Армия Запретного леса

Воскресенье, 22.04.2018, 13:59
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 7 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы! (СС/ГП;R;Драма/Приключения/Роман;макси; Закончен)
Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы!
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 04.04.2011, 21:02 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Название: Lynne's AU Ending to The Marriage Stone
Автор: lynned0101
Ссылка на оригинал: Lynne's AU Ending to The Marriage Stone
Переводчик: VelgaW (совместно с Renata aka AmaliaRa и Queen of destruction)
Бета/ Гамма: VelgaW / Renata aka AmaliaRa
Разрешение на перевод: получено Renata aka AmaliaRa
Жанр: Драма/ Приключения/ Роман
Персонажи (пейринг): СС/ГП
Рейтинг: R
Размер: макси
Статус: Закончен
Дисклаймер: Роулинг — роулингово, а слэшерам — ну, вы поняли...
Аннотация: Альтернативное продолжение фанфика The marriage stone автора Josephine Darcy. Брак Северуса и Гарри перестает быть фиктивным, но личное счастье не отменяет жизненных проблем. Мир снова в опасности, и кому же его спасать, если не нашим героям?..
Предупреждение: Желательно вначале прочитать первые 77 глав авторского фанфика ("The marriage stone"). Нумерация глав фанатского продолжения двойная: первая цифра — номер главы собственно фанфика Lynned, цифра в круглых скобках — сквозная нумерация с учетом глав Josephine Darcy.

Разрешение на размещение: получено.










Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
ЭдельДата: Воскресенье, 01.04.2012, 21:16 | Сообщение # 181
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
********

Маггловский премьер-министр с тревогой следил за вспыхнувшей в обществе антиколдовской истерией. Постоянные митинги, собрания, на которых раньше ограничивались озлобленной болтовнёй, теперь внезапно переросли в организованное движение, способное в любой момент перейти от слов к делу. Отчёты правительственных агентов было страшно читать. Он даже начал жалеть, что не может связаться с министром Магии через этот ужасный говорящий портрет. Каждый раз, когда премьер собирался обратиться к человечку на картине, выяснялось, что тот улизнул. Тогда он решил вызвать Мартина Энтвистла.

- Да, сэр? - молодой человек сел за стол и приготовился записывать очередное задание.

Но шеф захлопнул его блокнот и спросил:

- Как мне связаться с вашими людьми? Я должен поговорить с министром, но никак не могу застать коротышку с портрета.

Энтвистл был наслышан о строптивом характере нарисованного посланца, который даже поручения министра Магии умудрялся выполнять не с первого раза. Но он понял, что сейчас премьер интересуется не из простого любопытства.

- Я могу связаться с Министерством и передать, что вы желаете поговорить. В нашем мире нет телефонов, но их заменяет вот это. - Энтвистл опустился перед камином на колени и бросил в огонь немного дымолётного порошка, вызывая кабинет министра Магии. Спустя секунду её секретарь ответил, что мадам министр будет у них через несколько минут. Увидев полные ужаса глаза шефа, молодой аврор едва не рассмеялся, - камины предназначены не только для перемещений, но и для разговоров. В пламени возникает лицо собеседника, и вы спокойно общаетесь, - объяснил он.

Вскоре огонь в очаге полыхнул зелёным, и из него появилась министр Магии. Коллеги пожали друг другу руки, а Энтвистл тихонько вышел из кабинета и устроился в приёмной, объясняя всем посетителям, что господин премьер-министр занят и велел не беспокоить.

Волшебница села, и британский премьер, который нервно расхаживал по кабинету, последовал её примеру.

- Миссис Боунс у меня для вас очень тревожная информация. Мы с вами уже обсуждали антиколдовские настроения, нарастающие в обществе, и мистер Поттер потратил немало времени, записывая все эти телеобращения вместе с королевской семьёй. Но в последние несколько дней всё очень круто изменилось. Правительственные аналитики сообщают, что недовольство людей неуклонно растёт, мы опасаемся, что скоро они перейдут от слов к делу. Мы постараемся сделать всё, что в наших силах, чтобы не допустить вспышки насилия, но бунтовщиков слишком много. - Было заметно, что мужчина крайне взволнован.

- Разумеется, я ценю вашу откровенность и желание помочь, господин премьер-министр, - ответила Амелия, - но у вас есть какие-то конкретные факты? Мы, конечно, усилим нашу бдительность и постараемся выявить и устранить слабые места в системе обороны, но, возможно, вы подскажете, откуда в первую очередь нам стоит опасаться атаки?

- Да, да, я прямо сейчас предоставлю вам дубликаты отчётов наших экспертов. А вот фотографии, сделанные нашими агентами на собраниях недовольных граждан. Со снимков я тоже сделаю копии. - И, словно извиняясь, премьер добавил, - это обычные фотографии, они не двигаются как ваши.

Подойдя к рабочему столу, он нажал маленькую кнопку. На столе Энтвистла загорелась лампочка, и аврор немедленно явился на вызов, аккуратно прикрыв за собой дверь, чтобы никто не увидел, с кем разговаривает его шеф.

- Энтвистл, подготовьте для министра Магии копии докладов и фотографий, поданных сегодня утром. Как быстро вы справитесь?

- Сию секунду, - ответил расторопный сотрудник и через пару минут вернулся с толстой папкой в руках. На самом деле он с помощью магии скопировал все документы, подготовленные для премьер-министра, но не стал этого объяснять. Пусть шеф считает, что бумаги были сразу размножены в двух экземплярах, если ему так спокойнее.

Взяв папку, Амелия снова пожала руку коллеге, кивнула Энтвистлу и вернулась к себе.

Оказавшись вновь в своём кабинете, она начала изучать увесистую пачку документов. Первое, что ей бросилось в глаза, имена Чарльза Фроста и Вернона Дурсля, упоминавшиеся почти в каждом донесении. А ещё через несколько минут мадам Боунс обнаружила, что в тексте постоянно встречается фамилия Риддл. И пока она терялась в догадках, что бы это значило, помощник доложил, что её хочет видеть Альбус Дамблдор.

- Я был в Министерстве по делам Хогвартса, Амелия, и решил навестить старую подругу, - изрёк директор вместо приветствия. - Но, кажется, я не вовремя.

Амелия оторвалась от изучения бумаг.

- Альбус, маггловский премьер-министр только что известил меня о резком подъёме антиколдовского движения. Он дал мне копии аналитических отчётов, и оказалось, что в них постоянно упоминаются одни и те же имена, которые кажутся мне смутно знакомыми. Вот, полюбуйся. - И она подтолкнула к нему кипу бумажных листов.

Дамблдору понадобилась минута, чтобы выделить в тексте имена постоянных участников всех митингов и сборищ, и ещё несколько мгновений он созерцал неподвижные фигурки магглов на фотографиях. А затем старик покачал головой и тяжело вздохнул.

- Амелия, Вернон Дурсль — дядя Гарри Поттера. Вот он на снимке — здоровяк, стоящий рядом с низеньким седым человеком, - он протянул ей фото. - Дурсль находился в Хогвартсе, пока не исчезло проклятие Мёртвого сна, и потом, после пробуждения. Я неоднократно встречал его и без труда могу узнать. Человек, который стоит рядом с ним, обозначен в донесениях как Чарльз Фрост. Он запечатлён на нескольких фотографиях, неизменно вместе с Дурслем. Но, полагаю, что нам привычнее видеть его с тёмно-русыми волосами и в мантии, которую носят все маги. Его настоящее имя... Корнелиус Фадж.

Амелия чуть не вскрикнула, осознав, что Альбус прав. А старый волшебник продолжал:

- И фамилия Риддл мне отлично известна. На этих фото я вижу несколько знакомых магов, представившихся как Риддл, хотя их зовут иначе. Вот, например, - он протянул подруге ещё одну фотографию, - это один из сыновей Макнейра, Хирам, если не ошибаюсь. Он закончил Хогвартс больше десяти лет назад. Так почему же в этих документах столько людей называют себя чужим именем? Довольно давно в нашей школе учился мальчик, Том Риддл, которого сейчас большинство знает как Лорда Волдеморта.

Амелия уронила снимок, который ей протянул Альбус.

- Ты думаешь, что Корнелиус Фадж теперь в союзе с... с... с Ним? - уточнила она, не в силах произнести имя. - Значит, зачинщики антиколдовского движения среди магглов — почти все — волшебники? Как же так?

Дамблдор кивнул. Это было действительно немыслимо — обнаружить, что против Волшебного мира магглов настраивают маги. К тому же он помнил, что Корнелиус трясся от ужаса при одном упоминании Волдеморта, и с трудом представлял себе подобный альянс.

Ради Мерлина, что же происходит?



Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
ЭдельДата: Воскресенье, 01.04.2012, 21:16 | Сообщение # 182
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
Перевод - Queen of destruction

Глава 49 (126) Неожиданные союзники

Министр Боунс передала аврорам фотографии, полученные от маггловского коллеги, приказав изучить их и определить личности Пожирателей Смерти. Дело пошло легче через пару дней, после неожиданного визита Люциуса Малфоя.

Его сведения оказались не просто верными, они были подтверждены копиями товарных накладных. Малфой долго раздумывал, как поступить. Не так давно он бы поделился информацией с Тёмным Лордом, или использовал бы её в своих личных целях, если бы оказалось, что господин в ней не заинтересован. Однако те дни прошли, Люциус отлично это понимал и до сих пор не придумал, как согласовать свою нынешнюю жизнь с привычными махинациями.

Возможно, стоит рассказать об оружии Гарри Поттеру? Ему бы очень хотелось обратиться к юному Избранному напрямую, но присутствие вечно хмурого Северуса несколько омрачало эти мысли. Дамблдор? О, нет, последнее, чего бы ему хотелось - сменить Тёмного Лорда на этого старого маразматика. Пожалуй, лучшим вариантом будет использовать своё положение в Визенгамоте и поговорить с министром Магии.

Явившись в приёмную мадам Боунс, Малфой сообщил её секретарше, что должен немедленно видеть министра по важному государственному вопросу. Окружающие по-прежнему весьма неприязненно относились к нему, и первой мыслью девушки было назначить ему встречу недели через две. Воспользовавшись её заминкой, Люциус усмехнулся и, пока ведьмочка не опомнилась, прошёл мимо неё прямо в кабинет.

Услышав скрип открываемой двери, Амелия подняла голову.

- Лорд Малфой, какой сюрприз, - обречённо сказала она без особой радости в голосе, а затем кивнула помощнице, вбежавшей следом за ним. - Я полагаю, у вас есть существенные причины для такого неожиданного визита.

Хотя Гарри Поттер доверял Малфою, ставшему образцовым членом Визенгамота, люди неохотно общались с аристократом. Слишком многие помнили его дружбу Фаджем и опасались, что тот снова приведёт Корнелиуса к власти.

- Вы правы, мадам министр. Я получил очень тревожную информацию, и подумал, что её необходимо немедленно довести до вашего сведения, - заявил Люциус, вытаскивая из кармана толстую пачку документов. - Мне стало известно об очень большой закупке оружия в «Истбрукс», и при проверке информации обнаружились кое-какие подробности. Анализ бухгалтерской документации говорит о том, что это огромная партия оружия, а не ряд покупок, случайно произошедших в одно время.

После этих слов министр отложила перо и встала из-за стола, желая взглянуть на бумаги.

Амелия сомневалась – стоит ли делиться всей информацией с Люциусом, в конце концов, это же Малфой. Но раз он пришёл к ней с этими новостями, можно хотя бы кратко описать ему ситуацию с магглами. Независимо от законности его источников, а по слухам они действительно были самыми разнообразными, он смог бы получить больше информации для полноты картины.

- Спасибо, Люциус, - назвав его по имени, она с интересом наблюдала за реакцией гостя. - Присаживайтесь.

Малфой был немного удивлён дружеским обращением министра, но воспринял это как признак своего растущего успеха в новом окружении.

- Спасибо, Амелия, – ответил он, устраиваясь в кресле для посетителей напротив неё.

- Это - чрезвычайно важная информация, и я ценю, что вы поделились ею, – мягко произнесла мадам Боунс. – Мы получили информацию от маггловского правительства о том, что среди магглов зреет недовольство, а антиколдовское Сопротивление распространилось за последние недели почти по всей Британии.

Люциус был озадачен. К магазину, наподобие «Истбрукс», у магглов нет доступа, да и купленное оружие может использоваться только волшебниками.

- Неужели маги имеют отношение к покупке оружия?

Амелии не хотелось вдаваться в подробности, она подсознательно не доверяла этому человеку, но он мог быть полезен, если узнает ситуацию лучше.

- На самом деле, мы подозреваем, что людей подстрекают к бунту маги, – её ответ сильно удивил гостя. – Мы видели маггловские фотографии и читали полицейские отчёты. Самой большой неожиданностью для нас стало, что часть заговорщиков носит фамилию Риддл. Ведь настоящее имя Волдеморта - Том Марволо Риддл, вероятно, вы знаете об этом.

Амелия с удовольствием наблюдала за потрясением Малфоя, думая, что обязательно напишет обо всём Альбусу.

- О чём вы говорите? – воскликнул её собеседник, желая знать подробности.

С плохо скрываемым злорадством она продолжила:

- Альбус Дамблдор рассказал мне об этом. Том Риддл — сын ведьмы и маггла. И история этой семьи очень печальна. Однако когда Риддл решил стать Тёмным Лордом, он придумал себе новое имя. И то, что многие участники Сопротивления взяли именно эту фамилию, тревожный факт. Скорее всего, это Пожиратели Смерти.

Люциус чувствовал, что земля уходит из-под ног. Тёмный Лорд - полукровка? Безумие. Человек, настолько увлечённый идеей чистоты крови, провозгласивший себя властелином Волшебного мира, оказался сыном обычного человека? Хоть Люциус и перешёл на другую сторону, поверить в такой обман было сложно! К радости Амелии, с потрясением он справился быстро.

- Пожиратели Смерти сотрудничают с нашими противниками? - Если не думать о тёмном прошлом Волдеморта, кто в здравом уме предположил бы, что его слуги вольются в толпу магллов?

Амелия пожала плечами.

- Мы не уверены, но столько однофамильцев — это не случайность. Авроры изучают маггловские фотографии, пытаясь определить, есть ли среди митингующих волшебники.

- Значит, моя информация о закупке оружия тоже может им пригодиться, – продолжил Люциус. – Вероятно, деятельность магглов как-то связана с «Истбрукс». Скорее всего, стоит отследить заказчиков оружия, они могут оказаться участниками Сопротивления.

- Спасибо, Люциус. Насколько надёжна ваша информация? – спросила Амелия. Она знала о его «источниках», но сомневалась, стоит ли им доверять.

- Я говорил с работником магазина, который своими глазами видел процесс покупки. Ещё несколько человек подтвердили эту информацию и даже предоставили документы. И только после этого я отправился к вам. Поскольку осведомитель был мне неизвестен, я попросил знакомую проверить его слова, а она — одна из лучших специалистов в своей области. Информация точная, уверяю вас. - Он встал.

- Благодарю, Люциус. Эти данные пригодятся. Я высоко ценю вашу помощь. Пожалуйста, сразу же дайте мне знать, если у вас появятся дополнительные сведения, - сказала Амелия, провожая гостя.

И тот с лёгким поклоном ответил:

- Всегда к вашим услугам.

После его ухода Амелия немедленно вызвала Дармута и передала документы, принесённые Малфоем. Тот удивлённо вскинул брови, узнав, откуда они. Как и многие авроры, он слышал о замечательной способности Люциуса собирать информацию из сомнительных источников, и радовался тому, что теперь они на одной стороне. Это очень перспективное сотрудничество!

********

Команде авроров, изучающей маггловские фотографии, явно требовалась помощь. Никто не знал в лицо Пожирателей Смерти, и найти их в толпе магглов было сложно. Единственное, что им удалось, это определить несколько человек, обозначенных в донесениях агентов как «Риддлы». И на этом следствие забуксовало.

С помощью Люциуса у них появилось несколько новых — возможно, даже настоящих — имён и адреса поставки оружия, сужавшие круг поиска, но сыщики вновь зашли в тупик, а кое-кто из них вообще считал задание откровенной глупостью.

Об этом узнала Гермиона, получившая разрешение на доступ к некоторым документам в архиве аврората для уточнения собственной статьи перед публикацией. Профессор Снейп сказал, что ей необходима дополнительная информация об одном из проанализированных в исследовании случаев, и получить её можно было только у авроров.

Гермиона сидела за столом в ожидании, пока ей принесут папки с документами, и старалась не слишком явно глазеть по сторонам. В конце концов, девушка не выдержала.

- Могу я узнать, почему у вас маггловские фотографии висят на стене? – спросила она молодого аврора, который любил поболтать с ней. Тот ненадолго задумался, является ли информация конфиденциальной, или можно рассказать обо всём гостье. Ну, раз никто из старших не удосужился спрятать фотографии перед её приходом, значит, на вопрос можно и ответить.

- Мы получили их от британского премьер-министра. На снимках магглы из антимагического движения, но мы подозреваем, что среди них есть колдуны, – ответил он.

- Антимагическое движение? Зачем тогда магам участвовать в этом? И обманывать магглов? – засомневалась Гермиона.

Пирс покачал головой.

- Вы не поверите. Но есть мнение, что это сторонники Сами-Знаете-Кого подначивают магглов. Разумеется, Пожиратели Смерти не публикуют список участников, и у нас нет никакой возможности узнать их имена.

К этому времени Гермионе принесли необходимые документы, и она начала искать недостающую информацию. После того как работа была закончена, девушка задала Пирсу ещё пару вопросов.

- Вы ничего не узнали о человеке, пытавшемся убить профессора Снейпа? - Она хотела упомянуть этот случай в своём исследовании, но, судя по выражению лица Пирса, надеялась она зря.

- Извините, мисс, мы слишком заняты сейчас. Выяснили только, что он был наёмником, но кто его нанял неизвестно. Единственное, что мы определили, преступник из Центральной Европы, судя по внешности и отпечатку магии, и ещё он недавно побывал в Индии.

Она поблагодарила Пирса и с мрачным видом отправилась в атриум, чтобы вернуться в Хогвартс по каминной сети. Там она встретила Кингсли, спешащего на совещание к министру.

- Мисс Грейнджер, что привело вас в министерство? - спросил он, удивляясь, почему Альбус Дамблдор позволяет студентке пропускать занятия. Учитывая всё происходящее, разрешать ученикам путешествовать в одиночку казалось неблагоразумным. Он знал, что эта девушка – особый случай, но всё же ...

- Я работаю над статьёй, а профессор Снейп рекомендовал уточнить некоторые моменты, поэтому мне пришлось отправиться в аврорат и кое-что перепроверить.

- И вам не удалось получить необходимое? - спросил он, заметив её кислую мину.

Она покраснела.

- О, информацию мне предоставили, нет проблем. Я была немного разочарована тем, что ничего не удалось узнать о человеке, напавшем на профессора Снейпа. Я думала, информация о его магии поможет мне в моём исследовании. Но этим делом совсем не занимаются. Может, вы сумеете помочь аврорам в их нынешнем задании? Вы знакомы со многими Пожирателями, которые удаляли метку с руки, можно показать им фотографии, полученные от маггловского правительства, и спросить – не узнают ли они кого-нибудь. Возможно, тогда у вас появится несколько имён.

Гермиона направилась к камину и больше не думала об этом.

Отредактировав и переписав статью, она принесла рукопись профессору Снейпу. Тот как раз закончил последний урок.

- Профессор, думаю, что это окончательный вариант моей работы. Я перепроверила её, на всякий случай, и исправила все неточности. Если всё в порядке, я хотела бы опубликовать статью в «Обзоре магических заболеваний» - сказала она, передавая пергаменты.

- С источниками у вас затруднений не возникало? – спросил Снейп, снова удивляясь тому, как свободно студентка Хогвартса получила доступ в архив авроров.

- О, не было никаких проблем. Я думаю, сотрудники даже обрадовались возможности сделать паузу в работе. - Гермиона хотела рассказать, зачем аврорам понадобился перерыв, но затем вспомнила, что профессор Снейп не любит сплетни, и замолчала.

Но Северус заметил это. И хотя он действительно ненавидел пустую болтовню, зная о наблюдательности мисс Грейнджер, решил выслушать девушку. Он вопросительно поднял бровь, ожидая продолжения.

Тогда Гермиона стала рассказывать.

- Я увидела там нечто интересное. Целая стена в аврорате увешана маггловскими снимками. Кажется, возник резкий всплеск антимагических настроений, и британское правительство предоставило фотографии с митингов. Авроры считают, что англичан подстрекают маги! Но, не зная Пожирателей Смерти в лицо, они не могут опознать их на фото, как бы ни старались. Я думаю, моё появление позволило им немного отвлечься от этой нудной работы.

Мысленно перебрав новости, рассказанные Альбусом, Северус понял, что старик многое утаил. Придётся поговорить с ним позже.

- Рекомендую вам подкрепить свои выводы дополнительными фактами. Я перечитаю всё ещё раз и сообщу имя редактора, которому стоит отправить рукопись.

После ухода Гермионы Северус просто кипел от возмущения. Если в оставшиеся пять минут больше никто из студентов не заявится, работу на сегодня можно считать законченной. Выждав время, он запер кабинет и размашистым шагом отправился к директору. Поднявшись в башню, он застал Дамблдора болтающим с портретами.

- Ах, Северус, мой мальчик! Рад тебя видеть. Ты что-то хотел? – доброжелательно поинтересовался Альбус, надеясь, что тёплый приём несколько успокоит явно разозлённого зельевара. Он указал гостю на кресло, приглашая присесть.

Но Северус проигнорировал приветствие и принялся расхаживать по кабинету, так, что мантия взвивалась на каждом повороте.

- Значит, вы больше не считаете нужным делиться со мной информацией о происходящем в Министерстве, директор. Жаль. А вот я недавно узнал, что аврорат озабочен нарастанием антимагических настроений и усиленно изучает маггловские фотографии с митингов, пытаясь опознать на снимках колдунов. А точнее, Пожирателей Смерти. Я так думаю, вам обо всём известно, но вы решили умолчать об этом.

Альбус вздохнул. Он ненавидел, когда Северус злился, тем более, если его гнев был обоснован.

- Северус, не выдумывай. Я был в Министерстве по делам и зашёл к Амелии поздороваться. Она как раз рассматривала фотографии, полученные от маггловского премьер-министра. Я сейчас расскажу тебе обо всём, – примирительно сказал он.

Северус был готов выслушать его, несмотря на злость. Во всяком случае, он уже не метался по кабинету и перестал бросать на собеседника испепеляющие взгляды. Сочтя это добрым знаком, директор продолжил:

- Я прочитал отчёты и просмотрел фотографии, полученные Амелией. В документах часто упоминается Вернон Дурсль, – Альбус заметил, как сузились глаза Северуса, - и мы думаем, что под именем Чарльза Фроста скрывается Корнелиус Фадж. По крайней мере, один человек выглядит так же как он, если убрать седые волосы. - Профессор удивлённо вскинул брови.

Улыбаясь тому, что смог заинтриговать собеседника, Альбус добавил:

- И это ещё не всё. В отчётах постоянно встречается фамилия Риддл. Под ней скрываются Макнейр и Паркинсон — я узнал их на снимках. Сейчас авроры пытаются определить, есть ли среди магглов другие Пожиратели Смерти.

Остолбеневший Северус с недоверием уставился на него.

- Альбус, вы действительно считаете, что Фадж сотрудничает с Пожирателями, или, что совсем невероятно, с самим Тёмным Лордом?

- Конечно, нет, – согласился Дамблдор. – Я думаю, они не знают друг о друге. – Старик, улыбаясь, откинулся на спинку кресла и сцепил пальцы на груди. – Я помню страх Корнелиуса перед Волдемортом. Полагаю, он бы и близко не подошёл к магглам, если бы знал, что среди них есть Пожиратели Смерти. И не думаю, что Волдеморт захотел бы иметь дело с Фаджем. Министерство попыталось определить точную дату первого появления Чарльза Фроста среди магглов. Это произошло совсем недавно, около недели назад. Он, похоже, влился в группу оппозиционеров, и их точка зрения стала более агрессивной по отношению к магам. Это в стиле Корнелиуса. Теперь, когда авроры знают, что именно им надо искать, думаю, они смогут определить и дату появления Пожирателей в рядах Сопротивления. Я подозреваю, что они присоединились гораздо раньше и влияли на магглов значительно дольше, ещё до приезда Корнелиуса.

Недоверие на лице Северуса сменилось замешательством, и Альбус вполне мог понять его.

- Меня озадачивает отсутствие чёткой цели у Фаджа. Волдеморт, вероятно, хочет расколоть маггловское сообщество, возможно, даже подбить магглов на открытый бунт. Но Фадж? Даже если допустить, что они с Волдемортом действуют сообща, какая ему от этого выгода? - размышлял Альбус.

Северус, наконец, сел в кресло и после минутного размышления произнёс:

- Меня больше тревожит, что Тёмный Лорд сотрудничает с магглами. Если этим занимаются Пожиратели Смерти, значит, они вернулись к хозяину. Но ведь их полностью устраивает его политика, и они разделяют ненависть господина к магглам. Зачем им был отдан такой приказ? Для чего? А Фадж? Он сумел сбежать из заключения, и я думал, что никогда больше его не увижу. Всё это абсолютно бессмысленно.

Нахмурившись, профессор глубоко задумался.

********

Вечером, идя в подземелья, Северус увидел Кингсли, только что вернувшегося из Министерства. После недолгих колебаний он подошёл к аврору.

- Шеклболт, я знаю, что ваши люди пытаются определить личности Пожирателей с маггловских фотографий. Если хотите, я зайду в Министерство и постараюсь помочь. К несчастью, многих слуг Волдеморта я отлично знаю.

- Спасибо, профессор, - ответил Кингсли, не скрывающий своего удивления. - Мисс Грейнджер уже подала мне подобную идею. Она сказала, что следует обратиться к тем, кого мы спасали от потери магии после заклинания Сами-Знаете-Кого. Узнав о снимках, я сообщил аврорам имена спасённых. Но, конечно, большая часть тех людей была рада избавиться от метки и навсегда забыть о прошлом, так что пользы от общения с ними оказалось маловато. Ваше предложение очень щедрое, и, если можно так выразиться, очень смелое. Я уведомлю аврорат о вашей готовности помочь.

Снейп кивнул и, резко развернувшись, продолжил свой путь.

За ужином он высматривал среди гриффиндорцев Гарри. Им срочно требовалось поговорить наедине, но если мальчишка отправится готовиться к экзаменам вместе со всеми — а его приятели уверены, что занимаются именно этим — в подземелья он может и не зайти. Пока же ребята как назло о чём-то оживлённо болтали.

Гермиона рассказала друзьям о своём походе в аврорат и о том, что поведал ей Пирс.

- Гарри, ты что-нибудь слышал о нарастании антимаггловских настроений и о присутствии волшебников на митингах, когда записывал очередное сообщение с принцами? – спросил Рон. Поттер был единственным среди них, кто лично общался с магглами и мог узнать, что происходит, не только из публикаций «Ежедневного Пророка».

- Нет, ничего. На этой неделе мы даже не делали новых записей, - ответил тот и посмотрел на Гермиону. – Всё время говорилось только о магглах, я никогда не слышал, чтобы и маги в этом участвовали.

- Не просто маги, – поправила Гермиона. – Министерство считает, что здесь замешаны Пожиратели Смерти.

Рон недоверчиво взглянул на неё.

- Это безумие, Миона! Зачем им объединяться с толпой магглов?

Девушка пожала плечами, а Гарри решил позже поговорить об этом с мужем. Если Министерству нужны имена Пожирателей Смерти, Северус может узнать кого-нибудь на этих фотографиях.

Когда они уже доедали десерт, большая бурая сова влетела в Большой зал через окно под самым потолком и бросила Гермионе конверт. Он был запечатан красным воском, которым обычно скреплялись послания из Министерства. Гермиона как ни в чём не бывало отряхнула конверт от пудинга и открыла его. На её лице засияла улыбка.

- О! Отличная новость! Меня беспокоило, что авроры совсем забросили дело о нападении на профессора Снейпа в Министерстве. Кажется, Кингсли доложил об этом министру Магии, и расследованию вновь дали ход. Это фантастика!

Невилл и Симус переглянулись и пожали плечами. Порой темы разговоров за их столом менялись буквально на лету. Гарри и Рон не совсем поняли, о чём говорит подруга, но вдаваться в подробности не стали. Главное, что она довольна.

Тем вечером, вернувшись домой довольно поздно и обнаружив, что Северус нервно ходит перед камином, Гарри взволнованно спросил:

- Что случилось? - Как правило, Снейп вёл себя подобным образом или в классе, или в кабинете директора.

Северус казался несколько смущённым.

- Ничего, не волнуйся, - ответил он. - Я жду гостей. Кингсли Шеклболт и аврор Старк прибудут с минуты на минуту. Им нужна моя консультация по заданию Министерства, – ответил мастер зелий, не зная, как Гарри отнесётся к этому.

Теперь Поттер начал понимать, что происходит.

- Гермиона рассказала, что авроры пытаются опознать магов на маггловских фотографиях. Ты в этом хочешь им помочь? – уточнил он.

Северус кивнул.

- Узнав о предположении Министерства, что магглов подстрекают к бунту Пожиратели Смерти, я подумал - мало кто согласится открыто помогать аврорам в расследовании. По словам Кингсли, те, кто отлёживался после утечки магии в поместье Малфоев, смогли рассказать не слишком много. Это и неудивительно. Скорее всего, теперь Тёмный Лорд окружил себя преимущественно новичками. Вероятно, из них я тоже смогу узнать немногих.

Приятно удивлённый порывом Снейпа, Гарри с улыбкой подошёл и обнял его.

- Это просто фантастика, Северус, Спасибо тебе. – Отстранившись, он поинтересовался, – когда прибудут гости?

- В любой момент. Я сказал, что сам приду в Министерство, - на этой фразе Гарри вздрогнул, вспомнив, чем, как правило, заканчивались подобные визиты, - но Кингсли и Старк решили принести фотографии прямо сюда.

Несколько мгновений спустя в дверь постучали. Северус не спешил открывать, позволяя Гарри решить — остаться или уйти в другую комнату. Но, как он и предполагал, парень не сдвинулся с места.

После немного неловкого приветствия, когда Старк растерялся, не ожидая увидеть Поттера, Северус взял стопку снимков, а гости и Гарри уселись на диване перед камином. Профессор помнил, что Дамблдор упоминал в разговоре Вернона Дурсля, и ему не хотелось, чтобы мальчик увидел своего дядю на фото, поэтому он остался стоять у стола.

- Я должен сказать, что у нас появились новые факты, связанные с данным расследованием. Кроме фотографий и отчётов о митингах, предоставленных маггловской полицией, мистер Малфой поделился с нами информацией о закупке большой партии магического оружия. Подробности в документах, – сообщил Старк.

Северус и Гарри удивлённо переглянулись. Малфой тоже мог бы опознать бывших соратников. Но он, поделившись информацией с Министерством, этим и ограничился. Снейп считал, что это вполне в духе Люциуса, но Поттер был явно разочарован.

Впрочем, Северус размышлял над этим недолго, а затем сел за стол и погрузился в изучение снимков. Он внимательно рассмотрел каждый, прежде чем сказать что-либо. Несколько раз в его глазах мелькало узнавание.

- Я обведу лица, которые кажутся мне знакомыми, и надпишу имена. Это приемлемо? - спросил он.

Дождавшись кивка, он взял перо, чернила и принялся за дело. В итоге набралось около двух десятков знакомых Северусу Пожирателей, не более двух на каждом собрании, но большинство людей на снимках были ему незнакомы. Пока он работал, Гарри тихо переговаривался с гостями.

Закончив, Северус поднял глаза. Старк внимательно, с интересом наблюдал за ним. Было ясно, что профессор узнал немало людей с этих маггловских фотографий. Видимо, подозрения о причастности Пожирателей Смерти к подстрекательству магглов были обоснованы. Старк заговорил первым.

- Профессор, мистер Малфой сообщил нам имена покупателей оружия и адреса, куда оно было отправлено. Не могли бы вы просмотреть и эти списки? – спросил он, передавая бумаги, полученные от Люциуса.

Северус взял документы и пролистал их, поразившись обилию переданной Малфоем информации.

- Возможно, вы могли бы что-то сказать и про места, указанные здесь.

Оказалось, что документы Люциуса подтверждали некоторые имена, названные Северусом. Многие адреса принадлежали Пожирателям Смерти, которым Снейп пару раз наносил визиты. Часть была связана так или иначе с их бизнесом, остальные же, возможно, являлись складами. Аккуратные и точные примечания Северуса помогали увидеть взаимосвязи между лицами, упомянутыми в аврорских отчётах и адресами покупателей, значащимися в документах Малфоя.

Возвращая документы Старку, Снейп, словно невзначай, сложил бумаги так, чтобы они прикрывали фотографии, и вернулся к камину.

Прощаясь, авроры тепло поблагодарили Гарри за гостеприимство, и — более сдержанно - профессора за помощь, а затем вернулись в Министерство.

После того как гости ушли, Поттер, внимательно глядя на мужа, сел на диван рядом с ним. Северус, погружённый в свои мысли, хмурился, созерцая огонь в камине. Ничего не говоря, юноша взял его за руку и тихонько сжал пальцы.

Так они сидели несколько минут, пока Гарри всё же не решился спросить:

- Кого ты увидел на этих фотографиях, что так расстроился? Я заметил, как ты несколько раз изменился в лице, кто это был?

То ли выражение глаз, то ли интонация гриффиндорца подсказали мастеру зелий, что мальчик уже предвидит возможный ответ. В такие моменты Северус особенно остро осознавал, как сильно ошибался в отношении Гарри все эти годы. Тот, без сомнения, догадался, что его родной дядя, к семье которого он проявил сострадание, забрав после катастрофы в Хогвартс, участвует в антимагическом Сопротивлении.

Вместо ответа Северус тяжело вздохнул и попытался встать, но Гарри крепко держал его за руку.

- Нет, мы должны поговорить об этом. Думаю, ты видел кого-то, знакомого нам обоим, и готов поспорить на сикль, это был мой дядя Вернон. Я прав? – вообще-то Гарри боялся, что Северус назовёт имя Петунии, и очень обрадовался утвердительному кивку.

Успокоившись, он продолжил:

- Я был бы удивлён, если бы дядя Вернон не стал членом подобной организации. Я даже не разочарован, он всегда был таким. Но знаешь, как я уже говорил тебе в начале лета, его путь больше не пересечётся с нашим, тебе не стоит беспокоиться. Он просто очередной фанатичный маггл, не больше.

Гарри не хотелось, чтобы Северус огорчался, особенно из-за его никчемного дяди. Они посидели на диване ещё пару минут – Северус приводил в порядок свои мысли, а Гарри нежно поглаживал его руку, заставляя забыть о неприятностях.

********

На следующее утро министр направила сову Люциусу Малфою и попросила его явиться при первой же возможности.

Прочитав записку, тот улыбнулся – это уже похоже на успех!

Еле сдержавшись, чтобы не помчаться сию секунду, он выждал некоторое время, после чего направился по коридорам Министерства к её кабинету. Самодовольно усмехнувшись, он прошёл мимо секретарей - в этот раз его никто не останавливал. Министр встретила посетителя с улыбкой.

- О, благодарю, что вы пришли достаточно быстро, Люциус, - начала она, продолжая улыбаться. - Буквально вчера я узнала, что авроры до сих пор бьются над одним делом, и, полагаю, что без вашей помощи им не обойтись.

Она уже заметила, что этот человек падок на лесть. Возможно, сейчас это не так важно, но в будущем может пригодиться.

- Им не удаётся установить личность человека, пытавшегося убить Северуса Снейпа этим летом, в Министерстве, – начала она. – Есть предположение, что он был наёмником, и некоторые подозревают, что он служил индийскому шаху Ракшасу. Кажется, он действительно какое-то время провёл в Индии, хотя родился и вырос в Европе. Мы хотим узнать его имя, происхождение, и, учитывая заинтересованность в этом мистера Поттера, думаю, было бы полезно узнать, имелись ли какие-то необычные или уникальные навыки в его семье. У авроров слишком много дел, и расследование почти не сдвинулось с мёртвой точки. После нашей вчерашней беседы, мне подумалось, что лучше поручить это вам, принимая во внимание уникальность ваших связей. Вы сумеете помочь?

А Люциус уже вовсю рассчитывал, где, как и через кого станет добывать нужную информацию.

- Конечно, Амелия. Снова повторю, я к вашим услугам, - согласился он. - У меня есть на примете человек — лучший в подобных делах. Мне нужно больше подробностей о погибшем и какая-нибудь личная вещь, может, палочка?

Говоря это, он думал о мадам Бансвилл, которая часто бывала в доме его родителей. Отец Люциуса постоянно интересовался её мнением о своих деловых партнёрах и неизменно щедро вознаграждал. Теперь, конечно, ей уже около 200 лет, но он недавно слышал, что ведьма до сих пор помогает людям за определённую плату.

Будучи ребёнком, Люциус очень боялся её, и этот страх сохранился даже через столько лет. Она была довольно уродлива, но презирала любые магические операции по улучшению своей внешности и не скрывала этого. Он до сих пор помнил давящий взгляд её абсолютно чёрных глаз, в которых не было видно белка. И лучше быть тем, кто платит за её услуги, чем стать объектом пристального внимания этой жуткой женщины.

Голос Амелии прервал поток его воспоминаний.

- Я распоряжусь, чтобы примерно через час аврор Старк принёс вам палочку преступника и документы, касающиеся данного расследования. Следствие зашло в тупик, поскольку улик практически нет, так что вся надежда на вас.

Люциус не хотел думать о предстоящей встрече с мадам Бансвилл, но кто знает, что ей может потребоваться для работы? Он кивнул и поднялся.

- Я буду ждать аврора Старка, Амелия, - сказал Малфой, намеренно обращаясь к ней по имени.

Люциус так рьяно принялся выполнять поручение министра лишь потому, что это могло пригодиться Гарри Поттеру. Насколько он понял, мальчик наделён даром впитывать чужую магию. Если у этого несостоявшегося убийцы были какие-то редкие или необычные способности, это может отразиться на Избранном. И он должен знать, что именно Люциус Малфой обнаружил столь важную информацию!

********

Петуния со страхом смотрела на большую сову, целеустремлённо приближавшуюся к кухонному окну! Стремглав выбежав из кухни и закрыв за собой дверь, она притаилась в доме, надеясь, что птица не найдет её.

Несколько минут она сидела в гостиной, в кресле перед окном, глядя в небо и пытаясь выровнять пульс и дыхание. А затем подкралась к двери в кухню и приоткрыла её... Ужасно, но сова сидела на когда-то чистом кухонном столе, клевала брошенный хозяйкой бутерброд и чувствовала себя как дома. Кругом валялись хлебные крошки вперемешку с беконом и рваными листьями салата.

Петуния уже собиралась завопить, надеясь, что дикая птица испугается шума и улетит, но заметила большой конверт рядом с ней. Растерявшись, она выдохнула и попыталась разобрать надпись. Сова спокойно наблюдала, как Петуния бочком пробирается к столу. Впрочем, женщина уже была уверена, что увидит собственное имя, выведенное изящным почерком.

Посланница, склевав хозяйский бутерброд, посчитала это наградой за труды и улетела. А Петуния стояла, прижавшись спиной к плите, и боялась пошевелиться, чтобы птица не надумала вернуться. Затем, решив, что опасность миновала, она подошла к столу и протянула руку к конверту, осторожно, словно тот мог на неё напасть.

Миссис Дурсль осмотрела письмо в поиске штампов, марок или хотя бы обратного адреса – любого доказательства того, что оно могло прийти нормальной почтой. Нет, послание было принесено дикой птицей. Но подписано таким изумительным почерком! И бумага была очень богатой и плотной, скреплённой красивым, сливочного цвета сургучом. Однажды, она видела такую, получив приглашение на очень стильную и дорогую свадьбу. Любопытство, оказавшееся сильнее страха, заставило женщину взять и осторожно вскрыть конверт.

Обнаружив внутри ещё один лист такой же бумаги, Петуния развернула его.

К её великому удивлению, это оказалось письмо от Амаранты Савой. Та спрашивала, как поживает Петуния, и рассказывала, что у неё и её семьи всё хорошо, они пока живут в Хогвартсе, но надеются на скорое возвращение домой. А дальше шла какая-то несущественная болтовня, вроде воспоминаний о совместно проведённом лете.

Вначале Петуния хотела разорвать письмо в клочья и сжечь в камине, сделав вид, что ничего не произошло. Но она не смогла заставить себя сделать это. Перечитав письмо дважды, она заметила приписку внизу: «Честер будет сидеть на дереве в саду в течение дня. Написав ответ, подзовите его, вручите конверт и назовите имя получателя. Он сам знает, что делать».

Петуния вздохнула, прибралась на кухонном столе и сделала себе ещё один бутерброд и чашку чая, а потом вышла в сад, чтобы спокойно перекусить. Она засунула послание в карман фартука, решив, что не станет отвечать. Но даже после мытья посуды и уборки в доме, письмо так никуда и не делось. Она уже собиралась начать готовить ужин для Вернона, когда позвонила его секретарша, мисс Эндерли, сообщив, что мистер Дурсль приглашён на важную встречу вместе с господином Мэйсоном и господином Риддлом и вернётся поздно.

Петуния раздражённо подумала, что это - уже третий антимагический митинг за неделю. Не то чтобы Вернон был интересным собеседником, но ей надоело оставаться вечерами в одиночестве!

Приготовив ужин на себя одну, она решила воспользоваться тёплым вечером и поесть в саду. А заодно перечитать письмо.

Вернону не обязательно знать об этом, правда? Но ей тоже нужно с кем-то общаться. У него есть мистер Мэйсон и мистер Риддл. А она будет дружить с Амарантой. После ужина Петуния села за кухонный стол, взяла красивую бумагу, хорошую авторучку, которую ей подарили на окончание школы, и села писать ответ. Поколебавшись, она просто написала на конверте «Миссис Амаранта Савой, Хогвартс» и запечатала его. Затем вышла в сад — птица ждала, сидя на спинке одного из стульев. Отдав письмо сове, она произнесла:

– Для Амаранты Савой.

Птица, казалось, понимающе кивнула и улетела прочь.

- Я выгляжу глупо, – пробормотала Петуния, возвращаясь в дом.

Она спрятала письмо Амаранты в коробку, где уже лежали галлеоны от Гарри. Так, чтобы никто не нашёл. На всякий случай.

Примечание автора: Комментарии? Кто-нибудь? Пожалуйста?



Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
ЭдельДата: Воскресенье, 01.04.2012, 21:17 | Сообщение # 183
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
Перевод - VelgaW

Глава 50 (127) Операция «Волшебный замок»

С одной стороны Люциус Малфой был рад, что мадам Бансвилл назначила ему встречу так скоро, а с другой — боялся увидеться с ней, тем более, что до этого события оставались считанные часы, а не дни. Из отчёта аврора Старка можно было сделать вывод, что расследование забуксовало из-за недостатка улик. Единственной зацепкой в этом деле могла служить палочка убитого.

Предположение о связи наёмного убийцы с семьёй правителя Индии было многообещающим, но кроме найденной на его одежде пыльцы южных растений эту теорию ничего не доказывало, и следствие зашло в тупик. Удивительно, но авроры зациклились именно на этой версии, почти не рассматривая другие варианты. Хотя даже Люциус, который никогда в жизни не мечтал об аврорской карьере, строил свои гипотезы одну за другой, размышляя о странном преступлении. Честно говоря, он понимал, что во многом у авроров связаны руки, и с трудом представлял, как можно вести расследование, получая информацию исключительно законным путём.

Эти мысли вновь заставили Люциуса вспомнить о предстоящей встрече. Мадам Бансвилл пригласила его в свой лондонский дом на чай, сказав, что ровно в четыре пополудни откроет камин. У него оставалось несколько секунд. Малфой поправил свою и без того безукоризненную причёску, тщательно оглядел себя в зеркало, убедившись, что костюм сидит идеально, и когда старинные маггловские часы стали отбивать время, бросил горсть дымолётного порошка в камин и покинул свой кабинет.

Люциус никогда ещё не бывал в доме мадам Бансвилл. Раньше она сама являлась к ним в поместье. Комната, в которой он оказался, была просторной и светлой, выдержанной преимущественно в кремово-золотистых тонах, дополненных штрихами глубокого винного и изумрудного цветов. Старинная мебель, изящные безделушки и прекрасные персидские ковры.

Люциус был готов увидеть нечто более строгое, сдержанное и тёмное. Похожее на интерьер квартир почтенных вдов из рода Малфоев. Дом такой ужасной женщины, как мадам Бансвилл, просто не мог быть милым и уютным. Немного оробев, мужчина, тем не менее, обошёл всю комнату, чтобы получше рассмотреть некоторые вещицы, стоявшие на многочисленных этажерках.

Хозяйка знала, что Малфой уже прибыл, но решила позволить ему немного освоиться. Она давно уже предпочитала принимать нуждающихся в её услугах на дому, обставив гостиную в соответствующем стиле. Интерьер был проникнут духом изящной старины и несметного богатства, и к тому времени как мадам Бансвилл появлялась в комнате, у гостя успевало сложиться самое благоприятное впечатление о ней.

Выждав пару минут, старуха поплотнее укуталась в шёлковую шаль и прихрамывая вошла в залу. Облик этой леди являл собой колоритную смесь великосветской дамы и профессиональной гадалки. Поистине королевские осанка и манеры, украшения, стоившие целое состояние, и при этом — длинные, распущенные седые волосы, парчовое платье и наброшенная на плечи шаль вместо традиционной мантии. Увидев, что гость с интересом рассматривает коллекцию её безделушек, женщина улыбнулась.

- Ах, юный господин Малфой, хотя теперь, наверное, уже — лорд Малфой, верно? - воскликнула она. - Прошло так много лет. Как поживаете, мой мальчик?

Нервно дёрнувшись, Люциус обернулся, и, пытаясь вернуть самообладание, сжал кулаки, впившись ногтями в ладони. Справившись с собой, он учтиво улыбнулся и склонил голову, бросив мимолётный взгляд на лицо хозяйки.

- Мадам Бансвилл, а вы почти не изменились! Благодарю, у меня и моей семьи всё отлично.

Заметив его волнение, она мысленно улыбнулась.

- И всё же, с момента нашей последней встречи прошло много времени, я уже не так... бодра, но думаю, что сумею помочь вам, молодой человек. Присаживайтесь, - она указала на диван в углу, - и мы обсудим вопрос, который не даёт вам покоя.

Вне себя от счастья, что может хоть как-то побороть непривычную робость, Люциус поспешно принял её приглашение и сел, положив перед собой пакет документов и волшебную палочку погибшего, а мадам Бансвилл, расположившись в соседнем кресле, приготовилась слушать.

- По просьбе министра Магии я помогаю аврорату в одном расследовании. Вы, без сомнения, слышали о покушении на жизнь Северуса Снейпа, случившемся в день его награждения орденом Мерлина Первой степени? - всё это Люциус проговорил не отрывая взгляда от бумаг, которые непрерывно теребил. Помолчав пару секунд, он продолжил, - авроры так и не смогли определить личность наёмного убийцы. Гарри Поттер обеспокоен этим фактом, поэтому я взял дело под личный контроль. Министерство предоставило мне исчерпывающую информацию. Авроры считают, что нападавший как-то связан с семьёй индийского правителя, и располагают некоторыми уликами, подтверждающими пребывание этого человека на Индийском полуострове. Кроме того, у нас есть вещь, принадлежавшая погибшему.

Бросив беглый взгляд куда-то в район подбородка своей собеседницы, и всячески избегая зрительного контакта, Люциус протянул ей документы и палочку.

Пачку пергаментов мадам Бансвилл отложила в сторону, а вот палочку долго вертела в скрюченных пальцах, тихо что-то бормоча себе под нос.

Палочка действительно была весьма необычной. И изготовили её не в Индии — магия имела иной оттенок - и не в Азии. Скорее всего, в Европе. Но не в странах Средиземноморья, волшебство там другое. Похоже на Центральную Европу, возможно — Румыния, Трансильвания, Венгрия? Там точно были семьи, магический рисунок которых походил на этот. И ещё она ощущала лёгкую примесь шотландской магии, но, скорее всего, не имеющую отношения к личности убитого или месту происхождения палочки.

Переведя взгляд на своего гостя, старуха заметила, что тот пристально изучает её подбородок, вместо того, чтобы смотреть в глаза. Что ж, пришло время поговорить о деле.

- Итак, что вы хотите узнать, лорд Малфой? Его имя? Родословную?

- Меня интересует всё, в том числе — любые подробности, касающиеся его магии.

Женщина кивнула.

- Ясно. - Благодаря палочке, она уже знала, где вести поиск. И, к счастью, в тех странах у неё проблем с информацией не возникнет.

Поразительно, что авроры споткнулись на этом. На её взгляд, единственная проблема могла заключаться лишь в требовании немедленных результатов, или в том случае, если крохотная частица шотландской магии на самом деле принадлежит погибшему.

- Сколько у меня времени на поиск, мой дорогой? - поинтересовалась она.

- Сведения нужны как можно скорее. Недели, я надеюсь, вам хватит?

- Думаю, да. Я сегодня же прочитаю отчёты авроров, повнимательнее изучу палочку и отправлю пару сов. Завтра я смогу назвать более конкретный срок. Вероятно, вопрос решится в течение двух дней. В любом случае недели будет достаточно.

От мадам Бансвилл не укрылось, что после её ответа Люциус облегчённо выдохнул. Его покойный отец был очень честолюбив, и сын пошёл в него. Членством в Визенгамоте он отчаянно дорожил и поэтому стремился выполнить личное поручение министра как можно быстрее и тщательнее.

Малфой позволил себе сдержанно улыбнуться, а затем уставился на кончик носа мадам Бансвилл.

- А теперь давайте обсудим ваше вознаграждение.

Старуха вздохнула.

- На моём гринготтском счету столько золота, что мне хватит не на одну жизнь, да и во всём остальном я тоже не нуждаюсь. Ваша просьба, лорд Малфой, не отнимет у меня много времени и сил, поэтому денег я с вас не возьму. Вы оплатите только сопутствующие расходы и обязательно пригласите меня на крестины вашей дочери!

Люциус оторопел. И он надеется, что эта женщина поможет ему в расследовании! Как она могла забыть, что у него сын, причём недавно женившийся? Неужели старуха выжила из ума? Придётся, на всякий случай, перепроверить полученную от неё информацию.

- Благодарю, мадам Бансвилл, - ответил он. - Вы необычайно любезны. Я незамедлительно оплачу все расходы, возникшие у вас в связи с этим расследованием, и постараюсь как можно скорее пригласить вас в гости.

Возможно, она просто давно не выходила в свет? И теперь напрашивается на приём, где будут высочайшие гости, в том числе министр Магии? Надо будет посоветоваться с Нарциссой.

Люциус откланялся, а старуха, подсвечивая себе люмосом, принялась изучать министерские пергаменты и рассматривать палочку. При этом она улыбалась, а её золотисто-карие глаза весело поблёскивали.

Когда Люциусу было года четыре, она применила к нему заклинание, из-за которого ребёнку её глаза стали казаться пугающе чёрными. Тогда она работала на его отца, а несносный маленький сорванец с кузеном — жестокие, как большинство детей — дразнили женщину за уродливую внешность. Это мешало сосредоточиться, и она опасалась, что ошибётся и потеряет клиентуру. Тогда ей пришлось пойти на крайние меры. Мальчишки сразу же сделались шёлковыми — старались не встречаться с ней лишний раз и боялись взглянуть в глаза. Заметив перемену в поведении детей, родители прониклись к ней ещё большим уважением, и с тех пор она не знала недостатка в заказах и деньгах. Правда, её способность улавливать истинную суть вещей также немало способствовала этому.

И вот теперь оказалось, что то простое заклинание действует до сих пор! Ей и в голову не приходило, что такое возможно, и, надо признаться, мадам Бансвилл втайне гордилась этим.

После получаса кропотливой работы она была практически убеждена, что палочка действительно принадлежала человеку из очень древнего карпатского рода. Отправив сов с записками к двум старым знакомым в Карпаты, мадам Бансвилл налила себе чаю. Ей никак не удавалось выбросить из головы тот лёгкий оттенок шотландской магии, который несла в себе палочка, и она решила заняться этой загадкой позже.

А пока нужно немного подождать. Завтрашний день должен дать ответы на некоторые вопросы Люциуса.

********

Вернон Дурсль считал прошедшую неделю очень удачной.

Правда, супруга выражала беспокойство, что ему нагорит от начальства за постоянные прогулы. Да и мисс Эндерли сурово зыркнула на него вчера, когда он ушёл с работы сразу после обеда. Эти бабы просто ни черта не смыслят в делах!

На одном из антиколдовских митингов он познакомился с сэром Гарольдом Бэквизом, очень — даже ОЧЕНЬ! - богатым предпринимателем из Ноттингема. Оказалось, что ему для бизнеса постоянно требуются свёрла и дрели. И даже перфораторы. И вот вчера, прямо перед началом очередного собрания, Вернон подписал с ним от имени «Граннигс» контракт, рассчитанный на десять лет. Такого не удавалось никому из его коллег. И пока некоторые пророчат ему увольнение, он, на самом деле, станет героем. В этом году фирма заплатит ему самую большую премию за всё время своего существования! Вернон уже представлял все те замечательные вещи, которые купит на кровно заработанные деньги.

И это было ещё не всё. Среди его новых знакомых оказалось очень много крупных предпринимателей. После того как всеми уважаемый сэр Гарольд заключил с ним контракт, Вернон был уверен, что те последуют его примеру.

А ещё сэр Гарольд оказался очень пылким борцом против колдунов. С недавних пор он не пропускал ни одного митинга и неизменно поддерживал идеи Вернона, Чарльза Фроста и Реджи Мэйсона, требуя поскорее напасть на цитадель волшебников, да так яростно, что кузенам Риддлам приходилось удерживать его.

Чарльз не уставал ругать на чём свет стоит колдунов, засевших в том ужасном шотландском замке, но почему-то не мог толком рассказать, где именно находится эта мерзость. Странно, что и тихони братья Риддлы вели себя так же. Больше всего они волновались, что современное оружие будет бессильно против магов, и подыскивали более действенные средства!

К концу одного из таких обсуждений сэр Гарольд окончательно вышел из себя.

- У меня имеется целый арсенал, повторяю, ар-се-нал! - заорал он, стремясь во что бы то ни стало настоять на своём. - Не просто огнестрельное оружие и боеприпасы, которых хватит, чтобы трижды уничтожить проклятый замок, но и танки, артиллерийские комплексы! У меня даже есть пять вертолетов «Апач»! Да я сравняю этот замок с землей за несколько часов! И я готов вооружить нашу армию хоть сейчас. Фрост, всё, что от вас требуется — указать, где находится это место. Добровольцы найдутся. Я соберу отряд наёмников, готовых в любой момент броситься в бой. Мы сумеем расправиться с этими колдунами.

Несколько смущённый его горячностью Фрост потёр подбородок и кивнул.

- Хоть я и не согласен с вашим планом, сэр Гарольд, отговаривать не буду. Вооружайте свою армию, и когда будете готовы, я укажу вам расположение замка. Он очень хорошо спрятан, но если вы будете знать, что именно ищете, то сможете его увидеть.

Бэквиз торжествующе грохнул кулаком об стол.

- Принесите всем самого лучшего виски, я угощаю, господа! К бою! Уничтожим змеиное гнездо! - рявкнул он.

Вернон сиял. Фрост казался ему отличным парнем, решительным, умным и осмотрительным. Прекрасное сочетание. И от сознания причастности к чему-то поистине грандиозному, Дурсль буквально раздувался от гордости.

Корнелиус Фадж мысленно вздохнул. Позволить этому придурку - сэру Гарольду - собрать и вооружить отряд маггловских головорезов. Он был абсолютно уверен, что эти люди станут «пушечным мясом», принеся бесполезную жертву. Этот ненужный порыв шёл вразрез с его собственными планами. До сих пор он старался выражаться весьма туманно, отговариваясь своими сомнениями, что волшебство способно повлиять на обычное человеческое оружие. Разумеется, он знал, что охранные чары замка и близко не подпустят магглов с их стрельбой. И кто знает, может быть, за время его отсутствия Волшебный мир изобрёл что-то ещё? Эта глупая атака ни к чему хорошему не приведёт.

Замысел сэра Гарольда не имеет шансов. И неизвестно, чем обернётся его ошибка — кровопролитием, или магглы просто вернутся из боя ни с чем? Других вариантов у них нет. Корнелиус решил - пожалуй, лучше на время отступить и притвориться, что сделал выводы, наблюдая за разгромом отряда наёмников. Тогда он окажется в выигрышном положении и сможет использовать оставшихся магглов в настоящей атаке.

Фадж рассматривал людей, сидящих за одним столом с ним. Сэра Гарольда можно вообще не принимать в расчёт. Недоумок Дурсль — никчемный жирдяй, но безоговорочно признал лидерство Корнелиуса. Реджи Мэйсон был незаменим в организации митингов. А затем он окинул взглядом Хирама, одного из кузенов Риддлов.

На общем фоне братья казались самыми разумными. Они разделяли его опасения, что волшебство делает Хогвартс неуязвимым для обычного маггловского оружия. И соглашались, что для этой войны им понадобится совсем иной арсенал средств. А кое-кто из них сказал ему по секрету, что сделал несколько пробных закупок старинного оружия, чтобы снабдить маггловскую армию на случай, если атака сэра Гарольда провалится. Хорошие парни!

********

Тем же вечером «хороший парень» Хирам «Риддл» прибыл в Литтл Хэнглтон с докладом для господина.

- Вопреки нашим стараниям, мой Лорд, один из повстанцев собрался атаковать Хогвартс с маггловским оружием. Я намекнул Чарльзу Фросту, что это неудачная затея, и он пытался доказать своим людям, что следует сначала разобраться, как волшебство влияет на обычные маггловские снаряды. А я поддерживал его, стараясь не слишком привлекать внимания к себе. Но этот маггл, сэр Гарольд Бэквиз не слушает никого, кроме самого себя, - воскликнул Хирам, в отчаянии разводя руками.

Он уже приготовился понести наказание, которое неизбежно следовало, если слуга приносил своему господину дурные вести, и даже не сразу понял, что гроза миновала, когда на змеином лице Волдеморта появилась жуткая улыбка.

- Это всего лишь магглы, причём безмозглые, - прошипел колдун. - Мы славно развлечёмся, глядя, как недоумки штурмуют Хогвартс со своим дурацким оружием. Они ничего не смогут сделать. - В зале раздался его хриплый смех, который, впрочем, тут же утих. - Интересно, что в этой ситуации предпримет Министерство. Возможно, они наживут себе лишние проблемы. Отличная работа, Хирам.

Остальные приближённые Волдеморта тоже отчитались о своих успехах, но молодого Макнейра никто не смог затмить.

Слушая их, маг неожиданно осознал, что многие из его слуг взяли себе фамилию Риддл.

- Друзья мои, а позвольте узнать, по какой причине вы все, едва ли не поголовно, стали однофамильцами? - злобным тоном поинтересовался он.

Первым вскочил Хирам.

- Мой Лорд, магглы считают нас кузенами.

Запрокинув голову, Тёмный Лорд оглушительно захохотал над доверчивыми людишками, которых легко обвели вокруг пальца Пожиратели Смерти.

А сэр Гарольд Бэквиз тем временем собрал в шотландском поместье своих приближённых, чтобы подготовиться к будущей военной операции. Место, где располагалась его усадьба, было достаточно безлюдным, что позволяло ему без помех в течение многих лет копить боеприпасы и военную технику, предвидя заговор врагов. Он не уставал повторять всем и каждому, как важно быть во всеоружии.

И нынешним вечером состоялся его первый военный совет. Незадолго до этого сэр Гарольд нанял отставного офицера Королевской морской пехоты, чтобы тот обучил небольшой вооружённый отряд. Узнав, что ему предстоит, по сути, командовать частной армией, бригадный генерал отказался от предложения. Но сэр Гарольд не привык к отрицательным ответам и удвоил ставки. В конце концов, отличное жалованье и перспектива поселиться на лоне природы в окружении милого сердцу оружия соблазнили старого вояку. А увидев своими глазами арсенал своего нового работодателя, состоявший из техники, недоступной обычному солдату, он был окончательно покорён. Потратив пару месяцев на освоение всех этих чудес, и наведя порядок на складе боеприпасов, бригадный генерал переключился на своё любимое хобби — рыбалку, о которой мечтал все годы службы. За ловлей рыбы он проводил практически всё своё время, за исключением тех недель, которые проспал в подвале арсенала. Поэтому боевой план хозяина бывший бригадный генерал воспринял как подарок судьбы, долгожданную возможность встряхнуться.

- Итак, парни, наша цель — замок в труднодоступном районе горной Шотландии. Нам потребуется тяжёлая артиллерия и военные спецы. То же касается и танков — это вам не баранку в семейном ровере крутить, ясно? А чтобы поднять в небо боевые вертолёты, нужны обученные пилоты. - Бригадный генерал обвёл тяжёлым взглядом мужчин, сидящих вокруг стола, в надежде, что хоть кто-то из них представляет, как управлять вертушкой, если уж не служил военным лётчиком.

Нервный тип, больше похожий на счетовода, предложил:

- У меня есть кое-какие связи, пилотов на «апачи» мы найдём. А вот насчёт танкистов и артиллеристов я не уверен, сэр.

Другой кивнул и добавил:

- Сэр Гарольд, среди ваших единомышленников, случайно, нет отставных военных? Может быть, удастся набрать бывших морских пехотинцев?

А бригадный генерал продолжил:

- Обучить основным военным навыкам необстрелянных новичков я могу за неделю, но на подготовку специалистов у нас нет времени. И в то же время воевать, используя танки, гаубицы, миномёты и вертолёты, мы не можем без опытных солдат.

Но загоревшийся идеей победоносного наступления личной армии сэр Гарольд словно не слышал его:

- Ни о чём не волнуйтесь, бригадный генерал.

А типу, похожему на бухгалтера, ответил:

- Свяжитесь с вашими людьми, наймите пятерых пилотов на «апачи». Оплата — как договаривались. Организуйте всё как можно быстрее.

Обращаясь к остальным, он заявил:

- Мои нынешние единомышленники в большинстве своём — слюнтяи, едва ли служившие в армии. Но несколько десятков согласны сражаться, их нужно только обучить. И поскольку на это потребуется время, учения начнём в ближайшие дни.

- Не могли бы вы точнее обозначить район атаки, сэр Гарольд? - поинтересовался бригадный генерал. - Ландшафт в тех местах сложный, изменчивый, а план операции во многом зависит от того, чем окружён объект — озёрами, лесами или горами. В соответствии с природными условиями выбирается камуфляж и амуниция. Кстати, я так и не смог обнаружить этот замок на картах.

- Один джентльмен из нашей группы утверждает, что сможет показать нам его. Замок находится по соседству, но на карты не нанесён. У этих волшебников есть какая-то дрянь, позволяющая им скрываться от наших глаз. Если не знаешь, что искать, никогда не найдёшь. А он нам поможет. Не представляю, как именно, но, полагаю, вскоре у нас будет информация о местоположении объекта. И тот джентльмен действительно упоминал, что поблизости находятся лес и озеро, поэтому, думаю, что воевать на открытой местности не придётся.

Остаток вечера они обсуждали, сколько человек приедет на учения, где их размещать, чем кормить, какую форму приобретать и что потребуется для тренировок. Каждому из сидящих за круглым столом было дано задание, а бригадный генерал набросал на листке бумаги план, носивший гордое название «Операция «Волшебный замок».

********

Начало учебной недели было омрачено для Гарри возвращением воронов. Появившись на лекции профессора Флитвика, они стали что-то шептать. Гриффиндорец попытался воззвать к птичьей совести и велел им подождать обеденного перерыва, когда он сможет их внимательно выслушать. Возможно, с магическими фамильярами не разговаривают подобным тоном, но не попробуешь — не узнаешь, верно?

К его удивлению вороны послушались и притихли. Но теперь Гарри начал волноваться — где-то что-то затевается, а он не в курсе. Под гнётом этих мыслей он просидел на Чарах и Зельях, пока, наконец, не наступило время обеда.

Дождавшись, пока все выйдут из класса, Гарри окликнул Северуса и попросил уделить ему пару минут. Хотя ничего особенного в этом не было, обычно они не искали общества друг друга в течение дня, поэтому Снейп насторожился. Но терялся в догадках он недолго, поскольку Гарри тут же выпалил:

- Северус, вороны вернулись. Они появились утром на лекции профессора Флитвика, и я велел им подождать до вечера.

Услышав, как гриффиндорец обошёлся с волшебными посланцами, зельевар усмехнулся, но затем представил Поттера, приказывающего земле замкнуть Колодец Отчаяния, и вспомнил, что та покорилась его воле. Конечно, если уж сама земля подвластна Королю, что уж говорить о парочке воронов?

- Просто я не хотел отвлекаться на уроке. Думал, что потом уделю видению максимум внимания. Как бы то ни было — они ушли, - продолжил Гарри, покосившись на Северуса, сдерживающего смех. - Думаю, они снова хотят о чём-то предупредить, поэтому, чтобы не пугать людей в Большом зале, разреши подождать видения здесь. Тогда я смогу сразу рассказать тебе, что видел, и ничего не упущу...

Договорить он не успел. Вначале Гарри решил, что ему снова показывают старые образы, но потом заметил, что вооружённые люди одеты не как солдаты. Помня о том, что муж находится рядом, мальчишка начал рассказывать.

- Я вижу людей с оружием, высаживающихся из вертолётов неподалёку от Хогсмида... нет, ближе к озеру. Кроме вертолётов там есть танки. Много. Все движутся к Хогвартсу, точно, я вижу хижину Хагрида, а на краю Запретного леса стоит кентавр. Люди везут с собой миномёты, на плечах у многих... базуки, так, кажется? Солдат немного, и все они направляются сюда.

Не зная, почувствует ли это Гарри, Северус, тем не менее, встал рядом и обнял его за плечи, лихорадочно обдумывая услышанное.

- Скажи, это действительно солдаты?

Вспоминая гостившего у них недавно маггла, он не мог представить, что британское правительство вновь решится атаковать Хогвартс.

- Вообще-то, на них нет армейской униформы со знаками отличия. Простые обывательские камуфляжки, - недоуменно протянул Гарри.

- А теперь приглядись, точно ли это Хогвартс, - уточнил Северус. И через пару секунд услышал ответ.

- Да.

- Они нанесли какой-либо урон замку?

Если это действительно маггловское нападение с привычным для них оружием, защитные чары уничтожат любой снаряд, направленный на древние стены.

Гарри немного склонился вперёд, словно вглядываясь во что-то.

- Нет. Я слышу звуки выстрелов, но Хогвартс невредим.

Ещё какое-то время гриффиндорец рассматривал своё видение, а затем обессилено откинулся на спинку стула.

- Спасибо, что помогал мне своими вопросами, Северус. Я был полностью уверен, что эти люди идут уничтожить замок, и совсем забыл о бдительности.

- С тобой всё в порядке? - осведомился зельевар. - В этот раз видение не утомило тебя?

Гарри ненадолго задумался.

- Раньше эти сеансы действительно меня пугали. Представь, внезапно ты оказываешься посреди битвы, или что-то вроде того. Но теперь я научился справляться с этим.

- Я предупрежу директора, что после обеда мы хотели бы поговорить с ним, если, конечно, ты собираешься есть, - сказал Северус, всё ещё сомневающийся в нормальном самочувствии Гарри. - Возможно, ему следует пригласить кое-кого из Министерства, если там снова забыли нам кое о чём рассказать.

Поттер хихикнул. Снейп до сих пор злился на Дамблдора, узнавшего о растущей агрессии магглов против магов и не поставившего его в известность, но теперь негатив был направлен в большей степени на Министерство.

Придя в Большой зал и пошептавшись с Альбусом за преподавательским столом, Северус переглянулся с Гарри, сидевшим среди гриффиндорцев. Мальчишка кивнул в ответ, понимая, что директор готов встретиться с ними после обеда.

А пока Поттер с аппетитом уплетал курицу с картошкой, слушая болтовню приятелей об очередной победе Симуса на любовном фронте, о новых достижениях Рона в квиддиче и о вечных происшествиях на уроке Чар — на этот раз второкурсникам из Гриффиндора и Слизерина совместными усилиями удалось отправить в Больничное крыло пятерых одноклассников.

Заметив взволнованные взгляды Гермионы, он спохватился, что всё это время сидел молча, и тоже включился в разговор. Но от подруги не укрылось, что Гарри чем-то обеспокоен. Хотя в тот момент она промолчала, решив, что выяснит это позже.

Как только Снейп поднялся из-за стола, Поттер тоже поспешил к выходу из зала, но Гермиона схватила его за рукав и увлекла в сторону.

- Что с тобой? На тебя смотреть страшно, - решительно начала она.

С ухмылкой парень ответил:

- Хм, хорошо, что сказала.

Девушка шлёпнула его по руке.

- Ты понял, что я имею в виду. Бледный, нахмуренный, когда садился за стол, губу закусил. Что случилось? Тебе нехорошо? - настаивала она.

- Я в порядке, Миона, правда. Просто вороны показали мне новую атаку на Хогвартс. Теперь это не военные, а какая-то вооружённая банда. Северус предупредил Дамблдора, и сейчас меня ждут в директорском кабинете. Поговорим потом, ладно?

Глядя на друга с тревогой и заботой, девушка сделала шаг в сторону, давая ему пройти.

Когда Гарри поднялся в кабинет Дамблдора, там, кроме Снейпа, его ждали представители Министерства - Кингсли Шеклболт и аврор Старк. Все вместе они отправились в королевскую приёмную.

Дождавшись, пока все рассядутся за столом, Гарри, на правах хозяина, начал разговор, поприветствовав гостей.

- Спасибо, что откликнулись так быстро. Около часа назад у меня снова было видение через воронов, и Северус решил, что вы должны знать об этом.

Он, как можно подробнее, описал вооружённый отряд магглов, движущийся к замку. Рассказал о приземлившихся вертолётах, хотя не мог сказать, каким образом в горы сумели доставить танки и артиллерийские орудия. И в конце заметил, что Хогвартс нисколько не пострадал от массированной стрельбы.

Старк сидел с задумчивым видом.

- Мы ежедневно получаем от маггловского правительства информацию о деятельности антиколдовского движения. - И с лёгким поклоном в сторону Северуса добавил, - мы опознали шесть человек среди лидеров Сопротивления, которые определённо являются волшебниками, но пока не сказали об этом магглам. В этой шестёрке беглый Фадж, цели которого пока неясны. А остальные пятеро — Пожиратели смерти, по словам профессора Снейпа. И по всей вероятности, пока ни Фадж, ни его «соратники» не узнали друг друга.

Повернувшись к Гарри, Старк уточнил:

- Вы абсолютно уверены, мистер Поттер, что это вооружённая банда, а не военные?

Парень покачал головой.

- Не стану утверждать, но на их одежде не было воинских знаков отличия. На танках также не было никаких надписей, хотя я не уверен, что на армейской технике они есть. В предыдущем видении солдат было много, и они подчинялись чьим-то командам, а здесь — совсем небольшой отряд. Не думаю, что это маггловская армия.

Минуту Старк обдумывал полученный ответ. А затем сказал:

- На текущий момент британский премьер-министр не планировал нападения на Хогвартс. Это подтверждает аврор, служащий у него в штате. Маггловское правительство, как и обещало, старается контролировать антиколдовские настроения в обществе. Их агенты докладывали, что примерно полмесяца назад митинги начал посещать очень богатый промышленник, который настроен весьма агрессивно по отношению к волшебникам. Полагаю, что он — этакий бунтарь-одиночка, которому неймётся. Не стану утверждать, что ваше видение как-то связано с ним, но вероятность такая есть. Я попрошу министра уточнить, не заметили ли магглы, что кто-то из них собрался воевать в частном порядке. Правда, придётся намекнуть, что у нас есть причина для таких подозрений. Не знаю, как мадам министр будет объясняться с маггловским коллегой, но, уверен, она что-нибудь придумает.

Шеклболт и аврор Старк отправились вниз, в кабинет представителя Министерства, а Альбус попросил Гарри и Северуса задержаться на минуту.

- Гарри, ты говоришь, что замок уцелел, несмотря ни на что? - уточнил директор.

- Да, сэр. Северус спрашивал о том же, и я проверил. Защитные чары не давали магглам приблизиться и держали на расстоянии их танки и миномёты. Только шум стоял ужасный, потому что они стреляли в нашу сторону из всякой фигни.

Услышав последнее слово, Северус укоризненно сдвинул брови. Он терпеть не мог подобные выражения.

А Гарри продолжал:

- Но все эти выстрелы не могли поразить цель. Стены замка не пострадали. Даже территория вокруг школы была в безопасности — хижина Хагрида, его огород.

Казалось, директор немного успокоился.

- Защита Хогвартса древняя и сильная, я доверяю ей, но не очень хорошо знаком с маггловской техникой, и всегда опасаюсь их изобретений.

Палаточный городок рядом с замком около месяца назад был почти полностью перенесён на внутреннюю территорию. Правда, не из соображений безопасности, а из-за холодного ветра, дувшего по ночам с озера. Северус напомнил:

- Мы должны подумать о тех, кто живёт в палатках, Альбус.

- Кто-то до сих пор не перебрался под защиту стен? - Старик с одобрением посмотрел на зельевара, обеспокоенного судьбой временных обитателей Хогвартса.

- Есть несколько палаток снаружи, они расположены так, что ветер им не страшен, и находятся под защитой чар. Пока им ничего не угрожает, но как только появится хотя бы малейшее сомнение в их безопасности, придётся убедить людей перебраться внутрь. А замок сам справится с возникшими проблемами.

Гарри же всё это время размышлял о движении Сопротивления.

- Интересно, а как магглы шпионят за своими бунтовщиками? - спросил он.

Снейп и Дамблдор переглянулись и пожали плечами, а затем директор ответил:

- Понятия не имею. Но, думаю, у них есть какие-то способы.

- А мы можем помочь им с помощью волшебства? Или Министерство не захочет вмешиваться? - продолжал гриффиндорец, подозревая, что для этого у магов есть серьёзные основания. - Есть какой-то закон на этот счёт?

Альбус задумчиво кивнул.

- Если бы мы точно знали, что среди повстанцев нет волшебников, то могли бы воспользоваться подслушивающими чарами, хотя, припоминаю, существует постановление, запрещающее Министерству дела такого рода.

Покраснев, Гарри начал рыться в памяти, рассказывал ли им об этом профессор Биннс. Поняв ход его мыслей, Северус улыбнулся.

- Но тут замешаны колдуны, и мы не можем рисковать, - продолжал Альбус. - Если они поймут, что их раскрыли, могут возникнуть большие проблемы. Многие волшебники — даже весьма посредственные — способны ощущать следы заклинаний и вообще магию. Иногда они чувствительны только к какому-то одному виду чародейства. И если кто-то из заговорщиков что-то почувствует, мы потеряем своё преимущество. Пусть всё идёт как раньше.

Собираясь вернуться к своим делам, Дамблдор встал.

- Спасибо, что рассказали об этом видении, мальчики мои. Если мы хотим, чтобы Министерство делилось информацией с нами, то должны отвечать тем же. Полагаю, сегодняшняя встреча ещё пригодится нам в будущем.

********

Премьер-министр с удивлением понял, что его перестал раздражать нарисованный коротышка, объявивший о скором визите министра Магии. Эта мадам Боунс была гораздо приятнее своего предшественника, надутого индюка Фаджа. Она всегда была безукоризненно вежлива и не лицемерила. С ней можно было общаться как с союзником, почти по-дружески.

Едва огонь в камине вспыхнул зелёным, премьер встал перед очагом и подал даме руку.

- Добрый вечер, мадам министр, - поздоровался он и подвёл её к маленькому столику на двоих. - Разрешите предложить вам чай? Или бренди?

- Нет, благодарю вас, - ответила она, стараясь быть любезной, хотя дело не терпело отлагательства. - У нас появились сведения, что на замок собирается напасть небольшой вооружённый отряд. Атака будет похожа на ту, что пытался спровоцировать Фадж, но в ней замешаны другие силы. И мы хотели бы знать, может быть, ваши агенты слышали в последнее время на митингах о чём-либо подобном?

Услышав о «появившихся сведениях», премьер-министр поёжился. Что именно им стало известно, а, главное, как они узнали об этом? Волшебство по-прежнему чуточку пугало его.

- Появились сведения... Ваши люди видели что-то? - уточнил он.

Амелия понимала, что разговор будет нелёгким, но не собиралась сразу вдаваться в подробности.

- Не то чтобы видели, но информация правдива. Против нас опять что-то затевается. Сомнений нет. И я прошу поверить мне, господин премьер-министр.

Объяснение было довольно туманным, и он заколебался, не зная, что предпринять.

Заметив это, Амелия продолжила:

- В нашем мире есть люди, наделённые даром ясновидения и предвидения. Они предупредили меня о первой попытке Фаджа, и из этого же источника исходит информация о новой атаке на Хогвартс.

Мадам Боунс упомянула о затее Фаджа с тонким расчётом. В тот раз британский премьер едва не совершил роковую ошибку, и лишь благодаря её вмешательству, он не стал преступником.

- Я распоряжусь, чтобы агенты обращали внимание на всё, что может быть связано с подготовкой к военным действиям. Вам уже доложили о недавних выступлениях на митингах сэра Гарольда Бэквиза? - мужчина взглянул на свою собеседницу, чтобы понять её реакцию. Сэр Гарольд давно стал в Великобритании притчей во языцех, благодаря своему огромному состоянию — он был едва ли не богаче самой королевы, удачливости в бизнесе и постоянным эксцентричным выходкам. Но, похоже, волшебница ничего об этом не знала. - Надо сказать, мадам министр, что до появления Чарльза Фроста митинги были просто сборищем крикунов. Но этот господин сплотил толпу, дал ей чёткие ориентиры и цель, хотя заставить заговорщиков действовать ему тоже вряд ли удалось бы. А сэр Гарольд обеспечил им финансовую поддержку. Он один из богатейших людей в Англии. Делает деньги буквально из воздуха. И несколько чудаковат, если так можно выразиться. Ужасный параноик. Постоянно боится за свою жизнь. Один из тех, кто помешан на личной безопасности и очарован оружием.

Как только мадам Боунс услышала о сочетании несметного богатства, паранойе и одержимости оружием, всё сразу встало на свои места.

- Похоже, это именно т



Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
ЭдельДата: Воскресенье, 01.04.2012, 21:17 | Сообщение # 184
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
- Похоже, это именно тот человек, за которым нужно следить, господин премьер-министр.

- Мы тоже так считаем. И держим его под постоянным наблюдением. Кстати, сейчас он в своём шотландском имении. Приехал несколько дней назад.

Если он полагал, что это успокоит Амелию, то серьёзно заблуждался. Его слова доказывали, что во главе вооружённых бандитов стоит именно сэр Гарольд, и теперь этот человек живёт практически рядом с Хогвартсом. В этот момент транспортировка странной техники, о которой докладывали ей авроры, показалась проблемой совсем несущественной.

- Хочу напомнить вам, господин премьер-министр, что замок Хогвартс — неизменная цель заговорщиков - находится именно в Шотландии. Пожалуйста, следите за Бэквизом и держите моих людей в курсе происходящего. Мистер Энтвистл знает, как со мной связаться, когда потребуется. А если его не окажется рядом, - достав что-то из кармана, мадам Боунс протянула вещь собеседнику, - воспользуйтесь этим.

У неё на ладони лежала странная бутылочная пробка, наподобие той, что переместила его в Хогвартс. Словно опасаясь, что крышечка его укусит, премьер не спешил забирать её.

- Если узнаете что-то важное, пожалуйста, сожмите эту пробку в руке и скажите «Министерство Магии». В тот же миг я услышу ваш вызов и смогу прийти. Только используйте её там, где никто не испугается моего внезапного появления.

Мужчина взволнованно кивнул, пряча металлический кружок в карман жилета.

Когда его гостья исчезла в камине, премьер-министр вызвал своего помощника.

- Энтвистл, в обстановке строжайшей секретности, мы должны привести в боевую готовность наших людей в Шотландии, поскольку появились сведения, что там готовится несанкционированная военная операция. Пусть пристально наблюдают за происходящим и обо всём докладывают незамедлительно.

Аврор Энтвистл знал, что его настоящий шеф и шеф нынешний обсуждали некую информацию, поэтому сразу понял всю важность ситуации. И пожалел, что волшебники в данном случае не имеют права вмешиваться. Маггловские технологии были очень интересны, но имели серьёзные ограничения. Он знал закон и не собирался его нарушать, но именно сейчас мощное заклинание подслушивания могло бы решить массу проблем.



Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
ЭдельДата: Воскресенье, 01.04.2012, 21:18 | Сообщение # 185
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
Перевод - VelgaW

Глава 51 (128) Открытия

Вечером по дороге, плавно огибающей обширное поместье сэра Гарольда Бэквиза, медленно ехал автофургон маггловской команды наблюдения, замаскированный под машину электромонтёров. Трое его пассажиров – агенты британской спецслужбы – получили чёткие инструкции в самолёте, который доставил их из Лондона в Шотландию. Парни гордились честью выполнять личное секретное задание премьер-министра, хотя оно и показалось им несколько странным.

- Отлично, ребята. Вот там, справа, вход в усадьбу, - прошептал водитель. – У вас всё готово? Учтите, возможно, придётся сканировать дважды, проехав сначала на восток, а через полчаса – в противоположном направлении.

Человек, сидящий на низенькой скамье в задней части салона, подрегулировал окружавшую его аппаратуру и кивнул громиле на пассажирском сиденье.

- Эта усадьба – неприступная крепость, ясно и без сканеров. Кругом камеры видеонаблюдения, ограждение под током, по территории бегают бойцовые псы. Странный приказ, но выполнять надо, - пробормотал он.

Фургон медленно поехал вперёд мимо тяжёлых, укреплённых ворот, защищающих въезд в имение. Техника, которой был напичкан автомобиль, старательно фиксировала происходящее за забором. Работали инфракрасные камеры, электронные датчики и приборы, улавливающие наличие людей и крупных животных в радиусе 10 метров. Скрывшись за поворотом, автомобиль вскоре притормозил у обочины, и его пассажиры склонились над монитором, чтобы узнать результат вылазки.

- Ничего себе! – присвистнул водитель, когда на экране ноутбука стали появляться изображения, передаваемые в лондонский Центр по спутниковому каналу. – Тут и спецом быть не надо, чтобы понять - в имении полно народа.

Его сосед, приглядевшись внимательнее, ответил:

- Точно. Сканер определил… восемь, девять, десять, одиннадцать взрослых мужчин – и это только в пределах видимости, а вот те крохотные точки, вероятно, собаки и лошади. Как в средневековой крепости! Что думаете?

- Нам думать не положено, приятель, - заметил техник. – Жуйте свои бутерброды, надо выждать время, мы же вроде как – работники сервисной службы, и возвращаемся. Всё остальное - забота парней из Центра.

Умяв свои припасы, троица вырулила на шоссе, ведущее к штаб-квартире охранников королевской резиденции Балморал. В одной из придорожных деревень водитель высмотрел небольшой паб.

- Может, по пиву, ребята? Мы славно потрудились на благо Отечества, и, думаю, заслужили небольшой отдых, - предложил он к радости своих напарников.

Как выяснилось позже, это было очень дельное и своевременное предложение.

Агенты работали под прикрытием, изображая мастеров по ремонту электролиний, и их фургон был оформлен соответствующим образом, поэтому, когда они вошли в паб, то не вызвали никаких подозрений у местной публики и быстро включились в беседу – завсегдатаи забегаловки с наслаждением перемывали косточки сэру Гарольду.

Вскоре им стало известно, что буквально пару дней назад в имение Бэквиза промчалось штук шесть микроавтобусов, набитых какими-то незнакомыми людьми. Также хозяин усадьбы закупил несколько грузовиков с провизией. А ещё чуть раньше сэр Гарольд нанимал работников, чтобы те установили на территории поместья несколько десятков огромных палаток. И кое-кто видел, как ночью на земли эксцентричного богача въехал трейлер с биотуалетами.

Бармен взглянул на вновь прибывших.

- Теперь ясно, кто натворил дел с электричеством, а? Те мужики в поместье! – проворчал он, обращаясь к водителю, который был немного постарше своих напарников, и поэтому его можно было принять за их бригадира.

Тот покачал головой.

- Не переживайте, ребята. Мы проверили линии – всё в порядке. Был странный скачок напряжения, и мы решили, что кто-то глушит рыбу в речке или ещё что, но тревога оказалась ложной. Если бы не послушали про очередные выходки сэра Гарольда, считай, день прошёл зря.

Сказав, что им пора ехать на другой объект, агенты вышли из паба и немедленно связались с Центром. Нужно было срочно доложить о странных делах мистера Бэквиза, хотя, опасаясь подслушивания, его имя в разговоре старались не упоминать.

********

Госпожа Бансвилл угостила совиным лакомством большую сипуху, которая принесла ей целый ворох пергаментов, лежащих в данный момент на столе. Похоже, информации оказалось даже больше, чем ожидалось. Сова довольно ухнула и улетела, а женщина принялась читать принесённые письма, попивая свой утренний кофе.

Со времён учёбы в Шармбатоне она дружила с сокурсницей из Венгрии. Несколько лет назад её подруга скончалась, но мадам Бансвилл поддерживала хорошие отношения с её детьми и даже внуками и переписывалась с её дочерью Цили. Иногда они наведывались друг к другу в гости и не забывали присылать взаимные подарки к праздникам. Личные контакты были одним из звеньев цепочки, по которой мадам Бансвилл получала нужную ей для работы информацию.

В ответном письме Цили на двух листах пересказывала дорогой тётушке Вадоме семейные новости. Мадам Бансвилл внимательно прочитала их и перевернула страницу. Оказалось, интересовавший её человек имел отвратительную репутацию. Поэтому Цили, находившаяся с ним в дальнем родстве, обстоятельно описала все прегрешения непутёвого сына, причинившего немало страданий своей матери.

Кое-какая информация могла бы заинтересовать лорда Малфоя, поскольку объясняла причины, по которым молодой человек стал преступником, и мадам Бансвилл принялась выписывать даты и факты из письма, сравнивая их с данными куцего аврорского отчёта. Реальный возраст погибшего в принципе соответствовал дате рождения венгра, к тому же несколько лет назад тот ушёл из дома и вполне мог где-то путешествовать, перед тем как решился на покушение. К посланию Цили было приложено фото её дальнего родственника. Порывшись в бумагах Люциуса, мадам Бансвилл отыскала снимок убитого, сделанный в министерском морге. Разумеется, годы нелёгкой жизни не могли не оставить своего отпечатка, но, без сомнения, это был один и тот же человек.

Итак, кто же он? По словам Цили, его звали Андор Салай. Данное имя мадам Бансвилл ни о чём не говорило, хотя фамилия была на слуху. Когда-то в Венгрии жил древний магический род Салай. Женщина постаралась припомнить, знавала ли она кого-то из них лично? Похоже, что нет. Цили писала, что ходили слухи о связях семьи Андора с цыганами в далёком прошлом. Но о том, что сам Андор мог быть волшебником, речи не шло. Либо окружающие не знали об этом, либо его неожиданное исчезновение казалось им фактом более важным.

То, что в этом человеке могла течь цыганская кровь, заинтриговало мадам Бансвилл. Ведь это относилось и к ней самой. Мало кому было известно её настоящее цыганское имя, данное ей матерью.

Даже в Волшебном мире цыгане считались париями.

Мадам Бансвилл всегда говорила, что колдует разумом, а не палочкой. И далеко не сразу поняла, что эта особенность досталась ей от цыганских предков. Разумеется, классические чары и заклинания, которым учили в Шармбатоне, тоже прекрасно ей удавались, но её истинный дар заключался в другом. В ней сочетались способности эмпата, провидца, гадалки, ясновидящей, позволявшие оценивать, понимать, считывать и ощущать магию других волшебников. Она всегда распознавала ложь и иногда – даже намерения человека. Вот поэтому многие бизнесмены не жалели золота за возможность проникнуть в сокровенные мысли потенциальных деловых партнёров и заранее просчитать, насколько успешным станет будущее сотрудничество.

Поскольку ей пришлось самостоятельно пробиваться в жизни, и не у кого было спросить совета, мадам Бансвилл в юности просто недоумевала, откуда в ней столь необычное сочетание способностей. И только случайно повстречав цыганку-гадалку, которую посчитала вначале обычной маггловской обманщицей, она получила ключ к разгадке своего таланта.

Именно он помог ей определить принадлежность палочки, которую принёс Люциус. Цили подтвердила её догадку, но что наёмный убийца окажется связан с цыганами, стало полной неожиданностью. Хотя этот факт давал ей дополнительную зацепку в расследовании. Неплохо для начала.

Допив кофе, мадам Бансвилл села писать послание своему старому другу, карпатскому целителю. Он мог проконсультировать её в отношении уникальных способностей, присущих роду Салай.

Вторую сову она отправила лорду Малфою, сообщая, что ей удалось выяснить имя наёмника, откуда он родом и ещё кое-какие факты из письма Цили. Кроме того, она написала, что в данный момент ждёт сведений об особенностях магии семьи погибшего, и предупредила, что полную информацию обо всём получит не ранее, чем через пару дней.

********

Гриффиндорцы-семикурсники проводили почти всё свободное время в Большом зале – выпускные экзамены были не за горами, а заниматься в тиши библиотеки им не хотелось. Даже Гермиона предпочитала готовиться вместе с друзьями, хотя вечера всё же проводила в читальном зале. Каждое утро доставка почты сбивала рабочий настрой ребят на некоторое время. Стая сов, к которым иногда присоединялся чёрный гриф, летала над головами студентов, бросая на столы письма или пакеты.

Этим утром птицы принесли Гермионе журнал, два письма и газету. Её соседи за столом тоже разбирали свою почту, правда, на этот раз Невилл так и не дождался чёрного грифа, но зато совёнок принёс ему послание от бабули. На несколько минут все затихли, погрузившись в чтение. Тишина изредка прерывалась негромким обсуждением новостей, хихиканьем, вздохами - в зависимости от содержания писем.

Зная, что вся его корреспонденция собирается в Министерстве, Гарри, тем не менее, тоже оторвался от своей работы, чтобы поболтать с приятелями. Гермиона быстро пролистала журнал и газету и нетерпеливо вскрыла одно из писем, в тот же миг изменившись в лице. Гарри не мог понять, что случилось, не мог даже подобрать слов, чтобы описать её облик. Девушка казалась… взволнованной? Во всяком случае, он никогда не видел её такой прежде. И то, что письмо было написано на официальном бланке, нисколько не проясняло ситуацию. Прочитав вторую страницу неведомого послания, она свернула его и вновь убрала в конверт, не говоря ни слова. Гарри решил, что не станет мучить её расспросами, но позже обязательно постарается разобраться, что происходит.

Большинство гриффиндорцев увлечённо рассматривали драгоценности, присланные родителями Падме Патил ко дню рождения. А кое-кто не мог оторваться от журнальчика, полученного Дином Томасом. Гарри тоже глянул одним глазком и снова принялся писать эссе по Чарам.

Когда часть студентов отправилась на занятия по высшим Зельям, а Рон и Дин с головой ушли в оживлённое обсуждение журнальчика, Гарри подошёл к подруге.

- Гермиона, что было в том письме? Мне показалось, ты расстроилась, прочитав его, и потом всё время сидела, погрузившись в свои мысли. Всё в порядке? – тихо спросил Поттер, пока они вдвоём шли позади шумной толпы ребят.

Гермиона поражённо уставилась на него, а парень усмехнулся:

- Между прочим, я тоже иногда смотрю по сторонам и кое-что замечаю. Ты не одна такая, Миона. А теперь колись. Что в нём было?

Немного раздражённая его настойчивостью, она вздохнула и ответила:

- Ты, наверное, в курсе, что профессор Снейп посоветовал опубликовать мою работу в научном издании. Так вот, это письмо от редактора журнала.

Гарри почувствовал лёгкий укол вины: может, подруге отказали в публикации, а он лезет с расспросами?

- О, прости, я не хотел. Но, думаю, Северус порекомендует тебе другие издания… - он умолк, заметив, что девушка смотрит так, словно у него выросла вторая голова.

- Ты что? Письмо очень доброжелательное, их крайне заинтересовала моя рукопись! - возмущённо выпалила Гермиона.

Гарри совсем запутался.

- Тогда почему ты читала его с таким непередаваемым выражением лица? Мне казалось, при получении положительного ответа люди обычно радуются.

Гермиона, конечно, девушка необычная, но подобная реакция на хорошие новости была странной даже для неё.

- Ну... - протянула она, - меня поразило, как они ко мне обращаются.

Это объяснение повергло приятеля в полное замешательство, и, вытащив конверт из сумки, гриффиндорка протянула ему письмо.

- Обрати внимание на графу «Кому».

Письмо было адресовано «профессору Грейнджер».

- Можешь прочитать, там нет никаких секретов. Похоже, у них сложилось впечатление, что я преподаю здесь.

По мере того как Гарри читал, удивление на его лице сменялось радостью.

- Северус! Он не только посоветовал отправить рукопись, но и сопроводил её личной рецензией! Поздравляю, Гермиона! Ты, наверное, первая студентка с нашего факультета, удостоившаяся его похвалы. Я так горжусь тобой.

Гермиона, которая не знала, то ли огорчаться ошибке редактора журнала, то ли радоваться, наконец, улыбнулась, стараясь не слишком открыто демонстрировать гордость и счастье. Перед глазами стояла фраза из письма: «Данная работа является серьёзным вкладом в разработку проблемы магического переноса». По крайней мере, именно так, по словам редактора, профессор Снейп охарактеризовал её статью. А ещё он указал в своём отзыве, что «новый подход, свободный от предрассудков Волшебного мира, затрудняющих открытия» побудил его начать собственное исследование смежной темы.

Вновь обретя душевное равновесие, Гермиона заметила:

- Кто мог подумать, что профессор окажется столь щедр на похвалы, и из-за этого в редакции меня примут за преподавателя. Наверное, они будут разочарованы, узнав, что я всего лишь студентка. Там говорится, что они собираются кое-что проверить. Думаешь, они разрешат публиковать мою статью, если не получат доступ к тем документам, которые изучала я? Что если у них не получится? Что если...

- Миона, успокойся, - прервал её Гарри. - Я спрошу у Северуса, что именно они собираются проверять, и какие в связи с этим могут возникнуть проблемы. Он читал твою работу не раз, и со всем разберётся. Расслабься.

Когда через час Гарри и Рон вышли из класса Зелий, они с удивлением обнаружили в коридоре одного из братьев Уизли.

- Эй, маленький брат, - окликнул рыжика Билл, глядя на него снизу вверх, - немедленно дуй в Больничное крыло. Все уже там — папа, Чарли, Перси, а Фред и Джордж прибудут, как только найдут на кого оставить магазин. У мамы начались роды!

Рон насупился и покраснел — ему не нравились эти постоянные напоминания, что его родители всё ещё... ну, в общем... понятно что. Видя его замешательство, Гарри и Гермиона подхватили приятеля под руки и потащили наверх, где уже собралось всё семейство.

Подождав, когда неразлучная троица исчезнет из вида, Билл вошёл в класс, чтобы перекинуться парой слов с профессором Снейпом по важному делу.

Северус собирал студенческие работы, сложенные стопками на преподавательском столе. Когда-то Билл Уизли был его учеником и звёзд с неба не хватал, хотя, возможно, профессор относился бы к нему иначе, зная, каковы будут остальные братья. Но, во всяком случае, от присутствия в классе этого представителя семьи Уизли у него не подскакивало давление. Здороваясь с молодым человеком, Северус слегка улыбнулся.

- Мистер Уизли, какая встреча! - произнёс он не слишком тепло, но гораздо более сердечно, чем приветствовал обычно своих бывших студентов.

- Профессор, - кивнул Билл. Теперь, когда он окончил школу, Снейп уже не казался ему свирепым и ужасным, но уважение внушал. - Я получил сову от отца — у мамы начались роды. Я как раз в тот момент был в графстве Хай Хилл. Целая команда гринготтских специалистов до сих работает в вашем поместье, но моё отсутствие не повлияет на завершение работы.

Северус поинтересовался:

- Им хотя бы удалось попасть в дом? Мне не хочется, чтобы обитатели Брайарвуда видели их.

- Не беспокойтесь, сэр. Мы работаем под скрывающими чарами, чтобы не привлекать излишнего внимания. На прошлой неделе нам удалось войти в переднюю, и теперь мы работаем внутри здания. Дело движется медленно, но на объекте заняты наши лучшие сотрудники. Не обижайтесь, сэр, но то, что творится в замке — это тихий ужас. Временами ребята просто впадают в отчаяние. Никогда ещё лучшие взломщики проклятий Гринготтса не тратили столько времени, чтобы открыть парадный вход.

Понимая, о чём он, Северус нахмурился.

- Мой отец позаботился о том, чтобы никто не смог поселиться там в случае его насильственной смерти. Порой я даже думал, что этот замок проще снести, чем открыть, но мне не хотелось признавать своё поражение. Вы должны справиться. Пока мы с Гарри живём здесь, можно не спешить. Надеюсь, не требуется напоминать, что вы ведёте работы строго конфиденциально?

Билл сдержанно кивнул. Конфиденциальность была одним из главных и обязательных условий, о которых сам Главный гоблин Гринготтса неустанно повторял сотрудникам отдела взлома проклятий.

- Собственно, это все новости, профессор, а теперь мне пора идти к семье. Надеюсь, вы тоже заглянете к нам, когда освободитесь.

И он торопливо вышел из класса, а Северус задумчиво смотрел ему вслед.

«Семья...» - мысленно повторил мастер зелий. Вероятно, вся гриффиндорская троица в полном составе помчалась в Больничное крыло, едва узнав новость о Молли. Насколько же разными бывают семьи! Ему, например, приходится нанимать бригаду лучших гринготтских взломщиков проклятий, чтобы попасть в собственный дом, скрываясь при этом от родных братьев. И это «семья»? А потом Северус поймал себя на мысли, что он уже не первый раз завидует Артуру Уизли, в доме которого тепло и уютно не только многочисленным детям, но и друзьям. И в его воображении возникла картина: рыжеволосая толпа, теснящаяся на скамейках в Больничном крыле в ожидании новостей, а среди неё растрёпанные чёрные вихры, длинные каштановые кудри и аккуратные светлые пряди.

Наскоро перекусив в Большом зале, профессор решил подняться к ним. В конце концов, его пригласили.

********

Премьер-министр сидел за рабочим столом и настороженно рассматривал пивную пробку, лежащую на промокашке. Когда ему доложили об отряде сэра Гарольда, он понял, что пора известить об этом волшебников. Сотрудники Центра, получив от агентов информацию, перепроверили её, облетев территорию поместья на специальном самолёте-разведчике, и убедились, что хозяин имения готовится к войне.

Тяжело вздохнув, мужчина сжал пробку в руке и, поднеся к губам, шепнул, - Министерство Магии, - а потом, затаив дыхание, стал ждать. Ждать... Не зная точно, что должно за этим последовать, он, тем не менее, удивился, когда не произошло совсем ничего. Выждав ещё несколько минут, он попробовал снова. И в этот раз, не успел он договорить, раздался лёгкий хлопок. Британский премьер едва не упал со стула, увидев перед собой министра Боунс. Она точно не пользовалась камином — не было характерного гула и зелёной вспышки. Как они это делают?

- Господин премьер-министр, я пришла сразу, как только услышала ваш вызов. Вы хотите о чём-то рассказать? - поинтересовалась волшебница, садясь в кресло.

Маггл пристально рассматривал её одежду, тщетно пытаясь разглядеть сажу или какие-то другие признаки магического перемещения — гостья просто возникла в его кабинете, буквально из воздуха. Усилием воли заставив себя отвлечься, мужчина перевёл взгляд на документы, лежащие перед ним.

- Да, мадам. Мне прислали отчёт. Даже два. Секретные агенты, выехав на место, узнали, что сэр Гарольд собрал отряд наёмников. Как минимум сотня человек живёт на его землях в палатках. Они появились около недели назад. Усадьба тщательно охраняется, поэтому нам пришлось перепроверить полученные данные с воздуха, и военные эксперты подтвердили, что в имении происходит нечто, похожее на армейские учения. По сделанным с самолёта снимкам они определили, для каких именно видов оружейной техники готовит специалистов сэр Гарольд. Вам нужна дополнительная информация? - спросил он, протягивая коллеге пухлую папку с бумагами и толстый военный справочник.

Амелия сомневалась в необходимости изучения маггловского оружия, но потом сочла, что информация лишней не бывает.

- Я передам это своим людям, возможно, сведения будут полезны. А о боеприпасах в этой книге тоже говорится? - уточнила она.

Британский премьер кивнул.

- Да, о боеприпасах мы также собрали все сведения, поскольку сэр Гарольд до отказа набил взрывчаткой своё поместье.

При мысли об эксцентричном богаче, затеявшем очередную каверзу, ему стало не по себе, и он добавил:

- Мы проконсультировались с королевскими юристами, чтобы понять, не преступает ли сэр Гарольд какие-либо британские законы. Но владение оружием и даже боеприпасами к нему не является нарушением. Играть в войнушку у себя дома никому не запрещено. Мне докладывали, что существуют частные стрельбища для богатых, где можно испробовать все виды армейской техники.

- Для нас это несущественно, господин премьер-министр, - ответила Амелия, подходя к камину. - Я уже объясняла вам, что нас беспокоит лишь безопасность Хогвартса. Школу окружает сеть мощных чар и заклинаний. Эти люди со всем их оружием навредят больше себе, чем нам. Обитатели замка на время атаки укроются за древними стенами. Мы даже постараемся вывести боевую технику из строя, чтобы нападающие остались целы. Но я всё равно благодарна вам за проявленное беспокойство и информацию, которая поможет выйти из создавшейся ситуации с наименьшими потерями.

********

Гарри вместе с рыжим семейством коротал время в зале ожидания, созданном при Больничном крыле заботливыми домовиками. Малыши также не забыли снабдить их бутербродами, чаем и тыквенным соком, и юные Уизли от волнения набросились на еду так, словно голодали уже несколько дней.

Директор Дамблдор и профессор МакГонагалл, как только узнали новость от Снейпа, тоже поспешили в Больничное крыло.

- Как Молли? – спросила Минерва, принимая чашку чая, протянутую кем-то из близнецов. – Северус сказал нам на ланче, что вы все собрались здесь.

- Пока не знаем. Перед обедом мы получили сову от папы, что у мамы начались роды, и прибыли, как только смогли.

- Обычно она справлялась часа за три, - авторитетно изрёк Билл. Как самый старший брат, он помнил появление на свет Чарли, Перси и остальных. – Только однажды нам пришлось поволноваться – Рон так спешил, что акушерка не успела прибыть в Нору, и папа принимал его сам.

После этих слов Рон залился свекольным румянцем, и Гермиона сочувственно погладила его по руке. Заметив, что вогнали несчастного в краску, остальные Уизли поспешили загладить неловкий момент, наперебой начав рассказывать про рождение Джинни. Оказалось, сестрёнка появилась всего через полчаса после прихода акушерки, чуть-чуть отстав от рекорда Рона. О рождении близнецов было известно заранее, поэтому колдомедик приехал за несколько дней до радостного события, и их история была не столь захватывающей.

Ждать собравшемуся семейству пришлось недолго. Минут через тридцать дверь палаты открылась, и к ним вышел раскрасневшийся Артур, бережно неся на руках запелёнутого малыша.

Его тут же окружили плотным кольцом. Всем хотелось поскорее увидеть новорожденного, головёнка которого уже была окружена ореолом рыжих пушистых волос. Минерва, как самая старшая и уважаемая женщина в этой толпе, приняла младенца из рук новоявленного папаши, чтобы волшебник смог получить свою долю объятий и поздравлений, и призвала к порядку галдящую ораву.

- Как Молли, Артур? – поинтересовался Альбус, распахивая объятия гордому отцу после восторженного воркования над малышом.

- Отлично, - ответил тот, расплывшись в улыбке. – Жена сама хотела вынести к вам ребенка, но мадам Помфри напомнила ей, что она уже не так молода, как во время рождения Джинни. Поэтому Молли отдыхает, но будет рада видеть вас в своей палате.

Услышав об отдыхе, директор осмотрелся по сторонам, чтобы понять, не мешают ли они остальным пациентам. Больных было не так уж и много – на нескольких койках у дальней стены лежали студенты, вероятно, те, что накануне без спроса пробрались в оранжерею, забыв, как далеко разлетаются ядовитые споры Папоротника бойкого.

Поведя рукой, старик отделил шумную компанию от окружающих плотным занавесом.

- Идёмте, идёмте, нам ещё надо поздравить счастливую маму. И помните, мы здесь не одни, поэтому старайтесь не шуметь, - с этими словами Дамблдор начал подталкивать рыжеволосое семейство к дверям палаты Молли.

Небольшое помещение, в котором располагалась кровать роженицы, ощутив присутствие самого директора Хогвартса и толпы посетителей, немедленно увеличилось, чтобы без проблем принять их всех. Увидев вошедших, усталая Молли приподнялась на постели, взволнованно и радостно глядя на них.

Её дети по очереди расцеловали мать в обе щеки, а Гарри, Гермиона и Драко смущённо мялись позади них. Возможно, многодетным Уизли подобная ситуация казалась привычной, но те, у кого не было младших братьев и сестёр, чувствовали неловкость. Заметив их смущение, Молли воскликнула:

- А вы, трое, что там стоите? Подойдите, чтобы я могла обнять вас! Как хорошо, что вы тоже здесь! Гермиона, солнышко! И ты, Гарри! И Драко! Вы все — моя семья! - Не замолкая ни на минуту, она поочередно обнимала и целовала их.

Затем к ней подошла Минерва и, передавая ребёнка, сказала:

- Он — просто чудо, Молли. Поздравляю! Вы с Артуром уже решили, как назовёте его?

Супруги быстро переглянулись.

- Пока нет. Нам нужно ещё кое-что обсудить, но, думаю, к вечеру мы уже определимся.

Только потому, что вломившаяся в её владения орда находилась под контролем Дамблдора, мадам Помфри мирилась с ней. Правда, постоянно была поблизости, не спуская глаз со своей пациентки. И как только убедилась, что каждый смог поквохтать над новорожденным, поздравить Артура и обнять Молли, тут же подала голос.

- Полагаю, вам всем есть чем заняться, а Молли нуждается в отдыхе! Пока ступайте, а потом придёте снова, - с лёгким раздражением проворчала она.

Миссис Уизли с лёгкой грустью посмотрела вслед уходящему семейству, но затем с благодарностью улыбнулась медиведьме — ей действительно хотелось отдохнуть. Похлопав подругу по руке, Поппи подоткнула её одеяло и проверила, не распеленался ли младенец, лежащий в колыбельке так, чтобы мать могла его видеть.

- Спи, моя дорогая, набирайся сил. Скоро малыш проснётся, и тебе нужно будет его кормить. Артур обещал прийти во время ужина, а остальные навестят тебя немного позже.

********

Выйдя из Больничного крыла, студенты отправились в гриффиндорскую башню, а Артур со старшими сыновьями — в гостевые комнаты. Драко увязался за ними, чтобы не упустить неожиданную возможность провести время с Чарли. Альбус, Северус и Минерва собирались разойтись по своим кабинетам, но в это время их окликнул Кингсли и с крайне огорчённым видом протянул директору какой-то пергамент. Он хотел что-то сказать, но Дамблдор сделал предостерегающий жест ладонью и прикрыл глаза. Старик ощутил импульс магической защиты замка и замер, чтобы понять, что происходит.

А через несколько мгновений взял у Кингсли свиток, обвёл взглядом коллег и спокойно произнёс:

- Хогвартс атакован.



Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
неканонДата: Понедельник, 02.04.2012, 00:01 | Сообщение # 186
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо))


когда придумаю что тут написать-напишу
 
Brad_CrawfordДата: Суббота, 07.04.2012, 17:20 | Сообщение # 187
Подросток
Сообщений: 3
« 0 »
А сколько тут будет глав?


 
ЭдельДата: Среда, 11.04.2012, 18:21 | Сообщение # 188
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
Brad_Crawford, сколько придумает автор)))
спасибо что читатете)



Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
ЭдельДата: Среда, 11.04.2012, 18:22 | Сообщение # 189
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
Глава 52. Первая волна
Перевод - Queen of destruction

Сэр Гарольд, преисполненный предвкушения, встал на рассвете. Сегодня его день! Он поведёт свою маленькую армию на штурм горной цитадели и спасёт Великобританию от засилья колдунов, снискав признание и удостоившись всевозможных почестей! Деяния его предков померкнут в сравнении с тем, чего он добьётся сегодня.

Придя в палатку, где завтракал отряд добровольцев, мистер Бэквиз сначала выступил с зажигательной речью, дабы все ощутили себя творцами истории наравне с ним. А потом пришлось спешно утрясать массу докучливых мелочей, поэтому из поместья бойцы смогли выбраться лишь часам к десяти утра.

Накануне в усадьбу приехал Фрост, утверждавший, что сможет указать, где находится волшебный замок. На двух лендроверах, поскольку вертолёт привлёк бы к себе ненужное внимание, они, вместе с пилотами, отправились на разведку. Бригадный генерал доложил, что вся поездка заняла около часа, а значит, «апачи» долетят минут за 15. Он также приметил открытую площадку возле озера перед замком и решил начать атаку именно оттуда. Согласно его плану, часть пехотинцев должна создать базу, после чего на вертолётах перевезут остальных бойцов и оружие.

Боевая позиция была скрыта от обитателей замка лесом, окружавшим озеро. Отсюда танкам и прочей технике удастся за пару минут преодолеть открытое пространство, и даже вертолёты получат шанс остаться незамеченными, пока не приблизятся к цели на расстояние выстрела. Бригадный генерал удивился, что замок не окружён стеной или рвом. Строение казалось очень древним, такие, как правило, имели отличные укрепления. Впрочем, колдунам нужно было раньше думать об этом!

Когда подготовительный этап был завершён, бойцы, которым не нашлось места в вертолётах, погрузились в машины и отправились к месту дислокации, намеченному ещё в начале недели. К счастью, поместье сэра Гарольда было настолько большим, что колонна бронетехники смогла скрытно проехать по одному из пустынных просёлков. Никто из местных жителей не заметил боевые машины и танки, упорно движущиеся к цели. Примерно через 45 минут после начала похода из транспорта, идущего впереди, по рации сообщили, что замок до сих пор не виден. Они внимательно следили за указаниями и были уверены, что миновали все ориентиры, но на другой стороне озера, казалось, вообще ничего нет.

Фрост предупреждал, что замок скрыт с помощью магии. Он говорил, что точно знает, куда идти, и приведёт их на место. Бригадный генерал был уверен - один раз побывав там, он сможет вернуться, и только сейчас понял, что во время разведки помимо него самого цель видели только пилоты. Похоже, преодолеть чары этих жалких магов будет не так-то легко.

Отставной морпех убедился, что вверенные ему транспортные средства размещены в безопасном, по его мнению, месте, и пересел в один из «апачей». Если возникнет угроза с воздуха, он отдаст приказ о передислокации.

Сэр Гарольд присоединился к нему. Фроста они пригласили без особого энтузиазма, лишь из благодарности. Хотя тот и бахвалился своими боевыми подвигами, внешне нисколько не был похож на бравого вояку. Когда джентльмен отклонил приглашение, сэр Гарольд с облегчением выдохнул. Фрост даже признал, что эта битва лорда Бэквиза, и он не хочет мешать.

Уже после полудня над кромкой леса показались пять вертолётов, которые стремительно приближались к боевым машинам, замершим буквально перед самым Хогвартсом. Сэр Гарольд разглядел волшебный замок только после подсказки генерала и удивился силе магии, способной такую громадину сделать невидимой. А танкисты до сих пор не могли обнаружить цель.

Собрав командиров, которых знал ещё со службы, бригадный генерал отдал приказ о расстановке войска. План сражения они обсуждали последние три дня и отлично знали.

«Апачи», которыми так гордился сэр Гарольд, должны были обстрелять замок ракетами, чтобы пробить отверстия в его стенах. Артиллерия поддержит их, а затем пехота войдёт внутрь и уничтожит оставшихся противников.

Штаб бригадный генерал велел расположить так, чтобы видеть всю картину сражения, но оставаться в зоне недосягаемости для оружия колдунов. Несколько связистов, нанятых им, были готовы передавать приказы командирам. И, наконец, сэр Гарольд, едва не лопавшийся от волнения и ожидания, велел начать атаку.

Пять «апачей» синхронно поднялись в воздух и медленно выстроились перед замком. Расположившись широким полукругом, они всё же держались на расстоянии, опасаясь возможного ответного удара. Все боевые вертолёты выпустили в цель ракеты, которые, к изумлению пилотов и пехотинцев, взорвались, натолкнувшись на невидимую преграду перед замком. Не причинив никому никакого вреда их осколки, казалось, соскользнули на землю.

Дорогостоящих ракет у них было мало, поэтому генерал приказал вступить в бой артиллерии. Нужно было понять, против чего они сражаются, не тратя драгоценные боеприпасы. По замку ударили миномёты и гранатомёты, но их снаряды также не достигли цели, натолкнувшись на невидимую преграду.

Пилот одного из «апачей» в отчаянии смотрел, как самое мощное и смертельное, по его мнению, оружие оказалось бессильно. Здание уже должно было начать разваливаться, но не было повреждено ни травинки.

Заставив винтокрылую машину зависнуть на месте, он, как было приказано, наблюдал за замком и ожидал ещё одного шанса задать жару этим выродкам, как вдруг увидел старика, выходящего за ворота замка в сопровождении странной компании — вероятно, чудики совсем обезумели. Не обращая внимания на вертолёты в небе, они остановились между каменной стеной и войском.

Старик с длиннющей бородой был одет в смешной пёстрый балахон и колпак — явно колдун. Все людишки, судя по виду, не смогли бы защитить замок от любой маломальской угрозы, не говоря уже о целой армии, выстроившейся перед ними. За исключением рослого негра в традиционных африканских одеждах, остальные мужчины казались слабаками. Что они собираются делать, когда вертолёты и танки возьмут, наконец, эту крепость?

Похоже, придурки совершенно не чувствовали угрозы. Возмутительно! Пилоту отчаянно захотелось показать этим малахольным пару приёмчиков.

Он сделал несколько выстрелов из орудий и с восхищением смотрел, как над замком искрится воздух, отталкивая снаряды. Чтобы узнать, есть ли у щита слабые места, он выстрелил несколько раз в одну и ту же точку. Там начал медленно появляться небольшой мерцающий круг, и пилот решил, что нашёл уязвимую зону, о чём и доложил начальству по рации.

- Штаб, это Первый. Кажется, повторная атака в одно и то же место может ослабить этот участок. Я наблюдал странное свечение вокруг очага поражения. Прошу разрешить более сильный удар.

Бригадный генерал знал этого пилота - они вместе служили, человеком тот был сообразительным и бесстрашным. А ещё - одним из немногих, кто привык думать и добиваться поставленной цели.

- Первый, это Штаб. Удар разрешаю. Остальные – прикройте его, – передал генерал по рации, заручившись согласием сэра Гарольда.

Пилот начал упорно обстреливать слабый участок щита. Теперь все, даже бойцы на огневом рубеже, видели мерцание. Было абсолютно ясно, что защита вот-вот падёт.

К атаке присоединились еще несколько «апачей», стреляя в круг, который светился всё ярче. Этот эффект солдаты и командиры посчитали свидетельством скорой победы.

Группа чудаков, стоящая у ворот, спокойно наблюдала за обстрелом, не прилагая никаких усилий для защиты или наступления. Велев Северусу и другим учителям продолжать занятия, Альбус, Минерва, Кингсли с несколькими сотрудниками и кое-кто из бывших студентов, находившихся в тот момент в школе, вышли к магглам и теперь просто стояли перед замком, не вызывая особых опасений у военных.

Через несколько долгих минут рация вновь заработала.

- Штаб, это Первый. Прошу разрешения подлететь ближе к замку. Похоже, в его щите есть бреши, и мне удастся разрушить стены с близкого расстояния. Эта кучка колдунов у входа явно ничего не сможет против нас предпринять!

Бригадный генерал сомневался – в конце концов, если даже ракеты, гранаты и пули оказались бессильны, возможно, и у вертолёта возникнут трудности. Но не успел он выразить свои сомнения, как сэр Гарольд выхватил рацию и ответил сам:

- Первый, это Штаб. Приказываю вам атаковать.

Бригадный генерал понимал, что не сможет отменить этот приказ, хотя и предчувствовал неладное. Как выяснилось позже — переживал он не напрасно.

Дамблдор с огромным интересом наблюдал за разворачивающимся представлением.

- Надо бы пригласить Артура, Минерва. Он будет очарован этими летающими машинами.

Но рыжеволосый волшебник уже подбегал к ним, бросая на ходу:

- Мои сыновья рассказали мне что происходит, спасибо, Альбус. – И тут же завопил, – Мерлинова борода, вы только посмотрите на это! Что вытворяют эти магглы? Как вы думаете, они позволят мне посмотреть на них поближе?

- А вы уверены, что защитные чары отразят их атаку, директор? – неприятным тоном поинтересовалась Минерва.

- Хороший вопрос, моя дорогая, - Альбус кивнул, одобрительно глядя на свою заместительницу. - В конце концов, мы действительно не хотим никому причинить вред. Я совершенно уверен, что защита устоит перед их оружием. Никто в Хогвартсе не пострадает. Но я думаю, нам стоит произнести заклинание Preoccupo Incendio, чтобы их порох не мог воспламениться. Действительно, как лучше предотвратить выстрелы, если не вывести из строя оружие?

Все согласились и вытащили палочки. Некоторые целились в вертолёты, кто-то - в танки и автомобили.

Именно в момент произнесения заклинания «апач-1» решил проверить наличие щита ближе к цели. Вертолёт одновременно столкнулся с заклинаниями и с защитой замка.

Результат от столкновения был такой же, как если бы он врезался в стену. Винт от удара сломался, и машина начала падать, потеряв управление. Preoccupo Incendio повлияло не только на порох, но и на двигатели внутреннего сгорания, только поэтому авария не сопровождалась взрывом.

Волшебники сразу поняли, что маггловская машина повреждена и падает со скоростью, не сулящей ничего хорошего тем, кто внутри. С помощью Wingardium Maximus они мягко опустили вертолёт на землю. Вскоре и остальные «апачи» стали падать, попав под заклинание. Им также помогли благополучно приземлиться.

- У кого-нибудь есть идеи, почему машины начали падать? – спросила Минерва. – Я точно вижу внутри магглов, но они-то явно не из пороха?

Артур на мгновение задумался. Настал момент, когда его увлечение маггловской техникой может принести пользу.

- Дело в том, что магглы используют двигатели, в которых сжигается бензин – это самое гениальное их изобретение. Вероятно, если заклинание не дает воспламеняться пороху, то и бензин не горит. Наверное, там сломалось что-то, заставляющее их летать. Как бы мне хотелось иметь одну такую машину!

- У них все двигатели работают одинаково? – спросила Амаранта Савой. – Там есть другие машины, и они, кажется, неспособны летать. Можно ли отключить их?

Артур кивнул.

- Скорее всего. Принцип работы этих двигателей один.

После того как все вертолёты оказались на земле, несколько заклинаний Preoccupo Incendio остановили движение танков, джипов и нейтрализовали маггловское оружие.

Вначале магглы были озадачены спокойствием магов, а потом - внезапным отказом оружия и двигателей. Пилоты благополучно приземлившихся вертолётов помогли своим коллегам выбраться из повреждённого «апач-1». Только один из них, находившийся в момент столкновения в задней части вертолёта, пострадал. Он выбрался из машины, потирая запястье, ушибленное при падении.

Пилот «апач-1» взял на себя командование.

- Так, ребята, Эверс, кажется, повредил запястье. – Парень, дрожа, кивнул, и командир продолжил, - у нас есть кто-нибудь с медицинским образованием, чтобы перевязать его? Ладно, Дженкинс, позаботьтесь о нём, нужно наложить шину.

Убедившись, что раненому оказывают помощь, лётчик спросил:

- Все остальные в порядке? - Оглядевшись, он понял, что никто больше не пострадал. - Хорошо. Что случилось с оружием? Есть ещё исправное?

- Нет, сэр, - ответил стрелок одного из вертолётов. – Одновременно перестали работать все двигатели и оружие. Я всё проверил, когда мы сели, ничего не сломано. Все части в исправном состоянии, патроны целы, но ничего не работает.

Наводчик танкового орудия подтвердил:

- У нас то же самое. Батареи заряжены, навигатор работает, электроника исправна, как и рация. Но мы не можем стрелять. Никогда не видел ничего подобного. - Он покачал головой, пытаясь осмыслить неожиданный и необъяснимый поворот событий.

По словам остальных, во всех машинах одновременно произошло одно и то же. Электроника была в порядке – отказали двигатели и оружие.

Один из солдат озвучил мысль, которая мелькала у всех.

- Я никогда не слышал о подобной потере управления, но находясь в вертолёте, ожидал жесткой посадки. Однако мы плавно опустились на землю. Почему?

Никто не знал, как это объяснить. Просто чудо, что никто не погиб при крушении «апачей», и не сгорел в огне. Все понимали, что если повреждён винт или двигатель – неизбежно падение, как правило, с последующим взрывом. Случившееся было за гранью понимания.

Новоявленный командир подвёл итог.

- Нам необходимо связаться с бригадным генералом и доложить о произошедшем. Моя рация сильно пострадала при ударе, вы говорили, ваши всё ещё функционируют? Батареи заряжены?

В одном из стоящих поблизости вертолётов переговорное устройство было исправно, и он поспешил доложить о случившемся в штаб.

Лётчик одного из «апачей» озадачился вопросом:

- Сработает ли мой пистолет? – Он выстрелил в сторону, но раздался только щелчок. После этого мужчина проверил обойму и показал всем — та была полной.

Вернувшийся вскоре пилот «апач-1» известил сослуживцев:

- Бригадный генерал и сэр Гарольд обещали прибыть с подкреплением. Это займёт какое-то время, так как у них машины тоже заглохли.

Вскоре вокруг него собралась плотная толпа, в которую влились экипажи танков и джипов, прибывших на поле боя вместе с вертолётами. Большинство бойцов было озадачено произошедшим, а их новоявленный командир не спускал глаз с компании выродков, всё ещё спокойно стоящих у ворот. Так он выполнял приказ, отданный лично ему.

Бригадный генерал и сэр Гарольд в сопровождении горстки солдат, опасаясь внезапной атаки, пробирались краем леса. Разгадав их манёвр, толпа на поляне тоже отступила поближе к деревьям. Не то чтобы им было страшно стоять рядом с психами из замка, а так, на всякий случай.

Но на их беду, шум выстрелов привлёк внимание жителей Запретного леса.

Любопытные единороги первыми появились на поляне, боязливо выглядывая из-за деревьев. Кентавры были более смелыми, но им понадобилось некоторое время, чтобы спросить у звёзд о природе шума. Табун приблизился к опушке, держа наготове лук и стрелы. Их сопровождал одичавший фордик «Англия», который когда-то сбежал от Рона Уизли. Кентавры терпели нового соседа, так как он не навязывал им своё общество.

Остальные лесные обитатели тоже пришли полюбопытствовать, что за шум. Тут были и четыре Книги Чудовищ, которые сбежали от студентов Хагрида. Приползли огромные змеи и пауки. А ещё пожаловал маленький лохматый демонёнок.

Прошедшей весной он увязался вслед за более крупным сородичем, явившимся на призыв Пожирателей в Хогсмид. Верзилу изгнал Невилл Лонгботтом, а маленький скрылся в лесу, где душ было очень мало, поэтому он так и не вырос. Сейчас малыш вышел, надеясь найти еду.

Пока солдаты отступали поближе к спасительному, по их мнению, лесу, оттуда за ними настороженно наблюдали сотни глаз. Обнаружение было лишь вопросом времени.

Наконец, кто-то увидел единорога, который на мгновение вышел из-за дерева. Его жемчужно-белая шерсть, серебряные копыта и золотые рога засияли на солнце, и в темноте леса блеск просто невозможно было пропустить.

Только после этого люди стали всматриваться в лесной сумрак. Слух, что за ветвями прячется единорог, мгновенно разнёсся среди толпы.

Четверо солдат, которые первыми заметили животное, решили подойти ближе, но были перехвачены кем-то, кого сначала посчитали всадником. Через мгновение их разум осмыслил увиденное – это был не человек верхом на лошади, а человеческое туловище, растущее из тела коня, вместо головы. Тому, что мутанты держали в руках ещё и луки со стрелами, поначалу даже не придали значения. Когда бойцы в полной мере осознали угрозу и собрались бежать, товарищи, шедшие позади них, отрезали им путь к отступлению, испуганно крича.

Причём каждый вопил, увидев что-то своё.

Кто-то испугался кентавров. Те явно хотели выгнать чужаков из леса и не скрывали своих намерений. Другие тряслись от ужаса, глядя на гигантских пауков, ползающих за спинами мутантов. Кто-то заметил маленький автомобиль - ничего устрашающего в нём на первый взгляд не было, если не считать отсутствия водителя и воинственное настроение машины. Кто-то посмотрел наверх и увидел огромных, ещё больших по размеру, чем пауки, змей, свисающих с деревьев. А также странное лохматое создание с несколькими рядами острых зубов, которое злобно рычало вдалеке.

Один из солдат, погнавшихся за единорогом, убегая от кентавров, зашёл в лес глубже остальных. Там он увидел что-то чёрное, совершенно чёрное, ни с чем в его жизни несравнимое. Присмотревшись внимательнее, он попытался понять, что это такое. С ужасом мужчина понял, что сгусток тьмы смотрит на него красными глазами. Метнувшись в обратную сторону, он упал, а заметив, что чернота приближается к нему, так и не смог подняться. Ужасное нечто имело множество ртов, издающих страшный визг и вой. Взгляд бедняги встретился с глазами тьмы, лишившими его воли, и в тот же момент солдат потерял сознание.

Не дожидаясь приказа командиров, люди выбежали из чащи и теперь сгрудились на другой стороне поляны, задыхаясь от быстрого бега и страха за свою жизнь. Многие не верили в реальность происходящего.

Наслушавшись их рассказов об увиденном в лесу, бригадный генерал и сэр Гарольд пришли в ужас. Наконец, бравый военачальник решил устроить поверку и узнать о потерях. Это хотя бы на мгновение отвлечёт испуганное войско, превратившееся в безумную толпу.

- Я побежал вот за этими двумя, - промямлил один из солдат, тыча пальцем в своих соседей.

- А мы бежали вчетвером, вот с ними, – изрёк другой.

Через несколько минут подобной переклички бывший морпех понял, что одного человека не хватает. Бойцы нервно переглядывались, не желая возвращаться в ужасный лес за отставшим товарищем. И тогда бригадный генерал, взяв с собой ещё нескольких смельчаков, отправился на поиски сам.

Они медленно шли по поляне, не зная точно, что делать, но прежде чем достигли леса, проблема разрешилась сама.

Им навстречу вышел заросший верзила около девяти футов ростом. Он нёс их товарища, взрослого мужчину в полном боевом снаряжении, так, как если бы тот был ребёнком. Гигант осторожно положил солдата в тенёк, подальше от леса. Бригадный генерал и его команда с ужасом и восхищением смотрели на странного незнакомца, тоже поглядевшего на них.

- Он в чащу забрёл, ага. – сообщило существо.

Неужели это действительно человек?

А великан продолжал:

– Ему повезло, что я его нашёл. Негоже магглам и детишкам одним по лесу гулять. У нас тут пару месяцев назад демонёнок приблудился, вот он и столкнулся с ним. Так что вашему приятелю теперь помощь нужна. Демоны, они одним взглядом мозги добыче портят.

Отставной морпех и добровольцы, стоящие рядом с ним, были поражены. Этот человек, если можно его так назвать, был просто огромным – около девяти или десяти футов ростом. Люди не бывают такими большими. И сильными! Он нёс тяжёлого мужчину, как пушинку, даже не запыхавшись! А по-английски говорил, словно местный деревенщина.

А ещё он, кажется, совсем их не боялся. Все, кто сопровождал сейчас генерала, прошли серьёзную военную подготовку и могли одолеть врага даже голыми руками.

Пехотинцы обменялись взглядами и перегруппировались. Их командир заметил это, но не стал вмешиваться. Около дюжины взрослых мужчин окружали гиганта, пытаясь отсечь от лежащего на земле товарища. Кое-кто из них злобно ухмылялся. Этот день оказался очень неудачным, и бригадный генерал был не против кому-нибудь врезать. Этому великану или кому-то другому – неважно.

Но Хагрида прикрыл вышедший из леса Фиренце с несколькими кентаврами. Лук и стрелы они держали наготове, чтобы отбиться от возможной атаки. Когда полугигант отошёл на безопасное расстояние, Фиренце дал знак к отступлению.

Глядя, как расстроившиеся люди приводят в чувство своего товарища, Фиренце заговорил с ними:

- Вы опозорились, проявив неуважение к тому, кто сделал доброе дело и спас вашего друга. Хагрид не дал демону сожрать этого человека и перенёс пострадавшего в безопасное место, а вы решили напасть на него? Звёзды карают тех, кто не проявляет благодарность за счастье.

Недоверие быстро переросло в изумление. Полуконь говорил по-английски, и даже лучше, чем гигант? Что здесь происходит? Бригадному генералу вдруг пришло в голову, что кентавры неплохо владеют луком, а также довольно сильно бьют передними ногами. Возможно, лук и стрелы не спасут от пистолетов и гранат, но огнестрельное оружие сейчас бездействует, так что тетива и деревяшки явно одержат победу, если дойдёт до битвы. Он попытался успокоить людей и разрядить напряжённую ситуацию.

- Мы приносим извинения, сэр, мы не хотели проявить неуважение, - начал он, надеясь успокоить сердитого кентавра. - Большой человек, Хагрид, как вы назвали его, принёс нашего друга из леса, и мы решили, что он навредит ему.

Фиренце прекрасно видел ложь.

- Теперь вы не уважаете меня, пытаясь обмануть, - со злостью выкрикнул он. – Положив человека на землю, Хагрид объяснил, что спас вашего товарища от демона. Вы знаете, что демоны делают с людьми? Они сжирают их тела и души. От человека ничего не остаётся, демон его полностью поглощает. Звёзды ясно говорят, что подобная участь хуже смерти. Этого человека не сожрали только благодаря Хагриду.

Пехотинцы вели себя очень тихо, опасаясь гнева кентавра, и не зная, как относиться к истории про демонов. Один за другим, они бросали взгляды на своего товарища.

А Фиренце продолжил:

- Хагрид, друг мой, ты в безопасности. Я прослежу, чтобы эти люди не причинили тебе вреда. Прощайте. – И бросив последний угрожающий взгляд на отряд магглов, кентавры вернулись в лес, а Хагрид направился к замку.

Солдаты наблюдали за Хагридом, интересуясь, как ему удастся пройти. Самое мощное оружие не смогло пробить барьер, о который, как о каменную стену, разбился один из «апачей». Как же гигант попадет в замок?

Вскоре к толпе наёмников, замершей на краю поляны, присоединился отряд бригадного генерала, тоже не сводивший глаз с великана. Со страхом они увидели, как воздух вокруг верзилы замерцал и словно раздвинулся, пропуская к замку, где его уже радостно встречали выродки, стоявшие у ворот.

Маги о чём-то посовещались, а затем один из них — старик с белоснежной бородой — удивительно лёгкой походкой направился в сторону солдат. По мере его приближения, многие почувствовали, как воздух вокруг сгущается, словно становясь упругим. Старик мгновение разглядывал людей, и, выделив из толпы человека с явной военной выправкой, решил обратиться к нему, как к начальнику.

- Добрый день, сэр, - вежливо поздоровался он. - Меня зовут Альбус Дамблдор, и я директор школы чародейства и волшебства Хогвартс. Я сожалею, что мы встретились при подобных обстоятельствах, но хочу заверить вас, что ваши попытки напасть на школу совершенно бессмысленны. У нас очень сильная защита. Вы изначально не должны были увидеть замок. Очевидно, кто-то помог вам, потому что только маги знают, где мы находимся, магглы, или люди не имеющие магических способностей, не могут найти это место. Защитный купол не виден, но уверяю вас, он достаточно силён, чтобы не пропустить врагов Хогвартса.

- Как же тогда тот гигант попал внутрь? -выкрикнул кто-то из толпы, озвучив вопрос, интересовавший многих.

Альбус ласково улыбнулся.

- Ах, да, Хагрид. Он наш профессор по уходу за магическими существами, а также хранитель ключей и земель в Хогвартсе. Полагаю, что он включён в защитные заклинания, как и я. Они его признали и пропустили.

Бригадный генерал спросил:

- Значит, это из-за чар наши орудия не стреляют, а машины заглохли?

Дамблдор снова просиял.

- Мы не хотим причинять вам вред, несмотря на ваши намерения. Защита замка абсолютно надёжна, но нас беспокоило, что вы сами можете пострадать. Мы произнесли специальное заклинание, из-за которого ваши боеприпасы не могут взрываться. Однако, мы не учли, что перестанут работать двигатели в ваших летающих машинах, кстати, позвольте выразить восхищение вашей техникой. Одна из машин сломалась от удара о щит, но как только мы поняли, что остальные тоже падают на землю, то с помощью магии подстраховали их, чтобы никто не пострадал.

Несмотря на успокаивающий голос Альбуса и примирительные слова, несколько вояк кинулись на него с кулаками, но врезались в щит и упали. Старый волшебник только покачал головой и отвернулся. А, уходя, добавил:

- Я с сожалением вынужден сообщить вам, что заклинания продержатся несколько дней, и вы не сможете вернуться домой на своих машинах.

В результате войско сэра Гарольда поплелось назад пешком. Бригадный генерал по рации связался с имением своего хозяина и велел нескольким автобусам ждать их в условленном месте. Через час пешего похода по пересечённому рельефу они достигли пункта встречи. По дороге каждый стремился рассказать свою собственную историю о сегодняшних приключениях, и к концу пути коллективное сознание армейцев переплавило реальные события, исказив их до неузнаваемости. А итоговый отчёт вообще существенно отличался от "сражения", которое наблюдали волшебники.



Давать жизнь, после смерти - грех! (с)

Сообщение отредактировал Эдель - Среда, 11.04.2012, 18:22
 
неканонДата: Среда, 11.04.2012, 23:43 | Сообщение # 190
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
спасибо за проду.
я, если честно, стала побаиваться размеров этого произведения. там конец то написан или ещё нет?)



когда придумаю что тут написать-напишу
 
ЭдельДата: Воскресенье, 15.04.2012, 12:54 | Сообщение # 191
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
неканон, ох если бы)) там пока только 135 глав, и это не конец)


Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
ЭдельДата: Воскресенье, 15.04.2012, 12:55 | Сообщение # 192
Ночной стрелок
Сообщений: 77
« 5 »
Перевод - VelgaW

Глава 53 (130) Исправление

Северус видел - Гарри до сих пор сердится на то, что оказался заперт в замке во время маггловского нападения. Зельевар, сидя в своём любимом кресле, читал журнал, время от времени поглядывая на мальчишку. Тот застыл на дальнем краю диванчика у камина, скрестив на груди руки и угрюмо насупившись. Северус надеялся, что вечер, проведённый с друзьями, поможет Гарри забыть обиду, но, к сожалению, его надежды не оправдались.

Обитатели Хогвартса могли бы вообще не заметить начала атаки. Уроки шли согласно расписанию, но, тем не менее, новость разлетелась по классам мгновенно. Викинги, по приказу Дамблдора, немедленно заблокировали двери кабинетов. Даже старшему Уизли разрешили выйти только после ожесточённого спора. Но все студенты, в том числе Гарри, и взрослые сыновья Артура оказались заперты в замке. Их смогли выручить только окна, зачарованные таким образом, что любое из них обеспечивало панорамный обзор. Волшебнику, желавшему что-то рассмотреть за пределами школы, нужно было только владеть соответствующим заклинанием. Поэтому огромная толпа студентов, включавшая Гарри с семейством Уизли, сгрудилась перед парадной дверью, стёкла в которой показывали им, что происходит на лужайке возле замка.

Когда директорская делегация закончила малоприятные переговоры с бригадным генералом и вернулась в замок, ликованию обитателей Хогвартса не было предела. Празднуя победу, ребята кинулись качать Дамблдора, в результате некоторым студентам он мог бы зачесть промежуточный экзамен по Чарам, хотя вообще-то Левиоса Максимус изучали только на продвинутом седьмом курсе. Маггловское оружие нисколько не повредило защите школы. Если бы у магов не возникло опасений, что магглы пострадают при атаке сами, они с лёгкостью могли проигнорировать этот инцидент.

Наконец, велев всем возвращаться к занятиям, директор с Хагридом, Минервой и Северусом отправился в свой кабинет.

Лесник умудрился выбрать самый хлипкий стул и уселся на него, забыв применить к себе чары половинного веса. Возникла небольшая заминка, во время которой волшебники помогали великану подняться с пола и чинили стул с помощью репаро, собрав предварительно обломки, разлетевшиеся по всей комнате.

Когда порядок был восстановлен, Альбус тяжело вздохнул.

- Без осложнений не обошлось, - начал он.

Минерва воскликнула:

- О чём вы, Альбус? Магглы ушли и вряд ли вернутся. При этом они практически не пострадали. Что же не так?

- Гм, ну... в общем... прфесср, - запинаясь ответил Хагрид, - с одним из них не всё ладно, ага. Парень, которого я принёс из леса, он там повстречался с глазу на глаз... с малюткой-демоном.

- Демоном? - всхлипнула Минерва, хватаясь за сердце. - Здесь, возле школы? - Казалось, она сейчас рухнет без чувств.

- Да он же просто кроха! Явился за компанию с тем верзилой, которого изгнал Невилл, - пояснил Хагрид, несколько уязвлённый её реакцией. - Бедняга так и жил там всё это время. Он совсем безвредный. Глянешь на него — дитё дитём. Боится всего, даже единорогов. Те его, канешн, обходят сторонкой, но вот пауки и кентавры задают жару. Я его шуганул, но парень, который там лежал, успел посмотреть на него. Мы-то с вами знаем, что в глаза демону пялиться нельзя, а он, канешн, не знал, да.

Северус, потрясённый не меньше МакГонагалл, и представить не мог, что чуть ли не на территории школы обитает такое кошмарное существо, а ещё у него в голове не укладывалась любовь лесника к монстрам — неважно из нашего они мира или нет. По сравнению с тем, как пылко он защищал демонёнка, его попытка завести дракончика теперь вообще казалась милой причудой.

Зельевар предполагал, что после этого Хагрида немедленно уволят, но директор, как всегда, был снисходителен к своему любимцу. Пробормотав: «Мы займёмся этим позже», он неопределённо кивнул.

- Я хотел сказать, - снова начал Дамблдор, - что Министерство получило сведения от маггловского правительства, объясняющие случившееся. Нападавшие оказались радикальной веткой антиколдовского движения. Магглы обещали отныне глаз не спускать с зачинщика сегодняшней вылазки. Атака не имела никакого отношения к британской политике, и у этих людей не останется никаких подтверждений того, что произошло.

Северус не удержался от язвительного комментария.

- Не считая, разумеется, того несчастного маггла, одержимого демоном. Я представляю, что творится сейчас в его голове.

Хагрид оскорблённо вскинулся, но Альбус не дал ему ничего сказать.

- Мы можем переместить их технику на лужайку возле маггловской дороги недалеко отсюда. Кстати, неплохая практика для выпускников, изучающих продвинутые Чары. Кажется, даже кое-кто из шестикурсников уже освоил Левиоса Максимус. Потом магглы смогут забрать своё имущество оттуда. Полагаю, что в решении проблемы захочет поучаствовать Артур, и я не стану запрещать ему это. - При упоминании Артура, Минерва насмешливо фыркнула, подтверждая подозрение Северуса, что тот появлению вертолётов радовался не меньше, чем рождению очередного сына.

- Думаю, на их дома и технику мы набросим чары изменения памяти, чтобы у магглов не осталось воспоминаний о сегодняшнем дне, - предложила МакГонагалл. - Сейчас новолуние, и впереди ожидается несколько облачных ночей. Мы могли бы незаметно подлететь к их лагерю на мётлах.

Северус поддержал её.

- Превосходная идея. Кто займётся этим?

- Уверен, что в добровольцах недостатка не будет, но прошу держать всё в тайне. Я направлю вам в помощь кого-нибудь из членов Ордена, - ответил Альбус.

Сцепив пальцы и откинувшись в кресле, старик взирал на собеседников из-за очков-половинок.

- Чем меньше людей будет знать об этом, тем лучше. Я не стану сообщать в Министерство некоторые подробности, учитывая, что атака захлебнулась, едва начавшись, да и магглы почти не пострадали. Но я не хочу, чтобы в будущем у них или у нас возникли проблемы. Поэтому в Министерстве придётся намекнуть, что психика одного из магглов не выдержала, и, приблизившись к замку, тот начал видеть галлюцинации.

- Я уже сталкивался с подобной проблемой, поэтому мог бы проконсультировать целителей, - предложил Северус.

- Ты предлагаешь лечить его в Св. Мунго или министерском госпитале? - уточнил Альбус, задумчиво поглаживая бороду. - Думаю, не стоит. Они обязаны отчитываться о всех подобных случаях. Может быть, ты сам поможешь этому человеку?

Конечно, Северус был категорически не согласен, но директор настаивал:

- Здесь не нужны познания в колдомедицине, гораздо важнее твои навыки работы с разумом. Кто ещё справится лучше, чем ты? Смотри, пока мы будем зачаровывать поместье, вы с Хагридом найдёте маггла, которого он спас от демона, ты сделаешь, что должен, а потом мы все вместе возвратимся в замок. Никто из них не вспомнит, что побывал здесь, ни у кого не останется даже смутных подозрений.

Вот поэтому сейчас, глядя на разобиженного несправедливостью Гарри, Северус считал, что если уж и должен кто-то в этой гостиной дуться, то это именно он, а не подросток, лишённый развлечения. Подумав об этом, зельевар раздражённо вздохнул, чем привлёк внимание мальчишки.

Тот украдкой взглянул на Снейпа.

- Ты чем-то расстроен? - Гарри задал этот вопрос, не потому что его это действительно беспокоило, а потому что муж поймал его взгляд и мог обидеться, если не поинтересоваться.

Вообще-то Северус и сам не ожидал, что вздох получится таким... громким. Ну, по крайней мере, он так считал. Но, так или иначе, Гарри его заметил, и теперь придётся отвечать на вопрос.

- К твоему сведению, - начал он, - сегодня не всё прошло гладко. Твой приятель Хагрид сказал, что один из магглов мог тронуться умом.

Гриффиндорец не слишком удивился, что кто-то пострадал, когда те вертолёты стали падать вниз. Разве волшебники не понимали, что такая катастрофа, даже под их контролем — серьёзное испытание для психики людей? А ещё он заметил, что всякий раз, говоря о его «приятелях», Северус придаёт этому слову обидный оттенок. Пристально глядя на мужа, он ждал продолжения.

- Директор хочет сохранить это маленькое недоразумение в тайне, так как на нас напала банда одного безумца, и ко всем магглам это не относится. Поэтому он не станет просить помощи у Министерства или целителей, которые обязаны сообщать обо всех подобных случаях... в соответствующий Департамент.

- И о чём же они могут сообщить? - холодно поинтересовался Гарри.

- Сегодня стало известно, что весной в Хогсмид на зов Пожирателей Смерти явились два демона, а не один. Крупного изгнал Лонгботтом, но, оказывается, был второй. Он испугался и спрятался в Запретном лесу. И там напал на человека, который, убегая, растянулся, подвернув ногу. Когда Хагрид отогнал демона, маггл уже был без сознания. И, вероятно... в общем...

Северус считал, что Гарри не стоит напоминать о последствиях контакта с порождением Тьмы. Даже такой влиятельный волшебник, как он, пострадал от Старшего Демона. А маггл был совершенно беззащитен, пусть и против демонёнка. И последствия, скорее всего, ужасны. Маги понимающе переглянулись.

- Ты можешь избавить его от кошмаров? - спросил Гарри. Он всё ещё помнил, как сам бродил словно в тумане, пока Северус не удалил осторожно смертоносную черноту, затопившую его разум после столкновения с демоном.

А Снейп в этот момент понял, что не объяснил мальчику, насколько вообще-то болезненна и опасна подобная процедура. Ведь для любимого он выбрал самый аккуратный и щадящий способ. За годы службы на Тёмной стороне... точнее — Волдеморту — ему неоднократно приходилось перекраивать воспоминания магглов и магов. И он знал, как сделать это эффективно и надёжно, но при этом человек, разум которого подвергался экзекуции, неимоверно страдал.

- Не знаю, что из этого выйдет. Я же не могу во время ночной вылазки тащить с собой думосброс. А даже если бы притащил, у пострадавшего нет магии, нет палочки, без которых кошмар не всплывёт из глубины сознания, - начал объяснять он, улыбнувшись реакции Гарри на упоминание «ночной вылазки». - Ближайшей безлунной ночью Альбус планирует послать в усадьбу Бэквиза группу из нескольких волшебников, которые набросят чары изменения памяти на технику и двери жилья, чтобы магглы навсегда забыли о сегодняшней атаке. А я с твоим приятелем в это время должен буду отыскать несчастного, после чего мне придётся войти в его разум и разрушить сгусток тьмы. Для пострадавшего это будет довольно болезненно. Но я думаю, что если перед процедурой влить в маггла специальное зелье, он ничего не почувствует ни во время операции, ни потом, если боль вернётся. По словам Хагрида, демон - «кроха, просто дитя», поэтому, я надеюсь, что особого сопротивления он мне не окажет.

План вылазки немного успокоил Гарри, а услышав слова лесника о чудовище, он насмешливо фыркнул.

- Хагрид жалеет его, да?

- Именно. А директор ему, как обычно, потакает, - замечание Северуса сочилось ядом.

Гарри улыбнулся.

- Ты же знаешь Хагрида. Я ещё не видел твари, несимпатичной ему. Демон подружился с его взрывастыми драклами?

- Нет, он, похоже, очень робкий, боится даже единорогов. Но, по-моему, директор уже изгнал этого монстра.

Откинув голову и прикрыв глаза, Гарри несколько секунд молчал. А когда он вновь сел ровно и обратился к Северусу, голос его был необычно спокойным.

- Знаешь, сегодня в какой-то момент мне показалось, что там был Он, и это — наше решающее сражение. Я был в ярости, оказавшись запертым в школе, - тихо произнёс юный маг.

Северус вздохнул. Он должен сказать Гарри, хотя это знание непонятно ему самому.

- Предстоит три битвы, и ты будешь участвовать лишь в последней. Не раньше. Понимаешь?

Услышав его слова, мальчик стремительно обернулся. Его всю жизнь сопровождали предсказания и пророчества, одна только профессор Трелони чего стоила. Но в голосе Северуса слышалась странная убеждённость, которой не было у неё, даже когда ей открывалась истина. Хотя Снейп говорил, как всегда, а голос предсказательницы в такие моменты приобретал потустороннее звучание.

Озадаченно посмотрев на мужа, гриффиндорец спросил:

- С чего ты взял? - Подобные речи были совершенно несвойственны этому человеку.

- Я и сам не знаю. Просто чувствую, на грани уверенности, что сражений будет несколько, и сегодня произошло первое. Твоё присутствие очень важно для третьего, заключительного, и ты не можешь участвовать сейчас. Мы не имеем права рисковать тобой, - ответил Северус, и казалось, что его удивляют собственные слова.

И пока он соображал, почему и зачем говорит всё это, на лице его отражалась внутренняя борьба, не укрывшаяся от Гарри.

- А что будет со всей этой кучей маггловской техники, валяющейся возле леса? - спросил парень, чтобы сгладить неловкий момент.

- Думаю, следующую пару дней студенты, занимающиеся Чарами по углублённой программе, под охраной викингов будут уменьшать размер машин, их вес и практиковаться в Левиоса Максимус. Технику переместят на поляну возле маггловского шоссе и снова увеличат до нормального состояния. Кроме того, на всём будут чары изменения памяти, поэтому никто даже не задумается, как машины там оказались.

Гарри услышал незнакомое название и уточнил:

- Что такое Левиоса Максимус? Это как-то связано с Вингардиум Левиоса?

Его вопрос заставил Северуса вспомнить события прошлого года. Подумать только — прошёл всего год! Он покачал головой.

- Да, это версии одного заклинания левитации. Большинство магов считает, что Вингардиум Левиоса имеет ограничение по весу поднимаемого объекта. То есть, даже самый могущественный волшебник не может поднять с его помощью предмет тяжелее себя самого. Для таких случаев используется Левиоса Максимус, не имеющее подобных ограничений. Работа этого заклинания зависит только от магической мощи человека.

Слово «большинство» в объяснении Северуса привлекло внимание Гарри, и, увидев его замешательство, зельевар продолжил:

- В прошлом году, в Уинтерленде, услышав, что ты поднял каменную глыбу с помощью Вингардиум Левиоса, мы с Ремусом Люпином были потрясены. Сам факт перемещения огромного камня поражал, но в тот момент нам и в голову не пришло, что подобный объект кто-то решит двигать простым заклинанием. Мы забыли, что ты учишься на шестом курсе, и ещё не изучал Левиоса Максимус. Я, например, решил, что ты, при помощи мисс Грейнджер, разучил какую-то древнюю, забытую магами формулу.

При упоминании о Гермионе Гарри улыбнулся.

- Значит, я всё сделал неправильно? Нужно было использовать другое заклинание?

- Когда ты сказал, что поднял монолит, мы просто поверили тебе. И не собирались ничего разъяснять, чтобы не разубедить в собственных силах. А вообще-то, ту глыбу вряд ли кто-то, кроме тебя, смог бы сдвинуть с места, причём любым заклинанием. Зато теперь, когда вы начнёте изучать Максимус, тебе будет легче, чем остальным.

Снейп поднялся и потянул Гарри за руку, заставляя встать.

- Иди, приготовь хорошую горячую ванну у камина в спальне. Думаю, перед сном нам нужно немного расслабиться, - предложил он.

Не прошло и пятнадцати минут, как Северус, обнимая Гарри, уже лежал в глубокой ванне. Полная приятной горячей воды, та стояла на чугунных львиных лапах прямо посреди комнаты. В полумраке мерцали свечи в настенных канделябрах, а от пылающего камина струилось мягкое золотистое тепло. Парень вытянулся, положив голову на плечо мужа. Это было настоящее блаженство.

Через некоторое время Гарри довольно вздохнул.

- Ты знаешь, я удивляюсь, почему ванны всегда ставят исключительно в ванных комнатах? Так же гораздо лучше. Просторно, можно любоваться огнём, а не пялиться на кафельную плитку и трубы.

Северус фыркнул, поражаясь неожиданным поворотам гриффиндорской мысли.

- Полагаю, это вызвано необходимостью приблизить ванну к инженерным коммуникациям.

- Для магглов - верно, согласен, - признал Гарри. - Или, если ванна здоровая, как у префектов на пятом этаже. Но такая, как наша? Почему бы тогда не поставить её напротив стены ванной, если уж говорить о близости к трубам?

- Мне нравится твой ход мысли. И идея принимать ванну перед горящим камином. Но как ты смотришь на то, чтобы расположить камин в ванной, а? - сказал Северус.

Гарри повернулся и, коснувшись кончиком носа уголка губ мужа, провёл им по его подбородку, шее, пока не уткнулся в ямку над ключицей.

- Мммм... в нём дрова отсыреют.

Северус терял остатки самоконтроля, когда Гарри касался носом этого нежного местечка, и мальчишка прекрасно об этом знал. Нечестный приём помешал зельевару развить свою мысль и добавить, что волшебники могли бы защитить поленья от сырости особыми чарами. Поэтому рассуждения парочки на этом закончились, и после долгого, глубокого, страстного поцелуя вечер плавно перешёл в нежную и жаркую ночь.

********

Наутро, за завтраком студенты с повышенным вниманием листали свежие номера «Ежедневного пророка», но не находили того, что их так интересовало. О вчерашнем инциденте в газете не было ни слова. Учитывая, что магическая пресса не пропускала ни одной сенсации, её упорное молчание по поводу нападения банды магглов на главную волшебную школу Англии выглядело очень странно.

За гриффиндорским столом заметно прибавилось рыжих голов — семья Уизли в полном составе собралась ко дню рождения самого младшего брата. После завтрака близнецы собирались вернуться в свой магазин по каминной сети, а Перси пора было отправляться в Министерство. Чарли соскучился по Драко, братьям и сестрёнке; например, с Биллом он не виделся почти год. В окружении шумной рыжей толпы Гарри, Гермионе и Драко с трудом удавалось расслышать друг друга.

А Гарри не терпелось обсудить с подругой странное «предсказание» Северуса, которое он услышал накануне. Похоже, что утром им поговорить уже не удастся, но он надеялся улучить время за обедом или во время общих занятий вечером.

Гул разговоров, наполнявший Большой зал, был прерван директором. Дамблдор встал за кафедру, и статуэтка совы на ней распахнула крылья, сурово уставившись на заболтавшихся студентов. В считанные секунды воцарилась абсолютная тишина.

- Всем доброе утро! - раздалось бодрое директорское приветствие. - Я вас долго не задержу, чтобы вы не опоздали на первый урок. Но мне необходимо известить вас о небольшом изменении в учебном плане, касающемся сегодняшнего курса Чар. Дело в том, что магглы, заблудившиеся у замка, бросили здесь свои машины, и нам надо переместить технику на лужайку возле маггловского шоссе недалеко отсюда. Это отличная возможность для вас попрактиковаться в чарах уменьшения веса, сокращения размера и заклинаниях левитации! Поэтому на урок Чар приходите в уличных мантиях и собирайтесь не в классе, а в вестибюле. Всем спасибо. Хорошего дня!

Старик вернулся на своё место, а зал снова наполнился гулом голосов.

Украдкой взглянув на преподавательский стол, Гарри увидел недовольную мину на лице Северуса. Тот не упоминал, как именно директор собирался объяснить возникшую проблему, вероятно, надеясь, что тот передумает или изобретёт что-то получше.

В Хогвартсе было полно магглорождённых, которые сразу же узнали военную технику и растрезвонили об этом по всей школе. Неужели директор не понимает, что они расскажут обо всём дома, и тогда уже точно ничего не скроешь? Вооружённые до зубов магглы, заблудившиеся в горах? Нет, это никуда не годится.

После директорского выступления Фред и Джордж переглянулись и закатили глаза.

- Они были слишком воинственными...

- ... для обычных туристов.

Но тут подал голос Драко.

- А я считаю, что директор с лёгкостью замнёт это происшествие.

По его интонации было нетрудно понять, что, будучи Малфоем, он не слишком рад этому, поскольку чудаковатый старик ему не нравился. Ошеломлённые его заявлением гриффиндорцы ждали объяснений.

- Смотрите, - продолжил парень менторским тоном, - никто из чистокровных не понял, что за машины появились вчера. Их заинтересовали летательные аппараты. Эти штуки испускали какие-то вспышки? Да на них и внимания почти не обратили. Какие-то люди ехали внутри машин, а рядом шли их друзья, которые что-то несли. Магглы постоянно делают что-то странное на наш взгляд, и мало кто понял их истинные намерения.

Драко перевёл дух, наслаждаясь вниманием соседей по столу, а те даже вытянули шеи, чтобы не пропустить ни слова.

- Да и в любом случае вспыхнет скандал, если кто-то задумается, а как вообще они смогли увидеть замок? Считается, что он надёжно скрыт от магглов, пока они не знают, что искать.

Удивляясь проницательности подростка, Билл заметил:

- Но почему ты считаешь, что в редакции «Ежедневного Пророка» тоже ничего не понимают? Тебе не кажется, что они могли бы развить эту тему? - он прекрасно знал, как сильно пресса обожает смаковать новости, способные взбудоражить Волшебный мир.

Драко отмахнулся.

- Сомневаюсь, что они заинтересуются. Никто из обитателей замка ничего толком не слышал и не знает. Мы лишь видели, что магглы приблизились к границе магической защиты замка, начавшей искрить. Заметив, что одна из машин упала с неба, Дамблдор с несколькими преподавателями вышел, чтобы выяснить, что происходит. После чего вернулся и объяснил, что группа магглов заблудилась в окрестностях Хогвартса. Единственные среди нас, кто понял, что это была военная техника, - магглорождённые или воспитанные магглами, - добавил Драко, покосившись на Гарри.

Первой, к чему он клонит, сообразила Гермиона.

- Ты намекаешь, что у нас нет никаких доказательств атаки? - уточнила она.

Драко неохотно кивнул.

- У подавляющего большинства. Во-первых, только родители-волшебники могут связаться с редакцией «Пророка». Если их дети начнут рассказывать, что на школу напали, они, разумеется, начнут задавать вопросы. После чего выяснится, что это их отпрыски повторяют со слов магглорождённых или воспитанных магглами одноклассников. Любой родитель-маг тысячу раз подумает, прежде чем идти с подобным сообщением в газету. Во-вторых, даже если кто-то из них пойдёт в «Пророк», журналисты захотят взять интервью у нашего директора, и, уверяю вас, его версии поверят больше, чем сплетням магглорождённых.

Было видно, что Гермиона начинает закипать, улавливая в словах слизеринца оскорбительный для себя подтекст.

Гарри был вынужден вмешаться.

- Но может случиться так, что «Пророк» не захочет упустить отличную возможность насолить профессору Дамблдору. Ведь в прошлом такое уже происходило.

- О, тогда они писали эту чушь по заказу Министерства, - моментально парировал Драко. - Параноик Фадж опасался Дамблдора и пытался через прессу навязать людям свою точку зрения. Я слышал это непосредственно от главного редактора «Ежедневного Пророка», которого мои родители часто приглашали на обед. Он — не признаёт никого, кроме чистокровных магов, хотя и не собирается это афишировать. Но со мной — откровенен и не скрывает своих мыслей.

Первым опомнился Рон. Заметив, что Большой зал почти опустел, он воскликнул:

- Нам же пора бежать! Первый урок — Чары, а ещё мантии захватить надо.

Выразительно взглянув на него, Гермиона взмахнула палочкой и произнесла: «Акцио, мантия Гермионы Грейнджер». Смутившись, Рон и Гарри последовали её примеру. Поймав прилетевшие через несколько минут вещи, они поспешили к выходу.

********

Атмосфера за обедом была более спокойной.

Студентам, отправившимся на практический урок Чар, завидовала вся школа. В сопровождении небольшого отряда викингов, ребята вместе с маленьким профессором Флитвиком вышли за пределы защиты замка. Выстроив перед собой седьмой курс гриффиндорцев и слизеринцев, преподаватель объяснил основы заклинания Левиоса Максимус, а затем класс начал отрабатывать полученные знания на практике. Большинство юных магов быстро справились с заданием и встали в пару к тем, кто нуждался в помощи. Таким образом, к концу урока все маггловские машины, в том числе и вертолёты, были построены ровными рядами, чтобы на следующей лекции стать учебными пособиями для других студентов.

Шестикурсники Равенкло и Хаффлпафа применили чары уменьшения, пройденные ещё в прошлом году, чтобы превратить танки и армейские джипы в подобие детских игрушек. Пришедшие вслед за ними равенкловцы и слизеринцы с четвёртого курса уменьшили вес этих моделек, после чего Хагрид сгрёб технику в охапку и свалил в садовую тачку. Только разбившийся вертолёт конфисковал, засунув в карман, Артур Уизли, бормоча, что магглам эти обломки всё равно не нужны.

Закрепляя навык Левиоса Максимус, Гермиона заметила, что среди машин не оказалось никаких боеприпасов или стрелкового оружия — вероятно, учителя заранее удалили всё, что могло таить в себе опасность. И, надо сказать, что она была права.

Возле хижины Хагрида стояла вторая тачка, полная зачарованного оружия и взрывчатки, замаскированных особым заклинанием под драконий навоз.

Великан вместе с профессором МакГонагалл и викингами собирались во второй половине дня отвезти маггловский хлам на лужайку возле шоссе. Там Минерва должна была вернуть вещам первоначальный вид, набросив на них заклинание изменения памяти и временной невидимости. А на следующее утро магглы могли бы благополучно забрать своё имущество и забыть обо всём, что случилось.

Ближе к вечеру у Гарри появилась возможность посекретничать с Гермионой. Подруга внимательно просматривала толстую стопку записей, работая над своей статьёй.

- Как дела, Миона? - поинтересовался Гарри, присаживаясь за гриффиндорский стол напротив неё.

- Как я и думала, - немного грустно сказала Гермиона. - Редактор похвалил мою работу, но заметил, что читатели захотят увидеть больше фактов. Это печально. Я и так привела довольно много доказательств, но им нужно ещё и ещё.

Гарри сочувственно кивнул.

- Я хочу рассказать тебе кое-что, и, возможно, эта информация пригодится тебе для исследования.

В глазах девушки вспыхнула надежда.

- Просто я услышал от Северуса нечто странное, - начал Гарри, в глубине души опасаясь, что напрасно отнимает её время. - Вчера вечером я пытался дать понять ему, что пережил, когда думал, что началась война, а директор запер меня в школе. И он ответил, что уверен — сражений будет три, и мне предстоит участвовать лишь в последнем. Он не мог объяснить, откуда ему это известно, но ни капли не сомневался.

Новость не произвела на Гермиону большого впечатления.

- Ты и раньше слышал пророчества. Чем вчерашнее отличалось от них?

Поттер улыбнулся.

- Ну, когда вещала профессор Трелони, она делала это замогильным голосом. А Северус говорил совершенно нормально.

Рассмеявшись при упоминании единственной преподавательницы в Хогвартсе, которую она считала мошенницей и неумехой, Гермиона добавила:

- Очень на это надеюсь.

Гарри снова занялся своим эссе по Зельям, а Гермиона продолжила изучать документы, полученные этим утром от Кингсли. Было бы здорово, окажись, что погибший в Министерстве убийца обладал каким-то особым магическим талантом, проявившимся впоследствии у её друга, но в отчётах об этом не говорилось ни слова. Девушка с сожалением вздохнула и, отложив бумаги в сторону, тоже принялась писать эссе по Зельям.

********

Было два часа ночи, когда Северус, Альбус, Аластор, Кингсли и Хагрид встретились у входа в Большой зал.

- Кингсли, у вас есть маггловская карта, и вы уже знакомы с местностью, - сказал директор.

Темнокожий маг подтвердил:

- Да, я получил карту и даже облетел территорию усадьбы и убедился, что у нас не возникнет проблем с задуманным. Поместье имеет огромную площадь и расположено очень уединённо. В южной части этого землевладения стоит палаточный лагерь, в котором живёт большая часть тех людей. Сам хозяин обитает в огромном замке. Периметр прекрасно защищён маггловской системой безопасности и обнесён кирпичной оградой, которую патрулируют охранники с собаками. И поскольку сэр Гарольд проживает отдельно от своей армии, нам придётся работать на двух удалённых друг от друга объектах.

Альбус улыбнулся.

- Ничего, мы справимся. Если они и опасаются атаки, то никак не с воздуха, и не готовы к нашему прилёту на мётлах. А нам нужно найти только одного маггла, того, что посмотрел в глаза демону. В остальных случаях мы лишь зачаруем двери. Пусть не сразу, но уже через пару дней людям придётся воспользоваться входами и выходами в их жилищах, и после этого они полностью забудут о посещении Хогвартса.

Моуди объяснил план вылазки.

- Хагрид и Северус отправятся в палаточный лагерь и отыщут там пострадавшего парня. Думаю, Северус знает, что делать с теми, кто вздумает мешать?

Зельевар кивнул.

- Разумеется.

Грозный Глаз продолжал:

- В это же время Кингсли, Альбус и я набрасываем конфундус и временные чары изменения памяти на пологи палаток. Первые два дня они будут воздействовать на людей, заставляя их забыть недавнее происшествие и делая воспоминания о последних неделях весьма расплывчатыми. Потом делаем то же с хозяйским домом.

Сияя, Альбус похлопал себя по карману.

- А у меня есть для сэра Гарольда письмо, в котором говорится, что его люди забыли забрать свои машины после экскурсии, и указано нынешнее местонахождение техники. Послание зачаровано так, словно отпечатано на маггловской машинке. По-моему, вышло неплохо.

Пятеро волшебников вышли из замка, где их уже ждал магический транспорт. Северус и Кингсли собирались лететь на обычных мётлах, Моуди — на байке, сделанном специально под его заказ, а Хагрид — на своём заколдованном мотоцикле с коляской, в которой должен был ехать директор. После короткого спора Аластор настоял, что Дамблдора повезёт он, и всучил леснику свой байк, прорычав, что великан проклянёт день, когда родился, если угробит его «железного коня».

А уже через полчаса небольшой отряд во главе с Кингсли подлетел к усадьбе сэра Гарольда. Сделав круг, они приземлились возле лагеря. Трое волшебников принялись зачаровывать маггловские палатки, а Хагрид и Северус отправились искать пострадавшего.

Снейп уменьшил мётлы и убрал в карман, потом прикрыл себя и великана щитом, чтобы не попасть под заклятие изменения памяти, если им придётся заглядывать в уже обработанные палатки. Если бы он пошёл один, то вообще ничем бы не выдал себя — годы службы Тёмному Лорду и работа деканом Слизерина многому его научили. Но лесник в этом плане был просто ужасен. После того как Северус пригрозил пустить его на ингредиенты для зелий, он перестал громогласно шмыгать носом и трепаться, но всё равно был ужасно неуклюж, и его сопровождал треск веток и сучьев под ногами, а также шум от раздавленных маггловских вещей, валявшихся вокруг.

Из-за этого уже у третьей палатки Северусу пришлось обездвижить петрификусом троих охранников и усмирить псов. К счастью, мужчины не заметили мага, а, значит, их память не нужно будет лишний раз править.

Одержимый, мечущийся на постели, обнаружился в четвёртой палатке. Рядом никого не было, вероятно, здесь находилось что-то вроде лазарета, или же люди просто устали слушать его крики во время приснившегося кошмара. На всякий случай Снейп велел леснику охранять вход и предупредить его, если кто-то появится.

Раньше Северусу неоднократно доводилось вторгаться в разум беззащитных магглов, но тогда окружающие не имели ничего против их воплей и даже наслаждались ими. Теперь же он влил в горло маггла крепкое сонное зелье, чтобы тот не издавал ни звука. Заглушающие чары он применить не решился, так как не был уверен, что процедуре уничтожения сгустка тьмы не помешает дополнительное волшебство. Убедившись, что пострадавший ничего не чувствует, он нацелил кончик палочки ему на лоб и вторгся в его сознание.

В голове этого молодого раздолбая царил полный хаос. Лишь через несколько минут Северусу удалось обнаружить среди обрывочных образов подобие структурированных мыслей, пытающихся блокировать некий процесс. Нечто подобное он наблюдал и в разуме Гарри. С тем отличием, что рассудок маггла проигрывал в борьбе с тьмой. Да, работа предстояла тяжёлая и кропотливая. Требовалось сначала упорядочить мысли парня, а потом уничтожить чёрный сгусток, не забывая закрывать своё сознание, поскольку тьма сопротивлялась. Прошёл час. По лицу Северуса текли крупные капли пота, он прерывисто дышал, но ему всё же удалось изолировать тёмное облако и уничтожить его заклинанием.

На мгновение отступив, волшебник перевёл дух и вновь погрузился в чужой разум, чтобы убедиться в полном отсутствии черноты. Когда всё было закончено, он погрузил маггла в целительный сон, длящийся сутки, и увеличил мётлы, чтобы им с Хагридом было на чём вернуться в Хогвартс. Конечно, приятелям парня придётся поволноваться, но зато на следующий день тот проснётся совершенно здоровым.

Уже под утро, доложив об успешно выполненном задании Альбусу, ждавшему их у входа в школу, Северус, сдерживая зевоту, отправился домой в подземелья. Войдя в комнату, он мысленно рассуждал, что лучше — раздеться и рухнуть в постель, чтобы часок поспать, или же велеть эльфам принести чай и использовать этот час для проверки домашних заданий. Но его размышления были прерваны голосом Гарри:

- Северус, это ты? Где ты был?

Зельевар как раз вешал мантию на вешалку в прихожей, когда мальчишка, зябко кутаясь в покрывало — в комнатах было довольно прохладно — вошёл в гостиную. Увидев мантию в руках мужа, Гарри сам ответил на свой вопрос:

- Ты был у магглов? Как всё прошло?

Северус тяжело вздохнул.

- Мы с твоим приятелем Хагридом нашли того парнишку, попавшегося демону, и я уничтожил черноту. На это ушёл час, поэтому остальные вернулись раньше.

По пристальному взгляду Гарри он понял, что придётся рассказывать в подробностях.

- Никто не пострадал. Пока я работал с ним, маггл крепко спал и проспит ещё сутки, пока совсем не поправится. Он не будет страдать от боли. Альбус, Кингсли и Аластор зачаровали на изменение памяти все пологи палаток и двери в имении, так что люди забудут случившееся в течение пары дней, да и несколько предыдущих недель будут помнить довольно смутно. А Хогвартс совсем сотрётся из их воспоминаний.

Подойдя к смертельно уставшему мужу, Гарри крепко обнял его и прижался лицом, вдыхая любимый запах. Северус стиснул его в ответном объятии, а потом рассеянно провёл пальцами по неизменно растрёпанным вихрам гриффиндорца, осознав, наконец, что тяжёлый день подошёл к концу, и все проблемы удалось решить.

Ощутив его прикосновение, Гарри поднял голову и улыбнулся.

- Да, я забыл тебе сказать. Вечером я виделся с мистером и миссис Уизли. Они решили назвать своего малыша Гарри и просят меня стать крёстным отцом!



Давать жизнь, после смерти - грех! (с)
 
marisaДата: Воскресенье, 15.04.2012, 14:28 | Сообщение # 193
Снежная Девушка
Сообщений: 242
« 70 »
Эдель,
спасибо большое,но вот у меня сомнения есть ли у этого произведение конец......



Америка спрашивает у Англии:
- Слушай, а чего Брагинский такой злобный по жизни?
- Потому что он - тревожноотвественный депрессированный параноикоэпилептоидный шизоидоистероид, с ярковыраженной перверзией к пессимизму, – ответил Англия вконец осоловевшему Альфреду.
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 15.04.2012, 16:08 | Сообщение # 194
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 180 »
Спасибо за продочку)


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Brad_CrawfordДата: Понедельник, 16.04.2012, 22:40 | Сообщение # 195
Подросток
Сообщений: 3
« 0 »
О ками сама, это новая Санта Барбара? surprised Яконечно же не против, но всё равно, такие размеры малость пугают.
Спасибо за продолжение cool



 
TakikuДата: Суббота, 28.04.2012, 00:11 | Сообщение # 196
Подросток
Сообщений: 11
« 0 »
Ого, нифига себе заглянула обновление посмотреть... и радостно, и страшновато даже... но лучше так, чем никак) спасибо огромное!
 
@nnushkaДата: Среда, 23.05.2012, 19:40 | Сообщение # 197
Посвященный
Сообщений: 35
« 0 »
просто огромное спасибо всем- и автору и переводчикам за столь огромный труд! Читать одно удовольствие! cool
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 09:59 | Сообщение # 198
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод - VelgaW

Глава 54 (131) Крёстные отцы

"Да, я забыл тебе сказать. Вечером я виделся с мистером и миссис Уизли. Они решили назвать своего малыша Гарри и просят меня стать крёстным отцом!"
Сердце Северуса пропустило удар. Вообще-то он был не слишком удивлён, зная этих людей. Одному Мерлину известно, скольких мальчиков в Волшебном мире нарекли Гарри за последние годы, а не так давно резко увеличилось количество Гарриетт. По крайней мере, предложение Уизли исходило от чистого сердца.
Но быть волшебником-крёстным не так-то просто – это звание налагало на человека определённые обязательства. И Северус сомневался, что полукровка-Поттер догадывается об этом, хотя это был уже другой вопрос. Он уже давно намеревался обсудить с Гарри эту тему, но всё откладывал. По традиции крёстным в Волшебном мире мог стать лишь взрослый состоявшийся маг, и Снейп считал, что у них ещё будет время поговорить об этом. Конечно, женившись, Гарри уже получал статус взрослого и частичные права, и зельевар полагал, что брак не будет осуществлён до того, как мальчик окончит школу. А вышло иначе.
Весь сон сразу как рукой сняло. Теперь им придётся обсудить возникшую проблему.
- Гарри – это огромная честь. Но, давай присядем и поговорим, что это значит для тебя, - предложил Северус.
Глядя на мужа, он заметил его смятение, возникшее, когда тот осознал, что, кажется, упустил ещё один важный аспект жизни волшебников, прожив в этом мире почти семь лет.
Снейп покачал головой.
- Успокойся, Гарри, всё в порядке. Как я понимаю, ты согласился? – он усадил парня на диван, а сам занял любимое кресло, чтобы не действовать на нервы взволнованному гриффиндорцу. Тот утвердительно кивнул. - Дело в том, что в Волшебном мире крёстный обязан взять на себя заботы о ребёнке, если с его родителями что-то случится. Поэтому, как правило, им становится взрослый самостоятельный человек. И я полагал, что эта проблема тебя не коснётся, пока ты учишься в школе. Но, вступив в брак, ты, несмотря на свой возраст, получил права взрослого уже в прошлом году, и, считается, что можешь принять на себя подобные обязательства.
Гарри вспыхнул.
- Разумеется, я их приму и выполню! Уизли мне как родные, - проворчал он.
Северус ничего не стал говорить о гриффиндорской бесшабашности и жажде быть в ответе за всё вокруг. Вместо этого он попытался урезонить начавшего злиться мальчишку.
- Я и не думал, что ты не сдержишь данное обещание, - начал зельевар, и Гарри немного успокоился. – Тем более, что эти обязательства легли бы на нас обоих. И я ничего не имею против этой семьи. Скорее, я бы не одобрил чьё-то другое предложение. Но они тебе очень близки, поэтому я с удовольствием поддержу твоё решение.
По-видимому, Гарри ждал чего угодно, только не этих слов.
- Так в чём проблема?
Северус откинулся в кресле.
- Директор и Хикори Макфарлен из Министерства весь предыдущий год отклоняли подобные запросы. Их было очень много. Когда мы поженились, и потом – когда ты стал Королём Уинтерленда и всего Волшебного мира, люди постоянно присылали тебе подарки и поздравления, желая сблизиться с тобой. А пригласить тебя в крёстные – самая беспроигрышная возможность стать ближе. Недавно Альбус упомянул, что таких запросов было более трёхсот.
Услышав о количестве желающих породниться с ним, Гарри был ошарашен, и Северус едва не рассмеялся, глядя на него.
- Триста… Я их даже не знаю… - пробормотал растерянный Поттер.
- Знаешь ты их или нет – неважно. Им просто хочется возвыситься над другими, хвастаясь дружбой с тобой, - заметил Северус, но поняв, что Гарри это неприятно, поспешил объяснить, - я сам знаю кое-кого, имеющего более полусотни крестников. Для меня это дико, но некоторые ничего не имеют против. Как правило, все дети благополучно вырастают в собственных семьях, и крёстный отделывается подарками к праздникам. Но если бы ты принял все те приглашения, мы бы разорились на серебряных ложечках и сувенирах – Гринготтсу пришлось бы открыть отдельную мастерскую по их изготовлению. И ты представь, что было бы, если бы тебе пришлось всерьёз заботиться о крестниках.
Гарри потрясённо смотрел на него.
- Разумеется, я бы не стал принимать абсолютно все приглашения, неважно – от знакомых людей или нет. Но неужели им самим хочется доверить своих детей совершенно чужому человеку?
Северус пожал плечами.
- Для большинства ты – не чужой, по крайней мере, они так считают.
Гарри опустил голову. Он помнил свою первую встречу с огромной семьёй Северуса в Брайарвуд Холле, и то, как они все заблуждались на его счёт, начитавшись газетных сплетен. Ему это казалось абсурдом, но родичи считали, что им известно о нём всё.
Северус продолжал:
- Но, как я уже сказал, Уизли позвали тебя в крёстные от чистого сердца. Думаю, ты ещё не раз получишь от них приглашение, когда многочисленные отпрыски Артура и Молли начнут создавать свои семьи, да и от остальных одноклассников тоже. Не только от гриффиндорцев, и не только твоих ровесников. А также от их близких. И если ты согласишься стать крёстным один раз, остальные начнут одолевать тебя с удвоенной энергией.
Гарри закусил губу. В Волшебном мире было столько правил на все случаи жизни – вероятно, предусмотрена и такая ситуация. Поэтому он спросил:
- А как я могу отказаться, не нажив себе кровных врагов?
Северусу понравилась его формулировка.
- Я уже говорил, директор и мистер Макфарлен, служащий в министерском Департаменте по делам VIP-персон, несколько сотен раз отклоняли от твоего имени подобные запросы. Обычно отвечают, что получить подобное приглашение – огромная честь, но ты, к сожалению, вынужден отказаться. Никаких дискуссий, объяснений, оправданий, что ты ещё учишься в школе, что ты с ними не знаком или для тебя важнее квиддичная тренировка. Ты просто благодаришь и отказываешься – всё согласно этикету, и никто не обижен.
- Ну, это просто. С этим я справлюсь. И всё равно не могу понять, зачем им это нужно! - воскликнул Гарри. Он едва успел произнести: «Может быть, тебе удастся немного поспать?» - когда волшебный будильник завопил: «Пора вставать! Пора вставать!» Обнаружив, что хозяев нет в спальне, зловредный механизм спрыгнул с тумбочки и отправился их искать. Они услышали, как он подбежал к ванной, а затем притопал в гостиную. Убедившись, что маги уже не спят, он успокоился и вернулся на место.
Северус с тяжким вздохом ответил:
- Видимо, поспать уже не удастся. Мне нужен душ, чтобы взбодриться. И ты не мог бы заказать у эльфов немного крепкого кофе? Он мне тоже не помешает.
********
Войдя в Большой зал, Гарри поразился тому, сколько народа собралось здесь в это пятничное утро. Конечно, здесь присутствовали многочисленные Уизли. Но кроме них в зале было полно викингов. После того, как Гарри признали Королём Уинтерленда и всего Волшебного мира, в замке постоянно находились 20-50 северян для охраны. В момент маггловской атаки их было чуть больше двух десятков. И несмотря на то, что ничего страшного не случилось, в ту же ночь ещё двести викингов прибыли в школу через портключи. Они разбили свой лагерь у стен Хогвартса и сами заботились о своём пропитании, но некоторые приходили на общую трапезу в Большой зал.
Необычным было то, что сегодня к ним присоединились князья Уинтерленда, разместившиеся за столом для почётных гостей. Среди них Гарри увидел Элрика Брэнда - этого северянина он знал лучше всего. А рядом с молодым человеком сидели, по-видимому, старейшины. Гарри узнал Асгейра Брэнда, а потом заметил Сириуса, сидящего между рослыми и широкоплечими викингами. Крёстный, казавшийся по сравнению с ними щуплым и маленьким, вёл оживлённую беседу с Асгейром и Элриком.
- Проклятье, да их тут целая делегация, - проворчал Рон, обращаясь к прошмыгнувшему между ним и Гермионой Гарри.
- Похоже, так и есть – делегация от Уинтерленда. Воины прибыли после маггловской атаки, но кроме них я вижу за столом для почётных гостей зятя Северуса – Элрика и его отца. И Сириус с ними. Может, у них что-то случилось? – задумчиво протянул Гарри. Он огляделся по сторонам в поисках Лонгботтома и, найдя, окликнул его, - эй, Невилл, ты бывал на острове в последнее время? Там всё в порядке?
Бедняга от неожиданности чуть не подавился беконом, и Симусу пришлось похлопать его по спине, чтобы помочь. Глядя на Гарри слезящимися глазами, Невилл ответил:
- По крайней мере, две недели назад всё было хорошо. Я помогал им составлять план работ на зиму, и люди очень радовались, что собрали отличный урожай впервые за долгие годы.
Гермиона удивилась.
- Урожай? Уже? Невероятно!
- Дело в том, что у них зима начинается в конце октября. Дни становятся короткими, поля уходят под снег. Поэтому они торопились убрать зерновые до морозов, - объяснил Невилл. – И мне кажется, теперь большинство ферм перезимуют без проблем.
Любознательная мисс Грейнджер не успокоилась на этом.
- Неужели там повсюду такой климат? – В последнее время она много прочитала об этой стране и узнала, что её экономика основана на сельском хозяйстве и полезных ископаемых, а при таких погодных условиях жизнь северян показалась ей просто невыносимой.
- В основном, да. Поля и луга расположены преимущественно вдоль береговой линии. Это позволяет выгадать пару тёплых недель, но зимой приходится туго из-за холодных ветров и штормов, приходящих с Северного моря. Во всём Уинтерленде найдётся меньше десятка крошечных оазисов, укрывшихся от непогоды в горах. Там люди выращивают даже тропические культуры. Но это – большая редкость.
К концу небольшой импровизированной лекции оказалось, что половина студентов, сидящих за гриффиндорским столом, внимательно слушает своего однокурсника, и от пристального внимания ребят Невилл смутился. Гарри улыбнулся и поблагодарил его за интересный рассказ, мысленно радуясь, что всё больше людей начинает понимать - Лонгботтом далеко не глуп и довольно силён как волшебник.
А потом Гарри снова поинтересовался, обращаясь уже ко всем, кто сидел с ним рядом:
- Кто-нибудь в курсе, что заставило вождей Уинтерленда собраться в Хогвартсе?
В «Ежедневном Пророке» ничего об этом не писали, и Северус тоже ничего не говорил, но, возможно, кто-то из ребят случайно мог что-то услышать.
Конечно же, никто не смог ответить на его вопрос, и вскоре гриффиндорцы переключились на обсуждение предстоящего субботнего квиддичного матча.
********
А во время ланча рядом с тарелкой Гарри появилась записка с просьбой зайти после занятий в кабинет директора.
Что-то явно назревало. Людей за столом для почётных гостей стало ещё больше. На месте Сириуса, между мужем и свёкром теперь сидела Диана Брэнд, а Сириус сел рядом с Ремусом. Само по себе это было вполне объяснимо и ожидаемо. Но, кроме того, за столом восседали сама министр Магии, Люциус Малфой, несколько видных политиков и чиновники из Министерства. Сердце Гарри тревожно сжалось.
Но говорить о своих предчувствиях он не стал, не желая портить настроение Рону, который делился радостными новостями:
- Родители решили не тянуть и окрестить ребёнка в это воскресенье, пока Билл и Чарли ещё в Хогвартсе! – с гордостью объявил рыжик. Впервые он с таким удовольствием рассказывал о том, что связано с его младшим братом, и Гарри с Гермионой, улыбаясь, переглянулись.
- А имя уже выбрали? – поинтересовался Симус.
Поттер ощутил, что щёки заливает предательский румянец, а Рон сказал:
- Они собираются назвать малыша в честь Гарри и пригласили его стать крёстным.
После этих слов на Гарри обрушился шквал поздравлений, а Рон продолжал:
- А полностью его буду звать Гарри Ремус Уолтер Уизли.
Гермиона удивилась.
- Не знала, что твои родители настолько дружны с Ремусом! Конечно, они давно знакомы, но всё равно – довольно неожиданное решение.
Рон согласился.
- Я тоже был немного озадачен, но папа объяснил, что они всегда восхищались Ремусом, а теперь, когда он стал членом Визенгамота, захотели выразить своё уважение. Думаю, в этом есть смысл, как-никак он первый оборотень-анимаг и всё такое.
Хорошо, что Гарри покраснел раньше, и теперь никто не придал значения румянцу, ставшему ещё гуще. Вероятно, он единственный за этим столом понял реальную связь между новорожденным Уизли и Ремусом Люпином, а точнее тем случаем, произошедшим чуть больше девяти месяцев назад, когда тот едва не стал диким. Интересно, мистер Уизли говорил жене о побочном действии одичания оборотня? Или она согласилась назвать в его честь сына после такого же объяснения, которое получил Рон? И знает ли обо всём сам Ремус? Гарри просто не терпелось обсудить эти вопросы с Северусом!
По крайней мере, Поттер отвлёкся от раздумий о том, что скоро станет крёстным отцом и о последствиях этого шага. Так или иначе, это событие произойдёт всего через два дня.
********
Гарри впервые мечтал о том, чтобы профессор МакГонагалл вела урок Трансфигурации как можно дольше, настолько его беспокоил загадочный вызов к директору. Он ломал голову, как всё это может быть связано с неожиданным прибытием важных гостей, но так ничего и не придумал. Единственным утешением служила догадка, что если бы стряслась какая-то беда, его бы вызвали прямо с занятия, а раз ждут, значит, не всё так плохо.
Поднявшись на вращающейся лестнице в кабинет Дамблдора, гриффиндорец с облегчением понял, что кроме него и Северуса директор никого больше не пригласил.
- Гарри, думаю, ты видел, что в замок прибыли гости, - с этими словами Альбус протянул Поттеру и Снейпу привычные лимонные леденцы.
- Да, сэр. И если Элрик Брэнд уже бывал здесь, то вот его отца я вижу в замке впервые. А ещё с ними приехали старейшины, Сириус и сотрудники Министерства, многих из которых я даже не знаю. Что-то случилось? - Голос Гарри слегка подрагивал от волнения.
Северус тоже недоумевал.
- Я виделся с сестрой во время ланча, она сказала, что услышав о приезде мужа, захотела встретиться с ним. Полагаю, с Люпином та же история. Но вот что здесь делают министр, Люциус и остальные чиновники и политики, я понять не могу.
Альбус казался несколько смущённым.
- Их прибытие связано с одной проблемой, возникшей в Уинтерленде. Думаю, вы знаете, что мистер Макфарлен получает многочисленные иммиграционные запросы на имя Гарри. Оказалось, что теперь люди со всего мира мечтают поселиться на северном острове. И им никак не объяснить, что неподготовленному человеку там жить невозможно — в отсутствие элементарных удобств и привычных условий. Ни временно, ни, тем более, постоянно.
Северус и Гарри удивлённо переглянулись. Пусть в Уинтерленде исчезли дементоры, но остались грендлинги и, Мерлин знает, кто ещё. К тому же эта страна отличалась суровым климатом. Неприветливый и опасный край, который никогда не сможет стать туристическим раем.
Понимая их замешательство, старик продолжал:
- Похоже, свою роль в этом сыграла и успешная деятельность Сириуса, который разрекламировал Уинтерленд на рынке компонентов зелий, а также процветающее с недавних пор сельское хозяйство. Жизнь северян начала меняться слишком бурно, а бизнесмены стремятся к ещё большим переменам. Лорд Брэнд захотел проконсультироваться по ряду вопросов и желает, чтобы ты его принял в эти выходные. Иммиграция — одна из важных проблем, но это далеко не всё, в чём они ожидают твоей помощи, Гарри.
Щёки гриффиндорца заалели.
- Они же говорили, что привыкли к самоуправлению! Почему я должен в этом участвовать? - сердито воскликнул он.
Поттер столь явно не хотел принимать чью-либо сторону в этом деле, что Альбус невольно улыбнулся.
- Ни минуты не сомневаюсь, что у лорда Брэнда есть свой план действий, но на него пытаются оказывать давление деловые круги, имеющие связи в Министерстве. Вероятно, ему кажется, что твоя поддержка поможет справиться с ними.
Несколько секунд Дамблдор наблюдал за Гарри, обдумывающим сказанное, а потом добавил:
- Асгейр и Сириус хотели бы поговорить с тобой перед официальным приёмом и объяснить, что к чему. Они подробно ответят на все твои вопросы.
Хотя, по словам Альбуса, встреча предстояла только Поттеру, Северус всем своим видом показывал, что пойдёт вместе с ним. И старик видел, что Гарри совсем не против, даже зная, что там будет Блэк. Эти двое старались не афишировать своих отношений, но нюансы их поведения говорили директору о том, что пара не просто живёт вместе, но и научилась взаимному доверию.
В сопровождении Дамблдора Гарри и Северус подошли к королевской приёмной, и, буквально с порога, мальчишка, сияя от радости, бросился в объятия своего крёстного, а тот, прижав его к себе, чмокнул в макушку.
- Сириус, как я рад тебя видеть! Говорят, твои дела пошли в гору? – приветствовал его Гарри.
- И я тебе рад, малыш, - сдержанно ответил крёстный и, разжав руки, встал рядом с лордом Брэндом.
- Здравствуйте, сэр. Надеюсь, Уинтерленд процветает, - обратился Гарри к Асгейру, а Сириус и Северус в это время обменялись настороженными взглядами и холодно кивнули друг другу.
Викинг пожал руки Снейпу и Поттеру.
- Жизнь налаживается даже быстрее, чем мы ожидали. Прошлой зимой вы нас кое о чём попросили, и кто бы мог подумать, что предоставляя убежище лорду Блэку, мы окажемся в таком выигрыше! Отчасти поэтому сегодня я здесь.
Волшебники расселись в кресла, и Северус велел одному из вездесущих домовиков принести всем чай и напитки. Вскоре тот заставил весь стол чашками, стаканами, чайниками, сахарницами, тарелками, кувшинами так, чтобы каждый сам мог взять себе угощение по вкусу. Зельевар сел рядом с Гарри с таким выражением лица, что Сириус, проявив чудеса выдержки, обошёлся без ехидных замечаний в адрес «заклятого друга».
Асгейр, не обращая внимания на чай, сразу перешёл к делу.
- Я вкратце опишу земельное право, которым руководствуются в Уинтерленде. Каждый гражданин имеет дом и огород, но у нас нет понятия собственности, подобного британскому. Земля в равной мере принадлежит всем, кто её обрабатывает, частная собственность на неё чужда нашему обществу. Когда молодой воин создаёт семью, супругам дают земельный надел, за счёт которого люди кормят себя и своих детей. Они могут трудиться самостоятельно или вместе с остальными членами общины и пользоваться земельным участком всю жизнь, но земля всё равно не принадлежит им лично.
Сделав паузу, Асгейр налил себе чашку чаю и посмотрел на Поттера, чтобы понять, интересно ли Избранному то, о чём он рассказывает. Гарри прилежно его слушал, но не понимал, к чему клонит старейшина викингов.
- Людей на острове всегда было мало, и, откровенно говоря, за последние сто лет из-за грендлингов и дементоров нас стало ещё меньше. Когда-то многочисленные и процветающие – теперь многие наши посёлки оказались заброшенными. Та же ситуация с фермами. Опасаясь хищников, люди возделывают угодья сообща, поблизости от жилья. Собранный урожай поровну делится на всех. Это, конечно, необычно, но такой подход хорошо работает в наших условиях.
- Поэтому вы настороженно относитесь к переселенцам, завалившим вас прошениями об иммиграции, - заметил Северус.
Асгейр кивнул.
- Да, отчасти поэтому. Мы можем разрешить человеку поселиться в Уинтерленде, только если он станет полноправным членом общины. До этого года, который оказался самым удачным за долгое время, мы почти не сталкивались с подобными запросами. Теперь же, когда жизнь стала гораздо спокойней, и урожай просто отменный, мы имеем дело с ситуацией, грозящей резким увеличением числа жителей за счёт чужаков.
Сириус продолжил:
- Никто не ожидал, что фермы возродятся так быстро. Невилл Лонгботтом удивил всех. Он отлично подобрал сорта злаков и предложил оптимальные сроки для посева и сбора урожая. Впервые за долгие годы жители Уинтерленда не будут голодать в зимние месяцы.
Асгейр добавил:
- Мы гордимся, что отныне перестанем покупать продовольствие у магглов. И ещё, благодаря лорду Блэку, наша страна вышла на рынок компонентов зелий! А мистер Лонгботтом помог нескольким фермерам, занимающимся выращиванием лекарственных растений, улучшить и расширить ассортимент сырья. Теперь они заготавливают дикорастущие травы, ведь им больше не нужно бояться дементоров.
Северус заметил, как Гарри улыбнулся, услышав о достижениях Невилла, и понял, что теперь муж ещё не раз вспомнит об этом при каждом удобном случае.
- Таким образом, мы бы хотели активно торговать с другими странами, но при этом не мешать приросту коренного населения и не страдать вновь от нехватки продовольствия, - подытожил Асгейр. - А недавно к нам обратились несколько волшебников и частных английских фирм, пожелавших скупить большие участки земли на территории Уинтерленда. Но наша земля принадлежит всем островитянам, и мы не собираемся торговать ею. И поскольку мы планируем пойти по пути защиты коренных жителей и окружающей среды, то решили связать эти положения со своей иммиграционной политикой.
И вот в чём — в общих чертах - состоял его план.
Вид на жительство в Уинтерленде смогут получить лишь те, кого викинги пригласят лично. Только этим людям будут выделяться во владение земельные наделы. Всем остальным можно будет посещать страну по гостевой визе и оставаться не дольше полугода. В качестве торгового центра предполагалось использовать один из заброшенных посёлков, который специально для этой цели отстроят и оборудуют заново.
Гарри с облегчением понял, что директор оказался прав — у лорда Брэнда имелся продуманный план действий. Бросив взгляд на Северуса, он заметил, что муж впечатлён деловым подходом викинга.
А Асгейр тем временем продолжал:
- Мы решили это широко не афишировать, но перед тем, как я отправился сюда, Совет старейшин постановил наделить гражданством Уинтерленда троих человек. Вы, лорд Блэк и мистер Лонгботтом можете поселиться у нас со своими партнёрами или супругами и наследниками. Возможно, позже мы пригласим кого-то ещё, но пока — только вас троих.
Украдкой взглянув на Сириуса, Гарри увидел, как тот жизнерадостно улыбается. Ещё год назад бывший Мародёр не был таким спокойным и довольным жизнью. Похоже, в Уинтерленде он, наконец-то, нашёл себя. И от радости за крёстного мальчишка тоже улыбнулся.
Он не заметил ухмылки Северуса, который, подметив быстрое «огриффиндоривание» Уинтерленда, к собственному удивлению не был раздражён этим. Снейпа интересовал только один вопрос:
- Я могу узнать, кто хотел купить у вас землю? - Он подозревал, что кое-кто не зря сидел сегодня за гостевым столом.
Асгейр нисколько не удивился.
- Самым настойчивым оказался Люциус Малфой, который, по словам моей невестки, блюдёт исключительно собственные интересы. Он не просил гражданства, но желал приобрести в собственность 1000 акров, а фирма, совладельцем которой он является, подала заявку на ещё больший участок. Терстон Лэндон прислал запрос на гражданство, исключительное право торговли и покупку земли. Торговцы волшебным оружием хотели бы купить несколько сотен акров вблизи горных выработок, намереваясь, по всей вероятности, построить там свои производства. А также к нам поступали предложения от небольших фирм и частных лиц, связанных с зельеварением.
Гарри уточнил:
- А кто ещё просил гражданства, кроме мистера Лэндона?
- За последние несколько месяцев к нам напрямую обратились почти сто человек, и, как я понял, это малая часть всех запросов, поскольку большинство их направляется к чиновнику, ведущему ваши дела в Министерстве. Чаще всего суть обращений заключалась в желании купить землю для бизнеса. Фирмы по производству зелий собираются не только открыть у нас своё производство, но и построить рядом с ним жильё для сотрудников и их семей. А это значит, что должна возникнуть инфраструктура, отвечающая нуждам многих сотен людей.
- Поистине демографический взрыв, - заметил Северус.
Асгейр кивнул.
- Которого мы не можем допустить, если не хотим навредить Уинтерленду.
Гарри сомневался, что муж с энтузиазмом воспринял идею стать одним из почётных викингов, но решил, что обсуждать этот вопрос здесь — не время, и не место. Вместо этого он жалобно взглянул на Снейпа, словно прося его аккуратно завершить встречу. Тот, казалось, был рад его молчаливой просьбе о помощи и продолжил:
- Мы разделяем ваше беспокойство о судьбе Уинтерленда, лорд Брэнд. Ваш план контролировать происходящее путём сдерживающей иммиграционной политики выглядит весьма разумным и эффективным. Со своей стороны, хочу заметить, что основная проблема заключается в Малфое. Он, оставаясь гражданином Великобритании, привык скупать землю по всему миру и не видит прямой зависимости между землевладением и иммиграцией. В своём законе вы должны чётко прописать тот момент, что в вашей стране земля принадлежит исключительно коренным жителям, чтобы не оставить ему ни малейшей лазейки.
Асгейр улыбнулся Северусу и Гарри.
- Спасибо за совет, лорд Снейп. Я так и понял, что лорду Малфою настойчивости не занимать. Он даже Министерство к этому привлёк. Я обязательно свяжу в законе право на землю с иммиграционной политикой.
Затем здоровяк обратился к Поттеру.
- Встреча представителей Уинтерленда, бизнесменов и Министерства состоится в Хогвартсе завтра, а сегодня вечером планируется приём для всех участников. Я могу в частных беседах ссылаться на то, что вы поддерживаете нас?
Украдкой взглянув на Северуса и получив от него сдержанный кивок в ответ, Гарри сказал:
- Да, лорд Брэнд. И я буду счастлив, если у людей не сложится впоследствии ошибочное мнение, что с этой проблемой нужно обращаться напрямую ко мне. Но я одобряю решение, принятое вами в рамках самоуправления.
Снейп был чрезвычайно горд достойной речью гриффиндорца — мальчишка отлично справился и без его прямого вмешательства. Он восхищённо взглянул на Гарри, который, в свою очередь, не сводил глаз с Сириуса, вероятно, мечтая расспросить его, как тот поживает со своим волком.
Когда все поднялись, Северус заметил:
- Я вспомнил об одном срочном деле, мне, пожалуй, пора. Лорд Брэнд, не согласитесь составить мне компанию на пути к офису представителя Министерства? Полагаю, Гарри и Сириусу хотелось бы кое-что обсудить.
Асгейр, опасавшийся заблудиться в огромном незнакомом замке, был только рад такому приглашению, а Поттер и его крёстный - удивлены, но довольны тем, что профессор зелий оказался таким деликатным. Им действительно многое нужно было рассказать друг другу.
Через некоторое время настал черёд Снейпа удивляться. Перед ужином, едва он закончил проверять студенческие работы, вернувшийся Гарри с порога заявил:
- Северус, ты не будешь против, если сегодня вечером мы останемся дома?
Мужчина выгнул бровь.
- Разумеется, я не возражаю поужинать вдвоём. Учитывая сегодняшнее столпотворение в замке, моего отсутствия за преподавательским столом никто даже не заметит. Но от чего ты собрался прятаться здесь?
Вопрос был задан без обиняков, и Гарри смущённо порозовел, понимая, что его «хитроумный план» раскрыт.
- Эмм... ну... в общем, Сириус намекнул, что страсти по проблеме Уинтерленда разгораются нешуточные, и он считает, что сегодня вечером собравшиеся попытаются начать отстаивать свои точки зрения. А мне так не хочется во всём это участвовать.
Северус улыбнулся.
- Типично слизеринская попытка избежать неприятной ситуации, мистер Поттер, - заметил он. - Но это ни в коей мере не упрёк.
Гарри хихикнул.
- Я шёл домой мимо кабинета Кингсли, и, хотя дверь была плотно закрыта, там оказалось довольно шумно. В частности, мистер Малфой на повышенных тонах что-то кому-то доказывал. Возможно, речь шла и не об Уинтерленде, но проверять свои догадки мне не хочется.
Северус внутренне ликовал всякий раз, когда Гарри, игнорируя просьбы Люциуса называть его по имени, обращался к аристократу строго официально. Вот и теперь, сердце его торжествующе забилось при словах «мистер Малфой», но тут же он укорил себя — как можно было забыть, что старый лис в замке? Даже сейчас хитрец мог бы найти способ встретиться с Гарри наедине.
- Думаю, одно то, что услышанный тобой спор происходит здесь и сейчас, позволяет предположить — тема связана с Уинтерлендом. Хотя, наверняка Люциус уже не единожды общался с министром в подобном ключе по разным вопросам. Хорошо, на этот раз он проследил за тем, чтобы дверь была закрыта.
Эльфы, которые сбились с ног, накрывая столы для обитателей замка и многочисленных гостей, тем не менее с радостью выполнили распоряжение Возлюбленного Супруга хозяина Гарри Поттера и принесли этим двоим ужин в личные апартаменты. Сев за стол, Гарри не смог удержаться и взахлёб начал рассказывать, что нового у крёстного.
- Сириус говорит, что множество фермеров хотели бы сотрудничать с заготовителями сырья для зелий. А помнишь мистера Лэндона, с которым он начал работать? Благодаря Сириусу, его фирма получила огромную прибыль, и он решил потребовать исключительных прав на разработку природных ресурсов Уинтерленда. У Сириуса такое даже в голове не укладывается! И он решил, что не допустит этого. Он подумывает о расторжении договора с мистером Лэндоном. Кстати, мы знакомы с сыном этого человека. Он вместе с мистером Малфоем чудом спасся, когда Волдеморт напал на Малфой-мэнор.
Тот случай Северус прекрасно помнил.
- Да, да, я понял. То, как они появились в камине твоего кабинета, я ещё долго не забуду. А теперь прервись и поешь, - ответил он.
Только убедившись, что Гарри плотно поужинал, Северус решил продолжить разговор.
- Так, значит, мистеру Лэндону не удалось стать монополистом в торговле с Уинтерлендом? - Цены на северные компоненты зелий и так выросли, и профессора беспокоило, что они могут стать ещё выше. Тем более, что сверхприбыль получат только перекупщики, но не викинги.
Мальчишка, набивший рот жарким, молча кивнул в ответ.
- Я рад. Хоть какая-то польза от твоего крёстного.
Гарри улыбнулся. Северус и Сириус находились сегодня в одной комнате и ни разу не сцепились. Пусть это и было похоже на временное перемирие — от него не укрылись сдержанные кивки, которыми обменялись при встрече эти двое, но они хотя бы не стали выяснять отношения в присутствии лорда Брэнда.
А ещё огромным достижением можно было считать, что в разговоре с Гарри ни один, ни второй не поливали друг друга грязью. Особенно поражала непривычная сдержанность Сириуса. Он, в основном, рассказывал о своём житье-бытье и о делах Ремуса, стараясь не упоминать мужа своего крестника. А Северус умудрился даже заочно сделать бывшему Мародёру комплимент!
Прожевав жаркое, Гарри продолжил:
- Сириус решил пересмотреть свой договор с Лэндоном. Ему и без этого будет чем заняться. Лорд Брэнд собирается поручить ему восстановление одного из заброшенных посёлков. Крёстный уже всё продумал и даже нанял для разработки архитектурного проекта лондонскую строительную фирму, принадлежащую волшебникам. Так что скоро он откроет там гостиницу! Многие бизнесмены не хотят или не имеют возможности каждый день пользоваться портключом, чтобы возвращаться домой, а теперь у них будет место, где можно с комфортом переночевать. До сих пор у викингов были только пабы, поэтому для обустройства гостиницы им понадобилась помощь Сириуса.
Северус удивился. Неужели Блэк настолько искушён в гостиничном бизнесе? Годы, проведённые в Азкабане, вряд ли могли сделать его специалистом индустрии туризма и отдыха! Возможно, сразу после школы он и путешествовал около года, как полагалось наследнику чистокровного семейства, но, став беглым преступником, жил, скорее, в трущобах, нежели в приличных отелях.
Мысленно усмехнувшись, Северус пришёл к выводу, что, по всей видимости, Блэк кинулся выполнять поручение лорда Брэнда ни черта в этом не смысля, с присущей львиному факультету самонадеянностью. Похоже, безбашенность была общей чертой гриффиндорцев и викингов.
- А ещё они с Ремусом хотят построить себе дом в Уинтерленде! - восторженно делился новостями Гарри. - В Лондоне у них останется фамильный особняк Сириуса, там они станут жить на неделе, а в выходные будут перебираться на остров. Им очень нравятся северные леса, где Луни и Мягколап могут без проблем гонять грендлингов. Недалеко от будущего городка есть заброшенный участок, и лорд Брэнд разрешил им пользоваться этой землёй.
Северус был несказанно рад этому. Пока что псина и волк не злоупотребляли гостеприимством Хогвартса, но ситуация могла измениться в любой момент. Да, на буднях Люпин был слишком занят в Министерстве, а Блэк пропадал на севере, но Снейп чувствовал бы себя гораздо увереннее, точно зная, что и в остальные дни эта парочка будет наслаждаться обществом друг друга подальше от школы.
Гарри продолжал радостно болтать про последние достижения бывших Мародёров, и Северус пропускал большую часть этой чепухи мимо ушей, пока не осознал, к своему удивлению, что Сириус ни разу не оскорбил его за сегодняшний день.
- Кстати, а ты в курсе? Уизли собираются назвать новорожденного в честь Ремуса!
Решив, что муж таким образом проверяет его на внимательность, Северус резко вскинул голову, прекратив медитировать на десерт в своей тарелке. Гарри усмехнулся.
- Я сам узнал сегодня во время обеда. Рон сказал, крестины намечены на воскресенье, и объяснил, что отец, уважая Ремуса как старого друга, первого оборотня-анимага и члена Визенгамота, решил назвать сына его именем. Как тебе эта новость?
Потеряв дар речи, Северус внезапно расхохотался, и Гарри засмеялся вместе с ним.
********



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 09:59 | Сообщение # 199
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
О том, как прошёл вечерний приём, Гарри узнал за завтраком от Драко. Его отец из некоторых уклончивых замечаний лорда Брэнда сделал вывод, что купить землю в Уинтерленде ему не удастся. После чего он с ещё несколькими колдунами и ведьмами, чьи деловые планы оказались под угрозой, по словам слизеринца, собрался идти на поклон к Избранному, чтобы заручиться его поддержкой ещё до официальных переговоров с Асгейром Брэндом.
Гарри повезло - в Большом зале он предпочитал сидеть за одним столом с однокурсниками, а не с преподавателями. Он видел, что Северуса, занявшего своё обычное место, сразу же начали о чём-то спрашивать, поэтому, наскоро позавтракав, поспешил скрыться, избегая встречи с кем-нибудь из именитых гостей. Почти всё утро гриффиндорец просидел дома в подземельях и только ради квиддичного матча выбрался на улицу через потайной ход.
К тому времени, когда Ловец Хаффлпафа поймал снитч, и Барсуки одержали победу над Воронами, большинство тех, с кем Поттер не желал встречаться, покинули Хогвартс. Поэтому он, влившись в толпу студентов, вернулся в Большой зал на обед, но всё равно продолжал настороженно поглядывать по сторонам.
Почти час лорда Брэнда одолевали маги, желавшие сделать выгодные инвестиции, а затем викинг объявил о решении, принятом Советом старейшин Уинтерленда. Вспыхнувшее недовольство удалось немного приглушить замечанием, что Гарри Поттер поддерживает политику северян. Тогда обиженные бизнесмены кинулись к министру Боунс, но та ответила, что, к сожалению, не обладает полномочиями для решения подобных вопросов. Положение обязывало её сохранять видимость нейтралитета, но в глубине души волшебница была очень довольна результатом переговоров и тем, как повёл себя в этой ситуации мистер Поттер.
После того как последний рассерженный волшебник покинул замок, министр Боунс отправилась навестить Молли Уизли и её новорожденного сына. Она не была близким другом этой семьи, но Артур был её сослуживцем, и к тому же Амелия слышала, что сам Гарри Поттер станет крёстным отцом малыша. Вместе с ней поздравить счастливую мать захотела Диана Брэнд.
Молли была очень рада визиту сразу двух знаменитых волшебниц. Поппи Помфри, в своё время учившаяся вместе с Амелией, правда, на разных факультетах, велела эльфам принести обед на четверых. А мадам Боунс поймала себя на мысли, что среди всех этих проблем с магглами, вооружённых стычек и катастроф поздравлять семью сотрудника с рождением ребёнка чрезвычайно приятно.
Диана Брэнд была почти незнакома со своими собеседницами, Молли знала только, что она — сестра Северуса. Но, пообщавшись с ней, женщины сочли новую подругу приветливой и остроумной, хорошей матерью и любящей сестрой. Поэтому, после совместного обеда, Молли пригласила Амелию и Диану с её мужем и отцом на крестины малыша. А затем, словно невзначай, добавила, что крёстным станет Гарри, а в качестве почётных гостей приглашены также Ремус Люпин и его партнёр Сириус Блэк.
********
Чтобы не подвергать гостей возможной опасности, окрестить Гарри Ремуса Уолтера Уизли решено было в замке. Закончив воскресную службу для своих прихожан, священник из хогсмидского храма, тот самый, что венчал чету Уизли много лет назад, с радостью прибыл в Хогвартс. Выручай-комната превратилась в небольшую часовню, скопировав даже купель из деревенской церкви, а домовики накрыли богатый стол в честь праздника. И оказалось, что накручивал себя Гарри напрасно. В церемонии не было ничего страшного. Он встал, где ему сказали, произнёс необходимые слова, а затем прошёл, как велели. Малыш немного поплакал, когда его головенку смочили прохладной водой, но быстро утешился, благодаря Молли.
Обычно на крещение ребёнка собирается узкий круг ближайших родственников, собственно, так было и на этот раз. Просто семейство Уизли, само по себе довольно многочисленное, пригласило в гости своих кузенов, племянников, дядюшек и тётушек. Среди рыжей толпы Гарри видел Драко Малфоя под руку с Чарли — и разве было в этом что-то удивительное? Он сомневался, в качестве кого приглашена Гермиона с родителями. В качестве «будущих родственников»? Или они уже считались частью клана Уизли? А ещё в часовне было множество «старых друзей», в том числе, мадам Помфри. Себя, Северуса, Диану, Элрика и Асгейра, Ремуса и Сириуса Гарри решил отнести к категории «новых друзей». Но «новые», в данном случае, вовсе не означало «менее любимые».
И от понимания, что он тоже принадлежит к этой большой семье, на душе у Гарри стало тепло и спокойно.
Когда церемония закончилась, Выручай-комната превратилась в уютную гостиную, за окнами которой открывался чудесный вид на озеро. Для каждой пожилой тётушки нашлось удобное кресло или мягкий диванчик, рядом с которыми были накрыты столики с угощением. А остальные гости, охваченные радостным оживлением, толпились посреди зала, передавая пожелания и поздравления. Гарри с крестником на руках был центром этой толпы. Их с малышом постоянно фотографировали, а когда Северус согласился встать с ними рядом, восхищению собравшихся не было предела.
Гарри не выпускал мужа из поля зрения, отмечая, впрочем, что тот тоже не сводит с него глаз. Зельевар старался не отходить от Дианы и Элрика, поскольку в толпе шастал Сириус. Правда, тот был в компании Ремуса, но Гарри предпочитал держать ситуацию под контролем.
Когда восторги гостей несколько поутихли, Поттер решил подойти, наконец, к Северусу, но путь его лежал мимо стола, окружённого многочисленными Прюэттами. Их невозможно было миновать, не потеряв несколько минут на болтовню. А потом его перехватил лорд Брэнд, обменявшийся перед тем парой слов с Сириусом и Ремусом.
Викинг просто лучился довольством и радушием.
- Ах, лорд Поттер, мои поздравления вам и вашему крестнику! Церемония была просто чудесна, и я уже передал мистеру и миссис Уизли наилучшие пожелания от всей моей семьи.
- Спасибо, сэр! - воскликнул Гарри. - Вчера, насколько я знаю, Диана вместе с министром Боунс навещала миссис Уизли, и то, что сегодня вы приехали на праздник все вместе, замечательно. - А затем, зная о прошедших переговорах лишь со слов Драко, полюбопытствовал, - сэр, могу я узнать, как прошла ваша встреча?
Асгейр ухмыльнулся.
- Как и следовало ожидать, лорд Поттер. Споры, амбиции, эгоизм и жадность. Во время приёма я пытался развеять их заблуждения, но, как только начались переговоры, все эти дельцы начали говорить о своём желании оттяпать приличный кусок нашей земли. Когда они высказались, я огласил решение Совета старейшин. Кое-кто из собравшихся, похоже, был готов к чему-то подобному, другие же принялись яростно оспаривать мои слова. Я пресёк все их попытки, заявив, что вы поддерживаете нашу политику и не станете идти наперекор мнению жителей Уинтерленда. Кстати, ваш министр, несмотря на то, что ей тоже пришлось пережить несколько неприятных минут, была на нашей стороне.
Гарри был доволен тем, как лорд Брэнд вышел из сложной ситуации. Вероятно, во многом благодаря ему, разгневанные волшебники-бизнесмены так и не решились обратиться напрямую к Избранному. Хотя Северусу, директору и мистеру Макфарлену, без сомнения, пришлось отклонить несколько подобных запросов. Тепло улыбнувшись рослому северянину, он ответил:
- Я рад, что у вас всё получилось, лорд Брэнд.
А потом Поттер, которому не терпелось обсудить планы крёстного обосноваться в Уинтерленде, засыпал викинга вопросами, и тот обстоятельно отвечал на них чуть ли не полчаса. В итоге, донельзя довольный общением, Гарри распрощался со своим собеседником, крепко пожав ему руку, и отправился разыскивать своего мужа.
От автора: Вот и закончена очередная глава. Она оказалась для меня более трудной, чем я ожидала. И если вы всё ещё читаете эту историю, пожалуйста, оставьте свой комментарий — я не против конструктивной критики, если вам покажется, что автора занесло. Спасибо.
От переводчиков: нас несколько смущает упоминание не только крестин, но и венчания в Волшебном мире. Но, мы полагаем, что, возможно, речь идёт не о христианских традициях, а о магических, которые имеют совсем иной смысл и основания, только названия одни и те же. Под крестинами здесь нужно понимать обряд наречения имени младенцу, а под венчанием магическое скрепление брака. Храм же, в данном случае, играет роль своеобразного концентратора магической энергии собравшихся и строится на точке выхода Силы Земли. Все-таки, не следует забывать, что хотя наши герои — все очень сильные волшебники, большинство простых жителей магмира имеют довольно посредственные способности. Вероятно, поэтому у них есть «храмы», усиливающие магическую составляющую обрядов.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 10:01 | Сообщение # 200
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод - Queen of destruction

Глава 55 (132) Заблуждения

Петуния взволнованно готовила ужин. Еда должна быть просто отменной – много мяса, картошки, и, разумеется, вкусный пудинг на десерт. Ведь впервые за несколько недель её Вернон собирался вернуться домой, чтобы поужинать с ней!
Она не знала, что и думать: то ли муж слишком увлёкся этим антиколдовским Сопротивлением, то ли просто завёл любовницу. Днём Клариса, жившая неподалеку, рассказала ей сплетню о своей соседке Хелене, с которой сама Петуния была незнакома. И оказалось, что муж Хелены тоже несколько месяцев редко появлялся дома, а потом внезапно объявил после ужина, что встретил другую и хочет развестись.
Вернон, вроде бы, не планировал ничего подобного, но кто знает? Он занимал высокую должность в фирме «Граннингс», и сейчас перед ним открывались хорошие перспективы. Неужели кто-то положил глаз на её муженька? Или он сам подумывает о переменах?
Она решила до блеска отполировать любимое столовое серебро супруга, но сделать это через толстое полотенце оказалось не так-то просто. В её жизни многое изменилось, а прикасаться к серебру она не могла до сих пор. С момента возвращения из Хогвартса легче ни на секунду не стало. У неё мелькнула мысль о том, что свои серебряные украшения она безболезненно носит потому, что, скорее всего, в цепочке, в отличие от вилки, присутствуют какие-то посторонние металлы. Хорошо, что она довольно неплохо научилась пользоваться кинжалом. Иначе ей пришлось бы есть руками.
Ровно в 17:30 Вернон, лучась благодушием, заявился домой. Петуния, как обычно, поцеловала его в щёку, но взгляд её был полон напряжённого ожидания.
- Ах, Пет, какой чудесный день! – изрёк Дурсль. – Сегодня удалось заключить выгодную сделку не только с сэром Гарольдом, но и с представителями ещё двух предприятий. Да что там - в истории нашей компании не было ещё столь удачной недели. Мне даже позвонил мистер Атертон — глава «Граннигс»!
Пока Вернон переводил дух и закуривал, Петуния обдумывала услышанное.
- Это же замечательно! - воскликнула она. - Я так горжусь тобой! И то, что ты ужинаешь сегодня дома, просто превосходно!
Она поставила на стол тарелки, извлекла из недр серванта хрустальные бокалы и, забравшись на стремянку, достала бутылку дорогого вина, спрятанную на верхней полке в кладовой. Протерев её и отыскав штопор, Петуния вручила бутылку мужу со словами «ради такого случая». Теперь она уже почти не волновалась, похоже, муж праздновал победу, а не возможное расставание.
За ужином Вернон всё же завёл разговор об антиколдовском Сопротивлении.
- Сэр Гарольд позвонил мне сегодня утром, Пет, и устроил что-то вроде селекторного совещания. Разговор, как ты понимаешь, был очень серьёзным, – покачал головой толстяк.
Петуния не сомневалась, что уже через полминуты после звонка, благодаря стараниям мисс Эндерли, весь офис был в курсе, что на проводе сам сэр Гарольд Бэквиз. Она ободряюще улыбнулась, а супруг продолжал:
- С несколькими молодыми единомышленниками он задумал напасть на крепость волшебников. На мой взгляд это несколько опрометчиво, и Чарльз Фрост – ты же помнишь, я тебе о нём рассказывал – согласился со мной. Мы считаем, что стоит быть более осторожными, но сэр Гарольд рвётся в бой.
Вернон вытер губы салфеткой, собираясь с мыслями.
- Чарльз, кажется, какое-то время изучал всю эту волшебную мерзость и предполагает, что маги будут обороняться каким-то неизвестным нам способом. Так или иначе, вчера сэр Гарольд со своим отрядом напал на замок, и это обернулось полным крахом. Никто не ранен, но и враг не пострадал. Чарльз думает, что у этих уродов есть какая-то защитная штука вроде невидимого барьера. Я знаю, что сэр Гарольд использовал для атаки вертолёты и артиллерию, но они оказались абсолютно бесполезны. Один из вертолётов даже врезался в этот щит и превратился в груду металлолома!
Петуния в ужасе слушала его. Там же находилась школа, и Вернон знал это. Как они могли стрелять в детей? Разве Вернон не сказал им, что это школа, а не военная крепость?
Увидев выражение её лица, Дурсль принял его за беспокойство о нормальных людях, едва не пострадавших в стычке с магами, и поспешил дополнить свою историю новыми подробностями. О том как он предупреждал сэра Гарольда. И что думает о случившемся и о ситуации в целом Чарльз Фрост. А потом изложил точку зрения кузенов Риддлов — одного и другого. У Петунии разболелась голова.
И эта фамилия – Риддл. Не самая распространённая, но она слышала её прежде. Возможно, у Дадлика был приятель, которого так звали? Скорее всего.
В конечном счёте, Петуния успокоилась - её браку больше ничего не угрожало – и даже заскучала, слушая истории Вернона. Никто в Хогвартсе не пострадал, и нападавшие целы. Всё остальное было сущей ерундой.
***
На следующий день «кузены Риддлы» доложили своему господину о нападении сэра Гарольда на Хогвартс.
- Старый дурак беспокоился о здоровье его драгоценных магглов? – переспросил Волдеморт, слушая рассказ о странном старике (это мог быть только Дамблдор) и группе чудаков, защищающих замок с палками (как назвали это магглы), от целого войска.
- Да, мой лорд. Сэр Гарольд сказал, что перед тем как отступить, его люди общались со стариком. Тот объяснил, что волшебники специальным заклинанием испортили всё огнестрельное оружие магглов, а когда поняли, что от этого начали падать летающие машины, мягко опустили их на землю, - сообщил один из Пожирателей. Волдеморт засмеялся, узнав о подобной мягкотелости.
- Как мы выяснили, один из бойцов сэра Гарольда повредил запястье, и ещё один находится без сознания. Человек, по описанию похожий на егеря Хагрида, вынес его из Запретного леса и рассказал, что пострадавший столкнулся в лесу с демоном, – добавил другой Пожиратель, надеясь, что упоминание о жертвах понравится хозяину.
Глаза Волдеморта сверкнули, когда он вспомнил, как ловко подставил в своё время простофилю Хагрида. А рядом с Хогвартсом всё это время обитал демон? Он кивнул Пожирателю, разрешая говорить дальше.
- Как нам рассказывали, когда этот верзила вышел из леса, бойцы сэра Гарольда даже не сразу поняли, что это за существо, и были поражены, когда он заговорил по-английски.
Тёмный Лорд прервал рассказ жутким смехом. Хагрид и в молодости был страшилищем-переростком, а теперь и вовсе перестал походить на человека – как мило! Хорошо, что он узнал об этом.
- И когда наёмники попытались окружить его, решив, вероятно, что он ранил их товарища, из леса вышли кентавры и защитили урода. Они сильно напугали отряд.
При упоминании кентавров лорд Волдеморт содрогнулся от отвращения. Мало того, что это грязнокровки, полузвери, так они ещё перешли на сторону Света в довершение ко всему. При этой мысли его змеиное лицо омрачилось. И верные слуги тут же перевели разговор на пострадавших магглов.
- Мы узнали, что маггл оставался без сознания, когда его доставили в поместье сэра Гарольда, и маггловским врачам не удалось привести его в чувство. Хотя никаких тяжёлых травм у него не обнаружено.
- Демон рядом с Хогвартсом? Куда катится этот мир? В Запретном лесу совершенно безнаказанно хозяйничает исчадие Тьмы, как же такое возможно? – спросил Волдеморт, ни к кому конкретно не обращаясь, но все присутствующие дружно закивали. – Если демон маленький, то маггл очнётся где-то через неделю, а если более сильный, то - никогда. Скорее всего, его душа уже уничтожена.
Волдеморт обвёл тяжёлым взглядом своих слуг, чтобы те не расслаблялись.
- И как повёл себя Чарльз Фрост с этими идиотами? Как он объяснил им ситуацию?
Один из «Риддлов», который до этого молчал, решил высказаться.
- Мой лорд, он сказал, что маги, вероятно, использовали заклинания, чтобы защитить себя, и именно поэтому он был против атаки, которую затевал сэр Гарольд. Он настаивал на более продуманной подготовке, – говоря это, колдун напряжённо вглядывался в лицо своего господина, надеясь увидеть признаки заинтересованности.
- Вчера у нас был долгий разговор с ним и сэром Гарольдом, - продолжил Пожиратель, – по маггловскому телефону. Магглы уважают Чарльза и доверяют ему, поэтому он задавал тон дискуссии и подробно расспросил сэра Гарольда, стремясь как можно полнее узнать о произошедшем.
Второй «Риддл» прервал «брата».
- Чарльз очень осведомлённый человек, мой лорд. По сравнению с другими магглами, он много знает о магии.
Первый «Риддл», кивнув, продолжил.
- Думаю, его знаний как раз достаточно. Судя по заданным вопросам, он не знает о всех защитных заклинаниях. Но, полагаю, он понимает бесполезность борьбы маггловской техники с магией, ведь её оказалось так легко отключить. Я уверен, в конце концов он придёт к решению, что оптимальным вариантом является использование традиционного оружия, которого у нас достаточно, чтобы снабдить их.
Закончив, он поклонился лорду, а вслед за ним поклонились и остальные докладчики.
Волдеморт, кивая в ответ, выглядел довольным.
- Хорошо, друзья мои. Всё идёт как надо. Присматривайте за магглами и предлагайте им свои идеи, подталкивая к нужным выводам.
Волдеморт, гладя Нагайну, наблюдал, как из комнаты выходят Пожиратели, и обдумывал ситуацию. Его первоначальный план включал в себя искоренение популяции магглов и господство в Волшебном мире с помощью заклинаний, а не боёв. Действительно, заклинания были быстрее и чище. Для этого он старался заручиться поддержкой самых тёмных магических существ и завербовать побольше Пожирателей смерти. Сегодня утром он получил сову от нескольких мошенников-гоблинов, которых представил ему этот предатель Малфой. Ему и в голову не приходило, что у гоблинов могут быть политические интересы, но он доверился Люциусу (и больше не повторит такой ошибки) который каким-то образом вышел на этих пройдох, обладающих экстраординарными способностями и не стесняющихся их использовать.
Его битва всё ещё не окончена, просто планы немного изменились. Пусть ему не удалось овладеть миром в одночасье, он будет завоёвывать его шаг за шагом, медленно, но верно. И начнётся всё в самом достойном для этого месте – Хогвартсе.
Забавы ради Волдеморт решил использовать в своём альтернативном плане до смешного доверчивых людишек. Магглов было слишком много, и их судьба его нисколько не заботила. Но Светлые думали и поступали совершенно иначе. Даже защита Волшебного мира могла оказаться под угрозой из-за абсурдной мысли, что нельзя вредить магглам. Он жутко улыбнулся, думая о будущей резне.
Потом Тёмный Лорд вздохнул, вспомнив о том первом заклинании, которое, видимо, что-то изменило в организме магов, раз его метка перестала приживаться на предплечьях его сторонников. Раньше он мог выкачивать Силу из своих последователей десятилетиями. А ведь придуманное им заклинание было просто блестящим – сочетая в себе древнюю магию и проклятие сна. И это - далеко не вершина его искусства.
Тёмная метка – вот самое блестящее его изобретение. Достойное применение древнейшей тёмной магии! Достойное самого Салазара Слизерина, чьи исследования его и вдохновили! Дающее возможность призывать к себе Пожирателей и пользоваться их Силой.
Но после того, как его верных слуг пробудил от Мёртвого сна Поттер, метки исчезли и не задерживались на руках Пожирателей надолго, несмотря на все старания Тёмного Лорда. Поэтому несколько месяцев назад он прекратил эксперименты, сочтя их напрасной тратой собственной магии. Волдеморт не желал признавать, что не может решить эту проблему. Было гораздо проще отказаться от объяснений и дальнейших попыток.
********
Наёмники, атаковавшие Хогвартс, вернулись в комфортабельный палаточный лагерь на землях сэра Гарольда в отвратительном настроении. Сначала им пришлось долго топать пешком, чтобы выйти к шоссе, а затем - дожидаться автобусов, посланных за ними. Ни у кого не было объяснений, почему их тщательно спланированная операция провалилась.
Некоторые слышали разговор старика и бригадного генерала, но мало что поняли. Магией остановили технику, но почему пули не пробивают воздух вокруг замка? Почему оружие и двигатели перестали работать? И как теперь они вернут машины и «апачи»?
А лес! Что в нём творится? Происходившее там просто не могло быть реальностью. И что случилось с Паркером? Парень, который повредил запястье, очевидно, просто неудачно упал, когда вертолёт наткнулся на невидимый барьер. Но день, в который разбился вертолёт, а самой серьёзной травмой оказался перелом запястья, можно смело считать невероятно удачным. А вот видимых причин для бессознательного состояния Паркера не было. Попытки откачать беднягу прямо там, в походе, оказались тщетными, да и врачи в поместье не смогли ничего сделать, чтобы привести его в чувство. Что с ним произошло, если гигант вынес его из леса на руках?
После душа, хорошего ужина и выпивки люди несколько успокоились. У многих возникло желание во что бы то ни стало пробить защиту волшебного замка.
Как только все вернулись на базу, лидеры Сопротивления собрались на военный совет. Бригадный генерал с облегчением заметил, что сэр Гарольд не столько разозлён, сколько озадачен текущими событиями и стремится «прояснить вопрос», как он любил говорить. Они обсуждали неудавшееся нападение и проблему безопасного перемещения оставшейся на поляне боевой техники.
На следующее утро решено было провести селекторное совещание с активистами британского антиколдовского движения. А пока мужчины, собравшиеся в шотландском поместье сэра Гарольда, увлечённо обсуждали события сегодняшнего дня.
Утреннее совещание прошло так, как и ожидал бригадный генерал. На прошлых собраниях он за всеми внимательно наблюдал, пытаясь понять, кто чего стоит, и сейчас его оценка подтверждалась. Чарльз Фрост - явный лидер. Дурсль - всего лишь буйный дурак, пляшущий под его дудку. Мейсон - толковый парень, но скорее организатор, а не руководитель. Братьев Риддл можно было и вовсе не принимать в расчёт — бесполезные тихони, предпочитающие держаться в тени.
Фроста, похоже, не очень удивил провал операции, что и привлекло внимание бывшего морпеха. Он помнил, как этот господин предостерегал сэра Гарольда, но так толком и не объяснил, почему «маленькая победоносная война» - плохая идея. И, судя по реакции Чарльза, можно было заподозрить, что он заранее знал о магической защите замка. А раз так, почему не рассказал об этом раньше?
В телефонном разговоре Фрост пытался узнать как можно больше фактов о сражении, задавал множество вопросов и постоянно уточнял мелкие детали. Ход операции пересказывался много раз, и попутно всплывали всё новые и новые нюансы. Каждого командира просили в подробностях описать, что происходило, когда пули попадали в щит. Основная история, конечно, не сильно различалась, хотя бригадный генерал подозревал, что многие её слегка приукрашивают. По словам каждого рассказчика выходило, что именно он находился в эпицентре сражения, и старый морпех начал уже сомневаться, что же происходило на самом деле.
Его расспрашивали последним, и он очень старался упоминать только реальные факты, ничего не придумывая. Когда вопросы к нему закончились, он задал свой.
- Мистер Фрост, мне кажется, вы знали о том, что произойдёт. Вы говорили, что наше нападение не даст результата. Вы знали, с чем мы столкнёмся? – спросил он, с трудом сдерживаясь, чтобы не рявкнуть.
Сэр Гарольд был немного удивлён вопросом своего подчинённого, но не смутился. Он нанял морпеха именно потому, что тот имел серьёзный боевой опыт и умел взглянуть на ситуацию с точки зрения военного. Вчера они проиграли, но бригадный генерал продолжал сражаться, пусть и против одного из союзников по Сопротивлению. Он улыбнулся и кивнул старому вояке, поддерживая его.
А в это время в Литтл Уингинге Корнелиус Фадж, Реджи Мейсон и двое Риддлов заседали в небольшом конференц-зале в офисе Реджи. Бывший министр Магии не очень хорошо разбирался в маггловских технологиях, но ему хватило ума не глазеть на странный ящик, через который они разговаривали с далёкой Шотландией. Реджи предложил помощь в ведении «совещания», так он это назвал, и Корнелиус охотно согласился, так как не смог бы разобраться со всей необходимой техникой.
Фадж не продержался бы у власти в Волшебном мире так долго, если бы не умел выпутываться из сложных ситуаций, и теперь этот навык играл ему на руку. Он кашлянул и удручённо склонил голову.
- Долгое время я изучал эту проклятую магию, - начал он. – Я не говорю, что знаю все повадки колдунов. Но их гнусными уловками интересовался особо. К сожалению, память меня иногда подводит, поэтому прошу прощения, что не смог предотвратить вчерашнее поражение, но я не в состоянии запомнить всё, что когда-либо читал.
Корнелиус осмотрелся, оценивая реакцию присутствующих и стараясь угадать, как поведут себя те, кто находился в Шотландии. Он и раньше извинялся за свои промахи, и метод работал с переменным успехом, но сейчас, казалось, всё шло удачно, и он продолжил:
- Недавно я узнал о загадочной способности магов делать здания труднонаходимыми, и потратил много времени, чтобы обнаружить этот замок. Надеясь, что их главная защита в невидимости, я всё же подозревал существование ещё каких-то фокусов. Ведь за столь долгое время кто-то мог по чистой случайности наткнуться на стену замка. А что именно они используют, я понятия не имел.
Но старого морпеха было не так-то просто обмануть.
- Вы допекли всех расспросами о мерцающем воздухе. Вы точно знали, о чём нужно спрашивать.
Корнелиус не поддался на провокацию, он специально задавал вопросы людям сэра Гарольда, основываясь на их описании произошедшего.
- Это довольно редкое явление. Когда первый джентльмен – мистер Харрис, верно? – описывал атаку, он сказал, что вы стреляли по замку, но казалось, что снаряды не достигают цели. Складывалось впечатление, словно нечто блокирует удары, нечто, находящееся в воздухе. А о чём ещё можно подумать, если замок был виден, но выстрелы совершенно не вредили ему? Отсюда и мои вопросы о визуальных проявлениях, я из тех людей, кто верит лишь в то, что можно увидеть.
Но бригадный генерал не сдавался:
- А как насчёт того, что маги вывели из строя огнестрельное оружие и все двигатели?
Через мгновение у Корнелиуса был готов ответ.
- Я читал, что они могут использовать палочки, чтобы вызывать огонь, и подумал, что таким образом можно погасить любое горение или искру. Возможно, по этой же причине отказали снаряды и пули. И я хотел бы разобраться в этом вопросе, чтобы понять, какое оружие нам выбрать для атаки в дальнейшем. Если использовать огнестрельное, то маги, как мы выяснили, легко блокируют его.
Реджи услужливо подхватил:
- И если они прекратили горение пороха с помощью магии, то, вероятно, сумели повредить свечи зажигания в двигателях. Вы упоминали, что старик не подозревал об этом эффекте? - Корнелиус взглянул на него с признательной улыбкой. Сам он не знал, как работает маггловский транспорт, и, конечно, ни за что не догадался бы ни о каких свечах. Поэтому был рад, когда остальные сразу же согласились с версией Реджи.
Старый вояка притих, но остался при своём, и выражение его лица, которое не мог видеть Корнелиус, явно говорило об этом. Он опирался на свою интуицию, которая в прошлом не раз выручала его. И ему по-прежнему не нравилось происходящее.
Как бы то ни было, вскоре совещание закончилось. Чарльз Фрост пообещал выяснить, какому оружию не сможет повредить магия, и доложить о результатах через пару дней.
Их следующее собрание, на котором присутствовал и Вернон, приняло очень странный оборот. Корнелиус подготовил целый доклад о луках, стрелах и требушетах – оружии, не зависевшем от возгорания пороха, а значит, неуязвимом для колдовства. И, кроме того, в случае необходимости, он решил познакомить слушателей с самыми общими сведениями о системе магической защиты зданий.
Но сэр Гарольд и его люди, жившие в палаточном лагере в шотландском поместье Бэквиза, казалось, совершенно забыли о досадном фиаско, постигшем их каких-то три дня назад. Начало разговора обескуражило собеседников, находившихся в офисе Мейсона.
- Парни заскучали, - заявил сэр Гарольд. - Паркер только что очнулся и быстро идёт на поправку, хотя выглядит, словно с похмелья. Врачи до сих пор понятия не имеют, что с ним случилось, но он в полном порядке. Я заказал пистолеты для пейнтбола, и сегодня вечером мы устроим сражение в лесу. Ребята с нетерпением ждали этого всю неделю.
Вернон, Реджи и Риддлы переглянулись с ошарашенным Чарльзом Фростом.
Корнелиус был потрясён тем, как быстро оказалось забыто позорное поражение. Люди на том конце провода вообще не помнили о визите в Хогвартс. Что, как, кто — вопросов возникла масса, он даже не знал, с чего начать. Немного больше разъяснений дало бы ему время на обдумывание вариантов.
- А ваше настоящее оружие на месте? - спросил он. Фадж был не совсем уверен, что это за пистолеты с краской, и чем они отличаются от обычных. Может быть, намёк на истинную цель их нахождения в Шотландии поможет вернуть память.
Сэр Гарольд, казалось, немного смущён вопросом.
- Ну, конечно, старина! Арсенал полон, машины и грузовики все на месте. Хотя есть проблемы с «апачами». - Он посмотрел на бригадного генерала, давая ему слово.
Корнелиус вздрогнул, услышав голос своего бывшего оппонента, который накануне устроил ему настоящий допрос. Но, видимо, ситуация изменилась и для него.
- Мы надеялись привезти в поместье все вертолёты сэра Гарольда, но привезли только пять. Один потерялся. Я попытался разыскать его, но, похоже, его отправили на прииск в Африку, по просьбе компаньонов сэра Гарольда. А всё остальное в порядке. Парни немного потренировались вчера, молодцы. Они будут готовы, помяните моё слово, когда придёт время! Им хотелось, чтобы обстановка учений была приближена к боевой, поэтому мы решили использовать пейнтбольные маркеры. Немного грязно, но зато, стреляя, бойцы видят, поражена ли цель.
Корнелиус переваривал услышанное: маркеры — это что-то вроде поддельного оружия. Ружья, стреляющие краской. Даже если бы он дожил до тысячи лет, он никогда бы не понял магглов.
И вся техника снова в поместье. Он был уверен, что Дамблдор отправит её подальше от Хогвартса, чтобы не дать магглам возможности вернуться. Может быть...
Раздумья Корнелиуса были прерваны Верноном, ударившим по кнопке на ящике, в который они говорили.
- Они не должны нас слышать, - пояснил толстяк. - Чарльз, что происходит? Что с ними случилось? Они вообще помнят о нападении? – в голосе Вернона слышались гнев, унижение и страх.
Корнелиус вгляделся в обеспокоенные лица кузенов Риддлов. Дурсль кипел от гнева, а Мейсон, казалось, боялся даже своей тени, такой ужас был на его лице. Нет, из всех перечисленных эмоций именно беспокойство - самая подходящая реакция. Было ясно, что к сэру Гарольду и его отряду применили чары, изменяющие память. Скорее всего, это сделали Дамблдор и кое-кто из Хогвартса, но он понятия не имел, когда и как. Возможно, через технику?
Помня, что они не могут надолго держать в неведении собеседников в Шотландии, он поспешно ответил:
- Возможно, здесь замешана магия, - голос его был серьёзен. – Чем ещё это объяснить? С ними всё было хорошо, они помнили о произошедшем на следующее утро после нападения. Держу пари, что маги вернули им машины как троянского коня. Когда сэр Гарольд и его люди получили назад своё оружие, магия пришла в действие. Должно быть, колдуны повредили их память, заставили забыть то, что они сделали. Это единственный ответ.
Вернон решил было, что это бессмысленно, но Чарльз говорил так уверенно, а он часто оказывался прав. Толстяк вновь включил селектор.
Оглядев присутствующих, Корнелиус кивнул и произнёс:
- Ну, мы рады слышать, что всё готово, это отличная новость. Я уверен, что «пейнтбол» поддержит вас в форме. Наверное, скоро ваши люди разъедутся по домам? - Он решил плавно закончить этот бесполезный разговор, сейчас гораздо важнее было разобраться, что делать дальше в сложившейся ситуации.
Когда сеанс связи завершился, люди, сидевшие за столом, были близки к панике, но Корнелиус быстро пресёк упаднические настроения.
- Итак, господа. Новый план. Мы узнали много ценной информации о врагах и их мерзких способностях. – Корнелиус почти не использовал слово «мерзкий», но заметил, как оно нравится Дурслю, и начал употреблять этот оборот чаще. Как по команде Вернон подался вперёд и навострил уши.
- Я тщательно изучил и проанализировал всю информацию, касающуюся сражения, о котором забыл сэр Гарольд и его люди.
А затем Корнелиус начал обсуждать заклинания, останавливающие горение. Постепенно разговор зашел об оружии, которое можно использовать как альтернативное. Фадж удивился, когда Риддлы поддержали идею с луками и стрелами, не говоря уже о том, что, по их словам, они располагали ими в большом количестве. Он даже не предполагал, что магглы используют это оружие за пределами спортивных состязаний, и был рад узнать об обратном. Хорошие парни эти Риддлы - единственные, кого он мог считать своими союзниками!
********
Гарри сидел на полу в гриффиндорской гостиной, прислонившись спиной к одному из диванов и греясь у камина. Он потёр плечо - у них с Северусом сегодня был очень трудный урок фехтования. Ему казалось, что со временем интерес мужа к его обучению иссякнет, но, похоже, тот ещё и усложнил занятия. Гарри мог отказаться – уроки мешали квиддичным тренировкам и затягивались надолго, но он был покорён увлечённостью Снейпа. Учебные бои разжигали кровь и усиливали их взаимное притяжение, даже когда они использовали дуэльный зал вместе с другими парами, к тому же Поттер надеялся, что обретёт отличную физическую форму после такой нагрузки. Но сегодня они тренировались слишком много, плечи и шея жутко болели. Может быть, им стоит несколько сбавить темп.
Гермиона-которая-ничего-не-пропускает сидела рядом и, казалось, с головой ушла в изучение огромного справочника, но всё равно заметила, как Гарри трёт шею и руки. Когда студенты разошлись, она воспользовалась этим и пересела поближе к приятелю.
- Ты в порядке? - прошептала она. - Я видела, как ты тёр плечи и шею. Что-то не так?
Гарри улыбнулся, ещё раз поражаясь наблюдательности подруги. Он был уверен, что кроме неё никто ничего не заметил. И по опыту знал, что простым «всё в порядке» не отвертишься.
- Просто перестарался немного на учебной дуэли с Северусом, - тихо ответил он. - Надо было попросить у него какое-нибудь зелье от боли.
- Ты что, ранен? - выпалила Гермиона.
Мысленно улыбнувшись, Гарри представил, что ожидало бы Северуса, узнай эта хрупкая девушка, что злобный профессор зелий, которого она побаивалась, если не сказать больше, ранил её друга на тренировке.
- О, нет, мы просто переусердствовали, закрепляя новый приём. Северус — сторонник отточенной техники боя, ты же знаешь. Мы отрабатываем движение, пока он не убедится, что всё правильно.
- Фехтование несомненно полезно и может пригодиться в будущем, но если ты так устаёшь, это уже слишком, – ответила Гермиона.
Доверительно склонившись к ней, Гарри заметил:
- Послушай, Северус слишком серьёзно относится к этим урокам. Серьёзнее, чем к чему-либо иному. Это важно для него, понимаешь? Я просто перестарался сегодня. Он показал мне новый удар — просто потрясающий, но сложнее тех, что мы разучивали раньше. Видимо, не стоило заниматься без перерыва. Так что со мной всё в порядке, просто мышцы потянул. Не о чем беспокоиться.
Но по выражению лица Гермионы было видно, что беспокоиться она будет. Гарри решил сменить тему.
- Как дела со статьёй? Ты закончила своё исследование? – он знал, что подруга получила письмо от редактора с просьбой подкрепить тезисы работы дополнительными примерами. Они уже обсуждали это, и пришли к выводу, что если Гермиона хочет бросить вызов устоявшимся представлениям по проблеме магического переноса, ей придётся предоставить на суд публики яркие, неопровержимые доказательства. Малейший промах будет использован её оппонентами. И хотя девушка пыталась убедить себя, что выполнив просьбу редактора, она сможет подать статью в более выгодном свете, ситуация всё равно раздражала.
Этот вопрос сразу отвлёк Гермиону от беспокойства о здоровье Гарри.
- Мне удалось ознакомиться с министерским досье на человека, чуть не убившего профессора Снейпа. Для моей работы ничего не пригодилось, но сама информация была весьма любопытной. Я читала доклады авроров, полные отписок и пустой болтовни, но этот материал был совсем другим. А когда я поинтересовалась источником сведений, оказалось, что их предоставил Люциус Малфой.
Гарри, почти поверивший, что беседа вошла в безопасное русло, вскинул голову, услышав знакомое имя, и его мышцы тут же протестующе заныли.
- Малфой? Причём тут он?
- Аврор Пирс объяснил, что госпожа министр сама решила обратиться за помощью к лорду Малфою. У него обширные связи повсюду, и есть на примете человек, обладающий каким-то даром, как я поняла. Очевидно, этой волшебнице удалось сделать то, чего не сумели авроры.
- Что ещё за дар? – не удержался от раздражённого вопроса Гарри. Ему было неприятно, что Министерство расследует дело о нападении на Северуса с помощью каких-то шарлатанов.
Гермиона задумалась.
- Я не знаю. Но уверена, что это не работа провидца или кого-нибудь в этом роде. Факты изложены прямо и достоверно. Возможно, они получены от людей, знакомых с убийцей. Судя по описанию, это рассказ одного человека другому об общем знакомом. В этом я абсолютно уверена.
Гарри постепенно успокаивался. Доклад был основан на фактах, а не на слухах или бреде провидцев. И теперь ему стало интересно, что предприняла подруга, чтобы найти ответы на вопросы, возникшие после чтения досье. Он вопросительно поднял бровь. Гермиона улыбнулась в ответ.
- Ну, конечно, я не могла оставить всё как есть.
Гарри рассмеялся и получил шлепок по руке (по той, что не болела, отметил он).
- Я спросила у директора, можно ли мне побеседовать с волшебницей, работающей на Малфоя, встретившись с ней в Министерстве или пригласив сюда. Профессор Дамблдор организовал нам встречу в Хогвартсе на следующей неделе. Нашу гостью зовут мадам Бансвилл.
********



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 10:02 | Сообщение # 201
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Северус сидел в кресле у камина в гостиной. Вместо того чтобы смотреть на огонь или читать журнал по зельям, он рассматривал маленькую колдографию в простой деревянной рамке.
Снимок, сделанный на крещении новорожденного Уизли в
прошлый выходной, был подарком крёстному отцу от родителей крестника. Гарри, державший ребёнка, заметно волновался хотя и пытался гордо улыбаться в камеру. Северус был приятно удивлён, когда его попросили встать рядом с ними. На колдографии профессор во все глаза смотрел на Гарри, а не на ребёнка, хотя сам он совершенно не помнил об этом.
Критично рассмотрев себя на снимке, Снейп в который раз отметил, какое у него неприятное выражение лица. Хотя чистые волосы - он перестал мазать их гелем как раньше - немного улучшали его облик. Правильным выбором стала скромная одежда – не обычная школьная мантия, но и не парча и бархат, неуместные в данной ситуации. И, конечно, его представительная осанка являлась несомненным плюсом.
Он мог бы даже гордиться собой, но был один нюанс. Гарри и его крестник отлично смотрелись вместе. Присутствие Северуса почти не мешало бы этой идиллии, если бы не выражение его лица. Оно смущало. Нужно будет подумать об этом.
Снейп убрал колдографию, надел школьную мантию и отправился в гостиную Слизерина - проверить, как там дела. Хотя префекты в этом году подобрались превосходные и держали «змей» в строгости. Так было и сегодня. За столом ребята играли в шахматы, некоторые студенты разговаривали, другие делали домашнюю работу. Всё в порядке.
Северус вернулся домой, и буквально вслед за ним в комнату вошёл Гарри. Странно. Обычно он засиживался у гриффиндорцев до комендантского часа. Похоже, что-то с ним было не так.
- Ты заболел? - с беспокойством спросил Северус.
- Э-э, нет, ничего серьёзного, - замялся Гарри. – Просто мышцы болят после нашей вечерней тренировки. В основном шея и плечо. Сейчас сводит, а до этого просто ныло всё сильнее и сильнее.
Северус нахмурился.
- Ты говорил, что отклонил или отбил все мои проклятья. Может, что-то пропустил? - спросил он, мысленно перебирая все заклинания, использованные сегодня, пытаясь определить, что могло дать такой эффект.
- Нет, ничего не пропустил. Думаю, я просто перестарался, отрабатывая новый приём, что ты мне показал.
Северус кивнул. Он на самом деле показал Гарри Адриков блок, который когда-то был очень популярен среди слизеринцев. Мальчик был ловким и гибким, так что движение освоил очень быстро, а затем принялся с энтузиазмом закреплять его на практике. Видимо, он перетрудил мышцы, что и вызвало боль.
- Кажется, ты потянул шею и плечо. В начале занятия ты повторял старые упражнения, а потом той же рукой стал разучивать Адриков блок — нагрузка оказалась слишком большой. Когда начались судороги? - Северус, вспомнив профессиональные навыки, уже продумывал, какие зелья помогают при указанных симптомах. Он порылся в шкафу и через несколько секунд поставил на стол небольшой пузырёк и тяжёлую склянку. Гарри взял зелье и выпил его залпом.
- Фу. Гадость какая, –пожаловался он, проглотив жидкость. Однако уже через несколько секунд рука его сгибалась совершенно безболезненно.
Северус мысленно поразился, как легко понять, о чём думает Гарри, просто наблюдая за выражением его лица. По облегчению в его глазах и по тому, как мальчик поднял руку и пошевелил ею, сразу стало очевидно, что боль ушла.
Северус поднял склянку, словно произнося тост.
- А с этим станет ещё лучше. Дай я намажу плечо.
Гарри скинул мантию и джемпер, оседлал боковой диванный валик, оказавшись спиной к Северусу, а затем расстегнул и спустил с плеч рубашку. Северус щедро зачерпнул ярко-синий крем из склянки и начал втирать его в шею и плечо мальчишки. Гарри закрыл глаза с выражением блаженства на лице, реагируя больше не на успокаивающий крем, а на массаж натруженных мышц.
- У «львов» всё в порядке? Ты сегодня рано вернулся, – спросил Северус после недолгого молчания. – Или так сильно болело? – Хотя ни один гриффиндорец не признался бы, что хотел избавиться от боли.
Растворившийся в блаженстве Гарри с трудом собрался с мыслями, чтобы ответить.
- Никаких проблем. Мы с Симусом и Драко делали домашнюю работу. Затем я немного поиграл в шахматы с Роном и поговорил с Гермионой. Шея тогда болела ещё не так сильно.
- Мисс Грейнджер закончила свою статью? - Северус знал, что Гарри редко рассказывает о ней, болтая о друзьях, поэтому поинтересовался.
Гарри рассеянно кивнул, с удовольствием сгибая руку и разминая плечо.
- Не совсем. Редактор попросил добавить больше реальных примеров, и она ищет новые доказательства. А вот это тебя заинтересует. Знаешь, где Министерство получает информацию о напавшем на тебя человеке? У Малфоя! Министр обратилась к нему, и он нашёл леди, которая смогла помочь. Гермиона хочет с ней встретиться, и профессор Дамблдор пригласил эту волшебницу в Хогвартс. Её зовут мадам Бансвилл.
Пальцы Северуса на секунду замерли.
- Ты её знаешь? –спросил Гарри, почувствовав его реакцию.
- Мы никогда не встречались, но я слышал о ней. Помнится, время от времени она консультировала отца Люциуса. Я не исключаю, что, возможно, мой отец также советовался с ней. Она обладает неимоверной проницательностью в отношении магии и магов, и её дар очень высоко ценится в определенных кругах. Полагаю, ей уже около 200 лет. Поразительно, что она ещё жива.
Гарри удивлённо вскинул брови:
- Гм ... что же она делает? - нервно уточнил он. То немногое, что было ему известно об отцах Люциуса и Северуса, заставляло опасаться.
- Она может видеть суть магии и магических намерений, поэтому была отличным консультантом для наших семей в выборе деловых партнёров, а иногда и супругов для сыновей или дочерей. Она очень приятная особа, несмотря на её обычное окружение. - Северус был удивлён, что смог вспомнить столько информации после всех этих лет.
Гарри повернулся к мужу.
- И какое она имеет отношение к напавшему на тебя человеку?
Северус выгнул бровь, обдумывая ответ.
-Я не верю, что авроры смогли бы когда-нибудь опознать его. Вероятно, ей удалось выяснить, кто он, через принадлежавшую ему вещь, или определить по отпечатку магии место, откуда он родом. Я не знаю, какую именно информацию получил Люциус, но, скорее всего, речь идёт о личности преступника.
- Ну, Миона намерена встретиться с ней, поэтому, возможно, мы узнаем больше.
Гарри вновь повернулся к Северусу спиной, подставляя больное плечо.
- О, кстати, хочу тебе рассказать, хотя вообще-то это должно было стать сюрпризом. Точнее, рождественский подарком, но Невилл настаивает на том, чтобы я поговорил с тобой сейчас, - сбивчиво проговорил он.
Северусу удалось продолжить массаж, но брови его удивлённо поднялись. Лонгботтом был последним из гриффиндорцев, который, по мнению профессора, стал бы думать о рождественском подарке для него. После секундной заминки, зельевар пробормотал что-то, похожее на приглашение к дальнейшему объяснению.
Гарри сделал глубокий вдох, собираясь с мыслями. Он был готов как к буре восторга, так и к полному провалу.
- Ты знаешь, что я теперь гражданин Уинтерленда. Это не лишает меня гражданства Британии, магической или маггловской, а просто позволяет мне, то есть нам, там жить, и у меня теперь есть там свой дом! - Гарри замолчал и оглянулся, чтобы увидеть реакцию мужа.
Тот замер и уставился на него, не зная, что сказать. Мальчишка потянул Северуса за руку и усадил на диван рядом с собой.
- Слушай, я знаю, что у тебя есть имение, и думаю, что мы когда-нибудь будем жить там. Но сейчас мы живём в Хогвартсе, – молчание начинало нервировать Гарри, хотя лицо Северуса оставалось непроницаемым. Он вздохнул ещё раз и продолжил говорить, спеша и запинаясь от волнения. – Лорд Брэнд сказал, что в Уинтерленде десятки заброшенных домов, ведь из-за дементоров люди селились поближе друг к другу. Я попросил Невилла посмотреть три усадьбы из предложенных. Он отправился туда в понедельник, всё проверил и выбрал тот, что находится на другом краю леса, в котором мы были, когда гостили у тётушки. Там очень много необычных растений, и тётушка согласилась помочь нам с оранжереей. Я хочу оборудовать в доме лабораторию, и Невилл сказал, что тебя лучше предупредить. Только ты знаешь, как и где всё расположить, чтобы она получилась идеальной, мне не стоит затевать строительство без тебя.
Гарри внезапно умолк, ожидая реакции Северуса.
Зельевар сам не знал, как реагировать на этот, в высшей степени непредсказуемый, поворот событий. Безрассудный. Глупый. Чересчур щедрый. И, наверное, - романтичный. И во всех смыслах — близкий крёстному-псу. Пытаясь ответить, Северус пару раз открывал рот, но тут же отказывался от своих слов, так и не издав ни звука.
Глядя на онемевшего мужа, Гарри вскинул брови, а затем улыбнулся.
- Похоже, для тебя это оказалось настоящим сюрпризом, - заметил он. - Жаль, что этот момент не достался рождественскому утру, но я надолго запомню его.
Северус, наконец, обрёл дар речи.
- Я действительно удивлён, можно даже сказать, шокирован. Спасибо, Гарри. Я поражён.
Гарри продолжил:
- В выходные мы поедем туда, посмотрим дом и договоримся о лаборатории. После чего, ты перестанешь интересоваться происходящим и в нужный момент сильно удивишься.
- Ты хорошо подумал? - не удержался от вопроса Северус. - Я не знаю, сколько стоит эта земля, но там никто не жил долгие годы, дом может быть полностью разрушен, ради Мерлина, ты хочешь всё это приобрести и восстановить? Это серьёзное начинание, проект, который, возможно, займёт годы, но уж никак не недели. Придётся отдать тысячи галлеонов. И всё за дом в Уинтерленде. - Он не злился, скорее - недоумевал.
- Как гражданин Уинтерленда, я имею право на бесплатный земельный надел. Помнишь, почему отклонялись все запросы на жительство и покупку участков на острове? Лорд Брэнд сказал, что усадьба в хорошем состоянии. Ограда цела, и дом крепкий. Там есть колодец и термальный источник, и у меня появились кое-какие идеи на этот счёт. Я разговаривал с Биллом Уизли перед его отъездом, и он сказал, что в Гринготтсе есть отдел по установке охранных чар и подключению к каминной сети. Не думаю, что это займёт слишком много времени и потребует огромного количества денег. Зато у нас появится уютное, уединённое место, где можно отдохнуть. Сам дом не требует ремонта, а внутри можно работать, даже если вокруг лежит снег.
В этот момент его голос дрогнул, и Северус внимательно взглянул на Гарри. Через несколько секунд тот справился со своими эмоциями и продолжил:
- Я подумал, что у нас должно быть место, где мы будем только вдвоём. Оно должно быть достаточно удалено и с большой лабораторией внутри, чтобы ты мог заниматься любимым делом.
Как он ни старался скрыть свои истинные чувства, по выражению его лица Северус всё отлично понял. В северной усадьбе они могли бы не только отдыхать, но и скрыться, чтобы Гарри никому не смог навредить, если вдруг потеряет контроль над магией. Он по-прежнему тревожился лишь о чьей-то безопасности.
Северус обнял Гарри, и тот забрался к нему на колени, крепко прижавшись.
- Я уже говорил, ты не потеряешь контроль над собой. Мы занимаемся беспалочковой магией и укрепляем твою систему циркуляции волшебства. Сама идея иметь уединённое убежище в Уинтерленде довольно заманчива, но я уверен, что мы будем приезжать туда, только когда устанем от шума и суеты.
Северус почувствовал, как мальчик буквально вцепился в него, и прижал его к себе ещё крепче. Погладив Гарри по волосам, он уткнулся ему в шею и прошептал:
- Ты не будешь одинок. Если тебе придётся уйти, я пойду с тобой. Мы сделаем этот дом нашим убежищем, если понадобится.
Они долго так просидели. И в какой-то момент Северус понял, что Гарри уснул. Глядя на огонь в камине, он не решался встать, опасаясь разбудить мужа, и не в силах выпустить его из объятий. Наконец, беспалочковым заклинанием он превратил диван в небольшую кровать, переодел их обоих в пижамы, защищая от холода подземелий, и сотворил из платка пуховое одеяло. Укрыв себя и Гарри, он лёг рядом с ним и, наконец, заснул.
********
Примечания автора:
- Во-первых, я хочу сообщить вам, что Kila9Nishika нарисовала отличную картинку к моему Продолжению TMS. Пожалуйста, зайдите к Kila9Nishika - по тегу The marriage stone можно посмотреть эту картинку. (Не забудьте проставить пробелы, если копируете отсюда)
-Во-вторых, nanami спрашивала по поводу крещения и волшебных религиозных традиций. Я не смогла ответить лично, так что поделюсь своими мыслями здесь. Я считаю, что вера является частью Волшебного мира, как и нашего, Джоан Роулинг просто не акцентировала на этом внимание в своих книгах. Мы видели привидения в замке, в Хогвартсе и в Хогсмиде пели колядки. Есть ели, украшения, и герои желают друг другу счастливого Рождества. Гарри и Гермиона обнаружили могилы его родителей на церковном кладбище, и в самой церкви в Годриковой лощине шла рождественская служба.
Джозефина Дарси чётко связала британский Волшебный мир с друидами (вспомните «коронацию» Гарри в Стоунхендже). Я делаю вывод, что маги сохранили веру друидов, а, возможно, общаясь с магглами, приняли для себя какую-то аналогию их религии и её традиции. Наконец, есть крёстные в Волшебном мире. На мой взгляд, наличие крёстного означает, что существует обряд крещения. Я признаю – я долго сомневалась, но всё же решила, что ребёнок Уизли должен быть окрещён.
Третье не особо относится к чему-либо: я ходила на выставку, посвящённую миру Гарри Поттера в Нью-Йорке, и среди экспонатов на выставке были одежды Северуса Снейпа. Экскурсовод сказала, что её часто спрашивают – почему одежда Снейпа никогда не меняется? Она ответила, что в этой одежде он идеален, а когда ты идеален, меняться незачем. Аминь.
И последнее. Я очень люблю обзоры, комментарии, наблюдения. Пишите, пожалуйста. Я обещаю работать усерднее, чтобы выложить следующую главу быстрее!



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 10:04 | Сообщение # 202
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод - VelgaW

Глава 56 (133) Опасные моменты

На следующий день перед первым уроком Гарри подошёл к Невиллу.
- Спасибо за отличный совет. Я всё-таки рассказал Северусу о нашем будущем доме в Уинтерленде. Хотелось сделать ему сюрприз на Рождество, но ты бы видел его реакцию! - с улыбкой прошептал он.
Приятель смутился:
- Не благодари. Выбирать ферму мне помогала тётушка, она и подала эту идею. И про личную лабораторию — тоже. Я ведь в этом не слишком разбираюсь, ты же знаешь.
- Тогда, спасибо вам обоим, - ответил Гарри. - В эти выходные мы с Северусом отправляемся посмотреть дом и выяснить, какой требуется ремонт. Если снаружи усадьба довольно крепкая, мы управимся быстро. Снег там уже выпал?
- Да, но местные обносят свои жилища такими оградами, которые отсекают ветер и снег, то ли благодаря необычной конструкции, то ли не обходится без волшебства. Надо бы спросить у викингов, насчёт магии — это только моё предположение. А вообще-то, быт у них налажен вполне сносно, несмотря на то, что сугробы кругом по пояс.
Гарри изумлённо поднял брови и выразил надежду, что за эти дни снега не наметёт ещё больше.
Испытать на себе прелести северного климата он смог уже в субботу утром, после того как портключ перенёс их с Северусом в Бифрост Холл. Парень по имени Эйнар, семья которого когда-то жила на заброшенной ныне ферме, вызвался проводить гостей. Оседлав мётлы, они долго летели над полями и лесами сквозь снежную круговерть.
Когда троица прибыла, наконец, на место, небо немного прояснилось. Волшебники приземлились на заснеженном пустыре перед большим двухэтажным каменным домом. Поле, хозяйскую усадьбу, сарай и какие-то домишки непонятного назначения окружал частокол, брёвна которого были плотно пригнаны друг к другу. Ограда казалась прочной и способной защитить от незваных гостей, но в распахнутые ворота дул холодный ветер.
Северус моментально встал так, чтобы прикрыть собой Гарри и Эйнара от неведомой опасности, но северянин возмущённо воскликнул:
- Лорд Снейп! Моя семья жила здесь. Нам нечего бояться!
- Только при запертых воротах, чёрт побери! - прошипел Северус. - Здесь полно щелей и закоулков, в которые могли забрести какие угодно твари.
- Грендлинги ни за что не войдут! Они жуткие звери, но боятся закрытых пространств. Если бы они захотели напасть, частокол их бы не удержал, но они сроду не лезли в человеческое жильё. Видать, опасаются ловушек. И предпочитают поджидать снаружи.
Если парень полагал, что своими словами успокоит гостя, он жестоко ошибался. Северус подскочил, озираясь по сторонам.
- Грендлинги?!
- Ну да, они, бывает, шалят тут, в округе. Раньше хозяева даже стадо выгоняли на пастбище, охраняя впятером, а то и ещё кого на подмогу звали, да. Но бросить ферму пришлось не из-за грендлингов, а из-за дементоров, - пояснил он. - Со зверями, если знаешь их повадки, хотя бы сладить можно.
Сдавленно сглотнув, Северус медленно выпрямился, но палочку не опустил и продолжал настороженно оглядываться. Взглядом он велел Гарри следовать его примеру. Оба волшебника, казалось, ждали нападения в любую секунду, вздрагивая от завывания ветра, шороха веток, скрипа и хлопанья незапертых дверей и ставен.
- Ладно, - буркнул Эйнар, - я закрою ворота, если вам так будет спокойней. - После чего юный богатырь свёл вместе внушительные деревянные щиты, перекрыв их изнутри бревном вместо засова.
Северус так явно беспокоился о Гарри, что тот улыбнулся:
- Будем помнить о неусыпной бдительности, - тихо сказал он. - Но я уверен, что лорд Брэнд не пустил бы сюда тётушку и Невилла, если бы им грозила опасность. А за такой крепкой оградой и запертыми воротами нам вообще не стоит бояться. - И, попытавшись разрядить обстановку, Гарри добавил, - тебе не кажется, что Эйнар и Хагрид чем-то похожи? Интересно, нашлись бы у них общие темы для разговора?
- Действительно, - процедил Северус, оставаясь настороже. Метлу убирать он не стал, готовый взлететь в любой момент, и был рад, когда Гарри поступил так же.
Вблизи забора Поттер заметил площадку, ограниченную несколькими крупными камнями. Указав на них палочкой, он спросил Эйнара:
- Это место тётушка отвела для теплицы?
Взглянув туда, парень ответил:
- Ну, у нас-то теплицы не было, но место это самое солнечное, если тётушка отметила его, значит, оно годится, ага.
Узнав, что им предстоит занять дом, где прежде жила семья Эйнара, Гарри немного волновался — вдруг тот почувствует себя обездоленным? Но спрашивать об этом не решился, боясь обидеть викинга.
- Невилл говорил, что тётушка сама выбрала место для оранжереи, значит, это здесь. А что в тех маленьких домиках? - поинтересовался он, очень надеясь, что их наличие не означает отсутствие удобств в хозяйском доме.
Показывая гостям ферму, Эйнар на ходу рассказывал:
- Сам-то я не жил здесь, конечно. Усадьбу построил мой прадед с братьями, но из-за дементоров уйти, вишь, пришлось. А так-то здесь хотели разводить коров и делать сыр, ага. Жили тут пять братьев, трое с жёнами, и детишки их. Прадеда, сказывали, дементор убил. Прабабка моя осталась с тремя детьми, но родные помогали ей, да. Я с детства слышал про это место, но никогда тут не бывал.
Похоже, молодой викинг не испытывал особой привязанности к старой усадьбе, и знал о ней исключительно по рассказам близких. Обходя с гостями территорию, он показывал им сарай, где хранилась земледельческая утварь, курятник, погреб и летнюю кухню, над которой в морозном воздухе вился парок.
- Горячий источник здесь, ага. На той стороне снег, а здесь — всегда тепло. Под землёй вроде как корыто с горячей водой, и где сарай — тоже. Бабка частенько рассказывала, что она тут круглый год овощи выращивала, во как. - Он показал на какие-то трубы, выходящие из колодца и тянущиеся в дом. - Они идут в сыроварню. Жильё отапливали этой водой, еду на ней готовили, да и вообще — никогда не замерзает, все удобства. - Парень открыл люк, ведущий в подвал прямо из кухни. Перед взором гостей предстала горбатая лестница, а в нос ударил густой, острый дух перезрелого сыра.
Последним в экскурсии по ферме волшебники осмотрели сарай — просто четыре стены, одна из которых была по совместительству частью ограды, перекрытые общей кровлей. Окинув беглым взглядом пустующее помещение, Северус развернулся и вышел на улицу. Не хотелось признавать правоту викинга, но у грендлингов, похоже, действительно был пунктик относительно замкнутых пространств.
Пока Эйнар распинался перед Поттером, расписывая прелести сельской жизни, Снейп, прислонившись спиной к стене сарая, разглядывал открывшийся взору пейзаж. Выпавший снег располагался очень необычно — за забором возвышались огромные сугробы, а возле дома его было не так уж и много, учитывая сильнейшую метель, в которую они летели сюда. Внезапно зельевар замер и насторожился. Он был уверен, что слышал какие-то звуки. Возможно, это ветер, но проверить стоило. Стараясь не шуметь, Северус осторожно начал двигаться в сторону странных шорохов, машинально отметив, что подбирается к вероятному хищнику с подветренной стороны.
Добравшись до угла сарая, Снейп застыл, как пантера перед прыжком, а затем, резко взмахнув палочкой, ринулся в бой. Гарри и Эйнар, которые к тому времени как раз выходили на улицу, успели заметить его манёвр и без раздумий поспешили на выручку. Позже Северус не преминул заметить, что их поступок был типично гриффиндорским.
А за углом его поджидал сюрприз — профессор зелий едва успел остановиться, чтобы не оглушить ступефаем корову.
Благодаря тёплому источнику, за сараем зеленел луг, на котором паслось небольшое стадо. Невдалеке он разглядел телёнка, а потом ещё одну корову и быка, меланхолично жующих жвачку и обгладывающих кусты.
Ближайшая к магу корова скосила на непрошеного гостя карий глаз, досадливо замычала и снова принялась жевать.
А Северус, вцепившись в палочку, прижал руку к груди, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце. Поняв, что произошло, и увидев выражение лица мужа, Гарри благоразумно сдержал смех. Вместо этого он взял его за руку и осторожно сжал, говоря:
- Не волнуйся, это ложная тревога. Ну кого, ради Мерлина, ты ожидал здесь увидеть?
Расплывшись в счастливой улыбке, Эйнар гладил коровью морду.
- Дед рассказывал о них. Когда его отец погиб, и семья решила переезжать, он услышал, что дяди хотят забить стадо на мясо. Одна из коров была любимицей деда, и он захотел спасти её, да. Отпустил её и одного быка на волю, а ворота запирать не стал, чтобы им было где укрываться от хищников и непогоды. Ему говорили, что это пустая затея, но, вишь, та пара ещё и приплод дала.
Смерив суровым взглядом сентиментального викинга, Северус, к тому времени окончательно пришедший в себя, резко развернулся и, гордо выпрямившись, зашагал к дому. С улыбкой переглянувшись, Гарри и Эйнар поспешили за ним.
Дом, несмотря на то что долго пустовал, оказался на редкость крепким. Гарри пришёл в полный восторг. А Северус, хоть и не разделял его восхищения, всё же признал место пригодным для жилья.
Весь первый этаж представлял собой один большой зал с тремя каминами. Он напоминал Бифрост Холл в миниатюре. Грубая, но крепкая деревянная мебель, в том числе - массивный обеденный стол в углу. Почти все окна были разбиты сучьями, сорванными ураганным ветром и теперь валявшимися здесь же на полу. То, что с улицы казалось вторым этажом, на самом деле являлось чердаком, разгороженным по периметру на несколько комнат — спален, вероятно.
- Если мы поселимся здесь, где бы ты хотел оборудовать свою лабораторию? - поинтересовался Гарри, когда они вновь спустились в зал.
Северус немного подумал, а затем указал на стену с камином, находившуюся ближе к будущей оранжерее.
- На мой взгляд, лучше сделать отдельную пристройку, поскольку рабочее место зельевара должно быть изолировано для безопасности. Для стен потребуется камень, не дерево. Возможно, известняк или мрамор, в зависимости от того, что добывают поблизости. Кроме того, желательно навесить укреплённую дверь, открытый дверной проём не годится. И, если расположить её с этой стороны, - он обвёл прямоугольник рядом с камином, - в лаборатории будет всегда тепло.
Гарри и не сомневался, что обустраивая их с Северусом новый дом, придётся потрудиться. И теперь он мысленно набрасывал план работ на ближайшие месяцы. Но все сложности казались несущественной платой за возможность обрести место, принадлежащее лишь им двоим. И ещё ему очень хотелось, чтобы Северус мог заниматься своими любимыми исследованиями, без которых его жизнь теряла смысл. Поэтому его муж получит в распоряжение лучшую в мире лабораторию.
********
Помимо «кузенов Риддлов», исподволь, по приказу своего господина, натравливающих магглов на магов, у лорда Волдеморта нашлись единомышленники, не скрывавшие желания лишить покоя Волшебный мир и имеющие хитроумный и чёткий план достижения этой цели. И он всё чаще подумывал о том, что пришло время начать террор. Карательные рейды, взрывы, невинные жертвы... В такой обстановке люди — маги или магглы, неважно — вскоре перестанут владеть собой и будут принимать опрометчивые решения. То, что надо.
Тёмный лорд больше не мог использовать метку, поэтому пришлось, стиснув зубы, разослать сов нескольким десяткам своих последователей — мастерам сеять хаос и разрушение. Именно это он и собирался им поручить. А те вскоре разработали целую систему якобы случайных происшествий, влекущих за собой множество погибших и раненых как в магическом, так и в маггловском мире.
- Друзья мои, - обратился Волдеморт к собравшимся в его поместье колдунам, сидящим за круглым столом, - это блестящий план. И хотя всё делается ради того, чтобы посеять панику, я не буду возражать против серьёзных жертв. Помните, однако, что решающая битва против сил Света и их драгоценных людишек впереди. Сейчас мы должны выбить у них почву из-под ног, внушить страх и недоверие, которые вскоре перерастут в паранойю и массовую истерию. Всё это неизбежно ослабит наших противников.
После чего Пожиратели Смерти, полные оптимизма и уверенности в своих силах, отправились по домам.
********
В среду после обеда Гермиона, вместо того, чтобы готовиться к предстоящим экзаменам, отправилась в кабинет директора. Сам факт вызова её не беспокоил, хотя прогуливать занятия было немного непривычно.
Профессор Дамблдор воскликнул, когда девушка появилась на пороге:
- А, мисс Грейнджер! Вы вовремя. Думаю, мадам Бансвилл прибудет через камин с минуты на минуту.
Старик встал перед очагом, чтобы встретить гостью, а студентке велел сесть за небольшой столик в углу комнаты.
- В соответствии со школьными правилами, вы можете общаться с мадам Бансвилл только в присутствии одного из педагогов. Но, учитывая личный характер вашей беседы, полагаю, что будет достаточно моего номинального присутствия поблизости. Думаю, так мы не нарушим требований Попечительского совета и обеспечим необходимую конфиденциальность.
Гермиона благодарно кивнула. Буквально через пару секунд пламя в камине вспыхнуло зелёным, и в кабинет вошла старая ведьма, в облике которой странным образом сочетались царственность осанки и роскошь наряда вкупе с распущенными седыми волосами и пёстрыми цыганскими шалями. Старуха перевела дух и осмотрелась.
Взгляд её карих глаз был очень внимательным и цепким. Оглядев кабинет, она кивнула, а затем величественно обернулась к директору.
- Профессор Дамблдор, полагаю? Я Вадома Бансвилл, - представилась она и слегка поклонилась.
В глазах Альбуса мелькнуло изумление, когда он услышал имя, и колдунья смерила его холодным взглядом. Но со стоявшей перед ней девушке она общалась гораздо сердечнее.
- А вы, должно быть, мисс Грейнджер. Рада встрече, моя дорогая. Ваша работа меня крайне заинтересовала даже по тем крохам информации, которыми поделился обратившийся ко мне очаровательный молодой аврор.
- Я тоже очень рада, мадам Бансвилл, и хочу поблагодарить вас за то, что вы согласились прибыть в Хогвартс. Давайте присядем, - ответила Гермиона, неловко попытавшись помочь пожилой женщине устроиться за маленьким столиком. Мадам Бансвилл решительно отвергла её помощь — она вовсе не так немощна, как может показаться! Поэтому, после небольшой заминки девушка отошла в сторону, оставив гордую гостью в покое.
Чтобы немного разрядить обстановку, профессор Дамблдор наколдовал чайник и чашки, и Гермиона, благодарно взглянув на него, налила себе и мадам Бансвилл чаю.
- Итак, дорогая, расскажите мне о своих исследованиях, если это возможно. Я заинтригована, - проворковала ведьма с лёгким акцентом, оставшимся в её речи даже после 170 лет, прожитых в Англии.
Об этом Гермиона могла говорить часами, поэтому она обстоятельно изложила содержание будущей статьи, приведя несколько примеров.
Старушка внимательно выслушала её, благосклонно улыбаясь.
- Очаровательно, мисс Грейнджер, прекрасная работа, вы умница! - похвалила она. - И я с вами во многом согласна, хотя никогда не изучала проблему столь глубоко.
Сделав глоток чая, мадам Бансвилл снова улыбнулась, а затем продолжила:
- Когда молодой лорд Малфой сказал, что ему нужна помощь в поиске того ужасного человека, покушавшегося на жизнь лорда Снейпа, я осмотрела палочку погибшего и ощутила в ней карпатскую магию. В Венгрии у меня много знакомых, и обменявшись совами с дочерью одной из старых подруг, я получила нужную информацию, - она указала на стопку бумаг, лежащую на столе. - Но ещё у той палочки был слабый налёт английской или шотландской магии. И я сразу вспомнила ряд похожих случаев, с которыми мне приходилось сталкиваться за долгие годы. Полагаю, вы уже нашли ответы на озадачившие меня вопросы.
- А вы не могли бы прояснить несколько моментов, касающихся погибшего? - вежливо уточнила Гермиона.
Гостья не возражала, и примерно после получаса содержательной беседы её юная собеседница решилась, наконец, задать непростой, по её мнению, вопрос.
- Мадам Бансвилл, а что именно вы делаете, когда исследуете предмет, принадлежащий кому-либо из волшебников? Вы потрясающе быстро решили нашу головоломку, но я не совсем поняла, каким образом вам это удалось.
Старуха несколько мгновений изучающе смотрела на Гермиону, склонив голову к плечу.
- В своё время я училась в Шармбатонской академии. Заклинания и чары давались мне легко. Но у моей Силы есть одна особенность. После долгих раздумий я определила её как «магию ума». Я не вижу чужих судеб, не делаю предсказаний и не гадаю, - она поморщилась, - но я определяю сокровенную суть волшебников по отпечатку их магии. Информация считывается во время непосредственного общения или при взаимодействии с личной вещью человека. Я стремилась специально развивать свой дар и не отказывалась от него. И он сослужил мне неплохую службу. Нашёлся узкий круг, способный оценить подобный талант. И эти люди безгранично мне доверяют.
Гермиона предположила, что среди этих ценителей наверняка было старшее поколение Малфоев, кто-то из Снейпов и, возможно, других слизеринских семей. Девушка усилием воли подавила дрожь, возникшую при мысли, с какими целями заказчики прибегали к услугам мадам Бансвилл.
Словно зная, о чём та подумала, старуха пояснила:
- Меня приглашали исключительно для того, чтобы составить впечатление о предполагаемых деловых партнёрах — как они решают жизненные проблемы, насколько умеют контролировать эмоции. Я способна почувствовать, откровенен ли собеседник или что-то скрывает. От меня не укроются чужие враждебность, гнев, жестокость, лицемерие. Не раз, благодаря моим выводам, люди избегали проходимцев, пытающихся втереться в доверие, или наоборот, умножали состояние, заключив выгодную сделку с надёжным партнёром.
Гермиона кивнула. Ей никогда не встречался подобный дар, но, вероятно, он очень редок, а она живёт в Волшебном мире совсем недолго.
Мадам Бансвилл внимательно следила за тем, как Гермиона обдумывает полученную информацию, в полной уверенности, что та захочет узнать больше о магии погибшего. Да и о её собственной. Девушка молчала, и гостья начала отвечать на так и не заданные вопросы.
- Гермиона, дорогая, я знаю, что вас интересуют отличительные особенности волшебства преступника, которого, по моим данным, звали Андор Салай. В письме Цили были кое-какие намёки на историю его семейства, которые могли вас озадачить. - Потрясённое выражение лица мисс Грейнджер, только что как раз об этом размышлявшей, было красноречивей любого ответа.
Эту реакцию она наблюдала за долгие годы множество раз, даже у своих постоянных клиентов, знавших о её способностях. Старая ведьма улыбнулась. Посчитав молчание Гермионы за согласие, она продолжила:
- Цили писала, что в роду этого человека были цыгане, - и вновь её слова поразили девушку, поскольку она заинтересовалась именно этим фактом. - У народа рома, более известного вам как цыгане, иногда рождаются дети с необычным магическим даром. Среди этого племени настоящих ведьм и колдунов очень мало, ещё меньше сквибов, но некоторые цыганки обладают интересной способностью. Маггловские гадалки копируют их, делая вид, что читают судьбу по линиям ладони, раскладывая карты таро и глядя в хрустальный шар. Но в отличие от них, цыганки, владеющие даром, в состоянии по-настоящему узнать близкое будущее. И в тех редких случаях, когда рома оказывается волшебницей или магом, их родовая способность усиливается магией.
Узнав об этом, Гермиона сейчас же задумалась, а обладал ли подобным даром человек, покушавшийся на профессора Снейпа, или мадам Бансвилл описывает в какой-то мере свою собственную магию?
Её размышления вновь не укрылись от старой цыганки, и она продолжила:
- Даже в Волшебном мире к цыганам относятся с подозрением и недоверием. Поэтому многие рома скрывают своё происхождение. Похоже, клан Салай не исключение. Андор, чью палочку я держала в руках, никогда не отличался, по словам окружающих, высоким уровнем Силы или особым умом. Поэтому, даже имея цыганский дар, он мог попросту не заметить его. Но он им совершенно определённо обладал, я уверена.
Она умолкла и сделала глоток чая, а Гермиона, потеряв дар речи, пыталась осмыслить ту лёгкость, с которой гостья читала её мысли. Через несколько секунд ведьма сказала:
- Думаю, вы уже поняли, что я тоже цыганка. Моя мать была рома, и вы видели реакцию вашего директора, когда я назвала своё имя.
Вспомнив самое начало визита мадам Бансвилл, девушка сообразила, почему профессор Дамблдор и гостья обменялись такими странными взглядами. Директор отреагировал на её имя, как и большинство волшебников, хотя это было так непохоже на него. Эта мысль буквально обожгла гриффиндорку.
- Не думайте о нём плохо, дитя. Надо отдать ему должное, он быстро справился с собой и повёл себя как гостеприимный хозяин. Но вековые предрассудки очень живучи, - снова ответила мадам Бансвилл на невысказанные терзания Гермионы.
Через некоторое время девушке удалось справиться с эмоциями, и она хрипло пробормотала:
- Благодарю за откровенность, мадам. Я не знала... ну... я не...
Она на секунду замялась.
- Моя теория заключается в том, что в момент гибели преступника часть его магии высвобождается. В редакции журнала меня просят подтвердить этот тезис реальным примером. Для этого мне нужно определить, проявились ли у кого-то, находившегося в тот момент поблизости, способности, отличавшие волшебную силу убитого. Если считать, что Андор обладал цыганским даром, на что прежде всего мне нужно будет обратить внимание? Есть вероятность, что реципиентом его энергии мог стать Гарри Поттер, уже получивший несколько фрагментов чужой магии. Как можно определить появление нового?
Мадам Бансвилл заинтересованно посмотрела на неё.
- Вы полагаете, дар получил мистер Поттер?
Гермиона не собиралась вдаваться в подробности истории Гарри, но старуха оказалась слишком проницательна.
- Как я уже упоминала, в волшебстве Андора мне удалось ощутить слабый отголосок британской или шотландской магии. Когда стихийный выброс Силы мистера Поттера поразил преступника, тот мог воспринять часть энергии за секунды до смерти, как я и предполагала в самом начале. Но вы мыслите в правильном направлении. Если в момент гибели Андора его магия была разорвана в клочья, вполне возможно, что имел место обратный процесс. И как же это могло сказаться на воспринявшем её волшебнике?
Гермиона кивнула, по-прежнему придерживаясь версии, что именно Гарри оказался тем магом, учитывая, что подобное уже происходило с ним раньше.
- Жаль, что никто не смог рассказать ничего интересного о нём, как о колдуне, - рассуждала мадам Бансвилл, - и я более чем уверена, что семейство Салай будет отрицать любые предположения об их кровном родстве с рома. Для них это гораздо больший позор, чем родственник, вставший на преступный путь.
Задумчиво водя уголком шали по губам и покачивая головой, она углубилась в размышления, а потом, поймав взгляд Гермионы, улыбнулась и продолжила:
- Однако, я возьмусь предположить, что этот человек, имея предков-цыган, мог обладать даром рома. Вероятно, у него была неплохо развита интуиция, и он умел безотчётно предчувствовать события. Те, кто развивают в себе это умение, обладая значительной волшебной силой, как, например, я, способны контролировать его усилием воли. Но слабые маги или обычные люди просто не поймут, чем наделены от рождения. Их талант будет проявляться спонтанно, под влиянием обстоятельств. Даже маги, впервые столкнувшись с этим даром, склонны отрицать его. Но поскольку мистер Поттер ваш друг и доверяет вам, поговорите с ним, возможно, он обнаружит в себе новые способности, о которых не подозревал раньше.
********
Наступил холодный сумрачный ноябрь, но викинги, привыкшие у себя на родине к суровому климату, продолжали стоять лагерем возле Хогвартса в качестве личной гвардии Гарри Поттера. Шотландская зима казалась им довольно мягкой, несмотря на то, что их шатры продувались ветром. Сердобольные школьные домовики, не в силах видеть волшебников, живущих в таких ужасных условиях, хотели помочь, набросив на их жилища согревающие чары, но здоровяки были категорически не согласны. Только после вмешательства Альбуса и Элрика Брэнда эльфы смогли сделать доброе дело. Того, что викинги потом демонстративно раскрыли пологи своих шатров, жалуясь на жару и духоту, малыши то ли не заметили, то ли предпочли сей факт не обсуждать.
Поскольку лорд Брэнд поселился в замке, супруга частенько навещала его в выходные, и в её лице Гарри, неожиданно для себя, обрёл надёжного помощника. Дело в том, что Диана собиралась вывезти на лето в Уинтерленд своих дочерей — девочкам было полезно отдохнуть на свежем воздухе и познакомиться со своей северной роднёй. Она поделилась планами с братом, рассказав, сколько усилий пришлось приложить, чтобы сделать имение мужа более пригодным для жилья. Северус, в свою очередь, помалкивал, что тоже, вероятно, вскоре станет часто приезжать на остров, поэтому ей пришлось признаться, что она узнала об этом от Элрика и хочет предложить свою помощь в благоустройстве их нового дома.
К удивлению Дианы, брат не возражал, и на следующий день Гарри встретился с ней.
- Северус сказал, что вы хотите помочь нам с переездом, - наливая невестке чай, осторожно начал он, боясь показаться женщине назойливым, - и мы вам очень благодарны, поскольку не хотели, чтобы о наших планах знал кто-либо ещё. А если нанимать для работы посторонних, про скрытность придётся забыть.
Диана обрадовалась, что мальчик уловил скрытый подтекст её предложения. Суть её помощи заключалась в том, что, ремонтируя собственное поместье, она могла бы незаметно вести работы в доме Гарри и Северуса, заказывать стройматериалы и мебель одновременно для себя и для них, чтобы как можно дольше сохранять всё в тайне.
Вначале Диана собиралась самостоятельно заниматься благоустройством их жилища, но оказалось, что у брата и его мужа полно своих идей, включавших строительство лаборатории для зельевара и большой оранжереи. А Гарри, к тому же, мечтал обустроить возле дома пруд с тёплой водой, незамерзающий даже зимой.
********



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 10:04 | Сообщение # 203
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Гермиона рассказала Гарри и Рону о своей встрече с мадам Бансвилл, попросив их внимательно наблюдать за возможными проявлениями цыганского дара у Поттера.
- Она оказалась очень старой и очень интересной дамой. А мистера Малфоя называла «молодой лорд». Наверное, когда тот был ребёнком, она обращалась к нему так же. Кстати, она считает, что моя теория перекликается с наработанной ею практикой. По словам мадам Бансвилл, изучая чью-либо магию, она не единожды обнаруживала слабые отзвуки чужого волшебства. Так, например, у одного уроженца Шотландии ей удалось ощутить признаки азиатской магии.
Рон хмыкнул.
- С каких это пор для тебя имеет значение одобрение ведьмы, вроде Трелони?
Гермиона пожала плечами, прекрасно понимая, о чём он.
- У них не так уж много общего. Мадам Бансвилл искренне согласна со мной. Эта женщина не из тех, кто работает на публику, её словам можно верить.
Реплика приятеля заставила девушку сомневаться, стоит ли говорить мальчишкам о необычном свойстве магии Андора Салай, но затем она всё же решилась.
- Мадам Бансвилл сразу поняла, что человек, покушавшийся на жизнь профессора Снейпа, родом из Центральной Европы. Благодаря своим личным связям, ей удалось выяснить личность преступника. Но один нюанс не давал ей покоя: в магии погибшего отчётливо ощущался след британского или шотландского волшебства. Обсудив со мной этот вопрос, она пришла к выводу, что это отголосок твоего стихийного выброса Силы, Гарри.
Поттер потупился, а Рон, восхищённо взглянув на него, ткнул друга локтем и воскликнул:
- Эй, приятель! Да ты крут! Знатно припечатал чувака, - и, повернувшись к Гермионе, спросил, - ты ведь именно эту информацию искала?
- Ну, не совсем. Вообще-то меня интересовали факты, когда магия погибшего рассеивается в пространстве и впитывается кем-то из окружающих. Но Гарри — особенный, ты сам это сказал, - виновато посмотрев на Поттера, девушка добавила, - в твоём случае, взрыв беспалочковой магии изменил картину происходящего.
Тот подавленно кивнул, а Гермиона продолжила:
- Обычно, в момент убийства Силу теряет только жертва, но в этот раз выброс был обоюдным. И, как ты понимаешь, Рон, это предположение основано только на замечании мадам Бансвилл. Короче говоря, для того, чтобы я могла использовать этот случай в своей статье, нам нужно достоверно определить того, кто впитал магию Салай. Может быть, она проявится у Гарри, а может, у кого-то другого. И нам предстоит выяснить это.
Сглотнув, Гарри взволнованно уточнил:
- А что именно мы должны обнаружить?
Гермиона сверилась со своими записями.
- Мадам Бансвилл сказала, что мы должны следить за внезапными проявлениями предчувствия и интуиции.
Гарри и Рон переглянулись, одновременно скептически усмехнувшись и вскинув брови, но, заметив неодобрительный взгляд подруги, промолчали.
Она продолжила:
- Гарри, возможно, ты почувствуешь, что знаешь что-то, в чём полностью уверен, но не сможешь сказать, как это пришло к тебе в голову. Мысль может быть совершенно спонтанной, а тема — любой, но обязательное условие — образ должен прийти из подсознания. Когда такое случится, ты сразу поймёшь — вот оно.
Но, как они ни старались, в следующие недели в поведении Гарри ничего похожего им заметить не удалось.
Своим воронам гриффиндорец велел являться строго по расписанию — перед обедом - и не мешать на уроках. Фамильяры послушно возникали только в назначенный час.
Поэтому у Гарри вошло в привычку приходить в это время к Северусу в кабинет, и либо дожидаться сеанса связи с вещими птицами, либо, в редких случаях, если те не прилетали, идти на прогулку с мужем. Вообще Северус оказался замечательным помощником. Контролируя общение Гарри с воронами, он не давал ему пойти на поводу у эмоций, задавал наводящие вопросы, обращал внимание на важные мелочи, которые в одиночку Избранный мог и пропустить.
А за пределами Хогвартса становилось всё тревожнее. Только дважды, благодаря фамильярам Поттера, удалось предотвратить чудовищные теракты. Но чаще мальчик чувствовал себя вымотанным и опустошённым, глядя на бессистемные, жестокие и разрушительные нападения в своих видениях, полученных им уже после того, как всё было кончено. Эти случаи не имели, на первый взгляд, ничего общего: жертвами становились как магглы, так и маги, происшествия бывали и ночными, и дневными, атакам подвергались не только люди, но и различные объекты. Гарри видел крушения мостов, взрывы в метро, обрушения зданий и затонувшие подводные лодки, а также многочисленные самоубийства, когда люди выбрасывались из окон или прыгали с крыш. К нему снова вернулись ночные кошмары, и теперь Северус следил, чтобы мальчик не забывал принимать зелье сна-без-сновидений.
Видения, как правило, сопровождались неясным шёпотом воронов, и, с помощью Северуса, Гарри научился задавать птицам вопросы, чтобы получить от них более конкретную информацию. Обычно их предсказания были слишком общими и расплывчатыми, но иногда юному магу удавалось вытянуть из своих фамильяров крохи более полезных и точных сведений. Эти беседы бывали весьма изнурительными, но постепенно вороны научились понимать, чего хочет от них новый хозяин.
Гарри предполагал, что ближе к лету магглы решат вновь записывать телеобращения. Внезапный рост преступности и насилия просто не мог остаться незамеченным, пора было что-то предпринимать. Поэтому он нисколько не удивился, получив через министра просьбу о помощи. Королевская семья в это время года жила в столице, и Поттера пригласили в Букингемский дворец.
Каминной связи с этой резиденцией у волшебников не было, поэтому Гарри и Северуса отправили через портключ в кабинет министра Магии, а оттуда, через камин, в сопровождении отряда авроров и нескольких высокопоставленных чиновников, они переместились в офис маггловского премьер-министра. Его бронированный лимузин был дополнительно зачарован особыми заклинаниями. Погрузившись в него, делегация министерства Магии и членов британского правительства поехала с полицейским эскортом во дворец королевы. А Снейп, Поттер и двое начальников аврората отправились туда через особый портключ.
Встрече с принцами Гарри очень обрадовался, и по всему было заметно, что радость эта взаимна. Министерский комитет по выработке объяснений в сотрудничестве с маггловскими коллегами создал текст обращения к людям, которых медленно, но верно охватывали тревога и беспокойство. Наскоро отрепетировав выступление, команда приступила к записи.
Молодые люди сели в ряд, а перед ними выстроилась целая стена камер и прочей телеаппаратуры. Северус отошёл в сторону, чтобы не мешать, но и не терять из виду Гарри. Хотя, похоже, что магглы всерьёз заботились о безопасности. От внимательного взгляда профессора не укрылись снующие повсюду вооружённые мужчины, по-видимому, местная служба охраны. У многих на поясе висела кобура с каким-то металлическим оружием, другие прятали её под полой пиджака, и у всех без исключения из-под лацканов змеились проводки, тянущиеся к уху. Охранные чары здесь применять было нельзя, потому что они мешали работе маггловской техники. Приходилось полагаться на неусыпную бдительность авроров, вышколенных Моуди, но это не устраивало Северуса, поэтому он, настороженно поглядывая по сторонам, держал палочку под рукой.
О том, что творится в мире магглов, Снейп знал исключительно из туманных сообщений воронов, и теперь, слушая выступление Гарри и принцев, впервые смог представить полную картину происходящего. После чего он уже не верил, что призывы сохранять спокойствие и уверения, что у правительства всё под контролем, возымеют хоть какое-то действие на затравленных и перепуганных магглов.
Гарри тоже находился в растерянности. Его оберегали от излишних волнений, чтобы он мог без помех учиться, и том, какие шаги с сложившейся ситуации предпринимает Министерство, парень узнал только прочитав сценарий перед самой съёмкой. После этого в голове у него билась лишь одна мысль — недостаточно реагировать, нужно противодействовать! Что толку набрасывать на станцию метро охранные чары уже после того, как произошло крушение, и колдуны, устроившие теракт, аппарировали? Машинально читая положенные ему по сценарию слова утешения и ободрения, он думал, достаточно ли того, что предпринимает Волшебный мир? Может быть, он и не знал обо всех возможностях магии, но чувствовал, что можно и нужно действовать эффективнее.
Телевизионщики отсняли сразу несколько видеообращений, чтобы транслировать их в ближайшие недели. С наступлением тёплого времени начинался курортный сезон, люди активно путешествовали, отправляясь в туристические и деловые поездки, а это означало, что самые посещаемые точки неизбежно станут мишенями новых атак. В соответствии со сценарием, Гарри заверил зрителей, что маггловской полиции будут помогать авроры, которые прикроют защитными чарами самые оживлённые места Лондона и его окрестностей.
Утомительный вечер, наконец, завершился, и Северус, охваченный усиливающимся неприятным предчувствием, направился к Гарри. Кивнув принцам, он взял мужа под локоть и прошептал:
- Я волнуюсь... Это место становится небезопасным. Думаю, нам нужно срочно активировать портключ и вернуться в Хогвартс.
Принц Уильям кивнул на дверь за его спиной.
- Недавно ваши люди зачаровали весь дворец, комната за комнатой, и уверили нас, что находиться здесь абсолютно безопасно. Давайте пройдём во внутренние покои, там мы сможем без помех побеседовать.
- Вы не против, если мадам Боунс тоже присоединится к нам? - спросил Гарри. - Во время сегодняшней записи я понял, что многое упустил, пока был в школе. И хотел бы задать ей несколько вопросов.
Видя, что министр Магии стоит рядом со своим маггловским коллегой, Северус заметил:
- Вероятно, тогда придётся пригласить и его. Это возможно? - обратился он к принцам, так как был не совсем уверен в королевском этикете, но, наблюдая за королевой и её мужем, догадывался, что при дворе расписан буквально каждый шаг.
Через пару минут переговоров и перешёптываний оба министра в сопровождении аврора Энтвистла присоединились к принцам, Снейпу, Поттеру и вошли в небольшой коридор. Массивные двери, охраняемые гвардейцами, распахнулись, пропуская людей во внутренние покои дворца. Пройдя через ещё один ярко освещённый коридор, они очутились в уютной гостиной.
Северус немедленно проверил магическую защиту комнаты. Она была гораздо слабее школьной, министерской или той, что окружала поместье Малфоев, но для маггловского жилья уровень всё равно был впечатляющий. Немного успокоившись, он сел.
Все присутствующие, устроившись в креслах, не сговариваясь посмотрели на Гарри, поскольку именно он пригласил их сюда.
- Мадам Боунс, надеюсь, я не выхожу за пределы своих полномочий, - начал Гарри, немного смущаясь. - Сейчас вы представляете Волшебный мир, а не я. Но вы уверены, что мы делаем всё возможное, чтобы защитить магглов от подобных нападений? Я понимаю, что от прихвостней Волдеморта страдают также волшебники, и вы должны заботиться об их благе. Но магглы практически беззащитны. Может быть, удастся обезопасить их какими-то чарами или заклинаниями, установив их на станциях метро, в торговых центрах, школах?
Министр Магии нисколько не обиделась, а напротив, осталась довольна тем, что Гарри, во-первых, проявил уважение к её должности, и, во-вторых, настолько заботится о магглах. Мало кто из её коллег или знакомых волшебников думал о ком-то ещё, кроме своих близких, в эти трудные дни.
Вздохнув, она с одобрением кивнула, и все взгляды в комнате обратились к ней.
- Мистер Поттер, я понимаю ваши чувства. Но, как вы без сомнения знаете, волшебство мешает работе маггловской электроники, поэтому мы вынуждены применять его очень ограничено. Так, например, на станциях метро магия обесточивает линии электропередачи, и поезда останавливаются. В общественных местах выходит из строя множество маггловских приспособлений. Поэтому сейчас мы апробируем экспериментальные чары и заклинания. Уже выявлено несколько формул, дающих крепкую защиту и в то же время не мешающих работе техники. И уже с этой недели начата их установка в наиболее уязвимых зонах города.
А маггловский премьер-министр поспешил добавить:
- Нам действительно необходима помощь Волшебного мира, и я рад, что вы это понимаете, мистер Поттер. Мадам Боунс и её коллеги активно сотрудничают с нашей полицией и общественными службами. Все мы были потрясены до глубины души, узнав о пагубном влиянии магии на электронику, но, благодаря команде вашего министра, проблема решилась довольно быстро.
Преподаватели в Хогвартсе рассказывали Северусу, как некоторые магглорождённые первогодки расстраивались, обнаружив, что их непонятные устройства, привезённые из дома, не работают. Среди слизеринцев таких страдальцев практически не было, поэтому подробностей он не знал. Но увидев, что британский премьер уподобляется одиннадцатилетнему подростку, ухмыльнулся: оказывается, не только избалованные дети хнычут из-за поломанных игрушек.
Кивнув, Гарри слабо улыбнулся.
- Рад слышать, что вы довольны помощью, сэр. Но, мадам Боунс, зачитывая сегодня текст своего выступления, я был ошеломлён масштабом бедствий, охвативших маггловский мир. Понимаю, что среди магов сеет хаос та же сила, и что нам будет нелегко справиться, учитывая возникшие технические затруднения, но мы должны что-то предпринять. Должны.
Северус снова ухмыльнулся — вот речь настоящего гриффиндорца.
Внезапно свет в комнате замигал. В другое время это не произвело бы такого эффекта, но, учитывая тему беседы, все собравшиеся вздрогнули, предположив сразу самое худшее. Энтвистл направился к двери, собираясь разведать обстановку. Он справедливо полагал, что его начальница, служившая в свое время аврором, сумеет защитить людей в случае необходимости. А все остальные напряжённо замерли, каждый на своём месте, не зная, чего ожидать.
Лампочки мигнули ещё несколько раз и погасли, а затем, перейдя на автономное питание, освещение вновь восстановилось. Перебои в электроснабжении — это, конечно, неудобно, но опасно лишь том случае, если в довершение ко всему раздаются взрывы и воют сирены аварийно-спасательных служб.
Северус снова проверил защитные чары и объявил:
- Всё в порядке, похоже, мы в безопасности, - но, тем не менее, встал рядом с Гарри и обнял его за плечи, сжимая в ладони пробку от сливочного пива, чтобы в любой момент вернуться в Хогвартс.
Через несколько минут вернулся Энтвистл, сообщив, что в соседнем квартале Лондона прогремел взрыв, и маггловские спасатели уже отправились тушить пожар и разбирать завалы.
- Взрыв случился в стороне улицы Мэлл, и сейчас выясняют причину, почему оказался обесточен дворец.
Мадам Боунс взмахнула палочкой и начала читать возникший перед ней пергамент, не обращая никакого внимания на оторопевшего маггловского коллегу, ведь это был обычный способ связи в её мире.
- Ммм... за последние две минуты наши люди насчитали семь атак. Четыре — здесь, и три у магов. Нападения совершались в разных районах Лондона. - Первым делом она проверила, какой урон нанесён Волшебному миру, оказалось, что незначительный. А затем вернулась к проблемам магглов. - Похоже, в результате терактов повреждены Ройял Фестивал холл*, мост Золотого Юбилея**, задета Белая башня***, хотя она пострадала меньше, ведь древний Тауэр имеет неплохую защиту. И Мэлл****. Также сообщают о серьёзных повреждениях Арки Адмиралтейства*****.
Волшебница обвела взглядом комнату.
- Мы не знаем, произойдут ли сейчас новые атаки, или на этом сегодня всё закончится. Но во дворце безопасно. Купол, установленный нами, защищает несущие конструкции и отражает проклятия. Думаю, нам лучше ненадолго задержаться. Наши специалисты выявили закономерность: резкий всплеск активности террористов, несколько одновременных нападений, затем ещё пара разрозненных, а потом — затишье. Похоже, действия исполнителей первых терактов и серии последующих не скоординированы.
Гарри кивнул, глядя на Северуса и пытаясь понять, что тот думает о происходящем. В последнее время прогнозы вещих воронов становились всё более неутешительными, это юный маг понял особенно чётко сегодня, узнав, насколько серьёзны последствия нападений Пожирателей Смерти. Как сказала мадам Боунс, их действия были не слишком тщательно спланированы и скоординированы, да и заканчивались быстро. С одной стороны это было неплохо. Но с другой, означало, что птицы не смогут вовремя предупредить о спонтанных атаках.
Принцы, хоть и притихли, похоже, не слишком волновались, но на премьер-министра было невозможно смотреть. Не слишком доверяя магической защите, он пытался бодриться, но в глазах его застыл ужас.
Заметив его состояние, Энтвистл и министр Магии переглянулись, и, получив от своей начальницы едва заметный кивок, молодой аврор обратился к временному боссу:
- Господин премьер-министр, пока затишье, вам лучше вернуться в свой офис. Я провожу вас. И, если вы опасаетесь ехать на лимузине, мы можем переместиться с помощью волшебства. Но, так или иначе, нам пора.
Сделав вид, что у него масса неотложных дел, маггл наскоро попрощался с остальными и скорым шагом удалился в сопровождении своего помощника.
Посмотрев на четырёх человек, оставшихся вместе с ней в гостиной, мадам Боунс заявила:
- Господа, штатским здесь не место. Я уже вызвала отряд авроров, которые легко защитят магглов и дворец от нападающих. Чиновники, неспособные сражаться, по моему приказу аппарировали домой или в Министерство. И вы нас весьма обяжете, если покинете помещение, чтобы мы не тратили силы на вашу охрану.
Старший из принцев ответил:
- Здесь наш дом, мадам министр, и вы сами утверждали, что защитные чары довольно сильны. Мы останемся здесь, пока всё не закончится.
Северус в очередной раз просканировал магическую защиту помещения и сообщил:
- Она долго не продержится. Сами по себе заклинания, из которых сплетена охранная сеть, достаточно мощные, но поставлены совсем недавно и ещё не окрепли. Надеюсь, мадам Боунс, вашим аврорам удастся отразить атаку прежде, чем защита падёт, но нам стоит убраться отсюда, чтобы, как вы и сказали, не мешать боевым магам.
Гарри тут же спросил принцев:
- Здесь есть кто-то ещё из вашей семьи? - и, обращаясь к министру, добавил, - их безопасность удастся обеспечить?
Младший из Виндзоров ответил:
- Нет, на этой неделе мы остались в Лондоне одни. Бабушка и дедушка — в Австралии, а отец в Греции. В официальных поездках.
Его реплика навела мадам Боунс на мысль, что это нападение неслучайно, и целью захватчиков являются именно королевские внуки. Чтобы поскорее удалить их отсюда, она решила схитрить.
- Скорее всего, атакующие не знают, что находится в этом здании. Судя по виду дворца, они поняли, что это важный для магглов объект, возможно, музей или правительственный комплекс. Разумеется, они не подозревают, что это — резиденция королевской семьи, и не в курсе, что все старшие её члены покинули страну. Пока это простая случайность, но нам не нужно, чтобы она переросла в нечто более серьёзное. Пожалуйста, сделайте, как я прошу, покиньте это место.
Внезапно раздался страшный скрежет. Мальчишки вздрогнули. Северус понял, что этот звук издаёт магическая защита, которую грубо взламывают, вырывая с корнем. Возможно, само здание и уцелеет, но им пора уходить, и как можно скорее, пока ситуация окончательно не вышла из-под контроля.
- Гарри, ваши высочества, у нас нет времени на споры, - сказал профессор. Голос его был полон тревоги, усилившейся при виде министра, выбежавшей в коридор, чтобы принять бой, поскольку защитный купол едва держался. Снейп достал из кармана портключ и объяснил магглам, - мы заберём вас с собой в Хогвартс, вернётесь, когда здесь станет безопасно. Закройте глаза и открывайте только по моему приказу. Коснитесь портключа. А тебя Гарри, я возьму за руку, чтобы знать, что ты никуда не денешься по дороге. На счёт три!
Четыре человека исчезли, и буквально через десять секунд после этого защитный купол Букингемского дворца с оглушительным треском рухнул. Разумеется, банда Пожирателей так и не смогла прорваться внутрь, все их проклятия были отбиты отрядом авроров. И когда колдуны поняли, что им противостоят превосходящие силы противника, они прекратили бой и аппарировали.
Цель была достигнута.
От автора: Извините, что новую главу вам пришлось ждать так долго. Писать её оказалось неожиданно трудно, события в ней развивались не по воле автора. Некоторые фрагменты были многократно переписаны, а от нескольких идей пришлось вообще отказаться, так как их вытеснили непредвиденные события. Может быть, я ещё использую их.
Я не сразу поняла, что на этом сайте невозможно вставить ссылки на другие ресурсы. Помните, я писала, что артер Kila9Nishika создала потрясающую работу, иллюстрирующую моё Продолжение? Сейчас я попробую просто написать её адрес на Девианте. Вот он: http://kila9nishika.deviantart.com/gallery/
Это просто фантастика!******
В следующей главе я обещаю вам больше Гарри и Северуса. И, напоминаю, что мне очень нравятся ваши отзывы!
От переводчика:
* Ройял Фестивал холл: http://www.world-art.ru/architecture/ar … hp?id=3155
** Мост Золотого Юбилея http://uritsk.livejournal.com/50822.html
*** Белая башня http://london-sights.ru/?page_id=234
**** Улица Мэлл http://vnikolaeva.narod.ru/london2004/lond2004_21.htm
***** Арка Адмиралтейства http://ru.wikipedia.org/wiki/Арка_Адмиралтейства
****** Подозреваю, что речь идёт вот об этом арте: --



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 10:05 | Сообщение # 204
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод - VelgaW

Глава 57 (134) Гости

Раздался громкий хлопок, и портключ переместил Поттера, Снейпа и принцев в королевский кабинет Избранного в Хогвартсе. По команде Гарри парни открыли глаза и с любопытством огляделись. Хотя они уже жили некоторое время в замке, но видели в основном только свои комнаты, коридоры, Большой зал и теплицы. Да и путешествие по каминной сети существенно отличалось по ощущениям от перемещения портключом.
- Вы в порядке? - осведомился Северус, по опыту зная, что о последствиях непривычного путешествия лучше узнать как можно скорее.
Молодые люди не слишком уверенно кивнули, и, нисколько им не поверив, Северус предложил:
- Думаю, травяной отвар поможет вашим желудкам успокоиться.
После чего, словно ещё одно напоминание, что они вернулись в мир магии, на журнальном столике возник кувшинчик с лечебным напитком и посуда. Гарри, как радушный хозяин, усадил гостей в мягкие кресла и протянул им лекарство.
Уильям, поблагодарив, взял чашку.
- Мы вернулись в Лондон из колледжа только сегодня, чтобы записать видео. А вся семья в отъезде. Бабушка, правда, сомневалась, стоит ли в такое неспокойное время уезжать, но дедушка настоял, что мы, несмотря ни на что, должны вести свои дела по заранее намеченным планам. Поэтому и отец уехал, он ведь давно обещал. Мы оказались во дворце лишь потому, что должны были участвовать в записи телеобращения. Чтобы поддержать людей.
- Уверен, для них это очень важно, - заметил Северус. - Думаю, вы скоро вернётесь домой, вряд ли даже на пару дней задержитесь. Совсем необязательно, что преступники на самом деле взломали защиту, просто в тот момент нам лучше было уйти и не мешать аврорам. Полагаю, вскоре Министерство восстановит магический щит в вашем дворце, и вас отправят обратно.
- А я волнуюсь, как отреагируют наши родственники, когда узнают о нападении, - ответил принц Гарри. - Они здорово перепугаются, услышав сенсационную новость по телевизору.
- Членов королевской семьи в поездках обязательно сопровождают наши люди. Уверен, едва весть об атаке дошла до них, они сразу же предприняли нужные меры по обеспечению безопасности, - заверил его Северус.
Поттер удивлённо посмотрел на него — об этом юный маг слышал впервые.
- Авроры? - уточнил он.
- Да, - сухо ответил Северус, - хотя в данном случае задание получил отставной аврор. Сегодня я узнал от мадам Боунс, что миссис Лонгботтом вызвалась охранять королеву в нынешней поездке.
Гарри кивнул, подумав, что если Невилл не поделился с ними новостью, значит бабушка решила ему ничего не говорить.
Удостоверившись, что их близкие не станут паниковать и находятся под надёжной охраной, принцы успокоились.
- Скажите, а вы все так умеете, как ваша мадам министр — р-раз, взмахнули палочкой, и у вас в руках чьё-то послание? - поинтересовался Уильям, который никак не мог представить, как это работает.
Гарри, чьи познания о Волшебном мире тоже были довольно поверхностны, замялся, и принцу ответил Северус:
- В основном, таким образом циркулируют рабочие сообщения Министерства магии. Нужные сведения пишут на специальном пергаменте и затем зачаровывают его, чтобы разослать тем сотрудникам, которые должны быть в курсе событий. Служащий Министерства произносит особое заклинание, и копия зачарованного пергамента появляется перед ним. Причем информация в этих посланиях непрерывно обновляется.
И оба Гарри, поражённые магическим способом переписки, хором воскликнули:
- Круто!
Поттер как раз выяснял, какие уголки замка принцы ещё не успели исследовать в прошлое посещение, обещая показать им весь Хогвартс, когда раздался стук в дверь, и, не дожидаясь ответа, в кабинет вошёл Дамблдор.
- О, благодарение Мерлину, с вами всё в порядке, мальчики мои! Амелия Боунс только что рассказала мне о нападении. Она говорила, что вы отправились сюда портключом, но я должен был убедиться, что вы целы. Никто не пострадал? - задыхаясь выпалил старик. От быстрой ходьбы складки его оранжевой мантии до сих пор колыхались. Похоже было, что волновался он только за Гарри и Северуса и немного растерялся, увидев кроме них ещё двух юношей, которых не сразу узнал.
Гарри быстро сообразил, в чём дело:
- Господин директор, вы, наверное, помните принцев, живших у нас летом?
Этого было достаточно, и Альбус воскликнул:
- Конечно, да! Прошу прощения, зрение иногда подводит меня! Очень рад снова видеть и приветствовать вас в Хогвартсе. Надеюсь, вы тоже не пострадали в связи с лондонским происшествием?
Украдкой переглянувшись, парни кивнули, и Уильям ответил:
- Да, сэр, профессор Снейп настоял, чтобы мы ушли, когда стало слишком опасно, и мадам министр поддержала его.
Альбус просиял:
- Прекрасно! Рад, что с вами всё в порядке. Мы можем поселить вас в гостевых апартаментах, как прошлым летом, но, возможно, Гарри уже предложил вам поселиться в одном из школьных общежитий?
Поттер посмотрел на них.
- Ну, если честно, мы ещё не говорили об этом, но я собирался показать им гостиную Гриффиндора, а потом могу попросить Добби расширить спальню семикурсников, чтобы наши гости ощутили себя студентами. Если же они пожелают, эльфы приготовят для них отдельные комнаты. В любом случае, я обо всём позабочусь. Вы не против?
- Разумеется, пусть сами решат, где им удобней. - Затем директор поймал взгляд зельевара, и его улыбка на мгновение померкла. - Северус, когда освободишься, заглянешь ко мне на пару слов?
Профессор кивнул.
Поттер не уловил беспокойства Дамблдора, поскольку именно в этот момент обратился к принцам:
- Ещё не слишком поздно, пойдёмте в гриффиндорскую гостиную, я познакомлю вас с друзьями.
Троица резво направилась к выходу, и дверь за ними закрылась в тот момент, когда Гарри начал рассказывать о фараоне Египта, гостившей в Хогвартсе летом. В королевской приёмной остался один Северус. Он дождался, когда голоса мальчишек окончательно затихнут, и перешёл в кабинет директора.
********
Несколько часов спустя Гарри тихо шепнул пароль и поздоровался с портретом Салазара Слизерина, охранявшим вход, а затем шагнул в прихожую. В гостиной на диване, задумчиво глядя на огонь в камине, сидел Северус. Это удивило гриффиндорца, который был уверен, что муж уже давно спит. Злое выражение лица зельевара немного встревожило мальчишку, но всё же, собравшись с духом, он сел рядом.
Снейп посмотрел на Поттера, робко притулившегося на противоположном краю дивана.
- Ну, как прошёл вечер в львином логове?
- Как обычно. Шумно и многолюдно. Колин Криви притащил свою камеру и снимал всех магглорождённых и маггловоспитанных вместе с принцами, чтобы ребята хвастались потом, вернувшись домой, знакомством с особами королевской крови. Хотя, мне показалось, что Гарри и Уильям более охотно общались с теми, кто не знал их. К нам в гостиную пришёл Драко, ну и Рон, конечно же, был там, так вот принцы задавали им кучу вопросов. Виндзоры решили провести в Хогвартсе почти весь завтрашний день, чтобы увидеть квиддичный матч Слизерин — Равенкло. А ещё они были рады увидеться с Невиллом, с которым работали летом в теплицах и подружились. Невилл хотел обсудить с бабулей поездку в Уинтерленд во время каникул, но уже несколько дней не получал от неё известий и начал волноваться. Хорошо, что ты рассказал мне о её задании. Узнав от нас с Уильямом, что миссис Лонгботтом решила вспомнить аврорскую службу, он немного успокоился.
Северус представил немыслимые картины: Драко, Уизли и принцы, болтающие, словно закадычные друзья. Наследники короны, фотографирующиеся на память в обнимку с юными волшебниками. Лонгботтом, произведший на Виндзоров до того неизгладимое впечатление, что они даже не сочли за труд доложить о местонахождении его драгоценной бабули. Но прежде чем он сумел что-либо сказать, Гарри добавил последний штрих:
- Принцы захотели пожить обычной студенческой жизнью, хотя бы одну ночь. Поэтому эльфы увеличили гриффиндорскую спальню, чтобы поставить в ней ещё две кровати. А мы с Драко вернулись в подземелья, опасаясь, как бы нас не застукал после отбоя Филч. - Гарри поднялся, чтобы взять стакан с тыквенным соком, принесённый домовиками, и продолжил, - принцы заявили, что их семья соберётся в замке Балморал на Рождество, поэтому они смогут навестить нас по каминной сети. Думаю, им у нас очень понравилось.
- Похоже, что Хогвартс действительно впечатлил их. И, сдаётся, в эти зимние каникулы в школе будет довольно многолюдно, - сдержанно заметил Северус.
- Директор об этом хотел поговорить с тобой? - поинтересовался Гарри, снова занимая своё место на диване.
Зельевар пожал плечами в своей неподражаемой манере.
- И об этом тоже. Ожидается, что семьи министерских чиновников, которые были сегодня в королевской резиденции во время атаки, приедут в Хогвартс на Рождество.
- А о чём ещё? - уточнил Гарри.
- Директор связался с Министерством и поставил их в известность о твоём последнем видении, полученном от воронов. Его сильно беспокоит, что в нём фигурировало старинное оружие. Вероятно, именно его приобретали колдуны для магглов из антиколдовского движения. Альбус сказал, что для Министерства эти сведения были полной неожиданностью. - Нахмурившись, Северус задумался. - Причём, оказалось, что информация о перемещении крупных партий оружия на север страны к ним поступала и не единожды. Придурки из Министерства, которым было поручено следить за складами, словно забыли, что маги умеют перемещать предметы с помощью волшебства. Буквально у них под носом отгружали уменьшенные партии товара, а они посчитали это несущественной вознёй.
В другое время Гарри бы рассмеялся, услышав этот рассказ, но суровое выражение лица Снейпа остановило его. Муж явно чего-то недоговаривал, поскольку даже некомпетентность чиновников не могла вызвать такой гнев.
- Северус, случилось что-то ещё? Почему ты так расстроен? Ведь мы и раньше подозревали, что такое произойдёт, и теперь у нас есть этому подтверждение. Согласен, новости плохие, но лучше знать о них заранее. Так в чём же дело? - не отставал Поттер.
Уставившись на огонь в камине, зельевар с трудом обуздал бушующие эмоции.
- Тебя это не касается. Пока, - процедил он. Гарри растерялся. - Это не твоя битва, - продолжил Северус, - я уже говорил тебе об этом. Ты будешь участвовать в следующей. Не сейчас. Я сказал Дамблдору, что нам с тобой лучше покинуть школу на какое-то время, иначе, в начавшемся сражении люди будут неизбежно рассчитывать на тебя. Но он категорически не согласен.
Гарри недоумевал. Никогда раньше Северус не стремился убежать от опасности, вместо того, чтобы противостоять ей. Да и где бы они могли быть защищены лучше, чем в Хогвартсе? Со всех точек зрения, остаться в замке было бы лучше всего, пусть даже в этот раз он не должен участвовать в битве.
- Не понимаю. Школа прекрасно защищена древней и мощной магией. Разве здесь не безопасней всего? И разве не поэтому люди стремятся приехать сюда на Рождество? - заметил Гарри, не сводя взгляда с донельзя раздражённого Северуса. - Впрочем, твоя сестра прислала мне сову с сообщением, что ремонт в нашем новом доме почти закончен. Если хочешь, мы можем провести в Уинтерленде несколько дней.
На мгновение Снейп отвлёкся от своих тяжких раздумий, смешанных с раздражением:
- Полагаю, защитные чары ты установил совсем недавно? - спросил он, и Гарри кивнул. - В таком случае, нам придётся выждать хотя бы месяц, чтобы дать им как следует укрепиться, срастись с магией места, - менторским тоном произнёс профессор. - Нет, этот вариант не подходит.
Поттер ломал голову, отчего вдруг его муж так болезненно переживает из-за предстоящих событий. Было совершенно ясно, что для него главный вопрос состоит не в том, куда им уехать на каникулы, а в том, чтобы увезти Гарри на время очередной атаки как можно дальше отсюда. Не так давно они уже обсуждали эту тему. Правда, Северус так и не смог внятно объяснить своих предчувствий, но Гарри не спорил с ним тогда, не собирался и сейчас. И всё же, почему Снейп был настолько встревожен?
- Я уже сказал, что приму к сведению твоё предупреждение и не стану участвовать в этом сражении, но не понимаю, откуда такое стремление покинуть Хогвартс. Разве защиты этих древних стен недостаточно? Не могу представить, что где-то мы окажемся в большей безопасности, - настаивал Гарри.
Северус выдохнул.
- Если ты останешься в замке и увидишь, что его защита не выдерживает, ты ведь не сможешь остаться в стороне. Твой характер будет требовать решительных действий, и ты не устоишь. Хотя и не должен. Если же уедешь, с тобой ничего не случится.
Он говорил так уверенно. Но почему? И что за странное чувство отражалось в его взгляде?
Поттер чувствовал, что начинает злиться, муж его словно не слышал. А ведь он сказал, что Хогвартс абсолютно безопасен, и пообещал, что останется в замке, что бы ни произошло. Он уже открыл было рот, чтобы разразиться гневной отповедью, как вдруг его осенило, и поведение Снейпа обрело смысл.
Взгляд его был полон разочарования! Да, Гарри отнёсся к его предупреждению серьёзно, но директор, вероятно, не придал значения словам зельевара.
- Ты говорил о своих предчувствиях профессору Дамблдору?
- Да. И он считает, что я стал параноиком, помешавшись на твоей защите, - сквозь зубы проговорил Северус. - Министерство получило от своих маггловских коллег сведения, что в поместье этого ненормального, недавно нападавшего на школу, снова были замечены признаки подозрительной активности. Неужели, старый дурак всерьёз считал ту встречу последней? Эти вояки учатся владеть старинным оружием и разрабатывают новую стратегию, я уверен. И также уверен, что отлично знаю как его, так и тебя. Вы оба ринетесь в бой, если магглы вновь нападут на Хогвартс. А я хочу уберечь тебя от подобного соблазна. Твоё время ещё не пришло.
Гарри мрачно кивнул. Директор пренебрёг предупреждением профессора зелий, это ясно. И переубеждать или утешать Северуса сейчас бесполезно. Он был крайне разочарован в Дамблдоре. Поэтому, помолчав, гриффиндорец ответил:
- Что ж, я не пойду на поводу у директора. Я верю тебе. И обещаю, что выполню твою просьбу. Во время очередной атаки я уклонюсь от борьбы. Когда начнётся бой, мы можем спуститься в Тайную комнату — там нас никто не найдёт — и вернёмся, когда всё закончится.
Северус с облегчением взглянул на него, и Гарри, протянув ему стакан сока, сел рядом, а потом прижался к мужу, стараясь своими объятиями окончательно развеять его тревогу.
Он обнимал Снейпа, а в голове билась одна мысль — понимание того, что заставило его согласиться с зельеваром. Та женщина, с которой их познакомила Гермиона, оказалась совершенно права. Как же они сами не сообразили? В тот день, в Министерстве, Гарри выплеснул свою стихийную Силу, но сам не принял чужую магию. Она проникла в Северуса, волшебство которого было в тот момент разорвано в клочья. И когда оно начало восстанавливаться, то соединилось с магией убитого. Гарри так и не обнаружил у себя проявлений, о которых твердила подруга, а у Северуса они были. И ещё он вспомнил, что сращивая магию мужа после покушения, ощущал её несколько иной. Но тогда списал свои ощущения на то, что собрать все осколки его волшебства, возможно, не удалось, к тому же могли сказаться последствия от срикошетившего проклятия и выброса стихийной Силы.
Таким образом, директор зря посчитал Северуса параноиком, помешанным на защите. Просто тот приобрёл дар предчувствия — интуитивного и необъяснимого.
Гарри прижал мужа к себе ещё крепче, скользнув губами по его щеке и подбородку, а в голове у него в это время крутились воспоминания — что говорил, и что делал Северус после того треклятого покушения. Его слова о трёх битвах, и о том, что Избранный будет сражаться лишь в последней. Его беспокойство незадолго до начала сегодняшней атаки. Неужели её он тоже предчувствовал? И то, что он так настойчиво начал осваивать беспалочковую магию. Конечно, директор поддерживал его в этом, но было неизвестно, кому принадлежала эта идея. А дуэль? Хотя, она, вообще-то, случилась в прошлом году, перед покушением в Министерстве.
Гарри так настойчиво старался отвлечь Северуса от переживаний, что вскоре увлёкся сам. О магическом даре он решил подумать завтра. Поднявшись с дивана, мальчишка потянул мужа за руку в спальню. У него появились кое-какие идеи, как прогнать из глаз любимого тревогу и с толком использовать излишек магии, чтобы спокойно спать остаток ночи. После взмаха палочки посреди комнаты возникла их любимая ванна, спокойно вмещавшая двоих.
И последнее, о чём они оба успели подумать — хорошо, что завтра выходной!
********
После ночи, проведённой среди гриффиндорцев, принцы Виндзоры были совершенно уверены, что завтрашний квиддичный матч станет самым главным событием в их жизни. Летом они видели ребят, летающих на метлах, и поняли, что те тренируются для каких-то соревнований. Но теперь, наслушавшись восторженных обсуждений стратегии и тактики квиддича, описаний самых запомнившихся финтов и игр, они превратились в ярых фанатов.
А ещё их покорила непринуждённая атмосфера, царящая в гриффиндорской башне, благодаря ей они сразу почувствовали себя как дома. Конечно, в современных маггловских колледжах не было кроватей с тяжёлыми балдахинами, комнаты не отапливались переносными жаровнями, и хотя кое-где до сих пор сохранились камины, и на стенах висели картины в громоздких рамах, портреты не стремились влезть в чужой разговор. Но дух товарищества и дружеское подтрунивание были совершенно такими же, как в обычных английских школах.
Большая часть обитателей замка не спешила на субботний завтрак, но гриффиндорцы, среди которых были и принцы, явились к столу в полном составе. Гарри, не сумев втиснуться на своё привычное место между Роном и Гермионой, сел рядом с Невиллом. Через пару секунд он уже вовсю болтал с приятелями о предстоящем матче, а потом отправился вместе с толпой однокурсников на квиддичное поле.
Там ему пришлось усилием воли подавить болезненные воспоминания о нападении демона. Иногда ему казалось, что это случилось давным-давно и в другой жизни, а иногда — что только вчера. Но приходить на восстановленный стадион, чтобы посмотреть любимую игру или поиграть самому, ему до сих пор было тяжело. И единственным признаком, что он так и не забыл тот кошмар, было его упорное стремление смотреть матч откуда угодно, только не с той трибуны, где он находился в момент появления монстра. Но этого никто не заметил, за исключением разве что Гермионы, прекрасно понимавшей его.
Убедившись, что принцы находятся под присмотром Рона и Дина, которые смогут держать новичков в курсе игровых моментов, Гарри занял место рядом с подругой. День был типичным для начала зимы — с лёгким морозцем, свежим ветерком и ярким солнцем, поэтому парень поскорее укутался в тёплую мантию, а Гермиона, вытащив волшебную палочку, набросила согревающие чары на приятелей, сидящих поблизости.
В радостном предвкушении Гарри, как и все остальные студенты, ждал начала матча, пытаясь представить, как воспримут игру принцы, для которых квиддич был в новинку. Сам он в первый раз вышел на поле в составе команды, и не знал, каково это — знакомиться с игрой в качестве зрителя. Он увидел, как Симус показывает на выход из раздевалки напротив их трибуны, и понял, что матч вот-вот начнётся.
Когда двери распахнулись, зрители оживлённо зашумели, и игроки обеих команд оседлали мётлы, делая пробные круги над площадкой, разминаясь и занимая свои места в воздухе. Принцы наблюдали за ним раскрыв рты. А когда в небо запустили бладжеры и снитч, парни были окончательно поражены. Из их восторженных восклицаний было ясно одно — они потрясены не только скоростью и точностью игроков, но и тем, что наравне с мальчишками в квиддич играют девушки, причём сражаются не менее яростно и бесстрашно.
Понаблюдав за игрой несколько минут, Гарри потянул за рукав Гермиону и, наклонившись к ней, тихо сказал:
- Вчера вечером я понял, что та женщина, знакомая мистера Малфоя, с которой ты обсуждала своё исследование, совершенно права. Не представляю, почему мы так долго ничего не замечали.
Оживившись, подруга засыпала его вопросами:
- О, Гарри, это замечательно! Ты что-то ощутил? Что? Расскажи!
- Нет, Миона, не я. Мадам Бансвилл не зря сомневалась. В тот день из-за выброса стихийной магии дар достался не мне. А Северусу. Перед тем как моё волшебство, вырвавшись, убило нападавшего, тот бросил в Северуса проклятие, прошедшее по касательной, но успевшее разрушить его магию. Когда преступник умер, его Сила осталась бесконтрольной, как ты и предполагала, после чего она заняла единственное подходящее ей тело. Не знаю, пригодится ли тебе эта информация, но в тот день, когда я срастил заново магию Северуса, то понял, что она чем-то неуловимо отличается от себя, прежней. Просто тогда я решил, что не смог собрать её правильно. Кстати, и сам он, очнувшись, сказал, что чувствует себя как-то странно.
Наморщив лоб, Гермиона задумалась. Приходилось признать, что профессор Снейп действительно вписывается в её теорию лучше Гарри. Она повернулась к другу, чтобы спросить, как он пришёл к своим выводам, но тот сам продолжил рассказ:
- Северус уже несколько раз говорил, что на Хогвартс будут нападать трижды, но мне доведётся участвовать только в последней битве. Как я понял, он считает ту маггловскую атаку, предотвращённую директором, первой. На днях случится вторая — магглы нападут со старинным зачарованным оружием. И он очень переживает, что я могу быть втянут в эту битву. Вчера Северус попытался поговорить об этом с директором, но тот не принял его слова всерьёз и начал успокаивать. Видела бы ты, как он разочаровался после этого в Дамблдоре.
- И это всё? - слегка расстроенно прошептала Гермиона. - Других доказательств у тебя нет?
- Я попытался их найти. Смотри, вчера вечером, в Букингемском дворце, сразу после записи видеороликов, Северус порывался отправить меня в Хогвартс, активировав портключ. Он предчувствовал опасность. Не прошло и получаса после того, как я узнал об этом, и дворец был атакован. По-моему, неплохое доказательство. Но убедительнее всего, думаю, упоминание «трёх сражений», именно это заставило меня осознать, что с ним творится.
Гермиона смущённо посмотрела на него.
- Не думаю, что смогу использовать это в своей статье. Вряд ли профессор Снейп захочет, чтобы все узнали о случившемся. Даже семья убийцы, по словам мадам Бансвилл, будет отрицать свою связь с народом рома.
- Попытайся мыслить шире, Миона. Может быть, дар Северуса поможет нам победить Волдеморта, - предположил Гарри. Он не хотел показаться грубым, но статья подруги действительно могла пока подождать.
Девушка покраснела.
- Конечно, прости. Я зациклилась на своём исследовании, хотя есть дела поважнее. Ты говорил профессору Снейпу о своих подозрениях?
На сей раз смутился Гарри.
- Нет, я не знал, как он отреагирует. Понимаешь, он же вырос в Волшебном мире, а ты сказала, что даже директор настороженно относится к цыганам. И мы оба знаем его мнение обо всём, что касается видений и предсказаний. Поэтому я решил не рисковать и сначала поговорить с тобой. Если ты согласна, что у него появился новый дар, давай вместе подумаем, как сказать ему об этом.
В глазах Гермионы появилось выражение, возникающее всякий раз, когда она пыталась решить сложную проблему или загадку.
- Хммм. Интересно. Может быть, попросить мадам Бансвилл ещё раз посетить Хогвартс, чтобы встретиться с профессором? Если магия убийцы перешла к нему, она моментально определит это. А потом, как обладательница подобного дара, она могла бы помочь ему адаптироваться к новой способности и эффективно её использовать. Мадам Бансвилл говорила, что погибший был довольно посредственным волшебником, а у одарённых магов этот дар проявляется ярче и, к тому же, они могут научиться им управлять. Может быть...
Оборвав свои размышления, девушка решила, что сначала ей надо обсудить этот вопрос с самой мадам Бансвилл.
- Как тебе такой вариант, Гарри?
- Думаешь, она согласится?
- Наверняка. Её очень заинтересовала моя теория, и она охотно делится со мной своими соображениями на этот счёт. Об этом не волнуйся. Один момент: профессор Дамблдор предупредил, что общаться с ней я могу только в его присутствии. Таково правило, утверждённое Попечительским советом — студент имеет право беседовать с посторонним взрослым лишь в сопровождении представителя Хогвартса.
Гарри удивлённо поднял брови — новое правило, о котором он и не подозревал.
- Тогда как насчёт встречи в моём кабинете в присутствии Северуса? Или у нас дома? Вообще-то, это личный вопрос. Но в любом случае, Северус — учитель, и мы ничего не нарушим.
Гермиона улыбнулась, забыв о том, что поиск дополнительных доказательств к её гипотезе временно откладывается. Новое дело показалось ей не менее интересным, важным и захватывающим. И в будущем оно тоже могло пригодиться в исследовании магического переноса.
Квиддичный матч в этот раз немного затянулся — снитч оказался слишком юрким. Но зрители — все до единого — продолжали сидеть на своих местах. Уходить, не дождавшись конца игры, - такого в истории школы ещё не было. И старшекурсники заботливо прикрыли себя и малышей согревающими чарами. Счёт был довольно большим, с разрывом всего в десять баллов — двести у Равенкло и сто девяносто у Слизерина, когда Драко наконец заметил снитч, парящий буквально в паре сантиметров над полем, и стремительно бросился к нему. Ловец Равенкло, увы, зазевался и заметил манёвр Малфоя, когда тот уже приготовился схватить золотистый шарик. Игра закончилась в считанные секунды победой слизеринской команды, получившей за поимку снитча законные сто пятьдесят баллов.
Входя с толпой студентов в Большой зал на несколько запоздавший обед, Гарри искал глазами Северуса. У него возникло странное ощущение, появлявшееся всякий раз перед визитом воронов, и ему хотелось поскорее попасть домой. Но декан Слизерина в окружении ликующих победителей уже направлялся к преподавательскому столу.
Поэтому, когда видение началось, Гарри оказался в подземельях один. Он видел отряд магглов, которые в полевых условиях осваивали стрельбу из луков, учились управляться с требушетами и какими-то странными, незнакомыми ему, устройствами. Все приспособления он постарался рассмотреть как можно лучше, чтобы потом понять, чем они являются. Отряд состоял из мужчин, которые были непохожи на военных, судя по форме одежды. Трудно было сказать, кто у них командир. Несколько человек обучали остальных, разделив их на группы, поэтому атаки вряд ли стоило ожидать в скором времени. Он не ощущал особой тревоги, да и вороны не паниковали, спокойно демонстрируя ему картины отдалённого будущего. Это становилось интересным. Магглы упорно тренировались, но отнюдь не спешили.
Вызвав домовика, Гарри попросил принести тыквенный сок и бутерброды, а затем сел за стол, чтобы записать свои воспоминания об увиденном. Конечно, с помощью Северуса информация была бы гораздо полнее и точнее, а так ему оставалось лишь надеяться, что он сделал всё, что мог.
Гарри как раз доедал последний бутерброд, проверяя свои записи, когда услышал какой-то шум и крики. Слизеринцы тоже затевали иной раз шалости, но никогда не устраивали ничего подобного под дверью их с Северусом комнат. Схватив палочку, Гарри бросился к выходу и прислушался. Казалось, голоса раздаются в отдалении, поэтому он осторожно приоткрыл дверь и выглянул в коридор. Первым он заметил Северуса, стоящего у дальней стены в тускло освещённом коридоре, держа палочку в одной из классических дуэльных позиций. Мерцание вокруг него говорило о том, что волшебник прикрыл себя магическим щитом. Поттер понимал, что отвлекать зельевара в этот момент нельзя, чтобы тот не попал под удар нападавшего. Поэтому он замер, приготовившись в любую секунду броситься на выручку мужу. Спор между Северусом и его противником разгорелся с новой силой.
- Ты, слизеринский ублюдок! Я ведь знал, что тебе нельзя верить! Все твои слова о благородстве и чести — ложь! Все вы, «змеи», одинаковые.
Узнав голос, Гарри вздрогнул. Разумеется, это был Сириус, и по паузе в его крике можно было догадаться, что он только что швырнул в Северуса очередное проклятие.
А Снейп совершенно предсказуемо оборонялся:
- Блэк, ты идиот! Я не отказывался ни от одного обязательства или обещания. Что с тобой, ради Мерлина? Ты бредишь? Или долгое общение с дементорами все-таки не прошло бесследно? Ты псих!
Ну, поскольку он был в состоянии ответить, проклятие пролетело мимо. А отсутствие пауз говорило о том, что своё боевое заклятие он швырнул раньше.
Гарри не мог определить с такого расстояния, какие именно заклинания они применяют, но от их магии крошились камни стен. Это было не просто выяснение отношений. Парень лихорадочно соображал, что делать, чтобы положить конец этому безумию. Действовать нужно было наверняка, единственная ошибка — и один из дуэлянтов получит серьёзную травму, если не погибнет.
Отчаянно надеясь, что уроки беспалочковой магии не прошли даром, Поттер метнулся в коридор, одновременно с этим блокируя Силы воюющих волшебников и обезоруживая их. Он с облегчением увидел, что палочки обоих противников летят к нему в руки, но Сириус и Северус готовы были продолжать биться и без магии. Сгруппировавшись и приготовившись к броску, они стали медленно кружить, глядя друг на друга. Время от времени краем глаза мужчины подыскивали подходящее оружие.
Гарри понял - отсутствие палочек их не остановит, но не представлял, что теперь делать. И, тем не менее, он не собирался просто так стоять и смотреть, как его муж и крёстный ссорятся. Вероятно, в подобных случаях действовала куча правил, но вмешаться требовалось до того, как двое безумцев покалечат друг друга. А выражение их лиц явно свидетельствовало, что миром дело не кончится. И пока Гарри раздумывал, Сириус бросился на Снейпа, целясь кулаком ему в висок, но тот уклонился, одновременно с этим впечатав свой кулак в живот противника. От боли Блэк задохнулся. Но Северус не собирался останавливаться на этом, и Гарри с ужасом увидел, как он замахивается для второго сокрушительного удара, прижав Сириуса к стене. Он же убьёт его, размозжив голову! Ну, это уже слишком. Магический импульс, посланный Поттером, заставил мужчин замереть на месте.
- Эй, вы, оба! Хватит! Вы с ума сошли? Что происходит? - рявкнул парень.
Убедившись, что волшебники надёжно зафиксированы, он подошёл ближе и внимательно осмотрел обоих, пытаясь понять, насколько серьёзны их травмы. Через некоторое время и один, и другой яростно уставились на него.
- Я требую объяснений, - злобно прошипел Гарри. - Вы могли изувечить друг друга! Или даже убить — при вашем уровне магии! Что у вас опять случилось? Зачем это всё?
Северус ответил ему таким взглядом, что парень едва не отшатнулся.
- Немедленно отпусти меня, Поттер. Ты не имеешь права вмешиваться. Это только между Блэком и мной.
- Ну уж нет. Всё, что касается двух самых близких мне людей, касается и меня. Я не допущу драки между вами, и освобожу только после того, как мы решим проблему.
Казалось, Снейп готов лопнуть от злости. Гарри покосился на крёстного, тот выглядел немногим лучше и тоже упорствовал, прохрипев:
- Малыш, это действительно только наше с Сопливусом дело. Прошу, освободи нас и вернись в комнаты.
- Нет, пусть на это уйдёт остаток дня, но я выясню, что происходит. Объясни, что не так.
Когда было нужно, Гарри умел проявлять не меньшее упрямство, чем эти двое. Он скрестил на груди руки и встал, опираясь плечом о стену. Глядя на мужа и крёстного, парень вопросительно поднял бровь, а волшебники, если бы не магические путы, похоже, готовы были броситься с кулаками уже на него, забыв про свою ссору.
Как и ожидалось, Сириус не выдержал первым.
- Гарри, это не твоё дело, - начал он. Крестник после этих слов взглянул на него так сурово, что мужчина сдался и заговорил. - Понимаешь, я узнал, что ты обустраиваешь дом в Уинтерленде, несмотря на то, что Северус поклялся заботиться о тебе. Если он обижает тебя или не обеспечивает всем необходимым, то я, на правах крёстного, обязан вмешаться. Несколько минут назад я прибыл в Хогвартс и указал Северусу, что он выполняет свои обязанности ненадлежащим образом, но в этот момент вмешался ты.
На Гарри было страшно смотреть — теперь он казался самым безумным из этой троицы.
- Ты — идиот? - процедил мальчишка, глядя на Сириуса. - Северус — самый достойный из всех людей, кого я знаю. И он выполняет всё, что обещал. Мне не на что жаловаться. Дом в Уинтерленде должен был стать для него подарком на Рождество, Мерлина ради! Лорд Брэнд сказал, что это возможно, но, поскольку гражданство этой страны есть только у меня, то и дом оформлен на моё имя. Неужели я не имею права сделать подарок своему мужу?
Повернувшись к Северусу, Гарри продолжил выговор:
- А почему ты ничего ему не объяснил, доведя дело до драки? Ты же знал о доме, сюрприз заключался лишь в том, что я собирался пристроить к нему лабораторию для тебя. Ты был в курсе происходящего, почему позволил вашей ссоре зайти так далеко?
- Потому, мистер Поттер, - с обманчивой мягкостью в голосе произнёс Северус, - что вопрос не о доме, речь идёт о чести. Когда твой крёстный обвинил меня, что я не забочусь о тебе должным образом, я обязан был защищаться. Иначе был бы опозорен. Единственный выход — дуэль, но ты прервал её. Нам ничего не оставалось, как продолжить бой доступным способом.
Опешив, Гарри застыл, вспоминая тот случай в Министерстве, когда Северус и Сириус вместе сражались против толпы наёмных убийц. И, по законам чести, бой должен был продолжаться, вероятно, до гибели их обоих. И тогда он тоже не имел права вмешиваться, чтобы не опозорить мужа. Всё, что ему оставалось, - стоять и ждать победы Северуса или того, что его противники отступят. И если бы не выброс стихийной магии, разметавший дуэлянтов по коридору, поединок кончился бы для Снейпа очень плохо, но зато честь его была бы спасена.
С тяжким вздохом Гарри переступил с ноги на ногу.
- Это абсурд. И идиотские правила. Ты благородный человек, Северус. Никакие домыслы и обвинения Сириуса или кого-то другого не изменят этого ни на кнат. И я не позволю тебе рисковать жизнью, из-за того, что кто-то задел твою честь. Насколько я знаю, она неоспорима. Ты не обязан сражаться с каждым идиотом, который скажет или сделает по отношению к тебе очередную глупость, якобы пятнающую твою честь. Это моё мнение.
Говоря всё это, Гарри не заметил, как позади него в воздухе возник огненный свиток и начал записывать королевскую волю. Северус и Сириус потеряли дар речи, наблюдая, как даже без обязательной формулы Лекс Легис Регалис, вероятно, повинуясь стихийному намерению магии Поттера, на пергаменте возникают письмена: «Честь Северуса Снейпа не подлежит сомнению. Он не должен сражаться с теми, кто провоцирует его, и честь его, в случае отказа от дуэли, остаётся незапятнанной.»
Заметив, что лица Снейпа и Блэка приобрели цвет, близкий к нормальному, Гарри снял с них фиксирующее заклинание взмахом руки.
- Северус, я возвращаюсь домой. Ваши палочки я оставлю на столе в гостиной. Надеюсь, ты пойдёшь за мной. Ты тоже можешь зайти, Сириус. Но ваш бой окончен.
Развернувшись, парень гордо удалился и закрыл за собой дверь.
Мужчины осторожно выпрямились, разминая мышцы, затёкшие от неестественной позы. С лёгким недоумением они посмотрели друг на друга, а потом — на свиток, всё ещё висящий в воздухе, там, где только что стоял Гарри. С неярким мерцанием пергамент исчез, а перед каждым из волшебников возникла копия документа.
Сириус взял свой экземпляр и прочитал официальное подтверждение незапятнанной чести Снейпа. Зельевар в это время читал другую копию, размышляя, какие последствия эта бумага имеет для них.
- Если не ошибаюсь, Блэк, теперь мы магически лишены возможности драться, - пробормотал он.
Новость оказалась настолько шокирующей, что противники даже забыли, с чего началась их нынешняя ссора. Ужасное предположение требовалось срочно проверить.
Сириус попытался повторить обвинения, брошенные им несколько минут назад, но не смог произнести ни слова. Северус потрясённо наблюдал за его попытками. Наконец, сдавшись, бы



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 10:06 | Сообщение # 205
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Наконец, сдавшись, бывший Мародер произнёс:
- Я не могу сказать это вслух. Голос пропадает, и губы не слушаются.
Снейп попробовал замахнуться на него, но обнаружил, что рука висит как плеть. С огромным трудом ему удалось сжать пальцы в кулак и поднять его, но ударить противника так и не вышло.
- Ну и ну, - ухмыльнулся Сириус. - Похоже, нас круто обломали. Почему ты сразу не объяснил мне, в чём дело, а, старая летучая мышь?
- Идиот, ты же мне слова сказать не дал.
Гарри наблюдал, как маги, переругиваясь входят в гостиную. Препирательства и лёгкую неприязнь между ними он ещё был готов терпеть. Но только не кровавые сражения.
********
Петуния помогала Вернону собираться. На кровати возвышалась груда одежды. И дело было даже не столько в количестве вещей, сколько в их размере - для упаковки потребовался бы как минимум грузовой контейнер. Петуния суетилась, пытаясь определить, что мужу действительно пригодится, а что можно оставить, если только он не решил переехать к своему боссу на постоянное жительство.
- Сейчас, сейчас, дорогой. Ты же едешь в гости всего на день. Тебе потребуется одна смена белья и пижама. Не думаю, что вы там будете переодеваться в вечерние костюмы к ужину. Но на всякий случай я упакую несколько чистых сорочек. И ещё одна запасная пара обуви, если та, что на тебе, запачкается, - кудахтала она, уменьшив в результате чудовищную гору одежды до вполне приемлемой величины.
Багаж был на самом деле очень значим для Вернона, ведь толстяк впервые отправлялся в гости к британскому пэру и не хотел опростоволоситься. Когда в пятницу после обеда сэр Гарольд подтвердил своё приглашение, мисс Эндерли едва не лишилась чувств от восторга, а весь офис был в курсе происходящего до того, как Вернон положил телефонную трубку. И хотя речь шла всего лишь о кратком визите в поместье сэра Гарольда, он и его приближённые обставили всё так, словно намечалось важное совещание лидеров антиколдовского Сопротивления. Сэр Гарольд собирался прислать за Верноном, Реджи и Чарльзом личный вертолёт. И, несмотря на волнение, мистер Дурсль всем видом старался показать, что для него подобные поездки привычны.
Но гардероб стал поистине камнем преткновения. Вернон совершенно не представлял, что взять, а что оставить, отчаянно боясь опозориться. Жена гораздо лучше него разбиралась в тенденциях моды, поэтому, в конце концов, он уселся на край кровати, стараясь не мешать своей Пет собирать для него дорожную сумку.
- Сэр Гарольд сказал, когда за тобой приедет машина? - поинтересовалась супруга, добавляя к вещам ещё одну пару носков и тщательно сложенный галстук.
- В половине второго, - ответил муж. - Давай отнесём багаж вниз. Я должен быть готов к их приезду.
Не успел Вернон поставить сумку в прихожей, как чёрный роллс-ройс Силвер Шадоу* свернул на Прайвет драйв и остановился возле дома № 4. Из автомобиля вышел водитель в ливрее и направился к двери Дурслей. Вернон тут же сделал вид, что разъезжать на автомобилях класса люкс для него обычное дело, зная, что больше половины соседей прильнула сейчас к дверным глазкам и окнам. На улицах Литтл Уингинга роскошные машины появлялись крайне редко.
Чмокнув жену в щёку, толстяк вручил шофёру багаж и решительно втиснул свою необъятную тушу в салон, обитый телячьей кожей.

От автора: Я в восторге! Вчера количество просмотров моего фанфика перевалило за полмиллиона! А комментариев при этом гораздо меньше (это кагбэ намёк), но мне, правда, приятно сознавать, что стольким людям интересна эта история.
Следующая глава уже написана почти до половины — в мыслях. Так что, возможно, скоро она появится на сайте, и вам не придётся ждать её так долго как нынешнюю. И, пользуясь случаем, позвольте, мои дорогие, поздравить вас и пожелать счастливых каникул!
* Роллс-ройс Силвер Шадоу http://avto-russia.ru/autos/rolls-royce … hadow.html



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 10:10 | Сообщение # 206
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Перевод - VelgaW

Глава 58 (135). Не в своей тарелке

Гарри смертельно побледнел, осознав, что Северус и Сириус из-за взаимной неприязни устроили дуэль — да как они посмели! Он так стремительно расхаживал из угла в угол, что мантия развевалась за его спиной, словно у другого небезызвестного обитателя подземелий. Два самых дорогих ему человека пытались убить друг друга! «К счастью, я успел обезоружить и обездвижить их», - подумал Гарри, кладя на стол пару волшебных палочек. Он допускал, что эти двое, оставшиеся за дверью, могут начать драться в рукопашную, но это было не так опасно, как смертельные проклятия, которыми они только что швырялись. По крайней мере, после того, как он отчитал их, идиоты, кажется, немного успокоились. Гарри не слишком переживал, отпустив их и оставив наедине, но, тем не менее, бдительно следил за временем, готовясь отправиться за мужем и крёстным, если те не придут за палочками через пару минут.
Вскоре оба взрослых волшебника появились на пороге комнаты, всё ещё злясь друг на друга, но ведя себя значительно спокойнее. Гарри порывисто обернулся, когда они вошли.
- Успокоились, м? - желчно поинтересовался он.
Сириус первым стянул свою палочку со стола, а затем, обняв мальчика одной рукой, прижал его к себе и чмокнул в макушку.
- Да, малыш. Благодаря тебе, теперь всё в порядке.
Забирая свою палочку, Северус бросил свирепый взгляд на того, кто совершенно беззастенчиво лапал его мужа. Гнев поутих, но настроение у него было хуже некуда. Решив не обращать внимания на провокации Блэка, он спросил:
- Гарри, ты хотел поговорить со мной?
Мальчишка отпрянул от Сириуса и обратился к ним обоим:
- Именно так. Перед обедом мне снова явились вороны. Прихватив бутерброды, я решил сесть и записать новое видение, чтобы ничего не забыть. Обычно ты, Северус, помогаешь не пропустить важные детали, но сегодня мне пришлось рассчитывать лишь на собственные силы. Я не ожидал, что вороны вернутся так скоро, ведь вчера они уже появлялись, поэтому и не успел прийти к тебе.
Сириус выглядел растерянным и немного испуганным.
- Вороны? Они всё ещё сопровождают тебя? - крестник рассказывал ему о них, но волшебник не знал, что крылатые вестники стали постоянными фамильярами Гарри.
- Да, Мягколап. Время от времени они прилетают ко мне. Раньше видения могли начаться прямо на уроке, поэтому я попросил птиц появляться только перед обедом.
Сириус перевёл взгляд на Северуса, который нахмурился, но, пожав плечами, ответил:
- Да, они слушаются Гарри.
- Обычно перед обедом я прихожу в кабинет Северуса и рассказываю, что вижу, а он задаёт вопросы, если что-то неясно. Но сегодня я их просто не ждал, так как накануне у меня было довольно подробное видение про разное старинное оружие вроде луков и стрел. Какие-то люди — около полусотни — учились пользоваться этим оружием на каком-то поле. Как и те, что приходили сюда недавно, они были одеты не в армейскую униформу. А ещё я твёрдо уверен, что новая атака случится нескоро. Те люди что-то планируют, к чему-то готовятся, но, в любом случае, не спешат.
Обдумав эту новость, Северус сказал:
- Хорошо, если так. Я дам знать директору.
Он уже направился к двери, но Гарри заговорил снова. Поскольку они были не одни, гриффиндорец старался тщательно подбирать слова.
- Вообще-то это ещё не всё. Я хочу попросить тебя об одном одолжении. Гермиона хотела бы, чтобы мы с тобой встретились с той леди, которая помогла мистеру Малфою опознать человека, едва не убившего тебя.
Сириус тут же вскинулся.
- Я бы не стал доверять тому, кто работает на Малфоя, - прорычал он.
- Успокойся, Блэк, она уже была здесь. Мадам Бансвилл — соображаешь? - со значением произнёс Северус в полной уверенности, что даже единственный гриффиндорец из древнего слизеринского рода поймёт, о ком речь.
И он не ошибся.
- Так вот это кто! И она была в Хогвартсе? О чём только думает Альбус? Мой проклятый дед и отец ценили её слова на вес золота. Они шага не делали, чтобы не проконсультироваться с ней, можешь себе представить, в каких делах она могла быть замешана! - взволнованно выпалил Сириус.
- Так, успокойтесь оба, - рявкнул Гарри, решив взять ситуацию под контроль. - Мадам Бансвилл беседовала с Гермионой, и Гермиона до сих пор под впечатлением от её необыкновенного дара. Эта женщина воспринимает магическую суть волшебников и считывает их тайные намерения, вот почему многие чистокровные семьи пользовались её помощью. - Он сделал предостерегающий жест ладонью, и Сириус, кипя от переполнявших его эмоций, закрыл рот. - Да, в основном, это были семьи слизеринцев, но всё, чего они хотели, это узнать истинные намерения партнёров по бизнесу и людей, желающих вступить в брак с их наследниками.
- А с чего это Грейнджер вдруг понадобилось поговорить с ней? - спросил Сириус, похоже, пропустив последнее объяснение Гарри мимо ушей.
- Она разрабатывает собственную теорию магического переноса, согласно которой, в момент насильственной смерти волшебника часть его Силы может высвобождаться и захватываться кем-то из присутствующих магов. По её мнению, именно так я получил умение говорить на парселтанге от Волдеморта и способность общаться с воронами от исчезнувшего Глаза Одина. И теперь она исследует другие подобные случаи. Гермиона отправила в научный журнал свою статью по этой проблеме, но редактор попросил добавить фактов, подтверждающих её выводы. Она предположила, что человек, покушавшийся на жизнь Северуса, в момент своей насильственной гибели тоже мог потерять часть Силы, и мы думали, что у меня проявится какая-то новая способность. Поэтому Гермиона велела внимательно следить за малейшими изменениями волшебной энергии, причём не только у меня, но у всех, кто был тогда на церемонии. А чтобы точно знать, что новый дар унаследован от погибшего, ей нужны были сведения о его магии. Аврорское расследование забуксовало, поэтому мистер Малфой, получив задание от министра, попросил мадам Бансвилл помочь, и она опознала преступника. Конечно, Гермионе хотелось знать не только его имя, поэтому она решила встретиться с ней. И около недели назад мадам Бансвилл побывала здесь. Она беседовала с Гермионой в присутствии директора.
Поглаживая подбородок, Северус наблюдал, как постепенно успокаивается Сириус. Блэк был слишком эмоционален, любая малость могла вывести его из себя. Но так же быстро он утихал, если с ним спокойно поговорить. Полученное им объяснение должно было вызвать, если уж не новый взрыв негодования, то уж, по крайней мере, массу вопросов, но Блэка, с его умственным развитием, достойным флобберчервя, оно полностью устроило.
Разумеется, он остался при своём и, уходя, проворчал:
- Всё равно, вы не должны доверять женщине, водившей дружбу с подобной компанией долгие годы!
Когда дверь за ним закрылась, Северус снова обратился к Гарри:
- Ты не сказал ничего конкретного о сегодняшнем видении.
Мальчишка вручил ему пергамент.
- Ну, может быть, вам с директором удастся что-то выведать из моих записей. Я сделал их, как только вороны исчезли. Но основной мыслью в их послании было то, что это — подготовка, а случится всё гораздо позже.
Не сводя глаз с Гарри, Северус кивнул и взял протянутый свиток.
- Есть что-то ещё, касающееся этой мадам Бансвилл? И зачем ты заговорил о ней при Блэке?
Гарри попытался увильнуть.
- Вообще-то я хотел сказать тебе сразу, но здесь был Сириус. И я не знал, как он отреагирует, а вопрос очень важный. Твоё присутствие на этой встрече действительно необходимо. Мы можем побеседовать вчетвером — ты, я, Гермиона и мадам Бансвилл, если ты не против? Просто директор сказал, что студентам не разрешается встречаться с посторонними без представителя Хогвартса.
- То есть я — только сопровождающий? - недоуменно спросил Северус, укрепившись в своих подозрениях.
- Нет, не совсем, - Гарри вздохнул, понимая, что придётся рассказать об истинной причине встречи. - На самом деле, нам кажется, что мы поняли, куда делась магия несостоявшегося убийцы. В момент его смерти она действительно отделилась от тела, и была поглощена одним из присутствующих. В будущем это знание может нам пригодиться в борьбе с Волдемортом, поэтому я хочу убедиться в наших догадках и понять, что же произошло.
Северус пристально смотрел на Гарри, словно говоря, что ему не удастся отделаться общими фразами. И тому стало ясно - придётся говорить начистоту.
- Мадам Бансвилл рассказала Гермионе кое-что о погибшем, точнее — о его магии. А я совсем недавно сделал одно наблюдение, и теперь хочу разобраться, что именно видел. Если моё предположение верно, мы должны выяснить это, чтобы использовать во благо.
Снейп молчал, начиная раздражаться, — ответ его не устраивал. И тогда гриффиндорец решился:
- Я думаю, что человек, принявший частицу чужой магии, это ты, Северус.
Затаив дыхание, Гарри следил за его реакцией. На обычно невозмутимом лице мужа эмоции стремительно сменяли одна другую — гнев, разумеется; за ним промелькнуло отвращение. Потом что-то вроде беспокойства. А затем снова гнев. Учитывая, что речь шла о Северусе, последнее чувство проявлялось у него особенно ярко. Пытаясь взять себя в руки, он с кривой усмешкой процедил:
- Этого не может быть. Я не чувствую ничего необычного в своей магии. Вы ошиблись — ты и твоя маленькая подружка. - А затем, резко развернувшись, направился к выходу.
Гарри забежал вперёд, чтобы не дать ему уйти, и попробовал успокоить.
- Нет, Северус, я не ошибаюсь. Зная моё прошлое, легко было предположить, что и на этот раз чужое волшебство перешло ко мне. Но на днях я понял, что это не так. Брошенное тем человеком проклятие разрушило твою магию, не мою. Гермиона ожидала, что у меня возникнет озарение, когда в чём-то твёрдо уверен, но не можешь сказать почему. По словам мадам Бансвилл, подобная черта была основной в магии погибшего.
Парень сделал паузу, чтобы до Северуса дошло, наконец, к чему он клонит, а затем продолжил:
- Именно ты сказал недавно, что нам предстоят три сражения, но я должен участвовать лишь в последнем.
Снейп едва не задохнулся от внезапно нахлынувшего понимания. Ведь он действительно не мог сказать, почему был так уверен в своих словах, и это его несколько беспокоило. Но — поглощение чужой магии? Это же словно заражение! Хотя, он вынужден был признать, подобное обстоятельство многое бы объяснило.
Гарри взял застывшего в мучительных раздумьях мужа под локоть и усадил его на диван. А сам сел рядом, обеспокоенно глядя и продолжая держать его за руку.
- Ты шокирован, я понимаю. Но ведь и в самом деле, всё сходится. Если мы убедимся, что эта догадка верна, или узнаем, что ты можешь управлять своим новым даром, возможно, это пригодится нам в будущем. Согласен? - Гарри сжал ладонь Северуса, сплетая их пальцы.
К этому моменту Снейп уже полностью совладал со своими эмоциями. Что же, ему снова придётся забыть о собственных проблемах, чтобы позаботиться об общем благе, — в который раз. Думая об этом, он сосредоточенно смотрел на огонь в камине. Почувствовав, что муж уже не так напряжён, Гарри ободряюще ему улыбнулся.
- Итак, - медленно начал Северус, - выбора у меня нет. Единственным утешением может служить то, что ты уже сталкивался с подобным, и знаешь, как с этим жить.
Тепло улыбнувшись, Гарри слегка сжал его пальцы.
- Мадам Бансвилл сказала, что теория Гермионы объясняет многие вещи, с которыми она сталкивалась в своей практике. Ты уже в курсе, что она не просто считывает особенности волшебства и намерения человека, но и может почувствовать магию места, откуда тот родом. И по её словам, иногда, работая с кем-то, ей удавалось ощутить странную примесь иной Силы в основном магическом фоне волшебника. Поэтому, есть все основания полагать, что это не такое уж редкое явление.
И с надеждой в голосе мальчишка добавил:
- Ну так что? Ты встретишься с ней?
Северус неохотно кивнул.
- Хорошо, но только в Хогвартсе. И беседовать мы будем с глазу на глаз. Если она скажет, что видит во мне магию того человека, вы с мисс Грейнджер непременно об этом узнаете. Что касается остального... у меня к ней будет несколько личных вопросов.
Приподняв бровь, он посмотрел на Гарри, ожидая его ответа. А тот был настолько рад, что получил его согласие, что не стал оспаривать условия.
- Конечно, как скажешь. И я благодарен, что ты делаешь это ради меня, Северус. Но тебе и самому будет полезно побольше узнать о новом даре, его возможностях. Вероятно, он нам ещё пригодится, - говоря это, он вдруг заметил, что в руке у мужа зажат, кроме его отчёта о видении, второй пергамент. - Откуда эта бумага? По-моему, в коридоре у тебя его не было. Или это Сириус отдал?
- А, это... - отложив записку гриффиндорца в сторону, зельевар развернул другой свиток, скреплённый печатью Короля Волшебного мира. - Похоже, магия отнеслась к твоим воплям более серьёзно, чем ты мог предположить. - С этими словами он протянул документ мальчишке, и тот прочёл его в состоянии крайнего изумления.
- Но как... Что... - растерянно пробормотал Гарри.
Северус ухмыльнулся, но без привычного раздражения.
- Красноречивы, как всегда, мистер Поттер. Вероятно, даже без особого распоряжения, магия считает ваше слово законом. Когда оригинал пергамента исчез, нас с Блэком снабдили его копиями. И вот что интересно: он не смог произнести ни единого нового ругательства в мой адрес, а я, как ни старался, не сумел ударить его за все предыдущие.
- Но как же это вышло? - Гарри, в котором боролись смущение и любопытство, помахал зажатым в руке документом.
- Ты помнишь, что происходило в первый раз, когда ты провозгласил Королевский указ? Он был зафиксирован зачарованным пергаментом, после чего возникли копии документа. Твои слова обрели силу закона, и обожаемый тобой пёс стал свободным человеком. Сегодня всё произошло точно так же, с той лишь разницей, что ты не приказывал ничего записывать.
- Но почему? И что теперь будет? - забеспокоился Гарри. А потом добавил, весело блеснув глазами, - может быть, использовать эту способность против Волдеморта?
- Хороший вопрос, на который у меня нет ответа. Надо будет посоветоваться с Дамблдором. Возможно, он отыщет подсказку в древних манускриптах из библиотеки директоров Хогвартса. - Северус протяжно вздохнул. - Уверен, у Альбуса они всегда под рукой.
Дав Гарри обещание встретиться с мадам Бансвилл при первой же возможности, Снейп отправился к директору, держа в руках очередное доказательство королевского статуса Поттера.
Альбус был просто очарован свитком, который профессор зельеварения сунул ему в руки, отмахнувшись от традиционной вазочки с лимонными леденцами.
- Говоришь, всё как в прошлый раз? Только теперь он не говорил, что провозглашает королевскую волю? - сыпал вопросами старик.
- Именно. Огненные письмена проявились на пергаменте, который внезапно возник за его спиной. Когда мальчик замолчал, свиток исчез, а мы с Блэком получили свои копии. Теперь меня нельзя оскорбить или вызвать на дуэль. Блэк очень старался, но не смог. - О своих попытках избить оппонента Северус решил скромно умолчать, сочтя и один пример вполне достаточным.
- Может быть, Гарри заранее подготовил этот пергамент каким-то особым заклинанием перед тем как выйти к вам? - предположил Альбус.
- Исключено. Увидев документ, он потерял дар речи. Интриги не в его характере. И я совершенно уверен, что он ничего не подстраивал. Это самый настоящий королевский указ, зафиксированный магией самостоятельно.
Дамблдор сиял, словно малыш, получивший новую игрушку.
- Я должен внимательно изучить это, мой мальчик. Нужно поискать в директорской библиотеке упоминания о спонтанном провозглашении королевской воли.
- Гарри интересовался, можно ли использовать его способность против Волдеморта, - добавил Северус.
- Да, и это тоже. Помнится, прежде он надеялся использовать с этой целью королевское заклинание Изгнания. Но, боюсь, что так просто одолеть врага не получится, даже у него. Но, тем не менее, мы должны исследовать любую возможность, - согласился Альбус.
О другом вероятном оружии Северус вспомнил, когда вернулся домой, и Гарри огорошил его сообщением, что мадам Бансвилл готова прибыть в Хогвартс по каминной сети прямо сейчас, для частной беседы. Добби вовсю хлопотал, чтобы достойно встретить гостью, поскольку его юный хозяин решил пригласить её к ним в подземелья. Королевская приёмная находилась слишком близко к директорскому кабинету, и сохранить визит старой волшебницы в тайне было бы затруднительно.
Организовав встречу, Поттер ушёл в гриффиндорскую гостиную и начал писать эссе по Чарам. Он решил, что если Северус захочет его пригласить, то пришлёт кого-нибудь из домовиков, и к тому же, ему было просто необходимо отвлечься в ожидании результатов секретной беседы.
Как и Гермиона, Снейп поразился, увидев перед собой старую леди в причудливом наряде, добрый взгляд и приятные манеры которой сразу же располагали к ней собеседника. Этого он никак не ожидал. Поприветствовав её по всем правилам хорошего тона, профессор предложил ей чаю, но волшебница предпочла бренди. Казалось, она читает его мысли, ведь Северус тоже нуждался сейчас в любимом напитке. Налив золотистую жидкость в два бокала, он передал один гостье и сел напротив неё, не зная, как вести себя дальше.
Но мадам Бансвилл первая начала разговор.
- Лорд Снейп, рада встрече с вами. Я была немного знакома с вашим отцом — не слишком близко, в основном, мы общались по делам лорда Малфоя-старшего. А с вашей матушкой я виделась от силы пару раз, мельком. Но должна сказать, что ваша магия очень сильно отличается от магии ваших родителей. Как правило, дети наследуют основные её черты, но, видимо, вы — исключение. - На секунду она умолкла, а затем, внимательно посмотрев на Северуса, добавила, - во всяком случае, вы — не такой, как я предполагала.
Северус судорожно сглотнул, стараясь не воспринимать нахальное заявление старухи как личное оскорбление. Этого надо было ожидать, учитывая, кем она была, и в каком окружении прожила жизнь. Однако и молчать было нельзя.
- Не уверен, стоит ли мне обижаться на ваши слова, мадам, - изрёк он ледяным тоном.
- Это простая констатация факта, сэр, а не осуждение, упаси Мерлин, нет, - отмахнулась волшебница. - Ваш отец был довольно злобным человеком, что отражалось на его магии, причём не лучшим образом. Не слишком умный или хитрый, но при этом мстительный — так бы я сказала о нём. Ваша мать — его полная противоположность. Они жили каждый сам по себе: муж занимался исключительно своими делами, а жена с головой ушла в мир старинных легенд и зелий. Возможно, ваша магия — это уникальное и необычное смешение родительской магии, две части которой не дополняли друг друга, а создавали сильнейший резонанс. Весьма интересно.
Проницательность гостьи странным образом успокоила Северуса. Он был полностью согласен с её словами о родителях, хотя и не проводил раньше подобных аналогий, касающихся его Силы.
- Вероятно, моя нынешняя магия не в полной мере унаследована от предков, - рискнул предположить он.
Улыбаясь, старуха откинулась на спинку кресла и склонила голову к плечу.
- Это стало очевидным для меня в момент нашего рукопожатия, лорд Снейп. Вы происходите из очень древнего британского рода — ваша магия явно свидетельствует об этом. Но в ней есть также кое-что чужеродное. Похожий отпечаток имела магия того ужасного юноши, покушавшегося на вашу жизнь. Я рассказывала вашей ученице, мисс Грейнджер, что за свою долгую жизнь часто сталкивалась с похожими случаями. Крошечная доля волшебства непонятного происхождения. Существующая вопреки всему. Вот, что я ощутила в вас.
Сделав глоток бренди, Северус задумался, а потом отрывисто сказал:
- Расскажите мне об этой магии.
- С радостью, дорогой мой, - ответила старая волшебница, а затем улыбнулась и, склонившись к нему, похлопала по руке. - Видите ли, ваш случай весьма меня заинтересовал. Хотя подобные ситуации не редкость, но далеко не всегда в них участвует настолько могущественный волшебник, как вы. И возможные последствия трудно даже представить.
Мадам Бансвилл повторила то, что рассказывала немного раньше Гермионе, - что в роду Салай были цыгане, и какие характерные черты присущи их магии, а также сослалась на свой личный опыт, признавшись, что тоже происходит из народа рома. И надо отдать ему должное, Северус выслушал её откровения совершенно невозмутимо.
- Мне было очень нелегко привыкнуть к своему дару, - продолжила она. - Меня первую из всей семьи пригласили учиться в Шармбатон. И в школе я обнаружила, что обладаю способностью, недоступной остальным. Решив никому не говорить об этом, я начала изучать свой талант, чтобы понять его, больше узнать о нём и научиться управлять и пользоваться им.
Северус вскинул голову.
- Пользоваться? Как?
- Мой род был беден, и если бы я вернулась после учёбы домой, моя жизнь сложилась бы точно так же, как у многих поколений предков. Этого мне совершенно не хотелось, но теперь я знала, как добиться своего. Я научилась контролировать разум, чтобы вызывать уклончивый дар по желанию. А дальше я стала искать людей, заинтересованных в моём необычном таланте. И вскоре таковые нашлись, причём, на моё счастье, среди них оказалось много преуспевающих бизнесменов.
Вновь откинувшись на спинку кресла, женщина пригубила бренди и добавила:
- И вот, спустя сто семьдесят пять лет, я здесь!
- Не могли бы вы научить меня использовать эту магию? - не сдержался Северус.
- Вы один из самых сильных окклюментов, лорд Снейп, так что самая сложная часть вами уже освоена. Когда ваш разум спокоен и ясен, вы способны воспринимать даже слабые отголоски дара. Иногда предчувствие бывает настолько мощным, что заявляет о себе вопреки вашему желанию. Но вообще-то оно не исчезает никогда. И если вы научитесь слушать себя, то подчините себе эту магию. Чем больше вы будете практиковаться, тем проще станет расслышать и понять свой внутренний голос.
Северус размышлял над её словами, раскачивая бокал с остатками бренди и глядя, как золотистая жидкость струится по кругу.
Видя, что его обуревают сомнения, мадам Бансвилл продолжила:
- Это не шарлатанство и не бред, уверяю вас. Эта магия вполне реальна. Но большинство, в лучшем случае, способно продемонстрировать пару идиотских трюков, используя её, потому что не умеет осмысленно владеть своим даром. Но тот, кто научился контролировать свой разум и желает развить способности, со временем обретает настоящее сокровище. А вы, лорд Снейп, опираясь на уже существующие навыки и магическую мощь, сумеете открыть новые грани своего таланта. И, возможно, благодаря ему, полностью реализуете свой потенциал волшебника.
Её слова, казалось, отвечали самым сокровенным мыслям Северуса. Но стоило ли верить им?
- В своё время я обнаружила, что овладеть этим даром неплохо помогает медитация, - произнесла мадам Бансвилл, наблюдая за ним. - Окклюменцию я так и не освоила. Так что вам должно быть проще, чем мне когда-то.
Она колебалась, понимая, что главная проблема, которая тревожит её собеседника, до сих пор не озвучена.
- Вообще-то вас никто не заставляет развивать новообретённый талант. Вы можете жить, не обращая на него никакого внимания. В таком случае, лишь иногда самые сильные предчувствия будут прорываться в ваше сознание. Но, как бы то ни было, теперь я полностью убеждена, что вы начали слышать свой внутренний голос, свою интуицию.
От неё не укрылось, что Северус всё ещё не может принять случившееся. Но с самого первого момента их встречи ей стало ясно, что его уже посещало довольно мощное предчувствие. Хотя её первый подобный опыт остался в далёком прошлом, она понимала, насколько это тревожащее переживание, особенно для сложившегося, могущественного волшебника, выросшего в абсолютно иных традициях. Поэтому она заговорила вновь:
- Поймите, здесь всё зависит только от вашего решения. О новой грани вашей магии никто пока не подозревает. Отточенное мной за долгие годы волшебство чрезвычайно редко встречается. И окружающим совсем необязательно знать о вашем особом даре. Я предпочла распорядиться им так, как считала нужным, но вы можете сохранить всё в тайне.
По его облику волшебница поняла, что Снейп услышал, наконец, то, что хотел.
Тогда мадам Бансвилл и сама спокойно откинулась на спинку кресла, сделав крошечный глоток из своего бокала, как было принято в её окружении. По магии собеседника она уже составила мнение об этом человеке и теперь разглядывала обстановку гостиной.
Наблюдая, с каким неподдельным интересом оглядывается по сторонам гостья, Северус обнаружил, что это его нисколько не раздражает.
- Мадам, я очень благодарен вам за визит, - немного неуверенно произнёс он. - Вы сумели меня успокоить. Я обещал мужу и мисс Грейнджер рассказать о вашем заключении касательно моего нового дара, но хочу, чтобы больше никто не знал о нашей с вами беседе. Могу я рассчитывать на ваше понимание?
- Разумеется, юноша! - решительно ответила старая волшебница. - Когда я получила от мисс Грейнджер сову с просьбой встретиться с вами, меня охватило сильное волнение оттого, что кто-то находится сейчас в самом начале пути, который мне довелось пройти раньше. Вам потребуется некоторое время, чтобы свыкнуться с новой магией, и я надеюсь, что смогу вам в этом помочь. Пожалуйста, в любой момент обращайтесь ко мне за советом. Для меня огромная честь оказаться вам чем-то полезной.
- В таком случае, мы должны обсудить ваш гонорар, - Северус не был уверен, сколько могут стоить подобные консультации, просто знал, что услуга не из дешёвых.
Но мадам Бансвилл лишь отмахнулась, и в свете каминного пламени её многочисленные драгоценности ярко блеснули.
- Даже слушать не желаю, лорд Снейп! Это вовсе не консультация, а встреча двоих людей, имеющих общий... интерес? Можно так сказать? Для меня было чрезвычайно важно увидеться с вами, чтобы напутствовать перед, образно говоря, долгим, увлекательным путешествием.
Северус вспомнил, что гостья ссылалась на приглашение мисс Грейнджер. Но разве та не просила её встретиться с ним и Гарри? Он знал, что мальчишку обуревало желание увидеться с мадам Бансвилл, так может быть, и она хотела бы переговорить с ним?
- Мадам Бансвилл, могу я пригласить вас поужинать здесь, с нами? Стол будет накрыт в Большом зале примерно через полчаса. И я знаю, что мой муж очень хотел встретиться с вами. Сейчас он, скорее всего, делает домашнее задание и наверняка будет только счастлив закончить заниматься пораньше.
Старая волшебница радостно просияла.
- Благодарю вас, я с удовольствием увижусь с юным Королём. Если не ошибаюсь, первым предположением мисс Грейнджер было, что магия погибшего досталась ему?
Северус кивнул Добби, вытянувшемуся в струнку у камина с того момента, как гостья согласилась остаться на ужин, а затем ответил:
- Верно, она так считала. И какое-то время приятели внимательно наблюдали за ним, но так и не заметили никаких проявлений волшебного дара, описанного вами. А чуть позже Гарри пришло в голову, что я — тот, кому досталась чужая Сила.
Словно сделав для себя какой-то вывод, женщина кивнула и с усилием поднялась на ноги.
- Лорд Снейп, вы позволите ближе взглянуть на это изображение? - спросила она, указывая на колдографию, сделанную на крестинах малыша Уизли.
Северус учтиво передал ей снимок.
При взгляде на картинку в скромной рамке на морщинистом лице гостьи расцвела лучистая улыбка, а глаза заблестели. Интересно, весьма интересно. Юношу, держащего младенца, и мужчину, стоящего рядом, несомненно связывало сильное чувство, но помимо этого было что-то необычное в их магии. Волшебная энергия лорда Снейпа оказалась очень своеобразной, и мадам Бансвилл надеялась, что при личной встрече с лордом Поттером ей удастся понять больше. А пока она вернула снимок хозяину, сопроводив вежливой похвалой.
Не прошло и пары минут, как дверь распахнулась, и в комнату влетел Гарри с таким видом, словно бежал от самой Гриффиндорской башни. Северус уже собирался представить ему их гостью, но не обнаружил её рядом с собой. Гарри первым увидел, что старая леди оседает на пол, и успел подхватить её с помощью беспалочковой магии, не дав упасть. Замешкавшись на пару секунд, профессор опомнился и помог ему уложить мадам Бансвилл на диван. Но прежде чем они вызвали мадам Помфри, женщина пришла в себя.
- О, простите! Такого со мной никогда не случалось, - оправдывалась волшебница, пока Северус помогал ей сесть.
- Может быть, позвать школьную медиведьму? - предложил профессор, и Гарри тут же метнулся к камину.
- Не нужно, лорд Снейп! Это ни к чему, просто во время нашей беседы я постаралась включить свою восприимчивость, и появление лорда Поттера застало меня врасплох. Он слишком могущественный маг, вот в чём дело, - хрипло ответила она и закашлялась. Гарри призвал стакан воды и протянул ей, присаживаясь рядом.
- С вами точно всё хорошо, мадам Бансвилл? Уверен, для мадам Помфри не будет в тягость прийти и убедиться, что вы не пострадали.
- Вы так добры, лорд Поттер! - она умилённо коснулась его руки. - Заботитесь о незнакомой старухе! Нет, дорогой мой, я в порядке. Это ваша магия сразила меня. Ваше собственное волшебство, смешанное с древней Силой и чем-то ещё. Просто поразительно! Я никогда не встречала ничего подобного! А необычней всего магическая связь между вами и вашим супругом. - Откинувшись на подушку, гостья сделала глоток воды и снова посмотрела на волшебников. - Вы — замечательная пара.
Желая убедиться, что с ней действительно ничего не случилось, Гарри внимательно вгляделся в лицо мадам Бансвилл, а потом перевёл взгляд на Северуса.
- Итак, что тебе сказали?
- Похоже, ты и твоя подруга оказались правы. Мадам Бансвилл подтвердила, что во мне есть небольшая доля чужого волшебства.
Витиеватый ответ заставил мальчика широко улыбнуться.
- «Да» или «Вы не ошиблись» было бы вполне достаточно.
- Я не хочу, чтобы об этом знал кто-либо ещё. И хотя мой случай подтверждает теорию мисс Грейнджер, ей не удастся использовать его в качестве доказательства. По крайней мере, не сейчас. Можешь передать ей, - добавил Снейп.
В глазах Гарри мелькнула тень разочарования, но он согласно кивнул.
- Понимаю. И она поймёт. Тем более, если это временная отсрочка. Скажи, тому, что ты говорил мне недавно, действительно можно верить? - Гораздо больше, чем возможная реакция Гермионы, его тревожило странное предсказание о трёх грядущих битвах и его участии лишь в последней из них.
В ответ Северус молча кивнул, и Гарри больше ни о чём его не спрашивал.
Слыша их диалог, мадам Бансвилл поняла, что новый дар лорда Снейпа уже дал о себе знать. Как именно это произошло, её нисколько не интересовало. Она осторожно пересела на край дивана, пытаясь подняться, и тут же оба волшебника подхватили её под руки.
- О, какие милые молодые люди! Благодарю. А теперь, лорд Снейп, помнится, вы что-то говорили об ужине? - улыбаясь произнесла мадам Бансвилл.
********
Вернон впервые летал на вертолёте, доставившем его с маленького местного аэродрома в поместье сэра Гарольда, и полагал, что не расстроится, если никогда больше не повторит подобный опыт. Неудобства начались с того, что пришлось наращивать ремни безопасности, чтобы пристегнуть дородного пассажира к креслу, и всё равно они впились в тело, причиняя боль, когда летающая машина поднялась в воздух и завибрировала. В полёте Вернон не упал в обморок от ужаса лишь из-за непрекращающихся физических страданий.
А Чарльз Фрост буквально позеленел. Его спутникам было невдомёк, что он еле сдерживается, чтобы не аппарировать из кошмарной летающей бочки.
И только Реджи Мейсон, привыкший к подобным полётам, был приятно взволнован приглашением в имение Бэквиза. По работе ему часто приходилось бывать в довольно удалённых от Суррея графствах, и многие его клиенты присылали за ним частные самолёты и вертолёты. Вертолёт же сэра Гарольда он посчитал просто роскошным на том основании, что ему было с чем сравнивать.
Ну и сэр Гарольд чувствовал себя превосходно. У него уже имелась лицензия на управление спортивным самолётом, и теперь он собирался стать заправским вертолётчиком. Но, заметив, что остальным явно не по себе, решил ничем не угощать их по прибытии.
В имении каждому гостю отвели комнату и дали время, чтобы распаковать вещи и прийти в себя с дороги, а потом пригласили в библиотеку для беседы с сэром Гарольдом и бригадным генералом. Вернон, предоставленный сам себе, немного отлежался, а затем, влекомый любопытством, занялся осмотром своего временного пристанища. Ни разу в жизни он не бывал в доме, обстановка которого была насквозь пропитана духом старины и роскоши. Вытянув шею, он рассмотрел каждую картину на стене и убедился, что на мазках краски заметны щетинки из кисти, значит, живопись настоящая. Медленно обошёл всю комнату, внимательно изучая многочисленные изящные — и явно безумно дорогие — вещицы. И через некоторое время Вернон ощутил досаду: ну как он мог забыть взять с собой фотоаппарат? Увидев всё это, Петуния и Мардж были бы потрясены!
В назначенное время он присоединился к остальной компании в библиотеке, где тоже было полно антиквариата. Даже хрустальный бокал с аперитивом, протянутый ему дворецким в ливрее, сверкал, подобно бриллианту, в отблесках каминного пламени. Беднягу Вернона разрывали противоречивые стремления: показать, что ему видеть подобное не впервой, и в то же время - всюду проникнуть, всё рассмотреть. Реджи, похоже, терзался тем же самым.
Болтая с Мейсоном и делая вид, что рассматривает старинные карты, висящие на стене, Вернон заметил Чарльза Фроста, который явился самым последним. То, как вошедший повёл себя, ещё больше убедило Дурсля, что Чарльз — человек далеко не бедный, поскольку тот, не обращая никакого внимания на шикарную обстановку, сразу же сел в кожаное кресло, взял бокал и принялся смаковать напиток, любуясь огнём в камине.
Сэр Гарольд и бригадный генерал развлекали гостей пустой болтовнёй, пока всех не позвали к ужину.
В соседней с библиотекой комнате стоял круглый стол, накрытый жёстко накрахмаленной скатертью, сервированный антикварной посудой и массивным столовым серебром. Вокруг с удобством разместилась вся их небольшая компания. Побыстрее заняв место, Вернон обнаружил, что сидит рядом с самим хозяином дома. Теперь он не сомневался, что станет донимать своих друзей, родных и даже случайных знакомых воспоминаниями о частном ужине у сэра Гарольда Бэквиза полгода, никак не меньше.
Сэр Гарольд поднял бокал.
- Господа! Тост! Пусть нашими стараниями магическая мерзость будет стёрта с лица земли!
Раздались ответные выкрики: «Пусть! Пусть!», и гости осушили свои бокалы.
Затем слово взял бригадный генерал.
- Джентльмены, накануне мы получили трагические известия из Лондона. Все вы знаете, что атаки колдунов ужесточились на прошлой неделе. Но вчера... - голос морпеха предательски дрогнул, - я никогда не видел, чтобы разбились сразу семь самолётов, причём в аэропорту Хитроу... Они просто рухнули на землю — было множество разрушений и жертв. И кроме того, произошло не менее пяти серьёзных взрывов во всём Лондоне. Вначале говорилось, что они случились, в основном, в метро, но информация уточняется! Возможно, это простое совпадение, но пострадали преимущественно те ветки, что располагаются недалеко от электростанции.
Было заметно, что новости неприятно поразили собравшихся, чьи лица враз посуровели. Вернон заговорил первым, а его щекастая физиономия с двойным подбородком, и без того красная, стремительно приобрела свекольный оттенок.
- Проклятье, чтоб им всем провалиться, выродкам! Мы должны всё тщательно спланировать и победить во что бы то ни стало!



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 10:11 | Сообщение # 207
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Атмосфера за столом царила нерадостная, да и как могло быть иначе, если каждый участник трапезы обдумывал дальнейшие шаги в схватке с колдунами.
На следующее утро гости поднялись ни свет ни заря — Вернон считал, что можно было дать всем ещё часок поспать — и рассевшись в несколько рэйнджроверов, помчались в тренировочный лагерь. Позавтракав вместе с бойцами, Вернон, Реджи и сэр Гарольд отправились с ними на учения. Дурсль был просто заворожён требушетами, а Реджи и сэр Гарольд схватились за луки и даже постреляли немного.
Чарльз с бывшим морпехом взяли один из рэйнджроверов и поехали в сторону волшебного замка, чтобы старый вояка мог начать планировать боевую операцию. По совету Корнелиуса, на подъезде к объекту они спрятали машину за деревьями и остаток пути прошли пешком. Фадж хотел, чтобы бригадный генерал увидел не только Хогвартс, но и Хогсмит, и получил полное представление о прилегающей местности.
После того как Корнелиус указал своему спутнику, куда смотреть, неясное нагромождение камней немедленно превратилось в древний замок.
- Поразительно, Фрост, просто потрясающе! Я смог ясно увидеть его только после вашей подсказки! Умно, очень умно. И что же, вся их защита — вот эти невысокие каменные стены? - поинтересовался бригадный генерал.
- Нет, и в этом вся проблема, - проворчал Корнелиус. - У них есть какая-то магия, кажется, они называют её «защитные чары», которая охраняет замок и выводит из строя огнестрельное оружие. И ещё они умеют как-то обезвреживать боеприпасы. Но против старинного оружия колдуны бессильны. Всё, что нам нужно, это выманить их из замка и навязать бой на нейтральной территории. Наша цель не крепость, а люди в ней.
Корнелиус с любопытством наблюдал за морпехом, который, приставив к глазам странное устройство, рассматривал древние стены Хогвартса.
- Некоторые живут за пределами замка, - заметил он. - Вот там, кажется, несколько шатров.
Бывший министр предположил, что непонятное приспособление улучшает остроту зрения.
- На улице уже довольно холодно, поэтому многие перебрались во внутренний двор. Там очень много места. Но мы должны схитрить, чтобы заставить их выйти наружу.
Бригадный генерал окинул его насмешливым взглядом.
- Мы должны вытащить их из волшебного замка, где они чувствуют себя в полной безопасности? Как именно?
Но у Корнелиуса всё было продумано. Он махнул рукой направо.
- Там... видите? Это Хогсмид — деревня, в которой живут только колдуны, я читал об этом. Их-то мы и атакуем.
Морпех нахмурился, нападение на гражданские объекты ему категорически не нравилось. Тем не менее, он повернул бинокль правее.
- Ммм. Так. Вижу людей. - Он увеличил разрешение. - Одеты они как-то не по-человечески. И машин нет. Странное место.
- Очень странное. На самом деле колдовское. И, если учесть, что, как мы видим, деревня практически беззащитна по сравнению с замком, мы можем атаковать её для отвода глаз, и остальные примчатся на защиту местных жителей. Здесь мы их легко одолеем — нас больше, и у нас есть старинное оружие, в этом наше преимущество.
Кривая улыбка появилась на обветренном лице бывшего морпеха, когда он внимательно рассмотрел несколько домиков возле железнодорожной станции. Здесь нет никаких гражданских, только колдуны, а любой из них — враг, в этом он был уверен. Тщательно нанеся на карту все стратегически важные объекты, бригадный генерал решил, что идея Фроста очень даже неплоха. Почему вдруг он согласился с этим человеком, решив атаковать деревню, пусть даже неукреплённую, и отбросив первоначальный план по захвату труднодоступной крепости, морпех не знал. Но, не придав значения этому, он пожал плечами и переключил внимание на новый объект нападения.
Досконально всё разведав, примерно через час Фрост и бригадный генерал вернулись на машине в поместье сэра Гарольда.
********
Пользуясь тем, что муж укатил на свою деловую встречу, Петуния решила провести это время с пользой — в тишине и покое. Она с чувством и толком прочла от корки до корки два свежих глянцевых журнала и, вычитав в одном шикарный рецепт блюда из лосося, решила приготовить его себе на ужин. Рыба должна была быть очень вкусной, хотя Вернон наверняка остался бы голодным. Приготовив новое кушанье и отличный салат к нему, она решила поесть в столовой, а не на кухне. В какой-то момент выбор места для трапезы показался ей странной фантазией, но Петуния решила не терзаться. Она этого достойна.
С удовольствием поужинав, женщина допивала кофе, когда заметила, что на спинку одного из стульев, стоящих на веранде, взгромоздилась большая сипуха и неотрывно глядит на неё. Она покосилась на птицу, но та не исчезла. Тогда Петуния махнула рукой, прошипев «кыш», но сова просто моргнула в ответ. Продолжая сидеть на спинке стула, она выразительно посмотрела на свои лапы, в которых, конечно же, был зажат большой конверт.
Петуния помнила, что за свои услуги совы, как правило, требуют вознаграждения, как та, что склевала на кухне хозяйский бутерброд. Не сводя глаз с птицы, женщина бочком прокралась из столовой в кухню, где переложила остатки своего ужина на бумажную тарелку, добавив к ним немного лосося из кастрюльки. Приоткрыв дверь, она оставила угощение на полу и снова захлопнула её. Вбежав в столовую, Петуния с облегчением заметила, что сова бросила конверт на сиденье стула, а сама занялась едой.
Схватив письмо, миссис Дурсль заперла все двери и ушла в гостиную. Сердце её всё ещё колотилось в бешеном темпе от страха перед огромной птицей. Вскрыв конверт, Петуния обрадовалась, обнаружив в нём послание от Амаранты. Хотя, прочитав первые строки, она пришла в недоумение — подруга серьёзно опасалась за её жизнь и здоровье. С чего бы? Телевизор весь день был выключен — его хозяйка наслаждалась тишиной, а позже слушала музыку на старом проигрывателе, пока готовила ужин и ела. Поэтому, ощущая растущую тревогу, Петуния включила телеприёмник.
На экране вместо обычных программ шли один за другим экстренные выпуски новостей. Ужасная авиакатастрофа и множество взрывов по всему Лондону. Эти репортажи заставили её замереть от ужаса, но через несколько минут она перевела взгляд на письмо. Каким образом Амаранта узнала о случившемся и так быстро успела прислать ей записку?
В какой-то момент женщина задумалась, не случилось ли беды с Верноном, и запаниковала. Но в теленовостях ясно говорилось, что происшествия исключительно лондонские, а муж должен быть сейчас в Шотландии у сэра Гарольда, там он в безопасности. Наконец, осознав, что проблемы лишь в столице и её лично не касаются, Петуния начала понемногу успокаиваться. Выглянув в окно, она убедилась, что всё в порядке. Несколько автомобилей проехало по улице, а в соседских гостиных уютно мерцали телевизоры.
На следующее утро, возвращаясь из церкви, Петуния встретила одну из соседок.
Заметив, что миссис Дурсль выходит из машины, Клариса накинула плащ и бросилась следом, чтобы перехватить её у двери.
- Доброе утро, Петуния! - крикнула она на ходу.
- О, привет, Клариса. Чудесное утро, не правда ли? - ответила та. - Яркое солнце, особенно сейчас, что может быть лучше? Учитывая, что творится в мире.
Соседка покачала головой.
- Я была просто в ужасе, когда Джереми позвал меня вчера к телевизору. Говорят, это всё волшебники? - В её взгляде ясно читалось обвинение. Не сами ли Дурсли раззвонили по всей округе этим летом, что их племянник — маг? Конечно, мальчик считался кем-то вроде короля волшебников, постоянно мелькал в телеобращениях британского королевского семейства и был какое-то время любимцем публики, но как к нему теперь относиться? Творящийся в городе кошмар заставил людей сменить приоритеты.
Встретив этот красноречивый взгляд, Петуния ощутила растущий гнев.
- К сожалению, Вернона вчера не было дома, - ответила она, в полной уверенности, что Клариса тоже подглядывала за тем, как её муж уезжал на роскошном роллс ройсе, - поэтому я включила телевизор только вечером. И тоже была шокирована. А Вернон гостит в поместье сэра Гарольда Бэквиза, поэтому я провожу уикенд в одиночестве.
Казалось, Клариса после этих слов была готова ворваться в соседский дом даже без приглашения, но Петуния любезно предложила ей чашечку чая. Они уселись в гостиной, где было большое окно, позволяющее видеть небо, что очень нравилось хозяйке, и Клариса перешла в наступление:
- Так он гостит у сэра Гарольда Бэквиза?
Петуния могла быть сколь угодно неприятной особой, но она была соседкой, причём обещающей дать тему для потрясающей сплетни. Прекрасный повод для дружеского общения.
- Ну да. Этим летом Вернон случайно вышел на группу людей, желающих искоренить магию. Он всегда придерживался подобных идей, поэтому стал одним из лидеров антиколдовского Сопротивления, - похвасталась Петуния. - Несколько месяцев он, вместе со своими единомышленниками, поднимал людей на борьбу, выступая на митингах и собраниях. Так он познакомился с сэром Гарольдом, который тоже поддержал их. И сейчас в его шотландском имении проходит совещание активистов движения. Думаю, ты видела, что вчера сэр Гарольд прислал за моим мужем машину? Полагаю, Вернон будет дома не раньше вечера.
Петуния умело расставила нужные акценты — то, что Вернон — лидер Сопротивления, что сэр Гарольд прислал за ним роскошный роллс ройс и пригласил в своё имение. Теперь ситуация направлена в нужное русло. И реакция Кларисы недвусмысленно говорила об этом. Пока не закончился чай, сплетница, заискивая и суетясь, пыталась выведать у Петунии как можно больше подробностей о поездке Вернона и его взаимоотношениях с сэром Гарольдом. К концу разговора соседка была сама не своя от обилия информации. И больше не обвиняла Дурслей в том, что те вскормили колдуна в собственном доме.
Но когда Петуния вышла с Кларисой на крыльцо, прямо над их головами пронеслась огромная сова и уселась на дереве во дворе.
- Совы! Когда такое бывало, а, Петуния? - заметила соседка. - Кажется, они здесь повсюду. Во всяком случае, только сегодня я видела их несколько раз. А на другом конце квартала такого нет, - и она окинула собеседницу подозрительным взглядом.
Этого миссис Дурсль не могла спокойно вынести.
- По-моему, у соседа завелись кроты, - фыркнула, защищаясь, она. - Кусты стали чахнуть, словно кто-то подрывает им корни. Совы питаются кротами, вот и поналетели. Но я видела их от силы пару раз, так что не о чем беспокоиться.
Похоже, это объяснение не вполне убедило Кларису, и она, скомкано попрощавшись, заторопилась домой. Петуния бросила виновато-тревожный взгляд в небо и тоже вернулась в дом. Там, отыскав блокнот и ручку, она села за кухонный стол и написала ответное письмо Амаранте, уверяя, что ей и её семье ничего не угрожает, и поблагодарила за беспокойство. Пора было отослать эту сову, а то уже соседи начинают коситься.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 03.06.2012, 10:12 | Сообщение # 208
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Атмосфера за столом царила нерадостная, да и как могло быть иначе, если каждый участник трапезы обдумывал дальнейшие шаги в схватке с колдунами.
На следующее утро гости поднялись ни свет ни заря — Вернон считал, что можно было дать всем ещё часок поспать — и рассевшись в несколько рэйнджроверов, помчались в тренировочный лагерь. Позавтракав вместе с бойцами, Вернон, Реджи и сэр Гарольд отправились с ними на учения. Дурсль был просто заворожён требушетами, а Реджи и сэр Гарольд схватились за луки и даже постреляли немного.
Чарльз с бывшим морпехом взяли один из рэйнджроверов и поехали в сторону волшебного замка, чтобы старый вояка мог начать планировать боевую операцию. По совету Корнелиуса, на подъезде к объекту они спрятали машину за деревьями и остаток пути прошли пешком. Фадж хотел, чтобы бригадный генерал увидел не только Хогвартс, но и Хогсмит, и получил полное представление о прилегающей местности.
После того как Корнелиус указал своему спутнику, куда смотреть, неясное нагромождение камней немедленно превратилось в древний замок.
- Поразительно, Фрост, просто потрясающе! Я смог ясно увидеть его только после вашей подсказки! Умно, очень умно. И что же, вся их защита — вот эти невысокие каменные стены? - поинтересовался бригадный генерал.
- Нет, и в этом вся проблема, - проворчал Корнелиус. - У них есть какая-то магия, кажется, они называют её «защитные чары», которая охраняет замок и выводит из строя огнестрельное оружие. И ещё они умеют как-то обезвреживать боеприпасы. Но против старинного оружия колдуны бессильны. Всё, что нам нужно, это выманить их из замка и навязать бой на нейтральной территории. Наша цель не крепость, а люди в ней.
Корнелиус с любопытством наблюдал за морпехом, который, приставив к глазам странное устройство, рассматривал древние стены Хогвартса.
- Некоторые живут за пределами замка, - заметил он. - Вот там, кажется, несколько шатров.
Бывший министр предположил, что непонятное приспособление улучшает остроту зрения.
- На улице уже довольно холодно, поэтому многие перебрались во внутренний двор. Там очень много места. Но мы должны схитрить, чтобы заставить их выйти наружу.
Бригадный генерал окинул его насмешливым взглядом.
- Мы должны вытащить их из волшебного замка, где они чувствуют себя в полной безопасности? Как именно?
Но у Корнелиуса всё было продумано. Он махнул рукой направо.
- Там... видите? Это Хогсмид — деревня, в которой живут только колдуны, я читал об этом. Их-то мы и атакуем.
Морпех нахмурился, нападение на гражданские объекты ему категорически не нравилось. Тем не менее, он повернул бинокль правее.
- Ммм. Так. Вижу людей. - Он увеличил разрешение. - Одеты они как-то не по-человечески. И машин нет. Странное место.
- Очень странное. На самом деле колдовское. И, если учесть, что, как мы видим, деревня практически беззащитна по сравнению с замком, мы можем атаковать её для отвода глаз, и остальные примчатся на защиту местных жителей. Здесь мы их легко одолеем — нас больше, и у нас есть старинное оружие, в этом наше преимущество.
Кривая улыбка появилась на обветренном лице бывшего морпеха, когда он внимательно рассмотрел несколько домиков возле железнодорожной станции. Здесь нет никаких гражданских, только колдуны, а любой из них — враг, в этом он был уверен. Тщательно нанеся на карту все стратегически важные объекты, бригадный генерал решил, что идея Фроста очень даже неплоха. Почему вдруг он согласился с этим человеком, решив атаковать деревню, пусть даже неукреплённую, и отбросив первоначальный план по захвату труднодоступной крепости, морпех не знал. Но, не придав значения этому, он пожал плечами и переключил внимание на новый объект нападения.
Досконально всё разведав, примерно через час Фрост и бригадный генерал вернулись на машине в поместье сэра Гарольда.
********
Пользуясь тем, что муж укатил на свою деловую встречу, Петуния решила провести это время с пользой — в тишине и покое. Она с чувством и толком прочла от корки до корки два свежих глянцевых журнала и, вычитав в одном шикарный рецепт блюда из лосося, решила приготовить его себе на ужин. Рыба должна была быть очень вкусной, хотя Вернон наверняка остался бы голодным. Приготовив новое кушанье и отличный салат к нему, она решила поесть в столовой, а не на кухне. В какой-то момент выбор места для трапезы показался ей странной фантазией, но Петуния решила не терзаться. Она этого достойна.
С удовольствием поужинав, женщина допивала кофе, когда заметила, что на спинку одного из стульев, стоящих на веранде, взгромоздилась большая сипуха и неотрывно глядит на неё. Она покосилась на птицу, но та не исчезла. Тогда Петуния махнула рукой, прошипев «кыш», но сова просто моргнула в ответ. Продолжая сидеть на спинке стула, она выразительно посмотрела на свои лапы, в которых, конечно же, был зажат большой конверт.
Петуния помнила, что за свои услуги совы, как правило, требуют вознаграждения, как та, что склевала на кухне хозяйский бутерброд. Не сводя глаз с птицы, женщина бочком прокралась из столовой в кухню, где переложила остатки своего ужина на бумажную тарелку, добавив к ним немного лосося из кастрюльки. Приоткрыв дверь, она оставила угощение на полу и снова захлопнула её. Вбежав в столовую, Петуния с облегчением заметила, что сова бросила конверт на сиденье стула, а сама занялась едой.
Схватив письмо, миссис Дурсль заперла все двери и ушла в гостиную. Сердце её всё ещё колотилось в бешеном темпе от страха перед огромной птицей. Вскрыв конверт, Петуния обрадовалась, обнаружив в нём послание от Амаранты. Хотя, прочитав первые строки, она пришла в недоумение — подруга серьёзно опасалась за её жизнь и здоровье. С чего бы? Телевизор весь день был выключен — его хозяйка наслаждалась тишиной, а позже слушала музыку на старом проигрывателе, пока готовила ужин и ела. Поэтому, ощущая растущую тревогу, Петуния включила телеприёмник.
На экране вместо обычных программ шли один за другим экстренные выпуски новостей. Ужасная авиакатастрофа и множество взрывов по всему Лондону. Эти репортажи заставили её замереть от ужаса, но через несколько минут она перевела взгляд на письмо. Каким образом Амаранта узнала о случившемся и так быстро успела прислать ей записку?
В какой-то момент женщина задумалась, не случилось ли беды с Верноном, и запаниковала. Но в теленовостях ясно говорилось, что происшествия исключительно лондонские, а муж должен быть сейчас в Шотландии у сэра Гарольда, там он в безопасности. Наконец, осознав, что проблемы лишь в столице и её лично не касаются, Петуния начала понемногу успокаиваться. Выглянув в окно, она убедилась, что всё в порядке. Несколько автомобилей проехало по улице, а в соседских гостиных уютно мерцали телевизоры.
На следующее утро, возвращаясь из церкви, Петуния встретила одну из соседок.
Заметив, что миссис Дурсль выходит из машины, Клариса накинула плащ и бросилась следом, чтобы перехватить её у двери.
- Доброе утро, Петуния! - крикнула она на ходу.
- О, привет, Клариса. Чудесное утро, не правда ли? - ответила та. - Яркое солнце, особенно сейчас, что может быть лучше? Учитывая, что творится в мире.
Соседка покачала головой.
- Я была просто в ужасе, когда Джереми позвал меня вчера к телевизору. Говорят, это всё волшебники? - В её взгляде ясно читалось обвинение. Не сами ли Дурсли раззвонили по всей округе этим летом, что их племянник — маг? Конечно, мальчик считался кем-то вроде короля волшебников, постоянно мелькал в телеобращениях британского королевского семейства и был какое-то время любимцем публики, но как к нему теперь относиться? Творящийся в городе кошмар заставил людей сменить приоритеты.
Встретив этот красноречивый взгляд, Петуния ощутила растущий гнев.
- К сожалению, Вернона вчера не было дома, - ответила она, в полной уверенности, что Клариса тоже подглядывала за тем, как её муж уезжал на роскошном роллс ройсе, - поэтому я включила телевизор только вечером. И тоже была шокирована. А Вернон гостит в поместье сэра Гарольда Бэквиза, поэтому я провожу уикенд в одиночестве.
Казалось, Клариса после этих слов была готова ворваться в соседский дом даже без приглашения, но Петуния любезно предложила ей чашечку чая. Они уселись в гостиной, где было большое окно, позволяющее видеть небо, что очень нравилось хозяйке, и Клариса перешла в наступление:
- Так он гостит у сэра Гарольда Бэквиза?
Петуния могла быть сколь угодно неприятной особой, но она была соседкой, причём обещающей дать тему для потрясающей сплетни. Прекрасный повод для дружеского общения.
- Ну да. Этим летом Вернон случайно вышел на группу людей, желающих искоренить магию. Он всегда придерживался подобных идей, поэтому стал одним из лидеров антиколдовского Сопротивления, - похвасталась Петуния. - Несколько месяцев он, вместе со своими единомышленниками, поднимал людей на борьбу, выступая на митингах и собраниях. Так он познакомился с сэром Гарольдом, который тоже поддержал их. И сейчас в его шотландском имении проходит совещание активистов движения. Думаю, ты видела, что вчера сэр Гарольд прислал за моим мужем машину? Полагаю, Вернон будет дома не раньше вечера.
Петуния умело расставила нужные акценты — то, что Вернон — лидер Сопротивления, что сэр Гарольд прислал за ним роскошный роллс ройс и пригласил в своё имение. Теперь ситуация направлена в нужное русло. И реакция Кларисы недвусмысленно говорила об этом. Пока не закончился чай, сплетница, заискивая и суетясь, пыталась выведать у Петунии как можно больше подробностей о поездке Вернона и его взаимоотношениях с сэром Гарольдом. К концу разговора соседка была сама не своя от обилия информации. И больше не обвиняла Дурслей в том, что те вскормили колдуна в собственном доме.
Но когда Петуния вышла с Кларисой на крыльцо, прямо над их головами пронеслась огромная сова и уселась на дереве во дворе.
- Совы! Когда такое бывало, а, Петуния? - заметила соседка. - Кажется, они здесь повсюду. Во всяком случае, только сегодня я видела их несколько раз. А на другом конце квартала такого нет, - и она окинула собеседницу подозрительным взглядом.
Этого миссис Дурсль не могла спокойно вынести.
- По-моему, у соседа завелись кроты, - фыркнула, защищаясь, она. - Кусты стали чахнуть, словно кто-то подрывает им корни. Совы питаются кротами, вот и поналетели. Но я видела их от силы пару раз, так что не о чем беспокоиться.
Похоже, это объяснение не вполне убедило Кларису, и она, скомкано попрощавшись, заторопилась домой. Петуния бросила виновато-тревожный взгляд в небо и тоже вернулась в дом. Там, отыскав блокнот и ручку, она села за кухонный стол и написала ответное письмо Амаранте, уверяя, что ей и её семье ничего не угрожает, и поблагодарила за беспокойство. Пора было отослать эту сову, а то уже соседи начинают коситься.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
ОлюсяДата: Воскресенье, 03.06.2012, 14:45 | Сообщение # 209
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 180 »
Спасибо все кто работает над этим переводом!


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
@nnushkaДата: Понедельник, 04.06.2012, 20:55 | Сообщение # 210
Посвященный
Сообщений: 35
« 0 »
Сказать, что я в восторге - это не сказать ничего. Спасибо. Это изумительно! Все, слова кончились, а эмоции.....
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » Lynne's AU Ending to The Marriage Stone + с 64 по 69 главы! (СС/ГП;R;Драма/Приключения/Роман;макси; Закончен)
  • Страница 7 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • »
Поиск: