Армия Запретного леса

Вторник, 13.11.2018, 02:22
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Ярость тьмы (макси||ГП\ДжУ|| PG-13 (Закончен))
Ярость тьмы
WitchmasterДата: Воскресенье, 12.09.2010, 23:39 | Сообщение # 31
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 15. Избавление.

Обделённый узник, запертый в незримой клетке своего сознания, неспособный ни к чему, кроме общения со злом. Он погряз во тьме, и теперь время потеряло всякий смысл. Гарри пытался вспомнить реальность до заточения, но это была лишь бессмысленная ностальгия о прошлом, которого не вернуть. Словно утопающий, спохватившийся о береге, он снова и снова возвращался к мысли о прежней, отобранной, жизни, но потом всё исчезало, и его вновь поглощал мрак. Иногда эта холодная пропасть казалась горькой реальностью, а прошлое - лишь выдумкой, будто бы всё, что он пережил, было злой шуткой. И тогда, в попытке вернуть себя, Гарри в очередной раз вступал в ожесточенную схватку с тьмой, вырываясь из её цепких объятий, вспоминая, что он – Гарри Джеймс Поттер, волшебник и избранный, норовя закричать, призвать помощь, но его губы безмолвствовали, а тьма продолжала давить. Спустя секунду, затягиваемый бесконечной бездной обратно, он понимал, что это и есть ад.
***
Спустя неделю после того как демон вернул себе контроль над телом Гарри, школу охватили безумные слухи о том, что Джинни изменяла Дину с Поттером и будто последний, предав их, объединился с Тёмным Лордом. Другие же говорили, что это и есть сам Тёмный Лорд, который, выжидая своего часа, скрывался под личиной избранного, чтобы напасть на Гриффиндоцев.
Нешуточные угрозы со стороны Рона и Гермионы не вызвали у сплетников никакой реакции, так что им не оставалось ничего лучше, чем распространять собственную версию о том, что Гарри – оксиморон героя и психопата.
Эти слухи пришлись не по вкусу и Дамблдору, но сейчас ему было не до того. По прошествии двух дней усердных и безуспешных исследований, старику пришлось связаться со своим братом, который был специалистом в области магии воплощения. Альбус и раньше просил его помочь, но демон бежал, прежде чем Аберфорд успел сделать хоть что-нибудь.
Вглядываясь в мёртвую тишину за окном, директор размышлял над планами демона. Всё, что было известно на данный момент – так это лишь то, что он ответственен за исчезновение целого квартала людей в пригороде Лондона. Дамблдор вздохнул, сейчас исследования брата были бы для него как никогда кстати.
Словно по его велению, разгоняя тени, в камине вспыхнул огонь, и в нём появилась голова человека, которого с лёгкостью можно было бы назвать близнецом директора.
- Аберфорд, - поприветствовал старик и, несмотря ни на что, улыбнулся.
- Здравствуй, Альбус, - отозвался он, после чего его голос стал по-деловому монотонным. – Думаю, я смогу отделить это существо от молодого Поттера, только для этого мне нужно будет приблизиться к нему.
- Как? – заинтересованно спросил директор.
- Не здесь и не сейчас, - Аберфорд покачал головой, и Альбус вспомнил, что его брат до того оберегал свои исследования, что превратился в затворника. - Сегодня я слишком устал, так что приходи ко мне завтра.
- Тогда ладно, - улыбнулся он, - я загляну к тебе в девять.
- Превосходно, я буду ждать тебя, брат, - сказал Аберфорд и исчез.
Альбус Дамблдор вздохнул с облегчением, но кое-что по-прежнему не давало ему покоя: хоть Аберфорд и нашел способ совладать с демоном, но эту тварь предстояло еще поймать, а это было не так уж и просто.
На секунду в непроглядной темноте за окном блеснули два обсидиановых глаза, и послышался шепот:
- И тоже я буду ждать, Аберфорд, - усмехнулся демон и растворился в ночи.
***
Другой… Демон был рад, очень рад. Так или иначе, именно это он почувствовал в глубине своей клетки. И эта радость сгустила над узником мрак, кроша, дробя и истязая его душу могильными силками. Это было хуже пыток, хуже увечий… хуже смерти. Крик так и не вырвался из груди, удушенный всепоглощающей адской бездной, которая лишала всего… света… последней надежды.
***
Танатос действительно был чрезвычайно рад. Он знал наверняка, что старик нашел способ разделить их. И был с ним согласен, ведь им с Гарри не ужиться в одном теле, но оказался категорически против того, что именно его решили выдворить из этого самого тела. Еще благодаря тьме, он узнал, где живёт Аберфорд, так же, как и узнавал о чужих страхах и не озвученных ночных кошмарах.
Тьма знает всё… ведь она - неотъемлемая часть каждого из нас. Для неё не существует секретов. Ведь от того, кто прячет, не спрятаться, как и от собственной тени не убежать… Тьма наполняет и окружает каждого из нас.
Но Танатоса она не просто наполняла… она жила в нём. Всегда.
***
Аберфорд Дамблдор спокойно спал в спальне трактира «Кабанья Голова», довольствуясь грандиозным прорывом, который он сделал в науке… и ужасными последствиями.
Внезапно послышался клаксон, который заставил дряхлого старика проснуться и прытко вскочить с кровати – старая привычка, которая сохранилась у него с братом еще со времён войны с Гриндельвальдом. Но, к сожалению, недостаточно быстро, ведь его уже лишили палочки, которую он выхватил из-под подушки.
- Рад безумно встречи. И кто бы догадался, брат Альбуса Дамблдора – бармен «Кабаньей Головы». – Хоть голос и был дружелюбным, но всё же в нём чувствовалось присутствие чего-то зловещего и неземного.
- Вы бы хоть представились, - заявил старик.
- Прошу прощения. Я – Танатос, - выходя на свет, представился демон. Как всегда, он был одет в черное, от чего казалось, что всё, начиная его хрупким телом и заканчивая недоброй улыбкой, было порождением тьмы.
- В честь греческого бога смерти, не так ли? – тем же непоколебимым голосом спросил Аберфорд.
- Ни дать ни взять… у нас с ним еще и работа общая, - так же бодро отозвался Танатос, как будто они обсуждали его новое приобретение, а не Бога смерти.
- Так чего же ты хочешь? – безразлично спросил бармен.
- Я хочу… того же что и все, Аберфорд, - демон подошел ближе и тихо закончил: - свободы.
- Что? – растерянно спросил младший Дамблдор.
- Я хочу быть свободным… принадлежать самому себе. Но, к сожалению… часть меня посягает на эту свободу, - тихим, опасливым голосом заметил Танатос.
- В этом я тебе не помощник, - без тени страха в глазах гордо ответил Аберфорд.
Демон улыбнулся.
- Ох уж эти святоши. Обожаю, когда они строят из себя саму непорочность.
- Даже если ты станешь пытать меня – ты ничего не добьешься. – Приготовившись принять боль, старик сглотнул.
- О, я как раз-то многого добьюсь, а особенно от тебя, - с ухмылкой ответил демон.
***
Танатос осклабился. Из него бы получился отличный предсказатель: он действительно многого добился от своего узника.
Крики и тело, переполненное разными гормонами, но не результаты исследований… перед смертью Аберфорд Дамблдор думал именно так, не понимая, насколько ошибается.
На самом же деле, демону не нужны были пытки, чтобы получить информацию: человеческие разум и душа сами раскрывались перед ним. Но всё же симфония воплей оказалась очень кстати, кое-кого она заставит подёргаться…
- Кажется, кавалерия уже на подходе… но они немножко опаздывают, - ухмыльнулся он. – Слишком немножко, чтобы помочь тебе, Гарри.
***
От изжигающей боли повергнутый тьмой узник снова норовил закричать, но лёгкие были пусты. И пока он превращался в груду обугленной плоти, его тело беспощадно били, истязали и рвали на мелкие куски…
Нестерпимая боль… зверская пытка… бесконечная агония. Жестокий путь на Голгофу, где он будет распят.
И посреди этой бесконечности он осознал, что не выдерживает.
Демон ухмыльнулся. Наконец-то ему удалось сломить волю Гарри Поттера… он больше не помеха.
***
Директор мог поклясться, что его сердце ёкнуло, когда перепуганная Минерва МакГонагалл пролепетала о пожаре в «Кабаньей Голове». А когда старик попытался аппарировать и не смог, оно и вовсе остановилось.
Сломя голову он бросился к школьным вратам, где едва не столкнулся парочкой Уизли-Грейджер и Джинни, в руке которой была сжата карта Мародёров. Охваченные страхом ученики рассказали профессору всё, что знали, не забыв и о потайном ходе в Хогсмид.
На радостях, директор наградил Гриффиндор полусотней очков и, с несвойственной его годам скоростью, умчался прочь. Тут же за ним бросилась и троица школьников, следом за которыми спотыкалась их запыхавшийся, но, тем не менее, всё еще не на шутку перепуганный декан.
Они слишком долго шли по туннелю, а когда выбежали на улицу, то увидели, что трактир Аберфорда превратился в филию ада на земле. Большинство магов в панике бежали из городка, остальные же намертво заколотили двери, опасаясь, что это очередное нападение Пожирателей.
По правде говоря, Дамблдор предпочёл бы встретиться с ними.
Ему разбили сердце… разодрали душу… его единственная родная в этом мире кровь… меньший брат… теперь мёртв. Он знал это.
Ни взирая на тяжело бившееся сердце, старик подбежал к развалинам, которые некогда были жилищем его брата и заплакал.
- Аберфорд. Аберфорд! – кричал объятый паникой Альбус.
- Надеюсь, вам нравится костёр? – спросил уже знакомый леденящий душу голос.
Дамблдор поднял свои полные ненависти и слёз глаза на демона, который беспечно стоял по другую сторону догорающих обломков. Он давно не жаждал мести так сильно, как сейчас… наверное, с тех самых пор, как Гриндельвальд убил его семью, но, услышав крики ужаса за спиной, старик заставил себя успокоиться. Демон спланировал всё идеально, и магия только спугнёт его.
- Святой Мерлин… Аберфорд, - в неверии тихо сказала МакГонагалл.
Гермиона, Рон и Джинни, тем не менее, не обратили на это внимания, всецело поглощенные созерцанием копии своего друга.
Демон проигнорировал всё это и продолжил тираду:
- Твой брат так позабавил меня, Альбус. Надеюсь, пытать тебя будет столь же интересно.
- Ты монстр! – злобно выкрикнула Джинни.
Тёмный Гарри ухмыльнулся и сделал вид, что ему обидно.
- Нет-нет-нет, Джинни, я не монстр, меня зовут Танатос. Повтори со мной. Та-на-тос.
- Не буду я, - откликнулась девушка. – Верни Гарри!
- Не могу… - нараспев ответил он и обратился к директору. – А знаешь, твой брат чертовски хорош в этой своей магии воплощения.
Услышав это, Дамблдор стал белее мела.
- Что-что? – заикнулся он. – Ты не…
- Да, Альбус, - весело сказал демон, - так что твой парень, скорее всего, уже мёртв.
- Ты лжешь! Это всего лишь очередная уловка! – отчаянно выкрикнул Рон.
Насмешливо оскалившись, он покачал головой.
- Боюсь, нет, Ронни.
- Тогда мы найдём способ воскресить его, - подавляя страх, гордо сказала Гермиона.
Запрокинув голову, Танатос зашелся своим леденящим душу хохотом.
- Ну, с такой всезнайкой, конечно же, воскресите… а может и нет.
Различив в его насмешливом голосе скрытую угрозу, Гермиона нахмурилась.
- Знаете, вы мне нравитесь, поэтому, сегодня я отпускаю вас. Меня ждут дела: надо кое-куда сходить, кое-что сделать, - окинув их зловещим взглядом, он еще раз ухмыльнулся и добавил: - кое-кого убить.
А потом развернулся и неспешно пошел прочь.
- Скоро увидимся, - бросил он через плечо и помахал рукой. – Очень скоро, - уточнил тихий зловещий голос.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Воскресенье, 12.09.2010, 23:54 | Сообщение # 32
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 16. Разрушенная мечта.

В укромном уголке библиотеки послышался тоскливый вздох. Перевернув очередную страницу, Гермиона Джейн Грейнджер подумала, что если бы не разрешение на посещение библиотеки в любое время, она получила бы серьёзное взыскание, ведь время отбоя давно миновало, равно как и полночь. Хотя благодаря Танатосу, о взысканиях сейчас волноваться не приходилось. Вспомнить хотя бы угнетённость на лице директора. Гермиона снова вздохнула. Профессор надеялся на неё и знал, что ради друга она готова перечитать все книги библиотеки, даже если это не принесёт желаемого результата.
Рон тоже пытался ей помочь, но вскоре понял, что это не для него, и скрепя сердце отправился в башню. Она улыбнулась и проводила его печальным взглядом. В трудных ситуациях глупый и бесчувственный парень становился милым и услужливым, даже предлагал ей принести с кухни еды, пока мадам Пинс не пригрозила ему.
Гермиона встряхнула головой и попыталась сосредоточиться, ведь сейчас нужно было думать не о парне, а о лучшем друге, который лишился души.
Отложив законченный том, девушка почувствовала жгучую злость: она до сих пор была в неведении. Это было впервые, когда вместо ответов в книгах оказалась лишь бессмысленная чушь.
Всё, во что она верила: дружба Трио, доблесть Гарри и панфосия книг – всё это в прошлом. Остался только Рон. При мысли о нём лицо девушки озарила боготворящая улыбка. Она забылась в грёзах, а тогда тишину неожиданно разорвал хорошо знакомый громкий голос:
- Проклятье… ты и Уизли? И как Поттер проглядел это? – полюбопытствовал демон, выглянув из покрытого мраком угла, откуда он и наблюдал за ней всё это время.
Охваченная ледяным ужасом, Гермиона схватилась за палочку и потихоньку поднялась со стула. Она должна задержать его, должна дождаться…
- Думаешь, кто-нибудь придёт спасти тебя? – весело спросил он, а затем покачал головой. – Нет, мисс Грейнджер, сегодня тебе уже никто не поможет… Но даже если и попытается, - он пожал плечами и облокотился на книжную полку. – Думаешь, получиться?
Гермиона не понимала, что происходит. Испугавшись, она громко закричала, а в ответ тишина.
- Разве я не упомянул, что убил библиотекаря? – засмеялся Демон. – Скудная душонка.
- Что тебе нужно от меня? – побледнев, резко спросила она.
- Поиграем в салки? – зловеще ухмыльнулся он.
- Са… салки? – обескуражено моргнув, переспросила Гермиона.
- О, всезнайка не знает о салках? Ладно, я объясню тебе. Человек, или в данном случае не человек, должен поймать другого, который убегает. Я – водящий, и если я поймаю тебя, ты уже никому ничего должна не будешь.
Девушка побледнела еще больше, когда поняла, что с ней случится, когда её «поймают».
- Беги Форест, беги, - выкрикнул ей вдогонку демон.
«Это будет забавно», - подумал он, - «Кажется, я снова ей что-то забыл рассказать».
***
Во-первых, теперь выход из библиотеки превратился в широкую чёрную стену, так что когда Гермиона ударила в неё рукой… её пронзила острая боль. Тихо заскулив, она выхватила палочку и выкрикнула «Редукто».
Стена содрогнулась, но ничего более. Девушка хотела было повторить попытку, но из темноты за спиной послышался голос Танатоса:
- Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать.
Гермиона повернулась на звук и увидела его скользящую тень, появляющуюся из-за угла. Бросив всё, девушка кинулась бежать. Она не знала, что демонические порождения теней были лишь для отвода глаз.
- Гермиона, где же ты? – игриво спросил Танатос, неспешно следуя за ней.
Пролёт за пролётом, она отчаянно бежала сквозь мириады книжных стеллажей, ежесекундно оглядываясь назад. Девушка знала, что ей не жить, ведь, несмотря на громадные знания, ей никогда было не сравниться по силе с Дамблдором или хотя бы Гарри. Она всего лишь исследователь, лишенный друзей, союзников и надежды.
В конце концов, она оказалась в тупике, а позади уже слышались шаги, которые казались Гермионе раскатами грома, размеренное дыхание, которое чудилось безудержным вихрем и тихий шелест сгущавшихся теней, теней смерти.
Глядя себе под ноги, демон медленно вошёл в узкий проход, где дрожавшая от страха Гермиона пыталась вжаться в стену, и сказал:
- Ну, вот и всё.
Страх и отчаяние поглотили её. Это конец! Она одна в темноте, лишенная света и надежды. Хотя нет, она никогда не была одна, ведь в её сердце теплилась дружба. Там жил Гарри, который постоянно ввязывался в дела, обречённые на неудачу, и Рон, который всегда был готов пожертвовать собой ради других. Их связывало нечто большее чем дружба, то, что невозможно выразить словами. Эта мысль и заставила её гордо вскинуть голову и, подняв палочку, выровнять спину.
Еще раз доказав себе и остальным, что она истинная Гриффиндорка, Гермиона навечно останется в сердцах своих друзей.
- Давай, покончим с этим.
- С радостью, - сказал он, щелкнув пальцами.
***
Было уже довольно поздно, а Гермионы всё не было. Рон вздохнул и бросил мрачный взгляд за окно. Чёрные тучи поглотили звёзды, и мир окутала непроглядная тьма.
- Рон, иди спать. Ты здесь ничего не высидишь, - тихо попросила сестра, стоя у подножья винтовой лестницы.
- Вот не пойму я тебя, как ты можешь спать, когда Гарри…
Подняв глаза, Рон умолк. Её лицо осунулось, и с него не сходило выражение вины и самоотвращения.
- Мы спасём его. Нужно всего лишь немного подождать и дать Гермионе время.
Рон кивнул и нехотя потащился в спальню. Войдя, он тут же почувствовал что-то неладное: из его якобы пустой кровати доносился тихий стон.
Парень подбежал к запоне и отодвинул её, и тогда у него внутри что-то оборвалось.
В следующий миг неистовый крик разорвал тишину ночи, невообразимый крик ужаса, который мог принадлежать лишь мученику ада, истязаемому всевозможными пытками.
Истекая кровью, на его постели лежала Гермиона, а из её милых глаз вытекали алые слёзы, и вместе с ними её жизнь.
***
- Гермиона, Бог мой, что случилось? – спросил парень, падая на колени, но ответ пришел сам собой: «Танатос».
- Ро… Рон? – захлёбываясь кровью, едва выговорила она.
Предчувствуя смерть, природа и человек заплакали вместе.
Снаружи, как у него внутри, грянул гром. Собиралась буря.
- О, Боже, - беспомощно выдохнул Рон и, обняв её, бережно прижал к себе.
Он хотел было достать палочку, но всё это казалось тщётным. Никто, даже лучший целитель, не смог бы ей помочь.
- Я… я… люблю тебя, - слабо протянула девушка, жадно хватаясь за него немеющими пальцами и притягивая к себе.
Рон нежно поцеловал её, безрассудно надеясь, что это вдохнёт в Гермиону жизнь, а потом, наконец, выхватил палочку, но она попыталась оттолкнуть её.
- С… слишком поздно, - едва слышно сказала девушка. – Просто не отпускай меня. Пожалуйста, - тяжело дыша, попросила она.
Орошая её лицо своими слезами, Рон еще сильнее прижал её к себе.
Как бы ему хотелось, чтобы это оказалось всего лишь кошмаром.
- Не… не плачь, милый, - прерывисто сказала она.
- Как мне не плакать, когда ты умираешь, Миона! Ты не можешь оставить меня самого! – горячо выкрикнул Рон.
Снова грянул гром. Девушка слабела, а буря, словно забирая у неё силы, становилась всё крепче.
- Но… не нужно ненавидеть Гарри за это, - словно сонная, пробормотала она.
Рон обмер. За что? Да, он ненавидел того демона, чья жестокость переходила все границы. Именно ненависть и породила его. Всё то плохое, что испытывал его друг, отразилась в Танатосе, но оно было утрировано в сотни, в тысячи раз. Гарри никогда не поднял бы руку на Гермиону, ведь он, как и Рон, нуждался в ней. Девушка постоянно приглядывала за ними, избавляя от глупостей и наставляя на путь истинный. Она была их светом.
- Нет, конечно же, нет. Но без тебя всё будет иначе, - глухо произнёс Рон.
Дождь снаружи уже давно перерос в ужасающий ливень, превращая холодную землю в грязевое болото.
- Я… я ни о чем не жалею. Я провела жизнь с героями, - задыхаясь от боли, проговорила Гермиона. – И я знаю, что всё будет хорошо, - уверенно сказала она и, исторгая кровавые комки, снова закашлялась.
- Гарри вернётся, не так ли? – снова спросил Уизли.
- Да, вернётся. Все вы: Дамблдор, твои родители, Орден… - она едва подняла голову и, посмотрев ему в глаза, поняла всё без слов. Рон любил её сильнее жизни, - все вы герои, - едва улыбнувшись, закончила Гермиона, и её тело ослабло.
- Нет, пожалуйста, только не сейчас, - умолял Рон, пытаясь нащупать её пульс.
- Мне… мне так холодно, не отпускай меня, - безропотно прошептала она.
Ливень за окном лил всё сильнее, а молнии сверкали всё чаще.
- Я так люблю тебя, - поцеловав Гермиону в лоб, экспансивно пролепетал он, ощущая горячие потоки слёз, струящиеся по щекам.
- Я тоже люблю тебя… - выдохнула девушка, заглушаемая бурлящей снаружи бурей.
- Никогда бы не подумал, что всё выйдет именно так, - обрёчённо сказал он. – Я думал, мы поженимся, и у нас будут дети, - закончил Рон, ещё крепче прижимая её безвольное тело к себе. – Почему. Боже, почему?
- Мне жаль… - её слабый голос заглушил беснующийся извне ветер.
- Это просто невоплощённая мечта… Почему, почему я был таким дураком?.. – яростно проскрипел он. – Почему так получилось?..
- Теперь уже поздно. Пришло время проститься… - её голос догорал, как свеча.
Буря за окном, казалось, достигла своего апогея, безжалостно орошая окрестности лютым дождём, молниями и нещадным порывистым ветром.
- НЕТ!.. Нет, я не хочу!
- Тогда я уйду, не попрощавшись, - изнемогая, прошептала девушка.
Буря играла свою похоронную симфонию всё громче и громче.
- НЕТ! Я НЕ ХОЧУ! – беспомощно закричал он.
Громче и громче звучал хор.
- Я люблю тебя, Рон… прощай… - в последний раз выдохнула Гермиона.
Его крик заглушил гром и не иссякающий проливной дождь, что барабанной дробью стучал в окно. Слёзы скапывали на её бледное лицо и ручьём стекали на окровавленные простыни, а в ушах звенел издевательский смех демона, ледяными осколками врезаясь в его и без того израненную душу.
- Прощай… - печально сказал он, то чего не мог выговорить раньше.




Black Guards

 
ShtormДата: Вторник, 12.10.2010, 15:06 | Сообщение # 33
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Все же надеялся, что Гермиона не умрет sad Похоже месть Гарри и Рона будет страшна


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
WitchmasterДата: Суббота, 23.10.2010, 15:05 | Сообщение # 34
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 17. На шаг ближе.

Безродный червь, затерянный во тьме, поглощённый мраком и лишенный чувств. А вокруг лишь пустота, сладко призывающая раствориться в себе; сделать последний шаг за край и стать её частью.
Но что-то заставляло его держаться. Некоторые, возможно, назвали бы это судьбой, но, так или иначе, он должен был соблюдать баланс: противостоять тьме, чтобы вернуть ту жизнь, которая у него была.
Извечное сражение против взбешённого ветра, чьи завывания кажутся насмешками и, словно плети, подстёгивают драться вдвое сильнее.
Он безуспешно метался во тьме, ничего не понимая, но зная, что не должен останавливаться.
***
У подножия холма, на котором стоял древний замок, лежало старинное кладбище с полуразрушенной церковью. В её тенях укрылся встревоженный человек, которого, до последнего времени, боялось большинство волшебников магической Британии. Тёмный Лорд, наследник Слизерина и самый коварный из когда-либо живущих людей, был тёмным магом, во всех смыслах этого слова.
Он потерял многих в битве за Косой переулок, и в этой войне потеряет еще больше. Он знал это, но не понимал другого: куда исчезают его подчинённые. И если пропажу Хвоста можно было приписать трусости последнего, то исчезновение Беллы оставалось тайной за семью печатями, равно как и остальных Пожирателей, отправившихся в дом к Поттеру.
Сюда же можно было приписать пропажу Корнелиуса Фаджа, Долорес Амбридж и Драко Малфоя.
А на прошлой неделе шпионы, но не Снэйп, донесли до ушей Тёмного Лорда новую ошеломляющую информацию: Гарри Поттер изменился. По слухам, он обезумел. Едва не убив всех гриффиндорцев, он сбежал от Дамблдора и группы учителей, которые пытались его остановить. Поговаривали, что теперь его глаза изменились: исторгая леденящий душу холод и пустоту, они таили в себе древнее зло.
К тому же вчера «получивший выговор» Северус, рассказал, что Поттер объявился снова, и в этот раз сгорела «Кабанья Голова» вместе с её хозяином. Наследник Слизерина в очередной раз провёл параллель и сделал вывод, что исчезновения как-то связаны с Поттером, но от этого легче не становилось.
Что-то в этих исчезновениях и изменениях в Поттере вызывали у Тёмного Лорда мысли о грядущей встрече с новым противником.
***
Сегодня небо тоже оделось чёрным, в любой миг готовое расплакаться над усопшей, которую хоронили на кладбище Ордена.
- Пепел к пеплу, прах к праху, - скорбным голосом сказал директор. – Мы придаём нашу падшую сестру, Гермиону Грейнджер, земле.
Слова эхом разнеслись по кладбищу, нехотя оседая в сознании присутствующих.
Ощущая, как жгут не прекращающие слезиться глаза, Рональд Биллиус Уизли не сводил слепого взгляда с еще не закопанной могилы своей любимой. Зачем этот бесполезный ритуал, если он уже попрощался с ней? Он снова превратился в чучело, невидимку, лишился всего, что некогда делало его человеком. Он был пуст, как и этот гроб.
Родители Гермионы отказались отдать магам тело и запретили приближаться к себе и их мёртвой дочери.
Вспыхнула молния, и начался проливной дождь, но это никого не волновало, некоторые даже обрадовались, ведь это позволило им скрыть слёзы.
Джинни всхлипнула. Её рассудок был полон неистовой холодной ярости к Танатосу, которая росла с каждой секундой, с каждым фунтом горя, которым полнилось её сердце. Она поклялась, что демон падёт у неё на глазах, и для этого она сделает всё, что в её силах.
Обычно строгая Минерва МакГонагл выглядела подавлено и рыдала, не скрывая слёз, это всё, что ей оставалось в этот траурный день. Так считали и остальные, за исключением разве что Снэйпа. Преподаватель зельеварения, как всегда, выглядел непроницаемым.
Директор закрыл глаза. Он проиграл. Всей его власти, изворотливости и мастерства не хватило даже на то, чтобы спасти студентку. Старик поднял палочку и приготовился захоронить гроб.
- Так, так, так… что у нас тут? – послышался хорошо знакомый бесплотный голос.
Присутствующие тут же посмотрели на беспечно шедшего к ним демона и замерли от ужаса, чем вызвали у него лёгкий смешок.
- Похороны? А меня не пригласили?
Застыв от страха и оцепенения, никто не ответил.
Улыбка сменилась гадким оскалом, и он покачал головой:
- Как-то нехорошо получается.
***
Никто не шелохнулся, пока он всё ближе и ближе подходил к могиле.
- Или, возможно, я просто запамятовал об этом? Знаете, мой распорядок дня просто таки сумасшедший. Поэтому примите мои искренние извинения, - посмотрев в пустой гроб, он на мгновение умолк, а потом скривился: - Черт возьми, стыдно-то как! Я от всей души хотел пособолезновать вашей утрате, а тела-то нет, - он ухмыльнулся своей мерзкой улыбкой, которая, кажется, никогда не сходила с его лица.
Он прошелся рядом с ними, наблюдая за их оцепеневшими фигурами, а потом закрыл глаза и с восторгом выдохнул:
- Боже… как приятно ощущать ваш гнев. Это опьяняет…
Дамблдор попытался пошевелиться, но понял, что его заколдовали. Чтобы освободиться, старый маг попытался сконцентрироваться, но у него ничего не получилось, ведь воспоминания о смерти брата по-прежнему преследовали его.
Тем временем, Танатос, который своей мрачной фигурой прекрасно вписывался в траурную обстановку, остановился рядом с Роном и заглянул ему в глаза, что лучились гневом и болью, изжигая парня изнутри.
- Неужели это угодник нашей недотроги? Скажи, ты тоскуешь по своей маленькой грязнокровке? – засмеялся он. – Вижу ведь, что тоскуешь, но, поверь, это отнюдь не настоящая боль. Однако скоро я подарю тебе шанс испытать её… - уверил он, повернув голову к его сестре, – как и всем остальным. И, если повезёт, то уже сейчас.
Щелкнув пальцами, он вызвал невероятной силы ветер, который разбросал всё вокруг и повалил присутствующих на землю. Демон ухмыльнулся:
- Ой! Кто это сделал?
***
Тьма была рядом, всё ближе и ближе. И теперь он слышит их: безмолвные крики душ, за которыми вышел беспощадный охотник.
***
Рон упал на землю и ударился головой, но это не заглушило всю ту ненависть и ярость, которая кипела в нём, норовя вырваться наружу: разорвать невидимые путы и убить улыбающегося демона. Это напугало парня и, похоже, Танатос почувствовал это.
- О… малыш-Ронни хочет мести?
«Да, хочу!» - в сердцах выкрикнул парень, и, похоже, существо услышало его, ведь путы ослабли.
- Тогда вперёд, дружище, - предложил демон, насмешливо поднимая кулаки.
Уизли-младший бросился вперёд, но Танатос с лёгкостью уклонился.
- Ну что же ты, - насмехался он, - я был лучшего мнения о тебе.
Это только еще больше разозлило парня, и он попытался ударить снова… и снова, но это не помогло. Тогда-то Рон и выхватил палочку.
- «Авада Кедавра» - полным ненависти голосом выкрикнул он, и все вокруг замерли в неверии и надежде, но демон снова уклонился.
- Так близко, - делано разочаровано сказал Другой, поднимая руку, в которой сверкнул сгусток тьмы. – Но это того стоило. Поздравляю. Ты выиграл путёвку на встречу со своей любимой грязнокровкой, - ухмыльнулся он, высвобождая магию.
Рон закрыл глаза и приготовился принять смерть, надеясь лишь на то, что Гермиона не станет винить его за то, что он не отомстил за неё, но парню не суждено было умереть, не сейчас.
Ему на помощь пришла маленькая вспышка света. Поглотив тьму, она заискрилась и заиграла, пока не приобрела очертания знакомой фигуры. От изумления демон открыл было рот, но тут же спохватился и, сузив глаза, неистово заорал: "Поттер!".




Black Guards

 
WitchmasterДата: Суббота, 23.10.2010, 15:07 | Сообщение # 35
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 18. Из бездны.

Поглотив тьму, маленькая вспышка света заискрилась и заиграла, пока не приобрела очертания знакомой фигуры. От изумления демон открыл было рот, но тут же спохватился и, сузив глаза, неистово заорал: "Поттер!".
Не мигая, все застыли в неверии, и, казалось, даже время замедлило свой ход, когда вернулся мальчик-который-выжил. По крайней мере, Это было похоже на него.
Его серебристый образ выглядел словно дым, который вот-вот растает на ветру. И, тем не менее, парень, одетый в рваные джинсы и старую футболку, выглядел вызывающе.
- Разве я не покончил с тобой? - прорычал Танатос.
- Возможно, но, так или иначе, кто-то должен тебя остановить, - отозвался его усиленный ветром шепот.
- Ты? – спросил полный насмешки самоуверенный голос. – Друг, а ты себя в зеркале видел? – ткнув в него пальцем, демон засмеялся. – В отличие от меня, у тебя нет тела.
В следующую секунду вспыхнул свет и демон перестал смеяться, когда кулак Гарри встретился с его щекой. На ней появился чернеющий кровоподтёк, который походил на ожог. И тогда воздух потемнел и затрещал от неистовой мощи демона.
- Ладно, - мягко сказал он. – Быть посему.
Выбросив руки вперёд, Танатос обрушил на него сонм чёрных молний, но мальчик-который-выжил с лёгкостью уклонился и по инерции выкрикнул: «Экспеллиармус!».
Удивлённый до глубины своей тёмной души, демон едва успел увернуться от красного луча, появившегося из ладони парня.
- Значит, ты не просто призрак… - тихо прошелестел Танатос, и его губы растянулись в улыбке. – Герой дерётся со своим антиподом на глазах у толпы. Похоже, это будет интересней, чем я предполагал.
Никто по-прежнему не мог сдвинуться с места, но Альбус Дамблдор заметил, что удерживающая их сила начинает таять. Возможно, битва ослабляла демона, возможно, им помогал Гарри или же то и другое одновременно.
- Знаешь, я никогда не пытался вершить заклинания без палочки, видимо стоит попробовать? – хмыкнул Танатос, перед тем как выкрикнуть: - «Круцио!».
Но красный луч света просто пролетел сквозь Гарри.
- Твою мать! – заломив руки от досады, ругнулся Другой. – Ну, хоть первородная тьма сделает с тобой что-нибудь? – спросил он, и в тот же миг парня поглотило плотное кольцо тьмы, которое сдавливало и не давало ему дышать. Голодная пустота накатила на него, словно хотела поглотить целиком.
Теперь-то Дамблдор и понял, как демон пожирает души.
- Нет! – в унисон выкрикнули Уизли, и сдерживающие их путы исчезли. Вскочив на ноги, оба выкрикнули по заклинанию.
Тщётно. Танатос отпрыгнул в сторону, и тьма продолжала поглощать Гарри. И тогда воздух разорвал ни с чем не сравнимый крик боли, который глубоко врезался в сердце каждого из них.
- Вам не кажется, что прерывать людям завтрак невежливо? – прорычал демон и запустил в одного из них молнию.
Рон вскрикнул от боли, упал на землю и задёргался в конвульсиях.
- Чёртов сукин сын! – взвизгнула Джинни и бросилась на демона, который с лёгкостью увернулся, а потом, схватив её за шкирку, приподнял над землёй.
- Разве твоя мамочка никогда не говорила тебе, что… - прошептал он, глядя ей в глаза, - нехорошо обзывать людей.
Несколько секунд девушка беспомощно болталась у него в руках, а потом:
- К тебе это не относится, - сказала она и плюнула ему в лицо.
Казалось, время снова застыло, когда все уставились на девушку, явно решившую покончить с собой.
Демон поднял руку и тщательно вытер лицо.
- Знаешь, вы, люди, никогда не знаете меры, - спокойно сказал он и швырнул её в ряды стульев, затем медленно поднял руку, в которой уже образовалась иссиня-чёрная сфера. – Думаю, тебе понравится, я долго работал над ней, - каждое сказанное им слово было насквозь пропитано ядом. – Твои худшие воспоминания будут минута за минутой убивать тебя… - ухмылка сменилась оскалом, – медленно, со вкусом, - оскал стал еще шире. – Интересно, сколько ты протянешь?
Неожиданно тьма вокруг Гарри превратилась в сверхновую, и всё вокруг покрыл жгучий свет. Когда он рассеялся, демон понял, что лежит на земле, а этот чёртов мальчуган смотрит на него яростным и надменным взглядом. Хмыкнув дымящейся одежде, Танатос неспешно поднялся на ноги.
- Понимаешь… вот эти твои неожиданные спасения уже реально затрахали! – выкрикнул демон и выстрелил залпом чёрных разрядов. Гарри снова увернулся, но Другой всё же подловил его, и со всей силы заехал по рёбрам. Но так как парень фактически не дышал, это не подействовало и тогда лицо Танатоса встретилось с каменным кулаком.
- Да издохни же! – выкрикнул разозлённый демон, начиная заново обстреливать Поттера.
Попадание, еще одно… Другой снова брал верх. Тьма поглотила парня, и послышался крик, но демон не обратил на него внимания.
- Прекрати! – снова взвизгнула Джинни, но это было бессмысленно: помешать ему всё равно не удалось.
Ещё секунда и Танатос остановился, улыбаясь во весь рот.
- Мне понравилось! – восторженно сказал он.
- Рано радуешься. Всё только начинается, - из облака пыли послышался голос Дамблдора.
- Нет! Как ты?!..
- Это просто невероятно, насколько твой гнев ослепляет тебя, - спокойно ответил директор.
Пыль улеглась, и теперь Танатос смог разглядеть яркий прозрачный щит, за которым скрывался старик и призрачная фигура Гарри. Все снова были свободны.
- В другой раз, Гарри, в другой раз… - пообещал он.

***

После исчезновения демона, в воздухе повисла мёртвая тишина, но лишь на секунду; в следующий миг её прервал неуверенный голос:
- Гарри… это, правда, ты? – спросила Джинни, делая шаг навстречу к бесплотному силуэту.
Призрак кивнул и, даже не глядя на неё, сказал:
- Да… но не совсем.
Не взирая ни на что, младшая Уизли бросилась к нему со слезами на глазах… но обнять его, увы, не получилось.
Предвидев это, Гарри лишь едва слышно пробормотал: «Твою мать».
Он – всего лишь тень прошлого.
Тихие смешки пробежали толпой, но его тихий вопрос «Кто умер?» возвратил всех к реальности.
- И где… - начал было он, отведя взгляд от гроба в поисках Гермионы, которую он не заметил даже во время сражения. – О, нет.
Превозмогая физическую и душевную боль, Рон слегка кивнул.
- Давай, Гарри… пойдём.
Тень покачала головой.
- Это ведь не он, - последнее слово парень сказал с такой ненавистью, которую не заслуживали даже Беллатрикс, Волдеморт и Хвост вместе взятые.
- Он, - тяжело выдохнул Рон.
Несколько секунд Гарри молчал, а потом неожиданно отвернулся, чтобы скрыть горькие слёзы.
Когда Рон и Джинни попытались утешить его, парень рыдал уже в открытую.
- Дьявол! За что её?! Ты – суч… - неожиданно он перестал браниться и упал на колени.
Когда Рон хотел положить руку другу на плечо, его тут же остановила сестра:
- Он бесплотен, помнишь?
- Да, но как он?.. – едва слышно спросил Рон.
- Не думаю, что кто-то из нас способен дать ответ на этот вопрос, - сказала сестра. – Но мы должны дать ему время.
Так они и стояли рядом с опечаленным Гарри, привлекая к себе внимание всей толпы, пока вокруг снова не разбушевалась буря, но никому уже не было дела до неё.

***

- Гарри… скажи, каково это… быть одержимым? – мягко спросил Дамблдор.
Он был благодарен парню, который сразу же согласился обсудить с ним случившееся. (На следующий день его призрак с самого утра появился в директорском кабинете).
Услышав вопрос, мальчик-который-выжил насколько это возможно… вздрогнул.
- Темно... холодно и больно, - тихо ответил он.
В глазах Альбуса плескалась печаль.
- Если тебе тяжело говорить об этом… - начал старик, но Гарри оборвал его:
- Всё нормально, - ответил он, выдавив из себя улыбку. – Это всего лишь воспоминания.
- Как тебе удалось вернуться? – поинтересовался директор.
- Я не знаю, я должен был… должен был остановить его.
- Почему?
- Просто… - парень замялся, - я не знаю.
- Я думаю, что этого достаточно, - добродушно улыбнулся старик.
Гарри поднял голову.
- Сэр… что со мной произошло? Почему, в отличие от всех остальных, я мог прикасаться к Танатосу? – Перед этим ему объяснили, что у демона есть имя.
- У меня есть множество теорий, Гарри, - вздохнул Дамблдор. – Но одно ясно наверняка, демон – порождение чёрной магии, - он сделал паузу. – Помнишь ли ты мои слова о том, что Волдеморт мог передать тебе часть своих сил?
Гарри кивнул.
- Так вот, прошлой ночью Танатос сказал нам, что именно Тёмный Лорд породил его.
Мысль понравилась мальчику-который-выжил.
- Значит, вы думаете, что Волдеморт знает кто он и как его остановить?
- Гарри, я надеюсь, ты не… - начал старик, глядя на него осуждающим взглядом.
- Сэр, это чудовище – часть меня. У него моё тело, он убивает невиновных людей, - «Таких как Гермиона», - И я должен сделать хоть что-нибудь, чтобы остановить его, - с ненавистью в голосе выпалил парень.
- Даже если ради этого придётся якшаться со своим предполагаемым убийцей? – повысив голос, спросил директор.
- Но ведь другого выхода нет, - пожал он плечами, - И если демон – это я, значит, только Том сможет убить его.
- Я не могу позволить этого тебе, - устало сказал старик.
- Ваше одобрение ни к чему. Из двух зол я выбираю меньшее, которое может остановить большее.
- Ты действительно думаешь, что из них двоих именно Танатос – большее.
Тень кивнула и отвела взгляд:
- Директор… вы не имеете понятия, что я видел, пока был у него в плену. Демон неимоверно могуществен, и он истребит всё живое на этой планете. А убивая, будет становиться всё сильнее и ненасытней, пока от этого мира не останется лишь пыль.
- А Том не такой? – прозвучал встречный вопрос.
- Нет. Несмотря на его манию чистокровности, он поможет нам, - уверенно заявил Гарри, - ведь демон - непосредственная угроза его планам.
- Святой Мерлин, Гарри, ты предлагаешь объединиться со вселенским злом, - задохнулся старик.
Лицо парня приобрело хищные черты.
- Я заставлю демона убить демона.
- И сам станешь таким же, - едва слышно добавил Альбус.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Суббота, 23.10.2010, 15:08 | Сообщение # 36
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 19. Сделка с Дьяволом.

Анализируя свою встречу с Дамблдором, Гарри Поттер бесшумно вплыл на вершину Астрономической Башни. Несмотря на то, что в кабинете директора он твёрдо верил в свой план, сейчас в нём заронилась тень сомнения.

Настолько ли он самонадеян, чтобы думать, что сможет натравить Волдеморта на Танатоса? Какой Тому с этого прок?

По привычке, парень тяжело вздохнул.

– Какой бес меня попутал? – обратился он к звёздам.

Но небесные светила молчали и лишь загадочно мерцали в кромешной темноте.

– Не понимаю, о чем ты говоришь? – отозвалось из-за спины.

Он вздрогнул и обернулся, готовый испепелить противника, но вскоре узнал в нём:

– Джинни, больше не делай так, – мягко пожурил он.

Девушка слегка покраснела и кивнула:

– Прости, – сказала она, делая шаг навстречу. – Мне так жаль, Гарри…

– Почему? – смаргивая, ошарашенно спросил он.

Джинни окинула его удивлённым взглядом:

– Я сломила узы, которые сдерживали Танатоса… это моя вина, что ты стал таким и, что… – она тихо шмыгнула носом, – Гермиона… умерла.

– Нет, – парень покачал головой, – ты ведь не нарочно, ты просто разозлилась.

Но младшая Уизли продолжала корить себя:

– Я должна была быть осторожней! Я должна была…

– Прекрати! – с силой сказал он, а потом подплыл к ней и заглянул в глаза: – Я должен и буду крепиться, несмотря на то, что загубил свою жизнь. Не повторяй моих ошибок.

Джинни кивнула.

– Спасибо тебе, – тихо сказала она.

– Всегда пожалуйста, – улыбнулся парень.

На секунду застыло молчание.

– Поттер, – раздался голос вошедшего Снэйпа. – У меня есть для вас информация, – резко сказал он. – О... надеюсь, я вас не… побеспокоил? – насмешливо спросил алхимик.

***

– Чёрт… и почему я не нашел это место раньше? – вполголоса спросил он себя.

Гарри снова и снова задавался вопросом о своей вменяемости, неспешно продвигаясь вглубь Реддл-Мэнора. Это место нагоняло на него беспросветную тоску, одно кладбище за окном чего стоило. Но с этой паршивой овцы хоть шерсти клок, кроме ненависти.

Повезло, что за ним никто не увязался, а то думай сейчас, как превратить магов в призраков, чтобы на них заклинания не действовали. Конечно же, жаль, что с ним нет друзей, особенно Гермионы.

Так или иначе, но задача оставалась предельно простой: войти и убедить Волдеморта объединиться с ним против более серьезной угрозы. И плевать на толпу безмозглых Пожирателей и самого великого тёмного мага всех времён, которым, несомненно, не понравится, что он пришел.

– Ничего более сумасшедшего в жизни не делал, – печально вздохнул он. – «Хотя, учитывая мой «послужной список» - всё это цветочки».

***

Несмотря на слухи, Волдеморт не питался душами младенцев и не ел людскую плоть, напротив, он наслаждался изысканным вином и по-особому приготовленным говяжьим филе. Отпив очередной глоток, он заметил, что двери окрылись.

А не заметить это было трудно. Двери с грохотом распахнулись, едва не слетев с петель. Полетели щепки жалобно заскрипевшего косяка, и в воздух поднялась вековая пыль, а к ногам Волдеморта подъехало бессознательное тело Маркуса Крэба.

– Ты всю мою охрану перебил, Поттер? – устало спросил он.

– Нет, только тех, кого нашел, – хихикнул тот, пожимая плечами. – Они бы помешали нам.

– Надо было дать им выходной, – пробормотал Том. – И если ты не драться со мной пришел, то какая нелёгкая тебя принесла?

– Да так, – оглядываясь по сторонам, сказал парень. – Скучно стало, решил прогуляться по месту, защищённому от призраков.

– Да, иногда сам удивляюсь своей фантазии, – уголки бледных губ Волдеморта слегка дёрнулись.

– Хотя, довольно болтовни. Говори уже…

– У меня к тебе дело.

– Занимательно, – весело ухмыльнулся Тёмный Лорд, а в его ярко-красных глазах сверкнул интерес. – Я весь во внимании.

***

– Думаете, план Поттера сработает? – приглушенным голосом поинтересовался Снэйп.

– Не знаю, – ответил старик. – Но даже если и сработает… кто сказал, что это правильно?

Алхимик кивнул.

– Мы знали, что в этой войне нам придётся выбрать меньшее из двух зол… но это… – он беспомощно пожал плечами.

В комнате повисла задумчивая тишина.

– Я думаю, нам просто следует надеяться на лучшее, – предположил Дамблдор.

Снэйп поднял бровь и наотрез сказал:

– Не нужно пичкать меня это оптимистической чушью, Альбус.

***

Лорд Волдеморт залился жутким искренним смехом, который, возможно, напугал Гарри больше самого Танатоса. Возможно.

– Ты просишь, чтобы я… – Том вытер с глаз слёзы смеха, – помог тебе и старику убить того, кто убивает моих врагов?

Парень кивнул.

– Он хотел уничтожить нас по одному, потому ты даже не знал о его существовании.

– Почему, Поттер, это звучит так по-слизерински? – хмыкнул Тёмный Лорд.

– Именно, – подтвердил Гарри. – Наш враг ни какой-нибудь там Гриффиндорец, он будет использовать наши слабости простив нас.

– У меня нет слабостей, – уверенно ответил он.

– Нет, Том, – хмыкнул его враг. – Есть.

На секунду Лорд Волдеморт был уверен, что превратит этого призрака в лужу эктоплазмы, но сдержался. Он сдерживал себя с тех пор, как Дамблдор едва не победил его в Министерстве.

– Что нужно от меня? – поинтересовался Том, заставляя свой голос звучать спокойно.

– Расскажи мне о Танатосе, – попросил Гарри.

Глядя на парня вопросительным взглядом, он спросил:

– И чьими молитвами ты решил, что я знаю кто он?

– Злость и сила. Вы слишком похожи, я знаю, ведь я видел ваши мысли. – Его глаза полыхнули, когда он отдался воспоминаниям. И тогда Гарри кое-что понял. Не это ли чувствовала Джинни?

В тот миг он испытал полное отвращение к себе. Спася её жизнь, он стал слишком эгоистичен.

– А ты умней, чем кажешься, Поттер, – ухмыльнулся Волдеморт.

– Что поделать, за все те годы, что ты пытался убить меня, пришлось стать очень внимательным, – весело ответил он.

– Ну да, – согласился Том. – Иначе ты не протянул бы так долго.

– Может, к теме вернёмся? – тихо поинтересовался Гарри.

– А какая мне с этого выгода? – злорадно спросил он.

– Танатос убивал и твоих людей, – вздохнул парень.

Неспешно Реддл сложил два и два и заявил:

– Так это он убил Хвоста и Беллу.

– И на этом не остановится. Пострадают не только наши люди, – кивнул Гарри. – Мы можем продолжать убивать друг друга и позволить ему стать сильнее, или покончить с ним и снова вернуться к нашему занятию.

Тёмный Лорд задумчиво посмотрел на парня, а потом кивнул.

– Ты веришь в беспрецедентное зло? – тяжело вздохнув, спросил он.

Гарри удивлённо приподнял бровь, но всё же подыграл:

– Когда я увидел тебя впервые, я был в этом уверен. Но потом появился Танатос, и… что-то с ним не так. Он не человек.

Волдеморт криво ухмыльнулся.

– Всё познаётся в сравнении. Но, поверь, даже те, кто олицетворяют добро – нередко бывают тёмными.

– Ты сейчас оправдываешься? – скривился парень.

Тёмный Лорд бросил на него свирепый взгляд:

– Нет, просто дело в том, что могущественных волшебников всегда нарекают тёмными, как только их интересы идут вразрез с правительством, – он сделал паузу, и его практически перекосило: – Но никто не может быть абсолютно тёмным.

Парень решил не спрашивать, относил ли Том себя к этим «никто».

– Потому что чего-то не хватает… чего-то, чего даже я не смог понять, – почти завистливо сказал Реддл. – Но этот… Танатос, он другой. Он – первородная тьма, блуждающая по земле.

– Но как? – спокойно спросил Гарри.

Положив локти на стол, Волдеморт сплёл пальцы и некоторое время помолчал.

– Возможно, что-то случилось в ту роковую ночь, – кажется, это были не лучшие воспоминания Тёмного Лорда. – Через образовавшуюся между нами связь в тебя вселился древний дух, который разделил твою несформированную душу на добро и зло.

– Дух? – раздражённо спросил парень, понимая, к чему он клонит.

– Дух, призрак, демон, – называй, как хочешь, но именно так образовался твой Танатос, – терпеливо объяснил Волдеморт.

– Значит, этот дух олицетворяет собой зло, а я всего лишь человек. Это многое объясняет, – вздохнул Гарри.

– Не совсем, Поттер, – спокойно заметил Тёмный Лорд.

Парню показалось, что его хотят добить морально.

– Так или иначе, ты тоже дух, – в ответ на его посеревшее лицо, добавил Волдеморт. – В отместку за истинное зло… существует и истинное добро. Конечно же, это всего лишь гипотеза, но это открыло мои глаза на то, почему ты так неистово защищаешь светлую сторону, – улыбнулся он.

– Ты хочешь сказать?..

– Ты тоже не человек, – кивнул Том. – Но это не всё… если погибнет частица тьмы, – довольно сказал он, – вполне вероятно, что вслед за ней уйдёт и частица света.

На секунду застыла тишина, а потом парень спросил:

– А если наоборот?

– Полагаю, исход будет тот же, – с алчным блеском в глазах, ответил Тёмный Лорд.

– Тогда пусть будет так, – наконец, сказал Гарри. – Ты убьёшь меня, а вместе со мной и Танатоса. Как не крути, ты в выигрыше.

– Ты не только дурак, Поттер, но ещё и глухой, – недоумённо заметил Волдеморт. – Ты умрёшь и, возможно, даже даром. Меня это, конечно, мало волнует, – пожал он плечами. – Но я надеялся, что, в отличие от остальных моих врагов, ты чуть смышленней.

– Я бы заплатил такую жертву, если бы риск был оправданным, – спокойно ответил Гарри.

– Как самоотверженно, – с отвращением улыбнулся наследник Слизерина.

– Это моё бремя, – невозмутимо ответил парень.

На лице Волдеморта появилась дьявольская ухмылка.

– Твоё право, Поттер, но я мог бы подождать.

Гарри покачал головой, ощущая, как сжалось всё внутри. Он делал правильный выбор, понимая, что сейчас главное решить одну проблему, а уж там, может быть, кто-то и с Томом покончит.

– А вы славно подружились.

Волдеморт и Гарри одновременно обернулись на голос, довольный обладатель которого, ухмыляясь, вышел из тени.

– Вы только посмотрите, я всегда знал, что, в конце концов, дружба победит, – демон вытер скупую слезу со своих чёрных глаз. – Мне так приятно осознавать, что в трудные времена даже заклятые враги могут объединиться.

– Значит, ты всё слышал? – невозмутимо спросил Тёмный Лорд.

– Естественно, – самодовольно осклабился он. – Интересная теория, кажется, она может выйти мне боком, но с ней я буду разбираться потом: после твоей смерти, Томми.

– Похоже, у нас меняются планы, – бросил Гарри Волдеморту.

– Пожалуй, сначала упокоим твоё гуляющее без присмотра тело, – ответил Том, доставая палочку.
Гарри промолчал, наблюдая за поглощающей комнату тьмой.

– Как скажешь, только сначала я отведаю твоей души, надеюсь, она придётся мне по нраву, как и твоя пожирательская закуска.

– Это мы еще посмотрим. Я-то знаю, как обращаться с духами, – ответил Волдеморт, принимая боевую стойку.

Танатос только и хмыкнул, поднимая руку и усиливая давление тьмы.

В этой битве Гарри предпочёл оказаться наблюдателем за схваткой двух тёмных существ, для которых эта планета была тесной.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Вторник, 02.11.2010, 16:58 | Сообщение # 37
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 20. Во тьме.

Казалось, сам мир застыл в безвестном преддверии бури, когда на его хлипкие чаши весов запрыгнули дьявол во плоти и само олицетворение зла.
Бледный, обтянутый кожей скелет злорадно сверкал углями красных глаз, держа в своих длинных тонких пальцах тринадцатидюймовую палочку, от силы которой, казалось, даже мантия на нём подрагивала. Но это, похоже, вовсе не беспокоило существо, занявшее тело Гарри Поттера. Его холодные чёрные глаза безразлично смотрели на Тёмного Лорда, хотя тьма, клубившаяся вокруг, была готова наброситься на противника в любую секунду. Сам же Гарри Поттер стоял в стороне, понимая, что помощь одному значит погибель от рук другого.
На несколько секунд в воздухе повисла напряжённая тишина, а затем полился дерзкий голос демона:
- Знаешь, если бы я не хотел вас обоих убить, эта схватка застала бы меня врасплох.
Удивлённый его спокойствием Тёмный Лорд смерил демона недоверчивым взглядом.
- И часто тебя терзают подобные мысли, демоническое отродье? – ухмыляясь, спросил он.
- На себя бы посмотрел, - весело огрызнулся Танатос.
- Ну да, мы похожи, - нехотя согласился Волдеморт.
- Только выгляжу я лучше, - высокомерно заметил демон.
- А ведь он прав, - не в тему вставил Гарри.
Тёмный Лорд смерил его ненавистным взглядом и выпалил:
- Довольно болтовни!
- Как скажешь, - злой дух издевательски поклонился.
Волдеморт не упустил момента и, взмахнув палочкой, направил в демона смертельное заклинание.
Порождение тьмы бросилось на пол, уклоняясь от зловещего зелёного луча, который ударил в стену. За его спиной брызнула каменная крошка, а рядом с лицом в пол ударило очередное заклинание. Танатос тут же откатился в сторону, позволяя потоку острых щепок пролететь над головой.
Когда он вскочил на ноги, в его аспидных глазах горела неистовая ярость. В ту же секунду чёрные дымные нити хлынули к рукам демона, образовывая шар первородной тьмы, который со сверхъестественной скоростью метнулся в Тёмного Лорда.
Светло-голубая сфера защитного заклинания покрыла Волдеморта за доли секунды до столкновения. Раздался оглушающий гром, и она взорвалась ослепительными искрами.
Наследник Слизерина почувствовал, как полностью лишенный магии шар прожег ему мантию, но это был не последний сюрприз: когда остатки разрушенного щита опали, он увидел, что комнату поглотила чернильная тьма. Она была повсюду, накатывая леденящими волнами и протягивая к нему свои голодные прутья.
На другой стороне комнаты послышалась усмешка и негромкие овации.
- Очень хорошо, - весело оценил демон. – Знаешь, если бы я смог доверять тебе, мы бы стали хорошими друзьями.
- Верно, - с усмешкой в голосе согласился Волдеморт.
- Не знал, что у тебя такое изощрённое чувство юмора, - заметил Танатос.
- И я не знал, что первородная тьма станет моим врагом, - отозвался Тёмный Лорд.
- Не в бровь, а в глаз, - ответил демон.
- Вы так и будете болтать? – раздражённо спросил Гарри, понимая всю абсурдность ситуации.
- Так-так-так, зрители недовольны, - пробормотал Другой, хрустя костяшками пальцев. – Что ж, вернёмся к нашим баранам. – Разгибая средний и указательный палец, он поднёс кулак к лицу и резко рассёк им пространство.
Тотчас окаменевшие потоки воздуха ударили Волдеморта под рёбра, прозвучал тошнотворный хруст, и изо рта Тома хлынула кровь. Вздрогнув, он страдальчески схватился за живот и едва не выронил палочку.
Почувствовав слабость, голодная тьма набросилась на наследника Слизерина: пронзая бледное тело, она нацелилась на самое дорогое, что у него было - магию.
Тёмный Лорд закричал от неистовой боли, которая, казалось, раздирала его на куски, и, если бы не его новый облик, он наверняка уже проиграл бы. Но, так или иначе, ему удалось прохрипеть Исцеляющие Чары. Мягкое зелёное свечение покрыло его, и Волдеморт почувствовал, что боль ушла, а тьма отступила.
- Что?.. Что ты сделал? – слабо спросил он, сплюнув на каменный пол кровавый сгусток. Реддл понимал, что сила, которой он постоянно гордился, ослабла, и это пугало.
- Просто наша маленькая игра стала немного опасней, - сказал довольный собой демон. – Как только я достаю тебя, тьма отбирает часть твоей силы, - посмотрев на тяжело дышавшего Волдеморта, он добавил: - И, полагаю, это весьма неприятно.
Внутри у бывшего Слизеринца появилось такое странное и неведомое прежде чувство… страха.
Гарри решил, что хорошего понемножку и приготовился сразиться со своей тёмной стороной, но, как только он поднял ладонь, плеть мрака обвила его запястье и ударила призраком об стену. Изумлённый Поттер попытался вырваться, но тьма держала его крепко-накрепко.
Демон осудительно поцокал языком.
- Никакой помощи из зала, - скалясь, упрекнул он.
- «Авада Кедавра!» - воспользовавшись заминкой, выкрикнул остервенелый Волдеморт, но Танатос был готов к этому и лишь небрежно отступил в сторону.
Сместив палочку на несколько сантиметров, Тёмный Лорд выкрикнул очередное заклинание: «Тинибросис Дифлагар!».
Извивающаяся струя черного пламени ударила в демона и поглотила его своими тёмными изжигающими языками. В зале глухо громыхнуло, и огонь разлетелся по сторонам, испепеляя углями стол и прожигая камень.
Пустую комнату застлал серый дымок, и несколько мгновений было слышно лишь прерывистое дыхание Волдеморта. А потом его затмил ужасный, полный жестокости и холода смех, от которого в жилах стыла кровь.
- И это всё?
***
- Это невыносимо! – яростно выкрикнула Джинни, меряя шагами директорский кабинет.
- Мисс Уизли! – строго, но всё же с ноткой неуверенности, осадила профессор МакГонагл.
- Джинни, пожалуйста, успокойся! – настоял Рон. – Я уверен, что с Гарри всё в порядке.
- Он там уже слишком долго! - пронёсшись рядом с ними, комментировала девушка. – Вы это знаете, я это знаю, чёрт, даже долбанные портреты это знают! – злостно выпалила она, глядя на бывших директоров.
- Умерьте ваш пыл, барышня, и не забывайте своё место, - уязвил Снэйп.
И прежде, чем она смогла огрызнуться, слово взял Дамблдор:
- Она права, Северус. Что-то здесь не так, - слегка тревожным, но, в целом, спокойным голосом сказал директор.
- Может, нам стоит заслать к ним диверсионную группу Ордена? – предложила Минерва.
В разговор снова встрял Снэйп:
- А не думала ли ваша светлая голова, что в таком случае Тёмный Лорд может заподозрить ловушку?
- Он прав, - вздохнул старик. – Мы должны ждать.
- Ждать? А что если Волдеморт поймал Гарри? Или, хуже того, их настиг Танатос? – злобно спросила девушка.
- Мы подождём еще час, - заявил Альбус. – А потом я лично возглавлю группу.
– Надеюсь, тогда не будет слишком поздно, - вздохнула она. - Один час, Дамблдор, - слегка успокоившись, предупредила Джинни.
Но директор не ответил.
***
Продолжая гадко скалиться, Танатос методично отряхнулся и, посмотрев на озадаченного Волдеморта, пожал плечами.
- Гм… я ведь порождение тьмы, - демон закатил глаза. – Тёмные заклинания не смогут причинить мне вреда!
Несколько минут Тёмный Лорд молчал, и Танатосу даже показалось, что его мучают угрызения совести, но затем наследник Слизерина выровнялся. Он стоял уверенно, а от прежних увечий не осталось и следа. Его магическое тело чрезвычайно быстро регенерировало: рёбра срослись, а внутреннее кровоизлияние прекратилось.
Заметив удивление на лице демона, Волдеморт хмыкнул:
- Хоть я и не злой дух, но и не обычный волшебник тоже.
- Странно, - заключил Танатос, - странно, что ты так слаб.
Не говоря ни слова, он вытянул руку и сжал её в кулак. Вслед за этим тьма ринулась к его ладони, образовывая смутные очертания клинка, а в следующий миг это уже был длинный меч с тонким, не отражающим света лезвием и угольно чёрным камнем на головке эфеса.
По-волчьи оскалившись, демон прыгнул вперёд, рассекая воздух подобно молнии. Тем не менее, Лорд Волдеморт двигался с такой же сверхъестественной скоростью. Уклонившись и отпрыгнув, он взмахнул палочкой и метнул в противника могущественное заклинание.
Танатоса подбросило в воздух, но он, перекувыркнувшись, грациозно приземлился на ноги, держа меч перед собой. Не оценив трюк, наследник Слизерина выкрикнул одно из самых сильных светлых заклинаний современности: «Гласиес Орбис!».
Из палочки появилась бледно-небесная сфера льда, окруженная прозрачной дымкой, состоявшей из испарявшихся от резкой перемены температуры частиц. Она тут же хаотично завертелась, пока не послышался искажённый звук звенящего хрусталя, и тогда кристалл стремительно метнулся к демону. Тварь уклонилась, но это ему не помогло: шар влетел в стену и взорвался осколками, которые изрешетили его насквозь.
Слабая улыбка, появившаяся было на лице Волдеморта, тут же увяла, когда порождение тьмы встало с земли даже без намёка на царапину.
- Неплохая попытка, - сказал он, разжав ладонь: с громким шипением из неё вырвалась чёрная молния. – Но мои лучше.
Волдеморт увернулся, и у него за спиной полетели камни раздолбленной стены. Зарычав, наследник Слизерина отправил в демона ярко-красную молнию. Танатос уклонился, но разряд раскололся и поразил его в грудь.
Танатос со смехом взглянул на прожженную одежду.
- Ну, скажите, разве это не весело?
Он снова вздёрнул руку, и из неё вылилась ужасающая тень, которая тут же бросилась к Тёмному Лорду. Сгусток мрака вызывал у Волдеморта ни с чем не связанный животный страх, и он едва смог выкрикнуть: «Умбра Эгида!».
Плотный чёрный щит покрыл Тома как раз вовремя, чтобы принять на себя удар. Тьма столкнулась и сплелась с тьмой, но сила демона была слишком велика, и вскоре миазмы его магии проели брешь в защите Тёмного Лорда.
Мрачные ручейки просочились на тело Волдеморта, и он взвыл от боли, когда грязные капли начали въедаться в его кожу, размеренно растягиваясь по её бледной поверхности смольной сетью.
Плети тьмы не упустили возможности и тут же ударили Реддла в солнечное сплетение, высасывая из него оставшуюся магическую силу и мешая кровоточащим язвам затягиваться.
Тёмный Лорд прохрипел заклинание, но ничего не случилось. Магия, которая никогда его не подводила и забрала столько жизней, перестала слушаться.
- Всё кончено, - с надменностью победителя, заявил демон. – Ты слишком слаб, малыш.
Волдеморт тщётно повторил попытку, а потом еще раз.
- Жаль… очень жаль… - отчаянно пробормотал он, и, разжав пальцы, небрежно выронил орудие убийства.
Демон наклонился за валявшимся неподалёку клинком и направился к, превратившемуся в сквиба, наследнику Слизерина.
- Не подходи ко мне! – выкрикнул Волдеморт, прикрываясь рукой.
Танатос одарил его садистским оскалом и ударил наотмашь. Чёрное лезвие отрубило руку и вскрыло череп противника, бездыханное тело которого, брызгая кровью, завалилось на спину.
- Сегодня из этого мира ушел самый великий тёмный сукин сын, - прозвучала эпитафия, а потом демон задумался. – Не считая меня, конечно.
Тьма отпустила мальчика-который-выжил, и он беспомощно упал на колени. Гарри был в отчаянии. Даже сам Волдеморт со всей своей силой и знаниями не смог победить Танатоса. Это конец…




Black Guards

 
WitchmasterДата: Вторник, 09.11.2010, 21:29 | Сообщение # 38
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 21. Воспоминания.

Тем временем в школе магии и волшебства Хогвартс юная ведьма расхаживала у каменной горгульи, то и дело бросая нервные взгляды на часы.
- Джинни, пожалуйста, - в который раз начал Рон, но его замечание не удостоилось и капли внимания. Он прислонился к стене и покачал головой.
***
- Время вышло.
Альбус поднял взгляд и кивнул:
- Да, кажется, что-то и в самом деле задержало мистера Поттера.
- Скорее кто-то, - резко бросила младшая Уизли.
Молясь, чтобы она ошибалась, директор дал сигнал готовить группу. Оба Уизли достали палочки, приготовившись помешать другу разделить участь мисс Грейнджер.
Сейчас на Альбуса смотрели решительные глаза членов Ордена, готовых к войне.
«И она станет везением, - подумал старик, - лишь бы девушка ошиблась».
***
- Что ж, только я и ты, герой, - оживлённо сказал демон, сверкая безумными глазами.
Всё еще удерживаемый цепями тьмы, Гарри свирепо посмотрел на своё искажённое alter ego.
Рядом с ним мёртвое тело Волдеморта навзничь, с полными ужаса широко открытыми глазами. Теперь Тёмный Лорд стал всего лишь воспоминанием, очередной жертвой на пути демона.
- Да брось ты, Гарри, - заметил Танатос, неспешно подходя к нему. – Не надо думать обо мне как о бездушной твари… ведь ты совсем меня не знаешь.
- А что тут знать? – насмешливо-презрительно спросил Поттер. – Ты монстр, помешанный на истреблении людей.
- Однажды ты поймёшь, что я очень одинок и мне нужен друг, - продолжая скалиться, ответил он.
- Верно, - насмешливо фыркнул парень. – Однажды я пойму, что ты всего лишь движимая злобой машина смерти.
- Гм… очень даже может быть, - сказал демон и тыльной стороной ладони ударил Гарри по лицу. Так уж случилось, что его сила позволяла причинять вред призракам. – Я тот, кто я есть.
Когда Гарри поднял взгляд, его лицо искривляла злорадная улыбка.
- Но ты не можешь меня убить… ты слышал Волдеморта. Если умру я – сдохнешь и ты.
Танатос задумался, а потом его издевательская улыбка стала еще шире.
- Знаешь, Поттер, ты слишком самоуверен.
- Горшок, чайник, тьма, - издевательски ответил Гарри.
Танатос поглядел на него с отвращением, и воздух в комнате снова стал жутко холодным.
- Помнишь, Поттер, старик ведь говорил тебе, что есть вещи и похуже смерти? – злобно выплюнул он.
- Например? – с интересом спросил парень.
Демон посмотрел на него с радостью маньяка, от чего желудок Гарри свёл невыносимый спазм.
- Я думаю, ты знаешь… но, возможно, маленькое заклинание освежит тебе память?
Парень задёргался, когда палец демона начал медленно приближаться к его лбу, но это всё равно не помогло. Холод коснулся его, и наступила тьма.
***
Казалось, Сириус падал целую вечность: его тело изогнулось грациозной дугой, когда он погружался спиной в арку, завешенную оборванной рваной вуалью.
- Сириус! Сириус!
- Ты ничего не сможешь сделать… ничего… слишком поздно.
- Он ведь просто упал!
- Она убила Сириуса. Она убила его – я убью её!
- А-а-а-а-а… так ты любил его, малыш Поттер?
- «Круцио!».
- Ты никогда раньше не применял непростительных заклятий, правда, мальчик? Ты должен по-настоящему хотеть, чтобы они подействовали, Поттер! Надо хотеть причинить боль и получить от этого удовольствие… Так уж и быть, покажу, как это делается… Преподам урок…

***
Тяжело дыша, Гарри понял, что вернулся к реальности.
- Ну разве это не хуже смерти, Поттер? – делано обеспокоенно спросил Танатос. – Скажи… но я не питаю таких иллюзий как любовь, как сожаление… как печаль.
- И в этом твоя слабость, - задыхаясь, сказал Гарри. – Ты просто машина…
Демон сузил глаза, и в их безднах промелькнуло что-то непонятное.
- Ты так ничего и не понял, - задумчиво констатировал Другой. – Возможно, подгонка поможет тебе.
Демон схватил его голову, и на парня снова нахлынула тьма.
***
- Только не Гарри, пожалуйста, не надо!
- Отойди прочь, глупая девчонка… Прочь!
- Пожалуйста, только не Гарри... Убейте лучше меня, меня...! Прошу, пощади… пощади…
- Достанем палочки, или как?
- Убей лишнего!
- «Авада Кедавра!».
- Поклонись смерти, Гарри.

***
Тьма снова отступила, воспоминания угасли, но крики мамы и мёртвые глаза Седрика Дигори по-прежнему преследовали его. Ловя воздух ртом, Гарри повис на державших его цепях мрака.
Казалось, Танатосу такой поворот событий понравился.
- Знаешь, Гарри, есть много вещей хуже смерти… и одна из них – это жизнь, - склонившись над парнем, мягко прошелестел демон. – Мы оба знаем, что иногда смерть несёт лишь облегчение, и ты будешь молить меня о нём еще до того, как мы закончим.
Парень только и мог, что смотреть в полные ненависти глаза демона, перед тем, как услышать:
- Что ж, продолжим, - отстранившись, сказал Другой.
***
И тут его шрам взорвался, и он понял, что умирает. Это была нечеловеческая, совершенно нестерпимая боль…
Его уже не было в этом зале, он был овит кольцами существа с красными глазами так сильно, что Гарри даже не знал, где кончается его тело и начинается тело существа. Они слились в одно целое, связанные болью, и спасения не было…
И тогда существо заговорило его губами, и он, поверженный пыткой, почувствовал, как двигается его челюсть…
- Убей меня, Дамблдор…
Гарри ослеп от боли и, моля старика о пощаде, приготовился к смерти. И тогда существо снова заговорило…
- Если смерть – это ничто, Дамблдор, тогда убей парня…
- «Круцио!».
Невыносимый озноб захлестнул его, и Гарри почувствовал, как дыхание сдавило грудь. Холод забрался ему под кожу, он был у него в груди, он был у него в сердце.
Раскалённая боль заливала его тело.
- «Круцио!».

***
Затерянный в недрах Реддл-Мэнора, Гарри Поттер кричал от невыносимой пытки.
Прикрыв глаза от наслаждения, словно дегустировал древнее вино, Танатос вернул парня к реальности. Оживление смеси его худших воспоминаний было тонким фокусом, который заставлял почувствовать настоящую боль. Иногда демон сам удивлялся своему великолепию.
Другие уже от страха обоссались бы, услышав о таком великолепии.
Танатос аккуратно поднял голову парня за подбородок и заставил взглянуть себе в глаза.
- Так-то лучше, - пробормотал Другой. – Но я знаю, ты можешь лучше.
***
- Мерлин… - выдохнула Тонкс, глядя на трупы, валяющиеся у входа в Реддл-Менор.
Казалось, перед их приходом здесь пронёсся торнадо. Радовало одно – территория была абсолютно безопасной.
- Не думаю, что в этом замешан Мерлин, - язвительно заметил Снэйп, посветив палочкой на несколько трупов.
- Они все мертвы? – тихо спросила Джинни, косясь на нетронутого с виду Пожирателя.
Рон перевернул одного из них ногой.
- Я думаю, да… - с лёгкой дрожью в голосе ответил он.
- Живей… похоже, сейчас наша помощь нужна Гарри, как никогда, - поторопил Дамблдор, входя в распахнутую дверь.
- Да-да, - согласился Уизли, поспешив за директором.
***
Гарри Поттер выглядел не лучшим образом: казалось, призрак стал еще бледнее, он, как утопленник, ловил ртом воздух, и, похоже, был при смерти. Желчь подступила к горлу, и полилась изо рта на пол.
Танатос брезгливо поморщился и отошел в сторону.
- Ну как? – тихим злобным голосом спросил демон.
Дыхание парня практически превратилось в стон. Во рту стоял вкус рвоты, в ушах звенело, а тело наполняла ставшая реальностью боль. Он поднял на Танатоса тяжёлый взгляд.
Другой схватил его за подбородок и, снова подняв голову, яростно спросил:
- Итак?
Изнурённый и осушенный Гарри едва смог выдавить:
- Пошел на хрен.
Через спокойное лицо демона проступила ярость. Его лицо искривилось от омерзения, а чёрные глаза сузились. Мрак вокруг поглотил свет и тепло. Рука демона снова сжалась, и в ней начало вырисовываться очертание клинка.
- Я убью тебя! – бешено выплюнул он, занося меч для удара.
- Тогда давай покончим с этим, - глядя на него, тихо ответил Гарри.
Лезвие со свистом рассекло воздух…
***
Директор неожиданно остановился перед большими дубовыми дверями, и, если бы не девушка, вовремя схватившая брата за шиворот, Рон врезался бы в старика.
- Что-то не так, Альбус? – тихо спросил Снэйп, подымая палочку.
- В следующей комнате нас ждёт тьма.
- Танатос? – напугано спросила Джинни.
Профессор коротко кивнул.
- Тогда чего же мы ждём? Скорее всего, он уже схватил Гарри! - выпалил Рон и схватился за ручку.
- Стой… - хотел было предупредить Дамблдор, но было уже слишком поздно.
Как только рука парня коснулась металла, тьма ударила его в грудь: послышался хруст, и бедняга отлетел назад.
- Рон! – выкрикнула Джинни и бросилась к брату; упав на колени, она затрясла его. – Что с тобой, ответь! – Но парень молчал, безвольно качая головой.
- С ним всё будет хорошо, - тихо ответила девушка, нащупав слабый пульс. – «Он не заберёт тебя…».
Орденовцы встревожено переглянулись.
- Что теперь? – растерянно спросила Тонкс, глядя на заколдованный вход.
Направив палочку на двери, Дамблдор ответил:
- А теперь молитесь, чтобы мы вломились туда вовремя.
***
…И остановилось в нескольких сантиметрах от шеи Гарри.
Демон застыл, разрываясь между безграничной ненавистью и страхом. Клинок в его руках задрожал. Какое-то движение, и призрак лишится головы.
Тяжело поверить, но в этот миг, Гарри мечтал именно о том, чтобы его страдания наконец прекратились.
Совладав со своей жаждой убийства, демон медленно убрал лезвие, но Поттер был уверен, что смерть ждёт его в любом случае.
Но в следующий миг на лице Танатоса появилась нахальная маска, а клинок обратился в дым.
- Ох уж это рыцарство, - весело ухмыльнулся он. – Истинно гриффиндорский поступок - убить тебя, чтобы спасти мир, - тень отвращения искривила его губы.
- Лично я считаю, это немного по-слизерински... манипулировать тобой и остальными, - слабо ответил Гарри, всё еще ощущая боль от кошмарных воспоминаний.
- Правда-правда, - согласился демон. – Несмотря ни на что, это кажется довольно подлым, - с оттенком уважения в голосе закончил он.
- Спасибо, - ответил парень. Сейчас его переполняли странные чувства: опасность смерти была уже позади, и ему снова пришлось встретиться с чёрными глазами своей второй половины.
- Гм… но так как ты обманул меня, полагаю, придётся заставить тебя страдать, - с уверенностью маньяка заметил Танатос.
Демон поднял ладонь, и в ней появилась небольшая иссиня-чёрная сфера.
- Этот шарик повторит мой опыт, только чертовски быстро и болезненно, - заботливо объяснил демон, словно представлял своё последнее изобретение. – Все твои худшие воспоминания и ночные кошмары в одной упаковке, - извращённо ухмыльнулся он. – Я бы сказал, это будет довольно впечатляюще.
- Больной ублюдок, - глядя на него, отозвался Поттер.
- Какие глупые слова, Гарри, - с улыбкой ответил Танатос.
- Ты не сломаешь меня… - дерзко ответил парень.
К его удивлению, демон запрокинул голову и громко засмеялся.
- Я знаю, Гарри, я знаю, что ты не сломаешься, но это сделает тебя другим, - безжалостно ответил Другой.
Удивлённо сморгнув, дух намерился спросить, как Танатос назвал свою дьявольскую сферу, но тотчас двери в зал с грохотом отворились. Поттер с открытым ртом посмотрел на первого, вошедшего в проход – это была Джинни с палочкой наизготовку.
- Нет! – закричал Гарри, но было слишком поздно.
Демон гадко ухмыльнулся и с разворота бросил свой чёрный шар в Джинни.
Когда сфера попала в неё, на лице девушки застыло удивление; послышался низкий утробный стон, который сменился душераздирающим криком…
***
Никто не понимает меня, так как ты, Том… я так рада, что могу довериться этому дневнику… это, словно иметь друга, которого я могу носить в кармане…
Дорогой Том, мне кажется, я теряю память… вся моя мантия в перьях, а я не знаю, как они на ней оказались.
Дорогой Том, у меня болит голова, и я не помню, что делала в ночь на Хэллоуин, но в эту ночь напали на кошку.
Дорогой Том, Перси говорит, что я бледная и сама на себя не похожа. Я думаю, он подозревает меня…
Сегодня было очередное нападение, а я не помню, где была. Что мне делать, Том? Мне кажется, я схожу с ума… я думаю, это я нападаю на учеников.

***
- Прекрати… пожалуйста… не Том… нет… - рыдала девушка, катаясь по полу и исцарапывая собственную плоть.
- Джинни! – выкрикнул Гарри и сделал отчаянную попытку вырваться из тьмы. Его чувства придали ему силы, и призрак, разорвав путы, бросился к подруге.
Танатос смеялся и продолжал смеяться, даже уклоняясь от заклинания Дамблдора.
- Думаю, на сегодня этого хватит, герой, - веселился демон. – Я сломал твою маленькую потаскушку, но для тебя – это лишь начало.
Гарри поднял на него полные ненависти глаза и прошипел:
- Я убью тебя.
- Я буду ждать, Гарри, - заливался Другой.
Спустя мгновение его покрыл чёрный дым, и демон исчез, но его холодный смех по-прежнему разносился по залу.
Прижимая подрагивающую и всхлипывающую Джинни к груди, он злобно добавил:
- Клянусь…




Black Guards

 
WitchmasterДата: Вторник, 09.11.2010, 21:48 | Сообщение # 39
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 22. Светотень.

Овладение.
Насилие.
Контроль.
Превалирование.
Страх.
Позор.
Смерть.

Став узницей собственного сознания, она кричала.
***
Прислонившись к дверному косяку Больничного Крыла, Гарри сжимал кулаки каждый раз, когда слышал крик девушки. Он был бессилен - так же, как и члены Ордена и истеричные Уизли, которые тщетно пытались привести девушку в сознание.
- Чёрт бы тебя побрал… - пробормотал он, с ненавистью цедя каждый слог.
- Как она? – спросил директор, подошедший к призраку.
- А вы как думаете? Или это плохо слышно? – сверкая глазами, злобно спросил парень.
Старик со вздохом кивнул:
- Я попытаюсь связаться со знакомыми Обливиаторами. Возможно, они смогут помочь.
- Я не успокоюсь, пока этот ублюдок не сдохнет от моих рук, - жестко ответил Поттер.
Дамблдор похолодел.
- Что случилось, Гарри? – тихо спросил он.
Послышался тихий смешок, жестокий и горький.
- Волдеморт мёртв. Меня зверски пытали. Но, нет, ничего не случилось.
- Как он умер? – строго спросил старик.
Парень тоскливо взглянул на Джинни и сдавленно ответил:
- Танатос поглотил силу и душу Волдеморта с удивительной лёгкостью.
- Понятно.
- Да неужели?! – обернувшись, выкрикнул призрак. – Моя подруга терпит невыносимые мучения, и в этом повинна моя тёмная сторона.
- Но не ты.
- Нет, блин, не я! Но и остановить его я тоже не мог… - уже тише закончил Поттер.
Но директор понял, что парня тревожит что-то ещё, и спросил:
- Гарри… что Том наговорил тебе?
И Гарри рассказал… о том, как детская душа была расколота надвое; о том, что Танатос был тёмной стороной его сердца; и, наконец, о том, как тесно они связаны: смерть одного означает погибель другого.
Когда парень закончил, Дамблдор понял, что он плачет. Второй раз за свою жизнь.
***
- Теперь вы понимаете? – спросил, удивлённый слезами старика Гарри. Но в его глазах тут же появился почти сумасшедший решительный блеск. – Вы должны убить меня, сэр. Убить и положить конец всему этому.
Директор отступил на шаг.
- Гарри…
- Сделайте это ради нас всех, сэр.
- Мне… - запнулся старик.
Пятнадцать лет он защищал и заботился о мальчишке и теперь… должен убить его.
- Мне нужно подумать.
С этими словами, он удалился прочь.
***
Спокойствие Дамблдор обрёл в своём кабинете, в окружении портретов бывших директоров и феникса. Вторая война закончилась… Но вместо неё появилось кое-что похуже. Одно существо, способное уничтожить всех на этой планете.
- Почему всё сложилось именно так, Фоукс? – спросил директор.
- Разговариваешь с птицей?
Старик замер, а потом его голова медленно повернулась к ухмыляющемуся демону, который стоял, прислонившись к стене.
До того, как Дамблдор успел сделать хоть что-нибудь, феникс слетел со своего насеста и с пронзительным вскриком атаковал Танатоса.
Другой резво поймал птицу и свернул ей шею, а в следующий миг чёрное облако уже поглотило её мертвое тело.
- Кажется, я сломал твою игрушку, - виновато сказал демон.
Директор вскочил на ноги и выхватил палочку, но тьма тут же отбросила его обратно в кресло.
- Нет-нет, мы ведь не будем драться из-за этой дохлой курицы. Я ведь извинился.
Дамблдор не ответил, сконцентрировавшись на том, чтобы разрушить магию демона, и вслед за этим из его палочки вырвалась искрящаяся молния.
Вскинув руку, Танатос тут же поглотил её.
- Плохо стараешься, - процедил он, и из его ладони вылетела чёрная тень, от которой директору едва удалось защититься.
Угольные искры заплясали вокруг пальцев демона, когда он сказал:
- Ладно, уговорил.
***
Призрак вздрогнул, что было для него в новинку. Его обуяло странное чувство беспокойства…
Решив, что очередной разговор с Дамблдором поможет заполнить пробелы, Гарри направился к директорскому кабинету, но по пути осознал, что его волнение нарастает…
***
Дождь золотистых лучей ударил в демонический щит и отбросил существо назад. С грозным криком, Танатос контратаковал, но его заклинание попало в одну из многочисленных полок кабинета, ставшего полем брани. Вокруг разлетелись острые осколки стекла и обломки разрушенной мебели.
Чёрные нити разрезали воздух и набросились на старика, который кое-как успел защититься. В ответ злой дух получил золотистую молнию. Она ударила Танатоса в грудь и швырнула в дверь. Посыпали щепки, и демон вылетел на лестничную площадку.
Дамблдор выскочил следом в развороченный дверной проём, где в клубах пыли и миазмах дыма валялся Другой.
И тут, уже в который раз, послышался мерзкий смех. Вокруг вспыхнула тьма, и в следующий миг демон уже был на ногах. У него дымилась одежда, и обгорели волосы, но он продолжал хохотать. Когда он поднёс обугленные руки к груди, пламя на нём уже погасло, и волосы почти отросли, а когда с его пальцев сорвался чёрный шар, он и вовсе вернул прежний облик.
Дамблдор взмахнул палочкой и поставил щит из обломков разрушенной двери. Секунда, и они осыпались пеплом.
Увернувшись от очередного заклинания, демон гадко ухмыльнулся и ударил старика… но что-то задержало его, и кулак не достиг цели. Он резко обернулся, и только и успел что увидеть, как что-то тяжёлое приблизилось к его лицу. Зарычав от боли, он уклонился от следующего удара оживлённой горгульи и волной тьмы впечатал её в стену.
И тут ему в спину садануло заклинание директора, отправив демона прямо в лапы статуи. Танатос получил еще несколько ударов и упал на колени, а потом почувствовал, как кончик палочки старика уткнулся ему в висок. Подняв глаза, демон яростно прошипел:
- Ты не убьешь меня. – На его лице снова появилась улыбка. – Или ты хочешь лишиться своего драгоценного Поттера?
Сомнение промелькнуло в глазах Дамблдора, а демон только этого и ждал. Окружавшая его тьма ринулась вперёд и окутала старика. Тем временем, сила хлынула с ладони Танатоса и сбила с ног горгулью, а уже в следующий миг он разнёс её на куски.
Ухмыляясь, как Чеширский Кот, Другой обернулся к спеленатому тьмой Дамблдору, и в его руке снова появился чёрный клинок.
- Танатос!
Демон повернулся к подоспевшему Гарри и осклабился:
- Смотрите-ка, зрители, - сказал он, занося меч для удара.
Старик обречённо поглядел на парня.
- Всё в твоих руках, Гарри, - слабо выдохнул он, прежде чем чёрное лезвие проткнуло его грудь.
Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, верховный маг Визенгамота, директор Хогвартса и основатель ордена Феникса начал медленно падать на пол. Ликующий смех. Барабанная дробь. Время застыло.
«Зачем ему он? Столько смертей и разрушения… Гермиона мертва, Джинни при смерти, а теперь еще и Дамблдор…».
Издевательский хохот, от которого в жилах вскипела ненависть, растекаясь по телу и принося надежду вместо отчаянья.
Гарри вспомнил улыбку директора, как он защищал его в Министерстве, как пытался уберечь от опасности.
А потом в памяти ожила Гермиона - организованная пышноволосая девочка одиннадцати лет. Беспомощная и плачущая, которую нужно было защитить от гигантского тролля. Она была ему сестрой, помогала и заботилась, а потом её убил этот монстр, который смеется теперь над падающим телом Дамблдора. Дамблдора, чьё безмерное жизнелюбие и вера в будущее заставили Поттера вернуться, чья мудрость привела парня к цели.
Чувства переполнили Гарри и хлынули через край.
Из-за демона пострадала и Джинни. И так немало вытерпевшая девушка лежала в коме, погруженная в страну кошмаров и бесконечного ужаса. Очередная жертва на пути тьмы… как и Дамблдор.
Наконец, тело величайшего волшебника глухо упало на пол, и Гарри почувствовал, как горячие слёзы заструились по его щекам. Он жаждал смерти демона. Костяшки на его кулаках побелели, а ногти впились в прозрачную плоть.
Внутри всё пылало и порывалось уничтожить это чудовище. Очистить мир и покончить с отвращением к себе.
Почему он не может этого остановить?
Виновен!
Он позволил демону жить и лишь наблюдал за этим.
Виновен!
Он попытается вырвать корень зла из этого мира.
Виновен!
Он устроил это, он и покончит с этим!
Виновен!
Смерть Беллатрикс Лестранж принесла ему что-то неописуемое и нереальное. Иллюзию силы, способной покончить со злом. Но эта сила и была злом, которое тогда показалось лучиком надежды, возможностью лично распоряжаться той мощью, что кипела в его венах.
Свет. Паутина света начала разрывать воздух и оплетать его ноги. Зарево рассеивало мрак и казалось полной противоположностью силе демона.
Танатос заорал от злости, но Гарри его не услышал: воздух пронзали постоянные щелчки разрядов. Вскоре всё наполнилось теплом от разросшейся паутины, а вокруг парня затрещал каменный пол, разрываясь на комья и взмывая в воздух так, что под ним образовался кратер.
Застыв над пустотой, призрак разжал пальцы-крючья и исторг крик, высвобождая свои эмоции, а вместе с ними и волну силы, сметшую на своём пути всё кроме демона, который внимательно наблюдал за происходящим.
Вокруг Танатоса вспыхнула холодная и пустая тьма, которая тут же устремилась к Гарри, но свет стал ярче и рассеивал её, делая золотистого призрака недоступным.
Тьма демона насела ещё неистовей, но свет не уступал. Их глаза встретились: чернее ночи и ярко-зелёные, из которых сочился дым.
На секунду застыла тишина, а вокруг была лишь светотень.
И тогда дух света заговорил, спокойным уверенным голосом, от чего он звучал как приговор:
- Довольно.




Black Guards

 
ShtormДата: Среда, 10.11.2010, 15:51 | Сообщение # 40
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Witchmaster, указано, что фик закончен, однако опследняя 22 глава это явно не конец. Страно wacko


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
WitchmasterДата: Четверг, 25.11.2010, 21:15 | Сообщение # 41
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Глава 23. Contra Ipsum.

- Довольно.
Тени мерцали, танцуя со светом.
Сражение добра и зла, света и тьмы - завораживающее зрелище.
Танатос с криком взмахнул клинком, но Гарри уклонился: он в полной мере подчинил силу, бурлящую в его венах.
Вспомнив о возможностях демона, призрак сосредоточился и высвободил золотистую молнию, которая с огромной силой поразила его антипода в грудь.
И тогда случилось невозможное: Танатос дико взвыл от боли, которую испытывал впервые в жизни. Он выронил тут же истаявший клинок и упал навзничь, судорожно схватившись за прожженную кожу.
Ненависть изжигала Гарри, и он, воспользовавшись удобным случаем, исторг ещё несколько разорвавших воздух разрядов.
В этот раз демон опередил его. Как только Гарри взмахнул рукой, в воздухе появился вихрь тьмы: срикошетившие молнии разбросали вокруг каменную крошку и щепки.
- Это было… нечто, - заметило существо, когда тьма начала затягивать его рану. – Это станет лучшей забавой в моей жизни.
Слово «забава» привело парня в бешенство, и он, выбросив кулак, ринулся вперёд. Демон нырнул под руку и ударил Гарри со спины. Послышался крик, а Танатос бил снова и снова, оставляя тёмные ожоги и вызывая всё новые и новые стенания, словно создавал симфонию Ада.
Поттер упал на пол. Тело неимоверно болело, но потом свет накрыл его, восстанавливая раны.
Демон прекратил смеяться, когда Гарри вскочил на ноги, вызывающе глядя на него.
- Интересно, - пробормотал Танатос. – Если я не могу забить тебя до смерти, тогда я отрублю тебе голову. Или выпотрошу, как рыбу, - прорычал он, а в его руке снова появился клинок.
Гарри отпрыгнул назад и, сосредоточившись, прикрыл глаза. К его ладони хлынула волна люминесценции, которая превратилась в яркое, сверкающее лезвие меча.
- Боже, тебя уже за плагиат можно убить, - сказал демон и сделал выпад.
Тьма встретилась со светом, и полетели искры. Вокруг мелькали сгустки противоположностей, а два духа не сводили друг с друга глаз, звеня клинками.
Одновременно они отпрыгнули для замаха, а потом лезвия снова встретились, разрезая материю вокруг другого.
Их свободные руки овила сила, и те ринулись к лицу противника.
Глухие удары, и их отбросило назад. Рык, и колдовские лезвия с громким лязгом встретились снова.
Вальс смерти. Быстрее и быстрее. Уклон, выпад. Сильнее и больнее. Переход, удар.
Танатос отпрыгнул и с лёгкостью уклонился от очередного удара, высвобождая из руки целый сонм чёрных молний, Гарри сделал то же. На секунду свет снова столкнулся с тьмой, а потом силовая волна разбросала врагов в стороны и впечатала в стены.
Демон попал в уже изрядно раскрошенную стену и, пробив её насквозь, вылетел из замка. Глухо рухнул на землю, а рядом посыпались куски разрушенной стены. Отряхиваясь, Танатос встал на ноги, как будто ничего и не случилось.
Поднявшись, Поттер выпрыгнул следом за противником. В воздухе его встретил поток тёмной магии, от которой он не успел защититься. Крича от невыносимой боли, Гарри рухнул у стены.
Алчно облизнув губы, Танатос схватил парня за горло и поднял над землёй. Демон скрючил пальцы, и в них появилась сфера, которая досталась Джинни.
- Приятных кошмаров, - прорычал он, и чёрный шар ударил Гарри в лицо.
***
- Только не Гарри, пожалуйста, не надо!
- Отойди прочь, глупая девчонка… Прочь!
- Пожалуйста, только не Гарри... Убейте лучше меня, меня...! Прошу, пощади… пощади…
- Достанем палочки, или как?
- Убей лишнего!
- «Авада Кедавра!».
- Поклонись смерти, Гарри.
Казалось, Сириус падал целую вечность: его тело изогнулось изящной дугой, когда он погружался спиной в арку, завешенную рваной вуалью.
- Сириус! Сириус!
- Ты ничего не сможешь сделать… ничего… слишком поздно.
- Он ведь просто упал!
- Она убила Сириуса. Она убила его – я убью её!
- А-а-а-а-а… так ты любил его, малыш Поттер?
- «Круцио!».
- Ты никогда раньше не применял непростительных заклятий, правда, мальчик? Ты должен по-настоящему хотеть, чтобы они подействовали, Поттер! Надо желать причинить боль и получать от этого удовольствие… Так уж и быть, покажу, как это делается… Преподам урок…
И тут его шрам взорвался, и он понял, что умирает. Это была нечеловеческая, совершенно нестерпимая боль…
Его уже не было в этом зале, он был овит кольцами существа с красными глазами так сильно, что Гарри даже не знал, где кончается его тело и начинается тело мучителя. Они слились в одно целое, связанные болью, и спасения не было…
И тогда существо заговорило его губами, и он, поверженный пыткой, почувствовал, как двигается его челюсть…
- Убей меня, Дамблдор…
Гарри ослеп от боли и, моля старика о пощаде, приготовился к смерти. И тогда существо снова заговорило…
- Если смерть – это ничто, Дамблдор, тогда убей парня…
- «Круцио!».
Невыносимый озноб захлестнул его, и Гарри почувствовал, как дыхание сдавило грудь. Холод забрался ему под кожу, он был у него в груди, он был у него в сердце.
Раскалённая боль заливала его тело.
- «Круцио!».

***
Гарри неистово закричал и, как только демон отпустил его, безвольно свалился на землю.
- Великий герой визжит как девчонка, - засмеялся Танатос. – Сейчас ты уже не такой решительный, не так ли?
Он отвернулся и заложил руки за спину.
- С вами, героями, так всегда, - сказал он, посмотрев на духа через плечо. – Вы настолько увязаете во всяком дерьме, что уже не помните, из-за чего весь сыр-бор, и что вы вообще-то собирались спасать мир, - заметил он, покачав головой.
Продолжая кричать от бесконечной волны нахлынувших кошмаров, он понимал, что его рассудок на грани и что демон частично прав.
Другой снова подошел к нему и, наклонившись над ухом, тихо сказал:
- Ты подвёл всех, Гарри. Гермиону, Дамблдора… Джинни, - вздохнул он, поцокав языком. - Они все ушли, а теперь настал твой черёд.
«Он прав… Я проиграл» - подумал Гарри и закрыл глаза, всецело отдаваясь воспоминаниям.
Демон схватил парня за горло и поднял.
- Я похороню тебя глубоко в себе, и ты никогда не увидишь света… никогда, - едко прошипел он. – И все те жертвы, все те люди, которых ты не спас… их смерти превратятся в кошмар.
- Гарри!
Танатос обернулся, и на его лице появилась широкая улыбка.
- Так-так-так, наш болванистый блудный сын вернулся, - пробормотал он. – И о чём ты только думал, мальчик? Я убил волшебника вдвое сильнее тебя… и ведьму вдвое умнее тебя, - засмеялся демон.
- Я знаю, что не смогу тебя убить… - сверкнул он глазами. – Я здесь из-за Гарри, - смело сказал он. Парень не боялся умереть. Даже если это случится, Рон не останется в проигрыше: он снова увидит Гермиону.
А, ну да, это часть, в которой ты говоришь воодушевляющую тираду... типа, добро побеждает зло... свет – тьму… держись, котенок - скоро пятница, и все такое, - он засмеялся. - Не надо.
Игнорируя насмешки, Рон сосредоточился на своём лучшем друге.
- Гарри… Танатос прав. Если ты сдашься – все эти смерти сойдут ему с рук. Не позволь Гермионе остаться неотмщенной, - почти шепотом закончил парень, а его руки сжались в кулаки.
Гермиона… упоминание о её погибели воскресили в памяти обещание отомстить и клятву убить демона.
Воспоминания в голове сменились. Теперь они были счастливыми, и благодаря этому монстру теперь уже неповторимыми. Гарри открыл веки, его взгляд был абсолютно ясным.
Танатос обернулся, и его чёрные глаза встретились с зелёными.
- Сукин с… - это всё, что успел сказать демон, перед тем как получить в лицо.
Пока существо, покачиваясь, приходило в себя, Гарри повернулся к Рону и благодарно сказал:
- Спасибо… но теперь ты должен уйти, чтобы он не использовал тебя против меня.
- Побей его, - сказал рыжий, побежав к замку. – И удачи!
По пути его посетила странная мысль, что друга он видит в последний раз в жизни.
***
Как только Гарри повернулся к демону, его встретил кулак существа.
- Хватит языком трепать и отвлекаться, так и проиграть недолго!
- Я знаю, - прорычал парень и высвободил поток золотых молний.
Демон лениво отбил атаку, а потом снова ударил Гарри.
- Дилетант, - констатировал он. – Зачем ты дерёшься, если всё равно знаешь, что не победишь?
- Ты убиваешь невинных людей, моих друзей… и делаешь это моими руками, - ответил Гарри, и обрушил на него волну света.
Демон отбил её тыльной стороной ладони и хмыкнул:
- Ты собираешься умереть?
- Да… но только после того как убью тебя, - сказал он и замахнулся для удара.
Танатос отпрыгнул.
- Кишка тонка, - парировал демон, и его нога ударила парня в живот. – А знаешь почему? Потому что все гадкие мысли принадлежат мне… - он вскинул руку, и тьма сбила Гарри с ног. – Ты слишком светлый… - он сделал паузу, глядя на лежащего у его ног парня. – И поэтому ты проиграешь.
Танатос поднял ногу, намереваясь наступить Гарри на горло, но тот схватил его за ногу. Лицо парня исказилось от напряжения, но ему удалось оттолкнуть своего противника.
- Ты ошибаешься, - процедил он, а на его ладони появилось маленькое солнце. – Я такой же безжалостный, как и ты… все бояться Тьмы, потому что не знают, на что способен Свет. – Словно в подтверждение его словам, яркая сфера сорвалась с его пальцев и ударила демона в грудь.
Когда дымящееся существо упало в грязь, Гарри поднялся на ноги и бросился к нему. Схватив Другого за шиворот, он прорычал:
- У меня есть, за что драться! У меня есть сила! И я убью тебя! – Каждое заявление он подтверждал сильным ударом.
Танатос взревел от боли и вызвал волну тьмы, которая отбросила парня.
- А ты не можешь и не убьешь меня, - приземлившись на ноги, ухмыльнулся Гарри.
- Умный мальчик, - заметил демон, вытирая кровь с лица. – Но ты неправ, я могу убить тебя! – выкрикнул он, и появившееся в руке лезвие обрушилось на голову парня.
Но призрак был готов, и их клинки снова встретились. Охваченные желанием истребить друг друга, они рычали и неистово рубили клинками, но силы были равны - и от того положение становилось безвыходным.
На какой-то момент они застыли, напряженно глядя друг на друга поверх скрещенных мечей. И тогда демон прошипел:
- Это бесконечная история, парень… Свет и Тьма… мы будем сражаться вечность.
Нажимая на клинок сильнее, Гарри осознал, что это правда. Он знал каждый выпад демона и с лёгкостью блокировал его, и наоборот.
И тогда он вспомнил слова Волдеморта: «Если погибнет частица тьмы, вполне вероятно, что вслед за ней уйдёт и частица света».
Гарри толкнул Танатоса в грудь и отпрыгнул назад, всё ещё держа лезвие перед собой.
- И какую дурость ты сейчас задумал, Гарри? – приближаясь к парню, спросил демон.
- Уже сделал, когда позволил тебе освободиться… - ответил призрак. – Но сейчас я исправлю ошибку.
Одним движением Гарри пронзил свою грудь золотистым лезвием.
- Нет! – яростно прокричал злой дух, но было слишком поздно.
Улыбнувшись, Гарри издал последний вздох и исчез, а мёртвое тело Танатоса упало на сырую землю.




Black Guards

 
WitchmasterДата: Четверг, 25.11.2010, 21:16 | Сообщение # 42
Bye-Bye, like birdie!
Сообщений: 770
« 138 »
Эпилог

Это было то же время года.
По ступенькам Хогвартской школы магии и волшебства спустился мрачный колдун в чёрных одеждах. Остекленевший взгляд был направлен куда-то под ноги, которые, казалось, сами довели его до одинокой рощи. Там был укрыт большой причудливый мавзолей, где были похоронены его друзья.
Грустно вздохнув, он положил две алых розы, символизирующих любовь, на могилу Гермионы и желтые, цветы дружбы, на могилу Гарри.
- Привет, ребята… Три года прошло… Я сдал выпускные экзамены и, Герм, очень хорошо… - тихо добавил он и хихикнул. – Это было тяжело… для всех нас. Мама по-прежнему плачет каждый раз, когда при ней упоминают о вас или Джинни…
Он прокашлялся, а на глазах появились слёзы.
- …Должен признаться, целители говорят, что работают над новым лекарством для тронувшихся рассудком жертв. Невилл тоже будет с ними, и я думаю, в этом есть смысл, ведь у его родителей похожая проблема.
Проклятое горло… Он снова прокашлялся.
- МакГонагалл сменила Дамблдора… и Снэйп, - с долей отвращения добавил он, - стал её заместителем. Боюсь представить, что он делает с детьми, когда директор в разъездах, - невесело усмехнулся он.
- Я был принят на обучение в Аврорат… несмотря на то, что мне нужно сначала подтянуть Зелья, - с раздражением пробормотал маг. – Если бы не этот идиот Снэйп, я бы…
Он понял, что потерял нить размышлений и сказал:
- Я скучаю по вам, ребята… и мне всё еще больно… вспоминать, как Гермиона заставляла меня учиться, а я закатывал глаза… мне этого не хватает… – Он шмыгнул носом, и на могилу упала одинокая слеза.
- Но я продолжаю жить… Ведь мы встретимся снова… Скоро… - пробормотал волшебник и покинул тень безмолвных могил.

Конец.




Black Guards

 
ShtormДата: Пятница, 26.11.2010, 03:48 | Сообщение # 43
Черный дракон
Сообщений: 3256
« 196 »
Witchmaster, все же ты порешил Гарри. cool Сколько же силы духа нужно иметь, чтобы вот так ради жизни других самому осознано причинить себе смерть? Мужеству Поттера можно только восхититься. Надесь Рон будет жить достойно, помня, на какие жертвы пошел его друг. Хочется верить, что Джини выздоровит.
Witchmaster, спасибо за замечательный фик.



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Форум » Хранилище свитков » Гет и Джен » Ярость тьмы (макси||ГП\ДжУ|| PG-13 (Закончен))
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: