Армия Запретного леса

Суббота, 14.12.2019, 02:10
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. В этом году реклама никому не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Наш форум теперь без навязчивой рекламы!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Залп самодельного ружья просчитать невозможно (по-старому, ничего не поменялось)
Залп самодельного ружья просчитать невозможно
kraaДата: Четверг, 28.11.2019, 17:33 | Сообщение # 1
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
Залп самодельного ружья просчитать невозможно
Автор: kraa
бета-редактор: anexdia
Жанр: Общий, драма
Размер: миди-макси
Пейринг: Не ожидается, но, если появится, будет, как всегда, ГП/ГГ
Рейтинг: РГ-13
Статус: В работе
Самари: В хогвартсе Гарри находит себе защитника и опекуна. И жизнь Мальчика-который-еле-ожил резко меняется.

Предупреждение: Как обычно, будет много, много смертей!!!
Отказ: Все принадлежит тетушке Ро. Мои только паралельные миры.

Привет всем!



Без паника!!!
 
kraaДата: Четверг, 28.11.2019, 17:35 | Сообщение # 2
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
Глава 1. Пролог, когда Гарри встречает Смерть в первый раз.

Мне часто снились особые сны, в которых змеелицый дядька медленно, с нарочитой величавой походкой, переступает порог моей детской комнаты. Я смотрю из-за спины моей мамы. Ее лица я не вижу, но копна ее длинных до попы рыжих волос вдруг начинает беспорядочно трястись. Она что-то мне невнятно кричит, упоминая мое детское имя Гарри, а бесноватый дядька громко и зычно смеется. Потом мама падает на колени и я наконец могу ясно разглядеть жуткую, искаженную гримасой превосходства физиономию дядьки.
Он мелком отклоняет взор своих налитых кровью глаз, чтобы удостовериться, что я тут стою, в доступной ему близости, незащищенный никем, кроме отчаявшейся и беспомощной девушки. Его рука резко вкидывается вперед и я вижу ядовитый светлячок на конце его палочки.
– Авада Кедавра! - кричит дядька. Миг и с кончика палки срывается тонкий, но очень яркий зеленый луч, который тонет в теле мамы.
Она падает вперед, ее лоб с глухим стуком ударяется об пол, а копна волос красным покровом накрывает ее согнутое пополам тело.
Непреодолимая тоска захлестывает меня с головой. Я пытаюсь дышать, но почему-то это простое и обычное действие становится невозможным.
На кончике направленной на меня палочки вновь зажигается зелененький свет и меня накрывает ужас. Ко мне приходит глубинное осознание, что вот-вот я умру. Отчаянное примирение захлестывает мое маленькое детское сердечко и вдруг в легкие врывается поток воздуха. Я надрываюсь от крика, а дядька напротив моей кроватки демонически хохочет.
Я снова слышу непонятные слова:
– Авада Кедавра, - которые огненным клеймом выжигаются в моем сознании и тьма закрывает все перед глазами.

***
Тьма кажется мне живой занавесью, которую колышет потусторонний ветер. Откуда-то в мою голову врывается поток впечатлений, знаний, некий чужой-не-чужой опыт. Я это все не понимаю и моя голова раскалывается от жуткой боли.
Тихий шепот отклоняет мое внимание от боли и я поворачиваюсь к источнику звука.
Бледная, тощая рука всплывает из темноты и перышком поглаживает мой лоб. Резкую боль как метлой сметает и я могу уже лучше видеть.
- Ну, здравствуй, Наследничек! – говорит хозяин костлявой руки и сквозь туман под капюшоном на меня смотрит пара зеленых огоньков.
- Пли-вет, - мямлю я. Все-таки, я маленький, полутора годовалый ребенок. – Ты кто?
- Гхм, как тебе сказать? – в зычном голосе я слышу смущение. – Я твой предок, вроде... Или хозяин?... – Острый подбородок выступает сквозь туман там, где следовало ему быть на лице человека. Гость чешет в задумчивости подбородок тонким пальцем и хмыкает. – Короче, я Смерть. А ты мой Наследник.
Я пялюсь на загадочного посетителя и не знаю, ни что ответить, ни что спрашивать. Застало меня врасплох его имя. В голове я чувствую кручение шестеренок, но придумать, что сказать, не могу.
- Сейчас я тебя верну обратно в мир живых. Ты о нашей встрече до поры, до времени забудешь, - говорит Смерть, но заметив мое готовое расплакаться лицо, спешит успокоить. – Но я о тебе никогда не забуду, малыш, слышишь? Никогда. Я буду наблюдать за тобой и однажды я дам знать о нашей с тобой связи.
Мне не хочется с ней расставаться. Я вдруг вспомнил, что маме помощь нужна. Хочу кричать и молить гостью, но она, не мешкая, дотрагивается до того места на моем лбу, куда скрылся зеленый луч из палочки злого дядьки. Извлекает оттуда норовящий вернуться обратно темный, извивающийся дымок и поглощает его. Другой рукой, светящейся красным, она машет в сторону черной кучи, которая раньше была телом дядьки и она превращается в небольшой холмик сажи.
И ее не стало.

Меня возвращает обратно в мою кроватку. Я голодный, мокрый, мне одиноко.
Когда я осознаю, что нахожусь один на один с беспробудно спящей на полу мамой, начинаю всхлипывать очень тихо, надеясь, что она не рассердится за то, что бужу ее не вовремя.
Время проходит, но мама спит да спит.
Папа тоже не приходит, чтобы убаюкать меня на ночь.
Мне становится холодно и я укутываюсь насколько могу в детское одеяльце и засыпаю.
Ночью мне снится Смерть, которая тихо рассказывает мне сказку о трех братьях.



Без паника!!!
 
kraaДата: Четверг, 28.11.2019, 17:36 | Сообщение # 3
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
Глава 2. Десять лет спустя – распределение Гарри на Слизерин

Я присаживаюсь на табурет, напялив на свою голову засаленную шляпу, не думая о какой-либо подставе. Посмотрев на то, как до меня проходит распределение у остальных ребят, мне представлялось все что угодно, только не ЭТО.
«Огого!» - громко звучит чей-то чужой голос в моей голове. – «У тебя, я вижу, наставник есть и не кто-то обычный, а сама Вечная Госпожа к тебе снизошла.»
Я не верю своим ушам, о чем там вещает этот голос? Непроизвольно, я поднимаю руку и сжимаю ветхую ткань в поиске скрытого передатчика. Пусто. И кто тогда тараторит там наверху?
«Я Распределяющая шляпа, малец, я умею читать твои мысли.»
Ну, да, конечно. В конечном счете, волшебство это не простое размахивание палочкой, а что-то гораздо большее, более глубинное, чем в поезде говорил Рон, пытаясь перекрасить свою облезлую крысу. Не хило так маги продвинулись!
Тем временем голос продолжает бормотать неразборчиво, пока вдруг не восклицает:
«Даа, вижу-вижу, ты парень очень амбициозный!»
«Кто, я амбициозный? – мое возражение останавливает словоизлияния шляпы. - Это вы обо мне? Вы, который в моей голове разговариваете, кто бы вы ни были, глубоко ошибаетесь. Последнее, что можно сказать о Гарри Поттере это то, что у него есть амбиции...»
Меня резко оборвали:
«Не прибедняйся слишком, Гарри Поттер! Знаешь, скольких я таких скрытных, вроде тебя, видела сидящих здесь на табурете подо мной?» – перешел на крик голос, а потом резко оборвался и он продолжил уже тише, но все так сердито: – «Тихушник тут обозначился, видите ли. Ты у меня, как на ладони, Гарри Поттер. Вижу я тебя насквозь, хоть ты и пытаешься тьмою прикрывать закоулки в своем уме. Поэтому... Ой, а это что такое?» – визжит она в моей голове.
Я знаю хорошо о чем она, но я не хочу чтобы кто-то об этом аспекте моей жизни знал.
«Замолчи!» - рявкаю я и та действительно останавливается на полу-слове.
Потом уже примирительно решает:
- Сли-зе-рин! – во всю мощь ревет она.
И вот так мне пришлось собственным ходом отправится к тем, кто в дальнейшем устроят мне сущий ад на земле.
Но об этом как-то не хочется говорить и рассказывать.
В школе волшебства и чародейства, среди маленьких и уже подросших магов зеленого факультета я почувствовал себя как в гнезде кровожадных инопланетян, которые только тем и занимались, что пили мою кровушку. Вокруг себя я видел одних только чужаков, а не – как благостно объяснял мне Хагрид – благодарных за свое спасение от террора Волдеморта людей, которые станут мне за это руки целовать при встрече.
Да? А почему тогда Распределяющая Шляпа отправила меня напрямую в руки детей тех же самых приспешников Неназываемого, которых Рон назвал Пожирателями?
И те отыгрывались за проигрыш своего Лорда по полной на мне, маленьком худосочном ребенке, которого они считали своим самым большим врагом.
Они не знали с кем начали враждовать. Был у меня секретик один, о котором чуть было не проговорилась Распределяющая шляпа, я мог бы ... Но пока не буду. Они мне мстили, я терпел и запоминал кому, когда и как ответить так, чтобы они заплакали кровавыми слезами.
Как оказалось в связи с происшедшим в дальнейшем, мне, с моим непростым характером и необычными способностьями, было самое место среди змеек на факультете Салазара Слизерина. Я был бы доволен и чувствовал себя, как рыба в воде, если бы не лютая ненависть большинства этих самых учеников. Но те меня не приняли. Отвергли. И гнобили. Жестоко, по-детски. Я не мог даже шаг сделать не получив сглаза, проклятия или став жертвой банального магловского мордобоя. Хотя, какая у меня морда-то? Просто ребенок, проживший непростое, тяжелое детство в месте, где меня не меньше чем слезеринци ненавидели. Порой мне казалось, что если бы те не боялись моих стихийных магических выбросов, ничто в этом мире не остановило бы их оторваться до конца, убив меня окончательно. Или же что-то похуже этого.
Так, что за те два месяца до Хеллоуина, я натерпелся такого, чего некоторые люди с особо неудачливой судьбой и за всю свою жизнь толком не переживали. Уже ближе к Хэллоуину мне мое проживание на Тисовой с Дурслями казалось порой островком мира и спокойствия.
Были бы только слизеринцы злыми, я бы напросился к директору жаловаться и настаивать на прераспределении. Кстати, однажды я туда направлялся, когда по пути к дирекцию мень застигли группа Гриффиндорцев. Мдаа...
Отлежавшись в ближайшем пустующем классе, а потом посетив Больничное крыло, я понял – куда мне прераспределяться, если все ученики этой дьявольской школы, одинаково ужасны? Вернулся я обратно в свою гостиную в Подземелья, выслушал всю грязь, которую подготовили для одного взятого Героя магмира, помахал ушами и отправился спать.
Я только это и делал в школе – принимал пищу, бегал по коридорам, чтобы меня не словили, укрывался в пустых комнатах, возвращался в гостиную в последний момент перед отбоем и спал. Спал, закрывшись одним из немногочисленным выученными мною самостоятельно заклинанием на пологе кровати. Забини и Нотт, с которым я делил одну спальню, слава богу, не особо меня обижали, с претензиями в связи с Темным лордом не лезли, иногда даже помогали спастись от преследования других слизеринцев.
Моя спальня была для меня моей крепостью покоя, где я мог расслабиться, вдохнуть воздух и залечить раны душевные и телесные.
Когда совместное проживание со слизеринцами довело меня до красных чертиков, я начал размышлять, а не убежать ли отсюда. Потому что еще чуть-чуть и я кого-нибудь из них сотру с лица земли. Еще день в этой адовой школе, полной сущими бесами, и я сорвусь. Допускать это ни в коем случае не позволительно для меня, с моим секретом.
Поэтому – бежать!

***
В Больничном крыле я был из всех остальных учеников самым частым гостем. Однажды ночью, когда я наконец понял, что никто – ни директор, ни профессора, ни мой декан мне не помогут, я с бегством окончательно определился и начал строить план побега. Учители, во главе с моим же деканом, профессором Зельеварения Северусом Снейпом, почему-то меня тоже непонятно за что ненавидели. МакГонагал, декан алознаменного факультета, возмущалась мною вероятно, за то, что я не оправдал ее ожиданий и не распределился на ее любимый Гриффиндор. Я туда даже был бы мертвым, не рвался бы. Неспроста в слизеринской гостиной называли львят „Факультетом слабоумных и отважных”.
За что недолюбливали меня остальные преподаватели, оставалось тайной за семью печатями. Возможно за то, что я не был белым и пушистым, послушным и старательным. Я часто прогуливал занятия, понятно по какой причине. Частые и продолжительные посещения медпункта не содействовали моему обучению. Но поинтересоваться у школьной медиковедьмы по какой такой причине моя травматичность так высока, ни кто из преподавателей не сообразил.
Да бог с ними, с разгильдяями. Они в моем списке по отмщению не на последнем месте. Ответят, за все ответят.
Но сейчас надо просто бежать, чтобы выжить. Исчезнуть из поля зрения всех, сбежать куда-то далеко и надолго, чтобы у меня было время вырасти, возмужать достаточно, чтобы смог постоять за себя. Чтобы не только защитить себя от всех врагов, но и отомстить всем, кто был недобр ко мне. В число недобрых людей и врагов я пока записал абсолютно все человечество.

План побега.
ПЛАН.
Это стало для меня основной пунктик моих круглосуточных изысканий и размышлений.
Я давно знал, что ключ любого успешного мероприятия, это обеспечение финансов. Во время моей первой встречи с волшебным миром, Рубеус Хагрид говорил мне, что мои предки не последняя в мире семья. Что были у моих родителей денюжки. Ага-ага, видел я эти деньги один раз, когда тот же Хагрид огромными, грязными лапищами сгребал мое золото в свои же бездонные карманы. Причитая при этом, ах какой Великий человек этот директор Дамблдор. Словно не мое, а золото школьного директора загребает. Я лишь скрипел тогда зубами, понятия не имея, как такое расхитительство прекратить. К кому мне, одинадцатилетнему шкету за помощью обратиться, к смотрящему рассеянно в сторону зеленокожему, нискорослому монстрику?
Уже в школе о своей семье я постарался узнать побольше. Попытался, хотя бы, узнать. Но каждый взрослый, к которому я обращался с просьбой рассказать мне что-нибудь о моих родителях или о их месте проживания до гибели, молчал и отводил взгляд в сторону. И, словно сговорившись, немедленно проводил меня в класс, потому-что урок начинается; наставлял возвращаться в свою спальню в Подземельях, потому-что уже поздно и скоро отбой; отправлял к черту же на куличках... Пфу на всех!
Короче, отшивали меня.
Ненормальные.
Права была тетя Петуния, всегда магов обзывая одним этим словом. Или уродами величала. Точнее не придумаешь. Уроды ненормальные, ничего меньше этого. Но, сколь бы права моя тетя не была в своих рассуждениях, я ни ей, ни ее семейке ничего и никогда не прощу. Охх, тетя, я вам обещаю, что как только повзрослею (если выживу), вернусь я к вам, и тогда... вы увидите цвет своей крови на стенах своей стерильно чистой кухни.
О своей семье все, что было мне нужно, я узнал из книги „История Хогвартса” вековой давности, которую я нашел на полках школьной библиотеки. И решил начать с оформления финансового вопроса. Денюжки-то надо спасти и сохранить. Я ребенок, но даже мне было ясно, что свободный доступ к моим же сейфам – детскому, отца, мамы и дедушек с бабушками, мне никто из ныне живущих на територии школы не даст. В действительности, никто из них не имел права воспрепятствовать моему свободному доступу к моему законному наследству. Но для нынешней администрации Хогвартса сделать это было сущим пустяком просто не выпустив меня из школы. Я всех подозревал в причастности ко всему плохому со мной случившемуся, в заговоре и злом ко мне умысле по любому поводу. В частности и в краже золота с моих счетов.
Но в Гринготтсе, согласно найденной книге, работал гоблин-поверенный моей семьи и надо было лишь написать тому письмо, заверив свою подпись капелькой крови и он сам все организует. И не заикнется. Потому что, из всей и раньше немногочисленной фамилии Поттер остался лишь я, Гарнет Джеймс Поттер, всем в волшебном мире известный своим детским прозвищем - Гарри.
Финансами я и занялся первым делом. Написал письмо директору Гринготтса, Рагногу Злобному. В письме я пожаловался (я маленький мальчик, беззащитный, невежественный и рано осиротевший), что... так-и-так, мне никто никогда не звонил, я ничто не знаю, только то, что прочитал в „Истории Хогвартса”...А дальше продолжил одними «почему». Почему, скажите, меня никогда не извещали о текущем состоянии моих счетов; почему банк позволил ключу от моего Детского сейфа пребывать не у меня, собственика, а у постороннего чело..., полу-великана Хагрида; почему мне не организовали встречу с поверенным, и т. д, и т. п.
В совятне, куда я поднялся, чтобы отправить письмо в Гринготтс, я впервые обратил внимание на то, насколько моя Букля отличается окраской от всех остальных сов. Мне в голову закралось сомнение, не элемент слежки ли снежно-белый окрас моей совы?! Здоровая паранойя завопила, чтобы я отправил письмо в Гринготтс не с Буклей, а с обычной школьной сипухой, а то мало ли найдется любителей вскрыть и ознакомиться с чужой (с моей, конкретно) корреспонденцией.
С буклей я остался на целый час, гладил ее шелковый перья, рассказывал ей мои злоключения, не забыв оградиться заклятьем тишины и отвода взгляда. Во избежание. Шпийонят, понимаете ли, всякие.

***
Хэллоуин ознаменовался нападением горного тролля на тупую лохматую выскочку из Гриффиндора, из-за чего она потеряла левую ногу. Ее спасли в последний момент. Тролль уже начал ее поедать, когда на ее крики явились преподаватели под предводительством директора Дамблдора, того самого бородатого садистского деда. Сейчас ее лечат в Святом Мунго. Говорят, что целители смогут вырастить ей волшебством и зельями новую ногу, но полноценной конечностью она никогда не будет.
Я недоумевал что за терпение у ее родителей. Пока не узнал об Обливиейте и Конфундусе. Магглов никто в рассчет не брал, удалили воспоминания, подкоректировали характер и поведение и все, делов-то.
Но она, Гермиона-то, ведь она волшелница!? Или ее... тоже, или как?
Очевидно, тоже так.
Вернулась она в вечер Рождества. Помня о ее голосистых до инцидента с троллем высказываниях насчет ее конституционных прав, я удивился ее новой покладистости. Словно из Мунго вернулась совершенно другая девочка. К Рональду, виновнику ее травмы, она относилась ровно, не ругалась с ним, позволяла ему списивать задания, подсказывала ему, когда он не знал (это было всегда) ответов на вопросы профессоров.
Сначала я думал, что она придуривается. Если бы я был этой девочкой, рассуждал я, объявил бы кровную вендетту тому рыжему придурку Рону Уизли, который нагрубив, стал первопричиной ее беды. Аааа, что мелочиться, вендеттой только ему я бы не ограничился. Я бы добавил в свой черный список и всю его семью Уизли за то, что не воспитали должным образом своего сына и оставили того на уровне уличного пса. Жрет, да лает. Если не жрет и не лает, наседает на первокурсников-слизеринцев, прежде всего на меня, потому что я злостный предатель. И на Драко Малфоя, потому что тот, в отличии Рона, одет с иголочки и повсюду хвастается связями своего знаменитого отца Лорда Малфоя.
Рональд, по-моему, самый, как говорится, бесполезный отпрыск своей семьи. Безинтересный, навязчивый и противный во всяком отношении индивид. Зря он ко мне в поезде набивался в друзья. Я от него отбивался как только мог, но он лип и лип, так и не поняв, что я и „друзья” понятия несовместимые. Не после десятилетнего проживания в семье моей тетушки Петунии рядом с братцем Дадли и усатым боровом Верноном.
Как только меня распределили на факультет Салазара Слизерина, Рон сразу отправил меня из группы „приятелей” в раздел „предателей”. Думал своим недалеким умом, что я из-за этого реву в подушку всю ночь напролет.
Ага-ага, реву, но не из-за перемены его поведения.

После тролля на факультете Салазара обо мне до поры до времени (почти на месяц) забыли. Что позволило мне чуть-чуть вздохнуть с облегчением и обдумать свой План в свете открывшихся новых опасностей в мире магии, в лице волшебных тварей разной степени опасности. И порыться среди пыльных фолиантов на полках школьной библиотеки.
Ну да, ну да! Драконы, мантикоры, оборотни, тролли... Были и другие, не менее опасные твари, которым я на один укус подойду. Как говорится сказочка, блин. Как выжить среди всех этих монстров тому, кто сам монстром не является?
Расслабиться я себе не позволял ни на минуту. Сидя в самом темном углу гостиной, я прислушивался к бурным обсуждениям остальных слизеринцев, почему да как в школе могло появиться волшебное существо пятой степени опасности и главное, кто мог разрушить защиту замка и протащить монстра внутрь школьной территории.
Моя тетушка Петуния снова была права, волшебники ненормальные. И недоумки в придачу.
Представьте ситуацию – нам сообщают, что горный тролль шастает на свободе в Подземельях. Это раз!
Помещения факультета Слизерина находятся где? Нежданчик! Опять же, в Подземельях. Это два!
После истошных выкриков чокнутого преподавателя ЗОТИ, чалмоголового Квирелла, директор отправляет всех в гостиные комнаты. И те самые слизеринцы, считающие себя вершиной крутизны, не подумав отбывают аккурат в направлении тех же Подземелий. Это, как раз, три!
И, не оповестив родителей и всю родню об инциденте, почти на целый месяц посвящают себя глупым и бесполезным обсуждениям, типа, кто-как-почему! Что говорится – четыре!



Без паника!!!
 
kraaДата: Четверг, 28.11.2019, 17:38 | Сообщение # 4
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
Глава 3. В которой Гарри находит себе необычных друзей

Отклонение внимания однофакультетников на тролля и тупую гриффиндорку-грязнокровку, которая по ее словам отправилась сама изучать невиданную тварь, дало мне свободное от травли время воспрянуть духом и осмотреться. Замок был огромным, с бесчисленным количеством пустых комнат, коридоров, чуланчиков, закутков. Я гулял по замку, изучая его тайны, открывая скрытые проходы. Нарисованные незнакомые мне волшебники с портретов на стенах неизменно прослеживали глазами мои передвижения, а иногда, что казалось мне самым диким, перемещались с полотна на полотно, следуя за мной. После нескольких дней наблюдения за поведением странных портретов, я просек, что те следят за мной, чтобы докладывать директору.
Ему, потому что, скажите, кому другому станут стучать нарисованные древние герои Хогвартса, как не нынешнему директору?
Слежка днем была, что называется, беспрерывной.
Единственные коридоры без картин на стенах были те, что вели к общим туалетам на этажах. Шагая по одному из них, я услышал тихий детский плач из-за двери женского туалета. Наверное, та назойливая заучка из Гриффиндора так же за одной такой плакала из-за грубых слов шестого Уизли в ее адрес. И никого не коснулись ее переживания пока не стало слишком поздно и за девочкой не пришло страшное чудовище.
И что мне прикажете делать – взглянуть или не взглянуть? Хлебнуть Ступефая или сделать лицо кирпичом и пройти мимо плачущей девочки?
Поколебавшись некоторое время, остановившись рядом с дверью туалета, я задался вопросом что сделал бы в моем положении тот же Драко Малфой, например. Поможет или не поможет он? Однозначно, нет. Зато, устроится где-нибудь поближе и подождет пока страдалица выплачет свое и отревевшись, выйдет наружу. И тогда Драко разойдется, такое наплетет, мама не горюй! И я решил, что я тоже не последний гриффиндорец, а очень даже слизеринец и не мое это дело спасать страждущих.
Но получилось то, что получилось. Ноги хотели унести меня подальше, но руки сами толкнули закрытую дверь.
И слава Богу! Потому что это действо открыло мне знание и вход Тайную комнату. К скрытым помещениям самого Салазара Слизерина. Таким образом благая Судьба сама преподнесла мне несколько роковых для меня подарьков, решив параллельно и ответ на второй пункт Плана – КУДА бежать.
Всхлипы из женского туалета превратились в несдержанные крики, как только я перешагнул порог туалета.
- Уходи, уходи отсюда, нахальный мальчишка! – визгнуло незнакомое мне привидение очень некрасивой девушки с такими же очками-кругляшками, как у меня. – Разве не видишь, что этот туалет для девочек?
- Ухожу, ухожу, - шагнув назад сказал я и поднял руки в знак того, что ничего дурного я не замышляю. – Проходя мимо я услышал плач и подумал, что кому-то нужна помощь, вот и вошел. Раз нет, прощайте.
Я приготовился закрыть за собой дверь, но привидение резко понеслось в мою сторону, что заставило меня откинуться назад.
- Ты кто такой? – пискнула призрачная девушка. – На того, из-за которого я умерла, ты не похож.
- Я? – Ее вопрос насторожил меня. – Меня Гарри зовут.
Ее прозрачное лицо почти коснулось моего носа и я кожей почувствовал мороз, идущий с ее стороны. Из-за стекол очков были видны темные круги вокруг ее заплаканных глаз. Она уже перестала плакать и нагло разглядывала мои черты, словно искала подвох в моих словах.
Потом она так же быстро отпрятнула от меня и повисла над одной из раковин.
- Отсюда вышла моя смерть, - призрачным пальцем указала на нее она. – Выползла смерть под призывом того дрянного мальчишки из Слизерина. Ты тоже из змеиного факультета, но тот прошипел на парселтанге и моя смерть явилась, посмотрев на меня огромными желтыми глазами...
В моем сознании что-то зашевелилось. Какое-то воспоминание стремилось выплыть и связаться со словами этой мертвой девушки. Она тем временем продолжала вещать:
- Потом, гораздо позже он, уже будучи мужчиной, опять здесь появился. Я наконец узнала, что случается, когда он шипит. Я проследила за ним, чуть-чуть вылезая из стены рядом. Он меня не заметил, но я все-все увидела. Раковина разделяется, открывая сливную трубу. Проход широкий настолько, что плохой Том мог на метле влететь внутрь.
Она посмотрела на меня призрачными глазами и я увидел в них искры смеха.
- Знаешь что? Я тайно проследила за ним и там, - она несколько раз указала пальчиком к полу, - я увидела по-настоящему свою Смерть. Но она уже ничего не могла мне сделать, я давно уже мертвая и никакие Короли змей мне не страшны.
«Ааа, - наконец я понял!.. - Она говорит о змее. Но с ними я тоже могу говорить. Прошлым летом, в зоопарке узнал об этом.»
- Подскажѝ мне звуки, которые шипел тот парень, девушка, - попросил я.
- Меня Миртл звали, Плаксой Миртл, - она засопела, но я не обратил на это внимание.
- Прошу, Миртл, покажи мне.
Она повернулась ко мне спиной, что-то ворча себе под нос, потом резко обернулась и совершенно внятно произнесла:
- Откроойсссяаа!
Почти что правильно. Ну, как правильно – так, как произносят слова иностранцы. Но я, узнав ключ-пароль, решил не заморачиваться, а порадовать одинокую призрачную девушку похвалой.
- Миртл, ты тоже владеешь языком змей! - воскликнул я, заметив, как ее щеки покрылись серыми пятнами смущения. – Давай, я тоже попробую. Откроойссяаа!
И раковина разошлась.

***
Рождественским утром весь Слизерин полным составом отправился домой праздновать, а я остался один на один с собой во всех помещениях зеленого факультета. Думал, обрету спокойствие, но не тут-то было! Сверкая злющими черными глазами, шипя почти как Сахешш, мой декан сквозь зубы предупредил меня, что будет следить за каждым моим шагом. Потому что ничего хорошего от щенка Джеймса Поттера он не ожидает.
Я клятвенно заверил его, что с територии замка я ни ногой, все каникулы проведу в Подземельях (блин, ну и умница я!), за повторением пройденного материала. Кушать буду на кухне, домовики обо мне позаботятся, даже в Большом зале я не появлюсь. Хлопнув глазами, от чего Снейпа перекосило, как от зубной боли, я невинно спросил:
- В библиотеку мне ходить можно, сэр?
Он опять начать поливать меня грязью, сравнивая меня только с отцом, почему-то маму сюда не приплетал. Я молча вытерпел, пока Снейп выговорится, брызгая слюной и желчью на меня. Наконец, излив всю свою злость он удалился с развевающейся за спиной мантией, в направлении известном только его одному.
Я вздохнул с облегчением.
Время пришло.
Проводив его глазами, я собрал все свои пожитки в школьный сундук и приготовился сразу после рождественского ужина удрать из школы навсегда. Ну, как из школы, я задумал скрыться в Подземельях. На десять-двадцать лет, не меньше.
Рассчитывал я на то, что во время праздничного ужина преподаватели позволять себе принять на грудь лишнего и будучи навеселе, снимут свое ежесекундное надо мной наблюдение.
Так и получилось.
Весь рыжий выводок тоже за столом появился, поедая меня гневными глазами. Словно я виноват в том, что средства на поездку в Румынию для всех многочисленных отпрысков семейки Уизли не хватило. И взять допольнительно золотышко уже неоткуда. Как говорится, замок захлопнулся.
После моего гневного письма Гринготтсу, мой новый золотой ключик от ученического сейфа висит у меня на шее на неразрываемой цепочке. Хахаха!

Бежать я задумал ранним утром, между тремя и пятью часа, когда все уже спят и видят десятый сон. Чтобы хорошо выспаться и не опоздать с побегом, я лег рано, сразу после возвращения из Большого зала. Вряд ли для побега другой такой шанс мне откроется, сегодня мне надо быть предельно аккуратным.
Уснул я, к моему удивлению, сразу и спал как убитый. Разбудил меня тихий хлопок от появления в комнате домового эльфа. Он тихо, мышкой зашуршал в районе моего сундука, а потом с таким же хлопком удалился.
Неужели и ночью следят за мной? Я бы не удивился. С другой стороны, даже если бы слежка эльфов за мной была, тот уже удалился и не вернется хотя бы час. Что уже очень хорошо.
Я встал и зажег свет в спальне палочкой. Начал одеваться и тогда увидел на крышке сундука загадочный сверток. Коричневая оберточная бумага выглядела обычно и вне подозрения, но я не мог представить себе, что кто-нибудь из знакомых или незнакомых мне людей стал бы утруждаться презентовать мне рождественский подарок.
Палочкой наложил проверочное заклинание. Чисто. Гхмм...
Но я находился в логове ядовитых тарантулов, поэтому одел перчатки из драконьей кожи, которыми пользовался во время занятий по зельеварению и развернул сверток. Из пакета будто вылилась переливающаяся ткань, которая выглядела невесомой. Среди складок нашлась записка, которую я внимательно прочитал.
Подписи не было, но я и так догадался, что отправитель это никто иной, а наш уважаемый директор. Неслучайно, во время праздничного ужина он часто-часто поглядывал в мою сторону с видом доброго всепонимющего дедушки. И загадочно мерцал синими глазками из-за стекол своих странных очков. Кажется, он наконец вспомнил про меня. Ага-ага, забудет он, не после того финта ушами, который я устроил, связавшись с Гринготтсом. Думает, обдурить меня как пить дать, подарок мне приготовил. Ага, подарил мою же собственную, унаследованную от отца, мантию-невидимку.
Мдаа, как говорится, только в капкане сыр бесплатный. От меня, кажись, что-то ожидается. Дождетесь, однако. Но, пусть и нечаянно, вернув мне мантию отца, директор сам помог мне удрать незаметно для всех, даже для нарисованных на портретах персонажей. Когда утром меня хватятся, пусть моя благодарность, которую я чирикнул на обратной стороне записки, будет ему утешением. Даже если он никогда не узнает об этом.

***
Вингардиум Левиоссой я давно владел в совершенстве и таскать руками огромный ученический сундук мне не пришлось. Я попробовал также уменьшить его, но мне не удалось сделать из такой громадины спичечную коробку. Но и то, насколько я его уменьшил, оказалось достаточно, чтобы скрыть и его, и себя под мантией-невидимкой отца, уже моей по сути.
До третьего этажа я добрался без проблем. Плаксы Миртл в туалете не было. Она сама меня найдет попозже, если захочет. Я спустился по трубе в Тайную комнату, где рядом с гнездом Сахешша еще в первые дни своего здесь появления, я устроил себе схрон и притащил сюда запасы пищи и воды хотя бы на месяц.
Я думаю, за месяц вся баталия с моим исчезновением уляжется. Мальчика-который-выжил, в конце концов, объявят погибшим при невыясненных обстоятельствах. Кто-то (Не будем упоминать его имя, пусть спит Зло под камнем!) попробует открыть и обчистит мой ученический сейф, но гоблины туда никого не пустят. Не после моего гневного письма, которое я в начале декабря отправил директору банка. Получив в ответ заверительную грамоту, что все неправомерные движения моих средств онулированы, золото вернулось обратно на мой счет, старый ключ не действителен и отныне единственный действенный ключик – это тот, что находится внутри пакета с ответным письмом. Я довольно ухмылянулся, представив себе картину остолбеневшего „опекуна”, или его представителя, когда зеленокожие гады отказали тому в доступе к моим денежкам.
Почуяв мое прибытие, Сахешш открыл левый глаз, прикрыв его третьим веком, чтобы не превратить меня в камень, и тихо зашуршал, переставляя свои кольца по-новому, чтобы предоставить мне побольше места устроить себе ночлежку. Василиск, который обитал Тайной комнате стал моим вторым, если первым я считать Плаксу Миртл, другом в Хогвартсе. Эти двое помогли мне пережить время до Рождества.

Вернув сундуку истинный размер, я вынул из него надувной матрас, пуховое одеяло и подушку, разулся, прилег и мгновенно уснул.
Утром, все утром.

***

В Тайной комнате наступление утра заметить невозможно, но прибыла моя подруга Плакса Миртл, просочившись сквозь стены.
- В директорской переполох, - возвестила она еще не до конца выплыв из стены. – Северус Снейп ядом плюется, обзывая тебя очень нехорошими словами.
Привидение начало хихикать, а я пока делал себе завтрак из куска хлеба и колбасы. Хочется горячего чая, все-таки соседство с василиском тепла не добавляет, но негде его заварить.
- Я одним глазком заглянула туда, а там ор стоит. Маккошка рвет себе волосы, Дамблдор держится за сердце и постоянно уверяет твоих преподавателей, что ничего плохого на територии замка случиться с тобой не могло бы. Флитвик скрипит зубами и упоминает какого-то Пушка, Хагдид навзрыд рыдает и сморкается в свой неизменный клетчатый платок. Поппи Помфри разливает по чашкам не чай, а успокаивающее зелье в промышленных количествах. Директор жрет свои лимонные леденцы, запивая их зельями, - продолжает вещать Миртл. – Короче, я убежала. Если что новое появится, сразу расскажу. Никогда так не развлекалась!
Ее голос быстро убывает сквозь толщину камней канализации.

***
- Скажи мне, Сахешш, почему нас, современных волшебников называют „маглами с палочками”, - спросил однажды я, разглядывая свою палочку из остролиста.
Голова василиска слегка наклоняется так, что со своего места между кольцами я вижу его прикрытый дополнительным веком глаз. Мне кажется, что он читает мои мысли.
- Потому что вы и есть маглы с ковырялками, детеныш, - отвечает он и смотрит на меня уже обоими глазами.
- Как это так? – не унимаюсь я, потому что старшекурсники из моего, и не только моего факультета, думают о себе, как о не меренной крутизны волшебниках. Не менее того.
- А так, - шипит Сахешш. – Потеряли вы, человечки, свое изначальное предназначение, поэтому маетесь ерундой. Что маги, что и маглы. Маглы вообще все позабыли, а маги - недолго им осталось быть особенными и баловаться волшебством.
Его слова вводят меня в недоумение. Что это за предназначение такое?
Тем временем, разместив свое длинное тело по-новому, василиск продолжает медленно рассказывать.
- Создатель, вылепив человека из глины, вдохнул в него свой дух и стали люди живыми подобиями ему самому. Создатель возвысил человека над всем живым на Земле и даровал он ему искру своей силы. Дал направление и оставил его здесь, на Земле, приказав заботиться обо всем живом на планете. После хорошо сделанной работы, Он отправился дальше творить, не заметив, что его детище, его наместник на Земле еще не вырос из детского возраста. Таким и остался на планете человек, одиноким, не обученным подростком.
- А в чем, по-твоему, предназначение человека, Сахешш?
- Очень просто, дитя, очень просто. Раз создали его по Образу и подобию Создателя, дали ему дух, мысль, собственно, и силу, человек может и должен творить миры. Он их и творит, но неосознанно, забыв самое главное - открывать Врата к ним.
- Что ты имеешь ввиду, Сахешш? Я тебя не понял.
- Все опять же очень просто, детеныш. Надо быть слепым, чтобы не заметить правду. Иные миры окружают нас, они повсюду и совсем рядышком, потому что у себя в голове каждый человек придумывает себе не один и не два мира. То есть, он их создает в своих мыслях, забыв о том, что каждый человеческий ум настолько сложный, как сама Вселенная.
- Хочешь сказать, что и я могу себе нарисовать в воображении мир, где я счастлив, где мои родители живы, а мои враги не существуют?
Огромная по моим меркам голова василиска кивает несколько раз, а воротник шипов на голове ершится.
- Можешь, но там уже живет твой счастливый двойник, и нет тебе пути туда.
- Хм, разве есть... путь в эти вымышленные края?
- Есть, разумеется. Замок Хогвартс в древности построили как раз на одном из перекрестков таких путей. Очень сильное место. Нынче оно немножко передвинулось к Запретному лесу, я ходил там, удостоверился сам.
- А что с людьми-то?
- Первые люди, те, что жили в древности, создавать новые Вселенные не могли, некому было их научить, но Неизведанное их тянуло. И они искали, сами не зная что. Пока однажды Врата к одному из самых интересных из близлежащих миров, к Миру магии, открылись сами. С того момента, по связанному тоннелю к нам стала просачиваться особая энергия, которую волшебники называют магией. Ею до сих пор управляют ныне живущие волшебники с помощью палочек. Машут деревяшками, перемещая туда-сюда мелочевку, переливают из пустого в порожнее...
Я уловил суть и дал конкретные примеры:
- Поднимают перышки Левиоссой, превращают спички в иголки, заставляют ананасы танцевать...
- Да, точно, - шипит презрительно Сахешш. – А надо учить молодняк делом заниматься, не пустяками.
Я долгое время молчу и слышу как василиск сопит рядом. Пытаюсь представить себе истинно магический мир, к которому ведут проходы, связывающие его с нашим. Сахешш сказал про один из них, но их, наверное, много.

***
- Я слышал, в гостиной об этом говорили, что любой магический род берет свое начало от маглорожденного... – начал было я, но Саххешш прервал меня громким прерывистым шипением.
- Что-что? Пшсссс-псссс-сссс... Уморишь меня от смеха, детеныш. – Он повернул свое змеиное, с яркими желтыми глазами лицо. – Не фантазируй на пустом месте, наследник, а слушай меня хорошенько и запоминай! Любой магический род берет начало от истинного мага, перешедшего из того, Магического мира, в этот, простецкий, когда Врата к нам открылись. Волшебные создания, вроде гоблинов, еднорогов, мантикор, драконов – все они последовали за магами. Разумные из них думали, что могут изменить здешний мир на свой лад, создав червоточины, через которые волшебство текло бы сюда свободно и здешный мир превратился в подобие старого, изначального.
- И что, не получилось?
- Получилось, но в рамках небольшого периметра вокруг отверстий. Новая, здешняя Вселенная, как оказалось, по замыслу своего Создателя, чужда любому волшебству и быстро стала рассасывать непривычную силу. Первопроходцам из колдунов пришлось создавать вокруг каждого прохода защитный пузырь, чтобы магическая сила оставалась концентрированной и не растворялась в пустоте. Пленка этого пузыря нуждается в постоянной подпитке изнутри и с этой целью было подписано и заверено кровью и магией первое соглашение между Лордами-первопроходцами – хранить целостность преграды между мирами.
- Как Малфои?
- Я не слышал ни о каких Малфоях. Я говорю о временах, настолько древних, сколько мой возраст умноженный сам на себя.
- Огого, да это означает на миллион лет в древности, Сахешш!
- Салазар говорил, что это случилось намного раньше. Вроде несколько раз миллион...
- Даа, давненько что было...
Мы задумались и некоторое время молчали. Я пытался представить себе тот, исходный мир и голова закружилась.
- Я хочу туда попасть, Сахешш, - воскликнул я.
Он заерзал на месте, перекручивая свои кольца.
- Не советую. Салазар говорил, что магическое излучение Изначального мира магии настолько мощное, что обычному волшебнику становилось невмоготу.
- Он ходил там?
- Пытался. Не помню, говорил ли о том, что до Ворот ведет огромной длины тоннель, весь обрасший неземной, но неопасной для мага растительностью. Пока находишься вдали от прохода к Миру магии, излучение, которое оттуда исходит, не убивает, а лечит. – Он задумался, я разпознал это выражение на лице василиска, потому что за несколько дней общения я немало о нем узнал. – Лечит, - продолжил он, - любые недомогания, восстанавливает здоровье, подпитывает ядро волшебника и оно разрастается, укрупняется и повышается его мощь. Но не надо подходить слишком близко к нему, потому что у вас, хоть вы и колдуете, обычное человеческое тело, которое не выдерживает такого могущества и вас рассыпает пылью.
- А Салазар откуда это узнал?
- Да были у него ученики и сподвижники, которые последовали за своим наставником в Междумирье исследовать Изначальный мир. Молодыми, глупыми да жадными оказались некоторые из них и побежали вглубь тоннеля, не оглядываясь и не вслушиваясь в мудрые слова Салазара. И погибли до единого на глазах учителя своего.
- Как Салазар объяснил это?
- Он, как и остальные трое Основателей, которые были согласны с ним, думали, что волшебных созданий называют „волшебными” неспроста. Те, последовав за первопроходцами, ни с кем не скрещивались здесь, никто им в пару не подходил. Поэтому потомки всех волшебных созданий остались настоящими русалками, мантикорами, драконами и так далее. Их наполняет изначальное волшебство. Вот, у потомков Лордов-первопроходцев судьба не сложилась. Здесь они застали весьма привлекательных для себя, хотя и обычных людей. Ну, сам понимаешь, что создавая с людишками потомство, магическая сила убывает, и убывает. У нынешных волшебников человеческое тело, в нем остался только маленький сгусток магии, их ядро и, чтобы колдовать, им нужна палочка-костыль.
Я несколько раз хлопнул глазами, чтобы прояснить сознание. Выходит, мы маги, по своей сути вырожденцы. Потому что в мире, где изначально не было этой дополнительной, пятой силы, скрещивание с местными людьми, разбавило их способности, уменьшая их.
С другой стороны, некоторое время пребывания в тоннеле за Воротами, сказывается положительно на волшебнике.
То, что было нужно мне.
- Показывай дорогу, Сахешш!
- Ссссс, хорошшшо... Забирайся ко мне на голову, между шипами. Там есть удобное местечко для вас, ходячих на двух ногах.



Без паника!!!
 
kraaДата: Четверг, 28.11.2019, 17:40 | Сообщение # 5
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
Глава 4. В Междумирье.

Про Запретный лес я услышал впервые на праздничном банкете после нашего распределения из уст самого директора школы Альбуса Дамблдора. В смысле, что он продолжает быть запретным для учеников, даже для старшеклассников. Вероятно он опасный не на шутку.
А сейчас Сахешш вез меня именно вглубь леса.
В своей короткой жизни я, что говорится, в обычном лесу даже в магловском мире не бывал, а тут такое... ТАКОЕ!!! Дремучий, сумрачный, подавляюще величественный – вот здесь я взаправду почувствовал себя в сказке. Давал он сказочное ощущение одним единственным фактом своего существования, от неисчислимого количества толстенных стволов, по-моему, тысячелетнего возраста деревьев.
Под зеленоватой сенью крон лежал не меньше чем полуметровый слой прошлогодних листьев, среди которых там и сям я угадывались гнезда грибов непонятной степени съедобности. Или ядовитости, кому что интересно. По коре стволов ползала живность инсектного происхождения, повторяя в тысячный раз прогулку одной и той же неизменной во времени дорогой, вверх-вниз...
Там, сверху, кто-то побольше, поинтересней и поопасней, общаясь с себе подобными неведомым способом, смотрел на нас с василиском. Этим ограничивалось их с нами общение – они смотрели, вероятно обсуждали нас. Мы с Сахешшем шипели, обмениваясь впечатлениями о них. Словно кумушки в дворе, блин!
Я расслабился и начал на подсознательном уровне общаться с Лесом, чем глубже, тем сильней я чувствовал единение с матушкой Природой. Сквозь меня проходили неведомые волны энергии, порой на грани слышимости я улавливал не ушами, а всей своей сутью звон натянутой, как струны, пленки, которая лопаясь, пропускала нас с Сахешшом. При этом звенел на ультравысоких частотах. Пиннннг! Я тихо восторгался и обменивался впечатлениями со своим огромным, ползущим друом. Сахешш хмыкал, сосредоточившись на одних только ему понятных деталях пути.
А потом вдруг однотонный звук лопания следующей по счету пленки перерос в крещендо, пропустив нас, и она смачно чмокнула, закрываясь у нас за спиной. Звуки леса резко изменились.
- Воот, мы перешли сквозь Ворота с нашей стороны, малыш, - сказал Сахешш и громко прошипел, по-моему, вздыхая. Но кто их знает, василисков-то, когда смеются, когда вздыхают, когда плачут от боли. – Прошли успешно Защиту. Добро пожаловать в Междумирье! Смотри, это тот тоннель, о котором я тебе рассказывал. – Сахешш стал оглядываться вокруг. – Давненько я здесь не бывал, в последний раз ходил с пра-пра-..., короче – внуком Салазара, которого звали Игнотусом Певереллом.
- Сахешш, в „Истории Хогвартса” пишется, что Поттеры были связаны с этими братьями, хм.., - я сосредоточился, чтобы восстановить с уме прочтенное. – Ну, да! Я вспомнил! Точно об этом Игнотусе говорилось, что у него сыновей не было, только одна дочка и он ее отдал замуж за некого Поттера, не помню имени... Что-то о мантии-неви...Черт, черт! Ту самую мантию рождественским утром нашел я рядом с моей кроватью.
- Не знаю, детеныш, возможно так оно и было. Частной жизнью своих хозяев я почти не интересовался. Но я почуял в тебе кровь Салазара Слизерина, кроме того на тебе стоит печать Вечной госпожи.
- Ты о Смерти говоришь, Сахешш? Ну, и Распределяющая шляпа что-то такое упоминала...
- Главное, ты не беспокойся. И на Игнотусе лежала таже печать, а вот сколько он прожил, дочку породил, замуж выдал, потомков у него...
- Сахешш, не хочу говорить о Вечной госпоже. Я хочу узнать куда я попал. Послушай ту сладкую музыку, которая идет издалека, оттуда кажется, - я указал направление, откуда лился тихий, призывный перезвон вроде серебряных колокольчиков.
Василиск медленно скользнул сквозь заросли и мы вышли на длинную, уходящую в неведомые дали, расчищенную от растительности дорогу. По обе стороны этой дороги высились могущественные деревья, кроны которых сплетались высоко у нас над головами. Свет, проникающий через листву был мягким, теплым и ласковым. А там далеко впереди, откуда слышалась по всей длине просеки звонкая музыка, светилось что-то в форме небольшого пятнышка. У себя во рту я почувствовал сладость, словно откусил самого дорогого шоколада с клубничным мороженным одновременно.
- Сахешш, я хочу туда, - прошипел я тихо, не отрывая взгляд от притягательного света.
- Естественно, дитя, там расположены Врата к нашему общему родному миру. Мир истинной магии. Как можно не хотеть туда попасть! – в шипении василиска звучала неподдельная радость. – Но там тебя ждет Смерть.
- А я ее не боюсь, - улыбнулся я.
- Все с тобой понятно. Но, все равно, я тебе не советую идти туда. Терять нового хозяина, такого маленького, как-то неохота, - смотрит он на меня.
- Тогда, лучше не будем спешить. Останемся поближе к нашим Вратам. Не знаю почему, но я чувствую себя здесь превосходно... Словно вернулся домой. Что скажешь?
Последовали звуки, которые у василиска означали звонкий смех.
- Детеныш, какой ты все-таки маленький! Скажи, ты знаешь что такое Псалом Давидов? Знаешь? Это уже хорошо. Оглянись вокруг, почувствуй спокойствие этого края и возрадуйся, потому что не каждому дано увидеть божью благодать вживую.
И я ее увидел, вспомнив текст псалма.

Господь – Пастырь мой;
Я ни в чем нуждаться не буду;

Он покоит меня на злачных пажитях
И водит меня к водам тихим,
Подкрепляет душу мою, направляет меня
На стези правды во Имя Свое.

Если я долиною смертной тени пойду,
Не убоюсь я Зла, потому что Он со мной;
Господи, Твой жезл и твой Посох –
Они успокаивают меня.

Ты приготовил мне трапезу на виду врагов моих;
Умастил елеем голову мою.
Чаша моя переполнена.

Так, благость и милость Твоя
Да сопровождают меня во все дни жизни моей.
И я пребуду в доме Господнем многие дни.


***
По мере передвижения по туннелю, я стал замечать некие боковые отклонения среди деревьев и тусклый свет в конце.
- Сахешш, а что это за проходы? – спросил я у медленно ползающего василиска.
Он резко остановился и повернул голову влево.
- Ты их видишь? – заинтересованно прошипел царь змеей.
- Вижу, - ответил я. – А что такого?
- Эеех, детеныш, у тебя такие способности даже при этих стекляшках у тебя на глазах! А ты говоришь „Что такого”. Свет в конце видишь?
- Вижу, но он очень тусклый, - ответил я, приглядываясь повнимательней. – Это так важно?
- Очень! – Шипение Сахеша звучит восторженно. - Понимаешь, каждый из боковых проходов ведет к отдельно взятый мир. Мне надо в один из них. Приглядись, быть может ты тоже заметишь того, из которого выходит густо зеленый свет.
Мы стояли точно перед таким. Я озвучил свои наблюдения вдруг сильно заволновавшемуся василиску, который извивался кольцами от избытка эмоций.
- Слушай, наследничек. Я войду туда, - он кивнул в сторону изумрудного света. – Задержусь недолго, тебе покажется, что меня не было скажем, просто нескольких часов. Но в том мире я проживу несколько десятков лет.
- Ты меня озадачил.
- Время, дитя, время – оно по разному течет в разных мирах. Здесь тебе час, там два года, - он кивнул в неопределенном направлении. – А там, можно и сто лет.
- А почему ты так рвешься в тот мир? Для меня, возможно, здесь будет опасно находится одному, без защиты.
- Ничего не бойся. Это место, Междумирье, в которое мы вошли, Салазар называл Цветком миров. Ему оно представлялось как сердце цветка – это тот тонель. А отдельные Миры, как тот, откуда мы пришли, прикреплены к серединке соцветия, как листики. На каждом листике все по разному, но в сердцевине есть четкое правило „Не нападать”. Иначе смерть ждет нарушившего правило, развеивание тела, души и духа. А там, - он снова повернул голову к зеленому коридору, - мир нагов, змеелюдей. Те, что наполовину человеки, а нижняя половина у них змеиная. Войдя туда, я сам превращусь в нага, найду себе пару, вылупим детенышей, вырастим... давно со мной такого не было... Короче, проживу полноценную жизнь, после которой, вернувшись обратно, мне не будет досадно проспать несколько десятков лет в Тайной комнате.
Вот как!
- А пребывание в том мире нагов, как скажется на твоем здоровье, Саххешш?
- Целительно, детеныш! Омоложусь по возвращении, потому что там восстановится магия, которая поддерживает мое бренное тело здесь.
- Ты оттуда при...полз к нам? – Он кивнул. - А не захочешь ли остаться там, - я махнул рукой в направлении прохода, куда заполз василиск. – Не оставишь ли меня одного навсегда?
- Ну, что ты! Нет, конечно. Проход в новый мир это не то самое, что открыть дверь комнаты. Врата, это пелена перемен. С одной стороны ты оставляешь свое старое тело, а на другой ты обретаешь новое. Истинные маги – первопроходцы, я не знаю какими они были и как выглядели в своем старом мире, но проникнув через пленку в твой мир, они получили новые, вполне человеческие тела, заполненные до последней клеточки магией. Так и я, минув защитную пленку к миру нагов, сам стану таким. Проживу свою жизнь, состарится мое тело и я приду сюда. Вернувшись в междумирье, я снова обрету молодое тело василиска. Я так и живу уже тысячи лет. Понимаешь, без хозяина мне нет пути сюда. Поэтому я так тебе обрадовался.
- О, Сахешш, почему не сказал мне это раньше? Я бы смог...
- Не расстраивайся, детеныш. Все прекрасно получилось. Я сейчас уйду старый, а вернусь молодым и сильным.
Он опустил голову низко, чтобы я мог с легкостью сойти на землю, что я немедленно сделал.
- Уходишь? – подавленно сказал я. За те несколько дней, что я провел в его логове в его компании, я к нему привязался – не скажу громких слов, но как к родному... дедушке, например.
Он стал вертеть головой что-то старательно выискивая. Вдруг он кивнул к определенному дереву головой.
- Смотри, там наверху этого дерева есть дупло, по-моему, достаточно глубокое, чтобы ты мог внутрь пролезть. Попробуй.
Я посмотрел на темнеющую высоко на стволе древнего дерева дыру и стал просчитать возможные пути туда. Кора была шершавая, с большими выступами и я легко залез наверх.
Потолок норы был достаточно высокий, чтобы я стоял прямо. Когда прилег на покрытое высохшей листвой, хрустящими щепками и древесными волокнами дно, я понял, что оно достаточно широкое для моего маленького роста. Внутри приятно пахло древесиной, на грани слуха доносилось некое шуршание и клокотание, все-таки я находился в полости живого дерева.
Здесь было сухо, из карманов я достал куски хлеба, сыра, круто обваренные яиц, шоколад и бутылку воды. Можно потрапезничать и поспать, пока Сахешш устраивает себе каникулы длинной в целую жизнь.
Вдруг я заметил бледные пятнышки света, которые стали появляться и кружить вокруг меня. В полутьме норы они были очень хорошо видны. Я поднялся на выступ, по которому залез внутрь дупла, и вернувшись к ожидавшему меня василиску прошипел ему:
- Сахешш, что это за солнечные зайчики без солнца, которые блуждали вокруг меня в норе наверху?
Его увенчанная шипами голова повернулась ко мне и – нет, это было не обманом зрения, я заметил озадаченное выражение на его змеиной морде.
- Ооо, эти... – он замялся на мгновение. – Как-то слышал от своих бывших хозяев, могущественных из них, что иногда к ним привлекаются их же силой, некие мини-тоннели. Типа, как лучше сказать, как варианты твоей собственной жизни. Не знаю правда ли это, твои предки, которых я сопровождал сюда, не распросранялись этим.
- А... можно ли... я даже не знаю как сказать...
- Попробовать уловить некоторые из них?
- Да. Но я боюсь последствий.
Я призадумался, а василиск смотрел пристально на меня и ждал куда меня могло занести нездоровое любопытство.
- Правильно боишься, - прошипел он. – Говорили, что если умрешь там, возвращаешься обратно в здешнее тело. Но если там придется тебе туго и свихнешься, сумасшедшим и вернешься.
О! Я совершенно не думал об этом в таком ключе.
- Пожалуй, рискну разочек-другой, если и вправду время здесь, в Средоточии не идет.
Сам не догадывался до сих пор, что во мне живет скрытый гриффиндорец.
- Очень хорошо, - ответил мне Сахешш и головой надавил на пленку между мирами.
Пленка была мутной до тех пор, пока голова Сахешша не просунулась внутрь. Тогда она стала прозрачной и позволила мне хорошо видеть случившиеся с моим другом метаморфозы. Он словно снял с себя старую кожу василиска с этой стороны, проникая в другой мир другой ипостасью. Новое тело опять извивалось по-змеиному, но там, где раньше была лишь голова с шипами, теперь красовалась человеческая половина. Молодого, длинноволосого, блондинистого мужчины, этакого Люциуса Малфоя. Блин!
Я моргнул два-три раза, чтобы успокоить сердцебиение, изменения моего друга были красочным, ознакомительным шоу. Вот какие они были, наги эти! Представляю их девушек, ой, сказки такие вспомнил, где молодой герой в своих странствиях встречает прекрасную незнакомку. А ночью она превращается в змею.
Сахешш меня с другой стороны пленки прохода не видел, но приветливо махнул рукой в пространстве напоследок. Надеясь наверное, что я провожаю его переход в новый мир взглядом. Потом величественно уполз вглубь, где его силуэт быстро утонул в зеленом тумане и стал незаметным.

Оставшись один сначала я решил поесть, отдохнуть, а потом устраивать себе «экстрим-сарвайвер»-приключения на свою голову с этими загадочными бликами, которые мотыльками кружились и кружились вокруг.
Устроив себе удобное гнездо среди листвы, покрыв ложе одной половиной мантии, я прилег, укрыл себя до ушей второй ее половиной, чтобы проверить удобно ли мне будет во сне. Тишина, тепло, полный желудок и усталость сморили меня внезапно, не успел я вздохнуть и уже провалился в сон.

Во время сна через худенькую тушку мальчика один за другим входили светлячки и ему начинали сниться сны его возможных жизней.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Четверг, 28.11.2019, 17:42
 
kraaДата: Четверг, 28.11.2019, 17:44 | Сообщение # 6
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
Глава 5. Сны Гарри Поттера.

Сначала мне приснился Рай.
Там моих родителей никто не убивал, только по той простой причине, что в качестве преподавателя в Хогвартсе Альбуса Дамблдора не приняли. Соответственно, на политической арене волшебной Великобритании не появилась фигура Великого Светоча, Победителя Геллерта Гриндевальда. Персонаж, которого величали как Темный лорд Волдеморт, также отсутствовал. Но моя семья зналась с лордом Гонтом, нашим дальним родственником, в Н-надцатом колене.
Мозгов моим родителям директор Хогвартса, профессор Слизнорт не промывал, их не обратили из нормальных людей с семьями в бешеных орденцев. Ибо противостояние Темной и Светлой стороны магии, доведенное до состояния абсурда, некому было организовать. Братья Дамблдоры вели дела в самых нижайших прослойках криминального общества, а мы, Поттеры, были птицами высокого полета.
Мои бабушки с дедушками с обеих сторон здравствовали и напутствовали своих буйноголовых чад, а впоследствии и внуков. Про драконью оспу в магической Британии даже и речь не шла.
У меня были три младшенькие сестренки, которых я обожал. У всех троих были ведьмовские глаза изумрудного, более яркого чем у меня самого, глаза. У двоих из них волосы были черные, а третья была огненно рыжим солнышком, совсем как моя мама.
Пока жив был ее муж Вернон, с тетей Петуньей мы общались очень редко. Так, два-три раза за те несколько лет. Но потом этот неприятный человек и супруг тети попал в автоаварию и погиб. Признаюсь, я шумно радовался, за что огреб от мамы подзатыльник.
Ба, неужто какой-то подзатыльник смог бы уменьшить мою мстительную радость от смерти такого отвратительного борова.
После этого печального, боюсь что только для кузена Дадли и его тетушки Мардж, события, Петуния продала дом на Тисовой и перебралась к нам, в Годриковую лощину. Здесь она встретила прекрасного вдовца - волшебника без детей и не дождавшись конца траура, вышла за него. Скоро у нас появился новый кузен, Говард. Волшебник. Мдааа...
Я закончил Хогвартс с двенадцатью ЖАБА и выровнял свой успех с достижениями самых выдающихся выпускников двадцатого века – сэра Томаса Марволо Риддла, Лорда Гонта, и сэра Бартемиуса Крауча- и старшего, и младшего. Была грандиозная вечеринка по этому случаю, Лорд Гонт назвал меня своим любимым племянником, а в моих сестренках он души не чаял. Такие вот выкрутасы судьбы.
Женился я в двадцатипятилетнем возрасте на дочке закадычного друга моего отца, и моего крестного по совместительству, Сириуса Блэка. Альциона родила мне троих сыновей и две дочки.
Я умер вскоре после празднования моего 150 юбилея в окружении детей, многочисленных внуков, правнуков и пра-пра-внуков.
Жизнь удалась.

Потом в одно мгновение я резко проснулся и осознал себя лежащим не в моей кровати в Поттер-мэноре, а в дупле дерева, среди шуршащей листвы. Повернувшись на другую сторону, я долго приходил в себя, не поняв, что происходит. Вокруг своей головы я заметил целый рой светлячков и вспомнил, что задумывал исследовать эти солнечные зайчики.
Эта мысль не успела даже принять четкого направления и меня опять отправили смотреть на мою жизнь. В этот раз снился мне совсем не Рай.

Повторение моей жизни началось с того дня, когда я маленьким-маленьким проснулся в чулане под лестницей у моих магловских родственников Дурслей. Эту жизнь я хорошо запомнил. Никогда, ни одного мгновения своего убогого существования в этом доме я не забуду. Обещаю себе послабление - отомстить каждому, ответственному за мое злосчастное детство обычному человеку или магу!
Верррноооон, бойся, Вернон!
До распределения Шляпой все шло по знакомой мне дорожке. Письма, остров, Хагрид, Гринготс, вокзал и орава рыжих, которые караулят меня, чтобы подловить легкую добычу в моем лице.
Распределяющая шляпа внезапно распределяет меня на Гриффиндоре... Гриффиндор? Ужас!
И дальше все пошло-поехало как в дурном кошмаре.
Я подружился с, мне кажется, шестым по счету Уизли, тот доставучий прилипала, который не отлип от меня по пути со станции в Хогсмиде. И все время нудел мне в ухо о величии алознаменного факультета, о величии директора Дамблдора, о злонамеренности каждого слизеринца в отдельности и всего змеиного факультета в целости. Я нудеж Рональда хорошо помню по реальной жизни и именно из-за него, из-за отвратительного нрава рыжего я согласился на Слизерин. Но в этой, приснившейся мне жизни я повелся на хвалебные оды рыжего придурка, не заметив подставу. Повел себя как завороженный, забыв о предосторожности.
Дальше был сумбур чистой воды. Каждый год со мной случались угрожающие моей жизни „приключения”, старательно срежисированные нашим многоуважаемым директором. Как он не умер от многочисленных нарушений клятвы директора, я не понимаю. Сводил ее куда-то в сторону, к незнакомым пока-что адресатам, что ли?
Потом узнал про Орден Феникса.
О птице-фениксе я узнал уже на втором курсе.
Якобы светлая птица, однозначно указывающая на святость волшебника, к которому она была привязана. Очень подозрительная, левая курица.
Не верится мне что Фоукс некий символ добра и света. Альбус ПБВ Дамблдор оказался впоследствии все что угодно, только не святочем. С чего бы феникс добровольно свяжется с нечистым совести колдуном? Но в той, приснившейся мне жизни, я этого до конца не узнал и не признал. Я верил директору больше, чем кому-либо другому в мире. Преклонялся ему, считал его моим наставником и просто добрым дедушкой, хотя и со своими причудами. Даже назвал своего младшего сына Альбусом-Северусом!!! Рожденным от (представьте себе, на счету Артура Уизли числилась еще и дочка!) Джиневры, мать ее за ногу, моей законной супруги! Извините, я нечаянно, от переизбытка отвращения к седьмой.
Короче, к закату моей жизни эта Джиневра добилась того, чтобы я при жизни отдал главенство рода Поттер нашему старшему сыну Джеймсу-Сириусу. И тогда выяснилось, что рода Поттер нет! Нету! Все родовые дары, способности, магическая сила - как ветром сдуло, съело клеймо Предателей жены. Все мои богатства растранжирил огромный выводок Артура и Молли. Сколько там их насчитывалось к тому времени, когда мне открылись глаза - не меньше сотни? А Поттеровскую магию...эээх!
Я увидел себя летящим вниз головой с моста над Темзой, и......проснулся в холодном поту, дрожа от ненависти и жажды мести к Уизлям. Что могло бы быть дальше, выжил я или умер? Что еще отчебучили рыжие тараканы, чтобы довести меня до ночного смертоносного прыжка в глубокие холодные воды, я из этого сна так и не узнал.
И хорошо, что не узнал, потому что если бы мне показали что, да как, то я, как только вернусь в Хогвартс, поубиваю всех рыжиков на хрен.

***
Я проснулся злющий как черт. Сердце колотилось бешеным перестуком в грудной клетке и я несколько раз вдохнул глубоко, упорядочив свои мысли так, как помнил из снов.
Я повторял как заведенный - все это сон, лишь сон. Слава богу! Рыжая приставучка №7 из отпрысков Уизли поступит в Хогвартс только в следующем году, а до того времени мало ли что могло случится.
Поднявшись с лежанки, я высунул голову из норы, чтобы осмотреться. Свет продолжал быть неизменным по интенсивности, не пойми какое время сутки. Сахешша все еще не вернулся, мне некуда было спешить, поэтому я опять вернулся в мое теплое гнездышко и быстро заснул.

Приснилась мне, на этот раз, моя настоящая жизнь, которую я омерзительно четко помню. Вплоть до настоящего момента. Под конец я увидел себя спящим в позе эмбриона на дне норы в дереве, укрытым своей теплой мантией. Но дальше мне показали КАК я должен буду поступать, чтобы все у меня было на сто процентов хорошо и, чтобы сорваться с крючка сначала одного длиннобородого монстра, а затем - одной многочисленной рыжей семейки.
Прыгать с моста в Темзу как-то не очень... В действительности, чтобы это не воплотилось в моей будущей жизни, существовало несколько вариантов. Надо было все продумать, выбрать самый удачный путь – для меня, конечно, не для кого-то другого, жизнь-то моя!
Во сне я все из возможных вариантов прожил, с чулана под лестници (чего не избежать, того не избежать) до самого конца жизни. Иногда внуков-правнуков совсем не наблюдалось, а иногда были, но не оравой, а так, пара-тройка пробежала. И на том спасибо. Надо было хорошо запомнить, как, не попав впросак, пойти по самому спокойному пути, запомнить хорошо все-да-как, чтобы вернувшись, не опростоволоситься.
И чтобы те самые внуки появились.

Некоторое время я не вижу картин, а просто плаваю в какой-то мягкой, обволакивающей желеобразной субстанции, которая укачивает меня так плавно, что я неожиданно ярко вспоминаю ощущение материнской утробы. Я дышу этой субстанцией, глотаю ее, сквозь меня проходят волны облегчения и искрящих волн восторга. Качание туда-сюда убаюкивает меня и во сне мне начинают сниться прекрасные края. Солнечные, зеленые луга в окружении темных, дремучих лесов, звонкие ручьи поют, втекая в затененные озера. Там, в глубине чистых, как слеза, вод темнеют удлиненные спины многочисленных рыб. Свисающие ветви ивы ласкают мою кожу, а пение невидимых птиц нащупывает в моей душе изначальную божественную искру, которая вспыхивает ярким светом где-то в самой глубине меня, вызывая резонанс в каждой клеточке организма.
Я вспоминаю рассказ Сахешша, когда он говорил о предназначении человека на Земле, согласно божественному замыслу – создавать новые Миры, научиться открывать к ним Врата.
Это было настолько просто, так доступно, а я и не знал.
Уже знаю.
Озарение было неожиданным и настолько существенным, что я вырвавшись из объятий Морфея, с восторженным криком „Эврика”, как тот же Архимед, выскочил, как пробка из бутылки шампанского и буквально сорвался вниз по стволу дерева.

Деревья так же оформляли собой длинный-предлинный тоннель, а листва наверху создавала ощущение святости этого места. Крикни и тысячекратное эхо начало бы, постепенно затухая, повторять твой голос. Но было здесь нереально тихо, ни пения птиц, ни шуршания букашек, ни скрипа стрекоз. Перед сном я мало что заметил, но теперь я уже знал, почему нет здесь, кроме растительности, животных. Чтобы никто и ничто не представляло опасности для путешественников по Мирам.
Оглянувшись налево и направо, я задумался что мне делать во время ожидания Сахешша. Недалеко от меня, с левой стороны тоннеля и налево от того места, где я стоял, я узнал розоватое свечение Врат к моему собственному миру. Возвращаться туда без василиска было бы настолько глупо с моей стороны, что осознав, что думаю о подобном, я с отвращением тряхнул головой. Чтобы не лезла в мысли всякая чушь.
При отсутствии другой альтернативы, я отправился направо. Туда, куда мне василиск категорически запретил. Туда, к далекому золотистому свету, куда с каждым шагом меня все больше порывало побежать. Оттуда лился тихий перезвон, ласкающий слух и находивший отклик у меня в солнечном сплетении. Как Зов, обещающий воплощения миллионов сокровенных мечтаний детства. И я шел, но не сломя голову, а внимательно вслушиваясь к себе, пока, в определенный момент у меня возникло ощущение, что сделай я следующий шаг и соврусь. Побегу, как те ученики Салазара Слизерина в свое время и погибну от переизбытка магической мощи. Я остановился и с трудом сделал маленький шажок назад, еще шажок и, ощутив, что тиски меня отпустили, повернулся и отправился обратно.
Немного освободившись от дурмана, я стал оглядываться по обеим сторонам дороги. И действительно заметил между деревьев отклонения от центральной просеки. Там, среди густых зарослей, опять же по обе стороны тропинок находились проходы к Вратам, близким по цвету и интенсивности света. Внезапно, через одну из этих вторичных дорог из одних из Врат в ту, что напротив, пробежала тень существа условно гуманоидной формы. От неожиданности я вскрикнул и существо успело обернуться ко мне, не останавливая своего передвижения. Прежде чем влететь в новый мир, оно улыбнулось – или мне так показалось, и махнуло мне верхней конечностью в знак приветствия и сообщности.
Вот так вот! Пробегают, значит, некоторые удачливые субъекты из некоторых более продвинутых миров, занимаются исследованиями, изучают неизведанное, живут свою заполненную накапливанием знаний жизнь. А человечество, забыв свои корни, свое предназначение, прозябает свою величественную судьбу, копошась в своем единственном тесном для всех «тараканов» маленьком мирке. И вместо того, чтобы охранять и защищать «братьев своих мельших», уничтожает все, до чего его ручонки дотягиваются. Утопая все больше и больше в дерьме, человечество продолжает думать о себе как о вершине созидания.
Так-то оно и есть, но когда ты забываешь Цель и Предназначение свое, тебе остается только одно – дуреть и дуреть, пока сам не превратишься в бессловесную тварь.
Или погибнешь, в конце концов.
Меня захлестнула дикая обида за мой вид. Ох, вернусь я обратно, дамы и господа, вернусь! Обещаю вам небо в алмазах. Укажу я, но только избранным, избранным лично мною заветный путь. Из неоднократно прожитых мной во сне жизней я вынес генеральный вывод - не из каждого инсекта получается бабочка, да?

Я отправился дорогой к моему дереву, потому что мой живот громко заурчав, напомнил мне, что я толком не позавтракал, прежде чем пошел гулять. Там, в норе наверху остались мои пожитки, там была и принесенная со мной пища.
По стволу я буквально взлетел, почувствовав непривычную после стольких плохо заживших переломов (подарки от моих трижды „любимых” родственничков) легкость. Возможно ли, что слова Сахешша окажутся правдой, что само Средоточие миров подлечивает посетителей? Если да, то это замечательно!
Соорудив себе несколько бутербродов на быструю руку, я спустился к основе дерева, присел и начал трапезничать. Вдруг освещение вокруг меня поменялось, став более интенсивным и я увидел как из Врат в мире нагов начал выползать мой друг, Сахешш. Вошел он как наг с той стороны перехода, а вышел сюда уже как знакомый мне василиск. Но выглядел он заметно более живым или даже молодым? Не знаю, как это все по отношению к пресмыкающимся можно объяснить, но, для меня не сведующего, тело Короля змей выглядело более лощеным, ярким и подвижным.
- Привет, друг мой! – воскликнул я по-змеиному и бросился навстречу Сахешша, словно не только, условно говоря, вчера я с ним расстались.
Хотя, какое там „вчера”, если во сне я прожил последовательно три свои разные жизни от начала и до конца. А потом я знакомился с разными вероятностями последней из них, настоящей. Не говоря о том, что я понятия не имею сколько времени отняло „проживание” в Раю.
Так что, для меня не одни сутки прошли после нашего с василиском расставания. Из его рассказа выходило, что и для него это тоже в силе.
- Огого, детеныш, а ты, мне кажется, подрос, что ли? – обрадовался встрече василиск, обвивая меня кольцами своего длинного, гибкого и какого-то перламутрового блестящего тела. – Меня, что, так долго не было? Чем ты в мое отсутствие занимался?
- Ничего не успел, Сахешш, я просто провел ночь. – Его глаза выпучились, образно говоря. – Спустился вниз и не имея что делать, отправился на разведку.
- Не говори, что гулял по дороге к Изначальному миру, - прошипел он тихо.
Я виновато свесил голову, но решил признаться ему во всем. Незачем было что-то от моего друга скрывать.
- Ходил я в том направлении, - махнул я рукой в сторону Зова. – Но не до конца. Я устоял от искушения Зова, вернулся обратно. Зато я уже знаю, что это такое. Направление силы. – Сахешш молчал, не стал комментировать мое самоуправство и я осмелел. - Знаешь, я видел какое-то существо, перебегающее через тропинку в одном из боковых ответвлений Дороги. Мы махнули друг другу руками и оно скрылось. Как часто такое случается?
- Да часто. Есть целые миры Путешественников, которые только тем и промышляют, что путешествуют. Сидеть ровно у них не получается, вот и гуляют. Так дано, малыш. Не каждому одинаково, а кому как. Как себя чувствуешь, что-то новое у тебя открылось?
После этого вопроса я задумался как ему рассказать то, что узнал во время сна. Я сам еще не успел толком подумать об этом.
- Не знаю, Сахешш, честно, не знаю еще. Во сне я видел и почувствовал такое, такое! Мои жизни прокрутились у меня перед глазами, я был обычным парнем-волшебником в одной из них, в другой меня готовили на убой, как поросенка. Но я выжил, я всегда выживал, но меня словили на слабо Предатели крови и уничтожили мой Род. А в третьей я прожил свою настоящую жизнь и в ней ты был моим опекуном. Вместе мы стравили и уничтожили моих врагов и все уменя было благополучно.
- Те пятнашки света? – прошипел свой вопрос Сахешш.
- Те самые, - согласился с ним я, кивая головой. – А потом меня лечили. Эфиром, так мне прошептали в голове. Сейчас я чувтсвую себя как только что рожденный. Первозданный, таким, каким должен был быть я, как из моего первого сна. Незаколдованным, с незакукленной магией, без ограничителей и с незамутненной головой. Словно из моих мыслей высосали весь туман, открывая те каналы моего разума, о которых я и не подозревал. И знаешь, я начал чувствовать настоящее солнышко у себя в солнечном сплетении. Я думаю, что это моя магия, моя истинная магия взошла и теперь освещает и согревает каждую мою клеточку!
Обвенчанная шипами треугольная голова василиска приближается к моему лицу так, что я вижу только его мягко светящиеся желтым цветом глаза. Его раздвоенный язык легкими касаниями бабочки прощупывает мои щеки, мокрые от вытекшей из глаз влаги.
- Мой детеныш, наследник мой, у тебя наступило божественное просветление, раскрылось твое истинное «Я», твоя сущность настоящего, истинного мага. Брось ты эту никчемную указку, она больше тебе не нужна.
- Правда? – восклицаю я. – Круто! Но, пусть пока она останется, не за чем светить возможностьями колдовать без нее перед окружающими меня людьми.
- Пусть. Я так понял, ты готов уже к возвращению или как? Хочешь поглядеть еще на разные миры?
- Готов, Сахешш, отец мой! Могу я так тебя называть? – смутился своим внезапным порывом я. Но увидев кивок головой василиска, его мгновенная реакция захлестнула меня искренней радостью и я опять воскликнул. – Круто! Давай на сегодня возвращаться в наш мир, а сюда вернемся позже, когда со всеми делами закончу. Надеюсь, востанавливать здоровье или что-то другое, придется мне в далеком-далеком будущем. Пошли обратно в Хогвартс, возвращать себе свое имущество.

***
В Междумирье я провел одну только ночь, но прожил несколько жизней. В Тайную комнату вернулись мы за день до окончания рождественских каникул. На эту последнюю ночь у меня были большие планы, прежде чем в замок вернется вся орава несовершеннолетних волшебников и ведьм и некоторые из учителей, конечно тоже.
Я немедля отправился в Подземелья, выделенные для зеленого факультета.
На входе меня, как обычно, встретил портрет раньше незнакомого, всегда насупленного взрослого мага.
Теперь уже знал, что это портрет моего дальнего предка, Салазара Слизерина. На зыркавшего на нас нарисованного мага студенты змеиного факультетаобращали внимание только, чтобы пробубнить пароль и подождать, когда вход откроется. Должен признаться, что открытия прохода в гостиную, я ждал с замиранием сердца. За дверью меня ждал незабываемый экшн и главным потерпевшим в нем был я. Раньше мне некогда было разыгрывать политес и общаться с портретом. Я пребывал в подавленном настроении всегда. В свою гостиную я шел как на казнь, как оно в действительности и было.
Но сегодня я закрою эту страницу раз и навсегда. Не позже, чем завтра моих софакультетников по их возвращении ожидает не очень приятное со мной знакомство, по-новому.
На данный момент я здесь, чтобы поговорить с Салазаром и пригласить того поучавствовать в одном интересном ритуале.
Выпрямившись перед портретом хмуро зыркающего на меня Основателя, я прошипел кодовую фразу на парселтанге для начала разговора с ним:
- Привет, Салазар, величайший из Хогвартской четверки!



Без паника!!!
 
SvetaRДата: Суббота, 30.11.2019, 01:52 | Сообщение # 7
Высший друид
Сообщений: 842
« 230 »
С началом новой истории!


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
kraaДата: Воскресенье, 01.12.2019, 00:41 | Сообщение # 8
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
Глава 6. Ритуал.

Мой дальный пращур, услышав мое приветствие, буквально сорвался вперед. Я даже отступил на шаг, потому что в рамке портрета остались видны только его глаза пронзительно зеленого цвета.
- Ты кто, мой потомок? – Я радостно закивал в знак согласия головой. – Как удостоверился?
- Сахешш покусал и подтвердил.
- Я тебя впервые вижу, ты мой студент?
- К сожалению. Я не ужился среди учеников факультета Слизерина.
Он резко отскочил назад, цыкнув языком.
- Как такое возможно?
- Потому что все уверены, что второй ваш из ныне жи...ааа, уже не живой, но современник моих родителей был.., да - потомок – какой-то там, я не знаю... – я совсем запутался в обяснениях, кем Том Риддл приходился Салазару Слизерину. – Короче, о нем говорят,что он вроде бы убился об мою полуторагодовалую тушку.
- И что?
- Бросив в меня Аваду.
- И ты выжил? – вытаращился нарисованный мужчина.
- Нууу, я какбы жив... все еще, хехе... – Я хихикнул, смотря на неверие моего собеседника. – И все в волшебном мире не сомневаются в этой сказке, называют меня Мальчиком-который-выжил. А слизеринцы бесятся.
- Завидуют, что ли?
- Да не завидуют они. Правда в том, что представители большинства чистокровных фамилий признали вашего, якобы потомка, своим предводителем. Называют его Лордом Волдемортом... Том Ридлл его настоящее имя, - вспомнил я этот факт с моих снов. – Он должен был быть лордом другой фамилии, Гонт... Но, то ли кольцо его не приняло, то ли из-за магловского происхождения его отца родовая магия не позволила полукровке стать главой древнего магического рода.
- Что произошло?
- Он пришел в дом моих родителей убивать, но сам убился об меня. И на зеленом факультете меня считают врагом номер один, для каждого отпрыска Пожирателей. Когда приехал в школу, каждый думал, что Шляпа меня определит на Гриффиндор, факультет, где учились оба моих родителя. Но шляпа отправила меня к зеленым, где меня ненавидят, кишки наизнанку выворачивают, лишь бы отомстить мне, негодяю.
Я потупил взгляд, не хотелось говорить никому, что мне пришлось пережить здесь, в Подземельях. Салазар вскинулся:
- Избивают, что ли? – Я медленно кивнул головой, не поднимая взгляд от стыда. – Сахешш объяснил тебе как включить охрану вокруг себя? – Увидев мой повторный кивок, Салазар удовлетворенно хмыкнул. – Ладно. Давай, коли руку и рисуй кровью руну защиты. Я тебе покажу, где рисовать и слова, которые ты должен сказать.
Закончив с этим важным для меня делом, я заявлял свое исконное право собственности над всеми помещениями зеленого факультета. Оставалось сделать ритуал посложней, чтобы вернуть в своему Роду управление всем замком Хогвартс.

Входить внутрь гостиной я не стал, не за чем было. Мой сундук все еще оставался внизу, в Тайной комнате. Моя мантия-невидимка, как и моя палочка все время были со мной. Хотя в палочке для колдовства я уже не нуждался. В Междумирье, как я уже говорил, мое ядро окрепло, магические каналы открылись и расширились, пропуская больше магической энергии. Я стал колдовать легко и на рефлексах, всякий раз, когда в чем-то нуждался, моя магия срабатывала инстинктивно.
Я пришел сюда, ко входу гостиной, чтобы попросить моего предка Салазара Слизерина переместиться в пустую раму, которая висела над гнездом Сахешша. Программой максимум для меня было убедить того остаться там до завтрашнего вечера, когда змейки захотят войти внутрь помещений, а некому будет открыть им вход. Портрет так и останется пустым.
И тогда на сцену выйду я, весь такой крутой и во всем белом. Баааа, эффект будет, как рядом с взорвавшейся бомбой. Надеюсь, мой предок достаточно зол на своих студентов, чтобы позволить мне, своему потомку, поиздеваться над зарвавшимися слизеринцами.

***
Для ритуала мне нужны были оба, и василиск, и Салазар, слова ведь должны быть прочитаны на парселтанге.
Я думал, что мне самому придется чертить на полу Тайной комнаты ритуальные линии мелом, но оказалось, что надавив на специальный рычаг внутри гнезда Сахешша, на мраморном полу зала, между коллонами, выступала вкрапленная еще в древности чистым золотом Пентаграмма для Высшей церемонии.
Как рассказали мне мои напарники, почти каждое столетие в замке появлялся достойный наследник, которому нужно привязать к себе магическое строение. Со временем или под управлением негодного директора, замок терял свою крепкость, защита ослабевала и так далее. Первым делом новый хозяин брался за укрепление охранных заклинаний, а там уже по списку.
Я засмотрелся на рисунок на полу. Кроме золотых линий, на каждой из пяти вершин фигуры имелось по круглому диску. На четырех из них были начерчены разными драгоценными камнями геометические символы одной из четырех стихий - Воздуха, Огня, Воды и Земли, а пятый диск нес на себе символ Духа (колесо с восемью спицами).
Диски были окрашены разным цветом. Диск Воздуха был синим, а символ на нем - бронзовым. Диск Огня был окрашен красным цветом, а его символ - золотым. Диск Воды был зеленый, а символ серебряным. Диск Земли был черный цветом, а символ земли - желтый. Диск на пятой вершине пентаграммы, где стоял символ Духа, был белым. Для контура круга и символа внутри использовался черный цвет.
В перечне рекомендаций, которые разъяснил мне Салазар,в ритуал следовало включить четыре Орудия Элементов, которые разработали все четыре Основателей школы Колдовства и Чародейства. По одному к каждой из стихий, соответствующих каждому из факультетов Хогвартса. То есть Диадема для Рейвенкло, Меч для Гриффиндора, медальон-пентакль для Слизерина и Чаша для Хаффлпафф.
Я должен был ступить в круг Духа и взять в правую руку ритуальный атам из обсидиана, названный Крест Розы, который нашелся внутри головы статуи, в небольшом тайнике. Рукоять кинжала была черной, из метеоритного железа. Лезвием этого кинжала во время ритуала, когда я, вместе с обоими напарниками, буду произносить заклинания на парселтанге, я буду направлять поток энергии. Впервые, и, надеюсь, не в последний раз, я держал в руках атам. Согласно некоторым магическим традициям, атам считался единственным орудием, по-настоящему нужным ведьме или магу, чтобы творить колдовство и направлять энергию.
Мне предстояло в самом начале провести им по ладони левой руки, чтобы моя кровь окропила все диски пентаграммы, пока символы на них не засветятся.
Вдруг, из приснившихся мне в Междумирье моих возможных жизней я вспомнил о каких таких Орудиях Элементов говорил мне Салазар!
- Салазар, вы о тех же реликвиях Четырех факультетов Хогвартса говорите?
- О них. Других, подходящих для привязки замка к тебе, нету.
Я вспомнил где они на сегодняшний момент находятся, это в самом начале 1992 года, а главное - в каком состоянии они.
Два из них – меч Годрика и диадема Ровены, здесь, в Хогвартсе. Первый – у директора школы, куда мне пока допуска нет. Вторая – в Выручай комнате, на складе потерянных вещей, но в ней Том Риддл поместил один из своих хоркруксов. Медальон Слизерина хранил Кричер в доме моего крестного на Гриммуальд Плейс, а чаша Хельги – в хранилище Беллатриссы Блэк в Гринготтсе, оба с хоркруксами.
- Можем ли призвать орудия сюда, Салазар? – спросил я портрета.
Нарисованный волшебник даже не подозревал, что произошло с реликвиями Основателей в последние двадцать лет.
- Почему это, просто иди и забери их, в любое время дня и ночи. Входные двери факультетских гостиных для тебя не препятствие, - ответил мне порядочно озадаченный портрет.
- Нууу, как тебе сказать, тут такое в последнее время случилось, что...
И я скупыми словами объяснил ему о противостоянии Света и Тьмы, организованное нашим шебутным директором на территории замка в отдельности и всего волшебного мира Британии в целости.
- Дааа, нехило Альбус оторвался, кажись, - почесал голову рукой мой дальний предок. – А я и не знал насколько все плохо. Тогда, внучок, надо призывать и чистить предметы от мерзости на месте. Лишь потом займемся ритуалом. Дело терпит, спешить не надо.
- Завтра ученики возвращаются из каникул...
- Все равно, нас это не касается, время на все есть. Слушай что надо сделать для призыва...

***
После ритуала, проведенного под четким контролем Салазара и Сахешша, я в изнемождении сидел на холодном мраморе пола, а передо мной в ряд стояли реликвии Основателей. Сквозь меня хлестали яркие эмоции замка и я, закрыв глаза, пытался разобраться со всеми теми связями, которые делали его частью меня. Хогвартс, словно давно ждал моего возникновения поверх своего магического конструкта, сразу признал меня своим хозяином и немедленно начал показывать мне свои неполадки.
Честно говоря, мне стало жалко это тысячелетнее волшебное строение. Вот уже сколько лет им пользуются в качестве места обучения шебутной магической молодежи, а некоторых из них, вроде близнецов Уизли, никак кроме буйнопомешанных и не назвать. В результате строение рушилось. Там и сям делался ремонт, но чаще всего на их игрища руководство школы закрывало глаза. Просто запирали дверь совсем уж негодного для пользования помещения. Тем все и заканчивалось. За тот период времени, пока в Хогвартсе не было наследника Основателей, не одна и не две группы затейников малоумных училось здесь. Результат был налицо. Из всех классных комнат, которых в таком огромном замке насчитывалось не менее сотни, работали лишь пару-десятков из них. И приходилось ученикам трусцой бежать между этажами... А что уж говорить о системе движущихся лестниц, на которых управы не было. Директора вносили изменения в настройки, каждому что нибудь вздумается. В этом направлении особо отличился нынешный директор школы, Албус-ПВБ-Дамблдор.
Я, как только наладится охранный купол замка, сразу займусь движущимися лестницами. Да и не только они нуждались в ремонте. Общее отопление замка давно перегорело и вышло из эксплуатации, повсюду перешли на каминное отопление. Камины топились, однако, только в четырех гостиных факультетов и в комнатах преподавателей. Дети проводили занятия в холодных классах. Надо было одеваться тепло, накладывать на себя чары согрева, которые держались у первогодок плохо и на короткое время. Очистку коридоров, классов, лабораторий, вменили школьным домовикам. Им также велели следить за гигиеной белья и одежды живших на территории замка детей и учителей. Работала кухня, работало примитивное освещение факелами, это по причине, как я понял, потому что значительная часть магической мощи замка шла на подпитку индивидуального могущества директора Дамблдора. Водоподача в помещениях четырех факультетов была урезана до общих ванных, а не к каждой спальне, как было задумано изначально. Личные ванные комнаты были только у префектов и старост.
Но, из всех четырнадцати башень, только шесть работали, включая Астрономическую башню и совятню. Все остальные оставались недоступными. Тренировочные залы так и стояли под замком. Чары в них полностью выдохлись. К помещениям для индивидуальных и колективных занятий у учеников тоже не было доступа, из-за чего в школьной программе отсуствовал спорт как предмет. Отсутствовали занятия по танцам, дуэлингу, плаванию и прочая, и прочая. Все по той же самой причине – нечем было питать их чары. Без музыкального оформления танцы, ведь, невозможны!
От состояния охранной системы замка мне хотелось выть белугой - одни отшметки остались. И самое главное, я снова заметил канал связи магического источника Хогвартса не к защитному периметру школы, а напрямую к директорским помещениям. Понятно, чтобы обеспечивать нашему благостному директору немерянную мощь.
Этот канал я немедленно перенаправил на востановление охранной системы. А то, защитные заклинания до такой степени выдохлись, что вот-вот и маглы смогут увидеть древнее строение. Возьмем даже тот факт, что защита пропустила на территорию школы спокойно-преспокойно жить и здравствовать профессора, на левое предплечье у которого красуется художественная татуировка – темная метка-клеймо. Волдеморт, он же Том Риддл, ставя ее на своих рабов, не мелочился. В действие шла самая черная из всех черных магий. Связанная с убийством детей. Особенность, недопустимая в заведении, где учатся такие же дети. Допускать носителя такой метки к неокрепшим физически и нравственно молодым волшебникам нельзя.
Окрепнет защита и тому профессору с меткой будут обеспечены неожиданные и крайне неприятные на территории замка переживания.
Так, так, так! Что я еще чувствую? Второго меченного в школе, в анимагической форме. Как я мог забыть про Коросту, находящегося в данный момент высоко-высоко, в гостиной факультета Годрика Гриффиндора! Питер Педигрю, предатель моей семьи. Питера надо словить прежде чем защита сработает, иначе вынесет крысюка Запретным лесом, ищи его свищи.
Не забываем и про одержимого духом Володи профессора Квиринуса Квирелла. С ним тоже надо что-то придумывать. Я посмотрел на призрака Тома Риддла, который маячил рядом с одной из колонн Тайной комнаты и скорбно смотрел на нас, ничето не говоря. А как ему говорить, если как только из трех из реликвий Основателей вылетели осколки его души и слились воедино, я лишил получившегося недодуха голоса. Пусть пока повисит здесь, рядом с Сахешшом, пусть тот вынесет ему мозги, каждодневно шипя ему, каким дураком он был. А я тут подумаю организовать ли дальнему сородичу одно большое посмертное приключение или помочь тому вернуть себе физическое обличье.
Хотя, зачем мне ступать на те же грабли. Соберу все его части, позову мою покровительницу Смерть, пусть заберет его с собой и сама устроит ему незабываемые переживания.

Когда я более-менее восстановился после ритуала, Салазар указал мне свои выходы из Тайной комнаты. Не подобает хозяину замка пользоваться тем, что я нашел сам в туалете Плаксы Миртл. Открывались двери парселтангом. На сегодняшний день на нем мог говорить только я. Так что по секретным коридорам я мог двигаться в полном одиночестве. Класс! Не люблю толкотню в гостиных, заполненых шумной детворой или бесцеремонно пробегающих мимо хамов.
Мой дальний пра-пра-...и так далее, предок, короче, осведомил меня, что в башне над Подземельями зеленого факультета, которая нынче недоступна всем, кроме меня, есть апартаменты. Там жил сам Салазар со своей семьей. А потом, те из новоявленных хозяев, которые были его потомками или выходцами зеленого факультета.
- Сейчас они твои. Ты должен жить там, ты мой потомок, - сказал он мне. – Не подобает тебе ютиться в общих спальнях для мальчиков-первокурсников. Я советую тебе немедля призвать главу хогвартских домовиков и поговорить с ним. Если надо, приструни тех мелких магических паразитов, чтобы организовали тебе комфортные условия жизни. Замок, учитывая твои прожитые параллельные жизни, должен признать тебя уже выпустимся из школы. То есть, если ты того захочешь, можешь не посещать занятия.
- Разве? – удивился я сперва, но потом задумался. Толкотню и беготню вокруг себя я не приветствую, но совсем жить в одиночестве? Неее. - Знаешь, пока я не буду выпендриваться. Занятия мне все равно интересны, я прогуливал некоторые из них из-за неполадок на своем факультете. А вообще, начну присматриваться к другим домам. Возможно, найду себе некоторых приятелей.
- Вот, это правильно, - обрадовался мой предок. – Детство должно быть веселой порой, а не беспрерывной беготней от хулиганов.
- Мстить им я все равно буду долго и жестко, - вырвалось у меня.
Глаз у Салазара не моргнул.
- Месть, потомок мой, это вещь божественная. Но, как ты сам решишь. Гидру контрреволюции надо давить в корне! – Он хмыкнул, а на его лице промелкнуло воспоминание неких прошлых расправ с врагами. - Теперь, мы пришли на место. Давай надави на камень, который чуть светлее остальных!
Я не промедлил и надавил в указанном месте. Передо мной открылась тайная дверь, а за ней – лестница наверх.
- Эта лестница, Гарнет, отведет тебя напрямую в мои старые апартаменты. Возьми эту рамку, чтобы я мог свободно перемещаться к тебе и дальше тебя учить.
- Но ты останешься со мной до завтрашнего вечера, да? Не лишай меня развлечения.
- А я разве отказался? Пусть будет у тебя твоя маленькая месть. Я посижу невидимым и посмотрю на твои забавы.
Сахешш тихо прошипел за моей спиной:
- А с этим маятником надо что-то делать. Ссссссс, не нравится он мне такой молчаливый.
Я посмотрел назад, на моего призрачного сородича у коллоны. Он продолжал таращиться на нас троих. Открывал и закрывал беззвучно свой рот, не понимая почему никто ему не отвечает. Портрет Салазара Слизерина он наверно вспомнил, василиска – тоже. Но, кто такой я и какая у меня роль в судьбе его хоркруксов, не понимал. И пытался узнать. Я читал в его взгляде ярость и обиду вперемешку с возмущением, что я такой мелкий и неважный – не то, что он, лорд Судеб - а общался и где-то даже повелевал такими могущественными особами, как сам Салазар Слизерин. Не считая тысячелетнего василиска, короля змеей, Сахешша.
- Ладно, пусть говорит, - махнул я рукой призраку и пока тот собирал смелость сказать что-то, я спросил моего ползучего друга: - Сахешш, как часто мне посещать тебя? Ежедневно?
- Будь спокоен, детеныш. Я прикорну здесь на некоторое время, пока ты обустроишься, пока организуешь свое проживание... – Голова василиска резко повернулась в мою сторону и наши глаза встретились взглядами. – Ты не забыл о моем досуге?
- Нет, что ты! – возразил я. – В Запретном лесу живет огромная колония акромантулов. Все они только тем и занимаются, что ждут, когда ты к ним в гости пожалуешь.
- Пауки это вкусно, уже предвкушаю, ссссс... Иди теперь, меня так клонит ко сну... А этот, - он стрельнул языком к колыхающуеся субстанции призрачного Волдеморта, - пусть поплавает на привязке. Плохого с ним уже ничего не случится.

Апартаменты Салазара стоили того, чтобы карабкаться по узкой, пыльной, занавешанной паутинами, темной лестнице до четвертого по счету этажа замка. Я светил себе Люмосом с кончика палочки, так проще мне было. Беспалочковая мне понадобится завтра, когда начнется разбор полетов в кабинете директора Дамблдора.
То, что будет адская ссора, я не сомневался ни на минуту.
Прошипел „Я наследник Салазара Слизерина”, окропил капелькой крови латунную ручку двери и она сама передо мной открылась, впустив меня в настоящие хоромы.



Без паника!!!
 
kraaДата: Воскресенье, 01.12.2019, 00:42 | Сообщение # 9
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
Глава 7. Разбор полетов. Начало.

Глава Хогвартских домовиков был древним старичком по меркам эльфов. Фрайди был маленьким, сгорбленным, ссохшимся созданием в темнокрасной бархатной наволочке – знак его привилегированного положения.
- Хосссяинн... – проскрипел его голос, а его низкорослое, скукоженное тельце согнулось в пояс, чтобы выразить свое ко мне уважение.
- Выпрямись, Фрайди, присядь рядом! Нам надо поговорить, - сказал я и домовик глазом не повел, пошел и присел на указанное мною кресло. Его босые, костлявые ходила повисли с края сиденья. – Расскажи мне о ваших, эльфовых проблемах.
Старичок понурил плешивую, ушастую голову, скрестив перед собой ручки.
- Магия стала скудной, хозяин. Домовикам не под силу, как надо, заниматься своими делами. Многим возраст не позволяет хорошо работать...
Он поднял лицо и во взгляде его обрамленных морщинками глаз я заметил странную, невысказанную просьбу.
- Магическая подпитка будет, не беспокойся. Как только охранные щиты поднимутся в полную силу, я займусь самим замком и вами в том числе.
Эльф упомянул, что среди них появились множество состарившихся особей. Что хотел этим сказать Фрайди? Что, мне понадобиться тех обезглавливать и вешать их головы где-то, на почетном месте, как происходило с домовиками на Гриммуальд Плейс в моих снах?
- Я ничего не знаю о домашних эльфах. Прости меня за мое невежество, Фрайди...
- Что вы, что вы, хозяин? – воскликнул маленький старичок и кряхтя, попытался встать, но я задержал его рукой. – Вы такой еще молоденький, еще совсем ребенок, откуда вам знать! Я, я все-все расскажу.
- Скажи, что мне с состарившимися эльфами делать? Я так понимаю, ты что-то от меня ожидаешь.
Он все-таки успел спуститься на землю и бросился к мои ногам. Сжав ручонки молитвенным жестом, он посмотрел на меня огромными заплаканными глазами и всхлипывая, заговорил:
- Нам нужно в наш мир, добренький хозяин. Старым домовикам надо переродиться, пройдя туда, а новым - прийти на наше место. Они давно уже готовы и ждут за мембраной. Проводите нас в Средоточие и заберите новое пополнение верных только вам, хозяииин!..
Аааа, понятно. Надо озадачить Сахешша повторным посещением Междумирья.
Понятно? А что мне в действительности понятно? Что некоторым существам с достижением практического бессмертия повезло, а человеку – нет! Каждому ли из людей, маглов или магов, не повезло? Нет ли счастливчиков среди них?
Надо было подумать, поискать информацию и если путь, означенный василиском и домовиками, годен и для человека, то я буду долго и очень злобно потешаться над призраком Тома Риддла, который остался внизу, в Тайной комнате.

Поспав немножко и позволив Сахешшу тоже отдохнуть, я, воглаве оравы Хогвартских домовиков, поехал на спине василиска опять покорять Врата в Междумирье. Два раза за двое суток посещать это место стало как бы в порядке вещей. Ну, собрались на прогулку, а куда? А туда, в многомерную Вселенную, доступ к которой в любой момент у меня есть, позови проводника-василиска и иди, не хочу!..
Все время, пока домовики-старички пробирались сквозь, как Фрайди сказал, мембрану к их миру, а оттуда выскакивал молодняк, энергичный, веселый и сразу норовящий приносить мне клятву верности, я нервозно, где-то даже истерично, хихикал.
Скажи мне кто-нибудь месяц назад, что такое со мной приключится, я ему ни в жисть не поверил бы. Но, посмотрите на меня – я владетель замка, в которой помещается единственная в Британии школа Колдовства и Чародейства, Хогвартс. У меня в друзья и наставниках – по-первому, портрет одного из Основателей этой самой школы, и мой дальный предок, по совместительству, по-второму - тысячелетний василиск. На моем попечении магический Источник замка, в моем распоряжении – многочисленная армия верных мне домовых эльфов.
Блин, я круче любого круто сваренного яйца!

***
В Междумирье я не задержался. Время меня поджимало, Сахешш все время демонстративно зевает, типа, мне надо спать, а ты заставляешь меня работу работать.
Вернувшись в замок через Тайную комнату, я первым делом назначил нового главу эльфов. Назвал его опять Фрайди, незачем менять привычное имя, раздал распоряжения всем и отправился наверх, чтобы подготовиться к приезду студентов после зимных каникул. Сегодняшний день оказался полон насыщенными событиями. Да и вечер обещал быть не менее полон экстрима.
Назначенного моим личным слугой домовика, после того как назвал его Фрэнки, отправил в Твилфитт и Таттинг обновить весь мой гардероб. Включая полностью белый костюм.

Поезд Хогвартс-экспресс прибыл на вокзал в Хогсмит в пять часов вечера. В шесть часов все ученики без меня расселись за столами своих факультетов, а на преподавательском столе – все преподаватели во главе с директором.
Я, уже отужинавши, стоял у стены под мантией-невидимкой и жадно вглядывался в лица присутствующих. Сначала обратил внимание на нашего декана, трижды противного профессора Зельеварения, Северуса Снейпа. Тот сидел на своем месте, как на иголках, желто-зеленый от напряжения (я знаю почему), губы сжаты в полоску, побелевшие пальцы сжаты в замок на столе. Ну, как тебе, профессор, болит уже метка? И не мелкнувший в глазах твоих страх от возрождения Повелителя ли увидел я?
Рядышком, на позолоченном троне держал хорошую мину при плохой игре наш директор Альбус-ПВБ-Дамблдор. Остальные дети, занятые общением и принятием пищи, вряд ли замечали это, но я внимательно вглядывался и видел – директора нехило так трясет мелкая дрожь, а его глаза в который раз пересчитывают из-за очков-половинок студентов за столом факультета Слизерин. И недосчитываются одного, меня, конечно. А меня не видно. Даже для него. Я дурак, что ли оставить на родовой вещи пришитый в подоле кусочек ткани, с навешенной на ней следилкой?
Ужин продолжился где-то еще полчаса и студенты, группами, стали отбывать в направлении своих гостиных.
Я поплелся в конце протянувшейся змеей цепочкой слизеринцев. Пока последний из них добирался до входа, первые из прибывших уже кричали друг на друга и все они на нашу старосту, Джемму Фарли. Та отбивалась, говорила, что пароль тот же самый, что был и перед каникулами, но Хранитель из портрета не отзывается.
- Зовѝ его, зовѝ, Джемма! – настаивали уставшие с дороги ученики, мечтая о теплых кроватях.
- Да зову я его, но сами видите, он пропал! Флинт, - обратилась она к старшекурснику, квидичисту из нашей команды, - иди, позови нашего декана. Пусть он разбирается. Скажи, портрет пустой. Никто проход открыть не может. Некому пароль выговорить.
Я опять остановился у стены, далеко от галдящей детворы, предвкушая ближайшие события.
Декан не подкачал, появился на „крыльях ночи”, тоесть, развевая полы черной мантии наподобии крыльев летучей мыши-переростка.
- Что происходит? – рявкнул он своим глубоким, зычным голосом. – Мисс Фарли, почему вы не в гостиной, а в коридоре?
- Профессор Снейп, сэр, у нас тут проблема. Смотрите, портрет на входной двери пуст.
Ученики быстро расступались перед стремительно двигащимся деканом, и тот воочию убедился, что нарисованного охранника действительно в раме картины нет. Прошипев что-то себе под нос, почти что на парселтанге, он вынул волшебную палочку и стал колдовать.
Минута, вторая, пятая – ничего. Дверь, как была плотно закрытой, так и осталась. Побелев от гнева, Снейп разошелся вовсю, начав орать многоэтажным матом. Впустую. Дверь не открывалась. Внезапно он замолчал и повесив голову закрыв глаза. В наступившей тягостной тишине сильно прозвучало:
- Эспекто Патронум!
И рядом с разодетым во все черное мужчиной появилась сияющая лань.

„Ааааахххх, - чуть не выдал я свое присутствие, воскликнув не только в своем уме. – Патронус Снейпа как у моей мамы...”
Это было болезненно, это было жестоко. Я вдруг вспомнил теплые руки моей молодой мамочки, ее ласковые слова, сладкое молоко, которое пил с ее груди... Она мертва из-за этого вот ублюдка, который когда-то с ней дружил, делил с ней один патронус. А потом предал. Дважды предал и обрек на смерть.

Тем временем, пока я предавался скорби от лично пережитой утраты в той, и в другой жизни, из снов, наколдованная лань ускакала наверх и вот, посреди коридора возник пошатнувшийся после неудачной аппарации профессор Альбус Дамблдор. Его появление сопровождал неистовый крик боли и расплескавшаяся по рядом стоящей стене кровь.
Хехе, директора уже расщепляет во время трансгресии на территории замка. Переключение подпитки с него на охрану замкового периметра уже дает свои результаты, мощь Дамбика начала убывать.
Взмахнув узловатой палочкой, он подлечил себя, почистил бесорядок, созданный его же кровушкой и напялив на себя выражение заинтересованности и заботы, подошел к декану Слизерина.
- Северус, что случилось? Зачем позвал меня в таком экстренном порядке? – спросил он и тайком помахал опять же палочкой. Подчистил из умов студентов последную минуту, не иначе. Негоже молодняку знать, что у директора Хогвартса, самой хорошей магической школы в Британии, появились проблемы с магией.
- Альбус, сам посмотри на это непотребство, - указал он на пустую раму. – Назначенный Охранник куда-то запропастился и мои студенты не могут попасть в свои помещения отдыхать. Позовѝ этого проходимца, пусть возвращается на свое место и принимается за свои обязанности немедленно!
- Сейчас, сейчас! Я все сделаю, мой мальчик, ты не волнуйся, - начал заводить свою шарманку со своим фирменным обращением „мой мальчик, моя девочка” директор.
Но его прервал рык Снейпа:
- Альбус, да что опять ты начинаешь, какой я у тебя мальчик? Держи себя в руках и обращайся к взрослым людям подобающе!
- Ладно, ладно, не горячись, мммм.., Северус. Давай я вам открою дверь, чтобы дети ушли спать, а я потом с Салазаром сам разберусь.
„Ого! – подумал я, услышав имя предка. – А наш директор знал, знал и не распространялся, кто на портрете нарисованный волшебник!”
Ученики зеленого факультета вытаращились. Они впервые слышали, что сам Основатель охраняет их помещения. Дети, что с них взять?..

Но сколь долго и заковыристо ни махал длинной, узловатой палочкой директор, дверь не отзывалась. Наконец, озадаченый не на шутку колдун, взялся серьезно за дело, конкретно – не ударить лицом в грязь перед студентами враждебного факультета. Разделив длинную снежно белую бороду на две и переметнув пряди через плечи за спиной, он поднял руки и начал речитативом взывать к магии замка.
Магия замка, закономерно, не откликнулась.
Как помните, еще прошлым вечером я привязал ее ритуалом Высшей церемонии к себе.
Увидел как сникли плечи Дамблдора и он стал озираться вокруг, не находя решения проблемы. Вдруг он отступил назад и рявкнул:
- Все! Идите за угол коридора и останьтесь там, пока не позову вас!
Студенты Слизерина замешкались, не веря, что хотя и ненавистный им, но известный во всем Волшебном мире колдун, Глава Визенгамота, Председатель МКМ, не может справиться с открытием простой двери. Но Снейп их растормошил и те быстро скрылись за ближайшим ко входу углом.
А я остался на своем месте.
Дамблдор пальнул в стену Бомбардой – ничего; Бомбардой Максима – снова ничего, стена здравствовала и не разрушалась.
- Да что здесь такое происходит?
И вдруг, с озадаченным выражением лица, он стал озираться вокруг, словно прислушивался. Чье-то присутствие чует, хотя объекта розыска не видит.
Самый вероятный из всех – я. Стою я ближе всех, но никому не виден.
Дамблдор бросился на дверь, стал стучать голыми кулаками и кричать:
- Гарри, Гари, мой мальчик! Открой дверь!

„Бвахахахаха! – меня затошнило от смеха, хорошо, что успел наложить вокруг себя заклятие тишины. – Хихихихих, ахахаха...”
Вид длиннобородого, ненавистного старика, взывающего ко мне, якобы застрявшему как он думал внутри помещения был такой потешный, я так веселился на его счет, что наконец из моих глаз потекли слезы от смеха.
- Открой дверь, тебе говорит твой директор! Ты слышишь меня?
Слизеринцы, продолжая недоумевать, один за другим стали выходить, чтобы поглазеть на это чудо – Дамблдор, умоляющий их грушу для битья смилостивиться и освободить вход. Я уверен, что на завтра большинство из них намеревались слить воспоминания этой картины и отправить домой совиной почтой.
- Гааарриии!... – вопил директор, продолжая бить кулаками бедную пустую картину.
Момент наступил.
Мое появление, во всем белом!
Хехехехе!
- Я здесь, профессор Дамблдор ...сэр, - отделил специально я уважительное обращение. – Чего разошлись?
На мне был белый костюм, белые лаковые ботинки, белая, до середины икры, мантия из первокласной шерстяной ткани, на груди которой разноцветной вышивкой красовался герб Хогвартса.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Воскресенье, 01.12.2019, 00:43
 
kraaДата: Вторник, 03.12.2019, 02:50 | Сообщение # 10
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
О, хотя нет отзивов, вижу, что читаете.
Чирикните хоть два слова, чтобы сказать нравится история или читаете, потому-что нечто читать другое.
Я знаю, что туговато с фиками, у самой такая же проблема.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Вторник, 03.12.2019, 02:51
 
SvetaRДата: Вторник, 03.12.2019, 03:47 | Сообщение # 11
Высший друид
Сообщений: 842
« 230 »
Интересно, но пока мало ))))


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
venbiДата: Вторник, 03.12.2019, 09:43 | Сообщение # 12
Подросток
Сообщений: 19
« 10 »
Прочитала с удовольствием))) Пока очень интересно) Подписалась и жду продолжения!
 
kraaДата: Вторник, 03.12.2019, 16:18 | Сообщение # 13
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
SvetaR, venbi, новая глава у беты, правит.
Для следующих несколько собран материал, эпизоды написаны, надо объединить все это в главы.
Конец понятен, я доведу до него.



Без паника!!!
 
venbiДата: Вторник, 03.12.2019, 16:22 | Сообщение # 14
Подросток
Сообщений: 19
« 10 »
kraa, cool спасибо)) Ждем))
 
kp487021Дата: Среда, 04.12.2019, 20:44 | Сообщение # 15
Ночной стрелок
Сообщений: 61
« 14 »
Ваш профиль на фикбуке не содержит эту работу, а на СФ в разделе " джен в работе" есть а в разделе "джен по названию" нет. Начало заинтересовало. Буду ждать на всех форумах.
 
kraaДата: Пятница, 06.12.2019, 00:55 | Сообщение # 16
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
kp487021, Потому что работа только пишется. На Фикбуке я выложила несколько незаконченных работ, за что мне очень стыдно. Выложу, как только закончу.


Без паника!!!
 
kraaДата: Пятница, 06.12.2019, 00:56 | Сообщение # 17
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
Глава 8. Разбор полетов – а я приду в белом.

- Гарри, это ты? – проблеял Дамблдор. – Где ты был все время, мой мальчик?
- Я вам все объясню, но позже, профессор. Давайте сначала освободим вход.
Тишина стояла звонкая. Мне казалось, что зрители, стоящиеза углом перестали дышать. В это время старик рядом и глотал воздух урывками. А там, окруженный подопечными, начинал вскипать от злости наш уважаемый декан Северус Снейп.
Стуча каблуками новых ботинок я подошелк запертой двери, оттарабанил костяшкой согнутого пальца условленный сигнал по пустой раме картины.
- Дед, а дед, куда ты запропастился? – пропел я, слегка коснувшись лбом поверхности полотна. Мы заранее обговорили такое к нему обращение на публике. Не спрашивайте был ли я озадачен его немедленным согласием. Был. Дальше я продолжил на парселтанге. – Салазар, пора явиться, шоу должно продолжаться.
Образ нарисованного Основателя медленно вплыл на темный фон картины, на котором еле-еле различались туманные элементы обстановки некоей комнаты. Но, когда он появился, я чуть не потерял нижнюю челюсть от удивления. Вот предок, вот затейник не меньше моего!
Хорошо, что стоял спиной к остальным и никто не заметил моего изумления. Хотя меня серьезно так пошатнуло от его вида. И было из-за чего.
Салазар был одет во все белое! Белое!?
Его зеленые глаза сияли, как два изумруда на фоне копны темных длинных кудрей. Ослепительно белые атласные одежды соответствовали моде семнадцатого века, с кружевами и длинными чулками. В правой руке он держал мундштук от кальяна, возлежал на ложе из парчовых подушек и пускал кольца из дыма.
Я таращился на эту картину не меньше минуты, прежде чем пришел в себя. Пока тот, устроив тут сюрприз, в основном мне, посмеивался с кривой улыбочкой.
- Чего горячишься, правнучек мой? – спросил Салазар на английском, растягивая слова. – Уоу-уоу, ты посмотри! У нас, оказывается, одинаковый вкус на одежде! Вот что означает одинаковая кровь. Где нашел этот наборчик?
-Ну, соответствовать надо занимаемой позиции в Хогвартсе. Сказано: хозяин должен одеваться в белое, значит подчиняемся и не возникаем. Но я прервал твою нирвану, дед. Извини за это. Ты отдыхал, а я тебя побеспокоил незначительной проблемой. Тут слизеринцы жалуются, что войти не могут в гостиную, но ты не парься о них. Посидят, подождут, в конце концов, они заслужили такое обращение. Ты продолжай расслабляться. Я приду позже, тогда и поговорим, - сказал я и, продолжая играть свою роль, развернулся, чтобы уйти.
И встретился глазами с Дамблдором. Более сосредоточенного выражения я никогда, ни у кого в замке не видел. В Литлл Уингинге - да, было однажды такое. После того, как я узнал свой секрет и свои тайные способности – да, случилось это неожиданно для меня. И вот таким же вот взглядом, как у нашего растерянного директора, смотрел Дадли на мумифицированный труп своего приятеля Пирса Полкисса, когда его нашли на металлическом стержне на кладбище через два дня после пропажи. Нууу, в другой раз расскажу об этом эпизоде моего „радостного детства”.
Вернемся сейчас к нашим баранам. Тоесть, к выбитому из колеи директору Хогвартса.
Его округлившиеся глазки потеряли свой мерцающий лазурный блеск, а весь его вид говорил, что находился он в полном недоумении. Был бы я дантистом, смог бы поставить новую пломбу на любой зуб в его открытом рту и он вряд ли заметил бы мои манипуляции.
Я дернул его за рукав мантии:
- Господин директор, сэр, отойдите немножко, чтобы я мог пройти мимо вас, - предельно вежливо сказал я. Периферийным зрением я заметил некое движение там, где переминались с ноги на ногу мои однофакультетники.
- Что-а? – не понял Дамблдор и посмотрел на меня расфокусированным взглядом. – Аа, ты кто такой?
- Гарри Поттер, сэр, разве не узнаете меня?
Он открывал и закрывал рот, не замечая, что заглотил прядь своей белоснежной бороды. Я стал бояться, не переборщил ли случайно с сюрпризом и не словил ли старик кондрашку.
Звонкий девичий голос прервал наш с господином директором тет-а-тет:
- Пароль – Чистая кровь. Откройте дверь, уважаемый Салазар Слизерин!
- О как! – воскликнул мой пращур за спиной. – Как скажет молодая леди. Входите.
И полотно отъехало в сторону, открывая проход.
Мимо нас цепочкой один за другим прошмыгнули мои однофакультетники и исчезли в глубине коридора за картиной. Я стоял, шаркал ногой в шикарной белой обуви и ухмылялся тем из слизеринцев, которых ждал большой такой разбор полетов. Те зыркали на меня в ответ с не меньшей угрозой. Когда последний из трусцой бежавших учеников скрылся из виду, дверь захлопнулась за ним. Все. Мои мышки уже в капкане. А они даже не подозревают, что превратились из людей свободных в мышей лабораторных. То, что оказались в капкане, они поймут часа через полтора-два, когда проголодаются и захотят пожрать на ночь глядя. Хогвартская кухня находится недалеко отсюда, но посетить ее они не смогут. Дверь будет заперта и никакое заклинание ее не откроет. Вооот, и они в...и так далее, а я приду в белом, короче.
Предаваясь грезам о мести, я не заметил, что наш декан никуда не ушел, а находится здесь.
- Поттер, сопляк ты наглый! Такой, как твой никчемный отец. Что за немыслимые вещи ты тут вытворяешь? – прошипел он, брызгая слюной. – Сто балов с Грррр.., отработка у меня завтра в семь. Что стоишь, почему не катишься внутрь гостиной как все?
Я медленно вынул белый носовой платок с вензелем Хогвартса и нарочито старательно вытер лацкан своей мантии. Молнии гнева из глаз Снейпа могли бы прожечь дыры в моей черепной коробке.
- Подожди, Северус, я хочу поговорить с Гарри, - прервал шипение декана наш директор. – Следуй за мной, мой мальчик! Северус, ты тоже иди за мной!

Отвертеться от посещения дирекции было нельзя. А я и не хотел медлить. Нечего распускать туман секретности, если рано или поздно все это выйдет наружу.
В круглое помещение директорского кабинета в этой своей жизни я впервые попал и стал с любопытством оглядываться, ища отличия с приснившейся мне в Междумирье обстановкой.
Вроде, ничего необычного не было. Тот же необъятный рабочий стол и троноподобное кресло за ним. Все же любит Альбус Дамблдор жить в роскоши. За столом – огромный шкаф с полками битком набитыми фолиантами, книгами, свитками. Я задался вопросом сколько из них являются законной собственностью директора и сколько он притащил из разрушенных и разворованных чужих домов.
Однажды, в моих снах я разрушил это помещение и уничтожил все эти серебряные побрякушки, которые крутились, издавая странные звуки, и стучали в ритме сердца. Ту-дуп, ту-дуп... Некоторые из них лежали неподвижно и я заметил испуганный взгляд старика, когда посмотрел на них. Я уже знаю, что за приборчики водятся на полках бездонного шкафа – это механические следилки, которые работают на кровной, запрещенной Министерством магией.
Тогда, в той второй по счету приснившейся мне жизни, я в первый раз узнал о предательстве глубоко почитаемого директора Дамблдора. Пророчество...Было ли это предсказание реальным или все было старательно устроенной сценкой для одного зрителя? Кто знает? Этот же зритель вошел сразу после меня в кабинет своего начальника и без спроса устроился в кресле для гостей напротив рабочего стола.
Его излучающие в мой адрес жгучую ненависть глаза злорадно уставились на меня в ожидании моего заслуженного наказания.
Но директор по-стариковски крякнув, упал назад на свой трон и тяжело вздохнул, прикрыв устало глаза. Так мы и остались на некоторое время, пока хозяин кабинета приходил в себя. Он потер виски круговыми движениями длинными костлявыми пальцами и дрожащим голосом позвал:
- Минки!
Я этим именем никого из своих эльфов не называл, соответственно, никто из них на зов не явился. Рявкнув еще несколько раз это имя, имя домовика, которого в нашем мире уже нет, Дамблдор опустил руки и больными глазами посмотрел на сидящего напротив профессора по Зельям:
- Северус, нет ли у тебя случайно Животворящего эликсира? Я чувствую себя неважно. Заболел чем-то, сам не знаю чем.
- Со мной нет, могу принести из моих запасов, - собирается встать с места мой декан. – Камином воспользуюсь?
- Да, да, прошу тебя, мой мальчик...
И Дамблдор, не прекращая массировать виски, даже не посмотрел за исчезающего в вспышке зеленого света Снейпа.
Я тихо присел на другое гостевое кресло, не то, в котором сидел зельевар раньше.
Мы остались с директором Альбусом Дамблдором наедине.
И он двинулся в атаку.
Сверкнув настороженными синими глазами из-за стекол очков-половинок и резко подобравшись, он принял выражение заботливого дедушки и благостно спросил меня:
- Скажи, мой мальчик, где ты был все это время?
- Там, где мог спокойно подумать стоит ли мне продолжать свое обучение в Хогвартсе. Мне здесь не понравилось. Говоря честно, здесь мне было даже хуже, чем у моих родственников Дурслей.
Дамблдор опустил взгляд на свои руки, повертел большими пальцами и улыбнулся самодовольно:
- Хм...хм, боюсь, что я не могу позволить тебе никуда уйти.
- А я говорил, что собираюсь уходить отсюда? Но учиться дальше не хочу.
- Ты должен продолжить свое магическое обучение здесь. Твои родители заключили контракт на семь лет со школой Хогвартс и ты не можешь отказаться от него.
- Эээ, как вам сказать, господин директор, я вообще-то свое образование здесь уже закончил. Типа, прошли мои вольные школьные годы, все семь лет. Осталось сдать только СОВ-ы и ЖАБА и можно получить диплом выпускника Хогвартса.
- Шутить так со своим директором маленькому первокурснику непозволительно, мистер Поттер! – Оппа! Как говорится, картина Репина „Приплыли”*. Я уже не „мой мальчик”, а „мистер Поттер”. Переживу как-нибудь, хехех. – Что за нездоровые фантазии?
- А вы посмотрите в книге выпусников, может быть там стоит и мое имя, - настоял я, зная, что найдет в ней директор.
Он скрипя суставами встал с места и дойдя до огромнейшего шкафа за собой, взял некий толстый переплет. Открыв его на последней, исписанной странице, он углубился в изучение списка имен.
Вдруг Дамблдор крякнул от удивления, резко обернулся ко мне и тыкая в книгу пальцем сказал:
- Тут есть имя выпускника, но оно не совсем твое.
- Что там написано?
- Тут указано, что в этом учебном году выпускается семикурсник факультета Слизерина Гарнет Джеймс Поттер, лорд Хогвартса. Но тебя зовут Гарри, а не Гарнет, я это знаю хорошо. Я присутствовал на твоих крестинах, когда Сириус Блэк, держа тебя на руках, произнес твое полное имя!
Ндааа, дамы и господа, вы поняли, что только-что случилось?
Из одной магловской науки, физики, в которой я не спец, однако все же что-то важное из учебников явсе-таки запомнил.
Чтобы вывести устойчивую систему из состояния равновесия нужно приложить некоторое усилие извне. Однако уже выведенную из равновесия систему стоит лишь оставить в покое, пусть сама колеблется туда-сюда, как заведенная. И тогда она сама расскажет о себе такое... Надо иметь терпение и меткий глаз, чтобы вовремя сделать толчок.
Таким толчком для нашего старенького, всю жизнь секретничающего директора стало мое истинное имя. И сразу, он выдал старательно захороненную на долгие годы тайну, что Сириус мой крестный отец. Оппаньки! А он еще не осознал мой титул, хехех!
- Хотите сказать, что вы ЗНАЛИ, что у меня есть крестный отец, и отдали меня моей магловской родне? – сразу отреагировал я.
Его плечи сникли и взгляд стал шарить по предметам интерьера, ища за что зацепиться, чтобы обрести точку равновесия.
- Он предал твоих родителей. Это он привел Волдеморта в ваш дом. Но тебе еще рано знать всю правду о предательстве и той ночи... – попытался найти себе оправдание старик.
- Да, но я все знаю об этой ночи. Настоящего предателя я хорошо видел! – парировал я.
- Откуда?
- Помню. Я помню все, господин директор. Разве мог я забыть появление Волдеморта в моей детской комнате? Просьбы матери о моей пощаде? Его хохот и лыбящаяся крысиная морда Питера у него за спиной? – Я остановил сорвавшийся в почти крик голос, вдохнул воздух поглубже и выдал наконец: - И, директор, мое полное, а не детское имя, действительно Гарнет, а не Гарри. И я действительно нынешний лорд Хогвартса. Все здесь, - я широко взмахнул рукой, указывая, что имею ввиду ВЕСЬ замок с его содержанием, - и там, - я указал на виднеющийся через окно кабинета Запретный лес, Черное озеро и магическое поселение на другом берегу, – мое. Моя собственность. Вам понятно? Вам, что, плохо?

Вовремя появившийся из вспыхнувшего огня в камине Снейп спас на этот раз жизнь Альбуса Дамблдора. Увидев нервно глотавшего воздух старика, тот бросился к нему и стал вливать в глотку флакон за флаконом лечебные зелья. Постепенно дыхание директора стабилизировалось и тот, прикрыв глаза, уснул лечебным сном.
Подняв тушку Дамблдора в воздухе заклинанием Левиосса, а затем произнеся Локомотор, он двинулся к входной двери, таща бессознательного директора за собой. Тогда наш декан заметил, что я еще нахожусь в кабинете.
- Поттер? Это ты виноват в состоянии директора? Если окажется, что это ты, завтра вылетаешь из школы первым поездом из Хогсмида.
- О, в своем плохом состоянии он виноват сам, - я кивком подбородка указал на плывущего за Снейпом директора. – Не надо было выковывать из меня самодельное ружье. Потому что, когда ты не вышел мастерством, залп из такого оружия просчитать невозможно. Оно может не захотеть стрелять в угодное вам время в удобную вам мишень. А если и выстрелит, никогда не знаешь, чем это может обернуться.
Я смотрел с насмешкой на Снейпа, а у него тем временем руки дрожали от желания ударить мне кулаком между глаз и грохнуть меня, как тореадор одним ударом убивает быка.
- Иди в свою гостиную и жди мое решение о твоей дальнейшей судьбе! Проваливай и не мешайся, несносный мальчишка!
Ооо, Снейп, ты будешь удивлен, чья судьба будет решаться завтра.
Но, действительно, мне пора идти к моим мышкам. Их тоже нужно воспитывать.
И я, стуча кованными подошвами, напевая веселую мелодию из магловского фильма, взял курс на Подземелья.

Замечание автора: картина Репина „Приплыли”* - автор знает, что эту картину рисовал не Репин; также знает, что не мог же англичанин даже предполагать, что такое произведение существует. Но оно так хорошо легло в тексте, что не могла отказать себе в удовольствии использовать его. Звучит же! И картина замечательная, вытаращены там все батюшки так смешно. А дамочкам, мне кажется, все равно.



Без паника!!!
 
venbiДата: Пятница, 06.12.2019, 01:08 | Сообщение # 18
Подросток
Сообщений: 19
« 10 »
cool Спасибо)
 
kraaДата: Пятница, 06.12.2019, 01:43 | Сообщение # 19
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2774
« 1622 »
Пожалуйста!

Должна сказать я против Снейджеров ничего противне имею, когда кто-то другой пишет их.
Я сама иногда фанатею на Снейпа, когда кто-то другой напишет хорошую историю.

Я не могу ни то, ни другое.
Но признаюсь, было время, когда сама пробовалась Снейджер написать, на болгарском. Получилась жуткая жуть с порнографическим уклоном.
По этой причине я перешла на более спокойный пейринг Пай. Там тоже можно, фактически всюду можно скатиться в порнографическую жуть. Но не буду.



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Пятница, 06.12.2019, 01:43
 
kp487021Дата: Пятница, 06.12.2019, 18:48 | Сообщение # 20
Ночной стрелок
Сообщений: 61
« 14 »
А на СФ уже есть продочка! Прикольная! ГЫ!
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Залп самодельного ружья просчитать невозможно (по-старому, ничего не поменялось)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: