Армия Запретного леса

Воскресенье, 21.10.2018, 10:11
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 8
  • 9
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы! (СС/ГП;R;Драма/Приключения/Роман;макси; Закончен)
Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы!
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 04.04.2011, 21:02 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Название: Lynne's AU Ending to The Marriage Stone
Автор: lynned0101
Ссылка на оригинал: Lynne's AU Ending to The Marriage Stone
Переводчик: VelgaW (совместно с Renata aka AmaliaRa и Queen of destruction)
Бета/ Гамма: VelgaW / Renata aka AmaliaRa
Разрешение на перевод: получено Renata aka AmaliaRa
Жанр: Драма/ Приключения/ Роман
Персонажи (пейринг): СС/ГП
Рейтинг: R
Размер: макси
Статус: Закончен
Дисклаймер: Роулинг — роулингово, а слэшерам — ну, вы поняли...
Аннотация: Альтернативное продолжение фанфика The marriage stone автора Josephine Darcy. Брак Северуса и Гарри перестает быть фиктивным, но личное счастье не отменяет жизненных проблем. Мир снова в опасности, и кому же его спасать, если не нашим героям?..
Предупреждение: Желательно вначале прочитать первые 77 глав авторского фанфика ("The marriage stone"). Нумерация глав фанатского продолжения двойная: первая цифра — номер главы собственно фанфика Lynned, цифра в круглых скобках — сквозная нумерация с учетом глав Josephine Darcy.

Разрешение на размещение: получено.










Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
ЮлийДата: Воскресенье, 01.05.2011, 13:21 | Сообщение # 31
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Отличное продолжение. И хотя автор другой, но ему удалось сохранить стиль написания, а это о многом говорит. Спасибо за выкладку.


Мы сами творцы своей судьбы
 
TamiДата: Воскресенье, 01.05.2011, 15:22 | Сообщение # 32
Посвященный
Сообщений: 30
« 0 »
спасибо за новые главы smile


Два голоса боролись во мне. Один, который хотел быть хорошим и храбрым, и другой, который советовал хорошему и храброму заткнуться.
 
неканонДата: Воскресенье, 01.05.2011, 18:45 | Сообщение # 33
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо)


когда придумаю что тут написать-напишу
 
ЭдельДата: Понедельник, 02.05.2011, 18:21 | Сообщение # 34
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
вам спасибо за комментарии))


Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 02.05.2011, 23:36 | Сообщение # 35
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод Renata aka AmaliaRa

Глава 6 (83). Кругом сюрпризы.

После обеда маги собрались в недавно подготовленных комнатах Поттера, чтобы обсудить предстоящее посещение библиотеки Малфой Мэнора. Помпезный тронный зал Гарри велел превратить в две комнаты: гостиную - для встреч с представителями Министерства или чиновниками, и вместительный кабинет с большим дубовым столом и шкафами с запасом пергаментов, перьев и чернил. Камин был открыт только для перемещений в библиотеку поместья. Вот в этом-то кабинете и расселись вокруг стола Дамблдор, Северус Снейп, Гарри, Гермиона и Драко, потребовавший, чтобы Чарли тоже присоединился к ним, а тот, в свою очередь, настоял на присутствии Рона.

Сейчас Гарри выглядел намного уверенней. Раньше он частенько тоскливо вздыхал – казалось, смирившись со своей судьбой, юноша, тем не менее, тяготился своей участью и сомневался в своих решениях и поступках. Северус откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на молодого человека. Теперь в Поттере не было ни грусти, ни сожаления, ни обречённости. Снейп видел, что Гарри уверенно нацелен на успех миссии.

И еще зельевар понял, что Альбус тоже заметил перемену в своем любимце. Директор изучал парня, глядя поверх своих очков-полумесяцев, но, вместо обычно добродушного мерцания, его взгляд был полон настороженного интереса. Гермиона задумчиво смотрела на приятеля, не со страхом или обожанием, а просто спокойно наблюдая. Буквально год назад, Северус предполагал, что этим двоим суждено пожениться, настолько они казались близки друг другу. Снейп не ожидал, что девушка выберет Рона. И вскользь подумал, что у Грейнджер совершенно нет вкуса.

Драко бесстыдно флиртовал с Чарли, который спокойно продолжал поддерживать разговор, в том числе и со своим братом.

Когда Гарри поднялся, чтобы обратиться к собравшимся, то совершенно не нервничал и не колебался. Он не дергался, говорил громко, смотрел уверенно.

- Как вы знаете, Люциус Малфой любезно предоставил нам доступ к библиотеке в своем поместье. Туда можно попасть по каминной сети. Северус и Драко наладили сообщение таким образом, что пароль не требуется, но линия работает только между этим кабинетом и книгохранилищем. Мистер Малфой также разрешил взять нужные нам книги и перенести их сюда для изучения и перевода. Думаю, будет лучше, если все взятые рукописи мы станем хранить отдельно от остальных, чтобы не перепутать и вернуть все в целости и сохранности. Северус наколдовал около камина в библиотеке специальный регистрационный стол, умеющий отмечать все взятые и возвращенные источники, на него нужно будет складывать то, что вы берете или возвращаете. Заимствованную литературу, во время работы с ней, прошу оставлять в стоящих в этой комнате книжных шкафах. Неиспользуемые древние манускрипты и записи должны храниться в кабинете директора.

Теперь о том, что мы будем искать. Перспектива такова. Больше всего я опасаюсь того, что может сделать Волдеморт, когда поймёт, что я полностью разрушил его планы. Наиболее вероятно, он снова наведет на весь мир мертвый сон, и это беспокоит меня больше всего. Не уверен, что снова смогу разбудить всех - я ещё довольно слаб. В чистом виде заклинание сна, без компонента стазиса, вероятно, убьёт всех, в ком есть магия, точно так же, как могли быть уничтожены магглы. Повторяя попытку, Волдеморту придётся вновь использовать волшебство тех, кто носит Тёмную метку, потому что своей силы ему не хватит. Так же, как и в первый раз, он без сомнений использует своих сторонников, не задумываясь, что их ждет в этом случае. Нам нужно найти способ разрушить связь между ним и его источником энергии. Я считаю это основной задачей.

Первым неожиданно подал голос Рон, вид которого был непривычно задумчив.

- Лишить врага возможности подпитывать свои силы - хороший ход. Держу пари, что планы Того-Кого-Нельзя-Называть основываются на том, что он сможет в любой момент, когда захочет, получить доступ к магии всех Пожирателей. Как только он лишится этого источника, ему придётся придумывать новый план. Как и в шахматах, неожиданный ход противника может разрушить лучшую стратегию, сделав её бесполезной. Ему придётся импровизировать, а это всегда нелегко. И риск ошибиться очень велик.

Глаза Альбуса весело мерцали, когда он одобрительно посмотрел на Рона.

- Я разделяю ваше с Гарри мнение о реакции Тома, когда он узнает, что его планы были разрушены, поэтому тоже считаю, что нужно лишить его возможности эксплуатировать чужое волшебство. Однако, решить, что нам делать дальше – это лишь часть проблемы. Безусловно, самое трудное – придумать, как сделать это. Много лет назад, когда Том начал клеймить своих сторонников, мы стали изучать метку и ритуал, с помощью которого она создавалась, чтобы узнать, можно ли нарушить её действие. Тогда у нас не было целостной картины его замысла, и, боюсь, мы могли что-то пропустить. В сущности, нам не удалось удалить или заблокировать знак Волдеморта.

Драко задумался, слушая директора. Он терялся в догадках, кем были эти «мы» - без сомнения, это одна из тайн гриффиндорцев, которую никогда не раскроют в присутствии слизеринца. Особенно его озадачивало, что загадочные «мы» изучали Тёмную метку и ритуал. Как они вообще узнали об этом? Он терзал расспросами отца много лет, желая получить хоть какую-нибудь подсказку о том, что происходило во время таинственного обряда Темного Лорда, но тот неизменно уходил от ответа, постоянно говоря сыну, что это не его ума дело. И тут понимание ударило его словно бладжером. Снейп! Возможно ли, что зельевар - союзник Дамблдора, был на Светлой стороне и принял клеймо, чтобы шпионить? Единственное, что он узнал у отца о ритуале принятия Тёмной метки, что тот включал в себя клятву тайны, наказанием за нарушение которой, была мучительная смерть от рук Повелителя. Внезапно осознав, какую роль играл профессор все эти годы, пораженный Драко с восхищением уставился на него.

Похоже было, что Снейп почувствовал его пристальный взгляд, но никак не отреагировал. Поттер заметил, как изменилось выражение лица слизеринца, и понял, что тот, наконец-то, сложил «два и два». Встретившись с ним глазами, Гарри кивнул, мысленно соглашаясь с тем, что Северус – выдающийся и невероятно храбрый человек.

Дамблдор объяснил, что он обвил Тёмную метку профессора серебряной нитью, а затем наложил заклинание, защитив от Волдеморта. Эта магическая формула была невероятно сложна, и выполнить заклинание мог только очень опытный, сильный волшебник. И, кроме того, носитель метки должен был принимать активное участие в защитном ритуале. Северус подтвердил:

- Понадобился час, чтобы создать серебряную и магическую защиту. И даже, если некоторые из нас освоят этот способ, нам не хватит времени применить его ко всем Пожирателям Смерти в разных частях света. К тому же не стоит забывать, что, несмотря на предпринятые директором меры, Тёмный Лорд до сих пор способен выкачивать у меня магию. Конечно не так, как у остальных своих приближенных, но все же.

Гарри продолжил:

- Мистер Малфой рассказал, что у него хранятся свитки с текстами на странном языке, переданные на хранение Волдемортом много лет назад. Я надеюсь, что большинство из них – записи Слизерина, в которых отыщется нужная нам информация. Возможно, когда Темный Лорд впервые поставил клеймо и провёл ритуал, ему больше не понадобились книги, с которыми он сверялся, создавая метку. Я думаю, именно с этих источников мы должны начать свои исследования.

Гермиона пробежала глазами один из листков, лежащих перед ней.

- Да, начать надо с них. И, кроме этого, придется изучить книги о древних заклинаниях и истории их развития, по магии Земли и символов, мифологии возникновения драконов, о тактике и стратегии магического боя, а также - всё, что найдем о демонах и способах их вызова.

*****

Когда последний член исследовательской группы вышел из камина в библиотеке Малфой Мэнора, Драко объяснил принцип расстановки литературы и указал места, где наиболее вероятно находились нужные им книги. Помещение было огромным, с массивными стеллажами из красного дуба, уходящими ввысь, под сводчатый потолок. Везде, где стены не были закрыты книжными полками, висели гобелены. Также в библиотеке стояли удобные кресла и столы, над каждым из которых плавал в воздухе заколдованный канделябр, чтобы обеспечить индивидуальное освещение.

Рон застрял у полок, где обнаружил книги по тактике магического боя. Драко извиняющимся голосом заметил, что материал в этой секции не пополнялся со смерти Абрахаса Малфоя в 1701 году, так как он был последним из рода, кто интересовался этой темой.

Остальные маги двинулись дальше, подойдя вместе с Драко к совершенно неприметной нише с литературой в самом дальнем конце огромной комнаты.

- Здесь отец хранит особые материалы – книги, к которым он никого никогда не подпускал.

Драко провел палочкой над корешками нескольких фолиантов, и полки начали плавно расходиться в стороны – самая верхняя – вправо, та, что под ней – влево, следующая снова вправо и так, до самого низа – а за ними открылась потайная комната, в которой стояло удобное кресло перед полированным столом из красного дерева и несколько небольших стеллажей со старинными и не очень книгами и пергаментами. Войдя, Гарри почувствовал, как вздрогнули чары консервации, наподобие защищавших библиотеку Салазара Слизерина в Тайной Комнате, благодаря чему в помещении не было затхлости и пыли.

Северус сразу заметил несколько небольших свитков, похожих на те, что Гарри принёс из библиотеки Основателя, и, собрав их, отложил в сторону. Быстро просмотрев листки, Поттер подтвердил, что это рукописи Слизерина на парселтанге. Маги, во главе с Драко, столпились вокруг них, с интересом рассматривая древние документы, написанные на таком редком и непонятном языке. Но для них это был не текст, а скорее непонятные каракули, нацарапанные выцветшими чернилами на очень древнем пергаменте. Они с трудом могли представить, что Гарри способен свободно это прочитать.

Чуть позже обнаружились ещё несколько источников, отданных Волдемортом Малфою. В большинстве книг в этой комнате говорилось о запретной Тёмной Магии, что вряд ли могло помочь в поисках. Северус уже собирался предложить вернуться обратно, в основное помещение, когда заметил Гермиону, которая, стоя на коленях перед одним из книжных шкафов, рылась в его глубине. Он склонился, чтобы посмотреть, что нашла гриффиндорка, и тут же пожалел об этом. Перед ним были книги о доминировании и подчинении, видимо, свидетельствующие о тайных пороках, которым предавался Люциус. Он потрясенно наблюдал, как Гермиона читает названия и складывает книги в стопку, словно собираясь доставить в Хогвартс то, что, скорее всего, было порнографическим тайником волшебника!

- Гарри, думаю, мистер Малфой некоторое время изучал природу Тёмной метки и, возможно, даже пытался узнать, как её удалить. Здесь целый склад книг о подчинении и рабстве.

Северус, поняв, что ошибся, присел рядом с мисс Грейнджер, глядя на неё с удивлением и долей уважения. Она была права, говоря о том, чего желали все, по глупости принявшие в своё время Тёмную метку! Особенно во время долгой передышки, после того, как Авада Кедавра, срикошетив от Гарри, развоплотила Темного Лорда. Без сомнений, и Люциус жаждал избавиться от клейма. Среди книг, отобранных Гермионой, были и старые, и довольно новые – значит, они не могли быть получены на хранение от Волдеморта и принадлежали хозяину поместья. Зельевар помог девушке поднять стопку томов на стол, положив их рядом с рукописями Салазара.

Чарли и Северус ещё раз тщательно обследовали каждую полку, проверяя, не спрятаны ли за рядами ещё какие-то книги. Двигаясь с противоположных углов комнаты, они, наконец, встретились на середине и заключили, что Гермиона обнаружила единственный тайник Люциуса. Попутно Чарли отыскал несколько книг о драконах и тоже сложил их на зачарованный стол.

Альбус просмотрел отобранные магами тома и свитки на столе.

- Пусть Северус и Гарри вернутся с этими материалами в Хогвартс, а Драко пока закроет секретную комнату отца. Мы же еще раз осмотрим основное помещение библиотеки и затем тоже вернемся в замок.

*****

Петунии Дурсль сегодня было уже немного привычней в теплицах. Она научилась уклоняться от попыток растений схватить или ударить её, и теперь более уверенно срывала созревшие листья растений, которые ей поручили собрать, не забывая, впрочем, об осторожности, чтобы те не покусали её. В целом она находила эту ситуацию довольно бредовой, но, тем не менее, приобрела новый опыт и сноровку.

Тут в теплицу вошёл молодой человек, очень похожий на одного из Виндзорских принцев, чтобы забрать у неё собранные листья, и она на время прервала свою работу. Передав ему с таким трудом добытый урожай, она спросила:

- Вы не знаете, для чего их используют?

Предположив, что она, скорее всего, знает о магии так же мало, как и он, молодой человек ответил:

- Понятия не имею. Я забираю корзины у работников в теплицах и отношу их в одну из комнат так называемых подземелий. В некоторых корзинах листья выглядят совершенно обычно, но другие корзины запечатаны, и из них доносятся звуки, похожие на крик. Это так дико!

С его последними словами Петуния согласилась, понимающе закатив глаза.

- Я совсем недавно узнал, что во мне есть частичка магии. Мне сказали, что я – сквиб. А вы раньше были знакомы с этим миром?

Лучше бы парень не спрашивал её об этом, потому что она весьма ядовито заметила:

- Я знала, что кое-кто в моей семье наделен магией – моя сестра и её сын, оба ненормальные. Мальчишка сейчас учится в этой школе. Поэтому меня и притащили сюда, когда кругом начался весь этот бред.

- Так вы не были рады узнать, что в вас тоже есть магия?

Петуния выглядела оскорблённой.

- Не рада, потому что во мне её нет! Я – нормальный человек! Это всё какая-то ошибка.

Молодой человек с сожалением взглянул на неё и, подняв корзины с листьями, направился к выходу.

- Простите, мадам. Только те, в ком есть частичка магии, сейчас бодрствуют. Остальные спят. Всего доброго.

Петуния очень хотела спросить, говорил ли ему кто-нибудь, как он невероятно похож на младшего члена королевской семьи, но передумала. Она налила себе чашку чая из чайника, стоявшего на столике, возле выхода из теплицы - поразительно, почему кипяток никогда не остывал, даже здесь, за стенами замка?! - и через какое-то время, рядом с ней села отдохнуть молодая женщина, выглядевшая не старше двадцати лет.

- Разве он не очарователен? Прекрасный юноша и, несмотря на королевское происхождение, совсем не надменный.

Петуния посмотрела на свою соседку, а затем на удаляющуюся фигуру молодого человека, с которым только что разговаривала.

- Он не может быть…

- О, да, это он. Он и его брат оказались сквибами. Мой муж был в министерской команде, приведшей их сюда из дворца, и доставившей их отца, бабушку и дедушку в госпиталь Св. Мунго. Кстати, я – Амаранта Савой. Закончила Хогвартс десять лет назад. Из-за всего, что произошло, мужу пришлось работать почти круглые сутки, и он предложил, чтобы я вместе с детьми осталась пока здесь.

- Вы живёте в общежитиях? – Петуния никогда не видела этой семьи в покоях Хаффлпафа, но, возможно, были и другие места, где разместили гостей.

- О, нет, у нас палатка. Большинство семей с детьми живут в палатках, так проще. Профессор Дамблдор разрешил нам расположиться во внутреннем дворе.

- Наверное, это ужасно неудобно? – в памяти Петунии тут же всплыла маленькая палатка, которую Вернон купил её Дадлику несколько лет назад, для скаутского похода с ночевкой.

Амаранта с пониманием посмотрела на собеседницу.

- Для вас волшебство в новинку, правда? – получив кивок в ответ, она продолжила. – Наша палатка не слишком большая, но в ней две спальни, две ванные комнаты, уютная кухня и довольно вместительная гостиная.

Петуния никогда не видела её детей и спросила о них.

- О, моей Розе в прошлом месяце исполнилось уже пять, а моему младшему – Гарри – три года. Профессор Дамблдор распорядился, чтобы домовые эльфы создали под кухней прекрасную детскую площадку для игр. Я забрала с собой сюда наших домовиков – они могут помочь в Хогвартсе и внимательно следят за детьми, пока я занята.

У Петунии в голове крутился вопрос, но она сомневалась, действительно ли хочет знать, или ответ её расстроит. Наконец, любопытство победило.

- А что такое - домовые эльфы?

Амаранта рассмеялась, но не над ней, а от удивления.

- Вы, и правда, плохо знакомы с волшебством. Домовые эльфы – это маленькие волшебные существа, которые больше всего на свете любят дома волшебников. Некоторые связаны с определёнными местами, как здешние эльфы с Хогвартсом, другие связаны с волшебными семьями, как двое моих домовиков, которых я привезла с собой. Поэтому я доверяю им присматривать за своими детьми. А вы не хотите заглянуть ко мне в гости? Уже почти полдень. Мы можем перекусить рядом с нашим лагерем, я велю Оли или Юпер принести туда сэндвичи. Если вы никогда не видели волшебного жилища, то вам будет очень интересно.

У Петунии были некоторые сомнения: в конце концов, эта женщина жила с семьёй в какой-то неведомой палатке и поручала заботу о своих детях непонятным волшебным эльфам, а не занималась ими сама. Однако Амаранта была первой волшебницей, которая отнеслась к ней хорошо, а она чувствовала себя такой одинокой. И вскоре Петуния уже стояла во внутреннем дворике, где теснилось около двадцати низеньких палаток, размером едва ли больше самой маленькой спальни на Прайвет-Драйв. Амаранта приподняла полог и жестом пригласила гостью войти, что та и сделала с некоторой опаской. Ступив внутрь, она была совершенно поражена, увидев то, что недавно описывала новая знакомая: большая гостиная, рядом - кухня и двери, которые наверняка вели в спальни и ванные. У неё просто в голове не укладывалось, как могут сочетаться внешний и внутренний размеры палатки. Она сильно побледнела, думая об этом, и её вид так встревожил Амаранту, что та немедленно позвала Оли, который всегда знал, что делать, если кто-то заболевал или получал травму. Раздался хлопок, сопровождавший появление домовика, и Петуния, взглянув на маленького эльфа, закатила глаза и хлопнулась в обморок.

*****

Гарри и Северус провели несколько очень плодотворных часов, успев просмотреть вывезенные из малфоевской библиотеки рукописи Слизерина и определить те из них, в которых, вероятнее всего, содержалась нужная информация о создании метки Темного Лорда. Пока Гарри работал над переводом, Северус, в ожидании остальной команды, оставшейся в поместье, решил использовать временное затишье в своих интересах, проверив, как продвигается работа в его лаборатории. Обнаружив, что его котлы, все без исключения, используются для варки зелий, Снейп вдруг понял, насколько это приятно, наблюдать за работой людей, знающих свое дело и гордящихся результатами своего труда. Это так отличалось от происходящего на уроках зельеварения, когда, по меньшей мере, два или три котла были готовы взорваться в любой момент из-за глупости студентов, не сумевших правильно прочесть рецепт! Не столько чтобы проконтролировать, сколько чтобы поддержать и по достоинству оценить, он медленно пошёл по комнате, временами останавливаясь и комментируя - и даже хваля - проделанную работу. Корзина была уже почти полностью заполнена пузырьками с успокаивающим и кроветворным зельями, поэтому он уменьшил её и отправился к мадам Помфри. Было необходимо лично пронаблюдать за их действием, чтобы выяснить, не требуется ли изменение состава снадобий.

Северус застал колдомедика во время короткого обеденного перерыва, с чашечкой чая в руках. Удавшееся заклинание стазиса немного облегчило её работу, так как больше не нужно было активно заботиться о спящих в Хогвартсе магглах, но из-за последствий катастрофы, ей пришлось принять в качестве пациентов кое-кого из бывших студентов и их родных. Ведь из-за заклинания Волдеморта многие ведьмы и волшебники, как, впрочем, и магглы, получили множество травм от несчастных случаев. Поппи была рада видеть профессора и тут же забрала у него корзину с лекарствами.

- Спасибо большое, Северус. А теперь не могла бы твоя команда заняться зельем, восстанавливающим нервные окончания? И мы, и госпиталь Св. Мунго, и другие больницы столкнулись с различными травмами, при которых были повреждены периферические нервы. У нас хороший запас Костероста, который долго не портится, и, благодаря твоим помощникам, нет недостатка в кроветворном. Но для восстановления двигательных функций у раненых нам потребуется много регенерирующего зелья.

- Конечно, Поппи. Я сейчас же спущусь в подземелья и передам твою просьбу. Успокаивающего зелья тоже приготовлено много – этого пока достаточно, или тебе понадобится больше?

- К сожалению, его нам до сих пор требуется много. Сквибы просто сводят меня с ума. Кое-кто до сих пор в шоке от первого знакомства с волшебным миром. И хотя они уже начали привыкать к движущимся портретам, у некоторых всё ещё возникают проблемы, когда те пытаются заговорить с ними. А сегодня, эта мадам Дурсль, тётя Гарри, как я поняла, увидела домашнего эльфа и потеряла сознание. Это не такое уж страшное испытание, но лишь после того, как она приняла три порции успокаивающего зелья, мы смогли прекратить её истерику.

Северус внимательно посмотрел на Поппи и поинтересовался:

- Миссис Дурсль ещё здесь? Я хотел бы сказать ей пару слов. Заодно могу отнести ей новую порцию зелья.

Помфри была рада, что ей не придётся лишний раз иметь дело с Петунией, и, быстро достав из корзины пузырёк, отдала его Снейпу.

- Она лежит на третьей кровати в конце комнаты, возле большого окна. По этому поводу тоже был скандал: нервная дама заявила, что должна непременно видеть открытое пространство.

Северус нашёл родственницу Гарри там, где и сказала Поппи. Он был рад узнать, что Петуния до сих пор испытывает приступы клаустрофобии. Женщина полулежала на подушках, с наброшенным на ноги одеялом, и скорее дремала, чем спала. Почувствовав, что кто-то остановился около её кровати, она зашевелилась. Зельевар сделал зловещее выражение лица, выпрямился и расправил плечи, встав так, чтобы Петуния увидела его сразу, как только откроет глаза. И был очень доволен, заметив её ужас.

- Миссис Дурсль, меня зовут Северус Снейп.

Она уставилась на него, онемев от страха, и профессор не преминул воспользоваться этим, применив к ней легиллименцию. Дело в том, что его уже давно преследовало воспоминание о том, как Гарри неосознанно потирал руку, словно та болела, когда они обсуждали званый ужин. Мальчик не сказал ему, что тогда произошло, но Снейп был уверен, что кто-то причинил ему боль. Он подозревал, что этим человеком была женщина, сидевшая сейчас перед ним, поэтому захотел выяснить, что же тогда случилось. Нужное воспоминание обнаружилось быстро. Оказывается, Петуния обварила руку ребенка кипятком, наказав всего лишь за то, что он прикоснулся к столовому серебру, а затем затолкнула племянника в чулан и заперла его там, пока сама, вместе с семьёй, наслаждалась праздничным ужином. Северусу потребовалось всё его самообладание, чтобы не придушить её прямо здесь голыми руками. Но он понимал, что Гарри бы этого не одобрил, и лишь поэтому не убил мерзавку на месте. Кроме того, по мнению профессора, любая месть была бы недостаточной.

Петуния невероятно испугалась – она впервые встретила столь мрачного и опасного на вид типа. Чёрные глаза его горели злобой, губы кривились в презрительной усмешке. Он внушал истинный ужас. Но когда посетитель представился, женщина почувствовала себя немного сбитой с толку, и подумала, что просто слишком резко пробудилась от дремоты, поэтому занервничала. Нежданный гость не проявлял никакой агрессии, и Петуния попыталась успокоиться.

- Мадам Помфри упомянула, что вам нужно ещё раз принять успокоительное зелье, и я предложил принести его, - миссис Дурсль неохотно протянула руку, взяла пузырёк и залпом выпила содержимое. – Нас ещё не представляли друг другу, но я – супруг вашего племянника Гарри.

При упоминании ненавистного имени, несмотря на дополнительную порцию успокоительного, она не сдержала поток ругани.

- Этот ужасный мальчишка! Это он во всём виноват. И он, и его родители - все они ненормальные! О, лучше бы он подох вместе с ними, и избавил нас от всех проблем!

Теперь Северус понял, почему Ремус ударил её. И только мысль, что Гарри не простит ему, если он запытает Круцио эту суку до сумасшествия, остановила его. Потерять Гарри – слишком большая цена за минутное удовольствие.

- Как я уже сказал, он - мой супруг, и я не стану терпеть такую грубость ни в его адрес, ни в свой.

Казалось, на время Петуния совершенно забыла, что он всё ещё находится рядом, и теперь снова обратила на него внимание.

- Не понимаю, в каком смысле «супруг»? Где-то я уже это слышала.

Северус слегка пожал плечами, отвечая:

- Был проведен ритуал, соединяющий двоих волшебных существ в очень могущественный союз, который связывает партнёров, делая их единым целым.

Она попыталась осознать это определение и неожиданно выпалила:

- Ради всего святого, это звучит так, словно вы говорите о браке!

Северус только снова пожал плечами.

- Вы что, хотите сказать, что женаты на этом ненормальном? И ко всему прочему, он что - гомик? О, это уже слишком!

Едва сдержавшись, чтобы не убить Петунию, он сделал то, что было, наверное, даже хуже, чем злые шалости Фреда и Джорджа Уизли.

- Вы больше не посмеете говорить так о Гарри. Больше никогда. Или будете страдать от этого, - Северус взмахнул палочкой, и Петуния испуганно вздрогнула, но ничего не почувствовала.

- Вы гнусный… - но не успела она закончить, как из её рта послышалась очень громкая отрыжка. Петуния, смутившись, заозиралась, не заметил ли кто-нибудь изданный ею неприличный звук. А затем снова повернулась к посетителю. – Вы отвратительный и… - на сей раз, её гневная тирада была прервана неповторимым звуком испускаемых газов.

На тот случай, если она не до конца поняла, Северус наклонился и медленно проговорил:

- Миссис Дурсль, каждый раз, когда вы захотите сказать дурное о Гарри, называя его ненормальным, желая ему чего-то плохого, обзывая кого-нибудь, кто близок с ним или восхищается им, вы всегда будете громко издавать эти неприличные звуки. Никто не узнает об этом, если вы будете держать язык за зубами. Иначе, вы каждый раз будете переживать невероятный позор, выругавшись снова, - он резко повернулся и направился к выходу так стремительно, что мантия развевалась у него за спиной.

*****

Профессор Дамблдор настоял на том, чтобы вся исследовательская группа обязательно делала как минимум часовой перерыв днём, а затем ужинала в Большом Зале. Поэтому сейчас Гарри шёл в толпе студентов к гриффиндорскому столу. По оживлённой жестикуляции Симуса Финнегана было понятно, что тот развлекал соседей рассказами о своих приключениях в спасательных экспедициях. Теперь, когда Рон уделял больше времени научно-исследовательской работе, Симус участвовал в спасательных миссиях Хогвартса в паре с Сириусом. Все очень гордились тем, что Кинсли Шекболт разрешил хогвартским группам присоединиться к организованным правительством командам, и рассказывали, что завтра они, через каминную сеть, переместятся в министерство и, объединившись с аврорами, отправятся в рейд. Вероятно, студенты не понимали, что это директор приложил немало усилий, выбивая разрешение, так как, с самого начала, участие в спецоперациях добровольцев из Хогвартса было категорически запрещено. Видя энтузиазм подростков, Альбус понял, что старался не зря. Взволнованы были не только гриффиндорцы. То же оживление царило и за столами других факультетов.

Гарри нравилось слушать все эти истории, и он не переставал хвалить и благодарить друзей. Также он был очень рад узнать, что Невилл взял на себя ответственность за несколько теплиц, что позволило мадам Спраут присматривать за её «командой сквибов», как она называла своих добровольных помощников. Миссис Уизли запретила Джинни присоединиться к спасательным группам, несмотря на крики дочери, что ведь именно их отец занимается планированием и сопровождением министерских операций.

Невилл сообщил Гарри, что его тётя оказалась в больничном крыле.

- Я слышал, что одну из сквибов, работавших в теплицах, пригласили пообедать в палатку, чтобы показать, как выглядит волшебное жилище, - Гарри мягко улыбнулся, вспомнив собственную реакцию на внутренние габариты волшебной палатки семейства Уизли, когда был с ними на чемпионате мира по квиддичу. Даже ужасные события, произошедшие после игры, не смогли заставить его забыть то изумление, которое он почувствовал, впервые войдя в это сооружение. – А ещё я слышал, что она заметила домового эльфа и упала в обморок. И потом ни один домовик не захотел переместить её в больничное крыло. Первый раз слышу, чтобы они наотрез отказались выполнить приказ. Я думал, они отказались помочь ей потому, что были оскорблены тем, что она упала в обморок, увидев одного из них. Однако, потом оказалось, что они знают о её ненависти к магии и считают, что она причиняла боль волшебнику.

Гарри с начала учёбы понимал, что не всё может рассказывать о своей жизни с Дурслями. Никто не помог бы ему, и откровенность могла лишь усугубить ситуацию. Он никогда не делился подробностями существования с родственниками, но, каким-то образом, Корнелиус Фадж узнал о жестоком обращении, а теперь, возможно, домовые эльфы в курсе? Описание полностью подходило тёте Петунии. Он ещё не разу не встречал её здесь, значит, она вполне могла работать в теплицах. Возможно, ему следует на минутку заглянуть в больничное крыло, по дороге в свою рабочую комнату, чтобы проверить, как она там.

Поттер спросил у мадам Помфри, где найти Петунию Дурсль, и та указала, какую кровать занимает новая пациентка. Гарри тихо подошёл, боясь её разбудить, но, как и в тот раз, когда приходил Северус, его тетка только дремала и сразу же проснулась, едва он приблизился.

- Ты! Твой приятель, муж, или кто он там тебе… - слова тёти Петунии утонули в громком звуке испускаемых вЕтров.

Гарри был поражён – тётушка всегда ужасно отзывалась о женщинах, у которых громко урчало в животе, и о тех, кто публично икал. Парень не понимал, что могло с ней случиться, но раньше она никогда не позволяла себе ничего подобного. Он буквально остолбенел, хотя, в то же время, с каждой секундой ему становилось всё труднее сдерживать рвущийся наружу смех при виде её потрясенного лица.

- Это всё он виноват. Он сам признался! Это он со мной сделал! Урод… - на сей раз её восклицание прервала громкая отрыжка.

И тут до Гарри дошло, чью голову посетила идея такой славной мести!

- Я так понимаю, здесь был Северус. На ужине друг рассказал мне, что кто-то упал в обморок, увидев домовика, и я предположил, что это могла быть ты, тётя. Меня ждет работа, но я решил зайти на минутку, чтобы убедиться, что тебе лучше. Спокойной ночи.

В рабочем кабинете Северус, Гермиона и директор изучали тексты, которые Гарри успел записать до обеда, поэтому парень решил поскорее закончить оставшуюся часть переводов. Он подумал, что позже обязательно переговорит с мужем и поблагодарит его за то, что тот мастерски заставил заткнуться тетю Петунию. Гермиона рассказала, что Чарли и Драко ушли к себе, а Рон отправился с Симусом и остальными в гриффиндорскую башню. Гарри очень любил их всех, но знал, что самые близкие ему люди сейчас здесь, рядом с ним.

Диктуя перевод зачарованному перу, Гарри вдруг осознал, что некоторые слова и формулировки цепляют его внимание. Он никак не мог понять, с чем это могло быть связано. Решив, что отыщет разгадку позже, молодой человек продолжил работать. И как только он закончил перевод последней записи, его осенило. Этот материал был чем-то очень похож на то, что он читал в одной из книг Слизерина о Светлой Магии, но которую ещё не перевёл. Положив свой последний перевод на стол, за которым работала команда, Гарри вернул свиток обратно на полку и взял другой. Едва прочитав начало, он сразу понял, что обязан его немедленно перевести. Стараясь работать быстро, юноша, в то же время, не забывал о качестве и точности. Теперь, прочитав оба источника, он ясно увидел параллели в этих текстах.

Несколько часов спустя, Гарри обратился к волшебникам, корпевшим над пергаментами.

- Похоже, я нашёл кое-что полезное. Этим вечером я переводил фрагменты темномагических рукописей, где говорилось о магических союзах и разделении власти. Вы как раз держите сейчас в руках один из этих переводов. Диктуя, я ощутил в них что-то знакомое, и вспомнил, что видел похожую информацию в отобранных, но еще непереведенных книгах: там было написано о кодексе чести, который должны соблюдать волшебники, объединившие силы. Видимо, Салазар понимал, что добровольно объединенная магия увеличивает свою мощь в разы, о чем он писал в своих темномагических трудах, добавляя, что иногда объединение может быть неправильно использовано, или один маг захочет воспользоваться силой другого, и у Основателя были кое-какие соображения, как этого не допустить. Я только что закончил перевод этой части книги - вот он.

Альбус немедленно взял протянутый Поттером пергамент. Его голубые глаза блестели, когда он читал, приговаривая: «Правильно!» или «Ну конечно!».

- Гарри, я согласен с тобой. Мы наверняка найдём здесь что-нибудь важное. Мне понадобится пара часов, чтобы это изучить и проверить ещё кое-какие материалы. У стариков есть одно преимущество – им не нужно так много времени на сон, как молодым, поэтому хочу предложить вам отправиться спать, а я пока ещё поработаю. Возвращайтесь утром, после завтрака, и мы продолжим. Если вы будете сонными, то обязательно что-нибудь упустите. Спокойной всем ночи.

Северус хотел было уже запротестовать, но увидел, что Гермиона прикрыла рукой зевок. Альбус был прав – они все измотаны. Профессор не мог согласиться с тем, что директор не нуждается в отдыхе, но решил не спорить. Снейп помог остальным собрать материалы, которые сегодня были больше не нужны. Они сложили их обратно на стеллажи, а оригиналы записей взяли с собой в кабинет директора, чтобы убрать в зачарованный шкаф. Совершенно уставшие, Северус и Гарри подошли к камину, и, бросив по горсти дымолётного порошка, переместились домой.

Зельевар налил себе огневиски и расположился на диване перед камином, чтобы дать Гарри немного времени приготовиться ко сну, но тут гриффиндорец появился в комнате с бутылкой сливочного пива и с довольным вздохом устроился рядом с ним, с улыбкой смотря на супруга.

- Я услышал о сквибе, которая упала в обморок при виде домового эльфа, и что-то мне подсказало, что я её знаю. Поэтому я заглянул после ужина в больничное крыло, проверить, как там тётя Петуния. Она сказала, что ты тоже приходил, - Гарри ожидал, что услышит эту историю от самого Снейпа. Северус покосился на него, и уголки его губ дрогнули в лёгкой улыбке.

- Да, я принёс ей днём успокоительное и представился. Она - отвратительна. Теперь я понимаю, почему даже такой спокойный человек, как твой друг Люпин, не сдержался.

- Но ты же не ударил её. Правда, я не ожидал, что ты придумаешь такое гениальное наказание.

Теперь Северус улыбнулся по-настоящему.

- Вообще-то, это было подло, но в тот момент - казалось единственным правильным решением.

Гарри фыркнул.

- О, ты просто не представляешь, что именно сделал! Она всегда косо смотрела на женщин, которые позволяли себе прилюдно подобные неприличные звуки. Это просто обалденно. Тетушка была совершенно унижена происходящим. Когда она осознает взаимосвязь своих слов и последствий, ей придется завязать себе язык узлом!

Снейп повернулся лицом к сидящему рядом парню, поставив свой напиток на столик около дивана, и заметил, что гриффиндорец проделал со своей бутылкой то же самое. Глаза мужчины заискрились удовольствием, и он погладил расслаблено лежащую на спинке дивана ладонь молодого супруга. Ободрённый, Гарри одной рукой обнял мужа за шею, притягивая к себе, чтобы поцеловать. Поцелуй был мягким и спокойным. Раньше Северуса возбуждали поцелуи страстные, горячие, сбивающие дыхание, но этот – означал особую близость между ними. И казался таким правильным.

- Гарри, пятница ещё не наступила. Мы должны остановиться, а позже все наверстаем. Тебе не кажется, что мы пожалеем, если начнем сейчас?


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 02.05.2011, 23:37 | Сообщение # 36
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
- А ты не думаешь, что для того, чтобы наше свидание прошло удачно, нам нужно немного потренироваться?

Северус ответил ему ласковым поцелуем. Он нежно провёл по губам Гарри языком и, дождавшись, когда они податливо раскроются, проник глубже. Ему отчаянно хотелось изучить всё это гибкое, прильнувшее к нему тело, и, в то же время, было ясно, что у его самообладания есть пределы, и достаточно любой малости, чтобы он уже не смог остановиться. Но Северус возлагал действительно большие надежды на пятничное свидание, поэтому не собирался все испортить, сорвавшись сейчас.

Поттер тоже чувствовал растущее возбуждение, его дыхание участилось. Он хотел большего, даже если не совсем представлял, чего именно. Растворившись в дивных ощущениях, парень полностью доверился мужу. Но, к сожалению, у того оказалось достаточно выдержки, и, наконец, он мягко разорвал поцелуй, убрав легким прикосновением прядку волос с лица юноши.

- Гарри, если мы сейчас не остановимся, то пятница потеряет свое значение. Иди, ложись. Я буду через несколько минут.

Нехотя, тот поплелся в спальню и забрался в душ, где стремительно кончил после нескольких резких движений ладони по болезненно напряженному члену. Лежа в постели, он слушал, как в ванной плещет вода, и подозревал, что Северус занят тем же самым, чем и он, несколько минут назад. Гарри быстро выпил своё зелье, как только муж лег рядом, и прижался ухом к его груди, чтобы вновь уснуть под музыку биения любимого сердца.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ТеоДата: Понедельник, 02.05.2011, 23:43 | Сообщение # 37
Ночной стрелок
Сообщений: 72
« 5 »
Мур-Мяу)))
Какая прелесть. Конец главы жутко порадовал. Кажись в отношениях моей любимой пары
намечается сдвиг более серьёзный предыдущих.
А вот Петунья, с её отношением к магии, меня беспокоит.
Она настолько непонятлива, что "в логове зверя ещё тычет в него палой"
В общем... класс :D

Отредактировано. Капслук запрещён!



Никогда, никогда ни о чем не жалейте -
Ни потерянных дней, ни сгоревшей любви.
Пусть другой гениально играет на флейте,
Но еще гениальнее слушали вы.


Сообщение отредактировал Олюся - Воскресенье, 29.04.2012, 21:21
 
неканонДата: Вторник, 03.05.2011, 09:46 | Сообщение # 38
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо))))


когда придумаю что тут написать-напишу
 
LexandraДата: Вторник, 03.05.2011, 12:17 | Сообщение # 39
Подросток
Сообщений: 26
« 0 »
супер!!!!спасибо!!!!
 
GoklinДата: Вторник, 03.05.2011, 16:54 | Сообщение # 40
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
Спасибо за проду! Я в восторге! smile


"...Сказали мне, что эта дорога приведет меня к океану смерти, и я с полпути повернул обратно. С тех пор все тянутся передо мной кривые глухие, окольные тропы..."
 
ВардаДата: Среда, 04.05.2011, 10:50 | Сообщение # 41
Химера
Сообщений: 353
« 35 »
Муууур! Это просто нечто! Спасибо огромное) Да, действительно сдвиг в отношениях начинается, хотя я считаю - давно пора!))))
Ждем продолжения!)))

Отредактировано. Капслук запрещён!



настоящее безумие-это когда голоса в голове с тобой не разговаривают,мотивируя это тем,что ты их все равно не слушаешь....

Сообщение отредактировал Олюся - Воскресенье, 29.04.2012, 21:22
 
Lash-of-MirkДата: Среда, 11.05.2011, 18:25 | Сообщение # 42
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод Queen of destruction

Глава 84. Странная парочка

Кингсли Шеклболт был поражен, насколько быстро в поместье Малфоев удалось создать превосходный госпиталь. По совету приглашенных Люциусом колдомедиков, пациентов решили разместить в огромном бальном зале, разделив его на отдельные боксы с помощью ширм. Необходимая мебель, лечебные зелья и другие медикаменты были доставлены непосредственно из Хогвартса, либо приобретены у лучших европейских поставщиков. Когда все было готово, Кингсли стал навещать британских ведьм и волшебников, известных как Пожиратели Смерти, доставляя раненых и магически истощенных людей в больницу. Он ожидал встретить сопротивление, или, по крайней мере, нежелание принимать помощь от известного аврора. Однако ничего подобного не было. Большинство, даже те, кто пострадал не слишком сильно, сознавало, что Темный Лорд предал их. Никто, из тех, кого он посетил, не отказался от приглашения в поместье Малфоев.

Уже в среду ночью Шеклболт собрал всех, числящихся в списке Малфоя и Снейпа, кроме дюжины Пожирателей Смерти, которые отсутствовали указанным адресам. В четверг он начал уточнять информацию о попавших в беду приспешниках Волдеморта у тех пациентов, которые были в состоянии разговаривать. Некоторые Пожиратели отказывались отвечать, но когда один из них согласился сотрудничать, сопротивление угасло. Когда аврор получил несколько новых имен, Эбнер Гойл предложил самостоятельно продолжить расспрос своих коллег, чтобы освободить Кингсли для поиска пострадавших. С этого момента процесс пошел гораздо быстрее и эффективнее.

В отдельной палате, существования которой бывшие Пожиратели старались не замечать, спали их коллеги. Колдомедики делали всё возможное, и большинство их пациентов быстро восстанавливались, но некоторые сторонники Темного Лорда полностью лишились волшебства и спали словно магглы. Специалисты перепробовали всё возможное, чтобы вернуть им силу или разбудить, но, наконец, пришли к выводу, что ничем не могут помочь. Чтобы облегчить уход за этими несчастными, было решено разместить их, всех вместе, в отдельной палате; эта идея была удачной ещё и потому, что вид спящих мертвым сном бывших волшебников очень нервировал остальных пациентов.

В четверг Кингсли пришлось весьма нелегко, поскольку теперь он посещал семьи, привыкшие заботиться о своей репутации и никогда не афишировавшие своих связей с Волдемортом. Аврор приходил в лучшие дома Великобритании и встречался с главами древнейших родов, с теми, кто привык распоряжаться и повелевать. В среду люди были благодарны за помощь и спасение, теперь же ему требовался весь его многолетний аврорский опыт. Уговоры отнимали все больше времени и очень напоминали словесную дуэль. Ситуацию немного облегчало то, что на нём была не официальная форма, а экзотический африканский наряд. Этот облик вызывал у волшебников доверие, именно поэтому Кингсли продолжал одеваться традиционно, хотя его семья жила в Великобритании уже пять столетий. Звучный тембр голоса делал его слова более весомыми и значимыми. Встречаясь с каждым из предполагаемых - тайных или явных - Пожирателей Смерти, Шеклболт старался оценить, насколько сильно они пострадали, и попутно выяснял их реакцию на произносимые имена (Корнелиус Фадж, Амелия Боунс, Гарри Поттер, Люциус Малфой), чтобы подобрать самые весомые аргументы и убедить воспользоваться услугами поместья Малфоев. В некоторых случаях было также необходимо придумать правдоподобную историю, объясняющую семье и деловым партнерам отлучку на несколько дней. Повторять все с самого начала, в каждом следующем доме, было довольно утомительно, но необходимо. Ведь из всего списка лишь один адрес оказался ложным. Там жила пожилая ведьма, у которой, похоже, не было никаких признаков магического истощения. После долгих уговоров, она продемонстрировала Кингсли предплечье, объяснив:

- Лорд Волдеморт пытался завербовать меня несколько месяцев назад, но затем оставил в покое. С тех пор я о нём ничего не знаю.

Общение с молодым волшебником Юстасом Лэндоном, далось аврору особенно тяжко. Юноша был отпрыском почтенного рода, и, несмотря на надменность, соперничавшую с Малфоевской, очень зависел от денег и социального положения своей семьи. Если бы кто-то узнал, что он принял темную метку, парень немедленно лишился бы всех привилегий. Даже притом, что Кингсли беседовал с молодым человеком с глазу на глаз, Юстас явно не желал признаваться в чем-либо, что вызовет неодобрение отца. Он продолжал отрицать свою причастность к Волдеморту, несмотря на то, что был очень слаб и усиленно пытался скрыть этот факт. И лишь услышав, что Кингсли приглашает его присоединиться к молодым перспективным волшебникам, собравшимся в поместье Малфоев, и познакомиться с Гарри Поттером, Лэндон проявил слабую заинтересованность. Аврор добавил, что мистер Малфой предлагает тем, кому это необходимо, воспользоваться услугами высококвалифицированных и неболтливых колдомедиков. Юстас не успел ничего ответить, как в комнату вошел серьезный немолодой джентльмен в дорогих одеждах, который напыщенным тоном заявил:

- Значит так! Я не позволю министерским прихвостням тревожить мою семью в собственном доме. Что вам нужно?

Кингсли подавил желание ответить грубостью, и, учтиво, как только мог, произнес:

- Я являюсь представителем специального отдела Министерства по связям с общественностью, созданного министром Боунс по личной просьбе Гарри Поттера. Мистер Поттер пожелал встретиться с теми наследниками древних родов, магический фон которых довольно высок, и Люциус Малфой любезно предложил своё поместье для сбора талантливой молодежи. Я здесь, чтобы пригласить юного мистера Лэндона присоединиться к нам. - Как Кингсли и предполагал, пожилой мужчина моментально изменил свое отношение, услышав эти имена, в особенности, при упоминании Гарри. Без лишних раздумий, он ответил:

- Мальчику будет полезно познакомиться с Поттером, как, впрочем, и с Люциусом Малфоем, - после чего круто развернулся на каблуках и вышел из комнаты.

Кингсли взглянул на немного успокоившегося Юстаса и мягко добавил:

- Думаю, вы пробудете в поместье несколько дней, может, чуть дольше. Там есть все самое необходимое, но один из ваших домашних эльфов всегда может вернуться сюда и принести, что потребуется. Держите портключ, - он извлек заколдованный блокнот из кармана и протянул мальчику. Как только Юстас прикоснулся, Кингсли произнес "Поместье Малфоев", и они исчезли.

Покинув дом, Юстасу уже не было необходимости притворяться перед отцом, поэтому, прибыв в Малфой-мэнор, парень тут же лишился чувств, растеряв последние силы. Колдомедики, осмотрев юного волшебника, выразили надежду на его скорое выздоровление – вплоть до прежнего уровня магии – поразившись, что он смог продержаться в сознании несколько дней после сильного энергетического истощения. Никто не удивился наличию темной метки на руке Юстаса, обнаруженной после того, как мальчика раздели и уложили на кровать.

X X X X X X X X X X

В поместье Риддлов Волдеморт, наконец, решил, что готов к встрече с созданным им новым миром. Планировалось сделать это вчера, но из-за сильной усталости он проспал весь день. Домашние эльфы разбудили его, накормили и напоили восстанавливающими зельями - утро начиналось отлично. Он чувствовал себя сильным и стремился увидеть своё творение.

Он еще не был уверен, с кем хочет разделить новый мир, но знал, что избранных нужно или пробудить сейчас, или же – ввести в состояние стазиса. Первым делом он направился в зал, где произносилось заклинание мертвого сна. Нагини, обернувшись вокруг его плеч, пробовала языком воздух.

- Хозяин, трое из ваших слуг не выжили. Я чувствую запах смерти, - змея указала головой на три тела, и Волдеморт согласился – они определенно были мертвы, в воздухе витал запах разложения. Эти трое больше не понадобятся, так что, махнув палочкой, Темный Лорд убрал тела. Остальные выглядели живыми, и, казалось, дышали, поэтому он произнес заклинание, чтобы разбудить их.

Вслед за этим, один из волшебников, лежащих на полу, пошевелился, разбуженный разговором Нагини и Волдеморта. Несчастный был очень слаб и не смог встать в присутствии своего Повелителя. Предположив, что слуга нуждается в воде и пище, Темный Лорд просто вызвал эльфов, приказав им переложить обессиленного мага на кровать и позаботиться о нём.

Двое других Пожирателей так и не проснулись после заклинания. Волдеморт был озадачен, потому что Нагини утверждала, что те живы. Не желая снова откладывать свидание с разрушенным миром и решив взять с собой свою любимицу-змею, он велел домовикам уложить спящих в постели. Загадкой – отчего те не могут проснуться – Темный Лорд решил заняться позже.

Волдеморт медленно шел вдоль улицы, соединяющей поместье Риддлов с дорогой, ведущей к небольшому городку, слушая щебет птиц и лай собак. Уменьшив вес Нагини, он, словно на прогулке, наслаждался ветерком, подходя всё ближе к ненавистному поселку. Ему отчаянно хотелось увидеть как можно больше разрушений и бед. Минут через пять, он обнаружил первые жертвы. Мальчишки, катавшиеся на велосипедах, съехав с дороги, рухнули в канаву, где и лежали сейчас, уснув среди велосипедных обломков. Пройдя немного вперед, он заметил автомобили, вероятно, двигавшиеся на полной скорости, когда их водители заснули. После сильнейшего лобового столкновения машины стояли черные, обгоревшие, а Нагини почуяла в них смерть. Вокруг было много транспорта, врезавшегося в деревья, деревянные столбы у дороги, и даже прямо в дома! То тут, то там виднелись лежащие пешеходы. Одни - просто спали, но другим повезло меньше — их руки и ноги были неестественно вывернуты, а под телами растекались лужи крови.

В самом начале пригорода Волдеморт заметил три тесно стоящих домика, вид которых очаровал его. Они были охвачены пожаром и сгорели дотла. Даже близлежащие деревья были опалены, а автомобили, припаркованные слишком близко к домам, взорвались. Огонь пополз дальше, окутывая всё вокруг дымом и прекрасным ароматом смерти.

Сам город, полный магглов, выглядел изумительно. Между разбитыми машинами, или там, где автомобили врезались в деревья и стены домов, было множество чудовищно искалеченных трупов. Огромный автобус врезался в опору моста, и теперь внутри него были одни лишь мертвые тела.

Смерть была повсюду, утоляя жажду крови Волдеморта и заставляя Нагини всё чаще сообщать о запахе тлена, поэтому ни сам темный маг, ни его верная спутница не заметили, что многие магглы спали совершенно безобидным сном. Да, автомобиль ударил детскую коляску и разорвал её, но металлический каркас защитил малыша внутри, не потревожив его сон. Ребенок, качавшийся на качелях, упал на песок и крепко спал. Даже некоторые аварии обошлись без жертв, благодаря ремням и подушкам безопасности, защитившим водителей и пассажиров. Волдеморт не рассматривал магглов настолько близко, чтобы понять, что они выжили и сейчас в полном порядке.

- Ах, моя верная Нагини, сердце радуется при виде того, что случилось с этими бесполезными паразитами! Через некоторое время все они неизбежно погибнут. Отличная возможность избавиться от нахлебников, очистить магическую кровь! Это воистину знаменательное событие! В будущем его будут вспоминать со страхом и трепетом — день, когда те, кто не заслуживает места в этом мире, были без размышлений уничтожены, чтобы избранные могли продолжать жить на преображенной земле!

Приютский мальчишка, Том Риддл практически не видел Англии, а когда смог расширить свой кругозор, то был уже частью магического мира. Но было одно место в маггловском Лондоне, которое он помнил по фотографии в книге, захватившей его воображение и наглядно представлявшей безумие магглов — шумный центр города.

- А теперь, моя красавица, мы отправимся на площадь Пиккадилли, - и, холодно рассмеявшись, Волдеморт со своей змеёй поднялся в воздух и неторопливо полетел в сторону Лондона.

Х х х х х х х х х х

Министерская комиссия по чрезвычайным ситуациям провела весьма плодотворное международное совещание, в ходе которого был достигнут ряд договоренностей о взаимовыгодном сотрудничестве и поддержке, а также рассмотрены возможные варианты спасения. Магический сон существенно изменил понятие "спасение" в этом контексте, что позволило британскому Министерству отдать предпочтение плану, получившему название «Операция «Тихая Гавань». План предусматривал перемещение спящих магглов в безопасные убежища, где они могли находиться в безопасности, пока заклинание не спадет. Ведьмы и волшебники, владеющие заклинанием левитации, должны были доставить людей в укрытия, а сквибам собирались поручить уход за находящимися в стазисе и их охрану.

Служащие Министерства разбились на команды, обследуя территорию страны в поисках мест, где можно было бы организовать убежища для огромного количества магглов. И далеко не сразу Дамблдору удалось убедить правительство принять помощь студентов Хогвартса. Лишь когда объем спасательных работ существенно увеличился, директор сумел доказать, что участие магически сильных добровольцев, горящих желанием помочь, будет очень полезным. Поэтому было решено подключать ребят к выполнению заданий, риск которых был минимален. И теперь, в состав команд авроров и служащих Министерства, патрулировавших Лондон, входили студенты - считалось, что взрослые смогут обеспечить их безопасность. Специально для работы добровольцев, создали защищенный канал каминной связи между школой и Министерством, и сегодня им была готова воспользоваться первая группа волонтеров, состоявшая из учащихся и некоторых взрослых ведьм и волшебников, гостящих в замке.

Лидером студенческой команды стал Рон Уизли, поскольку он уже имел опыт участия в спасательных операция, помогая своим соученикам разыскивать близких. Вместе с ним отправлялись его брат Чарли с Драко, Фред и Джордж, Симус и большая часть гриффиндорцев. В этой толпе стояли Сириус и Ремус, решая, чем будут заниматься. Они сомневались, стоит ли идти в Министерство вместе с остальными, но пришли к выводу, что для начала - сойдет. Услышав название операции - «Тихая гавань» - Сириус совершенно предсказуемо воспринял его в штыки.

- Я не собираюсь тратить время на транспортировку магглов в укрытия, в чем тут интерес? - Ремус улыбнулся, нехотя признавая, что это будет бесполезной тратой их сил. Как анимаги, они могли принести гораздо больше пользы. Однако, в отличие от своего порывистого друга, Люпин подумывал, что узнать планы Министерства было бы неплохо, даже если они с Блэком им не последуют.

В Министерстве волонтеров уже ждали и, после быстрого приветствия, начали распределять по командам. Сириус и Ремус отошли в сторону, наблюдая за Драко и Чарли, попавшими в группу по эвакуации студентов Кембриджа. Чарли выглядел расстроенным таким заданием, но Драко явно вздохнул с облегчением. Близнецы должны были обследовать торговые центры в бригаде студентов и работников Министерства, чтобы помочь пострадавшим покупателям и продавцам, а Рона отправили вместе с аврорами и волшебниками лет восемнадцати - двадцати, в лондонское метро, осматривать залы ожидания и платформы.

Ремус и Сириус не желали тратить время на подобную ерунду, поэтому тихо улизнули и аппарировали в центр Лондона, чтобы проверить, не требуется ли помощь жертвам автоаварий. В облике Луни и Мягколапа, обладавших огромной силой и отличным обонянием, они нашли десятки людей, которых не заметили министерские команды. Блэк, как и Люпин, какое-то время жил в маггловском Лондоне, поэтому оба решили, что нужно осмотреть одно из своих самых любимых мест наблюдения за магглами — площадь Пиккадилли.

Переместившись туда, Мягколап тщательно обнюхал каждый автомобиль и автобус, а Луни, благодаря своему росту, смог заглянуть в их окна. Все было в порядке, видимо, здесь работала очень компетентная команда. Не торопясь, приятели пробирались к центру площади. Здесь царил хаос — машины и автобусы врезались друг в друга, в столбы и даже в постамент статуи Антэроса, а некоторые, слетев на обочину, впечатались в здания. Все было залито водой — видимо, кто-то сбил пожарный гидрант.

Неожиданно их острый слух уловил что-то – звук, похожий на хлопанье огромных крыльев, но точно не птичьих. Человеческая часть натуры заставила оборотня отступить в дверной проём и раствориться в тени, где уже сидел огромный черный пёс, вглядываясь в небо. Через минуту Волдеморт, вместе с Нагини, опустился на землю, рядом с памятником в центре площади. Мягколап с облегчением отметил, что они с Луни находятся с подветренной стороны. Иначе змея могла бы почувствовать их запах. Когда он увидел вблизи, насколько темный маг стал похож на рептилию, то засомневался — не научился ли теперь этот сумасшедший по-змеиному пробовать воздух на вкус. Благодаря тому, что находился в облике собаки, Блэк смог незаметно подобраться к странной паре довольно близко.

Волдеморт глубоко вздохнул, разглядывая окружавший его хаос. Он чувствовал запах любимого магглами бензина, пролившегося из пробитых бензобаков, и дыма пожаров. И смерти — не нужно было спрашивать у Нагини, чтобы понять — очень много магглов погибло в авариях. Его сердце забилось чаще, когда он увидел окровавленные тела в разбитых машинах и автобусах, трупы, раздавленные автомобилями о стены домов. Волдеморт даже почувствовал сожаление. Он представлял оглушительный грохот сталкивающегося транспорта, надрывный вой идиотских маггловских сирен, пылающие пожары, но сейчас всё уже закончилось. Пришлось утешать себя мыслью, что не было воплей и стонов, потому что магглы уже спали, когда всё случилось. Темный маг расстроился бы, пропустив ещё и это. Трагедия происходила в безмолвии – без мучительных человеческих криков, которые ему безумно нравились, но зато, даже через несколько дней, вид катастрофических последствий не потерял для него своей прелести.

Волдеморт неспешно прогуливался по площади, наслаждаясь мельчайшими деталями созданного им самим хаоса, но резко остановился, увидев громадного черного пса, который сидел, не сводя с мага темных глаз. Темный Лорд пришел в такой восторг, что даже захлопал в ладоши.

- Грим! Превосходно! Это знак, что сама Тьма благословляет мои деяния! - Нагини также рассматривала пса, пробуя языком воздух.

- Хозяин, это не собака, это магическое существо.

- Ну, разумеется! Это же Грим! Предвестник смерти явился, чтобы насладиться гибелью и разрушением, вызванными мной, - преисполнившись гордости и воодушевления, Волдеморт обратился к собаке, которая встала и начала медленно приближаться к нему. — У тебя теперь много работы, верно, друг мой? - спросил он, указывая на площадь. Грим, к восторгу лорда, вильнул хвостом. - Но потерпи немного! Как только я совершил заклятие мертвого сна, множество магглов, а может и волшебники, стали твоими жертвами из-за аварий и пожаров, те же, кто пока ещё спит — никогда не проснутся. Они, вероятно, проживут еще пару дней, прежде, чем истощение и обезвоживание убьют их. Скоро кругом будут горы трупов! И возникнет иной, лучший мир, в котором буду править я. Некоторых волшебников я оставлю, чтобы они продолжили магический род. Но этих бесполезных магглов уже не будет. Только избранные мной — чистокровные, сильные и поэтому – нужные мне - волшебники. Я создам великолепный новый мир, гармоничный и соответствующий моим целям.

Волдеморт сделал последний шаг, отделявший его от Грима, и протянул руку, чтобы погладить спину жуткого зверя и почесать его за ухом, за что был вознагражден еще несколькими взмахами собачьего хвоста. Маг странно, невыразительно засмеялся, прекратив, как только змея прошипела что-то ему на ухо, после чего резко встал и обернулся. Мягколап на мгновение запаниковал, когда понял, что Волдеморт смотрит на Луни. А затем вновь раздался неприятный смех сумасшедшего.

- О, становится все лучше и лучше! Никто никогда не видел диких оборотней, средь бела дня, в центре маггловского города! У него, должно быть, сегодня отличный день, почти такой же хороший, как и у тебя, мой друг!


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 11.05.2011, 18:26 | Сообщение # 43
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Мягколап на мгновение подумал, не погнаться ли за Луни, вроде бы Грим должен был отреагировать именно так, но заметил, что Темный Лорд направился в сторону входа в метро. Он вспомнил, что туда собиралась министерская команда, спасать пассажиров подземки, поэтому начал громко лаять, привлекая к себе внимание. Он демонстрировал преувеличенный интерес к ужасной аварии, надеясь отвлечь безумца от метро. Это сработало на мгновение, поскольку Волдеморт решил, что реакция вызвана смертью очередной жертвы в автомобиле. Он задержался, только чтобы еще раз почесать пса за ухом.

- Хороший мальчик! Как весело тебе сегодня! Но, если позволишь, я хочу посмотреть, что произошло с магглами под землей! – и он продолжил свой путь.

Луни показался, в надежде дать Мягколапу шанс сбежать, но когда тот не пришел, он решил оставаться поблизости, прислушиваясь к происходящему и контролируя ситуацию. К счастью, он вовремя услышал голоса волшебников из министерской команды, ведущей спасательные работы в метро. Еще большей удачей оказалось то, что Рем когда-то жил в этом районе, в дешевой квартирке. Он много раз пользовался этой станцией, и знал, куда ведут различные входы в подземку. Когда Луни услышал, что Волдеморт направляется в ту сторону, то помчался к ближайшему входу. Он слышал разговоры, так что бежал на голоса. Почти у цели он принял вновь человеческий облик – не хотелось до крика напугать спасательную команду своей анимагической формой. Ремус нашёл волшебников, левитирующих нескольких магглов с других станций на одну из главных платформ. Быстрым жестом велев им молчать, он сгреб в охапку Рона, аврора и еще одного колдуна, осторожно, но стремительно заставляя их упасть на пол, рядом со спящими магглами. И, поймав их взгляды, шепотом приказал: «Закройте глаза. Притворитесь, что вы тоже спите. ДАВАЙТЕ!» Затем Люпин вновь преобразовался в оборотня и как раз вовремя. Появившийся на станции Волдеморт увидел, как огромный оборотень склоняется над спящими. Луни изобразил самое злобное и враждебное выражение, на которое был способен, и обнажил клыки. Он не был уверен в реакции Темного Лорда. Казалось, что у безумца хорошее настроение, но кто знает? Луни попытался выглядеть настолько огромным, насколько возможно, и создать впечатление, что он собирается напасть на спящих магглов, надеясь, что это поможет ему защитить Рона и других. Он предупреждающе зарычал, с подозрением следя за каждым движением Волдеморта и Нагини. У лорда действительно было отличное настроение. Темный маг учтиво поклонился рычащему оборотню и с усмешкой проговорил:

- Я не претендую на ваш обед! И благодарю вас, сударь, за помощь в истреблении этих спящих паразитов! – он оглянулся и с удовольствием заметил, что Мягколап идет следом. В очередной раз погладив собаку, Волдеморт сказал, - Ну, друг мой, у тебя прибавилось работы! Похоже, жизнь этих магглов подходит к концу.

С ужасным смехом безумец повернулся и, взлетев над эскалатором, устремился в лондонское небо. Мягколап помчался следом, убедиться, что он ушел, а оборотень остался охранять спящих людей и испуганных волшебников. И лишь дождавшись возвращения черного пса и его превращения в Сириуса Блэка, он принял человеческий облик и стиснул любимого друга в крепких объятиях.

- Он ушел?

Сияющий Сириус радостно кивнул.

- Чем ты думал, подходя к нему?

- Но это же была отличная идея!

- Я с тобой позже поговорю.

Сириус и Ремус помогли троим волшебникам встать и отряхнуться. Рон с благодарностью обнял их, удивив остальных своей непосредственностью. Но вспомнив, что Рон – близкий друг Гарри Поттера, они предположили, что эти двое – тоже ему знакомы. Аврор отметил, что видел их в группе волонтеров, но не заметил, куда они делись потом. В каждой команде был, по крайней мере, один сотрудник аврората или министерства; в их группе - даже двое, поскольку с ними был студент. Ремус объяснил, что вначале они тоже собирались присоединиться к одному из отрядов, но решили, что принесут больше пользы частной деятельностью. Аврор поморщился. По его мнению, эти любители приключений только усугубляли непростую ситуацию, создавая ненужные проблемы, хотя и действовали из лучших побуждений, но совершенно безрассудно, в своих «частных экскурсиях». Но прежде, чем он высказал все, что думает, об их глупом поведении, Рон задал вопрос, вертевшийся у всех на уме:

- Это был Сами-Знаете-Кто? – и когда Сириус и Ремус, молча, кивнули, аврор задрожал, второй волшебник свалился без чувств, а Рон, расплывшись в улыбке, изрёк, — Круто!

- Вам выдали портключи для возвращения в Министерство?

Аврор достал горстку медальонов:

- Серебряные переносят раненых магглов и волшебников в госпиталь Св. Мунго, а золотые – переместят нас обратно. Медные — они есть у каждого из нас — вибрируют в кармане, если что-то происходит, и тогда мы должны сразу же вернуться в Министерство.

- Хорошо. Мы немедленно возвращаемся, сообщите остальным. Магглы подождут, пока Волдеморт осматривает достопримечательности и тот хаос, который устроил. Он не знает, что все, в ком есть волшебство — не спят, а остальные - в анабиозе, и мы не хотим, чтобы он узнал об этом, а так и будет, если он наткнётся на один из министерских отрядов. Ремус, понесёшь того беднягу?

Люпин поднял волшебника, упавшего в обморок, легко, словно маленького ребенка, поймав любопытный взгляд аврора. Затем все они прикоснулись к золотому портключу, и переместились в Министерство.

X X X X X X X X X X

Гарри беспокойно ёрзал, и, честно говоря, немного скучал. Он провел всё утро в кабинете, работая с директором, Северусом и Гермионой. Дамблдор очень плодотворно потрудился после того, как отправил остальных спать. Связь между рукописями Салазара Слизерина по Темной и Светлой магии, замеченная Гарри, была подтверждена дальнейшими исследованиями, и старый волшебник потратил много времени, сверяясь с книгами о рабстве, которые Гермиона обнаружила в библиотеке Малфоев, и воспоминаниями Северуса об инициации Пожирателей. Директор попросил Поттера просмотреть несколько отрывков из работ Основателя, обсуждая формулировки и пытаясь выявить скрытый смысл, так что ему снова пришлось переводить, а потом и обсуждать детали с остальными. Пока он работал, Дамблдор начал рисовать какие-то схемы, и, по крайней мере, на трех пергаментах угадывались древние руны и что-то вроде математических расчетов. Северус начал рассматривать их, а Гермиона терпеливо ждала своей очереди. Гарри посмотрел на то, что привлекло их внимание, и покачал головой: так же, как книги, написанные на змеином языке, выглядели каракулями для остальных, эти свитки были столь же непонятны для него. Когда он снова перевел ключевые отрывки и перепроверил свой перевод, остальные утвердились во мнении, что рукописи - ценнейший источник информации, и начали обсуждать теории и идеи Дамблдора. Юный волшебник предполагал, что результатом их работы станут заклинание или чары, с помощью которых он сможет заблокировать утечку магии от темной метки, а то и вовсе удалить её, причем не у отдельной ведьмы или волшебника, а у всех разом. Но до этого было пока далеко, и Гарри мог только сидеть и слушать совершенно непонятную ему дискуссию.

- Схожу-ка я в оранжереи, навещу Невилла.

Северус посмотрел на него и понимающе кивнул.

- Когда мы будем готовы, я позову тебя.

Парень вышел из замка и направился к оранжереям, удивляясь тому, сколько вокруг людей. А ведь еще отсутствовали студенты, отправившиеся на задания, и добровольцы, трудившиеся над зельями в подземельях! Он был на полпути к теплицам, когда знакомый голос окликнул его:

- Гарри, подожди!

К удивлению Поттера, другой молодой человек, высокий, с рыжеватыми волосами, идущий перед ним, также обернулся на зов. Невилл был ещё довольно далеко, поэтому оба Гарри могли рассмотреть друг друга. Незнакомый юноша подошел, протягивая ладонь для рукопожатия.

- Привет, я так понимаю, вы — Гарри Поттер, я видел несколько ваших фотографий. Теперь, когда мы встретились, я могу поблагодарить вас за то, что вы спасли нас.

Гарри немного опешил, поскольку узнал своего тезку, которого видел иногда в газетах и по телевизору, когда жил в доме родственников.

- Я также рад встрече с вами, Ваше Высочество.

Принц засмеялся над таким церемонным обращением.

- Гарри, король этого мира - вы. Я удивлен, что вы узнали меня. Большинство здешних волшебников понятия не имеет, кто я.

- Ну, я рос среди магглов, то есть, в неволшебном мире. Я узнал, что наделен магией, когда мне исполнилось одиннадцать лет, поэтому, я видел вас в газетах и теленовостях. Наверное, вы не знали, что вы и ваш брат - сквибы?

Пока ребята болтали, Невилл догнал их, и второй Гарри представился ему. Обоих Гарри забавляло, что, воспитанный в магическом мире, Лонгботтом понятия не имел, кто перед ним, а Поттеру стало ясно, что его новому знакомому нравится это. Пожелав принцу хорошего дня, юные волшебники отправились в садовый домик профессора Спраут, где обосновался Невилл, взяв на себя заботу о теплицах. Крохотное строение располагалось на равном удалении от стен замка и оранжерей, чтобы декану Хаффлпафа было одинаково удобно ухаживать за растениями и присматривать за своими студентами. Часть этой сторожки, ближняя к теплицам, больше напоминала захламленный сарай, именно там Невилл и работал. Он составил схему расположения растений, расписав особенности ухода за ними, с указанием частей, использующихся для производства зелий, а также указал ответственных за каждый участок. Проделанная им работа впечатляла.

- Вообще-то, профессор Спраут сама попросила, чтобы я составил диаграммы, когда всё закончится. Она держала всё это в голове. Мне потребовался день, чтобы собрать данные, но с ними намного проще следить за всем, и ей гораздо легче. Я также составил таблицу, из которой видно, какой работой занят каждый из её сквибов. Теперь ей легче обучать их, и, я думаю, что они станут спокойнее, когда поймут, как тут у нас всё устроено. Сначала сквибы всего боялись, и здесь было довольно шумно, но теперь – начали привыкать, и работа пошла на лад.

Они еще немного поболтали, а затем Невилл собрался проверить оранжереи.

- Можно мне с тобой? Не хочется пока возвращаться в замок, - Лонгботтом утвердительно кивнул, и они вместе отправились в теплицы. Невилл делал пометки в блокноте, записывая, что нужно сделать: вот это растение пересадить в больший горшок, другие - обрезать, третьи нужно подкармливать свиной отбивной по вечерам, а четвертые - хорошо прожаренным стейком. Гарри посещал уроки гербологии, но никогда не интересовался растениями сверх программы, так что большую часть он видел впервые, и не подозревал о таких тонкостях ухода за ними, которые были известны его приятелю.

- Невилл, я поражен – ты столько обо всём этом знаешь! На наших уроках не рассказывают и половины того, что должен знать настоящий герболог.

- Ну, нам и в самом деле дают только основы. А чтобы хорошо сдать СОВы или ТРИТОНы, необходима самостоятельная практика, иначе не узнаешь о нюансах, которых нет в учебниках, - они подошли к высоким растениям, которые, казалось, делали всё возможное, чтобы помешать собирать их листья. Как только они поняли, что эти двое не покушаются на их листву, то моментально успокоились, направив всё своё внимание на того, кто работал неподалёку.

- Одной из сквибов поручили собирать эти листья - основной компонент в восстанавливающем нервные окончания зелье, которого нам не хватает. Эта женщина с огромным трудом привыкала к волшебному миру, с первых дней относясь к магии очень враждебно, но потом приобрела необходимый опыт и сноровку. Думаю, теперь она была бы даже расстроена, если бы её перевели на другую работу. Именно поэтому я пытаюсь помочь профессору Спраут правильно раздавать задания.

Невилл описал, насколько сложно собирать листья, и заинтересованный Гарри подошел к кустам поближе. Каково же было его удивление, когда рядом с агрессивными растениями он обнаружил тетю Петунию.

Первым обрёл дар речи Поттер.

- Тетя Петуния, вы знакомы с Невиллом Лонгботтомом? Мы учимся на одном факультете, и он управляет оранжереями профессора Спраут. Невилл, это - моя тетя, Петуния Дурсль.

От Гарри не укрылось, что ей с трудом удается держать рот на замке, но, всё же, пробормотав что-то вроде «привет», она протянула для приветствия руку, стащив с неё перчатку из драконьей кожи. Ребята заметили, как, прежде чем опять надеть перчатку, она вытерла ладонь об рукав. Хотя Гарри видел тетушку только вчера, он чувствовал, что должен снова поговорить с ней, и Невилл пошел дальше, сказав приятелю «увидимся за обедом».

- Кажется, ты уже оправилась от потрясения. Чувствуешь себя лучше?

- Да. Эту ночь я провела не в больнице, а в своей постели.

- Привыкаешь к жизни в волшебном замке? Я слышал, что тебя напугал домовой эльф. Встретив его в первый раз, с непривычки легко испугаться, да?

Петуния с подозрением уставилась на племянника. Почему он так мирно разговаривает с ней? Как был, так и остался выродком, но выглядел несколько иначе, теперь, когда она могла рассмотреть его средь бела дня. Что-то изменилось. И она не могла понять, что именно. Кроме того, Поттер и держался по-другому. Не кроткий, плаксивый, почти сломленный мальчишка, каким он всегда был на Прайвет Драйв. Он, казалось, стал уверен в себе. Ну, по крайней мере, хоть что-то из нравоучений Вернона и самой Петунии, не говоря уже о таком прекрасном примере, как её Диддичек, наконец, принесло свои плоды! Но она не собиралась позволять ему думать, что что-то изменится только потому, что они в его школе, а не дома. О, этого не будет никогда!

- Когда мы сможем уйти отсюда? Я хочу забрать моих Вернона и Дадли и, как можно скорее, вернуться к нормальным людям, - её речь сопровождалась громкой икотой, и юноша попытался скрыть улыбку. Видимо фраза была не слишком гадкой, чтобы вызвать громкую отрыжку, но достаточно плохой для икоты. Северус действительно превзошел себя этим заклинанием!

Гарри ответил ей абсолютно спокойно:

- Почти все волшебники трудятся сейчас, не жалея сил, чтобы спасти маггловский мир, но пройдет несколько месяцев, не меньше, до того как сонное заклинание спадет, и ускорить это нельзя. А пока мы делаем всё возможное, чтобы защитить жизнь спящих людей, и сохранить цивилизацию магглов в наилучшем состоянии. Что-то требуется восстановить, а что-то просто поддерживать, чтобы людям было куда вернуться. Уверяю тебя, мы не сидим сложа руки. По крайней мере, пока ты здесь, у тебя есть еда и крыша над головой. Оглянись, вокруг тебя увлекательный мир. Многие вещи выглядят знакомо и привычно, но они совершенно другие. Даже если ты вернёшься обратно, к тому моменту, я надеюсь, ты лучше узнаешь хотя бы часть мира, который кто-то не увидит никогда.

Гарри умолк, глядя на нее необычайно сияющими зелеными глазами. Петуния внезапно поразилась - где его очки? Неужели он купил контактные линзы? Ну уж нет, ни она, ни Вернон не станут оплачивать расточительность этого никчемного мальчишки! Тот снова заговорил:

- На самом деле, тетя Петуния, у тебя есть место в этом мире. Если ты выберешь путь магической жизни, это сделает тебя счастливой. Выбор – лишь твой, не спеши, но подумай об этом. Придет время, когда будет нужно принять решение, и шанс выпадет только один раз.

- Что за чушь? О чем ты говоришь? Я не хочу иметь абсолютно ничего общего с этим волшебным миром, и не знаю, как жизнь среди уродов (этот комментарий сопровождался громким неприличным звуком) может быть приятной! Зачем ты говоришь это? Ты ненормальный! - к удивлению Петунии, Гарри даже не вздрогнул, когда она кричала на него, не попытался успокоить её или извиниться. Он спокойно наблюдал, и это ещё больше злило. По привычке, она замахнулась, чтобы хлестнуть его по щеке за дерзость, но племянник легким мановением руки лишил её возможности двигаться. Как ни старалась – тщетно, тело не слушалось. Петуния яростно таращилась на Гарри, выпучив глаза, вены на виске пульсировали, а он имел наглость смотреть на неё, не боясь и не извиняясь. С невозмутимым видом парень улыбнулся и пошел прочь.

- Не смей уходить, мальчишка! Вернись сейчас же и отмени то, что ты со мной сделал! Ты, дерзкий ублюдок! (громкая отрыжка) Я скажу Вернону, когда он проснётся! Ты не увидишь еды и не сможешь сесть целую неделю, когда вернешься на Прайвет Драйв летом, вот увидишь!

Гарри на миг обернулся, только чтобы снять заклинание, и спокойно пошел дальше. Вопли Петунии не волновали его. Он увидел пути, которые могут открыться перед ней, и был поражен, как такая ярая противница магии сможет найти свое истинное счастье в волшебном мире, который она громогласно ругала, не стесняясь в выражениях.

Поттер всегда считал, что его жизнь подобна смертельному номеру на арене цирка, но возможное будущее родной тетки было ошеломляющим.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
неканонДата: Четверг, 12.05.2011, 10:01 | Сообщение # 44
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо)))


когда придумаю что тут написать-напишу
 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 13.05.2011, 18:11 | Сообщение # 45
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 8. Очищение
На выходные остаюсь без интернета, поэтому выкладываю новую главу пораньше.

Перевод VelgaW

Северус мысленно улыбнулся, просмотрев теоретические выкладки Альбуса в третий раз. Прикидывающийся старым чудаком, помешанным на лимонных дольках, но умеющий управлять преподавателями и учениками своим фирменным «мерцающим» взглядом, директор был одним из умнейших волшебников. Он провел превосходное исследование, вскрывающее слабые места темной метки. Догадка Гарри о том, что Волдеморт создавал свое тавро, основываясь на темномагических трудах Салазара Слизерина, оказалась верной. Весь ритуал клеймения описывался в работах Основателя. Дамблдор, вместе со своим студентом, просмотрел дневники Слизерина, выбрав самое главное, на их взгляд, и затем Поттер перевел все, что, так или иначе, имело отношение к метке и процессу её создания. Альбус провел в изучении источников все утро, а, возможно, и ночь, и теперь работал, дотошно проверяя переводы, чтобы в них не оставалось никаких неясностей или искажений.

Снейп не уставал удивляться тому, как зрело ведет себя в сложившихся обстоятельствах его муж. Как правило, тот предпочитал действие размышлению, и не производил впечатления интеллектуала, хотя умел собраться, когда это бывало необходимо. Сейчас парень не огрызался в ответ на замечания директора, а старался следовать им, работая над переводом. Альбус, в свою очередь, спрашивая и уточняя, давал возможность Поттеру и мисс Грейнджер на равных с ним участвовать в обсуждении. Все трое сочли, что справились со своей работой, лишь тогда, когда из древних дневников была извлечена вся возможная информация, и они принялись искать возможные способы нейтрализовать метку Темного Лорда, используя новые знания. На этом этапе Гарри откровенно заскучал, начал ерзать и вскоре ушел, чтобы повидаться с Невиллом.

На основе данных из книг, позаимствованных в библиотеке Люциуса Малфоя, а также – переводов дневников Слизерина, Дамблдор сделал несколько предположений о том, как обезвредить магию темной метки. Все согласились с тем, что он мыслит в верном направлении, после чего директор и Гермиона определили несколько областей для более подробного изучения.

К середине дня результатом их напряженного труда стало заклинание, которое, в теории, могло прекращать действие клейма. Альбус высказал идею, что это заклинание разорвет связь между заклейменным волшебником и Темным Лордом, делая напрасными его попытки вызвать к себе Пожирателей Смерти или отбирать их магическую силу. Гермиона согласилась, уточнив, что, по её мнению, после использования этого заклинания сама метка должна исчезнуть с руки раба Волдеморта. Северус ничего не сказал на этот счет, боясь спугнуть отчаянную надежду, что сможет очиститься от позорного знака, свидетельствующего о главной ошибке его жизни.

Затем девушка подняла ряд вопросов, связанных с практической частью применения экспериментального заклинания, проанализировав которые, Дамблдор и Снейп пришли к выводу, что оно не навредит исполнителю или тому, на кого будет направлено, хотя сомневались в том, как именно может отреагировать сама метка на подобное воздействие. Всесторонне обсудив сделанное открытие, волшебники решили, что пора проверить теорию на практике.

Северус уже приготовился обнажить левое предплечье, но Альбус остановил его, мягко коснувшись руки.

- Нет, мой мальчик. Твоя метка запечатана, и, прежде чем применять заклинание, нам придется снять серебряные нити. Я не хочу рисковать тобой, ради эксперимента. Когда мы будем полностью уверены в работоспособности и безвредности нашего открытия, тогда попробуем снять защиту с твоего клейма.

Зельевар огорчился, но был вынужден признать, что действительно чувствовал себя спокойнее с серебряной защитой, и не хотел бы лишиться её, не будучи уверенным в том, что новое заклинание сработает.

- В таком случае, у нас есть двое студентов, серьезно пострадавших от темной метки, а, кроме того, около 40-50 Пожирателей Смерти, прибывших в поместье Малфоев в качестве гостей. Возможно, среди них отыщутся добровольцы?

- Мне не хочется применять непроверенное заклятие к ученикам нашей школы. Предпочтительнее взрослый волшебник-испытуемый. Возможно, один из тех, что находятся сейчас в доме Люциуса. Не стоит только раскрывать им раньше времени информацию о связи поместья и Хогвартса, и, тем более, приглашать кого-то из них в замок. Может быть, мы сами отправимся туда?

- Можно перейти по каминной сети в библиотеку поместья и пригласить туда же тех, кто захочет оказать нам содействие в испытании заклинания. Думаю, Люциус не станет возражать, и добровольцы найдутся.

Альбус попытался отговорить Гермиону от посещения Малфой Мэнора, но девушка нахально заявила в ответ, что она — хотя бы немного отдохнула накануне, тогда как директор не спал всю ночь, а профессор Снейп вообще рискует, поскольку неизвестно — как поведет себя его метка. Поэтому, её присутствие просто необходимо — для подстраховки — мисс Грейнджер явно не собиралась оставаться в стороне.

В итоге, в библиотеку поместья они отправились втроем. Северус прошел в бывший танцзал, переоборудованный под лазарет, чтобы проконсультироваться с колдомедиками, кто из их пациентов достаточно восстановился для того, чтобы решиться поучаствовать в тестировании нового заклинания. Хозяин дома и несколько его гостей уже оправились после магического истощения, и Северус велел домашнему эльфу пригласить этих волшебников, чтобы обсудить с ними детали эксперимента. Его предложение было встречено с восторгом и готовностью сотрудничать, а Люциус даже потребовал для себя привилегию — стать первым из испытуемых - утверждая, что он пострадал гораздо меньше остальных и восстановился намного лучше. Снейп подумал, но благоразумно промолчал, что, кроме того, в случае удачи, хитрый лис станет первым из тех, кто освободится от бремени рабской метки. И зельевару нетерпелось увидеть выражение лица старого друга, когда тот узнает, что выполнять заклинание будет ни кто иной, как мисс Грейнджер. Он пригласил хозяина дома и двоих колдомедиков в библиотеку поместья.

Северус был готов поклясться, что в тот момент, когда Люциус понял, что проводить эксперимент будет не директор, а Гермиона, его буквально передернуло, но манеры и выдержка взяли верх над эмоциями, и аристократ закатал рукав с абсолютно невозмутимым видом. Девушка, к счастью, ничего не заметила, поскольку была полностью сосредоточена на сложном заклинании, которое ей предстояло выполнить, максимально сконцентрировав свою магическую силу. Она встала лицом к лицу с Люциусом, протянувшим ей руку, с обеих сторон от них заняли позиции Северус и Альбус, а поодаль замерли колдомедики, смотревшие на приготовления с огромным интересом.

Казалось, время замедлило свой бег, когда Гермиона, наконец, достала свою палочку и сотворила в воздухе, над рукой Люциуса, весьма сложный магический узор, пропевая недавно открытое заклинание. Закончив, она указала палочкой на темную метку, направив на неё всю свою волшебную силу. Из кончика палочки очень медленно появился тонкий луч света, который потянулся к клейму на предплечье Малфоя. Девушка продолжала удерживать палочку, и свет начал постепенно нарастать, пока не вспыхнул ослепительно-белым. Тот, кто видел ритуал нанесения темной метки, мог заметить интересную аналогию, поскольку в том процессе также присутствовала схожая магическая вязь и сияние, бывшее, впрочем, не ярко-белым, а черным. Сияние от заклинания, выполненного Гермионой, пылало около минуты, а затем плавно погасло.

Наконец, юная ведьма опустила свою палочку, и пятеро волшебников подались вперед, чтобы осмотреть руку бывшего Пожирателя. Клеймо еще виднелось, но рисунок стал еле виден, и, казалось, продолжал светиться даже через несколько минут после окончания эксперимента. Один из колдомедиков просканировал Люциуса диагностическими заклинаниями, поскольку тот выглядел чересчур бледным, даже для светлокожих блондинов Малфоев. Показатели его здоровья были в норме, но, когда рабское тавро на руке окончательно растаяло, он упал в обморок. Альбус и Северус успели его подхватить и усадили в кресло. Пока над пациентом хлопотали колдомедики, директор применил к нему собственные диагностирующие заклинания, и, когда Малфой открыл, наконец, свои льдисто-голубые глаза, Дамблдор объявил присутствующим, что Темный Лорд больше не властен над своим слугой.

- Мои поздравления, мисс Грейнджер! Вы справились! Люциус, ваша Темная метка исчезла, как и та связь, которую она создавала между вами и Волдемортом.

Хозяин дома вздрогнул, услышав имя бывшего господина, но, тем не менее, непривычно широко и открыто улыбнулся. Пошатываясь и облегченно вздыхая, он поднялся, не прекращая любоваться чистой кожей левого предплечья. О таком Люциус мечтал долгие годы. Да, он поддерживал многие идеи своего повелителя, но тавро, дающее абсолютную власть над ним, бесило аристократа, а уж то, что через проклятый знак его могут лишить магической силы, ему даже в голову не приходило. И даже забавно, что его мечту осуществила своей рукой грязнокровка. Мысленно одернув себя, Малфой вспомнил, что мир за последнее время настолько изменился, что, в общем-то, в этом нет ничего необычного. Он спрятал подальше свою гордость и, слегка склонив голову, произнес:

- Благодарю, мисс Грейнджер.

В сопровождении колдомедиков Люциус вышел, а Северус, Альбус и Гермиона уселись за небольшим столиком, чтобы обсудить полученные результаты. Их интересовало, может ли это заклинание быть выполнено как-то иначе, и почему их подопытный настолько ослабел к концу ритуала. Кроме того, нужно было выяснить, возможно ли за один сеанс удалить метку сразу нескольким Пожирателям. Потратив около часа на споры и практические доказательства своих идей, они, наконец, смогли договориться и сделать необходимые для дальнейшей работы выводы. Северус отправился в лазарет, чтобы привести следующую пару участников эксперимента. Их попросили сесть за стол, на случай, если решение, призванное уменьшить слабость в конце ритуала, не сработает. В этот раз заклинание выполнял Дамблдор. Он наставил палочку на раскрытые ладони волшебников, а не на предплечья, и из нее заструился такой же ослепительно-белый свет, как и в первый раз. Ни один из испытуемых не потерял сознания, несмотря на то, что заклинание стало мощнее, хотя, в то же время, теперь метка исчезала немного дольше. В итоге, колдомедики подтвердили, что состояние здоровья их пациентов вполне удовлетворительное, а директор зафиксировал исчезновение связи между бывшими Пожирателями и Волдемортом.

После второй попытки они снова принялись бурно обсуждать полученные результаты. Теперь можно было попробовать заклинание сразу на группе волшебников, и Северус собрался привести новых добровольцев, но Гермиона взяла его за руку со словами:

- Профессор, думаю, настало время заняться вашей меткой, - и, не дав ему возразить, продолжила, - для третьей попытки потребуется ваша помощь, но вы не сможете участвовать, имея клеймо. Разрешите, я удалю проклятый знак, чтобы вы могли выполнить модифицированное заклинание.

Северуса, действительно, нервировало, что из-за метки, хотя и заблокированной серебряными нитями, он вынужден бездельничать. Но, в то же время, зельевар понимал, что снятие его клейма потребует много сил, тогда как Альбус и Гермиона уже потратили достаточно магии, выполняя пробные заклинания. Хотя в этом эксперименте без него ведь все равно не обойтись. Для всестороннего изучения проблемы нужны впечатления и мнения всех троих участников. Снейп старался убедить себя, что, так или иначе, ему необходимо избавиться от метки, чтобы участвовать в дальнейших исследованиях, и внезапно поймал себя на мысли, что, как ни странно, им — слизеринцем — с легкостью манипулирует гриффиндорка. И, в который уже раз, профессор пожалел, что к гриффиндорцам не прилагается руководство по эксплуатации, возможно, оно позволило бы избежать массы сюрпризов и неожиданностей в общении с ними.

Северус снял жакет, закатал рукав белой льняной сорочки, и, обнажив предплечье, положил руку на стол. На свету серебряные нити поблескивали, скрывая под собой темную метку. Альбус, при помощи заклинаний, удалил сначала чары защиты, а затем сами металлические витки. И в этот момент, словно беря реванш за прошлое, перед их глазами предстало отвратительное клеймо — влажное, воспаленное и распухшее. Увидев его, Гермиона мысленно порадовалась, что уже отработала выполнение заклинания, требующего максимальной концентрации её внимания и сил.

И она снова справилась.

На сей раз сияние из её палочки возникало вдвое дольше обычного, его яркость тоже нарастала очень медленно, но, достигнув прежнего уровня, не остановилась, хотя теперь свет почти не слепил. Свечение длилось чуть больше минуты, а затем исчезло.

Северус не упал в обморок, но откинулся на спинку стула, ощутив, как неуловимо изменилась его магия. Это было неясное чувство, на смену которому пришел внутренний всплеск волшебства. И все же посмотреть на свою руку он не решался. Вместо этого профессор следил глазами за Альбусом, диагностирующим его состояние специальными заклинаниями. Наконец, старик, просияв, взглянул на него. И лишь тогда Снейп с опаской покосился на свое предплечье, отныне свободное от рабской метки. Он долго удивленно рассматривал чистую кожу.

- Спасибо вам обоим. Я корил себя за многое, что успел натворить в жизни, но о проклятом клейме сожалел больше всего. Избавиться от него — неимоверное счастье! - и, поскольку приближалось время обеда, добавил, - Думаю, теперь мы можем вернуться в Хогвартс и обрадовать Гарри хорошими новостями. И, кроме того, нам нужно определить, кто сможет выполнить новое заклинание так же хорошо, как мисс Грейнджер, и придумать способ разослать наше решение по всему миру, как можно быстрее, возможно, сегодня же вечером.

*****

Наскоро перекусив, Гарри вернулся в свой кабинет. Он знал, что остальные заняты сейчас важным исследованием, поэтому решил, не теряя времени даром, перевести как можно больше текстов из книг, взятых на время в малфоевской библиотеке. Понимая, что ценные фолианты необходимо будет вернуть, и, подозревая, что в дневниках Слизерина содержатся далеко не все его идеи, юный маг решил использовать появившийся редкий шанс - изучить наследие Основателя как можно полнее. Оно того стоило. Да и с заклинанием диктовки, придуманным Северусом, работать стало гораздо проще — Гарри вспомнил, сколько времени он потратил, чтобы перевести одну книгу Слизерина в подарок мужу на Рождество.

Но только парень принялся за перевод, как огонь в камине вспыхнул, и в кабинет вошли Дамблдор, Гермиона и Северус. Увидев, что глаза подруги блестят, Гарри решил, что это — от слез, и внутренне приготовился услышать плохие вести.

- Ах, мой мальчик, как хорошо, что ты здесь! - воскликнул директор. - Мы отлично потрудились! Заклинание работает! Мне и мисс Грейнджер удалось успешно применить его к нескольким бывшим Пожирателям в поместье Малфоев.

Спокойствие Гарри вмиг улетучилось. Взволнованно улыбаясь, он начал искать глазами Северуса, не решаясь спросить вслух: «Твоей метки больше нет?» Увидев ответную улыбку мужа, Поттер взвизгнул и повис у него на шее. Следующие несколько секунд Альбус и Гермиона ошалело наблюдали, как их суровый профессор зельеварения кружит в объятиях своего смеющегося супруга. Через некоторое время пара вспомнила, что кроме них в комнате есть другие люди. Они отскочили друг от друга, причем Северус попытался восстановить статус-кво, одергивая жакет и поправляя манжеты, а Гарри так и не смог успокоиться. Он тут же заключил в крепкие объятия Гермиону, и она ответила ему не менее пылко.

Пока другие ликовали, Дамблдор успел рассмотреть пергаменты на столе, за которым работал Поттер в тот момент, когда они вернулись. Затем он вновь обратил свое внимание на смеющихся подростков и, захлопав в ладоши, произнес:

- Смотреть, как вы радуетесь, одно удовольствие! От этого мир становится светлее.

И, приобняв ребят за плечи, Дамблдор подтолкнул их к выходу, надеясь, что Северус последует за ними.

- Думаю, сейчас нам всем необходимо немного отдохнуть. Встретимся здесь, после обеда. Нам еще предстоит придумать способ рассылки заклинания по всему земному шару, а для этого нужно, чтобы головы у нас были свежими и отдохнувшими.

Но отдых пришлось отложить. Между апартаментами директора и кабинетом Поттера их встретила мадам Боунс в сопровождении Кингсли Шеклболта, Рона, Ремуса и Сириуса. Выражение лица министра было таким, что Гарри внутренне сжался, хотя заметил, что остальные не выглядели виноватыми, а, стало быть, все не так уж плохо.

- Альбус, мы можем поговорить? Остальные, я полагаю, тоже смогут присоединиться?

Дамблдор радушно пригласил всех в свой кабинет, объяснив, что в комнате Гарри небольшой беспорядок. Но на самом деле все его мысли занимали пергаменты с переводом, которые он успел заметить на рабочем столе мальчика. Даже беглого взгляда на текст было достаточно, чтобы понять, что он относится к самой Темной магии, с которой только сталкивался директор за всю свою долгую жизнь. Его терзали внутренние сомнения. Может быть, стоит сжечь эти книги и велеть Гарри забыть о них, надеясь, что Тьма, наполняющая их страницы, исчезнет в огне? Или же это непредусмотрительно? Возможно, когда-то эти сведения пригодятся, чтобы противостоять Злу? Изменит ли работа над переводом личность самого Гарри? Поселится ли в его душе Мрак? Может быть, стоит оставить сами книги на парселтанге, а сжечь лишь переводы? Но, в будущем, возможно, появится другой змееуст, и то, что сейчас записи Слизерина будут сокрыты от всех, станет бесполезным. А что, если спрятать книги и переводы в Тайной комнате? Но в поисках оптимального решения, директор неизбежно возвращался к мысли о том, что увиденные тексты сочатся самой отвратительной Тьмой, какую только можно себе представить. И Альбусу меньше всего хотелось обсуждать это с министром Магии или с кем-то из авроров.

Директор школы и мадам Боунс расположились в креслах перед камином, а остальные расселись на диванах и стульях.

- Профессор Дамблдор, сегодня мистер Люпин и мистер Блэк, вместо того, чтобы участвовать в министерской операции «Тихая гавань», самовольно отправились в центр Лондона.

Это почти никого не удивило. Ремус, возможно, еще мог соблюдать дисциплину, но одно лишь название мероприятия гарантировало, что Сириус в нем участвовать не станет.

- Именно тогда они столкнулись с Тем-Кого-Нельзя-Называть, пришедшим полюбоваться плодами своих деяний. Они встретили его на маггловской станции метро Пиккадилли, куда должна была прибыть команда авроров. Благодаря вмешательству мистера Люпина им удалось избежать обнаружения, изобразив из себя спящих магглов, которых собирается сожрать оборотень. Вернувшись в Министерство, мистер Блэк оповестил о случившемся руководителей операции, поэтому нам удалось спасти своих людей и обойтись без жертв. К сожалению, - при этих словах Северус ухмыльнулся — у шавки любая история не обходится без «к сожалению», - среди служащих Министерства был один аврор — хороший человек, но слишком «правильный», если вы поняли, что я имею в виду — он уловил в словах мистера Блэка нечто, заставившее его решить, что тот — анимаг, как и мистер Люпин. Наш сотрудник проверил министерские списки и, не найдя его имени, арестовал, как незарегистрированного анимага. Мистер Шеклболт узнал об этом и известил меня. Мы выяснили, что этот аврор своими глазами никогда не видел анимагической формы мистера Блэка, а, стало быть, действовал, руководствуясь домыслами, а не фактами.

Пока мадам Боунс рассказывала все это, Сириус самодовольно сиял, не обращая внимания на раздраженного донельзя Ремуса.

- Мистер Шеклболт напомнил мне, что в ряде случаев применяется процедура скрытой регистрации анимагов. При этом заявка подается не по обычным каналам министерства, а лично министру Магии. Я понимаю, что мой предшественник был бы весьма удивлен подобной конфиденциальностью. Но считаю, что, учитывая уникальное положение мистера Поттера, проведение скрытой регистрации вполне допустимо, и министерство может пойти навстречу в данном случае. Это только мое предположение. Но, если кто-то в этой комнате действительно нуждается в подобной процедуре, то вот здесь — все необходимые документы, которые должны быть заполнены и доставлены ко мне.

По взмаху палочки мадам Боунс, перед ними появилась стопка из шести свитков пергамента. Женщина мягко подтолкнула их к Сириусу, который, вспомнив о манерах, поблагодарил её за любезное одолжение. Считая вопрос исчерпанным, мадам министр поднялась, многозначительно глядя на Альбуса и подмигнув Поттеру, и шагнула в камин, возвращаясь в министерство.

После её ухода все взгляды обратились к Блэку. Снейп подозревал, что в эту минуту они с Люпином думают одинаково, считая, что пес слишком уж любит покрасоваться перед публикой! Сириус взахлеб рассказывал историю о том, как он встретил Волдеморта, прогуливавшегося со своей гадкой змеёй по площади Пиккадилли, любуясь грудами тел и покореженных автомобилей. Оказывается, Лорд, приняв Блэка за Порождение Тьмы, поведал ему о том, что на осколках старой цивилизации он скоро создаст новый мир. Приходилось признать, что приключение Сириуса имело и положительную сторону — он принес друзьям известие о том, что Волдеморт пока не подозревает о крушении своих планов. Похоже, что Темный Лорд ожидал массовой гибели людей уже через день-другой, в случае с волшебниками — чуть позднее. Теперь оставалось только надеяться, что после ухода министерских команд, Тот-Кого-Нельзя-Называть не скоро осознает, что источник его энергии — под угрозой.

Гермиона сверлила взглядом Рона.

- А каким образом ты оказался вовлечен в это?

Рыжик тоже был из тех, кто любит купаться в лучах славы, хотя ему доставалось гораздо меньше внимания, чем красавчику Сириусу.

- Я был в команде министерства, которая забирала магглов в подземке. Мы, как раз, левитировали троих человек на платформу, когда наткнулись на Ремуса, велевшего упасть на землю, рядом с магглами, и притвориться спящими. Я понял, что он перекинулся в Луни, услышав рычание, а потом раздался странный, шипящий голос, поощрявший его съесть что-то. Затем голос обратился к кому-то еще, назвав его «мой друг». Через несколько минут опасность миновала, и мы поднялись. Потом Ремус и Сириус объяснили, что на станции был Тот-Кого-Нельзя-Называть.

Было видно, что Гермиона страшно переживает за Рона, понимая, в какой тот был опасности, но парень ничего не замечал, смакуя подробности своего приключения.

Гарри тоже поинтересовался:

- Сириус, ответь, о чем ты думал, когда решил подойти к Волдеморту?

- Ну, ты же знаешь, что Мягколап вообще-то похож на Порождение Тьмы, и он легко принял меня за темное создание, пришедшее подпитаться энергией смерти. А, кроме того, похоже, ему нравятся собаки. Но, даже если бы он что-то заподозрил и засомневался, Мягколап довольно силен и прыток, чтобы легко увернуться от любого проклятия.

После этих слов присутствующие переглянулись. Стоило ли так рисковать, не зная, в конечном итоге, что тебя ждет? Ведь Сириусу было неизвестно, удастся ли узнать что-то важное, или он напрасно играет со смертью.

Затем Гарри захотел узнать версию той же истории от Ремуса.

- Когда я увидел, что Мягколап безрассудно приблизился к Волдеморту, то решил принять облик Луни. Таким образом, мы с Сириусом могли бы без помех общаться, как два темных существа, не вызывая подозрений у Лорда. Ведь оборотень, блуждающий среди спящих, мог способствовать их скорой гибели. Но, когда Мягколап не подошел ко мне, я счел, что он чувствует себя в безопасности. Поэтому отошел на безопасное расстояние, чтобы не слишком бросаться в глаза. В виде Луни, я рыскал между лежащих магглов, притворяясь, что хочу их сожрать, но продолжал прислушиваться к тому, что говорил Волдеморт. Услышав о его желании изучить метро, я понял, что он может наткнуться на аврорские бригады. Я не был уверен, что стоит вступать с Темным Лордом в бой, но решил отвлечь его. Волдеморт зачарованно следил за тем, как Луни склоняется над спящими, воображая, что оборотень внесет в общую картину разрушений пикантный штрих, пожирая людей. Появление Мягколапа, принятого им за другое темное существо, еще больше воодушевило его, и он был полностью доволен зарождающимся новым миром, когда покидал станцию.

- То есть, вы оба утверждаете, что Волдеморт пока не понял, что я разбудил волшебников, а спящих магглов защищает наше заклинание? - уточнил Гарри.

- Когда я видел его, не похоже было, чтобы старый хрыч что-то подозревал. Конечно, может быть, он затем отправился куда-то еще, где мог встретить живых и здоровых колдунов и ведьм. Но разве ты чувствовал его гнев? - ответил Сириус.

- Пока — нет. Но, думаю, он будет в ярости, когда узнает. Значит, мы должны начать действовать сегодня вечером. Мы не можем рисковать, дожидаясь, когда он в следующий раз решит прогуляться и наткнется на кого-то из волшебников.

Ремус озадаченно переспросил:

- О чем ты говоришь, Гарри?

Но ему ответил сияющий Альбус:

- Мы изобрели заклинание, способное удалить темную метку у Пожирателей Смерти. Кого-то это обрадует, кто-то станет негодовать, узнав, что его связь с господином разорвана. Но больше всех пострадает сам Волдеморт. Отныне он не сможет распоряжаться чужой магией — только своей.

Сириус вопрошающе глянул на Северуса. Тот сначала решил сделать вид, что не понял пса, но затем сжалился и кивнул.

- Да, Блэк, у меня больше нет клейма.

В ответ его одарили взглядом, в котором смешались радость и разочарование. Ремус, не отличавшийся предвзятым отношением к зельевару, от всего сердца поздравил его с новой жизнью, без метки.

Точку в этой беседе поставил Альбус:

- Всем нам нужно прерваться и немного отдохнуть. Вечером нас ждет работа, требующая много сил. Я предлагаю встретиться здесь после обеденного перерыва. Нам предстоит выяснить, кто, кроме меня и мисс Грейнджер, способен правильно выполнить новое заклинание, а затем определиться со способом распространения нашего открытия.

*****

Когда после перерыва они снова собрались вместе, в их команду влились еще двое: Рон позвал Чарли, а тот пришел вместе с Драко. Гермиона несколько раз продемонстрировала новое заклинание. Поскольку Северус уже работал с ней в паре, выполняя и испытывая экспериментальную магию на себе, ему удалось сделать все с первой попытки. Гарри пытался раз шесть, но – безуспешно, так как не смог синхронизировать движения палочки и поток своей волшебной силы. Сириус, Ремус, Рон, Кингсли и Чарли не решились участвовать, уступив это право Драко. Но как тот ни старался, потерпел ту же неудачу, что и Гарри, не сумев десять раз подряд синхронизировать магию и взмахи волшебной палочки. Это выводило его из себя.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 13.05.2011, 18:11 | Сообщение # 46
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
И все же, Альбус казался довольным результатами.

- Перед тем, как разослать наше заклинание по всему миру, думаю, стоит вернуться в Малфой Мэнор и еще раз опробовать его на многочисленной группе волшебников. Помните, нам удавалось объединить свою магию при помощи заклинания Iunctum? Так вот, я обучу часть нашей группы этому заклинанию, чтобы они помогли усилить воздействие колдовства.

Колдомедики были очень рады возвращению Альбуса, Северуса и Гермионы, потому что, как только стало известно, что они нашли способ нейтрализовать и снять темную метку, в поместье воцарился настоящий ажиотаж. Директор объяснил, что в этот раз им потребуется гораздо больше добровольцев. Желающие должны были оставаться на своих местах, сев в кресло или оставшись в кровати. Тогда как команда Хогвартса, находясь в библиотеке поместья, в условленное время, должна была синхронно выполнить новое заклинание, усиленное при помощи Iunctum. Альбус еще раз проверил, чтобы все участники заняли свои места и приготовились. По его сигналу, трое волшебников начали выполнять удаляющее метку заклинание, и, как только из их палочек заструилось белое сияние, остальные объединили магию группы в единый поток.

Все шло по плану. Белый свет становился все ярче, усиленный многократно, пока не сверкнул ослепительной вспышкой, продолжая пылать около минуты, а затем плавно угас. Маги облегченно вздохнули, когда через несколько минут в библиотеку пришел колдомедик с радостной новостью, что буквально каждый бывший Пожиратель в поместье лишился своего клейма. Те немногие волшебники, которые приняли метку совсем недавно и не были известны остальным слугам Темного Лорда, неожиданно почувствовали себя немного странно, но не поняли причины этого, так как не видели, что, скрытые под рукавами, их предплечья осветились на несколько минут белым сиянием. Тем больше было их удивление, когда вечером, собираясь ложиться спать, они обнаружили исчезновение меток на своих руках. Это заставило их поволноваться, предположив, что Волдеморт то ли лишил слуг своей благосклонности, то ли – повержен. И далеко не все из них были рады пропаже клейма.

Довольные результатами эксперимента, маги вновь вернулись в Хогвартс. Их совместная работа показала, что когда весьма сильные волшебники объединяют энергию группы с помощью Iunctum, воздействие основного заклинания становится в несколько раз мощнее. Альбус видел многое, но он даже предположить не мог, что наложение Iunctum на формулу снятия метки способно дать такой эффект. Старый волшебник пожалел, что у него нет достаточно времени для глубокого и всестороннего изучения этого феномена. И, незаметным мановением своей волшебной палочки, он отправил переводы темномагических трудов Слизерина, выполненные Гарри, и сами дневники, в свой кабинет, чтобы никто больше не мог прочесть их.

Когда все сели за стол, Гарри, вызвав домовика, попросил принести чай, тыквенный сок и шоколад, чтобы поскорее восстановить силы. Альбус вслух поинтересовался, когда лучше выполнить снятие метки, за час-другой до полуночи или – глубокой ночью, когда все носители клейма, вероятнее всего, будут мирно спать. Мнения разделились: одни предлагали подождать, другие – выполнить заклинание сейчас, пока у самих еще есть силы. Точку в споре поставил Северус, который заявил:

- Колдомедики сказали мне, что впервые столкнулись с настолько полным магическим истощением, как у их пациентов в поместье Малфоев. Кроме утечки волшебства, эти люди очень ослабли физически. Они спят по 12-15 часов в сутки, так что, скорее всего, мы можем провести ритуал снятия метки прямо сейчас, и никто из них не заметит.

Альбус согласился с ним.

- Ну, тогда давайте еще раз обговорим наш план, и снова попросим воинов Уинтерленда сопровождать нас за пределы защитного барьера замка. Насколько я понимаю, Гарри собирается выполнять заклинание там же, откуда мы рассылали стабилизирующую формулу?

- Да, директор. На этом месте находится энергетически мощный участок пересечения лей-линий. Насколько мне известно, такие перекрестки не перемещаются? – Альбус не знал наверняка, но считал, что подобное маловероятно. – Тогда давайте отправимся туда, как только будем готовы.

Дамблдору понадобилось еще некоторое время, чтобы продумать план совместных действий, и вскоре группа магов отправилась к лагерю людей из Уинтерленда. Северяне разбились на небольшие отряды, сменяющие друг друга, чтобы, сопровождая волшебников, не оставлять Хогвартс без присмотра. Уинтерлендцами командовал круглолицый, румяный богатырь почти семи футов роста, чьи густые золотистые волосы были заплетены в толстую косу. Великан тепло и радостно приветствовал Гарри и его спутников, удивив их тем, что знал практически каждого из них. Чарли особенно поразил воображение воинов, узнавших, что тот – укротитель драконов. Викинги считали эту работу самой благородной, опасной и требующей особой силы от волшебника. Молодой маг никогда не стремился к славе или признанию, но искреннее уважение, проявленное суровыми и воинственными людьми, глубоко тронуло его. Когда Альбус поинтересовался у командира северян, кто из них сможет проводить их по дороге к границе замковой защиты, почти все, как один, изъявили желание охранять своего короля, и лишь немногие решили остаться защищать Хогвартс.

Придя на место, Гарри потратил несколько минут, проверяя, что пересечение лей-линий все так же магически активно, и лишь, когда убедился, что все в порядке, Сириус вновь отметил эту точку ярким огнем, как и в прошлый раз.

В соответствии с планом директора, Поттер должен был сперва приказать Земле принять их заклинания в лей-линии, произнеся Regius Procuratio Per Obis Terrarum, а затем присоединиться к остальным волшебникам, выполняющим заклинание удаления темной метки, объединяя их силы с помощью Iunctum. Но первая попытка была неудачной. Земля не повиновалась приказу, что очень удивило Северуса. Белый свет, исходящий от их палочек, несколько секунд колебался, а потом угас. Первоначальный план пришлось изменить, и теперь Гарри должен был продолжать удерживать заклятие, повелевающее Землей, тогда как остальные произнесут формулу снятия метки. Дамблдор перестроил волшебников так, чтобы Поттер стоял отдельно, а все остальные выстроились позади Северуса и Гермионы. Перестроившись, группа предприняла вторую попытку. На этот раз лучи, вылетевшие из палочек, были настолько яркими, что затмили даже огонь, отмечавший перекрестье лей-линий. И когда свет стал нестерпимо белым, поток магической силы втянулся в пересечение энергетических каналов Земли и исчез. Но оказалось, что у этого заклинания очень ограниченная зона влияния. За один раз волшебники смогли распространить его лишь на восьмую часть земной поверхности. Альбус, перемещался внутри магического круга, призывая участников ритуала собраться и продолжать работу. Заклинание, удаляющее метку, было произнесено еще семь раз, так, чтобы весь земной шар подвергся его воздействию. И в результате волшебники совершенно обессилели. Когда они бросали заклинание в первый и второй раз, в крови еще бурлил адреналин, и они не заметили усталости, но уже к пятой и шестой попытке их магия была на исходе, а в восьмой раз силы были полностью исчерпаны. Викинги буквально на руках отнесли измотанных колдунов и ведьм в замок, где вверили их заботам домашних эльфов.

*****

Директор Дурмстранга Игорь Каркаров спал настолько крепко, что даже не почувствовал, когда метку на его предплечье охватило на краткий миг жаром, который быстро утих. Он беспокойно похрапывал, когда клеймо стало исчезать, особенно громко всхрапнув, когда оно пропало совсем. Затем колдун перевернулся на другой бок и уткнулся лицом в подушку, из-за чего храп его стал почти неслышен.

*****

Стоящая на острове, посреди Северного моря, тюрьма Азкабан всегда была довольно шумным местом из-за населявших её безумцев и тех, кто постепенно скатывался в безумие. Их вопли и крики смешивались с беспрерывным и громким шумом волн, бьющихся о скалы и каменные стены, круглые сутки. Но этой ночью здесь стало особенно беспокойно, так как меченые предплечья десятков обитателей Азкабана внезапно осветились ярким сиянием, вызвав бурю эмоций. Все время, пока их руки были охвачены белым светом, узники возбужденно кричали, но как только тот исчез, они успокоились и отвлеклись, даже не заметив, что их метки пропали. Дементоры не обратили никакого внимания на шум и крики, поскольку им это не мешало. А руководство тюрьмы не оставалось в крепости на ночь, поэтому также ничего не знало о странном происшествии. О том, что осужденные волшебники лишились темных меток, они узнают гораздо позже.

*****

Темноту спальни Волдеморта в Риддл Мэноре пронзил яркий свет. Её обитатель даже не проснулся, когда это случилось, как и все другие клейменые волшебники в эту ночь. Но его собственная метка на предплечье не пропала. Яркий свет медленно угас, оставив проклятый знак нетронутым. Так получилось потому, что, создавая свою метку, Волдеморт пользовался магией, отличной от той, которой клеймил своих приверженцев. А заклинание, изобретенное волшебниками Хогвартса, было рассчитано именно на магию второго типа. Поэтому, когда в его спальне внезапно вспыхнул и вскоре погас яркий свет, Волдеморт даже не шевельнулся.

*****

Сидя в холле замка, маги постепенно приходили в себя, а Дамблдор собирался с силами, чтобы связаться министерством и рассказать о том, что удалось сделать.

- Кингсли, вы не могли бы сообщить своему руководству, что мы, с помощью заклинания, стерли все Темные метки с рук Пожирателей? Теперь Волдеморт больше не сможет вызвать их или воспользоваться их магией. Вскоре он поймет, что мы нарушили его планы, и постарается снова использовать видоизменённое заклятие сна, но не сможет этого сделать, так как ему не хватит своих собственных сил. Я думаю, этой информацией можно поделиться с правительствами других стран, но пусть решает госпожа министр.

Пошатываясь, Кингсли поднялся и, кивнув всем на прощание, отправился по каминной сети в министерство с докладом.

Затем встал Чарли, помогая подняться Драко, и, пожелав собравшимся спокойной ночи, пара удалилась в свою комнату. За ними последовали Рон и Гермиона - они поплелись в гриффиндорскую башню. Ремус тоже поднялся, стаскивая с дивана уснувшего Сириуса, который пробормотал во сне:

- Я займусь тобой завтра, сегодня я слишком устал.

Северус и Гарри обеспокоенно посмотрели на директора, который выглядел сейчас старше своих ста пятидесяти лет.

- Альбус, может быть вызвать Поппи, чтобы она осмотрела вас? Или проводить вас в ваши комнаты?

Несмотря на свою гордость и независимость, Дамблдор понимал, что без посторонней помощи ему сейчас не обойтись.

- Северус, я бы, пожалуй, не отказался, если бы меня проводили в мой кабинет. В гостиной Хаффлпафа есть большой камин. Его размер позволит нам пройти в него втроем.

Северус и Гарри подхватили старенького волшебника под руки и медленно повели к дверям. Портрет, узнав директора школы, немедленно пропустил их, и трое волшебников вошли в гостиную, бережно ведя Альбуса к камину. Несколько сквибов, игравших карты, на миг прервали свое занятие и подняли головы, окинув взглядом вошедших. Маги никогда бы не обратили на них внимания, если бы один сквиб, узнавший Снейпа и Поттера, не фыркнул насмешливо, а затем не издал губами неприличный звук.

Поскольку Северус не смог убедить директора воспользоваться помощью мадам Помфри, он вызвал одного из домовиков - любимца Дамблдора, и поручил тому позаботиться о старом волшебнике. Затем зельевар схватил в охапку Гарри и отправился с ним в их комнаты в подземельях.

С того момента, как они стали жить вместе, это было впервые, чтобы Северус вошел в спальню одновременно с мужем; но у него просто не было сил сидеть перед камином в гостиной и ждать, когда Гарри уснет. Тот не возражал. Зельевар предложил ему занять ванную первым и очень удивился, когда парень вместо этого сел на кровать. Усталость заставила и его забыть о внутренних барьерах и запретах.

- Северус, я могу увидеть твою руку?

Без смущения и спешки, зельевар снял мантию, затем – рубашку. Гарри взял его левую руку и провел кончиками пальцев по предплечью, любуясь чистой кожей, которую больше не уродовала метка. А затем его ладони скользнули выше, изучая и лаская широкие плечи, гладя спину и шею Снейпа. Тот упивался каждым прикосновением, полностью погрузившись в восхитительные ощущения, желая не только принимать эти ласки, но и дарить их своему супругу. И, словно прочитав его мысли, Гарри прошептал:

- Как давно я мечтал рассмотреть тебя, Северус. Я помню, о чем ты твердил мне всю неделю – что в пятницу у нас будет свидание, и мы не должны спешить, чтобы на этот раз все сделать правильно. Все понимаю, но я хочу тебя, сейчас. У меня больше нет сил ждать…

Поттер не сводил с него глаз. Да, им обоим уже доводилось испытывать серьезную утечку магии и затем восстанавливаться, поэтому сейчас они устали не так, как все остальные. Но, тем не менее, были здорово вымотаны - настолько, что уснули бы в ту же минуту, едва голова коснется подушки. Поэтому мастер зелий был вынужден отказаться от заманчивого предложения.

- Мы оба слишком устали для близости. Но, думаю, что мы могли бы вместе пойти в душ. Исключительно ради того, чтобы подстраховать друг друга, не дав упасть и разбить голову. Согласен?

Обычно Гарри стеснялся обнажаться в присутствии мужа, который видел в его воспоминаниях, как тетка обзывала ребенка маленьким уродцем, и мальчик до сих пор верил её словам. Но сейчас усталость поборола смущение. Они вместе прошли в ванную, где Северус не спеша разделся и помог избавиться от одежды Гарри. Увидев своего юного супруга обнаженным, он не смог сдержать своего восхищения. У мальчика были узкие, но сильные плечи, крепкая, ровная спина, узкая талия и маленькая, упругая, дерзкая задница. Повернув его лицом к себе, Северус обвел взглядом поджарый живот, мускулистые, стройные ноги и член – довольно крупный для такого изящного телосложения. Оказавшись перед супругом, Поттер также рассматривал его. С самой первой совместной ночи он мог видеть лишь широкие плечи и подтянутый, крепкий торс, да ощущал хорошо развитые мышцы ног, когда супруг прижимал его к себе, но, в целом, не представлял его обнаженным. Теперь же он понял, что увиденное превосходит любые самые смелые ожидания. Потрясающе длинные, ровные ноги. Округлые, упругие ягодицы. И… Дыхание Гарри сбилось, когда он увидел член Северуса, в обрамлении густых, черных, курчавых волос. Почему-то от этого контрастного сочетания темных завитков в паху и длинных прямых прядей на голове, юноша буквально терял разум. Он и прежде видел голых парней в душе, но теперь - словно впервые - смотрел на обнаженное тело мужчины. На его лице читалось столь явное восхищение, что Северус мысленно облегченно вздохнул. Он с замиранием сердца ждал реакции молодого супруга, не в силах отвести от него взгляд. Гарри и не предполагал, что на него могут смотреть с таким откровенным вожделением. И никак не мог поверить в то, что кто-то настолько красивый, как его муж, сочтет его хоть чуточку привлекательным!

Северус открыл воду в душе и, взяв Гарри за руку, ввел под ласковые, теплые струи. Он хорошенько намылил его, уделив особое и, вероятно, несколько излишнее внимание крепкой маленькой попке. А затем, набрав в ладонь мыльной пены, стал ласкать его яички и член. Разнежившись, парень уже практически спал на груди мужа, но усталость не помешала его телу отозваться на заботу и излиться от нескольких осторожных, но уверенных движений пальцев зельевара. Как жаль, что этот опыт не был взаимным! Но, ему уже давно не шестнадцать, поэтому, совладав со своими желаниями, Снейп решил, что в этот раз все будет только для Гарри.

Северус закрыл воду и произнес осушающее заклинание. Его молодой супруг все же умудрился уснуть стоя. Ничего не оставалось, как только, осторожно взяв на руки, отнести его в кровать. Оказавшись под одеялом, Гарри моментально подкатился под бок и крепко прижался к мужу. Снейп обнял его и почти сразу уснул.

Когда двое волшебников погрузились в сон, обнимая друг друга, их Силы тоже соединились, словно защищая одна другую. В этом не было никакого противостояния, выяснения главенства. Лишь желание заботиться и защищать. Их магия стала единой, и теперь эти двое – даже во сне – ощущали уверенность и покой, от того что они - вместе.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
TamiДата: Пятница, 13.05.2011, 19:11 | Сообщение # 47
Посвященный
Сообщений: 30
« 0 »
спасибо!


Два голоса боролись во мне. Один, который хотел быть хорошим и храбрым, и другой, который советовал хорошему и храброму заткнуться.
 
неканонДата: Пятница, 13.05.2011, 19:15 | Сообщение # 48
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо!!!
наконец-то и как мило happy

Отредактировано. Большое кол-во восклицательных знаков запрещено!



когда придумаю что тут написать-напишу

Сообщение отредактировал Олюся - Воскресенье, 29.04.2012, 21:22
 
ЭдельДата: Суббота, 14.05.2011, 22:16 | Сообщение # 49
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
вам спасибо что не забываете про нас и комментируете)


Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
ТеоДата: Суббота, 14.05.2011, 22:58 | Сообщение # 50
Ночной стрелок
Сообщений: 72
« 5 »
Тянут потянут...
...а к НЦесту прийти не могут.
ГРррр... Когда же у главных героев окончательно наладятся семейные отношения.
Прода просто прелесть! Огомное спасибо. biggrin



Никогда, никогда ни о чем не жалейте -
Ни потерянных дней, ни сгоревшей любви.
Пусть другой гениально играет на флейте,
Но еще гениальнее слушали вы.
 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 23.05.2011, 16:25 | Сообщение # 51
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
автор: VelgaW

Перевод Renata aka AmaliaRa

Глава 9 (86). Ярость

Зелёные глаза сонно моргнули и открылись, тут же наткнувшись на взгляд эбеновых глаз напротив. Пока неплохо. Гарри понял, что всю ночь спал в объятиях Северуса. Тоже, хорошо. Он немного потянулся, чтобы дать мускулам прийти в норму после сна, когда осознал, что не только спал в объятиях мужчины, но и был не одет. Определённо нехорошо.

Сияющие чёрные глаза заметили, что юноша вдруг почувствовал себя некомфортно. Расслабленная поза немедленно изменилась, теперь словно излучая застенчивость и неуверенность. Невероятно красивый молодой человек вдруг испугался, что он уродлив и нежеланен – как вообще это могло произойти? Северус не собирался игнорировать состояние супруга.

- Гарри, почему ты так напряжён? Ты с таким удовольствием потягивался, открывая глаза, а сейчас такое ощущение, что ты хочешь спрятаться. Что-то не так? – спросил он.

Зелёные глаза опустились, не решаясь встретиться с взглядом Северуса.

- Я не знаю.

- Ты, без сомнений, самый привлекательный молодой человек, которого я когда-либо встречал. У тебя восхитительная, сливочного оттенка кожа и невероятно красивое мускулистое тело. Почему ты так скован и боишься даже взглянуть на меня?

Северусу было невыносимо видеть сомнение в любимых глазах. Вздохнув, мужчина сел, прислонившись к спинке кровати, и усадил Гарри между своих колен. Возможно, их утро могло начаться более страстно, но с этим придется повременить. Сейчас его партнеру было необходимо нечто другое. Северус начал ласкать его, осторожно касаясь спины, рук, бедер, не веря сам, что способен на такую нежность. Через несколько минут юноша, наконец, немного расслабился и доверчиво откинулся на грудь мужа. Мягко поглаживая его, Снейп начал говорить:

- Гарри, называть тебя уродом могли только абсолютные слепцы, считать глупцом – только идиоты, а говорившие, что ты – выродок, сами – недостойные твари. Мы уже обсуждали это раньше. Те люди – отвратительные тупицы! Ты не можешь всерьёз верить в то, что они говорили – ты должен быть выше этого. Я уже говорил тебе и повторю снова: ты - прекрасен. Ты провёл вчерашний день, размышляя на равных с умнейшими волшебниками над одним из самых сложных заклинаний, которые когда-либо были известны, и проделал колоссальную работу над тем, чтобы формула сработала. Ты обладаешь невероятной силой, но используешь её в исключительно благородных целях.

Робкая улыбка тронула уголки губ Гарри, когда он слушал этот поток комплиментов. Парень почувствовал, как запылали его щеки. Ласковые ладони все так же скользили по телу, а затем Северус приподнял пальцами подбородок любимого, чтобы взглянуть ему в глаза.

- Ты хоть понимаешь, насколько ты особенный?

Теперь Гарри улыбнулся в ответ гораздо уверенней. Он молчал, но было заметно, что скованность ушла, и теперь собственная нагота не смущает его.

Северус встал, помогая Гарри выбраться из постели, а затем отправил его в ванную и оделся. Когда гриффиндорец вышел, зельевар тоже направился умываться, и к завтраку они были готовы в рекордно короткое время.

- У тебя есть на сегодня какие-нибудь планы? – нерешительно спросил Поттер.

- Конечно. Сегодня я встречаюсь с невероятно привлекательным молодым человеком, которому я обещал приготовить особенный ужин. Надеюсь, вечер будет весьма приятным.

На сердце у Гарри потеплело, когда он услышал, что Северус не только помнит об этом, но и с нетерпением ждет их свидания.

- Я имел в виду сейчас. Мне, наверное, стоит перевести рукописи, взятые у мистера Малфоя, а потом – заняться переводом записей, переданных нам Лордом Авентином.

Снейп на мгновение задумался, а затем предложил:

- Я тоже собирался сделать несколько заметок. Поэтому могу составить тебе компанию, чтобы ты не скучал в кабинете.

Получив в ответ взгляд, полный искренней радости и облегчения, Северус ухмыльнулся, в душе ликуя, что ему впервые удалось правильно понять скрывающего свои чувства гриффиндорца. Он уже немного в этом наловчился – возможно, ему и не понадобится руководство, как казалось раньше!

Однако, им пришлось забыть о своих планах, так как в поттеровской приёмной их ждали директор, госпожа Боунс и Кингсли. Прошлой ночью министру сообщили об успешной ликвидации Тёмных меток, и, едва дождавшись утра, Амелия поспешила в Хогвартс. Она поняла, что, по мнению Гарри и Дамблдора, устранение меток было первоочередной задачей, но хотела разобраться, чего именно маги намеревались этим добиться, и, таким образом, лучше спланировать будущие политические шаги.

Гарри объяснил, что больше всего боится реакции Волдеморта, когда тот узнает, что все его планы рухнули из-за их вмешательства. Поттер и вообразить себе не мог, что случится, если это заклинание снова накроет весь мир. Судя по тому, насколько были магически истощены выжившие Пожиратели Смерти, Повелитель, бросая заклинание мертвого сна, использовал их в качестве доноров волшебства для себя. Теперь Гарри был уверен, что Волдеморт, опираясь только на свои силы, не сможет вновь усыпить весь мир. Скорее всего, теперь он будет способен лишь на мелкие, локальные нападения. У Темного Лорда больше не было доступа к магии Пожирателей, и он не сумеет выполнить сонное заклинание.

Северус объяснил, что без рабских меток Волдеморт не только вернётся к обычному для очень сильного волшебника уровню магии, но и лишится влияния на Пожирателей Смерти. Теперь ему придётся связываться лично с каждым своим слугой, и на это у него уйдёт много времени.

Мадам Боунс понравилось, что уничтожение меток лишает Волдеморта канала связи и энергетической подпитки, но английское правительство, так же как и главы других государств, было обеспокоено способностью темного мага вызывать демонов. Когда он сделал это в первый раз, Старший Демон появлялся на всех континентах, поэтому теперь никто не чувствовал себя в безопасности. Северус мысленно вздохнул – благодаря интуиции мисс Грейнджер, ему был известен ответ на этот вопрос. Найдя те древние заклинания изгнания демонов, девушка занялась и тщательным изучением заклинаний вызова, поэтому он обратил особое внимание на литературу по этой проблеме в библиотеке Малфой Мэнора. Снейп ответил:

- Вызов Демона является самой зловещей областью Тёмной магии. Волшебник должен быть готов погубить свою душу, но для самого ритуала особых сил не нужно. Уровень могущества волшебника влияет лишь на то, насколько сильным будет вызванный демон. Уверен, что Волдеморт способен вызвать Старшего Демона, даже используя только свою магию. Другим желающим вряд ли удастся вызвать нечисть высшего разряда, подобную той, что мы недавно видели на квиддичном поле. Существуют заклинания изгнания демонов, помимо Изгнания Короля, использованного Гарри, и они сработают на более слабых из них. Подруга мистера Поттера, мисс Грейнджер, рассказала мне, что нашла другие формулы во время своего исследования древних заклинаний. И я подозреваю, что в древних фолиантах отыщется еще немало подобных сведений. Мы можем попросить мисс Грейнджер поделиться итогами её работы, а потом запишем результаты, чтобы вы довели эту информацию до представителей других стран. В мире много сильных волшебников и ведьм, и вряд ли появятся демоны, с которыми они не смогут справиться.

Сенсационная новость о том, что формулу изгнания удалось открыть и исследовать студентке Хогвартса, до глубины души поразила министра Боунс, к нескрываемому удовольствию директора.

- Твоя подруга, мисс Грейнджер, потрясающая девушка! – заявил он Гарри, который с улыбкой кивнул в ответ. – В любом случае, Амелия, я полагаю, что без магии Пожирателей Смерти Волдеморт будет действовать менее масштабно, чем раньше. Основа его власти - большинство его слуг - находится в Британии. У него не хватит сил, чтобы перемещаться на большие расстояния или нападать на другие государства.

Гарри вспомнил, что говорил Рон о нарушении стратегии противника в ходе сражения.

- Вероятно, мы сорвали изначальные планы Волдеморта. Он будет вынужден действовать в спешке и наверняка ошибется.

Альбус добавил:

- О сложившейся ситуации нужно предупредить волшебный мир, чтобы все были начеку. Полагаю, в Министерстве найдется необходимая информация об изгнании демонов, если нет, я попрошу мисс Грейнджер поделиться с вами своими исследованиями.

Мадам Боунс задумчиво оглядела группу, сидящую в кабинете Поттера. Их разговор, неожиданно затронувший тему изгнания демонов, вызывал такое беспокойство, что женщина вздрогнула, как от озноба, а эти маги обсуждали вопрос вдумчиво и бесстрастно. Не в её правилах было слепо доверять кому-либо, но их помощь она приняла без опасений.

- Сегодня мы продолжим операцию «Тихая гавань», однако, я прикреплю не менее двух авроров к каждой команде, чтобы спасатели были в безопасности.

*****

Волдеморт проснулся в своей комнате, но не спешил вставать, уже в сотый раз думая, каким же усталым он чувствует себя в последнее время. Отправившись вчера на несколько часов в город, темный маг потом ощущал себя совершенно разбитым. После встречи с псом-гримом, он вернулся в Риддл Мэнор, чтобы отдохнуть. Теперь у него было полно времени, целая вечность. Поэтому он может позволить себе никуда не спешить, восстанавливая силы, чтобы полностью оценить чудеса зарождающегося мира.

Было уже позднее утро, когда Волдеморт решил, что пришло время призвать тех Пожирателей Смерти, кто достоин разделить с ним жизнь на преображенной земле. Маг вышел в сад и прикоснулся кончиком палочки к своей Тёмной метке на руке, нараспев произнеся имена слуг, которых хотел немедленно видеть. Он закрыл глаза, глубоко вдыхая ароматы сада, и ждал, когда избранные им любимчики аппарируют на его призыв. Ждал… ждал.

Ярость и непонимание вскипели в нём. Куда они подевались? Почему заставляют его ждать? Он снова прижал кончик палочки к руке, повторив вызов. Возможно, причина в том, что он ещё не пришёл в себя после броска заклинания, поэтому призывы и не действуют как обычно. Снова безрезультатно. Перед мысленным взором Повелителя замелькали варианты наказаний, которые обрушатся на его слуг за непочтительность, он нахмурился, и на змееподобном лице залегли глубокие складки.

Жутко рассмеявшись, Волдеморт покачал головой. Он, в самом деле, ещё не пришёл в себя. Конечно, его Пожиратели Смерти не могут отозваться; ведь он ещё не пробудил их от заклинания Сна, опутавшего всю планету!

Он как-то не подумал об этом, когда изобретал формулу, способную погрузить в сон весь мир. Пожиратели Смерти были рассеяны по всему свету, хотя большинство волшебников и ведьм, которые служили ему многие годы, жили в Британии и Европе. Идея отправиться к каждому из них домой Волдемортом даже не рассматривалась, поэтому он пытался придумать альтернативный план. Маг задумался, а мог бы он послать импульс, который разбудит избранных им Пожирателей Смерти, через линии, ведущие к метке, поставленной для него Старшим Демоном. Волдеморт отправился в зал для приёмов и направил поток магии в лей-линии, которые пересекались в том месте. Он попытался снова вызвать своих слуг. И снова ждал, и ждал, но никто не прибыл на его зов.

Его ярость немного поутихла. Здесь было что-то не так. Он обдумал заклинание, которое только что бросил, и, на всякий случай, вернулся и снова произнёс его, чтобы убедиться, что всё сделано правильно. Вызвать приближенных не удавалось. Зная теперь, что заклинание было выполнено им верно, маг пришёл к выводу, что, по всей вероятности, оно не сработает так, как ему нужно, поэтому придётся навестить каждого Пожирателя Смерти лично, чтобы вывести из мертвого сна. Волдеморт решил, что ему нравится, как звучит слово «лично» - лишь личное присутствие и прикосновение его магии сможет возродить к жизни. Но тут внутренний голос ворчливо напомнил ему, что, снимая заклятие с одного из своих рабов – Грейдона Гойла – он тоже, между прочим, делал все лично. Но, тем не менее, из троих выживших Пожирателей проснулся лишь один, а двое других даже не пошевелились. Лорд задавался вопросом, почему тот, кто очнулся, не ответил на его зов, а также не мог понять, все или большинство Пожирателей не смогли пробудиться, как эти двое. Он говорил себе, что этого не могло произойти, но, возможно, в то мгновение, когда им было запущено заклинание Сна, некоторые волшебники, даже очень сильные, оказались недостаточно выносливыми, и теперь не могут проснуться. Да, ему было о чём подумать.

Он направился прямиком в гостевую комнату, куда отправил отдыхать Грейдона, и нашёл того за чашкой утреннего чая. Все Пожиратели Смерти знали, что игнорирование зова Тёмного Лорда жестоко карается проклятием Круциатус, и никогда не позволяли себе даже думать об этом. А тот, кто знал, что всё же будет наказан, обычно боялся до потери сознания и в отчаянии пытался извиниться, чтобы избежать боли, но Грейдон тепло поприветствовал своего хозяина и пригласил его присоединиться к чаепитию. Казалось, он совершенно не осознавал, что его только что призывали, а он не подчинился приказу явиться тотчас к Тёмному Лорду.

- Разве ты не слышал меня, мой друг? Или, возможно, не почувствовал вызов?

Грейдон, услышав слова Повелителя, казалось, был не столько испуган, сколько растерян.

- Мой Лорд, я был здесь всё утро. Эльфы прекрасно позаботились обо мне: приносили нужные зелья, которые помогли мне выздороветь, и, когда я проснулся сегодня утром, принесли завтрак и чай. Я ничего не слышал и не почувствовал. Уверяю вас, мой Лорд, если бы я знал, что вы желаете меня видеть, то немедленно бы прибыл!

- Покажи мне свою руку!

Совершенно сбитый с толку, Грейдон закатал рукав рубашки, чтобы показать левое предплечье, и, к их обоюдному с Повелителем ужасу, увидел, что Тёмная метка исчезла.

Вероятно, Гойл уцелел лишь потому, что этим утром Темный Лорд был абсолютно выбит из колеи. Обычно, когда он сталкивался с чем-то неожиданным или беспокоящим его, как сейчас, он реагировал, убивая выбросом магии все живое рядом с собой. Сегодня стало ясно, что что-то пошло не так с тем заклинанием, и, в результате, привело ко множеству непредвиденных последствий. Волдеморт был взволнован и расстроен, но теперь он размышлял, как могли подействовать отдельные элементы магической формулы. Могло ли заклятие Сна каким-либо образом стереть Тёмную метку? Магия, которую он использовал для создания клейма, была очень древней и невероятно сильной, однако, с другой стороны, таким же древним было и заклинание Сна. Раньше он никогда не видел, чтобы похожее волшебство конфликтовало между собой; так как маг делал всё сам, у него не было того, на кого он мог сложить вину за неудачу и, расправившись с ним, немного успокоить свою злость из-за срыва планов.

Повелитель стремительно вылетел из комнаты, оставив расстроенного, но облегчённо вздохнувшего Грейдона допивать свой чай, который к тому времени уже совершенно остыл. Темный Лорд направился к двоим Пожирателям, которых ему ранее не удалось разбудить. Он снова произнёс над ними слова магической формулы, и вновь - безрезультатно. Закатав левые рукава магов, Волдеморт с ужасом увидел, что их метки тоже пропали!

Что-то явно было не так. Он принялся лихорадочно думать. Необходимо выяснить, почему не получается разбудить остальных, как он планировал; и понять, почему кое-что работает не так, как он ожидал. А затем решить, что делать дальше, чтобы спасти ситуацию.

Темный маг повторил вчерашний путь, аппарировав к маггловскому городу недалеко от Риддл Мэнора. Там по-прежнему царили смерть и разрушение, которые ему так приятно было видеть, но теперь он внимательнее вгляделся в спящих магглов. Волдеморт ожидал, что люди будут на грани гибели от обезвоживания и истощения. Однако, те, похоже, были не так уж плохи и даже выглядели вполне отдохнувшими, и вовсе не страдали от обезвоживания, а тем более – не были при смерти.

Маг был ошеломлен, мысли его путались. Где же он так серьёзно просчитался? Неужели заклинание Сна всё же сохранило элемент застоя, который, как он был уверен, удалось отделить от основной формулы?

Желая узнать, подействовало ли его заклятие на магов, так же как на магглов, Волдеморт аппарировал в один из многочисленных маленьких городков, разбросанных в восточной части ненаходимого графства, решив, что разберётся быстрее в городах, населённых волшебниками, чем в поместьях и усадьбах, находившихся к западу от Хай-Хилл. Появившись на окраине одного из таких поселков, он ошеломленно застыл – ведьмы и волшебники спокойно ходили по улицам и занимались своими делами, как ни в чём не бывало! Дети играли на улицах, магазины были открыты и работали как обычно. Казалось, заклинание их вообще не затронуло! С выбранной им точки наблюдения Волдеморт с трудом смог рассмотреть кое-какие детали, которые указывали, что всё-таки несколько жителей здесь недавно пострадали. У некоторых на руках были повязки, кто-то хромал после едва заживших переломов ног, но, в целом, этот день для горожан был совершенно обыкновенным.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 23.05.2011, 16:25 | Сообщение # 52
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Недалеко располагалась игровая площадка, и темный маг решил бросить заклинание на играющих там детей, чтобы проверить, сработает ли оно. И был очень доволен, когда все дети упали, как подкошенные, и крепко заснули. Но, всё же, он был немного удивлён, что, в отличие от остальных, кого он видел раньше, эти дети определенно спали. Как же оказалось, что все остальные находились сейчас в стазисе? И почему это состояние вообще могло наступить, если запускающий его компонент был удалён из заклинания?

Наводя на весь мир мертвый сон, он подверг заклятию шестерых магов, и те немедленно заснули, а позже трое из них умерли. Поэтому Лорд знал, что волшебники не были неуязвимы перед заклинанием, и снова доказал это на детской площадке. Умершие были достаточно сильными магами, поэтому он понял, что дело было не в уровне их волшебства; без сомнения, колдуны и ведьмы, живущие здесь, были намного слабее любого Пожирателя Смерти. Неужели дело в расстоянии? Могло ли заклинание потерять силу, охватив огромную территорию, и, тем самым, став неэффективным для магов даже на такой небольшой удаленности? Или причина в чём-то другом?

Семейство Крэббов, несколько членов которого были Пожирателями, проживало на западной окраине графства Хай-Хилл, находившейся от Риддл Мэнора ещё дальше, чем эти городки. Лорд аппарировал к их особняку и с удивлением обнаружил, что тот пуст. Конечно, дети-подростки находились сейчас в Хогвартсе, но он ожидал, что самые младшие окажутся дома. Волдеморт не знал, что члены этой семьи живут в Малфой Мэноре, восстанавливаясь после невероятно сильной утечки магии. Боясь, что приближенные могли вызвать гнев своего Лорда, остальные родственники тоже поспешили покинуть свою усадьбу и отправились к своим близким – мужьям и братьям, находящимся на попечении колдомедиков в поместье Малфоев.

Не понимая, куда исчезло всё семейство Крэббов, Лорд аппарировал в дом Паркинсонов, который стоял неподалёку. Глава семьи, Прескотт Паркинсон, пожелал вернуться к себе, как можно скорее, вернув магическую силу; таким образом, он возвратился днём ранее. С самого начала этот волшебник поддерживал идеи Лорда и был одним из первых, кто получил Тёмную метку. Он и его семья были уверены, что ничто не может изменить их преданность Повелителю. Они не могли понять, почему у Прескотта вдруг начала исчезать магия, но не желали объяснять это нападением или чем-то подобным, из-за чего им нужно бежать.

Волдеморта приветствовали, как короля, коим он себя и считал, и это немного утешило его, так как он забеспокоился, увидев, что вся семья Паркинсонов бодрствовала. Во время ланча Прескотт рассказал Лорду последние новости, которые обеспокоили мага ещё больше. Сначала аристократ поведал о том, как все волшебники неожиданно уснули, но почти тут же были разбужены. Сам Прескотт был в слишком тяжёлом состоянии из-за утечки магии, чтобы знать, что произошло с другими, когда это случилось, но его родные объяснили, что были разбужены юношей, который позвал их по имени. В душе Волдеморта зародилось смутное подозрение. Затем Прескотт рассказал о том, как Малфой пригласил всех Пожирателей в свой дом, для лечения у лучших колдомедиков. Учитывая недавнее поведение Люциуса, эта новость ещё сильнее обеспокоила Лорда. Хотя тот открыто никогда не обманывал своего господина, до Волдеморта, тем не менее, долетели слухи о сорвавшейся попытке Люциуса женить своего сына, Драко, на Сириусе Блэке, а затем о том, как он повел себя, сделав выбор во время бунта в Министерстве. Пока Повелитель обдумывал всё это, Прескотт поведал о визите в их поместье Кингсли Шеклболта – не было никаких сомнений, что Малфой выбрал альянс со Светлой стороной и Гарри Поттером. Теперь стала ясна история, которую услышал Прескотт, о том, что в доме Люциуса появлялись Дамблдор, Поттер и другие маги из Хогвартса, сумевшие удалить Тёмные метки с рук Пожирателей. Он также начал подозревать, что Поттер имел отношение и к эффекту застоя, который помог спящим магглам выжить.

Вернувшись в свои комнаты в Хогвартсе, Гарри провёл не самое приятное утро после встречи с министром, ощущая тревогу и беспокойство, которые испытывал Волдеморт. Парень обсудил свои ощущения с Северусом, и они пришли к выводу, что Темный Лорд, видимо, начал догадываться, что что-то не так, и, кажется, уже практически понял, в чём дело. Скоро ситуация изменится.

Волдеморт поблагодарил Прескотта и его семью за гостеприимство и аппарировал к поместью Малфоев. Его остановила сильная защита, которой Люциус окружил недавно своё поместье. Лорда привело в бешенство то, что внутрь попасть невозможно, и он обрушил свой гнев на магические щиты.

Большую часть утра Люциус провёл провожая гостей. Несколько магов покинули его поместье вчера, но большинство вернулись к своим семьям после завтрака. Те, кто всё ещё нуждался в медицинской помощи, могли теперь спокойно отправиться лечиться в госпиталь Св. Мунго, так как на их предплечьях больше не было меток. Среди немногих оставшихся был Юстас Лэндон. Парень не спешил возвращаться к отцу, и Люциус мог понять его нежелание. Он сталкивался со старшим Лэндоном по бизнесу и на нескольких мероприятиях, и всегда считал его напыщенной задницей. Малфоя удивило, что молодой человек решился получить метку, зная, что в этом случае отец немедленно лишит его наследства. Юстас несколько раз пытался поговорить с Люциусом, которому польстила такая настойчивость, поэтому всё утро радушный хозяин показывал гостю многочисленные предметы искусства и прочие сокровища поместья. Они заканчивали обедать, когда Малфой вдруг почувствовал колебание магических щитов.

Через несколько секунд Люциус понял, что щиты рухнули, и услышал яростные крики Лорда, зовущего его и швыряющего во все стороны угрозы и проклятия. Аристократ понял, что Повелитель в ярости из-за того, что узнал последние новости. По крайней мере, ту часть, в которой его верный слуга помог Поттеру собрать Пожирателей и удалить им Тёмные метки. Они должны были выбраться из поместья, иначе его и юного Лэндона наверняка запытают, допрашивая, а затем убьют. Хогвартс - единственное место, где можно спрятаться от ярости сумасшедшего, который с минуты на минуту должен был прорваться в дом. Люциус схватил Юстаса за руку и побежал с ним к библиотеке, которая, к счастью, находилась в глубине здания, далеко от входа, где бушевал Волдеморт. Это расстояние давало им небольшое преимущество, и Малфой надеялся, что они успеют.

Вбежав в библиотеку, они услышали, как в здание ворвался обезумевший темный маг. Он беспрепятственно шел следом за ними, поскольку прекрасно знал дом, часто бывая здесь раньше. Волдеморт заглянул в пустой зал, окинул его быстрым взглядом и, убедившись, что там никого нет, поспешил дальше. Библиотека была следующей, но стеллажи, заполняющие её, закрывали обзор, поэтому Лорду потребовалось немного времени, чтобы войти и проверить, не прячется ли там кто-нибудь. Люциус молился всем богам, чтобы каминная связь между поместьем и приёмной Поттера в Хогвартсе всё ещё работала. Одной рукой он схватил горсть летучего пороха из китайской фарфоровой вазы, стоящей рядом на столе, а другой подтолкнул Юстаса к камину, бросил порошок в огонь и завопил «Хогвартс!» как раз в то мгновение, когда их, наконец, настиг Тёмный Лорд. Зелёное пламя унесло их прочь, и Волдеморт тут же ринулся за ними в огонь, пытаясь схватить.

Поттер сжимал руками голову от терзающей его уже несколько минут сильнейшей боли, а Снейп, вскочив со стула, замер рядом, готовый помочь ему в любой момент. Было ясно, что Волдеморт, наконец, понял, что происходит, и просто кипит от ярости, поэтому Гарри испытывает такие мучения. Подойдя к мужу, сидевшему за другим концом стола, ближе к камину, Северус остановился почти у самого очага, как оказалось - весьма кстати.

Из неожиданно ярко вспыхнувшего в камине пламени раздались крики. Зельевар, находившийся поблизости, подхватил Люциуса и прибывшего с ним молодого человека, которого аристократ всё ещё держал за руку, помогая им выбраться. Те закричали, что необходимо заблокировать каминную сеть, и Гарри, подняв палочку, и встревожено вглядываясь в огонь, немедленно произнёс заклинание разъединения связи между их камином и поместьем. В последнее мгновение в исчезающем пламени показалось лицо Волдеморта, который успел увидеть Гарри и Северуса, прежде чем его втащило обратно в библиотеку Малфоев. Юный маг потерял сознание от ужасной боли раньше, чем встретился с алым от ярости взглядом Тёмного Лорда. Кровь тонкой струйкой потекла из шрама на лбу гриффиндорца.

Северус немедленно перенёс всё своё внимание на молодого супруга. Всего за секунды зельевар помог ему избавиться от боли и укрепить свои ментальные щиты. Юноша был бледен, его трясло, но, в принципе, он не пострадал. Люциус никогда раньше не видел у кого-либо такой реакции на гнев Волдеморта, как сейчас у Гарри, и был немного напуган. Юстас же был в ужасе от всего произошедшего, с момента, как прервался их ланч, и до того, что он увидел сейчас.

Когда стало понятно, что им сейчас ничего не угрожает, и все хотя бы в относительном порядке, Люциус представил своего спутника. Молодой человек был сильно взволнован, узнав профессора Снейпа. Оказалось, что Юстас серьезно изучал зельеварение, и его учитель много раз говорил, что Северус Снейп - один из лучших Мастеров Зелий в мире. Конечно, он был в восторге и от знакомства с Гарри Поттером. Северус заметил, что Гарри бросил на Юстаса странный взгляд во время рукопожатия. Юноша пробормотал что-то о том, что семья Лэндонов находится на очень интересном пути. Северус мысленно сделал пометку, чтобы спросить его об этом позже. А сейчас было необходимо устроить Люциуса и Юстаса в Хогвартсе, так как в поместье им теперь путь был заказан.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
неканонДата: Понедельник, 23.05.2011, 16:31 | Сообщение # 53
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо))
(чую я до долгожданного НЦ я не дождусь) biggrin )



когда придумаю что тут написать-напишу
 
MegДата: Понедельник, 23.05.2011, 23:06 | Сообщение # 54
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
Спасибоза огромный труд))) ушла мечтать о продолжении
 
LexandraДата: Вторник, 24.05.2011, 00:32 | Сообщение # 55
Подросток
Сообщений: 26
« 0 »
огромнейшее спасибо!!! hands lips

Отредактировано. Большое кол-во восклицательных знаков и смайлов запрещено!


Сообщение отредактировал Олюся - Воскресенье, 29.04.2012, 21:23
 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 30.05.2011, 19:53 | Сообщение # 56
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 10. Страсти
Перевод Queen of destruction

В пятницу вечером Гермиона и Рон, впервые за долгое время, вновь ужинали в Большом зале, сидя рядом за гриффиндорским столом. Им не нужно было мчаться к директору или к Гарри, решать очередную важную проблему, не нужно было создавать и разучивать сложные заклинания. Было приятно просто сидеть на своих местах, в привычном окружении, и болтать с приятелями. Правда, сегодня их самый близкий друг отсутствовал, сказав, что у них с Северусом планы на вечер, но в остальном все было, как прежде - замечательно.

Невилл поделился ужасной новостью. Его бабушка, Августа Лонгботтом, пришла днем к нему в теплицы и пригласила на чай в субботу. Для большинства чаепитие с бабушкой - скучное или утомительное занятие, но Невилл был в панике. Все помнили его боггарт — Северуса Снейпа в бабушкиной одежде, но немногие из одноклассников знали, что в реальности старая леди гораздо ужаснее их профессора. Миссис Лонгботтом отличалась строгостью и требовательностью к окружающим, которые далеко не всегда оправдывали её ожидания. Колдовская сила этой ведьмы практически не уступала мощи Дамблдора, что позволило ей участвовать в произнесении заклинания Iunctus. Невилл всегда знал, что бабушка - сильная колдунья, но был поражен, увидев её, стоящей плечом к плечу с сильнейшими магами, которых он знал.

- Чего она хочет от меня? Что планирует обсудить? Может, стоит выучить что-то, или прочесть, чтобы подготовиться? Как не разочаровать ее?

Гермиона улыбнулась при виде Невилла, паникующего от перспективы выпить чаю с миссис Лонгботтом. На фоне кошмара, в котором они жили последние дни, это казалось почти нормальным и привычным.

У Симуса была своя история. Он участвовал в операции «Тихая Гавань» в составе команды, работавшей в министерском ангаре в Лондоне. Сотрудники Министерства транспортировали туда смятые автомобили со спящими магглами, а его бригада вызволяла раненых из покореженных корпусов.

- Вчера мы успели разобрать всего несколько десятков машин, когда получили сигнал к отступлению. В нашей работе особенно важны навыки тех, кто когда-либо имел дело с техникой и хоть немного понимает её устройство, - большинство чистокровных слушало его с благоговейным ужасом, пообещав себе никогда не подходить к маггловским автомобилям. Симус удивлялся, что люди выжили после таких страшных аварий. У спасенных были невероятно сложные переломы, требующие скорейшего лечения, и лучше, пока пострадавшие спят. Рон одновременно был восхищен и напуган историями Симуса, так как его семье принадлежал автомобиль, что редко встречалось в среде чистокровных волшебников. И хотя отец зачаровал их старенький фордик, так, чтобы тот мог летать и становиться невидимым, все же это была настоящая маггловская техника. Рон вспомнил, что отец собирался установить «подушки безопасности», о которых упоминал Симус. Это было бы здорово.

Когда ужин закончился, Рон подумал, что им с Гермионой не грех воспользоваться свободным временем и прогуляться к теплицам. Там было много укромных уголков, незаметных со стороны замка, пользовавшихся особой популярностью у парочек, ищущих уединения. Покинуть с этой целью Хогвартс теперь стало невозможно.

Рон был счастлив, когда Гермиона позволила поцеловать себя, не так давно, в один из дней, пока они ждали Гарри. Он очень волновался, не зная, примет ли она его объятия или оттолкнет. Подругу было так сложно понять! Она то рассуждала о ДНК и прочих непристойных вещах, то, неожиданно, становилась строгой и неприступной. Он терялся, не зная, как вести себя с ней. Рон долго собирался с духом, пока не решился на тот поцелуй. И сегодня, когда у их приятеля тоже были планы на вечер, им с Герми никто не помешает, а, значит, у него есть шанс.

Гермиона тоже надеялась, что Рон сделает шаг к сближению. Раньше она пыталась проявлять инициативу — например, прикасаясь к нему во время разговора, чтобы продемонстрировать свой интерес, но в вопросах ухаживания чистокровные маги оказались слишком консервативны, поэтому девушка не стала продолжать. Она решила найти возможность остаться наедине и как-то подтолкнуть робкого парня в нужном ей направлении. Гермиона слышала от подруг про укромные уголки между стенами замка и теплицами, и вскользь упомянула о них в разговоре с Роном пару недель назад. Наконец, он воспринял эту идею, как свою собственную, и девушка была счастлива, когда друг набрался смелости и пригласил её.

Они отделились от толпы учеников, возвращающихся в башню, и скользнули в редко используемый ход, который, по словам Невилла, был кратчайшим путем к оранжереям. Будучи не единственной парочкой, Рон и Гермиона, как и остальные, старались не привлекать к себе внимания. Девушка выбрала аллею у предпоследней теплицы. Идти к дальней и стоять прямо у стены замка не хотелось, здесь ей было спокойнее. Друг согласился, и они заняли это укромное местечко.

И тут Рон немного растерялся. Он догадывался, что нужно о чем-то говорить, но понятия не имел о чем, что было странно - раньше они с Гермионой всегда находили темы для разговора. Девушка была немного разочарована его смущением. Она присела на сложенную школьную мантию и похлопала по ней, приглашая парня сесть рядом. Благодарный за подсказу, Рон сел неподалеку. Гермиона оценила разделяющее их расстояние и сказала:

- Тебе не кажется, что здесь прохладно? – приятель, энергично кивая, отодвинулся еще дальше, чтобы исключить малейшую возможность прикосновений. Мысленно проклиная своё несчастье влюбиться в величайшего скромника клана Уизли, она сама уложила его руку себе на плечи, и прижалась к нему. Почувствовав, как участилось дыхание парня, Гермиона поняла, что он запаниковал и нужно что-то делать.

- Так гораздо лучше, Рон, спасибо. Прекрасный вечер, правда? - она повернулась к нему, стараясь, чтобы его ладони не соскользнули с её плеч, и обняла друга за талию. Девушка ласково провела пальцами по его груди, не решаясь спуститься дальше. Боясь напугать любимого и разрушить возможные долгие и крепкие отношения, она не стала торопиться. Через некоторое время, очевидно привыкнув и успокоившись, Рон начал отвечать на её реплики, иногда – даже целыми предложениями. Решив, что можно переходить к следующей стадии, Гермиона начала нежно покусывать и целовать шею парня, медленно двигаясь к подбородку. Наконец, он обнял её, наклонил голову и подарил ей то, о чем она так долго мечтала - чувственный, долгий, глубокий поцелуй.

Сердце Гермионы вырывалось из груди, она потерялась в ощущениях, охвативших тело, дыхание сбивалось. К сожалению, руки Рона так и остались у неё на плечах. Взяв одну ладонь и накрыв своими пальцами, она прижала её к своей груди, направляя его ласки. Вначале его движения были довольно неловкими, но, прислушиваясь к ободряющим стонам девушки, он, наконец, понял, что от него требуется. Гермиона приподняла свитер и рубашку, чтобы его пальцы могли касаться её кожи. Бюстгальтер ей снять не удалось, поэтому между рукой и грудью все ещё оставалась кружевная ткань, но, по сравнению с несколькими слоями одежды, это была такая малость!

Ее собственные ладони ласкали грудь и плечи Рона, массируя мышцы. Почувствовав его возбуждение, Гермиона набралась смелости, позволив себе более интимные прикосновения. Она осторожно приподняла край его свитера и прикоснулась к животу. Давая ему привыкнуть к новым ощущениям, девушка начала медленно гладить нежную кожу, время от времени поднимаясь к соскам. Когда он перестал отстраняться от этих прикосновений, Гермиона спустилась ниже, нащупывая пальцами пряжку ремня и застежку на его брюках.

Они все ещё сидели, и Гермиона задумалась, есть ли способ заставить Рона принять более удобное положение. Он упорно сопротивлялся её попыткам лечь и потянуть его за собой, и не ложился сам, так что пришлось оставить парня в покое. Когда Рон в очередной раз был занят тем, что боролся с ней, не желая ложиться, девушка быстрым движением расстегнула его ремень и брючную застежку. Он прерывисто вздохнул, но не отвел её руки. Снова начав ласкать его грудь и живот, Гермиона ждала, чтобы любимый почувствовал, насколько лучше, когда тело не сковано одеждой.

Парню явно нравилось целовать и ласкать подругу, так что их первое свидание вполне можно было считать успешным, но ей хотелось более откровенных ласк. И ещё хотелось дотронуться до него. Её пальчики порхнули по его животу, постепенно спускаясь все ниже. Почувствовав это, Рон замер, перестав гладить её грудь. Решив не останавливаться, Гермиона положила ладонь на его пах, сжимая и поглаживая обозначившуюся выпуклость через ткань штанов. Рон заметно напрягся, ощутив её пальцы на своем возбужденном члене, и, казалось, даже перестал дышать. Продолжая ласки, девушка углубила поцелуй, всасывая его язык. Её догадка, что Рон ни с кем не испытывал подобного, подтвердилась совсем скоро, когда со смешным выражением на лице, хватая ртом воздух, парень разорвал поцелуй и кончил в штаны от её прикосновений.

Оргазм Рона убил всю романтику вечера. Совершенно предсказуемо завопив «Черт возьми!», он кинулся вытирать себя и руку Гермионы. Она же просто направила палочку на него и прошептала очищающее заклинание. Парень покраснел, как рак, и тяжело дышал, но, по крайней мере, его белье больше не было влажным. Видя, как он расстроен, девушка попыталась его ободрить.

- Рональд, пожалуйста, успокойся. Мы не делали ничего плохого, и то, что случилось потом, тоже не страшно. Это естественно. Мне очень понравилось целовать тебя, и я была бы счастлива вернуться сюда для этого снова. Ты замечательно ласкал мою грудь — ты ведь догадался, насколько чувствительны мои соски? - от такого откровенного и несколько неуместного комментария парень смутился еще больше. - Мне также понравилось гладить тебя, - эти слова окончательно выбили Рона из колеи, и Герми сменила тему. – Давай, я еще раз очищу нас, и пойдем обратно. Здесь действительно прохладно, но мы можем и в замке найти укромный уголок для поцелуев, верно?

- Да, конечно, Гермиона. Давай вернемся. Здесь и впрямь становится холодно.

Она поправила одежду, и, как только Рон встал и помог ей подняться, отряхнула и аккуратно свернула мантию, после чего парочка, крадучись и, оставляя за спиной длинные тени, пробралась вдоль стены к входу в замок. Может, их свидание было немного сумбурным, но ведь это только начало.

**********

После ужина в Большом зале, Сириус и Ремус, решили прогуляться вокруг замка, любуясь прекрасным вечером, а затем, вернулись в свои комнаты и устроились на диване, перед камином. Сириус разлегся, положив голову Ремусу на колени. Оборотень наблюдал за пламенем, лениво играя с вьющимися волосами своего любовника. Он еще не говорил с Блэком насчет его глупой лондонской выходки, но помнил об этом. И счёл момент подходящим.

- Сириус, мы должны обсудить твое недавнее приключение, и я думаю, сейчас самое время. Я до сих пор злюсь, что ты был настолько безрассуден. Иногда приходится рисковать по обстоятельствам — ради получения информации или для дела, но не так, как ты. Очень опасно находиться рядом с этим сумасшедшим! Ты мог погибнуть, а за что? Просто так! Я не хочу вновь потерять тебя, Сириус.

- Ну, Ремус, ты же знаешь, я бы не позволил убить себя. Мягколап огромный и быстрый; если бы старина Волди сделал хоть шаг в мою сторону, я бы успел увернуться или убежать, или даже напал бы на него, так что не было никакой опасности. Но, если тебе так легче — я обещаю, что больше не буду.

- Извини, но этого недостаточно, за глупый и необдуманный поступок ты должен быть наказан. Тогда будет гарантия, что ты усвоил урок.

Сириус посмотрел на своего друга с изумлением, ухмылкой и блеском в глазах, и игриво изогнул бровь.

- Ого, ты хочешь наказать меня! Давай, чтобы я надолго запомнил, а, Ремус?

Люпин рывком перевернул Блэка лицом вниз, положив животом к себе на колени, и взмахнул палочкой, приспуская его брюки и трусы. Крепко удерживая любовника на месте и не давая двигаться, он несколько раз довольно сильно шлепнул его по оголенному заду. Реакция Сириуса была очень бурной. Сначала он яростно вырывался и вопил, требуя отпустить его. Но практически сразу понял, что к гневу примешивается нарастающее возбуждение. Лежать на коленях Ремуса, крепко вжимаясь в них, подчиняясь его силе, было не обидно, а очень даже здорово. С этого момента Сириус сосредоточился на удовольствии, забыв боль и унижение. Он начал тереться о ноги Люпина, стараясь устроиться удобней. Крики протеста сменились на громкие «Аааххх...» и «Да!».

Не позволяя Сириусу полностью снять брюки, Ремус приказал ему встать и так заставил идти в спальню. Через несколько секунд одежды ни на ком из них уже не было. Раньше, занимаясь любовью, они были нежны и внимательны друг с другом. Даже позволяя любовнику доминировать, Сириус чувствовал исходящие от него желание защищать, заботиться, дарить наслаждение. Сегодня все было иначе.

Волк был строг и требователен, и хотя Сириус доверял ему, грубое отношение было довольно неожиданным. Ремус прошептал очищающее и заклинание смазки, и ворвался в него, практически без подготовки. Сегодня их секс впервые был довольно жестким. Не было привычной взаимности. Люпин просто грубо имел Блэка, то ставя его на четвереньки, то опрокидывая на спину и задирая его ноги себе на плечи. Ремус полностью контролировал Сириуса, не позволяя тому даже касаться собственного члена, и двигался в нем, нисколько не заботясь о его комфорте.

Когда наказание завершилось, Сириус был вымотан до предела. Он дважды кончил и совершенно обессилел. От жесткого траха задница ныла и горела. Не в силах даже пошевелиться, Блэк прижался спиной к груди любовника, намереваясь уснуть.

Но Ремус, несмотря на их долгий марафон, не собирался останавливаться. Он был по-прежнему возбужден, и, держа в объятиях Сириуса, лежащего на боку, вновь осторожно вошел в него. На этот раз, секс был нежным и медленным. Ощутив новое проникновение и почувствовав на истерзанной заднице жесткие лобковые волосы партнера, Сириус коротко застонал и обернулся, но Ремус вовлек его в долгий поцелуй, не прекращая плавных движений. И теперь Люпин дарил любимому изысканные ласки, подводя его к самому пику удовольствия. Когда они оба кончили в последний раз, Ремус не разомкнул их стыковки. Они лежали так довольно долго, и, впервые в жизни, Сириус заснул, ощущая любовника внутри себя, чувствуя такое удовлетворение и любовь, которых никогда не испытывал.

**********

Гарри старался не появляться в подземельях в течение дня, полагая, что Северус слишком занят приготовлением ужина, и не желая мешать. Смену белья и одежды он спрятал накануне, в ванной для старост, так что, отправляясь на свидание, смог принять душ и переодеться. Стараясь не выходить за пределы защиты Хогвартса, он отправился на луг, рядом со школой, и собрал большой букет цветов. Похоже, это была маггловская традиция, но Гарри помнил, что на праздничном столе у Дурслей всегда стояли цветы. Ему оставалось лишь надеяться, что растения в букете гармонично сочетаются между собой, флористов рядом не было, да и вряд ли в Волшебном мире существовала такая профессия. Эти цветы должны были сказать Северусу, насколько Гарри благодарен ему за заботу и внимание. В теплицах парень нашел Невилла и получил несколько советов о том, как дольше сохранить букет свежим, а также несколько цветков, которые, по мнению приятеля, подходили к уже собранным.

Северус провел гораздо больше времени, чем рассчитывал, планируя и готовя этот ужин. Благодаря навыкам в зельеварении, он и кулинаром был довольно неплохим, хотя вставал к плите нечасто, но знал несколько сложных рецептов изысканных блюд, которые ему всегда удавались. И все было бы хорошо, но он сомневался, что Гарри придутся по вкусу незнакомые деликатесы. Зная, что его мальчику больше привычна простая еда, он решил приготовить куриное мясо со специями, так, чтобы привычный вкус стал необычным, но не шокировал неискушенного человека. Для гостей Северус обычно готовил суфле по фирменному рецепту, и оно всякий раз превосходно поднималось и держало форму. Поразмыслив, он сделал вывод, что это оптимальный выбор для их ужина, так как все блюда будут состоять из привычных Гарри продуктов, но приготовленных необычным способом.

В назначенный час в дверь постучали, и Северус услышал занятный диалог:

- Почему ты просишь Северуса открыть? Пароль тот же, что и несколько часов назад. Ты забыл его? – растерявшись от ехидного вопроса салазаровой змеи, охранявшей вход, Гарри, вспыхнув, промямлил что-то о нежелании пугать Северуса, хотя тот именно его и ждал в данный момент. Зельевар, с нескрываемой радостью на лице, распахнул перед мальчиком дверь. О - большой букет цветов? Он был несколько озадачен, но молодой человек объяснил, что это - для украшения стола. Подозревая, что так принято в маггловской среде, в которой рос Поттер, мужчина нашел для букета подходящую вазу.

Из кухни доносился великолепный аромат, и желудок Гарри заурчал в предвкушении ужина. Услышав это, Северус ухмыльнулся, но без издёвки, и получил улыбку в ответ.

Парень проследовал за мужем в кухню, чтобы посмотреть на источники чудесных запахов. Его глаза удивлённо распахнулись при виде суфле - он никогда не встречал ничего подобного, и понятия не имел, что это такое.

- Это называется суфле, Гарри. Оно готовится из овощей, а взбитые яичные белки позволяют ему подняться.

Юноша восхищенно покачал головой.

- Такое красивое, что даже есть жалко. Я и не знал, что такое бывает. Яичные белки? Благодаря им блюдо имеет воздушную консистенцию, да? - Северус был удивлен, что Гарри понимает тонкости рецептуры, но потом понял, что тот восхищен не процессом приготовления, а его результатом.

- Позволь, я положу тебе немного суфле, и ещё - курицы.

Северус отделял и клал порции на тарелку очень аккуратно, а Гарри внимательно наблюдал за ним, комментируя аромат и ингредиенты блюда. У эльфов Хогвартса Снейп заказал простой салат, а на десерт - пудинг. Заправка в салате была его собственная, и она очень понравилась Гарри. Поскольку десерты зельевар не любил, то и готовить не умел, но заметил, что студенты с неизменным восторгом встречают пудинг в конце трапезы, поэтому также заказал его на школьной кухне.

Северус переместил кухонный стол в гостиную и поставил перед камином. Закончив с сервировкой, он пододвинул юноше стул, помогая сесть. Гарри был ошеломлен. На такое он даже не рассчитывал. Никто никогда не был так заботлив и внимателен к нему. Заметив, что муж на него внимательно смотрит, парень понял, что обязательно должен сказать ему о том, насколько впечатлен чудесными блюдами.

- Спасибо, Северус, я не знаю, что сказать - я никогда не видел еды лучше этой.

Снейп внимательно посмотрел на Гарри, стараясь уловить в выражении лица мельчайшие нюансы его эмоций, чтобы убедиться, что тот действительно ничем не расстроен и не разочарован. И лишь после уверений в том, что его усилия высоко оценены, мужчина немного расслабился.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 30.05.2011, 19:54 | Сообщение # 57
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Гарри копировал действия мужа, запоминая правила столового этикета, чтобы не попасть впросак. Вспоминая ужин со Снейпами, мальчик был рад, что сегодня сервировка была гораздо скромнее. Северус заметил его скованность и поспешил успокоить:

- Гарри, я надеюсь, что угощение тебе понравится, я старался угодить твоим вкусам. Но это всего лишь еда, и я не хочу, чтобы ты беспокоился о вилках, традициях и прочей ерунде. Просто ешь и наслаждайся. Если что-то не понравится — скажи. Ну, давай же, приступай.

Расплывшись в улыбке, Гарри разворошил аккуратные порции, с аппетитом съев все до крошки. Суфле его очаровало, и Северус был засыпан вопросами о тонкостях этого рецепта, вплоть до нарезки ингредиентов.

- В следующий раз ты будешь готовить со мной, Гарри. Не думал, что тебя заинтересуют кулинарные подробности, но если ты так хочешь, мы можем готовить вместе.

Когда с ужином было покончено, Снейп взмахнул палочкой, и стол переместился снова в кухню, а на его место, перед камином, вернулся диван, на котором расположились они с Гарри. Рядом на столе появился чай, и зельевар налил им по чашке.

- Северус, еда была удивительно вкусной. Спасибо тебе огромное.

Гарри держал себя в руках, пока они в уютном молчании пили чай, но когда его чашка опустела, он поставил её на стол и быстро придвинулся поближе к мужу. Прильнув к нему, он прошептал:

- Мы не сходили на прогулку под луной, Северус. Я с нетерпением ждал этого всю неделю, - Снейп понял, что избежать этого пункта свидания не удастся, если мальчик в таком нетерпении, и, бросив на него обреченный взгляд, проговорил:

- Ну, если ты так хочешь, пойдем...

Затем встал и призвал их мантии.

- Думаю, к ночи похолодает, а я не хочу, чтобы ты заболел.

Довольно улыбаясь, Гарри оделся и ждал, когда Северус застегнется на все пуговицы, после чего они вместе вышли из комнаты. К удивлению Поттера, Снейп повел его коридорами, о существовании которых парень даже не догадывался. Гарри знал, какие хода ведут из подземелий в классы, в Большой зал или в другие помещения замка, но эти лабиринты шли в совершенно неизвестном ему направлении. В Хогвартсе было множество тайн, видимо, это еще одна. Коридор закончился лестницей и дверью, расположенной в нескольких минутах ходьбы от берега озера.

- Я даже не подозревал, что мы выйдем именно сюда!

- Это – тайный ход, не думаю, что кому-либо, кроме слизеринцев, известно о нем, но вообще-то этот коридор под зАмком существовал всегда.

Волнение охватило Гарри, когда Северус взял его за руку и повел вдоль берега. То, как переплетались их пальцы, и крепко прижимались друг к другу ладони, почему-то показалось молодому волшебнику самым интимным прикосновением в его жизни. Он сжал руку мужа, наслаждаясь ощущениями.

По мнению Гарри, вечер был идеальным. Поверхность озера искрилась, отражая звездное небо, тихий плеск волн завораживал. Они с Северусом шли рядом, в молчании, погрузившись в собственные мысли, возможно, друг о друге. Старший маг нашел, наконец, то, что искал — большой камень, одним боком погруженный в воду — и помог своему спутнику подняться наверх, окружив их согревающими чарами. Выражение удивления и восторга на лице Гарри убедило Снейпа в том, что это первый визит гриффиндорца в любимое место многих поколений слизеринцев, хотя и сам он был здесь впервые.

Северус лег на бок, подперев голову рукой, а Поттер сел перед ним, скрестив ноги.

- Гарри, ты мог бы ответить на один вопрос? Я уже не первый раз слышу от тебя одну вещь, которая меня очень заинтересовала. Недавно ты упомянул, что у семьи мистера Лэндона интересный путь, а еще раньше ты использовал подобный термин тогда, в Министерстве, говоря с Люциусом Малфоем об открывшихся перед ним путях. Что ты хотел этим сказать?

- Я сам не уверен. Просто иногда, глядя на кого-то, могу сказать, что в жизни его ждет некая развилка судьбы. Когда я говорил с мистером Малфоем в Министерстве, я знал, что перед ним открыто несколько жизненных путей, в тот момент он мог выбрать один из них. То же самое с мистером Лэндоном. Но он выбирает не только свой путь, но путь всей семьи. Это не напоминает лей-линии или тропинку на лугу, ничего материального. Больше похоже на очень сильное чувство, постепенно перерастающее в уверенность. Это случалось всего пару раз. Когда мы с профессором Дамблдором покинули замок в Ночь Призыва, у меня было чувство, что я вступаю на путь, с которого уже не смогу сойти. Я не видел направления, просто ощущал, что многие факторы складываются вместе, словно фрагменты мозаики, и это уже навсегда. И, веришь или нет, когда я остановился, чтобы поговорить с тетей Петунией вечером, я увидел путь, выбрав который, она сможет жить в Волшебном мире.

Северус засмеялся, услышав это.

- Мне трудно поверить в это, Гарри. Я никогда не сталкивался с кем-нибудь, настолько враждебно настроенным к магии, как эта женщина.

- Ты не знаешь моего дядю Вернона.

- И ты не видишь своего пути с той же ясностью, как у других?

- Нет, просто в определенные моменты я вдруг понимаю, насколько важно для меня следующее действие. Видимо, это все, что мне позволено.

- Ты говорил, что видишь воронов, тогда, в кабинете директора, после нападения демона. Они тоже связаны с твоей способностью?

- Вороны являлись мне несколько раз, обычно во сне, но иногда и днем, когда я не спал. В день атаки они тоже были рядом. Это – вещие птицы, которые знают будущее и предупреждают меня о нём. Возможно, они и связаны с моим предвидением, но их не было, когда я видел чужие пути. Они, как правило, там, где должно что-либо произойти, но в кабинете директора они просто хотели, чтобы я... Я не знаю, может быть - обратил внимание на то, что давно должен был заметить.

Северус изменился в лице, услышав его объяснение. Стараясь не показывать тревогу и обеспокоенность, он решил позже обсудить с директором то, что узнал сейчас от Гарри. Упоминание о путях заставляло вспомнить о глазе Одина, ведь вороны - его фамилиары? И они вели себя соответственно.

- Ты никогда не пробовал увидеть чей-либо путь сознательно?

Гарри покачал головой, но задумчиво посмотрел на Северуса несколько секунд. Он никогда не думал, сумеет ли каким-то образом вызвать у себя чувство направления, по которому может пойти жизнь человека. И теперь пристально смотрел на мужа, спрашивая себя — получится ли в этот раз. Он понял, что ощущает его жизненный путь, но очень неясно, так же как и свой.

- Твоя линия жизни, Северус, для меня такая же расплывчатая, как и собственная. Другие я вижу более четко. Может быть, потому, что наши дороги идут рядом? Если мы движемся в одном направлении, я, вероятно, не смогу увидеть твой путь, потому что тогда увижу и свой, но в отношении других людей мой дар работает.

Зельевар был очень рад этому заявлению. Растаяли опасения, которые он скрывал глубоко в душе, после недавних разговоров об аннулировании. Если их пути действительно сходятся, то Гарри не станет искать возможность избавиться от надоевшего супруга. Северус искренне на это надеялся.

Его радость стала еще больше, когда любимый встал на колени, а затем, склонившись над ним, мягко перевернул его на спину. Гарри легко коснулся губами его рта и через секунду уже целовал мужа, забыв обо всем на свете. Северус, узнавая собственную технику поцелуя, машинально подумал, что его мальчик – способный ученик. Они лежали на вершине камня, сжимая друг друга в объятиях, и самозабвенно целуясь, так, что им уже не хватало дыхания. Северус подумывал о продолжении в их спальне, как вдруг услышал испуганный вскрик Гарри. Схватив палочку, он вскочил, ища причину волнения мальчика. Тот в ужасе смотрел на озеро, и, проследив за его взглядом, Снейп увидел гигантского кальмара, поднявшегося на поверхность, и наблюдающего за ними большими водянистыми глазами. Сердито комментируя склонность к вуайеризму у морских обитателей, Северус протянул парню руку, помогая встать.

- Гигантский кальмар слишком любопытен, но не опасен, хотя нам, в любом случае, пора домой, Гарри.

Юный волшебник, казалось, не был полностью уверен в безобидности кальмара, но предложение мужа и то, как крепко Снейп обнимал его на обратном пути, ему очень понравилось.

Не обратив ни малейшего внимания на диван в гостиной, пара, растянувшись на постели в спальне, вернулась к прерванному занятию, избавившись от мантий и рубашек. Северус лег на спину и притянул Гарри в объятия, возобновляя поцелуй. Ладони зельевара медленно ласкали плечи партнера, а затем незаметно скользнули к лопаткам, постепенно спускаясь к пояснице и еще ниже. Юноша встревожено замер на мгновение, но успокаивающий шепот мужа и расслабляющие поглаживания успокоили его. Понимая, что может испугать Гарри слишком откровенными прикосновениями, и, вспомнив его утреннее смущение при осознании собственной наготы, Северус решил, что не станет форсировать события, несмотря на новый уровень их близости.

- Гарри, поверь, я не буду принуждать тебя к чему-то неудобному или неприятному. Сейчас мы просто изучаем друг друга, чтобы понять, какие ласки нам больше всего нравятся. Я не войду в тебя сегодня, и этого не произойдет до тех пор, пока я не решу, что ты готов пойти на этот шаг. Даже если ты попросишь - пока я не решу, что пора - мы будем ждать, - говоря это, он очень внимательно следил за эмоциями, отражающимися на лице Гарри, и был доволен, заметив облегчение, мелькнувшее в красивых зеленых глазах. - Я буду прикасаться к тебе так, как, по моему мнению, тебе должно понравиться, и если я ошибусь, скажи мне, и я немедленно остановлюсь. Ты можешь повторять мои движения или прикасаться так, как ты хочешь, и если мне не понравится, я остановлю тебя. Хорошо? – Соглашаясь, Гарри смог только кивнуть, не доверяя своему голосу.

Северус сел и обнажился полностью, а Гарри с интересом следил за ним. Тело мужа казалось мальчику совершенным, и он не мог отвести глаз. Северус начал целовать любимого, медленно и осторожно раздевая; его губы и язык то сводили с ума, лаская рот Гарри, то порхающими прикосновениями покрывали все новые участки кожи, избавленные от одежды. Он старался вложить в ласки все свое обожание, и юноша почувствовал это, задрожав всем телом. К тому времени, когда муж начал стягивать с него брюки, Гарри уже сам, извиваясь, пытался скорее выскользнуть из них, а когда партнер коснулся губами его живота, спускаясь все ниже - громко застонал. Приблизившись к своей цели, Северус поднял взгляд, словно спрашивая разрешения, и, увидев желание в зеленых глазах, взял член парня в рот, осторожно обводя языком вожделенный приз. Юноша буквально задохнулся от нахлынувших восхитительных ощущений, пронизывающих тело от прикосновений супруга. Он вцепился в одеяло, почувствовав сильные пальцы, нежно ласкающие его яички, а когда эти пальцы двинулись дальше и глубже, Гарри перестал контролировать себя. Он смог продержаться совсем недолго до того, как его накрыл оглушительный оргазм, и в горло Северуса ударила струя спермы, которую тот жадно проглотил всю, до капли.

В ожидании, когда любимый придет в себя, Снейп лег рядом и спросил:

- Хочешь попробовать себя на моих губах, Гарри?

Ни о чем подобном юноша даже не думал, и хотя не считал это чем-то отвратительным, но пока не был готов к экспериментам. Верный своему слову, Северус не настаивал. Восстановив дыхание, парень встал на колени, рассматривая партнера, а затем, смущаясь, стал возвращать поцелуи, которые тот щедро дарил ему, раздевая. Помня свое открытие – насколько чувствительна может быть к поцелуям грудь – он захватил губами и начал нежно ласкать языком сосок любовника. Стоны Северуса говорили о том, что его ощущения не менее остры. Очередной стон у него вырвался, когда Гарри шаловливо лизнул его в пупок. Глядя на возбужденный член мужа, юноша засомневался, что сумеет взять его в рот и совершить все те восхитительные вещи, которые довелось только что пережить самому. Северус почувствовал его колебания.

- Только то, что тебе удобно, Гарри. Если не решаешься сделать это ртом, возьми его в руки.

Такая альтернатива показалась ему подходящей, и, улыбаясь, парень обхватил напряженный ствол ладонями, начав ласкать его так, как понравилось бы ему самому. Он осторожно изучал Северуса, восхищаясь формой, оттенком кожи, рисунком набухших венок члена и, особенно, нежностью яичек. Гарри поражался тому, как бурно и открыто откликается муж на его прикосновения, что позволяет делать с собой. Это сводило с ума, с юношей творилось что-то невероятное - это не было простым возбуждением, хотя и оно вернулось. Его магия тянулась к Северусу. Она пульсировала в нем, заполняя все вокруг. Заметив, что муж близок к оргазму, Гарри, сконцентрировав свою силу, проник ею в Северуса.

Старший маг был совершенно не готов к подобному опыту. Смирившись с излишней скромностью своего мальчика, вообще-то несвойственной гриффиндорцам, он мысленно согласился ограничиться пока самыми нехитрыми удовольствиями, когда мощный импульс магии пронзил его. Он выгнул спину с громким стоном, сжимая подушку под головой. Магия не унималась, она обжигала кожу и пульсировала внутри него, такое с ним было впервые. Ладони Гарри, двигавшиеся по нему часто и резко, и упругая сила, скользящая внутри, подобно члену, привели зельевара на такой высокий пик возбуждения, с которого он сорвался, словно в пропасть, в оргазм, длившийся, казалось, бесконечно. Ощущения были настолько сильными, что Северус отключился.

Когда сознание вернулось к нему, и зрение прояснилось, он смог увидеть донельзя довольного собой, забрызганного спермой Поттера. Заставив себя собраться, через некоторое время, Северус смог, наконец, опереться на локти.

- Все в порядке, Северус? – неожиданно оробев, спросил Гарри. Растерявшись, зельевар непроизвольно рассмеялся, чем еще больше смутил парня, поэтому поспешил объяснить свою реакцию.

- В порядке? Да я в жизни не испытывал ничего подобного! Что ты сделал со мной?

- Похоже, это моя магия. Я почувствовал её пульсацию, когда коснулся тебя, видимо, она нашла выход через мои руки.

Северус пристально посмотрел на него. Он никогда не имел отношений с магглами, его сексуальными партнерами становились только волшебники. Но никогда в жизни воздействие собственной или чужой магии не было похоже на то, что произошло сейчас. И это было вовсе не плохо, да, что там, Мерлин, это было совершенно сногсшибательно! Он сел и, усадив Гарри между своих колен, стал целовать и ласкать его. Заметив, что парень готов к новому раунду, Северус обхватил рукой его член и спросил мужа, пока тот ещё был способен говорить:

- Ты не можешь объяснить, как ты это сделал?

Гарри пожал плечами.

- Все получилось само собой.

Северус закрыл глаза и попытался сосредоточиться на собственной магии. Он понял, что ощущает пульсацию, которой раньше не было. Постепенно она охватила его, наполняя каждую клеточку тела, вспыхивая сильнее, когда он прикасался к любимому. Когда ощущение стало вполне устойчивым, он решился направить поток волшебной силы в своего партнера, глядя прямо в зеленые глаза, замутненные страстью. Спустя несколько секунд, чувствуя биение магии мужа в себе, Гарри, судорожно выгнувшись, бурно кончил, еще некоторое время ощущая вспышки оргазма, приходящие одна за другой, и без чувств рухнул в объятия супруга.

Когда его мальчик очнулся, Северус укрыл их обоих одеялом, и, заботливо обнимая, дал Гарри устроиться поудобней. Тот, как и в их прежние ночи, тесно прижался, положив голову ему на грудь, чтобы слышать сердце. Уставившись в потолок, Северус едва заметными движениями укачивал любимого, перебирая темные непослушные пряди.

Вот это вечер!



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
LexandraДата: Понедельник, 30.05.2011, 20:14 | Сообщение # 58
Подросток
Сообщений: 26
« 0 »
ухх вот это прода shy супер,спасибо smile

Отредактировано. Большое кол-во смайлов и восклицательных знаков запрещено!


Сообщение отредактировал Олюся - Воскресенье, 29.04.2012, 21:24
 
неканонДата: Понедельник, 30.05.2011, 20:54 | Сообщение # 59
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
вот это да!!!!!! hands
спасибо
действительно, страсти biggrin



когда придумаю что тут написать-напишу
 
ЭдельДата: Понедельник, 30.05.2011, 22:05 | Сообщение # 60
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
все этого долго ждали, вот и дождались)


Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы! (СС/ГП;R;Драма/Приключения/Роман;макси; Закончен)
  • Страница 2 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 8
  • 9
  • »
Поиск: