Муравей на листе Мебиуса (3) - Хранилище свитков - Гет и Джен - Форум

Армия Запретного леса

Вторник, 21.02.2017, 06:14
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 3 из 4«1234»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Муравей на листе Мебиуса (ГП/ГГ, гет, приключения, AU (А11 с 18.08))
Муравей на листе Мебиуса
turpotaДата: Пятница, 06.05.2016, 23:26 | Сообщение # 61
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Цитата kraa ()
будет новый король
- будет новым королем.

Цитата kraa ()
Но и это им за глаза хватит
- но и этого им за глаза хватит.

Цитата kraa ()
открыть Нашественникам пропуск на территорию, открывая входные ворота в крепостной стене и побыстрому сматываться отсюда.
- предоставить захватчикам доступ на территорию замка, отворив ворота, и по-быстрому сматываться отсюда.

Цитата kraa ()
Оказывается, и сам замок не был достижением „Онователей”
- оказывается и замок не принадлежал основателям, они его просто присвоили.



Цель оправдывает средства.

************************



Сообщение отредактировал turpota - Пятница, 06.05.2016, 23:29
 
kraaДата: Суббота, 07.05.2016, 15:19 | Сообщение # 62
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
Спасибо, turpota, и извини меня, что создала тебе дополнительные хлопоты.


Без паника!!!
 
turpotaДата: Суббота, 07.05.2016, 16:00 | Сообщение # 63
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Да ничего, мне не трудно.


Цель оправдывает средства.

************************

 
ЛеттореДата: Воскресенье, 08.05.2016, 20:10 | Сообщение # 64
Подросток
Сообщений: 10
« 20 »
Все интереснее и интереснее! Спасибо!
 
kraaДата: Понедельник, 16.05.2016, 03:36 | Сообщение # 65
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
Акт четвертый

Гарри упал, задыхаясь, и сразу вскочил на ноги. Сердце колотилось как бешеное, а желудок подступил к горлу, когда он еле продрал глаза.
Вокруг все было покрытым снегом. В тёмно-синем небе слабо мерцали первые звёзды.
Они с Гермионой стояли одни на пустой улочке, вдоль которой стояли домики, украшенные к Рождеству. Чуть впереди золотистый свет уличных фонарей освещал центральную площадь деревушки.
И улочка, и калитка у здорово разросшейся живой изгороди были ему знакомы – догадаться, что маховик вернул их в Годриковую Лощину, аккурат перед его отчим домом, было не трудно.
За калиткой виднелся запущенный, заснеженный двор. А рядом стоял столик, на котором они перенесли сюда весь свой багаж.
– Сколько снега! – неожиданно громко прозвучал в тишине голос Гермионы за его спиной, и Гарри подпрыгнул на месте, резко поворачиваясь назад, чтобы облегченно вздохнуть при виде Гермионы.
Девушка вся дрожала в своей тоненькой джинсовой куртке, но как завороженная смотрела на развалины коттеджа на другом конце двора. На полуострове была ранняя весна, а здесь все покрыто снегом, холодно и канун Рождества. Гарри взял со столика ее меховую накидку, которую они захватили из прошлого, и накинул ее на худенькие плечи Гермионы. Та благодарно кивнула, не отрываясь от руин.
– Мы, как-то не подумали, что окажемся в изначальной точке перехода – хихикнула она. – Сколько ни старались, ни вычисляли, ни гадали ... а, в итоге, мы снова оказались здесь... – она моргнула, задумавшись и побледнела. – Но когда, когда ...
– Я чувствовал, что мы вернемся не только в то же место, но и в тот же момент времени, – буркнул Гарри. – Шестое чувство меня до сих пор не подводило.
Выходит, они вернулись или раньше, или позже того, как впервые здесь появились. По-любому, было довольно опасно оставаться на улице, на виду у прохожих, ведь они рискуют встретить самих себя, из этого времени или – не дай, Мерлин, наткнуться на убийцу Батильды Бэгшот. Или попасть в лапы Пожирателей смерти, что тоже весьма вероятно! В общем, хватит клювом щелкать, пора валить отсюда подальше.
Но, если аппарировать, то только в безопасное место, а не куда попало. Палатка сразу отпадает, Гриммо 12 – тоже, потому что оно известно Рону и Снейпу.
Остается только дом. Он прямо здесь, хотя, очевидно, заклятие Доверия умерло вместе с его родителями. Иначе они бы его не видели с улицы.
– Герми, – позвал подругу Гарри, – нам надо побыстрее спрятаться в доме ... В любой момент здесь могут появиться Пожиратели.
Она повернула к нему свое белое как мел лицо и, с минуту, немигающим взглядом смотрела на него, а потом согласно кивнула. Хорошо, что Гермиона не стала спорить в такой момент, а то это могло плохо кончиться, – подумал парень.
Гарри взмахнул Бузинной палочкой, и нагруженный багажом столик поднялся в воздух, поплыл рядом с ними.
Потом взялся за ржавую калитку. Что-то кольнуло его ладонь, и он, прошипев от боли что-то нецензурное, посмотрел с толикой удивления на капельку крови на побледневшей от холода коже, на сгибе пальцев. Должно быть, прикосновение Гарри привело в действие распознавательные кровные чары, потому что над калиткой возникла иллюзия быстрорастущих, из снежных сугробов, цветов. А над ними была выбита деревянная дощечка, на которой Золотыми буквами проступали строки:

Здесь, в ночь 31 октября 1981 года, были убиты Лили и Джеймс Поттеры.
Их сын Гарри стал единственным, в мире, волшебником, пережившим
Смертельное проклятие. Этот дом, невидимый для маглов, был оставлен в
Неприкосновенности, как памятник Поттерам
и в напоминание о злой силе, разбившей их семью.


Умерло заклятие Доверия или нет, но не зря дом героев Волшебного мира столько лет простоял не отремонтированным.
Хотя, это вполне в духе волшебного мира, когда волшебники и волшебницы приходят почтить место, где избежал смерти Мальчик-Который-Выжил. Вокруг периодически проступающих, иллюзионных строчек дощечка была сплошь исписана «посетителями героев». Кто-то просто расписался вечными чернилами, кто-то вырезал на дощечке свои инициалы, многие оставили целые послания. Более свежие выделялись на фоне наслоений магических граффити, скопившихся за шестнадцать лет, а содержание было у всех примерно одно и тоже.

«Удачи тебе, Гарри, где бы ты ни был!», «Если ты читаешь это, Гарри, мы с тобой!», «Да здравствует Гарри Поттер!».

Парень помнил свой восторг при первом посещении этого места, он так и сиял, читая эти надписи.
Но сейчас, после всего пережитого за время путешествия в прошлое, эти благодарственные послания казались ему пошлыми и лицемерными. Это были те же самые люди, которые легко поверили в уверения «Ежедневного пророка», что его – героя магмира, прет от собственной славы, которая раздулась еще пуще после участия в «Тримагическом Турнире». Никто из этих «благодарных» волшебников ни словечка не обмолвился в его поддержку, хотя бы в знак доверия «своему герою», когда он вернулся с Кубком в одной руке и мертвым Седриком в другой, утверждая, что воочию видел Волдеморта ... Даже кровоточащая рана на запястье Гарри Поттера, Мальчика-Который-когда-то-выжил, не убедила их, что тот говорит правду; никто не поверил даже тому, что к смерти Седрика он не причастен ... Лицемеры!
Но, как только Темный Лорд объявился и его приспешники, Пожиратели Смерти, стали повсюду наводить террор; как только преподавателей в Хогвартсе сменили носители Черной метки, а новый Министр магии стал пешкой в шахматной партии Волдеморта – те же жалкие обыватели снова повернули свои жалобные взгляды на своего несовершеннолетнего Героя, в ожидании, что тот снова пожертвует собою ради них.
– Какое свинство – портить вывеску! – возмутился он. Гермиона странно посмотрела на своего парня, но промолчала.
Морозный воздух обжег его лицо, и он механически смахнул навернувшуюся злую слезу.
Через некоторое время, парень успокоился и смело толкнул калитку. Та, скрипнув, с трудом открылась, выгребая перед собой недюжинный снежный сугроб. Столик, медленно проплыв рядом, плавно приземился на вершину сугроба.
Они с Гермионой остались стоять у калитки и смотреть, запрокинув головы, на разрушенный дом, который когда-то, наверное, не отличался от соседних коттеджей.
– Не понимаю, почему его не отстроили заново? – шепнула Гермиона.
– Может, его нельзя отстроить? – ответил Гарри. – Может, это как раны, нанесённые тёмной магией, их ведь нельзя исцелить.
– Посмотрим, посмотрим, – пробормотала Гермиона и закрыла за собой калитку.
Оба заметили внезапно появившийся, мерцающий полупрозрачный купол, который накрыл и разрушенный дом, и свободное пространство двора вплоть до изгороди. Свет звезд и уличных фонарей значительно потускнел.
– Смотри, Гарри! – дернула Гермиона друга за рукав. – Кто-то идет.
По улице ковыляла тепло укутанная фигура. В мутном свете фонарей ее силуэт не слишком четко выделялся, поэтому, если заранее не знать, что это псевдо-Батильда – а может и всамделишная она – трудно было сказать наверняка, мужчина это или женщина. Фигура двигалась медленно – возможно, боялась поскользнуться на утоптанном снегу, а возможно, из-за возраста.
Гарри и Гермиона молча стояли, наблюдая, как она подходит ближе и ждали, что, увидев их, она окликнет. Старуха, однако, остановилась посреди дороги и застыла столбом.
Гермиона могла бы и не щипать Гарри за руку, – он и так понимал, что старуха смотрела прямо на дом, невидимый для всех, кроме волшебников. У Гарри было необъяснимое чувство, что она точно знает, где они.
Гермиона теснее прижалась к нему:
– Она нас видит?
– Думаю, что нет, – прошептал Гарри. Он махнул неопределенно над головой, указывая на появившийся купол. – Это Защита включилась после моего вступления в права. Но, что-то она все равно чувствует, иначе не стояла бы на морозе, зимней ночью, на улице, подстерегая нас.
Настоящая ли это, живая Батильда? Или эта Нагайна, принявшая ее облик? В любом случае им лучше не показываться ей на глаза.
Сколько времени они здесь стояли, уставившись на подозрительную фигуру, они не знали, и если бы не холод, просочившийся через подошву обуви, так бы и стояли на морозе до утра.
Наконец, старушка повернулась назад и отправилась прочь.
Молодые волшебники облегченно вздохнули, а потом повернулись лицом к темным развалинам родительского дома Гарри.
Гарри и Гермиона прошли через запущенный и заросший сад. Дверь была просто прислонена к пустому проему, и парень легко сместил ее в сторону. Первым вошел он, а за ним, озираясь по сторонам, последовала подруга.
Внутри отвратительно пахло гнилью и плесенью. Рядом засветился кончик палочки Гермионы и разогнал мрак внутри помещения, сделав видимым беспорядок и запустение. По всей вероятности, крыша дома зияла дырами, потому что помимо пыли и осколков штукатурки на полу белел снег.
– Гарри, что-то я сомневаюсь, что здесь можно переночевать, – прошептала Гермиона.
– Не беспокойся, все будет в порядке, – ответил Гарри. – Не забывай, что к нашим услугам целая армия домовиков, которая ждет нашего приказа ...
– Гарри, смотри, – приблизилась к грязному окну девушка. – Мы пришли.
– Что? – не понял парень, но последовав за подругой, понял, о чем она говорит.
На улице, у калитки стояли и заворожено смотрели на вывеску они сами, точнее, их более ранние версии. Гарри обнял дрожащую Гермиону за плечи и с трепетом стал наблюдать за тем, что делают их двойники.
Второй Гарри Поттер прикоснулся к калитке, и сердце того, который смотрел изнутри, пропустило удар.
Слава Мерлину, или Богу, двойники дальше изучения руин, отчего дома не продвинулись, – они только что заметили ковыляющую к ним, по второму кругу, фигуру старушки. Та призывно махнула рукой, и парочка последовала за ней в дом Батильды Бэгшот.
– Нам не стоит вмешиваться, – прошептала Гермиона, дернув плечами. – Иначе изменится история.
– Ты права, – согласился он, и первым вошёл в гостиную.
Здесь было очень темно, не говоря уже о том, что безумно грязно. Под ногами, при каждом шаге, поднимались целые тучи пыли, а тут еще нос Гарри уловил отвратительный запах протухшего мяса. Он нашел свечные огарки в грязном, пыльном шкафу, оставшиеся на донышке старых подсвечников, и зажег их. Здесь было сухо, поэтому старые обои еще не слезли со стен. На полу даже обнаружился огромный, непонятной расцветки ковер.
Последнюю свечку Гарри обнаружил на пузатом комодике, где теснились фотографии. Вспыхнул огонёк, отражение заплясало в пыльных стёклах и на потускневших серебряных рамках. Изображения на снимках чуть заметно зашевелились. Гарри прошептал:
– Тергео!
Пыль с фотографий исчезла, и сразу стало видно, что это были совместные фотографии его родителей. Молоденькие Джеймс и Лили то кривлялись, то стояли с серьезными лицами, то вдруг начинали бурно жестикулировать, смеяться, целоваться... На некоторых снимках они держали в руках маленького, темноволосого и зеленоглазого карапуза, который озорно смеялся и излучал счастье. В этом ребенке Гарри узнал себя, каким он себя не помнил.
– Гарри, – прошептала Гермиона, – я очень сожалею о твоей утрате ...
– Спасибо, Герми, милая! – ответил парень и высморкался в платок.
Некоторые из рамок были пустыми. Интересно, кто вынул фотографии – подумал Гарри, но потом вспомнил подаренный в конце первого курса Хагридом альбом. Он ли их вынул оттуда или кто-то другой? Кто имел доступ к семейному имуществу одинокого сиротки, Хагрид? Дамблдор?
Вдруг шрам на лбу парня разболелся, и он бросился к окну, откуда была видна вся улица.
Гарри оглянулся и ободряюще улыбнулся Гермионе, которая, как и он, смотрела на процессию из одетых в черные балахоны людей, мерно шагающих по утоптанному снегу, со всех сторон, окруживших высокую, тощую фигуру, шагающую посередине строя.
– Это Ввв ... – спохватился Гарри. – Тот-который ... Мы спрятались у него прямо под носом, а он идет мимо, как ни в чем не бывало, хехе.
– Тише, ты! – шикнула девушка.
Они стояли, обнявшись, посреди руин его бывшего, отчего дома и, не отрываясь, смотрели на удаляющуюся процессию Пожирателей Смерти. Они пока еще не были готовы меряться силами с врагами. Но у них было достаточно времени, чтобы подготовиться к этому.



Без паника!!!
 
bu-spokДата: Среда, 18.05.2016, 10:25 | Сообщение # 66
Посвященный
Сообщений: 40
« 10 »
Интересненько,спрятаться у всех на виду. cool
 
kraaДата: Воскресенье, 29.05.2016, 23:46 | Сообщение # 67
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
Акт пятый

За их спинами послышался какой-то шорох, и они одновременно резко повернулись назад с палочками наготове.
И ахнули.
Перед ними стройными рядами, на коленях, стояли и восторженно взирали на них престарелые, облысевшие домовики.
– Хозяин! Милорд, миледи! – писклявыми голосами заверещали они. – Недостойные слуги дождались возвращения своих сиятельных хозяев ...
Гарри и Гермиона недоуменно переглянулись, а потом, понимающе кивнули друг другу – это были те самые, первые домовые эльфы, которых они призвали в прошлом. Удивительно, какими же долгожителями оказались маленькие за ..., существа.
– Каков ваш статус в обществе домовиков? – спросил Гарри.
– Мы главы общин всех домовиков Великобритании, сиятельный хозяин, – ответил незнакомый эльф и хлопнулся лбом об пол. – Как вы и приказывали нам, давным-давно, хозяин, мы сразу же, как почувствовали вашу магию, предстали пред вашим сия...
– Довольно! – прервал его словоизлияния Гарри. – Теперь, слушайте мои дальнейшие указания. Осмотритесь. Это мой отчий дом. К завтрашнему дню он должен быть отремонтирован полностью и сверкать чистотой. Над домом и прилегающим участком установлен защитный купол. Вы должны перенастроить его так, чтобы никто посторонний – ни маг, ни магл, кроме меня и моей невесты, не смог пересечь его без нашего ведома. А если враг окажется достаточно могущественным, чтобы преодолеть защиту, то должна сработать иллюзия, которая заставит его видеть лишь обросшие зарослями руины. Хочу, чтобы за куполом не ощущалось никакой жизнедеятельности. Понятно?
– Да, милорд! – хором отозвались домовики и отправились работать.
Гарри, улыбнувшись, посмотрел на девушку рядом:
– А мы чем займемся?
Гермиона прикоснулась пальцем до висящего у парня на шее маховика и встревоженно ответила:
– Для начала, подумаем, почему магический песок внутри этой штуки, – она постучала по стеклянной емкости артефакта, – превратился в обычный.
Поттер с недоверием поднес к глазам хроноворот, чтобы лично удостоверится в правдивости слов подруги. Да, так оно и было. Внутри стеклянного баллончика блестела уже не золотая пыль, а тусклый серый песок. Он моргнул несколько раз, пытаясь сообразить, что могло произойти с маховиком.
– Помнишь, дорогая, что произошло с перенесенным вместе с нами в прошлое медальоном Салазара Слизерина, в котором был хоркрукс Того-которого-не называют? – Гермиона неуверенно кивнула. – Испарился. Исчез. Тогда мы единодушно решили, что медальон остался в другой, параллельной реальности... Быть может, и с маховиком случилось тоже самое, а?
– Нет, не то же самое, – сказала девушка и снова прикоснулась к артефакту на цепочке. – С этим, – она стукнула по стекляшке ноготком, – произошло не то же самое, раз он здесь. Думаю, он просто потерял свое волшебство, но остался с нами, как образец. Чтобы однажды, в будущем, мы смогли повторить подвиг тех, других НАС, и создать наш собственный маховик.
Поттер закрыл глаза, задумавшись. Этот артефакт достался им задаром, созданный в той, скажем так, плохой реальности; но отыграв свою роль, помогая им оборвать нежеланную связь с новым, уже правильным миром, он потерял свои свойства. Ну, чтож, и на том спасибо!
– Думаю, Герми, что нам нужно сперва хорошо ознакомиться с современными реалиями, чтобы побыстрей найти и уничтожить хоркруксы „Мордевольта“, а затем сразиться с ним и победить, – сказал он через некоторое время. У него в голове, на краю сознания, мелькала одна очень шальная мыслишка, но он так и не смог поймать ее. Хотя ... – Однако! – вдруг восторженно крикнул он, уловив наконец суть идеи. – Герми, прикинь, что у нас в распоряжении - мантия-невидимка!
Гермиона не понимала о чем толкует ее парень.
Он вытащил мантию-невидимку и пропустил её сквозь пальцы. Ткань была текучая, как вода, и лёгкая, как воздух. За семь лет жизни в мире волшебников Гарри ни разу не встречал ничего подобного. Именно такую, которая делает своего хозяина абсолютно невидимым на неограниченное время, причём его невозможно обнаружить никакими заклинаниями…
– Я рассказывал тебе, что в ту ночь, когда погибли мои родители, мантия была у Дамблдора! Мама говорила в письме Сириусу, что Дамблдор взял мантию на время! – Парень задумался ненадолго над тем, забрали ли они это письмо с Гриммо или забыли, но девушка так выжидательно смотрела на него своими карими глазами, что он отбросил эту мысль и продолжил. – Там было написано, Гермиона, что Дамблдор взял мантию-невидимку, якобы, чтобы изучить её! Зачем ему понадобилось это, когда он умел накладывать дезиллюминационное заклинание такой силы, что становился абсолютно невидимым без всякой мантии?! Уж точно не для изучения, а потому, что он тоже считал ее третьим Даром! Помнишь, Герми, на кладбище, в Годриковой Впадине, мы нашли могилу Игнотуса Певерелла … – Гарри начал бездумно прохаживаться туда-сюда. Перед ним открывались невероятные истины. – Я думаю, Игнотус мой предок! Я – потомок третьего брата! И не возражай, всё сходится! Но, зачем была нужна мантия Дамблдору?
Девушка дотронулась до палочки в руках Гарри. Она видела ее и в форме боевого посоха, исписанного всего неизвестными рунами.
– Бузинную палочку он выиграл у Гриндевальда, верно? – скорее подтвердила, чем спросила она. Если предположения Гарри верны, это многое меняло. Но, на данный момент, отвлекаться по пустякам, было едва ли разумно.
– Дааа ... А теперь она у меня! – Парень поднес ближе к глазам доставшуюся ему из прошлого палочку и стал осматривать ее узелки. – Я предполагаю, что и Сама-знаешь-кто тоже хочет заполучить ее, думая, что это просто очень сильная волшебная палочка ... Но, вряд ли он найдет ее там, куда она была положена – в гробу Дамблдора.
– Гарри, послушай меня … – Гермиона подошла к нему и поставила руки ему на плечи, заглядывая в изумрудные глаза парня. – Прости, но, по-моему, ты заблуждаешься. Если Дары Смерти действительно существуют и Дамблдор о них знал; если он знал, что человек, собравший у себя все три Дара, победит Смерть, почему он тебе об этом не сказал? Почему ходил вокруг да около, показывая тебе в Омуте памяти всякую чушь, ничего тебя не объясняя?
– По-моему, он сам стремился к личному бессмертию ... – ответил Гарри. – Но где третий Дар Смерти? Где Воскрешающий камень?
Они оба призадумались. Гермиона беззвучно шевелила губами, о чем-то сама с собой разговаривая. Внезапно Поттер оживился.
– На камне в перстне, на почерневшей руке Дамблдора, был знак Даров Смерти, Герми. Я видел это не единожды, когда ходил к нему смотреть воспоминания в думосборе. Знаешь что? В тех воспоминаниях, я хорошо помню это, Мракс говорил, что получил перстень по наследству от Певереллов. И, дааа! Все сходится, Герми! Дамблдор сам собирал Дары, чтобы добиться бессмертия ... Но говорил, что хотел еще раз увидеться с сестрой – как ее там звали, Ариной? Ирианной?... Не помню ... Врал, значит. Бессовестно мне врал! – Парень нахмурился. – Но что с камнем сделал Дамблдор, когда разбил перстень?

Поттер начал перебирать в уме все, что знал о Дарах Смерти: „Три волшебных предмета, или Дара, которые, соединившись вместе, помогут своему владельцу победить Смерть… Победить… Одолеть… Ниспровергнуть… Последний же враг истребится - Смерть…” – вспомнил он эпитафию на могиле родителей. Он подумал о том, какое преимущество получит владеющий тремя Дарами Смерти перед Волдемортом, чьи хоркруксы не идут ни в какое сравнение.… „Ни один из них не может жить спокойно, пока жив другой”
Может, это и есть ответ? Дары против хоркруксов? А что, если у него будут все три Дара? Может быть, они его защитят? Нужно поскорее собрать их вместе и покончить с этим раз и навсегда.
– Гарри! – снова начала Гермиона, – Дамблдор поставил перед тобой чёткую задачу - найти и уничтожить хоркруксы! Эти символы ничего не значат, лучше забудь о Дарах Смерти на время, мы не можем позволить себе отвлекаться…

Но он уже не слушал её. Он вспомнил про те предметы, которые оставил их „Золотой троице“ Дамблдор. Вдруг на него снизошло озарение, и он заорал от потрясения и восторга:
– Гермиона, какой тебя Дамблдор укусил? Перстень, он здесь! Дамблдор неспроста ведь оставил мне в наследство снитч! Перстень здесь, в снитче! Давай, ищи в своей бездонной бисерной сумочке золотой снитч, – сказал он, уверенный в том, что там он и окажется.

***
Домовики и в правду оказали незаменимую помощь ребятам. Отчий дом Гарри засверкал чистотой, хотя они могли бы обойтись и своими силами, как в первую ночь в Годриковой Лощине, – довольствовуясь раскладушкой в гостиной, предварительно подчистив ее банальными бытовыми чарами.
Но, в сумочке Гермионы золотой снитч так и не нашелся. Письмо Лили к Сириусу нашлось и они дважды его прочитали, уверившись в своих предположениях насчет мантии – невидимки, но снитча и след простыл. Девушка, в конец обозленная безуспешным поиском, высыпала из сумки все барахло: груду книг; пайки готовой пищи под стазисом; одежду; коробки с зельями; всякие таинственные пакетики, к которым Поттеру она запретила прикасаться; посуду и портрет Финеаса Блэка.

Последний появился на холсте незамедлительно, как только рамку извлекли из сумки и стал молча следить за нервным рытьем молодых людей среди своих вещей. Наконец, дождавшись того, как девушка сдалась, он прокашлялся и выдал:
– Забыли, наверное, в палатке.
– Что? – вскрикнула Гермиона, нервно сжимая в руках палочку.
– То, что вы так безуспешно ищете, мисс, – ехидно заметил портрет профессора Блэка.
Она моргнула неуверенно, а потом вся засияла.
– Конечно! Ты его там наверно и забыл, Гарри. Я хорошо помню, как ты разглядывал его, но что с ним стало потом? ... Думаешь, мы опоздали? Они его уже нашли?
– Кто, Герми?
– Снейп и Рон.
– Нет, время еще есть. Они появятся через неделю. Я завтра схожу в Гринготтс, а ты отдохни пока, ознакомься с домом ... Как только вернусь, аппарируем вместе в палатку и заберем снитч. Ладно?
– Ладно.
В ту ночь Гарри почти не спал. Мысль о Дарах Смерти, захватив его однажды, так и не отпускала до конца. Он никак не мог успокоиться, в голове крутилось одно и то же. Палочка и Мантия у него – если бы и Камень был здесь, все Дары оказались бы у него…
Он вспомнил, что говорилось в предписании к золотому снитчу: „Я открываюсь под конец… „Что бы это значило – под конец? Как вытащить Камень из снитча?
Ближе к рассвету Гарри вдруг вспомнил постаревшего Поттера, которого встретил в прошлом. Почему он не расспросил старика обо всем? Почему тот не дал своему молодому Альтер-эго письменные инструкции, как сделала другая Гермиона, которая доктор Смит?
А, быть может, в дневнике из лаборатории найдутся инструкции и для него? Надо проверить ...
И снова его захлестнуло желание завладеть всеми тремя Дарами Смерти, чтобы быть по-настоящему крутым, непобедимым…
Надо было попросить Гермиону посмотреть в том двевнике, не найдутся ли какие-нибудь указания о том, где нужно искать тот снитч, в котором, по всей вероятности, спрятан Воскрешающий камень.

***
Проводив Гарри в Гринготтс, мисс Грейнджер, уселась на мягкий диван у камина в гостиной с дневником доктора Смит, и углубилась в его изучение.

Гарри настаивал, что он наследник Певереллов и Дары Смерти по праву принадлежат ему, но мы с Роном лишь посмеивались над ним, не веря в это.
И вот, при распределении „наследства“ Дамблдора ему достался золотой снитч, который позже он стал хранить в кошельке на тесемке у себя на шее. Послушав рассуждения Гарри, я поверила, что он может быть прав насчет Даров, но снова призвала его не отвлекаться от поисков хоркруксов.
Перед Последней битвой мы поняли, насколько был прав наш друг.
Он положил снитч в рот – перед тем, как отправился умирать от руки Волдеморта – и снитч разделился на две половинки. А между ними был Камень, Воскрешающий камень ...
И мой единственный друг, кому принадлежали все три Дара Смерти – мантия-невидимка, Воскрешающий камень и Бузинная палочка (хотя о том, что она принадлежит ему он еще не знал), подставился под Аваду Волдеморта, но не умер. Вернулся.


Так-так-так... Кошелек на тесемке... Да, Гермиона вспомнила тот кошелек на шее Поттера, в день ухода Рона из палатки, но он отсутствовал, когда они удирали из дома Батильды. В палатке, наверно, забыли. Прав был Финеас Блэк в своих предположениях.
Мисс Грейнджер решила не дожидаться возвращения Гарри из банка, а самой наведаться в палатку и поискать там злополучный кошелек. По словам Гарри, до появления серебрянной лани и Снейпа с Рональдом есть еще несколько дней. Так что, она успеет.
Она оделась в меховую накидку и утепленные, ручной работы, сапоги и аппарировала в Королевский лес Дин.
Защита вокруг палатки стояла нетронутой, и Гермиона со спокойной душой вошла внутрь ...
Чтобы нарваться на неожиданную засаду.



Без паника!!!
 
SvetaRДата: Вторник, 31.05.2016, 02:47 | Сообщение # 68
Высший друид
Сообщений: 831
« 204 »
Все же Гермиона иногда поступает на удивление глупо. (


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
kraaДата: Вторник, 31.05.2016, 23:36 | Сообщение # 69
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
Спасибо, SvetaR, что отметилась.
Да, так получается, что Гермиона, решив помочь, создает проблемы.



Без паника!!!
 
kraaДата: Вторник, 21.06.2016, 22:24 | Сообщение # 70
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
Акт шестой

- Экспелиармус! – гаркнул кто-то за ее спиной, и курчавая девушка только и успела уследить за своей улетающей прочь палочкой.
В тени, рядом с вешалкой у двери, стоял ухмыляющийся Рональд Уизли. А у него за спиной хмуро поглядывал на нее Снейп. Профессор Снейп, мысленно поправилась она, словно в ее ситуации имело хоть какое-то значение, как звать эту сальноволосую сволочь.
- Петрификус тоталус! – продолжил рыжий, и подошел на пару шагов к замершей статуей девушке. – А, ну! Говори, подруга, где вы с очкариком шлялись? Где он? – Гермиона только беспомощно вращала глазами, намекая бывшему другу, чтобы он освободил ее, но тот не обратил на это внимания. - Я сижу здесь два дня, почти не евши, в ожидании вас ... Даже, вот, директора Хогвартса втянул в это ... А вас все нет, и нет.
На лице шестого Уизли читалось непередаваемое словами выражение обиды вперемешку с превосходством. Слегка повернувшись, он достал из-за спины длинный меч в ножнах и протянул его вперед.
- Смотри, что я нашел, пока вы тут читали заумные книжки и сочиняли невыполнимые планы. Меч Гриффиндора! Сам его нашел. И достал со дна озера. Ждал, когда вы соизволите вернуться, чтобы уничтожить хоркрукс вместе, слышишь?
Мисс Грейнджер не могла ответить. Она лишь моргала, пытаясь успокоиться и сбросить с себя Петрификус Рона, но пока все, что ей удалось это вернуть контроль над шеей; девушка повертела ею в знак того, чтобы он освободил ее, и до Рона, наконец, дошло, что она пыталась ему сказать.
- Фините! – Крикнул он, только сейчас оглядев ее с ног до головы. – Во что ты вырядилась, Герм? Что это за хламида, где ты ее откопала? – и он некультурно ткнул пальцем в направлении девушки.
- Рон, отдай мне мою палочку! – командным тоном начала та, не ответив на вопрос рыжика, и тот, машинально, подчинился, протянув ей схваченную в полете после Экспелиармуса палочку.
Снейп прошелестел мантией, привлекая к себе внимание подростков, и те синхронно повернулись к нему.
- Мисс Грейнджер, хватит тратить мое время, доставайте медальон Салазара Слизерина и давайте поскорее покончим с этим. У меня есть дела поважнее, в школе, чем потакать вашим жалким попыткам, изображать из себя всезнайку, - полуобернувшись, брезгливо сказал он и приготовился аппарировать отсюда, как только эти придурочные гриффиндорцы предоставят ему хоркрукс.
- Но ... но ... – промямлила Гермиона и покраснела. – Медальон не у меня ...
- Что? – крикнул Снейп и в ярости сжал свободную от палочки руку в кулак.
- Говорю, что Медальона больше нет.
- Как это нет, я же видел его на Гриммо? – продолжал бушевать зельевар.
- Да, да! – включился и Рональд Уизли. – Я даже носил его у себя на шее. Гермиона, доставай свою бездонную сумочку и поищи!
- Да нет со мной этой сумочки, я ее оставила ...
Девушка осеклась, почувствовав, что переборщила, но было уже поздно, - она все-таки проговорилась.
- Герми, что ты сказала? – нехорошо сузил глаза рыжий.
- Нууу, за нами гонялся Вол ...
- Замолчите! – крикнул Снейп, и девушка снова осеклась, вспомнив про запрет на произношение имени Змеелицого во время первой войны с ним.
Но Рон, похоже, о таком запрете даже не помнил. Или вовсе знать не знал о нем, хотя – вряд ли.
- Какого Волдеморта, Герм? ... – подражая новому директору Хогвартса, начал он, но прежде чем она успела сделать ему замечание, чтобы не сокращал ее имя, рыжик вдруг замолчал и насторожился.
Гермиона быстро поняла почему: вредноскоп, забытый недавними путешественниками по зимней Англии на столе, внезапно засветился красным светом и стал бешенно вращаться. Снаружи, всё ближе и ближе слышались мужские голоса – грубые и злые. Рон выхватил из кармана делюминатор и щёлкнул, в палатке тотчас же погас свет одинокого светильника, но было слишком поздно. Кто-то сорвал входное полотнище, внутрь палатки ворвался холод и из темноты раздался скрежещущий голос:
- Руки вверх, выходите по одному! Мы знаем, что вы там! На вас нацелено с полдюжины волшебных палочек. Колдуем без предупреждения!
Прозвучал хлопок аппарации, и Рон почувствовал у себя за спиной пустоту, это Снейп удрал от своих «товарищей».
Полыхнул луч красного цвета, и рыжий парень рухнул на пол, скрючившись от боли. Совсем рядом протопали тяжелые шаги.
- Встань, отродье!
Чьи-то руки грубо подняли его с пола, и не успел он опомниться, как кто-то обшарил его карманы, забрав оттуда палочку. Он пытался что-то сказать, когда его выволакивали из палатки, а сквозь приоткрытые веки Рон смог различить силуэты четырех или пяти человек, которые внаглую разглядывали девушку.
А потом раздались ее крики ...

***
Все утро, пока Гарри улаживал свои дела в Гринготтсе, его не отпускало чувство надвигающейся и неотвратимой катастрофы. Он загонял эти чувства вглубь, на задворки сознания, уверяя себя, что с мисс Грейнджер все будет в порядке и ему не о чем беспокоиться. Но сердце так и щемило, а тревога не отпускала.
И он, гонимый беспокойством, торопил серокожего гоблина – поверенного своей семьи, чтобы тот поменьше вдавался в подробности и поскорее отдал ему учетную бугхалтерию для самостоятельного изучения.
Но список задач в волшебном банке все нарастал и нарастал, начиная начиная от фамильного хроноворота, который нужно было забрать из сейфа и заканчивая утомительным разговором насчет Чаши Хельги Хаффлпафф с директором Гринготтса, Рагнорком. Конечно же гоблины не поверили на слово Гарри Поттеру и всячески отрицали, что в Чаше основательницы находится хоркрукс Темного лорда Волдеморта; они клялись, что защита банка не допустила бы за ее стены и, более того, в подземелье – где стоит Защита первого уровня, настолько омерзительную вещь.
Но Поттер предвидел подобный исход событий и заранее выяснил вероятное объяснение такому феномену: это возможно, если ритуал создания нового хоркрукса провели внутри банка, прямо в хранилище Лестрейнджей. И Рагнорку пришлось признать такую возможность, поэтому он приказал принести книгу посещений хранилища Лестренджей.
Действительно, нужная запись о подозрительных посетителях нашлась – еще со времен Первой магической войны. Однажды, в ячейку Лестренджей вошла большая группа волшебников, которых пригласила сама чета Лестренджей. И разумеется это встревожило гоблинов, но нарушать конфиденциальность клиентов не допустимо, по крайней мере, без особого разрешения директора банка.
Чашу с хоркруксом нашли там, где подсказал им молодой Гарри Поттер, и директор Гринготтса тут же организовал ритуал по извлечению частицы души Волдеморта с последующим немедленным уничтожением оного путем переноса в легковоспламеняемый предмет.
Поттер хотел было смыться под шумок, но бдительные гоблины-ритуалисты не отпустили его, так как в шраме на лбу парня тоже имелся хоркрукс, и они сразу это заметили. По поводу шрама между национальным героем волшебного мира и гоблинами разгорелась жаркая полемика, во время которой те настаивали на немедленном извлечении этого хоркрукса, но Поттер всячески отказывался от этого предложения по одной только ему известной, но очень важной, причине.
На все это ушло около пяти часов и, наконец, молодой Глава рода Поттер, закончив все дела, аппарировал домой, в Годриковую Лощину.

Появившись в прихожей, он бросил на вешалку надоевшую ему тяжелую зимнюю мантию и устало позвал свою невесту:
- Герми, где ты? Я уже вернулся!
Ответом ему была лишь тишина. Даже огонь в камине давно погас и в доме было холодно.
Предчувствие беды нахлынуло на него с новой силой, и в груди парня неприятно кольнуло. Не удержавшись, он потер рукой место такой неожиданной и острой боли. Поттер вспомнил, что с утра его беспокоила связанная с Гермионой какая-то тревожная мысль и быстро побежал наверх, на второй этаж дома, где распологались спальные помещения. До последнего, он надеялся, что девушка, уставши ждать его возвращения, могла прилечь отдохнуть. С замиранием сердца он начал открывать двери одну за другой.
Все комнаты оказались пусты.
Гарри начал нарезать круги по коридору, лихорадочно думая, что же могло здесь случиться и где Гермиона. Вдруг он вспомнил про помещения в подвале, - там была устроена зельеварня с прилежащими к ней складскими помещениями. Учитывая маниакальное стремление подруги к знаниям, вполне вероятно, что она могла заняться варкой какого-нибудь зелья позаковыристей и забыть о времени. Кроме того, там распологались заклинательная зала и полностью оборудованный и защищенный тренировочный зал, – там она тоже могла бы зависнуть надолго.
А, может быть, она зарылась в устроенную родителями Гарри склад пищевых продуктов, которая находится под стазисом. Только подумав об этом, он тут же отбросил эту смехотворную догадку – мисс Всезнайка и хозяйственные навыки – две совершенно несовместимые понятия. Кроме того, продукты, которые Лили и Джеймс оставили там, давно испортились, и молодым волшебникам пришлось избавиться от них. Но домовики давно должны были заполнить склад новыми продуктами, чтобы дом под кровной защитой Поттеров мог поддерживать жизнь своих обитателей на долгое время и не нуждался ни в чем извне. Может мисс Грейнджер, внезапно, решила заняться этим?
Перепрыгивая через ступеньку по деревянной лестнице вниз, Гарри ворвался в зельеварню, ища глазами свою девушку.
Гермионы здесь не было. Ее не было ни в одном из подвальных помещений.
Гарри растерялся, не представляя, куда могла Гермиона запропаститься. В доме следов пребывания посторонних он не заметил, а значит - она сама куда-то отправилась. Отправилась одна. Одна...
Но, куда? Парень лихорадочно стал просчитывать возможности, куда бы девушка ее склада ума могла отправиться. К себе домой, в Кроули, к родителям? Нет-нет, их она, как сама в этом признавалась, спроводила первым самолетом в Австралию, предварительно стерев им память. Да так, что мистер и миссис Грейнджер начисто забыли о существовании единственной дочери, Гермионы.
Гарри попытался вспомнить, о чем они с подругой разговаривали утром, прежде чем он отправился в волшебный банк.
Ну-ка, ну-ка?! Кажется, о Дарах Смерти и о золотом снитче Дамблдора ...
Возможно ли, что она, устав ждать его возвращения, решила проявить инициативу и самостоятельно отправиться искать снитч в палатке? Да, это вполне в ее духе - погеройствовать, прикрываясь оправданием, что помогает своему парню.
- Ээээх, Герми, Герми ... – пробормотал Поттер, вытаскивая из кармана свою мантию-невидимку. Набросив ее на себя, он крутнулся вокруг себя и с хлопком исчез из подвала своего дома, чтобы через секунду появиться внутри палатки.

Первое, что он почувствовал, - это противный, свежий запах ... спермы. Зажав рот, чтобы его не вырвало, Гарри огляделся вокруг и заметил царивший в палатке полный разгром. Все было развалено в щепки и валялось на полу: части кроватей, матрассов, походная мебель, полки, тряпки ... все в одной, грязной куче. Картина возможного нападения на ничего не подозревающую девушку пролетела перед внутренним взором и темный ком ненависти стал разгораться изнутри.
- Ааааарррггг ... – взревел Гарри, схватившись руками за голову, повыдергав свои подросшие лохматые волосы. – Гермиона, дурочка, что ты наделала?
Он выташил Бузинную палочку и наложил выявляющее заклинание на всю палатку, чтобы разобраться в случившемся здесь. Повсюду были разбрызганы капли свежей крови одного человека, и мужские выделения троих или четверых человек. Среди тряпья нашлись клочья длинных, курчавих волос каштанового цвета, разорванные трусы Гермионы вместе с куском окровавленной прокладки ...
Поттер заметался вокруг, потеряв всякий контроль над собой. Заливаясь злыми слезами, он стал лихорадочно рыться в хламе, то и дело бросая некоторые из них за спину, мыча, стоная и ругая все на свете.
Под руку подвернулся коричневый кошелек, и он случайно открыл его. Изнутри выкатился блестящий, маленький шарик из золота, с собранными крылышками. Осознав, что это, Гарри возненавидел эту вещь, из-за которой его девушке пришлось пережить весь этот кошмар, и он решил немедленно поломать его единственным пришедшим на ум способом – перекусить зубами.
Не раздумывая более ни о чем, парень положил снитч себе в рот и стиснул между зубами чертову вещицу. Вдруг, перед внутренним взором предстал образ Гермионы – обездвиженная, избитая, изнасилованная Грейбеком, мертвая ... Поттер почувствовал, как вся его кровь закипает и приливает к голове, а глаза застилает пелена ярости. Осталось только одно – умереть. Умереть немедленно. Здесь, сейчас и навсегда.
„Я. Хочу. Умереть!” – закричал он безмолвно и всем сердцем.
И сжал зубы.
Что-то внутри золотого шарика щелкнуло, и парень открыл рот шире, чтобы выплюнуть остатки наследства долбанного манипулятора, бывшего директора Хогвартса, Альбуса-черт его возьми-Дамблдора.
На ладонь упали две отделившиеся друг от друга половинки снитча, крылышки и какой-то серо-бурый камешек, на котором была хорошо видна небольшая трещинка. „Воскрешающий камень, - прозвучал в голове изнуренного Гарри голос Гермионы. – Владея тремя Дарами одновременно, ты будешь ...”
Момент касания частей снитча и неприметного камешка с кожей ладони Поттера, словно, переключил какой-то рычаг внутри него, и в груди вспыхнул свет, который огнем прошелся по нервам, заполнил ядро целым океаном магической энергии. Он зажмурил глаза, чтобы не ослепнуть, но каждая клетка его организма, принявшая на себя магический удар кричала от боли и стремительно менялась.
Утонув в шквале противоречивых ощущений, семнадцатилетний парень не заметил, как меняются остатки снитча в его ладони. Золотые обломки расплавились, растеклись, а потом сформировали собой кольцо. Сам камешек тоже перетерпел изменения – из обычного он превратился в кроваво-красный рубин, который сам заполнил выемку для драгоценного камня.
Ощутив, как что-то нагрелось в его ладони, Гарри открыл глаза и с интересом проследил за последними превращениями снитча в кольцо и камешка в рубин. Если бы здесь присутствовал кто-то, кто знал прежнего Поттера, он бы поразился, насколько в сидящем на корточках молодом маге мало осталось от знакомого студентам Хогвартса задохлика и очкарика.
Его лицо, потеряв юношескую пухлость, заострилось. Брови вразлет, над светящимися изумрудным светом глазами, зло хмурились. Сознание стало кристально чистым и, поднявшись на ноги, он уже знал, что ему делать дальше.
Ухмыльнувшись зловещей улыбочкой, которой позавидовал бы даже сам Волдеморт, Гарри схватился за висящий у себя на груди, на длинной цепочке, маховик в виде песочных часов, в котором поблескивал магический золотой порошок.
Его подросшая костлявая фигура медленно растаяла и исчезла, оставив царивший в палатке бардак так и не убранным.

***
В палатку вошла одетая в теплый, меховой халат мисс Гермиона Грейнджер и, не заметив мерцающую на грани видимости фигуру Поттера в углу, сразу отправилась к полке, где среди мелочей лежал коричневый кошелек. Девушка быстро растянула веревки и посмотрела внутрь, ойкнув от неожиданности – золотого снитча внутри не было.
Она стала оглядываться, не выдаст ли себя снитч золотым отблеском.
Внезапно в палатку ворвался Рон, а за ним последовал Снейп, мерзко ухмыляясь. Рон оглушил и обезоружил девушку и начал хвастаться мечом Годрика, который он, якобы, собственными силами, нашел и достал со дна озера. Он и сальноволосый ублюдок хотели сразу приступить к уничтожению хоркрукса в медальоне Салазара Слизерина. Пока Гермиона, мямлила, уверяя этих двоих, что у нее нет ни медальона, ни бисерной сумочки, снаружи раздались тяжёлые шаги, и Гермиона нацелила возвращенную ей Рональдом волшебную палочку на вход.
- Стоять, отродья! - крикнул грубый голос, и полотнище входа откинули в сторону.
Внутрь ворвались незнакомые парню мужчины с палочками наготове.
- Сомниус максима! – шепнул невидимый для нападающих парень и нацелил палочку на волшебников, рухнувших на пол, включая Гермиону, Снейпа и Рона. - Экспелиармус максима! - К Поттеру, подлетели все семь палочек спящих. – Инканцерро, Инканцерро ...
Всех мужчин обмотало толстыми, черными веревками, и они стали напоминать заготовки для обеда акромантулов.
- Фините. Петрификус тоталус максима.
На полу, на него вытаращились шесть пар неприятно пораженных глаз.
- Нуу, товарищи Пожиранцы, рассказывайте! – оскалился Поттер, и пожиранцы, закаленные круциатусами Волдеморта, вздрогнули от ужаса.



Без паника!!!
 
SvetaRДата: Среда, 22.06.2016, 00:48 | Сообщение # 71
Высший друид
Сообщений: 831
« 204 »
Вот же ж!!!
Рона прибить.



Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
ЛеттореДата: Среда, 22.06.2016, 13:55 | Сообщение # 72
Подросток
Сообщений: 10
« 20 »
Ох! Какая напряженная глава!
 
kraaДата: Среда, 22.06.2016, 19:25 | Сообщение # 73
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
Ой, спасибо!
Помощь от turpota сделала дело. Он переворачивает текст, внося туда элемент книжовности. Я так и не научилась писать грамотно.



Без паника!!!
 
turpotaДата: Среда, 22.06.2016, 20:36 | Сообщение # 74
Высший друид
Сообщений: 875
« 358 »
Да ничего такого. shy


Цель оправдывает средства.

************************

 
кумарДата: Вторник, 28.06.2016, 23:49 | Сообщение # 75
Подросток
Сообщений: 7
« 11 »
По началу тупо втыкал в текст. (Лента Мёбиуса и т.д. Пришлось гуглить). Дальше пошло просто на ура. Последняя глава напряженка.Пожалуй один из интереснейших фанфоф с элементами тайм-тревола. biggrin

Сообщение отредактировал кумар - Вторник, 28.06.2016, 23:50
 
kraaДата: Воскресенье, 03.07.2016, 20:12 | Сообщение # 76
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
Акт седмой

Рон не верил своим глазам – неужели этот свирепый монстр и есть его друг Гарри, Гарри Поттер, или это чья-то нелепая шутка. То, что вытворял с пожирателями этот выродок больше походило на пытки темных магов.
А, если нет, то, по мнению рыжего парня, Гарри поддался Тьме. Воочию Рон не видел, что Поттер делал с пожирателями, но явственно слышал отчётливый хруст костей и стоны ... Рон охнул, а Гермиона закричала:
- Гарри, нет! Прекрати! Не надо!
Кто-то рыкнул, и знакомый голос Гарри, но с металлическими нотками, ответил:
- Гермиона, тебе лучше, вообще, не возникать, раз не послушалась и пошла, геройствовать на свою голову! – В его голосе чувствовалась дрожь от еле сдерживаемого гнева: – Ты хоть представляешь себе, что я чувствовал, когда застал тебя здесь с ними, а? ЧТО МНЕ ПРИШЛОСЬ ПЕРЕЖИТЬ! – Рон мог лишь хлопать глазами и гадать, что он имеет в виду. - Эти подонки тебя ... не хочу даже вспоминать ... А ты их еще защищаешь ... Лучше, ПОМОЛЧИ И НЕ ЗЛИ МЕНЯ, ЯСНО?
Все-таки, это Гарри. Но его словно подменили – манера речи приятеля, а также неожиданная покорность подруги очень встревожило Шестого Уизли. Гермиона осеклась и тут же, с неожиданной для нее кротостью, приняла суровый выговор Поттера, ни словечком тому не возразив. Чудно-то как!
Послышался скрипучий смешок и скрежещущий голос выдал свои недвусмысленные намерения:
- Твоя подружка ещё не то получит, когда я освобожусь, мелкий! – мерзко хихикнул пожиратель, и Рона пробрала мелкая дрожь. – Эта ... хахаха... добрая девочка… такая невинная, лакомый кусочек.… Обожаю целочек…
У Рона всё внутри перевернулось. Он догадывался, кто этот обросший поседевшими клочьями серых волос человеко-зверь: Фенрир Грейбек, оборотень, которого приняли в ряды Пожирателей смерти за его беспощадность к врагам и свирепость в бою. О нем, дома, в Норе, ходили легенды, что он зверь, потерявший всякую человечность. Но сейчас не только он, но и все эти пожиратели были в руках Поттера, и Рон надеялся, что тот на них отыграется.
- Силенсио!– Рявкнул Поттер, и Рон застыл. - Не нравится мне, когда всякий сброд тявкает на меня. КРУЦИО! КРУЦИО! КРУЦИО! – Снова тот голос! На этот раз его одноклассник пользовался Непростительным.
Раздался глухой стук, и рядом с Рональдом упало чье-то обмякшее тело в черном балахоне. Серебряная маска соскользнула в сторону и показалось изможденное, скривившееся от боли лицо незнакомца. Поперек первого упало второе ... Потом послышались шаги, а потом раздался чавкающий звук, как при ударе ботинком о человеческую тушу. Пострадавшие не могли разговаривать, лишь мычать и стонать.
- Так, посмотрим, кто тут у нас кроме Фернира, - злорадно произнёс Гарри. – Ого-го! Посмотрите ка, кого тут нам черти принесли – это же сам новый директор Хогвартса! А я и не сомневался в тебе Нюниус, ты всегда был и останешься двойным шпионом! О тебе говорили, что ты служишь двум хозяевам, и как только убьешь Дамби, так сразу же побежишь к Волди. Все, конечно же, в корне ошибаются. Ты, Нюниус, служишь только мне, Гарри Поттеру, потому что вся твоя жизнь подчинена мне и твоей мечте, увидеть меня мертвым. И не важно, от чьей руки я паду.
Снейпа перевернули на спину. Рон смог повернуть голову и наблюдать дальнейшими действиями друга. Луч света от Люмоса осветил лицо профессора, и Гарри расхохотался:
- Ну, надо же ... – Позади, маячило бледное лицо Гермионы. - Нюниус, что ты от меня скрываешь? Легиллименс! Вооо, какая мерзость ... Это ты их предал, а не Хвост! Ты, сволочь, сделал их мишенью для преследования Волдеморта! От меня и отца хотел освободиться, чтобы маму ...
- Гарри, нет! Не произноси этого имени! – пискнула Гермиона, но увидев перекошенное от злости лицо друга, быстро прикрыла рот рукой и снова заткнулась.
- Плевать! – сказал Гарри и плюнул на связанного зельевара. Тот беспомощно зашипел. – А этого, как только закончу с Волдемортом, лично убью...

Вдруг Поттер повернул лицо к Рону, а потом рыжик с замиранием сердца наблюдал, как ноги, обутые в высокие со шнуровкой сапоги, приближаются и останавливаются прямо у него перед носом. Затравленно посмотрев вверх, Рональд услышал шипящий, почти как на парсельтанге, голос Поттера:
- Интересно, кто из вас троих назвал имя Змеелицего, а? Уж, не ты ли Уизли? Снейп не посмеет так глупо подставиться перед хозяином, а Гермиона – хоть временами и безмозглая, но знает и свято чтит правила.
Шестой Уизли обреченно прикрыл глаза в ожидании удара.
- Уизли? - повторил Гарри и толкнул сапогом тушку рыжего одноклассника, своего бывшего, самого лучшего друга. Предателя. - Значит, быть Предателями крови, означает всегда и во всем предавать всех, с самого рождения. Да?
Шипящие интонации Мальчика-который-выжил вызывали мурашки по коже у Рона.
- Полегче, Гарри, - предостерегла Гермиона своего друга. – Убивать то его не зачем.
- Да я не собирался его сам убивать. Но, побить его можно и надо. Или подбросить его пожирателям, а те отыграются на моем «лучшем друге». Все равно, никто им не сказал, что это уже не так. Разве что Малфой?! – Поттер издевался вовсю над Рональдом. – Знаешь, Уизли, как пожиратели наказывают тех, кто любит трепать имя их Тёмного Лорда?
- Нне-нне .. –только и смог выдать Рон, прежде чем ботинок незнакомого Поттера ударил ему под дых и рыжик потерял способность дышать. Легкие горели огнем, а кровь так и хлестала из носа и рта. Темная пелена заволокла обзор перед глазами, и Уизли отрубился.

Через некоторое время, узнав под пытками все, что можно было у пожирателей, Гарри устало присел на походное кресло и обратился к подруге.
- Неплохой улов за один вечер! - заметил он, посмотрев на побледневшую как смерть девушку. Та была взлохмаченной больше чем обычно, и парень подумал, что, наверно, ведьме мешает быть ухоженной магия. Вот, Нимфарода, будучи метаморфом, даже с цветом волос не может определиться. – Впервые слышу имя этого костлявого мужика, Струпьяра. Кто он такой?
- Они назвали себя егерями Тёмного Лорда, - ответила мисс Грейнджер.
Парень хмыкнул:
- Значит, не все пожиратели, только этот, - пнул он ногой валявшегося на земле Снейпа.
- Что будем делать дальше?
Гарри недовольно посмотрел на не унимавшуюся подругу.
- Тебе ничего не стоит больше делать, Гермиона Грейнджер! – отчеканил он. – Ты уже достаточно тут натворила. Отправляешься домой и ждешь моего возвращения!
- Но ты не справишься один! – воскликнула девушка, пока ее резко перебили.
- Идешь домой. И возражения не принимаются. Знаешь, чего мне стоило увидеть неисправленную версию твоих приключений? Со всей этой ... спермой вокруг, с обрывками твоих разорванных трусов, а? Если бы в банке не нашелся работающий маховик времени, я бы покончил с собой на месте, собственной палочкой. Или, хм...кто знает сработает ли это, с моим не ... везением.
Плечи девушки сникли и она вся сгорбилась под справедливыми упреками друга. Но все еще боялась и считала, что без нее ему не справиться. Поэтому, дала себе слово, что как только в Годриковой все более-менее устаканится, она тихонечко и незаметно проследит за ним, чтобы хоть одним глазком да присматривать.
Пока она строила планы, как обойти запрет Поттера и отправиться за ним в Малфой-мэнор, Гарри позвал домовиков, и те цепко подхватили Гермиону за локотки с обеих сторон. Только тогда девушка вернулась из мира грез и поняла, что вряд ли удастся воплотить свои намерения в жизнь. Не после четких указаний, которые он оставил эльфам.
- Перекройте все выходы из Годриковой лощины, - отдавал приказы Поттер и маленькие ушастики, демонстрируя свой энтузиазм слушаться Хозяина, Гарри Поттера, сэра, энергично кивали головами.
Гермионе не дали и пикнуть в знак протеста, как ее трансгрессировали эльфийской магией из палатки.

Убедившись, что девушка в безопасности, Гарри пнул ботинком Фернира и рявкнул:
- Нуу, Грейбек, задавай направление аппарации!
Ферниру явно было неуютно от мысли, что, благодаря мелкому Поттеру, они оказались в Мерлиновой жопе; после этого от Тёмного Лорда им круто влетит. Но и от Поттера они получили пыточными сполна. Гребанный мальчишка! А говорили, что он Золотой мальчик Дамблдора, что он Знамя Света ... Какого Света? Блииин, да после его жестоких Круциатусаов ... У Грейбека намокло в штанах.
- Может, ты нас просто отпустишь? А, Шрамоголовый? Зачем мы тебе? Может, тебе, все-таки, не стоит попадаться Лорду на глаза? Макнейр, с его привычкой сначала мучить пленников, а потом их ... – бросил он пробный шар, ожидая, что мальчик испугается и растеряет всю свою решимость. Все вокруг утверждали, что Поттер не дружит с мозгами. А что, в действительности, оказалось!
Едва Грейбек сказал это, как перед глазами Гарри словно вспыхнул яркий сноп света, и вдруг он увидел все вокруг глазами Волан-де-Морта. Кто-то полз по крепостной стене и транслировал ему радужные мысли предвкушения охоты ... за ним, Гарри Поттером:

«Так близко… Уже совсем рядом…»*

Загадочная связь с Красноглазым монстром, не смотря на то, что хоркрукс в шраме принадлежит не ему, а Альбусу Дамблдору, осталась. Вероятно из-за его крови, что использовалась во время ритуала воскрешения на кладбище, в конце Турнира.
Страшным усилием воли Гарри закрыл свой разум от мыслей Волан-де-Морта, заставив себя вернуться к реальности, где он смотрел на лежащих в темноте, привязанных друг к другу Рональда Уизли, Снейпа, Фенрира Грейбека, какого-то Струпьяра и двух других пожирателей.
На краю сознания продолжали мелькать обрывочные видения…

«…он скользит у высоких чёрных стен…»*

По связи шла радость общения Волан-де-морта с фамильяром, и парень чувствовал, что начинает путаться, кто он – молодой волшебник Гарри или кобра, ползающая по стенам Азкабана. И что, спрашивается, делает змея в тюрьме? Этот вопрос, так не к месту появившийся в голове парня, выдернул его из непрошенных видений: нет, он - Гарри Поттер, а не Нагайна, которая вышла на охоту за человечиной.
Гарри медленно поднял Бузинную палочку и направил на расфокусированные, округлившиеся от испуга, горящие желтым огнем глаза оборотня.
- Империо! – прошетал Поттер, и глаза Фернира, слегка остекленев, восстановили свой первоначальный, серый цвет. – Теперь слушай меня внимательно и выполняй. Путь к базе Волдеморта тебе известен. Создай портключ и перемести всех нас туда! Там выдашь меня и Уизли за пленников. Действуй!
Последние слова Поттера совсем не понравились рыжику, и ему захотелось снова погрузиться в спасительную тьму обморока.
- Слушаюсь, - безразличным голосом ответил оборотень, просунув пальцы Снейпа и Уизли за свой ремень, который он предварительно превратил в портключ. – Держитесь, покрепче, Поттер! На счёт «три». Раз-два-три!
------------------------------------------
*цитата из ГП и ДС



Без паника!!!
 
kraaДата: Вторник, 05.07.2016, 01:22 | Сообщение # 77
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
Акт восьмой

Появившись на загородной аллее, пленники повалились друг на друга. Гарри разглядел чугунные ворота, а за ними — что-то вроде подъездной дорожки. Он облегченно вздохнул, почувствовав, что Волдеморта здесь нет. Но, много ли времени ему понадобится, чтобы перенестись сюда, как только он узнает, что егеря поймали самого Гарри Поттера?
Парень, подошёл к воротам, оставив мычащих, связанных пленников лежать на земле, и потряс решётку.
- Как нам войти, Грейбек? Тут заперто! Почему ты не перенес нас прямо в сад, а?
- Я не вхож к Малфоям, Поттер. Или ты думаешь, что утонченный аристократишка Люциус позволит такому, как я шляться по своему поместью, где живут его любимая женушка и единственный наследник?
Вдруг, абстрактные завитки чугунной решётки зашевелились, складываясь в свирепую морду, которая лязгающим голосом пролаяла:
- Цель посещения?
- Мы Поттера поймали! – изобразил бодрость и победный возглас Грейбек, как ему и приказывали. - Мы поймали самого Гарри Поттера!
Створки ворот распахнулись.
- Пошли! - скомандовал парень пленникам, освободив их от связующего заклятья.
Пленники просеменили за Ферниром по дорожке между живыми изгородями, где над ними пролетел призрачно-белый силуэт павлина-альбиноса. Как показательно – у Малфоев, чем-то напоминающих павлинов, и любимая птица павлин.
Пленников вытолкнули на крыльцо.
Из приоткрывшейся двери на них упал луч света.
- Что вам нужно? — осведомился холодный женский голос.
- Мы пришли к Тёмному Лорду! - проскрежетал Фенрир.
- Кто вы?
- Вы что, не узнаете меня?! - В голосе оборотня звучала обида. - Я - Фенрир Грейбек! Мы поймали Гарри Поттера!
Он подтолкнул «связанного» магическими веревками Гарри вперед, чтобы хозяйка поместья увидела его лицо.
- Вот, сударыня…
Нарцисса Малфой вгляделась в лицо Гарри, остановив взгляд на знаменитом шраме, и еще пуще побледнела. Он нагло улыбнулся ей и подмигнул. Она удивленно подняла брови.
- Вв-ведите их в-в дом! – заикаясь, сказала она.
Пленников погнали наверх по широкой парадной лестнице и втолкнули в просторную прихожую с портретами на стенах.
- Следуйте за мной! – сказала она. - Мой сын Драко как раз недавно приехал из школы на Рождество. Если это Гарри Поттер, он его узнает.
После сумрака ночи свет в гостиной показался пленникам слишком ярким. Огромную комнату освещала свисающая с потолка хрустальная люстра, а на стенах, кроме картин, изображающих пейзажи, висели ещё и портреты. Из кресел у резного мраморного камина поднялись два человека – старший и младший Малфои.
- Что такое? – растягивая слова спросил Люциус Малфой.
- Они говорят, что поймали Поттера, - произнёс холодный голос Нарциссы. - Драко, подойди.
Гарри увидел высокую, чуть выше себя, фигуру, поглядывающую из-за спины Люциуса Малфоя, и немного позавидовал ему за то, что родители школьного врага, – в отличие от его собственных родителей, – предпочли заботиться о сыне, а не о загадочных идеалах бородатых личностей с сомнительной моралью.
Белобрысый парень сделал шаг вперед, так что оказался прямо под люстрой.
- Ну что, Драко? - с жадным интересом спросил Люциус Малфой. - Это он? Это Гарри Поттер?
Серые глаза слизеринца испытывающе уставились на пленника. В них застыло сомнение - в этом темноволосом пленнике с распущенными до плеч прямыми волосами и острыми чертами лица ничего общего, кроме молниевидного шрама, с золотым мальчиком покойного директора Дамблдора не было. Было в чертах лица этого парня что-то неуловимое и настолько хищное, что Драко стало не по себе, и он отступил на шаг, инстинктивно ища помощи у отца. Как натянутая тетива, готовая сорваться в любой момент, этот шрамоголовый незнакомец излучал вокруг себя ауру опасности, и это почувствовал даже такой «кабинетный» червь, как Люциус Малфой.
В комнате повисло гнетущее ощущение неопределенности, и Драко, срывающимся в шепот голосом ответил:
- Н-не знаю.… Не уверен.
Молодой студент факультета Слизерина, даже если бы и не сомневался в своих выводах, не хотел или боялся делать опрометчивые выводы. Уж, очень он боялся новых «гостей дома». Кроме того, пленный юноша был одет в богатую меховую накидку и добротные сапоги. Совсем не так, как одевался его сокурсник-оборванец, воспитанный маглами. От этого молодого, темноволосого волшебника хотелось бежать как можно дальше.
- Да ты погляди на него хорошенько! Подойди поближе! – настоял старший Малфой. - Драко, если мы передадим Поттера Тёмному Лорду, нам всё прос…
Гарри никогда не слышал такого волнения в голосе Люциуса.
- Уверяю вас, это Поттер! – прозвучал из-за спин пленников знакомый низкий баритон профессора по Зельеварению, Северуса Снейпа, и Нарцисса, с перепугу, вскрикнула:
- Северус, что ты среди них делаешь, - она махнула рукой на связанных пленников? ...

Но договорить ей не дали - за спиной у Гарри открылась дверь. Послышался женский голос, при звуке которого Гарри весь подобрался.
Это была Белла, правая рука Волан-де-морта.
- Что здесь происходит? В чём дело, Цисси? Кто это?
Беллатриса Лестрейндж медленно обошла пленников кругом и остановилась справа от Гарри, глядя на окровавленного Рональда из-под тяжёлых век.
- Это же один из сыновей Молли Прюэтт! - вполголоса проговорила она. – Кто ты, рыжик?
- Рональд, точно! – воскликнул Драко. - А я его и не узнал сразу с этими синяками на лице. В таком случае, рядом точно должен быть Поттер! – Малфой снова посмотрел на «пленника» рядом с собой и засомневался:
– Но ...хм, такого Поттера я никогда не видел: этот выглядит как-то по-другому, он выше, черты другие ... – блондин приблизил лицо ближе, чтобы лучше рассмотреть Гарри. – Хотя, глаза такие же ...
- Это Поттер, - снова прозвучал голос Снейпа, и все повернулись к нему.
- Северус! - взвизгнула Беллатриса и попятилась, чтобы лучше рассмотреть связанного заклятьем мужчину. – Кто тебя связал? Как ты оказался среди добычи Грейбека?
- Да не Грейбек нас пленил, а Поттер, - устало сказал Снейп.
- Чтооо?! Тогда нужно поскорее известить об этом Тёмного Лорда! – засуетилась Беллатриса и засучила левый рукав. Гарри увидел выжженную на коже Чёрную Метку и понял, что сейчас Беллатриса коснётся её и вызовет своего обожаемого повелителя…
Все шло по плану.

Вдруг, снаружи послышалась возня, мужские голоса наперебой бубнили вперемешку с девичьими криками; входная дверь рывком открылась нараспашку и в комнату ворвались трое взрослых мужчин, придерживающих за локти растрепанную и взлохмаченную Гермиону Грейнджер.
- ГЕРМИОНА! - взревел Гарри, узнав в пленной свою девушку, да так, что та испуганно отшатнулась и втянула голову в плечи. – КАК ТЫ ЗДЕСЬ ОКАЗАЛАСЬ? ЧТО Я ТЕБЕ ВЕЛЕЛ?
Грейбек иронично хмыкнул.
- Я должна была, Гарри… Я должна знать! – пискнула обезумевшая от страха девушка. – Не могла иначе ...
Она вдруг застыла, устремив взгляд карих глаз на что-то вне поля зрения Гарри. Он покосился направо - Беллатриса снова закатала рукав мантии, но Нарцисса не дала ей вызвать Волан-де-Морта:
- Нет, Белла! Не смей беспокоить Тёмного Лорда, пока мы не разберемся, в чем дело!
Её сестра замерла, держа палочку над Чёрной Меткой, а потом, чуточку поколебавшись, отошла в сторону и, манерно переступая маленькими шажками, приблизилась к Гермионе. Голос Беллы прозвучал слащаво:
- Что тут у нас? – сузив глаза, она подошла и, остановив свое лицо в сантиметре от лица бледной девушки, издевательски просюсюкала: «Грязнокровка маленького Потти?»
Беллатриса взмахнула волшебной палочкой, и трех конвоиров грязнокровки отбросило в сторону; она протянула руку с длинными, костлявыми пальцами и острыми, как у хищной птицы, ноготками и притянула лицо Гермионы поближе к себе.
Девушка молча, роняя слезы, покосилась на Поттера с немой мольбой о помощи, но тот сурово, на манер Снейпа, смотрел на это представление, и не думая вмешиваться.
- Если он и в самом деле Поттер, нужно позаботиться, чтобы его не убили, - пробормотала она себе под нос. - Тёмный Лорд желает сам разделаться с Поттером… - Она снова повернулась к сестре. - Пусть пленников запрут в подвале, а я пока подумаю, что нам делать.
- Нечего распоряжаться в моём доме, Белла!
- Выполнять! - завизжала Беллатриса. - Ты даже не представляешь, какая опасность нам грозит!
Она обвела безумными глазами вокруг, словно искала в толпе ренегатов, оспаривающих ее лидерство. При этом, искры, сыплющиеся из её волшебной палочки, прожгли дыру в ковре.
- Ты ошибаешься, Белла, - вмешался Снейп. – Это не Поттер, это мы пленники ...
Но Беллатриса, в который раз, проигнорировала предупреждение соратника, - она не признавала авторитетов, кроме ее обожаемого Лорда.
- Драко, отведи пленников в подвал! – распорядилась она. – Всех! – Взмахнув палочкой, словно веером, она обвела им всех присутствующих, включая хозяев замка. Никто не шевельнулся. Даже не разобравшись в том, кто кого пленил и привел в Малфой-мэнор, она продолжила раздавать приказы, как ни в чем не бывало. – Всех, кроме ... Кроме грязнокровки и рыжего предателя крови, - он не намного лучше грязнокровной дряни.
На этот раз у Люциуса сдали нервы, - он поспешно коснулся Чёрной Метки и быстро закатал рукав мантии обратно.
Беллатриса, Снейп, Драко и Грейбек одновременно схватились за предплечья левой руки.

Сразу же реальность для Гарри Поттера исчезла, - он снова был Волан-де-Мортом. На жесткой кровати лежал измученный пытками, истощённый волшебник преклонного возраста и насмехался над ним, хохоча во весь беззубый рот.
- Так убей же меня, безносая сволочь! – брызгал слюной старик. - Ты никогда не победишь, ты не сможешь победить! Старшая палочка никогда не будет твоей…
Неожиданный вызов со стороны Пожирателей Смерти привёл Лорда Судеб в ярость. Он же предупреждал, он запретил им вызывать его по пустякам! Но они вновь пытаются выслужиться перед ним, поймав очередного «Поттера». Если они опять ошиблись …
Злоба Волан-де-Морта перехлестывала через край. Вспышка зелёного света озарила тюремную камеру, хрупкое дряхлое тело подбросило в воздух и снова швырнуло на жёсткую кровать уже бездыханным куском плоти. Волан-де-Морт отвернулся к окну, едва сдерживая свою ярость. Если его побеспокоили напрасно, они получат по заслугам…
Он любовно погладил узловатую палочку бледными, как щупальца моллюска, длинными и тонкими пальцами, вспоминая, как он добыл ее несколькими днями раньше.


POV ВОЛАН-ДЕ-МОРТА

Волан-де-Морт достиг ворот Хогвартса в предрассветных сумерках, а по дороге от замка к нему навстречу шел человек с раскачивающимся фонарём в руке. Северус всегда был преданным сподвижником, к которому Лорд Судеб относился немного снисходительно, как полукровка к полукровке. В этом безумном мире, где маглокровки рвались к власти, а чистокровным приходилось защищать свои исконные права на нее, они были для всех чужими.
Снейп поклонился своему повелителю и зашагал обратно к замку. Чёрный плащ развевался у него за спиной. В окнах школы не горело ни единого огонька, пока они шли по берегу озера, наслаждаясь очертаниями темнеющей громадины замка.
И вот она - стоит на берегу, отражаясь в тёмной воде. Белая, мраморная гробница, - уродливое пятно на хорошо знакомом пейзаже. Вновь его охватила еле сдерживаемая эйфория, голову кружило предвкушение от обладания столь разрушительной мощью. Он взмахнул своей старой тисовой палочкой. Именно ей и следовало совершить это последнее великое деяние!
Гробница разом раскололась от изножья до изголовья. Закутанная в саван фигура была такой же, как при жизни, - худой и долговязой. Он снова взмахнул волшебной палочкой.
Саван сгорел за считанные секунды. Мёртвое лицо Альбуса Дамблдора было бледным до прозрачности; тело выглядело немного иссохшим, но почти нетронутым тлением. Очки все еще красовались на кривоватом носу, даже в гробу, - что за насмешка судьбы! Руки Дамблдора были сложены на груди, а под ними лежала она – Старшая палочка.
Неужто старый дурень вообразил, будто мрамор и смерть защитят его волшебную палочку? Рассчитывал, что Тёмный Лорд не посмеет разграбить его гробницу? Белая рука, подобно змее, нырнула в гроб и схватила добычу. Дождь искр осыпал мёртвое тело прежнего владельца — волшебная палочка была готова служить новому хозяину.

КОНЕЦ POV ВОЛАН-ДЕ-МОРТА

Гарри Поттер отвернулся, чтобы остальные не увидели предвкушение мести на его лице. Его глаза случайно встретились взглядом с глазами одного из трех конвоиров Гермионы. Водянистые глазки похожего на крысу человечка испуганно выпучились – он, казалось, не меньше парня удивился, увидев его здесь – это был Питер, Питер Петтигрю, предатель.
В отличии от тех же Малфоев, Хвост сразу узнал сына школьных друзей и понял, что это не сулит ему ничего хорошего.
Гарри, не мешкая, набросился на него и зажал Хвосту рот, чтобы тот не привлек к ним обоим внимание остальных. Питер, сопротивляясь, попытался придушить наследника Поттеров серебряной рукой, сомкнув пальцы у того на горле. Гарри чувствовал, что начинает задыхаться.
- Хочешь меня убить? – еле выговорил он. – Я тебе жизнь спас, ты у меня в долгу, Питер!
Хватка металлической руки неожиданно ослабла. Вырвавшись, Гарри отскочил на шаг назад от коротышки и мысленно вызвал Бузинную палочку в руку. Взмахнув ею, он наложил на Хвоста невербальный Петрификус, и тот свалился на пол.
Тем временем, хозяева Малфой-мэнора собрались в кучу, готовясь к прибытию своего повелителя.

Хм, кажется, Драко зря столько лет хвастался, что Малфои никому не кланяются. Им еще много раз придется падать ниц и не только перед Риддлом.”



Без паника!!!
 
ЛеттореДата: Среда, 06.07.2016, 20:13 | Сообщение # 78
Подросток
Сообщений: 10
« 20 »
Спасибо. Захватывает так что невозможно оторваться и хочется еще и еще.
 
kraaДата: Понедельник, 11.07.2016, 02:28 | Сообщение # 79
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
Акт девятый

Лорд Волан-де-морт стоял рядом с заброшенной хижиной, о которой ходили дурные слухи. Говорили, что в ней водятся привидения. Но он уже давно не верил в подобную чепуху и считал, что всему можно найти рациональное объяснение, - ну, на сколько это возможно в Магмире. Его предположение подтвердилось, когда он узнал от своего слуги Питера Петтигрю, кто и зачем построил эту деревянную хибару. Конечно же им оказался его злейший враг, Альбус Дамблдор; этот мерзкий старикашка построил для своего ручного оборотня надежную клетку, что защищала бы учеников Хогвартса от него и наоборот.
А вообще, Дамби всю жизнь за стенами школы выращивал в свою выгоду ручных мальчиков! Даже он, Лорд Судеб, когда-то в первые годы обучения в Хогвартсе, был одним из этих ручных мальчиков, но с ним у старого поганца вышла промашка. Знал бы старый хрыч, что кто-то смог снять с себя Обливиейт в его годы, немало бы удивился. Но, все-равно, этот период хотелось забыть и вычеркнуть из своей жизни навсегда; но, к сожалению, у выдающегося таланта в области ментальной магии есть и обратная сторона – память становится почти абсолютной и забыть что-либо становится почти невозможно, особенно, если это что-то приправлено не самыми лучшими эмоциями.
Визжащая хижина загадочно темнела на фоне затуманенного, но бледного из-за яркого полнолуния этой ночью небосвода. Тёмный Лорд хмыкнул, - сегодня тому, кто имел неосторожность встретиться с оборотнем мало не покажется. Например, с Ферниром Грейбеком или тем ручным волчонком Дамблдора, как его там звал Питер? Луни, что ли! ...
Ночной странник толкнул рукой грубо сколоченную дверь, но, как и ожидалось, та оказалась запертой изнутри. Ну, это ему не помеха. Взмахнув новой, Старшей палочкой, он открыл дверь вовнутрь и озираясь по сторонам, перешагнул через порог. Он оказался в заброшенной, однокомнатной хибаре с облупившимися обоями и заколоченными окнами. Здесь было пыльно, темно и все пропитано застарелым звериным запахом. За собой Волдеморт левитировал Нагайну, своего любимого фамиллиара, которая была окружена защитной сферой, в целях безопасности.
Чтобы осмотреться, пришлось зажигать Люмос.
На единственном столе, в центре хибары, стояла старая масляная лампа, которую он зажег шевельнув кончиком палочки.
Присев на расшатанный стул, Волан-де-морт призадумался, поглаживая пальцами узловатую палочку, и уставился невидящими глазами в даль. Мысленно он был в Хогвартсе, в той комнате, известной лишь ему одному, где в укромном месте он спрятал ... диадему Ровены Рейвенкло ... Он был уверен, что мальчишка Поттер никогда не найдёт эту диадему… даже не догадается о её существовании. И, хотя выкормыш Дамблдора зашёл куда дальше, чем он ожидал … даже слишком далеко…
Пожиратели уверяли, что пленили именно его, но стоит ли поверить им в очередной раз? Стоит ли возвращаться в Малфой-мэнор, чтобы проверить правдивость их заверений или лучше пусть всех пленников доставят сюда?
Волан-де-морт снова опустил глаза на палочку, которую вертел в руках и насторожился. Что-то в ней ему не нравилось, она ощущалась немного странно, - как чужая, что ли? А когда ему что-то не нравилось, он предпочитал сразу принимать меры ...
Старшая палочка подчинялась победителю, а он ее просто забрал у мертвого Дамблдора.
Но не он, Волан-де-морт, победил старика.
Дамблдор погиб от Авады Северуса.
Значит, все-таки, придется звать Пожирателей.
- Другого способа нет, Нагайна, - прошипел он, оборачиваясь.
Огромная змея, свернувшись изящными кольцами в особом волшебном пространстве, напоминавшем то ли сияющую клетку, то ли аквариум, проплыла рядом.

***

Гарри сделал глубокий вдох и открыл глаза. И в ту же секунду слух его снова заполнили звуки препирательства Беллатриссы и Люциуса. Все пожиратели были поглощены созерцанием ссоры между «родственничками», и на Поттера никто не обращал внимания. Воспользовавшись этим, он вынул из внутреннего кармана меховой накидки мантию-невидимку и накинул ее на себя.
Дальше, в несколько шагов он добрался до ошеломленной крахом своей героической затеи Гермионы Грейнджер, схватил ту за шкирку и, несмотря на ее протестующие крики возмущения, аппарировал с ней в Годриковую Лощину.
Оказавшись на своей территории, под Родовой защитой, изнуренный от напряжения герой позволил себе чуть расслабиться, и тут же на него хлынул шквал противоречивых эмоций. Он честно пытался сдержаться, но даже ему требовалось иногда на ком-то срывать свою злость, тем более, когда эта «кто-то» более чем заслуживала хорошей порки.
- Герми, знаешь кто ты такая? – Девушка только потупила взор и покраснела как рак. – Скажи, кто ты после этого?
- Прости меня, Гарри ... Я подумала, что один ты не справишься и, что без меня ...
- Дура! – Рыча от возмущения, прервал ее Гарри. – Неужели ты не поняла, что, разобравшись с тем, что там с тобой сделали эти подонки, у меня не было другого выхода, кроме как использовать свой хроноворот. Но ты никак не угомонишься, да? Снова лезешь на рожон, не щадя мои нервы и наплевав на собственную безопасность. Хочешь, чтобы тебя снова поймали егеря ?
- Не произноси его имени.
- Что-что?
- Я сказала, что на имя Того-которого ...
- Молчать! Гермиона, знаешь, если ты и дальше будешь капать мне на мозги своими нравоучениями и не станешь слушаться меня, я всерьез призадумаюсь, не поспешил ли с помолвкой. Ты плюешь на мои предупреждения; ты невыносимая выскочка с раздутым самомнением; ты соблюдаешь правила только тогда, когда тебе самой это выгодно. За то, сломя голову бросаешься в самую гущу неприятностей, пренебрегая своей и моей, в том числе, безопасностью.
- Но, Гарри ...
- Что «Гарри»? Ты что, не поняла, на что я намекал тебе в палатке или мне повторить, более открыто? Ты хоть понимаешь, что, не следуя моим инструкциям, которые я оставил эльфам ... кстати, как ты преодолела Защиту поместья?
Гермиона скосила взгляд в сторону, чтобы не встретиться с гневным взглядом друга.
- Оставила входную калитку открытой ...
Парень, вздохнул и отрывисто подошел к девушке; схватил ее за подбородок и приподнял ее лицо вверх, чтобы прямо посмотреть в ее виноватые, испуганные глаза.
- Слушай меня внимательно, Гермиона Грейнджер. Скажу тебе это лишь однажды и более не стану повторяться. Сейчас Волан-де-морт находится в Визжащей хижине. Змея с ним. Он окружил её магической защитой. Он только что призвал к себе Люциуса Малфоя и Снейпа. Сейчас самое время ...
- Волан-де-Морт отсиживается в Визжащей хижине? - возмущённо спросила Гермиона. – Как он о ней узнал ... А-а-а, Хвост ...
- Он считает, что Пожиратели облажались с моей поимкой вновь, и, в некоторой степени, он прав. Не завидую, участи Люциуса Малфоя, ему влетит от хозяина ... – слегка успокоившись, ответил Гарри. – И он не будет ожидать, что я сам приду к нему.
- Ты пойдешь к Тому-самому? Почему?
- Он знает, что я охочусь за хоркруксами, но не знает, что настоящая Бузинная палочка и Реликвии основателей у меня. Нагайну он держит при себе, но я думаю, что он отправился в Визжащую хижину, чтобы попасть оттуда в Хогвартс. Диадема находится в Выручай комнате, и он хочет забрать ее оттуда. Но я должен встретиться с Волан-де-мортом по другой причине – завершить Пророчество Треллони.
- Вот именно, - сказала мисс Грейнджер, тряхнув копной кудряшек. - Значит, тебе нельзя туда идти, потому что он убьет тебя. Ты останешься здесь и ...
Гарри посмотрел в круглые от напряжения, карие глаза девушки. Он любил ее, любил давно и безоговорочно. Она была и оставалась первой и единственной девушкой в мире, которая воспринимала его как полноценную личность; прониклась его проблемами, приняла их как свои ... Всегда рядом, иногда – на шаг впереди, чтобы страховать его, неопытного, неумелого, маленького и слабого ...
Но те времена давно миновали и остались в далеком прошлом, к которому он не хотел никогда больше возвращаться.
Не после воссоединения со своим постаревшим Альтер-эго, на последней с ним встрече перед зеркалом-зародышем Еиналеж. Это было единственное условие Поттера-старшего, и Гарри не мог отказать тому в его единственной просьбе. Слияние принесло огромный объем знаний и никаких заметных внешних изменений в парне. Сейчас, Поттер был молодым семнадцатилетним юношей телом и взрослым, опытным колдуном духом.
Так что, для Гарри Поттера сегодняшнего, Том Ридлл не представлял особой проблемы.
- Послушай меня, Гермиона Грейнджер! Я отправляюсь один, а ты будешь мне лишь помехой. Я не нуждаюсь в балласте, который все время отвлекает меня от цели и доставляет своими необдуманными поступками лишние хлопоты, особенно в такой важный момент, как встреча с личным врагом. Я должен быть спокойным и уверенным в твоей личной безопасности. Так что, прости меня, конечно, но – Империо!
Это разрушит их отношения, он знал это, но Гермиону не угомонишь по-другому. Чтобы он ни делал для ее защиты, она, все равно, поперлась бы в самую гущу событий и поставила бы их обоих в затруднительное положение.
Придется стирать память подруге и всю жизнь чувствовать себя виноватым за содеянное.
- Ты должна сидеть дома, не выходя за пределы защитного периметра, пока я не вернусь назад. Если же я погибну и не вернусь, ты будешь ждать не дольше месяца, а затем отправишься в Гринготтс и встретишься там с моим поверенным. Поняла?
Девушка заторможено кивнула. Одинокая слезинка оторвалась от ее длинных ресниц и покатилась вниз, очерчивая мокрую дорожку на бледной коже ее щеки. Гарри нежно смахнул ее, не удержался и поцеловал мягкие губы Гермионы.

***

Гарри нырнул в подземный ход, скрытый в корнях дерева. Протиснуться в него стало куда труднее, чем когда они с Роном и Гермионой были здесь в последний раз. Потолок был низкий: четыре года назад они трое сгибались пополам, а теперь приходилось двигаться ползком. Гарри полз впереди, освещая путь волшебной палочкой, ожидая на каждом шагу встречать препятствия, но их не было. Однако он все равно не позволял себе расслабиться и потерять бдительность.
Наконец тоннель пошёл вверх, и Гарри увидел впереди полоску света. Волан-де-морт был там, и он не ожидал появления своего врага с этого направления. Он, вообще, никак не ожидал, что тот попрется прямо к нему.
«Нокс!» - прошептал Гарри, гася свечение на кончике палочки, и пополз дальше на четвереньках; он старался не производить ни малейшего шума, напрягал все чувства, каждую секунду ожидая, что его обнаружат, что раздастся шипящий холодный голос и полыхнет зелёная вспышка.
И тут, прямо над собой он услышал голоса, чуть приглушённые из-за ящика за стеной, из единственной комнаты наверху. Гарри подполз прямо к входу и заглянул в узкую щёлку между ящиком и стеной.
В комнате стоял полумрак, но он сразу увидел Нагайну, левитируемую Волдемортом, которая свернувшись кольцами, подремывала в сверкающем защитном коконе. Ещё ему был виден угол стола и бледная рука с длинными пальцами, поигрывающими волшебной палочкой. Тут раздался его шипящий голос:
- Люциус, почему ты не привел мальчишку сюда?
Гарри вздрогнул от неожиданно громкого шипения. Старший Малфой стоял согнувшийся спиной в шаге от ящика, за которым он притаился.
- Повелитель, я надеялся, что вы сами удостоите нас честью приехать в…
- Молчать! Ты соврал мне, что пленил мальчишку, Люциус. Круцио! – Малфой грохнулся, извиваясь от боли, но не издал ни звука.
- Северус, - прервав пыточное заклинание, сказал Волан-де-Морт высоким, ясным голосом, – а что ты можешь сказать в свое оправдание? Как вы посмели заявиться ко мне без мальчишки ? Ты искусный, хитрый волшебник, и ты хорошо служил мне, но я почти у цели… почти. И я более не особо нуждаюсь в тебе….
- Позвольте, я сам найду и приведу вам Гарри Поттера. Прошу вас! – привычный, уверенный голос профессора по Зельеварению сейчас заметно дрожал.
Волан-де-Морт встал. Теперь Гарри видно было его плоское змеиное лицо, мертвенная бледность, красные глаза, матово светящиеся в полумраке.
- Нет! Но может, посоветуешь что-нибудь дельное, Северус, мне нужна свежая идея, - уже более мягко сказал Волан-де-Морт.
- Я не совсем понимаю, в чем проблема, мой повелитель, - ответил Снейп.
Волан-де-Морт поднял Бузинную палочку изящным отточенным движением дирижёра.
- Почему она не слушается меня, Северус?
Гарри навострил слух. В тишине прозвучал то ли тихое шипение змеи, то ли свистящий вздох Волан-де-Морта.
- По-повелитель? - недоуменно спросил Снейп. - Я не понимаю. Палочка в руках Дамблдора совершала непревзойдённые чудеса волшебства.
- В его руках – да. Но в моих она чувствуется обычной волшебной палочкой. - ответил Волан-де-Морт. - Я совершал этой палочкой обычное для меня волшебство. Я - непревзойдённый волшебник, но эта палочка… нет. Она не оправдала моих ожиданий. Я не заметил никакой разницы между этой палочкой и моей Тисовой, что я приобрёл у Олливандера много лет назад.
Тёмный Лорд говорил задумчиво и спокойно, но Гарри нутром ощущал, как поднимается еле сдерживаемая ярость в душе Волан-де-Морта.
- Никакой разницы, - повторил Волан-де-Морт.
Снейп молчал. Гарри не видно было его лица. Наверное, он чуял опасность, подыскивал нужные слова, надеялся успокоить своего хозяина.
Волан-де-Морт зашагал по комнате, обходя сгорбившуюся фигуру Люциуса Малфоя. На несколько секунд Гарри потерял его из виду и слышал только его размеренный голос. Однако по ментальной связи Гарри ощущал его боль и ярость.
- Я думал долго и напряжённо, Северус… Ты знаешь, почему я позвал тебя?
На мгновение перед Гарри мелькнул профиль Снейпа, - тот не моргая смотрел на змею в заколдованном коконе.
- Повелитель знает, что услужить ему - моё единственное стремление. Но позвольте мне лично привести к вам Поттера, повелитель. Я уверен, что …
- Я уже сказал, нет! - Гарри увидел красный отблеск в глазах Волан-де-Морта, когда тот обернулся. Мантия Тёмного Лорда шуршала, как ползающая змея, а его раздражение накатывало волнами на Гарри. - Сейчас я задаюсь вопросом, Северус: что произойдёт, когда я вновь встречусь с мальчишкой?
Волан-де-Морт остановился, и Гарри снова видел его целиком. Тёмный Лорд поигрывал Бузинной палочкой бледными пальцами, неотрывно глядя на Снейпа. Тот молчал.
- Как думаешь, Северус, почему моя тисовая палочка дважды отказалась служить мне, когда я хотел убить ею Гарри Поттера?
- Я… я не знаю ответа на этот вопрос, повелитель.
- Правда?
Ярость Волан-де-Морта пылающим огнем прошлась по нервам Гарри. Он закрыл глаза, и вдруг стал Волан-де-Мортом, глядящим в бледное лицо Снейпа.
- Моя тисовая палочка, Северус, исполняла все мои приказы, кроме одного, - убить Гарри Поттера. Она дважды не смогла этого сделать. Олливандер под пыткой рассказал мне об одинаковой сердцевине, сказал, чтобы я взял другую палочку. Я так и сделал, вот она – палочка старого хрыча, Альбуса Дамблдора, но как она поведет себя, когда я снова попытаюсь убить Гарри Поттера.
- Я… я не знаю, что ответить, повелитель.
Снейп не смотрел на Волан-де-Морта. Его тёмные глаза были по-прежнему прикованы к змее, свернувшейся в воздушном коконе.
- Это не простая палочка, Северус, это Бузинная палочка, Жезл Смерти. Её я забрал у прежнего хозяина. А именно, - из гробницы Альбуса Дамблдора.
Теперь Снейп смотрел в глаза Волан-де-Морту, а лицо его застыло, как посмертная маска. Оно было мраморно-белым и таким же неподвижным ...
- Я просидел здесь всё это время, - почти шёпотом произнёс Волан-де-Морт, - непрерывно думая о том, почему Бузинная палочка отказывается выполнять то, для чего она предназначена, отказывается делать то, что она должна, по легенде, - служить своему законному владельцу… и мне кажется, я нашёл ответ.
Снейп молчал. Догадывался ли он, куда ведут рассуждения Тёмного Лорда, Гарри не знал.
- Ты умный человек, Северус и был мне хорошим, верным слугой. Я сожалею о том, что сейчас должен сделать. Может быть, ты уже догадался, что?
- Повелитель…
- Бузинная палочка не повинуется мне по-настоящему, потому что не я её законный владелец. Бузинная палочка принадлежит тому волшебнику, который убил её предыдущего хозяина. Альбуса Дамблдора убил ты, а не я. Пока ты жив, Северус, Бузинная палочка не может по-настоящему принадлежать мне.
- Повелитель! - воскликнул Снейп, поднимая свою палочку.
- Иначе быть не может, - сказал Волан-де-Морт. - Я должен получить власть над этой палочкой. Власть над палочкой означает и смерть Гарри Поттера.
И Волан-де-Морт взмахнул Бузинной палочкой.
В первое времени ничего вроде не произошло, и Снейп, на какое-то мгновение подумал, что он помилован. Но тут, намерение Волан-де-Морта прояснилось. Сверкающая сфера со змеёй закружилась в воздухе, и не успел Снейп даже вскрикнуть, как его голова и плечи оказались внутри сферы. На парсельтанге Волан-де-Морт приказал Нагайне:
- «Убей его
Раздался страшный крик. Гарри видел, как последняя краска сбежала с лица Снейпа; как расширились его глаза, когда зубы змеи вонзились ему в шею; как он судорожно рванулся, пытаясь оторваться от змеи; как подогнулись его ноги, и он упал на колени.
- Жаль, - холодно сказал Волан-де-Морт.
И отвернулся. В нём не было ни печали, ни раскаяния.
- Люциус, нечего прохлаждаться. Уходим. – Бросил он старшему Малфою, прикинувшемуся частью интерьера. Пора было уходить из этой хижины и вновь заняться делами. Теперь, когда волшебная палочка Смерти действительно принадлежит ему, она будет ему повиноваться. Он навёл её на блестящую сферу со змеёй, и та взмыла вверх, оторвавшись от Снейпа, который завалился на бок и распластался на полу; из раны на шее хлестала кровь. Волан-де-Морт вышел из комнаты, не оглянувшись назад, и змея в своём защитном коконе поплыла по воздуху вслед за ним. Люциус, пошатываясь, побрел за своим повелителем.
В конце очереди, ухмыляясь под мантией-невидимкой, шагал и Гарри Поттер.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Вторник, 12.07.2016, 17:35
 
AyakashiДата: Понедельник, 11.07.2016, 18:55 | Сообщение # 80
Подросток
Сообщений: 6
« 10 »
Цитата kraa ()
Лорд Судеб, когда-тоq в первые годы обучения в Хогвартсе,
- когда-то.

Либо "когда-то", либо "в первые годы обучения в Хогвартсе".

Цитата kraa ()
в меры целости которой, защищенную в особом прозрачном шаре,.
- которая была окружена защитной сферой, в целях безопасности.

Цитата kraa ()
Снова кидаешься, наперекор мои меры твоей безопасности, в руки егерей Волдеморта ...
- снова лезешь на рожон, не щадя мои нервы и наплевав на собственную безопасность. Хочешь, чтобы тебя снова поймали егеря ?

Цитата kraa ()
Сейчас Волан-де-морт находится сейчас в Визжащей хижине
- одно "сейчас" лишнее.

Цитата kraa ()
Сейчас самое то время
- "то" лишнее.

Цитата kraa ()
Ты обманул меня, что пленили мальчика, Люциус
- ты соврал мне, что пленил мальчишку, Люциус.

Цитата kraa ()
что ты скажешь по этому поводу? Как вы посмели явиться перед моими глазами, но без мальчика?
- а что ты можешь сказать в свое оправдание ? Как вы посмели заявиться ко мне без мальчишки ?

Цитата kraa ()
Но я нуждаюсь советом, Северус, потому что я в затруднении, - уже мягко сказал Волан-де-Морт.
- Но может, посоветуешь что-нибудь дельное, Северус, мне нужна свежая идея, - уже более мягко сказал Волан-де-Морт.

Цитата kraa ()
Но, почему, мой повелитель? - откликнулся Снейп.
- я не совсем понимаю, в чем проблема, мой повелитель, - ответил Снейп.


Сообщение отредактировал Ayakashi - Понедельник, 11.07.2016, 18:56
 
kraaДата: Вторник, 02.08.2016, 18:03 | Сообщение # 81
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
Акт десятый

Тайная комната встретила Гарри Поттера сыростью, затхлостью; плохим освещением из-за почти потухших факелов; и жутчайшим запахом тления. Огромная разлагающаяся туша василиска лежала, частично погруженная в воду из круглого бассейна перед каменной головой статуи Салазара Слизерина. Первое, что сделал парень, это очистил воздух, потом усилил освещение зала и, наконец, вернулся назад и закрыл люк с двигающимися по кругу металлическими змеями.
Рот статуи продолжал зиять открытым зевом, словно приглашая „гостей“ Тайной комнаты заглянуть в логово короля змей и раскрыть его тайну.
Поттер криво усмехнулся. Ему ли не знать, в какие тайны посвящал он своих учеников! Но, почему бы не посмотреть на вершины достижения в магической науке своего любимого ученика, Салазара Слизерина, если подвернулась такая возможность?
На полу загрязненной до невозможности василиском пустой камеры, после Эванеско, обнаружилась та самая пентаграмма, которую нарисовал еще старик Поттер для семнадцатилетнего Гарри в замке Камелот. Это было тысячу лет тому назад, в прошлом.
Это означало только одно: его бывшие ученики поступили в точности так, как он предвидел – забрали с полуострова Сердце замка и перенесли его сюда, где, глубоко в толщах земли находится мощный источник силы. А над всем эти они построили подобие замка Камелот, в котором основали школу Чародейства и Колдовства под названием Хогвартс. А его четыре ученика: Ровена, Хельга, Годрик и Салазар были теми почитаемыми британскими волшебниками, Основателями.
Забавно, правда?

Ритуальная пентаграмма сразу отреагировала на появление своего создателя ярчайшим белым светом, осветившим всю камеру.
Гарри захихикал, вспомнив, как его пустоголовый ученик устроил своему учителю бунт и остракизм, просто потому, что когда он взял их четверых в ученики, был уже стареньким. Дальше он стал еще более немощным, и противиться претензиям молодых, буйных волшебников, к своему сожалению, уже не смог.
Ему оставалось только бежать, чтобы найти молодых себя и свою подругу, ибо более никому другому он не доверял. Найти самого себя в подростковом возрасте и вытащить с помощью ритуальной магии из параллельного мира не представляло особого труда для мага его уровня. С ним, как он и рассчитывал, была и молоденькая Гермиона Грейнджер.
Им удалось устроить неблагодарным бывшим ученикам ловушку в замке Камелот.
Заманить четырех предателей в замок оказалось проще пареной репы, и те сами, добровольно сделали за них всю работу: довели историю до нужного момента времени, чтобы удалось разорвать петлю Мебиуса и украсть из их мира молодых двойников Поттера и Грейнджер.
Ну, что поделаешь, не всегда вымощенный благими намерениями путь ведет в ад. При должной планировке, можно свести дело к лучшему исходу. Хотя, это смотря для кого. Но каждый человек кузнец своей судьбы.
Во всей этой кутерьме пожилой Поттер позволил себе и некоторую поблажку в виде воссоединения с самим собой, молодым. От этого они оба лишь выиграли. И ничего не потеряли.
Пусть на этот раз потеряют его враги. Кто-то в здешнем мире должен получить откат по своей дурьей башке. Жаль, что это будет не Главный игрок. Но игра еще не окончена, возможно, есть шанс отыграться и на другом фронте.


Наколдованная прямо на каменном полу пентаграмма, которую Гарри надеялся найти именно здесь, в Тайной комнате, была ему нужна для того, чтобы дистанционно уничтожить некоторые, существующие ныне поддельные артефакты. Вкупе, так сказать, с «мясом», т.е., с оскольками души Волан-де- морта. А не носиться по всей стране как конченый придурок и собирать их по одному.
Чтобы спокойно жить в этом мире, Поттеру необходимо очистить его от всего накопившегося мусора, включая и ту палочку, которой щеголял, в свое время, Альбус Дамблдор, гордо называя ее Старшей или Бузинной палочкой.
Сейчас, конечно, не самое подходящее время вспоминать об этом, но оригинальные артефакты достались взрослым Поттеру и доктору Гермионе Смитт как плата за их помощь Островитянам, в защите их земли от Потопа. Эти артефакты Поттер носил с собой с момента возвращения в настоящее время, в уменьшенном виде, в той же самой коробке, в котором она была в прошлом.
Линии пентаграммы мерно сияли белым, спокойным светом, и на вершину каждой линии он положил соответственно оригинальные диадему, чашу, меч и медальон, предварительно увеличив их до своего оригинального размера. Только на пятую, последнюю вершину, он положил уменьшенный до размера палочки волшебный посох.
Встав в центре пентаграммы, Гарри поднял руки вверх и запел слова заклинания на одном из мертвых ныне, но все еще могущественном языке древних магов. Цвет сияния пентаграммы сразу изменился на насыщенно-красный. А сами линии, будто, погрузились глубже в камень, увлекая за собой и волшебные артефакты на своих вершинах.
По мере чтения заклинания, над каждой линией возникала ее точная проекция, а на вершине каждой проекции, появлялись иллюзорные образы оригинальных реликвий. Первым появился образ меча Годрика Гриффиндора, затем диадема, медальон и палочка. Последним появился образ чаши Хельги Хафллпафф.
Теперь голос читающего заклинание Гарри Поттера гремел подобно грому, а яркость свечения обеих пентаграмм – настоящего и иллюзорного, пульсировал и колебался между полностью тусклым и нестерпимо ярким светом.
А потом сама скальная твердь вокруг завибрировала. Гул от вибрации начал резонировать с магией Поттера, и тогда он вынул из ножен на запястье тот маленький, сияющий всеми цветами радуги меч, который он вытащил, в прошлом, из каменной глыбы в Камелоте. Он провел им по ладони и проследил, чтобы кровь из раны пролилась на центр пентаграммы.
Та словно расцвела алым пламенем. Поттер поднял меч над головой и вбил его точно в лужу собственной крови. Как только лезвие проникло в камень, кровь всосалась в толщу скал, а над иллюзиями подделок полыхнули языки холодного пламени. Прозвучали замогильные стоны и вой, и темный дым стал медленно вытекать из диадемы, медальона и чаши; он постепенно стягивался в воздухе в одну точку, формируя собой фигуру, отдаленно напоминающую человеческую. Едва закончив формироваться, дымная фигура набросилась на Поттера, но налетела на магический щит, сверкнула напоследок угрожающими красными огоньками на месте глаз, и окончательно растаяла в пространстве.
Линии дублирующей пентаграммы погасли, а оригинал продолжал мерно сиять, но уже прежним, белым светом. На ее вершинах начали всплывать на поверхность артефакты древности, которых Гарри спокойно собрал обратно в коробку, предварительно вытряхнув из нее неизвестно откуда взявшийся пепел.
Уменьшив коробку до размера шкатулки и спрятав ее в карман меховой накидки, молодой волшебник усталый, но довольный проделанной работой, вздохнул с облегчением. С тремя хоркруксами Волан-де-морта было покончено. Оставалась только Нагайна, но и на нее найдется управа.

А теперь пора было покинуть Тайную комнату и встретиться, наконец, лицом к лицу с личем, который величал себя Лордом судеб. Гарри с усмешкой представил себе удивление Змеелицего, когда тот попытается призвать из ножен, украденную из гроба Дамблдора «палочку Смерти», а та и не подумает появляться. Чем тогда будет колдовать Змеелицый, Тисовой? Против посоха Гарри?
Труп василиска привлек внимание уходящего из зала парня своей поразительной сохранностью. Почему убитая пять лет назад тварь все еще цела и лишь попахивает разложением? Если бы это был труп обычного животного, за пять лет от него остались бы одни голые кости. Василиск же был волшебной тварью и медленней поддавался гниению, тем более, когда магический фон вокруг него поддерживался Источником силы под замком.
Надо было вернуться сюда и хорошенько изучить останки василиска, когда замок опустеет. С Гермионой, конечно, а как же иначе? А то задолбает своими причитаниями.

***

За люком с защелками-змеями Гарри Поттеру послышались голоса. Голос был по-девчоночьи писклявым и звал на помощь. Кто-то из обитателей замка или посторонний волшебник, смог отыскать секретный проход в подземелье через туалет Плаксы Миртл и дойти до Тайной комнаты?
Кто бы это мог быть?

Чтобы попасть в подземелье, по меньшей мере, надо знать где находится секретный вход. А по большей – владеть парсельтангом. Вряд ли Волан-де-морт стал бы таким писклявым голосом верещать. Но кто же тогда мог бы оказаться в подступах к Тайной комнате Салазара Слизерина?
Не Альбус Дамблдор, ибо он мертв и лежит в своей оскверненной гробнице из белого мрамора.
Не Снейп, новый директор школы, ибо тоже мертв, укушенный ядовитой змеей Нагайной.
Не Рональд Узли, который наверно доживал свои последние дни или даже часы в казематах Малфой-мэнора.
По всем расчётам, остается только один живой человек, который знал и где находится вход сюда, и мог открыть этот его. Это была «маленькая» Джинни Уизли, проникавшая сюда не раз при помощи хоркрукса Тома Ридлла, когда они еще учились на втором курсе. Маленькая или нет, но это не помешало ей выпустить василиска из его логова и взять под свой контроль.
Но, если эта крикуня за люком и есть Джинни, то, как она открыла вход, не владея парсельтангом?
Ведь на втором курсе она таскала с собой дневник Тома Ридлла, который вместо нее шипел, чтобы открыть потайную дверь в туалете. А кто теперь это делает за нее?
Согласно заверениям директора Дамблдора, Гарри Поттер владел парсельтангом только потому, что вместе с Авадой в его шрам угораздило попасть и «частичку знаний и магической мощи Тома». Глупенький тогда второкурсник Гриффиндора верил всей навешенной директором лапше на свои уши.
Теперешний Поттер знал, что яд от укуса василиска уничтожил хоркрукс Волан-де-морта в шраме на лбу. В директорскую, после спасения мелкой рыжеволосой дуры, он явился уже с опустевшим вместилищем в шраме и открытыми для нового внедрения кусочки души каналами. Чем Альбус Дамблдор и не преминул воспользоваться.
Но, все равно, даже после вторичного внедрения хоркрукса с новым содержанием, Гарри сохранил за собой способность говорить по-змеиному. Т.е. Гарри Поттеру дар парсельтанга не Авадой передался, а если и передался, то после удаления хоркрукса Волан-де-морта, никак не мог сохраниться. Это однозначно означало, что умение говорить по-змеиному Гарри Поттер унаследовал от предков.
Но это же и не отменяло первый вариант передачи чужого наследственного дара – через подселение частички души реципиента.
Так-с! Что из этих рассуждений выходит?
А выходит то, что во время всех прошедших лет учебы, в Хогвартсе разгуливал неизвестный, никем не замеченный хоркрукс Тома Ридлла, подселившийся в Джинни Уизли. Неспроста ведь она липла к шрамоголовому герою волшебного мира и пускала на него слюни. Все насмехались над пустоголовой девчонкой, по уши влюбленной в Гарри Поттера, которая спит и видит себя следующей миссис Поттер.
Каковы были ее истинные намерения насчет Героя магмира – покрытая густым туманом тайна.

Щелкнув хитро придуманной Салазаром защелкой, Гарри открыл люк с двигающимися змеями.
И там, через круглый проем, испуганными круглыми глазами, на Поттера зыркала та самая Джиневра Молли Уизли. Полуобнаженная, прижавшаяся к обросшему, израненному и оборванному, но настоящему Невиллу Лонгботтомому.
И никак не о помощи кричала «маленькая» Джинни Уизли. Хотя, какая к черту «маленькая», с этими сиськами, покрытыми веснушками?
- Ступефай! Экспеллиармус! Инкарцерро! – чтобы, на всякий случай подстраховаться, выкрикнул Гарри, указывая посохом на «свою нареченную» мисс Уизли, закончив цепочку заклятий невербальным Петрификусом.
Джинни упала каменным столбом прямо в объятья своего компаньона. Поттер с отвращением плюнул, подумав, что, по сравнению со своими старшими братьями, – предателем Рональдом и вымогателями близнецами, эта оказалась еще и потаскухой с хоркруксом Волан-де-морта в голове.
- Гарри… Как… Откуда…П-почему? – промямлил его школьный приятель.
- Невилл, я даже не стану спрашивать, чем вы здесь с Джинни занимались. - Невилл все больше и больше мрачнел. – Но я хочу знать, КАК вы сюда попали?
Невилл выглядел смущенным и виноватым. Еще бы! Наконец, он собрался со смелостью и заговорил:
- Это не то, что тебе кажется, Гарри! – воскликнул Невилл. – Мы тут эксперимент ставили...
- Эксперимент? Невилл, какой еще эскперимент? – ухмыльнувшись, сказал Гарри. – Я не виню тебя за то, что ты занимался с ней...
Из-за поворота туннеля выскочил весь замызганный грязью Симус Финниган и подняв приветственно руки, выкрикнул:
- Гарри, как хорошо, что ты вернулся! Нам, всё время, твердили, что вас троих, – тебя, Гермону и Рона, - схватили Пожиратели и передали Тому-которого-нельзя-называть ...А с Джинни вот какая история получается: с ней встречались ребята со всей школы, они отшучивались, уходя на свидание ... Но, вернувшись, не помнили ничего о том, как прошло оно, это самое свидание. На вопрос, как там с ней было, они делали круглые глаза и ругались с нами, что мы все выдумываем. И мы поняли, что Джинни, скорее всего, накладывает на парней Обливиейт, чтобы те забывали подробности свидания и не распускали слухи ... Поэтому мы с Невиллом решили провести здесь эксперимент, чтобы проверить наши подозрения ...
- Понятненько ... – отчеканил Гарри, посмотрев исподлобья на парализованную девушку.
- Кстати, а где Рон и Гермиона? – спросил Симус, поглядывая в темнеющий за спиной Гарри проем.
- Невилл, поправь одежду и не красней, пожалуйста. Эта, - не обратив внимания на вопрос Смуса, Гарри пнул мыском ботинка тушку рыжей, - мне никто. Как открыли проход в туалете? - Гарри только сейчас обратил внимание на состояние молодого Лонгботтома: один глаз парня заплыл лилово-жёлтым синяком, все лицо было исцарапано, и вообще он выглядел очень изможденным и побитым. - И что же такое с тобой было, почему ты в таком измочаленном виде?
- Что? А, это? - Невилл небрежно отмахнулся. - Да это ерунда! Посмотри лучше на Симуса, он выглядит гораздо хуже меня.
Ирландский парень смущенно потупился и опустил голову, чтобы скрыть следы побоев на лице.
- Ну что, пошли, ребята? – поспешно сказал Симус и отправился к выходу, не дожидаясь их.
Невилл взмахнул палочкой, чтобы отменить наложенные Поттером чары, но его Финита никак не сработала.
- Гарри, что за? ... – начал он, но зеленоглазый парень прервал его.
- Невилл, ты что, совсем меня не слушал, да? Как вы здесь оказались, кто открыл проход наверху?
Невилл непонимающе смотрел на одноклассника и словно впервые увидел, насколько тот не похож на знакомого ему, прежнего Гарри. Тот бы засмущался, извинился, что наложил такие чары на девушку, и вообще, не стал бы с такой легкостью и скоростью бросаться подобными заклинаниями на своих товарищей по школе. Кроме того, Гарри был щуплым, низеньким и угловатым подростком, а этот – высокий, худощавый, но плечистый. Взгляд твердый, даже жесткий, не терпящий возражений, прямо как бабушка Августа.
- Нууу ... она, Джинни говорила нам, что запомнила, как Тот-которого-нельзя-называть шипел на змейку в раковине. Мы следили за ней уже несколько раз, она действительно шипела как настоящая змейка.
Все его подозрения подтвердились: в седьмой Уизли действительно сидела частица души Ридлла и она же, когда было нужно, брала верх.
Все было очень, очень запущено. Прям, дальше некуда. Знал ли в свое время директор Дамблдор об этом?

***

Гермиона сидела в гостиной дома, изнывая от скуки. Она не просто скучала, она злилась.
Злилась по той простой причине, что Гарри сделал из родового гнезда тюрьму для своей девушки, приказав ей не ступать и шагу за внешнюю ограду. Домовик, назначенный Поттером следить за всеми ее передвижения, стоял лишь в метре от нее, даже не утруждаясь, стать невидимым, и нагло пялился на девушку.
Попытки освободиться от опеки домового эльфа, отравляя его принести ей то одно, то другое, успехом не увенчались, потому что вместо него сразу появлялся второй домовик. А сторож продолжал выполнять свои обязанности.
Мисс Грейнджер не решилась признаваться Гарри, но она банально ревновала.
Ревновала к той вертихвостке, Джинни Уизли, опасаясь, что та, при первой же встрече с зеленоглазым парнем, бросится с ним целоваться, как это было в конце шестого курса. Гермиона, в глубине души боялась, что рыжая Джинни уведет у нее жениха.
В глазах курчавой девушки, Гарри продолжал быть тем же рыцарем на белом коне, которого она ночами напролет видела в своих снах, и которого все остальные девушки мечтают заполучить.
У нее в голове крутились слова бессмертной поэмы лорда Альфреда Теннисона:

В безоблачной лазури днём
Седло блестело янтарём,
Пылали шлем, перо на нём
Одним сверкающим огнём
До башен Камелота.

Сверкал и рыцарь, как литой,
И конь – подковами, гнедой;
Под шлемом – локон завитой;
Наш витязь вьющейся тропой
Скакал до Камелота.


Для мисс Грейнджер это был не кто иной, как ее Гарри, который отправился в замок Хогвартс навстречу своей судьбы, оставив ее томиться здесь одну – брошенную, беспомощную, скорбящую. Это было настоящее мучение.
Все видели в Гермионе Грейнджер напыщенную заучку с огромным самомнением, но под этой маской она скрывала свою неуверенность и низкую самооценку. Она четко представляла себе свое, с точки зрения происхождения, второсортное положение в магическом мире и такое положение вещей ее несказанно бесило. Ей не оставалось ничего другого, как носить маску всезнайки и зубрилы, чтобы игнорировать презрение магического общества.
А Гарри ... он был светом в ночи, подарком судьбы, вершном мечтаний ... И она до ... вообще, боялась потерять его. И рвалась всеми силами следовать за ним; бросалась под заклятия пожирателей, не считаясь с опасностями; следовала за ним куда угодно, хоть в другой мир, хоть на край света... Чтобы быть с ним даже в такое опасное для магического мира время, чтобы оставаться с ним навсегда, мисс Грейнджер поступила с родителями мерзко, наложив на них Обливиейт, и отправила их в Австралию ... Она была готова на еще более мерзкие поступки, лишь бы ...
Но, что же теперь делать? Ждать его возвращения? А вернется ли он к ней, к грязнокровке то? Сил не было, больше терпеть эту неизвестность.
Вдруг ей вспомнилось имя одного странного домовика – Добби.
Стоит ли позвать его и попробовать сбежать из дома, или оставить все в руках разлучницы-Судьбы?

Она плести уж не могла,
Она по комнате прошла,
Глядит на лилии, смела,
На шлем и блеск его седла,
На башни Камелота.
И со станка упала ткань,
И зеркала разбилась грань,
Вскричала: «То проклятья длань!» –
Затворница Шалота.



Без паника!!!
 
bu-spokДата: Среда, 03.08.2016, 06:41 | Сообщение # 82
Посвященный
Сообщений: 40
« 10 »
angry Исключительно тупая Гермиона.Может и вправду замужество с Ронни будет ей лучшим наказанием. biggrin
 
rognarok78Дата: Среда, 03.08.2016, 11:51 | Сообщение # 83
Посвященный
Сообщений: 47
« 12 »
Да не тупая, просто молодая... А это недостаток, проходящий со временем... К сожалению, слишком быстро
 
bu-spokДата: Среда, 03.08.2016, 17:39 | Сообщение # 84
Посвященный
Сообщений: 40
« 10 »
cool Не согласен."Канонная" Гермиона - это мисс Амбридж в юности. biggrin
 
kraaДата: Среда, 03.08.2016, 18:24 | Сообщение # 85
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2712
« 1580 »
bu-spok, rognarok78, спасибо за комментарии.

Я могла бы сделать Гермиону более отличающейся от канонной, но она мне такая нужна - упертая, эгоцентричная и твердолобая. Если должна была слушать соавтора, вообще сделала бы ее Дермионой, хехех.
Но не все так просто с девушкой, не так элементарно - она тупица, отдаем ее Рону. А, нет!



Без паника!!!
 
OgnejarДата: Четверг, 04.08.2016, 01:19 | Сообщение # 86
Подросток
Сообщений: 12
« 20 »
Цитата bu-spok ()
"Канонная" Гермиона - это мисс Амбридж в юности.

Гм... А Вы уверены, что читали именно канон? В Каноне Гермиона - единственный верный Гарри человек. Собственно, первоначально Роулинг собиралась и убить их вместе в битве за Хогвардс или поженить, потом поменяла сценарий. И Гермиона - та ещё авантюрьера! А то, что она любит учить - так она на год старше остальных, а в 11 лет это ОЧЕНЬ много.
 
rognarok78Дата: Четверг, 04.08.2016, 21:45 | Сообщение # 87
Посвященный
Сообщений: 47
« 12 »
Да дело не в том - тупица или нет. ИМХО, мозги, промытые в свое время ДДД?
 
bu-spokДата: Пятница, 05.08.2016, 04:19 | Сообщение # 88
Посвященный
Сообщений: 40
« 10 »
Ognejar, В чем верная? В выполнении планов Дамби?"Канонная" Гермиона - энциклопедия на ножках,куча знаний при полной неспособности их применить.Достаточно вспомнить сцену знакомства или стирание памяти родителям.Дьявол любит послушных детей.При таких друзьях врагов не надо.Так что поддерживаю всех авторов фанфиков - Жаба Ро пишет дерьмовые книги,хотя Крис Коламбус попытался в фильмах часть косяков исправить ,но из говна конфетку не сделаешь.
 
OgnejarДата: Суббота, 06.08.2016, 22:07 | Сообщение # 89
Подросток
Сообщений: 12
« 20 »
Поясняю: Гермиона ВОСПИТАНА так, чтобы верить в написанное и в авторитет взрослых. Это внешний параметр. Но люди - не маски, они умеют меняться. И она меняется, по мере знакомства с миром магии с одной стороны, и с Гарри - с другой.
Гермиона - единственный человек, который видит в Гарри Гарри. Не М-К-В, не «сына Джеймса», не героя магмира, а ЧЕЛОВЕКА. И заботится о нём, как старшая сестра (поначалу). Да, криво, да с перегибами, но это уже вопрос к родителям и воспитателям. Но ей ЕДИНСТВЕННОЙ он интересен как человек. И мифические «планы Дамби» тут не при чём.

А стирание памяти родителям... А вы как бы поступили? Она шла умирать, шансов на победу не было. Да, с точки зрения демократа способ не гуманный, но жизнь Грейнджерам он сохранил. А не ошибаются только мёртвые.

А если Вам В ПРИНЦИПЕ на нравятся книги Роулинг, что Вы здесь делаете? С моей, например, точки зрения, Мама Ро написала пять ВЕЛИКОЛЕПНЫХ книг. Под конец комерсы задавили, да, но ЛИЧНО я восхищаюсь созданным ею миром, а потому с удовольствием читаю фанфики. Если же Вам всё так противно, зачем же себя насиловать?


Сообщение отредактировал Ognejar - Суббота, 06.08.2016, 22:09
 
OgnejarДата: Воскресенье, 07.08.2016, 10:56 | Сообщение # 90
Подросток
Сообщений: 12
« 20 »
Цитата cooltimka ()
Грейнджер это та еще фанатка. Дабмлдор>Поттер>Локонс>Крам>И бог-знает-еще-кто-из-знаменитостей. Та еще шустрая девочка.

Чем кумушек считать, трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться? - ей Мишка отвечал.
Но Мишенькин совет лишь по пусту пропал


Сообщение отредактировал Ognejar - Воскресенье, 07.08.2016, 10:58
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Муравей на листе Мебиуса (ГП/ГГ, гет, приключения, AU (А11 с 18.08))
Страница 3 из 4«1234»
Поиск: