Армия Запретного леса

Воскресенье, 17.12.2017, 06:55
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 11 из 11«1291011
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Молли навсегда (Попаданка в Молли-школьницу /макси/ пишу/добавлена 45 глава)
Молли навсегда
КауриДата: Четверг, 31.12.2015, 14:27 | Сообщение # 1
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
Название фанфика: Молли навсегда
Автор: Каури - я
Бета: venbi slonikmos
Гамма: venbi
Рейтинг: R
Пейринг: Молли Прюэтт/будет ясно позже, Рудольфус Лестрейндж/Беллатрикс Блэк
Персонажи: Молли Прюэтт, Артур Уизли, Магнус Нотт, Рудольфус Лестрейндж, Рабастан Лестрейндж, Беллатрикс Блэк, Фабиан Прюэтт, Гидеон Прюэтт, Альбус Дамблдор + несколько оригинальных героев и разные канонные персонажи.
Тип: гет
Жанр: романтика, агнст, драма
Размер: планируется макси
Статус: в работе
Саммари: Саньке Осинкиной не повезло - попала-то она в Поттериану, круто все, магия и прочий Хогвартс. Но в Молли Прюэтт? Если и был персонаж, который ну никаких чувств особо не вызывал, разве что раздражение и тоску, то именно эта рыжая ведьма с выводком невоспитанных эгоистичных уизлят. И рано она обрадовалась, что ещё не замужем.
Предупреждения: попытка изнасилования, Дамби-возможно-гад
Диклеймер: Отказываюсь.








Сообщение отредактировал Каури - Суббота, 16.12.2017, 02:10
 
КауриДата: Среда, 27.09.2017, 00:47 | Сообщение # 301
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
***

Санни вошла в большую столовую, заполненную народом, одновременно с девушкой, зашедшей из другой двери, и обрадовалась, узнав мисс Хоган.

— Кэти! — воскликнула она, поспешив к своей новой знакомой. — Ой, как здорово! Ты откуда?

Мисс Хоган ахнула удивлённо и просияла, хотя до этого выглядела несколько расстроенной. Она даже крепко обняла Санни, шепнув, что безумно рада встрече. После чего обе, наконец, смогли оглядеть остальных.

Санни тут же познакомили с девушками: Люси, Агнешкой и Роксаной. Джейми сел за стол рядом с кузиной, вид у него тоже почему-то был не слишком счастливым. Слева от неё устроилась Кэти. А подруги мисс Хоган заняли места напротив них. Гидеон привычно устроился в шикарном кресле во главе стола, слева от Санни, а Фабиан, явившийся позже всех, мрачноватый и украшенный свежим синяком под глазом, занял место напротив брата.

— Думаю, все проголодались, — мягко произнёс Гидеон, метнув на брата сочувственный взгляд. — Приятного аппетита, леди и джентльмены.

Суп действительно оказался очень вкусным, ели молча. Второе тоже оценили по достоинству. А когда подали сладости и вкусный чай с какими-то кисленькими травками, первыми заговорили девчонки, упрашивая хозяев показать им драконов, раз уж они оказались тут по воле случая.

— Думаю, я мог бы найти время, — добродушно согласился Гидеон. — Джейми, ты с нами? О, нет, прости, совсем забыл про отчёт. Фабиан?

— Сожалею, брат. Мне пора возвращаться в южную часть каньона, — обычно весёлый Фабз был на удивление спокоен и явно никакого сожаления не испытывал.

Санни была удивлена — столько красивых девушек за столом, а братец даже не смотрел в их сторону. Судя по рассказам Гидеона, да и по собственным впечатлениям, это было совершенно не похоже на Фабиана.

— Я уже насмотрелась, — вздохнула она, в ответ на вопрос старшего брата. — Лучше составлю компанию Джейми, наверное.

— А что за отчёт? — спросила ясноглазая девчонка, сидевшая напротив Джейми. Кажется, её звали странным именем Агнешка. — Я изучала право и бухгалтерский учёт в Дурмстранге. Может, смогу помочь?

— Решено, — сделал свои выводы Гидеон. — Возьму на себя роль экскурсовода. Мисс Каркарова и мисс Сабо пойдут со мной, мисс Мнишек оставлю Джейми, присоединитесь к нам позже. Мисс Хоган я бы советовал немного отдохнуть после обеда, подождите хотя бы Джейми с Агнешкой. А Санни… Сестрёнка, проводишь Фабиана в его временное пристанище? Тебе понравится палатка тётушки Мюриэль! Портключи оттуда обратно в контору очень надёжные.

Вот так она и оказалась в знаменитой палатке. Фабиан посмеивался над её восторгами.

— Сам балдею от этой палатки, — сказал он, улыбаясь. — Как начнём получать прибыль, обязательно закажу себе такую же. Я тут уже три дня, а до сих пор не привык к такому комфорту. Если хочешь, могу для сравнения показать нашу с Гидеоном.

— Тут так тепло! — восхищалась Санни, поспешно избавляясь от тёплой шубки. — Мерлин мой, какой шикарный бассейн!

Фабиан отобрал у неё шубку и кивнул на шкафчик на другой стороне:

— Там купальные костюмы Мюриэль. Можешь подобрать себе что-то и поплавать. А мне надо бы навестить парней, тут в одной из пещер валлийская дракониха устроила кладку, надо проследить, достаточно ли там еды. К сожалению, её супруг повредил крыло, пока заживёт, пройдёт пара недель, так что за её пропитанием следить приходится нам самим. Подождёшь меня, котёнок? Потом вместе вернёмся на базу.

— Бедный дракон, — ахнула Санни. — Конечно, иди. Я поплаваю, а потом почитаю. Джейми сказал, что тут есть несколько хороших книг.

— О да. Я даже увлёкся детективами магловского автора Конан Дойля. Прикольные персонажи. Всё, ничего не бойся, палатка имеет прекрасную защиту и стоит в очень безопасном месте. Постараюсь не задерживаться. Кстати, там на столе в гостиной большое зеркало — связь с базой. Просто постучать палочкой.

Плавать в бассейне было здорово, Санни наслаждалась не меньше получаса, невольно погружаясь в мысли и воспоминания.

На этот раз встреча с мамой была куда теплее, они проговорили полночи в комнате Санни. Обсудили столько всего, что голова шла кругом. Отец несколько раз заглядывал к ним, на что Летиция Прюэтт умоляюще улыбалась:

— Ещё пять минуточек, Джей! Я совершенно не устала.

— Хорошо, — покладисто кивал он.

Вспомнили и про Троя Хейли. Оказалось, мама уже про него всё узнала, когда навещала свою новую подругу миссис Эйлин Робертс.

— Сама увидишь, какая она интересная и добрая, — говорила мама. — Вас же пригласили с Джейми погостить после Нового года?

— Да, пригласили, — Санни уютно устроилась рядом с мамой в большом кресле перед пылающим камином. Летиция обнимала её, прижимая к себе. Полумрак вокруг создавал непередаваемо душевную обстановку. Они даже тапки сбросили, зарываясь ногами в густой ворс большой белой шкуры, устилающей пол перед камином. — А с мальчиком Северусом ты познакомилась? Он неделю жил в Хогвартсе.

— Конечно, хороший мальчик, — покивала Летиция. — Но уж больно самостоятельный. Правда, Гидеон с Фабианом в его возрасте тоже уже уворачивались от объятий и имели кучу общих «мужских» секретов. А ещё я познакомилась там с леди Бастиндой Лестрейндж и её младшим сыном.

— Мама, — простонала Санни.

— Ладно, ладно, молчу. Но Рабастан мне очень понравился, так и знай. Очень воспитанный мальчик. И скромный.

— Басти — скромный? — поразилась Санни, и тут же захихикала, уткнувшись в плечо Летиции. — Просто понимаешь, на самом деле он нахальный и совершенно…

— Санни, котёнок, юноши и должны быть нахальными перед девчонками. Так он тебе нравится?

— Очень, — прошептала она, тяжело вздыхая.

— Бедняжка, — посочувствовала мама. — Ничего, всё у тебя устроится! Я уверена.

— Спасибо.

Отец всё-таки забрал маму вскоре, а на следующий день Летиция показывала ей поместье. Мол, давно уже дочурка не ездила с ней к вассалам. Санни согласилась, конечно, с радостью. И была поражена, как много домов с аккуратными двориками и хозяйственными постройками они объехали. Везде их встречали угощением, но Летиция сразу говорила, что муж запрещает ей питаться вне дома, и гостинцы они забирали с собой.

Навестили и старую нянюшку, которая долго обнимала свою воспитанницу, обливаясь слезами, и похоже, совершенно не заподозрила в хлюпающей носом дочке патрона кого-то другого.

— Я знала, что ты вырастешь доброй девочкой, — попрощалась с ними нянюшка.

— Она такая добрая, — вздохнула Санни, забираясь обратно в коляску. Мистер Элли Керстен покосился на неё добродушно. Боевик отца сопровождал их в поездке, но всегда ждал возле коляски, запряжённой двумя фестралами.

— Очень, — усмехнулась Летиция. — Ты была довольно строптивым ребёнком, сама ведь понимаешь. Я очень счастлива, что ты так повзрослела за последнее время. А что ты добрая девочка, я даже не сомневалась никогда. Ну что, осталось навестить старика Пинокладуса, да семью Вартингов. Но если устала…

— Нет, нет, я с удовольствием.

Всего вассальских семей Санни насчитала около тридцати пяти. Одиночки тоже встречались. На Летицию вассалы смотрели с обожанием. На дочь патрона настороженно, но в целом — благожелательно. Они останавливались в живописных местах, оказалось, что поместье занимает небольшую долину, целиком находясь в магическом мире. Долина походила на огромную подкову и была окружена цепью высоких холмов, в центре подковы имелось озеро, куда большее, чем Чёрное возле школы. Вот вдоль берега этого озера и стояли домики вассалов, а также располагались поля и пастбища для домашних животных.

Полюбовалась на целый табунок фестралов, на прирученных гиппогрифов, на самых обычных коров, на свиней с целым выводком розовых поросят. Даже на широкой лодке прокатилась с местными мальчишками. Они её тут же научили, как заклинанием ловить рыбу. Оба должны были поступить в Хогвартс на будущий год и с равнодушным видом задавали «каверзные» вопросы.

День пролетел незаметно, и Санни была полна новых впечатлений. И очень благодарна маме — ведь она даже не представляла, что поместье отца — это целый обособленный мир, настоящая деревенька. Был тут и свой кузнец, и свой целитель, и маленькая продуктово-вещевая лавка, и даже «клуб» — совершенно круглый дом у самого берега, где собирались по праздникам.

Спать после ужина она отправилась без возражений, слишком устала, слишком полна была новых впечатлений.

А в комнате её ждал целый зверинец, включая эту маленькую шкодную сову. Рудольфус её прислал ещё накануне, и Санни даже испугалась в первый момент, услышав сильный стук в окно, когда оказалась в своих комнатах.

— Сова! — первой опознала почтальоншу Лакки. — Ой, как она похожа на Лгунью!

Сову впустили, та привередливо посмотрела на угощение и словно нехотя протянула лапку, устроившись на краю письменного стола.

— Так ты — подарок! — обрадовалась Санни, прочитав письмо Рудольфуса. Сова посмотрела очень странно. — Тебе ведь имя нужно. Как тебе Милашка?

У совы округлились глаза, она покачнулась и вдруг свалилась под стол. Санни ахнула, но приглядевшись к комку перьев, заметила, как та осторожно приоткрыла один глаз.

— Хорошо, хорошо, неудачное имя, — согласилась Санни. — Ты разбойница, а не сова!

Пёстрая хитрюга оживилась, оказалась в мгновение ока снова на краешке стола, и даже дала себя погладить.

— Разбойница, значит, — усмехнулась Санни.

Сова тут же деловито принялась за печенье. Лаки умильно подложила кусочек сырого мяса в специальную плошку.

— Разбойница — красивое имя! — сказала домовушка, заслужив у совы очень одобрительный взгляд.

Только Монстрик отнёсся к почтальонше пренебрежительно. Подошёл, вспрыгнув на стол, обнюхал, фыркнул и утопал спать на кровать хозяйки.

Вот и сейчас её встретили в комнате сова и Монстрик. Только на этот раз смогли удивить. Как уж они нашли общий язык неизвестно, но книззл и сова мирно спали в корзинке Монстрика, привалившись друг к другу.

Санни полюбовалась на эту картину, но будить не стала, и сама уснула почти мгновенно, едва опустив голову на подушку. А утром её уже ждали драконы. Мама проводила её камином в дом тётушки Мюриэль и осталась там погостить. А Джейми с Санни перенеслись портключом на «базу» в драконарий.

Драконы произвели на Санни незабываемое впечатление. Парни, сопровождавшие их с Джейми, добродушно посмеивались, предоставив кузену представлять ей огромных крылатых ящеров. Хорошо, их защищала прочная сеть, а то рядом с этими гигантами Санни было не по себе, хотя и восторг она ощущала немалый. Больше всего ей понравилась молодая дракониха, с любопытством поглядывающая на гостей. Она подлетела к сетке совсем близко, Санни смогла разглядеть и огромную пасть с двумя рядами опасных зубов, и большие глаза, обрамлённые пушистыми ресницами… Жаль, что дракониха быстро улетела, услышав напевный крик кого-то из соплеменников.

И так здорово было, что на базе их ждали гости. Санни надеялась, что девушки не успеют уехать до её возвращения. Хотелось бы с Кэти ещё пообщаться.

— Ты там не уснула? — послышался голос брата.

— Нет, — рассмеялась она, переворачиваясь на живот и быстро подплывая к бортику. — Просто задумалась. Ну что, ты закончил с делами?

— Вылезай уже, котёнок, — усмехнулся Фабиан. — А то превратишься в русалку, и Гидеон мне голову оторвёт. Я пока кофе сварю, ты какой любишь?

— С сахаром и взбитыми сливками.

— Умница, вся в меня. У тебя десять минут, сестрёнка.

Кофе получился у брата вкусным, а маленькие бутерброды с ветчиной они умяли в рекордный срок.

— Фабиан, — решилась Санни, когда он налил ей вторую чашку своеобразного капучино. — Ты не знаешь, почему Кэти Хоган такая грустная была? У неё что-то с Гидеоном.

Брат поперхнулся и закашлялся.

— Ты знакома с Кэти? — смог он выговорить, глотнув свой напиток.

— Она приезжала в Хогвартс на экскурсию к профессору Флитвику, — пояснила Санни. — Мы подружились. Она говорила, что познакомилась с Гидеоном, но подробностей я не знаю.

— Она познакомилась со мной, — помрачнел Фабиан. — Слушай, вот что вам девчонкам надо? А? Я же к ней со всей душой, а она сразу драться.

Санни глянула на его синяк, постаравшись скрыть изумление.

— Цветы дарить не пробовал? — грустно спросила она. — А ещё можно пригласить на свидание.

Фабиан замер, уставившись куда-то сквозь неё, потом вскочил и деловито осведомился:

— Ну что, поела? Можем возвращаться. Ты пока переодевайся, я недолго. Пять минут.

— Хорошо, — Санни пошла в комнату, где оставила свои вещи и с сожалением стянула с себя толстый махровый халат. А она и не подозревала, что произошла путаница. Значит, Кэти и Фабиан! Это было удивительно, но её смешливый братец, похоже, влюбился не на шутку. А вот Кэти было ужасно жалко. Если она приехала к Гидеону... И во всём виновата Санни! Они столько общались, а ей даже в голову не пришло упомянуть про второго брата!

Фабз появился с букетом потрясающе красивых цветов.

— Ух ты! — Санни оглядела их с восторгом. — Это для Кэти?

— Росли на одном опасном склоне. С трудом подобрался на метле. Правда нравятся?

— Ещё бы! Никогда таких не видела!

— Тогда держись за меня крепко.

***

— Покажешь? — Агнешка преспокойно присела на подлокотник его кресла, когда Джейми раскрыл отчёт, составленный Гидеоном.

— Нет. Слышали вы когда-нибудь, панна Мнишек, выражение «коммерческая тайна»?

— Представьте себе, мистер Прюэтт. И что мне тогда делать?

— Сидеть тихонечко, читать эту книгу, которая у вас выглядывает из кармана, и ждать, пока я закончу. Способны на такое?

— И что мне за это будет? — тоном капризной девочки спросила она.

Джейми сдержал вздох, стараясь не воспламениться от такой близости. Чувствовать плечом тёплый бочок девушки оказалось испытанием не из лёгких.

— А что желает панна Мнишек от неправильного сквиба? — осторожно поинтересовался он, когда она всё же встала, подарив ему массу ощущений — от облегчения до сожаления.

— Ничего такого, — девчонка устроилась с ногами в гостевом кресле и действительно открыла книжку. — Всего лишь то, что вы уже мне обещали.
— Обещал? Я?

— Ну не я же! Фыркнула она. Короткая у вас память, мистер Прюэтт.

— Зовите меня Джейми, — попросил он. — Здесь слишком много других Прюэттов.

— Тогда вы меня — Агнешка, — девушка деловито перелистнула страничку. — Я напомню вам обещание, так и быть. Вы сказали, что можете научить меня целоваться. Вот и посмотрим. А пока занимайтесь, не буду отвлекать.

Никогда ещё отчёты Джейми не проверял так быстро. Хотя видит Мерлин, отключить внимание от Агнешки, что на самом деле увлеклась чтением прямо перед его носом, было решительно невозможно. Совесть и желание пойти у этой капризной принцессы на поводу боролись в нём как два исполина с переменным успехом. И неправильного сквиба бросало то в жар, то в холод. А предмет его желаний выглядел так трогательно, с увлечением уткнувшись в книжку, и, казалось, вовсе не подозревал, какие страсти бушуют совсем рядом.

Благо, отчёт он уже успел выучить наизусть, и все эти безумные чувства вовсе не помешали справиться с привычной работой. Захлопнув фолиант, он посмотрел ещё раз на Агнешку и тихо осведомился, не доверяя голосу:

— Про поцелуи вы не шутили?

Она подняла головку, одарила его затуманенным взглядом, прикусила губу.

— Нет, и не передумала, — ответила серьёзно. — У меня в этом, знаете ли, опыта мало совсем, а вдруг понадобится.

А в следующий миг она вскочила с кресла, и на него налетел маленький тайфун. Юная панна без всякого зазрения совести умудрилась протиснуться между ним и столом — пришлось поспешно отодвинуть кресло — и влезла к нему на колени, устраиваясь с удобством. Пришлось обнять красотку за талию, и медленно умирать, чувствуя, как тонкие руки обвились вокруг его шеи. Манящие губы девушки оказались совсем близко. А глаза чертовка просто зажмурила.

— Ну?! Я жду, — нетерпеливо заявила маленькая нахалка. И коварно облизала губы маленьким язычком. — Джейми?

— Вы сами этого хотели, — пробормотал он, сдаваясь в неравной борьбе, и осторожно прижался к подрагивающим губам. А дальше он просто потерял голову. И ученица оказалась из самых талантливых, так что увильнуть от самого настоящего и подробного урока у Джейми не было никаких шансов.

— Запираться надо! — голос Гидеона прозвучал как гром среди ясного неба, мгновенно возвращая влюблённых на землю.

Агнешка отреагировала ещё быстрее, просто нырнув под стол.

— Я… это…

Гидеон фыркнул и покачал головой.

— Мне бы отчёт скопировать и отправить. Мисс Мнишек ищет мисс Каркарова. У вас минут пять, а может и того меньше.

Наследник рода Прюэттов вышел, неплотно прикрыв дверь.

— Вы живы? — Джейми вскочил, обходя стол. Сердце в груди стучало как ненормальное.

Агнешка выползла с его стороны. Оказалось, девушка уже вполне успела привести в порядок свою одежду. Джейми откашлялся, протянув ей руку, чтобы помочь подняться. И тут же снова оказался в объятиях девчонки.

Глаза Агнешки весело блестели.

— А остальное так же здорово? — спросила она с любопытством.

— Остальное? Пани, нас ждут, мы не можем и дальше заниматься глупостями!

Несмотря на твёрдость голоса, внутренне Джейми такой уверенности не испытывал.

— А если поженимся?

— О, тогда сколько угодно, — он коротко поцеловал прелестный ротик и решительно отстранил от себя девушку. — Только это невозможно, панна Мнишек. Я — совершенно не подхожу вам. И ваш опекун никогда не даст своего согласия на такой неравный брак.

— Это мы ещё посмотрим! — задрала подбородок Агнешка. — Я в ванную!

Джейми горестно вздохнул после бегства девчонки, придирчиво осмотрел себя в зеркало, поправляя одежду, и отправился искать кузена. Объясняться по поводу безобразного поведения предстояло позже, когда проводят гостей.

***

Увидев цветы, Кэти округлила глаза совсем как Разбойница. Санни постаралась сдержать смешок. Фабиан кусал губы, ожидая реакции. Кэти дышала свежим воздухом, стоя на крыльце базы, когда они оказались совсем рядом.

— Это мне? — мисс Хоган с удивлением оглядела букет и осторожно взяла. — Спасибо!

— Кэти, — Фабиан отступил и спрятал руки за спину. — Знаешь, может, мы неправильно начали знакомство, но что мешает попробовать снова? В конце недели у меня будет свободный день, могли бы куда-нибудь сходить.

— Свидание? — усмехнулась мисс Хоган. — Я рада, конечно, только со мной все эти танцы-пляски не обязательны. Фабиан, пойми, мне просто надо немного времени, чтобы прийти в себя и подумать. Просто, оставь в покое, ладно? Я сама тебе напишу… Позже.

Он мрачно кивнул и прошёл в дом, не сказав больше ни слова.

Санни сочувственно поглядела на Кэти, поднялась на крыльцо и остановилась рядом.

— Глупая я, да? — спросила её подруга.

— Ничуть, — Санни обняла её за талию. — Подумать всегда полезно. Мне так кажется. Фабиан славный.

— Да я уже поняла. А ты не знаешь, Фабиан светлый маг?

Санни кивнула.

— Тёмный у нас Гидеон. И ещё я. А это для тебя важно?

— Я полукровка, — пояснила Кэти, словно это всё объясняло. И посмотрев на Санни, усмехнулась. — По-моему, это уже все знают. Я залетела от твоего брата. Вот, приехала поставить в известность.

Санни ахнула.

— А что Фабиан?

— Жениться хочет. Только я пока не знаю. Сложно всё это. Никогда не думала заводить семью, всё такое.

— Понимаю, — покивала Санни. — Страшно вот так решиться. Это же навсегда.

— Вот именно, а я только привыкла к свободе, — Кэти глубоко вздохнула и вдруг задорно улыбнулась. — Ладно, не грусти, прорвёмся, как говорит долоховский домовой. Пойдём, что ли? Холодно тут.

Прощание вышло бурным. Девушкам, подружкам Кэти, очень понравились драконы и «вообще всё-всё». Надеялись приехать ещё. Санни заметила, как странно поглядывает Джейми на Агнешку, решила его попытать при случае. Фабиан с Гидеоном расцеловали её на прощание. Девушки обещали писать и заверили, что все будут на балу у Лестрейнджей, так что будут рады вновь увидеть Санни и её братьев. Кэти даже пригласили остаться погостить, но несмотря на умоляющий взгляд Фабиана, та отказалась.

Мюриэль и мама поджидали их в тётушкиной любимой гостиной, но расспрашивать не стали — время близилось к шести вечера, а отец настоял, чтобы ужинали они обе дома. Расспрашивал Санни, что она увидела в заповеднике, посмеивался над её восторженным испугом от драконов. А потом пригласил в свой кабинет.

Мама ласково кивнула, мол, ничего не бойся.

— Дочь, — на этот раз отец не стал садиться за свой стол, а присел прямо на его край, скрестив руки на груди. Санни вдруг стало тревожно. — Я помню о нашем договоре, но, как обещал, сообщаю тебе о предложении, от которого сложно отказаться. Ты догадываешься, кто навестил меня сегодня?

— Нет, — дыхание перехватило.

— Лорд Лестрейндж. Он официально просил твоей руки для своего второго сына Рабастана.

— А ты? — кажется, она даже дышать перестала. Ноги отказывались служить, и Санни присела на ближайшее кресло.

Джейсон Прюэтт покачал головой.

— Я же обещал. Так что лорд Лестрейндж осведомлён, что этот вопрос я оставил на твоё усмотрение. Но ты должна знать о намерениях этой семьи.

— Спасибо, пап!

Он усмехнулся. Но тут же серьёзно спросил:

— Ничего не хочешь мне сказать по поводу Рабастана Лестрейнджа?

— Пап…

— Иди, отдыхай, дорогая, — он подошёл и поцеловал её в лоб. — Если что-то решишь, сообщи мне, хорошо? Помни, что я на твоей стороне, как бы всё ни повернулось.



 
m-a-andrДата: Суббота, 30.09.2017, 18:16 | Сообщение # 302
Подросток
Сообщений: 14
« 56 »
Бомба?! Что, правда, бомба?! Настоящая бомба?! Да еще с порталом? А кого или что взрывать будем? И за что?

Нет, все остальное тоже очень интересно и вкусно... но бомба затмила все... я офигела... извините за выражение...

Спасибо за фантазию и талант сказителя.
 
КауриДата: Пятница, 06.10.2017, 18:17 | Сообщение # 303
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
m-a-andr, здравствуйте, спасибо, что читаете.

Бомба упомянута та же самая, что разрушила башню во время переговоров Тома Реддла и представителей других родов.

Но вообще - это просто сказка, так что не принимайте близко к сердцу.

Спасибо за отзыв!



 
katyaДата: Среда, 11.10.2017, 22:09 | Сообщение # 304
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Большое спасибо!
 
КауриДата: Понедельник, 23.10.2017, 21:08 | Сообщение # 305
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
katya, вам спасибо, что читаете!






Сообщение отредактировал Каури - Понедельник, 23.10.2017, 21:09
 
КауриДата: Пятница, 27.10.2017, 00:49 | Сообщение # 306
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
Глава 44

Только поздно вечером, сдав с рук на руки взволнованной домовушке измученную непривычным шопингом, но довольную невесту, Трой вернулся домой и сразу почувствовал неладное. Правда, сильный стук в дверь тут же прояснил, кто мог его побеспокоить.

Хейли сгрузил покупки на пол и пошёл открывать беспардонному Шону Кроули. Распахнув дверь с заготовленным предложением валить к Мордреду и не мешать ему готовиться к важнейшему событию в жизни, Трой молча вытаращился на процессию у своего порога. Потом всё же шагнул на крыльцо и скрестил руки на груди. Вопрос задал холодно:

— В чём дело?

— Ты вот что, сынок, не строй из себя самого крутого, — сурово отчитал его старый Бойд. — А скажи парням, что делать нужно. Слышали, крыльцо не успел обновить и крышу над террасой?

Боевики одобрительно зашумели, не скрывая ухмылок.

— Меня благоверная из кухни выгнала, — меланхолично заявил Кроули, — а запахи оттуда… Так что давай, показывай недоделки и не артачься.

Трой не понял, какое отношение имеют запахи на кухне Кроули к его крыльцу, но благоверная Кроули, прекрасная Эмбер, выгнала, по всей видимости, не только Шона, но и сыновей. Старшенький Глен был явно этому рад, а младший, Корделл, тем более — будучи ещё неженатым, парень жил с родителями постоянно, а не как старший, гостивший по выходным.

У остальных боевиков, обступивших его крыльцо, наверняка тоже были заготовлены причины нежелательности проводить вечер дома, и Трою их выслушивать не хотелось точно. Немного ещё посопротивлявшись для вида, он махнул рукой и отпер подвал, вход в который находился возле крыльца.

— Доски, инструменты там. Стенфилд, ради Мерлина, пусть Шон Кроули к крыше даже близко не подходит!

— Да кто ж его пустит туда? — засмеялся Бран Сеймур. — Глен, будь добр, присмотри за папашей.

— Остряки, — фыркнул Шон Кроули, подхватывая доски. — Глен, Корделл, за мной! Мы крыльцо делать будем. Мужики, кто с нами?

Трой немного посмотрел, как разоряют его запасы стройматериалов, и вышел на улицу, только тут же об этом пожалел. Тори Стенфилд выступила из группы жён боевиков и подбоченилась:

— Хейли, показывай, как живёшь. По-хорошему просим пока что.

— Да что такое? — взорвался он. — У меня свадьба завтра!

— И мы о том же, — Энди Сеймур ему подмигнула. — Лучше смирись, мы только пыль смахнём.

Хейли прикрыл глаза, понимая, что если с мужиками он смог бы попробовать сладить, то с их жёнами и пытаться не стоит. Скрипнув зубами, он в два шага поднялся на скрипучее крыльцо и распахнул дверь.

— Прошу! — шутовски поклонился дамам.

Те одарили его насмешливыми улыбками и всей толпой устремились в дом.

— Для жениха ты больно хмур, — хихикнула Линни Бетани, самая молоденькая из замужних ведьм ковена, и подмигнула.

Трой глубоко вдохнул, медленно выдохнул и вошёл следом. Стоя на пороге, он с ужасом глядел на бурную деятельность, которую за пару секунд успели развести женщины.

— Трой, — крикнула Энди из кухни. — Ты набор кубков мыл хоть раз? Только не говори, что даже не пользовался после покупки.

Хейли в панике глянул на Линни, которая заклинаниями чистила ковёр неподалёку, и одними губами произнёс:

— Я ушёл!

Она беззвучно рассмеялась и закричала в сторону кухни:

— Энди! Хейли уже сбежал! С тебя галеон! Слышишь меня?

Этого вынести Трой уже не мог, рванул на улицу, и едва не упал. Крыльцо уже успели разобрать.

— Это подновить называется? — обалдело спросил он скалящегося Шона, спрыгивая на землю.

— Полностью переберём, тут делов-то. Блядь, парни, кто опять стамеску забрал?

Трой тоже выругался, и бесцельно двинулся в сторону реки.

— Хейли, — окликнул его дедок Бойд, стоящий на тропинке, — а я тебя жду. Пойдём к нам, дочка вкусный ужин приготовила, Джонни спит уже, поешь и выспишься как человек. Ты же знаешь, комната Грея свободна…. А эти на полночи тут зависнут, оно тебе надо?

Трой оглянулся на ярко освещённый дом, откуда слышались крики и мат боевиков, громкий хохот весельчака Сеймура и нестройный стук молотков, вздрогнул и поспешно кивнул.

— Спасибо!

Дженни Бойд встретила его радостной улыбкой.

— Трой, я тебе уже постелила в комнате Грея, — сообщила она. — Ужин на столе, но если есть не хочешь, то можешь сразу идти отдыхать. Пап, ты бы поглядел, что там Джонни, мне кажется, он приболел. Я не могу, у меня тут пироги уже подходят.

— Праздник какой-то? — из вежливости спросил Хейли, стоя на пороге.

Она оглянулась с весёлым изумлением. В смешном фартуке, с испачканной в муке щекой, с волосами, убранными в высокий хвост, Дженни выглядела совсем юной.

— Трой, ты в порядке?

— Что?

— Я готовлю пироги на твою свадьбу, — просто ответила она. — Так ты как, голоден?

И тут до него стал доходить весь масштаб устроенной им лично катастрофы. Хейли зажмурился и замотал головой.

— Мы поели в городе, — быстро сказал он. И зачем-то пояснил: — Я и Чарити. Пойду спать, если не возражаете.

— Спокойной ночи, — кивнула Дженни.

В комнате Грея Бойда он не был, наверное, со дня похорон друга. Замерев возле застеленной белоснежным бельём постели, Трой огляделся и почувствовал, как защемило что-то в груди. Зря он сюда пришёл! С Греем они дружили, с самого детства были неразлучны, пока Бойда не отправили в Дурмстранг, а его в Хогвартс. С портрета смотрел красивый парень в форме Дурмстранга.

— Я женюсь, Грей, — тихо произнёс Хейли.

И вздрогнул, когда Бойд-школьник серьёзно кивнул:

— Мне сказали. Ты изменился. Почему не заходишь? Я ждал тебя.

Трой прикрыл глаза, вспоминая. Несчастный случай во время финальной игры в квиддич на седьмом курсе. Они хотели отпраздновать окончание учёбы в кабаке старика Тома: пить всю ночь напролёт, как взрослые. А может, ещё что-нибудь придумали бы. Вместо этого Трой впервые в жизни напился в одиночестве на похоронах лучшего друга. В глазах защипало.

— Откуда этот портрет? — спросил он хрипло, открывая глаза.

— Девчонка одна нарисовала, — Грей пожал плечами настолько знакомым движением, что у Троя перехватило дыхание. — Я хотел тебя с ней познакомить, хорошая была. Она — единственная в нашей группе была из Англии, ну и я, конечно. Мы с ней вместе зачаровывали, прикольно было. Хотел тебя удивить… Трой, забери меня к себе, будь другом, а?

— Я… Ты что, я не могу, — Хейли попытался улыбнуться, но вышло скверно. — Что скажет твой отец?

— Да хреново мне тут! — воскликнул Грей резко, но постарался взять себя в руки. Отвернулся, никогда он не любил, чтобы видели его слабость. Такого спокойного парня среди ковенцев и не найти было. Всегда улыбкой встречал любую опасность. Шутил, когда было больно. Утешать умел, как никто другой. Только однажды Трой видел, как он плачет — когда их с Дженни мама умерла после долгой болезни. А сейчас он сжимал побелевшие кулаки и говорил торопливо, горячечно: — Никто не заходит месяцами, понимаешь?! А если зайдут… Лучше бы вообще забыли! В глазах отца такая тоска, а Дженни плачет каждый раз. Я поэтому и не разговариваю с ними, не хочу бередить их раны. — Он вдруг запнулся и посмотрел на друга с широкой улыбкой. Речь его снова стала плавной и лениво-насмешливой: — Виданное ли дело! Говорящий портрет в ковене...

— Ты сдурел, да? — внезапно рассердился Трой. — А ничего, что они тебя любят? Что им хочется знать…

Он замолчал так же внезапно, как вспылил. Отвёл глаза от грустной улыбки Бойда.

— Хочется знать, как я умер, да? — откликнулся юный Бойд. — Так я же не знаю. Я утром должен был идти на игру. Трой, ты не понимаешь, я не могу заговорить с ними теперь. Столько лет прошло! Сколько, кстати?

— Как ты жил! — возразил Хейли и опустился на стоявший возле изголовья кровати стул. — Они хотели бы знать, как ты жил! К Мордреду, Грей, что ты за придурок, а? И почему заговорил со мной? Молчал бы и дальше!

— Ну извини! Я думал, ты будешь мне рад. Поговорим… — Бойд на картине отвернулся.

— Обижайся, сколько влезет, — сердито ответил Трой. — И о чём нам разговаривать? Ты мальчишка, сопляк, а я взрослый мужчина.

— Который женится на моей ровеснице, — хитро улыбнулся Бойд. Он никогда не обижался надолго. — Как ты считаешь, Трой? Чем мысли юноши отличаются от мыслей такого матёрого боевика, как ты? Почему ты не хочешь поговорить?

— А я что делаю сейчас? Не знаю, чем отличаются, — недовольно откликнулся Хейли. Посмотрел мрачно на портрет и не удержался: — Я ненавижу тебя, Бойд! И ненавидел все эти годы. Двадцать три года — ты хотел знать, сколько прошло времени. Какого хрена ты погиб? Зачем, ну зачем стал играть в эту тупую игру на седьмом курсе?

— Замена понятий, — фыркнул Бойд. — Ты любил меня, Трой, все эти годы. Двадцать три, да? Просто ты был обижен, что я оставил тебя одного, такого несчастного и одинокого.

— Ни хрена ты не понимаешь, психоаналитик хренов!

— Это я тебе рассказал, кто они такие! — торжествующе усмехнулся Бойд.

— Да ты сам-то видел хоть одного? — фыркнул Трой. — Ни хрена ты не видел! Всё по верхам, увлёкся этими маглами, но так же, как и всем остальным — ненадолго.

— Много ты понимаешь! — не обиделся мальчишка. — Я чары хорошо знал. Ты-то, наверняка до сих пор моешь посуду руками? Скажешь, нет?

— Мне не сложно! Я вообще предпочитаю многое делать руками. Тебе не понять.

— Я ж говорил! Трой, дружище, я знаю тебя, как облупленного. Вот скажи, кто ещё в курсе, как ты сох по своей Летти? Молчишь, кривишься? Вот именно. А что ты мечтал стать наставником в ковене? Что хотел поколотить некоего Прюэтта, но понимал, что он тебе не по зубам? Что мечтал, чтобы барыги в Лютном дрожали от звука твоего имени. Дрожат, а, Берсерк? Мечтал потерять девственность с вейлой… не удалось, да? А кто ещё знает, что ты обожаешь выстругивать из дерева забавных зверюшек; бродить по лесу просто так, вслушиваясь в звуки; съедать хрустящую корочку у булочек с корицей мадам Паддифут, а остальное накрошить совам. Я все твои секреты знаю. И ты говоришь, нам не о чём разговаривать?

— Ты знаешь секреты, которые уже никому не интересны. Что-то сбылось, что-то нет. И что? Я давно переболел и первую любовь, и…

— …потерю друга. А незаметно, Трой. Меня ты не забыл. Не можешь отпустить, да?

— Это ненормально! — Хейли вскочил и заходил по комнате. — Ну кто тебя просил разговаривать, придурок? Мне выспаться нужно, завтра свадьба! Чем я занимаюсь? Болтаю с дурацким портретом! Да что ты знаешь про моего друга?

— Всё, — холодно произнёс Бойд. — Все мысли и чувства. Всё, что случалось в жизни. Я наизусть помню все книги, которые прочёл. Я — это слепок памяти Грея Бойда. Но знаешь, что, Трой? Человек — это и есть его память. И знаешь, что ещё? Имей в виду, я на полном серьёзе… Я бы на месте министра запретил писать портреты и их зачаровывать. Совсем запретил!

— Почему? — от удивления Трой снова опустился на стул.

— Потому что это бесчеловечно! Мне так обидно, что я всего лишь портрет! И самое поганое знать, что ничего я в жизни не достиг, не осуществил ни одной мечты. Не женился, не воспитал детей, и никогда уже не буду нянчить внуков. Не погуляю на твоей свадьбе, никогда больше не набью тебе морду… Джонни, мой племянник, растёт безотцовщиной. И если я был бы жив… Чувства-то никуда не делись, понимаешь? Трой, забери меня или сожги портрет к мордредовой бабушке. Что тебе стоит? Инсендио и всё.

— Что ты говоришь такое?

— Не пугайся, это не убийство. Я давно уже умер, хотя так и не смог понять, как такое могло произойти со мной. Ведь ничего не предвещало! Я измучен и проклинаю тот день, когда затеял эту дурь с портретом. Если бы ты забрал портрет себе, может, стало бы легче. Ты всегда меня понимал. А так… Я б запретил портреты, Трой. Не плачь!

Трой Хейли и не знал, что он ещё способен плакать. С удивлением тронул мокрую щёку. Вздохнул судорожно.

— Что я могу сделать? — спросил с мукой в голосе.

— Палочка с собой? — решительно спросил Грей. — Есть одно простое заклинание. Оно гасит портрет, делает его простым рисунком. Я потому и заговорил, сразу хотел попросить. Но… Это ведь ты, Трой! Мой лучший и единственный друг, захотелось поговорить напоследок…

— Давай поговорим!

— Если только поклянёшься, что потом применишь это заклинание к портрету! Ты должен это сделать. Я больше никому не доверю такое.

Трой молчал долго, очень долго, а Грей терпеливо ждал, не нарушая тишины. Только вглядывался в лицо Хейли, словно хотел запомнить навсегда каждую черту повзрослевшего друга.

— Что за заклинание? — Трой не знал, было ли в его жизни что-то страшнее, чем этот простой вопрос. — Я сделаю, Грей, клянусь! Только расскажи о себе. Ты обещал, помнишь? Что ты мне всё-всё расскажешь, что было за последние полгода в твоём Дурмстранге.

Они разговаривали несколько часов. Трой задавал вопросы, переспрашивал, они даже несколько раз от души посмеялись. Хейли рассказал другу о Чарити, про её непослушные кудряшки и смешные тайны. Бойд всегда умел слушать.

— Береги её! — сказал он. — А знаешь, мой друг, тебе очень повезло, что ты её встретил. Ведь полюбил, да? Вот так, сразу?

— Не сразу, — задумчиво возразил Хейли. — Только когда она попросила заплести косу. Знаешь, я не умею. Возился с её потрясающими волосами и вдруг понял, что никому не отдам! Понимаешь?

— Ещё как! — серьёзно сказал Бойд. — Это хороший день, чтобы уйти. Клятва, Трой!

— Уже?! — растерялся Хейли. — Но...

— Пора. Отпусти своих демонов, Берсерк! Живи, друг, расти сыновей. Наслаждайся тем, что тебе дано. И вспоминай меня иногда без этой твоей ненависти. Ты ведь не шутил, да?

— Нет. Да. Прости меня, Грей!

— Ты прости, мне жаль, что мы так и не напились, как взрослые. Я ухожу счастливым. Только тебя и ждал все эти годы. Я не хочу быть ни призраком, ни портретом. Никогда не хотел… Уж лучше честная смерть. Говорят, если портрет погасит таким заклинанием самый близкий человек, то душа — не смейся — родится через девять месяцев в младенце. Дурь, да? Так знай, что ближе тебя у меня никогда никого не было. А теперь всё, не тяни, умоляю! Заклинание, Трой. Я готов!

— Прощай, Грей, и у меня не было лучшего друга, чем ты!

— Прощай, Трой. И будь счастлив.

Заклинание оказалось неожиданно мощным, портрет окутала дымка. Когда она рассеялась, изображение Грея как будто чуть смазалось. Глаза смотрели весело, друг улыбался чему-то. Чему-то хорошему и светлому.

Трой дважды его позвал, и когда ничего не изменилось, рухнул на кровать, мгновенно забывшись сном. Разбудила его Дженни.

— Пора, Трой! Завтракай и отправляйся за невестой. Всё уже готово.

Первым делом он бросил взгляд на портрет и поразился произошедшим изменениям: Грей Бойд был изображён мальчишкой лет десяти, не больше.

— Я никогда не видел этот портрет! — сказал он Дженни. — Откуда он?

— Портрет Грея? Да висел в кабинете отца, сколько себя помню, — растерянно сказала она. — Наверное, папа и принёс. Ну, может для тебя, не знаю. Ты в порядке?

Хейли задумчиво кивнул. Конечно, он в порядке. Только… Разве такое могло присниться?

— Тебе пора, — Дженни ещё раз улыбнулась и вышла из комнаты.

— Прощай, Грей, — прошептал Трой, глядя на задорно улыбающегося мальчишку. Джонни, племянник, совсем был на него не похож. И к лучшему.

Он быстро привёл себя в порядок, отказался от завтрака, только выпил чашку крепкого кофе. Поблагодарив хозяев, почти бегом вернулся к себе в дом. Крыльцо преобразилось. Ступени стали шире, завершаясь наверху широкой площадкой перед дверью с резными бортиками. По бокам площадки были приделаны скамейки, а посредине лежал самоочищающийся коврик. Стоило на него встать, как его обувь подверглась атаке неприметных щёток. Пара секунд и шуршание прекратилось. Он давно о таком мечтал, только до покупки руки не доходили.

Крышу он уже смотреть не пошёл, метнулся в дом, на ходу удивляясь переменам и чистоте. Вспомнил было о покупках, но сумок нигде не было, видимо, разобрали без него. Застыл на минуту у кровати в спальне. Она стала вдвое шире. Или… Ну конечно, заменили на новую, на его холостяцкой койке не было таких металлических завитушек у изголовья. Постельное бельё новое и подушек — целых четыре.

Трой покачал головой. И вздрогнул от стука в дверь. Так коротко и дробно стучал только патрон.

— Сэр, — распахнул он дверь.

— Я не поверил Бастинде, что ты ещё здесь, — усмехнулся Ричард Лестрейндж. — Волнуешься?

— Не знаю, — он и правда не понимал, всё было слишком странно.

— Возьми, это портключ к месту бракосочетания. Не дело аппарировать перед церемонией, — Лестрейндж вложил ему в руку маленький серебряный кубок с тремя ручками. — Там же ещё её отец?

— Спасибо! — обрадовался Хейли. — Да, мистер Бербидж. Больше у неё никого нет.

— Понятно. Подарок нравится? — Ричард посмотрел с намёком в сторону спальни.

— Кровать! А я-то не мог понять, откуда… Спасибо, сэр!

— Ладно, мы вас ждём. Ты уж постарайся недолго.

Чарити плакала в своей комнате, когда он вошёл в дом её отца. У Троя сжалось сердце. Но вид Бербиджа, который преспокойно завтракал в кухне, немного успокоил.

— А вот и жених! — воскликнул тот довольно. — Дочка с утра боится, что вы передумаете. Я же отвечаю, что не бывать такому. Не слушает. Хоть вы ей скажите… Черри!

Невеста уже сама выскочила из комнаты. Растрёпанная, с покрасневшими от слёз глазами, несчастная и растерянная. Увидев его, замерла на мгновение, а потом бросилась на шею. Трой подхватил, неуверенно гладя по чудным растрепанным кудряшкам.

— И что случилось?

— Я кольцо потеряла, — губы скривились, как у ребёнка. — Всё обыскала! И Акцио не действует...

— Ты что, колдовала? — испугался он.

— Не я, а папа. Не нашли!

— Чарити, я же говорил, что вешать его на шею — дурацкая идея, — вздохнул Трой доставая палочку. Возможно, его Акцио сработает лучше.

— Ой! — лицо невесты тут же осветилось, она высвободилась из его рук, вытянула цепочку из выреза кофточки и засмеялась, глядя на кольцо. — Трой, я совсем забыла!

— Трагедия закончилась? — он приподнял подбородок невесты, заглядывая в сияющие глаза. — Потому что нас всё ещё ждут на бракосочетание. Тебе не понравилось платье?

— Ты что! Понравилось! Я сейчас! — Чарити преобразилась на глазах, решительно ринувшись в комнату. За ней последовала Хлоя.

Не прошло и десяти минут, как Чарити появилась снова, смущённо улыбаясь. В платье и с высокой причёской она походила на сказочную принцессу. От слёз не осталось и следа. Трой зачарованно уставился на невесту, а потом вздрогнул, увидев в её руке перемотанный верёвками старый чемодан.

— Мордред! Как мы забыли?! Это я виноват.

— Что? — сразу испугалась она. — А! Тут все мои вещи.

— Оставь! Потом заберём, — решил он. — У нас портключ прямо к месту церемонии.

— А, хорошо! — Чарити с облегчением опустила чемодан на пол. — Хлоя пока останется здесь, мы решили, что она поживёт с папой несколько дней, а потом уже переберётся к нам. Надо, чтобы малыш хоть немного подрос.

Домовушка смущённо выглянула из-за хозяйки, на ней было что-то вроде белой парадной туники.

— Конечно, так будет лучше, — одобрил Хейли, который никогда не имел домовиков. — Мистер Бербидж, готовы?

— А как же, только мантию надену. Только мантию, — он скрылся в соседней комнате и сразу вернулся уже в новенькой мантии сливового цвета. Чарити оказалась права, фасон прекрасно ему подходил, делая даже немного солиднее.

Хейли достал из кармана презент лорда Лестрейнджа.

— Милая! И вы, мистер Бербидж! Возьмитесь за ручки этого кубка, пожалуйста.



***



 
КауриДата: Пятница, 27.10.2017, 00:49 | Сообщение # 307
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »


— Задерживаются, — хмыкнул Ричард, подходя к Бастинде и Сольвейг. — Отлично украсили шатёр, дорогая.

— Я бы удивилась, прибудь они вовремя, — заметила Сольвейг. — Как вспомню вашу свадьбу, и как нервничала Бастинда перед твоим приходом…

— Мама! — Бастинда взяла мужа под руку. — Не слушай её, дорогой. Я была само спокойствие. Лучше скажи, тебе всё нравится?

Сольвейг усмехнулась и подошла к мальчику Робертсов. Тот стоял рядом с Джонни Бойдом, по слухам, детишки сдружились. Даже выражение лиц было одинаковым сейчас — малолетние друзья с любопытством присматривались к высокому трёхъярусному свадебному торту, косясь на окружающих.

— Спорим, никто не заметит, если убрать ту розочку, — шептал сладкоежка Джонни.

— Заметят, — не соглашался малыш Антуана. — Была бы палочка, можно было бы иллюзию на её место наколдовать.

— Да ладно, — Джонни шмыгнул носом. — Смог бы? А что если позаимствовать… Я знаю, где дедушка держит палочку дяди Грея.

— Ты ведь Северус? — вмешалась Сольвейг, решив намекнуть старине Бойду, что палочку сына следует перепрятать.

Мальчишки вздрогнули и одновременно вжали головы в плечи. Но Северус тут же выпрямился и поклонился:

— Да, миссис Гамп! Здравствуйте! Не говорите папе…
— Что вы съели розочку, а я наколдовала иллюзию? Конечно не скажу. Это будет наша маленькая тайна.

Джонни Бойд расширил глаза, а Северус хитро улыбнулся и быстрым движением снял с торта одну из крупных роз.

Сольвейг шевельнула палочкой, возвращая торту иллюзию целостности. А мальчишки в один миг разделили лакомство и проглотили.

Миссис Гамп подмигнула ребятам, достала из кармана два белоснежных платочка и вручила лакомкам.

— Приведите себя в порядок, молодые люди. Платочки оставьте себе.

— Спасибо, мэм! — выпалил мелкий Бойд, широко улыбаясь.

— Спасибо, миссис Гамп, — Северус отобрал платок у Джонни, и вытер ему нос. — Держи!

— Советую теперь отойти от торта, — Сольвейг усмехнулась, когда мальчишки дружно развернулись и побежали к краю поляны. Она полюбовалась ещё раз на шедевр, созданный домовиками, и пошла к женщинам и девушкам, собравшимся возле столика с горячим кофе. Она чуть было не проговорилась мальчишкам, что около торта постоянно дежурит невидимый домовик, старательно восполняя потери, нанесённые такими же маленькими хулиганами. Наверное, стареет.


***

— Иллюзия замка хороша, — похвалила Бастинда супруга, когда они дошли до хлипкого мостика.

— Спасибо, милая. Уверен, сам замок будет не хуже.

— А успеют ли доделать к приезду Басти? — Бастинда развернулась к мужу, и поглядела на собравшийся ковен. — Даже жаль, что его нет сейчас с нами. Руди расстроен.

— Успеют, если верить пройдохе Кросби. — Ричард приобнял её, поцеловав в висок. — Руди переживёт, вон как невесте улыбается. И ты прекрати уже так волноваться. Вчера я был у Прюэтта.

— Ричард! — она неверяще поглядела в смеющиеся глаза мужа. — Ну говори же! Что Джейсон Прюэтт? Неужели дал добро?

— А то, — осклабился лорд Лестрейндж. — Да нечего особо рассказывать. Выпили по глотку дорогущего коньяка. Поговорили. На официальное предложение помолвки его дочери и Рабастана Прюэтт отреагировал ожидаемо — решил не неволить дочь, будет сама выбирать. Не хмурься, это не всё.

— Не представляю, что ещё…

— Джейсон был в отличном настроении, так что я решил сразу озвучить просьбу о разрешении для Басти ухаживать за его дочерью.

— И что он?

— И вот тут он явно остался доволен, — усмехнулся Лестрейндж. — Знаешь, так и заявил: «Ничего не имею против». Так что сама понимаешь…

— Всё в руках Рабастана! — задумчиво покивала леди Лестрейндж. — И это всё?

— Ну а что… Ах да, он намекнул, что совсем не прочь породниться с нами. Но сам пока не знает, что хочет его дочь.

— Про Нотта речи не было?

— К моему счастью — нет. И знаешь, мне кажется, Прюэтт был рад моему визиту.

— Даже так? Наклонись, милый.

Оторвавшись от поцелуя, Ричард быстро взглянул на гостей, но к счастью в их сторону никто не смотрел.

Бастинда рассмеялась:

— Прекрати вести себя как нашкодивший мальчишка. Если тебе легче будет, я навесила на нас иллюзию мирной беседы.

— Что ж ты сразу не сказала? — усмехнулся он и притянул её ближе. — А место ты выбрала хорошее для свадьбы. Заслуживает отдельного поцелуя.

— Давай уже, — поторопила она. — Молодые вот-вот появятся.

Просить дважды не пришлось.


Решение устроить свадебный пир именно в этом месте пришло в голову Бастинды накануне, во время послеобеденной прогулки с Ричардом. Супруг предложил пройтись в сторону реставрируемого старого замка.

Шли неспешно, она ведь не знала тогда, что он побывал у Прюэтта, так что разговаривали о пустяках и о свадьбе Троя. Остановились на плато, за которым река Лея плавно изгибалась, стеснённая невысокими холмами по берегам. Дальше течение её ускорялось, русло заворачивалось подковой и, освобождённая от пут, река разливалась широко и текла дальше вольготно и неспешно.

С этого места открывался замечательный вид на замок, возвышающийся на противоположном берегу.

Предзакатное солнце отбрасывало косые лучи на землю, отчего снег окрасился в нежные полупрозрачные розовые тона, а тени углублялись и голубели, делая пейзаж удивительно лёгким и романтичным.

— Тебе нравится? — Ричард приобнял супругу. Взгляд его обратился к стройке. К сожалению, большую часть замка скрывали строительные «леса», но стены уже выросли, и общие очертания можно было разглядеть. Работники вовсю орудовали как молотками и другими инструментами, так и заклинаниями, и разноцветные лучи летали то тут, то там.

— Безумно! Но, главное, чтобы Басти принял этот подарок. — Она со вздохом откинула голову на широкую грудь мужа, любуясь видом. — Упрямец же, весь в тебя.

— А то! — ухмыльнулся Ричард, решительно разворачивая её к себе лицом. Бастинда рассмеялась, и сама первая поцеловала мужа, привстав на носочки сапог. А потом решительно отстранилась. — Здесь самое лучшее место для шатра!

— В самом деле? — Ричард скептически огляделся.

— Да, — Бастинда чуть отошла от него, словно прикидывая, что где будет. — Идеально подходит для реализации моих планов! Шатёр будет располагаться вон там! Очистишь от снега?

Она махнула рукой на широкую поляну между холмами.

Лорд Лестрейндж усмехнулся и в несколько взмахов палочки расчистил круглую поляну вокруг места, где предположительно будет шатёр. Поймав взгляд супруги, подмигнул и создал ещё широкую, ровную дорожку к самой реке и небольшой променад у кромки воды, до самого мостика, всё ещё находящегося в плачевном состоянии.

— Спасибо, — Бастинда чмокнула его в щёку. — Зови мужчин, пусть устанавливают. Украсим, наложим стазис. Завтра только и останется — еду доставить.

Вассалы на призыв откликнулись быстро, и очень толково отнеслись к объяснениям хозяйки, расставив шатёр, доставленный домовиками.

Бастинда и несколько жён боевиков, которые не смогли упустить такого события, как подготовка к свадьбе, украсили проёмы и своды шатра розовыми соцветиями глицинии. Развесили колокольчики под потолком, где парили уже запущенные Ричардом круглые магические светильники, увитые лозой со свисающими вниз голубыми и белыми цветами.

По периметру шатра расположились круглые столики, количество стульев и размер стола менялся в зависимости от количества решивших расположиться за ним гостей. Приняв во внимание тот факт, что виновник торжества недолюбливает строгий церемониальный протокол, подачу блюд решили сделать в виде «шведского» стола.

Стройку же Ричард прикрыл красивой детальной иллюзией средневекового замка, после чего был отпущен Бастиндой, которая собиралась «довести всё до ума». Только заверила мужа, что к ужину обязательно управится.

***

Портключ вынес будущих супругов прямо к месту проведения свадебной церемонии. Бербидж сразу отошёл от них на пару шагов и был увлечён стариком Бойдом к гостям. Хейли поддержал покачнувшуюся после перемещения невесту, и они оба с удивлением осмотрелись вокруг. В солнечных лучах снег искрился так, что глазам было больно. Рядом высился белый шатёр, под которым виднелся длинный стол, уставленный угощениями, и маленькие круглые столики вокруг него. А вот на поляне собрался, кажется, весь ковен. При параде были все боевики. Их матери, жёны, дочери блистали лучшими нарядами. Малышню тоже нарядили в белые рубашки и приличные куртки. Хорошо, что чары тепла, наложенные, вероятно, дружными усилиями, позволяли не замёрзнуть среди этого великолепия.

Чарити слегка побледнела от вида гостей и сделала шажок поближе к Трою. Он ободряюще улыбнулся своей невесте и крепко сжал её ладошку.

— Не бойся. Все свои! Я и сам не ожидал такого…

Чарити вдруг заметила среди гостей Рудольфуса с Беллатрикс Блэк и смутилась ещё больше.

— Трой!

— Всё хорошо, милая. Давай повернёмся, чтобы можно было начать ритуал. Ты ведь не передумала?

— Нет! — она поспешно развернулась.

Работнику министерства с официальными грамотами Трой очень удивился. Позже оказалось, что того пригласил Долохов, хотя было непонятно, каким ветром его занесло на свадьбу. Церемония прошла быстро, Хейли даже толком прочувствовать ничего не успел, как уже пришло время обменяться клятвами. Чарити нежно улыбалась, когда он надел ей на палец обручальное колечко. Потом она надевала ему кольцо, сосредоточенно хмурясь.

— Можете поцеловать друг друга, — завершил церемонию министерский работник. — Поздравляю вас с магическим браком. Желаю счастья!

Трой охотно поцеловал зардевшуюся супругу.

Потом начались поздравления и вручения подарков. Рядом стоял домовик Лестрейнджей, который забирал подарки после вручения.

Первыми подошли Ричард и Бастинда.

— Трой, Чарити, — Лестрейндж пожал руку Хейли, коротко его обняв. — Примите поздравления от нас с Бастиндой. А это твоей супруге. Добро пожаловать в ковен, миссис Хейли!

Ричард галантно поцеловал руку Чарити, заставив девушку расширить глаза от удивления. А потом протянул ей изящный ключ на цепочке.

— Традиционный подарок, — пояснила Бастинда, поцеловав её в щёку. — Небольшая сумма от нас с Ричардом на свадебное путешествие. Вы уж сами заберёте из сейфа в банке, который открыт на ваше имя, миссис Хейли.

Чарити потеряла дар речи, сжав цепочку. Только и смогла пробормотать: «Спасибо большое». И глубоко вздохнула, когда, ещё раз одарив их улыбками, старшие Лестрейнджи отошли к шатру.

Следующей была леди Сольвейг Гамп, как шёпотом представил муж элегантную даму.

— Я сразу поняла, что вы очаровательны, дорогая, — хитро улыбнулась пожилая леди. — Чтобы захомутать Троя, нужен был кто-то по-настоящему необыкновенный. Я не ошибусь, если предположу, что ваши волосы его очаровали?

Хейли покраснел, а Чарити невольно хихикнула:

— Боюсь, что это так, мэм.

— Держи, дорогая, как знала, что пригодится, — леди Сольвейг протянула красивый гребень из красного дерева, украшенный крошечными разноцветными камнями, и плотный журнал. — Делает дивные причёски, стоит запустить в волосы и мысленно представить. Образцы причёсок в этом журнале, но можешь и сама пофантазировать.

Чарити поблагодарила, зачарованно рассматривая гребень. И с неохотой отдала его домовику, стоящему рядом. Очень уж ей понравился подарок старой леди. Мечта ведь!

Сольвейг умилённо улыбнулась.

— А это тебе, Трой, — она сделала ему выразительный знак, и боевику пришлось наклониться. — Повесь его на спинку кровати. Не пожалеешь!

Боевик выпрямился, смущённо принимая коробочку. Но на вопросительный взгляд, миссис Гамп только усмехнулась:

— Спрячь в карман, потом полюбуешься. Только не забудь!

Она отошла и Чарити вскинула взгляд на наследника Лестрейнджей. Префект был совсем не так серьёзен, как обычно. Даже улыбался очень по-доброму.

— Ты просто красавица, Чарити! — сказал Рудольфус, целуя руку новоиспечённой миссис Хейли. — Добро пожаловать в ковен! Трой, поздравляю!

— Рада за тебя, Чарити! — Беллатрикс Блэк с улыбкой поцеловала её в щёку. — От нас общий подарок. Потом посмотришь. Трой, поздравляю, тебе досталось настоящее сокровище.

Он кивнул, старательно пряча улыбку.

Следом за ними к новобрачным шагнул мальчишка в белой рубашке и черных брючках, смотрелся он уморительно серьёзно.

— Поздравляю, мистер и миссис Хейли! — звонко произнёс он. — Я Северус Снейп, это я сам сварил для вас.

Трой изумлённо косился на красивый флакон, который его воспитанник вручил Чарити. Он слышал, что Северус помогает матери, но как-то несерьёзно к этому относился.

— Это укрепляющее, — продолжал тот. — Флакон подписан! Я хотел сварить сонное, чтобы вы выспались, потому что мама сказала, что свадьба всегда уморительна. Ой! Утомительна. Вот. А папа сказал, что спать вы не захотите сегодня. Вот поэтому я сварил укрепляющее.

Вокруг послышались сдавленные смешки. Чарити прыснула, и смех раздался уже более дружный.

Северус на свой счёт его не принял, старательно поклонился и отошёл в сторону.

— Извиняюсь за сына! Он всё не так понял.

Чарити в ужасе обернулась к следующему гостю и пролепетала:

— Директор Робертс!

Пришлось Трою крепче сжать её руку.

— Миссис Хейли! Примите мои поздравления, — сказал Антуан, ободряюще улыбнувшись. — Здесь я не директор, а ваш сосед. К сожалению, моя супруга не смогла присутствовать, у неё какое-то сложное зелье. Трой, поздравляю! Ты выбрал самую слабую студентку по моему предмету. Но мне жаль, что она решила не возвращаться в школу. Профессор Спраут будет безутешна. А это вам, миссис Хейли.

Чарити, вероятно, не верила своим глазам, рассматривая гербовый пергамент с кучей печатей и подписей.

Она подняла сияющее лицо к мужу:

— Разрешение на домашнее обучение! Трой!

— Да, милая, ты же хотела этого, — он не удержался и поцеловал её в губы. Гости засвистели и зааплодировали. Чарити смутилась, но глаза её смеялись.

Боевики звучно хлопали его по плечу, а перед Чарити смущались не меньше, чем она сама, бормоча дежурные поздравления. Их жёны и дочери, напротив, целовали раскрасневшуюся миссис Хейли в обе щеки, радостно поздравляли, искренне радовались пополнению в своих рядах и требовали обращаться к ним по любому вопросу.

Конечно, до конца пира молодожёны не досидели, ушли раньше, после первого танца. Трой внёс невесту в дом на руках. Чарити смеялась.

— Это уже второй раз, — пояснила она своё веселье. — Я надеюсь, ты меня поставишь, а не уложишь опять в свою постель.

— Это теперь наша постель, — возразил он, и несмотря на протесты жены, донёс всё же до новой кровати. — И на этот раз, я могу не только смотреть, а делать с тобой всё, что захочу!

— Ты просто пользуешься тем, что я слабее! — она поспешно вскочила. — Мне надо переодеться!

— Дай-ка, я помогу, — вкрадчиво предложил он, скользнув за её спину. — Замрите, миссис Хейли! Теперь я могу командовать, ругаться и учить вас жизни. Не так ли?

— А вы уже научились заплетать косу, мистер Хейли? — спросила Чарити, зажмурившись, но покорно позволяя себя раздевать.

— Вот как, значит! — восхитился Трой. Подвеску Сольвейг в виде маленьких разноцветных камней на золотых цепочках стоило только поднести к спинке кровати, как они сами повисли гирляндой, да так, словно изначально здесь были. Он тут же развернул к себе супругу, уверенный, что та ничего не заметила. — А вы научились целоваться, миссис Хейли?

Девчонка в его руках прищурилась:

— Откровенно говоря, поцелую придают слишком большое значение. Я не хотела вас обидеть, мистер Хейли, но то, что вы показали вчера…

— А я-то пытался быть джентльменом! — укоризненно поцокал он языком. — Помните, леди, вы сами напросились!

— Что?! — Чарити испуганно пискнула, когда оказалась лежащей на простынях, а Трой угрожающе навис сверху.

— Не впечатлил, значит? — низким голосом спросил он, наклоняясь к её лицу.

— Сдаюсь! — поспешно выдохнула Чарити. — Я пошутила! Трой!

— Не провоцируй меня, Черри, я хочу, чтобы тебе понравилось, — неожиданно хриплым голосом проговорил Трой куда-то в шею зардевшейся девушке.

У Чарити перехватило дыхание от быстрых, жадных поцелуев мужа, покрывающих её лицо, волосы, плечи. Сумбурные мысли ещё мелькали в голове: как же круто поменялась её жизнь за три дня. Ведь опомниться не успела после Хогвартс-экспресса, как оказалась в постели с боевиком Лестрейнджей. И сейчас он…

— Подожди! — взмолилась она без особой надежды на успех.

И сначала её не услышали, заставив заледенеть от внезапного страха и сжаться. Чарити быстро стала уговаривать себя, что выдержит. В конце концов — это очень малая плата за защиту, уверенность в завтрашнем дне, благополучие отца, спасение жизни, наконец!

Но пару мгновений спустя Трой рывком приподнялся над ней и зажмурился, тяжело дыша. Потом глянул потемневшими глазами и хрипло велел:

— Говори!

— Мне страшно, — еле слышно призналась она.

И почувствовала себя жутко виноватой, когда он коротко простонал и упал рядом, потёр ладонями лицо.

— Понимаю, — тихо заговорил он, несказанно удивив. Ждала ведь чего угодно другого. — Ты всё ещё любишь этого… Фабиана?

— Нет! — выдохнула она, а потом поняла — а ведь правда, куда что делось, но в эти сумбурные дни она о нём вообще не думала. Все её мысли прочно занял мрачный пугающий боевик. — Нет, просто… Мне так страшно, Трой. Подожди, я сейчас подышу немного, и можешь дальше…

Он повернулся на бок, подпёр согнутой рукой голову и принялся удивленно её рассматривать, отчего возникло непреодолимое желание прикрыться.

— Не надо! — остановил он. Но тут же добавил мягче: — пожалуйста, Черри. Прости, я никогда не имел дела с дев… То есть, мне тоже страшно. Поверишь?

Чарити зачарованно уставилась на Троя:

— Тебе? Я думала, ты ничего не боишься!

— Смешная, — хмыкнул он, нахмурился и мрачно заговорил: — я жутко боюсь пиявок, однажды с другом решили искупаться в запруде. Эти твари там водились в неимоверном количестве.

— И что?

— Да ничего, противно ужас как, но друг хороший был, сам их с меня сдирал, пока я лежал с видом умирающего героя.

Чарити улыбнулась, поддалась порыву и погладила его по щеке:

— И сколько тебе было лет?

— Пять, — признался Трой, криво улыбнувшись. — Я ненавидел после этого Зельеварение.

— О, понимаю! А ещё?

— Ещё я сильно боюсь грозы.

— Ты? Не верю!

— Зря! — обиделся он. — Моего… приятеля убило молнией во время игры в квиддич…

Она ахнула и придвинулась ближе. Что-то появилось в его лице беззащитное, жуткое. И попыталась отвлечь:

— Многие боятся грозу. А что ещё тебя пугает?

Он долго молчал, и невозможно было понять, о чём думает с таким непроницаемым лицом.

— Ещё? — проговорил как-то отстранённо. — Что ты никогда не полюбишь меня, никогда сама не попросишь близости… И ещё боюсь, что просто умру, не дождавшись, когда ты позволишь мне наконец… поцеловать тебя. И вообще…

Вот в этот момент что-то и перемкнуло в голове. Не было и случилось. И всю её затопила нежность к этому суровому мужчине, способному на такие признания. Забыв о страхах, она сама потянулась за поцелуем и была подхвачена и вознаграждена целой гаммой новых ощущений.

— Уверена? — прошептал он, непостижимым образом оказываясь снова сверху, а ведь только что она забралась на него, шалея от дурной смелости.

— Да!

— Я не смогу остановиться ещё раз, — предупредил он, медля, и сводя с ума осторожными ласками. — И не знаю, говорил тебе кто-нибудь? Но в первый раз тебе чудес ждать не стоит, будет больно и не слишком приятно. Но потом всё наладится.

— Звучит не очень, — скорчила она рожицу. — И давай уже, не останавливайся.

— Посмотри на меня! — потребовал Трой, нависая над ней. Она утонула в глубине его глаз, и даже обещанная боль не смогла испортить волшебства, возникшего совсем недавно, когда он рассказывал про пиявок. Как глупо!

Она думала, что это будет так стыдно, неловко, а оказалось горячо, ошеломляюще и просто прекрасно.

— Это здорово, — решила Чарити спустя бесконечность.

— То есть ты не против повторения? — спросил Трой и ловко перевернулся, отчего она оказалась на нём. И прежде, чем она успела ответить, добавил: — Потому что мне, конечно, тоже понравилось, но хотелось бы ещё.

— Трой, а ты меня любишь? — смогла спросить она лукаво, подползая повыше.

— Люблю, — ответил он просто. — Ты есть не хочешь? Или пить?
Она рассмеялась, чувствуя облегчение, что он не спросил её сразу: «А ты?»:

— Как не романтично, мистер Хейли! После признания в любви говорить о еде. Но я бы и правда что-нибудь съела.

Он тоже рассмеялся, поцеловал её крепко и отстранил:

— Отдыхайте, миссис Хейли! Сейчас я всё принесу.

Чарити раскинула руки, зажмурилась и всерьёз задалась вопросом, не будет ли слишком глупо, если она влюбится в собственного мужа?


***



 
КауриДата: Пятница, 27.10.2017, 00:50 | Сообщение # 308
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
***

— Команда ликвидаторов прибыла, — доложил протиснувшийся в щёлку двери Урс, и тут же захлопнул дверь. — Провести их сюда? Они хотят сначала обговорить условия.

Артур взмахом палочки уничтожил наколдованное зеркало. Любоваться на свою рожу было забавно и странно. Но затягивать с этим не стал, не девчонка же. Ну стал чуть выше, волосы слегка потемнели, веснушки исчезли, а кожа приобрела аристократическую бледность. А в общем, никаких особых перемен он не ощущал. Уизли (или теперь стоило привыкать к фамилии Уэсли?), посмотрел на Риту:

— Встретим здесь? Чувствую, что щит я некоторое время перед дверью удержу. Если там нет монстров, которые гасят магию.

— Поговорить стоит, если эти ребята смогут прорваться, — кивнула она. — Как считаешь, Артур, если всё же без твоего щита?

— Может, проверим наверху? На мётлах ведь и на какой-нибудь балкон можно перелететь.

Урс оживился.

— На третьем этаже есть большой балкон.

— Тогда приглашай, — решил Артур и снова посмотрел на Риту с нежностью. Она всё ещё выглядела слишком бледной. — Пойдём встречать?

Что больше, чем собственная внешность, удивило Артура, так это сам дом. Или лучше сказать — замок. Исчезла паутина по углам, грязь на полу, затхлый запах. До стерильности было далеко, но по крайней мере стало значительно чище и светлее. Замок словно оживал вслед за алтарём. Ну а что, древние замки, по легендам, даже свой характер имели, может и этот такой, полуразумный. Артур положил руку на лестничные перила, поднимаясь по широким ступеням, прислушался к ощущениям — ничего. Посоветоваться бы с кем-то, у кого есть свой замок. Только не с Дамблдором! Тем более что Хогвартс — не его собственность. Да и вообще он сейчас в больнице.

На третий этаж добрались без приключений. Балкон тоже нашли быстро. Двери поддались легко, а вот три жуткие гарпии, устроившие на балконе своё гнездо, испугать не успели. Команда «ликвидаторов», как назвал ковенцев Урс, спалили уродливых тварей на подлёте и приземлились на широкий балкон.

Артур знал почти всех: Магнус Нотт, Юджин Уркхарт, братья Ники — Клайв и Арес, Флинт, Мэдисон и его то ли кузен, то ли племянник — Бэддок. Ещё двоих он знал куда хуже — Кейси Причард и Ингис Морн, вроде как. Сейчас он был рад даже однокурсникам-слизеринцам. Вот посмотришь на жутких тварей и даже сволочной Флинт кажется неплохим парнем.

— Мистер Уизли, — кивнул Нотт, взмахом руки рассеивая пепел, в который превратилось гнездо гарпий и сами твари. Зато балкон очистился.

— Теперь Уэсли, — хмыкнул Артур, не глядя на остальных. Уж очень удивлённо таращились на него Флинт и Мэдисон. — Здесь поговорим или пройдёте в дом? Правда, там не убрано. Ах да, позвольте представить мою невесту — мисс Скитер.

— Очень приятно, мисс Скитер. Думаю, здесь нормально, — кивнул Нотт. — Тварей тут у вас развелось, господа. Что делать будем? Палим всё адским пламенем, или планируете что-то выращивать? После адского пламени лет десять ничего расти не будет.

— Хорошо бы обойтись без него, — высказалась Рита. — Если только совсем не будет другого выхода.

— На ингредиенты претендуете?

Рита покачала головой.

— Что сможете взять, поймать или захватить — всё ваше, — озвучил Артур. — Вот только, не придут ли на освобождённое место другие?

— Не придут, если заделать пролом, — проговорил здоровяк Арес Шелби. Я видел его сверху — на восточной стене здоровенная щель. А так, стена у вас, мистер Уэсли, неприступная, так что немного чар поверх, и даже летающие твари будут не страшны, несмотря на близость Дикого леса.

— Цена будет выше, если щель заделать предоставите нам. Но ниже, чем запросили бы в гильдии строителей. Морн?

— Сделаем, — кивнул мрачный парень с иссиня-чёрными волосами и чуть раскосыми глазами. — Причард, поможешь?

— Да, Ингис, конечно.

— Чек вас устроит? — Рита достала из кармана чековую книжку. — Сами понимаете, золота с собой мы не взяли.

Нотт кивнул:

— Двадцать тысяч галеонов. И всех тварей. Плюс за стену тысяча.

— Там как минимум две мантикоры, патрон, — вздохнул Флинт. — И стая пятиногов, магию блокируют.

— Да? — Нотт задумался.

— Тридцать тысяч? — Рита открыла чековую книжку и приготовила перо.

Парни оживились.

— Идёт, — кивнул Магнус. — Чек пока придержите, мисс, заберём, когда закончим. Парни, надо обговорить ситуацию. Кто что успел заметить?

— Мы вас оставим, — поторопился Артур. — Используйте балкон, если нужно, подождём вас внутри.

— Отлично, справимся часа за три–четыре.

Как только они зашли в дом, Рита позвала Урса.

— Так, ищем кухню. Урс, придётся опять тебе в дом наведаться. Парней после охоты накормить бы, по-хорошему.

— Да, хозяйка! — просиял домовик. — Я уже нашёл кухню, можно готовить. Перенести вас?

Кухня Артуру понравилась. Видимо, домовик здесь успел прибрать. И огромный камин уже весело трещал пылающими поленьями. На широком, выскобленном до белизны столе покоился большой пирог, от которого шёл умопомрачительный аромат.


— Вам надо поесть, хозяин! И хозяйке тоже, — указал на пирог Урс. — Сейчас подам чай.

Домовик ушёл за продуктами, а Артур с удовольствием принялся за пирог. Рита положила себе совсем маленький кусочек.

— Переживаю, — призналась она. — Не могу есть, когда такое творится за стеной. О, а вот и наш кроха.

Артур удивлённо глянул на вход, где скромно стоял домовик-упырь, после ритуала на алтаре ставший спокойным и умиротворённым, но жуткая худоба его никуда не делась. Глаза смотрели на них с обожанием.

— Господа дали проклятому имя? — спросил он. — Проклятому нравится имя Кроха.

— Кто это тебя проклял? — Артур удивлённо переглянулся с Ритой.

— Покойный хозяин, за непослушание, — опустил глаза Кроха. — Кроха не стал заливать плохим металлом алтарь. Его наказали.

— Как снять проклятие, знаешь?

— Алтарь… — Кроха махнул рукой. — Уже ушло, алтарь всё очистил. Кроха готов служить. Кроха готов показать, где усыплены остальные эльфы. Крохе не справиться одному в родовом замке.

По мере расспросов выяснилось, что домовиков перед бегством из «разгневанного» дома усыпил сам замок. Только Кроху не смог из-за хозяйского проклятья, и его взяли с собой.

Наскоро умяв чуть не половину пирога, Артур велел показать тех домовиков. Их каморки располагались недалеко от кухни, но все скелетики нашлись в одной, видимо, общей. Они лежали рядком возле низенькой скамьи и словно спали.

Кроха ахнул, бросившись к двум самым крайним. Даже Артуру было ясно, что те не жильцы. Из остальных спящими можно было назвать от силы троих. Заклинание пробуждения подсказал сам Кроха, дрожащим голосом пояснив, что его родители и дед не пережили усыпления. Но открыли глаза не трое, а четверо. Кроха с плачем кинулся к этому четвёртому. Оказался дедом. Рита странным голосом предложила срочно перенести их на алтарь. В этом помог уже вернувшийся Урс. Остальных четверых решено было похоронить после очистки двора.

— Часов двенадцать им восстанавливаться, — шмыгнул носом Урс, почему-то тоже приняв вид домовиков близко к сердцу. — Хозяйка, подготовить вам спальню? Или сначала обед для ликвидаторов?

— Кроха может заняться спальней! — вмешался бывший упырь. — Кроха знает, где лучшие комнаты.

Артур с Ритой вернулись в кухню. Но мешать домовику готовить не хотелось.

— Осмотрим дом? — предложил Артур, чувствуя, что усталости вообще нет. Он давно не ощущал себя настолько здоровым. Возможно, что и таким счастливым никогда не был, только домовиков погибших было очень жалко.

— Может, позже? — а вот вид Риты ему не нравился.

— Может, тебя тоже на алтарь? — пошутил он.

— Завтра, — кивнула она спокойно. — Закрепим брак на алтаре, я знаю, так делается. А сейчас бы мне просто поспать.

У Артура перехватило дыхание. О таком он и не думал, и внутри стало очень тепло от её слов. Призванный Кроха очистил комнату возле большой гостиной, там было два топчана, стол с креслом и камин. Постельное бельё с подушками и одеялом тоже нашлось. И скоро Рита сладко спала, а Артур разжёг камин принесёнными Крохой дровами, подтащил кресло поближе к теплу и устроился в нём с найденной на столе книгой. Читать он начал только недавно с таким удовольствием, Рита заинтересовала.

Книга оказалась по трансфигурации, написанная простым и понятным языком. Гораздо интереснее, чем школьные учебники, так что он даже увлёкся. И лишь потом глянул на обложку, поинтересовавшись автором. А внутри нашёл дарственную надпись: «Альбусу от Геллерта с любовью».

Когда Урс сообщил, что пригласил ликвидаторов в кухню, Артур осторожно разбудил Риту. Та мгновенно проснулась, с тревогой оглядываясь, и улыбнулась, увидев его.

— Медведик, — она потянулась. — Что, зачистка закончилась?

— Ага. Они на кухне. Пойдёшь?

Охотники выглядели уставшими, но довольными. Кроха, появившись рядом, шёпотом спросил, не хотят ли хозяева угостить вином господ ликвидаторов. И получив согласие, скоро принёс несколько бутылок, укутанных паутиной и пылью.

— Вау! — Флинт оторвался от куска прожаренного мяса. — Уэсли, ты крут! Кубки найдутся? Патрон, надо отпраздновать!

— Пожалуй, — Магнус добродушно кивнул. — Мисс Скитер, благодарю за эту трапезу. Мы не смогли отказать вашему домовику.

— На здоровье, — Рита заняла место за столом. — Вы не против, если составлю компанию? Жутко голодна.

Парни закивали, явно смущённые её присутствием, но получив по бокалу огневиски, довольно быстро повеселели снова.

Артур тоже налил себе полкубка, Рита пригубила у него, поддержав тост за чистоту частных владений, и заказала себе кофе. Даже удивительно, как приятно оказалось отобедать с крутыми боевиками. Баек они знали немало, и Артур ощутил, что с ним считаются, смотрят дружелюбно — странное новое чувство ему понравилось. Было даже жаль, что пришлось скоро прощаться. На огромный мешок с чарами расширения, с которого на пол капала кровь — прохудился — он старался не смотреть, и радовался, что парни забрали его с собой. Сколько бы ни стоили трофеи, Артуру точно было не до них. А глядя на белые повязки, украшающие почти всех боевиков, он порадовался, что не в ковене. У Флинта даже голова была забинтована, а у Мэдисона рука на перевязи. Нафига такое счастье?!

Теперь, когда двор был очищен от нечисти, можно было вернуться в Нору, но Рита решила иначе, послушав Кроху и Урса.

— Лучше принесём сюда оставшуюся мебель и прочее, — предложила она. — От мачехи осталось, помнишь? Ну вот, поспим здесь, раз тебе нужно оставаться в доме хотя бы пару дней.

— Дом страдал без хозяина, — закивал Кроха.

— Тогда решено, — Артур успел осмотреть комнаты, которые домовик очистил, назвав лучшими, и согласился, что даже в таком старом замке может быть вполне комфортно. Он повернулся к домовикам: — И вы уж комнаты себе выберите. Нору и закрыть можно.

Вечер прошёл в приятных хлопотах. Из Норы перенесли почти все продукты, и Рита с домовушкой занялась обустройством их будущих апартаментов, состоящих из двух спален, общей гостиной, кабинета и двух ванных комнат.

Артура после нескольких неудачных предложений по расстановке мебели выставили из комнат, мягко предложив отдохнуть, и он отправился погулять в освобождённом от тварей дворе.

Дышалось тут хорошо, почти как возле Хогвартса, даже лучше. Кое-где портили вид и воняли гарью выжженные пятна, но Нотт уверял, что это ненадолго. Добрёл до озера, заросшего у берегов густой травой. Если расчистить, то можно купаться. Какое-то шевеление у воды заставило застыть. А вдруг не всех уничтожила команда Нотта?

Выхватив палочку, Артур осторожно раздвинул кусты, шагнул дальше, стараясь не шуметь. Белый комочек он увидел у самой воды. Крошечное существо отчаянно запищало, провалившись в воду. Пока его вытащил, Артур сам весь промок. Малыш дрожал и жался к нему в поисках тепла. Какая-то крупная рыбина разочарованно захлопнула пасть с огромными зубами и скрылась в мутной воде пруда.

Артур сразу раздумал там купаться и, обсушившись заклинанием, понёс найдёныша в дом, распознав в нём щеночка неизвестной собаки. Магия в малыше точно была, но на крупа, каких видел Артур в учебниках, щенок точно не походил.

Видать, остальных его родичей постигла печальная участь. Да и малышу, не появись он здесь вовремя, грозило стать обедом той рыбины.

— Урс, ты можешь проверить, не осталось ли вокруг дома какой-нибудь живности? — он положил щенка на стол в кухне. — Молока бы ему.

— Хорошая примета — сразу завести в доме живое существо, — Урс тут же поставил перед малышом блюдце с молоком и с умилением глядел, как тот принялся жадно лакать угощение, задорно виляя хвостиком. — Двор надо проверить, хозяин. Простите, что не додумался. Я быстро.

Вернулся он и правда очень скоро, Артур только успел устроить отчаянно зевающего и объевшегося малыша в корзинке, постелив туда полотенце. Щенок заснул почти сразу.

— Всё чисто, — отрапортовал Урс, — никаких детёнышей больше не осталось. Только… вам лучше взглянуть самому, хозяин.

Пришлось выходить на крыльцо. Увиденное заставило моментально выхватить палочку, но крупная кошка неизвестной породы размером с небольшого быка и не думала нападать. Вся чёрная, встрёпанная, она стояла неподвижно, склонив голову.

— Фамильяр кого-то из ваших родичей, — шепнул Урс. — Дайте ей лизнуть вашей крови.

Артур вздохнул, Урсу он доверял. Рану на ладони нанёс заклинанием. И всё же руку к огромной голове подносил с трепетом. А вдруг отхватит?

Кошка, кем бы она ни была, втянула носом воздух, осторожно слизнула кровь и замурлыкала. А в голове раздался голос:

«Рада, хозяин»

«Ты кто? — спросил он тоже мысленно. — Как уцелела?»

«Фамильяр ваш-ш-ш-шего деда. Теперь ваш-ш-ш-ш. Спаслась от охотников в норе. Котята живы. Супруга убили»

Сердце защемило. Не всё оказалось так просто с этой зачисткой.

«Нори может идти? Нори надо кормить котят!»

«Чем я могу помочь?»

«Нори позаботится о себе сама. Теперь, когда нет мантикор. Хозяин может всегда позвать Нори»

На том и распрощались, а Урс предложил оставлять для кошки еду возле крыльца.

— Вам повезло, хозяин, — вздохнул домовик, когда они снова оказались на кухне. — Ирусан редко становится фамильяром. Теперь он будет охранять ваше поместье. Можно больше не бояться.

— Ирусан? — Артур пообещал себе, что обязательно изучит бестиарий. — Что же раньше не охранял?

— Хозяина не было, — пожал плечами Урс, словно это было само собой разумеющееся. — Теперь вот будет охранять.

— А нашего щеночка она не съест? — спохватился Артур, кивнув на малыша.

— Нет, что вы, хозяин! Это ведь симуран, его ваш фамильяр точно не тронет. Большой вымахает, крылатый, вот только ни разу не слышал, чтобы они встречались в Англии. Чудно. Знаю только, что вам повезло, маленького можно привязать, а вот диких взрослых симуранов не приручить, слишком свободолюбивы.

День выдался непростым, и Артур обрадовался, когда Рита его позвала посмотреть комнаты. Покои удивительно преобразились, став уютными, как и в обновлённой Норе. Разве что в несколько раз просторнее.

— Спим вместе, — сообщила ему Рита. — Но только спим. Всё остальное завтра, после регистрации в Министерстве.

Конечно, он согласился, что так будет лучше. Да и то, после алтаря он как-то успокоился. Нет, ему по-прежнему хотелось близости с невестой, но то буйное желание немного поутихло. Стало больше нежности и желания защищать. Лучше он не мог себе этого объяснить. Да и то, что засыпала она в его объятиях, уже было счастьем.

А щенка симурана Рита забрала себе, дала укусить свой палец, сделав своим фамильяром, и назвала Симбо. Корзинка пока бескрылого симурана стояла теперь у кровати с Ритиной стороны. И ещё невеста специально уточнила, что ничуть не завидует, что у него фамильяр ирусан, но посмотреть на Нори хотела бы.

Артур ещё долго не мог уснуть, переживая, как всё будет дальше. Рита сказала, что они пойдут на бал к Лестрейнджам и Малфоям, и это почему-то не стало для него трагедией теперь. Тем более, после рассказа, как Рудольфус, мать его, Лестрейндж помог Рою Миллигану. Так что на бал он пойдёт, а там видно будет. Больше беспокоила тётушка Риты со своим домовиком, которая собиралась посетить их после Рождества. И родители невесты, обещавшие прибыть примерно в то же время. Но даст Мерлин, всё как-нибудь образуется.

***



 
КауриДата: Пятница, 27.10.2017, 00:50 | Сообщение # 309
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
***

Прибытия охотников Шани ждала с трепетом и предвкушением. И заверение Марты, что сначала охотники явятся прямо в Северную Цитадель, вселяло надежду, что трофеи она сможет рассмотреть одной из первых. Парни, конечно, смеялись над ней, что все твари будут порублены в капусту, но в душе она всё равно надеялась, что какое-нибудь крошечное существо выживет, она его незаметно стащит, вылечит и возьмет себе.

Кэвин Брэдли и Джесси Морн, её одногодки, которые вместе с ней пойдут на будущий год в Хогвартс, а также мелкие Джош Мэдисон и Майкл Эшби, потащили её на башню. Там нынче дежурил добродушный Винс Фишер, так что мог и позволить подождать охотников на зубцах. Ну а Шани должна была его уговорить.

Только нынче Винс был не в духе, гаркнул на детвору покруче, чем сам Яксли, велев убираться. Шани-то сразу это подозревала. Оба брата Фишеры расстроились, что их на охоту не взяли, да и не только они. Все оставшиеся ходили в разной степени мрачности и гоняли их, мелких, почём зря.

Спускались ребята в унынии.

— Реган мне питомца прихватит, — заявил вдруг Джош. Он был бастардом Мэдисона-старшего, а в Северной Цитадели жил уже два года. Страшно гордился, что отец ему это позволил.

— Да ладно! — возмутился Джесси, чей брат Ингис тоже попал в число счастливчиков и сейчас сражался с опаснейшими тварями. — Он же сказал тебе, что не сможет!

Все знали, что Джесси тоже умолял Ингиса найти ему питомца, только Морн-старший так посмотрел на младшего брата, что мальчишку как ветром сдуло. А Шани ему говорила, что момент неподходящий. Но Джесси разве кого-то послушает?

— А вдруг передумает, — мечтательно улыбнулся Джош. — Реган добрый. Он женится скоро на красавице.

— Ты же её не видел, — резонно заметила Шани. Джош о свадьбе брата уже все уши им прожужжал.

— Придурки! — рассерженно воскликнул Кевин. — Лучше придумайте, где ждать охотников будем!

Все сразу замолчали, Брэдли умел всем испортить настроение. Впрочем, на примете у них был насест на деревьях. Но принадлежал он Полу Блетчли, который и в хорошем настроении никого туда не пускал. Так что рассчитывать сегодня на его доброту было довольно легкомысленно, и все это понимали.

Но однажды, очень давно, Блетчли пустил на свой насест Джесси Морна и тот провёл на верхотуре целый час. Пол вообще хорошо к Джесси относился, потому что Ингис Морн был его лучшим другом. Так что миссия уговорить молчуна Блетчли была предоставлена именно Джессу.

Пол нашёлся у загонов с гиппогрифами. Они с Майклом Бойлом, главным по гиппогрифам, как раз задавали корм этим тварюшкам и чистили вольер. Бойл, самый старший из всех парней, живущих на Северной Цитадели, единственный, наверное, воспринял охоту на монстров философски. И сам отказался от чести попасть в команду Магнуса Нотта. Заявил, что у него «птенцы» не кормлены, и вообще, через пару дней их ждёт охота в Диком Лесу покруче и поопасней. На самом деле, Шани подозревала, что Бойл просто не любит метлу, а все в это поместье мистера Уэсли полетели на мётлах.

— Пол! — позвал Джесси негромко, когда они дошли до вольера. Шани встала рядом, остальные толпились позади.

Блетчли отставил вилы, развернулся к ним, вопросительно изогнув бровь.

— Пол, а можно мы, ну, на твой насест?

Шани внутренне поморщилась. Ну кто же так спрашивает, прямо в лоб?

— А вы не обнаглели, мелюзга? — Пол перехватил вилы, отвернувшись. Чистить вольер магией было нельзя, почему-то гиппогрифы, вредные твари, в магически очищенный вольер заходить отказывались, так что приходилось всё тут делать вручную.

— Мы снег почистим вокруг вольера! — вмешалась Шани, видя, что Джесс уже сдался. А снега за ночь навалило по колено, невиданное дело. Все парни ещё судачили, что вот бы так на Рождество.

— А ну брысь отсюда, — выглянул из утеплённого сарая Бойл. — Птенцы беспокоятся.

Гиппогрифы и впрямь курлыкали недовольно из этого помещения, куда их согнали на время чистки вольера.

Кевин, зараза, ткнул Шани в спину, мол, продолжай.

— Ну пожалуйста, Пол, — просительно сложила она руки.

Блетчли фыркнул, оглянувшись на неё, но ничего не сказал. Оставаться дальше было чревато, Майкл Бойл был страшен в гневе. Да и Пол мог рассердиться.

— Пойдём, — дёрнул её за руку Джесс.

Вздыхая, ребята направились обратно по узкой утоптанной тропинке, снег с обеих сторон даже не думал таять. Вся цитадель сегодня словно приоделась в праздничную белую шубу.

— Придумала! — Шани едва сдержалась, чтобы не издать клич. Гиппогрифы ещё были недостаточно далеко.

Парни оживились, окружив её с интересом.

— Строим снежную башню! За три часа справимся. А раньше они вряд ли прилетят.

— Да? — презрительно сплюнул Кевин, — и как ты себе это представляешь?

— Ой, заткнись! — Джесси Морн кивнул ей. — Давай, Шани, что ты придумала?

— Всё просто! Катаем комки снега, я видела однажды в Лютном, как строили снежного монстра. И к той сосне, что у ворот, их складываем друг на друга и укрепляем снегом. Верхние придётся левитировать. Уплотняем ступеньки из снега, а сверху, у той огромной ветки, что выше ворот, делаем площадку.

— Кто левитировать будет, умная? — Кевин, сунув руки в карман зимней мантии, пнул лёгкий снег. — Или собираешься палочку Флинта спереть? Так он улетел, и палочку с собой прихватил.

Шани покраснела, с Флинтом у неё отношения не складывались. Точнее, приобретали подобие затяжной вялотекущей войны. И мелкие пакости она не просто так ему устраивала, а за дело. С палочкой, конечно, вышло ужасно, но кто же знал, что Квин так озвереет. Поймал ведь, гад! Выдрал её при всех ремнём, перекинув через колено. Удалось, правда, вырваться, но после она полдня в башне просидела, не могла парням в глаза смотреть. Кейси Причард еле смог выманить, уверяя, что никто смеяться не будет. И вообще Ингис Морн Флинту уши надрал за такое. Шани в это поверила, и на ужин всё же показалась народу. Только зря, парни тут же её подвиг припомнили и поржали. Правда и ей стало вдруг смешно, особенно потому, что Флинт веселья не разделял. После уже это просто стало забавным приключением. Но отомстить Квину было делом чести. Просто надо продумать все получше.

— Стива попросим! — выдала Шани свой главный козырь.

— Пранк здесь? — удивился Джесс. — Я что-то не видел.

— Обещал быть к обеду, — скромно улыбнулась Шани. — Ну что, кто со мной?

Конечно, согласились все. Даже наглый Кевин. Джош Мэдисон вообще был в восторге, как и его дружок Майкл Эшби. А Джесс предложил начинать катать от дальней стены, пока сил много, а потом уже ближний снег собирать.

Сначала у них ничего не получалось, а потом дело пошло. У Кевина, кстати, получалось лучше всех, но Шани это только радовало. Первые огромные комки снега подогнали к дереву уже через полчаса. А ведь половину времени только учились, так что дальше всё пошло веселей и быстрей.

Ребята не верили только, что взрослые станут помогать. Но не прошло и часа, как из загона явились Макс Эшби, Крейг Кут и Шон Фишер, с интересом следя за детишками. Шани втайне на это очень рассчитывала, и предупредила друзей, чтобы ничего парням не рассказывали до последнего, продолжая работать.

Потоптавшись неподалёку некоторое время, старшие не удержались:

— Что задумали, мелкие? — насмешливо вопросил Крейг Кут.

— Башню строим, смотровую, — небрежно ответила Шани. — Не мешайте, и снег не топчите. Он нам весь нужен!

— Помочь? — лениво осведомился Кут.

— Сами справимся, — буркнул умница Кевин.

Парни еще минут двадцать наблюдали, потом стали натягивать перчатки. Шани подмигнула приятелям. Работа закипела быстрее, даже Стива не нужно было ждать, хотя тот, как пришёл, сразу присоединился к веселью. Что и говорить, у взрослых парней комки снега получались быстрее и крупнее, командовать начали, как эти огромные комья складывать. Ещё и сами укрепляли магией по ходу дела.

Через два с половиной часа снега в цитадели просто не осталось, а белая башня у сосны обзавелась красивыми очертаниями, круговой лестницей с утоптанными ступеньками, и шикарной площадкой наверху. Ну и с магией всё это великолепие приобрело прочность, если не камня, то как минимум дерева. Стив даже разукрасил башню разноцветными красками, имитируя каменную кладку, отчего смотреться она стала и вовсе сказочно. А Кут и Эшби соорудили на площадке скамейки в три яруса, первую низко, вторую выше, а третьей служила та самая ветка, что росла у сосны выше ворот. Да ещё чары тепла на сиденья набросили, такие, чтоб снег не таял. Против скольжения тоже зачаровали, и бортик у площадки был прочный.

Прервались только на обед, да и то, торопились все, поели быстро. Марта вышла посмотреть, когда уже всё было готово, и даже разрешила старшим парням взять маленького Мэтью наверх. И пирожков выдала с большущим кувшином горячего чая, который не остывал и не кончался. Так что ожидали там охотников все вместе, очень весело проводя время.

Чтобы не упустить, установили пост вперёдсмотрящего и менялись каждые десять минут. Доверили это младшим, после доказательств Кевина, что так будет справедливо, старшие и так дежурят постоянно на башне. Посмеиваясь, Эшби сказал:

— Да дежурьте, кто против.

Сами они где-то раздобыли подозрительную бутыль и прикладывались к ней по очереди. Все, кроме Стива. Шани вообще не слышала и не видела, чтобы Пранк когда-нибудь употреблял алкоголь. И за это его очень уважала. Ну и за многое другое. Пока все травили байки, опустошая по-тихому эту бутыль, Стив, к примеру, приделывал сбоку ледяную горку. Чтобы, значит, как появятся охотники, не бежать всем по лестнице, а скатываться сразу на землю. И испытывать её он первой позволил Шани. Ух, как она прокатилась! Потом под смех ребят, уговаривала горку оставить, мол, можно ведь и просто так кататься.

Парни сделали вид, что задумались, и сами проверить решили, скатились по нескольку раз по-пижонски, стоя на ногах, потом клятвенно обещали, что будут каждый день подновлять чары. Мол, не сложно. Шани решила тоже научиться съезжать стоя, только когда рядом никого не будет.

С Мэтью она тоже скатилась, ох, как он визжал радостно, аж уши закладывало! Потом его Пранк катать взял, а у Шани подошла очередь дежурить.

Именно она и заметила летящих к цитадели охотников. Даже на несколько секунд раньше злого Винса Фишера, который ударил в гонг, когда на снежной башне уже все свистели приветственно команде ликвидаторов. Шани тоже свистнула залихватски, не зря просила Кейси научить. Вот, научил, и видно, услышал её свист, потому что ответил тем же, помахав им рукой. Шани их всех издалека узнала.

С горки скатывались в последний момент. Когда прибывшие уже высокие ворота перелетали, над которыми подняли защитный купол. Марта ждала внизу и сразу отобрала у Мэтью у старших. Яксли тоже был здесь, поймал Шани на руки, когда скатилась и смешливо спросил:

— Колись, дочка, ты придумала?

— Она-она! — тут же сдал её Джесси.

Шани вывернулась из объятий отца, поцеловав его в щёку, и побежала за остальными. Приземлилась команда прямо перед Загоном, тут был хорошо утоптанный снег, который тут же начал окрашиваться красным, когда Магнус Нотт и остальные стали доставать жуткие трофеи. У многих охотников были повязки, у Флинта голова даже перемотана. Наверное, Бэддок лечил, он умел. А порубленных чудищ тут была огромная куча. Раскладывали аккуратно, рядком, участвовали все. Позже будут смотреть, что на ингредиенты оставить, что можно в котёл, или на еду гиппогрифам, а шкура для Уркхарта почти вся пойдёт, Юджин из неё сапоги делает да плащи кожаные.

Шани уже не тошнило от вида внутренностей и отрубленных голов, привыкла. Охотились тут часто, просто не в таком количестве. Она сейчас высматривала внимательно, нет ли чего живого. Но среди трупов всяких мантикор и пятиногов, никакого шевеления видно не было. А вот у Флинта из кармана что-то высовывалось сероватое. Всего-то чуть-чуть помочь нужно было, чтобы большое яйцо выпало наружу. Долететь до земли не успело, Шани подхватила его, сунув в свой глубокий карман, да отошла подальше от Квина. Тот и не заметил ничего, увлечённый распаковкой трофеев, которым не видно было конца.

Обогнув всю толпу, Шани приблизилась с другой стороны к бездонному мешку, осторожно достала яйцо, нагнулась, испачкав его в крови, выпрямилась и вскрикнула, привлекая всеобщее внимание.

— Ой, смотрите, что я нашла! Можно, себе возьму?!

Обернулись все, с разными выражениями лиц глядя на высоко поднятое яйцо. У Флинта глаза сузились, когда он сунул руку в карман, предварительно сдёрнув с руки перчатку зубами. Взгляд не обещал ничего хорошего, но поделать он ничего не мог, потому что Магнус Нотт уже громко рявкнул:

— Кто посмел? — и обвёл взглядом охотничков.

Те честно удивлялись, старательно не глядя на Флинта. А Квин картинно развёл руками:

— Да я не при чём, патрон! Оно мне надо?

Магнус бы продолжил допрос, но тут аппарировал сам лорд Нотт, так что про яйцо все благополучно забыли. Парни, все как один, посрывали шапки, здороваясь. Магнус подошёл к отцу, что-то объясняя. Тот добродушно кивал, обходя кровавые туши, занявшие немалую площадь. Работа продолжалась, а Шани потихоньку отступала с добычей в тень Загона. Никто её дезертирства не заметил.

Она тайком разглядывала лорда-дракона, которого видела впервые. Для него даже кресло поставили, вынеся из башни. Рядом с ним была ещё очень красивая ведьма, наверное, Эми Флинт. Говорили, что мама Квина в ковене самая красивая. И ещё несколько боевиков прибыли, окружив лорда. На трофеи они смотрели скучающе, переговариваясь и смеясь чему-то своему.

Тут-то и случилось очередное происшествие. Шани как раз скосила глаза на Флинта, и точно видела, как мелкая тварь вылезла из его кармана. Когда это существо ринулось к кровавому пиру, пытаясь откусить кусок исходящего паром сырого мяса, её и приметили. Криков было, в основном матерных. Ловили эту мелочь сразу все, а та удирала просто на удивление ловко. Один Квин не участвовал в общем бардаке, стоял немного офигевший от представления, следя за тварюшкой только глазами.

Бегала мелкая пакость недолго. В прыжке она вскочила на кресло лорда-дракона и сжала зубы на его пальце. Народ замер в оцепенении. Шани смогла протиснуться ближе, так что видела, как тварюшка светло-коричневого окраса с длинным хвостом смотрит прямо в глаза лорда Нотта, но немаленькие челюсти не сжимает.

— Убью, — ласково сказал лорд-дракон в звенящей тишине. И было ясно, что обращается он вовсе не к зверюшке. — И какой самоубийца приволок детёныша мантикоры?

Ответом была тишина. Шани ахнула, опаснее зверя, чем мантикора представить было себе трудно. Она побоялась смотреть на Квина.

— Умная тварь, — фыркнул лорд-дракон, разглядывая страшного детёныша, не сводящего с него глаз. — Самая радость мне от такого фамильяра на старости лет! Ладно, Хитрец, кусай уже! И не дай тебе Мордред не слушаться меня!

Шани затаила дыхание, глядя, как слегка сжались челюсти мелкой мантикоры. Как выступило несколько капель крови, как быстрый язычок их слизал, и Хитрец блаженно прикрыл глаза. А потом потёрся маленькой шипастой головой о руку хозяина.

— Тео, — вздохнула рядом миссис Флинт. — Ты уверен…

— А поздно уже, Эми. Теперь не тронет, ты же понимаешь? — и водрузил жуткого фамильяра себе на плечо. — И чего встали, парни? До темноты управиться надо!

Работа снова закипела, а Шани вернулась на ступеньку крыльца Загона. Яйцо жгло карман, но уйти раньше, чем всё закончится, она не решалась. Расслабилась, наблюдая за разделом добычи, потому сильно вздрогнула, когда над ней навис Флинт:

— Мелкая паршивка, — прошипел он. — Где яйцо?

— Оно моё! — шёпотом вскричала она, отшатнувшись. А потом заглянула в яростно горевшие глаза: — Плата за молчание, понял?

— Чего-о-о-о? — протянул Флинт с презрением. — Ты чего несёшь, мелкая?

И тогда Шани смело приблизила к нему своё лицо.

— Могу сказать лорду-дракону из чьего кармана выпрыгнул его новый фамильяр! И поклянусь, что правда, и воспоминания для думосбора отдам!

— Ну ты и стерва! — тихо произнёс Квин. И просто упал рядом на ступеньку, стаскивая с рук длинные перчатки, испачканные кровью. На неё он больше не смотрел. — Что хочешь за молчание?

— Это, — похлопала она по карману. Решила не быть совсем сволочью, хотя поняла, что могла попросить и больше.

— А ты хоть знаешь, чьё оно? — устало спросил парень.

— Мне всё равно! А чьё?

— Ненормальная, — вздохнул он. — Понятия не имею!

— Прокатишь на своём гиппогрифе? — вдруг опомнилась Шани. Как же сразу не сообразила!

— Ага, щаз! — фыркнул Флинт и достал из кармана маленький флакон синего цвета. Глотнул, поморщившись, и сразу спрятал. Поглядел с угрозой: — Только пикни!

— Больно надо, — втянула носом запах Шани. Странно, запах был похож на костерост, хотя она уверена была, что внутри пузырька что-то другое. Более… алкогольное. — Дашь глотнуть?

— Мало я тебе всыпал! — хмыкнул Флинт. — Что это было?!

Шани поспешно достала из кармана яйцо. Нет, не почудилось. Скорлупа пошла трещинами.

— Ой, — тоненько пискнула она, жадно глядя на всё увеличивающуюся дырочку в яйце. Флинт рядом застыл, только палочку сжал боевым хватом. Ещё мгновение и наружу высунулась глазастая головка какой-то ящерки. Зубки у неё уже были видны, чуть не в два ряда в маленькой пасти.

Существо пристально уставилось на Шани, раздвигая сильными лапками скорлупку. И скоро выбралась, на протянутую ладонь.

— Магическая игуана, — выдохнул рядом Флинт, — эй, это не игрушка, она опас…

Поздно! Шани повторила подвиг лорда-дракона, сунув палец в рот ящерке. Та понятливо прикрыла глаза и укусила. Не больно совсем. А потом закрутилась в ладошках, устраивая поудобнее свои маленькие кожистые крылья.

— Она — мой фамильяр! — торжественно заявила Флинту.

Тот не нашёлся, что ответить. Таращился со странным выражением в глазах. Зато нашёл, что сказать Магнус Нотт, оказавшись рядом.

— Фамильяр, значит? — Шани просто вздёрнули за шиворот. Даже пикнуть не успела. Магнус усадил её себе на плечо и отнёс прямо в пасть к лорду-дракону. Поставил перед креслом. — Вот, отец, это та девочка, про которую я говорил. Кстати, не только ты обзавёлся фамильяром.

— Мисс Честершир? — задумчиво спросил Теодор Нотт. — Откуда у вас зверь?

— Нашла яйцо, — тонким голосом ответила Шани. — Здравствуйте, лорд-дракон!

Наверное, от ужаса оговорилась, сразу залившись краской до кончиков ушей. Особенно, когда боевики вокруг лорда грянули смехом. Даже Эми Флинт усмехнулась.

А вот Теодор Нотт смотрел строго, не улыбался. И от этого стало очень страшно. Даже ящерка в руках это ощутила, завозилась, поднимая голову из ладошек.

— Что умеешь? — спокойно спросил лорд-дракон, даже не взглянув на ящерку.

— Показать? Я мигом принесу!

— Что ж, неси, посмотрим.

В башню Шани бежала во весь дух. Взлетела по лестнице за несколько мгновений. Дощечки и заготовки со столика собирала в корзинку дрожащими руками, сунув ящерку за борт мантии и велев сидеть тихо. Та, казалось, поняла, возилась недолго, устраиваясь на груди, так что совсем не мешала.

Наконец всё собрала, плотно укрыла тряпичной салфеткой, побежала обратно, стараясь держать корзинку так, чтобы ничего не выпало. Сбилась с шага только у самого кресла. Перед лордом стояла Марта с Мэттом на руках, а рядом с ней Флинт на коленях.

Шани аж рот раскрыла, разглядев в руках Квина чёрного щеночка.

— Только его… — услышала она бормотание парня. — Фамильяр, сэр.

— Яксли! — рявкнул лорд Нотт. — Что за хер… Что тут у тебя творится? Третий фамильяр за один час!

Папа Яксли только усмехнулся, словно совсем не боялся патрона.

— Да полно тебе, Тео. Сам же пример подал.

— Ну спасибо, утешил! О, давай-ка сюда, малышка. Флинт! Прочь с моих глаз!

Шани опасливо подошла, поймала одобрительный взгляд мамы Марты и добродушный отца, сдёрнула салфетку и протянула лорду-дракону корзинку.

— Вот, ваша милость. Тут всё.

Боевики тоже с интересом поглядывали, как Теодор Нотт рассматривает её творчество. А Эми Флинт даже взяла одну дощечку, повертела в руках, спросила, как работает.

Шани сбивчиво объяснила. Боевики зашумели, перешучиваясь.

— За два месяца? — спросил наконец лорд-дракон, но хвалить не спешил. — А как вообще, нравится в ковене?

— Очень! — с чувством ответила Шани, в очередной раз вызвав чьи-то смешки. — Спасибо, что приняли, ваша милость!

— Не пожалеешь? — спросил лорд Нотт. — Понимаешь, что замуж выйдешь за одного из наших парней?

— Понимаю, — склонила она голову. — Я готова!

Вот тут уже смеялись все, а чего — непонятно. Шани лично было совсем не смешно, даже потряхивало немного. И только была очень благодарна Эми Флинт, которая поглядывала с сочувствием.

— Готова? — задумчиво переспросил лорд Нотт в возникшей тишине. — Знаешь, малышка, раз готова, тянуть не будем. Пока только помолвка, конечно, а как Хогвартс закончишь — поженитесь.

— Тео! — предостерегающе сказала миссис Флинт, тронув лорда за плечо.

— Хорошо, — звонко ответила Шани. И затаила дыхание, с трепетом ожидая, кого ей выберут. Только бы не Крейга, не Кевина, не… Она зажмурилась. Было страшно. Казалось, все уже собрались вокруг, прислушиваясь к разговору.

— Выбирай, кого хочешь в мужья, — велел лорд-дракон.

Она не сразу поняла, а сообразив, что от неё ждут, испугалась ещё больше. Ноги словно ватными стали, пока она оборачивалась, оглядывая парней. Все действительно окружили их плотной толпой. Вот странно смотрит Ингис Морн, необычно серьёзен Кейси Причард, ободряюще кивнул Стив Пранк… Конечно, он недавно через такое прошёл. Шани судорожно вздохнула, испугавшись, что такие глупости в голову лезут, когда решается её судьба. И тут взгляд наткнулся на Квинтуса Флинта, он единственный не смотрел в её сторону, возясь со своим фамильяром. И на лице его была очень хорошая улыбка. Решение было принято в одну секунду, и Шани повернулась к лорду-дракону.

— Если можно, тогда пусть будет мистер Флинт, — решительно сказала она, вздернув подбородок.

Эми Флинт вдруг весело усмехнулась, притянула её к себе и поцеловала в обе щеки.

— Умница! — шепнула ей на ухо и поставила обратно.

— Ты уверена? — уточнил явно удивлённый Теодор Нотт.

— Да, сэр!

И тут видно кто-то донёс новость до самого Флинта, потому что его возглас не услышать было невозможно:

— Да вы издеваетесь!

— Что ты сказал?! — лорд Нотт повернулся в его сторону, пока у Шани всё внутри сжималось от страха. Вот скажет Флинт, что не согласен, и тогда всё!

Квин пробрался сквозь толпу и в очередной раз сразу встал на колени. Схватил руку лорда и поцеловал:

— Благодарю за честь, милорд!

Шани подтолкнули вперёд, пришлось тоже встать на колени рядом с Квином. Робко поцеловала руку лорда и совсем тихо пробормотала те же слова, что и Флинт. Вся решительность куда-то испарилась.

— Браслеты! — потребовал Лорд. В его руку тут же вложили два браслета. И откуда взялись?

Ей дали большой, а Квину маленький. Церемония оказалось очень простой. Флинт, глядя только на её руку, надел ей маленький браслет, она поспешила надеть ему большой. Плетёные браслеты впитались в кожу, осталась только слабая татуировка. После чего ей вручили корзинку, сказали, что может идти.

Мама Марта погладила по голове, а папа Яксли поцеловал в лоб, приподняв над землёй. Шани, не глядя, куда направляется, пробралась между людьми, слушала фразы боевиков: «Повезло сволочному Флинту, и симурана на охоте прихватил, и невесту хорошую получил!». И всё в таком духе. Она вжимала голову в плечи, стараясь стать ещё ниже ростом и незаметней, и наконец оказалась возле Загона. Без сил опустилась на ступеньку. Тут никого пока не было.

Ингис Морн остановился совсем близко:

— Жива? — спросил с сочувствием и протянул кубок. — Ну-ка выпей, залпом.

Она глотнула, там было совсем мало. И закашлялась, а из глаз брызнули слёзы. Горло обожгло и, казалось, оно вовсе исчезло, воздуха не хватало.

Ингис сунул в руки яблоко, отобрав кубок.

— Жуй!

Покорно откусила, стала жевать. Сразу полегчало. Даже ужас от содеянного стал отпускать.

— Что ж меня не выбрала? — спросил Морн. — Ладно, не плачь только. Флинт нормальный парень.

Он ушёл, а у неё из глаз опять потекли слёзы, обжигая щёки. И правда, почему Ингиса не выбрала? Красавец ведь, и к ней очень добр. Наверное, потому, что Флинт — это Флинт.

Квин вдруг тоже оказался рядом, и как часом ранее, совсем в другой жизни, присел рядом.

— Хватит реветь, — сказал грубо. — Не съем я тебя! Разве что покусаю немножко.

— Дурак, — всхлипнула она.

— Значит так, — помрачнел он. — Если вдруг передумаешь, сначала мне скажи, поняла? Придумаем что-нибудь. Помолвка серьёзная, но есть варианты. Не как у Рега.

— Не передумаю, — мотнула она головой.

— Угу, посмотрим. Иди, умойся, что ли. А то решат, что я тебя запугал.

Она фыркнула, вздернув подбородок.

— Я сама кого хочешь запугаю! Подержи!

И сунув ему в руки корзинку, метнулась в Загон. Всё равно там никого не было. Умылась в их умывальне очень тщательно, вытерлась удивительно чистым полотенцем, вышла на крыльцо.

Флинт копался в её дощечках.

— Так это ты делаешь?! — спросил он, словно нехотя возвращая корзинку. — Подаришь одну пару?

— С чего это? — она уже собралась уходить. Стоило сразу отнести свои сокровища в башню. А то ужин скоро.

— Как с чего? Я жених или кто?

— Ладно, — Шани выбрала самые красивые, они у неё получились легче других. — Держи. А ты мне что? Я же невеста.

— Спасибо! — Флинт спрятал дощечки в карман. — А тебе подумаю. До Рождества время ещё есть.

Она кивнула и побежала в башню. Кто бы знал, что сегодня такое будет! Если бы заранее знала, поступила бы иначе? Так дед спрашивал. И поняла — нет, сделала бы так же. И словно услышала его голос: «Ну так и чего переживать?».

Рассмеявшись, Шани мигом взлетела в своё логово в башне. Поставила корзинку на стол, рухнула без сил на кровать, вдыхая аромат подушки. И почему-то расплакалась. Наверное, от того, что всё у неё так хорошо складывается. Что бы с ней было в Лютном? Во-о-от. А тут и дом, и родители, и друзья. И даже жениха дали. Своя теперь. Оттого и плачет, что счастлива. А что так горько на душе, так никого это не касается. Умоется ещё раз — и никто не заметит.

Фамильяр вдруг вылез из-за пазухи, стал слизывать её слёзы шершавым язычком. Шани рассмеялась.

— Ох, Мерлин, тебя же не кормили!

С кровати она скатилась одним махом, бросилась к столу, под которым под чарами хранилась банка молока и хлеб. Налила в крышку от банки молока и поставила перед ящеркой, накрошив туда кусочек булки. Угощение Мерлину понравилось. А Шани ощутила, как окончательно успокоилась. В конце концов, до свадьбы еще далеко. А скоро Хогвартс, и Рождество, и подарки. И снежную башню с горкой они сделали здоровскую — до Рождества простоит, а может и дольше. И если дедушка её видит, где бы он теперь ни был, то он просто обязан порадоваться за неё.

***



 
КауриДата: Пятница, 27.10.2017, 00:51 | Сообщение # 310
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
***

Рабастан каждое утро поднимался ещё затемно, чтобы встретить восходящее солнце, купаясь в океане или мирно сидя на почти безлюдном в такое время пляже. Казалось, смотреть на океанские волны можно бесконечно. Немножко даже зависть просыпалась к загорелым до черноты рыбакам, словно иссохшим под палящим индийским солнцем. Они были здесь всегда, насколько бы рано Басти не пришёл. Жизнь их казалась простой и неприхотливой…

Только долго наблюдать за океаном и скудно одетыми рыбаками позволить он себе не мог. Дни были заполнены под завязку необходимыми делами, в основном связанными с его походной мастерской, и лишние минуты отдыха казались непозволительной роскошью. И когда диск солнца полностью показывался над пеной океанских волн далеко слева, Басти вставал, отряхивал одежду от белого песка и поднимался в бунгало, где заваривал кофе и сооружал бутерброды. Кофе он наловчился варить вполне приемлемый, Альварес Гамп даже хвалил и появлялся на пороге кухни, едва нехитрый завтрак был готов.

Обычно бутерброды Рабастан проглатывал очень быстро — после пары глотков бодрящего чёрного кофе уже не терпелось сбежать к мастеру Давиду, где полным ходом шло оснащение уникального дедовского подарка.

Но сегодня он замечтался, пропуская мимо ушей слова деда. Ел медленно, без аппетита. Глотал кофе, не чувствуя вкуса и не отрывая взгляд от окна, где виднелся беспокойный и бескрайний океан, думал о доме, о Санни, Руди, маме, бабуле Сольвейг и об отце. Возвращаться предстояло завтра, и Рабастан не знал, рад он этому или хотел бы задержаться здесь, а может быть, съездить-слетать куда-нибудь ещё.

Мастер Давид встретил радостным возгласом и обнял парня. Отношения у них за несколько дней сами собой превратились в тёплые и доверительные. Не как у наставника с учеником, а скорее, как у людей, увлечённых одним делом. Они зачастую понимали друг друга с полуслова. В какой-то момент Давид даже рассмеялся негромко, понаблюдав за работой «ученика» на новом верстаке. «Смотрю на тебя и вижу себя в двадцать лет», — признался он. Басти ответил тогда, что ему шестнадцать, но никаких комментариев на это не последовало. Давид только грустно улыбнулся и бодро принялся за работу.

— Знаешь, мой друг, — заговорил мастер, прихватив Рабастана за плечи сильной мускулистой рукой. Они направились в уже ставший родным угол ангара, где собиралась мастерская. — Я давно не получал такого удовольствия от заказа. Ты смог удивить и вдохновить. Поверишь ли, не мог вчера уснуть, решил немного доработать некоторые детали. Ты уж прости, что не дождался тебя. Но когда я под утро спохватился, твоя мастерская была практически готова. Остались мелочи. Вместе управимся часа за два. Ты не расстроишься?

— Ничуть! — обрадовался Рабастан. — Завтра мы покидаем Индию, а мне хотелось бы побродить по рынку, купить подарки близким. Я надеялся, что закончим пораньше. Спасибо тебе, Давид!

— О, я могу побродить с тобой, может, что-то подскажу или просто буду рядом, если ты не против.

— Только «за»! — Басти ахнул, когда зайдя за ширмы, отгораживающие их рабочее место, увидел пустой угол, расчищенный от мусора и стройматериалов, а ровно по центру площадки стоял небольшой кожаный саквояж. — Уже? Так ты, правда, всё доделал?

Лестрейндж спускался в свой собственный пространственный чемодан с таким трепетом, словно не он лично вложил кучу сил и времени в его создание. В пылу работы он не думал о том, как всё будет выглядеть в готовом виде. Главное, было создать надёжное, функциональное место для работы и отдыха.

— Кресло? — он пробежался пальцами по кожаной обивке широкого кресла в кабинете перед рабочим столом со множеством ящиков.

— Поставил это, — Давид озабоченно посмотрел на Басти, — Мы же так и не сходили выбрать. Но если не нравится — поменять не проблема. Ты здесь хозяин.

— Мне нравится, — широко улыбнулся хозяин, садясь за стол. — Ничего себе, оно крутится!

— И качается, — усмехнулся Давид. — Моя личная разработка. Если честно, это единственное, что не было оплачено твоим дедом. Ты позволишь сделать тебе такой подарок? И ещё… Никогда такого ещё не делал, но тут… Ты сможешь аппарировать прямо отсюда, именно эта мысль не давала мне уснуть. Но увы, никто кроме тебя не сможет. Капни кровью вот сюда… И да, отсюда дальняя аппарация нежелательна, но метров на сто в любую сторону — вполне реально.

Конечно же, Басти был в восторге. Он тут же аппарировал в ангар, вернулся и от души обнял мастера:

— Это потрясающе! Чем я могу отблагодарить? О, погоди…

Кинжал с несколькими секретами — его первое изделие в этой мастерской — мастеру очень понравился. Давид вертел его в руках, спрашивал о свойствах, и не верил, что такое чудо можно было сотворить за пару дней «между делом».

— Спасибо, — мастер осторожно опустил кинжал в ножны. — Пойдём поглядим ещё раз на твоё личное побережье. Я там немножко доработал синхронизацию.

Осмотр мастерской и океанского побережья заставил сердце Басти биться вдвое быстрее, он украдкой дважды ущипнул себя за запястье, чтобы уверится, что это не сон, не прекрасное видение, а в самом деле его собственное убежище. И он волен никому не показывать это чудо, дед Альви особо подчеркнул этот момент. А мог показать. И в порыве чувств Басти вдруг твёрдо решил, что пусть хоть никогда не придётся воспользоваться дорогим подарком, но первая, кто спустится сюда в Англии — будет Санни. Потом, возможно, он покажет мастерскую Рудольфусу.

По рынку они шли неспешно, и Басти уже много раз порадовался, что Давид пошел с ним. И дело не в том, что он всё здесь знал, а ещё в том, что и его тут, казалось, знал каждый. Их угощали восточными сладостями, какими-то диковинными напитками, показывали разные товары. А ещё мастер не стеснялся торговаться, сбивая цену чуть ли не втрое, самому Рабастану это и в голову бы не пришло.

Подарки матери, бабуле и отцу он подобрал довольно быстро. Красивый ажурный платок, связанный из тончайшей шерсти из девяти хвостов чёрно-бурой кицуне и вытканный охранными рунами нагов — для Сольвейг. В молоденькой продавщице Басти тут же заподозрил либо саму кицунэ, либо нага, но любопытство сдержал. Для мамы Басти купил сумочку из шкуры рогатого змея. А для отца, чуть подумав, разыскал дорогущий хлыст с резной рукояткой из красного сандалового дерева — такого у него точно не было.

Для Рудольфуса и Беллатрикс, после долгих поисков, Рабастан взял различающиеся только по размеру перчатки из какой-то диковинной радужной кожи. Продавец божился, что это кожа какого-то редкого морского гада, чуть ли не самого великого змея Шеша, на что мастер Давид скептически хмыкнул, но промолчал, лишь сделал какой-то знак, отчего улыбчивый торговец, поколебавшись, снизил цену на несколько галеонов.

Не смог он пройти и мимо набора дорогущих магических инструментов лучшей гоблинской стали по работе с деревом. Прекрасный подарок для друга Пита Аллена ему отдали всего за четверть цены. Тут уж Давид спорил с продавцом едва ли не до хрипоты, причём Басти видел, что обоим этот спор доставлял немалое удовольствие.

Кроме перчаток брату захотелось привезти ещё что-то особенное и эксклюзивное, тем более что такого здесь было не просто много, а бесконечно много. Рынок был смешанный, огромный, лавки волшебников и простых людей могли соседствовать, правда, маги свой товар делали невидимым для маглов.

В конце концов, Басти выбрал шахматы, совершенно не магические, но настолько искусно вырезанные из камня, что оторвать от них взгляд было сложно. Пешки олицетворяли рыцарей, и в каждом чувствовался свой характер. Кони отличались мастью, а всадники были в разной одежде. Искусный резчик изобразил каждую складочку плаща, каждую морщинку. Ладьи представляли собой замковые башни в миниатюре. Из одной выглядывала девушка с платочком. На другую по стене заползал мальчишка.

Офицеры были изображены важными и надменными. В отличие от пешек, пальцы офицеров украшали перстни и кольца, а на головах были небольшие короны. Венценосные короли и королевы заслуживали отдельного рассказа. Такие благородные и красивые у «белых», готовые вот-вот улыбнуться, и мрачные с одинаково решительными взглядами чёрные властители. Но уважение вызывали и те, и другие.

— Сколько за них? — Басти потянулся за кошельком, не отрывая внимательный взгляд от удивительного зрелища.

Продавец назвал цену — тысяча галеонов, Давид покачал головой, и тут же нашел мнимый дефект, что снижал стоимость вдвое. Купец на это отреагировал возмущённой тирадой о разорителях, которые скоро пустят его по миру, но скинул сто галеонов — начался торг. На Басти подобные бурные причитания торговцев уже впечатления не производили — спасибо Давиду — он лишь с беспокойством прикинул, сколько осталось наличности. На полную стоимость, даже с торгом, явно не хватало. Надо было просить у деда, а не хотелось. Страшно представить, сколько дед Альви уже потратил на его мастерскую денег.

— Возьмёте в довесок обработанных камней, скину цену вдвое, — скрипуче проговорил торговец, покосившись на Давида.

Басти постарался не показывать радость — пять сотен золотых у него точно было, даже чуть больше — хватит ещё на хороший обед. Он торопливо обшарил полки взглядом, ничего больше покупать не собирался, но вдруг застыл и наклонился вперёд.

— Вон те, круглые камни. — Голос у него дрогнул. О подарке для любимой он даже не подумал!

Продавец хмыкнул и поставил на прилавок футляр из слоновой кости. Внутри в бархатных ячейках покоились круглые камни одинакового размера, примерно дюйма полтора в диаметре. Три ряда блестящих камней совершенно разных расцветок.

— Тридцать три камня, — одобрительно поглядел на Басти торговец. — Но никакой магии в них нет, молодой господин. Это только камни, от самых простых до редчайших. Каждый по-своему уникален. Галеон за штуку.

— Беру! — выдохнул Басти. Обойдётся без обеда.

Давид больше торговаться не стал, только одобрительно кивнул Рабастану — мол, покупай смело.

Расплатившись, Басти забрал покупки, и они вернулись в ангар Давида. Все подарки Рабастан спрятал в своём новом саквояже. Придется достать перед отъездом, ведь обещал себе, что в Англии в эту мастерскую первая спустится Санни. Он подождёт. А её камни тут и оставит — на рабочем столе.

Деда Альви в бунгало ещё не было, обычно он тоже на месте не сидел. Даже странно, что у него здесь было столько приятелей, то и дело он сообщал, как встретил того или другого знакомого. Вот и с утра, кажется, дед что-то говорил про очередную встречу, а он, болван — все прослушал.

Тревожно стало только под вечер.
Прогулявшись по побережью, где даже поболтал с одним из рыбаков, Басти вернулся к ужину в бунгало, но деда так и не застал. Самое поганое, что простой медальон, оставленный ему Альваресом для связи, никак не отзывался. Раз пять ведь написал: «Где вы?», и хоть бы слово в ответ.

Совершенно не представляя, как разыскивать человека в чужом городе, даже чужой стране, Рабастан маялся нехорошими предчувствиями. Забыв про еду, нарезал круги вокруг бунгало, стараясь далеко не отходить. Потому и не сразу его обнаружил нерешительно топтавшийся у входа в их временное жилище человек вполне европейской внешности, одетый в туристические шорты и футболку.

— Рабастан Вест? — осведомился он, как только Басти замер перед ним, вопросительно подняв бровь. Басти чуть не поправил его, вовремя вспомнив, что так было записано в магловских документах. Зачем деду такая конспирация, он не задумывался. Увидев его кивок, незнакомец вежливо сообщил: — Мистер Гамп просил не волноваться, он недалеко отсюда, но пришлось задержаться в гостях. Попросил сходить за вами, уверяя, что вы не против новых знакомств. Пойдёте со мной? Ах да, разрешите представиться, Малькольм Смит.

Открытое широкоскулое лицо мужчины тем не менее вызывало странное неприятие, на уровне интуиции. Было в этом туристе что-то фальшивое, холодное. И всё же Басти решился, когда Смит продемонстрировал тот самый медальон для связи.

— Настройки сбились, — пояснил он с извиняющейся улыбкой. — Не смог сам вас пригласить.

— Как хорошо, что вы пришли! — Басти выдал широкую радостную улыбку, чувствуя, как сводит скулы, и искренне надеясь, что улыбка вышла естественной. — Уже и не знал, что думать. Так мы идём?

— Рад, что избавил вас от беспокойства, — ответно улыбнулся мужчина, и протянул руку. — Аппарацией будет быстрее, доверитесь мне?

Басти колебался буквально пару мгновений, не переставая доверчиво и благодарно улыбаться, и взялся за руку Смита в полной уверенности, что добровольно шагает в ловушку. Это подтвердилось и мгновенной вспышкой торжества в глазах провожатого перед самой аппарацией. Как там говорил Долохов? «Безумству храбрых поём мы песню». Если бы он только знал, как Рабастану сейчас страшно… Но не бросать же было деда у неизвестных похитителей одного.

Даже на душе стало легче, когда его сразу скрутили мощным «Инкарцеро», стоило им очутиться в большой пещере, своды которой терялись высоко в темноте. Освещена была только середина костерком, потрескивающим в небольшом углублении. Верёвки больно впились в тело, но хоть удалось устоять. А главное, он смог убедиться, что с дедом всё в порядке. Альварес Гамп сидел у стены, связанный, как и внук, но добродушный вид немного успокоил.

— Что происходит? — обида и удивление в голосе удались довольно натурально.

Смит рядом негромко хохотнул, и больно прихватив за руку со словами: «Ничего личного, парень», — заставил его пройти к деду и неласково швырнул на землю. Руку скрутило болью.

— Эй, полегче! — Басти умудрился извернуться и лечь на бок, совсем близко к Альваресу, и почти на парселтанге прошептать: — Сэр, вы как?

— Мальчишка-то вам зачем? — вздохнул дед Альви, никак не ответив на вопрос. Но по тону было ясно, что нормально.

— А чтобы вы посговорчивей были, мистер Гамп, — любезно ответили из полутьмы. — Ваша милость!

— Вот как. Понимаю, — непонятно хмыкнул дед.

— Одно ваше слово, и мы вас отпустим, — вкрадчиво продолжил неизвестный обладатель красивого голоса, — вы же понимаете? Стоит ли эта вещь жизни вашего... Кстати, кто он вам?

— Помощник. Или, если угодно, секретарь. Заранее извиняюсь, мальчик нервный, склонен к истерикам. Я-то привык...

Басти смог различить теперь и говорившего, и нескольких его подручных, которые сидели возле стен в полумраке. Смит присоединился к товарищам, но стоял, поигрывая палочкой. К сожалению, их было восемь вместе с главарём, и это ломало все планы Рабастана, делая возможную победу очень уж призрачной. Как избавиться от восьмого, не имея палочки, которую отобрали в первую очередь — было сложно даже представить. И что за манера похищать людей такой толпой?

Оставалось лежать тихо, опустив глаза и притворяться сильно испуганным. Собственно — это было недалеко от правды. Безжалостные нотки в издевательском голосе главаря веяли нешуточной опасностью. И где только дед Альви, безобидный старик-путешественник, мог перейти дорогу таким серьёзным людям?

Так, надо сосредоточиться, как там учил Долохов, лениво помахивая палочкой: «Инкарцеро! Силенцио! Думай, парень, думай, вращать глазами — дело забавное, но развязаться не поможет». Только вот Басти так и не усвоил этот урок. Как ни думал — не выходило скинуть магические путы. Долохов обещал вернуться к этому вопросу позже, кое-чему научить после Рождества. Эх, знать бы…

И слишком самонадеянно думать, что сейчас получится лучше. Да и опасно делать лишние движения под прицелом восьми пар глаз.

— Поднимите парня! — велел главарь, заставив Рабастана вздрогнуть.

Он успел заметить беспокойство, промелькнувшее в глазах деда, и в груди сразу похолодело. Но Альварес Гамп тут же скучающе уставился в сторону.

Двое мордоворотов поднялись, подошли и грубо вздёрнули Лестрейнджа вверх. Басти еле удалось устоять на ногах. Что-то предпринимать сейчас было бы безумием, двое бандитов за ним следили слишком пристально с самого начала, а теперь не сводили глаз и остальные. Осторожные твари!

— Что вам от меня нужно? — испуганный вопрос получился излишне хриплым. Лучше бы он заговорил фальцетом.

— От тебя, — главарь сделал паузу, — ничего. Развяжите!

Верёвки исчезли, кто-то из бандитов владел невербальным «Финито». Главарь вынул блокнот, что-то там написал и засунул эту запись в стеклянную колбу. А потом резко направил палочку на Рабастана:

— Обливиэйт!

В руки полетела трубка, но из-за бьющего в лицо света, Басти не понял, кто её швырнул. Поймал рефлекторно, ощутив одновременно, как за пояс сзади что-то сунули, а в следующий миг отчаянно моргал, стоя посреди рынка.

Было так странно — он не помнил, чтобы хотел вернуться на рынок. Не помнил, как возвращался. Голова болела, и вспоминалось с трудом, что он ждал деда возле бунгало, а потом странная вспышка света… И он оказался здесь.

Народ толкал со всех сторон, кто-то ругался, встал, мол, на проходе, не пройти, не проехать. Пришлось поспешно отойти.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться — ему стёрли память. Палочка нашлась заткнутой за пояс сзади, а Басти никогда не носил её иначе, чем в чехле на правой руке. Выдернутый из-за ворота защитный амулет оказался испорченным. И страшно стало — кто был настолько сильным, что пробился сквозь бабулин амулет? И что он должен был забыть?

Давид разговаривал с двумя туристами, когда Рабастан, чуть пошатываясь, добрался до его ангара. Поджидая бывшего уже наставника и практически друга, Лестрейндж обратил внимание на трубку, которую всё ещё сжимал в руке.

В ней виднелось письмо. Достать и проверить кусок пергамента на проклятья было минутным делом. А запись подтвердила худшие опасения:

«Если вам дорог Альварес Гамп, найдите лунный камень и доставьте его на оконечность моста Рамы со стороны Индии до полуночи».

Очевидный бред таковым не казался, хотя Басти понятия не имел, что за лунный камень, и где находится пресловутый мост Рамы. Получалось, дед Альви где-то раздобыл некий артефакт под таким названием, перейдя дорогу кому-то достаточно сильному, способному пробивать амулеты разума. И теперь его жизни угрожает опасность?

Надо вспоминать, что его заставили забыть! И быстро!

Басти встряхнулся и криво улыбнулся подходившему мастеру.

— Давид. Мы уже попрощались, знаю… Мне срочно нужен думосбор и хороший легилимент.

— Что случилось? — нахмурился Давид, подхватил его под локоть и повёл вглубь амбара. — Обливиэйт?

— Да.

— Ты понимаешь, что найти легилимента — задача не из простых. А найти быстро — почти невыполнимая.

— Да.

— Что-то с твоим дедом?

— Да. Что ты знаешь про лунный камень?

Давид резко остановился и расширил глаза. Понизив голос, он осторожно поинтересовался:

— Ты про лунный камень, что может управлять снами целого города? Тот самый камень, что по легенде использовал Тимур при взятии Лахора? Друг мой — это красивая сказка, не более. Забудь о нём!

— Сказка? Давид, сказку не требуют в качестве выкупа! Что ты недоговариваешь? Поверь, не будь это вопросом жизни и смерти моего родича…

— Не здесь, Рабастан.

Его провели к самому дальнему углу ангара, где находился под чарами невидимости очень большой сундук.

Спускаясь вслед за Давидом, Басти даже отвлёкся от переживаний. Ну какой мастер в здравом уме будет делать в своём сундуке пустыню?

Ему всучили метлу, едва ноги коснулись горячего песка. Жар ощущался даже сквозь толстую подошву ботинок. Пришлось молча лететь вслед за хозяином. Причем, оглянувшись, Басти понял, что дверь с лестницей исчезли. И куда не кинь взгляд — всюду пустыня. И безжалостное солнце высоко в небе. Беспроигрышная смертельная ловушка.

Давид оглянулся и весело подмигнул, но легче от этого не стало. Спина покрылась мурашками, руки напряжённо цеплялись за метлу, а в голове царил сумбур. От палящего зноя мысли путались. Конечно, Басти мог бы попытаться скрутить мастера, заставить вернуть себя наверх, в ангар. Хотя Давид свой потенциал явно скрывал и вполне мог оказаться куда сильнее Лестрейнджа. Впрочем, паниковать раньше времени в любом случае не стоило. Тем более на горизонте уже появился оазис, манящий зеленью раскидистых пальм. Яркое пятно среди бесконечных песчаных холмов.

— Люблю пустыню, — коротко пояснил Давид, приземляясь в нескольких метрах перед оазисом.

Среди зелени уже можно было различить хижину и колодец, а также играющих на траве детей. Вот один заметил гостей, что-то крикнул и все три ребёнка бросились навстречу. Облепили смеющегося Давида, с опаской поглядывая на Лестрейнджа.

— Мои, — сказал тот с затаённой гордостью, потрепал по голове старшего мальчика лет десяти. Тот уже был вылитый отец. — Давид-младший, Поль и Памела. А это моя Сусанна. Похоже, мы как раз к ужину.

Басти увидел красивую женщину, застывшую на пороге хижины. Младшие побежали к ней, а старший остался подле отца.

— Милая, — Давид на секунду прижал к себе жену, целуя в губы, тут же отстранил зардевшуюся красавицу и кивнул на гостя: — Мой друг из Англии, Рабастан Лестрейндж.

Басти сдержал внутреннее беспокойство — неоправданная потеря времени убивала, хотя познакомиться с семьёй Давида было честью.

— Рад знакомству, мэм, — целуя руку, он покраснел, понимая, что ни разу не слышал фамилии мастера. И даже в голову не приходило интересоваться.

— Добро пожаловать! — рассмеялась Сусанна. — Как мило, что вы решили нас навестить, на ужин сегодня как раз наше любимое блюдо. Сара! У нас гости!

Последние слова относились к выглянувшей из дверей пожилой женщине. Тёмные глаза живо оглядели гостя, словно проникая в душу. Басти поборол внезапную дрожь, и решительно последовал в дом вслед за мастером.

Конечно, он оказался с расширением и внутри напоминал добротный дом в два этажа. Наверх вела широкая лестница, но его проводили в просторную столовую, где детишки уже заняли места за длинным столом.

— Удобства там, — указал Давид на неприметную дверь. — Не волнуйся, мой друг. Поверь, поужинать сейчас тебе необходимо.

Басти кивнул и воспользовался предоставленным временем. Умываясь проточной водой, он с тревогой всматривался в своё лицо. И искренне ненавидел мерзавцев, посмевших стереть ему память. Невероятно! А ещё было страшно за деда. Ведь совершенно безобидный старик. Хотя поверить, что дед может знать о пресловутом лунном камне из легенд — было легко. Неужели замахнулся на опасную редкость? Неужели подарок внуку был только предлогом?

Ужин прошёл удивительно легко и весело. Дети вели себя за столом прилично, только младшие хихикали, поглядывая на гостя. Сусанна с удовольствием слушала, какой сундук создали для Рабастана. Ахала и задавала вопросы. Сара с непроницаемым лицом подавала на стол. И у Басти от её взгляда мурашки гуляли по затылку.

А вот после ужина, когда подали чай и сладости, Давид вдруг сказал Саре пару слов на незнакомом языке, та сразу подошла к гостю и крепко взяла за подбородок.

— Не бойся, — сказал мастер. — Смотри ей в глаза.

Стоило поднять взгляд, как Басти утонул в чёрных омутах. Голову прострелила острая боль, прошедшая ото лба до затылка. На глазах невольно выступили слёзы, а в мысли тут же хлынули воспоминания: фальшивый мистер Смит, полутёмная пещера, связанный дед Альви, восемь бандитов, и трубка, летящая в лицо.

Басти вздрогнул, когда его отпустили. Странная женщина сунула ему в руки пиалу с мутной жижей зелёного цвета и приказала на ломаном английском:

— Выпить! Быстро!

Раздумывать он не стал, благодарность затопила все мысли — о таком лёгком избавлении от Обливиэйта он и не слышал. Гадкое зелье полилось в желудок, подарив ужасно неприятные ощущения, но Басти стойко проглотил всё. И вдруг понял, что голова больше не болит, и даже улыбнулся глядящему на него во все глаза маленькому Давиду.

— Сара узнала пещеру, — сообщил спокойно мастер. — У меня есть портал в место неподалёку от неё.

— Я пойду один, — Рабастан рывком поднялся. — Это семейное дело.

Случись что — и он не простит себе потерю этими мальчишками кормильца.

Мастер Давид явно прочитал его мысли. Покачал головой, тоже поднимаясь. Поманил за собой.

Его жена проводила их встревоженным взглядом, а странная ведьма Сара пошла за ними.

Кабинет Давида был просторным и светлым, с низким столом, вокруг которого были разбросаны подушки. На столе стоял думосбор.

— Позволишь нам взглянуть?

Над чашей они склонились втроём. Басти с любопытством глядел на себя со стороны. Актёр из него был так себе, пришлось это признать. Хотя испуг показал довольно реалистично, но этот вызов в глазах…

— Ну надо же! Какие люди! — пробормотал Давид, стоя рядом призрачным фантомом. И вдруг вплотную подошёл к главарю. Заглянул в глаза ничего не подозревающего главаря, обошёл его кругом. — А ты сильно изменился, Архар. Зачем тебе лунный камень, сын шакала?!

— Вы его знаете?

Ответить Давид не успел, их выкинуло наружу.

— Занятный тип, — хмыкнул мастер, садясь на подушки. — Лет пять уже считался мёртвым. Самое смешное, что я лично его прикончил. Старею…

— Кто он?

— Анимаг, превращающийся в горного козла. Судя по всему, рядом его ученики. Победить их — задача не из простых, хотя магами их назвать можно лишь условно. Больше они полагаются на свою ипостась в виде животных, чем на магию. Хотя и не пренебрегают колдовством в крайних случаях. Архар безумец, его путь усеян трупами. Большой любитель редкостей. Теперь я не удивляюсь его требованиям. Лунный камень, надо же. Видимо, твой дед действительно охотился за этим артефактом. Сомневаюсь, что живучий козёл вдруг ни с того ни с сего решил похитить добропорядочного путешественника просто так. Басти! — Давид скрестил руки на груди. — Ты прости, конечно, но Архар мой враг. Готов уступить тебе всех остальных, но он — мой!

Рабастан размышлял недолго. Посмотрел в глаза мастера, улыбнулся и протянул руку.

На место они прибыли, когда уже стемнело. Пришлось накладывать чары тишины, потому что бесшумно двигаться вслепую по горной тропе, усеянной мелкими камнями и сухими ветками, было проблематично. Создавалось впечатление, что Давид видит в темноте. Басти очень жалел, что не подумал о зелье ночного видения, хотя кто мог знать?

Вход в пещеру не охранялся, но явно был усеян сигналками. Однако Басти понимал, что эти анимаги могут рассчитывать на свой нюх, им же невдомёк, что их узнали, и позаботились об отсутствии запаха.

Оглянувшись на Давида, который чуть отстал, Басти вздрогнул от вида огромного льва с горящими глазами. Только тренировки с Антонином позволили удержаться от паники, а мысль, что Давид мог быть тоже анимагом, привела в чувство. Лев боднул его головой, требуя отойти с пути, и в мощном прыжке преодолел вход в пещеру. Рабастан бросился следом — ему было достаточно лишь увидеть всех сразу. Всех семерых бандитов, повскакавших со своих мест. Мысленно пересчитать цели хватило пары мгновений, поднять руку и активировать татуировки — ещё два удара сердца. Они даже не успели перекинуться, некоторых вылетевшие из татуировок кинжалы поразили прямо во время трансформации.

Только после этого он смог бросить взгляд на главаря, точнее на огромного горного козла с крутыми рогами. Тот стоял перед гордым львом, постукивая по полу копытом, склонив голову и явно готовый к драке.

А вот дедушка был подвешен к потолку пещеры и не подавал признаков жизни. Тело, лишённое одежды, было покрыто уже множеством ран, голова безвольно свесилась, кровь капала на пол частыми каплями, висела жуткими бордовыми сгустками, а от вида лужи крови на полу Басти замутило. Только бы жив был! Козёл мешал пройти к пленнику, и Рабастан пожалел, что обещал его Давиду. Кинжалы он уже призвал, и они снова заняли своё место в татуировках левой руки. Подельники Архара уже никогда никого не похитят. Даже маги не могут выжить после направленного удара в сердце.

Плюнув на опасность, Басти просто аппарировал в дальнюю часть пещеры, мгновенно срезал кинжалом верёвку, подхватил упавшее в руки тело и сразу аппарировал к выходу. Заняло это от силы секунд пять, а в пещере уже шла кровавая схватка.

Только убедившись, что дед ещё жив, Басти стал методично останавливать кровотечение и залечивать порезы. Только одна рваная рана в боку чарам не поддавалась, и палочка в руках Лестрейнджа дрожала от напряжения, когда он вспоминал, как накладывать стазис. Руди бы сюда или Долохова. Пот заливал глаза, неправильным стазисом можно было и убить. Очистить сознание… успокоиться оказалось очень непросто. Аппарация в том виновата или бок порвал деду один из этих зверей — об этом уже переживать было поздно. Заклинание вспомнилось, стоило представить Рудольфуса, его чёткий голос, когда проговаривал движения палочкой: «Плавно, Басти! Очень плавно, никаких резких движений. Расслабь кисть, движение от локтя. Ну же. У тебя получится, прекрати злиться!».

Плавно… Басти поднял палочку, расслабляя кисть.

— Да, Руди, я спокоен! — Движение непростое, но ему удалось. Слова заклинания прозвучали напевно, пусть и мысленно. Движение завершилось, на рану легла чуть заметная блестящая плёнка, но дед по-прежнему был без сознания, видимо, потерял слишком много крови. Никаких зелий с собой у Басти не было, а кроветворное точно бы не помешало. Но аппарировать его в таком состоянии — это практически гарантированно убить.

Только теперь звуки борьбы навалились все разом, от выхода ничего не было видно, и пару секунд Басти размышлял — идти на помощь или держать слово и ждать?

Приводить в чувство деда Альви он поостерёгся, поправил ему голову, подложив под неё сорванную с себя рубаху, а на тело накинул трансфигурированное из платка одеяло. Взяв палочку наизготовку боевым хватом, вошёл в пещеру. Оба зверя уже были ранены не по одному разу, судя по тому, что кровью был залит весь пол пещеры, но понять, кто побеждает, было невозможно. Хорошо, что лев отскочил в этот момент, грозно рыча.

Басти сжал зубы, заметив, как готовится к прыжку горный козёл, и пробормотал:

— Прости, Давид!

Все семь кинжалов из татуировок полетели, повинуясь мысленной команде — в сердце, в оба глаза, в печень, и в сухожилия передних ног неубиваемого Архара.

Зверь взвизгнул и повалился на пол, ткнувшись окровавленной мордой в пол, и затих. Лев тут же стал снова мастером Давидом.

— Спасибо! — почти прорычал он. — Я опять переоценил свои силы.

Его одежда висела клочьями, тело покрывали раны, а одна пересекала грудь от ключицы до противоположного бока. Лицо тоже украсилось кровавой полосой. Но двигался мастер легко. В руках у него сверкнул длинный меч, который с лёгкостью отсёк голову неподвижного зверя. Тот так и не вернул себе человеческий облик.

Давид мотнул головой, приказывая Басти выйти, и сам двинулся к выходу из пещеры. Пламя, выпущенное мастером, бушевало минут пять, хотя казалось, что бесконечно долго. И это не было адское пламя или простое Инсендио, а что-то совершенно неизвестное Рабастану. Хотя тот же дракклов Нотт, наверное, узнал бы его природу.

Напряжение не отпускало, пока они портключом перемещались в дом Давида. Пока старая ведьма Сара колдовала над дедом, выгнав всех из комнаты, а Сусанна залечивала порезы мужа. Дети жались к Рабастану, и он вынужден был им улыбаться, показывая, что всё в порядке.

— Возвращаемся, Рабастан. Понравилась поездка? — дед Альви посмотрел лукаво, сидя рядом в кресле самолёта. Историю освобождения он выслушал ещё вчера, только придя в сознание.

— Домой хочу, — улыбнулся ему Басти, откидываясь на спинку кресла. — Понравилось, дед. Только у меня развилась стойкая нелюбовь к горным козлам.

— Не поверишь, у меня тоже, — хмыкнул дед и вынул из кармана что-то, завернутое в платок. Развернув, он осторожно взял сверкающий бело-лунный камень в руку и, полюбовавшись, спрятал в карман.

— Дед! Это…

— Он самый. Успокойся, Басти, пришлось ждать, когда выйдет естественным путём.

— Ты его проглотил?

— Иногда приходится идти на жертвы. Не одолжишь мне свой саквояж? Я вынужден посетить уборную.

— Но я дал клятву, что первой в Англии туда спуститься одна девушка. Тебе придётся ждать неизвестно сколько, если там спрячешь камень.

— Мы приземлимся в Дублине, внучек, это Ирландия. Главное — пройти таможню.

Басти усмехнулся и протянул деду свой чемоданчик.

Альварес Гамп помедлил. Достал маленький красный камушек и все звуки вокруг стихли.

— Рабастан. Я предлагаю тебе работать в Отделе Тайн. Такой артефакт из татуировок… Ты просто обязан согласиться.

Басти оживился, глаза сверкнули:

— Только не говори, что ты глава ОТ. Дед, я просто не смогу этому поверить!

— Не верь, просто соглашайся, — Альварес Гамп вдруг предстал перед ним спокойным и властным, совсем не таким, каким Басти привык его видеть.

— Прости, откажусь, — вздохнул Рабастан. — По крайней мере, не теперь. Сначала я хочу закончить учёбу, определиться в жизни. Впереди помолвка, если всё получится. И слишком всё неопределённо. Я слишком молод, чтобы хоронить себя под безликой мантией. Пожалей родного внука, который только-только получил личную мастерскую и первую ступень мастерства. Не порти сказку.

— Жаль, — усмехнулся дед, снова становясь родным и смешливым. — С тебя обет неразглашения, как только приземлимся. И да, отлучусь.

Он подхватил чемоданчик, убрал красный камушек, вернув звуки, и ушёл по проходу в хвост самолёта. Басти прикрыл глаза и вздохнул. Отказаться от заманчивого предложения было нелегко. Но только не был Отдел Тайн пределом его мечтаний. Идти же по протекции деда туда было как-то неправильно. Нет, сначала Санни, потом всё остальное. Быть независимым артефактором, как её отец, например, куда заманчивей, чем подчиняться системе… Мысли путались, усталость брала своё, он так и не смог заснуть после всего, а теперь спать хотелось, как никогда. «Как там Санни?» — было последней мыслью.

***



 
КауриДата: Пятница, 27.10.2017, 00:51 | Сообщение # 311
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
***

Ники медленно приходила в себя. Не верилось, что столько времени она провела в коме, ведь как будто пару минут назад летели в голову комья земли и рикошетили вокруг заклинания МакНейра, а потом упал внезапно сверху жуткий третий голем, и ослепительная боль разорвала тело на куски. И ни крикнуть, ни вздохнуть, только безумное желание выжить...

И вдруг чистая мягкая кровать, светлая палата, вроде даже и не болит ничего, и Пит рядом. А ещё она — маг Земли! И он тоже, сволочной Уолли! С ума сойти ведь, сразу два мага Земли! Ох, как семья гордиться ею будет. Или нет, если узнали условия дуэли. А они наверняка уже узнали, и лорд-дракон тоже. Ники на миг жутко заволновалась, паника едва не накрыла с головой от вопроса, а он-то как, жених её ненормальный, выжил ли? Не на дуэли. После.

Но сразу увидела его совсем близко, возмутительно здорового, красивого и несчастного. И хочется смотреть, узнавать лучше, теперь-то их, наверное, поженят, магическая дуэль не шутки. Значит, пора уже привыкать, хоть и страшно. И дышать при нём трудно нормально, и уши, наверное, горят. Вот и постаралась сразу избавиться. Думала обидится, гордо уйдёт.

Только разве дадут добрые целители нормально прийти в себя! Обязательно ведь нужна эта... как там её этот грубый целитель назвал? Ах да, шоковая терапия! Мордред их всех покусай вместе с женихом!

Но никто жениха кусать не стал, наоборот, прислали в качестве сиделки. И Ники мучительно выбирала линию поведения, отвернувшись к стене, пока в голову не пришла удачная, на первый взгляд, мысль. МакНейр же явно ждёт непримиримой борьбы. Вот кому шоковая терапия не помешает, спасибо целителю.

Сел молча у кровати, ну просто ангелочек-купидон во плоти, полный раскаяния и готовый на подвиги ради её доброго слова. Где тот гордый горец, в которого влюбилась вопреки всем доводам рассудка? Где напор, страсть, наконец, нахальная улыбка и надменный яд вместо слов?

— Так и будешь тут статую изображать? — спросила хмуро, повернувшись к парню. — Дай попить, раз никого больше рядом нет! И не томи уже, рассказывай подробно, что там наши лорды придумали.

Воду ей протянули тут же, Уолден даже вскочил. Луну с неба, наверное, тоже достал бы, стоило попросить, только даже не понял, что невеста пока слаба, даже руку трудно поднять.

— Если помочь не в состоянии, убери.

— Ники, я… Что сделать?

Спешите видеть — растерянный Уолден МакНейр.

— Даже не знаю. Может, приподнять мне голову и поднести кубок к губам? М-м?

Лицо горца потемнело. Поставил кубок и довольно неуверенно приподнял её голову обеими руками. Ники закатила глаза.
— Знаешь, позови лучше нормальную сиделку, если сам не можешь ничего!

— Я могу! — он отпустил её голову.

Подумал, лапочка такая, обозревая её всю. И решительно поднял уже вместе с подушкой, подтянув вверх с удивительной лёгкостью. Ники, оказывается, этого очень не хватало, просто побыть в сидячем положении. Даже улыбнулась благодарно, потеряв бдительность. И встретила его робкую ответную улыбку. Покусать его захотелось с новой силой!

— Воды, Уолли! Неужто так трудно выполнить простую просьбу?

— Вот, прости!

Кубок он поднёс к её губам осторожно, и ещё голову придержал, помогая, отчего по затылку побежали мурашки. Напившись тремя глотками, она устало прикрыла глаза. Чувствовать себя слабее котёнка было тоскливо.

— Убери, — велела устало. — И чего молчишь? Сядь уже, будешь рассказывать все новости, а я слушать. Или не способен на это?

— Конечно, сейчас. Тебя уложить?

Мордред, кто этот парень, и куда делся настоящий Уолден, её горец???

— Не надо! — проворчала она. — Мне долго ждать новостей?

Парень сдержал вздох, покорно занял свой стул и осторожно спросил:

— С чего начать?

— С главного, Уолли! Что с нами? — смотреть на его покорный вид не было сил, Ники отвернулась.

— С нами, — МакНейр прокашлялся. И монотонным голосом сообщил: — Главы наших ковенов решили нас поженить, как только ты поправишься.

Она изумлённо на него поглядела:

— Что, так просто? Никаких наказаний, мести и прочего?

Он замялся:

— Ты… э-э… не против?

— Интересный вопрос. У меня есть выбор? Или что ты этим сказать хочешь?

— Ники. Просто ты так это восприняла… Ну, словно тебе всё равно.

— Стоп, Уолли! А ты что ждал, что я тебе на шею брошусь и буду в любви признаваться?

Он сжал губы, даже отвернулся. Неужто обиделся наконец? Нет, повернулся с покорным видом, что твой барашек, не прошло и минуты.

— Нет, — сказал терпеливо. — Конечно я не ждал ничего такого.

И её осенило — а ведь ждал или хотя бы надеялся. И кто тут из них романтичная девица? А может, напротив, думал, что она будет рвать и метать, обзывая его и проклиная?

— О, жаль, я уже было собиралась, — съязвила она. — Только видишь, слабость дикая, сама двигаться толком не могу.

— Ты так шутишь? — уточнил этот ангел.

— Какие шутки? Или ты думаешь, я притворяюсь? — Ники боялась, что её терпение закончится куда раньше.

— Нет, разумеется, целитель Сметвик говорил, что первые пару дней будет слабость.

— Ты уже тут со всеми успел перезнакомиться?

— Ну да, пока тут был… Ты же почти неделю была в коме. А что? — насторожился Уолден.

— А есть красивые целительницы? Наверное, они очень сочувствовали такому безутешному красавчику?

— Ники, ты что! Да я ни с кем… То есть, я всё время сидел возле тебя, только обедать ходил, ужинать.

— В одиночестве? Или в приятной компании? — она понимала, что её заносит уже куда-то не туда, но как представила его поникший вид в коридорах Мунго!
Его скулы потемнели, и глаза отвёл, гад.

— Да причём здесь… — с досадой начал он и вдруг повернулся, округлив глаза: — Ты что, ревнуешь?

— А надо? — уточнила она. — И с кем ты разделял трапезы? С одной всегда или с разными?

— Ники, мне кроме тебя никто не нужен!

— Да что ты?! Правда? Мне вот так вот поверить тебе, да? — она сама испугалась своей вспышки, да и силы на это ушли последние, пришлось откинуться на подушку, закрыть глаза, чтобы не видеть его потрясённый взгляд, и монотонно проговорить: — Извини. Проехали. Так что там наши? Кому попало и каким образом?

— Тебе плохо? — всполошился Уолден.

— Мне — хорошо! Мерлин, мне клещами из тебя новости вытягивать?

— Нормально всё! — заторопился он. — Отец двух наших девиц выдал замуж за твоих ковенцев. За твоего брата Ареса и Стива Пранка. И ещё табун фестралов… Ты точно в порядке?

— Арес женился? — весь кошмар её поступка начал доходить с невообразимой чёткостью. Сколько судеб изменилось! Она распахнула глаза: — Уолли! Что мы натворили! Ты хоть понимаешь?

Он смотрел мрачно:

— Понимаю. Я повёл себя как подонок, вызвав тебя на дуэль, сможешь ли ты когда-нибудь…

— Хватит! Да что с тобой! Я сама согласилась. Итак, они поженились. Давно?

— Да на следующий день, — в голосе опять досада. — Ники…

— Я. Не желаю. Слушать. Сейчас. Твоих. Извинений! — повысила она голос. — Знаю, знаю, на колени передо мной ты не встанешь, остальное фигня. Если тебе так легче, считай, что простила. Ясно?

На горца было жалко смотреть, уставился в пол, раздувая ноздри, и мрачно выдохнул:

— Ясно!

— Вот и ладненько! — Ники переждала накатившую дурноту, и спросила: — Так кто там у вас в клане главный? Он как, ничего? У твоего отца проблем не было? Или… Уолден, будь человеком, мне сейчас очень паршиво, может, сам поговоришь, а я послушаю?

— О, прости! — заторопился парень. — Мой отец и есть глава клана, так что всё нормально. Мэйси… Это моя сестра. Мэйси вышла замуж за Пранка, по-моему, у них любовь, так говорят. Алиса, кузина, она очень красивая и тоже вроде бы счастлива с твоим братом.

— Арес — мой племянник, — она уставилась на него в шоке. — Ты кто, Уолли? Наследник главы клана?

— Да, — кивнул он, словно ощущал в этом свою вину.

— Кошмар! Так я же тебе не пара, да? Слушай, никак уже не разорвать помолвку?

— Нельзя, — он выглядел растерянным. — Я не могу понять, ты что, совсем меня не любишь?

— Что значит «совсем»? — прищурилась Ники. — Хочешь сказать, тебе хватит капельку любви? Или половинку? Или может, три четверти?

Молчание было красноречивым. Только на неё такие укоризненные взгляды не действовали.

— Дай попить.

Ничего, вскочил, поднес кубок к губам, опять придержав голову.

— Ещё?

— Хватит, — она без сил откинулась на подушку. — Ты становишься образцовой сиделкой, наследник главы клана МакНейр. И с уткой управишься? Или не по статусу?

— Может, позвать кого? — обеспокоился горец. Взгляд стал затравленным. — Ники, ты как себя чувствуешь?

— Как будто пожевали и выплюнули, — вздохнула она. — Хреново мне, Уолли. Лучше бы ты меня добил там, своим големом. Хотел ведь, да?

Горец упал на стул, уперся в колени локтями и закрыл руками лицо. Она даже испугалась, что палку уже перегнула, но нет, потёр лицо и посмотрел на неё устало, выпрямляясь. Ровным голосом осведомился:

— Добить хочешь, да?

— Отнесёшь в туалет? — Ники насупилась. Чувствовать себя стервой было так противно, что готова была уже сдаться.

МакНейр вскочил, отбросил одеяло и осторожно взял на руки, хотя она прямо чувствовала, что он уже готов свернуть ей шею. Поднеся к неприметной двери, умудрился открыть, поднести к унитазу и поставить на пол.

— Мне тут постоять или выйти?

Она мотнула головой:

— Я тебя позову.

Кивнул, вышел, плотно прикрыв дверь.

Ники клонило в сон, и она немного сомневалась, что ей вообще можно вставать, но побыть одной даже по такому приземлённому поводу казалось просто необходимым. Надо было подумать, хотя голова кружилась. Ну доведёт она Уолдена, а дальше что? И он уже понял, что она издевается. И может, уже рад бы разорвать помолвку.

Ей вдруг страстно захотелось домой, к маме, отцу, обнять Клайва, расцеловать и поздравить Ареса, чтоб он как в детстве закружил её, держа на руках. Познакомиться с его женой… Все праздновали, а она тут валялась. И так стало жалко себя…

Это даже отрезвило. А Уолдена не жалко? Ведь парню хуже в сто раз! Ещё и винит себя в её травмах, и думает, наверное, что заставил стать его невестой. И вообще, что там в его душе творится — страшно подумать. Если даже не знает, любит ли она. А может, уже понимает, что совершил ошибку, но назад пути нет?

— Эй! — позвала она, с трудом добравшись до раковины.

Помыла руки и пылающее лицо. А потом в зеркало увидела, что он уже зашёл и смотрит с такой нежностью. Только встретившись взглядом, словно заледенел.

— Сама дойдёшь?

Помотала головой, стараясь не разреветься. Вытерпела его объятия, и только оказавшись в кровати, сразу сползла вниз, отворачиваясь к стене.

— Ники?

— Уолли, я тебя очень люблю, и буду любить ещё больше, если ты сейчас уйдёшь. Я хочу спать, но мне хочется сделать это одной.

— Плакать станешь? — проницательно осведомился парень.

Похоже, слова о любви его не впечатлили. А она так старалась.

— Не твоё дело! Оставь меня в покое!

— Да пожалуйста! — прорычал он. — И если хочешь знать, те, кто меня любят, зовут Дэн, потому что Уолли — мой младший кузен! Но тебе не обязательно. Спокойного сна.

Он бы, наверное, и дверью хлопнул, но в последний момент сдержался.

Ники горько усмехнулась и плакать передумала. Вот же дура она, всё-таки довела жениха. Зато узнала много нового. Кто бы мог подумать, что он — Дэн! Но спать, правда, хотелось, так что закрыла глаза, представляя, что она дома, в своей кровати.

Проснулась только под вечер, в палате было темно, только в дальнем углу горел слабый ночник. Уолден сидел с книгой и читал, зевая иногда. И так тепло стало на душе. Вернулся ведь. Несмотря на то, что она была такой сволочью. Наблюдать за ним оказалось очень приятно. Просто домашняя сцена. Только почувствовав её взгляд, он сразу подобрался и захлопнул книгу.

— Проснулась? Что-нибудь хочешь? Целитель сказал, что тебе можно немного поесть.

— Уо… Дэн, ты сердишься на меня? — голос со сна плохо слушался.

— Нет, — и всё же он помедлил прежде, чем ответить.

— А что читаешь?

— Так, ничего особенного. Ты не голодна?

Она помотала головой. Есть не хотелось.

— Ты не знаешь, моим родителям сообщили, что я пришла в себя?

Он вздохнул:

— Они были здесь, пока ты спала, но целитель сказал, что лучше не будить. Завтра придут снова.

Она только кивнула, закусив губу, улеглась на подушку. И хоть было темно, всё равно отвернулась к стене. Как плохо быть слабой, она так старалась всегда быть сильной! И не разбудили…

Уолден подошёл совершенно бесшумно, погладил по голове, и этого хватило, чтобы она расплакалась, как ребёнок, давясь рыданиями, всхлипывая и пытаясь не плакать. МакНейр подхватил вдруг её на руки вместе с одеялом, сел на кровать, не собираясь выпускать. Пришлось обнять его за шею и вымочить пижамную рубашку на груди своими слезами.

— Полегчало? — спросил негромко, когда она затихла. Она поспешно закивала, думая, что положит обратно на кровать, но только жених не спешил. — Я много думал, пока ты лежала в коме, такая бледная и безразличная ко всему. Мне незачем было бы жить, если бы ты умерла. Почему ты согласилась на мои условия, Ники? Неужели думала, что сильнее? Или что я буду поддаваться?

Она помотала головой.

— Я не мог понять, почему. Ты ведь знала, не могла не знать, что твой лорд-дракон будет недоволен. И приняла условие.

— Как ты мягко… Ты не оставил мне выбора, Дэн.

— Разве?

— Как я могла упустить шанс выскочить замуж за парня, в которого влюбилась?

— Просто согласиться? Не по статусу? — Уолден широко улыбался. Она чувствовала это в его голосе.

— Ты знал, что ты маг Земли?

— Нет, откуда? То есть я сам был в шоке. И ты ведь не знала, да?

— Ага. Боялась тебя покалечить, — Ники тихонько засмеялась. — Я такая идиотка, Дэн. Как ты меня вытерпишь? У меня ужасный характер!

Он наклонился и поцеловал её в нос.

— У меня хуже. Я тоже боялся покалечить, но так хотелось тебя удивить… Мерлин, Ники, я чуть не умер, когда голем тебя завалил.

— Не надо, пожалуйста.

— Хорошо, — он крепче прижал её к себе и глубоко вздохнул.

Ники слышала, как быстро бьётся в груди его сердце.

— Ты был такой красивый на той вечеринке, — хихикнула она. — Кошмар, наверное, у тебя в клане все девчонки в тебя влюблены.

— Не знаю, не спрашивал. Мне надо идти, прости. Целитель не разрешает теперь оставаться на ночь, а завтра и вовсе выпишут. Про тебя сказали, что ещё дня три и будешь как новенькая.

— Навещать будешь?

— А ты хочешь?

Ники помотала головой:

— Дэн, мне так хочется увидеться с тобой, когда я буду в порядке. Давай потерпим, осталось-то всего ничего? Три дня — это ведь немного?

— Да, наверное, так будет лучше, — спокойно согласился он, встал и аккуратно уложил на кровать. Даже одеяло подоткнул, когда помог выпить зелья, оставленные целителем. — Сейчас опять заснёшь. Это хорошо, зато завтра не проспишь визит родителей.

— Спасибо, — сонно улыбнулась она. Зелье действовало чересчур быстро. — Пит хороший друг, не бей его больше, ладно? Он гораздо слабее.

— Не буду, — усмехнулся Уолден, — хорошо, что он тебя не слышит. Боевой парень. Отдыхай, любимая.

Она смутно помнила, как он ушёл, быстро уплывая в сон. А утром её навестила мама, сообщила, что отец подойдёт позже вместе с братьями и племянниками.

— Такой вежливый мальчик, — сказала она про Уолдена. — И так тебя любит, Ники. Ты счастлива?

— Да, — кивнула она. — Только что теперь с учёбой?

— О, профессор Робертс нам написал. Он же теперь директор школы. Вам выделят отдельные комнаты, так что спокойно будете учиться дальше. И отец Уолдена считает, что так будет лучше.

— Вы не сердитесь на меня? За эту дуэль…

— Что ты! Ну мы же знали, что ты у нас боевая девочка, так что предполагали, что это может случиться. Главное, жива.

Выписывали её через три дня, в холле больницы собралась немалая толпа. Почему-то вся родня решила её встретить, добрая треть ковена. Братья с жёнами, племянники тоже, ещё и Мэдисон с Флинтом, и Валери. И Питер Аллен пришёл, даже с цветами. Мама с папой. Ники спускалась по широкой лестнице, не веря своим глазам. Радовалась шести сеансам массажа, буквально поставившим её на ноги за три дня. Беспокоило только, что не видела Уолдена, но тот появился в холле, когда она была уже на последней ступеньке.

Решительно прошёл вперёд, раздвигая удивлённых родичей и не сводя с неё глаз, и вдруг опустился на колени, не дойдя трёх шагов.

— Николь Шелби! — заговорил он быстро, словно боялся, что она перебьёт. — Я бесконечно люблю и уважаю тебя! Прошу прощения, что едва не лишил тебя жизни своими руками. Прошу прощения, что был груб, что много раз делал больно. Готова ли ты меня простить, чтобы дальше по жизни идти вместе, забыв о прежних обидах?

Он замолчал, а Ники стояла вся красная под насмешливыми взглядами родичей. И кто только придумал ему эту пафосную речь?

— Я тоже тебя люблю и давно всё простила, — вздохнула она. — Но если ты немедленно не встанешь, возьму свои слова обратно! А ты-то простил? А то я тоже могу встать на колени.

Кто-то засмеялся, а Дэн поспешил встать и протянул ей руку.

— Свадьба сегодня, — шепнул он ей сразу, пока коротко обнимал. — Ты не обидишься? Тебе хотели сделать сюрприз.

— Нормально, я буду рада, когда всё это будет позади. Уж лучше быстрее.

— Пойдём?

— Пойдём, Дэн. Твоя речь была вдохновенной!

— Лесли помог, — признался Уолден, лукаво улыбнувшись. — Это мой друг, Лесли МакЭвой, я вас потом познакомлю.

***

Рудольфус получил это удивительное письмо поздно вечером в пятницу, даже не письмо, а приглашение на свадьбу. Он скривился, полюбовавшись оформлением, то есть отсутствием оного, и перечитал:

«Привет, Руди! Надеюсь, ты больше не злишься? Или не так. Надеюсь, несмотря на злость на меня, ты сможешь принять приглашение на свадьбу. (На этом заканчивался корявый почерк и начинался более ровный).

Сэр, моя невеста и я очень благодарны вам за участие в нашей судьбе. (Слово судьбе было написано поверх исчерканного слова, прочитать которое было нереально). Вам и мисс Прюэтт. Поэтому мы были бы очень счастливы видеть вас и мисс Прюэтт на нашей свадьбе. Мисс Прюэтт я пошлю отдельное письмо. Надеюсь принести вам извинения и заверения в признательности при личной встрече. Свадьба состоится завтра, в двенадцать часов, в моём горском поселении. Портключ прилагается, активируете без десяти двенадцать именем моей невесты. Разумеется, вы можете прибыть с сопровождением. Портключ рассчитан на четырёх человек. С уважением и надеждой увидеть вас завтра, Уолден МакНейр»

Руди вскочил и принялся нервно мерить шагами свою комнату. Мордредов горец! Конечно, он пошлёт мисс Прюэтт приглашение лично. И хочется верить, что девчонка покажет его отцу. Твёрдое намерение отказаться от предложенной чести в самой вежливой форме, трещало по швам.

Ведь если даже Санни покажет приглашение отцу, вдруг тот позволит дочери посетить свадьбу горцев? Пусть с теми же братьями. И кто сказал, что Фабиан и Гидеон предпочтут общению с ноттовскими боевиками или горцами слежку за сестрой? А присматривать за ней надо, потому что дракклов дружок Дэна — как там его — Лесли, разорви-его-мантикора, МакЭвой! И Руди готов биться об заклад, что именно Лесли надоумил Дэна позвать мисс Прюэтт на свадьбу. Умная горская скотина!

Нужно было срочно посоветоваться с матерью.

Бастинда ещё не спала, сразу приняла его и улыбнулась. Как всегда, застать мать в праздности не удалось, её стол, который размерами не уступал отцовскому, был завален стопками пергаментов, чертежами, таблицами и прочими перьями. И всё это находилось в состоянии аккуратного порядка.

— Над чем работаешь? — вежливо поинтересовался он, занимая кресло у камина.

— Тебе действительно интересно? Ладно, не дуйся. Я тут астрологический прогноз составляла на некоторые пары.

— О как! — оживился Руди. — И что там с Басти и Санни?

— Почему ты думаешь…

— Ма-ам! Да ладно. Давай же, что у них?

Бастинда хмыкнула, внимательно осмотрев сына:

— Мой сынок, — сказала она с нежностью, — совсем уже взрослый, а всё так же опекаешь Рабастана, как и в детстве. Ты помнишь, как уронил его из окна?

— Что?! Нет! Ты шутишь? — жалобно уточнил он.

— Куда уж мне. Когда родился Басти, ты сильно к нему ревновал. Конечно, мы переживали, старались сгладить углы, уделяли тебе много внимания. Но ты даже видеть не хотел маленького брата.

Руди застыл, чувствуя, как по затылку бегут мурашки.

— Мам…

— Мы не рассказывали тебе, да и зачем, если сам забыл. Тебе тогда было всего три года, мало кто помнит себя в таком возрасте.

— Что я натворил? — голос Руди стал хриплым, но он не обратил на это внимания.

— Рожала миссис Стенфилд и я вызвалась помогать, а Ричард объезжал молодого гиппогрифа. Мы подумали, что домовики справятся с вами.

— А бабуля Сольвейг?

— Гостила у Гампов. Ты смог заставить домовиков заснуть и пробрался в комнату брата. Взял его из люльки и понёс к окну. Видимо подтащил скамейку, чтобы легче было забраться. Потом — вижу, уже догадался — ты попытался столкнуть брата вниз. Но Басти как-то извернулся, схватился за тебя, и упали вы оба. К счастью, сработала стихийная магия. Мы оба почувствовали неладное, а когда примчались с Ричардом к этому месту под окном, вы висели буквально в двух футах над землёй в большом прозрачном коконе. Ты плакал, а Басти цеплялся за тебя и только сопел. Потом ещё отпускать не хотел, ручки у него в годик были сильными.

— Не могу поверить, — Руди зажмурился.

— Нам ты сказал, что вы хотели полетать вместе. Ричард страшно испугался, хотел вовсе не подпускать тебя к Рабастану, но Сольвейг настояла, что это глупо. А ты с тех пор не отходил от брата, пытался сам его кормить, помогал купать, учил ходить. Читал ему сказки. В общем, впал в другую крайность.

— Мам, — Руди почувствовал себя больным и разбитым. — Почему ты рассказала это сейчас?

— Мой дорогой, Басти уже совсем взрослый, не нужно следить за каждым его шагом. Я понимаю, что ты его любишь, но позволь ему самому совершать свои ошибки.

— Думаешь, это всё от чувства вины?

— Сомневаюсь. Трёхлетние дети не знакомы с таким понятием. И кто знает, может, ты и правда хотел с ним полетать.

— Я был монстром, — Рудольфус хохотнул и поднялся. — Бель уже спит, да и тебе пора. Завтра мы с ней идём на свадьбу горцев.

— И скажи мне, что это никак не связано с Рабастаном? — подняла бровь Бастинда.

Руди вздохнул и снова сел.

— Про дуэль Ники и МакНейра ты знаешь. Так вот, Санни Прюэтт вызвали тогда на совет попечителей…

Рассказ занял всего пять минут, закончившись приездом Хогвартс-экспресса на вокзал Кингс-Кросс.

— Очень интересно, — кивнула Бастинда. — А теперь о главном, будь добр.

— Лесли МакЭвой лучший друг Уолдена МакНейра. И они пригласили Санни на свадьбу.

— Вот как! Руди, я иду на эту свадьбу с тобой! И не спорь! На сколько человек рассчитан порт-ключ?

— Мам? — Руди рассмеялся. — И кто из нас больше опекает Басти? Портключ рассчитан на четверых.

— Отлично, бабулю возьмём с собой.

— Не отца? — удивился Руди.

— Нет, это будет слишком демонстративно, а бабуля очень хотела познакомиться с мисс Прюэтт.

— Отец тоже хотел, — пожал плечами Рудольфус, — но ты права — его присутствие может быть расценено превратно. Мам, портключ сработает без четверти двенадцать, мы с Бель будем здесь в этот момент.

— Договорились. Ах да, прогноз. Если поженятся летом, у них гарантированно родятся четверо детей, причём вполне сильных магически.

— А если зимой?

— Семеро. Но ты сам понимаешь, насколько это всё приблизительно. Главное, что совместимость прекрасная. Больше семидесяти процентов.

— А сто бывает?

— Нет, ни разу такого не видела, и довольно, иди уже. Выспись как следует, не сиди допоздна. Дать зелье?

Руди покачал головой и направился к двери.

— Спасибо, что рассказала, — тихо сказал он и поспешно вышел. Вряд ли он сможет сегодня заснуть.

***



 
КауриДата: Пятница, 27.10.2017, 00:52 | Сообщение # 312
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
***

С портретом Даркера всё было не так просто, как понадеялась Санни. Она его уже третий раз доставала, с тех пор как приехала на каникулы, но и сегодня профессор был так же неподвижен, как и в тот момент, когда Эжени его дорисовала. Сколько бы она не пыталась звать, просто упорно разглядывать, и даже трогать руку нарисованного портрета, никак он не отзывался. Оставлять портрет прикреплённым к стене она не решилась. Мама иногда заходила к ней в комнату, да и домашние домовики, вроде Оскара и маминой Дили, могли появиться, чтобы что-то сообщить от родителей. А она была не готова ещё рассказать о своём учителе чар. Даже по меркам магов, у которых странных вещей было очень много, учиться у портрета было бы слишком странно.

Вздохнув, она свернула портрет в трубочку, убрала в тубус и стала готовиться ко сну. Разбойница с утра улетела, видимо, на охоту, как считала Лаки, а Монстрик ещё не вернулся, он подружился с домашним книззлом Рексом и целыми днями с удовольствием следовал за старшим товарищем, исследуя поместье и прилежащую территорию.

Лаки дружбу книззлов не одобряла, уверенная, что старый Рекс учит Монстрика плохому. Почему-то домовушке домашний книззл очень не нравился. Зато Рекса обожал Оскар, которого Лаки попеременно то боялась, то ругала. Периодически она сравнивала Оскара с Борги, домовиком Лестрейнджей, говоря, что «лучше уж этот нахал и грубиян Борги, чем пафосный отмороженный эльф вашего батюшки». Это повторялось так часто, что у Санни появилось стойкое впечатление, что вертихвостка Лаки явно неравнодушна к «нахалу и грубияну». И мысленно пообещала себе, что непременно возьмёт Лаки на бал к Лестрейнджам.

Кстати, о балах. Невозможно продолжать мандражировать перед балами, когда вокруг всё переворачивают вверх дном домовики и несколько женщин из вассалов, готовясь к этому событию. Мама и Санни привлекала к подготовке, это не считая портнихи Мюриэль, присланной для преображения Летиции и любимой племяшки. Если примерки волшебников чем-то и отличались от магловских — измерительная лента всё делала сама, бесцеремонно оплетая тело в самых разных ракурсах — то выбирать фасоны и материалы приходилось всё равно вручную. Пусть и наглядно — иллюзии появлялись на манекене, точной копии Санни, сменяя друг друга и обрастая деталями в виде других рукавов, ворота, кружев или драгоценных камней.

Летиция разобралась быстро, а вот Санни готова была прятаться от очередного посещения жизнерадостной портнихи. Но к счастью, именно сегодня мучения закончились. В результате два платья уже висели в шкафу, упакованные в не менее прекрасные футляры, а ещё три должны были доставить в воскресенье к вечеру, прямо перед Рождеством. Когда Санни робко поинтересовалась, для чего ей столько, если она планирует быть лишь на двух балах, портниха безапелляционно заявила, что у девушки с такими формами обязательно должен быть выбор, не считая моментов, когда платье могло пострадать во время бала. И даже слышать не пожелала про Эванеско и Репаро, которые к таким дорогим вещам применять нельзя ни под каким видом.

— Умоляю! — воскликнула она взволнованно. — Если что-то случится с платьем, немедленно посылайте за мной сову, не вздумайте чинить самостоятельно.

Пришлось пообещать и согласиться на все пять платьев, благо, Мюриэль велела не стесняться в расходах и наотрез отказалась от предложения отца оплатить чеки самому.

— Хочешь меня обидеть, Джесс? — тётушка резко обернулась к отцу, когда он пришёл с таким предложением во время очередной примерки, которую Мюриэль решила посетить.

Санни даже закашлялась, увидев смешливую улыбку отца, который поднял вверх руки и поспешил ретироваться. Да уж, тётушка могла нагнать страх и внушить почтение. Даже портниха, бесцеремонная с Санни, при Мюриэль становилась скромной, восторженной и немногословной.

Оставалось всего пять дней до среды двадцать седьмого декабря, когда будет бал у них дома, а ровно через неделю, в субботу, предстояло посетить бал Лестрейнджей. И Санни не знала, который из балов страшит её больше. Или точнее, страшил, именно сегодня у неё не было никаких сил на переживания по поводу них, подготовка бального зала и примерки просто опустошили. Хорошо хоть на два выходных Санни освободили от любых дел, предоставив самой решать — посвятить время 48-часовому сну или любым другим занятиям в доме или поместье в целом.

— Хоть на фестралах катайся, — хмыкнула Мюриэль за ужином. — Инструктора там же найдёшь, его семья живёт в домике у загонов. Только не повторяй судьбу тётки, не заглядывайся на молодых инструкторов.

— Мюриэль, — укоризненно покачал головой Джейсон Прюэтт и пригубил вино.

— О, — усмехнулась тётушка, — ну раз твой папа не против, влюбляйся на здоровье.

И когда отец поперхнулся вином, поспешила вежливо улыбнуться:

— Это шутка, Джейсон. Прости, прости свою легкомысленную сестру.

— Санни... — начал отец.

— У меня нет никакого желания кататься завтра на фестралах! — поспешила заверить его преданная дочь.

Тему удалось замять и ужин закончился вполне мирно. После чего Мюриэль отбыла к себе, а Санни пошла пробуждать портрет Даркера, к сожалению, безуспешно.

Санни вздрогнула от громкого стука в окно. Но Лаки её тут же успокоила, появившись рядом.

— Письмо, хозяйка Санни, — она открыла окно, впуская большого серого филина. И сразу поставила на широкий подоконник блюдце с кусочками мяса. — Угощайся, дружок.

Санни взяла пергамент, скрученной трубочкой, только проверив его на проклятья и прочие зелья, как учил Даркер. Письмо озадачило и заставило волноваться.

«Дорогая мисс Прюэтт! Примите искреннюю благодарность за вашу помощь на дуэли. Моя невеста, Ники Шелби, и я были бы счастливы видеть вас на нашей свадьбе завтра в двенадцать часов пополудни, прилагаемый портключ сработает без четверти двенадцать. Активировать его нужно именем моей невесты: просто скажите «Ники». Портключ рассчитан на четверых человек, если захотите взять сопровождающих. Свадьба состоится в горном поселении моего отца. Мы очень надеемся, что приглашение вы примете. В надежде вскоре вас увидеть и с глубоким уважением, Уолден МакНейр»

Подумав, Санни быстро оделась и велела Лаки сообщить Оскару, что ей надо повидать отца. Домовушка поморщилась, но исчезла без всяких жалоб. Вернулась быстро.

— Лорд Прюэтт вас ждёт в кабинете, хозяйка.

Кабинет тонул в полумраке, отец чем-то занимался за массивным столом, но тотчас поднял голову, едва она вошла. Санни просто протянула письмо Уолдена, надеясь, что так объяснять придётся меньше.

— Рассказывай! — велел отец, отбросив прочитанное письмо и откинувшись на спинку кресла. — Про дуэль я уже всё понял, было ли ещё что-то, что мне следует знать, отпуская тебя в деревушку к горцам?

— Не знаю, будут ли там МакЭвои, — решила ничего не скрывать Санни, раз уж Рудольфуса это так взволновало. — Но Алан МакЭвой очень хотел меня познакомить со своим братом Лесли.

Она рассказала дословно этот разговор, но, в отличие от Руди, отец не казался слишком взволнованным.

— Ну что ж, почему бы нет. От таких приглашений отказываться не принято. Прогуляйся, развейся. Только будь благоразумна, никому ничего не обещай и держись… Минутку.

Страшный призрачный фестрал появился перед отцом и спокойно выслушал послание:

— Гидеон! Ты нужен своей сестре. Будь завтра в поместье не позже половины двенадцатого, будешь сопровождать Санни на свадьбу горца МакНейра и девушки из ковена Ноттов — Ники. Ответь сразу.

Фестрал растаял, и отец повернулся к Санни:

— Сама-то хочешь туда? Или я зря потревожил твоего брата?

— Хочу, — честно ответила Санни. Это было её первое приглашение на подобное мероприятие, и упускать возможность побывать на свадьбе не хотелось. Тем более что была надежда увидеть друзей, а может, даже познакомиться с неуловимым Лесли.

— Тогда, почему бы и…

Трёхголовый призрачный цербер Санни испугал ещё больше отцовского фестрала.

— Привет, отец, — сказал он голосом Гидеона. — Всё понял, с радостью схожу на эту свадьбу. Сестрёнка, держись, буду вовремя. И о подарке не беспокойся, что-нибудь придумаю.

— Ну вот и договорились, — отец притянул к себе стопку пергаментов. — Иди уже спать, дорогая, мне тут надо немного поработать. Но если у тебя ещё какие-то вопросы…

— Нет, это всё! Спасибо, пап!

Санни вернулась к себе и сразу бросилась к шкафу. Как хорошо, что два платья были уже готовы. И, пожалуй, это синее как раз подойдёт, тем более что к нему прилагался комплект из зимней парадной мантии.

Горская деревушка сразу впечатлила. Чтобы попасть к ней, следовало преодолеть весьма ненадежный на вид висячий мост над глубокой пропастью, за которым высились стены замка с аркой, к которой и вёл этот мост.
— Я не пойду! — Санни вцепилась в руку Гидеона, который лишь усмехнулся, увидев пропасть и замок.

Вокруг появлялись и другие гости. Дамы ахали, так же как и Санни не желая ступать на хлипкое сооружение.

К счастью, перед ними аппарировал симпатичный горец в национальном костюме и громко объявил, что для дам, и тех, кого смущает мост, будет подана карета. Все тут же уставились в небо, где появились крылатые кони, запряжённые в сказочного вида карету.

— Санни! Какая встреча! — отвлёк её знакомый голос, и она радостно обернулась к Рудольфусу.

Хотелось броситься ему на шею, настолько она счастлива была его видеть, но присутствие Беллатрикс и ещё двух дам в непосредственной близости вернули её к реальности.

— Привет, Руди! Привет, Беллатрикс, какая ты красивая!

— Ты тоже очаровательно выглядишь, — усмехнулась мисс Блэк. — Вы как знаете, а я пройду по мосту!

Руди не дал испугаться за Бель, тронув Санни за руку.

— Бабушка Сольвейг, мама, позвольте представить вам мою хорошую подругу, мисс Александру Прюэтт. Санни, знакомься — моя бабушка, миссис Сольвейг Гамп. Мама — леди Бастинда Лестрейндж.

У Санни перехватило дыхание. Увидеть маму Басти так внезапно было ужасно неловко и странно. Она и не представляла, какая она красавица, впрочем, как могло быть иначе, когда такие сыновья. Бабуля оказалась не менее красивой и элегантной, только немного ниже ростом. Кажется, Басти говорил, что она замечательная. Или это был Руди?

— Здравствуйте, — растерянно улыбнулась она. — Ой, это мой брат Гидеон.

Она покраснела, понимая, что представлять нужно совсем не так, но похоже никого это не смутило.

Пока Руди жал Гидеону руку, Бастинда обняла её, на мгновение прижав к себе.

— Рада видеть вас, моя дорогая! Рудольфус так много о вас рассказывал, что у меня такое чувство, будто мы давно знакомы.

Миссис Гамп осмотрела её более строго, дополнив:

— Басти нам рассказывал о вас куда больше. И я согласна с внуком. Вы прелестное дитя, милая. И кстати, вам очень к лицу эта брошь. Изумительная работа, не правда ли?!

Санни с ужасом поняла, что приколоть подарок Басти на зимнюю мантию было плохой идеей. Но Руди ведь говорил носить или эта была Беллатрикс?

— Д-да. Это подарок, — зачем-то выдала она, подозревая, что эта леди, как и Рудольфус, сразу узнала работу внука. Ну что мешало сделать кинжальчик невидимым?!

— Очаровательно, — Сольвейг Гамп хмыкнула. И доверительно сообщила: — Мой муж перед помолвкой тоже подарил мне охранный артефакт — кулон в виде переплетённых сердец, романтик. А я ему, помнится, подарила сапфировые запонки. Леонардо всегда нравились эти камни.

Покраснеть ещё больше Санни бы не смогла. Намёк был слишком прозрачным. Ей страстно захотелось провалиться сквозь землю.

— Мам! — укоризненно сказала Бастинда и взяла Санни под руку. — Ну что, поедете с нами в карете?

— Я бы с радостью, — Санни сглотнула, — но Гидеон хочет, чтобы я прошла по мосту.

Рядом закашлялся брат, а Руди тотчас вмешался:

— Отдай мне Санни, мама. Мы с Гидеоном не дадим ей свалиться в пропасть.

— Ну вот, — картинно огорчилась Бастинда, — твоя бабуля её уже запугала сильнее пропасти. Встретимся в замке, милая. Мама, пойдём, все уже садятся.

Карета внутри явно была больше, потому что дамы и некоторые джентльмены спокойно туда заходили уже пару минут. Санни пожалела, что струсила ехать в ней с родными Басти, и обречённо пошла к мосту с Беллатрикс, Гидеоном и Рудольфусом.

Однако на этом приятные встречи не закончились. У самого моста их догнали Флинт, Мэдисон, Валери Нотт и Лисс Пранк. За ними были ещё какие-то парни, но у Санни уже не было сил обращать внимание на всех. Она радостно поздоровалась с друзьями.

— Не в карете, Санни? — хохотнул Флинт. — Неужели не боишься моста? Пранк из-за него даже свадьбу Ники пропустить решил. И сестру едва не уговорил остаться.

— Мой брат — не трус! — фыркнула Лисс. — И он тоже будет, только позже. У Мэйси есть свой портключ.

— Так, — зычно перекрыл все разговоры Мэдисон. — Парни, переходим по трое, девушка в центре, и двое страхующих.

— Меня страховать не надо, — сказала Бель, и не дожидаясь остальных, шагнула на мост.

Санни ахнула, а Беллатрикс, словно танцуя, быстро и легко преодолела мост, заслужив бурные аплодисменты парней.

Следующей пошла Валери с Флинтом и ещё одним парнем. Санни искоса глянула на брата, убеждаясь, что тот не сводит глаз с белокурой мисс Нотт. Тихонько вздохнув, она пошла за потянувшим её вперёд Рудольфусом.

— Кейси Причард, — зачем-то представил он одного из парней. — Боевик Нотта и хороший парень. Только не смей влюбляться. Причард, ты тоже!

Смешливый парень коротко поклонился:

— Это трудно, Лестрейндж, но я постараюсь. Идите за мной, мисс, если что — хватайтесь.

Она и ахнуть не успела, как оказалась на мосту.

— Не смотри вниз, — велел Руди, — просто шагай за Причардом. Можешь любоваться его широкими плечами и пижонским хвостиком.

— Эй, я всё слышу! — возмутился Кейси.

Санни хихикнула, забыв бояться. Вниз она честно не смотрела, а Причард оказался и правда неплохим объектом для наблюдения. Низкий хвост ему очень шёл. Только в центре моста она запнулась, сразу глянула вниз и замерла, зажмурившись и вцепившись в поручни. Мост опасно раскачивался. А сердце ухнуло в эту самую пропасть.

— Мама! — выдохнула Санни, даже не пытаясь казаться смелой.

Причард остановился, а Руди приобнял за талию.

— Всё хорошо, Санни, — тихо сказал он. — Завтра возвращается Рабастан, и я обязательно ему покажу в думосборе, как ты переходила мост.

— Руди!

— Поверь, ему понравится.

— Ну ты и гад! — Санни решительно шагнула вперёд. — Мистер Причард, идёмте уже.

Остальной путь удалось преодолеть без приключений, но Санни всё ещё сердилась на очень довольного собой Рудольфуса.

— Правда, завтра? — спросила она его, стараясь казаться равнодушной.

— Ага, уже днём. Все ждут, какие подарки он привезёт. Тебе, наверное, достанется шкура экзотического хищника.

— Он так сказал? — невольно поразилась она. — То есть, я не жду никаких подарков.

— А зря! — усмехнулся Лестрейндж. — У Рабастана хороший вкус. Хочешь пари, что подарок для тебя точно будет?

Санни нахмурилась.

— Он может достать его где-нибудь здесь и сказать, что привёз, чтобы тебе подыграть!

— Да ладно, — Рудольфус подхватил её под локоть, увлекая к арке. — Будешь у нас на приёме, я специально продемонстрирую тебе в думосборе его приезд, недоверчивая моя. Да и клятвы никто не отменял. Спорим или понимаешь, что я прав?

— Я не буду спорить! Кстати, спасибо за сову. Она — прелесть!

— О, я рад. Как назвала?

— Ей понравилось имя Разбойница.

Они уже вступили во двор замка, заполненный гостями, и с разговорами пришлось закончить. Санни то и дело знакомили с разными людьми, но она даже не пыталась их запомнить. От улыбки уже болели щёки, и она с трепетом подумала, что на балу будет ещё хуже. То есть там запоминать придётся. Наверное.

С Ники и Уолденом она поздоровалась очень сердечно, решив, что выглядят они очень красивой парой, оба высокие, стройные и красивые. Только невеста была бледновата, но в прекрасном платье и явно счастливая.

Невольно подумалось, как она будет смотреться на своей свадьбе с… женихом. И вдруг поняла, что представляет рядом с собой Рабастана. Даже прослушала, что говорит ей Рудольфус, и не сразу сообразила, что прямо перед ней стоит Магнус Нотт.

— Здрасти, — только и смогла сказать она, взглянув в синие глаза боевика. Сердце билось внутри как сумасшедшее, то ли от недавних мыслей, то ли от близости Нотта. И Руди куда-то пропал.

— Вы очаровательны, мисс Прюэтт, — Нотт наклонился совсем близко, видимо, чтобы она его услышала. Шум от разговоров заставлял всех вокруг говорить ещё громче. — Какая неожиданная и приятная встреча!

— Я тоже рада вас видеть, — вежливо ответила она, отводя взгляд. — А как вы… Ой, я забыла, что Ники из вашего ковена.

— Верно подмечено, — усмехнулся он и ненавязчиво взял под руку. — Похоже, все идут в ритуальный зал. Вы позволите вас сопровождать?

— Да, спасибо, — Санни не знала, что и думать. И насколько это прилично, что он ведёт её в ритуальный зал?

Впрочем, народу было так много, что на них никто не обращал внимания. По крайней мере, ей хотелось в это верить.

К счастью, откуда-то вынырнули Беллатрикс и Валери, и отняли её у Нотта.

— Прости, братец! Санни нам нужна, — нахально заявила мисс Нотт. — Сюда, дорогая, нам Лисс забила лучшие места. И Мэйси обещала познакомить со своими подругами.

Они ловко проскользнули между людьми, пробираясь вперёд, Санни оставалось лишь покорно за ними следовать.

Место, куда привели её девушки, было очень удачное. Отсюда хорошо просматривался алтарь, молодые и вся церемония. И радовало, что её приняли в компанию девушек, все парни оказались на другой стороне зала. Вездесущий Руди тоже был там, неподалёку от Гидеона.

Санни могла беспрепятственно наблюдать за церемонией бракосочетания, которая уже началась. Валери уже стояла возле Ники, видимо, была свидетельницей или подружкой невесты. Или как у магов это называется.

Свидетелем Уолдена был тоже горец в национальном костюме. Он оказался даже выше МакНейра и вообще олицетворял собой настоящего воина в колоритном шотландском костюме. Восхищённо разглядев косу, толщиной с два её кулака, Санни вздрогнула, когда «воин» посмотрел прямо на неё. Симпатичным назвать его было сложно, но не страшнее Флинта, в самом деле! Зато мужественно выглядел. С девчонкой не спутаешь.

Парень подмигнул, а Санни почувствовала, как краснеет. Поспешно отвела взгляд, снова принимаясь следить за бракосочетанием. Вот они встали у алтаря, по очереди выпили что-то из большой золотой чаши. Бородатый широкоплечий горец, полный достоинства, проводивший церемонию, что-то негромко спрашивал, жених и невеста отвечали. Но расслышать было сложно с того места, где стояли девушки.

— Тот горец положил на тебя глаз, — шепнула ей Лисс Пранк, оказавшаяся совсем близко. — Ты осторожно, у них есть обычай красть невест.

— Кошмар какой! — ужаснулась Санни еле слышно. — Тут сотня этих горцев! Который из них?

— Лесли, — хихикнула Пранк, — не смотри на него.

Санни вздрогнула, невольно завертев головой. Ну а что, она же хотела увидеть таинственного Лесли!

— Санни, — прошипела Лисс. — Он прямо перед тобой! Свидетель жениха.

Ей оставалось только обозвать себя идиоткой, украдкой поглядеть на Лесли ещё раз и испугаться. Что значит «положил глаз»? Только этого ей не хватало! Но свидетель вёл себя на удивление пристойно и вовсе не пялился на неё. Сани вздохнула с облегчением, а потом поняла, что ритуал уже завершился. Жених и невеста поцеловались, и начались поздравления.

Не успела она растеряться, как рядом оказался Гидеон и сунул ей в руки перевязанную красивой лентой коробку.

— Пойдём, мы в первых рядах, — сказал он, увлекая её к самому алтарю.

Впереди них оказались Руди с Беллатрикс.

— Что хоть за подарок? — спросила она Гидеона.

— А, не волнуйся, там ожерелье из чешуек дракона, и набор для ухода за волосами.

— А!

Поздравили быстро, сдали подарки домовику с корзиной, и наконец покинули ритуальный зал. Всех повели праздновать в ещё больший зал, весь занятый уже накрытыми столами.

За столом Санни оказалась между Гидеоном и Руди, Нотта она не видела, возможно, он сел где-то с другой стороны. А вот мама и бабушка Рудольфуса оказались прямо напротив. Пришлось общаться, но, к счастью, это было не сложно. Разговоры велись о ритуалах, о горских обычаях, которые, как оказалось, Сольвейг Гамп хорошо знала.

Санни заслушалась, не забывая пробовать разные закуски. И гранатовый сок ей очень понравился.

Потом их проводили в комнаты, и девочки опять её спасли, взяв с собой.

— Здесь можно припудрить носик и отдохнуть, — сказала Беллатрикс, когда они вошли в большую комнату с несколькими кроватями. — Потом будут ещё гулянья, но мы с Руди хотим уйти раньше. А вы как?

— Не знаю, — пожала плечами Санни. С одной стороны, на гулянья посмотреть было интересно, а с другой, где-то здесь бродили Нотт и горец Лесли. А она уже чувствовала, что устала от впечатлений. — А можно так просто уйти?

— Конечно, — заверила мисс Блэк. — Многие уже ушли, кстати, и бабуля Сольвейг с Бастиндой тоже. Руди предлагает тебе с Гидеоном присоединиться к нам. Вэл, ты же с нами?

Валери, переплетавшая волосы перед большим зеркалом, скорчила рожицу:

— Если Санни с вами, то я, пожалуй, тоже не прочь прогуляться.

Ну вот, всё и решилось. Не могла же Санни упустить возможность поспособствовать брату.

— Я с вами, — решительно кивнула она. — Только как найти Гидеона?

— Руди найдёт, — Беллатрикс тоже подошла к зеркалу.

— А можно мне с вами? — Лисс Пранк сделала такие умоляющие глаза, что все рассмеялись.

— Куда ж ты денешься, — фыркнула Валери. — Я же за тебя отвечаю. Только Причарда с собой возьмём. Или Флинта.

Уйти оказалось достаточно легко. Во дворе для желающих как раз отправлялась карета с пегасами — Санни узнала, как называют этих огромных лошадок.

— Уже уходите, мисс? — спросил горец, помогавший дамам подняться по ступенькам кареты. — Надеюсь, вам у нас понравилось?

— Очень! — подняла на него глаза Санни и еле удержалась от удивлённого возгласа. Лесли МакЭвой вблизи немножко пугал. Надо было срочно что-то сказать, и отобрать ладошку, зажатую в огромной лапище. — Я впервые была на свадьбе горцев.

— Лесли МакЭвой к вашим услугам, мисс, — внезапно представился он.

И ей ничего не оставалось ничего другого, как ответить тем же.

— Александра Прюэтт. Рада познакомиться.

— Мы тут все ужасно рады, МакЭвой, — раздался сзади язвительный голос Рудольфуса. — Но будь добр отпустить уже руку мисс Прюэтт и дать ей войти в карету.

— Легко, Лестрейндж, — Лесли спокойно поднёс её руку к губам и поцеловал. Санни затаила дыхание, ощутив, как в её ладонь одновременно вложили записку. — Может быть, ещё встретимся, мисс Прюэтт?

Она не нашлась с ответом, растерянно поглядев в серые насмешливые глаза. И он опять ей подмигнул! Ну не нахал ли?

— Возможно, мистер МакЭвой. Я пройду?

— До встречи, мисс.

Она поспешила внутрь кареты, сразу убеждаясь, что была права. Внутри было расширенное пространство. Беллатрикс помахала ей из третьего ряда удобных кресел. Все четыре кресла заняли девушки, а парни расположились в следующем ряду.

К удивлению Санни, их доставили прямо на Косую Аллею. С ними вышло ещё несколько гостей.

— Ну что, у кого какие пожелания? — Руди помогал всем дамам выходить из кареты.

Записка жгла руки Санни, уж очень любопытно было, что мог написать ей горец Лесли. Да ещё заранее.

Незаметно прочесть не получилось. Да что там, она вообще сглупила, когда они устроились в кафе Фортескью за одним столом. Флинт просто нахально подхватил этот клочок пергамента, когда она потянулась за салфеткой, напрочь забыв о письме и потому уронив. И почему в карман не положила?!

Руди оказался настороже, отобрал у Флинта записку сразу же и протянул Санни, но и не подумал отдать, спохватился и спросил:

— Это что?

— Личное послание! — вздёрнула она подбородок, протягивая руку.

— От Лесли? — прищурился Лестрейндж.

Гидеон отвлёкся на Валери, сидевшей напротив, Беллатрикс что-то говорила Лисс, и только Флинт удивлённо переводил взгляд с Санни на Рудольфуса.

Санни не ответила, и Руди нагло раскрыл записку. По мере прочтения глаза у него расширялись.

— Он спятил! — ошарашенно проговорил Лестрейндж и бросил ей записку. — Наслаждайся, Санни, посмотрю на твои сапфировые глазки после прочтения.

Послав ему возмущённый взгляд, Санни рассмотрела неровные строчки послания.

«Твои глаза как синие сапфиры
А волосы твои горят огнём!
Не сыщешь девушки прекрасней в этом мире.
Я на коленях, я влюблён и покорён!

Ты как видение была среди толпы,
Я есть не мог, влюбился, как мальчишка.
И в сердце у меня теперь лишь ты!
Молю о встрече, хоть одной, моя малышка!»

Что-то царапнуло сознание, и всмотревшись лучше, она прочла совершенно другой текст:

«Мисс Прюэтт! Знакомство с вами было моей мечтой последние несколько дней, но увы, ваш цербер Лестрейндж — это нечто. Если позволите, я приглашаю вас встретиться где-нибудь, ресторан на ваш выбор. В надежде на согласие буду ждать вашу сову. С уважением, Лесли МакЭвой»

Выглядеть шокированной было не сложно, когда посмотрела на Руди. Он что, так на «цербера» разозлился, что текст сменил? Суть-то не сильно поменялась.

— Вот-вот, — кивнул Рудольфус. И ни капли раскаяния в бесстыжих глазах. — И странно, что просит встречу, а не сразу постель.

— Думаешь, я сразу бы согласилась? — сердито спросила Санни. И отдернула пальцы, когда письмо было уничтожено прицельным Инсендио. — Это ты спятил, Руди! — И мстительно добавила: — Рифмы у тебя никуда не годятся!

— Вот как? — Руди безмятежно улыбнулся. — Санни, Санни… И давай замнём, ты же не хочешь, чтоб твой брат вызвал меня на дуэль?

— А у меня вчера помолвка состоялась, — громко сказал Флинт, отчего на него обратили внимание сразу все.

Санни ахнула, подозревая какую-то шутку. Но для этого Квин выглядел слишком спокойным, даже отстранённым.

— Серьёзно?

— Более чем, — вдруг подтвердила Валери.

А Лисс Пранк сочувственно покивала.

— Она хоть красавица? — Руди притянул к себе креманку с мороженым и зачерпнул целую ложку. — Надеюсь, свадьба не завтра? Я уже дурею от них.

— Ей одиннадцать! Какая свадьба? — Флинт тоже взял мороженое, но есть не спешил. — А ещё мы вчера были на славной охоте. Прикинь, Руди, лично мантикору замочил.

— А, так невеста — награда за подвиг?

— Дебил ты, Лестрейндж! — огорчился Флинт.

— Полностью согласна, — поддержала Санни. — Квин, а как её зовут?

— Кого?

— Мантикору, — усмехнулся Руди.

Флинт широко улыбнулся:

— Это самец. Хитрецом теперь зовётся. Его лорд-дракон фамильяром сделал.

— Врёшь! Мантикору — фамильяром? — Рудольфус уставился на Флинта потрясённо.

— Он мелкий, — подала голос Валери, — дня три, как родился. И ядовитый шип удалили с хвоста. А невеста Флинта — Джоанна Честершир, внучка того самого Честершира. Можешь закрыть рот, Руди, у неё родовой дар, и она настоящая заноза в заднице. Все девчонки отомщены. И да, Квин, я тебя поздравляю, вчера всё как-то не получалось.

Валери отвернулась, а Флинт отставил мороженое и поднялся.

— Отойду на минуту.

Санни притихла, не зная, что и думать. Руди, похоже, тоже был слегка дезориентирован.

Но когда Флинт вернулся, разговоры пошли спокойнее и в целом они посидели хорошо.

— Встретимся на балу, — сказал Руди, прощаясь. — И умоляю, Санни, выкинь из головы этого горца. Ты же понимаешь, что он… как бы помягче…

Санни рассмеялась, всё же злиться на Руди долго она не могла:

— Уже забыла!

Лисс Пранк обняла её последней и шепнула:

— Не знаю, что было в той записке, но Руди сменил текст. Имей в виду.

— Знаю, — вздохнула Санни. Спасибо Даркеру, многому уже научил.

Она взяла за руку Гидеона, и даже удивилась, что так быстро оказались дома. Ведь ничего не ощутила неприятного в желудке, как бывало обычно от портключей.

— Лестрейндж мерзавец, — грустно сказала она. И на удивлённый взгляд брата, поспешно придумала причину: — Сказал, что покажет Басти в думосборе, как я переходила мост.

— О, — Гидеон рассмеялся и щёлкнул её по носу. — Ты выглядела отважной и смелой, не переживай! Басти понравится.

— Это меня и пугает, — Санни сняла зимнюю мантию и перебросила через руку. — А ты как? Останешься?

— Не могу. Попрощаюсь с мамой и обратно, к драконам. Но на бал прибудем все.

— Бал! — Санни обняла брата. — Жду, не дождусь!



 
КауриДата: Суббота, Вчера, 02:06 | Сообщение # 313
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
Глава 45

На фестралах она всё же покаталась. Точнее на одном из них. Санни гуляла несколько часов накануне бала вместе с Джейми, заехавшим её «поддержать и встряхнуть», и к вольеру они подошли уже изрядно замёрзшие, но довольные жизнью, прогулкой и друг другом.

— Рискнём? — указал глазами на вольер Джейми. — Или боишься?

— Я боюсь?! — вскинулась Санни под его насмешливым взглядом. — Да ты бы видел через какой я мост переходила у горцев! Что мне твои фестралы. Только боюсь, замёрзнем.

— Всё-таки боишься, — поддразнил кузен, поспешно отпрыгивая в сторону. — Эй, нечестно, я снежки магией лепить не могу!

— А ты попробуй, — Санни мстительно помахивала палочкой, а рой из тридцати снежков послушно приготовился к атаке.

— Что значит попробуй? Издеваешься? Эй, ты и так можешь?

Снежки полетели в странной очерёдности, делая крутые виражи. Тренировка последних дней сказалась. Санни уверенно применяла чары, но старалась всё же не попадать кузену в лицо или за шиворот. Если бы только он так не вертелся!

— А кто обещал попробовать двигать вещи взглядом? Забыл?

— Санни, — Джейми перестал исполнять дикий танец. — Я думал вообще-то, что ты шутила. Серьёзно, пойдём, покатаемся.

— То есть, даже не пробовал! С ума сойти, Джейми!

— Да всё как-то не до этого было. То эта поездка на чемпионат с Майклом, то драконы, счета и другая бухгалтерия, то…

— Скажи просто, что забыл, — она подошла ближе и взяла его под руку. — Джейми! Посмотри на меня! Ох, нас заметили!

Санни увидела, как из того самого домика, что стоял у леса за вольером, вышли два человека, направляясь в их сторону. Дошли они быстро, но не теряя достоинства.

— Добрый вечер, — более высокий парень первым с ними поздоровался, а тот, что пониже просто смотрел. Одеты оба были в зимние кожаные плащи с капюшонами, подбитые серебристым мехом. На ногах Санни с удивлением различила что-то вроде валенок — мелькнуло воспоминание из прошлой жизни. Правда, тут они могли иначе называться — белые, на очень высокой, тяжёлой на вид, подошве-платформе, причудливо украшенные полосками серебристой кожи.

— Здравствуйте, — как можно дружелюбней улыбнулась она высокому парню. — Я Александра Прюэтт, а это мой кузен Джейми Прюэтт.

Парень коротко поклонился:

— Рад видеть, мисс. Сэр. Хотите посмотреть на фестралов?

— А вы? Как мне к вам обращаться?

Молодые люди переглянулись, младший пожал плечами, старший вежливо ответил:

— Хэйден Брэм, к вашим услугам, мисс Прюэтт. Так вы идёте?

Санни кивнула, а Джейми, едва немногословные ребята отвернулись, схватил её за руку.

— Моё второе имя Хэйден! — прошептал он ей на ухо. — Чёрт! Может, это мой племянник? Или кузен? Кошмар.

Им так и не удалось поговорить с этими двумя. Оседлав им двух фестралов, которых Джейми прекрасно видел, только когда включал своё зрение, они сделали на них кружок над поместьем, которое едва можно было разглядеть в сгущающихся сумерках. Получили незабываемые ощущения — страшно было до жути, но прекрасно. А когда приземлились, то уродливых коняшек у них тут же отобрали и молча увели.

— Ладно, пойдём, — решил Джейми. — Потом как-нибудь.

— Ну классно же было! — Санни ощущала себя совсем маленькой, когда наконец оказалась на земле. — Тебе хоть понравилось?

— Ещё бы, но если бы уши не закладывало от твоих воплей ужаса, то было бы лучше.

— Да ничего подобного! Я просто радовалась полёту!

— Санни, ну сколько можно! Что это за монстр?

Снежный ком замер в двух метрах над землёй прямо над кузеном. Он поднял руки и осторожно его подхватил. А потом быстро насадил ей на голову, отчего Санни оказалась вся в снегу.

— Грубая сила против палочки! — хохотнул негодяй. — Попробуй догони!

Домой они в итоге вернулись раскрасневшиеся и запыхавшиеся.

Мюриэль их встретила в кухне, имеющей отдельный выход из дома. Обычно им пользовались слуги и вассалы. Был ещё один выход, ведущий в сад, через который выходили погулять господа, но этот был ближе к вольерам.

— Красавцы! — оценила тётушка. — Так и подумала, что вернётесь через кухню. Джейми, мы останемся на ночь. Да, да, Санни, я вняла твоим уговорам и помогу тебе сделать причёску и остальное. Не бойся, портнихи завтра не будет.

— Мама! — тут же воскликнул Джейми, помогая Санни снять зимний полушубок. — Хэйден Брэм нам вывел фестралов. Это не…

— Твой кузен, скорее всего, — спокойно кивнула Мюриэль. — У них там традиция называть так старшего. Только не думаю, что они будут тебе сильно рады. Мой брак с твоим отцом они не одобряли. И, боюсь, именно меня винят в его ранней смерти. Жду обоих в моей гостиной, когда переоденетесь. Нам надо поговорить.

Она развернулась и спокойно вышла.

— Ты её расстроил, — попеняла Санни. — Зачем сразу с порога?

— Да кто ж знал… — поморщился Джейми. — Давай уже свои чистящие чары и пойдём. Не будем заставлять её ждать.

— Надо же, — Санни достала палочку и очистила снег с их сапог и одежды. Заодно подсушила. — Не рады они! Я бы на твоём месте не стремилась с ними знакомиться!

— Как ты за мать переживаешь! — усмехнулся Джейми. — Да не бойся, понял я уже всё. Я навязываться тоже не стремлюсь, ты не думай. У меня одна сестра есть, и больше не надо.

— Какая сестра? — они вместе вышли из кухни. Санни выхватила шубку у кузена, сама донесёт, не развалится, тем более, когда можно так прикольно левитировать её перед собой.

— Ты, конечно, позёрка! Кто же ещё? А мою слабо?

— А ты подкинь! Перед тобой самый крутой маг-чароплёт! Видел бы ты лицо мистера Нотта, когда я целый ряд парт перенесла в другой конец класса.

— Не надорвалась?

Её шубка и его тулупчик красиво парили над лестницей впереди, размахивая пустыми рукавами.

— Ненадолго потеряла сознание, — нехотя призналась Санни.

— И очнулась в объятиях принца.

— Дурачок! Там ещё Флинт был, и вообще… Не смешно! Мы потом столько еды съели с Флинтом… Но теперь я куда сильнее, и так бы не подставилась. Мистер Даркер очень хороший учитель.

— Ты обещала мне его показать!

— Под большим секретом, Джейми.

— Помню, мой маленький параноик! — он увернулся от подзатыльника собственного тулупа. — Ладно, взрослый параноик! Итак, покажешь портрет?

— Нас твоя мама ждёт. Но потом можешь зайти, — решила Санни. Джейми был единственным, с кем она поделилась секретом портрета, и даже рассказала, как передала в портрет газету. Правда о том, что второй портрет она оживляла и смогла ещё зелье передать не позволила сказать клятва.

— Прикинь, если нас застанут в полночь в твоей спальне! — хохотнул Джейми.

— На это есть Лакки, которая живо вышвырнет тебя в окно!

— Вот как ты меня любишь! А я-то всей душой! Со всей своей нерастраченной нежностью.

— Твоя комната слева, трепетный кузен! Забирай свой тулуп, встретимся у Мюриэль.

— Зачем в лицо швырять? Ладно-ладно, я всё равно тебя люблю, Санни! Даже такую агрессивную и потерявшую берега!

К сожалению, он слишком быстро захлопнул свою дверь, и она не смогла ему высказать, что думает о весьма сомнительных комплиментах. Да уж, ему удалось «встряхнуть любимую кузину». Она перестала нервничать и страдать по поводу бала.

Ну а потом был разговор с тётушкой. Мюриэль спокойным и ровным тоном сообщила им, что рассталась с Августом Руквудом, и что ждёт от него ребёнка. Сказать, что это выбило их с Джейми из колеи — это ничего не сказать. Санни только и могла, что переваривать новости, вспоминая мрачного Руквуда, да твёрдо себе обещать, что посвятит вечер важным решениям. Откладывать и дальше некоторые вещи у неё нет никакого морального права, когда вокруг такое творится.

Мюриэль, сообщив невероятную новость довольно будничным тоном, спокойно отпила свой чай и посмотрела поочерёдно на сына и племянницу.

— Как вы похожи! — усмехнулась она. — Закройте рты, дети, или займите их этими чудными пирожными, что приготовил Петри. И имейте в виду, то, что я рассказала вам двоим, до поры до времени не должен знать больше никто.

— У меня будет брат? — первым отмер Джейми, вскакивая из мягкого кресла. Он тут же оказался перед Мюриэль и опустившись на пол, обнял её колени. В голосе кузена прозвучало просто осязаемое сожаление: — Ма, ну зачем? Он же так тебя любит! И ты…

— И я, — согласно кивнула она и взъерошила его волосы, а другой рукой обняла подошедшую Санни. — Только слёз не надо, моя девочка. Да, я сейчас слегка выбита из колеи. И ломаю голову — срочно искать мужа или уезжать из страны.

— А срок?

— Сколько уже?

— Почти хором! Спелись? — усмехнулась Мюриэль. — Полагаю, недели полторы. И да, разумеется, я рожу его, а лучше её. Будешь нянчиться, а?

— Спрашиваешь! — слабо улыбнулся Джейми.

— И я буду! И маминых, и твою.

— Кошмар, прямо как перед войной, — вздохнула Мюриэль. — Просто беби-бум какой-то! Моя подруга Августа Лонгботтом в положении уже больше месяца. Робертсы, полагаю, теперь с этим не задержатся. У Фабиана, как я понимаю, тоже появится ребёнок? Джейсона надо бы вводить в курс дела очень постепенно. Санни, скажи мне честно, ты точно не ждёшь ребёнка от Рабастана?

— Нет конечно! — вспыхнула она. — Мы ничего не… У нас ничего не было!

— Только целовались, знаю. Прямо как Джейми. Ладно, простите, у меня нервы. Обещаю, завтра я буду улыбаться и блистать неземной красотой и остроумием. А сегодня… Итак, готовы к нашествию всех родичей и знакомых?

Разошлись они лишь совсем поздним вечером, так что Джейми с сожалением сказал, что лучше уж пообщаются потом, после бала. А если и не выйдет, то у них скоро совместная поездка к мистеру Робертсу на целых пять дней. Санни согласно покивала, у самой от сообщения Мюриэль сердце было не на месте. Что бы ни утверждала тётушка, а она явно тяжело перенесла расставание с этим Руквудом, на которого Санни теперь злилась. А то, что он был любовником Мюриэль, почему-то нисколько не удивило. И только очень тепло было на душе, что ей доверили такой секрет.

***

Дед Альви напоследок крепко обнял Рабастана, шепнув на ухо:

— А это уже за тобой, скучали. Не оборачивайся, сейчас встретитесь. Хорошо, что мы успели с непреложным обетом. Без него хранить такую тайну было бы слишком тяжело, ты ведь понимаешь?

— Понимаю, — усмехнулся Рабастан, забирая из рук деда свой чемодан, внутри которого поместился саквояж-подарок. Они уже прошли таможню, как магловскую, так и магическую, так что Альварес Гамп уже воспользовался портативной мастерской во второй раз, видимо, забрав оттуда этот жуткий артефакт. — Я счастлив, что ты решил меня взять с собой, и бесконечно благодарен за бесценный подарок.

— Ты очень талантливый юноша, Рабастан, и это, безусловно, стоит поощрения. Ну всё-всё, увидимся у вас на балу. Уступаю тебя твоему брату. Привет, Рудольфус!

Рабастан порывисто обернулся, широко улыбнувшись.

— Решил встретить? — радостно спросил он стремительно подходящего брата. — Дед, я…

— Он уже аппарировал, — фыркнул Руди, притянул к себе Басти, обнимая, похлопал его по спине и отстранился. — Ну наконец-то. Рад тебя видеть, малыш.

— Если не извинишься, не получишь подарок. Какой я тебе малыш?

— Ладно, пойдём, пройдёмся немного. Мы же не станем выпендриваться, как дед Альви, исчезая прямо из толпы маглов посреди аэропорта?

Они вышли на свежий морозный воздух. Басти оглядывался по сторонам, не веря, что наконец вернулся, пусть и не совсем ещё домой, но уже близко. Горящими глазами рассматривал улицу, зажигающиеся фонари, толпы радостных и озабоченных, спешащих куда-то людей. Везде царило предпраздничное настроение, все готовились к Рождеству.

— Как дома? — опомнился он, поворачиваясь к Руди. Тот шёл рядом, внимательно поглядывая на Басти, словно надеясь разглядеть в нём что-то новое. — Мама, папа, бабуля?

— Всё в порядке, все тебя ждут.

— А Санни? Прости, я понимаю, что это глупый вопрос, — заторопился Рабастан.

— Видел вчера, — лениво усмехнулся Рудольфус. — Были вместе на свадьбе Уолдена МакНейра.

— Ничего себе! Дэн! Ему же только шестнадцать! Обещай мне рассказать всё подробно! — теперь пришла очередь Басти вглядываться в лицо брата. — Но как ты… и Санни? Нет, ты всё же префект Слизерина, я понимаю, но Санни...

— Мать с бабулей тоже там были… А ещё… Впрочем, пойдём туда, кажется, в том переулке никого нет. Обещаю, что выпрошу у отца думосбор.

— Я тебя обожаю! — Басти поспешил за братом, теперь домой хотелось попасть срочно. — Тебя очень огорчит, что я завалил несколько врагов? Насмерть.

Руди остановился так резко, словно налетел на стену, развернул к себе брата, чтобы видеть его глаза под резким искусственным светом магловских фонарей.

— Что ты сказал?

— Давай дома, — вымученно улыбнулся Рабастан. — На самом деле, моей заслуги там минимум, всё решили удачно заготовленные артефакты. Расскажу, что могу.

Руди молча кивнул и пошёл к переулку. Достал из кармана хлыст отца, до боли знакомый обоим братьям.

— Портключ, — прокомментировал зачем-то Рудольфус. — Отец без всяких намёков дал, думаю, он просто…

— Да ладно, — фыркнул Басти. — Я ему гораздо лучший привёз. В подарок.

— О как! — сверкнул глазами Руди. — Я хочу видеть его лицо, когда будешь дарить! Держись.

Они оказались перед домом, на том же месте, где целую жизнь назад они появились в чёрный день для Рабастана, покинувшего Хогвартс навсегда. Как же он тогда злился… Теперь и вспомнить странно. И даже ностальгия какая-то.

К дому шли быстро, даже не разговаривали. Басти сам нёс свой чемодан, отказавшись от помощи брата.

— Отец велел всем не третировать тебя на входе в дом, — Руди распахнул перед ним дверь кухни. Три домовика почтительно раскланялись, и сразу молча вернулись к скворчащим сковородкам и котлам. — Примешь душ, переоденешься, поужинаешь со всеми, а вопросы после.

— О, хорошо! Заодно подарки приготовлю. После ужина и подарю.

— Отличный план, — по лестнице, ведущей прямо к их покоям, Руди поднимался первым. — У отца для тебя тоже есть сюрприз. Ма уверена, что ты устроишь слезливую истерику с топаньем ногами. Ба загадочно молчит. Отец думает, что будешь благодарен, но не покажешь виду.

— А ты? — заинтригованный Рабастан легко догнал брата, и в коридор между их спальнями они вышли одновременно. — Ты ведь знаешь, что за сюрприз?

— О да-а-а-а! — Руди рассмеялся. — Думаю, как шантажом и подкупом отнять это у тебя, пока не знаешь.

— Хрен тебе, балда! Что бы это ни было, папин сюрприз не продается и не отдается. Всё, я к себе. Предупреди всех, что через полчаса буду.

Борги встретил Рабастана в комнате, утирая глаза от выступающих слёз, но не смея приблизиться.

— Эй, я в порядке! — весело приветствовал его Басти. — Горячую ванну с земляничной пеной, пожалуйста… Борги, да шучу я!

Но домовик уже исчез, весело сверкнув мгновенно высохшими глазами.

Басти фыркнул, осторожно водрузил чемодан на сундук, стоящий в ногах кровати, достал из него кожаный саквояж и спрятал под кровать у изголовья. Чары незаметности сработали исправно. Подарки для родичей, помещенные в маленькую коробку размером с магловский спичечный коробок, он выложил на стол, остальное оставил пока как есть.

Ванная с обильной пеной и впрямь пахла земляникой, какое же блаженство было на несколько минут опуститься в это горячее чудо. Чуть не заснул, благо Борги бдил.

— Хозяина ждут на ужин, а хозяин спит, — причитал он, стоя рядом с ванной с горячим полотенцем в руках. — Хозяин устал, Борги может осмелиться сообщить главе рода, что хозяину надо отдохнуть.

— Не ворчи, вылезаю я. Как же хорошо дома! Борги, я скучал по твоему ворчанию!

— Борги не ворчит, Борги очень любит хозяина, Борги старается…

— Да, да, да, иду, видишь?! Лучше костюм приготовь какой-нибудь.

— Борги уже всё приготовил, Борги знает свои обязанности!

Басти рассмеялся и поспешил обратно в спальню, чтобы одеться, на ходу вытираясь полотенцем, тоже издающим аромат земляники.

Подарочную коробочку он сунул в карман брюк, глубоко вздохнул, поглядев на себя в зеркало, и быстрым шагом покинул свою спальню. Что и говорить, он сильно успел соскучиться по ним всем.

Его встретили спокойными улыбками, только бабуля фыркнула:

— Земляника, Басти?! Вот и отпускай внуков с дальними родственниками! Загар тебе, кстати, очень идёт. Если что, у меня есть на примете чудный молодой человек...

Отец закашлялся, мама бросила укоризненный взгляд на бабулю, в свою очередь подставляя щёку для поцелуя. Руди кашлянул, одарив весёлой усмешкой.

— Борги шуток не понимает, — пробормотал Басти смущённо, занимая своё место. — Отец, подарки сейчас или после ужина?

— После, — оживился Ричард Лестрейндж. — Ну, раз все в сборе…

Стол тут же заполнился аппетитными блюдами. Сегодня слуг не было, видимо, по распоряжению отца.

Басти сам удивился, как успел проголодаться.

От подарков все были в разной степени восторга. Отец принял хлыст с нечитаемым выражением лица, осторожно взяв его в руки, но глядя на сына:

— Спасибо, — настороженно поблагодарил Ричард. — Э-э, красное дерево?

— Для твоей коллекции, — невинно улыбнулся Басти. — Мама, а это тебе…

— Мерлин! — Бастинда вертела в руках сумочку с видом полного счастья. — Корделия обзавидуется! Дикон, ты это видишь? Басти, обожаю тебя! Спасибо, милый!

Сольвейг приняла платок с толикой удивления, сразу проверив его несколькими пассами палочки.

— Рабастан! Ты стал дивно разбираться в уместных подарках! — бабуля сразу накинула платок себе на плечи. — Надену на бал! Корделия Крауч не способна на зависть, дорогая. Ты пригласила их на приём?

— Да, захотелось её увидеть, — Бастинда всё ещё разглядывала сумочку. — Их сыну уже шесть, а раз тут будут Блэки со всеми детьми, почему бы нет. Правда, ответа до сих пор не получила. Ты считаешь, Барти Крауч по-прежнему против нашего общения?

— Ревнует её к каждому столбу, — хмыкнул Ричард. — Впрочем, я его понимаю.

— Грубо, Дикон, — повернулась к нему Сольвейг. — Но, возможно, ты прав. Корделия — настоящая красавица. Кто бы мог подумать, что из гадкого утёнка вырастет такой лебедь. Тем не менее я слышала, они долго путешествовали и прибывают в Англию как раз сегодня. Так что ответ могут принести ближе к ночи.

Руди рассматривал шахматные фигуры, благоговейно беря их в руки.

— Произведение искусства, — качнул он головой. — И за перчатки спасибо, Басти. Жаль, Бель тебя не дождалась, она здесь гостила. Но сам понимаешь, завтра Рождество, семейный праздник.

— Думосбор готов, — Ричард повысил голос. — Покажешь нам что-нибудь, Рабастан? Или так расскажешь?

Басти задумчиво посмотрел на отца, кивнул и достал палочку:

— Пяти флаконов хватит, — сказал он и требуемое тут же появилось на столе. Басти решил показать самолет и прибытие в Индию, знакомство с мастером Давидом и поиск подарков на рынке, похищение и спасение деда. О кожаном саквояже и его изготовлении, и пустыне, где жила семья Давида, он решил умолчать. Оставил только воспоминания внутри его дома, иначе рассказ получился бы неполным. И последнее — прогулки по берегу океана.

Думосбор был недостаточно широким, чтобы смотреть могло сразу несколько человек. Поэтому сначала воспоминания взяли отец с Рудольфусом, а потом Ричард отдал четыре флакона матери и бабуле.

Рудольфус был бледен.

— Что там? — спросила Бастинда, заметив, что Ричард спрятал пятый флакон в карман.

— Не для женщин, — нахмурился Лестрейндж. — Может быть, позже.

—Давай, Дикон, — Сольвейг требовательно протянула руку. — На красивые картинки полюбуемся потом. Тем более Басти нам всё это уже красочно рассказал, пока вы смотрели.

Ричард глубоко вздохнул и сделал ещё попытку:

— Зрелище не слишком приятное.

— Дикон, я жду.

— Тогда я с вами! — лорд Лестрейндж неохотно достал пятый флакон.

Воспоминание перекочевало в руку Сольвейг и переглянувшись с Бастиндой, бабуля вылила её в думосбор. Ричард накрыл рукой ладошку жены.

Руди потрясённо поглядел на брата, как только остальные погрузились в «омут памяти»:

— Вот это приключение! Ты как, в порядке?

— Уже да, — кивнул Басти. — Я жутко трусил, Руди, и не будь этих татуировок, сомневаюсь, что справился хотя бы с двумя. Эти анимаги были явно хорошими бойцами, ну ты видел.

— Да-а-а… Жалею, что меня рядом не было. И ты не трус, ты храбрец, Басти. А эти кинжалы — это же шедевр! Аврорат и Отдел Тайн бы обзавидовались! Хотя отец, когда ты пошёл с этим типом прямо в логово похитителей, грозился тебя выдрать. Новым хлыстом, ага.

Басти подавил смешок при упоминании Отдела Тайн, и оскорблённо вскинул подбородок на угрозу отца:

— Да пускай!

— Не бушуй, это он в сердцах. Я сам готов был дать тебе по шее. Только понимаю, что ты уже взрослый и сам принимаешь решения. Может, сбежим, пока они тут…

— А думосбор? Ты обещал попросить!

— Я что, когда-нибудь не выполнял обещаний? — поднял брови Рудольфус и засмеялся, когда Басти шутливо ударил его в живот. — Что, силы девать некуда? Ну-ка давай, без палочек.

— Поверь, пожалеешь! — ухмыльнулся Басти и ринулся в атаку.

Размялись славно, дважды Басти одерживал верх, укладывая брата на лопатки, но в итоге Руди победил, зафиксировав младшего удушающим захватом.

— Сдаёшься? — выдохнул слизеринский префект.

— Да ни за что! — Басти, сипя, ещё пытался вывернуться из захвата, но потом хлопнул ладонью об пол: — Ладно, твоя взяла. Отпусти.

Аплодисменты вокруг заставили обоих вскинуть головы. Ричард, Бастинда и Сольвейг насмешливо рассматривали драчунов. Руди сразу вскочил и подал руку брату, но тот поднялся сам.

— Мы это… — Руди пытался пригладить волосы.

— Мы так и поняли, — кивнул лорд Лестрейндж серьёзно, только в уголках глаз остались смешливые морщинки. — Если вы закончили, то можете отправляться к себе. И да, думосбор вернуть не позже завтрашнего утра.

— Да, отец!

— Спасибо!

— Басти! Я проиграла твоему отцу галеон! — Сольвейг покачала головой. — Скажешь Антонину, что я ожидала большего от его уроков.

Рабастан стремительно покраснел:

— Это шутка была! Мы не всерьёз!

— А против меня встанешь? — вкрадчиво спросил Ричард.

— Сначала я против тебя, милый, — Бастинда тут же оказалась между мужем и сыном, увидев вспыхнувший взгляд Рабастана. — Проиграешь, и можешь спать в своем кабинете ближайшую неделю.

— Да я пошутил, — Ричард шутливо поднял руки. — Сразу сдаюсь, дорогая, я знаю, что ты сильнее и…

— Что, струсил? — Бастинда взмахнула палочкой, превращая домашнее платье в костюм из кожаных брюк, белой рубашки и сапог до колена. — А я не шучу, Ричард!

— Вот как, милая? — в глазах хозяина поместья загорелся опасный огонёк.

Сольвейг подтолкнула внуков к дверям.

— Нечего тут смотреть, Руди. Забирайте думосбор и брысь к себе. Я тоже пойду.

Басти с сожалением вздохнул, когда магией бабули их просто вымело за порог. Двери с тихим стуком захлопнулись.

— Мама победит! На что спорим?

— Сомневаюсь, — фыркнул Руди, — ставки слишком высоки. Отец из принципа побьёт маму. Жаль, что не увидим, но бабуля права. Чем кончится это безобразие, представить не сложно.

— Ты думаешь? — расширил глаза Басти. — Да ладно!

— Ну а что, стол там крепкий, — подмигнул Рудольфус. — Пошли, горюшко, смотреть будешь, как Санни переходила мост над пропастью.

— Как ты можешь! — Басти догнал брата. — Это же… мама!

Руди потрепал его по плечу, приобняв, другой рукой он прижимал к себе думосбор.

— Ты удивишься, но им тоже не чужды земные страсти. И потом я колданул на стол, только посмей кому-нибудь сказать! Но если нам через девять месяцев подарят сестрёнку, значит, мой прогноз был верным.

— Ты… Что ты сделал? С ума сошёл!

— Расслабься, может, до этого не дойдёт, — фыркнул Руди. — Но больно здорово все условия сошлись… Просто преступно было не попытаться. Ну что, к тебе или ко мне?

— Ты псих, — покачал головой Рабастан. — Ко мне, у меня уютней.

— А у меня просторней.

Братья вынырнули из воспоминаний о свадьбе у горцев и Басти выдохнул, отходя к окну. Всё, что он думал о драккловом Лесли МакЭвое и мордредовом Нотте, он уже высказал во время просмотра, а о Санни и не собирался ничего говорить, ни тогда, ни сейчас. Хотя только на неё он смотрел по-настоящему, и лишь она осталась теперь перед глазами. Но все слова о Санни замирали внутри, Басти просто не смог произнести их вслух. Даже для Руди.

И не было нужды смотреть в думосбор снова, чтобы видеть, как Санни отвечает язвительной бабуле, как храбро идёт через мост, не боясь показать слабость. Как вдохновенно слушает слова свадебного ритуала, рассматривая жениха и невесту, как насмешливо, скрывая возмущение, отвечает Рудольфусу в кафе…

— Басти, ты в порядке?

— В полном, — кивнул он спокойно. — Спасибо.

Рудольфус ещё потоптался, но потом ушёл, забрав думосбор. Ну и ладно, Басти и не нужно. Сегодня только одно осталось — просто побыть одному. А завтра он будет готов к отцовскому сюрпризу, что бы это ни значило.

А отец ведь ни словом не обмолвился! И мама, и бабуля. Оставалось поверить Рудольфусу, так уверенно о сюрпризе говорившем, и надеяться, что это будет не как в прошлый раз. Не поездка куда-нибудь в Антарктиду. Потому что сейчас, оказавшись дома, никуда больше не хотелось. Хотелось одного — дождаться уже бала у Прюэттов и станцевать обещанный первый танец. А там будет видно.

***



 
КауриДата: Суббота, Вчера, 02:08 | Сообщение # 314
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
***

Церемония в министерстве магии прошла буднично. Чиновник по вопросам брака сразу принял их в кабинете, заставленном стеллажами от пола до потолка. Стеллажи продолжались и за его столом, так что было непонятно, где они там заканчиваются. Артур нервничал и косился на невозмутимую Скитер. Рита была деловита и собрана, спокойно отвечала на вопросы. Да, ей уже есть семнадцать. Да, она полностью осознаёт, что полный магический брак — это навсегда. Да, разрешение родителей прилагается. Да, они согласны на запись в Книге жизни.

Артур что-то слышал о такой книге — кажется, в ней были записаны все маги Великобритании, но разрешения заглянуть в этот таинственный фолиант надо было ждать месяцами, оформив допуск чуть ли не в половине кабинетов министерства.

После возникла заминка, надо было подтвердить изменение фамилии, но и это было позади.

— Распишитесь здесь и здесь, — маленький сморщенный чиновник положил перед ними разукрашенный завитушками пергамент, ткнув в нужные места кривоватым пальцем.

Перо больно впилось в палец, а подпись оказалась ярко-алого цвета. Артур невольно хмыкнул — запрет кровной магии само министерство, похоже, не волновал.

Подписи были поставлены, заверены чиновником, после чего тот взмахнул палочкой и документ просто исчез. Вместо него на стол спланировала небольшая карточка, по взмаху палочки быстро покрывшаяся закорючками.

— Вот, — проворчал чиновник. — Свидетельство о заключении полного магического брака для предъявления в школе Хогвартс и других инстанциях. Брак зарегистрирован по всем правилам, можете идти.

Едва они вышли, Рита рассмеялась с повизгиванием, уткнувшись лбом ему в грудь. Артуру оставалось лишь растерянно улыбаться и поглаживать новообретенную супругу по вздрагивающим плечам.

— Я ожидала что-то более… эпичное, — пояснила она. — Если учесть сумму, которую мы уплатили за церемонию. Впрочем, так даже лучше. Пойдём, Медведик, у нас ещё куча дел на сегодня.

Вот так просто и буднично они стали мужем и женой. Свидетельство забрала Рита, копии можно было сделать этажом выше. Тут тоже пришлось заплатить за скорость и хорошее отношение. Зато почти сразу получили десять хрустящих карточек с пометкой «Копия».

— В министерскую совятню не пойдём, — решила Рита. — Была я там как-то. Бр-р-р. И дорого. Лучше на Косой Аллее зайдём в почтовое отделение. Не смотри так, я хочу сразу отправить копии в школу, в «Пророк» и родителям. В школе потом придётся предъявить оригинал, в газете закажем скромное объявление, кому надо — увидят, а родители просто порадуются.

Артур одобрил. После почты они зашли в заведение Фортескью и отпраздновали событие большим тортом, сотворённым из разных сортов мороженого. Аппетита он не ощущал, но потихоньку увлёкся, съел чуть не половину, всё с большим азартом пробуя разные вкусы.

Рита посмеивалась, но тоже не отставала, хотя снимала пробу куда более скромно.

— Знаешь, — сказала она, когда на блюде уже оставалось совсем мало мороженого. — Наши дети будут праздновать свои свадьбы как полагается. С гостями и прочими фейерверками. А нам и так сойдёт, правда?

— Это лучший день в моей жизни, — не согласился Артур, глядя на супругу. Сегодня Рита вызывала у него приступы нежности каждую минуту. — Но я согласен, пусть у детей будет всё.

Она ответила задумчивым взглядом и кивнула.

— Пробежимся по магазинам или сразу домой?

— Сразу, — ответил он почему-то севшим голосом. — Если ты не против.

— Я только «за»! — Рита поковыряла ложечкой в остатках лакомства. — А праздник у нас ещё будет, не переживай. Тётушка обещала приехать, потом отец с мачехой подтянутся, так что отпразднуем. Но это не сегодня и даже не завтра. Обещали сообщить отдельным письмом. Я потому им копии и отправила, а то имена у нас изменились, пусть знают, кому сов посылать.

Артур почти не слушал, волнуясь и переживая, как ЭТО будет на холодном жёстком камне. Даже хотел предложить сразу отправиться в ту чудную спальню, что Рита с домовиками устраивали для них в Большом доме чуть не полдня. И Мордред с ним, с алтарём. Но Рита слишком решительно была настроена сделать всё «правильно», проштудировав целую стопку древних фолиантов, найденных в заброшенной библиотеке, и своё предложение он так и не озвучил.

В Большой дом опять пришлось пробираться через сарай Норы. Благо, проход через «джунгли», как называла Рита заброшенный сад, теперь был безопасным. Портключи в сам дом они решили заказать позже, когда немного наведут везде порядок. И скорее всего это будет уже летом.

Домовики в разномастной одежде, на которой настояла Рита, встречали их в холле, робко бормоча поздравления. Супруга тут же озадачила их приведением в порядок малого столового зала и приготовлением праздничного ужина. После чего взяла Артура за руку, сразу направляясь к подземельям.

Волновался он зря, дискомфорт был забыт напрочь, стоило Рите раздеться. Да он себя забыл, весь превратившись в острое желание. И алтарь вовсе не был ни холодным, ни жёстким, он словно пульсировал в такт биению его сердца.

Артур очень хотел доставить ей удовольствие, но мозг просто отключился практически сразу, едва они оказались на камне и он ощутил под собой обнажённое нежное тело жены. В себя его привёл негромкий вскрик Риты и то ненадолго.

— Всё нормально! — она судорожно вцепилась в его плечи. — Продолжай!

И даже обвила ногами его талию, напрочь лишая благих намерений. В себя он пришёл, когда всё закончилось. Рита улыбнулась, целуя его в нос:

— А теперь спать, — зевнула она, устраиваясь поудобнее в его объятиях.

— Прямо здесь? — растерялся Артур, бережно обнимая супругу. Ему спать не хотелось совершенно, но предлагать повторить всё ещё раз он не решился. Побледневшая Рита вызывала желание защищать и оберегать. А он потерпит.

Рита не ответила, уже спала. Да и не мудрено — она читала всю ночь перед церемонией и, наверное, не отдыхала вовсе.

Незаметно для себя он тоже уснул, и снилось ему что-то хорошее. Супруга разбудила его бесцеремонно: сводящим с ума поцелуем. И, конечно, всё сразу же и повторилось, только не так кошмарно, как в первый раз.

— Вся кровь впиталась в алтарь, — сообщила Рита, выскользнув из-под него, едва Артур пришёл в себя. — Умираю с голода! Медведик! Быстренько в душ и за стол!

— Ты как? — всё же спросил он, осторожно слезая с нагревшегося алтарного камня.

— Опыт интересный, — пожала она плечами, набрасывая на себя халат. — Странно и мило. А сил точно прибавилось, не терпится проверить.

Палочки они оставили в спальне, во избежание. Так что прежде чем принять душ, испытали «Люмос». И у обоих он, определённо, стал ярче и больше.

А в столовой, наполненной сводящими с ума ароматами, их ждала огромная коробка, перевязанная голубой лентой.

— Доставили совами, — ответил Урс на вопросительный взгляд Артура.

Рита хмыкнула и осмотрела коробку.

— Я догадываюсь, что там. Папаша в своём репертуаре.

Распаковали сразу. Вид колыбели, как будто вырезанной из цельного куска дерева, заставил Артура замереть. Только сейчас до него окончательно дошло, что он женился. Что они — теперь семья, что когда-нибудь у них будут дети, а может быть, и внуки. На глаза совершенно неожиданно навернулись слёзы, и он поспешил отойти к столу.

— Это такой юмор у твоего тестя, привыкай. — Рита заняла место за столом рядом с ним и похлопала Артура по руке. — И вообще, пригодится когда-нибудь. Урс, убери это в детскую. Нет, милый, она еще не готова, но с комнатой мы уже определились.

***
— Нравится тебе новая жизнь? — спросил зельевар Мунго, угощая Северуса большой креманкой разноцветного мороженого. Что он дед Северусу, мальчик узнал только что, и его уже немного тяготило обещание не говорить о разговоре родителям.

Дед, встретиться с которым он умудрился украдкой, когда отец привёл его на обычный осмотр к Сметвику, сильно озадачил внука своим вопросом.

— А? — ничего вразумительнее он выдавить не смог. Таким вопросом он точно не задавался. Что бы это значило? Что за новая жизнь? Сев похлопал глазами на обретённого деда, пожал плечами, как иногда делал отец, и продолжил угощаться лакомством, хотя и без особого аппетита.

— Друзья есть? — продолжил спрашивать этот совершенно незнакомый ему дед.

— А? — Северус вдруг опомнился и покраснел. Мама сколько раз велела не думать о зельях во время еды. А у него, как назло, никак не выходило из головы, почему перечное зелье вчера не получилось. Уже и так, и эдак мысленно прошёлся по рецепту и этапам приготовления, где ошибка? Нет, если бы он варил обычным способом, да, это легкотня, но он решился на модифиро… модициро… модифицированный вариант! Вот! Он его в тетради у мамы нашёл. Неужели всему виной то, что заменил один этап на более лучший? И слушать болтовню деда, с его странными вопросами было тяжело. — Простите, сэр.

— Отец не обижает? — снова задал неудобный вопрос странный дед, а ведь Северус и на первые два ещё ответа не придумал.
— Кого? — решил он спросить осторожно.

А вообще Джонни правильные вещи говорит — рассказывать о личном и семейных делах постороннему — это себя, семью и ковен не уважать. А деда, пусть он и являлся отцом его мамы, считать семьёй всё же было нельзя. Если бы можно было, Северуса ему бы официально представили. Разве нет? А вот так, тайком от папы, который попросил посидеть тихо в приёмной, пока он разговаривает с целителем Сметвиком, это уже как-то неправильно, и не совсем семья. А уж к ковену и вовсе отношения дед не имел никакого. Совсем как у Джонни — пока отец его не признает, вроде как чужой, хотя тоже вот — отец. И ничего его отцу ни один ковенец не расскажет о своих делах, а сам Джонни и разговаривать с ним не должен, да и где бы они встретились?

Дед Принц тяжело вздохнул, качая головой:

— Не получается у нас разговора, внук. Я же не чужой тебе, что ж так?

Оставалось только снова пожать плечами, а мороженое есть уже не хотелось. Ну откуда ему знать, почему не получается, и зачем этот разговор вообще? А если подумать, то и вопросы были такими, как их называет отец — сотрясением воздуха. Ведь дед Принц взрослый, не может не понимать, что Северус что-то не понимает, а что-то говорить не хочет. И ничего тут не поделаешь. Как говорит мистер Хейли, жизнь — сложная штука.

— Я пойду? — Северус отодвинул креманку. Сбежать из уютного кафе захотелось немедленно, и не из-за деда с тяжёлым суровым взглядом, просто всё было неправильно.

— Вот ты где, пострелёнок! — весёлый бас целителя сначала заставил вздрогнуть и вызвал желание съёжиться, а потом вдруг обрадовал — вот же оно, спасение!

Северус живо обернулся, встретился глазами с отцом, оказавшимся рядом с целителем и попытался взглядом передать всю нелепость и сложность ситуации. Иногда казалось, что это можно сделать, с мамой же получалось!

Впрочем, отец у него вообще самый умный, это любой дурак знает, так что понял быстро. Не зря же он подошёл и подхватил его на руки. А деду только и сказал таким чужим голосом, чересчур спокойным и холодным:

— Мистер Принц, впредь попрошу вас не искать встреч с моим сыном.

И всё! И сразу всё понятно и снова просто. И секрет от родителей — уже не секрет, не давит неприятно в желудке. Но смотреть на деда Принца не хотелось, вдруг тоже поймёт по глазам Северуса, как ему неприятен весь этот разговор, расстроится.

Дома ждали недоваренное зелье, недочитанная книга, и Джонни, с которым условились встретиться после обеда. По случаю праздников занятия им отменили, только и оставили, что утреннюю разминку с купанием в ледяной воде, без этого уж совсем никуда. А потом можно было бы даже дурака валять, или спать сколько влезет, только у Сева на такие вещи времени не было.

Дел было невпроворот, как говорит другой его дед, глава рода Робертсов. Который, кстати, свои занятия отменять точно не будет. Он так и говорил: «Праздники — отмазка для ленивых, Северус! А ты ведь не хочешь вырасти бездарем?»

Бездари казались Северусу диковинными лесными чудиками, и, конечно, он таким быть не хотел. Нет, отец ему объяснил, что к чему, но вот въелся же в мысли вид этого самого лесного существа. Другими словами, неучем Северус быть не хотел, так что согласился с дедом, что занятия в праздники необходимы. И это всего каких-то полчаса. На зелья те же куда больше уходит времени и сил.

— Дела, пап! — как только они оказались дома, Сев был отпущен и сразу бросился в лабораторию. Даже на оклик, что до обеда осталось десять минут, лишь рукой махнул — успеет, ему только проверить.

В лаборатории была мама. Тестировала то зелье, что принёс отец давным-давно. Что-то там у неё не получалось с ним. Она подмигнула Северусу и вопросительно подняла бровь.

— Не знаю пока, — пояснил он, бросаясь к своему котлу. Мама его работу никогда не трогала, если он специально не просил. Впрочем, это было не часто, не маленький уже.

К сожалению, зелье на катализатор ответило ожидаемо, и можно было даже не пытаться что-то исправить.

— Мам, уничтожь, — тяжело вздохнул Северус. Тоже вот проблема. Если бы у него была палочка, разве стал бы просить о таких пустяках. Но отец взял с него слово, что просить у матери палочку не будет, а уж брать тайком и подавно.

— Эванеско! — мама даже не проверила, понимает, что просто так не попросит. — Север, подойди ко мне.

Он с любопытством подошёл, неужели тестируемое зелье покажет? Мама говорила, что оно очень сложное. Но, к его разочарованию, никто ему драгоценный флакон с перламутровым отливом в руки не дал. Оказалось, маме просто надо определить нечто непонятное в маленьком котелке, который не больше кружки. Еще утром этот котелок мирно стоял на полке абсолютно пустой.
— Понюхай, милый, какие ингредиенты можно определить?

Сев нахмурился, склоняясь над котелком. Не слишком низко, чтобы дух зелья уловить правильно. Мама его часто проверяла, тоже ведь теперь официально его обучала. Он легко мог узнать уже очень многие запахи даже в наполовину готовом зелье.

— Что-то горькое, похоже на полынь. Магическая полынь, собранная, скорее всего при растущей луне, именно у неё такой привкус… — Северус помахал рукой, отгоняя запах. Вдохнул снова: — И ещё, что-то сладкое, не могу припомнить такого. Возможно, чья-то кровь. И ещё, ну так зверьки эти пахнут, как их… Ну мам, у Кроули!

— Нюхлер? Серьёзно? — кажется, он сумел удивить маму.

— Да, — Северус хмыкнул. — Такой запах был, когда он пописал. Прости, мам. Но я и запомнил, что необычно. Можно, я потом остальное унюхаю? Папа сказал, что обед, чтоб не задерживались.

— Уже идём, — мама задумчиво сама понюхала зелье. — Ты и без того молодец! Но понюхаем ещё, ты прав.

Только после обеда нюхать не пришлось. Родителей навестила леди Бастинда, а Северуса ждал Джонни. У них сегодня было намечено важное предприятие.

А ещё скоро они пойдут на бал к лорду Прюэтту, и там Северус встретится с Санни, ведь оказалось, что она дочка этого лорда. Мама говорит, что там будут дети его возраста, не заскучает. Только Северу никто не нужен, кроме Санни, и Джонни у него есть. Зачем кто-то ещё? Жаль только, что Бойд на этот бал не пойдёт. Нет приглашения.

Джонни ждал в условленном месте, за старой мельницей. Давно ждал, уже подпрыгивал, пытаясь согреться, снег вокруг был вытоптан весь. Снега в последние дни было много. Только сегодня перестал. Глаза слепило от не по-зимнему яркого солнца, отражающегося в яркой белизне.

— Замёрз? — Сев перевёл дыхание, пришлось бежать, чтобы не заставлять Джонни мёрзнуть дольше. — Побежали уже. Мы в Мунго были, и зелье ещё, раньше я не смог.

— А у нас гости, — хмуро отозвался Джонни, но рассказать обещал, лишь когда доберутся до «их места» в дальнем конца поместья.

Башенка тут стояла невысокая, всего в два этажа. Но главное — заброшенная. Слухи о ней ходили жутковатые, привидения, мол, злые, и вообще… А Север не знал этого, когда в первый раз сюда попал, исследуя территорию. И с этим привидением познакомился, ничего злобного в нём не увидев. Он там один обитал, Бешеный Джек. Странный тип, да, но вот дедушка Кристиан тоже странный. Бывает. И Сев у него разрешения попросил по всем правилам, чтобы иногда играть, и друга привести.

Бешеный Джек думал целый месяц — привидения, как оказалось, вообще думают медленно. И как раз вчера выдал решение: «друга привести можно, но только одного, и чтобы он был тихим и вежливым». Северус практически поклялся, что Джонни как раз такой, и вообще никого больше приводить они не будут. И дело у них важное — науку изучают. Бешеный Джек проникся, заявив, что наука — это замечательно. Так что сегодня Джонни предстояло новое знакомство.

В башне было тепло, особенно на чердаке. Ход туда вёл из комнаты второго этажа, правда, Северус увидел его не сразу, только когда Бешеный Джек с ним проговорил полдня о всяком разном. Махнул после руками и позвал: «Гляди!». Северус и поглядел. Комната чердака была круглая, пыльная и тёплая со скошенным во все стороны потолком. Кто тут чары накладывал, неизвестно, даже привидение не помнило, только стояли они тут уже больше столетия. Не выветривались.

За месяц Северус сюда много чего натаскал: раздобытые у мистера Хейли стул и два колченогих табурета — тот перед свадьбой много разной мебели вынес на задний двор. Что-то боевики разобрали, что-то сожгли. Железный столик нашёлся внизу башни. Ух и тяжело его было тащить наверх, а ещё слушать советы привидения, а лучше бы не слушал. Но дотащил, устроил нормально у крохотного окна-бойницы.

Домовушка ворчала, но лишнюю подушку, матрас и пару одеял ему выдала. И даже скатерть на стол, хотя Северус не просил. Секретом это не было. Северус сел за стол в кабинете отца и всё обстоятельно объяснил. Отец выслушал задумчиво, велел ждать, а сам пошёл разговаривать с Бешеным Джеком. Поговорили, разрешение отец дал, а также распорядился не самому что-то придумывать, а просить Элси, если понадобятся какие-нибудь вещи.

Северус обратился, но немножко пожалел. Несмотря на ворчание, домовушка готова была сделать из его тайного убежища обычную комнату. От многого удалось отбиться, только применив строгий голос. Даже напольные коврики всучить Элси не смогла. Хотя пришлось объяснить, что ему нравится чистый деревянный пол. На следующий день комната сияла чистотой и выскобленным до белизны полом. На двух окнах появились прозрачные занавески, а под матрасом устроился видавший виды топчан. Пришлось смириться.

Зато теперь показывать Джонни «тайную комнату» было приятно. Бойд округлял глаза, рассматривая обстановку, и безропотно сел на топчан, закутавшись в одеяло. Северус деловито наполнил кружку горячим чаем из термоса и капнул туда укрепляющего. Некоторые зелья он счёл нужным хранить здесь, как раз для подобного случая.

— Пироги ещё есть, — с досадой сообщил Северус. По его мнению, это было совершенно лишним. Так не почувствовать себя Робинзонами. Но с упёртой домовушкой иногда проще было согласиться. В некоторых вопросах она была абсолютно непреклонна. Даже отец с ней не всегда мог сладить, только ухмылялся и соглашался. Так что Северу тоже приходилось — что поделать, три поколения Робертсов нянчила ещё малютками.

Но Джонни только радостно кивнул.

— Давай! — велел он. — По одному.

Так и сделали, Север достал из корзины всё ещё горячие пирожки с мясом и некоторое время они молча ели, запивая их чаем. Только потом Джонни снова вспомнил про своего гостя.

— Отец пожаловал, — с тоской вздохнул он.

— Так это же здорово! — обрадовался Сев. — Вдруг решил признать тебя?

— То-то и оно, что решил, — Джонни даже чай отставил на пол, плотнее кутаясь в одеяло. — Ты что, не понимаешь, что меня теперь заберут? Мама ему не нужна!

— Как заберут?! — эта новость была неприятной. — Насовсем?

Джонни зябко пожал плечами:

— Не знаю, меня выставили.

В этот момент к ним в «логово» вплыло привидение, предупредительно погремев цепями. Была у него оборванная цепь на шее, прикреплённая к металлическому ошейнику. Бешеный Джек был когда-то рабом на галерах, удалось бежать, но недалеко — замёрз и утонул. Оттого ему холодно всегда, вот и держится в тёплой башне, всё согреться хочет.

— Представите меня, мистер Снейп? — иногда Джек выражался очень вежливо.

— Ага, — Северус поспешно вскочил. — Мистер Бешеный Джек! Это мой друг, мистер Джонни Бойд.

— Уже почти Мальсибер, — угрюмо влез Джонни. Но тут же оживился: — Клёвая цепь!

— Джонни, это мистер Бешеный Джек, — упрямо закончил Северус и сел рядом с другом на топчан.

— Ладно, — махнуло цепью привидение. — Вы двое можете звать меня просто Джек. Но больше никто.

— Спасибо, Джек, — закивал Джонни.

Северус тоже поблагодарил. А потом, как обещал, показал книгу, которую они с Бойдом изучали.

— Зелья, — скривился он. — А повеселее ничего нет?

— Давай про Робинзона, — Джонни не слишком любил учиться. Приключенческие книги его привлекали куда больше.

Северус вздохнул и полез в сундук — тоже Элси приволокла.

— На чем мы остановились? — читать ему приходилось вслух.

Джонни ещё неважно разбирал слова, но учился понемногу, следя за текстом. Уверял, что так ему проще, чем по азбуке с глупыми стишками. И что книжка магловская, его не смущало, только иногда забывался, комментируя: «Что ж он его не заавадил?». Или: «Да наверняка ему зелье доверия подлили!».

— Робинзон увидел след голой человеческой ноги! — радостно сообщил Джонни. — Давай уже дальше!

Начинали они читать в комнате Бойда, у него дома. Потом у Северуса, прерываясь на то, чтоб съехать в очередной раз с кровати. Но теперь можно было читать здесь, где никто не мешает, не заглядывает, предлагая что-нибудь вкусное или давая срочные поручения. Привидение не в счёт, даже наоборот, интереснее.

Джек запротестовал, что неплохо бы начать с самого начала, Северус возразил, что так они никуда не продвинутся, Джонни тоже хотел слушать, что же дальше было. Спорили недолго, Бешеный Джек предложил им рассказать, что было раньше. И битый час друзья, перебивая друг друга, рассказывали ему начало.

Наконец, Джек замахал руками, заявив, что всё понял, и рассмотрев картинку в книге с этим самым следом, велел продолжать, устроившись прямо на железном столе и поставив ноги на табуретку.

Джонни вздрагивал, когда история дошла до костра дикарей и поедания их друг другом. Привидение вздыхало. Северус иногда смачивал горло чаем.

— Пятница, — фыркнул Джек, когда читать уже стало трудно. На улице темнело рано. — Неужто ничего приличнее придумать не мог?

— Нормальное имя, — не согласился Джонни. — Я знаю, что в Лютном есть парень по имени Среда!

— Если Лютный такой же, как в моё время, то неудивительно, — Джек подлетел к потолку. — Я буду ждать продолжение.

— А сам читать не умеешь? — нахмурился Северус. Не хотелось обещать такое, если Джонни заберёт Мальсибер.

Проблема оказалось в том, что читать Джек умел, пусть и не слишком бегло, но переворачивать страницы не мог. Север резонно заметил, что это не проблема, зачаровать, чтоб сами переворачивались.

— И кто зачарует?

Пришлось звать Элси. Она могла, Север это знал точно. Только вот привидений не одобряла. Спустя полчаса переговоров с упрямой домовушкой, пара книг была зачарована и помещена на стол, а на полу всё-таки появился ковёр. Чем-то приходилось жертвовать.

— До завтра? — попрощался Джонни.

— Завтра бал у лорда Прюэтта, — напомнил Северус. — Не смогу.

— Ах да. И меня могут забрать.

Подтверждая его слова, рядом появился патронус его мамы: щенок бигля.

— Сынок, я жду тебя дома, ужинать пора.

— Бегу уже! — буркнул Бойд, словно патронус мог передавать ответы. — Расскажешь про бал?

— Конечно!

— Будешь танцевать с девчонкой? — хитро ухмыльнулся друг.

— Буду, — решительно кивнул Сев, — мама научила. Если только с мисс Прюэтт.

— Красивая? — Джонни всё топтался на месте и глядел с интересом. — Влюбился, что ли?

— Я же про мисс Стенфилд не спрашиваю такое, — фыркнул Северус.

Джонни покраснел и понятливо махнул рукой:

— Уел! Ладно, я побежал.

Северус ещё к деду бы заглянул, но отец тоже прислал патронус. Пришлось идти домой, да и темнело рано. Можно к нему завтра забежать, на бал ведь не с утра поедут, а после обеда.

Северус слепил пару снежков, запустил их на бегу в высокое дерево у крыльца и ворвался в дом, покорно разрешив домовушке стряхнуть с него снег и забрать зимнюю мантию.

Отец читал газету, мама что-то рассматривала в журнале, но всё сразу убрали, когда он сел за стол, помыв руки.

— Мальсибер хочет забрать Джонни, — выпалил он. И спросил осторожно: — Пап, а ты не можешь попросить лорда Лестрейнджа, чтоб не забирал?

— Северус, — вздохнула мама. — Нельзя вмешиваться в чужую жизнь так грубо. Я думаю, мы сможем приглашать Джонни в гости, да и маму он навещать будет.

Было похоже, что они уже знали эту новость, оставалось только надеяться, что гадкий Мальсибер будет отпускать Джонни почаще.

— Все разговоры за чаем, — строго сказал отец, словно это и так не понятно. Но сразу ему подмигнул, и стало легко на душе.

Северус вдруг вспомнил, что у них вообще-то есть сова и можно будет переписываться. А это уже не так грустно. И вообще, на ужин была его любимая творожная запеканка, так что все проблемы на время забылись.

***



 
КауриДата: Суббота, Вчера, 02:08 | Сообщение # 315
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
Магнус сердечно попрощался с Мишель, хотя сумма, проставленная в отчёте, его не на шутку встревожила. Судорожно прикинув, сколько денег у него в сейфе, и сколько придётся одолжить у отца, он уже взял пергамент, чтобы писать поверенному в банк, когда мадемуазель Бурже положила свои пальчики на его руку.

— Мистер Нотт, — защебетала она, томно глядя из-под шикарных ресниц. — Прошу прощения за то, что не сообщила вам сразу, но буквально три дня назад меня пригласили на встречу с вашим отцом. Я не смогла отказаться, вы же понимаете. Он полностью оплатил счёт и даже был настолько добр, что выписал премиальные. Так что вам абсолютно не о чем беспокоиться.

— Но он даже не видел вашу работу, — Магнус был немало выбит из колеи этим сообщением, хотя и постарался сдержаться, как мог.

— Видел, — покаянно вздохнула Мишель. — Мне предоставили думосбор. Смею предположить, что вашему отцу всё понравилось. Хотя, если честно, я могла судить только по словам его секретаря, миссис Флинт, кажется. По лицу вашего папеньки ничего понять было решительно невозможно. Ну так что, вы сами довольны?

Магнус опомнился и минут пять искренне расписывал, как ему всё понравилось. После чего решительно дал понять, что ни в кафе, ни в ресторан, увы, пойти с ней не сможет, чтобы отпраздновать, и был благодарен за весёлый смех и честное признание: «Я хотя бы попыталась. Всего доброго, мистер Нотт».

Уркхарта он нашёл в подвале, тот задумчиво ходил вдоль пыльных стеллажей небольшого погребка. Бутылки, покрытые паутиной и пылью, бочонки, не менее двадцати — похоже, о хорошей выпивке можно будет долгое время не беспокоиться.

— Дом снова принадлежит только нам! — объявил Нотт, вытаскивая первую попавшуюся бутыль. — Как насчёт отпраздновать долгожданное событие?

Юджин широко улыбнулся, оглянувшись на друга:

— То-то смотрю, ты сияешь! Поставь раритет на место, это для особых случаев, сто пятьдесят лет выдержки. Вон оттуда бери, там вина попроще. Но всяко вкуснее того, что продают Огдены или сможешь найти на Косой Аллее.

Выпили чисто символически и пошли осматривать новые владения. Преобразилось всё: и спальня, и гостевые комнаты, и ставший просторным холл, и кабинет, и библиотека, и обе гостиных, причём в большой гостиной можно было теперь вполне принимать гостей. Особенно если открыть малую, объединив их в одно помещение. Домовики тут же продемонстрировали эту возможность.

— Устроишь бал? — Уркхарт оглядывал помещение одобрительно.

— Вот уж нет, — фыркнул Нотт. — Встречу для друзей — да, а с приёмом кучи снобов и аристократов подожду. Но мне нравится этот зал. Эй, как там вас, Джи, Миро, разъедините гостиные.

Домовики, следующие за господами, тут же выполнили приказ. Единственное, что Магнус не позволил менять — это кухню, которую изначально поручил заботам ушастых помощников. Тут они с Юджином больше всего любили находиться, простая обстановка располагала.

Вино снова было разлито по кубкам, а домовики шустро поставили закуску в виде вяленых полосок мяса и какой-то неизвестной, но очень вкусной рыбы. Магнусу невольно вспомнилась встреча с лордами в пещере Прюэтта, где Орион Блэк щедро высыпал на свой походный стол похожее угощение.

— Рассказывай, — велел Нотт, делая хороший глоток отменного вина. Правда, он бы ограничился огневиски, но, во-первых, событие действительно стоило того, чтобы отметить его особо. А во-вторых перед завтрашним приёмом у Прюэттов напиваться не хотелось точно. — С Лисс Пранк помирился?

Уркхарт поморщился.

— Сапожки и плащ приняла, — вздохнул он. — Извинения выслушала, но у меня было такое чувство, что нахальная девчонка еле сдерживается, чтобы не рассмеяться мне в лицо. Я что, так смешон?

Магнус, не удержавшись, заржал, глядя на кислую физиономию приятеля. Но тут же взял себя в руки и откашлялся.

— Главное прощён, разве нет?

— А хрен знает. Не ответила, когда спросил. Только кивнула и захлопнула дверь перед носом. Каково?

— Круто. Это ж кому повезёт с такой не… Прости. Всё никак не могу поверить, что ваша свадьба состоится.

— Как будто у меня есть выбор, — пожал плечами Уркхарт. — Вот почему, Мордред раздери всё, я не встретил Франческу парой месяцев раньше?

— Ты ж говорил, что она тебя послала, — удивился Нотт. — Или было что-то?

— Посылал сову, — совсем помрачнел Юджин, без аппетита жуя полоску вяленого мяса. — Просил о встрече. Только получил вежливый отказ. Не поверишь, мечтаю загреметь в Мунго с отравлением, чтобы она меня там лечила.

— Хреново, — оценил его мучения Магнус. — А я вот счастлив, что мы распрощались с мадемуазель Бурже. Не поверишь, как булыжник с плеч. И отец всё оплатил, просить не пришлось. Я…

Стук в главную дверь прервал его на полуслове.

Домовик Джи тут же появился рядом.

— Лорд Нотт, хозяин!

— Проси! — поспешно ответил Магнус, вскакивая.

Юджин вскочил тоже, сильно побледнев. Явно раздумывал, куда деваться. Магнус посочувствовал и сам успокоился. Это при дележе добычи Тео не обращал на него внимания, других забот хватало. А теперь…

Теодор Нотт неспешно вошёл сразу в кухню, сопровождаемый Эми Флинт и Стивом Пранком.

— Мы не вовремя? — насмешливо спросил лорд-дракон, сразу заняв кресло, с которого встал сын. — Садись, Юджин! Убивать тебя я передумал. И вы все тоже. Магнус, тебя можно поздравить?

— Да, отец. Спасибо тебе, тут теперь точно можно жить, — Магнус сел справа от отца, сразу налил ему вина в появившийся богато украшенный кубок, которого до этого даже не видел, решив похвалить домовиков позже за сообразительность. За Эми Флинт, устроившейся напротив лорда-дракона, бросился ухаживать Юджин, Пранку он тоже налил, а сам сел поближе к матери Квинтуса. Краем глаза Магнус убедился, что бутылок на столе прибавилось, а так же появились бутерброды с икрой и маленькие пирожки на двух больших блюдах.

— Мадемуазель Бурже уже показала нам дом в воспоминаниях, но мы решили посмотреть вживую, — Нотт-старший с интересом рассматривал кубок. — Ну что, за новоселье!

Все поддержали тост, отпив понемногу вина. Даже непьющий Пранк пригубил из своего кубка. Мальчишка украдкой оглядывался и бросал косые взгляды на Уркхарта. Магнусу стало смешно, но он поспешил глотнуть из кубка и взял пирожок.

— Готов всё показать прямо сейчас!

— Прямо сейчас мы побеседуем, — спокойно поглядел на Юджина лорд-дракон.

Уркхарт, бедолага, смотрел прямо перед собой и выглядел покорным, вроде ягненка, приготовленного на жертвенное заклание в тёмномагическом ритуале.

— Сэр, я всё осознал… — попытался вставить слово Юджин в затянувшемся молчании. Но на многое его, видимо, не хватило.

— Очень интересно, что именно, — холодно высказался лорд Нотт.

— Тео, — мягко произнесла Эми Флинт. — Мальчики, передайте мне мясных полосок. И пожалуйста, Тео, не забудь, о чём мы говорили. Спасибо, Стив.

Магнус затаил дыхание, переводя взгляд с миссис Флинт, улыбающейся совершенно беспечно, на слабо усмехнувшегося отца. Приходилось признать, что между этими двумя впрямь что-то есть, а он слепой дурак. С другой стороны, Магнус сам не ожидал, что будет этому рад. Остальные, похоже, уже давно привыкли к манере общения этой пары.

— Я ничего не забываю, Эми, — Теодор Нотт отсалютовал ей кубком. — Юджин, значит, ты отказываешься от помолвки с мисс Пранк?

На Уркхарта было жалко смотреть, а ведь казалось, побледнеть ещё больше невозможно.

— Вовсе нет! Я… Сэр… Как скажете! — он панически поглядел на Эми, вскочил, уронив кубок, сделал несколько нетвёрдых шагов, с грохотом рухнул перед патроном на колени, опустил голову и застыл.

Магнус внутренне передёрнулся, больно, наверное.

— Я не понял, — лорд-дракон тяжело вздохнул. — Хочешь ты жениться на мисс Пранк или нет? Так трудно ответить?

Юджин что-то пробормотал, но даже Магнус ничего не понял. Не хотел бы он быть на его месте. Сказать, что не хочет — это прямо признать, что приказ лорда ему не по душе. Сказать, что хочет — упустить шанс попытать счастье с красоткой Франческой.

И все это прекрасно понимали. Эми смотрела с сочувствием, Пранк — с ужасом. Кажется, до парня только сейчас дошло, что не так всё просто с этой помолвкой. Как бы чего…

— Сэр, простите меня, сэр, — Пранк покраснел ещё больше, вскочив с места. Но хоть на колени не упал. — Можно мне сказать?

— От своего имени, Стив, или от имени сестры? — с интересом спросил Теодор. К своему помощнику он явно относился доброжелательно.

— От Лисс. Сэр, она хотела бы отменить помолвку, если это возможно.

— У неё есть кто-то на примете?

— Не знаю, сэр! Ей только пятнадцать. Отец ей обещал, что она сама выберет…

— Понятно, можешь сесть. Уркхарт, ты всё слышал?

Юджин только кивнул.

— Отец…

— Помолчи, Магнус, до тебя тоже очередь дойдёт. Итак, Уркхарт, что или, точнее, кто, мешает тебе составить счастье мисс Пранк?

— Я приму любое ваше решение, сэр, — выдохнул Юджин, так и не подняв головы. — Но если мисс Пранк не хочет…

— Так-так, продолжай, — одобрительно кивнул Теодор.

— Сэр, умоляю вас освободить меня и мисс Пранк от этой помолвки.

— Ну что ж, нет так нет, — фыркнул лорд Нотт. — Так бы сразу и сказал. Свободен! Эми, ты не отлевитируешь мне этих смешных бутербродов, раз сама не ешь?

Он милостиво позволил Юджину поцеловать его руку и скомкано поблагодарить, после чего попросил сгинуть или хотя бы сесть за стол.

— Что за день, — пожаловался Теодор, обращаясь к Эми Флинт. Завладев блюдом с бутербродами, он даже ни к одному не прикоснулся. — Поесть не дадут спокойно. Уркхарт, налей себе вина, ради Мерлина и всех его невест! Тошно смотреть!

— Да, сэр! — Лицо Юджина стремительно обретало краски, он схватил ближайшую бутылку, поискал глазами свой кубок и вдруг запрокинул голову и стал пить прямо из горлышка.

Лорд-дракон смотрел на это безобразие весело, Эми явно сдерживала смех, Пранк был точно в ужасе, а Магнус молча завидовал. Это ж надо потерять всякий страх!

Бутылка опустела, Юджин с недоумением на неё глянул, поставил на стол, осмотрел всех ясным взглядом и твёрдо произнёс:

— За новоселье!

— Логично, — кивнул лорд Нотт. — До дна, господа… и дамы.

Магнус легко выполнил приказ и с сочувствием посмотрел на Пранка. Тот слегка позеленел, но всё же взял кубок, закрыл глаза и медленно выпил всё.

— Ты мог и не пить, Стив, — запоздало посочувствовал лорд-дракон, глядя на позеленевшего парня. — Магнус, скажи ему, где тут уборная.

— Джи, отведи мистера Пранка!

Домовик нарисовался тут же, схватил Стива за руку и исчез вместе с ним.

— Бедный мальчик, — Эми покачала головой. — Посмотрим дом, Тео?

— Разумеется. Но сначала ты, Магнус. Жениться ещё не раздумал?

— Мне тоже падать на колени? — осведомился Нотт-младший.

— Не мешало бы, — усмехнулся Теодор.

— Пап, давай я сам разберусь, — Магнус налил отцу ещё вина и себе тоже. — Завтра бал у Прюэттов. Ты будешь?

— Да, Джейсон прислал приглашения на всех. Кстати, я имел счастье побеседовать с мисс Прюэтт.

Магнус тяжело вздохнул:

— Запугал бедную девочку? Между прочим, у неё родовой дар.

— Очень интересно. Ну, раз обо всём поговорили, пора и честь знать. Где там Стив?

— А дом смотреть? — Магнус поднялся вслед за отцом.

— Да что я там не видел. Очаровательная Мишель нам уже всё показала. Не так ли, Эми?

— Да, Тео. Пожалуйста, не забудь своего Хитреца, он уже съел все твои бутерброды.

Магнус ахнул, увидев маленькую мантикору на опустевшем блюде. Теодор, спокойно подставил ей руку:

— А ну иди сюда, негодник! — страшный питомец безропотно забрался на ладонь хозяина и сам соскользнул в карман мантии лорда-дракона. — А вот и Стив. Полегчало?

Пранк закивал. Юджин благодушно похлопал его по плечу.

— Сестре передашь мои искренние пожелания счастья? Ну и всё остальное.

— Да, мистер Уркхарт!

Гости наконец ушли, Юджин рухнул на свой стул и закрыл лицо руками.

— Не поверишь, — глухо сказал он. — Ни в одном глазу! Что за вино такое?

— Огневиски? — Магнус поставил перед ним припасённую бутылку. — Ты хоть рад?

— Заебись как! Теперь мне лучше не пить вовсе, чтобы не сглазить. И сидеть дома. А то найдётся вторая Шани и укажет на меня.

— Второй такой нет, успокойся, — ухмыльнулся Магнус. — Флинта выбрала, надо же. Ты в курсе, что она считает его красивым?

— Совет и любовь! — буркнул Уркхарт, отставляя бутылку подальше. — Завтра же брошусь в ноги мисс Забини. Пока ты там, на балу, достаёшь бедную мисс Прюэтт.

— Ну-ну, опять дров наломаешь. Не спешил бы уже. Все прониклись, поверь, никто тебя трогать не будет. Пару месяцев, как минимум.

— Угу, конечно. Ладно, ты как знаешь, а я спать! Хочу встать пораньше. Долохов, скотина, прислал заказ на сапоги как у тебя, прикинь!

— Ого! А скажи, за что ты его так не любишь? Я что-то не понял.

— Чай не девица, чтоб его любить, — фыркнул Юджин. — Мудак потому что, и дважды уводил у меня барышень.

— Хм, а он тогда отчего на тебя зуб имеет?

Уркхарт широко улыбнулся:

— А я тоже не так давно увёл у него из под носа такую красотку! Дура, правда, набитая, у нас даже до постели не дошло. Та ещё вдовушка.

— Мне кажется, тут что-то ещё, — не поверил Магнус.

— На Франческу он тоже, похоже, глаз положил, — вздохнул Уркхарт. — Так что нет у меня двух месяцев, понимаешь?

— О как! И всё равно сделаешь ему сапоги?

— Почти уже сделал, завтра встречаемся. Но цену запросил тройную.

— А он? — Магнус развеселился.

— Заплатит, куда денется. Вот на эти деньги я и куплю Франческе такой браслет, что она не сможет устоять.

— А ты не прост, — Магнус взял было бутерброд, но вспомнив прожорливую мантикору, положил его обратно.

— Мистер Уркхарт, хотите совет?

Мужчины синхронно вздрогнули и повернулись к пейзажу над камином. Миссис Кавендиш любезно улыбнулась:

— Добрый вечер, мальчики! Так что скажете, мистер Уркхарт?

— Э… Почту за честь, мэм.

— Браслет — это, конечно, хорошо. Но, если хотите завоевать эту девушку, начните с цветов.

— Спасибо, миссис Кавендиш! Значит, подслушивали?

— И подсматривала, дерзкий вы мальчишка. Тео по-прежнему прекрасен.

— Как рассвет, — вставил Магнус. — А мне что посоветуете?

— Идите спать, мистер Нотт, утро вечера мудренее. Доброй ночи, Юджин. Смелее, девушки любят дерзких, как бы не утверждали обратного. Не тушуйтесь.

Нотт обиженно фыркнул и пошёл к себе, в обновлённую спальню. Перед завтрашним балом действительно следовало хорошо выспаться. Оставалось надеяться, что мисс Прюэтт оценит его скромный рождественский подарок.

***

Питер Аллен умудрился сбежать из дома с раннего утра, отпросившись у бабули — единственной, кто проснулся так же рано в этот праздничный день.

— И куда направляешься? — матриарх семьи Аллен лукаво осмотрела внука, крутящегося перед зеркалом. — Девушка? Свидание?

— Нет, ба! Басти вернулся из путешествия, — Питт собрал волосы в низкий хвост, остался не слишком довольным своим видом и подошёл поцеловать бабушку. — В Индии был. Поедим мороженое у Фортескью, постреляем в магловском тире, потом я еще к Марго забегу в Мунго.

— Лучше забеги в Мунго до встречи с Рабастаном, — посоветовала бабуля. — Вытащи эту девчонку на прогулку, ей полезно. Опять же с Лестрейнджем-младшим она давно знакома.

— Это да, — хмыкнул Питер, — я подумаю.

В результате всё получилось как нельзя лучше. Марго удалось застать в Мунго в последнюю минуту — она уже собиралась уходить, только прощалась со своим суровым куратором.

— Твой брат? — услышал он его насмешливый баритон. — А что, похожи. И не вздумай не принять моё предложение! Я обещал Джейсону, что прихвачу с собой молодую особу, новую заведующую отделением в Мунго. Я хочу видеть румянец на твоём лице, Марго, а не эти тени! Всё ясно?

— Но, сэр…

— Брата своего прихвати, если хочешь. Будет даже лучше. Эй, парень, подойди!

Питер вскочил и поспешил подойти. Куратор Марго его искренне восхищал, такими он представлял себе военных медиков, не боящихся ничего и никого. И Ники спас.

— Здравствуйте, сэр! Питер Аллен, — на одном дыхании выпалил Пит, встав по стойке смирно.

— Вольно, драчун! — хохотнул Сметвик. — Что ты — Аллен — помню. Каникулы? Выпускник?

— Шестой курс Хогвартса, Хаффлпафф, сэр!

— Пойдёшь с сестрой на бал к Прюэттам? Я приглашаю.

— Да, сэр, пойду! — ну а что, Басти-то точно будет. Питер был уверен, что скучать не придётся, да и когда ещё выпадет удача побывать среди настоящих аристократов.

— Вот и славно, забирай сестру и постарайся проследить, чтобы она хотя бы неделю предавалась лени и развлечениям. Я могу на тебя рассчитывать?

— Можете, сэр! — понимающе улыбнулся Питт. Было чертовски лестно такое внимание от знаменитого целителя. Так что он хорошо понимал сестрёнку, которая в нём души не чаяла.

— Каникулы, Марго! Отдых! Отпуск! Что хотите! — весело рявкнул целитель. — И видеть вас в Мунго в ближайшую неделю я готов только в виде пациентки. Всё ясно?

Покрасневшая смущённая сестра поспешно закивала, пробормотав, что всё поняла, что даже не собирается, и всё в таком духе.

— Зачем ты согласился? — прошипела она, едва они покинули отделение. — Это приём у аристократов, Питт!

— Вот именно, — невозмутимо кивнул Питер. — А вдруг там будут Блэки?

— Ты подумал… Что? Блэки?

— Они все там родичи. Ну и Басти будет, мисс Прюэтт — его большая любовь. Я просто не могу пропустить зрелище их первого танца и реакцию некоторых зрителей! Пожалуйста, Марго!

Сестра даже остановилась, а Питер понял, о чём говорил целитель — выглядела она бледненькой и усталой.

— Я поняла, — покорно кивнула Марго. — Блэки будут… Неужто не страшно?

— Страшно, — хмыкнул он. — Но думаю, твой целитель нас в обиду не даст. Ну что, прогуляешься со мной в кафе? Басти увидишь. Ты его не забыла?

— Я не забыла, как вы разгромили дедушкину мастерскую, — Марго взяла его под руку. — Но я буду рада его увидеть снова. Наверное, совсем взрослый уже?

— Ну-у, ему шестнадцать, но знаешь, он уже мастера получил по артефакторике, прикинь? Так что совершеннолетний.

— Вы это отмечать собрались?

— Это, и его возвращение из Индии, — Питер лукаво взглянул на сестру. — Если ты будешь паинькой, то после кафе постреляем в тире.

— Магловском? — оживилась Марго.

— А ты видела в магическом мире тир? — хохотнул Питт.

Он собирался посторониться, когда мужчина, идущий навстречу, почти поравнялся с ними. Но тот просто преградил путь, не сводя взгляда с его сестрёнки. Лицо мужчины было странно знакомым. Либо Питт где-то видел его самого, либо его фото.

Марго вела себя странно — тоже остановившись, хмуро взглянула на незнакомца и холодно спросила:

— Вы преследуете меня?

— Доброе утро, Марго, — улыбнулся тот, ничуть не впечатлённый её поведением. — Представите меня своему спутнику? Нет? Меня зовут Кристофер Сметвик, сэр. Я архитектор нового крыла в Мунго, а также поклонник этой милой леди.

Питт широко улыбнулся и протянул руку. Всё встало на свои места. Конечно же, Кристофер был похож на своего отца.

— Питер Аллен, брат этой милой леди. Младший.

— Рад знакомству! — искренне ответил Кристофер. Рукопожатие было уверенным и уважительным, без позёрства и желания казаться круче. — Если вы уже уходите, может быть, позволите составить вам компанию?

— Почему бы и нет, мистер Сметвик, — быстро ответил Питт, заметив, что Марго хочет возразить. — Мы сейчас в кафе Фортескью.

— Просто Кристофер, мистер Аллен, — Сметвик пошёл рядом с ними.

— Просто Питт.

— Спелись! — горько вздохнула Марго. А потом оживилась: — Пойдёте с нами потом пострелять, Кристофер?

— Э-э… Что? То есть, я с удовольствием!

— Вы что-нибудь знаете об огнестрельном оружии?

В словах сестры Питт сразу уловил подвох, и ему уже заранее было жаль сына целителя.

— Вы говорите о магловском оружии? — неуверенно спросил Сметвик.

— Предлагаю пари, — Марго оживилась, явно что-то задумав. Она остановилась у камина, где надпись сообщала, что он только для целителей. — Я покажу вам как стрелять, можете даже взять пять пробных выстрелов, а потом будем с вами стрелять на спор. Собьёте пять птичек за пять выстрелов — я приму ваши ухаживания. Нет — и вы оставите меня в покое.

Питт умилился такому детскому пари, убеждённый, что такой респектабельный и уверенный в себе мужчина, каким выглядел Кристофер, найдёт слова, чтобы отказаться, не обидев девушку.

— Согласен, — неожиданно шагнул в ловушку респектабельный Сметвик. — А если ничья?

Питту захотелось постучаться головой о каминную полку. А Марго явно решила быть щедрой, наверняка понимая, что поступает не слишком красиво.

— Если ничья или ваша победа — я соглашусь на свидание.

— Подозреваю, что это не будет легко, — вздохнул Сметвик. — А если так? Ничья — свидание, моя победа — м-м, помолвка.

— Вы не обнаглели? — ощетинилась сестрёнка.

— Это да, думаю, это слишком нечестно, — Сметвик покаянно поднял руки. — Но ведь вы меня научите? Эти пять выстрелов…

— Там всегда есть консультант, — Марго глядела на него из-под полуопущенных ресниц. — Если победите, то свидание и… закрой уши, Питт! И с меня поцелуй.

Тут бы Кристоферу понять, что дело нечисто, но тот широко улыбнулся и с самым торжественным видом пожал руку Марго, искоса посмотрев на Питта.

Оставалось скрыть жалостливый взгляд и засвидетельствовать озвученное пари.

День обещал стать интересным. Вот Басти повеселится, Питт был уверен, что пари ему понравится. Марго была лучшим стрелком в их компании еще лет десять назад. Сейчас она явно повеселела, и это было хорошо само по себе.

Рабастан уже ждал в кафе, в компании своего брата. Оба с радостью расцеловали раскрасневшуюся Марго и довольно тепло поздоровались с Кристофером, особенно услышав его фамилию.

— Вижу, скучать вы не будете, — Рудольфус Лестрейндж не стал садиться за столик снова. — К сожалению, должен откланяться. Встреча тут неподалёку. Питт, мисс Аллен, Кристофер, хорошего дня! Басти, до вечера!

Рабастан тут же сделал заказ на всех, пояснив:

— Я угощаю! Мне отец подарил замок! Прикинь, Питт. Ты должен вырваться ко мне хотя бы на неделю, или дней на пять, после всех этих балов.

— Замок? — уточнила Марго. — Ты говоришь про удачную игрушку, или…

— Или! — Басти заразительно улыбался. — Это небольшое родовое гнездо необыкновенной красоты. А в подвале там супермастерская. Моя собственная!

— О, ну раз мастерская! — покивал Питт. — Тогда я просто обязан это увидеть. Марго, уговори отца меня отпустить!

— Ты бабулю попроси, — совершенно счастливая Марго лакомилась мороженым с фисташками.

Питт невольно обратил внимание на Кристофера, который едва прикоснулся к своей порции, зато на юную целительницу глядел весьма плотоядно, пока она не подняла взгляд. Перемена была моментальной. Сметвик уже лениво ковырялся в растаявшем шедевре Фортескью с рассеянным и равнодушным видом.

Басти тоже это заметил и пнул Питта под столом, пришлось небрежно кивнуть. И озвучить пари этих двоих, как милую шутку.

— Так чего мы ждём? — Рабастан подмигнул и поднялся. — Пойдёмте стрелять и пусть победит достойный!

Этот тир был издавна любим ими. Владелец, старик-сквиб мистер Конноли, был хорошим знакомым деда, играли в покер каждый последний понедельник месяца. И Пита с сестрёнкой и младшим Лестрейнджем он всегда был рад видеть.

— Палочки сдать, — велел он тихо, благо из посетителей было лишь несколько маглов. — А то знаю я вас!

Приказ все выполнили привычно и безропотно, даже Кристофер лишь понимающе улыбнулся, протягивая свою.

Конноли смерил его взглядом, поколебался, но палочку забрал. Для них даже сейф имелся. «А то приманите беспалочковой магией», — пояснял старик с выправкой настоящего военного, запирая палочки на ключ.

Вот и сегодня, только убрав оружие магов в сейф, выдал каждому по ружью и горсти патронов в железных кружках.

— Сначала Кристофер! — Марго, на взгляд Питта, впервые была в тире настолько радостно-возбуждённой. Хотя сторонний человек мог это и не заметить: всё тот же скромный и серьёзный вид дополнял сейчас слабый румянец, чуть более быстрое дыхание и чуть приподнятые уголки губ. Даже грустно немного стало — такой мужчина на неё запал, даже к помолвке готов, а ей доставляет счастье его мучить. — Дядя Бен, вы покажете мистеру Сметвику, как надо стрелять?

Мистер Конноли ещё раз странно глянул на Кристофера, отобрал у него ружье и приступил к объяснению, скупо роняя слова. Каждое слово сопровождалось чёткой демонстрацией.

— Всё ясно? Ну попробуйте тогда. Выбирайте: птички, зайчики, мишень. Целитесь, снимаете предохранитель и нажимаете спуск.

— Пять выстрелов, Кристофер! — скромно напомнила Марго ангельским тоном.

— Спасибо, — Сметвик как-то неловко взял ружьё, задумчиво оглядел его, так же неловко заряжал чуть ли не минуту.

Марго напряжённо наблюдала, Рабастан смотрел с сожалением, Питт был с ним солидарен. Хотелось подсказать что-нибудь действенное, но вероятный гнев сестры — не то, что поднимало настроение. Так что приходилось вздыхать, принимая каждый выстрел Кристофера в молоко, как собственное поражение. Птички даже не шелохнулись от его пяти выстрелов, зато дырки появились в картине за мишенями сильно выше, левее и правее. Это было абсолютно безнадёжно!

— Потренировался? — участливо спросила Марго, аккуратно и неспешно зарядила своё ружьё. — По птичкам, по пять выстрелов?

Кристофер грустно кивнул, его улыбка была словно вынужденной.

— Так, кто стреляет первым? — Басти решил внести ясность, хотя его оживление было слегка наигранным. Закончил он, поглядев на Марго с весьма укоризненным видом: — Ты не передумала?

— Нет! — ответила девушка, взглянув на него с удивлением: — Как можно, это же пари. Кристофер, хотите стрелять первым?

— Пожалуй воздержусь, — ответил Сметвик. — После вас, леди.

— Хорошо! — Марго мило ему улыбнулась.

Птички не имели ни единого шанса, это было ясно уже после двух выстрелов. Остальные три попали также в цель, разве что последняя птичка не упала, задетая лишь вскользь. Для опытного противника это было хорошим шансом на победу, но не для Кристофера.

Питт поймал себя на мысли, что сжимает кулаки, когда Сметвик снова взял ружьё. Мужчина медлил, целился очень долго, потом и вовсе опустил ружьё на прилавок, но из рук не выпустил.

— Марго, может всё же повысим ставки? Обидно проигрывать такую мелочь. Как насчёт помолвки?

— Парень, у тебя нет шансов! — не выдержал Рабастан.

— А где же вера в чудеса? — кисло улыбнулся Кристофер. — Проиграть, так по-крупному. Марго?

— Ничего менять не будем, — сосредоточенно глядя на мишени ответила сестрёнка.

Питт вздохнул и скрестил пальцы. Ну в самом деле, верить в чудо очень хотелось. Марго, глупышка, ни на кого из знакомых мужчин так ярко не реагировала, сама этого не понимая. Хотя ярко — это громко сказано. Только Питт, да, возможно, Басти, могли заметить её возбуждение. По едва подрагивающим пальцам, трепету ресниц и мимолётным взглядам в сторону ухажёра. Возможно, Сметвик и сам не замечал этих сигналов, слишком уж сдержанно вела себя Марго.

Кристофер кивнул и вскинул ружьё к плечу. Питт сглотнул. Если бы палочка была…

А потом был шок. Питт просто даже не успевал следить, как Сметвик заряжает, выстрелы последовали почти без остановки. Птички не просто слетели со своих насестов, они все были поражены точно в маленький круглый глаз, не больше спичечной головки.

Дара речи лишились все. Даже Басти хватал ртом воздух, а потом выдал:

— Тебе капец, парень!

Марго побледнела и растерялась, судя по закушенной губе. А Кристофер аккуратно положил ружьё на стойку.

— Договор в силе? — осведомился довольно прохладно. — Или вы передумали, мисс Аллен?

Питт тоже растерялся, не зная, кому из этих двоих сочувствует больше.

— В силе, — кивнула Марго, глядя в сторону, и подняла руку. Конноли сигнал принял и палочку в руку девушки вложил через пару секунд.

Кристофер нерешительно улыбнулся, не спуская с неё глаз.

— Один поцелуй, — тихо сказала Марго, отступая в нишу. — Я готова.

Сметвик шагнул за ней, загородив её широкой спиной. Марго выдержала секунд пять поцелуя и поспешно выскользнула из ниши под рукой Кристофера. Но хоть румянец появился на щеках.

— Свидание? — осторожно спросил Сметвик, развернувшись.

— После Нового года присылайте сову, — ответила Марго, явно всё ещё расстроенная. — Мальчики, я домой. Мистер Сметвик, рада была повидаться.

Кристофер хотел что-то возразить, но удержался, к счастью. А Марго натянуто улыбнулась Питту, кивнула Басти, вежливо попрощалась с мистером Конноли и аппарировала, больше не поглядев на незадачливого поклонника.

— Не расстраивайся, — тут же сказал Рабастан, — могло быть и хуже. Что-то стрелять мне уже расхотелось. Может, в бар? Питт, ты как?

— Не сегодня, — пришлось отказаться. — Мы с Марго приглашены к Прюэттам. Не хотелось бы ударить в грязь лицом.

Кристофер оживился:

— Правда? Вот это ты меня порадовал.

— И ты тоже? — Басти забрал свою палочку и положил в кружку галеон. — Спасибо, мистер Конноли, извините, что так сегодня.

— Дело молодое, — кивнул старик-сквиб. — Сынок, надо было проиграть. Что ж ты…

Кристофер вспыхнул:

— Кто же знал? Ладно, парни, увидимся…

— Хорошо, — покивал Питт. — Увидимся на балу.

Рабастан тоже попрощался с ним сердечно, а потом они зашли в кинотеатр и неплохо провели время. За обедом в итальянском ресторане Басти рассказал о жутких приключениях в Индии, Питт был впечатлён, но хотел бы посмотреть.

— Приедешь погостить — обязательно, — кивнул Рабастан и подмигнул: — Может Бель Андромеду прихватит, её Руди пригласил на неделю в начале января.

— Удар ниже пояса, Басти, — скривился Питт. — Хорошо, я согласен! А как мисс Прюэтт? Что сказала про твои приключения?

— Ещё не общался, — нахмурился Лестрейндж.

— Что, даже сову не послал? — опешил Питер.

— С домовиком записку передал, сказал, что при встрече поговорим.

— И не ответила?

— Ну почему же. Написала. «До встречи!» Правда, и я был немногословен. Не поверишь — боюсь.

— Чего боишься? — Питт верил, самого в дрожь бросало, как представит, что у Прюэттов и правда могут быть Блэки.

— Что испорчу всё нахрен неосторожным словом. Мне надо видеть её, понимаешь, чтобы знать, чего ждать. — Басти откинулся на стуле, теребя салфетку. — Соскучился страшно.

Питер покивал, потом подозвал официанта, оплатил счёт сам, Басти не сильно возражал, весь был в своих мыслях.

Спросить главное Питт решился напоследок, когда уже нашли подходящий переулок для аппарации.

— Ты не знаешь, Блэки будут у Прюэттов?

Басти оживился:

— О! А ты не в курсе? — он усмехнулся. — Вальбурга Блэк крёстная Санни. Бель говорила, что почти все Блэки в этом году там будут. Так что держись.

Питер потерянно кивнул:

— До завтра!

Басти улыбнулся и активировал портключ. А Питт передумал аппарировать, решил прогуляться, чтобы охладить немного голову.

***



 
КауриДата: Суббота, Вчера, 02:09 | Сообщение # 316
Высший друид
Сообщений: 807
« 702 »
***

Санни с утра была сама не своя, если до завтрака ей ещё дали отдохнуть, то потом закрутили со всех сторон. Сначала душистая ванна и массаж. Несмотря на робкие возражения, Лакки и Мюриэль озаботились таким массажем её бедного тельца, что казалось, все кости расплавились и ни единого живого места не осталось. Кто же знал, что Мюриэль владеет таким зверским искусством.

В результате отмокала в приятной ароматной воде битый час, потом вытерпела пытку с расчёсыванием волос и сооружением причёски. Из зеркала на неё глянула потрясающая красотка, так что мучения были вмиг забыты. А когда ей наконец позволили надеть простой халатик поверх дорогого кружевного белья, Санни с удивлением поняла, что готова летать, настолько легко она себя чувствовала. Как будто могла действительно взлететь, если бы захотела. Это и пугало немного, и дарило незамутнённый кураж. Хотелось совершить что-то необыкновенное, и мысль, как это использовать, уже появилась.

Впереди предстояло облачение в сверкающее от мелких драгоценностей зелёное атласное платье с тёмно-зелёными бархатными вставками. И, конечно, драгоценности, в числе которых была и диадема тётушки, и колье, подаренное отцом.

Но два свободных часа у неё были, и Санни собиралась провести их с толком, а точнее — с Джейми, и настроена была весьма решительно. Впрочем, кузен сам её нашёл, появился возле двери, ведущей в коридор, едва она её открыла.

— Да ты принцесса!

— В стареньком халате, — скорчила рожицу Санни, сделав книксен. — Я вообще не уверена, что мне стоит принимать тебя в таком виде.

— Какие церемонии, сестрёнка? Брось! Ты выглядишь совершенно очаровательно и очень прилично.

— Хорошо, дорогой братец, — улыбнулась Санни. — На самом деле, ничего другого с такой прической не наденешь. И я сама хотела тебя позвать. У нас совсем немного времени, прежде чем меня закуют в парадный наряд.

Джейми настоял, чтобы посмотреть на него и выразил восхищение:

— Восхитительно, моя леди! Особенно нижние юбки! Их так много и они такие… белоснежные. Ты правда всё это наденешь?

— Не нагнетай! — Санни захлопнула перед ним дверь в гардеробную комнатку, посреди которой гордо стоял манекен, облачённый в её бальный её наряд. — Давай живенько потренируемся двигать вещи, я уже всё приготовила.

Она указала на стол, где стояли несколько кубиков. Санни откопала их в своём «детском» сундуке, обнаруженном в глубине гардеробной ещё пару дней назад. Серые кубики были тяжёлыми, изготовленными из металла, без рисунка, так что она посчитала их просто идеальными для тренировки кузена.

— Э-э, — Джейми расширил глаза. — Ну не сейчас же! Давай завтра, когда всё будет позади! Ну, Санни!

— Позади? А бал у Лестрейнджей? Мы все приглашены, если ты не в курсе.

— Сжальтесь, милая кузина!

— Можешь не стараться, сегодня во мне нет никакой жалости! Джейми, ну правда же. Я так понимаю, что ты вообще не хочешь этого делать. Чего ты боишься?

Кузен помрачнел и якобы без сил рухнул на диванчик.

— Санни! — он посмотрел на неё серьёзно и проникновенно. — Ты хочешь видеть меня крутым магом?

— Ничего подобного. Ты — это ты! И не надо мне говорить про неправильного сквиба!

— Хорошо-хорошо, не сердись. Просто пойми, я с детства сделал столько попыток, даже резался, да чего только не вытворял, и всё впустую.

— И ты боишься снова пережить разочарование, — Санни опустилась перед ним на колени и взяла за руки. Посмотрела серьёзно: — Обещаю, только сейчас. Попробуем — и всё! И если ничего не выйдет, больше даже заикаться не буду. Джейми, пожалуйста, я не хочу видеть в тебе крутого мага, я просто хочу помочь, мне кажется, должно получиться. Но если ошибаюсь, выполню любое твое желание.

— А если не ошибаешься? — лукаво посмотрел он.

— Выполню два! — рассмеялась она. — Только не первый танец на балу, я его обещала уже.

— Дай угадаю, — Джейми даже повеселел.

— Незачем, — нахмурилась она. — Включай свой взгляд, дорогой!

— О Мерлин! Ты сейчас была так похожа на мою маму! Всё-всё, я готов.

Увы, попытки двигать взглядом вещи успехом не увенчались. Кубики не сдвинулись ни на миллиметр.

— Ты не стараешься! — попробовала она укорить кузена.

— Стараюсь, — Джейми глянул на неё своими изменёнными глазами. — Я вообще так долго не держал этот взгляд. Как бы чего не случилось.

— Голова болит? Глаза?

— Нет пока… Но ради тебя я готов стараться сколько захочешь.

Санни грустно вздохнула, она так надеялась, так хотелось, чтобы у Джейми получилось. Сам кузен огорчённым не выглядел, с интересом разглядывая кубики.

— Они зачарованы, — наконец сказал он. — Но плетения мне не знакомы. Попробуй сама поднять их заклинанием.

Заклинание Санни на эти кубики не подействовало.

— Странно! — она с удивлением посмотрела на свою палочку.

— И не пытайся! — в комнату вплыла Мюриэль. — В эти кубики ещё твоя бабушка играла, они зачарованы от стихийных выбросов, ну и магия на них не действует. И вообще, чем вы тут занимаетесь? Санни пора одеваться, и ты, Джейми, лучше бы сменил галстук.

— Понял, встретимся на балу, кузина!

Зал утопал в отблесках множества светильников, паркет был натёрт до блеска, столики с закусками покрывали белоснежные скатерти, тихая музыка звучала чарующе, всё вокруг так и дышало праздником в ожидании гостей.

Отец с мамой, братья и Джейми уже ждали её внизу и все с улыбками смотрели, как она спускается по широкой лестнице. Санни самой казалось, что она выглядит здорово в этом платье, словно попала в сказку, которые так любила в юности.

Не успела она присоединиться к родным, как дворецкий Крайтон очень деловито и громко объявил:

— Орион Блэк с супругой и сыновьями! Сигнус Блэк с супругой и дочерьми.

— Блэки первые, кто бы сомневался, — фыркнула Мюриэль, оказавшаяся рядом с Санни. — А мальчишки их, верно, уже совсем большие.

— Восемь лет наследнику, — Джейсон даже не повернулся к ним, стоя с Летицией чуть впереди. — И шесть с половиной младшему… Орион, Сигнус! Рад вас видеть. Дамы…

Сириус с Регулусом были сразу уведены кем-то из братьев, Санни и не поняла ещё как к ним относится, мальчишки и мальчишки, ничего особенного — правда, оба малыша были уже сейчас симпатичными со своими тёмным кудрями и ярко-синими глазками.

Вальбурга одобрительно оглядела крестницу и велела обязательно найти время, чтобы перекинуться словечком. Орион и Сигнус оказались ещё очень молодыми и весьма привлекательными мужчинами. Санни глядела во все глаза, ей-то казалось, что Блэки должны быть чуть ли не седыми. Впрочем, маги — это маги, непонятно вообще, в каком возрасте они стареют. Мужчины рассыпались в комплиментах, по очереди расцеловали Мюриэль, а Летиции и Санни только поцеловали руки.

Бель тепло улыбнулась и успела шепнуть: «Позже пообщаемся!». Андромеда подмигнула и с высокомерной улыбкой приняла руку Фабза, готового проводить девушек в гостевые комнаты, где те могли бы припудрить носики.

И началась череда гостей. Санни улыбалась каждому, делала книксены, говорила приветствия, подавала руку для поцелуя и во все глаза рассматривала аристократов, приглашённых семьёй.

Совершенно неожиданно объявили о приходе Робертсов, и Санни тепло улыбнулась маленькому Северусу Снейпу. Он так забавно поклонился ей, так чудно выглядел в костюме-тройке с белоснежной рубашкой и бабочкой, что захотелось схватить маленького джентльмена на руки и закружить. Только никто бы не понял такого порыва, пришлось ограничиться улыбкой и поцелуем в щёку. Но Северус и этому был рад, судя по озорному взгляду. Санни пообещала себе обязательно найти время и пообщаться с ним позже.

Антуан Робертс поглядел задумчиво, здороваясь, представил ей свою супругу Эйлин и негромко напомнил, что третьего января будет ждать её и её кузена в своём доме.

Почти сразу после них объявили о приходе Сметвика с сыновьями и Ванессы Дэшвуд. Целитель шёл, ведя миссис Дэшвуд под руку. И Санни поразилась, вообще не представляла, что эти двое могут оказаться знакомыми. Утончённая леди и грубоватый целитель тем не менее смотрелись гармонично. Сметвик пожал руку отцу, ухмыльнулся тётушке и щёлкнул Санни по носу:

— Привет, родня! Как оно?

— Нормально, дядя Иппи, — Санни в ответ широко улыбнулась, вот не знала, как с целителем говорить, а теперь была очарована его простыми манерами, хоть и подозревала, что это напускное. — Здравствуйте, миссис Дэшвуд.

— Рада вас снова видеть, мисс Прюэтт, — улыбнулась Ванесса.

— Ишь, запомнила, — ухмыльнулся целитель. — Милая, я вижу Робертсов, пойдём-ка перемолвимся словечком. Ах да, детка. Это мои оболтусы, знакомься, Кристофер — который повыше, Бенджамин — тот, что мрачен, не признаёт праздников, понимаешь. Ах да, Марго! Не отставайте. Санни, это милая дама — моя лучшая ученица, Марго Аллен, прошу любить и жаловать. И её брат Питер.

Все послушно обменялись любезностями. Санни с любопытством посмотрела на сестрёнку Питта Аллена. Парень был выше сестры почти на голову. Вот уж кого не ожидала увидеть на балу.

Сыновья Сметвика Санни понравились, на отца, который поспешил увести Ванессу Дэшвуд, они были похожи весьма условно. Хотя нет, улыбка младшего делала его копией Гиппократа Сметвика. Оба молодых человека поцеловали ей руку, а Бенджамин даже негромко шепнул, качнувшись в её сторону:

— Мисс Прюэтт, давно хотел с вами познакомиться. Много слышал.

После чего заглянул в глаза и поспешил за компанией отца. Озадаченная Санни поглядела вслед молодому человеку.

— Клеится, — фыркнула Мюриэль. — Ты смотри, осторожней, детка. Эти Сметвики — ушлая семейка, пусть и родня теперь. А вот и наши красавцы…

Санни и опомниться не успела, как перед ней вырос лорд Лестрейндж, видимо, уже поздоровавшись с родителями. Она только по леди Бастинде его и узнала, которая держала этого опасного на вид лорда под руку. Санни усилием воли заставила себя не искать глазами его сыновей.

— Так вот вы какая, мисс Прюэтт, — с непонятным выражением лица лорд Лестрейндж оглядел её с головы до ног, после того, как Бастинда его представила. Санни ощутила, как краснеет. Очередные смотрины взволновали не на шутку. — Что ж, рад познакомиться. Рождество —замечательный праздник, не так ли?

— Д-да, ваша светлость. Очень рада познакомиться. Добрый день, леди Лестрейндж!

— Ричард, не пугай ребёнка! — тихо сказала Бастинда, отчего муж косо на неё взглянул, но промолчал. — Санни, деточка, выглядишь очаровательно.

Её расцеловали в обе щеки. Лорд Лестрейндж ещё раз пристально на неё взглянул и увёл жену к остальным гостям.

— Привет, Санни! — Руди сиял обворожительной улыбкой. Осторожно поцеловал в щёку. — Блэки уже здесь? Ты просто красотка!

— Привет, — увидеть Рудольфуса оказалось очень приятно, стало сразу легче на душе. Даже забылись все обиды на него. Хорошо, что старшие Лестрейнджи уже отошли. За спину Руди тем не менее, Санни смотреть было страшно. — Беллатрикс с сёстрами уже здесь.

— Отлично, увидимся позже.

Рудольфус сделал шаг в сторону, и Санни затаила дыхание, настороженно взглянув на необычайно серьёзного Рабастана Лестрейнджа. Он шагнул к ней, завораживая взглядом, взял её руку, ухмыльнулся вдруг лукаво и, перевернув кисть, поцеловал запястье, а потом и ладонь. Санни охнула от пронзившего всё тело электрического разряда и выдернула руку. А Басти уже выпрямился, снова становясь серьёзным.

— Никак не мог дождаться этой встречи, — тихо проговорил он, рождая огненных бабочек в её животе. — Отец тебя напугал? Он добрый на самом деле.

— Я так и поняла, — поспешила ответить Санни. Сердце уже вернулось на место после падения в желудок и громко колотилось в грудной клетке. Казалось, все вокруг это слышат. — Хорошо выглядишь, Басти. Рада тебя видеть!

— Жду не дождусь первого танца! — Рабастан кончиками пальцев коснулся её предплечья, родив в месте прикосновения табун мурашек, разбежавшийся по телу. Слабо улыбнувшись, он отдёрнул руку, кивнул и поспешил отойти.

— Горяч, — хмыкнула Мюриэль. — Детка, ты в порядке?

— Я в ужасе, — пробормотала Санни. — Басти… Он такой… Пожалуйста, не говори ничего!

— А зачем что-то говорить? И без слов понятно... Не волнуйся ты так. О! Ты слышишь? Улыбайся, детка. Осталось недолго, почти все важные гости уже здесь.

Дворецкий как раз объявлял о прибытии лорда Нотта с наследником и дочерью.

Санни обречённо выпрямилась и постаралась улыбнуться скромно и приветливо.

Теодор Нотт был краток и явно озабочен чем-то иным. Пожав руку Джейсону, поцеловав руку Летиции, он кивнул Санни с непроницаемым лицом и проследовал в зал. Валери коротко обняла:

— Выглядишь интересно, хоть и побледнела, — шепнула она. — Причёска — супер!

Следующим был Магнус Нотт. Встретиться с ним взглядом оказалось настоящим испытанием. Сегодня, похоже, все сговорились лишить её покоя.

— Как вы себя чувствуете, Санни? — Нотт наклонился и поцеловал её в щёку. — Рад видеть. Могу я попросить подарить мне один танец?

— Здравствуйте, мистер Нотт! Танец? Да, конечно!

— Запоминай, детка, — Мюриэль махнула палочкой и перед ней возник список прямо в воздухе: Сигнус Блэк, Орион Блэк, Гленн Причард… Дальше Санни прочитать не успела, список растаял.

Нотт ждал, не сводя с неё глаз. Сегодня он казался задумчивым и отстранённым.

Санни мысленно поёжилась и повторила движение Мюриэль. Её список состоял пока лишь из одного имени. Магнус увидел и едва заметно поморщился, после чего повторил просьбу, и едва Санни дала согласие, его имя сразу засветилось под именем Рабастана.

Коротко поклонившись, Нотт сразу отошёл, а Санни уже ждал следующий шок. Когда объявили мистера Хейли с супругой, она подумала, что ослышалась, и была поражена видом сияющей Чарити под руку с мистером Троем Хейли.

— Мы поженились, — быстро сообщила подруга, — прости, я просто не успевала всех пригласить. Всё получилось так быстро… Ты не сердишься?

— Ох, — Санни обняла Чарити, краем глаза глядя, как Трой что-то говорит Летиции. — Поздравляю тебя! Это же… ты его любишь?

— Не поверишь, — Чарити усмехнулась. — Это брак по расчёту!

И так посмотрела в сторону мужа, что Санни в самом деле не поверила ей ни на секунду. Судя по всему, подруга в самом деле была влюблена в Троя, которого впервые увидела несколько дней назад.

— Ты обязательно должна мне рассказать!

— Конечно, ещё поболтаем! — Чарити отошла, и, как только Трой поздоровался с Санни, взяла его под руку. Судя по его взгляду на жену, их чувства были взаимными.

Потом объявили Вудов, и Санни сама удивилась, как она рада двойняшкам. Эжени от души обняла её, а Роберт поцеловал в щёку.

— Детка, — Мюриэль тронула её за локоть. — Ты можешь идти в свою комнату, попудрить носик и подождать меня. Дальше стоять здесь тебе не обязательно.

Отец, оглянувшись, тоже кивнул, видимо, услышал тётушку. А гости ещё прибывали. Санни благодарно кивнула и поспешила к лестнице. Побыть у себя хоть пять минут казалось жизненно необходимым.

Мюриэль не обманула, появившись в её комнате через пять минут. Санни сидела за трюмо, потерянно глядя сквозь отражение.

— Что со мной, тётушка? — Санни зажмурилась. — Ничего не могу поделать! Вижу их — и внутри всё переворачивается. Не вижу, так думаю постоянно. И понимаю, что ненормально, что надо выбрать. Не могу! Не могу, тётушка! Все говорят разное, но ничего не помогает. Что же мне делать?

Мюриэль погладила её по плечу.

— Да, детка, я заметила, что младший Лестрейндж тебя не оставляет равнодушной. Ну а Магнус Нотт?

— Тоже волнует, — призналась Санни сердито. — Особенно, когда так посмотрит… Я ненормальная, да? Мне и Лесли — горец тот из МакЭвоев — понравился, только вот письмо... И этот Бенджамин Сметвик! — Санни закрыла лицо руками и помотала головой. — А Басти… Тётушка, он же настолько младше. А Нотт старше, но иногда я его так боюсь… И сегодня по крайней мере двое будут ждать моих решений, а я ничего решить не могу.

— Как ты думаешь, насколько меня младше Август Руквуд? А что боишься — просто показывает, что недостаточно знаешь.

Санни вскинула голову, щёки немилосердно пылали, и внезапно стало жалко Мюриэль больше, чем себя.

— А как ты поняла, что его любишь?

Мюриэль усмехнулась, развернула к себе её кресло, призвала к себе другое и села напротив, взяв её за руки.

— Понимаешь, ребёнок, никакой чужой опыт тебе не поможет. Ни мой, ни родительский, ни опыт друзей и подружек. Все судьбы неповторимы — и это прекрасно. И нет никакой катастрофы, что ты влюбляешься. Ты живой человек и ничто человеческое, как говорится… Ну вот, милая, только не плачь! Это не конец света, а начало твоей взрослой жизни. Не можешь выбрать — и не надо. Само придёт понимание, главное, чтобы не слишком поздно. Хотя на мой взгляд, ты уже сделала выбор, но что-то мешает тебе признаться в этом хотя бы себе самой.

— Это не так! Ещё нет! — Санни всплеснула руками, бездумно взяла со столика бабочку-артефакт и принялась вертеть в руках. — Я дура, да?

— Не дурнее других. Чтобы любить, чтобы выбрать одного его — нужна смелость, племяшка. А иногда стоит рискнуть.

— И ты рискнула?

— Если тебе правда интересно, Август меня завоевал незаметно, негодник. Поздно я спохватилась, что он стал мне слишком дорог. А когда поняла, ужаснулась. Молодой любовник в мои годы — это нормально. Если ты на старости лет не влюбляешься в него как девчонка.

— И поэтому прогнала? Тётушка! Ты совсем не старая! И ребёночек будет!

— Не всё так просто, милая. Впрочем, довольно уже обо мне. Посиди смирно, я приведу тебя в порядок. Вот так, — Мюриэль убрала палочку. — И улыбнись — бал ведь! Нам пора к гостям — тебя все ждут. А что тебе несколько мужчин нравится, так это нормально — никто не запрещает восхищаться красотой и обаянием. Я вот тоже всегда обожала Блэков, психи через одного, но какие красавцы! И что? Конечно, я даже не думала никогда, что выберу кого-то из них, но по крайней мере, у меня всегда есть кавалеры для танцев, — Мюриэль подмигнула. — Пойдём уже, милая, смелей. Кажется, первый танец совсем скоро. Хотя Джейсон точно без тебя не начнёт, это да.

Джейсон Прюэтт их ждал. Зал окрасился в золотисто-зелёные тона и зазвучала музыка вальса, едва Санни стала спускаться по широкой лестнице уже второй раз за этот бал. Уверенная, что тётушка идёт рядом, она не сразу заметила, что та отстала и спокойно улыбалась гостям, почти не нервничая.

Отсутствие рядом Мюриэль она заметила только в самом низу лестницы, но испугаться не успела. И Басти вышел вперёд, ожидая. Неприметно вздохнув, Санни направилась прямо к нему. Не успела вложить дрожащие пальцы в его протянутую руку, как центр зала волшебным образом освободили. Музыка заиграла громче, и несколько пар тоже двинулись на танцплощадку. И хотя всеобщее внимание Санни немного пугало, но и понравилось тоже — она на мгновение почувствовала себя сказочной принцессой на своём первом балу.

Закружиться в вальсе среди других красивых пар было здорово. Радовали глаз дамы в разноцветных бальных платьях, а парадные мантии на мужчинах смотрелись ничуть не хуже смокингов.

Басти был замечательным партнёром, уверенно вёл, смешливо поглядывая сверху вниз. Он как будто стал ещё выше за то время, что они не виделись.

— Всё нормально? — его вопрос стал неожиданным. Она уже думала, что молча танцевать тоже неплохо.

— Конечно! Бал ведь, я танцую, — улыбнулась она. Едва удержалась, чтобы добавить: «С тобой!». — А как ты?

— Счастлив, — глаза Рабастана искрились весельем. — Я танцую с тобой!

Она засмеялась. Он словно подслушал её мысли.

— Ты совсем не писал…

— А ты ждала писем?

— Басти, это нечестно, — Санни улыбалась. — Я тоже не писала, но мне казалось, что лучше поговорить при встрече.

Он кивнул:

— Чуть позже можно будет найти местечко потише. Как тебе свадьба горцев?

— Ох, — Санни посмотрела с тревогой. — Руди рассказал?

— Показал в думосборе. Тот мост... Ты очень смелая девчонка, Санни! Я пересматривал этот момент несколько раз.

— Я ужасно трусила, — усмехнулась она. — А что твоё путешествие? Было интересно?

— Обязательно покажу, — улыбнулся он. — Через пару дней, когда приедешь на приём в наш дом. Рассказать об этом сложно, нужно видеть.

— Уже интересно!

— Ещё и отец сделал мне потрясающий подарок. Тоже хочу, чтобы увидела своими глазами.

— Ты заставляешь меня ждать приёма у вас с нетерпением, — укоризненно сказала Санни. К сожалению, танец уже заканчивался. — Отведи меня к Чарити, пожалуйста. Или к братьям.

Басти кивнул и с последними звуками вальса остановился и поцеловал ей руку. На этот раз безо всяких ухищрений.

Чарити стояла рядом с Эжени, Беллатрикс и Валери.

— Она уже здесь, — решительно сказала Эжени, как только Басти отошёл. — Так что рассказывай!

Чарити смущённо усмехнулась:

— Санни, они меня пытают!

— Неправда, — Валери единственная выглядела слишком серьёзно. — Мы хотим узнать, как это делается. Раз — и в дамках!

— Будете смеяться, но я сама мало что поняла, — Чарити раскраснелась и была прекрасна сегодня в своём сиреневом платье с белой оторочкой. Буйные кудри были почти укрощены красивой причёской, из которой выбивалось лишь несколько локонов.

— Трой весь светится всю последнюю неделю, — заговорщически проговорила Беллатрикс и взяла Санни под руку. — Правда, очень редко покидает свой дом. Впрочем, как и миссис Хейли. Очень интересно, чем таким вы там занимаетесь?

Чарити вспыхнула, а остальные засмеялись.

— Если будете дразниться, я ничего не расскажу!

— Он тебя проводил ведь до дома? — Санни тоже сгорала от любопытства. — И что? Сразу сделал предложение?

— Не-ет, — протянула Чарити. — Сначала он меня жутко напугал, молчал и поглядывал неодобрительно на мою причёску.

— Поняла! — глаза Беллатрикс смеялись. — Он пал жертвой твоих сумасшедших кудряшек.

— Нормальные у меня кудряшки! И будете перебивать — ничего не скажу!

Рассказ показался Санни и жутким, и ужасно трогательным. А образ Троя Хейли из маминых писем дополнился новыми подробностями.

— Обалдеть! — сделала вывод Эжени Вуд. Все остальные с ней согласились. — Как же тебе повезло!

— И как повезло бедолаге Трою, — хмыкнула мисс Блэк. — О, Меда, ты где была? А где Цисси?

Подошедшая к ним Андромеда переглянулась с Валери очень многозначительно.

— Цисси с мамой. Вэл, прикинь, он здесь!

Санни не удалось узнать, кто такой «он», о котором Андромеда говорила с таким возмущением. Подошёл Нотт, уводя её на танец. Бель пошла танцевать с Рудольфусом, Чарити пригласил муж, а Валери замерла, когда перед ней оказался Гидеон.

Санни тут же ей посочувствовала, но начавшийся вальс не дал проследить за этой парой.

— За кого волнуетесь, Санни? — Магнус Нотт танцевал прекрасно, уверенно и с лёгкой небрежностью.

— За всех, — честно призналась Санни. — Поразительно ведь. Вы знали, что Чарити вышла замуж за Троя Хейли?

— О как! — хмыкнул Нотт. — Наставника Лестрейнджей окольцевали?

— Мне кажется, у них любовь!

— Я вовсе не смеюсь и не осуждаю, — мягко сказал Магнус. — Скорее, завидую. Не хотите последовать её примеру?

— Это вы так сделали мне предложение? — настороженно осведомилась Санни. — Нет, так, как она точно не хочу. И в Лютный я бы одна не пошла. Ой, забудьте!

— Уже забыл, — усмехнулся Магнус. — А предложение я сделал уже давно и до сих пор жду ответа.

Санни вспыхнула, как-то она не думала об этом в таком ракурсе.

— Могу ответить прямо сейчас!

— Не нужно! — поспешил возразить Нотт. — Зачем омрачать прекрасный танец? Так, значит, в Лютном? Вот где нынче надо искать любовь!

— Вы на что намекаете? — ошарашенно проговорила Санни. И рассмеялась. — Надо же так всё извратить! Хотя, я сама виновата.

Магнус лениво усмехнулся. Но тут же стал серьёзным:

— Санни, я сильно подозреваю, что трагедии не случилось только чудом. Лучше бы эту историю держать в тайне от ваших подруг и друзей.

— Не поверите, мисс Блэк тут же взяла с нас всех клятву, что больше никому про Лютный не расскажем, — Санни покраснела и поёжилась. — Я не знаю, как у меня получилось. Я ведь чуть не рассказала.

— Что говорит о том, что любую клятву можно обойти, — хмыкнул Нотт, ловко уводя её от слишком близкой пары танцоров. — Не советую впредь пытаться это делать, может и, правда, плохо кончиться.

— Хорошо, не буду, — вздохнула Санни. — Ой, это же Питер Аллен!

— Где? — вопреки вопросу, Нотт не сводил с неё насмешливого взгляда.

— С Андромедой! Неважно…

— Аллены вроде бы в родстве с Долоховым. Неплохая партия даже для Блэков.

— А вам нравится Андромеда? — Санни посмотрела с любопытством.

— Меньше, чем вы, — усмехнулся Нотт. — Вы так мило пытаетесь от меня отделаться?

— Ничего подобного! Просто спросила. А миссис Дэшвуд — вы же знакомы с ней — танцует с целителем Сметвиком!

— Осведомлён, — голос Нотта на мгновение стал холодным. — Кого ещё любопытного вы заприметили?

— Никого, — поспешила ответить Санни. — Я вовсе не хотела сплетничать. Извините.

— А что же ещё делать во время танца? — лукаво спросил Магнус. — Говорят, вы познакомились с горцем МакЭвоем? Как он вам?

— Кто говорит? — Санни опять вспыхнула. — Никак. Мы едва ли перекинулись парой слов.

— Танец заканчивается, подарите мне ещё один?

— Я бы хотела отдохнуть!

— Я не настаиваю на следующем. Скажем, через два танца?

— Хорошо, — вздохнула Санни. Причин для отказа найти быстро не удалось. Бальная карточка пополнилась лишь четырьмя именами — пока что её успели пригласить Джейми, Бенджамин Сметвик, ещё раз Рабастан и Рудольфус, но как раз через два танца в «виртуальной» карточке имелся пробел. — Я согласна.

***

— Ваш наследник? — Теодор Нотт остановился возле Джейсона Прюэтта. — Неплохо смотрится с моей дочерью.

Джейсон оторвал взгляд от Гидеона, кружащего в вальсе малышку Нотта, и настороженно взглянул на её отца:

— Есть причины для далеко идущих выводов?

— Возможно, — кивнул Нотт и пригубил коньяк. — Как вам такое?

— Неожиданно, — хмыкнул Прюэтт. — Или это уже предложение?

— Оно самое, — Теодор отсалютовал ему бокалом. — Если хочешь, можем обговорить детали. Или есть возражения?

— Хотелось бы подумать, — Джейсон тоже пригубил коньяк, пристально следя за Гидеоном. — Но не в этом случае. Дочь согласится?

— Свободы девчонке, подобно тебе, я давать не намерен, — с лёгкой усмешкой ответил Нотт. — Дурь у них в голове, Джейсон. Сегодня то хочу, завтра это. И пусть тяжесть выбора не лежит на этих хрупких плечах, тогда она всегда может сказать, что это отец во всём виноват — чем не отдушина в сложные моменты жизни.

— И то верно, — задумчиво покивал Прюэтт. — Гидеон послушный мальчик. Он чтит отцовскую волю. Так что, решено?

— Детали обговорим позже, — Теодор Нотт оторвал взгляд от танцующих. — Что же касается моего сына — тут я пас. Пусть сам решает. В крайнем случае объединим две свадьбы — и приличия будут соблюдены.

Джейсон уклончиво усмехнулся.

— У меня с дочерью договор, как ты верно заметил. Тоже сама решит, если выполнит условия.

— Дар?

— Он самый, — Джейсон подозвал знаком официанта и поставил опустевший бокал на поднос. — Как насчёт обеда в начале января? Числа четвёртого?

— Пятого, — покачал головой Нотт. — У тебя, или у меня?

— Здесь.

— Договорились, — Теодор протянул руку, Джейсон улыбнулся и пожал её. — А сейчас пойду пытать Ориона. Он встречался на днях с Томом. Ты со мной?

— Позже присоединюсь, — мотнул головой Прюэтт. — Детям скажем сразу? Или есть другие мысли?

— Подумаем, — Теодор нахмурился. — Давай к концу приёма определимся. Деликатный вопрос.

— Это да, — Джейсон вздохнул. — Пойду обрадую супругу.

— Понимаю.

Нотт кивнул и направился в другой конец зала, где увидел Вальбургу Блэк. Прюэтт порадовал. Впрочем, Теодор очень рассчитывал на такой исход. Да и за девчонку наконец спокойно стало, а то того и гляди отобьётся от рук. Захочет сама выбирать, и тогда туши свет. Нет уж, всё, что ни делается, к лучшему. В крайнем случае побесится и смирится.



 
WilliamRorДата: Суббота, Вчера, 17:36 | Сообщение # 317
Посвященный
Сообщений: 36
« -5 »
Смотреть фильмы без регитрации в хорошем качестве


Падение Лондона
Оборотень
Джимми покоритель Америки
Хранитель времени
Невеста
Несмотря ни на что
Здравствуй, папа, Новый год! 2
Три богатыря и Морской царь
Пазманский дьявол
Оз: Возвращение в Изумрудный Город
Мирный воин
Золото
Черная вода
Жизнь впереди
Из тьмы
Под покровом ночи
Любовь-морковь по-французски
Возвращение героя
Ной
Кубо Легенда о самурае








________________________________________________________
https://www.bkash.com/sites/default/files/webform/7casino-nights.pdf
https://www.bkash.com/sites/default/files/webform/50-kazino.pdf
http://erone.com/sites....oad.pdf
https://www.bkash.com/sites....ayn.pdf
http://www.nh-r.com/sites....om.html


http://erone.com/sites....sii.pdf
http://erone.com/sites....tka.pdf
http://erone.com/sites....ngi.pdf
http://erone.com/sites....adi.pdf
http://erone.com/sites....tsa.pdf
http://erone.com/sites....krf.pdf
http://erone.com/sites....koy.pdf
http://erone.com/sites....pay.pdf
http://erone.com/sites....s-1.pdf
http://erone.com/sites....ker.pdf
http://erone.com/sites....ati.pdf
http://erone.com/sites....sii.pdf
http://erone.com/sites....aya.pdf
http://erone.com/sites....sii.pdf
http://erone.com/sites....kov.pdf



https://clck.ru/A7fVz
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Молли навсегда (Попаданка в Молли-школьницу /макси/ пишу/добавлена 45 глава)
Страница 11 из 11«1291011
Поиск: