Армия Запретного леса

Воскресенье, 22.04.2018, 13:58
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 3 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 8
  • 9
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы! (СС/ГП;R;Драма/Приключения/Роман;макси; Закончен)
Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы!
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 04.04.2011, 21:02 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Название: Lynne's AU Ending to The Marriage Stone
Автор: lynned0101
Ссылка на оригинал: Lynne's AU Ending to The Marriage Stone
Переводчик: VelgaW (совместно с Renata aka AmaliaRa и Queen of destruction)
Бета/ Гамма: VelgaW / Renata aka AmaliaRa
Разрешение на перевод: получено Renata aka AmaliaRa
Жанр: Драма/ Приключения/ Роман
Персонажи (пейринг): СС/ГП
Рейтинг: R
Размер: макси
Статус: Закончен
Дисклаймер: Роулинг — роулингово, а слэшерам — ну, вы поняли...
Аннотация: Альтернативное продолжение фанфика The marriage stone автора Josephine Darcy. Брак Северуса и Гарри перестает быть фиктивным, но личное счастье не отменяет жизненных проблем. Мир снова в опасности, и кому же его спасать, если не нашим героям?..
Предупреждение: Желательно вначале прочитать первые 77 глав авторского фанфика ("The marriage stone"). Нумерация глав фанатского продолжения двойная: первая цифра — номер главы собственно фанфика Lynned, цифра в круглых скобках — сквозная нумерация с учетом глав Josephine Darcy.

Разрешение на размещение: получено.










Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 04.06.2011, 19:40 | Сообщение # 61
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод VelgaW

Глава 11 (88). Снова будни.

Северус резко проснулся, словно рывком всплыв из глубины на поверхность. И тут же ощутил неясную тревогу. Он инстинктивно крепче обнял Гарри, который тихо посапывал, прижавшись щекой к груди мужа. Зарывшись пальцами в растрепанные темные пряди, Северус вспомнил события прошлого вечера. Он готов был снова и снова наслаждаться возникшей между ним и Гарри близостью и с нетерпением ждал новых свиданий. Но на фоне приятных воспоминаний его мысли, снова и снова, возвращались к тем словам, что сказал ему Гарри на берегу озера. Оживали сомнения, связанные с Глазом Одина, возникшие у них с Альбусом уже давно. Может быть, разговор с директором поможет ему хоть немного разобраться в происходящем.

Но что же не так? Что-то – он не мог с уверенностью сказать, что именно – тревожило его, хотя, на первый взгляд, все было прекрасно. Он бы ещё долго размышлял о смутном беспокойстве, но вовремя вспомнил, что сегодня ему многое предстоит сделать.

Северус высвободился из объятий Гарри, стараясь не разбудить, но, несмотря на всю его осторожность, тот начал просыпаться.

Снейп изучал отчет Гильдии Зельеваров о проверке зелья для лечения ликантропии, когда в гостиную вошел Поттер. Профессор, как раз в этот момент, с удивлением думал, насколько быстро движется исследование его разработки, не иначе как под давлением интереса общественности. Взглянув на вошедшего юношу, Северус заметил вернувшиеся застенчивость и неуверенность позы и взгляда. Неужели опять? Ну почему гриффиндорцы вечно делают шаг вперед – два шага назад? Врожденная склонность?

К счастью, будучи слизеринцем, Северус умел неплохо разбираться в людях, и этот навык мог пригодиться сейчас. Правда, имея дело с гриффиндорцами, не всегда знаешь, чего от них можно ожидать, но в одном зельевар был уверен – нельзя замалчивать назревающую проблему. Иначе, невысказанные обиды и сомнения вырвутся из-под контроля и сделают ситуацию непредсказуемой.

Он встал и, когда Гарри приблизился к столу, чтобы взять свою чашку чая, заключил мужа в объятия. Подцепив пальцами его подбородок, чтобы не дать снова уставиться в пол, Северус с улыбкой взглянул на него, ласково произнес «Доброе утро, Гарри» и поцеловал. А затем, слегка отстранившись, спросил:

- Тебя что-то тревожит?

Парень неуверенно пожал плечами.

Гарри не мог выразить свои чувства, потому что сам не до конца осознавал, как расстроился, проснувшись один, в пустой постели, отправившись в ванную в полном одиночестве. Единственный раз - вчера - все было иначе, и, вроде бы, некогда было привыкнуть к чему-то иному, но ему действительно понравилось просыпаться в объятиях Северуса. Совместное принятие душа стало для Гарри восхитительным опытом, позволив ему наслаждаться их близостью. Теперь он понял, что не стоит ждать такого же праздника каждый день, но, в глубине души, надеялся, что когда-нибудь это случится с ним снова. И как-то сама собой пришла мысль о том, что он некрасив. Скорее всего, вчера вечером Северус был разочарован им настолько, что не захотел видеть ещё и утром, поэтому он так поспешно встал, умылся, оделся и покинул спальню, чтобы не «любоваться» лишний раз на неуклюжего заморыша.

Северус понятия не имел, о чём именно думает любимый, но отлично помнил тот глупый случай с Сердечным Камнем. Тогда Гарри, найдя кулон на полу, предположил, что супруг отказался от его подарка, и испытал невероятное облегчение, когда Северус, наконец, догадался объяснить, что носил Камень, не снимая, и потерял лишь в Ночь Призыва, пытаясь, в безумии, срезать Темную метку с руки, чтобы следовать за Гарри. Вероятно, и сейчас юноша убеждает себя в чем-то ужасном, способном перечеркнуть все хорошее, что было вчера между ними.

Северус сжал плечи юноши мягко, но решительно:

- Я еще раз благодарю тебя за вчерашнее свидание. Для меня этот вечер был замечательным. Мы могли бы повторить, что скажешь?

Заметив явное облегчение в глазах мужа, Северус еле сдержался, чтобы не показать внутреннего ликования – ведь ему удалось моментально решить такую важную проблему. Любимый просто нуждался в подтверждении его чувств, и он справился! В ожидании ответа от Гарри Северус ободряюще мурлыкнул: «Ммммм?», а затем вновь приподнял подбородок юноши и приник к его губам в долгом поцелуе. Когда, через некоторое время, они разомкнули свои объятия, Гарри со счастливым видом утвердительно кивнул.

Как и всегда по субботам, среди студентов, пришедших в Большой зал на завтрак, преобладали те, кто с толком использовал вечер пятницы и лёг лишь под утро, а теперь нехотя, спросонья, ковырялся в своей тарелке; но кое-кто выглядел свежо и бодро. Конечно, всю прошлую неделю у ребят не было занятий, что тоже накладывало свой отпечаток на их поведение, но, тем не менее, это была суббота – особенный день. Рон был непривычно тихим, Гермиона немного нервничала, а Невилл паниковал в ожидании предстоящей встречи с бабушкой. Гарри порадовался, что у приятеля масса забот в оранжереях – это поможет ему отвлечься и взять себя в руки. Несколько викингов обратились к Невиллу за советом, в связи с восстановлением садов и огородов в их разрушенных фермах, зная, что профессор Спраут доверила ему все тепличное хозяйство Хогвартса. Выяснилось, что у них много общих интересов, и теперь Невилл проводил все время, свободное от основных обязанностей и обучения сквибов, с воинами Уинтерленда, собирая для них семена и саженцы растений, способных расти на севере.

- Ну ладно, я пойду к себе – работать дальше над переводами. Кто со мной?

Рон предпочел полеты на метле, поскольку погода была отличная, а он давно не тренировался, но Гермиона вызвалась пойти вместе с Гарри. Чарли пора было возвращаться в Румынию, и он надеялся, что если занять Драко каким-нибудь делом, тот перенесёт расставание легче. Поэтому, не особо считаясь с желанием мужа, он отправил его в башню, вместе с Поттером и Грейнджер.

Когда Альбус объявил за столом для преподавателей, что с понедельника уроки возобновятся в прежнем объеме, все – и, в особенности, главы факультетов – облегченно вздохнули. Большинство старшекурсников трудились в замке или участвовали в спасательных операциях, но младшие, за которыми нужен был глаз да глаз, оставались в школе. И у них могло сложиться превратное мнение, что помощь Министерству гораздо важнее учебы и подготовки к СОВам и ТРИТОНам.

После завтрака Северус отправился в директорский кабинет, чтобы обсудить с Альбусом свои сомнения по поводу того, что услышал от Гарри прошлым вечером.

Дамблдор сел за свой стол, а Снейп устроился в одном из кресел напротив:

- Я узнал от Гарри новые подробности о вОронах, которые подсказывают ему в сложных ситуациях, на что обратить внимание и как следует поступить. Мы говорили с ним о его способности видеть жизненное предназначение людей. Он хочет проверить, может ли пользоваться этим даром по собственному желанию. Пока, по его словам, видение чьего-то пути возникает спонтанно, под влиянием момента. И Гарри принял мое предложение попробовать научиться управлять этим умением. Что вы думаете обо всём этом, Альбус?

- Я тоже много размышлял об этом, мой мальчик. Подозреваю, что у нынешней ситуации есть много общего с той, что была пятнадцать лет назад, когда Волдеморт попытался убить Гарри. Вместе с энергией смертельного проклятия, не причинившего ребенку вреда, он передал малышу часть своих способностей, таких как, например, знание парселтанга. Думаю, сейчас произошло нечто подобное.

- Но когда Гарри схватил Глаз Одина, на него мог повлиять только взрыв самого камня, а не воздействие силы мощного мага!

- Да, но Северус, вспомни, этот артефакт принято считать настоящим глазом бога, принесенным им в жертву Мимиру в обмен на сакральное знание. Возможно, в нем самом была сокрыта магия Одина. Почему не предположить, что в момент разрушения камня часть силы воспринял Гарри? Тогда становится понятным, почему два ворона сопровождают его, словно фамилиары, и откуда у него появилась эта способность видеть суть вещей, присущая Одину.

- Насколько это опасно для него? Особенно учитывая, с чем ему пришлось столкнуться прежде?

- Ну, вообще-то, способности, полученные от Волдеморта, не навредили Гарри. Если не считать их ментальной связи, но она, скорее всего, была установлена позже, причем намеренно. Спонтанно полученное знание парселтанга – только навык, которым он раньше не обладал. Он просто знает язык змей, и само по себе это ни хорошо, ни плохо. И здесь, по видимости, то же самое. Гарри перенял от Одина его способность видеть сокрытое, помощь воронов-фамилиаров и видение линий Судьбы. Со временем он овладеет новым знанием полностью, научится управлять им, вызывая воронов, когда ему это нужно, и самостоятельно искать пути, вместо того, чтобы ждать их проявления. И это, опять же, не более чем новые навыки.

Со словами Дамблдора Северусу хотелось согласиться. Он и сам много думал об этом, и размышления эти тревожили. Он привык воспринимать Глаз Одина, как артефакт, дающий непобедимость в бою, безграничную власть и мощь. Но Альбус сумел убедить его, что камень имел совершенно иные свойства. У Гарри уже был опыт восприятия чужих способностей, может быть, и в этот раз новый дар не навредит ему. Да, директорская точка зрения нравилась Северусу гораздо больше, чем собственные сомнения, так долго мучившие его!

- Спасибо, что помогли разобраться, Альбус. Ваше мнение помогло мне увидеть ситуацию в ином свете. Пожалуй, я соглашусь с вашими словами.

- А пока ты не ушел, Северус, я хотел бы посоветоваться с тобой, - зельевар откинулся на спинку кресла, вопросительно глядя на собеседника.

- Утром редактор «Ежедневного Пророка» прислал мне сову со срочным сообщением. Он пишет, что население всего Волшебного мира серьезно обеспокоено происходящим, поэтому в газете необходима колонка, посвященная новым защитным заклинаниям.

Мисс Грейнджер в свое время досконально изучила этот вопрос, поэтому Снейп с уверенностью мог сказать, что обычный волшебник совершенно беспомощен в защите против темных сил, да и против любой опасности. С огорчением и даже – раздражением, сквозившими во всем его облике, и, в особенности, во взгляде, зельевар произнес:

- Ну вот, опять! Альбус, вы же не хуже меня знаете, что большинство магов не способны использовать эти заклинания. И поэтому бесполезно публиковать их в газете. Вы сами видели, как вели себя жители Хогсмида во время нападения!

- Я знаю, знаю. Но пойми и ты, что, когда мир вокруг рушится, люди нуждаются хоть в чем-то, дающем им иллюзию защиты и уверенность в себе. И кто знает, может быть, именно это поможет им выстоять, когда они столкнутся с реальной угрозой. Честно говоря, я бы предпочел контролировать публикации «Пророка» на эту тему, чем пустить все на самотек или доверить профанам с большим самомнением.

Северусу показалось, что говоря о профанах, директор имел в виду Гилдероя Локхарта, но он решил не развивать эту тему.

- Пожалуй, мы могли бы попросить Августу Лонгботтом проследить за достоверностью публикуемой информации. Много лет назад она была аврором и до сих пор остается весьма здравомыслящим человеком.

Если Дамблдор рассчитывал, что Снейп станет возражать против кандидатуры мадам Лонгботтом, настаивая, что сам займется этим, то он ошибся. Нет уж, большое спасибо, но у него и без этого полно дел. А эта леди была известна всему миру своей неподкупностью, жесткостью и требовательностью, так что Альбус сделал правильный выбор.

- Я уверен, что она станет замечательной подмогой и опорой всем нуждающимся в защите.

- Ну, хорошо, посмотрим, как она справится с этой задачей. Августа хотела о чем-то переговорить со мной, так что, думаю, возвращаться домой она пока не собирается. А ты сейчас отправишься помогать Гарри? – спросил старый волшебник, видя, что Северус торопится уйти. В ответ зельевар лишь коротко кивнул и, со словами «Удачи, Альбус», покинул директорский кабинет.

На выходе он столкнулся с профессором Спраут и её спутницей – молодой женщиной, показавшейся ему смутно знакомой. Снейп припомнил, что её, кажется, зовут Амаранта Эллисфорд – во всяком случае, во время учебы в Хогвартсе её фамилия звучала так. Девушка весьма недурно готовила зелья, но их компоненты привлекали её больше, и она предпочла углублённое изучение гербологии. Приветливо кивнув обеим дамам, Северус отправился к Гарри.

Профессор Спраут представила Амаранту Эллисфорд Савой директору, который тут же вспомнил бывшую студентку.

- Альбус, миссис Савой предлагает организовать обучающие курсы для сквибов, плохо знакомых с волшебством, чтобы помочь им приспособиться к новой жизни. Мы знаем, что с понедельника в школе возобновятся уроки, и большинство волшебников, живущих в замке, отправятся в министерские рейды, поэтому предлагаем устроить вечерние факультативные занятия, после ужина.

Амаранта добавила:

- Недавно, я пригласила одну из сквибов на обед, к себе в палатку. Эта женщина никогда не видела магического жилья, и я подумала, что ей будет интересно. Но, когда я вызвала домового эльфа, увидев его, она упала в обморок и долго не могла прийти в себя после шока.

Дамблдор кивнул – в общих чертах он уже был наслышан об инциденте.

- У меня двое малышей, поэтому я останусь жить в замке - буду помогать профессору Спраут в теплицах. Я могла бы составить список явлений Волшебного мира, вызывающих наибольшие трудности в восприятии и понимании у новичков.

- Миссис Савой, это было бы превосходно! У нас тоже имеется информация, на которую мы опираемся, приглашая магглорожденных волшебников в Хогвартс, профессор Спраут введет вас в курс дела. Готовьте программу, а я прикажу обустроить класс рядом с Большим залом. Только сообщите мне заранее расписание уроков. Когда все будет готово, я сделаю объявление на ланче в тот же день.

Довольные встреченной поддержкой, обе женщины покинули кабинет директора, на ходу обсуждая детали своего проекта – какие вопросы нужно будет осветить в первую очередь, как преподавать магию сквибам и кого пригласить себе в помощь. Поэтому они не заметили невысокую женщину в платье, давно вышедшем из моды, и нелепой шляпке, стоявшую в коридоре поодаль, делая вид, что любуется пейзажем за окном. Когда голоса посетительниц затихли вдали, она развернулась и направилась к дверям директорского кабинета.

- Спасибо, что согласился принять меня, Альбус.

- Видеть тебя, Августа – всегда удовольствие! – с этими словами Дамблдор подвел её к креслу у камина. – Чай? Лимонные дольки? – Она дважды коротко кивнула, и, когда угощение появилось на столе, взяла чашку черного чая и положила на своё блюдце несколько конфет.

- Когда-нибудь я все-таки выясню, где ты берешь их, Альбус. Никогда не пробовала лимонных леденцов вкуснее, чем у тебя, - старик зарумянился, услышав, как хвалят его любимое лакомство. Обычно, угощая ими кого-нибудь, он чувствовал, что люди соглашаются лишь из вежливости, и был очень рад встретить еще одного искреннего любителя лимонных долек.

Во взгляде Августы возник стальной блеск, и Дамблдор приготовился услышать интересную информацию.

- Альбус, в Ночь Призыва меня посетила одна идея, над которой я размышляла до сих пор. Я всегда знала, что мой магический потенциал довольно высок: благодаря этому, в мою бытность аврором, я выходила невредимой из очень серьезных передряг. Я начала служить во время войны с Гриндевальдом, незадолго до твоей победы. Последствия той войны имели долгое эхо. Тогда я считала применение своих способностей чем-то само собой разумеющимся. Но когда мой сын и его жена стали инвалидами, я, не раздумывая, ушла в отставку и посвятила жизнь воспитанию внука. Теперь он вырос и скоро станет совсем самостоятельным. Нет, я не хочу возвращаться в строй: хоть я и не сомневаюсь в своих силах, но это работа для молодых. И, когда я стояла в круге призванных и пыталась осознать своё место в этом мире, я поняла, что пришло моё время, чтобы, наконец, проявить себя, выполнив своё предназначение.

Они проговорили больше часа, обсудив два важных вопроса, и оба были рады, что им удалось договориться. Закончив беседу, волшебники отправились в приемную Гарри, где Дамблдор собирался познакомить миссис Лонгботтом с Гермионой Грейнджер.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 04.06.2011, 19:41 | Сообщение # 62
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Когда Альбус попросил Августу писать статьи о практической защитной магии для «Ежедневного пророка», она с радостью согласилась, но заметила, что будет нуждаться в соавторе. Писательство не было ее сильной стороной, и ей не раз говорили, что ее тексты – это набор рубленых непонятных фраз. Поэтому Августа хотела, чтобы кто-то из талантливых студентов редактировал её статьи, делая их более легкими для восприятия и понятными рядовому читателю газеты. Предложенной Дамблдором кандидатурой Гермионы она была вполне довольна, так как уже слышала об этой девушке от своего внука, говорившего, что дружит с ней и Гарри Поттером.

Как Альбус и думал, Гарри, Северус, Гермиона и Драко сидели за большим столом, и каждый углубился в свою работу. Гарри тихонько диктовал зачарованному перу, резво бегающему по пергаменту, перевод древнего текста. Северус изучал длинный свиток, присланный Гильдией Зельеваров, делая какие-то выписки. А перед Гермионой возвышалась стопка пергаментов и несколько тяжелых фолиантов, которые она просматривала вместе с Драко. Миссис Лонгботтом была приятно удивлена, когда Гарри не только вспомнил, что встречал её в Ночь Призыва, но и сказал об этом перед всеми. С молодым Малфоем она поздоровалась вполне доброжелательно, хотя и помнила о его родственной связи с Беллатрикс Лестрандж. Гермиона абсолютно не испугалась Августы, поразив этим сидевших вокруг мужчин, напротив, она с радостью согласилась помочь с написанием статей для «Ежедневного Пророка». Освободив для пожилой леди место за столом, она пригласила её присоединиться к ним с Драко, начав рассказывать о том, как ей, Рону и Гарри удалось в прошлом году отыскать и изучить древние заклинания.

Северус заметил, что директор был крайне доволен собой, когда незаметно удалился в свой кабинет, оставив миссис Лонгботтом с ними.

**********

Амаранта была очень рада, обнаружив, что место рядом с Петунией Дурсль за обеденным столом в Большом зале не занято.

- О, Петуния, как я рада вас видеть! Мне очень жаль, что мой домашний эльф напугал вас! Вы сможете меня простить? С вами теперь все хорошо?

Петуния несколько растерялась от неожиданного шквала вопросов, но не успела она и рта раскрыть в ответ, как Амаранта зачастила снова.

- Я только что виделась с профессором Спраут, мы с ней договорились с директором Дамблдором о создании вечерних курсов для всех, кто плохо знаком с магией, чтобы помочь им адаптироваться в Волшебном мире. В нем столько интересного, масса новых возможностей, я уверена, что посещение этих занятий будет полезно и вам. Если хотите, мы могли бы встретиться сегодня в теплицах и обсудить, что, на ваш взгляд, вызывает у новичка наибольшие затруднения.

Пока что главной проблемой для Петунии была странная боль в руке, которой она держала вилку или ложку. Впервые она заметила это еще в больнице, где очутилась после обморока, и даже попросила медсестру (или как там называли местные эту женщину) проверить, не повредила ли она при падении нерв или что-то вроде того. Петуния не слишком-то верила тому странному способу диагностики, который заключался в помахивании палочкой над больным, но медсестра утверждала, что у её пациентки нет никаких травм. И действительно, с рукой Петунии все было нормально, но только до тех пор, пока она не прикасалась к вилке или ложке, поэтому женщина не решилась спорить. В ответ на предложение Амаранты она лишь неопределенно кивнула, и та, ощутив, что подруга чувствует себя неуютно, неправильно истолковала причину.

Её взгляд наполнился сочувствием, и, склонившись к собеседнице, молодая ведьма тихо сказала:

- Я понимаю, к здешней пище трудно привыкнуть. У домовиков Хогвартса все блюда выходят чересчур сытными и тяжелыми, и если вы не привыкли к такой еде, вашему пищеварению потребуется время, чтобы приспособиться. Но потом все будет нормально.

Петуния чуть было не сказала, что от гадких созданий глупо ждать приличной кухни, но вместо ответа громко отрыгнулась, получив от Амаранты еще один сочувствующий взгляд и ободряющее поглаживание по руке. Сообразив, что о ней подумала молодая ведьма, Петуния почувствовала себя ещё хуже.

Она огорченно потупилась, начав разглядывать столовое серебро, от которого болели руки, и не сразу заметила подошедшего к ним молодого человека. Вероятно, это был друг Амаранты, потому что его незамедлительно пригласили сесть рядом.

- Сколько лет, Юстас! Отлично выглядишь. Ты все так же работаешь в семейной фирме?

Молодой человек (чем думали его родители, называя ребенка Юстасом?) сел напротив, и Петуния смогла рассмотреть его. Он выглядел довольно мило и держался с достоинством, даже – немного надменно. Одет он был в дорогой, отличного покроя костюм из роскошной ткани. Этим юноша выделялся из толпы местных оборванцев, среди которых ей приходилось жить.

Амаранта болтала без умолку, рассказав Петунии, что Юстас Лэндон – друг детства её брата, с которым они посещали фехтовальную академию, и частенько бывал у них дома, что сейчас он работает в семейном бизнесе, связанном с продажей высококачественных компонентов для зелий. А Юстас, в свою очередь, узнал, что Петуния – тетя одного из студентов Хогвартса, только теперь обнаружившая, что является сквибом, и впервые попавшая в Волшебный мир.

Юстас заметил, что Петуния не может прикасаться к столовому серебру, и спросил, в чем дело. Услышав о её проблеме, он, к сожалению, тоже не смог назвать причину - на первый взгляд, серебро было совершенно обычным - но предложил:

- Некоторые старинные чистокровные семьи вообще не пользуются современными столовыми приборами. У них в обиходе посуда гораздо более древняя, - выбрав из приборов, лежащих возле её тарелки, тонкий нож, Юстас протянул его Петунии. - Это - скрамасакс, кинжал. Многие считают весьма благородным – накалывать на него куски и съедать прямо с лезвия. Немного практики, и вы будете, без труда, есть с его помощью мясо и другие блюда. Так вы сможете обойтись без вилки, и отчасти заменить им ложку. Только будьте осторожны, чтобы не порезать губы и язык.

Петуния очень обрадовалась, обнаружив, что держа в руке этот кинжал, не испытывает боли, и от души поблагодарила молодого человека за дельный совет. Она с энтузиазмом приступила к освоению скрамасакса, а Юстас и Амаранта с упоением болтали о своих семьях, не втягивая её в свою беседу. Петуния была довольна, что ей не нужно высказывать мнение о мире, в котором она, волей судьбы, оказалась, потому что иначе бы - вновь рисковала опозориться. Оказалось, что юноша был из тех, кто любит поговорить о знаменитостях, а еще больше – прихвастнуть личным знакомством с ними. Он, буквально через слово, с многозначительным видом, сыпал именами и фамилиями, но Петуния представления не имела, кто все эти люди. Он был в восторге от встречи с тем ужасным Снейпом, мужем Гарри, а затем с гордостью поведал женщинам, что виделся с самим Гарри Поттером, произведя огромное впечатление на Амаранту. Петуния была слишком занята, пытаясь разделать своим кинжалом мясо в тарелке, поэтому никак не прокомментировала его слова, но раздраженно закатила глаза.

Когда обед подошел к концу, Юстас попрощался с ними, важно заявив, что у него встреча с очередной местной знаменитостью, о которой миссис Дурсль никогда не слышала. Амаранта подозрительно покосилась на Петунию, заметив, как та закатила глаза при упоминании о Короле Волшебного мира и профессоре зельеварения. По дороге к теплицам она решила поговорить об этом с подругой.

- Вы так странно отреагировали на упоминание Юстасом профессора Снейпа и Гарри Поттера. Он, конечно, слишком любит поговорить о знаменитостях, но в данном случае, его интерес объясним семейным бизнесом, связанным с зельеварением. Ну, а о встрече с Гарри Поттером мечтает любой маг. Почему вас раздражает их упоминание в разговоре?

Петуния оказалась в ловушке. Она отчаянно хотела сказать Амаранте, что эти двое – ненормальные извращенцы, а Гарри не идет ни в какое сравнение с её милым Дадликом. Но, в то же время, ей было ясно, чем она рискует. Да она лучше умрет, чем даст повод считать, что её пучит от местной еды.

Петуния тяжело вздохнула. С кислой миной она решила попытаться ответить на вопрос, используя нейтральные выражения.

- Поттер - мой племянник. Мы не ладим друг с другом. Встретив недавно Снейпа, я и с ним не нашла общего языка.

Итак - она сказала это, чуть заметно икнув. И ничего больше! Сморщенная физиономия Петунии облегченно просветлела.

- Ах, как это грустно, когда близкие не ладят между собой. Но ведь благодаря ему вы здесь, разве вам не говорили?

Снова унылый вздох.

- Меня с семьей перенесли сюда двое мужчин, в свое время учившихся вместе с моей сестрой в Хогвартсе. Я не спала, в отличие от мужа и сына. Мне тяжело вспоминать об этом.

Отлично. Она сделала это. Впредь надо быть осторожной, тщательно подбирая слова, но, по крайней мере, она может управлять собой, чтобы не опозориться при разговоре.

Амаранта благоразумно решила не углубляться в обсуждение отношений подруги и знакомых ей волшебников, поскольку, как оказалось, они характеризовались одинаково - «не слишком удачные», по словам самой Петунии. И она сменила тему:

- А что вы думаете, насчет говорящих портретов и колдографий в нашем классе? А магическое расширение пространства – его стоит демонстрировать?

**********

И вот этот час наступил. Пришло время чаепития Невилла и его бабушки. Прикладывая героические усилия, чтобы унять дрожь во всем теле, он побрел к выходу из Большого зала. Грозная Августа Лонгботтом уже ждала его, игнорируя беглые взгляды проходящих мимо людей, испуганно взирающих на облезлое чучело стервятника, украшавшее её шляпу.

Невилл наклонился, чтобы поцеловать подставленную ею щёку.

- Привет, бабуль. Я не заставил тебя ждать? - она кивнула, и её вечно строгое выражение лица на миг сменилось улыбкой. Невилл слегка приободрился – возможно, не все так плохо, просто у страха глаза велики, но зачем он понадобился бабушке, оставалось для него загадкой.

Августа привела внука в небольшую комнатку, рядом с холлом, он был совершенно уверен, что и не подозревал о существовании этого помещения. Комната напоминала своей обстановкой обычную домашнюю гостиную – стеганый диванчик, несколько венских стульев и стол со стоящим на нём чайным сервизом; стены и окна были в изобилии украшены папоротниками и другими растениями. Усадив Невилла, бабушка налила ему и себе по чашке чая. Парень спокойно сидел, в ожидании начала разговора, зная по опыту, что ждать придется недолго.

- Мне необходимо принять некое решение, и я хочу посоветоваться с тобой, юноша. Стоя в Кругу, в Ночь Призыва, я была горда, но, в то же время, подавлена тем, что оказалась среди великих волшебников. Я поняла, что обязана найти способ быть полезной этому миру, но не знала, какой путь выбрать. Недавние события помогли мне определиться. Когда-то давно, я была аврором, - об этом Невилл старался не напоминать ей, поэтому вздрогнул, услышав эти слова – неужели бабушка всерьез собирается вернуться в строй, в её-то возрасте? Августа заметила ошеломленное выражение его лица и тут же добавила, - Я не собираюсь возвращаться на службу, не волнуйся.

Она сделала глоток чая.

- Моя карьера аврора начиналась в очень опасные времена. Это был период расцвета власти великого темного мага Гриндевальда, который, преследуя свои цели, опустошал Волшебный мир и мир магглов. Он был совершенно безжалостен и абсолютно безумен. Думаю, ему не хватало мозгов его нынешнего преемника - этого парня, который открыл способ подчинять магию своих сторонников и пользоваться их силой – но, впрочем, Гриндевальд был вполне способен уничтожить все вокруг в одиночку. Нам приходилось быть постоянно настороже, мы должны были быть готовы дать отпор ему и его последователям. Они тоже вызывали демонов, правда, послабее, чем Старший, которого Риддл натравил на вас. Против того монстра волшебники могут выстоять, лишь объединив свои силы. Но даже те, малые демоны наводили ужас на людей, оставляя после себя выжженную пустыню. Так вот, оказалось, что у меня отлично получается изгонять или убивать тех тварей. Очень полезное умение, в чем тебе пришлось убедиться самому. А ведь после свержения Гриндевальда я была уверена, что больше не услышу о вызванном демоне, пока этого не сделал Риддл.

- Бабуль, я думал, что справиться с демоном под силу только Гарри с его королевскими заклинаниями. Неужели обычные волшебники тоже способны изгонять их?

- Обычные волшебники мало на что способны, если сравнивать с возможностями Гарри Поттера, которому подвластно заклинание Изгнание Короля, но даже мы можем сделать многое для сохранения нашего мира. Если каждый из нас приложит для этого свой талант и все свои силы. Сегодня я говорила с Альбусом Дамблдором, который пригласил меня остаться в Хогвартсе, чтобы преподавать факультативный курс защитных заклинаний и магического боя студентам, взрослым волшебникам и нашим иностранным гостям. Похоже, Риддлу удалось впустить в наш мир темную магию, которую мое поколение не видело уже очень много лет, а молодые колдуны и ведьмы с ней вообще не сталкивались. Я же не понаслышке знакома с подобным волшебством и знаю, как бороться с ним. Я уже не смогу быть полезной, как аврор, но вполне могу обучать самообороне. Это я и предложила вашему директору, и Альбус принял мое предложение.

Невилл очень гордился своей бабулей. Вообще-то, он всегда гордился ею, даже испытывая перед ней страх и трепет, но сейчас - особенно. Факт, что она оказалась в Ночь Призыва в кругу Избранных, вместе с Гарри, очень сильно повлиял на неё. За последние несколько дней она уже несколько раз рассказывала о своих впечатлениях. Тогда как Невилл почти не слышал от неё воспоминаний о годах службы аврором, и, было похоже, что она ещё долго не сможет обсуждать то, что произошло с его родителями. Раньше он и не подозревал, что бабушка входила в число самых могущественных ведьм и волшебников своего времени. А узнав, что она была среди тех, кто боролся против Гриндевальда, он вообще безмерно удивился.

- Бабуль, ты все делаешь правильно. Родители поддержали бы тебя. Скоро я закончу учебу и начну самостоятельную жизнь, а тебе нужно заниматься тем, что ты считаешь важным. Думаю, твоя помощь обычным волшебникам будет просто неоценимой. Я горжусь тобой.

Суровая старая ведьма была вынуждена прижать к глазам кружевной носовой платок, вытащив его из рукава своего платья. Когда Невилл родился, он сразу стал её гордостью и радостью, и эта привязанность окрепла, когда сын и невестка стали инвалидами по вине той женщины, Лестрандж, а ей пришлось воспитывать мальчика самой. Августу Лонгботтом нельзя было назвать мягкой и ласковой, способной стать нежной матерью малышу, и она знала об этом, но очень старалась. И теперь, услышав, что он гордится ею, была крайне растрогана.

- И ещё, Альбус попросил, чтобы я вела в «Ежедневном Пророке» рубрику о защитных заклинаниях и самообороне. И я решила заняться этим с помощью твоей подруги, Гермионы Грейнджер. Утром я виделась с ней в приемной мистера Поттера. Она показала мне свои прошлогодние исследования древних формул, обнаруженных ею.

- Да, Гарри рассказывал, что это она научила его королевским заклинаниям. Гермиона прочитала о них в книгах, но ни у неё, ни у Рона эти заклинания не работали, только у Гарри. Забавно, что большинство чистокровных прекрасно знали эти формулы, но считали их детскими сказками, даже не попытавшись ни разу использовать.

- Она – очень умная девушка. Сейчас они, вместе с юным Малфоем, изучают другие книги в поисках древних заклятий, забытых со временем, но вполне способных заработать снова. Её исследования пригодятся на моих уроках, а часть сведений можно будет адаптировать для простых читателей «Ежедневного Пророка». А ещё, я хочу попросить тебя, Невилл, помочь мне с преподаванием. Ты станешь моим ассистентом.

Ужас, казалось, совсем утихший во время обсуждения бабулиных планов на будущее, нахлынул с новой силой.

- Но… Но… Бабуль, я не могу преподавать! У меня нет такой силы, как у тебя, и, возможно, я не справлюсь…

- Вздор, мой мальчик. Ты – Лонгботтом, и для тебя пришло время проявить себя. Ты все сделаешь, как надо.

[Примечание автора: Благодарю dead feather за идею «школы для сквибов» или лекций для них, чтобы познакомить с Волшебным миром.]

Примечание переводчика: здесь ссылки для желающих яснее представлять себе, что такое «скрамасакс». ))

http://www.donjon.ru/index.php?productID=1965

http://rnns.ru/weapon/66563-skramasaks.html



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
ТеоДата: Воскресенье, 05.06.2011, 00:22 | Сообщение # 63
Ночной стрелок
Сообщений: 72
« 5 »
Урааа! Наконец-то новая глава!
Класс! Переводчикам огромное спасибо!



Никогда, никогда ни о чем не жалейте -
Ни потерянных дней, ни сгоревшей любви.
Пусть другой гениально играет на флейте,
Но еще гениальнее слушали вы.
 
неканонДата: Четверг, 16.06.2011, 08:19 | Сообщение # 64
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
а прода когда будет?


когда придумаю что тут написать-напишу
 
ЭдельДата: Воскресенье, 19.06.2011, 16:38 | Сообщение # 65
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
извиняюсь, думала модераторы напишут.
в связи с сессией мы решили взять небольшой перерыв. следующая глава появится второго июля. надеемя на понимание)



Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
неканонДата: Понедельник, 20.06.2011, 08:49 | Сообщение # 66
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
ничего страшного)))) главное, что перевод будет)
удачи вам на сессии smile



когда придумаю что тут написать-напишу
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 16.07.2011, 18:22 | Сообщение # 67
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод Renata aka AmaliaRa

Глава 12 (89). По домам, или Новые гости

В воскресенье многие из тех, кто, менее недели назад, прибыл в Хогвартс, в поисках защиты, решили вернуться домой.

Жизнь магов постепенно налаживалась. Конечно, жилью многих из них требовался ремонт из-за различных аварий, случившихся, когда хозяева уснули, но в общинах, где волшебники селились близко друг к другу, порядок восстановили довольно быстро. И теперь, даже те, кто жил обособлено, решили, что опасность миновала, и пора возвращаться домой, тем более, если там была установлена надёжная защита. В замке их охранял сильнейший магический щит, чары могущественных колдунов и ведьм, не говоря уже об отряде викингов из Уинтерленда, вставших лагерем около Хогвартса, но, честно говоря, здесь было слишком уж шумно и людно. Поэтому многие мечтали вернуться к прежней спокойной жизни.

Предполагалось, что Волшебный мир сможет восстановить привычный жизненный уклад уже к началу следующей недели. К тому же, близкие студентов узнали, что с понедельника в школе возобновятся занятия, поэтому, несмотря на взаимную радость от общения, детям скоро станет не до них. Спасательные операции Министерства шли полным ходом, и всем сотрудникам в понедельник нужно было возвращаться к работе. И хотя перемещаться по каминной сети, из Хогвартса в Министерство, было даже удобнее, чем из дома, но вот создать условия для полноценного отдыха, в шумном и перенаселённом замке, для людей, отработавших напряженный день, а то и больше, было довольно затруднительно.

Сквибы тоже стремились помочь, по мере возможностей. Многие захотели стать смотрителями в нескольких больших зданиях, где разместили огромное количество спящих магглов. Другие же, владевшие маггловскими профессиями, особенно техническими специальностями, решили заняться восстановлением коммуникаций. Ведь и то, что не было разрушено, могло быстро прийти в негодность со временем, а обнаруженные повреждения требовалось побыстрее устранить, вернув технику в рабочее состояние.

Артур Уизли случайно услышал загадочный разговор компании сквибов и нескольких волшебников, проживших некоторое время среди магглов, - речь шла о восстановлении электросети. С восторженным энтузиазмом он принялся расспрашивать о работе маггловских приборов, немало позабавив этим людей, считавших само собой разумеющимся, что, при щелчке по клавише на стене, гаснет или загорается свет. Артур, с помощью магии, мог сделать множество действительно невероятных вещей, но приходил в совершеннейший восторг от работы обычного выключателя!

Итак, всё воскресенье у каминов и за границей замковой защиты, где работали портключи, толпился народ.

Гермионе, пришедшей на прощальный обед с родителями, показалось, что в Большом зале стало непривычно пусто. Майкл и Анна сели рядом за гриффиндорский стол, напротив дочери. Склонившись друг к другу, они, все трое, тихонько беседовали.

- Знаешь, мы очень рады, что смогли немного побыть с тобой, в этом чудесном замке! И твой подарок – книга по истории Хогвартса, которая самостоятельно дописывалась - оказался очень кстати. Я и представить не могла, что мы когда-нибудь увидим всё это своими глазами, - сказала Анна.

- А я никогда не предполагал, что та книга об истории Волшебного мира, которую Северус подарил нам на Рождество, окажется настолько полезной, - добавил Майкл.

Гермиона счастливо улыбнулась. Раньше она могла лишь мечтать о том, чтобы пригласить родителей погостить в замке, но обнаружить, что они обладают частичкой магии, увидев их здесь, - превосходило самые смелые её ожидания.

- Это так здорово, что вам выпал шанс увидеть нашу школу и познакомиться с моими друзьями! И хотя прошедшее Рождество мы встречали в Норе, все вместе, совсем другое дело - самим посетить Хогвартс. Жаль, что я не могла почаще видеться с вами: эта неделя была слишком напряжённой для всех нас.

Действительно, Майкл и Анна, не покладая рук, помогали в Больничном крыле, где очень пригодилось их медицинское образование. Они не знали точно, над чем трудится Гермиона, но слышали, как профессор Дамблдор, однажды, упомянул, что она, в составе небольшой группы, включавшей самого директора и Северуса, исследует очень важное для всех заклинание. Это заставило их осознать, что стать причастными этому загадочному миру, в той же мере, как дочь, им не удастся никогда, даже поселившись рядом с ней.

- И всё же, это было замечательно. Ты рассказывала нам о говорящих портретах, захаживающих друг к другу в гости, но, честно говоря, пока тот старик с картины, рядом с лестницей, не поздоровался со мной и не похвалил моё платье, мне было трудно понять тебя. А призраки! Признаюсь, мы с твоим отцом немного встревожились, когда услышали о них, но леди Равенкло оказалась довольно приятной собеседницей – я встречала её несколько раз, а, однажды, с ней появился тот господин, в причудливом старомодном наряде, – сэр Николас, кажется. Они оба - очаровательны.

- С твоими друзьями и учителями тоже было очень приятно общаться. Как-то раз Минерва пригласила нас пропустить по стаканчику, вместе с ней и другими преподавателями, и мы тогда чудесно провели время. Не перестаёшь удивляться, видя, как люди, прямо у тебя на глазах, превращают одни предметы в другие, или заставляют их двигаться, всего лишь взмахом палочки. А ещё она превращалась в кошку! Я до сих пор не могу до конца понять, как работает ваша магия, но никогда не смогу забыть то заклинание, когда вы направили луч света в землю. Мы гордимся тем, что множество людей были спасены с твоей помощью.

Майкл и Анна с восхищением смотрели на дочь, и той казалось, что она готова взлететь от радости. Для неё всегда было важно знать, что родители гордятся ею, а теперь, когда мать и отец лучше понимали Волшебный мир, они смогли до конца осознать и оценить её вклад в общее дело.

- А где вы поселитесь в Лондоне? Определились, чем станете заниматься в будущем?

- Мы решили, что будем работать в госпитале Св. Мунго. Как я поняла, они поместили у себя довольно много магглов с серьёзными ранами или болезнями, для лечения которых потребуется помощь тех, кто разбирается в маггловской медицине. Главный колдомедик сказал, что при госпитале создано небольшое общежитие для волонтёров. И между Мунго и Хогвартсом установлена каминная связь, так? Правда, поскольку мы ещё не привыкли к подобным перемещениям, большую часть времени будем проводить там.

- А ещё мы слышали, что в Хогвартсе организуют вечерние курсы для сквибов, плохо знакомых с Волшебным миром, и хотели бы их посещать. Скажешь нам, когда начнутся занятия, ладно? Мы могли бы ужинать с тобой, а затем учиться, - предложил Майкл. Гермиона улыбнулась и кивнула в знак согласия.

Анна, с таинственным видом, придвинулась к дочери, словно намереваясь немного посплетничать.

- Скажи-ка, а как поживает твой друг, Гарри? Поговаривают, что он стал Королём. Как он держится?

Услышав вопрос, Гермиона улыбнулась; мама не могла оставить без внимания ни один слух, но не хотела, чтобы люди знали об этой её слабости.

- С ним всё будет отлично, мам. Всё, что ему нужно, - это поддержка семьи и друзей. Мы все стараемся помогать ему в решении проблем, которые взваливает на него остальной мир, и, думаю, он очень ценит нашу заботу.

- Говорят, что это ты обучила Гарри тем заклинаниям, которые не получаются больше ни у кого, - вступил в общий разговор Майкл, склоняясь поближе к жене и дочери.

- Представляете, это именно тот случай, когда пригодилось моё маггловское воспитание. В древней книге мы нашли заклинания, в которых я смогла разобраться, и разучила их с Гарри и Роном, но получились они только у Гарри. Одна из этих формул упоминалась в очень известной сказке волшебников. Считалось, что найденные заклинания может использовать только Король, но, поскольку я не знала этого, мы, все втроём, пытались выполнить их. Вот так и выяснилось, что сказка была правдой. Гарри оказался именно тем, единственным на свете человеком, который мог заставить эти заклинания работать. Ну, а потом, мы с профессорами изучали древние рукописи, которые он переводил для нас, чтобы найти заклинания, подобные королевским.

- Должен сказать, я был немного шокирован, узнав, что Поттер женат, да ещё и на профессоре Снейпе, - заметил Майкл.

- Не ты один. Вообще это долгая история. Дело в том, что Гарри пришлось поспешно вступить в брак, чтобы спастись от опеки нашего министра Магии, решившего забрать его из Хогвартса. У профессора Дамблдора есть древний артефакт - Камень наречённых, умеющий, якобы, подбирать партнёров для брака, определяя родственные души. Когда директор произнёс имя Гарри, Камень показал профессора Снейпа. Все были в ужасе, радовался, казалось, один профессор Дамблдор. И, как бы странно это не прозвучало, думаю, хорошо, что эти двое оказались вместе. Надеюсь, постепенно им удастся осознать свои искренние чувства друг к другу – кажется, они уже влюблены. Гарри всегда, больше всего на свете, мечтал о семье. Похоже, он обрёл её в лице Северуса, и даже Сириус с Ремусом стали её частью. Это просто замечательно.

- Кстати, о Ремусе – правда ли, что он теперь член вашего правительства? – поинтересовался Майкл.

Гермиона засмеялась, услышав это.

- Всё правильно. Министерство полностью вышло из-под контроля на прошлой неделе, там творилось что-то невообразимое, в результате чего многие члены Визенгамота были смещены с должности, в соответствии со вступившими в силу древними законами. Один из старейших оборотней потребовал место в Визенгамоте, и, так как он был невероятно впечатлён новостью об исцелении Ремуса, то объявил его своим наследником и передал ему пост и голоса. Я писала вам, что его удалось излечить от ликантропии. Профессор Снейп, по рецепту Слизерина, переведённому Гарри, сумел сварить ликантропное зелье, и оно подействовало. Вы видели, как профессор МакГонагал превращается в кошку? Так вот теперь, представляете, Ремус может, по желанию, становиться гигантским волком!

Майкл и Анна переглянулись. Этот мир оказался ещё более странным, чем они думали, а их дочь воспринимала всё совершенно спокойно.

Как и любую мать, Анну тревожил ещё один вопрос.

- А твой друг, Рон. Как у него дела?

К сожалению, нельзя было затронуть эту больную тему, без того, чтобы не нарушить задушевность их беседы, и, действительно, Гермиона ответила немного резко.

- Рональду пора повзрослеть. Он – прекрасный человек, и, я надеюсь, у нас есть будущее, но иногда он такой болван. Недавно у нас были небольшие проблемы, но, в общем-то, ничего особенного.

- Ты знаешь, он, всё-таки, очень хороший парень, и у него прекрасная, любящая семья, а это тоже немаловажно. Дай ему время, Гермиона. Он научится понимать тебя, и у вас всё наладится.

После этих слов на душе у девушки стало гораздо легче.

***
Приближалось время обеда, когда на пороге комнат Северуса и Гарри появились Ремус и Сириус. Зельевар, со страдальческим видом, сделал шаг в сторону, пропуская их. Гарри сидел на диване, положив на колени один из переводимых свитков, а Северус, до прихода гостей, читал в кресле. Вошедшая парочка кивком поприветствовала Снейпа.

- Чем занимаешься, Гарри? – спросил Ремус, присаживаясь на диван, рядом с ним.

- Совершенствую навыки переводчика, - ответ вызвал лёгкую улыбку Северуса, который так и остался у двери, не торопясь вернуться на прежнее место, словно чувствовал себя лишним. – Я пытаюсь закончить перевод рукописи, переданной нам лордом Авентином, это труд Сильвиуса Вентуса, посвященный вампирам. Раньше, когда я работал с книгами из библиотеки мистера Малфоя, мы обещали не выносить их из моего кабинета, и, чтобы поскорее вернуть их, приходилось торопиться, ведь сидеть там безвылазно не хотелось. Хорошо, что хоть с этими документами я могу работать дома.

Сириус, снедаемый любопытством, не удержался и спросил:

- А что в этих свитках?

- Невероятно сложные рецепты зелий, что неудивительно, поскольку они изобретены магистром. Без помощи Северуса было бы не обойтись. Иногда слова, переведённые вне контекста, теряют всякий смысл, поэтому приходится обсуждать каждый термин, чтобы уловить суть и безошибочно передать её на английском. Так, нам удалось выяснить, что автор считал появление вампиров результатом проклятия, а не принятия неправильно сваренного зелья. Эта точка зрения прямо противоположна мнению Слизерина, высказанному им в работе об оборотнях. У Вентуса есть несколько теорий о методах лечения зельями, нейтрализующими укус вампира, именно это мы сейчас и переводим. Это, скажем так, теоретический этап, а затем, когда переводы будут готовы, Северус протестирует полученные рецепты или передаст их Гильдии зельеваров, если сам будет слишком занят.

Северус слушал их разговор, со скучающим видом, хотя, на самом деле, гадал, чем вызван визит шавки и волка, и особенно странным ему казался нетипичный для Сириуса интерес к чему-то столь скучному, как эти исследования зелий вековой давности.

Словно ощутив любопытство Снейпа, Ремус объяснил, почему они вдруг пожаловали в гости, в это воскресное утро.

- Мадам Боунс прислала сову, с уведомлением о возобновлении работы Визенгамота, и попросила, чтобы все участники собрались там в воскресенье, в середине дня. Мы с Сириусом обсуждали разные варианты, например, мы могли бы остаться в Хогвартсе, а я перемещался бы в Министерство, по каминной сети, каждый день, но он сам хочет участвовать в некоторых правительственных проектах. Поэтому мы решили, что снова откроем дом на площади Гриммо и поживём там какое-то время.

Заметив, что Гарри огорчён, Сириус добавил:

- Этот дом нуждается в небольшой уборке, но будет гораздо лучше для всех, когда мы переедем. А чтобы видеться с тобой по выходным в замке, мы сможем пользоваться каминной сетью и порт-ключами.

Хотя сам он был бы только рад избавиться от надоевшей парочки, заметив подавленное настроение мужа, Северус ощутил вспышку ревности, поняв, какое важное место занимают эти двое в жизни Гарри. Зельевар сомневался, что его уход мог бы вызвать у юноши такую же печаль, отчего неуверенность и страх потерять его вспыхнули с новой силой. Снейп не сказал ни слова, чтобы не выдать свою радость из-за отъезда Блэка и Люпина. Решив дать Гарри возможность попрощаться с друзьями наедине, он извинился:

- Я оставлю вас ненадолго, мне нужно присмотреть за варящимся зельем.

Как только Северус ушёл, Сириус воскликнул:

- Гарри, не расстраивайся ты так! Мы сможем часто навещать тебя, хотя бы ради того, чтобы поддразнить твоего мужа, - на что крестник слабо улыбнулся.

Ремус добавил:

- А ещё я попросил мадам Боунс, чтобы изменили правила управления каминной сетью в министерских кабинетах. Она позволила мне настроить конфиденциальный канал между камином в моём кабинете и камином директора, на случай, если тебе, Альбусу или Северусу понадобится прибыть по делам в Министерство. Тогда вы сможете переместиться прямо ко мне, чтобы не идти по общему коридору.

Услышав это, Гарри немного приободрился. Хоть ему больше не нужно было так часто появляться в Министерстве, как раньше, суета, непременно сопровождавшая его прошлые визиты, ужасно нервировала. И возможность обходиться без лишнего шума и беспокойства была бы очень кстати.

- Я хотел бы, чтобы Северус использовал этот канал всякий раз, отправляясь в Министерство, после того, что случилось во вторник, когда ему пришлось драться на дуэли, ведь без вашей помощи он бы не справился. Меня начинает трясти всякий раз, когда я думаю, что могло произойти, не окажись вы рядом.

Насколько сильно был травмирован Гарри зрелищем тех поединков, Сириус и Ремус могли судить по впечатляющему взрыву беспалочковой магии, которым он отшвырнул нападавших. И сейчас его глаза наполнились болью, а руки нервно терзали край мантии.

- Кстати, мы слышали, что Северус обучал тебя дуэльному искусству? – сказал Сириус, пытаясь отвлечь крестника от мрачных мыслей.

Гарри, действительно, немного повеселел.

- Да, он дал мне несколько уроков с мечом в Выручай-комнате. Я и не надеялся достичь каких-то особых успехов, и вряд ли решусь на настоящий поединок. Это было, скорее, способом физической и психологической разрядки. Однако я, по-настоящему, наслаждался этими занятиями.

Ремус ладонью прикрыл ухмылку. В своё время он присутствовал на нескольких занятиях по фехтованию, как наблюдатель, не как участник, и понимал, что могло так привлечь в этом подростка. Процесс обучения бою на мечах подразумевает очень близкий физический контакт. Сириус, чтобы достичь уровня опытного фехтовальщика, обучался дуэлям с раннего детства, и, вероятно, никогда не ощущал в прикосновениях тренера двусмысленного подтекста, который мог возникнуть при взаимодействии одного взрослого человека с другим. «Было бы страшно находиться рядом с ним в тот момент, когда он осознал бы это», - подумал Ремус.

- Ну, и какие же проекты тебя заинтересовали, Сириус? Надеюсь, ничего, связанного с регистрацией анимагов?

Блэк хихикнул, услышав это напоминание, и чуть не покраснел, вспомнив, что за этим последовало, хотя Гарри, естественно, не мог знать про полученное крёстным наказание за безрассудную выходку с Волдемортом.

- Пока точно не знаю. Вряд ли я присоединюсь к поисково-спасательным операциям или охранной деятельности, как бы они теперь это ни называли. Поговорю с аврорами насчёт места в отделе планирования. В общем, найду, чем заняться.

Ещё какое-то время они просто болтали, договариваясь, когда снова увидятся, и, когда Ремус и Сириус, наконец, отправились в Лондон, полдень уже давно миновал. Гарри пошёл к супругу, который до сих пор не вернулся из лаборатории.

- Северус, спасибо, что был так сдержан с Сириусом и Ремусом. Я ценю, что ты дал мне возможность спокойно поговорить с ними и попрощаться.

Гаррино «спасибо» прервалось громким голодным урчанием, вызвав фырканье Северуса.

- Думаю, самое время для перерыва. И мы пропустили обед. Я вызову домового эльфа и попрошу принести бутерброды.

Гарри, подняв руки над головой, слегка потянулся, словно разминая мышцы, затёкшие после долгого сидения.

- Наверное, стоит немного перекусить и пройтись. А давай, вместо того, чтобы просить принести еду сюда, сами сходим на кухню.

Казалось, Северус был сбит с толку этим предложением, и Гарри взглянул на него немного удивлённо.

- Ты что никогда не был на хогвартской кухне? Она потрясающая, там можно попросить всё, что захочешь, в любое время суток.

- Я живу и работаю в этом замке уже много лет, но никогда не думал, что кто-то, кроме домовых эльфов, может попасть на кухню. Как, во имя Мерлина, ты вообще об этом узнал? – спросил Северус.

- Я и не предполагал, что это большой секрет. Рон услышал, скорее всего, от близнецов, которым, в свою очередь, рассказали об этом старшие братья. Он показал мне, как попасть туда, и я решил, что другие тоже знают. Я встречал там кое-кого с других факультетов. Пошли, это интересно.

Больше Северуса не нужно было уговаривать. Он немного проголодался, хотя, к счастью, его живот ещё не урчал от голода. Гарри повёл его по коридорам подземелий, свернув в сторону гостиной Хаффлпафа, и всю дорогу болтал о планах Сириуса и Ремуса. Северус был немного удивлён, когда они вдруг остановились перед одним из самых невзрачных произведений искусства, украшавших стены Хогвартса, - совершенно бездарным натюрмортом, изображавшим блюдо с фруктами, и ещё больше удивился, когда юноша протянул руку и пощекотал нарисованную грушу, а затем, ошеломлённый зельевар увидел внезапно появившуюся дверь. Он шагнул за Поттером в открывшийся проём и, спустившись по небольшой лестнице, оказался в огромной, шумной кухне.

Домовые эльфы тут же запрыгали вокруг, радуясь, что к ним снова заглянул Гарри. Северус был не слишком удивлён, видя, что малыши буквально боготворят мальчишку. Но он совершенно не ожидал, что и его самого встретят с невероятным волнением – казалось, они восторженно трепетали от одного его присутствия на кухне.

- Проходите, Мастер Гарри Поттер, садитесь, пожалуйста! И супруг Мастера Гарри Поттера, пожалуйста, присаживайтесь здесь! – пищал эльф, (или эльфийка, Северус никогда не мог сказать точно) приглашая их к столу, занимавшему целый угол. Стол был точно таких же размеров, как и наверху, в Большом зале, слишком огромный для крошечных домовиков, а значит, волшебники и ведьмы довольно часто заглядывают сюда. Но вот что озадачивало Северуса – он проработал профессором в Хогвартсе почти пятнадцать лет, и каждый домовой эльф, которого он вызывал, обращался к нему «профессор Снейп» или «Мастер зелий Снейп», а тут, неожиданно, они забыли его имя? И величают лишь супругом Гарри?

Молодой гриффиндорец, услышав слова эльфов, напрягся, ожидая гневной вспышки. И мысленно обрадовался, когда Северус никак не отреагировал, хотя был уверен, что тот всё заметил.

- Мы пропустили обед и хотели попросить у вас немного еды, - с надеждой сказал юный волшебник, едва они сели за стол. Ни он, ни Снейп не ожидали увидеть гору снеди, которая тут же появилась перед ними. Большая жареная индейка, баранья нога, тушеные овощи, кувшин с холодным тыквенным соком, свежая выпечка и даже пудинг на десерт. Гарри тут же начал наполнять свою тарелку, и Северус последовал его примеру. Эльфы не сводили с них глаз, и юноша специально взял по чуть-чуть от каждого блюда, чтобы малыши не обиделись и не подумали, что их подношения не понравились. И снова Северус увидел мужа в новом свете. Он мог легко представить Уизли – любого из них – приходящих сюда и, со скоростью света, запихивающих себе в рот огромные куски, не замечая, как за ними с интересом наблюдают домовые эльфы. Но Гарри знал об их внимании, и помнил об их чувствах, и теперь пробовал всего понемногу − хотя Северус был уверен, что некоторые блюда ему не нравятся − только чтобы не оскорбить домовиков! Зельевар уже давно не считал гриффиндорца избалованным эгоистом, как раньше, но такую доброту он даже не надеялся когда-либо встретить в человеке, носящем фамилию «Поттер».

А Гарри был удивлён тем, как спокойно Северус переносит назойливое внимание домовых эльфов. Юноша заметил, что супруг даже взял немного брюссельской капусты, хотя, насколько он знал, зельевар терпеть не мог этот овощ, но сделал это, поняв, насколько важно для заботливых крох видеть, что их угощение принято. И он тепло улыбнулся Северусу.

Когда они, наконец, встали из-за стола, домовики опять взволнованно запищали, прося их приходить снова, и надеясь, что волшебникам понравились предложенные блюда. Гарри внутренне обрадовался, что суета и внимание были направлены, в равной мере, и на Северуса, хоть эльфы упорно продолжали называть его «Супруг Мастера Гарри Поттера».

***



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 16.07.2011, 18:22 | Сообщение # 68
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
К невероятному смущению Рона, находящаяся на достаточно большом сроке беременности, Молли была в небольшой группе, прибывшей в воскресенье погостить в замке. Он, правда, очень любил родителей, но, честное слово, в их годы – беременность! Бедняга даже думать не мог об этом, не покраснев от смущения.

Вместе с Чарли, Драко и Джинни он отправился к месту, куда прибыли, с помощью порт-ключа, Артур и Молли. Женщина была счастлива увидеть их, и больше всего суетилась над Драко, словно он был одним из её детей, заставив слизеринца смутиться, наравне с Роном. Раньше Малфой никогда не стоял так близко к беременной женщине и был готов провалиться под землю в тот момент, когда она крепко обняла его, прижав к своему животу. Чарли, и раньше видевший маму беременной, посчитал реакцию Рона и Драко очень забавной. Затем парни вернулись в общие комнаты, а Джинни отправилась с родителями в Больничное крыло, где для её матери было уже всё устроено. Сама Молли предпочла бы остаться в Норе, где ей было привычно и удобно, но Артур не хотел оставлять её дома одну, на таком сроке, тем более, когда вокруг было так неспокойно. Поппи поддержала его идею и была рада помочь.

Медиведьма встретила миссис Уизли у входа в Больничное крыло, сердечно обняв её.

- Молли, ты замечательно выглядишь – просто пышешь здоровьем! Я проверила записи наблюдавшего тебя колдомедика, твоя беременность протекает прекрасно. И, судя по твоим предыдущим родам, нам, возможно, не придётся ждать полные девять месяцев, поэтому мы будем внимательно за тобой наблюдать, - она провела новую пациентку и её близких в отдельную палату, в дальнем конце зала. – Вот твоя комната, если захочешь, мы вызовем домовых эльфов, и они сделают её более уютной. Но, я вижу, у тебя и так более чем достаточно помощников, устраивайся, я зайду позже.

В отличие от своего брата, Джинни была счастлива, что мама останется в Хогвартсе.

- Мам, я так волновалась о тебе, обо всех в Норе. Наши девчонки безумно рады, что в Хогвартсе родится ребёнок, поэтому здесь у тебя всегда будет компания и внимание.

Молли казалась очень довольной услышанным. Многие женщины в её положении, возможно, предпочли бы спокойную, тихую обстановку, но ей, привыкшей за эти годы к шуму и детскому крику, наоборот, было очень нелегко привыкать к тишине и спокойствию, воцарившимся в родном доме. Основной причиной её переезда в школу было обилие детей вокруг.

- А Гермиона рассказала нам об одном маггловском обычае – «baby shower»* – по-моему, звучит отлично и, думаю, будет очень весело, - но, увидев встревоженный взгляд отца, поспешила продолжить, - нет, настоящего душа не будет, как и воды вообще. Так называется вечеринка, где люди собираются, чтобы пожелать будущей маме много замечательного и подарить подарки для ребёнка. Получится прекрасно, я уверена. А сейчас, давайте я помогу вам распаковать вещи.

Молли медленно поднялась с наколдованного кресла, а в это время Джинни и Артур вернули чемоданам обычные размеры и начали перекладывать вещи в небольшой комод и шкаф.

***

Тем вечером на ужине было необычайно шумно, ведь на следующий день снова начинались занятия. Многие семьи отправились домой, даже множество сквибов уехали, чтобы участвовать в восстановительных работах, и у студентов появилось море тем для разговоров. Гарри пришёл одновременно со своими однокурсниками-гриффиндорцами, поэтому избежал всегда смущающего его внимания, которое он неизменно привлекал, если приходил позже всех.

Ребята заняли привычные места, в ожидании еды, и Гермиона рассказала, что её родители отправились работать в госпиталь Св. Мунго, а Джинни поделилась новостью, что её маму устроили в Больничном крыле. Гарри знал, что если сейчас взглянет на Рона, то увидит пылающее лицо лучшего друга. Так и оказалось. Рыжик был так предсказуем!

- Сегодня утром приходили попрощаться Сириус и Ремус. Они переезжают на площадь Гриммо, ведь теперь Ремус служит в Министерстве, и Сириус тоже хочет заняться там какими-то делами. Они решили, что им будет удобнее жить в городе, но обещали бывать в замке по выходным.

Гермиона сочувствующе погладила Гарри по руке, понимая, насколько расстроил его отъезд крёстного отца и Ремуса. Однако, приглядевшись внимательнее, увидела, что тот не настолько огорчён, как она ожидала.

- Вы никогда не угадаете, кто, до сегодняшнего дня, никогда не бывал на хогвартской кухне, - вдруг заявил Поттер.

- А я-то думал, чего это тебя не было на обеде, - рассмеялся Рон. – Не могу представить, что это были Сириус или Ремус. Уверен, не прошло недели после их прибытия в Хогвартс, как Мародёры уже отыскали её, правда, если у них не было старших братьев, которые рассказали бы им раньше.

Близнецы поделились этим секретом с Роном за несколько дней до его поступления на первый курс, и рыжик предположил, что им, в своё время, рассказал Чарли. Все вокруг знали о месторасположении кухни.

Так и не услышав ни одного варианта, кто мог бы быть этим человеком, Гарри, наконец, сам ответил на свой вопрос.

- Северус никогда не был там! Когда Сириус и Ремус ушли, мы поняли, что пропустили обед, и я предложил сходить на кухню. Не могу поверить, что кто-то, проживший в замке так долго, как он, ни разу не побывал у эльфов.

- Конечно, он ведь, как профессор, просто вызывает домовика, чтобы тот принёс ему поесть, если проголодается, а, допустим, время обеда или ужина ещё не наступило, - заметил Симус. – Кто-нибудь, хоть раз, видел там слизеринцев? Однажды я встретил на кухне нескольких равенкловцев и даже одного или двух хаффлпафцев, но не помню, чтобы туда заходили слизеринцы. И как, он был впечатлён?

- На самом деле это выглядело довольно забавно. Домашние эльфы настойчиво называли его «Супруг Мастера Гарри Поттера», а не профессор Снейп. Я не исправлял их и не жаловался, но уверен, что он заметил это. Вы же знаете, как они, принося блюда, иногда уставятся на то, что ты ешь? Помните, смотрят, всё ли ты попробовал или что-то пропустил? – вообще-то, все, кто когда-либо приходил на кухню, не особо обращали внимания на эльфов, но сейчас признаваться в этом никому не хотелось. – Вот, и когда я заметил, что они наблюдают и огорчаются, если мы что-то не съели, я решил, что положу всего понемногу, чтобы никого из них не обидеть, - Гермиона просияла, услышав это. – Северус понял меня без слов и сделал то же самое. Я точно знаю, что он не любит брюссельскую капусту, но он всё же съел несколько кусочков, поскольку эльфы подали нам и её.

- Супруг Мастера Гарри Поттера? – хохотнул Рон. – Это, должно быть, задело его за живое!

- Если и так, он не подал вида. Домовые эльфы, порой, ведут себя очень странно, правда?

***

Воскресный вечер Гарри провёл просто замечательно. После ужина он немного поболтал с друзьями, а затем отправился домой, чтобы, вместе с Северусом, продолжить работу над переводом. Он поразился терпению мужа во время обсуждения теорий, изложенных в записях Вентуса. Это был весьма сложный материал, уровня настоящего Мастера зелий, далеко выходящий за пределы знаний Гарри, и, всё же, они довольно быстро продвигались вперёд, в итоге получая весьма неплохой перевод.

Растянувшись на диване, и водрузив на живот свитки с записями, Гарри начал читать, а Северус расположился в своём любимом кресле, около огня. Юноша заметил, что зельевар положил ноги на кофейный столик, и мысленно улыбнулся. Большую часть дня суровый профессор старался выглядеть строго и собрано, и, даже сидя в кресле, обычно держал ноги на полу, а спину прямо. И Гарри было очень приятно увидеть его сейчас таким расслабленным и домашним.

Их тихий вечер был прерван внезапным появлением в огне камина Дамблдора, спрашивающего, можно ли ему зайти. Северус немедленно сел прямо и ответил:

- Конечно, директор.

Мгновение спустя вспыхнуло зелёное пламя, и в комнату шагнул Альбус.

- О, я вижу, вы переводите труд о вампирах. Превосходно! Как продвигается ваша работа?

- Есть успехи. Текст изобилует специальными терминами, требующими серьезной интерпретации и анализа для адекватного перевода, но пока мы справляемся.

Альбус тепло улыбнулся.

- Отлично, мальчики мои. Я всегда подозревал, что есть способ, как-то помочь поражённым вампиризмом, нечто, что исцелит их, или, по крайней мере, позволит спокойно уживаться с остальной частью Волшебного мира, чтобы болезнь не становилась для них позорным клеймом. Ведь отношение к ним сейчас даже хуже, чем к оборотням. Ну, а как ваши дела? – поинтересовался старик. - Я не видел вас сегодня на обеде.

- Сириус и Ремус приходили, чтобы рассказать о своём переезде на площадь Гриммо и попрощаться, - ответил Гарри, - поэтому мы опоздали на обед. А потом спустились на кухню и перекусили там.

- Тогда понятно, почему ты так мало ел на ужине, Северус. Я заметил, что ты едва притронулся к еде.

Теперь Снейп забеспокоился, и Гарри почувствовал то же самое. Зачем, во имя Мерлина, Альбус спустился к ним? Обсудить любимые блюда? Дамблдор заметил, как эти двое переглянулись.

- Я услышал, как домовые эльфы обсуждали визит Мастера Гарри Поттера и Супруга Мастера Гарри Поттера на кухню, сегодня днём, и мне стало очень любопытно, как это произошло. Я просто хотел убедиться, что у вас всё в порядке.

Теперь Гарри задался вопросом, может, волшебникам вообще нельзя появляться на кухне – вдруг это запрещено?

- Мы узнали, как туда попасть, от братьев Рона, и иногда ходили туда, если пропускали обеды или ужины, или просто были голодны. Туда приходят не только гриффиндорцы, мы встречали студентов и других факультетов. А это проблема?

- О, Мерлин, конечно же, нет никаких проблем в том, что студенты заглядывают на кухню за добавкой, хотя, если бы мы заметили факт переедания, нам бы пришлось вмешаться. Я был удивлён, услышав, что Северуса назвали «Супруг Мастера Гарри Поттера», и решил проверить, всё ли в порядке.

- Всё прекрасно, сэр. Я тоже заметил эту странность в их разговоре. Но мы не спрашивали их об этом. Они часто изобретают загадочные формулировки, и я решил, что это очередной случай. Почему вас это встревожило?

Альбус окинул Гарри странным взглядом. Директор знал, что юноша был одним из немногих магов, обращающих внимание на домовых эльфов. Он помнил имена малышей и часто останавливался, чтобы поговорить с ними. И вообще, обращался к ним с той же учтивостью, что и к остальным магам и ведьмам, что было очень необычно. Чего Альбус не знал, так это понимал ли Гарри, насколько уникальной магией владели домовики, и как полезно выкраивать иногда время, чтобы поговорить с ними. Им зачастую открыто то, что другие волшебные существа, даже сами волшебники, не могут увидеть.

- Они очень чувствительны к тому, что не способна уловить большая часть остального Волшебного мира. Эльфы чрезвычайно внимательны к нюансам, благодаря чему обладают способностью видеть целостную картину, складывающуюся из мелочей. Помнишь, они называли Волдеморта «Тот-Кто-Будет-Идти-Один» задолго до того, как он бросил заклинание сна и, с учётом недавних событий, разве это не удивительный пример предчувствия? Называя Северуса твоим супругом, они свидетельствуют о том, что ваша связь окрепла, во всяком случае, им удалось уловить разницу.

Гарри абсолютно спокойно выслушал Дамблдора, но Северус задумался о чём-то. У него явно возникла какая-то идея, но пока он был не готов озвучить её. Ну, а с точки зрения Альбуса, что бы ни произошло между этими двумя, оно лишь укрепило их связь, но не представляло никаких поводов для беспокойства, и не создавало никаких проблем его дорогим мальчикам.

Поэтому Дамблдор пожелал им, по обыкновению, «сладких снов» (к неизменному раздражению Снейпа) и ушёл. Зельевар снова сел в своё кресло, около дивана, а Гарри отложил свиток, который переводил, в сторону.

- Северус, похоже, ты не меньше меня удивлён тем, что директор следит за нашей связью. Как думаешь, что происходит?

- Я не знаю. Об этом нужно подумать, и, возможно, даже обсудить с Альбусом. Когда я проснулся в субботу утром, то почувствовал себя несколько необычно, словно моя магия как-то изменилась. Тогда я не придал этому особого значения и просто забыл. Но теперь, услышав слова Альбуса о том, что наша связь усилилась, я задаюсь вопросом, что означало то изменение, - и с очень хитрой ухмылкой добавил, - интересно, имело ли ко всему этому отношение то, чем мы занимались с тобой в пятницу ночью.

Гарри выглядел испуганным и смущённым.

- Нет, Северус, остальные же не могут знать об этом! Это личное!

- Конечно, глупыш, они не знают подробностей, но, похоже, мы, действительно, усилили этим нашу связь. Хотя тебе всё равно не о чем беспокоиться, если ты не стремишься к настоящим, зрелым отношениям.

Гарри понял, что это намёк на тот необдуманный разговор об аннулировании, беседу, о которой он, с первой минуты, сильно пожалел. По правде говоря, сейчас он наслаждался обществом Северуса и считал его необычайно привлекательным. И, ни в коем случае, не собирался разрушать их брак в день своего семнадцатилетия. В жизни он мог встретить, а мог и не встретить большую любовь, но всё больше склонялся к мысли, что его судьбой станет один суровый зельевар. Он начал верить, что Камень наречённых, на самом деле, был прав, показывая, что они являются половинками одной души. И очень беспокоился, что Северус, не понимая, каким замечательным супругом был всё это время, продолжает страдать от мысли, что Гарри захочет избавиться от него. Юноша не мог придумать лучшего способа заглушить боль и сомнения мужа, как только опровергнуть его предположение, что он не хочет продолжения их отношений. Гарри поднялся с дивана и прильнул к Северусу. Удивление вспыхнуло в чёрных глазах, и зельевар, нежно прижав его к себе, охотно принял глубокий, полный страсти поцелуй своего супруга, поцелуй, от которого у него перехватило дыхание.

*Наш комментарий:

Рождение ребенка - знаменательное событие во всех странах и культурах. Все с радостью ожидают и готовятся к нему, а вот традиции празднования этого счастливого дня в разных странах разные.
Например, нам совершенно чуждо такое американское понятие как baby shower. В русском или украинском языке даже нет эквивалента этому словосочетанию. Это традиция устраивать вечеринку за три-четыре недели до рождения ребенка и поздравлять будущих родителей. А «shower», в данном случае, означает, обилие подарков для родителей и новорожденного, своеобразный душ или, ближе к нашему образному мышлению, дождь из подарков.
Изначально такие празднования проводились только в честь первенцев, и присутствовать на них разрешалось только женщинам. Устраивались такие вечера, чтобы женщины могли поделиться с будущей матерью всеми премудростями материнства. Со временем, также стали праздновать и рождение последующих детей, в том числе и приемных. Только называется эта традиция уже не baby shower, а diaper shower (diaper - пеленка или подгузник), и празднуется несколько скромнее. Также в наше время на baby shower мужчинам присутствовать не запрещено.
Устраивают такие вечеринки, обычно, близкие друзья будущих родителей, в виде сюрприза для матери. Строгих правил относительно количества гостей или места проведения вечеринки не существует. Важная часть праздника - декорации. Помещение всегда ярко и весело украшают.
Baby shower - это не сугубо американская традиция. Многие европейские и азиатские страны давно переняли ее. Например, в Индии тоже есть подобное празднество, имеющее разные названия, в зависимости от части страны: на юге это - seemantam, на севере - godbharaai, а в восточной Индии - saadh. Однако в Индии на таких приемах, до сих пор, присутствуют только женщины.
В Китае baby shower проводится только спустя месяц после рождения ребенка, поскольку в древности была высокая смертность новорожденных, и считалось, что праздновать можно, только когда младенец прожил месяц. В этот день красят яйца (деликатес в Древнем Китае) в красный цвет как символ удачи, ребенка бреют наголо и вручают подарки родителям.
Есть еще несколько видов праздников “засыпания подарками.“ Например, на Grandma‘s shower бабушкам и дедушкам приносят детские вещи для хранения, такие как разборные детские кроватки. Также проводится bridal shower, во время которого поздравляют и дарят подарки невесте, которая готовится выйти замуж.

http://fridge.com.ua/2011/04/chto-takoe … zhdennyih/



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 16.07.2011, 18:23 | Сообщение # 69
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод Queen of destruction

Глава 13 (90). И снова юридические маневры.

Пока весь Волшебный мир был озабочен введением магглов в магическую кому, поддерживая в них, таким образом, жизнь, и сведением меток у Пожирателей, с целью ослабить Волдеморта и не дать ему вновь наложить проклятие сна, Министерство решало свои насущные проблемы.

Политики, лишившиеся своих мест в Визенгамоте, покинули министерские кабинеты, а их рабочая документация была опечатана и сдана на хранение в архив. Уже после беглого осмотра изъятых материалов, авроры могли предположить, что Корнелиус Фадж - не единственный, кому будут предъявлены обвинения по окончании следствия. А приведённые в порядок кабинеты готовились к приёму новых хозяев.

Сотрудники всех отделов Министерства подготовили свитки с наиболее актуальными, на текущий момент, вопросами, для рассмотрения их Визенгамотом в ближайшие месяцы. Отдел Магического законодательства трудился непрерывно, пересматривая все законы, принятые под руководством Фаджа, как в рамках подготовки к суду за государственную измену, так и для облегчения работы нынешнего временного правительства и членов Визенгамота, дабы можно было отменить акты, противоречащие благу Магической Великобритании.

В воскресенье днём, когда Визенгамот впервые собрался в новом составе, министр Боунс лично встретила всех, чтобы показать новые кабинеты, познакомить с работниками Министерства, с которыми им предстояло тесно сотрудничать, раздать свитки со списком наиболее важных, на данный момент, проблем и подготовить к вступлению в новую должность, предупредив о первом общем заседании, назначенном на утро понедельника. После краткого приветствия, новые члены Визенгамота - леди Брэнд и Валериан Вентус - разместились в отведённых им апартаментах, знакомясь со своими новыми сотрудниками.

Ремус Люпин обратился к министру с просьбой, от лица Верховного мага Альбуса Дамблдора, с которым беседовал накануне утром, в особняке на площади Гриммо. Альбус не пользовался рабочей комнатой в Министерстве, поэтому попросил наладить каминную связь между кабинетом Ремуса и Хогвартсом. Директор просил сделать это для удобства Гарри Поттера и Северуса Снейпа, а не для себя лично. Министр сочла такие изменения приемлемыми для стандартного министерского протокола и дала разрешение.

А Люциус Малфой — как всегда, отличился. Ему принадлежало десять мест в Совете, на основании чего он пожелал выбрать свой кабинет самостоятельно. Сделать это было довольно проблематично, так как свободные помещения в Министерстве практически отсутствовали. Определившись с кабинетом, Малфой начал возмущаться его расположением, площадью, цветом стен, состоянием ковра, — ему вообще ничего не нравилось. И как только министр Боунс объявила, что для него ничего переделываться не будет, Люциус вызвал своего домашнего эльфа Германа, велев благоустроить выделенные апартаменты. Домовик в совершенстве освоил тонкости стиля, любимого хозяином. Кто-то назвал бы его вкусы тягой к хвастовству, но Малфой просто стремился к тому, чтобы интерьер наилучшим образом демонстрировал и подчёркивал его богатство и положение в обществе. Спартанская обстановка, предоставленная Министерством, была окинута презрительным взглядом и тут же отвергнута. Герман, досконально вникнув во все пожелания хозяина и аккуратно измерив помещения, аппарировал обратно в поместье, чтобы отобрать самые роскошные предметы мебели и декора для украшения нового кабинета Люциуса. Ещё несколько эльфов были снабжены подробными инструкциями насчёт краски для стен и лака для пола. Следующим утром, когда кабинет будет сиять свежей краской, поражая воображение семейными реликвиями Малфоев, Герману останется лишь приятная обязанность – приобрести в элитных магазинах Диагон-аллеи несколько изысканных украшений, в качестве последних штрихов для придания завершённости интерьеру.

Министр Боунс была счастлива, что, в числе новых членов Визенгамота, Люциус обустраивался на новом месте последним, потому что, после общения с ним, ей был просто необходим бренди. Если Малфой посвятит работе в Министерстве, хотя бы половину той энергии, которую он потратил сегодня, — будет отлично.

Лишь полностью убедившись в том, что Герман выполнит его указания в точности, Люциус вернулся к себе - в потайное жилище, скрытое под руинами особняка. К сожалению, большая часть поместья всё ещё ремонтировалась, после его яростной вспышки, когда аристократ понял, что не может ответить на Зов; да ещё после визита Тёмного лорда на прошлой неделе. Ярость Люциуса и гнев Волдеморта — оттого, что предавшие его слуги успели сбежать через камин, прежде чем он смог поймать их — практически уничтожили родовое гнездо чистокровных волшебников. Восстановление шло полным ходом, но было грязно, и, что хуже всего, шумно.

Несколько столетий назад, глава семьи Малфоев решил, что в поместье необходимо создать небольшое подземное убежище, хорошо охраняемое и ограждённое сильными защитными чарами, где, в случае опасности, могли бы укрыться и переждать трудные времена его родные. О том, что прадед Люциуса использовал это укрытие во время войны с другим чистокровным родом, знал только узкий семейный круг, и, кроме эльфов, поддерживающих чистоту, там никого не бывало. По сравнению с покоями в поместье, было тесновато, но зато тихо и чисто. По крайней мере, здесь Люциус мог уединиться. Нарцисса, скорее всего, вернётся, только когда ремонт полностью закончится, и, даже тогда, Люциус подозревал, что жена потребует за своё возвращение какую-нибудь золотую побрякушку или драгоценный камень в подарок.

Новая должность обязывала поработать перед сном с документами, присланными совой от министра Боунс. В отличие от коллег, Люциус превосходно разбирался в тонкостях магического законодательства и регламента Министерства, поэтому сразу начал определять круг вопросов для обсуждения, аргументацию и стратегию будущих споров, мысленно готовясь к собранию Визенгамота, запланированному на завтрашнее утро.

********

Очередное заседание Визенгамота прошло менее драматично, чем в прошлый раз, когда его судьба, после смещения Фаджа и магических поединков, зависела от решения Гарри Поттера. Воцарился относительный покой и порядок, а на галерее устроились, в качестве наблюдателей, бывшие члены Совета и гости. Дождавшись, когда участники войдут в зал и займут свои места, мадам Боунс, исполняющая обязанности министра, взяла слово, чтобы огласить повестку дня.

Первым пунктом значилось обсуждение мер, которые следовало принять в отношении Закона о регистрации магов, самовольно утверждённого Фаджем. Мадам Боунс излагала суть проблемы, когда была прервана тихим, но очень настойчивым покашливанием, доносящимся с галереи. Поискав глазами источник звука, министр даже не удивилась, заметив назойливую Долорес Амбридж с неизменным розовым бантом в волосах. Амелия раздражённо вздохнула.

- Мисс Амбридж, вы что-то хотите добавить?

- Как главный заместитель министра Фаджа, я считаю своим долгом заверить, что этот закон должным образом рассматривался администрацией, – ответила ведьма тонким, девчоночьим голосом.

- Поскольку у него не было полномочий для утверждения данного законопроекта в качестве закона, а часть формулировок вообще не была обнародована, то я считаю необходимым обсудить это. Кто-либо ещё из членов Визенгамота желает высказаться в пользу действий бывшего министра Фаджа? – министр Боунс с нажимом произнесла слово «бывший» и осмотрела собравшихся поверх очков. Её вопрос был встречен молчанием.

- Хорошо, тогда я хотела бы высказаться за отмену этих действий и аннулировать данный закон. Изначальное требование – регистрацию магов маггловским правительством – предлагаю отклонить. Поскольку в этом нет никакой необходимости. Вторая часть закона – о принудительной вакцинации – является а...

В этот момент вновь раздался настойчивый кашель мисс Амбридж, которую Амелия смерила злобным взглядом. Та, будто не замечая нарастающего гнева временного министра, заговорила вновь:

- Как главный заместитель министра Фаджа, и член Визенгамота, незаконно лишённый места, я повторяю, что ваше собрание не имеет права отменять законы, принятые администрацией, а, наоборот, должно утверждать их.

- Мисс Амбридж, вы находитесь здесь, как частное лицо. В отношении мистера Фаджа возбуждено уголовное дело из-за того, как он решал государственные дела…

Остальная часть ответа мадам Боунс была заглушена громким, писклявым голоском:

- Нет, нет и нет! Он был законно избранным министром, и действия, повлекшие его смещение, являются противоправными! Эти люди не имеют полномочий для рассмотрения данных вопросов! Я требую, чтобы решения Корнелиуса были одобрены!

Мадам Боунс, и так с трудом выносившая присутствие Амбридж, после этой выходки потеряла остатки терпения.

- Авроры, выведите мисс Амбридж из зала заседаний.

Судя по энтузиазму, с которым те бросились исполнять приказ министра, за годы службы им тоже надоело выслушивать ядовитые реплики Долорес, так что на её протестующие выкрики по поводу изгнания из зала, никто не обращал внимания.

- Пожалуйста, проводите её за дверь и проконсультируйтесь с юристами. Если, своим поведением, она нарушила какие-либо законы, мы выдвинем обвинения. В любом случае, сделайте так, чтобы ей запретили присутствовать в этом зале.

Альбус Дамблдор почти сразу понял, что решение мадам Боунс могло стать проблемой. Дело в том, что любое открытое слушание в Визенгамоте всегда было доступно любому волшебнику, и выгонять кого-либо из зала, было не принято. Похоже, ситуация требовала его вмешательства.

- Простите, министр. Вероятно, не стоило бы запрещать частному лицу присутствовать на слушании Визенгамота и создавать прецедент, который может быть превратно истолкован в будущем? Могу я предложить вашему вниманию следующее решение? Так как рассматриваемые нами вопросы могут быть использованы в уголовном деле, мы должны закрыть слушание прямо сейчас. Только члены Визенгамота, участники - фактические или потенциальные - Международной конфедерации волшебников, и сотрудники, ассистирующие министру, могут присутствовать на закрытом слушании.

Мадам Боунс ответила с благодарной улыбкой:

- Профессор Дамблдор, это весьма своевременные замечания, благодарю вас. Я перевожу наше заседание в закрытый режим, в силу чего мисс Амбридж не сможет на нём присутствовать. А после того, как авроры проконсультируются с юристами, она имеет право находиться в любых отделах Министерства, открытых для частных лиц.

После ухода мисс Амбридж, шум поутих, и мадам Боунс оглядела галерею, чтобы выяснить, кто остался. Ещё несколько волшебников покинули зал вместе с Долорес, по той же причине, что и она, но в одном из кресел сидел человек, в котором министр признала члена Международной Конфедерации. А потом она заметила Сириуса Блэка.

- Мистер Блэк, позвольте спросить, почему вы здесь?

Сириус встал, бросив вызывающий взгляд на Люциуса Малфоя.

- Госпожа министр, я нахожусь здесь в качестве потенциального члена Международной конфедерации волшебников. Я пока не подал прошение относительно членства, но имею полное право состоять в ней, а потому остаюсь в зале.

После его слов Люциус изумлённо поднял брови. Насколько он знал, никто из чиновников не слышал Зова, а потому информацию о том, что происходило в Стоунхендже, приходилось собирать по крохам. Значит, Блэк был призван. Несмотря ни на что, даже на десять лет в Азкабане, он удостоился этой чести и занял подобающее место той ночью, пока Люциус, в смертельной ярости, крушил своё поместье. В этот момент ему больше всего хотелось швырять Непростительные направо и налево, без разбора.

Мадам Боунс была немного удивлена, услышав от Блэка о его потенциальном членстве в Конфедерации. Она знала его задолго до ареста и заключения в Азкабан и всегда считала безбашенным бунтарём, хотя, конечно, это не имело никакого отношения к магическому статусу. Она быстро взглянула на Альбуса, который должен был знать, правдиво ли заявление Сириуса, и, к своему удивлению, заметила в его взгляде гордость за молодого человека. Тогда, всё в порядке. Кивнув, она возобновила пересмотр Визенгамотом последних, принятых Фаджем, законов. В кратчайшие сроки, Верховный Совет волшебников отклонил обе части Закона о регистрации, Доктрину о сертификации волшебных палочек и Закон о неравных браках.

Затем на обсуждение был вынесен ряд вопросов от Уинтерленда, от имени которого выступала леди Брэнд. Её брат, хотя и присутствовал в зале, даже не пытался взять слово. В первую очередь, требовалось признать законность перехода северного государства под протекторат Гарри Поттера. При этом их представитель должен был остаться в составе Визенгамота, на основании того, что король Уинтерленда является гражданином Великобритании. Люциус задумался – ситуация казалась непростой, и, с учётом того, что на место леди Брэнд никто не претендовал, а требования, озвученные ею, исходили не от неё лично, а представляли интересы целой страны… Если бы спросили его мнение, то он порекомендовал бы держать место для себя, но этот докладчик, похоже, вполне отдавал себе отчёт в своих действиях. Шансов на создание опасного прецедента практически не было – протектораты не были распространены, и вряд ли Министерству стоит всерьёз опасаться их требований.

Мадам Боунс заговорила первой:

- Членом Визенгамота может стать только представитель британских территорий.

Люциус заметил, что, после её слов, Альбус слегка нахмурился. Лорд Малфой не владел информацией в полной мере, зная о ситуации не больше, чем было изложено в сопроводительных материалах к докладу леди Брэнд. И, в другое время, он, прежде чем прилюдно высказывать своё мнение, собрал бы максимум сведений в частных беседах с различными политиками. Но, тем не менее, в общем и целом, вопрос Уинтерленда был ему ясен. Позже, он постарается обсудить с леди Брэнд различные политические нюансы, а сейчас просто выскажется в защиту её ходатайства.

- Я не вижу никакой проблемы с этим запросом. Если Уинтерленд согласен перейти под протекцию короля, являющегося гражданином Великобритании, и просит принять своего представителя в состав Визенгамота, мы ничем не рискуем, давая своё согласие. Существует правовой механизм урегулирования отношений между британским Волшебным сообществом и протекторатом одного из граждан этого сообщества. Я хочу поддержать это предложение.

Вскоре после его заявления, запрос леди Брэнд был удовлетворён. Затем она попросила создать комиссию для пересмотра некоторых торговых договоров с Уинтерлендом, подтверждая предположение Люциуса, что иметь представителя этой страны в Визенгамоте крайне полезно. Кивок от Люциуса и Альбуса, и дело быстро разрешилось.

Её последней просьбой было официальное разрешение воинам Уинтерленда находиться на британской земле, чтобы защищать Гарри Поттера, при необходимости. Возмущение в зале вспыхнуло с новой силой, но теперь, чаще всего, было слышно слово «вторжение». Это, вероятно, был один из самых сильных аргументов против данного запроса, но тут заговорил Альбус:

- Госпожа министр, эту просьбу можно удовлетворить, поскольку мы приняли леди Брэнд в состав Визенгамота, как полномочного представителя Уинтерленда. Отныне эта страна считается территорией, восстановившей утраченные связи с метрополией. Вам хорошо известно, что воины Уинтерленда уже находятся на территории Хогвартса, в качестве желанных гостей. Они обеспечивают дополнительную безопасность обитателей замка. Я поддерживаю этот запрос. Это не вторжение, а ограниченный доступ во благо наших граждан.

После вмешательства и поддержки Дамблдора, недовольство утихло. В итоге, посовещавшись для порядка, Верховный Совет одобрил и эту просьбу.

Следующей темой, вынесенной на обсуждение, был нелёгкий вопрос, касавшийся прав вампиров и оборотней. И решался он с большим трудом. Ремус Люпин подал прошение о немедленной отмене законов, принятых 400 лет назад, о лишении тех, кто страдает вампиризмом и ликантропией, всех гражданских прав. Князь Авентин с интересом следил за его выступлением. Хотя его совета не спросили, он, тем не менее, тоже высказался бы в поддержку отмены старых законов. И, без особого удивления, услышал встречное предложение Люциуса. Разумеется, Ремус разбирался во всех тонкостях магического законодательства гораздо слабее Малфоя. И, тем не менее, князь Авентин по-прежнему верил, что Люциус будет на их стороне.

- Мадам министр, мистер Люпин и члены Визенгамота, могу ли я внести поправку к этому предложению? Отмена двух законов, о которых, только что, говорил мой коллега, не принесёт желаемых результатов. Они являлись неотъемлемой частью законодательства долгое время, и на их основе возникло множество других постановлений. Нам необходимо полное исследование юридической базы, касающейся вампиров и оборотней, так, чтобы ни один нюанс не был упущен. В этом случае мы сможем внести все необходимые поправки, чтобы восстановить данную группу в правах, которыми она обладала до принятия двух ключевых законов, названных сегодня. Чтобы сделать это квалифицированно и получить результат, требуемый моим коллегой, я полагаю, нам придётся изучить и провести отмену не менее ста законов, принятых за прошедшие века, и, вероятно, ещё несколько сотен актов будут нуждаться в правке, чтобы отразить эти изменения.

Я с удовольствием возглавлю соответствующую комиссию Министерства, и подключу князя Авентина и мистера Люпина к тщательному изучению этого вопроса и разработке нового законодательства. Так как эта работа потребует участия квалифицированных юристов, я готов оплатить их услуги.

На лице князя Авентина читалось безграничное удивление. Он понимал, почему Гарри Поттер дал шанс лорду Малфою, пригласив занять место в Визенгамоте, но сейчас тот превзошёл самого себя. Малфой был опытным политиком и лучше всех разбирался в тонкостях магического законодательства, учитывая, что все его финансовые махинации производились в строгом соответствии с законом.

Улыбка и мерцающий взгляд Альбуса Дамблдора, говорили о том, что старик очень доволен таким развитием событий. Сомневаясь в искренности выступления Люциуса, Ремус взглянул на Авентина и Дамблдора, излучающих спокойствие и уверенность. Похоже, оба одобряли происходящее, поэтому, отбросив последние сомнения, Люпин кивнул.

- Хочу поблагодарить мистера Малфоя за поддержку. Я уверен, что, с его помощью, нам удастся добиться наилучших результатов по данному вопросу. - Ему всё же не хватило сил, чтобы посмотреть в глаза Сириусу в этот момент. Он был уверен, что его партнёр сейчас сомневается в его вменяемости, и Ремус прекрасно его понимал.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 16.07.2011, 18:23 | Сообщение # 70
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Однако Люпин не вернулся на своё место, и, под вопросительным взглядом мадам Боунс, продолжил:

- Госпожа министр, хочу представить к рассмотрению ещё одну проблему. Я очень заинтересован, и лично, и как член данного собрания, в безопасности и благополучии Гарри Поттера и Северуса Снейпа, посещающих Министерство магии в частном порядке. Во время их последнего визита десятки волшебников выстроились в очередь, в одном из коридоров, чтобы бросить вызов мистеру Снейпу. Несмотря на то, что, в соответствии с дуэльным кодексом, мистер Снейп обязан достойно принять вызов и вступить в поединок, я считаю совершенно бесчестным то, что ему пришлось в одиночку сражаться с десятком человек. К счастью, мистер Блэк согласился стать его секундантом, а они оба - достаточно опытные дуэлянты, но я возмущён, что такое трусливое нападение было совершено в стенах Министерства.

И добавлю, что Гарри Поттер почувствовал то же самое. Он был в ярости, когда обнаружил своего мужа, находящегося в смертельной опасности, в окружении толпы противников, ожидающих своей очереди, чтобы бросить вызов. Мистер Поттер отреагировал удивительно мощным проявлением стихийной магии, которая вышвырнула нападавших из коридора, изувечив, в результате удара о стену, по меньшей мере, восьмерых из них, не говоря уже о разбитой мраморной облицовке. Но, гораздо серьёзнее, чем дуэлянтам или стенам Министерства, мистер Поттер навредил самому себе, так как подобные выбросы магии, для шестнадцатилетнего юноши, очень опасны. Возможно, лорд Малфой сформулирует данное предложение лучше, но я хотел бы, в целях обеспечения безопасности мистера Поттера и мистера Снейпа, а также в интересах Министерства, нуждающегося в их личном присутствии для решения насущных вопросов, запретить в Министерстве магии и на прилегающих к нему территориях, все дуэли, за исключением тех, что ведутся за места в Визенгамоте, при отсутствии действующего министра.

На этот раз лорд Малфой ничего не мог добавить к формулировке Ремуса, предложение которого было одобрено без дальнейших дебатов.

********

Когда заседание Визенгамота закончилось, Альбус попросил министра Боунс уделить ему немного времени, чтобы проинформировать её о том, как обстоят дела в Хогвартсе. Она пригласила директора в свой кабинет и вызвала двоих доверенных советников. Одного – командира авроров Максвелла Дармута - Альбус узнал и поприветствовал, а второго, Малкольма Меррина – волшебника средних лет, пухлого, нервного, с редеющими тёмными волосами - Дамблдор видел впервые.

- Министр Боунс, как вы знаете, наша команда в Хогвартсе работает над несколькими аспектами текущей ситуации, и мы хотели бы держать Министерство в курсе наших действий. Как вы, вероятно, уже знаете, Гарри Поттер, Северус Снейп, Гермиона Грейнджер и я разработали заклинание, удаляющее тёмную метку Пожирателей Смерти. Причём это заклинание полностью разрывает связь между Волдемортом и его слугами, таким образом, он не может ни вызвать их, ни получить доступ к их волшебству через клеймо.

Малкольм, вздрогнувший сильнее всех, когда Альбус произнёс имя Волдеморта вслух, раздражённо заметил:

- Ситуация слишком серьёзна; вы, действительно, уверены, что стоит тратить время на фаворитов Вы-знаете-кого, напрасно избавляя их от меток, когда могли бы заняться гораздо более важными делами?

- Гарри был сильно обеспокоен тем, что, если мы оставим эту связь, Волдеморт просто повторит своё проклятие. На Зов, из-за тёмной метки, не ответило значительное количество самых влиятельных ведьм и колдунов мира, а значит, их волшебство в распоряжении Волдеморта, и это - существенная проблема. Магглы уже спят, а если бы и магов погрузили в сон, нас некому было бы спасти. Мы бы все погибли.

Услышав дерзкие интонации в вопросе своего коллеги, Дармут окинул его презрительным взглядом.

- Тот-Кого-Нельзя-Называть знает о том, что вы сделали?

- Гарри уверен, что Волдеморт догадывается, что его планам помешали, но, возможно, не до конца осознаёт, насколько. Мы предполагаем, что когда он обнаружит уничтожение связи с тёмной меткой, то начнёт вербовать новых сторонников, подчиняя их магию. Многие Пожиратели были, мягко говоря, крайне разочарованы, когда поняли, что Волдеморт использовал их силу и лишил возможности занять законные места в круге. Думаю, Тёмный Лорд знает, что второй раз обмануть их не удастся. Ему потребуется некоторое время на вербовку новых сторонников, готовых подарить ему свою силу и принять метку, теперь, когда все понимают, как она работает.

- И что вы намерены делать дальше, Альбус? – спросила министр Боунс.

- Теперь мы имеем дело с противником, у которого нет чёткого плана действий. Изначально Волдеморт считал, что к сегодняшнему дню все магглы и значительная часть магов будут мертвы или умрут в скором времени. Очевидно, он намеревался вернуть к жизни только маленькую горстку своих последователей. Отныне его планам не суждено сбыться. Мы, вместе с Гарри, будем периодически повторять наше заклинание, возможно, раз в несколько дней, чтобы даже те, кто примет тёмную метку вновь, носили бы её недолго.

- У вас есть какие-либо предположения, относительно дальнейших действий Волдеморта, профессор Дамблдор? – спросил Дармут, размышляя, с чем, в скором времени, предстоит сражаться ему и его аврорскому корпусу.

- Это, действительно, важный вопрос. Думаю, чтобы понять, что нас ждёт в ближайшем будущем, мы должны вспомнить историю. Несомненно, возможны, как уже бывало не раз, общественные потрясения. Но, в результате очень содержательной беседы с Августой Лонгботтом, служившей аврором более шестидесяти лет назад, мы пришли к выводу, что нужно быть готовыми к появлению второго Геллерта Гриндевальда.

Для его собеседников эта новость стала пугающей. В силу своего возраста они знали о тех временах понаслышке, но даже этого было достаточно.

- Он также не гнушался вызовом демонов. Режим Геллерта, в значительной мере, опирался на использование всех видов тёмной магии, Империо и Непростительных заклятий. При нём похищения и безжалостные убийства магов и магглов, с целью вербовки сторонников, стали обычным делом. Он начинал подчинять себе правительство, когда, наконец, встретил свою смерть.

Потрясённая мадам Боунс спросила:

- Вы полагаете, что действия Корнелиуса были частью плана Сами-Знаете-Кого? Он, находился под Империо, когда стремился подорвать доверие к Министерству?

- Нет, я думаю, он предал нас по собственной инициативе, – взглянув на Дармута, Дамблдор понял, что тот думает так же. – К Корнелиусу применяли новейшие и самые достоверные методы обнаружения всех проклятий, известных на данный момент, и, я уверен, наши авроры обнаружили бы что-либо подобное. Действия нашего бывшего министра сыграли на руку Волдеморту, но не были частью его плана.

Волдеморт явно уступает Геллерту в хитрости и изворотливости. Многие из тех, кто примкнул к Гриндевальду, до конца не подозревали о его планах в полной мере, пока не стало слишком поздно. Волдеморт оказался не столь скрытен. Теперь всем известно, какова его конечная цель, и средства её достижения. Те, кто примкнёт к нему теперь, сделают это с широко открытыми глазами. Их будет мало, но они будут очень преданны.

Малкольм притих. Его самоуверенность съёживалась, по мере того, как он осознавал сложность ситуации. Альбус задумался, насколько велико влияние этого советника на министра Боунс. Похоже, что он был на особом счету. Дармут, тем временем, ясно представив ожидающие их перспективы, подытожил:

- Итак, теперь опорой Волдеморта станут безжалостные, фанатично преданные своему господину слуги, готовые выполнить любой его приказ, не задумываясь о последствиях.

С удручённым видом Альбус кивнул. Похоже, финал будет именно таким.

Министр Боунс заметила:

- Вы сказали, что Гриндевальд тоже умел вызывать демонов.

Альбус согласился.

- Да. И ещё, я думаю, нам стоит ожидать новых атак Пожирателей Смерти. Небольшие и разрозненные горстки сторонников Волдеморта, используя собственную магию, будут нападать на нас.

С улыбкой, он продолжил:

- Именно это мы обсуждали с Августой. Она участвовала в борьбе против Геллерта и отлично владеет защитными заклинаниями. Похоже, с появлением нового тёмного мага, решившего завладеть миром, мы будем в них остро нуждаться. Миссис Лонгботтом согласна вести занятия в Хогвартсе, чтобы подготовить как можно больше людей.

Малкольм резко прервал его:

- Вы не предупреждали о смене учебного плана школы, а значит, обязаны придерживаться стандартной программы для сдачи ТРИТОНов и СОВ!

- Занятия по самообороне являются факультативом. На них будут приглашены лишь избранные студенты, проявившие особые способности или интерес к данной области магии. Также мы будем рады видеть, в группе продвинутого уровня, представителей аврорского корпуса и всех сотрудников Министерства, которые сочтут эти уроки полезными для себя. И ещё, мы планируем провести открытые лекции для простых граждан, а Гарри хотел бы пригласить несколько сильных ведьм и волшебников из других стран.

Малкольм, потрясённый услышанным, склонился к министру Боунс:

- Мы не можем этого допустить! Нельзя разглашать сведения, способные помочь нам в борьбе против Сами-Знаете-Кого. В конце концов, есть все основания полагать, что его основной удар придётся на Великобританию.

- Я тоже обеспокоен, профессор Дамблдор, - добавил Максвелл. - И полагаю, что мы должны сначала убедиться, что сделали всё, чтобы обезопасить собственных граждан, прежде чем помогать посторонним.

Альбус украдкой взглянул на министра Боунс, чтобы понять её реакцию. Похоже, она всерьёз задумалась над замечаниями своих советников, а затем произнесла:

- Это - частный курс, только по приглашениям, и я, от лица Министерства, доверяю вам, на ваше усмотрение, обучать тех, кто сможет принести наибольшую пользу в будущем. Я знаю, что мистер Поттер будет настаивать на приглашении иностранных магов, и лишь прошу отнестись к выбору гостей очень внимательно.

Министр Боунс не столько волновалась о результатах обучения, сколько, казалось, радовалась, что Гарри волевым решением освободил Министерство от бремени ответственности.

********

А Гарри, в Хогвартсе, радовался самому обычному понедельнику.

Утро для них с мужем началось с удовольствия от чашечки кофе – для Северуса, и чая – для Гарри, и продолжилось поцелуем на пороге комнаты, перед тем, как отправиться в Большой зал на завтрак. Всё это было естественным и мирным, и от этого ещё более приятным.

Гриффиндорцы сидели вокруг стола и оживлённо галдели, обсуждая животрепещущие проблемы. Сплетни, споры и обеспокоенные разговоры об уроках. Гермиона просматривала конспекты предыдущих лекций, безуспешно пытаясь подключить к этому Рона и Гарри, впрочем, как обычно. Рон, Дин и Симус обсуждали возобновление квиддичных матчей на отремонтированном поле, а Невилл опять волновался по поводу планов бабушки, желавшей приобщить его к факультативу, в качестве ассистента.

Гарри улыбнулся, намазал маслом кусочек тоста и зачерпнул ложку каши. Вот такой и должна быть жизнь обычных, шестнадцатилетних студентов в Хогвартсе. Он был счастлив отложить нелепые разбирательства в Министерстве, соглашения с иностранными чиновниками, и другие, тому подобные вещи, ворвавшиеся в его жизнь несколько недель назад. И Гермиона - с головой погрузилась в уроки, вместо того, чтобы отчаянно придумывать заклинание для удаления тёмной метки, решая проблему, над которой бились лучшие умы Волшебного мира, задолго до её рождения. А за преподавательским столом – парень не смог сдержать улыбку – Северус раздражённо взирал на профессора МакГонагалл. Всё как всегда.

- Что смешного, Гарри? – спросил Рон.

- Да ничего особенного. Просто посмотри, вокруг нас – обычная жизнь. Нормальные разговоры. Гермиона листает конспекты перед уроком. Я уже забыл, как это бывает.

Подруга закатила глаза, услышав его слова о себе, и добродушно хлопнула Гарри по руке пергаментом, который читала.

- Нет, ну, правда, найдите несколько минут, чтобы освежить в памяти то, что изучали на прошлой неделе. Если профессор МакГонагалл спросит об этом сегодня, у нас будут проблемы.

Гарри расплылся в улыбке. Да, жизнь, наконец, входит в привычную колею. Он не знал, как долго продлится эта передышка, поэтому наслаждался каждым мгновением покоя. И по пути на урок Трансфигурации, он продолжал улыбаться.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
неканонДата: Суббота, 16.07.2011, 20:35 | Сообщение # 71
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо


когда придумаю что тут написать-напишу
 
ЭдельДата: Суббота, 16.07.2011, 21:30 | Сообщение # 72
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
да вам спасибо, только вот, а где глава 14? она тоже сегодня появилась))


Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 25.07.2011, 20:34 | Сообщение # 73
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 14. Розы
Перевод VelgaW

Отличное настроение не покидало Гарри целый день, так что он даже начал удивляться этому: через неделю после катастрофы, впервые всё было хорошо.

Но, в глубине души, он переживал, как сможет совместить школьные занятия и работу над переводом. На очереди была примерно четверть книг Света из библиотеки Салазара Слизерина, в том числе и те, что одолжил им Люциус Малфой. И хотя тот не торопил, Гарри хотелось поскорее вернуть их, чтобы избежать возможных неприятностей. Когда-то эти древние фолианты изучал Волдеморт, поэтому на их страницах мог отыскаться ключ к пониманию хода мыслей и планов заклятого врага, а это могло помочь в борьбе против него.

И ещё он спешил с переводом, чтобы поскорее решить проблему исцеления вампиров. Лекарственное зелье было очень сложным, поэтому, когда Северус предложил работать вместе, Гарри был очень рад. Он чувствовал, что переводить текст, полный специальных терминов, ему трудно, а зельевар помогал разобраться в нюансах. В этот раз Снейп, можно сказать, взял на себя большую часть работы. Он не просто правил подстрочник Гарри, но обсуждал с ним буквально каждое слово. И молодой волшебник впервые оценил богатство и изящество парселтанга.

А ещё оказалось, что некоторые преподаватели немного изменили программу своих курсов. Профессора МакГонагалл и Флитвик, например, начали учить студентов азам беспалочковой магии. Мало кто из ребят был способен освоить эту премудрость, ну, а для Гарри это был уже пройденный этап. И хотя стало ясно, что большинству теперь придётся заниматься в усиленном режиме, чтобы всё успеть, новые уроки были встречены с энтузиазмом.

Гарри несколько смутился, получив домашнее задание меньше, чем остальные одноклассники. Но профессор МакГонагалл посчитала, что сейчас гораздо важнее потратить время на перевод древних текстов, чем углубляться в принципы трансфигурации. А затем, пресекая зависть и недовольство ребят, напомнила, что позже ему придётся наверстать все пропущенное.

- Мистер Поттер, в данный момент, время, потраченное на перевод, будет использовано наилучшим образом. Но, когда он будет завершен, преподаватели позанимаются с вами индивидуально. Я уверена, что с нашей помощью вы сможете отлично подготовиться к экзаменам.

Во время обеда Дин Томас поинтересовался переводом, невольно дав Гарри возможность доказать всем, что жизнь без домашних заданий вовсе не так легка, как могло показаться.

- Мы нашли несколько старинных книг, написанных на парселтанге. Известно, что этими текстами пользовался Волдеморт, создавая свои заклинания и метку, и, изучив их, мы сможем понять ход его мыслей. Другие рукописи, принадлежавшие Сильвию Вентусу почти 400 лет назад, помогут выяснить, как лечить вампиризм. Я обещал выполнить этот перевод тогда, в Министерстве. Вентус, в своё время, работал над созданием особого зелья. Разобраться в его записях мне помогает Северус, ведь перевод узкоспециального текста требует особой точности в формулировках.

Кое-кто из его одноклассников вздрогнул, услышав имя Волдеморта, и Гарри понял, что бороться с этим глупым суеверием придётся ещё долго. Но зато он мысленно улыбнулся, когда заметил реакцию ребят на то, что назвал профессора Снейпа по имени. Раньше они смотрели бы на кого-то, вынужденного изучать скучные рецепты и обсуждать их со слизеринским деканом, исключительно с сочувствием, но услышанная – вольная или невольная – оговорка и тот факт, что зельевар – супруг Поттера, заставили их предположить определённую степень близости между ними. Заметив крайний ужас в глазах Лонгботтома, Гарри решил прекратить этот разговор и обратился к своему приятелю, переключая внимание одноклассников на него:

- Слушай, Невилл, а как дела с факультативом, который будет вести твоя бабушка?

- Сейчас она разрабатывает программу курса на основе той горы материалов, которую дала ей Миона, - Лонгботтом кивнул в сторону подруги, заинтересованно слушавшей их. – Бабуля считает, что нужно создать две группы: одну - для учащихся Хогвартса, а во вторую, для более опытных волшебников, набирать участников только по рекомендации. На этой неделе выйдет первая публикация по самообороне в «Пророке», и бабуля предполагает поместить в ней материал, рассчитанный на обучение студентов. Похоже, здесь большая часть работы достанется Мионе, верно?

- Редакция газеты переслала нам целую пачку писем от ведьм и колдунов, желающих научиться защите от тёмных сил. – И она добавила, недоумённо подняв брови, - Вероятно, это такие же обыватели, что сбежали, даже не попытавшись что-то сделать, во время прошлогодней атаки на Хогсмид. Не представляю, чем им помогут заочные уроки по противостоянию демонам или банши, если они совершенно ни на что не способны при нападении Пожирателей. И миссис Лонгботтом отвечала на эти письма, скажем так, в весьма нелицеприятном тоне.

Гарри усмехнулся. Эта женщина, по словам Северуса, выражала свои мысли резко и безапелляционно, совершенно не считаясь с чувствами окружающих, и тот, кто сталкивался с прямотой её суждений, помнил об этом очень долго.

- Значит, ты редактируешь её ответы?

- Да, и, в целом, в газете довольны нашей совместной работой. А когда мы с миссис Лонгботтом обсуждали предложенные мной материалы для уроков, она пришла к выводу, что целесообразнее будет периодически проводить открытые занятия по магической самозащите, отбирая для практики только тех, чей уровень волшебства выше среднего. Проанализировав вопросы читателей «Пророка» мы усовершенствовали учебную программу общей группы, особо выделив несколько тем для продвинутого курса.

Сидевший рядом Невилл заёрзал и смущённо произнёс:

- Бабуля ждёт меня после обеда. Она просила, чтобы я стал её ассистентом и помогал демонстрировать заклинания и приёмы. Будем отрабатывать изгнание демона, а ещё – как справиться с инфери, заставить замолчать банши и подчинить себе нунду – ужасного африканского духа. Не уверен, справлюсь ли я, ведь к каждой из этих тварей нужен особый подход.

- А кого будут принимать на продвинутый курс? – поинтересовался Симус.

В ожидании ответа Гермиона посмотрела на Невилла, а тот, в свою очередь, - на Гарри. Их друг молчал, и поэтому Лонгботтом решил ответить сам.

- Кажется, бабуля говорила, что обязательно пригласит авроров, – чтобы Министерство не беспокоилось; кроме них – иностранных волшебников, но подробностей я не знаю. И ещё, вроде бы, возьмут кое-кого из студентов, преподавателей и гостей замка, по рекомендации профессора Дамблдора.

- Когда будут составлять список, замолви за меня словечко. Я тоже хочу попасть в этот класс! – услышав слова Симуса, к нему присоединились Дин, Рон и остальные гриффиндорцы за обеденным столом. Гермиона, похоже, была довольна единодушием одноклассников, а вот Невилл – скорее озадачен тем, что кто-то добровольно хочет в этом участвовать.

**********

Вечером Северус и Гарри продолжили перевод рукописи Вентуса. Каждый делал свою часть работы: Гарри, лёжа на диване, а Северус, сидя в кресле перед камином.

- Гарри, последнее предложение нужно отредактировать ещё раз, уточнив английские термины.

Снейп возвращался к этому предложению уже в десятый раз. Поттер послушно произнёс нужную фразу, но в его голосе появились жалобные нотки. Ему казалось, что он повторяет какой-то бессмысленный набор слов, он не видел в тексте никакой связи между предложениями. Услышав его хныканье, Северус молча приподнял бровь, но решил не отвлекаться, продолжая обдумывать перевод, ища некую подсказку для решения всей головоломки. Наконец, ему удалось отыскать ключевое слово в тексте. Этот термин влиял на смысл рукописи в целом.

- Давай посмотрим, отличается ли использование этого слова в других фрагментах? Ты говорил, что встречал его и раньше, но, по-моему, здесь оно употребляется немного в другом ключе.

Похоже, их мучения были не зря, и утомительный труд подходил к концу. Оставалось лишь выяснить смысл нужного термина в других аналогичных работах. Гарри пролистал уже переведённые страницы, ища слово, на которое обратил внимание зельевар. Затем заглянул на несколько страниц вперёд, где и обнаружил искомое понятие. Все найденные места он начал переводить снова, стараясь прояснить малейшие смысловые оттенки и различия, постоянно советуясь с Северусом.

Ближе к ночи Снейпа осенило: он был почти уверен, что понял скрытый смысл труда Вентуса.

- Всё, похоже, я нашёл отправную точку его теории. Скорее всего, его идея основана на малоизвестных свойствах очень редкого растения. Думаю, на этом перевод можно приостановить. Мы уже на полпути к созданию зелья. Теперь мне нужно кое-что проверить, поэтому я пойду в лабораторию, а ты пока отдохни.

Гарри был рад отложить рукописи Вентуса на несколько дней, и возобновить работу над другими текстами. По крайней мере, там он может понять, что к чему.

А Северус был очень заинтригован. Дело в том, что переведённый текст показался ему странно знакомым. Он не сразу осознал это, но в дневниках матери содержались поразительно близкие параллели с теоретическими выкладками Вентуса. Было просто необходимо разыскать её записи, хранившиеся в их домашней лаборатории. По крайней мере, много лет назад они ещё находились там. Вполне возможно, что она также работала с одним из тех редчайших растений, обладавших неизвестными свойствами. И, может быть, именно это привело, в итоге, к её гибели.

Северус вернулся из лаборатории поздно ночью, усталый, но довольный. К тому времени Гарри уже спокойно спал.

**********

Во вторник, мастер зелий, при первой же возможности, отправился в оранжереи, к профессору Спраут, чтобы обсудить с ней один вопрос. Та была занята пересадкой подросших мандрагор, поэтому ничего не слышала из-за заглушающих заклинаний. Чтобы привлечь её внимание, Северус помахал рукой.

Помона запихнула очередную орущую мандрагору в новый горшок, засыпала землёй и, только после этого, взмахом палочки отменила чары-глушители. Позвав Северуса, она смахнула крошки грунта со стула и жестом пригласила коллегу сесть. Он осторожно опустился на сиденье, стараясь не испачкать мантию.

- Итак, Северус, что тебя интересует?

- Я собираюсь провести один эксперимент, для которого мне потребуется несколько довольно редких растений.

- Ну, разумеется, я буду рада помочь. А что именно нужно?

Он протянул ей небольшой лист пергамента:

- Я нашел ссылки на эти растения… Но так и не смог понять: это разные названия одного растения, или два разных цветка - Rosa Carnifex и Rosa Avaeritas.

Несколько секунд Помона рассматривала пергамент, подпирая подбородок грязным пальцем.

- Хмм. Никогда не слышала о таких, но я знаю далеко не всё о розах. К тому же, за сотни лет, их названия могли измениться.

Выглянув на улицу, профессор Спраут окликнула Невилла Лонгботтома, работавшего неподалёку.

Тот был всегда рад поболтать с ней, но сильно побледнел, когда увидел Снейпа. От волнения парень судорожно сглотнул, что не укрылось от наблюдательного зельевара.

- Невилл, профессор Снейп разыскивает особые ингредиенты для своего экспериментального зелья. Вот, что думаешь?

Она протянула студенту клочок пергамента. Прочитав названия растений, молодой человек на некоторое время задумался.

- Этих названий нет ни в одном каталоге, но они могли измениться со временем. Я постараюсь разыскать списки старых роз и соотнести их с нынешними. И, конечно же, выясню, где их сейчас можно приобрести для вас, сэр.

После этих слов Лонгботтом повернулся и вышел из кабинета профессора Спраут, очень надеясь, что никто не заметил облегчения, мелькнувшего на его лице.

Невилл довольно скоро стал одним из самых занятых студентов Хогвартса, если не считать Гарри и Гермионы. И во многом этому способствовала его бабушка. Для того чтобы не отказываться от работы в оранжереях, и, в то же время, тренироваться по два часа в день, он был вынужден посвятить ей все свои вечера. Бабушка была довольно строгим преподавателем, но, вскоре, к удивлению самого Невилла, ему стали удаваться некоторые заклинания. На следующую субботу был запланирован первый урок, в виде открытого занятия, а ещё через неделю должны были собрать группу продвинутого уровня. Августа, вместе с Гермионой, составила учебные программы, подготовив, с помощью внука, практические показы и объяснения. Во время подготовки они разбирали длинные формулы заклинаний на небольшие фрагменты, и Невилл, наконец-то, понял, как они работают. Раньше, в классе, они разучивали всё заклинание целиком, и его успехи были довольно посредственными. Зато теперь, когда он разобрался в деталях, колдовство стало удаваться ему всё лучше и лучше.

Его работу в теплицах тоже было трудно назвать скучной. Викинги собирались восстанавливать фермы, разрушенные при дементорах, и постоянно обращались к молодому волшебнику за советами и посадочным материалом. Он уже дважды отправлялся в Уинтерленд, чтобы помочь разобраться с той или иной агрономической проблемой. По просьбе профессора Спраут, он составил график работы сквибов и теперь мечтал заняться разведением необычных и редких растений. Поэтому задание профессора Снейпа пришлось как нельзя кстати. Невилл довольно быстро отыскал информацию об этих розах в одной из старинных книг, хранившихся в личной библиотеке декана Хаффлпафа. Он выяснил особенности внешнего вида и произрастания забытого сорта, с тревогой узнав, что это отнюдь не милые тепличные цветочки. Искомые кусты оказались весьма опасными, хотя и красивыми. Аромат этих роз был ядовит, а огромные, толстые шипы так и норовили уколоть. Невилл разыскал также несколько рисунков и гербологических описаний, которые он тщательно скопировал, а затем начал буквально детективное расследование, чтобы узнать, как эти растения называются сейчас, и где их можно найти.

По большинству школьных предметов Невилл не слишком успевал, но гербологию он обожал и разбирался в ней отлично. Навестив зелёных любимцев, нуждавшихся в его уходе, он снова вернулся в библиотеку профессора Спраут. Ужином пришлось пожертвовать, но зато удалось узнать точные современные названия цветов, которыми интересовался профессор Снейп. Теперь Невилл не сомневался: ещё немного усилий, и к утру, он будет знать об этих растениях абсолютно всё, в том числе, где их можно приобрести.

Во время ужина гриффиндорцы вели себя более шумно, чем обычно. Вечером стало известно, что небольшая группа студентов шестого и седьмого годов обучения будет допущена к занятиям продвинутого уровня на факультативе миссис Лонгботтом. И хотя желающим предстояло подать заявку и пройти собеседование, все были охвачены таким энтузиазмом, в своём желании попасть на этот трудный курс, что даже декан Гриффиндора была поражена, глядя на своих львят. Гарри посмотрел поверх голов взбудораженных одноклассников и заметил, как Северус, окружённый другими преподавателями, с усмешкой, что-то говорит профессору МакГонагалл, вероятно, о её студентах.

- Неужели нам расскажут о духах нунду и научат заклинать их? И мы действительно научимся изгонять демонов? – требовал ответа Рон. Симус и Дин желали убедиться, что им будут преподавать углублённый курс ЗОТИ. Джинни Уизли слышала, что в программу входят занятия с драконами, и надеялась, что её брат, Чарли, будет в группе инструкторов.

Невилл молча кивал, набивая рот едой. Ребята владели исчерпывающей информацией, и ему нечего было добавить. Теперь все вопросы были к Гермионе, поскольку именно она разрабатывала с его бабулей учебный план.

День мисс Грейнджер тоже был насыщен событиями, но она понимала, что в этой толпе никто не оценит её достижений. Дело в том, что ей удалось разыскать очень древние заклинания, которые могли пригодиться им в будущем, а затем она вдумчиво изучала и обсуждала их с миссис Лонгботтом. Впечатлённая талантом Гермионы, Августа решила, что этот материал обязательно должен быть включён в программу продвинутых курсов.

После ужина Гарри вернулся в подземелья. У входа в комнаты Снейпа он перекинулся парой фраз с портретом Салазара Слизерина и его змеи, которым очень нравилось болтать с ним на парселтанге. Гарри тоже ценил возможность разговорной практики с другим человеком – носителем тайного языка. Когда портрет соизволил пропустить его, юный маг зажёг огонь в камине взмахом палочки, чтобы прогнать вечернюю прохладу, и расположился на диване. Уютно устроившись, он, как обычно, принялся работать над переводом одного из древних свитков.

Но вскоре ему пришлось прерваться. Портрет вновь скользнул в сторону, и на пороге появился Северус в сопровождении профессора Дамблдора. Директор махнул Гарри рукой, чтобы тот не беспокоился, увидев, что юноша поднимается со своего места, чтобы поприветствовать его. Альбус опустился в одно из кресел перед очагом, а зельевар занял стул напротив. Казалось, Северуса что-то тревожит, и, заметив это, Гарри насторожился.

- Прости, что снова беспокою, мой мальчик. Но, после того как мы передали в Министерство информацию о продвинутых курсах по магической самообороне для волшебников, под руководством миссис Лонгботтом, от Ремуса Люпина поступили кое-какие новости.

Директор был раздражён, но не слишком расстроен, и это несколько успокоило Гарри.

- Помнишь, я рассказывал тебе, что волшебники всего мира пришли в ужас от злодеяний Волдеморта, и теперь считают, что, поселившись у них, ты сможешь спасти их страны от гибели.

Гарри кивнул. Он помнил, о чём говорит директор, но никогда не воспринимал эти приглашения всерьёз, хотя понимал страх обычных волшебников, не имеющих представления об оборонительной магии. Большинство из них считали, что не сумеют защитить себя сами.

- Кажется, вы планировали пригласить представителей от каждого государства на факультатив по магической самообороне, чтобы они, затем, смогли обучить своих сограждан? - спросил Поттер.

Директор кивнул, а по выражению лица Северуса можно было ясно понять, что он думает об этих курсах.

- Сегодня я сообщил министру Боунс о том, что занятия по самообороне начнутся со следующей недели. Она незамедлительно ответила, что пришлёт несколько десятков авроров и других сотрудников Министерства. И, как ты уже знаешь, я собирался пригласить на факультатив кое-кого из наших знакомых и студентов-старшекурсников. А, кроме того, я попросил наше Министерство разослать приглашения правительствам других государств. Ещё накануне министр Боунс, казалось, не имела ничего против присутствия на уроках по защитной магии иностранных волшебников, хотя её советники не одобряли этого решения. Сегодня Ремус должен был уточнить у неё график занятий, и, вроде бы, все вопросы были уже решены, но, совсем недавно, он связался со мной по каминной сети и сообщил, что Министерство отказывается сотрудничать с другими странами. Видимо, мнение кое-кого из советников по национальной безопасности оказалось для министра Боунс решающим.

Гарри сел на край дивана, опираясь локтями в колени, и хмуро глядя перед собой.

- Мы не можем позволить им так поступить. Люди, никогда не сталкивавшиеся с глобальной опасностью, напуганы. И, если у нас есть способности и умение противостоять злу, и мы готовы поделиться своими знаниями, Министерство не имеет права мешать!

Альбус улыбнулся, с гордостью посмотрев на Гарри.

- Именно такой реакции я и ожидал, поэтому попытался объяснить Амелии, что эти занятия задумывались нами как частные уроки. Мне казалось, что она – дальновидный политик, но, увы, я ошибся. Единственный выход, чтобы ты, лично, пригласил людей на эти занятия. Я, бесспорно, занимаю достаточно значимое место в Визенгамоте, но даже оно не позволит мне бесконечно находиться в оппозиции Министерству. В этом смысле, твоё положение, Гарри, уникально, поскольку полномочия короля Волшебного мира практически безграничны.

Гарри попытался встретиться глазами с Северусом, чтобы понять его отношение к ситуации, но тот ответил пристальным взглядом, не говоря, ни да, ни нет.

- В таком случае, я, с радостью, разошлю приглашения. Только мне потребуется ваша помощь, потому что я не знаю, как правильно их оформить.

Дамблдор встал.

- Об этом не волнуйся, мой мальчик. Сегодня же все документы будут составлены, и, завтра, перед началом уроков, тебе останется лишь подписать и отправить их.

- А у нас не возникнет неприятностей после этого, Альбус? – обеспокоенно поинтересовался Снейп.

- Думаю, нет. Скорее всего, мадам Боунс дала бы своё согласие, послушай она, хотя бы аврора Дармута, но, к сожалению, у неё другие советники, по крайней мере, один из которых - довольно узкомыслящий и упрямый человек. Амелия, конечно, осознаёт, что международное сотрудничество в этом вопросе необходимо, но не может решиться провести это на официальном уровне. Поэтому, думаю, что неприятностей быть не должно. Я надеюсь, что мадам министр понимает, что окружена, в данный момент, весьма ограниченными помощниками, и видит, к кому ей нужно прислушиваться, но пока не готова что-либо в корне менять.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 25.07.2011, 20:34 | Сообщение # 74
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Шагнув в камин, директор отправился в свой кабинет, а Северус пересел на диван, поближе к Гарри.

- Ну, как твои успехи с зельем по рецепту Вентуса? – поинтересовался тот.

- Мне удалось кое-что выяснить. Благодаря твоему переводу, я узнал, что основным компонентом этого зелья является растение, с которым экспериментировала, в своё время, моя мать. Я нашёл её исследовательские дневники и убедился, что прав в своём предположении.

Услышав это, Гарри изумлённо поднял брови. Северус никогда не рассказывал ему подробностей разработок матери (да Гарри и не понял бы их), но если женщина, в результате этих экспериментов, умерла при родах, значит, они были довольно опасны.

- Похоже, она, как-то особенно обрабатывая, вводила в состав своих зелий магические розы. Её техника работы с ними весьма схожа с аналогичным рецептом Вентуса. Я попросил Помону Спраут помочь мне отыскать нужные сорта этих растений, поскольку, в записях Вентуса они упоминаются под устаревшими названиями, и она подключила к поискам твоего приятеля, мистера Лонгботтома.

Гарри было прекрасно известно довольно низкое мнение Северуса о способностях Невилла. Юноша решил, что, справедливости ради, он должен попытаться его переубедить.

- Вообще-то, Невилл превосходно разбирается в гербологии. В зельях он, действительно, не силён, но во всём, что касается волшебных растений, ему нет равных. Можешь не сомневаться, он найдёт и доставит их тебе в лучшем виде и в самый короткий срок. Он не подведёт.

Похоже, Северуса не слишком убедили его слова, учитывая список «достижений» Лонгботтома на его уроках. Тяжело вздохнув, он протянул Гарри его рабочий блокнот, а сам принялся за проверку студенческих работ.

********

В среду утром Невилл, не теряя времени даром, принялся за поиски роз из списка профессора Снейпа. Разыскав кое-какую информацию, он немедленно обсудил её со своей преподавательницей, горячо похвалившей его за быстроту в решении этой загадки. Но, даже узнав, как называется нужный им сорт роз, Невилл ещё не мог сказать, где их можно раздобыть и насколько легко это будет. Ведь эти розы были очень ядовиты и агрессивны. Парень досконально изучил предложения всех существующих питомников волшебных растений. Но те не выращивали ничего подобного. Он мог бы попробовать найти саженцы по не совсем легальным каналам, но подозревал, что из-за повышенной опасности нужных ему роз, никто не возьмётся за выполнение такого заказа. Даже, если бы сама профессор Спраут захотела бы приобрести саженцы, в этом случае, ей могли отказать.

Наконец, он решился поделиться своими сомнениями с самим Снейпом, в надежде, что профессор подскажет выход из положения.

За обедом Невилл спросил у Гарри, когда заканчивается последний на сегодня урок Зелий, и терпеливо ждал в холле, когда преподаватель выйдет из кабинета. Парень подавил дрожь, услышав приглашение войти, но вздрогнул, опустившись на стул напротив Снейпа, чтобы обсудить возникшие затруднения.

- Профессор, названия роз, которые вы ищете, со временем изменились, но, я считаю, что они выращиваются по сей день и вряд ли были гибридизированы. Мне удалось выяснить, что Rosa Carnifex сейчас называется Rosa Caedes. И, я абсолютно уверен, что Rosa Avaeritas известна теперь как Floris sempiternitas. Я внимательно изучил каталоги всех авторитетных питомников, но, ни один из них не предлагает этих цветов, ни под одним из названий. Что меня не удивляет, учитывая крайне опасные свойства этих растений. У меня, к сожалению, нет информации о других поставщиках, и я надеялся, что вы, возможно, подскажете альтернативные источники приобретения саженцев.

Северус ошеломлённо посмотрел на Невилла. Этому растяпе удалось пробиться сквозь многовековую путаницу неясных ссылок, раскрыть секрет древних магов-цветоводов, и всё это за такой короткий срок?! Это действительно было полной неожиданностью. И не менее приятно было сознавать, что сам Северус является единственным владельцем искомого цветка на сегодняшний день. В списке Невилла профессор сразу же узнал название сорта роз, росших в лабиринте Брайарвуд Холла.

- Благодарю вас, мистер Лонгботтом. Я ценю скорость, с которой вы выполнили мою просьбу. На днях я познакомился с наследником владельца фирмы, занимающейся поставкой редких ингредиентов для зелий, Юстасом Лэндоном. Я обращусь к нему лично, если он всё ещё в замке, или пошлю ему сову, с просьбой помочь с приобретением саженца более безопасной Rosa Caedes. Что же касается Floris sempiternitas, думаю, эти растения есть в саду, принадлежащем моим родственникам.

Теперь настала очередь Невилла удивляться.

- Тогда я проконсультируюсь с профессором Спраут о лучшем способе доставки саженца. Уверен, она знает, как это сделать, не травмируя растение, и не пострадав самим. Вы сами отправитесь за ним, или нужна моя помощь?

- Да, пожалуйста, уточните у неё все нюансы, связанные с пересадкой этих роз. Если вы свободны, то до обеда мы могли бы, с помощью портключа, отправиться за саженцем. Разузнайте всё и дайте мне знать.

Но, после разговора с профессором Спраут, выяснилось, что транспортировка Floris sempiternitas гораздо сложнее, чем можно было представить.

- Они являются одними из самых опасных роз в мире, Невилл. Их гибкие плети, покрытые громадными, острыми шипами, бьют наотмашь всякого, кто подойдёт слишком близко к кустам. И, если ты никогда не имел с ними дела, они могут распороть твои мышцы буквально до костей! Тот, кто хочет взять саженец на развод, должен сначала применить к нему ошеломляющее заклинание, затем пересадить в горшок, запереть в крепкий ящик, и хранить, в обездвиженном состоянии, пока не доставит на новое место, пересадит в почву и, лишь затем, можно освободить цветок контрзаклинанием. Растение, выросшее в саду, может быть невосприимчиво к ошеломляющему заклятию, которое придётся применить несколько раз, причём, сделав его гораздо более мощным, чем обычно. Приближаться с лопатой к этому кусту, не умея правильно обездвижить его, чрезвычайно опасно.

Невилл тяжко вздохнул. Разве он осилит такие сложности?

- Не могли бы вы объяснить всё это профессору Снейпу? Если он собирается привезти саженец в школьные оранжереи, наверное, вам лучше самой взять дело под свой контроль. А может быть, вы сумеете убедить его оставить розу, там, где она растёт, собрав лишь необходимые ингредиенты для зелья?

Рассеянно кивнув, Помона похлопала студента по руке.

- Конечно, мой мальчик. Я поговорю с ним.

И, в результате, оба профессора договорились отправиться, с помощью портключа, в Брайарвуд Холл, после обеда. Предварительно Северус связался по каминной сети с домашними эльфами поместья, поручив им приготовить соответствующий горшок для пересадки саженца и надёжный транспортировочный ящик-клеть, оставив их у входа в лабиринт. Прибыв на место, он тут же направился в сад, даже не взглянув на дом, тогда как Помона жадно разглядывала огромный особняк. Она никогда не видела ничего подобного, хотя, из газетных статей, которые появились после его женитьбы на Гарри Поттере, она узнала, что семья Северуса была весьма небогата. Люди, выглядывавшие из окон поместья, смотрели на них довольно сурово, в их лицах не было ни капли приветливости или радости, и никто даже не вышел поприветствовать прибывшего родственника.

Северус, взяв цветочный горшок и ящик и держа их перед собой, медленно вошёл в лабиринт, стараясь не спешить, чтобы его спутница не отставала.

- Это здесь, Помона. Думаю, что вот эти два куста и ещё вот тот, с красными цветами, и есть Floris sempiternitas.

- Да, это точно они! Я бы никогда не подумала, что увижу их в частном саду, учитывая, насколько они опасны.

- Эти розы растут здесь довольно давно. Я не могу поручиться за их происхождение, но могу сказать тебе, что этот лабиринт существует не первую сотню лет. И, кажется, за всё это время с ними не было особых проблем.

Они выбрали некрупный, очень здоровый на вид кустик с ярко-красными цветами, и Помона обездвижила его, причём, заклинание пришлось повторить дважды, пока растение не замерло, перестав вздрагивать и тянуть к ним свои колючие ветки. После этого Северус взмахнул палочкой, чтобы вынуть саженец из почвы, а затем перенёс его в подготовленный цветочный горшок. Помона, также с помощью волшебной палочки, засыпала грунтом, в котором рос кустик, его корни в горшке. После чего растение было заключено в прочный ящик, который Северус надежно запер специальными чарами и уменьшил, приготовив к транспортировке. Выходя из лабиринта, зельевар удовлетворённо отметил, что тот уже не пытается поймать своих гостей в ловушку. Благополучно оказавшись за его пределами, профессора активировали свой портключ и переместились в Хогвартс.

В ожидании их возвращения, Невилл не терял времени даром, приготовив для нового капризного питомца подходящее место, с отличным освещением и почвой. Он предполагал, что профессор Снейп захочет повидаться с родными, а не просто забрать саженец, поэтому удивился, когда, меньше, чем через полчаса, преподаватели вернулись в замок.

- Я заготовил для вашей розы посадочную яму, - отрапортовал Лонгботтом, собравшись помогать и дальше, но зельевар отстранил его.

- Куст сейчас оглушён, и я не знаю, как он поведёт себя, когда профессор Спраут освободит его контрзаклинанием. Я посажу его в землю с помощью магии, а вам лучше отойти подальше.

Несмотря ни на что, саженец казался довольно милым. Невилл был очарован им с первого взгляда, как только сняли защитные заклинания с ящика-клети, и кустик, с комком грунта переместился из горшка на своё новое место жительства. Его хорошенько удобрили перепревшим драконьим навозом и обильно оросили свежей водой из громадной лейки. И, лишь после этого, профессор Спраут освободила розу от обездвиживающего заклинания. Почувствовав свободу, растение отчаянно замахало ветками, но затем, словно поняв, что в новом доме ему довольно комфортно, успокоилось и замерло.

- Похоже, ему понравилось здесь, как вы думаете? – прошептал юный герболог. - Ему потребуется какой-то особый уход?

- Роза нуждается только в поливе, но не забывай об осторожности, Невилл, - ответила профессор Спраут, провожая волшебников к выходу из оранжереи.

- Я приду завтра, чтобы решить, какие части растения понадобятся для моего зелья, и определить, как лучше их собирать, - добавил профессор Снейп.

********

Дела Гарри в этот день складывались менее удачно.

Как и обещал, он, с самого утра, подписывал приглашения иностранным ведьмам и колдунам, к участию в занятиях по магической самообороне на продвинутых двухнедельных курсах миссис Лонгботтом. Ставя подпись на пергаментах, он вскользь проглядывал их и успел, с удивлением, заметить, что среди приглашённых были египетская царица-фараон Нитокрис и другие, не столь известные, зарубежные деятели, а также ряд знаменитых авроров из других стран.

Профессор Дамблдор объяснил:

- Далеко не всегда самые сильные волшебники страны руководят ею. Я бы сказал, что юная Нитокрис, будучи одновременно и правительницей своего государства, и самой сильной ведьмой Египта, скорее, исключение из правил. Поэтому приглашения направлены таким, казалось бы, разным людям. Учить нужно не только тех, кто силён магически, но и тех, кто имеет реальную возможность мобилизовать своих сограждан. Здесь соберётся отличная группа. Я уверен, что они способны не только сами освоить материал, но и, в случае необходимости, обучить защите остальных. Неплохое начало, чтобы подготовить мир к грядущим испытаниям.

Реакция Министерства была незамедлительной и поистине взрывной. Некий самоуверенный советник министра Боунс прислал Гарри вопиллер, грозно выступивший против приглашения иностранцев на секретные магические курсы. Любой, кто хоть раз имел дело с вопиллерами Молли Уизли, присылаемыми её непутёвым отпрыскам, представлял, как гадко это звучит. Министерский конверт походил на некий гибрид выступления Перси и вопиллера его матери, - такой же напористый и напыщенный. Возникнув на уроке Чар, он буквально сорвал занятие, поскольку студенты смеялись без остановки, слушая его. А затем алый конверт самоликвидировался, произнеся последнее слово.

После урока, Гарри поспешил рассказать о происшествии директору. Услышав новость, Альбус был порядком разозлён и немедленно отправился по каминной сети к министру Боунс, чтобы прояснить ситуацию. А Поттер ушёл в свой кабинет, решив, в ожидании Дамблдора, заняться переводом книг Тьмы. Из Министерства старый маг вернулся в состоянии прежнего благодушия и сразу же заглянул к Гарри, чтобы сообщить ему, что самоуверенный помощник министра занимает теперь такую должность, на которой его некомпетентность не так бросается в глаза.

История с министерским вопиллером, да ещё рассказ Невилла о новом опасном растении, привезённом профессором Снейпом из дома, были, в этот вечер, главными темами, обсуждавшимися студентами за ужином.

После дня, неожиданно оказавшегося таким богатым на события, Гарри и Северус, наконец-то, могли насладиться отдыхом и покоем у себя дома. Зельевар заканчивал испещрять красными чернилами самостоятельные работы тупоголовых идиотов, насочинявших по его предмету, как всегда, полную чушь, а Гарри отложил в сторону свои пергаменты и, подняв руки над головой и прогнув поясницу, с чувством потянулся, разминая затёкшие мышцы. При этом парень пробормотал, что неплохо было бы снять напряжение этого дня, погрузившись в большую, горячую ванну. Ему редко удавалось принять ванну, полную душистой пены, но сейчас казалось, что это – наилучший способ расслабиться. Северус, ухмыльнувшись, молча проскользнул в спальню. Там ему потребовалось всего несколько минут, чтобы трансфигурировать из небольшой миски фарфоровую ванну внушительных размеров, а затем наполнить её горячей водой с шапкой ароматных пузырьков. Вернувшись в гостиную, он загасил свечи и огонь в камине, а затем, взял Гарри за руку и потянул его за собой.

- Откуда…

- Мистер Поттер! Вы ведь, кажется, волшебник. Это называется – трансфигурация. Надеюсь, слышали о таком?

- Ты – гений! Это же здорово! Да тут места двоим хватит и ещё останется! Ну, кто первый?

Говоря всё это, Гарри быстро скинул с себя одежду прямо на пол, и прыгнул в воду, с нетерпением глядя на мужа, который, не спеша, сложил свои вещи на стуле, а затем присоединился к нему. Северус оперся спиной на край ванны, усадив парня между ног и прижав его к своей груди. Гарри буквально плавился под сильными и нежными руками, массирующими его шею и плечи, а когда кожа на его ступнях и ладонях покрылась морщинками от горячей воды, Северус поднял его, сонного, и отнёс в постель. Вообще-то, мастер зелий знал несколько других отличных рецептов горячих ванн, но понимал, что их придётся отложить на будущее. Всё, в чём нуждался Гарри сейчас, это нега и расслабление в ароматной пене, ласка и внимание. Как жаль, что заботливые родительские руки не купали его прежде, когда он был малышом. Но сейчас у Северуса есть возможность подарить ему всё то, чего мальчик был лишён в детстве. И оно стоит того, несмотря на лёгкое разочарование от собственных нереализованных желаний.

Наши примечания:

http://allpotter.org.ua/magic_world/magical_creatures/1163-nundu.html

Нунду (англ. Nundu) — это восточно-африканское животное является, возможно, самым опасным: гигантский леопард, передвигающийся, несмотря на свои размеры, бесшумно. Его дыхание вызывает болезни, способные опустошить целые деревни. Нунду еще ни разу не покорился совместным усилиям менее чем сотни квалифицированных колдунов.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 25.07.2011, 20:35 | Сообщение # 75
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 15. Дальнейшее обучение
Перевод Renata aka AmaliaRa

Когда, наконец, все вопросы, связанные с факультативом, были улажены, а желающие заниматься - распределены в соответствующие группы, стало ясно, что миссис Лонгботтом придётся вести занятия по трём различным программам.

Первоначальный план относительно интенсивных двухнедельных занятий был по-прежнему в силе, однако его немного изменили, продлив занятия до четырёх недель. Краткая программа была предназначена, в основном, для иностранных гостей, приглашённых Гарри, а также для его ближайшего окружения и служащих Министерства, которые не имели возможности надолго оставить работу. На уроки записались не только Северус Снейп, Сириус Блэк, Артур с Молли и Кингсли Шеклболт, но даже сам Альбус Дамблдор. Поэтому группа ускоренного обучения стала весьма своеобразной и обособленной от остальных. Да это было и неплохо, учитывая реакцию Министерства на желание Гарри обучать магов-иностранцев.

Правительство категорически не желало отпускать аврорский корпус на целых две недели. И миссис Лонгботтом согласилась организовать отдельную вечернюю группу для тех, кто работал днём, а вечером мог по каминной сети перемещаться в замок, чтобы в течение месяца осваивать навыки самообороны от тёмных сил. В этой группе должны были обучаться большинство авроров, студенты Хогвартса, прошедшие тестирование, и кое-кто из гостей.

И, разумеется, миссис Лонгботтом не собиралась отказываться от своего обещания проводить раз в месяц открытые лекции для простых ведьм и колдунов и продолжать публиковать, с помощью Гермионы Грейнджер, статьи по защитной магии в «Еженедельном Пророке».

С домовиками, волшебники были способны обустроить любое пространство с учётом своих нужд, поэтому для факультатива решено было создать в замке отдельные, особым образом оборудованные аудитории. Труднее всего было воспроизвести уменьшенную копию Большого зала для тренировок, но домашние эльфы справились и с этой задачей, соорудив рядом с ним большую аудиторию, в которую вели несколько новых дверей по соседству с древними, вековыми. Спальное крыло, созданное два года назад, во время Турнира Трёх Волшебников, как временное общежитие для делегации студенток из Шармбатона, с тех пор так и осталось в замке, и теперь, после небольшой уборки, в нём решили разместить тех, кто собирался жить в замке во время учёбы на факультативе.

Когда все организационные вопросы удалось решить, портал каминной сети в кабинете Гарри подготовили к приёму иностранных гостей, которые должны были прибыть в воскресенье и следующие две недели осваивать премудрости защитной магии. От всех прибывших требовалось неукоснительное соблюдение довольно строгих правил, поэтому иногда возникало недовольство и слышались жалобы. В приглашениях, доставленных лично каждому, говорилось, что в замке запрещено находиться в сопровождении друзей, охраны, помощников или секретарей. Исключение делалось лишь для высокопоставленных особ, которым разрешалось прибыть со свитой, но та должна была остаться в Хогсмиде или вернуться домой по каминной сети. Некоторые гости, особенно имеющие отношение к политике, кажется, были весьма недовольны этими условиями. Однако, когда им ясно дали понять, что Гарри не уступит, они попытались успокоить себя тем, что им будет предоставлен круглосуточный доступ к почтовым совам и два выходных дня для решения неотложных дел, со свободным перемещением по каминной сети или с помощью портключа.

Лишь одна просьба была удовлетворена. Царица-фараон Нитокрис пожелала во время обучения жить в одной из факультетских спален Хогвартса. Она объяснила, что обучалась в своём фиванском дворце, поскольку статус не позволял ей посещать магическую школу. Девушка слышала о волшебных школах-интернатах и была очень взволнована, узнав, что у неё появился шанс пожить в Хогвартсе две недели. Ведь ей так хотелось понять, каково это - жить в студенческом общежитии! И так как среди гостей замка она была самой юной - царице-фараону было всего семнадцать лет - МакГонагалл решила пойти ей навстречу. Гарри был рад сообщить Нитокрис, что у неё появится возможность познакомиться со студенческим бытом.

*******

Ожидая прибытия партии растений, необходимых ему в качестве будущих ингредиентов, Северус продолжал разбираться в рецепте Вентуса. Зельевар отправил сову Юстасу Лэндону, недавно отбывшему из замка, с просьбой о помощи и вскоре получил его ответ, что в течение нескольких дней профессор сможет получить восхитительный образец Rosa caedes. Не имея пока возможности заняться непосредственно варкой и тестированием экспериментальных зелий, Снейп, усердно изучая мельчайшие нюансы текста, начал понимать, что есть области, совершенно не исследованные Вентусом, а ещё Мастер зелий заметил несколько мест, где, возможно, было что-то пропущено или сделана ошибка. Он нашёл довольно интригующие ссылки в записях своей матери, которые непременно хотел включить в обзор работы Вентуса, а вот рукописи Слизерина в этом отношении оказались пока бесполезны. Оставалось ждать, когда Гарри подготовит для него краткое содержание дневников, поскольку тот обещал заняться в первую очередь наиболее перспективными, в плане исследования Снейпа, фрагментами.

Северус был поражён тем, что, оказывается, изучать новое зелье можно не заходя в лабораторию и не прикоснувшись ни к одному ингредиенту. Да и Гарри одобрял его нынешний подход к работе, позволявший им проводить вечера вместе, трудясь над переводом. Тем не менее, Северусу хотелось закрыться в лаборатории и проверить теоретические выкладки на практике. Только так они могли перейти от догадок непосредственно к изготовлению снадобья, исцеляющего вампиров.

Юстас прибыл в Хогвартс в пятницу утром, переправив с собой большой, тяжёлый зачарованный ящик, и прямиком направился к комнатам Северуса, собираясь встретиться со своим заказчиком в перерыве между уроками.

- Хорошие новости, профессор Снейп! Нам удалось договориться с небольшой фирмой на острове Уайт - одним из немногих поставщиков, способных достать по-настоящему редкие и магически сильные розы, и теперь в нашем распоряжении имеется прекрасный экземпляр Rosa caedes.

Северус пожал протянутую руку и улыбнулся, увидев, как молодой маг зарумянился от гордости.

- Спасибо, мистер Лэндон, отлично сработано! Мы разместим розу в оранжереях Хогвартса.

И, вместе с Юстасом, Северус отправился в теплицы, левитируя перед собой ящик с саженцем.

- Один из наших студентов, отлично разбирающийся в экзотических растениях, сумеет обеспечить этой розе надлежащий уход, - пояснил профессор.

К прибытию нового питомца Невилл подготовился весьма тщательно. Он заранее собрал всю имеющуюся информацию о двух древних сортах роз, которые теперь будут расти в оранжереях Хогвартса, и узнал, что те, вдобавок к остальным ужасным качествам, очень ревностно охраняют свою территорию. Помещать оба куста в одну теплицу было нельзя, иначе погибли бы не только они, но и все растения поблизости. В одном из источников говорилось, что в ряде случаев Floris sempiternitas разрушала саму оранжерею, пытаясь изгнать конкурента. Поэтому юный герболог решил разместить купленный саженец по соседству, на достаточном удалении от его более агрессивного собрата.

- Лонгботтом, позвольте представить вам мистера Юстаса Лэндона, который помог нам приобрести и доставил сюда Rosa caedes. Мистер Лэндон - Невилл Лонгботтом.

Невилл отошёл от стола, на котором кормил сырым мясным фаршем странные цветочные луковицы в толстых восковых чешуйках, и протянул руку гостю.

- Мистер Лэндон, очень приятно познакомиться. И большое спасибо, что отыскали для нас столь редкий экземпляр! Я беспокоился, что мы не сможем помочь профессору Снейпу. Место для Rosa caedes приготовлено в одной из теплиц чуть дальше, чтобы соседство с новым растением не беспокоило Floris sempiternitas.

Юстас удивился.

- У вас есть Floris sempiternitas? Здесь?

- Я смогу показать вам его, как только мы устроим на новом месте привезённый вами саженец. Думаю, вы тоже не хотите держать его оглушённым и под чарами сохранности дольше необходимого.

Северус поразился, как сноровисто и уверено пересаживал опасное растение извечный растяпа Невилл. Парень работал быстро, но аккуратно, желая освободить розу от заклинаний как можно скорее. Он осторожно переместил кустик в выкопанную заранее яму, а затем тщательно засыпал корни землёй, щедро удобрённой драконьим навозом, и, наконец, обильно полил его чистой, тёплой водой, подняв лейку чарами левитации. Когда Лэндон снял ошеломляющее заклинание, Rosa caedes начала извиваться, удобнее устраиваясь в грунте, а затем притихла. Кстати, профессору Спраут понадобилось вдвое больше времени, чтобы Floris sempiternitas точно так же успокоилась после посадки.

- Похоже, розе понравилось на новом месте. Я нашёл кое-какую информацию в одной из старых книг в библиотеке профессора Спраут и узнал, что это растение любит и что не любит. Если у вас, мистер Лэндон, есть ещё какие-нибудь сведения, я с удовольствием добавлю их к данным ботанического паспорта. Он у меня в кабинете.

Маги вернулись в рабочую комнату, и Невилл протянул Юстасу пергамент с подробнейшим описанием Rosa caedes. Оказалось, что парню удалось разыскать исчерпывающую информацию об этом сорте роз. Многое было до сих пор неизвестно молодому Лэндону. Он раздосадовано подумал, что какой-то студент владел превосходными знаниями о столь экзотическом и опасном растении и даже с пересадкой справился весьма профессионально, тогда как для самого Юстаса недавнее общение с другим розовым кустом, гораздо менее агрессивным, стало ужасным испытанием – проклятое колючее отродье едва не убило его. Естественно собеседники ничего не знали о том инциденте, но, всё же, Юстас был весьма уязвлён, а он ненавидел это чувство и, кроме того, жаждал произвести впечатление на всем известного Мастера зелий. Поэтому Лэндон отдал ботанический паспорт обратно, коротко кивнув, не сказав ни слова.

- Хотите взглянуть на Floris sempiternitas? Мы привезли её совсем недавно, но, кажется, она уже вполне прижилась. Позвольте, я использую заклинание очищения, прежде чем мы войдём в ту теплицу. Просто это растение – одно из самых темпераментных, и, почуяв запах другой розы, может напасть на нас.

И Невилл заклинанием почистил всех троих. Северус ожидал, что юноша использует простейшую формулу, которая удалит грязь и остатки растений, поэтому удивился, почувствовав на себе намного более сильное заклинание. Зельевар бросил на Лонгботтома вопросительный взгляд.

- Нам необходимо избавиться даже от намёка на запах или волшебную подпись Rosa caedes прежде, чем мы зайдём в оранжерею. Если Floris sempiternitas узнает, что где-то поблизости находится ещё одна магическая роза, здесь невозможно будет работать. Последние пару дней она прекрасно себя чувствовала и вела. Я даже смог её полить и немного подрезать ветви. Она наверняка напала бы на меня, услышав аромат соперницы.

Войдя в оранжерею и увидев редкое растение, Юстас был поражён до глубины души. Он слышал об этом сорте и даже видел пару рисунков, но лично не сталкивался никогда. Роза, словно поддерживая свою репутацию свирепого растения, начала угрожающе шевелить ветвями, пытаясь дотянуться до троих вошедших магов, но Невилл немедленно заговорил с ней успокаивающим голосом. Решив, что достаточно устрашила пришедших, и, наконец, обратив внимание на увещевания юного герболога, о том, что всё хорошо и ей ничего не угрожает, роза успокоилась.

В тот момент Снейп впервые разглядел в Невилле Лонгботтоме все те качества, о которых твердил ему Гарри, и одновременно несколько удивился позерству юного Лэндона. Между тем перемена заканчивалась, и Северусу было пора возвращаться, чтобы успеть подготовиться к следующему уроку. Зельевар попросил Лэндона прислать ему чек за саженец и, извинившись, ушёл.

Как только профессор вышел из оранжереи, Юстас, казалось, перестал сдерживать своё любопытство и тут же начал задавать вопросы.

- Где, ради Мерлина, вы разыскали Floris sempiternitas? Я читал о них, но никогда не предполагал, что когда-нибудь смогу увидеть эту розу так близко.

- Для разработки нового зелья профессору Снейпу потребовались редкие растения. Зная только их древние названия почти четырёхсотлетней давности, он обратился за помощью к нашему профессору гербологии. Она подключила к поискам меня, и мне удалось выяснить современные названия нужных сортов. Казалось, что приобрести их будет гораздо сложнее. Но, увидев мой список, профессор Снейп понял, что одна из искомых роз издавна растет в саду, принадлежащем его роду. Гарри упоминал, что мать профессора Снейпа проводила какие-то эксперименты с этими цветами. Что же касается Rosa caedes, то профессор Снейп был уверен, что именно ваша фирма сможет помочь с её приобретением.

- Гарри? Гарри Поттер?

- Именно он. Мы дружим с первого курса.

Тон ответа и взгляд, брошенный Невиллом при этом, дали понять Юстасу, что лучше воздержаться от дальнейших расспросов. Тем не менее, юный герболог значительно вырос в его глазах, оказавшись давним другом самого Гарри Поттера.

- Лонгботтом, я слышал, что некая миссис Лонгботтом собирается вести здесь, в замке, курсы по защитной магии. Вы с ней случайно не родственники?

- Это моя бабушка. Много лет назад она служила аврором. Похоже, они с профессором Дамблдором подозревают, что атаки Сами-Знаете-Кого будут схожи с теми, что обрушивал на жителей Волшебного мира, десятки лет назад, Геллерт Гриндевальд. Бабушка, в самом деле, отлично разбирается в защитных заклинаниях против нападений, которые тот использовал. И так как большинство никогда не сталкивалось ни с чем подобным, она предложила обучить всему, что знает, людей, которые смогут защитить остальных, когда придёт время.

- По делам фирмы мне часто приходится путешествовать по всему свету, иногда по весьма сомнительным, глухим местам, поэтому я тоже хотел бы узнать побольше о магической самообороне. Есть ли шанс, что мне позволят присутствовать на этих занятиях?

- Туда пускают только по приглашениям, хотя будут проводиться и открытые уроки. Бабушка принимает заявки студентов Хогвартса, возможно, рассмотрит и вашу кандидатуру.

Невилл решил, что теперь, когда они остались вдвоём, он сможет утолить своё любопытство.

- Скажите, а когда вы учились здесь, зельеварение тоже преподавал профессор Снейп? И, в чём состоит ваш семейный бизнес, если вам приходится столько путешествовать?

- О, у меня было домашнее обучение. Это многовековая традиция нашего рода – обучать детей дома. Но я, разумеется, тоже изучал Зелья, и мой учитель рассказывал мне истории о некоем Мастере зелий, с которым он имел честь быть знакомым. Учитель всегда говорил о Северусе Снейпе с благоговейным трепетом, поэтому я был очень взволнован, встретив этого человека лично. А фирма нашей семьи специализируется на доставке ингредиентов для зелий, и мы работаем по всему миру.

Поговорив ещё о магических растениях, с которыми обоим доводилось сталкиваться, они вернулись в замок.

Августа Лонгботтом была немного знакома с Юстасом Лэндоном, и теперь её одолевали сомнения. Основным тестом при наборе на четырёхнедельные курсы, определяющим уровень и магические возможности студентов, был вызов патронуса. Это испытание не проходили только авроры, поскольку их профессия предполагала подобный навык. Когда она попросила Юстаса выполнить это заклинание, ему не удалось создать даже лёгкий туман, не говоря уже о полноценном патронусе.

Похлопав разочарованного молодого человека по плечу, она сказала:

- Ну-ну, мистер Лэндон, не стоит так расстраиваться. Многие волшебники не способны вызвать патронуса; это требует определённых черт характера, помимо магической силы. Если же вас всё-таки очень интересует эта тема, я приглашаю вас на мои открытые уроки, и, кроме того, попробуйте обратиться к профессору Спраут, которая организовала с одной из своих бывших учениц курсы для сквибов, недавно узнавших, что владеют магией. Желающих собралось намного больше, чем ожидалось. И она ищет людей, которые могли бы помочь ей в проведении уроков, а я полагаю, что ваша компетентность в некоторых областях магии может быть ей полезна.

Невилл удивился тому, как мягко его бабушка отказала Юстасу. Он уже слышал, что с некоторыми его однокурсниками, желавшими попасть к ней на занятия и провалившими вызов патронуса, она повела себя довольно резко. В последнее время парень замечал намного больше сочувствующих взглядов, обращённых к нему.

*******

В пятницу, после последнего урока, Гарри спустился в подземелья и устроился на диване, решив сделать домашние задания и освободить вечер для работы с древними манускриптами. В данный момент он корпел над переводом Книг Света, и ему намного больше нравилось трудиться дома, рядом с Северусом, а не подниматься в свои апартаменты в башне. Он знал, что нужно поспешить с переводом свитков, одолженных у мистера Малфоя, но с ними можно было работать только в кабинете, а там юноша чувствовал себя слишком одиноко. Он слышал, что доставили ещё одну розу, и теперь уныло представлял одинокие вечера, когда Северус запрётся в своей лаборатории.

Когда тот, полчаса спустя, пронёсся мимо Гарри в свой кабинет, гриффиндорец угрюмо буркнул:

- Невилл сказал, что тебе доставили новый розовый куст.

Снейп был немного озадачен тоном молодого супруга. Тот сердится из-за покупки розового куста? И как это понимать?

- Да, этим утром его привёз мистер Лэндон, а Невилл поместил саженец в одной из теплиц. Что-то не так? – настороженно осведомился зельевар.

Гарри раздражённо ответил:

- О, нет, всё совершенно нормально: ты станешь проводить все вечера, работая в лаборатории со своими зельями, а я в это время буду в гостиной.

Почему, ради Мерлина, Гарри так не нравится находиться в гостиной? Снейп недоумевал - что происходит?

- Проблема в этом? Ты не хочешь сидеть в гостиной? И почему же?

Неожиданно печально вздохнув, Гарри едва слышно пробормотал:

- Будет так неуютно...

Северус ужасно не любил переживания, бормотания, и невысказанные мысли. Эти, казалось бы, пустяки обычно влекли за собой серьёзные последствия и огромную головную боль. Но он уже начал разбираться в хитрой науке, как вести себя с гриффиндорцами, и знал, что в подобной ситуации сбежать от проблемы – не выход, станет только хуже. Снейп понимал, что впоследствии будет ещё больше драматических вздохов, бормотаний, многое останется невысказанным, а в худшем случае – назреет скандал. Подавив тяжёлый вздох, он сел в своё кресло перед огнём и приготовился к долгому разговору.

- Тебе здесь неуютно? Может, ты хочешь что-нибудь изменить в гостиной?

Гарри сердито зыркнул на мужа.

- Нет, всё замечательно.

- Очевидно, нет. Скажи мне. Что случилось?

- Я так любил работать вечерами вместе с тобой, но скоро мы снова будем мало видеться, потому что ты станешь варить по ночам свои зелья.

Это было так просто! Он мог бы и сам догадаться! Неужели это всё, из-за чего мальчишка разволновался? Как человек, предпочитающий действие разговорам, Северус порывисто поднялся из кресла и исчез в лаборатории, игнорируя сердитый взгляд Гарри. Спустя несколько минут зельевар вызвал домовика, чтобы тот расширил комнату, в которой располагалась лаборатория, а сам трансфигурировал маленький столик в массивный, хорошо освещённый стол, и табурет - в удобный стул. Вот так. Теперь они смогут быть вместе, занимаясь каждый своим делом. Мерлин-свидетель, их совместные вечера в гостиной чаще всего наполняло молчание. Они работали в тишине, наслаждаясь обществом друг друга. Может, эта небольшая перестановка сделает Гарри счастливым?

Северус вернулся в гостиную и молча подошёл к сидящему Гарри. Забавно было видеть, как парень подчёркнуто его игнорирует.

- Мистер Поттер, не соизволите ли вы присоединиться ко мне в лаборатории? – видя, что на него по-прежнему принципиально не обращают внимания, мужчина попробовал ещё раз. – Гарри, пожалуйста, ты можешь зайти в лабораторию хотя бы на минутку? – снова нет ответа. - Гарри, если ты не ответишь мне прямо сейчас и не придёшь в лабораторию, то я возьму и сам отнесу тебя туда.

Он заметил, как губы упрямца дрогнули, но тот так и не произнёс ни слова. Снейп досчитал до трёх и, наклонившись, стремительно подхватил Гарри на руки.

- Поставь меня! Прекрати! – но, даже протестуя и извиваясь в руках супруга, мальчишка начал смеяться. Северус с лёгкостью прошёл с ним через гостиную и коридор, занёс в лабораторию и поставил около недавно трансфигурированного стола.

- Если тебе не хочется сидеть в гостиной в одиночестве, мы можем сделать так, чтобы ты работал прямо здесь, рядом со мной.

Гарри явно понравилось, что теперь у него появился собственный уголок в лаборатории, и возможность проводить вечера с Северусом, а не одному. Он тщетно старался скрыть радостную улыбку. Обведя взглядом изменения в лаборатории, парень с сомнением посмотрел на мужа.

- Ты уверен, что не будешь против?

С лёгкой улыбкой Снейп проворчал:

- Если ты не станешь мешать мне готовить зелья, мы прекрасно здесь уживёмся.

Пока Гарри перетаскивал из гостиной книги, пергаменты и чернила на свой новый стол, Северус подготовил всё необходимое для варки зелий, которыми собирался заняться вечером.

Обустраиваясь, оба не заметили, как настало время ужина. Гарри уже собрался идти в Большой зал, но Северус преградил ему путь.

- Помнишь, я говорил, что мы можем время от времени ужинать вместе.

Гарри покраснел, вспомнив тот вечер.

- Можно взять немного продуктов с кухни, и самим приготовить что-нибудь. Думаю, тебе понравится процесс готовки чего-нибудь вкусненького на скорую руку. Согласен?

Ему не пришлось спрашивать дважды. Расплывшись в радостной улыбке, Гарри восторженно обнял его.

- Как насчёт прогулки под луной?

Северус вскинул бровь.

- Вообще-то я не против. Но только после того, как мы поужинаем и сделаем назначенную на сегодня часть работы.

Улыбка Гарри стала ещё шире, а за ней последовали ласковое объятие и поцелуй, задержавший подготовку к ужину на добрых полчаса.

*******

В пятницу вечером, когда Гарри и Северус работали в их общем кабинете-лаборатории, им неожиданно пришло в голову, что пары от варки зелий могут иметь губительное воздействие на сохранность таких хрупких древних свитков, как записи Слизерина и Вентуса. Пергамент пока находился в достаточно хорошем состоянии, но всё же свитки и информация, содержащаяся в них, были бесценны. И если бы в лаборатории произошёл какой-нибудь несчастный случай или взрыв, драгоценные манускрипты могли быть безвозвратно утрачены. И даже сильнейшие защитные чары, окружавшие старинные пергаменты, не давали полной гарантии их сохранности.

Субботним утром, идя с Северусом на завтрак в Большой зал, Гарри напряжённо обдумывал способы, которые позволили бы ему работать в своей части лаборатории, переводя с парселтанга древние свитки, неожиданно ставшие частью его жизни. Бросать этот труд парень не собирался, но и просиживать всё свободное время в кабинете, рядом с залом для аудиенций, дома в гостиной или в библиотеке ему тоже совершенно не хотелось. И вдруг его осенило.

- Интересно, смогу я где-нибудь найти ксерокс? Держу пари, пергамент прекрасно бы скопировался, как думаешь?

Снейп смотрел на Гарри, будто тот говорил на иностранном языке.

- О чём ты говоришь? Что за ксерокс?

- А, да, это же маггловское устройство. Ты, должно быть, не знаешь о нём. С его помощью можно создавать копии любых изображений или документов. Кладёшь любую картинку на стеклянную пластину в этом аппарате, и на выходе, с другой стороны, появляются её точные копии. Это было бы превосходно – продублировать тексты для перевода на обычную бумагу. Тогда мы могли бы хранить оригиналы в башне, в моём кабинете, защищённом мощными охранными чарами, где пергаменты будут в полной безопасности. Один комплект запасных копий я держал бы в другом месте, а второй, для работы, имел бы всегда под рукой.

- Ты хочешь сделать две полные копии всех тех свитков и книг, которые у нас есть? Не слишком ли много?

- Всё, что от нас требуется, это положить оригинал в аппарат и нажать кнопку. С помощью этого устройства, если захочешь, можно сделать десятки копий.

Снейп не скрывал своего изумления. В волшебном мире некоторые документы создавали, закладывая в них возможность последующего магического дублирования, но если изначально этого не планировалось, приходилось делать копию зачарованным пером. Однако с документами на парселтанге была одна проблема – ни одно подобное перо не могло скопировать этот язык. Магглы в самом деле придумали весьма оригинальный способ.

- Ну, возможно, у мисс Грейнджер появится идея, как это сделать.

И она действительно придумала.

Усевшись за гриффиндорский стол, на своё привычное место между Роном и Гермионой, Гарри тут же спросил подругу, где в волшебном мире можно было бы разыскать ксерокс.

- Было бы здорово сделать копии всех документов на парселтанге. Тогда бы я мог хранить оригиналы в безопасном месте, а с дубликатами работать дома, может даже в лаборатории с Северусом.

Она задумалась на пару секунд.

- Я понимаю, это было бы очень удобно, ведь тогда ты смог бы обсуждать с профессором Снейпом сложные места в тексте. Но, ты же знаешь, в Волшебном мире нет ничего похожего на старые добрые ксероксы. Здесь есть только зачарованные перья, но в данном случае они не помогут.

Студенты из чистокровных магических семей, слушающие этот разговор, тут же забросали их вопросами о фотокопировальных устройствах и «старых добрых ксероксах», и Гарри, на сей раз с Гермионой, принялся объяснять практически то же, что десять минут назад он пояснял Северусу.

- Посмотрим, может после завтрака мне удастся связаться по каминной сети со своими родителями в Св. Мунго. У них в офисе стоял большой ксерокс. Полагаю, он всё ещё работает. И с его помощью удастся сделать копии всех документов. Правда, туда будет сложно аппарировать; я никогда не перемещалась настолько далеко. Наверное, нам стоит воспользоваться портключом, или же перенестись по каминной сети в Министерство, а оттуда добраться пешком или аппарировать от телефонной будки.

Альбус не возражал, чтобы Гермиона переговорила со своими родителями по каминной сети из его кабинета. Майкл Грейнджер подтвердил, что рабочее место его помощника в стоматологической клинике действительно было оборудовано ксероксом, подсказав, что в его собственном кабинете, в шкафу для документов, можно найти чистую писчую бумагу, и добавил, что ещё утром, в день катастрофы, перед тем, как им с Анной пришлось бежать, аппарат был исправен.

- А кто туда отправится, Гарри? – спросил Дамблдор. – Не сомневаюсь, что мисс Грейнджер и мистер Уизли тоже пойдут, но ты должен взять кого-нибудь в качестве охраны, на всякий случай.

Рон попросил отца отправиться с ними, и тот был в полном восторге, узнав, что вскоре сможет увидеть настоящий стоматологический кабинет и даже поработать с маггловским ксероксом. Со стороны его радость могла показаться даже чрезмерной. Альбусу не слишком понравилась идея, что гриффиндорскую троицу будет охранять один Артур, который терял самоконтроль при одной только мысли о предстоящем приключении.

Но, как оказалось, Северус тоже собирался идти вместе с Гарри, невзирая на то, что тот отправляется в Лондон в сопровождении других магов. А когда к их компании решил присоединиться Кингсли Шеклболт, стало ясно, что за эту маленькую экспедицию можно уже не волноваться.

Тут же были быстро собраны, уменьшены и распределены по карманам членов группы, все многочисленные рукописи и манускрипты, А Дамблдор подготовил портключи, снова использовав для них крышки от сливочного пива.

- Я считаю этот вид перемещений самым безопасным и секретным. В городе может быть неспокойно, поэтому, пожалуйста, оставайтесь в клинике мистера Грейнджера и старайтесь не выходить лишний раз на улицу. Будьте осторожны.

Портключи сработали, и, спустя мгновение, группа оказалась в приёмной небольшой, но на вид преуспевающей, медицинской клиники. Там, растянувшись на полу и похрапывая, лежали несколько магглов, и, если бы не это, всё выглядело бы вполне обычно. Гермиона повела волшебников во внутренние помещения. По пути, она, по привычке, выключала до сих пор горевшие светильники. Наконец, они пришли в кабинет заместителя, где девушка включила большой ксерокс и проверила, достаточно ли в нём бумаги. Остальные достали из карманов пергаменты и книги, и, вернув им прежний размер, сложили на стоящий рядом стол.

Артур был в восторге от чудесного маггловского приспособления. Подняв верхнюю крышку, он восхищался механизмом подачи бумаги, и стеклянной пластиной, и выдвижным ящиком, на котором лежала огромная кипа чистых листков. Его гипнотизировали огоньки, мигавшие на аппарате, пока тот разогревался. Гермиона очень аккуратно поместила первый лист пергамента на стекло, закрыла крышку, и машина начала делать копию; задыхаясь от восторга, Артур во все глаза следил за непостижимым процессом, подвластным магглам.

Остальные бродили по офису. Кингсли и Рон, как зачарованные, щёлкали маленькими настенными выключателями, отчего свет в комнате то загорался, то гас. У входа, откинувшись на спинки стульев, замерли в неловких позах несколько спящих магглов. Гарри и Северус отлевитировали их на пол, осторожно уложив на мягкий ковёр. Возможно, магглам в их состоянии было абсолютно всё равно, но со стороны казалось, что им теперь гораздо удобнее.

Гермиона позволила Артуру поработать на ксероксе, а сама отошла к окну и выглянула на улицу. На первый взгляд там не было ничего необычного, но, если приглядеться, всё было не так. Ей было грустно, неуютно и даже немного страшно смотреть на столь изменившийся вид. Обычно в субботу днём улица переполнена людьми, по дороге движется бесконечный поток автомобилей, а те, чьи дома находятся недалеко, возвращаются с работы пешком. Теперь там не было ни души. Ни машин, ни пешеходов, никаких признаков жизни. Улица вроде бы выглядела мирной и спокойной, однако в этом было что-то жуткое и зловещее. Гермиона очень скучала по привычному миру, который, вероятно, никогда не станет прежним.

Её тоскливые размышления были прерваны воплем, донесшимся из лечебного кабинета. Вбежав в комнату, где стояло большое стоматологическое кресло, она увидела четырёх мужчин, в ужасе уставившихся на врачебные инструменты и большой шприц на столе, приготовленный для следующего пациента. Закатив глаза, она объяснила, что это всё используют маггловские врачи для лечения зубов. Рон выглядел так, будто его сейчас стошнит, особенно, когда она взяла шприц и показала на резиновом подголовнике, как с его помощью ввести новокаин. Северусу и Кингсли тоже стало немного не по себе. Благодаря пренебрежению родственников и, слава Мерлину, отсутствию проблем с зубами, Гарри никогда не бывал у дантистов, но слышал о них и о том, что происходит в таких кабинетах, больше, чем другие, поэтому просто с интересом за всем наблюдал. Артур смело взял в руки инструменты и шприц, но больше всего заинтересовался бормашиной, висевшей над креслом пациента. Он заставил всех испуганно вздрогнуть, нажав кнопку и включив прибор, издающий громкий, резкий, скрежещущий визг. Гермиона чуть не рассмеялась, увидев, что у бедняги Рона подкосились коленки, когда она объяснила, что это устройство используют при лечении кариеса, для высверливания в зубах места под пломбу.

Маги с удовольствием покинули жуткое место, вернувшись в кабинет заместителя, где, успокоившись, каждый попробовал самостоятельно сделать копии. Затем Гарри собрал получившиеся дубликаты и снова поместил их под крышку, чтобы сделать ещё пару комплектов на всякий случай. Артур был ещё больше поражён гениальностью магглов, когда увидел, как копируемые листы уходят вниз, один за другим, а на выходном лотке образуются две аккуратные стопки дубликатов.

- Гермиона, как ты думаешь, я мог бы где-нибудь позаимствовать одно из таких устройств?

- Вряд ли. Но, уверена, когда всё снова наладится, я смогу договориться с родителями, чтобы они достали для вас ксерокс. Только для работы ему необходимо электричество, поэтому вам придётся что-то придумать, но я обещаю, что, по крайней мере, один ксерокс у вас точно будет.

Артур продолжал улыбаться, счастливый как ребёнок рождественским утром, пока остальные собирали и уменьшали оригиналы документов и их копии. Активизировав портключ, маги вернулись обратно в Хогвартс.

Буквально через пару минут после этого, здание, где располагалась стоматологическая клиника, вздрогнуло от сильнейшего взрыва, раздавшегося чуть дальше по улице. Выбив стёкла во всех стоящих поблизости зданиях, вздыбив почву и асфальт, и сотворив другие разрушения, взрыв оставил после себя огромное чёрное облако дыма.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
неканонДата: Вторник, 26.07.2011, 11:06 | Сообщение # 76
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо)


когда придумаю что тут написать-напишу
 
Lash-of-MirkДата: Четверг, 04.08.2011, 08:27 | Сообщение # 77
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод - Queen of destruction
Глава 16 (93). Новые силы
О взрывах, случившихся в Лондоне субботним утром, Альбус Дамблдор узнал лишь через несколько часов. Маги, вернувшиеся из города целыми и невредимыми, до сих пор не подозревали, что находились на волосок от гибели. Как только они оказались в замке, Гермиона тотчас же, извинившись, убежала, чтобы обсудить деловые вопросы с миссис Лонгботтом. Артуру не терпелось рассказать Молли о ксероксе, и Рон отправился вместе с ним, чтобы повидаться с мамой. А Кингсли должен был вернуться в Министерство и подготовить всё к завтрашнему приезду иностранных гостей.
- Северус, мне нужно отнести дневники Слизерина в кабинет директора. Встретимся позже в подземельях? - спросил Гарри.
- Я с тобой, может быть, Альбусу понадобится моя помощь с приёмом завтрашних гостей.
Мальчишка улыбнулся, довольный тем, что зельевар решил составить ему компанию, и они вдвоём отправились к Дамблдору, дружески беседуя по дороге. Нынешнее утро было весьма познавательным и продуктивным, если считать отличным результатом огромную кипу маггловской бумаги, которую Гарри уменьшил и нёс теперь в кармане.
Директор радушно встретил магов, вошедших в его кабинет.
- Как ваше путешествие в Лондон, мальчики? Без происшествий? - спросил старик.
- Я был там всего пару раз, сэр, но Гермиону, похоже, сильно расстроили тихие и пустынные улицы. Она знала этот район очень хорошо, и обычно в это время там кипела жизнь. Несколько раз она выглядывала в окно и в эти моменты казалась, я не знаю, расстроенной? Печальной? Ей явно было не по себе, - признался Поттер.
- Мы с Гарри обнаружили нескольких спящих магглов в клинике, Альбус. Пришлось уложить их на ковры в коридоре. Некоторые люди полулежали на стульях в приёмной, другие - в зубоврачебных креслах. Мне кажется, Министерство, занятое спасением магглов, уснувших на улицах и в общественных местах, забывает о том, что многие могут до сих пор находиться там, где их трудно найти.
- Ты прав, Северус. Я поговорю об этом с министром Боунс в следующий раз. Думаю, нам не удастся спасти абсолютно всех, кого катастрофа застала дома или на рабочем месте, но, безусловно, Министерство должно знать об этой проблеме. Ну, а что с копиями, Гарри? Всё получилось?
Поттер вытащил кипу листков из кармана и с помощью палочки увеличил её. Альбус взял одну страничку, удивляясь точному воспроизведению непонятных слов на странной бумаге. Вдвоём с Северусом они внимательно разглядывали этот продукт маггловской технологии.
- Это было впечатляюще, Альбус. Мисс Грейнджер просто положила пергамент в машину, нажала кнопку, и, секунды спустя, появилась его копия. Потрясающе.
Складывая дневники в шкаф, Гарри слушал их беседу и улыбался тому, с каким изумлением двое взрослых волшебников обсуждали вещь, элементарную для большинства магглов.
- Директор, каким образом планируется встречать завтрашних гостей? – когда гриффиндорец задал этот вопрос, стало заметно, что он немного взволнован.
- Все они будут прибывать через камин в твоём кабинете. Это поможет держать их подальше от Министерства. Но есть одно «но» — вам с Северусом придётся встречать лично каждого из них. Приветствуя гостей, ты можешь представлять им Северуса как своего супруга. Кстати, при этом я бы советовал не называть его профессором, а использовать титул лорда. Меня, пожалуйста, представляй им как директора школы, не используя другие звания Волшебного мира. При желании, ты можешь пообщаться с кем-то из прибывших, но это не обязательно, достаточно поздороваться и представить меня и Северуса, – услышав это, Гарри с облегчением вздохнул. - Домовые эльфы будут сопровождать гостей в их комнаты. Большая часть людей приедет перед обедом, поэтому я расширю Большой зал, чтобы всем хватило мест.
- Помнится, для кого-то было сделано исключение, Альбус? По-моему для фараона Нитокрис?
- Ах, да, юная царица-фараон. Мы собираемся предложить ей выбор — по решению Сортировочной Шляпы попасть на один из факультетов и поселиться в соответствующей гостиной, или же - побывать на всех факультетах, проводя по несколько дней в каждом.
Альбус широко улыбнулся, когда Гарри поддержал последний вариант:
- Это лучше всего. Я думаю, ей будет очень интересно увидеть Хогвартс с точки зрения различных домов.
Услышав это, Северус внимательно посмотрел на юношу. В очередной раз гриффиндорец удивил его. Хотя сам он не мог даже представить себя нигде, кроме Слизерина, но согласился с тем, что знакомство с мировоззрением разных факультетов может стать очень интересным. Удивившись, что Гарри тоже понимает это, Снейп одобрительно кивнул ему.
- Ну, а теперь, когда у нас есть копии, полагаю, стоит снова заняться переводом. Увидимся за обедом, Альбус, - сказал зельевар и, забрав у директора тяжелую стопку бумаги, отправился вместе с Гарри домой, в подземелья.
Только ближе к полудню из Министерства прилетела срочная сова с новостями об утренних событиях в маггловском Лондоне. На некоторые спасательные команды было совершено нападение - взорвано четыре станции метро. Когда на место происшествия прибыли авроры, чтобы оценить ущерб и определить причину, они обнаружили, что взрывы были вызваны магией, хотя каждый инцидент был совершен только одним магом и не связан с другими. Удалось выяснить, что лишь самый большой взрыв, который разрушил почти всю ветку метро, устроили два мага. Позже сводка новостей была дополнена информацией, что оба Пожирателя Смерти обнаружились там же, на станции, куда вернулись, чтобы отыскать друг друга.
Узнав о печальных событиях дня, Дамблдор немедленно связался по каминной сети с министром Боунс. Об утреннем походе в маггловский Лондон старый маг решил умолчать. Не хватало ещё, чтобы Министерство запретило Гарри покидать Хогвартс.
- Альбус, прежде чем беспокоиться о моей безопасности, может, стоит подумать о завтрашнем приезде иностранных гостей? Последние события только подтверждают то, насколько сомнительна эта идея. Действительно ли вы уверены, что необходимо приглашать посетителей из зарубежных стран в такое время?
- Амелия, Министерству не о чем волноваться, волшебники-иностранцы прибывают в Хогвартс по приглашению Гарри. Я говорил с ним о целесообразности факультатива в настоящий момент. Обсудив всё с Августой Лонгботтом, мы пришли к выводу, что обучение необходимо, причём именно сейчас. Августа придумала способ, помочь другим странам защищаться от подобных атак. Я, конечно, проинформирую Гарри, Северуса и Августу о сегодняшних событиях в Лондоне и буду признателен, если вы дадите мне знать о любых подобных инцидентах в других странах, но, тем не менее, решение остаётся за Поттером.
Министр не стала продолжать спор, сказав на прощание:
— Хорошо, я не буду настаивать на отмене этих занятий, хотя уверена, что не стоит проводить их прямо сейчас. Пожалуйста, Альбус, будьте осторожны.
Директор кивнул старой подруге и поблагодарил её за беспокойство, заканчивая разговор.
Дамблдор вспомнил убеждённость Северуса в том, что многие из поправлявшихся в доме Люциуса Малфоя после магического истощения Пожирателей Смерти пришли в ужас от случившегося и вряд ли примут метку снова. Конечно, были и такие как Беллатрикс Лестрандж, безгранично преданные Волдеморту, готовые на любые жертвы. Но пока эти фанатики не объединились, став сплочённой группой, самое большее, на что хватало их сил, – вот такие отдельные взрывы.
Министерство сразу же разослало людей для восстановления разрушенного метро. По словам мадам Боунс, многие министерские работники признавались, что им было гораздо легче работать в мире магглов без необходимости скрывать свою магию. Средь бела дня? В центре города? Без проблем. Уборка и реконструкция с помощью волшебства была быстрой и удивительно простой. Большую часть улиц довольно скоро отремонтировали, а пострадавших в результате нападений направили в госпиталь Святого Мунго.
Министр сообщила, что правительство уже усилило меры безопасности, включив в каждую восстановительную команду, отправляющуюся в мир магглов, как минимум одного аврора. И ещё рассказала о долгих и многословных спорах о том, нужно ли защищать чарами здания, где ждали пробуждения магглы. Тогда решили установить слабенькое заграждение вокруг школ, церквей и торговых центров, куда переместили большую часть жертв, и теперь Министерство было вынуждено принимать меры, усиливая защиту от возможных нападений.
К сожалению, чувство безопасности, которое многие вновь начали ощущать, было нарушено и вряд ли восстановится в ближайшее время.
После разговора с министром, Альбус неохотно связался через камин с подземельями. Он удивился, что в гостиной никого не было, хотя через минуту на вызов ответил Северус, пришедший из лаборатории.
- Боюсь, у меня тревожные новости. Мне нужно поговорить с вами обоими.
Северус кивнул и позвал Гарри, а через несколько секунд из камина в их гостиную шагнул директор.
- Утром министерская сова принесла мне сводку новостей, после чего я был вынужден переговорить с министром Боунс. В маггловском Лондоне произошла серия взрывов. Это работа Пожирателей Смерти, действовавших, по всей видимости, разрозненно во всех случаях, кроме одного. Улица, где располагается клиника Грейнджеров, тоже серьёзно пострадала. Вероятно, это произошло через несколько минут после вашего ухода.
Северус был удивлён, насколько спокойно Гарри отреагировал на известие. Он был предсказуемо огорчён тем, что активизировались Пожиратели Смерти, но почти не обратил внимания на то, что сам едва не пострадал от их действий.
- Много ли травм, директор? Есть убитые?
- О смертях нам не известно. Несколько работников Министерства легко ранены. Восстановительные работы уже начаты, и, как я понял, идут полным ходом.
Без лишнего волнения Гарри ответил:
- Спасибо, что сообщили нам, сэр, думаю, нужно передать это остальным. Я увижу Гермиону и Рона во время обеда, а ты, Северус, расскажи мистеру Уизли и Кингсли.
Альбус был удивлён, что никто из них двоих не упомянул завтрашних гостей и начинающиеся занятия.
- Министр заметила, что наши гости прибудут в крайне неудачное время.
- Мы собираемся помочь другим научиться защищаться от атак, подобных этим и даже хуже. С какой стати отменять факультатив сейчас? Эти нападения лишний раз подчёркивают, почему так важно для каждого посещать эти занятия и учиться, - решительно возразил Поттер. Альбус тепло улыбнулся юноше, одобрительно кивнув. И на этот раз Северус вынужден был согласиться с ним. Почему Министерство считает целесообразной отмену курсов защитной магии именно теперь, когда возобновились атаки, против которых люди и хотят научиться бороться? Он никогда не поймёт политиков.
Вернувшись после обеда в лабораторию и усевшись за перевод, Гарри рассказал, что его друзей не слишком впечатлило чудесное спасение от гибели в Лондоне. Совы уже разнесли эту новость по всему замку. Рон радовался, что у него снова имеется захватывающая история, с которой можно быть в центре внимания. Теракт был обширным, но без жертв, и носил скорее предупредительный характер. Гермиона больше заинтересовалась информацией о ходе восстановительных работ и напомнила о том, что пора разработать график произнесения заклинания, избавляющего от тёмной метки, на случай, если Волдеморт вновь решит клеймить своих сторонников.
Примерно так же – без лишних эмоций - реагировали взрослые собеседники Северуса. Хотя Молли, конечно же, встревожилась, узнав о том, что её муж и сын были на волосок от гибели. Вниманием же Артура целиком и полностью завладел его новый опыт работы с ксероксом. И поскольку взрывы случились уже после их ухода, волшебник был не слишком обеспокоен ими. А Кингсли за долгие годы работы повидал всякое, поэтому просто с облегчением констатировал факт, что им удалось вовремя покинуть место нападения.
Весь день Альбус получал сов и отвечал на каминные вызовы от иностранных гостей, уточнявших время начала занятий и интересовавшихся, насколько крепка защита замка. Он подтвердил, что всех по прежнему ждут завтра, и нет никаких причин для беспокойства за свою безопасность.
Вечером, после ужина, Гарри и Северус отправились в лабораторию. Один собирался работать над переводом, а другой – варить основу для зелья по рецепту Вентуса. Снейпу так и не удалось выкроить время, чтобы сходить в оранжереи и собрать необходимые ингредиенты. К тому же, вспомнив, как осторожно обращалась с магическими розами его мать, и как внимателен в работе с ними Невилл, зельевар понял, что ему стоит как следует подготовиться, прежде чем приближаться к агрессивным кустам. У всех зелий была одна и та же основа, поэтому Северус планировал потратить этот вечер на её приготовление. Гарри с интересом и удивлением следил за его действиями.
- Северус, вещество, которое ты варишь — очень простое по составу. Это ведь не зелье, да?
Снейп улыбнулся, услышав комментарий гриффиндорца.
- Я впечатлён, мистер Поттер, что вы считаете процесс простым. Это - основа, которая потребуется, когда я найду время, чтобы собрать все необходимые ингредиенты по рецепту Вентуса.
- Невилл рассказывал мне о розах в обед. Ты уверен, что это те самые, нужные сорта? То, что я слышал о них – просто ужасно.
- Твой приятель обнаружил сведения, что именно об этих цветах говорится в древнем рецепте, думаю, ему можно доверять. Невиллу удалось найти их современные названия. А тот факт, что в работе моей матери фигурирует одна из этих роз, ещё раз убеждает меня в его правоте. К тому же я заметил явные параллели между её исследовательскими записями и рецептом Вентуса. Я видел, как осторожно Лонгботтом работает с магической флорой, и попрошу его помочь в сборе ингредиентов.
То, как зельевар отозвался о Невилле, очень понравилось Гарри.
- Я же говорил, что он действительно знает толк в растениях!
Обсуждать Лонгботтома Северусу быстро надоело, и он ловко перевёл разговор на то, о чём думал весь день.
- Утром мы чудом избежали взрывов, повредивших улицы и клинику Грейнджеров. Артур Уизли и Кингсли Шеклболт не были слишком обеспокоены, да и ты сказал, что твои друзья отреагировали так же. Похоже, никто из вас не волнуется. Это что, одна из гриффиндорских черт?
Поттер улыбнулся, радуясь, что споры о сравнительных достоинствах гриффиндорцев и слизеринцев исчерпаны.
- Зачем тратить время и энергию, беспокоясь о том, что не случилось? Мы в безопасности.
Северус, пристально глядя на Гарри, протёр столешницу, на которой только что готовил основу для зелий и вытер руки тряпкой, которая тут же исчезла. Юноша всё это время тоже молча наблюдал за ним.
- Возможно, это последний спокойный вечер в наших комнатах перед началом учебных курсов. И я хочу предложить тебе расслабляющую ванну.
Повторять своё предложение ему не пришлось. Гарри, отбросив листки с переводом, устремился к Северусу, раскрывшему для него объятия. Объединив магию, они наполнили большую ванну в спальне горячей водой и через несколько мгновений с удовольствием погрузились в неё. Северус мягко массировал плечи Гарри, но старался не переусердствовать, чтобы муж снова не уснул у него на руках. И теперь массаж был взаимным и гораздо более интимным, чем в прошлый раз.
Гарри пока не был готов по-настоящему насладиться ванной для двоих, но – лишь пока.
********
В воскресенье, в ожидании гостей, юный король Волшебного мира был весь на нервах.
- Северус, что мне надеть? Пожалуй, школьная мантия не подойдёт, но что тогда? – растерянно спросил он, стоя перед распахнутым шкафом для одежды.
Пришедший на выручку зельевар помог ему составить простой, но элегантный наряд, не слишком строгий и не слишком похожий на студенческую форму.
- Хоть ты и приглашал этих магов лично, но встречаешь не в своём собственном доме. Пожалуй, вот эти вещи подойдут в данной ситуации лучше всего.
Гарри с благодарной улыбкой забрал у него одежду, а Северус занялся собственным костюмом, решив сменить привычную учительскую мантию на что-нибудь более нарядное, но не слишком роскошное.
Снейп, скрепя сердце, мирился с тем, что его ожидало. Обычно, пусть и не часто, он сам принимал гостей в роли хозяина. Теперь же ему предстояло стать тенью юноши, который займёт главенствующее положение. Конечно, глубоко в душе тлела искорка досады, но зельевар велел себе отбросить недовольство. Будучи женатым на Гарри он ещё не раз окажется в подобных ситуациях, поэтому лучше начать привыкать уже сейчас. Мысль о том, что он на всю жизнь останется лишь «мужем Поттера», была довольно болезненной, поэтому Северус переключил всё внимание на потрясающего юного мага, почти закончившего одеваться и выглядевшего так соблазнительно в подчёркивающих его стройность брюках, удлинённом дублете и насыщенного цвета мантии, оттеняющей глубокую зелень его глаз. С улыбкой глядя, как тот поправляет одежду перед зеркалом, Мастер зелий признал, что рядом с таким привлекательным юношей, как его супруг, он, пожалуй, с удовольствием привыкнет стоять на аудиенциях рядом, пусть даже и на вторых ролях.
Входя в кабинет директора, Северус был спокоен и собран, Гарри же, наоборот, взволнован сверх меры. Альбус уже ждал их, а вскоре к ним присоединилась профессор МакГонагалл.
- Добро пожаловать, мальчики мои! Вы вовремя! Молодой фараон прибудет через несколько минут, и именно поэтому я попросил профессора МакГонагалл присутствовать здесь. Так как наша юная гостья пожелала жить в студенческих общежитиях Хогвартса, я решил, что заместитель директора должна познакомиться с ней и проводить к декану соответствующего факультета.
Гарри, державший Северуса за руку, пока они поднимались в башню, неловко выпустил его ладонь в присутствии профессора МакГонагалл. Зельевар прекрасно понимал его и сочувствовал — рядом с чопорной старухой многим, по разным причинам, становилось не по себе. И, тем не менее, твёрдо зная, что Гарри нуждается в его поддержке, Снейп не собирался в ней отказывать. Когда они заняли свои места в кабинете Поттера перед камином, Северус, защитным и собственническим движением приобняв юношу за плечи, встал рядом, отступив на полшага.
Альбус сиял, глядя на них. Лёгкость, с которой Северус касался супруга, и то, что Гарри, перестав хмуриться, заметно успокоился, почувствовав его объятия, наглядно продемонстрировали, как развились и окрепли их отношения. Камень наречённых не ошибся, указав, что эти двое – предназначены друг для друга. Многие века магические семьи были склонны воспринимать этот артефакт как причину бед и раздоров, и директор радовался, видя, что этот выбор имеет все шансы стать самым удачным предсказанием Камня.
Несколько минут все просто переговаривались ни о чём, чтобы снять напряжение, в ожидании зелёного пламени в камине, сигнализирующего о прибытии гостя. Наконец, комнату озарила изумрудная вспышка, а затем, мгновение спустя, навстречу им шагнула потрясающе красивая фараон Нитокрис, и буквально следом появился человек, имеющий явное фамильное сходство с ней. Вышедшая из камина девушка была совершенно спокойна, но Гарри успел заметить раздражение, мелькнувшее на её лице, когда раздался звук, сигнализирующий о приходе второго мага. Вспомнив их разговор в Ночь Призыва, он подумал, что, кажется, знает, в чём причина.
Юноша сделал шаг вперёд и поприветствовал гостью, протянув ей руку.
- Фараон Нитокрис, приятно видеть вас снова. Я так рад, что вы сможете присоединиться к нам во время обучения.
Египтянка ответила на его рукопожатие и подошла ближе, чтобы поцеловать в щёку.
- Я польщена, что вы помните меня, Гарри Поттер. Ваше любезное приглашение, научиться магической самообороне, было довольно интригующим. Хоть я и продолжаю добиваться тех целей, о которых рассказывала вам в Стоунхендже, думаю, небольшой перерыв ради получения новых знаний, полезных всему Египту, которыми столь щедро готова поделиться миссис Лонгботтом, не повредит.
С улыбкой и поклоном, Гарри продолжил:
- Позвольте мне представить вам моего мужа, лорда Северуса Снейпа.
Ему было чрезвычайно приятно видеть ревность в глазах Мастера зелий, с которой тот наблюдал за его разговором с юной египетской красавицей, а потом он с гордостью и, чего скрывать, с толикой ревности следил, как расширяются зрачки Нитокрис при виде Северуса. Снейп пожал руку гостьи.
- Фараон Нитокрис, очень приятно с вами познакомиться. Гарри вспоминал о вас и был очень рад, что вы присоединитесь к нам.
Во время взаимных приветствий девушка тепло улыбалась, но выражение её лица мгновенно изменилось, когда она повернулась к человеку, который проследовал за ней через камин.
- Хочу представить вам моего дядю, принца Актената, который счёл необходимым прийти со мной сегодня. Дядя, это лорд Поттер и его муж, лорд Снейп.
Даже после обмена рукопожатиями Актенат всё равно смотрел на Гарри и Северуса с недоверием, граничащим с враждебностью.
Зельевар подозревал, что дядюшка явился отнюдь не затем, чтобы всего лишь убедиться в безопасности племянницы. Теперь нужно дать Альбусу возможность сыграть роль доброго деда, а Минерве - проявить себя мудрой наставницей.
- Фараон Нитокрис, принц Актенат, позвольте мне представить вам директора школы чародейства и волшебства Хогвартс Альбуса Дамблдора и заместителя директора и декана Гриффиндора Минерву МакГонагалл.
Последовали очередные рукопожатия.
А затем, директор, лучась добрейшей отеческой улыбкой, начал рассказывать об одной из своих поездок в Каир, в молодости.
Когда Альбус закончил свою историю, Минерва, также понимая истинную причину дядюшкиного визита, обратилась к Нитокрис:
- Дорогая, мы рады, что вы захотели посетить Хогвартс в качестве нашей студентки. Мы с удовольствием разместим вас в одном из общежитий любого из наших факультетов, где вы будете делить комнату с девочками-семикурсницами. У нас есть магический артефакт - Шляпа, которая традиционно распределяет вновь прибывших учеников на факультеты, наиболее соответствующие их личным качествам и ценностям. Следующие две недели вы можете провести на одном факультете или же прожить по несколько дней на каждом, чтобы узнать Хогвартс с четырёх различных точек зрения.
Обращаясь к дяде, она добавила:
- Принц Актенат, я, безусловно, понимаю, что родные хотят быть уверенными, что о девушке хорошо позаботятся и присмотрят за ней во время её пребывания в Хогвартсе. Уверяю вас, наша школа абсолютно безопасна для любого подростка. Мы - деканы факультетов, совместно с префектами из числа студентов - обеспечиваем надлежащее руководство и дисциплину.
Выражение лица принца стало менее враждебным, хотя было заметно, что идея оставить племянницу в Хогвартсе ему не слишком нравится. Гарри решил вмешаться.
- Я сожалею, принц Актенат, что мы не в состоянии разместить в замке всех желающих. Если вы считаете, что должны оставаться рядом, вы можете жить в Хогсмиде, недалеко от школы, но в течение двух недель интенсивного обучения фараон Нитокрис не сможет найти время, чтобы увидеться с вами. Здесь она будет в безопасности, уверяю вас.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Четверг, 04.08.2011, 08:27 | Сообщение # 78
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Его заверения были приняты, и египтянин, вежливо поклонившись, исчез в зелёном пламени камина. Лишь после его ухода Нитокрис полностью успокоилась. На вопрошающий взгляд Поттера она ответила едва заметным кивком. Северус очень старался сдерживать свою ревность, видя, как эти двое - его муж и юная красавица - без слов понимают друг друга.
- Я встретил фараона Нитокрис в Ночь Призыва. Она рассказала, что после смерти отца дядя захотел управлять страной от её имени, утверждая, что она - слабая девушка и не способна удержать власть. Когда же она поняла, что оказалась единственной призванной из всей страны, то поклялась, что отныне в родном Египте всё будет по-другому.
Когда Гарри замолчал, Нитокрис кивком подтвердила, что он всё рассказал верно, и продолжила:
- Да, я поступила именно так. Я избавилась от большинства советников – ставленников моего дяди, и максимально отстранила принцев от управления Египтом. Сейчас они заняты тем, что отчаянно пытаются сосватать мне своих сыновей, стремясь вернуть полноту власти. Они были в бешенстве, поскольку я не последовала их советам и укрепила свой статус. Дядя Актенат окончательно вышел из себя, когда Гарри Поттер пригласил меня участвовать в этой программе, и я объявила о своём намерении отправиться в Англию. Он всегда воображал себя самым могущественным волшебником в семье, после моего отца, и отказался верить, что я встречала вас и была призвана. Я подозреваю, что он был очень расстроен тем, что вы вспомнили меня и упомянули, что говорили со мной в Ночь Призыва. Он утверждал, что я лгу, рассказывая о нашей встрече.
Решив, что юная царица, пожалуй, ничем не угрожает его отношениям с Гарри, Северус спросил её:
- Вы уверены, что за время вашего отсутствия в Египте ничего не изменится?
Она ответила Северусу с лёгким кивком, отчего её длинные чёрные волосы скользнули по плечам.
- Да, лорд Снейп, я поручила управление человеку, который преданно служил моему отцу долгие годы, и который сумеет удержать ситуацию под контролем в моё отсутствие. После смерти моего отца он был смещён с должности главного советника, но и сейчас многие охотно прислушиваются к нему.
Альбус пригласил всех в свой кабинет:
- Пойдёмте. До прибытия следующего гостя у нас есть время, чтобы устроить фараона Нитокрис в Хогвартсе.
Как только все расселись возле камина, на низеньком столике перед ними появились чашки с чаем. Устроившись в большом кресле, Северус с удивлением и тайным удовольствием почувствовал, как Гарри положил руку ему на плечо, усевшись рядом, на широкий подлокотник. Напротив них царица Египта восседала в обычном кресле, словно на троне. И Северус вынужден был признать: всё, что он читал о её красоте – чистая правда. А поразительная зелень глаз девушки была даже ярче, чем у Гарри.
- Могу я узнать немного о каждом из четырёх факультетов Хогвартса? - спросила гостья.
Альбус ответил:
- Школа делится на четыре дома, в которые учащиеся попадают в соответствии с основной чертой характера - смелостью, верностью, хитростью и рассудительностью.
Нитокрис задумалась над этими значениями.
- Но ведь каждый из этих признаков необходим любому могущественному волшебнику или ведьме. А в какой дом были рассортированы вы, Гарри Поттер? – спросила она, глядя на юношу.
Гарри улыбнулся.
- Шляпа изначально хотела отправить меня в Слизерин - факультет хитрецов, но я попросил, чтобы меня отправили в Гриффиндор, который символизирует храбрость. Профессор МакГонагалл - декан моего факультета. А мой муж, профессор Снейп, является главой Слизерина.
Нитокрис очень удивилась:
- Вы могли выбирать? Высказать своё пожелание?
Альбус не мог сдержать улыбку, увидев, как Гарри весьма узнаваемо выгнул бровь, жестом, перенятым у Северуса.
- Ну, я не знал, что так делать нельзя, потому и спросил.
Дамблдор усмехнулся, услышав его ответ.
- Вероятно, Шляпа откликнулась на просьбу, учитывая, что к ней обратился ты, Гарри.
- Разве об истинном месте Гарри Поттера в Волшебном мире догадывались уже в то время?
Северус слегка нахмурился. Это был очень дерзкий вопрос. Но гриффиндорец, не обращая внимания на тон, ответил просто:
- Никто не предполагал ничего подобного. В прошлом году моя подруга, ища для меня сведения по защитной магии и заклинаниям, нашла несколько старинных формул и научила им меня и ещё одного нашего друга. Когда оказалось, что древние заклинания могу выполнить лишь я, мы предположили, что у меня просто немного больше магической силы. Мне никогда не приходило в голову, что использование Изгнания короля или Гласа короля является чем-то необыкновенным. Их истинное значение обнаружилось совсем недавно.
Снейп покачал головой. В интерпретации Поттера всё выглядело как цепь случайных совпадений. Зельевар вспомнил события в Уинтерленде. Гарри переместил мегалит с помощью Вингардиум левиоса, хотя заклинание имело ограничение на перемещаемый вес, которое тот камень значительно превышал. Сама земля подчинилась мальчишке, повелевшему запечатать колодец. Чёрные вирмы склонились перед Гарри, признав его власть. Никто тогда полностью не понимал, что происходит, но теперь, оглядываясь назад, Северус мог сделать некоторое предположение. И не собирался делиться этим с окружающими. Позже, наедине, он расскажет юноше о своей догадке.
Профессор МакГонагалл вернулась, неся Шляпу, и Гарри с удивлением заметил, как Нитокрис скривилась от отвращения при взгляде на ветхий артефакт в руках Минервы.
- Наденьте её, моя дорогая, и она объявит своё решение.
- Мне было бы интересно узнать мнение Шляпы, но ещё больше хочется побывать на тех факультетах, к которым принадлежат Гарри Поттер и лорд Снейп. После распределения я смогу жить в гостиных других домов?
Профессор МакГонагалл глубоко задумалась, выбирая наилучшее решение проблемы юной гостьи.
- После сортировки жить в гостиной чужого факультета не годится. Но мы могли бы попросить Шляпу не оглашать своё решение до вашего отъезда. Тогда вы посетите все факультеты. Как считаете, директор, это возможно?
Выход из сложной ситуации, предложенный Минервой, очень понравился Альбусу.
- Я думаю, что это великолепная идея, осталось узнать мнение самой Шляпы.
- Согласна, - ответила та. После чего её водрузили на голову Нитокрис, и через пару минут Шляпа объявила, - я готова вернуться на полку.
- И это всё? - спросила изумлённая гостья.
Профессор МакГонагалл вернула ветхий артефакт на место, а затем обратилась к египтянке:
- Пойдёмте, моя дорогая. Думаю, сначала мы поселим вас в гостиной Гриффиндора. Друзья, о которых рассказывал Гарри, оба учатся на моём факультете, и я уверена, с их помощью вы быстро освоитесь.
********
Чуть позже, Гарри, Северус и Альбус вернулись к камину в кабинете Поттера, встречать очередных гостей. Маги прибывали один за другим. С некоторыми Гарри встречался в Ночь Призыва, но многих видел впервые. С удивлением он обнаружил, что и сам большинству практически неизвестен, зато Северусу и Альбусу каждый стремился выразить безграничное уважение. Собственная слава всегда угнетала гриффиндорца, но оказалось, что Снейп был знаменит ничуть не меньше. Мальчик был рад видеть, как благодарны его супругу люди со всего света. Тот был замечательным человеком во многих отношениях, и его зелья принесли Волшебному миру огромную пользу. Он, несомненно, заслужил признание магического сообщества. А то, что ведьмы и волшебники со всего света прекрасно знали Альбуса, было тем более не удивительно.
Гарри уже совершенно привычно представлял себя и Северуса, после чего очередной гость направлялся к директору, который, казалось, знал всех и лично приветствовал каждого. Юноша заметил домовых эльфов, стоящих по периметру комнаты, и, когда приветствия заканчивались, они сопровождали новичка в его комнату, освобождая кабинет к встрече следующего мага.
Одним из последних прибыл приглашённый из Франции, Анри Кловис. Как только тот прошёл через зелёное пламя, Северус напрягся, невольно сжав плечо Гарри, заставляя его обратить особое внимание на визитёра. Зельевар предположил, что Анри был каким-то образом связан с Филиппом Кловисом, человеком, бросившем ему вызов в Министерстве, поэтому не хотел рисковать. Мягко отстранив Гарри, Северус заслонил его собой.
Заметив его движение, Альбус встревожился. Зная прибывшего волшебника как высокопоставленного члена Французской магической полиции – аналога аврорского корпуса Англии – специально откомандированного для участия в этой программе, и, кроме того, - дальнего родственника французского короля Луи XXIII, директор, тем не менее, незаметно взял свою палочку в правую руку, на всякий случай.
- Месье Кловис, я уже встречался не так давно, в Министерстве, в Лондоне, с человеком, носящим вашу фамилию.
В этом приветствии не было даже намёка на тепло, скорее - арктический холод.
И в этот момент, вспомнив, что самый знаменитый французский дуэлянт носит фамилию Кловис, Дамблдор понял, что происходит. Почему-то, он никогда не интересовался именами тех, кто бросил Снейпу вызов в стенах Министерства, и вот теперь оказалось, что родственник Кловиса был одним из них. Проклиная себя, что не попросил Северуса проверить список приглашённых, Альбус вышел вперёд, чтобы унять назревающий скандал.
- Месье Кловис, вы встречались с лордом Снейпом?
- Нет, мистер Дамблдор. Думаю, лорд Снейп имел несчастье встретить моего младшего брата, Филиппа. Я никогда не встречал лорда Снейпа до сегодняшнего дня.
Альбус продолжал настороженно сжимать в руке палочку, но попытался разрядить обстановку.
- Произошло недоразумение, господин Кловис, я приношу свои извинения.
И, специально для Северуса, спокойным тоном, добавил:
- Месье Кловис занимает высокий пост во французской организации авроров и прибыл на наши курсы в качестве представителя этой службы. Он - не тот человек, который бросил вам вызов в Министерстве, Северус.
Повернувшись к Анри, он продолжил:
- Я уверен, вы понимаете лорда Снейпа. Надеюсь, что наши гости не станут затевать дуэльные поединки. Полагаю, как член семьи Бурбон, вы дадите слово, что готовы соблюдать приличия?
Не самые тёплые слова приветствия, но сложившуюся ситуацию требовалось прояснить с самого начала.
Встречать по вине младшего брата холодный приём Анри было не впервой. Его всегда удивляло, со сколькими известными и могущественными магами Филипп умудрился рассориться из-за вечных интриг Луи. Он постоянно наживал врагов и, как оказалось, бросил вызов и лорду Снейпу.
- Конечно, лорд Снейп, Дамблдор. Я не причиню вреда никому в стенах Хогвартса! Клянусь, что никому здесь не нужно опасаться меня.
Затем, с учтивым поклоном, он обратился к Гарри:
- Мистер Поттер, встретиться с вами – большая честь.
Юный маг кивнул, но, видя настороженность Северуса, не перестал волноваться. Точку в этом малоприятном эпизоде поставил домовый эльф, весьма кстати появившийся, чтобы проводить гостя в его комнату.
- Что случилось? - спросил Гарри, как только француз ушёл.
Северус, глядя на директора, ответил:
- Филипп Кловис первым бросил мне вызов в Министерстве, в тот день, когда вы улаживали дела в Визенгамоте.
- Анри Кловиса рекомендовал глава французских авроров. Он весьма уважаемый волшебник. Я знал, что кто-то из его семьи имеет репутацию дуэлянта, но понятия не имел, что именно его брат был одним из напавших на тебя в Министерстве!
Поттер с ужасом слушал слова Дамблдора.
Старый маг сделал в воздухе несколько сложных движений палочкой, нараспев читая заклинание. Гарри вопросительно взглянул на мужа. Когда Альбус завершил колдовство, Северус объяснил:
- Это было заклинание намерения. Если Кловис попытается навредить кому-либо в Хогвартсе, то того, по чьему велению он действует, постигнет та же участь.
Альбус улыбнулся, глядя на Снейпа.
- Ну, я сделал заклинание чуть сильнее. Теперь того, кто замыслит недоброе в замке, самого постигнет участь, уготованная его жертве. И хотя я думаю, что проблем не возникнет, но безопасность никогда не бывает лишней.
Поттер чуть было не сказал, что ему хотелось бы более надёжных гарантий безопасности, но пламя в камине вновь позеленело, и к ним шагнул Ремус Люпин, а затем и Сириус Блэк. Несмотря на то, что Гарри встретил их радостными объятиями, маги уловили напряжение, возникшее между Северусом и Альбусом.
- Что случилось? - спросил Сириус.
Северус перевёл дыхание и ответил:
- Как раз перед вами прибыл Анри Кловис.
Друзья переглянулись, и Сириус поинтересовался:
- Кем ему приходится Филипп?
- Он его младший брат.
- Нет! С какой стати приглашать сюда кого-то из членов этой семейки? Он такой же мерзавец!
Альбус попытался всех успокоить.
- Этот маг - один из самых высокопоставленных французских авроров. Даже зная о его семье, я порекомендовал бы Гарри пригласить его, думаю, в этом случае, не возникло бы никаких недоразумений. А теперь я специальными чарами запретил любому из гостей причинять вред кому бы то ни было в замке, в течение следующих двух недель. С ним не будет никаких проблем.
Трое взрослых собеседников директора, казалось, успокоились после его слов, но Гарри продолжал беспокоиться. Для него эта ситуация была слишком значима.
Гарри помнил, что имя Ремуса значилось в списке приглашённых, но не ждал, что тот придёт не один.
- Сириус, я так рад тебя видеть! Ты совсем пропал, чем сейчас занимаешься?
Блэк и Люпин переглянулись, а глаза Альбуса замерцали веселее обычного. Снейп, со скучающим выражением на лице, старался не показать, что ему тоже интересно, чем же так сильно занята псина.
- Ну, проведя некоторое время в Министерстве, Ремус понял, что я мог бы многое сделать для Волшебного мира, и предположил, что мне недостаёт определённого веса в обществе, чтобы реализовать свои способности наиболее полно. Я знаю, что моё решение станет для многих неожиданным, но понимаю, что это единственный путь, который позволит мне приносить пользу.
Глубоко вздохнув, он, ища поддержки, снова посмотрел на Ремуса и добавил:
- Я хочу стать членом Международной Конфедерации Волшебников.
Гарри радостно просиял. Он знал, что все, встреченные им в Ночь Призыва, могут стать членами Международной конфедерации, но мало кто захочет этого. Вспыхнув от гордости за крёстного и улыбнувшись ещё более открыто, гриффиндорец воскликнул:
- Это фантастика, Мягколап!
Когда они все вместе встречали Рождество в Норе, Ремус рассказывал, что членство в Конфедерации даёт волшебнику возможность претендовать на место в Визенгамоте по праву магии. И теперь, вспомнив его объяснение, Гарри спросил Блэка:
- Значит, ты станешь членом Визенгамота, как и Ремус?
Северус внимательно посмотрел на Гарри. Теперь, когда гриффиндорец намного лучше понимал законы магии, по которым жил Волшебный мир, он смог полностью осознать значение поступка самого бесшабашного из Мародёров.
Сириус кивнул, а Альбус и Ремус с гордостью посмотрели на него.
********
Всё внимание студентов, пришедших на ужин, было поглощено толпой гостей – ведьм и колдунов в экзотичных нарядах, сидевших за главным столом. Но, вошедшая в зал с Роном и Гермионой, юная брюнетка с поразительными зелёными глазами, носившая поверх свитера большой золотой анкх, мгновенно затмила собой всех. Никто не сомневался, что эта сказочная красавица - фараон Египта. Все вытягивали шеи, чтобы получше рассмотреть её.
Нитокрис быстро освоилась на новом месте, в спальне Гриффиндорской башни, и профессор МакГонагалл проводила её в гостиную, где познакомила с Гермионой.
- Гермиона Грейнджер, научившая Гарри Поттера королевским заклинаниям! Я очень рада с вами познакомиться! – с чувством произнесла египтянка. Гриффиндорке было немного неловко общаться с абсолютно незнакомым человеком, который знает о ней гораздо больше, но беседа пошла легко, когда у девушек обнаружились схожие интересы. Искренность и вдумчивость Нитокрис очень понравились Гермионе.
Правда, был момент, заставивший её поволноваться, когда явился Рон, чтобы тоже познакомиться с фараоном. Он буквально истекал слюной, пока представлялся, но очаровательная Нитокрис умела держать дистанцию, чтобы не давать повода для возникновения неуместных надежд. А совсем скоро гостиную заполонили остальные гриффиндорцы. Познакомившись с новенькой, они шумной, галдящей толпой, в которой египтянка была незаметна, отправились на ужин.
Когда Гарри занял своё обычное место за общим столом – между Гермионой и Роном – Нитокрис пересела, чтобы оказаться между ним и Гермионой. Украдкой взглянув в сторону преподавательского стола, Поттер убедился, что оттуда за её перемещениями зорко, словно ястреб, причём, недовольный увиденным ястреб, следит Северус. Мальчишка живо припомнил все их ссоры, начинавшиеся с похожих поводов. Совершенно не желая пережить ещё одну, он, тем не менее, с удовольствием подметил признаки ревности, которую еле сдерживал весь день его муж.
Нитокрис оживлённо болтала с соседями по гриффиндорскому столу, и Гарри был рад, что она не предпринимает никаких поползновений по отношению к нему, не пытается прикоснуться, а значит, Северусу не за что будет укорять его потом. Чуть заметно улыбаясь, он вспоминал, как смотрел на него муж, когда Гарри приветствовал фараона. Эта сцена бесконечно крутилась перед его мысленным взором, мешая сосредоточиться на разговоре с ребятами.
********
После воскресного ужина Гарри и Северус спускались в подземелья гораздо позже обычного. Беседы с гостями отняли довольно много времени. Снейп был вынужден отвечать на бесчисленные вопросы иностранных магов о ликантропном зелье и рецепте Вентуса, подозревая, что в ряде случаев внимание к его персоне подогревалось фактом женитьбы на Поттере. Пообщавшись с теми, кто имел неподдельный интерес к работе над зельями, он проигнорировал озабоченных чужими сердечными делами. Студенты разбрелись по залу, но большинство слонялось неподалёку от гриффиндорского стола, так как каждый хотел поговорить с юной царицей Египта. Северус заметил, что даже Драко и ещё несколько слизеринцев ждут удобного момента, чтобы пообщаться с Нитокрис. Казалось, все вокруг очарованы ею.
Неожиданно зельевар почувствовал, что Гарри легонько толкнул его плечом.
- Она очень хороший человек, Северус, и, похоже, всем понравилась, даже Гермионе и остальным девчонкам. А ведь обычно они начинают злиться, заметив поблизости такую привлекательную девушку, как Нитокрис. Ребята, правда, поначалу были немного выбиты из колеи, но она - молодец, никого не обидела и не обижалась сама. А ты что думаешь о ней?
Северус некоторое время искоса поглядывал на Гарри, соображая, как лучше ответить.
- Я бы сказал, что она – весьма одарённая юная особа, - пожалуй, так лучше всего – расплывчато и уклончиво.
Поздоровавшись с портретом Салазара и его змеи, они вошли в свои комнаты, и Гарри продолжил:
- А ты знаешь, что до сегодняшнего дня она почти не общалась со своими ровесниками наравне? Ведь Нитокрис - единственный ребёнок в семье и, по настоянию родителей, обучалась дома. По её рассказам, рядом с ней всегда были лишь несколько двоюродных братьев и слуги.
По мнению Снейпа это могло объяснить её повышенный интерес к самым обычным ведьмам и колдунам. Просто она открывала для себя новый мир. Но всё равно оставалось непонятным, с какой целью Поттер затеял разговор о ней. И внезапно зельевара осенило - Гарри сам был довольно одинок до того как пришёл в Хогвартс. Конечно, он ходил в школу и мог общаться со сверстниками, но проклятые Дурсли позаботились о том, чтобы племянник чувствовал себя отверженным. Неужели мальчишка решил, что их ситуации похожи и сочувствует Нитокрис?
- А ты ревнуешь меня к ней.
Видимо, дерзкий юнец был не так уж тронут сравнением жизненных невзгод – египетской царицы и своих собственных. И его реплику нельзя было оставлять без ответа.
- Что за чушь ты несёшь, Гарри!
Ухмыльнувшись, тот снова поддел Северуса плечом.
- Я видел выражение твоего лица, когда она прибыла. В частности, когда поцеловала меня в знак приветствия. Было очень заметно, что ты раздражён этим.
- Возможно, зелье Oculus Reparium Infinitas, которое я дал тебе на Рождество, оказалось некачественным и начинает подводить тебя сейчас. Не было ничего подобного!
- О, я видел, твоё раздражение прорывалось сегодня не раз! Ты действительно был недоволен, - ответил Гарри с улыбкой.
Северус не собирался сдаваться в этом споре, хотя и припоминал достаточно ясно резкий всплеск раздражения - НЕ ревности! - при виде Гарри рядом с Нитокрис. А затем нашёлся:
- Простите, мистер Поттер, но когда вы представляли мне фараона Нитокрис, выражение вашего лица тоже было весьма интересным. Не думаю, что вам понравилось, как она смотрела на меня при нашем знакомстве, - теперь улыбался и Северус.
Гарри хмыкнул в ответ. Ну да, он действительно ощутил слабый укол ревности, когда увидел, как кто-то любуется его мужем. Было довольно неприятно.
Гриффиндорец вновь поддел зельевара плечом, но на этот раз так и остался стоять, прижавшись, отчего тот моментально решил, что их разговор слишком затянулся. Обняв ухмыляющегося мальчишку, Северус повернул его лицом к себе. Оба замерли, стоя в нескольких сантиметрах друг от друга, глядя глаза в глаза и молча улыбаясь.
- Вообще-то, она очень интересовалась тем, что наш брак был заключен по решению Камня наречённых. Его предсказание, касавшееся Клеопатры, было не слишком удачным, да и остальным членам многовековой египетской царской династии с этим артефактом не слишком везло. Как Камень оказался в Хогвартсе, у Дамблдора? - этот вопрос задала ему Нитокрис, и Гарри тоже заинтересовался.
Обдумывая ответ, Северус обхватил ладонями лицо Гарри и наклонился, чтобы поцеловать его. После лёгкого, нежного поцелуя, он сказал:
- Я понятия не имею, как артефакт попал в Хогвартс, к Альбусу. - Второй поцелуй. - Учитывая историю камня, он, возможно, был спасён из рук жертвы несчастной любви, или найден Основателями и помещён в замок на хранение. - Еще поцелуй. - А может быть, Альбус и сам раздобыл его где-то в своё время.
Следующий поцелуй не был прерван очередной теорией о том, как Камень наречённых попал в Хогвартс. Поначалу ласковый и невесомый, он быстро перешёл в страстный и жадный. Двое магов стояли посреди своей гостиной, крепко обнимая друг друга. И в этот миг Гарри ощутил вихрь эмоций, пронизывающих его. Это было очень приятно. В такие моменты он воспринимал ответные чувства Северуса так же остро, как свои собственные.
Хотя в этих эмоциях не было ничего плохого, но Гарри до сих пор не мог привыкнуть. А сегодня к ним добавилось кое-что новое. Ему захотелось самоутвердиться, подчеркнуть, что Северус - ЕГО муж, и больше никто не смеет претендовать на него. Это пульсировало в нём и наполняло кровь, словно ревность, которую он почувствовал, когда Нитокрис оценивающе посмотрела на Северуса. Казалось, новое стремление было частью его магии. Заметив, что супруг осторожно подталкивает его в сторону спальни, Гарри легко поддался, но как только они переступили порог, начал первым нетерпеливо раздевать Северуса, яростно воюя с застёжками, еле сдерживаясь, чтобы не избавить их обоих от одежды заклинанием. Вероятно, процесс раздевания был бы проще, прекрати они целоваться, но, в принципе, получилось и так.
Северус не знал, что нашло на мальчишку, но не собирался нарушать его настрой. Угрюмость гриффиндорца беспокоила его гораздо сильнее, а вот таким - напористым и страстным - Поттер бывал нечасто. Зельевар охотно принял инициативу Гарри и вытянулся на постели, подчиняясь ласковым, но требовательным рукам, а юноша опустился на колени между его раздвинутых бёдер и склонился, чтобы продолжить поцелуй.
Когда Гарри прикоснулся к нему, Северус почувствовал, как кожу покалывает от воздействия его магии, а позже это ощущение усилилось, став пронизывающим, и он выгнулся от удовольствия. Его тело реагировало на каждое касание всплеском острого наслаждения. И, похоже, Гарри ощущал в эти моменты то же самое, поскольку вздрагивал и стонал так же, как и Северус. Они подошли к пику практически одновременно, испытав оргазм не только физический, но эмоциональный, ментальный - общий.
Ошеломлённые любовники лежали рядом, прижав ладонь к ладони и тесно сомкнув пальцы рук. Оба пытались выровнять дыхание и прийти в себя, не в силах объяснить, что сейчас произошло. Гарри пошевелился первым, сев на колени и посмотрев на Северуса, мысленно проклинающего силу молодости, позволявшую восстанавливаться так быстро. Гарри восхищался поразительным человеком, который принадлежал ему – и только ему. Тело мужа было совершенным и потрясающе красивым. Ему очень нравилось прикасаться к Северусу, ощущая под пальцами гладкость кожи и упругость мышц. Но юноша даже не подозревал, что эти прикосновения могут подарить ему такое блаженство, которое он только что испытал.
Гарри мягко перевернул мужа на живот и оседлал его бёдра. Тот на мгновение растерялся, но расслабился, когда почувствовал, как неожиданно сильные пальцы гриффиндорца начали разминать мышцы плеч, а затем и всю спину. По телу разлилось приятное магическое успокаивающее тепло, и так было, пока массаж вёлся выше поясницы Северуса. По мере того как руки Гарри медленно приближались к ягодицам зельевара, его магия постепенно менялась. Или, возможно, магия оставалась прежней, но близость излучавших её рук к простате Северуса заставляла его реагировать иначе. Яркие вспышки удовольствия затопили разум, мужчина мог лишь стонать от обострившихся до предела ощущений. Последней связной мыслью Северуса было то, что, кажется, мальчишка, которого он так берёг и щадил, считая неискушённым ребёнком, неготовым к настоящему сексу, сейчас решит вопрос их первого раза весьма нетривиальным образом.
Гарри, похоже, не подозревая о размышлениях, терзающих супруга, продолжил массаж, спускаясь к его ногам, когда самоконтроль партнёра достиг своего предела. Северус неожиданно содрогнулся, и липкое семя залило смятые простыни под ним.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
неканонДата: Пятница, 05.08.2011, 10:15 | Сообщение # 79
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо))


когда придумаю что тут написать-напишу
 
ЭдельДата: Суббота, 06.08.2011, 18:58 | Сообщение # 80
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
неканон, все для вас!)


Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
неканонДата: Суббота, 06.08.2011, 23:28 | Сообщение # 81
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
Эдель, надеюсь, не для меня одной)))


когда придумаю что тут написать-напишу
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 07.08.2011, 21:25 | Сообщение # 82
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
неканон, и для меня)

Глава 17. Обмен опытом
Перевод - VelgaW

В понедельник утром, поднимаясь из подземелий на завтрак, Гарри и Северус не сказали друг другу ни слова, но, всё равно, незримая связь между ними ощущалась весьма отчётливо. Посмотрев на зельевара, идущего рядом, гриффиндорец был потрясён, заметив, что тот украдкой, в абсолютной растерянности, поглядывает на стены коридоров. Всё было прекрасно, когда они вышли из дома, поэтому Гарри терялся в догадках о причинах странного поведения мужа.

- Что с тобой, Северус? Тебе нехорошо?

Снейп, похоже, даже не услышал его, и мальчишке пришлось взять его за руку, чтобы обратить на себя внимание и добиться ответа.

- Что происходит? Почему ты так смотришь на стены?

Они остановились в последнем уединённом коридоре подземелий; следующий, за ближайшим поворотом, был до отказа заполнен шумной толпой студентов. Что могло так взволновать Северуса? Казалось, он пытался прикрыть Гарри собой, чтобы защитить от неведомого зла. Совершенно ничего не понимая, юный маг огляделся, но не заметил никаких признаков опасности вокруг. Зелёный взгляд наполнился тревогой. Наконец, обняв мужа за талию, юноша спросил, уже в который раз:

- Пожалуйста, Северус, скажи мне, что случилось.

Сделав над собой усилие, зельевар прошептал:

- Почему коридор полон домовиков? Я никогда не видел такого количества эльфов нигде, кроме кухни. Что могло заставить их так странно вести себя?

Услышав его слова, Гарри облегчённо улыбнулся и покачал головой.

- Знаешь, директор, вероятно, объяснил бы всё лучше, чем я, но, вообще-то, домашние эльфы постоянно окружают нас, занимаясь своими делами и оставаясь вне поля зрения. Очень немногие волшебники видят их постоянно. А являясь на вызов, домовик просто проявляется перед глазами колдуна или ведьмы. Значит, раньше ты никогда не замечал их?

Сурово воззрившись на Гарри, Северус огрызнулся:

- Тебе не пришло в голову, что видя их раньше, я бы сейчас не удивлялся?

Поттер подумал, что, даже встретив Снарка*, Северус расстроился бы меньше. Он нежно обнял своего зельевара и снова улыбнулся.

- Впервые я увидел их в Ночь Призыва, когда отправился в Стоунхендж вместе с директором. Он сказал, что видит их постоянно. Ты привыкнешь. А пока старайся не смотреть на них слишком пристально. Со стороны это выглядит странно, ведь для остальных эльфы незаметны.

И, продолжая обнимать одной рукой Северуса за талию, Гарри повлёк его за собой в Большой зал. Снейп шагал рядом, придерживая гриффиндорца за плечи, словно защищая, и взволнованно обдумывал сказанное Поттером. Он был довольно сильным магом, великолепно знал все особенности Волшебного мира и многое в жизни повидал. Так почему же тогда - растерялся, открыв нечто новое, то, о чём даже не догадывался? И почему Гарри первым узнал тайну домовиков? Зелёный юнец учит его, взрослого волшебника, тому, что домашние эльфы невидимы! Осознав, что, оказывается, они постоянно находятся на виду у этих странных существ, Северус почувствовал неловкость, одновременно удивляясь, что Гарри не придаёт этому факту абсолютно никакого значения.

Снейп всё ещё обдумывал потрясшую его новость, когда их окликнул Дамблдор.

- Доброе утро, мальчики! Как ваши дела?

Старый хитрец специально явился в этот пустынный коридор, которым почти никогда не пользовался, чтобы осведомиться об их самочувствии?

- Прекрасно, Альбус! Вот, идём в Большой зал, на завтрак. А вы? – отвечая, Северус чувствовал, как в нём борются раздражение и растущее любопытство.

Старик пристально посмотрел на Гарри, а затем на профессора, и хотя в его глазах не было тревоги, в поведении сквозило беспокойство.

- Прости, Северус, но мне показалось, что этим утром с тобой было что-то не так.

Гарри не был уверен, к чему клонит директор, который, похоже, каким-то образом почувствовал, что Северус был расстроен. Ну, ещё бы. Любой огорчится, узнав, что обречён до конца жизни ежеминутно любоваться на домовиков. Поэтому гриффиндорец решил успокоить старого волшебника, ответив на его вопрос.

- Сэр, просто Северус узнал этим утром, что может видеть эльфов, живущих в замке. Когда это случилось со мной, я тоже чувствовал себя поначалу неуютно, но затем привык. Думаю, привыкнет и он.

Эта новость на мгновение ошеломила директора, который несколько секунд потрясённо разглядывал их обоих. Справившись с эмоциями, Дамблдор похлопал Снейпа по плечу. И затем они отправились в Большой зал втроём. Шагая рядом с ними, Альбус заметил:

- Начав видеть домашних эльфов, многие приходят в замешательство. Но со временем привыкают и перестают обращать на них внимание.

Оживлённо жестикулируя, с весёлым блеском в глазах, старик продолжил:

- Нас ждёт насыщенный день. Гарри, мы с Августой будем очень рады, если ты скажешь несколько слов на открытии факультатива. Я знаю, что после завтрака у тебя начнутся уроки, но ничего страшного, если в этот раз ты немного опоздаешь.

********

Ученики миссис Лонгботтом расселись на скамейках, стоящих по периметру вместительного зала. Стоя в центре, Гарри чувствовал себя немного неловко, зная, что собравшиеся ловят каждое его слово.

- Я приветствую ещё раз тех, кто прибыл вчера, а также – рад видеть присоединившихся к нам сегодня, и желаю вам всем извлечь максимум пользы из наших курсов. И, конечно же, хочу поблагодарить миссис Лонгботтом, предложившую обучать ведьм и колдунов защитной магии. В своей жизни она неоднократно сталкивалась с опасностью, подобной той, что, возможно, ожидает нас в скором времени. Готовность этой непревзойдённой волшебницы щедро делиться накопленным опытом со всеми желающими просто неоценима. И за это я от всей души говорю ей спасибо. А ещё я хочу выразить благодарность её внуку, моему однокласснику, Невиллу за помощь, оказанную в подготовке учебной программы, и Гермионе Грейнджер, принимающей активное участие в публикации статей по самообороне в «Ежедневном Пророке».

После приветственной речи Гарри отправился на уроки, а его место в аудитории заняла сама миссис Лонгботтом. Её лекция была довольно лаконичной – строго по существу, а затем Невилл с Гермионой продемонстрировали собравшимся выполнение нескольких довольно сложных заклинаний. Сразу же вслед за этим учащиеся были разделены преподавательницей на группы и занялись отработкой полученных знаний на практике.

Поначалу некоторые из взрослых, в особенности представители аврорского корпуса и чиновники, были весьма скованы, боясь при всех не справиться с заданием. Миссис Лонгботтом предвидела это и старалась подбирать группы для практической отработки заклинаний с учётом возраста и статуса, но определённый дискомфорт на занятии всё же ощущался.

Одно из заклинаний стало камнем преткновения для большинства учащихся, поэтому она попросила Невилла выйти на середину зала и продемонстрировать его выполнение ещё раз. Сириус, который не мог упустить отличную возможность повеселиться и привлечь к себе внимание, сияя улыбкой, вышел вместе с ним. Глядя на то, как Блэк красуется перед классом, Северус ухмыльнулся, но ничего не стал говорить, в большей степени, чтобы не кормить лишний раз ненасытное эго некоторых гриффиндорцев.

Миссис Лонгботтом снова всё подробно объяснила и велела Сириусу и Невиллу повторить за ней. Блэк умудрился исказить формулу до такой степени, что от взрыва пострадала часть дальней стены, но Невилл выполнил заклинание безупречно. Благодаря врождённому оптимизму, Сириус не стал делать из своей неудачи проблему. Качая головой, он оглядел причинённый стене ущерб, соображая, как выйти из положения. А затем, хлопнув Невилла по плечу, похвалил талант мальчишки и потребовал, чтобы тот научил его этому колдовству сам. Трепеща от волнения, нескладный гриффиндорец ещё раз, шаг за шагом, объяснил Блэку выполнение сложного заклинания. И, сопровождая процесс обучения взаимными шутками и подначиваниями, Сириус, в конце концов, справился с упражнением довольно сносно.

После этого лёд взаимного недоверия и стеснения начал таять. Маги раскрепостились, и выполнять учебные задания им стало гораздо проще. Во время обеденного перерыва, когда Сириус болтал с Нитокрис, вспоминая события в Стоунхендже, их разговор случайно услышал глава болгарского корпуса авроров и с недоумением уточнил, правда ли, что мистер Блэк состоит в Международной конфедерации волшебников. Альбус охотно подтвердил его догадку. Эта новость мгновенно распространилась среди группы учеников, и уже к вечеру отношение к Сириусу изменилось: он перестал казаться окружающим паяцем, в нём стали видеть сильного, могущественного волшебника. И то, что он не побоялся провалить учебное задание у всех на глазах, оказывается, свидетельствовало не о его слабости и некомпетентности, а о широте души и большой внутренней силе. Перестав бояться провала, маги с удвоенной энергией стали осваивать сложные заклинания, и к концу дня стало ясно, что домашним эльфам придётся отремонтировать ночью, как минимум, одну из стен учебного зала.

В будущем, когда миссис Лонгботтом спросят о самом памятном эпизоде её работы в Хогвартсе, она назовёт совместный урок Невилла и Сириуса Блэка, который стал настоящим прорывом в освоении приёмов магической самообороны, и участие в факультативе директора школы в качестве одного из учеников. И хотя самого Невилла об этом никто не спрашивал, вполне вероятно, что он ответил бы также.

Когда их первый учебный день подходил к концу, Гермиона обратилась к собравшимся магам. Многие с удивлением отмечали, насколько легко эта девушка справляется с самыми сложными заклинаниями, которые они разучивали, осваивая их быстрее, чем иные взрослые волшебники. Поэтому все внимательно ждали, что она собирается им сказать.

- Я хочу пригласить вас принять сегодня вечером участие в выполнении совместного заклинания. Как вы уже, вероятно, слышали, Тот-Кого-Нельзя-Называть через тёмные метки отбирал магическую силу у своих последователей, что позволило ему воздействовать заклятием мёртвого сна на людей во всём мире. Лишь благодаря вмешательству Гарри все носители магии были спасены, а спящие магглы получили шанс выжить. С целью предотвращения новых атак, мы придумали способ удалить тёмные метки сторонников Сами-Знаете-Кого. Теперь он лишён возможности отбирать волшебство у своих приверженцев через клеймо или вызывать их к себе, но это заклинание, требующее от магов полной самоотдачи, нужно периодически повторять. Поэтому мы – Дамблдор, профессор Снейп и я – хотим пригласить всех желающих присоединиться к нашей группе, сегодня вечером. Под охраной викингов мы пройдём к границе аппарационного барьера, где, в условленном месте, Гарри Поттер прикажет земле воспринять силовыми линиями энергию наших чар, распространив их по всей планете. В это время часть из нас начнёт выполнять заклинание, удаляющее метки, а другая часть, с помощью заклинания Iuntcus, сделает магию всех участников единой. Этот процесс придётся повторить несколько раз подряд, поэтому, в конце концов, мы почти полностью исчерпаем свои магические силы. Вас никто не заставляет соглашаться, дело это абсолютно добровольное. Если у вас есть какие-либо сомнения, вы можете сначала прийти в качестве зрителей, а уже потом принять решение об участии. В любом случае, это довольно интересный опыт, и я надеюсь, что многие захотят присутствовать.

Её объявление стало волнующей новостью для прибывших учиться магов, весь ужин обсуждавших лишь это приглашение. Те, кто уже принимал участие в совместном колдовстве, охотно делились опытом, и их рассказы воодушевляли, прогоняя усталость трудного дня. Поэтому, когда профессор Дамблдор поднялся, приглашая желающих следовать за ним, к нему присоединились все без исключения сильные волшебники и ведьмы, находившиеся в зале.

С помощью преподавателей Хогвартса маги заняли свои места вокруг камня, который Гарри назвал самым лучшим местом доступа к лей-линиям. Когда все были готовы, Король Волшебного мира, усилив голос сонорусом, обратился к своим помощникам.

- Хочу ещё раз поблагодарить всех, собравшихся здесь, чтобы помочь выполнить заклинание, уничтожающее тёмные метки. Вы уже знаете, что оно будет выполняться в несколько этапов: сначала я обращусь к земле, чтобы она открыла лей-линии, затем будет произнесена сама магическая формула, и, одновременно, с помощью заклинания Iunctus, наши разрозненные силы станут единым потоком.

А затем, взглянув на Северуса, директора и Гермиону, которые обычно выполняли заклинание объединения, Поттер добавил:

- Не волнуйтесь, если обнаружите, что не справляетесь - это очень, очень сложная штука, которую я сам так и не освоил…

Все заулыбались, услышав его признание, а гриффиндорец, пожав плечами, словно в этом не было ничего особенного и едва заметно усмехнувшись, повернулся, отменяя сонорус, и начал обращение к земле.

Северус возвращался в замок, шагая рядом с Гарри. Тот уже успел получить подробные отчёты о том, как прошёл первый учебный день, от Невилла, Гермионы и Нитокрис, но узнать версию супруга ему было очень даже интересно.

- Твой крёстный, как обычно, оказался в центре внимания, уничтожив часть стены в зале неправильным заклинанием. А вот Лонгботтом удивил меня, выполнив колдовство безупречно. Похоже, бабушка, наконец-то, сумела объяснить ему, как работают волшебные чары.

Гарри радостно просиял. Впервые муж похвалил его приятеля по-настоящему, а не только за успехи в гербологии! Причём, на сей раз, он даже назвал Невилла не «этот твой Лонгботтом», а просто «Лонгботтом», что тоже говорило о многом.

- Мне нужно доделать домашнее задание и немного поработать с переводом. А ты будешь сегодня заниматься зельем? – Это было важно, потому что, если Северус собирается работать в лаборатории, Гарри устроится там же, а если нет – тогда можно расположиться у камина. На время факультатива директор освободил своего профессора зелий от ведения уроков, и в ближайшее время ему не нужно было по вечерам проверять работы студентов.

- Ты прав, стоит заняться практическим исследованием нашего рецепта. Смотри, если не ошибаюсь, впереди нас идёт Лонгботтом? Я сейчас же попрошу его помочь мне собрать ингредиенты для зелья.

Гарри отправился в замок, а Северус быстро нагнал Невилла, шедшего в оранжереи.

- Мистер Лонгботтом, прошу прощения, что не даю отдохнуть после напряжённого дня, но мне нужна ваша помощь в сборе ингредиентов с куста Rosa caedes.

Неожиданно раздавшийся над ухом голос самого ужасного преподавателя Хогвартса заставил Невилла нервно сглотнуть, но это стало единственным признаком его волнения.

- Конечно, профессор. Я как раз собирался в теплицы, чтобы проверить кое-какие саженцы. Ваша роза уже привыкла к новому месту и стала довольно спокойной, поэтому я смогу собрать то, что вам нужно, прямо сейчас.

Северус последовал за юношей к оранжерее, где росла Rosa caedes. Встав рядом, зельевар любовался магическим растением, пока юный герболог облачался в фартук из драконьей кожи, такие же перчатки и вооружался секатором, лежавшим на скамье у входа. Снейп не мог не признать, что, под присмотром Невилла, роза отлично прижилась. На кустике появилось довольно много новых почек, он обильно цвёл, да и подрос сантиметров на тридцать, с того момента, как мистер Лэндон привёз саженец в Хогвартс.

- Сэр, с каких именно веток нужно брать ингредиенты для зелья?

Северус озадаченно посмотрел на него.

- Какое это имеет значение?

- В одной старинной рукописи из библиотеки профессора Спраут я прочёл, что магические розы имеют ряд необычных свойств, в частности, Rosa caedes очень чувствительна к воздействию силовых линий. Её ветки, растущие в северном, южном, западном и восточном направлениях, обладают различными магическими характеристиками. А развитие Floris sempiternitas напрямую зависит от Луны, поэтому сбор ингредиентов с этих растений должен быть связан с определёнными лунными фазами.

Ни в работах Вентуса, ни в записях матери Северус не встречал подобных указаний, но Невилл, похоже, был совершенно уверен в своей правоте. И хотя мнение зельевара об этом растяпе стало гораздо лучше в последнее время, он пока не был готов принимать каждое его заявление на веру.

- Не могу ничего сказать, поскольку впервые слышу об этом. Можно взглянуть на ваш источник информации? Возможно, с его помощью я смогу разобраться в том, как именно стороны света или фазы луны воздействуют через растительный компонент на зелье? А пока срежьте четыре бутона с северной, южной, западной и восточной веток куста и промаркируйте их упаковку.

Невилл быстро и аккуратно выполнил поручение и, положив каждый из бутонов в подписанный конверт, вручил профессору Снейпу.

- Если вы немного подождёте, я принесу тот справочник из кабинета профессора Спраут. Я быстро.

Спустя несколько минут, Невилл протянул Северусу огромный, старый, потрёпанный фолиант.

- Профессор Спраут разрешила мне выносить эту книгу из библиотеки. Все, кто многие годы работали с этой рукописью, оставляли свои пометки на полях. Те, что касаются магических роз, я пока не проверял, но другие сведения были удивительно точны. Думаю, профессор Спраут не будет возражать, если вы тоже внесёте свою лепту в этот справочник, пользуясь им в работе над вашим исследованием.

********

Вечером, когда они вдвоём с Гарри занимались в лаборатории своими делами, Северус рассказал о своей беседе с Лонгботтомом.

- Вот видишь, я же говорил тебе, что Невилл отлично разбирается в гербологии! Когда он заводит речь о своих любимых растениях, то, кажется, становится совершенно другим человеком, правда?

С великим трудом, но Северус вынужден был согласиться.

- И всё же пока мне трудно поверить в то, что он разбирается в свойствах магических растений лучше самого Вентуса и моей матери. Нюансы, о которых он упомянул, стали полной неожиданностью для меня. Похоже, придётся поставить эксперимент по выяснению свойств бутонов, собранных с разных побегов одного растения.

Гарри не мог решить, что удивительней, Невилл Лонгботтом, консультирующий Северуса относительно ингредиентов для зелья, или зельевар, прислушивающийся к его советам. В обе возможности были трудно поверить, и то и другое вызывало у него улыбку.

Заметив это, Северус ухмыльнулся. Сидя на высоком табурете за лабораторным столом, он как раз начал читать справочник Невилла, делая выписки, а гриффиндорец сосредоточенно строчил эссе по чарам. Через некоторое время Снейп обнаружил, что разделяет идеи автора рукописи, и согласился с несколькими пометками на полях. Информация была очень интересной. Если верить книге, Rosa caedas соперничала с магическим Поручейником сладким** в плане разнообразного влияния на зелье, в зависимости от того, с какого побега был срезан бутон, или, как в случае со вторым растением, от способа подготовки корня.

А как, собственно, определить нужное свойство для конкретного зелья? Личный опыт подсказывал, что понять это можно лишь экспериментальным путём. Ничего не оставалось, как только приготовить пробные порции снадобья по рецепту Вентуса, используя по очереди различные бутоны. Снейп предвидел, что не все из этих опытов окажутся удачными, но тем приятнее будет решить эту головоломку. А, кроме того, попутно, он сможет выяснить новые свойства магической розы, чтобы потом использовать их в других составах. Шанс совершить новое открытие несказанно грел душу Мастера зелий.

Поставив на стол четыре котелка, по одному на каждую пробную порцию, Северус принёс готовую основу и добавил в неё остальные ингредиенты, не вызывавшие вопросов, а розовые бутоны аккуратно порезал и отложил в сторону. Помешивая жидкость в отдельном котле, он тщательно следил за тем, чтобы её консистенция и цвет соответствовали ожидаемым. Когда зелье было почти готово, Снейп разлил его по четырём котлам.

Осторожно положив в черпак на длинной ручке мелко нарезанный бутон с восточного побега куста, Северус мягко опустил его в кипящее варево. На его лице отражалось любопытство с долей волнения, поскольку было неизвестно, как отреагирует на подобную добавку новое зелье.

Но, вопреки его опасениям, ничего не произошло.

После нескольких минут перемешивания, о которых говорилось в пометках, все кусочки бутона, нисколько не пропитавшиеся жидкостью, весело скакали над её поверхностью, словно накрошенная пробка. С лёгким вздохом Северус отвернулся от котла и погасил огонь под ним.

Его ворчание и вздохи отвлекли Гарри от довольно скучного эссе по чарам. Не выдержав, он с любопытством заглянул в котёл. И чуть было не засмеялся. Сколько раз он видел подобный результат на уроках зелий, порой даже достигал его сам! Это, как правило, влекло за собой низкую оценку, снятие очков с факультета, а иногда и отработку. А теперь, полюбуйтесь! Профессор тоже отличился! Поттер не выдержал и тихонько хихикнул. Хотя Снейп и стоял к нему спиной, делая записи в исследовательском дневнике, но тут же бросил через плечо:

- Что смешного?

- Хм... Когда я последний раз видел такое зелье, Гриффиндор лишился пяти баллов.

- И это было совершенно справедливо. В тот раз вы варили простейшее целебное снадобье из хорошо знакомых и правильно подготовленных ингредиентов, у которых не было никаких причин плавать нерастворёнными на поверхности. А когда готовишь экспериментальное зелье, невозможно предугадать, как тот или иной компонент поведёт себя. В данный момент я фиксирую повышенную влагонепроницаемость бутонов Rosa caedas, выросших с восточной стороны куста. Это предстоит изучить в будущем, но сейчас абсолютно ясно, что для зелья Вентуса требуется иное свойство магической розы.

Добавив во второй котёл нарезанный бутон с северного побега, Северус начал помешивать зелье, но сразу столкнулся с непредвиденной проблемой. Содержимое котла мгновенно загустело, настолько, что даже вытащить черпак было невозможно. Эту порцию оставалось лишь уничтожить, поскольку зелье, котёл и черпак стали монолитным куском.

И в следующее мгновение Снейп уже описывал в дневнике неудачный результат второй пробы. К удивлению Гарри, он, похоже, нисколько не расстроился. Если бы подобный промах допустил студент, профессор пришёл бы в ярость, но сейчас он спокойно документировал ход эксперимента, без малейших признаков злобы и раздражения. После чего взял третью горстку розовых лепестков и отправил её в очередной котёл.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 07.08.2011, 21:25 | Сообщение # 83
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Помешивая содержимое, Северус обнаружил, что жидкость начала шипеть, бурлить и испускать густой пар. Шипение становилось всё громче, облако пара быстро росло, и скоро стало ясно, что зелье вот-вот взорвётся. В последний момент профессор успел выставить магический щит, а из котла, разлетевшегося на части, в потолок ударил огненный столб. Горящие ошмётки разлетелись по всей лаборатории, и, там, где они упали, вещи начали тлеть, но, к счастью, сами маги не пострадали. Северус левитировал часть шлепков обратно в котёл, чтобы изучить позже, а остальные уничтожил, пока они не подожгли всё вокруг.

Гарри боялся дышать, ожидая гневной вспышки супруга. Поразительно, но тот с восхищением разглядывал рванувшее варево. Казалось, он даже доволен собой, хотя только что устроил катастрофу, которая Невиллу даже не снилась. С энтузиазмом зельевар начал записывать очередной результат в дневник. Когда он закончил, Гарри осмелился подать голос:

- Северус, ты взорвал котёл? Что происходит?

- Согласно этому справочнику, бутоны с южной стороны куста разогревают зелье. Вероятно, этого количества компонента было слишком много для небольшой экспериментальной порции основы. Поэтому жидкость испарилась вместе со всем, что в ней было, а затем и взорвалась. Я никогда не видел ничего подобного!

Они оба с опаской уставились на четвёртый котёл, когда Северус осторожно опустил в него последнюю горстку лепестков, собранных с западного побега куста, и начал медленно помешивать содержимое. Жидкость мирно булькала в течение минуты, и, наконец, Мастер зелий негромко рассмеялся.

- Похоже, теперь мы знаем, с какой стороны Rosa caedas нужно собирать ингредиенты для этого зелья.

Гарри бочком приблизился к котлу и увидел бирюзовую жидкость, наполненную красивыми мерцающими пузырьками, поднимающимися со дна на поверхность.

********

А в это время, в гостиной Хаффлпафа, располагавшейся прямо над подземельями, собрались профессор Спраут, Амаранта Савой и несколько сквибов, включая Петунию Дурсль, чтобы обсудить программу будущих занятий для тех, кто совсем недавно обнаружил в себе частичку магии.

- Я хочу ознакомить вас с планом уроков для новичков в Волшебном мире. И, кстати, Помона, он получился несколько обширнее, чем мы предполагали вначале.

- Думаю, дорогая, это не страшно. Министерская комиссия охотно утвердила эту программу. Полагаю, узнать о магическом сообществе больше, полезнее, чем не знать о нём почти ничего.

Планируя эти занятия, Амаранта представляла, что, в течение месяца с небольшим, люди будут собираться раз в неделю, примерно на час, чтобы пообщаться и выпить стаканчик сливочного пива или тыквенного сока с пирожным. Беседовать на этих собраниях предполагалось о говорящих портретах, магическом расширении пространства и домовиках. Но, чем большее количество людей узнавало об этих уроках, привнося свои идеи, тем сильнее видоизменялась программа будущих занятий. От волшебников и сквибов поступали встречные предложения: рассказать о магическом праве, экономике, банковском деле, политике, а также о магических существах и растениях. Постепенно длительность вечерних курсов растянулась до конца учебного года, а, возможно, и до лета. И если проводить уроки раз в неделю, то их следовало удлинить до двух, если не трёх часов.

Неожиданной проблемой стал выбор лекторов. Амаранта опасалась, что ей будет трудно найти тех, кто достаточно компетентен в различных областях волшебства и пожелает выступить перед сквибами, но вышло всё с точностью до наоборот. Добровольцев, зачастую с докладом на одну и ту же тему, откликнулось гораздо больше, чем ожидалось. Причём, наряду с обычными ведьмами и колдунами, выразили желание преподавать три члена Визенгамота, президент Гринготтс-банка, директор и половина педсостава Хогвартса.

Со вздохом, Амаранта развернула лежащий перед ней пергамент.

- Итак. Я думаю, что первые занятия стоит посвятить чему-то понятному и близкому большинству из вас. Например, миссис Уизли могла бы рассказать о волшебном домоводстве. Она в совершенстве владеет темой и считает, что эти знания необходимы каждому. Её уроки предусматривают много практики, ведь если кто-то из вас решит остаться в Волшебном мире, то рано или поздно столкнётся с различными бытовыми проблемами.

Миссис Уизли была, так или иначе, известна многим сквибам, живущим в замке. В самом деле, её огненно-рыжую шевелюру и объёмный живот трудно было не заметить. Одни знали её только в лицо, другие успели познакомиться ближе и даже подружиться, но все, без исключения, с энтузиазмом поддержали идею учиться у неё.

- Хагрид хотел бы рассказать о магических существах. Всё это очень интересно, но некоторые до сих пор побаиваются его, да и питомцы у него своеобразные. Поэтому эти лекции мы поставим ближе к концу программы. Мадам Помфри собирается поделиться знаниями о колдомедицине. Многие относятся к ней с симпатией, да и тема будет полезна для изучения. Думаю, её уроки можно начать вслед за занятиями миссис Уизли.

Сидящие за столом мужчины и женщины снова оживлённо закивали.

Каждый преподаватель Хогвартса вызвался рассказать сквибам о своём предмете, но, посоветовавшись, Амаранта и профессор Спраут решили пока не вносить в план курсов Арифмантику и Древние Руны. Чтобы избавить Амаранту от щекотливой проблемы выбора докладчика по Гербологии, Помона и мистер Лэндон согласились провести совместные уроки. Не было никаких сомнений в том, что лекции профессора Флитвика по теории магии будут пользоваться большим успехом, да и квалифицированно объяснить существование живых портретов мог только он, с его непревзойдённым знанием чар. Все согласились с включением в программу курсов Прорицания, но слушателей немного смущало, что преподавать этот предмет будет кентавр.

- Узнав его получше, вы убедитесь в том, что он очарователен, - заметила профессор Спраут. Кстати, он неплохо разбирается в астрологии, и нам не придётся выделять на её изучение отдельное время. И, кроме того, он относится к роду магических существ.

- Амаранта, вы, кажется, говорили, что профессор Дамблдор собирается преподавать нам краткую историю Хогвартса? – поинтересовался молодой сквиб по имени Честер.

- Верно. Пусть сначала директор расскажет вам в общих чертах о школе и тех предметах, которые предстоит изучать, - согласилась профессор Спраут.

- Сэр Николас вызвался рассказать о привидениях и полтергейстах, вместо профессора Биннса. Думаю, нам стоит принять его предложение. Вы поможете мне уладить этот вопрос, Помона? – Амаранта слишком хорошо помнила, насколько нудными, долгими и перенасыщенными несущественными деталями могут быть лекции по истории магии, чтобы поручать Биннсу вести уроки у сквибов.

- Ну, а теперь, когда мы обсудили программу занятий, освещающих преимущественно повседневные вопросы жизни в Волшебном мире, предлагаю перейти к более весомым темам. Есть желающие выступить с лекциями по истории магического сообщества, волшебному законодательству, политическому устройству, экономике. Я предлагаю начать с уроков Ремуса Люпина, который расскажет вам о некоторых аспектах истории и политики нашего общества. Он – член Визенгамота, бывший преподаватель Хогвартса, любимец многих студентов. И я считаю, что он сумеет познакомить вас с целостной картиной Волшебного мира.

Услышав знакомое имя, Петуния сразу же вспомнила того грубияна, который ударил её! Всё это время она отлично владела собой, стараясь помалкивать, и даже доброжелательно кивала, соглашаясь с мнением большинства, но теперь в её душе разразилась буря эмоций. Неужели этот негодяй считается здесь уважаемым гражданином? И они собираются доверить ему обучение людей? Не сдержавшись, она прошипела, - Тварь… - но её брань тут же заглушил звук громогласной отрыжки, с которой было невозможно совладать. Петуния смущённо захлопнула рот и извинилась, выскакивая в коридор.

Амаранта с сочувствием посмотрела ей вслед, и, когда дверь за женщиной закрылась, заметила:

- Бедняжка. До сих пор не может привыкнуть к местной пище.

Повертев в руках пергамент, она продолжила:

- Лорд Люциус Малфой желает выступить с лекцией о магическом законодательстве, системе государственного управления и Министерстве магии.

Немного нахмурившись, Помона заметила:

- На мой взгляд, было бы лучше найти вескую причину, чтобы не включать его доклад в программу занятий, но директор считает иначе. И ещё Грипхук предложил провести занятия на тему экономики Волшебного мира. Довольно неприятный тип, но Альбус согласен пригласить и его.

Просияв, Амаранта перевела взгляд с пергамента собеседников.

- И, наконец, два последних вопроса. Мистер Уизли – высокий рыжеволосый мужчина, которого вы все видели здесь в выходные, хотел бы рассказать о маго-маггловских отношениях, а именно о том, какие меры предпринимает правительство для восстановления и спасения мира магглов. Это один из служащих Министерства, верно, Помона?

- Да, он не занимает высоких постов, но относится к людям гораздо лучше большинства политиков. Альбус также высказался в поддержку его уроков, и я уверена, что сама госпожа министр, с её многолетним опытом работы, не выступит лучше. Думаю, с помощью Альбуса всё получится самым лучшим образом. Артур – хороший человек и найдет с учениками общий язык.

Прочитав последнее имя в списке добровольцев, пожелавших принять участие в курсах для сквибов, Амаранта была потрясена. И хорошо, что вышедшая из себя Петуния уже покинула это собрание, потому что новое имя стало бы серьёзным испытанием для её нервной системы:

- Гарри Поттер тоже хочет выступить? Перед сквибами? – Амаранта никак не могла совладать с волнением.

Профессор Спраут решила помочь ей.

- Гарри – замечательный юноша. Он не любит быть в центре внимания, но понимает, что должен объяснить как можно большему числу людей суть произошедшего - причастность Сами-Знаете-Кого к катастрофе, способ, которым тот добивается своих целей, а также рассказать, что мы предпринимаем, чтобы помешать Тому-Кого-Нельзя-Называть, сорвать его планы. Думаю, мальчик отлично справится.

После её слов сквибы, поначалу смущённые чересчур эмоциональной реакцией Амаранты, начали понимать, что юный Гарри Поттер занимает особое место в этом новом для них мире.

А профессор Спраут объявила их собрание законченным и добавила:

- Тыквенный сок, сливочное пиво и чай, а также пирожные - на столе у окна. Угощайтесь.

********

Гостиная Гриффиндора, на самом верху факультетской башни, гудела от нескончаемого обмена впечатлениями о первом дне занятий магической самообороной под руководством миссис Лонгботтом. Кое-кто из старших студентов, допущенных на вечернее обучение, желал, хотя бы в общих чертах, знать, что их ждёт, а младшим просто не терпелось узнать новости во всех подробностях.

Нитокрис, с удобством расположившись на одном из больших диванов, рассыпалась в похвалах Невиллу, зарумянившемуся от проявленного внимания.

- Когда бабушка пригласила тебя и лорда Блэка продемонстрировать заклинание против инфери, я и не думала, что оно настолько сложное. Ты выполнил его просто играючи; хотя, лорд Блэк сумел внести в своё выступление максимум зрелищности, разнеся полстены в зале.

Их тут же заставили в подробностях описать выходку Сириуса, задавшего на ночь кучу работы домовикам, слушая рассказ очевидцев с хохотом и шутками. Не меньший восторг вызвало повествование о тренировках профессоров Дамблдора и Снейпа, причём упоминание любой их оплошности сопровождалось радостными воплями и смехом.

Гермиона сидела на полу перед камином и с интересом наблюдала за веселящимися одноклассниками. Точнее, она наблюдала Невиллом и Нитокрис. Невнимательному зрителю, а таковыми можно было назвать большинство гриффиндорцев, девушка могла показаться утомлённой занятиями защитной магией и вечерним заклинанием удаления тёмной метки, поэтому никто не обратил особого внимания на то, что она не принимает участия в общем веселье. На самом же деле Гермиона просто любовалась тем, что видела.

Ничем не примечательный тихоня Невилл, вечно смотрящий в пол, боящийся сказать лишнее слово и оказаться в центре толпы. Гермиона, сумевшая преодолеть собственную застенчивость, сочувствовала ему. Собранная, уверенная в себе Нитокрис была его полной противоположностью. Она не стремилась, подобно Сириусу, быть в центре всеобщего внимания, ей просто пришлось научиться жить с этим.

И, как это ни поразительно, Нитокрис заинтересовалась именно Невиллом. Парень тщетно пытался уйти в тень, но египтянка каждый разговор неизбежно переводила на него. Она с восторгом описывала его достижения на занятиях и, вероятно, весь день видела только Лонгботтома. Всё мужское население Гриффиндора ожесточённо сражалось за внимание Нитокрис, и больше всех Симус и Дин, хотя, к досаде Гермионы, Рон не отставал от них, но неприступная красавица, похоже, уже сделала свой выбор.

Поначалу Гермиона решила, что царица-фараон просто восхищается способностями Невилла, зная, что все вокруг считают его недотёпой, но взгляд гостьи, обращённый к парню, свидетельствовал о гораздо более глубоких чувствах.

********

Под крышей самой высокой башни замка, в спальне, рядом с директорским кабинетом, Альбус Дамблдор готовился ко сну, надев ярко-оранжевую ночную рубашку с мерцающими пурпурными звёздами. Перед тем как лечь, он решил ещё раз повторить новые заклинания, которые выучил сегодня.

В его возрасте редкий волшебник имел возможность узнать какую-то новую магическую формулу. Ему повезло уже несколько раз. Во-первых, старику посчастливилось принять участие в разработке и применении заклинания, удаляющего тёмную метку. Тогда он решил, что другого такого случая, стимулировать свои психические и магические способности, ему больше не представится. И вот сегодня, оказалось, что некоторые из заклинаний Августы были прежде неизвестны ему. Нельзя сказать, что раньше Альбус самоуверенно считал, что знает абсолютно все существующие магические формулы, но, всё же, опыт его был довольно велик. А за сегодняшнее занятие он узнал целых три новых заклинания!

Неторопливо, но настойчиво, старик вспомнил и ещё несколько раз повторил выученные движения. Эти три заклинания он обязательно должен запомнить на будущее.

Потратив час на тренировки, успокоившие и поднявшие ему настроение, Альбус, наконец-то, лёг спать.

* Снарк http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BA

**Sugar root – Сладкий корень, Поручейник сладкий: http://www.economypoint.org/s/sugar-root.html

http://www.cnshb.ru/AKDiL/0016/base/k7250001.shtm



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
неканонДата: Воскресенье, 07.08.2011, 23:29 | Сообщение # 84
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо)))


когда придумаю что тут написать-напишу
 
неканонДата: Воскресенье, 21.08.2011, 15:59 | Сообщение # 85
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
Удалено. Флуд + Даблпостинг запрещён!


когда придумаю что тут написать-напишу

Сообщение отредактировал Олюся - Воскресенье, 29.04.2012, 21:27
 
ЭдельДата: Понедельник, 22.08.2011, 17:25 | Сообщение # 86
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
а проду я вчера выложила, видимо до вашего сайта она еще не дошла)


Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
NettaДата: Вторник, 23.08.2011, 05:28 | Сообщение # 87
Посвященный
Сообщений: 48
« 5 »
ура! скоро прода будет)


Я не дьявол, но и ангелом меня не назовёшь...
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 27.08.2011, 20:56 | Сообщение # 88
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод - VelgaW

Глава 18 (95). Тесное общение.

Совершенно незаметно подошла к концу первая неделя факультатива миссис Лонгботтом. Маги, учившиеся в группе, были поражены тем, как быстро пролетело время, и насколько трудным оказалось дело, которое они поначалу сочли пустяком. А вот неизменная бодрость их неутомимой преподавательницы, похоже, уже никого не удивляла.

Каждый день совы доставляли в замок газеты, рассказывающие о разрозненных нападениях на волшебников и их дома, но основная деятельность террористов велась, по всей видимости, в Лондоне и его окрестностях. Было понятно, что Пожиратели Смерти постепенно объединяются, а некоторым из них удалось даже связаться с Волдемортом. Но метки уже не действовали. Поэтому последствия атак, предпринимаемых приспешниками Тёмного Лорда поодиночке или, крайне редко, вдвоём, были довольно безобидными по сравнению с разрушениями, которые мог бы устроить объединённый отряд Пожирателей. Несмотря на это, Гарри не покидало тягостное предчувствие, что в мире звенит, как натянутая струна, затишье перед бурей.

Единственным событием, нарушившим в середине недели рутинный бег времени, стало сообщение профессора МакГонагалл о том, что фараону Нитокрис пора переезжать из гриффиндорского общежития в башню другого факультета. Услышав об этом, юная царица заметно расстроилась.

Желая помочь ей, Гермиона поделилась с Минервой своим предположением, что Нитокрис интересуется Невиллом. Пожилая ведьма, несмотря на внешнюю холодность, сердце имела очень чувствительное и к тому же обожала интересные новости. Сдержанно улыбнувшись, декан Гриффиндора ответила:

- Вот как, мисс Грейнджер? Любопытно! Но мы ведь договаривались, что фараон либо пройдёт процедуру Сортировки и поселится в комнатах соответствующего факультета, либо, по очереди, познакомится с каждым из четырёх домов, прежде чем Шляпа огласит своё решение. Хотя… - оборвав фразу, профессор МакГонагалл, с загадочным блеском в глазах, отправилась на поиски директора школы.

- Видите ли, Альбус, когда мы согласились с юной леди, что она будет жить по несколько дней в общежитии каждого факультета, мы не предполагали такого развития событий.

Старик с улыбкой смотрел, как над чашкой чая вьётся облачко пара. Минерва была так романтична: трогательная история любви всерьёз захватила её воображение.

- Разумеется, я оценил всю прелесть ситуации, но нельзя просто перешагнуть через договорённость о проживании фараона в Хогвартсе. А если попросить Шляпу озвучить её решение, можно получить новую проблему, ведь неизвестно, на каком факультете окажется наша гостья.

Теперь настала очередь Минервы улыбаться.

- А она сможет остаться там, где живёт сейчас, если отыщется некая причина, препятствующая её переходу в другой дом?

С лёгким вздохом Альбус посмотрел на свою заместительницу, чьи глаза сейчас мерцали, как частенько у него самого.

- Я не стану развивать эту тему. Но, разумеется, такие причины могут возникнуть. И если это всё-таки произойдёт, надеюсь, никто из нас не пожалеет об этом впоследствии.

Еле уловимая улыбка скользнула по губам профессора МакГонагалл, выходящей из кабинета Дамблдора.

- Конечно, директор.

Следующим утром Альбус был нисколько не удивлён, узнав, что ночью мадам Помфри была срочно вызвана в спальню семикурсниц Гриффиндора и зафиксировала случай травяной сыпи. Одна из студенток, жаловавшаяся вечером на сильную головную боль, покрылась во сне многочисленными зелёными пятнышками с ног до головы. Болезнь была неопасна для жизни и легко поддавалась лечению, но, чтобы не иметь дела с эпидемией, девушку сразу поместили в лазарет. Поппи не нашла признаков заболевания у других гриффиндорцев, но для профилактики заставила каждого выпить целебное зелье. И ещё мадам Помфри просила временно воздержаться от переселения гостьи в общежития других факультетов.

Профессор МакГонагалл, с тщательно скрываемой радостью, смотрела на Нитокрис, просиявшую, когда медиведьма запретила ей переезжать.

********

Ужасным субботним утром в Хогвартс, через каминную сеть и посредством портключей, хлынул поток помощников, заместителей, слуг и деловых компаньонов тех волшебников, что были приглашены на факультатив по самообороне.

Когда гости заполонили весь замок, у Гарри появилось стойкое желание оказаться как можно дальше отсюда, чтобы его не привлекли к решению вопросов, совершенно его не касавшихся. Он просто мечтал об отдыхе. Большинство студентов шумной толпой отправились на весь день в Хогсмид, но гриффиндорец не был в деревне со дня нападения и не собирался идти туда сейчас. Рон с приятелями решили погонять на мётлах, но стадион всё ещё был на реконструкции, а просто летать, не играя в квиддич, было скучно.

Невилл оказался единственным человеком, чьи планы Гарри хоть немного устраивали. Он собирался проведать свои оранжереи, а затем отправиться в Уинтерленд с викингами, нуждавшимися в его советах по восстановлению запущенных полей и садов. Если не принимать во внимание обстоятельства, при которых гриффиндорец впервые оказался в тех холодных краях, ему показалась весьма заманчивой перспектива помочь северянам восстанавливать мирную жизнь. Воины собирались вновь вспахать и засеять заброшенные земли, и Гарри подумал, что именно такой вид активного отдыха ему сейчас необходим.

Северус планировал все выходные провести в лаборатории. После волнующего эксперимента по выяснению свойств различных бутонов Rosa caedes, он сделал несколько интересных открытий, касающихся иных зелий, упомянутых в рукописях Сильвия Вентуса. Мысленно Снейп уже обозначил несколько новых направлений своих будущих исследований, но, узнав о желании Поттера составить компанию Невиллу, отправляющемуся в Уинтерленд, немедленно пересмотрел свои планы. Ничто в мире не могло заставить его отпустить мальчишку одного буквально на край света.

- Помнится на Рождество, собираясь спасать тебя, директор сделал множество портключей из пивных пробок. Надеюсь, у вас найдутся лишние?

- Конечно, Северус, но тебе не нужно сопровождать нас. Ты же видел, как силён Невилл в защитной магии? С бабушкиной помощью, он скоро станет непревзойдённым волшебником. А, кроме того, с нами отправятся Уллен и Геннерд – два здоровенных викинга, больше семи футов ростом, со своими воинами. Мы будем в полной безопасности…

Последнее заявление вызвало скептическую усмешку Снейпа.

- Мистер Поттер, даже находясь в полной безопасности, вы неизменно умудряетесь влипнуть в неприятности. Я не собираюсь рисковать. И, кроме того, мне давно хотелось познакомиться с необычной флорой Уинтерленда. Почва этой страны славится своими магическими свойствами, и волшебные растения, собранные там, могут быть весьма полезны для зелий.

Гарри попытался вернуть мужу усмешку, которой тот сопроводил свои слова, но не слишком преуспел в этом.

- Вечно одни зелья на уме, а? Ты готов спуститься в саму преисподнюю, если тебе скажут, что там есть редкостные травы.

Услышав ехидный комментарий, Северус изогнул бровь, собираясь парировать, но вовремя спохватился и промолчал. Потому что хорошо помнил, как они с Помоной Спраут гуляли по зловещему лабиринту в Брайарвуд Холле в поисках магической розы. Гарри даже не догадывался, насколько его слова близки к реальности, и ему не стоит этого знать. Молча вручив мальчишке его мантию, зельевар вышел из комнаты вслед за ним.

********

Через некоторое время посреди мызы*, ютящейся на северной окраине Уинтерленда, возникла живописная группа, состоявшая из отряда викингов, двоих школьников и одного профессора зельеварения. Хотя весна здесь уже вступила в свои права, сияя ярким солнечным светом и радуя днями, становившимися длиннее, люди чувствовали себя довольно неуютно на холодном, пронизывающем ветру. Селение было одним из нескольких, рассыпанных по склону горы, под которой, как догадался Гарри, гнездились чёрные вирмы. Мыза, в центре которой они находились, состояла из большого дома с примыкающими хозпостройками и домиками поменьше, окружённого высоченным частоколом. За ним виднелись поля, заросшие бурьяном, брошенные много лет назад из-за постоянных атак дементоров. Грендлинги, жившие неподалёку, были не так опасны; вооружённые люди могли дать им отпор и никогда бы не бросили из-за их нападений свои плодородные пашни.

- Добро пожаловать в Скай Рок Холл, парни, - с этими словами Уллен обвёл окрестность широким жестом. Селение было гораздо скромнее Бифрост Холла – единственного примера жилья викингов, который видел Гарри, но, тем не менее, он догадался, что на хуторе живёт один, весьма многочисленный, род. Отовсюду к ним не спеша подходили люди – мужчины, женщины, дети, чтобы поздороваться с гостями. Гарри, Северус и Невилл были представлены нескончаемой веренице жён, детей, братьев, сестёр, кузенов и кузин, живших большой, дружной семьёй.

Постепенно, возле ограды собралась целая толпа. Уллен залез на огромную бочку, подпирающую створку ворот, чтобы обратиться к пришедшим.

- Слушайте все! Молодой Лонгботтом – знаток растений. Он посоветует, как быстрее восстановить наши поля, поможет подобрать сорта злаков и овощей, которые лучше всего приживутся здесь. Наше дело - выполнять, никаких споров и обсуждений. Работаем под его руководством и ничего не боимся – проклятых дементоров больше нет, благодаря лорду Поттеру и его мужу, лорду Снейпу. От нападения грендлингов вас будет защищать отряд Геннерда, а вечером, когда пойдёте домой – я со своими людьми. И если воины велят вам бежать, то вы - что?..

Северус не вполне понимал, к чему клонит викинг, но его последний вопрос всё прояснил. Хор детских голосов ответил Уллену в унисон:

- Мы убежим!

После этого ему стало ясно, что основной функцией охраны было своевременно заметить опасность и сообщить о ней людям, чтобы те успели укрыться. Общинный уклад предполагал, что дети работают в поле наравне со взрослыми, поэтому за ворота высыпала весьма разновозрастная толпа. Северус похолодел, представив, какой опасности подвергаются малыши, но никого из северян, казалось, это не беспокоило.

И Поттер ещё смел утверждать, что он в полной безопасности!

Вскоре, под прикрытием воинов Геннерда, селяне вышли к полю. Перед поездкой Невилл уже успел немного разузнать о землях Скай Рок Холла и приблизительно представлял объём будущей работы. Но когда он увидел бескрайнюю целину, заросшую сорняками, и посмотрел на людей, собиравшихся возделывать её лопатами и граблями, то умоляюще обернулся к Гарри. Тот сразу сообразил, что с помощью магии они с Северусом сделают всё за считанные минуты, поэтому, взяв мужа за руку, прошептал:

- Послушай, используя волшебство, мы могли бы подготовить для них поле гораздо быстрее. Тогда до вечера они успеют засеять его. Пожалуйста, а?

Отправляясь в эту экспедицию, Снейп не собирался заниматься сельским трудом, но вынужден был согласиться с Поттером, понимая, что чем меньше все они находятся за оградой селения, тем лучше. Попросив северян немного отойти, Гарри и Северус, объединив свою магию, за несколько минут очистили землю от травы, вспахали её и проборонили, полностью подготовив к посеву семян. После чего Невилл, оценив качество земельных участков, особенности рельефа и другие нюансы, подобрал соответствующие семена и саженцы, а затем разделил людей на бригады, поручив каждой из них свой фронт работ. Он вернул запасу посадочного материала, уменьшенному для транспортировки, нормальный вид, и вскоре всё уже было высеяно и посажено на полях и огородах северян.

К ужину от глухих пустырей вокруг Скай Рок Холла не осталось и следа. Вместо них мызу окружали ровные пашни и аккуратные огороды. Взрослые разрешили детям немного порезвиться на просторе, перед тем как вся община дружно вернётся под защиту высокой стены, окружавшей их дома.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 27.08.2011, 20:57 | Сообщение # 89
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Северус мысленно возносил хвалы богам за то, что студенты Хогвартса вели себя гораздо тише местной ребятни, иначе он бы уже убил кого-нибудь. Глядя на весь этот кошмар, зельевар заметил особенно шумную стайку детей, играющих вдоль северной кромки только что засеянного поля. Один из мальчишек весело прыгал вокруг каких-то кустиков, привлекших внимание Северуса. Поросль простиралась довольно далеко, вплоть до леса, обрамляющего подножие высоченной горы, и издалека была очень похожа на магическую форзицию.

Опасаясь, что находясь рядом с вопящим ребёнком, он рискует заработать мучительную головную боль, Снейп, тем не менее, подошёл, чтобы рассмотреть растение, жёлтые цветы которого привлекли его внимание. Мальчуган, испугавшийся человека, которому выказали глубочайшее почтение старейшины общины, тут же притих и уставился на Северуса округлившимися глазами. Но любопытство, свойственное всем детям, заставило его, поборов страх, подойти к незнакомцу, и, заглядывая через его плечо, попытаться понять, чем тот так заинтересовался. Было забавно наблюдать, как черноволосый, высокий зельевар и белобрысый кроха с одинаково увлечённым видом присели на корточки возле какого-то растения.

Кустарник действительно оказался магической разновидностью форзиции. Цветы напоминали своей формой и расцветкой обычную форзицию**, в изобилии росшую в маггловских садах, но при этом их ярко-жёлтые лепестки испускали золотистое свечение. Северус читал, что это сияние на самом деле – сгусток солнечного света, который умели накапливать растения. До сих пор он ни разу не видел этих цветов, потому что они могли расти только на особых почвах и в специфическом климате. А теперь, глядя на редкостные образцы местной флоры, он машинально просчитывал варианты, какие зелья можно было бы создать на основе их уникальных свойств.

Здесь же магическая форзиция, обильно покрывающая горный склон, была всего лишь забавой для местной малышни в весенний вечер. Мальчишка сорвал цветок, желая показать лорду Снейпу маленькое чудо – яркую солнечную вспышку. Крохотное солнышко, на мгновение задержавшись на кончиках лепестков, сорвалось и растаяло в воздухе.

Северус не успел ничего сказать в ответ, потому что его чуткий слух уловил звук треснувшей ветки в лесу, буквально в десяти футах от того места, где сидели они с ребёнком. Оглянувшись в поисках источника звука, зельевар увидел алые светящиеся глаза, окружённые густым тёмным мехом. А затем обладатель красного горящего взгляда оскалил широкую пасть, из которой показались громадные желтоватые клыки.

Грендлинги.

В тот же момент Северус услышал хруст новых веток по краю леса и обнаружил, что их с мальчиком окружает больше десятка хищников.

Снейп не уставал поражаться тому, как быстро и чётко может действовать разум в минуты огромной опасности. Он отлично усвоил этот урок за годы тесного общения с Тёмным Лордом. Так было и сейчас. В считанные секунды Северус перебрал массу вариантов их спасения. Он был абсолютно уверен, что не сумеет справиться в одиночку с целой стаей грендлингов, помня, как те сражались у колодца Отчаяния. Кроме того, сейчас следовало позаботиться о мальчишке. А с ребёнком на руках зельевар был ещё больше скован в своих действиях. Чтобы прорвать кольцо окружавших их грендлингов и отступить к Скай Рок Холлу, нужно выполнить много заклинаний за короткое время. Но хищников было уже столько, что зельевар понимал – он не успеет попасть в каждого. Тогда Снейп задумался, нельзя ли бросить одно-единственное заклинание вкруговую. Теоретически это казалось возможным, хотя он никогда не пробовал. Такой способ колдовства вроде бы не потребует много сил, и он вполне успеет, удерживая концентрацию, обвести палочкой нужный радиус, чтобы задержать наступление грендлингов на некоторое время.

Все эти размышления заняли у Снейпа не более двух-трёх секунд, пока зельевар, прижав к себе ребёнка, неподвижно затаился за кустом. Затем он рывком поднялся, и, дёрнув мальчишку за плечо, спрятал его позади себя, чтобы тот не попал под заклинание. Кроме того мужчина хотел быть уверен, что малыш окажется под прикрытием его щита, на случай, если колдовство не сработает. После чего маг потянулся за палочкой, приготовившись атаковать хищников.

Но грендлинги тоже не теряли времени, следя за каждым движением Северуса, и к тому моменту, когда он был готов бросить заклинание, очутились непозволительно близко к нему и ребёнку. Казалось, бой неизбежен, но внезапно почва под хищниками задрожала.

Двое или трое из них мгновенно исчезли. Но Снейп успел заметить, как их поглотила громадная чёрная тень, выросшая из земли. Тени возникали одна за другой. Место несостоявшейся битвы было полностью окружено гигантскими чёрными змеями, огромные пасти которых усеивали острые, как бритвы, зубы. Щёлкая ужасными челюстями, вирмы – а это были именно они - ловили растерявшихся грендлингов и заглатывали их. Остальные хищники, не успевшие подойти слишком близко, теперь в панике убегали.

Заметив, что к северной кромке поля подкрадываются грендлинги, Геннерд и его отряд, схватив оружие, помчались туда, но на полпути обнаружили, что их противники атакованы чёрными вирмами. Викинги знали, что мечами подземных драконов победить невозможно, и, тем не менее, спешили на выручку Северусу и мальчику. Обнажив бесполезные клинки, воины уже приближались к месту битвы, когда услышали громкий окрик, перекрывающий шум боя:

- Остановитесь! Не смейте нападать на чёрных вирм!

Все обернулись к Гарри, который, только что сбросив применённый к себе сонорус, сломя голову летел через поле к Снейпу и малышу. Он как раз беседовал с Улленом, когда заметил появление грендлингов, тотчас же начавших исчезать в глотках чёрных вирм. А когда Поттер понял, что викинги собираются сражаться с драконами, его первоначальные опасения, что Северусу с ребёнком угрожает опасность, даже отошли на задний план, ведь воины могли вступить в конфликт с их потенциальными защитниками.

Вероятно, сочтя свою миссию выполненной, чёрные вирмы прекратили атаку и выстроились ровным полукругом. Приветствуя подошедшего Гарри, в центр вышел самый крупный змей и, попробовав воздух языком, заговорил:

- Молодой король, от имени нашего гнезда приветствуем тебя в Зимних землях. Мы узнали магические отпечатки, принадлежащие тебе и тому, кто сражался рядом с тобой несколько месяцев назад. Твари из Тёмного леса угрожали ему и детёнышу из местного выводка. Мы не причиним вреда этим двоим.

Белобрысый мальчишка-северянин забыл закрыть рот, слушая, как Гарри отвечает змею на парселтанге:

- Драконы, я благодарю вас за спасение моего супруга и этого ребёнка.

Услышав, что Гарри назвал Северуса своим супругом, драконы переглянулись, кивая друг другу. А гриффиндорец продолжил:

- Мы помогаем местным жителям снова начать возделывать земли. Теперь, когда Тени исчезли, люди станут трудиться за пределами ограды своего гнезда. Это как-то помешает вашей колонии?

Змей, вышедший вперёд, ответил:

- Под горой много наших выводков, но наземные гнезда никогда не беспокоили нас.

- Твари из Тёмного Леса всегда охотятся здесь? – уточнил Гарри. Ему нужно было знать, насколько опасно для местных жителей выращивать здесь хлеб и овощи.

- В Зимних землях они повсюду, молодой король. В пределах своей горы мы сталкиваемся с ними нечасто. Они не беспокоят нас, но охотятся на других существ, живущих здесь.

Чёрный змей уловил через магию Гарри его душевную боль, когда гриффиндорец осознал, сколько страданий причиняют грендлинги жителям Уинтерленда. Вспоминая бесстрашие, с которым молодой король вёл за собой викингов и людей из своего мира, чтобы запечатать колодец и изгнать Тени, вирм принял решение.

- Я не могу обещать, что мы всегда окажемся поблизости, но прикажу своим драконам защищать это гнездо от Тварей из Тёмного Леса.

И змей ощутил, как, в ответ на его обещание, магия Гарри засияла благодарностью. Гриффиндорец учтиво поклонился, выражая признательность, и вирм, поклонившись в ответ, увёл своих драконов прочь. Через несколько мгновений эти существа бесследно исчезли, зарывшись в лесную почву.

Окружающие замерли, глядя, как хрупкий темноволосый юноша стоит перед нависающей над ним змеёй и словно разговаривает с ней. Когда вирмы исчезли, с людей будто бы сняли некое заклятие, и все разом зашевелились и загомонили.

Северус, стоя в паре шагов от Гарри, бросился к нему, чтобы удостовериться, что с ним всё в порядке. Гриффиндорец шагнул навстречу, тоже желая убедиться, что зельевар не пострадал. Отказавшись от первоначального стремления крепко обняться, они застыли на расстоянии вытянутой руки, увидев, что и тот, и другой живы-здоровы, а потом, одновременно, набрали в грудь воздуха, чтобы начать бранить друг друга за то, что не думают о своей безопасности. Но к ним стремительно приближались Геннерд со своим отрядом, а потом и Уллен с Невиллом, поэтому Снейп и Поттер взглядами пообещали высказать свои претензии друг другу позже, наедине.

Стоя в окружении викингов Геннерда, Гарри пытался успокоить их, объясняя, что опасность миновала.

- Чёрные вирмы нам не враги. Узнав магическую подпись Северуса, они решили спасти его и мальчика от грендлингов. Они не обещали, что всегда будут находиться поблизости, но их вожак сказал, что прикажет своим драконам атаковать лесных хищников, если те нападут на вас.

Геннерд осторожно заметил:

- Грендлинги умны. Столкнувшись с волшебством, они некоторое время не показываются. Думаю, эти твари вернутся не скоро, а если ещё пару раз их атакуют вирмы, то они могут вообще покинуть эту часть леса.

- Не знаю, как далеко уходят от этой горы драконы, но они пообещали нападать на грендлингов, атакующих жителей Уинтерленда, везде, где только заметят, - решил добавить от себя Гарри. Он не хотел, чтобы другие обижались, посчитав, что теперь семья Уллена находится в привилегированном положении. Видеть викингов ссорящимися ему совершенно не хотелось. А Геннерд, похоже, немного расстроился, узнав о защите, обещанной вирмами его соседям.

В конце концов, Уллен и Геннерд обнялись, похлопывая друг друга по спине, испытывая огромное невысказанное облегчение от того, что всё благополучно закончилось. А затем, в окружении вооружённых отрядов, селяне потянулись в сторону мызы, ужинать и отдыхать. Незаметно отстав от толпы, Северус, стараясь не попадаться на глаза Гарри, подошёл к Невиллу и тихонько осведомился:

- Как вы считаете, Лонгботтом, мы могли бы прихватить с собой в Хогвартс кустик магической форзиции?

********

Вернувшись в замок из оранжереи, Петуния Дурсль ужинала, сидя за одним столом с Амарантой Савой и её детьми. Сегодня она собрала обильный урожай листьев, которые зачем-то требовались местным. День тянулся бесконечно долго – без телевидения, кинотеатров и телефонных разговоров. Подумать только – ни одного телефонного звонка за всё это время! Петуния сидела, угрюмо уставившись в тарелку и жалела себя. Хотя извечный оптимизм подруги её порой раздражал, но дети вели себя тихо, и Амаранта всегда была рада её видеть. Это давало возможность почувствовать себя желанной гостьей, пусть ненадолго.

Петуния неторопливо ела, накалывая кусочки на скрамасакс, когда к их столу подошла беременная рыжеволосая толстушка, частенько попадавшаяся ей на глаза в замке.

- Амаранта, дорогая! Как давно мы не виделись! Поппи сказала, что ты живёшь в замке с детьми. Твои малыши так очаровательны, а скоро здесь появится ещё один! – Амаранта поднялась, чтобы обнять подругу и помочь ей сесть на скамью рядом с собой и Петунией.

Но не успела она представить миссис Дурсль, как рыжеволосая женщина заговорила вновь:

- Представляешь, я только что получила образцы карточек, которые войдут в новую серию коробок с шоколадными лягушками!

Судя по реакции Амаранты, очевидно, это было знаменательным событием, но Петуния не знала точно, что это за штука такая – коробки с шоколадными лягушками. Толстушка вытащила из кармана пёстрого свитера, обтягивающего её необъятный живот, несколько картинок и разложила их на столе перед собой. Амаранта брала рисунки в руки, один за другим, любуясь на исключительно рыжих волшебников и ведьм и читая вслух подписи с обратной стороны карточки. Подписи звучали по разному, но в каждой обязательно говорилось о том, что эти колдуны участвовали с Гарри Поттером в каком-то событии. Петуния огромным усилием воли подавила реакцию на ненавистное имя.

- Помнишь моего Чарли, который закончил учёбу на пару лет позже тебя? Так вот, он стал известным укротителем драконов в Румынии… - Услышав слово «драконы», Петуния резко вскинула голову. Рыжая, порывшись в куче карточек, вытащила одну, на которой был изображён светловолосый парень. – Это Драко Малфой, его муж. – После подобного заявления Петунии жутко захотелось высказать всё, что она думает по этому поводу, но несчастная хорошо помнила, что ей не удастся этого сделать.

Шумная толстуха продолжала тасовать карточки, перечисляя, по всей видимости, свой громадный выводок, с подробными рассказами о том, как учатся в Хогвартсе младшие, и чего добились в жизни старшие, пока Амаранта читала подписи. В основном она говорила о сыновьях, упомянув лишь об одной дочери, которой неимоверно гордилась. А взяв в руки карточку девушки с каштановыми кудрями, рыжая заговорила о ней с совершенно особенным чувством.

Со слезами на глазах женщина рассказывала:

- Ты знаешь, они ведь сражались против Старшего демона на квиддичном поле. Плечом к плечу с Гарри Поттером. Я была в ужасе, когда узнала об этом, но и горда неимоверно. Гарри с первого курса дружит с моим младшим сыном, Роном, и мы все любим его как родного.

В это мгновение, рыжая ведьма, похоже, соизволила заметить Петунию, заинтересованно поглядывавшую на карточки. Даже зная немного о живых магических изображениях, она никак не могла к ним привыкнуть. Воспользовавшись паузой, Амаранта смогла, наконец, представить обеих женщин друг другу.

- Молли Уизли, познакомьтесь с тётей одного из студентов, недавно обнаружившей, что владеет капелькой магии. Её зовут Петуния Дурсль, - конец этой фразы был заглушён недовольным криком одного из малышей Амаранты, который уронил недоеденное печенье. Так и не расслышав фамилию, Молли рассеянно улыбнулась собеседнице, которую знала теперь как «Петунию» и заметила:

- Вы так ловко управляетесь с кинжалом, что просто не верится, что вы - новичок в магическом мире! Дело в том, что мой кузен, помешанный на старинных обычаях, обожает есть с ножа, делает это в течение многих лет, но не проходит недели, чтобы его не исцеляли от новых порезов и проколов во рту.

Петуния сдержанно улыбнулась в ответ.

Амаранта вновь решительно завладела вниманием старой знакомой:

- Ну, Молли, и когда твой малыш собирается появиться на свет?

- Ох, мой колдомедик назначил роды на октябрь, но учитывая, что предыдущие семеро всегда рождались у меня раньше срока, это может произойти и в сентябре и даже в конце августа.

Петуния сдавленно сглотнула. Она-то считала страшной обузой двоих детей, правда, один из них был Поттером, а это многое меняло, но всё равно, ей даже представить было страшно дом, где детей семеро.

Молли с трудом начала подниматься, и Амаранта вскочила, чтобы помочь ей.

- Я и забыла, какой неуклюжей чувствуешь себя на этом сроке беременности. Ну, ничего, скоро все неприятности останутся позади, и у меня появится чудесный малыш, а оно того стоит. Амаранта, я рада, что мы повидались! Петуния, приятно было с вами познакомиться! – И она ушла, переваливаясь как утка.

Когда Молли скрылась из вида, миссис Савой обнаружила, что та оставила на столе свои карточки от шоколадных лягушек. Обращаясь к Петунии, молодая женщина заметила:

- Потом занесу ей сама. Она теперь постоянно живёт в замке, потому что все её дети либо учатся здесь, либо работают, а муж служит в Министерстве, и его не бывает дома целыми днями. А Молли, в её положении, не стоит надолго оставаться одной.

Желая выразиться как можно деликатней, Петуния, не выдержав, задала вопрос, вертевшийся у неё на уме с тех самых пор, как она увидела рыжую ведьму:

- Разве она не старовата для очередной беременности?

Амаранта беззлобно рассмеялась.

- В Волшебном мире женщины рожают и в шестьдесят, и в семьдесят лет. А иногда даже в восемьдесят. По нашим меркам, Молли ещё довольно молода. Маги живут гораздо дольше магглов, поэтому, неудивительно, что их детородный возраст существенно продляется.

Узнав об этом, Петуния лишь покачала головой, а затем медленно перевела взгляд на россыпь карточек, с каждой из которых ей приветливо махали юные волшебники. На карточке с надписью «Гарри Поттер» внимание Петунии задержалось чуть дольше, прежде чем переключиться на следующую картинку.

********

Солнце медленно скрывалось за верхушками деревьев в лесу, окружавшем замок, когда Петуния, набравшись, наконец, смелости, решила заглянуть в лазарет. Все её визиты в Больничное крыло были связаны с чем-то неприятным, взять хотя бы обморок после встречи с домовиком. Но за обедом, слушая разговор двух ведьм, она внезапно осознала, что не видела собственных мужа и сына с тех пор, как попала сюда.

Ей не хотелось встречаться с суетливой маленькой женщиной в белом накрахмаленном чепце, поэтому Петуния выждала, когда та уйдёт, и проскользнула в общую палату, где на койках, стоящих почти вплотную друг к другу, спали, громко посапывая, мужчины, женщины и дети. В отличие от привычных миссис Дурсль больниц, здесь не было аппаратов, которые пищат и помигивают лампочками. Кругом царила тишина, изредка прерываемая чьим-нибудь громким храпом. Не было даже стульев для посетителей, лишь длинные ряды коек.

Вскоре Петуния обнаружила Вернона и Дадли – двоих пациентов, которые были значительно толще остальных и храпели несколько громче - спящих бок о бок. Ей в голову пришла мысль с оттенком зависти, что эти двое проспали всё самое страшное и сейчас даже не подозревают, в каком ужасном месте находятся. А потом ей подумалось, что проспали они не только страшное, но и по-своему интересное. Иногда Петуния даже жалела, что мужа и сына нет рядом, чтобы поделиться с ними наблюдениями и новым опытом. Особенно ей не хватало Вернона. Конечно, он начал бы неодобрительно фыркать при виде чего-то странного и необычного, а таких вещей кругом было в избытке. Улыбаясь, Петуния представила, сколько новостей расскажет мужу, когда тот проснётся.

Иногда она ловила себя на том, что теряет непоколебимую уверенность в том, что её окружают отвратительные выродки, и что мир, в котором Гарри Поттер стал королём, ужасно несправедлив. Когда Петуния чувствовала заботу и доброе отношение этих людей к себе, когда они интересовались её мнением, ненависть начинала постепенно угасать.

Поэтому она так остро нуждалась в Верноне, способном укрепить её прежнее мировоззрение, заставив поверить в то, что привычный обывательский мирок – единственно правильная реальность.

*Мыза http://ru.wikipedia.org/wiki/Мыза

**Форзиция http://www.fazendeiro.ru/images/gard4-1-1.jpg



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 27.08.2011, 20:57 | Сообщение # 90
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод - Queen of destruction

Глава 19 (96). Противоречия

Нитокрис с нетерпением ждала субботы, мечтая побывать с новыми друзьями в Хогсмиде, о котором ей всю неделю рассказывали. То, что Невилл не пойдёт с ними, собираясь помогать викингам, немного огорчало, но перспектива провести вечер в типичной английской деревушке волшебников всё равно была очень заманчивой. Утро выходного дня царица Египта решила посвятить встрече со своим доверенным советником, отправив ему сову ещё в середине недели.

Но в назначенный час из камина в Большом зале вышел не советник, а её дядя Актенат. Холодно поздоровавшись, они отправились в один из кабинетов на первом этаже, приготовленных домашними эльфами для сегодняшних гостей.

Нитокрис молча злилась. Ей было гораздо важнее узнать, как обстоят дела во дворце, от надёжного человека. И то, что она доверила власть постороннему, неимоверно выводило из себя дядюшку и его братьев. К сожалению, родственник, несмотря ни на что, имел право прийти с докладом вместо советника, но его визит навевал на неё тоску.

Войдя в комнату и заняв одно из кресел, девушка жестом приказала дяде сесть напротив.

- Нитокрис, мы с братьями полагаем, что тебе необходимо вернуться. Твоё место в Египте, а не в Англии.

Какая глупость! С безразличным выражением на лице, стараясь скрыть гнев, она спокойно ответила:

- Да, дядя, именно об этом вы с братьями твердите с тех пор, как я получила приглашение от Гарри Поттера. Но я считаю иначе. Здесь я учусь тому, что поможет мне в будущем защитить мой народ. Я останусь в Хогвартсе до окончания факультатива, и это не обсуждается.

В голосе Нитокрис не было ни следа вызова или неповиновения, но она говорила уверенно и строго. В Ночь Призыва юная царица поняла, и, приехав в Англию, окончательно убедилась, что родственник просто узурпировал её магическую власть и трон Египта, воспользовавшись ситуацией. Пора было вернуть себе то, что принадлежало ей по праву рождения, и начать диктовать свои условия. Дядья так и не смогли смириться с начавшимися переменами. А ведь в скором будущем изменения станут поистине ошеломительными, когда она начнёт претворять в жизнь планы, появившиеся за время, проведённое в Хогвартсе.

В свою очередь, принц Актенат не собирался легко сдаваться. Он и его братья находились в опале во время правления её отца. Будучи самым старшим из них, фараон обращался с родственниками как с прислугой, а не членами семьи. Все они втайне радовались тому, что у него всего одна наследница, и нет сыновей, и не скорбели, когда отец Нитокрис умер молодым. Братья переехали во дворец сразу после его смерти, якобы защищать и опекать племянницу-сироту. И хотя в это мало кто верил, желающих возражать тогда не нашлось. Теперь же, чтобы удержать захваченную власть, принцам оставалось только женить на Нитокрис одного из своих сыновей, а старший сын Актената — Рамессис — как раз подходил по возрасту.

- Здесь ты зря тратишь время. Тебе не подобает находиться в таком месте! Ты должна жить во дворце, в кругу семьи.

Нитокрис не могла не заметить, что дядя упорно избегает называть её фараоном, вероятно, считая, что она выйдет замуж за его сына, и бразды правления снова окажутся в его руках.

- Дядя, моё время слишком ценно, чтобы тратить его на бессмысленные споры. Если у вас нет никаких серьёзных вопросов ко мне, вы свободны.

Поняв свою ошибку, тот быстро сменил тактику.

- Моя дорогая племянница, мы просто хотим вернуть вас в любящую семью. Вот и Рамессис скучает. Он очень ждёт того дня, когда вы поженитесь.

- Дядя, повторяю, я не выйду за Рамессиса. Ни сейчас, ни потом. Моим мужем станет тот, кого я сама выберу. И меня очень беспокоит, что вы возвращаетесь к вопросам, на которые слышали мой окончательный ответ. Это либо признак плохой памяти, либо отказ с вашей стороны подчиняться решениям законного фараона Египта, и последствия такого предательства могут быть очень серьёзными.

Закончив говорить, девушка с царственным видом поднялась из кресла.

- Я прошу вас проследить, чтобы ваши братья не забывали о своём статусе в семье, и убедиться, что они подчиняются моим решениям. Я не стану терпеть неповиновения. Всего доброго.

С этими словами она вышла из комнаты, а рядом с нежеланным гостем возник домовик, чтобы проводить его обратно к камину.

********

После обеда в Хогсмид отправилась шумная толпа гриффиндорцев. За столом в «Трёх Мётлах», в компании друзей, сидели Нитокрис, Гермиона и Рон. Рыжик робко пытался успокоить расстроенную подругу.

Гермиона надеялась, что хотя бы в субботу сможет поговорить с Роном, но тот всё утро гонял с друзьями на мётлах. По дороге в Хогсмид ей удалось немного отстать от толпы студентов, но в эти полчаса, проведённые наедине, все её попытки начать серьёзный разговор терпели крах. Рон отклонял любое предложение провести время вдвоём в эти выходные. В конце концов, девушка не выдержала:

- Что происходит? Может, я чего-то не понимаю? Я думала, мы теперь вместе, но ты постоянно отталкиваешь меня!

- Ничего не случилось, Миона! Не придумывай. Мне нравится проводить время с тобой, ты знаешь. Просто... - Он пожал плечами. – Мне иногда кажется, что мы торопимся, как-то так. Я не знаю.

Как обычно, все чувства были написаны у него на лице, и девушка прекрасно видела, что рыжик болезненно переживает ситуацию. Она проклинала гормоны, заставившие её так вести себя тем вечером, на свидании у теплиц. Она никогда бы не подумала, что этим может всерьёз напугать парня. Или дело в чём-то ещё?

- Если бы ты полюбил кого-то другого, ты бы сказал мне, правда?

Рон не ожидал такого поворота в разговоре.

- Кого-то другого? Гермиона! Как ты могла подумать такое?

Девушка совершенно растерялась. Она умудрилась влюбиться в главного скромника семейства Уизли - ведь даже Перси обнимался с Пенелопой Клируотер в школе - и теперь должна ждать, пока на неё обратят внимание. Это было ужасно.

Придя в «Три Метлы» и сев за общий стол с однокашниками, они уже не могли продолжать личный разговор, поэтому заказали по кружке сливочного пива и влились в общую беседу. Гермиона заметила, что, пользуясь отсутствием Невилла, гриффиндорцы стараются подсесть поближе к Нитокрис, встретиться с ней глазами, одним словом, флиртуют. Та, стараясь игнорировать их попытки, расспрашивала студентов о Хогсмиде, Хогвартсе и Гарри Поттере, но в ответ получала массу двусмысленных шуточек. И хуже всего было то, что Рон ничем не отличался от своих дружков.

Примерно через час, отвергнутая Гермиона, сказав, что ей нужно в туалет, решила выйти и улизнуть через боковую дверь, чтобы вернуться в Хогвартс. И с удивлением обнаружила, что Нитокрис последовала за ней.

- Ты случайно не в замок собираешься? Можно с тобой? А то у меня голова начинает болеть от всего этого шума, - спросила египтянка. Гермиона была только рада компании и кивнула на дверь, через которую им удалось незаметно выйти.

Нитокрис о многом хотела расспросить Гермиону, с которой, в отличие от мальчишек, можно было спокойно поговорить.

- Ты знала, что будешь распределена на Гриффиндор, когда поступала в Хогвартс?

- Я читала о Домах, прежде чем приехать сюда, и на самом деле думала, что попаду в Равенкло. Однако решение Шляпы приняла с радостью. Хотя я не была уверена, что во мне так уж много гриффиндорских черт, но решила, что смогу стать своей среди «львов».

- А как получилось, что гриффиндорец Гарри Поттер стал мужем главы Слизерина? Гарри рассказывал, что Шляпа хотела распределить его на этот факультет, но он попросил её изменить решение, и я не понимаю, почему он выбрал в мужья слизеринца.

Гермиона была одной из немногих, кто знал историю сортировки Гарри. Он редко откровенничал с другими и если поделился с Нитокрис, значит, доверял ей. Поэтому гриффиндорка решила, что может ответить на вопрос гостьи.

- В начале учебного года, в Великобритании была очень сложная политическая ситуация, и Гарри мог попасть в беду из-за интриг Министерства. Мы искали способ избежать этого, и я предположила, что, вступив в брак, он избежит проблем. Это оказалось единственным вариантом, который мы смогли придумать за такой короткий срок. Профессор Дамблдор принёс старый магический артефакт - Камень наречённых - и активировал его. Камень определил, что профессор Снейп является лучшим кандидатом для Гарри. - Гермиона печально улыбнулась и вздохнула, прежде чем продолжить. – Мягко говоря, эти двое не переносили друг друга. Однако директор умеет убеждать, и брак, ради спасения Гарри, был заключён. Потребовалось довольно много времени, но они, кажется, сумели найти общий язык.

С заговорщическим смешком Нитокрис добавила:

- Шикарная пара!

Настала очередь Гермионы хихикать.

- Гарри, как брат мне. Мы встретились в поезде в самый первый день и сразу подружились. Снейп же... Скажу только, что с тех пор он стал намного лучше.

И всю оставшуюся дорогу они перемывали косточки мальчишкам и мужчинам Хогвартса: одна – с точки зрения новичка, а вторая – как старожил, знающий о них всю подноготную. Но во время этой содержательной беседы, Нитокрис не прекращала обдумывать то, что ей удалось узнать сегодня о Камне наречённых.

********

Волшебники, вернувшиеся из Уинтерленда под вечер, привезли с собой выкопанный кустик магической форзиции. Гарри отправился в замок, а Невилл и Северус понесли растение в оранжерею. Прежде чем высаживать его в грунт, нужно было узнать, какие условия ему требуются. Поэтому Лонгботтом решил почитать гербологические справочники из библиотеки профессора Спраут, а Северус тем временем налил себе чашку чая из вечно горячего чайника, стоявшего у входа в теплицу.

Помона была в своем кабинете:

- Невилл, рада видеть тебя! Как твоё путешествие в Уинтерленд? Всё посеяли?

- Да, мэм. Гарри и профессор Снейп с помощью волшебства очистили и вспахали землю, так что северяне справились довольно быстро. А ещё профессор Снейп нашёл интересное растение и хочет посадить его здесь. Я никогда прежде не видел ничего подобного — это магическая форзиция.

Профессор Спраут от удивления открыла рот, а чашка выпала из её ослабевших пальцев и разбилась.

- Мерлин, только не говорите мне, что притащили это растение в Хогвартс!

- Оно в ящике, у теплиц.

Когда этого требовали обстоятельства, Помона могла двигаться очень быстро, и сейчас она знала, что должна поторопиться. Невилл бежал следом, недоумевая, что может быть не так с этим кустиком. По сравнению с другими обитателями оранжерей, форзиция казалась самой безобидной.

Северус, прогуливающийся возле теплицы, увидев профессора Спраут, немедленно подошёл к ящику с саженцем.

- Пришли, чтобы увидеть нашу новую находку, Помона? – приветливо просил он.

К его удивлению, женщина ответила убийственным взглядом. Никогда прежде Снейп не видел, чтобы хаффлпафец, даже если он – декан факультета, был так рассержен.

Она с опаской приблизилась к ящику и, осторожно приоткрыв, заглянула внутрь. Убедившись, что перед ней действительно магическая форзиция, и к тому же – самая вредоносная разновидность, Помона, не сдержавшись, тихо выругалась.

- Что-то не так? Это же форзиция, хотя и волшебная. В маггловском мире полно обычной, а эта в изобилии растёт в Уинтерленде.

- Вообще-то у нас серьёзная проблема. Невилл, беги к камину и позови директора и Хагрида. В любой момент может произойти катастрофа.

Северус был абсолютно растерян. Помона выращивала в оранжереях множество агрессивных и даже несколько ядовитых растений. Но почему-то именно в этом ярком, безобидном цветке разглядела неведомую угрозу.

Как только директор получил вызов Невилла, он тут же прибыл в теплицы, велев домовику привести сюда Хагрида. И теперь трое преподавателей и один смущённый студент стояли, рассматривая содержимое деревянного ящика.

- Директор, я уверена, что ни профессор Снейп, ни Невилл не подозревают насколько опасно это растение, но его нужно убрать отсюда как можно скорее. Дело в том, что у магической форзиции цветы насыщены солнечным светом. Вы и сами можете в этом убедиться. Если сорвать цветок, то получится маленький взрыв – любимая забава детей, - директор тут же попробовал сделать это, - но немногие знают, что эти растения чрезвычайно хрупки и не могут быть пересажены. Выросший куст нельзя перемещать. На новом месте он проживёт день или два. А когда растение умирает, солнечные лучи из его бутонов и цветов всасываются в растение. В результате возникает тёмный энергетический вихрь, который магглы называют «чёрными дырами». Вот почему магическая форзиция, пересаженная в оранжерею, так опасна. Погибая, она убьёт всё живое в округе. Крупный куст может создать мёртвую зону в радиусе более четырёх километров; даже такой маленький, как этот, вероятно, сделает добрую часть сада или леса непригодной для жизни на многие десятилетия.

Северус был поражен этим, он и не подозревал, что такой крошечный кустик мог нанести серьёзный ущерб.

Альбус задумался.

- Может быть, вернуть его в Уинтерленд портключом?

Помона покачала головой.

- Он не приживётся снова и всё равно погибнет, а викинги получат мёртвую зону на своей земле.

- Хагрид наверняка знает безопасное место. Какой-нибудь утёс в горах или заброшенные торфяники. Я послал за ним домовика, когда он придёт, поручите ему переместить этот куст.

И Альбус, похлопав Невилла по плечу, вернулся к себе.

Гриффиндорец был совершенно подавлен. Он понятия не имел, что пересадка форзиции создаст такую проблему. Помона, видя его смущение, подумала, что, в сущности, мальчишка ни в чём не виноват. Желая утешить, она сочувственно погладила его по руке.

- Запомни, Невилл. Неизвестное растение лучше не трогать и не выкапывать. Сначала прочитай всё о нём, и, если нужно, вернись позже.

Северус ощущал собственную вину, и это было весьма неприятно. Робко взглянув на коллегу, он произнёс:

- Я тоже это запомню, профессор Спраут.

Та, ничего не ответив, только сердито фыркнула. Кто угодно мог ошибиться, но Северус, с его опытом! Она не собиралась щадить зельевара.

- Идите, Лонгботтом. Мы с профессором Снейпом дождёмся Хагрида и постараемся всё уладить.

И как только Невилл оказался вне пределов слышимости, Помона высказала, всё, что думала.

- Я готова простить подобное студенту, но не вам, Северус. Вы – профессор и должны знать, что магические растения редко бывают такими же безобидными, какими кажутся на первый взгляд. В их листьях, бутонах, соке, попавшем в почву, может содержаться сильный яд. Они могут напасть на человека с помощью шипов, лиан. В них таится масса опасностей. Да, дикорастущая магическая форзиция выглядит безобидно, с ней охотно играют дети. Но пересадка превращает этот кустарник в чудовище.

Она бы и дальше распекала донельзя смущённого Северуса, но его спас вовремя появившийся Хагрид.

- Эй, что вы там притащили? - Он заглянул в ящик и умилился. – Какой славный маленький кустик – симпатичные цветочки!

- Это - наша проблема, Хагрид. Этот милый кустик не терпит пересадок, и, умирая, вбирает весь солнечный свет вокруг в течение нескольких дней, создавая мёртвую зону. Вблизи него образуется пустыня на долгие десятилетия. Его нужно переместить туда, где он причинит наименьший вред.

Выслушав её, Хагрид был не слишком удивлён. Со вздохом он заметил:

- Эх, неужто всегда так? Кто выглядит самым милым и безобидным, причиняет кучу проблем. Я знаю подходящее место в Шотландии. Никого вокруг, никто не пострадает. Я отвезу его на своём мотоцикле.

********

После разговора с Помоной, Северус отправился домой, терзаясь в душе. Сам того не желая, он чуть не спровоцировал настоящую катастрофу.

Но дома ему стало ещё хуже. Рассчитывая на утешение и сочувствие, он жестоко ошибся. Не успел зельевар войти и снять мантию, как появившийся из гостиной Гарри устроил ему новый выговор.

- Северус, как ты мог подвергнуть себя такой опасности! Гулять в Уинтерленде рядом с лесом и любоваться цветами? О чём ты думал? Ты же был там и знаешь, насколько опасен этот лес!

Но у Снейпа была иная точка зрения.

- Прошу прощения, а кто стоял рядом с десятком монстров, которые только что целиком сожрали четырёх здоровых восьмифутовых грендлингов?

Услышав это, Гарри выгнул бровь.

- А в чём проблема? Мне ничего не угрожало. Чёрные вирмы - наши союзники! Они проводили меня домой, когда я заблудился в лей-линиях. Эти существа почувствовали наше присутствие и узнали магические отпечатки, которые запомнили в сражении у Колодца Отчаяния. Они объяснили, что решили помочь, когда узнали, что грендлинги угрожают тебе и тому ребёнку. Это ты сидел и восхищался цветами вместе с мальчишкой, пока стая грендлингов готовилась напасть!

Северус давно не видел Гарри таким раздражённым. Даже злым. И тут зельевар окончательно понял, насколько неудачным стал сегодняшний день. Он всё сделал не так. Отправился в Уинтерленд, чтобы защищать Гарри, и сам влип в историю, а его мужу пришлось договариваться с кровожадными вирмами. Да просто постояв с ними рядом, потом будешь долго мучиться от ночных кошмаров!

А затем он чудовищно ошибся в отношении магического растения! Ему до сих пор делалось не по себе при мысли, что дикорастущий кустик, казавшийся таким безобидным в естественной среде, любимая игрушка для детей викингов, мог уничтожить Хогвартс! Хорошо ещё, что с помощью Хагрида катастрофу удалось предотвратить.

Северус не знал, что сказать в своё оправдание. Он молча взглянул на Гарри и направился в лабораторию. Хотелось побыстрее принять самое сильное зелье от головной боли, сверлящей висок. Если потребуется, ужин принесут прямо сюда.

Он твердил Альбусу, что не подходит Поттеру, несмотря на мнение Камня. Он очень старался сделать Гарри счастливым. Но теперь, когда они, казалось, смогли наладить отношения, мальчик едва не пострадал из-за него. Возможно, лучше будет выпить не зелье от головной боли, а бутылку хорошего огневиски!

Гарри понял, что у Северуса разболелась голова. И ещё ему было ясно, что в этом разговоре последнее слово осталось за ним, хотя впечатление оказалось несколько смазанным. Решив не злорадствовать по поводу своей бесспорной победы, благородный гриффиндорец вышел из комнаты и спокойно отправился ужинать в Большой зал.

********

Амелия Боунс решила, что сейчас лучшее время, чтобы устроить званый обед для членов Визенгамота в честь своего вступления в должность министра Магии. Советники рекомендовали провести его в приёмном зале Министерства, а не в её довольно скромном доме. Эльфы не считали здание правительства «домом», поскольку в нём никто не жил, и не селились там, но двое её собственных домовиков согласились помочь. Роскошный обед был приготовлен на кухнях богатых домов в северной Шотландии.

Когда гости расселись за столом, Амелия уже ни капли не сомневалась в успехе своей затеи. Её коллеги – давние и новые друзья, несколько бывших врагов – все вели себя неизменно вежливо и прилично. Мадам министр мысленно улыбнулась: удивительно, насколько легко достигнуть успеха, если всё продуманно организовать.

Составляя список приглашённых, ей, правда, пришлось немного поволноваться. Она была рада пригласить Ремуса Люпина, который оказался внимательным и практичным руководителем, но сомневалась относительно его спутника, Сириуса Блэка. К счастью, Ремус держал ситуацию под контролем. Также Амелия не была уверена насчёт князя Авентина. Тот принял её приглашение, и ему было зарезервировано место за столом, но, откровенно говоря, она не представляла, чем угощать вампира. Он сидел весь обед со стаканом вина, игнорируя поданные блюда и дожидаясь, пока остальные закончат.

Удивительно, но Альбус Дамблдор также согласился прийти, хотя редко посещал любые министерские мероприятия.

Министр Боунс предполагала, что Люциус Малфой придёт один, хотя, конечно, приглашение было адресовано и его супруге. Просто Нарцисса никогда бы не села за стол в подобном обществе. Но, к большому удивлению Амелии, леди Малфой пожаловала на обед вместе с мужем. Сидя рядом с ним, в красивой мантии, сшитой по последней моде и очень её идущей, Нарцисса была довольно мила со всеми.

Ну, ещё бы! Ведь незадолго до этого...



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы! (СС/ГП;R;Драма/Приключения/Роман;макси; Закончен)
  • Страница 3 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 8
  • 9
  • »
Поиск: