Армия Запретного леса

Среда, 24.01.2018, 04:31
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 2 из 4«1234»
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Вереск цветет"!! Прода. Часть 3. и Часть 4 - полностью (ГП и другие~слэш~NC-17~Романтика, Фентези~макси~закончен)
"Вереск цветет"!! Прода. Часть 3. и Часть 4 - полностью
АрманДата: Суббота, 21.09.2013, 15:32 | Сообщение # 1
Странник
Сообщений: 538
« 64 »

Название фанфика: Вереск цветет
Автор: Андрасте (aka котоног)
Соавтор: tequillas
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Гарри Поттер и другие
Тип: слэш
Жанр: Романтика, Фентези
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Еще цветет дикий вереск, вселяя в души мечту о несбыточном. Кто про что, а я про спасение магического мира на этот раз от магглов.
Посвящение: Моей Гулене
Примечания автора: Кто говорит плагиат, а говорю - традиция)
Дисклаймер: все права на мир ГП принадлежат Дж. Роулинг
Разрешение на размещение: получено.

Часть I



Часть II



Часть III


Часть IV



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)


Сообщение отредактировал Арман - Суббота, 21.09.2013, 15:59
 
АрманДата: Пятница, 27.09.2013, 14:16 | Сообщение # 31
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 17

- Князь, я привел тебе хозяина этих земель и нашего сюзерена. Ты хотел говорить с ним, так говори, не тяни время,- напряженно в темноту подвала сказал Эдьдортх

Они вдвоем с зельеваром стояли напротив небольшой группы сплотившихся плечом к плечу вампиров. Было заметно, что часть их них была то ли ранена, то ли измождена до крайности.

- В своем ли ты уме, Эльдортх, гордый владыка подземелий!? Это же маг! Мы ждали наших властителей и покровителей, мы ждали сидхе, а ты привел мага?!! Или гоблины забыли, кто довел нас до такого состояния? Или он не помнит, что извел черным колдовством и волшбой наших владык?!! Мы чувствуем, что где-то рядом сидхе, мы будем разговаривать только с ним! – голос вампира опасно вибрировал и заполнял все пыльное пространство небольшого подвала.

Эльдортх собрался выхватить меч, но был остановлен мягким движением зельевара. Северус поднял руки и изобразил аплодисменты:

- Браво, князь! Браво. Какая патетика, сколько экспрессии! И от кого? Одного из тех, кто предал этих самых владык и наказан самой магией!!! Не тебе, князь, говорить о предательстве. Или ты думаешь, что жизнь человеческая так коротка, что не осталось свидетелей вашего преступления? - в отличие от вампира, Северус говорил негромко и вкрадчиво, но даже у гоблина вызвал холодный пот. – Или ты думаешь, что я вот так просто поверю предателям и кровососам и приведу маленького сидхе прямо в ваши загребущие лапы?

- Милорд, - тональность выступления сменилась. - Это было давно, очень давно, и не было дня, когда бы мы не сожалели о совершенном. Мы веками расплачиваемся за наши грехи. А вчера… на наш особняк в Лондоне было совершенно нападение. Мы не нарушили ни один закон министерства, а нас… нас почти всех уничтожили. Троих увели в неизвестном направлении, остальных убили. Все, кто здесь находятся - это выжившие в той бойне. Ты знаешь, что нас не примут в другой стране, там свои… вампиры… Нам некуда больше идти и не на что больше надеяться. И самое страшное, что убивали нас магглы, которые в принципе не могли нас найти. И делали это при поддержке магов: над особняком был непроницаемый барьер, и их оружие было зачаровано на нас. У нас не было шансов. Нас расстреливали, как животных.

- Магглы? Ты уверен? – подался к нему Эльдортх.

- Да, владыка, это были магглы. Мы сопротивлялись, и многие поплатились за смерть наших братьев, – он помолчал, отделился от группы поддерживающих его и стал на колени перед Северусом:

- Милорд, простите мне мои слова, они были вызваны из меня отчаянием и скорбью. Я прошу вас, дайте нам шанс. Не выжить – нет! Дайте нам шанс исправить то, что мы натворили. Мы хотим жить и умереть для сидхе. Если он еще мал и слаб, вам может понадобиться наша помощь. Второй раз магглы нас врасплох не застанут! Примите нас под свою руку, милорд! Вы не пожалеете.

Остальные вампиры тоже стали опускаться на колени. Северус откинул капюшон и взглянул в юное, но такое древнее лицо вампира, мгновение всматривался в него и отрывисто спросил:

- Где ребенок, которого вы похитили?

- Да вон он спит. Мы ему ничего не делали, он и был такой, когда мы нашли его в Риджентс-парке. Он был один и спал.

- Но ребенок явно опоен какой-то дрянью, – возразил ему зельевар.

- Это не мы, клянусь своей магией, - поспешно стал оправдываться князь вампиров

- Владыка, доставьте ребенка в поместье. Мы сейчас с господами… закончим, и я попробую что-нибудь сделать.

Гоблин ответил ему взглядом, полным сомнения, но спорить не стал. Из кучи тряпья вытащил сонного мальчишку лет пяти, рыжего, как морковка, одетого в какое-то маггловское тряпье, и вышел из подвала.

****

Семейство Уизли в выходной решило провести на воздухе, как будто около Норы этого воздуха было мало. Отец семейства, мелкий министерский служащий Артур Уизли, прослышал, что у магглов модно устраивать пикники на природе, вот он и вытащил свое многочисленное семейство в Риджентс-парк в Лондоне. И не его вина, что он, увлеченный наблюдением за магглами, упустил момент, когда его близнецы накормили своего младшего братика Рона безобидной травкой, убеждая его, что от нее увеличивается рост. И уж, конечно, не он виноват, что, когда пришла пора собираться, он не заметил, что не все его дети с ним.

Что уж говорить о миссис Уизли. Несчастная женщина, проклинающая мужа за такой экстравагантный способ провести выходной, была занята тем, чтобы самой не потеряться среди таких милых, но все-таки странных магглов. Детей было много, все шалили, и она просто устала. Усталость не покидала ее уже много лет. И она не заметила пропажи одного ребенка. Если бы он орал и плакал, она бы обязательно… но он просто заснул…

Да и есть ли смысл разбираться в том, кто виноват в семье, где на тебя обращают внимание, только если ты орешь, как подорванный? Как бы то ни было, то, что Рон пропал, обнаружилось только утром следующего дня.

Мальчик нашелся в ближайшем отделении полиции живой и здоровый, только слегка задумчивый и мечтательный.

****

Рон не помнил, как заснул и остался один. Не помнил, как попал в заложники к вампирам и как его спасли. Все эти события прошли мимо него. Только зеленые холмы, цветущий вереск и трое детей, которые там с ним играли и разговаривали, остались в памяти. Он придумал им имена: Беленький, Зеленоглазик и Пушистик. И именно они, а не многочисленные братья и сестра, стали спутниками его жизни и первыми друзьями. Он пытался рассказать о них всем, кто был бы готов его слушать, но… После происшествия в парке его стали считать слегка чокнутым, и к его разговорам о воображаемых приятелях относились соответственно. Однако Рон точно знал, что где-то далеко-далеко действительно живут его замечательные друзья. Придет время, и он обязательно с ними встретится.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
ЭлиасДата: Пятница, 27.09.2013, 22:19 | Сообщение # 32
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Всегда жалела, что когда Молли вынашивала близнецов, у нее не случился выкидыш. А может, он и случился, потому как нормальные дети такими не бывают. Эти рыжие выкидыши преисподней заткнут за пояс даже Волдеморта с его ПСами, и шуточки их несут вреда не меньше, чем карательные операции, устроенные Беллой после исчезновения лорда.
Зато Северус радует. Только одно слово: Великолепен.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
АрманДата: Суббота, 28.09.2013, 14:28 | Сообщение # 33
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 18

Северус стоял у окна расчерченного каплями дождя и напряженно всматривался в мрак осенней ночи. Он не помнил точно, когда пришло полное принятие своего поместья, но сейчас он точно знал, что происходит на его вотчине. Вот там наверху в своей спальне горько плачет Драко, он не как не может смириться и понять, почему его друг, лежит сейчас на улице под деревом, один, и почему к нему нельзя. Гермиона – нет, не плачет. Этот ребенок никогда не плачет, отгородилась от отчаяния ветхими страницами книги и старается даже не отрывать от них глаз, чтобы не оставаться наедине с горькими мыслями.

Каждый справляется с печалью как может, но их семья как будто дала трещину. Как будто, что-то что, делало их семьей, пропало. И теперь каждый сам по себе. Хотя… Люциус скользнул в спальню сына. Это хорошо. Это правильно. Зельевар думал, что Люциус предпочтет напиться в одиночестве, но видимо и здесь что-то поменялось.

Затих Драко, заснула измученная Гермиона, уронив пушистую головку на книгу, только зельевар стоял у окна и всматривался в осеннюю тьму, вспоминая события вчерашнего дня.

Было раннее утро, когда дежуривший у ворот поместья вампир позвал его. Наскоро одевшись, Северус поспешил к воротам. Там, под косым дождем и ветром стояло несколько единорогов. Сначала, Северус не понял, что одно из этих прекрасных животных смертельно ранено, а то, что он ранено именно смертельно, стало понятно, когда небольшой табун прошел на территорию поместья.

Молодой единорог, почти жеребенок, всхрапнул, заржал тоненько и стал медленно валиться на бок. У него в боку зияла небольшая рана, из которой толчками выходила белая перламутровая кровь. Животное забилось в агонии, когда к нему со всех ног кинулся Гарри. В пижамке и босой, такой теплый и встрепанный ото сна. Откуда он узнал и как успел сюда добраться из своей спальни, не понятно до сих пор.

Северус , вампиры и остальные единороги стояли вокруг и смотрели как маленький мальчик борется со смертью и не смели даже вздохнуть. Он гладил бархатистый нос
рогатой лошадки, шептал ей что-то на ухо и Северус никогда бы не поверил, если бы не видел этого сам: сначала перестала идти кровь, потом из раны вывалился кусочек свинца, а потом и края раны стянулись. Длинные и прямые ресницы единорога вздрогнули, он открыл глаза, а потом и встал на ноги. Гарри остался сидеть на земле.

- Очень спать хочется, - сказал мальчик и поднял на Северуса взгляд. А у того разом сердце остановилось и перехватило горло: глаза малыша словно выцвели. Это было так страшно, что зельевар даже растерялся. Он подхватил невесомое тельце и прижал к себе. Мысли путались и метались как испуганные птицы. Северус собрался было бежать в дом, но единороги стеной загородили ему дорогу и он услышал:

- Иди за ними… иди за нами … ему не нужен мертвый камень и мертвое дерево… не бойся … он просто устал … иди за нами.

Голоса шелестели в его голове все настойчивей, но зельевар все равно стоял, не зная, что ему делать, пока ему на плечо не спланировал старый знакомый ворон. Тот опять клюнул Северуса в ухо, и это нехитрое действие привело его в чувство:

- Хорошо. Ведите.

Под огромным дубом, тянувшим свои узловатые ветви к небу, среди выступавших из земли корней, на куче опавших листьев он и положил свое горюшко. Умом он понимал, что все правильно, но вид лежащего на земле ребенка, босого и в одной пижамке, не давал ему покоя. Он нерешительно потоптался рядом и снова услышал голоса:

- Иди… ты мешаешь… не стоит горевать …ты мешаешь.

Единороги по-хозяйски расположились рядом со спящим малышом. Кто стоял, кто лежал, при этом они как невзначай, оттеснили зельевара от дерева.

Они, единороги и сейчас там. За целый день они и шаг не отошли от ребенка, но и никого к нему не подпустили. Северус встряхнул головой, отгоняя воспоминания, накинул плащ и решительно двинулся на выход.

В саду было очень тихо. Так тихо бывает только поздней осенью. Даже шелест дождя не мешал установившейся тишине, а как будто подчеркивал ее.

Рядом с деревом он заметил скукоженную фигурку. Там стояла Рози, мокрая и жалкая, прижимающая к себе любимый пледик Гарри с ужасными желтыми зайцами, и плакала.

Северус положил ей руку на плечо и сказал шепотом:

- Не надо Рози не плачь. Они сказали, - он указал на единорогов, - что с ним все будет хорошо. Надо только потерпеть.

Домовушка принялась причитать, но Северус уже не слышал ее. Его внимание привлекло какое-то движение над головой Гарри в коре древнего дуба. То ли лучик, то ли солнечный зайчик ( хотя откуда бы ему здесь взяться?), целенаправленно, но какими-то зигзагами приближался к спящему ребенку. Соскользнул с дерева, шмыгнул по-хозяйски в волосы, а потом юркнул в нагрудный кармашек пижамки. Северус оглядел единорогов. Они видели все это, но совершенно не забеспокоились – значит все идет как надо.

- Забирай чадо…Сейчас проснется … , - зашелестели голоса, - повезло … саламандра пришла … услышала…. иначе спал бы до весны…

Северус вздрогнул от перспективы заснеженного спящего Гарри и рванул к своему малышу.

Дрожащими руками он обнимал сонно моргающее, и ничего еще не понимающее чудо, бежал к дому, на ходу отдавая распоряжения Рози, и был счастлив.

Он сам, никому не доверяя, вымыл малыша, засунул в кровать, укутав по самый нос в теплое одеяло, и достал любимую книжку Гарри, чтобы почитать с ним на ночь.

Саламандра, крошечная ящерка, сидевшая в горящем камине, во время водных процедур, снова скользнула с кармашек Гарри, завозилась там и затихла. А в дверь вошла сияющая Рози, неся на серебряном подносике, маленькую чашечку с голубоватым молоком:

- Это от единорогов, для маленького хозяина.

Спасибо моим читателям и тем, кто подкидывает идеи. Надеюсь, вы их узнали. И конечно Теххи - спасибо, спасибо.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
ZimaДата: Воскресенье, 29.09.2013, 13:14 | Сообщение # 34
Подросток
Сообщений: 17
« 0 »
спасибо


мб более известна как неканон
 
АрманДата: Воскресенье, 29.09.2013, 23:10 | Сообщение # 35
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 19

Два человека, явно перешагнувших рубеж зрелости, сидели на колченогой скамье за грубо оструганным столом в убогом питейном заведении и молчали. Их связывало много: и кровное родство, и груз пережитых лет, и общие взлеты и падения. Но сильнее всего их связывало общее дело, хотя старший уже не находил его таким захватывающим и необходимым. Его пугало, что на пути к высокой цели проливается уж слишком много крови. Ну ладно там вампиры, этих сам бог велел отправить в небытие, но единороги… это уже слишком. Он прокашлялся и сказал:

- Нападение твоих людей на табун единорогов не осталось незамеченным. Мой егерь как-то прознал об этом и бился в истерике. Не понимаю, как он, находясь в Шотландии, мог узнать, что творилось южном Уэльсе, но это так.

- Да случайность это! Никто и не предполагал, что они появятся. Мои люди случайно их увидели, а увидев, конечно, захотели получить такой трофей. Их можно понять! Но табун ушел вместе с подранком. Может, и сдох он где-нибудь, но мои люди потеряли след, хотя и шли по нему довольно долго, - ответил второй, отпивая медовухи из несвежего на вид стакана.

- Твои люди – отребье, человеческий мусор. Ничего святого! - скривился первый.

- Ну, кто-то же должен делать грязную работу. Ты-то вот не хочешь марать ручки, - возразил спокойно второй. – Все приходится делать самому, а от тебя в последнее время никакой помощи.

- Ты обманул меня! Ты говорил, что никто не пострадает, а вышло…

- А вышло, что из-за мерзкой грязнокровой соплячки дело, которому я посвятил свою жизнь, чуть не рухнуло. Мне пришлось отбиваться и от полиции, и от авроров. Это стоило мне и денег и нервов. Уж поверь! И это был несчастный случай, никто твоих деток обижать не хотел, - зашипел второй - видно было, что предмет разговора задел его за живое.
- Я уже говорил тебе, и еще раз повторю: ты слишком рано развил бурную деятельность - пока не падет Темный лорд, тебе магомир не взять. Маги просто уйдут под крылышко аристократов, а оттуда у тебя не хватит сил никого вытащить, поверь, я знаю!

- Ну и где твой Воландеморт? Может, его уже и нет, а мы будем сидеть и ждать, пока он соизволит появиться? Ты нашел книгу Одина, как обещал? Если она будет у нас, может, и не придется ждать твое всемагическое пугало, - спросил второй, окончательно успокоившись.

- И да, и нет! Один маленький, но очень полезный человечек в министерстве, проник в архивы. Его никто всерьез там не воспринимает, считая местным дурачком, помешенным на магглах, иногда это играет ему на руку. Так вот, он выяснил, что данный раритет хранится в семье нашей старой знакомой и соседки Батильды Бегшот. Ты ее помнишь?

- Ну еще бы! Такое трудно забыть! Ладно, ты тут похозяйничай, если хочешь, а мне пора! Дела! – второй довольно улыбнулся первому и поспешно вышел из трактира, а его собеседник остался сидеть неподвижно за плохо обструганным столом, погруженный в свои тяжелые думы.

****

«Ну и дыра» - подумал Люциус Малфой, аппарируя в Годрикову лощину. Сегодня Северус поручил ему одно дело, и Люциус собирался еще блестяще выполнить, несмотря ни на что. Прошли времена, когда он еще не слишком был рад повиноваться бывшему школьному приятелю. Теперь он точно знал: Северус совсем не случайно оказался на своем месте. Было в нем что-то такое… Его просто хотелось слушаться. Даже более того – повиноваться, но в этом он никому ни за что не признается.

Дело было несложным. Люциус не предвидел никаких подводных камней и препятствий, чтобы забрать у старушки книжку, не будь он Люциус Малфой!

Он поднялся по ветхим ступеням к потемневшей от времени двери и постучал. Открыли ему сразу, как будто ждали. Шустрый домовичок проводил его в комнаты хозяйки, даже толком не выслушав. Люц огляделся. Кабинет, в который его проводили, был пуст. То есть, когда-то тут стояли книги на стеллажах, но теперь об их присутствии напоминали только следы на обоях. Книги тут были, и немало, но, по-видимому, хозяйка собралась переезжать или делать ремонт, и их убрали. Сиятельный поморщился.

- Добрый день! – услышал он бодрый старушечий голос.

- Добрый день! – Люциус включил самую обаятельную свою улыбку и повернулся к собеседнице. - Я счастлив увидеть вас своими глазами, ведь ваш учебник истории магии был моим самым любимым за все время обучения в Хогвартсе, - начал он.

- Да, что вы говорите! Так вы пришли за автографом, лорд Малфой? – прервала его старушка.

У Люциуса в мозгу затренькал сигнал тревоги, уж слишком простодушны были глаза историка магии мисс Бегшот. Он взял себя в руки, еще шире улыбнулся и покачал головой:

- Ну что вы, мэм, разве я бы посмел по такому пустячному поводу беспокоить столь почтенную даму. Хотя я бы не отказался и от автографа, - он вытащил из кармана вышеупомянутый учебник, радуясь своей предусмотрительности.

- Вы такой милый молодой человек, - обрадовалась старушка, подписывая ему учебник.

- Это теперь такая редкость. Так какое дело привело вас ко мне, ваше сиятельство?

- Дело? Ах, дело! Пустячное дело, если честно, и выгодное, смею предположить! До нас дошли слухи, что вы храните некий раритет, и меня уполномочили выкупить у вас его за любые деньги. Речь идет о книге Одина, несомненно, древней и ценной, но бесполезной в наше время. Интересной лишь избранным коллекционерам, а вы могли бы… - он бы и дальше продолжал бы заливаться соловьем, но был остановлен мягким:

- Может, тебе и девственность мою подарить, сын Фрейи, уж больно ты сладко поешь?

Если бы на Люца в данный момент вылили ведро ледяной воды, то и тогда бы он не выглядел более ошеломленным. Он так и не закрыл рот. Стоял и пялился на невозмутимую старушку и хлопал вытаращенными глазами, а та между тем продолжила:

- Ну, конечно, я отдам книгу ее законному наследнику, но с одним условием. Я буду к ней бесплатным приложением. Чай, не обеднеете с лордом Принцем, а мне, знаете ли, пожить охота! Потому что на книгу охотитесь не только вы. Да и интересно мне, старой, что из этого всего получится. Ну, что? По рукам?

Несчастный Люциус смог только кивнуть.

- Вот и ладушки! Я уж и вещички все собрала, - довольно сообщила ему мисс Бегшот.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
ЭлиасДата: Воскресенье, 29.09.2013, 23:22 | Сообщение # 36
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Цитата (Арман)
- Может, тебе и девственность мою подарить, сын Фрейи, уж больно ты сладко поешь? ... Ну, конечно, я отдам книгу ее законному наследнику, но с одним условием. Я буду к ней бесплатным приложением.

Бедный Люциус, в такой извращенной форме его еще не использовали. Даже в слэше biggrin



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
SvetaRДата: Среда, 02.10.2013, 04:13 | Сообщение # 37
Высший друид
Сообщений: 837
« 219 »
У, каак интересно!


Свет лишь оттеняет тьму. Тьма лишь подчеркивает свет.

 
АрманДата: Среда, 16.10.2013, 11:42 | Сообщение # 38
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 20

Белые мухи порхали за окном. Ярко горел огонь в камине. За столом, заваленном бумагами, сидел Северус и медленно закипал, как чайник. Он тонул в бумагах, терял понятие о времени и пространстве, забывал о еде и сне. На его жалобы Люциус пожимал плечами и напоминал ему о первых пятнадцати годах, по прошествии которых он, Северус, будет в этих вопросах как рыба в воде. Где-то пищали и смеялись дети, занятые своими играми. При воспоминании об этих троих где-то в груди теплело.

Он почувствовал, что вернулся Люциус в каком-то смятении и не один. Воспользовавшись предлогом, Северус бросил свои занятия и поспешил навстречу.

Люциус и вправду улыбался как-то особенно любезно, слишком открыто и ласково, говорил как-то уж слишком спокойно. Это заставило зельевара изрядно напрячься и насторожиться.

Старушка сама по себе произвела на него приятное впечатление. Чуть полноватая и седая, с королевской осанкой, она в двух словах обрисовала Северусу ситуацию и предложила помощь в воспитании детей. Хозяин поместья скрестил руки на груди и сказал:
- Конечно, сударыня, вы можете воспользоваться нашим гостеприимством и, безусловно, мы окажем вам защиту и покровительство, но мне хотелось бы понять…

- Чего ты, сынок, мнешься-то да ходишь вокруг да около, ты прямо спроси, откуда старая перечница столько знает о ваших делах?- выдала мисс Бегшот, ни капли не теряя при этом своего аристократического лоска.

- Я бы никогда не посмел сформулировать свой вопрос в такой форме, но суть вы передали, несомненно, правильно, - парировал зельевар.

- Ах, милорд, в шестидесятом мне еще не было и ста лет, совсем еще девчонка, а он такой… любезный, внимательный. Вот я и… немножечко отступила от ритуала. Ваш батюшка, Фрейя и Бальдр пробыли здесь, как и предполагалось, сутки, а вот Локки - чуть подольше. Совсем чуть-чуть… еще один день. Старый мошенник развел меня на игру, и я проиграла. Так что Локки оставил не одного, а скорее всего двоих детей. Не думайте, что я не понимаю, что из себя представляет этот фрукт, но… глупо плакать над разлитым молоком. И потом, мне удалось кое-что стрясти с него, я, знаете ли, тоже не лыком шита!

- Не сомневаюсь, сударыня. Так что-же вам удалось стрясти, как вы выразились, с Локки? – хмыкнул зельевар.

Мисс Бегшот покопалась в своем ридикюльчике и вытащила на свет божий небольшое бронзовое зеркальце:
- Вот! Как только кровь пробуждалась, я могла наблюдать за вами, так что я частенько этим занималась. Старость предполагает так мало доступных развлечений!

- Так вы не знаете, кто остальные дети? – спросил раздосадованный зельевар.

- Нет, милорд, до того, как кровь не пробудилась, детей Локки и Бальдра мы сможем вычислить только по косвенным признакам, – с сожалением ответила старушка.

- Ну, что ж, мисс Бегшот, я думаю, вам понравится в Принц-холле. Ведь вы, если вдуматься, нам почти крестная мать. Это ведь вашими стараниями мы с Люцем обрели влиятельную родню из Асгарда. Пойдемте, я вас познакомлю с детишками. Я думаю, они будут рады, - Северус подал почтенной даме руку и вышел с ней из кабинета, даже не обернувшись на кипу непроверенных документов.

****

Каждый, в ком есть хоть капля волшебной крови, при слове Йоль вспоминает семью, украшенные дома и дворы, сладости и яблоки, сидр и подарки. Как бы ни сопротивлялся магический мир маггловскому влиянию, но даже в чистокровных семействах Йоль все больше напоминает христианское рождество, а от древних мистерий остался только внешний лоск и атрибутика.

Северус чувствовал, что ему хотя бы в своей семье необходимо возродить древние ритуалы, а для этого необходимо найти родовой круг камней. Он должен быть где-то в поместье. Вряд ли кто-нибудь стал разбирать круг, из-за которого праздник и получил свое название. Он позвал на поиски Гарри. Малыш очень любил гулять с зельеваром. Он бросал игры и друзей, чтобы просто пройтись по парку вместе с Северусом, пристроив свою теплую ладошку в его руке.

Они шли молча по аллее. Ребенок и взрослый. И оба получали удовольствие просто от того, что идут рядом.

- Северус, мы что-нибудь ищем? Обычно мы не тут гуляем, - спросил малыш.

- Да, маленький, мы ищем родовой круг камней.

- Я знаю, это такие камушки, которые стоят кружком и скучают по огонькам, - важно ответил ребенок. – Чего их искать, они вон там, в кустиках.

- И зачем мне что-то искать. Надо было тебя спросить, а ты уж, наверное, все здесь облазил, - улыбнулся зельевар.

- Не, - протянул мальчик. – Я туда не лазил. Мне Шоки рассказал. Он там раньше жил, но ему было плохо, потому что давно огоньков не было. А без огоньков саламандры могут только спать. Он говорит, что мы с ним… - он задумался, припоминая слово, но так и не вспомнил.

- Наверное, симбионты, - предположил Северус.

- Точно! Они! – обрадовался Гарри. – Шоки очень умный, почти такой же, как ты, только маленький!

- Ну, спасибо, мой хороший, чтобы я без тебя делал? Кто бы мне сказал о том, что я умный, как саламандра? – спросил зельевар, подхватывая мальчика на руки.

- Ты бы скучал. И я бы скучал, - ответил Гарри и поцеловал Северуса в гладко выбритую щеку. – Ты только Драко не говори, а то он дразниться будет. Он говорит, что это телячьи нежности, а сам папу своего целует, но так, чтобы мы не видели.

- Как скажешь, малыш, как скажешь – засмеялся зельевар.

Был вечер накануне Йоля. На небе собрались низкие серые тучи, закрывая свет луны, а снег еще не успел покрыть всю землю и лежал на мокрой почве белыми островками. Взрослый и ребенок шли по аллее, болтали и смеялись, а их следы заметал снег, который шел все сильней и сильней. А завтра, как раз к празднику, он покроет всю землю, даря ей долгожданный отдых и сон. И утро следующего дня будет по-настоящему светлым и праздничным.

Наступал Йоль - самый волшебный и самый загадочный праздник в году. Прощальные пиры короля Падуба, когда темная половина года уступает место светлой. Когда граница между мирами истончается, и в мир могут проникать разные сущности, вселяясь в людей и превращая их в монстров. Для этого те, кто знал об этом, призывали на землю защитников, которые с огнем и мечом пролетали над застывшей землей, вылавливая беглецов и уничтожая их. Древние никогда не считали темную сторону года плохой, а светлую - хорошей. Они-то точно знали, что темный и светлый – это не хороший и плохой. Просто надо знать, что и когда необходимо делать. Любое дело нужно начинать с королем Дубом, ну, а заканчивать - c королем Падубом. Только умирать нужно в светлое время, чтобы не моталась душа по грешному миру, а сразу летела к творцу. Но и тут не все так однозначно: некоторым душам не вредно остаться и посмотреть на дело рук своих на земле, чтобы оценить и понять, что они привнесли в этот мир.

Дом в поместье Принцев за ночь украсился ветвями ели, плюща и падуба. В камине поселилось йольское полено, а Ульх и Бобби после многочисленных споров и драк решили, наконец, кто из них будет йольским котом. Дом ждал, когда проснутся его самые главные обитатели – дети, чтобы начать праздновать.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Среда, 16.10.2013, 11:43 | Сообщение # 39
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 21

- Давай, приготовься. Скоро твой выход. Хотя кот из тебя, как из меня табуретка, - возмущенный шепот Ульфа сменился шипением Бобби.

- Кот как кот, очень даже хороший, а вот насчет табуретки – это ты верно подметил. Ты не табуретка, ты побитый молью пуфик! – помолчала и злорадно добавила: - С интеллектом табуретки!

- Я тебе, коза драная, твою змею щас в ж…у запихаю! - раздался возмущенный вопль Ульха.

Люциус с интересом прислушивался к занимательному диалогу и последующей воинственной возне из-под лестницы:

- Эй, домашние любимцы, полегче там с выражениями, а то я быстренько отправлю вас на помойку пропитание добывать и бомжей распугивать!

- Хорошо, - пискнул кто-то в ответ из-под лестницы, и оттуда выдвинулась не по-человечески длиннопалая рука с отогнутым средним пальцем.

- Вам показалось, что я шучу?!! - взревел возмущенный Люциус и перемахнул через перила.

В темном пространстве под лестницей сидел лорд Воландеморт в позе лотоса, а на коленях у него сидел Ульх. Оба умильно и невинно улыбались.

- Я сейчас… - договорить он не успел: наверху раздались возбужденные детские голоса, и на лестницу вышли наряженные, сияющие, как новенькие галлеоны, дети.

- С добрым утром, леди и джентльмены, - поздоровался с ними Люциус. Откуда-то из-под его ног метнулась черная тень, и дорогу детям преградил здоровенный черный кот.

- У кого обновок нет, тот пойдет мне на обед! – заревел дурным голосом этот монстр.

Дети со смехом и восторженным визгом наперебой стали демонстрировать свои обновки.
Кот поверхностным осмотром не ограничился. Он обнюхал хихикающих деток и даже местами полизал новые одежки и обувь.

- Перестань, коты никому не лижут ноги, - не удержался от реплики Ульх.

Его никто, кроме Люциуса, не услышал, да и сиятельный лорд ответил только многообещающим взглядом. Празднование началось.

В столовой разожгли праздничное полено, вкусно позавтракали, а потом на украшенной повозке ездили по гостям, раздавая угощения и монетки. Золотые монетки, полученные в подарок от сюзерена в первый день Йоля, стараются не тратить, считается, что они приносят удачу и богатство.

Потом кормили яблоками единорогов и играли в снежки. Наряжали йольское дерево и пели праздничные песенки. Не столько красиво, сколько громко и выразительно.

Первый день Йоля посвящен матерям, поэтому после праздничного обеда Малфои отбыли к себе отдать дань традициям, а Северус с детьми и мисс Бегшот вышел во двор, в сгущающиеся сумерки разводить поминальные костры.

Северус разложил ясеневые поленца в четыре костра и каждому участнику ритуала подал корзинку с дарами для душ ушедших матерей. Там были пресные хлебцы, веточки можжевельника и кувшинчики с маслом и сидром. Мертвым много не надо. Разве что память. Каждый остался наедине со своим костром.

Гарри всматривался в языки пламени и, шепча поминальный гимн, стал кидать в пламя веточки можжевельника. Костер окрасился зеленовато-сиреневыми всполохами. Малышу показалось, что там, в пламени, показалось множество рук, и он стал кидать им хлебцы, плескать вино и масло:

- Я помню, я помню о вас и никогда не забуду. Пусть у вас все будет хорошо! – шептал он этим всполохам. Костер отвечал целым ворохом искр, взлетающим в небо. Мальчику стало так тепло, как будто те, кто ушли за грань, рядом и обнимают его.

- Свою потерю, сынок, ищи только сам, - услышал он далекий голос. Мальчик напрягся, но больше ничего не услышал, да и то, что услышал, не был уверен, что понял правильно.
- Мама? – переспросил он.

Шипело пламя, потрескивали угольки, больше никаких голосов и видений не было. Позади него стоял задумчивый Северус, а Гермиона спрятала лицо в объятиях мисс Бегшот.

Маленькая семья поклонилась кострам, оставленным потухать самостоятельно - считается, что души матерей будут греться у него до рассвета - и пошла домой.

Разговаривать никому не хотелось, но на душе у каждого было как-то по-особенному тепло и ясно.

Малфоям повезло гораздо меньше. Нарцисса была рассеянна. Она поблагодарила Люциуса за подарки, чирикнула что-то вроде «какая прелесть», когда маленький Драко преподнес ей свои рисунки, даже не взглянув на них. Оживилась она только тогда когда напомнила Люциусу о большом приеме на рождество, который традиционно давала семья Малфоев.

- Ты ни о чем не желаешь думать, мой дорогой! Все на моих плечах. Ты даже не удосужился предоставить мне список своих приглашенных, - защебетала она.

- Это все, что тебя интересует? – как-то грустно поинтересовался он.
- О чем ты, дорогой? - подняла бровки леди Малфой.
- Ни о чем, - раздельно сказал Люциус. – Драко, ты хотел захватить с собой какие-то игрушки, так беги, забирай! Мы возвращаемся!

Когда детские шаги затихли за дверью, он повернулся к жене и с горечью сказал:

- Ты не видела сына так долго, так неужели у тебя не нашлось желания хоть как-то приласкать его? Хоть в честь праздника?

Нарцисса ничего не ответила. Пожала точеными плечиками и сухо добавила:
- Оставь распоряжение гоблинам, у меня почти не осталось денег.

- Непременно, мэм! - Люциус поклонился и вышел вон. Ему хотелось домой.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Среда, 16.10.2013, 11:43 | Сообщение # 40
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 22

Прощальные пиры короля Падуба подходили к концу. Ближе к полуночи Северус повел свое семейство к родовому каменному кольцу. Здесь все уже было готово к ритуалу. Хоть каменный круг Принцев не выглядел как Стоунхендж, но был примерно такого же размера. В древности защитников для Британии вызывал верховный маг, а теперь - чистокровные, каждый сам для себя и своего поместья. Раньше охоту возглавлял какой-нибудь славный король, сложивший голову за отечество, и его дружина, а теперь - основатель рода. Силенок хватало только на родные земли. Да и то, не в каждом роду и не в каждой семье.

По виду зельевара нельзя было сказать, что он страшно волнуется, ведь это был его первый опыт и главный экзамен по выполнению обязанностей главы рода.

По черному небу очень быстро летели облака, полная луна освещала все действо неверным светом. Северус достал родовой кинжал и отворил себе кровь. Тихо пискнула Гермиона. Глава рода Принц стал поливать своей кровью натертые маслом камни, напевая своим густым и бархатным голосом древние гимны. Раздалось тихое, на грани слышимости, гудение. Масло на камнях вспыхнуло и потухло. Камни засветились и сдвинулись с места. Или даже не так: сдвинулось свечение камней. Оно вращалось все быстрей и быстрей, и вскоре превратилось в светящийся лунным светом круг, который постепенно вставал вертикально.

Северус, который стоял вначале в центре круга, оказался перед ним, в страшном напряжении протягивая руки и ни на минуту не прекращая выпевать слова призыва. Пространство внутри светящейся окружности затуманилось, заполнилось змеящимися молниями, и оттуда стали вылетать всадники на диковинных конях. Первый был Вотан, но он был совершенно не похож на того мужчину, которого встречал Северус. Это был мрачный воин в полном боевом облачении и с оружием наголо, а за ним… даже самое смелое воображение не передаст восторг и ужас, которые вызывали спутницы Одина. Почти нагие, в каких-то развевающихся лохмотьях, с распущенными волосами, они сидели на своих зверях-конях, как амазонки, не спустив ноги по бокам коней, а сдвинув пятки почти за спиной, в руках - только щиты и мечи. С гиканьем и свистом кавалькада, сопровождаемая адскими псами, промчалась сквозь Северуса, постепенно набирая скорость, поднялась в небо и скрылась на западе.

Стало тихо, только гудело светящееся кольцо портала. Лорд Принц устало опустился прямо на мерзлую землю. К нему кинулся Гарри:

- Я так за тебя испугался! Ты в порядке?

Северус только кивнул.

- Вот уж не думала, что своими глазами увижу дикую охоту Одина. Милорд, вы сознательно вызвали именно его? – спросила мисс Бегшот, немного придя в себя.

- Ну, что вы, мэм! Сознательно… скажете тоже! Я уж и так голову потерял, не знаю, чего и ждать. Один, валькирии… у меня мозги плавятся! – пожаловался он.

- Ждать будем рассвета, - бодро провозгласила старушка. - Эти, пока солнышко не догонят, не упокоятся. Веселой им охоты! А мы пойдем в дом и проводим Йоль.

Она взяла за руку притихшую Гермиону и повела ее к мягко светившемуся окнами дому.
- Это было так красиво, и ты… ты такой… могучий… - затараторил Гарри, подавая ладошку Северусу.

- Такой могучий, что ребенок помогает мне подняться с земли, - засмеялся зельевар.

- Я всегда буду тебе помогать – серьезно ответил малыш и повис на шее еще сидящего на земле Северуса.

- Я уже понял, маленький, что всегда могу рассчитывать на твою помощь, - ответил маг, с трудом поднимаясь с земли с ребенком на руках. – Помощник ты мой!

Где-то вдалеке вела свой незримый бой дикая охота Одина. Через тенета мрака, навешенного за века, они рвались за солнцем, помогая Земле обрести силы для жизни. В свете луны, озаряющей одухотворенные восторгом лица. Те, кто могли почувствовать этот очистительный вихрь, радостно приветствовали отца битв, но их было очень мало. Единицы. Кони роняли кровавые капли пота на землю, оплодотворяя будущие всходы, адские псы выли, заставляя прятаться ожившую было нечисть. Дикая охота неслась по ночному небу, даря этому прогнившему миру надежду на очищение.

Магглы слышали только вой ветра и чувствовали, что сегодняшняя ночь - не время для прогулок. В этом году в мире не появится ни один новый маньяк или психопат. Были старые, поэтому перемен никто не заметил, но кто знает, кого довелось прикончить в эту ночь Одину и его свите. Может статься, что мир содрогнулся бы от злодеяний того, кто больше никогда не придет в этот мир.

А в старом уютном Принц-холле, за праздничным столом, при свете догорающего йольского полена попивали сидр Северус и его гостья Батильда Бегшот. Разговор вели неспешный и приятный. Праздник подходил к концу. Они не знали и не могли знать, что жизнь подарит им только несколько лет спокойной жизни, перед тем как окунуть их в новые тяжелые испытания.

На этом кончается первая часть трилогии «Вереск цветет». Не покидайте меня, мои верные читатели. Я вас обожаю.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Среда, 16.10.2013, 11:44 | Сообщение # 41
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
ЧАСТЬ 2

Глава 1
Посвящаю моей Гулене и Теххи – лучшей из бет.


- Ты не можешь мне приказывать. Ты и мой вассал тоже! – заорал Гарри, окончательно выведенный из себя. – Вы постоянно что-то скрываете, переглядываетесь, перешептываетесь. Пойми, я не ребенок. Мне скоро одиннадцать!

- Всего одиннадцать. И многого ты еще не понимаешь, - грустно заметил Люциус.

Последний месяц для Люциуса Малфоя выдался ужасно трудным. Судьба, посчитав, что спокойной и мирной жизни уже хватит, решила сделать крутой поворот. В конце апреля пропал Северус. Пошел на встречу со старым учителем и пропал. Сначала все, кроме Гарри, посчитали, что у него какие-то дела, но когда он не пришел ночевать, все поняли, что произошло что-то страшное и непоправимое. И Гарри понял, но упрямо стоял и стоял у ворот. Ждал.

Люциуса передернуло. Отчаяние этого мальчика было таким… страшно вспомнить. Они нашли зельевара, вернее, увидели, что с ним происходит, с помощью бронзового зеркальца мисс Бегшот. Они видели его, неподвижного, почти мертвого в какой-то маггловской клинике, обвешенного странными трубочками и проводами, но прикованного к койке цепями Торквемады*. Поисковые меры не дали ничего, то есть совсем ничего, будто и не было никогда такого человека. Люциус часами вглядывался в зеркальце, пытаясь получить хоть какую-нибудь зацепку. И постепенно, далеко не сразу, он понял что происходит: из Северуса сделали послушную марионетку директора Хогвартса с помощью каких-то маггловских технологий. Это были невероятно и жутко. Сильный, веселый и саркастичный Северус превратился в худого, мрачного, с сальными патлами и изжелта-бледным лицом человека неопределенного возраста. Профессора зельеварения.

Люциус слышал, как маггловский врач, проводивший с ним свои гнусные сеансы, внушает ему, что профессия школьного учителя - единственный выход для нищего полукровки, что он виновен в смерти Поттеров, передав какое-то пророчество Темному лорду, и еще много и много чего.

И вот сейчас он рассказал все, что знал, измученному неизвестностью ребенку. Он ждал слез, но реакция Гарри была совершенно другой. Он обрадовался и заявил, что он сам пойдет в эту школу и вернет лорда Принца. Люциус попытался ему объяснить, что это опасно и совершенно невозможно, но разве остановишь сидхе? Он даже попытался приказать мальчишке успокоится и смирится, ну тут, как говорится, нашла коса на камень:
- Я уже не ребенок! Мне скоро одиннадцать! И я пойду в эту школу!

- И мы пойдем! – в кабинет без стука ввалились решительные до невозможности Драко и Гермиона, которые, скорее всего, подслушивали разговор. За ними с невозмутимым лицом вплыла мисс Бегшот.

- О Мерлин, я еще понимаю - дети! Но вы, мэм!? Подслушивать под дверью! Это черт знает что! - возмутился лорд Малфой. – А вы, наследник, просто меня разочаровали.

- Нет, милейший Люциус, ваш наследник не подслушивал. Это я подслушивала, а потом уже делилась информацией с заинтересованными лицами. Это ведь меняет дело, не правда ли? – старушка послала улыбку взбешенному Люциусу и продолжила. – Тут вы с вашим зеленокожим и многомудрым начальником сами виноваты: развели тут тайны мадридского двора. Вот и приходится на старости лет прибегать к старым испытанным приемам.

- Мадам! Ну вы же должны понимать, что эта затея с школой - авантюра чистой воды! Ладно - Драко, ему ничего там не грозит, но Гарри… Гермиона…

- Вы и сами знаете, как скрывать сущность - чай, не одно поколение Малфоев этим занимается, а Герми я введу в свой род. У меня был племянник, вот она и станет его осиротевшей дочерью. Я не думаю, что в чистокровной волшебнице с другим именем признают магглорожденную девочку, пропавшую Мерлин знает когда.

- Что-то вы слишком хорошо подготовились для людей, только что узнавших новости,- подозрительно поинтересовался старший Малфой. – Стоять! – рявкнул он, увидев, что меховой коврик перед камином стал отползать поближе к двери.

Коврик вздрогнул, превратился в туманную палевую дымку и решительно всосался в замочную скважину.

- Обложили, - обреченно сказал Люциус. – Со всех сторон обложили.

- Да, - спокойно подтвердила мисс Бегшот, поудобнее устраиваясь в кресле и принимая у Рози чашечку чая. – А теперь поговорим.

- Люциус, - заговорил Гарри, - поймите, мне было предсказано… уже давно… и я точно знаю, что ни вы, ни владыка Эльдортх не сможете ему помочь. Могу только я.

- А ты готов к тому, что он совершенно не помнит тебя, а? Ты готов, что он ненавидит и презирает тебя, как сына своего школьного врага? - спросил Люциус, с болью глядя на мальчика. – Он сейчас совсем другой человек, не такой, какого ты знал и любил.

- Нет, не готов, - тихо ответил Гарри. – Но это ничего не меняет, мы не можем оставить его там, у этих…

- Ладно, я с вами, заговорщики, но моя смерть от руки спасенного вами лорда Принца будет на вашей совести. И владыку убеждайте сами, тут я вам не помощник. Пожить еще хочется! - старший Малфой злорадно улыбнулся. – Удачи!

* артефакт, блокирующий магию. Торквемада - первый великий инквизитор



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 19.10.2013, 22:23 | Сообщение # 42
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава первая продолжение.

Убедить владыку Эльдортха оказалось несложно. Это очень удивило Малфоя. На его недоуменный взгляд владыка пожал плечами и сказал:

- Он решил. Не разрешим - сам полезет.

Единственное, что он потребовал - это выбрать факультет умников, мотивируя тем, что декан «его человек».

- Но разве дети выбирают факультет? По-моему, все происходит наоборот, - возразил Люц.

- Ну, да, если детки точно не знают, чего хотят, - это вставила уже мисс Бегшот. На том и порешили.

Гоблины выкупили дом на Тисовой улице и подарили его Гарри на день рождения, и вся компания перебралась туда. Гермиона едва заметила изменение обстановки - она, как всегда, читала; Драко и Люциус изучали маггловскую технику, Бобби взапой смотрела фильмы ужасов по телевизору.

- Вот это я понимаю - кошмары, не то, что ты придумываешь! – ехидно заметил Ульх, посмотрев минут пять на экран. – Ну, я пойду мисс Фигг навещу. У меня там вроде бы детки намечались. Надо проверить.

- Иди уже… папаша, - не отрывая глаз от экрана телевизора. Там шли «Зловещие мертвецы - 3». - Ну, ты подумай, какие затейники эти магглы.

А Эльдортх протянул Гарри старенькие и не раз чиненые очки, объяснив при этом, что носить их придется постоянно:

- У тебя слишком яркие глаза, у людей таких не бывает. Ну, и еще кое-какие важные функции: определение зелий в еде и питье, скрытые ловушки и еще чары неснимаемости и неразбиваемости.

- Спать тоже в них? – деловито поинтересовался Гарри.

- Ну конечно, нет, Гарри. Ах, какой же ты еще ребенок, - как-то очень по-человечески пригорюнился владыка гоблинов.

- Не надо, дядя Эля, - тихо сказал Гарри, погладив гоблина по руке. – Все будет хорошо, вы нас, как йольское дерево, разными артефактами обвесили, в случае чего мы просто уйдем оттуда к полым холмам.

- Меня утешает только то, что ты нужен Дамблдору, ведь по предсказанию только ты можешь победить Темного лорда. Он не будет вредить тебе пока…

В дверь позвонили. Бобби принял вид тетки Петуньи и, с трудом оторвавшись от телевизора, пошла открывать дверь.

- Не виляй бедрами, ты домохозяйка, а не… непорядочная женщина, - прошипел ей в след Люциус, скрываясь в чулане под лестницей.

- Ученого учить - только портить, - отпарировала «Петунья», поправляя прическу, перед тем как открыть дверь.

На пороге стоял, несколько дезориентированный хранитель ключей Хогвартса Рубеус Хагрид собственной персоной.

- Что вам надо? – неласково поинтересовалась «Петунья».

- Дык я… к племяннику вашему, Гарри Поттеру… насчет школы, - полувеликан даже шаркнул ножищей, стараясь произвести благоприятное впечатление.

- А они не могли кого-нибудь поприличней прислать? Эй, ненормальный, вылезай! И проваливайте побыстрей! Еще не хватало, чтобы это пугало соседи увидели.

Навстречу Хагриду из чулана, подслеповато щурясь, выбрался невысокий мальчик, худенький и хрупкий, в растянутой футболке и ломаных очках.

- Здравствуй, Гарри Поттер, мальчик-который-выжил, я пришел, чтобы помочь тебе подготовиться к школе! Меня прислал сам Дамблдор! – бас Хагрида раздавался по всему дому.

- Мы пойдем, тетя? – робко спросил мальчик, опасливо косясь на тетку.

- Проваливайте! - ответила она и закрыла за ними дверь.

- Не обижайтесь на нее, она… ну… всегда такая, - грустно сказал ребенок.

- Ох, уж эти магглы! Ну, пойдем, что ли?

- Пойдем, - согласился ребенок.

****

В «Дырявом котле», куда с трудом добрались Гарри со своим сопровождающим, было многолюдно и шумно. Хагрид протиснулся к стойке, заказал себе выпивку, а выпив, как-то подозрительно быстро расслабился.

- Это Гарри Поттер. Вот, помогаю ему, подготовится к школе, - сказал он бармену, но услышали его все.

- Гарри, Гарри Поттер, - зашелестело в толпе. К смущенному ребенку стали подходить здороваться.

- А это - твой будущий учитель по защите от темных искусств, профессор Квирелл, - представил Хагрид бледного и странноватого на вид молодого человека. - Поздоровайся, Гарри.

- Здравствуйте, профессор, - послушался мальчик и протянул Квиреллу руку для рукопожатия.

-З-з-здравствуйте, - ответил Квирелл, с сомнением оглядел протянутую руку и осторожно пожал ее.

Дальнейшее произошло так быстро, что почти никто ничего не заметил. Квирелл дернулся, всхлипнул и сполз на пол. Потом быстро поднялся и, затравленно оглядываясь, выбежал их паба.

- Не обращай внимания, Гарри! Он всегда был малость малахольным. Ну что, ты готов к походу по магазинам? – спросил Хагрид, сыто утирая усы и бороду здоровенными ладонями.

- Да, - рассеянно отозвался мальчик, глядя туда, куда убежал его будущий профессор.

****

- Ну, здравствуй, сынуля. Или, вернее сказать, одна седьмая часть сынули?



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 19.10.2013, 22:23 | Сообщение # 43
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 2

- Ну, здравствуй, сынуля. Или, вернее сказать, одна седьмая часть сынули?

Том стоял на четвереньках в зеленой траве и обмирал от забытого ощущения собственного тела, поэтому неделикатный вопрос просто не заметил. Он вдыхал вкусный воздух своими(!) легкими, чувствовал под своими(!) руками и ногами теплую землю и просто пребывал в эйфории, но недолго, так как прозвучал новый вопрос:

- Может, тебе попробовать и пожевать эту травку, раз тебе это важнее, чем разговор с родным отцом?

Том вскочил на ноги, слегка покачнувшись, с радостью убедившись, что его тело - не иллюзия, но увиденное заставило его усомниться в том, что все это происходит на самом деле.

Среди изумрудных холмов, среди зарослей цветущего вереска стояла золотая скамья, на которой возлежал молодой блондин в белоснежной расшитой золотом тоге. На его золотых кудрях красовалась тиара в виде лаврового венка. «Это бред, или я сплю» - успокоился спасительной мыслью Том.

Блондин замерцал и превратился в мужчину средних лет с темно-рыжими волосами и изрытым страшными застарелыми шрамами* лицом, одетый в несвежую домотканую рубаху:

- Не спишь и не бредишь, даже не надейся!

Без палочки Том ощущал себя голым, а впрочем, он и был голым, что заметил только сейчас.

- Радостные объятия по поводу воссоединения семьи оставим на потом, поэтому я спрашиваю: как ты докатился до такой жизни, сын? - спокойно и даже как-то сочувственно спросил мужчина.

- Я ваш сын? А вы кто? – не слишком вежливо поинтересовался Том.

Мужичок внимательно оглядел долговязую худощавую фигуру со сложенными на причинном месте ладонями и фыркнул:

- Я-то, положим, личность известная и за пределами Ойкумены, я великий бог, я Локки, а вот ты кто?

- А я лорд Воландеморт! – гордо ответил Том, прилагая все силы, чтобы не выглядеть смешным, произнося это пафосное имя в голом виде и придерживая руками свои мужские причиндалы. – И мое имя тоже известно, можете мне поверить!

- Прежде всего, ты Том Мракс, сын великого бога, а потом уже все остальное! – рявкнул Локки. – Ты столько наворотил, что мне стыдно глаза поднять среди своих. У нас тоже было всякое, мы и воевали, и враждовали, но сейчас мы едины. Есть мальчик сидхе, совсем еще кроха, но для тебя, сынок, это последняя надежда, и не только для тебя… А ты? Где, я тебя спрашиваю, красота интриги, где шарм игры и блистание интеллекта?
Зачем ты поперся убивать Поттеров и их сына? Тебя, сынуля, сделали… сделали, как младенца!

- Я не убивал, - еле слышно прошептал Том, - а в ребенка я вообще случайно попал, я не в него метил.

- Да знаю я! – отмахнулся от него Локки. – А душу свою ты тоже случайно разделил? А ты знаешь, что с силой, которую я тебе оставил, тебя, кроме Гарри, и не смог бы никто убить? Хотя… я все время забываю, что старая карга не одного меня вызвала, есть еще трое. Но и то двое из них были на твоей стороне! – он помолчал, а потом, будто что-то вспомнив, вежливо поклонился и сказал, обращаясь в пустое пространство:

- Слова о «старой карге» я забираю обратно. Погорячился. Надеюсь, я прощен? И не дожидаясь ответа, снова повернулся к сыну:

- Душу соберешь обратно, это не обсуждается. К своему носителю не вернешься, поверь, от него толку не будет. Есть одно подходящее тело, которое очень скоро освободится. Естественным путем. Твой старый знакомый вот-вот «протянет ноги», если можно так сказать… - он наклонился и шепнул что-то сыну на ухо.

- Нет!!! – завопил Том.

- Да! – спокойно возразил Локки. – В этой вашей школе войдешь в доверие к ребенку и заслужишь его уважение, соберешь душу, а потом… потом, если мальчик захочет, он вернет тебе человеческое тело. И следи, что бы волос с его головы не упал. В школе будут его защитники, но, я боюсь, что этого будет мало. Слишком много завязано на этом малыше.

- Ты сказал, что есть еще кто-то, ну… такие, как я, - нерешительно спросит Том.

- Ну да, сын Одина и сын Фрейи.

- Кто они?

- Северус Снейп и Люциус Малфой. Есть еще один мой сын, но с ним ситуация еще хуже, чем с тобой, и сын Бальдра не проявленный тоже, - задумчиво ответил Локки.

- Снейп и Малфой, - повторил Том, - что ж, теперь многое становится понятным, - в тон ему протянул Воландеморт.

- Ну что же, в основных моментах мы разобрались! – бодро сказал Локки. – С остальным разберешься сам. Тебе пора, а то твое новое тело тебя не дождется!

Он толкнул сына в грудь, возвращая его на грешную землю к его новой жизни, а потом потянулся, снова принял облик Аполлона и томно произнес в пространство:

- Многоуважаемая мисс, может сыграем партеечку, а? Как в старые времена?

* следы наказания Локки



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 19.10.2013, 22:24 | Сообщение # 44
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 3

Рози вздохнула и присела на кровать хозяина. Нет, она не станет плакать, ведь ее малыш просил об этом. Утром он вручил ей подарок и велел не плакать. Симпатичный зонтик с кружавчиками и бантиками, он сам выбрал у мадам Малкин. Он знал, что одежду дарить нельзя, но разве зонтик – одежда? Заметил маленький, что Рози неприятен яркий солнечный свет, что, даже присматривая за детворой, она старается спрятаться в тень. Как только дети уехали, Рози заперлась у него в спальне. Ей бы сейчас заняться делами: помыть, постирать, но нельзя… Завтра она все в доме перемоет и перечистит, а сегодня - нельзя, плохая примета.

Вот и сидит старая домовушка на кровати своего маленького хозяина, гладит сухими лапками зонтик. И не плачет, совсем-совсем не плачет, но может быть самую малость, чуть-чуть, пока никто не видит.

Альбус Дамблдор любил этот день. Сколько ни живи, а привыкнуть к первому сентября невозможно. Разве можно привыкнуть к ощущению безоблачного счастья и прикосновения к чуду, которое наполняет замок в этот день. А сегодня сюда прибудет мальчик. Нет, не так. Сегодня прибудет МАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ ВЫЖИЛ. Будет смотреть на чудесный замок восторженными глазами, надеяться на новую жизнь, полную чудес и приключений…

В груди директора что-то болезненно шевельнулось. Он-то как никто знал, что принесет этому вообще-то незнакомому ребенку волшебный мир.

«Стар, ты стал, Альбус, и сентиментален! Вон и мальчонку пожалел!» - подумал он с досадой, но что-то в груди продолжало болезненно ныть, не желая прислушиваться к доводам разума.

«А, плевать! И на идеалы, и на этот волшебный мир! Почему именно я должен жертвовать невинными душами? Не стану этого делать, не стану - и все! В конце концов, что это за мир такой, которому нужны такие жертвы!» - думал он, чуть не плача от умиления от собственной доброты.

Но все его благородные порывы засохли на корню, когда он увидел мальчишку в большом зале в толпе первокурсников. Тощий, какой-то невыразительный, Поттер не выглядел ни счастливым, ни восторженным.

Смешно сказать, но директор обиделся! Как будто его великодушный дар был с презрением отвергнут. Этот мальчишка однозначно не стоил утренних переживаний.

«Пусть идет все как задумано», - махнул про себя рукой директор и посмотрел на край учительского стала, где сидел Квирелл. Тот тоже смотрел на мальчишку. И смотрел недобро, стараясь при этом выглядеть безмятежно.

«Я редко ошибаюсь» - удовлетворенно подумал он. «Все идет по плану».

Как ни странно, но в этот раз будучи правым в общем, директор ошибался в деталях.
Квирелл с детства мечтал о подвиге, как многие мечтают о славе и деньгах. Он мечтал умереть героем. Чтобы его именем когда-нибудь назвали улицу, чтобы надгробие было мраморным и роскошным, и чтобы в учебниках – красной строкой. Он знал, что, подселяя в свое тело чужой дух, он долго не протянет, но разве это не то, о чем он мечтал?

И вот когда судьба пошла ему навстречу, когда от бессмертной славы спасителя магического мира ему оставалось всего ничего, вмешался этот несносный очкарик. Квирелл чувствовал себя жестоко обманутым и осиротевшим. Дух темного лорда не вернулся к нему. И за это он отомстит. Как только представится удобный момент. А ждать он умеет. Это очкастое убожество еще пожалеет, что посмело встать на пути у Квиринуса Квирелла.

А «очкастое убожество» стояло среди первокурсников, смиряя бешено бьющееся сердечко и не смело поднять взгляд. При входе он сразу заметил Северуса, сидевшего за учительским столом, и поразился тому, каким несчастным и болезненным тот выглядит. Директор не мог сосредоточиться на взволнованном шепоте друзей и голосе МакГонагалл, все силы прилагая на то, чтобы не смотреть на зельевара, дабы не выдать себя.

Его друзья уже побывали под шляпой на колченогом табурете и распределились на Равенкло, с тревогой посматривая на Гарри. И вот раздалось:

- Гарри Поттер!

В зале стало тихо. Мальчик, все также не поднимая глаз, уселся на табурет, и его по самые глаза накрыло шляпой.

- Ой, - прошелестело в голове у мальчика. – Ты сидхе?! Не бойся, малыш, я не выдам твою тайну. Очень скоро ты поймешь, почему. Куда мне тебя пристроить, малыш? Куда ты хочешь?

- Мне бы в Равенкло, - ответил Гарри.

- Равенкло! – заорала шляпа и тихо добавила: - Удачи тебе, маленький!

Гарри пошел под аплодисменты к столу своего факультета и, усаживаясь, осмелился снова взглянуть на учительский стол. Северус смотрел на него. От знакомого изгиба брови захотелось завыть. Северус смотрел на него, как на чужого. Как ни готовился Гарри, а это оказалось гораздо больней, чем он представлял.

- Гарри, проснись, с тобой здороваются, - толкнула его под бок локтем Гермиона.

Дальнейшее происходило как во сне. Гарри с кем-то здоровался и знакомился, но даже затылком чувствовал, что его муж здесь, рядом. «Я справлюсь» - думал он. «Он рядом, и это хорошо! А остальное… я справлюсь!»

Было еще одно существо, которое одним желтым глазом, затянутым в защитную пленку третьего века, через решетку вентиляционного отверстия под очень неудобным углом пыталось рассмотреть расклад сил и взгляды основных фигурантов, которые все чаще и чаще скрещивались на щуплой фигурке за столом Ровенкло.

«Ну, папаша, ты придумал! Как я в таком виде смогу завоевать доверие мальчика? По-моему, так он просто пошутил в своем духе. И как я мог подумать, что Дамблдор не просчитает Квирелла? Вон как смотрит на него, чуть ли не облизывается! Что ж, директор, поиграем!» - подумал Том и бесшумной громадной тенью заскользил назад в тайную комнату.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 19.10.2013, 22:24 | Сообщение # 45
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 3 продолжение.

Профессор Флитвик был счастлив: ведь, являясь полукровкой, он не стал своим ни среди людей, ни среди гоблинов. И вот у него появился шанс. Его вызвали к владыке гоблинов, и он имел с ним продолжительную беседу. Его проблемы волшебным образом разрешились: средства его отца разморожены, и ему разрешили, наконец, посвататься к заветной гоблинке, давно похитившей сердце Хогвартского профессора чар. На радостях он и темному лорду был бы рад дать приют, но, когда после пира он вошел в гостиную своего факультета и увидел детей, ответственность за которых на него возложили, он понял, что особое отношение к этим деткам он бы обеспечил и просто так. Первокурсников на его факультете в этом году было необыкновенно мало – всего семеро. Он всегда сам занимался их размещением. И в этот раз он показал четверым новичкам их комнатки, а потом подозвал сидевшую на диванчике в общей гостиной Равенкло заветную троицу:

- Пойдемте, дети, мне сказали, что вы хотели бы жить вместе.

Все трое смотрели на него широко распахнутыми глазами и нерешительно кивали.

Он отвел их на самый верх, почти под крышу башни. Там размещалась небольшая квартирка, состоящая из гостиной и трех комнаток, каждая из которых была оснащена небольшим санузлом. В гостиной приветливо горел камин, перед которым с комфортом расположились Бобби и Ульх в виде двух котов.

- Пароль к этим покоям – «Владыка Эльдортх». Без вашего разрешения сюда никто не войдет. По всем вопросам прошу обращаться ко мне. И… вы можете, - Флитвик сделал театральную паузу, - пригласить одного домовика для личных нужд. Я договорился с общиной «едящих» Хогвартса, но они надеются, что маленький господин не побрезгует и их услугами.

- Спасибо, профессор! – заговорили дети все разом. – Спасибо, спасибо!

- Ну, все, дети, я пошел, мои покои - ниже этажом. Я думаю, нам не стоит как-то демонстрировать наши особые отношения в школе, но здесь, в башне, я полностью в вашем распоряжении, - маленький профессор поклонился и вышел.

- Ну, вот мы и в школе! Гарри, вызови Рози, она, наверное, уже с ума сошла от беспокойства, - сказала Гермиона, прикрывая зевок. – Надо спать ложиться, завтра начнутся занятия.

- Рози, - позвал Гарри. Раздался негромкий хлопок, и в гостиной материализовалась счастливая Рози с огромным подносом, заставленным разными вкусностями.

- Ой, Рози, мы ж только что из-за стола, - застонал Драко.

- Это ты лопал так, что за ушами трещало, а Гарри ни кусочка не съел, - упрекнула его Гермиона.

- Я и сейчас не слишком хочу есть, - протянул Гарри, но, увидев несчастные глаза Рози, поспешно добавил: - Я поем, Рози, спасибо тебе.

Через полчаса под крышей башни Равенкло все затихло. Дети, измученные дорогой и впечатлениями, заснули, и только довольная Рози возилась в гостиной, наводя недостаточные по ее мнению лоск и чистоту. Готовила своим деткам одежду на завтра и была абсолютно, совершенно счастлива. «Все-таки благая Мать не оставляет меня своей милостью, я снова с моим маленьким хозяином»

Так начался первый учебный год Гарри и его друзей, они крепко спали, и пока для них все складывалось просто отлично, но слишком много людей в замке думало о них в этот час.

Профессор Флитвик удивлялся теплому и какому-то родственному отношению, которое появилось у него к этим детям после недолгого общения с ними. «В какой-то степени я теперь понимаю, почему гоблины отказались от политики невмешательства в дела магов. Этот ребенок - чудо! Но Дамблдор… его недомолвки и туманные высказывания… он слишком много надежд возлагает на малыша. Ох, не к добру это!» Маленький профессор вздохнул и уселся писать письмо владыке гоблинов, докладывая о первом дне своих подопечных.

А в противоположном конце Хогвартса, в личных покоях зельевара, Северус Снейп тоже не спал. Он смотрел на огонь в камине и размышлял: « Ну, вот и сбылась моя мечта, я получил хорошую работу, и можно теперь спокойно смотреть в будущее, но почему-то меня не отпускает ощущение, что все, что происходит - неправильно. Причем все! Неправильно, неправильно, неправильно. Ласковые глаза Дамблдора, и покои эти, и дети… Я же мечтал стать учителем, но, наверное, не люблю детей. А еще этот… Гарри Поттер. Смотрел с таким выражением, как будто что-то такое знает обо мне. Может, ему что-нибудь Люпин рассказывал, вряд ли этот мальчишка рос вдали от последнего мародера».

После тяжелой и продолжительной болезни и небольшой амнезии, последовавшей за ней, он должен бы быть благодарен главе Хогвартса за внимание и помощь, но Дамблдор вызывал только глухое раздражение. Уж слишком он был внимательным к безродному полукровке, да еще запятнавшему себя службой темному лорду.

«Не нравится мне все это, очень не нравится!» - думал он, запивая горечь сегодняшнего дня холодным виски. «А может, все дело в том, что, когда исполняются мечты, всегда бывает несколько не по себе? – попытался он успокоить сам себя, но становилось все хуже.

«А может, я и не хотел никогда становиться учителем? Откуда вообще могла взяться такая мысль?»

Нестерпимо заболела голова.
- Спать, спать… а то в голову всякая ерунда лезет, - пробормотал он себе под нос и пошел укладываться. И только во сне кто-то обнимал его за шею и снова и снова говорил тонким детским голоском:

- Ты бы скучал по мне! А я бы скучал по тебе!

И зельевару становилось тепло и хорошо. Во сне болезненная угрюмость стекала с его лица, он легко улыбался и шептал: - Где ты, малыш?

Еще один человечек не спал в этот час. Рон Уизли, распределенный шляпой на Гриффиндор, сидел на подоконнике в общей спальне и смотрел в ночь за окном. Но вряд ли он что-нибудь видел, потому что все его мысли были о его друзьях. Он увидел их еще на вокзале. Они вели себя странно: делали вид, что не знакомы. Но Рон-то видел, как Пушистик время от времени с тревогой следит за Зеленоглазиком, а Беленький едва заметным жестом успокаивает ее.

Прошло то время, когда Рон пытался рассказать о своем приключении родным, теперь это воспоминание стало его секретом. И сейчас он ни за что не расскажет о том, что знает этих ребят. Он выберет время, когда никто не увидит, и подойдет. И снова подружится с ними, ведь он так долго ждал их. Они не могут его прогнать, они особенные. Они не похожи на тех, кто обижал Рона и считал его чокнутым. Только после того, как он увидел их на перроне, он перестал переживать, что родные ничего не купили специально для него. Он же почти дурачок, зачем на него тратиться? Но у него есть друзья, а это очень и очень немало. Рон повторял их имена: Гарри Поттер – «зеленоглазик», Гермиона Бегшот – «пушистик» и «беленький» – Драко Малфой. Единственное, о чем он жалел, укладываясь в постель, что не посмел уговорить шляпу и его распределить на Равенкло.

А Том в то же самое время искал подходы к башне Равенкло. Нет, ходы были, но слишком узкие, поэтому он устроился у ближайшего вентиляционного отверстия и приготовился ждать, сам не зная чего. Вид ему открывался замечательный: он видел и вход в башню, и выход из замка. «Стратегическая точка, - решил про себя Том. - Тут и останусь!».

Первым, кого увидел Том, был старый знакомый Рубеус Хагрид, который тащил на поводке огромного трехголового пса и что-то ласковое гудел ему. Это трехголовое чмо не придумало ничего лучше, чем остановиться у того места, где притаился Том, поднять лапу и побрызгать на решетку вентиляции.

«Вот сука! - мысленно взвыл Том, боясь пошевелиться. - Он меня учуял!»

Пес, может, и правда, что-то учуял, но никакой враждебности не высказал, понюхал свое безобразие, фыркнул в решетку и проследовал дальше за укоризненно ворчавшим что-то Хагридом. «Вот ведь невоспитанная тварь! Нашел место!» - перевел дух василиск.

Дальше еще интереснее, как только за парочкой закрылось дверь, тенью за ними скользнул профессор Квирелл, а потом из ниоткуда появился Дамблдор, стягивая с себя мантию невидимку.

Директор посмотрел вслед ушедшим, покачал головой и быстрым шагом удалился.

«Как интересно! Квирелл следит за Хагридом, Дамблдор следит за ними, а я слежу за всеми. Класс! Только, сдается мне, что и за мной может кто-нибудь следить», - подумал он.

И если разобраться, так оно и было: мисс Бегшот тоже не спалось в эту ночь.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 19.10.2013, 22:25 | Сообщение # 46
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 4

Гарри понимал: все происходящее – это сон, но тот был настолько ярок и натуралистичен, что временами он забывал про это. Реальными были холод камней под босыми ногами, а также запахи и звуки ночного замка.

- Малыш! Ты пришел, - гудели ему стены замка.

- Ты спасешь, ты избавишь нас от мук, - трещали факелы со стен.

- Ты разберешься и все поймешь, маленький, - шелестели флаги и штандарты, развешанные по стенам, и только портреты молча провожали его глазами.

- Это твой замок, мальчик, помни об этом. Твой… твой…

Голоса не умолкали, а Гарри так и бродил во сне по зачарованному замку, знакомясь и изучая его. То ли время во сне шло не так как в реальности, то ли действительно замок хотел запомниться маленькому сидхе, но к утру мальчик хорошо запомнил древнее строение вкупе со всеми его секретами и тайнами.

- Ты поймешь, ты разберешься, наш маленький наследник! Помни о нас, мы так долго ждали тебя…

Из сна его выкинуло, как пробку из бутылки. Он сел в кровати, тяжело дыша и ощущая влажную ткань промокшей от пота пижамы.
Рядом стояла Рози с новой пижамкой в руках и огромным сочувствием в выпуклых глазах:

- Маленький хозяин знакомился с замком?

- Да, Рози, представляешь, он живой!

- Я знаю, маленький хозяин, все домовые эльфы знают. Он живой, и последние годы он сердится, мучает своих домовиков. Ему плохо, только сегодня расслабился. Радуется!

- Ты это почувствовала?

- Нет, глава общины приходил, хотел с тобой познакомиться. Еще чего удумал – знакомится среди ночи! Успеется еще! – проворчала Рози.

- А они никому не расскажут, ну… о нас? – насторожился Гарри.

- Они служат не директору, а замку, - обиженно ответила Рози. – А у замка есть теперь хозяин.

- Oх, недооценивают маленький народ маги! Ох, недооценивают! Мне кажется, что вы помните и знаете гораздо больше, чем они, - усмехнулся Гарри.

Рози неопределенно пожала плечами, помогая переодеться своему любимому малышу, и казалось, что только это ее и заботит.

Когда Гермиона встала, оделась и вышла в маленькую гостиную, там уже вовсю бушевал Драко:

- Рози, ну как ты могла отпустить его гулять. В первый день занятий! Одного! Без меня! И что мы скажем, если нас спросят? Ну никакой ответственности!

Рози кивала, соглашаясь с каждым словом возмущенного Драко, но делала это заученно и механически, без души, как будто ее и нет в маленькой гостиной.

- Драко, угомонись. Гарри - сидхе, он не похож на остальных! - спокойно ответила ему Гермиона. - Он другой. У людей даже боги всегда чего-нибудь хотят, что уж говорить о них самих - им всегда чего-то не хватает: знаний, денег, славы… А Гарри, он… как ветер - кто знает, почему он поступает так или иначе… А мы должны ему помогать, а не ругаться!

- Я не ругаюсь, - возразил Драко, - Пусть гуляет, как ветер! Но пусть берет меня с собой, - уже тише добавил он.

- А на завтрак я пойду, - заявила Бобби, обращаясь в Гарри.

- Пойдешь-то ты пойдешь… только хвост из-под мантии убери, - скептически заявила Гермиона, разглядывая «друга». – И рот не открывай, не отмоемся потом!

- Я, можно сказать, вырастила этих деток! Ночей не спала, не доедала лишнего кусочка… - заныла Бобби Гарриным голосом.

- Иди уже, воспитательница! – рявкнул на нее разбуженный Ульх от камина. У него была веселая ночка, и вопли разобиженной химеры мешали ему спать.

- Все вы такие… неблагодарные…, донеслось уже с лестницы. Дети спускались вниз, чтобы пойти в большой зал на первый завтрак.

Если вам чуть-чуть за шестьдесят, у вас артрит и радикулит, и вы напрочь лишены волшебной силы, а при этом работаете в школе, наполненной подростками-волшебниками, то вы тоже не будете любить детей. Вы тогда поймете, что мистер Филч не был злобным старикашкой, каким его считали в Хогвартсе. Он был человеком, по-своему сильным и несломленным, но уставшим и растерянным. Попробуйте сами: поддерживать порядок в таком огромном замке, если до вас и ваших проблем никому нет дела. Он уже устал жаловаться на не всегда безобидные проделки гриффиндорцев, получая в ответ: « Но это же дети!» А если эти дети тупы и жестоки, но чертовски изобретательны?

Поэтому, услышав за декоративными латами ниши детский голосок, он принял охотничью стойку и приготовился достойно наказать нарушителя, но что-то его остановило. Он прислушался.

- Бедная ты моя, бедная! Такая милая и красивая! Какому извергу пришло в голову привязать к твоему хвосту эту гадость? Ничего! Постой немножечко спокойно, я тебя сейчас освобожу. Ну вот, видишь, теперь все в порядке. Беги, красавица! И не подходи больше к этим гадким шалунам!

Словосочетание «гадкие шалуны» очень понравилось мистеру Филчу, и он уже раздумал жестоко наказывать неизвестного, решив ограничиться строгим выговором за гуляние во время уроков. Но когда из ниши выскользнула его миссис Норрис, а следом за ней появился первокурсник, опознанный как Гарри Поттер, державший в руке веревку с консервной банкой, бедный Филч вообще потерял дар речи. Дело в том, что его кошка НИКОГДА не подпускала к себе детей, а тут самозабвенно терлась о ноги первачка и мурлыкала, как подорванная. Своей кошке старый завхоз доверял, и если старая животинка считала мальчишку достойным доверия, значит, так оно и было.

- Может, пойдем, чайку попьем? До начала следующего урока еще полчаса? – спросил он, сам удивляясь себе. – Я завхоз мистер Филч.

- Хорошо, - просто ответил ребенок и взял старика за руку.

«Что происходит?» - в панике подумал Филч, оглянулся, не видит ли кто, и повел странного мальчишку к себе в каморку. Там он с удовольствием наблюдал, как малыш пьет чай и болтает ногами на слишком высоком для него стуле, и сказал, все-таки строгим голосом: - Ты бы не ходил по коридорам во время уроков, а то ведь поймают, могут наказать!

- Я постараюсь, - не смутившись, ответил мальчик, поблагодарил за чай и ушел, как только зазвенел звонок. А старый сквиб сидел и думал, что с этим ребенком не так. И что с ним, с Филчем, не так, что он так разлимонился перед почти незнакомым мальчишкой.

Он узнает, что с ним случилось, только вечером, когда будет заниматься по самоучителю для сквибов. Он скомандует «Люмос», и на кончике волшебной палочки его отца впервые затеплится крохотный огонек.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 19.10.2013, 22:26 | Сообщение # 47
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 5

Шел только четвертый день занятий, а Северус уже устал. Как-то не так он представлял себе работу в школе. Разве он думал, что работать придется по двадцать часов в сутки? А еще были его «змейки», к которым в школе относились очень предвзято. Шкодят рыжие близнецы, а урожай приходится собирать его подопечным. Всего четыре дня, а Северус уже понял, что у директора своеобразное представление о справедливости. Хотя… Разве раньше было иначе?

А еще Поттер. Самого мальчишку не слышно, не видно, а школа гудит. Зельевар скривился от воспоминания. Ну, да, похоже, на первом уроке он переборщил с сарказмом, не надо было выделять мальчишку, но это похоже на грипп: все внимание в школе этому маленькому отпрыску мародеров. А он блестит своими зелеными глазищами, молчит и смотрит так, как будто знает что-то такое… такое важное, что становится просто не по себе.

Учителя поделились на два лагеря: тех, кому нравится Поттер и тех, кому нет.

МакГонагалл объявила, что более тупого и ленивого ученика у нее еще не было: наверное, на мальчишку не произвел впечатления ее фокус с кошкой, да и распределение не на ее факультет не добавило ему очков. Зельевар зло улыбнулся. И хотя он тоже находился в этом лагере, унижение старой кошки пришлось ему по душе.

А профессор травологии Помона Спраут, сложив на груди пухлые ручки, говорит о Поттере как о новом мессии: «Ах, растения чувствуют силу, я вас уверяю. Гарри Поттер – умница и лапочка». Зельевар поморщился. Для самого мальчишки было бы лучше, чтобы о нем просто забыли на время, но, видимо, есть в нем что-то такое, что никого не оставляет равнодушным.
«Да какого черта, я иду в лес собирать лунный перечник. Даже для меня здесь опасно, а я и тут думаю об этом лохматом недоразумении», - зельевар переложил пустую корзинку в другую руку, достал палочку и аппарировал вглубь леса, на одну заветную полянку, которую помнил еще со времен своих школьных лет.

Ночной осенний лес встретил его тишиной и невнятными шорохами, из которых, казалось, она и состоит. Полная луна, по-осеннему большая и яркая, заливала поляну молочно-голубым светящимся маревом. В центре, среди зарослей вожделенных лунных перечников, стоял единорог. Его шкура светилась сама по себе. Он был прекрасен, и он был не один. Зельевар забыл как дышать, потому что рядом с единорогом стоял Гарри Поттер и что-то негромким голосом говорил единорогу. Потом он обнял его за шею и зарылся лицом в его пышную гриву. Так они постояли немного: белоснежный единорог и мальчишка. Что-то в этой картине было такое правильное, что, несмотря на то, что юный Поттер нарушает все существующие школьные правила, зельевар не посмел вмешаться. Неизвестно, чем бы это все кончилось, но с ближайшего дерева сорвалась большая черная птица, метнувшись прямо в лицо Северусу. Он отшатнулся, потерял равновесие и на мгновение потерял из вида поляну.

Когда, чертыхаясь и поминая яйца Мерлина, зельевар поднялся с земли, под луной никого не было, только давешний ворон каркнул что-то явно оскорбительное с ближайшего дерева.

- Сам такой, - огрызнулся Северус. «Да, что, черт возьми, здесь происходит?» - раненым зверем взвыло сознание профессора зельеварения. «В полнолуние в запретном лесу шастает первокурсник, и все ни сном, ни духом! Надо доложить Дамблдору, пусть меры принимает к своему любимцу!» - Северус решительно аппарировал обратно к замку.

Но чем ближе надвигалась на него громада замка, тем слабее становилась решимость зельевара. Когда он подошел к замку, ему совсем расхотелось что-нибудь кому-нибудь рассказывать. « Я сам разберусь, и кое-кому мало не покажется!» - решил он. Видеть директора и разговаривать с ним не было никакого желания.

На следующий день на уроке зельеварения первокурсники Равенкло и Слизерина в меру своих способностей варили или, точнее сказать, пытались варить мазь от прыщей. За котлом убедительно смотрелась только мисс Бегшот. Сразу было видно, что девчонка и до школы имела какой-то опыт в зельеварении. Особенно понравилось Северусу, как девочка нарезает ингредиенты: сразу видно, ее обучал профи. Драко Малфой тоже порадовал, а их дружок, этот мародеров выкормыш, ловко прячется за их спинами и только изображает работу на уроке. «Не выспался, видать!» - злорадно подумал зельевар.

- Мистер Поттер! Перестаньте мучить растения, их нарезка, по-видимому, непосильный труд для вашего интеллекта, так что оставьте ваши неуклюжие попытки и идите к доске, я хочу проверить, как вы подготовились к моему уроку! – пророкотал зельевар, с удовольствием наблюдая, как троица воронят переглядывается, и мистер Поттер с нечитаемым лицом идет к доске.

- Итак, начнем!

Дальнейшее напоминало избиение младенцев во всей красе. Если сначала Поттер еще пытался отвечать, то потом только:

- Я не знаю, сэр! Я не знаю, сэр!

А в глазах опять это выражение. Северус просто уже не мог остановиться. Ему хотелось, что бы мальчишка сорвался, заорал, затопал ногами, но он только:

- Я не знаю, сэр!

Даже среди его собственного факультета поднялся ропот, а воронята так просто смотрят волками. Урок закончился.

- Тролль за урок, - объявил Северус. Мальчишка поплелся собирать вещи, и Снейпу показалось, что тот не спешит, намеренно медленно собирая вещи. В классе остались они вдвоем.

- Вы не могли бы поторопиться? – спросил его зельевар. И тут мальчишка вскинулся и бросился к нему.

Но недаром Снейпа считали одним из лучших боевых магов. Он сделал неуловимое движение палочкой, и мальчишка сползает по стене безвольной тряпочкой.

- Вы еще и припадочный, мистер Поттер? – спросил язвительно зельевар.

- Да, - просто ответил этот непостижимый ребенок. Собрал свои вещи и, сгорбившись, поплелся к выходу.

- Минус десять очков с Равенкло, - крикнул ему вслед Северус.

Мальчишка, не оборачиваясь, кивнул и вышел из класса. Там его, кажется, ждали.

А Северусу стало почему-то, нестерпимо больно и горько: показалось, что он в чем-то страшно ошибся и сделал что-то совершенно непоправимое. «Так чего же он хотел?» - раз за разом спрашивал он сам себя. Ответа на этот глупый вопрос у него не было.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 19.10.2013, 22:27 | Сообщение # 48
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 6

- Герми, скажи мне, неужели мы ничего не можем сделать? Он опять ночует в лесу? – с горечью спросил Драко, присаживаясь за стол, где девочка делала уроки. - А помнишь, какой он был веселый, легкий… а теперь, он с нами, с Рози… и один. Мы как будто больше не вместе. Он где-то там и нас не берет с собой. Почему, Герми?

- Он говорит, что в лесу опасно, что кто-то принес в лес акромантулов, у них нет естественных врагов, и теперь там плохо. Очень плохо. Они расплодились и сожрали все, до чего смогли дотянуться. Они и человечиной не брезгуют. Конечно, он за нас боится!- сказала Гермиона, но было похоже, что убедить она пытается в первую очередь себя. Она помолчала и добавила: - Одинокая птица летает высоко…

- Вот и я о том же. Он как будто отдаляется от нас! Как будто мы ему больше не нужны! Я за этот месяц просто возненавидел крестного. Головой я понимаю, что он не виноват, но вот тут, - он хлопнул себя по груди, - все просто кипит. Ну сколько он еще будет мучить Гарри?

- Не горячись, Драко, завтра начинается Самайн. Гарри обещал, что мы все ритуалы будем проводить вместе, в лесу, все пять дней! Представь, пять дней! Он сказал, что и вампиры в лес прибыли. У них тут неподалеку капище, они поклоняются черной стороне Луны. Не Селене, а Лилит. Он и им помощь обещал. Представляешь? Это будет здорово!

- Ну ладно, будем считать, что меня ты утешила и успокоила, а себя? Себя тебе утешить получилось? – спросил Драко и криво улыбнулся.

- Иди ты… в пень, Драко Малфой! Чего тебе надо? Ты хочешь, чтобы я рыдала тут рядом с тобой? Ты этого хочешь? – на всегда спокойную Гермиону было страшно смотреть. – Или ты думаешь, что только у тебя есть сердце?

- Прости, Гермиона, прости меня, только не плачь, ну пожалуйста!
Два подростка сидели на диване, держась за руки, и чувствовали себя осиротевшими, а виновник их переживаний спал под огромным вязом в запретном лесу в окружении единорогов и видел счастливые сны. Сны, где его Северус с ним, и все хорошо.

Профессор Флитвик предупредил директора, что родители троих его студентов забирают детей на Самайн.

Директор удивился. Обычно для проведения обрядов детей почти не забирали, ну, одного-двух, а тут… с одного факультета троих.

- И кого? – спросил он весьма дружелюбно.

- Мисс Чанг, мистера Малфоя и мисс Бегшот, - ответил ему маленький профессор.

- Что-то не замечал я за Батильдой раньше особого религиозного рвения, - озабоченно протянул Дамблдор. - Эта девочка, ее племянница, ведь дружит с Гарри Поттером? Как бы она не забила ему голову этими бреднями. А то ведь знаете, на неокрепшие души эта замшелая романтика может произвести некоторое впечатление.

Флитвик промолчал. К сожалению, он не умел и не любил лгать. Только саркастично хмыкнул.

Но Дамблдор не уделил достаточно внимания своему профессору. Как все атеисты, он был уверен, что на самом деле его убеждения разделяют все, а кто не разделяет – притворяется.

- А знаете, что! Мы устроим свое празднование Хэллоуинна! С угощением и тыквами! Это будет здорово! Да и многим чистокровным невредно будет повеселиться по-человечески. Решено! Так и сделаем! А вам мы поручим убранство большого зала, - в глазах директора со скоростью арифмометра уже проносились идеи нового праздника.
- А вы ступайте, профессор, ступайте.

Выйдя из кабинета, Флитвик поежился: что-то не слишком ему понравился энтузиазм директора.

На следующий день Драко вместе с Гермионой уехали. На самом деле, совсем недалеко в лес, где вампиры уже разбили небольшой лагерь. Гарри остался на праздничный пир, так как велика была вероятность того, что директор что-то специально для него приготовил.

Так оно и вышло. Посреди пира в зал ворвался профессор Квирелл и с криком: "Тролль!!! Тролль в подземельях!" - картинно свалился в обморок.
В зале началась паника, а между тем Гарри показалось очень странным, что рыжие близнецы как-то слишком громко и весело объявляют всем о том, что их братец бродит где-то по школе и находится в опасности.

- Он где-то около подземелий… наверное! – вопили они по очереди и хором.

Гарри ускользнул от своих сокурсников и с сопровождении Бобби-кота пошел к подземельям.

- Вот и наш выход, Бобби! Пойдем геройствовать, а то и правда что-нибудь случится!- не слишком весело пробормотал он.

Рыжего Рона он увидел сразу. Тот попытался спрятаться от наступающего на него горного тролля в женском туалете. Это было ошибкой: тем самым он отрезал себе пути к отступлению. Чудище ревело и с удовольствием крошило школьный инвентарь.

Гарри вздохнул и вошел в туалет вслед за троллем:
- Эй, ты чучело, ты бы шел отсюда, пока не поздно!

Тролль развернулся и кинулся к Гарри с трубным криком:

- Удо хочет домой, сидда* помогай!

Раздался грохот, что-то в кабинках разрушилось. Гарри присел от неожиданности, но не растерялся:

- Бобби, выведи его из замка. Только тихо!

Тихо не получилось. Тролль с грохотом ломанулся за Бобби и сбил с ног неизвестно откуда взявшегося Невилла Лонгботтома. Тот тихо сомлел.

Гарри почесал в затылке и сказал, обращаясь к Рону:
- Ведь это он тебя спас, такой храбрый, правда?! – и улыбнулся так, что у Рона засосало под ложечкой, приложил пальчик ко рту и спрятался в уцелевшей кабинке.

В коридоре раздались возбужденные голоса и топот ног. Десант учителей прибыл на помощь.

А в это время Том, который наблюдал за развернувшимися событиями из вентиляции, проклиная судьбу, директора и тролля, пытался пробиться к детям на помощь. В возможность победы сидхе над безмозглым чудовищем он не верил и сейчас пытался прийти на выручку к мальчишкам, но отверстие было слишком мало. Однако он продолжал попытки.

В какой-то момент вентиляционная решетка рухнула, а вслед за ней в полет отправился и сам Том, изменивший размеры. Василиск стал размером чуть больше карандаша.

-Твою мать!!! – успел прошипеть змееныш и плюхнулся в унитаз.

- Твою мать! И кого теперь надо спасать! И как я отсюда выберусь? Поттер меня все-таки уделал! Лорд Воландеморт утонул в унитазе. Аминь!

Стенки унитаза возвышались, как Эверест, в голове шумело, поэтому ни бегство тролля, ни разборку Рона и Невилла с учителями он уже наблюдать не мог. Все силы уходили на то, чтобы не утонуть, поэтому бодрый тенорок Поттера прозвучал для него, как глас божий:

- Кто тут у нас? Ах, бедняжечка! Сейчас я тебя спасу!

Теплые мальчишеские руки выхватили его из воды и поднесли к ярким зеленым глазам.

- Это уже перебор! – успел подумать Том, прежде чем тьма обморока накрыла его.

* искаженное сидхе. Я думаю, что тролль его узнал сразу.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 26.10.2013, 15:21 | Сообщение # 49
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 7

- Я вам говорила, Альбус. Ваш хваленый избранный – это полный ноль. А вот Невилл - другое дело! Он прогнал тролля. Сам! – всегда сдержанная и собранная Минерва сейчас не была похожа на себя. Вон, даже седая прядь выбилась из идеальной прически.

- А Гарри? Я же видел, он пошел туда с кошкой, - удивился Дамблдор.

Профессор трансфигурации только пожала плечами: - Шел, да не дошел.

- А что говорят портреты? – снова подал голос директор.
- Ничего не говорят. Там никого не было. Все собрались на празднование в большой зал.

Минерва МакГонагалл и мысли не могла допустить, чтобы герой магического мира мог обучаться где-нибудь, кроме ее факультета. И не упускала случая убедить в этом директора. Дамблдор, вздыхая и мрачно хмурясь, и сам подумывал о том, что может быть действительно его герой вовсе не Гарри Поттер. Ну не может бледный и безразличный ко всему ребенок быть победителем Темного Лорда. Но он, директор, не будет торопиться, все еще надо сто раз перепроверить.

****

Том погрузился в беспамятство, как в болото. Звуки растягивались в невнятный гул, Единственное, что удалось разобрать, это бодрый голос новоявленного родителя, который гудел, что-то вроде:

- Теперь-то я вижу, что ты истинный сын своего отца. Это же надо такое придумать! Даже я бы лучше не смог! У тебя, сын, настоящий талант стратега! Хвалю! Молодец!

«А-а, вот как, оказывается, это называется… Это был стратегический расчет… А я-то, дурак, только сейчас это и понял", - вяло подумалось Тому.

Окончательно он пришел в себя от струйки теплой водички, которой щедро поливал его мальчишка. Гарри обмыл змейку, завернул в платок и уложил в карман.

«Я подумаю об этом потом», - сам себе пообещал Том, пригреваясь и успокаиваясь. Перед тем как окончательно заснуть, ему показалось, что к нему в платок сунулась любопытная мордочка ящерки золотого цвета, но он не был уверен, что это ему не пригрезилось.

Проснулся он спустя какое-то время от звонкого мальчишеского голоса, который выпевал на древнем языке друидов магический гимн Матери Ночи.

«Сегодня же первый день Самайна» - вспомнил он. «Ничего себе! Мальчик ведет обряд?! Сам? Они что там, все обалдели?» - всполошился он. Он стал выбираться из своего импровизированного гнезда. Через некоторое время ему удалось высунуть голову из кармана. Мантия, в которой он сидел, была аккуратно уложена на пень невдалеке от капища, где происходило магическое действо.

«Ох, не фига себе!» - только и смог сказать себе бывший темный лорд. И действительно: то, что он увидел, могло удивить не только его. Вампиры… гоблины… перед одним обрядовым камнем. Да и сам камень не был обычным и имел, скорее всего, внеземное происхождение. Он казался не материальным объектом, а скорее сгустком мрака, не отражая не единого блика.

Мальчик стоял в белой обрядовой одежде, пел гимн и просил богиню о помощи и покровительстве. Он вызывал огонь, чистую стихию, которая должна освободить и очистить участвующих в ритуале от скверны.

Том и раньше участвовал в подобных обрядах и в общем понимал, что происходит, но только раньше никто не ждал, что богиня ответит. Ее согласие символически заменяли вызовом магического огня, но тут, похоже, ждали чего-то другого.

И правда, в какой-то момент, на ладошках юного сидхе появились небольшие язычки бело-голубого пламени. Ребенок улыбался им, как старым знакомым, и на лицах всех присутствующих не было удивления, только радость. Стало понятно, что ритуал проводится не в первый раз.

Вампиры затянули какую-то тягучую мелодию, отбивая ритм ладонями. Она должна была ввести присутствующих в некий транс. Ритуал продолжался. Том почувствовал, что и сам поддается волшебным звукам, но все-таки у него была возможность смотреть на действо чуть-чуть со стороны, не вовлекаясь в древнюю мистерию.

Гарри подошел к небольшой пирамидке, сложенной из неизвестного минерала, и своим пламенем поджег ее. В звездное безлунное небо взметнулось яркое белое пламя, сыпля искрами. Казалось, что новые звезды от костра стремятся в небо.

Гимн становился все напряженнее, а ритм - быстрее и жестче. Многие уже просто танцевали, отдаваясь воле Богине. Одна из женщин-вампиров, по-видимому, жрица Лилит, заголосила страшно и пронзительно и вступила в огонь. Босыми ногами она частично раскидала, а частично потушила пламя. И теперь на земле лежали необычные светлые угольки, переливаясь редкими сполохами голубого пламени. Женщина покружилась на углях и отошла, счастливая и просветленная.

Том знал, что маги или прыгают через огонь, или, чаще всего, просто обходят его для ритуального очищения, но и тут все было не так. За шаманкой на угли пошли вампиры. Они не танцевали на углях, но все-таки наступали на них. А дальше произошло то, чего никто, похоже, не ожидал: на угли ступила девчонка, подружка Поттера. Она не просто наступала на угли, она танцевала на них. Кружилась и зарывалась босыми ножками в угли, вызывая целые пучки голубых язычков пламени. А уж после нее пошли и гоблины с магами. А у девчонки среди ее буйных каштановых кудрей появилась голубая прядка.

- Ее избрала Богиня Ночи, темная луна избрала смертную! - завопила шаманка, и ее вопль был поддержан остальными. Ритм эзотерического танца стал стихать, угли собраны в костер, который горел уже обыкновенным пламенем. Было подано угощение: эль нового урожая и ячменные лепешки с медом. Уже слышался смех и звучали совсем другие песни. Люди и магические существа сидели перед костром, угощались, негромко переговаривались и слушали старинные баллады, а Тому стало вдруг понятно, что он и хотел всю жизнь добиться именно этого. Этого чистого потока магии и единения магов в ней. Но теперь ему стало понятно, что его методы никогда бы не привели к подобному.

«Горько понимать, что жизнь прожита зря! - подумал он. - Этот мальчишка, нисколько не напрягаясь, без усилий и насилия, одним своим существованием добился того, чего не смог сделать я. Ну, что ж! Если жизнь дала мне второй шанс, я постараюсь его не упустить, не будь я лорд Воландеморт, сын Локки!»

Над небольшим походным лагерем, в древнем лесу сгущалась ночь, обнимая своих любимых детей. Одаривала последним осенним теплом, осыпала звездами, и ей казалось, что во всем мире существует только эта крошечная полянка с горсткой «людей» на ней. И в каком-то смысле это так и было.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 26.10.2013, 15:21 | Сообщение # 50
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 8

Да будь ты хоть трижды темный лорд и величайший волшебник, разговаривать с подростками - это величайший дар и очень редкое умение. Том не обладал этим полезным навыком совсем. Да он по пальцам мог сосчитать случаи, когда ему приходилось обращаться к подросткам. Поэтому он устроился на подушке мальчика, свернулся спиралькой и напряженно проигрывал примерные сценарии разговора, пока Гарри сладко спал. Выходило откровенно плохо:
- Я лорд Воландеморт, я тот, кому приписывают убийство твоих родителей, и я теперь белый и пушистый, прошу любить и жаловать… ха-ха-ха!

Или:

- Ты не смотри, что я мелкий, я – василиск, и я тебе пригожусь! А то, что я там в прошлом накосячил, давай забудем. Я больше не буду… еще хуже!

Поэтому, когда мальчишка открыл свои ясные глаза и с удивлением уставился на него, Том прошипел: - Здрасти, - и замер. На мгновение он испугался, что мальчик не поймет его, и снова прошипел: - Доброе утро!

Все-таки в том, чтобы быть животным есть свои плюсы: можно не заморачиваться с обращениями.

Пацан перевернулся на живот, подпер лохматую голову кулачками и с интересом ответил: - Доброе утро!

- Я василиск! – зачем-то сказал Том.

- Да что вы говорите! – изумился ребенок. – А почему я еще живой? Ведь у вас, говорят, убийственный взгляд должен быть?

Том удивился, что ни страха, ни даже опаски в словах и интонациях этого чудного мальчишки не почувствовалось.

- Ну, у меня есть третье предохранительное веко. Когда оно закрывает глаз, мой взгляд не может никому повредить, - важно пояснил он, радуясь, что разговор принял такое безопасное направление.

- Вау!!! – восторженно прореагировал подросток.

- Я видел вчера ваш обряд. Это было незабываемо! Хотел спросить, а где вы научились всему этому?

Спросил и тут же пожалел об этом, потому что глаза мальчика как будто выцвели. Мальчишка часто-часто заморгал и глухо ответил: - Меня Северус научил. Меня всему научил Северус.

- Северус Снейп? – уточнил Том. Пазл в его голове сложился. По наблюдениям в школе он понял, что Северус имеет отношение к мальчику, но тщательно скрывает это. Слишком хорошо скрывает, а может…

- Ему промыли мозги ?! – не то спросил, не то утвердил он. – Я сталкивался с подобным, я ведь… не всегда был василиском.

- Да, я знаю, но мы думали, что вы там где-нибудь в тайной комнате прячетесь. И вчера мне даже в голову не пришло, что я спас чудовище Слизерина. Я представлял вас несколько другим. Так что вы там говорили… ну, про… промывание мозгов?

В глазах у мальчишки загорелась такая надежда, что Тому стало не по себе.
- Его звали Регулус Блэк. Он был… мечтатель и романтик. Считал себя рыцарем магии, хотел изменить этот мир, - прохрипел Том. Воспоминания об этом человеке доставляли ему настоящую боль. Он замолчал.

- И что с ним стало? – шепотом спросил Гарри.

- Он пропал, сначала он пропал. Где-то через месяц он вернулся, но был уже совсем другим. Он изменился и почти ничего не помнил. Он предал меня, нас… и погиб. И я даже не знаю как.

Собеседники замолчали, каждый думал о своем.

- Мне так жаль, Гарри. Я не знаю, чем тебе помочь! - Том был готов сам зарыдать, лишь бы не видеть эту горечь в ясных глазах.

- Я справлюсь, - глухо ответил ребенок. – Я найду способ обязательно. Я не отдам им его! Сегодня день мертвых. Я буду спрашивать всех, кто придет к моему костру. Ты со мной?

- Да, малыш, я с тобой, но только ты должен знать… - заторопился Том, он хотел, чтобы этот мальчик не разочаровался в нем, когда ему расскажут, кто такой лорд Воландеморт. Он хотел все объяснить сам. И будь что будет. Другой дороги у него нет.

- Не надо! Не надо мне ничего рассказывать. Мне нет дела до того, что было раньше! Еще неизвестно как бы я себя вел, если бы оказался в твоей шкуре. Мне просто повезло, что у меня был Северус и другие мои самые близкие. А ты всегда был один. Я думаю, дело в этом. Так ты со мной? – еще раз спросил он.

- Я с тобой! Клянусь! – просто ответил Том. – И я не убивал твоих родителей, - все-таки добавил он.

Мальчик только кивнул и вскочил с постели. Оделся и подставил ладошку для Тома. Тот спокойно вполз на нее и отправился в карман. Их ждал недлинный осенний день и долгая ритуальная ночь мертвых Самайна.

****

Когда запылали жертвенные костры, были пропеты все ритуальные формулы и принесены жертвы, к последним начали притягиваться души волшебников, умерших в темную половину года. И они потянулись на жертвенный дым, как на угощение. Ритуал был призван дать грешникам надежду дожить до светлой половины года. Души отогревались и набирались сил. Одним хватало одного глотка, другие оставались в огненном круге подольше, и, конечно, были такие, кому нельзя было помочь. Их в последний день Самайна утащит к себе на нижние планы старуха Хель. И им не будет возврата, но грешники из последних сил цеплялись за свое посмертие. И именно с ними планировал поговорить Гарри, потому что надежда на прощение многим может развязать языки. Том видел одного такого, и он даже показался ему знакомым, но позади них вдруг раздался панический крик:

- Гигантские пауки! Гоблины, к бою! Вампиры, к бою!

Том обернулся, и ему показалось, что отсутствующие на его змеиной голове волосы стали дыбом. Из темноты леса на маленький лагерь идет цунами из акромантулов различного калибра. Их было много. Очень много. Он что-то такое помнил о василисках и пауках, но в данный момент не мог сосредоточиться. Он посмотрел на суровое и не по-детски серьезное лицо Гарри, который и не подумал прерывать ритуал и оборачиваться.

- Похоже, это мой бой, - подумал Том и соскользнул с колен Гарри. Он не знал, сможет ли он в таком виде чем-то помочь бойцам, но оставаться в стороне не собирался.

- ИИ-яяя-хоо , - издал он боевой клич и кинулся в атаку. Он даже не заметил, как принял свой истинный облик. Да что там, он даже не открыл свой смертоносный взгляд. Одно его появление внесло в стан врага смятение и панику. Но он все равно кинулся за ними. Он рвал их и давил, и не успокоился, пока не заметил, что больше рядом их нет.

- Попрятались, суки! Теперь вам больше не хозяйничать в запретном лесу безнаказанно! Сидите по норам, - рявкнул он, уверенный, что его услышали и поняли.

- Мой Лорд, это было впечатляюще! – раздался позади него знакомый голос. Змей резко развернулся. Позади него с палочкой на изготовку стоял слегка запыхавшийся Люциус Малфой, смотревший куда-то под ноги.

- Глазки-то подними, не обижу, - прошипел он. - Мы теперь вроде как родня и ровня.

- Да кто вас знает, милорд? - улыбнулся Люц, но глаза поднял. – К этому надо еще привыкнуть.

- Привыкнешь! Куда денешься!- буркнул Том и не спеша пополз обратно в лагерь.

Змее трудно улыбаться, но у него, кажется, получилось.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 26.10.2013, 15:22 | Сообщение # 51
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 9

Это только кажется, что в лесу человек ходит, где хочет. Это не так. В лесу человек идет туда, куда ведет его лес. И как бы опытные грибники или охотники ни хвастались своим знанием леса и всех его тайных мест, это правда только наполовину. Они знают его настолько, насколько он им позволил. Не более. Правда, это относится только к живым лесам. А живой лес – это не только зеленый. Это лес, сохранивший душу.

По одному из таких лесов шли двое. Вернее сказать, один шел, а другой полз, но обоим лес радовался. Выравнивал дорожку, убирал с пути препятствия, укрывал от посторонних взглядов туманом. Эти двое сделали для него больше, чем кто бы то ни было за много-много лет. Вот и радуется душа леса и старается сделать путь этих двоих спокойным и приятным.

- Это была хорошая мысль, пройтись пешком до замка, правда? – спрашивает у своего спутника худенький мальчишка, загребая ногами яркую опавшую листву. – Тут хорошо!

Если бы у Тома были плечи, он бы пожал ими. Не хотелось признаваться, но двигаться по осеннему лесу рядом с сидхе было по-настоящему здорово. Горьковатый запах леса, уютное молчание, а главное, ощущение причастности к чему-то по-настоящему волшебному и важному настраивали василиска на удивительно мирный лад. Раньше такого за собой он не помнил. Да и не было такого раньше. Не довелось.

Где-то рядом каркнул ворон.

- О, волнуется! Тебе пора прятаться, Том, замок уже близко. Нас могут увидеть! – сказал Гарри.

- Хорошо бы, если бы эта чертова ворона подсказала, как это сделать, - проворчал на это Том. Он уже дважды менял свои размеры, но как сознательно этого добиться, не представлял.

- Это не ворона, а ворон. И чего тебе подсказывать, когда ты сам все знаешь и умеешь, - развеселился мальчишка. – Просто захоти!

- Просто захоти, - передразнил его Том. - Предельно просто!

Он вытянулся во весь свой немалый рост, прикрыл глаза и попытался сосредоточиться. Когда-то к ним в приют приходил старенький священник и читал им библию. Одно выражение всегда смущало и выводило из себя маленького Тома: «Будьте как дети, ибо есть их царствие небесное». Он категорически не был согласен с этим высказыванием, потому что, по его мнению, дети - существа глупые и жестокие. Так какой смысл уподобляться им? И только теперь что-то такое стало доходить до него. У этого мальчика такая вера в чудеса! Ему и в голову не может прийти, что что-то может не получиться, тем более у него, такого взрослого и опытного. Том вздохнул, вспомнил ощущение теплых мальчишеских рук, тот покой и чувство полной защищенности, что переживал, когда спал в его кармане. И потянулся всей душой туда… с детской верой в чудеса, которой у него никогда не было.

- Ну, вот! Я же говорил, что это просто! Ну, что? Ты полезешь в карман или на плече поедешь? – спросил Гарри, наклоняясь к нему.

- На плече!
- Тогда будь готов встретится с Шокки, это моя саламандра. Она всегда где-то там обитает. Очень любопытная! – ответил мальчишка, устраивая Тома у себя не плече, между воротником рубашки и шеей. – И не вертись особенно, я щекотки боюсь.

- Я надеюсь, это все ценные указания, - прошипел змееныш, пригреваясь в новом месте.

Лес в этом месте становился все более обжитым. Под ногами у мальчишки змеилась тропинка, и Том задал вопрос, который давно его тревожил:

- Тебе плохо в замке?

В ответ Гарри неожиданно для себя рассказал Тому то, что не рассказывал никому. О том, что в замке ему хорошо. И это на самом деле странно: ему было неуютно даже дома, а тут… И о странных снах, и о том что замок ждет от него помощи, и… Договорить он не успел.

- Мистер Поттер! Вы совсем совесть потеряли? - Северус Снейп, собственной персоной стоял у него на пути, и настроение у него было плохое, очень плохое.

- Вам что, законы не писаны? Сейчас я отведу вас к директору, и вы ему объясните, что вы делаете в запретном лесу один! – отчеканил зельевар.

- Не надо к директору! Я не пойду, - растерянно залепетал испуганный не на шутку Гарри.

- И как вы собираетесь мне помешать? – поинтересовался Северус и ухватил мальчишку за руку.

Том тоже растерялся. Дальше он действовал исключительно на инстинктах. Он скользнул вниз по руке и с удовольствием тяпнул его за кисть, вцепившуюся в руку Гарри. Снейп руку отдернул и, как срубленное дерево, рухнул на землю.

- Мы его убили, - совершенно белыми губами произносит этот ребенок. Он кидается перед агонизирующим телом на колени, берет его за руку и принимается высасывать из крохотной ранки яд. Но все его усилия тщетны. Яд распространился очень быстро.

- Маленький брат, отодвинься, ты мешаешь, - слышит он над собой. Чисто механически мальчик отодвигается, и над ранкой склоняется феникс, который появился неизвестно откуда. Его слезы впитываются в рану, и зельевар дышит спокойней и размеренней. Еще минута, и он открывает глаза:

- Гарри, малыш, почему ты плачешь? И где это мы?

Ему никто не отвечает. Его мальчик рыдает так, что заглушает хлопки аппарации. Их окружают взволнованные люди. Кто-то плачет, кто-то смеется.

И среди этого безумия на земле сидит зельевар и хлопает глазами:

- Люц, хоть ты мне что-нибудь объясни, что с вами со всеми, и где, Бога ради, мы находимся?!! И что здесь делает феникс директора?

- Он не директорский, он из замка, - размазывая слезы и сопли по лицу и еще всхлипывая, отвечает Гарри. – Ты вернулся, Северус, ты вернулся! Он кинулся на шею зельевару и крепко его обнял:

- Я знал! Я знал, что ты вернешься!

- С возвращением, брат! – говорит Люциус и обнимает их двоих. С визгом к ним кидаются Герми и Драко. Они и стоят так, разделяя объятия, а рядом поздравляют друг друга гоблины и вампиры.

- Что-то мне нехорошо, - говорит зельевар. Его подхватывают, и все возвращаются снова на поляну, где еще не разобрали походные палатки. Северуса укладывают в постель, и он, измученный, засыпает.

- Мы все почувствовали вспышку твоих эмоций, Гарри! Испугались ужасно! Думали, с тобой что-нибудь не так! А тут… такое счастье! Как вы это провернули? – заговорил шепотом Люциус, поправляя больному подушку.

- Это не я! Это Том и феникс! – тоже тихо отвечает Гарри и сумасшедше улыбается.

- В гробу я видел такие приключения, я старенький василиск, мне волноваться нельзя, - еле слышно шипит Том, но Гарри услышал. Достал недовольно шипящего змееныша и чмокнул прямо в безобразную морду.

- Ну, вот, еще и обслюнявили!



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 26.10.2013, 15:22 | Сообщение # 52
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 10

Военный совет, если его можно так назвать, собрался в палатке Северуса. Там были все заинтересованные лица, кроме детей, которых отправили спать. Только Гарри спал поверх одеяла на кровати Северуса, даже во сне не отпуская своего зельевара.

Зельевар полулежал на кровати и прижимал мальчишку к себе. А вокруг расселись Люциус, князь вампиров, владыка гоблинов, мисс Бегшот и Том, принявший свой истинный облик. Места ему были катастрофически мало, но он терпел, не желая на собрании выглядеть несолидно.

На спинке кровати уселся давишный феникс и заговорил:

- Я требую, чтобы вы, господа, во исполнении долга жизни вернули мальчика в замок.

Северус подняв иронично бровь, возразил:

- Долг жизни у меня, а не у Гарри, и …

- Да хоть выслушайте сначала! - птица нахохлилась, и на кончиках крыльев феникса засверкали искры.

- Давным -давно, - начал он, - когда в Британии еще не было школы для волшебников, но было много сидхе, дочь правителя Зимнего Двора - девушка, надо сказать своеобразная, - увлеклась учением назаретянина. Христианство – удел магглов, ибо они отвечают в этой жизни только за свою душу. И по эти души пришел их сын Божий. А маги - это потомки сидхе и их подданных, у них изначально была другая задача. Они отвечали за землю и ее благополучие. Елена, так завали эту деву, не слушала никого, кроме своего духовника, некого монаха Йоргена. И они вдвоем решили избавить мир от скверны в виде сидхе. Девчонку не остановило даже то, что погубить следовало и ее родителей – владык Зимнего двора.
Уж не знаю как, но хитрая бестия уговорила и своих родителей, и владетелей Летнего двора создать этот замок, и они с удовольствием взялись за эту задачу. Они вырастили Хогвартс на месте Северного полого холма. И замок был прекрасен. А потом…

Феникс забил крыльями и вытянул шею и горестно закурлыкал. У всех присутствующих сжалось что-то в груди. Они поняли, что сейчас услышат что-то совсем ужасное.

- К Елене присоединился ее жених, странствующий рыцарь барон Крауч-Боленброк, и светский хлыщ, сэр Николас Торнтон. Барон участвовал в самом первом крестовом походе и тоже уверовал, хотя и был магом, а сэр Николас… Да что о нем говорить! Игрок и пьяница, за несколько лет проигравший отцовское наследство! Если первых троих еще можно понять, ими двигала вера, то третий… я и сам не понимаю, как они могли принять этого фанфарона в свои ряды.
Птица опять забила крыльями и уже почти закричала:

- Они убили их. Барон сам не гнушался пролить «сатанинскую» кровь, перерезая им глотки. Но сидхе так просто не убить, и они замуровали их заживо в стенах замка. А самое главное, они лишили их посмертия. Сидхе уходят туда, откуда пришли: в поля, леса, в цветущий вереск… а эти несчастные ждут. Уже несколько веков ждут. Найти их сможет только мальчик, вы не можете лишить их последней милости. Не можете!!!

В палатке стало тихо. Перед глазами у всех встали в своем трагическом величии события почти десяти вековой давности.

- Так основатели были сидхе? И Слизерин, и Гриффиндор, и остальные? – раздался голос Гарри в полной тишине. Его разбудили крики феникса, и он слышал его рассказ.

- Да, малыш, это так! И магия покарала убийц, они в замке, и до сих пор существуют, не зная покоя, приведениями. И служат директорам верой и правдой, но они прокляты, все прокляты. И мир, отдавший сидхе на смерть, тоже проклят. Спроси вампиров, предавших владык зимнего двора, а также эльфов, не спасших короля и королеву летнего. Они же не жили… существовали… И если Бог или, я не знаю, Магия вернули сидхе, значит, есть шанс все исправить! И вы должны это сделать!

- А Дамблдор? Что с ним делать? – спросил зельевар. – Он же опасен! Ты и сам знаешь!

- Ха, - хмыкнула птица. - Много вы знаете! Да он почти такая же марионетка, каким до недавнего времени был ты! И пока он директор, Хогвартс в большей безопасности, чем был бы без него. Аберфорт доверяет брату… пока доверяет, и этим надо воспользоваться. И в замке мальчику ничего не грозит. Замок всегда его прикроет. И спрятать что-то важное можно только на виду!

- Аберфорт?!! Этот… я даже не знаю... это ничтожество – мистер Смит? – вскричал ошеломленный Эльдортх.

- Да, - кивнул феникс. – Маги сделали все возможное, чтобы вырастить такого монстра.
Сначала посадили в Азкабан его отца, хотя он был в своем праве. Кто осудит отца, убившего насильников своей дочери? Но магам недосуг было разобраться в том деле, а потом…

- А потом ты имеешь в виду скандал с козлами? – ухмыльнулся Том.

- Это было крайне… опрометчиво - публиковать в «Ежедневном пророке» фотографии его сексуальных забав. Но фотограф поплатился: он уже больше десяти лет сидит в Азкабане по ложному обвинению. И Аберфорт действительно опасен, вы и сами могли убедиться в этом.

Северус опустил взгляд на свое сокровище, которое пригрелось в его объятиях, и вопросительно посмотрел на него.

Гарри ответил ему сияющим взглядом и сказал:

- С тобой я куда угодно, и владык действительно надо освободить. Я буду слушаться тебя, честно-пречестно.

- Ну, что ж, я думаю, что выражу общее мнение. Мы возвращаемся в замок!

Все присутствующие согласно склонили головы. Феникс радостно закурлыкал и исчез в пламени.

- Все хотел спросить тебя, малыш, а кто был тот умерший, которого ты собирался допрашивать в огненном круге? – спросил Том у задумавшегося Гарри.

- Это был доктор Смитвик, сквиб и большая сволочь. Его брат возглавляет госпиталь святого Мунго, а этот подвизался в маггловской медицине и много достиг, но его убили свои же. Наверное, он и их достал. Это он «работал» над Северусом и сказал, что его спасет только смерть. Я сам передал его Хель. Он не получил прощения.

- А ты знаешь, я помню его. Он у нас в приюте медициной заведовал. То-то он показался мне знакомым. И если у Смита все такие, то это действительно проблема. Редкий гад был, желаю «веселого» ему посмертия у Хель. Ты молодец, малыш!

Светало. Заговорщики обнялись на прощание. Пора было возвращаться. Их ждали новые испытания. Но теперь их стало больше, и они многое узнали, а главное… кто-то там, наверху, был на их стороне.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 26.10.2013, 15:23 | Сообщение # 53
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 11

С этого дня начался «роман» Гарри с замком. Только теперь он стал замечать, то что раньше как-то ускользало от его внимания. И люди, что заполняли замок – учителя, ученики, и сам замок. Все было таким… необычным, загадочным, привлекательным. И Гарри с головой окунулся в школьную жизнь. Он, наконец, обратил внимание на однокурсников. Оказалось, что их троице уделяют слишком много внимания. Стоит им появиться, как на них обрушивается целый водопад интереса, впрочем, не всегда доброжелательного.

- Как вы с этим справляетесь? – спросил он у Гермионы за завтраком.
- Ты о чем? – оторвалась от своих мыслей подруга, спокойно поднимая на него взгляд.
- Ну, на нас же все смотрят! Перешептываются, чуть пальцем не показывают? – зашептал ей Гарри.
- Поздравляю тебя, наконец, и наша спящая красавица проснулась! И пальцем они показывают. Иногда. Сначала это вообще был какой-то кошмар. Но, видимо, привыкли!
- Ты хочешь сказать, что раньше было хуже? – ужаснулся Гарри.
- Ну, да! - подтвердила Герми.
- Вот я дурак, - застонал Драко. – Я-то с тебя пример брал! Думал, что ты идеально держишь лицо, а ты просто не замечал всего этого! Ну, ничего… теперь и тебе придется с нас пример брать - учиться держать себя в руках и всякое такое…
- Похоже, я не смогу, - огорченно сказал Гарри, - я чувствую себя забавной зверюшкой в зоопарке.
- Ты привыкнешь, Гарри, обязательно привыкнешь! Это только с непривычки неуютно, а потом привыкаешь и перестаешь обращать внимание, - рассудительно произнесла Гермиона, закладывая свою серебристую прядку за ушко. - И съешь хоть кусочек тоста, пожалуйста.
- Да, у меня спина дымится от взглядов! Я боюсь, что этот кусочек застрянет у меня в горле! - сказал Гарри.
- Застрянет – тогда я тебя спасу. Я только вчера вычитал в одной книге нужное заклинание, - ухмыльнулся Драко, с удовольствием приканчивая яичницу.
- Только это и утешает, - согласился Гарри.

Завтрак они закончили в молчании. Драко просто радовался, что тяжелый период, наконец, позади, а Гермиона задумалась о том, является ли такое глубокое погружение в свои переживания особенностью сидхе, или это личностная черта Гарри. Ни к какому конкретному выводу она не пришла, решив позднее посоветоваться с мисс Бегшот.
Она любила Гарри и слепо ему доверяла, но это не мешало ей относиться к нему чуть-чуть снисходительно, как к младшему братишке, обожаемому, но такому ранимому и не умеющему постоять за себя. В свое время она с трудом привыкла к Драко, болезненно ревнуя и злясь, но этот белобрысый как-то очень быстро занял свою нишу рядом с Гарри, не претендуя на ее, Гермионы, место, и она смирилась. Но это не значит, что она и дальше будет так покладиста. Внезапный интерес Гарри к окружению в школе испугал ее. Проблема "свои – чужие" очень остро стояла для девочки, и она решила, что эти чужие дети никогда не приблизятся к ее Гарри и не сделают ему больно.

Придя к какому-то решению, Гермиона обрела равновесие и решительно скомандовала:
-Мальчики, урок через десять минут. Нам пора!

Мальчишки послушно вылезли из-за стола и, негромко переговариваясь, потянулись за Гермионой. Их провожало множество взглядов, но был один, который стоило бы заметить. Вслед знаменитой троице смотрел директор Дамблдор, безусловно заметивший перемены произошедшие в мальчишке. «Похоже, не все потеряно. Мальчик как будто проснулся. Все-таки Поттер на роль героя подходит больше, чем Лонгботтом. Что-то такое в нем есть».

Пока директор предавался мечтам о будущем противостоянии Героя и Злодея и своей немаловажной роли в этом, в подземельях Хогвартса шел очень важный разговор между зельеваром и василиском. Они пытались разработать стратегию поиска основателей.

- Мой Лорд…
- Да, ладно вам, Северус, я понимаю ваши затруднения в обращении ко мне, но обращаться так высокопарно к змее, пусть и большой…

Северус иронично уставился на крошечную, важно разглагольствующую змейку и невежливо хмыкнул.

Том проигнорировал демонстрацию и продолжил:
- Зовите меня Том, это будет уместно.

- Благодарю, как пожелаете, мой лорд, - сухо ответил зельевар.
- Ты просто издеваешься, да? – зашипел разозленный Том.
- Ну, может быть чуть-чуть, самую малость, трудно, знаете ли, как-то вот так сразу переключиться. Это, наверное, на уровне инстинктов.
- А мальчик мне поверил!
- Мальчик не имел чести знать вас раньше, сэр!
- Эх, как жаль, что меня нет волшебной палочки и рук. Я бы тебя сейчас круциатнул тебя по полной программе.
- Не сомневаюсь!

Разговор зашел в тупик. Оба собеседника молчали, свирепо сверля друг-друга глазами.

- Ну ладно, прости… Глупо злиться на меня сейчас, когда мы в одной лодке. Мне нравится Гарри, и я хотел бы стать частью его жизни. Мне нравится ваша… наша компания. Я тоже, знаешь ли, начал новую жизнь. А ты и сам не подарок, вспомни! – пошел на попятную Том.

Северус покачал головой и согласно кивнул. Шаткий мир был установлен.

- И зачем мне, спрашивается, волшебная палочка? Я ведь и укусить могу, и взглядом… тоже… – проворчал Том и торопливо добавил, - но не буду. Я мирный василиск. Василиск-пацифист. Спешите видеть!

- Итак, Том… начнем обсуждение? - улыбнулся Северус и не удержался от подколки:

- Я надеюсь, ваш пацифизм не распространяется слишком далеко?

- И не надейся!



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 26.10.2013, 15:23 | Сообщение # 54
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 12

После уроков зельевар находился у себя в апартаментах. Сидел в большом ушастом кресле у камина и размышлял. То, что с ним сделали, выводило его из себя. И то, если подумать, лучше его бы убили. Его укороченная ипостась вела дневник. И что самое странное, пароль для открытия дневника был «вереск цветет». Значит, его воспоминания не убрали полностью, а загнали куда-то в глубины разума, иначе не объяснить выбор таких слов.

Северус хранил множество воспоминаний о вереске, который заполонил его усадьбу на следующий же год. О его торжествующем цветении.
Он помнил о множестве залеченных ссадин и синяков своего малыша, обо всех его успехах и неудачах. Бережно, как драгоценности, он перебирал воспоминания о своем мальчике: вот Гарри смеется, а тут плачет, а тут неуверенным голоском выпевает слова первого ритуала, а тут выписывает свои первые каракульки, от усердия высунув кончик языка.

Это еще если не вспоминать нашествия разных зверей и птиц, которым не раз подвергалось поместье. А пчелы? Как можно было забыть нашествие пчел?

Дорвавшиеся до поверхности земли гоблины как с цепи сорвались: сажают, сеют, поливают. Превратили свои поселки в цветущие сады. Устали, наверное, от унылых пейзажей своих подземелий. И тех пчел приютили. И теперь по старинным рецептам каждый год варят вересковый эль в открытых бочках. В открытых, потому что в них «с восхитительной непредсказуемостью должны падать жучки»*, как выразился мечтательный Эльдортх. Вот так! И никак иначе!
И его дом – очень теплый и уютный. И его у него отняли. И Люциуса, постоянно занятого и замороченного мировыми проблемами. Ведь это он сделал из детей аристократов. Это от него у них доброжелательная, но слегка отстраненная манера вести разговор с посторонними. И то, как они одеты. На первый взгляд очень просто, но только понимающий может осознать, сколько стоит эта элегантная простота.

А Драко, а Гермиона, а мисс Бегшот? Как он мог жить без них? Зельевар вспомнил даже Рози – трогательную и отважную, без которой его семья не была бы полной. Да и все то, что в последние годы было его жизнью.
Как он мог без всего этого жить и даже не ощущать боль от потери?

И его малыш ни словом, ни взглядом не показал ему, как тяжело дались ему эти несколько месяцев.

Зельевар тяжело вздохнул. Его бы воля, так он сейчас бы пошел и вытряхнул из светлейшего дедушки душу. С наслаждением вытряхнул бы. За Гарри, за себя, за свое чуть не канувшее в Лету счастье.

Поток горестных мыслей зельевара прервал ехидный шипящий голос:

- Северус, ты не мог бы проснуться? Я уже битый час тут расписываю план действий, но мне показалось, что я не был услышан!

- Что? – переспросил Северус, с трудом сосредоточившись на собеседнике.

- Я не помешал могущественному сыну Одина? Я тут, между прочим, о деле. Но если я не вовремя… - зашипел этот мини-василиск, делая вид, что хочет убраться с чайного стола, с которого, к слову сказать, сам бы слезть не смог.

- Простите, Том, я и вправду задумался и отвлекся. Не могли бы вы начать все с начала? – предельно вежливо попросил Северус.

- Так вот. Если нам придется иметь дело с главными приведениями Хогвартса, то нам необходимо связаться с тем, кто над этими приведениями имеет реальную власть! – самодовольно прошипел змееныш.

- Кого вы имеете в виду?

- Конечно, я намекаю на сестрицу мою, владычицу нижних пределов - Хель. Это ее епархия. И я думаю, она нам не откажет! Мальчик отведет нас к полым холмам, а там… будет действовать по обстановке. Вызовем ее. Разжалобим. Ну, или еще как, - замялся Том.

- Главное - ввязаться в бой, а дальше по обстоятельствам? – ухмыльнулся Северус. – Правильно я понял?

- Ну, как-то так, - подтвердил василиск.

- Тогда без мальчика! Я не доверяю твоим родственникам. Туда доставить нас я и без него смогу, - предложил зельевар.

- Эх, не видел ты, как ребенок душу этого мозгоправа ей передавал в последний день Самайна. Залюбуешься! По-моему, они вполне поладили, хотя… тут ты, наверное, прав, не надо сестрицу искушать лишний раз. Все-таки личность она, насколько я знаю, весьма и весьма противоречивая, - не стал спорить Том.

- Ну, тогда пойдем! – сказал Северус, осторожно беря крошечного василиска на руки.

- Что, прям сейчас? – взвился змееныш.

- А чего откладывать? – невозмутимо отпарировал сын Одина.

Среди изумрудных холмов в облаке цветущего вереска они оказались сразу. Только вот василиск, преобразовался в тощего средних лет мужчину совершенно без одежды.

Том, смущенно зыркнув на невозмутимого зельевара, неловко поднялся на ноги и недовольно буркнул:

- Я именно это имел в виду. Я предполагал что-то подобное. Имелся уже опыт! И ты предлагаешь мне разговаривать с почтенной дамой в таком виде?

Зельевар снял с себя сюртук, оставшись в одной рубахе и брюках, и молча протянул его Тому. Все свои силы он приложил к тому, чтобы не заржать в голос, обозревая голого темного лорда.

- А брюки? - нахально спросил Том.

- А брюками поделиться не могу, самому нужны! - сухо отрезал дальнейшие поползновения зельевар.

- Жмот! – обиделся темный лорд, заворачиваясь в поданный сюртук. – Ну, что смотришь? Зови Хель! Уставился он! Как будто и дел больше нет, только на меня пялиться!

Зельевар, подавив смешок, сосредоточился на Зове, стараясь не смотреть на комичную фигуру, стоящую рядом с ним.

О Хель он знал немногое, только то, что она дочь Локки и великанши Ангборды. И то, что она правит в своем мире, названном в ее честь. Легендарная владычица мертвых и ледяного мертвого мира, где они обитают.

К его самайнским кострам она не приходила. Он почувствовал, что температура вокруг сильно упала. Стало холодно. И пасмурное небо над ними стало еще темнее. Только цветущий вереск вокруг них как будто налился собственным свечением, не давая снежному ненастью заполнить долину.

-Так-так-так! И кто это у нас такой наглый, кто осмелился тревожить владычицу мертвых? – раздался позади них низкий, совсем не похожий на женский голос.

* почти цитата из «Заповедника гоблинов» Саймака



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Суббота, 26.10.2013, 15:24 | Сообщение # 55
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 12 продолжение

Сразу после этих слов магов подхватило и потащило куда-то, сминая и круша тело и сознание. Через некоторое время Северус пришел в себя и обнаружил, что прикован цепями к какой-то ледяной глыбе, Том висел на цепях рядом. Снеговая крошка секла обнаженное тело, и из-за этой пурги невозможно было рассмотреть ничего, что находилось рядом.

- Радует только одно – ты теперь тоже без штанов, - прохрипел Том.

Северус не ответил. В мозгу стучало отчаяние. Он опять лопухнулся и опять оставил своего мальчика. Как могло показаться хорошей идеей звать к себе смерть?

- А вот это правильно… – раздался давешний грубый голос. Метель стихла, но теплее не стало.

Перед прикованными магами показалась во всей красе сама Хель: рослая и чернокожая, с серебряными лохматыми патлами и мертвыми глазами, в черных лохмотьях и в ожерелье из человеческих черепов.

-…звать к себе смерть плохая идея.

- А ты неласкова, сестра, - снова прохрипел Том.

- Думаешь, я не знаю, почему ты такой храбрый, братец? – прогрохотала Хель. – Думаешь, меня можно обмануть? Раскидал свою душу и думаешь, спрятался?

Том замолчал, а Хель обратилась к Северусу, смягчив немного тон.

- Ты не хочешь умирать, ведь так? Ведь у тебя там твой мальчик! Его же нельзя оставлять одного. Я предлагаю тебе сделку. Отдай мне этого, - она махнула головой в сторону Тома, - и возвращайся к своему малышу, я сегодня добрая!

- Нет,- тихо сказал зельевар, мысленно взвыв. Он и сам толком не понял, что заставило его так ответить. Только было в этом что-то очень неправильное.

- Ты хорошо подумал? – поинтересовалась Хель, очень неприятно скалясь.

- Я плохо подумал, - сорвался на крик Северус. – А только все равно – нет!

- Ну, нет - так нет, - хохотнула великанша. Магов снова подхватило, закрутило в снежной каше и весьма неделикатно грохнуло о землю.

Они оказались опять на вересковой пустоши у зеленых холмов.

Северус лежал на теплой траве, жадно вдыхая сладкий воздух, наслаждаясь теплом и головокружительным запахом цветущего вереска.

- Вставай, сын Одина. Хватит валяться. Уж и пошутить нельзя, - услышал он совсем другой голос. Он поднял голову и посмотрел на совсем другую Хель.

Она осталась великаншей, но только ничего зловещего в ее облике больше не было. Это была скорее полноватая фермерша с рыжими волосами и простоватым веснушчатым лицом. Том валялся по близости и был, по-видимому, без сознания.

- Ну и шуточки у вас, мадам, - выдавил из себя зельевар, с трудом сглотнув.

- Шутки как шутки, - пожала богатырскими плечами владычица смерти. – А что ты хотел – должность она обязывает. А потом, надо было братцу мозги и душу вправить!
Ведь все эта возня с крестражами - полная чушь. Если мне надо – так я и обрывки достану, но только зачем? И меня папочка просил помочь ему. Душу-то я ему собрала, как могла, ну, позабавилась, - беззлобно произнесла Хель.

- И как он? – спросил Северус, с беспокойством глядя на Тома.

- Оклемается! – отмахнулось Хель. – Так что вы от меня хотели?

Северус, как мог, рассказал богине о Хогвартсе и душах сидхе, заточенных в замке, и о мальчике, и о себе. Болтал, сам не зная, что с ним происходит, с чего бы это на него напал приступ откровенности.

- Не бери в голову, сын Одина. Это мой дар! Мертвые мне все рассказывают! – добродушно рассмеялась Хель.

- А разве я…

- Да, нет же!!! Только тут разницы нет. Мы же в полых холмах! – сказала она, будто это все объясняло. И увидев непонимание, пояснила: - Это такое место, которое находится сразу во всех мирах. Жили тут только сидхе, а боги могли появляться тут, но ненадолго. Тебе этот дар от батюшки. У Люциуса вашего – видение, он видеть суть может. Его не обманешь. А у Тома – пока не знаю, вот прочухается - и посмотрим.
А насчет вашего дела я вот что тебе скажу: привидений приструнить можно, но только раз в год. Эти или развеются без следа, либо ко мне пожалуют, но тут закон непреложен: раз ушли, то навсегда! Но… всегда есть лазеечка, как раз на такой случай. Эта четверка ко мне не пойдет, так как знают о том, что их тут ждет. Вот, - протянула она какую-то веревочку, - это не даст привидению развеяться без следа, зафиксирует в одном месте и язык развяжет, но только в единственный день в году - на Йоль.

- А еще трех веревочек нет? – деловито поинтересовался Северус.

- Ну, ты нахал! - удивилась Хель.

- Да хотелось бы побыстрей с этим делом закончить, - попытался объяснить зельевар.

- Побыстрей не получится, - огорчила его Хель. - Ничто не бывает просто так. Если что-то происходит, значит, так и надо. Смирись!

- Ну, ты и… штучка, сестрица! – прервал их голос Тома. Он с трудом попытался подняться с травы, запахивая на голой груди сюртук Северуса.

- Какая штучка? – удивилась Хель.

- Хитрож…ая … - припечатал Том.

- Это у нас семейное, - не обиделась владычица смерти. – Как ты себя чувствуешь, братик?

- Как будто меня прожевали, переварили и уже вы…ли, - ответил Том.

- Какой же ты, братец, на язык не воздержанный. Укоротить тебе его, что ли? – доброжелательно поинтересовалась она.

В ответ Том только посмотрел недобро.

- И еще, за свою услугу я возьму плату, - продолжила Хель, поднимаясь с травы. – Вещички мои вернете. Дары Смерти. Они где-то у вас там обретаются. Согласны?

Северус кивнул.

- Тогда мне пора. До свидания, сын Одина. И тебе, братец, пока! Увидимся! – последнее слово послышалось откуда-то издалека.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
ЭлиасДата: Суббота, 26.10.2013, 19:53 | Сообщение # 56
Искушение
Сообщений: 628
« 71 »
Цитата Арман ()
- ИИ-яяя-хоо , - издал он боевой клич и кинулся в атаку.
Вот уж не предполагала, что это клич воинствующих василиссков. biggrin
Цитата Арман ()
- Глазки-то подними, не обижу, - прошипел он.
Оооо, как зубки-то заговаривает. Сссмелее, Лютик. Если не выйдет, то одной статуей Аполлона стане больше.
Цитата Арман ()
- В гробу я видел такие приключения, я старенький василиск, мне волноваться нельзя, - еле слышно шипит Том
Бедный-бедный Том.
Цитата Арман ()
- Аберфорт?!!
Забавная интерпретация. А мне и в голову не приходило, что там за опыты над животными он проводил. biggrin
Цитата Арман ()
Василиск-пацифист. Спешите видеть!
И все это воплощение Волдеморта...
Это было весело.



Я не знаю, но чувствую.
Я не вижу, но верую.
Если вырастут крылья за спиной,
я хочу чтобы были белыми они.
 
АрманДата: Воскресенье, 27.10.2013, 12:23 | Сообщение # 57
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 13

Старый волшебник подошел к окну. Уже немало лет, а каждый раз как впервые, он смотрит на этот пейзаж за окном.

Низкое серое небо любуется собой в озере, голые черные деревья, пожелтевшая трава. Предзимье. Любимая пора, особенно если не нужно выходить из дома, а любоваться осенним дождиком, вот так из теплого кабинета, рядом с весело потрескивающим камином.

Вон Северус с корзинкой идет по направлению к домику лесника. « Прям, как белочка: все в дом!» - умилился директор. «Правда, смотрит волком, да и ученики от него не в восторге, но зато все зелья в больничное крыло бесплатно, да и порядка больше стало! Все-таки я молодец, что вовремя о нем вспомнил! А главное эти чистокровные ублюдки из слизерина под присмотром».

Даже воспоминание о пресловутых чистокровных не испортило старику настроения. Он тяжело оперся о подоконник и продолжил свои неспешные размышления:

« Все-таки надо ставить на Поттера. Сирота, скромник, вроде не слишком умен. Звезд с неба не хватает. А то, что робок и не любопытен, так это верно Петунья перестаралась: мальчик боится наказаний. Ну, что ж, придется помочь ему быть безнаказанным».

Директор отошел от окна, уселся за свой стол, подвинул себе пергамент и написал несколько строк. Потом вытащил из ящика стола что-то влажно переливающееся и запаковал в пакет: «Жалко конечно, но ведь это ненадолго и всегда можно будет переиграть, да наследник у мальчика он, как его магический опекун. А говорили-то, что, мол, гоблины, они следят, они не допустят. А он уже добрых десять лет в Поттеровских сейфах обретается и ничего, пока его не трогают, никто даже не вякнул. Правда, к слову сказать, он не наглеет, денег берет немного, ну там, в сейфах и без денег много чего интересного».

Старик вздохнул, мысли о сейфах, плавно перетекли к мыслям о брате. Он поморщился. Не то чтобы он завидовал брату - нет, побаивался, может быть немного, это да. Его пугала немеркнущая ненависть Аберфорта, но с другой стороны: кто-то ведь должен делать грязную работу. А там, глядишь, в новом мире, где мудрые волшебники, будут во всем помогать своим младшим братьям, а править будет свет и добро в моем лице, от него можно будет избавиться. Дамблдор поморщился: последняя мысль сбивала его с высоко настроя – он не любил насилия и предпочитал об этом не думать.

Цвет в камине приобрел насыщенную зелень, там появилась голова Молли Уизли. Моргнула и попросилась войти.

_-Конечно, Молли, дорогая, заходи, я рад тебя видеть! – сказал он приветливо. Вот, любил он это семейство. За многочадность, и скромность, за непритязательность, да что скрывать, за полную от него зависимость. Приятно быть благодетелем, тем более что это стоит не слишком дорого.

- Альбус, дорогой, я пришла поблагодарить тебя. Билла по твоей протекции взяли на работу в банк. Это просто замечательно, но они отправляют его в Египет. Мальчик в восторге, но мне это совсем не нравится! Разве можно оставлять его без присмотра? Он еще так молод! А кругом такой разврат и всякое такое. Может можно, что-нибудь сделать?
- Ох-ох-ох, Молли! Ты же знаешь, что гоблины в своей епархии не допускают ничьих вмешательств, но я попробую, что-нибудь сделать. Не обещаю, но попробую, - строго сказал он расстроенной женщине.

Старик видел, что женщина не решается начать разговор о том, для чего пришла, но решил не помогать ей с этим. Эму нравилось это состояние собеседника, когда он мнется и собирается с силами, а потом, немного помучившись, получив помощь или добрый совет, как на крыльях вылетает из его кабинета.

- Ну, как тут мой Ронни? – робко начала миссис Уизли.

- Осваивается. Жалоб и нареканий на него не поступало, - ответил Дамблдор.

- Вот в этом все и дело, - всхлипнула Молли.

- Ты жалеешь, что на него нет жалоб? – удивился старик.

- Да, нет же! Просто из всех моих детей он самый, как бы это правильно выразится, самый – никакой! Вы понимаете, о чем я! Мы с отцом ночей не спим, все думаем: где мы упустили нашего мальчика? И почему из него растет такое … , - она хотела сказать «ничтожество», но подобное слово в устах у любящей матери, которой она несомненно себя считала, выглядело бы не слишком привлекательно, поэтому она замялась и добавила: - … такое бесцветное существо. Ни ума, ни фантазии, ни характера!

- Ну-ну, - отечески похлопал ее по руке директор. – Может еще наладится?

- Ах, Альбус я хотела бы на это надеяться, но… ведь вы творите чудеса. Я знаю, я помню…

Альбус подобрался, в этих словах ему послышалась угроза, но Молли, как ни в чем не бывало, продолжила:

-... вы великий педагог! Может можно как-нибудь, я не знаю, подкорректировать, подправить, задать правильный курс моему мальчику? Может подобрать ему правильных друзей?

Она что-то там еще трещала, но директор ее уже не слышал, он уцепился за слово « подкорректировать» и погрузился в размышления: «Она знает или просто попала пальцем в небо? А мысль-то неплоха! Одному герою – будет достойный друг, а другому – не менее достойный враг! И память стирать по минимуму – он же ребенок! А еще в школе просто необходим такой правильный раздражитель, уж больно спокойно в школе, даже факультетская вражда притихла. Непорядок! Ай, да Альбус, - ты голова! А главное, ко мне никаких претензий, мать сама просила… подкорректировать».

- Ступай домой, Молли. Я подумаю, что можно сделать, - по-доброму, как мудрый дедушка, директор погладил женщину по руке. – Ступай, ступай!

- Альбус, только на тебя надежда! – всхлипнула мисс Уизли, скрываясь в камине.

- Ну, что ж, если нет истинных сынов Гриффиндора, то может, стоит их создать? – вслух подумал старик. Он щелкнул пальцами, вызвал домовика и попросил передать посылку студенту Поттеру. « Пусть порезвится».
Он был так занят своими мыслями, что не заметил неприязненного взгляда, обычно такого равнодушного домашнего эльфа. Да и кто в здравом уме будет обращать на них внимание?

« Так» - подумал он. – «Начнем с Уизли, а там, если получится, и Поттера с Лонгботтомом… подкорректируем! Они еще сами мне спасибо скажут! Я уверен в этом».

На следующий день, на уроке полетов, Рон Уизли, с детства сидевший на метле, сорвался с нее, разбился и загремел в больничное крыло. Он лежал со сломанной ногой и небольшим сотрясением мозга и еще не знал, как ему повезло.



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Вторник, 19.11.2013, 21:51 | Сообщение # 58
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 14

Гарри очень нравился замок. Даже не так. Гарри чувствовал себя в замке по-особенному. Наверное, так чувствует себя ребенок в утробе матери: спокойно и абсолютно защищенно.

Он бродил после уроков по галереям и залам, иногда просто стоял, прислушиваясь, касался ладошкой стен и колонн, присаживался на каменные скамьи и широкие подоконники. Он не бывал один. Чаще всего за ним по пятам тащились три кошки:

Ульх, спрятавший свою книззлову природу, Бобби, принявшая вид рыже-палевого кота, и, собственно, миссис Норрис, посчитавшая, по-видимому, что этим двоим нельзя доверить ребенка.

Каменная громада замка воспринималась мальчиком большим животным, старым и больным, но таким счастливым от того, что кто-то ходит по нему, изредка лаская его древние камни.

Ульх был страшно недоволен, что в этих походах приходится по большей части молчать. Это доставляло ему неимоверные страдания, на что флегматичная Бобби рекомендовала ему оставаться в гостиной и болтать там сколько влезет.

Наглый котяра заткнулся, но страдальческие взгляды бросать на Гарри не перестал. А еще он был обижен, что это облезлая красотка миссис Норрис решительно отвергла его галантные ухаживания. Он не привык к такому, но Гарри сейчас было совсем не до него – он что-то почувствовал. В небольшой крытой галерее, ведущей в астрономическую башню, у небольшой ниши, украшенной традиционными латами средневекового рыцаря, он услышал какой-то шепот. Вернее сказать, не услышал, почувствовал.

Он призвал жестом своих спутников к тишине. Он так и не понял, шепот это или шум крови у него в ушах. Сколько ни прислушивался, внятней звук не становился. Гарри решил отойти от этого места, но его сердце болезненно сжалось. «Это тут. За этими латами один из четырех – это точно!» - подумал он.

- Бобби! Приведи сюда Северуса. Кажется, я что-то нашел!

Палевый кот радостно превратился в легкий туманчик и ввинтился в одну ему заметную щель, совершенно разумно полагая, что кратчайший путь - это путь напрямую.

Северус не заставил себя долго ждать. Как только фигура как будто идущего против ветра зельевара показалась в конце галереи, сердце Гарри встрепенулось и забилось чаще.

Северус деловито отправил Бобби и Ульха в разные концы галереи сторожить. Обнял мальчишку за плечи и заглянул в глаза:

- Нашел?

Мальчик неуверенно кивнул. Они виделись часто в школе на уроках. Но как же мальчику этого было мало! Северус потрепал мальчика по волосам, а когда убирал руку, его палец скользнул по границе волос на шее, там, где находится небольшая выемка. Северус не заметил ничего, а у несчастного мальчишки, совсем не ожидавшего ничего подобного, по позвоночнику к паху прошла волна и разлилась там тяжелой сладкой тяжестью.

Нет, совсем уж чистой незамутненной невинностью Гарри не обладал. Благодаря неуемной любознательности Драко, он имел вполне конкретные знания об этой стороне человеческой жизни, почерпнутые из книг, стянутых из библиотеки, но этот интерес был чисто академическим, не затрагивая ничего внутри мальчика, а то, что произошло сейчас… Это было… как удар молнии. Гарри покраснел, как рак.

В других условиях внимательный зельевар обязательно заметил бы, что с его мальчиком что-то не так, но тут со стороны галереи раздался совершенно невообразимый кошачий вой и сразу же, следом - возмущенный голос Дамблдора:

- Минерва! Какой стыд! Что ты позволяешь себе в священных стенах школы?! И с кем? С первым попавшимся котом? Позор!

Северус обхватил застывшего в шоке Гарри, прижал к себе и накрыл их маскировочными чарами и чертыхнулся про себя, понимая, что это может не помочь и Дамблдор их заметит.

Может, действительно сам замок прикрыл парочку, а может, показанное Бобби так возмутило директора, но он бодро прошаркал мимо них, ничего не заметив, все еще возмущенно бормоча:

- Тьфу, старая профурсетка! Какой скверный анекдот!

Он прошел в астрономическую башню, с трудом поднялся по многочисленным ступеням и аппарировал в неизвестном направлении, о чем тут же доложил проследивший за ним Ульх.

Только тут Северус перевел дыхание и выпустил Гарри из рук.

- А что такого натворила Бобби, что он так возмущался? – наивно спросил Гарри, уже вполне пришедший в себя.

- Я так думаю, изображала профессора МагГонагалл в своей анимагической форме, которая… гуляет… бегает с простым котом, - невозмутимо ответил Северус, незаметно показывая химере кулак.
- А я что, я ничего, за что купил, за то и продаю, - туманно ответила Бобби и со значением посмотрела на Ульха.
Тот сделал вид, что у него чешется ухо, всем своим видом показывая, что его не интересуют глупые инсинуации химеры.

- Мне кажется, вы все забыли, зачем мы здесь, – подал голос, вылезая из арки за доспехами Том. – Гарри, скорее всего, прав! Печать с литерами Е Р имеется! Я думаю, что наша серая дама лично расправилась с матерью, и тут томится дух Ровены.

-Том? А ты-то как здесь оказался? Я вроде не брал тебя с собой? – удивился Северус.

- Захотел - и оказался! - маленький змееныш надулся от важности. - А вам бы я посоветовал побыстрее расходиться. Не дай Мерлин, директор пойдет обратно!
Так они и поступили: Рози, вызванная Северусом, оттащила Гарри в башню Ровенкло, Северус, засунувший Тома в карман, прошествовал в свои подземелья. Только Ульх и Бобби остались в темных залах Хогвартса вести свою таинственную ночную жизнь.

Где-то в Асгарде в тоже самое время одноглазый Ватан и Фрейя наблюдали эту сцену в бронзовом зеркальце - почти таком же, как и у мисс Бегшот.
- Доттир Дану, мне показалась, или ты действительно сейчас воздействовала на мальчика?
Фрейя не стала делать вид что не поняла, о чем ее спрашивает Один:
- Да, Альфедр, я сделала это!
- А ты знаешь, что на подобное у людей налагается безусловное табу?
- Они не люди, Ватан…
- Люди, Фрейя, к сожалению, люди! - проворчал Один. – Но может, это как раз хорошо!



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Вторник, 19.11.2013, 21:52 | Сообщение # 59
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 15

Под самой крышей башни Равенкло в гостиной перед камином в кресле сидела Гермиона с большим фолиантом на коленях и читала вслух для Гарри, устроившего у нее в ногах. Девочка чувствовала, что он едва ли не треть пропускает мимо ушей, но знала, что чтение вслух всегда успокаивает ее друга, потому продолжала чтение и к Гарри с расспросами не лезла.

Драко тоже первое время внимательно слушал, но все чаще и чаще отвлекался на таинственную мантию, которую они получили накануне. Гарри, едва взяв ее в руки, скривился и положил обратно, заявив, что от нее неприятно пахнет. Сопроводительное письмо тоже несло мало информации. Сообща они решили пока подарком неизвестного дарителя не пользоваться, во всяком случае, до тех пор, пока Северус не скажет своего веского слова. Так она и лежала на столе, растекшись серебристой лужицей. Единственное, что удалось установить, это была мантия-невидимка.

Драко был любопытен. Если разобраться, то в их троице Гарри был сердцем, Гермиона - разумом, а Драко являлся двигателем. Если Гермиону знания притягивали сами по себе, просто потому что это интересно, то Драко ставил перед собой совсем другую задачу. Он интересовался только тем, что можно применить для достижения каких-нибудь целей. И мантия-невидимка была из разряда таких инструментов. Гарри уходил почти каждый вечер. А им с Гермионой было сказано, что если Гарри замок прикроет, то они могут попасться, и их директор с удовольствием уберет из школы, чтобы приставить к избранному новых правильных друзей. Этот аргумент действовал безотказно, пока… не появилась эта мантия-невидимка.
Это была возможность бродить с Гарри по замку, болтать с ним о всякой всячине, может, взять его руку, а может, даже спасти его от какого-нибудь школьного привидения. Гарри их боялся. Да и вообще… Но прежде чем приступить к плану, следовало все проверить.

Драко дождался, пока его друзья разойдутся по своим комнатам, выждал еще пару минут и решительно взялся за мантию. Накинул ее на себя и стал тихонько пробираться к выходу из башни. Внизу в общей гостиной ворковала парочка старшекурсников, но они и головы не повернули в его сторону. «Работает!» - возликовал юный Малфой и ступил на запретную в этот час территорию школы.

Ночной замок поразил Драко. Везде ему чудились шепотки и шорохи, и, если честно сказать, захотелось вернуться, но он вспомнил про Гарри и его долгие прогулки и неуверенной походкой пошел дальше.

Он шел по знакомому коридору третьего этажа около библиотеки и уже собирался вернуться, когда до его слуха донелись звуки уверенных шагов и возбужденные голоса.

Мальчик решил не рисковать и скользнул в первую попавшуюся дверь. Прижался ухом – голоса проследовали мимо. Можно было отдышаться. Он огляделся. Помещение было пустым и заброшенным, только у дальней стены стояло большое зеркало в резной деревянной раме. Драко как магнитом потянуло заглянуть в него. Он подошел и сначала ничего не увидел. «Я же в мантии!» - сообразил он, но снять эту штуковину с себя он не успел. Молочный туман в зеркале рассеялся, и он увидел!

Это было… Неописуемо. Там, в вересковых пустошах, на фоне изумрудных холмов сидели двое юношей. «Это же я, только взрослый!» - изумился Драко. – «А второй - Гарри!»

Гарри был красив. Драко и себя посчитал красавчиком, но Гарри…

Вот, у них у обоих вроде и узкие бедра, и широкие плечи, и ноги длинные, но от юного Поттера глаз не отвести. Но как, скажите на милость, определить, что отличает красивое от совершенного?

Особенно запомнились Драко губы Гарри. Четкого рисунка, но, тем не менее, с размытой границей, как будто они зацелованные.

Юноши в зеркале дурачились, смеялись, махали Драко, а тот стоял и не мог отвести глаз от румяного рта черноволосого, от его ярких глаз, опушенных стрельчатыми ресницами.

Драко смотрел и смотрел, и даже не почувствовал, что он долгого стояния у него затекли ноги. Единственное, что помогло Драко оторваться от зачарованного видения, была мысль, что этим чудом надо поделиться с другом.

Он с трудом оторвался от зеркала и уже не крадучись, а со всех ног кинулся в башню родного факультета. На его счастье, по пути ему никто не попался.

А в директорский покоях, в это время сработали сигнальные чары, и старый интриган удовлетворенно улыбнулся: «Мальчик небезнадежен. Он добрался-таки до зеркала! Ну, что ж, пусть теперь пару дней походит туда, а там… уж и я выступлю с отеческими увещеваниями. Пора, пора уж браться самому за воспитание героя!»

Спал Дамблдор в эту ночь чрезвычайно спокойно и сладко.

А зря! Если бы он знал, что именно в эту ночь в замке произойдет то, что явится началом конца его привычного мира, он бы и под зельем «Сна без сновидений» не сомкнул бы глаз.

Исчезновение Драко не осталось незамеченным, и Малфоя в гостиной ждал сюрприз в виде разгневанной Гермионы и обеспокоенного Гарри. Но это нисколько не испугало Драко, и он, сбиваясь и запутываясь, попытался объяснить друзьям, где он был и что видел.

- А ты уверен, что это не была ловушка Директора? Что-то мне не кажется нормальным, что в школе, наполненной детьми, волшебный артефакт хранится в незапертом классе? – задала резонный вопрос Гермиона. Уж кто-кто, а она сразу вычислила странности в этом событии.

- Ну, может быть, он там только до утра? – возразил Драко. – Тем более, надо пойти и посмотреть всем. Мы с Гермионой вполне поместимся под мантией!

Гермиона посмотрела на Гарри, у которого, вполне ожидаемо загорелись глаза. Близилась полночь. Девочка обреченно вздохнула и согласилась. А что было делать? Эти двое все равно бы пошли, но уже без нее.

- Подождите, я только Ульха с Бобби позову. На всякий случай!



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
АрманДата: Вторник, 19.11.2013, 21:52 | Сообщение # 60
Странник
Сообщений: 538
« 64 »
Глава 16

Василиск полз по уже зимнему, но еще бесснежному лесу и поминал про себя всех чертей и святых, которых мог вспомнить. «Это еще хорошо, что снега нет, теплая нынче зима, а то хорош бы я был – брюхом по снегу! И что понесло детишек ночью в замок?»
Как поняли они из несвязного рассказа лохматой подружки Поттера, дети случайно встретили серую даму недалеко от лестницы рядом с заветной галереей. Мальчик был без очков, и Елена его узнала, если можно так сказать. Призрак рассвирепел и погнал детей в галерею, а уж там… То ли Поттер с его вечным везением, то ли Бобби, принявшая облик Ровены и стоявшая там с молчаливым укором, а может, и безбашенное мужество Драко, кинувшегося защищать друга и получившего травмы, а скорее всего, все вместе, но эта тварь сама открыла нишу и выпустила мать. Гермиона дрожащим голосом говорила, что женщина в нише была совсем как живая. И как только призрак коснулся тела, они обе рассыпались миллионами искр, которые сквозь стены и стекла полетели себе куда-то, а в замке остались испуганные дети. У Драко - ожоги эктоплазмой, испуганная Гермиона и Гарри, убежавший неизвестно куда, потому что эта «ужасная женщина» наговорила ему такого… Что, наговорила Елена Равенкло юному сидхе, Гермиона рассказывать отказалась, покраснев как маков цвет.

Том сам вызвался найти мальчишку, он уже примерно представлял, куда надо идти. Ну, или ползти. Он-то давно разобрался, что у него был дар от богов оказываться там, где надо, мгновенно.
Том перенесся в запретный лес, оставив разбираться с последствиями совершенно раздавленного зельевара.

«И даже веревочка сестрицына не пригодилась. С этим ребенком всегда так! Но отдавший пенни отдаст и фунт*» - оборвал сам себя Том и стал аккуратно язычком пробовать воздух.

Мальчик был где-то рядом. Василиск огляделся и заметил скорчившуюся фигурку у большого дерева. Он обвил ствол дерева вместе с ребенком своим чешуйчатым телом и уложил свою шишковатую уродливую голову на кончик хвоста.

- Привет, - сказал он, оглядывая малыша на предмет повреждений.

Мальчишка спрятал лицо в тощих коленках и не ответил. «Я и забыл, как в юности любой, по мнению взрослых, пустяк может вызывать просто бурю эмоций!» - подумал он, но вслух сказал:

- Тебе кажется, что тебя никто не может понять, но это не так, малыш! Скажи старому василиску, что случилось, и мы попробуем вместе справиться.

Гарри не ответил, но Том видел, что мальчишка хочет поговорить, поэтому он просто ждал.
Даже ветер перестал шуршать голыми черными ветвями, в лесу стало тихо-тихо, когда наконец послышался тихий мальчишеский голос:

- Она сказала, что сидхе не должны жить, потому что они гребаные извращенцы… что они… трахают все, что шевелится, что … кентавры и русалки – это их работа, а я похотливый монстр… и меня надо убить или кастрировать… - прошептал совершенно несчастный Гарри.

«О нет! Только не это!» - взвыл про себя Том. « Ну почему именно мне выпало говорить с ребенком на такие темы? Я совсем не гожусь для этого!»
- А я и правда – извращенец, - между тем продолжал удрученный Гарри. - У меня… недавно… встал… просто потому, что Северус… меня по голове погладил.

- Прости, у тебя - что? – переспросил в шоке Том.

- Встал, ну… там! – выдавил из себя мальчишка и уставился своими зеленющими, слабо мерцающими в темноте глазищами на Тома.

Том честно старался удержаться, но последнее лишило его сил, и он откровенно заржал. Он хихикал и похрюкивал, мотал своей башкой и, кажется, даже прослезился.
- Ой! Не могу! Насмешил! Там… встал … Тогда ты точно извращенец! – сквозь смех проговорил он.

Скорее всего, Гарри убедил именно этот веселый смех. Убедил, как не могли убедить и тысячи важных и серьезных слов. Его горести рассыпались вместе с веселым хохотом старого василиска. Он слабо улыбнулся.

- А я уж и вправду испугался! Слушай меня внимательно! – Том успокоился и снова уместил свою голову на кончик хвоста. – То, что с тобой происходит – совершенно нормально! Даже больше того - обыкновенно! А вот у меня в первый раз было совсем по-другому.

- Расскажешь?

Василиск посерьезнел, его яркие желтый глаза как будто покрылись дымкой, и взгляд ушел в себя:

- Наш приют находился в Лондоне. Его бомбили. Была война. Детей эвакуировали в подвал соседнего дома. Это не бомбоубежище было, а так, просто подвал. В тот день старшие пацаны толкнули меня, и я упал. Повредил ногу. Когда прозвучал сигнал воздушной тревоги, я не смог уйти со всеми… Так и сидел в комнате и, если честно, рыдал как маленький – очень умирать не хотелось. И вот: сирена ревет, слышны взрывы, а у меня… там, как ты выразился, встал.

- И что дальше? – шепотом спросил Гарри.

- А дальше бомба попала в соседнее здание. Почти никто не спасся. Меня перевели в другой приют и вывезли за город. И если совсем откровенно, я и до сих пор не пойму, почему так вышло и что меня могло так возбудить. Страх? Смерть? В этом, малыш, сам Мерлин ногу сломит. Секс это вообще предмет темный. Он равняет нас животными, но именно он и сильнее всего отличает нас от них. И вообще… все будет так, как ты захочешь, никто и ничто не заставит тебя трахать лошадей для получения кентавров, это я знаю точно!

- Правда? – с надеждой спросил Гарри.

- Конечно правда, Гарри! А теперь оттопыривай свой карман, еще пять минут - и я замерзну окончательно, мы, змеи, не приспособлены к холоду. Э! Не этот! Давай нагрудный! Нам, приличным гадинам, положено отогреваться на груди! И зови свою домовуху, пусть она нас в замок отнесет, а то Северус там, наверное, поседел уже. Ты ведь больше не будешь делать глупости?

- Не буду, - задумчиво ответил Гарри, пристраивая уже крошечного змееныша в нагрудный карман. – И спасибо тебе!

- Да не за что! Если что, обращайся! – буркнул Том уже из кармана.

Вскоре в лесу никого не стало, а с неба на землю полетели крупные снежинки. Стало тихо-тихо, и снег повалил сильнее. Зима вступила в свои права. И вскоре место, где беседовали эти двое, скрылось под белым пушистым покрывалом. Лес зевнул последний раз, вспугнув стаю ворон, и погрузился в сон.

* тоже самое, что "взялся за гуж - не говори..."

Я знаю, что Том должен быть старше, но мне так хочется. ООС!



Моя выкладка еще не означает моего одобрения фанфику.
Мой дневник на лиру - старый
Мой нынешний дневник на лиру - Gardien ~~~~~ Сейчас в работе: Голос... (оридж)
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Вереск цветет"!! Прода. Часть 3. и Часть 4 - полностью (ГП и другие~слэш~NC-17~Романтика, Фентези~макси~закончен)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск: