Армия Запретного леса

Четверг, 27.07.2017, 23:48
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Азриль, Сакердос 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Стрекоза (Попданка, Гет, R, ООС, миди, в процессе, главa 15 от 26.06)
Стрекоза
MarranaДата: Понедельник, 01.08.2016, 12:40 | Сообщение # 1
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Название фанфика: Стрекоза
Автор:Marrana
Бета :Ao-chan
Рейтинг: R
Персонажи: взяты в аренду у Дж. Роулинг
Тип: гет
Размер: миди
Статус: в процессе
Саммари: Встречайте! Несравненная! Шарлатанка, алкоголичка, попаданка и просто красавица…



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот


Сообщение отредактировал Marrana - Понедельник, 26.06.2017, 22:00
 
MarranaДата: Понедельник, 01.08.2016, 12:44 | Сообщение # 2
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 1

Ой, ты моя головушка… что ж ты болишь-то так, мстительная моя. Не бывает же у меня похмелья. Не бывает! Ой… Никаких резких движений, плавненько, плавненько открываем глазки… Ох, черти вы мои марсианские…

Веки, словно налитые свинцом, поднимались чуть ли не с деревянным скрипом, в голове набатом отдавали кузнечные молоты, словно с их помощью мысли мои пытались покинуть негостеприимное пристанище, зовущееся головой моей похмельной. Говорила же мне Ленка, что будет и на её улице праздник, и спляшет она радостную ламбаду за результаты великой мсти оскорбленного организма. Такое чувство, что мы вчера не литрами пили, а галлонами. Быть такого не может, ни один наш спонсор такого не осилит. А если вскладчину? На этой мысли я слегка подвисла, аки древние компы в нашем универе, даже на секунду забыв о душераздирающей головной боли. Не, зачем нашим спонсорам-папикам упитые в полный ноль бесчувственные девичьи тушки? Даже если экзотики захотелось, так дешевле договориться. Так что не вариант. Коньяк, что ли, был контрафактный?

О, глаза открылись — не прошло и полгода — и тут же начали озираться в поисках заныканной спасительной бутылки. Оная обнаружилась рядом, заботливо установленная в куче цветастых подушек, дабы не упала и была под рукой. Иди сюда, родимая! Цапнув вожделенную ёмкость, я тут же замахнулась по студенческой привычке прямо из горла. То, что вкус у определённо алкогольной крепкой жидкости какой-то незнакомый, до меня дошло на глотке четвёртом, но данное обстоятельство на тот момент было сочтено моим затуманенным сознанием несущественным. Оторвавшись от бутылки, я почувствовала себя, конечно, ещё не человеком, но вполне особью неизвестной природы, в редких проблесках сознания осознающей своё бренное существование и вселенскую несправедливость мира.

Ну что, первый шок от очередного привета объективной реальности прошёл, пора определять свои GPS-координаты, ну, или хотя бы географические, а то обстановочка, я смотрю, подозрительно незнакомая, ага. Абсолютно. Не припомню я у нас в общаге комнат таких размеров в восточном стиле с невообразимой кучей разноцветных подушек, фантастических ковров и гигантской кроватью под балдахином, из которой я минут пять только выбиралась. Выбралась, даже бутылку не опрокинула, в процессе перерыла всю постель в поисках сотового. Не нашла. В обозримом пространстве его также не наблюдалось.

Мда…

Итак, подведём итоги. Я в восточном будуаре, телефона нет, на мне надеты какие-то шёлковые шаровары, как я здесь оказалась, не помню… что-то мне резко поплохело! Так, стоп, Варя, поздно бояться, бери себя в руки и начинай паниковать.

Паниковать мне надоело быстро, но результаты моё истерическое метание по новоявленным апартаментам выдало неутешительные. Во-первых, мой восточный будуар находится в высоченной башне средневекового замка, из стрельчатого окна отлично виден лес и озеро (драконов не наблюдается, что несказанно радует). Во-вторых, здесь нет не только моего новенького желтенького жизнерадостного айфончика (чтоб лучше было видно, ага), но и остальных моих вещей, зато нашлись странные тряпки и всё прочее, жизненно необходимое уважающей себя женщине, в невообразимом количестве, ювелирные украшения, представленные широким ассортиментом как минимум половиной элитного салона, коллекционные, как я понимаю, на круглом низком столике у кровати обнаружилась странная палка, бьющая током, и очки с толстыми стёклами стрекозиной формы. В-третьих, у меня быстро закончилась выпивка. По последнему факту я расстроилась сильнее всего.

И немедля приступила к новым поискам. Миссия невыполнима два: найти С2Н5ОН в обозримом замкнутом пространстве. А то встречать жестокие удары судьбы на трезвую голову мне как-то не улыбалось. К моему величайшему сожалению, бутылки из-под алкоголя встречались, но пустые. Пичалька и судьба-злодейка. Угу, зря я её упомянула.

В ходе моих очередных истеричных метаний по комфортабельным покоям (ну не поворачивался у меня язык назвать это просто комнатой), замаскированных под поиски горячительных напитков, мой взгляд случайно скользнул по огромному зеркалу в вычурной золочёной раме. Я резко остановилась и осторожно заглянула ещё раз. Из глубины отражающей поверхности на меня мрачно смотрела страшная взъерошенная тетка с отёкшим лицом и красными глазами.

— Кто ты, болезная? — прохрипела я, радуясь внезапному обществу.

Явно такая же несчастная, как и я. Сейчас поможем, глядишь, и информацией поделится, чья же это дурная шутка, и кому грозит страшная мстя, рождённая моей больной фантазией. Шаг, ещё шаг, тётка-зомби двинулась мне навстречу, вытянув вперёд ручки. И только когда моих пальцев коснулась холодная гладь стекла, затуманенный похмельем мозг со страшным скрипом выкинул на поверхность мысль: если я смотрю в зеркало, то отражение в нём — это как раз я и есть. От осознания подобного невероятного казуса свет в моих глазах померк, а сознание взяло тайм-аут на перезагрузку и осмысление своей адекватности. За мгновение до знаменательной встречи с полом, на моё везение укрытым толстым ковром, я ещё успела услышать странную фразу:

— Есть от чего испугаться, несомненно. А я это счастье постоянно вижу!

Следующее моё возвращение в бренную реальность сопровождалось уже знакомой и местами привычной головной болью. Проклиная всех виновных в моём нынешнем положении вплоть до седьмого колена, однако, не переходя на личности (исключительно потому, что эти личности на данный момент мне ещё не знакомы), я села, придерживая свою многострадальную головушку. Встать уже не получилось. За время моего вынужденного отсутствия обстановка даже и не думала меняться, радуя взгляд загадочным восточным антуражем. Мозг после экстренного экспресс-совещания с сознанием и подсознанием растерянно разводил руками, старательно отгоняя мысли о собственной неполноценности и потере критического мышления. Охренеть…

— Очнулась, страхолюдина… — потянул противный скрипучий голос.

— Эй, — возмутилась я, так и не успев осознать, что конкретно не понравилось мне в этой фразе. — Кто здесь есть?

Со странным хлопком передо мной явилось нечто. Зелёное, лупоглазое, кокетливо завёрнутое в полотенце и шевелящее огромными ушами. Что ещё за выкидыш эротической фантазии недобитого обдолбанного наркомана? Я, вытянув руку, крепко цапнула это галлюциногенное, подобострастно хлопающее жёлтыми глазищами чудо за ухо и, повертев из стороны в сторону, выдала вердикт:

— Допилась до зелёных человечков. Чего тебе надобно, чёрт марсианский?

— Профессор, мисс, звала Тикки, — пропищал лупоглазик. — Тикки ждёт указаний.

Информативно, однако. Мозг с натугой и жутким скрежетом шестерёнок сделал попытку запуститься. А я, оказывается, профессор. Внезапно. Мисс, то бишь не замужем (что несказанно радует, в особенности учитывая неожиданную обстановочку при пробуждении), лысая зеленушка по имени Тикки болтает на английском, и он обслуживающий персонал. Что-то проясняется.

— Выпить есть? — как хорошо, что я знаю английский, французский, итальянский и два варианта русского. Угу. Я жуткий полиглот, особенно с бодуна.

Однако это лысое недоразумение моих лингвистических познаний не оценило и продолжало хлопать глазками, на этот раз вопросительно.

— Как обычно, — сообразила я.

Неопознанное существо Тикки исчезло прямо из моих рук с характерным звуком схлопнувшегося воздуха. Телепортация телепортацией, но законы физики распространяются даже на глюки.

— Всё страньше и страньше, — потянула я, процитировав самую знаменитую искательницу необычных приключений. — Меня, оказывается, не арабы похитили, а НЛО, фанатеющий от сказок Шахерезады.

— Что? — фыркнул знакомый голос. — До потери памяти допилась? Новый рекорд Хогвартса.

Чего рекорд?! Хогвартса??? Я что, попаданка, млять?! В шаблонный двухцветный мир мамаши Ро? Почему не во вселенную Вархаммера?! На худой конец, Толкиена или Перумова! Я хочу в миры Стругацких!

Стоп, Варвара! Спокойно, включай, наконец, мозги, и в кои-то веки используй их по прямому назначению. Матан сдала, так неужели и эту ситуацию не разрулишь, всего-то проблем: в воображаемый мир попала.

Ещё раз. Замок, лес, озеро, лысые зелёные человечки, странная палка, ага. Болтливые зеркала тоже вроде были, про херес и стрекозиные очки что-то мелькает на краю сознания…

Я так понимаю, высовываться в окно и материться в небо не имеет смысла?

Я перевела взгляд на зеркало, там отражалась всё та же похмельная мордашка, сильно смахивающая на бамбукового мишку, по крайней мере, глаза точь-в-точь, в черных кругах, только взгляд какой-то ошарашенный и обиженный очередным вывертом подлого мироздания.

С лёгким, уже узнаваемым хлопком передо мной материализовалась бутылка. О, вот и моя заказанная выпивка, уважают здесь, однако, профессора, алкоголь не дозируют, а сразу выдают в огромных количествах. Видимо, чтоб слишком часто не бегать. Знакомая бутылочка, надо сказать, на пару с такой я тут недавно паниковала, и пала она в неравном бою с истерикой русской студентки. Я глянула на этикетку. Херес. Очередной фактик в копилочку. Замахнув пару глотков, я бодро поднялась с ковра. Утверждаю официальную версию чрезвычайного происшествия. В связи с неконтролируемым употреблением спиртных напитков меня посетила белочка и сейчас ржёт, как дикий жеребец в период гона, наблюдая бесплатный цирк со мной в главной роли. А раз так, то пойдём, приведём себя в порядок и заодно ознакомимся с экзотическими апартаментами, представленными моей незапланированной галлюцинацией.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Понедельник, 01.08.2016, 12:45 | Сообщение # 3
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 2

После контрастного душа мир заиграл красками, и настроение чуточку улучшилось. Именно, что чуточку. Я с брезгливой миной разглядывала серо-бурую склизкую массу, традиционно подаваемую на завтрак, и предавалась скорби о судьбе моей печальной.

«Овсянка, сэр!»

Блин! Что за невезуха. Хотя, может, и наоборот. Помнится, в более поздние века у англичан вкусы относительно завтрака были ещё изощрённее. От вызванных в памяти образов кулинарных шедевров к горлу подкатил комок. С трудом удержав естественные порывы организма, я вернулась к созерцательной медитации. Мда, где же вы, черти мои марсианские, когда вы так нужны, а? Я всё ещё хочу сменить реальность! Хотя бы на Средиземье Толкиена. Там с эстетической точки зрения находиться гораздо приятнее: природа, красавцы эльфы, готические назгулы и мозголомные энты, Голум, правда, подкачал, но! Он там один! А здесь… мрачный холодный замок, война факультетов и выставка геронтологических экспонатов. Тоска смертная!

Я тряхнула головой, прогоняя упаднические мысли, и привычно схватилась за виски. Чёртово похмелье! Ну, нафиг. Не могу сменить окружение, так хотя бы позавтракаю нормально.

— Тикки! Овсянка — это, конечно, невероятно полезно, но сегодня на завтрак я хочу бутерброды с сыром, творог и крепкий чёрный чай.

Сервировка стола мигнула, и склизкое недоразумение растворилось в неизвестности, а в ноздри ударил пряный запах искусно заваренного свежего чая, тонкие тосты, казалось, просвечивали насквозь, а творог даже на искушённый взгляд выглядел великолепно. Вот это сервис!

— Тикки! Я тебя обожаю! — воскликнула я и зашипела от головной боли. — И аспиринчику, пожалуйста!

Сухой хлопок ознаменовал явление морщинистого недогоблина, по недоразумению местных аборигенов, наречённого домовым эльфом. Да простит их профессор Толкиен! Чудо зелёное выглядело крайне озадаченным и расстроенным.

— Тикки не знает, — пролепетало оно. — Тикки не может…

Тьфу ты! Эти отсталые не знакомы с чудом, даруемым святыми фармацевтами и ацетилсалициловой кислотой, тем более, я явно перешла на великий интернациональный. Так! Они ещё и неучи! Это место, определённо, не пригодно для жизни разумных!

— Зелье от головной боли, — прервала я причитания ушастого. Если он ещё и головой обо все поверхности биться начнёт от избытка чувств, то моя прохудившаяся крыша со свистом и развевающимся, как плащ, шифером покинет своё скромное пристанище.

Лупоглазый местный вариант Йоды привычно испарился, порадовав меня крохотной склянкой. Надеюсь, хуже уже не будет! В голове постепенно прояснилось, и мысли уже не ворочались с таким ужасным скрипом, что, казалось, мой мозг рассыплется на части. Впрочем, понимания новых реалий это не принесло. Но гадость зачётная! Нужно будет уточнить у Тикки, где он это чудо позаимствовал, и выразить свою горячую благодарность. Хотя, судя по крайне мерзопакостному вкусу, благодарить нужно местный ужас, обитающий в сырых и глубоких Подземельях, при жизни овеянный таинственными легендами и фанфиками. Угу, а свойство копаться в чужих мозгах у него не легендарное, а что ни на есть самое реальное, так что благодарить его буду шепотом и со своей высоченной башни. Чтоб не услышал ненароком! Бли-ин! Тут же ещё недоГендальф обитает с теми же свойствами и любовью копаться в чужом белье и судьбах… А-а-а! Заберите меня отсюда!!! Я не хочу на опыты, как неведома зверушка!!!

Вот под такие невесёлые мысли, плавно перетекающие в очередную истерику, и прошёл мой первый завтрак в нарисованном чужой фантазией книжном мире. Каких сил мне стоило привести мысли в состояние меланхоличной созерцательности к вывертам галлюциногенного бреда, окружающего такую безобидную и несчастную меня, не хочется даже вспоминать. Но истерика была задушена на корню. Факт! Мозг вновь провёл короткое совещание на высших уровнях и вынес на обозрение окончательное решение придерживаться ранее выбранной линии поведения, если, конечно, я не хочу узнать на практике, как местные маги поступают с окончательно съехавшими с катушек соотечественниками. Спорить с признанным гением в моей бренной тушке мне совершенно не улыбалось, как и занимать антисанитарную камеру в далёком Азкабане по соседству с Беллатрикс: иных, официально признанных сумасшедших, в этом безумном мире я не помнила. Пугающая перспектива, однако.

После завтрака обыск я решила повторить, и уже не целенаправленный, а глобальный. Хотелось бы знать, что собой представляла предыдущая владелица данных шикарных апартаментов и смогу ли я копировать её поведение. Результаты, представшие перед моим взором, очередной раз столкнули меня с суровой действительностью и философскими рассуждениями о трудностях бытия. К зеркалу я подходить просто боялась. Мало того, что оно упорно отображало огородное пугало, так ещё и гадости выдавало с пулемётной очередью. Желание разбить его вдребезги крепло с каждой секундой, и никакие угрозы о семи годах несчастий, последующих в расплату, меня уже не смущали.

Гардероб Трелони и вовсе привёл меня в уныние. Поразгребав необъятное количество пёстрых, ярких тряпок, я пришла к неутешительному выводу: местных обитателей мне придётся радовать импозантным обликом привокзальной цыганки-гадалки. Жесть! Интересно, чья психика откажет раньше? Необъятные сундуки порадовали завалами всякой магической мелочи и кипой бумажной макулатуры, среди которых затесались потрёпанные тетрадки личных дневников. Белые рояли в колючих кустах действительности — я вас обожаю и пою дифирамбы в вашу честь! С другой стороны, куда ещё излить вопль одиночества непонятого и не принятого преподавателя прорицания, если не на бумагу, и дополнительно утопить его в бутылке с алкоголем для надёжности? Бегло пролистнув исписанные страницы, я отправила добычу на кровать, более детально изучать буду позже.

О том, что местная предсказательница могла похвастаться отменным зрением, я поняла лишь тогда, когда, наткнувшись на прикроватной тумбочке на знаменитые очки, смело водрузила их на нос. Мир моментально подёрнулся цветной дымкой, причудливо переливающейся и закручивающейся в хитрые узоры, местами вскипали яркие огненные всполохи и хитроумные вязи, чтобы бесследно раствориться в цветной фантасмагории. Нежданно-негаданно вернулась похмельная мигрень, вызванная созерцанием магического калейдоскопа; я с отвращением сорвала эту подлую гадость и швырнула обратно на тумбочку, потирая полуослепшие глаза. Но не зря говорят: горбатого могила исправит! Подстава магического артефакта меня ничему не научила, совершенно не думая, я схватилась за следующий предмет, лежавший на всеобщем обозрении, — за волшебную палочку.

Огненный плевок, внезапно вырвавшийся с кончика полированной деревяшки, вогнал меня в изумлённый ступор. Потеряв равновесие от неожиданности и плюхнувшись на пятую точку, я в полной растерянности смотрела на сюрреалистическую картину разгорающегося пожара посреди длинноворсного дорогого ковра. Пламя, весело потрескивая, пошло осваивать новые неизведанные территории, а я, наконец, очнулась, вняв сигналам возбуждённого мозга, что пожар бы пора начинать тушить, если, конечно, я не решила свести счёты с подлой реальностью подобным экзотическим способом. Столь неосмотрительные действия совершенно не вязались с моим эгоистичным мировоззрением, поэтому, покопавшись в памяти и наставив артефакт на огненное безобразие, я произнесла:

— Агуаменти.

С кончика палочки, как в насмешку, вырвался сноп ослепительных искр, добавив очагов возгорания. От изумления растеряв все признаки зарождающегося дикого страха, я моментально вскочила на ноги, оглушительно чихнув от клубящегося дыма. Ах, вы черти марсианские!

— Агуаменти! Агуаменти! — замахала я, не глядя, палочкой, яростно выкрикивая заклинание.

Обстановку это никоим образом не разрядило, упрямый артефакт плевался исключительно огненными искрами, внося сумятицу и панику. Истерично завопило зеркало, под которым от меткого попадания в мгновение ока занялся многострадальный ковер, а у меня сдали нервы. Отбросив в сторону капризную деревяшку, я во всю мощь легких рявкнула:

— Агуаменти, бл…!

Обрушившийся неизвестно откуда жиденький водопад предотвратил начинающуюся катастрофу. Комната наполнилась мутным паром вперемешку с сизым дымом и тяжёлым запахом горелой шерсти. Зеркало продолжало вопить благим матом, призывая на мою дурную голову все кары небесные, а я, пошатнувшись от накатившей внезапно слабости, медленно осела на подпаленный мокрый ковер. Ну вот, я теперь ведьма не только по призванию, но ещё и по способностям и по крови. Мда, не было печали.

Когда туман в голове немного рассеялся и мир перестал бешено вращаться, используя моё бренное тело в качестве оси, до меня дошло, какая же я всё-таки дура.

— Тикки! — устало щёлкнула я пальцами. — Убрать последствия пожара!

Зелёный лысый человечек изумлённо залупал глазёнками, разглядывая разгромные итоги моих экспериментов, а затем театрально прищёлкнул морщинистыми пальцами и испарился, оставив после себя идеально целый, сухой, сверкающий белизной ковёр и чистый прозрачный воздух с запахом лесной свежести. Всё-таки в магии есть свои плюсы, да. А тот человек, что умудрился поставить этих зелёных сморчков на службу магам, несомненно, был гением. Так, где его монумент, на который полагается возлагать цветы от бесконечно благодарных потомков?

— Ты, криворукая сквибка! Недоразумение, которое пустили в школу из жалости! — я, наконец, обратила внимание на вопящий на повышенных тонах смутный образ лица взъерошенной тетки, взирающий на меня из зазеркалья. — Какому, бл… недоумку пришло в голову дать тебе эту уе…ю палочку! Как ты вообще посмела наставить её на меня! Да тебе, пугало, и этой грёбанной деревяшке место только на свалке! Дамблдор непременно обо всём узнает, посмотрим, как ты запоёшь, получив закономерного пинка отсюда!

А вот этого мне не нужно! Терпеть не могу соглядатаев и психованных истеричек! Я постепенно заводилась, готовая, наконец-то, излить всю накопившуюся за последние несколько часов ярость на удачно подвернувшийся объект. Как же этот выкидыш больной фантазии местных ущербных аборигенов меня раздражает! Эта дрянь виртуальная мне ещё и угрожать смеет?

— А ну заткнись! — вспылила я и по-русски добавила. — Чтоб тебе пусто было!

Зеркало ошарашенно заткнулось, пойдя гневной рябью по поверхности, а волшебная палочка, до этого мирно лежавшая на постели, внезапно подпрыгнула и, развернувшись острием к наглому чрезмерно болтливому артефакту, прицельно плюнула чем-то огненным и тягучим. Яркая вспышка света ударила по многострадальным глазам, дамочка из зазеркалья так дико завопила на одной ноте, что заложило уши, словно я резко нырнула на глубину. Все посторонние звуки, как отрезало, и слышен стал лишь лёгкий шум бегущей крови по венам и тяжёлый стук сердца. Привычно накатившей усталости я даже не удивилась, как и померкнувшему в глазах свету и мягко спружинившему ковру, принявшему в свои ласковые объятия мою безвольную тушку.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Понедельник, 01.08.2016, 12:46 | Сообщение # 4
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 3

Сознание вернулось рывком: вот мгновение назад я пребывала в блаженной темноте и умиротворённом покое, а теперь тупо пялюсь в высокий потолок и любуюсь разноцветными солнечными зайчиками с витражей окон. Вставать совершенно не хотелось. Да и сил не было никаких, голова слегка кружилась, а в ушах стоял утихающий звон. Мысли бродили совершенно нерадостные. Сопоставить пару фактов я могла и в таком состоянии, и картина вырисовывалась совершенно удручающая. С магией у меня проблемы, хотя я бы крайне удивилась, окажись иначе, не зря ведь зеркало обозвало меня сквибкой. Всего пара магических то ли выбросов, то ли конкретных манипуляций (знать бы ещё, каких?), и я уже в полной отключке. Ну, допустим, что агуаменти у меня вышло беспалочковым, от испуга, вестимо. А вот что было впоследствии — вот вопрос.

С трудом поднявшись, я побрела к подозрительно молчащему зеркалу, застывшему высоким памятником самому себе, подпирающим стену, дабы оценить масштабы разрушений. Массивная металлическая рама, изображавшая ранее переплетение виноградных листьев, оплыла, словно под действием весьма высоких температур, что неудивительно: вредный артефакт плюнул явно чем-то не безобидным. Я осторожно покосилась на мирно покоящуюся на кровати волшебную палочку, прикидывающуюся святой простотой. Но кто же ей теперь поверит, после таких-то сюрпризов? Осторожно дотронулась пальцем до неказистых потёков — холодный металл. Что бы это ни было, оно уже давно остыло. Я отошла на пару шагов, любуясь конечным результатом: непонятная перекошенная хреновина в стиле «автогенный модерн», выполненная в виде глыбы потёкшего льда, ага, только из металла. Больше всего меня поразило, что само зеркало даже не треснуло и не оплыло, сверкая идеальной гладью прозрачного стекла, бездонного и пустого. В общий антураж личных покоев оно совершенно не вписывалось, но придавало некую пикантную изюминку, ломая слащавый образ помпезной роскоши. Из глубины зеркала на меня взирала измученная тётка с растрёпанной короткой косой и висящими мешком одеждами; никаких потусторонних и визгливых, как баньши, личностей в отражённом зазеркалье не наблюдалось. И то хлеб. Одной проблемой меньше.

Я радостно ухмыльнулась, быстро найдя кучу плюсов в сложившейся ситуации, главным из которых было освобождение привалившей жилплощади от неудобных сожителей. Угу, люблю всё человечество, кроме соседей! Интересно, а в какую категорию стоит записать остальных обитателей замка? Судя по моим остаточным воспоминаниям о противоречивой детской книжке, местные аборигены, оккупировавшие школу юных колдунов, довольно многочисленны и колоритны… Тут меня пронзила вполне здравая, но крайне запоздалая мысль — болтливыми в магическом мире были не только зеркала.

— Тикки!

— Профессор, мэм, звала Тикки? — раздался снизу подобострастный голос. Рядом со мной прядало ушами местное недоразумение и теребило края полотенца, что служило ему заменой одежды. — Исправить? — маленький палец стукнул по зеркальной глади.

— Нет, не нужно. Мне так больше нравится, — поспешила заверить я, а то ещё вернёт назад ту истеричку. — Тикки, можно мне обед: куриный бульон, рыбу на пару и салат из овощей, чёрный кофе и шоколад? И, Тикки, не нужно никому рассказывать о том, что здесь сегодня произошло. Все расстроятся, волноваться будут… зачем нам такие недоразумения?

Зеленокожий эльф (как же меня передёргивает от подобного словосочетания!) медленно кивнул, не сводя с меня пристального неприятного взгляда чересчур умных и понятливых глазок.

— Тикки никому не скажет, если господин директор не спросит.

Ясно, Дамблдор здесь царь и бог, и все домовики подчиняются ему. Очень надеюсь, что у нашего много-много титулов Великого мага совсем нет времени, чтобы интересоваться перипетиями быта одной конкретной гадалки и её поминутным расписанием.

— Спасибо, Тикки, — произнесла я уже в пустоту, но, как мне казалось, меня прекрасно слышали.

Спустя пару минут появился заказанный обед. Отлично, будем восстанавливать силы. И экспериментов на сегодня хватит, у меня ещё куча дневников не просмотрена, что чудом не пострадали в недавнем пожаре и последующем за ним потопе, а непредсказуемую палочку стоит обходить стороной, во избежание.

Рукописные воспоминания содержали ворох совершенно бесполезной информации, девичьих слез и розовых соплей вроде цвета меховой оторочки на зимней мантии неприятельницы с соседнего факультета и цвета глаз надменного слизеринца, что пренебрежительно игнорировал мелкую равенкловку, но кто знает, что пригодится впоследствии. Мелькали и крупицы невероятно ценных сведений, касающихся непосредственно меня как представительницы древнего и благородного рода Трелони. Реально древнего. Дар прорицания в нашей семье передаётся исключительно по женской линии и восходит корнями к принцессе Кассандре Троянской. Вот это поворот!

Все ссылаются на бабку Трелони, сильнейшую колдунью и гениальную гадалку, по сравнению с которой сама профессор была лишь бледной тенью. Если бы не одно но. Дар у Сибиллы Трелони реально был, поскольку согласно семейной традиции имя легендарной прародительницы давалось лишь тем, у кого фамильный талант спал беспробудным сном. В качестве компенсации. А ещё и приличная магическая сила вдобавок, поскольку та, кто могла заглянуть за горизонты настоящего, практически ничем не отличалась от сквиба. За всё надо платить, и за обладание уникальным даром — тем более.

А Кассандра Трелони была гениальной аферисткой и великолепным психологом, поддерживала легенду о наследуемых способностях, в то время как настоящие прорицательницы сидели тише воды и не отсвечивали. Все помнят судьбу одиозной предсказательницы из Царя Скорпиона? Чем люди из фентезийного фильма будут отличаться от местных из фентезийной детской книжки? Вот и я думаю, что ничем, они везде одинаковы. А сидеть как птица в клетке… Тьфу ты, а ведь канонная Трелони ничем иным и не занималась. Тяжела судьба истинных пророков. Бл…

Судя по последним записям, Сибилла, запертая в своей башне, медленно угасала от тоски и одиночества, целенаправленно топя свою боль на дне стакана. Неудивительно, что предсказывала она исключительно скорую смерть в безумной надежде, что её выпрут отсюда за такие выкрутасы. Вот только у директора явно были на её судьбу свои долгоиграющие планы, так что подобное запугивание неискушённых детишек легко сходило ей с рук. А что-либо более серьёзное в силу природной мягкости характера Сибилла устроить не решалась. Так и постепенно угасла, исходя из моего появления здесь.

Так, всё! Я решительно захлопнула тетрадку и отодвинула оную подальше от себя. Лучше будем рассматривать в хронологическом порядке, а то чёрная депрессия — вещь крайне заразная. А мне нельзя, я ещё жить хочу и выжить планирую, даже в этом безумном мире. В моих руках покорно раскрылся более ранний том летописи жизни юной магички, и я погрузилась в монотонные записи, словно специально сделанные убористым, с многочисленными завитушками почерком, рассеивающим внимание и навевающим жуткую сонливость.

А вот это интересно. Я ещё раз перечитала строчки, посвящённые доставшимся мне в наследство родовым артефактам. У меня их всего два, зато каких. Знаменитые стрекозиные очки оказались не так просты: они различали ауру, что я уже успела установить, а так же магию — те самые ручейки и переливы. Что примечательно, работали они только в руках представителей моей генетической линии, остальные будут смотреть на мир просто через мутные толстые стекла. Ох, не зря аристократы гоняются за чистотой крови, ради такого можно немножко побыть презрительной ханжой. Кстати, очки такие не редкость, навскидку могу назвать ещё пару счастливых владельцев: Дамблдор и Лавгуд. Впрочем, вряд ли Луна таскала бы по школе родовой артефакт, учитывая регулярно пропадающие у неё вещи. Ну, и Флитвик наверняка имеет в загашнике подобный козырь.

Второй артефакт уникален, и если и имеет аналоги в своем роде, то лишь знаменитую бузинную палочку. Вот только предки Трелони были умнее и свойства её волшебной палочки миру не известны. В каноне ни разу не описывалось случая, чтобы прорицательница колдовала, да и в фильме этот факт не был замечен.

Теперь понятны мои проблемы с проводником и концентратором магии: он самостоятелен. Говоря нормальным современным языком, данный капризный артефакт имеет псевдоразум и условие по эксплуатации, то же, что и с очками. Что оправдано. Прорицатели имеют дурную привычку впадать в транс. Зачастую в самое неподходящее время, и в этот момент они совершенно беззащитны. Поэтому артефакт, который самостоятельно, не отвлекая владельца, может выказать своё негативное отношение к ситуации, жизненно необходим. А знать посторонним о нём не нужно. Вот и передаются наследникам из поколения в поколение артефакты самой Кассандры и её проклятие. Ну, проклятие — это сейчас самая незначительная проблема. К тому же, палочка мне досталась просто замечательная, отобрать её нельзя, лишь бы был контакт с телом, никто другой не воспользуется, ибо родом не вышли. Моя красавица принципиальная, не то, что ветреная изменница старшая палочка. Это что ещё за мода такая: кто сильнее, тот и прав? В арсенале палочки подборка проклятий, правда, исключительно из стихии огня, ну, так, спалила противника, и дело с концом, поди докажи, что он вообще был. Прелесть.

А артефакты такого ранга привязываются только кровью, скудное описание ритуала в дневниках также имелось, причём довольно простое: полить палочку своей кровью, наследника она признает. Сибилла такой ритуал проводила, но я-то не она. С другой стороны, личность другая, а тело всё то же, генетический код при переселении душ не меняется, за палочку я хваталась, сразу она меня не прибила, так что риск оправдан.

Иди сюда, милая. Я ухватила притихшую палочку и повертела её перед глазами. Ничего особенного, гладкая, полированная, не особо длинная, без изысков и инкрустации. На первый взгляд ничего примечательного, таким и должен быть, по моему мнению, могущественный артефакт. Я прислушалась к себе — ничего не чувствую, ни палочку, ни собственную магию, но пожар же я как-то потушила, ага. Нефиг тянуть, поехали.

Я с замиранием сердца полоснула по ладони серебряным ножичком, найденным там же, где и дневники, и взяла в окровавленную руку палочку. Легкий удар током, и всё. Так не пойдёт. Я задумчиво наблюдала, как по гладкой поверхности полированного дерева ползут тонкие ручейки моей крови, это же ритуал, значит, нужно что-то сказать, закрепить намерения привязать артефакт к себе.

— Плоть от плоти, сути суть*, — всплыли слова из забытого стихотворения, током кольнуло сильнее.

Ага, тогда так.

— Мотылёк к огоньку, ключик к замку,
Чёрное к белому, разделённое к целому.
Нам даётся лишь раз вознестись или пасть,
Испытания час, призывающий нас, ** — пропела я строчки из любимого мюзикла.

Сознание моментально затопила чужая бешеная радость, кровь без следа впиталась в дерево, палочка в мгновение ока нагрелась и начала выпускать фейерверки из огненных искр. Прелесть. Я, уже привыкшая к выкрутасам глючной реальности, на этот раз невозмутимо рассматривала местами тлеющую обстановку спальни и тонкие, курящиеся струйки густого дыма; не сказала бы, что столь радикальное изменение интерьера мне по нраву.

— Я тебя так и назову — Прелесть. Моя Прелесть, — задумчиво пробормотала я, таким артефактам ведь положено давать имя, не так ли?

Судя по вырвавшемуся из палочки фонтану огненных плевков, она не возражала. Начинающийся заново пожар в комнате погас по щелчку пальцев. Моя Прелесть делится со мной магической энергией? Прорвёмся!

Мда… теперь бы не ошалеть от открывающихся перспектив. Они пугающие, до ужаса. Что-то мне подсказывает, что рядовые проблемы счастливых обладателей кольца всевластия я скоро прочувствую на собственном опыте, вот только бросить артефакт в вулкан (да не достанься же ты никому!) я не смогу. И совесть не позволит, особенно учитывая, что с первого курса эту роль на себя в добровольно-принудительном порядке взвалил мой внутренний хомяк (страшный зверь!), так что она у меня дама крайне специфическая, самостоятельная и упорная. И здравый смысл не даст, если вдруг я пойду в разнос, а с учётом глубины той ж… в которую я с размаху влетела, это крайне вероятное развитие событий. Моя красавица мне очень пригодится в процессе агитации компании на увлекательный эксклюзивный тур по изучению бескрайних пустошей за рекой Стикс. И такое имя моей палочке я дала ведь не просто так, не так ли?

Главное, я прекрасно понимаю, что Моя Прелесть не панацея, она последний веский довод в критической ситуации, и в случае её применения придётся валить всех свидетелей, невзирая на пол и возраст. Если я, конечно, не хочу себе и своим возможным детям судьбы владельцев старшей палочки. Ну, это только в предполагаемом будущем, а сейчас есть только я, дневники и литры кофе, которым меня любезно снабжает Тикки. Один раз, вдоволь насмотревшись на мои вздыбленные волосы, круги под глазами и лихорадочно горящий взгляд, на просьбу чего-либо крепкого и бодрящего он притащил очередную гадость производства made by Severus Snape. Крайне эффективную гадость, нужно сказать. Мозги прочищает на раз. Канон, ау? Явись перед взором моим, да всё о будущем поведай! Не хочешь? Ладно, читаем дальше.

Что ещё интересного таит в себе наследие Сибиллы Трелони? Первая любовь, вторая и так далее по списку, СОВ и ЖАБА, слёзы в подушку от насмешек из-за малой магической силы, попытка завоевать признание с помощью родового дара, открытое презрение МакГоннагал… ей-то чем равенкловка не угодила? Очередная любовь и разбитое сердце… О! Деточка на легилимента в тёмной подворотне Лютного нарвалась, и та-дам! Всплывает побочная плюшка семейного дара. В принципе, логично, у прорицателя в голове одновременно, каждую секунду вертятся десятки, а то и сотни вариантов одного и того же события, это Сибилла привычна к подобному состоянию, и для неё это лишь нейтральный белый шум. А для заглянувшего на огонёк незваного гостя — жуткий сенситивный удар, тут, если агрессор и выживет, шансов сохранить разум и не превратиться в пускающий слюни овощ нет. Интересно, а Дамблдор об этом свойстве знает? Вот не было печали…

* Н.Перумов, С.Лукьяненко «Не время для драконов».
** Фентези-мюзикл «Последнее испытание».



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот


Сообщение отредактировал Marrana - Среда, 21.09.2016, 23:18
 
MarranaДата: Понедельник, 01.08.2016, 12:47 | Сообщение # 5
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 4

Владения мне достались внушительные, с очаровательным налётом старины и средневековья, а будуар в пафосном и роскошном восточном антураже, до сих пор удивляюсь. В моих личных покоях нашлась маленькая уютная гостиная с камином, правда, сказать, работающий он или нет, я не могу, всё перерыла, но ничего, и близко напоминающего летучий порошок, не нашла. К своему удивлению, обнаружила библиотеку, с удобными кушетками и столом с писчими принадлежностями. Полупустые стеллажи слегка удручали, с другой стороны, судя по вензелю на корешке, все книги и внушительные фолианты являлись собственностью Трелони. Пожалуй, я не удивлюсь, как я уже напоминала, на мой дилетантский взгляд, украшения прорицательницы дешёвой бижутерией отнюдь не выглядели. Из гостиной неприметная дверь вела в классную комнату для занятий, туда я заглянула лишь мельком, дабы убедиться, что, как и пел канон, несчастным ученикам приходится взбираться по верёвочной лестнице. И что, никто за столько лет не додумался попросить Флитвика поделиться чарами левитации на школьных учебниках? Ох, вы черти мои марсианские, стадо болванов, да?

Больше всего меня поразила ванная комната, с огромной ванной, более напоминающей бассейн, установленной на когтистых позолоченных лапах посреди круглого, выложенного голубоватым мраморным кафелем помещения, с закреплёнными на стенах подсвечниками, что будут давать красивые блики на воде и огромных зеркалах… На этом моменте мои мысли и буйная фантазия гурьбой свалили куда-то в сторону от основной проблемы. Жаль, шальные видения резко пришлось обрывать и возвращать себя любимую в реальность, напомнив, что компанию для приятного времяпрепровождения в этом великолепии среди геронтологической выставки отыскать не выйдет. Разве что на старшекурсников заглядываться, но это уже, знаете ли…

Время бежало, дневники скрупулезно изучались, повезло, что время моего попадания выпало на выходные, и занятий у меня не было, поскольку мерзкая промозглая погода и гоняющие за окном детки на мётлах явно так намекали на начало учебного года. Чему я их учить буду, хотелось бы знать? Философии, математическому анализу, а может, тряхнуть стариной и попытаться сопромат вспомнить? То-то они удивятся.

А ещё нужно выяснить пределы своей свободы. Ну не из-за любви к одиночеству заперлась потомственная прорицательница в каменном замке и не от разочарования в человеческом обществе предсказывала она всем встречным поперечным скорую и неприятную смерть. И то самое роковое предсказание в грязном трактире, после которого и оказалась запертой в роскошной клетке моя предшественница, вызывает слишком много вопросов. И не только у меня, потомственная ведьма с родовым арканом была более конкретна в своих суждениях. Жаль, в дневниках только намеки и скупые сведения, на основании которых я и пытаюсь сделать выводы, основную летопись теперь уже моего рода предусмотрительные предки хранили в надёжном сейфе глубоко под землей. А так же книги, деньги и артефакты. Учитывая очки и Мою Прелесть, я надеюсь заполучить ещё пару-другую весомых плюшек. Но это к слову. Я должна выяснить всё про свой род. К сожалению ли, к счастью ли, но память предыдущей владелицы мне не досталась, если не считать белого рояля в виде девичьих дневников, даже знание английского моё собственное. Упс, надеюсь, никто не заметит разницы в произношении, и здесь нет специалистов по русскому акценту, а то глубоко законспирированный агент засыплется, ещё не начав свою шпионскую и диверсионную деятельность. Мда, не было печали…

Короче, мне срочно нужно в Гринготтс. Ну, для начала хотя бы в Хогсмид. Галлеоны и монетки поменьше в покоях я нашла, стало быть, зарплату платят исправно, да и должна же профессор где-то закупаться выпивкой, терзают меня смутные сомнения, что огненной водой её обеспечивали домовики за счет школьных средств. Скорее, мелкие зелёные проныры в курсе всех её заначек.

Ох, черти марсианские, у меня голова скоро взорвётся. Как же страшит неизвестность, и трясутся коленки при мысли, что я провалюсь от банального недостатка информации!

Подкрадывающуюся истерику я давила силой мысли и галлонами кофе с шоколадом. Хотя и тут судьба-злодейка показала свой шикарный клыкастый оскал в стиле Чешира — то, что местные называли шоколадом, мне хотелось вышвырнуть в окно. Мало того, что он дёргался и пытался убежать, так он ещё и напоминал по вкусовым качествам дешёвую плитку. При попытке затребовать нормального горького бабаевского или белорусского и желательно девяностопроцентного шоколада, мой бедный и загнанный домовёнок начал дергать себя за уши, причитая, что такого не бывает. Пришлось сжалиться и довольствоваться тем, что есть. И время от времени бегать окунать голову в ледяную воду, чтоб хоть как-то привести себя в чувство. Этот нелепый мир сведёт меня с ума!

Мысли мои были исключительно мрачные, очень хотелось высказать всё, что я думаю, неизвестному работодателю, который, не дав толком отметить получение диплома, оперативно назначил меня на профессорскую должность, без заключения трудового контракта и не по специальности, между прочим. В реальности происходящего я уже не сомневалась, почти сутки ныла ладонь, после ритуалов раны пропадают только в фэнтезийных романах, у меня вновь начинала болеть голова, от перенапряжения, вестимо, и я никак не могла проснуться от этого кошмара. Я зябко поёжилась, обхватив себя руками, потерянно рассматривая пейзаж за открытым настежь окном. Запретный лес черным ковром простирался за горизонт, в такт ветру, шевеля верхушками могучих деревьев, ясная ночь радовала бездонным небом со знакомыми, но, увы, чужими созвездиями. Лунный месяц задорно пускал блики на водную гладь озера, частично видимого из моего окна, в озере лениво плескалось местное лохнесское чудовище, то бишь гигантский кальмар.

Люблю морепродукты, особенно к пиву.

На фоне яркого месяца мелькнула тёмная тень, однако вначале я не придала этому значения, мало ли птиц порхает над британским вариантом Дремучего леса. Из открытого окна явственно потянуло холодом, что пробирало до костей и недавно успокоенные смиренным принятием неизбежности нервы вновь дали о себе знать, накатывая знакомым чувством приближающейся истерики. Да что я за размазня сегодня? Отнюдь не самое лучшее время предаваться унынию и самокопанию, возьми себя в руки, тряпка, и иди разбираться в реалиях привалившего тебе счастья, у тебя ещё горы литературы остались не охвачены.

Внезапно перед моим лицом из ночного сумрака возникла мерзкая рожа серо-землистого цвета с разинутым в немом крике ртом, отчётливо пахнуло смрадом полуразложившегося трупа, и я в ужасе отшатнулась назад. Каким образом Моя Прелесть скользнула мне в дрожащую руку, я так и не успела осознать, только инстинктивно выставила искрящуюся палочку перед собой в защитном жесте. Тварь, гневно взвыв, растворилась в ночи, взмахнув на прощание полами рваного длинного савана. Я моментально захлопнула окно, и, привалившись к широкому подоконнику, тяжело дышала, пытаясь унять бешено бившееся сердце. Ну, что могу сказать, с временным отрезком мы определились.

Чует моё сердце, что в скором времени и я буду ненавидеть директора до зубовного скрежета. Вот только в отличие от предыдущей владелицы этого тела я человек действия, прихлопнуть этого паука у меня вряд ли получится, но вот крови попортить я смогу достаточно. Обидно, времени совершенно нет. Я в магии совсем ноль, мне бы лет пять на подготовку и анализ ситуации, но, увы. Видимо, судьба решила, что на мою долю уже достаточно выпало белых роялей, да и карты в моих руках краплёные, чтоб сыграть с престарелым интриганом во славу Великого Рандома. Наверное, было бы лучше, если бы я оказалась в этом теле в момент заточения прорицательницы в Северную башню школы. У меня был бы самый ценный ресурс — время. Хотя кого я обманываю, три-четыре года на сбор информации, изучение магии и в частности скрывающих и очищающих ритуалов, чтоб сбросить слежку, а потом украла бы ребенка, и здравствуй, Родина! Это Трелони оказалась неприспособленной к жизни в Большом мире, а я… на просторах Великой и Необъятной ищите нас хоть до второго божественного пришествия, особенно в преддверии лихих девяностых.

Как-то так. Или в других вариациях, но суть одна.

Лично у меня вопрос Дамбигад или не гад сомнений не вызывал. Гад, однозначно. Это даже если отбросить то, что он сделал с Трелони и ребёнком. У него по школе толпами бродят одержимые, ползает гигантская ядовитая и строящая всем встречным глазки змеюка, пострадали дети, а он ни сном, ни духом. И догадалась о василиске… та-дам, девочка, узнавшая о волшебном мире полтора года назад. Чудненько, правда? В большом мире его бы расстреляли если не тогда, то в момент, когда он предложил охранять школу существам, жаждущим извращённых противоестественных отношений с детьми. Озверевшие родители его бы порвали, не вспомнив такие понятия, как уголовный кодекс и справедливый суд, а органы правопорядка аплодировали бы стоя, с умилением глядя на этот стихийно организованный суд Линча, а то и участие бы приняли. И не говорите, что это была идея министра Фаджа, кто у нас там член чего-то там, председатель Визенгамота (читай, Федерального собрания, высшего законодательного органа Магической Британии) и директор школы, при таких регалиях право наложить вето у него есть. В крайнем случае, мог подключить Визенгамот с Советом попечителей, политика, конечно, дело тонкое, однако рисковать детьми — это перебор. И при всём при этом за окном летают чёрные тени и жадно облизываются на яркие детские души, а директор только разводит руками, я, мол, ни при чём. Азкабан переехал в школу, ага.

Про Блэка я вообще молчу, со справедливостью суда при руководстве Великого Светлого он так и не познакомился, мозги ему, правда, это на место не вставило, видимо, по причине их отсутствия. Тремудрый турнир и нежелание увидеть подмену своего лучшего, по его словам, друга — без комментариев. И, как результат, апогей — прости, мальчик мой, старика, и взгляд такой раскаивающийся… Бл…! Если у тебя старческий склероз и последняя стадия маразма в одном флаконе, вали на пенсию цветочки выращивать и мемуары писать. Его к детям и близко подпускать нельзя.

А вот историю суда над Гарри после нападения дементоров я раза три перечитывала и удивлялась: это Роулинг на полном серьёзе? Тут вообще слов нет, цензурных. Как вам: глава верховного суда в роли оправдывающегося, несовершеннолетний ребенок и полный состав Визенгамота? Разве что Малфоя и Ко повеселил, а пацану каково? В моём понимании речь Дамблдора на подобном заседании должна быть примерно такой: «Добрый день, леди и джентльмены. Я рад, что вы сегодня собрались в полном составе, дабы засвидетельствовать несомненный талант и мужество моего ученика и подопечного. Я прихватил с собой думосброс, и все сомневающиеся могут лично удостовериться в находчивости и самоотверженности юного мага при защите собственной жизни и жизни своего брата от дементоров и разделить со мной мою гордость за подрастающее поколение (а ведь ещё есть веритасерум и легилименция, и сквиб-надзирательница в качестве свидетельницы не нужна). Но я думаю, мы отпустим сейчас мальчика, и благодарность выразим ему позже, нельзя перехваливать подростков, это вредно для их психики. А поскольку, уважаемые маги, мы сегодня собрались, то давайте заслушаем доклад министра о мерах, принимаемых министерством по контролю дементоров. Меня настораживает тот факт, что эти существа оказались рядом с ребёнком, местонахождение которого является строжайшей тайной, а также то, что детям так и не оказали целительской помощи, и авроры не соизволили явиться на место происшествия. Что вы говорите, господин министр? Вы не в курсе? Уважаемый Визенгамот, вам не кажется, что нам стоит организовать срочную проверку деятельности министерства? Я боюсь, что дементорам понравилось соседство с детьми, когда они охраняли Хогвартс, и, судя по нынешнему инциденту, они могут пойти навестить своих старых знакомых».

И всё, с этого момента Фадж и Амбридж отходят в область истории. У уважаемых членов верховного суда наверняка есть дети, внуки и правнуки, не говоря уже о прочих родственниках, встреча которых с соскучившимися по поцелуям и объятиям убийцами душ не предусматривается в принципе.

Но он этого не сделал! Точнее, не сделает. Один хрен, судя по состоянию дел в настоящем, в будущем предвидится именно канонное развитие ситуации в плане мотивации и поступков ДДД.

Так что, однозначно, с директором мне не по пути. Со светлыми фанатиками, абсолютно и непрошибаемо уверенными в собственной непогрешимости и уничтожающими всех на своём пути во имя света, блага, бога (нужное подчеркнуть), я не желаю иметь ничего общего. Я их просто боюсь! Поэтому, Варвара, сиречь Сибилла, брось рефлексировать и возьми себя в руки, на данном этапе всё равно ничего не изменить. Ты когда-то мечтала стать актрисой — вперёд, мечты сбываются! Чтоб их черти марсианские на редактуру забрали! А самое ужасное, я одна. У меня нет слепо верящих мне членов ордена любителей жареных окорочков, у меня нет преданных мне и контролируемых с помощью метки УпСов, я, как Рапунцель, сижу запертая в высокой башне, и у меня даже кос нет, чтоб сбросить жаждущему помочь мне принцу. Блин! У меня даже принца нет, даже завалявшегося рыцаря, хотя по ситуации лучше подошел бы некромант-архимаг. Но его, бл… тоже нет!

А еще я знаю одну прописную истину: один в поле не воин. И если фанаты-попаданцы сейчас мне возразят, то добро пожаловать на моё место, я с удовольствием его уступлю. Для любых военных действий, даже для подпольных, нужно ни много ни мало, а финансовая независимость и экономическое влияние на нужный регион. Союзники, на которых можно опереться, соратники, которым можно довериться, подельники, которым можно поручить щекотливые дела и электорат, который можно повести за собой и затерять в нём все концы. Это упрощённо. В широкоформатном варианте озвучиваются требования к личности и качествам характера лидера и всех выше перечисленных и кучу всего, о чём я забыла.

Я училась не на политика, не на управленца и, тем более, не на революционера. Я училась думать. И анализ ситуации говорит, что знание будущего — фигня, если только я не собираюсь сбежать из Британии и схорониться в лесной глубинке на Родине, тогда это поможет мне выбрать наиболее подходящий момент. Но только кто меня отпустит и где гарантии того, что мне это удастся? Возможности и связи нашего Великого и Светлого я не представляю, как и свои магические способности, так что подобный финт ушами имеет непредсказуемый результат.

Вариант второй: использовать знания будущего, чтобы сыграть с Дамблдором в старую детскую забаву «Царь горы» и спихнуть его с пьедестала, желательно, в мавзолей. И опять же возвращаемся к тому, с чего начали: я одна. Вывод: нужно организовать слив информации. Грамотно организовать, чтоб ни одна собака нос не подточила. И, самое главное, во всём этом яростно грызущемся клубке змей мне нужно найти того, кто моими разведданными воспользоваться сможет, кто не заинтересован в повторной гражданской войне, кто в состоянии влиять на политическую и экономическую составляющую общества и у кого достаточно влияния и связей сбросить в небытие двух оппозиционных лидеров. Нетривиальная задача, ага.

По первичным данным в настоящем у нас имеются: бездействующее министерство магии, старательно изображающее страуса, переходящее знамя победы в виде Мальчика-который-выжил-и-дальше-будет-исполнять-роль-щита, два незаконных бандформирования с террористическим уклоном под стягами Тёмного Лорда и белобородого старца и старые магические рода, которые, как пятая колонна, отметились везде. Особенно в рядах УпСов, Риддл основную ставку делал на них. Они исподволь влияют на министерство, на них, в свою очередь, пытается надавить долькоман, и именно они понесли существенные потери, что вряд ли им понравилось. Решено, делаем ставку на УпСов, ну и пусть они по канону проиграли, что первую, что вторую магические войны, идиотами они не являются по определению. И им есть, что терять: род, семью, магию, честь и жизнь, согласитесь, серьёзная мотивация, чтоб уцепиться за любой призрачный шанс.

Итак, подобьём итоги моего двухсуточного марафона. Признаём свершившийся факт моего попадания… ну, назовём это иной реальностью. В плюсах у нас сложившееся общественное мнение обо мне, как о недалёкой шарлатанке (спасибо озаботившимся предкам), дневники прорицательницы, и я немного в курсе теперь уже своего прошлого и неких пикантных фактиков, которые старательно замалчивает ДДД, знание канона, очки магического видения, древний огнемёт со встроенным ИИ, системой наведения и автоматического запуска, белый рояль в кустах в виде пресловутой «защиты Оракула» и самое ценное — мои мозги. В минусах моя ограниченная свобода, постоянная слежка, малая магическая сила (увы и ах, не быть мне Мэри Сью и не укладывать врагов штабелями по щелчку пальцев, будем честными), туда же относим мою магическую безграмотность, отсутствие связей и даже друзей, Моя Прелесть — это оружие последнего шанса, и у меня осталось чуть больше года до следующего возрождения главной страшилки общественности. Чудненько.

У меня скоро мозги поплывут, и тогда я точно спалюсь, так и не начав гордого шествия по канону, попутно ломая всем планы, путая карты и подбирая выпавшие миллионные состояния, ага. Размечталась. Утверждаем план.

Пункт первый — выжить. Принято на ура.

Пункт второй — найти канал слива информации, пусть не только у меня голова болит.

Пункт третий — примерить на себя роль серого кардинала и наладить отношения с Поттером. Парнишка — ключевая фигура в этой многоходовой интриге, поэтому есть мнение, что лишний контроль не помешает, будет моим шпионом, невольным, разумеется.

Пункт четвёртый — разобраться с наследием, магией и учебной программой, я-таки профессор учебного заведения, ага.

Пункт пятый — выполнить попутные миссии. Первое, собрать коллекцию «Дары Смерти», награда неизвестна, отказ за выполнение — встреча с их легендарной владелицей, мда. Второе, собрать паззл «Душа Тёмного Лорда», награда за выполнение и отказ штрафуются аналогично. Зачем мне эта хрень, решим позже, зато жить будет интереснее.

Миссию принять? Да/Нет. Перед глазами моментально всплыло воображаемое окно. Жму «Да» и хихикаю в обнимку со своей новорождённой шизофренией.

И начну претворять свой бредовый план в жизнь с пункта первого и четвертого.

— Тикки, — я даже щёлкнула пальцами от возбуждения.

Домовик возник моментально, пристально глядя на меня огромными блестящими глазами.

— Тикки, можно мне ещё твоего чудодейственного бодрящего средства? И моё расписание!

Ночь будет долгой.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
СплюшкаДата: Среда, 03.08.2016, 13:30 | Сообщение # 6
Химера
Сообщений: 668
« 303 »
Интересно-интересненько.
Постепенность и неторопливость повествования
весьма привлекает. Расправа над соглядатаем тоже.
А портретов в комнатах нет? По идее, не должно бы.
Преподаватели знают, чего ждать от волшебных портретов
в волшебном замке.
Буду ждать продолжения с нетерпением.



Чем умнее черти, тем тише омут
 
MarranaДата: Среда, 03.08.2016, 18:08 | Сообщение # 7
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 5

За пару часов до начала занятий я вошла в классную комнату. Ну, что я могу сказать… цензурного. Хлам, грязь, затхлость и полное отсутствие вкуса. Круглая комната с тянущимися вдоль стен полками с необходимыми пыльными учебными пособиями, закопчённый камин, низкие столики, кресла и пуфики, тёмно-бордовые стены и портьеры и атмосфера полного запустения. Мда… Если верно, что вещи хранят в себе отпечаток души владельца, то, боюсь, личность предыдущей владелицы этого тела покинула нас навечно. Её апартаменты, кабинет, класс и сухие последние записи в дневниках пропитаны беспросветной тоской и одиночеством умирающей души. Птицы в клетке не поют.

Вот только я не птица, я человек, а это тварь такая, что живёт в любых условиях. А если не может в них жить, то меняет под себя.

Вот и я буду менять обстановку под себя. Начну, пожалуй, с обивки стен и портьер. Что это за оформление в стиле Гриффиндора? Нет, если расписать унылые бордовые оттенки в рельефные чёрные пентаграммы, оживить всё белыми блестящими черепами с алым огнём в пустых глазницах, добавить паутины и тлена, то вполне будет миленько, загадочно и пугающе. Но не поймут такого авангардизма, не поймут. Нет в волшебниках чувства прекрасного. Так что долой этот цвет, возьмём что-нибудь таинственное, мягкое и завораживающее вроде синего и фиолетового. Трелони с Равенкло, так что синий в интерьере будет в самый раз. Но в начале подстрахуемся.

— Тикки, мне нужна твоя помощь, — тихо позвала я.

— Тикки слушает, мисс, — мгновенно отозвался домовёнок, который не Кузя, словно он только и ждал моего вызова.

— Мне кажется, здесь слишком уныло. Как думаешь, мы можем сменить обстановку? — не могу я относиться к магическому существу, как к мебели, а доброе слово и кошке приятно.

— Тикки рад помочь, мисс Трелони, — поклонился тот, подёргивая ушами, надеюсь, от радости.

И понеслась. Пыль испарилась, как будто её и не было. Обожаю эльфийскую магию! Стены приобрели глубокий тёмно-синий цвет с загадочно мерцающими серебряными искрами. Портьеры в переливе от светло-голубого до синего с серебряным шнуром и серебряной же окантовкой, плотно задрапировавшие чистые стрельчатые окна, преобразили класс до неузнаваемости. С потолка полетели струящиеся в тон портьерам полупрозрачные шторы, красиво собранные в складки к стенам. Между ними я запустила блуждающие огоньки для создания нужной атмосферы. Вычищенный камин радовал изящной лепниной. Исчезли все кресла и пуфы, их сменили многочисленные подушки в сине-серебряной гамме, чайные столики стали ещё ниже, а на каменном полу развернулся шикарный длинноворсный ковер с фантастическим рисунком. У меня же восточный стиль!

У дальней от люка стены, около скрытой двери в мою гостиную, я устроила себе уютное гнёздышко из разномастных подушек и изящного столика с непременным атрибутом прорицательницы — гадательным шаром с таинственно клубящимся в его глубине туманом. По моей просьбе Тикки раздобыл из бескрайних закромов Хогвартса курительные смеси, и я с огромным самодовольством, вызванным осознанием собственных возможностей, трансформировала из кусков камня, кости, стекла и металла шикарный кальян, не глядя зачерпнув дармовой магии у Моей Прелести. Пару секунд полюбовавшись на собственное творение, добавила на пузатые бока гравировку в стиле картинок «Минздрав в последний раз предупреждает» с пачек сигарет. И мне плевать, что моё чувство юмора здесь не оценят!

А вот странный взгляд, брошенный на меня домовым эльфом, отправился в копилку непонятных фактиков. Я что, где-то прокололась? Снова уставилась на свой шедевр свободной мысли и воплощённых желаний, словно местных магов, потакающих своей неуёмной, а местами и откровенно больной фантазии, можно чем-то удивить. А вот пользоваться помощью Моей Прелести особо не стоит, так и засветить её недолго. Мне неудобные вопросы не нужны. Совсем не нужны.

— Тикки, сегодня у меня по программе гадание на кофейной гуще. Не мог бы ты организовать нам чёрный кофе, когда придут студенты? — вежливость и ещё раз вежливость, не хочу я совершать ошибку магов и недооценивать домовиков.

Их возможности в магии меня более чем впечатлили. Что-то мне подсказывает, что волшебные существа не оспаривают указ на запрет волшебных палочек для них по той простой причине, что они им и близко не нужны. Не зря же сердцевина палочек — это часть магического создания.

— Тикки сделает, — эльф с достоинством поклонился. — Бежевый сервиз подойдёт идеально.

Я была права! У него даже стиль речи сменился, за выходные так эволюционировать с уровня попугай говорящий до уровня существо разумное невозможно даже с помощью магии.

В ожидании студентов я возлежала на подушках на манер восточной гурии и курила кальян, выпуская ароматный дым в потолок. Дым переливался в тусклом свете блуждающих огоньков и медленно терялся в занавесках. Я думала. Прежняя Трелони, а я решила именно с ней себя отождествлять во избежание проблем, так сказать, в теории оккультных наук, гадании и прорицании была профессионалом и статус профессора носила не зря. А вот версия «С.П.Трелони 2.0 обновлённая» такими знаниями похвастаться не могла. Конечно, Трелони, как любой уважающий себя преподаватель, имела разработанную программу занятий для всех курсов ещё с тех времён, когда она горела энтузиазмом к этой работе. Ну, как программу… с наработанным материалом лекций и практик, принятых в российских вузах, с подробным разбором примеров и описанием тонкостей, которых не найти в литературе, она не сравнится, так записки и заметки. Но и то хлеб. Библиотеку профессор привезла с собой, так что вперёд и с песней грызть гранит ранее неизвестной науки.

Тихо мигнул хрустальный шар, привлекая моё внимание. Студенты собрались; повинуясь взмаху моей руки, люк в полу распахнулся, и верёвочная лестница улетела вниз. Урок начался.

На самый первый мой урок собрался курс Поттера. Судьба, однако. Одно занятие у них уже было, поэтому сейчас ученики мои толпились слишком близко к опасной дыре в полу и растерянно оглядывались, шокированные новой обстановкой. Я тихо усмехнулась, принимая более приличную позу. Это только начало. Люк с громким треском захлопнулся, отрезая пути к отступлению, а то вдруг и вправду кто-нибудь упадёт, тот же Лонгботтом, к примеру.

— День добрый, ученики мои. Надеюсь, нравится вам класса новый облик, — тихо прошелестела я из полумрака.

Некоторые дети неуверенно улыбнулись, явно маглорожденные. Есть контакт.

— Внутреннее око знаний путь укажет, юные падаваны, — улыбки стали шире.

Отлично, сортировка прошла, теперь я знаю, кто есть кто и примерно представляю, чего от кого ждать. Золотую троицу видно сразу, точно соответствуют описанию в каноне, присваиваю им кодовые имена Рыжик, Лохматик и Очкастик. Детки осторожно разбредаются по классу, устраиваясь у столиков. И вот не надо морщиться, подушки очень удобны! И запаха дыма нет, вентиляцию я обеспечила, а ароматные свечи, которые я зажгла, абсолютно безвредны и помогут сконцентрироваться.

Они меня уже бесят!

Когда они наконец-то расселись по местам, подозрительно рассматривая новый интерьер перед собой, как мы и договаривались с Тикки, материализовались чашки с кофе из изящного бежевого сервиза. У моего помощника есть вкус, сервировка бесподобно вписалась в интерьер, он даже крохотные пирожные организовал. Очаровательно. Я так думала ровно до того момента, как рыжий Уизли с воплем восторга не подтащил к себе тарелку и не начал уминать сладости в одну харю. Выговор со стороны подруги он просто проигнорировал. Полное отсутствие манер.

О черти марсианские, дайте мне терпения!

— Тема сегодняшнего занятия — гадание по кофейной гуще. Пейте кофе, потом взболтайте гущу круговым движением по часовой стрелке три раза и опрокиньте на блюдце. Далее мы проведём практическое занятие, — мой голос был тих и вкрадчив, не знаю, какова из меня актриса, но иллюзию загадочности держать надо.

— Сегодня мы поговорим о Судьбе, о её предопределённости и изменчивости, — продолжала я, приглядываясь к детям. — Думаю, вы все знакомы с понятием кармы. Долги из прошлой жизни мы забираем с собой в новую, это предопределённость. Судьба изменчива — это жизнь.

Детки с интересом косились на меня, сегодняшняя моя лекция отличалась от предыдущей, и пока предсказания скорой смерти они не услышали. Пока не услышали.

— Дар прорицания очень редок, и, как я говорила, ему нельзя научиться по книгам, — Гермиона возмущённо вскинулась.

Да, это была провокация, мелко и подло, я знаю. Но перебивать учителя — неуважение. Взмах рукой, невербальное силенцио. Уже не перебивает. А разгневанный взгляд и беззвучно раскрываемый рот мы проигнорируем. У Поттера, кстати, хватило благоразумия её одернуть.

— Не нужно перебивать преподавателя, вопросы вы можете задать потом. Пейте кофе и слушайте, — Лохматик насупилась, остальные улыбаются.

Вот так и зарабатываются авторитеты. На периферии сознания недовольно поворчала Моя Прелесть об использовании магии на всякую ерунду и мелкие недоразумения. Ещё одна детоненавистница. Главное, не забыть, что в отличие от меня она предпочитает радикальные методы решения проблем.

— Предопределённость и изменчивость — две крайности, Судьба противоречива. Она шлёт нам знаки во снах, в игре теней, солнечных бликах, шёпоте ветра, кажущихся случайными событиях, совпадениях, кофейной гуще. Увидеть и прочитать эти знаки может каждый, даже магл. Моя задача — научить вас их распознать и расшифровать. Не нужно отворачиваться от Судьбы, она этого не любит, нельзя отрицать свою Карму, этим вы отрицаете свою суть. Увидеть невидимое, узреть скрытое, слушать интуицию, узнать предначертанное — жизненно необходимые умения каждого волшебника, — закончила я в полнейшей тишине. Аудитория моя.

— А теперь, девочка, ты можешь высказать своё несогласие с общемировой философией и фундаментальными исследованиями оккультных наук, — снимаю проклятие с Грейнджер и надеюсь, что ей хватит сообразительности промолчать.

— Оккультные науки необоснованны! — вознёсся возмущенный вопль.

Не хватило. Я прямо кожей ощущала заинтересованность маглорожденных и недовольство пополам с презрением чистокровных, ну да, это же прямое оскорбление. Они живут этими науками, на их основе они строят гороскопы и сверяют совместимость, магия чисел, руны и ритуалы относятся к оккультизму. А чистокровный род — это не только селекция и наследие, это ещё и магические традиции, идущие из глубины веков. Это родовые ритуалы, рунные круги и алтари, залитые кровью членов семьи, а то и жертв. Рыжик смотрит на разгорячённую подругу с пренебрежением, но не вмешивается. Мог ведь объяснить, что к чему в магическом мире, но, судя по всему, не хочет, его семья в свете древних традиций выглядит нелицеприятно. А Лохматик-то тоже хороша: умная, умная, а такая дура, лезет в грязных сапогах, как белый человек в самобытную культуру майя. И ведь примечательно: искренне верит, что исключительно для их пользы. Мда, талантливо директор подобрал окружение для Избранного, и даже не говорите, что я не права!

Я ленивым движением выскользнула из подушек и медленно направилась к разбушевавшейся гриффиндорке. О, она мой предмет чушью назвала, какая прелесть. Что за привычка пререкаться с преподавателем? Интересно, она только со мной пререкается или со всеми. А как насчёт Снейпа или МакГонагалл, в дневниках была краткая характеристика — пренеприятнейшие люди. А ведь в каноне и фаноне описывается такая неоднозначная черта её характера, как непреложная вера в слова старших и книжные строки. А на деле? Ну что ж, сама виновата, я разозлилась. Нет у меня таланта преподавателя. Увы.

— И это мне говорит студентка третьего курса школы чародейства и волшебства? Позор! — я разочарованно посмотрела на Лохматика, та аж поперхнулась очередной фразой. — А вы понимаете, мисс Грейнджер, что, исходя из вашей логики, само ваше существование как волшебницы является необоснованной чушью?

Лохматик уставилась на меня, как баран на новые ворота. Как оказалось, такая мысль не стучалась ей в голову.

— Что недалеко от истины, — продолжила я. — Большинство ваших проблем, мисс Грейнджер, от неумения расставлять приоритеты и распределять свободные часы и минуты. А если такого умения нет, то вам не поможет даже украденное время.

Мой палец обвиняюще ткнул туда, где спрятанный под мантией, но отчётливо видный для меня в завихрениях магии, висел маховик времени. Гриффиндорка побледнела, отшатнувшись назад и инстинктивно прикрыв рукой своё сокровище.

— Вы прочитали много книг, но практически ничего из них не поняли. Количество не заменит качество, мисс. А вы, судя по всему, даже не поинтересовались в библиотеке инструкцией по эксплуатации особо редких артефактов. Я ведь говорила о том, что у вас слабая аура? Вы зря не восприняли мои слова всерьёз. Если вы будете продолжать в том же духе, то можете лишиться не только здоровья и магии, но и жизни, и всё это будет исключительно по вашей глупости. Сегодня вы не готовы к уроку. Не готовы, не спорьте! — я не дала ей вставить и слова, прервав готовый сорваться вопль возмущения уже проверенным способом. — Иначе бы вы знали значение оккультизма в жизни каждого волшебника. Вы агрессивны и несдержанны, я вижу первые признаки переутомления. Пугающая картина, вы так не считаете?

Судя по взгляду, не считает. Ну что за самоуверенная девчонка, я же ей практически прямым текстом говорю, но она из принципа не пойдёт искать нужную информацию про хроноворот. Есть, конечно, вероятность, что нужные книги из общего доступа исчезли по мановению воли директора, а к специалистам обратиться, к тому же Флитвику, Снейпу или Помфри, да ни за что! МакГонагалл — авторитет! Чтоб её Великий Рандом забрал! Да что же с ней делать? Загнётся, глупая.

— А куда смотрят твои друзья, их не интересует твоё здоровье? — сделала я последнюю попытку, не выйдет, так найду способ слить инфу Снейпу, вот уж кто точно церемониться не будет. — Ах да, я ошиблась. Тот, кто должен был покинуть нас к Пасхе, перестанет посещать мои уроки гораздо раньше.

Студенты насторожено на меня косились, похоже, такое моё поведение пугало их ещё больше, чем намеренная попытка их устрашить на прошлом занятии. Но и как к эксцентричной шарлатанке ко мне относиться уже никто не будет. Теперь меня будут считать шарлатанкой умной. Опасно? Да, но я ведь уже пришла к выводу, что отсидеться в укрытии не получится. Так чего я начала сомневаться? Мне нужен Поттер, и он должен прийти ко мне сам.

— Не бойся разбить чашку, — попыталась успокоить я Невилла, заметив, как судорожно тот в неё вцепился и с какой осторожностью ставит её на столик. — Бежевый сервиз рассчитан на пятьдесят персон, просто попроси новую. Те, кто хотят повторить результат или им просто понравился кофе, могут не стесняться.

Дети заулыбались и наконец-то вспомнили о цели урока. Бодро застучали переворачиваемые чашки, зашелестели страницы, класс наполнил лёгкий гул тихих голосов, кто-то комментировал результат соседа, кто-то просто наслаждался великолепным напитком. Нужно обязательно поблагодарить Тикки.

Очкастик хмурился и напряжённо пялился на перевёрнутую чашку. Вполне возможно, что он начнёт использовать доставшиеся по наследству мозги по назначению, а мои слова затронули какие-то струны в его душе, и я очень надеюсь на отклик.

— Ты позволишь? — я протянула руку к его чашке.

Поттер вскинул на меня испуганный взгляд необычно ярких зелёных глаз, сразу вспомнились фентэзийные эльфы, вот только он был не представителем дивного народа, а испуганным ребенком. Но чашку мне протянул, неуверенно и как бы через силу. Я, ободряюще улыбнувшись, подняла её и придирчиво начала вертеть перед глазами, рассматривая тёмные потёки.

— У тебя снова грим, мальчик. Может, всё же стоит обратить внимание на то, о чём тебе усиленно подсказывает провидение? — я протянула ему чашку с чётко прослеживаемой собачей головой.

Каюсь, немного подкорректировала для надежности, но зачем же нам дано знание о будущем, если не использовать его в деяниях своих?



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
mech13Дата: Четверг, 04.08.2016, 13:35 | Сообщение # 8
Ночной стрелок
Сообщений: 73
« 33 »
Хм, начало не плохое. Попаданка вроде адекватна, посмотрим дальше.


 
MarranaДата: Пятница, 05.08.2016, 10:54 | Сообщение # 9
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 6
Вернувшись в свои покои, каюсь, позорно отрубилась и пребывала в блаженной летаргии до самого вечера. А в сумерках, сладко потянувшись на шёлковых, приятно холодящих кожу простынях и осознав таинственную бренность бытия в продолжение затянувшегося кошмара, впала в закономерную панику. Тикки, верный помощник и бдительный страж моего режима, сгладил мои метания вовремя поданным ужином со свежезаваренным кофе и неизменным бутыльком бодрящего зелья. Походу, в будущем штатному хогвартскому зельевару мне придётся капитально так проставиться.
Вопреки туго набитому желудку, сытое умиротворение и благостное отношение ко всему окружающему миру не снизошло на мою бренную персону, наоборот, истерика моя только усилилась, чему активно способствовало расписание профессора прорицаний, маячившее перед глазами. В Хогвартсе семь курсов, дополнительные занятия, кроме основных предметов, ученики выбирают на третьем курсе, и они идут совместно для всего потока, путём нехитрых вычислений получаем пять уроков пять дней в неделю. Не густо, правда? Это ещё, к счастью, Сибилла не организовала факультативы для особо интересующихся. А может, и зря она этого не сделала. Не важно. Думаю, повод для моей паники понятен. Это новичков можно отвлечь ароматным напитком со сладостями и несколькими заученными фразами к уроку из дополнительной литературы, что в широком спектре представлена в библиотеке Трелони, а потом проконтролировать их действия по методичке. Хвала тому, кто придумал учебные пособия! А вот с другими курсами будет посложнее. Надеюсь, верный принцип студента — пока объяснял другому, понял сам — действует и в этой воплощённой реальности.
Ну, приступим?
При детальном изучении предмета пошли сюрпризы. Да такие, что первой моей мыслью было выброситься из окна своей башни в жаркие объятия кружащих в окрестностях замка готических ангелов мщения, голодных до ласки и смущающих горячие сердца и трепетные нервы окружающих стильными чёрными плащами. В момент осознания и внезапного просветления их компания мне показалась более соблазнительной, чем учебная программа магического закрытого интерната. Лучшего, по мнению некоторых преподавателей. Преподавателей, коим не посчастливилось учить меня, подобное творение сумрачного британского гения вогнало бы в экзистенциальный шок. Надолго.
Вот, например, на прорицаниях детки разбирают такие виды распространённых методик, как гадание на кофейной и чайной гуще, хиромантию, различные варианты и виды гадательных карт, обязательный атрибут — магические кристаллы, ну и прочие техники, за исключением арифмантики. Гадание по числам выделено в отдельный предмет. Мило. Сделала пометку на полях: уточнить программу данных лекций, всё же магия чисел опирается на вычисления и, возможно, не всё так плохо, как я себе вообразила. Идём дальше. Составление гороскопов. Что может быть обыденнее? Детишки с первого курса по ночам на астрономической башне учат созвездия и названия звёзд, зарисовывают карты звёздного неба, ну, а с третьего курса со всем наработанным материалом бегут ко мне на занятия. Мне напомнить, что в Хогвартсе математика отсутствует как класс? Большинство магических детишек не только не смогут взять интеграл, они никогда не слышали такого страшного слова. Как уж тут рассчитать местное звёздное время рождения, суточное перемещение, координаты и статус планет и луны, а положение осей гороскопа и вершин Домов? Вполне возможно, что все эти расчёты даёт моя коллега на арифмантике, однако этот предмет не является в лучшей школе обязательным. Бедняжка Трелони была вынуждена на своих уроках объяснять ещё и основы математики. А теперь это моя головная боль. Прелесть. Чтоб этим гениям, что составляли учебную программу, черти марсианские до конца жизни снились!
Теперь понятно, почему старый школьный учебник по зельеварению напоминает сборник кулинарных рецептов. Та же проблема, неудивительно, что канноный Снейп желчью исходил и ядом плевался, детки банально не имеют знаний, чтоб правильно рассчитать концентрацию и ход реакций в котле, да их простейшая задачка на определение массы вещества в растворе при известной массовой доле поставит в тупик! Нет, что-то он в их головы вбить может, не зря же его считают Ужасом, но многим ли это надо? Это я к чему? Хороших зельеваров, что способны сварить качественное зелье с учётом всех тонкостей процесса и концентраций нужных веществ в исходном сырье — единицы. И все они очень хорошо зарабатывают. Ну, это пометка на будущее.
Это всего лишь пара примеров, что возникает при более пристальном изучении записок моей предшественницы, а сколько подводных камней мне встретится в будущем — не сосчитать. Если я правильно поняла, был когда-то в давнем прошлом, ещё в детстве нынешнего директора школы, один емкий предмет — ритуалистика, но потом собрание высокомудрых мужей и ведьм, руководствуясь лишь им одним ведомыми причинами и мотивами, разорвали его на составляющие. Так и появились в расписании астрономия с рунами, упразднили письмо и счёт за компанию с традициями магического мира, а из прорицания выдели в отдельную дисциплину арифмантику. Для количества, видимо. А ритуалы в этой суматошной реорганизации учебного плана как-то затерялись. Бывает. Да только в магическом мирке даже имянаречение — целый ритуал. Интересная картина складывается, астрономия — обязательный предмет, поэтому все знают, какое влияние на земной шарик оказывают космические тела и процессы, происходящие на просторах бескрайнего космоса. Арифмантика и руны — пожалуйста, профессора рады вас видеть, у них вечно дефицит учеников. А ритуалы*… Ну, не отрицаю, может, и моя паранойя лишний раз разыгралась, самообразование ведь никто не отменял? Так, очередная пометочка: проверить наличие и доступ в библиотеке школы к информации по ритуалам в частности и по ритуалистике в целом, а также по этикету и традициям. Чисто для успокоения совести.
Потомственным маленьким чародеям родители всё равно всё дотошно расскажут и наглядно покажут, а вот маглорождённые и полукровки, кому не досталось такого внимания, могут оказаться в пролёте, если вовремя не подсуетятся. А мы ведь прекрасно помним, по каким критериям большинство учеников выбирает дополнительные предметы, особенно мой. Вот то-то и оно. Деткам проще написать ужастик по своим снам, насколько фантазия позволит, чтоб потешить моё самолюбие и любовь к знакам о скорой смерти, чем задумываться о чём-либо посерьёзнее квиддича. Ох, черти ж вы мои зелёные, мне же это ещё читать! А учитывая, что ученики юные после одиннадцати лет не имели такого чудесного предмета в расписании, как письмо, а для некоторых и чистописание неплохо было бы, то мне заранее хочется плакать. Навзрыд. Интересно, а такую новаторскую идею, как исправление ошибок в эссе красными чернилами, мои милые кошмарики для моих многострадальных нервов оценят?
А ведь мне их ещё учить. Вот в чём я провинилась перед мирозданием, а? Неужели у меня дома так сложно найти работу юному выпускнику, что его выпинывают для трудоустройства аж в иную реальность? Причём не по специальности. Или наоборот? В Хогвартсе кризис и не хватает компетентных специалистов, что согласны на любую кандидатуру? Учитывая тенденцию текучки кадров по предмету «Защита от Тёмных искусств», второе ближе к истине. И, что самое смешное, я их учить буду. Мне совесть не позволяет страдать фигнёй в зоне моей личной ответственности. Мне, между прочим, деньги за это платят. И немалые. В золоте. И если я правильно поняла, то даже на первом моём уроке в новом статусе присутствовала парочка забавных девочек с явными способностями к прорицанию. Правда, тут ещё нужно уточнить, что именно я вижу, а то инструкция по эксплуатации к уникальному гаджету специально к моему прибытию подготовлена не была. Почему-то.
В авральном режиме, взятом с наскоку и на голом энтузиазме, я с трудом продержалась до великого дня — пятницы. А потом организм и нервы взяли своё, и я, выпроводив очередной ошарашенный разрывом шаблонов курс юных волшебников, со злостью запустила в стену свитком со своим расписанием. Всё, хватит! Поскольку никто не врывается в мои покои с воплем: «Самозванка!», никто не читает зубодробительных экзорцизмов над телом профессора прорицаний, дабы изгнать прочь из несчастной мой мятежный и неспокойный дух, будем считать, что внедрение прошло успешно. Ведь до витающей в своих астральных мыслях Трелони элементарно никому нет дела. Вот и замечательно! Пойдём снимать стресс исконно женским способом. Я с удовольствием подбросила на ладони увесистый кошелёк. Как и любой среднестатистической особе слабого полу, шопинг приносил мне невероятное облегчение в моральном и эстетическом плане, возносил на вершины благодушия и вообще приводил меня в резонанс со вселенной. Полагаю, привычное лекарство от всех бед не подведёт меня и в этом нелёгком случае.
Пора проверить пределы своей свободы. Терзают меня смутные сомнения, что выпивкой, да ещё и в таком невообразимом количестве, снабжают неуёмного профессора за счёт бюджета школы. Вот и узнаем. Кстати, совсем из головы вылетела ма-аленькая такая проблемка. Дементорами голодными зовущаяся. И что я такая невинная и беззащитная буду делать при знаменательной встрече на узкой дорожке? В случае чего традиционным кошельком не откупишься. Вот ведь, черти марсианские, не было печали! Так, что я помню про дементоров? Ребята без комплексов и на гендерные признаки не заморачиваются, обожают обнимашки с поцелуями, питают необъяснимую слабость к Поттеру и в упор не видят Блэка. Не густо. Ах да! Не любят светящихся животных, коими пуляются маги из палочек, они, помнится, ещё и дополнительную функцию имели: на посылках с голосовой почтой неплохо бегали. Патронус, кажется. В моем арсенале сия полезная плюшка не значится. Обидно.
Если я не ошибаюсь, в каноне числился некий безотказный Люпин, что с радостью делился знаниями со всеми желающими. И виртуозному владению данным заклинанием мальчика-с-шилом-в-одном-месте научил именно он. Надеюсь, он не оставит в беде коллегу. Стоит отыскать в недрах собственного необъятного гардероба старую школьную палочку. Правда, как подсказывает интуиция и рукописные воспоминания моей предшественницы, толку от этого будет не много. Максимум, на что была способна юная прорицательница, так это на простейшие бытовые чары, за что и прослыла практически сквибом и неудачницей. Семейную реликвию магичка берегла пуще собственной жизни и не вынула даже в самые тяжёлые моменты беспросветной подростковой депрессии. Невероятное самообладание!
От мысли о конкурентке в ярость пришла Моя Прелесть, явственно нагрев рукав тёплой мантии, что я надела по случаю выхода в свет; на какой-то момент мне показалось, что ткань задымится.
Тихо, радость моя, конспирация — наше всё!
В ответ мне полыхнул клубок спутанных чувств из бешенства, обиды и собственного превосходства. Родовой артефакт был в корне не согласен с моей точкой зрения. Прелесть моя огненная искренне считала, что все окрестные дементоры вкупе с профессором-оборотнем ей на один плевок. Ну, максимум два. Очаровательно, правда? А я, наивная, думала, что только у меня тормоза при смене реальности барахлить начали. Ну-ну.
Клыкастый цветочек** на пути мне не встретился, видно, спасло его от незавидной участи мифическое звериное чутьё, зато у ворот замка меня поджидал не менее колоритный персонаж данного эпика.
— Ну, наконец-то на воздух выбралась, затворница. Совсем одичала в своей башне, — проворчал Филч, с подозрением глядя на меня.
— Ох, друг мой, внутреннее око настойчиво советует пешие прогулки. Не могу не прислушаться к столь ценной рекомендации. Вот только Вы правы, я совсем забросила дела земные, вы же просветите заблудшую душу, чем дышит наш замок, наполненный шебутными дарованиями…
Я, стараясь мило улыбаться, напряжённо следила за выражением изборождённого глубокими морщинами лица сквиба, ожидая реакции на свой пассаж. От поддержания одухотворённой маски полной идиотки заболели лицевые мышцы, однако, мой собеседник хитровывернутой фразой не впечатлился.
— Чем, чем, — вновь раздалось брюзжащее ворчание. — Беспределом он дышит. Сколько уже говорил Альбусу, да всё без толку. И в коридорах колдуют, и грязь внутрь несут! Это, видимо, невероятно сложно — ноги вытереть! Бестолочи! Вот раньше бы их, ух! — он злобно потряс в воздухе кулаком. — И навозные бомбы эти… и спасу от близнецов рыжих нет. Совсем распустила своих Минерва. Совсем! А у меня, как назло, радикулит обострился, — и старик обречённо махнул рукой, сразу как-то погрустнев и сдувшись под тяжестью забот.
— Ну, друг мой, не вводите себя в напраслину, вы ещё всем хулиганам фору дадите, — сокрушённо покачала я головой, участливо глядя на завхоза. Тот сразу слегка подобрел и воспрянул от незамысловатого комплимента.
— Да что уж там, — по-стариковски вздохнул Филч. — Нам бы с миссис Норрис лишь век свой дожить, но смотреть на этих безобразников — душа кровью обливается. Ты поосторожнее будь, — внезапно перескочил он на другую тему. — Твари эти везде летают, не доверяю я им. Что им контроль, когда соблазнов кругом столько. И школьников ещё в Хогсмид выпускать будут, я даже понять не могу, кто с ума сошёл: я или все остальные? Иди уж и до темноты не задерживайся, — махнул мне рукой сквиб и поплёлся прочь, бормоча под нос. — Вот, помяните моё слово, добром это не кончится… — донеслось до меня.
Мило. Очень мило и показательно. Старый сквиб понимает, а остальные что? Мозги от страха перед великим и ужасным Блэком из темнейшего рода Блэков, перед коим не устояла даже твердыня Азкабана, отказали? Критическое мышление отсутствует как принцип? Заберите меня из этого дурдома, а? Небеса, или кто там числился на дежурстве в данный момент, к моим мольбам оказались глухи, и я со скорбной миной поплелась по грунтовой дорожке к виднеющимся вдалеке крышам магической деревушки.
Аргус меня порадовал, он и раньше вполне тепло относился к Трелони, перебрасываясь порой парой ничего не значащих фраз, видимо, чувствовал родственную обделённую душу. Стоит упрочить с ним дружеские симпатии, а то вниманием коллег, положительно настроенных к мизантропу-алкоголику, затесавшемуся средь профессорского состава в элитном учебном заведении, сказочная принцесса хогвартского разлива оказалась обделена. Надо бы исправить.
Не сказать, что осенняя деревенька, овеянная промозглым ветром с мелким моросящим дождиком, утопающая в коричневых ёжиках пожухлой травы и полысевших кустов, меня сильно впечатлила. Я даже без особого пиетета рассматривала яркие анимированные рекламные щиты местных лавочек и магазинчиков, завлекающих покупателей с размахом вольной фантазии. Успела насмотреться на великолепие неоновой рекламы в огнях большого города ещё в своём времени, разница лишь в том, что здесь это чудо иллюзии магическое, а где-то в далёкой-далёкой галактике, оставшейся в моих воспоминаниях, электрическое. А лёгкий флёр волшебства, что начисто сносит голову всем впервые ступившим на эту обетованную землю, оказался сильно притуплен прорвой впечатлений, ворохом высыпанных на мою многострадальную голову в ходе вступления в должность.
Особо много времени осмотр местных достопримечательностей не занял. Я совалась в каждую лавку, придирчиво рассматривая ассортимент и перебирая понравившиеся вещи. В конечном итоге согласилась с улыбчивой ведьмой и заменила свою старенькую осеннюю мантию на более стильную, нового модного покроя, разжилась парой однотонных блузок, а то от обилия пёстрых вещей каждое утро у меня рябило в глазах. В лавке зельевара я потерялась надолго, разглядывая готовые зелья и описания к ним. Честно, даже не представляла, что имеется зелье для проявления веснушек. Обычно цель бывает диаметрально противоположная, но я уже не берусь обсуждать логику магов. Здесь моя душа развернулась вширь: крема, притирания, лосьоны, шампуни, великолепное ароматное мыло… что ещё нужно для счастья? Что? Зелье для роста волос? Дайте два! Наконец-то я приведу в порядок эту непонятную гриву, торчащую во все стороны, как одуванчик. И короткую. До ужаса. До слёз. Я накинутый сверху неизвестной мне щедрой душой лишний десяток лет приняла с большей стойкостью, чем жиденькую и коротенькую косицу, не достигающую даже лопаток. Столь приятному и нежданному подарку от магии, к коей я относилась со здоровой подозрительностью, успев ознакомиться с некоторыми её носителями, я была безумно рада. А то Варвара без своего главного фольклорного атрибута — это просто нонсенс. У меня даже фамилия обязывает!
В крохотном полутёмном магазинчике с рассыпающимися жирными бликами на стеклянной таре, ровными рядами стоящих этикетка к этикетке, профессора Трелони отлично знали и были рады видеть, лишний раз подтверждая, что степеней свободы в жизни затворницы Северной башни хватало. Пробежав взглядом по представленному богатому выбору, я слегка задумалась: запасы алкоголя давно иссякли, на потрясание пустой бутылки и просьбу повторить бедный Тикки, прижав крохотными ручками уши к голове, отчаянно ей замотал, утверждая, что нет. Ни капли. По-видимому, заначка моей предшественницы показала дно, я, конечно, сомневаюсь, что в Хогвартсе кроме моей скромной персоны все ведут исключительно здоровый образ жизни и внезапно заделались лютыми трезвенниками, но воровать у Снейпа выпивку или бодрящее зелье, как говорится, — две большие разницы. Усмехнувшись своим мыслям, я перевела взгляд на терпеливо ожидающего моего заказа волшебника и предвкушающе улыбнулась.
Сильно разграбив владельца лавки и заметно облегчив кошелёк, я направилась изучать кулинарные шедевры местных кафешек. Поскольку увольнительные учеников из замка случались лишь в выходные дни, то дышалось в пабе «Три метлы» легко и непринуждённо. Пристроив свои пакеты, я заказала кофе и десерт, просто наугад ткнув пальцем, и с наслаждением растеклась по стулу, вытянув гудящие ноги. Розмерта моментально нарисовалась рядом со мной с моим заказом и присела напротив, интуитивно уловив, что я совсем не возражаю немного поболтать. Хозяйке было скучно, а посетителей кроме меня не наблюдалось. Практически в рекордно короткие сроки моя новая знакомая умудрилась изложить благодарной публике в моём лице все последние новости и сплетни, что предсказуемо крутились вокруг одиозной звездноимённой фигуры. Известность свою Сириус получил отнюдь не за предательство лучшего друга, подобное встречается сплошь и рядом. А вот уникум, умудрившийся по собственному разумению покинуть негостеприимный Азкабан, был, как минимум, интересен. Тем более, как по секрету сообщила мне Розмерта, длительная отсидка ничуть не сказалась на том, что по брачным рейтингам среди незамужних ведьм последний Блэк занимает одно из престижных мест как наследник богатого состояния и не имеющий в живых придирчивых родственников.
Удивительная тишина и безлюдность магической деревеньки легко объяснялась близостью тюремных стражей, чёрными воронами кружащих около тёплого человеческого жилья. Не сказать, что дементоры нагло переходили все границы, но неприятный осадочек имелся, и здоровая опаска присуща всем, так что большинство местных жителей временно перебрались в более спокойные места. Собственные нервы и души им дороже. А лавки работали, поскольку основной наплыв школьников, желающих отдохнуть и развлечься, такие мелочи вроде пожирателей душ отпугнуть не могут, скорее, подстегнут азарт и желание показать удаль молодецкую. Подростки они такие. Поболтав с улыбчивой хохотушкой Розмертой ещё полчасика и получив приглашение заглядывать почаще, я решила, что на сегодня хватит. И впечатлений, и знакомств.
Тем более, в пабе не оказалось моего любимого горького шоколада. Моя новоприобретённая подруга искренне удивилась, когда я объяснила, что именно я хочу; популярные анимированные лягушки не пришлись по нраву уже мне. Даже в знаменитом «Сладком Королевстве» не смогли удовлетворить мою прихоть, несмотря на то, что затарилась всякими вкусняшками я безбожно. А под конец заглянула в овощную лавку и среди яблок, груш и сочных апельсинов с удивлением обнаружила россыпь крупной яркой, красной с блестящими боками клюквы. Резко пахнуло далёкими воспоминаниями о бескрайних просторах Родины, наполненной шелестом трав и запахом леса и кислым вкусом сочных ягод, рот моментально наполнился вязкой слюной. Моментально затребовала огромный кулёк и вылетела прочь, бережно прижимая добычу к груди. Не удержавшись, закинула в рот гость ягод и замерла от удовольствия. Хорошо-то как!
В Хогвартс пробиралась, неторопливо и старательно работая челюстями, бдительно поглядывая вокруг и краем глаза следя за чёрными силуэтами, парящими между тёмными, наполненными холодной влагой тучами. Но, к счастью, одинокая фигура, нагло прущая по влажной широкой дороге к величественному замку, их не заинтересовала.
Перехватив поудобнее свои пакеты, я в очередной раз посетовала на свою недогадливость и узость мышления, хотя полагала, что пообвыклась в магическом мире. Вот кто мне мешал попросить уменьшить мои покупки ту же Розмерту? Но что уж теперь скажешь, впредь буду умнее. Никто на пути мне не встретился, мелькающие то тут, то там мантии школьников, спешащих по своим, несомненно, важным делам не в счёт. Я уж грешным делом подумала, что удастся добраться до своих покоев без приключений. Но закон подлости не дремлет!
Сюрприз вырулил из-за угла внезапно, не сказать, что не предсказуемо, но на странное позвякивание, шаг за шагом приближающееся ко мне, я поначалу не обратила внимания. А зря. За очередным поворотом я нос к носу столкнулась с главным действующим лицом скрытого в иллюзиях дурдома, лучшей школой Чародейства и Волшебства зовущегося. От неожиданности я вздрогнула и отшатнулась назад. Яркая мантия, расшитая сияющими золотыми звёздами, вогнала меня в ступор, и я растерянно смотрела на покачивающиеся в длинной ухоженной бороде маленькие колокольчики, позвякивание которых и предупреждало усиленно меня об опасности. Не зря у меня возникли аналогии с жёлтым домом***. Не зря!
— Сибилла? — остановился старец, сделав вид, что удивился, обнаружив меня на своем пути. — Чудесный день, не правда ли?
— Чудесный, — покладисто согласилась я, смущённо улыбнувшись.
Мысли мои бешеными белками скакали в моей голове, выдавая чудеса акробатики, вызвав полное смятение и растерянность. Не готова я к таким встречам. Не готова. Что же мне в башне-то не сиделось, а на приключения потянуло, как гриффиндорку-первокурсницу?
— Я смотрю, ты решила прогуляться, — заметил он, кивнув на компромат в моих руках.
Я слегка пожала плечами, инстинктивно попытавшись спрятать за спину руки, занятые объёмистыми пакетами. Бутылки предательски звякнули, и я стыдливо опустила глаза. Директор сокрушённо покачал головой, убелённой сединами и украшенной затейливой тюбетейкой.
— Сибилла, ты же знаешь, тебе опасно покидать стены Хогвартса, — мой собеседник с отеческой улыбкой и сочувствием во взгляде не по-старчески голубых глаз выговаривал мне мягким голосом, патокой обтекающим сознание. — Сторонники Воландеморта не забыли роковое предсказание и пойдут на всё, чтоб узнать его полный текст и отомстить. Ты подвергаешь свою жизнь риску, я волнуюсь за тебя.
Я даже умудрилась покраснеть. Честно. Правда, не от неожиданной проповеди, а от страха и стыда, что меня застукали с выпивкой. Въевшаяся студенческая привычка, что, наверное, ещё не скоро выветрится из сознания.
— Буду рад видеть тебя на трапезе в Большом зале, — внезапно сменил он тему, многозначительно сверкнув глазами поверх вычурных очков. — Приятного дня, коллега! — на прощание улыбнулся он и величаво проследовал мимо.
Вот не было печали! Боюсь, его слова стоит воспринимать не иначе, как приказ. Делать мне больше нечего, как таинственно улыбаться и созерцать приторные лица других профессоров. Понемногу я тоже становлюсь ярым социофобом. Чтоб черти марсианские тебя навестили, старый маразматик! Тоже мне, неземное счастье и прощание со скукой в милой компании магических гадюк. И не нужно меня убеждать, что это прерогатива слизеринцев. Наша милая школа то еще болото.
Я откровенно злилась, спеша в собственные покои. Незапланированная встреча сильно выбила меня из колеи. Зато обнаружились положительные моменты. Я теперь знаю, чем держал директор карманного прорицателя на коротком поводке в поднебесной выси Северной башни. Страхом. Липким холодящим страхом за свою жизнь и мнимой заботой о нуждающейся в помощи девчонке. Но как играл, как играл! По нотам, с лёгкостью профессионального дирижера. И беспокойство выразил, и запугал до чёртиков. И это всё в нескольких фразах. Виртуозный интриган. И никаких угроз и принуждений не нужно, сама в башню забежишь и изнутри запрёшься. Впрочем, бояться было чего, Упивающиеся гуманностью в средствах не отличались. И Дамблдор, интриган первостатейный, ведь постоянно держал в напряжении, что Трелони вообще редко нос из своих покоев наружу показывала. Ну, Снейп, удружил! Ничего, сочтёмся!
В свою гостиную я влетела раздражённая и крайне злая, весь умиротворяющий эффект от прогулки и шопинга оказался безнадёжно испорченным. Мысленно я добавила лишний пунктик в моём списке претензий к Великому и Светлому. Так, на память. А сейчас нужно успокоиться и подготовиться к визиту в стан врага, то бишь на общую трапезу всех обитателей замка. Выход в свет я решила отложить на ужин, когда слегка успокоюсь и продумаю линию поведения. В подобном смятении чувств и мыслей появляться на публике не рекомендовано.
Задумчиво посмотрела на свои покупки и принялась медленно и со вкусом их разбирать, стараясь отвлечься и избавиться от тревог. Так проблемы решать легче. Обновки отправились в гардероб, алкоголь — в импровизированный бар, клюква, от вида которой у меня начинало сводить челюсти и слегка мутить, — на прикроватный столик. Аккуратно высыпав ягоды в первую же подвернувшуюся под руку вазу, я с сомнением оглядела получившийся натюрморт. Ещё нужно придумать, что делать с добычей; от радости и под влиянием ностальгии ягод я отхватила немало, но под влиянием тех же чувств увлеклась настолько, что теперь без содрогания смотреть не могла на полезную кислятину. Бывает. Вкусняшки я тоже спрятала. На всякий случай.
Следующим мне в руки попал пузырёк с зельем для роста волос. Вот теперь я узнала, как вернуть себе настроение, и с мечтательной улыбкой помчалась в ванную расставлять покупки и проводить эксперименты. Оттуда я выплыла через пару часов с накрученным на голове тюрбаном из полотенца. Кожа жутко чесалась, что, впрочем, было указано в инструкции по применению. Волосы росли, я радовалась. Однако магия магией, но строительный материал для процесса явно шёл за счёт моего организма. Есть хотелось зверски, сопротивляться столь настойчивому желанию мне совершенно не улыбалось, и я заказала домовику плотный обед. Тикки расстарался.
Оставшееся время до вечера было посвящено гардеробу и разбору бумаг и дневников, чтоб хоть как-то понять, как вела себя Трелони с коллегами. Единственное, что я осознала, потомок Кассандры обожала напускать туману по делу и без. Ну и предсказывать смерть каждому встречному-поперечному. А учитывая, что в своей башне предсказательница медленно зверела, то поперёк горла ей вставал каждый, на кого наткнется её подкреплённый внутренним оком недобрый взгляд. Туману напускать умею и я, а также нести чушь с восторженным видом. Надеюсь, прокатит.
Гардероб профессора оказался… занимательным. Так любимых большинством магов мантий там оказался только необходимый минимум. Всё остальное занимали юбки, блузки и платья ярких цветов, среди которых однотонными оказались лишь купленные в ходе сегодняшнего забега блузки. Отдельным пунктом стоит вынести шали: тёплые, ажурные, газовые, с блёстками и без оных. На любой вкус. Я придирчиво посмотрела на себя в молчащее с момента наших разногласий креативное зеркало. Высокая, болезненно худая и бледная, словно никогда не видевшая солнца. Мда, когда-то я мечтала о длинных стройных ногах, что при моём росте в полтора метра было практически невозможно. Что ж, мечта сбылась, но вот первый размер груди против моего бывшего третьего — это серьёзный удар по самолюбию. Так, Варвара, берём себя в руки и быстренько вспоминаем, что здесь преобладает женский коллектив и геронтологическая выставка, что никоим образом не оценят попытку похвастаться достоинствами фигуры. Со свету сживут. Численным перевесом.
Кстати, пришла совсем запоздалая мысль, а как это я умудрилась совладать с новым телом, что, собственно говоря, выше, с иным центром тяжести и моторикой? Мне же от предыдущей владелицы досталось только тело и никаких знаний, кроме присных дневников и внушительной личной библиотеки. У меня даже знания английского языка свои родные. Хотя если вспомнить мои похмельные метания по покоям, что особой грацией и координацией движений отнюдь не отличались, то будем считать, что адаптация прошла незаметно на фоне дикой истерики и попытки убедить себя в красочных галлюцинациях.
Перемерив кучу вещей и найдя приемлемый, на мой взгляд, вариант, я нарекла получившийся в ходе долгих исследований стиль «цыганочка». Очень уж вписывались предметы гардероба в художественный образ юной цыганки, отраженный в мировой литературе и сериалах. Что это, я так и не смогла осознать: результат знакомства оригинальной Трелони с миром известной и не стареющей литературы или её тонкое чувство юмора. Многочисленные цепочки, бусы и браслеты завершили образ. Толстая коса, перекинутая на плечо, грела душу осознанием того, что хоть что-то осталось от меня прежней, кроме памяти и вредного характера. Прелесть Мою, после недолгих раздумий, я засунула в косу, отлично замаскировав и закрепив в тугом плетении. А что, все требования соблюдены: контакт с телом имеется, и в случае опасности у артефакта полная свобода маневра. От палочки пришла волна удовлетворения и полного согласия с неожиданным решением, сложнее было убедить Мою Прелесть сидеть тихо: почуяв свободу и родственную душу, та жаждала проявить себя во всей красе. Но мы же помним про опасность свидетелей, правда?
Ну что, Косицына, к бою готова? Я сдунула упавшую на глаза челку и придирчиво посмотрела в свои глаза через зеркало. Ну, черти мои марсианские, не подведите! С гордой осанкой я направила свои стопы в сторону Большого зала, инстинктивно замедляя шаг, стараясь оттянуть момент судьбоносной встречи. Раскусят или нет? Вот в чём вопрос…
Гомон множества голосов оглушил меня, едва передо мной распахнулись створчатые двери. Я на краткий миг замерла, собираясь с духом, а затем, нацепив на себя рассеянную улыбку, медленно вплыла в зал. Фурор моё появление не вызвало. Интереса, впрочем, тоже. Я скомкано поприветствовала коллег и присела на свободное место, ближе к краю. Количество пустых стульев нехило так намекало на то, что многие преподаватели предпочитают игнорировать совместные трапезы, и на то, что учителей предполагалось куда больше. Это сейчас действующий коллектив скромен. Из всех присутствующих я опознала только директора, МакГоннагал и человека в чёрном. Флитвик в представлениях не нуждается. Не густо.
— Сибилла, не ожидала тебя увидеть. Ты редко балуешь нас своим присутствием, — слегка удивлённо произнесла МакГоннагал. А я-то как удивилась, услышав её. Она же сидела рядом с директором в другом конце стола. Ах да, магия.
— Сегодня чудесный день, — продолжала улыбаться я, вспоминая встречу с Дамблдором. — А что может быть лучшим его окончанием, как не приятная во всех смыслах компания?
Заместитель директора заметно переменилась в лице, явно ожидая от меня фирменной гадости, но я предпочла отвлечься на поданное блюдо.
— Ты сменила прическу? — старая вредная ведьма не желала оставить меня наедине с изысканным салатом и великолепным чаем в кубке.
— Мне идёт, правда? — снова улыбнулась я, невинно строя глазки.
— Да, — вынуждена была признать она. — Но что тебя на это сподвигло?
Ну всё! Сама напросилась!
— Мне было видение, — мечтательно глядя в пустоту, пропела я. Преподавательский состав разом напрягся. — Я медитировала в уединении своей башни и, вознесясь на потоках энергии в астрал и вступив в гармонию со Вселенной, узрела с помощью своего внутреннего ока истинное откровение. Менять мир нужно начиная с себя… Почему бы не с причёски?
Дружный вздох облегчения я почувствовала почти физически, хотя, возможно, это была лишь иллюзия разума, чтоб поднять самооценку.
— И сколько же вы на грудь приняли, чтоб добиться такой гармонии? — раздался обманчиво ласковый низкий голос, наполненный едким сарказмом. Снейп, кто бы сомневался.
Я слегка задумалась, вспоминая количество бутылок, в обществе которых я впервые встретила новую реальность и, не задумываясь, абсолютно честно ответила.
— Пять бутылок.
— Сибилла! — возмутилась Минерва.
— Однако, — задумчиво произнес Снейп, и я удостоилась быстрого скептического взгляда.
А ведь он прав, как я раньше не обратила внимания. Практически смертельная доза, неудивительно, что с оригинальной Трелони мы в конечном итоге разминулись. МакГоннагал сурово поджала губы, однако продолжать дискуссию отказалась. Чему я была несказанно рада. Лениво копалась в салате, бросала любопытные взгляды на факультетские столы, стараясь рассмотреть деток в их естественной среде обитания, и прислушивалась к разговорам коллег, старательно запоминая голоса и имена, чтоб в будущем не попасть впросак. В конечном итоге разговор перешёл на дементоров.
— Это немыслимо, Альбус! Уравнять школу с тюрьмой? А как это отразится на детях? Запасы успокоительного и «Сна без сновидений» тают моментально. Северус не даст соврать!
— Поппи, ты же знаешь, это решение Министерства, я ничего не могу поделать, — сокрушённо ответил директор, всем своим видом выражая скорбь сим фактом.
— Да, Блэк и тут не мог не выделаться, что на его поимку направили практически весь персонал Азкабана, — не смог не запустить шпильку зельевар.
— Ты предвзят к Сириусу, мальчик мой.
— Моя предвзятость подкреплена основательно, Альбус. Новая смета на вашем столе, будьте добры ознакомиться и подписать. Новая партия ингредиентов для успокоительного, снотворного и остальных зелий для снятия последствий близкого соседства с дементорами мне нужна уже завтра.
— Да, да, Альбус! — подтвердила медиковедьма.
— Конечно, коллеги, — покладисто кивнул Дамблдор. — В столь нелёгкие времена мы обязаны сплотиться и принять все возможные меры, чтобы снизить негативные эмоции детей.
— Тыквенный сок заменить на горячий шоколад не пробовали? — не удержалась я от ехидного комментария. Все присутствующие повернулись ко мне с изумлением, видимо, ранее Трелони не баловала их конкретными предложениями.
— Я составлю дополнительную заявку, Альбус, — мстительно улыбнулась мадам Помфри, благодарно мне кивнув. — Наверное, стоит заключить договор со «Сладким королевством».
Дамблдор обречённо кивнул, явно подсчитывая расходы. Остальные идею одобрили.
— Ночью дементоры подлетают к Астрономической башне слишком близко, — внезапно подала голос профессор Синистра.
— Это опасно, Альбус! — моментально согласилась заместитель директора, остальные профессора согласно зашумели. Особенно выделялась профессор по полётам, её ученики не защищены толстыми стенами.
— Я поговорю со стражами, — снова покладисто согласился Дамблдор, кажется, ему не впервой выслушивать подобные жалобы от преподавателей. А год-то только начинается! — Но, думаю, вы преувеличиваете опасность.
— Не могу согласиться, — возразила я. — На прошлой неделе один чуть не залетел ко мне в открытое окно.
— Как вы спаслись? — живо заинтересовался Флитвик.
— Успела захлопнуть окно перед его носом, — невозмутимо пожала плечами в ответ.
— Против дементоров существует специальное заклинание — патронус, — услышала я новый голос.
Слегка наклонившись вперед, я оглядела следующего собеседника, сверкающего характерными жёлтыми глазами. А вот и Люпин нарисовался. Странный он, какой-то… неуверенный что ли? Не сказать, что замученный или смертельно усталый, но вид, на мой придирчивый взгляд, слегка болезненный. Борьба с самим с



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
СплюшкаДата: Воскресенье, 07.08.2016, 05:10 | Сообщение # 10
Химера
Сообщений: 668
« 303 »
А дальше?
Дальше-то что?
Как-то неожиданно оборвалось повествование.
Практически на полуслове.



Чем умнее черти, тем тише омут
 
MarranaДата: Воскресенье, 07.08.2016, 13:31 | Сообщение # 11
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Сплюшка, Прошу прощения, проглядела ((((
Продолжим...



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Воскресенье, 07.08.2016, 13:32 | Сообщение # 12
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Окончание Главы 6

— Против дементоров существует специальное заклинание — патронус, — услышала я новый голос.

Слегка наклонившись вперед, я оглядела следующего собеседника, сверкающего характерными жёлтыми глазами. А вот и Люпин нарисовался. Странный он, какой-то… неуверенный что ли? Не сказать, что замученный или смертельно усталый, но вид, на мой придирчивый взгляд, слегка болезненный. Борьба с самим собой ещё никому не шла на пользу.

— Такие полезные чары, увы, отсутствуют в моём арсенале. Но вы же не оставите даму в беде и просветите коллегу?

Снейп отчётливо фыркнул. А я мило улыбнулась, пользуясь любимой поговоркой.

— Конечно, я думаю, найду время в своём расписании, — выдавил из себя оборотень.

— Заранее благодарю, коллега. И всё же хочу заметить, что проблему дементров нужно срочно решать. Моё внутреннее око предвидит, что они выйдут из-под контроля, — педсостав мрачно молчал, переваривая любимую фишку профессора прорицаний. А я на этой ноте решила ретироваться бегством. — Спасибо за приятную компанию, господа. Я покидаю вас.

Едва за мной захлопнулись двери моих покоев, я с облегчением перевела дух. Прошелестев длинными юбками прямиком к бару, я придирчиво изучила его содержимое, справедливо решив, что после такого испытания можно слегка расслабиться. Попутно отметила, что ничего из крепких напитков в моём владении не присутствует. Люпина нужно будет отблагодарить за безвозмездную помощь, а иного подарка, что можно вручить малознакомому мужчине, кроме как бутылка элитного алкоголя, мне в голову не пришло. Плеснув хереса в бокал, я с наслаждением развалилась в мягком уютном кресле. Взгляд невольно упал на несчастную клюкву. Я вздохнула и перевела взгляд на содержимое бокала. Снова на клюкву… А почему бы и нет?

Загоревшись новой идеей, я щелчком пальцев вызвала Тикки.

— Принеси мне килограмма три сахара и чистой воды.

Как гнать самогон, я примерно себе представляю. Но мы же в мире магии, поэтому мы упростим процесс. Точную химическую формулу сахара я не помню, зато С2Н5ОН знают все. Что такое химическая реакция и ковалентная полярная связь из моей бедовой головы до сих пор не выветрилось. Поэтому берём смесь воды и сахара, живенько представляем процесс, держим в голове нужный результат и выкидываем прочь все побочные продукты. Ну, и самое главное — ты ведь поделишься энергией, правда, Моя Прелесть?

— Тикки, возьми клюкву и проткни несколько раз каждую ягодку иголкой!

Ну, а я с неуёмным энтузиазмом села экспериментировать. Трансфигурация, говорите? Театрально воздев над принесённым эльфом глубоким котлом руки и закрыв глаза, я чётко представила, как рвутся химические связи, как улетает прочь углекислый газ и испаряются из полученного раствора сивушные масла, оставляя этиловый спирт. Резко закружилась голова, и на плечи опустилась непомерная тяжесть, придавливая к земле. Но я не сдавалась, чувствуя незримую поддержку Моей Прелести. Раствор под моими руками бурлил, и ноздри щекотало отчётливым спиртовым запахом. Когда жидкость в котле успокоилась, меня уже шатало от усталости и слипались глаза. Раствор перед моим мутным взглядом был прозрачен и источал характерный запах. Я осторожно сунула в него палец и лизнула, язык знакомо защипало. Домовик с интересом наблюдал за мной, порученное ему задание он уже выполнил.

— Тикки, найди большую бутыль, засыпь туда ягоды, налей пятьсот миллилитров охлаждённого сахарного сиропа и залей этим, — я ткнула в результат эксперимента. — Бутыль закупорить и поставить в тёмное место.

— Тикки всё сделает.

Вот и замечательно, а я спать. Как добралась до постели и раздевалась, я уже не запомнила, практически рывком преодолев грань в царство Морфея.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Понедельник, 08.08.2016, 10:15 | Сообщение # 13
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 7

Утром голова болела, как с похмелья, были жуткая слабость и отсутствие желания вообще шевелиться. Честно говоря, подобная тенденция пугает, практически любое колдовство меня подкашивает и превращает в медлительного ленивого зомби, спотыкающегося о собственные ноги. Ну, и какая из меня ведьма? До шарлатанки и то с трудом дотягиваю. От подобных мыслей расстроилась ещё больше и принялась заливать горе крепчайшим кофе вприкуску с заначкой из «Сладкого королевства». Вызвала Тикки и потребовала чудодейственное зелье для моего случая из закромов школьного чародея булькающих котлов. Домовик с силой выкручивал уши, утверждая, что такого не только у Снейпа нет, но и в природе не существует. Ясно, я знатно вчера надорвалась.

Уползла в ванную и с горя вылила на голову оставшийся бутылёк с зельем для роста волос, намалевала на лице страшную рожу из дурно пахнущей и жутко выглядящей, но с невероятно действенным эффектом, маски для лица из той же лавки, что и зелье. Но боевой раскраски никто не оценил. Тикки, по-моему, вообще было фиолетово на внешний вид волшебников, всё равно в его идеалах красоты они все выглядят непрезентабельно. День прошёл сумбурно. В разгребании бумаг, конспектов, студенческих эссе и попытках навести внешний лоск. Следующее утро оказалось продуктивнее.

Солнечные лучи я встретила в отличном расположении духа и бодрой, как огурчик. И такой же зелёной. От крема, нанесённого на ночь. Отмывала я это чудо магической косметики упорно и с фольклорными отступлениями в адрес криворуких гениев магического лифтинга, но, разглядев в зеркале здоровую, розовую от усиленного трения кожу и идеальный овал лица, сменила гнев на милость. Не сказать, что в итоге получилась красавица, по моим меркам даже на симпатяшку не тянет, но повстречавшись случайно со мной в полумраке, уже никто не скончается от преждевременного инфаркта, вызванного вынужденным лицезрением красоты моей нездешней. Это плюс. Особенно порадовала коса: тяжёлая, толстая, ниже пояса. Сказочная мечта!

С новым днём на меня напала бурная жажда деятельности. Был выходной, погода расщедрилась на последний солнечный денёк, что манил меня ярким небом и чистым прозрачным воздухом. Решено! Такой наглости, как повторная вылазка, от меня никто не ждёт. Не откладывая в долгий ящик, я моментально собралась, натянув на себя первые попавшиеся цветастые тряпки, но, в последний момент передумав, сменила блузку на однотонную обновку. Не сказать, что получилось лучше, но более кардинально менять стиль профессора прорицаний я поостереглась. Причёска и та вызвала кучу вопросов. Оно мне надо? Переживу. Я в мире эксцентричных магов, но на фоне Дамблдора совершенно теряюсь. Новенькую мантию скатала в тугой рулончик и запихнула в пакет. А затем короткими перебежками рванула к выходу. У парадных дверей традиционно ошивался Филч.

— Аргус, друг мой, рада вас видеть этим чудесным утром. Неужели вы не хотите насладиться последними тёплыми лучами осеннего солнца? Торчать в мрачных стенах замка в такой день, право слово, преступление, — ринулась я в атаку, мило улыбаясь.

— Какое солнце? А кто за хулиганами присмотрит? И грязь в школу несут, и во дворе шалят. Дементоры, опять же… Семикурсники в Хогсмид идут, слышала, поди? — проворчал Филч, обиженно сверкнув на меня глазами.

— Не слышала, — задумчиво потянула я. — А может, вы чего из деревни хотите, раз уж не рискуете покидать свой пост?

— Спасибо, у нас с миссис Норрис всё есть. Нам хватает, — упрямо мотнул головой старик.

— А когда у вас день рождения, мистер Филч? — продолжала наседать я.

— Опять? — рявкнул он, что я аж вздрогнула. — Говорил же, не твое дело! Иди, куда шла.

И на этой высокой ноте завхоз развернулся и шаркающей походкой побрел прочь, неразборчиво бормоча под нос. Вот это сюрприз! А моя предшественница, как оказалось, тоже была не прочь навести мосты к старому сквибу и даже пыталась подкатить. Хм, я обдумаю это позже.

Улочки Хогсмида были всё так же пустынны, всё же я поспешила покинуть школу до завтрака, а раньше обеда оголодалых до свободы деток не выпустят. Время у меня есть. Паб Розмерты был ещё закрыт, но хозяйка была рада меня видеть и тут же потащила завтракать, горя желанием узнать последние новости. Я не стала её расстраивать, намекнув о скором наплыве клиентов, чем привела магическую бизнес-леди в благостное расположение духа. Чем тут же и воспользовалась, озвучив свою просьбу.

— Розмерта, мне бы на Косую аллею попасть.

— А в чем проблема? — не поняла та. — Камин в зале, порошок на полке.

— Мне бы не через «Дырявый котел», а как-нибудь окольными путями, — я даже от переизбытка чувств обозначила жестом эти пресловутые окольные пути.

— А-а, — понятливо потянула Розмерта. — Сейчас с Флорианом договорюсь.

Переговоры много времени не заняли, и вот я, сменив приметную мантию, натянув глубокий капюшон, впервые метнула горсть летучего порошка в пылающий камин и, зажмурившись от ужаса, с трудом переборов себя, шагнула в позеленевшее пламя, руками отмахиваясь от назойливой мысли о сходстве получившегося результата с цветом знаменитого заклинания, от успешных владельцев которого приходили в бурный экстаз незваные школьные гости. На другой стороне, куда я неловко вывалилась, меня уже ждали. О чём-то причитая и сетуя на неудобные каминные пути, меня быстро поставил на ноги улыбчивый толстячок, парой взмахов полочки приведший мою мантию в порядок.

— Вы редко пользуетесь камином, профессор, — заметил он.

— Очень, — согласилась я, не посчитав нужным озадачить его новостью, что вообще в первый раз. — Прошу прощения за свою неловкость.

— Ну, что вы, дорогая. Это мелочи. Пойдёмте, покажу чёрный ход. Запоминайте, как нужно постучать, чтоб домовик вам открыл.

Ещё раз поблагодарив знакомого Розмерты и заказав у него торт из мороженого, что хотела захватить в подарок для подруги, я вступила на знаменитую Косую аллею. Больше всего она напоминала рынок. Тесно стоящие небольшие домики-лавочки, пестревшие разнообразными вывесками, анимированные витрины, заманивавшие клиентов, кованые фонари, что освещают всё это великолепие по ночам, брусчатка сверкала на солнце начищенными гранями плотно подогнанных камней. Мне показалось, на такой улочке будет невероятно уместна двуколка, что с цоканьем подков и гулким стуком колёс прокатится по мощёной дорожке. Но подобные виды транспорта у магов были не в ходу.

Белое монументальное здание словно в насмешку возвышалось среди этой суеты островком спокойствия и безмятежности. Я огляделась. Огромный холл в том же массивном стиле подкупал своей неприступностью и помпезной строгой классикой. Служащие банка восседали на высоких табуретах, с высоты посматривая на клиентов, сверкая вращающимися в ловких пальцах драгоценными камнями и золотыми монетами. Хитрые. Гоблины не спешили, продолжая размеренно работать, невзирая на лёгкое недовольство и спешку некоторых волшебников, что показательно выказывали пренебрежение, а порой и неприкрытое презрение. Гордый народец платил той же монетой. Обречённо вздохнув, я подготовилась к долгому ожиданию. Однако я ошиблась.

— Профессор Трелони? — скрипуче поинтересовался гоблин из-за конторки, к которому я подошла.

— Добрый день, уважаемый, — ответила я, скидывая капюшон и выкладывая перед ним ключик, что нашла в шкатулке с драгоценностями.

Гоблин покрутил ключ в пальцах и, положив на стойку, пододвинул ко мне.

— Вас проводит Кровохлёб, — он кивнул мне за спину.

Обернувшись, я увидела ещё одного представителя любителей золота, упакованного в плотный парадно-рабочий камзол на старинный лад, но выглядевший так нелепо благодаря торчащим ушам и выдающемуся шнобелю на непропорционально большой голове, что невольно вспомнились кадры из просмотренного в детстве мультика «Карлик Нос»*. Не одна Роулинг ищет вдохновение в здешнем мире, мда. Вот только меня очень насторожило, что данный индивид незамеченным подобрался ко мне со спины, пристально сверлит меня взглядом, словно без труда читает мои мысли и в ярости от возникшей аналогии и унизительного сравнения для спесивого ксеноморфа**. Но Прелесть Моя была спокойна и безмятежна, значит, опасность в банке мне не угрожала.

— Благодарю, — вежливо кивнула безымянному гоблину за стойкой. Нет, честно. Табличками с именами озаботились бы, что ли. А то как-то неудобно. — Уважаемый Кровохлёб? — вот звучное имечко и взгляд маньяка-психопата, бросающий в дрожь.

— Следуйте за мной, — проскрипел он.

Через крохотную дверцу мы покинули роскошный зал и углубились в узкие каменные коридоры, сверкающие полным отсутствием декоративной отделки. Я осторожно потрогала стену кончиками пальцев. Холодный гранит. Чем-то мне всё это напомнило сказочные штольни гномов. Ассоциация усилилась, когда гоблин довёл меня до тележки, установленной на рельсах, напоминающих железнодорожную узкоколейку. Даже галантно распахнул дверцу, подождав, когда я устроюсь, а сам взялся за рычаги. Ремней безопасности в предложенном транспорте не наблюдалось. Скорость у тележки была чудовищная, но я была абсолютно уверена, что гоблинам гробить клиентов не выгодно, поэтому страха не испытывала, а с любопытством вертела головой, стараясь успеть рассмотреть достопримечательности. Мы спускались всё ниже и ниже, проскочив через водопад, огромный грот со сверкающими сталактитами, на которых отражались всполохи пламени, затем вновь помчались сквозь безликие коридоры, пока, наконец, не прибыли к цели. Гоблин выпрыгнул первым, вновь открыв мне дверцу.

— Благодарю, уважаемый Кровохлёб, — придерживая полы мантии и длинной юбки, осторожно вышла. — А не могли бы мы в следующий раз ехать помедленнее, а то я не успела рассмотреть те прекрасные сталактиты и дракона, выдыхающего пламя.

Гоблин оскалился и жестом указал на неприметную дверь. Я достала ключ, который мой сопровождающий моментально забрал и вставил в замочную скважину, которую я даже, наверное, никогда бы не нашла. А затем выжидающе развернулся ко мне. Что делать, я не имела ни малейшего представления. Разглядывая переплетение магических потоков, что тонкой сеткой покрывали дверь в фамильный сейф, я увидела непонятный узел, находившийся аккурат над замочной скважиной, не имея других идей, я приложила к этому странному нечто руку. Дверь со скрипом скользнула в сторону.

Я осторожно вошла в фамильный сейф. Гоблин последовал за мной. Мгновенно вспыхнули десятки факелов, что были установлены в специальных креплениях на стенах хранилища, разгоняя первозданную тьму подземелий. Хранилище впечатляло. Стены необработанного каменного гранита, низкий, тяжёлый, нависающий потолок навевали мысль о выдолбленном в скальной породе помещении, вдоль стен тянулись многочисленные полки и стеллажи, хищными клыками неведомого зверя пронзающие пространство зала. Каменные, словно выросшие из стен, с установленными на них книгами, шкатулками, сундуками и всякой всячиной. В дальнем конце высились на специальном постаменте гадательные шары и ещё какие-то кристаллы разных размеров, отражающие всполохи магического пламени. Тут же были установлены пюпитр для чтения книг и рабочий стол, рядом с которым был склад пергаментов, а на столешнице стоял довольно дорогой письменный прибор, сверкающий малахитовыми гранями. Рядом располагалась древняя, монструозная софа с парчовыми подушками. Однако род Трелони использовал свой сейф не только как хранилище для золота. Галлеоны ровными столбиками были составлены лишь в одном углу, задвинутые, как ненужный скарб. Я удивлена.

Медленно подошла к полкам с книгами, я пришла сюда ради них. Осторожно провела кончиками пальцев по корешкам, вчитываясь в рукописные названия. В скором времени на столе высилась внушительная стопка, а я, с удивлением наблюдая полученный результат, решала сложную задачку, как же мне это всё утащить. Желательно незаметно.

— Не стоит выносить эти книги из хранилища, — раздался скрипучий голос Кровохлёба. О присутствии молчаливого гоблина я как-то позабыла. — Нынешняя политика магов относит большинство из них к тёмным, а нам бы не хотелось прерывания древнего рода.

Я кивнула, соглашаясь с его замечанием. Мне бы этого тоже не хотелось. А обстановка сейфа подразумевала и работу здесь. Было, правда, одно «но». Я вздохнула и выдохнула в окружающее пространство белое облако пара, растворившееся несколькими мгновениями позже. В подземельях банка чертовски холодно.

— В хранилище нельзя колдовать, — продолжил меж тем гоблин, который совершенно не чувствовал дискомфорта от низких температур. — Возможен конфликт с защитой. Соответствующие руны есть на рабочем и спальном месте.

Я тут же подошла к столу ближе, где действительно оказалось теплее. А я и не заметила.

— Уважаемый Кровохлёб, а вы предлагаете своим клиентам портключи до Гринготтса?

— Только до портальной площадки банка.

— Меня устроит, — согласилась я.

Гоблин подошёл к одной из полок, стянул оттуда медальон, открыл, закрыл, что-то над ним прошептал, а затем протянул мне.

— Многоразовый, именной, зачарован на стандартную фразу, но действовать будет лишь вне аппарационного купола Хогвартса.

— Устроит. Спасибо. Сколько я должна банку за услугу?

— Это ваша вещь, — усмехнулся гоблин. — Позвольте дать вам совет. Взять отсюда вы можете лишь рукописные тексты ваших предков. Всё равно никто кроме Трелони с родовым артефактом прочитать не сумеет. Остальное изучайте здесь.

— А если Трелони утеряют родовой артефакт? — изумилась я такой беспечности. Всякое в жизни бывает.

— Тогда только здесь, — гоблин кивнул на пюпитр. Я подошла ближе и увидела лорнет в специальной подставке. Какая прелесть.

— А вы хорошо ориентируетесь в сейфе моего рода… — задумчиво потянула я.

— Естественно. Я же ваш поверенный.

— У меня есть поверенный? Круто! — не ожидала, наверное, это очень хорошая новость. — А амулета от дементоров в моём сейфе нет? — гоблин отрицательно покачал головой. — А у гоблинов? — зашла я на вторую попытку.

— Дементоры моему народу не опасны, — оскалился тот.

Я медленно брела вдоль полок, рассматривая свое наследство. Отложила пару сумок с расширенным пространством и шкатулки для хранения особо опасных артефактов, согласно пояснениям поверенного. Надолго задержалась около родового гобелена, изучая длинное, но не очень разветвлённое древо рода. Не сказать, что я была последней, в Европе у меня были дальние вполне живые родственники, но вот носительницей дара Сибилла Трелони была единственной. И род действительно прослеживался с греческой принцессы, первой пробудившей пророческий дар. А ещё Трелони нельзя отнести к поборникам чистокровия, в список двадцати восьми не входим, моей семье всегда была важна чистота дара, а не крови. Учитывая, что спустя столько столетий я не испытываю трудностей при использовании родовых артефактов, такой подход оказался ничуть не хуже сохранения в потомках исключительно магических генов. Согласно родовому древу, Трелони не гнушались родниться ни с полукровками, ни с маглорожденными, ни с маглами. Главное, передать дар в первозданном виде следующему поколению. Трактат, где приводятся подробные расчёты для определения наследия будущего ребенка и подбора партнёра, я отложила. Подлежит обязательному изучению.

Наконец я добралась до дальней стены моего личного и теперь уже любимого и тщательно лелеемого сейфа. На привычной гранитной полке стоял десяток магических кристаллов, играя на отполированной до блеска сферической поверхности отблесками магического пламени несгораемых и не чадящих факелов. Но меня заинтересовали не они, а камни помельче, разнообразных форм и размеров, аккуратно выложенных на чёрном бархате.

— Что это за прелесть? — поинтересовалась я, невольно погладив один из камней, прозрачный как слеза. Бриллиант?

— Накопители, — коротко ответил поверенный.

Что? Я от шока чуть не села там, где стояла. Трелони была полной идиоткой, вот моё авторитетное мнение! Владеть таким богатством и скрыть с глаз долой в глубоком сейфе? Я перевела удивлённый взор на сопровождающего меня гоблина, на его невозмутимом лице и в маленьких злых глазках мне чудилась ехидная насмешка и ёмкое выражение об уровне моих интеллектуальных способностей. В матерном варианте. Что есть накопители? Своеобразные аккумуляторы, потихоньку тянущие магию из окружающего пространства, в конечном итоге позволяющие волшебнику оперировать куда большими запасами энергии, чем есть у него в резерве. Это только у Роулинг энергии было завались, а в реальном мире, пусть и магическом, закон сохранения энергии ещё никто не отменял. Данное читерство не то что бы порицалось, но в приличном и не очень обществе о подобном старались не упоминать, вполне логично, кстати. Это не те козыри, что стоит афишировать на публике.

Накопитель тянет энергию медленно, на источнике скорость восполнения возрастает в десятки раз, но вот беда, все приличные природные и искусственные источники давно поделены и пересмотру не подлежат. Тем более, накопитель — крайне дорогое удовольствие, пусть его могут использовать и сквибы, но согласно традициям, царящим в сословном британском обществе, подобные личности считались чуть ли не грязью на благородном гобелене магической семьи. Счастье, если просто выбросят, а не удавят во младенчестве, тем более, никто не будет делиться с презренным толикой родовой магии.

За столько столетий у рода Трелони так и не появилось своего источника. Но и никто из Трелони ранее не удостаивался чести преподавать в единственной британской Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс.

Стряхнув с себя оцепенение, я, подхватив первую попавшуюся под руку шкатулку и вытряхнув не глядя какие-то цацки, не дрогнувшей рукой смела в неё треть приглянувшихся мне камней под колючим и подозрительным взглядом гоблина. Хогвартс — это не только сто сорок безумных лестниц, мечтающих тебя угробить, толпа неупокоенных призраков, высовывающихся из стен в самый неподходящий момент, болтливых портретов, сплетничающих за милую душу, и самовольных дверей, превращающих школьные переходы в труднопроходимый лабиринт. Это мощнейший источник магической энергии на острове, что способен выдержать замок, огромную толпу детей, эльфийскую общину, а до недавнего времени и тысячелетнего василиска. Да и Запретный лес не просто так под боком обретается. Так, теперь просто жизненно необходимо захватить что-либо по рунам и ритуалам. У меня это обязано быть. В конце концов, не так много областей разрешённого волшебства, где могли бы найти своё призвание маги с крайне низким потенциалом.

— Уважаемый Кровохлеб, а гоблины оказывают букмекерские услуги? — поинтересовалась я и невольно поёжилась под ледяной яростью в глазах своего поверенного. Гоблин молчал несколько секунд, а затем соизволил ответить тихим рокочущим голосом.

— Разумеется. Вас проводить?

Я милостиво согласилась. Обратный путь мы проделали в гробовом молчании. Гоблин даже не попытался замедлить тележку в гроте со сталактитами, а я всё гадала, где допустила ошибку, вызвавшую столь резкое напряжение в наших — так и не ставших деловыми — отношениях.

Букмекер был стар. Древность этого существа чувствовалась в посеревшей коже и кустистых бровях, словно припорошенных снегом, в морщинистых узловатых пальцах со стёртыми когтями, что явно потеряли былую ловкость, но всё ещё уверенно держат перо. Но самым главным показателем были глаза, почти выцветшие, словно поседевшие, но не утратившие своей проницательности, в которых отражалась скука, усталость и нечеловеческое умиротворение. Окинув меня цепким взглядом, он скрипуче поинтересовался, чего я желаю. Желала я много чего, но в начале меня интересовал один немаловажный вопрос.

— Скажите, уважаемый, будет ли это считаться нарушением, если я, потомственный прорицатель, сделаю ставку?

— Нам это не важно. Важно только золото, — с достоинством ответил он. — Можете хоть зельем удачи по уши залиться, если угадаете результат, получите свой выигрыш. Если нет… — гоблин клыкасто усмехнулся.

— Я обойдусь своими силами, — не менее мило улыбнулась я.

Мой поверенный обменялся со стариком быстрым взглядом, который я, к своему сожалению, не могла расшифровать при всём своём желании. Я, конечно, не ксенофоб, но мимика существ иной расы для меня тёмный лес.

— Итак, я слушаю вас, профессор, — вернул меня в конструктивное русло голос букмекера.

— Следующим летом в Англии планируется чемпионат мира по квиддичу, — начала я.

— Ну, это не секрет, — усмехнулся мой поверенный. — Там уже давно всё поделено.

— Что, даже чемпионство? — искренне удивилась я.

— У меня нет такой информации, — ответил он.

— Я хочу сделать ставку на следующие события: в финал выйдет Ирландия и Болгария, выиграет Ирландия, снитч поймает болгарский ловец Крам.

Гоблины снова обменялись непонятными взглядами, а затем дружно оскалились и пристально уставились на меня.

— Ваша ставка?

— А сколько у меня наличности? — я развернулась к Кровохлёбу. Как-то я забыла поинтересоваться этим вопросом, уделив всё внимание книгам.

— Девяносто шесть тысяч галлеонов восемьсот пять сиклей и двадцать кнатов, — бодро отрапортовал мой сопровождающий.

— Я поставлю половину этой суммы, — решилась я. Жадничать не будем, в случае провала мне бы не хотелось остаться совсем без средств, распродавать книги и драгоценности меня попросту задушит мое персональное кошмарное земноводное.

— Так, три события, — начал черкать в пергаменте огромным пером старый гоблин. — Одни к двадцати, один к тридцати шести и один к пятидесяти.*** Как делим средства между ними?

— Поровну.

— Итак, — протянул он мне пергамент. — Ваша ставка принята. До оглашения результатов чемпионата зарезервированная сумма изымается из вашего сейфа. Вот договор.

Я быстро пробежалась глазами по тексту, но не нашла к чему можно было бы придраться. Поверенный молча протянул мне перо и я поставила размашистую подпись под документом. Кисть обожгло резкой болью. На бледной коже капельками крови выступила моя подпись. Я с интересом покосилась на артефакт в моих руках. Кровавое перо. Какая прелесть. С другой стороны, поздняк метаться, дело сделано, но сумма-то не маленькая, может, они так и ведут дела в подобных случаях. Решив не подавать виду, я снова обратилась к гоблинам.

— Скажите, уважаемые, только гоблины держат тотализатор?

— Разумеется, нет. Но не рекомендую связываться с подобными мутными личностями. В отличие от них, гоблины никогда не обманывают своих клиентов, — с достоинством ответил старик, давая понять, что аудиенция окончилась.

Кровохлёб проводил меня до портальной площадки, визуально показав место прибытия клиентов с портключами, а затем к выходу на Косую аллею, где нейтрально попрощался, посоветовав не затягивать со следующим посещением Гринготтса для решения насущных финансовых вопросов. Меня всё не покидает чувство, что я упускаю что-то важное. Вообще, странный народец эти гоблины, но я непременно решу эту загадку. А сейчас в винный погребок, затем к Фортескью, забирать заказ и отправляться восвояси.

В банке я пробыла не просто долго, а неприлично долго. В пабе «Три Метлы» было не протолкнуться от галдящих школьников, литрами заливающих за воротник сливочное пиво с хрустящими орешками и пытающимися удрать шоколадными лягушками. Розмерте было не до меня, она юлой носилась между столами, усиленно делая выручку. Мешать ей в этом благородном деле я не собиралась. Окинув мой подарок заинтересованным взглядом, та кинула в него неизвестными мне чарами и заявила, что такую роскошь есть в одиночестве просто преступление, и поэтому она ждёт меня завтра на рюмку чая, как закончатся мои уроки. Против такого приглашения я совершенно не возражала, у меня самой слюнки текли при виде шедевра кулинарного искусства, за которое я выложила пару полновесных галлеонов.

Распрощавшись с гостеприимной хозяйкой паба, я поспешила в школу, надеясь, что моё долгое отсутствие не вызвало переполоха. Хотя кому летающая в высших астральных эмпириях алкогольных паров, повёрнутая на негативе и красочных смертях шарлатанка с дурным вкусом нужна? Но нужна ведь. Если, конечно, это именно меня в холле с нетерпением поджидал Люпин. Закипающий от ярости, до белых костяшек сжимающий кулаки и сверкающий жёлтыми, выдающими его с головой глазами. Он что, со Снейпом поцапался, и тот в своей излюбленной желчной манере доказал оборотню его истинное место в иерархической пирамиде мыслящих существ? В прошлый раз за ужином он был более… смирный?

— Рада вас видеть, коллега! — широко улыбнулась я, давая понять, что про данное под напором обстоятельств обещание я не забыла и планирую стребовать его в полной мере.

— Даже не смей, — практически прошипел он, порой срываясь на глухой рык. — Не смей меня сравнивать с собой. Я никогда не опущусь до шарлатанства и нелепых предсказаний!

Не поняла, он что, после катастрофического поражения в словесной дуэли со Снейпом попытался потихоньку обнести на валерьянку МакГоннагал, но и тут умудрился с треском провалиться на простейшем квесте и, разъярённая непочтением, анимаг его покусала? Экстремальные развлечения у директорских оборотней, ничего не скажешь.

— Я всё знаю! И каким образом ты получила место в этой школе тоже! — пылая яростью, оборотень наступал, и я в ужасе попятилась. Черти марсианские, он хоть понимает, что слова его звучат чересчур двусмысленно, а подобные сцены и немотивированная агрессия на виду при детях, которые наверняка поблизости вертятся, спровоцирует разного рода кривотолки и падение его авторитета как преподавателя? Или непробиваемую уверенность, что проклятие должности сработало раньше.

Мой страх, видимо, пришёлся магу по душе, и он радостно оскалился.

— Как ты посмела использовать чужую беду для своих манипуляций?! Если бы Джеймс был жив… То, что тебе верит Дамблдор, ещё не значит, что тебе верю я! Ты всегда была трусливым ничтожеством, искавшим выгоду! Слизерин по тебе кровавыми слезами плакал. Не смей больше приближаться ко мне и о чём-либо просить! — прошипел мне в лицо Люпин и, резко развернувшись, оставил меня в одиночестве.

Что это было? Я ошарашено смотрела вслед мужчине, чеканной походкой удаляющемуся прочь с гордо вздёрнутой головой и намертво прилипшим выражением морды лица оскорбленной невинности. Прям как знаменитый французский полководец с поля боя. Нет, если я правильно поняла его пассаж, то кто-то крайне языкастый намедни рассказал ему увлекательную историю о вреде откровений оракула в сомнительной забегаловке. А что, алкогольные пары вполне могут заменить испарения из недр земли**** и ввести в состояние экзальтации любительницу бессвязного бреда. Кому какое дело, что её сентенции бездарно истолковали.

Знающих о результатах роковой встречи подозрительного старца и одурманенной девицы в этой школе два индивида. Вот только рыцарь, за тёмную сторону силы играющий, вряд ли будет делиться сокровенными мыслями и информацией с личностью, претендующую на роль джедая в сияющих доспехах и несущего свет истинного учения юнлингам. Уж больно специфический склад ума у нового профессора, и взгляд, поражающий чёткой дихотомией и слепой верой в собственные суждения с резким переходом из одного качества в другое. Сириус Блэк — тому явный показатель. Сначала был друг, а потом — бац! — стал мерзким предателем! И никаких сомнений, абсолютно! Даже в глаза подлецу, пошедшему ради школьного друга на нарушение закона и скрывшего свою анимагическую форму, дабы не выставлять пушистую проблему на всеобщее обозрение, посмотреть не потянуло. Как и вспомнить про осиротевшего сына друга. А я, ромашка наивная, надеялась, что всё не так запущено. О, Великий Рандом, куда я попала, я вас спрашиваю? Маг-оборотень, и так от природы с двойным сознанием, так тут ещё и активно по доброй воле пытается усугубить раскол. Мда… налицо все признаки шизофрении.

— А чего ты ждала от мародёра? — раздался рядом скрипучий старческий голос. — Года идут, а суть гнилая не меняется.

— Да ну, — усомнилась я. — Не может же всё быть так плохо?

— А то ты не помнишь? — усмехнулся Филч. — Давай, помогу сумки донести.

Он ловко выхватил у меня пакеты и бодренько зашагал вперед. Я слегка опешила, словно и не было нашего утреннего резкого разговора, а завхоз тем временем удалялся, и рядом с ним вприпрыжку скакала, задрав хвост трубой, довольная жизнью миссис Норрис.

— А как же ваша спина?! — наконец опомнилась я и кинулась следом за добровольным помощником.

— В порядке всё. Снейп мне мазь от радикулита сварганил, извинялся, что отдать вовремя забыл, с зельем забегался для этого обо… — старик резко осёкся и бросил на меня быстрый взгляд. — А я навязываться и напоминать не хотел. Достойный он человек, вот уж кто в сути мародёров никогда не обманывался. Да и сам хорош был, что уж говорить, спуску им не давал. А ты, помнишь, как сама в красавчика Блэка была влюблена?

— Как и все девчонки, но только до первого его высказывания о своей матери, — пробормотала я под нос.

Угу. Упоминала этот случай в своих дневниках Трелони. Она, рано потерявшая мать и воспитывающаяся знаменитой прабабкой, даже на старости лет не гнушающейся цыганскими замашками и тонкостями ремесла магловских экстрасенсов, никак не могла понять, как можно было поливать грязью святое.

— Да, помню, — усмехнулся сквиб. — Ты ему ещё тогда сказала, чтоб немедленно просил у леди Блэк прощения, а то перед портретом каяться поздно будет.

— Действительно, поздно, — пробормотала я. Да уж, вот и фамильное проклятие во всей красе. Не поверили.

— Ты бы держалась от нового профессора подальше, — продолжил Аргус. — И от Блэка тоже, не зря дементоры лютуют, наверняка около школы отирается. Люпин всегда был… странным, а у Блэка от долгого соседства с дементорами с мозгами однозначно не всё в порядке. Так что, будь осторожнее, раз одному что-то в голову стукнуло, то и у второго может перемкнуть. Одним словом — мародёры! Кстати, что это у тебя пакеты-то такие тяжелые? — изумился Филч уже перед входом в мои покои. Те самые, которые в обход класса прорицания, чтоб бедным преподавателям не мучиться в неуклюжих попытках преодолеть верёвочную лестницу.

— О! Чуть не забыла с этим ненормальным! — я всплеснула руками и полезла в объёмный пакет. — Так это ж вам подарок!

— Подарок? Мне? — Филч ошалело посмотрел на меня, сощурившись, словно предчувствуя подвох, а затем, вспомнив, что я профессор и шутить с ним резона у меня нет, заинтересованно покосился на полированную деревянную коробку с эмблемой торговой марки.

— Ну да, — улыбнулась я. — Вы так упорно скрываете дату своего рождения, что я в растерянности. Поэтому решила назначить её сама, — я протянула старику, опустившему мои покупки на пол, подарок. — Продавец с Косой убеждал меня, что это коллекционный сорт — двадцать один год выдержки.

— Подарок? — ещё раз удивлённо переспросил завхоз, прижимая к груди коробку. — Мне давно не дарили подарков. Очень давно, — а затем просто развернулся и пошёл прочь. — Подарок? — донеслось до меня.

Я растерянно посмотрела на опустевшую лестницу, с которой доносились шаркающие шаги и невнятное бормотание осчастливленного завхоза. Даже не поблагодарил. Что-то количество странных личностей на квадратный метр в этой школе бьёт все мыслимые рекорды. Мне уже снова можно начинать паниковать? Под ногами раздался жалобный мявк. Миссис Норрис аккуратно трогала лапкой край моей мантии, преданно заглядывая в глаза, словно извиняясь за поведение своего хозяина. Ясно, это у него просто манера разговора такая. Я присела и погладила кошку, которая моментально начала ластится и довольно замурлыкала.

— Миссис Норрис, а у меня и для тебя гостинец есть, — улыбнулась я. — Ты любишь живую рыбу?

Глаза кошки хищно блеснули.

*«Карлик Нос» — мультфильм по мотивам сказок немецкого писателя Вильгельма Гауфа.

**Ксеноморф — (лат. Xenomоrph) — чужеродная форма жизни. Не знаю, можно ли отнести гоблинов к инопланетным расам, однако в нашей реальности они существуют только в сказках и отличаются повальным увлечением идеей тотального геноцида.

***Я не знаю, как рассчитываются ставки. Честно, не смогла понять. Поэтому цифры взяты наугад.

****По легенде оракул (жрица) после трёхдневной подготовки вдыхала ядовитые пары из расщелины, над которой был выстроен храм, и, собственно говоря, выдавала путаное пророчество. Учитывая, что порой бывали и летальные исходы, то это была крайне забористая и ядовитая вещь.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот


Сообщение отредактировал Marrana - Воскресенье, 21.08.2016, 14:12
 
СплюшкаДата: Понедельник, 08.08.2016, 14:28 | Сообщение # 14
Химера
Сообщений: 668
« 303 »
Боги! Как интересно-то!
И чем дальше, тем интереснее.
Милый Автор, *заискивающий смайл*, а нельзя ли Люпина,
да что уж там! просить так просить, гулять так гулять, и Блека
как-нибудь того... этого... к ногтю? А?



Чем умнее черти, тем тише омут
 
lumyДата: Воскресенье, 21.08.2016, 13:05 | Сообщение # 15
Снайпер
Сообщений: 102
« 29 »
Какой замечательный текст! Интересно увидеть всю историю глазами персонажа, не имеющего ни сил, ни влияния, ни связи с важными персонами. Очень любопытно, сможет ли ГГ изменить историю и как она это сделает?
 
MarranaДата: Воскресенье, 18.09.2016, 21:32 | Сообщение # 16
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 8

В своих покоях я с облегчением перевела дух. Люпину всё же удалось меня напугать, и на меня накатила запоздалая нервная дрожь, а неуёмное сознание, подстёгиваемое бурным воображением, подкидывало одну картинку за другой, что со мной мог сделать неуравновешенный оборотень, теряющий ограничивающие стопоры. Со мной и прибежавшими на шум детьми. Дорвавшаяся до крови тварь могла бы и не остановиться.

Сволочь он.

Не зря Снейп чёрным коршуном реет кругами рядом с новоявленным профессором ЗОТИ, не сводя с него тёмного злого взгляда. Ох, не зря!

Так и невостребованную бутылку коллекционного огневиски, предназначавшуюся в дар моему подневольному помощнику на ниве постижения искусства защиты от тёмных сил, я поставила в бар. Если честно, то меня где-то на повороте обнесло, раз я решила отблагодарить Люпина столь дорогим презентом. Обойдётся. Но сейчас во мне говорят обида и страх, мда… а по Хогвартсу теперь придётся ходить оглядываясь.

Нервы я успокаивала ставшим уже привычным способом — разбором покупок. Вот так и становятся шопоголиками, да. Мельком полистав пособия по ритуалистике и рунам, я начертила простенькие схемы и, сверяясь с гримуаром, довольно подробно воспроизвела неизвестные мне пока руны, усиленно отгоняя от себя настырно лезущие в голову мысли о сигилах и вызове демонов. А что, антураж, окружение и поганое настроение вполне соответствуют столь радикальному решению возникшей проблемы. Жаль, другие обитатели замка не оценят изящества взмаха меча над этим гордиевым узлом. В получившиеся фигуры разложила накопители на подзарядку от дармовой энергии школы. Если справлюсь с таким простейшим действом, то стоит обдумать оправу для моих магических костылей. Браслет или ожерелье — вот в чём вопрос.

Дальше засела за дневники предков, любовно переворачивая пожелтевшие странички и с восторгом вглядываясь в ровные строчки каллиграфического почерка. Поверенный знал, что советовал. Это было именно то, чего мне так не хватало для полного осознания картины и масштаба неприятностей, в кои я умудрилась с размаху угодить. Прошлое потомственных прорицательниц в свой семейный шкаф с педантичной скрупулёзностью умудрилось запихать целый некрополь, и сейчас фамильные хроники перед моим взором с безумной радостью смахивали пыль и полировали до блеска старые кости. В магическом мире убивали и за меньшее. А тут… у рода Трелони дар был. И проклятие было. Но, черти ж вы мои марсианские непредсказуемые, он работал. Реально работал! Всего-то нужно иметь желание поделиться сокровенным знанием будущего, прорву энергии, маленькие вспомогательные хитрости, позволяющие снизить критичность мышления, феноменальные знания ритуалистики и элементарные навыки легилименции… П…ц!

М-да, Косицына, ты не в сказку попала. Совсем не в сказку. Никто не обещал утерянных знаний со времён великой Атлантиды и намертво вбитых в подкорку навыков непобедимой ведьмы с неограниченными запасами маны и неиссякаемого сарказма, приправленного чёрным юмором, подаваемым как эксклюзивный шарм неприступной красавицы. Зато губозакатывающих машинок шикарный ассортимент и всесезонные скидки, скидки, скидки…

Впрочем, положительные моменты тоже были. Мифическая «Защита Оракула» оказалась не такой уж и мифической. И даже не белым роялем в кустах. А вполне себе действующей версией окклюментной практики из серии помоги себе сам. Этакая специфическая разновидность, используемая оракулами, прорицателями и прочими носителями, дара заглянуть за горизонты будущего, формируемая из подручного материала. На словах всё просто: создаётся некая буферная зона между магом и окружающим миром, затем в неё спихивается весь мусор, что периодически возникает в вечно терзаемом видениями разуме. Главное, умудриться постоянно держать эту зубодробительную конструкцию в статичном состоянии, дабы она не обрушилась, как карточный домик, в момент потери концентрации.

Род Трелони предпочитал вариант зеркального лабиринта. Если вдуматься, беспроигрышный вариант; он не только видениями напугает, так и запутает бесконечными иллюзиями отражений. А ведь самое обидное, на упоминания об этом пресловутом лабиринте и о техниках очищения сознания я не раз наталкивалась в личных дневниках прорицательницы, но соотнести их с реально действующей защитой не додумалась. Косяк. Ну что, дорогая, будем учиться медитировать и возлагать надежды на алтарь собственного воображения и достижений современной киноиндустрии и художественной литературы. Привычного для прорицателей белого шума у меня нет, зато с избытком просмотренных ужастиков и горы прочитанных книг жанра научной фантастики и фентези с их широким спектром разномастных избранных, тёмных властелинов и иных сопутствующих и не менее колоритных персонажей. Одна только парочка Чужого и Хищника чего только стоит, а просмотренное как-то аниме про солнечного мальчика Наруто вообще стоит переселять в свой воображаемый мир в полном составе, там каждая личность не обделена своими персональными тараканами, заскоками и планами по завоеванию мира разной масштабности, навеянными детскими комплексами и обидами. Не стоит забывать и советские культовые вещи: пусть незваные гости погуляют в тумане с ёжиком, попытаются померяться харизмой с уникальным киборгом в расцвете лет, рассуждающем о тонкостях вкусовых оттенков малинового варенья, а на закуску познакомим с Лихом Одноглазым и всем пантеоном русских сказок. Надеюсь, для иллюзии правдоподобности этого хватит, и никто не будет проверять мой щит на подлинность.

Если не будет. У нас не один такой Люпин весь из себя недоверчивый, считающий мой дар фикцией, не стоящей внимания. Да таких скептически настроенных личностей целый Хогвартс! Только и остаётся, что запереться в своей высокой башне и носа не показывать наружу во избежание неприятностей на мою бедовую голову. Угу, а потом придёт страшная розовая жаба и безжалостно выковырнет меня из моей раковины в бушующий предвоенными настроениями несправедливый мир.… И тогда меня уже ничего не спасёт от оборотня Мародёра, безумного преступника Сириуса из рода потомственных тёмных магов, жаждущих со мной поквитаться за то нелепое пророчество, что было произнесено в застарелом смраде винных паров грязного кабака. В памяти всплыли янтарные, горящие ненавистью и жаждой моей крови глаза Люпина, приближающегося ко мне с неотвратимостью тяжёлого танка, словно обещая мне все круги ада, что ждут его врагов ещё при жизни… Я медленно сползла на пол, оперевшись спиной на кровать, подтянув колени к груди, и нервно обхватила себя руками. Меня бил дикий озноб, страх холодной волной скользил по позвоночнику, заползая липкими потёками прямо в душу.

Моя Прелесть злобно зашипела, больно дёргая меня за косу, сквозь тяжёлый туман навеянного воображением кошмара огненным валом прошла её чистая ярость. Я невольно встряхнула головой, разгоняя тяжёлые мысли, неподъёмным прессом навалившиеся на меня. Что за сопли, Варвара? Соберись! От яркого витражного стекла отстранилась бледная размытая морда с тёмными провалами на месте глаз и рта, на прощание взмахнув полами рваного савана, растворившегося в мягкой темнеющей дымке сумерек.

Ох…ть! Что-то терзают меня смутные сомнения о наличии авторитета у нашего Великого Светлого в среде парящих кошмаров магического мира. Или как обычно, обещание разобраться с проблемой дал, а вот исполнение стабильно застопорилось, растянувшись в вязком потоке времени, которого у магов уровня нашего директора вечный дефицит, щедро сдобренный подступающим склерозом. Всё, с меня хватит!

— Тикки! — рявкнула я на всю мощь лёгких. Звук после перенесённого стресса оказался на редкость высоким и скрипучим. — Записку в кабинет директора доставить можешь? — поинтересовалась у подобострастно взирающего на меня домовика.

Зеленоватый коротышка усиленно закачал непомерно большой головой, неизвестными науке силами удерживаемой на непропорционально тонкой шее.

— Отлично!

Я решительно направилась в свой кабинет, по совместительству являющийся библиотекой. В груде неопрятно сваленных свитков и бумаг нашлись аналоги докладных записок и заявок на необходимый материал, которые я решила использовать в качестве шаблона. Развернув чистый свиток и вырыв из горы рабочего хаоса ядовито-зелёное перо, я принялась надиктовывать своё послание дражайшему работодателю. Кончик магического пера с противным скрежетом скользил по пергаменту, вырисовывая ровные, без помарок буквы, ложащиеся в длинные сухие строчки. Зачарованный инструмент интерпретировал мои слова на свой лад, складывая моё требование в казённые фразы деловой переписки. Судя по стилю изложения, оригинальная Трелони никогда не заморачивалась на личную переписку с руководством. Удобно, правда?

— Тикки, это на стол директору. Хотя подожди! — меня осенила очередная гениальная идея, и я быстро села писать коротенькие записочки. — Это профессорам Синистре и Хуч.

— Тикки сделает, — заверил мой незаменимый помощник и с хлопком исчез прочь с моих глаз.

Вот и отлично, а я пойду готовиться к очередному выходу в свет. Я чисто физически не могу пропустить такое важное событие, как реакция любимого руководства на мою скромную просьбу и лёгкий саботаж, а то, что собираться мне приходится, как на военные действия первой линии фронта, так это ерунда, правда?

Едва прошествовав с важностью венценосной особы в Большой зал, не смотря на цветастые облачения, предназначенные отнюдь не для королевского приема, я поприветствовала всех милой улыбкой и пожеланиями доброго вечера. Ответом мне стали редкие лёгкие приветственные кивки коллег и вымученные кислые улыбки большинства. Либо господа маги так рады были редчайшему случаю лицезрения моей скромной персоны воочию, либо крайне сомневались, что вечер в тяжёлый год для школы чародейства и волшебства может оказаться именно добрым. Но когда меня волновали подобные мелочи?

Аврора с заговорщицкой улыбкой отсалютовала мне кубком, мадам Хуч осуждающе косилась подозрительно ярким жёлтым глазом. Оп-па, нежданчик! Я опасливо кинула косой взгляд на преподавателя полётов, но подозрительных черт, намекающих на скрытую форму клыкастой шизофрении, не заметила. Но это ни о чём не говорит. Я, знаете ли, не явлюсь профессиональным и признанным охотником на нечисть и прочую фауну, любящую досаждать разумным.*

Тихонько заняв своё место за столом рядом с Септимой, я прислушалась к оживлённому разговору, начало которого пропустила. В этом году среди преподавательского коллектива родилась новая эксклюзивная традиция школьных совещаний в урезанном масштабе прямо за совместной трапезой. Сегодня роль главной скрипки в привычном слуху мозговыносе для убелённого сединами старца исполняла профессор травологии. Профессионально исполняла: прочувственно, трагично и безаппеляционно.

— Альбус, дементоры! Ты понимаешь? Де-мен-то-ры, — по слогам произнесла Помона. — А у нас дети. Ты хоть представляешь, что творится с первокурсниками? А маглорождёнными? Для многих детей мечта о Хогвартсе превратилась в кошмар Азкабана. Как председатель Визенгамота не растолкуете нам, неразумным, за что нас осудили? Да я большего бреда в жизни не слышала. Куда подевались наши доблестные авроры, что должны нас защищать? С каких это пор беглых преступников ловят тюремные стражи, да ещё и поблизости от школы! Пригоните этих дармоедов сюда и поставьте в каждой нише, в каждом классе и коридоре, на каждом перекрёстке в Хогсмиде, если вам так приспичило искать Блэка именно здесь. Но дементоров верните на место, а то у вас остальные заключённые разбегутся.

— Помона, я уже несколько раз объяснял, что это инициатива Министерства и у меня нет полномочий приказать дементорам вернуться обратно, — устало сказал Дамблдор, отпив из кубка. Ежедневный концерт по заявкам, посвящённый дементорам, продолжался.

— А не вы ли не так давно сетовали, что наш министр и дня не может прожить без ваших советов, что совсем сов загонял, — ехидно напомнил Флитвик. — Так посоветуйте ему убрать дементоров обратно в Азкабан. А то психика детская слаба, страхи сильны… рейтинг может упасть, и на следующих выборах наш многоуважаемый министр Фадж рискует недосчитаться многих голосов избирателей.

— Увы, кроме меня у министра имеется немалый штат иных советников, — огорчённо вздохнул Дамблдор. — Политика — такая вещь, чуть зазеваешься — и окажешься не у дел, а ситуация бесконтрольным потоком выльется в неуправляемый хаос. Именно поэтому я отказался от кресла министра, когда меня просили его занять.

— Альбус, это не дело! — поддержала декана Равенкло Минерва. — Вы директор школы, председатель Визенгамота, президент Международной конфедерации магов — надавите авторитетом, в конце концов! В Министерстве тоже маги, дети которых учатся в школе!

— Я делаю всё возможное, Минерва, поверь, — директор отложил приборы и взглядом совершенно замученного ворохом неподъёмных проблем человека посмотрел на своего заместителя, всем своим видом показывая покорность судьбе.

— Может, пора взять дело в свои руки? — не унимался полугоблин. — Направить министру всеобщую петицию с обоснованной точкой зрения, привлечь специалистов из Мунго, пригласить Совет Попечителей оценить обстановку. Вы поддержите меня, коллеги?

— Несомненно, — раздался нестройный хор голосов. Дементоры за окном портили настроение абсолютно всем.

Я как профессиональный предсказатель, знакомый с каноном, с высокой долей вероятности могла сказать, что успеха данная задумка иметь не будет, но и сидеть, сложа руки, особенно когда на тебе такая ответственность, как подрастающее поколение, поголовно до зубов вооружённое магией и фонтанирующее яркими эмоциями, не следовало. И кто из нас сошёл с ума, хотелось бы мне знать? Я, продолжающая витать в бреде своих галлюцинаций, или взрослые дееспособные маги, взявшие на себя обязательства вести магическое сообщество к светлому будущему и взвалившие на себя бремя власти? Сложный вопрос, кстати говоря.

— Сибилла, Аврора, а вот от вас я не ожидала подобных действий. Вы прекрасно знаете, в какой сложной финансовой ситуации мы оказались, и пользоваться ей, чтоб как-то заинтересовать детей такими непопулярными предметами… это низко, на мой взгляд, — холодный и недовольный голос Минервы вырвал меня из раздумий.

Сначала я не поняла смысла её претензий, а когда до меня дошла суть её высказываний, то челюсть моя не встретилась с полом исключительно по той простой причине, что я сидела, подперев рукой щёку, начисто проигнорировав этикет. Была бы возможность, мы с Синистрой ещё бы и переглянулись, уточняя, не послышалось ли нам, а так я наткнулась лишь на заинтересованный взгляд соседки.

— Простите, Минерва, что? — нет, правда, вдруг послышалось.

— Именно то. Мы и так каждый год забиваем в бюджет постоянные чаепития на ваших уроках, так теперь вы ещё требуете шоколад в таких количествах, что его хватит отравить весь Хогвартс не единожды. Я уже не говорю об остальном. Еще и Аврору подговорили!

— Отравить? Шоколадом? Как интересно, — раздался ледяной голос Авроры, едва не звенящий от ярости.

— От переедания никто не застрахован, — отрезала заместитель директора. — Мы и так тратим огромные средства на ингредиенты для больничного крыла, так и вы ещё хотите растратить и без того урезанный бюджет.

— Я согласна с Минервой, — подала голос мадам Хуч. — Я сразу сочла предложение Сибиллы глупостью и подстрекательством.

Не поняла? Раньше, насколько я помню, преподаватель полётов меня поддерживала и полностью разделяла мою точку зрения на безопасность учеников. Что случилось, или это пресловутая солидарность оборотней, если мои догадки верны? Да что твориться в этой гр…й школе?

— Ну да, ну да, — потянула моя сообщница. — Школе, видимо, дешевле разгребать последствия влияния от дементоров, чем попытаться его нивелировать. Скажите честно, коллега, вас больше дети волнуют или то, что у вас к концу года дебит с кредитом не сойдётся?

Синистру в этом вопросе я поддерживала полностью, но решила не встревать и позволить ей рулить ситуацией, поскольку была в такой ярости, что боялась не сдержаться и высказывать свои мысли на русском матерном. Боюсь, таких инноваций в суровом традиционном обществе никто не оценит. МакГоннагал, как мне показалось, даже задохнулась от возмущения, не успев выдать достойный ответ, чтоб поставить нахалку на место.

— Если вопрос касается финансовых трат, то со всей уверенностью могу сказать, что лечить последствия встречи с дементорами обойдётся намного дороже, — вставил свои пять копеек Снейп с неизменным сарказмом в адрес ближнего своего. — Те, кто не верит, может обратиться к бывшим владельцам узких камер холодного замка или в отдел для безнадёжных при Мунго.

— По своему опыту говоришь, да, Северус? — довольно резко прошипел Люпин. Все-таки что-то он имел против зельевара помимо весёлых школьных лет затянувшегося противостояния.

— Именно, — холодно отозвался тот, ничуть не смущаясь. — И с дементорами я имел, так сказать, близкое знакомство, и специалисты из Мунго часто советуются со мной по многим вопросам, касающимся сложных зелий. Поэтому я прекрасно имею понятие о расценках на лечение и о его безрезультативности, — поставил окончательную точку в этом вопросе признанный Мастер зельеварения.

— Аврора, Сибилла, поясните, зачем вам это понадобилось? — решил, наконец, вмешаться в наш спор тот, кто просто должен был принять решение не доводить дело до базарного балагана.

— Дементоры, разумеется, — моментально отозвалась Синистра. — Как-то они не прислушались к вашим требованиям держаться от замка подальше, а завтра занятия. Мы, по-вашему, что делать будем, отрезанные от всех в высоких башнях с толпой перепуганных детей и голодных тварей? Допустим, одного я смогу прогнать патронусом, только сильно ли это нам поможет, когда их почти сотня? Про Сибиллу я вообще молчу. И меня совершенно не волнует, на какие средства вы будете нанимать авроров для охраны детей на наших занятиях и отпаивать их шоколадом.

— Вы наверняка преувеличиваете, — успокаивающим тоном отозвался Дамблдор. — У страха глаза велики, в вас говорит неуверенность в собственных силах и вы просто напуганы. Это нормально — испытывать страх, тем более, за детей. Но я вас уверяю, дементоры не посмеют причинить вред никому, кроме разыскиваемого преступника.

— Скажите это тем, которые прилипли к окнам на моей башне и мотают мне нервы, — зло огрызнулась я и поёжилась от внезапно нахлынувшего воспоминания. Проникшаяся проблемой добросердечная профессор Вектор, заметив моё состояние, подлила мне горячего чая и украдкой плеснула в него чего-то из небольшой бутылочки, что мелькнула в широких рукавах ее мантии. От моей чашки едва уловимо запахло чем-то шоколадным и алкогольным. Я с интересом принюхалась и благодарно улыбнулась ведьме. Наш человек, однозначно.

— Та же проблема, — фыркнула моя коллега по несчастью. Сидела она на другом конце стола, и Септима огорчённо вздохнула, не имея возможности приободрить подругу.

— Кое-кто это заслужил, — зло пробормотал профессор ЗОТИ, но явно забыл про удивительную слышимость за профессорским столом. Если я прекрасно понимала, в чей огород кинут гигантский булыжник, то профессор астрологии такими познаниями не обладала и приняла высказывание на свой счёт. А учитывая, как взбесила её Минерва со своим презрительным «фи» на попытку как-то защититься и недоверие к эффективности действий директора, то коллега понеслась раскатывать в лепёшку обидчика с неотвратимостью Хогвартс-экспресса и непередаваемым энтузиазмом.

— Какая прелесть, — с неподражаемыми интонациями в безупречном стиле Ужаса Подземелий произнесла она. — Нет, я понимаю, что у такого женоненавистника, как вы, могут возникнуть претензии ко мне, но позвольте узнать, причём тут дети? Или они тоже заслужили? Это такая изощрённая месть?

— Я не это имел в виду, — попытался оправдаться Люпин, ошарашенный таким напором.

— Конечно, конечно, — согласно закивала Аврора, с наслаждением забивая очередной гвоздь в крышку гроба коллеги. — Вся школа знает, как вы отреагировали на просьбу Сибиллы научить её патронусу и какие слова вы использовали при отказе. Теперь ещё и я, вы обо мне такого же мнения? К старшекурсницам вы относитесь подобным образом или возраст вообще не имеет значения? Альбус, откройте секрет, по каким критериям вы выбираете профессоров ЗОТИ?

— Ссориться в такое время, коллеги, — директор сокрушённо покачал головой, оглядывая всех, как неразумных детей. — Ремус совершенно не это имел в виду. Правда, мальчик мой? — с нажимом спросил Дамблдор

— Конечно, нет. Приношу свои извинения, Аврора, если мои слова вы истолковали превратно…

— Для вас мисс Синистра, мистер Люпин, и никак иначе, — холодно отозвалась та.

— Хватит! — тихо и веско сказал директор, прибавив капельку магии к своим словам, чем сразу остудил все горячие головы. Образ добродушного дедушки дал трещину, явив на мгновение истинную суть Верховного Чародея. — И впредь попрошу не опускаться до оскорбления друг друга и помнить про профессиональную этику. В элитном учебном заведении не место глупым склокам!

Несколько минут стояла тишина, нарушаемая лишь стуком столовых приборов. Профессора лениво жевали и переваривали втык от начальства, напомнившего им, что фамильярность при общении ещё не означает вседозволенности в высказывании собственного мнения. Вообще-то, это правильно, но мы же помним, что в школе Чародейства и Волшебства есть некие избранные, на коих неукоснительное соблюдение правил не распространяется. А ведь Люпин-то как раз из последних и, похоже, рассчитывал на дальнейшее привилегированное положение, как преданный директору человек. Ну да, и Мастер-зельевар ему собственноручно аконитовое зелье варит и тайнами приёма на работу неких прорицательниц с ним делятся, а тут вдруг такое… Между прочим, хоть директор и сказал своё веское слово, осадочек-то всё равно остался!

— Мне бы хотелось узнать судьбу наших заявок, — прервала я молчание, изумив некоторых своей храбростью. — И дальнейшую организацию учебного процесса.

— Шоколад — это пожалуйста, — задумчиво пожевав губами, изрек Дамблдор. — Юных волшебников нужно поддерживать, пусть и такой малостью. А вот авроров мы вряд ли можем себе позволить, да и Департамент правопорядка не выделит людей бесплатно, у них и так нехватка кадров.

«А мадам Боунс об этом знает?» — чуть не вырвалось у меня, но невероятным усилием воли я сдержала неуемные порывы. Видимо, голова моя бедовая считает, что на её долю выпало недостаточное количество приключений.

— Это не снимает проблемы и опасности, — возразила я. — Есть, конечно, вариант перенести наши с Авророй покои и учебные классы ближе к обжитым частям замка, но это сильно скажется на качестве занятий. Большое количество эманаций колдовства и чар снизит эффективность прорицательского транса, а замена звёздного неба потолком в Большом зале… — все маги как по команде подняли головы к темнеющему небу и набежавшим на далёкие звезды тучам.

— Как бы ни искусна была иллюзия, искажение она даёт значительное, — подхватила профессор Синистра. — Что в свою очередь скажется на расчётах и качестве материала, учитываемого в работе других направлений: при тех же гороскопах, сложных зелий, зависящих от положения планеты и звезд, нумерологических схемах и векторных рунных цепочках.

Рядом со мной согласно кивала головой на каждое слово Септима, недовольно поджимая губы и явно просчитывая варианты нивелирования подобных искажений на её занятиях. По хмурому её виду становилось ясно, что варианты не радовали. Мастер рун недовольно выстукивала пальцами по краю стола незатейливый мотив, более всего напоминающий похоронный марш.

— Есть защитные чары, что могут отогнать дементоров от башен, Северус не даст соврать, — осторожно начал Флитвик. — Правда, такая защита не долговечная, и это не единственный её минус.

— Но у нас не так много других вариантов, — подхватил идею воодушевившийся директор. — Я бы хотел увидеть выкладки, Филиус.

— Единственная эффектная защита от дементоров — это заклинание патронуса, — с сомнением потянул Люпин.

— Вы являетесь Мастером Чар? — моментально отреагировала Аврора, гневно раздувая ноздри и недобро косясь на оппонента, которому не простила не единого слова.

— Я профессор ЗОТИ и отлично разбираюсь в предмете, — спокойно и нудно начал тот, словно читал лекцию студентам.

— Превосходно, — благосклонно кивнула Синистра. — Но я предпочту обратиться к профессионалам. Филиус, Северус, вы же не оставите дам в беде, правда? — и она, пустив в голос жалостливые нотки, состроила глазки недалеко сидящему полугоблину.

М-да, а Синистра та ещё маленькая стервочка, так небрежно прошла по самолюбию нашего нового профессора, попутно втоптав его в грязь, особенно когда в качестве профессионала был выбран Северус. Не знаю как остальным, но мне скрежет зубов Люпина был слышен отчётливо.

— Пожалуйста, господа. Мы на вас надеемся, — я строить глазки не решилась, ещё испугаются ненароком, но мольбы в моём голосе хватило бы и на троих.

— Филиус, Северус, идёмте, посмотрим, что можно сделать, — вынес окончательное решение директор, поднимаясь из-за стола. — Мы можем воспользоваться твоим кабинетом, старый друг, — обратился уже конкретно к Флитвику.

— Разумеется, — с достоинством отозвался тот. — Расчёты и схемы у меня в кабинете, я с начала года занимаюсь этой проблемой.

Маги, тихо переговариваясь, покинули Большой зал под любопытными взглядами учеников, какая досада, что над нашим столом витает и полог тишины, оставляя лишь слабую возможность чтецам по губам установить, о чём велись речь и столь бурные обсуждения. Не обращая внимания на коллег, мы с Синистрой самодовольными улыбками отсалютовали друг другу кубками. Не менее ликующая Вектор звонко чокнулась со мной, искренне радуясь нашей маленькой победе. Как же это приятно осознавать, что даже в таком серпентарии есть единомышленники и люди, не растерявшие здравый смысл где-то на перипетии запутанных магических путей.

Ужин я покинула тихо, не желая участвовать в дальнейшем обсуждении школьных проблем. После нервного спора и борьбы за собственную безопасность я чувствовала себя словно выжатый лимон, медленно, шелестящими волнами прибоя подкатывали головная боль и нервная дрожь. Возвращаться в свои покои на радость кружащих вокруг башни дементоров не было ни малейшего желания, и я бесцельно бродила по коридорам Хогвартса, катаясь по двигающимся лестницам, меняющим направление прямо на ходу и разглядывая причудливые портреты с недовольными подобным вниманием обитателями.

Отвлеклась от грустных размышлений и попыток унять головную боль мысленным усилием лишь на хамскую, хитро завёрнутую фразу, брошенную мне в лицо. Я заинтересованно покосилась на говорливого персонажа, обогатившего мой лексикон столь красочным эпитетом. Передо мной, скаля жёлтые клыки в жуткой ухмылке, стоял тролль в полный рост, упакованный в блестящую балетную пачку поросячье-розового цвета. Несколько секунд мы задумчиво изучали друг друга, затем я, приподняв бровь, вполне вежливо попросила:

— Повтори? — тролль, оскорбленный до глубины души, буркнул что-то неразборчивое и отвернулся, продемонстрировав мне открытую мускулистую спину, и чуть не навернулся в тугих пуантах, подвязанных широкими лентами с кокетливым бантиком.

Маги, они такие затейники, да. А потом все удивляются засилью полукровок в магическом мире, ну-ну. Кстати, раз уж я здесь, то стоит навестить ещё одну знаменитую достопримечательность в наших краях. Я просто горю желанием заглянуть в то место, где всё спрятано. Дверь в стене появилась без всяких проблем и открылась с лёгким скрипом. Полутёмный коридор с горящими магическими факелами сменился на огромное помещение с теряющимся потолком в лёгком сумраке, лишь отчасти разгоняемым льющимся неизвестно откуда рассеянным светом. Груды хлама, наваленные кучами, уходили в неизвестность, рассекаемые тонкими извилистыми дорожками, щедро присыпанными пылью. Я осторожно пошла вперед, постоянно оглядываясь, видны ли в пыли мои следы, чтоб всегда иметь возможность вернуться к выходу, а то подсказывает мне моя верная интуиция, что бродить здесь можно до скончания веков. Искать диадему мне что-то резко расхотелось.

С жутким скрипом распахнулись дверцы рассохшегося деревянного буфета с цветными стёклами и облезлым тёмным лаком, мимо которого я проходила. Из недр его выпала пустая бутылка и с лёгким скрежетом покатилась по полу, резонируя с затихающим эхом моего испуганного вскрика. Этикетка на бутылке мне была подозрительно знакома. Игнорируя бешено колотящееся сердце, требующее немедленного бегства, я подошла к буфету и вынула ещё одну бутылку кулинарного хереса. Нежданно-негаданно я наткнулась на заначку своей предшественницы. Судя по всему, она была здесь частой гостьей, вот только какую форму принимала комната, мне неведомо, и в каких миражах прошлого запивала своё горе деморализованная предсказательница, осталось тайной за семью печатями, не доверенной даже девичьим дневникам.

Сунув бутылку под мышку, я пошла прочь, не решившись и дальше тревожить умиротворённый покой склада забытых вещей. Такие приключения лучше усваиваются на здоровую голову. А дементоры, поди, заскучали в моё отсутствие, и я с удовольствием поделюсь с ними моей мигренью, если, конечно, у них есть чему болеть.

В спальне, забросив бутылку в бар и скинув надоевшие туфли, я босиком прошлёпала по мягкому ворсистому ковру к высокому окну и без страха распахнула его, вдыхая всей грудью свежий влажный воздух, обдавший вечерней прохладой и слегка охладивший пульсирующие виски. Ночных гостей я не слишком боялась, лишь предупредительно перекинула косу на грудь, где в тугом плетении до поры затаилась Моя Прелесть, с радостью готовая продемонстрировать свои умения. В тёмных сумерках выписывали сложные траектории три мага, гордо восседающие на хозяйственном инвентаре, сопровождаемые заковыристыми серебристыми вспышками и тянущимися нитями сложных плетений. Судя по цвету, защита Флитвика имеет много общего с заклинанием защитника. Маги кружили над замком, а я с удовольствием наблюдала за ними, чувствуя, как медленно покидает меня головная боль, а на душе становится легко и спокойно. Одна вспышка отделилась из общего полотна вязи и устремилась ко мне, зависнув прямо перед лицом и приняв форму призрачной птицы с хвостом, тянущимся в виде длинного шлейфа.

— Сибилла, — узнаваемым голосом директора произнесла она. — Придётся пожертвовать свежим воздухом в угоду безопасности. Чары Флитвика будут держаться лучше, если целостность башни будет сохранена. Закрой окно.

Серебристый феникс растворился в воздухе и я, обречённо вздохнув, поспешила выполнить указание. Значит, буду чаще гулять. А сейчас мне поможет лишь ванна и здоровый сон без всяких кошмаров.

* Жизненная позиция ведьмака Геральта в зрелом возрасте: «…ты абсолютно не досаждаешь в данный момент живой природе, ежели только вышеупомянутая природа не досаждает тебе…».



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот


Сообщение отредактировал Marrana - Воскресенье, 18.09.2016, 21:34
 
MarranaДата: Воскресенье, 18.09.2016, 21:33 | Сообщение # 17
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 8
продолжение...

За всей этой нервотрёпкой, хозяйственными хлопотами и исследованием внезапно привалившей новой реальности я не заметила, как пролетела неделя. Сегодня я, вновь развалившись на подушках и пуская в потолок клубы дыма, жду, когда ко мне заявится курс Очкастика. Вот мне интересно, он испугается или нет. Лохматик не придёт, однозначно. Но она мне и не нужна, только мешать будет. Одно плохо, я не знаю, насколько канон соответствует реальности, сейчас однозначно могу сказать только то, что характеры главных героев эпика намного сложнее и богаче, чем описывала первооткрывательница этой вселенной.

Ученики рассаживались за столики, шёпотом переговариваясь и с интересом поглядывая на меня, судя по всему, эссе о значении оккультных наук в магическом обществе достигло своей цели. Грейнджер не появилась, а вот Рыжик с самым известным несчастным ребенком на месте устраиваются поудобнее за своим столиком. Сегодня я решила не заморачиваться и устроить ещё одно чаепитие для закрепления материала. Возражений, что характерно, не последовало. Я медленно курсировала между столами, благосклонно кивала, давала советы и изредка журила за слишком буйный полет фантазии. Детки были в восторге. Закусывали шоколадом и весело галдели, а я, глядя на них, безумно радовалась, что Дамблдор и присные сподобились установить хоть какую-то защиту, но как защитить их за пределами замка — вот вопрос. И что делать, когда Блэк всё же объявится?

После занятия Поттер задержался, раздражённо отмахнувшись от рыжего. Так, попаданка-неудачница, держись, раунд первый начинается. Мелкий решительно направился ко мне с видом пловца, задержавшего дыхание перед прыжком в ледяную воду. Вот только под моим вопросительным взглядом всю решительность он подрастерял. Я взмахом руки предложила ему присаживаться напротив.

— Давай, излагай свою мысль, — поторопила его я.

— Гермиона, — прошептал он. — Вы сказали, что ей угрожает опасность.

Есть, я молодец! Всё-таки правильно его просчитала, угрозу для себя он может и проигнорировать или постеснятся попросить помощи, а вот ради друзей…

— Скорее, глупость. Ее собственная, — усмехнулась я.

— Гермиона — лучшая ученица, — с жаром возразил ребенок, какой же он ещё наивный.

— Лучшая не значит умная, но ведь ты хотел поговорить не об этом? Ты не замечал за ней странностей?

Мелкий неопределённо пожал плечами.

— Да, — согласно кивнула я. — Странности здесь есть у всех, это магическая школа. Но и опасность зачастую прячется за обычным поведением и невинными чудаковатостями. Один раз случайность, второй раз странность, а в третий уже закономерность. Случайности не случайны, как говорил один мудрый сенсей — черепаха.

Поттер несмело улыбнулся.

— А что мне делать?

— Это ты её друг, прояви смекалку и изобретательность. Считай это своим персональным практическим заданием, справишься за две недели — получишь тридцать баллов, потребуется больше времени — двадцать. Берёшься?

Гриффиндорец медленно кивнул, затем вновь вскинул на меня подозрительный взгляд.

— А зачем это вам?

Судя по всему, не всё ещё потеряно, критическое мышление в наличии имеется, как и здоровая подозрительность. Вот только, ребёнок, почему она у тебя проявляется лишь периодами?

— А это будет твоим следующим заданием, — загадочно улыбнулась я. — Считай это тестом на сообразительность.

Наградой мне было выражение крайнего недоумения на лице Поттера.

— Если тебе не нравится квест, я могу предложить другой… — с сомнением потянула я, ещё сильнее провоцируя ребенка.

Очкастик предсказуемо замотал головой, не давая мне идти на попятный.

— Это как в компьютерной игрушке, да? — просиял от догадки он.

— В чём? — разыграла удивление я, по легенде, о компьютерах я даже понятия не имею.

— Ну, это… — растерялся парень, соображая, как бы мне доходчиво и кратко рассказать о высоких технологиях, — такой сложный электронный прибор, похож на… э-э, ну, не знаю… На котором люди работают, на нём можно поиграть…

Поттер говорил всё тише и тише, и под моим ироничным взглядом совсем замолчал, потупившись.

— Поиск аналогий с немагическим миром — это распространённая ошибка всех маглорождённых. Наши миры плохо совместимы, магическое излучение выводит из строя электрические приборы, ты, наверное, уже с этим сталкивался, — полуутвердительно заметила я, намекая на его жизнь с маглами.

— Да, дядя постоянно ругается, что многие вещи ломаются из-за моей не… — резко запнувшись, гриффиндорец замолчал.

Я кивнула, словно не заметив обрыва фразы. Я пока не собиралась лезть к нему в душу. Пока.

— А найдя аналогию, на этом успокаиваются, — продолжила я. — Забывая, что магия всегда сложнее, чем кажется. Отказываясь познавать суть магии, маглорождённые сами отказывают себе в развитии. И твоя подруга этому яркий пример, даже несмотря на то, что она лучшая ученица курса. Маги оперируют другим видом энергии, это не значит, что они отвергают законы физики и мироздания, но согласись, магия устанавливает и свои законы, что накладывает определённые традиции и обычаи. Разве не разумно изучать и их, а уже потом говорить о возможной закостенелости и отсталости мира магии, имея под рукой обширную базу данных?

Судя по ошарашенному выражению лица, мои слова оказались для Поттера откровением. Неужели никогда не задумывался? Странные дела творятся в этой школе… да и в мире тоже…

— Со своим уставом в чужой монастырь не ходят. Слышал такое выражение? — Гарри кивнул, не сводя с меня удивлённого взгляда. — Эту правду жизни установили маглы, но почему-то те, кто приходят в наш мир, мудрость своих предков оставляют за порогом. Это грустно.

— Значит, Малфой прав, когда говорит, что гр… маглорождённым здесь не место, — потерянно прошептал ребенок.

— Отчасти. Пришедшие извне не желают изучать реалии иного мира, пытаясь навязать своё видение. Прогрессорство не всегда бывает во благо, особенно если ты не докопался до сути. Это разрушает целостность мира. Считай, что ты на другой планете, так будет проще. Есть такое направление в литературе маглов, как научная фантастика, там прекрасно описаны подобные случаи. Почитай на каникулах.

— А я ведь тоже совсем ничего не знаю о магическом мире.

Слава Великому Рандому, мы-таки подобрались к самому главному. Я хитро улыбнулась.

— Библиотека тебе в помощь, — надо же, какой испуг отразился в зелёных огромных глазах. — Ладно, держи, — смилостивилась я, выудив из груды подушек толстую книгу.

На книжечку гриффиндорец смотрел с не меньшим ужасом. Ну да, толстая, а что вы хотели, это, между прочим, ещё краткие выжимки, предназначенные как раз для маглорождённых, с целью их более успешной адаптации и вливанию в магическое сообщество. Их ещё прежняя Трелони притащила в школу, горела юная дурочка энтузиазмом и искренне верила, что сможет спасти мир. Дар её, видите ли, об этом говорил. Наивная, такие вещи, что творятся в магическом мире, в одиночку на голом энтузиазме не разрулишь, детям свою идеологию не привьёшь, тут конкурент покруче имеется. Потому-то и сгорела в считанные годы…

А мне эта книжечка много пользы принесла, а то на одних полузабытых описаниях Роулинг далеко не уедешь. У неё была всего лишь книжная история, а у меня — целый мир. То-то и оно. Тут и черти марсианские после литра самогона не разберутся. Но ребёнок представление иметь будет.

— Это если кратко, — подтвердила я опасения Гаррика. — По крайней мере, будешь знать, что именно искать в библиотеке. И у меня к тебе просьба, пока сам не прочитаешь и не поймёшь, никому не показывай. В особенности мисс Грейнджер.

— Почему? — обиженно вскинулся Поттер.

— Мы это уже обсуждали. Не все горят желанием влиться в новый мир, и многие вещи, описанные здесь, — я ткнула в обложку «Краткой истории и традиций магических сообществ», — сильно отличаются от мироощущения твоей подруги. Вот только вы, мистер Поттер, принадлежите и всегда принадлежали магическому миру. Отрицание своей сути ведёт к гибели, крайне неприятной, хочу заметить. Помните об этом.

Я протянула ребёнку книгу. Хватит на сегодня лекций, и так загрузила, слышно, с каким скрипом шестерёнки проворачиваются, не в состоянии справиться с непривычным объёмом информации. Гриффиндорец взял пособие и быстро спрятал в потрёпанный рюкзак, словно боялся, что я передумаю. Видимо, задели мои слова за живое и проснулись поттеровская упёртость и блэковское упрямство. С таким наследием его с выбранного пути сложно будет сманить, докопается. Я специально в разговоре старалась избегать любого упоминания о его родителях, подобных сравнений ребёнку и без меня хватит, он должен запомнить, что Гарри Поттер — самостоятельная личность, а не тень своих родителей. Сумбурно поблагодарив меня, он как-то растерянно поплёлся к выходу, обдумывая мои слова.

— Мистер Поттер, — окликнула я его напоследок. — Не забывайте про квест. И… — я выразительно потыкала пальчиком ему под ноги.

Ребёнок удивлённо хлопнул глазками, проследил в указанном направлении и мгновенно залился краской. А про люк-то в полу он и забыл. Как-то особо горестно вздохнув, он обречённо сел на край, нащупывая ногами веревочную лестницу. Я знаю, что это издевательство, но ничего с собой поделать не могу. Такая у меня подлая и мстительная натура. Да и коллеги лишний раз не ползают.

А вообще, странный мальчишка. Слишком борзый для забитого родственниками ребёнка и в действительности, и в описаниях Роулинг, чего только стоил его пассаж на первом уроке зельеварения. Не зря его Снейп терпеть не может, порода берёт своё. С другой стороны, неблагополучный ребёнок никогда не поверит в бескорыстность и в сказку. Мечтает об этом, но не поверит, жизнь научила искать подвохи и скрытые мотивы. Так почему в каноне он безоговорочно верил долькоеду, Маккошке и Уизли, но сомневался в словах Снейпа и других? Вопросы, вопросы. В моём случае он всё же проявил благоразумие, так что, полагаю, не совсем пропащий. А с квестами здорово получилось, просто так он мне не поверит, а вот к эксцентричной магичке, коих здесь пруд пруди, которая в качестве развлечения устраивает подобные тараканьи бега, может отнестись с пониманием. Скука в уединённом от остального мира замке может быть невыносимой, каждый развлекается в меру своих возможностей и богатства фантазии. Нужно для конспирации ещё несколько подобных квестов для старшекурсников организовать, тоже направленных на безопасность и здоровье учащихся. Хагрид, Хуч, Люпин, ничего личного, вы мне просто не нравитесь.

Кстати, некая заторможенность в словах и реакциях Поттера мне не понравилась. С ним, походу, никто серьёзно не занимался, а ребёнок не так давно пришиб человека, или кем там можно считать Квиррелла, и реликтовое чудовище на пару с духом озлобленного мага. Что творится с хрупкой детской психикой, мне просто страшно представить, вполне возможно, что отсутствие интереса к учёбе, заниженная реакция на внешние раздражители и лёгкая отстранённость — это защитная мера сознания. Над этим, однако, надо серьёзно подумать.

Но это потом, сейчас меня ждёт моя новая и пока единственная в этом мире подруга — Розмерта.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Четверг, 15.12.2016, 19:19 | Сообщение # 18
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 9

Ближе к ужину в закатных сумерках я вернулась в Хогвартс, протолкавшись сквозь плотный строй учеников, спешащих в замок, после вечерних прогулок по окрестностям. Тёмные осенние тучи надёжно скрывали парящие тени, а дети не могли долго бояться, привычно полагаясь на авторитет и силу преподавателей. У меня, однако, такой уверенности не было, но мой голос здравого смысла бессильно тонул в непрошибаемой вере в собственные возможности Верховного Чародея и осуждающих взглядах Минервы. Заместитель директора близость стражей Азкабана осуждала и всячески клевала мозг своему непосредственному начальнику, требуя вернуть статус-кво в исходное состояние, но, повинуясь противоречивому женскому началу, тут же испепеляла суровым взором каждого, кто проявит слабость сомнения в непререкаемом суждении о безопасности из уст Дамблдора. Но с каждым днём заразная слабость расползалась по всему коллективу, приводя МакГоннагал в священную растерянность, поскольку предъявить результат сомневающимся не было ни малейшей возможности. А прямая угроза вот она: за стенами замка летает и безапелляционно проглядывает из чётких колонок цифр закупок для Больничного крыла. И почему у меня нет ни капли сочувствия к её проблемам?

Собственно говоря, задумавшись о насущном и обыденном, я совершенно потеряла бдительность, за что и поплатилась. Стоило мне отвлечься, как я моментально была отловлена Авророй и утянута в полутёмный коридор.

— Ну, как всё прошло? — нетерпеливо поинтересовалась она, подозрительно оглядываясь в поисках невольных свидетелей нашего разговора.

— В смысле? — слегка растерялась я, с недоумением взирая на коллегу, решившую поиграть в шпионские игры.

— В смысле урок как прошёл? — недовольно прошипела Синистра. — Защита держит? Мой сегодня ночью, и мне слегка волнительно, — откровенно призналась она.

— Пока всё спокойно, — кивнула я и бегло оглянулась по сторонам. Мой манёвр не укрылся от внимания профессора по астрологии, и та понимающе усмехнулась. — А от кого мы прячемся? — шёпотом поинтересовалась я, заразившись её скрытностью.

— Ото всех, — отмахнулась она. — Тебе не кажется, что наших защитников нужно отблагодарить?

— К тебе или ко мне? — деловито поинтересовалась я. Синистра на мгновение задумалась.

— Ко мне, — безапелляционно заявила она. — Прямой ход в твой кабинет — это издевательство чистой воды и неподобающий путь для почтенных профессоров, а обходной потайной — просто извращение. Неудивительно, что ты редко к нам спускаешься.

— Зато ко мне лишний раз никто не лезет, — немного резковато отбила подачу, слегка обидевшись. Мне мои покои как раз очень нравились, их удалённость от обжитых этажей в том числе.

— Не говори. Астрономическая башня — тот ещё проходной двор, — фыркнула она. — Мы из-за этого с Минервой с первого сентября на ножах.

— О! — я сделала крайне удивлённые глаза.

— А, ты же не знаешь, — потянула она. — Ты не представляешь, сколько парочек я сняла после отбоя со своей башни в невменяемом истеричном состоянии. Они никак не рассчитывали, что их уютный интим будет прерван грубым вмешательством соскучившихся по тёплым чувствам и объятиям дементоров, любопытства ради заглянувших на огонёк. Хорошо хоть вуайеристы попались, а то могли и присоединиться, — нас с Синистрой одновременно передернуло, отсутствием воображения мы не страдали и отчётливо представили сюрреалистичную картинку такой перспективы. — В один прекрасный момент мне это надоело, и я заблокировала доступ. Ты прикинь! — продолжала эмоционально рассказывать Аврора, ненавязчиво подцепив меня под локоток и увлекая всё дальше по коридору. — Эти… альтернативно разумные не придумали ничего лучше, чем настучать МакГоннагал на мой, так сказать, произвол и захват самого романтичного места Хогвартса в своё единоличное пользование. Ну, ты нашу поборницу правил и традиций знаешь — ор стоял на полшколы!

— Она это так просто не оставит, — покачала я головой.

— Разумеется, — согласилась Синистра. — Только доступ я открою после прямого приказа директора и под её личную ответственность. Заходи, располагайся. Я сейчас насчёт чая распоряжусь.

Под интересный разговор я даже не заметила, как мы преодолели лестницу в самую высокую башню Хогвартса и попали в личные покои профессора астрологии. По странному обстоятельству, учебные классы всегда находились поблизости от личных покоев преподавателей. С одной стороны, это удобно, с другой, если твой класс располагается в центральной части замка, придётся наизнанку вывернуться, защищая свою частную жизнь от любопытных и просто пробегающих мимо. Гостиная Авроры была небольшой и уютной, оформленной в тёплых бежево-коричневых тонах с ярким пятном букета алых роз, стоящих в высокой вазе на полке горящего камина. В гостиной было тепло. Я подошла ближе к камину, рассматривая небольшие безделушки, выставленные для создания интерьера, и привлёкший меня неестественный блеск цветов. Я оказалась права. Роскошные цветы покрывала тонкая корочка льда, абсолютно игнорирующая жар пламени камина, но исправно отражающая огненные блики. Синистра, оказывается, далеко не так проста, не зря она так легко отмахнулась от заверений Люпина, она сама мастерица в области чар.

— Мои любимые, — раздался позади голос хозяйки покоев. — Живые, увы, радуют меня недолго, даже с учётом консервирующих чар, а так… главное, заклинание вовремя обновлять.

— Мне нравится, — заверила я её. — Крайне оригинально и свежо. И символично.

Я повернулась к ней. Аврора выставляла на стол низкую пузатую бутылку и вазочку с печеньем, хлопок — и перед нашим взором возник поднос с двумя чайными парами и исходящим горячим паром чайником, организованный расторопным домовиком.

— Присоединяйся, — ведьма приглашающе махнула рукой. — Кстати, спасибо за идею и поддержку. Честно говоря, я полагала, что МакГоннагал после нашего последнего скандала будет на корню рубить все мои начинания. Из принципа. Она дама обидчивая.

Я невозмутимо пожала плечами.

— Я ещё на Роланду рассчитывала.

— Мерлин ей судья и дементоры навстречу, — отмахнулась Синистра. — У неё своя голова на плечах.

Я согласно кивнула, до тараканов, блуждающих в чужих головах, мне не было никакого дела. Единственное, что меня интересовало, — моя безопасность и безопасность детей, что пришли на мой урок. Я взяла чашку и вдохнула насыщенный аромат. Превосходно. Но в гости с пустыми руками не ходят.

— Тикки! — мгновение, и на меня преданно смотрят большие глазки навыкате. — Тащи сюда мою заначку из Сладкого королевства.

Через пару мгновений перед нами очутилась небольшая белая коробка, запакованная цветной лентой с узнаваемой переливающейся монограммой лучшей кондитерской Хогсмида. Эльф на наших глазах сломал пломбу и распахнул коробку, тут же испарившись.

— Ой, какая прелесть! — восхитилась Синистра и первой потянулась к лакомству, вынув нечто шоколадное и воздушное. — Это новинка, да?

— Угу, — согласилась я, ухватив печенюшку. — Жителей в Хогсмиде осталось мало, зато остальные разбирают всё шоколадное ударными темпами.

Аврора помрачнела.

— Жаль, мы таким образом проблему решить не можем, — и потянулась к бутылке, щедро плеснув из неё в чай. По гостиной расползался лёгкий аромат шоколада и алкоголя. — Будешь?

— Септима мне на ужине плеснула чего-то такого же, — вспомнила я, благосклонно кивнув на предложение.

— Ага, шоколадный ликёр. Вместе на Косом покупали. Хорошая штука. Что подарим коллегам в качестве благодарности?

— У меня есть бутылка коллекционного виски, — вспомнила я. — Тикки! Бутылку в коробке из бара сюда. — Аврора удивлённо вскинула бровь. — Люпину хотела подарить за уроки по вызову патронуса, — пояснила я, передернув плечами. — Я его боюсь!

— А, — беспечно отозвалась моя собеседница. — И на оборотня найдётся управа. Пара хитрых проклятий, и… О, прости, я всё время забываю! — я криво усмехнулась.

— Знаешь?

— А кто не знает? Ты на педсоветы почаще ходи, ещё не такое узнаешь. Первое, наш новый профессор ежемесячно чем-то болеет, причём со школьных лет, и об этом знает колдомедик и все деканы. Второе, Северуса просят регулярно его подменять и варить специфическое зелье, которое в аптеке не купишь, третье, наш мрачный зельевар просил меня составить точный, чуть ли не поминутный, лунный календарь на весь учебный год. По-моему, всё очевидно. Меня больше удивляет, что, он пока учился, никого не покусал в период подросткового буйства гормонов. Не удивительно, что он такой женоненавистник, от него, наверное, все девицы в ужасе шарахались, как от прокаженного, за столько лет наверняка соотнесли приступы его болезни с лунным циклом.

И чему я удивляюсь? Это я здесь пришелец, и немногие маглорождённые, остальные иного мира не знают, для них оборотень — обыденность, и признаки распознания знают назубок. Другой вопрос, почему позволили подобное самоуправство? Но моя логика тут бессильна. А Люпин попал. При всей своей исключительности и отнесению к категории редких привилегированных он забыл, что пришёл в практически чисто женский коллектив. Его взвесили, оценили и… признали негодным. А думать нужно, что говоришь! И как! Тут заступничество директора и благосклонность бывшего декана не помогут. В серпентарии женского коллектива выжить могут единицы, типа жизнерадостного Флитвика, души компании, с радостью готового прийти на помощь, и главы змеиного дома, которому по статусу положено уметь лавировать среди гадюк любой степени ядовитости. При всей своей мрачной язвительности и презрительном отношении к окружающим Снейп ещё никому не отказал в обоснованной просьбе. За примерами далеко ходить не нужно. Все профессора в нагрузку получают ночные дежурства, кроме меня. Толку от меня в этом вопросе ноль, это все прекрасно понимают. И я более чем уверена, что мои часы не раскидали по всем остальным коллегам, их в полном объёме передали Ужасу Подземелий, чаще которого в ночных коридорах можно встретить только Филча. И ведь ни разу не возмутился и меня не упрекнул. Вполне себе показатель.

С характерным хлопком перед нами появилась коробка.

— Добавить зелёную ленточку — и подарок Северусу готов. А с остальными?

— Директору можно подарить шерстяные носки, — предложила я, вспомнив канон. — Или лимонные дольки, — продолжила под скептическим взглядом Авроры.

— Угу, чтоб он потом над нами издевался, предлагая эту приевшуюся гадость? — скривилась она от отвращения. — А почему носки?

— Потому что книги ему дарят регулярно, — вспомнила я ещё один факт и тут же добавила: — Можно варежки. Со звёздами и единорогами.

Синистра прыснула, отставив чашку, чтоб не облиться.

— Во всяком случае, претендует на оригинальность. А Флитвику?

Мы переглянулись и приуныли. Идей не было. Декан Равенкло был радушным и весёлым, душой компании и знаменитым дуэлянтом, но вот тех, кто может похвастаться, что прекрасно знает его как личность и является другом, было мало. И мы в это число не входили. Грустно как-то. Что я знаю о коллегах, с которыми мне работать не один год? Канон в расчёт брать не следует, я оттуда только одиозную мышь подземную летучую помню, а информация об остальных в голове моей не задержалась, кроме имён. Знала бы, в какие глухие места занесёт меня внезапное распределение рабочих мест после вручения диплома, так изучила бы все книги вдоль и поперёк. Но история сослагательного наклонения не любит, и хроноворот мне в этом вопросе не поможет. Функций путешествий в иные миры у него нет, а жаль.

— Может, не будем мудрить и подарим Филиусу этой шоколадной прелести? — убито поинтересовалась Синистра, которая явно пришла к схожим со мной выводам. — Во всяком случае, лишним не будет.

Я задумчиво кивнула, соглашаясь с её идеей. Вполне себе стандартный подарок.

— Динки! — позвала Аврора. — Пергамент и перо, — она быстро черкнула коротенькую записку. — Отнесёшь Молли Уизли, спросишь, когда можно забрать готовый заказ. А это в Сладкое Королевство.

Профессор протянула эльфу два причудливо свёрнутых письма, забавно качнув ушами, курьер испарился.

— Я ещё не только об этом хотела поговорить, — продолжила она. Я изобразила вежливое внимание. — Что-то мне подсказывает, что идея Флитвика не будет иметь успеха, а в помощи аврората сам директор нам отказал, — закончила она, задумчиво покручивая чашку на блюдце и не поднимая взгляда.

— Что ты предлагаешь?

— Попросить Северуса, Филиуса и Помону выделить старшекурсников на уроки, чтоб в случае чего помогли отбиться. Защитные чары, как сказал сам Мастер, недолговечны и не абсолютны. Ну, и закрепить всё это решением педсовета, так что мне определённо нужна поддержка.

— Почему ты исключила Минерву? — слегка удивилась я.

— Потому что больше половины экстремалов-романтиков, что будили меня по ночам своими воплями, имели честь обучаться на факультете храбрых. Собственно говоря, я сомневаюсь, что уровень их интеллектуального развития позволит справиться с подобным ответственным заданием. Но, как я поняла, концептуально ты не против?

— Только за, — довольно расплылась в широком оскале я.

— Тогда обсудим текст для открыток с благодарностями? — улыбнулась хозяйка уютных покоев и вновь потянулась к бутылке.

— У нас педсовет через два часа, — с сомнением потянула я. А я и так в компании Розмерты торт не только ароматным кофе запивала.

— Ты права, — огорчённо вздохнула та и отставила компрометирующую ёмкость. — Ну что, Северус и Филиус, в отличие от директора, любят конкретику и чёткость, поэтому предлагаю так…

Собственно говоря, на ужин мы так и не пошли, увлечённо перебирая формулировки. Вот уж не подумала, что подписать маленькую открытку к подарку может оказаться такой сложной и муторной работой. Чтоб черти марсианские зелёные забрали эту чопорную английскую форму вежливой переписки! Кто же знал, что в выражении благодарности кроется столько нюансов и подводных камней. Впрочем, время мы провели плодотворно, проникнувшись друг к другу взаимной симпатией и прикинув пути дальнейшего сотрудничества, что было крайне актуально в сложившейся ситуации. Пропущенный ужин нас не огорчил, залившись по самую макушку ароматным чаем с разнообразными вкусняшками, на встречу к коллегам мы прибыли в самом благостном расположении духа, предвкушая очередной раунд тяжёлых споров.

Хогвартский педсовет традиционно проводился в учительской. То ли директор не хотел сообщать смертным пароль от своего кабинета, то ли оставлял за собой право на такой финт ушами, как повесить почётную обязанность председателя при разборках внутри коллектива на своего заместителя. Последнее наиболее вероятно, учитывая количество роскошных кресел за пазухой у нашего Светоча всея Британия. Мы с сообщницей явились вовремя, в просторной комнате уже собралась большая часть коллектива, вполголоса переговариваясь и делясь впечатлениями. Я опасливо покосилась на внушительный шкаф, знаменательный урок уже прошёл, но кто знает, вдруг Люпин оставил заначку на будущее. Не хотелось бы при всём честном народе столкнуться с собственным боггартом. Ладно, если он примет облик профессора ЗОТИ, что угрожал мне накануне, а если вредный дух доберётся до более глубоких слоёв моей личности, то как мне объяснить, что я до ужаса боюсь Дамблдора? Вот конфуз-то будет. Но на моё счастье в шкафу было тихо.

В углу, куда не достигали отблески магических факелов и несгораемых свечей в мягком кресле черной кляксой застыла фигура зельевара, лёгкие тени надёжно укрывали его лицо от посторонних взглядов, а в руках тихо шуршала страницами толстая книга, словно щит, отгораживающий его от общества. Рядом шушукались Флитвик и Помона, маленький декан Равенкло приглашающе махнул нам рукой, едва мы поприветствовали присутствующих. Аврора с готовностью присоединилась к компании, притащив в кильватере меня, и сразу начала посвящать деканов в свою задумку. Деканы прониклись и поглядывали на нас с легким уважением, даже Снейп перестал шуршать страницами, явно прислушиваясь. Вот так и закручиваются интриги в маленьком королевстве магического интерната. Я украдкой рассматривала коллег. В противоположном углу засела мадам Хуч, сверкая яркими глазами с лёгкой поволокой, вот уж кто не постеснялся принять на грудь перед столь значимым мероприятием. В маленьком тесном кругу дам о чём-то хихикала Септима, к нам уверенно пробиралась Поппи Помфри.

Явление начальства благодарно внимающей публике я позорно пропустила, увлёкшись разговором с Поппи, которой безумно нравились мелькающие у меня идеи. По её циничному профессиональному мнению, дементоры оказали благоприятное воздействие на моё душевное равновесие, и тяжёлые тучи похмельной депрессии развеялись над моим разумом… это она так вежливо намекала, что её одолевали тяжёлые раздумья по поводу моего переселения по соседству к Беллатрикс? А то, как я успела узнать, в Мунго принимали только недееспособных и мирно сопящих в две дырки пациентов с душевными расстройствами, иных в Азкабане содержать дешевле. Ах, какая чуткая у нас школьная колдоведьма…

В себя я пришла от тычка под рёбра в исполнении Авроры, вежливо так намекающей, что хватит гипнотизировать остановившимся взглядом унылую столешницу, пришло время возвращаться в суровую реальность и оказывать поддержку сообщнице не только морально — лишь молчаливым присутствием.

— Это возмутительно! — сконцентрировала я внимание на возмущённым возгласе замдиректора, судя по одухотворенному лицу и потокам патетики, вещала она уже минут десять. А судя по кислым лицам коллег, по которым украдкой скользнул мой взгляд, гневная речь главной кошки Хогвартса никого не вдохновила. Не хватает ей огонька. Не хватает. — Астрономическая башня — самое романтичное место замка, и многие маги с воодушевлением вспоминают его после выпуска. Вспомните мемуары Гампа. Именно там он познакомился со своей супругой. А вы хотите лишить возможности детей почувствовать очарование замка с новой стороны. В конечном итоге, это многовековая традиция! Дементоры — это не повод лишать детей и так немногочисленных радостей. Вы ведьма или кто? Раз не можете обеспечить безопасность на подведомственной вам территории!

Я не ослышалась, она правда это сказала? Честно, у меня слов не осталось, всё, что я могла, — это растерянно хлопать глазами. Судя по многозначительному, едва различимому хмыканью из тёмного угла учительской, нет, мне отнюдь не послышалось. Или слуховые галлюцинации как минимум у двоих.

— Какая прелесть! — искренне восхитилась Аврора. У троих. Наше число употребляющих подозрительную дрянь на важных мероприятиях стремительно растёт. — Всегда говорила, что на стезе преподавания моя жизнь окончится.

— Ты не права, Минерва, — сокрушённо покачал ушастой головой Флитвик. Та-ак. Уже четверо. Большинство преподавателей согласно закивали, испытующе поглядывая на спорщиков. Видимо, надышались парами.

МакГоннагал демонстративно поджала губы в фирменной гримасе, всем своим видом выражая непреклонность. Видимо, я упустила что-то важное и не поняла, когда спор двух волшебниц явно перешёл ту грань, за которой здравый смысл отродясь не появлялся, иначе брошенный в запале пассаж нашей суровой женщины не имел логического объяснения. Дамблдор, прежде заинтересованно внимающий пылкой речи соратницы, решил-таки вмешаться. Что его останавливало ранее, бездействием позволяя развиться скандалу до полного абсурда, было не понятно. Надеюсь, не раскрасневшиеся в процессе жаркого спора щёчки МакГоннагал, а то моё чувство прекрасного и вера в человечество скончаются в ужасных муках.

— Всё же я советую соблюдать традиции и не ущемлять детей по возможности, — ласково улыбнулся директор, а МакГоннагал бросила на Аврору победный взгляд. Та даже бровью не повела.

— Совет я имею право не принимать во внимание. А вот Астрономическую башню открою лишь по прямому распоряжению, Альбус, и под личную ответственность Минервы, — закончила она, пристально взглянув в глаза вскинувшейся женщины. — Я не Мерлин, чтоб двадцать четыре часа в сутки самоубийц караулить.

МакГоннагал вскинулась, гневно раздувая ноздри, как никогда похожая на свою аниформу, злобно шипящую кошку, поглаженную против шерсти.

— Я поддерживаю Аврору, — внезапно раздался невозмутимый голос Поппи. Колдомедик в покровительственном жесте сжала мне руку, призывая к молчанию, когда я решила было высказаться в пользу союзницы. — Нужно устранять причину, а не лечить последствия, — снисходительно поглядывая на присутствующих, продолжила она. — Или вы хотите повторения прошлогодней ситуации? А мне казалось, что все уяснили, что тактика ожидания, когда всё само рассосётся, не оправдала себя. Или мне показалось? — с нажимом закончила она.

Я окинула коллег растерянным взглядом, многие виновато потупили глаза, признавая свою несостоятельность при решении данного вопроса. Флитвик, недобро прищурившись, отслеживал реакцию директора, судя по тому, что ответа на нашу гневную петицию, направленную в Аврорат и лично Фаджу нашим профессором-энтузиастом, мы до сих пор не получили, то мои мрачные прогнозы начинают сбываться. А учитывая реплики эпичного полугоблина, выдаваемые похолодевшим голосом, то тот точно был уверен в бездействии нашего любимого работодателя в этом вопросе. Спраут нервно выстукивала пальцами мрачную мелодию по столешнице, Минерва, как и я, слегка растерялась от тона всегда жизнерадостной Поппи, выражения лица зельевара я не видела. В его углу, как живая, клубилась тьма, демонстративно игнорируя трепещущие огоньки парящих свечей, что сильно было заметно на фоне контраста с восседающим во главе стола директором, который был залит неярким светом живого огня, отражающегося бликами в его седых и тщательно уложенных волосах, что в купе с общей неподвижностью и вниманием во взгляде давало животрепещущую иллюзию умудрённого старца.

Мне до такого мастерства, как до луны пешком.

— Альбус? — требовательно прервала затянувшуюся паузу Помфри.

— Мистер Люпин, — холодно произнесла Аврора, заметив открывшего было рот Ремуса. — Прежде чем вы произнесёте хоть слово, подумайте. Не заставляйте меня сомневаться в вашей компетенции. Мозги даны волшебнику отнюдь не для того, чтоб красиво их разбросать после бомбарды. Воспользуйтесь ими по назначению. Прошу.

Оборотень подавился заготовленной фразой, удивлённо созерцая невозмутимую Синистру, рядом возмущённо втянула воздух Минерва, ну, её наверняка поразило вскользь брошенное сравнение, или умудрённая годами женщина уловила намёк на угрозу в словах отнюдь не слабой ведьмы, которую, как оказалось, магами с пушистой проблемой не напугать. Даже из тёмного угла повеяло лёгкой заинтересованностью.

— Я думаю, мы оставим всё, как есть, — наконец вынес решение Дамблдор. — Мы не можем рисковать здоровьем детей, а в замке немало иных, более безопасных романтических мест. Вот помню… хм, это, пожалуй, не важно. Простите за внезапный приступ ностальгии, — мягко улыбнулся директор, загадочно сверкнув молодыми и яркими глазами. — Минерва, будь добра, позаботься, чтоб данная информация была донесена до студентов.

— Но ведь на замок была поставлена защита, вы сами вчера… — удивилась Хуч, вынырнув из лёгкого полусонного транса, в котором пребывала почти всё собрание.

— От дементоров нет абсолютной защиты, Роланда, — мягко улыбнулся Мастер Чар. — В данной ситуации любые превентивные меры не могут быть излишни.

— В вашем случае особенно, — не удержалась я. — Ваши занятия вне стен школы.

Под столом меня с силой пнула Аврора, призывая к молчанию.

— Вам есть что сказать, Сибилла? — ласково спросил Дамблдор, мягкостью его я ничуть не обманулась, отчётливо увидев, как заледенел его взгляд и в голубых глазах замерцали отблески холодной стали.

— Есть. Но скорее, это просьба в разрезе превентивных мер, о которых упоминал профессор Флитвик, — моментально сориентировалась я.

— Просьба? — удивилась МакГоннагал. — У тебя? Что на этот раз?

— Скорее, суровая необходимость, — уточнила Синистра.

— Полностью поддерживаю, — пришла на выручку Помона. — В данной ситуации я считаю это необходимым. Всё же основная задача профессора — передать знания детям, а если при этом постоянно отвлекаться на контроль их безопасности…

— Действительно, учитывая некую отдалённость мест занятий Сибиллы и Авроры, ведь мы так и не смогли найти иной альтернативы, — включился в обсуждение Флитвик, подхватив мысль. — Поэтому я тоже считаю данное решение целесообразным, к тому же практическая польза для тех, кто планирует далее идти по стезе аврора…

— Коллеги, а не могли бы вы разъяснить свою задумку для нас… непосвящённых? — укоризненно заметил Дамблдор, оборвав наши аргументы. Упс, неудобно получилось.

— Мы с Сибиллой хотим привлечь старшекурсников для обеспечения мер безопасности на наших занятиях, — мило прокомментировала Синистра. — В одиночку контролировать звёздное небо, студентов и дементоров на продуваемой всеми ветрами башне несколько опрометчиво. У коллеги ситуация ещё сложнее. С Филиусом и Помоной мы пришли к полному взаимопониманию, Северус, я надеюсь, нас поддержит.

— Это разумно, — донеслось из тёмного угла.

— Со мной вы ни о чём таком не договаривались, — нахмурилась Минерва.

— Твои подопечные слишком шебутные, не в обиду тебе будет сказано, — отмахнулась Аврора. — Боюсь, будут мешать дисциплине на занятиях. Да и из-за отработок у них совершенно нет времени, как раз из-за дисциплины.

— Зато я не прикрываю проказы своего факультета, как некоторые, — декан Гриффиндора бросила выразительный взгляд на тёмную фигуру, замершую с книгой на коленях. — И если старшие могут за себя постоять, то боюсь, на младших слизеринцы будут давить из-за идеологической неприязни. А это не приемлемо!

— Не будут, — тяжёлым камнем упало последнее слово декана Слизерина. Почему-то мне казалось, что свой факультет Снейп держит в ежовых рукавицах. И если на публике он открыто заступался за своих подопечных, это совершенно не значит, что он не высказывал им своё неудовольствие позже.

— Я соглашусь с Северусом, — согласно кивнул Дамблдор. — Это разумно. Филиус, если тебя не затруднит…

— Думаю, мы сможем составить график так, чтобы избежать возможных конфликтов, — улыбнулся Флитвик.

— Я научу их заклинанию патронуса, — предложил внести вклад в общее дело Люпин.

— Старшие курсы владеют этим заклинанием, — искренне оскорбилась Септима, одарив оборотня уничижительным взглядом. — Мы с учениками разбираем магического защитника как один из ярких примеров воли волшебника, выражающейся в отражённом воплощении его устремлений и личностных качеств ещё на пятом курсе. Вам бы стоило освежить в памяти школьную программу.

Профессор ЗОТИ слега смутился неожиданной гневной отповеди, высказанной обычно радушной ко всем Вектор, и попытался уточнить возникшую у него мысль.

— Я не это имел в виду. Всех, — но его голос остался неуслышанным. В учительской тех интересных чар, как за обеденным преподавательским столом, не было, а внимание присутствующих больше занимали речи начальства, перешедшего к конструктивному диалогу.

— У пятых и седьмых курсов важнейшие экзамены в этом году, — напомнила заместитель директора.

— Думаю, против шестого курса ни у кого нет возражений? — уточнил Дамблдор и, дождавшись согласных кивков, продолжил. — Я соглашусь, это действительно будет неплохая практика и поможет некоторым осознать меру ответственности, что ложится на плечи юных магов.

— А наша ответственность — снять лишнюю тяжесть с детских плеч, — ехидно возразил Флитвик. — Как продвигаются переговоры с Фаджем и Авроратом?

— Я делаю всё возможное, — обтекаемо ответил директор. — Но не стоит ждать моментального разрешения ситуации, Министерство очень не любит признавать свои ошибки.

— Если ни у кого больше нечего сказать, то, может, вернёмся к действительно важным вещам? — проворчала МакГоннагал, привычно поджав губы в сухой недовольной гримасе суровой старухи. — Мы не вписываемся в установленный бюджет, а учебный семестр только начался. Если подобная тенденция продержится и далее, то я не знаю, что мы будем делать в конце года. Нужно срочно пересчитывать все сметы, расходы на Больничное крыло и на некоторые нововведения, что разом ополовинили все выделенные средства. Попечители будут недовольны!

Собственно говоря, больше ничего интересного на педсовете не прозвучало, кроме жарких дебатов по поводу сокращения финансирования. Расходники буквально горели в руках пышущих энтузиазмом деток в прямом смысле этого слова не только на занятиях по трансфигурации и зельеварению, так что свою вотчину профессора отстаивали с активным рвением и упёртость тролля, раз за разом отметая все аргументы администрации. Как сказала Поппи, устранять нужно причину, но, судя по всему, дементоров из канона не выкинешь. Ну и кому этот кошмар нужен, а?

С педсовета мы вывались злые и недовольные, напрочь растеряв приподнятое настроение, вызванное чаепитием и перебором подарков. Дарить директору варежки что-то расхотелось. Переглянувшись с Синистрой и наткнувшись на её полный добра и понимания взгляд, мы, не сговариваясь, направились к её покоям. Где-то там осталась практически нетронутая бутылка с шоколадным ликёром, и сейчас, пожалуй, настало самое удачное время для дегустации. Сегодняшней ночью страховать урок астрономии будет Снейп, а он, если и заметит, каким образом девушка подлечит расшатавшиеся нервы, то, как джентльмен, не будет распространять роняющие её достоинства слухи. По крайней мере, в таких мелочах, по словам Авроры, он не замечен. Ну, ей виднее.

За углом нас поджидал Люпин. Я практически застонала в голос и с трудом поборола желание побиться головой об стенку. Ну вот что за гриффиндорец с атрофированным чувством самосохранения, он что, другого времени для разборок найти не смог? Ох, черти марсианские, дайте терпения! Синистра же на взводе и только будет рада подвернувшейся под горячую руку случайной жертве. Тем более такой, имевшей несчастье перебежать ей дорогу.

— Аврора, — неуверенно начал Ремус, демонстративно игнорируя меня. — Мне кажется, у нас возникло некоторое недоразумение, хотелось бы прояснить ситуацию…

— Во-первых, мистер Люпин, я уже упоминала: никакой фамильярности! — практически прорычала ведьма, наставив искрящуюся палочку на оборотня. — Во-вторых, вы правы, стоит прояснить ситуацию. Я всегда считала Хогвартс безопасным местом, но вот незадача, в этом году рядом парят дементоры и оборотни в Запретном лесу, говорят, совсем распоясались. Совсем страх потеряли, и отголоски их агрессии долетают даже до школы. Не самое приятное соседство, не находите? А я очень переживаю за детей и свою подругу, — кивнула на меня Аврора. — Как вы думаете, если в полнолуние я встречу в окрестностях школы обнаглевшего оборотня, мне Министерство даст награду за устранение тёмной твари?

Люпин резко побледнел и отшатнулся, моментом растеряв весь свой апломб.

— Я… я не понимаю, о чём ты говоришь, — растерянно прошептал он, пряча отчаянно бегающие глазки и непроизвольно сжимая кулаки.

— Жаль, а я рассчитывала, что мы поняли друг друга, — искренне огорчилась та. — Доброй ночи, мистер Люпин, мы с Сибиллой спешим покинуть ваше общество. У меня скоро урок.

И царственной походкой, задрав кверху хорошенький носик, продефилировала мимо опешившего мага. Я поспешила следом, не сводя настороженного взгляда с профессора ЗОТИ, оставлять за спиной столь опасного недруга мне было не по себе. У меня такого превосходства и уверенности в собственных силах, как у Синистры, не было и вовсе. Аврора демонстративно не торопилась, и мне приходилось сдерживать шаг, хотя инстинктивно порывалась перейти на бег. Вонзающийся между лопаток острый взгляд ощущался почти физически. У лестницы я не выдержала ощущения пристального взора и обернулась. Мужчина так и не двинулся с места, его облик тёмным пятном чётко выделялся в дрожащем свете магических факелов. Вся фигура Люпина выражала полную растерянность и панику. Честно говоря, в этот момент он показался мне довольно жалким.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
kalistaДата: Понедельник, 26.12.2016, 22:27 | Сообщение # 19
Друид жизни
Сообщений: 171
« 8 »
Интересно! А Люпину так и надо! Правильно Аврора так сказала. Да и хороший друг он оказался. Про Гарри забыл, поверил о виновности Сириуса.


Наушники в уши, музыка глушит, и никто не нужен, потому что так лучше...
 
MarranaДата: Воскресенье, 29.01.2017, 20:41 | Сообщение # 20
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 10

К величайшему моему прискорбию, отстраниться от участия гриффиндорцев в нашем маленьком плане по сохранению нервов и здоровья на магических уроках в высочайших башнях школы не удалось. Минерву явно задело подобное пренебрежение и распространённое мнение о неблагонадёжности её воспитанников. И она с ярым энтузиазмом, характерным для всех последователей Годрика, рванула восстанавливать справедливость в её понимании этого слова, навязав своих шестикурсников к участию в дежурствах на наших уроках. Странное у неё понимание искоренения негативного общественного мнения, но тут все со своими мутированными тараканами, никогда не знаешь, какая гадость внезапно вылезет. Облагодетельствованные подопечные радости и должного рвения не проявили и благодарить декана за такой шикарный подгон в плане поднятия авторитета, к вящему разочарованию МакГоннагал, не спешили. Почему-то.

Флитвик проявил недюжинную смекалку и поистине гоблинскую изворотливость, умудрившись составить гибкий график так, что особо рьяные возмутители спокойствия никогда не пересекутся. Теоретически. Впрочем, помогло не особо, как я уже упоминала, на мои занятия ходили все факультеты скопом, так что надежда на вероятность мирного сосуществования двух идеологически непримиримых группировок канула в лету на первом же занятии. И что самое примечательное, отличились не третьекурсники, которым я пыталась разъяснить тонкости использования различных методик и степень вариативной погрешности при расхождении результата, а заскучавший бравый шестикурсник, призванный защитить нас от неадекватного дементора. Нужно ли говорить, что это был гриффиндорец? Угу, а объектом предсказуемо оказалась слизеринка.

Честно говоря, я слегка растерялась, когда наглый паренёк, косая сажень в плечах, ничуть не сомневаясь, плюнул через трубочку жёваным комком пергамента — в моё время так развлекались исключительно первоклассники, и то по весомому поводу! А такому здоровому лбу тринадцатилетняя девочка в качестве объекта интереса… или я чего-то не понимаю? Пока я пыталась постичь логику сего великого поступка и сообразить, как реагировать на происходящее, а пострадавшая слизеринка с удивлением разглядывала чашку с какао, куда угодил отскочивший от её прически самодельный снаряд, события приняли лавинообразный характер.

Часть гриффиндорцев, заметивших данный манёвр, одобрительно рассмеялась, полностью одобряя поступок своего старшего представителя дома Храбрых и Благородных, дети с остальных факультетов удивлённо завертели головами, отвлечённые от конспектирования импровизированной лекции, поскольку я честно предупредила, что данной информации в учебнике они не найдут. Невозмутимым остался лишь флегматичный хаффлпаффовец, небрежным жестом вынувший из рукава палочку и, наставив её на весело скалящегося напарника, совершенно скучающим голосом произнёсший:

— Вадивази! *

Размокший снаряд пулей вылетел из какао, а гриффиндорец схватился за нос, нечленораздельно что-то промычав, из-под пальцев показались капли крови. Мда, кинетическая энергия — страшная штука. На мой слегка удивлённый взгляд и злые вопли пострадавшего всё такой же невозмутимый и полусонный барсук прокомментировал:

— Это моя кузина, дебил!

Я обречённо вздохнула. А в самом начале эта идея мне показалась просто шикарной. Из раздававшихся в маленьких группках вокруг низких столиков шепотков я уловила общую идею: данное заклинание недавно продемонстрировал Люпин. На Пивзе. Шикарно! Показать показал, а чем оно опасно, рассказать забыл? С другой стороны, а чего я хочу от Люпина? Ну, кроме того, чтоб он выполнял свои служебные обязанности преподавателя ЗОТИ в полном объёме, а не от случая к случаю?

— Значит так! — пора брать дело в свои руки. — Пострадавшего к мадам Помфри. Мистер Уизли, проконтролируйте, что он дойдёт!

Жертва неудачной шутки проблеяла что-то про ответственность и возложенную на него великую миссию охраны, но была царственно проигнорирована и ускорена напутствующим жалящим заклинанием.

— Да, кстати, десять баллов с Гриффиндора за нарушение дисциплины, — крикнула я вслед спускающимся подросткам. — И пятнадцать с Хаффлпаффа за использование потенциально опасных заклинаний на однокурсниках.

— Я регулировал скорость, — обиженно пробормотал сконфуженный парень.

— Хорошо, — покладисто согласилась я. — Пять баллов Хаффлпаффу за филигранный контроль. Продолжаем. Итак, мы остановились на том, что прорицание как точная наука работает только при наличии дара, но и то с оговорками, в нашем же случае ни один метод не даёт стопроцентной гарантии. Погрешность зависит от многих факторов, которые мы должны непременно учитывать, так, например…

Инцидент был улажен, и детки вернулись к конспектированию, не забывая прихлебнуть горячего напитка; заботливый Тикки без моего напоминания заменил чашку слизеринке. Только Поттер, оставшийся без своего шумного друга, продолжал сверлить меня задумчивым взглядом. Ну, надеюсь, выводы из всего этого бедлама он сделает правильные, а давить на него и лезть с нравоучениями, уподобляясь МакГоннагал, я боюсь. Мелкий уже дважды забегал ко мне за советом или вопросом, что возникли при прочтении моего подарка. Довольно значимый показатель, что обратился наш Избранный ко мне, а не к своему декану. Хотя тут объяснение может быть и в том, что подкинула страшную книжку ребёнку именно я. И вопросы, кстати, он задаёт дельные, и если бы я заранее не ознакомилась с расширенным изданием с дополнениями и комментариями, найденным в семейной библиотеке, то вряд ли смогла бы ответить. Да и сейчас я не считаю себя знатоком английского этикета и традиций, особенно магических. Но надо же с чего-то начинать? Что характерно, про Грейнджер Очкастик ничего не сказал: то ли не разобрался с таинственным поведением Гермионы, то ли, что более вероятно, не хотел сдавать подругу. Мда, а я хотела разобраться с проблемой хроноворота в рекордные сроки. Интересно, если я Поттеру книжку про артефакты подброшу, это ускорит дело? Там, кстати, шикарный раздел про опасность длительного использования артефактов со сложной энергетической структурой. С расчётами. Ну, там ещё картинки есть, это поможет, правда?

Как я уже упоминала, урок у меня был один. Один в день и всего пять в неделю. А остальное время я была полностью предоставлена сама себе, особо ко мне никто не лез, дополнительных обязанностей не отвешивал, времени оставался вагон. Которое я и использовала по полной программе

От скуки я начала изучать замок, поскольку карты локации «Хогвартс» у меня не было, изучение шло со скрипом по принципу метода научного тыка. То есть я совалась во все встречные двери, с каменной рожей и лихим воодушевлением в глазах рассматривала пустые пыльные классы и полутёмные ответвления коридоров, всем своим видом показывая, что всё идёт по плану. Так, заметочка на будущее: прикарманить карту близнецов Уизли, всё равно они её стырили, а мне польза будет! Собственно говоря, стоит ли удивляться, что в один прекрасный момент по закону подлости я попала в учебную аудиторию в разгар лекции. Повезло лишь в том, что занесло меня на урок истории магии, и Бинс, бессменный коллега, моё появление деликатно проигнорировал, что не скажешь о его не слишком благодарной аудитории. Пришлось цеплять покер-фейс и, поминая марсианских чертей, пристроиться на скамеечке с краю, как бедной родственнице, делать вид, что не ошиблась дверью, а пришла целенаправленно внимать крупицам мудрости, изрекаемой замогильным голосом лектора.

Нужно сказать, не пожалела. Бинс реально вещал исключительно о гоблинских восстаниях. Нудно, сухо, скучно, что половина учеников спала, а вторая увлечённо резалась в плюй-камни или списывала домашку. Призраку дела живых были безразличны, перед его невидящим взором, устремлённым в далёкое прошлое, разворачивались нескончаемые баталии закованных в броню гоблинских хирдов против великих магов, не брезгующих любыми знаниями и никогда не слышавших о такой глупости, как Статут. Детки, не имеющие навыков записывать конспект в состоянии, близком к летаргическому сну, кои приобретают студенты в вузах к курсу второму, потеряли очень многое, правда, если умеют читать между строк. Что-то мне подсказывает, что в школьных учебниках информация даётся менее подробно, без всяких животрепещущих отступлений, что многими детьми принимается за сказку или очередной заскок преподавателя, теряющийся среди бесчисленного множества подобных среди преподавательского состава. Можно сказать, даже безобидный. Угу. А по мне, так наш профессор, вещающий из загробного мира, клал на все запреты и декреты по ограничению доступа к определённым разделам магии. В его-то состоянии даже черти марсианские не указ.

А как иначе интерпретировать подробно разобранную ситуацию, что в таком-то мохнатом году доблестный Гбабух не дождался подкрепления, поскольку бесстрашный Мармух, выполняя обманный манёвр в попытке зайти противнику в тыл, неудачно выбрал маршрут и на беду свою попёрся через земли Гонтов? После чего призрачный профессор скрупулёзно описал гибель всего отряда вследствие ритуала «Прах Могил» на границе первой линии защиты нелюдимых некромантов. Что поделаешь, незваных гостей никто не любит, да. Характер у Гонтов всегда паршивым был, и последний представитель проиллюстрировал его во всей неприглядной красе. Причём тогдашний представитель Гонтов на истреблении незваных и агрессивно настроенных гостей не успокоился, а поднял инфери и отправил в качестве отряда поддержки прежним маршрутом. Правда, не уточнил кому. Думаю, удивление двух противоборствующих армий достигло непомерных величин.

И всё в таком духе. Пожалуй, я с удовольствием посещу ещё несколько таких лекций. Крайне познавательно! И удивительно. Привидения — крайне занятные существа. Собственно говоря, на волне внезапного интереса я и пошла пугать неуёмным энтузиазмом дотошную хранительницу знаний. Все дороги в Хогвартсе ведут в Библиотеку. Именно так, с большой буквы. Затеряться здесь можно с той же лёгкостью, как в Выручай-Комнате, и с тем же эффектом. Но суровая мадам Пинс почему-то не оценила важности животрепещущего вопроса о проценте выживаемости потеряшек в местном лабиринте и поспешила выставить меня из своей вотчины, снабдив в нагрузку заинтересовавшей литературой. И почему все так нервно реагируют, когда меня заботит вопрос безопасности детей?

Труды научных мужей дали вполне конкретный ответ на личность и тягу к гоблинским восстаниям моего сверхъестественного коллеги, а также его наплевательское отношение к декретам министерства и Статута. Собственного говоря, они не входили в сферу его интересов, и он о них попросту не помнил. Призраков задерживала на этом свете одна определённая мысль, что тревожила их в момент смерти настолько, что сам факт своей кончины они умудрились заметить лишь постфактум. Бывает. В целом остаётся даже не душа или личность мага, а некая закольцованная на определённой идее энергетическая структура, похожая на компьютерную программу, ограниченная жёсткими рамками, но имеющая пару степеней свободы. Так, к примеру, Почти Безголовый Ник усиленно переживает о своей мнимой неполноценности, Кровавый барон пугает мрачной неприступностью, Серая Дама холодна и печальна, Миртл оплакивает старые насмешки, а профессор Бинс расстался с жизнью за подготовкой конспектов лекций по гоблинским восстаниям. Все до единого призрачные обитатели замка вполне способны запоминать события, делиться историями из своей жизни, но ни один не может развиваться дальше, застыв в своеобразном личностном стазисе момента своей смерти. Жуткое существование.

И именно эта шокирующая информация о сути большинства экспонатов местной геронтологической выставки натолкнула меня на очередную авантюрную идею: нет полноценной личности — нет защиты разума. А мне как воздух нужны объекты для тренировок. А тут такое широкое и разнообразное поле деятельности, главное, творчески подойти к выбору подопытного, дабы в конечном итоге остаться с прибытком. Надеюсь, Миртл будет рада моему внезапному визиту?

В туалет на втором этаже я кралась, усиленно подражая киношным героям, по глаза упакованным в чёрное и являющимся признанными гениями скрытного передвижения. До их лавров мне было безумно далеко, поэтому я на каждом шагу демаскировала себя нечаянным стуком специально подобранных мягких каблуков ботинок, гулко разносившимся среди каменных коридоров, и постоянным поминанием вполголоса марсианских чертей. (Всемирный «Закон подлости» никогда не обделит вниманием своим разумных, да!) Но, судя по всему, эти зелёные твари не оставили мой вояж без присмотра, и я добралась до цели, так и не столкнувшись ни с единым живым существом. Призраки и портреты… ну, они профессора прорицаний и ранее видели в подобном неадекватном состоянии, тем более перед выходом я плеснула на себя полстакана хереса. Сомнительного качества алиби на всякий случай. Или призраки и портреты запахов не ощущают, хм?

Вторым несомненным признаком поистине волшебного везения стал тот факт, что плаксивый призрак оказался на месте, а не смылся в неизвестном направлении, в прямом смысле этого слова, с водой из сливного бачка. Я уже упоминала, что маги — удивительные затейники? Так вот, призраки магов живым ни в чём не уступают. Встретила меня чёрно-белая полупрозрачная девица истеричным визгом и ворохом претензий, накопившихся со времён бытности в мире живых.

— Замри! — вскинула я руку с перстнем-накопителем.

Привидение парящей статуей оцепенело передо мной, колыхаясь лишь от лёгкого сквозняка. Спорить с привередливым фантомом совершенно не хотелось, сбежит ещё, и лови её по всему замку. Ну что, первая попытка?

— Легилименс!

Серое марево обступило липким туманом с блуждающими тенями и шумовым фоном из невнятных слов и обрывков фраз… Мерзость! Меня выкинуло обратно, и я отчаянно затрясла головой, пытаясь избавиться от противного ощущения налипшей грязи. Повторять попытку абсолютно не хотелось, меня передёргивало только от одного воспоминания о той невнятной жути, что представляло собой замену разума у привидений. Но выбора, в общем-то, не было. Я обречённо вскинула руку.

— Легилименс!

В этот раз получилось чуточку удачнее, и в серой непонятной субстанции мне даже удалось рассмотреть мелькнувшую растрёпанную шевелюру и зелёные глаза за круглыми очками, прежде чем меня снова выкинуло в бренную реальность. Я дышала резко и с хрипом, словно вынырнула из ледяной проруби. Жуткие ощущения. И как Снейп это выдерживает? И это я ещё в полноценный разум не полезла, а так, в жёсткую закольцованную структуру. Бррр…

— Легилименс!

Наконец-то! Только с третьей попытки я увидела рыжую девицу, склонившуюся над умывальником, что в следующий миг показал чудеса магического лего или вариацию трансформеров, легко разложившись в круглую трубу, уходящую вертикально вниз. Угу, а теперь бы разобрать, что она прошипела, потом найти команду для обратной процедуры. Я уже, честно говоря, начала сомневаться, так ли мне нужен геморрой в виде Тайной комнаты с её плюшками.

— Легилименс!

Ответ я получила, отделавшись лишь лёгкой головной болью, почти с ненавистью прожигая взглядом недвижимое и безмолвное привидение. Плакса Мирт безразлично пялилась в ответ, невозмутимо покачиваясь от лёгких сквозняков, в её пустых глазах мне чудилась злорадная насмешка. Тяжело вздохнув, я развернулась к раковинам — издевательство над моей психикой и всей концепцией потайных ходов само себя не откроет. Ох, черти ж вы мои марсианские, неужто этот Слизерин себя настолько не уважал, что каждый раз таскался в своё логово через женский туалет? Хотя в те времена архитектурные принципы организации уборных не сильно отличались изысками, особенно в отсутствии водоснабжения, так что вполне вероятно, что это новодел. Я даже боюсь представить, что там внизу меня ждёт в классическом-то средневековом замке! Вот только иных вариантов у меня нет!

— Ну, типа, откройся? — раковина со змейкой осталась недвижима и безразлична к моим чаяниям. Я обречённо вздохнула, ну, кто сомневался, что будет легко?

— Попытка номер два — откройся!

На трёхсотой попытке горло саднило от непривычных, с трудом проталкиваемых звуков, которые я от безысходности запивала кулинарным хересом, прихваченным в качестве всё того же алиби, но мне уже было всё равно, поскольку захватить с собой воды я не додумалась, а звать эльфа не рискнула. И, честно говоря, я уже была готова признать, что где-то мои расчёты оказались в корне неверны и открыть проход в туалете может отнюдь не любой, кто сподобится относительно правильно сформулировать пароль. Вот чёрт! Неужели Джинни реально владела парселтангом? Вот не было печали… После четвёртого десятка я сбилась со счёта, но с упрямством известного животного продолжала издеваться над своими голосовыми связками. Наверное, когда умывальники внезапно пришли в движение, собственно говоря, забыла, что я здесь делаю и, главное, зачем. А как иначе объяснить напавший на меня ступор и нелепую попытку заглянуть внутрь тёмной трубы? Ну, вот и я не могу найти логичного объяснения. Впрочем, с растерянностью я справилась быстро, вспомнив об ещё одной немаловажной проблеме, замаячившей на горизонте.

— Закройся!

Впрочем, видимо, я уже привыкла к зубодробительным звукам, выворачивающим мои мозги наизнанку при попытке воспроизвести их по памяти привидения, или градус алкоголя в крови значительно облегчил процесс, но на обратный приказ у меня ушло вдвое меньше попыток. Убедившись, что мне это всё не померещилось, и в следующее посещение данной дамской комнаты я не буду шипеть с раковиной, как жертва недостаточных медицинских обследований, я удовлетворённо привалилась к косяку.

Одной проблемой меньше. Но что-то мне подсказывает: двери в саму Тайную комнату так просто не сдадутся. Не лез ведь Дамблдор в неё, хотя провернуть подобный трюк с призраком ему было намного проще, чем мне. И феникс туда спустился лишь тогда, когда торопящийся Очкастик забыл ту дверку за собой прикрыть, но тот факт, что деткам для проникновения в особо защищённое место хватило крестражей, причём у Поттера он даже не активный, вселяет в меня надежду. Гарри я с собой тащить не хочу, поэтому нужно как-либо извратиться и добыть его кровушки. Причём добровольно отданной. Что называется — почувствуй себя вампиром! С кровью в магмире вообще рисковать нельзя. Если вспомнить, что, ограбив на данную жидкость рогатую лошадь, можно огрести неслабое проклятие, то с магами ещё сложнее. Особенно с одним конкретным. Помнится, согласно канону, насильно отнятая кровь у Поттера и добавленная в сомнительное варево породила такое, что вгоняло в суеверный ужас всю МагБританию несколько месяцев, пока, наконец, ребёнок, на которого по обыкновению спустили всех собак оборзевшие от лени маги, не прибрал за собой. В общем, масштабы сего неразумного действия вы представляете!

Привидение Миртл всё так же парило в воздухе, напоминая о наличии лишних свидетелей. В ментальной магии я планировала потренировать ещё одно проклятие и пакостно улыбнулась бестелесной сущности, вскинув руку с браслетом.

— Обливиейт! Отомри! — и быстро ушла, пока призрачная Плакса не опомнилась.

Голова жутко болела, и меня заметно штормило от слабости, всё же попытки колдовать при столь низких способностях, причём в отсутствие проводника, здорово выматывают. Наличие накопителей и места силы здорово помогает, но не моя это направленность — чары, увы, не моя. Я приложилась к почти ополовиненной бутылке, крепко зажатой в руке. Ну вот, на случай непредвиденной встречи никаких ухищрений с выдумыванием алиби не нужно — все улики на лицо. Но, на моё счастье, ночные коридоры Хогвартса оставались всё так же пустынны.

Мой маленький вояж наглядно показал мне всю пропасть, что разделяет меня и среднестатистических магов, с лёгкостью пользующихся в быту простейшими заклинаниями и выходящими в мир маглов лишь по крайней нужде, но щедро разбрасывающимися конфундусами и обливиейтами. Меня активная ментальная магия выпила досуха, несмотря на приличный запас накопителей. Не быть мне магом вне Хогвартса, ох, не быть. Но это далеко не все беды, что открылись перед моим измученным взором, я ведь уже упоминала, на чём основана маленькая хитрость рода Трелони в обход долгоиграющего проклятия? Вот-вот. На ментальной магии. Практика показала, что я к ней способна, но с учётом кучи граничных условий. А значит, что? А значит, учиться, учиться и ещё раз учиться! Раз попаданка, то это ещё ничего не значит, даже при наличии читерских стартовых условий. Собственно говоря, родовое хранилище, скрытое в глубинах надёжного гоблинского банка, мне в помощь, тем более что свободного времени у меня навалом, чем я и пользовалась, наплевав на дементоров и осуждающий взгляд директора, благо Розмерта мне благоволила, с лёгкой руки создавая мне алиби и регулярно отправляя мне с совами записочки. Этакий вариант магических смсок. Кто же знает, что после портал переносит меня к Гринготтсу?

В один из таких походов Кровохлёб, сверкая предвкушающим оскалом, поманил меня когтистым пальцем за собой. Отказывать в столь маленькой просьбе такому важному разумному, как собственный управляющий, держащий мёртвой хваткой все мои капиталовложения, я не рискнула и покорно проследовала в кабинет гоблина. К моему удивлению, подспудно ожидаемых мной грубых стен из гранита с иллюстраций подземной штольни, характерной для фэнтези, я не увидела, это, видимо, исключительно магам ушлые гоблины давят на психику, поддерживая тысячелетиями сложившийся облик воинственной, жадной и аскетичной расы. А на самом деле, личный комфорт магические банкиры ценили ничуть не меньше, чем люди.

Кабинет был уютен, его не портило даже отсутствие привычных мне окон и низкий нависающий потолок, магические светильники задорно мерцали, отражая мягкие блики на ровных стенах полированного камня, декорированного ткаными гобеленами и заботливо выставленными на полочках вдоль стен цветочными горшками, в которых гордо восседали невысокие бонсаи. Гоблинские. Грибные. Вперемешку с книгами. В центре стоял письменный стол с прилагающимися атрибутами и несколько низких гостевых кресел. На столе, привлекая взгляд, возвышался изящный кофейник и тонкостенные чашки. И гора вкусняшек. Кровохлёб явно изучил мои вкусы и подготовился. Интуиция предупреждающе тренькнула. Что-то мне резко захотелось сдать назад и бежать прочь от банка с воплями ужаса. Я осторожно покосилась на поверенного. Тот радостно оскалился, словно прочитав в моих глазах возникшую паническую мысль, и демонстративно запер двери, приглашающее кивнув на кресло.

Низкое кресло, представляющее собой забавный гибрид гоблинского продвинутого дизайна, больше всего напоминало пуфик со спинкой и мягкими подлокотниками и оказалось довольно комфортным и вполне примиряло с низким столом, естественно сделанным под рост гоблинов. Сомневаюсь, что в таких кабинетах принимают людей, в общем холле совсем другое офисное оформление с аномально высокими стойками и намеренным пусканием пыли в глаза собственной важностью и богатством, так что доверие я оценила и закономерно насторожилась. Пока я поудобнее устраивалась и настраивалась на лирический лад, пытаясь сообразить, что от меня могло понадобиться такому занятому разумному, гоблин разлил кофе по чашкам и пододвинул ко мне вазочку с конфетами. Коричневые до черноты шарики заманчиво поблёскивали жирными боками настоящего шоколада и, что характерно, не пытались разбежаться по комнате. Ушлый гоблин знает, чем меня подкупить. Однозначно.

— Ну что, поговорим о делах? — вкрадчиво поинтересовался он, возвращая меня из астрала, куда я воспарила от удовольствия, откусив кусочек от предложенного лакомства, на грешную землю. Я недовольно покосилась на ехидно скалящегося хама. — Конфеты от тебя никуда не денутся.

Ещё один недовольный взгляд, но понимания истинной торжественности момента встречи меня любимой и вожделенного шоколада в маленьких прищуренных глазках гоблина не увидела, и я, обречённо вздохнув, запихнула остатки конфеты в рот целиком, и, с трудом прожевав, мрачно поинтересовалась:

— А мой поверенный в курсе, что я в финансах ни в зуб ногой?

— В курсе, — ещё шире оскалился тот в неприятной усмешке. — Главное, что в этом разбираюсь я. Ну, а ты всего лишь ответишь мне на парочку вопросов. Ты ведь не возражаешь? — с нажимом уточнил он, опасно сверкнув глазами с красноватым отливом.

Разом ошалев от такого зрелища, я смогла только мелко закивать головой в знак согласия. Следующие три часа превратились в форменный кошмар, сильно напоминающий допрос инквизитора, разве что жаровни с раскалёнными щипцами поблизости не наблюдалось. Ушлый гоблин сыпал вопросами и требовал немедленного ответа, абсолютно не давая времени задуматься и оформить возникшую мысль. Вопросы лились, как из рога изобилия, часто повторяясь или возникая в другой формулировке, что я окончательно запуталась и перестала следить за ходом беседы, лишь механически отвечая первой возникшей ассоциацией. Кровохлёб делал лишь короткие перерывы, позволяя глотнуть мне кофе, когда речь моя начинала напоминать предсмертный хрип, а затем всё начиналось по новой.

— Ну что ж, картина мне ясна, — наконец выдал он, задумчиво выстукивая когтистыми пальцами замысловатую мелодию. Я кинула на него обречённый взгляд и устало вздохнула. Гоблин любезно подлил мне кофе и плеснул из пузатой бутылки огневиски. — Молодец, — расщедрился он на похвалу.

Я прикинула, чего успела наболтать в состоянии прострации и полного отрыва от реальной действительности, и медленно начала бледнеть, покрываясь холодной испариной. Вот ведь, столько времени в Хогвартсе среди маститых легилиментов успешно шифровалась, а какой-то рядовой гоблин изнасиловал мой мозг в простой беседе и умудрился вытряхнуть на свет божий такие подробности, о которых я даже не подозревала. Что же вы, черти мои марсианские, мне мой болтливый язык при переносе не вырвали! Я же отсюда не выйду! Одна надежда, что о замене души мой проницательный поверенный не догадается. Одержимость и подселенцы разной степени маститости здесь известны, как и способы их определения и освобождения реципиента от сомнительного соседства. От наблюдательного сверх меры гоблина моё состояние не укрылось.

— Что-то тебе совсем плохо стало, — сокрушённо покачал он головой, пододвинув мне вазочку с конфетами. — Чаще нужно даром пользоваться, чаще.

— А ничего, что надо мной родовое проклятие Дамокловым мечом висит? — хрипло осведомилась я, залпом замахнув чашку кофе. Нервное напряжение постепенно отпускало. Дар Трелони — это такой шикарный рояль в кустах! Мой любимый белый рояль, который я буду холить и лелеять!

— Твои сказки, что ты сейчас напела, на полноценное предсказание не тянут, да и в прогнозную аналитику укладываются идеально. Я прекрасно знаю, как выглядит твой прорицательский транс. Ты не забывайся, с кем говоришь. Пей кофе, ешь конфеты и продолжим.

Я со стоном уронила голову на скрещенные руки.

— Гоблины стра-ашные!!!

Ответом на мой крик души стали ироничный хмык и звук льющегося кофе из бездонного кофейника.

— Если все гоблины-поверенные такие въедливые, то я не понимаю, откуда берутся нищие семьи вроде Уизли.

— Поверенный из моего народа — это не обыденность, а редчайшая привилегия, — наставительно заметил Кровохлёб. — И на Британских островах таких достойных можно пересчитать по пальцам одной руки.

Я заинтересованно покосилась глазом, разглядывая гоблина из-под высыпавшихся на лицо волос из тугой косы.

— Малфои? — рискнула предположить я.

— Нет, — хихикнул он. — У Малфоев свой собственный талант. Не пытайся, не угадаешь. А мы храним свои тайны.

Я разочаровано поджала губы, а затем поднялась и, удобно развалившись в кресле, переставила вазочку с конфетами себе на колени. С вредным гоблином делиться не буду. Несколько минут я сосредоточенно жевала, обдумывая ситуацию. Сейчас наш разговор не казался мне таким ужасным, как в начале, когда до меня дошло, что я наговорила: Кровохлёба интересовало исключительно магловское будущее. Как бы ни отделялись маги от обычных людей, но миры всё равно были тесно связаны и завязаны друг на друга не только финансово и территориально, как ни крути, а сырьевая база — это весь маленький земной шарик в целом, отнюдь не крохотные территории, скрытые от взгляда маглов местами силы. Трансфигурация, знаете ли, проблем с продуктами питания не решает. В этот момент какая-то очень важная мысль царапнула мое сознание, но тут же пристыженно ретировалась под внимательным взглядом гоблина до того, как я успела осознать её.

— Ну что, отдохнула? — ехидно осведомился он. — А теперь, Шахерезада ты моя, расскажи мне поподробнее про нанотехнологии и истерию вокруг айфонов. А как на этом заработать, я придумаю, — и кровожадно оскалился, сверкнув длинными жёлтыми клыками.

Мне осталось лишь обречённо застонать и подчиниться.

В Хогвартс я вернулась ближе к утру, усталая, в полуобморочном состоянии. Проклятый и вредный гоблин мне буквально вывернул мозги наизнанку, и это, прошу заметить, абсолютно безо всякой магии. Да что я говорю, не каждый легилимент может так виртуозно работать! Одно радует, все те знания, что он кропотливо выжал из меня, будут направлены на увеличение моего финансового благополучия и моего поверенного, разумеется, что уж скрывать правду.

Школа, как я и предполагала, была заперта. В скачущих безумными сайгаками мыслях мелькнула идея воспользоваться потайными ходами, однако память моя девичья зияла огромными дырами и смущённо разводила руками. О потайных ходах я знала только то, что они, в принципе, есть. Вот и мёрзла, кутаясь в утеплённую мантию, совершенно не спасающую от промозглой сырости, перед запертыми воротами. Одно радует, что недолго. Миссис Норрис, ответственно подходящая к своим служебным обязанностям, учуяла меня и предусмотрительно привела своего хозяина. Вот! Не зря я старательно налаживала с ней отношения, подкармливала вкусняшками и чесала спинку! Филч пустил меня в школу молча, обойдясь без привычной желчи и брюзжания, смерил нечитаемым взглядом и, вновь заперев дверь, прошаркал куда-то вглубь переплетения ночных коридоров. А я медленно и печально попёрлась по капризным школьным лестницам в свою высокую и далёкую башню. В этот момент я как никогда завидовала тем, кто обитал в таких близких и спокойных подземельях…

В кровать я упала практически не раздеваясь, сразу провалившись в глубокий сон, только успела захватить за хвост мелькнувшую в усталом разуме мысль, что стоит найти договор с гоблинами. Тот самый, первоначальный, по которому род Трелони обзавёлся персональным статусным поверенным. Думаю, он прольёт свет на многие вопросы, а также объяснит все странности, что появляются у меня в общении с этим сложным народом. И историей своей семьи стоит поинтересоваться не столь поверхностно, но, как подсказывает мне моя пятая точка, что служит гарантированным индикатором неприятностей, проблем мне это добавит гораздо больше, чем ответов на вопросы.

* Данное заклинание продемонстрировал третьему курсу у дверей учительской Люпин. На Пивзе. Я думаю, умные люди все знают, чем опасны посторонние предметы в носовой полости, да ещё и попавшие туда на приличной скорости. Но преподаватель на этом не заострил внимания. Почему-то.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
SvetaRДата: Воскресенье, 29.01.2017, 23:56 | Сообщение # 21
Высший друид
Сообщений: 836
« 219 »
Спасибо за продолжение )))


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
ol-lДата: Понедельник, 30.01.2017, 12:13 | Сообщение # 22
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
Ух-ты! Прода! Спасибо!
 
MarranaДата: Пятница, 28.04.2017, 21:47 | Сообщение # 23
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 11

Однообразный, рутинный распорядок дня начал постепенно подгребать меня под себя, совершенно не считаясь с моим мнением и мироощущением. Правду говорят, что человек ко всему привыкает. Вот и я привыкла в рекордные сроки. Меня уже не удивляло, что мой поверенный не имеет никакого отношения к человеческой расе и управляет моими финансами с его собственной, не человеческой логикой. Но если его действия приносят ощутимую прибыль, а он сам надёжно прикормил меня шоколадом, то, право слово, стоит ли обращать внимание на подобные мелочи? Мои подруги могут превратить носовой платок в бокал и взмахом палочки приманить бутылку из бара? Я очень быстро оценила степень удобства. В качестве слуги у меня странненькое безотказное существо, достающее требуемое буквально из воздуха, подозрительно смахивающее на чёрта марсианского? Ну, так я уже интересовалась, где установлен монумент в полный рост и в золоте тому гению, что осчастливил нас такими расторопными помощниками, сила и преданность которых находится за гранью моего понимания. Я до сих пор горю желанием выказать своё личное восхищение и почтение его безграничному разуму, но подлые чистокровные не только утаивают священное место поклонения, но и ревностно скрывают имя своего благодетеля. Почему-то.

Единственное, к чему я не могу привыкнуть в фентезийном безумном интернате, так это к лестницам и дверям, обладающим завышенным самомнением и слишком большой, по мнению всех обитателей, степенью свободы, и ученикам, располагающим всеми вышеперечисленными недостатками, помноженными на подростковое буйство гормонов и магическую силу. Эти два пункта пугают меня до ужаса. Если с первым вариантом можно исхитриться и просто реже покидать свою башню или пользоваться узкими потайными ходами, имеющими классические надёжные лестницы, великолепное знание которых продемонстрировала мне миссис Норрис в обмен на частые гостинцы из моих походов, то что делать с учениками, я не представляла. Я как бы тут числюсь в должности профессора, и эти мелкие невоспитанные агрессоры вопреки всем моим ухищрениям назойливо лезут ко мне в кабинет, год за годом выбирая мои занятия по принципу халявного расслабона. Дайте мне терпения, черти мои марсианские! Радикальные методы общения Тёмного Лорда со своими соратниками уже не кажутся мне изуверскими. Чем больше я узнаю магов, тем больше мне думается, что это единственный способ заставить хаотичное броуновское движение, что заменяет аборигенам мозги и логику, хоть как-то синхронизироваться с окружающей реальной действительностью. И то не факт.

Ах, да. И дементоры. В этом учебном году в стенах знаменитого в узких кругах замка они, без сомнения, вне конкуренции.

Гнетущая атмосфера давила незаметно, исподволь, но, тем не менее, эффектно и неотвратимо. Я ведь уже упоминала о повышенной агрессии студентов? За причинами далеко ходить не нужно, вон они кружат в низких облаках, иногда опускаясь прямо к стенам замка и заглядывая в окна. Каменное древнее сооружение в горах Шотландии в осеннее-зимний период и так не блещет комфортным микроклиматом, а тут ещё дополнительный элемент искусственного понижения температуры, что фантастические узоры изморози тонкими веточками вились не только по оконному стеклу, но и кирпичной кладке. Но самый леденящий сознание ужас был в том, что потусторонние твари не понижали температуру окружающей среды, они вымораживали души, а внешние проявления — лишь отражение наших чувств, выраженное прорывающейся магией.

Каждый искал спасение, в чём мог. Дети часто устраивали стычки и скандалы, идя на поводу у обуревающего их на инстинктивном уровне страха, кто-то пытался забыться в работе, проваливаясь в сон, едва коснувшись подушки. Хуч медленно спивалась в гордом одиночестве, бравируя непоколебимой уверенностью на публике, но лёгкий запах невыветриваемого перегара сдавал её с головой. Наверное, идея выпустить детей в Хогсмид подразумевала под собой возможность сбежать хоть на время из гнетущей ловушки, в которую превратилась школа, и это было бы даже оправдано, если в деревне дементоры не чувствовали себя так же вольготно, как и рядом с нами.

Интересно, а кто-нибудь подумал о разумных обитателях Запретного леса? Или нелюдь, по мнению «вершины эволюции», заседающих на высоких постах, к разумным не относилась в принципе? Ничему их история во главе с Бинсом не учит, а ведь он чётко озвучивает причины гоблинских восстаний. А ещё их результаты. И это только уподобившиеся страусам маги, засунувшие головы в песок, наивно считают, что победили. Текущее состояние дел в современном мире недвусмысленно так намекает, что этот песок уже давно превратился в бетон.

Мы с Авророй тоже пошли по пути наименьшего сопротивления, топя расшатанные нервы в алкоголе, закусывая его шоколадом и прочими вкусняшками с запредельным содержанием спасительного какао. Синистра только заливисто хохотала, глядя, как я, мрачно зыркая на неё сквозь ресницы, целенаправленно превращаю нераспакованную шоколадную лягушку в бесформенную лепёшку, лишая анимированную конфету малейшей возможности к попыткам побега. Ну не понимаю я бросающейся на тебя или от тебя еды. Не понимаю. А подруга, чтоб её черти марсианские навестили, ещё и пошутила. Вместо лягушки принесла мышь, а я, зациклившись на стереотипах, без всякой задней мысли её развернула…, а потом пять минут отбивалась от мелкой гадины, в панике бросающейся в разные стороны, серебряным подносом, сопровождая данное действие непрекращающимся визгом. Аврора истерично хохотала в кресле, утирая выступившие слёзы, и подбадривала свой подарок сдавленными междометиями. Теперь у магических сладостей в моих руках одна судьба.

К нашему маленькому междусобойчику присоединилась Септима Вектор, тоже не желающая искать истину в вине в одиночестве, предпочтя интересную компанию. Что интересного она нашла в общении с признанной алкоголичкой Хогвартса, Септима не сказала, но тем для разговора у нас нашлось немало. Главное, я узнала, что математика в школе есть, но только для избранных. Точнее для тех, кто выбрал на третьем курсе нумерологию, которая, как оказалось, не ограничивается простым гаданием с помощью чисел. Для всех остальных обязательным предметом она не являлась. Так же, как грамматика и чистописание. Про такие вещи, как пунктуация и стили письма, я вообще молчу. Тут каждый выкручивается, как может. Где-то преподаватели, как и я, пытаются донести до деток необходимый минимум математических конструкций, обязательных в своём предмете, пытаясь упростить до приемлемого варианта, где-то отрывают кусок от обязательных часов занятий, пытаясь вложить в головы учеников премудрости смежной науки, где-то, как, например, Флитвик, назначают факультатив, который, к сожалению, не пользуется большим спросом. И все, все преподаватели проверяют эссе, вооружившись красными чернилами, снижая баллы за грамотность. А я так надеялась, что это моя инновационная идея, да. Что тут скажешь — самая умная попаданка!

Постепенно продвигалось освоение информации из родового хранилища. Да, волшебницей я оказалась аховой, но накопители — это не все костыли, на которые опирались прорицательницы семьи Трелони, в конце концов, магия даёт больше возможностей, чем принято считать. Трансфигурация, чары и зелья не единственные её составляющие, самые распространённые и эффектные — да. Но дайте время профессионалу-ритуалисту, и он найдёт, чем вас удивить. Тем более за столько столетий наработок у моей (теперь уже действительно моей!) семьи оказалось более, чем достаточно. Знай только пересчитывай на текущую обстановку и расчерчивай сигилы и вписывай руны. Только Тикки знает, сколько сил и времени ушло на тренировки и набивку навыков, как оказалось, черчение эскиза в ВУЗе на бумаге и черчение пентаграммы в масштабах учебного класса — две большие разницы. Но я справилась! И стены моих покоев постепенно покрывали защитные конструкции, выверенные до последнего миллиметра и цепочки рун, в стратегических местах залегли накопители, а в учебном классе под пушистым ковром раскинулся шедевр родовой ритуалистики Трелони, закрепив в фокусе гадальный столик с неизменным кристаллом, в котором после всех преобразований заклубился мерцающий туман. Вот теперь точно, мой дом — моя крепость. Жаль, от дементоров принятые меры не спасают.

Курс лекций так же претерпел ряд существенных изменений. Как и предыдущая хозяйка тела, я не видела смысла уравнивать всех и вываливать полный объём информации на детские умы. Тем, у кого нет дара, это попросту не нужно, а вот научить критически мыслить, прислушиваться к интуиции и определять в конечном итоге достоверность предсказания — просто обязана. Как вспомню Отдел тайн и залежи шаров аж с мохнатых годов, так сразу страшно становится. А там ведь ещё и за моим авторством шарик пылится, как бы его разбить-то аккуратненько и незаметно. Но чего нет, того нет. Собственно говоря, я даже не заметила, как начала давать своим студентам основы анализа и теорию вероятности по памяти цитировать, опомнилась, когда поймала себя на том, что от чёрных и белых шаров уже перешла к гуляющему по Невскому проспекту динозавру. Слегка смутившись, извинилась, что несколько увлеклась, но, услышав в ответ нестройный хор голосов с просьбой продолжать, поскольку это всё очень интересно и увлекательно, расплылась в предвкушающей улыбке. Интересно, да? Ну что, черти мои марсианские, вы сами напросились, я научу вас логически мыслить!

Мой импровизированный экспромт с интересом слушали даже два слизеринца, представившиеся Аароном и Уоррингтоном, что сегодня бдели за окружающей обстановкой на случай явления в аудитории чрезвычайно любопытных дементоров. Точнее с внимательным прищуром окидывал широкие окна только один, второй что-то усиленно черкал в пергаменте, недовольно хмурясь. Замечаний я не делала, поскольку ещё в начале занятия увидела незаметное движение палочкой и выпорхнувшую птичку непонятной породы, намертво прилипшую к окну. Судя по завистливым взглядам напарника, это был высший пилотаж, не каждому доступный, поскольку другие подростки подобных превентивных мер при мне не применяли.

Впрочем, любопытство всё же победило. После обхода столиков с небрежной проверкой действий учеников, раздачей похвалы и советов, я невзначай остановилась за спиной моих невольных помощников и бегло выглянула из-за плеча Уоррингтона. И так и замерла, удивлённо хлопая глазками за толстыми стёклами очков. Выделенный от щедрот змеиной снейповской души, защитничек узников Северной башни от гнусных и жадных до ласки дементоров коротал время за нудными расчётами и набросками, усиленно вымарывая неудачные варианты и упорно начиная заново. А я ещё думала, что ритуалистики в Хогвартсе нет. Кстати, пару недель назад я над похожей задачкой голову ломала. Так, посмотрим, что тут житель тёмных подземелий наваял.

Я настолько увлеклась, что даже не обратила внимания на вежливое покашливание подростка и тихий смешок его напарника.

— Вот здесь ошибка! — я ткнула пальцем в расчёты, с трудом разобравшись в нагромождении формул и косых линий схематичных чертежей.

Уоррингтон с искренним удивлением воззрился на меня, словно в первый раз увидел, перевёл взгляд на свиток и завис.

— Третья полка у камина, книга в красном переплете, — усмехнулась я, теряя интерес.

— Спасибо, — донеслось мне в спину, а слизеринец не пренебрёг советом и помощью. Всё же есть в чистокровных что-то положительное, они не доверяют чужим словам, но никогда при этом не отмахиваются и проверяют.

Как оказалось, история о безвозмездной помощи на этом не завершилась, и наивная я на собственной шкуре осознала простую истину магического мира, что ничего задаром делать нельзя, очередь из желающих сесть мне на хрупкую шейку и беззаботно свесить ножки не заканчивается одним-единственным Дамблдором, что мнит меня своим карманным прорицателем. Ещё нашлись бесцеремонные и самоуверенные кандидаты, спутавшие меня с безотказной ломовой лошадью. Даже труднодоступность моего кабинета вкупе с откровенно издевательской верёвочной лестницей не остановила.

Ближе к вечеру люк со скрипом и некой натугой, словно сопротивляясь, поднялся, и в проёме показалась тёмная шевелюра давешнего подростка. Несколько неуклюже, но с царственной миной лёгкого снисхождения он забрался в класс, отряхнув мантию и поправив на плече школьную сумку, почти преданно уставился на меня.

— Ну, и что ты тут забыл? — не слишком любезно поприветствовала я своего незваного визитера.

Слизеринца, казалось, мой неласковый тон не отпугнул. На его породистом лице так и не дрогнула маска наносной невозмутимости и вальяжной скуки.

— Я, собственно говоря, на отработку, — просветил он о цели своего визита сухим казённым тоном.

— Отработку? — если он хотел меня удивить, то приз за самую сногсшибательную шутку его по праву. У Трелони никогда не было отработок. Она вообще не считала нужным тратить своё время на подобную ерунду, как организовать досуг особо проблемных деток, учитывая, что ничего полезного, кроме трагически погибших часов жизни у всех участвующих в подобном фарсе, вынесено из подобного урока не будет.

— Ну да, — согласно кивнул он. — За нарушение дисциплины и игнорирование своих обязанностей по прикрытию студентов во время урока.

— Угу, а чья же это птичка на шторах висела? — ехидно усмехнулась я.

— Какая птичка? — почти натурально удивился он.

— Серебристая такая, очень узнаваемая.

Парень слегка стушевался, а затем кинул на меня расчётливый взгляд из-под прищуренных век.

— А запись в книге отработок уже есть, — вкрадчиво заметил он.

Я удивлённо вскинула бровь. Какой предприимчивый малый, он же чистокровный, и факт, что любая подпись волшебника несёт в себе отпечаток его магии, должен впитать с молоком матери. Как высоко, оказывается, меня ценят. Чтоб всех этих заносчивых снобов черти марсианские к рукам прибрали!

— То есть ты мне сейчас создаёшь репутацию истеричной и невменяемой тетки, что под любыми предлогами заманивает к себе учеников, дабы те отгоняли от неё дементоров? — вкрадчиво поинтересовалась я.

— Вполне могу организовать патронуса часа на четыре, — абсолютно серьёзно и недрогнувшим голосом предложил он.

Я ошарашено смотрела на слизеринца, это что, меня пытаются подкупить, при этом у моей репутации прибавится ещё один неприятный штришок, и данное эпохальное событие его как-то мало волнует или это и подразумевалось изначально? У меня сейчас мозги выкипят, и я начну подозревать даже школьников в заговорах против себя любимой.

— На большее сил не хватит, — заметив мою заминку, сознался парень, слегка поморщившись.

— А что мне за это будет? — ну, юноша, в такие игры можно играть вдвоём.

Уоррингтон подозрительно сощурился, глядя на мою невинную улыбку, больше похожую на оскал.

— В рамках разумного, — осторожно пошел на уступки он.

— Я запомню, — моя улыбка стала ещё кровожаднее. — Чёрт с тобой, золотая рыбка, занимайся. Где раздел ритуалистики, помнишь. Книги не выносить, не портить, за собой убрать. Результат сдашь на проверку, а вот экспериментировать будешь уже под присмотром своих родителей. Я им, кстати, подробные рекомендации по этому вопросу обязательно напишу, будь уверен. Ну, а патронуса при себе держи, мне он без надобности, но здесь реально опасно, — я махнула рукой в сторону темнеющих окон. Парящей нежити в стильных балахонах было не видно, но мы в скупом свете свечей и блуждающих огоньков наверняка были как на ладони.

Парень согласно кивнул.

— До отбоя не засиживайся, — я поднялась и, прихватив со столика конспекты, отправилась в свои покои, дабы не смущать юношу, с таким боем добывающего знания. Но вот не подпортить ему маленькую радость от победы было выше моих сил. В дверях я обернулась и снова осчастливила Ивана-дурака хогвартского разлива радостным оскалом Бабы-Яги. — А по вопросу подделки записи сам со своим деканом объясняться будешь.

Ответом мне был изумленный взгляд.

— Во-первых, профессор Снейп пристально следит за причинами назначения отработок своих студентов, — снизошла до ответа я. — Во-вторых, я прорицательница, а не сквиб.

— Я соврал, — стушевался парень.

— Твоё счастье, — усмехнулась я, прикрыв за собой дверь. А может, и не Иван-дурак. — Тикки, проконтролируй!

А между прочим, Уоррингтон не выбрал прорицание дополнительным предметом. Но продолжал с завидным упрямством ползать в мой класс. Я даже попросила Тикки запереть люк во внеурочное время, на что домовик, выкручивая уши, отчаянно затряс головой, мотивируя, что не положено и двери для учебных помещений должны быть открыты для учеников в любое время. Какая жалость! Угрозу свою я сдержала и, ничуть не сомневаясь, заложила чересчур наглого слизеринца мистеру Уоррингтону, вот чего я не ожидала, так это ответного витиеватого письма с благодарностями и нижайшей просьбой сей процесс проконтролировать. А также прилагаемого к данной просьбе довольно редкого труда по ритуалистике за авторством Эдуардуса Блэка. Обычно представители этого одиозного семейства не спешили делиться собственными знаниями и изысканиями, но данный представитель усиленно шёл наперекор всем канонам, за что, наверное, и был изгнан, однако данный факт его популярности в определённых кругах ничуть не снизил, скорее наоборот, придал толику весомости. Как и то, что Блэки поспешили скупить большую часть тиража монографии своего отвергнутого родственника. Это я к тому, что просьбу проигнорировать не выйдет, я такой подарок из рук не выпущу. Ууу, подлые слизеринцы!

Вот так и я начинаю постепенно обживаться в новом мире, постепенно обрастая связями, обязательствами, друзьями и врагами, куда уж без них.

Несмотря на плотный и насыщенный график, в который сама себя загнала, я умудрилась провернуть маленькую аферу — смогла воплотить в жизнь возникшую ещё в начале своей карьеры идею: я начала раздавать деткам квесты. Большинство из них не отличались особым изыском и полётом фантазии, основной целью было занять тихо паникующих от накатывающего ужаса ребят, дабы времени накручивать себя и поддаваться навязанному страху было меньше. На мой взгляд, у учеников магической школы было непозволительно много свободного времени. И именно этот недостаток я и планировала слегка подправить, поэтому Лаванда и Парвати получили на поруки Невилла. А что, давно пора заняться социализацией ребёнка, а он слишком стеснителен, чтоб навязываться, и с такой активной позицией чересчур инициативных родственников несколько зажат и пуглив. Ну, а у девочек таких проблем нет, они ответственны, правда, слишком увлекающиеся натуры, но что-то мне подсказывает, Невилл их безостановочный щебет вынесет с поистине рыцарским достоинством и вряд ли будет против компании.

Нескольким старшекурсникам, заинтересованным в наборе баллов, сбыла мелкотню, чтоб хотя бы эссе проверяли и пару подсказок дали, всё участие и ненавязчивая поддержка. Гермиону я уже давно сплавила Поттеру, но тот, походу, планирует провалить задание или мне судьба так недвусмысленно намекает, что не стоит слишком глубоко лезть в канон? Самого Гарри я побоялась подсовывать кому-то, уж неимоверно у него был узок круг общения, чтоб списывать его на происки доброго дедушки, скорее, это привет из прошлого и навеянный воспитанием у родственников очередной комплекс. А Рона просто никто не взял.

Криви, на свою беду ослепивший меня внезапной вспышкой в коридоре, ошарашено внимал моим высокопарным речам о великом искусстве профессиональной фотографии и организации фотосессий. Пусть лучше навязывает идею портфолио старшекурсницам, чем вот так пристаёт в полутёмных коридорах, а то ассоциации возникают не слишком хорошие. А так, либо у него раз и навсегда отобьют желание изображать из себя вездесущего папарацци, либо он поставит своё увлечение на профессиональную основу и перестанет шататься неприкаянным вуайеристом.

Организовала весёлые старты с препятствиями, поисками разгадок к древним и загадочным тайнам замка, щедро распихав по тайникам подсказки и таинственные артефакты, склёпанные на коленке для набивки руки. А что, Великому Светлому устраивать подобные игры можно, так не вижу проблем, чтоб не перенять его передовой опыт в школьном досуге. Масштаб у меня, конечно, поменьше, так я на его лавры и не претендую. Надо сказать, нововведение нашло отклик в массах и детских душах, и даже поощрительные баллы, раздаваемые щедрой рукой, не так мотивировали на действие, как увлекательный процесс. Детки волшебников тоже любят играть, как оказалось. Видно, совсем плохо в Хогвартсе с развлечениями. Но тут, по большей части, не моя заслуга. Моя лишь идея, а вот исполнение старшекурсников, тот же Уоррингтон, получив от меня персональный квест, сначала похлопал глазами с длинными пушистыми ресницами, объектом зависти всех девчонок, а потом заявил, что мысль стоящая, и, попрощавшись, испарился. Через два дня от инициативной группы, согнанной предприимчивым слизеринцем, поступил подробный проект с тщательно проработанными сюжетными линиями и вариативными направлениями, по которым при должной сноровке можно загнать не одну группу деток. Развлекаться любят все. Ага.

Я, как выяснилось, тоже. Чего только стоили мои попытки научиться летать на метле. Выручай-комната, полностью обложенная мягкими матами, — вряд ли подобный оксюморон мог прийти в голову её создателю как возможный вариант использования, несмотря на бредовую фантазию местных фанатов Мерлина и Гендальфа. Но факт! И главное — результат! А какими путями я умыкнула хозинвентарь, являющийся здесь самым распространённым видом транспорта, из чулана для мётел, вообще отдельная детективная история, отдающая экшеном с налётом мистики. Попросить о помощи Тикки я не додумалась!

Зато полюбовалась с высоты почти птичьего полета на захламленные терриконы магического варианта бюро находок школы чародейства и волшебства. Впечатляющее зрелище, скажу я вам. Краешком глаза даже мазнула по знаменитой диадеме, кою не так сложно оказалось обнаружить, имея под рукой подобный девайс, как мои знаменитые очки. Судя по наличию кучи тонких линий, опутавших тайник и окрестности, предположительно опознанные мной как охранные и тревожные, я тут далеко не первая с подобной ревизией.

В Тайную комнату спускалась со всей предосторожностью и почтением, судорожно сжимая в руках древко метлы, поглядывая на пролегающий путь вдоль узкого лаза из-под опущенных век, да ещё вооружённая зеркалом. Мало ли. Гоблинская заточка, по уверению моего поверенного, — это очень надёжно, но против тысячелетнего василиска… в общем, меня мучили вполне обоснованные сомнения. Кстати, шкуры реликтового змея в проходе не оказалось. Терзали меня смутные подозрения, что и приза, за которым я опрометчиво полезла, на законном месте уже не наблюдается. Ну не могу же я быть единственной такой умной!

Шикарные массивные двери, ослепляющие переплетением нитей активных чар, выплыли внезапно, заставив притормозить и спешиться. И очки снять, пока не ослепла от такого великолепия. Когда проморгалась и цветные пятна, застилающие взор, растаяли, вновь взглянула на рукотворное чудо одной из местных легенд, замерев от восторга. В рассеянном свете магического светляка, выменянного у гоблинов, чётким выпуклым рисунком, искусно вырезанным до каждой чешуйки в каменной глыбе, замерли, свившись в кольца с угрожающе поднятыми головами, две огромные змеи. Изумрудные глаза, сияющие несравнимым блеском драгоценных камней, угрожающе взирали на меня — незваную гостью — и отчётливо намекали, что недостойным пройти не удастся. А может, василиск всё ещё там.

— Откройся! — повелительно прошипела я.

Монументальные двери скальной породы даже не дрогнули в ответ на моё требование, только мерцающие в темноте потусторонним светом змеиные глаза как-то недобро смотрели на меня. Я невольно поёжилась. И аккуратно начала отступать назад, не обращая внимания на хрустевшие под ногами крысиные скелетики. А затем, оседлав метлу, рванула прочь, подгоняемая безотчётным чувством внезапно накатившего страха. Ощущение буравящего спину тяжёлого немигающего взгляда не оставляло ещё долго, непроизвольно заставляя оборачиваться.

С одной стороны, радует, что василиск всё ещё на месте, с другой, кто говорил, что будет легко? Пора приводить в действие план, посвященный следующей букве в алфавите, и навестить, наконец, Мунго.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Пятница, 28.04.2017, 21:48 | Сообщение # 24
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Продолжение

За всеми этими приключениями и шпионскими играми во благо себя любимой я упустила все школьные события и праздники, сознательно пропуская обеды и ужины в Большом зале. Особенно когда после прямого запрета директора на озвучивание текущих проблем, они стали проходить невероятно скучно, а еженедельные педсоветы моментально выветривались из моей перегруженной информацией головы, как что-то совершенно не нужное и откровенно попахивающее спамом. Надо ли удивляться, что я проворонила организацию Хэллоуина, а запах печёной тыквы до моей почти поднебесной выси не долетает, поэтому весть о помпезном явлении неуловимого Блэка обитателям школы я узнала лишь от ворвавшейся в гостиную моих покоев Авроры.

— Сибилла?! — выдохнула запыхавшаяся подруга. — Ты в порядке?

А затем, не дожидаясь ответа от изумлённой меня, бросилась заглядывать во все помещения, щедро разбрасываясь заклинаниями поиска. Довольно быстро она вернулась, и уже мне достались диагностирующие чары.

— В порядке. И никого, — облегчённо выдохнула она, падая в соседнее кресло.

Я аккуратно поставила бокал на столик и, положив закладку между страниц, с чувством захлопнула книгу, выражая своё недовольство.

— Объяснись! — потребовала я.

— Блэк! — эмоционально воскликнула Синистра, словно это могло всё объяснить. А затем, приманив бокал из бара, требовательно протянула ко мне.

— Херес, — предупредила я. Профессор безразлично махнула рукой. — А что Блэк? — уточнила у неё, передавая бокал, а затем, дождавшись, когда Аврора сделает глоток, мстительно продолжила. — Или ты тоже решила включиться в охоту за перспективным женихом?

Синистра поперхнулась, с ужасом уставившись на меня и пытаясь вдохнуть. Беззвучно открывая рот и бешено сверкая глазами, подруга стремилась подобрать слова, способные выразить всю глубину её возмущения. Ну, можно сказать, павшая в неравном бою агрессивная шоколадная мышь почти отомщена.

— Что? Да как ты… — наконец дар речи вернулся к ней.

— А в чём проблема? На неофициальном рынке британских женихов он бьёт все рейтинги, — искушающее улыбнулась я. — Думаю, малый процент участвующих в поисках ищет беглеца именно с целью, объявленной Министерством. Не просто так же его ещё не поймали. Официально.

— Да ладно, — потянула изумлённая профессор астрономии, заново подставив бокал.

— А что, — я пожала плечами. — Древнейший и благороднейший — это не только пафос, но ещё и капиталы. А Сириус на данный момент единственный наследник. Пока жив, естественно. Это после его встречи с дементорами наследники пойдут плодиться, как грибы после дождя, в геометрической прогрессии.

— Он же беглый преступник!

— А гоблинам всё равно, если это их клиент. Особенно если это обеспеченный клиент.

Очаровательные глаза Авроры затуманила дымка лёгкой задумчивости, в длинных пальцах неспешно крутилась волшебная палочка, а уголки губ дрогнули в лёгкой улыбке.

— Но ты уже убедилась, что я тебе не соперница и Блэка не прячу, — бодро закончила я.

— Сибилла! — гневно выдохнула подруга. — Да чтоб тебя! Я серьёзно!

— Я тоже, — холодно усмехнулась я. Синистра слегка поёжилась.

— Блэк в школе!

— Уже нет, — беспечно отмахнулась я, разливая остатки хереса.

— Пострадал портрет, закрывающий вход в гостиную Гриффиндора, всех учеников оставили на ночь в Большом зале, а преподаватели прочёсывают замок.

— Угу, особенно актуально согнать детей в одну кучу после того, как гостиные оправдали свою надёжность. На живца ловите, что ли? — ехидно ухмыльнулась я.

— Да как-то не задумывалась, — пробормотала она. — Я к тебе торопилась, ты же не знаешь, что Блэк в школу проник. Вдруг тебе помощь нужна.

— Расслабься. Нет его в замке — это я тебе как профессионал говорю, — выразительно похлопала себя пальцем по лбу.

Подруга, легко поднявшись с кресла, полезла в бар и, позвенев недолго в его недрах, вынула длинную, с вычурной, переливающейся магией пробкой, бутылку. А затем вновь плюхнулась в кресло и, ловко вынув пробку, разлила вино по бокалам, не стесняясь моего изумлённого взгляда.

— Отличный букет, — блаженно потянула она, слегка пригубив рубиновую жидкость.

— А как же патрулирование замка в поисках беглого преступника и защита детей? — вкрадчиво потянула я, вдыхая аромат и любуясь игрой света в своём бокале.

— Ты же сама сказала — его в школе нет. Ах, да! — Аврора взмахнула палочкой и выдохнула в формирующийся серебристый туман патронуса: — В Астрономической и Северной Блэка нет! — И уже мне: — Сегодня был суматошный день. Так, я не поняла, почему до сих пор нет закуски?



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Пятница, 28.04.2017, 21:48 | Сообщение # 25
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 12

Бурная истерика непутёвого крёстного Гарри перед портретом Полной Дамы с катастрофически проваленной попыткой пафосно превозмочь любые препятствия аукнулась всей школе. Дементоры начали лютовать. Они и раньше-то не были скромными милашками, но осознав, что цель нагло вертится перед носом и при этом не доступна, впали в перманентную ярость. По словам Септимы, назначенные стражи бодро рвались в замок, чтоб прочесать его через мелкое сито по камешку, но Дамблдор внезапно проявил редкостное благоразумие и отказался от бескорыстной помощи. Чем разозлил нежить ещё больше. Уж не рвением ли озверевших азкабанских надсмотрщиков было продиктовано настолько странное решение — согнать всех учеников в Большой зал под охрану преподавателей?

Участвовать в столь значимом мероприятии пришлось всем. Надолго наше с Авророй застолье не затянулось. Через час в нашу тесную компанию ворвалась яростно матерящаяся профессор Вектор, через слово поминающая Мерлина и ленивых алкоголичек, и пинками погнала нас на патрулирование замка. Не забыв, правда, прихватить початую бутылку. Что именно мы ищем, нам так и не озвучили, поскольку Блэка так и не обнаружили, а моё твёрдое уверение, что школу он давно покинул, пропустили мимо ушей. Вот и сложилось у меня мнение, что профессора всю ночь бодрствовали, карауля дементоров, завывающих за стенами в шуме разбушевавшейся непогоды, и старшекурсниц, что в курсе негласного рейтинга женихов МагБритании. Но мне такие не встретились. Зато дементоры вовсю пытались заглядывать в окна, нервируя меня и приводя в бешенство Мою Прелесть, которой я строго запретила реагировать на такие подначки. Хотя спалить этих чертей марсианских напрочь с каждой минутой хотелось всё больше и больше. Никак не могу понять, почему мы должны мириться с таким произволом?

К утру страсти слегка улеглись, Блэк так и не был обнаружен, Полная Дама успокоена и временно снята с должности, до приведения её местообитания в порядок, приличествующий достойной во всех смыслах леди. Вход в гостиную Гриффиндора по-джентельменски взялся охранять склочный рыцарь. Все были вполне довольны, ну, кроме дементоров. Их известие об отсутствии беглеца почему-то не обрадовало. Студентов разогнали по гостиным, а Большой зал привели в надлежащий вид, жаль только посплетничать не дали, Дамблдор, когда хотел, организатором был отменным и мигом нашёл срочное дело всем любителям почесать языком. Правда, это мало чем помогло, обсуждаться сегодняшнее происшествие будет очень долго. Собственно говоря, так и случилось. А занятия потянулись своим чередом, словно и не было ничего такого, взбудоражившего до крайности наш скрытый в горах пансионат, хотя для Хогвартса это всё же норма.

Как и ожидалось, мои поползновения в плане организации тараканьих бегов, стимулируемых щедро раздаваемыми баллами, слабо замаскированных под досуг студентов, быстро спалили. В один прекрасный момент Аврора и Септима, изрядно приняв на грудь после очередного выматывающего дня, припёрли меня к стенке с сакраментальным вопросом — мне что, заняться больше не чем? Заняться мне было чем, но поскольку я ощущала себя в этом дурдоме адекватным взрослым человеком с соответствующим мировоззрением, то мне ничего другого не оставалось, как взвалить на себя бремя ответственности и попытаться хоть как-нибудь минимизировать потери. Штатной должности психолога в школе не значится, видимо, экономия средств, а детки-то в пубертатном периоде, а некоторые вообще, как в другой мир попали. Попаданцы, блин. С соответствующим мировоззрением, как я уже упоминала, но с буйным огоньком прогрессорства, подзуживаемым юношеским максимализмом и категоричностью суждений. И где они такого набрались?

Это я взрослая тётка, которой всякие глупости за пять лет обучения в универе тщательно и кропотливо выбили. Да и самостоятельная жизнь накладывает отпечаток, добавляя житейской мудрости. Поэтому я и не рвусь с шашкой наголо возглавлять революцию и рушить старые порядки, дабы на обломках построить новый светлый мир по моему разумению. Или разумению Великого вождя, мудрым словом завещавшим двигаться в правильном, указанном им направлении, что гораздо ближе к реальности. Но прибывших в магический мир маглорождённых никто не стремится убеждать в некой ошибочности радикальных суждений с учётом узости информационного потока о текущем геополитическом плане. И я не только МагМир имею в виду. Все же Хогвартсу сильно не хватает многих общеобразовательных предметов. Но я уже об этом говорила.

Я, как оказалось, также была сильно навеселе, поскольку без всякой задней мысли скопом вывалила на подруг всё наболевшее, щедро сопроводив сочными эпитетами и прогнозируемыми вариантами в будущем, совершенно не пожалев психику собутыльниц. По враз остекленевшим глазам собеседниц сообразила, что явно сболтнула лишнего, благо про возможность путешествия между мирами умолчала и про иллюзорность текущего, само собой. Пришлось экстренно выкладывать мою идею по отвлечению внимания от проникающего в душу холода, щедро источаемого ребятами в стильных плащах, а то устроили аттракцион, черти марсианские, релиз трейлера «Узники Азкабана» на вариацию возможного будущего, если пойдёте по кривой дорожке. С эффектом присутствия, ага. Ну, эту часть мои подруги поняли, поскольку ощутили на собственной шкуре. Не знаю как, но мои сумбурные попытки объяснить суть задумки нашли отклик в душах более опытных профессоров. А под следующую бутылку у нас родилась идея. Всё ещё находясь под гнётом алкогольных паров, мы, ни на миг не сомневаясь в своей правоте, всей честной компанией ломанулись к Батшеде Бабблинг, не забыв прихватить очередную бутылочку. Мой бар, к моему священному ужасу, показал пустое зеркальное дно.

Если преподаватель древних рун и была удивлена нашим явлением, то виду не показала. Даже нашла бокалы и поделилась своей заначкой, а у меня закралась подлая мысль, что моё поведение и любовь к высокоградусным напиткам заразны и воздушно-капельным путем постепенно начинают распространяться на всех профессоров школы. В этом году просто повальная эпидемия! В мысли своей я утвердилась, когда Батшеда быстро нас догнала, а затем, вникнув в суть представленной на обозрение идеи, подбила нас на следующий поход. К Флитвику.

Очередной забег по вечернему Хогвартсу, благо отбой уже был, и наши вдохновенные и раскрасневшиеся лица никто, кроме призраков и портретов, не увидел. Филиус своё удивление скрывать не стал, но разумно предположил, что просто так настолько разношёрстная компания его беспокоить в столь поздний час не будет, и дал нам возможность высказаться. Под чай с конфетами, чем сильно нас расстроил. Но особо возмущаться мы не стали, нездоровый энтузиазм бил с неимоверной силой, и мы вылили все свои измышления на профессора чар. И вот тут я поняла, что маги реально страшные! Флитвик мысль оценил, и мы плавно перешли к конструктивному обсуждению с детальной проработкой аргументов, расчётами и чертежами. Неизвестно откуда появилась очередная бутылка, и под звон бокалов меня назначили секретарём экстренно организованного совещания. Хорошо, что наш уважаемый мастер магических дуэлей превосходно умеет зачаровывать перья, причем нормальные перья, а не те, которые по своему разумению превращают надиктованный текст в низкосортную сатиру или казённую официальность. Не представляю, как бы справилась без этого, мой навык скорописи пером оставляет желать лучшего. Попутно экспериментальным путём ещё раз был доказан постулат, что женщина может делать несколько дел одновременно, иначе как объяснить тот факт, что я играючи управилась с парой перьев, успевая записывать все выкладки и схематически чертить сигилы с вписанными рунами. Правда, на трезвую голову фокус уже не удался.

Утро было сумбурным. На какой-то миг я понадеялась, что очередное похмелье вернёт меня в родные пенаты привычного и до ужаса логичного мира, но нет, чуда не случилось, и утро я встречала вновь в объективной реальности галлюциногенного бреда, данной мне в ощущениях. Хотя в этом безумном и страшном мире есть свои плюсы, и с действительностью меня примирил предусмотрительный Тикки с очередным шедевром творения сумеречного гения, снимающим похмельный синдром.

Следующей нашей жертвой был назначен директор. Дамблдор встретил нас своей фирменной улыбкой, которая слегка подувяла, когда мы хором начали излагать свою задумку, подсовывая выкладки и чертежи с расчётами. По обоюдному молчаливому согласию с Флитвиком, мы подсунули мои вчерашние черновики расчётов, где сам чёрт марсианский ногу сломит без соответствующего допинга, а что, идея авторская, с чего бы нам ею делиться с посторонними. Утро не задалось не только у нас. Что не может не радовать. В принципе, у Альбуса не было оснований, чтобы нам отказать, да и радетельница традиций и обламыватель моих идей, это я о Маккошке, если никто не понял, отсутствовала, мы её благоразумно не позвали.

Так что следующей ночью в Большом зале был ажиотаж. От Авроры Синистры при поддержке профессоров нумерологии, древних рун, чар и меня до кучи был выдан очередной квест уже для старшекурсников. Ребята, вооружившись инструментами, рулонами пергамента и справочниками, высчитывали погрешность иллюзии знаменитого потолка по отношению к звёздному небу. Аврора не отказалась от идеи перенести занятия на этот год с продуваемой всеми ветрами и лишними наблюдателями башни в безопасный уют. Жаль, что задумка не удалась. Мы сами от неё отказались через пару ночей. Погрешность вышла не слишком большая, но существенная. Увидев результаты, мы с Батшедой и Помоной только вздохнули, а декан Слизерина презрительно вскинул бровь, да, для студентов в учебных целях, может, и сойдёт, а вот серьёзные расчёты для ритуалистики, варки специфических зелий и посева семян с учётом изначальной погрешности могут загубить всю работу. Да и Флитвик в конечном итоге наложил вето, накладывать чары над Большим залом, чтоб можно было увидеть небо над низкими тучами, оказалось чрезмерно затратно в плане магической энергии. А что вы хотели, Туманный Альбион не зря носит своё гордое название. Да и погода не подстраивается под расписание занятий магической школы, просто в Астрономическую башню при создании были вплетены соответствующие чары, запитанные от источника школы и обеспечивающие окно в звёздное небо в случае непогоды. А великолепная иллюзия лишь отображает небесный свод без возможности по желанию окинуть взором космическое пространство.

Дамблдор величаво передвигался по школе, сверкая яркими глазами поверх очков, и снисходительно улыбался, как неразумным детям, оглаживая бороду. Мы его потуги немого укора дружно игнорировали. Отрицательный результат — тоже результат, а теперь у нас и старшекурсников, участвующих в проекте, достаточно информации для серьёзной научной статьи по возможности использования иллюзий в качестве замены исходного объекта. Так что баллы свои они получили законно, несмотря на лёгкое недовольство заместителя директора. Кстати, а Дамблдор понял, что своим волевым решением он санкционировал и все остальные квесты, вываленные на детские головы мной и пошедшими по моим стопам профессорами? Прецедент, однако.

Мелкий появился у меня через несколько дней после официального визита в школу своего крёстного. Насупленный, взъерошенный, лохматый и с покосившимися очками, неуклюже поддерживая тяжёлую сумку с наполовину оторванной лямкой. Едва прикрыв за собой люк, он там и уселся на пол, тяжело переводя дыхание и смотря на меня огромными зелёными глазами, в которых плескалась настороженность с какой-то мрачной решимостью и подростковым упрямством.

— Здравствуй, болезный, — с не менее хмурым видом произнесла я, откладывая перо. — Каким ветром тебя занесло?

— Попутным, в поисках политического убежища, — практически прошипел он, а я только хмыкнула, отдав должное его гонору. Но слова-то какие знает! Прогресс.

— Не самое удачное место, я политическим весом не обладаю в принципе, — с интересом смотрю на мальчишку, тот вздыхает и, поднявшись с пола, бредёт ко мне.

— Зато искать никто не будет, — резонно возразил он и, покосившись на чайник в камине, состроил умильную моську. Хм, я его этому не учила.

— И что же такого случилось, что тебе понадобилось прятаться, да ещё и в таком месте? Не боишься разделить со мной мою сомнительную репутацию?

Гарри отрицательно мотнул головой, подтянув к себе чашку. Печеньки я заботливо пододвинула сама, с лёгкой улыбкой наблюдая за ребёнком. Если у Дамблдора лимонные дольки и он у нас оплот Света, а у меня печеньки и директора я боюсь, то… Нет, ребёнку свою аллегорию я озвучивать не буду, не поймёт он всей тонкости юмора.

— А подробности узнать можно?

— Достали, — коротко отрезал он, но увидев мою слегка приподнятую бровь, продолжил. — Рон с Гермионой после нападения Блэка на портрет Полной Дамы почему-то решили, что мне нужна защита, и я даже в туалет спокойно и без сопровождения сходить не могу. И это в самом надёжном месте, — не без сарказма выплюнул он. — Малфой потешается!

— И что тебя больше беспокоит: чрезмерная опека друзей или острый язык недруга? — я с иронией посмотрела на гриффиндорца.

— Всё сразу. А знаете, что самое обидное? — ребёнок вдруг поднял на меня взгляд. — Они все что-то знают. И директор, и МакГоннагал, и Люпин, и даже Малфой. А я — нет. И мне никто не собирается говорить правду, только бросают сочувствующие взгляды и желают побыстрее избавиться от моего общества. Всё ещё считаете, что политическое убежище мне не нужно?

Я молча откинулась на подушки, внимательно изучая собеседника, что с ярым пылом выплёскивал наболевшее. А ведь действительно наболевшее. У местного персонала чувство такта и логика отсутствует напрочь, и они не замечают, что всеми своими ужимками и показным сочувствием только нагнетают обстановку и практически довели ребёнка до нервного срыва. Или наоборот, замечают. Но это уже какая-то теория мирового заговора вырисовывается. Ох, черти мои марсианские, у меня с этими подковерными интригами мозги скоро расплавятся.

— А Вы расскажете? — робко спросил он.

— А ты книги, что я тебе дала, читал? — вопросом на вопрос ответила я.

— Читал, — настороженно потянул он, резонно ожидая подвоха.

— Ну, если читал, то знаешь, что в магическом мире бесплатно ничего не делается. Если кто-то оказывает тебе услугу и не просит с тебя соразмерной в ответ, будь уверен, этот кто-то хочет поиметь с тебя гораздо больше. Все великие идеи о бескорыстных поступках во имя света, блага и даже бога существуют только на бумаге, воплощение их в реальную жизнь окончилось плачевно. Это всё, кстати, характерно и для маглов. Люди везде одинаковы. Запомни, мелкий. А возвращаясь к магическому миру — традиционно принято на услугу отвечать услугой. И только так. Иное возможно лишь между родственниками и близкими друзьями. Ну, а я уже на этом обожглась, поэтому впредь буду следовать традициям. Чего и тебе желаю.

— Гермиона говорит, что магический мир закостенел и отстал в развитии, — насупился он.

— Ах, Гермиона, — насмешливо потянула я. — А ей есть, с чем сравнивать?

— Конечно, она очень умная и знает…

— Вот только оперирует она лишь теми знаниями, что получила в школе, как и ты, — перебила его. — Так есть ли смысл брать на веру её слова и не делать выводов самостоятельно, используя мозг по назначению? Я так полагаю, книги ты не читал, — грустно вздохнула я.

— Читал, — раздражённо сверкнул глазами подросток. — Но не всё понял. А идеи чистокровности меня раздражают. Малфой уже достал!

— Я тебе книги дала, чтоб ты как раз в этом и разобрался. Ладно, давай на примерах. Ты знаешь, сколько законов существует в Великобритании?

— Ну, много, я полагаю, — немного опасаясь, пробормотал он, уже уверенный в наличии немалых размеров подвоха.

— Очень. И захватывают они все сферы жизни: гражданскую, правовую, уголовную, экономическую. Перечислять можно до бесконечности, и не стоит забывать о международных соглашениях. У волшебников всё проще и сложнее одновременно. У нас вводится ещё один фактор — магия. Скажи мне, ребёнок, что определяет творимые нами чары?

— Э-э… профессор Флитвик говорил, что правильные жесты и слова, — неуверенно промямлил он. Ну вот, и весь гонор как корова языком слизала. И почему он у него вылазит, лишь когда не надо. Ох, бедовый парень Поттер.

— Жест, намерение и слово, — согласно кивнула я. — Основа традиционной школы магии. Высший пилотаж — творить чары на одном желании без артефактов и слов. Наша магия всегда с нами, она в нашей крови, в каждой клетке нашего тела, она в наших словах и мыслях. Она остаётся в нашей пролитой крови и потерянных волосах, будь это иначе, применение оборотного зелья было бы невозможно, — Гарри сильно покраснел, потупив взгляд, ага, я даже знаю, что он вспомнил, — одной подписи достаточно для заключения контракта, поэтому всегда смотри, где и под чем ты расписываешься. Силу имеет также наше слово, что возвращает нас к клятвам и обетам. Это пока понятно?

Ребёнок кивает, но при этом морщится.

— Всё равно не понимаю, почему чистокровные задирают нос.

— Что определяет нашу магию? — улыбнулась я.

— Слово, жест, намерение, — по заученному повторил Поттер, но, заметив мой ироничный взгляд, слегка задумался и неуверенно выдал: — Намерение.

— Именно, — согласно кивнула я. — Всё, на самом деле, зависит от нас, от нашего мировоззрения, воспитания, уровня развития. И возвращаясь к так не полюбившимся тебе традициям, хочу заметить, что многие вопросы между магами решаются устно, что резко упрощает законодательство. Как думаешь, почему?

— Э-э… — глубокомысленно выдал гриффиндорец. — Магия?

— Слово, — ехидно усмехаюсь удивлённому лицу подростка. — Маги всегда держат данное слово. Мы подтверждаем его своей магией. Она выступает гарантом наших обязательств. То же самое касается более суровых вариантов — обетов и клятв.

— То есть нарушивший слово теряет магию? — скептически ухмыльнулся он.

— А вот теперь мы подошли к самому интересному, — я откинулась на подушки, внимательно изучая собеседника. Это ответственный момент, то, что я скажу, не говорится вслух в стенах школы, но прямым текстом написано в книгах по магическому этикету и традициям. Для тех, кто умеет делать логические выводы. — Тот же Малфой никогда не заключит устный договор с маглорождённым, он предпочтёт стандартный магический с наложенными на пергамент чарами, предусматривающими откат за нарушение.

— Это называется дискриминация, — скривился он.

— Нет, это называется разумная предосторожность. Помнишь? Намеренье и мировоззрение. Традиции — это то, что определяет один из столпов надёжности магического сообщества. Чистокровные маги, получая традиционное воспитание, с младенчества усваивают простую истину, что все наши действия подтверждаются магией, и нарушение слова или обета негативно скажется на ней. Магия является гарантом нашего слова, пока мы сами в это верим и добровольно опутываем себя такими обязательствами. Частный вариант самовнушения. А наша магия — это наша суть, наша кровь, то, что мы хотим передать нашим детям. У маглов, кажется, тоже есть высказывания на эту тему.

— А маглорождённые?

— Тут, по-моему, и так понятно. А вот по поводу другого определения… Хогвартс принимает на обучение с одиннадцати лет, детей с уже сложившимся мировоззрением, воспитанных в иных традициях. Вот скажи мне, Гарри, какие сейчас фильмы популярны? Какие книги?

— Приключения, боевики, сериалы. А какое это имеет значение?

— Дай угадаю, главные герои там зачастую авантюристы всех мастей? — гриффиндорец заторможенно кивнул. — Истинные хозяева своего слова: захотел — дал, захотел — забрал, — в глазах ребёнка зажёгся огонёк понимания. — А ещё в расцвет инквизиции пришедшие дети поголовно и безоговорочно верили в Бога. Они были так воспитаны. И знаешь, с их точки зрения рассказать абсолютно всё на исповеди духовному наставнику не являлось нарушением клятвы. И никаких откатов. А про любовь магов к крови ты знаешь, да и память длинная, прижилось.

— А предатели крови? — тихо спросил он, пряча глаза.

— Думаю, сам разберёшься. Не маленький, — соскользнула я с неловкой темы. Тут пусть сам соображает, это его друзья.

— А про Блэка Вы расскажете? — не позволил себя заболтать Поттер.

— А что ты для себя уяснил? — ласково улыбнулась ученику, что того слегка передёрнуло от моей акульей улыбки.

— Что бесплатно Вы ничего делать не будете, — обречённо вздохнул он.

— Исключительно выходящее за рамки учебного процесса, — педантично уточнила я. — Ходовой товар в магическом мире — это деньги, артефакты и репутация. Деньги меня не интересуют, никакой репутации у тебя по малолетству нет, — Поттер внезапно испуганно вскинул голову, но я его опередила. — Фамильная мантия-невидимка меня также не интересует.

— Откуда вы знаете? — я скептически вздёрнула бровь. — А что же тогда? — обескуражено спросил он.

— Карта Мародёров.

— У меня её нет, — отрицательно замотал головой он, на секунду мне показалось, что очки, пострадавшие во время забега и многократно склеенные магией, попросту слетят.

— Будет, — уверенно сказала я и, протянув руку, сняла с ребёнка очки. — К рождеству, — в ответ на удивлённый взгляд я демонстративно постучала себя пальцем по лбу. — Сразу неси ко мне, поскольку в твоих руках она пробудет недолго. После, конечно, вернётся, вот только надобности в ней не будет.

Поттер серьёзно кивнул. И, взяв восстановленные очки, подозрительно взглянул на меня, подслеповато щурясь. Я даже умилилась, чисто лохматый совёнок.

— Всё же я хотел узнать о родителях и их друзьях. Фраза — они были хорошими людьми — поражает своей информативностью. Тут разве что Снейп… профессор Снейп, — быстро поправился ребенок, заметив мой предупреждающий взгляд, — выбивается из общего ряда.

— И что же тебе мешает? — искренне удивилась я.

— От родителей у меня осталась только мантия и воспоминания, вызванные дементорами. И альбом, — показательно вздохнул он в попытке меня разжалобить, бросив мимолётный хитрый взгляд из-под ресниц, думая, что я не замечу.

— Что за альбом?

— Хагрид подарил. Сказал, что написал знакомым родителей, и они прислали колдографии.

— Ты, конечно же, поблагодарил всех? — глаза Гарри расширились в изумлении. — Люди старались, ради тебя добровольно расстались с напоминанием о своих друзьях. Наверняка они были рады получить от тебя письмо и поделились другими воспоминаниями. Что, нет? Ребёнок, ты меня разочаровываешь. Вот не зря мы с тобой говорили о воспитании. Этикет, мой друг, этикет.

— Лучше поздно, чем никогда! — подросток подскочил, сверкая глазами от накатившего энтузиазма и подхватив сумку, ломанулся к люку. — Спасибо! — услышала я отдаляющийся голос.

Мда, комок противоречий. Неудивительно, что Снейп и родственники его терпеть не могут. Погладишь против шерсти, и всё — искры летят, а как разбор полётов устраивать, так само смущение и глаза от стыда в пол прячет. Хотя, по канону он и на справедливую критику от зельевара вспыхивал, как сухая трава от пламени. Может, просто я, называя его ребёнком, разговариваю как с равным и не бросаю отговорок, что ему рано знать, а ставлю чёткие условия. Это он понимает и принимает. Ладно, это лирика. Ребёнка заняли делом и надолго, это хорошо, а вот то, что он дёрганый такой и нервный… Куда эта тупая курица, что занимает должность декана Гриффиндора, смотрит? Знает ведь, как дементоры на Поттера действуют, знает, Люпин не мог не доложиться. А то, что они никуда не делись и эффект может накапливаться, — побоку, само рассосётся? Чтоб её черти марсианские к рукам прибрали! И Грейнджер тоже, мне на её бледную ауру смотреть страшно! И юный спасатель мирных магов от школьных злодеев мужественно не сдаёт подружку. Всё, я к Помфри делиться соображениями, она вроде бы в последнее время ко мне стала относиться более лояльно.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Пятница, 28.04.2017, 21:50 | Сообщение # 26
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Продолжение

Коридоры к Больничному крылу встретили меня тишиной и подозрительной пустотой, хотя мне казалось, что тут очереди должны выстраиваться за зельем сна без сновидений и прочими успокоительными. Со школьным колдомедиком я столкнулась у дверей больничного покоя.

— Ты что-то хотела, Сибилла? — обеспокоенно уточнила она.

— Да, а почему здесь так тихо? — я демонстративно оглянулась и с вопросом посмотрела на Поппи.

— Так занятия, — усмехнулась она. — Всеобщее паломничество будет к вечеру. Что у тебя, а то мне к Северусу надо. Запасы закончились.

— Я помогу, — кивнула я, и мы медленно двинулись по направлению к подземельям. — Меня, собственно, беспокоит состояние некоторых учеников.

— Только некоторых? — фыркнула Помфри. — Меня, знаешь ли, все беспокоят!

— Я о тех, что умудрились выделиться из общего угнетённого состояния.

— Так, так, так, — напряглась колдомедик. — А поподробнее?

— Половина младшекурсников с Гриффиндора и Равенкло, всё же башни ближе к парящим под облаками дементорам. Все маглорождённые с первого и второго курсов, они к подобному давлению явно не готовились, начиная с третьего ребята худо-бедно держатся. Ещё меня беспокоит Лавгуд, она совсем бледная и странно себя ведёт, Лонгботтом замкнулся в себе, Поттера, такое чувство, что каждую ночь мучают кошмары, а у Грейнджер настолько слабая энергетика, что я взглянуть на неё боюсь…

— И какие видения на этот раз Вас посетили, Сибилла, что Вы пришли к таким выводам? — внезапно раздался сухой голос из-за наших спин. Вот принесло же на мою голову, есть подозрение, что она за мной следит.

— Доброго дня, Минерва. А в нашей ситуации дар не нужен, хватает обычной наблюдательности. Мы в ответе за учеников.

— Да? Как вовремя ты об этом вспомнила, а то, что ты своим поведением подаёшь неподобающий пример, как рассматривать? — разошлась она. — Знаешь, Сибилла, если тебе захотелось внимания, то не стоит искать его за счёт студентов. Деканы факультетов не просто так назначены, мы в курсе чаяний наших подопечных, поэтому оставь свои предсказания для тех, кто желает их выслушать, и не отвлекай Поппи разными глупостями!

Я дара речи лишилась, честно, не ожидала от МакГоннагал подобной реакции и столь эмоциональной отповеди. Судя по всему, я так и не осознала до конца всей глубины неприязни, что испытывает ко мне декан храбрых и благородных, и что категорическое непринятие мнения тех, кого она за людей не считает, для неё присуще в полной мере. Помфри стояла рядом и, недовольно хмурясь, переводила взгляд с одной на другую, а я так и не нашлась, что ей ответить — цензурного. Закатывать скандал посреди коридора я не решилась, наверное, Маккошка на это и рассчитывала.

— Пойдём, Поппи, — она подхватила колдомедика под локоток и увлекла вперед по коридору.

Я рассеянно смотрела им вслед и пыталась осознать, что это вообще было и какая вожжа попала нашей профессору-анимагу под хвост, или это её кошачья склочная натура себя так проявляет. В любом случае, с Помфри нужно поговорить наедине.

Что меня понесло на ужин в Большой зал, при таком-то испорченном вредной тёткой настроении, до отметки «ненавижу всё живое», я затрудняюсь ответить. Но понесло, и даже при полном параде, увешенной бусами и цепочками, в которых так удобно прятать накопители, и в привычных широких и пёстрых одеяниях. С Поппи пересечься не удалось, она увлечённо шепталась о чём-то со Спраут, с таким воодушевлением, что я постеснялась влезать в чужой разговор. За столом царила натянутая атмосфера, профессора перекидывались ничего не значащимися репликами, со стороны ученических столов раздавался росный гул голосов наподобие белого шума, я лениво ковырялась в салате, чувствуя, как пропадает аппетит. От нечего делать начала прикидывать план будущей статьи, записывая свои мысли на салфетке огрызком карандаша, найденным в кармане.

— Сибилла, Вам не кажется, что постоянные чаепития со студентами — несколько не то, что требуется от учебного процесса? — внезапно бесцеремонно вклинилась в мои размышления МакГоннагал.

И чего ей надо? Не понравилось, что я задела её Золотую троицу, так тоньше работать нужно, тоньше. И контролировать своих подопечных. Ну да, слабую, беззащитную и бесхарактерную предсказательницу осадить авторитетом проще, чем детишек с шилом в одном месте и неуёмной жаждой приключений.

— Насколько я помню, как заместитель директора, вы ежегодно утверждаете учебную программу, — невозмутимо заметила я, намазывая джем на тосты, чтобы занять руки, нервно сжимающиеся в кулаки.

— И, тем не менее, гадание на кофейной и чайной гуще — это слишком мелко и недостойно уровня, что предлагает Хогвартс, — я прямо явственно увидела, как женщина недовольно поджимает губы, даже не имело смысла перегибаться через коллег, чтоб увидеть элитные места в центре стола.

— Хорошо, — покладисто согласилась я. — Если Вы так настаиваете, то мы можем включить цикл лекций по древнегреческой некромантии*, основы антинопомантии**, тут, правда, не знаю, как быть с практикой, и обязательно уникальные методики жрецов ранних цивилизаций южноамериканских индейцев, а также африканских шаманов***. Или вспомним родную классику — наработанную веками методическую базу приемов кельтских друидов****?

Несколько мгновений за столом стояла мёртвая тишина, нарушаемая лишь стуком приборов Хагрида, оттого казавшаяся ещё более зловещей, и я имела удовольствие полюбоваться на ошарашенные вытянутые физиономии своих коллег. Продолжающий завтракать лесник лишь недоуменно посмотрел на профессоров, что поделаешь, три класса образования не дают должного уровня эрудиции, чтоб понять всю соль моего шокирующего предложения. Надеюсь, Минерву удар хватит, директор, к сожалению, покрепче будет, а остальные, как только отойдут от шока, оценят по достоинству мою маленькую, но остро отточенную шпильку.

— Это… это тёмная магия! — отмерла, наконец, МакГоннагал. — Это запрещено! — голос у неё оказался подозрительно высоковат.

— Зато чаепития — нет, — мило улыбнулась я. — И одобрены не только тобой, но и Министерством.

— Так, спокойно, — подал голос наш великий светоч, обведя всех внимательным взглядом. — Никто не будет учить детей тёмной магии. Сибилла, откуда такие глубокие познания?

— С уроков истории, — пожала в ответ плечами.

— Каких ещё уроков истории! — не выдержала Маккошка, гневно прошипев. — Сибилла, ты пьяна?

— Которые ведёт отсутствующий здесь профессор Бинс, — я, в отличие от заместителя директора, была сама невозмутимость.

— Хотелось бы конкретики, профессор, — мягкие нотки в голосе директора меня нисколько не обманули, но в ответ все получили очередную милую и невинную улыбку.

— Профессор Бинс рассказывает удивительные вещи и подробности, которых нет ни в одном учебнике. К сожалению, его истории касаются исключительно периода гоблинских восстаний. Последнее, как вы помните, было ещё до принятия Статута Секретности, а наши предки в условиях военного времени на такие вещи, как разделение магии на тёмную и светлую ветви искусства… не слишком обращали внимания. Гоблины, впрочем, тоже. Как там было, — я слегка увела взгляд в потолок, припоминая. — «И призвал тогда доблестный Гбарук шамана, дабы раскинул тот внутренности жертвенных магов и пророчил неумолимую победу над врагом подлым, пока недостойные топтать земли детей магии ещё дышали». Правда, за точность цитаты не ручаюсь, но смысл тот же, — закончила я, с удовольствием разглядывая вытянутые и слегка позеленевшие лица своих коллег.

— Что-то не припомню такого на лекциях профессора, — голос оборотня был полон скепсиса.

— И это отличник и староста, — тонкие губы зельевара презрительно скривились. — Ты только что признался, Люпин, что систематически игнорировал историю магии.

— А ты, стало быть, нет, — моментально клюнул на детскую подначку профессор ЗОТИ. — Твои глубокие познания в тёмной магии оттуда?

— Был бы более внимателен, не пришлось бы гадать, — голос Снейпа был возмутительно ровен, и от него отдавало колючим холодом льдов Антарктики.

— Не нужно глупых ссор, — сокрушённо покачал головой Дамблдор. — Не думаю, что всё так критично, но, Минерва, будь добра, проконтролируй, пожалуйста.

Я мстительно улыбнулась, лекции уважаемого профессора Бинса — то ещё испытание для психики и силы воли. Я совершенно не жалела, что случайно забрела на огонёк.

— Обязательно, — согласилась МакГоннагал. — Но я всё равно считаю, что организация учебного процесса на занятиях прорицания не выдерживает никакой критики.

— И что Вы предлагаете? — с интересом осведомилась я, отложив приборы.

— Дать ученикам то, ради чего они пришли на Ваши занятия, — отрезала ведьма.

— Коллега, Вы же понимаете, что развить отсутствующий дар под силу разве что Мерлину. Нет, я, конечно, польщена, что Вы приписываете мне его возможности, но вынуждена Вас разочаровать, я не всесильна, — я извиняющее развела руками и вернулась к завтраку, конструктивными предложениями педагог со стажем делиться со мной не имела желания. Жаль.

— И поэтому ты запугиваешь детей предсказаниями скорой смерти, — заместителя директора было сложно сбить с мысли, практика у неё в этом вопросе была не чета моей.

— От моих предсказаний ещё никто не умер, — легкомысленно отмахнулась я.

Минерва задохнулась от возмущения, а кубок в руках Люпин треснул с отчётливым характерным звуком.

— Ты не права, Минерва, — в наш спор вмешался Флитвик. — В вопросах прорицаний мы некомпетентны, и профессору Трелони виднее, кого и чему учить. Желающих, как я знаю, из года в год набирается достаточно. Мои воронята считают обязательные сентенции Сибиллы тренировкой для определения ложности или правдивости предсказания.

— Твои подопечные, Филиус, по любому поводу имеют свою точку зрения и даже позволяют себе спорить с преподавателем. Это возмутительно. Ты совсем их распустил, — огрызнулась она на вполне резонное замечание.

— Они маги, Минерва, — не согласился с ней полугоблин. — И из этого омута, в который мы их забросили, они должны выплыть самостоятельно. Это жизнь.

— А что с теми, кто не выплывет? — тихо поинтересовалась я.

— Как я уже сказал, это жизнь. Каждый должен учиться решать свои проблемы сам.

Против воли мой взгляд сам выловил среди завтракающих учеников под сине-бронзовым стягом Равенкло белокурую головку, сидящую отдельно от остальных. Вроде бы и правильно Вы говорите, профессор Флитвик, вот только дети — это не взрослые, и их социум куда сложнее, а психика ранимее. И за каждого «не выплывшего» ребёнка отвечаем именно мы, поскольку взяли на себя ответственность. Луна, словно почувствовав моё внимание, подняла голову, кинув на меня рассеянный и слегка расфокусированный взгляд, на её бледных губах блуждала лёгкая загадочная улыбка. Игнорирование проблем — это тоже своего рода способ решения.

— Может, Минерва, тебе стоит больше времени уделять своим ученикам, тем же близнецам Уизли явно не хватает направляющей руки, — заметила Спраут, невозмутимо подливая молоко в кофе.

— Во всяком случае, на Гриффиндоре не опускаются до расистских идей чистокровных, — с гордостью за своих подопечных ответила Минерва. — И в Хогвартсе мы стремимся собственным примером привить правильное восприятие детям, — самодовольно закончила она.

Что-то согласное прогудел Хагрид, намекая на многочисленные примеры, под одобрительное хмыканье Люпина. Правильное восприятие, да? Я медленно повернула голову и взглянула на сгорбленную фигурку, замершую у дверей в Большой зал. Миссис Норрис, как достопочтенная и уважающая себя кошка, сидела у ног своего хозяина, обернувшись хвостом, и с царственным видом презрительно взирала на ужинающих магов. Я никогда не видела, чтобы мистера Филча пригласили за общий стол, даже в праздники, хотя обязанностей на нём не меньше, чем на любом из деканов. И эти люди пытаются в чём-то убедить меня? Я вновь вернулась к беседе за преподавательским столом, МакГоннагал продолжала что-то говорить, сухим, не терпящим возражения голосом, словно отчитывала нерадивого ученика, вот только смысл слов ускользал от моего внимания. Я многое могла ей ответить, ткнуть мордой, как нечистоплотную кошку, в её ханжество и двойные стандарты, но сейчас не самое удачное время для подобной критики. Да и человек, свято уверенный в собственных суждениях, никогда не воспримет от постороннего ошибки и логические неувязки в изрекаемых откровениях.

Я молча бросила на стол салфетку и вежливо попрощалась с коллегами, спеша покинуть общую трапезу, ещё немного — и я выскажу всё, что накипело у меня на душе за тот короткий промежуток времени, что я имею честь быть профессором Хогвартса. И пусть моё поспешное бегство со стороны смотрится, как жалкая попытка удержать лицо при разгромном поражении, мне всё равно. Взгляд, полный самодовольного превосходства, с мрачным торжеством сверлил мне в спину, быстрым чеканным шагом я пересекла дверной проём, успев заметить, как осуждающе покачал головой Филч, встретившись со мной взглядом, полным понимания и скрытой застарелой обиды.

* Некромантия — способ гадания, который предполагает общение с душами умерших. Состоит из двух греческих слов: мертвый и прорицание. В Древней Греции духов вызывали в святилищах Аида и Персефоны. В эпоху Ренессанса смысл понятия стал меняться, пока не предстал в привычной нам форме.

** Антропомантия — гадание на человеческих внутренностях. В Древнем Египте таким образом пытались установить наследственные болезни. Также основу антропомантии составила гаруспиция или иеромантия — гадание на внутренностях жертвенных животных. В Древней Греции и Риме гадание на собственную судьбу, на исход битвы проводилось путём иссечения внутренних органов человеческих жертв.

*** Сейчас уже не вспомню, где читала, но майя серьёзно относились к предсказаниям. А также к астрологии, жертвоприношениям и их комбинациям в любых последовательностях. Африканские шаманы жертвоприношениями и предсказаниями также увлекались, но за достоверность не поручусь. Источник — научно-развлекательная художественная литература.

**** Друиды никогда не были милыми и покладистыми личностями, коими их показывают в некоторых фильмах. Таки наоборот, а серп им нужен отнюдь не для уборки урожая.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Пятница, 26.05.2017, 21:51 | Сообщение # 27
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 13

Широкие коридоры замка, освещаемые факелами, установленными в специальных нишах, успокаивали и настраивали на лирический лад здорового пофигизма. Каменная кладка, отполированная временем и местами стыдливо прикрытая ростовыми картинами и драпировкой, видела немало скандалов за прошедшие века и совершенно не удивлялась очередным заскокам магов, все так же безразлично подставляясь под вытянутые тени в скупом свете. Вроде бы в продвинутом магическом обществе живем, а проблему освещения до сих пор решить не можем: свечи, факелы, горящие камины и люмос. Офигительное разнообразие.

Было тихо и спокойно. Я не спеша брела по переходам, лениво разглядывая картины, попутно отмечая потемневшие рамы, потускневшие краски на непопулярных полотнах, паутину, тонкой ажурной сеткой натянутую в самых неожиданных местах. В основных коридорах почти не было пыли, но в редко посещаемых и заброшенных классах ее скопилось приличное количество. Интересно, это за тем, чтоб точно знать, что детки шарились где-то не там? Эванеско, помнится, не изучают на первых курсах, а бытовые чары самостоятельно познают лишь отдельные уникумы, помешанные на учебе и заклинаниях, типа Гермионы.

Я почти успокоилась и выкинула из головы упертую кошку, которая усиленно защищала, и нет, не свой львятник, а право распоряжаться в нем и незыблемый авторитет декана. Что поделаешь, если при всей ее загруженности совсем не оставалось времени на нужды вверенных учеников, зато какой карьерный рост! А мне, бездельнице, явно нечем заняться, и я вношу смятение в души профессоров и студентов своими надуманными предсказаниями. Отвлекая ее, такую занятую, на защиту ее репутации от посягательств. Мда, с этой точки зрения я на проблему не смотрела.

Впереди раздался громкий смех, и я слегка поморщилась. Кажется, ужин в Большом зале закончился, и ученики расползаются по гостиным, а я, сделав круг, вновь вернулась на центральные пути, но резкая смена направления будет сильно напоминать попытку бегства, любопытные портреты еще неделю обсуждать будут.

- Эй, Полоумная, ты что здесь ищешь? – и снова громкий хохот, я плавно вышла на группу детей и с неудовольствием воззрилась на тройку здоровых лбов.

- Нарглы утащили и спрятали мою сумку с книгами. Я ищу, - маленькая и тоненькая девочка с наивным взглядом бесстрашно взирала на своих обидчиков. На бледном личике не отображалось ни одной негативной эмоции в адрес альтернативно разумных, но уже почти взрослых подростков. Вот где истинная храбрость и благородство.

- Нарглы! Ха-ха, - потешался один, со строго завязанным бронзово-синим галстуком, - слышишь, Дерек, - он с силой хлопнул по плечу друга, - нарглы, подумать только. И где ты их видела?

Троица вновь разразилась бешеным хохотом с характерными похрюкиваниями от избытка эмоций. Лавгуд с немым укором взирала на членов своего факультета, по логике обязанных заботиться и оберегать младших. Нет, Филиус, мастер Йода ты недоделанный, я, конечно, тебя уважаю, но методы твои… мда, может среди гоблинов это и оправдано, а волшебников слишком мало, чтоб так разбрасываться ресурсами. Из этих четверых только Лавгуд имеет потенциал, остальные – эволюционный шлак. Несмотря на вердикт Шляпы.

- Как минимум трех я вижу перед собой, - решила вмешаться я, подойдя ближе и смерив подростков уничижительным взглядом.

- Э-э… - стушевался зачинщик, настороженно глядя на меня. Прекрасно его понимаю, с одной стороны я профессор и вроде как представляю официальную власть в школе, с другой всерьез меня никто не воспринимает. – Мы уже уходим, - нашелся он.

-Куда? – ласково интересуюсь и загораживаю проход. – Как я поняла, у студентки вашего дома украли сумку, вы просто обязаны ей помочь.

- Да она полоумная! – не выдержал один. – Одни нарглы и мозгошмыги на уме!

- Однако это не снимает проблемы. Акцио вещи Луны Лавгуд! – из-за гобелена недалеко от злополучной троицы вылетела слегка потрепанная и пыльная сумка. Я усмехнулась. – Как это высокоморально и главное способствует поднятию самооценки – издеваться и унижать тех, кто выглядит безобидно и не может ответить.

- Да что вы понимаете! – не выдержали нервы, и самый смешливый пошел красными пятнами.

- Только то, что наши деяния всегда возвращаются обратно. Вам возмездия ждать осталось недолго. Мое внутреннее око лгать не будет, - ласковая улыбка, от которой все почему-то вздрагивают.

Все, решено, отдам Лавгуд под опеку Сьюзен Боунс. Я найду формулировку для квеста, что заинтересует хаффлпаффку. При всей своей миловидности и золотистых локонах, вопреки досужим мнениям, девочка собирается пойти по стопам своей непреклонной тетушки, и задатки имеются немалые. Вот пусть опыт расследований и интриг с авторитетом нарабатывает. Что ж, Равенкло ждут интересные деньки, потомственная законница быстро объяснит всем, чем опасен боевой барсук.

- Неделя отработок у Филча, - раздался за спиной холодный голос.

Я резко обернулась. За моей спиной неприступной скалой возвышался бескомпромиссный мститель Хогвартса, весь в черном, гроза нарушителей всех мастей, в окружении десятка слизеринцев. Темные глаза безразлично взирали на нашу живописную композицию, а на лице, поражавшем при слабом освещении восковой бледностью, не дрогнул ни один мускул, прямо гипсовая скульптура. Мда, судя по всему, они тут давно, а я, наивная, надеялась, что это моя речь заставила оболтусов задуматься, ан нет, неминуемая расправа.

- Некоторые особи, по недоразумению относящиеся к разумным, речь человеческую, а тем более мораль, воспринять не в состоянии. Тратить на них время и слова - абсолютно бессмысленное занятие. Пусть работают руками, возможно это будет единственная профессия, которую они смогут вынести из стен элитной школы.

Голос его был тих и безэмоционален, но тембр его голоса невольно заставлял прислушаться в желании не упустить ни звука. Аудиторию он держать умел. Умники с факультета Ровены цветом лица соперничали со свеклой и в ярости сжимали кулаки, но не проронили ни слова против, явно наученные предыдущим горьким опытом. Лавгуд все так же безмятежно улыбалась, прижимая к груди найденную сумку. Слизеринцы ехидно скалились, наблюдая за унижением возможного неприятеля, или просто демонстрировали восхищение язвительному и саркастичному, со щедрым налетом откровенной социопатии характеру своего декана.

- Профессор Флитвик, по моему разумению, дает вам слишком много воли, надеясь на вашу рассудительность и благоразумие. Думаю, ему стоит знать, что некоторые его студенты не оправдали столь высоких ожиданий и вышли за рамки дозволенного. Прочь с моих глаз!

Подростков не стоило упрашивать дважды, и они поспешили покинуть нашу компанию, осторожно и бочком обходя меня. Я к своему стыду не додумалась уступить им дорогу. Луна прошествовала мимо, одарив нас неземной, слегка рассеянной улыбкой и скрылась вслед за старшекурсниками со своего факультета. Надеюсь, им не придет в голову отыграться на девочке за унижение.

Так близко декана Слизерина я не видела, на всех собраниях профессоров он предпочитал устраиваться в темном углу, отгородившись книгой от любопытных и праздных взглядов, его редко кто рисковал дергать без нужды, зельевар щедро поливал своих собеседников ядом вне зависимости от пола, возраста и социального положения. Я еще раз окинула взглядом высокую фигуру мужчины, задержавшись на лице и темных злых глазах, с легкой улыбкой склонила голову к плечу, внимательно приглядываясь. Все как по канону, черные волосы, жуткие глаза и бледная кожа. Не Алан Рикман, однозначно. Моложе, свирепее, надменнее и реальнее, а не герой с той стороны экрана. Не красавчик, но что-то в нем есть, проглядывающее даже сквозь маску мрачного, нелюдимого социопата. Неуловимо цепляет и не позволяет отвести взгляд.

Зельевар, однако, трактовал мой интерес по-своему.

- Полагаете, что мне слишком скучно жить без ваших предсказаний, Сибилла? – прошипел практически на парселтанге Снейп.

О, как! А это мысль. Спасибо за подсказку, коллега.

- А вы опасаетесь такого разнообразия? – изобразила я удивление.

Глаза местного Ужаса Подземелий яростно вспыхнули от подобной шпильки, потерять лицо и репутацию из-за боязни каких-то предсказаний он не мог. А вокруг было слишком много лишних ушей и глаз, чтоб просто послать меня куда подальше. Впрочем, при других условиях я бы не решилась на такую подначку, прибил бы на месте, не задумываясь.

- Я всегда в своей башне, там лучше отслеживаются потоки астрала. Заходите, если не побоитесь расстаться со своей скукой и узнать свою судьбу, - я мило улыбнулась и медленно поплыла в сторону своих покоев, оставив за спиной взбешенного декана Слизерина.

Если я что-то понимаю в людях, он придет. Демонстративно и неизбежно, как злой рок, провожаемый настороженными взглядами и пожеланиями меня где-нибудь прикопать. Вот только с намерением поставить меня на место, раз и навсегда и отбить у меня охоту докапываться до него впредь, ему придется расстаться. Мне есть чем удивить даже непрошибаемого двойного шпиона. Взгляд, обильно приправленный яростью, невольно прогнал стадо мурашек вдоль позвоночника, и я вновь начала сомневаться в собственных силах и возможностях, поежившись от дурного предчувствия.

Нет, прочь сомнения! Я яростно тряхнула головой, прогоняя тревожные мысли. Все готово, зеркальный лабиринт, куда я заглядываю каждый вечер перед сном, постепенно наполняется полупрозрачными, мелькающими на краю зоны видимости тенями, в звуке текущей воды иногда мерещится еле уловимый, порой зловещий шепот, заставляющий в панике оглядываться. Все схемы расчерчены, навыки отработаны, пусть и на призраках, что сейчас, что через год, все едино. Стоит ли ждать? До того момента как тролль Дамблдор по наводке розовой жабы обменяет меня на кентавра, осталось не так уж много времени.

Правда, я не знаю, когда коллега соизволит нанести мне визит, поэтому придется весь комплекс постоянно держать наготове, но это, право слово, такие мелочи.

Следующим утром я, все еще в надежде выловить Поппи, шлялась по замку, поскольку в Больничном крыле колдомедика внезапно не оказалось. Спуститься в подземелья к зельевару, где наверняка искомый объект и обнаружился бы, я не рискнула. Поэтому отсиживалась в учительской, где имелась вполне приятная компания и превосходный чай. Одного я не учла - слухи по Хогвартсу разносятся со скоростью света, а то и сверх, попирая все законы физики. А я еще и добровольно спустилась со своей высоченной башни, под светлы очи остальных обитателей. У меня не было ни единого шанса.

- Сибилла, а что вы на этот раз с Минервой не поделили? Уж слишком ее выступление было… эмоциональным, - вроде бы и голос ровный и безразличный, так, чисто поддержать беседу, но в глазах Чарити горит неподдельный огонек жуткого интереса и жажды новой порции сплетен.

Я пожала плечами, выражая всем своим видом вселенскую скорбь несправедливостью мира.

- В очередной раз забрела на ее территорию. Наша кошка тот еще территориальный хищник.

- О! – восхитилась Септима, а все остальные живо навострили ушки, прислушиваясь. – Сибилла, дорогая, мы жаждем подробностей.

Никогда не сомневалась, что женский коллектив – это рассадник сплетен и тот еще замкнутый серпентарий. Сферический в вакууме.

- Да какие там подробности, - вздохнула я. – Так, попросила Поппи уделить внимание нескольким ученикам, на мой взгляд, их психоэмоциональное и физическое состояние требует срочного вмешательства. А оказалось, что Минерва слышала наш разговор.

- И все? – удивилась Аврора. – Слабоватая причина. Даже для нее.

- Я неосмотрительно упомянула, что меня беспокоит странная заторможенность мистера Поттера, патологическая неуверенность в себе мистера Лонгботтома и крайне слабая аура мисс Грейнджер.

- А, ну тогда понятно, что кошка как с цепи сорвалась при упоминании о любимчиках. А Поппи что?

- А Поппи, похоже, от меня отмахнулась, явно прислушиваясь к авторитетному мнению Минервы. Лучше бы она на деле так своих подопечных защищала, а не на словах. Бедные дети.

- Ну почему бедные, - всплеснула руками профессор Бербидж, - Мисс Грейнджер показывает небывалый интерес к моему предмету и неплохие результаты.

- Позвольте, Чарити, мисс Грейнджер моя студентка, - возмутилась Вектор.

- Да как она может быть твоей студенткой, Септима, когда посещает мои занятия? У нас расписание в одно время, - профессора изумленно переглянулись друг с другом.

- Сибилла, дорогая, - потянула Вектор. – Наше с тобой расписание тоже перекрывается, а у тебя случайно мисс Грейнджер не объявлялась?

- Объявлялась, на первых двух занятиях. После того, как я сказала, что у нее нет пророческого дара и слабая аура, мои уроки она больше не посещала, - недоуменно пожала я плечами, внутренне ликуя.

- У меня она тоже была, - задумчиво потянула Септима, постучав указательным пальцем по нижней губе.

- И у меня, - забила последний гвоздь в крышку гроба профессор магловедения.

В учительской установилась мертвая тишина, и все изумленно переглядывались. Кажется, сейчас будем решать, кого будем закапывать и на какую глубину.

- Может, материальная иллюзия на анимированной основе? – задумалась Септима. – Хотя, этот вариант только обозначивает присутствие. Девочки, а мисс Грейнджер на ваших занятиях себя активно вела?

- Очень, - хором ответили мы.

- Тогда не то. Я теряюсь в догадках. Мы к основам артефакторики и близко не подходили. Для чего-то более серьезного из анналов высшей трансфигурации и големостроения девочка молода, не потянет, несмотря на весь ее потенциал, - отрицательно качнула головой Вектор.

- Ты уверена насчет ауры, Сибилла? – уточнил необычайно серьезный Флитвик.

- Уверена, я и с Поппи хотела об этом поговорить. Она у нее с начала года такая полуразмытая. Но меня никто не слушает, - огорченно вздохнула я.

- А вот мне интересно, как ты это узнала? – усталый голос колдомедика стал для всех полной неожиданностью.

Поппи присела рядом со мной и устало потерла переносицу, темные тени под глазами ведьмы не оставляли сомнения о длинной и бессонной ночи.

- Аврора, ты ближе всех к чайнику, будь добра. Я зверски устала. Сибилла, не томи, я всю ночь перепроверяла твои слова. Почти половина подтвердилась.

- Только половина? – удивилась я.

- До второй не добралась! – отрезала Помфри.

- Да, но вчера МакГоннагал и ты…

- Сибилла, не будь такой наивной. Мне нет дела до ваших склок, и вмешиваться в них я точно не собираюсь. Так что там с диагностикой? – нетерпеливо поторопила меня она, почти залпом выпивая чай, не обращая внимания на температуру. Синистра, удивленно моргнув, вновь наполнила чашку.

- Очки с аурным видением, - не стала скрывать информацию я, не такая уж это и редкость.

- Я давно прошу у Дамблдора подобный артефакт, но он только руками разводит. Бюджет не позволяет. А мне где его взять? – у нее это явно было наболевшее, выстраданное годами, как и новые метлы у Хуч.

- С Дамблдора снять, - не подумав, брякнула я. Флитвик, внезапно вздрогнув, спрятался за чайник и прикинулся ветошью.

- Ах, маразматик старый! – мгновенно взвинтилась пожилая волшебница. – Ну, я доберусь до него! – глаза ее нехорошо блеснули, и в воздухе слабо запахло озоном, как после грозы. Успокоилась она так же быстро. – Что там с Грейнджер и ее копиями?

- Самим интересно, - вздохнула Вектор. – Я вот тут набросала несколько схем, как такое можно провернуть, - она продемонстрировала наколдованный свиток, в котором быстро что-то строчила пером. – Но ни один вариант не подойдет третьекурснице, ни опыта нет, ни контроля, ни знаний не хватит.

- А можно мне взглянуть, - заинтересовался Флитвик. – Ну, да, - согласился он, глянув в записи. – Сейчас для мисс Грейнджер это нереально, но при должном обучении к седьмому курсу вполне, вполне…

- Хотите взять в ученицы? – заинтересовалась Чарити.

- Сначала проверю свою догадку по поводу ее копий, а там посмотрим, зависит от уровня ее благоразумия, - очень серьезно ответил полугоблин.

Даже так? Ну что же, раз Филиус берет проблему хроноворота на себя, я так и быть, не буду его сдавать нашему злому колдомедику.

- Сибилла? – ласково улыбнулась Поппи. Ну вот, легка на помине.

- Родовой артефакт, - развела я руками, словно извиняясь.

- Отлично, - кивнула ведьма, о чем-то на мгновение задумавшись. – С этого момента назначаю тебя своим ассистентом!

- Дамблдор, - пискнула я, когда сподобилась подобрать свою челюсть с пола.

- Маразматика я беру на себя, - отмахнулась Поппи. – Еще и оплату выбью у жмота старого. Аврора, кто у нас сегодня отвечает за чай?

Приплыли. Нет, знала ведь, знала о противоестественной связи инициативы с инициатором, но все равно вылезла. С другой стороны, такой мощный тыл, как суровая и бескомпромиссная ведьма, нежно любящая долькоеда и обещающая выесть ему мозг чайной ложкой, никогда не будет лишним. Как и опыт, а так же новые знания. Но нет, черти ж вы мои марсианские, мой язык уже не в первый раз меня подводит!

Как я и полагала, долго Снейп ждать не стал, особенно когда на кону его овеянная школьными легендами жуткая слава одиозного темного мага. Он возник неожиданно, шар только успел мигнуть, предупреждая о внезапном визитере, как с грохотом распахнулся люк и внутрь класса влетел, в буквальном смысле этого слова, мастер зельеварения. Единственное, на что мне хватило времени, так это смахнуть конспекты и наброски лекций, замаскировав их подушками, дабы сохранить загадочный облик прорицательницы, витающей в заоблачной дали, выплюнуть зажатый в зубах мундштук кальяна уже не успела. Так и встретила его в клубах выпускаемого ароматного дыма, обложенная раскрытыми и разбросанными вокруг в художественном беспорядке фолиантами, заворожено наблюдая, как легко и непринужденно парит над полом ручной Упивающийся Смертью директора. Жуткое зрелище - яростные глаза, развевающаяся черная мантия. Словно ангел мщения. Анреал полный. Умеет гад эффектно появиться, этого у него не отнимешь.

Снейп презрительно смотрел на меня сверху вниз, как на какую-то букашку, случайно оказавшуюся у него на обеденном столе. Вот только меня такими взглядами не проймешь, я в универе не зря пять лет отучилась, закалена в неравных битвах с преподавателями-мизантропами, ненавидящими женскую половину человечества. Я в ответ лениво разглядывала его, покуривая кальян, и стараясь держать на лице маску невозмутимости, хоть и мифическая «Защита Оракула» не дает считать мои мысли (это при условии, что меня реально считают прорицательницей и сами не полезут), вот только психологию и невербальные знаки еще никто не отменял. Уверена, мой нынешний оппонент хорош и в этом. Решив, что уже достаточно выдержала паузу, я легко поднялась из подушек и села, эффектно выгнув спину. Ничего не могу поделать, рефлекс. Легким взмахом руки предложила зельевару расположиться напротив у низкого столика. Интересно, восточный стиль вызовет у него затруднения или нет? Снейп лишь слегка приподнял левую бровь и шагнул вперед. Люк с глухим стуком захлопнулся у него за спиной, отрезая пути к отступлению. Мужчина едва заметно вздрогнул. Что поделаешь, я тоже падка на спецэффекты.

Мастер-зельевар опустился на подушки с грацией восточного шейха и замер неподвижной статуей, продолжая сверлить меня нечитаемым взглядом, словно делая мне одолжение своим присутствием. Играть мне с ним совершенно не хотелось, да и не того эта птица полета, чтоб я смогла обвести его вокруг пальца. Постепенно нарастал знакомый азартный зуд, предсказывающий грядущие приключения, губы норовили расползтись в предвкушающей безумной улыбке от накатывающей волнами эйфории, мне с трудом удавалось держать лицо. Авантюрная жилка в моей крови, помноженная на риск разоблачения, давала о себе знать, подталкивая к активным действиям. Ставки сделаны, ставок больше нет – брошенные мною игровые кости на полотно моей судьбы гулко застучали в унисон сердцебиению.

- Чай, кофе, чего покрепче? – предложила я, вспомнив об обязанностях хозяйки.

- Никогда не слышал о гадании на хересе или огневиски. Это ваше личное изобретение? – безразличный низкий голос промораживал насквозь.

- Гадать сегодня мы не будем, - возразила я, вопросительно глядя на него.

- Виски, - отрывисто бросил Снейп.

По легкому взмаху руки на столик спланировали тонкие до прозрачности бокалы, а из бара, глухо заваленного подушками, выскользнула пузатая бутылка Огденского, приземлившись рядом со мной. Проигнорировав легкое удивление моими навыками в невербальной беспалочковой магии во взгляде зельевара, я щедро плеснула в бокал янтарной жидкости. Вставать было откровенно лень, а демонстрировать Мою Прелесть тем более, учитывая, что ничего кроме знатного пожара я ей не наколдую. Себе я плеснула хереса и тут на удивленно дернувшуюся бровь Снейпа сочла возможным ответить:

- Я не люблю слишком крепкие напитки, - не одна я волнуюсь предстоящему разговору.

- А по вам не скажешь, - хмыкнул в ответ он.

Что-то наша беседа подразумевает исключительно оскорбления меня любимой, пора это самоуправство пресекать.

- Это применимо ко всем, - слабо улыбнулась я, не сводя пристального внимания с собеседника. Я знаю, это нервирует. - Не думала, что вы рискнете прийти.

- Не думаю, что услышу, что-то дельное, - парировал он. – Хватит ходить вокруг да около, Сибилла, говори, что тебе нужно.

Ну вот, сразу пошел серьезный разговор.

- Мне? – деланно удивилась я. – Мне ничего не нужно от тебя. Это ты ко мне пришел, - вернула я фамильярность. – Ты уж определись, чего ты хочешь - прибить меня или что-то узнать.

Я ехидно фыркнула ему в побледневшее от ярости лицо, бесстрашно заглядывая в горящие глаза. Действительно, темные туннели, без проблесков света в конце.

- И ты ответишь? – хрипло спросил он.

- А почему нет? – удивилась я, подливая ему виски. Мне кажется, он даже не заметил, как замахнул бокал и проигнорировал аккуратно придвинутый к нему поближе тонко нарезанный лимон. – Так что?

- Полный текст пророчества, которое ты выдала в Кабаньей голове.

- И все? – изумилась я.

Этого я и ожидала. Невозмутимо пожав плечами, я приманила перо и отрывок пергамента и быстро черкнула несколько строк. Удивление Снейпа, пробившееся сквозь его маску невозмутимости истинного слизеринца, грело душу, когда он принял из моих рук пророчество. Он жадно впился глазами в текст, а затем вновь опустошил свой бокал и поднял на меня абсолютно спокойный взгляд.

- Это оно? – в его голосе проскальзывали металлические нотки.

Мне не верят? Обидно.

- Чушь, правда? – усмехнулась я.

- Согласен. Прорицатели не помнят произнесенных пророчеств.

- И это чушь, - кивнула я. – Как окклюмент, ты должен меня понимать.

- Даже так, - медленно потянул мужчина. – Допустим, я верю, что ты можешь восстановить в памяти произнесенное пророчество. Что тогда не так с этим?

- Все, - усмехнулась я.

- Поясни, - потребовал он.

- Если по факту, то это не пророчество, а галлюциногенный бред, - бровь зельевара вновь взметнулась вверх, выражая полный скепсис. – Я думаю, ты и сам прекрасно можешь вызвать у оппонента что-либо подобное. А много ты видел собеседований в сомнительном баре? Почему тебе дали спокойно уйти? А если по содержанию, то вообще темный лес. Как понимать на исходе седьмого месяца? Лунного или календарного, а по какому календарю? А может на исходе седьмого месяца беременности? В какой стране, какого года и какого именно Темного Лорда, их и на данный момент в мире насчитывается не один десяток. И так далее по тексту.

- Пророчества всегда путаны и туманны, - зельвевар склонил голову набок, с интересом рассматривая меня, словно в первый раз увидел.

- И кому ты это говоришь? – возмутилась я. – Профессионал в пророчествах здесь я.

- Ладно, профессионал, - хмыкнул он. – Допустим, я тебе верю. Зачем ты мне об этом говоришь? – жестко спросил Снейп, пристально вглядываясь в мои глаза. Казалось еще мгновение и он, отбросив возможный риск нарваться на крупные неприятности, полезет в мою голову.

- А никто до тебя не спрашивал, - беспечно отмахнулась я, подливая ему виски. – Кстати, здесь есть еще один подводный камень.

- И? – поторопил меня Снейп.

- Я потомок Кассандры, - фактически кинувшись в омут, выдала я предпоследний козырь, и выжидательно уставилась на него. И никаких проблесков понимания. Теперь понятно, почему все на этом лоханулись, предки, судя по всему, сработали куда лучше, чем мне казалось. – Легенда о проклятии подразумевает реальные события. В истинные пророчества нашего рода не верят. А те, в которые поверили… - я вздохнула и слегка пожала плечами.

Я, конечно, слегка лукавила, однако прежняя Трелони считала это пророчество ложным. А не доверять ей причин не было. Во всяком случае, слово не произнесено, а как поймет намек коллега профессор уже не на моей совести.

- Вот как, - потянул Северус, пристально вглядываясь в мои глаза. Мне скрывать нечего, так что взгляда я не отвела. – Становится все интереснее. Пророчество сбылось – великолепно, не устояло, так прорицательница не та. Удобно.

Я слегка развела руками, против фактов не пойдешь. Это мне крыть нечем. Снейп сидел неподвижно, слегка прикрыв глаза, мне казалось, что я воочию вижу, как бешено крутятся его мысли, переоценивая события с учетом новых данных, просчитывая различные варианты. Этот человек слишком умен, мне даже стало страшно, не замахнулась ли я на интригу, которую я просто не потяну. В случае ошибки знание канона меня не спасет, я уже начала перекраивать будущее по своему разумению. А кто оказался прав, покажет только история.

Зельевар поднял на меня мрачный взгляд, словно это я была виновата во всех его бедах. То, что он надумал, мне однозначно не скажет, и все выводы оставит при себе. Но это и не важно. Наживку я бросила, а вот клюнет ли рыбка остается только гадать. И ждать. Первый шаг сделан. Я только надеюсь, Северус, что верно угадала твою сторону. Иначе пункт первый моего плана провалится уже сегодня.

- Ну, так как, рискнешь? – как можно более беззаботно спросила я, вновь подливая выпивку.

Снейп вопросительно вскинул бровь.

- Ты пришел узнать свою судьбу, - напомнила ему, окинув насмешливым взглядом.

- Все знают, что Сибилла Трелони пророчит лишь скорую смерть, - вернул шпильку тот.

Я лишь смогла выдавить жалкое подобие улыбки, пристально вглядываясь в него.

- Возможно, ты и прав, некоторые вещи знать не стоит, - тихо, почти шепотом потянула я, выдержав театральную паузу.

Зельевар нахмурился, почуяв подвох.

- А как же проклятие?

- Думаешь, за столько столетий мой род не придумал, как его обойти? – усмехнулась я. – Давай руку.

Никто тебя отпускать не собирается, не для того я тебя заманивала и виски накачивала. Готовься к моему подарку, а понравится или нет, это меня уже не касается. Херес будоражил кровь, навевая эфемерную уверенность в своих силах, курительная смесь, неуловимым ароматом пропитывающая все вокруг, дарила легкость мыслей. Я крепко схватила мужчину за запястье и потянула на себя, пока он не передумал. Сервировка и гадальный шар сдвинулись в стороны, освобождая нам пространство, я склонилась над его ладонью, кончиками пальцев пробежавшись по линии судьбы. Коллега с трудом поборол желание отдернуть руку от легкой щекотки. Он все еще не воспринимает меня всерьез.

- А как же таинственно мерцающий шар, вхождение в транс и драматический голос? – с любопытством поинтересовался Снейп.

- Спецэффекты оставим впечатлительным студентам, - отмахнулась я, накрывая его ладонь своей и продолжая удерживать за запястье. – А теперь смотри мне в глаза.

Подробно представляю трагическую сцену из последней части фильма. Визжащая хижина, мрачный антураж, слегка смазываем детали на заднем плане и выводим вперед основных персонажей. Рикмана заменим на оригинал, и слегка состарим на лет пять, монолог о владельце старшей палочки, доносящийся, словно сквозь вату и с помехами, крупным планом атакующую Нагини и безносую бледную физиономию с узнаваемыми красными глазами. После Золотое трио, беспомощно толкающееся рядом, и светящуюся нить воспоминаний…

Я пристально впилась взглядом в темные до черноты глаза Северуса, сосредоточилась на видении и резко толкнула его вперед. Лови! Снейп вздрогнул от неожиданности, широко распахнув глаза. Однако выпитое виски и специфический ароматный дым от разожженного кальяна, подкрепленный фокусом хитрого родового сигила, сделали свое дело, подточив критическое восприятие мужчины, окклюментные щиты декана Слизерина дрогнули, и подопытный по собственной воле впустил в свой разум мое предсказание.

Северус молчал. Просто сидел, не сводя с меня спокойного с легкой дымкой задумчивости взгляда, и молчал, размышляя о чем-то своем, мне недоступном. И все? Одно дело услышать о своей смерти от неадекватной шарлатанки Трелони, и совсем другое увидеть ее воочию в 3D с эффектом полного присутствия. И никакой реакции. Хотя чего я хотела - истерии и паники? Не тот человек, как любой разведчик, Снейп постоянно ходит по грани, а то и под ручку с самой Предвечной. Угрозой собственной смерти маску его невозмутимости не прошибешь, очевидно.

Наконец, он, легко усмехнувшись уголком губ, потянул на себя трубку кальяна и с наслаждением глубоко затянулся, недовольно поморщившись, обнаружив ароматическую смесь вместо табака.

- Когда? – отрывисто поинтересовался он, выпуская клубы дыма.

- Май девяносто восьмого, - ответила я, жалея, что сейчас нет возможности модернизировать кальян на двоих, отбирать мундштук у Северуса не хотелось.

Снейп кивнул. Он что, ожидал подобного? Ох, Роулинг, ты о многом умолчала.

- Жизнь не предопределена раз и навсегда, нет судьбы, кроме той, что мы творим сами*, - знаю, что плагиат, но эта фраза запала мне в душу.

- И это говорит профессор прорицаний? – скептически хмыкнул Снейп, попыхивая трубкой.

- А кому это говорить, как не мне? - вернула я вопрос.

Северус с легким интересом рассматривал меня, слишком часто он это делал за сегодняшнюю беседу. Начинало напрягать.

- Занятный способ обойти проклятие. Действенный?

- Тц. Еще ни разу не ошиблись, - я щедро плеснула выпивку и вернула бокалы на стол. На сегодня предсказаний хватит. – Но в конечном итоге решать тебе.

Снейп согласно кивнул. Я потянулась к хрустальному шару, рассеяно погладив гладкую поверхность. За моими пальцами, как газовый хвост кометы, побежали разноцветные мерцающие переливы. Наше свидание никого не заинтересовало, попыток прослушивания и просто любопытных касаний защитных контуров не зафиксировано.

Молчал зельевар недолго. После нескольких затяжек он удивленно вскинул бровь, покосившись на меня, затем внимательно, со вкусом рассмотрел все выгравированные картинки на пузатых боках кальяна. Повертел его из стороны в сторону, длинными бледными пальцами погладил выпуклые грани перламутрового камня, инкрустированного костью.

- Это ты называешь без спецэффектов? – он демонстративно потряс трубкой, выдыхая ароматный дым.

- Это еще из запасов моей прабабки, - возмутилась я, отобрав трубку у увлекшегося чародея, и, откинувшись на подушки, затянулась. – Настрой соответствующий нужен. И тут целый комплекс.

- Оценил, - согласно кивнул Снейп и нагло дернул на себя трубку кальяна.

Я аж поперхнулась от такой нахальности. На деле Ужас Подземелий оказался вполне себе человечным и живым, вот только эти качества оказались запрятаны так глубоко, что вынуть их на поверхность души удалось лишь с помощью легкого наркотического транса. И знает ведь зараза, что из себя кальянная смесь представляет, пусть не сразу, но определил, мастер, бесспорно, а при этом затягивается в свое удовольствие. Ну и кто теперь из нас неадекватный, свихнувшийся наркоман, или какие там еще ко мне эпитеты применяют? Мерзкий характер дает о себе знать в любом состоянии зельевара.

Как оказалось, в компании Северуса очень уютно молчать о чем-то своем, полной грудью вдыхая ароматный дым, с легкой улыбкой наблюдая за блуждающими среди полупрозрачных штор огоньками, время от времени перетягивая трубку кальяна. Легкие клубы дыма мягко окутывали нас, таинственно переливаясь в скупом свете свечей и магических светильников, не покидая зоны, очерченной сигилом, четко показывая его границы. Главное, мы оба прекрасно понимали, что умиротворяющий эффект вызван не слишком безобидной смесью и последствиями пророческого транса. Но нам было все равно.

Снейп ушел, не попрощавшись. Театрально шагнул в широкий зев раскрытого люка, лишь длинные полы его мантии взметнулись, словно распахнутые крылья. Я слабо улыбнулась, небрежным жестом захлопывая крышку. Интересно, он сильно обидится, когда обнаружит, что записка с пророчеством написана исчезающими чернилами, а сам клочок пергамента уже давно благополучно рассыпался прахом в его кармане?

* Культовая, жизнеутверждающая фраза за авторством несгибаемой Сары Коннор, в ответ на панические вопли всяких вестников из будущего.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
kraaДата: Воскресенье, 28.05.2017, 04:43 | Сообщение # 28
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2733
« 1606 »
Marrana, как всегда, очень интересно. История затягивает, я читала всю ночь, хорошо, что завтра воскресенье и мне не надо на работу. Треллони втихую саботирует план ДДД, сформируя в Хогвартсе второй фронт. Надеюсь, у нее все получится и будет для всех, кроме виновных, ХЕ.


Без паника!!!
 
MarranaДата: Понедельник, 19.06.2017, 20:43 | Сообщение # 29
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 14

Все оказалось далеко не так страшно, как мне виделось вначале. Мадам Помфри действительно надавила на Дамблдора всем своим авторитетом и наверняка немалым компроматом, скопившимся за столько лет совместной работы в стенах древнего замка, что никаких проблем с назначением меня любимой на дополнительную ставку, обещавшую немалую головную боль, не возникло. Что удивительно, с приличной доплатой. Жаль, при эпичной битве я не присутствовала, боевые действия разворачивались за закрытыми дверьми и чарами конфиденциальности, но судя по торжествующему блеску в глазах Поппи, и слегка потерянному лоску дражайшего работодателя, в средствах и методах воздействия на оппонента хитрая ведьма не стеснялась.

Да и не было причин у директора отказать в столь скромной просьбе. К тому же наш колдомедик обиделась, когда я невзначай проболталась о не известных широкой публике свойствах модного девайса нашего всеми уважаемого Великого Светлого. Обиделась настолько, что накатала шикарнейшую петицию в Совет Попечителей и госпиталь Святого Мунго. Что, учитывая эпичных ребят, порхающих как бабочки в поднебесье над школой, призванных охранять деток от не менее эпичного представителя Древнейшего и Благороднейшего, начисто игнорирующего все усилия и потуги своих бывших тюремщиков, было весьма кстати.

Многого от меня не требовалось: разглядывать ауру ученика, явившегося на обследование, и сообщать о своих наблюдениях Поппи для дальнейшей расшифровки и диагноза. Вот тут-то и скрывался камень преткновения. А что, собственно говоря, я вижу? Ранее я ориентировалась на наличие или отсутствие дара у юного мага, чтоб иметь представление чему его учить, ну и визуальное отображение чар сильно упрощает жизнь тому, кто мало что может им противопоставить. Но это, как бы, незадокументированные возможности моего артефакта.

Впрочем, решение данного вопроса давно известно. Как завещал великий вождь пролетариата – учиться, учиться и еще раз учиться. Хоть бы раз ошибся! Представляете выражение лица моего поверенного, когда он услышал подобную новость об очередной моей бредовой идее использования наследия предков? Как он себе от смеха бороду не вырвал – не представляю. Зря, наверное, я рассказала ему анекдот о забивании гвоздей микроскопом, зря.

Но и эту проблему мы преодолели. Поппи, чтобы окончательно утвердить свое решение и дополнительно щелкнуть по носу дражайшего работодателя, организовала мне экзамен в Мунго. Не сказать, что я была рада такому повороту событий, но и целесообразность понимала. Принципиально торговалась до последнего, пытаясь отбрехаться от столь сомнительной чести, сломавшись лишь на допуске в библиотеку госпиталя, по слухам, распространяемым моим поверенным, имеющую крайне специфическую литературу. Ну, а Трелони знания коллекционируют, родовое хранилище как бы намекает. Вот и сижу, мрачно взираю на собранную комиссию из маститых целителей в лимонных мантиях, не менее мрачно сверлящих меня раздраженными взглядами и задающих скучные, набившие оскомину вопросы. Главное, не запутаться и не проболтаться, что информации мои очки показывают несколько больше. Чуть в стороне сидит Сметвик, отгородившись от импровизированного блиц-опроса свитком с гневным криком души хогвартского колдомедика, игнорируя косые, завистливые взгляды коллег и подхихикивая на особо завернутые перлы. Я знаю, успела ознакомиться. Поппи сидит рядом и с акульей улыбкой строит глазки местным целителям, что заставляет нервничать особо молодых и пугливых, и украдкой поглядывать в сторону двери. Развлекается.

- В целом, мисс Трелони, мне все ясно, - наконец одобрительно кивнул головой седой маг, как и большинство присутствующих, предпочтя остаться безымянным. – С теорией вы отлично знакомы, практика, как и в любом деле – это наживное. Пара часов в день с артефактом вам не повредит, но не более! – наставительно поднял узловатый палец целитель, сурово взглянув на меня. – Экзамен закончен, можете снимать очки.

- Сибилла, - вдруг севшим голосом сказала Помфри, разом забыв про свои заигрывания с противоположным полом, - я без очков тебя вообще не видела.

Внезапно установилась тишина, как в фильмах, паузой подчеркивая особо драматический поворот сюжета, а целители ошарашено переглянулись и вонзились в меня немигающими взглядами опытных вивисекторов. Ой!

- Дамблдор тоже свои очки не снимает, - открестилась я, попытавшись перевести стрелки в привычное русло.

- Сибилла, директор всегда смотрит поверх очков, потому-то они у него такой специфической формы. А вот тебе, - Поппи устало потерла подбородок и окинула быстрым взором стрекозиные линзы, прячущие мои глаза, - тебе такой фокус не удастся.

- Хм, - задумчиво потянул мужчина, сидевший ближе всего ко мне и все время пялившийся на меня, пытаясь смутить. - Может выражение подобной эксцентричности, - он бесцеремонно дернул меня за рукав яркой, пестрой блузки – неизменным атрибутом устоявшегося облика профессора прорицаний, - является следствием неправильного использования аурных артефактов? У Дамблдора тоже наблюдаются подобные симптомы.

- Полноте, коллега, - хмыкнул из своего угла Сметвик, соизволив выглянуть из-за свитка. – Сибилла из рода потомственных прорицателей, известных на протяжении нескольких столетий, она дополнительную нагрузку на мозг даже не замечает. Это мелочи для людей с подобным даром.

Я в шоке уставилась на Гиппократа, растерянно моргая, даже забыв обидеться на унизительное сравнение с директором, как минимум страдающим врожденным маразмом и полным отсутствием эстетического вкуса. А ведь, правда, не замечаю. А должна! Это же столько не предусмотренной природой информации. Постоянно. Нескончаемым потоком. Сенситивный шок, в котором по логике вещей, я должна неизменно находиться, если и был, то в самом начале, когда я очки по дурости напялила. А потом ничего, за пару дней привыкла. Это вообще нормально?

- Веледа*, как и Сибилла, тоже их постоянно носила, - продолжал меж тем Сметвик. – Я, кстати, учился с твоей матерью, - это уже мне. – Но всегда считал, что артефакт носит защитную функцию.

- В том числе, - согласилась я, не став уточнять.

- Чисто ради интереса, - заговорщески прошептал Сметвик, - научного, - немного подумав, добавил он. – Ты хоть одно свое предсказание произнесла?

- Ни одного, - так же шепотом и с видом матерого заговорщика изрекла я. Ключевое слово «произнесла», ну и «свое», конечно. Предыдущая версия Трелони от сентеции, выданной в «Кабаньей голове», открещивалась всеми конечностями, а о том, что дар работает несколько иначе, я уже знаю.

- Слово? - внезапно подобрался главный целитель.

- Да хоть клятву, - беспечно улыбнулась я. Кажется, мне посчастливилось нарваться на человека, знающего несколько тайн моего рода. Да и упоминание мамы. Слишком подозрительно!

- Довольно, - хлопнула ладонями Поппи, отвлекая нас от подозрительных переглядываний. – Мы можем получить свидетельство о прохождении экзамена? У меня скоро студенты Больничное крыло штурмом возьмут, запасы легких успокоительных и снотворного просто испаряются!

Из Мунго мы поспешно ретировались, мадам Помфри рвалась на оставленное без присмотра рабочее место, а я спешила исчезнуть прочь из поля зрения Сметвика и экзаменационной комиссии с нездоровым интересом поглядывающих на меня и приглашающих заходить почаще. Если бы только не их предвкушающие улыбочки, то я вполне могла бы принять их желание меня увидеть за чистую монету. А так, пусть ищут себе другого подопытного кролика. Да и главный целитель про маму и семейный дар вспомнил. Неспроста это! Нафиг!

Время снова потянулось беременной улиткой, наполненное нервными хлопотами под бдительным оком Поппи, школьными уроками, вылазками в родовое хранилище, разбавляясь редкими посиделками с подругами. Грейнджер на обследование не явилась, как мне передали, только фыркнула и надменно вздернула хорошенький носик, лишь узнав о моей новой должности. Мда, и почему все решили, что она очень умная? Будь оно так, носила бы галстук с синими полосками, а раз нет, то знаменитая гриффиндорская гордыня с неизменной упертостью застилает взгляд здравомыслию и холодной логике. Жаль. Флитвик ходил смурной и раздражительный, мы не лезли с расспросами, надеясь, что коллега не оставит нас в неведении и приоткроет завесу тайны. И были готовы смиренно ждать.

Первокурсники тянулись нескончаемым потоком, жалуясь на кошмары, головные боли, слабость, простуду… список можно продолжать до бесконечности. Помфри с ног сбилась, заметавшись между Больничным крылом и владениями Ужаса Подземелий, регулярно снабжающего колдомедика новыми порциями зелий. Я как-то, проявив свойственную себе бестактность, сунула нос в записи своего куратора и, наткнувшись на статистику, закономерно озадачилась, переволновавшись не на шутку. Несмотря на промозглый шотландский климат и полное отсутствие центрального отопления древнего замка, заболеваемость в прошлые годы была значительно ниже. На порядок. Поппи на мой несмелый вопрос, отмахнулась, свалив все на дурное влияние дементоров, и посоветовав заглянуть в статистику Азкабана. Смертности. Поскольку узников не лечат. Как-то не принято. На меня накатил новый приступ необоснованной паники и желание срочно покинуть не только Хогвартс, но и еще данную реальность для надежности. Теперь понятно, почему большинство преподавателей ходят помятыми и с темными кругами от усталости – большинство студентов, как и я, опасность просто недооценивают.

Гром грянул к концу второй недели, когда я уже решила, что попытка решить мучавшую меня проблему с помощью полугоблина, отличающегося недюжинным аналитическим умом и склонностью к боевке, с треском провалилась. Мы с Поппи как раз подбивали статистику, ту самую, о возросшем уровне заболеваемости по сравнению с предыдущими годами, запрошенную чем-то озадаченным Сметвиком, и колдомедик, все еще не забывшая своей обиды директору, склонялась к версии легкого саботажа и предоставления коллеге требуемой информации в обход работодателя. Поэтому серебристый патронус, ворвавшийся в стерильный больничный покой, голосом Филиуса срочно потребовавший явиться в учительскую, наc слегка озадачил. Мы удивленно переглянулись, но более никакой иной информации пролетевшая мимо неведомая призрачная зверушка нам не озвучила, скрывшись в противоположной стене.

В учительской было многолюдно. Флитвик собрал всех, включая библиотекаршу и завхоза с Хагридом, нервно притулившимся в сторонке и сморкающегося в необъятную простыню, служившую носовым платком. Я невольно отметила тот факт, что его деревенская избушка располагается на отшибе, почти впритык к запретному лесу и защита, установленная на замок, на него не распространяется. И в Больничном крыле он не примелькался. Бросившую косой, недовольный взгляд в сторону лесника, колдомедика явно посетили схожие мысли.

Перед всем честным собранием стояла растерянная и пунцовая Гермиона, сверлящая опущенным взглядом пол. Флитвик же, напротив, был собран, но от него волнами исходила с трудом сдерживаемая злость, а взгляд был пронзительно холоден. Сейчас он как никогда напоминал многократного чемпиона по дуэлингу, и его низкий рост и расовая принадлежность уже никому не показались бы смешной и нелепой. Оказывается, в стенах лучшей школы чародейств и волшебства практически все профессора носят маски, намертво прилипшие к их повседневному облику. О, как полон загадок и крепких личных шкафов, запертых на амбарные замки с потерянными ключами, древний и таинственный Хогвартс. Сколько секретов хранят в своих душах одиозные персонажи пера Роулинг, ожившие недоброй волей неизвестного шутника.

- Раз все собрались, - безразличным тоном начал он, - то я бы хотел узнать, откуда у маглорожденной третьекурсницы могло бы взяться это?

Небрежным жестом профессор Чар выкинул на центр учительского стола маленькие песочные часы на цепочке. Мадам Помфри ахнула в непритворном ужасе, остальные преподаватели замерли, словно увидели ядовитую змею, а я опустила взгляд в надежде, что толстые стекла скроют мелькнувшее в глазах расчетливое торжество.

- Филиус, старый друг, ты же знаешь, как опасно отбирать такие артефакты, вдруг у мисс Грейнджер выйдет время, и она не замкнет круг со своей копией? – сокрушенно покачал головой директор, укоризненно взирая на нас.

- Не считай меня идиотом, Альбус! – холодно отрезал Флитвик, сохраняя видимое спокойствие. – Я знаю, что собой представляют подобные артефакты, но повторяю свой вопрос - кто это такой безответственный, невежественный преподаватель, желающий смерти девочке?

- Неправда! – внезапно вскинулась гриффиндорка. – Профессор МакГоннагал бы никогда… - а затем резко осеклась, поежившись от пристальных взглядов.

- Ну вот, с именем определились. Минерва, мы тебя внимательно слушаем.

- Расписание мисс Грейнджер оказалось слишком громоздким. И я не понимаю, зачем ради такого пустяка назначать целое собрание? Господа, вам заняться нечем? – декан Гриффиндора привычно поджала губы, окинув недовольным взглядом аудиторию.

- Ты от ответа не уходи, - внезапно командирским тоном вклинилась Поппи. – У девочки магическое истощение, - она помахала блокнотом, в котором я зачарованным пером схематично набросала ауру новой пациентки. – Ты вообще инструкцию и технику безопасности при работе с артефактом повышенной опасности ребенку объяснила?!

- Ты за кого меня принимаешь, Поппи? Разумеется! - не вынесла столь вопиющего навета заместитель директора, и даже привстала с места, гневно раздувая ноздри.

- Все двадцать три тома? – ехидно уточнил Флитвик, покосившись холодным осуждающим взглядом на молчащего директора.

- Вот еще, - фыркнула она. – Основное, остальное можно и самостоятельно в библиотеке почитать. Если вечно водить учеников за ручку, они так ничему и не научатся.

- Поппи, это явно твой клиент, - внезапно хмыкнула мадам Пинс, несменный хранитель обители знаний. – Склероз - страшная вещь. Особенно в твоем возрасте, дорогуша, - она окинула начинающую звереть МакГоннагал, сочувствующим взглядом.

- Да что ты такое говоришь, Ирма! – кажется, осуждение в глазах коллег стало для нее сюрпризом. А нефиг давать детям в руки атомную бомбу.

- А не ты ли года четыре назад подписала приказ о переносе информации об артефактах подобного класса в Запретную секцию, чтоб не смущать детские неподготовленные умы? На пару с Дамблдором, кстати, - сарказм так и тек из уст суровой библиотекарши нескончаемым потоком. – Деточка, - обратилась она к Гермионе, - тебе профессор МакГоннагал разрешение на посещение Запретной секции выписывала?

Грейнджер отчаянно замотала головой, боясь поднять глаза.

- Вот и я так думаю. Юная гриффиндорка славится своей тягой к печатному слову и не преминула бы воспользоваться разрешением. А бумажку, подписанную в прошлом году Локхардом, ты сама аннулировала. Вот я и говорю, склероз!

- Спокойно, коллеги, не все так страшно, - вмешался наконец Дамблдор. У меня такое чувство, что он получает какое-то садистское удовольствие, наблюдая подобные склоки и вмешиваясь лишь в последний момент. – Я думаю, мы можем решить проблему ко взаимному согласию.

- Не страшно? – в унисон взвились Флитвик и Помфри.

- Не страшно! - от голоса разъяренной ведьмы задрожали стекла. – А ты знаешь, что твое не страшно, могло стоить девочке не только магии, но и жизни?! Ты знаешь, что в Мунго есть целое отделение для подобных, увлекшихся и не читающих инструкции к хроноворотам, Невыразимцев, как раз на одном этаже с Лонгботтомами? А ты знаешь, деточка, что эти милые часики не только пили твою магию, но и накручивали возраст? И что процесс мог стать лавинообразным и необратимым? Нет?

Гермиона в ужасе смотрела на колдомедика, прижав руки к груди, на ее побледневшей коже отчетливо проступили синие вены, а глаза казались бездонными колодцами, губы дрожали, но сказать хоть слово школьница была не в силах. Кажется, до нее только сейчас стало доходить, какой опасности она сама себя подвергла. Неужели девочка никогда научную фантастику не читала? Там про игры со временем очень наглядно написано.

- Я был о вас лучшего мнения, мисс Грейнджер, - разочарованно вздохнул маленький профессор.

- Короче, Альбус, со своими неразумными подчиненными разбирайся сам, - начала раздавать приказы резко успокоившаяся Помфри. – Мы с мисс Грейнджер в Мунго, Минерва, прикажи собрать для нее вещи.

- Не нужно, Поппи, я верю в тебя, ты справишься. Ничего ведь непоправимого не произошло, - мягко улыбнулся директор.

- Альбус, - ласково прошипела колдомедик, вновь заведясь с полоборота, - Я в прошлом полевой хирург. Я могу собрать мага из порванного на лоскуты месива, я могу восстановить кости, удаленные самовлюбленным болваном, мнящим себя гениальным целителем, или раздробленные в труху после игры в квиддич, я могу распутать тот клубок недоразумений, что детки называют чарами, самоизобретенными заклинаниями и зельями, я могу диагностировать паралич от взгляда василиска, но повреждения магического ядра и ослабление ауры вне моей компетенции. В школе подобные эксцессы вообще не предусмотрены!

- Но я все же настаиваю, - сурово нахмурил седые брови директор, попытавшись надавить авторитетом.

- Мунго! – снова рявкнула ведьма. – И только Мунго! – протянув руку к сиротливо лежащему на столе артефакту, который внезапно вывернулся из-под ее руки и заскользил по лакированной поверхности к директору. – Альбус, ты не хуже меня знаешь правила. Образец зелья, животное или артефакт сдается в госпиталь вместе с пациентом, - голос Поппи вновь стал ласков. – Но если ты хочешь, чтоб Гиппократ напомнил тебе эти жизненные и обязательные к исполнению правила лично, то не смею возражать.

Хроноворот словно нехотя откатился в сторону колдомедика. Женщина с победной улыбкой подцепила цепочку, и артефакт скрылся в складках широкой мантии.

- Минерва, не забудь про вещи, - напомнила она, крепко ухватив Гермиону под локоток, и повела к двери. – Сибилла, на тебе Больничное крыло в мое отсутствие, - бросила, не оборачиваясь, ведьма.

- Я надеюсь, коллеги, что школа впредь не будет похожа на балаган, словно нам дементоров мало. Минерва, не ожидал. Альбус, откуда у тебя вообще могла оказаться столь опасная вещь? – Филиус совершенно не скрывал своего возмущения, но у директора не было желания оправдываться.

- Пути судьбы извилисты и непредсказуемы. Жаль, что ситуация разрешилась так радикально. Я вас больше не задерживаю, коллеги, у меня появилось срочное дело. Хорошего вечера, леди, джентльмены, - взгляд ярких голубых глаз заледенел, и маг уже больше не казался радушным дедушкой, скинув маску благодушия.

Равнодушных и непонятливых не оказалось и профессора потянулись на выход, бросая осуждающие взгляды на заместителя директора, а парочка была откровенно злорадных.

Не знаю, что за срочное дело было у нашего Светоча, но Гермиону вернули в Хогвартс через пару дней. И знаете, лучше она выглядеть не стала. Помфри и Флитвик ходили мрачные и раздражительные, сарказм из уст колдомедика вырывался с пулеметной очередью, соперничая с перлами Снейпа, цедимыми сквозь сжатые губы. Дамблдор благостно улыбался. Нет, я и не надеялась прижать директора запретным артефактом, глупость, право слово. Стал бы он давать подобную вещь ученице, практически открыто пользующейся им, если бы владел им не на законных основаниях? Вычислили подвох одним разговором, а сколько еще глазастых и догадливых в школе? Вот то-то и оно. Что я, что Флитвик, делали ставку и упор на вред, причиненный ученице, но и тут директор с неимоверной легкостью вывернулся, переведя все стрелки на неразумную ведьму. А Мунго не благотворительная организация, совсем не благотворительная. Сомневаюсь, что у Грейнджеров найдутся средства на полноценное лечение, а Дамблдор из своего кармана оплачивать ничего не будет, как и Совет Попечителей.

Скандала не получилось, профессора делали вид, что ничего не произошло, а если и вспоминали, то как нелепый анекдот. Впрочем, чего я удивляюсь, педагогический состав молчал и ранее, равнодушно взирая на травлю Национального героя или первокурсников, блюющих кровью от изобретений близнецов Уизли. С одной стороны, директор может закрыть нам рот простым приказом, если мы не хотим расстаться с теплым местечком. Но сейчас такие меры просто не потребовались. Тут всего лишь маглорожденная девочка, кому до нее какое дело? А недовольные? А недовольные утрутся, в первый раз, что ли? Вот такая вот она суровая действительность детской сказки.

* Веледа, как и Сибилла, означает предсказательница. По канону из семьи Трелони известно имя только ее знаменитой прабабки.



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
MarranaДата: Понедельник, 26.06.2017, 21:59 | Сообщение # 30
Снайпер
Сообщений: 141
« 369 »
Глава 15

Мелкий явился спустя неделю традиционно хмурый, насупленный, сверкающий настороженным взглядом из-под лохматой чёлки. В ином настроении он у меня не появляется. Почему-то.

— Вы знали! — с порога обвиняющее воскликнул он.

— Довольно расплывчатое утверждение, — лениво потянула я, собирая на всякий случай конспекты и свитки. Поттер — парень непредсказуемый и буйный.

— Это вы сдали Гермиону! — недовольное сопение стало чуть тише, но не потеряло обвиняющих ноток.

— Был бы более расторопным, она бы отделалась малой кровью, а так — вопрос. Если бы не прямое распоряжение Дамблдора, то мадам Помфри так бы и оставила её в Мунго, там у специалистов больше опыта в подобных вопросах, невыразимцы — это их контингент.

— Почему?

— Практически все хроновороты хранятся в Отделе Тайн. Хроноартефакт в руках маглорождённой третьекурсницы… такое понятие, как обезьяна с гранатой, тебе известно? Мало того, что пострадала сама, а могла и всю школу во временную петлю загнать. Энтузиазма хватит.

— Ей МакГоннагал его дала, — хмуро пробормотал он.

— Это не является оправданием и не снимает опасности. Неужели ты думаешь, что профессора ничего не заметили? Вот и приняли меры, когда ситуация вышла за рамки разумного и мисс Грейнджер могла перегореть, — терпеливо разъясняла я тонкости ситуации, боясь потерять хрупкое доверие ребёнка.

— А если бы я сказал?

— Возможно, она бы притормозила, а возможно бы, и нет. История сослагательного наклонения не приемлет.

— И всё же, — упрямо повторил Поттер.

— Хочешь, выпишу разрешение в Запретную секцию? — коварно предложила я. — Сам почитаешь про подобные артефакты.

Поттер задумался, забавно склонив голову к плечу, и, подтащив пуфик, уселся напротив.

— Нет, — наконец решился он. — Гермиона обидится.

— Ты считаешь это нормальным? — искренне удивилась я.

— Нет, — грустно усмехнулся он. — Но, как вы говорите, у всех свои тараканы. А она мой друг. Я поверю на слово вам.

— Одной временной петли мало, — обречённо вздохнула я, начиная лекцию. Из камина под моим пристальным взглядом медленно поплыл кофейник. — Такие артефакты тянут энергию носителя, тут и для взрослых опасность нешуточная, а для организма в стадии формирования почти катастрофа. Твоя подруга ведь не использовала его разово, а постоянно, сочтя небольшое отступление от инструкций декана и своего расписания не слишком опасным. А зря. Учитывая, что полную реабилитацию в Мунго она не прошла. Последствия могут быть различными, но, скорее всего, отдалёнными.

— Почему? — упрямо повторил свой вопрос гриффиндорец, эхом отразившийся в пустом классе.

— Эксцессов в школе не допустит мадам Помфри. А вне школы… твоя подруга — натура крайне увлекающаяся без соответствующего стопора, когда дело касается добычи знаний. Кстати, — задумалась я, внезапно узрев нехорошую аналогию. — Том Риддл был таким же.

— Воландеморт, — ахнул Поттер, захлопав зелёными глазищами.

— Он самый, — кивнула я. — Только не упоминай, пожалуйста, этого его имени.

— Профессор Дамблдор говорит, что глупо бояться имени своего врага, — недовольно пробурчал Гарри.

— Люди боятся не имени, а того, что за ним стоит. Он сильный маг. Не знаю, как там с должностью профессора ЗОТИ, но на прозвище своё он чары наложил и прекрасно знает, где находятся такие небоящиеся. Ну, что ты на меня смотришь? Сколько раз тебе повторять, наша магия — это наши намерения, наши слова, наши желания и наша суть. Не вижу ничего удивительного. И вообще, имя его — Том Марволо Риддл. Ты уверен, что ты правильно понял слова директора?

Ребёнок пристыженно замолчал.

— А Гермиона? — жалобно потянул он с несвойственной ему покорностью.

— А что Гермиона. Хогвартс стоит на более мощном источнике, чем Мунго, так что восстановление должно идти быстрее, вот только мы с мадам Помфри не специалисты по путешественникам во времени и квалификации целителей не имеем, чтоб решить проблему повреждения ядра.

— Тогда почему она не в Мунго? — нахмурился гриффиндорец, подозрительно вперив в меня тяжёлый взгляд.

— По той же самой причине, по которой в прошлом году ждали созревания мандрагор в школьной теплице, а не озаботились приобретением на стороне. Она маглорождённая. За неё некому заступиться, — лицо парня заледенело, а взгляд принял затравленное выражение.

Он явно вспомнил прошлый год и не только окаменевшую подругу, но и травлю, которую ему устроили всей школой, подогреваемую бездействием профессоров.

— За меня тоже некому заступиться, — едва слышно прошептал он.

— Добро пожаловать в реальный мир, — скупо улыбнулась я. — Нас тут таких большинство.

— И преподавателям нет никакого дела? — взгляд ребёнка потух, кажется, я своими словами окончательно добила его веру в сказку.

— Пока нет угрозы жизни ученикам. Как, например, в этом году. Почему ты думаешь, что все такие злые? Выспаться нам не грозит, большинство учеников дементоров недооценивают. Помнишь, что я говорила о традиционном воспитании? А тут ещё и двойная подстраховка, контракт подразумевает откат за нанесение вреда ученикам.

Хотя… Учитывая, что творит директор, не иначе как прямым вредом назвать нельзя, он же из ребёнка суицидника готовит. Исламские террористы громко заявили всему миру об эффективности подобного подхода. Я сама недавно читала лекцию о моральном самоограничении в связи с традициями магического сообщества. А наш любимый Светоч, походу, нравственными границами пренебрегает, предпочитая формальный подход по Канту с применением всех средств, поскольку они в его власти. Страшный подход, на самом деле, с полным оправданием своей совести, усиленной слепой верой в собственную правоту и непогрешимость. Какие тут могут быть откаты! Я уже упоминала, что ненавижу фанатиков? Пока предавалась размышлениям, потеряла нить разговора, прослушав, о чём бурно и крайне эмоционально вещал Поттер.

— … и Снейп тоже! — с упрямой верой священника, пылающей в глазах, закончил он монолог.

— Что тоже? — переспрашиваю, не сознавшись в несвоевременном уходе в астрал.

— Гад! — выпалил он.

— А кто ещё гад? — уточнила я, устало потерев переносицу. Всё-таки Поттер — существо крайне утомительное, фонтанирующее эмоциями и яркими переливами ауры, цветными пятнами бьющими в глаза.

— Квиррелл и Локхард! Я же говорю, Квиррелл меня ещё на первом курсе задушить хотел, а вы говорите, традиции, контракт! — продолжал бушевать подросток, повышая голос.

— А что с Квирреллом случилось? — я в противовес была абсолютно спокойна, и лишь тихий голос выдавал утомление в конце тяжёлого дня и суматошной недели.

— Сгорел, — хмуро ответил ребенок, покосившись на свои руки. И как-то весь сжался. — Он хотел убить меня. И я хотел! Отомстить! В нём Воландеморт был! И я схватил его! И он сгорел! И я не жалею! Не жалею! Не жалею!!!

Поттер всё же сорвался, соскочив с пуфика, сжав кулаки так, что побелели костяшки, и крепко зажмурив глаза. Тонко завибрировала фарфоровая посуда на низком столике, через мгновение мелко затрясся и он, реагируя на невольную вспышку магии гриффиндорца. Взлетели в воздух мои конспекты и свитки, торжественным парадом завертевшись по идеально круглой орбите вокруг подростка, предупреждающе замигал тревожными переливами гадательный шар, опасно закачавшийся на лихорадящей нервными колебаниями поверхности, ярко вспыхнули линии сигила, проигнорировав скрывающий их ковёр, заперев буйство неконтролируемого выброса в замкнутой области.

— Тише, тише, — ласково зашептала я, сама не заметив, как оказалась рядом с ребёнком и прижала его к груди, осторожно гладя по волосам.

Истерика началась внезапно, Поттера колотило, взлетевшие вещи ускоряли свой бег, взметаясь под потолок, как торнадо. Чашки и кофейник, не выдержав давления, устремились следом, расплескав по пути кофе, пролетевший мимо меня, собравшись в шарик, словно в невесомости. С одной стороны, это хорошо, что накопленный негатив и затолканный в глубину сознания нешуточной волей подростка прорвался, а то его заторможенность и практически безразличное отношение к гибели людей около него и возможности собственной меня откровенно пугало.

— Ты не виноват, — продолжала увещевать я. — Это и есть частный случай отката. Учитель не должен вредить ученику, тем более пытаться его убить. Этот пункт в контракте двояко трактовать нельзя, хочешь, свой покажу, чтобы ты убедился?

— Хочу, — буркнул ребёнок, отстраняясь. — А Локхард? Ауч! — его рука взметнулась к макушке, по которой прилетело стеклянной чернильницей. Наверное, это хорошо, что тяжёлая бронзовая стоит у меня в библиотеке.

На нас посыпались разрозненные листы бумаги и свитки, утратившие удерживающую силу, с жалобным треском разбились чашки, разлетевшись мелкими осколками, сверху всё это залило остатками кофе.

— А с ним что случилось? — отвлекла я собеседника от учинённого им беспорядка, одним взмахом руки сгребая все листы в кучу в углу, всё равно там уже всё перемешалось в жуткий хаос.

— А вы не знаете? — искренне удивился тот, пошатываясь от накатившей слабости и пряча за спиной дрожащие руки.

— Нет. До моей башни долетают отголоски сплетен. Тикки! Нам бы чего-нибудь успокоительного! И мой контракт, — доказательства такому упёртому барану, как Поттер, предъявлять нужно сразу, пока он желает их лицезреть всей душой и готов в них поверить, а то какая блажь шибанёт в голову характерному гриффиндорцу, сие даже Великому Рандому не ведомо.

Но тут ситуация прямо как у русских классиков, с лёгкой руки ёмко и точно характеризующих простой народ Родины с забредшими в буйную головушку окольными мыслями, что заводятся, как правило, от безделья. Поттер, конечно, не бык, а олень, но если и ему что втемяшится, то тут не только кол не поможет, тут Тёмный Лорд с авадами опростоволосился. Прав Снейп по поводу умственных способностей подростка, ой, прав. Не в том, что их нет вообще, а в том, что он ими пользуется от случая к случаю. Причём не всегда вовремя и уж точно не к месту, а гонор раздут до непомерных размеров, что, видимо, вытеснило способность к критическому мышлению, и способности здраво оценивать ситуацию, и инстинкт самосохранения до кучи. По заверению декана Слизерина и известной мне истории, это у Поттеров семейное.

Что-то нечисто с канонной и общеизвестной историей воспитания Гарри у Дурслей, как при жёстком прессинге и сознательном ограничении круга общения воспитанника, усиленном занижении самооценки со стороны окружающих и полностью отсутствующих на момент появления Хагрида социальных навыков, получился такой гонористый и проблемный ребёнок-суицидник. У меня, честно говоря, такое в голове не укладывается, как два взаимоисключающих понятия. Но вон, вопреки всем законам психологии, веками выпестованными умудрёнными мужами, сидит казус древней науки и камень преткновения моих буксующих от перегрева мозгов и настороженно глазками лупает. Нет, что-то из привычных мне понятий, вычитанных в специализированной литературе от скуки ещё в прошлой жизни, вполне вписывается в рамки поведения моего собеседника как трудного подростка, и я вполне понимаю его дилемму — он всегда оставался наедине со своими проблемами, и сейчас его терзает вина за проявление слабости на моих глазах. И как импульсивный подросток, не умеющий в должной мере держать себя в руках, готов в любой момент соскочить и спастись бегством от осознания собственного конфуза. А я подобное допустить не могу, разрушить хрупкий лёд доверия, что едва образовался между нами? Не-ет! Я себя в подобном возрасте ещё хорошо помню, напридумывает всякой фигни и несуществующих препятствий и из радикальных, зачастую навязанных извне принципов ко мне уже не вернётся, мотивируя это чем угодно, но никак не собственным стыдом, подспудно ощущаемым от своего нелогичного и глупого поведения. Самообман — это тоже характерная черта буйных подростков.

Но, как я уже упоминала, тут мои мозги просто буксуют, тут не психолог нужен, а целая толпа психиатров. Нашёл, чего стесняться — своей истерики. Которая, на минуточку, была вызвана глубоко закопанным чувством вины за совершённые убийства, и не важно, что ребёнок, по сути, здесь ни при чём, это тонкая череда случайностей, выстроенная в ходе хитровывернутой интриги по подведению юного героя к определённым результатам и размытой черте, за гранью которой обратного пути у переступившего уже не будет. Поттер уверен, что их кровь на его руках, и кое-кто, не будем тыкать пальцем в его длинную белую бороду, старательно усугубляет чувство вины ребёнка, заставляя замкнуться в себе. Поддержки всё равно ждать не от кого. По мне, так его сегодняшний срыв, явно подточенный изнутри гнетущим чувством подспудного холода и ужаса, создаваемого потусторонней аурой дементоров, явился манной небесной; уж лучше психопат буйный, от которого всегда знаешь, чего ожидать, чем психопат тихий, который как спящий вулкан, вроде безопасный с виду, а как взорвётся, то не только закидает лавой всех, кто оказался рядом, так и пеплом плюнет в окружающее пространство, слегка изменив климат и прочие отношения в атмосфере общества. Образно так говоря.

И вот это мне нужно удержать на той самой иллюзорной грани, не дав нашему вездесущему Светочу узреть угрозу его действиям, и стать той самой соломинкой, что перешибёт хребет огромному разъярённому зверю, к которому даже с авадой подходить страшно. В общем, замахнулась я ни много ни мало, а на интригу государственного масштаба, пусть наше островное государство и не сильно блещет размерами, но пауки в этой банке водятся на редкость упитанные, ядовитые и агрессивные, с завидным упорством выкашивающие всех, кто соизволил дать лишь слабый намек на попытку оспорить их главенствующее положение. На проверку я оказалась ничуть не меньшим суицидником, чем мой юный собеседник. Как тут выполнить первые пункты моего коротенького плана? С другой стороны, я уже давно определила для себя, что ни сбежать, ни отсидеться не выйдет, спасибо профессорскому контракту, что сейчас внимательно изучает Поттер. Какой идиот придумал их бессрочными, расторгаемыми лишь по обоюдному желанию с работодателем? Не верю я, что этот чёрт марсианский с колокольчиками меня отпустит. Выковырнуть с должности профессора мою шарлатанистую тушку только у Амбридж получится, причём в тот момент, когда я сама всеми конечностями за крепкие и надёжные стены хвататься буду. Вот тогда мне ой, как понадобится хорошее расположение директора. Поскольку быть ведьмой мне понравилось, а найти ещё один мощный доступный для меня источник магической энергии не то что в Великобритании, на всём Земном шарике найти будет практически нереально.

— Ну что, убедился? — уточнила я, когда Гарри со вздохом отложил контракт, что подвергся скрупулёзному изучению в лучших традициях кручкотворов. Подросток кивнул. — Локхард, — напомнила ему.

— Когда мы пошли в Тайную Комнату, он пытался стереть нам память, а проклятие отрикошетило в него. Только он сломанной палочкой Рона пользовался, а она не в первый раз подобный сюрприз выдавала, — выдал краткий и отцензуренный вариант собственных похождений бравый гриффиндорец, виновато прячущий глаза и подтаскивающий отлетевший в сторону пуфик к столу с новым чайником и восстановленными заботливым домовиком чашками.

— А зачем вы в Тайную Комнату попёрлись? — нахмурилась, не сводя пристального взгляда с лица ребёнка, стараясь отслеживать его эмоции. Второй вспышки мой сигил может и не выдержать, он, собственно, не для защиты предназначен, а для концентрации. Ритуалист-то я посредственный, действующий всего лишь по инструкции со слабым пониманием сути процесса.

— Наследник же Джинни украл, и мы спасать пошли. А там василиск, — как само собой разумеющееся выдал Гарри, удивлённо взглянув на меня, не понимающую его умозаключений.

— Подожди с василиском. Почему спасать пошли вы, а не директор при поддержке авроров?

— Э-э… ну, он же писал, что она останется там вечно… — снова растерял свой гонор Избранный хулиган.

— А то, что это была ловушка, ты подумал? — грозно сведя брови, прошипела я. — А о том, что это обязанность профессоров и директора следить за безопасностью и организовывать спасательные миссии? Ты подумал, что всё могло оказаться ещё хуже и к Джинни могли присоединиться и вы? И подставить, таким образом, не только своего декана и директора, но и весь персонал школы, включая спасательную группу авроров, которая просто обязана была быть? — в каноне о ней ничего не было слышно, так они и не должны были открыто промаршировать через двери Большого зала, окончательно вгоняя всех в панику.

— С нами был Локхард…

— И сильно он помог? — скептически вздёрнула я бровь, подливая ребёнку чаю, пахнущего душистыми травами. — Ладно, переходи к василиску.

— Ну, там был молодой Вол… Том Риддл, и он натравил на меня василиска. Я бы не справился, он меня совсем не слушал, но Фоукс принёс Распределяющую Шляпу, которая дала мне меч Гриффиндора, и я убил змея. Потом пронзил клыком дневник, в котором прятался призрак Риддла, — несколько путано выдал Поттер в перерывах между увлечённым пережёвыванием маленьких пирогов, блюдо с которыми он захватил в единоличное пользование. Но, учитывая недавний срыв, этикетом я решила пренебречь.

— Ты хоть понимаешь, как бредово всё это звучит? — я устало потёрла виски и осуждающе посмотрела на гриффиндорца. — Особенно хватание ядовитых клыков голыми руками. Что-то мне подсказывает, что перчаток из драконьей кожи у тебя с собой не было.

— Мне уже всё равно было, он успел меня укусить, — просто ответил ребёнок, беззаботно пожав плечами.

— Бл… — невольно вырвалось у меня под изумлённым взглядом Поттера. Я надеялась, что это было преувеличением Роулинг, у нас же тут реальность, а в реальности до такого не должно было дойти. Это же билет в один конец, так и Избранного не сложно потерять по нелепой случайности.

— Не волнуйтесь, меня Фоукс спас. Директор говорил, что его слёзы могут помочь от любого яда. И он нас оттуда и вынес.

— А ты знаешь, что яд василиска из крови вывести невозможно? — ласково поинтересовалась у обескураженного ребёнка.

— Э-э… нет.

— А почему не поинтересовался? — вкрадчиво продолжаю давить на ничего не подозревающего ученика.

— Фоукс же залил рану слезами. Вот! — он продемонстрировал жуткий шрам на предплечье, всё ещё воспалённо-красный и не думающий рассасываться.

— Рябиновый отвар? — почти профессионально поинтересовалась я.

— Не помогает, — недовольно поморщился он. — Но почти не болит, правда!

— Знаешь, ты меня запутал, жертва самодеятельности. Вот давай сейчас проверим!

— Как? — удивился он, а я достала купленную в аптеке Мунго колбу с проявителем. — Что это?

— Тест-анализ на наличие в крови всякой гадости. Конкретное зелье или яд не определит, но вот наличие и степень опасности — вполне, — я вынула из кучи свитков и книг справочник Помфри и открыла на нужной странице. — Смотри, определяется по интенсивности цвета раствора согласно шкале. Проверяем?

Поттер с готовностью кивнул. А я, найдя на стеллажах похожую стеклянную колбу с притёртой пробкой, стерилизовала её заклинанием и, сковырнув переливающуюся эмблему госпиталя, отлила половину жидкости.

— Вот, сюда нужно накапать твоей крови. Стоп, — остановила я ребёнка с готовностью протянувшего руку. — Ничего не забыл?

— Клятву? — неуверенно спросил он. Я кивнула. — Но вы ведь профессор.

— И что? Много профессоров просят у тебя кровушки? — иронии в моём голосе хватило бы и на Снейпа. — Учись осторожности, ребёнок! Я, Сибилла Патриция Трелони, клянусь, что не использую кровь Гарри Джеймса Поттера во вред ему. Моя магия мне свидетель.

Вспышка. Удивлённые глаза Поттера. Надо же, работает. Хм. Гриффиндорец поспешно начал озираться, неуверенно зажав в руке чайную ложку. А я обречённо возвела взгляд в потолок.

— Палочка, Поттер, палочка. И заклинания забыл?

Гарри вздохнул и, вынув из кармана палочку, приставил к ладони. Я скептически приподняла бровь.

— Я, Гарри Джеймс Поттер, добровольно даю свою кровь, — правильно понял меня он. — Секо.

А силу заклинаний он дозировать явно не умеет. Кровь хлынула быстрым ручейком из широкой раны на ладони, которую Поттер немедля поднёс к колбе. Красная жидкость смешалась с прозрачным раствором, потемнев. Я проворно схватила его за руку и торопливо прошептала заклинание.

— Эпискей, — кровь свернулась, ребёнок восторженно уставился на меня, а я, вскочив, рылась на полках. — Безбашенный гриффиндорец! Дозировать силу надо! До-зи-ро-вать! — по слогам, как неразумному младенцу, вдалбливала я, не слишком надеясь на результат от моего ворчания. — Почти до кости рассёк!

Краем глаза я следила за подростком, индифферентно отнёсшегося к моим метаниям и с интересом рассматривающего жуткую, с моей точки зрения, рану. Вот только точка зрения Поттера с моей явно не совпадала, и наличие широкой царапины с ровно рассечёнными краями, косо пересекающей ладонь, его не слишком беспокоило, скорее, заинтересовал факт остановки крови заклинанием. Он даже рукой потряс, наблюдя, как набухают красные капли, готовые сорваться вниз.

— Держи! — наконец нашла флакон с рябиновым отваром.

Подросток профессионально выдернул пробку зубами и щедро плеснул на повреждённую ладонь содержимого. Жидкость слегка вспенилась с характерным шипением, как перекись водорода, а края резаной раны медленно стягивались, оставляя красный шрам, который должен пройти за пару повторных курсов применения чудо-зелья. Обожаю магию. Поттер тоже; в глазах искренний восторг, на губах блуждает едва заметная улыбка. Подарю ему, пожалуй, справочник целительских заклинаний, чисто на всякий случай.

Жидкость в колбе слабо бурлила, в очередной раз вызвав у меня недоумение странными реакциями, совершено не характерными в моём старом мире и совершенно не объяснимыми с точки зрения привычной науки. Но что я могу сказать? Магия. Непонятные метаморфозы крови и зелья постепенно улеглись, явив нашему взору чёрную непонятную жидкость с сизоватым отливом свернувшейся крови. Жутковатенько, однако. Мы синхронно склонились над справочником, сверяя получившийся оттенок с переливчатой индикаторной шкалой. Многоцветная диаграмма, раскинувшаяся на несколько страниц, включавшая в себя цвета и оттенки, о которых я ранее даже не представляла, нас слегка напрягла и обескуражила. Мы вновь покосились на содержание колбы, не изменившей свой пугающий глубокий чёрный цвет и сизый перелив, а затем вновь на шкалу.

— Здесь такого нет, — как-то по-детски обиженно потянул Поттер.

Спасибо, мистер Очевидность, а как же я не заметила. Последние оттенки шкалы диагностики, ушедшие в тёмные тона, заканчивались красивым матовым чёрным оттенком, словно в насмешку или для особо одаренных, этот последний штрих шкалы единственный мог похвастаться подписью «пациент мертв», дабы не тратить время на поиски расшифровки в многостраничной инструкции. Маги очень любят очевидность. А вот нашего результата и в помине не было. Мы с Гарри озадаченно переглянулись.

— Я уточню у специалистов, что это значит, — осторожно заметила я. — Но ты только никому об этом не говори, ладно?

Мелкий согласно кивнул, серьёзно глядя на меня. Отличаться от остальных он очень не любил, а полученный результат выбивался из ряда среднестатистических магов, точно так же, как внезапно вскрывшийся дар змееустости. Иногда появляющаяся в зелёных глазах совершенно недетская обстоятельность и рассудительность меня откровенно пугала; настоящий комок противоречий, который неизвестно в какую крайность мотнёт, и главное, каждая черта по отдельности имеет своё лаконичное и вполне закономерное объяснение, проистекающее из трудного детства или специфического круга общения. Но вот всё вместе… сложная наука — психология, тут даже черти марсианские не одну бутылку вылакали, чтоб только разобраться в вывертах человеческого сознания. Но, кажется, даже им это не слишком удалось. Куда уж мне.

— Значит, это не я был виноват, да? — как-то жалобно спросил Поттер, возвращаясь к мучавшему его вопросу, с затаенной надеждой глядя на меня.

— Косвенно — ты, — без жалости припечатала я изумлённого гриффиндорца, несмотря на то, что новое перетряхивание озвученных фактов застало меня врасплох. — Квиррелл и Локхард пострадали по собственной дурости, но и тебя там не должно было быть. Проблемы безопасности школы — прямая ответственность директора и его заместителей. А никак не учеников. Что ты вынес полезного и разумного из всего нашего разговора?

— Что на первом курсе должен был послушать МакГоннагал, а в прошлом году сообщить ей же, что догадался, где Тайная комната, — вздохнул он, опуская глазки в пол, и разве что ножкой шаркнуть не вышло, слишком уж удобно он развалился на пуфике.

— Уже лучше, — благосклонно кивнула я, подливая ребёнку травяного отвара. — Главное, чтобы ты эту простую истину не забыл к концу и этого года, а то, как показывает практика, определённые даты без странных происшествий не обходятся. Хеллоуин пережили, осталось только окончание учебного года пережить и от дементоров не скопытится, — последнюю фразу я пробормотала под нос, но чуткий мальчишка всё равно услышал и округлил в изумлении глаза. Какие он выводы сделал, не понятно, но уж больно сосредоточенно кивнул в ответ, опять бросив совершенно недетский взгляд. Впрочем, с его-то жизнью детство юного героя на пути к свершениям закончилось у зеркала с камешком в заначке, что бы там по данному поводу ни вещал директор со своей отдалённой колокольни.

— А посоветоваться с вами можно? — в который раз за вечер он огорошил меня непредсказуемым вопросом.

— По поводу очередной шалости или мести недругам — нет, — моментально сориентировалась и строго посмотрела на ученика, копируя взгляд Минервы. Но, видимо, неудачно, Поттер только поморщился.

— Да нет, — отмахнулся от моих инсинуаций. — Я у Хагрида адреса выпросил, тех, кто мне колдографии прислал. С трудом, но выпросил. Написал. А они мне воспоминания отправили. Серебристые такие, в склянках. И я не знаю, что делать, — расстроенно вздохнул он.

— Угу. Вот ты и попался на незнании матчасти. Я тебе книги из личной библиотеки зачем давала? — опасно прищурившись, мельком прикинула кару, что обрушу на эти стоящие дыбом вихры, что явно заменяют непутёвому мозг.

— Да знаю я про думосброс, — демонстративно надулся гриффиндорец, бросив на меня косой взгляд. — Вот только где его достать?

Резонно. Я задумалась. Как решить проблему, я прекрасно знала. У меня подобный артефакт был в Гринготтсе, точно знаю, что есть у директора и декана Слизерина, у остальных, подозреваю, тоже. А собственно говоря, что я теряю и что теряет история, если я приоткрою одну из тайн на пару лет раньше? Поттер ведь умный мальчик и не забудет моей заботы и поддержки. Не забудет ведь? Я расчётливо покосилась на подростка, встретив его открытый ждущий моего решения взгляд. Вот ведь маленький поганец, уверен, что я решу его затруднения одним щелчком пальцев. Ну-ну.

— Есть один вариант, — покладисто отвечаю и заговорщески провожу открытой ладонью над гадательным шаром, в кристалле задрожали тёмно-синие мерцающие тени. — Только тайна есть сия великая…

Клиент готов и уже возбуждённо сверкает зелёными глазёнками, едва не подпрыгивая на месте от нетерпения, готовый внимать сакральному чуду.

— Короче, — уже спокойным голосом обломала наивного гриффиндорца с неким чувством удовлетворённого злорадства. — Придётся топать ножками на восьмой этаж. Где картина с тролльим балетом, знаешь? — парень неуверенно кивнул головой. — Не заблудишься. С воспоминаниями жди меня там, — я посмотрела на механические часы, до отбоя ещё оставалось прилично времени, с ужином мы уже в пролёте, но Тикки явно не даст нам умереть с голоду, — через сорок минут. У меня ещё дела есть, и постарайся не попадаться никому на глаза. Всё, дуй отсюда!



Говоришь, сложно выделиться из толпы, не попасть под влияние серой массы? Чушь. Я вот, например, смог выделиться.
Я улыбнулся.
Чеширский кот
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Стрекоза (Попданка, Гет, R, ООС, миди, в процессе, главa 15 от 26.06)
Страница 1 из 212»
Поиск: