Армия Запретного леса

Воскресенье, 19.11.2017, 03:54
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 2 из 5«12345»
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Нечисть - я, нечисть." (ГП/СС~слеш~R/NC-17~AU~макси~закончен)
"Нечисть - я, нечисть."
staniaДата: Суббота, 22.11.2014, 15:58 | Сообщение # 1
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Название фанфика:Нечисть - я, нечисть.
Автор: Я, конечно
Рейтинг: R/NC-17
Пейринг: ГП/СС, ПП/ВК, ПП/ГГ, ДМ/ГЛ, НЛ/ГГ
Персонажи: ГП, Баба-Яга, Леший, Кикимора, Кощей, Домовой и др.
Событие:
Тип: слеш
Жанр: АУ, приключения, полнейший ООС
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Маленький Гарри Поттер попадает в Россию, в лес. Там его находит местная нечисть. Он становится их воспитанником, они его семьёй. На его одинадцатилетие приходит письмо из Хогвартса. Мальчик решает поехать. Никто в Хогвартсе даже не представляет, что же их ждёт.
Предупреждения: Дамбигад, как водится.
Диклеймер: Всё, к сожалению, не моё, только фантазия.





Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.05.2016, 01:19
 
staniaДата: Суббота, 06.12.2014, 16:52 | Сообщение # 31
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
katya, общаться-дружить Гриша будет со многими, в т.ч. и с Драко. А кто будет его лучшими друзьями, я пока не знаю, поэтому и спрашиваю совет.

И да, спасибо, что читаете.
 
katyaДата: Воскресенье, 07.12.2014, 00:46 | Сообщение # 32
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Я и хочу, чтобы они и были его близкими друзьями. smile
 
staniaДата: Вторник, 09.12.2014, 21:45 | Сообщение # 33
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Снова я задерживаюсь(
Уж простите меня такую нехорошую...
 
katyaДата: Среда, 10.12.2014, 00:32 | Сообщение # 34
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Прощаю и с нетерпением жду проду. smile
 
staniaДата: Среда, 10.12.2014, 12:05 | Сообщение # 35
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 9. Новый год.

Гриша еле открыл ставшие вдруг такими тяжёлыми глаза и осмотрелся. Он был у себя на печке, а рядом сидела Яга, пока не заметившая, что мальчик уже не спит. С удивлением он заметил, что накрыт шубой Мороза, а того не было и видно.
- Я что, заснул? – хрипло спросил Гриша.
Ведьма быстро обернулась к нему и подошла.
- Как себя чувствуешь, маленький?
- Спать хочу, - чуть подумав, ответил мальчик, - И кушать. И ещё спать.
- Тогда покушай и спи, - ласково потрепала его по голове Яга, - Ты израсходовал много энергии. Слишком много, я бы сказала. Вот и отдохни, как следует.
Она торопливо вышла из избы и вскоре уже принесла полную миску тёплого жидкого супа, то, что надо при переутомлении. Гриша с удовольствием поел и снова уснул, едва успев отложить ложку. Яга на это вздохнула и вновь погладила мальчика по волосам, аккуратно заплетённым в косички-колоски. Снова вздохнула и пошла наружу, поужинать в компании остальных родных друзей.
- А где мальчонка? – поинтересовался Леший, - Неужели ещё не вернулся?
- Спит он. Восстанавливается после большого расхода сил.
- И что он сделал, что потерял силы? – спросил Кощей.
- Он сегодня во время прогулки встретил Мороза, - начала объяснять Яга, - Познакомился, конечно, поболтал с ним немного. А потом попросил посохом помахать, знамо дело. Мне Мороз сказал, что посох свой активировать не успел, а маленький наш сам, понимаете, сам, смог его использовать. Вот и получил себе полноценное истощение. Теперь вот, восстанавливается.
- Не слабо, - оценил Леший, Кощей покивал в согласии.
- Я тут подумала, - продолжила между тем ведьма, - в прошлом году мы маленькому только рассказывали о своих праздниках. В этом надо бы начать вместе с ним справлять, как думаете?
- Положительно думаем, - ответил за двоих бессмертный, - Давно пора. Ближайший праздник Новый год. Три недели осталось всего.
- Ето точно, - подхватил Леший, - Надо ему сказать об етом. А то не успеет подарков наделать, обидится, шо таки поздно сказали.
- Значит решено. Тогда надо будет и на стол собрать по традиции, так сказать, - высказался Степан, - Ну, это на мне будет. Но вы не забудьте снабдить меня продуктами.
На том и разошлись.
Утром Грише было намного легче открыть глаза, хоть и оставалось желание понежиться ещё немного в постели, изображая спящего. Но мальчик подавил это своё желание, уже заранее зная, что сегодня проснулся и того позже обычного. Он встал и поплёлся умываться, попутно лениво переодевшись в чистую одежду. Шубу он, кстати, кое-как повесил на высокий крючок на стене для верхней одежды. Ему не хотелось, чтобы его новый друг остался без такой хорошей тёплой меховой шубки, поэтому мальчик поставил в уме галочку, чтобы вернуть её.
- Доброе утро, - поприветствовал Гриша всех, садясь за стол.
- Доброе, - отозвались все.
- Как поспал? Отдохнул? – заботливо спросила Яга.
- Да, спасибо, Ягуля. Всё хорошо. А что со мной было?
- Забыл? Я же говорила, что ты переутомился.
- А точно, - подумав, припомнил мальчик, - А дедуля что, без шубы своей ушёл? Ему же холодно было, наверное?
- Дедуля? – весело переспросил Леший, посмеиваясь.
- Ну, да, - не понял Гриша, - Дедушка Мороз. Так он не замёрз?
- Не, не замёрз, - всё ещё посмеиваясь, сказал лесовик, - Он же холодом повелевает, как жеж он может замёрзнуть, - и себе под нос, - Не, ну надо жеж, дедуля!
- Он, кстати, эту шубу тебе насовсем оставил, маленький. Ты, когда спал, ни за что отпускать её не хотел, - тоже посмеиваясь, вставила Яга.
- Ух-ты, здорово! Только шуба-то очень большая мне будет. Надо перешить, - серьёзно решил мальчик.
- Обязательно, малец. Только ты не отвлекайся, кушай, - подвинул поближе тарелку Степан.
После завтрака Яга отказала Грише в занятиях, поясняя, что он ещё не совсем восстановился, поэтому сегодня на весь день запланирован отдых для него. Мальчик справедливо возмутился, считая, что ему тогда просто будет нечего делать. Ведьма не согласилась. Она напомнила ему про русские праздники, про которые он раньше слышал, но не так, чтобы уж много.
- Вот, я и решила рассказать тебе побольше об этом. Особенно, если учесть, что вскоре тебе предстоит поучаствовать в одном из таких праздников. Совсем скоро, всего через три недели, придёт Новый год. Слушай и запоминай, что это такое, - начала обстоятельный рассказ Яга.
Весь день ей удалось удерживать внимание обычно очень активного мальчика, так красочно и ярко она рассказывала о разных традициях и праздниках старой Руси, которые издревле справляли нечистые. Весь день Гриша даже и подумать не мог о том, чтобы встать с лавочки и помчаться куда-нибудь, как порой ему хотелось и даже удавалось сделать. Сейчас он грезил о таком необычном, таком приятном и таком весёлом празднике «Новый год».
Ложась вечером спать, мальчик так и не вышел из своих мечтаний. Ему не терпелось уже принять участие в своём первом настоящем общем празднике. Это должно было быть замечательно!
Все три недели, что оставались в запасе, Гриша суетился, что-то делал, выпадая иногда посреди какого-либо дела в мир грёз. Он, конечно, успел подготовить новогодние подарки для всех. Подумать только, его первые подарки, которые он подарит своей настоящей семье!
«Не это ли счастье? Да, настоящее счастье! - приговаривал про себя Гриша время от времени, - Абсолютно точно и безоговорочно верно, самое настоящее и самое искреннее!»
И вот, настал этот знаменательный день. С самого утра все что-нибудь делали. Кто-то развешивал гирлянды и украшения на только что выращенной ёлочке. Кто-то готовил еду, верее, так сказать, доготавливал то, что ещё было не готово. Кто-то решал проблемы украшения всей новогодней поляны: светящиеся гирлянды, конфитюр и др. Кто-то (в основном, конечно, Кика, вернувшаяся на праздники) выбирал подходящий к случаю наряд. И, естественно, все прятали, как могли, свои подарки для друзей, перед полночью их должны были положить под ёлку, для антуража, так сказать. В общем, день оказался довольно насыщенным, пусть и не богатым на события.
Наступил вечер, часов восемь, пришёл Мороз, хотя раньше игнорировал такие посиделки. Гриша занимал внимание «дедули», донимая его разными вопросами, а тому это даже нравилось. В это время, Степан с Ягой накрывали богатый на угощения стол. Потихоньку подтягивались и другие: пришёл Кощей, за ним Леший, и только Кика пока не была здесь, видимо, всё ещё выбирая, что же надеть. Но, наконец, появилась и она, так что в несколько минут десятого все смогли сесть за праздничный стол, до поры скрытый маскировочными чарами. Да, Степан хотел всех удивить своей стряпнёй.
И вот, все такие нарядные, и, конечно, Гриша в костюме Снегурочки, который он сам сшил, уселись и увидели, что было на столе. А было так много чего. И всё традиционное, если можно так сказать. Оливье, селёдка под шубой и парочка других салатов. Шампанское, куда же без него, чтобы выпить с последним ударом часов. Извечные мандарины, без которых не обходился почти ни один новогодний стол. Ну и, естественно, водка, без которой не обходилось ни одно празднество. И много ещё чего.
Сытно поужинали, под концерт, показанный, по притащенному кем-то, телевизору. Гриша, конечно, пил сок, да и остальные пока тоже. Была у них такая традиция: пить алкоголь только после двенадцати. И вот, наступило без пяти двенадцать. На экране, прервав концерт, появился президент России с поздравлениями. Ещё чуть-чуть и часы пробьют полночь, все ждали этого момента. Бой кремлёвских часов. Все хором отсчитывают удары и на двенадцатом чокаются бокалами.
- С новым годом! С новым счастьем! – слышится со всех сторон, будто даже деревья и кусты, окружающие поляну, присоединяются к празднованию.
Приходит черёд подарков. Все дружно складывают свои подарки под ёлку, а потом также дружно начинают разбирать их. Наступает самая весёлая и в то же время волнительная часть для Гриши: понравятся ли его друзьям подарки, которые он для них приготовил? Ему, конечно, и в голову не приходило, что те тоже могут волноваться по этому поводу, ведь раньше они не считали обходимым дарить друг другу подарки, если только очень давно. И только ради Гриши они вспомнили, что на праздники принято дарить что-то, хоть какую-нибудь безделушку, главное, что от всего сердца.
Мороз же решил использовать свой образ, чтобы подарить подарки из мешка, как было принято у обычных людей. И вот, все, наконец, обменялись небольшими презентами, даря, действительно, значимые подарки только Грише. Он тоже не отставал от друзей. Последним раздавал подарки Мороз, как персонаж многих сказок и верований, доставая их из своего мешка.
Теперь, после двенадцати, мальчику было пора ложиться спать, что он, утолённый, с удовольствием и сделал. Остальные же остались праздновать на всю ночь, как и делали обычно.
Всю оставшуюся ночь Грише снились удивительно прекрасные сны, уносящие его в мир сказок и грёз.
Утром, не так рано, как обычно, мальчик проснулся и встал. Его совсем не удивило, что все пока спят, он знал, что те праздновали всю ночь, тогда как детям пора было спать. Он вышел на крыльцо и смачно потянулся, вдыхая запах утреннего прано. Было ещё очень рано, но, как ни странно, за праздничным столом всё ещё сидел Леший, видимо, так ещё и не лёгший спать. Гриша быстро умылся и присоединился к другу-воспитателю. Завтрак обещал быть празднично вкусным.


Сообщение отредактировал stania - Понедельник, 02.03.2015, 22:50
 
zorinaДата: Среда, 10.12.2014, 21:16 | Сообщение # 36
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
Спасибо за продолжение!
 
katyaДата: Четверг, 11.12.2014, 01:56 | Сообщение # 37
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Класс! biggrin
 
staniaДата: Пятница, 12.12.2014, 13:09 | Сообщение # 38
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 10. Давно забытое прошлое.

- Приятного аппетита, малец, - сказал Леший.
- Приятного аппетита, - ответил на это Гриша и стал кушать то, что оставалось со вчерашней праздничной ночи.
Леший же сыто развалился на лавочке и попыхивал трубкой, пуская в небо колечки дыма. Мальчик посматривал на это и продолжал свой завтрак. Кто бы мог подумать, что новогодние салаты так вкусны?! И к тому же, так питательны?! Хорошо, хоть теперь он это знает.
- Знаешь, малец, - сказал домовой, когда тот закончил завтракать, - я ведь, ето, не всегда таким был. Помню, ты спрашивал меня: откуда появились лесовики? Так вот я тебе щас и расскажу.
На зелёную травку прилёг Леший, а вслед за ним и Гриша. И начался рассказ.
Давным-давно, когда леса ещё только появлялись на свет, я народился. Мои родители были совершенно обыкновенными людьми. Они не владели магией, как потом оказалось. Я сильно отличался от них. С самого детства я мог многое, не то, шо они.
Бывало пойдёт отец на поле работать, а я вместе с мамой остаюсь. Она по дому работает. Прибирается, обед да ужин готовит. А я всё лежу да смотрю на ето.
А как стало мне годков поболее, таки стал я помогать матушке, как мог. То картошечку почищю, то гречку переберу.
А было мне тады всего годика четыре, когда усё началося. Я тады помогать матушке и начал. Сначала усё нормально было. А вот потом…
Бывало перебираю я гречичную крупу, а мне, вдруг, так лениво становится, что хочется, шоб сама крупа перебралась. И тут крупа сама начинает перебираться: все плохие зёрнышки отдельно укладываются, а хорошие в мисочку сыплются. А я и радуюся, шо мне ничего делать не надо. Я сначала матушке, ето, и не рассказывал даже. Думалось мне, шо увсе таки могут делать, а не токо я один. Радовался, шо я такому научился, шо матушка за меня не волнуется. Таки и прошло ещё несколько лет.
Вот настало мне лет от десяти. Я тады уже кое-чё понимающий был. И соседским детьми играл и усякое такое. И, кстати, праздновали мы языческие, как сейчас называют, праздники. Поклонялися духам тама разным да божествам каким. И был у нас на деревне старый знахарь. Не, не был он магом, но вот, ето, в травках всяких да отварах на раз разбирался, людей лечил. Да и не знал тады ещё никто, шо бывают на свете колдуны.
А я-то, совсем малой, смотрел, шо никто силу свою не показывает, ну, ето, и сам не выдавал ничё такого. Я, уж, и не помню, почему, да о чём думал тады, очень давно ето было. Ну да, мне ето только на руку сыграло. Я усё также помогал себе работу делать магией, несознанно совершенствуяся.
И вот, к пятнадцати годкам я ужо совсем взрослым стал. Ну, собственно говоря, тады увсе к тому возрасту ужо взрослыми считалися. И невесту мне присмотрели ужо. Хорошенькую такую, работящую. И со мной нормально общалась как-никак. Подруга она хорошая была, да. Токо с любовью у нас не очень было, мы, ето, друзья были самые-самые.
И появился тады в нашей деревне приезжий. Молодец хоть куда. Весь такой храбрый да на дела хорошие горазд. Влюбисася в него моя подруга, просто занемогла. И он к ней, вроде, чувства какие испытывать начал. Но оба они знали о предстоящей свадьбе, поэтому и не показывали никому етого. Да токо я и сам заметил всё прекрасно. Подумал немного, но не держать жеж мне насильно друга своего лучшего? Вот, я и не стал.
Собрал потихоньку свои немногие вещички. Вечер ужо был, даже звёзды зажигаться начали. Подошёл я, значит, к тому приезжему и говорю ему, мол, вижу, ты парень хороший, ладный да девчушку любишь, как и она, вот и будьте вместе, а я уйду подалее, шоб не нашли, да и вам надо бы. Сказал так и пошёл на ночь глядя.
Шёл я всю ночь и пол дня. Дошёл до леса, где дорога, ето, прерывалася. Стою перед лесом тем и думаю, как быть. Знал я, шо не далеко ещё ушёл, найти меня быстро сумеют.
А тады временя такие были, шо то, шо я сделал, было, прямо-таки, хуже и не придумаешь. Подруга-то та моя была дочерью старосты нашего. А коли я от неё отказался, так меня и казнили бы. Слишком уж староста наш кровожаден был, хоть и справедлив. Вот мне и надо было, ето, как можно далее уйти, шоб не попасться тому. И я решился и вступил в неизвестный мне до сих пор полог леса.
Я всё шёл и шёл. Отдыхать приходилось недолго, спать токо в самые тёмные часы. Уж и не знаю, скоко прошло времени, токо пришёл я в самую непролазную чашу. И как забрался туды, не помню, и как выйти, не знаю, и как токо меня зверьё разное тады не сожрало, не ведаю.
И остался я совсем один. Еда ужо закончилась, хорошо хоть, рядом родник чистый был, пить вволю можно было. И вот, не знаю, шо произошло, токо я совсем не боялся и не тревожился, будто всё так и должно быть, будто всё правильно. Ето я сейчас понимаю, шо лес тады меня принял, как, ето, родного, потому шо Источник здеся магический. Ну, я как маг необученный, подходил тому Источнику.
Заснул я рано, прям, сил не было, как спать хотелося, я и не стал противиться. И во сне, ето я уже тоже потом понял, начал меня Источник всякому обучать. Как с лесом дружить, как с растениями общаться, как жить здеся.
Много, много времени с тех пор прошло. Состарился я, седой совсем стал. Тело моё тады умирать начало, а Душу Источник не отпускал, да и я к Нему да лесу привязался, уходить таки не хотел. И совпали наши с ним желания, да так ладно, шо исполнило мироздание нашу просьбу. Тело-то моё умерло, да я остался.
Сначала духом, ето, неупокоенным летал. Долгое время, надо сказать. Найди меня тады какой-нибудь маг, развеял он бы мою Душу. Да токо никто в лес таки далеко не ходил, никто не видел.
Годы всё шли, а я постепенно становился всё живее. Сначала, типа барабашки был. Мог предметы какие брать, таки по мелочи. И постепенно становился всё виднее. Был прозрачным совсем сначала, а потом будто уплотнялся. Наступило потом время, когда я уж не смог сквозь деревья проходить. Первый раз, когда запнулся о корягу какую-то, помню, ето, обалдел даже. Лежал на земле да смотрел во все глаза на ветку поваленную.
И вскоре я ужо совсем материальным стал, живым. Токо смерть, она ни для кого не проходит так просто. Вот и я изменился сильно. Как и теперь, я тады смог изменять свою форму внешнюю. Правда, токо начинал етому учиться. Совсем жеж ещё зелёный был, вот и учился, а Источник мне и в етом помогал.
Вот таки, Гришка, я здеся и оказался. И нет больше никаких других лесовиков, токо я один. Но зато, во всех лесах бывать могу, особо, ежели они магические со своими Источниками. Токо мало таких ужо по Земле-то осталось.
И замолчал, раскуривая новую трубку. А мальчик ещё долго осознавал всю историю, рассказанную старшим из друзей, старшим из семьи. И думалось ему, а смог бы он сам так?
 
staniaДата: Пятница, 12.12.2014, 13:13 | Сообщение # 39
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Дорогие читатели, вот и снова мне требуется ваш совет. Сразу ли мне писать истории становления нечистью всех друзей Гриши или постепенно?
Заранее спасибо.
 
DoomДата: Пятница, 12.12.2014, 16:01 | Сообщение # 40
Посвященный
Сообщений: 52
« 1 »
Думаю постепенно, если сразу расскажут у Гришки в головушке воспоминания перемешаются, понять ему все сложно будет.
Жду продолжения...
 
katyaДата: Суббота, 13.12.2014, 01:19 | Сообщение # 41
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Постепенно. Так будет интереснее. Да и Гарри сможет всё лучше прочувствовать и осознать. smile
 
staniaДата: Суббота, 13.12.2014, 13:53 | Сообщение # 42
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 11. Змей или дракон?

Всем известно, что первые дни после Нового Года все ещё празднуют. Не были исключением и нечистые, а вместе с ними и Гриша. Они опять объедались, напивались и веселились, как могли и как умели. Приходил в гости и Серый. Провёл весьма забавный денёк, пытаясь убежать от Яги и Кики, которые хотели его обрядить в платьице, ради ещё большего веселья; пытаясь убежать от Лешего и Кощея, которые хотели напоить его чем-нибудь покрепче «воды да молока». И только Гриша и Степан не участвовали в этом сами, издали наблюдая и подбадривая то одного, то других.
Рождество никто из них не праздновал, но! Старый Новый Год – это святое, это конечно! И только после него затянувшееся празднование, наконец, пошло на убыль, не сразу, впрочем, отпуская не на шутку развеселившуюся нечисть. Никаких занятий, конечно, в это время быть не могло, что немного огорчало Гришу, ведь ему не было «Так» весело, как остальным. И правильно, маленький ещё.
И вот, спустя две недели после Старого Нового Года, все утихомирились и всё пришло в относительную норму, если можно так говорить о тех, кто никогда этой нормой быть не может. Начались обычные будни необычных созданий. И первым приоритетом у них стоял Гриша, как самый любимый, тем более, что единственный, воспитанник. Но он и не возражал, мальчику было приятно чувствовать такую заботу, да и кому бы нет?
Всё также продолжались и прогулки по лесу вместе с Серым, на которых тот всё дольше оставлял мальчика гулять одному, находясь рядом, но в невидимости для него.
Всё также продолжались уроки разным языкам и с Ягой, и с Кощеем, и с Кикой, кстати, тоже. Гриша решил выучить все языки, которые знали его наставники-друзья. И у него неплохо выходило.
Всё также продолжались уроки по разным снадобьям и врачеванию.
Всё также Леший рассказывал о лесе и о растениях.
Но теперь к друзьям заходил и Мороз. Интересовался успехами мальчика, разговаривал с ним и тоже немного рассказывал о своих силах и умениях, но не очень много, потому что чувствовал, что не Гришкино это. Пусть тот, действительно, мог использовать зимний посох сам, всё же стужа не была его стихией, и Мороз это понимал. Просто ему тоже было приятно пообщаться с маленьким восторженным ребёнком, совсем не боявшимся ни его, ни кого-либо ещё, по крайней мере, из нечистых.
Время летело. Все занимались своими делами. А Грише, в очередной раз, пришла в голову мысль самому, не дожидаясь очередной прогулки с Серым, пойти обследовать лес. А раз уж все были заняты и перестали его контролировать, время настало, решил он.
С утречка пораньше даже не позавтракав, только стащив со стола пару пирожков на дорогу, мальчик отправился в лес, сказавшись, что идёт к Лешему. Вместо этого он повернул на тропинку, которую прошёл не до конца. Надеясь на успех предприятия, он шагал так быстро, как мог, не останавливаясь и не отдыхая. Всё шагал и шагал, благо было уже тёплое лето, а не мокрая весна, только недавно закончившаяся. Солнышко приятно пригревало, не опаляя сквозь молодую листву непокрытую голову. И Гриша уверенно шёл вперёд, не боясь переутомиться или перегреться.
Вот он вступил на неизведанную раньше территорию и зашагал ещё бодрее, подгоняя себя неприхотливым мотивом какой-то песенки. Вот закончилась протоптанная кем-то тропа, и он наугад выбрал направление, по которому и пошёл дальше. Жизнь казалось очень славной.
Невдалеке послышались чьи-то голоса. Гриша не сразу сумел отличить, что это были змеи. Вскоре он смело шагал вперёд, не опасаясь, что друзья уже нашли его. Странно было, что говорящие так и не выползли, но мальчик этого даже не заметил, продолжая продвигаться вперёд.
Вдруг перед ним выросла пещера, которой раньше совсем не было видно. Он удивился и хотел уже было зайти внутрь, посмотреть, что там, но передумал и решил сначала немного подкрепиться. Нашёл поваленное дерево неподалёку и присел. И только тогда заметил, что лес стал подозрительно тих. Ни звука не раздавалось ни с земли, ни с деревьев. Но даже это не смогло преодолеть решимости мальчика обследовать пещеру.
Поев, Гриша встал, отряхнулся как следует и твёрдо подошёл ко входу в неизведанное. Осмотрелся, хмыкнул каким-то своим мыслям, зажёг на ладошке шарик света и шагнул внутрь.
Пещера была большая, того маленького шарика света не хватало, чтобы осветить её всю, но вполне было видно куда ставить ноги и где находятся стены коридора. Он не боялся заблудится здесь, потому что не было никакого подземного лабиринта, только один ход, по которому он и шагал. Пока ничего необычного ему не встретилось, хотя где-то послышался странный звук, опознанный Гришей как «храп кого-то очень большого, нет, даже огромного». Но тем интереснее ему становилось, и он шёл дальше, пытаясь увидеть этого, кто бы это ни был.
Наконец, когда храп стал почти невыносимо громким, а ноги мальчика ужасно устали, он дошёл до большого расширения стенок, которые уже стали не видны от его наколдованного света. Тогда он, зажмурившись, увеличил шарик света и легонько подбросил его вверх. Сияющий шарик послушно завис под сводами пещеры, повинуясь воле маленького хозяина, и дал тому осмотреть место, куда он попал.
Посреди огромной залы лежал, свернувшись в клубок, не такой уж и большой трёхглавый дракон. Хотя может всё-таки змей? Драконов Гриша видел только на картинках в книгах, а вот змей сколько угодно, но он определённо мог сказать, что этот экземпляр походил на змею, отличаясь только тем, что у него были крылья и четыре лапы. Три головы он в расчёт не брал, потому что прекрасно знал о существовании трехглавых змей. Да о них знали даже обычные маги!
«Тем более, если принимать в расчёт сказки, то это и есть Змей Горыныч, - подумал мальчик, - А может у него и спросить? – промелькнула безбашенная мысль, - Спрошу, пожалуй!»
К чему он и приступил. Сначала Гриша пытался просто растолкать большого змея, но тот отказывался выдавать другие признаки жизни, кроме того же храпа. Потом мальчик начал шипеть по-змеиному, прося проснуться, и, пиная для убедительности своих просьб. Не помогло. Он призадумался, но вскоре радостно вскинулся и окатил зверя наколдованной ледяной водой. На этот раз повезло. Или нет, это как посмотреть. Конечно, змей-дракон проснулся, но проснулся очень относительно, оплёвывая всё вокруг жарким пламенем. Хорошо, что Гриша успел спрятаться за большой валун, предполагая что-то такое.
Наконец, зверь успокоился и уже осмысленно посмотрел на мир, в общем, и, в частности, на выглядывающего из-за камня маленького человечка.
* Привет, прости, что разбудил, - прошипел по-змеиному мальчик.
- Я не змея, - ответил по-человечески зверь, - Я Змей Горыныч.
- Я так и понял. Я Гриша, - вышел он из укрытия, разглядывая Змея.
- Рыцарь?
- А что похож?
- Нет. Ты скорее на принцессу похож.
- Спасибо, я старался, - мальчик расплылся в улыбке.
- Ну? – требовательно спросил его Змей, - Зачем будил?
- Поговорить. К тому же, интересно было: ты это или не ты. Оказалось, что ты. Я про тебя сказки читал.
- Знаем мы эти ваши сказки, - проворчал на это Горыныч.
- Сейчас, кстати, уже нету никаких рыцарей, - заметил Гриша, усаживаясь на большой хвост.
Змей флегматично смотрел на это безобразие, но ничего не говорил по этому поводу, только немного подвинул свой хвост, чтобы лучше видеть мальчика.
- Как ты меня нашёл? – через пару минут молчания поинтересовался Горыныч.
- Гулял по лесу. Пошёл по тропинке, по которой раньше не ходил. Вышел к пещере и нашёл тебя.
- Вот так просто? Пошёл и нашёл?
- Ну, да. А что?
- Тут, вообще-то, места заколдованные. Сам зачаровывал, чтобы всякие там не будили. Очень уж выспаться хотелось. Никто не смог бы пройти.
- А я прошёл, - Гриша поймал кончик хвоста и внимательно изучал его.
Мальчик вообще вёл себя очень раскованно, будто не он сидел сейчас рядом с самым злобным «сказочным» трёхголовым злодеем. А тот и не обращал на это внимания, словно так и надо.
- И что мне с тобой делать, Гриша? – задумчиво пробормотал Змей.
- Дружить, - обезоруживающе улыбнулся мальчик, - Ты ведь будешь?
- Ладно, - внезапно согласился Горыныч, - Но, может быть, ты хоть расскажешь, кто ты такой?
- Я просто Гриша.
- Ну, а живёшь ты где, просто Гриша?
- У Ягули.
- У Бабы-Яги? – удивился Змей.
- У неё, - подтвердил мальчик, - А ещё там есть Леший, дядя Кощей, Кика. Потом я познакомился с Серым, он обычно со мной по лесу гуляет, но мне же и одному хочется! А потом я познакомился с дедулей Морозом. И он дал мне свой посох, и я несколько деревьев в снег завернул. А потом он сказал, что это я сам сделал. А потом я подождал и пошёл прогуляться по лесу сам. И нашёл тебя. А, кстати, тебя так и звать змей Горыныч? Мне не нравится. Горыныч похоже больше на отчество, ну, в крайнем случае, на фамилию, а я своих друзей по фамилии не зову. А змей и так много, чтобы и тебя называть так. Придумал! Буду звать тебя Гор, не против?
- Нет, не против, - несколько ошалелый от тирады Гриши, ответил Горыныч.
- Отлично! А ты живёшь здесь? Как-то тут не очень удобно.
- Не здесь.
- А где? Ты покажешь?
- Не сейчас, - пришёл в себя, наконец, Змей, - Тебя уже, наверное, давно ищут. Поэтому сейчас мы пойдём к Яге, и ты извинишься за то, что ушёл без спросу.
- Ладно, - вздохнул Гриша и встал, - А ты разве пролезешь через ход? По-моему, он слишком маленький для тебя.
- Во-первых, не такой уж и маленький. Я, как и змеи, могу проползти. А, во-вторых, - во время своих слов он медленно превращался в человека, - Во-вторых, я пойду так. А что? Вам, людям, значит, можно превращаться в животных, птиц и других созданий, а мне, значит, нельзя?
- Можно. Но как? – удивлению мальчика не было предела.
- Научился.
- А почему только с одной головой?
- А ты где-нибудь видел людей с тремя? Вот и я тоже, хотя живу поболее тебя. Всё, - заметив, что Гриша хочет спросить ещё что-то, Змей поднят руки, прерывая поток слов, - Идём. Поговорить можем и по дороге.
- Ладно, - снова вздохнул мальчик и, подозвав шарик света, поплёлся к выходу.
 
GalДата: Суббота, 13.12.2014, 19:38 | Сообщение # 43
Демон теней
Сообщений: 324
« 66 »
Спасибо! Глава замечательная, добрая, веселая!
Просто огромное спасибо за такой замечательный фанфик. thumbup

Отредактировано. Капслук запрещён!!!



У собак есть хозяева, у кошек - обслуживающий персонал

Сообщение отредактировал Олюся - Вторник, 16.12.2014, 23:10
 
katyaДата: Воскресенье, 14.12.2014, 01:15 | Сообщение # 44
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Отлично написано! flower
 
zorinaДата: Воскресенье, 14.12.2014, 18:13 | Сообщение # 45
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
Отличное продолжение, спасибо Вам огромное!
 
staniaДата: Суббота, 20.12.2014, 14:16 | Сообщение # 46
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Простите за такое долгое ожидание. 12 глава довольно долго шла. Пришлось даже несколько раз перепечатывать.
Впрочем, я не смею оправдываться перед вами, но надеюсь, что вы меня простите за столь долгое ожидание.
Искренне надеюсь, что вам понравится.
 
staniaДата: Суббота, 20.12.2014, 14:16 | Сообщение # 47
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 12. Проходят дни.

Как ни странно, но никто не стал ругать Гришу. Никто его даже не искал на этот раз. Только укоризненно посмотрели и всё. Он так удивился, что даже извинился сам, без чьих-либо подсказок. А потом решил, что будет говорить правду о том, куда идёт, раз уж его, видимо, отпускают гулять и одного. Ему не хотелось вновь видеть в глазах родных немой укор и разочарование.
Змея Горыныча же встретили хорошо, как старого доброго друга, коим он, собственно говоря, и являлся. Удивились, что он так рано проснулся, но, взглянув на воспитанника, понимающе покивали головами. Так в их небольшой компании появился ещё один друг, часто появляющийся в чаще.
Гриша занимался всё тем же. Учился, учился и учился – он это любил и мог извлечь урок из всего, что делал. Конечно, вся его учёба была разной. От чтения учебников и книг до прогулок по лесу в компании Лешего, Серого и даже его одного. От лекций-разговоров про травы и снадобья от Яги и таких же диалогов про разные науки от Кощея до шитья в компании Степана, что-нибудь делающего по хозяйству. И ещё, естественно, приходили их друзья, которые не жили рядом с их полянкой: Мороз, Горыныч, Серый. Ему не приходилось скучать.
Но по прошествии некоторого времени, мальчику стало чего-то не хватать. Он и сам не мог понять чего именно. Временами его одолевала тоска, причину которой он не мог понять. А поэтому мальчик ничего не говорил своей семье, решив разобраться во всём сам. Но те и сами заметили, что с Гришей что-то не так. Глаза его уже не загорались так ярко, когда ему предлагали прогуляться одному. Не чувствовалась та былая сила энтузиазма на предложения новых фасонов платьев. Не возникало такого яркого огонька жажды новых знаний в обширной библиотеке.
- Что делать будем?- возник естественный вопрос у всей нечисти.
- Сначала, надо узнать из-за чего это началось, - подал голос самый образованный из них – Кощей.
- Я знаю, - тихо ответил Леший, задумчиво глядя в никуда.
- И что? – не выдержала Кика.
- Не хватает малому общения. Помнишь, Ягуля, с тобой, ето, тоже такое случалося. Кода ты была ещё маленькой, тебе стало не хватать общения с другими ребятками.
- С другими детьми? Так он просто хочет больше общения, думаешь? – Яга немного удивилась, - Ну, что, это можно устроить. Пусть в школу волшебную пойдёт, поучится там, с детьми пообщается.
- Значит решили? – Кощей хотел со всем точно разобраться, ему, как и остальным, не хотелось видеть воспитанника таким вялым.
- Да, - подтвердили все.
- Тогда надо договориться с какой-нибудь школой.
- Не с какой-нибудь, - вскинулась Кика, - а с самой лучшей! Наш малыш заслуживает самого лучшего.
- Тогда надо выбрать самою лучшую, - заметил Степан, - А для этого надо походить, посмотреть на разные. Кто займётся? Сразу говорю, что я не могу. На мне весь дом! И готовка! И уборка! И стирка! И… И… И много чего ещё! Я вообще не понимаю, как со всем справляюсь! И никто мне не помогает!
- Ну, что ты, хороший наш, - вклинилась в монолог болотница, - Никто тебя и не заставит по школам шляться. Я, например, займусь зарубежными, вдруг там что-то стоящее попадётся. А Кощей может по здешним прогуляться. Он у нас учёный-переучёный, разберётся. А ты, наш славный, оставайся дома, береги ножки.
- А помогать мне, кто будет? А?
- А разве я тебе уже не помогаю? – спросила Яга, - И пол на мне, вроде, и пыль.
На неё сразу зашикали друзья. Все они прекрасно знали обидчивый характер Степана. Пусть он и обижался не всегда и не на всё, но если уж на него находило, то остановить было не просто, если не подавить сразу, нахваливая несомненные таланты домовика. Впрочем, все его любили и могли мириться с таким поведением друга.
Но, в итоге, всё обошлось. Степан не стал обращать внимания на слова Яги и прекратил обижаться. Все снова могли приступить к разрешению появившейся проблемы. Собственно говоря, то, что предложила Кика, было самым приемлемым вариантом действий. Немного обсудили «график» отлучек и разошлись по домам, довольные принятым решением. Вскоре их жизнь должна была сильно измениться, и они хотели таких изменений.
Последующие недели прошли в поиске информации о разных школах, а также её обсуждении. Нечистые хотели выбрать самую подходящую для Гриши школу. Вернее, самой подходящей атмосфере. Мальчику надо было чувствовать присутствие леса, с чем все на их обсуждениях согласились. Не привык он к другой атмосфере, да и погулять ему надо же было где-то.
На одном из таких разговоров кто-то заметил, что его состояние, вполне возможно, связано с тем, что Гриша уже успел облазить все окрестности. Для него теперь не было ни одного незнакомого места. Немного подумав, нечистые решили устроить небольшой поход на три дня, чтобы мальчик смог увидеть то, что ещё не видел, новые места, новых животных. И, может быть, он смог бы найти себе ещё одного друга. Какое-нибудь животное, которое было бы всегда рядом.
Решили отправиться сразу. Всё равно Гриша был готов в любой момент, как и они. Пошли, конечно, не все. Леший, как самый лучший знаток леса, уговорил друзей не ходить всей толпой, успокоив излишне нервничающих женщин. С ними отправлялся в путь и Серый, который не хуже Лешего знал лес и мог защитить мальчика при опасности. Вещей им собрали очень много: женщины, что с них взять? Но лесовик незаметно подмигнул Грише, мол, не переживай, столько мы не потащим с собой, и мальчик успокоился.
На следующее утро Гриша вскочил ни свет, ни заря, волнуясь перед предстоящим походом. И он был не один такой, также рано встали, как сразу выяснилось, и Серый с Лешим. По-договорённости они оставили записку остальным, чтобы те не волновались, и отправились в путь, взяв с собой минимум вещей. Только самое необходимое, т.е. практически ничего. А на что иначе им магия?
Шли долго, целый день, делая небольшие привалы, чтобы дать немного передохнуть мальчику, не привыкшему к таким долгим прогулкам, и перекусить, чтобы восстановить силы. По дороге болтали о разных вещах, необходимых для, так сказать, выживания в лесу и дальних походах. Говорил, конечно, в основном Леший. Серый всё же был волком, поэтому не нуждался в обычных для людей условиях жилья, лес был ему родным, для него абсолютно нормально было есть, допустим, не приготовленную пищу. А мальчик только внимал.
Под вечер путешественники достигли небольшого лесного озера с пречистейшей водой. Гриша потом ещё долго удивлялся, что у них нигде поблизости такого нет. А купаться ему хотелось, благо он здесь же и научился. На что его старшие друзья ответили, что такое же озеро вряд ли выйдет, а вот поменьше можно попробовать создать, если уж мальчику так хочется. Тот, конечно, с удовольствием согласился.
Леший быстренько попросил у деревьев сплести из их веток небольшой навес, чтобы ночью, если вдруг пойдёт дождь, они не намокли. Обустроил небольшой костерок, на котором можно было скипятить воду и приготовить тушку зайца, притащенную Серым для Гриши: мальчику нужно хорошо питаться. Вот и все приготовления, вот и весь их лагерь. А спали друзья прямо на земле, постелив под себя немного веток, припорошенных травкой.
Весь следующий день был, чуть ли, не расписан по минутам. Грише хотелось всего. И научится плавать. И погулять одному. И узнать «вот об этом кустике, такого я раньше не видел». И много ещё чего. Но пришлось обойтись малым, т.е. научиться хоть немного плавать да послушать про что-то новое. Вот и весь его день. А на следующий они снялись с места и отправились обратно. Мальчик был в восторге от похода и уже предвкушал, как будет всем оставшимся рассказывать об этом.
Он был снова весел и азартен, что не укрылось от его спутников, отчего они тоже были веселы. А также решили весь остаток лета выбираться в такие вот походы, пока Гриша не пойдёт в школу. Нечистые, ждавшие их прихода, тоже увидели хорошее настроение мальчика и порадовались. А он, в свою очередь, просто завалил их рассказами о небольшом походе. Размахивая руками и перебивая сам себя, Гриша просто лучился счастьем и энергией, так не хватающей ему в ближайшем прошлом. В общем, все были рады.
На следующий день у нечистых состоялся важный разговор с мальчиком. Они, наконец, решили сказать ему, что он пойдёт в школу в этом году. Гриша призадумался на минутку, а потом неуверенно улыбнулся. Ему на самом деле хотелось поучиться чему-то новому и найти новых друзей-сверстников, пусть он и понял об этом только сейчас.
Говоря об этом лете, надо упомянуть об одном необычном случае, приключившемся с Гришей в одном из походов. Тогда они с Лешим и Серым отправились погулять на целую неделю, чтобы успеть всё, как выразился мальчик, а нечистые не стали противиться, решив сделать этот поход ещё одним подарком на его день рождения. Они, как и обычно, пришли на новое место, где раньше Гриша ещё не был. Устроили лагерь, такой же неприхотливый, как и в первый раз. Никто из них не видел смысла устраивать что-то более похожее на обычный людской лагерь, в конце концов, они не были людьми, они были нечистью. И Гриша считал честью быть таким же, быть нечистью, а не человеком. Изменения были не так заметны, как у остальных, но они были, на счастье мальчика.
Через пару дней Гриша пошёл, наконец, прогуляться один, даже Серый не стал следить за ним. Волк мог найти мальчика и по запаху, если вдруг тот сильно задержится и не придёт тогда, когда начнёт темнеть. А до этого времени он был условно отпущен, если не захочет прийти пораньше.
Гриша шёл наобум, не глядя, куда идёт, и вышел на малюсенькую полянку. Посередине полянки лежал большой валун, и мальчику показалось, что под этим камнем есть кто-то или что-то живое. Заинтересовавшись, он подошёл поближе, ощущения только усилились. Немного подумав, Гриша решил попытаться узнать что или кто там. Оттолкнуть валун своими силами у него не получалось, тогда он прибегнул к магии, усилив свои физические данные. Понемногу камень сдвигался, и, наконец, мальчику удалось откатить его в сторону, открыв тем самым небольшую дырку в земле. Оттуда сразу выплеснулась вода, видимо, это был один из лесных родников.
Гриша немного посмотрел на дело рук своих и решил вернуться в лагерь. Какого же было удивление Лешего, когда он увидел мальчика. На его вопрос, почему тот так удивился, лесовик ответил, что за Гришей пришёл и родник, да не простой, а с Живой Водой. Пришла очередь мальчика удивляться. Он обернулся и правда увидел, что за ним находится тот самый родник, который он открыл, откатив валун в сторону.
После подробного рассказа, Леший объяснил Грише, что это дар леса и Источника, который мальчик смог принять, пройдя небольшое испытание. И очень, кстати, ценный дар, мало кому удавалось просто найти источники Живой Воды, не говоря уже о том, чтобы получит один такой в дар.
Гриша официально был признан нечистым из «сказочной» лесной чащи, ведь только у них были такие же маленькие родники. Теперь он по-настоящему был счастлив и по-настоящему ощущал себя частью большой семьи.
Но вот наступила осень. Гриша впервые пошёл в школу. Ему пришлось довольно долго привыкать к такому большому скоплению народа, но, в конце концов, он освоился и начал получать от этого удовольствие. Правда, ему пока не удалось найти себе хороших друзей, зато было много приятелей. Честно говоря, все его одногодки и часть старших ребят относились к мальчику, одетому в девичьи одежды, с большой симпатией.
Он учился. Он общался. Он возвращался домой каждый день после уроков и обязательно рассказывал о том, что прошёл в школе. Так и прошло первое полугодие. Наступили зимние каникулы.


Сообщение отредактировал stania - Понедельник, 02.03.2015, 23:06
 
staniaДата: Суббота, 20.12.2014, 14:18 | Сообщение # 48
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 13. Мой первый друг.

Новый год и в этот раз отметили с большим размахом. Пришли все: Леший, Яга, Кика, Кощей, Серый, Мороз, Горыныч, которого мальчик по прошествии времени стал называть Борей («Гор всё таки не русское имя. Как же мне тебя лучше звать-то? Гор.. Горя… О, точно! Боря!»), ну и сам мальчик, конечно. В этом году ему пришлось заготавливать много подарков. Пусть это были и небольшие пустячки, но он хотел подарить что-нибудь всем друзьям, которых нашёл в школе.
А на следующее утро мальчик застал за праздничным столом так и не уснувшую Ягу. На этот раз ей пришло в голову рассказать свою историю.
Я родилась уже в средние века. Тогда только начинало входить в моду иметь длинные родословные. Но и семьи обычных магов тоже были на высоте, особенно, если основывали свой собственный магический род да имели состояние. Я, как раз, и родилась в одной из таких семей, третьим по счёту ребёнком. Первые двое, как ни странно, тоже были девочками. А родителям очень хотелось мальчика, продолжателя линии, вот они и старались, как могли. Даже зелья разные принимали, чары какие-то накладывали, но пока не выходило.
Детьми своими они занимались мало, благо деньги и положение позволяли нанять не одну и даже не двух нянечек. Так и росли мы под присмотром чужих, по сути, нам людей. Мы были очень дружны с сёстрами. Оно и понятно с чего, мы ж все погодками родились. А после нас, года три, мать отказывалась рожать снова без каких-либо гарантий. Говорила, что потолстеет, муж её разлюбит и тому подобные вещи. Её вообще не интересовало ни как мы, ни чем занимаемся. Главное, чтобы мы прилично себя вели, когда в гости кто-нибудь приходил, а до остального ей дела и не было. Правда, мы с сёстрами тогда совсем маленькими были, почти и не понимали ничего. Хотя старшая наша, возможно, уже и понимала, что за люди такие наши родители, но и то не до конца, ей всё же было только пяток лет от роду. Хотя да, помню, смышлёная она была, умненькая. И за нами присматривала, когда нянечки были заняты чем другим.
Нет, ты не подумай чего, нянечки у нас были хорошие, и нас любили, но не могли же они при нас постоянно находиться. Скажем, у одной выходной, отец заболел, вот она его и навещает. Вторая, допустим, на рынок срочно пошла за чем-нибудь недостающим. Ну, а третья, да хоть, в туалет на пару минут! Вот и оставались мы ненадолго одни, а старшая за нами присматривала, чтобы не поранились, куда не надо не ушли. Конечно, такое не часто бывало, но всё же.
Или вот ещё ситуация. Легли все спать, а одной из нас никак не заснуть. Вот старшая наша, на поднимая шума, чтобы никого не разбудить, приходила, по голове гладила да сказки, какие знала, конечно, рассказывала. Счастливое было время, радостное.
А потом, когда мне четыре исполнилось, решилась мать нового ребёнка родить. Приехал тогда к нам в город новый лекарь-знахарь, да обещал им, что может сделать так, что мальчик, наконец, родится. И снадобья какие-то давал и матери, и отцу, и мази да притирания делал, и ароматические масла в комнате ставил, и много ещё чего. Поверили ему родители наши, поверила мать и согласилась снова беременность выносить. Вот тогда нашим родителям стало совсем не до нас, но мы и не жаловались, привыкли уже, даже я, хоть и самая младшая.
Через месяцы родился, наконец, самый младший ребёнок, долгожданный мальчик. Только маленьким он родился, чах совсем и болеть не переставал. А родители всё пуще носились с ним, с маленьким, но ничего не могли сделать. Сколько лекарей и знахарей они приглашали, но всё бестолку. Ничего не помогало. А нам даже посмотреть на мальчика не разрешалось, не то, что потрогать или на руках подержать. А зря, как потом выяснилось.
Дело было так. Собрались мы как-то с сёстрами и пробрались тихонечко на родительскую половину дома, посмотреть всё-таки на братика нашего. Прокрались мимо спальни, зашли в детскую, постоянно приостанавливаясь и прислушиваясь к любому шороху. Крику было бы, если бы мать проснулась, а спала она очень чутко, после того, как родила. И наказали бы нас. Но, слава всем силам, они не проснулись и нас не заметили.
Вот, проскользнули мы в детскую, стоим рядом с колыбелькой и смотрим на братика. А он бледный такой, исхудалый, что страшно нам за него стало. Пожалели мы бедненького. Причём, все одновременно, не произнеся ни слова. Потом погладили по маленькой головёнке и также бесшумно выбрались обратно да спать легли.
Только не спалось нам всем. Мы лежали и думали про братика, и так нам захотелось, чтоб он здоровым был. Чтобы весёлым и радостным рос. Каждая, вроде, по отдельности об этом думала, да совпали наши мысли-желания. И услышала нас Матушка-Магия, и желание наше исполнила.
День ото дня становился мальчонка здоровей и сильней. Но теперь слабели мы с сёстрами, будто он из нас вытягивал силы и жизни. Мы, конечно, его не винили, хоть и мелькали у нас мысли об этом, но не злиться жеж на ребёнка малого, несмышлёного. Мы и не стали. Просто продолжали жить, никому не говоря, что произошло той ночью.
Настал мой седьмой день рождения. Братик наш совсем выздоровел и больше не болел, но родители всё равно носились с ним, как курицы-наседки, только бы чего не случилось с наследником рода. Мы внимания на это не обращали, у нас и своих забот прибавилось. Старшие мои сёстры уже ходили в школу, где обучались магии, а я только должна была поступать на этот год. Вот мы и готовились. Сёстры рассказывали мне как там всё устроено, что надо делать, раз уж родители этим сами не занялись.
Совсем сказать забыла, когда братик выздоровел, отток наших сил прекратился. И старые возвращаться начали. Только медленно восполнялось то, что было отдано, пусть и добровольно. Это я потом уже узнала, что, если бы не мы с сёстрами, мальчик бы не дожил и до полугода, а теперь-то ему уже два было.
Вот, пришло мне время, в школу идти. С самого утра мне неспокойно было, тягостно на сердце, будто случится что-то нехорошее. И случилось. Посмотрел на меня начальник нашей школы, провёл тесты да выяснил, что я совсем без магии. Ну, ни капельки её во мне нету. Я помню, тогда всё переспрашивала, не может ли это быть ошибкой?
Самое страшное произошло же, когда мы домой вернулись. Отец поинтересовался, куда я поступила и к чему талант имею (с нами родители не пошли, берегли своего мальчика ненаглядного). А нянечки наши, расстроенные в конец, всё и рассказали про то, что нет у меня никакой магии. Это услышала мать и как начала кричать на меня! Долго ругалась и орала, пока совсем не выдохлась. А я стояла и пошевелится не смела от страха. Обидно было, но слёз я не показывала. Но, да ладно, мать. Она поругалась и успокоилась на этом, но отец. Отец смотрел на меня долго и внимательно, пронзая взглядом и рассматривая, словно неведомую зверушку. А потом просто встал и вышел, так и не сказав ни слова.
Я ещё чуть постояла в недоумении и пошла к себе, поплакать на своей кровати, чтобы никто не увидел. А там отец оказался. Протягивает мне небольшой кулёк и говорит, чтобы я уходила и больше здесь не появлялась, чтобы не видел он меня больше. Ну, правильно, зачем ему такая дочка? Без магии. Ведь у него уже и так две дочери да ещё сын обожаемый есть.
Я тогда в ступор впала, но кулёк с припасами съестными взяла да пошла прочь от дому. Вышла из города, за деревню. Дорога лежала через лес, вот по ней я и пошла. А потом, вечером уже, свернула в лес, нашла полянку небольшую, села на землю да расплакалась. Сидела и оплакивала себя и жизнь свою загубленную собственными родителями. Сколько прошло времени, уж не знаю, только утомилась я и прилегла отдохнуть. Прямо там, где сидела. И сама не заметила, как уснула.
Проснулась я уже днём, солнце стояло довольно высоко. Слёз больше не было, будто я всё уже и выплакала. Перекусила тем, что с собой было, напилась воды из ручейка неподалёку да присела подумать, что же мне дальше делать. Ничего в голову путного не приходило, да и могло ли?
Тут вышел на полянку, которую я облюбовала, не пойми кто. Толи человек, толи зверь, толи, вообще, растение. Я даже испугаться не успела, почувствовала, что плохо он мне не сделает. А он сел рядышком, так, чтобы видеть моё лицо, и стал спрашивать: кто такая, откуда и что здесь делаю? Ну, я ему всё и рассказала.
Слушал он меня внимательно, не перебивал, не переспрашивал. Потом задумался надолго, мне даже показалось, что он общается с кем-то невидимым. А он мне возьми да предложи у него остаться! Я даже растерялась немного сначала, а потом согласилась с радостью. Всё едино, мне некуда было идти.
Так я и нашла Лешего, моего первого друга. Он отвёл меня в самую чащу. Показал большое дерево, где я могла спать и скрываться от дождя, и где он сам раньше, давным-давно, жил. Научил, какие ягоды можно есть, какие корешки, даже порой охотился и приносил мне мяса.
Постепенно магия Источника лесного принимала меня, а я принимала Источник. И моя собственная магия, которой у меня не было, потому что не успела восстановиться после того, как мы с сёстрами помогли брату, снова появилась. Но это была уже не магия моей семьи, моего рода, это была чистая магия Источника. У меня стали случаться выбросы, я недоумевала, но Леший быстро понял, в чём проблема и всё мне объяснил. Попытался было, меня научить колдовать, но почти ничего не вышло. Он всё-таки был уже и не живым, и не мёртвым, полностью влившись в магию Источника, удерживающего его Душу здесь на земле. Но это довольно быстро разрешилось, к нашему счастью. Он переносил меня в его бывшую когда-то родной деревеньку, где тогда жила знахарка, обладающая малым даром силы. Вот она и стала меня учить гармонии со своей силой, только и разницы было, что ей приходилось немного добирать силы из окружающей среды, а мне отдавать свою.
И ещё через некоторое время, когда я решилась прогуляться по лесу одна, я, как и ты, маленький, наткнулась на змеиные норы и поняла, что те змеи говорили. Даже не удивилась, если честно, и не такое бывало. Да, взять хотя бы, к примеру, Лешего! Вот он-то уж точно самое странное, что я когда-либо встречала.
Ну, поговорила я тогда со змеями и пошла домой. А по дороге пыталась понять знаю ли я какие-нибудь ещё языки. И выяснила, что да. Языки птиц не были для меня чем-то не объяснимым, хотя понимала я их не очень хорошо, но уже верила, что могу подучиться и этому. С остальным зверьём было похуже в плане языков, но, как видишь, сейчас могу болтать с абсолютно любым существом. Если это, конечно, не человек, говорящий на иностранном, что, впрочем, никогда не казалось мне особо важным.
Ну и, наконец, мой дом, каким ты сейчас его видишь. Это тоже происходило медленно. Ещё с самого первого дня, как я поселилась здесь в чаще, в дупле большого дерева, ещё семилетней, оно понемногу менялось. Дерево внутри расширялось по мере того, как я росла и становилась старше. Постепенно я уже сама притащила внутрь необходимые для житья вещи. Мебель, посуду, например. Потом появились ещё несколько комнат, конечно, не сразу. А потом дерево решило, что не пристало дому такой знатной лесной ведьмы быть обычным деревом. Хотя обычным-то его уж точно никто и не назвал бы. Так вот, дерево выкопалось, пока нас с Лешим не было, заплело свои корни в две лапы куриных, из кроны соорудило чердак и крышу, из дыры дупла вылезло крылечко и начали формироваться окошки. Мы, когда вернулись, долго не могли понять, что же произошло, пока не увидели это что-то.
А дерево, совсем обессилев, видимо, ещё несколько лет отходило от этой трансформации. Но потом снова, как и раньше, принялось ещё больше преобразовываться, и получилось то, что все мы видим сейчас. И теперь, раз уж дерево удовлетворено своим видом, оно не тратит силы на изменения, зато может ходить и даже плавать, если что вдруг.
Давно уже закончила свой долгий рассказ Яга, а Гриша всё сидел на крылечке такого необычного дома и понимал, что ему очень повезло оказаться именно здесь.
 
katyaДата: Воскресенье, 21.12.2014, 01:08 | Сообщение # 49
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Очень интересные главы! Спасибо! Ягу только жалко. Это не родители, а изверги какие-то. Выгнать маленького ребёнка на улицу, можно сказать, что послали её на смерть.
 
staniaДата: Понедельник, 22.12.2014, 16:14 | Сообщение # 50
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 14. Сожжён, но не мёртв.

Проходило время. Гриша учился и в школе, и у нечистых, общался с другими маленькими волшебниками, ходил в походы с друзьями и даже без них (очередной подарок на его день рождения), шил всё новые наряды, и теперь не только для себя, но и для своих друзей-девочек, которым понравились его платья.
В общем, не происходило ничего необычного. Но вот настал новый год. Отпраздновали его, как обычно, с размахом, даже предложили Гриши пригласить в гости его школьных друзей, но он отказался. Однако мальчика не отпускало странное чувство. Ощущение ожидания, будто что-то снова должно произойти. Он некоторое время думал об этом, пока не понял, что на прошлые празднования услышал истории двух из его старших друзей. Может поэтому ему казалось, что в этот раз кто-нибудь тоже решиться рассказать.
Как выяснилось на следующее после новогодней ночи утро, мальчику не казалось. За столом сидел Кощей, явно дожидаясь своего воспитанника.
- Я заметил, что Леший и Ягуля рассказали тебе как они стали нечистью. Причём, оба рассказа пришлись на день первого января. Я решил поддержать эту традицию, - начал он.
В своё время я был именитым учёным. Я занимался многими исследованиями и написал немало книг на самые разные темы. Мне было интересно очень уж многое. И, как ни странно, я преуспевал, за что бы ни брался. Как и ты, я тоже был полиглотом и учил языки с удовольствием, тем более, что книги древних учёных были написаны на их родных языках.
Я был теоретиком, но мне этого вполне хватало. К тому же, я познакомился с отличными людьми, которые тоже были учёными, но только больше всё-таки практиками. Мы составили замечательную команду. Я занимался теоретическими выкладками, расписывая все этапы любых экспериментов. Записывал наблюдения наших исследований. В общем, занимался всей бумажной работой. А они, в это время, занимались всей практической частью работы.
Забыл упомянуть, что в нашей команде были не только маги, но и обычные люди с учёным складом ума, тянущиеся к новым знаниям. Мы не скрывали от них магию. Но занимались они всё-таки не магической наукой, в противном случае, в лучшем варианте, у них бы просто ничего не получилось, в худшем – они все могли погибнуть.
В то время, конечно, наука была плохо развита, поэтому мы не могли так сразу придумать что-либо новое. Приходилось проверять итоги прошлых опытов, тех, что проводились не нами и до нас. В конце концов, все сведения, получаемые из книг, были довольно субъективны. Более того, несколько разных учёных могли описать совершенно разными понятиями одно явление, что, кстати говоря, довольно часто происходило. Нам, вернее мне, приходилось выискивать однотипные эксперименты прошлого, чтобы объединить их в один, наиболее удобный. Но при этом иногда всё равно оказывалось, что некоторые я всё же упустил. Приходилось вновь ставить эксперимент, добавляя или убирая некоторые детали, описанные в очередной найденной книге.
Моя библиотека пополнялась каждый раз, как только я мог дотянуться до очередного источника знаний. Хотя в то время попадались и подделки, и лженаучные книги, - я скупал всё, до чего мог дотянуться. И у меня была на тот момент одна из самых лучших коллекций книг в мире, даже если сравнивать с некоторыми не частными библиотеками. У меня же были книги не только учёных умов, но и книги об искусстве, например.
Долгое время дела шли отлично. Мы работали сообща, делали новые открытия и подтверждали старые. Мы открыто называли друг друга братьями и гордились этим. Мы были единой силой, двигающей наш мир в будущее. Мы верили, и нам верили. Это было прекрасно. Но всё: и хорошее, и плохое, - когда-нибудь заканчивается. Закончилось и наше время, но мы об этом ещё не знали. Не в наших силах было предсказать будущее, да мы и не пытались. Хотя может и зря.
Я нашёл одну древнейшую книгу, описывающую способ найти бессмертие. И для магов, и для неволшебников. Это показалось мне странным, но я был твёрдо вознамерен провести все необходимые эксперименты, как и моя команда. Ради этого мы даже объединили усилия. В процессе участвовали и маги, и обычные люди.
Сначала, правда, мне пришлось досконально изучить и перевести ту книгу, но на это ушло не так уж много времени. Вся трудность заключалась в том, что многие слова могли быть переведены по-разному, имея чуть ли не прямо противоположное значение. Пришлось после перевода проводить множественные эксперименты, дабы узнать что именно имелось в виду под значением того или иного слова. Вот это заняло уже долгое время, несколько лет. Особенно если учесть, что от других экспериментов мы тоже не отказывались.
И вот, спустя девять долгих лет, были, наконец, выработаны три основных «рецепта» одного ритуала, дарующего бессмертие. Но приниматься за их исполнение мы не спешили. В книге чётко и ясно говорилось, что если что-то будет сделано не так, последствия будут более чем ужасны. Душа человека, участвующего в неправильном ритуале, разрывалась на части и погибала. Такого никто из нас не желал. Поэтому мы вместе стали думать, что же в нашей ситуации можно сделать, приостановив на время изыскания. Занимались другим, надеясь, что кого-нибудь осенит какая-нибудь идея.
Время проходило, но никто так ничего и не мог придумать. Я тогда не знал, что за моей спиной мои верные друзья, обуреваемые жаждой бессмертия, начали говорить о том, что я наврал о предупреждении из книги. Будто никакого предупреждения не было, и я сам его придумал для того, чтобы получить вечность одному, не делясь с ними. Я так и не узнал, кто же начал эти разговоры, но то, что они начались довольно скоро, после приостановки эксперимента – факт. А я и не подозревал об этом.
Я всё думал о самом ритуале, и что-то мне в нём всё больше не нравилось, но я так и не мог понять что. Интуиция словно вопила об опасности каждый раз, когда я перечитывал выводы и наблюдения нашей группы. Может поэтому я стал искать больше сведений о самой книге.
Мне улыбнулась удача лишь через год, после того, как был приостановлен эксперимент. В соседний город, по моим сведениям, привезли новую партию книг. Недолго думая я сразу же отправился туда, посмотреть и что-нибудь выбрать для пополнения моей библиотеки. Я, как обычно, зарылся в различные фолианты, выискивая те, которых у меня ещё не было. От этого занятия меня ничто не могло отвлечь, и продавец хорошо это знал, поэтому и не трогал меня в течение долгого времени. Я же отыскал несколько книг, которых у меня не было. И тут я увидел древний фолиант, веявший знаниями. Бережно взяв его, я стал пролистывать страницы, внезапно моё внимание привлекла одна картинка. Картинка, изображающая основу ритуала, точно такого же, какой мы собирались проводить. Ритуал бессмертия. От волнения я уселся прямо на пол и, перелистнув на самую первую страницу, принялся внимательно читать.
Эта книга оказалась дневником учёного, решившего провести тот самый ритуал, но не на себе, а на другом человеке, который знал, на что идёт. Подопытный был болен смертельной болезнью, поэтому согласился на непроверенный эксперимент.
Книга в основном описывала прострационные рассуждения учёного, буквально обмусоливавшего каждую свою мысль. Но это не помешало мне найти действительно важную информацию. Появилась она, естественно, уже к концу книги. Автор не описывал сам ритуал досконально, хотя мне и удалось почерпнуть несколько деталей, определяющих выбор правильного варианта ритуала. Но, самое главное, что учёный описывал последствия.
Ритуал действительно дарил бессмертие, но такое, какое никто бы не захотел. Человек, прошедший ритуал, рвал свою душу на несколько частей. А потом из этих частей появлялись они – Душегубы – если мне удалось правильно перевести то слово. Эти существа и правда были бессмертны, но они уже далеко не были людьми. Чувствуя ущербность своей души, они пытались её дополнить, вытягивая из окружающих их людей радость, счастье и другие положительные чувства и эмоции. В конце концов, произошло самое ужасное, что могло случиться. Один из Душегубов выпил человека до дна, высосав душу жертвы.
Учёный в тот момент испугался и попытался уничтожить этих тварей. Долгое время у него ничего не получалось, пока наконец он не смог создать специальное заклинание, уничтожающее их тела.
Через пару лет он как раз заканчивал писать свои наблюдения и выводы в эту самую книгу, как вдруг кое-что произошло. Не знаю уж как именно, но на последней заполненной странице впопыхах были написаны всего несколько строчек.
«Они приближаются ко мне. Мне так и не удалось их уничтожить, они возродились. Я уже вижу их белёсые тонкие руки, которые они протягивают ко мне из-под своих чёрных плащей. Я погиб».
В их описании мне кое-что показалось очень знакомым. Невероятно, но это было правдой, они оказались Дементорами – стражами нескольких тюрем, известных в магическом мире. Самые страшные на свете существа, как выяснилось, когда-то были людьми. Людьми, прошедшими тот чёртов ритуал.
Я вскочил на ноги, не замечая даже усталости и затёкшего тела. Во мне горело отвратительное предчувствие. Да уж, на сей раз мои исследования зашли в такую область, когда неудавшийся эксперимент оказывался предпочтительнее удавшегося. Но моя интуиция никак не давала мне покоя, будто что-то происходит прямо сейчас, и если я не поспешу, всё закончится печальней, чем кому-либо хотелось.
Дурак я, в свою интуицию я верил не сильно, поэтому решил проигнорировать её. И я остался перебирать книги, откладывая некоторые для себя, как и ту про ритуал, вместо того, чтобы пойти и сделать то, что требовала моё шестое чувство. Я пробыл в магазине ещё несколько часов. В общей сложности получилось примерно двое суток. Двое суток, вместо одних, которые я оканчивал чтением того фолианта-дневника. На самом деле, я и дольше бы остался там, но под конец всё же решил послушать так и не утихающую интуицию. Я не торопился. Собрал выбранные книги, подошёл к продавцу, заплатил сколько нужно и немного сверх того и только после этого отправился домой. Как же я в последствии жалел, что не сделал этого раньше!
В доме было подозрительно тихо, но я старался не придавать этому значения, хотя по спине и пробежал холодок. Не глядя, я поставил свёрток книг на стол и обошёл весь дом, пытаясь найти моих друзей. Тех нигде не было. В голове возникла ужасающая мысль. Я всё ещё мог чувствовать их ауры, поэтому они не могли быть где-либо далеко. Оставалось лишь одно место, которое я не проверил: ритуальный зал. Я спустился в подземелья, пытаясь уговорить себя в том, что они проводят другой ритуал, но в глубине души уже знал точный ответ. Они решились стать бессмертными, не дожидаясь окончания исследования, и, не ставя меня в известность.
Я ворвался в ритуальный зал, снеся зачарованные двери, будто их и не было. Мои друзья-учёные действительно проводили тот самый ритуал. И самое плохое заключалось в том, что нечаянно они выбрали правильный его вариант.
Мысли в голове в панике метались, пытаясь найти выход из этой ситуации. Участникам ритуала, среди которых я узнал всех, с кем работал, оставалось прочесть последние слова и окропить своей кровью пентаграмму, и ритуал был бы закончен. Срочно надо было что-нибудь сделать, иначе…
Вдруг всплыло воспоминание о дневнике того учёного, одно из его прострационных замечаний содержало в себе здравую мысль. Чтобы ритуал не состоялся, достаточно было изменить хоть самую малейшую деталь. Я решился и поджёг пол с нарисованной на ней пентаграммой. Успел в самый последний момент, когда первые капли крови ещё не успели достичь пола.
Моё волнение было столь сильно, что я не рассчитал последствия своих действий. Энергия, собранная ритуалом, высвободилась и подпитала моё заклинание огня. Обычный огонь превратился во всепоглощающий адский жар, который я не мог сдержать. Всё вокруг вспыхнуло за считанные секунды, послышались леденящие кровь крики разрываемых на части душ людей, участвовавших в ритуале. С каким-то нелепым удивлением я услышал и свой голос, вливающийся в голоса других. Моя душа не рвалась, но огонь уже начал поглощать моё тело. Задыхаясь от безумной боли, я собрался с остатками сил и попытался выйти. Ничего не получалось, но моё желание жить было столь сильно, что сама магия услышала это.
Я очнулся уже на границе нашего «сказочного» леса, пусть тогда ещё и не знал об этом. Магия ласково прошлась лёгким ветерком по моему измученному обожжённому телу, дарую свободу от сильнейшей боли. Послышался её нематериальный голос, шептавший о том, что я теперь бессмертен, как и хотел когда-то. Когда-то, но не сейчас. Не тогда, когда я потерял всё и всех.
Кощей устремил свой взгляд прямо на солнце, скрывающееся за кромкой верхушек деревьев. А Гриша про себя решил никогда-никогда не связываться с непроверенными знаниями. Книги – не истина в последней инстанции.


Сообщение отредактировал stania - Понедельник, 02.03.2015, 23:22
 
katyaДата: Вторник, 23.12.2014, 00:38 | Сообщение # 51
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Интересненько! Спасибо!
 
staniaДата: Среда, 24.12.2014, 19:06 | Сообщение # 52
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 15. Первые сёстры.

- Всем привет! – спустя целые зимние каникулы Гриша был очень рад увидеть своих школьных друзей.
В ответ послышались не менее радостные приветствия. Ребята кучковались вечно перемежающимися группками. С появлением маленького и такого необычного мальчика ученики всех классов узнали друг друга намного лучше, найдя больше единомышленников. Поэтому ребята переходили из класса в класс, когда это, конечно, позволялось, т.е. во время перемен и после занятий, если кто оставался. Так что в одном классе можно было найти и учеников этого класса, и даже учеников более старших.
Гриша быстро влился в одну из таких групп, приветствуя друзей. Однако, уже через минут десять оказалось, что он успел поздороваться со всеми в этом классе, поэтому он пошёл в другие. После каникул все пришли намного раньше, чем обычно, как раз, чтобы успеть всех поприветствовать и переброситься парой фраз, назначая послешкольные встречи.
Когда прозвучал звонок, призывающий учеников на урок, ребята уже чинно сидели на своих местах, не суетясь и не разговаривая.
- Всем доброго утра, - вошёл в комнату их классный руководитель, - К нам в класс перевелись новые ученицы. Прошу. Это Василиса-Прекрасная и Василиса-Премудрая Моревны. Надеюсь, вы подружитесь.
Гриша внимательно посмотрел на новеньких, что-то неуловимо тянуло мальчика к ним. Девочки чувствовались родными, что было, по меньшей мере, странно.
Тёмные карие глаза, обрамлённые длинными чёрными ресницами. Чёрные блестящие волосы, заплетённые в две косы, украшенные жемчужинами. Смуглая золотистая кожа. Сёстры явно были индианками.
Гриша решил после урока поближе познакомиться с новыми ученицами. Василисы тоже сразу приметили необычного мальчика и тоже решили после урока поближе с ним познакомиться. Им очень понравилось платье, которое тот надел сегодня, и девочки хотели выяснить, где он такое купил.
- Привет, я Гриша, - подошёл он на перемене, - Давайте я провожу вас к следующему кабинету?
- Конечно, будем рады, - ответила за двоих одна из сестёр.
Не зная с чего начать разговор, слишком много уж было мыслей, ребята так и прошли в молчании весь путь. Но перед самым звонком они сумели договориться, что встретятся после всех уроков, тогда и смогут нормально пообщаться, не будучи стеснены во времени. Окончания занятий все трое ждали с нетерпением.
- У вас ведь есть немного времени перед тем, как надо будет вернуться домой? – спросил Гриша, собирая вещи после уроков.
- Да, наши родители предполагали, что нам захочется пообщаться с нашими новыми соучениками, поэтому разрешили задержаться после уроков, - по мнению мальчика, это ответила Василиса-Прекрасная, хотя он ещё не мог точно сказать, кто именно из них кто.
- Напротив школы есть уютное кафе, в котором часто собираются ученики, да и учителя тоже. Можем пойти туда.
- Было бы неплохо.
- Итак, - устроившись за столиком, отгороженным символической стенкой, продолжил Гриша, - Мне интересно, кто из ваших родителей русский, если это не секрет.
- Отец, - хором сказали девочки.
- Хотя он и не совсем русский, конечно, - продолжила, кажется, Василиса-Премудрая, - Он морской царь, как-никак, поэтому трудно считать его какой-либо одной национальности.
- Царь Поддон, что ли?
- Он самый.
- А разве у него не одна дочь была?
- Ну, понимаешь, он ведь бессмертный. Вот и получается, что дочерей у него, на самом деле, очень много.
- Было, - вставила другая сестра, - Сейчас только мы. Мы, в смысле его дочери, рождены обычно бываем от простых людей или магов, поэтому и не обладаем бессмертием.
- И пока ни одна из нас, - подхватила мысль первая, - не захотела стать вечной.
- А ваша мама? Индианка?
- Да, - не стали они отпираться.
- Отец тогда был в Индии, притворялся богатым вельможей по имени Шахрияр Чеданиз.
- Забавно, что нашу маму зовут Шахерезада Наиллари. Будто по заказу, - обе сестры засмеялись, переглянувшись, вскоре к ним присоединился и Гриша.
- Нарочно не придумаешь, - сквозь смех выдавил он, хотя, казалось бы, чему смеяться? – А как вас зовут в Индии? Не думаю, что там вас могли назвать такими именами, тем более одинаковыми.
- Твоя правда, - сказала Василиса-Премудрая, - Меня назвали Парвати Гирираджапутри, в честь супруги бога Шивы.
- А меня, - продолжила Василиса-Прекрасная, - Падмавати Лакшми, в честь богини счастья и изобилия.
- Но ты можешь звать нас Прекрасная и Премудрая, - вместе закончили они.
- Хорошо, - серьёзно кивнул мальчик.
- А скажи, - Падмавати, как отметил про себя Гриша, - где ты купил такое платье? Оно очень красивое.
- Нравится? – расплылся он в улыбке, - Я его сам сшил.
- Сам? – недоверчиво воскликнули сёстры.
- Да, - гордо, - Научился шить ещё в шесть лет. А после только совершенствовал свои навыки.
- А мне интересно другое, - прервала диалог об одежде Парвати, - Почему мы так сразу рассказали тебе всё о нашей семье? Раньше мы не отличались такой открытостью с почти незнакомыми людьми.
- Да? Ну, может потому, что я не человек?
- Как не человек? А кто тогда? – хором спросили девочки.
- Нечисть – я, нечисть. И живу у Ягули в «сказочной» лесной чаще.
Гриша, сам того не замечая, стал рассказывать о своей жизни. С самого начала, со своих первых воспоминаний, и до этого момента. Конечно, он сократил историю до минимума, иначе ушло бы много времени. Его не погладили бы по головке, если бы он настолько задержал новых учениц.
- Странно. Я, вообще то, тоже не отличаюсь желанием раскрывать грани моей жизни. Особенно детали до моего переселения в лес, - закончил Гриша свою небольшую речь.
Все трое переглянулись, в их глазах светилось недоумение. Но пока они решили не поднимать больше эту тему. Ко всему прочему, пора уже было расходиться по домам, что ребята и сделали.
- Увидимся завтра, - попрощалась троица.
Гриша внимательно проследил за тем, как сёстры, воспользовавшись порт-ключом, переместились, и со спокойной душой отправился прямиком к окраине городка, в котором находилась школа, в небольшой лесок. Оттуда можно было пройти прямо в его лес. Выход-портал находился в одном из старых деревьев с большими корнями, нависающими с одной стороны над маленьким обрывом, высотой всего в рост человека, и образующими арочный проход.
Напевая под нос что-то весёленькое, мальчик вышел на поляну перед избушкой и остановился как вкопанный. Перед ним стоял морской царь и общался с Ягой и Лешим.
«Какое совпадение, - подумалось ему, - Только что общался с его дочерьми».
Возникает вопрос, как он узнал, что это и есть морской царь? Нет ничего проще. Если видишь статного мужчину с длинными волосами, будто из воды, хотя если приглядеться, то и правда из воды. Так вот, если видишь такого человека, как-то сразу понимаешь кто перед тобой. По крайней мере, у Гриши не было никаких сомнений по этому поводу.
- А это, стало быть, Григорий, - отвлёк мальчика от раздумий Шахрияр, - Рад знакомству, молодой человек.
- Взаимно, царь Поддон. Или мне лучше называть вас Шахрияр Чеданиз? – невинно поинтересовался Гриша и рассмеялся, - Ваши дочери попали в мой класс. Мы с ними, кстати, задержались после школы: хотелось побеседовать.
- Занятно, - протянул морской царь, окидывая взглядом мальчика, - Занятно, что дочери мои так сразу соизволили сказать об этом нечистому, которого только удосужились встретить.
- Да, нам это тоже показалось странным. Я ведь тоже про себя многое рассказал. Уж не знаю, в чём дело, но я сразу почувствовал к ним симпатию. Нет, не просто симпатию. Василисы ощущались как что-то родное. Интересно, с чего бы это?
- Ну-ка постой, маленький, - засуетилась вдруг Яга, - Обожди минуту, я сейчас.
Она рванула в избушку и уже через несколько секунд была вновь на поляне, протягивая мальчику флакон с какой-то настойкой. Гриша, недолго думая, принял его и выпил всё содержимое, раз Яга не говорила что-либо обратное. С минуту ничего не происходило, как послышались удивлённые вздохи. Мальчик опустил взгляд на грудь, куда все остальные и смотрели, и увидел два золотых луча, исходящих от его сердца. Он в недоумении поднял глаза.
- Новые Хранители, - благоговейно прошептала ведьма.
- Хранители Вечности, - поддержал Шахрияр, - Никогда не подумал бы, что рождённые от меня смогут всё же достойными быть.
- Молодец, Гришка, - похвалил его неизвестно за что Леший, - Вырос ужо таки. А там, глядишь, и опыту, ето, поднаберёшься, и нас сменить сможешь. Молодец!
- Я ничего не понял, - как-то потерянно сказал мальчик, хлопая глазами.
- Мы не просто нечисть, маленький, - Яга обняла его и потянула присесть за стол, - Мы – Хранители Вечности. Мы бессмертны, и самим своим существованием обеспечиваем баланс магии в мире. Сама Магия так решила. Первым был Леший, как ты помнишь, потом я, потом Кощей и Кика, и Змей Горыныч тоже, и дед Мороз, и другие.
- И морской царь?
- И я тоже, молодой человек.
- Все мы появились очень давно, - продолжила ведьма, - И все мы, кроме, разве что, царя вон морского, были раньше обычными людьми. Мы, конечно, есть друг у друга, но… Тяжело так долго жить, очень тяжело. А ведь мы и раньше пытались найти учеников, которые со временем смогли бы нас сменить, но, увы и ах.
- Мы, ето, переродились. Мы больше не обычные люди, - вступил Леший, - Но память таки осталась ещё. Слишком ужо долгонько мы живём.
- А я здесь причём? Вернее, как вы поняли, что я могу вас сменить?
Яга, не говоря ни слова, выпила такую же настойку, и через минуту сияющие разноцветные лучи потянулись от её сердца к её друзьям. Два луча, сине-зелёный и травянисто-зелёный, оканчивались перед здесь же стоящими Лешим и Шахрияром. Остальные улетали в разных направлениях.
- Настойка не подействовала бы, если бы мы не были Хранителями, - объяснила ведьма, - Видишь, у меня лучи идут разного цвета, а у тебя, как помнишь были золотыми. Это означает, что связи не полные и не устоявшиеся. Со временем, когда ты найдёшь остальных, цвета изменятся. Кстати, поздравляю, Поддон.
- Благодарю, Яга. А теперь, прошу извинить. Мне необходимо сообщить сию радостную весть семье моей, из-за чего я вынужден покинуть столь приятную компанию. До встречи, мои друзья.
- До свиданья, - в разнобой ответили остающиеся, смотря, как морской царь растворяется в воздухе, чтобы собраться лёгкой тучкой и полететь домой.
- Я так и знал, что они особенные для меня, эти Василисы, - выдал Гриша, не обращаясь ни к кому, - А что теперь? Надо искать остальных?
- Нет, маленький. Придёт время, и вы встретитесь. Они сами придут, не зная, что шли к тебе.
- Ясно. А учить вы меня будете?
- Таки жеж мы тебя и так учим, - удивился Леший.
- Мне, как будущему Хранителю Вечности, наверное, надо знать что-то ещё, помимо прочего.
- Не, Гришка-малец, - рассмеялся лесовик, - Никаких особых знаний етот титул не даёт и не требует. Живи и учись, ето, как и раньше.
- Ладно, - сдулся мальчик, заставляя и Ягу смеяться, нечистым хорошо была известна жажда знаний младшего из них.
Про себя Гриша решил учиться ещё лучше, чтобы стать действительно достойным. Ведь учатся не только по книгам, и не только у учителей, правда? Тем более, теперь у него есть две сестрёнки, разделяющие его путь. Мальчик был уверен в том, что Василисы не оставят его и захотят обучаться вместе.
«Ягуля не будет против, если я буду приглашать их сюда? Нет, скорей всего, не будет».
С этими мыслями Гриша отправился делать домашнее задание, предвкушая лекцию Лешего, обещавшего рассказать ему сегодня после ужина о растениях, обитающих в более теплых поясах Земли.


Сообщение отредактировал stania - Понедельник, 02.03.2015, 23:29
 
katyaДата: Четверг, 25.12.2014, 01:52 | Сообщение # 53
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Спасибо!
 
staniaДата: Воскресенье, 28.12.2014, 18:08 | Сообщение # 54
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Острая нехватка времени, поэтому сорри. Пишу, чуть ли не по паре строк в день, на большее увы не хватает времени.

Пи.Си.: спасибо, что читаете!
 
staniaДата: Воскресенье, 28.12.2014, 20:24 | Сообщение # 55
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 16. История любви.

Теперь, после знакомства Гриши с Василисами, у мальчика было занято всё время. Надо было поучиться в школе и у своих наставников. Пообщаться со старыми друзьями: Ягулей, Кикой, Лешим, Кощеем, Морозом; с новыми: сёстрами; с хорошими знакомыми: ребятами со школы. Прогуляться по лесу с Серым. Забежать в гости к Боре. Помочь Степану с готовкой и подучить парочку рецептов заодно. Уговорить Шахрияра и Шахерезаду, отпустить их дочерей погостить у него летом пару недель. Прогуляться по лесу самому. Все дни были чуть ли не расписаны по минутам.
Летом, конечно, стало не так суматошно. Школьные занятия прекратились, по причине каникул, поэтому времени на остальные дела стало гораздо больше. Ко всему прочему, Гриша, наконец, дождался свободного времени, достаточного для походов с ночёвками, чему был очень рад. Мальчик договорился со старшими, чтобы ходить в такие походы с кем-нибудь одним из них. Порой они ходили с Лешим, порой с Серым, порой даже с Борей. Однажды, надеялся мальчик, он сможет пойти в похожий поход и один.
Время летело. Грише казалось, что дни просто пропадают неизвестно куда, так мало, по его мнению, он успевал сделать. Он уговорил Лешего создать небольшое озерцо неподалёку от их поляны и летом часто бегал туда купаться. Как же было приятно плавать кристальной лазури тёплых волн! Это оценил даже Кощей, который и плавать-то толком не умел, только лежал на спине, покачиваясь на волнах. Гриша даже сделал ему маленький плотик, на котором тот мог бы плавать даже на глубине, не боясь утонуть. Но чаще этим плотом пользовались Василисы, им нравилось с него прыгать в воду.
В этом году празднование дня рождения Гриши, которое странно почти совпадало с днём рождения Василис, растянулось на неделю. Ровно на неделю мальчик был старше сестёр, хотя это и спорный вопрос, ведь его настоящий день рождения никто не знал. Праздник вышел грандиозным, всю последнюю неделю июня молодёжь «отрывалась по-полной». Им, к тому же, было приятно получить, пусть и небольшие, но значимые подарки от всех своих друзей, коих было не мало.
А после этого время полетело ещё быстрей. И вот уже на носу новый год. И новая история. История появления Кикиморы.
Это было ещё в царские времена. Я родилась в семье небольшого помещика, имевшего земли в километрах от столицы. Он не был очень уж богат, но имел почёт среди более дальних помещиков, чем очень гордился. Я была единственной его дочерью, поэтому он отправил меня учиться в пансион в столицу, хоть это и было дорого. Он хотел гордиться мной. И я старалась его не огорчить. Училась лучше всех в классах, не ленилась. Учила французский, исправно читала литературу, писала благородные сочинения и лирические стихи. Затягивала корсеты и вздыхала по придворным юношам, как и остальные благородные девицы.
За исключением рукоделия, я не знала физического труда и не ведала, что жизнь может быть тяжёлой. Не скажу, что я была легкомысленной девушкой, но определённая лёгкость моего бытия тогда не вызывала у меня удивления, мне это было привычно.
В моё четырнадцатое лето я встретила вдруг необыкновенного юношу. Высокого статного умного и работящего. С золотистыми кудрями и синими, как небо, глазами, он притягивал к себе всех вокруг. И я не стала исключением. Я влюбилась в него, как только увидела. Не могла отвести глаз. Мечтала о нём по ночам. Моя матушка сразу поняла, в чём дело, но не стала ничего рассказывать отцу, а он даже не заметил, что со мной что-то не так, как обычно.
Чем ближе подступала осень, тем тяжелее становилось на моём сердце. Я опасалась разлуки с моим возлюбленным, пусть он о моих чувствах и не ведал. Но время неумолимо текло, и под осень я отправилась в пансион. Бессонными ночами я плакала в подушку, переживая горечь разлуки и терзая сердце его образами с другими девушками. Мне казалось, что он за это время найдёт ту, в которую влюбится, и я потеряю его.
Прошло пару месяцев, и я стала себя убеждать, что не должна быть с ним. С чего я это взяла? С письма, присланного мне отцом. Он договорился о моей помолвке с сыном нашего соседа-помещика. Тот был богаче нас, поэтому такой брак был очень выгоден отцу. Это заставило бы его гордиться мной. На новый год я должна была приехать навестить семью, и познакомиться с моим женихом. Отец писал, что, если я не понравлюсь парню, то он может расторгнуть помолвку, что для нас было бы невыгодно. Я должна была его очаровать. С тех пор, как я прочла письмо, я и начала убеждать себя забыть свою глупую влюблённость. И мне казалось, что получилось.
Когда тот самый юноша подбежал к карете, чтобы открыть дверцу и помочь мне сойти, весь раскрасневшийся на морозе, я снова не смогла отвести от него взгляда. Я даже задержала свою руку в его, не замечая этого. Слава высшим силам, что никто другой этого тоже не заметил. Никто, кроме юноши. Он улыбнулся мне и чуть сжал мою ладошку, прежде чем отпустил. Сердце забилось так часто, что показалось, ещё немного, и оно выпрыгнет из такой тесной для него груди. Не знаю, какими силами, но я смога сдержать себя, не броситься на него.
Последующие дни превратились для меня в ад. Сын соседа оказался симпатичным образованным юношей, с которым было интересно беседовать. Он мне действительно понравился. Но также каждый день я видела и моего любимого. Он сразу разжигал в моём сердце пожар всепоглощающей любви, безумной страсти. Я терзалась этими чувствами. Я и влюблялась в своего жениха, и сгорала в любви к деревенскому юноше. А он, заметив мои чувства, лишь разжигал их ещё больше. Задерживался на мне взглядом, касался моей руки, при каждом удобном случае, часто появлялся у меня на глазах. Я не знала, что мне делать. Я терзалась. Я ждала окончания моего пребывания дома, как самого желанного события.
Наконец, мне пора было ехать в пансион. Я так радовалась этому, что почти ничего не замечала. Слишком поздно я поняла, что он подобрался ко мне слишком близко. Меня погрузили в карету, и только тогда я увидела, что он сидит рядом. Видимо моё лицо передало все мои чувства в тот момент. Он понял моё смущение и замешательство и сказал, что его снарядили проводить меня. Он мог, конечно, поехать вместе с кучером, но предпочёл моё общество, как он выразился. Конечно, он сказал не совсем так, но смысл был в этом. Дорога обещала быть ещё длиннее, чем обычно.
Я не знала, куда деться от смущения и стыда, а он рассматривал меня, вглядывался. Внезапно юноша встал и пересел ко мне, объясняя это тем, что сейчас довольно холодно, а он не может позволить юной барышне замёрзнуть и заболеть. Я только кивнула, не в силах произнести ни слова. Он, в ответ на это, придвинулся ко мне ещё ближе и обнял, заставляя замереть, чуть дыша. В такой панике я ещё никогда не была.
Всю дорогу я провела чуть жива. И окончание пути для меня было сущим благословением, но и сущим наказанием. Мне хотелось поскорее выбраться из таких горячих объятий, и мне хотелось навсегда остаться в таких желанных объятиях. В тот миг я поняла, что насовсем отдала своё сердце этому юноше и решилась на отчаянный шаг. Пока мы всё ещё сидели в карете, я быстро обернулась к нему и поцеловала, а потом, вся красная от смущения, выскользнула за дверцу и прошагала к пансиону.
Теперь я не могла дождаться будущего лета из-за невозможности видеть того, кого люблю. Время тянулось почти бесконечно, так мне казалось. Но, рано или поздно, всё проходит, прошла и весна, я вновь ехала домой. Мой любимый уже ждал меня у кареты, чтобы помочь забраться в неё. И вновь он задержал мою руку, чуть сжав её. И вновь он забрался внутрь, чтобы быть полезным барышне в дороге, как он сказал кучеру. Но на этот раз он сразу сел рядом и ласково взял меня за руку, даже коснулся губами ладошки. Я, не отрываясь, смотрела на него и подала вторую руку, которую он тут же бережно подхватил. Это было так волнительно, так одурманивающее приятно, что я вновь не выдержала и приблизилась к любимому, положив руки на его плечи. Юноша несколько секунд вглядывался в мои глаза, а потом взял и посадил меня на свои колени, заставляя смутиться, но и ожидать чего-то большего. Так мы и просидели всю дорогу до дома. Перед выходом я снова не удержалась и поцеловала его, быстро после сбежав. Я ещё не представляла, что ждёт меня этим летом.
Я стала чаще гулять. Выходила из дома утром, а возвращалась ближе к вечеру. И, конечно, это время со мной проводил мой любимый. Юноша, оказалось, знал много сказок и с удовольствием мне их рассказывал. Мы с ним уходили на лесную полянку, чтобы никто не увидел, садились, и он начинал рассказывать. Сначала он просто держал меня за руку, но потом во время сказки постепенно приближался и обнимал меня. Я млела от его прикосновений и, уже через несколько таких встреч, сама садилась поближе, а вскоре стала класть голову ему на плечо. И каждый раз он стал целовать мою руку, бережно и ласково, будто я его королева.
Этим летом к нам на пару недель должен был приехать мой жених. Я была обязана проводить время с ним, о чём я и сказала любимому. Юноша, казалось, сильно огорчился, но вдруг повеселел и зашептал мне на ухо, обдавая горячим дыханием. Он уговаривал меня сбегать к нему хотя бы по вечерам, проводить вместе пару часов. Он говорил, что теперь не сможет без меня, что я ему дороже всех на свете. И таяла от его слов и позволила себя уговорить. Ближайшие две недели показались мне невероятно захватывающими и волнительными.
В первый же день, после прибытия моего жениха, я с нетерпением и страхом ждала вечера. После ужина я, очень стараясь не шуметь, вылезла из своего окошка, благо моя комната находилась на первом этаже. Юноша уже ждал меня и принял в свои объятия. Ещё не стемнело, поэтому нам пришлось пугливо прятаться, чтобы выйти за двор. Но страх во мне перевесил, и я не смогла пройти дальше. Любимый не огорчился и предложил спрятаться прямо в дворовых постройках или в стогу сена. Мне показалось это странным и смущающим, но ужасно интересным, и я согласилась. Целый час мы молча лежали в стоге сена, обнимаясь. Я положила голову ему на грудь и слушала, как сильно бьётся его сердце. Он поглаживал меня по волосам.
Когда стемнело, мы вылезли на воздух и принялись стряхивать с себя травинки. Потом он проводил меня до моего окна и помог влезть обратно в комнату. А я ещё долго этой ночью лежала и не могла уснуть, мной владели приятные грёзы. Я решила, что на следующий день точно хочу повторить то, что было сегодня, но не на дворе, где нас могли найти в любую минуту, а подальше.
Юноше эта идея пришлась по душе. Он привёл меня на небольшое поле, расположенное немного в стороне от других. Там мы облюбовали самый большой стог и снова залезли внутрь. Я думала, что всё и на этот раз пройдёт также, но любимый меня удивил. Он не дал мне прилечь на него, а перевернул нас так, что сам навис надо мной. Он медленно приблизил своё лицо к моему и поцеловал. Поцеловал долго и страстно. Я задохнулась от жара и прикрыла глаза. Но юноша остановился и откатился на спину, притягивая меня к себе под бок. Но меня это уже не устраивало и я сама, подумать только, принялась его также целовать. Он ответил и вновь перевернул нас. Раньше наши поцелуи были так невинны и так коротки, не сравнить с этими, обжигающими сердце поцелуями.
Только через некоторое время мы смогли оторваться друг от друга. И любимый предложил сразу проводить меня до дома, хотя сегодня мы провели меньше времени вместе. Я хотела уже возмутиться, как он объяснил, что не сможет остановиться, если я останусь дольше. Я испугалась так неожиданно стать женщиной и согласилась пойти домой. Но потом всю ночь моё воображение рисовало мне, как это могло бы быть с моим любимым человеком. Я не выспалась и ужасно себя чувствовала, особенно из-за того, что узнала, что отец отослал несколько крестьян, в том числе и юношу, в соседнюю деревню на ярмарку.
Теперь я не могла его увидеть целых пять дней, из-за этого у меня окончательно испортилось настроение, и я сказалась больной и ушла в свою комнату. Только на пятый день я вышла к остальным, про себя ожидая появления повозки с моим любимым. Но приехали они только под самый вечер, и я заметила, каким уставшим выглядел юноша, поэтому не стала его тревожить, услышав краем уха, что все приехавшие уже легли спать.
Я сидела в своей спальне, готовясь ко сну, когда услышала стук в окно. Повернувшись, я увидела любимого и, не думая ни о чём, открыла окно, в которое он тут же влез. Юноша как-то жадно оглядел меня, и только сейчас до меня дошло, что я в одной лишь ночной рубашке. Смутившись, я хотела, уже было, накинуть на себя хотя бы халат, но он быстро подошёл ко мне и заключил в объятия, страстно целуя. Я поддалась, млея от прикосновений, и сама не заметила, как мы оказались у самой кровати. Он подхватил меня на руки и бережно положил, осыпая моё лицо и шею поцелуями.
Через несколько минут он словно опомнился и отскочил от меня, глубоко дыша. Юноша извинился и начал торопливо вылезать в окно, а я не знала, что делать, и на принятие решений, у меня было всего несколько секунд. И я, потеряв голос разума, вскочила с кровати, одним движением выскользнула из ночной рубашки, подбежала к любимому и прижалась к его спине, обнимая. Он напрягся и попытался отодвинуть мои руки, я сопротивлялась этому. Между нами завязалась небольшая борьба, и ему пришлось обернуться. Он застыл, смотря на меня, а я краснела под его пытливым взглядом, не смея поднять глаз, но настойчиво не отпускала его руку и не пыталась прикрыться. Вдруг меня подхватили его сильные руки и положили в кровать, а потом накрыли одеялом. Я перехватила одну его руку и положила её на свою грудь, отчаянно смущаясь. Этого хватило, любимый с коротким рыком откинул одеяло и навис надо мной, целуя и лаская. Эту ночь мы так и не заснули.
После этого, почти каждую ночь юноша пробирался ко мне в спальню, и мы проводили вместе чудесные часы. Но близилась осень и мой последний год в пансионе, после которого моя летняя свадьба с другим. Я уже не могла представить себя без любимого, и несколько месяцев вдали внушали мне ужас, как и предстоящая, пусть и через год, свадьба. Я не находила себе места, и он это заметил, стал расспрашивать и, наконец, уговорил рассказать в чём дело. Потом долго думал и предложил сбежать. Я с радостью согласилась, даже не представляя, что нас ждало, если бы мы сумели это сделать. Я ведь уже говорила, что совсем не знала физического труда?
Действуя согласно плану, я пораньше с утра собрала в дорогу припасов и пошла на место встречи на ту полянку, где мы проводили много времени. Замечтавшись о радужном будущем, я и сама не заметила, как оказалась там, присела и стала ждать. Прошло некоторое время, и я услышала невдалеке какие-то стоны. После всего произошедшего, я уже не смогла бы принять их за стоны боли, но мне стало настолько любопытно, что я не удержалась и тихонько подошла посмотреть. На соседней поляне какая-то деревенская девушка и мой любимый предавались плотским утехам.
Осознала себя я уже только стоя по пояс в трясине болота, которая затягивала меня всё глубже. Вот уже вода сомкнулась надо мной, а у меня в голове искрой вспыхнула мысль, что я надеюсь на счастье для моего любимого, пусть и с другой. Последний выдох, и мысль улетела. Очнулась я уже подводной жительницей.
- Запомни, малыш, - продолжила Кика после недолгого молчания, - Если тебя бросил парень, не раскисай! Найдёшь другого и ничего, сейчас с этим намного легче, чем в мою молодость. Никто не кричит, если вдруг невеста оказалась не девственницей. Хотя, конечно, лучше сразу выбирать на всю жизнь того, кто действительно будет с тобой. Ну, или как вариант, самой первой бросать этих козлов.
Болотница улыбнулась и потрепала Гришу по голове, оценив, что совет она давала, по сути, мальчику, а не девочке, коей он выглядит. Хотя бывают же и однополые пары, а он, со своим видом, явно придётся в таких к месту, поэтому и посоветовала.


Сообщение отредактировал stania - Понедельник, 02.03.2015, 23:38
 
zorinaДата: Воскресенье, 28.12.2014, 22:34 | Сообщение # 56
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
Огромное спасибо за продолжение такой чудесной истории!
 
katyaДата: Понедельник, 29.12.2014, 01:06 | Сообщение # 57
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Жаль Кику. weep Спасибо за проду!
 
staniaДата: Суббота, 03.01.2015, 12:37 | Сообщение # 58
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Дорогие мои читатели! Печально, но за эти последние несколько дней, я смогла подойти к компьютеру только сегодня, поэтому так долго ничего не писала. Прошу извинить меня за столь пренебрежительное отношение к вам, но, к сожалению, ещё несколько дней у меня, опять же, не будет достаточного времени, чтобы выкладывать новые главы. Увы и ах, я заложница обстоятельств. sad

Пи.Си.:Поздравляю с Новым 2015 годом!
 
Fayst25Дата: Суббота, 03.01.2015, 12:49 | Сообщение # 59
Подросток
Сообщений: 3
« 0 »
newyear Поздравляю всех с наступившим Новым 2015годом!!!! newyear

Большое спасибо автору за этот фик, flowers
на мой взгляд, он довольно необычный, но очень интересный. Читаю с большим удовольствием, и очень жду продолжения.

Отредактировано. Капслук запрещён. Размер шрифта более 11 - запрещён.



Юмор бывает блестящий и матовый. Последний доступнее...

Сообщение отредактировал Олюся - Четверг, 08.01.2015, 02:23
 
katyaДата: Воскресенье, 04.01.2015, 00:57 | Сообщение # 60
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Отредактировано. Флуд.

Сообщение отредактировал Олюся - Четверг, 08.01.2015, 02:21
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Нечисть - я, нечисть." (ГП/СС~слеш~R/NC-17~AU~макси~закончен)
Страница 2 из 5«12345»
Поиск: