Армия Запретного леса

Воскресенье, 21.10.2018, 10:09
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Мы те, кто мы есть" (24 гл. от 19.11.2015) (ТР/ГП, слеш, R, Романтика/AU, макси, в работе)
"Мы те, кто мы есть" (24 гл. от 19.11.2015)
KsallinaДата: Вторник, 05.06.2012, 15:03 | Сообщение # 1
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Название: Мы те, кто мы есть
Автор: Ksally (Ksallina)
Бета: Элвин (пролог, 1-2), Хроме (3-5), Ninel (6-7), Нефрит (пролог, 1-10, 13), Кора (11-12), Рин_Рин (пролог, 1-13), Necro4DomineestRiRen (с 14)
Гамма: Dunkel (пролог, 1-2), Нефрит (пролог, 1-10, 13)
Рейтинг: R
Пейринг: ТР/ГП
Тип: слэш
Жанр: романтика, AU
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Ночь. Из-за туч осторожно выглянула луна с тусклым серебристо-голубым сиянием. Спустя секунду рядом с одним из домов в Годриковой впадине бесшумно появился человек: высокий и очень худой мужчина. Оглядевшись, он быстро подошел к крыльцу самого близкого к нему дома и положил на него сверток, который до этого держал в руках. После чего аппарировал. Луна успела лишь на миг осветить его равнодушное лицо.
Предупреждения: OOC, очередной фик про наследие, цитаты из Вики, штампы, НП, гет, нецензурная лексика. В будущем возможен MPREG.
Размещение: Категорически запрещено! (с)
Диклеймер: Гарри Поттер мне не принадлежит.
От автора: Не дружу с каноном. Название фика взято из мюзикла Dracula - Entre l'amour et la mort.





Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко

Сообщение отредактировал Ksallina - Четверг, 19.11.2015, 13:35
 
KsallinaДата: Вторник, 18.12.2012, 19:54 | Сообщение # 121
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Пока нет романтики, только и остается что интриговать)) Дальше Гарри и его школьная жизнь))


Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
АркадияДата: Вторник, 18.12.2012, 21:28 | Сообщение # 122
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
автор! не изгаляйтесь над моей фантазией... она и так больная и бурная. чего только стоит картинка, где том учт гарри кататься на велосипеде, а регулус с крайне задумчивым видом соображает над схемами-чертежами как же ему засунуть бревно в колесо... ><''
 
KsallinaДата: Среда, 19.12.2012, 12:05 | Сообщение # 123
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
biggrin Вот это фантазия, мне нужно быть поосторожней со словами. Если я все же решусь писать MPREG, то деток своих может и будут учиться кататься на велосипеде, хотя вряд ли)) Том не одобрит)))


Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
АркадияДата: Среда, 19.12.2012, 21:11 | Сообщение # 124
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
пусть лучше детки папочке мантию разрисуют. а то она грустная какая то... и однотонная... а еще в ней можно вырезать дырки в виде ангелов... х) *затаскивает фантазию в шкаф и запирает. от греха подальше*

(а еще пожиратели непуганные gossip )


Сообщение отредактировал Аркадия - Среда, 19.12.2012, 21:14
 
ОлюсяДата: Среда, 19.12.2012, 21:37 | Сообщение # 125
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 180 »
Ksallina, ну, на метле - точно будет...


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
KsallinaДата: Пятница, 21.12.2012, 20:55 | Сообщение # 126
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Аркадия, biggrin Нет, у папочек вполне себе приличные мантии так что обойдемся без ангелов)) На самом деле я еще не обдумывала эту часть (про деток) так как не знаю буду ли ее писать)) Даже примерно не представляю какие у них будут дети))) Хотя если учитывать наследственность… wacko
Олюся, все может быть))



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко

Сообщение отредактировал Ksallina - Пятница, 21.12.2012, 20:58
 
АркадияДата: Пятница, 21.12.2012, 21:01 | Сообщение # 127
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
если учитывать наследственность то мне жалко пожирателей... dry
 
GalДата: Пятница, 21.12.2012, 22:31 | Сообщение # 128
Демон теней
Сообщений: 324
« 66 »
Спасибо за главу. Сюжет растет и ветвится. Надо все с начала перечитать. biggrin


У собак есть хозяева, у кошек - обслуживающий персонал
 
KsallinaДата: Воскресенье, 23.12.2012, 19:36 | Сообщение # 129
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Аркадия, ))))
Gal, пожалуйста. Да, скоро станет таким дремучим))



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
АркадияДата: Среда, 26.12.2012, 00:15 | Сообщение # 130
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
Увидела что автор отписался, обрадовалась, заглянула... сижу... губы закатываю до следующего раза...
 
Fish_kaДата: Среда, 26.12.2012, 02:56 | Сообщение # 131
Подросток
Сообщений: 21
« 0 »
Замечательный фик! Интересно узнать о родителях Гарри и о наследие тоже. Жду проды с нетерпением!


— Ты думаешь «это» смешно?
— Ну уж ни хрена не грустно!

"Одиннадцать друзей Оушена"
 
KsallinaДата: Среда, 26.12.2012, 18:38 | Сообщение # 132
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Аркадия, мне уже страшно отвечать на комменты)) Мне особенно стыдно, если вспомнить, что 10 главу я даже не начинала. У меня тут экзамены кончились и сейчас в новогодней суматохи как-то не до фика((
Fish_ka, спасибо)) Все будет, когда Гарри повзрослеет))



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
АркадияДата: Четверг, 27.12.2012, 00:17 | Сообщение # 133
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
успехов! =) и с наступающим)))
 
KsallinaДата: Среда, 02.01.2013, 16:34 | Сообщение # 134
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Спасибо, вас тоже с Новым годом)) Хотела порадовать продой, но не получается. Сейчас занята поиском беты))


Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко

Сообщение отредактировал Ksallina - Среда, 02.01.2013, 16:45
 
АркадияДата: Среда, 02.01.2013, 21:07 | Сообщение # 135
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
удачи в поисках беты=) я тут, я заглядываю, я слежу....XD
 
НикаДата: Среда, 06.02.2013, 18:17 | Сообщение # 136
Подросток
Сообщений: 3
« 0 »
Надеюсь, что автор не заморозит фанфик, хочется увидеть продолжение
 
KsallinaДата: Четверг, 07.02.2013, 13:29 | Сообщение # 137
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Строчу проду, не беспокойтесь)) В главе просто опять полно информации из-за чего у меня с ней трудности.


Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
ОлюсяДата: Пятница, 08.02.2013, 17:46 | Сообщение # 138
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 180 »
Ksallina, удачи вам))))))


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
KsallinaДата: Воскресенье, 03.03.2013, 19:36 | Сообщение # 139
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 10. Хэллоуин


Бета: Нефрит, Рин_Рин
Гамма: Нефрит


Всех обитателей замка охватила атмосфера праздника. Учеба отошла на второй план, учеников больше волновали различные захватывающие истории, связанные с Хэллоуином, нежели нудные лекции профессоров. Особенно это касалось первокурсников, ведь они впервые будут праздновать в школе. Детям было интересно все, вплоть до мельчайших подробностей: что за блюда приготовят домашние эльфы для банкета и во что оденутся преподаватели. Однако ничего феноменального не случилось, по крайне мере, для чистокровных. Учителя принарядились в красивые мантии, сшитые, в большинстве своем, на заказ. Женская половина посчитала своим долгом нанести на лицо тонны косметики. Даже профессор МакГонагалл, подавшись праздничному настроению, подкрасила губы. Лишь Снейп оставался безучастным, надев привычную глазу черную мантию.
— Он вообще в курсе, что сегодня Хэллоуин? — Сандра недобро сверкнула глазами в сторону мрачного мужчины.
— Естественно, ведь он надел костюм, — усмехнулся Гарри, садясь на свое ставшим привычным за два месяца место.
Сандра вопросительно посмотрела на однокурсника.
— Летучей мыши.
Все ребята, сидящие рядом и слышавшие их разговор, рассмеялись. Кто-то даже похлопал мальчика по плечу в знак одобрения.
Гарри практически освоился в школе и свыкся с когтевранцами. Поэтому позволял себе шутить и веселиться, а не отмалчивался в стороне, как раньше. Правда, он до сих пор редко говорил о себе, выдавая крупицы информации, предпочитая слушать других. Чаще всего темой разговора с однокурсниками была учеба, которая давалась ему легко. Впрочем, это было ожидаемо, а вот у Майкла она вызывала серьезные затруднения.
Мама, в одном из писем, которые приходили два раза в неделю, просила подтянуть брата, позабыв о споре, который заключила перед отъездом мальчишек в школу. Гарри не преминул о нем напомнить, за что получил сухой ответ от Лили. Женщина говорила о том, что соперничество не должно быть важнее семьи, в которой каждый помогает друг другу. Гарри отнеся к этому наплевательски. В самом деле, какая из них с Майклом семья?
Мама какое-то время пыталась вразумить его, а потом остыла. Вновь вернувшись к привычным вопросам об учебе, советам касательно книг из школьной библиотеки. Иногда она осторожно спрашивала его о том, искал ли он информацию о магических континентах. Гарри всегда отвечал отрицательно, что было чистейшим враньем. Каждый его день начинался в библиотеке и заканчивался в ней же. Он перелистал огромное количество книг, но не нашел даже намека на магические континенты. Хоть и прошло только два месяца, а книг в библиотеке было достаточно, Гарри почему-то чувствовал, что все равно ничего не найдет. И это порою его жутко раздражало.
Письма для Гарри приходили только от мамы, к Майклу же часто прилетали филин Джеймса и совы Сириуса и Ремуса. Его это, конечно же, ничуть не задевало. Мальчик старательно пытался себя в этом убедить, игнорируя тот факт, что занимается подсчетом того, сколько раз в неделю Джеймс посылает филина в Хогвартс.
Хотя было одно исключение в прошлом месяце. Ему прислал письмо Ремус. Оно было очень коротким и казалось, что Люпин даже не знает, о чем говорить с мальчиком. Решив, что тот написал письмо из вежливости, Гарри как можно более кратко ответил на заданные вопросы и сухо поблагодарил за письмо. Ответа от Ремуса не последовало. Не сказать, что мальчик сильно сожалел.
Мотнув головой и отложив столовые приборы, Гарри поднялся из-за стола и направился в гостиную Когтеврана. Дел у мальчика никаких не было, домашнюю работу он уже сделал. В первый месяц учителя их особо не напрягали, но в октябре начали наверстывать упущенное, поэтому многим ленивым первокурсникам приходилось несладко.
Неспешно идя по коридору, Гарри раздумывал о завтрашнем уроке чар. Профессор Флитвик обещал, что они, наконец, приступят к заклинаниям, а простое размахивание палочкой станет пройденным этапом.
Вдруг его кто-то окликнул. Обернувшись, Гарри увидел спешащего к нему Энтони, который ушел с банкета пораньше, чтобы зайти в библиотеку за нужной книгой для эссе по зельеварению.
— Взял?
— Да, — кивнул блондин, и они молча продолжили путь до гостиной.
— Стойте! — прокричал кто-то позади них.
Запыхавшись, к ним со всех ног бежал Терри, в руках сжимая газету.
— Вы слышали о новом законе, принятым Министерством? Сегодня вообще кто-нибудь читал газету? Я уже поговорил с Сандрой, Майклом, Падмой и Лайзой, и они не в курсе! Как так можно! — возмущался Бут. У него плыло перед глазами из-за недостатка кислорода. Он прижался взмокшей от пота спиной к холодной каменной стене и протянул Гольдштейну газету.
Гарри неодобрительно обвел Терри взглядом, тот был чересчур импульсивен. Ему все время нужно было что-то делать и куда-то бежать, вот прямо как сейчас. Нет, чтобы рассказать все вечером в гостиной, когда все соберутся. Он бегал по Хогвартсу и интересовался у каждого знакомого, знает ли он о новом законе.
— Это касается нашей школы. Вы же знаете, что только СОВы и ТРИТОНы делают… — запнулся Терри, но потом, будто что-то вспомнив, продолжил, — то есть составляют и принимают сотрудники Министерства, а для остальных курсов все, что касается экзаменов, ложится на плечи профессоров школы. Теперь же экзаменационные работы для всех курсов будут составлять в Министерстве, а преподаватели должны будут только проконтролировать сдачу экзаменов. Результаты так же будут отправляться в Министерство, чего раньше не было, — выпалил он на одном дыхании.
Карие глаза выжидающе смотрели на Энтони и Гарри, пытаясь поймать любую эмоцию, проскользнувшую на их лицах. Однако не было ничего: ни интереса, ни любопытства, ни испуга.
— Все ж таки они этого добились, — наконец, подал голос Голдштейн.
Терри нахмурил брови, не понимая, к чему была сказана эта реплика. Вопрос вырвался сам собой:
— Кто добился?
Гарри так же интересовал этот вопрос, но он не собирался идти на поводу своих эмоций, поэтому промолчал. Энтони, в свою очередь, поморщился, не желая обсуждать ничего связанного с политикой. Единственное, что заставило его заговорить, это проскользнувшее любопытство в глазах Гарри.
— В высшем обществе ходили слухи, что хотят вести новый закон, связанный с образованием, целью которого будет контроль над профессорами и успеваемостью студентов. Особенно это касается таких преподавателей, как Бинс и Трелони. Ни для кого не секрет, что многие завалили СОВ именно по истории магии и предсказаниям. Но этого все же недостаточно, чтобы их уволить. Благодаря этому закону, данные об успеваемости учеников будут предоставляться каждый год, что вынудит директора уволить профессоров, которые не смогут показывать удовлетворительные результаты. Как я понял из газеты, Дамблдор был против этого закона. Это неудивительно, ведь это небольшой шаг для Министерства к захвату контроля над школой. Возможно, его авторитет мог бы заставить многих в Палате Лордов передумать, но есть один факт, который сильно коробит британских магов. Как вы помните из лекции профессора Квиррелла, мы занимаем третье место в мире по качеству образования… — Энтони сделал многозначительную паузу.
— И что? — не понял Терри.
Он до сих пор пытался осмыслить сказанное Энтони и разобраться в тех сложных словах, которые любил использовать Голдштейн. Порою, эта любовь к хитроумным предложениям вызывала у мальчика раздражение. Терри чаще всего понимал собеседника с первого раза, единственным исключением оставался Энтони.
— Причем тут то, что мы третьи? — повторил вопрос Бут, слабое недовольство отразились в его голосе.
— Потому что мы хотим быть первыми, — ответил за Энтони Гарри. — Я порылся в газетных сводках за последние двадцать лет после урока у профессора Квиррела. Сколько бы мы ни пыталась, так и не смогли превзойти не то что Махоутокоро, даже Дурмстранг. Думаю, это сильно ударило по гордости Министерства, Лордов, да и вообще британских магов.
— Верно, — подтвердил Энтони.
Удовольствие от того факта, что кто-то понимает его и может проследить за ходом его мыслей, заставило Голдштейна улыбнуться.
— Не удивлюсь, если узнаю, что кто-то намекнул об этом в Палате Лордов и многие согласились принять этот закон.
Терри почувствовал себя лишним в компании людей, понимающих друг друга с полуслова. Такое ощущение, будто его упрекали в том, что он чего-то не знает. Мотнув головой, Терри выкинул ненужные мысли из головы.
— Понятно. Пойду, расскажу о твоих выводах ребятам, — просветлел Бут, предвкушая новые разговоры, а главное — возможность оказаться в центре внимания.
Переглянувшись, Энтони и Гарри пожелали ему удачи. Они даже не успели толком договорить, как Терри сорвался с места.
Смотря однокурснику вслед, Гарри насмешливо произнес:
— Как мастерски ты ушел от вопроса, кому это выгодно.
Энтони тонко улыбнулся в ответ на фразу друга, пожал плечами и пошел вдоль по коридору, игнорируя сверлящий спину взгляд.
Хмыкнув, Гарри направился за ним. Голдштейн хотел поиграть? Отлично.
— Как ты сам сказал, этот закон вставляет палки в колеса директору, — начал на ходу размышлять Гарри, Энтони внимательно прислушивался. — Честно, даже не знаю, кому мог помешать Дамблдор. После победы над Гриндевальдом он посвятил всего себя школе и редко участвовал в политике. При этом Министерство, с твоих слов, все равно его недолюбливает. Думаю, дело в том, что он выступает за независимость школы, но, неужели, контроль над Хогварстом так важен?
— Есть один рычаг власти, позволяющий влиять на дела школы. Попечительский совет.
— Вот как, я мало о нем слышал. Так через Попечительский совет Министерство влияет на школу? — Гарри чувствовал, что все не так просто.
— Хоть в Попечительском совете и есть люди, занимающие должности в Министерстве, их лояльность ему все равно под вопросом, — Энтони подавил усмешку, видя, как негодующе сверкнули зеленые глаза.
— Я мало слышал об этом совете, значит, они себя не проявляют. Раз так, они согласны с политикой Дамблдора. Соответственно Попечительский совет под контролем директора. Как тебе такая логическая цепочка? — вопрос повис в воздухе.
Энтони несколько минут молчал, после чего коротко ответил:
— Они принципиально не согласны с директором. Я даже дам тебе подсказку. Дамблдор — магглолюб.
Теперь настала очередь молчать Гарри, обдумывая слова друга.
— Намекаешь, что в Попечительском совете есть аристократы?
— А что, не находишь это логичным? В Попечительский совет может попасть только определенная категория людей. Эти правила неизменны еще со времен Основателей. Первое, они должны обладать властью. Второе, жить в магическом мире. Третье, иметь приличный годовой доход, чтобы в случае чего оказать школе финансовую поддержку. Четвертое, они обязаны знать традиции магического мира. Отгадай, кто настоял на последнем пункте? — Голдштейн остановился, дожидаясь, когда ушедший в собственные мысли и потому отставший от друга Гарри поравняется с ним.
— Салазар Слизерин? — навскидку ответил Гарри, следуя предубеждениям большинства волшебников.
— Кандида Когтевран, — усмехнулся Энтони.
— Почему? — глаза Гарри расширились: он совершенно не ожидал такого ответа.
— Без понятия, может, потому что она была чистокровной из одного древнего и могущественного рода.
— Оставим тему с леди Когтевран и вернемся к закону. Я никак не могу понять, к чему ты клонишь, — устало сказал Гарри, сдаваясь и не предпринимая попыток отгадать самому.
— Мы уже практически дошли до гостиной. Там я тебе все объясню. Надеюсь, там не многолюдно, иначе придется уйти в спальню, — чуть поморщился Энтони — в последнее время его раздражали люди.
Хотелось банального одиночества, но в этой школе, куда не сунься, везде сборища волшебников.
— По идее, не должно. Банкет все еще в разгаре и продолжится до одиннадцати вечера. К тому же, многие, кто не остался на банкете, ушли гулять, сегодня обещали первый снег в «Пророке», — успокоил друга Гарри.
Кивнув, Энтони ударил молотом о дверь. Загадка как всегда оказалась легкой, и они спокойно прошмыгнули в гостиную.
Предположение Гарри оказалось верно — в гостиной никого не было. Мальчишки уселись на диван среди кучи маленьких подушечек.
— Что ты знаешь о политической ситуации в магической Великобритании? — деловито поинтересовался Энтони, сбрасывая подушки на пол, излишняя мягкость никогда ему не нравилась. Откинувшись на спинку дивана, Энтони блаженно прикрыл глаза, за день он успел так набегаться по замку, что сейчас хотелось только одного — отдыхать.
В присутствии других ребят Энтони не позволял себе быть настолько раскованным, только с Гарри, что неизменно льстило последнему.
— Только то, что пишут в газетах, — сказал Гарри.
— То есть ничего, — подвел итог блондин, немного приоткрыв глаза и внимательно посмотрев на друга. — Вечное противостояние светлых и темных магов породило два политических лагеря, — начал Энтони. — Два самых обсуждаемых вопроса: запрет на темную магию и отношения к магглокровкам. Однако сорок лет назад к ним присоединился третий — происхождение магов.
Гарри напрягся, его глаза сузились, впиваясь взглядом в лицо Энтони, а сам он превратился в слух.
— Теория происхождения магов была разработана темными волшебниками, которые захотели остаться неизвестными. Она вызвала огромную волну негодования со стороны светлых. Приложив достаточно много усилий, они добились того, чтобы Министерство признало эту теорию ошибочной и прировняло ее к темной магии. Их главным аргументом было то, что она вредит психике волшебников, а также порочит имя Мерлина. В то время светлые диктовали, как будет развиваться магическая Великобритания. Но темные не сдавались, и, сплотившись вокруг нового лидера, они нанесли удар.
— Кто был лидером темных и светлых? — прервал Гарри увлекшегося Энтони.
В серо-голубых глазах появилась неуверенность. Стоит ли быть до конца откровенным с Гарри? Известная среди волшебников фамилия Поттер заставляла мальчика сомневаться.
— Лидером светлых является Дамблдор. С темными дела обстоят сложнее. Многие считают, что несколько десятков лет назад это был Гриндевальд, теперь же Люциус Малфой. Но это слишком явно, будто напоказ. Ведь стоит задать любому вопрос: «Кого вы считаете самыми темными волшебниками в наше время?». Все ответят — Малфоев, — произнес Энтони, под конец он практически шептал.
— Знаешь, это нелогично. Тогда можно сомневаться в том, является ли лидером светлых Дамблдор! — возмутился Гарри.
— Это как раз-таки логично. Одно дело — лидер светлых, другое — темных! Темная магия запрещена, как думаешь, сколько раз в год авроры наведываются в Малфой-менор? — прошипел Энтони, вставая с дивана и возвышаясь над Гарри.
— Ну и что! А сколько раз темные замышляли убить Дамблдора? Он у них как на ладони, — воскликнул Гарри, так же вскочив со своего места.
— Дамблдор все время сидит в Хогвартсе, замок наиболее всего защищен в стране, — гневно сверкнув глазами, заявил Голдштейн.
— Будто Малфой-менор — хижина! — ядовито выплюнул Гарри.
— Лорд Малфой часто ездит по делам!
— А Дамблдор Визенгамоту свое решение по совиной почте высылает?
Энтони набрал в грудь воздуха, чтобы предъявить еще один аргумент, но тут же сдулся, не находя слов. Гарри тоже присмирел.
— Думаю, ты прав, не слишком обоснованное предположение, — пошел на попятную Энтони, неловко улыбаясь брюнету.
— Да не то чтобы не обоснованное. Все же быть лидером светлых менее опасно, чем темных, — Гарри протянул блондину руку, — мир?
Кивнув, Энтони крепко ее пожал, а потом рассмеялся.
— Ну и устроили мы тут дебаты.
— И не говори, небось, весь Хогвартс слышал, — закрыв ладонью рот, Гарри старался приглушить смех.
— Думаю, хватит с нас на сегодня обсуждений. Может как-нибудь потом, когда выдастся свободное время и пустое помещение. К тому времени, возможно, выучим заглушающее заклинание, — не смог удержаться от шпильки Энтони.
Успокоившись, ребята начали обсуждать обычные для их возраста темы, по молчаливой договоренности никак не касаясь политики. Они проболтали несколько часов, прежде чем начали замечать, что гостиная медленно заполняется вернувшимися с банкета когтевранцами. Время неминуемо близилось к полуночи, и Гарри с Энтони начали чувствовать, как усталость медленно одолевает их. Веки потяжелели, глаза сами собой искали ближайшую подушку, на которую можно было бы положить многострадальную голову.
Решив, что на сегодня с них разговоров хватит, мальчишки направились в спальню. Энтони уснул сразу же, стоило ему залезть в постель и укрыться одеялом, а Гарри стали одолевать вопросы, жужжащие в голове, будто разъярённый улей. Хоть благодаря рассказу Энтони многое стало понятно, вопросы все же остались, и, более того, к ним прибавились новые.
Мучимый любопытством, он прокручивал в голове слова Энтони, пытаясь найти ответы, но информации было слишком мало. Зная, что не решится поговорить с другом, пока тот сам не затронет эту тему, он надеялся сейчас просто обозначить главные вопросы. На первом месте, естественно, была теория о происхождении магов. Нужны были подробности, и чем больше, тем лучше. Есть вероятность, что те, кто разработали ее, основывались на легендах о магических континентах. Возможно, им даже удалось разузнать что-нибудь существенное о них.
Прикусив губу, Гарри перевернулся на другой бок, руки судорожно сжали одеяло. По телу прошла волна возбуждения от открывавшихся перспектив, мысли стали яснее. Казалось, он сделал небольшой шаг на своем пути. Конечно, были и другие вопросы, но они не вызывали в Гарри особых эмоций. Его мало волновало, кто на самом деле является лидером темных. Будь то Люциус Малфой или же кто-то другой. Пожалуй, отчасти его интересовало странное поведение Дамблдора. Понятно, почему он против контроля Министерства, но зачем держать в школе таких отвратительных учителей?
В висках затрещало, будто кто-то неосторожно наступил на скрипучий пол. Пожалуй, он действительно слишком много думает. Обведя взглядом спальню, Гарри прислушался к своим ощущениям. Тоска по матери и чужеродность этого места все еще не отпускали его. Хоть Хогвартс и был великолепным замком, наполненным волшебством, он все равно оставался чужим. Оставалось лишь ждать, когда он станет ему чуточку роднее.
Глаза медленно закрывались, Гарри погрузился в сон.

***


Урок профессора Квиррелла подходил к концу, темой которого были садовые гномы. Квиринус без особого интереса рассказывал ребятам о них, ученики давно заскучали и чуть ли не спали, положив головы на сложенные руки.
Наконец, закончив мучить детей, он вернулся к своему столу, взяв в руки два журнала Слизерина и Когтеврана, хитро улыбнулся первокурсникам.
Сначала детей охватила паника, они подумали, что их ожидает опрос, но их предположения оказалось ошибочным.
— Надеюсь, все помнят, что пятнадцатого декабря нужно сдать эссе на тему «Дуэльные кодексы графа Верже и Квентина Тримбла. Сходства и различия»? — вопросительно вздернул бровь Квиррелл.
Все тут же закивали головой, подтверждая слова профессора.
— Хорошо. У меня для вас новое задание на зимние каникулы. Я попрошу вас выучить самостоятельно одно новое заклинание пригодное для дуэли.
Ученики недоуменно зашептались, а Майкл даже осмелился поднять руку.
— Да, мистер Корнер?
— Мы еще толком колдовать не умеем, профессор, а вы просите нас выучить заклинание самостоятельно. К тому же для дуэли. Все заклинания из этой области отличаются огромными затратами магической энергии. Не все с этим справятся, — Майкл настороженно следил за преподавателем, ожидая, когда тот разозлится, однако не прекращал свой монолог, полный возмущения.
— Верно, мистер Корнер. Поэтому я объединю вас в группы из трех человек. Если хотя бы один из группы справится, вы получите «Превосходно».
Ученики продолжали недовольно взирать на профессора.
— Не нужно так беспокоиться. Я не прошу вас выучить сильное заклинание для дуэли, хватит того же Вингардиум Левиоса, если вы сможете придумать, как эффектно использовать его в поединке. Не всегда побеждает тот, чье заклинание сильнее. Мы проведем что-то наподобие демонстрации умений. Ученик против ученика. Группа против группы. Будем оценивать вас по разным категориям. Да, сила заклинания, безусловно, но кроме этого — реакция, оригинальность идеи и многое другое. Даже если вы проиграете, все равно можете получить хорошую оценку, если хорошо себя покажете.
Рука Терри тут же взметнулась вверх, глаза блестели от интереса и предвкушения.
— Мистер Бут?
— Это будет дуэль, сэр?
Профессор Квиррелл рассмеялся, после чего ответил:
— Отчасти. Это задание продемонстрирует вам, что дуэль — это не перебрасывание сильными заклинаниями, а интересная и сложная, не побоюсь этого слова, наука, требующая оригинальности и гибкости мышления.
Терри тут же снова поднял руку, Квиррелл кивнул, разрешая задать вопрос.
— Это задание касается всех первокурсников, сэр?
— Да, — после чего обратился к детям. — Оценивать вас будут я и еще два профессора. Северус Снейп и Филиус Флитвик.
Многие приуныли, услышав имя преподавателя по зельям.
— А теперь пора разделить вас на группы, — продолжил тем временем Квиринус.
Профессор называл фамилии, всячески смешивая учеников, чем вводил последних в ступор. Они озирались по сторонам, пытаясь понять, с кем оказались в группе. Некоторые чистокровные недовольно переглядывались между собой, у них семьи были не в самых лучших отношениях. Другие были наоборот рады, так как дружили или были в приятельских отношениях.
Энтони наклонился и зашептал Гарри на ухо:
— Не вижу смысла в группах.
Брюнет кивнул, соглашаясь, но решил не зацикливаться на этом. Может, работа в группе действительно повысит вероятность получения «Превосходно» всеми учениками.
— Седьмая группа, — раздался голос Квиррелла, — Голдштейн, Малфой и… Поттер.



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко

Сообщение отредактировал Ksallina - Суббота, 05.09.2015, 21:04
 
вероникаДата: Четверг, 12.09.2013, 19:46 | Сообщение # 140
Подросток
Сообщений: 16
« 0 »
классный фик. интересная история
Мне понравилось
 
Lady_ChokoOlateДата: Пятница, 13.09.2013, 16:20 | Сообщение # 141
Подросток
Сообщений: 16
« 0 »
Очень интересный фанфик!!!! Хочется продолжения)
 
KsallinaДата: Пятница, 13.09.2013, 17:03 | Сообщение # 142
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Спасибо)) Я сейчас полностью занята учебой. Времени на фикрайтерство практически нет. Сейчас выложу оставшиеся главы.


Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко

Сообщение отредактировал Ksallina - Пятница, 13.09.2013, 17:04
 
KsallinaДата: Пятница, 13.09.2013, 17:05 | Сообщение # 143
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 11. Третий этаж

Бета: Кора, Рин_Рин
Гамма: нет


Ученики с разными эмоциями покидали кабинет профессора Квиррелла. Ошарашенные и напуганные заданием, они большими глазами смотрели перед собой и, в тоже время, не видели ничего. Инстинктивно стараясь быть поближе друг к другу, первогодки позволяли неуверенному шепотку пройтись по толпе.
Но были и те, кто уверенно смотрел вперед. Радость и воодушевление читались на их лицах, на губах играла азартная, предвкушающая улыбка.
Плетущийся в хвосте Гарри не мог определить, что он чувствует. С одной стороны, как и многие, растерянность. Что делать? С чего начать? С другой, это был вызов его способностям. Хотелось узнать, чего он стоит. Но какое-то странное, давящее волнение поднималось из глубин сердца. Неуверенность в собственных силах заставила мальчика остановиться. В ушах раздались злые слова Джеймса: «Этот ребенок всего лишь обуза!». Плотно сжав губы, Гарри поднял свой взгляд, до этого устремленный в пол. Ярость вспыхнула в глазах зеленым огнем.
Энтони же не пошел за Гарри, а остановился рядом с кабинетом, из которого начали выходить слизеринцы. Оглядывая толпу, он выискивал белобрысую макушку. Найдя, тут же громко позвал:
— Малфой!
Остановившись, платиновый блондин плавно развернулся и, задрав голову, впился взглядом в Голдштейна. Пронизывающие серые глаза несколько секунд разглядывали когтевранца. Сделав для себя какой-то вывод, Драко взмахнул рукой, приказывая свите не следовать за ним, и медленным шагом направился к Энтони.
Чуть прикрытые серо-голубые глаза насмешливо искрились, смотря на эту картину.
Гарри же, бросив взгляд через плечо, наблюдал за непонятной ему авантюрой друга. Впрочем, решив не вмешиваться, он уже собирался направиться в гостиную, как Энтони перехватил его взгляд и жестом попросил подойти.
Недовольно поджав губы, Гарри подошел к другу, тем самым образовав небольшой круг из троих.
— Так как мы состоим в одной группе, думаю, будет разумно с нашей стороны объединиться, — как всегда первым подал голос Энтони.
— Я не нуждаюсь в вашей помощи! — категорически заявил Драко.
— Возможно, но мы все заинтересованы в хорошей оценке, — успокаивающе медленно произнес Энтони.
Малфой задумался, его глаза блуждали по каменной стене, подмечая трещины, а потом остановились на Гарри.
— А что думаешь ты? — пренебрежительным и немного раздраженным тоном поинтересовался он.
Брюнет показался Драко смутно знакомым, где-то он уже встречал его. Нужно будет отчитать Панси за излишнюю болтливость, из-за нее он прослушал фамилии тех, с кем состоял в группе. Не то чтобы его это сильно волновало. Окажись он даже с Лонгоботтом и Уизли, которые не знают, за какой конец держать палочку, смог бы, благодаря своим способностям, получить «Превосходно».
Зелёные глаза стоящего рядом мальчика опасно сузились, медленно он подошел вплотную к Малфою и прошептал:
— Я думаю, что нам с Энтони не нужен балласт.
Что? Да как он смеет называть Малфоя балластом? Сжав кулаки, Драко впился ногтями в ладонь, пытаясь унять обжигающую грудь ярость.
— Тихо-тихо, — встрял между двумя разгневанными мальчишками Энтони. — Пойдемте в библиотеку, там поговорим. Заодно подумаем над заданием.
— Я не… — тут же хотел возразить Драко, но тяжелый взгляд серо-голубых глаз остановил его. Какая-то мысль проскользнула в сознании Малфоя. Он озадаченно посмотрел на мальчика с немецкими чертами лица.
— Я не расслышал твою фамилию. Не мог бы ты представиться еще раз, — почти просьба со стороны Драко.
— Энтони Голдштейн.
Глаза Драко расширились, он пораженно замер. Его охватило неприятное чувство досады на себя за глупость и чрезмерное высокомерие. Отец же предупреждал его, что нужно быть внимательным. Он чуть не упустил возможность подружиться с наследником Голдштейнов.
— Думаю, ты уже знаешь, и все же, — произнес блондин, протягивая руку, — Драко Малфой.
Энтони уверенно пожал ее, после чего вопросительно повернулся к Гарри.
— Мы познакомились с Малфоем в поезде, — коротко ответил темноволосый когтевранец.
В поезде? Драко задумчиво оглядел брюнета. Точно! Гарри Поттер. Тогда он показался ему довольно интересным, но потом он потерял его из виду и благополучно забыл об этой личности. Возможно, слишком поспешно.
— Мы хотели обсудить задания в библиотеке? Так чего же мы ждем? — как ни в чем не бывало продолжил Драко, будто не он тут оказывал ярое сопротивление союзу.
Энтони переглянулся с Гарри, и они направились вдоль по коридору к двигающимся лестницам.
— Как твой отец, Лорд Голдштейн? — поинтересовался Драко, поднимаясь по ступенькам.
— У него все хорошо, а как дела у Лорда Малфоя?
— Он занят в Министерстве и Палате Лордов. Ты, наверное, слышал о новом законе, отец принимал активное участие в его принятии, — хвастливые нотки проскользнули в голосе Драко.
Гарри усмехнулся. Теперь хотя бы понятно, кому выгоден закон. Действительно, довольно очевидно.
Вдруг лестница резко поменяла свое направления, заставив ребят ухватиться за перила.
— Эти лестницы! — не смог сдержать эмоций Драко.
Наконец она остановилась, мальчишки неуверенно замерли. Лестница вела на третий этаж.
— Пойдемте, посмотрим что там, — предложил Драко, любопытство заставило треснуть аристократическую маску, показывая миру озорного мальчишку.
— Нам запрещено посещать этот этаж, — напомнил Энтони, не особо заинтересованный в скорой смерти.
— Ты слушал речь директора в первый день? Тебя его слова о гибели не смущают? — поддержал друга Гарри.
— Трусишь, Поттер? — глумливая полуулыбка исказила губы Малфоя.
— Всего лишь берегу свою шкуру, — однако слова белобрысого слизеринца задели Гарри за живое. Он все еще помнил, как испуганно замер перед привидениями, по спине пробежала стая мурашек, и он попытался спрятаться в тени.
— Да ладно! Ты серьезно думаешь, что Дамблдор притащит в школу, где куча любопытных учеников, какую-нибудь опасную дрянь? Да общественность выльет на его голову ведро помоев за это, — усмехнулся Драко, уверенный в своей правоте.
После чего, не говоря больше ни слова, он направился на третий этаж.
Энтони устало посмотрел на Гарри, предчувствуя грядущие неприятности. Но тот был на взводе и, проигнорировав взгляд друга, кинулся за слизеринцем.
Энтони возвел глаза к потолку, после чего пробормотал себе под нос: «Мы все еще об этом пожалеем» и пошел за мальчишками.
Их путь преградила дверь, чтобы попасть на этаж, нужно было открыть ее. Энтони уже был готов вздохнуть спокойно, как Малфой достал палочку и, выведя незамысловатый узор в воздухе, направил ее на замок и громко произнес:
— Alohomora!
— Ты издеваешься? — чуть ли не одновременно прошипел Гарри пропитанные ядом слова, но, как ни странно, замок подался и дверь открылась.
Все трое уставились на открытую дверь, не веря в произошедшее. Драко особо не рассчитывал на успех, произнося заклинания и сейчас тихо посмеивался, перешагивая порог.
— Алохомора? Алохомора!? — никак не мог прийти в себя потрясенный до глубины души Гарри.
Голдштейн также ушел в свои мысли. Алохомора отпирает только объекты, запертые не магическим путем. Дамблдор должен был позаботиться о том, чтобы ученики не смогли проникнуть в коридор, для этого вполне достаточно наложить заклинание из Высшей магии. Но он этого не сделал. Что это за этаж такой?
Они подошли вплотную к красивой белой арки, ведущей в небольшой зал, в котором как смогли рассмотреть мальчишки, находились разные необычные вещи магического происхождения.
— Артефакты? — прошептал Гарри восторженно.
— То есть директор привез в школу редкие артефакты и решил сохранить это в тайне? И выдумал эту легенду о страшной смерти? — недоумевал Энтони.
— Я же говорил! — довольный собой, Малфой задрал нос чуть ли ни до потолка. — А вы заладили: страшная сме-ерть, запретный эта-аж.
Гарри фыркнув, подошел совсем вплотную к арке, когда почувствовал странное давление. Энтони заметив, как побледнел друг, кинулся к нему, поддерживая за локоть. Неприятные ощущения охватили и его. Недолго думая он потащил Гарри в зал. Как только они прошли арку, давление исчезло, вместо него навалилась невероятная усталость.
— Что случилось? — испуганно спросил Драко, отскочив от арки на приличное расстояние.
— На арку наложили сильное заклинание. Только я не понимаю, для чего оно, — Энтони безрезультатно пытался выровнять дыхание.
Обеспокоено посмотрев на державшихся друг за друга когтевранцев, а потом метнув быстрый взгляд на арку, Драко, не раздумывая более ни секунды, кинулся к ним.
Голова закружилась, уши заложило, на мгновение он потерял ориентацию, а затем слабость согнула блондина. Первый вдох дался с большим трудом, казалось, воздух отказывается поступать в легкие, но следующий уже пошел легче. Через пару минут Драко уже мог вдохнуть полной грудью.
Когда мальчишки немного пришли в себя, в них взыграло любопытство. Мотая головами в разные стороны, они старались рассмотреть артефакты. Всегда осторожный Голдштейн строго настрого запретил касаться вещей.
Побродив по помещению с несколько минут, они заметили, что несколько магических предметов были сознательно отделены от остальных. Выставленные в ряд, они располагались в самом дальнем углу. Недолго думая, ребята направились к ним.
Первым им попался довольно знаменитый в волшебном мире маховик времени. Золотистый, он поблескивал, стоило хоть лучику света попасть на него.
— Зачем директору маховик? — задал Гарри вертящийся на кончике языка вопрос.
— С учетом того, сколько у него обязанностей, это совсем не удивительно. На мой взгляд, ему бы приходилось ночевать в школе, если бы не он, — ответил Голдштейн.
— А разве профессора и директор живут не в школе? — поинтересовался Гарри, удивленный ответом друга.
— Нет, конечно. У них есть апартаменты в Хогвартсе, но они редко ими пользуются. Сам подумай, кто согласится на работу, которая требует от тебя постоянного нахождения в замке, как будто ты заключенный? И только два месяца ты можешь провести вне его пределов. Это каторжная работа, — произнес Энтони.
— И как тогда все устроено? — больше не обращая внимания на маховик, задал вопрос Гарри.
Энтони растерянно посмотрел на него. Они никогда этим не интересовался, даже не задумывался.
— Я не знаю.
— Да все очень просто, — влез в разговор Драко. — Вы заметили, что не все профессора присутствуют на завтраке, а уж тем более на ужине? Они приходят в школу только на свои уроки и после их окончания возвращаются домой. Если урок у профессора Флитвика начинается в половину десятого, то он к этому времени и придет. А уйдет, когда проведет все свои уроки, допустим, в половину пятого.
— Насколько я знаю, в маггловских школах так поступать запрещено, — припомнил Гарри.
— На то они и маггловские, — тут же среагировал Драко. — Так вот, на чем я остановился. В общем, так поступают профессора астрономии, маггловедения и еще несколько. А вот с теми, кто ведет гербологию, чары, историю и трансфигурацию дела обстоят сложнее. Эти предметы по плану рассчитаны на двух профессоров, в то время как у нас только по одному на одну дисциплину. Особенно сложно приходится профессору МакГонагалл.
Гарри и Энтони внимательно слушали разъяснения Малфоя, в то время как последний вел себя будто павлин, распустивший хвост. Он расхаживал туда-сюда, выпятив грудь и всячески подражая преподавателям.
— Как думаете, почему у нас сдвоены уроки с учениками других факультетов? В основном именно по этим предметам? Потому что стараются выполнить план. По которому у нас должно быть два урока в неделю по основным дисциплинам, а начиная с третьего курса по три. Всего один преподаватель может в неделю провести тридцать пять занятий. МакГонагалл проводит тридцать четыре, — последние слова Малфой проговорил медленно, с расстановкой.
— Сколько? — в один голос воскликнули Энтони и Гарри.
— Тридцать четыре. Она начинает работу в восемь часов утра и заканчивает в десять вечера.
— Неудивительно, что у нее такое плохое настроение, — произнес Гарри без толики яда в голосе. Он бы спятил, если бы ему пришлось объяснять ученикам одно и то же на протяжении всего дня. Неудивительно, что она все время такая хмурая.
— Почему Попечительский Совет ничего не предпринимает? Это же возмутительно! — даже обычно спокойного Энтони проняло сказанное Малфоем.
— Они не могут ничего сделать, — плечи Драко опустились, он расстроенно посмотрел на ребят, разводя руками. — Это в Министерстве сказано, что любой может получить звание профессора того предмета по которому получил «Превосходно» на экзамене ТРИТОН. По идее у нас каждый третий совершеннолетний волшебник, окончивший семь лет школы, какой-нибудь профессор.
— Тогда почему директор их не наймет на работу? Зарплата маленькая? — выдвинул предположение Гарри.
— Нет, как раз наоборот. У профессора Хогвартса, если он проведет в месяц шестьдесят четыре занятия, зарплата будет такая же, как и у секретаря Министра магии. А у профессора МакГонагалл она как у самого Министра магии, — усмехнулся Драко.
— Я не понимаю. Тогда почему? — растерялся Гарри.
— Как я говорил, в Министерстве звание профессора получить очень просто. Приходишь, показываешь результаты экзамена и все. А чтобы работать в Хогвартсе, нужно выполнить ряд условий и подходить под определенные критерии. Найти такого волшебника очень сложно.
— Так пускай изменят критерии, — предложил Гарри.
— Если бы все было так просто, — тяжелый вздох сорвался с губ Энтони.
Гарри впился вопросительным взглядом в друга. Тот же задумчиво смотрел перед собой, вспоминая прочитанные ранее книги, в которых говорилось об Хогвартсе и его устройстве.
— Чтобы изменить критерии принятия на должность профессора, нужно соблюсти кучу нюансов, — начал Энтони, и Драко, хорошо знающий, что собирается сказать Голдштейн, тем не менее, не спешил говорить, — во-первых, директор самолично менять ничего не может, нужна поддержка хотя бы половины предыдущих директоров. Во-вторых, согласие Попечительского Совета. И, в-третьих, нужно уведомить родителей и получить согласие большинства.
— Кропотливая работа, — прокомментировал Гарри.
— Но не все так плохо. Два года назад профессору Снейпу приходилось так же туго, как и МакГонагалл, но папа смог надавить на директора и тот нанял профессора Слизнорта, — произнес Драко с такой гордостью, будто это была его заслуга.
— Насколько я знаю, профессор МакГонагалл и директор друзья. Неужели он не мог ничего придумать, чтобы облегчить ей работу? — Энтони сузил глаза, в которых плескалось подозрение.
— Без понятия, — пожал плечами Драко, а потом, опомнившись, покраснел. Какие манеры он демонстрирует на публике! Увидел бы это отец, шкуру бы спустил.
Решив сменить тему разговора, Драко подошел к следующему артефакту, мальчишки, поняв намек, последовали за ним.
На специальной подставке лежала на вид обычная маггловская металлическая зажигалка. Гарри смерил ее скептическим взглядом, но, помня предостережения Энтони, не стал касаться.
— Предположения? — поинтересовался он у ребят.
Обойдя эту странную вещицу пару раз по кругу, они лишь пожали плечами, и перешли к следующему предмету. Решив не зацикливаться и не ломать голову.
На следующий подставке лежал темный переливающийся фиолетовый камень.
Облепив его со всех сторон, мальчишки чуть не стукнулись лбами, когда склонились над ним.
— Это может быть все что угодно. Начиная от редкого ингредиента для зелья и заканчивая философским камнем или вообще воскресающим, — заявил Драко самодовольным тоном, решив блеснуть знаниями.
— Я даже не могу определить какое из предположений бредовее, — развеселился Энтони
— Не стал бы Дамблдор всякую ерунду здесь прятать, — защитился Драко.
Красноречивый взгляд Гарри на металлическую зажигалку заставил Малфоя закрыть рот и стушеваться.
— Мало ли может это какой-нибудь сильный артефакт. Мы же не знаем!
Два насмешливых взгляда были ему ответом.
— Проехали, — буркнул Драко.
— Действительно, Энтони. Мы же не знаем, может это зажигалка демонов призывает, — не смог удержаться Гарри и не подколоть слизеринца. Переглянувшись, Голдштейн и Поттер рассмеялись, хватаясь за животы и утирая выступившие слезы.
— Хватит вам уже! — Драко покрылся красными пятнами от смущения.
Отвернувшись от веселившихся когтевранцев, Малфой быстрым шагом направился к большому зеркалу, покрывшемуся пылью. Его покрасневшие щеки немного надулись, выдавая обиду, что вызвало еще одну волну смеха.
Голдштейн, понимая, что смеяться дальше будет уже неприлично, толкнул локтем Гарри в бок. Тот прикрыл рот и постарался успокоиться, но стоило взглянуть на надувшегося Драко, как его плечи стали подрагивать. Все же, хоть тот и пытается казаться невозмутимым аристократом, все равно был еще сущим ребенком, таким же, как сам Гарри. Стоило осознать эту простую истину, и то напряжение, которое он испытывал рядом с Малфоем, исчезло.
Вдохнув полной грудью, Гарри направился к стоящему у зеркала Драко, на его губах играла легкая улыбка.
Заметив, как расслабился его друг, перестав напоминать насторожившегося хищника, Энтони хитро улыбнулся.
— Какие предположения по поводу этого предмета? — немного насмешливо поинтересовался Гарри у Драко.
— Я не собираюсь делиться с тобой собственным мнением, Поттер, — вздернув подбородок, Драко отвернулся от когтевранца.
— Оно полностью покрыто пылью, может, попробуем заклинанием убрать ее? — спросил Гарри.
— Давай, на сей раз я посмеюсь, когда тебя чем-нибудь шибанет, — прошипел Драко, растеряв все свое красноречие. От обиды в его речи все чаще проскальзывали вульгарные выражения.
Хмыкнув, Гарри поднял палочку, но Энтони остановил его, схватив за запястье.
— Малфой прав, не рискуй.
Пожав плечами, Гарри опустил палочку. Вряд ли бы у него получилось применить заклинание, которое он хоть и знал, но никогда раньше не использовал.
— Кажется, я знаю, что это за артефакт, — вдруг сказал Энтони и тут же получил два любопытных взгляда.
— Зеркало Еиналеж.
— Что за глупое название? — не удержался от едкого комментария Драко.
— Зеркало Желание, — быстро смекнул что к чему Гарри.
— Верно. Оно показывает самые сокровенные желания людей, — понизив голос, произнес Энтони.
Что-то в нем изменилось, он медленно, будто завороженный, подошел к зеркалу и стал рукой стирать пыль, отчищая его. За несколько недолгих секунд он смог отчистить большую часть поверхности. Заглянув в зеркало, Энтони застыл, изменившись в лице. Его глаза увлажнились, и он опустил голову, пряча их за спадающими прядями.
Гарри подошел к другу, положив ему на плечо руку, и сжал ее, как когда-то сделал сам Энтони, поддерживая его. Тот, вздрогнув, посмотрел на брюнета и слабо улыбнулся. В серо-голубых глазах плескалась горечь, она, будто яд, проникла в Гарри, заставляя сердце сжиматься. Видеть друга таким было мучительно больно.
Неуверенный в своих действиях, он решил посмотреть в зеркало, которое заставило Энтони страдать. Им двигало любопытство и какая-то странная уверенность, что он обязан это сделать.
Тьма будто сгущалась вокруг зеркала, очертания других предметов растворялись в ней, заставляя обратить все свое внимания на картины, показываемые артефактом.
Неведомая земля предстала перед его глазами, насыщенная лесами, холмами, озерами. Раскинувшееся просторы кружили голову, дуновение ветра превратило поле с сочной травой в зелёную волну, несущуюся на тебя.
Вдруг странная рябь прошлась по зеркалу, заставляя картинку смениться. Перед Гарри появился красивый, стройный юноша до боли похожий на него самого, а позади был виден мужчина, лицо которого из-за ряби было сложно разглядеть. Мужчина положил руку на плечо юноши, перстень рода мелькнул на его пальце. Гарри, зацепившись за эту деталь, постарался разглядеть его, но ничего не получалось, рябь мешала, размывая и так слабые очертания кольца.
Вдруг перед ним появилось серьезное лицо Драко.
— Хватит, — слишком громко произнес блондин, заставив вздрогнуть обоих когтевранцев.
Скованно кивнув, Гарри повел все еще не пришедшего в себя от увиденного Энтони к следующей подставке, которая заставила их удивленно замереть. На ней ничего не было.
— Неужели кто-то уже успел стащить отсюда что-то? — изумленно спросил блондин.
— Я скорее поверю в то, что Дамблдору понадобилась лежащая ранее здесь вещь, и он ее забрал, — пожал плечами Гарри, все еще обдумывая видение.
Кто этот человек за его спиной? Нет, не так. Кого бы он хотел видеть на его месте? Возможно, своего настоящего отца. Неужели его догадка верна, и его отец был чистокровным волшебником. Об этом невольно намекал перстень. Позорная связь с магглой или магглорожденной и как результат — он. Гарри мотнул головой, пытаясь выкинуть оттуда догадки, которые, будто иголки, вонзались в его сердце.
Драко же тем временем потянулся к пустой, как ему казалось, подставке, но неожиданно его пальцы наткнулись на что-то. Недолго думая, он ухватился за это и потянул. Удивлению его не было придела, когда он увидел, что держит в руках. Мантия из серебристой ткани!
От созерцания столько прекрасной вещи мальчишек отвлек резкий, неприятный и громкий звук.
— Твою мать, сигнальные чары! — с паникой в голосе выкрикнул Гарри.
Ткань выскользнула из онемевших пальцев Малфоя, он испугано озирался, ища источник звука.
Энтони обернулся, ужас парализовал его, когда он увидел представшую перед ним картину. На них со всех ног несся огромный трехглавый пес. Дикие глаза блестели, а из пастей выглядывали острые желтые клыки, с которых капала слюна.
— БЕЖИМ! — во весь голос закричал Энтони.
Гарри лишь краем глаза смог увидеть жуткое чудовище, но ему хватило и этого, чтобы схватить стоявшего столбом Малфоя и побежать к выходу. Энтони кинулся следом.
Промчавшись мимо арки, они ожидали, что на них навалиться невыносимая слабость, однако ничего не произошло. Миновав открытую дверь, они по лестнице, перешагивая через одну ступеньку, спустились на второй этаж. Только там, оглянувшись назад и поняв, что за ними никто не гонится, мальчишки смогли вздохнуть спокойно.
Гарри закашлялся, отвратительная сухость в горле и недостаток кислорода сказались на нем не лучшим образом. Перед глазами все плыло, а по вискам струился пот.
Радовало лишь одно, они благополучно сбежали с этого проклятого этажа и не были никем замечены. Но радость Гарри длилась ровно до того момента, когда над их головами раздался едкий голос профессора Снейпа:
— Мистер Поттер, Голдштейн и Малфой, потрудитесь объяснить, почему вы выглядите так, будто пробежали пару кругов вокруг Хогвартса? Надеюсь, это никак не связано со сработавшими сигнальными чарами на третьем этаже?



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко

Сообщение отредактировал Ksallina - Суббота, 05.09.2015, 21:05
 
KsallinaДата: Пятница, 13.09.2013, 17:06 | Сообщение # 144
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 12. Цветок папоротника

Бета: Кора, Рин_Рин
Гамма: нет


Профессор Снейп темной, пугающей тенью навис над тремя первокурсниками. Они тут же опустили глаза, боясь, что зельевар прочтет их мысли.
Драко тыльной стороной ладони вытер пот со лба и кинул из-под растрепавшейся челки нервный взгляд на соучастников выходки.
— Видите ли, профессор, мы спешили в библиотеку, — голос слизеринца дрогнул под строгим взором черных глаз.
Гарри обреченно прикрыл глаза, прекрасно понимая, что теперь им точно никто не поверит. Насмешливо вздернутая бровь Снейпа только подтвердила его выводы.
— Профессор Квиррелл задал нам очень сложное задание, — выступил вперед Гарри, прикрывая собой напуганного Драко. — Старшекурсники посоветовали нам полезную книгу. Только в Хогвартсе всего лишь два экземпляра. Мы спешили и выбрали незнакомый коридор, надеясь сократить путь, но, как видите, заблудились. Мы уверяем вас, сэр, что не думали подниматься на третий этаж.
— У вас не было никакого желания подняться выше второго этажа? — обманчиво мягкая улыбка появилась на губах профессора.
Гарри чувствовал, что она таит в себе ловушку, но, тем не менее, уверенно кивнул.
— Неудивительно, что вы не нашли библиотеку. Она находится на четвертом, — улыбка буквально за секунду превратилась в язвительную ухмылку.
— Неужели? — тут же среагировал Гарри, про себя недовольно застонав. Как можно было упустить такую важную деталь?
В любом случае, отступать уже некуда и нужно держаться до конца.
— А я говорил ему, что не может быть библиотеки на втором, — вмешался Энтони, пытаясь поправить плачевную ситуацию. — Мы даже поспорили из-за этого.
Снейп перевел свой пронзительный взгляд на Энтони и елейным тоном поинтересовался:
— Вот как? На бегу спорили?
Первокурсники молчали, понимая, что сказать больше нечего, может оно и к лучшему. За эти пять минут они наговорили многое, и это им мало помогло. Даже наоборот, только ухудшило их положение.
— Вижу на ваших лицах сожаление, — ребята вздрогнули от насмешливого голоса профессора, — наверное, это из-за упущенного экземпляра той невероятно полезной книги. Мистер Поттер, будьте так любезны, дать мне ее название. Возможно, она у меня есть. Будь это так, я даже смогу одолжить ее вам. Ведь нужно поддерживать в учениках любовь к учебе и… — небольшая пауза, — чрезмерное любопытство, — сквозь зубы прошипел Снейп, наклоняясь к самому уху Гарри.
Но спустя уже секунду профессор выпрямился и смерил ребят тяжелым взглядом:
— Что молчите? Забыли название? Жаль. Надеюсь, к вечеру вы его вспомните. Я жду вас у себя в семь часов. Не опаздывайте.
После чего, развернувшись на каблуках, стремительно удалился. Его мантия развевалась за спиной, придавая его облику еще большую мрачность.
— Вот же попали, — испуг, сковавший тело Гарри, проскользнул в его голосе.
Панические мысли, будто рой разозленных пчел, летали в голове. Его выгонят из Хогвартса. Во всем виноват Малфой, если бы не он… Гарри одернул себя. Драко силой его на третий этаж не тянул. Он сам решил подняться туда и сейчас получил по заслугам.
Окинув взглядом резко побледневшего от слов Снейпа Драко и прокусившего до крови губу Энтони, Гарри понял, что не только его мучают мысли об исключении.
— Отец убьет меня. Крестный не может так со мной поступить, — пробормотал Драко, его глаза увлажнились, а ресницы намокли. Шмыгнув покрасневшим носом, мальчик был готов разрыдаться от жалости к самому себе.
— Все не так плохо, как кажется, — тихо произнес Энтони, нервным жестом убирая за ухо золотистые пряди. — Профессор не отвел нас к директору, лишь пригласил к себе. Он даже не снял с нас баллы, хотя это одно из его любимых занятий. Конечно, напугал и оказал сильное давление, но почему-то мне кажется, что он не расскажет о нас.
— Ты правда так думаешь? — с детской надеждой в глазах спросил Драко.
Энтони успокаивающе улыбнулся ему и похлопал по плечу. Драко неуверенно улыбнулся в ответ.
Это дружеская сцена неприятно резанула Гарри по сердцу. Он хорошо был знаком с этим чувством. Оно вспыхивало в нем, будто огонь, стоило увидеть, как мама нежным жестом убирает волосы со лба Майкла. Подолгу сидит у его кровати, смотря, как исходящий свет от светильника освещает лицо ее сына.
— Что будем делать? — задал вопрос Гарри, пытаясь выбросить из головы печальные воспоминания, от которых во рту появлялся горький привкус.
— А что нам остается? Где-нибудь провести этот час. На историю магии мы все равно опоздали, — произнес Энтони, а потом обратился к Драко. — А у вас что?
— Окно, — довольно улыбнулся слизеринец. По крайне мере, в свитке со сведеньями об успеваемости у него не будет прогулов.
Два мрачных взгляда красноречивее слов дали понять Драко, что о нем думают когтевранцы.
— Об истории магии нужно было вспомнить прежде, чем идти за мной на третий этаж, — нагло заявил Драко.
Раздражение, что испытывал Гарри всякий раз, стоило Малфою оказаться рядом, вновь напомнило о себе.
— Это тебе нужно было подумать головой, прежде чем лезть на третий этаж и подбивать на это остальных. Говоришь, Дамблдор не притащит в школу опасную дрянь? Трехголовый пес — не просто опасная дрянь, это жуткий монстр, который мог нас покалечить, если не убить, — бушевал Гарри.
— Так что ж ты за мной полез, умник? — тут же ощетинился Драко. — Повелся на «слабо», как пятилетний карапуз.
— Шляпа явно ошиблась факультетом, когда отправляла тебя в Слизерин. Твое место в Гриффиндоре, где полно таких же безмозглых искателей приключений. Любопытно ему стало, видите ли! — обвиняющее воскликнул Гарри, его глаза от столь ярких эмоций приобрели ядовито-зелёный цвет.
— Ты… ты… — Драко тыкал пальцем в Поттера, от нахлынувших чувств не в силах вымолвить ни слова. Щеки раскраснелись, а губы дрожали от обиды.
Чтобы он, да в Гриффиндоре! Да как этому недоумку вообще такое в голову пришло?
— Ты не лучше, такой же гриффиндорец! — выпалил Драко.
Они сверлили друг друга разъяренными взглядами, сдерживая в себе желание накинуться на обидчика с кулаками.
— Находится в обществе гриффиндорца — это ниже моего достоинства, — вздернув подбородок вверх, Драко бросил взгляд на Энтони, который лишь кивнул на его заявление. Поняв, что Энтони не примет его сторону, Драко недовольно поджал губы и, развернувшись, ушел.
Провожая неестественно прямую спину слизеринца, Гарри понял, что его начинает охватывать чувства сожаления. Зачем было устраивать скандал? Это же не в его характере. Он всегда сдерживается, даже если невероятно зол, а тут как с цепи сорвался.
— Что ты об этом думаешь? — поинтересовался он у Энтони, который молчал на протяжении всего спора.
— Не прав волк, что овцу съел, не права и овца, что в лес пошла, — глубокомысленно произнес Энтони.
Гарри хмыкнул на его слова, чувствуя, как сердце начинает биться чаще, а от прилива теплых эмоций на губах расцветает веселая улыбка. Оба: и Драко, и он, были неправы и виноваты в сложившейся ситуации, но Энтони остался с ним. Встал на его сторону, даже не задумываясь и не сожалея.
— Надеюсь, ты не скажешь, что-то вроде: «А я же говорил»? — спросил у друга Гарри.
— Думаешь, стоит?
— Определенно нет!
Оба рассмеялись, выплескивая в смех то скопившееся напряжение от пережитого ранее кошмара.
— В библиотеку? — Энтони распустил волосы, убирая ленту в сумку.
— Пошли. Свободное время нужно провести с пользой, — Гарри блаженно прикрыл глаза в предвкушении стеллажей, забитых до упора книгами.
Но это вовсе не значит, что он книжный червь. Он просто хочет хорошо выполнить задание, данное профессором Квирреллом.

***


Гарри и Энтони уже полчаса штудировали огромные фолианты. Как истинные когтевранцы они подошли к заданию со всей внимательностью, на которую были способны. Поэтому, прежде чем рисковать, выполняя затратное дуэльное заклинание, они решили попробовать узнать свой резерв магической энергии. Для мага с маленьким запасом необдуманное использование сильного заклинание может привести к неделе в Больничном крыле с диагнозом «Магическое истощение».
Гарри с замиранием сердца читал про магов с маленьким резервом. Он был практически уверен, что принадлежит к ним. Его вновь в чем-то обделяли, и сейчас он хотел знать причину такой несправедливости.
— Энтони, от чего зависит резерв? — осторожно спросил Гарри, увлеченного книгой друга.
— Смотря, какой теории придерживаться, — пробормотал Энтони.
Он вчитывался в строки, написанные красивым, витиеватым почерком. Привыкшему к печатным буквам мальчику было сложно разобрать текст. Не говоря уже о том, что скорость чтения значительно снижалась.
— Как насчет теории происхождения магов, выдвинутой темными магами? Там наверняка это упоминалось, — подобрался Гарри к заветной теме.
— От родителей. Если у обоих большой резерв силы, у ребенка он, соответственно, будет таким же, — непривычно коротко ответил Энтони, любящий порассуждать и поделиться своим мнением.
— А поподробнее? — полюбопытствовал Гарри.
— Я не держал в руках этот труд, — немного раздраженно ответил Энтони, отодвигая замучившую его глаза книгу, — поэтому сказать тебе что-то конкретное не смогу.
Гарри задумался. Если он будет настаивать на подробностях, не будет ли выглядеть его напор подозрительным? Энтони очень проницателен и умен, ему ничего не стоит в конечном итоге прийти к легендам. Но ведь он его друг, и сам рассказывал много опасной информации. Неужели легенды о магических континентах могут быть опаснее рассуждений о двух политических лагерях и теории происхождения магов? Если он расскажет Энтони, то вряд ли тот его осудит. Может даже наоборот, заинтересуется сам и предложит помощь в поисках. Это было бы просто великолепно!
С другой стороны, ему вспомнились хмурые, высокие и широкоплечие мужчины, пришедшие в их дом и распрашивающие маму о континентах. Как он тогда перепугался, клялся себе, что больше думать даже о легендах не будет, не то, что искать. Но прошло несколько месяцев, и все чаще в его голову приходили мысли о том, чтобы сходить в библиотеку и попросить добрую тетушку дать ему почитать какую-нибудь книгу о мифических странах из взрослого отдела. Только одну книгу, он ее быстренько пролистает и все. Это даже часа не займет.
Сначала и была одна книга, на следующий день вторая, потом еще две. И его опять затянуло в это болото, в котором он к одиннадцати годам увяз по уши. Гарри понимал, что это ненормально, быть настолько зацикленным на каких-то сомнительных легендах. Но ведь не таких уж и сомнительных, раз в их дом пришли авроры. Боялись ведь чего-то! Сами дали подтверждение, что эти легенды — не глупые сказки. Подстегнули его к более усиленному поиску правды.
Гарри вздрогнул, когда рука Энтони легла на его плечо и несильно сжала. Этот жест был будто переключателем. Тишина, обволакивающая Гарри, исчезла, резко в его уши проникли посторонние звуки: шелест книжных страниц, тихое перешептывание, скрип досок, по которым ступали ученики. А главное — взволнованный голос друга:
— В какой мир ты ушел? Я нашел способ узнать наши резервы.
— Прости, задумался, — заторможено произнес Гарри, выныривая из своих мыслей.
Не стоит Энтони пока знать о его зависимости. Пока не стоит, но, возможно, в будущем…
— Ну что там у тебя? — улыбнулся Гарри, как ни в чем не бывало.
— Нужно провести магический обряд.
— В чем он заключается? — заинтересовался Гарри, нагнувшись над книгой, лежащей перед Энтони. Заголовок гласил «Заклинание предела». Быстро пробежав глазами по строкам, Гарри тяжко вздохнул.
— Нам нужен цветок папоротника. Я, конечно, мало разбираюсь в растениях, но разве папоротник цветет? — с долей скептицизма произнес Гарри.
— У магглов этот цветок считается мифическим и присутствует в легендах у славян. А вот опытному гербологу вырастить цветок папоротника легче легкого. Думаю, стоит обратиться к профессору Стебль за помощью, — Энтони закрыл книгу, подхватил сумку и направился к мадам Пинс.
Гарри окинул стопки книг тоскливым взглядом и поспешил за другом. В последний месяц он умудрился притащить в комнату пятнадцать книг, выстроив вокруг своей постели что-то вроде стены.
Конечно, среди когтевранцев это не вызывает особого удивления, но старосты злились, видя как комната первокурсников медленно заполняется фолиантами, превращаясь в книжный склеп. Так что им настоятельно порекомендовали умерить свой пыл, иначе большинство книг вернутся в библиотеку. В самом деле, эти башни из фолиантов могут и убить особо неосторожных.
Мадам Пинс быстрым, отработанным до механизма жестом открыла форзац книги, взмахнула палочкой, оставляя там магическую отметку. После чего аккуратным маленьким почерком написала на своем пергаменте фамилию Энтони и название книги. Передав пергамен контевранцу, она протянула тому перо, но он лишь покачал головой. Палочка мгновенно оказалась у него в руках, Энтони ее кончиком прикоснулся к пустому месту рядом со своей фамилией и, как только с кончика сорвалась серебряная искра, убрал палочку.
— Умеешь ставить магическую подпись? — удивился Гарри.
— Отец научил, — с напускным спокойствием ответил Энтони, прижимая к груди книгу.
— Научишь?
— Как-нибудь потом, — скованно улыбнулся друг, а потом быстро перевел тему, — Надеюсь, профессор Стебль в учительской, не хотелось бы бегать по всем ее теплицам. Если она окажется в восьмой, я этого не переживу.
Гарри рассмеялся. Восьмая была самой опасной теплицей, первокурсникам дали только полюбоваться на ее убранство, стоя на пороге, а потом захлопнули перед носом дверь, так как особо ретивые отростки уже решили познакомиться с двуногими поближе.
До учительской они добрались минут за пять при быстрой ходьбе. Две горгульи, охраняющие вход, о чем-то спорили. Гарри и Энтони неуверенно переглянулись, замявшись. Пароля они не знали, единственным разумным решением было постучать, что Гарри и поспешил сделать.
Дверь тут же распахнулась, на пороге ее стоял профессор Снейп и грозным взглядом сверлил первокурсников.
— Мистер Поттер и Голдштейн, вы до сих пор заняты поиском книги? Так вы снова ошиблись, это не библиотека, а учительская, — язвительная насмешка прозвучала в его голосе.
Гарри заскрипел зубами. Сколько можно вспоминать эту несчастную книгу?
— Нам нужна профессор Стебль, сэр, — Энтони ослепительно улыбнулся.
Гарри фыркнул, но решил идти тем же путем. Растянув губы в подобие улыбки, он злым взглядом посмотрел на Снейпа.
— Зачем вам профессор гербологии? — приподняв бровь Снейп, сжимая в руках пергаменты.
«Не твое собачье дело» так и хотелось сказать Гарри, слова буквально рвались с языка, но он только еще сильнее растянул губы в улыбке.
— Все из-за того же задания профессора Квиррелла, — безукоризненно вежливым тоном ответил Энтони.
— Какое интересное задание. Будьте так любезны, сегодня в семь разъяснить мне его. А сейчас можете войти, — Снейп отодвинулся, пропуская мальчишек внутрь, они осторожно прошмыгнули мимо него.
Энтони и Гарри были готовы вздохнуть спокойно, как раздалось саркастическое замечание профессора Снейпа:
— И, мистер Поттер, прекратите уже гримасничать.
Гарри резко обернулся, собираясь сказать что-то колкое, но дверь за профессором уже закрылось.
— Как же он меня бесит, — пробурчал Гарри, Энтони понимающе улыбнулся.
— Постарайся сдержать свой темперамент сегодня вечером, — теплая рука коснулась плеча в успокаивающем жесте.
Гарри промолчал, внутри буквально взвыв от отчаянья. Он уже успел позабыть про Снейпа и его приказ явиться на ковер в семь.
Обведя взглядом помещение, они быстро нашли нужного им преподавателя. Профессор Стебль расположилась в дальнем углу в мягком кресле, с ее грязного платья то и дело сыпались крупинки земли прямо на чистый паркет. Шляпу она сняла, и сейчас ее прическа представляла собой плачевный вид, седые пряди лезли в глаза, и профессору приходилось то и дело их поправлять.
Рядом восседала тонкая, как тростинка, профессор МакГонагалл в идеально выглаженной мантии. Ее волосы были собраны в пучок, из которого не выбивался ни один волосок.
Две совершенно противоположные женщины мирно попивали чай, ведя непринужденную беседу.
— Помона, как поживает твой муж? Я слышала ему в последние годы нездоровится, — Минерва подхватила тонкими пальцами печенье и аккуратно отломила от него маленький кусочек, не раскрошив.
— Действительно, но благодаря той настойке, над которой работают Помфри, Северус и я, ему с каждым днем все лучше и лучше, — тепло улыбнулась Стебль.
— Вы мастера своего дела, поэтому я даже не сомневаюсь, что на следующем министерском приеме мы, наконец, сможем лицезреть чету Стебль, — губы профессора трансфигурации дрогнули в легкой, еле заметной ответной улыбке.
— Ах, Минерва, ты же знаешь, как я отношусь к этим приемам. Все время чувствую себя неловко, стоит Нарциссе Малфой или Беллатрисе Лестрейндж оказаться рядом. На моем фоне даже Молли Уизли смотрится королевой.
— Помона, просто у тебя своеобразный… — Минерва тщательно подбирала слова, — стиль.
— Ты как всегда деликатна, — с иронией посмотрела на подругу Помона.
— Молодые люди, вы что-то хотели? — профессор МакГонагалл наконец соизволила обратить внимание на двух застывших когтевранцев.
— Да, мэм. Мы хотели поговорить с профессором Стебль, — тут же выпалил Гарри, чувствуя себя неловко под строгим взглядом.
— Я вас внимательно слушаю, мальчики, — улыбнулась детям Помона и жестом подозвала к себе поближе.
— Профессор Квиррелл дал нам сложное задание. И чтобы его выполнить, нам нужно знать свой магический резерв. Мы решили использовать «Заклинание предела», но для него нужен цветок папоротника, — произнес Гарри более спокойно.
— Боюсь, я не могу вам ничем помочь, цветка папоротника у меня нет. Но вы можете его вырастить сами или купить в магазине.
— Чтобы вырастить цветок папоротника, нужно быть хорошим гербологом, — вмешался Энтони. — Не говоря уже о том, что папоротник зацветет только через год, а у нас есть только месяц. Купить мы его, конечно, можем, но сейчас не сезон и придется отдать бешеные деньги.
— Очень жаль, но я действительно мало чем могу вам помочь. У меня много заказов и времени на выращивание папоротника нет. Но есть семена, и, если у вас будет желание, вы сможете воспользоваться теплицей и вырастить его сами. При выборе правильного удобрения вы сможете сократить срок с одного года до месяца, — Помона поднесла чашку к губам, скрывая довольную улыбку.
— Вы можете подсказать нам правильное удобрение? — попросил Энтони.
— Молодые люди, библиотека в вашем распоряжении, а у меня сейчас важный разговор с профессором МакГонагалл, — после чего развернулась всем корпусом в сторону Минервы, давая понять, что разговор окончен.
Гарри и Энтони недоуменно переглянулись. Поведение профессора показалось им странным, обычно она не отказывала в помощи ученикам. Особенно, если это касалось ее предмета, но настаивать было бы грубо. Поэтому они пробормотали слова благодарности и попятились к двери.
— Может у нее плохое настроение, — шепнул на ухо Энтони Гарри.
Тот приложил палец к губам, призывая к молчанию, и потащил друга за рукав к выходу.
— Помона, что это было? — как только за первокурсниками закрылись двери учительской, поинтересовалась Минерва.
— Этот мальчик меня очень заинтересовал. У него определенно способности к гербологии, а сейчас выдался прекрасный шанс узнать, насколько эти способности велики, — нагнувшись над столом, прошептала женщина, ее глаза горели в предвкушении чего-то очень интересного и занимательного.
— Но цветок папоротника! Даже семикурсники не все могут вырастить его, — в голосе МакГонагалл явно слышался упрек.
— Мерлин, Минерва, за кого ты меня принимаешь! Есть у меня эти цветы, и я отдам их мальчикам. Просто хочу посмотреть, чего он добьется, — в негодовании сверкнула глазами Помона, заставив Минерву устыдиться.
— Как скажешь, — пошла на попятную Минерва. — Все же, тебе видней. Так кто ж у нас будущий известный герболог, Голдштейн или Поттер?
— Поттер, кто же еще. Ты вообще представляешь Голдштейна, копающегося в грязи? — хмыкнула Помона. — На моих уроках он только и делает, что брезгливо кривит нос. Аристократ, что с него взять? — махнула рукой женщина.
— Я, знаешь ли, Гарри тоже слабо представляю, копающегося в грязи. Красивый, изящный мальчик, — заметил Минерва, пригубив остывший чай.
— Гербология многогранна. Необязательно, как я, специализироваться на удобрениях, можно выбрать более чистое направление. Допустим, экология, флористика или ландшафтный дизайн, что популярен сейчас у молодежи, — загибала пальцы на руке Помона.
— Флористика? Букеты собирать? — с пренебрежением спросила Минерва
— Можно и букеты, а можно изучать растения.
— Ты имела в виду стать ученым, а я-то подумала…
— Да даже если и просто собирать букеты, это, между прочим, довольно прибыльно, — перебила Помона. — Помнишь мисс Джонс? Она во Франции целое состояние на этом сколотила.
— Правда? Та зашуганная девочка, что вечно околачивалась около Запретного леса? — Минерва наклонилась вперед, из-за чего очки соскользнули с переносицы.
— Да-да, правда, ходят слухи, что она связанна с maison de rendez-vous, — оглядев помещение, понизила голос Помона.

***


Гарри и Энтони в крайне задумчивом состоянии вошли в библиотеку. Недолго думая, они направились к столу, за которым обычно делали домашнее задание или просто читали книги. Он располагался в самом конце, и за стеллажами был плохо виден другим.
Вот только, когда они подошли к нему, оказалось, что стол уже занят.
— Мерзкий Снейп поставил мне «О»! Знаешь, во сколько он оценил мою работу? — услышал Гарри недовольный голос брата.
— Во сколько? — спросил Рон, зевая и прикрывая рот рукой.
— В один балл! — брат покрылся красными пятнами от злости.
— Так тебе и надо. Ты свою работу хоть проверял, перед тем как сдать? Одни ошибки! — отчитывала Майкла сидящая рядом шатенка. Вздернув нос, она при этом открывала хороший вид на свои огромные передние зубы.
— Ну и что? Ему-то какая разница, — обиженно просипел Майкл.
Шатенка смерила мальчика возмущенным взглядом. Скрестив руки на груди, она вздернула подбородок еще выше, подражая профессору МакГонагалл, и попыталась посмотреть на Майкла сверху вниз.
— Большая, он это читает, — хмыкнул над ухом Гарри Энтони.
Гарри улыбнулся, но тут же помрачнел. Ему совершенно не хотелось, чтобы Энтони знал о его брате. Он никогда не поднимал тему семьи в его присутствии. Впрочем, Энтони отвечал взаимностью и тоже не стремился рассказывать о своей.
Пока их не заметили, и Энтони ни о чем не догадался, Гарри решил увести друга отсюда. Дернув за рукав его мантии, он жестом указал на стол, находящийся в другом конце библиотеки.
Энтони бросил взгляд на стол, за которым сидел Майкл, и с неохотой подчинился, когда раздался голос Рона:
— Слушай, а почему ты с братом своим не общаешься? Нет, я понимаю другой факультет и все такое, но вот Парвати это не мешает. Его же Гарри зовут? Гарри Поттер.
— Упаси Мерлин! — воскликнул Майкл. — Он такой зануда. Я совсем не удивился, когда его на факультет этих зубрил отправили. Я вот только не понимаю, почему Гермиона в Гриффиндор попала. Видать шляпа сломалась. И Невилла, этого нытика, тоже к нам прислала. По нему же видно, что Пуффендуй.
— Не смей говорить обо мне так, будто меня здесь нет, Майкл Джеймс Поттер, — Гермиона от злости взмахнула руками, пошатнув стоящую рядом с ней стопку книг. Испуганная, она обхватила ее руками и прижала к себе, что бы та не упала.
— Ты сейчас сказала, прям как мама, — засмеялся Майкл, качаясь на стуле.
— Так что там с твоим братом? — вернулся к предыдущей теме Рон, пока Гермиона старалась выровнять стопку книг.
— Странный он. Мать с ним возиться постоянно, а отец смотреть на него не может. А Гарри к нему обращается «сэр». Да и отцом не называет. Я вообще разобраться не могу, в чем дело, — вывалил на друзей поток информации Майкл.
— Я, кажется, поняла, в чем дело, — личико Гермионы просветлело, она быстро сложила все факты воедино. — И как ты сам не догадался? Все же просто.
— Что ты поняла? — в нетерпение спросил Майкл.
— Твоя мама изменила твоему отцу и забеременела от другого мужчины, а потом родила. Отец узнал и теперь злиться. Поэтому и не смотрит, Гарри же не похож на тебя и отца. Наверное, и на маму не похож, он, скорей всего, вылитая копия своего настоящего отца, — Гермиона говорила быстро, догадки одна за другой возникали в ее голове. Она была так поглощена своей теорией, что не обратила внимания, как от гнева у Майкла покраснело лицо, густые брови сдвинулись к переносице, а кулаки судорожно сжались. Девочка замолчала лишь тогда, когда услышала грохот ударившегося о стол кулака.
— Заткнись! — закричал Майкл. — Не смей так говорить о моей маме, бобриха, заучка, уродина! — рыча от гнева, он бил кулаками по столу не чувствуя боли.
— Я…я…прости, — лепетала девочка.
У нее был откровенно жалкий вид. Дрожащие губы мешали выговаривать слова, из-за чего она заикалась. Трясущиеся руки Гермиона прижимала к груди, где испуганно билось сердце.
— Иди отсюда, грязнокровка! — выпалил Майкл, а потом вздрогнул, испугавшись своих слов.
Гермиона застыла, ее лицо побледнело. Она неверящим взглядом смотрела на Майкла, будто надеялась, что ослышалась. Но горящие гневом глаза были неумолимы, и она, развернувшись, помчалась к выходу, задев плечом прибежавшую на шум мадам Пинс.
Гарри стоял, не двигаясь, ошарашенный вспышкой гнева брата. Заметив состояние друга, Энтони схватил его за руку и потащил подальше от стола, около которого начали скапливаться любопытные ученики.



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко

Сообщение отредактировал Ksallina - Суббота, 05.09.2015, 21:08
 
ГермиДата: Воскресенье, 15.09.2013, 23:16 | Сообщение # 145
Ночной стрелок
Сообщений: 83
« 3 »
автор спс за проду глава мне очень понравилась...желаю вам удачи в написании или в переводе...
 
BoomanshiДата: Среда, 18.09.2013, 14:26 | Сообщение # 146
Подросток
Сообщений: 3
« 0 »
Очень интересно, спасибо!
 
Lady_ChokoOlateДата: Среда, 18.09.2013, 18:13 | Сообщение # 147
Подросток
Сообщений: 16
« 0 »
Очень понравилась глава! Спасибо автор, с нетерпением буду ждать продолжения)
 
KsallinaДата: Суббота, 22.03.2014, 21:36 | Сообщение # 148
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Глава 13. Откровенность за откровенность

Бета: Нефрит, Рин_Рин
Гамма: Нефрит


Гарри и Энтони сели за стол, находящийся от Майкла на приличном расстоянии. Правда, до них все равно долетали обрывки разговоров, перешептывания учеников и грозный голос мадам Пинс.
Гарри быстро схватил лежащую на столе старую истрепанную книгу и начал ее перелистывать, совершенно не обращая внимания на содержание. Прикрыв веки, он старался не встречаться глазами с Энтони. Тот молчал, переплетя пальцы в замок и невидящим взглядом смотрел на темные тучи, виднеющиеся из-за окна.
Гнетущая тишина повисла между ними. Энтони безрезультатно подбирал слова, чтобы начать трудный для них разговор. Но как назло ему не помогали ни уроки риторики, ни прочитанные по ней книги. Гарри забрался в свой панцирь и не хотел оттуда вылезать, поэтому Энтони решил открыться первым.
— Знаешь, мой отец очень сложный человек, — Энтони сделал глубокий вздох, будто собирался нырнуть в омут. — Он не привык считаться с чужим мнением. Более того, он полагает, что семья — его собственность, которая должна верно служить ему. Он категоричен, всегда выбирает что-то одно и не знает компромисса. Думаю, именно это сгубило мою мать.
Последнее предложение Энтони прошептал, голос начал подводить его. Казалось, еще немного и он дрогнет.
— Твоя мама умерла? — Гарри с сочувствием посмотрел на друга. — От чего?
— От горя, — болезненная улыбка появилась на губах Энтони, — Голдштейны были обедневшим родом. Отец делал все возможное и невозможное, чтобы восстановить былое величие и капитал. Зачастую, не самыми честными путями. Подставляя, предавая, играя на чувствах. Шесть лет назад он узнал, что в Италии некая семья волшебников владеет плантациями аниса. Земли были в запустении и практически не приносили дохода. Разве что изредка волшебники продавали анис, как ингредиент для Рябинового отвара. Отец не был силен в зельеварении, но узнал от друга, что разрабатывается новое зелье, которое, по слухам, произведет фурор в волшебном мире. Экстракт бадьяна. Как ты понимаешь, главным ингредиентом был анис. Отец тут же попытался договориться с семьей о продаже плантаций, но те, наслышанные о репутации Голдштейнов, не спешили подписывать договор. Время поджимало, скоро должна была состояться конференция зельеваров, на которой представят на суд общественности Экстракт бадьяна. Отец всячески уговаривал их, предлагая неплохие деньги, по сути больше, чем стоили заброшенные плантации. Семье эти деньги были нужны как воздух: их дочь, моя ровесница, была тяжело больна. Отец не мог ждать и уговорил мою мать повлиять на них. Мама была светлым, нежным и вечно радующимся жизни человеком. Она не подозревала о делах отца, так как ничего не смыслила в бизнесе и посвящала всю себя балам и раутам. Но имела потрясающую способность нравиться людям и вызывать у них доверие. Именно на этой способности и решил сыграть отец.
Энтони замолчал, горло пересохло и неприятно саднило. В голове мелькали давно забытые обрывочные воспоминания. Тогда он ничего не знал и не понимал, но атмосфера горя, ненависти и бессилия навсегда врезалась в его память.
Гарри, потрясенный неожиданным откровением друга, замер и прикусил губу, чтобы бестактный вопрос не вырвался изо рта.
— Мама смогла уговорить семью продать плантации отцу, — продолжил Энтони, он так и не оторвал взгляда от окна, будто боялся посмотреть Гарри в глаза. — Экстракт бадьяна действительно произвел фурор. Отец получил невероятную прибыль. Девочка из семьи бывших хозяев плантации умерла — им не хватило денег на последний этап лечения. Мама, до этого думавшая, что помогает семье, пришла в ужас. Будучи очень впечатлительной женщиной, ей казалось, что это она убила девочку. Ей даже снились сны, где она душит ребенка. Отношения в семье испортились, мама не могла взглянуть в лицо отца. Тот же не узнавал женщину, которую взял в жены. Он всегда видел ее красивой, улыбающейся, энергичной. Перед ним предстала другая мама. Осунувшаяся, усталая, хмурая, не покидающая своих покоев. Родители отдалились друг от друга. Отец нашел любовницу, а мама начала сходить с ума и, в конце концов, покончила с собой на мой девятый день рождения. Меня до сих пор мучает вопрос: вздохнул ли спокойно отец после смерти матери? — впервые за разговор Энтони повернулся к другу.
Гарри побледнел. Он впервые видел у Энтони такой потухший, неживой взгляд. Белая без изъянов кожа, тело, застывшее в одной позе, еле различимое слабое дыхание. Друг был похож на большую красивую, но бездушную куклу.
Гарри нестерпимо хотелось прикоснуться к нему, почувствовать, что Энтони живой, что у него теплая кожа, что в груди бьется сердце. И прежде чем он смог додумать эту мысль, его рука уже тянулась к другу.
Оба вздрогнули, когда подушечки пальцев Гарри коснулись теплой, гладкой щеки. Серо-голубые глаза расширились от удивления, будто тому было непривычно ощущать чье-то прикосновение, тепло исходящее от другого человека.
Вдруг Энтони резко наклонился вперед, утыкаясь лбом в лоб Гарри. Для последнего это было слишком близко, будто вторгались в пространство, которое должно быть нетронутым. Но он подавил первое желание отодвинуться и посмотрел Энтони прямо в глаза.
— Ой, извините… — прозвучал знакомый голос справа.
Дернувшись, Гарри впился взглядом в личико Сандры. Любопытство в ее глазах заставило мальчика заново оценить ситуацию и сцену, которую застала девочка. Под ложечкой засосало в предчувствии надуманных слухов, перешептываний за спиной и кучи нелепых вопросов.
Открыв рот, он хотел было объяснить Сандре, что она все не так поняла, но ее и след простыл.
Рядом раздался сдавленный смешок, потом еще один и через несколько секунд Энтони смеялся, схватившись за живот и утирая слезы.
— Вот что ты смеешься? Знаешь, какие слухи теперь пойдут? — бурчал Гарри. Ему совершенно не хотелось быть самым обсуждаемым на факультете учеником. Это еще хорошо, если только на одном. С Сандры станется разболтать всей школе.
— Не переживай, походим парой влюбленных годик, а потом они все забудут, — явно забавлялся Энтони.
— Да ну тебя, — нахохлившись, резко бросил Гарри.
Но обижаться ему быстро надоело, поэтому помолчав еще несколько минут, он бросил осторожный взгляд на Энтони. Тот уже не выглядел расслабленным и веселящимся, вернувшись к серьезному выражению лица и скрестив руки на груди.
Гарри понял, что теперь его очередь быть откровенным.
— Я подкидыш в семье Поттеров. От нас с Майклом это скрывают, но я подслушал разговор родителей лет пять или шесть назад, — легкость, с которой Гарри рассказывал, поразила его самого.
Раньше эта тема была столь болезненной, что даже мысль о ней вызывала желание спрятаться под одеяло. Для большей надежности зажмуриться так сильно, что начинали появляться круги перед глазами.
— Знаешь, я ожидал чего-то подобного. Ты не похож на Поттера. Не только внешне, но и по своей сути. Поттеры, как огонь: яркий и безудержный. Это неудивительно, ведь ходят слухи, что они имеют родство с юварками, — Энтони смотрел на Гарри и видел шелест травы, распускающиеся бутоны цветов и стремящиеся вверх ветви деревьев.
Глаза Гарри удивленно распахнулись, вспомнилась старая картина, висящая в коридоре рядом со спальней родителей.
— Я ничего такого не слышал, — сглотнув образовавшийся в горле ком, просипел Гарри.
— Поттеры всячески это отрицают. Точнее начали отрицать Дорея и Карлус Поттеры, а твой приемный отец скорей всего перенял это от них.
Энтони сочувствовал другу, но, как и все аристократы, был жаден до спрятанных в шкафу скелетов других родов.
— Не называй его моим отцом, пусть и приемным, — зло бросил Гарри.
— Вы с ним в плохих отношениях? Если не хочешь, можешь не говорить, — как можно аккуратней поинтересовался Энтони.
— Скажем так, я бы не сильно расстроился, если бы он сдох, — губы Гарри презрительно искривились.
— Скоро семь, нам нужно поспешить, — сказал Энтони, чтобы отвлечь друга от мрачных мыслей, но только сильнее огорчил его.
Положив черноволосую голову на скрещенные на столе руки, Гарри тяжко вздохнул.
— Снейп не такой уж страшный, — усмехнулся Энтони и потрепал Гарри по голове, тот недовольно дернулся.
— Я предпочту сходить на свидание с драконом, чем идти на встречу с ним, — буркнул Гарри. — Дракон хотя бы не будет читать мои мысли, — уже тише добавил мальчик.
— Зато поджарит тебя до углей, — саркастически заметил Энтони.
— Что я могу сказать, у нас была бы пламенная любовь, — иронично улыбнулся другу Гарри.
— Ладно, хватит разлеживаться, нам действительно пора, — строго произнес Энтони, и Гарри с неохотой подчинился.

***


Подземелья славились повышенной сыростью, пробирающим до костей холодом и темными углами, из которых то и дело выглядывали причудливые тени, принимающие очертания разных чудищ. Не удивительно, что Гарри они совсем не нравились и казались враждебными. Не добавлял им симпатии и обитающий здесь профессор Снейп.
Заранее узнав дорогу у старшекурсников, ребята с неохотой приближались к апартаментам зельевара. Иссохший старик с маленькими темными глазками на сером лице взирал на них с картины.
— Зачем пожаловали, господа? — портрет растянул тонкие губы в ухмылке, стоило мальчикам остановиться у массивной рамы.
— Мы к профессору Снейпу, — лаконично ответил Энтони.
— И о чем же хотят побеседовать юные господа со столь уважаемым зельеваром?
Передернув плечами от дотошного тона, Гарри посмотрел в любопытные нарисованные глаза.
— Будьте так любезны оповестить профессора о том, что мы пришли. Вам прекрасно известно, как не любит «столь уважаемый зельевар», когда опаздывают на встречу, — сарказм лился рекой из уст Гарри, заставляя Энтони прятать усмешку.
Старик гордо выпрямился, обидевшись до глубины души на ядовитые слова. Приняв независимый вид, он щелкнул тонкими пальцами, скорей всего, включая сигнальные чары.
Прошло буквально несколько секунд, прежде чем портрет отъехал в сторону, и на пороге показалась, закутанная во все черное, фигура.
— Мистер Поттер и Голдштейн, — привычным за несколько уроков неспешным, обволакивающим голосом произнес Снейп, — вы опоздали ровно на одну минуту и тридцать две секунды.
Гарри устало посмотрел на профессора. Сколько можно задирать его? И сколько еще придется терпеть эти придирки?
— Если бы не ваш портрет и его разговорчивость, мы опоздали бы всего лишь на тридцать две секунды, — Гарри сказал это равнодушным тоном, но маленькие нотки иронии все же проскользнули в голосе.
Энтони дернулся и с удивлением уставился на друга. Только несколько минут назад он буквально ныл из-за нежелания идти к профессору, а сейчас схлестнулся взглядами со Снейпом.
— Это не меняет того факта, что вы все же опоздали, — язвительно заметил профессор, пропуская учеников внутрь своего обиталища. — И, да, десять баллов с Когтеврана за неуважение к преподавателю, мистер Поттер.
Гарри так сильно сжал зубы, что послышался скрежет, тем не менее, он не осмелился больше дерзить. Терять еще десять баллов не было никакого желания.
Стоило им пройти чуть дальше, как они оказались в небольшой уютной гостиной. В камине медленно потрескивали угли, магические светильники, расположенные по всей комнате, работали вполсилы, освещая комнату тусклым теплым светом. Так же у самой дальней стены был расположен стеллаж. Книги что находились там, были массивными и старыми, что невольно вызвало уважение у когтевранцев.
В кресле, пододвинутом практически к самому камину, мальчишки увидели нахохлившегося Драко. Завидев их, он поджал губы и показательно отвернулся.
— Присаживайтесь, молодые люди. Нас ждет очень долгий и продуктивный разговор, — за их спинами раздался строгий голос Снейпа.
Поежившись, Гарри уселся на диван, Энтони, недолго думая, сел рядом.
— Итак, будем ходить вокруг да около или вы сразу признаетесь в том, что были на третьем этаже? — черные глаза сузились, впиваясь мрачным, тяжелым взглядом в побледневших когтевранцев.
Гарри бросил быстрый взгляд на Драко, думая, что именно он выдал их Снейпу. Тот незаметно мотнул головой, опровергая подозрения мальчика. После чего вздернул подбородок и смерил Гарри презрительным взглядом, будто говоря, что не опустится так низко. На что Гарри хмыкнул, сильно сомневаясь в благородстве слизеринца.
— Если вы окончили свой молчаливый диалог, мистер Поттер и мистер Малфой, то будьте так любезны обратить все свое внимание на меня, — язвительно прервал переглядывания первокурсников Северус, которого эта ситуация неимоверно забавляла. Впрочем, он никогда в этом не признается, даже под пытками.
— Простите, сэр, — произнес Гарри, пересилив себя. Драко же предпочел сделать вид, будто ничего не произошло.
— Третий этаж опасен, молодые люди. Думаю, вы сами в этом убедились, когда убегали от трехглавого пса. Слава Магии, что с вами ничего не случилось. А вот четверокурснику не так повезло, пес вцепился в его руку и не хотел отпускать, пока не прибыли профессора. Я опущу подробности, как выглядела его рука, думаю, вы в состоянии представить сами, — мальчишки, будучи обладателями богатой фантазией, синхронно вздрогнули.
— Сэр, зачем держать в школе такое опасное существо? При этом попасть в коридор может даже первокурсник. Со стороны директора стоило бы наложить на дверь заклинание из Высшей Светлой магии, — поинтересовался Энтони, мучимый этим вопросом целый день.
— Хогвартс — одно из самых защищенных мест в стране. Из-за ограбления банка Гринготтс, произошедшего более двадцати лет назад, многие волшебники попросили профессора Дамблдора сохранить их артефакты. Он как раз тогда стал директором. До этого года их было умеренное количество, но весной прибыло много просьб и директору пришлось искать новое место для хранения. По поводу Высшей Магии, директор не может ее использовать в стенах Хогварста, поэтому необходимы другие способы защиты, — лекторским тоном ответил Снейп.
— Почему? — поинтересовался Гарри.
— Конкретизируйте, мистер Поттер, — ухмылка расплылась на лице профессора.
— Почему он не может воспользоваться Высшей Магией в стенах Хогвартса? — сдержав порыв возвести глаза к потолку, спросил Гарри.
— Потому что это навредит магическому барьеру Хогвартса. Как вы знаете, ему уже около пятисот лет. Пора обновлять, но для этого придется приостановить работу школы на год. А у нас гонка за звание лучшей магической школы. Министерство просто не позволит Дамблдору такую роскошь.
Гарри поежился. Он совершенно не знал, когда последний раз обновлялся барьер, и уверенность Снейпа в его знаниях ставила Гарри в неловкое положение. Будто он не соответствовал каким-то стандартам.
— А эти идиоты, что отправили сюда свои артефакты, в курсе, что магический барьер у Хогвартса никакой? — явно забавляясь, рассмеялся Драко.
— Следите за своим языком, мистер Малфой, — осадил его Снейп, — барьер выдержит осаду тысячи неслабых магов. Другое дело, если кто-то проберется в сам замок и изнутри использует Высшее заклинание, то барьеру конец.
Драко насупился, но потом нерешительно спросил:
— Крестный, почему ты не выдал нас?
Энтони с Гарри переглянулись. При этом Энтони не выглядел сильно удивлённым, он еще после того, как их поймал Снейп, обратил внимания на слова Драко. Сейчас же лишь удостоверился в своих подозрениях, а вот для Гарри это было полной неожиданностью.
— Я, кажется, просил в стенах этого учебного заведения называть меня «профессором». Вам стоит поработать над своей памятью, мистер Малфой. И, отвечая на ваш вопрос, я не хочу расстраивать вашу матушку, которая не находит себе места и отправляет мне письма чуть ли не каждый день. Надеюсь, вы тоже. Поэтому больше не дадите мне повода наказать вас. В следующий раз я не собираюсь вас покрывать, — строго произнес Снейп, заставив Драко устыдиться.
— Что же касается вас, господа, — обратился он к притихшим на диване когтевранцам, — вы прекрасно понимаете, что я ничего не рассказал директору лишь из-за своего крестника. А вовсе не из-за того, что мне стало вас жаль, или, еще хуже, из-за душевной доброты. В ваших же интересах держать язык за зубами.
Гарри и Энтони кивнули, наконец, поняв туманные мотивы профессора.
— Однако я разочарован, когтевранцы никогда не отличались глупостью. Полезть в запретный коридор — это высшая степень скудоумия. Так вы еще потащили за собой и мистера Малфоя.
Гарри возмущенно дернулся, но вовремя прикусил язык. Ситуация была знакома Гарри, Джеймс не раз приписывал ему глупые выходки Майкла. Сейчас нужно просто сжать зубы и промолчать. Но что-то внутри его было против такого поведения. Будто он пытался спрятать что-то невероятно ценное в самые глубины своей души.
Опущенный взгляд наткнулся на руку Энтони, которая была обманчиво расслаблена, но острый глаз Гарри подметил мелко дрожащие пальцы. Друг вовсе не относился так равнодушно к разным событиям, как пытался показать. Его тоже задевало такое отношение к себе. Почему-то это заставило Гарри воспрянуть духом. В мутно-болотных глазах зажглась яркая зеленая искра.
— Сэр, вы ведь не знаете, как все было на самом деле, но позволяете себе… — Гарри запнулся, вспоминая умное изречения из недавно прочитанной книги, — делать выводы на основе каких-то своих субъективных представлений. Это не делает вам чести, — последнюю фразу Гарри добавил чисто из вредности, очень уж ему хотелось уязвить профессора посильнее.
— Мистер Поте-ер, — протянул Снейп, смакуя фамилию и прекрасно зная, как раздражается его юный собеседник, слыша это сочетание звуков, — может вы и правы, предполагая, что я слишком субъективен.
Всего лишь нам миг Гарри почувствовал торжество, но Снейп, с неизменной усмешкой на губах, немедля сбросил его с пьедестала:
— Но в вашем положении глупо пилить ветку, на которой сидите. Напомнить вам, что только благодаря мне вы сейчас не за пределами Хогвартса? Хотите исправить ситуацию? — Северус издевательски приподнял бровь.
— Сэр, из нас двоих, ветку пилите вы, на которой сидит сейчас ваш крестник, — последняя попытка выиграть словесную баталию со стороны Гарри за счет шантажа.
— Думаю, я его поймаю.
Гарри и не сомневался, что этот змей сможет вытащить Малфоя из любой дыры, в какую бы тот не влез.
— Понял, Поттер, — раздалось самодовольное восклицание из кресла.
— Прикусите свой язык, мистер Малфой. Вам уже одиннадцать, а вы до сих пор не обладаете той способностью, которую блестяще продемонстрировал мистер Поттер.
Мальчишки в недоумении уставились на профессора Снейпа. Мало того, что он не разозлился на Гарри так еще и похвалил, правда, они смутно понимали за что.
— Но крестный! — обиженно насупился Драко. — Ты хвалишь его за то, что он тебе нахамил!
— Безусловно, мистер Поттер, потеряет десять баллов за свое хамство. Но так же и приобретет десять баллов за умение отстаивать свою точку зрения, — насмешливый взгляд Северуса был адресован Гарри, который не удержался и возвел глаза к потолку. Этот человек невыносим! Но в груди, не смотря на все его возмущение, почему-то потеплело.
Энтони осторожно сжал его плечо и подмигнул Гарри. Впервые Голдштейн понял, почему его привлек этот странный, нелюдимый мальчик, глаза которого ярко полыхали из-под челки в минуты сильных эмоций. Вовсе не из-за схожих интересов или попадания на один факультет. Просто в Гарри была внутренняя сила, которая была для него, как огонь для мотылька.
— На этом я закрою вопрос о третьем этаже. Будьте любезны вообще забыть, что в Хогвартсе таковой имеется, — произнес Северус тоном, не терпящим возражений.
— Следующее, что я хочу с вами обсудить, так это задание, данное профессором Квирреллом. Господа, вы вспомнили название той невероятно полезной книги? — мальчишки застонали чуть ли ни в один голос.
Северус подавил смешок и все же решил не мучить детей своей въедливостью, а также дурным характером. Хоть было и трудно отказаться от желания в очередной раз потыкать носом шкодников в их глупую попытку одурачить профессора.
— Ладно, так и быть, забудем эту злосчастную книгу. Что вам задал профессор Квиррелл?
— Нужно за зимние каникулы выучить одно заклинание, которое можно использовать в дуэли, — четко произнес Энтони, будто они находились на занятии.
Усмешка исчезла с лица профессора. Он несколько секунд рассматривал лицо Энтони, будто ожидал, что тот признается в глупой шутке.
— Я вас правильно понимаю, мистер Голдштейн? Профессор Квиррелл задал первокурсникам, которые с трудом выполняют Вингардиум Левиоса, разучить заклинание для дуэли?
— Он сказал, что можно тот же Вингардиум, если мы сможем его правильно применять в дуэли, — влез Драко, — А еще сказал, что ты… то есть вы, будете нас оценивать.
— Неужели? Как интересно, а вот профессор Квиррелл не посчитал нужным мне это сообщить, — было видно, как медленно закипает профессор Снейп, будто зелья, варящиеся на медленном огне.
— И где же вы будете отрабатывать это заклинание? — спросил Снейп.
Слова напоминали ингредиенты — стоило добавить не тот, и котел взорвется. Драко необдуманно, как недавно Лонгоботтом, бросил в кипящее зелье от фурункулов иглы дикобраза:
— Дома.
— Дома? Дома!? — последовал немедленный взрыв. — А вы в курсе, что колдовать несовершеннолетним за пределами Хогвартса запрещено, мистер Малфой?
Драко отшатнулся от крестного, будто его ошпарило кипятком. Магия вырвалась из профессора Снейпа и сейчас клубилось вокруг. Она была грозной и буквально искрилась от гнева, но не причиняла им никого вреда. Однако выглядело все это угрожающе, поэтому сильно испугало детей. Драко слетел с кресла и спрятался за ним, а Энтони отскочил от профессора и вжался в стенку. Лишь Гарри остался на своем месте, как завороженный, смотря на витавшие в воздухе сгустки магической силы. Они были преимущественно темными, но если присмотреться, можно было найти в них крупицы яркого света.
— Этот выкидыш дромарога от соития с троллем вообще думает, что делает, мантикора его побери?! Дать заклинание на самостоятельное изучение первокурсникам, которые еле палочкой управляют. Даже не назначал практических занятий. С таким отношением к работе ему только стоила гиппогрифов чистить! Так еще и меня в это втянул, — ругался Северус, не стесняясь в выражениях.
Злобные слова сочились из его рта, а черные глаза выискивали что-то хрупкое, желательно хорошо бьющиеся пока не наткнулись на сжавшегося у кресла белокурого мальчишку. Драко испуганными глазами смотрел на крестного. Гнев Северуса тут же испарился. Недовольно поджав губы и досадуя на себя, Северус медленно, будто демонстрируя, что мальчикам больше ничего не угрожает, сел обратно в кресло.
— Итак, как вы планируете выполнить это задание? — спокойно поинтересовался Северус, делая вид, что произошедшего инцидента с потерей контроля над своими эмоциями не было.
Чтобы дать мальчикам прийти в себя, он вызвал эльфа и приказал принести чай и что-нибудь сладкого. Ничего так хорошо не восстанавливает психику детей, как лакомства. Хотя сидящих перед ним мальчишек скорее можно было отнести к подросткам, но Северуса не интересовали такие мелочи.
Энтони и Драко неуверенно вернулись на свои места. Обведя крестного цепким взглядом и убедившись, что он полностью спокоен, Драко произнес:
— Я попрошу помощи у отца.
— Умная мысль посетила вас, мистер Малфой, — своеобразно одобрил профессор. — А вы, мистер Голдштейн, Поттер?
— Мы пытаемся при помощи обряда «Заклинание предела» узнать свой резерв. Поле чего приступим к выбору заклинания. Я, возможно, так же попрошу помощи у отца, — сказал Энтони.
Гарри почувствовал, как в горле встал ком. Появившийся домовой эльф позволил ему, потянувшись за чашкой чая, скрыть за челкой свои глаза.
— Очень разумно с вашей стороны. Поэтому вы искали профессора Стебль?
— Да. Правда, мы столкнулись с проблемой. У нее нет цветка папоротника. Она посоветовала вырастить его самим.
Брови профессора взметнулись вверх.
— Цветок папоротника? — недоверчиво уточнил он.
— Да, сэр. За месяц, — последовал сухой ответ. Энтони до сих пор был крайне раздосадован поведением профессора Стебль.
Северус озадачено осмотрел мальчишек. Все профессора Хогвартса решили в дружной компании сойти с ума? Или это такой розыгрыш первокурсников, о котором его не предупредили? Ладно еще Квиррелл, от него он ожидал чего-то в этом духе, но Помона! Имело смысл посетить чаепитие, устраиваемое дамами в понедельник. Северус решил оставить этот вопрос, а вернуться к более насущному:
— Думаю, я подниму вопрос практических занятий на педагогическом собрании. Раз мы все обсудили, то вы свободны.



Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко

Сообщение отредактировал Ksallina - Суббота, 05.09.2015, 21:10
 
ГермиДата: Вторник, 25.03.2014, 22:55 | Сообщение # 149
Ночной стрелок
Сообщений: 83
« 3 »
Спасибо за новую главу очень порадовали happy
 
KsallinaДата: Воскресенье, 20.07.2014, 12:50 | Сообщение # 150
Ночной стрелок
Сообщений: 89
« 6 »
Не за что)


Зло, как и добро, имеет своих героев. (с) Ф. Ларошфуко
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Мы те, кто мы есть" (24 гл. от 19.11.2015) (ТР/ГП, слеш, R, Романтика/AU, макси, в работе)
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск: