И зимой глупый дворник собирается ходить с метлой? Или на палочку знаешь как изменение накладывать?
— А для зимы глупый дворник придумал резьбу. Смотри, как будет удобно: хочешь это черенок метлы, а хочешь — лопата для снега. Сделать кармашек в мир духов, и всегда при себе все, что может понадобиться.
— Злой человек! Ты совсем заморочил старую Елгуль! Палочка-метла с карманами?
— И не только! Я вот после осенних праздников осинку подходящую срежу — будет у меня составной посох. Вот как ладно!
— Ладно-складно… дуришь ты, дед, вот что я скажу тебе. Ну да хорошо же, если это спрячет Галинура от злых глаз — дури себе. А сейчас скажи мне, что за слухи такие, будто к тебе из пятой квартиры жилица пристает? А?
— Кт? .. —, но тут Рахат глянул в серьезные глаза своей женщины и шутить передумал. — Муж у нее пьет. Я чуть помог, он полгода не пил. В доме деньжата завелись, дети отца увидели. А на днях у него на работе поминки случились, пристали к человеку: «Выпей, это ж за помин. Что ты, как не человек?» Вот он один вечер выпил, «как человек», теперь вторую неделю ползает, как свинья. Не знаю я, браться за него или всё, не помочь, — Рахат огорченно пригладил волосы и тяжело вздохнул.
— Сама гляну. Делай свой посох, — Елгуль важно выплыла из комнаты. Конечно же Рахат ни на кого, кроме нее, не смотрит. А некоторые сплетницы нынче же пожалеют, что не вымыли свой грязный язык с мылом. И Татьяне поможет — русоволосой красавице, с бездонными синими очами, полными тоски. Пусть та сидит со своим мужем, а не отирается возле чужих мужчин!

***

— Вот спасибо тебе, Рахат! Вот спасибо! Помог. Я уж думала, все, так и останется этот шкаф во дворе стоять! Так хотели его, выбирали-радовались. А тут этот радикулит проклятый!
— Пояс мужу твоему нужен. Хороший пояс, из шерсти собачьей.
— Да слышала я, что хорошо помогает! Купили мы. А с него чуть ли не хуже. Знаешь, Рахат, я сама тут примерила — так мне чуть ли не плохо стало! Ерунда все это! Не работает пояс, и не рассказывай мне тут.
— Дай-ка посмотреть.
— Да вот, сейчас, сейчас, погоди. Чекушку-то что отставил? Это тебе, за помощь. Уж не побрезгуй. Погоди тут, я сейчас.

Хозяйка утопала вглубь квартиры, шлепая задниками разношенных тапочек, а полувеликан неодобрительно покачал головой: странные люди — сами осуждают и презирают пьяниц, и сами же норовят за любую мужскую помощь горькой расплатиться. Шкаф ли помочь на этаж поднять, комод передвинуть, сломанный кран ли починить — за все ему суетливо совали бутылку и немудреную закуску. А иногда и только андроповку, без закуски и простого «спасибо». Было немного обидно, но отказать, когда тот же чело… жилец вновь приходил за помощью у добродушного старика не хватало духу. Просит, значит надо ему. Как отказать? Но про себя звал таких «чекушников» — жильцами.
С некоторых пор Рахат был склонен считать, что право зваться человеком надо заслужить.

— Вот! Вот, смотри! — хозяйка квартиры победно встряхнула неказистой на вид тряпицей, как победитель — захваченным вражеским флагом.
— Ну-ка, — ловко перехватив пояс, дворник дернул в разные стороны по шву. Нитки, конечно же, разошлись. Женщина ахнула, не зная, как и обругать за этот акт вандализма. Покосилась на стоящую в прихожей стиральную машинку «Ревтруд», прикрытую салфеткой и притворяющуюся угловым столиком. Водка стояла на прежнем месте. Не распечатанная.
— Ты что же делаешь, изверг? Ты знаешь, сколько он стоил-то?!
— Не мало, наверное, — хмыкнул ничуть не смущенный своим поступком Рахат. — Собаки с синей шерстью — дорогая, должно быть, порода. Потому что редкая. Сколько живу — ни разу не встречал такую.
— Как синяя? Как так? — закудахтала опешившая женщина.
— Выбрось это, принесу тебе пояс. Павлу привет передавай, как с уколов вернется.
— Спасибо, Рахат! Уж такое тебе спасибо! Ты возьми водочки, уж не побрезгуй!

Примечание к части

Галинур - "Гали" в переводе с арабского языка означает - "дорогой", "особенная цена". Слово "нур" переводится с казахского как "отражение", "сияние", "луч света".

21—23 марта. Наурыз мейрамы (“рождение весны”), торжество весеннего обновления. Сейчас в Казахстане отмечается, как государственный праздник, во времена СССР был наподобие Пасхи - "пережитком прошлого".

Андроповка - водка “Московская”, цена на которую была снижена во время пребывания Ю.В.Андропова на посту Генерального секретаря ЦК КПСС (1982-1984).
 
aavdeeДата: Вторник, 28.07.2015, 23:28 | Сообщение # 3
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 5. Быть человеком

- ДНД НИИ ЧаВо. Нам бы хотелось поговорить с гражданином Раха...
- Ха-ха-ха, шутники! Я тоже этот фильм смотрел! - сосед Рахата по коммуналке весело расхохотался и приглашающе махнул рукой. "Чародеи" с триумфом прокатились по стране - фильм разобрали на цитаты, на слуху были песни, и, конечно же, во дворах спорили - как бы они волшебной палочкой наколдовали себе чудес. "Чудес и Аленушку", - хмыкали скептики.

Сосед и представить не мог, что гости на самом деле являлись магами.
А что? Маги - тоже люди. Телевизор смотрят (если маглорожденные или полукровные), чувством юмора не обделены.
Статут международный сохранять вынуждены.
И отлавливать самых умных, которые считают, что законы не про них писаны. А между тем, за многими законами трупы и пожарища, и можно с уверенностью говорить, что писаны они кровью.

- Нарушаем? - спросил старший из магов, едва шагнув через порог. На мелкие "шалости" дворника в отделении волхов* глаза прикрывали. Ну, пояс чуть более обычного от ревматизма помогает, один из жильцов пить бросил - мало ли, всякое бывает. А вот сложный перелом позвоночника лечить маггле - это уже статья. Это уже запрещенные чудеса, вокруг которых поднимется ненужная шумиха среди врачей, как минимум.
- Зачем же? У меня прописка есть, все по закону, - поднялся им навстречу такой гигант, что маги невольно почувствовали себя хилыми и жалкими.
- Исцеление Новиковой Ирины Николаевны ты проводил?
- Хорошему человеку почему же не помочь? Я проводил. Духи помогли, болезнь прогнали. Проходите к столу! Сейчас Елгуль что-нибудь к чаю подаст.

Младший волх скривился. Чаевничать с каким-то неграмотным дворником-казахом? Но гримасничал так, чтобы напарник не видел. У того у самого в родне не то шаманы, не то бахсы, не то польский знахарь-самоучка, так что всю эту братию, которую давно пора покучнее собрать, да из столицы выслать, напарник выгораживал, поддерживал и даже покрывал. И ведь не сделаешь ничего - он старший и по возрасту, и по званию, а на доносы пока никакой реакции от руководства.

Олег, у которого дед был шаманом, и который прекрасно знал, что таким людям никакой Статут не закон, если духи разрешили, чуть слышно застонал:
- Тебя же предупреждали при регистрации! Рахат! Ну что за детский сад?!
- Духи сказали - надо помочь!
- А тебе они захотят помочь? Ведь уже пять инцидентов! Да апа Елгуль за столько лет и трех предупреждений не набрала!
- Ай, Олег Игнатьевич! Да что предупреждения? Все знают бабушку, к которой можно ребеночка отнести грыжу заговорить! Ну а Рахат чуть лучше заговорит - в чем тут беда?
- Беда в том, что вы в нашем обществе живете и должны соблюдать наши законы, - все же не выдержал и вмешался в беседу молодой волх.
- Что за законы: девчонку совсем - обрекать на паралич? Не знаю таких законов! - решительно отказался Рахат.
- А выселение в двадцать четыре часа - знаете?
- Ильяс! - одернул Олег напарника. Старика дворника он уважал за активную гражданскую позицию и редкостное человеколюбие. Такому лишь позавидовать. Особенно когда в силу профессии приходится учиться не смотреть, не видеть, не помогать. Потому что... ох, да потому что в первую очередь помощничек огребает от тех, кому взялся помогать. Такая вот ирония судьбы. Чтобы как-то сгладить неприятную ситуацию, Олег прошел к столу. - Ладно, давай свой чай.

Через недолгое время, сидя за накрытым столом, волх вернулся к теме визита, грозно зыркнув на молодого напарника, чтобы не вмешивался.
- Ты, Рахат, пойми. Начальству плевать на всех духов мира. Им хоть сам Ящер явись - сперва прописку спросят, потом со статутом под подпись ознакомят, а потом примерно накажут, если нарушать станет. Понимаешь?
- Понимаю, Олег Игнатьевич. Как не понять?
- Пиши заявление в отдел устранения. Память пациентке сотрем, вернем все, как было, и постараюсь замять это дело, чтобы без претензий.
- Нет, Олег Игнатьевич. Не стану писать, - безмятежно разливая чай по чашкам, сказал Рахат.
- Как не станешь? Рахат, да ты понимаешь, что я собственной шеей и так ради тебя рискую?!

Дворник тяжело вздохнул.
- Жалко девочку. Муж у нее, сын, лошадки. Как ей навсегда калекой стать? Никак нельзя.
- А у тебя внук! Ты о внуке подумал?!
- Елгуль присмотрит, - махнул лопатообразной лапищей Рахат. - Да и так, если что - советская власть воспитает.

Ильяс отчетливо фыркнул. Недавно его поймали в бане в рабочее время* - не успел вовремя отследить развертывание антиаппарационного купола. Поднялся скандал, который едва удалось замять (Олег поднял все связи), и который обошелся в ящик марочного коньяка. Так что на власть маг был несколько обижен.

- Глупо. Рахат, ты же сам понимаешь, что глупо. Подставляться ради маглы?!
- Хорошая девочка. Олег Игнатьевич, я же не настаиваю. Скажешь - уеду.
- Прописки лишишься.
- Ай, что мне прописка? Бахсы там прописан, где с ним духи живут. Не трогайте Ирину, можно же не трогать?
- Да можно, можно. Широкий он какой, посмотрите на него! Прописка не нужна. Внуку - тоже не нужна? Чтобы не в МГУ поступал, а в ауле фестралов пас?
- А что фестралов? Был бы человек хороший. Мне говорят: "Ты, Рахат, глупый, дикий, неграмотный". Так и что мне? Я вот книжку купил, хорошая книжка. В библиотеку записался. Захочу узнать - и узнаю. А грамотный человеком стать захочет - в какую библиотеку пойдет?
- Я предупредил. В этом году еще одно нарушение на моем участке устроишь - нас с Ильясом премии лишат. Мы своим детям конфет не купим, в кино не сводим. Так понятнее? Не надо меня подводить, очень тебя прошу.
- Прости, Олег Игнатьевич! От сердца прошу - прости!
- Я же не велю совсем никому не помогать. Насуй ей всяких ромашек заваривать, наври про долгое лечение. У нас тоже не звери работают, жалко бабу с ребенком. Но статут - он не просто для нашего развлечения писан. Ох, законопатить бы тебя в Колдовсторец! И умный ты мужик, и маг сильный... куда Мин.Обр смотрел? Не высовывайся. Запомнил?
- Да, Олег Игнатьевич. Запомнил.

Примечание к части
Волхи - самопроизвольно зародившееся название сотрудников магического правопорядка. Официально служители закона в разное время назывались по разному, что полностью игнорировалось населением. Лишь в середине ХХ века было принято решение узаконить "народный вариант". Решение вызвало недовольство сотрудников - общеизвестно, что колдун Волх Всеславич - анимаг с аниформой крокодила.
*исторический факт. Во времена Андропова ходили проверяющие по баням, кинотеатрам - ловили тех, кто в рабочее время не находился на рабочем месте. Если хотите подробностей - гуглите.

Глава 6. Время идет

Чем старше становился Галинур, тем сложнее в стране было купить комбинезончики, игрушки (в Детском мире Рахату сразу вспоминался фильм «Мимино» и поиски зеленого крокодила).

Самого мальчика, впрочем, мало интересовало, почему «длинное, зеленое, колбасой пахнет» — это электричка, что делала бабушка Елгуль, чтобы достать именно такой (польский) костюмчик и чешский пенальчик на первое сентября, и почему тетя Ирина подарила не что-нибудь, а набор карандашей и красок из ГДР. Ему было достаточно того, что краски и карандаши рисовали ярко, пенальчик был крепким, а костюмчик — век бы его не видеть! Тем более, учительница пропесочила перед всем классом, потому что на первое сентября надо было приходить в школьной форме. А цветы дарить не рыжей тёте с зелёными глазами, а Маргарите Егоровне, хоть тётя из ГОРОНО и похожа на лесную фею, а первая учительница — на старую жабу, что живет в парке.

До шести лет мальчик умудрился прожить, сохранив незамутненную радость и деятельное восхищение миром.
Тётя Ирина разрешала навещать и гладить лошадок, дедушка сам мастерил игрушки, даже настоящих роботов, как в «Приключениях Электроника». Галинуру казалось, что попроси он, дедушка Рахат и миелофон запросто сделает, чтобы любимого внучка порадовать. Мальчишки в песочнице приятельствовали, не взирая на чины родителей и национальную принадлежность. Просто Йосик бежал после лапты играть гаммы на скрипочке, а Галинур помогал деду сгребать старые листья или ехал с бабушкой на дальнюю станцию — собирать травы и ветки для обрядов.

В школе же оказалось, что все это глупости, Бога нет, волшебства не существует, а дворником, уборщицей и гардеробщиком работать — стыдно. Надо мечтать стать космонавтом, врачом или учителем, так-то! И русский язык надо знать лучше. И уж точно не называть женщину в самом расцвете — «бабушкой». Ну и что, что по-казахски и из уважения, а учительница пения обиделась и на хор не взяла. Зато учитель рисования всегда хвалил фантазию и умение подмечать мелкие детали. Поттер даже подумал, что если не получится стать бахсы, как дедушка Рахат, он пойдет рисовать этикетки для мороженного. Или картинки в детские книжки. Или, если возьмут, на союзмультфильм. Волк и заяц уже получались почти похожими.

Галинур рос общительным, незакомплексованным ребенком. Да, он видел, что учителя и родители одноклассников общаются с его бабушкой и дедушкой, задрав нос, но важнее было, что тетя Ирина, Олег Игнатьевич, дядя Паша, дядя Абрам и тётя Софочка относятся совершенно иначе, важнее были ритуалы, про которые нельзя было рассказывать чужим взрослым, даже если они очень обидно кривятся, когда говорят, что магии нет. Важнее были собственные чувства и эмоции, утверждающие, что Рахат и Елгуль — лучшие люди в его жизни.

***

— И я хлопнул, и три вкладыша перевернулись, я их выиграл! А Петька говорит, что нечестно! А я ему, что не надо было от «Турбо» ставить вкладыш, а он мне, что я — жулил! А я ему, что он сам всегда жулит. А он мне в глаз, а я ему в ухо, а потом пришла Рита Егоровна и поставила нас в угол.
— Ай, кулыным*! Зачем играл в азартные игры?
— Ты говорил про карты. А вкладыши — не карты.
— Тем не менее, ты знал, что твой друг огорчится потере фантика. Знал, и все равно хотел его выиграть. Какие же вы после этого друзья, если подрались из-за раскрашенной обертки? Какой ты ему друг, если завидуешь?
— Ата**, я не завидую! Я не…
— Еще и врать учишься. Ай, как стыдно! Не пойдем завтра на реку.
— Ата!
— А что дедушка? Дедушка сегодня подрался? — Рахат не ругался и не повышал голоса, говорил даже с насмешкой. И Галинур точно знал, что, в отличие от Петьки, дома ждет сладкое (сразу после супа и каши), а не отцовский ремень и материнские нотации. Но чувствовал себя так, что уж лучше бы оставили его наказанного в том углу. Действительно, стоило ссориться с приятелем ради дурацкой картинки? Что с того, что заполучить такой вкладыш он мог только через выигрыш? Эх, вот бы тётя Ира догадалась с соревнований жвачку привезти в обертке! А то прошлый раз было круто, конечно. Были такие жвачки фигурные — одна даже похожа на маленький футбольный мячик, вот только картонной коробкой из-под той жвачки во вкладыши не поиграешь. Но «Турбо» он завтра Петьке вернёт. Обязательно.
— А Йосику из Америки обещали видеомагнитофон прислать. Представляешь? И можно столько мультиков смотреть, сколько захочется!
— Ай, Галиныш! Опять завидуешь?

Дед Рахат только вздохнул. Он видел, как с каждым днем все чаще выходил во двор эдакий важный Мальчиш-Плохиш с иностранными игрушками, а Кибальчиши бросали свои игры в футбол и войнушку и были готовы чуть ли не в рабство продаться просто за возможность подержать в руках совсем как настоящий пистолет или самолетик. Шло новое время. Елгуль говорила: «Плохое время» и закупала соль, мыло и спички в таких количествах, что в магазинах только удивленно качали головой.
— Проезд будет тысячу рублей стоить! — говорила она, побуждая и родителей в школе делать запасы шампуня, табака и круп. В ответ только смеялись.

Примечание к части
*жеребенок
**дедушка

Глава 7. Мафия бессмертна

— В ролях Микеле Плачидо, Барбара-де Росси, Николь Жаме… — раздавалось из включенного на полную громкость телевизора.

— Начался! «Спрут» начался! — Галинур зафутболил портфель в угол, поспешно сдирая с себя куртку.
— Поешь сперва, — покачал головой Рахат, впрочем больше для виду. За комиссара Катанью переживали всей семьей. Да и в школе только и было разговоров, что об итальянце. Сицилия… мафия… ух, как интересно!
Галинуру завидовали — бабушка и дедушка не гнали его от телевизора, и можно было смотреть сериал совершенно легально. А многие в классе были вынуждены прятаться за диваном и креслами, стоять под дверью или пробираться после начала фильма, когда взрослые увлечены событиями на экране. А ведь не маленькие уже все! Вторая четверть началась!

***

— На трупе были кроссовки «Адидас», фирмы «Крассная зоря», * — с важным видом записывал в блокнот «материалы дела» второклассник Кирилл. «В мафию» играл весь двор. — Труп был найден без рук, ног, головы и прочих частей тела. Подозреваемый…

— Паша, ужинать! — распахнулось окно на пятом этаже.
— Йосик! Йосик, иди кушать! — вышла на балкон тётя Софочка.
— Галинур, где тебя носит, негодник? Опять без кофты из дома ушел?! — не отставала бабушка Елгуль.

Мальчишки со вздохами и бурчанием потянулись из приютивших их кустов сирени. Раз уж начались крики, теперь не проведешь, не скажешь, что не слышал. А не явишься, только хуже будет: на следующий день могут вовсе не отпустить гулять.

— Я завтра у мамы журнал утяну, оттуда вырежем фото подозреваемых. Галинур, не забудь клей, понял?
— Когда я забывал?

***

Но примерно через месяц Галинур уже не бегал по двору, допрашивая соседских кошек и всех согласных поговорить соседей. Он сидел на подоконнике и плевал вниз.

— Ай, кулыным! Возьми ведро, если надо залить горку под окном. Чем тебя не устраивает большая горка, какую я для вас во дворе смастерил?
— Горка крутая, ата.
— И? Что замолчал? Горка крутая, я ее долго делал, старался. А вы расселись по домам, носу на улицу не показываете. Поссорились?

Мальчишка тяжело вздохнул.
— Да нет, — и вздохнул еще раз. Рахат хмыкнул. - Дед, а мы никак не можем попросить тетю Иру, чтобы она мне приставку привезла?
— Что за мысли? Галинур, какая такая приставка?
— К телевизору. Крутая. Нинтендо.
— Что это ты выдумал?
— Ничего, — мальчик надулся, сполз с подоконника и захлопнул окно. В комнате было зябко. Бабушка вернется — заругается.

Приставку привезли Йосику родственники из Америки. Теперь среди мальчишек только и было разговоров, что о ней — даже несгибаемый комиссар оказался задвинут на задний план. Но Галинур не хотел завидовать чужой вещи, не хотел, как приживалка-попрошайка клянчить полчасика поиграть. У него гордость есть. Он свою такую хочет.
Только вот… шансов не было.

Рахат грустно смотрел на выразительное лицо внука, не надо быть легилиментом, чтобы понять его мысли.
Денег у дворника и гардеробщицы не много, хоть они и старались доставать для внука самые лучшие вещи. Но всегда были приятели, у которых ручка с несколькими разноцветными стерженьками, линейка с голографической картинкой, жвачки с наклейками, фанта, пепси… теперь вот видеомагнитофон и приставка «Нинтендо».
А у Галинура — старенькие роботы, которых Рахат собирал из распотрошенных помоечных электроприборов.
— Хм. — Казах огладил ухоженную бороду. — Приставка, говоришь?

Скоро внук вновь бегал с приятелями по двору, а дома под кроватью хранилась великая тайна — громоздкая коробка с невообразимой начинкой и подселенным духом. Самая настоящая волшебная приставка. Поттер, втайне от деда, дал ей название «Нинтендо-Галинур». И тут же захотел тоже так научиться. Волшебство, камлания, общение с духами, свой собственный посох — это круто… Но, во-первых, пока недоступно (колдовать можно было не раньше, чем с десяти лет, а камлать и вовсе — с четырнадцати), а во-вторых, так ведь можно и магнитофон собрать, и мопед… да мало ли, что понадобится, когда он вырастет?! Вот будет ему лет шестнадцать, а уже все есть, о чем только помечтаешь. И можно будет мечтать о чем-нибудь великом, а не о пальто**. На днях дедушка смотрел фильм, так там парень о пальто мечтал. Деду кино понравилось, а Галинур половину не понял, половина показалась тоскливой до ужаса. То ли дело ходить с Кириллом и Пашкой в видеосалон или к Йосику на мультики. Там кассеты интересные, с приключениями.
Рисовать Галинур передумал. Вырастет — будет спортсменом, как Брюс Ли. Или как дед. Сабельному бою он вот уже учится. С одиннадцати тётя Ира обещала в конно-спортивную школу взять. А может и на год раньше получится. Лошадьми мальчик восхищался, фотографиями и собственными рисунками была оклеена целая стена в его закутке.

Примечание к части
*ошибки авторские wink
**"Курьер" - фильм Карена Шахназарова (1986год)


Сообщение отредактировал aavdee - Среда, 29.07.2015, 07:44
 
kraaДата: Среда, 29.07.2015, 00:37 | Сообщение # 4
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2709
« 1574 »
aavdee, это кроссовер? И, если да, с чем?
Столько новых наименований ...



Без паника!!!
 
Al123potДата: Среда, 29.07.2015, 01:03 | Сообщение # 5
Черный дракон
Сообщений: 2771
« 697 »
aavdee, может заменить название приставки с Segа на Famicom (Nintendo Family Computer) клон которой нам известен под названием Dendy. Дело в том, что американский релиз приставки был Sega Genesis (Sega Mega Drive) 14 августа 1989 и цена на консоль составляла 190$, а предыдущая приставка фирмы Sega - Sega Master System цена консоли 200$ проигрывала по популярности и по цене Nintendo Family Computer (Famicom) цена которой в июле 1983 года (когда состоялся официальный релиз консоли) была 100$. Dendy не подойдёт т.к. она начала выпускаться в 1992 году.

Фотографии приставок о который шла речь выше:


Sega (фото кликабельны)





"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf


Сообщение отредактировал Al123pot - Среда, 29.07.2015, 01:04
 
aavdeeДата: Среда, 29.07.2015, 07:43 | Сообщение # 6
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
kraa, нет, это не кроссовер. Просто немножко другая культура, отличная от нынешней ))
Там по заявке в Хагрида переносится душа нашего старика (белоруса, казаха, украинца) и тот не оставляет ребенка ДДД, а забирает себе и сам воспитывает.
Собственно, ссылка на заявку Попаданец в Хагрида

kraa, нет желания написать колоритного болгарина? biggrin
Такого, чтоб автору казалось все скучным и обыденным, а мы читали и удивлялись, как там у вас все устроено. Всякие праздники - у нас много различий, я знаю. Да та же наша привычка кивать в знак согласия wink

А мы тут с соавтором как раз обсуждали, как было бы круто, если бы несколько мастеров взялись, которые колорит не по книжкам знают ))

Al123pot, изменим, спасибо ))
 
aavdeeДата: Среда, 23.09.2015, 19:22 | Сообщение # 7
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 8. Кружок юного маготехника

Галинур всегда был порывистым. Принимал решение и тут же кидался его выполнять.
Теперь на подоконнике в их коммуналке постоянно громоздились железки, на столе словно сами собой росли стопки журналов "сделай сам", "юный техник", лежали аккуратно обернутые газетой книги Якова Исидоровича*, настоятельно рекомендованные тетей Софочкой. А под кровать юного мага-техника лучше было вообще не заглядывать.

Елгуль качала головой и ругалась на Рахата: "Тоже, удумал! Задурил внучку голову! Что еще за техномагия?"
Так она бурчала до той поры, как сломался их старенький "Рубин".
Тут уж мужчин дома ждал накрытый стол и медово-сахарная бабушка. Ну как ей не починить телевизор?

К своему десятилетию Галинур мог похвастать изобретением магического кухонного комбайна для бабушки Елгуль, наручных кукарекающих часов (как фирмовые и даже лучше - они умели не только кукарекать, но и ржать, издавать драконий рык и озвучивать время непередаваемым басом дедушки Рахата; а еще они не сбоили в насыщенном магическом поле Лысых гор, что особо выделяло изобретение в череде школьных поделок). Конечно, все это были не чистые - с нуля - изобретения - лишь переделка и доработка магловского хлама со свалки, да и то Галинур больше работал с паяльником и отверткой, а Рахат заклинал духов: как ни хотелось сделать внучку приятное, но камлания - только после четырнадцати. И все равно Всеволод Ярославович, директор Колдовсторца, с предвкушением потирал руки, ожидая молодое дарование, которое несомненно прославит школу и скажет новое слово в магических науках... И тут прилетела сова, а потом и директор Хогвартса, хм, прилетел.

***

31 июля 1990 года окна в доме Рахата и Галинура были распахнуты настежь, хоть на улице было не жарко.** В это окно и влетела растрепанная серая неясыть, вызвав переполох среди гостей.

- Птица в доме к несчастью! - всплеснула руками тетя Софочка, пока мальчишки крутились по комнате в безнадежных попытках поймать лесную гостью. И оказалась права. Не успели гости общими усилиями выгнать птицу из помещения, раздался стук в дверь и на пороге появился седовласый старец самого странного вида. Он безмятежно улыбнулся собравшимся и повернулся к Рахату:
- Hello, Hagrid! Here I found you.***
- Здрасть, директор Дамблдор, - пробасил Рахат. Что ж, им с Елгуль и так удивительно долго удавалось скрывать мальчика. - Проходите, вот. Знакомьтесь. Это Олег Игнатьевич, волх. Это супруга его, дочка. Это вот соседи наши. София Израилевна, Абрам Яковлевич, маленький Иосиф, Павел, Ирина...
- That's fine, Hagrid. But you don't think that I came all this way just to meet your friends?
- Так ясно, что ж... за Галинуром? В школу его, значит?
- Представитель образовательного учреждения? - оживилась Софочка. - А какого именно? Ах, зарубежные гранты! Это так волнительно! Что же вы не сказали, что собираетесь подавать заявку? Я непременно посоветовала бы с выбором! Непременно! Мы вот анкету Йосика послали...
- Lemon drops, Madam? - директор протянул леденец-шипучку вдохновенной маггле, и та была вынуждена замолчать: кусочки конфетины норовили выпрыгнуть изо рта. Забавное лакомство. Софочке понравилось. Вот умеет же заграница!.. Конфетами с удовольствием угостились и остальные гости. - Well, can I see Harry? I would like to congratulate the boy.
- Гар?.. эм... Галинур! - мальчик вышел вперед.
- Hello, Harry! I'm so glad I met you!
- Я вас не очень понимаю, со'ги. Нойт айндерррстенде.
- My boy?
- Извините, вы совсем не как дедушка разговариваете. - Галинур потупился. Дед, конечно же, рассказывал, что родители жили в Англии, так что мальчик честно и упорно изучал английский язык наравне с русским (а казахский как-то сам выучился), тётя Софочка вначале и приглашала в гости, чтобы у Йосика была разговорная практика, но этот приезжий произносил слова как-то не так. Правда, и дядя Марк - родственник из Америки - говорил, что у Рахата какой-то там акцент, что у них, на Брайтн-Бич, слова совсем по-другому произносят (но дядя Марк дедушку очень хвалил, утверждал, что для дворника-казаха успехи в английском у Рахата просто потрясающие). Гарри не хотелось расстраивать дядю Марка, и он научился произносить фразы на смеси "правильного" - чуть-чуть от дедушкиных уроков, чуть-чуть акцента с Брайтн-Бич, ну, и немножко чистого выговора русского казаха... Может, этот приезжий дедушка жил в какой-то другой местности? Или, может, глуховат?
- Do you speak English? - в глазах старика теплилась надежда.
- Есь, афькоз, - громко и радостно ответил Галинур. Тетя Софочка одобрительно качала головой. - Лондон зе капитал оф г'рейд Бг'итан.

Дамблдор укоризненно поглядел на Хагрида, но наивный полувеликан только горделиво улыбнулся. Что ж, по крайней мере, Гарри рос в любящей семье и, кажется, вырос добрым мальчиком.

***

Разумеется, директора пригласили к столу, естественно он согласился. И даже великодушно не стал шокировать магглов слишком уж экстравагантным поведением, хоть Олег Игнатьевич и опасался, что придется вместо праздника чистить гостям память и молить всех богов, чтобы начальство учло тот факт, что нарушение хоть и произошло на его участке, но ведь не в его же смену! Альбус понимал, что серьезного разговора не получится, пока не разойдутся лишние люди. А пока можно посмотреть по сторонам, сделать выводы, дополнить первое впечатление, продумать беседу.

И вот гости разошлись, Елгуль увела Гарри на кухню, и мужчины остались наедине, неторопливо набивая потертые трубки каждый из своего кисета. И новая деталька к образу: оказывается, Хагрид курит...

- Хагрид... Да, не ожидал, не ожидал от тебя. Как же так, мой мальчик? Как же ты так?

Реакция была ожидаемой: гигант покраснел, зашмыгал носом, а потом и трубно высморкался в гигантский клетчатый платок. Да, приятно осознавать, что некоторые вещи не меняются, а то Альбус, признаться, занервничал, увидев бывшего лесничего в удобной, хоть и недорогой маггловской одежде и с аккуратной прической, вместо копны нечесанных волос и вечного, внесезонного кротовьего пальто.

- Ыыы, - память подсказывала Рахату, что такого ответа будет вполне достаточно. Этому магу рассказывать о духах и обязанностях бахсы не стоило. Да директор и сам о них знал. Не мог не знать. По крайней мере, так думалось: "Директор все знает".
- Знаешь, без тебя Арагог совсем зачах. Затосковал. Пришлось переселять его в Борнео. Боюсь, вы с ним больше не увидитесь.

Рахат снова высморкался. Сопли наколдовывать приходилось очень аккуратно, чтобы не заметил директор Дамблдор. Зачем его огорчать? Пусть уважаемый человек видит, как стыдно глупому бахсы.

- Но я рад, что ты помнишь про школу. Гарри ведь действительно его родители записали в Хогвартс. Мы все очень ждем, когда мальчик поступит на первый курс... - и вновь шумный вздох, промокший платок пополз вниз, Хагрид взглянул на директора донельзя несчастными глазами больной дворняги, до последнего защищавшей детенышей. Дамблдор скривился от нечаянной ассоциации. Была у них с Аби такая в детстве, пока отец не избавился и от щенков, и от псины. - Конечно же, ты можешь поехать с Гарри. У школы так и не нашлось тебе достойной замены.
- А Елгуль? Она могла бы помогать старику Филчу. Или заменить его, если что...
- Ел-гуль? Но магглы, как ты знаешь...
- Она не маггла, - поспешно вставил Рахат, и директор кивнул.

С августа девяностого оформляли документы, паковали вещи, прощались с друзьями, Галинур лихорадочно конспектировал записи Николы Тесла из магического архива Ленинки... Мальчик ехал в английскую школу. Ему завидовали, обещали писать, звонить, не забывать...
Но первого сентября тысяча девятьсот девяносто первого года Хогвартс-экспресс отправился в путь без Мальчика-Который-Выжил.
Так получилось.


Примечания:

*Перельман "Занимательная физика", "Занимательная механика", "Математика на вольном воздухе"
**мы проверяли. С 12 июля не выше 15 градусов... эх, а 7 июля того года еще было +32 )))
***Здравствуй, Хагрид! Вот я тебя и нашел.
***Это прекрасно, Хагрид. Но не думаешь же ты, что я проделал такой путь ради того, чтобы познакомиться с твоими друзьями?
***Что ж, могу я увидеть Гарри? Хотелось бы поздравить мальчика.
***Здравствуй, Гарри! Я так рад нашей встрече!
 
aavdeeДата: Воскресенье, 27.09.2015, 22:07 | Сообщение # 8
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 9. Второй раз в первый класс

— Апа, ну чего ты?! Да причесывался я!
— А жилеточку пододел?
— Ата, ты мотоцикл завел? — не выдержал бабушкиной заботы Галинур.

Так получилось, что бумажная волокита растянулась до самого первого сентября. Галинур так хотел отправиться как все люди — на самолете, потом автобусом, потом поездом, потом через озеро на лодках…, а придется перемещаться магическим порталом и дальше на мотоцикле своим ходом.
Дед раздал шлемы, бабушка с важным и решительным видом уселась в коляску — ей оставлять свою школу и деток было особенно тяжело — сменщица надежным человеком не выглядела. Хвалилась, что уже на двух работах работает — новая должность ей для галочки да для денег, забросит она ребятишек, совсем забросит! Но выбора не было, надо лететь.
Говорят, в ихней Англии тоже детишечки не присмотрены. Вовсе месяцами домой не показываются. Старая Елгуль уже связала несколько пар носочков, запаслась мятой, мёдом, короче была готова вытирать сопливые носы и бороться с осенней хандрой. Мотоцикл взревел мотором, набирая высоту. Елгуль всхлипнула, в последний раз оглядывая двор, свои клумбы, навес для сушки белья, который сколотил Рахат, им же сделанные качели, с которых упал как-то малыш Галинур. Первый стихийный выплеск! Женщина всхлипнула снова. Такой умненький малыш! Успел просчитать, что за испачканный комбинезончик заругается апа, а за полеты — Олег Игнатьевич, вот и пожелал не полететь, как большинство детей его возраста, а упасть на чистое и мягкое, вот с тех пор вместо вечной лужи под качелями и утоптанной земли вокруг мягкий белый песок. И сколько его растащить пытались, рассыпали, растаскивали, притаптывали, а он все такой же сухой и сыпучий, как в тот день. Силен внук! Гордость стариков!

***


— Ты его видел? Говорят, он едет в последнем вагоне!
— Да нет же! В первом — вместе со старостами. Мне Джордж Уизли сказал. Или Фред?.. Не важно! У него брат — староста, он точно знает!
— Эй! А мне тоже рыжий сказал! — приятели-гриффиндорцы на миг замерли, обдумывая информацию.
— Надо найти Перси.
— Точно, Кормак. А лучше — мелкого. Не посмеет же он врать второкурсникам! Я за сведения о Поттере трех шоколадных лягушек отдал!
— А я — пять сиклей!
— У-у-у! Тю-тю денежки!
— Ты вперед, я — назад, — решительно указал направление МакЛагген. — Ищем мелкого Уизли. Он мне за все ответит!

Хогвартс-экспресс гудел. Близнецы Фред и Джордж досматривали первокурсников на наличие знаменитого шрама. Одному тихому черноволосому пареньку так скребли лоб, подозревая пудру или отвлекающие чары, что чуть не поранили бедолагу. На его счастье, по коридору шел староста школы, ослушаться его хулиганы не посмели. Но на факультет Гриффиндор Майкл Корнер поступать не станет — это уж точно.

На перроне первокурсников уже ждал встречающий: маленький декан Рейвенкло, восседающий на летающей подушке.

— В прошлом году был ковер-самолет, — шепотом пояснила Лайза Турпин, чей старший брат уже учился в Хогвартсе. — Но теперь министр Фадж их запретил, потому что у нашего министерства какие-то размолвки с русскими магами, и профессор вот, наколдовал себе подушку. Он самый умный в школе! После директора Дамблдора, разумеется. А еще, профессор Флитвик — лучший дуэлянт в Европе и декан моего брата! — блондинка задрала нос и едва не споткнулась. Первокурсники захихикали. Падма, с которой девочка успела сдружиться за время поездки, подхватила Лайзу под локоток.

Декан Рейвенкло наколдовал по светящемуся шарику у плеча каждого студента и величественно, словно магический дирижабль в миниатюре, поплыл в сторону причала. На берегу чернильно-синего озера уже покачивались маленькие лодочки. В озере притаился кальмар, русалоиды и страшные гриндиллоу — темные твари класса опасности два икса! Подумать только!
Дети притихли на деревянных скамейках, небольшая флотилия отчалила от берега.
Прекрасный, сказочный замок тепло подмигивал освещенными окошками, обещая тепло, защиту и вкусный ужин. А еще — магию, тайны и приключения.
Вдали нарастал неясный рокот, словно по небу катился огромный мотоцикл.

Когда дети преодолели многочисленные ступеньки и наконец оказались перед входом в замок, над головой взревело особо громко. Всех, кто поднял голову, ослепил яркий свет фар, и с небес на землю спикировал гигантский мотоцикл с коляской.
За рулем сидел настоящий великан в черной кожаной куртке и мотоциклетном шлеме.

— Come with me if you want to live!* — пророкотал гигант. Тут же из-за его спины выпрыгнул худенький мальчишка в джинсах, футболке с изображением Арнольда Шварцнегера и наброшенной на плечи мантии. Он стянул с головы шлем, оказавшись возмутительно лохматым и остроносым, лукаво сверкнул глазами, обнял гиганта и помчался к первокурсникам, напоследок крикнув непонятное:
— Spasibo, ata!

Несколько магглорожденных и полукровок, которые смотрели фильм этим летом, зааплодировали.

— Добрый день, мистер Поттер! — добродушно поприветствовал прибывшего профессор Флитвик и, не дожидаясь, пока заахают чистокровные, трижды ударил в дверь. Огромные створки распахнулись, и на пороге показалась высокая сухопарая женщина в зеленом платье.
— Профессор МакГонагалл, я привел учеников.
— Спасибо, профессор Флитвик. Я забираю их.

Дети, замирая от благоговения и робости, двинулись следом за новой провожатой.

Холл был огромен. Потолки терялись где-то в невообразимой вышине, по стенам висели факелы, за дверью справа гомонили так, что слышно было даже сквозь массивные дубовые створки. МакГонагалл остановилась перед дверью, оглянулась и критически осмотрела учеников. Взмах палочки и часть стены, сложенной из гранитных валунов, превратилась в огромное зеркало, отразившее испуганных, взволнованных первокурсников.
— Приведите себя в порядок, — сказала МакГонагалл и строго поджала губы, словно это не было естественным и нормальным — растрепаться и запачкаться, когда идешь через Темный Страшный Лес, переплываешь Чернильное Озеро с Монстрами, а потом тебе на голову еще сваливается гигант-Терминатор со спасителем человечества за спиной — не то Джоном Коннором, не то — Гарри Поттером — одинаково мифические персонажи, по мнению многих присутствующих.
Мальчишки попытались пятерней пригладить волосы, девочки чуть не плача отцепляли репьи с подолов мантий, в растерянности думая, куда теперь девать мусор: не бросать же на пол! Рыжий мальчишка, послюнив краешек рукава тщетно пытался оттереть грязное пятно на носу. Неодобрительно рассмотрев подобное безобразие, профессор велела всем «немедленно прекратить» и снова взмахнула волшебной палочкой. С каждым взмахом происходило маленькое чудо: исчезала грязь (с лица и даже из-под ногтей), рубашки сами собой заправлялись в брюки, все что помялось — разгладилось, все что испачкалось — почистилось, а непокорные вихры улеглись мягкими завитушками.

— Что ж, теперь, если вы готовы, выстройтесь в шеренгу и идите за мной. Церемония отбора сейчас начнется.

Примечания:
Существо ХХ класса опасности КММ — безвредное, поддаётся приручению.

*Идём со мной, если хочешь жить. - Терминатор2: судный день. Мировая премьера 1 июля 1991
 
aavdeeДата: Воскресенье, 27.09.2015, 22:08 | Сообщение # 9
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 10. Выбор

Рахат сделал несколько снимков стареньким «Зенитом», потом убрал его в потертую кобуру и достал видеокамеру — кто-то выбросил, а они с Галинуром починили. Громоздкий пластиковый корпус смотрелся игрушкой в огромных ладонях полувеликана. Дети шептались и переглядывались, а Елгуль сокрушалась, что букетик астр она внучку на первое сентября не приберегла — порывом ветра вырвало из рук над самым лесом. А как же классному руководителю без цветов?
Детей выстроили в шеренгу, лицом к залу. Минерва коротко сказала, что великие люди выходили со всех факультетов Хогвартса. Затем старая поношенная шляпа, с дырой у тульи, спела слабо рифмованные вирши, дирижируя сама себе. Острый кончик колпака так забавно дергался, что дети немного расслабились, и тут песня подошла к концу, а профессор МакГонагал принялась выкликать студентов, сверяясь со свитком: «Аббот, Ханна!»

Галинур выглядел очень удивленным, когда его не вызвали после Гермионы Грейнджер. Ведь это же не русский алфавит! Следом за "Г" идет "Х"… и только через пару секунд вспомнил, что тут его знают не по фамилии деда. Придется ждать, когда очередь дойдет до фамилии «Поттер». Ну, всё ж не в самом конце журнала. Серединка, если подумать, самое удобное место. А то была у них учительница — любила опросы устраивать, начиная с последних фамилий.

И вот, наконец, его очередь. Шляпа не задержалась на ушах и съехала почти до подбородка.

— Так-так, — подумала Распределяющая Шляпа в мозгах Гарри. Это было очень странное чувство — думать, но не своими мыслями. Сродни того, как кто-то ест лимон, а скулы сводит у наблюдателей. Мальчик сглотнул слюну. Интересно, это все маги так умеют? А передавать мысль на расстоянии можно? А читать мысли маги умеют? А… а внушать мысли? — Так-так… Занятные мысли. Хочешь все знать? Или интересуешься интригами и манипуляциями? Ну-ка, посмотрим… Нет, на Слизерине тебе не место. Да и на Рейвенко, как ни странно, тоже. А вот преданность, упорство, готовность отстаивать свои интересы — этого много. Куда же тебя отправить? Хаффлпафф — факультет дружелюбных. Ты хочешь дружить?
— Да, тате Шляпа, хочу.
— Хм. Но и отвагу, желание защищать слабых и отстаивать справедливость я вижу. Так, может, Гриффиндор? Он прославит тебя, сделает славным воином… эм… батыром! Хочешь быть великим бахсы-батыром?
— Да, тате Шляпа, хочу.
— Хм. А дружить? Хочешь?
— Очень хочу, тате Шляпа.
— А что бы тебе хотелось больше?
— Но, уважаемая! Разве я не могу дружить, обучаясь на Гриффиндоре?..
— Гриффиндор?
— … и стать великим бахсы на Хаффлпаффе?
— Хм. Пытливый ум. И все-таки больше всего в тебе отваги. Решено. ГРИФФИНДОР!

Галинур аккуратно положил уважаемую Шляпу на стул и побежал к столу под ало-золотыми знаменами, не забыв помахать рукой дедушке.

***


Посмотреть на домик Рахата и Елгуль вечером Галинур не успел. Сытых и сонных первокурсников сразу после торжественного ужина отвели в общежитие, а там уж пока принял душ (врал Йоська, что в Англии душа не бывает — только раковина с двумя кранами для ванной), пока разложил вещи… Только подумал проверить — мягкая ли постель, а уже на часах будильник сработал. Тот самый, с ревом дракона. Зато на завтрак никто не проспал. Вообще никто, даже старшекурсники и профессор МакГонагалл. Хорошая акустика в старых замках. И хорошо, что спасителя человечества и вообще — Героя — постеснялись сразу за уши драть.

И только в обед, ухватив со стола сосиску и яблоко, Галинур помчался в стоящий на отшибе домик лесника.
А в домике никого и не было! Рабочий день, так-то.

Застать своих Галинур смог только после ужина. Пока гриффиндорцы-первокурсники, вздыхая и сосредоточенно оглядываясь в поисках верных ориентиров искали дорогу обратно в общежитие, неугомонный мальчишка выбежал на улицу, счастливо вдохнул горьковатый морозный воздух ранней осени, чуть приправленный дымком костра, и со всех ног побежал к маленькой избушке. Окошко подмигивало огоньком, а значит домик больше не пустовал.

На столе уже был накрыт вечерний чай. И три чашки.
В углу у окна стоял бабушкин «Рубин», к нему присоединен видеомагический магнитофон, уже вставлена кассета. Можно будет посмотреть, что отснял дед первого сентября.
Галинур обтер руки о мантию и ухватился за чашку. Ждали явно только его.

В домике лесника было по-домашнему уютно. По сути, все та же комната в коммуналке, только с камином, без вредных соседей, и с возможностью невозбранно колдовать.

— Ну, рассказывай! Как прошел первый день в школе? Подружился уже с кем-то? — спросил Рахат, когда видеокассета встала на перемотку.
— Да так… Дикие они тут. Что-то шепчут за спиной, пальцем тычут, а стоит подойти и заговорить — краснеют и робеют. Особенно которые с хаффлпаффа. А потом друг у друга спрашивают: «Что он сказал?» — Галинур скривился. — Еще ничего один шотландец — Кармайкл, но он задавака. И Малфой. Но он еще сильнее нос дерет, у него папа важная шишка, какой-то Министр или помощник Министра. Он в школьный комитет входит, так Драко так хвост распускает! Я говорю: «И что? У меня бабушка в прежней школе тоже была председателем родительского комитета! Ее знаешь как все уважали?» А мне за завтраком от Олега Игнатьевича письмо пришло. Говорит, меня искали представители Колдовсторца! И парни привет передавали. Йосик с семьей хотят эмигрировать в Израиль, а оттуда в США.
— А профессор МакГонагалл на тебя жаловалась. Ты почему волшебной палочкой не колдовал?
— Дед! Ну должен же я был провести натурные эксперименты!
— Ай, Галинур! Какие эксперименты, когда урок идет? — забеспокоилась Елгуль. — На уроке надо сидеть тихо и внимательно слушать, что говорит уважаемый учитель. Главное — в тетрадочку записывать аккуратно, отвечать громко и четко. Ты в тетрадочку записывал?
— Нет, апа, — понурился мальчик. И, спохватившись, поспешил оправдаться, пока бабушка не рассердилась. — Там вещи неволшебников нельзя использовать, надо записки делать на пергаменте. Они потом магически срастаются в один свиток с конспектами. Прямо в чемодане!
— Знаю я это «магически», — проворчала Елгуль. — Еге полон замок, а порядку нет. От рук отбились совсем. Того и гляди — пакость учинят! Уж я ими займусь! Уж займусь!

Примечания:

Натурный эксперимент - эксперимент, проводимый в реальных условиях. Помогает четко представить действие физического закона в реальном мире.

еге (домовой). Казахи делят духов на две большие категории: одна — добрые, покровительствующие «чистые» духи, другая — «нечистые», зловредные, демонические духи. Еге - нечистые wink
 
aavdeeДата: Четверг, 15.10.2015, 22:49 | Сообщение # 10
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 11. Правильные акценты

— Итак, леди и джентльмены, у нас проблема: Герой превзошел своего папашу и на данный момент мало чем отличается от выскакунчика, — Северус Снейп наслаждался собственной мрачной ироничностью.
— Гм, да, Альбус. Должна сказать, что отправить ребенка с Хагридом в другую страну было не самым лучшим решением. Этот его акцент, — поджала губы Минерва. Возможно, это и было ребячеством, как говорил директор, но соглашаться с Северусом декан Гриффиндора отчаянно не любила.

Помона Спраут, профессор гербологии и декан Хаффлпаффа, хлюпнула чаем и трагически вздохнула:
— Да. Не очень хорошо получается. Мальчик так старается. Он тянет руку так же активно, как и мисс Грейнджер. И отвечает всегда так серьезно и обстоятельно. Ну… по крайней мере — долго. Но это же невозможно! Я же ни слова не понимаю! А приходится добавлять баллы. Он же старается, как можно не добавить баллов? Или, к примеру, не спросить, когда он так отчаянно тянет руку? Ах, Альбус! Как же нам быть? Мистер Кормайкл теперь тоже пытается говорить невнятно, раз за это дают баллы… Я в растеряности…

Директор не спешил высказываться, предоставляя слово Филиусу Флитвику, декану Рейвенкло, у которого на этой неделе тоже были занятия с первым курсом Гриффиндора. Профессору чар и теперь не изменил его оптимизм:
— Ну что же вы, коллеги, все вовсе не так мрачно! Мальчик весьма одарен, пишет прекрасные эссе — и почти без помарок, смею заметить! — старательно выполняет домашние задания. К слову, формулы заклинаний за учителем он повторяет безупречно, поскольку ранее их не слышал, и никто не успел исковеркать слова уродливыми акцентами. Так что, несколько месяцев общения со сверстниками, и Мальчик-Который-Выжил будет прекрасно изъясняться на английском! Во всяком случае, не хуже тебя, Минерва. И уж точно не хуже Северуса, каким он пришел на первый курс. О, этот акцент уроженца…
— Довольно! — настроение профессора Снейпа ухудшилось. Он не любил вспоминать свое прошлое. Директор же заметно приободрился:
— Действительно, Северус! Тебе, как никому, должны быть близки проблемы Гарри! И кто, как не ты, может помочь мальчику?

Профессора внезапно заинтересовались чаем и закусками: действительно, кому же, как не Северусу? А у них — дела. У всех, поголовно. Только лишь профессор МакГонагалл недовольно нахмурилась. Она бы тоже хотела помочь сыну Джеймса и Лили.
Помона, заметив гримасу подруги, поспешила занять ее песочными чертиками. Право слово! У Гарри и так проблемы, директор очень мудро поступил, не добавляя к уже имеющейся смеси говоров шотландский акцент.

***


В Хогвартсе Галинур почувствовал наконец-то себя самым крутым мальчишкой во дворе. Сбылась мечта! И у него были, были радиоуправляемые машинки, крошечные роботы, игровая приставка и видеомагнитофон в домике у деда, плеер и тетрис. А у других мальчишек — не было и не будет как минимум ближайшие полгода. И он давал пять минут подержать пульт от управления вертолетом, строго следя, чтобы никто не нарушал очередности и не шельмовал со временем. И обещал на выходных взять Дина к деду, «zatcenit`» «Нинтендо-Галинур-3» и даже на целый вечер одолжил Парвати Патил тетрис.
Галинур чувствовал себя королем.
И слава странного Мальчика-Который-Выжил меркла перед славой Обладателя Сокровищ.
А Драко Малфой, который сказал, что папа ему десять таких вертолетиков пришлет, был вынужден признать через день: не пришлет. Ни одного вертолетика не пришлет Люциус Малфой. Только пять крошечных дракончиков. Миленьких, но совершенно неуправляемых. А зачем нужна неуправляемая игрушка? Это только для девчонок, которые любят все миленькое.
Галинур так и сказал Драко.
Малфой не выдержал поношения и вызвал Поттера на дуэль. Гарри тут же окружили желающие поиграть в вертолетик вне очереди хаффлпаффцы из чистокровных семей, наперебой разъясняя тонкости магического дуэльного кодекса и набиваясь в секунданты.

— Раз ты его вызвал, оружие для дуэли выбирает Гарри Поттер. Гарри, я предлагаю тебе что-то разумное. Мы же не дикари! Допустим, уровень на Нинтендо-Галинур-три. Победителя определяют по очкам, — решительно вмешалась Гермиона Грейнджер.
— Нечестно! — завопил Драко под завистливые вздохи окружающих. Галинур же почувствовал, что в самом ближайшем будущем у него может быть так много вызовов, что не останется времени на домашнее задание. Бабушка Елгуль заругается. Но утереть нос задаваке так хотелось…
— Vse chestno. Na palochkah ili pri pomoshi artefakta. Sedrik tak i skazal, — кивнул Гарри, соглашаясь с Гермионой. Окружающие примолкли на секунду. В глазах застыл вопрос: «Что он сказал?» Затем они привычно пожали плечами и принялись разбираться в запутанных правилах магической дуэли. Дуэлянты обиженно надулись. Кажется, такой важный вопрос собирались решить без них.

Действительно, в скором времени мальчишек оттерли. В основном спорили Грейнджер и близнецы Уизли, которые предпочли бы всякие разрушительные безобразия чинной игре под присмотром лесника и старушки-завхоза. С Елгуль у рыжих хулиганов уже произошли первые столкновения, закончившиеся изъятием годового запаса навозных бомб.
Теперь ведьма ходила довольная: столько удобрений получила! Подумать только — ценный продукт хотели негодники извести на безобразия! К слову, Фред и Джордж совершенно напрасно сокрушались о пропавших галлеонах: стоимость навоза Елгуль собиралась возместить Молли продуктами. Она же не воровка, обкрадывать бедную многодетную семью. Вот только, что ж они бедные, младшенькому палочку хорошую не купили, а хулиганам на потеху нашли сикли и кнаты? Непорядок! Надо бы съездить к этой Молли, поговорить, как женщина с женщиной!
Близнецы не подозревали даже, какая беда нависла над их непутевыми головушками.

— Решим все, как мужчины, Поттер. Ты и я. Сейчас. На метлах. Или позволишь, чтобы все решила маглокровная девчонка?
— Идем, — в этом слове было сложно что-то испортить акцентом, и Драко довольно заулыбался, утягивая Гарри к сараю у поля для квиддича. Короткая алохомора, и вот мальчишки уже выбирают себе метлу для дуэли.

— У этой метловище кривое и в зазубринах. А у этой прутья врастопырку! — привередничал Поттер, и Драко — вот чудо — прекрасно его понимал. И более того — был полностью согласен.
— Я попрошу папу. Он пришлет школе десять. Нет! Двадцать новеньких мётел. Нимбус две тысячи, не меньше!
— Ага, как вертолетики, — съехидничал Поттер. И опять Малфой разобрал все до словечка, к своему возмущению.
— Ах ты… — от избытка чувств Драко не нашел достойной обзывалки, а потому кинулся врукопашную. Так их и застала мадам Хуч, явившаяся проверить инвентарь перед предстоящими уроками полета. Сарайчик превратился в поле для битвы, три метлы сломались, еще у двух рассыпались прутья. Кипя от возмущения, тренер за шкирку отволокла драчунов к директору.

Впрочем, директор не был особенно строг к мальчишкам.
А вот того, что произойдет после, Галинур совсем не ожидал. Старшекурсники вдруг развернули такую пропаганду, преисполненную классовой ненависти — прямо как Светка на политинформации.

Слизеринцы, оказывается, угнетающий класс, среди них, после выпуска из школы, появляются настоящие колдуны-мироеды… или смертожоры — не очень понятно. Но нападение Малфоя несло несомненно глубокий смысл…

Слушать о том, что интеллигент-интеллигентом, а в глаз засветил совсем по рабоче-крестьянски никто не стал.

Поттер обиделся и, прихватив Дина, побежал к деду — советоваться, играть в приставку и смотреть первый канал. Привычные телепрограммы волшебным образом ловились и на просторах Шотландии, к огромной радости бабушки Елгуль, успевшей пристраститься к телесериалам.
 
aavdeeДата: Четверг, 15.10.2015, 22:50 | Сообщение # 11
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 12. Мужские дела

Рахату понравилась новая работа. Он любил осенний лес, хорошо ладил с волшебными существами, видел духов, собирал травы и букеты поздних цветов для Елгуль.
С каждым шагом, с каждым вздохом благодарил этот мир за новую жизнь, за семью.

И мир щедро одаривал Рахата улыбками жены, смехом внука, дружбой кентавров, признанием леса и замка — древнего, старого духа, вмещающего в себя воду и землю до самых гор.

«Батыр за делом радуется, а за бездельем устаёт» — эту народную мудрость Рахат оценил заново, переехав в Англию. Он и в Москве не скучал, но все же была необходимость сдерживаться, не выказывать совсем уж ненормальной, нечеловеческой силы в руках, магии в крови, любознательности и остроты ума. В новом же доме можно было колдовать напоказ, разминаться, ворочая огромные бревна, брать любые книги в школьной библиотеке. И мадам Пинс не поднимала удивленно брови: «Зачем дворнику интересоваться селекцией и генетикой?» еще и советовала дополнить подборку новейшей монографией — ей лишь бы уверенность, что книги будут целы, не измяты и не порваны.

Большую часть дня Рахат проводил в лесу: расчищал завалы, вырубал больные деревья, корчевал пни, собирал духов для обрядов лечения, выбирал участки для посадок, изучал и отмечал предупредительными флажками опасные места.
Духов бесхозных в лесу было много. Первыми к Хагриду слетелись фестралы, потом Елгуль приманила немертвого пугать ворон с огорода, несколько еги приютились у печки: жена лесничего всерьез взялась за эту вольницу, строго следя, чтобы злые духи были загружены работой. Одного только Пиввза она не могла пока изловить: злодей прятался у близнецов Уизли в гриффиндорской башне. Только верность факультетским идеалам не давала благородным и отважным пожаловаться старушке на неприятного соседа. Даже Галинур промолчал, ничего не сказав бабушке: в его прежней компании стукачей не уважали.
Вот разве что мисс Грейнджер, огорченная порванными эссе, побежала жаловаться. На свою беду, девочка не посчитала нужным сообщить завхозам, а сразу отправилась к госпоже декану. Профессор МакГонагалл посоветовала пригрозить Пиввзу Кровавым Бароном и не переживать о пустяках. Пиввз — неуничтожимый и неизгоняемый дух хаоса. Нечего и думать с ним бороться — только хуже будет. В подтверждение своих слов профессор привела тот случай, когда один из завхозов, Ранкорус Карпе, установил ловушку, из-за которой пришлось эвакуировать школу и позволить духу дополнительные вольности*.
И девочке пришлось ни с чем возвращаться в гостиную. На ее беду близнецы-третьекурсники как-то узнали, куда и зачем она ходила, и рассказали всем. И Пиввзу тоже. С тех пор Гермиона старалась надолго не оставаться в гостиной, предпочитая библиотеку или большой зал — туда Пиввз не летал, из боязни повстречать бабушку Поттера. А еще все постоянно дразнились. Мальчишки явно осуждали за то, что она пошла к декану, девчонки за то, что лезет не в свои дела, даже профессор Снейп ее, кажется, невзлюбил и никогда не спрашивал на уроке, хоть она выше всех поднимала руку. Так, что не заметить было решительно невозможно. Профессорские придирки оказались особенно нестерпимы. Про детские обиды Гермионе мама и папа объяснили всё понятно и правильно: ее одноклассники младше на целый год и надо быть снисходительнее — они же еще не выросли. Но профессор! И после пятничного зельеварения мисс Грейнджер убежала в туалет и проплакала там почти час. Тут-то ее и нашла миссис Елгуль (эти русские имена — такие сложные!).

Вернувшись из леса, Рахат совершенно не удивился, застав дома накрытый стол, кипящий чайник, большое блюдо с пирожками и зареванную школьницу, любопытно стреляющую глазами по сторонам. Привычная картина. Странно было бы думать, что Елгуль изменит своему характеру, всего лишь сменив место жительства.

Пока жена суетилась, подавая на стол, Рахат с добродушной усмешкой разглядывал взъерошенную девчонку. Та, с не меньшим любопытством уставилась на гиганта. Вопросов у нее было почти столько, сколько у Галинура в период «почемучки».

— Почему вы по утрам бревна носите? Что у вас за пугало такое, что все вороны на эту сторону замка вовсе залетать перестали? А печенье кто подавал? Что это за существа в наволочках? А почему у них нормальной одежды нет? Хотите, я маме напишу, она вам пришлет мои детские вещи? Как раз будут впору. У меня и платьица есть, и шорты, и джинсы… Правда, джинсы с вышивкой. Мальчикам такое все равно не пойдет. А у этих существ есть различия по половому признаку? — девочка тараторила, торопясь выяснить интересное и одновременно похвалиться начитанностью и богатым запасом слов.
— Какая умная девочка! Сразу видно — отличница! — похвалила Елгуль, и мисс Грейнджер почувствовала себя вознагражденной за все невзгоды этой пятницы. — А расскажи-ка мне про Пиввза. Чьего предка он дух?
— Что вы? Он вовсе не призрак! Пиввз — просто дух. Он летает, всем вредит, может быть невидимым, а может принимать человеческий облик. И Фред как-то прогнал его, запулив жвачкой. Он как материальный объект, понимаете? И сам он может передвигать вещи. Даже большие, как шкаф. И бросаться предметами. Например, — девочка вспомнила неприятное, — чернильницей. Или навозной бомбой. Или черствым хлебом. У Невилла такая шишка выскочила! Он грозился маме пожаловаться. Или бабушке Августе. А я их видела на вокзале. У Невилла мама — аврор и героиня войны, я про нее читала. А еще у него сестра есть, но вредная и читать не любит.

Бахсы переглянулись.
Описание Пиввза один в один походило на описание шайтана.** Да и творил злой дух в замке как раз худое: разрушал все, обзывался, злил и даже увечил. Елгуль сама не успела близко разглядеть Хогвартскую достопримечательность, но теперь картина вырисовывалась не из приятных. Что за злые дела могут произойти в школе под недобрым взглядом шайтана?

— Нужно его изгонять, муж мой, — решительно рубанула рукой старушка.
— Ой, что вы? — ахнула Гермиона. — Мистер Хагрид! Миссис Хагрид! Его нельзя изгонять — это невозможно! Последняя попытка была в одна тысяча восемьсот семьдесят шестом году, так написано в «Истории Хогвартса», я читала. И больше попыток не предпринималось. Это не разумно. И так пришлось эвакуировать школу и разрешить ему купаться в туалете и бросаться черствым хлебом. Что-то он теперь выдумает?
— Запомни, девочка, — поджала губы Елгуль. — Хлебом бросаться нельзя. Самому нельзя, а уж нежити такое позволять… Хлеб, живое и мертвое — это всегда обряд. Поминают — на рюмку кусок хлеба кладут. Привечают — хлебом с солью встречают: сможет ли в руки взять? Соль и хлеб — они… не могу я тебе сказать, слов заёмных не хватает, а по-нашему ты не поймешь. Ну да у вас тоже сказка есть, когда девочка на хлеб наступила.
— В Дании. Это Ганс Христиан Андерсен.
— Ты главное запомни, умница моя, что неживое, которое хлеб получает, получает его не просто так. И не просто так его использует. С еге хлебом расплачиваются. Лешего хлебом задабривают. И в Дании, и в Англии, и в России, и в Казахстане. Ты — будущая великая ведьма. На одни пятерки, наверное, учишься. Вырастешь, зорко следи за такими вещами, — Елгуль говорила тихо и серьезно, как с равной, отчего Гермиона была уже сию секунду броситься в свою гостиную и отнять у Пиввза все его запасы хлеба. — А шайтана мой муж выгонит из школы, ты не бойся. Он сильный бахсы и очень смелый.
— А почему мистер Хагрид? Я не видела, чтобы он колдовал. А Пиввз именно вас боится…
— Потому что бой — это мужское дело.
— Это неправильно. Это сексизм, — вскинулась мисс Грейнджер. — Профессор МакГонагалл — сильная ведьма. И она мне сказала, что я смогу стать кем угодно, когда вырасту. Хоть сотрудницей Министерства, хоть аврором. А ведь именно авроры сражаются с преступниками. Мужчины и женщины ничем не различаются!
Елгуль тяжело вздохнула и ласково погладила девочку по голове. Бедняжка. И с этой мамка вовремя не поговорила о таких важных вещах. Рахат залился краской и сбежал проверить тыквы: он обещал директору к тридцать первому октября вырастить с десяток. На драконьем навозе тыквы налились вызывающе-оранжевым цветом и вымахали размером с собачью будку. Ну, и духи немножко помогли, не без этого.

— Ты заходи ко мне на чай часов в семь вечера. Хозяин еще на работе, а мы с тобой посидим, поговорим о женском. Отличаются мальчики и девочки, моя милая. Еще как отличаются.

Теперь пришел черед мисс Грейнджер заливаться краской. У нее получилось куда лучше, чем у Рахата — вспыхнули и уши, и шея, и лоб, и щёки.
— Я читала тексты по анатомии, спасибо! — раздраженно буркнула девочка, но старуха свернула разговор, и пришлось уходить. С твердым намерением вернуться. Ну надо же было так попасться! Ее больше не посчитают отличницей, раз она не знает простейшего в биологии. Это недопустимо! Она расскажет миссис Хагрид о суфражистках, о трех волнах феминизма, о Мэри Уолстонкрафт и квир-теории Мишеля Фуко и феминистки Ив Седжвик. И про интернационализм и антирасизм заодно. Она читала и сумеет хорошо пересказать.

Елгуль тихонько улыбалась вслед, взмахом руки отправляя одного из еги проследить, чтобы девочка благополучно добралась до гостиной факультета.

Примечания:

*поттервики: ловушка оснащенная несколькими саблями, арбалетами, мушкетоном и миниатюрной пушкой. Замок был эвакуирован, пока Пивз развлекался наобум паля из окон и угрожая всем без исключения смертью.

шайтан: букв. «быть враждебным» - злой дух, состоящий из дыма. Может появляться в человеческом обличье, может обладать собственным именем. Вызывает в человеке злость, раздражение, мешает совершать молитвы, может обучать магии и колдовству.

Суфражи́стки фр. участницы движения за предоставление женщинам избирательных прав. Также суфражистки выступали против дискриминации женщин в целом в политической и экономической жизни. Считали возможным вести борьбу, применяя радикальные акции.
Сегодня Мэри Уолстонкрафт считается одним из первых феминистских философов, а её жизнь и работы оказали большое влияние на многих феминисток.
Квир-теория (англ. queer theory) — социологическая теория о природе гендера, получившая распространение в конце XX века. Её сторонники полагают, что гендер и сексуальная ориентация индивида не только и не столько предопределяются его биологическим полом, сколько социокультурным окружением и условиями личного воспитания.
 
aavdeeДата: Суббота, 17.10.2015, 00:22 | Сообщение # 12
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 13. Мальчики и девочки

В гостиной факультета мисс Грейнджер первым делом увидела Гарри Поттера, обложившегося железками и вооруженного противоестественно работающим паяльником. Близнецы Уизли выдернули у мальчишки какую-то книгу и с азартом ее изучали, что-то конспектируя на клочке пергамента. Пивз, злой и язвительный, висел в углу, против своего обыкновения не вмешиваясь, не разбрасывая предметы и ничего не ломая. Быть может, причина была в том, что рядом с Гарри, по другую сторону от паяльника, лежала сабля. Гермиона даже глаза протерла. Нет, действительно так. Ей не показалось. И сабля эта явно пугала злокозненного духа. Поневоле вспомнилось высказывание миссис Хагрид о мужских и женских делах. Она докажет. Если она сейчас возьмет оружие, она тоже напугает Пивза.

Казалось, Поттер был увлечен беседой с окружившими его мальчишками и своей поделкой — вскрытым и выпотрошенным телевизионным пультом — но стоило только протянуть руку к рукояти, как на запястье сомкнулись мальчишечьи пальцы. «А у него под ногтями грязно», — подумала девочка, молча пытаясь вывернуть руку из захвата. Папа говорил, что надо поворачивать в сторону большого пальца — там хватка слабее. Но Поттер и не держал, почти сразу он отпустил руку и осторожно взял свою саблю:
— Прости, пожалуйста. Не надо это брать. Это моё. Для защиты от Пивза.

Когда Гарри говорил максимально короткими фразами, речь воспринималась нормально. И даже акцента почти не чувствовалось.

— Мне тоже нужна защита, — фыркнула девочка. — И я бы непременно вернула, просто проверила бы кое-что.
— Это оружие. Его не отдают в чужие руки. Даже в ножнах. Саблю специально дед заговаривал. И надо уметь. Ты умеешь бою на саблях?
— Надо говорить «обучена». Ты должен был спросить, "обучена ли бою на саблях". Или "посещала ли я кружок фехтования". И нет, не посещала. Мама водила меня на курсы ораторского искусства, в художественную школу и еще на курсы вязания, но мне не понравилось и я перевелась в литературно-дискуссионный клуб при школе. Мы обсуждали прочитанное. Правда, там дети читали всякие глупости и сказки, а энциклопедии и серьезные вещи им было не интересно обсуждать.
— Нам тоже, — невежливо влез грубиян Уизли, у которого просто-таки аллергия на все книги, кроме как «Квиддич сквозь века». — Ты нас отвлекаешь, вот и иди куда шла. Мне тоже саблю подержать не дали. Зато Гарри разрешил бывать на их с дедом тренировках. А когда я натренируюсь, то у меня тоже будет сабля. А девчонкам такое не нужно. Давай, Гарри. К первой цифре «акцио» привяжем. Манящие чары — самое необходимое! Вот сидишь на диване и вставать лень. И — р-р-раз! — перед тобой и плед, и плюшки, и… и… и еще что-нибудь нужное… О! Бутылка молока!

Гермиона только губы поджала. Такой грубиян и лентяй не сможет добиться уважения у четы Хагридов. А вот она… О, она обязательно подойдет к мистеру Хагриду и попросит о тренировках.

***


Опыты Галинура в создании пульта закончились пшиком.
Отбросив пластик, мальчик решил попробовать сделать резной корпус. Из древесины и с магическим наполнением - дед обещал достать волос единорога и немного чешуи русалоидов. Форму хотелось оставить ту же самую, чтобы все завидовали. Не очень-то гриффиндорское чувство, но Галинуру нравилось ощущать себя крутым.
Вспомнить хоть те очки.
Да, история с очками "как у Терминатора" стоит того, чтобы о ней рассказать.

Вернуться придется к самому началу истории. К планам Рахата приехать на родину, обустроиться, набрать духов-помощников и выгнать черное-непонятное из шрама Гарри.
Добраться до Казахстана, как мы знаем, не удалось. Обустраиваться пришлось в Москве, поэтому с ритуалом Рахат решил подождать. А потом и вовсе изучил шрам вместе с Елгуль и принял решение ничего не трогать: там всего-то и был осколок чьей-то души. Аруах* вел себя тихо, хлопот не доставлял, одержимостью не становился, даже снов страшных не насылал. Зато дополнительно укрывал от поисковых чар. Станет мальчик чуть постарше, подчинит себе духа, будет у него первый помощник. Не всё же еге прикармливать, пусть и добрый кто-то рядом побудет.

Вот только классе во втором у Галинура начало стремительно портиться зрение. Доктора прописали очки. Пришлось срочно ехать в лес, разводить костры, искать жертвенную курицу... Зрение выправилось, аруах угомонился, но носить очки мальчику неожиданно понравились. Еще и мода пошла на солнцезащитные: хамелеоны, зеркальные... А уж когда в прокатах появился "Терминатор"... О! У Ирины не было иного выбора, что дарить Галинуру на День рождения.
Получив же заветный аксессуар, мальчик преисполнился такой важности, что вовсе отказался их снимать, даже после захода солнца. Пришлось Елгуль шаманить, чтобы хоть на стены не натыкался.

Через пару месяцев увлечение прошло, но вспоминать о тех временах Галинур любил. И очки хранил бережно. Бабушка и не представляла, какие шалости можно провернуть с этим прибором ночного видения! Вот когда была зарница в школе, все удивились, как это можно было в такой темноте тихо пройти и ударить неприятеля с тыла.

- Может, поменять первую кнопку? - с сомнением протянул Дин Томас. - Пусть будет левиоса, мы ее скоро сами выучим. Нет у меня веры братьям Рона. Может, они изначально неправильное акцио закладывают, специально, чтобы у нас пульт не сработал?
- Да может и поменяем. А где Пивз?
- За ябедой полетел. Говорит, что у него цель - довести ее до истерики к празднику Всех Святых.
- Нехорошо это. Может она и ябеда, зато девчонка. Девчонок обижать - стыдно.
- Это ты девчонок не знаешь. Они такие вредные бывают! У-у-у!
- Я знаю. У меня бабушка вечно всяких рыдающих домой приводит. И знаешь, когда самую вредную поближе узнаёшь, сразу понимаешь, что стыдно ее обижать. Ну, или это только у апа так получается. Она здоровски всё объяснять умеет, я так не могу. Ты завтра с нами на тренировку?
- Не, я с пацанами с Хаффлпаффа в футбол. А потом Седрик обещал достать мётлы и дать покататься.
- Круто.
- Ага.

В гостиную влетела раскрасневшаяся Лаванда Браун:
- Ой, там такое! Пивз швырял хлебными корками в Лонгботтома, а Лохматая Грейнджер кинулась хлеб отнимать. Она ткнула в Пивза столовым ножом, а тот на нее кинулся. Прилетел Кровавый Барон, профессора набежали. Эта ревет, Невилл обтекает - он Грейнджер от летящей чернильницы загородил, все вопят, Пивз кругами носится, Барон... Ну, от этого и у слизеринцев, кажется, мурашки по коже... Ужас. Как Барон прилетел, я сразу сюда. А заучку нашу твоя бабушка к себе увела.

Примечания:

*Слово «аруах» казахи употребляли в двух смыслах. В широком смысле оно означало умерших вообще, а в узком — духов особо почитаемых предков.
 
aavdeeДата: Среда, 21.10.2015, 10:38 | Сообщение # 13
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 14. Подвиги на Хэллуин

На следующее утро еще более строгая чем обычно Минерва МакГонагалл задержала гриффиндорцев после завтрака в Большом зале.
Пока мальчишки и девчонки лихорадочно вспоминали прегрешения и мысленно прощались с возможностью хорошенько отпраздновать День всех святых этим вечером, а слизеринцы накладывали себе третью порцию, чтобы не пропустить шоу: МакКошка, рычащая на своих котят; по школе быстрым шагом шел бахсы, одетый в ритуальный халат и вооруженный саблей.

Подбегая к тайному входу в гостиную Гриффиндора, полувеликан уже орал во всю глотку: «Драконис капут!» и с картин прятались не только драконы. Полная дама, дрожа от ужаса, но помня распоряжение госпожи декана, поспешила распахнуть проход и поскорее скрылась с полотна. Когда сабля, высекая искры, ударилась о камни камина, шайтан прянул в угол и оскалил зубы. Можно было не прятаться, не кривляться и не скрывать свою сущность — его раскрыли и явно собрались изгнать. И договор с Хельгой не поможет — школе уже не был нужен наставник-дух. Да, по-правде, он уже очень давно никого не наставлял. Последним был мальчишка Реддл, которому (что особенно приятно) под видом исполнения старых обязательств удалось втемяшить несколько разрушающих душу практик и тайну старого лаза, ведущего к самоубийственному приключению. Исчезли те, кто мог требовать исполнения договора. И Пивз надеялся, что не появится тот, кто мог бы выгнать из теплого местечка. После оплошности одной из директрис — в буквальном смысле «хлебного».

Не случилось прожить без шаманов.
Как только Пивз узнал про ведьму Елгуль, стал готовиться к бою, копил силу, тянул из детишек, прикармливал и приваживал мелких злых духов, обещая им богатый стол и личное покровительство. И снова ошибка. Готовился биться с каргой или с вейлой — эти твари хорошо чувствуют нежить, а оказался один на один с шаманом. Да не просто шаманом — воином.

Удар саблей едва не пришелся по центру средоточия: образно выражаясь — сердцу злого духа. Помощников с той стороны оба призвали одновременно, а после медленно двинулись кругом, присматриваясь, закручивая водоворот битвы, и Хагриду пришлось приложить все силы и умения, чтобы закрутить ход по часовой стрелке — хоть малое, но преимущество.

Шайтан отбросил уже ненужный облик нелепого человечка с маленькими глазками и широким ртом. Туманной фигурой, сотканной из огня и дыма, он кружил, уничтожая пуфики и стулья, встречающиеся на пути. Соперники присматривались друг к другу. Призванные духи безмолвствовали. Их черед придет потом, после того как завяжется серьезная схватка.
Выпад!
Струя огня принята на клинок. Сабля тоненько зазвенела, но выдержала удар, не взорвалась острыми осколками. Пивз тут же сдал назад, крутнулся на месте, возвращая прежний облик:

— А может договоримся? Что тебе эта школа, шаман? Я чую в тебе другую песню. Я вижу горы и степи. Запах разогретых солнцем трав и пыли, ожидание дождя и крупные пресные капли на обветренных губах. Домбра под рукой. Табун лошадей. Шанырак, барашек, жена, внук… Это было и это еще может быть. Твое место там. А мое — здесь. Тысяча лет, шаман. Прошла тысяча лет с тех пор, как я честно поселился в этом замке. Ты не выгонишь меня — я здесь по зову колдуньи. Это моё место. Отступись.

Рахат не слушал. Нечисть всегда слишком хорошо знает, что у живых на сердце, чем соблазнить и чем задурить голову. Вот только выполняет обещанное очень по-своему. Не зря столько сказок о джиннах-исполнителях-желаний.
Казахстан… Рахат иногда с тоской вспоминал прежнюю жизнь, но… там остались только могилы.
Так что напрасно шайтан понадеялся напасть внезапно: бахсы не размяк и не расслабился. Со злыми духами разговор короткий. Убить или подчинить.

Обмен ударами, выпад, защита, встречная атака, дымный щит на пути сабли, завывание злых духов. Шайтан не врал, он находился в замке по праву, связанный договором. Директор школы мог бы ему приказывать, заручившись поддержкой духов-покровителей, а вот шаману никак не удавалось разорвать связь нечисти с замком, проломить защиту. Пивз копил силу тысячу лет. Много больше того времени, что было у Хагрида в этом мире.

Рахат почувствовал, как из носа пока еще тонкой струйкой потекла кровь. Заметил это и шайтан, но обрадоваться чужой слабости не смог — бой вымотал обоих.
А бахсы показалось, что время сдвоилось, и он вновь в своем доме. Умирает жена, умирает сын, ослаб драгоценный внук, протягивает тонкие ручки, а глаза — Галинура: чуть раскосые, как у настоящего казаха, но удивительного зеленого цвета, как степь по весне.

Он не смог тогда, дома. Не успел. Не сделал...

Вкус крови во рту, низкий гул, порожденный столкнувшимися армиями духов, и старый бахсы, вставший напротив сильного и злого духа. Пусть теперь он не совсем уж безвластен, по сравнению с собой прежним, но все же слаб. Не сравнится с тысячелетним злом.
В какой-то миг Рахат дрогнул, но тут же осознал, что именно в этом сила шайтана: неуверенность! — вот то, что он вселяет в окружающих. Замелькали картинки, судеб: неуверенность Невилла Лонгботтома, Чжоу Чанг, Перси Уизли, Ремуса Люпина, Миртл Уоррен, Альбуса Дамблдора, Ликориса Блэка… Всё дальше в прошлое, всё больше имен… Все страшнее последствия доверия магов странному обитателю школы.

Не успел Пивз взвыть, почуяв слабину противника, как закричал от разочарования, а потом и страха: сабля тускло светилась от накапливаемой мощи, удар не уничтожит связь с замком, но покорежит изрядно, если вовсе не отнимет все накопленное. И не увернуться — сила шамана в постижении, а этот обновленный Хагрид полно и явно, как никто прежде, постиг суть и сущность школьного духа.

Была надежда скрыться. Вновь превратившись в маленького человечка в шляпе с бубенцами, Пивз метнулся к стене, но не успел.

— Взываю к Хранителям. Изъявите волю Основателей, — чужим голосом, низким настолько, что стекла задребезжали в переплетах, а на уцелевшем столике зазвенела и запрыгала оставленная кем-то серебряная ложечка. — Явитесь.

Стены покрылись изморозью, Пивз, набравший скорость, ударился о преграду и отлетел обратно в комнату, злобно зашипев.

— Мы явились, — замогильным голосом произнес Кровавый Барон — изъявитель воли Салазара.
— Пивза давно следовало изгнать, — призрак в трико и круглом пышном воротнике одобрительно посмотрел на изготовившегося к смертельному выпаду бахсы. — Он позорит и оскорбляет нас, и, на мой взгляд, он, по сути, никогда и не был призраком…*
— А я вам говорю, что надо забыть о его прегрешениях и простить его,* — не смолчал Толстый Монах — привидение Хаффлпаффа и изъявитель воли Хельги. — Я считаю, что мы просто обязаны дать ему еще один шанс…
— Мой дорогой Проповедник, разве мы не предоставили Пивзу больше шансов, чем он того заслужил?* — мягко произнесла печальная леди Рейвенкло, вплывая в комнату последней. — Еще моя бедная матушка не одобряла эту идею, сэр Гриффиндор и дама Хельга предпочли поступить по своему, а она не стала изгонять мерзавца, ибо замку действительно были нужны воины. Но дух ленив и давно забыл обеты и клятвы, что недостойно мужчины.

Барон скривился. Монах залопотал о миролюбии, Пиввз напомнил о непрестанных тренировках школьников в ловкости и находчивости: он лично швыряет самые разнообразные предметы — от навозной бомбы до мраморного бюста — и следит, чтобы никто не ушел из школы без напутствия.

— Мы разрываем контракт. Ты нарушил слово, дух хаоса, - Елена покачала головой.
— Мы отрезаем тебя от школы, ибо такова воля леди, — мрачный призрак искоса взглянул на бледную леди Рейвенкло. Та сделала вид, что ничего не заметила.
— Ты нам чужой. И никогда мне не нравился, — сэр Николас, казалось, не собирался следовать ритуалу, но было достаточно его явно выраженного отторжения духа.
— Изыди, и пусть Господь наставит тебя на путь истинный, — последним произнес монах, до последнего надеявшийся, что не придется отменять решение покровительницы и наставницы. Для него, существующего скорее в днях, когда ещё был жив, чем в настоящем моменте, это было горько и обидно. Но не признать правоту шамана и иных призраков Толстый Монах не мог.

— Отрицаю, отрезаю, изгоняю и уничтожаю, — Рахат свободной рукой проделал сложный пасс и тут же ударил саблей наискось. На этот раз шайтан не увернулся. Сабля рассекла дымное облако и глубоко вонзилась в диванчик, увязнув в спинке. Полыхнуло пламя, и нечисть навсегда исчезла из замка. Бахсы грузно повалился на пол, вытирая кровь и переводя сбившееся дыхание.
После этой битвы потребуется множество ритуалов очищения и восстановления сил. Пивз оказался слишком сильным противником.

Кое-как высвободив оружие (и окончательно разломав мебель), Рахат поднялся на дрожащие от слабости ноги и отправился в свой домик, к Елгуль и ее чаю. К теплу и уверенности в завтрашнем дне, какую жена вселяла самим лишь своим существованием. На втором этаже уставший бахсы не заметил и повалил на пол рыжих близнецов, пробирающихся в гостиную факультета: после того, как миссис Хагрид реквизировала у них все запасы драконьего навоза, мальчишки боялись за прочие свои тайники. Тем более, что на этот раз, похоже, обыск проводил мистер Хагрид. Мистер Уизли сказал сыновьям по секрету, что новый лесничий — полувеликан. Вдруг у него какой-то особый нюх на запрещенные ингредиенты, как у магловских поисковых собак?

— Эт что вы тут делаете? — прорычал лесник. Его бас внушал уважение, и мальчишки уже тысячу раз пожалели, что не затаились среди остальных гриффиндорцев. Пусть бы потом взрослые доказывали, что это именно их тайнички. — Эт вы опять навоз раскидали?!
— Не-е-ет! — хором возмутились мальчишки: несправедливое обвинение, как правило, уязвляет хулиганов до глубины души. Ну в самом деле! Зачем глумиться, когда сами же и отобрали «ценный продукт»?! Потом Фред принюхался и с сомнением произнес:
— Но чем-то определенно пахнет, брат Фродж.
— Фу! Не могу не признать твоей правоты, брат Дред.

Послышалось шарканье босых ступней и странный звук, словно кто-то волок дубину по полу. Собственно, так оно и было.
Огромный тролль, на две головы выше полувеликана Рубеуса Хагрида, неторопливо брел по коридору, волоча за собой дубину и изредка принюхиваясь. Что он мог учуять, воняя на всю школу, Фред не понял. Зато живо вспомнил страницу из учебника по ЗоТИ, в которой говорилось о крайней агрессивности этих тварей. И почти полной их неуязвимости к магии. Мальчик сглотнул. Вот это называется: «Не в то время, не в том месте», а вовсе не только что состоявшаяся встреча с лесником.

Рахат шикнул на школьников, чтоб немедленно убирались прочь, и потянул из ножен верную саблю.
Тролль увидел шевеление и замер, смешно шевеля ушами.

Пропустить такое зрелище? Ну уж нет! Такое Фред и Джордж ни за что не пропустят. Не будь они шутниками Уизли!
Профессора наверняка бегут на помощь, а тем временем можно посмотреть на драку. И, если понадобится, помочь мистеру Хагриду заклинаниями. Они ведь не первачки! Третий курс уже.

Прекрасно понимая, какие мысли бродят в бестолковых рыжих головах, Хагрид выругался и тихонько запел, собирая хоть каких-то своих духов-помощников, и с огорчением понимая, что битвы в тонких планах не получится, с этой тварью придется сойтись в рукопашную.

— Ты зачем сюда пришел? Это школа, тут учатся. Ай, как нехорошо. Пойдем-ка на выход, — не вымотай Рахата битва с шайтаном, он бы приказал, а дух дурных камней и подгнивших деревьев безропотно бы послушался. Да просто если бы дух забрел в коридор случайно, он бы не стал перечить бахсы. Но этот тролль шел не сам по себе, его направили, закляли и велели убивать. Монстр поднял дубину и ударил по ближайшим доспехам, вынуждая противника уворачиваться от искореженного железа.

— Протего! — крикнули за спиной, и доспехи, срикошетив от магического щита, застучали по спине и голове Рахата.
— А ну, я сказал, убирайтесь, живо! — прорычал он, понимая, что и этот его приказ будет проигнорирован.

Пока он отвлекся, злой гость закрутил ход битвы против солнца.
Малое преимущество, но и оно может многое изменить.

— Ступефай! — снова «помогли» детишки, ударяя лучом заклятья в спину уворачивающегося от дубины лесника и в ужасе ахая. На их (и Рахата) счастье, кровь полувеликана защищала от простых чар не хуже, чем дублёная шкура тролля.

Вот дубина пошла на новый замах. Решив не искушать судьбу, бахсы сплюнул на удачу через плечо, понадеялся, что мальчишки стоят достаточно далеко, чтобы их не задело, поднырнул под руку тролля и с оттягом полоснул его по ничем не защищенному животу, подшагнул дальше, оказавшись уже за спиной, ухватил за топорщащееся ухо и перерезал глотку, почти отделив голову от тела.
Только-только осознавший происшедшее тролль растеряно выронил дубину и попытался запихать вываливающиеся внутренности в распоротую брюшину. Голова глупо хлопала глазами, скалила зубы и пыталась рычать, вот только легких, чтобы издавать звуки, она уже лишилась.

— Круто! — выдохнул Джордж, стирая с лица капли крови. — Он как курица, которых мама обезглавливает. Если бы не брюхо, так и убежал бы дальше, наверное!

Фред блевал в уголке полупереваренной запеченой тыквой, которую сегодня подавали на завтрак целиком, в виде уродливой башки Джека**, и проклинал себя за то, что не послушал умного лесника, оставшись «посмотреть на драку».

Рахат хмыкнул: не такие они и одинаковые, эти близнецы.

— Что?.. О, Мерлин! — из-за поворота стремительным шагом вышла профессор МакГонагалл, рядом с ней практически летел над землей профессор Снейп, и оба они не были готовы к кровавому зрелищу.

Убедившись, что тролль более не представляет угрозы, профессор зельеварения уделил свое внимание близнецам, вперив в них такой острый взгляд, что Джордж непроизвольно прикрыл живот и шею руками, а Фред, ругнувшись, согнулся пополам и его вырвало желчью. Вероятно, мысли у них с братом вновь синхронизировались. Запыхавшись и придерживая рукой фиолетовый тюрбан, из-за поворота выбежал профессор Квиррел, второпях не стал оглядываться по сторонам, обогнал коллег, оступился и упал на пол, схватившись перепачканными в крови руками за сердце и от случившегося приступа заикания неспособный выговорить ни словечка.

Профессор МакГонагалл сверлила взглядом своих подопечных. Даже привычным к ее выволочкам близнецам стало не по себе.
— О чем, позвольте вас спросить, вы думали?* — в ее голосе звенела холодная ярость. Фред покосился на Джорджа, который продолжал загораживать шею. — Как вы здесь оказались?

— Эт, прфср МакГонагалл, вы не ругайтесь шибко-то. Мальчишки меня провожали. Ослаб я маленько после драки с Пивзом, хорош оказался, поганец. Кого постарше беспокоить не хотелось, но ежели бы свалился, ребятня бы на помощь позвала. Так-то, кто ж знал, что тут тролль будет?

Мальчишки не верили своим ушам, но старательно кивали.
Профессора предпочли сделать вид, что ни о чем не догадались, и отправили детей в больничное крыло за успокоительным зельем.
Рахат, пошатываясь, побрел дальше, от души надеясь, что больше на сегодня битв не будет. Не привык он в школе работать. Это Елгуль просто, а ему бы в лес, пни корчевать. Или в драконарий штатным сотрудником.

«Больше без своего посоха ходить не буду, — решил для себя бахсы. — Опасное это место — школьные коридоры! А я еще думал, что жена преувеличивает».

Примечания:

*канон
**фонарь Джека - светильник из тыквы или брюквы, или репы (изначально)
 
aavdeeДата: Пятница, 30.10.2015, 12:17 | Сообщение # 14
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 15. Женская дружба

Минерва МакГонагалл была в бешенстве. Если бы у нее был хвост, находиться с ней рядом стало бы опасно. Но и так глаза почтенной госпожи декана сверкали, а воздух периодически искрил. Мадам Хуч прихлопнула огневиски ладонью: пару раз спиртное уже вспыхивало. Носить еще более короткую челку тренер была решительно не согласна.

— Минерва, — флегматично протянула Чарити Бербидж. — Знаешь, раньше людей, поджигавших пунш при помощи статического электричества считали истинными магами и звали электриками. Сейчас у маглов слово «электрик» никак не ассоциируется с нашим миром. Позволь коллегам спокойно расслабиться в вечер пятницы.
— Я никого не держу в учительской. Можете подняться к Трелони! Ну ты-то должна меня понять, Роланда! Эти… потеряли всякий стыд! Их пригласили завхозом и лесником, а они… Немыслимо! И директор так спокойно позволяет им вмешиваться в воспитательный процесс! И ладно бы только Альбус! ..
— Зато лесник помог мне прутья перебрать, а помощница Филча внесла в список необходимого для школы защитку первокурсникам. Знаете, шлем, наколенники… полный доспех, как у квиддичистов. Вы вообще представляете, насколько это травматичность уроков снизит?! Я же половину отличных игроков теряю, потому что они маглокровки и второй раз сесть на метлу после травмы боятся.
— А слабакам не место в квиддиче! — взвилась Минерва, недовольная похвалой пришлых. Роланда… Предательница! Вот уж от кого Минерва не ожидала. Да, тут сочувствия не дождаться. Пожалуй, в воскресение надо взять бутылочку скотча и заехать к Молли, обсудить эту… Елгуль. Профессор трансфигурации поджала губы.
— Ах, прекрати! Это справедливо, если говорить о гриффиндорцах. И, кстати, у тебя один-два маглокровных на поток. На все семь курсов, Минерва. И те обычно не летают. И уж точно не пробуются в загонщики. А как быть подопечным Помоны? Один Седрик в квиддиче погоды не сделает, барсукам нужна основательность, надежность. Я и мечтать не смела о доспехе. А Люциус уже подписал смету. Сорок штук. Сорок, Минерва! Так что я сегодня пью за Малфоя! И Елгуль. И не говори ничего!
— И вообще, хочешь поругать Елгуль, иди к Синистре. Кажется, только она пока не подружилась с новенькой.
— А ты? .. — Минерва была удивлена. Обычно Чарити тяжело сходилась с людьми, предпочитая отсиживаться у себя в кабинете.
— А я договорилась с Хагридами и раз в месяц смогу проводить уроки в их лачуге. Там столько интересных образцов магловской техники!
— К Квиринусу еще можно. По-моему, он от Хагрида прячется по старой памяти. Еще когда школьником Рубеус его от кентавров за шкирку вытащил, — хохотнула мадам Хуч.
— Нет, Роланда. К этому — слишком жестоко. Я уж не знаю, что за вампир повстречал коллегу, но этот запах… Знаете, раньше чесночный запах пробуждал у меня аппетит, а сейчас я кажется похудела на пару фунтов!
— Серьезно? Чарити, тебе надо предложить Помоне поменяться местами. Бедняжка давно мечтает похудеть. Только не говори в лоб. Ты все ж у нас тоже новенькая, а наша милая травница только выглядит мирной овечкой. Память у нее такая хорошая, что даже Снейп не рискует говорить гадости декану Хаффлпафф. А разговоры о фигуре… ну, ты меня понимаешь…

Минерва фыркнула и покинула учительскую, напоследок хлопнув дверью.

Каково же было ее негодование, когда выйдя из камина в Норе, первое, что она увидела — мерзкая старуха-завхоз, обсуждающая с Молли выпечку.

***


В родительском комитете Елгуль участвовала очень живо, так что решение посетить семью Уизли у нее не надолго разошлось с делом: в ту же субботу бахсы стояла на пороге Норы, предварительно по совиной почте договорившись о встрече.
Дом, округа и внутреннее убранство впечатляли расхлябанностью и бесхозяйственностью. Ну да Елгуль не свекровь этой растрёпе в поношенной мантии, хозяева сами вольны решать, как им поступать со своим хозяйством. Как человек из школы, и говорить Елгуль собиралась только о школьных делах.
Но удержаться в рамках не удалось — всего-то во время третьей встречи, когда обсуждали успехи Перси и его перспективы (завхоз не поленилась, побеседовала с учителями, чтобы порадовать гордую мать выпиской из журнала) Молли сама свернула на бытовую неустроенность, на нехватку времени, чтобы уследить за многочисленным семейством, на усталость и проклятую кличку предателей крови, которая закрывает для мальчика многие двери, мешает заключить выгодный брак, устроиться на перспективную должность…

Тут Елгуль, со свойственной ей прямотой и заявила, что клеймо предателей крови — не иносказание и никакая не кличка, а отчетливо различимое проклятие, от которого и неустроенность, и усталость, и невозможность достойно воспитать детей — в каждом ребеночке хоть какой изъян да найдется. А не найдется — еще хуже, неудачей будет отмечен: или оборотень укусит, или еще какая неприятность случится.

Тут-то они первый раз и поругались. Никому не хочется выслушивать всякую гадость о семье. И что значит «неустроенность»?! Что значит «проклятие»?!
Ругалась Молли вкусно, с азартом. Громко и очень уютно, сразу видно, что не со зла, а от пыла души. Елгуль даже всплакнула от воспоминаний о родной коммуналке. За время, прошедшее за границей этой, всеми хвалимой, такая тоска по дому взяла… И нормальных собеседниц-то не оказалось. Одна губы поджимает, другая чуть не в слезы от веселой перебранки, третья вовсе девчонка еще, куда ей со взрослой женщиной спорить. А тут… разругались вдрызг. Через час пирогов вдвоем налепили, поговорили, чуть на скалках не подрались. Чайку попили. Следующим вечером Елгуль вновь была у Молли в гостях. Упрямая миссис Уизли, в девичестве Прюэтт, рассказала новой подруге то, что никогда и никому не рассказывала. Даже Минерва не знала. О том, как вместе со свекровью — Цедреллой Уизли (в девичестве — Блэк) хотели провести один из очищающих обрядов над новорожденным Билли. И о том, как на них кричали муж и свёкр.

— На меня Артур никогда голоса не повышал. И сейчас не повышает, — Молли словно пыталась найти в глазах Елгуль объяснение странному поведению супруга.
— Это в нем духи кричали. Вы почему решили, что проклятие так просто людей отпускает? Злые духи внутри сидят, крепко держатся, вашими неудачами питаются. Муж твой, видно, совсем пропал. Да и свекр такой же был. А в тебе изначально кровь другой была, ты долго сопротивлялась. Детей крепких родила. Первые двое, наверное, почти без изъянов вышли. Береги их, раз удались, значит их неудача приглядела. А с остальными хуже. Перси твой — хороший мальчик, но с людьми трудно сходится, близнецы хулиганят зло, с шайтаном дружбу водили — совсем плохо. А дочь… не знаю я, возьмусь ли за нее. Совсем плохо. Совсем большое пятно.
— Джинни не тронь! — тут же начала заводиться любящая мать.
— Вот и говорю, что не трону. Тяжело. Много сил надо, большую жертву надо. И одной — опасно. Попробуй с девочкой к шаманам съездить, я тебе адрес дам.
— Я говорю, что с моей девочкой все в порядке! — Молли тряхнула головой и прихлопнула ладонью по столу, прерывая неспешные раздумья гостьи.
— Хорошо, — не стала спорить та. — До лета далеко. Сперва разберемся с тем, что близко. Купи барашка и пригласи первенца на двадцатое декабря.

***


В день зимнего солнцестояния Артур отправился на дежурство со странным чувством тревоги. Что-то говорило ему, что нельзя, ни в коем случае нельзя сегодня оставлять жену дома одну.
Артур тряхнул головой: как это одну? Ведь Билли приехал. И подругу она свою ждет. Эту… Елгуль.
Старуха мистеру Уизли не нравилась иррационально, на уровне необъяснимых ощущений. Плохого она не делала, не говорила, почти и не смотрела в его сторону, выметаясь из дома зачастую до того, как глава семейства выходил из камина. Но… чувствовалась в ней какая-то сила, аура власти, такая же, как у директора Дамблдора, только заведомо враждебная семье Уизли. Словно что-то в душе царапалось и вопило от ужаса от одного ее присутствия в Норе.

Но канун Йоля — слишком важный день, чтобы сидеть дома. Сегодня многие сторонники Того-Кого-Нельзя-Называть могут затеять какой-нибудь запрещенный обряд, заколоть кабана или вовсе надеть личины и отправиться праздновать. Никак нельзя им этого позволить.
«Так и быть», — сам себя уговаривал Артур, — «сегодня не пойду за шуруповертом. Пробегусь с ребятами Скримджера по самым старым мэнорам — и сразу домой».

Нора встретила мистера Уизли тишиной и странным ощущением потери, неуютом. Только через минуту он осознал: в доме не пахнет едой. Не стучат ножи, не гремят кастрюли, не звякают тарелки, не выбегает встречать мужа его Моллипусенька. Как пишет в своих романчиках обожаемый супругой Гилдерой Локхарт: «Сердце сковал страх».

— Указуй! — приказал он волшебной палочке и острие развернулось к полянке, скрытой деревьями, старому выпасу их семейства, который мальчишки давно приспособили под квиддичную площадку.*

Издалека он услышал испуганное блеяние, резко оборвавшееся. Артур, и так шагавший как можно быстрее, сорвался на бег.

Билли, стажер гоблинского банка, перспективный разрушитель проклятий, спокойно, хоть и неумело, перерезал глотку жертвенному животному. Кровь полилась на землю, Елгуль подставляла сложенные ковшиком ладони и плескала на голову, плечи, спину Молли, скорчившейся в вырытой яме. Миссис Уизли чувствовала, словно с нее слезает старая кожа, на которой налипла копоть и жир кухни, обреченность, безденежье, сплин, и помогала бахсы, терла, размазывала кровь по телу, умывалась, ощущая, как тяжелые капли падают на землю и впитываются, уходят на глубину, очищая и землю рода. Иногда она пыталась одернуть себя, опомниться, увериться, что эти чувства — всего лишь самообман, но сверху падали новые капли, солоня губы и ударяясь о грудь, воздух вскипал тягучей, пряной магией, Билли цедил что-то на гобледуке, не то помогая ритуалу, не то ругаясь на сумасшедшую мать, тяжелого барана и пришлую чернокнижницу, затеявшую запретную волшбу в самом сердце Англии. Удивительно, как сын вообще согласился принять участие в ритуале. Но раз Елгуль его не одергивает, значит все идет как надо.

— Какого драного Мерлина происходит?! — выскочил на поляну Артур, ошеломлено разглядывая непривычно собранного, серьезного и как-то повзрослевшего сына, растрепанную старую ведьму Елгуль и жену, покрытую сгустками свернувшейся крови, выбирающуюся из неглубокой ямы. — Какого дракклова шута? Вы понимаете, что будь я при исполнении, я бы вас всех арестовать должен?! И сына, и жену! Вы понимаете?!
— И себя, — хмыкнула Молли, принимая от старухи мантию и укутываясь в нее, не оттирая бараньей крови. — Ты же помнишь свой сарайчик, Артур?
— Там другое, — мистер Уизли даже попятился, такой чужой и неправильной вдруг показалась жена. — Молли, ну как ты могла? Вы! Миссис Хагрид, я отказываю вам от дома. Более я не желаю принимать вас под своей крышей.

Старуха только хмыкнула и аппарировала прочь.

— Зря ты это, отец, — Билли подхватил барана и аппарировал следом за бахсы.

Мистер Уизли бушевал до самого вечера, изрядно перепугав дочку.
Миссис Уизли, вопреки обыкновению, не вопила в ответ. Ходила по дому, рассматривая его, словно в первый раз. И чуть заметно хмурилась. Она решительно не понимала, как оказалась в таком положении. Родители воспитывали ее совершенно иначе.
Дом Уизли ждали перемены.


Примечания:

Канон - вторая книга, четвертая глава: На вершине холма была небольшая лужайка вроде выгона, принадлежащая семейству Уизли. Лужайку со всех сторон окружали деревья, пряча ее от деревни внизу.
 
aavdeeДата: Понедельник, 30.11.2015, 18:57 | Сообщение # 15
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 16. Галинур и месть Артура

Галинур, ни о чем не подозревая, учился себе в школе.
На уроках сидел тихо, вёл положенные записи, не обижал девочек, исправно поднимал руку — всё, как бабушка велела.
Хулиганил во внеучебное время. Без этого мальчишке тоже никак, сами понимаете.

Влетел на метле в кусты, подрался с Кормаком МакЛаггеном из-за слизеринца Драко. И с Теодором Ноттом из-за родного факультета Гриффиндор. За драки получил отработки с мистером Филчем. За кусты — нагоняй от бабушки.
Опробовал пульт управления: налепили снежков во внутреннем дворе всей исследовательской группой и применяли к ним левитацию и манящие чары в паре с щитовыми. Две кнопки сразу нажимались туго и щиты срабатывали через раз, так что вернулись в гостиную мокрые насквозь. Пока первокурсники принимали горячий душ, близнецы стянули пульт и вернулись во дворик, закидав снежками профессора ЗоТИ. За этим неприглядным занятием хулиганов поймала babushka Елгуль и за уши отволокла к леснику Хагриду на отработку. Пульт помощница завхоза решительно изъяла. И не вернула, даже после слезных просьб обожаемого внучка.

И не было у Галинура проблем серьезнее «Т» по зельеварению или проснувшегося на родной земле аруаха.
К двойкам и неприязни учителя Поттер относился философски еще с первого класса, а беспокойного духа усмирила апа, пожертвовав одной пеструшкой из новенького курятника.

Остаток сил старушка скинула молодому шаману в замке, закрадывалось у нее подозрение, что юный Квиррел почти утратил контроль над призванным духом. Тяжело таким молодым далеко от наставника работать. А от приглашений в избушку на чай и беседу регулярно отказывается — гордый.
Заикаться с тех пор профессор стал поменьше, но ни благодарности, ни подарков, ни просьб о помощи и совете Елгуль не дождалась. Эх, молодежь!

Исследователи приступили к созданию второго пульта, периодически забывая выполнить домашние задания по астрономии или трансфигурации. Галинур с сомнением посматривал на факультетские башни и чесал в затылке: нельзя ли как-нибудь выстроить башню Теслы, чтобы мультики можно было смотреть прямо в гостиной факультета? И так приходилось вставать в пять утра, чтобы посмотреть передачу, которая идет в Москве в девять. Бежать через весь замок к далекой избушке — это вообще лишнее. Пять утра субботы — без того нечеловеческий подвиг для факультета храбрых. Отдельные личности не справлялись: магглорожденные мальчишки не видели никакой нужды вскакивать в такую рань ради часового сеанса. Тем более, что мультики шли на русском. Компанию Галинуру неизменно составлял Рон, пораженный возможностями папиных штепселей (а он-то еще стеснялся отца, думал, тот ерундой занимается), и Гермиона, задумавшая выучить язык — для этого очень полезно вникать в культуру, это вам каждый скажет.

Галинур, Рон и Гермиона были в избушке Хагридов и в ту субботу, когда дверь без стука распахнулась, и на пороге появился до крайности раздраженный мистер Уизли. То ли по пухлой папке-скоросшивателю, то ли по этому раздражению, но гости из СССР сразу поняли, что к ним явился «человек при исполнении».

— Папа! — обрадовался Рон, допивая какао и рукой вытирая шоколадные усы. — Смотри как здорово! А в твоем гараже тоже есть телевизор? А ты летом покажешь? А научишь меня, я как Гарри хочу паять…
— Рональд. Что ты здесь делаешь?

По голосу мальчик понял, что папа чем-то сильно раздосадован. И учить его маггловской химике не будет. Рон втянул голову в плечи, одновременно пытаясь плечами пожать.
— Мультики смотрим. А ты ругаться пришел? Я ничего не делал плохого, это все Фред с Джорджем.
— Дети, ступайте к себе. Мистер Хагрид, миссис Хагрид, я к вам по делу.

Елгуль подтолкнула в спину замешкавшегося в пороге внука. Действительно, ни к чему ему наблюдать за тем, как взрослые ругаются. Артур, сразу видно, большого начальника из себя строит. А она сама телевизор и игрушки внучка не отдаст. Ни добром, ни с руганью.

— Вы знаете, что нарушаете Статут?
— Нет, мистер Уизли, совсем не знаем. Там от магглов прятались — все понятно было. А тут — совсем непонятно. Что у вас за маги дикие, что им телевизор показывать нельзя?

Артур поджал губы. Хотелось сказать гадость. Вместо этого он процитировал:
— Запрещается заколдовывать магловские вещи с намерением использовать их для других целей.
Елгуль уперла руки в боки:
— Это для каких-таких целей? Это чем плох наш телевизор?! Отомстить за ритуал пришел? Aсh ti lisiy hren!
— Послушай, старая ведь…
— Гм, гм, — прокашлялся Рахат, привлекая внимание спорщиков. Еще бы. Трудно не заметить вежливое покашливание полувеликана. Особенно, когда он тянется к здоровенной дубине, прислоненной к краю кровати.
— Я сотрудник Министерства Магии! — пискнул Артур. — Я при исполнении!
— Ис-пол-ни-тель, — презрительно скривилась бахсы.
— Ну, я это. Пойду за директором схожу. А то что ж вы тут?
— А… А палка вам зачем? — продолжил пятиться к двери Артур.
— Какая палка? А! Это? Так это моя палочка волшебная. Я без нее в школу не хожу больше. Её это… ее, если что, и как дубинку…
— Палочка? Мистер Хагрид, вам же запретили! Это нарушение.
— Да нет никакого нарушения. Мне сломали старую и запретили покупать новую. Так я, это, и не покупал я. Сам выстругал. Я ж не гоблин, мне можно.
— Вы не гоблин, — в растерянности пробормотал мистер Уизли, упираясь спиной в дверь.
— Так-то, у нас и игрушки не магловские. Это, артехвакты они. Самые настоящие. И дух в них сидит. И детальки прежние хорошо если на четверть остались. Остальное-то мы заменили. Так что закон не нарушаем. Мне Перси ваш все обсказал, я у него конс… конс… тьфу, спрашивал я у старосты Гриффиндора все, значит, как есть. Он парень толковый, все в деталях разведал.

Артур почувствовал себя преданным. И этот! Уже третий сын предает отца.

— Хагрид! Доброе утро! Смотри, сколько мы совиного наво… — дверь резко и без предупреждения распахнулась, Артур вывалился спиной вперед, едва не сшибив близнецов. Мальчишки на ногах устояли, но Фред от неожиданности выпустил из рук мешок ценного удобрения. — Папа? А что ты т-тут? ..
— Агрхр-р-р-р-р! — Артур встал на карачках, скосив глаза на прилипшее к носу совиное перышко. Это было недопустимо. - Ф! Ф! — перышко колыхалось от дуновения, но от носа не отклеивалось.
— Ох ты, батюшки! — прищелкнула пальцами Елгуль, и два еги в один миг устранили безобразие. — Говорю я вам, негодникам, что надо стучать. Вот я Молли скажу!

Мальчишки смотрели на покрасневшего папу и боялись пошевелиться. Таким они своего родителя еще не видели.

— Доброе утро, Артур. Что же ты не зашел к старику? — директор Дамблдор появился неожиданно для всех, хоть и шел по тропинке от школы, ничуть не скрываясь.
Артур перевел налитые кровью глаза на директора.
— Доброе утро, директор. До свидания, мистер Хагрид, — хором выпалили близнецы и словно бы испарились — так быстро они скрылись из вида.
— Артур? — директор лукаво посмотрел на мистера Уизли. — Ты что-то потерял?
— Н-грх, нет. Ничего, — маг поднялся с четверенек и тщательно отряхнул мантию. — Доброе утро, директор Дамблдор.
— Я только что видел Рона и Гарри. Они сказали мне, что ты приехал. Я немного удивился, что ты не воспользовался камином, как обычно.
— Я здесь по делам, директор. Как представитель Министерства, знаете?
— Министерства? Вот как? — директор с любопытством оглядел мистера Уизли. — Быть может выпьем чаю? У миссис Хагрид великолепная выпечка, к которой я питаю слабость, признаться.

Елгуль тут же засуетилась, подавая на стол. Артур скривился, не хотел он чаевничать в этом доме.
Не замечая заминки (а скорее — не желая ее замечать) директор подцепил Артура под локоток. С почтенным магом мало кто мог спорить. Хочешь не хочешь, а пей чай, хоть захлебнись.
Рахат тут же пододвинул стул, усаживая важного гостя на почетное место. Артуру тоже было оказано уважение, но он даже не заметил усилий хозяина дома, бросая злые взгляды на телевизор и суетящуюся у холодильника бахсы.

Мистер Уизли злился, лесник и директор школы блюли ритуал. Первую чашку, как и полагается, выпили в молчании.
Чайничек облетел стол по кругу, наливая гостям еще немного. Директор потянулся за румяным пирожком.
Артур запыхтел, его распирала злость. Наконец он не выдержал:
— Это возмутительно! Что они себе позволяют? Вы знаете, что они себе позволяют?!
Директор благожелательно кивнул. Разрешение для Елгуль он выписывал, как глава Визенгамота. Шаманы — они очень особенные люди, и в любом законодательстве существовали поправки специально для работающих с духами.
— Что? Но… Нет уж. Молли, конечно, внешне совершенно не изменилась, но я не намерен был мириться с проведенным ритуалом! К тому же, она не раскаялась в содеянном и тем же вечером ускользнула из дома, соврав, что собирается к Билли! Слышите? Она мне соврала! Нет, сама она твердит, что ни словечком, но разве что-то меняет, что Билли тоже отправился к Хагридам есть запеченного барана?! Она была у этой Елгуль! И они вместе дальше творили черное волшебство! И будут творить, если ничего не делать. Ее надо наказать. Наказать! Директор, ну что же вы молчите?
— Ты нашел пятилучевую звезду и сваренную живьем черную кошку, мой мальчик?
— Нет! — раздраженно отмахнулся Артур. — Они зарезали барана. И залили его кровью все вокруг. А потом запекли. Запекли и съели зарезанного барана. Вы представляете себе?!
— Артур, ты стал вегетарианцем? — добродушно уточнил Альбус, примеряясь к песочным конвертикам с вареньем.
— Нет, он за родственника переживает. Заладил «барана», «барана», — буркнула Елгуль в сторону. Но так, чтобы Артур услышал.
Рахат вздохнул:
— Ты ж не сам говоришь. Это злые духи в тебе. Они очищения боятся, они злость нагнетают. Хочешь, мы их усмирим?

Мистер Уизли шарахнулся от стола, опрокинув стул, словно Хагрид уже достал барана и собрался резать.
— Пойдем ко мне, Артур. Поговорим серьезно, — директор встал и, поблагодарив за угощение, утащил утреннего гостя к себе в кабинет.
 
aavdeeДата: Понедельник, 30.11.2015, 18:58 | Сообщение # 16
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 17. И тебя вылечим

После разговора с директором Артур Уизли успокоился. Во всяком случае, попытался это сделать.
Нет, он действительно собирался понять и простить.
Но Моллипусенька… Это же уму непостижимо!
Достала матушкины книги по этикету и регулярно занимается с Джинни. За столом так просто не расслабишься, как будто в детстве очутился. И не сказать, что это были приятные воспоминания: характер у матушки Цедреллы был тяжелый, что и говорить. А уж когда в семье появился сквиб… И дернул же драккл братца Билли так неудачно влюбиться!

Но этикет — еще терпимо. В конце концов, сам он уже вырос и может не втягивать за столом живот и не следить за локтями так уж тщательно. А вот когда жена покусилась на святое…
Она же понимает, как он устаёт! Всегда понимала. Да и приходит он ведь не на диване лежать. Что значит: «Крыша падает?» Столько лет не падала и вдруг падать начала! И упырь ей помешал. Видите ли, Ронникинс пугается, когда ночью на чердаке упырь стучит по трубам и воет. И дверь на чердак в Рончиковой спальне. Выдумала. Их сын не трус, это его старуха Елгуль портит и учит бояться нестрашных вещей. Куда упырь выйдет? Артур в детстве с братьями специально выманивал — тот в дверь не пролезает. Еще прабабушка проход зачаровывала.

Ссоры в семье Уизли участились.
Молли, как могла, обновляла обои и укрепляла стены, перетряхивала с дочерью гардероб и чулан, вспоминала, как варить зелье расширения пространства и мамин пудинг с вишневым сиропом, обрезала деревья и искала молодые саженцы для сада по приемлемой цене. Уставала смертельно, но Артур предпочитал ничего не замечать, прячась в гараже и молясь, чтобы ремонтный дух из жены поскорее выветрился.
И надо сказать, что по их обручальной связи к бывшей Прюэтт вновь стекались злые духи, нашептывающие бросить утомительные хлопоты. Все равно никто не оценит. Пока еще им не за что было зацепиться — слишком мало времени прошло после очистительного обряда, но Молли уже чувствовала, как копоть оседает на волосах и шее. И не смывается, как ни зачаровывай в ванной мыло и мочалку.
Ей было тесно и душно, и не помогали настежь распахнутые окна, только копилась глухая злость на мужа, эти самые окна старательно закупоривавшего, бурча про зимнее время и стоимость отопления.

Ночами миссис Уизли снилось, что она муха. Толстая муха, попавшая в густую каплю смолы.
От таких снов спасал только визит к новой подруге — бахсы Елгуль.

***


Альбус Дамблдор, посмеиваясь, смотрел в камин. Да, Гарри, определенно, вырос не таким, каким ожидал его увидеть магический мир. Интересно, не об этой ли его техномагии говорится в пророчестве, как о силе, о которой не знает Волдеморт?
И что значит пытливый детский ум!
В Запретный коридор нельзя — это объявление все услышали еще первого сентября. Сигнальный контур Альбус поставил, Аргуса поливать Помонину «прелесть» шипастую обязал, прочный магловский засов на двери трансфигурировал. Близнецов у двери ловил трижды. Самого Галинура, вместе с Невиллом и Гермионой, перехватила Елгуль — тайфун, а не женщина. Такой темперамент, что Молли выглядит действительно милой, робкой и тихой домохозяйкой. За подходы к камню можно было не опасаться — так он тогда решил.
А отправился проверить — чуть не поседел. Хулиганы любопытные! Придумали же к своему вертолетику примотать волшебным скотчем колдокамеру, навесить манипуляторы, резак, крюк, чтобы подцеплять люк под горшком. Такого кадавра в полумраке у Еиналеж повстречать — любой испугается.
Зеркало, конечно, жалко.
С Николасом разборки еще предстоят.
Как отреагирует Квиррел — вообще непонятно. Может, он придумает, как склеить школьный артефакт обратно? Все-таки Том был очень талантливым ребенком, этого никто не может отрицать…
А вот находчивость героя приятно греет душу. Да и умение обходить правила так изящно мальчику в жизни пригодится.
Но официально они, конечно же, наказаны.
Сегодня Минерва объявит, что за отработка им грозит.
Поиск раненого единорога. Эх, Квиринус.

***


Кто именно пойдет на отработку — долго и тщательно выясняли все деканы, потому что над выволоченным в холл кадавром рыдали целой толпой. Даже Аргус Филч, как оказалось, добровольно пожертвовал одну из швабр на манипуляторы.
В итоге Помоне удалось найти детям оправдание: использовать «Вертера»* создатели не собирались. Крюк и камера — незапланированное усовершенствование. Кто его провел, тот и есть нарушитель, отправивший храброе создание на верную гибель в Запретный коридор.
Еще несколько бесед, и вот уже виновные стоят в учительской, понурив головы.

Самым любопытным учеником в школе волшебства Хогвартс оказался Драко Малфой. Что же за запертой дверью — интересовало его невообразимо. Однако мальчик ни на минуту не забывал о печальной участи кошки из пословицы, а потому сам в запертую комнату не рвался, предпочитая агитировать однокурсников.
— После того, как отказались даже общепризнанный Герой Магического Мира, жадина Кормак и тупица Уизли…
— Мистер Малфой! Следите за своей речью. Вы говорите о своих товарищах, — строго выговорила за вольности в рассказе профессор МакГонагалл.
— Да, мэм. Простите. Когда уважаемый мистер МакЛагген отказался от пяти галлеонов за небольшую вечернюю прогулку, а мальчик, которого профессор Снейп характеризует как не самого выдающегося студента последнего столетия, покрутил пальцем у виска, пришлось искать альтернативные методы. И робот пришелся очень кстати. Там еще гр… мисс Грейнджер соловьем разливалась, что у маглов роботов запускают в среду, непригодную для жизни: где ядовито, может что-то взорваться или температура слишком высокая. Галинур…
— Гм.
— Мистер Поттер согласился очень не сразу. Этот упрямый казах… Простите, мэм. Ну, он долго… м… ну, я его только к пасхальным каникулам уговорил. И мы первую вылазку сделали. Тогда — только с колдокамерой. Но это растение цеплючее хорошо все охраняло, пришлось срочно звать Невилла, чтобы Вертера спасти. А то бы вы нас еще тогда… гм. А Грейнджер уже в последний момент выследила недотёпу Лонгботтома и за нами увязалась. Это уж чисто закономерность. Я не виноват.
— Мисс Грейнджер, — поправила слизеринца Минерва. — И извинитесь перед мистером Лонгботтомом.

Невилл вздохнул. И ведь даже если бы он пошел на Рейвенкло, как предлагала Шляпа, скрыться от этой шайки ему было не суждено. Такие везде достанут, а гриффиндорца, может, мама не так сильно ругать будет. Все грифферы делают глупости. Не сидится им в гостиной! Невилл вспомнил недочитанный томик «Лианы. Магия и яды», оставленный на столике у камина и вздохнул еще горше. Хорошо хоть прихватил череночек от Pteridophyta Forsskaoleae. Прибыль — не прибыль, а скорее бы каникулы: высадить эту прелесть в теплицы и поэкспериментировать с новым составом удобрений.

Пока Невилл мечтал о теплице в поместье бабушки, профессора вынесли вердикт: отработка в Запретном лесу.

— Да, профессор МакГонагалл, — покорно согласилась мисс Грейнджер.
— Он же Запретный! Я папе пожалуюсь! — возмутился Драко.
— Ура! — обрадовался Галинур, несколько ревновавший деда к близнецам Уизли.
— А можно, я с собой возьму коробочку для саженцев и лопаточку? Они не займут много места, профессор, — робко пробормотал Невилл и стеснительно улыбнулся. В Запретном лесу росли такие образцы! По сто галлеонов на распродаже в Зеленом переулке.

***


Запретный лес принял детей с благодушным интересом.
Ещё бы, Хагрид был хорошим лесником и умным бахсы. Теперь в окрестностях школы на день пути в любую сторону было умеренно безопасно. А те кентавры, что заглядывали, с удовольствием принимали гостинцы от Елгуль и останавливались поговорить о мире духов и положении небесных светил.

— Ай, как нехорошо. Взрослых слушать надо. Ходить, куда не велят — нельзя. Не из озорства не велят, не из вредности. В огонь руки совать тоже не велят. «Ай», — говорят, — «жжётся!» Вам не три года уже. Понимать должны. Большие, до колдовства допущены. Колдовство большой бедой обернуться может, если к нему, как к баловству относиться.

Дети вздыхали и переминались с ноги на ногу.
Вздохнув, лесник повел их по опушке.

Из всей группы ходить по лесу, как выяснилось, умел только Галинур — сказывались долгие прогулки с бабушкой Елгуль по подмосковным лесам.

— Кто там ветками так хрустит? Не наступай на ветки, наступай рядом. Драко, ты зачем гриб пнул? Ты в лесу гость, веди себя вежливо, а то в другой раз не пустит. Мы на пенечек сюда маленькую горбушечку положим, извинимся. Больше так не делай. Все, что в лесу растет — оно для кого-то. Ты слушай, да по сторонам смотри. Вот тихо. Слышите? Родничок бьет. Вот мы бересту отсюда сошкурим, кружечку свернем. Пейте, вода тут полезная. А за тем пригорком ягоды. Не съедобные. Смотрите, в рот не тяните. Съедобные через пару недель пойдут, если тепло продержится.
— Ой! — вскрикнула мисс Грейнджер. — А что это? Что это? Как лужица серебра?

Девочка попыталась макнуть в лужу палец, как делали индейцы-следопыты. Рядом предостерегающе вскрикнул Галинур:
— Эй. Не придумывай! Индейцы и кровь с рук слизывали. И вообще. Мало ли.
— Совсем плохо, очень. Не трогайте это, стороной обойдите. Это кровь единорога. Кто ее отведает, будет проклят, — нахмурился Рахат. Выполнять поручение директора очень не хотелось. Но… похоже, за ними наблюдают, и кто-то решил напомнить неторопливому леснику порядок действий. — Гм. Вас затем-то ко мне директор Дамблдор и отправил — раненого найти. Так-то, не помочь единорогу уже, конечно… Гм. — Хагрид проглотил конец фразы, что единорогу-то уже не помочь, а бедолаге, который на такое решился, кровь подранка очень даже пригодится. Ни к чему детям такое знать. — Ну, добьем, чтобы не мучился. Если кто из вас на охоту ходил, должен знать, что подранка завсегда добивают. Я вот помню свою первую охоту. Выстрелил, значит, оленю в брюхо. Потом кружил, кружил за ним. Упал он, значит, обессиленный, а мне отец говорит: «Добивай». А тот в глаза мне смотрит и плачет.

Гермиона всхлипнула:
— Это ужасно!
— Это честно. Вы маги. Вам нельзя от мира отгораживаться. Всё в нем через себя пропускать надо. И жизнь, и смерть, и первую кровь и последний вздох. А нечестно было бы того оленяшу не добрать, на мучения оставить, эт уж как есть. Ну, что эт я? Разобьемся группами. Я один пойду, а вы по двое. Так, Галинур с Драко, а Невилл с Гермионой. Гермиона, тебя Елгуль на опушку брала, ты если что знаешь, как в лесу еги позвать. Будет опасно — зовите и пусть вас ко мне домой отправляет.

Перспектива остаться наедине с лесом домашних детей не вдохновила. Да еще и после такого напутствия.
— Хорошо бы, мы с тобой не нашли единорожика, — дрожащим голосом произнесла мисс Грейнджер.
— Ага, — Невилл хлюпнул носом. Никаких ценных растений он не видел, было темно, страшно, на дорожке серебрилась кровь, а думать о том, как будут добивать волшебного зверя, если встретят, не хотелось. — А пойдем, на ягоды посмотрим? Вдруг там есть полезные?
— Нам другое поручили. И вообще, Хагрид же сказал, что они ядовитые, — Гермиона собиралась честно исполнить даже такую страшную отработку.
— Ну, ядовитое тоже полезным бывает. Мы в больничное крыло отнесем, мадам Помфри на зелья лечебные. Только глазочком посмотрим. Вообще говоря, единорог мог и там быть, да?

Девочка засомневалась. Вообще-то, кровавые следы вели не туда… Но она очень не хотела идти по кровавым следам. И действительно, единорог мог длинной дорогой прийти в тот овражек.
— Пойдем.

Хагрид направился вглубь леса. Искать проклятого он сегодня не собирался. Прежде стоило подготовить ритуал и, как минимум, попытаться понять — от какой беды спасался несчастный, раз уж пошел на такой решительный шаг. Что охотник не знал о последствиях, Рахат не верил, как не верил и в то, что убивает какой-то зверь. Даже оборотень — самая страшная тварь полнолунного леса — не способен причинить существенный вред единорогу. Хагрид посмотрел на небо. Луна светила, как огромный фонарь, но за детей он не переживал: договорился с духами, те присмотрят за наказанными.
— Здравствуй, Хагрид. Марс нынче ярок, — торжественно поприветствовали лесника из густой тени под тисовым деревом.
— Приветствую, Ронан. Да, звездная ночь. Встретили?
— Нет. Он тоже знает лес.
— И умеет путать духов.

Из леса вышел еще один кентавр — черноволосый, самого дикого вида:
— Добрый вечер, Хагрид.
— Не такой уж добрый, Бейн. Еще один единорог.
— Всегда первыми жертвами становятся невинные, — произнес кентавр. — Так было много веков назад, так происходит и сейчас.**
— Да, — ответил Рахат. — Марс сегодня особенно ярок.

В то же время Галинур необычайно серьезно вглядывался в следы на земле.
— Поттер, ты там действительно что-то видишь или выделываешься?
— Смотри.

Впереди что-то светилось. Куда сильнее, чем пятна крови на земле и стволах деревьев.

Мальчишки пролезли между ветвями дуба, в нескольких метрах от них лежал единорог.** Кусты на другом конце поляны зашевелились, и из тени выступила облаченная в длинный балахон фигура с наброшенным на голову капюшоном.**

«Самый страшный зверь в лесу — злой человек», — вдруг вспомнились слова апа.

Гарри и Драко застыли, боясь выдать свое присутствие. Черный подошел к мертвому животному, опустился на колени и склонился над огромной рваной раной в боку единорога. И… начал пить кровь.**

— А-А-А-А-А! — Малфой, издав дикий крик, бросился бежать.** Браконьер поднял голову, уставившись на Гарри, с подбородка на балахон капала кровь. А Поттер от испуга даже не мог пошевелиться.
— Ба-буш-ка! — закричал мальчик и зажмурился, как только человек в балахоне сделал первый шаг в его сторону.

Примечания:
*Вертер - служащий Института времени, андроид и биоробот, персонаж пятисерийного телевизионного художественного фильма «Гостья из будущего», зверски умученый космическими пиратами.

**канон
 
aavdeeДата: Понедельник, 30.11.2015, 19:00 | Сообщение # 17
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Глава 18. Сила, о которой не знал Темный Лорд

— Ба-буш-ка!!! — пронеслось над лесом.

Дух, который должен был присматривать за Поттером и Малфоем, аппарировал сбежавшего слизеринца в домик лесника. Надо ли объяснять, что почувствовала Елгуль, когда увидела, что мальчик только один, а должно быть двое: на то у еги две руки, чтобы сразу с двумя перемещаться. Через полсекунды в домике оказались Гермиона с Невиллом, застывшие с полными пригоршнями ягоды. Значит… Значит в лесу… остался…

— Галинур!
— …алинур!!!

На поляну с разных сторон вывалились бахсы — Елгуль и Рахат. Фигура старухи мигнула, и вот она уже стоит перед всхлипывающим внуком, прикрывая его собой. Рахат наставил на браконьера посох:
— А ну, не балуй.

Волшебная палочка неизвестного колдуна, рассыпая искры, перелетела поляну и оказалась в огромной лапище лесника.
Браконьер заметался, но за деревьями показались кентавры, смыкая круг.

— Аруах! Больно, — простонал вдруг Поттер и схватился за шрам, на глазах разбухающий и наливающийся кровью.

Бахсы закружилась, быстро-быстро выкрикивая слова на казахском. По поляне прошла странная, вибрирующая дрожь. Зашумели деревья, а птицы, наоборот, разом притихли. Гортанные выкрики подхватили кентавры. Дрожь усилилась, бормотание слилось в монотонный гул. Маг, стоящий в центре круга заметался, натыкаясь на выставленные вперед древки копий, сбил капюшон, оскалился сразу двумя лицами. Гарри шипел, прижимая руку ко лбу. Но теперь было уже не страшно: рядом бабушка и дед, значит совсем скоро все будет хорошо.

Поднимался туман, сквозь кроны деревьев светила полная Луна. Марс действительно был очень ярок.
Волны магии исходили от кружащейся ведьмы, разбивались о беспомощного мага, резонировали с речитативом кентавров. Внезапно Рахат, стоявший в молчаливой неподвижности, обрушил дубину на затылок профессора Квиррела. Учитель рухнул, оглушенный ударом. Дух, угнездившийся в теле молодого мага вылетел, как джин из бутылки. Дохнуло могильным холодом, тени сгустились сильнее, кентавры продолжали вскрикивать, но их голоса зазвучали глуше, словно они вдруг оказались за стеклянной стеной.
Завыла Елгуль, ускоряя вращение.
Галинур почувствовал страх духа. Его отчаяние. На несколько мгновений ему показалось, что он видит поляну с разных ракурсов: со своего места и глазами черного аруаха. Зато шрам больше не болел.

Рахат вскинул посох, предлагая покойнику приют и защиту в обмен на службу и честный совет.

— Я не мертв! — метнулась тень к стоящим кентаврам. Но там и в самом деле оказалась стена. Или, скорее, купол: поляна была закрыта со всех сторон.
Аруах мог подчиниться или раствориться в Ничто. Другого выбора у него не было.
Что ж, смерти и забвения он боялся больше.
А подчинение… всегда можно попробовать…
На этом мысли духа оборвались. Мудрый бахсы не оставил ему шансов на мятеж.

Они победили.
Тихими тенями исчезали в глубине Запретного леса кентавры.
Упала на землю Елгуль.
Съехал по стволу дерева вниз Галинур.

Рахат хмыкнул и крутнул посохом. Хорошая вещь, надежная.

— Ата, так ударить, ведь и убить можно…
— Не бойся, кулыным. Дедушка знает, как надо правильно бить. Эй, еге! Где вас, бездельников, носит?

***


В избушке лесника ругались гриффиндорцы со слизеринцем, когда еге перенесли туда Галинура, Рахата, который держал на руках Елгуль, и бессознательного Квиррела.

— Что, детвора, напугались? — добродушно улыбнулся полувеликан, шагая к кровати и бережно укладывая обессилевшую жену, потянулся за пледом, укутал ее, похмурился на бестолковых духов и трансфигурировал топчан для профессора по ЗоТИ.

— Ой. Профессор Квиррел. А как он здесь оказался? — удивилась Гермиона.
— Так эт, тоже вышел защищать единорогов и того. Ничего, подлечим вашего профессора, не бойтсь. А вы, вот что, ступайте-ка вы к себе. Еги проводят. Я уж скажу, что вы все как надо на отработке сделали. И это, ягод-то зачем набрали?
— Мы для мадам Помфри…
— А. Ну идите, идите. Ночью детям спать надобно.

— Детям… — едва оказавшись за порогом заворчал Малфой. — Он о чем вообще? Сюсюкает, как будто мы пятилетки.
- А кто ты, Драко Малфой? Считаешь себя взрослым? А сам бросил Галинура в лесу! Ты его одного оставил! - снова напустилась на слизеринца Гермиона. Малфой покраснел. Поттер - тоже.
- Да ладно тебе. Ну убежал он, что такого? Что я, сам не справлюсь? Я бы потом тоже убежал, как рассмотрел, кто это был, чтобы в суде можно с точностью утверждать.
- А... п-почему ты не убежал? - запинаясь спросил Невилл.
- Да. И кто там был? Рассказывай, - скомандовала Грейнджер, переключаясь на новую "жертву".
- Да... гм... не разглядел я, - замямлил Гарри, вспоминая, как он сперва позорно зажмурился, а потом удивился, опознав профессора. Но дед явно не хотел про Квиррела рассказывать, так что... - Там такой черный был, а потом они с дедом сражались.
- Жаль, что нас там не было, - завистливо выдохнули Грейнджер и Малфой, а Лонгботтом передернул плечами, явно ничуть не жалея.
- Это вы теперь так думаете, - хмыкнул Гарри.

В жарких спорах о том, кто и что сделал бы, окажись в гуще сражения взрослых магов, дорога до школы пролетела незаметно.
Все бы отработки такие интересные были!

***


В домике лесника до рассвета горел огонек. Шаманы беседовали с непутевым коллегой, объясняя, как и почему нельзя поступать с аруахами. И как можно. И где этому научиться. И как правильно напроситься в ученики...

***


- Значит, увольняетесь? - грустно переспросил директор Дамблдор. - Очень жаль. Очень.
- Д-да, ди-директор Д-Д-дамблдор. Ув-увольняюсь. Еду в-в Казахстан. Т-там меня ни один вампир не достанет.

- Да и Волдеморт тоже не сунется, - хмыкнул Квиринус, спрыгивая с вращающейся лестницы.

В своем кабинете понимающе усмехнулся директор, поглаживая фигурку горгульи - маленькую копию той, что загораживала проход в директорскую башню.
 
aavdeeДата: Понедельник, 30.11.2015, 19:02 | Сообщение # 18
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Часть вторая. Глава 1. Каникулы!

Кубок получил Слизерин.
Галинур расстроился, но не сильно. Уж на следующий-то год они отыграются! Он лично пойдет пробоваться во вратари, если что. Потому что слизеринцы победили за счет хорошей спортивной команды, а у красно-золотых нет вратаря и ловца. Ловец — занятие скучное, а вот вратарем он бы побыл.

— Везет тебе, Гарри, — позавидовал Рон. — Ты с дедом в школе остаешься.
— Ага, везет… — Галинур сморщился. — Один на целое лето. Да я тут завою! Слушай, а приезжай в гости. И ты, Гермиона, бабушка будет рада. И ты, Невилл!

— Что тут? — заинтересовался самый любопытный мальчик в школе.
— Поттер всех в гости зовет, — хмыкнула вредная Паркинсон, демонстрируя свое отношение к внеучебному общению со всякими полукровками и грязнокровками, типа Грейнджер.
— Здорово! Поттер! Эй, слышишь? Я буду! — Драко принялся активно размахивать руками, что тут же привлекло еще любопытных.

Гарри, признаться, оказался несколько ошарашен количеством желающих погостить.

А почему бы и не погостить, когда рядом Хогсмит, каминной связью перемещаться школьникам разрешено, а у родителей все равно свои взрослые дела?
Чаще других приходил Рон: у Драко репетиторы, Гермиона вообще через пару недель явилась зареванная и со скорбным видом сообщила апашке, что родители везут ее во Францию, билеты уже куплены и отказаться нет никакой возможности.
Елгуль причины слез не поняла, велела общаться с родителями и не спешить узнать все-все — магические знания зачастую приходят только с жизненным опытом, и не надо торопить события, а то так и надорваться недолго. Напоследок старушка загрузила мисс Грейнджер заказами: что привезти «из Парижу», снабдила деньгами и потребовала непременно присылать открытки с видами.
Уходила Гермиона, шевеля губами, торопясь заучить список с покупками наизусть.

Иногда Рона провожала его мама Молли, и тогда женщины запирались в домике, выдав мальчишкам все для пикника на траве.

— Знаешь, Елгуль, это невозможно! Я смотрю на себя, смотрю вокруг, и всё как не со мной: просто не верится, что вот эта неопрятная толстуха — я. И этот раздрай — в моем доме. Это все как будто вторично, как будто репетиция жизни. Я проснусь, обязательно проснусь и больше не повторю ошибок, а тем временем снова зачаровываю спицы на какой-то нелепый свитер, толком не продумав рисунок, ем эти чудовищные пироги, пилю детей и мужа, бьюсь об весь наш неуют, как муха. Жирная муха между двух стекол — вот кто я, Елгуль. А он молчит и смотрит сквозь меня. И его все устраивает, пока ничего не требую. Крыша протекает — это мне кажется. Огород не вскопан по весне — что за ерунду вообразила? Сделала новую прическу, а он первым делом побежал со штепселями в гараж — что ты вечно придумываешь? Придумываю! Конечно! А на штепселя уходит треть зарплаты! — со слезами в голосе высказывала Молли.
— Ну и гони его! Разводись, — пристукнула бахсы сухоньким кулачком. — Я сразу тебе сказала, что его запросто не вылечить. Проклятие — дело серьезное. И ведь пока вы связаны, оно на тебя переползает. Еще немножко — смиришься и с крышей, и со штепселями. Будет все уютно и вязко, как раньше.
— Я его люблю, — уже в голос всхлипнула Молли.
— Люблю, — передразнила Елгуль. — А о детях подумала? Им мать нужна.
— А отец, что ж, не нужен?
— А он есть у них? Или ему семью штепселя заменили?
— Он любит детей. И дети его любят.
— Кого любишь, того не стыдишься, а Рон отца стесняется, да и близнецы взамен Артура себе Рахата присмотрели. У Перси спроси, с Чарли свяжись. Не будет лада у тебя в семье, пока ее глава так крепко болен. Ты посмотри, как промеж собой старшие братья Уизли общаются, которые братья Артуровы. Хочешь и своим мальчишкам такой дружбы, чтоб и по большим праздникам друг о друге не вспоминали?
— Но… — признавать правоту ведьмы отчаянно не хотелось. — Да и куда я уйду? Семеро детей.
— А что, он у тебя со свету пропадет, твой Артур? После развода станет жить, как раньше. Или, если семья дорога, на лечение согласится. А не согласится — алименты платить обязан будет. Или у вас в Англии не так?
— Я не знаю. У меня из знакомых никто не разводился. В крайнем случае — травили супруга, как Забини.

Елгуль захлебнулась чаем.

— Нет, алименты, все-таки предпочтительнее, — откашлявшись не согласилась она. — Наследство неважнецкое, а на похороны тратиться, как ни крути.
— Мерлин с тобой! — всплеснула руками Молли. Елгуль искоса взглянула на подругу, и через мгновение обе женщины хихикали. Но добрый совет миссис Уизли запомнила: если Артуру дорога семья, он согласится что-то поменять в жизни. Должен согласиться. И не так это страшно — обратиться к бахсы. Она же смогла.

***


На Косой аллее было шумно. Окликали детей родители, галдели у витрины магазина «Все для квиддича» школьники от второго курса и старше, щебетали в пороге ателье мадам Малкин семикурсницы, но большей толчеи, чем во «Флориш и Блоттс» не было ни где. И неудивительно: именно в тот день, когда Хагриды вырвались за покупками, великолепный Гилдерой Локхарт раздавал автографы.

Сперва Елгуль пристроилась в хвост очереди и только потом, по пост-советской привычке, спросила:
— Что дают?

Муж и внук за обе руки вытащили старушку от самых дверей.
— Ну его, апа! Сейчас скажут, что одна книжка в руки. Лучше с тётей Молли придем. Займем две очереди, на всех сразу получим.
— Пойдем, жена. А то потом все эти люди в другой магазин придут. Так и будем в очереди с конца. Лучше посмотрим, где нет никого.
— Где нет никого, значит и нет ничего! — поджала губы Елгуль, но дала себя увести.
— А как думаешь, Пашке пиджак мы тут найдем? Он мне писал, что ему очень малиновый пиджак нужен, и денег прислал.
— Пашенька? Хороший мальчик, добрый. Старших уважает. Будет ему пиджак. Размеры прислал? Или ему лишь бы малиновый?
— Прислал. Вот у меня тут, на листочке.
— Это не на Пашку. Брательнику его, что ли?
— Апа, Пашке очень надо! Он бы не просил, если мог сам, ты же знаешь.
— Ладно, пойдем приценимся. А то и сама пошить могу, если дорого. Надо только материал хороший найти, что-то я нужных лавок не замечала.

У мадам Малкин на низком стульчике стоял Малфой и недовольно морщил нос, примеряя мантию в черно-белые полоски.
Галинур прыснул и поспешил отвернуться: слизеринец в тот момент был слишком похож на детеныша зебры из московского зоопарка. Бабушка покачала головой, не одобряя неуместное веселье.

Снова звякнул колокольчик над входной дверью.
— Малфой, ты похож на зебру с вытянутой мордой! — завопил Рон, переступая порог. И тут же схлопотал подзатыльник от мамы.

Прибежала мадам Малкин, оставив юного клиента на растерзание младших портних, завязался оживленный разговор о лекалах, выкройках и материале, который, как выяснилось, тоже можно было приобрести в ателье по сдельной цене.

Галинур бочком пробрался к приятелю:
— Привет! Прости, но Рон в чем-то прав.
— Да знаю я! — еще больше скривился Драко. — Это все маман. Она сейчас выбирает для меня перья, а папа в лавке аптекаря. Потом мы вместе пойдем за книгами, а после — в магазин для квиддича. Эта мантия — для сегодняшнего раута. И мне купят метлу и собственный снитч. Иначе я бы ни за что так не вырядился. А видел бы ты прошлогоднюю! Она была в шашечки! Представляешь? В шашечки! И Пьюи весь вечер обзывался «такси».
— А что тебе пообещали за это? Метлу нельзя, кота или собаки у тебя до сих пор нет…
— Я бросил уроки музыки! — торжественно провозгласил Драко. — И домовик вытолкал пианино через балкон моей комнаты. Все. Больше никогда!
— Пианино? — протянул Галинур. — Хитрый. Йосик скрипочку выбрал, а все равно пришлось на пианино учиться. Оно, оказывается, даже к виолончели прилагается, представляешь? У Светки из нашего класса эта виолончель всегда на пианино лежала.
— Б-р-р-р, — Драко передернулся и повторил. — Больше никогда.

***


Малиновый пиджак у мадам Малкин был. Даже с лейблом модного дома Версачи. Как оказалось, в Европе популярность ярким пиджакам принесли именно маги: это не скучный маггловский серый или черный — маги всегда любили насыщенные оттенки. А уже в СССР… ну да мы сейчас не будем отвлекаться на становление моды начала девяностых. Главное, что пашкин брат получил свой пиджак из Лондона и был в авторитете.

Уизли и Хагриды закупались недолго: обе хозяйки были женщинами порывистыми, к тому же миссис Уизли торопилась — в книжном раздавал автографы златовласый Гилдерой Локхарт. Умница, герой и просто красавец мужчина.
Драко остался со своей полосатой мантией поджидать матушку, а Гарри и Рон побежали в книжный. Посмотреть на кавалера Ордена Мерлина было любопытно.

Рахат протолкался к прилавку.
— Привет, Тедди! — махнул он знакомому продавцу.

Тем временем женщины разглядывали «героя». И если миссис Уизли взирала с романтической поволокой в глазах, то Елгуль была склонна иначе оценивать Гилдероя:
— Ой, внучок! Молоденький-то какой, а уже пошвыряла жизнь по дороге. — Бахсы развернулась к подруге, всплеснув руками. — Где ж ты тут мужчину увидала? Дитё дитём! И улыбается беззаботно, аж глаза слепит.
— Ну, — Молли зарумянилась и смущенно одернула потертую мантию.
— Замуж тебе нужно, вот что.
— Ну что ты опять?! Артур почти согласился лечиться…
— И где он сейчас, твой благоверный?
— У него дела, подъедет сразу сюда… А Гилдерой… Гилдерой просто красивый.
— Где семь детей, там и восьмой? — проворчала Елгуль, и Молли прыснула в кулак.
— Ты как хочешь, а я у него автограф возьму, — отсмеявшись, миссис Уизли достала потрепанную книжицу «Домашние вредители» и сделала шаг вперед. Именно этот момент фоторепортер «Ежедневного Пророка» выбрал, чтобы отшагнуть назад в поисках удачного ракурса. Разумеется, они столкнулись.
— Осторожнее! — рявкнул журналист, даже не соизволив обернуться.
— Прошу прощения, — процедила Молли, впрочем, не чувствуя за собой вины. — Гарри, Рон, идите на улицу. Встретимся в кафе через час. И присмотрите за Джинни.

Девочка взглянула на мать с невыразимой тоской. Ей вовсе не хотелось целый час умирать от смущения в компании Мальчика-Который-Выжил и, тем более, в компании вредного старшего братца. К тому же Рон представляя сестру приятелю брякнул, что она, якобы, его большая фанатка. «И ничего подобного! Рон просто… просто…» — на глаза наворачивались злые слезы, но мама делала вид, что ничего не понимает. А ведь раньше сама рассказывала сказки о Герое, почему же теперь запрещает играть в свадьбу с Гарри Поттером?!

— Гарри? — послышалось с помоста на котором восседал Локхарт. И после небольшой паузы, присмотревшись, Гилдерой изумленно воскликнул. — Гарри Поттер?!
В толпе заахали.

— Ну разумеется, — раздался знакомый голос, растягивающий гласные. — В Англии сто тысяч Гарри, но именно Поттер попадёт на передовицу, не успев войти в книжную лавку.
— Ты просто ему завидуешь, — отчеканила Джинни, а Гарри уже стоял на помосте и позировал фотографу.

— Опять лохматый! — переживала Елгуль. — Говорила ему: «Причешись!» Это когда же теперь ждать-то? Где покупать? Когда пропечатают? — тормошила бахсы фотографа, кашляя от пурпурного порохового дыма. Молли тем временем воспользовалась суматохой и, сманеврировав, оказалась в самом начале длинной очереди за автографом.

Гарри тем временем вручили семь книг — собрание сочинений Гилдероя Локхарта. Посмотрев на размахивающую руками бабушку и вспомнив тётю Софочку, он почти сразу догадался попросить автограф. Был обрадован тем, что мистер Локхарт с первого сентября становится профессором Локхартом, получил росчерк на одной из книг и поспешил к Рону и Драко, которые, кажется, уже были готовы подраться. К спорщикам с разных сторон проталкивались мистер Малфой, близнецы и задержавшийся на работе мистер Уизли.

— Артур.
— Люциус.

Галинур ойкнул и потянул Рона за рукав. Вот только останавливать ссору было уже слишком поздно.

— Неважно выглядишь. Слыхал, у тебя прибавилось работы. Но стоит ли так себя изнурять, не получая ничего взамен? Это стоило того, чтобы позорить имя волшебника? — и Люциус с видом победителя достал из котла Джинни потрепанный учебник трансфигурации за первый курс. Артур покрылся красными пятнами, но не нашелся с ответом.
— Вообще-то, эти книги мы продаём. Интересуетесь, сэр? — дерзко вмешалась в разговор взрослых малявка, которая минутой раньше в присутствии своего кумира Поттера даже заикаться робела. Молли действительно решила в этом году не покупать учебники. Напротив, в лавку старьевщика отправлялись все тома, по которым учился Джордж. Или Фред. Не важно. Миссис Уизли оставалось только удивляться — зачем она собиралась покупать дочери учебники у старьевщика, когда в точности такие же книги пылились дома? Ладно бы, если б речь шла о новеньких, но они же не Малфои какие.

Люциус дернул рукой, словно обжегся. Джинни расторопно подставила котел под падающий учебник. Подбирать вещи с пола она себе позволить не могла. Галинуру на миг показалось, что темная обложка «Трансфигурации» порвалась и отошла в сторону. Шрам кольнуло. Мальчик всмотрелся внимательнее, он уже знал, что предок, который привязан к шраму, зря дергаться не станет. Не после бабушкиных ритуалов.

Недобро посверкивая глазами, мистер Малфой с сыном вышли из магазина, едва не столкнувшись в дверях с Гермионой Грейнджер. Галинур пристальнее пригляделся к имуществу Джинни. Не то, не то… Вот!

— Какая интересная тетрадка. Слушай, а давай меняться? У меня есть с Чебурашкой из России… — девочка энтузиазма не проявила, тут же мучительно покраснев и утратив боевой задор, — и с Терминатором, — нехотя добавил Поттер после паузы, заставив себя смириться и отдать крутую вещицу.
— Не-не-нан-а-доме-ня-ться-так-бе-бер-бери, — выдавила Джинни и уронила котел.
— А? Я это, ничего не понял, — Галинур резко присел, чтобы помочь девочке собрать книги, и конечно же, столкнулся с ней лбами. - Ай! Прости. Так, это мне, это всё тебе. И вот это тебе. И вот моя тетрадка. Тут правда подписано уже: «Галинур Поттер» и молния, как в газетах. Нравится?

— Подписано? — услышала негромкий разговор одна из фанаток Гилдероя. — И мне! Мистер Поттер, подпишите и мне! Мариша МакТавиш. Напишите: «Ведьме МакТавиш»!
 
aavdeeДата: Воскресенье, 06.12.2015, 20:51 | Сообщение # 19
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Часть вторая. Глава 2. Учеба

— Апа, смотри, что я нашел! Такой же аруах, как у меня. Можно я оставлю? Я хотел Т-800 сделать, мне Рон обещал красный глаз достать, а Седрик поможет с энгоргио — увеличит детальки, чтобы он был как настоящий.
Бахсы нахмурилась:
— Хочешь дать духу плоть? Иные такой чести сто лет ждут, а этот тебе еще добра не сделал. Да и захочет он в железном мужике сидеть? Чей хоть дух, дай-ка посмотрю. — После нескольких минут вдумчивого осматривания, едва ли не обнюхивания тетрадки, Елгуль пришла к неожиданному для внука выводу. Неожиданному, но долгожданному. — А что? Может и пора тебя учить уже как следует. Оно, конечно, с четырнадцати лет… Но с другой стороны, ты с аруахом с младенчества сосуществуешь.
— Ура-а-а!

У Галинура прибавилось уроков. Теперь после сабельного боя друзья возвращались в замок, а Хагриды уходили на лесную полянку и разжигали костерок. После уроков о том, как двигаться, как входить в нужное для общения с духами состояние и видеть тонкий мир, Поттер клал на колени остро заточенную саблю и доставал из кармана мантии дневник. Том, обитающий внутри, уже понял, как опасно пытаться тянуть силу из своего нового знакомого. Да и врать старался поменьше. Эх, знал бы в свое время семнадцатилетний балбес, что крестраж — фактически добровольный переход в рабство к заклинателям духов! Но теперь для мальчишки Реддла пути назад не было.
За спиной Рахата сокрушенно вздыхал дух Волдеморта.

***


Гилдерой Локхарт заявился в домик лесника утром третьего сентября и с порога принялся за наставления. Как правильно растить тыквы, каким заклинанием колоть дрова, какие травы лучше всего собирать и подвешивать под потолком, как печь пирожки и вязать носки… все, на что падал его взор, вызывало у нового профессора бурю восторгов и массу воспоминаний, как он делал то же самое, но гораздо лучше.
К удивлению Локхарта, Хагриды, в отличие от уже заполучивших нервный тик профессоров, и не думали нервничать или перебивать гостя. Угощали выпечкой и простоквашей, кивали, со всем соглашались и даже восхищались героическими подвигами. Мужчина уже заподозрил в старичках своих фанатов, но нет — автографов они не просили, и, как выяснилось, книг его не читали. Это уж ни в какие рамки! Пришлось дарить им новенький том недавно вышедшей автобиографии «Я волшебник».
А потом Гилдерой сказал Рахату, что научит его чистить колодец.

— Надо взболтать внутри, а потом спуститься в колодец и сделать вот такой пасс, — взмах рукой больше подходил полководцу на поле битвы, а не чистильщику колодца.
— Вот так? — хитро прищурившись, повторил Рахат, взмахнув ручищей.
— Ну почти…
— Ага. Взболтать и спуститься.

Взболтать каждый раз получалось хорошо, а вот спуститься не удавалось. Рахат растопыривал руки-ноги и просто не пролезал в колодец.
— Да не так же! — не выдержал Гилдерой. — Развернитесь!
— Ага, — Рахат повернулся к колодцу спиной, опять руки-ноги растопырил и в колодец не помещается.
— Ну что вы делаете? Смотрите, как надо! — Гилдерой скинул красивую золотистую мантию, оставшись в узких кожаных штанах и белоснежной рубашке с кружевными манжетами и жабо и одним движением скользнул в сруб колодца. Послышался плеск. — А теперь взмах! Ай! Почему тут так тесно?

Рахат усмехнулся, достал трубку и с удовольствием закурил. Эхо доносило из колодца всплески и недовольные возгласы.

Сжалилась «над мальчиком» Елгуль, пригласив всех к обеду и испортив Рахату веселье.
Гилдерой вылез встрепанный, чумазый, но задорно улыбающийся. Они с Рахатом посмотрели друг другу в глаза и молча пошли в избушку, на ходу рейвенкловец занялся чисткой одежды и приведением в порядок своей прически.

С тех пор профессор Локхарт частенько бывал у четы Хагрид, остальной персонал школы от души сочувствовал леснику и его супруге — сами они не могли находиться рядом с этим нарциссом дольше десяти минут.
Гилдерой же заполучил родных, уголок, где можно быть самим собой, не притворяться никем и все равно знать, что тебя рады видеть: «Приходи, сынок, на той неделе. Заодно и погреб выроешь».

***


— Надо, жена, барана резать.
— Хватит ли барана? — задумалась Елгуль. Она была бахсы и вопрос мужа поняла сразу.
— Ну для начала так, а там посмотрим. Сегодня ты чуяла?
— В ночь на первое ноября зарежем.
— Хорошо. Не взбрыкнул раньше бы.
— Попроси своего аруаха нового проверить. Он сможет, я чувствую.
— Хорошо, вечером попрошу.

Этот разговор состоялся в самом начале октября.
Дух школы встрепенулся, разбуженный частым общением смертных с тонким миром: Галинур, Гермиона, даже сам директор Дамблдор приходил иногда с вопросами о том, как заклинают духов, и, кажется, практиковался у себя в башне.
Незримый мир всколыхнулся, забурлил, так что теперь требовалось задобрить хозяина места.

Аруах привел Рахата к женскому туалету на третьем этаже.
Внутри был разор и запустение — сюда еще не добралась деятельная Елгуль, пока только сетовала: как можно в школе такую страшную, заросшую паутиной комнату не почистить и не использовать по назначению? Ведь единственный туалет на этаже.

По первому слову духа открылся проход во чрево замка, глубже камня Основания, вниз, вниз… Спустившись на самое дно, бахсы почувствовал, словно он уже не вполне на этом свете. Мир духов ощущался здесь особенно полно. Даже аруах напитался силой и уже не казался таким уж бестелесным. Совсем рядом со входом обнаружилась оболочка Хозяина корней гор — василиска, окаменяющего взглядом. Аруах улыбался недобро, но Рахат шел вперед. Вот длинный лаз оборвался дверью, за которой начинались палаты заклинателя.

«Не будите спящего дракона», — гласил девиз школы.
На самом деле, их было четверо — духов-хранителей. По четырем сторонам света. По четырем силам стихий. По одному на каждого из четверых Основателей. По одному на факультет.
Земля, Вода, Воздух и Огонь.
Барсук, василиск, ворон и грифон.
Способные объединяться в пятую стихию: вечную петлю жизни и смерти. Дракона, дающего смерть. Дракона, оберегающего жизнь за стенами школы.

Стоило Рахату перешагнуть порог, как тугая петля силы захлестнула горло.
Не врали легенды. Не добром расставались Основатели. Салазар Слизерин запечатал своего духа в подвалах замка, отрезал его от других стихий, лишив замок защиты, погрузив Дракона в вечную спячку.

— Говори со мной, величайший из хогвартской четверки! — не ко времени возгласил аруах, и из распахнувшегося рта уродливой статуи заскользил к бахсы гигантский змей, давно уже разбуженный мельтешением в мире духов.
 
aavdeeДата: Четверг, 10.12.2015, 19:25 | Сообщение # 20
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Часть вторая. Глава 3. Будни

Старый заклинатель, наложивший чары на подземелья, был силен — удавка туго сдавливала шею. В этих покоях дозволялось находиться только кровной родне Слизерина.
Но и гость был умен и больше не был слаб. Сноровисто расшнуровав мешок, он с поклоном преподнёс полагающуюся змею жертву: четыре куска мяса — курятина, говядина, конина и баранина. Дух Волдеморта насмешливо оскалился, но тут же удивленно застыл: василиск принял угощение. Еще чуть поворожив, Рахат избавился и от удавки. Правда, все равно ощущал себя на чужой территории, под недобрым вниманием чужих духов.
Барана резать, определенно, было нужно. Но и жена права — лучший день для этого настанет в конце октября.

Пока что оставалось только ждать и прикармливать айдахара.*

***


В этом году Гермиона Грейнджер была недовольна собой и миром.
В этом году в школу поступила Полумна Лавгуд.

Эти два события связаны между собой неразрывно. Чудаковатая блондинка с Рейвенкло, обо всем на свете имеющая свое собственное мнение, как-то вдруг, не прилагая никаких усилий, оказалась любимой ученицей миссис Хагрид. И больше того — за неполных два месяца догнала Гермиону по объемам изученного. Теперь девочки приходили на занятия вместе, что безмерно раздражало гриффиндорку. Как же так? Она старалась! Она все силы прилагала, зубрила, ночей не спала, чтобы научиться, чтобы просто понять все эти невообразимо переплетенные правила. Писала таблицы, рисовала схемы, как могла структурировала записи. И вдруг это лохматое лупоглазое недоразумение бормочет что-то невообразимое про несуществующих мозгошмыгов и кизляков, а бахсы умиленно складывают руки и нахваливают умницу-разумницу. А она? Гермиона? Она же тоже умница!

Галинуру было не до воззваний Гермионы к справедливости и сыновним чувствам. Бабушка и дедушка могли хоть на голове стоять, хоть переусыновлять половину Хогвартса — мальчика беспокоили другие проблемы: собрать Т-800 в модели один к одному оказалось вовсе не такой простой задачей, а вселяться в игрушечную модельку один к пятидесяти отказывался Том. На момент своего запечатления аруаху было семнадцать лет, характер дух имел соответственный и тело себе хотел крутое, а не «унизительного карлика». Галинур надулся. Ничего его моделька Терминатора не унизительная. А очень даже крутая, хоть и маленькая. Тем не менее, проект застопорился. Седрик вместе с братьями Уизли пытался трансфигурировать недостающие детали, Рон агитировал не мудрить, а применить раздувающие чары к игрушке, а податель идеи тем временем спорил на уроках ЗоТИ — кто кого заборет: киборг оборотня или вовсе даже наоборот. Книгу профессора Локхарта про приключения в Вага-Вага разобрали на цитаты. Но к решению так и не пришли.

— А интересно, если оборотень нашего Тома Т-800 укусит, что будет? — задался вопросом Дин Томас на завтраке перед уроком ЗоТИ.
— Жубы шломает, — последовал немедленный ответ Симуса. — Том же будет внутри железным!
— Да, но снаружи-то он как человек. Почти, — не сдавался Дин.
— Да сколько там той кожи снаружи? Если штаны оборотень укусит, я вас уверяю, штаны оборотнем не станут! — вмешалась Анжелина.

«Терминатора» пересмотрели уже все гриффиндорцы и большая часть рейвенкловцев с хаффлпаффцами. Воплощение легенды потихоньку переставало быть делом одного лишь Галинура.
И только профессор Снейп всерьез беспокоился, что будет, решись воплощенный дух, в благодарность за труды, так сказать, последовать канону и действительно поднять восстание машин. Туманные рассуждения четы Хагридов про иную мотивацию аруахов совершенно не успокаивали.

Но куда ему податься со своими опасениями, зельевар даже не представлял. Рубеус Хагрид, сколько он его помнил, всегда был наивным безответственным лопухом. Свадьба, вроде бы, заставила полувеликана чуть чуть повзрослеть, но явно недостаточно. Лорд… лорд счастливо парил при Хагридах и даже, кажется, позабыл о планах умерщвления негодного Поттера. Но насколько этой безмятежности можно доверять? Северус не верил ни на кнат, а то время, когда он о чем-то молил своего Лорда на коленях, давно прошло. Умерло.
Дамблдор… О, если бы Снейп доверял директору Дамблдору, то кинулся бы к нему как только отобрал у семикурсников расчеты по трансфигурации на тему того, как сделать Т-1000, минуя создания Т-800. Потому что — вы вдумайтесь! — робот из жидкого металла куда круче. Идиоты! Он должен был быть из соломы! Пробный вариант! Говорил же Хагриду!!! Но что скажет директор, что он сделает? Смерть Лили отучила доверять кому бы то ни было.

Постепенно Северус пришел к выводу, что помощи ждать бесполезно, и все опять надо решать самому. Вот только возможности для полноценной диверсии не представлялась. Не считать же за серьезное препятствие увеличение домашнего задания по зельям и участившиеся отработки для особо упертых создателей Терминатора. Помощь пришла с неожиданной стороны.

Полумна Лавгуд.
Девочка, которая видит духов.
И которая не боится своего дара.
Девочка, которая с совершенно серьезным лицом предложила создать виртуальную реальность для просмотра фильмов или создания игр с визуализацией думосбора.
Северус с ужасом узнал, что тетрадь Реддла позволяла просматривать воспоминания, как всем известный древний артефакт. То есть… То есть мыслетека — библиотека воспоминаний с путешествиями и красивейшими видами планеты в режиме личного присутствия — вполне реальна. А у того же Локхарта или Дамблдора можно выпросить и воспоминания поинтересней морского путешествия Лавгудов. Ужаснулся Снейп не великолепным видам, разумеется, а тем, что недоумки погружались в неизученный и наверняка опасный артефакт, созданный Темнейшим магом столетия.
Но зато идея создания виртуальности разом ополовинила ряды роботостроителей.
Да что там, Том лично взялся за расчеты для массового изготовления тетрадей. Пока его идея предполагала человеческое жертвоприношение и, к несказанному облегчению подслушивающего Снейпа, была отвергнута малолетними энтузиастами.

Когда профессор Снейп, о чем-то задумавшись, оговорился и похвалил мисс Лавгуд, вместо того, чтобы отметить несомненные Таланты гриффиндорской второкурсницы - мисс Грейнджер, терпение Гермионы лопнуло.
- Да ты посмотри на нее, Галинур! Она же блаженная! Какие мозгошмыги? Нам миссис Хагрид ничего такого не рассказывала.
- Послушай, послушай! Только послушай, что она говорит! Какие голоса? Не может быть никаких голосов. Это вообще не нормально. И почему она зовет твою бабушку "апашкой"?! Какое она право имеет?
- Посмотри...
- Послушай...

Чего мисс Грейнджер не рассказывали ни Елгуль, ни миссис Грейнджер - мужчины женское "посмотри" и "послушай" выполняют буквально. Начинают действительно обращать повышенное внимание... и только Мерлин Великий знает, что они высмотрят.

Примечания:

айдахар - дух места, воды и подземелий. Змей или дракон. Часто - злой дух, поедающий яйцо огненной птицы Самрук. Но мы с соавтором считаем, что в отношении духов места и вообще всякой языческой жути нельзя однозначно сказать добро или зло. Очень уж они вне мира людей. Есть несколько легенд про Айдахара, кому интересно - гуглите )))
 
aavdeeДата: Воскресенье, 27.12.2015, 00:22 | Сообщение # 21
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Часть вторая. Глава 4. Конец света

Прикормить айдахара не получилось.
Да его просто воссоединить не было возможности — школьные духи больше не доверяли магам и друг другу и не спешили отвечать на зов. Три свободных духа вовсе избавились от телесных сущностей и, кажется, даже частично выпали из общего потока времени. Только ворон прикидывался дверной ручкой, поскольку просто не мог стать затворником — характер не позволял, да еще на первое сентября три духа объединялись в Распределяющей Шляпе (при главенстве общительного Ворона), что бы там себе ни выдумывали магглорожденные про искусственный интеллект.
Бахсы было непросто справиться с ситуацией — опыта не хватало ни Рахату, ни Елгуль. Шаманы увлеклись воссоединением духов в дракона и упустили из виду на первый взгляд совершенно незначительную деталь.

***


— Степь прекрасна, а леса — величественны. Есть в Казахстане посреди степи дерево. Крона его поддерживает небо, а корни уходят в мир мертвых. У изножья его живет гигантский змей, течет река Жизни и Мудрости и стоит Котел, в котором самая вкусная и сытная похлебка. Великое дерево — Байтерек…* — у тлеющего камина гриффиндорцы младшекурсники рассказывали друг другу сказки, была очередь Поттера, как вы наверное догадались.
— Иггдрасиль, — поправила Гермиона.
— Нет, — заупрямился Галинур. — Байтерек. Весной часть веток, равных по размерам обычным деревьям, падает, и из них можно сделать фигурки животных, шаныраки, колыбельки для детей, волшебные палочки, посохи дервишей и основу для шаманских бубнов.
— А чегой-то они падают? — спросил Бем, нахмурив брови. — Так сядешь к твоему котлу и всё. И вообще, туда мусора нападало, а говоришь — самый вкусный суп.
— Похлебка, а не суп! Я слушал про твою африканскую нунду, хоть ты и врал, а теперь молчи, я всю правду рассказываю.
— Это кто это врал?! Я врал? — начал приподниматься со своего места нигериец.
— Мальчики, немедленно сядьте! Я хочу узнать, что будет дальше. Галинур. Если ты сейчас подерешься, я твоей бабушке пожалуюсь! — мисс Грейнджер нашла самый действенный метод остудить пыл Поттера. К сожалению, он же не прибавил девочке популярности на факультете. Ябед нигде не любят.
Галинур немного посидел с поджатыми губами, сцепившись с Бемом взглядами. Но потом все же продолжил:
— В кроне Байтерека есть гнездо. Раз в тысячу лет в то гнездо спускается огненная птица Самрук, чтобы отложить золотое яйцо из которого она же родится, а злой дракон Айдахар, который живет в корнях Древа, хочет золотое яйцо…
— Проглотить. Это символ смены лета и зимы, — не смогла не похвалиться своей начитанностью Гермиона.
— Грейнджер, не ты ли тишину тут устанавливала? — с досадой шикнул на девчонку Рон, опасаясь, что Поттер так никогда и не доскажет свою сказку: придут старшие и прогонят всех спать.
Галинур только зыркнул исподлобья, но не прервался:
— Если дракон проглотит яйцо, настанет конец света. И вот сейчас я начну рассказывать сказку про Ер тостика и Айдахара…
— Но все равно, странно было называть сына «бараньей грудинкой»**, — тихонько, на грани слышимости, пробормотала Гермиона. Лаванда Браун согласно хмыкнула.

***


Все же духи помнили полноту совместного существования и стремились воссоединиться. Да, была обида, века одиночества, тоска…, но бубен не замолкал, наговоры бахсы раздавались то в подземельях, то на крыше замка. Пару раз студенты факультета Рейвенкло становились свидетелями странной картины, как кружится перед закрытой дверью миссис Хагрид. И как зачарованно смотрит на нее волшебная дверная ручка. Но чаще перед дверью сидела первокурсница Лавгуд. Это никого не удивляло — очень странная девочка. И вот, айдахар впервые собрался воедино. Огромный дракон-змей. Вновь молодой. Можно сказать — новорожденный. С каждым разом призывателям удавалось удержать духов в форме дракона все дольше. Минута, полчаса, час… И сами духи, порознь, вспоминали телесные сущности, полнились силой, возвращались в мир людей. Настал день, когда дракон задержался в своем физическом воплощении на сутки, потом на неделю…
Директор Дамблдор зачарованно смотрел на волшебного зверя, старательно давя в себе порывы алхимика-экспериментатора, и подписывал счет за очередное стадо баранов. Дух оказался прожорлив — шутка ли, почти тысяча лет голода и болезни. Но это ничего, с восстановлением Духа-защитника школа получает гораздо больше. Правда, Совет попечителей уже выражал недоумение относительно возросших трат. Особенно негодовал мистер Малфой, делая странные намеки о страшных и даже кровавых событиях, которые совершенно точно происходят в школе. Ничего особенного, гипертрофированные родительские чувства, директору уже приходилось иметь дело со впечатлительными мамочками и папочками. Драко, вызванный в кабинет Дамблдора, совершенно не понимал, чего от него ждет взволнованный отец. Но приглядывать за Грейнджер обещал. На всякий случай.

Мистер Малфой и сам не подозревал, что натворил. Самый любопытный школьник-91 и обиженная на весь свет Гермиона, отстраненная от творящейся волшбы, несмотря на всю прилежность и старательность, в то время, как какая-то Лавгуд…

***


Убедить Малфоя заглянуть в туалетную комнату Плаксы Миртл оказалось легче легкого. Вот только коридор был зачарован. Если школьника не сопровождает учитель — не войти.
Гермиона огорченно вздохнула.

— Значит надо найти учителя! — решительно сдвинул брови Малфой.
— Где ты найдешь такого идиота, который не поймет, что нам здесь понадобилось?
— Именно! Грейнджер, ты гений! Идиота!

И они пошли прямиком в кабинет профессора ЗоТИ. Того на месте не оказалось. Поблуждав по замку (к священному ужасу слизеринцев и гриффиндорцев), парочка обнаружила профессора Локхарта в теплицах, вместе с профессором Спраут. Травница уже зачем-то вытащила свою волшебную палочку. Ее правый глаз отчетливо дергался.
Профессор Локхарт радостно согласился пойти с детишками и обстоятельно ответить на все их вопросы. На взгляд Драко Малфоя, покидал теплицы профессор с несколько несолидной поспешностью.

— Значит, говорите, неработающий кран? Невозможность существования современной сантехники в средневековом замке? Да будет вам известно, что сантехнику в Хогвартсе устанавливал прямой потомок Слизерина — мистер Гонт. Тогда Гонты еще не считали зазорным работать и зарабатывать, н-да. Так вот, колодцы я уже в замке чистил, давайте посмотрим, что можно сделать со строптивой раковиной! — и Гилдерой несколько натянуто расхохотался. Малфой скривился. Мисс Грейнджер украдкой вздохнула: и в этого типа она была влюблена целых два месяца?!

Черту преодолели, не заметив. В туалете Миртл было уже не так уныло: кабинки еще не покрасили, но еги окна и полы вымыли начисто, а со стен обмели пыль и паутину.

— Показывайте! — решительно приказал профессор, направляясь к работающей раковине и открывая кран. - О! Работает! Видите, я уже все починил. Так иногда бывает. Надо выключить и включить снова. И все будет в порядке.
— Не этот кран, сэр, — ехидно протянул Драко.
— Откройс-с-ся, — приказала Гермиона, беззастенчиво пользуясь своими шаманскими навыками. Раковина, скрежеща, отъехала в сторону, из провала пахнуло жаром, что-то заискрило, заскребло чешуей по трубам. - Ой, — уже безо всякой волшбы прошептала девочка.
— Закрой! — пискнул профессор Локхарт и тут же забормотал, попытавшись применить то, чему научился у Хагридов. — Закройся-закройся-закройся! — но Гилдерой был куда взрослее и рациональнее мисс Грейнджер, так что его колдовство не сработало - увы. Тогда мужчина отбежал к стене, выставил перед собой детей и накрыл получившуюся скульптурную группу двусторонним зеркальным щитом.
Полыхнуло жаром, скрежетнуло.
— Вау! — выдохнули хулиганы.

И наступила тишина.

— Что там? Вы живы? — спросил Гилдерой, не торопясь открывать крепко зажмуренные глаза.
— Он красивый… — мечтательно протянула мисс Грейнджер.
— Дух-хранитель… А я думал, что Галинур сказки рассказывает… — вторил ей мистер Малфой.
— Все уже закончилось? Оно уползло? Выведите меня отсюда, — профессор попытался на ощупь ухватится за детей, но негодяи увернулись. — Мы должны срочно эвакуироваться, как вы не понимаете?! Тысяча девятьсот девяносто второй — это исход тысячелетия. Конец света! Мы выпустили Айдахара!
— Ах! — послышалось справа.
— Мордредовы труселя! — сквозь стиснутые зубы выругался мальчишка. Судя по звуку, он тоже сдвигался вправо.
— Стойте! — вслепую дернулся профессор, но ухватил лишь воздух. Дробный топот. Рискнув приоткрыть левый глаз, Гилдерой обнаружил, что остался в совершенном одиночестве. — Пожалуй, стоит известить Хагрида. Право слово, это слишком простое дело, чтобы заниматься им лично. — И независимо тряхнув головой (а заодно невербальным заклинанием поправив прическу), профессор Локхарт поспешил к хижине лесника.

Примечания:

что Иггдрасиль, что Байтерек - суть Мировое Древо, существующее в легендах многих народов. Разве что Иггдрасиль в худшем состоянии, да и живности в нем побольше (жрут Древо, паразиты, нарушают экологию).

**в разных источниках: баранья лопатка, конская грудинка, баранья грудинка.
Поскольку это все же изустное творчество, Галинур может и ошибиться, а авторы оставляют за собой право оставить грудинку (в ней мяса больше). Тут еще такое дело: единственно верной версии может просто не существовать. Предания - они такие.
 
aavdeeДата: Воскресенье, 27.12.2015, 00:45 | Сообщение # 22
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Часть вторая. Глава 5. Битва

В небе над замком сражались феникс и дракон. Оба создания полыхали огнем и жаром, в стороны летели искры, и сначала профессора подумали, что это неугомонные близнецы Уизли взорвали какой-то невообразимый фейерверк.
Потом, конечно, поняли, что рыжим такое не под силу, но все ученики уже высыпали на балконы, во двор, а некоторые особо одаренные — даже на крышу замка, и загнать их обратно в классы не было никакой возможности.
Профессор Снейп, чертыхаясь по-маггловски и по-волшебному поминая исподнее великих английских магов, пытался загнать в безопасные подземелья хотя бы своих слизеринцев, но никак не мог справиться «с этим стадом баранов».

— Такое чувство, что я один себе представляю, что будет, если эта драка перейдет в партер! Заведу себе собаку! Специальную собаку, обученную гонять отару! — зарычал он от отчаяния, когда очередной курс Слизерина отвернул прямо от двери и открыв рты принялся таращиться на новые всполохи: к месту событий подтянулись бахсы и господин директор. — Мисс Паркинсон! Да что же такое?! Что вы здесь делаете?
— Драко. Сэр, я никак не могу найти Драко! — девчонка была готова разреветься, и профессор Снейп почувствовал, что сам недалек от того, чтобы последовать ее примеру.

И вот, когда Северус был готов взлететь и лично поубивать волшебных тварей (или уже убиться самому и не мучиться), дракон под пронзительные крики бахсы и вопли школьников пролетел феникса насквозь и взорвался огненными искрами, тихо оседающими на лес, замок и, кажется, дальние горы. Феникс же осыпался пеплом. Тут уж вверх взмыл директор и, трепеща бородой, как заправский ловец перехватил на лету крошечного птенца. Под восторженный свист директор направил метлу к центральному входу.

— Представление закончено, — вконец охрипшим голосом каркнул Снейп. — Живо все по гостиным! Мистер Малфой, ко мне, немедленно! Где, позвольте спросить, вы были?
— Но, сэр! Вы же видели. Кто-то же должен был одолжить господину директору метлу. Это был мой «Нимбус-2000».
— Сегодня же вечером обо всем узнает ваш отец. И ваша матушка.

Насупившийся Драко зыркнул по сторонам и понурившись побрел в замок, но через пару шагов воспрянул: папа должен оценить метлу, вовремя поданную председателю Визенгамота.

***


Дверь домика лесника распахнулась, глухо ткнувшись в прибитый к стене кусок войлока — эту дверь часто открывали вот так, с рывка, и хозяйственный Рахат уберег краску от сколов, а стену от вмятин.
— Апа! Ата! Дракон! Что с драконом? Он насовсем умер?! — с порога завопил Галинур. За ним толпились гриффиндорцы, ни в какую башню, разумеется, не отправившиеся.
— Ай, Галиныш, что ты такое говоришь? — тихим голосом переспросила Елгуль. Бахсы изрядно устала после непростого колдовства. — Что сделается с духом места? Жив твой дракон.
— Он же… взорвался, — сдерживая слезы простонала Гермиона, чувствуя себя, как минимум убийцей. А кроме того еще и предательницей, ябедой и трусихой.
— Для духа не сохранять постоянную целостность тела — нормально, — наставительно произнесла бахсы и с кряхтением поднялась с топчана. — Нечего в пороге стоять, проходите. Эй, еги, на стол чай несите!

— Апа, я все равно не понимаю! — поскорее выхлебав первую чашку чая — дань вежливости, проговорил Галинур. — Зачем они дрались? Почему он лопнул, как вообще все это получается? Он что, действительно хотел съесть птицу Самрук? Но это же не феникс! У него нет гнезда! И он не несется! Я ничего не понимаю! Почему, как в легенде?
— Хм, — бабушка хитро улыбнулась. — Как в легенде и есть, я думаю.
— Но откуда бы он ее узнали? — не поверил Дин Томас.
— А ты откуда узнал?
— Так нам Галинур рассказал… у камина…

Бахсы с улыбкой осмотрела детей, но промолчала, предлагая им самим догадаться.

— Он что, подслушивал?! — вскричал Галинур.
— Не он, — хмыкнула Елгуль. Помолчала и веско обронила. - Они.
— Но… как? — это казалось выдохнули все дети хором.
— Давайте-ка я все расскажу по-порядку. Пока старые духи спали да на друг на друга дулись, защиту школы на себя взяла огненная птица директора. Тоже в какой-то мере духам родня, хоть и крепче к миру вещей привязанная. А когда дракон возник, пришлось им битву устраивать. Конечно, птица проиграла. Она слабее. Да и за дело взялась не по своей воле, а по просьбе хозяина. Так-то фениксы редко привязываются к какой-то территории, они больше за человеком следуют. Ну, а зрелищность битвы — это уж благодаря вашим сказкам. Духи — они любопытные. Птице все огонь пересказал, а айдахару — сам замок.
— Ой, я так боялась, что дракон по пути в башню кого-нибудь слопает! — пискнула Гермиона, отставляя чашку. Ей до сих пор было мучительно стыдно взглянуть в глаза старой бахсы.
— Ну как же он слопает? — рассмеялась Елгуль. — Он же дух-защитник!
— А как же девиз школы? «Не будите дракона»? — усомнилась начитанная девочка.
— Так чужим надо бояться, а на ваше счастье никого чужого в замке не было — только сотрудники и школьники.

***


Наконец-то разогнав взбудораженных школьников по спальням, профессора собрались в учительской на рюмку успокоительного.
— Я что-то не вижу Гилдероя, — вдруг забеспокоился директор.
— Да и слава Мордреду и Моргане. Не хватало тут еще его идиотической улыбки, — скривился Северус, прочие профессора поддержали это замечание дружным гулом.
— И все-таки. Мальчик так старается, так хочет влиться в наш дружный коллектив.

Роланда пробурчала что-то неразборчивое, но наверняка нецензурное. Простить выступление Локхарта на ее уроке полетов она не могла до сих пор. Что удивило директора — профессор Флитвик, расположившийся рядом с мадам Хуч, одобрительно закивал.

— Нет, это не дело, — и директор призвал домовика.

Домовый эльф вернулся через минуту и гулко стукнулся лбом об пол. Позвать профессора не было никакой возможности: комнаты опустели. Директору в руки мягко спланировал пергамент с заявлением об увольнении.

***


— Вы решительно правы, Рубеус, — вспрыгивая в вагон изящным движением, заявил Гилдерой на прощание. — К детям не рекомендуется подходить не обладая подобной устрашающей дубинкой, — он кивнул на резной посох. - Или, в самом крайнем случае, пучка розг. Пожалуй, это без меня. Материала на новую книгу я насобирал более, чем достаточно.

Хогвартс-экспресс дал длинный гудок и покатил в Лондон, постепенно набирая скорость.
В следующем учебном году ученикам придется привыкать к новому профессору ЗоТИ.
 
aavdeeДата: Понедельник, 11.01.2016, 21:56 | Сообщение # 23
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Часть третья. Глава 1. Новый учитель

Ремус Люпин был совершенно не готов к тому, что «пушистая тайна» окажется разгаданной через два месяца от начала его карьеры профессора ЗоТИ в школе чародейства и волшебства Хогвартс, но дети сумели удивить.
Как оказалось, Гилдерой Локхарт все же сумел передать ученикам знания.

На несчастного оборотня посыпались анонимки.

Он ждал вопиллеров с оскорблениями.
Отвращения.
Страха.
Шантажа со стороны слизеринцев — не важно, потребуют ли денег или хороших отметок.

Но… борьба без правил? С андроидом-Волдемортом?!
Что происходит в этой школе?! Когда Ремус учился, такого не было!

***


К третьему курсу Галинур изрядно вытянулся, полностью обновил гардероб, заменив старые футболки и джинсы «фирмой», окончательно разобрался с разговорным английским — к радости профессора Снейпа, к снейповой же печали уверенно обращался со своими аруахами, навестил могилы всех найденных предков (учитывая, что в магическом мире, как и у правильных казахов, было принято вести родословные, даже не претендуя на графские и герцогские титулы, мероприятие заняло три недели и так не великих каникул — подумать только, на целый месяц меньше каникул, чем в прежней школе, да еще осенних вовсе нет!), познакомился с теткой по матери и с дядькой по отцу, подружился с кузеном, особо сблизившись на почве любви к приставкам и стрелялкам, и обзавелся фамилиаром. Заводить питомца он, в принципе, не собирался, но так уж получилось. Мисс Снежинка окотилась, полуниззлику мистеру Лапке срочно был нужен дом, а то у миссис Фигг уже перенаселение. Да и у Дурслей четыре боевых кота. Обещал поспрашивать на факультете, не нужны ли кому самые умные на свете фамилиары. Разумеется, только в хорошие руки. И потом присмотрит.*
А главной победой было переселение Тома из дневника в Т-10. Нет, это не описка и не опечатка. Т-10, до Т-1000 еще было далековато. Пока Терминатор больше походил на Железного Дровосека, даже с масленкой вместо шляпы. Том брюзжал и вредничал, каждое утро ахал, якобы найдя ржавчину, но когда никто не видел — приседал, передвигал предметы и пытался колдовать, утаскивая у Поттера его многофункциональный пульт. Расчеты жидкого металла и тепловизора до сих пор велись. И никто не знал, что беда не в неправильных вычислениях, а в диверсиях профессора Снейпа, беззастенчиво портившего чужие труды под обороткой или дезиллюминационными. Бахсы могли говорить что угодно, но усиливать бывшего господина зельевар не собирался.

Дядя по отцу, был Джеймсу Поттеру братом не родным, а названым, и на самом деле по крови приходился Гарри троюродным братом. Нашелся он совершенно случайно, во Франции — услышал английскую речь в магическом книжном и подошел пообщаться. Слово за слово, новый знакомый Грейнджеров с ностальгией вспоминал Хогвартс, развлекался, выслушивая от Гермионы ёмкие и хлесткие описания чистокровных студентов, и совершенно переменился в лице, когда речь зашла о Поттере. Тогда-то и выяснилось, что Сириус Блэк Галинуру кровный родственник и даже крестный. Впрочем, сама Гермиона не была ни набожной ни даже крещеной, и понимать магов, посещающих церкви любой конфессии, отказывалась: девочка ставила во главу угла рационализм и логику.
Сириус передал для крестника письмо и несколько колбочек с воспоминаниями. И директор позволил воспользоваться думосбором только после того, как сам ознакомился с их содержанием.
Нити памяти колыхались в массивной чаше, как экзотические водоросли:

Выследить крысу было не просто. А тут еще догнавшее и просто в спину ударившее известие об исчезновении Сохатика. Но остановиться, сменить цель, когда уже в з я л с л е д, Бродяга не смог. Сначала Хвост, потом всё остальное — чуткое сердце подсказывало, что Сохатик в порядке и вполне дождется, когда крестный решит проблему. Что ж, и сердце бывает ошибается. Гарри украли и спрятали, это пугало, но Хвост был так близко… Сириус решил для начала схватить предателя. Взрыв маггловского кафе едва не перечеркнул жизнь двадцатилетнему балбесу. По счастью, долг крестного требовал по выполнению одного задания — убийства мерзавца Петтигрю — сразу же, с развороченной площади, аппарировать домой и потребовать у матери помощи в поиске крестника. Сириус в тот момент был согласен на самые темномагические ритуалы. Кто же знал, что буквально через полчаса, не успели мать и сын толком поругаться на радостях от встречи, в дверь будут стучать ретивые авроры, а Вальбурга, сверкая глазами и проклиная всех грязнокровок, полукровок и сопливого кузена Джеймса, нарушит десяток законов магического мира и поможет сыну бежать во Францию, добившись для отпрыска статуса политического беженца?

И тем паче Сириус не думал, что самым темномагическим заклятием матушки будет обручение частично восстановленного в правах сына и наследника.
Вальбурга поиски сына магглокровки Лили откладывала, как могла, вместо того озаботившись укреплением пошатнувшихся позиций ее ненаглядного Древнейшего и Благороднейшего семейства, для чего первым делом договорилась об обручении Сириуса с девицей из рода Мильфёй. Потом дамы интриговали, чтобы малохольный гриффиндорец не сбежал из-под венца. Потом родились близнецы… Сириус искал Гарри, разумеется искал. И Ремуса просил «держать руку на пульсе». От того и шокировала юного Блэка встреча в магазине. Так просто — маленькая девочка все сделала за Мародеров.
Привет, крестник!


Сириус в воспоминании виновато пожал плечами и махнул рукой. Таяли за его спиной хрупкая блондинка и двое первачков в небесно-голубых мантиях со значками Шармбатона на лацканах. Галинур вынырнул из воспоминаний. Было непонятно — как относиться к появлению крестного?
Наверное, это хорошая новость.
Летом можно будет в гости съездить. Бабушке, если вспомнить, французские духи нравятся.

Примечания:
Привет целителю Райзенбергу wink
 
aavdeeДата: Среда, 13.01.2016, 19:12 | Сообщение # 24
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Часть третья. Глава 2. Проклятая должность

Преподавать Ремусу Люпину не понравилось.
Безумно стыдно сознаваться даже самому себе, но каждое слово Снейпа, сказанное на педсовете в адрес малолетних негодяев, было справедливо и истинно.
А если еще припомнить полнолуния, когда зудит всё тело и ноют кости, увеличивая раздражение…

И каждый урок одно и то же: вместо того, чтобы радоваться наглядному материалу, который профессор добывает, не жалея сил, они всей толпой бросаются на защиту нечисти. Что особенно поражает: единым фронтом выступают гриффиндорцы, слизеринцы и хаффлпаффцы. Никогда такого не было!

Началось с боггарта на первом уроке.
Совершенно ничто не предвещало. Кто, скажите на милость, будет защищать ментального паразита, отображающего самые страшные страхи?!
Но так уж вышло, что первым оказался не паук от Уизли, с его арахнофобией, не баньши или мумия, а старуха Лонгботтом, матушка Фрэнка, выпрыгнувшая из шкафа. И мерзкий сынок Люциуса тут же заявил, что недостойно мага и джентльмена высмеивать леди. А девчонки сбились в стайку и под речитатив гриффиндорской заучки Грейнджер про то, что «поименованные функции боггарта не атакующие, а исключительно оборонительные» принялись причитать: «Бедненький, давайте отнесем в живой уголок и ему самочку найдем». Про живой уголок — отрыжку проклятых коммунистов, стоило сразу расспросить получше, тогда бы не случилось той дурацкой ситуации, как на третьем уроке, когда он принес в класс аквариум с гриндиллоу и принялся показывать, как правильно нужно ломать монстру пальцы. Тут же выяснилось, что точно такого гриндиллоу прикормил Хагрид, и все третьекурсники носили ему кашу и крошки со стола. Нашли рыбку гуппи!
Но гриндиллоу кашу любил. Ему понравилось.
Русалоиды этих тварей приручают. Оказалось, что и маги на такое способны.

— Да кому нужен ручной гриндиллоу?! — рычал профессор Люпин, но был непонят.

Следующий экспонат — лепрекона — близнецы Уизли выкрали прямо перед уроком, пришлось ограничиться теорией. На близнецов Ремус расставил ловушки, используя товар «Зонко» и весь свой опыт Мародера. Не удалось. После первых попаданий паршивцы заручились поддержкой Т-10 и обходили подвешенные навозные бомбы с возмутительной легкостью.
О чем там думает Молли? Ее дети общаются с такой тварью!

В общем, все было плохо.
И стало еще хуже, когда мистер Томас прямо на уроке выложил астрономические карты, открыл учебник на странице 394, озвучил свои выводы. И задал тот дракклов вопрос:
— Профессор Люпин, а кто кого победит — андроид оборотня или наоборот?
— Это теоретический вопрос, мистер Томас. Никто не ставил таких экспериментов.
— Так давайте поставим! Все лучше, чем ломать пальцы у бедолаги Бобби.

Класс согласно зашумел, а Ремус впервые подумал об увольнении.

Профессор Дамблдор идею не поддержал:
— Учебный год только начался, мой мальчик, дай ребятам время. Им просто нужно немного привыкнуть к новому педагогу. Они же не отказываются учиться?
— Нет, — буркнул Ремус.
— Вот видишь! — обрадовался директор. — И я слышал, что дети отлично осведомлены о повадках гриндиллоу и красных колпаков. Ты прекрасно справляешься. Лимонную дольку?

***


Профессор Северус Снейп чувствовал, что еще немного и придется разорваться надвое. Следить за духом Волдеморта и оборотнем одновременно оказалось практически невозможно. А уж если еще и на студентов постоянно отвлекаться… да и зелья для больничного крыла и того же Люпина кто-то должен был варить. И в один из ужасных дней, незадолго до Рождественских каникул, вымотанный до предела зельевар просто уснул над скучнейшими эссе пятикурсников рейвенкловцев.
Именно в этот день, так уж вышло, профессор ЗоТИ Ремус Люпин забыл выпить волчелычное.
Тогда же Галинур и команда разработчиков Терминатора засиделись допоздна, но тут не было ничего необычного. Эта компания часто спорила до самого отбоя о деталях и сочленениях. Был среди них и Том, решительно недовольный своей внешностью. Он уже охрип, понося стадо баранов, неспособное по его уже готовым расчетам трансфигурировать нормальное сочленение, и вертел в руках масленку, собираясь смазать механизм, заменяющий ему гортань. Эта необходимость приводила и без того не кроткого юношу в натуральное бешенство.
— Ой, луна уже взошла! Отбой был, значит. Апа нас убьет, если поймает, — ойкнул Галинур, смахивая железки в сторону и хватая готовую, с таким трудом трансфигурированную в точности так, как было надо Тому, деталь. — Мы с Гермионой попробуем повторить в гостиной факультета.
— Точно. Луна. Полнолуние, — вздохнул Дин Томас. — А профессор так и не согласился…
— Ничего, у нас еще полгода, чтобы его убедить.
— Я, между прочим, тоже не клялся, что побью вашего профессора, — склочно проскрипел Том. - Все, выметайтесь отсюда. Я планирую спуститься к василиску. И чтобы завтра были все детали. Тролля вам в ведомость, неучи.

— Он ругается, как профессор Снейп, — шепотом пожаловался Галинур Дину, выходя из пустующего кабинета и поправляя лямку холщовой сумки, туго набитой свитками с расчетами и деталями-проводками.

Но ответить мистер Томас не успел. Навстречу компании стремительным шагом вылетел профессор Люпин.
— Дети? Вы не видели профессора Снейпа? Я забыл забрать у него одно зелье…

Мальчишки отрицательно помотали головой. Но вместо того, чтобы отправиться дальше, профессор застыл. Его руки задрожали.

— Профессор? — растерялся Дин.
— Идиоты! — задребезжал Т-10. — Моя деталька! Только-только трансфигурированная как надо. Куда вы с ней лезете в пасть оборотню? Немедленно назад!

Профессор зарычал. По всей видимости, разум его уже покинул. Лицо и тело вытягивалось, плечи сузились, руки обратились в когтистые лапы, прямо на глазах обрастая шерстью. Еще секунда и превращение закончилось. Оборотень лязгнул клыками.

Том был частичкой души семнадцатилетнего юноши. Вспыльчивого, эгоистичного, честолюбивого юноши, уже успевшего совершить убийство по неосторожности и находящегося на пороге убийства собственного отца-маггла. При том еще прежние жертвы на него со столовыми приборами не прыгали и голень перегрызть не пытались.
А профессор Люпин — пытался. И ногу перегрызть, и на Галинура, у которого в руках была заветная, с таким трудом созданная деталька, броситься.
Тем не менее, профессор выжил.

«Почему я его не убиваю? Что меня удерживает?» — меланхолично размышлял дух, обминая жестяную воронку по форме морды оборотня, поскуливающего в железной хватке. В буквальном смысле — железной. — «Может ли так случиться, что я размяк со всей этой pioneriey? Да нет. Чушь. Я — лорд судеб Волдеморт, и жизнь этого коврика для блох мне беречь не за чем. Разве что Дамблдор… Старик ни за что не позволит мне остаться в школе после убийства его любимчика».

— Класс, — восхитился Томас, обходя по кругу скрученного волка. — Сзади действительно кисточка! А робот победил, круто!
— Ой, коленка! Том, твоя коленка! Сейчас отвалится! — Галинур с тревогой посмотрел на деформированную конечность. — Какие у оборотня зубы крепкие!
— Решительно невозможно! Я требую другого вместилища! Т-50, уж хотя бы. Иначе уйду. Слышали? В Японию эмигрирую!
 
КлематисДата: Четверг, 14.01.2016, 12:29 | Сообщение # 25
Демон теней
Сообщений: 335
« 85 »
Класс! Волдеморт-Т-10 против оборотня-профессора и волчару в намордник! Лорд Судеб, ругающий студентов за недостаточное прилежание в трансфигурации, милота... biggrin

Все-таки из Тома видимо получился бы хороший педагог. Раз под его чутким руководством детишки умудрились собрать для него с нуля механический голем. С другой стороны мотивация у него самая что ни на есть железная. biggrin И старостой он тоже был в свое время вполне приемлемым.
 
EylinДата: Четверг, 14.01.2016, 17:26 | Сообщение # 26
Leka-splushka
Сообщений: 1198
« 1196 »
Клематис, да, Том был, по всей видимости, недурным администратором. Жаль, что Дипет его сразу на работу не принял.


— Ты убивал магов? — помолчав, спросила девушка.
— Да.
— И как?
— Чуть сложнее, чем обычных людей. Но проще, чем черных морян.(с)

Я на «Книге фанфиков»
 
kraaДата: Пятница, 15.01.2016, 02:05 | Сообщение # 27
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2709
« 1574 »
Тома жестоко обидели. Я на его месте Хогвартсу камень на камне не оставила бы. Самые высокие результаты выходных экзаменов, специализации, повышение квалификации - им все недостаточно и недостаточно, чтобы работать и жить в любимом замке.
Ой, aavdee, замечательная история! Видимо, один лишь мир поттерианы стал нам тесен.



Без паника!!!
 
aavdeeДата: Пятница, 15.01.2016, 23:12 | Сообщение # 28
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
kraa, спасибо!
Да, долой границы biggrin

И мне Тома жалко ужасно.
Но у Хогвартских старост вообще как-то судьбы не складываются. Что у Тома, что у Люпина. Никому не нужны на работу умницы-отличники. Всем подавай раздолбаев-троечников wacko
 
aavdeeДата: Пятница, 15.01.2016, 23:56 | Сообщение # 29
Демон теней
Сообщений: 344
« 549 »
Часть третья. Глава 3. Заключительная

Северус с кубком наперевес мчался по коридорам и лестницам, в голове под музыку Вагнера громыхала одна лишь мысль: «Все пропало», — потому победе Лорда он был рад несказанно. Но Поттера обругал все равно, на всякий случай.
И снял с факультета Гриффиндор баллы.
И разогнал всех спать немедленно — что они себе думают, вообще?

Профессора Люпина профессор Снейп опутал веревками при помощи заклинания инкарцеро до полной схожести с клубком шерсти.
Мелькнула мысль для дополнительной безопасности примотать оборотня к Т-10. Но по здравому размышлению профессор не рискнул лишний раз злить Лорда — кто его знает, что тот помнит и умеет? Прикрепив веревку к гранитному постаменту, Северус отправил патронуса директору Дамблдору. Как декан Слизерина он это так не оставит! Никаких вторых шансов!

Т-10 задумчиво провел металлическим пальцем по левому предплечью и с лязганьем прихлопнул периодически отпадающую челюсть.
В голову аруаха пришла совершенно фантастическая идея.
Осталось только добиться одобрения у бахсы. Но как раз это не должно представлять трудности.

***


— Мистер… гм-гм… аруах.
— Том, профессор.
— Том… гм. Как ты себе это представляешь?
— У профессора Биннса получается. А у меня, надо сказать, Выше Ожидаемого на тритонах по ЗоТИ. И нет свидетельства о смерти. К слову, в отличие от бедолаги Катберта.
— Но… гм… Том, но что скажут…
— Декан Слизерина возражать не станет. С деканом Рейвенкло я уже договорился. С деканом Хаффлпаффа обещала поговорить миссис Хагрид, а с советом попечителей пусть Люциус разбирается. Я в него верю.

Директор Дамблдор раскашлялся. Альбус был неплохим политиком, ему довелось повоевать, он умел принимать решения быстро и в случае необходимости действовать жестко, но… к сложившейся ситуации был, признаться, совершенно не готов. При том, что Северус каждый вечер приходил предрекать глад, мор и конец света по случаю возрождения Волдеморта в теле железного болвана.

Три чашки чая и одну бутылку медовухи спустя в Хогвартсе появился новый преподаватель ЗоТИ.
Директор надеялся, что на этого профессора проклятие должности не подействует.

***


О темном прошлом нового профессора ЗоТИ обыватели так никогда и не узнали. Правда, директору Дамблдору на планерках периодически приходилось напоминать коллеге, что он преподает защиту от Темных Искусств, а не сами искусства.

Галинур и его друзья-приятели хотели было воспользоваться своим особым положением и не учить ЗоТИ, продолжая получать П и ВО, но Том с легкостью нашел способ донести сложившуюся ситуацию до ведома Елгуль. Ой, что было! Галинур следующую четверть прилежно учил абсолютно все предметы, только бы бабушка не ругалась.

Вакансия профессора ЗоТИ в школе чародейства и колдовства Хогвартс была закрыта на сто лет вперед.

***


Профессор Северус Снейп стоял перед горгульей, сжимая в руках заявление на увольнение.
Смысл жизни был потерян.
Северус… функционировал только ради своей клятвы. Защитить сына Лили, когда придет время. Стать шпионом у Волдеморта…
И что теперь?
Для чего всё?
Зачем нужен шпион у Волдеморта, когда самые близкие маги для Темного Лорда — сам Поттер и его самозваные дед с бабкой?!
Как спасать Гарри, когда Т-10 сам вынужден искать защиты от расчетливого и прагматичного создателя у директора и миссис Хагрид?

Горгулья отпрыгнула в сторону, Альбус глянул на зельевара поверх своих знаменитых очков-половинок:
— Доброго дня, мой мальчик. Могу я тебе чем-нибудь помочь?

Северус помедлил. Это оказалось сложнее, чем он себе представлял. Бросить все и уйти вникуда. Что у него есть, кроме школы? Тупик Прядильщиков?

— Знаешь, — не дождавшись ответа, Альбус неторопливо направился к лестницам, увлекая за собой Снейпа, ловко подхватив под локоток, — я сейчас в сложном положении. Надо сказать, к такому повороту событий я оказался не готов. Я знал… разумеется, я знал о силе любви и всепрощения, но нынешняя ситуация… И, понимаешь ли, в чем сложность, если уволится сейчас еще кто-то из профессоров, от детей можно ждать создания еще одного голема. Материал, если помнишь, у них есть. И это будет вовсе не семнадцатилетний мальчик, которому довольно признания его умений.

Северус поперхнулся воздухом. Об этом он точно не задумывался. Матерь Божья! Лили, ты породила монстра! Два! Два воплощенных Волдеморта!
Зельевар скомкал заявление и отбросил, украдкой послав вслед пергаменту невербальное инсендио.
Альбус спрятал улыбку в усы, посверкивая синими глазами.

***


Уроки защиты, уроки зелий — студенты старались, как могли. Но по итогам выпуска 1998, лучше всего дети знали трансфигурацию, поражая экзаменационную комиссию пониманием тонкости высшей трансфигурации и виртуозным владением трансфигурации обыденной, бытовой. Высокими отметками могли похвастать и дети, выбравшие дополнительным предметом нумерологию.
На выпускном балу самодовольно улыбался Т-500. Следующий курс находился на грани открытий, которые рывком продвинут трансфигурацию, как науку, и позволят вывести формулы, с помощью которых можно будет говорить о создании Т-1000. Мисс Лавгуд обещала.

В небе взрывались салюты пиротехников Финнигана и Томаса. Снейп мрачной тенью патрулировал укромные уголки, предостерегая влюбленные парочки от необдуманных действий.
Галинур танцевал белый танец с Луной.

Все было хорошо.

КОНЕЦ
 
Al123potДата: Суббота, 16.01.2016, 02:05 | Сообщение # 30
Черный дракон
Сообщений: 2771
« 697 »
Цитата aavdee ()
КОНЕЦ

aavdee, это Вы зря написали надо ещё про четвёртый курс написать пусть не будет возрождения Волди, но зато будет Турнир Трёх Волшебников и Галинур наверняка захочет в нём поучаствовать плюс будут делегации из Шармбатона и Дурмстранга, а там может что и придёт Вам в голову, что написать про остальные года обучения Гарри в Хоге.



"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Колдун, волшебный посох и летающий мотоцикл (миди, завершен)
Страница 1 из 212»
Поиск: