Армия Запретного леса

Среда, 01.04.2020, 21:50
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Сахарный принц " !! 22 глава (ГП/ДМ,НЖП,ЛМ,ЛВ~слэш~NC-17~Драма/Прикл/Романс~макси~в работе)
"Сахарный принц " !! 22 глава
KuaraДата: Вторник, 12.02.2013, 18:08 | Сообщение # 1
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
Название фанфика: Сахарный принц
Автор: Эо (Lafaet)
Бета : Gellala
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГП/ДМ
Персонажи: ГП, ДМ, НЖП, ЛМ, ЛВ
Событие:
Тип: слэш
Жанр: драма, приключения, любовный роман
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Жил-был мальчик-герой, но вместо любви и уважения, получал лишь разменную монету боли и презрения. Вместо ласковой руки - болезненные удары, материнского поцелуя - крики проклятий. Быть изгоем, быть уродом, быть особенный мальчиком Смерти нелегкая ноша. И все начнется в самый обычный день когда Она решит найти и покарать убийцу своего Лорда...
Диклеймер: мне ничего не принадлежит, кроме выдуманных мной же персонажей.
Предупреждения: мат, обрывки воспоминаний прошлых судеб, Богиня Смерти, дамбигад, взрослое и зрелое мышление детей, вроде пока все.
От автора: Первая проба пера неопытного автора. Могут быть ляпы и рояли.
Разрешение на размещение:получено






Сообщение отредактировал Kuara - Четверг, 25.06.2015, 23:57
 
KuaraДата: Вторник, 12.02.2013, 18:09 | Сообщение # 2
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
1 глава

Маленький черноволосый мальчик лежал на спине в выскобленной до хирургической чистоты кухне и не сводил зеленых глаз с возвышающихся над ним взрослых. Тех самых, которые, по его мнению, должны быть хоть немного добрыми по отношению к нему, ну или все же каплю справедливыми. Он едва слышно вздохнул. Эти люди никогда не старались понять его и, казалось, винили его во всех смертных грехах.
Будь воля его родственничков, то те непременно обвинили бы племянника в глобальном потеплении, глобальном похолодании, сейсмической активности и вспышках на солнце заодно.
- Ты - мерзкий щенок! – брюзжа слюной, орал дядя Вернон, замахиваясь для очередного удара.
Голова мальчика мотнулась в сторону, грозя расстаться с шеей.
- Как ты смеешь открывать свой поганый рот! Мы кормим тебя, поим и одеваем! Мы приняли такого выродка в семью и что мы получаем взамен?! - Гарри Поттер, а именно он был тем самым мальчиком, сжавшимся на холодном кафельном полу, вздрогнул.
Ну за что ему это все?! Неужели ему нельзя вообще задавать вопросов? Всего то на всего мальчик поинтересовался, откуда у него этот странный шрам на лбу. В ответ на этот невинный вопрос он получил яростный взгляд и полный список всех его уродств.
- Что ты молчишь, щенок?! Ах, ты не хочешь говорить?!
Отрешенный взгляд мальчика вывел его дядю на новую ступень бешенства, граничащую с помешательством. Лицо дяди Вернона приобрело багровый цвет, а толстые как окорока руки потянулись к тонкой шее племянника. Гарри судорожно захрипел, когда пальцы мужчины сдавили его горло, вдавливая кадык. Из глаз полились непрошеные слезы, тоненькие пальчики вцепились в душащие руки.
- Вернон, ты его задушишь! – взвизгнула миссис Дурсль, до этого момента хранившая молчание.
- Этот гадёныш за все ответит! – ревел ее муж.
Глаза мальчика закатились, что-то хрустнуло в шее, и невыносимая боль заполнила все сознание мальчика.
«Помогите! Кто-нибудь, помогите!» - мысленно молил Гарри, сознание ускользало от него, поэтому он уже не мог увидеть, как комната сотряслась от всплеска его магии, и неожиданно на его ментальный посыл кто-то откликнулся. Он потерял сознание, напоследок услышав грохот, ударившийся о стену кухонной двери.

***

Эо Кастор, бывшая последовательница Темного Лорда, не спеша вышагивала по маггловской улице Литлл-Уинга, взглядом скользя по табличкам с номерами домов. Где-то здесь должен жить Мальчик-который-выжил, глаза за стеклами очков холодно поблескивали в предвкушении этой наиинтереснейшей встречи. Годовалый ребенок, который смог одержать победу над самым сильным Темным волшебником современности, до чего же забавно. Это будет бесценное исследование, и она просто обязана этим заняться. Плавным движением руки в перчатке из тонкой драконьей кожи она откинула с головы капюшон и тряхнула головой. Тяжелые темные локоны рассыпались по плечам и спине. Именно в этот момент ее и настиг сильнейший выброс магии, и отчаянный крик о спасении опалил мозг. Эо покачнулась и в удивлении изогнула бровь, но тут же ее губы расплылись в предвкушающей улыбке.
- А мальчишка то силен.
Не раздумывая ни секунды, волшебница ворвалась в дом с номером двенадцать, пересекла маленький коридорчик и вышибла кухонную дверь. Она застыла на мгновение, на лице проступило отвращение.
- Секо!
Заклятие угодило в разъяренное лицо мужчины, и тот взвыл, выпуская полуживого мальчика. Из глубоких порезов на лице и шее хлестала кровь.
- Вернон! – белая как полотно тетя Петунья бросилась к мужу.
Эо быстро пересекла комнату и склонилась к мальчику, проводя палочкой сканирующие заклятия. Еще пара махов и темные ресницы затрепетали на бледном лице. Спустя несколько секунд на ведьму сквозь туманную дымку взглянули огромные, невероятно зеленые глазища.
- Мерлин мой! Айен! Нет, это не может быть он...
Девушка судорожно вздохнула, понимая всю глупость этой мелькнувшей и сразу погасшей надежды.
- Как ты, мальчик? Тебе очень больно?
Гарри захотел ответить этой красивой девушке, но у него лишь вырвался тихий хрип.
- Мерзкие магглы! - она резко развернулась, и холодно-голубые глаза впились в эту отвратную семейную пару. Маггл все еще выл от боли и продолжал этим самым еще больше раздражать ее.
- Силенцио.
Вернон весь трясся, но не издавал, ни звука.
- Что вы с ним сделали? Убирайтесь отсюда! – пролепетала охваченная
страхом Петунья.
Волшебница лишь презрительно скривила губы. Гарри ничего не мог понять. Почему он еще не мертв? Лучше бы это произошло, больше бы никто не смел его обидеть и заставить делать эти отвратительные вещи. Он приоткрыл глаза и увидел перед собой незнакомую девушку, с красивыми аристократическими чертами лица. Она тоже носила очки, только вот глаза были холодные и безжизненные, как выжженная пустыня. Неожиданно она ему улыбнулась и почти ласково проговорила:
- Как ты, мальчик? Тебе очень больно?
Горло нещадно болело, и у него получился лишь непонятный хрип.
- Мерзкие магглы!
« Магглы? Это такое новое ругательство? Гарри его не знал, хотя дядя Вернон за все пять лет его жизни награждал мальчика самыми разнообразными прозвищами. Тварь. Мразь. Недоносок. Урод. Шлюха. А вот «магглом» никогда не называл. Мальчик обвел взглядом кухню и увидел своих родственников, дрожащих от страха. Лицо дяди было залито кровью и покрыто уродливыми порезами, а у тети от рыданий зуб на зуб не попадал.
- Ну и что же вы хотели сделать с мальчиком-который-выжил? Говори маггла, или я и тебя изукрашу в багряный цвет.
- Я…яяяяя, – это все что выдала тетя, давясь слезами.
- Легилименс!
Незнакомка направила деревянную палку на дрожащую женщину и ее глаза сошлись на переносице.
Гарри не знал, что ему делать. Что делает эта женщина? Она тоже будет его пытать как дядю? А может… она пришла к нему на помощь? Нет, нет Гарри, хватит верить в сказки, никто не спасет тебя. Волшебница повернулась к нему и одарила странным взглядом.
- Круцио! – раздалось из ее губ.
Тетя закричала, а дядя дергался вслед за ней в немой пытке. Вскоре это прекратилось.
- Обливейт.
«Ты не помнишь меня и вообще этот вечер. К вам забрался неизвестный, и ты упала в обморок. Твой племянник пропал», - ведьма подделывала воспоминания.
- Мальчик, ты хочешь пойти со мной?
Гарри посмотрел на нее своими глазищами и слегка кивнул.
- Вот и замечательно. Я – Эо Кастор, - протянула ему волшебница руку, и мальчик несмело ухватился за ее пальцы.
- Я – Гарри. Гарри Поттер.
- Что ж идем, Гарри. Я не желаю здесь больше оставаться.
И его спасительница вывела Гарри из этого страшного дома, ставшего ему тюрьмой на все его сознательные годы.
Они бодро вышагивали по дороге между похожими друг на друга домами и такими же одинаковыми зеленными ухоженными лужайками. Мальчик еле поспевал за быстрым шагом женщины и пытался не выпустить ее узкую ладонь.
- Гарри. Скажи-ка мне, а ты веришь в волшебство?
Тот косо поглядел на Эо, и его охватила паника.
« Она знает. Она бросит меня. Я ведь ненормальный! С нормальными людьми такого не происходит. Что же делать? Сказать. Нет, нет! Я не хочу, чтобы
меня бросили. НЕТ!»
- Гарри. Гарри!
Мальчик вздрогнул, женщина мягко трясла его за плечи.
- Что случилось? Не переживай ты так.
Что-то скользнуло ему в мозг, словно невидимые щупальца и тот зажмурился. Эо вымело из сознания мальчика.
- Хм, Гарри, что случилось?
- Я…, - неожиданно он начал всхлипывать и спрятал лицо в ладонях.
« Вот уж странность. Как умело магглы запугали мальчишку».
- Я не обижу тебя. Я - не они, - коснулась она его дрожащего плечика. – Гарри, с тобой ведь происходили непонятные вещи. Может, что-то взрывалось или же парило в воздухе, так? Это не страшно. И совершенно просто объясняется.
- Да? – Гарри поднял заплаканные глаза.
- Да. Все дело в том, что вы, мистер Гарри Поттер – волшебник.
- Волшебник?
- Ну, разумеется. Такой же, как и я. Смотри.
Эо взмахнула палочкой, и ближайший мусорный бак превратился в злобно
лающую собаку, а затем наоборот.
- Ух, - выдал Гарри и принялся теребить край безразмерной рубашки. – А я тоже так смогу?
- Конечно. Если бы не твоя магия, я бы не пришла.
- Ммм… Мисс…Миссис…
- Зови меня просто Эо.
- Ммм … Эо, а куда мы идем?
- Сейчас сам все увидишь.
Сжав худые плечи мальчика, волшебница аппарировала. Гарри покачнулся и, если бы не рука на плече, то рухнул бы мешком на землю. Он засмотрелся по сторонам, пытаясь побороть рвотный позыв. Было такое ощущение, словно его протянули через садовый шланг.
- Где мы?
- Совсем недалеко от родового замка Кастор, - пояснила волшебница и слегка улыбнулась. – Думаю тебе там понравиться.
- В любом месте лучше, чем у Дурслей.
- Хм, это еще как посмотреть, - неопределенно протянула она и увлекла за руку мальчика.
Они шли в полной тишине, лишь под ногами хрустел гравий дорожки. По земле стелился вязкий туман, зловеще окутывая колючие кусты шиповника. В следующий момент раздался тихий, едва слышный хлопок.
- Мы пересекли границу. Теперь мы в моих владениях. Зона полностью
закрытая для аппарации.
- А, ясно, - не поняв ни слова, протянул Гарри и принялся вглядываться в появившиеся из тумана витые ворота.
Чугунные прутья изображали двух яростно сражающихся крылатых существ, с мощными птичьими клювами и львиноподобными телами, только покрытыми перьями. Волшебники приблизились к воротам, и те бесшумно разошлись в стороны, гостеприимно приглашая внутрь.
- Никогда не видел таких зверей? – с интересом протянул мальчик.
- Мой прадед по материнской линии занимался дрессировкой гиппогрифов и продавал их на черном рынке различным причудливым богачам. Этот бизнес был довольно неплох несколько лет и принес моей семье немалый доход, - Гарри слушал эту историю с жадностью, ловя каждое слово.
- А почему несколько лет?
- А? Ах, один из гиппогрифов был слишком агрессивен, а новый хозяин слишком глуп. Итог – разодранный на куски хозяин и обезглавленный гиппогриф. Поэтому и несколько лет. Не расстраивайся. Затем он укрощал мантикор.
Гарри кивнул. Он не знал ни кто такие мантикоры, ни кто такие гиппогрифы. Сам себе, пообещав затем восполнить этот пробел в знаниях, мальчик стал вертеть головой, оглядывая сад в который они вошли. Каких только причудливых растений и цветов Гарри ни увидел! Его восхитил разбитый на несколько десятков метров произвольный огород с высокими высаженными в ряд травами.
- Здесь посажены самые необходимые ингредиенты для зелий. Календула, базилик, мята, горчица, волчий корень, полынь…
Перед ними возвышался трехэтажный замок с высокими башенками из грубого черного камня. Крыша с темно-фиолетовой черепицей. Парадные двери резко распахнулись, и на порог высыпали лохматые карлики, все как один одетые в болезненно белую простыню, замотанную на манер тоги. Человечки склонили головы, отвешивая глубокий поклон, отчего их длинные носы уткнулись в камень под ногами.
- Госпожа вернулась! Да еще и с гостем!
Огромные как у летучей мыши уши существа трепетали вслед за словами.
- Мирка, это Гарри Поттер. Он будет жить с нами. Поэтому теперь придется готовить на двоих.
- Да, госпожа, - радостно заверещала Мирка. – О, как Мирка рада. В замке гость.
Ей вторили другие человечки, кивая головами и поглядывая огромными как теннисные мячи глазами на новоприбывших.
Гарри слегка заступил за спину женщины, его пугали эти непонятные карлики.
- Не бойся. Это просто домовые эльфы. Они выполнят любой твой приказ и прихоть. Они созданы для службы волшебникам.
- Ясно, - приободрившись, но все еще подозрительно косясь на них, проговорил мальчик.
- Мирка, займись приготовлением комнаты для маленького волшебника и подай нам ужин. Я очень устала и не отказалась бы от драконьей настойки.
- Слушаюсь, госпожа.
Еще поклон до пола, и с легким хлопком эльфы исчезли.
Волшебница ввела Гарри в прихожую и критично её оглядела. Ее плащ тут же оказался на вешалке, а юный победитель топтался на месте, не зная, что сказать.
- Сейчас ты примешь ванную, а я захвачу некоторые лекарственные зелья из лаборатории. Блинки проводит тебя в твою комнату.
Лопоухий эльф, возникший из воздуха, широко улыбнулся.
- Я скоро навещу тебя. Ничего не бойся, ты же все-таки волшебник. Никогда не забывай об этом.
Эо слегка улыбнулась ему и ушла.
- Сэр Гарри Поттер. Следуйте за Блинки, пожалуйста. Блинки покажет вам
комнату.
Мальчик послушался, плетясь следом за шустреньким эльфом, который трещал без умолку о своей хозяйке и благороднейшем роде Кастор. Мальчик-который-выжил тряхнул головой, избавляясь от наваждения нереальности происходящего. Он никак не мог поверить, что все закончилось. Ему больше не придется видеть своих родственников и слушать их брань. Больше никаких мерзких поглаживаний и слюнявых поцелуев от
дяди Вернона. Когда мальчик вспоминал об этом, к горлу тут же подкатывала дурнота. Теперь все изменилось. Он - волшебник. Его спасли из ужасного дома и теперь все изменится. Ведь так?! Так ведь! Ну, пожалуйста, пусть будет так.
- Сэр Гарри Поттер. Это ваша комната, сэр.
Гарри заморгал и огляделся. Он чуть не задохнулся от восхищения. Огромная комната в светло-сиреневых тонах с вставками на стенах из серебряной ткани. Большая кровать в середине комнаты насыщенно фиолетового оттенка с пологом из бархатной ткани. По углам была расположена мебель: резной массивный шкаф из темного дерева с серебряными ручками, тумбочки и аккуратный письменный стол. На нем ровными стопками лежали листы пергамента, чернильница, перья, настольная лампа из бронзы в виде пляшущего гиппогрифа. Противоположная входу стена вся отходила во владение цветного стекла и выхода на балкон. Мягкие шторы слегка покачивались от легкого дуновения ветра.
- Это моя комната?
- Ваша, сэр, раньше здесь жил хозяин Айен, но…
- Блинки, - тихий шелестящий голос заставил его вздрогнуть.
Эльф подскочил на месте на добрый фут и страдальчески сжал свои уши.
- Блинки, плохой. Нарушить слово хозяйки! Блинки наказать себя! Блинки наказать!!!
Эльф стал выкручивать себе руки, а мальчик в ужасе уставился на существо.
- Успокойся! – Эо брезгливо скорчила губы. – Мирка сама накажет тебя. Немедленно возвращайся на кухню.
Пискнув, существо, исчезло, оставив их одних.
- Почему он так себя вел?
- Эльф не может ослушаться хозяина без последствий для себя, - процедила
женщина.
- Хм, Блинки что-то обронил про Айена…
- Вода остынет, Гарри, если ты сейчас не начнешь раздеваться. Я уже принесла зелья.
Вопрос был закрыт. Мальчик понял, что любое упоминание этого имени было запретным. Он слегка вздохнул и принялся стаскивать с себя на три размера больше нужного клетчатую рубашку.
- Можешь бросать прямо на пол. Больше ты этих вещей не наденешь. Эльфы
выбросят, хотя пусть лучше сожгут.
- Хорошо, мисс…
- Эо. Только Эо, Гарри.
- Хорошо, Эо.
Мальчик расправился с несуразными штанами и покрылся румянцем.
- Эмм…
- Я пойду, посмотрю, готов ли ужин, а ты пока залезай в воду, хорошо?
- Да, - быстро откликнулся тот и юркнул в ванную комнату.
- Ну что за мальчишка, - усмехнулась волшебница. – Краснеющий победитель Темного Лорда. Вот уж сюрприз. Жизнь фантастична.
Она развернулась на каблуках и вышла из спальни.
Гарри блаженствовал в розовой воде, а вокруг него летали разноцветные мыльные дракончики, изрыгая поток маленьких пузырьков. Он не сводил с них глаз, поражаясь многогранному понятию волшебства. Дверь тихо отворилась и ванную вошла Эо в домашнем халате нежно-голубого цвета и с закатанными по локоть рукавами. В ее руках позвякивали разные флакончики.
- Пузыри Мистера Фезеря. Тебе нравится, Гарри?
- Да, очень.
- Хорошо. Это, конечно, все занимательно, но мне нужно осмотреть твои повреждения. Ты не против?
- Нет, - собравшись с силами, пробормотал тот.
- Замечательно. Будь любезен, встань и повернись ко мне спиной.
Мальчик повиновался, и вода потоками стекла с худенького тельца вместе с пеной. Спину украшали уродливые шрамы и кровоподтеки.
- Эти гадкие магглы. Возможно, мне стоило их помучить.
- Нет, - испуганно проговорил Гарри. – Это я виноват. Я вел себя плохо и…и слишком много спрашивал…
- Гарри, - мягко произнесла она и нежная рука легка на плечо. – Ты лишь шестилетний ребенок. Тебе положено задавать вопросы. Почему так высоко солнце, почему у меня глаза зеленые, сколько шагов до луны, откуда у меня этот шрам…
Он вздрогнул.
- Это ведь был самый неприемлемый вопрос, не так ли?
- Да, - тихо проговорил мальчик. – Еще вопросы о моих родителях.
- Что ж, это ожидаемо. Гарри, твои тетя и дядя были глупыми, ограниченными и невоспитанными магглами. Плюс ко всему несправедливо жестокими к тебе. В этом нет твоей вины. Запомни, ты всегда можешь задать мне любой вопрос. Хотя было бы хорошо, если бы ты и своей головой думал, ведь котелок у тебя варит, не так ли? - она слегка хлопнула его по макушке, и в груди у Гарри, словно растекся горячий шоколад. Однажды на Рождество он стащил этот напиток у Дадли и никогда не испытывал такого блаженства. Тепло этой ароматной смеси окутывало его с ног до головы. Мальчик до сих пор помнил его неповторимый вкус.
 
KuaraДата: Вторник, 12.02.2013, 19:49 | Сообщение # 3
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
2 глава

Он даже не помнил, как оказался в постели и заснул. Проснулся Гарри поздно, по меркам жизни с Дурслями. Солнце уже давно встало, и часы на стене тихо отбивали десять. Он сладко потянулся, нежась в мягкой постели. Рядом с постелью с громким хлопком возник домовой эльф Блинки.
- Сэр уже проснулся. Пожалуйста, хозяйка ожидает вас в гостиной.
- Спасибо, Блинки.
Уши у эльфа радостно затрепетали.
- Сэр Гарри Поттер - очень вежливый мальчик, - поклонился тот. – Блинки поможет вам одеться.
Блинки щелкнул пальцами, и из шкафа выплыла новая одежда.
Гарри сжал в руках мягкую ткань рубашки и счастливо улыбнулся.
Его новая одежда. Точно по размеру и только его. Не какие-нибудь обноски, а совершенно новые вещи.
Гарри спустился в светло-бежевую столовую, ведомый эльфом. За небольшим обеденным столом, рассчитанным ровно на четырех человек, восседала Эо. Она слегка улыбнулась мальчику и вновь углубилась в чтение. «Трансфигурация сегодня», - гласила обложка с изображением серьезного бородатого волшебника, тыкающего палочкой в чайник.
Мальчик уселся за стол и поерзал на стуле. Дядя Вернон постоянно втолковывал ему, что отвлекать читающего человека нельзя ни в коем случае, но Гарри просто не мог молчать.
- Доброе утро.
- О, хм, - волшебница отложила журнал и посмотрела на него поверх очков. – Доброе утро, Гарри. Как тебе спалось?
- Хорошо, спасибо.
- Тебе понравилась комната?
- Да, очень.
- Замечательно. Убери локти со стола. Это некультурно.
Он залился краской и сел ровно с прямой спиной, словно проглотил палку.
- Молодец. Теперь можно и позавтракать.
На столе появились гренки, джем, банка меда, овсянка, жареные бутерброды с яйцом, колбасой и зеленью. Затем хлопья и пакет молока.
- Я не знаю, что именно ты предпочитаешь, поэтому Мирка приготовила всего понемногу. Вот я, например, завтракаю исключительно ароматным кофе и, пожалуй, парочкой гренок. Хотя были времена, когда мне приходилось питаться исключительно жареными кузнечиками.
- Кузнечиками?! – не сдержавшись, прыснул тот.
- Да. Именно кузнечиками и исключительно жареными. Заметь, никакого разнообразия. Не вареные, не сырые, не на пару, а исключительно жареные, и так практически все время, что я провела в небольшом африканском племени.
Не выдержав, Гарри захихикал.
- Я вам сочувствую.
- О, какой ты добрый мальчик, - скривила женщина губы в усмешке. – Выбор-то у меня был невелик. Либо это, либо грязевые лепешки.
Он опять прыснул в кулачок и потянулся за хлопьями.
- А что вы делали в Африке?
- Я путешествовала, так сказать, вынужденно.
- О! – мальчик понимающе кивнул. – Я тоже хотел бы посмотреть мир, только не вынужденно.
- Да, путешествовать по своему желанию намного приятней.
Мальчик-который-был-счастлив улыбнулся и погрузился в поедание кукурузных хлопьев.
Когда они закончили завтрак, Гарри не знал, что ему делать. Выйти из-за стола было невежливо, но и сидеть в этой гнетущей тишине тоже не хотелось.
- Гарри, а ты не хочешь мне помочь?
- Конечно. А в чем?
- Я хочу провести небольшой, ммм… эксперимент, в котором мне понадобится твоя помощь.
- Я буду полезен и не буду путаться под ногами? – подозрительно протянул мальчик.
- Ни в коем случае. Твоя помощь будет неоценима.
- О, тогда хорошо.
Он вскочил со стула и последовал за Эо. Она вела его по широкому коридору, увешанному двигающимися портретами.
- Эо, детка, кто это?
Из портрета его рассматривала красивая женщина средних лет, поправляя на носу позолоченные очки. Воздушное красное платье окутывало все пространство. Каштановые волосы были собраны в затейливую прическу с алмазными заколками.
- Тетушка Адетт, это Гарри Поттер, и он - мой гость.
- Здравствуйте, мадам, - вежливо поздоровался Гарри.
- Хм, какой интересный молодой человек. Поттер, - протянула женщина. – Ох, я знала одного лорда Максимилиана Поттера, ах, он был превосходным дуэлянтом и мог вскружить голову любой благородной леди.
Мальчик хмыкнул про себя. Кажется, мадам Адетт выпала из реальности на некоторое время, предаваясь своим воспоминаниям. Эо закатила глаза и увлекла мальчика дальше.
- У нее это бывает. Не обращай внимания. Мне показалось немного странным, что ты не удивился говорящему портрету.
- Ну, я подумал, если бывают драконы из мыльной пены, домовые эльфы, и можно превратить мусорный бак в собаку, то почему бы и не существовать говорящим картинам. Я думаю, что мне еще немало придется узнать о волшебном мире, поэтому лучше просто заранее морально приготовиться и постараться относиться ко всему спокойнее.
- Устами младенца глаголет истина. Ты умный мальчик для своих лет.
Гарри слегка зарделся от похвалы, которой никогда не получал, и слабо улыбнулся.
Они спустились вниз по каменным ступеням и оказались в подземельях. Волшебница толкнула тяжелую дверь, обитую цинковыми пластинами, и та со скрипом отошла в сторону.
- Это моя лаборатория. Я очень люблю заниматься зельями, искать новые соединения и реакции, изучать яды, находить антидоты. Ставить эксперименты. Проходи, Гарри, и присаживайся.
Мальчик уселся на высокий табурет и поерзал, устраиваясь удобнее. Он принялся с любопытством осматривать комнаты, пока Эо готовила необходимый инвентарь.
Под потолком висели связки рогов неизвестных ему животных, самых разных размеров и форм, а также пучки душистых трав и множество разноцветных перьев. По стенам были расставлены массивные черные шкафы со стеклянными витринами, забитые банками и коробочками с порошками и смесями. Широкие полки под потолком были уставлены ступками, каменными чашами и небольшими котелками. В центре комнаты располагался огромный котел, а рядом с ним рабочий стол с пробирками, колбами и горами свитков, сломанных гусиных перьев. Также на нем был предмет подозрительно похожий на микроскоп.
- Ну-с, пожалуй, начнем.
Гарри посмотрел на волшебницу и почувствовал себя неуютно, примерно как лабораторная мышь в руках любопытного практиканта. Ее глаза лихорадочно блестели за стеклами очков, губы были плотно сжаты, а волосы собранны в тугой узел, дабы не мешались. В руках она держала палочку и сверкающую серебряную иглу.
- Ммм, а что, собственно говоря, от меня требуется? – занервничал мальчик.
- Ты позволишь взять у тебя пару капелек крови?
- Если только пару капель.
- Не волнуйся, мне ни к чему выкачивать из тебя два литра крови, всего пару капель.
Затем она быстро кольнула ему мизинец иглой, и алые капли выступили на поверхность. Взмахом палочки она направила кровь в колбу и быстро проговорила заживляющее заклятье.
- Гарри, что ты знаешь о своих родителях?
Этого вопроса он сейчас уж точно не ожидал и попытался вспомнить все, что говорили ему тетя и дядя.
- Ммм, дядя вечно твердил, что они были бездельниками и нищими и погибли в автомобильной катастрофе по вине папы.
- Чушь несусветная, - отмела женщина и приблизила колбу к глазам. – Твои родители - Джеймс Поттер – чистокровный волшебник из очень древнего рода Поттеров, и твоя мать магглорожденная Лили Эванс были значимыми и уважаемыми колдунами. Они работали в Министерстве Магии аврорами.
- Аврорами?
- Что-то вроде магических полицейских, ведущих охоту за темными волшебниками.
- А вы - Темная волшебница? – задал вопрос Гарри, ответ на него был очень важен.
- А ты как думаешь?
- Ммм, не знаю.
- Семья Кастор насчитывает множество поколений, и мы берем свое начало от Мордреда, сына Морганны. А они были известными Темными волшебниками.
- Значит, вы - Темная Волшебница.
- Да, я полная противоположность твоим родителям, хотя и не уверена, - загадочно проговорила она.
- Что это значит?! – требовательно воскликнул Гарри.
Эо скосила на него глаза и довольно улыбнулась.
- Неужели, у тебя голосок прорезался? Да еще в приказном тоне.
Мальчик-который-требовал слегка смутился, но продолжал сверлить ее нетерпеливым взглядом.
- Я не думаю, что твоя мать была магглорожденной.
- То есть она тоже была истинной волшебницей?
- Сейчас узнаем.
Вылив кровь из колбы в котел, и добавив туда какое-то зелье, она принялась вглядываться в его содержимое, ведя поверх котла палочкой. Жидкость зашипела, и легкий, завивающийся спиралью зеленый пар поднялся вверх.
- Как интересно.
- Ну, что там? – завертелся на стуле Гарри. В его волосах засверкали зеленные искры, выдавая нетерпение.
- Несмотря на общеустановленное мнение, Гарри Джеймс Поттер, вы являетесь чистокровным волшебником и потомком, по крайней мере, одного из основателей Хогвартса. Хогвартс – это волшебная школа.
Тут она пустилась в подробный рассказ об волшебных школах, включая и сам Хогвартс, и его четырех основателей. Гарри с жадностью поглощал информацию, стараясь запомнить каждое слово. Вот он буквально за одну ночь из бедного и никому не нужного Гарри превратился в сына чистокровных волшебников с предками основателями – Гарри Джеймса Поттера.
- Невероятно, - выдохнул мальчик.
- Я как-то изучала старинную родовую книгу, датированную в одиннадцатом веке, и благодаря ей, заинтересовалась родом Перевеллов. Из этого рода происходил Годрик Гриффиндор, а вскоре возник и род Поттеров.
- Так я прямой наследник Годрика Гриффиндора?
- Прямой и, скорее всего, единственный потомок и наследник. Мы это точно узнаем, когда наведаемся в банк Гринготтс. Гоблины лучше всего разбираются в этих делах.
Еще пять минут у них занял разговор о гоблинах и финансовой системе в волшебном мире в общем. Эо выглядела очень довольной.
- А ты - очень сообразительный мальчик. Хватаешь самую суть сказанного.
На этом комплименте он не выдержал и залился краской, превращаясь в спелый помидор.
- А кто второй предок? Вы сказали, что их больше одного.
- Молодец, не забыл. Второй предок, скорее всего, есть, но оставим эту тайну до нашего похода в Косой переулок. Ты позволишь мне еще немного поколдовать над тобой?
Мальчик кивнул и замер на стуле. Кончик палочки волшебницы осторожно коснулся его шрама, и Гарри поморщился от неприятного ощущения. Ему на глаза тонкой струйкой потекла жидкость и тут же устремилась в новую стеклянную посудину. Залечив ранку, женщина улыбнулась.
- Вот и все.
Гарри посмотрел на содержание стеклянной миски, закрывшей дно. Она была неприятного черного цвета со сгустками красного, вероятнее всего, его собственной крови. Затаив дыхание, он следил, как по жидкости проходит рябь, стоит только Эо поднести к ней палочку и зашептать, что-то на латыни.
- Хм, Гарри, а что тебе известно про твой шрам?
- Он от якобы автомобильной катастрофы.
- Недалекие глупые магглы. Этот шрам тебе оставил величайший Темный волшебник современности – Лорд Волдеморт или же Темный Лорд.
- Зачем?
- Зачем?! Он просто хотел убить тебя, так как боялся, что ты можешь ему помешать.
У Гарри в голове быстро завертелись различные шестеренки, он принялся лихорадочно соображать.
- Он убил моих родителей.
- Да.
- А меня не смог?
- Верно.
Он задумался на секунду, и его взгляд погрустнел.
- Вы поэтому оказались на Тисовой улице. Вы искали меня, так как натура ученого не могла побороть искушения.
Ее брови поползли вверх от удивления, но тут же совладав с собой, Эо улыбнулась.
- И ни капли не пожалела.
- Меня вновь использовали.
Мальчик опустил голову. Горькие мысли заполонили его голову.
- Это была одна из причин, - неохотно призналась волшебница.
- Одна?
- Когда я увидела тебя там, пусть тебе и неприятно, но я тебя пожалела. Я считаю, что победитель Темного Лорда не может жить в таких условиях и ждать своего чудесного освобождения до одиннадцати лет добрым дедушкой Дамблдором.
- Директором Хогвартса? А, ну конечно, - горько усмехнулся Гарри.
Взгляд зеленых глаз впился в волшебницу с недетской серьезностью.
- Я, такой замученный и несчастный, вдруг узнаю, что волшебник. Это бы просто ошеломило меня. Тут появляется директор и берет под свое крыло, открывая совершенно неведомый мне волшебный мир. И вот я такой благодарный и готовый на все. Бери и лепи из меня, что угодно.
- Вот еще одна из причин, ты - невероятно сообразительный и неглупый мальчик. Из тебя просто так не сделаешь марионетку.
- Да?! Но ведь вас-то я слушал, ловил каждое слово и верил. Чем не марионетка в руках кукловода.
Гарри вскочил на ноги, и табурет упал на пол. Зеленные глаза сверкали от сдерживаемых слез.
- Если бы я хотела, чтобы ты был моей марионеткой, я не стала бы тебе все объяснять и наводить на мысли о подобных вопросах. Ты был бы в сладком блаженном неведеньи. Несмотря на это, я сказала тебе правду, мальчик. Цени!
Мальчик-который-выжил в отчаянии взвыл. Стеклянные приборы задребезжали. По его щекам потекли слезы.
- Не хочу! Не хочу, чтобы меня использовали! Только не ты! Только не сейчас!
Волшебница тяжело вздохнула. К сожалению, мальчик уже успел привязаться к ней, и она… Ее поступки путали ее саму. Зачем она поселила его в комнату Айена? Зачем навела на мысль о причинах его вызволения? Зачем пожалела его?
Она еще раз вздохнула и сделала шаг по направлению к дрожащему ребенку.
- Не подходите ко мне! Ненавижу! Ненавижу!
Мальчик захлебывался слезами, вокруг него искрила магия.
И на что он рассчитывал. Ха! Нашелся человек, которому ты не безразличен. Ну что за дурак! Нужен он ей, как же, вот как материал для исследований, то вполне, а как человек… Тьфу! Размечтался.
- Гарри. Гарри, посмотри на меня!
Этот властный голос заставил его повиноваться.
- Ну, вот, что ты устроил. Ах, бедный, обидели его, почему бы мне не пожалеть себя и не порыдать. Мне казалось, что ты умный мальчик и прекрасно давно уже понял, что мир - не сказка. И ты не сахарная принцесса, живущая в пряничном домике.
Мальчик слушал ее и вздрагивал от каждого слова. На смену боли приходила ярость.
- Соберись! Ты ведь должен был догадаться, что я действовала не только из-за своей эгоистичной ученой натуры, хотя в большем случае из-за нее. И все же я бы не стала так поступать с тобой, если бы, хм… не прониклась к тебе странной для меня симпатией. Поэтому вытирай сопли, и соберись, победитель Темного Лорда! Я не собираюсь тебя использовать, только с твоего разрешения.
Гарри смотрел на нее во все глаза и пытался понять смысл этой непростой речи.
- Симпатия? Что вы имеете в виду?
- Ммм, я пока не знаю точно. В одном я лишь уверена, что уже не смогу тебя выкинуть при всем желании.
- Ага, и моя ценность как интересного ингредиента к зельям тут не причем, - ядовито прошипел он.
- Ах, сколько сарказма, мальчик. Нет, это тут не причем. Я не смогу выкинуть именно маленького сопливого мальчика Гарри, если ты об этом.
Ребенок сердито поглядел на нее и ожесточенно протер глаза, вытирая слезы.
Он ей небезразличен. Нет, это не любовь. И не долг, и не обязанность. Гарри вообще не был уверен, что кто-то может заставить что-то сделать Эо, против ее желания. Здесь что-то другое, и пока непонятное им обоим.
- Ну, хорошо. Все, я больше не плачу.
- Ох, великий Мордред, как я рада!
- Вы странная! – обвинил Гарри.
- Нет, мальчик, я просто безумна от рождения. Что ты хочешь? Может, кружка горячего шоколада тебя успокоит.
На его плечо легка легкая рука в перчатке, и он вздохнул от тепла, которое распространялось по его телу от этой узкой ладони.
 
RubliowskiiДата: Вторник, 12.02.2013, 21:31 | Сообщение # 4
Снайпер
Сообщений: 122
« 31 »
очень благодарна за новое произведение у нас на форуме!


Гриффиндорцы готовы пожертвовать собой и своими близкими, чтобы спасти этот мир. А слизеринцы способны уничтожить мир, чтобы спасти своих любимых.
 
KuaraДата: Вторник, 12.02.2013, 22:53 | Сообщение # 5
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
Rubliowskii, в будущем обещаю порадовать вас еще несколькими очень интересными фанфиками)))
 
RubliowskiiДата: Вторник, 12.02.2013, 23:03 | Сообщение # 6
Снайпер
Сообщений: 122
« 31 »
Kuara, это отлично! нам всегда будет мало!) flowers


Гриффиндорцы готовы пожертвовать собой и своими близкими, чтобы спасти этот мир. А слизеринцы способны уничтожить мир, чтобы спасти своих любимых.
 
ОлюсяДата: Среда, 13.02.2013, 00:40 | Сообщение # 7
Черный дракон

Сообщений: 2895
« 181 »
Цитата (Kuara)
- Я не обижу тебя. Я - не они, - коснулась она его дрожащего плечика. – Гарри, с тобой ведь происходили непонятные вещи. Может, что-то взрывалось или же парило в воздухе, так? Это не страшно. И совершенно просто объясняется.
- Да? – Гарри поднял заплаканные глаза.
- Да. Все дело в том, что вы, мистер Гарри Поттер – волшебник.
- Волшебник?
- Ну, разумеется. Такой же, как и я. Смотри.
Эо взмахнула палочкой, и ближайший мусорный бак превратился в злобно
лающую собаку, а затем наоборот.
- Ух, - выдал Гарри и принялся теребить край безразмерной рубашки. – А я тоже так смогу?
- Конечно.

Да, а до этого до Гарри как-то не дошло, что она пытала Дурслей чем-то не нормальным? Ну это из детской психологии. Им порою о некот. вещах по-не скольку раз рассказывать надо. и это не из-за того, что они не умны, а из-за того что они только учатся и хотят убедится в правильности. а также знать все варианты ответов. Даже если он всё время будет неизменным. А всё потому, что в жизни ни что не стоит на месте. И если б не эта особенность детского мозга, то ребёнок так бы никогда и не познал, что замОк и зАмок совсем разные вещи, хоть и звучат похоже и пишутся одинаково, к примеру.
Kuara, а сколько уже готовых глав автор разрешил выложить? Как скоро ждать след? и когда будет отбечено?
П.С. просьба убрать лишние переносы на след. строку. А в др. местах добавить недостающие. Как, например, здесь так:
Цитата (Kuara)
Вернон весь трясся, но не издавал, ни звука.
- Что вы с ним сделали? Убирайтесь отсюда! – пролепетала охваченная
страхом Петунья.
Волшебница лишь презрительно скривила губы. Гарри ничего не мог понять. Почему он еще не мертв?
а надо
Цитата
Вернон весь трясся, но не издавал, ни звука.
- Что вы с ним сделали? Убирайтесь отсюда! – пролепетала охваченная страхом Петунья.
Волшебница лишь презрительно скривила губы.
Гарри ничего не мог понять. Почему он еще не мертв?


Возможно будет целесообразней даже два энтера перед "Гарри" поставить. Т.к. там Пов.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
KuaraДата: Среда, 13.02.2013, 01:01 | Сообщение # 8
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
Олюся, 6 готовых глав...к сожалению автор еще не нашел бету..
потому разместила ссылку на дневник автора..если кто заинтересуется.


Сообщение отредактировал Kuara - Среда, 13.02.2013, 01:02
 
KuaraДата: Среда, 13.02.2013, 23:43 | Сообщение # 9
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
3 глава

Гарри сидел в гостиной у камина, утопая в большом кожаном кресле. Его ноги еле доставали до пола, и он весело болтал ими в воздухе, читая толстенную книгу « Этикет и правила поведения за столом». На полу у железных ножек в виде лап гиппогрифа лежала стопка книг: «Чистокровные семьи», «Традиции и обычаи чистокровных семей», « Поведение в высшем обществе».
- Сэр Гарри Поттер! – поклонился возникший из воздуха эльф. – Госпожа вернулась и ожидает вас в рабочем кабинете. Извольте проследовать.
Гарри отложил книгу и, встав с кресла, направился за эльфом, заложив руки за спину. С того памятного случая в подземелье прошло около двух недель. Оба больше не говорили об этом и старались вести себя как раньше, вот только Эо стала вечно пропадать где-то, оставляя своего гостя одного.
- Сэр Гарри Поттер, госпожа, - объявил домовик.
Волшебница сидела за огромным рабочим столом в высоком кресле и разбирала какие-то бумаги.
- Здравствуй, Гарри. Присаживайся.
- Здравствуйте.
Мальчик уселся на стул, держа спину прямо и чуть вздернув подбородок. Ведьма оторвалась от дел, взглянула на его идеальную осанку и хмыкнула.
- Неплохо. Я хотела с тобой поговорить.
- Я это уже понял.
- Ах, какой ты сообразительный. Может, вручить тебе Орден Мерлина за такие умственные способности?
Он немного стушевался под этим стальным взглядом и плюнул на свое поведение. Ему еще многому учиться и пока не тягаться с аристократкой в сарказме и хладнокровии.
- И в чем же дело? – вздернул бровь Гарри.
- Гарри, ты ведь понимаешь, что я забрала тебя из дома не совсем законно. Да и проживаешь ты здесь под завесой тайны.
- Конечно, я понимаю, - нахмурился он. – К чему вы клоните?
- Как ты смотришь на то, чтобы я стала твоим опекуном, ммм?
Гарри совсем не аристократично разинул рот и уставился на нее. Эо выглядела как всегда безупречно, сдержанно, взгляд ничего не выражал, но мальчик заметил, что у нее слегка подрагивают руки. Да, она волнуется.
- Вы шутите?! Или я ослышался?
- Какие шутки? Как ты думаешь, я часто предлагаю такие вещи брошенным магическим детям?! Я похожа на благотворительный фонд?!
- Если честно, то нет. Я только не пойму, зачем?
- Зачем что?
- Вы ведь поняли. Зачем становиться моим опекуном?
Эо откинулась на спинку и смерила его холодным взглядом.
- Ты хочешь вернуться к Дурслям?
- Ни за что!
- Это хорошо, но если не к магглам, то к опекуну. Ты знаешь, кто твой опекун?
- Разумеется, нет. Вы ведь знаете, зачем водить меня за нос?! – раздраженно буркнул Гарри.
- Привычка, а может, мне просто так нравится, - одарила мальчика волшебница милой улыбкой.
- Вы - чудовище, - стараясь скрыть рвущуюся наружу улыбку, проворчал ребенок.
- Спасибо. Все же вернемся к вопросу с опекунством. Так вот, Гарри, я подергала за кое-какие ниточки и, благодаря своим связям с гоблинами, узнала, что твой опекун – не кто иной, как уважаемый светлый маг, глава Визенгамота и, по совместительству, директор школы чародейства и волшебства, Альбус Дамблдор.
- Да уж, он не умрет от скромности.
- Да уж. Что ты на это скажешь?
- Я не буду жить с этим великим светлым магом.
- Да, вариант, не ахти какой. Ведь именно благодаря ему ты попал к магглам.
Глаза мальчика злобно сверкнули.
- Неужели ты еще не догадался. Да, за всем стоит Дамблдор. Замечательный опекун, не правда ли?
- Не то слово, - прошипел Гарри, вспоминая потные руки дяди, блуждающие по его телу.
Женщина склонила голову набок и внимательно посмотрела на него.
- Есть что-то еще, что я не знаю об этих магглах?
Мальчик дернул плечами.
- Я не хочу жить с ним.
- Тогда тебе подберут другую семью в Министерстве.
- Исходя из всего этого, я бы предпочел остаться с вами.
- Спасибо за одолжение.
- Вы, правда, хотите быть моим опекуном?
- Может, хватит выкать, мы ведь уже договаривались.
- Ты, правда, хочешь стать моим опекуном?
- Да.
- Зачем тебе это?
- Ты мне кое-кого напоминаешь. Этого достаточно.
- Для меня нет. Кого я напоминаю? Айена?
- Не смей! – прошипела волшебница. – Не говори о нем.
Гарри насупился, но не испугался этого смертельного шепота.
- Кто он был для тебя? Я имею право знать, на кого похож!
Эо Кастор вскочила на ноги и подошла к бару, плеснув себе немного виски и захватив пузатую бутылку янтарной жидкости, она вновь уселась за рабочий стол.
- Упрямый наглый мальчишка! – она залпом выпила напиток и скривила губы.
- Из твоих уст это просто комплимент, - расплылся в ехидной улыбке он.
- Хорошо, я расскажу, но ты, в свою очередь, скажешь, от чего ты дрожишь, стоит вспомнить Дурслей. Ведь дело не в побоях.
Гарри судорожно сглотнул и впился пальцами в деревянную столешницу. Жаль, что он еще мал для виски. Он прикрыл глаза, собираясь с мыслями, а затем медленно кивнул.
- Айен – мой младший брат, - без предисловий начала она. – Не родной, сын любовницы моего отца. Когда моя мать умерла, он переживал довольно долго и нашел утешение в объятиях этой хитрой французской сучки, - на мгновение Эо прикрыла глаза. – Айен жил с нами и, несмотря ни на что, я к нему привязалась. Он был моим маленьким братом, но он умер.
- Что случилось? – неожиданно во рту у Гарри все пересохло.
- Его убили, как и моего отца. У нашей семьи много врагов и завистников. В результате Айен мертв.
- Вы…ты любила его, ведь так?
- Да. Он был близким моему сердцу человеком.
- И я похож на него?
- К сожалению, да. Те же огромные зеленные глазища, эта невинная мордочка. И те же чувства.
Сказать, что Гарри был потрясен, значит, ничего не сказать. Он напоминал ей брата. С ума сойти. Вот, почему она себя так ведет.
- Какого черта! Почему из-за тебя мне приходится так нелогично и не эгоистично поступать? Ты рушишь мой идеальный мир, - ворчливо проговорила волшебница и плеснула себе новую порцию виски.
- Если что-то разрушить, то можно создать и новое. Намного лучше старого.
- Лучше старого?! Ты о себе что ли? – ядовито проговорила она.
- Да! – дерзко ответил мальчик. – Я хороший! И вообще, у меня плюсов много.
- Возможно, ты и прав, - задумчиво водя пальцем по губе, проговорила волшебница.
Фух! Он прав! Ничего себе. Неужели из их странного союза может что-то получиться нормальное.
- Теперь твоя очередь, Гарри.
Мальчик посмотрел на нее щенячьими глазками, но это не помогло. Он тяжело вздохнул и заговорил, почти не разжимая губ.
- Он трогал меня.
Бровь Эо вопросительно изогнулась.
- Дядя Вернон трогал меня. Трогал мое тело и целовал. Это было мерзко и отвратительно. Я кричал и вырывался, но это не помогало. Он… хотел …он заставлял меня делать…
Взгляд мальчика стал пустым, и он подтянул колени к груди.
- Он…
- Я поняла. Остановись.
Ребенок заморгал и увидел, что женщина встала рядом с ним и низко нагнулась. Ее руки потянулись к его лицу. Гладкая кожа перчаток нежно ласкала кожу.
- Вот что мне делать? Что нам делать?
Гарри всхлипнул и рванулся к ней, обнимая за шею, приглушенно рыдая в плечо волшебницы.
- Не плачь. Этот ублюдок не стоит твоих чистых детских слез. Как жаль, что я не смогу его попытать, как следует.
- П…почему?
- Маггл умер. Он не пережил моего режущего заклятия и как свинья истек кровью. Ему повезло.
- Я его н…ненавижу.
- Тссс, забудь о нем. О них. Живи только для себя. Запомни мои слова, живи только для себя!
Она повернула его голову к себе, и их глаза встретились.
- Ты понял меня, мальчик. Никто никогда не вправе тебе указывать, что делать, вешать на тебя обязательства. Говорить о правилах и неизвестно кем написанной морали. Только ты сам решаешь, что верно, а что нет. Я не призываю тебя к бунтарству, я лишь надеюсь, что ты не пойдешь ни у кого на поводу, и у тебя хватит ума поступать так, как ты хочешь, не идя в разрез со своими желаниями. Ты меня понял?
- Да, - прошептал он. – Я хочу, чтобы ты была моим опекуном.
- Нет. Теперь я этого не хочу.
- Что?!
У Гарри зашевелились волосы на затылке в ужасе от такого предательства.
- Но ты… ты же…что теперь…
- Не хочу, я тебе говорю! Точка! – хмуря брови, прикрикнула Эо и тут улыбнулась. – Я введу тебя в семью.
Наступила оглушающая тишина.
- У меня, кажется, слуховые галлюцинации.
- И откуда ты столько умных слов знаешь? – притворно удивилась та. – Не ослышался ты. Я сделаю тебя своим наследником. Наследником семьи Кастор.
- Я…я…стану твоим сыном?! – его брови взлетели вверх и исчезли под челкой.
- Хм, да. Если хочешь? Как у брата у тебя будет мало прав, и ты почти ничего не получишь. Для моего любовника или мужа ты еще слишком мал, и я не увлекаюсь такими вещами.
Ребенок покраснел и еще сильнее прижался к ней.
- Ты меня задушишь! Отпусти изверг!
- Извини, - смущенно промямлил Гарри. – Просто я счастлив.
- Ох, горе мое. Иди, читай свои книжки, а мне надо в Министерство. Обряд родства мы проведем, когда я вернусь. Чем скорее, тем лучше.
- Да, придется задействовать старые связи. Благо министерские чиновники продажны по своей сути.
И та неуверенно взъерошила ему волосы, исчезая из комнаты. Гарри Поттер остался один. Невероятно счастливый, сейчас его сознание парило где-то на седьмом небе. Он улыбнулся от уха до уха и вприпрыжку побежал в гостиную, дочитывать книгу.
 
KuaraДата: Четверг, 14.02.2013, 21:28 | Сообщение # 10
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
4 глава

Большая хрустальная люстра таинственно мерцала в свете полной луны, отбрасывая холодные блики по всему Бальному залу. Высокие узкие окна, похожие на бойницы были распахнуты настежь и легкий ветер играл с робким пламенем свечей. Паркет из орехового дерева был безжалостно изуродован огромным магическим кругом с рунами и надписями на латыни. В самом центре стоял мальчик в белой ритуальной мантии, его тело, выглядывающее из-за ткани, было исписано чернилами, которые соединялись в запутанные символы. Женщина напротив него в такой же мантии, добавляла последнее заклинание в магическую вязь ритуального круга.
- Ты готов?
Он, молча, кивнул, прекрасно понимая, что с этого момента Гарри Поттер как таковой исчезнет навсегда.
Почерневшее серебряное лезвие быстро рассекло его ладонь и повторило такой же действие с рукой волшебницы.
Волшебница призвала беспалочковой магией небольшую глиняную миску. Эо достала три переплетенных косичкой шнура: коричневый, золотой и бледно-серый из кашицы мякоти жасмина, ячменя и молока.
- Эти цвета символы земли, солнца и луны, - пояснила она. – Эти силы свяжут нас с тобой. Все, что я сейчас произнесу, часть кровной клятвы, внимательно вслушивайся и нужные для ритуала слова к тебе придут.
Женщина расстегнула застежку и его мантия, шелестя, упала на пол. Гарри зябко поежился и слегка покраснел, когда Эо избавилась и от своей одежды.
- Моя кровь в тебе. Отдаю и дарую я ее добровольно.
Их ладони сплелись, кровь из ранок смешалась. Пламя свечей изогнулось и стало извиваться как маленькие огненные змейки.
- Твоя кровь во мне. Беру и признаю добровольно, - четко проговорил Гарри, охваченный чувством витающей в воздухе древней магии.
- Моя жизнь в тебе. Делюсь я с тобою началом своим и рода моего.
- Твоя жизнь во мне. Признаю я родство твое и начало твое.
- Моя магия – связь с тобой. Моя плоть – часть тебя. Моя кровь – узы твои. Отныне едины мы.
- Моя магия – связь с тобой. Моя плоть – часть тебя. Моя кровь – узы твои. Отныне едины мы.
С каждым словом символы на их телах загорались бледно голубым светом, а руки оплела тройная нить. Затем она вспыхнула и, превратившись в пепел, въелась в их незащищенную кожу, исчезая бесследно. Свечи, вспыхнув огненными столбами, потухли, погружая бальный зал в полумрак. Ритуальный круг пропал, остался лишь девственно чистый паркет. Ноги у мальчика подкосились, и он рухнул в объятия новой матери. По его щекам текли слезы.
- Ну что ты, в самом деле? Ведь все хорошо.
- Разве такое бывает?
- Это нам еще предстоит узнать.
Она вздохнула и одарила мальчика кривоватой улыбкой.
- Отныне ты мой сын. Себастьян Ардео Кастор.
- Ардео?
- Так звали моего отца. Ардео Кастор. И он оправдывал свое имя.
- Я больше не Гарри Поттер, - шепотом проговорил мальчик.
- Только самую чуточку. Если хочешь, я буду звать тебя Гарри как раньше.
- Нет. Ведь его больше нет. Я – Себастьян.
- Сложно отказаться от прошлого. Подумай.
- В моем случае я ничего не теряю.
- Иногда я жалею, что ты такой умный. Себастьян.
Казалось, что время замерло. В полной тишине и освещенные лишь призрачной луной, они, стояли на коленях не в силах разрушить этот момент. По щекам мальчика текли слезы, но он не обращал на них внимания, не сводя глаз с красивого лица своей матери. В его душе пела дивная музыка, и горячими волнами разливалось тепло.
- Идем, - первой заговорила Эо. – Сегодня был трудный день.
Она повела сына в спальню, и впервые осталась с ним, не уходя по обыкновению в свою комнату.
- Ты останешься? – боясь, что она уйдет жалобно проговорил тот.
- Если хочешь. Hartschädel.*
Женщина уселась на край кровати и стала гладить мальчика по голове.
- Тебе часто сняться кошмары.
Это был не вопрос, а утверждение. Гарри лишь кивнул, нежась в коконе из одеял.
- Это плохо. Может давать тебе зелья Сна-без-сноведений.
- Не надо. Теперь все будет хорошо.
- Надеюсь, что да. Сжалься над тобой Моргана.
Неожиданно она тихо запела. Что-то на немецком языке. Возможно какая-то баллада. Тягучий голос действовал не хуже снотворного, и Себастьян быстро провалился в сон.
Sah ei Knab` ein Röslein stehn,
Röslein auf der Heiden,
war so jung und morgenschön,
lief er schell, es nah zu sehn.
Sah`s mit vielen Freuden.

Röslein, Röslein, Röslein rot.
Röslein auf der Heiden.

Knabe sprach: „Ich breche dich,
Röslein auf der Heiden.
Röslein sprach: „Ich steche dich,
dass du ewig denkst an mich,
und ich will`s nicht leiden“

Röslein, Röslein, Röslein rot.
Röslein auf der Heiden.

Und der wilde Knabe brach
`s Röslein auf der Heiden.
Röslein wehrte sich und stach,
half ihm doch kein Weh und Ach,
musst es eben leiden.

Röslein, Röslein, Röslein rot.
Röslein auf der Heiden.*
 
Алексис_))Дата: Пятница, 15.02.2013, 13:02 | Сообщение # 11
Химера
Сообщений: 521
« 53 »
Читала фик на Хоге, но он там кажется завис.
 
KuaraДата: Суббота, 16.02.2013, 18:55 | Сообщение # 12
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
5 глава

Гарри метался в горячке, его тело дрожало. Его ломало, казалось, кости перестраиваются по своему усмотрению, а кожа плавиться, как воск. Не в силах терпеть боль, он задушено простонал. Дверь резко распахнулась и появилась Эо. Она быстро окинула комнату взглядом и бросилась к его кровати.
- Шшш, потерпи. Скоро все пройдет.
Неожиданно ее прохладные губы коснулись разгоряченного лба, и Гарри остолбенел от нежной ласки, забыв на время про боль.
- Останься со мной.
- Хорошо, я посижу с тобой, пока не уснешь.
- Спасибо. Спой мне еще.
Женщина положила его голову себе на колени и начала тихо петь, почти шептать. Ее рука гладила плечо мальчика, пытаясь унять дрожь. Гарри чуть не скрипел зубами от адской боли, но все же пытался не потерять сознание и вслушивался в этот дивный голос.
Проснулся мальчик уже утром и с удивлением отметил, что больно больше не было. Наоборот, в теле появилась какая-то блаженная воздушность и, вскочив на ноги, он побежал в ванную комнату. И как только ему удавалось устоять на ногах, до сих пор было не понятно. Он с недоверием смотрел в зеркало и ощупывал собственное лицо, отражающее полнейший шок. А поражаться было чему.
Джеймс Поттер полностью исчез из внешности мальчика. Лишь зеленные глаза матери еще выдавали его родство с семьей, но все-таки это были уже не те глаза. Зеленый и голубой смешались вместе, превращаясь во что-то совершенно новое. Цвет морской волны, такой же глубокий и сильный, как сам океан. Торчащие черные вихры сменили нежные пряди насыщенного темно-коричневого цвета. Волосы заметно отросли. Лицо заострилось, скулы были резко очерчены, как и небольшой аккуратный рот. Нос был прямой и чуть вздернутый вверх. Знаменитый шрам едва выделялся на бледной коже. На всем этом великолепии очки-велосипеды казались самой абсурдной вещью в мире.
Не в силах сдержаться, мальчик присвистнул, проводя рукой по волосам.
- Мальчик, ты встал?
Гарри выглянул из ванной и встретил изумленный взгляд матери.
- Ты изменился.
- Да уж, я заметил.
- Не думала, что получится так кардинально, - ее рука коснулась шелкового локона ребенка. – Зато теперь мы похожи.
Это еще слабо сказано! Они встали около большого зеркала и попытались найти больше двух отличий в их внешности.
- Шрам, - проговорил он.
- Волосы немного светлее, - откликнулась Эо. – Просто невероятно. Твое лицо… да ты просто моя мужская версия.
Мальчик нахмурился, не зная, смеяться ему или плакать.
- Я что похож на девчонку?!
- Ох, ну и дурень!
Ее пальцы принялись растягивать его щеки в разные стороны.
- Да за тобой будут толпы бегать, и не только девочек!
- Я понял, - прошамкал мальчик, боясь, что его щеки не выдержат натиска матери и треснут.
- Думаю, пора посетить Гринготс, итак слишком долго тянули.
- А ты не боишься реакции…
- Пфф! Ты – легендарный Гарри Поттер…был. Теперь ты – Кастор, тоже не из простой крестьянской семьи, привыкай к вниманию.
Мальчик поморщился.
- Ну и что во мне такого легендарного? Я даже не помню, как все произошло.
- Тем не менее, тебе удалось победить Темного Лорда и избежать Авады, а этим не многие могут похвастаться.
- Я не Гарри Поттер! Я – Себастьян Ардео Кастор!
Женщина криво улыбнулась и потрепала сына по голове.
- Одевайся. Позови Блинки, она поможет с одеждой. Я буду ждать тебя в гостиной.
Они аппарировали к Дырявому котлу и зашли в здание. Зал был совершенно пуст, только за последним столиком, повалившись на столешницу, покоилась необъятных размеров куча грязной одежды с косматой головой. Стул жалобно затрещал, и куча с грохотом опустилась на пыльный пол. Бородатое лицо с оплывшими глазами появилось поверх стола и черные глаза-жуки жалобно посмотрели в пустой квадратный стакан. Гарри сморщил нос от такого зрелища, а его мать, презрительно изогнув губы, фыркнула. Бармен, начищающий отвратного вида бокал, проводил их подозрительным прищуром до самого зачарованного входа в Косой переулок.
Эо Кастор вытащила из рукава мантии палочку и, отсчитав верное количество кирпичей, легонько постучала по искомому. Стена пришла в движение, и кирпичи ретиво бросились в рассыпную, образуя классическую арку. Уши Гарри заложило от невыносимого шума и говора. Мальчик расправил плечи, тряхнул головой, отбросив длинные пряди с лица, и шагнул вслед за матерью в этот хаос.
Знаменитый Косой переулок. Мальчик задохнулся от восхищения. Волшебные лавки, мощенная крупным булыжником дорога, торгаши с гружеными тележками, едва не трескающимися от поклажи. Кричащие вывески, предлагающие зелья, отвары, заговоренные амулеты, домашних животных, метлы и все для игры в квиддич. Огромное белоснежное здание банка Гринготс и множество снующих туда-сюда волшебников и волшебниц.
- Здорово!
- Так кажется только в первый раз. Вскоре эта толпа начинает надоедать и жутко раздражать.
Они направились к банку. Поднимаясь по мраморным ступеням, Гарри увидел гладко отполированные бронзовые двери с небольшим стихом, выведенным золотой краской.

Входи, незнакомец, но не забудь,
Что у жадности грешная суть,
Кто не любит работать, но любит брать,
Дорого платит — и это надо знать.
Если пришёл за чужим ты сюда,
Отсюда тебе не уйти никогда!

- Предупреждение. Забавно.
- Несомненно, Себастьян. Гоблины считают жутко забавным раз в сто лет находить в своих хранилищах скелет какого-нибудь самонадеянного дурака.
- Верно подмечено, госпожа, - расплылся в оскале подошедший к ним клерк-гоблин.
- И что, неужели находятся такие туп… кхм, смельчаки? – усмехнулся мальчик.
- За последние шестьсот лет ни одного случая. С другой стороны, мы давно не проверяли сейфы, возможно, мы просто не в курсе, - мило поведал гоблин. – А теперь позвольте узнать цель вашего визита? Решили посетить хранилище, госпожа?
Волшебница вытянула изящную руку вперед, и глаза гоблина уперлись в массивный родовой перстень с изображением гарцующего фестрала, грудь которого пронзало копье с вымпелом, изукрашенным грубой буквой «К».
- Герцогиня Кастор! Маркиз Кастор! Я – Кривкос, к вашим услугам.
Глаза гоблина маслянисто засверкали при виде самых дорогих клиентов банка.
- Прошу вас. Я в вашем полном распоряжении. Желаете посетить свои сейфы?
- Не сегодня, - холодно отмела та. – Главный управляющий ожидает нашего появления.
- Очень хорошо. Прошу вас следовать за мной.
Их препроводили в отдельный кабинет, минуя любопытствующих волшебников.
- Мистер Горгдерг, - вежливо улыбнулась Эо.
Главный управляющий расплылся в улыбке, больше похожей на оскал.
- Госпожа Кастор. Господин Кастор. Рад видеть вас в добром здравии.
- Я тоже этому рада, - усаживаясь в предложенное кресло, согласилась волшебница.
Мальчик уселся в не менее роскошное кресло и надменно посмотрел на гоблина.
- Он просто ваша копия, - криво усмехнулся тот. – Я ознакомился с вашим письмом. Ритуал крови можем провести прямо сейчас.
Управляющий щелкнул пальцами и велел внести каменную чашу с ножом из обсидиана.
Гарри, нет, Себастьян, со слов матери был уже знаком с этим ритуалом и ни капли не испугался при виде устрашающего лезвия.
- Позвольте, молодой человек, - тонкие кривые пальцы осторожно взяли детскую ладонь.
Нож скользнул по коже, и кровь закапала на дно чаши.
- Этого вполне достаточно.
Рука ребенка тут же исцелилась.
Гоблин слегка изогнул бровь в немом вопросе, и женщина снизошла до объяснения.
- Мой сын Истинный Кастор! Он просто уникален.
- Да, да, очень необычный молодой человек, - поспешил согласиться Горгдерг.
Он достал из письменного стола ветхий пергамент и осторожно окунул его в кровь. Бумага тут же налилась красным, и кривые строчки испещрили его полностью.
В очередной раз брови гоблина взлетели вверх.
- Вот так сюрприз. Не является ли ваш сын в родстве с благородной семьей Поттеров?
- Является, - холодно сказала женщина. – Есть проблемы?
- Ни в коем случае, - желтые глаза хитро прищурились. – Кажется, забытые сейфы Гриффиндора, наконец, обрели своего хозяина. О! Слизерин! Занятно, занятно…
Мальчик бросил хмурый взгляд на гоблина. Он не находил в этой ситуации ничего занятного.
- Что с наследством моей семьи?
- Несомненно, господин Кастор, является вашим прямым наследником. Когда ему исполнится семнадцать все права и владения перейдут к нему, также как и титул герцога. Хотя решение по продаже имения все же придется согласовывать с вами.
- По крайней мере, он не сможет продать родовое гнездо Кастор без моего ведома.
Ребенок тихо фыркнул и попытался выдать это за кашель. Эо холодно посмотрела на него. Гарри принял ангельский вид, невинно хлопая ресницами.
- Schlaufuchs*, - прошипела мать, с одобрением глядя на мальчика.
- Скажите Горгдерг, есть ли еще какие-нибудь фамильные сейфы, кроме уже названных?
- Хм, возможно. Только вот, есть некая заминка в завещании. Я не могу открыть секрет этой семьи, боюсь, юному господину придется ожидать своего четырнадцатого дня рождения, именно этого требует документ.
В голове у Гарри уже быстро заработали вычислительные механизмы. Несомненно, гоблин говорил о семье его матери. Но к чему столько тайн? Черт возьми, кем была его матушка, и как она смогла обвести всех вокруг пальца, прикидываясь обычной магглорожденной?! Столько вопросов, когда же появятся ответы?
- Желаете ли что-то изъять из сейфов? – тем временем вопрошал гоблин.
- Себастьян?
- Я хотел бы забрать родовые перстни Поттеров, Гриффиндора и Слизерина.
- Не слишком ли много? – проговорила волшебница. – Ты уверен, что справишься?
Мальчик даже покраснел от возмущения – такая провокация от матери.
- Конечно! Я справлюсь. Лучше я буду привыкать к возложенным на меня обязательствам с ранних лет, чем потом не буду знать, что с этим делать.
- Я так и подумала. Сделайте все, что сказал мой сын.
- Замечательно. Родовые перстни также дадут вам ваши законные титулы. Лорд Поттер, Принц Гриффиндор, Герцог Слизерин. Занятно, занятно. Нам следует ожидать от вас, несомненно, великих свершений, ведь в вашем теле течет кровь невероятно чистых и одаренных волшебников.
- Чистота крови для меня не играет такой большой роли. Все, что я сделаю, все мои свершения будут зависеть от моей воли, моего разума и моего действия. Даже если бы я был обычным сыном гончара, не сомневайтесь, я бы заставил вас обо мне услышать!
Горгдерг, кажется, только сейчас обратил внимание на мальчика. Его хитрые глаза внимательно изучали дерзкого ребенка. Совсем малыш, у него даже еще нет палочки, но отчего тогда дрожь прошла по телу старого гоблина? Слишком худенький, маленького роста, воздушный, беззащитный, почему же тогда так невыносимо смотреть в эти буравящие его глаза? Вот так истинный наследник семьи Кастор. Возможно, нас ждет расцвет новой эпохи великого мага? Светлого, Темного ли - это не важно. Ведь и Лорд Воландеморт был великим волшебником, ужасным, но все, же великим.
Гоблин устало прикрыл глаза, всего на мгновение. Когда он открыл их, чувство опасности уже прошло, и он смог вести себя, как ни в чем не бывало. Мальчик тем временем продолжал.
- Еще я хотел бы получить список всех своих сейфов, открытых и закрытых для меня. К тому же полный перечень всего имущества и сокровищ. И список людей вхожих в сейфы Поттеров. О Гриффиндоре ведь до этого времени и не велась речь, не так ли?
- Как будет угодно Лорд Кастор. Мне следует так вас называть?
- Несомненно. Другой титул или обращение могли бы вызвать ненужные мысли и сплетни. А Лондон со своей светской жизнью только и питается свежими слухами. Уже к вечеру о нем будут знать даже за пределами столицы в какой-нибудь фермерской семье разводящей нюхлеров, – ответила за мальчика Эо.
Они покончили с делами, но леди Кастор задержалась в кабинете.
- Себастьян, подожди меня снаружи.
Тот подозрительно посмотрел на нее, слишком резко поднялся из кресла, но, все же, покинул кабинет.
Дверь мягко закрылась за ним, и волшебница опустилась в кресло.
- Горгдерг у меня к вам личная просьба.
- Весь во внимании, леди, - заинтригованно проговорил тот.
-Моему сыну нужен учитель, чтобы он смог как можно скорее сам разбираться в своих финансах. Также, базовый уровень знания учета ему бы не помешал. Я не знаю никого, настолько же талантливого и расчетливого, и кто бы так прекрасно разбирался в финансовом, бухгалтерском и аудиторском деле, как гоблин, сидящий передо мной.
- Вы действительно решили все ему передать. Я удивлен. Ты удивила меня, Эо. И ты прекрасно знаешь, я не так падок на лесть, как какой-нибудь домовой эльф.
Гоблин задумчиво почесал подбородок.
- Кто этот мальчик? Это ведь не…
- Теперь это уже не имеет значения. Он мой сын, Себастьян Ардео Кастор, мой наследник. Что еще нужно?
- Я не ожидал, что ты сможешь передать кому-нибудь свои обязательства. А я знаю тебя и твою семью не одно поколение.
- Поэтому я и прошу тебя оказать мне услугу. Мальчик хорош и очень талантлив. Проблемы с учебой вряд ли возникнут.
- Ему шесть! Слишком ранний возраст. Я не берусь за заранее невыгодное дело. Он даже не умеет читать и писать!
- Себастьян умеет читать и достаточно бойко. Возможно, он и уступает другому ребенку-аристократу, но он очень смышленый. Мне казалось, что он тебе это прекрасно доказал. Или же мне просто почудилось, хм?
- Не играй со мной девочка! Документация, финансы… Он не потянет. Не сможет научиться!
- А ты научи. Кому, как ни тебе, старому пройдохе? Посмотри, кем я стала благодаря тебе!
- Иногда я жалею, что обучил тебя некоторым вещам. Именно сейчас ты показываешь свою глупость. Ты просто привязалась к мальчишке и не можешь все оценить трезво.
- Что за глупость? - фыркнула Эо. – Это просто вздор. Я отдаю отчет каждому своему действию, и готова поручиться за своего сына. Он моя плоть и кровь. И, Горгдерг, я ни разу не пожалела о полученных от тебя знаниях. Ни разу!
Уговоры не действовали на гоблина, и женщина решила надавить.
- Подумай только, куда он спустит золото и фамильные драгоценности без твоих уроков. Гоблины потеряют такое количество древних артефактов и море золота. Ты этому позволишь случиться, хм? Позволишь этим несметным сокровищам уплыть из под твоего длинного носа, из твоих загребущих ручек? Да ты смешон!
Гоблин сощурил глаза, тяжко вздохнул и потер переносицу.
- Ты меня уморила. Я согласен. В твоей семье всегда присутствовала гоблинская кровь. Будут прокляты ваши генеалогические причуды!
- Ах, бабушка Дементия и ее странные пристрастия, - притворно закатила глаза волшебница. – Отец рассказывал, Крюхвот ее просто околдовал.
Гоблин закатил глаза. Он уже не мог дождаться, когда это все закончится.
- Если мне не изменяет память твое второе имя именно Дементия.
- А я никогда не скрывала, что безумна от рождения. За это многое прощается. Пусть золото течет рекой. Блага и процветания твоему народу, Горгдерг, - слегка поклонилась Эо и довольная собой покинула кабинет.
Гарри стоял в приемном зале банка Гринготс, раскачиваясь с пятки на носок. Его дорогая черная мантия колыхалась вслед за каждым движением. Он заинтересованно оглядывал разношерстную толпу. Звук, похожий на кудахтанье, привлек его внимание. Рыжеволосая женщина, чуть полноватая, в недорогой мантии нежно-персикового цвета, квохтала посреди холла над своим многочисленным выводком. Это было интересное зрелище, четверо рыжеволосых детишек столпились около матери, слушая ее гневную отповедь. Один взрослый и худощавый парень в роговых очках, бегал глазами по всему залу, не зная, куда деться от возмущенной женщины. Двое же других мальчишек, похожих друг на друга, как две капли воды, лишь тихо хихикали в сторонке, пока самый младший, находящийся в крепком захвате рук матери, отчаянно краснел и слабо трепыхался, пытаясь освободиться.
- Почему этот старый гоблин не может принять нас?! – возмущалась женщина. – Мы что, люди второго сорта?
- Мадам, не могли бы вы успокоиться, - к ней подошел вежливый гоблин-клерк. – Иначе мне придется препроводить вас к двери.
- Ах! Мы ничего не сделали! Лишь хотим связаться с главным управляющим, в чем нам настойчиво отказывают!
- Молли, - страдальчески проговорил худой, как жердь, мужчина в очках. – Успокойся. На нас уже смотрят.
Мальчик удивился этому новому персонажу, и как только он его не заметил? Хотя, эта волшебница, кажется, завладела всеобщим вниманием, так что не удивительно.
- Рон! Стой спокойно. Твой нос опять в грязи, и как ты только умудряешься?!
Мять принялась отчаянно оттирать грязное пятно с лица мальчика застиранным платком. Гарри ему мысленно посочувствовал.
- Ох, бедный Ронни. Мерзкое пятнышко на нежном носике. Иди сюда, братцы тебе помогут, - пропел один из близнецов.
- Заткнись, - пробурчал тот, не зная куда деть глаза, и в этот момент наткнулся взглядом на Гарри.
Тот снисходительно улыбнулся своему ровеснику, отчего рыжий еще больше залился румянцем.
Волшебница проследила за его взглядом, и на ее лице появилось сочувствующее выражение. Женщина решительно направилась к нему.
- Ты потерялся, малыш?
Малыш?! Мальчика всего передернуло внутри. Да какой он малыш?
- Нет, мадам. Я здесь по делу, - чопорно ответил тот.
- Ох, какой гордый! Что же за дела у маленького мальчика в волшебном банке?
- Это вас не касается, мадам.
Гарри отвернулся от настырной ведьмы. Ее младший сын с любопытством смотрел на него.
- Молли, оставь мальчика. Твоя опека чрезмерна. Он наверняка с родителями, которые отлучились по делам, - поправляя сползающие очки, сказал волшебник.
- Ох! Что за беспечные родители. Бросили тебя совсем одного в этом огромном здании. Я бы ни за что не оставила своего сына без присмотра!
- Возможно, это было бы ему полезно, - процедил сквозь зубы Мальчик-которого-достали. – Я уже достаточно взрослый!
- Да конечно, конечно.
Снисхождение сквозило в каждом слове.
- Мне не требуется…
- Себастьян?
Мелодичный голос заставил всех оглянуться. Мальчик вздохнул с облегчением, наконец появилась возможность покинуть это обременительное общество.
- Почему так долго?
- Почему так нетерпеливо? – парировала в ответ женщина. – Вы что-то хотели от моего сына, мадам?
Взгляд Молли заскользил по прекрасному лицу молодой волшебницы, дорогой одежде и драгоценностям. На мгновение в ее взгляде появилась зависть, но она тут же снова приняла суровый вид.
- Как вам не совестно? Оставили своего кроху совсем одного!
- Мадам, - лед в голосе заставил рыжеволосую волшебницу замереть, - вы считаете, у вас есть права совать свой нос в мою семью?!
Мальчик улыбнулся, его мать умела ставить на место.
- Мам, мы можем идти.
- Конечно.
И они царственно проплыли мимо рыжего семейства, минуя восхищенные взгляды близнецов и двух рыжих очкариков.
- Что за невоспитанные люди, - поморщился Себастьян.
- Дети станут такими же, если мать продолжит подобное воспитание.
- Так о чем ты говорила с гоблином?
- Любопытство кошку сгубило.
- Пфф, ты просто издеваешься.
- Конечно. Как я могу упустить такой случай? Раз мы в волшебном квартале, может, подберем тебе домашнего любимца?
- Да! – воскликнул мальчик, тут же позабыв обо всем.
Эо лишь усмехнулась радостному визгу. План по смене темы разговора был успешно выполнен.
- Лютый переулок. Направимся туда. Если и искать что-то стоящее, то только там.
Волшебники вошли в мрачного вида узкий проулок. Казалось, из каждого угла веяло опасностью и внезапной бедой, но Гарри уверенно следовал за матерью. Чего ему бояться, когда он не один? Оглядев Лютый переулок, наследник семьи Кастор пришел в неописуемый восторг. Все так и было пропитано мрачной таинственностью. Темные витрины магазинов были уставлены разным добром, от серебряной посуды до сушеных голов. Наборы разделочных ножей из почерневшего серебра с геральдикой и каплями крови, зловещего вида талисманы, плоские блюда, усыпанные разными шариками из природных минералов с табличкой «Порталы». Вывеска гласила «Горбин и Берк».
- Хочу туда!
Гарри, как завороженный, не сводил взгляда с этих сокровищ.
- Хм, можно и туда заглянуть. Старик Горбин всегда найдет чем заинтересовать даже самого дотошного клиента. Старая летучая мышь.
Юный Лорд первым толкнул обшарпанную дверь и оказался в тихой, обильно заставленной комнате. Он тут же устремился к главной витрине осматривать товар.
- Доброго дня, господин, - проскрипел Горбин, скривив губы. – Ищете что-то конкретное?
Продавец словно делал ему одолжение тем, что позволил снизойти до него. Мерзкий старикашка.
- Не стоит волноваться. Я ищу что-нибудь интересное, - пренебрежительно проговорил Себастьян. – Есть ли у вас что-нибудь, заслуживающего моего внимания?
Мальчик расправил несуществующую складку на мантии и на мгновение позволил своим родовым перстням проявится на пальцах. Да так быстро, что хозяин даже не успел разглядеть гербы их владельца. Горбин задушено кашлянул и уже по-новому взглянул на молодого клиента. Гарри со смехом взглянул на него, и жесткая улыбка появилась на его лице.
- Так что, мистер, хм?
- Есть ли пожелания у молодого господина насчет искомого товара? – подобострастно проговорил тот.
« Поздно» - хмыкнул про себя наследник.
- Ничего такого. Меня заинтересовала ваша лавка, но снаружи она показалась мне более привлекательной, нежели внутри.
Тихий смех заставил застывшего Горбина вздрогнуть. Эо вышла из тени, отбрасываемой массивным шкафом.
- Нашел что-то интересное, Себастьян?
- Возможно… я хочу вот это.
Волшебница нагнулась к витрине и коснулась рукой плеча сына.
- Очень хорошо.
- О! Это очень старинный защитный амулет. Медь, такая тонкая работа цепочки, а какая затейливая вязь! У вас очень хороший вкус, господин. Тигровый глаз, несомненно, очень силен в защите от сглаза, даже средние темно-магические проклятия этот уникальный камень выдерживает без труда. Превосходный выбор!
- Презентация товара достойная, Горбин, - усмехнулся Себастьян. – Сколько?
- Пятьсот двадцать галеонов и двадцать два сикля.
- Хм, не такая уж и высокая цена для такой уникальной вещи.
Мальчик обернулся к другой витрине в темной нише с еще более зловещими и опасными товарами.
- Чек вас устроит, мистер Горбин?
- О, конечно. Вы решили все-таки вернуться в Англию, ваша светлость? После тех событий…
- Между произошедшим и моим отъездом нет никакой связи. Или ты намекаешь Горбин, что я знала и бросила…, - окончание предложения повисло в воздухе. Мужчина нервно ослабил воротничок и расстегнул верхнюю пуговицу на сюртуке.
- Ты продавец Горбин, вот и продавай. Пока есть такие как я, твой бизнес не загниет. – в голосе Эо зазвучала сталь.
- Сколько можно сотрясать воздух, - протянул мальчик. – Я нашел кое-что безумно любопытное.
- Хм, и что же? Интересно. И кому же ты решил отправить этот подарок, а?
- Ты читаешь мои мысли, - притворно нахмурился наследник.
За его спиной располагалась отдельная витрина с вещами, носящими в себе смертельное проклятие. Серебряное ожерелье с крупными изумрудами в гнездышках в виде распустившихся цветов. Очень дорогое и очень красивое. Над ожерельем мерцала надпись «Проклято».
- Это ожерелье унесло жизни двенадцати человек, оно передавалось из поколения в поколение в одной ирландской семье. Говорят, его проклятье было наложено в 1235 году одной могущественной Темной волшебницей… Летиция Макдулл, её обвинили в похищении младенцев. Уже на костре она прокляла обвинившую ее в колдовстве и поклонению дьяволу женщину.
- И что же, она была виновна или нет?
- Да, молодой господин. Дети магглов - очень ценный и необычайно труднодоступный ингредиент в темных зельях. Кровь младенцев запрещена для продажи и карается пожизненным сроком в Азкабане.
- Конечно, но я почему-то уверен, при особом желании ее можно достать, - к горлу Гарри подступила тошнота при одной мысли об этом. Оставим ему человечности?
- Разумеется, господин, я могу вам подсказать где, - его голос опустился до шепота.
Лицо мальчика искривила усмешка, с губ сорвался смешок. Старик посмотрел на него с удивлением и примесью легкого страха.
- Система продажна. Я хочу его. У меня на примете есть кое-кто, на чьей гусиной шее оно будет необычайно красиво смотреться.
- Себастьян, - мать заглянула ему в глаза и увидела там жгучую обиду на Дурслей и боль, боль. Только ее.
- Как хочешь. Сколько?
- Три тысячи галенов, - глаза Горбина маслянисто заблестели, уже подсчитывая сегодняшнюю прибыль от избалованного мальчишки из Темной семьи. А денег у Касторов – хоть поле засевай, и не одно. Старик мерзко улыбнулся и потянулся за перчатками из драконьей кожи.
- Все покупки перешли в поместье, Горбин.
- Разумеется, ваша светлость.
- Кхм, а это что?
Себастьян указал на затянутый паутиной шкаф, в котором на шелковой подушке возлежала пухлая карточная колода.
- Сэр, вы хоть иногда наводите чистоту в этом магазине?
Мальчик протер стекло от тройного слоя пыли и указал на карты.
- В этих картах есть что-то необычное?
- Когда-то они принадлежали знаменитой предсказательнице Кассандре Трелони, они достались мне буквально за бесценок, когда вещи волшебницы уходили из-под молотка. Ее прапраправнучка принесла их мне, даже не догадываясь об их ценности.
- В чем ты не стал ее разубеждать, Горбин.
- Это не в моем характере, ваша светлость, – хозяин магазина слащаво ухмыльнулся. – Не моя вина, что родственница не дорожила данной вещью.
- Это все? Мне кажется, на этом их история не заканчивается.
Себастьян не сводил глаз с карт, словно те притягивали его, как магнит.
- Карты Таро всегда необычны и несут в себе определенную магию. Это сильный артефакт. Говорят, Кассандра пользовалась ими на протяжении всей своей жизни. Многие точные предсказания были сделаны благодаря раскладу. Человек, который владеет даром оракула, будет в них очень заинтересован. Возможно, поэтому вы и ощущаете что-то в них, молодой господин. Вам близка эта наука?
Эо провела рукой около стекла, и между бровей залегла складочка.
- Несомненно, в них что-то есть.
- Я чувствую, мне они необходимы. – голос мальчика звучал твердо.
- Так категорично? Мы берем их. На этом все. Отправь покупки в Кастор-Мэнор.
- Разумеется, госпожа.
Он открыл запыленный шкаф и уже потянулся к картам, когда Гарри резко отвел его руку и сам осторожно вынул колоду из гнездышка. По его рукам пробежали зеленые искры. Глаза Горбина при этом полезли на лоб и старик, уже ничего не стесняясь, просто уронил челюсть на пол.
- Обливейт. Себастьян, какого Мордреда, столько сюрпризов в один день?! Я тоже не прочь шокировать публику, но не в нашем положении.
- Пора к кассе, Горбин, - волшебница забрала у мальчика карты и передала их продавцу.
Schlaufuchs* (немц. язык) – хитрец.
 
KuaraДата: Понедельник, 18.02.2013, 00:21 | Сообщение # 13
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
Глава 6.

Зоомагазин встретил их полутьмой и таинственным шуршанием.
- Я могу вам чем-то помочь, госпожа? – послышался дребезжащий старческий голос, и полуслепые глаза впились в них.
« В Лютом переулке что, одни старики работают?» - промелькнула мысль в голове мальчика.
- Моему сыну нужен питомец. Что-нибудь интересное и необычное. Цена не существенна.
Продавец расплылся в жадной улыбке, уже подсчитывая прибыль.
- Пройдемте в другой зал, маленькому господину непременно что-нибудь понравиться.
Себастьян лишь насмешливо посмотрел на стелющегося перед его матерью волшебника и с тихим смешком прошел в следующий зал.
Чего там только не было: чешуйчатые ящерицы по два фута в длину с огромными колючими капюшонами, кошки разных пород, некоторые из которых могли похвастаться рогами или крыльями, клетки с грызунами, а под потолком, окруженные магическим барьером, красовались хищные птицы. В углу зала за ширмой стоял террариум с огромном количеством змей, большинство из которых были ядовиты.
Мальчик равнодушно осматривал аквариумы, когда за его спиной послышался голос, полный сарказма.
- Ещще один глупппый мальчишшшка. Купи себе ушшшжа и проваливай.
Гарри с любопытством обернулся, и на него уставились золотистые глаза огромного змея.
- Не думаю, что эта змеюка подойдет для домашнего животного.
- Pseudechis australis. Коричневый король или Мугла. Данный вид довольно опасен, он занимает второе место в мире по ядовитости, хотя врожденных волшебных свойств не имеет. Это крайне жестокая змея. Его покупали уже пять раз. Одного хозяина он задушил, двое еле спаслись, а остальные заикаются, стоит им услышать слово «змея».
- Ну-ну! Купи менння и познакомишшся с моими дружескими объятьями, шшш…
Змея явно глумилась над ним, и ребенок вскипел от злости.
- Вот и куплю тебя, - выдал ответное шипение тот.
Мугла уставился на него с интересом, наклонив тупую треугольную голову. Старик пребывал в немом изумлении, услышав от мальчишки парсалтанг.
Эо же, если и была удивлена, то виду не подала.
- Змеенышшш говорит со мной? Можжжет я старею?
Рептилия была просто забавна, разговаривая сама с собой.
- Нет, я тебя понимаю. И хочу купить.
Змея уставилась на него оценивающим взглядом, и словно попыталась пожать плечами:
- Можжжет змеенышшш чего-то стоит?
- Хватит разговаривать с собой! Я тебя покупаю! Мам, я хочу его! Можно? – мальчик перевел умоляющий взгляд на мать.
- Хм, пожалуй.
Та с интересом энтомолога к бабочке смотрела на него. В глазах плескалось неудержимое желание изучать.
- Мы его берем.
Огромный змей, шести с половиной футов в длину, нежился на мягком ковре из Аравии в особняке семьи Кастор. Наследник рода с удовольствием наблюдал за сокращениями мышц рептилии под невероятно красивой благородной кожей цвета стали. Металлические чешуйки сверкали в свете пылающего камина, как начищенное столовое серебро.
- Змеенышшш не сводит с Шешшша глаз. Мальчишшшка болен?
- Что за глупость, - заливаясь краской, прошелестел Гарри.
Наступила тишина и молчание нарушил мальчик-который-был-любопытен.
- Так тебя зовут Шеш?
- Шешшш, отказывается отвечшшать на глупые вопроссссы, - язык змеи выскользнул из пасти.
- Глупый вопрос, ладно. Меня зовут Себастьян.
- Глупый вопроссс. Глупое имммя.
Мальчик взвился, он уже жалел, что ему купили эту змею.
- Просто ты не можешшшь его выговорить!
- Могу, - оскорбился тот. – Шебашшшян.
- Себастьян, Шеш.
- Шешшш, так и сказал, глупый мальчишшшка!
- Вижу, ты не скучаешь.
В гостиной появилась Эо в домашней одежде: брюках и строгой рубашке. Гарри стал замечать, что его мать предпочитала более строгий и мужской стиль в одежде.
- Он невыносим.
- Как и ты, малыш. Так когда ты собирался сказать мне, что говоришь на парселтанге?
- Говорю со змеями? - именно так расшифровал это странное слово мальчик. – Хм, сколько себя помню. Иногда они сами приползали ко мне пошептаться, посекретничать.
- Хм… А знал ли ты, что Темный Лорд был змееустом, как и ты?
Ребенок замер, взгляд стал испуганным.
- Я не знал.
- Это редкий дар, хранившийся только в крови Салазара Слизерина и его потомков.
- Салазара?! Одного из четверки?
- Именно. Рада, что ты запомнил.
- Это значит, что я его наследник. Но не по отцу – это точно. Возможно, Лили Эванс всему причина.
- Дар змееуста, сейф Слизерина в твоем личном пользовании. Да, мальчик, ты неподражаем.
- Вот так чудеса…
- Еще какие, - мягко улыбнулась мать. – Не хочешь помочь мне в лаборатории?
- Конечно.
Резво вскочив на ноги, он побежал за волшебницей. Шеш провожал его неодобрительным взглядом:
- Глупый мальчишшшка хранит в ссссебе много тайн...
 
KuaraДата: Пятница, 22.02.2013, 22:37 | Сообщение # 14
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
Глава 7

Гарри прожил в Кастор-Меноре уже полгода. Эо пыталась впихнуть в мальчика как можно больше знаний. Они вместе варили зелья, женщина подробно рассказывала ему про ингредиенты, яды, сыворотки и их свойства. Всячески поощряла его желание экспериментировать со смешиванием порошков и растений. Во время таких практических занятий не раз приходилось менять один расплавившийся котел на другой.
Уроки этикета, история Магии и магия Крови стали основными предметами, которыми занимался юный лорд. К тому же, объявился гоблин Горгдерг и занялся обучением наследника письму, чтению, учету, финансам, ведению документов. Обширная библиотека поместья была всегда в свободном доступе, чем Гарри и воспользовался, таская из нее книги, как муравей–трудяга.
От такого количества информации у маленького волшебника сначала голова шла кругом, но потихоньку он привык к такой насыщенной жизни и начал получать удовольствие от процесса обучения. Гарри был внимателен и впитывал даже самые мало-мальски значимые вещи, как губка.
Маг был рад своей новой жизни. Он всегда был сыт и хорошо одет. Его не гнушались обучать и выслушивали любые желания. Мальчика баловали, но все это компенсировало огромную занятость Эо. Последнее время они почти не виделись в громадном особняке, перестали разговаривать на отвлеченные темы, женщина меньше касалась его и игнорировала просьбы спеть колыбельную, как раньше. Между ними будто выросла стена изо льда. И чем больше проходило времени, тем стена становилась толще.
Мальчик проснулся посреди ночи от необъяснимой тревоги. Его мутило от этого гадкого чувства. В последнее время ему снились непонятные и одновременно пугающие сны. Размытые образы людей все еще мелькали перед глазами, а исковерканные голоса дрожали от еле сдерживаемого гнева. Во рту стоял вкус кислых лимонных конфет. Мальчика передернуло, и он потянулся за приготовленным заранее стаканом прохладной воды.
Себастьян широко зевнул и потер покрасневшие глаза. В распахнутое окно светила полная луна, и ему казалось, что всю комнату покрыли серебряной краской. Он выскользнул из постели и прокрался в коридор, стараясь не шуметь. В последнее время ребенок мог посреди ночи вскочить с кровати и, перебирая озябшими ножками, прокрасться в спальню матери, чтобы устроится радом с ней, нежась в родном тепле женских объятий.
Следуя уже обыденным маршрутом, Себастьян неожиданно замер. Сон как рукой сняло. В тишине полутемного коридора раздавался придушенный вой. В подземельях что-то творилось и от этого знания у мальчика мурашки забегали по спине. Ступая босыми ногами, тот подкрался к каменной лестнице, ведущей вниз, когда с тихим хлопком перед ним появился домовик.
- Господину нужно вернуться в кровать. Сиффи просит господина вернуться.
- Успокойся и дай мне пройти. Я лишь взгляну и уйду.
- Хозяйка приказала закрыть вход. Если господин не уйдет, Сиффи придется применить силу. Сиффи очень просит.
- Уйди!
- Простите Сиффи, господин. Сиффи…
Но эльф не успел договорить, так как огромный змей окрутил его маленькое тельце.
- Змеенышшш хочччет вниз, змеенышшш пойдет.
- Спасибо Шеш.
- Шешшш сделал это ради себя. Змеенышшш не причем.
Тем не менее, Себастьян был благодарен тому и проскользнул мимо этой парочки вниз.
Душераздирающий вой отражался от каменных сводов и заставлял волосы на затылке шевелиться. Гарри прошел к двери в запретную для него лабораторию, которая принадлежала его матери, и приотворил дверь.
Сначала он не увидел ничего, но когда глаза привыкли к темноте, смог различить очертания комнаты. Огромный дубовый стол с ремнями для рук и ног. Стеклянные банки с ингредиентами и клетки с мелкими зверушками, забившимися в самые дальние углы. Котлы, серебряные инструменты и целый набор сверкающих игл разных размеров. В самом дальнем углу находилась клетка в человеческий рост, когда он приблизился к ней, то еле удержался чтобы не закричать.
- Себастьян?! – чарующий как у сирены голос его матери, раздался из глубины клетки. – Уходи!
- Мам? Что ты здесь делаешь?
- Уходи! Что тебе не понятно!
- Да что происходит?!
В этот момент что-то ударилось о металлические прутья, и конструкция заходила ходуном. Гарри увидел свою мать и не поверил своим глазам. Черные волосы огненным облаком окутывали ее, словно в прядях проходили электрические разряды. Глаза, не скрытые за тонкими стеклами зачарованных очков, превратились в золотистые с вертикальными зрачками. А руки, вечно спрятанные в нежной коже перчаток, сейчас были обнажены. Бледные тонкие пальцы были увенчаны длинными и, несомненно, острыми как бритва когтями.
- Какого черта ты не уходишь?! Прочь!!! Пошел вон!!!
- Что с тобой произошло? – трясясь, как осиновый лист, пролепетал мальчик.
- Ха, ха! Что произошло, говоришь? Это мое наследие, вот что произошло!
- Наследие?!
- Мы чистокровная семья, но мы отличаемся от других. Да, мы не связывали себя с магглами, но другие расы только приветствовались. Эльфы, вейлы, вампиры, сирены, гоблины и даже оборотни. Я- последняя из рода Кастор, поэтому во мне проснулось сразу несколько генов. Это кровосмешение привело к безумию. Я молю всех богов, чтобы эта участь не постигла тебя. А теперь уходи, я опасна.
- Но ты спокойна.
- Спокойна?! Ха, ха! Я просто держу себя в руках, с самого детства. Когда отец только заметил мое уродство, то отправил жить к тетке. К тому же, ген разбавлен десятками других.
- Он был жесток, - только и выговорил Гарри.
- Какое имя такой и человек, Себастьян. Он просто был практичен. Вот скажи мне, разве тебе не противно видеть это? - волшебница вытянула свои руки. – Словно я нелюдь! Зверь...
- Зачем ты запираешь себя?
- Я не хочу тебе навредить, Себастьян. Не хочу, чтобы ты видел меня такую, - она развернулась и скрылась в тени.
- Мама, - Гарри шагнул к клетке.
- Не подходи. Я опасна.
- НЕТ! – в отчаянии закричал он и распахнул вольер.
Магия клубилась вокруг наследника. Женщина ужаснулась силе ребенка, его магическое ядро пульсировало от огромного количества энергии. Мальчик бросился к ногам изумленной женщины, плача.
- Не оставляй меня. Не отдаляйся. Мне все равно как ты выглядишь, для меня ты всегда прекрасна.
Он взял ее руки и поднес к заплаканному личику. Эо застыла, ее лицо превратилось в гротескную маску боли. Она тихо выдохнула и нежно улыбнулась сыну, в ее глазах сверкали слезы.
- Mein Schatz*. Мне стыдно за себя. Прости меня, Себастьян. Прости…
Она притянула дрожащего ребенка к себе и крепко обняла.
- Я намеренно держала дистанцию между нами. Я не хотела, чтобы это затронуло и тебя. Прости, я не думала, что делаю тебе больно. Ты все еще хочешь, чтобы я была твоей матерью?
Он лишь еще крепче прижался к ее теплому телу и едва заметно кивнул.

mein Schatz* (немец. язык) – мое сокровище.
 
KuaraДата: Воскресенье, 24.02.2013, 14:29 | Сообщение # 15
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
8 глава
Гарри вдыхал свежий морозный воздух и с наслаждением оглядывал огромные сугробы, которые покрыли весь сад имения Кастор. Его мать стояла неподалеку, взмахом палочки выстраивая огромную ледяную горку с перилами из сосулек. Два домовых эльфа топтались рядом, нагруженные термосом с горячим шоколадом и целой корзиной свежайшей выпечки. Мальчик закружился на месте, подставляя лицо парящему снегу, ловя языком снежинки.
- Себастьян, ты не замерз? – волшебница заботливо посмотрела на него.
- Нет. Я обожаю зиму.
Она лишь хмыкнула и завязала ему вязаный шарф потуже.
- Как твои дела? Горгдерг не слишком требователен?
- Все хорошо. Он говорит, что я опережаю программу.
- Какой ты молодец, - приобняла она мальчика. – Может, выпьешь горячий шоколад.
Гарри помотал головой и увидел большую черную сову. Птица спикировала к ним и уселась на вытянутую руку Эо.
Женщина быстро распечатала письмо с фамильным гербом Забини и пробежалась по написанному глазами.
- Оливия, какая напористая, - с улыбкой протянула она.
- Оливия? Оливия Забини? Черная вдова?
- Себастьян! Это не прилично. Это всего лишь слухи.
- Но, мам, это уже её пятый муж. Они все погибают при странных обстоятельствах. Кем еще является леди Оливия, если не Черной вдовой?!
Эо пристально посмотрела на сына и слегка пожала плечами.
- Может, ты и прав.
Мальчик возликовал. Мать редко признавала его правоту вслух. Для него это была очередная маленькая победа. Он доверчиво прижался к боку женщины, и ее рука опустилась на хрупкое плечико. Тяжелая меховая мантия укрыла его, заставляя прижаться еще теснее. Гарри блаженствовал, лед их отношений, наконец, растаял. Больше между ними не было недомолвок и холодной лжи.
- Ты знаешь, что я – крестная сына леди Оливии?
- Конечно, - фыркнул тот. – Я изучил чистокровные семьи вдоль и поперек.
- Тогда ты, скорее всего, догадываешься, что в письме?
- У ее сына день рождения, и, несомненно, это – приглашение. На одного, - обиженно засопел ребенок.
- Ну, мы же ее простим, ведь ты появился только на родовом древе Кастор. Вот когда ты объявишь о себе на званом ужине, то окажешься во всех остальных.
- Там будут сливки всего волшебного общества.
- Ты прав, и поэтому не забывай об осанке и манерах.
- Мам, - раздраженно протянул мальчик. – Я все это знаю.
- Если бы знал, то эльфам не приходилось бы бегать за тобой по всему дому и восстанавливать разрушения.
Его щеки слегка покраснели, и он улыбнулся самой очаровательной улыбкой.
- Ох, прекрати. Ты – мой падший ангел. Идем в дом.
Мальчик улыбнулся шире и ухватился за предложенную руку.

Леди Оливия Забини сидела в голубой гостиной, попивая ароматный чай из кружевного фарфора ее любимого китайского сервиза. Черные волосы шелковой волной спадали на прямую спину, а черные, затягивающие, как омут глаза были томно прикрыты. В таком виде ее застал лопоухий домой эльф, склонившийся в низком поклоне.
- Госпожа, прибыло письмо из Кастор-мэнор.
- Спасибо, Вилли, - чопорно проговорила волшебница, принимая в тонкие пальчики письмо с тяжелой печатью.
- Ну-с посмотрим.
Она быстро распечатала его, и ее холеные тонкие бровки мгновенно взлетели вверх.
Леди Забини как всегда ожидала стандартного вежливого отказа, составленного одним из эльфов, скорее всего главным домовиком – Миркой. Как же леди ошибалась! Витиеватый почерк рассекал пергамент. Приглашение на праздник было принято. К тому же ее подруга обещалась явиться не одна. Волшебница совсем не аристократически поерзала на диване, изнывая от любопытства. Кто же мог быть таинственным спутником холодной и непреступной наследницы богатейшей семьи Кастор? Оливия Забини в предвкушении облизала губы и тут же позвала домовика. Стоило еще раз перепроверить организацию праздника и заказать любимое вино крестной ее сына.

Гарри лихорадило, и дело было вовсе не в том, что вчера он до самого вечера играл в снежки, промокнув до нитки. О нет, совсем нет! Если говорить откровенно, то он был напуган до дрожи в коленях предстоящим вечерним событием. Это не в банк сходить и не по Лютому переулку погулять. Его ждали хищники, акулы и пираньи, которые также были известны как Малфои, Паркинсонны, Нотты, Забини…
Мальчик боялся своего несоответствия, но даже под пытками не признал бы эту постыдную правду, поэтому в последний раз поправив дорогую мантию, вышел из комнаты. Его тут же нагнал серебристый мугла, скользя большим телом по паркету.
- От мальчишшшки пахнет страхом?
- Неправда, - высокомерно вздернув подбородок, прошипел тот.
- Шшш, чего боитьсссся змеенышшш? Скажшши дядюшшшке Шешшшу…
- Я волнуюсь о приеме, но совсем немного!
- Глупый, чего страшшного?
- Я ведь не истинный аристократ. Вдруг они узнают?..
Мальчик в панике закусил губу, взглянув на ползущую рядом рептилию.
- Ну-ка наклониссссь, - раздвоенный язык мелькнул в воздухе.
Ребенок послушно наклонился, и змей стал взбираться на него. У Гарри подогнулись ноги, и он бы рухнул на пол, если бы тяжесть не исчезла в ту же секунду. Волшебник провел пальцами по шее, натыкаясь на прохладный металл, с шероховатостями, напоминающими чешуйки.
- Теперь иди и веди сссебя как взрослый змей, - прошипело ожерелье, и Гарри почувствовал внутри себя растущую решимость, затопал вниз по парадной лестнице.
Мать ожидала его в бальном зале возле белоснежного камина. Темно-фиолетовое платье строгого покроя, сапфиры в ушах и изящная мантия, отороченная мехом. Гордая осанка и спокойная улыбка на лице, несомненно, делало ее, как минимум, членом королевской семьи.
- Ты готов, Себастьян? – Волшебница придирчиво окинула взглядом его фигуру, и, оставшись довольной, улыбнулась – Ты выглядишь чудесно. Я знала, что зеленый, несомненно, твой цвет. Твои глаза сияют, как изумруды, благодаря этой мантии. Не будь ты моим сыном…
- Мам!
- А это что? – рука в тонкой перчатке коснулась ожерелья на шее. – Это Шеш?
- Да, а как ты догадалась?
- Остался след от магии, - словно щупая что-то в воздухе, проговорила Эо.
Мальчик посмотрел на нее, затем перевел взгляд на пылающий изумрудным пламенем камин.
- Летучий порох, - слабо проблеял Гарри, вспоминая свое первое путешествие с его помощью.
- Извини, дорогой.
Они шагнули в изумрудное пламя и сжали руки друг друга.
- Охотничий домик Забини – мэнор.
Леди Забини царственно склоняла голову, приветствуя гостей в своем доме. Ее нелепый муж, Кристофер Рутье, чистокровный француз с дряблым телом, топтался рядом. В свои сорок четыре года он беспрекословно слушался во всем дражайшую женушку и, буквально, сдувал с нее пылинки. Оливия бросила на мужа полный неприязни взгляд и тут же перевела все свое внимание на маркиза Малфоя с семьей.
- Лорд Малфой, - подавая ухоженную ручку, расплылась в улыбке волшебница. – Леди Нарцисса. Драко.
Белокурое семейство выглядело просто ослепляющее и совершенно безупречно. Чего только стоили эти прославленные, платиновые, подобные персидскому шелку, волосы. Они были красивы, но красота была холодной, неземной. Казалось, легкого прикосновения может хватить, чтобы разрушить эту хрупкость.
- Леди Забини, - прохладные губы коснулись тыльной стороны ладони. – Как всегда, само очарование. Я никогда не перестану удивляться вашей красоте.
- Какие льстивые речи, Люциус, - улыбнулась Оливия. – Я очень рада, что вы здесь. Вас, как, впрочем, и всех, ожидает небольшой сюрприз.
- Сюрприз? - холодные глаза впились в женщину.
Люциус ненавидел неизвестность. Поэтому розыгрыши, сюрпризы и другие неприятности сразу отправлялись в раздел неприязни.
- Что же ты приготовила, Оливия? – впервые подала голос Нарцисса.
Леди Забини лишь таинственно сверкнула глазами, словно говоря: «Сами все увидите».
Кажется, все забыли, что вместе с ними был еще и Драко. Его удивительные серебристые глаза сверкали обидой, и он не преминул заявить о своем присутствии.
- Леди Забини, - подал он голос.
Женщина встрепенулась и перевела взгляд на маленького ангела.
- О, кажется, мы совсем забыли о юном наследнике, - снисходительно улыбнулась она. – Блейз будет очень рад. Он не мог дождаться, когда ты придешь.
Драко презрительно скривил губы. Он ненавидел, когда с ним обращались, как с ребенком, ведь отец каждый день твердит о его долге и исключительности, положенным единственному наследнику благороднейшей семьи Малфой. Разве можно оставаться ребенком при таких обстоятельствах?!
- Ферри, - перед волшебниками возник домовик, в чистенькой простыне с фамильным гербом. – Отведи мистера Малфоя в детскую, к другим гостям.
Эльф отвесил низкий поклон.
- Господин, извольте следовать за Ферри.
Драко окинул взглядом мелкое существо, и на его лице отразилось презрение, затем взглянул на отца. Тот едва заметно кивнул, и мальчик, сдерживая тяжелый вздох, последовал за эльфом.
Зал медленно наполнялся людьми, и гам усиливался. Разговоры, смех и фырканье, казалось, заполнили бальный зал. Оливия недовольно посмотрела на огромные часы из натурального дерева, украшавшие камин. Кто-то нарочно опаздывал, желая ее позлить. Что ж, это ему прекрасно удалось. Гости уже начали тихо переговариваться, почему же до сих пор не начался праздник. Не видно именинника. Кто же знал, что, чертова ведьма, его крестная, катастрофически опаздывала.
Неожиданно раздался стук посоха камердинера и его зычный голос объявил.
- Ее милость благороднейшая герцогиня Эо Дементия Кастор и его светлость маркиз Себастьян Ардео Кастор.
В зале возникла гробовая тишина, на кладбище было веселее, чем в Забини-Мэноре.
«Чертова ведьма» в сердцах воскликнула Оливия, не зная, что с ней негласно соглашается Лорд Малфой. Парадные двери распахнулись и в проеме появились двое. Несомненно, родственники, несомненно, мать и сын. Нет, это были не два человека, а разорванное некогда целое существо. Их жесты, движения, даже легкая улыбка превосходства, все было схоже.
- Оливия, милая, тебе плохо? – певучий голос разрезал тишину.
Мальчик рядом с ней усмехнулся, и Леди Забини очнулась от транса.
- Что за фамильярность? Я говорила тебе, что джунгли и аборигены не та обстановка, что поспособствует твоим манерам. И все же, я рада, что, наконец, вижу тебя, - тепло улыбнулась женщина, вкладывая в последнюю фразу все свои чувства к потерянной подруге.
- Я тоже, Оливия, - холодные глаза на миг потеплели. – Позволь представить тебе моего сына. Надеюсь, ты не в обиде, что я явилась не одна на этот замечательный праздник.
- Нисколько.
Карие глаза впились в черноволосого мальчика, изучая хрупкую фигурку.
- Мой сын – маркиз Себастьян Ардео Кастор. Себастьян – это леди Оливия Забини.
- Очень рад нашей встречи, мадам, - детские губы коснулись ее руки.
Леди в удивлении захлопала глазами, поражаясь изяществу мальчика. Лазуритовые глаза смотрели на опешившую хозяйку дома с насмешкой.
- Я много о вас слышал от матери. Я счастлив, что, наконец, героиня ее рассказов обрела свою телесную оболочку. Вы просто очаровательны, как я и представлял.
- Благодарю, ваша светлость, - с еле сдерживаемым смехом выдавила Оливия, переводя взгляд на Эо. – Надеюсь, ты слышал только хорошее.
- О, ну что за предрассудки. Только хорошее? Как это неинтересно. Я считаю себя по натуре испытателем и ученым, поэтому мне интересны все грани и стороны.
- Узнаю слова твоей матери. Могу ли я звать вас Себастьян, маркиз?
- Отчего же нет, только я надеюсь, вы позволите обращаться к вам, Оливия, по имени? Это имя вам чрезвычайно идет, описывая всю вашу плавность и изящество.
- Почту за честь, Себастьян.
- Ты так высокопарен сегодня, Себастьян, - вступила в разговор герцогиня. – Это меня немного настораживает.
Губы мальчика растянулись в дьявольской улыбке, ему вторила Эо. Оливия переводила непонимающий взгляд с одного лица на другое.
- Как много я упустила, дорогая?
- Достаточно, Оливия, чтобы теперь провести в мучительном неведении не один вечер.
Мальчик тихо хихикнул и тут же принял невозмутимый вид.
- Кхм, где же мой дорогой кузен, Оливия?
- О, скоро они будут здесь. Теперь, когда все в сборе, праздник может начаться.
- Прости милая, что мы вас задержали, - улыбнулась Эо. – Я по привычке отправила нас в охотничий домик.
- Мордред и Моргана! Да этим камином уже два года никто не пользуется. Дымоход пришел в негодность!
- Теперь мы это знаем, не так ли, мама? – изогнул бровь маркиз.
- Да, уверились на собственном опыте.
Оливия тихо рассмеялась, перед ее мысленным взором встала картина, как два благородных аристократа застряли в дымоходной трубе. Все покрытые сажей и копотью, с торчащими в разную сторону волосами.
- Ах, жаль, я не видела этого.
- К счастью, вы не видели этого, - буркнул мальчик, все еще ощущая давящее чувство.
К их небольшой группе незаметно подошел Лорд Малфой. Его серебристые глаза впились в герцогиню, грозя воспламенить ее фигуру. Почувствовав взгляд, она обернулась, и искренняя улыбка тут же увяла, уступая место холодно-вежлевой.
- Маркиз Малфой, - фамилия из ее уст звучала как самое отъявленное ругательство.
- Ваша светлость, - его голос так и сочился ядом. – Решили вернуться в старушку Англию?
- Да, давненько я не бывала в своем поместье, да и Себастьяну хотелось показать дом его предков. Мой сын – Себастьян Ардео Кастор, извольте представить.
- Милый мальчик, - прошипел Люциус.
Гарри, недоумевая, переводил взгляд с матери на Малфоя. Леди Забини топталась в нерешительности, предчувствуя, что грядет буря.
- О, он не только милый, но просто невероятное сокровище.
Легкая ладонь легла на плечо сына.
- Он заставляет меня гордиться собой.
- Несомненно. Каких только подвигов можно ожидать от благороднейшей семьи Кастор.
- Не уверена, но мне послышался сарказм, ваша светлость?! – закипая, проговорила Эо.
-Maman может, наконец, увидим виновника торжества? - попытался влезть юный миритель, но его аккуратно отодвинули в сторону.
- Твой сын не слишком воспитан. Где же манеры?
- Люциус, тебе ли судить о манерах. Что-то я не вижу твоего сына?
Мужчина лениво улыбнулся, слегка прикрывая глаза, словно предвкушая очень вкусный десерт.
- Драко скоро приведут с другими детьми, не так ли Оливия?
- Несомненно, - выдавила хозяйка, не зная, как прервать назревающий скандал.
- Драко?! – глаза герцогини сузились. – Ты назвал сына Драко?!
На губах Лорда зазмеилась злорадная улыбка.
- Люциус, - Нарцисса подплыла к ним, не в силах терпеть, как ее муж пожирает глазами другую женщину. – О, ваша светлость, Эо Кастор. Маркиз Кастор.
- Леди Малфой, - удостоил ее кивка Гарри, его мать лишь выдавила вежливую улыбку.
- Мы только что говорили о Драко, милая, - мужчина сжал в ладонях хрупкую ручку жены.
Нарцисса удивленно воззрилась на мужа, который проявил открытую ласку к ней.
- О, Драко – настоящий ангел. Как только вы его увидите, то поймете, о чем я говорю, не так ли Оливия?
- Да, Нарцисса, Драко воистину подобен ангелу.
- Мадам так и я не демон, - усмехнулся мальчик.
- Иногда я в этом сомневаюсь, милый, - обрывая зрительный контакт с Малфоем, проговорила Эо. – Ну, что же мы стоим. Я хочу, наконец, увидеть крестника. Как же бежит время, еще совсем недавно он пускал слюни в кроватке и норовил испачкать мне мантию. Где же этот неуемный вихрь, Оливия?
Казалось «неуемный вихрь» только и ждал этих слов, чтобы ворваться в зал и подлететь к матери.
- Мам, ну сколько можно. Нам уже скучно сидеть в комнате!
Черные глазки впились в мальчика напротив, невольно поражаясь его красоте, затем взметнулись выше и столкнулись с взглядом ледяных глаз.
- Блейз, все такой же неугомонный. Может проклясть тебя, что ли?
На слово «проклясть» именинник отреагировал очень болезненно. Побледнел, между аккуратных бровей залегла складочка, но затем смуглое личико посветлело, и он робко взглянул на женщину.
- Крестная?!
- Никак ты помнишь, а был еще таким крохой! – холодная маска дрогнула, и теплая улыбка была отдана мальчику. – С днем рождения, мистер Забини.
- А это…
Блейз скосил глаза на зеленоглазого ребенка.
- Это мой сын, крестник.
- Себастьян. Себастьян – Блейз. Надеюсь, вы подружитесь.
- Очень приятно, - улыбнулся тот, протягивая руку наследнику семьи Кастор. – Поможешь разрезать торт?
- Милый, разве не Драко… - запнулась под холодным взглядом герцогини леди Забини. – Что ж, пусть настанет очередь другого помогать в этом сложном деле.
- Так как, Себастьян?
Гарри оглядел этого смуглого миловидного мальчишку, казалось. открытого для всего мира, но что-то не давало ему покоя. Словно мальчик играет заготовленную роль, словно тот знает, что именно так с ним, Себастьяном, и нужно общаться.
- Хорошо, - медленно протянул он и последовал за веселым мальчишкой.
Они вместе держали огромный серебристый нож, плавно рассекая им воздух. Аккуратные кусочки бисквитного торта с горой воздушных сливок, разделялись на подносе. Праздник, наконец, начался. Дети, весело болтая, поедали лакомства, восседая за небольшим столом – точной копией взрослого. Блейз усадил Гарри рядом с собой и небольшим белокурым мальчиком, явно чем-то недовольным.
- Себастьян, ты ведь еще никого не знаешь. Позволь тебя познакомить с детьми самых чистокровных волшебников Англии.
- С удовольствием Блейз, - выдал он самую очаровательную улыбку.
- Драко Малфой.
Белобрысый мальчик скривил губы в улыбке, его серебристо-голубые глаза впились в юного мага. В них читалось едва заметное раздражение и что-то еще.
- Теодор Нотт.
Мальчик явно с итальянскими корнями, спокойно улыбнулся. Черные локоны спадали ему на глаза, придавая какой-то мечтательный вид.
- Панси Паркинсон.
Девочка с жидкими черными волосами гордо вздернула острый носик.
- Миллисента Булдрстроут.
Еще один высокомерный взгляд, но не такой отточенный, как у предыдущей ведьмы. Она была слегка полноватой и имела тяжелую челюсть, что слегка портило ее хорошенькое личико.
- Ну, а это Грегори Гойл и Винсент Кребб.
Два увальня, похожие на большие валуны, с грубыми чертами лица, молча кивнули.
- Очень приятно со всеми вами познакомиться, - взгляд Мальчика-который-выжил скользнул по девочке, одиноко сидящей в самом конце стола.
- Ммм, кажется, мы еще не познакомились с этой леди.
Она встрепенулась и подняла на всех тяжелый, как могильная плита, взгляд. Слегка спутанные темно-красные волосы спадали на лицо, делая ее похожей на безумную.
- Я – Себастьян Кастор, а ты?
Юная волшебница хмыкнула и расплылась в улыбке, больше похожей на оскал.
- Виолетта Лейстрейдж.
Хах, теперь он понимал, почему девчонка оказалась изолирована от других. Дочь самых верных пожирателей смерти. Это слишком даже для тех, кто и хоть и негласно, но поддерживал Темного Лорда и его методы.
- Что ж, и такое бывает, - такой же улыбкой одарил ее мальчик.
Виолетта с интересом уставилась на него и придвинулась поближе к столу.
- Неужели мне не будет скучно?
- Все зависит от тебя. Вот вопрос, будет ли скучно мне?
Остальные дети переводили недоуменные взгляды с одного на другую. Блейз занервничал, он не желал терять своего новоиспеченного и явно многообещающего друга из-за безумной Лейстрейдж.
- Себастьян, скажи, как давно ты в Англии?
Гарри посмотрел на именинника, который отчаянно пытался перетянуть его внимание на себя.
- Полгода. Мы совсем недавно вернулись. Безумно хотелось посмотреть Кастор-мэнор.
- А это правда, что у вас служит самое большое количество домовиков? – влезла Панси, сверкая голубыми глазками.
- Нет, не правда. Их больше в Хогвартсе.
- Хогвартс… Скоро и мы будем там учиться. Так ведь Себастьян?
- Скорее всего, Блейз.
- А мой отец не отбрасывает и вариант с Дурмстрангом, - надменно заявил Драко.
- О, Драко? Но как же тогда мы будем видеться?
- Он будет тебе писать, Панси, - захихикал Нотт. – Длинные баллады о любви.
- Заткнись, Нотт.
- Себастьян, а на какой факультет ты хотел бы попасть? – захлопала глазками Миллисент.
- Милли, радость моя, от твоего хлопанья маркиза Кастора может снести со стула, - ядовито прокомментировал Драко.
- Буу, - надулась девочка.
- Я не знаю, Миллисент. Может, Когтевран, но все же, я склоняюсь к Слизерину.
- А вот я точно попаду в Слизерин. Все Малфои были на этом факультете, и я там буду.
- Да уж, вот смеху будет. Малфой в Гриффиндоре, - хихикнул Блейз.
- Этого никогда не случиться!
Гарри тихо фыркнул.
- Ммм, Себастьян, а твоя мама ничего про меня не говорила? – как можно тише проговорил Забини.
- Что ты имеешь ввиду?
- Ну, в последний раз, когда я ее видел, она мне кое что обещала…
- Если ты имеешь ввиду подарок, то он тебя не разочарует. Я бы с удовольствием оставил его себе, но он не совместим с моим магическим ядром…
- Эй, о чем это вы там шепчетесь? – подловила их Панси.
- Совершенно ни о чем, - расплылся в обезоруживающей улыбке Себастьян.
В это время Шеш недовольно завозился на его шее, что не ускользнуло от цепкого взгляда блондинчика.
- Симпатичное ожерелье. Не девчачье ли?
Коричневый король был готов слететь с шеи хозяина и придушить наглеца. Лишь огромными усилиями мальчик заставил его оставаться неподвижным.
- Ты ошибаешься, Драко.
- Ой, а я только его заметила! Казалось, пока Драко не сказал о нем, того вообще не было, - Чуть не хлопая в ладоши от восторга, проговорила Миллисент.
- Ммм, непростая вещь, - высунула кончик языка Виолетта. – Откуда он у тебя?
- Ты хотела сказать «оно», - поправила Паркинсон. – У тебя что, с речью проблемы?!
От взгляда дочери безумных пожирателей мальчику стало не по себе. Он хотел заставить ее отвернутся и больше никогда не открывать рот, и в тоже время, показать им Шеша. Он даже представил, как их глаза округляться, точно галеоны, когда Шеш, сверкая бесподобной чешуей, заскользит по богато накрытому столу. Вот смеху-то будет. И все же, придется сдержаться.
- Фамильная ценность, Виолетт. Ничего особенного.
- Если хочешь, пусть так и будет, - потеряв к нему всякий интерес, девочка принялась ковырять кусочек торта.
- А где вы были? Ну, когда путешествовали? – попыталась разрядить обстановку Панси.
- О, много где. Моя мать обожает путешествовать и, кажется, это передалось и мне. Мы изъездили весь Ближний Восток, затем отправились в Южную Америку, Амазонка – это нечто, затем была Мексика. Мы уже подумывали двинуть на север, когда пришлось вернуться в Англию.
- Значит, ты родился все же здесь?
- Да. В нашем небольшом поместье в Уэльсе.
- И кто же…
- Отец? – закончил за Булдрстроут Малфой.
- Извини Драко, но я не могу тебе открыть его личность. Его положение не позволяет. К тому же, я видел его всего лишь единожды. Мать разорвала связи с ним, ей нужен был лишь наследник, - как бы извиняясь, он пожал плечами.
- Да уж, я всегда знал, что моя крестная чокн…, - Блейз запнулся, только сейчас сообразив, что хотел сказать.
- Чокнутая?! Извини, но это семейная черта.
Именинник вздохнул свободнее, видя, что его не собираются проклинать до десятого колена.
- Иной раз я боялся, что она проклянет меня или чего хуже, проведет какой-нибудь опыт.
Себастьян искренне расхохотался. А ведь он даже не представлял, какой устрашающий имидж создала себе его мама. А он, как ее сын, был просто обязан брать с нее пример.
- О, она это просто обожает. Как, впрочем, и я, - вскользь добавил мальчик.
- Так тебе нравиться, что твоя матушка ставит эксперименты над магглами? – вклинился Драко.
- О чем ты, Драко?
- Я много слышал от отца, - с важностью проговорил блондин. – Твоя мать готовила зелья для Темного Лорда и частенько использовала грязнокровок или магглов.
Гарри не знал, что сказать. Такого он даже не предполагал. Да, его мать не сахарная принцесса, и вовсе не добрая фея-крестная, но такое! Ему стало жутко. Перед глазами тут же всплыла картина личных подземелий. Темная лаборатория, склянки с мертвыми тушками и клетки, множество клеток. И сама его мать в огромном вольере, с нечеловеческими глазами.
Драко самодовольно улыбался, наконец, он заставил этого наглого выскочку притихнуть. Себастьян резко вскинул голову и улыбнулся, и эта улыбка не предвещала ничего хорошего.
- Я не знаю, нравится это мне или нет, я еще не пробовал. Хотя в дальнейшем, возможно, и решу этим заняться.
Малфой ошарашено смотрел на него. Только что почти прозвучало пусть и завуалированное, но признание, что семья Кастор поддерживает методы Темного Лорда.
- Магглы, как и грязнокровки – просто грязь под нашими ногами, - выплюнула юная Лейстрейдж.
- Я с тобой согласен, но лишь наполовину. Магглы, как и грязнокровки, делятся на два порядка: не заслуживающий внимания мусор и люди к чьему мнению можно прислушаться.
- Ты сам себя слышишь!? – прошипела его оппонентка.
- Разумеется! Вот слышишь ли ты себя? Твои взгляды безнадежно устарели. Я понимаю политику Темного Лорда и во многом его поддерживаю, но до определенных моментов. Его методы были слишком грубыми, работа топорной, поэтому ничего и не вышло! Общество не было готово к такому перевороту, а диктатура никогда меня не прельщала.
- Если бы не этот Поттер!!! – взвыла она.
- О, вот мы и подошли к самому интересному! – хмыкнул Блейз. – Мне одному интересно, как этот сопляк выжил?
- Блейз, а сам ты не сопляк? - в ответ хмыкнул Нотт. – В семь лет называть кого-то сопляком. Вот так каламбур!
- Заткнись, Тео!
- Хватит вам! Какая разница?! – чуть не взвыла Панси, наблюдая за ссорой. – Сами вы все еще сопляки зеленые!
- Так что же Кастор? Что об этом думаешь?
- Вряд ли теории ребенка хоть близко стоят с правдой, - выдал Гарри.
- Ох, только не пытайся тут отвертеться, мистер Умник. Ну-ка выкладывай, что там твой извращенный умишка надумал, а?
- Хм, Панс, я могу так тебя называть? – приподнял бровь Себастьян.
Девочка кивнула, недоумевая этой просьбе.
- Забавная ты, завидую я твоему жениху.
Кастор в упор посмотрел на краснеющего от злости Драко и хмыкнул.
- Да и ты не лыком шит, Себ.
- Себ?! Что ж, мне нравиться, - протянул мальчик, смакуя новоприобретенное прозвище.
Определенно Панси Паркинсон ему нравилась. Хоть у девчонки был характер не сахар, но до чего же интересно.
- Мне кажется, еще чуть-чуть, и у тебя из-под носа уведут невесту, Драко, - захихикал Тео.
- Ой, заткнись, Нотт. Ничего ты не понимаешь. Просто две родные души нашли друг друга на астрально-космическом уровне, - на полном серьёзе выдала девочка. – Это же просто, даже такой флоббер-червь как ты поймет.
- Ты совершенно права Панс. Наши ментальные тела так и рвутся друг к другу. Кажется, я нашел тебя, моя духовная сестра.
- Ну что за идиоты! – выдал Блейз. – Какую же чушь несут, а лица как на похоронах!
Все засмеялись, но кажется, никто так и не забыл про вопрос.
- Так что Кастор? Или уже не рад, что затеял этот разговор?
- Отчего же Малфой, - сделал ударение на фамилию мальчик. – Прежде, чем я отвечу, лучше расскажите, что за идеи бродят в обществе насчет той памятной ночи.
- Да нет никаких идей, - пожала плечами Милли. – Кто твердит, что Поттер просто очень могущественный маг, и он даже Лорду оказался не по зубам.
- Это вряд ли, - встрял Драко. – Мне просто кажется, сам Лорд что-то напортачил.
- Ты считаешь, что сам Лорд Судеб не смог справиться с собственной Авадой?! Малфой да тебя бы четвертовали, а потом оживили, чтобы снова запытать, услышь кто-нибудь из пожирателей о такой глупости, - Себастьян был просто поражен этим высосанным из пальца предположением.
В подтверждение его слов, глаза Виолетты недобро засверкали. Конечно, глупый блондин только что оскорбил Хозяина ее матери и отца.
- Я не это хотел сказать…
- Драко, иногда ты меня просто поражаешь, - качнула головой Миллисент. – Слышал бы сейчас тебя Лорд Малфой.
- Да и был бы наш Драко размазан по стене, прям как это безе по тарелке, - хмыкнул Тео.
Мальчик залился румянцем, его глаза сверкали от обиды. Ведь он не это хотел сказать. Совсем не это.
- Ну, есть еще идеи о случившимся?
- Защита крови, - неожиданно подал голос Гойл.
Кребб уставился на него в немом изумлении, роняя пирожное, как впрочем, и остальные. Обычно эта парочка тихо себе сидела да сметала со стола все, что могло сойти за еду.
- Точно, защита крови, - проговорил Гарри. – Только вот незадача. Лили Эванс была магглорожденной.
- А Поттер-старший?
- Не думаю, что он имел право пользоваться родовой магией. Разве отец не отлучил его от рода из-за неугодного брака?!
- А ведь верно, - протянул Блейз, не переставая поражаться уму своего нового знакомого.
Затем были выбраны более спокойные темы: квиддич, учеба, факультеты, новые сладости «Сладкого королевства» и многое другое. Вечер пролетел незаметно, и вот уже мальчик неохотно встает из-за стола, чтобы вместе с матерью вернутся домой.
- Буду ждать сову, - непреклонным голосом проговорил Блейз. – И даже не думай отделаться от меня.
- По-моему, так это просто невозможно.
- Мда, Себ, не забывай про свою духовную сестру. Буду ждать писем.
- Конечно, Панс.
Ребята попрощались, клятвенно обещая писать друг другу. Наконец, они покинули Забини-мэнор, и Гарри смог повалиться на постель. Все тело ныло от усталости, и мальчик как был в одежде, так в ней же и растянулся на шелковых простынях.
- Ну и как? Тебе понравились ребята?
На краешек постели присела Эо, поглаживая его по голове.
- Ммм, у меня неоднозначные чувства.
- В чем дело?
- Некоторые понравились, некоторые не очень.
- Ну-ка расскажи мне, кто же не удостоился твоего одобрения?
Он зарылся головой в подушку, стараясь скрыть улыбку. Он до сих пор поражался, как высоко мать ценила его мнение.
- Ну, я однозначно в восторге от Панси Паркинсон. Она забавная, любит корчить рожицы и то, как она достает Малфоя своей любовь, делает ее просто очаровательной в моих глазах.
- Так-так, значит, младший Малфой тебе не понравился.
- Он вел себя как пуп земли. Малфои то Малфои се. Я же не ссылаюсь на свою фамилию или титул. Или вот еще «Мой отец… Отец мне сказал…». Такое ощущение, что у самого Драко вместо головы кочан капусты, если за него постоянно думает отец.
Эо засмеялась, услышав заявление сына.
- Возможно, он просто гордиться своим отцом.
- Мам, он меня раздражает. Ты ведь тоже от старшего Малфоя не в восторге.
- У меня есть причина.
- Да неужели?! Так вот, у меня тоже есть, и если он не изменится, боюсь, друзьями мы не станем.
Волшебница лишь легко вздохнула и продолжила перебирать мягкие волосы мальчика.
- А что же остальные?
- Блейз – та еще двуличная скотина. Я потрясен, так уметь подстраиваться под людей. Невероятно. Он далеко пойдет. Тео – саркастичен, не глуп, любит читать и вполне терпимо относится к магглам. По крайней мере, считает, что и у них есть чему поучиться.
- Странно. Отец совсем не такой. Может это Иннес? Старший Нотт очень категоричен и односторонен.
- Миллисента… не знаю. Можно пообщаться, но не более. Про Кребба с Гойлом вообще молчу. Кажется, они совсем разговаривать не умеют, но связь между ними просто мистическая. Один встанет другой за ним, Кребб вправо, Гойл ту да же. Это ж просто цирк. А вот с Виолеттой Лейстрейдж нужно быть начеку. Она почувствовала Шеша. Ярая сторонница Темного Лорда, даже в таком юном возрасте. Из нее делают вторую Беллу, я в этом не сомневаюсь.
- Да, я тоже крайне удивилась, увидев эту девочку. Дикарка, как и мать. Хотя, не могу отрицать, что в безумстве Беллатрис было свое очарование.
- Мам, только не начинай. Со мной уже поделились, что ты обожаешь пытки, не хватало еще, чтобы ты восхищалась этой безумной.
- Так вот почему ты так раздражителен, - волшебница поджала губы в тонкую линию. – Ты ведь знал, что я была сторонницей Темного Лорда, и я не покривлю душой, если скажу, что стала ей добровольно. Слишком заманчивое предложение мне сделал Лорд.
- Что же он такого пообещал, что ты с радостью пытала людей?! – закричал Гарри, усталость как рукой сняло.
Он вскочил на ноги и принялся мерить комнату шагами.
- Во-первых, лаборатория, - ничуть не смутившись поведением сына, как не в чем ни бывало, отвечала Эо. – Во-вторых, вседозволенность экспериментов. Да, я испытывала зелья на людях, но эти же зелья спасали жизни другим людям. Мне были предоставлены уникальные компоненты для зелий, могущественные артефакты. Я могла заниматься Некромантией не таясь, в конце концов!
Гарри будто споткнулся о воздух и посмотрел на мать. Выглядела она вполне спокойной, если бы не подрагивающие руки, то он бы решил, что та остается полностью бесстрастной.
- Некромантия?! Мам, ты что, мертвецов оживляешь?
- Что за бред! И это я тебя считала умным мальчиком?! Такое ощущение, что мой сын переобщался с какими-нибудь Уизли!
Наследник залился стыдливым румянцем, опустив глаза в пол и свесив руки по бокам.
- Некромантия-это целая наука о мертвых и живых материях, а не тупое поднятие трупов из могил! Да о чем я говорю, ты должен это увидеть! Завтра. А сейчас хорошенько выспись.
Женщина вихрем покинула комнату. Дверь громко хлопнула, и наступила звенящая тишина.
Гарри осел на пол и зарылся пальцами в волосы, раскачиваясь из стороны в сторону.
 
inayДата: Воскресенье, 24.02.2013, 15:52 | Сообщение # 16
Подросток
Сообщений: 12
« 1 »
Класс! Наконец-то нашла книгу где с Гарри не обращаются к с хрустальным в новой семье! Я в восторге!


http://ficbook.net/authors/irga
Смерть - это лишь начало пути...
Для меня стакан всегда на половину полон - ядом...
 
DoomДата: Понедельник, 25.02.2013, 00:28 | Сообщение # 17
Посвященный
Сообщений: 52
« 1 »
Оочень интересно, согласна с Inay, наконец не "Сахарный принц" biggrin
 
KuaraДата: Вторник, 26.03.2013, 21:43 | Сообщение # 18
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
Глава 9. Рождество в Лондоне.
Следующее утро выдалось хмурым, зимнее солнце спряталось за кучевыми облаками, полными снега. За завтраком царила напряженная атмосфера. Юный волшебник без интереса ковырял овсянку, не в силах поднять глаза на мать. Волшебница сидела напротив него, а не рядом, как обычно, спрятавшись за утренней газетой. Мальчик изнывал от тягучей, как клей, атмосферы, не зная, что делать и как исправить ситуацию. Захотелось отбросить все эти правила поведения и с ревом броситься волшебнице на грудь. Он зажмурился, борясь с искушением, предательские слезы задрожали на ресницах, казалось, еще чуть-чуть и судорожный всхлип вырвется наружу.
- Я была не права, накричав на тебя, - тихо, но достаточно отчетливо, раздалось из-за газеты.
Ребенок уставился на исписанную чернилами бумагу, сомневаясь, не послышалось ли ему.
- Я повела себя ужасно. Я все время забываю, что ты еще ребенок и тебе свойственны такие мысли, несмотря на твои порой взрослые поступки.
Голубые глаза показались поверх газеты, виновато глядя на него. Гарри громко всхлипнул и, наплевав на этикет, бросился к матери на колени.
- Ну-ну не плачь. Все хорошо, успокойся.
- Ты, - всхлип, - не сердишься на меня?
- Нет, милый, конечно нет. Извини, ты, наверное, ужасно переживал…
- Ммм, - его губы дрожали, - я думал, ты больше меня не любишь…. Я обидел тебя, прости.
- Что за глупости! Из-за такой ерунды, ты думал, я откажусь от тебя?
Ребенок мертвой хваткой вцепился в нее, теснее прижимаясь к груди.
- Никогда, никогда не бросай меня! Никогда!!! – яростно шептал он. – Никогда!!!
Эо ошарашено хлопала глазами, рассеяно поглаживая сына по голове.
- Я тебе обещаю, слышишь? Я тебя никогда не оставлю. Я обещаю.
Ее губы прижались к взлохмаченной макушке, и женщина стала убаюкивать мальчика на своих коленях, покачиваясь вместе с ним.
Вскоре всхлипы затихли, и волшебница поглядела на заплаканное лицо спящего сына.
- Счастье мое … Когда же ты перестанешь бояться?
Она крепче обняла худое тельце, как будто пытаясь отдать все свое тепло только ему.

Гарри медленно открыл глаза и увидел перед собой лицо матери.
- Мам, - прохрипел мальчик.
- Ты заснул. Пришлось отлеветировать тебя в спальню. Как ты себя чувствуешь?
- Ммм, уже не так плохо, - он потерся носом о мягкое одеяло. – Ты больше не сердишься?
Эо закатила глаза, призывая всех богов и демонов ей в помощь.
- Себастьян, кажется, мы уже это выяснили.
- А, да, конечно, - ребенок с головой зарылся в постель, только черная макушка торчала поверх одеяла.
- Давай сделаем сегодня маленький выходной. Никакой учебы. Никакой Гоблинской грамоты и бухучета, м? Что скажешь, малыш?
- А что мы будем делать?
- Прогуляемся по Лондону. Мерлин мой, ведь скоро Рождество! И как у меня это из головы вылетело!
Волшебница вскочила на ноги и закусила губу, сосредоточенно соображая.
- Мантикора меня задери! Еще ничего не готово! Даже не начато. Обычно я … мы не празднуем, но…
- Мам, - раздался слабый шепот из-за спины. – Не стоит себя утруждать. Это всего лишь простая, ммм… зимняя ночь. Я никогда раньше не отмечал…
- Себастьян! – властный голос прервал детский лепет. – Я не желаю быть на одном уровне с твоими Дурслями. Если эти магглы не могли нормально относиться к тебе…
Она глубоко выдохнула и взяла себя в руки.
- Это будет самое замечательное и невероятное Рождество в твоей жизни. Я обещаю. А сейчас живенько одевайся, мы направляемся в Косой переулок, а затем прогуляемся по магическому Лондону.
Это был просто невероятный день. Гарри был счастлив от макушки до пяток. Казалось, они посетили десятки магазинов, выбирая подарки, украшения для дома, но в настоящий шок его поверг волшебный магазин игрушек. «Детское Королевство», именно так назывался магазин, был просто огромен. Бесчисленное количество полок было уставлено шуршащими, позвякивающими или подпрыгивающими игрушками. Под потолком, изображающим звездное небо, парили зачарованные драконы и разноцветные птички, а также воздушные шары и старинные дирижабли, заполненные крошечными человечками. Под ногами перекатывались заколдованные мячи, ползали мягкие игрушки. Весь магазин представлял собой мечту любого ребенка и Гарри в том числе. Не в силах себя сдержать, он замер около полки с армией солдатиков в красных с золотом мундирах, с кокардами и палочками на изготовку.
- Нравиться, малыш? – к нему подплыла улыбчивая продавщица.
Мальчик кивнул, не сводя глаз с гарцующей конницы.
- У тебя очень хороший вкус. Поскорей тяни родителей к кассе, иначе это чудо купит кто-нибудь другой.
- Ух, ты!
Словно в подтверждении ее слов рядом оказался взбудораженный мальчик. Эти прилизанные платиновые волосы Себастьян мог узнать где угодно. Ребенок заметался: нужно было срочно тянуть мать к кассе.
- Тебе что-то понравилось, радость моя? – проворковала Нарцисса. – О, Драко, какая прелесть.
- Неужели это вы, Ваша Светлость? – обратился к Себастьяну Люциус.
Драко тут же отлип от созерцания этого магического шедевра и впился взглядом в него.
- Кастор, - прошипел тот.
- Малфой, - вторил ему мальчик.
- Неужели вы один? Как безрассудно со стороны…
- Себастьян, милый, я вижу, ты не один, - бесцеремонно прервала ядовитую речь Эо. – Думаю, ты будешь рад, когда узнаешь, что я купила.
Волшебная армия исчезла с прилавка, словно тут ее и не было. Драко не смог подавить разочарованный стон.
- Ее кто-то купил.
- Мам? - в глазах мальчика засветилась счастливая надежда.
- Конечно, Себастьян – это я ее купила, - гордо и немного самодовольно, пропела волшебница.
Глаза младшего Малфоя вспыхнули от гнева. Как они только посмели! Это у него должно быть все самое лучшее!!! Он же Малфой, а Малфои всегда получают все, что хотят!!!
- ПАП!!!
- Драко, не думаю, что твоей отец сможет что-то сделать, - усмехнулась женщина. – Себастьян, пойдем, выберем тебе еще что-нибудь.
- ПАП!!!
- Как насчет небольшого разговора, Ваша Светлость, - коснулся ее локтя Люциус.
- Нам не о чем разговаривать.
- ПАП!!!
- Нарцисса! Уйми Драко!!!
Блондинка бросилась к истерящему мальчику, шепча, что папа все решит.
- Продай его Кастор, - процедил сквозь зубы маг.
- Нет! Не может быть и речи.
- Я заплачу втрое.
- Ты слышишь себя?! Кому ты предлагаешь деньги, Люциус? Да я могу скупить весь Косой переулок и при этом еще сотню лет не заботиться об инфляции.
- О, Великий Мерлин. Неужели мы не сойдемся в цене?
- Нет, это мое последнее слово, - усмехнулась она.
- Упрямая ослица!
- Напыщенный павлин!
- Эм, мам, на нас уже смотрят, - подергал ее за рукав Себастьян, косясь на любопытствующих волшебников.
- А, что? Себастьян? Мордрад и Моргана! Если в футе от тебя Малфой, то обычный разговор просто превращается в балаган.
- Тоже могу сказать и о семье Кастор, особенно об одной ее небезызвестной представительнице.
Гарри судорожно вцепился в руку матери, она была в бешенстве, похожая на рассерженную кобылицу, желающую растоптать соперника. Мистер Малфой выглядел не лучше, от его тела исходили волны жара.
- Ты как был заносчивым ублюдком, так им и остался! – прошипела Эо.
- Ха! Сколько не пытайся вести себя как леди, ты так и останешься неотесанной грубой дикаркой!
- Ох, мне все-таки стоило сломать тебе нос, тогда!
- Хвалишься своим местом в команде?! Мы-то знаем, что ты переспала с капитаном!!!
Оба уже никого кругом не замечая, начали переходить на личности.
- Люциус! Эо! – раздался с входа ледяной голос.
Спорщики обернулись к говорящему и мгновенно застыли.
- Сев?! – прищурив глаза, неуверенно проговорила женщина.
Гарри с любопытством осматривал появившегося волшебника. Высокий и худой, как жердь, в своей черной мантии, похожий на летучую мышь. Длинный крючковатый нос, холодные и глубокие, как черные дыры, глаза. Сухая бледная кожа и патлы немытых волос, спадающие на глаза. Рукава белых манжеток были заляпаны, руки были грубыми и мозолистыми. А от самого человека пахло полынью и герберой. Черные глаза встретились с зелеными, и мальчик еле удержался, чтобы не попятится или вовсе спрятаться за спиной матери. Он лишь высоко вздернул нос, стараясь держатся уверенно и высокомерно.
- Крестный! – радостно взвизгнул Драко.
- Сын!!! – выходя из транса, прошипел Малфой-старший.
Блондин поспешно затормозил и, вернув маску надменности на место, одарил мага, царским кивком.
- Не могу поверить, ты ли это, Северус? – встрепенулась герцогиня, моментально забывая о перепалке.
- Я вот, к сожалению, могу. Кто еще так может вывести Малфоя из себя, если не Кастор.
- В точку, друг мой, - согласился Люциус.
Эо высокомерно фыркнула и с улыбкой приблизилась к мужчине.
- Рада видеть тебя, Северус. Ты даже не представляешь как, но позволь, что ты делаешь здесь?
- Мне показалось, что я увидел человека, о котором не слышал вот уже восемь лет. Теперь очевидно – это не игра моего воображения. Не думал застать тебя здесь, - обвел глазами помещение тот, - да еще с ребенком.
Черные агаты опять грозили просверлить в Гарри дырку. Он почувствовал, как в его голову пытаются аккуратно проникнуть, и тут же выбросил наглеца из своего сознания.
Мужчина изумленно взглянул на мальчика.
- Не стоит больше этого делать сэр, - пожурил его ребенок, придвигаясь к матери.
- Хм, Сев, - с усмешкой протянула она, - познакомься с моим сыном. Себастьян Ардео Кастор. Себастьян, это мой старый друг – Северус Тобиас Снейп.
- Сын? Хм, не могу скрыть, как я удивлен, - вздернул бровь волшебник.
- Не ты один.
- Сэр, простите, но вы – зельевар, как и моя мать, не так ли?
- С чего ты это взял мальчик?
- Кхм, простите, если я скажу вам, что-то обидное, но ваши манжеты в явных пятнах от зелий и запах вашей мантии… Она пропиталась парами от котла, несомненно.
- Ты очень наблюдательный мальчик, Себастьян, - прищуриваясь, проговорил мужчина.
- Значит, вы – зельевар, друг моей матери, что само по себе уже страшно, не говоря еще о других невидимых глазу ваших талантах, - перечислял мальчик, загибая пальцы и явно намекая на легелименцию. – Все это говорит о вас, сэр, как об очень интересном и любопытном человеке.
- Неплохо, Себастьян, - улыбнулась ему волшебница.
- Крестный! Что ты здесь делаешь?
- Драко, - недовольно проговорил Снейп, переключая свое внимание с Кастора на крестника. – Тебе стоит быть хоть немного терпеливее.
- А тебе – вежливее, Северус, - отчеканила Нарцисса. – Не прилично уделять так много внимания одному человеку, обделяя других.
- Идем, - шепнула Эо сыну. – Это надолго, больше нам не удастся поговорить.
- Я бы хотел. Он интересный.
- Всему свое время, как и твоим желанием, сокровище мое.
- Прошу простить нас, но у нас еще так много дел.
- Ну, разумеется, - презрительно скривил губы Люциус. – Ваша светлость. Маркиз Кастор.
- Был рад встрече, маркиз Кастор, - скривил губы зельевар.
- О, я тоже, сэр. Почему бы вам не навестить нас?
- Замечательная идея, Себастьян. Как насчет Рождества, Сев, если у тебя, конечно, нет других планов, - волшебница стрельнула глазками в Малфоев.
«Чертова ведьма» в сердцах подумал Северус Снейп, находясь между двух огней. Малфои и Касторы. И те, и другие очень страшны в своей мести.
- Мам, это не честно по отношению к господину Снейпу, - смилостивился мальчик. – Мы будем ждать вас в сочельник, надеюсь, у вас найдется минутка.
- Это более приемлемо.
- И все-таки, какой ты добрый, Себастьян, - уводя сына, вздохнула женщина.
- Какой есть, - пожал плечами мальчик. – Еще увидимся, Малфой.
- Несомненно, Кастор, несомненно, - процедил сквозь зубы Драко, снедаемый изнутри дикой злобой и завистью.
 
рысёнокДата: Среда, 27.03.2013, 15:01 | Сообщение # 19
Подросток
Сообщений: 17
« 0 »
Очень интересно и свежо!
 
marisaДата: Среда, 27.03.2013, 15:52 | Сообщение # 20
Снежная Девушка
Сообщений: 242
« 70 »
Kuara, рада,что прочитала фанфик.
Больше всего я довольна тем,что мальчика нарекли Себастьяном))
Присоединяюсь к армии ждущих) happy



Америка спрашивает у Англии:
- Слушай, а чего Брагинский такой злобный по жизни?
- Потому что он - тревожноотвественный депрессированный параноикоэпилептоидный шизоидоистероид, с ярковыраженной перверзией к пессимизму, – ответил Англия вконец осоловевшему Альфреду.
 
KuaraДата: Среда, 27.03.2013, 22:08 | Сообщение # 21
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
Глава 10. Заклинание Четырех

Красавица-ель стояла в центре бального зала, сверкая десятками золотых огоньков. Огромные искрящиеся шары, гирлянды и шестиконечные звезды. Макушку дерева украшал рождественский ангел с белыми крылышками и копной золотых кудряшек. Эо Кастор украшала углы залы большими связками снежных шаров и еловыми лапами, присыпанными серебром. Себастьян удобно растянулся на полу, зачитываясь сказками Андерсена. Волшебница взглянула на него и забеспокоилась. Между бровей мальчика залегла складочка, губы были плотно сжаты, а руки, державшие книгу, мелко подрагивали от напряжения. Он тихонько вздохнул и потер лоб, опуская книгу на пол.
- Все хорошо, Себастьян?
- Да, все в порядке, просто в последнее время меня донимают глупые сновидения.
- Что ты этим хочешь сказать?
- Ничего, совсем ничего. Просто глупые сны, - через силу улыбнулся мальчик.
Недавно ему снился самый отвратительный кабинет, который когда-либо существовал. Он сидел за письменным столом, а мерзкие котята с тарелочек, которыми были увешаны все стены, шипели и фыркали на него, пока дряблая женщина стояла за его спиной, растягивая рот в гадкой ухмылке. Весь свой сон Себастьян выводил на пергаменте всего одно предложение, которое наливалось красными чернилами из его собственной крови. Когда мальчик с тихим вскриком проснулся, весь в холодном липком поту, на мгновение ему показалось, что тыльную сторону правой руки венчают те самые кровавые слова « Я не должен лгать».
Позже ему даже понадобилась настойка бадьяна, в которую он окунал свою руку, неприятно покрасневшую в местах ночных порезов. Разумеется, его матери было неведомо, какие необычные вещи происходят с ее сыном.
- Мам, скажи, что случилось бы, останься я у Дурслей?
- Ммм, думаю ничего хорошего. Это одни из самых мерзких магглов, которых я имела несчастье встретить в своей жизни. К чему ты это спросил, ребенок?
- Я читаю « Девочку со спичками» и мне очень грустно. Ведь я тоже мечтал о семье, нормальной семье, пока жил с ними. Вот только мне повезло, а девчонке не очень.
- Так, к сожалению, происходит довольно часто. Кому-то везет, а кому-то не очень. Честно говоря, я боюсь представить, что бы с тобой произошло, если б я не вмешалась.
- Я, наверняка, не дожил бы до одиннадцати или озлобился на весь мир и стал вторым Темным Лордом. А возможно сломался и превратился в бездушную куклу.
Мальчик понурил голову и принялся бездумно перелистывать страницы, распахнутой книги.
- Эй, - она присела на корточки рядом с сыном. – Давай отвлечемся от этих мрачных мыслей. Если, если. Нет никаких если! Есть только сейчас, а сейчас мы с тобой пойдем на кухню и посмотрим, что же наши домовики решили состряпать на Рождество.
- Что-то у меня нет настроения, - поднимаясь с пола, проговорил Себастьян.
В зале с тихим хлопком возник лопоухий домовик.
- Хозяйка, хозяин, - отвесив поклон до земли, проблеял тот. – Прибыла почта, младший господин.
- Спасибо, Уилоу, - принимая письмо, кивнул Гарри. – Я к себе. Ты не обижаешься?
- Разумеется, нет. А мисс Паркинсон – настырная леди, интересно, ее мать в курсе?
- Мам!
- Что?! Не пристало молодой леди заваливать письмами молодых маркизов. Это неприлично.
- Ой, Мам! Панси – моя подруга. Мы не любовные весточки друг другу пишем и не шпионскую переписку ведем. Просто так, пару строк.
- Как скажешь, Себастьян, как скажешь. Можешь идти.
Прижимая письмо к груди, мальчик поспешил в свою комнату. Плотно закрыв дверь, он уселся за письменный стол и с нетерпением распечатал послание.
- Опять любовные стишшшки, - сонно прошипел с кровати Шеш, не поднимая треугольной головы.
Мальчик проигнорировал язвительный комментарий и углубился в чтение.
- Уважаемая Ваша Светлость, лик ваш солнцу подобен, глаза ваши «изумруды» (слово несколько раз перечеркнуто), нет избито. Так зеленый бархат, нет не то, мох, а что похоже… Так неважно. Могу я просить маркиза Кастора снизойти да меня и объяснить КАКОГО БОРОДАТОГО МЕРЛИНА занятой ты мой, мне не пишешь?! Я тут со скуки помираю. Матушка совсем повернулась на Рождественской вечеринке и требует устроить маскарад. Уже и костюм мне подобрала, Себ, только вслушайся в это! Я буду изображать милую пастушку в розовом платьице и окруженная баранами. Я и так постоянно ими окружена, но я, же не напяливаю розовые рюшки и не скачу по дому?! Это просто ужас! Вот и сейчас пришлось спрятаться в платяном шкафу и строчить письмо светящимися чернилами. Блейз укатил с матерью в Италию, ууу, предатель. Так еще и Нотта с собой захватил. Четвертовать их! Драко, милый Драко…
Себастьян сморщил нос. Ну не может Паркинсон не упомянуть этого придурка.
- …представляешь, он даже не пригласил меня к себе на праздники. Я, конечно, не рассчитываю на что-то грандиозное, но банальное вежливое приглашение на чай с пирожными он мог организовать. Кстати, Блейз рассказал мне, а ему в свою очередь Драко, о милой стычке ваших родителей в «Детском Королевстве». Вот я хохотала! Не секрет, что я страсть как боюсь Старшего Малфоя, позор мне, но ничего не могу с собой поделать, но я никогда не слышала, чтобы кто-то смог заткнуть его за пояс. Я в восторге от твоей мамочки, эта женщина внушает мне благоговейный страх. Ой, кажется, меня раскрыли, нужно срочно искать новое убежище. Надеюсь, скоро увидимся.
P.S. Береги себя и свои нервы, мой астральный братец.
Ваша Леди Пенелопа Паркинсон.
Себастьян свернул письмо и подпер кулаком щеку. Ответ он писать пока не собирался, да и не требовался он, по всей видимости.
Змей мягко соскользнул с кровати и устроил свою большую голову на коленях хозяина.
- Скушшшно, хозяин.
Гарри потер скрытый заклятьями шрам, и тонкие пальцы зарылись в волосы.
- Мне кажется, я что-то упустил из виду. И если я это не найду, то потеряюсь в этой жизни.
- Хозяин странно говорит, но Шешшшу, все равно, тревожжшшно.
- Я сам себя не понимаю. Вроде у меня все есть, тогда в чем дело? И все же я что-то упускаю, словно тоненькая нить скользит сквозь пальцы. Это как-то связано с моей прошлой жизнью.
- С глупыми людишшками? Разве отвратный магл не мертв? – раздвоенный язык заскользил по детской ладошке. – Или хозяин хочшшет воскресссить?
- Воскресить? С чего ты взял? Это моя мать увлекается подобными штучками, да и зачем?
- Шшш, Шешшш видит больше хозяина. На хозяине лежжжит песссчать и только смерть ее снимет.
Мальчик удивленно посмотрел на мугла и даже перестал его гладить.
- О чем это ты? Что за печать?
- Если хозяин уйдет за грань, то узнает.
- Какого Мордера ШЕШ! Хватит играть в эти ребусы!!!
- Шшш, Шешш все сказал. Хочешшшь знать, проверь…
Шипя последние слова, змей сполз с колен и направился к двери. На глазах у изумленного ребенка Шеш превратился в туман и просочился сквозь дверь.
- Значит, хочешь знать – проверь, - протянул наследник, закидывая ногу за ногу. – Ну, ладно!
Черноволосый вихрь вылетел из комнаты и, перепрыгивая через две ступеньки, сбежал с парадной лестницы.
- Мам?! – ворвался он в бальный зал.
Пусто. Мальчик призадумался и щелкнул пальцами.
- Хозяин звать Уилоу?
- Уилоу ты не знаешь, где моя мать?
- Госпожа отдыхает в голубой гостиной, хозяин.
- Спасибо.
Ребенок помчался снова наверх, петляя по запутанным коридорам поместья. Тяжело дыша, он распахнул дверь из клена и замер в проходе. Волшебница удивленно вскинула бровь.
- За тобой гонится стадо кентавров, малыш?
- Нет, - с трудом выдыхая, заговорил он. – Я искал тебя.
- Вот и нашел. Что же заставило тебя бегать по дому?
- Шеш, - усаживаясь на кресло, проговорил Себастьян.
- Твой питомец? Извини, я не совсем понимаю.
- Ну, в последнее время, меня беспокоят ненужные мысли, и я поделился этим с Шешем.
- Просто замечательно. Мой сын предпочитает делиться проблемами со змеей, но не с матерью.
- Мам, не в этом дело.
- Так в чем?
- В том, что сказал Шеш. Он сказал, что на мне лежит какая-то печать и только смерть поможет ее снять.
Брови волшебницы поползли вверх, и узкая ладонь коснулась головы мальчика.
- Горе мое, а ты случаем не бредишь? Может, это тебе приснилось?
- Нет! Разумеется, нет!!! – злясь, вскочил на ноги наследник. – Я решил! Я хочу узнать, что это за печать!
- Мальчик, послушай себя. Змея сказала тебе что-то, и ты уже решаешь распрощаться с жизнью, бросаясь за грань.
- Дело не только в этом. Я сам чувствую, что мне это нужно. Слишком много непонятного появилось в моей жизни. Я хочу, чтобы ты провела ритуал.
- Да ты с ума сошел! – поднимаясь с дивана, заговорила Эо. – Ты хоть понимаешь, о чем просишь?!
- Ты сама горела желанием показать мне свои умения.
- Паршивец, не смей бросать в лицо мои же слова. Если ты забыл, то я уже извинилась.
- И что это меняет?! Я сам хочу это увидеть. Мне нужно!
- НЕТ!
- Значит, я найду кого-нибудь другого!
- Гррр, ты хоть соображаешь вообще?! За Некромантию светит пожизненный срок в Азкабане!
- Неужели ты сама даешь мне карты в руки мама? – с легким смешком поинтересовался Себастьян.
- Хм, ну что ж паршивец. Раз ты так уверен в себе, хорошо, я сделаю это. Но когда демоны будут рвать твою душу на части, не жди от меня помощи! – пригрозила женщина.
- Ты меня не напугаешь, - стараясь подавить дрожь в голосе, проговорил Гарри.
- Вот и хорошо. Ведь тебе же лучше быть уверенным в своей затее на все 100%!
- Я уверен!
- Замечательно. Сегодня ночью ты все увидишь. Советую, ничего не есть и по возможности меньше пить.
С этими словами волшебница развернулась на каблуках и вылетела из голубой гостиной, оставляя мальчика одного. Его ноги подкосились, и ребенок рухнул в мягкое кресло, поджимая ноги к груди.
- Мне это необходимо…

Честно говоря, Гарри уже серьезно жалел, что буквально вынудил свою мать выполнить свою прихоть. У него подкашивались ноги с каждым новым шагом к подземельям. Сердце трепыхалось как пичужка в клетке, а зубы выстукивали лихой мотивчик. Пару раз глубоко вздохнув, он замер перед той самой дверь с цинковыми листами, где его матушка переживала очередное полнолуние. От легкого касания дверь распахнулась чуть ли не настежь. От обилия горящих свечей все поплыло перед глазами. В глаза сразу же бросился меловой круг в самом центре комнаты, с вплетенными в него руническими знаками.
- Входи, или, все-таки, оставим эту затею?
Оголенная рука матери, с слегка заостренными ногтями была протянута к нему.
- Нет, - мотнув головой, мальчик вложил в нее свою ладонь.
- Жаль.
Гарри встал в центр круга и стал озираться по сторонам. Женщина выглядела сосредоточенной и слегка раздраженной. На грубом дубовом столе перед ней лежала шпага и пузатая чаша с прозрачной водой. Легким движением руки волшебница вытряхнула в нее золу из кожаного мешочка и добавила шепотку соли. Эо взмахнула палочкой, и на влажной стене проявился пентакль*.
- Чтобы не случилось, я это подчеркиваю, ни при каких обстоятельствах не покидай круг и не старайся нарушить его целостность. Понял?
Мальчик закивал как китайский болванчик, не в силах выдавить из себя ни слова.
- Ни в чем не участвуй, а лишь смотри. Ничего не обещай и ни на что не соглашайся!
- А меня будут заставлять?
- Посмотрим, - недобро усмехнулась ведьма и полоснула лезвием по раскрытой ладони.
Кровь закапала точно в чашу и по черной воде пошли круги. Женщина прикрыла глаза и нараспев затянула латинское заклинание.
Caput mortum, imperet tibi Dominus per vivum et devotum serpentem!
Cherub, imperet tibi Dominus per Adam Jot-Chavah!
Aquila errans, imperet tibi Dominus per alas tauri!
Serpens, imperet tibi Dominus Tetragrammaton per Angeli et Leonis!

Michael, Gabriel, Raphael, Orael!

Fluat udor per Spiritum Elohim!
Manet in terra per Adam Jot-Chavah!
Fiat firmamentum per Yod-He-Vau-He Sabaoth!
Fiat judicium per ignem in virtute Michael!

Аngelus cum lumen mortuum – oboedi vel abi una aqua sancta!
Taurus volatilis – labo vel reversum versus terra, nisi optate esse servire ferri mei.
Аquila, servus catenarum, oboedi vel abi ab qui spiritus.
Serpens iens, repoe ad pedum meorum vel crucia ab faces sancta et mana una oboris, quotus concremo ego ect.
Redi Aqua ad aquis! Arde Ignis! Verte Aer! Sic redi cinis in terram opia Pentagrammae, quota Astrum matutinum est.
Et in nomine YOD HE VAV HE, qui inscribptum in centrum cruxis lucis! AMEN AMEN AMEN!*

Гарри позабыл, как дышать, когда пламя свечей неожиданно, подобно змеям, начало извиваться в плавящемся воске. Из углов подземелья потянулись тени, похожие на причудливые растения с тоненькими усиками и различными отростками. Эти тени тянулись к самому потолку, распуская над их головами свои черные цветы. В ушах мальчика начал зарождаться глухой звон, смешавшийся с тягучим голосом матери. Он даже не заметил, как в одно мгновение голос смолк, и наступила тишина, прерываемая лишь шипением змей-свечей. Ребенок перевел взгляд на женщину и не смог подавить дрожь в теле. Некогда льдисто-голубые глаза стали полностью белыми как у слепца. На губах блуждала холодная усмешка, а руки тянулись к нему. В руке она держала шпагу, взглянула на нее, а затем отбросила в сторону.
- Пришел… Спрашивай…
Мальчик не сразу понял, что, обращаются к нему. Затем чуть не застонал от собственной глупости, в подземельях то больше никого кроме них и нет. Собравшись с духом и откинув сомнения, Гарри вступил в диалог с нечто, которое больше не являлось его матерью, да и человеком собственно тоже.
- Кто ты? Хм, или что?
- Правильный вопрос и правильный ответ… Хорошо… Я - Верашь…эта женщина моя жрица…
- Верашь? И ты так легко сказала мне свое настоящее имя? – с сомнением протянул он.
- Умеешь думать, хм… Хорошо… Мое имя, настоящее имя никто не знает, кроме призвавшего…
- Призвавший может его открыть кому-то другому?
- И, да и нет…
- Как такое может быть?
- Может сказать, но не может выжить…
- Так, что такое Верашь?
- Хм, ха ха… Я – Верашь… Здесь я мать, здесь я начало…здесь я пропасть…Что я для тебя, хм… Ха ха, для тебя пусть я буду демон…пусть я буду сила…и пусть я буду власть… все для тебя… ха, ха… Я – все и ничего одновременно…
Гарри решил, что с него и этого хватит. То, как глумливо кривятся губы волшебницы, не придавало сил для дальнейших расспросов.
- Что ты знаешь обо мне?
- Вопрос интересен, но ответ слишком долог… Позволь…
Знакомая рука потянулась к кругу, и тут же кольцо вокруг мальчика ярко вспыхнуло, заставив демона отдернуть руку.
- Не позволишь? Ничего не получишь…
Глаза изменили цвет, превращаясь в черные провалы, в две черные пропасти в которых плескалась злоба. Комнату наполнило шипение, тени заскользили по каменному полу, стремясь проникнуть внутрь мелового круга.
- Зачем играешь… Играешь с силой… думай, думай…
Гарри затаил дыхание, не зная как поступить. Тело женщины содрогнулось, и по ее лицу скользнула тень неудовольствия.
- Прогнать собралась… нагла, нагла… Но время еще есть…
В дверь, которая так и осталась открытой, проскользнул Шеш. Его золотистые глаза впились в ребенка, и раздвоенный язык затрепетал, пробуя воздух.
- Шеш? Во имя Мерлина, что мне делать?
- Хозяин еще не решшшил? Колеблетссся… Шеш поможшшет хозяину…
Мугл направился к нему, и мальчик еле успел гневно вскрикнуть, когда большое тело пересекло с легкостью линию, разрывая магический круг. Тут же тени устремились внутрь, поражая юного мага. Подобно гусеницам они цеплялись за штаны и полы мантии, подбираясь к груди. Сверху на тонких нитях паутины ему на голову роняли себя такие же тени. Себастьян испуганно забился, стараясь стряхнуть их с себя, но его пальцы лишь проходили сквозь прозрачные тела.
- Хорошо, ха ха…
Серый дым вырвался из тела Эо и устремился к ребенку.
- Себастьян!!! – крик женщины разрезал наступившую тишину.
Она подлетела к безвольному телу, ее руки скользили по щекам ребенка и его шее. Тело было оставлено, ее мальчик ушел за грань, его увели…

1*Вот так выглядит пентакль Соломона, что изобразила Эо. Оно должно подчинять призванный дух, пока тот не причинил кому-либо вред.
2* Заклинание Четырех в свое время по всей вероятности послужило прообразом и источником вдохновения для составителей Ритуала Изгоняющей Пентаграммы Ордена Золотой Зари. Оно служит как для призыва, так и для изгнания, в зависимости от желания.
Вот его перевод:
Владыка мертвых, тебе приказывает Господь через живого и посвященного змея!
Керуб, тебе приказывает Господь именем Адама — Jot-Chavah!
Блуждающий орел, тебе приказывает Господь именем крылатого быка!
Змей, тебе приказывает Господь Тетраграмматон во имя Ангела и Льва!
Михаель, Габриель, Рафаель, Ориэль!
Изливайся, Влага, именем Духа (Руах) Elohim!
Установись, Земля, именем Адама Jot-Chavah!
Да будет Небесная Твердь, именем IHVH Sabaoth!
Да будет справедливость, огнем силы Михаэля!
Слепой ангел, повинуйся, или исчезни от окропления этой святой водой!
Крылатый телец, работай, или возвращайся в землю, если не хочешь быть пронзенным моей шпагой!
Орел, прикованный цепью, повинуйся моему знаку или изыди силой этого дуновения!
Извивающийся змей, ползи у моих ног, или терзайся от священного огня и улетучивайся вместе с благоуханием моего каждения!
Влага, стань вновь водой! Воспламенись, огонь! Закружись вихрь воздуха! Да возвратится прах в землю силой Пентаграммы, которая есть Звезда Утренняя, и во имя IHVH, что начертано в центре Креста Света. Амн. Амн. Амн.

 
marisaДата: Четверг, 28.03.2013, 12:53 | Сообщение # 22
Снежная Девушка
Сообщений: 242
« 70 »
спасибо за проду...ничего,вернётся...


Америка спрашивает у Англии:
- Слушай, а чего Брагинский такой злобный по жизни?
- Потому что он - тревожноотвественный депрессированный параноикоэпилептоидный шизоидоистероид, с ярковыраженной перверзией к пессимизму, – ответил Англия вконец осоловевшему Альфреду.
 
SebiДата: Суббота, 30.03.2013, 08:17 | Сообщение # 23
Снайпер
Сообщений: 110
« 3 »
спасибо
 
KuaraДата: Воскресенье, 31.03.2013, 17:33 | Сообщение # 24
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
Глава 11. По ту сторону.
Гарри казалось, что он летит камнем вниз в огромную кроличью норе. Его локти цеплялись за стенки, и ткань трещала и рвалась, обнажая кожу, раня ее. Падение было бесконечно долгим и преисполненным страхом. Мальчик не видел дна этой бездны, его сердце болезненно сжималось каждый раз, когда локти задевали невидимые углы. Неожиданно все прекратилось, и гладкий черный камень приветливо встретил тело ребенка. Слегка покачиваясь, мальчик быстро огляделся, но ничего не увидел. Прямо перед ним забрезжил тусклый серебристо-белый свет. Свет извивался и по мере приближения утончался, наконец, обретя форму небольшой змеи.
- Шеш? – неуверенно проговорил он, и тихий шепот тут же увяз в бархатной тьме.
- Хозяин, - прошипело видение. – Идем, хозяин.
Гарри последовал за ним, стараясь не отставать от странной рептилии. С каждым шагом тьма начинала отступать, словно ее пронзали взявшиеся из ниоткуда лучи света. Под ногами что-то захрустело, и ребенок опустил глаза, внутренне содрогаясь. Кости, множество костей, как человеческих, так и животных. От совсем древних, превращающихся в прах, стоит только ему наступить, или же совершенно новых, старательно выбеленных. Все они стелились ровной дорожкой, по которой вел его питон. Мальчик несколько раз открывал и закрывал рот, так и не решаясь задать ни один из вопросов, вертящихся на кончике языка. Он лишь молча следовал за Шешом, стараясь загнать чувство страха как можно глубже.
- Не бойссся хозяин. Великая ничего не ссссделает особому ребенку.
- Особому ребенку?!
- Хозяин – осссобенный и Великая это прекрасно знает. Великая знает всссе…
Когда кости сменились плитами из черного с прожилками мрамора, Гарри не заметил. Просто, это произошло так резко, в одно мгновение. Вот было одно, а теперь совсем другое.
Чернота полностью рассеялась, уступая место безукоризненной белизне. Прямо из-под земли вырос грубый каменный трон с небрежно наброшенным шелковым, кроваво-красным плащом. В пяти метрах от его подножия лежала серая плита, безумно похожая на могильную. Подойдя поближе, мальчик увидел, что на ней высечены слова.
Гарри Джеймс Поттер
Умер в рождении.
Последний же враг истребиться – смерть…
- Великая, - почтительно зашипел змей, преклоняя огромную голову.
Гарри склонился, словно неведомая сила надавила на позвоночник и заставила рухнуть на колени, прямо на надгробную плиту. Подняв глаза, он встретил пронзительный и пугающий до мурашек по всей спине взгляд обсидиановых глаз.
Женщина невероятной красоты восседала на троне, небрежно закинув одну ногу на другую. Огненно-красные волосы спадали ей на плечи и подлокотники. Хищная улыбка, длинная шея, узкие плечи и невероятно красивые руки с тонкими пальцами, увенчанными длинные коготками, покрытыми черным лаком. Она была обнажена по пояс, и только массивный медальон в виде головы собаки возлежал на упругой груди. Черная юбка с разрезами от бедра открывала стройные ноги своей хозяйки. Женщина была боса, только металлическое кольцо от кандалов на правой ножке.
- Здравствуй, я заждалась.
- Извините, - растерявшись, проговорил мальчик, по-прежнему стоя на коленях.
- Пустое, ребенок. Я тебя прощаю, ведь ты мой особый мальчик, - промурлыкала женщина, выпуская изо рта кольца дыма.
В какой момент в ее руке появилась длинная тонкая курительная трубка, было не столь важно.
- Шешшш привел. Довольна ли Великая?
- Слишком долго. Поди прочь, я зла на тебя.
Змей поспешно растворился в воздухе подобно туману.
- Что же ты молчишь, мальчик? Ты можешь спрашивать, сегодня я добра.
- Так вы и есть Верашь?
- Одна из моих детей. Ей было велено встретить тебя и провести за грань. Ведь ты этого хотел?
- Я хотел узнать…
- Узнать что? Почему тебе тревожно, почему мутно на душе?
- Да, вы правы.
- Хм, малыш, малыш. Такой глупый, не знаю, поймешь ли ты? – ее глаза хищно заблестели.
- Я готов слушать, а пойму я услышанное или нет, мы узнаем после.
- Молодец. Не даешь страху овладеть cобой. Меньшего, я от тебя и не ожидала, мальчик.
- Так я получу ответы?!
- Не торопись. Времени здесь нет, я его не терплю. Сначала вопрос, потом ответ.
- Что со мной?
- Хм, хм… Что с тобой? Вспомни, что ты сделал после ритуала вхождения в род? Ну же мальчик!
Гарри попытался воспроизвести в голове эту картинку. Лунный свет, бальный зал, клятва, его новая мать, новое имя… Он вздрогнул, осознавая всю глубину своей ошибки.
- Я отказался…
- Вот именно отказался. От старого имени, от старой жизни, от старого себя. Отринул все, стараясь, стать другим. Но такого не бывает. Скажи мне мальчик, за что ты так обошелся с Гарри Поттером, разве он сделал тебе что-то дурное? Отвечай!
- Нет, - прошептал ребенок.
- Прошлая жизнь и нынешняя. Две личности: Гарри Джеймс Поттер и Себастьян Ардео Кастор. Их нельзя разорвать. Вот, что ты упустил, мальчик. Вот, что не дает тебе покоя. Ты поступил необдуманно. Посмотри…
Она повела своей трубкой и из-за трона показалась лохматая макушка, а затем боязливо вышел маленький мальчик. Очки- велосипеды, шрам в виде молнии и обноски кузена Дадли. Этот Гарри жался к трону, боясь даже звука собственных шагов.
- И ты смог его бросить? Совсем одного в пучине страха и отчаяния. Отказался?
Тонкие пальцы зарылись в непослушные волосы, и ребенок подобно котенку млел от ласки.
- Он прибежал ко мне и все ждал, когда ты вернешься. Видишь, как он напуган? Что будешь делать, мальчик?!
От вида собственного двойника, худого и осунувшегося, у Гарри разрывалось сердце. К горлу подступили слезы, и ребенок нервно сглотнул.
- Прости. Мне так стыдно, - прохрипел он.
Двойник обернулся на слова и покачал головой, нервно передергивая хрупкими плечиками.
- Никогда больше так не делай. Ведь ты – мой особенный ребенок, и ты не хочешь меня разочаровать!
Второй Гарри оттолкнулся от трона и медленно побрел к замершему на коленях мальчику. Бледная ладошка легла на его плечо.
- Больше не бросай меня, - прошептали губы в самое ухо, и призрак растаял, соединяясь с ним.
Мальчик вздрогнул, вспоминая всю подзабытую боль и горечь от чувства несправедливости деяний его родственников. Вся его кошмарная жизнь у Дурслей завертелась перед глазами, и его затошнило.
- Никогда, - пообещал юный волшебник, сжимая кулаки.
- Помни этот урок, мальчик. Гарри. Встань, я разрешаю.
Он медленно поднялся на ноги и взглянул на женщину. Трубка из ее рук уже исчезла.
- Подойди. Ближе. Еще.
Черные ногти царапнули виски ребенка, задели шрам, прошлись по щекам и остановились на шее.
- Что ты хотел узнать? Спрашивай! - обсидиан соперничал с лазуритом.
- Печать снимет только смерть. Вы?
- Я не ошиблась. Ты мой особенный мальчик.
Холодные как лед губы коснулись его лба в запечатывающем поцелуе. И тут произошла вспышка. Мир окрасился красным, и боль, боль!
Вот его первая жизнь: Дурсли, школа, первые друзья, Рон и Гермиона, борьба с развоплощенным Волан де Мортом, ложь, предательства, кровь и много боли. Несправедливо! Это слово будет преследовать его на протяжении всего жизненного цикла, всех жизней. А их десятки и с каждым разом мир все лживее и паскуднее. Друзья не такие уж и верные. Соратники не такие преданные, а цель не такая и правильная. Он так устал.
Зачем? Почему? За что? Вопросы сыплются, как из рога изобилия. И уже понимаешь, что лучше уж явное зло, чем скрытое. Оно намного коварнее и имеет множество личин и масок.
Дамблодор, как там? Величайший светлый волшебник со времен Мерлина?! Да воротит от такого защитника и борца за справедливость! ХА! Истина и справедливость у каждого своя и для достижения ее целей, такая мелочь как жизнь одного мальчишки ничто, по сравнению с грандиозными планами и проектами.
« Гарри – человек, напрочь лишенным такой черты как эгоизм». Как верно подмечено. Прогибаться под желания других, брать на себя чужие проблемы и не жалеть на это своей жизни! И что же взамен? Мальчика принесли в жертву как невинного агнца. Лишили детства, обобрали до нитки, лгали напропалую, использовали для великой цели! Не дали ощутить всех радостей жизни, почувствовать себя не таким ущербным по сравнению с другими. Не дали…
Образы прошлых жизней все мелькали и мелькали перед глазами. Гарри охватили разнообразные чувства: злость, гнев, горечь, апатия, равнодушие.
Мальчик открыл глаза.
- Ненавижу! Они заплатят, - в глазах стояли злые слезы.
- Не торопись. Это уже другая жизнь. Используй мой подарок с умом. Сейчас ты не один. Тебя поддерживают.
- Эо? Это вы привели её ко мне?
- Да, - просто ответила женщина. – Ты видел, что было с ней?
- Азкабан и смерть в нем. Безумная фанатичка вместо Беллы. В одной жизни, она так и не вернулась в Англию. В другой была убита до свержения Темного Лорда. Люциус убил ее. Почему?
- Вечные соперники. Оба желают мучительной смерти другому. Иначе и не могло быть. Их пламя пожирает изнутри, и ничего не поделать с этим.
- Сейчас тоже так?
- Сейчас все иначе. Строй, решай. В твоих руках знание, сила и власть. Измени этот мир. Побудь эгоистом. Я сама тебе это позволяю.
- За что вы все это мне даете?
- Ты заслужил. Ты интересен. На тебя давили, ты прогибался, унижался, испытывал адские муки, но так и не сломался. Это и делает тебя особенным. Несмотря на всю грязь и кровь, ты остался невинно чист. Было очень забавно наблюдать за этим.
- Я, правда, заслужил это все? – неверяще протянул Гарри.
- Только хорошее. Порадуй меня, развей скуку. Нагнись, я открою тебе один секрет и подарю еще один подарок.
Мальчик доверчиво наклонился, подставляя любопытное ушко. Холодные губы зашептали в него, и Гарри изменился в лице, равняясь по цвету с окружающим пространством.
- Гм, я потрясен. Я не знаю… Как мне…кхм, - он откашлялся и серьезно взглянул на женщину. – Леди.
Она громко рассмеялась, глаза сверкали, и из пустоты возник Шеш.
- Великая довольна, - зашипел змей. – Шешшш горд хозяином.
- Пусть будет так, мальчик. Еще никто не осмелился меня так называть. Это хорошо. Дай мне руки.
Острый, как бритва, коготь рассек нежные запястья. Гарри подавил болезненный стон и тут же на раны, полилась ее собственная кровь.
- Одаряю тебя и отныне ставлю выше других. Ведь можешь ты говорить от моего имени. Верши свои дела с моим именем на устах.
На заживших запястьях начертались руны. На левой руке – руна жизни, на правой – руна смерти.
- Знание, сила, власть. Используй мои дары с толком. Для себя я попрошу самую малость.
- Если это будет в моих силах, я это исполню.
- Не даешь пустых обещаний. Хорошо. Когда я запрошу, или же ты сам сочтешь нужным, то ты предоставишь мне душу Тома Риддла, известного также как Темный Лорд, - скривились ее губы. – Ты ожидал другого? Старик. Я сама явлюсь за ним, и ему не позавидует ни один грешник даже на седьмом кругу ада. Ты это хотел услышать?
- Смерть – легко.
- Каждую смерть выбирают именно люди. Будет же она мучительна или наоборот спасительна, зависит лишь от человека. Но вот, то, что после смерти находиться не в их власти. Здесь нет авторитета, и лишь твои поступки будут говорить за место слов.
- Я понял. Прошу прощения, леди.
- Пустое. Тебе пора. Береги мои дары и запомни: я на твоей стороне. Пока. Ведь я так непостоянна, поэтому не разочаруй меня.
- Разумеется, Леди. До свидания, Леди.
- До скорой встречи, мальчик. Мы скоро увидимся вновь.
Гарри поклонился, и образ женщины начал таять в мареве. Все расплывалось перед глазами, и мальчик почувствовал, как его грудь обвил питон и мир померк.

Его трясли за плечи, били по щекам и, не переставая, звали. Мальчик закашлялся, когда отравительное на вкус зелье полилось ему в глотку. Над ним нависла его мать, рассерженная как сотня фурий.
- Три дня, паршивец!
Он непонимающе уставился на женщину, за ее спиной мрачной статуей возвышался Северус Снейп.
- Меня не было три дня? – совладав с голосом, проговорил он.
- Ты был в коме три дня. Я больше никогда не уступлю твоим прихотям, - грозно хмуря брови, высказалась Эо. – Если бы не Сев… неизвестно, очнулся бы ты вообще.
- Дело не в зельях… Просто, Леди отпустила меня…
- Леди?! Эо, мальчик явно несет бред, - процедил сквозь зубы зельевар.
- Леди?! Что за леди? – тут в ее глазах засветилось понимание. – Где ты был, Себастьян? Ты видел ее? Это она забрала тебя?
- Леди давно ждала меня. Мам, я наделал столько глупостей, прости меня. Как я мог отказаться от себя?!
- Тихо, - волшебница прижала его к себе. – Ты еще мал и, разумеется, не можешь знать все на свете.
- Леди одарила меня…
- Тшшш, не сейчас, - Эо нагнулась к его уху. – Отдыхай. Я их видела, а теперь спи.
Гарри оставили одного, и он тяжело вздохнул. Голова гудела как пчелиный улей, а воспоминания роились в голове как пчелы, сменяя друг друга. Он перевернулся на бок и охнул, в запястьях вспыхнула боль. Они были аккуратно забинтованы, но даже сквозь повязку проступили пятнышки крови.
Все произошедшее с ним казалось нереальным, а, может быть, это был мираж. А он сейчас все также стоит на коленях на холодной плите в абсолютной пустоте, наедине с ней? Нет. Гарри помотал головой. Образ загробного мира таял в голове, мальчик никак не мог полностью вспомнить весь разговор. Что ему показывала Леди? Ребенок нахмурил брови, силясь вспомнить. Ничего лишь смутное чувство, что со временем все встанет свои места.
Спустив ноги с кровати и нащупав тапочки, мальчик зашаркал к двери. Сейчас ему нужно общество. Ему нужна Эо. Пусть обнимет, все объяснит, ну покричит немного, но ведь простит. Ну, или потом простит.
Снизу раздавались голоса. Два мага беседовали на повышенных тонах, и мальчик свесился через перила, прислушиваясь, но, кроме гневных восклицаний, ничего не сумел разобрать. Гарри, крадучись, подобрался к приоткрытым дверям Бальной залы и приложил к щелке любопытное ухо.
- Это безрассудство! Это самая величайшая твоя глупость!
- Не смей разговаривать со мной так Северус Снейп! Я тебе благодарна, но это дела семьи Кастор, а ты к ней не имеешь никакого отношения, - прошипела его мать.
- Ха, очень умно. Ведь теперь моя помощь не требуется.
- Совершенно верно. Тебе лучше покинуть нас. Не волнуйся в долгу я не останусь.
- И кто из нас старше, хм? Ты хоть осознаешь, к каким последствиям это могло привести? Или твоя жажда знаний и это оправдывает?
- Я все прекрасно понимаю, и от этого мне не легче. Ты не знаешь, что я чувствую Северус, - голос женщины был уставшим.
- Разумеется, мне не понять. С меня хватит этого концерта, пожалуй, мне действительно стоит уйти, - холодно процедил зельевар.
- Прошу, только не надо устраивать Королеву Драмы.
- Ты так и не изменилась, - с горечью проговорил мужчина. – Неужели даже ребенок не заставил тебя задуматься…
- Это уже слишком. Тебе лучше уйти.
Гарри заглянул в щелочку и увидел, какое каменное лицо у мага. Губы были плотно сжаты, крылья носа яростно трепетали.
- Как угодно ее светлости.
Взмахнув полами мантии, точно крыльями, Снейп шагнул к камину, предварительно зачерпнув изумрудного порошка из горшка на каминной полке.
- Апартаменты Профессора Снейпа. Хогвартс.
С последним словом его поглотило изумрудное пламя, и он исчез в вихре. Ведьма сделала несколько шагов назад и упала в небольшой диванчик у стены. Она запрокинула голову и провела рукой по глазам, прикрыв их.
- И давно ты там стоишь, Себастьян?
Мальчик вздрогнул. Он был пойман с поличным, и покаянно склонив голову, побрел к матери. Ребенок остановился в метре от нее и спрятал руки за спину.
- Ты все слышал?
- Не знаю. Скорее всего, только конец, хм, разговора.
Она тяжело вздохнула и приоткрыла глаза.
- Иди сюда, - похлопала ведьма рядом с собой на диване.
Мальчик забрался с ногами на него и прильнул к матери.
- Что мне с тобой делать, ребенок?
Он лишь пожал плечами, тонкие пальцы Эо легко перебирали отросшие волосы сына.
- Я больше не поддамся ни на одну твою провокацию. Это чуть не стоило тебе жизни.
- Мам, ты хоть сама себе веришь? – робко поинтересовался мальчик.
- К сожалению, нет.

***

Рождественские праздники они провели вдвоем, отгородившись от всего остального мира. Почта складывалась домовиками аккуратной стопкой на рабочем столе герцогини. Камин был заблокирован от нежелательных и ненужных гостей, а аппарировать на территорию поместья было просто невозможно. Несмотря на всю эту изоляцию Гарри, был счастлив как никогда. Утром был восхитительный завтрак: оладьи со сметаной или джемом, булочки с изюмом, мюсли, фруктовые каши, овощной пудинг. Затем, вплоть до обеда, они играли в волшебные монополии, которые оживали прямо на глазах, раскидываясь во всю ширь немаленькой гостиной. После плотного обеда, прогулка по парку, катание с горок, игра в снежки. А вечером, довольному и усталому ребенку Эо тихо читала французские сказки, иногда перескакивая с английского на этот красивый язык. От тихого мурлыканья Гарри обычно клонило в сон и после двух-трех сказок, он засыпал в объятьях матери у пылающего жаром камина.
Зима незаметно перекочевала в весну и территория Кастор-Мэнора оживала после долгого сна. Уроки были возобновлены, а старый гоблин, по мнению Гарри, вообще слетел с катушек. К основным предметам тот умудрился еще добавить гоблинскую культуры и Историю магии. Даже его дражайшая матушка оказалась не милосердна к нему, решив, что он достаточно поленился во время праздников, она также включила несколько дополнительных предметов. Такие как каллиграфия и французский язык. Пообещав, что как только достаточно потеплеет, то займется его обучением верховой езде, что немало порадовало мальчика. Лошадей он любил. Он был готов любоваться этими грациозными животными несколько часов подряд. Загруженный занятиями, мальчик мог хоть немного забыть о потере своего друга. Шеш исчез, после того, как Гарри вышел из комы. Ему очень не хватало этой нахальной, полной ядовитого сарказма, рептилии.
Мальчик сидел в своей комнате за письменным столом и сочинял очередное письмо подруге. После Рождества, когда они полностью игнорировали всю почту, Панси устроила ему грандиозный разнос. Даже не поленилась прислать несколько громовещателей, на что мать только, негодуя, поцокала языком, но промолчала.
- Себастьян, - в дверь аккуратно постучали.
- Мам? Почему ты так одета? Ты уезжаешь?
На волшебнице был плащ из драконьей кожи, высокие сапоги на плоской подошве, у ног стоял небольшой ридикюль.
- Мне нужно срочно уехать, сын.
- Почему так неожиданно? И куда, хотел бы я знать?
- Ну конечно, хотел бы, - примиряющее улыбнулась Эо. – Мачу-Пикчу. Мои компаньоны нашли кое-что интригующее на одной из пирамид. Мне нужно срочно отправиться к ним, моя помощь поможет сдвинуться делу с мертвой точки. Обещаю, это только на три дня.
- Три дня? Ну конечно. Ты тоже так говорила когда уезжала в Багдад и вернулась через неделю. А меня, между прочим, бросила с той ужасной сквибкой!
- Миссис Прехерс замечательная женщина… была. Своими выходками ты довел ее до нервного срыва, и мне пришлось оплачивать курс лечения в Святом Мунго, - вспоминая чек на кругленькую сумму, кисло проговорила волшебница.
- Не я виноват, что она совала своей нос в мои дела!
- Знаешь мальчик, разводить огненных крабов в поместье – это и мое дело! Если бы не миссис Прехерс, от этого дома остались бы одни головешки, как ты только до этого додумался?!
- Беру пример с тебя, - оскалился малец.
- Не зубоскаль, мальчик, - смерила его тяжелым взглядом мать. – Спускайся вниз и познакомься со своей новой няней.
- Буу, ты уже все решила, а меня только сейчас ставишь в известность!
- Что за манеры, Себастьян?! Все мои старания пошли прахом? Я зря учила тебя быть джентльменом и следить за своей речью?!
- Ммм, извините, ваша светлость, - отвесил элегантный поклон мальчик.
Женщина скривила губы и окинула усмехающегося сына холодным взглядом.
- К моему возвращению ты должен будешь предоставить мне эссе на пять футов о манерах и поведении в обществе, и никаких пространственно-общих выражений! Также советую полистать родовую книгу по магическому Этикету, это тебе пригодиться!
Румянец быстро сошел с лица ребенка, и тот обиженно поджал губы. Открыл рот, чтобы уже опротестовать наказание, но ему не дали и слово вставить.
- Ах да, и ты лишаешься занятий верховой езды на две недели за свою дерзость.
- Но я ведь ничего не сказал! – взвыл от досады Гарри.
- Но подумал. Спускайся вниз и веди себя как хороший мальчик и не расстраивай меня более.
Легко развернувшись и подхватив сумку, женщина направилась в холл. Мальчику ничего не оставалось, как обреченно плестись за ней.
В просторном холле, оставляя грязные следы на начищенном воском паркете, стояла женщина самой неприятной внешности, какую Гарри только мог представить. Маленькая, полноватая с рыхлыми щеками и убийственными кудряшками, залитыми лаком, укладывающим их в прическу. Нежно - персиковый костюм и на тон темнее мантия, дополнял этот кошмар умопомрачительный бархатный бант на макушке и ядовито-красные губы, растянутые в жабьей улыбке. Кого-то эта волшебница напоминала, но Гарри как не напрягал свою память, вспомнить так и не смог.
Его мать даже остановилась на мгновения, взирая на эту безвкусицу в своем блестящем холле. Справившись с отвращением, она примерила одну из своих самых надменных масок, сын поспешил последовать ее примеру и тоже презрительно скривил губы, гордо вздернув подбородок.
- Прошу прощения, но мне описывали Элизабет Торрелл немного иначе, - с сомнением протянула Эо. – Возможно, в Министерстве что-то напутали.
- О нет – нет, - звонким девичьим голосом воскликнула новоприбывшая, еще больше растягивая губы в улыбке.
Гарри, глядя на это, побоялся, что ее лицо просто напросто треснет по швам.
- Просто, в Отделе Семейной волшебной ячейки совсем не хватает свободных рук, и так получилось, что бедняжка Элизабет сейчас находиться дома с очередным кожным заболеванием, ей ни в коем случае нельзя контактировать с людьми.
- Прискорбно, а вы…
- Ох, я Лорельда Селвин, ваша светлость. Ах, этот прекрасный ангел – ваш сын?! Какие невероятные глазки, - пухлые пальчику, потянулись к нему, и Гарри чуть не вздрогнул от отвращения.
- Мадам держите себя в руках, - осадила ее Эо. – Мой сын уже достаточно взрослый для этих сюсюканий. Поэтому прошу и вас вести себя соответственно.
- Разумеется, - ничуть не смутившись, воскликнула та.
- Я вернусь через три дня. У Себастьяна есть свое расписание занятий. Мистер Горгдерг будет появляться в поместье во время занятий и также вправе оставаться в нем по своему усмотрению на неопределенный срок.
- Кхм, кхм. Простите, гоблин в доме…
- Это не должно вас волновать Миссис Селвин, иначе мы распрощаемся прямо сейчас.
- Мисс, я Мисс Селвин.
- Это не моя печаль, - сладко улыбнулась герцогиня и обернулась к сыну. – Я буду скучать, мальчик.
- Я тоже, мама.
Ребенок слегка прижался к женщине, и та зашептала ему на ухо.
- Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, поэтому, если ты попадешь в беду, то просто сожми это в руке.
Она одела, на его шею тоненькую цепочку с кулоном в виде полумесяца.
- Увидимся через три дня, я привезу тебе что-нибудь интересное, - сжала его плечо Эо. – А что касается вас, я надеюсь, мой сын будет находиться рядом с вами в соответствующей безопасности. Также, прошу вас не забывать, чем вам будет грозить непростительное обращение с нашей семьей. Мне ведь не нужно напоминать, - ее глаза недобро сверкнули и, не дождавшись ответа, она подошла к двери.
- Мирка!
Главная эльфийка возникла из воздуха, дергая ушами.
- Дом на тебе, и присмотри здесь за всем.
- Конечно госпожа! – преданно глядя в глаза, горячо заверила домовиха. – Эльфы благороднейшей семьи Кастор – самые преданные эльфы.
- До скорого, Себастьян.
Дверь мягко закрылась за его матерью, и мальчик с грустью смотрел на опустевший холл.
- Кхм, кхм, Себастьян, мы замечательно проведем время. Может, покажешь мне дом?
- Я вам не Себастьян, а его светлость Маркиз Кастор. И дом я вам показывать не собираюсь, на это у нас хватает домовых эльфов, - надменно вздернул брови Гарри. – Вилли.
Новенький эльф уже ждал приказаний.
- Молодой господин приказывает, - отвесил тот поклон.
- Покажи основную часть дома, только необходимые комнаты и проводи мисс Селвин в ее покои. Я буду заниматься у себя.
- Вилли сделает все, как сказал молодой господин.
Лицо Лорельды Селвин скривилось от неудовольствия. Мерзкий щенок еще не понял, с кем связался. Ну что ж, вещи для наказания непослушных детей всегда при ней.
 
Алексис_))Дата: Понедельник, 01.04.2013, 00:00 | Сообщение # 25
Химера
Сообщений: 521
« 53 »
Спасибо за новую главу)))
Мне нравится этот фик.
 
marisaДата: Понедельник, 01.04.2013, 05:34 | Сообщение # 26
Снежная Девушка
Сообщений: 242
« 70 »
спасибо))
кто кого ещё будет наказывать...



Америка спрашивает у Англии:
- Слушай, а чего Брагинский такой злобный по жизни?
- Потому что он - тревожноотвественный депрессированный параноикоэпилептоидный шизоидоистероид, с ярковыраженной перверзией к пессимизму, – ответил Англия вконец осоловевшему Альфреду.
 
DgeMerДата: Понедельник, 01.04.2013, 17:53 | Сообщение # 27
Подросток
Сообщений: 14
« 1 »
Спасибо за новую главу)
 
KuaraДата: Суббота, 06.04.2013, 18:36 | Сообщение # 28
Снайпер
Сообщений: 104
« 8 »
Глава 12. Пасть волка.
Гарри подскочил на кровати на добрый фут, когда противно-приторный голосок пропел у него над головой:
- Солнышко уже давно встало, пора и тебе, малыш! – возвестил голос, исчезая из спальни.
- Какого Мордреда! – выползая из теплого кокона одеял, пробурчал он, взглядом наталкиваясь на настенные часы. – Полшестого?!
В полудреме, кое-как мальчику удалось натянуть на себя штаны и свитер. Пару раз он промахивался, попадая ногой мимо штанины, но, по большей части, ему удалось сделать все правильно. Неистово позевывая, он спустился в гостиную, где уже накрыли стол к завтраку. Ненавистная няня сидела во главе стола, на месте его матери. Гарри сдвинул брови и плюхнулся на стул у противоположного края.
- Это место главы семьи, - проговорил он. – Разве эльфы вам ничего не объяснили?
- Душенька, зачем придавать так много значения таким пустячкам. Тем более, я единственный взрослый человек в этом доме.
- Блинки.
Эльф материализовался в гостиной, дрожа как осиновый лист и с опаской поглядывая на хозяина.
- Накажите Блинки, господин, - взвыло существо, выкручивая себе уши. – И Блинки и Вилли, господин. И другие домовики говори, говори, честное слово, - яростно кивал головой тот. – Нельзя, нет, нет, нельзя занимать место хозяйки. О, господин накажите Блинки!
Эльф упал на пол, захлебываясь рыданиями и содрогаясь всем тельцем. Лорельда Селвин с брезгливым вниманием взирала на эту сцену.
- Замолчи, глупый эльф!!! Твои причитания никто не намерен слушать!!! – ее дряблые щеки вздрагивали при каждом слове. – Лучше принеси завтрак!
- Вам еще никто не разрешал командовать моими эльфами, - взвился от такой наглости Гарри, сон как рукой сняло. – Блинки, успокойся. Здесь нет вашей вины. Лучше приготовь все к завтраку, я проголодался.
- О, хозяин, - шмыгнул длинным носом эльф. – Наш хозяин – самый добрый волшебник, да, да. Все эльфы будут завидовать домовикам благороднейшей семьи Кастор. Завтрак будет подан через минуту, - лишенным слез, деловым голосом проговорил Блинки, отвешивая поклон до пола.
- Какие своевольные твари. Ты слишком балуешь этих существ, ангел мой.
Мальчик лишь раздраженно передернул плечами, отгораживаясь от этой кошмарной женщины, мечтая о маленьком пеплозмее, который был надежно спрятан под кроватью наследника, в заколдованном огнеупорном ящике.
- Твои уроки, Себастьян, ты все подготовил? Может, ты в чем-то не разобрался, малыш? Нужна помощь?
- Нет, спасибо. Я все прекрасно понимаю и сам.
- Да, да, конечно. Ты ведь такой умный мальчик. Ах, но в твоем возрасте столько дисциплин, не слишком ли жестоко со стороны ее светлости?…
- Моя мать прекрасно понимает, что меня ждет в будущем! – вздернул подбородок мальчик. – Я – наследник семьи Кастор, и после совершеннолетия мне достанется все, включая движимое и недвижимое имущество, а также семейный бизнес, акции, алмазные шахты и золотые рудники. Поэтому моя мать желает, чтобы я был полностью самостоятелен и сведущ во многих областях, которые, несомненно, пригодятся мне в будущем.
- Ах, какой хороший мальчик, - оскалилась в улыбке волшебница. - Ты также станешь владельцем экспериментальных лабораторий, так ведь?
- Хм, разумеется.
- Точно такой же, как и в Кастор-Меноре?
- Не понимаю, о чем вы говорите. У нас, несомненно, есть лаборатория, но, уверяю вас, она самая обыкновенная.
- Ай – ай, ну зачем ты врешь мне, душенька. Может, покажешь мне одну из них, сладкий мой.
- Прекратите эту фамильярность! Я устал от ваших сюсюканий! Вы ничего не увидите и через три дня вы уберетесь отсюда, как только моя мать переступит порог этого дома!
Себастьян бросил салфетку на стол и поднялся на ноги.
- Извините, но ваше общество действует на меня удручающе.
- Стой на месте! – визгливый возглас ранил слух. – Ступефай.
Толстая палочка из коры дуба выпустила красный луч, и он поразил удивленного мальчика в лоб. Парализованный ребенок рухнул на паркет, не в силах пошевелиться или издать хотя бы звук.
- Господин! – заверещал появившийся Блинки.
- Заткнись тварь! Инкарцеро!
Тонкие веревки связали голосящего эльфа, еще одно заклятие, и он лишь раскрывает рот в беззвучных причитаниях.
- Мирка!
Главная домовиха с громким хлопком оказалась в комнате. На ее лице застыла ничего не выражающая маска, но только в огромных зеленных глазах полыхал неспособный себя выразить протест.
- Сильная тварь. Противится моему заклятию Подвластия, но, все равно, ей его не скинуть, - по-девчачьи хихикнула Лорельда. – Ну что, малыш, покажешь мне все тайники своей отвратной матушки?
Гарри злобно засверкал глазами.
- Нет?! Малыш, ты вынуждаешь меня сделать тебе больно. Право, я этого не хочу, но сестра так просила, так просила. Я просто обязана вывести на чистую воду вашу Темную семейку.
Очередной красный луч ударил в беспомощного мальчика, и тот взвыл от боли.
- О, тебе неприятно? Ну, потерпи, душенька. Это всего лишь ослабленный Круцио, твоя матушка с радостью применяла его в полную силу во время войны. Ах, Министерству так и не удалось доказать, что эта мерзавка была верной Пожирательницей Смерти. Бедная моя сестричка, она почти добилась ее заключения. Ох, мы теряем драгоценное время, кхм, кхм. Так, где лаборатории, радость моя?
Если бы взгляд убивал, то Лорельда Селвин уже давно бы валялась на полу бездыханной. Он ничего не скажет этой гнусной жабе. Никогда!
- Негодный мальчишка! Мирка, сейчас же отведи меня в комнату своей хозяйки, немедленно.
Эльфийка нехотя подчинилась и повела за собой женщину. Гарри продолжал лежать на полу, судорожно соображая, что делать? Он не мог пошевелить даже пальцем, а сбрасывать заклятия, к сожалению не умел. Нужна помощь. Помощь, помощь. Это слово как набат било в его голове и неожиданно Блинки валяющийся рядом тихо хрюкнув, вскочил на ноги.
- Господин! Блинки освободит хозяина.
Тонкий палец с коготком ткнул в него и мальчик почувствовал, что теперь способен двигаться.
- Спасибо, Блинки, - прошептал он.
- Это все, хозяин. Хозяин будет великим магом, - улыбнулся домовик.
- Я попрошу мать, чтобы ты был моим личным эльфом.
- Блинки так рад, так рад!
От счастья глаза эльфа стали просто невероятно огромными, а губы расплылись в улыбке, и Гарри все еще затуманенным мозгом расслышал два роковых слова.
- Авада Кедавра!
Все еще улыбаясь от уха до уха, но уже с остекленевшим взглядом домовик повалился назад, с глухим стуком падая на пол.
- Инкарцеро!
Жесткие веревки оплели тело Гарри, повалив мальчика обратно на паркет.
- Что за дрянные твари! Как он освободился?! Бесполезные существа!
Она отшвырнула от себя Мирку, и та ударилась об стену.
- Показывай тайники мальчишка, иначе ты пожалеешь, что родился на этот белый свет.
Лицо женщины пошло крупными багровыми пятнами, щеки дрожали, а глаза фанатично блестели.
А Гарри все никак не мог прийти в себя. Она только что использовала Смертельное заклятие. Его эльф мертв. Это неправильно, неправильно!
- Ты не оставляешь мне выбора, мальчик, - елейным голоском пропела та. – Империо!
Мальчик никогда раньше не ощущал такой легкости во всем теле. Он был на вершине блаженства, и приятный голос, который задавал простые вопросы, ничуть его не раздражал. Вот только глубоко внутри не давало покоя чувство неправильности ситуации. Постепенно тревога начала нарастать, и он с удивлением сообразил, что его тело двигается само по себе. Ребенок обвел глазами местность и понял, что они находятся в Лютном переулке, а рядом, бодренько перебирая короткими ножками, чуть не вприпрыжку идет Лорельда Селвин.
Как он тут оказался? В голове всплыло брошенное в него заклятие Подвластия. А теперь все предельно ясно. Великий Мерлин, сколько же он разболтал, пока не пришел в себя, и почему он смог очнуться, хоть и не полностью? По его предположениям, прошло не более двух-трех часов. Солнце было еще не высоко, сейчас было максимум часов восемь-девять.
- Стой здесь! – приказала женщина, и зашла в обшарпанного вида паб, в самом конце аллеи.
Гарри, не в силах ослушаться приказа, замер на месте. Он мысленно пытался заставить себя пошевелить рукой и хоть на мгновение взять тело под контроль. Ребенок возликовал, когда смог пошевелить пальцами правой руки. Тут гордо вышагивая по каменной дороге, шествовала чета Малфоев. Гарри еще никогда на своей памяти не был так рад этим скольким гадам. Старший Малфой зашел в магазин под названием «Горбин и Берк», а младший остался на улице у дверей.
Мальчик запаниковал, не зная, как ему привлечь внимание Малфоя к себе. Блаженная нега начала потихоньку возвращаться в его разум, эта жаба наверняка возвращалась за ним.
- Малфой! – заорал во всю мощь легких ребенок.
От возникшей боли перехватило дыхание, из глаз полились слезы. Но он все же смог преодолеть заклятие, смог. Да, смог и теперь стоит как истукан и надеется на соображалку белобрысого или хотя бы его любопытство.
Блондин недоуменно поглядел на фигуру в капюшоне и неуверенно шагнул к нему.
Вот так, правильно. Иди уже сюда, тупоголовый болван. Ну же, быстрее перебирай конечностями!
Гарри взывал к нему всеми фибрами своей души, и блондин не заставил себя ждать. Драко опасливо приблизился к незнакомцу, словно его тянуло магнитом к тому и замер в шаге от человека или же не человека.
- Вы что-то хотели? Нет. Ну, я пошел.
У, болван. Стой! Взгляни на меня! Ну же!
Подталкиваемый неведомой силой Драко потянулся к капюшону и сбросил его с головы незнакомца. Серые глаза приняли правильную округлую форму.
- Кастор?! Ты что тут забыл? Эй, с тобой все в порядке?
Додумался, - пронеслась спасительная мысль в голове зачарованного мальчика.
- Позову-ка я лучше отца.
- Себастьян, золотко! Что это за друг?
Гарри похолодел от ужаса. Мерзкая жаба вернулась из паба и скалила свои зубы в сторону Драко.
- Кхм, кхм, младший Малфой, вот незадача. Импер…, - шепот заклятия был прерван душераздирающим криком.
Верещала какая-то женщина. На ее лице застыла маска ужаса, а губы выводили единственное слово «Сивый». Огромное тело бросило его лицом вниз на мостовую, закрывая обзор.
Рядом испуганно вскрикнул Драко и ухватил его за руку. В следующий момент земля завертелась, и словно невидимый крюк дернул его за живот. Очнулись они уже на грязном полу за несколько миль от Лютого Переулка.
- Мерзкое животное! – закричала Лорельда, и глухой стук оповестил Гарри, что ту хорошенько приложили об пол головой.
- Заткнись, министерская крыса, иначе сдохнешь раньше намеченного срока, - хриплый смех отразился от стен комнаты.
Себастьян с невероятной радостью понял, что может двигаться. Власть над собственным телом вновь принадлежала только ему. К его левому боку жался напуганный до смерти Драко и Гарри поднял глаза на похитителя. Его сердце рухнуло куда-то в пятки. Оборотень, никаких сомнений. Что там кричали, «Сивый»? Мордрад и Моргана! Фенрих Сивый – самый кровожадный оборотень из ныне существующих, обожающий плоть детей и их крики. Устраивающий засаду для своих жертв еще задолго до полнолуния.
- Что, детки, страшно? – оскалился мужчина, кривя желтые зубы. – То-то еще будет. Что ж, мне нужен был только блондинчик, но и ты сгодишься на закуску. У меня зверский аппетит.
Мерзкое хихиканье резало слух, у Гарри взмокли ладони, и он еще сильнее вжался в грязную стену.
Сивый взмахнул отобранной у ведьмы палочкой и все трое оказались связаны.
- Я оставлю вас тут дрожать от страха. А вечером вернусь, чтобы хорошенько позабавиться с вами, детки.
Оборотень наклонился к Драко, и смрадное дыхание мертвечины окатило обоих.
- Слушай малец, - он обращался напрямую к Малфою, - если бы не твой папаша, тебя бы здесь не было. Приятно осознавать, что во всех твоих бедах виноват он?
Расхохотавшись в мертвенно-бледное лицо блондина, тот нагнулся и, рыча, укусил его за шею. Драко вскрикнул и его взгляд остекленел.
- Ммм, какой вкус, - блаженно протянул Фенрих и потянул носом воздух около головы Гарри. – Прелестный аромат. Меня ожидает замечательный ужин.
Развернувшись, напоследок одарив их плотоядным взглядом, оборотень скрылся за обшарпанной дверью.
- Малфой, ты как? – после продолжительной паузы, выговорил Гарри.
- Иди к Мордеровой матери, Кастор!
Раздался тихий всхлип, и тело блондина привалилось к нему. Мальчик молчал, флегматично разглядывая потолок над дверью и думая, что же еще преподнесет ему этот безумный день. В таком оцепенении они провели большую часть дня, пока Драко не нарушил вязкую тишину.
- Эй, Кастор. Что ты делал в Лютом переулке?
- Не имею ни малейшего понятия, Малфой, - хриплым от долгого молчания голосом, проговорил мальчик.
- Как думаешь, она жива? – с легким интересом вопросил Драко.
- Лучше б сдохла, хотя нет, пусть вначале Сивый с ней поиграет.
- Кто эта тетка?
- Моя няня, которая применила ко мне Империус. Пыталась выведать у меня секреты семьи и засадить мать в Азкабан.
Мальчик рядом присвистнул.
- Паршивый у тебя день. А вот у меня все так хорошо начиналось…
- Эй, Малфой, при чем тут твой отец?
- Отец давал показания против Сивого на суде.
- Ничего себе! – Себастьян впервые почувствовал что-то, похожее на уважение, к Старшему Малфою
- Да, - протянул Драко. – Как думаешь, нам удастся спастись?
- Да ты оптимист, Малфой.
- Да какого дементора! Я не собираюсь умирать в свои семь лет, я еще слишком молод!
- Да ты еще ребенок, Малфой. Извини, но я не знаю, как нам выкрутится.
- Мой отец будет нас искать!
- И найдет лишь рожки да ножки.
- Это что еще за маггловский бред?!
- Трупы он наши обглоданные найдет, Малфой! Чего не ясно?!
- Мантикора тебя задери! Ты совершенно не умеешь успокаивать!
- А зачем мне тебе врать, а? Все и так ясно. Связал он нас крепко, я магически истощен, поэтому никаких фокусов от меня не жди.
- Да, что ты можешь? Только если слизня раздуть!
- Да иди ты! Ничего я тебе больше не скажу.
- У, какие мы обидчивые. Маленький мальчик обиделся и зовет маму, - загнусавил Драко.
- Малфой, тебе так сильно страшно, что ли?
- Еще чего, придурок, - вздыхая, ответил белобрысый. – Интересно, твоя нянька долго валятся без сознания будет?
- Большого толку от нее все равно не будет. Только если Сивый с нее первой начнет.
- Фуу, не хочу на это смотреть.
До самого вечера они больше не разговаривали. Себастьян пытался освободить себе руки, но добился лишь того, что веревки впились в кожу и пропитались его кровью. Все это время он пытался сдержать слезы, подступающие к глазам, и нервно кусал подрагивающую нижнюю губу.
Входная дверь громко хлопнула, и раздались голоса.
- Это конец, да, Кастор?
- Ты же оптимист, Малфой, - попытался пошутить Гарри, но его голос все равно дрожал.
- А ты - придурок, Кастор.
- Ку-ку, скучали детки? – вваливаясь в комнату, пропел Сивый.
- Не особо, - растягивая слово, храбрясь, протянул Драко.
- У, какие мы смелые. Маленькие мальчики всегда самые вкусные, но сначала я поиграю с вами, да так, что сами будете молить о смерти.
Именно этот момент предпочла Лорельда Селвин, наконец, очнуться.
- Что?! Мерзкое животное! Безродная тварь! ААА…
Фенрих Сивый скрыл тело женщины от их глаз, и лишь ее визг наполнял комнату. Гарри закрутился на месте, раздирая запястья до мяса. Надо выбираться, немедленно. Драко сидел рядом, с абсолютно прямой спиной и зеленым лицом. Когда оборотень обернулся к ним, весь заляпанный кровью, Малфой не сдержался, и его вырвало рядом с собой.
- Отвратительно, - прохрипел он, и Гарри был с ним согласен.
Ему стоило огромных усилий не присоединится к занятию блондина. Само его лицо было нежно-салатного оттенка.
- Не понравилось? – скорчил лицо Фенрих Сивый. – То ли еще будет.
Он медленно двинулся к ним и наклонился к Драко, царапая неухоженными ногтями нежную шею мальчику.
- Убери от него руки, шавка, - задыхаясь от собственной храбрости, прохрипел Себастьян.
- О, друзья на веки вечные. Какая прелесть.
- Мы не друзья…, - прошипел Драко.
- Вот именно, - протянул мальчик. – Так что убери от него свои лапы.
Мужчина расхохотался и отшвырнул Гарри к стене. Валяясь на боку и ругаясь, как матрос, мальчик сквозь слезы смотрел, как оборотень разрывает дорогой костюм Малфоя. Корявые пальцы блуждают по невинному телу, вызывая стоны боли, а потрескавшиеся, измазанные в крови губы нападают на бледную кожу. Он кричал, бился в своих оковах, извивался, раздирал руки в кровь, но ничего не мог поделать. Когда мальчик увидел, как Сивый приспускает собственные штаны, словно красная пелена упала на его глаза. Запястья горели огнем, и тут он заметил, что шустрые маленькие тени, быстро разрезают сдерживающие его путы.
Гарри молнией бросился к оборотню и вцепился в его лицо, большие пальцы легли на веки, давя на глазные яблоки. Сивый взревел от боли и махнул рукой, отбрасывая мальчишку. Фенрих бросился к нему, ориентируясь на запах, из пустых глазниц текла кровь и каша из собственных глаз. Он замер, дергая ногами, но его ступни надежно удерживали все те же тени. Они обвивали щиколотки мужчины, словно змеи.
- Я доберусь до тебя, - по-звериному рычал оборотень.
Себастьян обогнул дергающегося похитителя и упал на колени рядом с блондином. Он выглядел отвратительно, весь измазанный кровью и грязью, на его бедрах виднелась чужая сперма.
- Малфой. Малфой! – он легонько ударил того по щеке.
Мальчик встрепенулся и безумными глазами уставился на Гарри.
- Убью!
- Убьешь, убьешь. Давай сматываться отсюда, хорошо?
Они двинулись к единственной двери, Драко почти полностью навалился на другого мальчика и еле перебирал ногами.
- Давай топай, Малфой. Ну же. Дьявол!
Себастьян упал на пол, в его щиколотку вцепились сильные пальцы, и волосатая рука тянула к себе. Драко горящими от страха глазами ухватился за локти Гарри и тащил к себе.
- Только не отпускай, Малфой!
- Не дождешься, Кастор!
Черноволосый мальчик брыкался и пинал ногами оборотня, но силы были явно не равны. Когти вонзились в его колени, и он с ужасом понял, что ему не выбраться из этой мертвой хватки.
- Вали отсюда, Малфой! Живо!
- Пошел ты, Кастор! – прошипел тот, скользя по полу за Гарри.
Руки добрались до икр, разрывая штанины, руки болели от растяжки, а шею душила цепочка. Цепочка?! Мальчик застонал от собственной тупости.
- Отпусти мою руку, Малфой!
- Я уже сказал тебе заткнуться!
- Отпусти! Это наш последний шанс! Ну же!
- Не убежать вам, детки! Никогда!
Острые зубы впились в его голень, и Себастьян взвился от боли. Малфой, наконец, отпустил его руку, или же он сам ее вырвал, и холодные пальцы до крови сжали серебряный полумесяц.
- Я здесь, повелитель, чтобы служить и…, - затем понеслись ругательства на арабском языке, и левая рука оборотня была отсечена по локоть.
Звериный рык застыл в ушах, Драко, все еще держа Гарри, рванул того на себя и обвил руками талию.
- Грязный сын шакала! Смердящий пес! – рычал некто, появившийся из ниоткуда, размахивая ятаганом.
Смуглый мужчина с густыми усами в тюрбане и в восточном костюме взмахнул оружием, и отрубленная голова весело поскакала по полу, подкатываясь к дрожащим мальчикам. Гарри, что было сил, пнул ее в сторону.
- Как я уже говорил, - словно ничего не произошло, продолжал неизвестный. – Я здесь, повелитель, чтобы служить и защищать тебя. Жду ваших приказаний, повелитель.
- Унеси нас отсюда и эту забери.
- Куда прикажете унести?
- К рррродителям, - заикаясь, проговорил Драко, еще сильнее прижимаясь к Гарри.
- К родителям, повелитель?
Мальчик кивнул, вцепился в руки блондина и вжался в него спиной.
- Ваше желание для меня закон, - с поклоном ответил неизвестный, и сверкающая пыль наполнила комнату.

- Я это просто так не оставлю! Я разнесу Министерство по камню, если мой сын не будет тут же найден!
- Ну, Фадж, ты еще пожалеешь, что решил влезть в это дело!
Двое рассерженных родителей извергали потоки проклятий на лысеющую голову Корнелиуса Фаджа. Ему ничего не оставалось, как втиснутся в самую спинку дорогого кожаного кресла, и молчать, моргая глазками. В порыве гнева любимая статуэтка министра была разбита вдребезги об стену, и вслед за ее жалобным звоном в облаке сверкающей пыли материализовались потерянные дети и Лорельда Селвин. Окровавленная женщина, больше напоминающая сырой бифштекс, плюхнулась на дорогой ковер, не приходя в сознание.
- Себастьян!
- Драко!
Они бросились к детям и попытались их рассоединить, но не тут, то было. Те наотрез отказывались разорвать объятия.
- Ну же Дракон, выпусти его уже. Все закончилось.
- Себастьян, сокровище мое, отпусти мальчика.
Наконец поддавшись уговорам, дети оказались в объятиях родных.
- Милый мой, что же случилось? – шептала Эо, прижимая ребенка к себе.
- Мерлин Великий, Драко! Тебя укусили? Только не это! Драко, Драко…
 
marisaДата: Воскресенье, 07.04.2013, 21:08 | Сообщение # 29
Снежная Девушка
Сообщений: 242
« 70 »
сумбурно)


Америка спрашивает у Англии:
- Слушай, а чего Брагинский такой злобный по жизни?
- Потому что он - тревожноотвественный депрессированный параноикоэпилептоидный шизоидоистероид, с ярковыраженной перверзией к пессимизму, – ответил Англия вконец осоловевшему Альфреду.
 
DgeMerДата: Понедельник, 08.04.2013, 18:11 | Сообщение # 30
Подросток
Сообщений: 14
« 1 »
Как быстро все развивается... Интересно Драко станет оборотнем?
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Сахарный принц " !! 22 глава (ГП/ДМ,НЖП,ЛМ,ЛВ~слэш~NC-17~Драма/Прикл/Романс~макси~в работе)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: