Армия Запретного леса

Понедельник, 17.12.2018, 08:32
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 14 из 14
  • «
  • 1
  • 2
  • 12
  • 13
  • 14
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Молли навсегда (Попаданка в Молли-школьницу /макси/ пишу/добавлена 53 глава)
Молли навсегда
КауриДата: Четверг, 31.12.2015, 14:27 | Сообщение # 1
Высший друид
Сообщений: 874
« 751 »
Название фанфика: Молли навсегда
Автор: Каури - я
Бета: venbi slonikmos
Гамма: venbi
Рейтинг: R
Пейринг: Молли Прюэтт/будет ясно позже, Рудольфус Лестрейндж/Беллатрикс Блэк
Персонажи: Молли Прюэтт, Артур Уизли, Магнус Нотт, Рудольфус Лестрейндж, Рабастан Лестрейндж, Беллатрикс Блэк, Фабиан Прюэтт, Гидеон Прюэтт, Альбус Дамблдор + несколько оригинальных героев и разные канонные персонажи.
Тип: гет
Жанр: романтика, агнст, драма
Размер: планируется макси
Статус: в работе
Саммари: Саньке Осинкиной не повезло - попала-то она в Поттериану, круто все, магия и прочий Хогвартс. Но в Молли Прюэтт? Если и был персонаж, который ну никаких чувств особо не вызывал, разве что раздражение и тоску, то именно эта рыжая ведьма с выводком невоспитанных эгоистичных уизлят. И рано она обрадовалась, что ещё не замужем.
Предупреждения: попытка изнасилования, Дамби-возможно-гад
Диклеймер: Отказываюсь.








Сообщение отредактировал Каури - Понедельник, 10.09.2018, 12:35
 
КауриДата: Вторник, 27.11.2018, 15:33 | Сообщение # 391
Высший друид
Сообщений: 874
« 751 »
***

Больше всего на свете Лисс Пранк не любила находиться в подвешенном состоянии. Непонятности и несуразности она предпочитала разбирать сразу, не откладывая и не закрывая глаз на проблему. И только с Лауданом всё пошло наперекосяк, запустила, довела ситуацию до абсурда. И кто виноват, кроме неё? Только сейчас, спустя двое суток после появления Забини в ковене, она наконец всё обдумала, проанализировала, делая записи в Очень Тайном Дневнике, чтобы было легче разобраться в сложившейся ситуации.

Стив как-то сказал ей ещё на втором курсе: «Хочешь разобраться с проблемой — напиши её на бумаге, выпиши основные положения, честно реши, что именно тебя беспокоит, с чем ты можешь справиться самостоятельно, а что требует чьей-нибудь помощи. Составь список тех, кто может помочь. А потом сядь и подумай, можно ли так извернуться, чтобы обойтись вообще без посторонней помощи». Братец Стив вообще любил всё планировать, и у него здорово получалось. Ну а чем она хуже? Вон, даже профессор Робертс считает её «весьма умненькой для своих лет», как удалось разок подслушать.

В дневнике, как водится, выписанная проблема выглядела глупо и довольно нелепо.

«Лаудан Забини — друг? Приглашён в ковен, безусловно, Теодором Ноттом, во всяком случае, с его ведома. Дело: скорее всего, какое-то сложное зелье для лорда-дракона, недаром в том доме так тщательно прибирали и наполняли необходимым подвальную лабораторию. Связан ли приезд Лаудана с какими-то намерениями парня по отношению к Лисс Пранк? По мнению Мэйси — ещё как! По мнению Стива — глупости (сказано это было неуверенным тоном)».

Больше Лисс никого не озадачивала таким сомнительным вопросом.

Не хватало доказательств и разумных аргументов. Но Лисс, забившая на сон этой ночью, не сдавалась. И так непозволительно долго прятала голову под крыло в этой ситуации. Она решительно взялась за перо:

«Помочь разрешить ситуацию могут: ...» — перо замерло над строчкой. Криво усмехнувшись, Лисс вписала первое имя: Лаудан Забини! Обвела жирным несколько раз и трижды подчеркнула. Стало даже смешно, сколько таких записей было раньше! И всегда имя Забини красовалось первым среди тех, кто мог помочь. Только недавно она перестала к нему обращаться, и это было ужасно. Словно её лишили в одночасье не то что руки или ноги, или, не дай Мерлин, магии. Но чего-то безумно важного, вроде умывания по утрам, или, к примеру, возможности спать.

Перо заплясало по бумаге:

«Причина ссоры. Разговор в комнатах Санни Прюэтт. Лаудан Забини заявил: «Всё равно будешь моей». Такими заявлениями не разбрасываются. Свидетелями были: мисс Прюэтт, мистер Рудольфус Лестрейндж и Флинт. Этого уже достаточно. Сам Лаудан — единственный наследник рода Забини. Он невероятно ответственный и достойный. Всегда очень следит за своими словами и поведением. До педантизма доходит. И тут такое… Я обиделась? На что? Что не говорил мне, что испытывает чувства, совсем не дружеские. Или не только дружеские? А может быть, просто испугалась?».

Лисс покусала нижнюю губу в раздумье и нехотя перечеркнула написанное.

«Причина ссоры: глупость Лисс Пранк и эмоциональный срыв Лаудана Забини. Флинт его раздразнил… Выводы: Забини хочет на мне жениться, потому что любит (пока лишь бездоказательная гипотеза). Проблемы: лорд-дракон может не дать согласия на брак Лисс с Забини, о чем и говорил Флинт. Лаудан решил задобрить лорда-дракона и добиться своего?».

Только написав это на бумаге, она осознала размах проблемы, ужаснулась и восхитилась. На последнем месте вырисовывается вопрос, и даже не один.

Первое: а хочет ли она сама, чтобы лорд-дракон разрешил этот брак Забини?
Второе: нужен ли ей Лаудан?
Третье: может ли она сидеть на попе ровно, когда за окном, на минуточку, решается её судьба?
И четвёртое: а не рано ли замуж?

На первый вопрос она, покраснев, вывела: Да.
Соответственно, и на второй был ответ тоже: Да! Очень нужен, это же Лаудан!
Третье: решительное «Нет!». Как показывает практика, нужно поторопиться, пока лорд-дракон не выбрал ей другого жениха.
Четвёртое: ей уже шестнадцать. А бабушка вышла за деда в четырнадцать. И до сих пор душа в душу живут. И если Лисс упустит Лаудана, будет жалеть всю жизнь. Потому что они с ним точно смогут это — душа в душу. И, безусловно, никакая это не любовь и прочие глупости. Лисс Пранк — рациональный и ясно мыслящий человек, а не восторженная дурочка. И точка.

Осталось донести все эти мысли до Лаудана, и подумать, как тут можно помочь. Что-то она сильно сомневалась, что лорд-дракон вдруг даст добро на их брак даже в обмен на редкое и нужное зелье.

«А потому нужны союзники:
Стив (он секретарь лорда-дракона), но будет сильно волноваться за неё и может напортачить. Оставляем на крайний случай.
Магнус Нотт. Раненый и вне зоны доступа. Да и как она будет просить его помощи, даже если допустить, что на цитадель пробраться сможет? Оставляем на крайний случай.
Валери Нотт. Очень возможно, что поможет. Отец к ней прислушивается.
Эми Флинт. Может помочь, но неловко к ней обращаться после ситуации с Уркхартом. Оставить на крайний случай».

Лисс скептически усмехнулась. На исчерканном листе в кружочек было обведено три имени: Теодор Нотт, Лаудан Забини, Валери. И одно слово: брак.

И начинать нужно с Забини. Если он не подтвердит её выводы, то она самая глупая и самонадеянная ведьма из всех живущих на земле.

Что делать: нужно срочно зарыть топор войны и выкурить трубку мира. То есть выбросить белый флаг. Как-то, курсе на третьем, когда они с Забини поссорились, она прислала ему белый флаг. Он поймал её на перемене и поинтересовался, что за рваную тряпочку она ему презентовала, отчего они едва не поссорились повторно. Но Лисс тогда сдержалась и довольно эмоционально объяснила про белый флаг. И, глядя на реакцию друга, поняла, что только железное воспитание не позволяет ему ржать в голос. «Сдаёшься?» — мягко уточнил он прежде, чем она рассердилась всерьёз. Лисс выдохнула, задрала носик и поправила: «Объявляю перемирие! Готова к переговорам!». И Лаудан так улыбнулся, что она тут же его простила. «Давай поговорим, Лисёнок».

Она сомневалась, что он помнит об этом дурацком случае. Но решила, что стоит рискнуть. И сова прямо среди ночи полетела со скрученным в трубочку чистым пергаментом, в который был вложен почти такой же белый флаг, как тогда. Ей нужно было видеть лицо Забини, пусть оно такое непроницаемое, когда расскажет про свои выводы. Сова вернулась минут через десять, когда Лисс почти задремала. Решив всё, она вдруг успокоилась и ощутила сонливость.

Ответ Лаудана заставил медленно выдохнуть и поёжиться. «Ваш сарай с сеновалом через три часа». Почему-то хотелось, чтобы никто не знал об их встрече. Стоит их соседям, братьям Шелби, их заметить, и так просто они мимо не пройдут. Ещё хорошо, если просто припугнут и не доложат родителям или, что ещё хуже, лорду-дракону.

Правда, из их дома сарайчик не видно, и если выйти в заднюю дверь, то останется быстро прошмыгнуть через открытый двор. Лаудану проще, хотя очень интересно, откуда знает про сарай. Прямо за сараем пролегала узкая улочка, а за ней заросший камышами ручей, сейчас превратившийся в узкую ледяную ленту.

Только теперь Лисс пришло в голову, что «просто» не будет. И ей надо подойти к делу со всей ответственностью. В конце концов, решается её судьба.

***

Как ни странно, трёх часов сна вполне хватило. Лисс даже сонливости не ощущала, хотя может быть взбодрил контрастный душ, который успела принять. На кофе или чай времени уже не оставалось, так что быстро накинув новый тулупчик — подарок Мэйси — лёгкий, красивый, тёплый и прикрывающий попу (последнее — оценка отца, не выбирающего выражений). Шапку надевать не стала и всю копну рыжих волос спрятала под капюшон, который в тулупчике оценила больше всего. Папа говорил, что её волосы можно использовать вместо факела — издалека видно. Вот и старалась носить шапку, чтобы не отсвечивать, но не любила это. И капюшон был просто замечательной заменой, всегда можно скинуть и вообще он прикольный.

Через двор решила идти спокойно, словно по обычным делам. Маленький шанс, что кто-то из родителей случайно выглянет в окно, всё-таки имелся. Двери сарая она проигнорировала. Мало того, что зачем-то заперты на большой амбарный замок, так ещё и скрипят на всю округу. Стив всё грозился смазать каким-то особым зельем, но руки у брата не доходили. Зато сбоку имелась маленькая дверца, раньше в сарае собаку держали, так Альма пользовалась этой дверцей. А так как размерами Альма походила на маленькую пони, то и дверца соответствовала. Зачарованная, она легко открывалась в обе стороны. Лисс всегда ею пользовалась при случае. И сейчас проскользнула, согнувшись, оказываясь сразу в полумраке. Сильно пахло сеном и почему-то хвоей. Место Альмы в углу пустовало, а лежанка осталась. На мгновение стало грустно, старушка-любимица умерла ещё позапрошлым летом, а взамен так никого и не завели.

На улицу тоже была дверца, но почти нормальная, только очень узкая. Предположив, что кто-то доложил Забини об этой двери, Лисс сразу направилась к наружной стене и встала у самого сеновала. Дверь проявлялась простеньким заклинанием, если не знаешь, ни за что не найдёшь. Взмахнув палочкой, полюбовалась на чары сокрытия, сползающие вниз как линия светящихся паучков. Как только те исчезли, сразу появилась щеколда. Подняв её, Лисс только немножко приоткрыла дверь, и вздрогнула, когда Лаудан тенью просочился внутрь, чуть оттеснив её в сторону. Он сам закрыл щеколду и откинул капюшон мантии, который полностью скрывал лицо.

— Перемирие? Поговорим, Лисёнок? — полувопросительно улыбнулся он такой родной улыбкой, что в горле у Лисс встал комок.

Она вложила ладошку в протянутую руку и улыбнулась, когда Забини торжественно её пожал.

— Нам надо серьёзно поговорить, — сразу подтвердила она. — Наколдуй плед какой-нибудь или я сама могу. Спустим сюда пару тюков сена.

— У меня идея получше, — Лаудан оглядел высокую перегородку, за которой почти до потолка громоздились одинаковые квадратные тюки упакованного сена. Искоса поглядев на неё, парень взмахнул палочкой и почти неслышно забормотал заклинания, заставляя тюки с сеном спланировать вниз и прямо в воздухе превратиться в шикарные кресла.

Лисс рассмеялась совсем негромко, и они торжественно уселись в кресла напротив друг друга. Она в своём почти утонула, зато на высокую спинку можно было откинуть голову, что Лисс и проделала. У Забини кресло выглядело более строгим, да она и не могла представить его развалившимся в кресле. Этот его аристократизм всегда её немножко забавлял и одновременно восхищал. Но становиться такой же Лаудан ей запрещал, мол, ему безумно приятно иметь подругу, которая «сама непосредственность». Потому ей с ним было так легко всегда — они принимали друг друга такими как есть, не пробуя переделать.

— Я начну? — и уловив его согласный кивок, она глубоко вздохнула и храбро посмотрела прямо в его глаза: — Во-первых, я хочу поблагодарить за подарок, он прекрасный! Спасибо тебе большое.

— Я рад, — кивнул он.

— А ещё хочу извиниться за то, что так долго тебя игнорировала. Если нужны пояснения, почему так вышло…

— Вполне хватит извинений, — мягко ответил Лаудан. — Да и они лишние. Я прекрасно всё понимаю, и отчасти сам виноват. Тем не менее я высоко ценю, Лисс, что ты первая решила пойти навстречу. Я немного взволнован и счастлив. Дай минуту насладиться этими чувствами, а потом скажешь, что надумала.

— Хорошо, — Лисс смотрела в его глаза, полумрак их делал просто чёрными. Ей тоже нужна была минутка, сосредоточиться и успокоиться. Потому что прекрасно осознавала: после её слов, отношения между ними изменятся навсегда. И ещё неизвестно, в какую сторону. От этого было страшно, хотелось бы вообще свести всё к шутке, просто поболтать как раньше, о какой-нибудь ерунде, и разойтись друзьями, ведь они как будто помирились. Только не было у неё времени потакать этому страху. И когда минута точно уже завершилась, Лисс, не отводя взгляда, тихо произнесла: — Мои решения зависят от нескольких вещей. И в первую очередь, мне точно нужно знать о твоих намерениях. Если ты хочешь на мне жениться — это одна ситуация, но если мне только показалось, то прекратим этот разговор прямо сейчас.

Лаудан кивнул, когда она замолчала. Поднялся с кресла и шагнул к ней, опускаясь на одно колено. Нежно взял обеими руками её кисть, безвольно лежащую на коленке.

— Моя милая Лисс. Ты правильно подумала, я уже давно люблю тебя, хотя и старался сдержать свои чувства ради нашей дружбы. Но ты сама понимаешь, что всё изменилось. Тебе только шестнадцать, но ты у меня умница, и иногда кажется, что ты старше и всё понимаешь правильно. Что касается моих намерений: я правда решил стать твоим мужем. Никто другой мне не нужен! Клянусь быть верным и заботливым! Но одно твоё слово, и я буду ждать, сколько потребуется.

Лисс кивнула, всё ещё глядя на него круглыми от удивления глазами. Вроде и ждала подобных признаний, а всё равно это оказалось неожиданно и, если честно, приятно.

— Некогда ждать! — с сожалением, что не может придумать достойный ответ, она осторожно забрала у него свою руку. Лаудан сразу поднялся с колен и сел на край своего кресла.

— Пояснишь?

Она задумчиво покивала. Главное выяснили, осталось перечислить ему проблемы, которые их ждут. Он, конечно, умный, и мог сам прийти к тем же выводам, тем проще ей будет объяснять. Но озвучить нужно.

— Ты помнишь, что тогда сказал Флинт? Так вот, это правда. Лорд-дра… Лорд Теодор Нотт может в любой день выбрать для меня нового жениха. И на этот раз не думаю, что удастся отказаться.

— Постой, что значит нового?

В чертах лица Забини появилось что-то хищное, и Лисс поспешила его успокоить:

— Да всё хорошо кончилось, лорд-дракон разорвал нашу помолвку. Тем более что и Уркхарт не горел желанием, как мне кажется. Но в любой момент лорд может приказать ещё кому-то взять меня в жёны.

— Вот как! — Лаудан наклонился вперёд, опершись на колени локтями, и поинтересовался: — Лисс, можно спросить? А у тебя какие намерения в отношении меня?

— Разве непонятно? — попыталась она уйти от ответа. Но Забини покачал головой, и она вздохнула. Кто бы знал, как тяжело даются эти признания. — Я подумала и решила, — от волнения получилось слишком громко. Поэтому продолжила она почти шёпотом: — Ты мне нужен, очень. Так что я решила выйти за тебя замуж, если ты, конечно, не против.

— Не против, — подтвердил он серьёзно. — Даже полностью «за».

— Хорошо, — вздохнула Лисс с облегчением, радуясь, что с признаниями покончено. — Итак, мы оба хотим пожениться. И ты согласен, что сделать это нужно быстрее, по крайней мере, обручиться. Так?

— Абсолютно согласен, — кивнул он.

— Я много думала, ты же понимаешь, что всё не просто. Ковен действительно очень редко отдаёт кого-то из девушек на сторону. Ты знаешь Ники Шелби, то есть она уже МакНейр. Да? Так вот — это исключительный случай. И то, несмотря ни на что, лорд-дракон потребовал у горцев двух невест для наших боевиков взамен Ники. А у тебя, как понимаю, нет клана горцев и двух девиц на выданье?

— Ты права, — кивнул Лаудан. — Чего нет, того нет.

— И я полагаю, у тебя есть нечто более ценное, чем две незамужние девушки, чтоб предложить лорду-дракону? — с надеждой осведомилась Лисс.

— Не настолько ценное, — вздохнул он.

— Есть вариант попроситься в ковен, — осторожно произнесла Лисс. Это было бы самым лёгким решением. Тут лорд-дракон мог согласиться. Она следила за непроницаемым лицом Лаудана и озвучила: — Не вариант, да?

— Только в самом крайнем случае, — спокойно ответил Забини. — Я наследник достаточно древнего рода, Лисс, и не мне приходить в ковен. Прости, если разочаровал.

— Нисколько, — честно призналась она. В глубине души она ведь это знала. — Значит, заберёшь меня из ковена.

— Заберу, — кивнул он спокойно, видно давно всё решил.

— Тогда нам нужно очень постараться, чтобы лорд-дракон захотел меня отдать тебе в жёны. Лёгкого пути я, к сожалению, пока не вижу. Но, во-первых, можно убедить родителей, чтобы пошли к лорду. Во-вторых, нам мог бы помочь Магнус Нотт. Ты его вряд ли хорошо знаешь, но он никогда не отказывает, если его просишь. Кто угодно подтвердит. И у него точно есть железные аргументы для отца, всегда. В-третьих, можно попросить помощи у Валери Нотт, она тоже могла бы помочь. И есть ещё Эми Флинт. Это она помогла расстроить мою помолвку с Юджином. Как видишь, есть несколько вариантов, но я не знаю пока, какой предпочесть.

— Ты умница, Лисс. Даже не думал, что есть столько возможностей, — произнёс Забини, заставив её улыбнуться от удовольствия. — Мы обязательно решим, к кому обратиться. Но сперва позволь мне попытаться самому. И если у меня ничего не получится, тогда уже будем думать и подключать тяжёлую артиллерию. Договорились?

— Это что-то магловское? — спросила она, и сразу заверила: — Конечно, разумеется, я очень рассчитываю, что у тебя есть план. И так хочется, чтобы у тебя всё получилось!

— А ты мне оберег сделай, — он задумчиво погладил её коленку, но тут же убрал руку, хотя она не возражала. — Что-нибудь такое, пояс, там, приносящий удачу.

— Сделаю! — оживилась она. И как самой в голову не пришло! — А ты бы мог сварить зелье удачи.

— Не хочу полагаться в таком важном деле на это неоднозначное зелье, — покачал головой Лаудан. — Как быстро ты сможешь сделать оберег?

— К завтрашнему утру, — подумав, ответила Лисс. — Я сейчас же найду записи прабабушки, а материал у меня есть. Ты здорово придумал, Лаудан!

— Вот и славно, Лисс. Верь в меня! Это очень важно.

— А я верю! — она постаралась вложить все чувства в эти слова. — Ты лучший, Лаудан, и у тебя же всегда всё получалось! Вспомни, сколько раз в Хогвартсе… Но я боюсь, немножечко.

— Чего ты боишься? — он взял её за руку и пытливо заглядывал в глаза. — Скажи, Лисс.

— Сама не знаю, тревожно. — Лисс поёжилась. — Ты мне только пообещай, если так случится, если лорд-дракон откажет тебе, держи себя в руках, не возражай, прошу. Он страшен в гневе, и для тех, кто не в ковене, может показаться, что это ерунда и просто громкие слова. Но я тебе клянусь, это по-настоящему жутко. Я видела. Поэтому, старайся его не злить, ладно? Пообещай!

— Постараюсь, — лаконично ответил Забини и погладил её по голове. Глаза его в полумраке таинственно поблёскивали от небольшого висящего над ними «светлячка». — Лисс, не тревожься, у меня есть веские аргументы.

— Но если откажет, ты скажешь мне сразу, ладно?

— И если согласится, тоже сразу сообщу, — улыбнулся он.

Забини поднялся из кресла, и Лисс поспешила тоже встать. Она сама чувствовала, что надо прощаться. Всё обговорили, а ковен уже скоро проснётся. Не стоит никому знать об их встрече.

— Я бы с тобой хоть до вечера тут просидел, — Забини стоял совсем близко и по-доброму смотрел сверху вниз. — Но, увы, пора и честь знать.

— Главное — всё решили, — сдержанно улыбнулась ему Лисс. И когда он осторожно её обнял, только на миг удивилась, а потом расслабилась, уткнувшись в его плечо.

— Моя огненная девочка, — Лаудан осторожно заправил прядку волос в её капюшон. Погладил по щеке почти невесомо, и сразу отступил, забирая тепло.

Она любовалась, как быстро он возвращает тюкам сена прежний вид. Даже мусор с пола исчез, когда он закончил волшебство.

— Маленькая просьба, — сказал он. — То зеркало, что я подарил, носи его с собой, ладно?

Она улыбнулась и вынула из кармана зеркальце, чем явно его удивила.

— Я просто решила, что поговорить с тобой лучше лично.

— Правильно решила, — с чувством покивал он. — До встречи, моя радость!

— До встречи, Лаудан! Ой, подожди. Дай волос или каплю крови. Клянусь, что использую их тебе во благо!

— Для оберега, — кивнул он понятливо. Достал из кармана флакон и чем-то (она не разглядела) нанёс ранку на ладони. Закрыв пробку, протянул флакон ей. — Хватит?

— Да, — уверенно оценила Лисс. — Всё, давай, до встречи.

Она поднялась на цыпочки и быстро поцеловала его в щёку. Растерялась от своего порыва, так она со Стивом прощалась. Но Лаудан лишь взглянул из-под ресниц и кивнул:

— Пока, Лисс. Не волнуйся и ничего не бойся.

Она ещё долго стояла неподвижно, когда он ушёл. Вздрогнув от звука снаружи, встряхнулась, зачаровала опять дверь на улицу, и через дверку Альмы вылезла обратно во двор.

И сразу увидела Ареса Шелби, идущего мимо их ограды. Приостановившись, тот поздоровался:

— Привет, Лисс, на свиданку бегала?

— Очень смешно, Арес, — буркнула она, хотя сердце упало куда-то в желудок от нервов. Он ещё и остановился, опёршись на воротину и поставив ногу в огромном сапоге на нижнюю перекладину. — А ты куда в такую рань? Жена выгнала из дома?

— Подерзи мне, малявка, — фыркнул здоровяк. — Ладно, не сердись, мне твой брат нужен. Скажешь ему, чтобы зашёл к нам домой вечерком. Дело есть.

— Скажу, — она решительно пошла к крыльцу. Арес, к счастью, тоже пошёл дальше, что-то насвистывая.

Лисс взбежала на крыльцо и решила, что место встреч с Лауданом надо менять. Пока будет делать оберег, как раз придумает.

***

Лаудан и не ждал, что Лисс бросится ему на шею от счастья. Скорее уж виделся тяжёлый разговор, где маленькая и упрямая Лисичка наотрез откажется видеть в нём кого-то, кроме друга. И её признание, что он ей нужен, чудодейственным бальзамом грело душу. А решительное согласие стать женой, удивило и растрогало. Даже уговаривать не пришлось, хотя, если бы она знала, что он всё равно пойдёт до конца, могла и взбрыкнуть, другое дело, что так проверять её стойкость он не собирался.

Только немного царапнуло, что она выбрала из двух зол меньшее — лучше стать женой друга, чем оказаться невестой неизвестно какого боевика. Но по мере разговора он с восторгом понял: как бы малышка не дорожила их дружбой, без любви не решилась бы на такой шаг. А это её тихое «ты мне нужен» и доверчивый беззащитный взгляд он будет помнить всю жизнь. Как удержался-то и не схватил в объятия, осыпая поцелуями? Но спешить нельзя точно, его огненная девочка вряд ли готова к столь эмоциональному проявлению чувств. Мерлин! Да он даже руку не осмелился поцеловать, боясь потерять и так почти утраченное доверие. А она его зеркальце в кармане таскает!

Форсировать события он и до разговора с Лисс не собирался, а теперь убедился: завоёвывать желанную девушку нужно постепенно и осторожно. Пусть его ухаживаний раньше она не замечала, но теперь-то всё будет иначе. Если бы ещё получилось с лордом-драконом договориться по-хорошему, но он уже понял, что легко не будет. Ну и пусть! Когда это трудности останавливали кого-нибудь из рода Забини?!

Когда он вернулся в их с сестрой временное жилище, Франческа уже хлопотала на кухне, ароматный дух свежезаваренного кофе и жареных тостов повысил и без того хорошее настроение Лаудана.

— Гулял? — она достала из печи небольшой пирог, и рассмеялась на его удивление. — Просто подогревала, без чар вкуснее. Это Пранки угостили. Мэйси чудо просто, она мне столько рецептов подкинула, я и не знала, что горцы такие кулинары.

— Пахнет изумительно, — помыв руки, Лаудан сел в кресло, сразу потянувшись к тарелке с тостами и кувшинчику со сливками. — Лисс согласилась стать моей женой. Отрежь мне пирога, будь другом!

Франческа ахнула, едва не выронив пирог, и поспешно пристроила его на стол.

— И ты так спокойно это говоришь?!

— Не знал, что просить пирог надо с поклонами, — ухмыльнулся он, жмурясь от первого глотка бодрящего кофе. — Фрэнни, ну же, я голоден!

— Лаудан Гектор Забини! Я хочу знать все подробности!

— Фрэнни, подумай лучше, где взять двух незамужних девиц, которые согласятся выйти за грубых и нахальных боевиков Нотта.

Она сложила полотенце и опустилась на стул, чутко уловив перемену настроения.

— Всё так плохо?

— Лорд-дракон просто так на сторону своих девушек не отдаёт. Вот и думаю, а может, правда подыскать замену? Кто там у тебя в Мунго не пристроен ещё?

— Марго, но у той полным ходом роман с младшим Сметвиком. С Кристофером. Могу предложить одну.

— Да что ты? — Лаудан подозрительно прищурился: — Это себя, что ли?

— Чем это тебя не устраивает моя кандидатура? — возмутилась Франческа и взялась за нарезку пирога. Протянула ему кусок на красивой тарелке. — Держи, голодный наследник! И чтобы ты знал, не все боевики грубые и нахальные. Некоторые вполне джентльмены.

— Серьёзно? Это ты Уркхарта сейчас так приласкала? Опомнись, Франческа Таис Забини! Пока не поздно.

— Лаудан Гектор, — Франческа смотрела на него, подперев подбородок кулаком. — А что с твоей невестой? Может её подсунуть Нотту? А что — Ванда Батори красавица и умница, а характер… Боевикам к таким не привыкать, как понимаю.

Лаудан помрачнел и отставил недоеденный пирог.

— Я собирался сообщить ей чуть позже.

— По-моему, самое время. И не смотри волком. Пригласи Ванду прямо сюда, может, кто-нибудь на неё клюнет. Точнее, я уверена, что полковена сбежится посмотреть на нашу красотку.

— Ты с ума сошла, — покачал он головой. — Если Лисс узнает…

— Подумаешь, невидаль, она сама недавно была невестой Уркхарта, должна понять. Тем более, тебя никто не спрашивал, тебе три года было, когда обручили. Зря ты медлишь с этим, братец. Как бы не аукнулось.

— Мерлин! — Лаудан потёр скулу костяшками пальцев. — Пригласи её ты, только на обед, лишних спален тут нет.

— Она с радостью согласится разделить спальню с тобой, — фыркнула сестра. — И даже разрешения не спросит. На редкость бесцеремонное существо. Мне надо подумать.

— Северная Цитадель! — оживился Лаудан. — Если пригласить туда? Там куча холостых парней и отсюда далеко.

— Интересно, как я должна это устроить?

— А Уркхарт на что? Раз уж он готов есть из твоих ладошек, то может и встречу организовать.

— Лаудан, ты подбиваешь родную сестру на манипуляцию людьми?

— Франческа!

— Ладно, я попробую это устроить. Но только ради твоей малышки Лисс!

— Я обожаю тебя, сестрёнка! А теперь извини, у меня там зелье. Спасибо за завтрак.

И он просто сбежал в лабораторию, хотя зелье и правда требовало его внимания. Уже завтра оно будет готово, и можно будет идти к лорду-дракону на поклон.

Лаудана передёрнуло, и он мрачно начал переодеваться. Потом, всё потом! Проблемы нужно решать по мере их поступления, сейчас — зелье.

***



 
КауриДата: Вторник, 27.11.2018, 15:34 | Сообщение # 392
Высший друид
Сообщений: 874
« 751 »
***

Бен Сметвик не подвёл, да и трудно было ожидать иного — друг всегда отвечал за свои слова и обещания. Таша улыбнулась, когда вместо рукопожатия, парень на пару секунд крепко её обнял. Подумала вскользь, как повезло мисс Скримджер с таким женихом, и сразу перешла к делу.

— Нас ждут?

— Всё нормально будет, — Бен повёл её к камину для внутреннего пользования Мунго. — Не дёргайся, ты тут не первый раз.

— Только в отделении проклятий ни разу не работала, — вздохнула Таша. — И с твоим отцом странным образом ни разу не пересекалась. Он понятия не имеет о моём существовании, и, по слухам, терпеть не может, когда его отвлекают от пациентов.

— А ещё он ест младенцев на завтрак, на обед закусывает студентами, вечером приводит в трепет главного целителя, а перед сном выпивает целую пинту крови девственниц. Да-да, такой вот злой гений.

— Я впечатлена!

Зелёное пламя взвилось, унося Ташу прямиком на пятый этаж. Она поспешно отошла в сторону, нервно оглянувшись, в длинном коридоре было видно лишь двух ординаторов, куда-то спешивших и тихо переговаривающихся.

— Я точно положил лист исследования в ту историю болезни, — говорил один. — Может, сам Сметвик и забрал. А на меня наорал.

— Или ты перепутал историю! Да хватит уже! Подумаешь, наорал, тоже мне…

Бен вышел из камина, подмигнул Таше и, подхватив её под локоть, повёл в другую от студентов сторону.

— Кабинет отца там. Будем надеяться, он, как положено, сейчас пьёт кофе и в хорошем настроении.

— Ты сказал, что нечего бояться, — Таша еле поспевала за широким шагом друга.

— Да шучу я, Таш. Выше нос, ты же самая отважная целительница Британии. Ну же!

К кабинету они дошли слишком быстро. Не успела она опомниться, как они уже были в приёмной, где пухленькая девушка-стажёр сосредоточенно вчитывалась в свои конспекты.

— Целитель занят, — не поднимая головы, сообщила она. Но тут же вскочила, чуть не уронив конспект и сильно побледнев.

Это распахнулась дверь, являя посетителям главу отделения проклятий.

— Целитель пока свободен и от этого очень зол, — пророкотал Сметвик и в два шага подошёл к сыну. Сграбастал, обнимая, и тут же отпустил. Поднял брови, одним взглядом окинув Ташу с ног до головы, отчего она невольно вытянулась в струнку, панически размышляя, стоит ли отдать честь.

— Профессор Лукас? — осведомился насмешливо.

— Да, сэр, — опустила глаза Таша. — Она самая.

— А ещё скромница. Веди её в кабинет, Бен, закажи что-нибудь домовику, его Глюк зовут. Буду буквально через десять минут, не скучайте. Клоди, детка, хватит чахнуть над конспектом. Перед смертью не надышишься. У тебя полчаса, сходи перекусить в столовку. Всё, скоро вернусь, ректор зовёт.

И вихрь по имени Сметвик унёсся из приёмной, которая словно опустела. Таша моргнула и невольно поглядела на свою бывшую студентку Клодию Мастерсон, та мрачно смотрела в конспект и в столовку явно не собиралась.

— Идём! — потянул за руку Бен.

— Погоди. — Таша подошла к пухленькой девушке и присела рядом. — Привет, Клоди, что-то непонятно?

— Ой, профессор Лукас! — всплеснула руками девушка, едва снова не уронив конспект. — Простите, что сразу не поздоровалась. Просто целитель Сметвик!.. Ужас, у меня сейчас зачёт у целителя Сметвика. Я всё забыла, в голове пусто, что делать?

— Клоди! — Таша посмотрела строго. — Ты была лучшей на курсе. Ты всё знаешь и помнишь. Успокойся и сосредоточься. Целитель Сметвик не зверь, в конце концов, что за глупые страхи?

— Успокоительное? — насмешливо предложил Бен. — Клоди, Клоди, как же тебе не повезло, а?

— Здравствуйте, целитель Сметвик. Вам смешно, сэр, он ваш отец, — несмотря на несчастный тон, девушка уже улыбалась. — Вы правы, я просто нервничаю. Нет, не нужно ничего, мне уже лучше.

— Сходите в столовую, — Бен приманил упавший на пол листок. — Ваше?

— Спасибо, сэр. Куда мне в столовую, я похудеть пытаюсь.

— А вот это зря, — Бенджамин покачал головой. — Таша, возьми девушку с собой в эту ковенскую цитадель, пусть поверит в своё очарование, а может, и жениха найдёт.

Клоди покраснела, но заинтересованно глянула на Ташу.

— Ковен? Вы там бываете?

— Пациент, — кивнула Таша. — Хотите, Клоди? Помощница мне не помешает, а мальчики там хорошие, обижать точно не будут.

— И три галеона на дороге не валяются, — хохотнул Бен. — Я ли не красавец?

— Болтун, — Таша встала. — Завтра с утра, Клоди, свободны? Отлично, встретимся в вестибюле академии.

Девушка ожила и смотрела на Ташу сияющими глазами. Немудрено, на её курсе в академии училось всего двое парней, один зануднее другого. И это на дюжину девчонок.

Сметвик-отец не обманул, не успели они разместиться в кабинете, как он явился, сам призвал домовика со смешным именем Глюк и велел принести кофе и бутербродов с мясом.

— Возражения? Нет? Отлично. Хочу есть… нет, жрать, а времени мало. Молодое поколение не даёт продохнуть. И это помимо пациентов и безголовых ординаторов. Я ещё про ректора молчу. Ну-с, какие проблемы у замечательного профессора Лукас с безупречной репутацией?

— У меня пациент, сэр, по личной договорённости, — сразу объяснила Таша. — Нападение мантикоры, значительные повреждения мягких тканей, травма черепа и с ногой не всё хорошо. Я справилась с…

— Мантикоры? — громко переспросил Сметвик, не скрывая восторга. — И парень выжил? Скажите уже, кто такой!

— Это мистер Нотт, сэр. Наследник. Мне необходима ваша консультация. Диагностика, вроде бы, была правильной, проверяла несколько раз, но что-то пошло не так. Нога, сэр, внешняя сторона бедра от тазового сочленения до коленного сустава. С каждым днём картина хуже. Не могу понять. Лечение должно было помочь…

— И почему я не удивлён? — проворчал Сметвик уже без энтузиазма. — Когда ближайший визит к больному?

— Часа через два, — Таше всё больше нравился главный целитель отделения проклятий.

— Портключ?

— Многоразовый, на трёх человек максимум.

— В его доме? — отрывисто осведомился Сметвик, зачем-то роясь в столе. — Слышал, огневик обзавёлся старым особняком Кавендишей.

— Нет, сэр. Это северная Цитадель поместья Ноттов.

— Хорошо, будьте здесь через два часа, отправимся вместе. Если негде провести время, можете принять зачёт у этой несчастной Мастерсон. У меня операция непредвиденная в другом отделении, ректор озадачил, надеюсь уложиться в час-полтора, но мало ли как пойдёт. Имейте в виду, я вам доверяю, но в думосборе пересмотрю, как девчонка ответила. Идёт? Вот и договорились. А теперь еда!

Главный целитель отделения проклятий очень быстро расправился с парой бутербродов, и с видимым блаженством проглотив кофе, аккуратно поставил на поднос хрупкую чашечку. Насмешливо подмигнув Таше, он стремительно покинул кабинет.

Не успел он уйти, как в дверь заглянула Клоди.

— Можно?

— Заходи, — кивнула ей Таша.

Бен нахально устроился за отцовским столом и напустил на себя строгий вид.

— Клоди, детка, бутерброд съешьте и сядьте уже! — рявкнул он отцовским голосом, и расхохотался, когда Клоди сильно вздрогнула.

— Правда, поешь, — Таша укоризненно посмотрела на друга. — Тут их много, а худеть пора мистеру Бенджамину.

— В каком месте? — возмутился Бен, встал и принялся себя картинно осматривать.

Клоди бутерброд съела, выпила кофе и очень бойко ответила на перекрёстный допрос, сияя и улыбаясь от столь приятной замены.

— Что я и говорила, — подвела итог Таша. — Бен, воспоминания с тебя. Клоди, ты умница и красавица. Если у тебя всё, иди домой.

— Не всё, — радостно ответила Клоди, заправляя за ухо локон. — У меня ночное дежурство ещё. Но утром я буду вовремя. В девять?

— В десять, Клоди.

Бен хохотнул, едва за девушкой закрылась дверь.

— Боевики возьмут её сонной и тёпленькой. Такой румяный пирожок с косой до… хмм… до попы.

— Всё равно грубо, Бен. Я прослежу, чтобы её не съели.

Таша мысленно согласилась, что пшеничную косищу мисс Мастерсон толщиной в кулак Магнуса Нотта, боевики точно оценят, и этот румянец, и славное личико с глазами испуганной лани.

И характер у девочки покладистый, и о замужестве явно мечтает, раз даже боевики не пугают. А ведь девочка домашняя, старшая среди четверых детей. Семья совсем не богатая, жила неподалёку от дома Таши и мисс Смолл. А соседи всегда на виду, так или иначе. Клоди дома вместо эльфа уже несколько лет, и готовит, и прибирает, и за стариками ухаживает, трое младших ещё мелкие. И при всём этом девочка была лучшей ученицей в академии и даже подрабатывала в лаборатории. Невольно подумаешь, что с каким-нибудь боевиком ей будет лучше, родные таких девочек не очень охотно отпускают, как ни парадоксально. Поэтому она сразу поддержала предложение Бена, хотя никогда не была сводней.

Целитель Сметвик не заставил себя ждать, ворвавшись в кабинет всё тем же вихрем. В думосбор нырнул и сразу вынырнул, заявив, что всё в порядке.

— Бен, ты с нами?

— Нет, — Бен вновь вскочил из-за стола, едва они услышали шаги его отца. И теперь скромно стоял, разглядывая многочисленные вредноскопы на полках шкафа. — У меня свидание, пап.

— Вот тебе и пудинг с книззлятами, — отреагировал целитель, стремительно сдирая мантию. — Когда с невестой познакомишь? Один момент!

Он скрылся в ванной, захлопнув за собой дверь.

Бен посмотрел на Ташу круглыми глазами.

— Пора, — покивала она. — Мисс Скримджер будет счастлива.

— Ты думаешь? — он взлохматил волосы обеими руками. — Ладно, к дракклам. Завтра вечером заглянем к отцу на ужин.

Целитель появился в другой рубахе и с влажными волосами, подхватив с вешалки кожаную куртку, кивнул Таше:

— За мной, леди. Портключом воспользуемся в холле. Здесь никак. Бен, идёшь? — и когда они покинули кабинет, осведомился: — Так невеста есть или нет?

— Завтра приведу на ужин, — тяжело вздохнул Бен. — Она славная и любит меня давно.

— А я уж думал, это мисс Лукас. — Он замолчал, пока они перемещались камином. — Впрочем, зачем такому оболтусу это маленькое целительское чудо. Выше нос, Таша, Магнус Нотт — это серьёзно. Доставайте портключ.

Перемещение вышло обычным образом. Парни цитадели как всегда крутились возле аппарационной площадки, но увидев Сметвика, мигом поскучнели. Во всяком случае, здоровались без энтузиазма, чересчур вежливо.

К счастью, мрачного Ингиса Морна видно не было. Таша до сих пор не могла решить, как относиться к нему теперь и как интерпретировать мрачные взгляды. До нормального разговора Морн больше не снисходил, избегал её практически открыто, лишь прожигая взглядом издалека. А навязываться Таша не собиралась.

— Эй ты, Флинт, верно? — бесцеремонно позвал Сметвик. — Впрочем, такую рожу ни с кем не спутаешь.

— Я, целитель, — тут же подскочил парень, преданно глядя на гостя и широко улыбаясь. — Вы к патрону?

— В точку, парень. Понесёшь чемодан, вес не облегчать и не левитировать. Не трясти. Показывай дорогу.

Флинт охнул, чуть не согнувшись, когда взял чемодан, только тут Таша оценила вес невзрачного на вид саквояжа и с уважением глянула на Сметвика. Целитель с интересом огляделся, потянулся с наслаждением, насмешливо оглядел притихших боевиков, и только после этого неторопливо направился к башне. Квинтус Флинт шёл впереди, но уже не показывал виду, как ему тяжело. Таша восхищалась этими тренированными мальчишками. Но к счастью, ни в кого влюбляться не хотелось, пусть ей все и нравились.

А вот Нотт целителю не обрадовался. Приподнялся на локтях, увидев Ташу, но поздороваться не успел. За ней в комнату ввалился Флинт, а следом и Сметвик.

— Сам не рад, — холодно взглянул целитель на Нотта. — Но помочь мисс Лукас взялся только ради неё. Так что засунь свои возражения мантикоре под хвост, твоя милость, и будь мужиком, дай спокойно осмотреть. Расклад ясен?

— Абсолютно, — так же холодно ответил Нотт, опуская голову на подушку.

Таша с удивлением переводила взгляд с одного на другого. Стало любопытно, что произошло между ними. Жаль, о таком не спросишь.

Сметвик бесцеремонно содрал одеяло, хмыкнул, но пижамные штаны снимать не потребовал. Палочка выписывала замысловатые пассы так быстро, что Таше оставалось молча завидовать. У неё такой скорости и близко не было. Да и практики с преподаванием в академии стало куда меньше.

— И перед кем геройствуешь? — Сметвик раскрыл чемодан и вытащил два устрашающих прибора. Таша и не видела таких раньше. — Придётся раздеться, твоя милость. Боль сильная?

— Терпимо, — сквозь зубы ответил Магнус, покосился на Ташу, но от штанов послушно избавился.

Хорошо на нём остались трусы, хотя Таша и убеждала себя, что она целитель, но с Магнусом всё было не просто.

— Терпимая боль постоянна, или облегчения наступали? — фыркнул Сметвик, тут же зажимая раненую ногу с подживающими шрамами между двух приборов.

— Не знаю, иногда не чувствую, — Нотт сжал зубы и втянул в себя воздух, когда целитель повернул какой-то рычажок.

— Можешь орать или обезболивающее выпей. И имей в виду, просто так больных я не мучаю, какими бы засранцами они не были. Паршиво всё, твоя милость, но надеюсь исправить. Таше простительно, там дрянь затесалась крошечная, увидеть без приборов невозможно. Сейчас будет ещё больнее.

— Потерплю, — прохрипел Нотт, зажмурился и откинул голову на подушку. Вены на шее у него вздулись, и Таша шагнула ближе, поспешно откупоривая флакон с обезболивающим зельем.

— Разжать зубы или попытаешься сам выпить? — Сметвик одобрил Ташино вмешательство, продолжая колдовать с адским устройством.

Нотт приоткрыл глаза и сумел даже слабо улыбнуться ей побелевшими губами. Послушно глотнул зелье, скривился, но выпил всё до дна.

— Спасибо.

Она кивнула, и вытерла платком пот с его лба. Ощутила, какой он горячий и намочила платок ледяной водой.

— Сейчас будет очень больно, — предупредил целитель Сметвик. — Зелье хорошо, но тут и оно не поможет. Могу дать кусок кожи, чтобы зубы не раскрошились. А то отращивать их та еще морока.

— Давайте, — покладисто согласился Магнус. И сжал зубами кусок толстой кожи.

Сметвик чем-то щёлкнул, и Нотт выгнулся, зарычав так, что у Таши кровь заледенела. Она видела, что целитель, навалившись, едва удерживал Магнуса. Хорошо, что это кончилось быстро.

— Вот и всё, — Сметвик отцепил от ноги прибор, разъединил его на две части и убрал в чемодан. — Теперь зелья, курс целителя Лукас я лишь слегка подкорректирую. Вставать можно будет дня через три, не раньше. Это в лучшем случае. Всю гадость, что оставила в подарок мантикора, я убрал, заживление пойдёт быстрее. Болеть почти не будет. Сможешь поспать без зелья, твоя милость. Скажи спасибо мисс Лукас, если бы не она, пятью минутами адской боли ты бы не отделался. В Мунго надо было, ну да что уж. Выздоравливай, твоя милость. Зла я тебе не желаю, но на ней женюсь и тебя не спрошу. Понял ли? Вот как-то так. Таша, не провожай. Я ушёл.

Таша растерянно смотрела вслед Сметвику, но не могла пока покинуть Нотта, который негромко попросил:

— Посидите со мной немного. Пожалуйста, Таша.

— Конечно, мистер Нотт. Ещё обезболивающего? Сейчас можно.

— Достаточно, — вздохнул он, и улыбнулся, когда она накрыла его одеялом. — Жалкое зрелище, да?

— Не злитесь на Сметвика, — она опустилась на табурет возле него. — Он гений и спас вам ногу.

— Толку злиться, — Нотт на минуту прикрыл глаза. — Жених, надо же.

— Увёл у вас девушку? — Таша тут же опомнилась и порадовалась, что покерфэйс не подводит. — Простите.

— Подругу, — спокойно ответил Нотт. — Никакой романтики, друзья ещё со школы. Её муж был моим лучшим другом. Она вдова и владелец сыскного агентства. Может, слышали.

— «Акела», — кивнула Таша. — Миссис Дэшвуд, да? О, я и не знала, что они с целителем… Извините, я не хотела сплетничать.

— Почему бы нет? — Нотт усмехнулся и подтянулся на руках, принимая сидячее положение. — Скучно лежать тут одному.

Таша привстала и поправила ему подушки, смутилась, когда он совсем близко заглянул ей в глаза, но просто вернулась на табуретку, ничем не показав неловкости.

— Спасибо!

— Вы бы книжки читали, — она посмотрела на стопку книг на тумбочке и улыбнулась: — дурацкий совет, да?

— Хороший, — не согласился он. — Читаю, но… живое общение ничем не заменишь. Робертс навещал, ещё один мой друг. Он нынче директор Хогвартса. Расскажите о себе, Таша.

Она невольно усмехнулась от такого неожиданного предложения.

— Да нечего рассказывать.

— Понимаю, не заслужил, да?

— Что вы, мистер Нотт. Просто… понимаете, у меня очень скучная жизнь. Ни охоты на мантикору, ни ковена, за которым глаз да глаз. Преподаю в медицинской академии, подрабатываю в Мунго.

— Вы живёте одна?

— Теперь да, — не удержалась она от горечи.

— Что произошло? — заинтересовался Нотт. — Не хотите, не говорите. Я же вижу, что вам вспоминать неприятно.

— Скорее больно, — Таша задумчиво взяла одну из книг, но даже не прочла названия. — Меня растила мисс Смолл, добрая женщина, а родителей практически не помню. Погибли, когда я была совсем маленькой. Я была всем для мисс Смолл, как и она для меня. Замечательный человек большой доброй души. Она умерла в канун Нового года. И я до сих пор ещё не могу с этим смириться.

— Не мудрено, — тихо сказал Нотт. — Не прошло и недели. Это ведь не всё?

— Нет, не всё, — Таша взглянула удивлённо. Почему-то такой чуткости от мистера Нотта она не ждала. — Дом отобрали, появились родственники, так что ваш целитель пока без места жительства. Вас это не смущает?

Она удивилась, что Нотт явно обрадовался вместо ожидаемого сочувствия.

— А в цитадели очень не хватает собственного целителя, — осторожно произнёс он. — И уж комнату обустроить хоть здесь же, в башне тоже легко. Вам ведь тут нравится?

— Что вы, — Таша покачала головой, — я не совсем бездомная. У меня есть комната при академии. Не подумайте, тут у вас здорово, но это слишком неожиданное предложение.

— И всё-таки, обещайте подумать, — мягко ответил Нотт и накрыл рукой её кисть, лежащую на книге. — Вы славная, даже Марте понравились.

— Боюсь, мне пора, мистер Нотт, — Ташу слишком взволновал этот жест, и она, стараясь не спешить, встала с табурета. Положила книгу обратно на тумбу и встретилась с взглядом синих глаз. — Я приду завтра.

— Буду ждать, — кивнул он, не отводя взгляда.

— Ах да, — она раскрыла сумку и выставила на тумбу три флакона. — Зелья на вечер. И ещё, вы не против, если завтра я приду с помощницей? Клоди пока учится, но…

— Ваша Клоди замужем?

— Нет, — Таша улыбнулась. — Про три галеона меня просветили, так что да, я бы хотела их получить. Она, правда, замечательная. Не очень приятно ощущать себя сводней, но если кому-то из мальчиков она понравится… Она хорошо готовит, лучшая ученица на курсе, добрая девочка и к тому же хорошенькая. Чистокровная, кстати, но семья бедная, и приданого либо нет, либо совсем небольшое. Так что женихи вокруг Клоди не вьются. А если и заглядываются некоторые типы, то с вашими парнями не сравнить.

— Вы получите три галеона в любом случае, — кивнул Нотт, улыбаясь глазами. — Мне нравится ваша честность и прямота, Таша. Уверен, ваша Клоди понравится многим.

— Думаете, передерутся? — обеспокоилась она.

— Не такие дикие у нас парни, как кажется на первый взгляд. Смертельных дуэлей не будет. Девушка сможет сама выбрать жениха, если захочет, конечно. У вас только одна помощница?

— Мистер Нотт, это единичный случай. Я вообще не уверена, что поступаю правильно.

— Зря сомневаетесь, Таша. Хотя бы одного осчастливите, уже здорово. Девицы неохотно идут замуж за боевиков. Ваша Клоди сама что думает?

— Глазки загорелись, — выдала Таша свою ученицу. Хотелось, чтобы Нотт понял, что всё добровольно. — Не испугалась знакомства с боевиками.

— Вот и славно. Не переживайте, Таша, всё будет хорошо, парни не подведут. Кстати, скажите, чтобы кто-нибудь зашёл ко мне. Флинт, к примеру.

— Хорошо, — она подхватила сумку. — Мистер Нотт…

— Таша, называйте меня по имени, ладно?

Она молчала, потому что привыкла игнорировать знаки внимания от пациентов, а мистер Нотт исключением не был. Наоборот, стоило следить за собой особенно тщательно. Потому что так легко было попасть под обаяние ленивой улыбки и весёлых синих глаз. Нотт вообще воплощал в себе все достоинства, которые она ценила в мужчинах: спокойный, уравновешенный, очень по-мужски привлекательный, открытый и в то же время сдержанный. Но обманывать себя было бессмысленно — если Ингиса Морна с натяжкой можно было считать равным ей, то Нотт был вроде принца магического мира, а она всего лишь Таша Лукас, ни рода за спиной, ни сейфа с приличной суммой в Гринготтсе. А стать его любовницей гордость не позволяла.

— Это ни к чему, мистер Нотт, — покачала она головой, спохватившись, что он так и ждёт её ответа. — Вы скоро поправитесь и больше не будете нуждаться в моих услугах.

— Какие цветы вы любите?

— Мистер Нотт!

— Сложный вопрос?

— До завтра, сэр. Доброй ночи.

Она поспешила уйти, не дожидаясь ответа. И только сбежав вниз, вспомнила его просьбу. Хорошо, навстречу попалась малышка Шани.

— Вы уже уходите? — огорчённо воскликнула девочка. — А там мама Марта для вас пироги приготовила. Подождите, я мигом!

— Хорошо, Шани. И скажи Флинту, что его ждёт мистер Нотт.

Пироги ей не первый раз давали с собой. Очень выручали, так как готовить Таше было негде, питаться всё время в кафе не по карману, а столовая академии в каникулы не работала. Но всё равно Таша стеснялась их брать, Магнус ей честно оплачивал визиты. С другой стороны, она познакомилась с Мартой, когда та попросила осмотреть младшего брата Шани. Малыш слегка простудился и был мелковат для своего возраста. И Таша ему зелья принесла на другой же день. Так что и отказаться от подобной благодарности она не могла.

Засыпая этим вечером на своей узкой кровати в академии, Таша сломала голову, как не обидно намекнуть Нотту, что незаинтересована в его ухаживаниях. Хотя будь по-другому, будь он простым боевиком… Но что мечтать о несбыточном. А ещё она точно знала, что Магнус Нотт ухаживает за мисс Прюэтт. Иначе в гильдии строителей, куда её занесло с Бенджамином на днях, не спорили бы на то, кого выберет эта девушка: Рабастана Лестрейнджа или Магнуса Нотта.

Для неё выбор был очевиден, что из себя представляет мистер Лестрейндж, она не знала, но предпочесть Магнусу Нотту какого-то мальчишку! Просто смешно. В итоге она проворочалась полночи, твёрдо решив потратить гонорар за лечение синеглазого аристократа на приличную кровать, пусть она и займёт в её комнате всё свободное пространство. А решение, как объясниться с Ноттом, так и не смогла принять. Всё казалось либо жутко пафосным, либо лицемерным, либо вообще нелепым и оскорбительным. Может, она придумала себе его интерес, а на деле всё куда прозаичней?

***



 
КауриДата: Вторник, 27.11.2018, 16:01 | Сообщение # 393
Высший друид
Сообщений: 874
« 751 »
Клоди её уже ждала в вестибюле академии, когда Таша спустилась. Мисс Мастерсон дремала, устроившись на неудобной жесткой скамье с прямой спинкой. И вздрогнула, когда Таша к ней прикоснулась. На девушке была потрёпанная дублёнка, под которой угадывался свитер с высоким горлом. Длинная тёмная юбка доходила до щиколоток, не пряча скромные ботиночки с облупившимися носами.

— Профессор Лукас, — вскочила она сразу. — Извините, сложное дежурство. И домой я уже не успевала, чтобы переодеться. Я в таком виде… Может, перенесём… ну, визит в ковен?

А сама смотрит с отчаянием.

— Глупости, — отрезала Таша. — Клоди, ты замечательно выглядишь! А я очень рассчитывала взять тебя с собой. Думаешь, мне там очень комфортно одной среди толпы боевиков? А вдвоём всё-таки веселей. Просто посмотришь, как живут, познакомишься.

— А, конечно, — и глаза девушки, несмотря на усталость, радостно засветились. — Думаю, я смогу.

— Вот и славно. Не голодна? У меня с собой пирожок. Но вообще по утрам там кормят, отказываться не пытайся, неудобно. Да и не получится — всё равно уговорят.

Они уже вышли из академии, но для активации портключа Таша всегда шла до соседнего переулка.

— А мальчики там, — робко начала Клоди, явно борясь с зевотой. — То есть, боевики… Я хотела спросить, есть симпатичные?

— Они там все симпатичные, — заверила Таша со вздохом. И сочла нужным предупредить: — но могут быть на тренировке или на охоте. Если не встретим никого, не расстраивайся, ещё раз со мной сходишь.

Не успели появиться на пятачке аппарационной площадки, как к ним мигом заспешили зубастый Флинт и очень серьёзный Стив Пранк. У Клоди вытянулось лицо, когда Таша их представила девушке. Чего стоило не рассмеяться: рожица Флинта точно не тянула на симпатичную. А у Стива мисс Мастерсон первым делом разглядела брачный браслет.

— Мы будем вас сопровождать, мисс Мастерсон, — деловито сообщил Пранк, замечательный парень во всех отношениях. — Можете располагать нами и задавать любые вопросы.

— Спасибо, мальчики, — Таша кивнула обоим. — Но сначала мы с Клоди позавтракаем, а потом можете устроить экскурсию по Цитадели, пока я буду у пациента. Стив, я рассчитываю на вас. И на вас, Квинт, тоже. — И чтобы не расслаблялись, прозрачно намекнула: — Если Клоди понравится, возможно, и её подруги захотят сюда заглянуть.

Парни понимающе заулыбались, хотя сами уже были заняты. Но общая проблема нехватки невест явно была им близка до сих пор.

Марта встретила радушно, усадив за стол и выгнав из кухни Кейси Причарда, который уже поел и теперь во все глаза разглядывал Клоди. Его представили и выдворили из кухни довольно легко.

А молчуна Шона Фишера Марта трогать не стала, усадив Клоди рядом с ним за стол. Шон не то, что не рад был соседству, но, видимо, очень переживал. Парень едва взглянул на гостью, ниже склонил свою бритую почти наголо голову над тарелкой с кашей, и, судя по виду, с которым жевал, потерял всякий аппетит.

Зато Шани и маленький Мэти вовсю развлекали народ. Стива, кстати, прогонять не стали, он усадил Мэти к себе на колени и очень ловко управлялся с малышом. Практически профессионально уговаривая ребёнка поесть и не разбрасываться едой. Флинт остался снаружи — Марта велела никого не пускать, пока едят гости.

Но вот в окно кухни заглядывали, как бы между прочим. И Таша со счёта сбилась, сколько парней прошло вот так случайно мимо этого окна с эдаким безразлично-деловым видом. Хорошо, что Клоди смотрела больше на Мэти, умиляясь его живости, и на Шани: маленькая хвастунишка умела полностью завладеть вниманием понравившегося человека. И Клоди этой участи не избежала.

Для очистки совести, Таша прошла часть экскурсии рядом с Клоди. Та, наконец, оценила Флинта, как хорошего рассказчика и вполне свыклась со своим эскортом. Улыбалась, задавала вопросы и даже шутила — что хорошая еда с человеком делает!

Осмотрели «загон», Клоди посочувствовала, что их так много в «одной комнате».

— Какая же это комната? — фыркнул Флинт. — Это казарма! А комната у нас дома, там, в центральном поместье. Разве что Ингис Морн ничего другого не имеет. И Шани с Мэтью тут живут постоянно. Остальные временно. Провинятся чем-нибудь — и сюда, набираться ума-разума.

— Заметь, Клоди, — ухмыльнулась Таша, — здесь все штрафники.

— Флинт преувеличивает, — дипломатично улыбнулся Стив Пранк. — Позвольте, немного поясню. Парни тут живут не потому, что провинились, как находящийся здесь Флинт, а потому что сами захотели или лорд Нотт приказал. Так что штрафник один — и он перед вами.

Клоди мелодично рассмеялась, а Флинт незаметно для неё показал Стиву кулак.

Таша фыркнула и предложила продолжить экскурсию. Шани, которая увязалась за ними, чуть не подпрыгивала от нетерпения.

— А теперь к воротам, мою горку смотреть! Что тут интересного?

— Не командуй, мелкая, — щёлкнул её по носу Флинт, заслужив недовольное ворчание невесты. — Ладно, пойдёмте на горку, мисс Мастерсон, может, прокатитесь даже.

Клоди, конечно, согласилась, радостно сверкая глазами. И Таша подозревала, что это потому, что они уже издали увидели у горки троих парней. Те махали палочками, явно укрепляя сверкающее чудо.

С Кейси Клоди уже познакомилась, так что ей торжественно представили Макса Эшби и Маркуса Бойла.

Крепыш Эшби тут же предложил свои услуги, улыбаясь широкой улыбкой:

— Хотите, прокатимся вместе, мисс Мастерсон? Мы уже всё подновили тут.

— Вот и идите, раз подновили, — нахмурился Пранк.

— Сами прокатим, — поддержал его Флинт. — Прошу, мисс Мастерсон.

Парни на удивление покладисто покивали, бросая на Флинта нечитаемые взгляды, и утопали в сторону «загона». Клоди проводила их жалостливым взглядом, но тут же радостно согласилась подняться на самый верх.

Накатались вволю. Флинт страховал Ташу, а Стив — Клоди, так что удалось даже стоя на ногах скатиться несколько раз и не упасть.

Шани с залихватским свистом каталась сама.

Потом решили пойти смотреть загоны с гиппогрифами. На этом Таша с ними распрощалась, поверив, что Флинт и Стив со своей задачей прекрасно справляются. Никто не спешил смущать и набрасываться на счастливую гостью.

Вроде никого не подпускают, а успели познакомить между делом ещё с двумя парнями, просто проходившими мимо. Те, конечно, глядели на Клоди очень приветливо, но сразу же распрощались, «спеша» по своим делам.

Уже зайдя в башню, Таша оглянулась на вбежавшую следом Шани.

— Забыла сказать, — запыхавшись, сообщила девочка. — Стив сказал, что здесь скоро будет лорд-дракон. Вот. Предупредить велел, чтоб не пугались. Он не очень страшный, не думайте, просто он же дракон! Вот, я побежала.

Таша усмехнулась и покачала головой. Как успела понять, лордом-драконом звали старшего Нотта, то есть лорда Теодора Нотта, которого почему-то опасались все. Но в любом случае стоило поспешить с осмотром Магнуса.

Нотт встретил её хмурым видом, но поздоровался вежливо, спросил, как встретили мисс Мастерсон, после чего добавил:

— Таша, мне уже осточертело валяться, как беспомощному калеке! Я не чувствую себя больным.

— Недолго осталось, сэр, — Таша быстро махала палочкой, не так быстро, как Сметвик, но всё же. Показатели радовали, Магнус Нотт явно шёл на поправку. — Я всё же советую вам потерпеть ещё пару-тройку дней. Курс зелий отлично подобран, лечение идёт замечательно, но оно должно осуществляться в покое. И если не хотите хромать всю оставшуюся жизнь, поберегите ногу. На неё ни в коем случае нельзя наступать ещё минимум сорок восемь часов.

— Я понимаю, — уже не так тоскливо вздохнул Нотт. — И что там у меня с ногой? Паршиво всё?

— Ну почему же, — Таша, вынула список, присланный утром Сметвиком. — Динамика очень хорошая, будет как новенькая, но только, если вы будете слушаться!

— Я буду очень послушным, — Нотт не выглядел довольным и смирившимся, но хоть попытался улыбнуться. — Но если бы вы могли…

Что он от неё хотел, узнать было не суждено. Позади кто-то негромко кашлянул и властный низкий голос произнёс:

— Ну здравствуй, сын!

А она даже шагов не слышала! Боевики! Таша поспешно повернулась и с удивлением уставилась на мужчину. Он был гораздо моложе, чем ей представлялся отец Магнуса. Больше сорока не дашь, Ни седины в волосах, ни усов, ни бороды. Волосы чуть темнее, чем у сына и убраны в низкий хвост. Лёгкая небритость придавала шарм, разве что глаза выдавали умудрённого жизнью человека. А ещё вокруг них просто разлилась аура силы, опасности и непрошибаемого превосходства над остальными смертными.

Взгляд лорда равнодушно скользнул по ней, а потом сразу же вернулся. Она затаила дыхание, увидев, как потемнел лицом лорд-дракон.

— Натали, — тихо произнёс лорд Нотт. От его жуткого тона у Таши волосы на затылке зашевелились. На неё посмотрели так, словно увидели привидение.

— Таша, милорд, — поправила она. — Таша Лукас, я целитель.

Взгляд лорда тут же заледенел, становясь жёстким, и он кивнул уже вполне равнодушно:

— Показалось. Здравствуйте, мисс Лукас. Как здоровье моего сына?

— Уже гораздо лучше, милорд. Дня три — и будет совсем здоров.

— Сынок, отчего я узнаю, что ты ранен только через трое суток? — ласково обратился лорд к Магнусу, потеряв к Таше интерес и обходя её, словно мебель.

— Плохо работают шпионы? — совершенно бестрепетно предположил Магнус. — Пустяки, отец. Подумаешь, несколько царапин!

— Нападение мантикоры для тебя пустяки? — осведомился старший Нотт.

Таша постаралась вжаться в стену и оказаться ближе к выходу. Она остро прочувствовала, почему все так боятся лорда-дракона. Так и казалось, что дохнёт пламенем и спалит всю башню к дракклам.

— Меня наблюдает очень хороший целитель, отец. Нет причин для беспокойства!

— Что ж, ладно, — она не смотрела в их сторону, и вздрогнула, когда лорд Нотт сделал несколько шагов практически бесшумно и снова предстал перед ней, на этот раз встав гораздо ближе и этим слегка нервируя. Поглядел пристально и резко осведомился: — Таша, вы рисуете?

Задавать глупые вопросы, вроде: «О, откуда вы узнали?», она и не пыталась.

— Да, милорд!

— И как? Хорошо? Есть что-нибудь с собой?

— Да, милорд! — она полезла в сумку и достала альбом, который всегда носила с собой.

Лорд-дракон пристально посмотрел ей в глаза, потом перевёл взгляд на альбом и медленно пролистал. Там не было ничего интересного: пейзажи, аудитория в академии, башня здесь в Цитадели. Шани с братиком, непривычно серьёзные. И раненый Нотт, лежащий на серебристом медведе. Вспомнив последний рисунок, Таша остро пожалела, что не соврала и отдала ему альбом. Но Теодор Нотт никак рисунки не прокомментировал, молча вернул альбом и смерил её взглядом с ног до головы.

— Вы хороший целитель, Таша?

— Да, милорд, — кивнула она. К чему ложная скромность.

— Вы умеете улыбаться?

— Да, милорд, — неужели он думает, что она способна сейчас улыбнуться? Таша просто смотрела на него как могла прямо, и очень надеялась, что лорд-дракон уже отпустит её с миром и уйдёт по своим драконским делам.

— Вы любите музыку, Таша?

— Да, милорд.

— Какую?

— Магловскую, милорд. Классическую, инструментальную: Шопен, Бах, Моцарт, Бетховен.

— Поразительно, — практически прошептал лорд Нотт. — Когда вы родились?

— Двадцать седьмого января, милорд.

— И сколько вам лет?

— Почти двадцать четыре, милорд.

Она совершенно не понимала такой пристальный интерес к своей особе. И было странно, что лорд Нотт изменился в лице. Снова. Но тут же взял себя в руки. Оглянулся на сына:

— Вам нравится Магнус, Таша?

— Да, милорд, — она оглядываться не решилась. — Очень терпеливый пациент.

— А как человек?

Оставалось только отвечать, забыв о гордости, неуместности всех этих вопросов и прочих глупостях.

— Да, милорд! — она ведь не обязана озвучивать подробности?

— А как мужчина?

Он издевается? Таша возблагодарила судьбу, что может не бояться, что он увидит её страх. Спасибо Аурелии, даже перед лицом лорда-дракона её спасала маловыразительная мимика.

— Я не понимаю, к чему эти вопросы, милорд. Я целитель, и не приемлю никакого личного отношения к пациенту.

Лорд Нотт усмехнулся, поглядев очень насмешливо, отчего стало обидно, зато не так страшно.

— Ваши родители… Кто они?

— Я сирота, милорд. Родители умерли, когда мне было три года. Насколько я знаю, чистокровная семья. Но подтвердить не могу. Не выясняла.

— Ваше полное имя!

— Наташа Лукас, милорд. Не Натали.

— Я понял.

Он подошёл очень близко и вдруг поднял её подбородок, подцепив согнутым указательным пальцем. Совсем лёгкое прикосновение, но Таше захотелось немедленно освободиться. Было что-то ненормальное, как пристально он изучает её лицо, повернув к свету.

— У вас не было в родне Ривендейлов? — резко осведомился он.

— Я не знаю, милорд. Никаких бумаг не сохранилось.

— Интересная вы особа, мисс Лукас. У вас есть парень? Муж? Сожитель?

— Никого, милорд.

— Кто учил вас владеть лицом?

— С чего вы взяли, милорд? — она всё-таки спросила глупость. — Никто не учил, милорд. У меня это с детства.

— Где вы познакомились с моим сыном?

— В пещере медведицы, милорд. Рядом с трупом мантикоры три дня назад.

— Кто вас вызвал?

— Ингис Морн, милорд. Когда-то мы учились в школе вместе и встретились случайно как раз накануне.

— Вы влюблены в Ингиса Морна?

— Нет, милорд.

— Врёте, мисс Лукас. Или недоговариваете. Итак?

— Была влюблена в школе, милорд.

Он отпустил её подбородок, и даже дышать стало легче.

— Хотите стать моей любовницей, Таша?

И тут она отшатнулась, понимая, что дальше не выдержит и просто скажет что-то, отчего её испепелят на месте просто этим горящим взглядом.

— Нет, милорд, — задыхаясь смогла ответить. И заставила себя снова выпрямиться, посмотреть прямо в глаза с вызовом. Да пусть испепеляет!

Он рассмеялся, словно было в этом что-то смешное. И ей послышалась горечь в смехе самого страшного человека на её жизненном пути. Смех оборвался почти сразу.

— На ваше счастье я люблю другую, мисс Лукас, — жёстко произнёс он. — Но если бы согласились, я бы не устоял. Моё почтение, мисс Лукас. Разбудите его.

Он вышел совершенно бесшумно, а она еще минуты две не могла прийти в себя. В возмущении она повернулась к своему пациенту, который ни словом не защитил её, и тут же бросилась к кровати. Магнус Нотт безмятежно спал. И ничего не слышал! А она даже не заметила, как лорд-дракон его усыпил.

Она почему-то медлила, рассматривая безмятежные черты Магнуса, выискивая в них черты страшного отца. Похожи, и очень, но в Магнусе не было ни этой жёсткости, ни властности, ни высокомерия. Зная, что он под заклинанием и не проснётся до его отмены, она поддалась порыву и осторожно провела пальцами по бровям, сейчас он не хмурился. Погладила небритую щёку. Провела ладошкой по гриве русых волос, словно хотела запомнить или прощалась.

Теперь она знала точно, что и ни за что не приблизится к семье лорда-дракона ни в каком качестве. Хотелось разреветься или закричать, затопать ногами, а лучше попросить Бена наложить на неё Обливиэйт. Но она ничего этого не сделает, потому что сдержанная и разумная, и помнить о таком тоже нужно, чтобы не попасть второй раз в лапы лорда-дракона, когда ничего не понимаешь. Но на некоторые вопросы она хотела бы узнать ответы. Проглотив комок в горле, выпрямилась, направляя палочку на Нотта-младшего.

— Фините Инкантатем, — прошептала тихо и судорожно вздохнула.

— Отец ушёл? — Магнус сразу открыл глаза и поглядел на неё с беспокойством. — Вы побледнели. Он не обидел вас?

— Что вы, мистер Нотт. Всё в порядке. Вы не очень огорчитесь, если сегодня вечером я не приду?

— Какие-то дела? — сразу нахмурился он.

— Не совсем.

— Свидание?

И ей захотелось выдать, как несколько минут назад: «Нет, милорд!».

— Я хочу выспаться, — пояснила устало. — Плохо спала прошлой ночью.

— Но завтра вы придёте? — он явно расстроился, и это отозвалось внутри неожиданным теплом. А потом улыбнулся своей обаятельной мальчишеской улыбкой. И это было так несправедливо и нечестно. Нельзя быть таким милым, когда она всё решила! — Таша, я жду каждого вашего прихода.

И видимо жестокий допрос его отца, дал силы сказать то, на что раньше не решалась.

— Мистер Нотт, я не завожу романов с пациентами. И заверяю вас, меня не интересуют никакие отношения с вами, за исключением профессиональных.

— Что же так? — улыбка исчезла, но глаза глядели скорее укоризненно, а не холодно. — Или кто-то есть?

Ей сильно хотелось кивнуть: «Да есть, Магнус, ваш отец!». Но лишь покачала головой:

— Нет никого, но это моё личное дело. И вы не должны такое спрашивать.

— Не должен, вы правы, — он прикрыл глаза, а потом резко открыл, глядя ясным безумно-чистым взглядом пронзительно синих глаз. — Что сказал вам отец, Таша?

«Предложил стать его любовницей!».

— Кто такая Натали, мистер Нотт?

Он отчётливо побледнел и смутился.

— Не понимаю, о чем вы.

— Понимаете, мистер Нотт. Ответьте! И вы, только увидев, назвали меня этим именем. И ваш отец тоже. Кто такая Натали, Магнус?

— Вы назвали меня по имени, — заметил он с улыбкой.

Но она не собиралась отступать.

— Кто такая Натали?

— Моя мачеха. Вторая жена отца. Она заменила мне мать. Валери моя единокровная сестра. Вы очень похожи на Натали.

— Ваш отец сильно её любил? — продолжила она, начиная понимать.

— Говорят, что безумно, — нахмурился он. — Мне было семнадцать, когда она умерла. Я тогда впервые узнал, что отец может плакать. Самое ужасное воспоминание на выпускном курсе школы. К чему вам это?

— А вы, Магнус? Как вы относились к своей мачехе?

— Любил её, — он отвернулся. — Возможно, был влюблён, не знаю.

— А помните дату её рождения?

— Конечно! — Нотт странно на неё глядел: — Двадцать седьмого января. Зачем вам это, Таша?

Она горько усмехнулась:

— Ваша Натали родилась в один день со мной. Но как понимаю, на много лет раньше. И это просто совпадение. Магнус, попробуйте понять и поверить хотя бы. Я — не ваша Натали! Я своя собственная Таша. И даже если она тоже рисовала или любила Шопена…

— А вы рисуете? Простите, Таша. — Нотт подтянулся, садясь в постели. Голос у него был усталым и немного тоскливым: — Вы правы. Она рисовала и любила Шопена, Бетховена и Баха. А ещё Моцарта. Она была замечательной и носила такую же стрижку, как у вас, и рост и всё остальное похоже. Если честно, в первые минуты, как я вас увидел, подумал, что вы — это она, а я умер. Но я был несколько не в себе, помните? Потом-то я заметил много отличий, серьёзно. У неё было очень живое лицо, а у вас всегда спокойное, вы редко улыбаетесь, она же улыбалась очень часто. Вы почти всегда молчите, если не спросить, а она часто пела…

— Я пою, когда рисую, — зачем-то сказала Таша. — Это и все отличия? У вас колдографии не осталось?

— Где-то есть, если хотите, поищу.

— Хочу, — Таша взяла в руки свой саквояж и сумку. — До свидания, мистер Нотт!

— Да завтра, Таша. Если вы не придёте, я встану и покину эту дракклову постель. Честно вас предупреждаю.

— Шантаж пациентов на меня не действует, мистер Нотт. Но я приду. Всего доброго, — она решительно направилась к двери.

— Буду ждать, — ответил он тихо, и у неё сжалось сердце, так хотелось оглянуться. Но смогла удержаться и спокойно выйти из комнаты.

Надо было найти Клоди и покинуть Цитадель как можно скорее. Оставаться здесь дольше казалось сейчас невыносимым.

Выйдя из башни, она огляделась и сразу увидела их всех. Возле самой кухни Клоди сидела на низкой скамейке, держа на коленях малыша Мэти. Справа и слева пристроились телохранители и Шани. А перед ними преспокойно стоял лорд-дракон, небрежно обнимая улыбающуюся Марту. Картина казалась настолько мирной и спокойной, что Таша не верила своим глазам.

К сожалению, лорд-дракон заметил её первым и приветливо махнул рукой. Не послушаться она не посмела. Подошла на негнущихся ногах и услышала, как Теодор Нотт добродушно говорит смущённой Клоди:

— …такая приятная юная леди. Приходите обязательно завтра со своей наставницей. Ночью намечается охота и вы можете понаблюдать, как разбирают добычу. Зрелище довольно кровавое, но интересное. Как будущего целителя, вас это не должно смущать, не правда ли, мисс Мастерсон?

— Я с удовольствием бы посмотрела, сэр. Если можно.

— Что ж, тогда ждём в гости. Целитель Лукас, — лорд-дракон повернулся к Таше, и она увидела перед собой совершенно другого человека. Расслабленного, с добродушной улыбкой, способного шутить и вот так разговаривать запросто. — Я не выразил вам своей глубочайшей благодарности за спасение моего сына. Это непростительно. Возьмите в качестве признательности.

Таша бы отказалась от протянутого медальона на толстой золотой цепочке, если бы глаза его не блеснули предупреждающе знакомым уже холодом.

— Благодарю, милорд.

— Зачем такие церемонии, — шутливо запротестовал он. — Мисс Лукас, вы всегда будете желанным гостем в ковене. Ах, да, чуть не забыл.

Таша и опомниться не успела, как ей в ладонь вложили три галеона.

— Я думала, это шутка, милорд.

— Такими вещами не шутят, мисс Лукас, кроме того, я никогда не даю пустых обещаний... Ну вот, к сожалению, мне уже пора, дела. Вынужден вас оставить. Мисс Мастерсон, ещё раз позвольте заверить, что очень рад вашему визиту. Приводите подруг, если захотите. Пранк, за мной.

Таша смогла выдохнуть, только когда лорд-дракон исчез вместе со Стивом в вихре аппарации. Она заметила, что и Флинт заметно расслабился, а прочих боевиков просто не было в обозримом пространстве.

Они с Клоди очень душевно попрощались с Мартой и остальными, получили по пакету плюшек и пирожков, и, наконец, переместились обратно к академии.

— Если хочешь пойти со мной завтра, — сказала на прощание Таша, — буду ждать в то же время в холле Академии. Но если нет, я пойму. Боевики всё же ведут совсем другую жизнь, не похожую на нашу. Подумай, сможешь ли жить среди них? Оставить родных, видеться редко? Хотя, подозреваю, тебя муж-боевик на руках носить будет. Но решать только тебе. Возможно, простой тихий мальчик будет куда милей в качестве супруга. И ты обязательно его встретишь.

Клоди смотрела удивлённо, но в глазах уже можно было заметить упрямство.

«Придёт», — поняла Таша.

— Я подумаю, мисс Лукас. Мне так понравилось. И лорд Нотт такой добрый, оказывается.

«Куда уж добрее!» — покивала Таша.

У себя в комнатке, она не раздеваясь упала на узкую старую кровать, которую даже магия не брала. Чары расширения совсем не держались. А в голове опять звучал ледяной и вкрадчивый голос лорда-дракона: «Хотите стать моей любовницей?.. Я бы не устоял». И тёплый голос Магнуса Нотта, который ей просто нельзя вспоминать: «Что же так?.. Я буду ждать».

Она разжала кулак, глядя на массивный медальон. Попыталась открыть красивую крышечку, но не удалось. Решила оставить на потом. Зачем лорд-дракон вручил ей это? И как же он легко меняет обличье! Змей, а не дракон. Вон, Клоди очаровал, а Марта смотрела на своего лорда так добродушно… И где тут истина? Каков он настоящий?

А Магнус? Так ли он отличается от отца? И не потому ли так любезен и мил, что она копия Натали? Ну почему, почему, она настолько похожа на эту Натали, идеал обоих Ноттов? Что за шутки мироздания?

И никому даже не пожаловаться! Не Бену же рассказывать про это всё. Да и жаловаться на лорда-дракона — не дело. Как-нибудь прочтёт ей память легилимент и обязательно доложит Нотту-старшему. И пусть это уже паранойя чистой воды, но она побережётся. А теперь спать. И пусть с зельем сна, ей надо иметь ясный ум завтра на последней встрече с Магнусом. Хватит уже за ним приглядывать, сам поправится. Или в Мунго пусть обращается. А она продолжит жить своей скучной, спокойной жизнью.



 
Екатерина_ОДата: Среда, 28.11.2018, 08:30 | Сообщение # 394
Подросток
Сообщений: 10
« 8 »
Каури, спасибо за продолжение! Столько событий сразу!
Интересно, а зачем на Басти и Санни навесили эти ограничения, если они все равно поженятся? К тому же Басти не наследник, ему же необязательно на родовом алтаре первую брачную ночь проводить?
Какая интересная история с Сэльмой! Просто ух! Сколько разных людей оказались братьями и сестрами. Интересно, это как-то "выстрелит" в дальнейшем?
Очень надеюсь, что Том все-таки не отступится от дочки Гриндевальда. Правда, ее требование просить ее руки именно у него... Как он, интересно, выкручиваться будет? smile
 
ShtormДата: Среда, 28.11.2018, 14:32 | Сообщение # 395
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 196 »
Спасибо за продолжение. А еще интересно, скажет ли первенец Салима остальнымдетят, что они братья и сестры?


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Екатерина_ОДата: Вторник, 04.12.2018, 16:10 | Сообщение # 396
Подросток
Сообщений: 10
« 8 »
А еще я чего-то разволновалась по поводу Долохова и Санни. Долохов ведь демонолог? Не заметит ли он Осинкину в Александре Прюэтт? А она еще и по-русски с ним общалась... Самая паранойяльная идея - что Робертс заметил, что что-то Молли как-то уж очень резко изменилась и решил, чтобы подстраховаться, ее тоже Долохову показать... Надеюсь, что это все-таки не так :))
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Молли навсегда (Попаданка в Молли-школьницу /макси/ пишу/добавлена 53 глава)
  • Страница 14 из 14
  • «
  • 1
  • 2
  • 12
  • 13
  • 14
Поиск: