Армия Запретного леса

Четверг, 27.07.2017, 17:46
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 3 из 5«12345»
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Нечисть - я, нечисть." (ГП/СС~слеш~R/NC-17~AU~макси~закончен)
"Нечисть - я, нечисть."
staniaДата: Суббота, 22.11.2014, 15:58 | Сообщение # 1
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Название фанфика:Нечисть - я, нечисть.
Автор: Я, конечно
Рейтинг: R/NC-17
Пейринг: ГП/СС, ПП/ВК, ПП/ГГ, ДМ/ГЛ, НЛ/ГГ
Персонажи: ГП, Баба-Яга, Леший, Кикимора, Кощей, Домовой и др.
Событие:
Тип: слеш
Жанр: АУ, приключения, полнейший ООС
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Маленький Гарри Поттер попадает в Россию, в лес. Там его находит местная нечисть. Он становится их воспитанником, они его семьёй. На его одинадцатилетие приходит письмо из Хогвартса. Мальчик решает поехать. Никто в Хогвартсе даже не представляет, что же их ждёт.
Предупреждения: Дамбигад, как водится.
Диклеймер: Всё, к сожалению, не моё, только фантазия.





Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.05.2016, 01:19
 
staniaДата: Вторник, 13.01.2015, 13:40 | Сообщение # 61
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 17. Кто такой Поттер?

Полтора года прошли без особо примечательных происшествий. Будто жизнь Гриши вошла в какую-то свою колею. Иногда ему это не очень нравилось, иногда он очень желал именно такого. Нельзя сказать, что его жизнь была скучной. Учёба, общение, походы. Он побывал даже в морском дворце у своих сестрёнок, успев за месяц облазить все окрестности и довести до нервного срыва нескольких провожатых. Василисы с удовольствием помогали ему в этом. Они вообще прочно вошли в жизнь мальчика, он признал их своими младшими сёстрами и не собирался отказываться от своих слов, каждый раз доказывая их делом.
Привычный порядок был нарушен неожиданным письмом, принесённым измученной совой и адресованным какому-то Гарри Поттеру. За столом собрались Леший, Кика, Яга, Кощей и Гриша. Они пытались разобраться в ситуации и подкармливали бедную совушку.
- Малыш, - внезапно озарило болотницу, - А ведь ты представился, как Гарри, при нашем знакомстве, помнишь?
- Думаешь, письмо мне? – удивился мальчик.
- Учитывая имя и английский язык, да. Скорей всего тебе, других Гарриков у нас не бегает. Открывай, что ли?
- Меня, если это точно я, приглашают учиться в школу магии и волшебства Хогвартс, - закончив чтение, сказал Гриша и уставился на старших друзей.
- Хогвартс, говоришь? Не очень хорошее учебное заведение, - задумчиво проговорил Кощей, - Уровень знаний преподаётся почти минимальный, разделения по способностям нет, никаких специализированных предметов вообще не преподаётся, за исключением прорицаний. Почти самый худший вариант. Но стоит узнать, что и как, а потом уже решать, что делать.
- Что, придётся ехать в Англию? – мучительно вздохнул мальчик, - И, наверное, прямо теперь, а я так надеялся на совместный поход! Василисы приглашены, еле уговорил их маму отпустить их.
- Не канючь, малец, - погрозил Леший, - И без тебя можем, ето, разобраться. Так шо мы с тобою пойдём в поход, а Кика с Кощеем разберутся шо тама к чему, покеда нас не будет.
Вышеназванные одобрительно кивнули, соглашаясь с предложением лесовика.
- Но, если вдруг что, малыш, - сказала Кика, - Ты пойдёшь с нами после. Может быть, такое и понадобится. Но не переживай, после своего особо важного похода, когда вернёшься.
- Хорошо, Кикуля, - преувеличено серьёзно кивнул мальчик.
Через несколько дней вернулись и Гриша с Василисами и Кика с Кощеем. Отдохнув с дороги, взрослые начали краткий экскурс.
- Для начала, - вздохнула Кика, - Тебе, в самом деле, придётся поехать с нами в Англию, малыш, чтобы удостовериться, что Гарри Поттер действительно ты. В банке заправляют гоблины, и они могут определить: кто есть кто. Так что, первым делом, надо будет сходить к ним и провести проверку. Извини, малыш, придётся тебе всё же поехать туда.
- Далее, - продолжил Кощей, не предвещающим ничего хорошего, мрачным голосом, - Кто такой Гарри Поттер. Это национальный герой, о которого исчезнул их Тёмный лорд, - он поглядел на воспитанника, - История вырисовывается совсем неприглядная, если честно. Мы с Кикулей использовали все доступные нам способы, чтобы прояснить некоторые вопросы. Знаешь, малец, по всему выходит, что ты и есть этот Поттер, но я бы и врагу не пожелал быть им.
- Пришли мы, значит, с Кошиком на волшебную улицу, - начала Кика, когда бессмертный замолчал, - начали спрашивать что да как, и послали нас в этот их банк. Мы туда, тоже спрашиваем: пришло письмо на такое-то имя. Отвечают: раз пришло, значит, он и есть, но если сомневаетесь, можно проверку устроить. Спросили ещё, кто такой Поттер, ответили, мол, национальный герой, нужно больше информации, покупайте книги такие-то. Мы, понятное дело, в магазин покупать то, что нам озвучили.
- Ересь полная! Бред сивой кобылы! – прервал её Кощей, - Эти книги сами себе противоречат, не говоря уже о других, рассказывающий о том же. Пришёл в дом к семье сам Тёмный лорд, родителей убил, а малыша не смог. И это единственное, что в этих книгах сходится, но и только. Причём, это оказалось неправдой! Уж не буду вдаваться в подробности, как мы выясняли, но выяснили мы абсолютно другую картину произошедшего. Этот Том Риддл, он же Тёмный лорд Волдеморт, действительно пришёл в тот дом, атаковал родителей, но не убивал их, а вот ребёнка он, действительно, хотел убить. Уж, не знаю, что именно произошло, но тот младенец не умер, а тёмный маг исчез. После этого родители мальчика, так и не придя в себя, оказываются убиты, но уже другим магом. Дальше младенца забирают из дома и, не проведя никакой, даже малейшей, диагностики, отправляют к его тёте со стороны матери в мир обычных людей, - от избытка эмоций бессмертный захлёбывается и не может продолжать, нить монолога перехватывает Кика.
- Самое противное, что того мага просто подловили. Очередным пророчеством, как это и бывает обычно. Он, как дурак, повёлся на обманку и пришёл убивать потенциальную угрозу, даже не подумав, что подслушанное его шпионом может быть ложью. Постарался Великий Светлый маг на славу! Устроил ловушку, но не ожидал, что тёмный, и в самом деле, споткнётся о младенца. И, не придумав ничего лучше на тот момент, Альбус Дамблдор отдаёт ребёнка в обычный мир, где ему заведомо будет плохо, чтобы потом, когда он, великий и светлый, заберёт мальчика в мир волшебства, тот его боготворил бы. Придумывает хорошую историю и пускает её в массы. Теперь все уверены, что малыш одолел национального врага, а его родители героически погибли, - Кика выдохлась и кивком головы передала слово Кощею.
- С самим Тёмным тоже не всё понятно, - понятливо продолжил он, - Он точно не умер тогда, это мы выяснили абсолютно верно. Но, как и почему, пока не ясно. В книжонках этих говорится, что он использовал убивающее проклятие, одно из трёх непростительных. Вот только я не уловил в том доме ни малейших признаков смертельный эманаций, как должно бы. Выходит, что в том доме никто никого не убивал и даже не пытался. Отсюда возникают вопросы: куда на самом деле делись родители мальчика, действительно ли лорд хотел убить младенца, и что, вообще, в этой Англии происходит?! Боюсь, что разбираться в этом придётся тебе самому, малец, если всё-таки окажется, что ты Гарри Поттер. И боюсь, что ты Гарри Поттер и есть. Сожалею, - сочувственно потрепал по плечу мальчика старший товарищ.
- Погоди-ка, дядя Кощей, а разве ты не говорил, что родителей мальчика убили? – спросил мальчик, - А потом ты сказал, что не почувствовал никаких эманаций смерти, разве это не противоречит друг другу?
- Ты прав, малец, - одобрительно ответил тот, - Эманации смерти после убийства мага, тем более двух, ещё долго остаются витать в информационном слое атмосферы. Таких там не было, но по некоторым косвенным признакам я понял, что, скорее всего, там убили или каких-то зверей, или обычных людей. Скорее всего, для того, чтобы замести следы. Расследование ведь всё-таки проводилось. И, к тому же, использование убивающей магии в первое время, если проклятия достигли цели, ощущается одинаково, как если бы это были маги или обычные люди. Боюсь, я не знаю, что точно там произошло. Но с уверенностью могу сказать, что напавший первым тёмный маг действительно никого не убил, хоть и пытался один раз наверху, в детской. А чуть позже кто-то уже другой с абсолютно другой аурой силы действительно убил кого-то, но точно не магов.
Гриша на это только кивнул, всё ещё переваривая услышанное, и неосознанно присел поближе к Василисам, которые тоже слушали рассказ, в поисках поддержки и утешения. А сёстры уже решили про себя, что, если их друг окажется тем самым «национальным героем», они пойдут за ним и помогут всем, чем смогут, и поддержат во всём, как смогут. Все «сказочные» нечистые тоже твёрдо решили помочь мальчику, во что бы то ни стало, и чего бы это ни стоило. Они просто не могли не поддержать любимого ими всеми воспитанника и преемника, не имели права.
Ещё пару дней Гриша ходил, раздумывая над тем, что ему рассказали, а потом обратился к Кике с просьбой отвезти его в Англию, чтобы точно выяснить, он тот самый или не он.
Работники банка подтвердили, что мальчик и есть Гарри Поттер. Придётся ему во всём теперь разбираться. И первым делом, Гриша решил разобраться с семейными счетами и делами рода. Вот тут-то и выяснилось нечто невероятное: его опекуном считался сам Альбус как-там-его Дамблдор, и, более того, он активно тратил деньги на обучение, охрану и отдых мальчика, как выяснилось. Ни Грише, ни его сопровождающим, коими были, естественно, Кощей и Кика, это серьёзно не понравилось. Все трое пришли в бешенство. Это грозило перерасти в крупнейший скандал, если бы не Рагнок, директор банка, предложивший им официально подать жалобу в международный магический суд, собрав необходимые документы и воспоминания, а также пообещав, что нечистый на руку гоблин, отвечавший за ведение дел рода Поттер, случайно забредёт в нижние этажи запретного подземного лабиринта, из которого иногда выносят остатки мучительно умиравших существ, которым не посчастливилось там оказаться. Только эта кара, а также обещание всячески помогать в судебных разбирательствах и не только, смогло примирить нечисть с действительностью и на время утихомирить их крутой нрав. Рагнок заранее не завидовал тому, кто посмеет встать на пути этого маленького, похожего на очень милую девочку, мальчика. Он даже боялся представить, что случиться с этими несчастными, и очень надеялся никогда не попасть в их число, чему собственноручно активно способствовал.
Опекунами Гриши неофициально были признаны его наставники, никто, кроме гоблинов и нечистых, об этом не знал, и афишировать этот факт тоже не спешили. Потом Рагнок предложил свои услуги в качестве распорядителя капиталов рода и приличнейшую компенсацию, за моральный, так сказать, ущерб. Мальчик, переглянувшись с опекунами, согласился и очень скоро пожалел об этом. Гоблин достал абсолютно все дела, касающиеся денежных средств рода Поттер, и стал подробно их разбирать. К концу дня измотанный мальчик хотел повеситься или утопиться от запредельного количества информации, в которую ему пришлось вникать и, более того, понимать. Как же хорошо, что Кощей не обошёл Гришу во время их уроков с этой областью, и тот теперь мог хоть немного понимать, о чём говорит Рагнок.
После столь насыщенного ведением хозяйства дня мальчик заснул, как убитый, сразу после ужина, его не хватило даже не ежевечернюю обычную сказку. Оставалось надеяться, что следующий день не будет столь изматывающим. Как показала практика, всё было с точностью до наоборот.
С самого утра Грише с сопровождающими пришлось посетить множество магазинов всех мастей и типов для того, чтобы выбрать лучшие из предложенных товаров в каждой необходимой области. На многое они только и могли, что смотреть с отвращением, не понимая как то, что предложено, не покоится на дне помойки. Представленные вещи были, почти что, самого худшего качества, так что почти всё нечистые решили приобрести в других местах и даже других странах. За исключением, конечно, учебников, которые продавались только тут, хоть и вызывали у них брезгливые выражения лиц, поражая своим закостенелым и устаревшим стилем авторского написания. Кроме того они взяли ещё несколько книг, не входящих в список необходимых для изучения на первом курсе, но рассказывающих о мире магической Англии в целом и общем, а также о Хогвартсе, в котором Грише предстояло учиться. Старшие ещё пообещали мальчику и самим побольше узнать и о «неписанных законах» страны, и о школьных «заморочках».
В итоге, после очередной ночёвки в Лондоне, нечистые вернули домой Гришу и вновь отправились на острова, для добычи более полной информации. Мальчик в это время изучал предоставленную литературу и всё также разбирался в делах рода, ожидая появления старших друзей с полным и кратким отчётом, дабы не вести себя неподобающе или наоборот, если уж на то пошло. Те не заставили себя долго ждать, их никогда нельзя было упрекнуть в быстроте поиска необходимой информации. И самое главное, что никто из нечистых никогда не пользовался незаконными способами для этого. Невероятно, но факт: их вообще могли не заметить, выбалтывая секретную информацию кому-то совершенно другому и по собственной воле.
Гриша так пока не умел, но тоже был достаточно опытен по этой части, только другим способом. Он просто начинал ходить следом хвостиком и просить рассказать да объяснить. Его мастерство в этом достигло немыслимых высот: спустя уже пятую-шестую просьбу сдавались даже самые стойкие, - его личное достижение – Мороз, взявший его покататься в свои ледяные сани, причём летом.
Спустя пару дней Кика и Кощей вернулись и, немного отдохнув с дороги, начали ликбез мальчика. Ему рассказали о политической ситуации в стране, хотя он и мало что понял. Рассказали о факультетах в Хоге, сойдясь во мнении, что Хаффлпафф – лучший из возможных. И, конечно, рассказали о кто-то-там Альбусе как-там-его Дамблдоре. Он резко не понравился никому ещё в первое ознакомление, но сейчас их неприязнь сменилась твёрдым презрением к недоразумению, которое надо бы убрать, но не хочется руки марать о такое безобразие.
Сам Гриша, пока всё это делал и выяснял, не знал о том, что его подруги-сёстры Василисы заняты тем же. И они пришли в ужас от того, что удалось выяснить. Проникся даже их отец, которого, вообще-то, очень сложно чем-либо зацепить (слишком большой опыт во всех делах, бессмертие всё-таки). И сообща они решили, что девочки поедут обучаться в Хог, чтобы Грише было не так одиноко и, ко всему прочему, не так незащищённо. Василисы пока могли не много, но зато качественно и в такой области, в которой другие ничего не смыслят. Но самому мальчику решили пока ничего не говорить, чтобы тот не стал их отговаривать, вот он и был в неведении.


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.03.2015, 00:00
 
staniaДата: Вторник, 13.01.2015, 13:43 | Сообщение # 62
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 18. Новые знакомства.

Гриша прибыл на платформу за час до отъезда поезда. Он ни о чём не волновался и ни о чём не беспокоился. У него за спиной оставалась семья, готовая поддержать в любой трудный и не очень момент. Стоит только крутануть зачарованное яблочко по золотому блюдечку, как появится Ягуля или Кощей, или Кикочка, или Леший, или другие. Они его семья, в этом он не сомневается. Семья и наставники. Многому он научился за то время, которое провёл в лесу. Многое узнал. А сколькому ещё необходимо научиться, сколькому хочется. Гриша надеется на лес, что стоит рядом с волшебной школой Хогвартсом. Ведь каждый лес соединяется с другими по всей планете. И он, конечно, сможет отыскать проход. Проход в его родной лес, в родную «сказочную» чащу. Пусть он родился и не там, теперь там его дом.
Размышляя, Гриша ждал, когда приедет поезд. И вскоре тот появился. Громоздкий. Алый. Пыхтящий, как Леший в особо задумчивые моменты его жизни. Наконец, поезд остановился, и двери открылись, приглашая немногочисленных пока студентов садиться.
Через некоторое время на платформу стали проходить всё больше и больше студентов со своими семьями. Гриша, от нечего делать, решил понаблюдать за ними. Вот прошла мимо окна купе, в которое он сел, семья. Явно из простых людей, магглов, как их называли эти английские недомаги (по мнению всей нечисти, включая самого Гришу, ведь он уже был нечистым, пусть и недоучкой). Между обоих родителей шла девочка с двумя аккуратными косичками, уложенными вокруг головы. Это напомнило Грише причёски множества учениц из школы, в которую он ходил, и он решил обязательно подружиться с этой девочкой. К счастью, она решила сесть в этот же вагон.
«Возможно, она даже сядет в это купе» - надеясь на это, подумал он.
- Извини, здесь свободно? – та самая девочка стояла в дверях купе.
- Да, проходи, пожалуйста.
- Папа, сюда, - выглянула девочка в коридор.
И сразу подошёл крепко сложенный мужчина, с такими же ясными карими глазами, как и у его дочери. Он легко закинул на верхнюю багажную полку чемодан, не выглядящий очень уж лёгким. Затем он обнял девочку и быстро вышел, явно скрывая стоявшие и готовые пролиться из глаз слёзы. Зато в купе вошла женщина, как две капли воды похожая на девочку, только глаза отличались цветом. Она, в свою очередь, тоже обняла дочь (а то, что это была её мать, сомнений ни у кого не возникло бы). И также быстро выскользнула, не скрывая, правда, слёз, бегущих по щекам. Девочка крепилась и не плакала, в отличие от своих родителей. А, возможно, просто была перевозбуждена новыми ощущениями, поэтому и не плакала. Она помахала рукой в окно и села напротив Гриши.
- Я Гермиона, - представилась она.
- Гриша.
- Ты мальчик? – шокировано уставилась она на нашего героя.
И было от чего удивиться, ведь Гриша не признавал мальчуковой одежды и носил только девичью. Вот и сейчас на нем было надето белое с небольшими рюшами платье до колен, аккуратный передничек (как у Ягули с большими карманами), белые же ажурные гольфики и маленькие прелестные туфельки с красивыми бантиками. К тому же его волосы были достаточно длинны для того, чтобы заплести две косы длинной до талии (своими волосами он по праву гордился). Заканчивались обе косы шикарными большими бантами, а лоб со знаменитым шрамом прикрывал собственноручно расшитый платок, завязанный не как положено, а сзади под косами. Да, Гриша определённо был похож на прелестную девочку, а не на мальчика. Да и рост, и телосложение соответствовали более.
- Я мальчик, - уверенно ответил он на удивлённый вопрос.
- А почему ты? Впрочем, можешь не отвечать, - спохватилась Гермиона, коря себя за свой чересчур длинный язык, про себя, конечно.
- Мне просто не нравится одежда для мальчиков. Сама подумай. Как можно украсить такую одежду? Да, никак! А у девочек можно такого напридумывать! И, главное, очень красиво смотреться будет, - просто ответил Гриша, - У тебя очень красивые косички, сама заплетала? – внезапно перевёл он тему.
- Нет, не сама, - ещё больше удивлённая этим, сказала девочка, - Это моя мама. А сама я не умею. Пыталась научиться к учебному году, но ничего не вышло. Теперь даже не представляю, как буду там ходить. Наверно, придётся ходить с распущенными волосами.
- Что, хвостики тоже не получаются? – та только покачала головой, - Тогда я могу тебе помочь. Я умею.
- Ты меня научишь?
- Конечно! А пока сама не научишься, буду тебя заплетать, если не против.
- Да! – радостно воскликнула Гермиона, - Ты просто меня спасёшь!
- Будет, конечно, трудновато, если мы попадём на разные факультеты. Но, в таком случае, можно будет встречаться пораньше с утра.
- Ты права… т.е. прав, - она смутилась и замолчала, не договорив.
- Можешь обращаться ко мне, как к девочке, если тебе будет удобней.
- Да, спасибо, - слабо отозвалась та.
Больше смущаться было уже некуда и Гермионе хотелось провалиться под землю. Спасла её открывшаяся в их купе дверь. На пороге стоял полноватый мальчик, держащий в руке жабу.
- Простите, здесь занято? – почти неслышно спросил он.
- Нет, не занято, - обрадовалась девочка, - Я Гермиона, а это Гриша.
- Невилл, - ещё тише произнёс мальчик.
- Давай помогу закинуть сундук, - предложил Гриша и, не дожидаясь ответа, поднял вышеозначенную вещь на багажную полку.
Он пересел к Гермионе, предложив рукой Невиллу садиться на его бывшее место.
- К разговору о факультетах, - начал Гриша разговор, когда поезд тронулся с места, - На какой хочешь поступить, Гермиона?
- О, я читала, что сам Дамблдор, нынешний директор школы, учился на Гриффиндоре. Говорят, что это самый лучший факультет. Ещё хорош Равенкло. На него тоже неплохо было бы попасть.
- Ясно. А ты куда хочешь, Невилл?
- Я, наверно, на Хаффлпафф только и попаду.
- О, а я туда и хочу попасть.
Невилл удивлённо посмотрел на странного мальчика. Он никогда раньше не видел, чтобы кто-нибудь стремился на этот факультет.
- А, почему туда? – любопытство смогло пересилить его застенчивость.
- Потому что это самый дружный факультет. Потому что там деканом профессор гербологии. И, наконец, потому, что кухня находится очень близко от гостиной этого факультета! А растущим организмам надобно хорошо питаться, - припечатал Гриша.
Гермиона некоторое время смотрела на него, переваривая услышанное.
- С такой точки зрения там, и правда, лучше учиться, - задумчиво сказал Невилл.
- А я о чём!
- Вы серьёзно? – девочка никак не могла прийти в себя.
- Абсолютно, - отозвался Гриша, Невилл только покивал, - Программу всем дают одинаковую. Так почему бы и не руководствоваться такими мотивами?
- В этом ты прав, - нехотя признала Гермиона, - Но нельзя же думать только о своём животе!
- Начал он не с этого, - внезапно вступился Невилл, - Я тоже слышал, что факультет барсуков самый дружный. Это, по-моему, и стало самой главной причиной для Гриши, - уже тише, но всё же твёрдо закончил он.
- Нет, на самом деле. Главное, что наш декан – герболог, - спокойно сказал Гриша, - Смотрите, сколько плюсов у этого факультета. Мне, кстати, сказали, что только на этом факультете работает система помощи старшими младшим. И учебные группы тоже, хотя учебные группы скорее прерогатива воронов.
Все погрузились в раздумья, размышляя о словах мальчика. Вдруг дверь в купе распахнулась и громко хлопнула о стену. В проёме появились трое рыжих парней. Двое из них были близнецами и носили гриффиндорский значок на груди.
- А ну-ка, ссыпались отсюда, малышня! – хором произнесли они, - Давайте живее! Это наше купе!
Не желая влезать в какие-либо конфликты, Невилл и Гермиона быстро встали. Гриша хотел было возмутиться, но его первым вытолкнули из купе его же новые знакомые. Ему только и оставалось, что подхватить свои вещи и пойти вслед. Но он не забудет о таком вопиющем нахальстве. Нет, не забудет!
- Вот тебе и самый лучший факультет, - проворчал Гриша, - Нет-нет, я туда точно не пойду.
- Согласен, - немного потрясённо сказал Невилл.
Мальчики вдвоём уставились на Гермиону.
- Вынуждена согласиться с вами, - вздохнув, ответила она, - Но! Мы видели только двоих представителей. Не могут же остальные быть такими же!
- Тогда предлагаю пройтись и узнать. Всё равно нам надо найти новое место, - Гриша подхватил свой чемодан и хотел взять Гермионин, но Невилл его опередил.
- Хоть ты и мальчик, но выглядишь, как девочка, - немного ворчливо пробормотал он, - Поэтому не стоит брать два чемодана, не поймут, - и гордо прошёл вперёд, сопровождаемый тихим смехом юного нечистого.
После довольно долгих поисков, ребятам всё же удалось найти абсолютно свободное купе. К тому же за это время они смогли познакомиться со многими представителями разных факультетов. И да, большее дружелюбие проявили барсуки, как и представлялось Грише. Наконец, они сидели и могли спокойно обдумать сложившуюся ситуацию и решить, как сложится их дальнейшая жизнь. Сейчас на кону стояло слишком многое, чтобы просто отмахнуться от этого и пойти куда пошлют. Ну, а Гриша, уже давно для себя решивший, мог спокойно сидеть и размышлять о чём-то своём, поглядывая иногда на своих новых друзей. Да, они точно станут его лучшими друзьями, уж он об этом позаботится.
Внезапно в дверь постучали и тут же открыли. Нечистый не мог поверить своим глазам!
- Как? Что? – только и сумел он выдавить из себя.
- Ну, ты же не думал, что мы тебя бросим? А не сказали потому, что ты стал бы отговаривать. К тому же, без тебя будет не так весело в прошлой школе, - хором сказали до удивления знакомые мальчику сёстры.
Минуту Гриша просто рассматривал их, не находя слов, а потом просто махнул рукой, приглашая присесть рядом. Затем повернулся к своим новым знакомым, рассматривающим вновь пришедших.
- Знакомьтесь, это Невилл и Гермиона, надеюсь, мы с ними ещё станем хорошими друзьями. А это мои старые подруги, почти сёстры.
- Парвати, - перебила его Премудрая.
- Падмавати или просто Падма, - продолжила Прекрасная.
Гриша только немного удивлённо взглянул на них, но ничего по этому поводу не сказал.
- Рады знакомству, - хором произнесли сёстры и улыбнулись.
Им определённо тоже понравились новые знакомые. А те, в свою очередь, немного застеснялись по неизвестной для них самих причине.
- Очень приятно, - отмерла первой Гермиона, - А вы тоже хотите поступать на Хаффлпафф, как и Гриша?
- Конечно, - Василисы посмеялись про себя над произношением девочки имени их друга-брата, но серьёзно кивнули, - Мы очень дружны, как он и сказал, поэтому хотим быть вместе. А вы? Уже решили, куда хотите?
- Пока не знаю. Ты, Гриша, сумел зародить во мне сомнение по поводу моего раннего выбора. Я пока ещё думаю.
- А я пойду к барсукам, - тихо сказал Невилл, - Всё равно меня и так туда бы распределили. Так хоть теперь с друзьями легче будет.
Василисы улыбнулись и стали расспрашивать стеснительного мальчика обо всём понемногу. Ничего значащего, так, просто чтобы поддержать беседу.
В дверь вновь постучали. Оказалось, это тележка со сладостями, на что юные нечистые долго ещё возмущались, одновременно радуясь тому, что захватили нормальной еды с собой. Невероятно! Кто же кормит детей вместо обеда сладостями? Гермиона присоединилась к критике, родители-стоматологи как-никак. Невилл только слушал и молчал. Но в итоге оказалось, что у него с собой тоже есть приличный обед, который он и выставил к другой снеди на стол. Все с удовольствием поели, немного переживая за других будущих первокурсников. Но сошлись на том, что их родители, скорей всего, тоже собрали им с собой обеды и беспокоиться не о чем.
Ещё через некоторое время к ним в купе постучался прилизанный блондинистый мальчик, за спиной которого маячили двое «громил».
- Прошу прощения, - после оглядывания купе сказал этот мальчик, - Я ищу Гарри Поттера, он в этом году должен был поехать в Хогвартс. Вы его случаем не видели?
- Нет, - опередил всех Гриша, - не видели. Хотя мы обошли большую часть вагонов и купе. Не были только в самом первом, но там, насколько мне известно, едут только старосты, разве нет? К тому же, ты не думал, что он может добираться до школы другим путём, чтобы его, как раз таки, не затормошили с желанием познакомиться поближе? Я бы на его месте так и сделал.
- Разумно, - согласился, после минутного раздумья мальчик, - Я, кстати, Драко Малфой. Простите, что не представился раньше.
- Ничего, - опять ответил за всех нечистый, - Я Гриша. Рад знакомству.
Драко только кивнул, даже не удивившись или сделав вид, что не удивился.
- Это мои друзья - Парвати и Падма, - продолжил Гриша, те кивнули на свои имена, - Это мои хорошие знакомые и надеюсь в будущем софакультетники – Невилл и Гермиона. Присядешь? И, кстати, не представишь нам своих друзей?
- Это Грегори и Винсент, - сел Драко и подозвал крупных мальчиков зайти в купе.
Удивительно, но купе значительно увеличилось в размерах, чтобы вместить всех детей, которые этого даже не заметили, рассаживаясь.
- И на какой факультет ты хочешь пойти, Гриша? – еле выговорив непривычное имя, поинтересовался Малфой, - Я, например, считаю, что лучше Слизерина нет.
- Хаффлпафф, - гордо ответил нечистый, - Лучший факультет по нескольким причинам!
Незаметно, но очень эмоционально Грише удалось уговорить новых знакомых в своих убеждениях насчёт Хога. Теперь все из них хотели поступить к барсукам, как к самым лучшим.
Удивительно, но даже чопорный наследник рода Малфой горел желанием поступить на факультет трудолюбивых и верных, раньше которых считал даже хуже гриффиндорцев, которых не переваривал всеми фибрами души.
Его друзья Грег и Винс оказались немногословными, но умными мальчиками, только с первого невнимательного взгляда выглядящими «громилами с минимумом разума». Василисам очень понравилось с теми общаться, как, впрочем, и остальным. Ну а Грише, почему-то, сразу показалось, что девочки в будущем станут супругами этим достойным представителям магомира Англии.
Они, кстати говоря, первыми, за исключением Невилла, согласились с точкой зрения юного нечистого и решили поступать на Хаффлпафф. Про себя, конечно, чтобы не смущать своего родовитого друга, дорога которому только в Слизерин, иначе не поймут предки. Мальчики не знали, что тот вскоре тоже захотел стать учеником этого факультета.
Кого-то, да что уж там, строго говоря, абсолютно всех ждало в этом году самое удивительное распределение из всех когда-либо проведённых. И это только начало, они и не представляют какую головную боль получили себе вместе с мальчиком, от которого избавились неполных десять лет назад. Что ж пришла пора узнать, а Гриша в этом поможет. Он и его друзья, среди которых теперь были и наследники древних благородных родов.


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.03.2015, 00:01
 
staniaДата: Вторник, 13.01.2015, 13:44 | Сообщение # 63
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 19. Такое необычное распределение.

Морально устав от длинной поездки ребята, так до конца пути и не разошедшиеся в разные купе, с ужасом представляли длинное распределение, после которого им только и дадут поесть, а уж потом отправят по спальням. Чуть слышно вздыхая по несбыточной мечте оказаться пораньше в постелях, они выбирались из поезда и группой первокурсников собирались у огромного роста мужчины, заросшего пышной бородой. Тот громко подзывал их к себе и беспокойно оглядывался по сторонам, вглядываясь в лица мальчиков, пытаясь кого-то, как видно, отыскать. Но вскоре все собрались, а искомый так и не был найден. Охнув, как казалось этому великану, очень тихо, он приказал детям следовать за ним.
Тропинка, узкая и еле проходимая, никого не привела в восторг. То и дело то тут, то там слышались звонкие восклицания и последующие тихие ругательства. Но весь трудный путь был сразу забыт, как только дети вышли к большому озеру, в котором отражались огни большого волшебного замка. У всех вырвался вздох восторга и восхищения. У всех, кроме Гриши, который до сих пор пребывал в отвратительном настроении от нелицеприятной тропинки. Он точно видел, что старшие шли по хорошо освещённой широкой дороге к каретам, стоящим не так далеко, а им, почти малышам, пришлось проходить дикие джунгли какие-то! Тем более за тем, кто никак не может показаться таким уж вызывающим доверия. Кошмар! Что же будет дальше?
А дальше им надо было рассесться по утлым лодочкам по четыре человека. Да эти дохленькие судёнышки и одного еле выдержали бы!
- Надеюсь, все умеют плавать? – не выдержал Гриша, язвительно интересуясь в пустоту, - А то у меня не получается вообразить, что эти лодочки смогут нас перевезти через такое большое озеро, не распавшись на кусочки в процессе.
- Ты, эт, не дури, малыша. Этти лодки зачаровывала ещё сама Равенкло, так-то, - с лёгкостью перекрывая тихий гул перешёптываний, поднявшийся после слов юного нечистого, сказал великан.
- Вообще потрясно! Их зачаровывали тысячу лет назад. А после никто даже и не думал сменить ни сами чары, ни, тем более, транспорт. Великолепно! Уж извините, но мне эти тазики теперь ещё меньше нравятся в качестве транспорта. Я лучше так доберусь.
- Это традиция, вот, такая, вот, - запыхтел единственный взрослый, но не так уверенно, видя, как всё большее количество детей кивает вслед словам этой странной девочки.
- Ну, и плывите сами, раз традиция. Традиция топить новеньких, только поступающих. Ну а что, никто же не знает, сколько именно должно прибыть первокурсников, утонет парочку и ладно.
- Ты, эт, не говори так, малыша. Конечно, Дамблдор знает, сколько поступают. Дамблдор, великий он человек, всех помнит.
- Неужели, - ненатурально удивился Гриша, - Нас просто собрали на платформе, не пересчитали, не подождали кого, если он задержался. Просто пошли вперёд в полной темноте по непроходимой тропинке, где ноги переломать запросто. Сервис супер!
Василисы тихонько посмеивались на представление мальчика, но полностью соглашались с ним и первыми решили не ехать на этих лодочках, хотя плавать умели ещё до рождения: отец морской царь как-никак. За ними также решили и остальные спутники по купе. Гермиона плавать умела, но ей тоже не улыбалось, на ночь глядя, лезть в прохладную воду, особенно после изматывающего путешествия. Невилл плавать не умел, поэтому со страхом отступил. Драко последовал за ними и подал знак Грегу и Винсу, чтобы и те присоединились.
Уже через несколько минут небольшая в начале группа первокурсников выросла. К ним присоединились почти все, за исключением некоторых индивидуумов, пожелавших, видимо, отправиться всё-таки в небезопасное путешествие через озеро.
Великан стоял и растерянно смотрел на вверенных ему учеников, не зная, что делать в такой неоднозначной ситуации. Дети тоже стояли, всем видом показывая, что не поплывут на утлых лодочках. Гриша, про себя, конечно, потихоньку успокаивался, видя, что его поддерживает так много ребят, но на его лице сохранялось хмурое выражение. Он не собирался отступать от своей точки зрения и не позволил бы сделать этого друзьям, настоящим и будущим. Будь мальчик в лучшем настроении, когда только пришёл сюда, кто знает, может и сел бы в это судёнышко.
Молчаливое неравное противостояние могло бы продолжиться ещё долго, но вмешался случай. Вернее, вмешался запоздалый студент, увидевший необычное явление, как то, что первокурсники ещё не уехали и стоят на месте. Юноше стало любопытно, что произошло, и он подошёл узнать, в чём дело. В ответе на его вопрос все разом загомонили, пытаясь объясниться, чем подняли невероятный шум, в котором разобрать что-либо было невозможно.
- Так, стоп! Давайте начнём сначала, - прервал шум старший студент, - Я представлюсь: меня зовут Габриэль Трумэн, я староста факультета Хаффлпафф с пятого курса. Мистера Руберуса Хагрида я знаю. А теперь представьтесь вы, только по очереди, и только по именам, чтобы мы не застряли здесь навсегда.
Он указал рукой на ближайшего к нему первокурсника, молча предлагая представиться.
- Прошу прощения, - выступил вперёд Драко, - Но если мы все сейчас будем представляться, даже если только по именам, времени уйдёт много. Тем более, если учесть, что многие из нас уже знакомы друг с другом. Ко всему прочему, мы устали и очень голодны, а нам надо ещё пережить распределение, перед ужином. Подведя итоги, хочу сказать, что будет лучше, если от нас выступит один представитель, который сможет объяснить всю ситуацию. Предлагаю, если вы согласны, выбрать парламентёром Гришу.
Он вытолкнул юного нечистого вперёд, не давая кому-либо опомниться. Тот оглянулся и увидел растерянные лица. Что ж, похоже, ему придётся это сделать.
- Добрый вечер. Я Гриша, - он слегка присел в реверансе, - Мы здесь стоим, потому как случилось непредвиденное. Если никого не утомляя, в двух словах, то… Мы не хотим плыть на этих старых тазиках, держащихся на честном слове тысячелетней давности. Не все из нас плавать умеют, и тем более, не все хотят. Рядом с нашим проводником, мистером Хагридом, стоят ученики, которые решили, как видно, подвергнуть свою жизнь и здоровье риску. Остальные оказались, по моему мнению, более здравомыслящими. И да, если вам интересно, - он смотрел прямо на старосту, - начал это именно я.
Назвавшийся Габриэлем с минуту рассматривал будущих учеников, прежде чем широко улыбнуться.
- Понятно. В уставе Хогвартса говориться, что те из первокурсников, кто по какой-либо причине отказывается добираться до школы на лодке, может и должен поехать на карете, как и все остальные ученики. Прошу не беспокоиться мистер Хагрид, я прослежу, чтобы все из ребят, кто поедет со мной, благополучно добрались.
Он подозвал детей к себе и, прежде всего, пересчитал их, затем построил парами и, взяв двоих из первой пары за руки, стал небыстро продвигаться вперёд по вполне ухоженной дорожке, освещённой магическими фонарями. Гриша удовлетворённо выдохнул: теперь никто не упадёт и не сломает себе что-либо, - можно спокойно идти. Он, кстати говоря, пошёл самым последним, дабы уследить за тем, чтобы никто не потерялся вдруг по дороге. Слава высшим, этого не произошло.
Пока Гриша дожидался, когда ребята небольшой шеренгой двинуться вперёд, успел увидеть, как оставшиеся усаживаются в лодочки, опасно раскачивающиеся под ними, и отплывают. Ему подумалось, что эти славные представители младшего магического населения Англии, обязательно попадут в Гриффиндор. Ведь именно там и учатся такие безбашенные люди. Хотя кто знает, может, он не прав.
Размышления нечистого на эту, несомненно пустопорожнюю тему, прервал всё тот же старшекурсник, уже успевший пересчитать детей.
- Теперь рассаживайтесь в кареты, а по приезду дождитесь меня. Потом я проведу вас куда надо и объясню всё заместителю директора. Именно поэтому я и не советую вам уходить в замок без меня, ещё нарвётесь на взыскание, а оно вам надо? Нет? Вот и славно. Значит, все смирно стоят и ждут меня, я поеду последним, как только посажу вас. Вперёд.
Он указал рукой на стоящие неподалёку кареты, запряжённые фестралами, видимыми только юному нечистому, судя по перешёптыванию других ребят. Те удивлялись тому, что кареты безлошадные.
Без приключений добравшись до замка, первокурсники спокойно дождались Габриэля. Тот провёл их в огромный холл, потом мимо дверей, за которыми слышался приглушённый гомон многих голосов, и подвёл к неприметной дверке. Сделав знак стоять пока здесь, староста зашёл в эту самую дверь. Через пару минут он вышел и кивнул детям зайти внутрь. Там уже были другие первокурсники (те, решившиеся на плавание) и строгого вида дама, представившаяся профессором МакГонагалл. Она прочла небольшую лекцию о факультетах и ненадолго оставила детей.
Как ни странно, но почти никто не волновался перед распределением, как это было обычно. Призраки, не услышавшие взрыва перешёптываний после того, как ушла заместитель директора, незаметно выглянули из стены, в которой прятались, дожидаясь времени их появления. Они с удивлением заметили, что большая, за исключением отдельных личностей, часть учеников спокойно стоит и молчит. Переглянувшись, привидения уже хотели было начать всё-таки свой небольшой спектакль, но не успели. В это же время вошла профессор МакГонагалл и, ничем не выдав своего удивления по поводу новых учеников, повела их в зал.
Также спокойно дети отреагировали на шикарное убранство и зачарованный потолок, лишь негромко восхищённо вздохнув. Даже те, кто всё-таки поплыл на лодочках, прониклись общим настроением и не стали громко или словесно выражать свои чувства. И это стало первым удивлением преподавателей, а особенно директора Дамблдора, привыкшего к определённому шаблону поведения первокурсников.
А потом началось распределение, ставшее вторым и далеко не последним удивлением (даже не удивлением, а шоком), причём уже для всех. Ну, а кто мог ожидать такого? Даже сам Гриша никак не предполагал, что столько ребят изменят своё мнение и решат пойти на другой факультет.
А начиналось всё так неочевидно.
- Сейчас я буду называть ваше имя, вы подойдёте, сядете на табурет и наденете на голову шляпу, которая определит ваш факультет, - сказала МакГонагалл, - Начнём. Аббот, Ханна.
Никого не удивило, что шляпа сразу же отправила девочку к барсукам.
- Боунс, Сьюзан.
- Хаффлпафф, - тоже не удивительно, учитывая родословную, из которой все учились на этом факультете, за очень уж редким исключением.
- Браун, Лаванда, - продолжила профессор.
- Гриффиндор, - приговор шляпы, после минутного раздумья, и девочка отправилась к своем теперь уже столу.
- Броклхерст, Мэнди.
- Равенкло, - подумав, отправила шляпа.
- Булстроут, Милисента.
- Слизерин, - не удивительно, что шляпа, и секунды не пробыв на голове девочки, высказалась.
- Бут, Терри.
- Равенкло.
А после началось!
- Гойл, Грегори.
- Хаффлпафф, - ошарашила шляпа, через пару секунд, и не в последний сегодня раз.
Перечислялись фамилии и имена, но вот очередь дошла и до Гриши.
- Поттер, Гарри.
- Гриша, вообще-то, - поправила милая девочка декана Гриффиндора и уверенно подошла к табурету, вызывая у всех окончательный и бесповоротный когнитивный диссонанс (что бы это ни значило). Даже уравновешенная МакГонагалл неопределённо толи воскликнула, толи всхлипнула, толи ещё что. Не верилось никому, но девочка, тяжко вздохнув, сняла свою косынку, открывая лоб с прекрасно видимым шрамом-молнией. На что даже Драко уронил челюсть, поняв, с кем на самом деле разговаривал в поезде. И не он один, кстати.
- Иди-ка ты в Хаффлпафф, - шляпа впервые распределила первокурсника, даже не оказавшись на его голове, что привело всех в ещё большее удивление.
И пока никто не оправился, нечистый спокойно прошёл к своему столу и сел, под громовое молчание.
Под конец распределения абсолютно все сидели с глазами-блюдцами, а студенты даже перестали аплодировать, настолько ими завладел шок. И только профессор МакГонагалл, словно утёс спокойствия в бушующем океане, продолжала вызывать первокурсников по списку. Но да, она тоже, не меньше остальных была удивлена, хотя отлично это скрывала.
Подведя итоги, как говорил один нетипично распределённый барсук по имени Драко, можно сказать, что это распределение надолго запомнилось. Это, во-первых. А во-вторых, конечно, надо озвучить весь список, как говорится.
Итак, Слизерин: Паркинсон Персефона, Нотт Теодор и уже известная Булстроут Милисента.
Противоборствующий Гриффиндор: Браун Лаванда, О'Нилл Риона и Уизли Рональд.
Разумный Равенкло: Броклхерст Мэнди, Бут Терри, известные нам, и Турпин Лиза.
Ну, а остальные на Хаффлпафф: Ханна Аббот, Сьюзан Боунс, Грегори Гойл, Энтони Голдстейн, Гермиона Грейнджер, Дафна Гринграсс, Фэй Данбар, Трейси Девис, Меган Джонс, Майкл Корнер, Корнфут Стефан, Винсент Крэбб, Сью Ли, Невилл Лонгботтом, Мораг МакДугал, Эрнест Макмиллан, Драко Малфой, Лили Мун, сёстры Патил Падмавати и Парвати, Салли-Энн Перкс, Сам-Гарри-Гриша-Поттер, Ранкорны Бем и Келла, Риверс Оливер, Роджерс Мелани, Ропер Софи, Захария Смит, Салли Смитт, Дин Томас, Гэри Томассен, Симус Финниган, Джастин Финч-Флетчли, Уэйн Хопкинс и Кевин Энтвистл.
Вот такой вот поворот, которого не ждал даже Гриша, который многим говорил, что факультет барсуков лучший.


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.03.2015, 00:16
 
staniaДата: Вторник, 13.01.2015, 13:47 | Сообщение # 64
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Со Старым Новым Годом, мои несравненно дорогие читатели!!! tongue happy biggrin happy tongue
Я снова с вами и очень надеюсь, что вам понравилось продолжение.
Всегда искренне ваша!


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 13.01.2015, 13:50
 
katyaДата: Среда, 14.01.2015, 02:23 | Сообщение # 65
Демон теней
Сообщений: 201
« 6 »
С праздником! santahat Спасибо за новые главы! Прочитала с большим удовольствием! Замечательно! clap
 
zorinaДата: Среда, 14.01.2015, 11:03 | Сообщение # 66
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
Спасибо огромное за продолжение и особенно за его количество.
Такого распределения никто не ожидал.
 
GalДата: Среда, 14.01.2015, 20:03 | Сообщение # 67
Демон теней
Сообщений: 322
« 66 »
Забавное распределение, особенно "нетипичный барсук по имени Драко" порадовал. Спасибо за продолжение. С нетерпением буду ждать глав о суде Гриши против Дамблдора.


Женщины и кошки делают то, что хотят, а мужчинам и собакам лучше научиться с ними дружить.

У собак есть хозяева, у кошек - обслуживающий персонал
 
staniaДата: Суббота, 17.01.2015, 17:14 | Сообщение # 68
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 20. Ещё больше знакомств.

Остаток приветственного ужина прошёл для утомлённых первокурсников мимо сознания. Даже Гриша и Василисы не смогли противиться желанию вздремнуть «прямо здесь», поэтому почти не обращали внимания на слова директора после сытной и обильной еды. В конце концов, если надо, староста расскажет. Но из состояния вялотекущего «недо-сна» абсолютно всех первокурсников вывел гимн школы.
«Да уж, эта музыка! Это не пение, это какофония котов какая-то! – невесело подумал юный нечистый, - Ну, разве так можно? Я, да и не только я, теперь заснуть не сможем, иначе кошмары приснятся».
И судя по лицам остальных ребят, те были с ним согласны.
- Первокурсники, - обратилась к ребятам девушка со значком старосты, рядом стоял второй староста, - Я Софи Д'Эвероу, это мой товарищ – Габриэль Трумэн, мы старосты. Сейчас мы отведём вас в нашу гостиную, запоминайте дорогу.
- Ну да, - скептически произнёс Габриэль, - Они, конечно же, с первого раза всё запомнят. Так, малышня, не беспокойтесь о дорогах пока. Просто идите за нами.
Он построил ребят и пошёл к выходу. Процессию первокурсников замыкала вторая староста, чтобы никто не отстал. Также над ними парил призрак Толстого монаха, как выяснилось, он когда-то принадлежал именно этому факультету, поэтому стал личным привидением факультета. Он пытался втянуть детей в разговор, хотел выяснить, что произошло, что так многие выбрали этот славный дом. Но первокурсники настолько утомились, что даже друг с другом не разговаривали, тихо следуя за своим провожатым. Который, кстати говоря, привёл их куда-то вниз, потому как они точно куда-то спускались, а это значило, что их гостиная где-то в подземельях.
Путь был, как ни странно, не долог. Фактически, ребята прошли через холл к лестницам вниз, по одной из которых спустились, далее недлинный коридор, таинственно освещённый факелами и украшенный редкими картинами, и тупик, наполненный большими бочками по обоим сторонам. Габриэль подошёл к одной из этих бочек и постучал по ней, отбивая какой-то ритм. Крышка бочки сама собой открылась, показывая круглый лаз, в который и полез староста, призывая и первокурсников лезть за ним.
Когда все оказались внутри, крышка захлопнулась, отрезая путь назад. В гостиной первокурсников ждало несколько человек. Но для начала их рассадили в удобные желтоватые большие мягкие кресла. Перед ними встали, уже знакомые детям старосты, Габриэль и Софи. Другие, которые ждали их, остались пока сидеть на своих местах. Когда все расселись и угомонились, старосты взяли слово.
- Простите, но вам придётся потратить ещё немного времени, прежде чем вы пойдёте спать, - начала Софи, - Некоторые вопросы надо сразу обсудить. Итак, для начала, поздравляю! Вы выбрали лучший в школе факультет и я рада приветствовать вас на Хаффлпаффе. Наш герб – барсук, животное, которое часто недооценивают, так как он живет спокойно до тех пор, пока его не трогают. Однако барсук даст отпор животным намного крупнее самого себя. Ученики Хаффлпаффа надежные и верные. Мы не болтаем по пустякам, но поддержим вас в трудной ситуации. Поскольку наш герб барсук, мы будем защищать себя, наших друзей и семьи от кого бы то ни было. Нас не пугает никто.
- Наш факультет, - продолжил Габриэль, видя, что подруга выдохлась, - не делает различий между тёмной и светлой магией, как это делают другие. Мы не подвержены обывательским стереотипам и не идём на поводу мнения одного человека, как сейчас делают почти все: кто за светлым лидером, кто за тёмным. Мы прекрасно понимает, что у магов может быть разная направленность магии. Впрочем, всё это мы ещё успеем обсудить позже. А сейчас о более насущном.
Вход в гостиную Хаффлпаффа, как вы уже видели, скрывается в куче больших бочек в укромном уголке по правой стороне коридора, ведущего на кухню. Постучите по второй бочке снизу в середине второго ряда в ритме «Хельги Хаффлпафф» и крышка распахнется. Только на нашем факультете имеется средство для предотвращения проникновения в гостиную потенциальных нарушителей. Если постучать по неправильной крышке, или неправильным будет ритм, нарушитель получит приличную порцию уксуса. Как только вы открыли бочку, проползайте внутрь и дальше по проходу позади нее. В итоге вы окажетесь в самой уютной гостиной Хогвартса. Если посмотрите по сторонам, то увидите, что это круглая, простая комната с низким потолком. Здесь всегда чувствуется присутствие солнечного света, а из круглых окошек открывается вид на колышущуюся траву и одуванчики. Вы будете спать с комфортом. В наших спальнях мы защищены от бурь и спокойно можем отдохнуть. Мы никогда не нарушаем ночное спокойствие, как иногда делают ученики в некоторых башнях.
Теперь насчёт спален. Так как мы в подземельях, то получается, что места здесь гораздо больше, чем в башне, даже учитывая чары расширения пространства. Поэтому спален у нас более, чем достаточно для того, чтобы каждый из нас спал отдельно от других. Однако же, все мы очень дружны, и это учитывалось при создании нашей гостиной. Каждая спальня может увеличиться по желанию ученика, если вдруг ему или ей захочется ночевать не одному (одной), а в компании. Новые кровати появятся также по желанию: спасибо нашим услужливым домовикам. Так, что ещё? Ах да, занятые спальни подписаны именами, живущих в них, учеников. Остальные предоставлены на ваш выбор и закрепляются за вами на все семь лет учёбы.
- Далее, ещё немного информации, - перехватила слово Софи, - Позвольте представить нашего декана: Помона Спраут, ведёт гербологию, - низенькая и пухленькая женщина встала с кресла и открыто улыбнулась первокурсникам, вызывая ответные улыбки, - Теперь, о взаимопомощи. Так как вы первокурсники и ещё ничего почти не знаете о школе, то можете смело обращаться к любому из наших старших студентов с вопросами. Однако, специально для помощи младшим студентам у нас существует устоявшаяся система. Выбираются особо ответственные ребята с более старших курсов, которые курируют более младшие курсы. В общем, вот второкурсники: Лианна Лафленд и Энтони Рикетт. Прошу в первую очередь обращаться с любыми вопросами именно к ним, в конце концов, это их обязанности. Далее по списку третий курс и назначенные ответственными: Диана Ривз и Скай Паддифут. С четвёртого курса: Саншайн Олливандр и Ян Блогсберри, а также заместители старост, то есть нас: Гертруда Шекспир и Сильвестр Спраут (правнук нашей профессора Спраут, кстати). С пятого мы, понятное дело.
- Надо сказать, - вмешалась в речь старосты вышеназванная Гертруда, - что мы стараемся не доставать старост с пятого курса. Во- первых потому, что у них и так достаточно обязанностей, а во-вторых потому, что им в конце года ещё и СОВ (супер-отменное-волшебство) сдавать комиссии министерской. К старосте школы с седьмого курса это тоже относится, кстати.
- Ну, кхм, да, - продолжила Софи, - Так обычно принято. Но продолжим. Шестой курс: старосты – Линнэа Фер'Огюс и Руперт Эвергрин, заместители старосты школы – Дженнифер Мэйли и Валентин Вебер-Лайн. И, наконец, седьмой курс: Староста школы: Каденс Помфри-Риверс, ответственные: Эллина Флаувер и Кристоф Кристи. Конечно же, я понимаю, что вы не запомните сразу же столько имён, как и все остальные, особенно учитывая сколько вас. Так что, прошу перед тем, как задать вопрос, назовите своё имя. Так мы быстрее вас запомним. Также не бойтесь спрашивать наши имена, мы не кусаемся.
Ну, а теперь, - девушка оглянула всех первокурсников, - идите и выбирайте себе спальни. И всё равно, по какому коридору из двух вы пойдёте, они соединены между собой, представляя широкий полукруг. Ах да, совсем забыла, в каждой комнате есть своя душевая, так что толпиться в общей не надо, как в других факультетах. Завтра утром вас разбудят, чтобы вы успели собраться и не опоздали на завтрак. И ещё, поначалу кто-то из старших будет сопровождать вас по замку. Теперь вроде всё. Идите спать.
Разомлевшие дети постепенно встали и всосались в один из коридоров, по обеим сторонам которого располагались двери в спальни.
- А я говорил, что факультет барсуков лучший, - внезапно разорвал тишину голос Гриши, - Как же хорошо, что я таки попал именно сюда!
И он, не давая никому опомниться, скрылся за ближайшей не подписанной дверью, тихонько подхихикивая над выражениями их лиц. Затем он огляделся. Комната, в которой он находился, оказалась большой и светлой. Ну, по-видимому, светлой, так как сейчас уже было темно. Зато большое круглое окно, располагающееся напротив двери, не оставляло сомнений в том, что солнечными днями сюда проникает много света. Впрочем, искусственное освещение тоже было на высоте, казалось, будто сам потолок сияет неярким, но достаточным светом. У окна стоял большой письменный стол, за которым будет удобно делать домашние задания. Рядом, перпендикулярно к столу, приютился небольшой вместительный стеллаж, на котором можно удобно расположить книги и некоторые другие вещи. С другой стороны от стола стоял ещё один стул, тогда как первый был задвинут под стол. К стеллажу примыкала большая кровать (на самом деле, очень большая! Можно и поперёк спокойно лечь!) с четырьмя столбиками и занавесками, стоя параллельно стене. Напротив неё была приоткрытая дверь, с видневшейся в ней раковиной, значит душевая. После двери стоял небольшой шкаф для одежды. А рядом с ним преспокойно стоял чемодан Гриши, взявшийся там, не пойми как.
«Наверно, домовики подсуетились», - подумал мальчик и пошёл разбирать вещи.
Не все, конечно, слишком хотелось спать. Повесил несколько нарядов, поставил на полку несколько книг, выложил на стол перья и пергамент (единственное, что привело его в полнейший щенячий восторг, ведь «это же так прикольно писать пером на пергаменте!»), на стул положил маленькую учебную сумку, с которой будет ходить на уроки. И так ещё по мелочи.
Затем быстрое умывание и обязательная сказка на ночь из, всё той же, книги сказок от Степана. И, наконец, долгожданный сон. И такие родные фантазии-воспоминания во сне. Ягуля, Кикочка, Степанушка и остальные. Как они там?
Но, не смотря на лёгкое беспокойство, сон Гриши был приятен и спокоен. Так что он успешно мог выспаться, вполне справедливо предполагая, что его не оставят в покое на следующий день. Многие, да что уж там, все захотят узнать как, что, где, когда и почему великий Гарри Поттер. Не зря он опасается этого, ой, не зря. Но его, по крайней мере, не разорвут на кусочки, слишком не тот для этого факультет он выбрал. Пусть теперь здесь довольно много якобы «представителей других факультетов». Его всё равно спасут старосты и ответственные, хотя и им будет любопытно послушать историю нечистого по имени Гриша.
Но всё это будет завтра, а сегодня уже крепкий сон и ни чего более.
 
katyaДата: Воскресенье, 18.01.2015, 01:13 | Сообщение # 69
Демон теней
Сообщений: 201
« 6 »
Спасибо за проду! Вы молодец! first flowers
 
zorinaДата: Воскресенье, 18.01.2015, 14:15 | Сообщение # 70
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
Спасибо за продолжение.
 
staniaДата: Понедельник, 26.01.2015, 15:45 | Сообщение # 71
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 21. И снова знакомства.

Гриша встал с утра пораньше, как и привык, умылся, оделся и прошёл в гостиную, ожидая скорого появления своих подруг-сестёр. Он не ожидал, что увидит в одном из кресел, стоящих у уютно потрескивающего камина, одиноко сидящую девочку с копной пышных вьющихся волос. Гермиона, а это была именно она, пыталась причесать свою каштановую гриву, но пока не очень-то получалось.
- Доброе утро, Гермиона, - поприветствовал её мальчик с широкой улыбкой, подходя ближе, - Нужна помощь?
- Хм, - девочка сощурилась, смотря на него, - Не хочешь ли рассказать немного больше о себе? А, Гарри Поттер?
- Конечно, но только когда соберутся все заинтересованные, чтобы мне не пришлось повторять много раз. Не горю желанием, чтобы мой язык уже в первый день отвалился или распух. Так помощь с причёской нужна?
- Нужна, - вздохнула Гермиона, признавая поражение в борьбе со своими волосами, - Но не думай даже отвертеться от разговора!
- Я же сказал, что всё объясню, - рассматривая расчёску, сказал нечистый, - Тебе родители купили такую расчёску? Или сама выбирала?
- Что было, то и взяла. А что?
- Охо-хо. Ну, да ладно. Слушай и запоминай. Твои волосы мало того, что густые, они ещё и вьющиеся. Поэтому ты никогда не смогла бы расчесать их этим пластмассовым убожеством. Серьёзно, это не расчёска, а не пойми что. Даже с жидкими прямыми волосами я такую не посоветовала бы, - когда речь заходила о чём-то таком чисто девичьем, Гриша часто сбивался и говорил о себе, как о девочке, - Вот, посмотри, это моя расчёска. Видишь, как неплотно расположены друг к другу зубчики? Это сделано для того, чтобы людям с длинными волосами было удобнее расчёсываться. Но хватит слов, к делу. Вот держи, - он передал ей ещё одну расчёску, похожу на его, - А теперь смотри на меня и повторяй.
Он начал демонстративно причёсываться, явно показывая, как лучше. Девочка без вопросов начала повторять. Всё действо заняло почти полчаса. К этому времени в гостиную пришли Василисы и ещё парочка девочек, которые тоже хотели заняться своими причёсками.
- Всем доброго утра, - первым заметил их Гриша, - Закончила? Тогда подожди немного, я заплету себя и помогу тебе. Ладненько?
Гермиона неопределённо кивнула, наблюдая за парой старших девочек, одна из которых заплетала косу другой, а вторая в это время вздыхала, что так и не научилась делать это сама, и вместо аккуратной косы у неё выходит неопрятное лохматое нечто. Похоже, не только у одной Гермионы есть проблемы с этим.
- Что тебе сделать? – прервал размышления девочки голос юного нечистого.
- Не знаю даже, - несколько растерялась она, - Может, что тебе удобней?
- Мне удобно всё, что я делаю на голове. А это довольно многое, уж поверь. Так что прошу конкретизировать.
- Ну, тогда то, что не будет мешать учёбе, и будет крепко держаться, и не растреплется за день.
- Оки, - улыбнулся Гриша.
Через пятнадцать минут Гермиона наблюдала себя в зеркале, удивляясь такой же причёске, как и та, что сделала ей вчера её мама. Да, Гриша определённо был мастером, ведь даже у её мамы на такую уходило не менее получаса, а он справился намного раньше. Девочка рассыпалась в благодарностях.
Тут в гостиную подтянулись и другие студенты-первокурсники, которых успели разбудить второкурсники, ответственные за них.
- Минуту внимания, - сказал мальчик, - Вчера нас вам уже представили, но мы повторимся. Мы ответственные за вас второкурсники и с любыми вопросами в любое время (за исключением сна, конечно) смело обращайтесь к нам. Я – Энтони или просто Тони, моя подруга – Лианна или просто «Лианна и ни как иначе!». Теперь к вопросу о расписании. Традиционно (глупая, по-моему, традиция) их раздают за завтраком, но не на нашем факультете, так что держите.
Ответственные второкурсники быстро обошли первокурсников и раздали бумаги с расписанием занятий.
- Идите, соберите вещи для уроков и приходите обратно, мы проводим вас до большого зала.
Все ринулись в комнаты, спеша собрать сумки, дабы быстрее удовлетворить низменную потребность в утренней еде. Да, всем хотелось покушать.
Цивилизованным строем ребята прошли в большой зал, ведомые ответственными. Дорогу туда они смогли запомнить ещё вчера, ведь она не была такой уж большой и извилистой. Итак, благополучно добравшись до своего стола, первокурсники расселись, удивлённо поглядывая на пустующий зал. Вскоре показалась маленькая группа первокурсников слизерина, вместе с, кажется, пятикурсником-старостой. Ещё через минут десять пришли и вороны, ведомые, опять же, старостой с пятого курса. Гриффиндорцев ещё не было, да и более старшие ребята не спешили подтягиваться к завтраку, что и было удивительно для наших ребят.
После спокойного и неторопливого завтрака маленькие барсуки, дождавшись всех доедающих, поднялись и прошли за второкурсником к выходу, где их догнали маленькие вороны, оказалось, что им надо на один урок, на чары. К тому же на факультете умников, как выяснилось по дороге, тоже раздавали расписания ещё до завтрака, чтобы все успели собраться, почему они и приходили немного позже в первый учебный день в большой зал.
Дорога оказалась неожиданно длинной: опытным путём выяснилось, что ребятам надо было подняться на восьмой этаж, но прямого пути не было, поэтому пришлось сделать пару переходов по довольно длинным коридорам, что могло запутать. Запомнить сразу такую извилистую дорогу было уже сложно, но второкурсники обещали, что будут водить ребят, пока те не запомнят окончательно. К тому же на ближайших выходных намечалась экскурсия по замку, чтобы первокурсники смогли ещё быстрее запомнить дорогу и узнали дорогу туда, куда ещё не ходили. Например, дорога в библиотеку не была нужна им на первой неделе учёбы, так как профессора не задавали писать докладов первокурсникам, чтобы те успели попривыкнуть.
Некоторые дети уже задыхались от усталости, когда добрались, наконец, до приветливо открытых дверей класса чар. Второкурсники сообщили, что придут после урока, чтобы маленькие барсуки дождались их, и ушли на свой урок. Ребята переглянулись и неторопливо вошли в кабинет вслед за воронами, которые уже успели занять места на первых партах.
Только войдя, Гриша заметил небольшую такую проблемку, и не он один, кстати. Количество мест за партами было меньше, чем количество учеников. Ну, и где им размещаться? Сидящий за своим столом, маленький профессор тут же понял затруднение нескольких детей и призадумался. Что можно сделать в этом случае? Только прозвучавший звонок на урок смог вывести учителя из мыслей.
- Здравствуйте, ребята. Я Филиус Флитвик, преподаю чароведение. И сейчас, в связи с необычной ситуацией, у вас появилась возможность увидеть чары расширения пространства, которые мы будем проходить только через несколько лет. Обычно я не начинаю занятия с таких демонстраций.
Говоря это, он достал свою волшебную палочку и сделал замысловатый жест, что-то прошептав под нос. В ответ на это комната увеличилась в размерах на глазах удивлённых учеников. Юный нечистый по достоинству сумел оценить уровень владения магией профессора, лишь немногим англичанам удавалось такое достаточно сильное волшебство с такими минимальными усилиями.
А Флитвик тем временем начал создавать новые парты и стулья для учеников, ровно столько, сколько требовалось. Оказывается, и трансфигурацией профессор владел отменно. Создание предметов из воздуха считалось очень труднодоступным уровнем, для англичан, конечно. Маленький учитель сумел сильно удивить нечистых и знающих детей, что уж говорить про всех остальных, стоящих в ступоре.
Наконец, все с горем пополам расселись на места, можно было начинать урок. И прежде всего, Флитвик начал знакомиться с детьми по списку. Достигнув имени Гриши, профессор проницательно посмотрел на мальчика-девочку и продолжил перекличку.
Прошла добрая половина урока, прежде чем он смог перейти, наконец, к самой вводной лекции. Флитвик умел заинтересовывать учеников своим предметом, а эти, ко всему прочему, ещё и видели небывалое применение сложных чар и были очень этим впечатлены. Детям хотелось и самим поскорее начать творить магию, хотя все понимали, что до такого уровня им ещё далеко. В итоге, первый урок вышел замечательно интересным. Даже Гриша был удивлён тем, что ему, и в самом деле, было интересно, пусть и не так, как другим.
Теперь детям стало любопытно: будут ли и остальные уроки такими же? Что ж, скоро это выяснится, тем более ответственные второкурсники уже вели маленьких барсуков на следующий урок, а именно на трансфигурацию. Правда, эти длинные переходы между кабинетами не создавали подходящего настроя и настроения, ввергая маленьких учеников в мрачность и уныние. Да, им и на физкультуру ходить не надо, с такими-то пробежками между уроков. Надо было успеть за десять минут дойти до следующего кабинета, который мог находиться в противоположной части замка. И сейчас детям пришлось быстро спускаться на второй этаж, почти тем же путём, каким они шли на восьмой. Это было утомительно.
Но вот, наконец, двери класса. Дети зашли. И снова та же проблема: сесть могут не все. Звонок, а барсуки, в отличие от змей, всё стоят, не решаясь начать рассаживаться. На них уставилась кошка, сидящая на профессорском столе.
- Мы все не поместимся, профессор МакГонагалл, - решил проявить инициативу Гриша, смотря при этом точнёхонько прямо на эту кошку.
Та раздраженно фыркнула и спрыгнула со стола, в прыжке превратившись обратно в человека. Очевидно, удивить этим первокурсников у неё не получилось. Хотя их взгляды словно говорили, что они впечатлены, но так и должно быть. Раз уж Флитвик смог продемонстрировать соё мастерство, то не удивительно, что МакГонагалл тоже. А она тем временам поступила точно также: сначала расширила кабинет, а потом трансфигурировала из воздуха недостающие места. Ученики, наконец, сели.
И вновь перекличка продолжалась пол урока. И вновь, только после этого, профессор смогла начать. А уже здесь начались различия. Если Флитвик заинтересовывал, рассказывая истории, чтобы показать, как опасен может быть его предмет. МакГонагалл же, в свою очередь, парой сухих строгих фраз обозначила, что непослушание будет наказываться, а потом пошла такая же сухая вводная лекция. И всё. Определённо то, что могло бы понравиться первокурсникам. Первокурсникам института, а не школы. С этого урока все уходили с большим облегчением и опухшими от невообразимых терминов головами.
А впереди ожидалось ещё два урока. Ладно хоть, до следующего кабинета идти было не долго, всего лишь подняться на третий этаж да пройти немного по коридору. И вот уже кабинет ЗОТИ. И опять проблема с рассадкой, даже при том, что ещё не было львов-первокурсников, не успевших ещё прийти.
Заикающийся Квиррелл, к великому разочарованию юных учеников, не смог ничего сотворить, а просто сказал принести несколько стульев из соседних классов и поставить их за парты третьим местом. Да, после этого все смогли рассесться, но было ли им удобно? Конечно, нет! К тому же, до конца урока профессор успел только провести перекличку. С его-то заиканием было чудом, что он смог это сделать. Он определённо не понравился никому. Что уж говорить о Грише, который почувствовал непреодолимое отвращение к этому жалкому человечку. Что-то отталкивало обычно очень дружелюбного к кому бы то ни было нечистого в этом преподавателе, оставалось понять что именно. Тем более, мальчику показалось, что в глазах Квиррелла промелькнула ненависть, когда тот назвал знаменитое имя и посмотрел на героя. Что же не так?
С его урока, так и не проведённого, тоже уходили с большим облегчением. Почти час слушать непрекращающееся заикание было утомительно. Благо оставался ещё только один урок, а после обед.
Второкурсники повели маленьких барсуков в подземелья. Неужели класс зельеварения именно там? Оказалось, да. Грише было этого не понять. Зная, как взрывоопасны бывают составы, нечистый только удивлялся тому, что кабинет не поставили хотя бы на одном из верхних этажей, дабы минимизировать потери пространства. А ещё лучше было бы расположить класс рядом с больничным крылом, чтобы в случае чего можно было сразу получить помощь.
«Всё-таки эти англичане такие странные, - в который уже раз подумал мальчик, - Никакой логики: помирай - не хочу, называется!»
Впрочем, высказываться он не спешил, потому как, он мог чего-либо не учесть. В этом он оказался прав, как выяснилось.
Открылась дверь класса, и ученики опасливо вошли. Комната оказалась довольно большой и, как ни странно, мест хватило всем и барсукам, и воронам, с которыми и проходил этот урок. Когда все расселись, прозвенел звонок, и в класс стремительно вошёл профессор зельеварения. Начался урок традиционно с переклички, которая, кстати, заняла не так уж и много времени. Профессору Снейпу удалось это сделать всего за десять минут, не отвлекаясь на посторонние вещи. Кроме как, конечно же, столь знаменитое в магической Англии имя.
- Гарри Поттер. Наша новая знаменитость, - он покосился на нечистого и, чуть вздохнув, продолжил называть имена.
Гриша на это только улыбнулся. Ему нравилось слушать мягкий, словно окутывающий, голос профессора. Такой красивый тембр! А уж эта тёмная внешность! И вообще, профессор Северус Снейп (какое красивое имя!) определённо загадочен. Хотя бы тем, что самого юного нечистого что-то привлекает в нём. Интересно, что?
- Итак, вы пришли на урок такой сложной науки зельеварения. Здесь нет глупых помахиваний палочек. Впрочем, я не думаю, что многие из вас в состоянии понять и почувствовать всю красоту и величественность мерно кипящего котла с зельем. Немногие, кто сможет пройти экзамен на отлично на пятом курсе, будут приняты мной в продвинутый класс Зелий, а для этого вам следует быть хоть немного лучше того обычного стада баранов, что мне приходится учить в этих стенах год от года.
Гриша заметил, что во время маленького монолога глаза профессора чуть затуманились, выдавая его истинную привязанность к преподаваемому предмету. Он понял, что сделает всё возможное, чтобы понять зелья, ведь им попался действительно компетентный преподаватель, которого нечистому не захотелось подводить. Из задумчивости мальчика вывел вопрос преподавателя об отсутствии этих самых вопросов у учащихся.
- Простите, профессор Снейп, - поднял руку Гриша и дождался пока ему кивнут, - На этом уроке не исключены некоторые несчастные случаи. Поэтому мне заранее хотелось бы узнать, где находится больничное крыло, и возможно ли до него быстро отсюда добраться?
- Поздравляю, мистер Поттер, - хмыкнул профессор, - За все годы моего здесь преподавания я впервые слышу логичный и закономерный вопрос, касающийся обучения в этом классе. Похоже, у вас есть зачатки мозга, - он обозначил улыбку уголками рта, - Вот только не понятно, как к вам обращаться. Мистер или всё-таки мисс?
- Как вам будет удобнее, профессор, сэр, - Гриша широко улыбнулся, чем вогнал в ступор многих, если не всех.
- Ясно, мисс, - взрослого мага это, кажется, только забавляло, - Больше вопросов нет?
- Есть, сэр, - вновь поднял руку нечистый, - Правила техники безопасности вы нам будете надиктовывать или нам надо будет самим их найти, в качестве домашнего задания?
- Вам всё-таки удалось меня удивить, мисс Поттер, - признал зельевар, - Второй не лишённый смысла вопрос. Этак мне покажется, что у вас, и правда, имеется мозг, и вы умеете им пользоваться. В отличие от вашего отца.
Последнюю фразу он пробормотал под нос, не зная, что у Гриши очень хороший слух. Но тот решил подумать над этими словами позже, тем более, что профессор смотрел не него, выразительно подняв бровь, будто говоря, что ждёт ещё вопросов, чтобы убедиться в наличии или отсутствии разума у этого представителя первокурсников этого года.
- Можно ещё один вопрос? – не стал расстраивать зельевара мальчик, - Вы думаете, что сможете преподавать столь опасный предмет столь большому количеству учеников? То есть, не будет ли дальновиднее и более разумно разделить нашу группу хотя бы на две подгруппы, профессор Снейп?
Слушая Гришу, зельевар и в самом деле улыбнулся(!), вводя этим остальных учеников в ещё больший шок, чем сам нечистый своим бесстрашием по отношению к «злобному профессору».
- Очень хорошо, мисс Поттер. Раз уж до конца урока у нас с вами остаётся не так уж много времени, разберёмся с вашими вопросами. Во-первых, я сертифицированный целитель и могу оказать любую необходимую первую помощь, чтобы студенты могли впоследствии добраться до лазарета и сами. Он, кстати, находится на втором этаже, и попасть туда можно по лестнице, находящейся в конце этого коридора. Она ведёт только на второй этаж, больничное крыло находится сразу за ней справа.
Во-вторых, техника безопасности обычно надиктовывается. Но, я решил сейчас отойти от правил, раз уж хоть один из вашей группы показывает некое владение логикой. Это станет вашим домашним заданием: попробовать логически продумать правила по технике безопасности при зельеварении. И да, заранее говорю, отрицательную оценку получат только те, кто не сделает или те, кто спишет у друзей, а не подумает сам.
В-третьих, ваша группа действительно слишком большая, и я действительно уже думал над тем, чтобы вас разделить на три подгруппы. Для начала, скажем, по списку имён. Впрочем, записывать лекции вы можете и полным составом. Если, конечно, не будете нарушать дисциплину, иначе мне придётся назначить наказание для всего класса. Вас ведь так много, и я просто не смогу разобрать, кто именно нарушающий.
Сказано последнее было таким приторным тоном, что ученикам стола не по себе. Они сразу же решили ни в коем случае не высовываться на уроках этого странного и пугающего профессора. А тот снова улыбнулся, видя такое единение мнений. Впрочем, проблем с воронами и барсуками у него почти никогда не было, в отличие от тех же змей и, особенно, львов. До конца урока профессор успел обозначить учебные группы, и прозвенел звонок.
Хоть этот профессор и не удивлял пока студентов своим владением магией, он всё равно смог поразить их. В том числе и Гришу, даже как самого требовательного. К тому же нечистому понравился их стиль общения и обращение к нему преподавателя, тот явно обладал недюжинным чувством юмора.
Но это всё частности. А теперь пора бы и пообедать, растущий организм требует энергии.
В большом зале постепенно собрались все: и ученики, и профессора, и даже директор. Он, в свою очередь, постоянно посматривал на Гришу, якобы не веря своим глазам. Видимо, ему ещё было никак не отойти от вида своего, вернее, национального героя. Нечистый просто не обращал на него внимания, пусть и замечал повышенное к себе внимание. Ещё он заметил, что профессор Снейп тоже поглядывает на него. Поглядывает, но не с чувством шока, а с неким ожиданием: «Ну, и что вы ещё можете вытворить, мисс Поттер?» - по крайней мере, именно так расшифровал его взгляд сам Гриша. Он и сам не заметил, как начал внимательно разглядывать профессора. Тот тоже заметил внимание к себе мальчика и приподнял в удивлении брови, чуть ухмыляясь. Нечистый неожиданно смутился, что никогда ещё не происходило с ним, и опустил взгляд, покрывшись розовым румянцем. Зельевар как-то странно на него действовал.
Впрочем, обед вскоре закончился, и Гриша торопливо покинул большой зал, даже ещё больше смутившись из-за своего, фактически, бегства. Да, определённо что-то не то.
 
katyaДата: Вторник, 27.01.2015, 02:11 | Сообщение # 72
Демон теней
Сообщений: 201
« 6 »
Молодец Гарри! Растёт сильным и любопытным мальчиком, но при всём при этом добрым и отзывчивым! Спасибо!
 
staniaДата: Суббота, 07.02.2015, 19:07 | Сообщение # 73
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Простите за задержку, но что-то мне никак не пишется. Прямо и не знаю, что и делать! Сажусь, а в голове ни мыслинки, вот ничего написать и не могу. За это очень извиняюсь, каюсь и винюсь!
 
zorinaДата: Суббота, 07.02.2015, 20:26 | Сообщение # 74
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
stania, не беспокойтесь, мы будем ждать сколько нужно. Вдохновения Вам!
 
ToyaiДата: Вторник, 10.02.2015, 16:09 | Сообщение # 75
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
Stania, спасибо Вам за фанфик, я ещё не встречала такого сюжета.
Желаю побольше вдохновения!
 
staniaДата: Среда, 11.02.2015, 17:48 | Сообщение # 76
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 22. Старые планы.

Всю первую неделю творилось это полнейшее безобразие. Именно таким образом думал Гриша, сердито поглядывая на директора каждый раз, как видел того. Как ему объяснила их декан профессор Спраут, только с разрешения директора преподаватели могли изменить расписание. А это, кстати говоря, ещё как требовалось! Барсуков – первокурсников было аж 34 человека! Понятно, что им было неудобно размещаться в классе вместе с ещё тройкой учеников с другого факультета. К этому, получалось, что профессорам не удавалось в полной мере преподносить необходимую информацию на уроках, а также помогать с практикой все нуждающимся. И всем было из-за этого жутко неудобно, но директор пока не выходил из состояния шокированности и не старался облегчить жизнь своим коллегам.
А уж как студенты «запихивались» (иначе и не скажешь) в теплицу! Это помещение явно не было предназначено для столь большого скопления народа. Провести полноценный урок в таких условиях было, конечно же, невозможно. И хотя профессор Спраут гордилась тем, сколько новых студентов поступило именно на её факультет, она признавала, что их всё же слишком много. Такое количество учеников за раз было непривычно и трудно обучать. Тем более, все они маги как-никак, из чего следует, что за этими студентами нужен более пристальный контроль, чтобы, не дай Высшие силы, что не вышло. Да и усвоение материала было более продуктивным в меньших группах. В конце концов, раньше было больше преподавателей, что позволяло учить детей по отдельным факультетам, не смешивая их между собой. Но когда, с не такого и дальнего времени, кстати, стало гораздо труднее найти подходящих преподавателей, часть должностей не смогли заполнить и потому сократили. Из-за этого пришлось оставшимся проводить уроки у объединённых двух факультетов, чтобы уложиться в расписание. Именно с того времени, кстати говоря, и началась непримиримая вражда между Слизерином и Гриффиндором, чему ещё и директор способствовал, «приказывая» ставить эти факультеты на одни и те же уроки. Деканы «противоборствующих сил», как и другие профессора, много раз просили ставить занятия с другими факультетами, но Дамблдор только отмахивался, говоря, что всё под контролем.
Но сейчас ситуация стала совершенно иной. Все профессора (те, кто вели уроки у первокурсников) после целой недели сумасшествия совсем устали. Вместе собрались и насели на директора, пытаясь добиться, наконец, пересмотра расписания. Необходимо было хотя бы отделить маленьких барсуков от остальных первокурсников. Группа всё равно оставалась бы слишком большой, но всё же. Всё же с этим уже можно было что-то и самим придумать. Например, разделить на две подгруппы и для одной части проводить занятия во время расписания, а другую обучать после занятий. Конечно, за дополнительное время профессорам бы никто не заплатил, но им стало бы легче, а это уже не мало. Впрочем, это они решат и без директора, а пока надо было убедить Дамблдора, чем преподаватели и занялись.
Гриша в это время осматривал замок вместе с однокурсниками и их экскурсоводами – второкурсниками. Маленьким барсукам показали самые короткие пути до всех необходимых мест: до всех используемых классов, до библиотеки, до больничного крыла. В последнем месте все задержались, знакомясь с хозяйкой – целительницей, мадам Поппи Помфри. А когда все вышли, ответственные внушительно предупредили, чтобы первокурсники лучше бы не попадали в больничное крыло с травмами и болезнями, если не хотят быть заключёнными, как в тюрьме. Но также отметили, что профилактические приходы только приветствуются и не сильно задерживают обратившегося к школьному целителю. Дети послушно покивали, приняв к сведению и решив последовать совету.
Окончилась экскурсия в гостиной Хаффлпаффа, оставляя в креслах усталых первокурсников. Некоторые, правда, обосновались в своих комнатах. А вот Гриша с Василисами заговорщически переглянулись и тихо выскользнули за дверь. Пора было навестить лес и поискать там проход в их родную чащу к родным нечистым. Собственно говоря, этим они и занялись, стараясь не попадаться на глаза кому бы то ни было, что с успехом у них получалось.
До кромки леса ребята добрались быстро и скользнули под сень деревьев, направляясь вглубь. Дети сразу решили разделиться, дабы быстрее найти возможный проход. Каждый из них мог спокойно позвать остальных через простенькие амулеты связи, которые им удалось сделать самим. Ко всему прочему, они учились «Зову Нечисти» (именно так Леший звал друзей, когда они с Ягой обнаружили Гришу у себя в лесу впервые). Да, пока у юных нечистых «Зов» не очень-то получался, но это дело практики, как говорится.
Василисе-Премудрой-Парвати посчастливилось первой найти подходящее место, и она, ни сколько не сомневаясь, позвала друзей, быстро откликнувшихся на её призыв. И уже через полчаса, как зашли в лес, ребята под предводительством Гриши смело шагали в сторону «общей» поляны, где находилась «избушка на курьих ножках». Старшие, конечно, ещё не были в курсе, что молодёжь решилась прийти именно сегодня, но для них это бы не стало проблемой. Прошла всего неделя, а все нечистые уже успели страшно соскучиться друг по другу. И если у младших было хотя бы какое-то занятие, как-то учёбы, например, то взрослые гораздо чаще вспоминали о неугомонной троице, отвлекаясь от насущных (не таких уж и обильных, надо сказать) дел.
Гриша и сам не рассчитывал на столь скорое свидание, но был этому безумно рад. Конечно же, ему было неплохо в школе: профессора (ну ладно, почти все из них) показали себя прекрасными специалистами, студенты-первокурсники (особенно с факультета барсуков) легко подружились с необычным мальчиком, и всякое такое. Но он успел заскучать по родным, всё-таки раньше он никогда так надолго их не покидал, да и ему есть, что рассказать. К примеру, распределение – они точно посмеются вместе с ним. А ещё профессор зелий, накрепко запавший в мысли юного нечистого. Но об этом он, пожалуй, будет говорить только с Кикой и Ягой.
И, наконец, неожиданная встреча. Первым ребят заметил Степан. Сколько шума поднялось! Он размахивал руками, кричал Ягу, пытался обнять сразу всех троих и широко улыбался. На его ор выбежала ведьма, пытаясь понять, к чему такой переполох? Но когда она увидела её маленького Гришу, хаоса только прибавилось. Вскоре прикатился Леший, и ситуация стала ещё «веселей». Такими темпами они могли бы и мёртвых разбудить, но даже понимая это, не прекращали кричать, обниматься, охать и звать остальных. Те, кстати говоря, не заставили себя долго ждать.
И вот уже через двадцать минут все друзья сидели за неизменным столом на полянке и расспрашивали юных нечистых «обо всём на свете и ещё чуточку больше». Вместе посмеялись над воспоминаниями о приветственном пире; презрительно хмыкнули на поведение Квиррелла; хитро просверкали глазами на первый урок зельеварения и особенно на отношение учителя к его необычному ученику.
В общем, весело провели этот час, а после всей толпой проводили ребят до прохода в тот лес, слёзно попрощались и разошлись в разные стороны. До следующей встречи, хотя никто и не был уверен, когда эта самая встреча может состояться.
Юные нечистые вернулись в Хогвартс и с удовольствием узнали, что их пропажи на пару часов, никто не заметил. Они понимали, что в этот раз им повезло так, как в следующий раз может не повезти. Грише подумалось, что необходимо будет найти «сообщника» их вылазок домой. Кого-то постарше, если, вообще, не из учителей для того, чтобы быть информативно прикрытыми от других и не потерять возможности видеться с семьями.
«Но это ещё подождёт, - размышлял юный нечистый, лёжа у себя в кровати, - Сначала надо приглядеться, выстроить крепкие отношения и уже тогда можно будет… А сейчас пока придётся действовать тайно. Ну, да ладно».
С такими мыслями он и уснул, видя прекрасный сон о семье и друзьях и старых, и новых.
На следующий день, в воскресенье, все маленькие барсуки, уже проникшиеся серьёзным «духом факультета», были заняты домашним заданием. А именно: писали «Правила техники безопасности на уроках по зельеварению». Причём, сами, не списывая. Как и было сказано, они успели проникнуться «духом факультета», исконно считающегося пристанищем верных и трудолюбивых. Конечно, им не запретили собираться в небольшие группы и перед, соответственно, самим написанием, обсудить с друзьями эту тему. Ничего такого, ведь формулировали они свои мысли на бумаге сами, а не под диктовку. Впрочем, некоторые, в числе которых и Гриша, не обсуждали ничего в компаниях, а просто писали, что думали. И это тоже приветствовалось. Личная ответственность и всё такое. Именно к таким одиночкам, как правило, присматривались старшие, чтобы потом выбрать кого-то из них ответственными. Впрочем, если их сокурсники были не согласны с выбранными кандидатурами, назначались другие. Но таких случаев у барсуков ещё пока не было, ко всеобщему удовольствию.
Возвращаясь к профессорам, надо сказать, что им всё же удалось убедить директора в необходимости изменений. «Скрепя сердцем» он, наконец, выполз из своего шокового состояния (по поводу Гриши, естественно) и согласился с аргументированными доводами. В итоге, остаток субботы профессора провели, составляя новое расписание, дабы в воскресенье успеть подготовиться к предстоящей неделе. Расходились они усталыми но довольными: впервые им удалось отстоять своё мнение. А Дамблдор остался сидеть в своём кабинете, размышляя над сложившейся ситуацией.
Он, наконец, взял себя в руки, и ему сразу стало очевидно, что что-то пошло не так. Долго думать не пришлось: Северус, его «ручной пожиратель». Зельевар точно не испытывал негативных чувств к «избранному», как того хотелось директору, Альбусу Персивалю Вулфрику Брайану Дамблдору, главе Визингамота, члену Международной Конфедирации Магов и т.д. и т.п. и просто «очень скромному магу».
«Ну, вот, - расстроено думал он, - Немного отвлёкся, и на тебе «сюрприз»! Эх, как же это я так?И ведь теперь это уже не исправить! Хотя, если не прямо сейчас… Да, это потребует времени, но всё ёще можно сделать так, как требуется. Девоч… то есть мальчишке нужен тот, кто будет олицетворять «зло». А Северус справляется с этим просто прекрасно, в течение вот уже стольких лет. Жаль, конечно, что Поттер не попал на Гриффиндор, и теперь Уизли будет трудно с ним подружиться. Впрочем, это тоже поправимо».
И далее в таком ключе протекали мысли «Великого светлого Волшебника», не отрываясь от личности «Мальчика-Который-Выжил». Дамблдору думалось, что его «старые планы» можно и не менять, лишь слегка подкорректировав. Что ж, тем сильнее будет разочарование. Но это в будущем, а пока оставим его со своими мыслями наедине. Верно говорят: мечтать не вредно.
С воскресного завтрака директор начал присматриваться к Грише, для которого это не прошло незамеченным. Он, вообще, был мальчиком наблюдательный и не заметить изучающие взгляды, направленные на него, не мог. Дамблдор явно что-то с его, Гриши, участием замышлял, и нечистому это не понравилось. Но в любом случае, мальчик не собирался плясать под чью бы то ни было дудку, и директору ещё предстояло это узнать. Именно так думал про себя Гриша, даже не скрывая хитро-озорной улыбки, возникшей на его лице. Его семья знала, что такой «улыбочки анаконды» стоит сильно опасаться, но ведь Дамблдор-то не в курсе! И никто из профессоров тоже. Правда, зельевар почувствовал нечто странное и даже не сомневался из-за кого именно. Впрочем, назвать это ощущение неприятным лично для себя, он не мог, отчего лишь слегка пожал плечами и настроился на предстоящее шоу.
«Кому-то явно не повезёт, - думалось ему (он, кстати, давно узнал, что именно из себя представляет Дамблдор), - И я догадываюсь кому, - даже в мыслях слышался сарказм, - Что же, буду наслаждаться представлением. Вот интересно, как скоро он поймёт, что мальчик «не про его честь»? Поживём, увидим».
Ещё пару недель директор ограничивался пристальным наблюдением за Гришей, а уж после начал претворять свои планы в жизнь. Вот тут-то и началось веселье. В гостиную Хаффлпаффа он никак не мог тайно подкинуть давнишнюю газету с описанием попытки кражи в Гринготтсе: старшие ребята хорошо соблюдали свои обязанности, поэтому лишний «мусор» в гостиной не задерживался, даже если его не убирали домовики. Младшие барсуки, кстати, брали с них пример и сразу за собой убирали. Ко всему этому, профессор Спраут тоже поддерживала порядок, каждый вечер заходя к своим подопечным. Для Дамблдора это был тупиковый путь.
Хагрид тоже стал тупиком. Поначалу он не мог поверить, что «эта маленькая милая девочка» и есть Гарри Поттер. А уж когда поверил! Директору стоило больших усилий и долгого времени, чтобы убедить добродушного великана, но лучше бы он этого не делал. Хагрид, поверив, расплакался. Заголосил про «дурацких магглов», которым нельзя было доверять мальчика, и которые сделали из ребятёнка не пойми что. Каждый раз после этого, как он видел юного нечистого, в его глазах появлялись слёзы. Хагрид начинал громко сопеть, пытаясь сдержать рыдания, но проигрывал битву с самим собой и уходил домой, вволю наплакаться. Вскоре он решил вообще не появляться в замке без особой на то надобности, дабы «ещё больше не травмировать психику» (ни свою, ни детей, так сказать). Конечно, он не знал таких умных фраз, но из его обрывочно-хлюпающего словоизлияния, в принципе, можно было понять, что имеет в виду он именно это.
Ну, и как Дамблдору было передать столь важную информацию его «герою»? Директор решил действовать через Рональда Уизли, с которым «избранный» общался, как, впрочем, и со всеми остальными детьми его возраста. Весь первый курс, вообще-то, очень отличался в этом году. Они были более сплочёнными, что ли. Уж барсуки, так точно. А между остальными (даже между гриффиндорцами и слизеринцами!) не было никаких напряжённостей, они были нейтральны друг к другу и стремились к дружественному общению. Дамблдору, естественно, это не нравилось, ведь он столько усилий приложил для создания «не соперничества – но вражды». А сейчас он упустил ситуацию и пока ничего не мог сделать, хоть и пытался.
Итак, Рон Уизли. Манипулировать им было легче лёгкого, что Дамблдор и делал. Верный и глуповатый Хагрид пригласил мальчика на чай и «случайно» разболтал о том, что в запретном коридоре на третьем этаже храниться некий таинственный свёрток, забранный им самим из Гринготтса аккурат перед тем, как тот сейф ограбили. Наивный гриффиндорец сразу же поверил неискушённому во лжи и актёрском мастерстве полувеликану. Как уже говорилось, Рон был наивным, даже очень наивным ребёнком. Что, конечно же, не удивительно в такой преданной Дамблдору семье.
Надо заметить, что директор глубоко ошибся: Рон ни в коем случае не хотел говорить о тайне кому бы то ни было. Иначе вся «слава» не досталась бы юному львёнку, а этого он, шестой сын, явно обделённый вниманием, не мог допустить. Мальчик стал искать разгадку сам, чем просто ошарашил Дамблдора. Но когда тот, наконец, узнал о таком вопиющем нарушении его негласных планов, прошло уже слишком большое количество времени. Уизли-младшему удалось сохранять эти свои мысли в секрете от «Великого Светлого» целых два месяца! Хотя, возможно, играло главную роль то, что обычно мальчик думал о еде, не особо задерживая в своей головушке какие-либо другие мысли. К тому же, директор видел того почти только в большом зале во время приёма пиши. А в таком случае «просто грех думать о чём-то другом». К этому, Дамблдор был уверен в своей гениальности и непогрешимости составленных планов. Всё, один к одному, и привело к тому, что прошло два месяца, прежде чем «Великий Светлый» опомнился, узнав об «измене». Ему надо срочно что-то делать!
Гриша же в это время «и в ус не дул», хотя бы потому, что усов не имел. За эти два месяца он-то успел многое. Часто, пусть и тайно, виделся с родными. Хорошо узнал своих новых друзей и смог помочь им стать чуточку лучше. Невилл теперь был не такой робкий и стеснительный, он мог отстоять своё мнение. Гермиона уже наловчилась делать аккуратные хвостики и заплетать обычные косы, плюс стала не такой «академичной». Драко, тоже попавший в категорию друзей, вместе с Грегом и Винсом, стал не зеркальным двойником отца, а самим собой, хотя дело продвигалось медленно. Ну, а Грег и Винс научились сносно выражать свои мысли, даже оказываясь в обществе незнакомцев. И всё это после разговоров с нашим любимым юным нечистым.
Ещё Гриша отомстил (по крайней мере, начал) тем противным близнецам, так разозлившим его в поезде. Нечистый устраивал «пакости» в их стиле, о которых узнал от старшекурсников. И главное, никто ведь его так и не заподозрил (даже его друзья), все думали на близнецов Уизли! Также он перезнакомился со всеми первокурсниками и смог найти с ними «точки соприкосновения»: со всеми детьми он мог поговорить о чём-либо в их вкусе. Ещё он создал несколько учебных групп, хоть это и было больше в стиле Равенкло. В эти группы входили абсолютно все первокурсники и даже, страшно сказать, этот абсолютный лентяй – Рональд Уизли. Возможно, именно из-за этого тот и не стал безнадёжно отстающим, хотя и был последним в списке по успеваемости. Общие посиделки не давали этому маленькому гриффиндорцу скатиться в яму задолженностей.
И самое главное: уроки зелий! О, эти перепалки с профессором Снейпом! Они оба получали огромное удовольствие, перекидываясь «зубастыми» репликами, никто из них не уходил неудовлетворённым с уроков. Грише, очевидно, очень нравился этот мрачный саркастичный маг. К тому же, теперь другие ученики не так сильно опасались зельевара, практикующего свой острый ум, как и язык, только на «мисс Поттер».
И что ещё важней, почти никто из первокурсников не получал отработок у профессора. Этому способствовало лучшее понимание зелий, которое развилось ещё с самого первого урока, благодаря Грише и его вопросам. Даже неуклюжий Невилл не совсем уж часто портил свои зелья, чтобы нарываться на оные. Правда, в противовес ему работал известный нам Рон Уизли: не было ещё ни одного зелья, которое он хоть бы отдалённо правильно сварил, - вот он-то почти всегда ходил на отработки. И, конечно, Гриша. Его неуловимо тянуло к этому взрослому мужчине, поэтому раз-два в неделю юный нечистый сбегал от своих друзей и заваливался к «его Северусу». Сначала профессор подозрительно посматривал на ученика, самовольно драящего котлы или работающего с ингредиентами, но ничего не менялось, за исключением вопросов. Вопросы про зелья и ингредиенты, в них добавляемые, причём, довольно уместные и неглупые, сыпались из нечистого, как из рога изобилия. Нет, не с самого начала. Мало-помалу Гриша начинал задавать два, три, четыре, пока не превратил свои «отработки» в некие семинары по зельеварению. И это тоже им обоим нравилось. А прозорливый обычно Дамблдор этого даже не замечал.


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.03.2015, 00:44
 
staniaДата: Среда, 11.02.2015, 17:51 | Сообщение # 77
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Спасибо вам за тёплые слова! Надеюсь, не разочаровала этой главой.
 
zorinaДата: Среда, 11.02.2015, 21:45 | Сообщение # 78
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
stania, спасибо за продолжение.
 
DoomДата: Пятница, 13.02.2015, 22:27 | Сообщение # 79
Посвященный
Сообщений: 52
« 1 »
Спасибо, пишите чаще, очень интересно.
 
katyaДата: Воскресенье, 15.02.2015, 08:46 | Сообщение # 80
Демон теней
Сообщений: 201
« 6 »
Спасибо за новую главу! Отлично написано!
 
staniaДата: Воскресенье, 22.02.2015, 09:19 | Сообщение # 81
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Мои дорогие, мои несравненные, мои лучшие и замечательные читатели!
Простите, что так долго не было и позвольте объясниться. У нас в квартире все заболели и моя дочурка в том числе, и я. Теперь более менее приходим в себя, так что в скором времени можете смело ждать следующую главку.
Спасибо за понимание, искренне ваша.
 
katyaДата: Понедельник, 23.02.2015, 00:10 | Сообщение # 82
Демон теней
Сообщений: 201
« 6 »
Жду. Поправляйтесь поскорее! smile
 
staniaДата: Понедельник, 23.02.2015, 17:16 | Сообщение # 83
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 23. Квиррелл, и с чем его едят.

Но Грише не могло везти всё время. Однажды он попался после того, как возвращался от родных. Его обнаружил Хагрид, когда тот шёл по лесу.
Как же обрадовался Дамблдор! Такой удачный шанс попал ему прямо в руки! Он быстренько организовал отработку Уизли-младшему, вернее, забрал одну из его отработок у Снейпа и послал обоих мальчиков в лес. Запретный. Ночью. Кто-то, видите ли, убивал единорогов. Такой шанс показать «героям» «лицо зла». Да, «героям», ведь также он снарядил в эту отработку и Невилла (тот тоже мог оказаться «избранным»).
Происходило это аккурат на каникулы, так что юный нечистый, в отличие от других, не так уж и нервничал из-за этого похода в ночной лес. И сам лес, и его обитатели не вызывали у Гриши страха, слишком хорошо он со всем этим был знаком. Да и не ходил, куда не надо: немного левее и чуть дальше в лес – там располагалась колония арахнидов – что он совсем дурак? К тому же, раз каникулы, вставать на следующий день на уроки было не надо, что отметало последние опасения, хотя их и так не было.
Нечистый со спокойной душой отправился на отработку и, мало того, сумел успокоить нервничавшего Невилла, этого милого неуклюжего пухленького барсучка. Этот мальчик стал для Гриши хорошим другом, наравне с Василисами, которые умильно флиртовали с юным английским магом. Да, девочкам он тоже понравился, тем более, им нравилось вгонять того в краску смущения.
Но вернёмся к настоящему: ночная отработка в Запретном лесу. Только Рон Уизли был сильно напуган происходящим. А Хагрид имел чёткие указания отправить этих двоих: Уизли и Поттера, - самим исследовать лес. Не подчиниться он не мог, поэтому, уже через минут десять, их пути разошлись. Хагрид и Невилл ушли в одну сторону, а Рон и Гриша свернули в другую, дабы «осмотреть большую территорию».
Мальчики продвигались по тропинке, видя то тут, то там пятна серебристой слабо светящейся крови единорога. Кто-то сильно потрепал бедную зверушку. Грише было заранее жаль это прекрасное создание, он только надеялся, что единорог ещё жив, и ему можно помочь.
Рон же тяжело топал следом, держа в руках фонарь и поводок от собаки Хагрида – Клыка. Он-то не смотрел по сторонам, слишком уж страшно ему было. Уизли просто шагал вслед легко идущему впереди Гриши и мечтал поскорее убраться из такого мрачного ночного леса.
Вскоре юный нечистый заметил, что им стало попадаться больше пятен крови, а потом этот след вообще свернул с тропинки. Подумав пару секунд, Гриша свернул с тропы и направился вглубь леса, предчувствуя скорую встречу с тяжело раненным, но слава Матушке-Природе, ещё живым единорогом. И правда, не пройдя и пятнадцати метров, он вышел на залитую лунным светом поляну, посередине которой лежал тяжело дышащий прекрасный зверь. Он умирал. И помогал этому кто-то в тёмной мантии с поднятым на голову капюшоном: он пил кровь бедного создания, забирая жизненную силу.
Вышедший на край поляны, Рон закричал, чем обратил на ребят внимание этого страшного вандала. Уизли, сильно испугавшись, рванул прочь, вслед за трусливым Клыком. А Гриша, заметив, что старший маг не обращает на убежавших никакого внимания, смотря на него, решил увести взрослого подальше от единорога. Благо, как он знал, недалеко был проход в его лес. Нечистый тоже рванул в сторону и очень вовремя: мимо пролетел луч явно не доброго заклятия. Маг действительно стал преследовать мальчика, уводящего того к себе в чащу в руки родных. Гриша знал: уж старшие нечистые разберутся с этим вандалом, который, кстати, ощущался почему-то как профессор Квиррелл. Интересно, не так ли?
- Маленький? – по странному стечению обстоятельств Яга и Леший были рядом с проходом.
- Потом, Ягуля! Скорее задержите Квиррелла, он пил кровь единорога.
И вовремя: как раз тот появился из прохода. Нечистые быстро его скрутили.
- Разберитесь с ним, а я пока попробую вылечить бедную зверюшку, - крикнул Гриша, ныряя обратно в Запретный лес.
Он быстро нашёл обратную дорогу и с радостью заметил, что единорог ещё жив. Ничего, его источник Живой воды быстро поправит дело! Промыв сперва раны, мальчик дал зверю напиться. Было видно, как к нему возвращается жизнь: он смог твёрдо встать на копыта и засиять даже ярче, чем прежде, будто помолодел.
В этот момент на поляну выбежал испуганный Уизли. Похоже, он бегал кругами, не сумев догнать Клыка. Рон остановился и удивлённо посмотрел на открывшуюся ему картину: сияющий единорог склонил голову к Грише, который, в свою очередь, гладит шею прекрасного создания. И тут на поляну вступили кентавры.
- Здравствуйте, Хранители Памяти, - заметил их юный нечистый, продолжая поглаживать единорога, - Зачем звёзды привели вас сюда сегодня?
- Не звёзды вели нас сегодня, - выступил вперёд длинногривый брюнет, - Твоё будущее пока расплывчато, детёныш Леса.
- Значит ли это, что вы слушали более приземлённое существо? Или вы решили воочию увидеть проводника нездешнего источника, дабы удостовериться своих предсказаний?
- Истина, детёныш. Нам не интересны людские дела, но с твоим приходом это изменилось. Это также ясно, как и ясно не виден Марс сегодняшний, что должен был ярко светить. Его сияние утихло рядом с рождённой новой звездой. Теперь можно не ждать неприятностей от этого воплощения воинственной планеты. Но как бы не достало нас всех повторное воскрешение Марса.
- Если вы видели новую звезду, то, несомненно, заметили, что это не одна звезда, а целая система. Предчувствую, что в будущем можно будет увидеть рядом не только другие звёзды, но и рядовые планеты, защищаемые светом новых проявлений. Жаль только, не могу увидеть более точное их количество, - немного вопросительно закончил Гриша.
- Мы, - кентавры, а их было трое, переглянулись, - Мы взглянём сами, детёныш. Недели хватит для наших расчетов, и мы высчитаем их количество. Тогда как раз будет видна Венера-Плодородная. Особенно хорошо её будет видно у Чёрного озера со стороны лесных полян.
- Ясного вам неба в помощь и защитницу Природу-Матушку.
Уизли стоял и хлопал глазами, пытаясь понять о чём разговор, но не мог.
- Ты вылечил Пилали, - тем временем указал на единорога другой кентавр со светлой гривой, - Она была очень плоха, сами мы не смогли бы ей уже помочь.
- Это Живая вода помогла. У всех в нашем лесу есть такие источники, следующие за нами. Выходит, я только и сделал, что увёл того вандала, что пил её кровь.
Наконец, Рон смог понять, о чём речь и поспешил вступить в разговор.
- Он был жутким. А куда он девался?
- Не знаю, - отмахнулся Гриша, - Он побежал за мной, но я смог спрятаться, и он пробежал мимо. Где он теперь я не знаю. Угощайтесь и с собой возьмите, - предложил он кентаврам, указывая на родник.
Те, не будь дураками, не отказались. Живая вода – это Живая вода! Самое сильное средство не умереть, даже если одной ногой в могиле стоишь, а коса Мрачного Жнеца уже занесена над шеей. О, как! Уизли же явно сморщился, не признавая такого способа питья. Виделось на его лице отвращение от того, что кто-либо может пить прямо с земли из какой-то лужицы. Но на него никто и не обратил внимания.
- Фу, пить кровь лоша… единорога. Гадость! – решил он привлечь внимание.
- Если ты не в курсе, то объясняю: кровь единорога может вылечить сильно болеющего человека, уже умирающего даже, - ответил на это Гриша, - Правда, взятая вот так, насильно, она несёт в себе сильнейшее проклятие. Не представляю, кто способен на такое, даже зная об этом факте.
- Ты знаешь, что находится в школе в запретном коридоре, детёныш? – спросил третий кентавр, обладающий искристой рыжей гривой, - Нет? Там лежит философский камень. А для чего предназначен он? Для создания золота и, самое главное, Эликсира Бессмертия, - выделил он интонацией, - Так, кто же мог решиться на такое? Тот, кому больше нечего терять. Ну, или полный глупец. Хотя одно другого не исключает, кстати.
- Тот-Кого-Нельзя-Называть! – когда хотел, Рон мог быстро соображать, - Он хочет возродиться! Вот кошмар!
Последние его слова можно было отнести к предыдущему высказыванию, но не только. Уизли ещё не выяснил сам «ту тайну» и теперь досадовал, что, кроме него, теперь это знает и этот непонятный Гарри Поттер. Ему думалось, что тот захочет украсть «славу Великого Рональда». Но он может успеть раньше Поттера, чем и займётся в ближайшее время. Теперь-то Рон будет думать только об этом, не отвлекаясь на какие-то там ненужные уроки. Да будет так!
Тем временем кентавры откланялись и тихо ушли, ведя за собой прекрасную Пилали, пообещав Грише отвести единорога в её табун. Юный нечистый оперативно скрыл родник с Живой водой и обернулся ко второму мальчику.
- Пора возвращаться, Рон, - миролюбиво заметил он, - Нужно рассказать обо всём мистеру Хагриду.
- Да, конечно, - рассеяно ответил тот, думая всё ещё о своём, и поплёлся вслед за юным барсуком.
В ничем не нарушаемой тишине, они выбрались на тропинку и зашагали к выходу из леса. На той самой развилке, где они разделились, мальчиков уже ждали.
- Ну, эт, как сходили? – спросил полувеликан, - Видали чего?
- Да, мистер Хагрид. С единорогом всё в порядке. С нами, несмотря ни на что, тоже.
И Гриша рассказал почти обо всём, не упоминая только поход в родную чащу да сам разговор с кентаврами. А нечего кому попало знать, что «их национальный герой» подбивал тех перейти на его сторону и спрятать в его лесу этих замечательных во всех смыслах созданий – единорогов, да и самим пожить там, пока «войнушка» не закончится. Но рассказывал он подробно и очень-очень содержательно.
За время монолога они, как раз, успели прийти к домику лесника, где своих «персонажей» поджидал Дамблдор. Вот тут-то он только и узнал, что Уизли-младший и не думал делиться информацией с его «героем». С большим трудом ему удалось сохранить добродушное лицо чудаковатого дедушки, читая мысли рыжего мальчика.
«Как хорошо, что кентавры рассказали обо всём и Поттеру, - думалось ему, - Но как же так?! Почему этот мелкий паршивец не стал действовать согласно моему плану? Из-за славы? Какая глупость! Им и на двоих этой славы было бы многовато. Как же хорошо, что эти полукони рассказали, что нужно им обоим. Стоп, а почему об этом знает и Лонгботтом? Нет! Этот мальчишка им всё рассказал! Ну, да ладно. Руберус предан мне и точно сделает, что скажу. А Лонгботтом, он может оказаться отличным запасным героем. Теперь надо бы проследить как-нибудь, чтобы мальчишки не проболтались остальным. Впрочем, они, вроде бы, не горят желанием рассказывать об этом кому-либо. Особенно Мордредов мелкий Уизли».
- Мои дорогие, - по прошествии сбивчивого рассказа Хагрида начал Дамблдор, - Вы же понимаете, что никто больше не должен знать об этом? Я очень надеюсь, что вы сохраните эту тайну.
Все покивали в согласии, и директор разрешил им идти в свои спальни, что те с удовольствием и сделали. Все, кроме Гриши, который хотел ещё сходить к своим старшим друзьям, узнать, что там с Квирреллом. Он только сделал вид, что идёт спать, а сам, убедившись, что его никто не видит, выскользнул из гостиной и пошёл к выходу из замка.
Слава Магии, его так никто и не заметил, а то не избежать бы ему ещё парочки отработок. Дойти до прохода по такому уже знакомому лесу так, чтобы его не увидели, особого труда не составило. И вот Гриша уже дома.
- Всем привет, - осторожно поздоровался он, видя сумрачное настроение старшей нечисти, - Что-то не так?
- Ещё как не так! – отозвался Кощей, - Садитесь за стол, юная барышня. Сейчас Степан накроет, извольте позавтракать с нами. А после уж и поговорим.
Юный нечистый переобнимался со всеми и сел, нервничая. Кощей явно сильно взволнован, если уж перешёл на свой вычурный язык, чтобы успокоиться. Но Гриша теперь знал, что ему всё и расскажут, и объяснят, поэтому успокоился. Хоть и было ужасно интересно, из-за чего все настолько хмуры, он мог и подождать немного. Всё равно этой ночью он, видимо, уже не будет спать, не до того.
Все тихо поели, даже не переговариваясь на обычные ничего незначащие темы. Сильно их зацепил этот Квиррелл.
- Этот Дамблдор совсем ополоумел, - воскликнул Кощей, начиная, - Пустить в школу одержимого! И почему никто не увидел этого?!
- Одержимого? Профессор Квиррелл – одержим? – шокировано переспросил Гриша, - Ужас!
- Мало того, - продолжил бессмертный, - Он одержим не кем-нибудь, а тем, кто охотился за Гарри Поттером – Волдемордой! Даже представить боюсь, что было бы, если бы ты был обычным англичанином, выросшим у тех подобий на людей! Он бы тебя убил и всё, - слабо закончил он.
Всхлипывающая Кика дрожащее обняла мальчика, который сочувственно положил ей на плечо руку, слегка похлопывая. Не любил он таких сослагательных наклонений.
- Я здесь, с вами, - просто ответил юный нечистый.
- Да, здесь, маленький, - слабо улыбнулась яга, проведя ладонью по волосам Гриши.
Остальные тоже смогли немного расслабиться.
- Но и это ещё не всё, - тяжело вздохнул Кощей, - Волдеморда сделал себе крестражи.
- Что?! – вскричал мальчик, вскочив.
Он уже знал про это темнейшее и, более того, злейшее колдовство. Душа должна быть целостной, разделять её жутко и неправильно. Сама Магия препятствует этому. К тому же, на свете столько способов стать бессмертным! Вот хотя бы они – нечисть. Они ведь бессмертны, даже по желанию. В смысле, живут столько, сколько хотят, и умирают по желанию. Или тот же философский камень, кстати. И это далеко не всё!
- Погоди, ты сказал крестражИ, дядя Кощей? Не один – несколько?
- Именно.
- Но… - Гриша даже задохнулся от такого и не смог продолжить мысль.
- Именно, - мрачнее прежнего подтвердил Кощей, - Ума не приложу, что с этим делать!
- Кентавры, - вдруг вспомнил мальчик, - Они точно что-то знают об этом. О, я надеюсь, что они всё же согласятся. Как же я на это надеюсь!
- Хватит о грустном, - сказала Кика, - Малыш, расскажи лучше, как ты? Как отработка? Что хорошего? Что плохого?
И Гриша рассказал. Подробно. Потом все ещё поболтали просто так, ни о чём. И только под утро (хотя в чаще уже был полдень) юный нечистый вернулся в замок. Правда, у него оставалась ещё пара тёмных утренних часов. Он кое-что задумал.
А пару недель спустя Хагрид перестал замечать единорогов, которые раньше часто попадались ему на его прогулках по лесу. Он не придал этому значения, но не зря ли?


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.03.2015, 00:51
 
zorinaДата: Понедельник, 23.02.2015, 20:10 | Сообщение # 84
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
Спасибо огромное за продолжение. Здоровья Вашей семье.
 
katyaДата: Вторник, 24.02.2015, 00:20 | Сообщение # 85
Демон теней
Сообщений: 201
« 6 »
 
katyaДата: Вторник, 24.02.2015, 00:21 | Сообщение # 86
Демон теней
Сообщений: 201
« 6 »
Прода просто супер!!!
 
staniaДата: Понедельник, 02.03.2015, 17:46 | Сообщение # 87
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 24. Очень «скучное» окончание года.

- Дорогие мои сокурсники! – пафосно начал вещать Гриша.
Ребята сидели полукругом у одного из каминов, расположенных в общей гостиной. Их старшие товарищи, в большинстве своём, тоже находились здесь, занимаясь своими делами.
- Мои единомышленники! Все мы согласны с тем, что здесь, в нашей замечательной школе, совсем не учат законам и традициям магического мира? И даже ладно с этим, но тут не преподают даже историю магии!
Послышался одобрительный гул, многие закивали. Старшие начали прислушиваться, а один из старост, знакомый нам Габриэль, побежал за деканом. Так, на всякий случай.
- Есть среди нас чистокровные, они знакомы с этим миром с детства. А что делать другим? Тем, кто вырос в мире обычных людей? Тем, кто вырос в других странах? Что мы можем знать о истории магической Англии? Что мы можем знать о традициях и законах, принятых здесь? Что мы можем знать о, так называемых, негласных правилах поведения? И всё это некому нам рассказать! Мы пытаемся заниматься чем-то и сами, но разве этого может хватить? Нет, нет и нет! Мы ведь даже не сможем, как следует сформулировать вопрос, чтобы найти на него ответ! Вы согласны со мной?
Где-то во время этой тирады вошла профессор Спраут и тихо села поблизости, решив пока не вмешиваться.
- Наши старшие товарищи, - поклон в их сторону, - также, как наш декан, пытаются исправить это досадное недоразумение, но у них множество и других обязанностей! Они и так очень сильно помогают нам. И по школе ориентироваться, и по урокам тоже, и ещё много чего. Но разве, когда мы сами станем старше, не нам надо будет уже помогать младшим? А чем мы сможем помочь, если и сами ничегошеньки не знаем? Вот и я говорю, что ничем! И это надо срочно исправлять! У нас есть такие замечательные чистокровные друзья, что выросли здесь, в этом мире. А у них есть ещё более замечательные, хотя бы тем, что взрослые, их чистокровные родители! И что из этого выходит? Правильно, их родители могут нам рассказать множество нюансов!
Во время этой речи практически все уставились на своих рядом сидящих соседей. Ну, на тех, кто являлся известным чистокровным. И как-то так получилось, что большинство взглядов обратилось на Драко, тот даже немного покраснел в смущении.
- Я приглашаю вас всех в поместье Малфоев на эти рождественские каникулы. Отказы не принимаются! Моя мать отличный знаток традиций и нюансов, как выразился наш друг – Гриша. К тому же, она прекрасная рассказчица. А с законами обязательно поможет отец, - решительно встал маленький барсук.
- Отлично! Драко, спасибо! – из Гриши прямо таки выливалась брызжущая энергия, - Все слышали? На каникулы мы едем к нему! Предупредите своих родных, что будете у друга.
Декан в это время сползла с кресла и зажимала рот руками, чтобы не заржать в полный голос. Многие из старших тоже еле сдерживались, а остальные просто сбежали в комнаты, чтоб уж там посмеяться вволю. А первокурсники серьёзно подходили к важно надутому Драко, благодаря за приглашение, и отходя писать письма родителям, что не приедут домой, так как обстоятельства вынуждают.
- Драко, - последним подошёл Гриша, - А твой отец не будет против такой толпы барсуков?
- А он не знает, что я барсук. Соответственно, не знает, что мои сокурсники барсуки. Так уж вышло, что я не упоминал прямо названия моего факультета в письмах.
- Очень по-слизерински, - рассмеялся нечистый.
- А то! Мне, кстати, тоже надо написать, что я пригласил вас погостить в поместье на каникулах.
- Удачи. А как ты всё же избежал упоминание названия факультета?
- О. Я просто написал, что поступил на «Самый Лучший Факультет». Я же не виноват, что у нас с отцом расходятся мнения в этом! И уж точно не виноват, что он решил, будто я могу учиться на слизерине, когда это не так, - самое невинное выражение лица и самый невинный тон голоса не оставили сомнений в «искренности» мальчика.
Они вместе рассмеялись. А через полчаса в совятне была толкучка. Оттуда вылетали по пять-шесть сов каждые три минуты, унося с собой послания родителям. Последним вылетел филин Малфоя.
«Дорогой отец.
Сегодня выразили обеспокоенность степенью образованности моих сокурсников в знаниях традиций магического мира. Я нашёл, с согласия остальных, наиболее подходящий вариант для их развития в этой области. Поэтому на каникулы можете ждать не меня одного. Выражаю надежду на то, что вы с матушкой найдёте время для просвещения страждущих вписаться в наш мир, а так же тех, кто хочет получить более полные знания в этой области.
Ваш сын, Драко».
До каникул оставалась всего неделя.
Ответы, как ни странно, пришли быстро, на следующий же день. Родственники младших барсуков печалились, но понимали необходимость для их детей быть в другом месте, получая недостающее образование, которое в школе не преподают, а в жизни всё же нужно. Никто не отказал своим любимым чадам провести зимние каникулы у друга с родителями, знающими тонкости.
Драко тоже получил ответ.
«Дорогой сын.
Мы с твоей матерью гордимся твоими достижениями с сокурсниками. Ты вырос истинным Малфоем. Ждём тебя и твоих друзей.
Л.М.
P.S.: Драко, милый, я хотела у тебя уточнить, поскольку сам ты не подумал сообщить об этом. Какое количество друзей приедет? Необходимо подготовить для них комнаты и предупредить домовиков.
С любовью, Н.М.».
Во время завтрака, когда и принесли почту, Гриша как раз обитал за другим столом. Он спрашивал у воронов-первокурсников, как у тех обстоят дела с магическими «заморочками» и не нужна ли им в этом помощь. Остальные два стола он уже обошёл. Поэтому, когда Драко спросил точное число тех, кто поедет к нему в гости, ответ ещё не был определён. Другим ребятам тоже надо было спросить своих родителей, для получения согласия. В итоге, согласие получили все, кто хотел.
Только Драко уже не успел как следует предупредить родителей. Нет, он, конечно, послал письмо, но не был уверен, что не приедет раньше, чем прилетит филин. К тому же, он знал, что при остальных его не будут ругать, что бы он ни натворил. Он также надеялся, что родители не будут слишком уж шокированы во-первых: его распределением, во-вторых: количеством приехавших детей. Серьёзно! Весь первый курс, без исключений, решил поехать к нему.
Встреча на платформе была эпической. Ну, сначала всё было нормально. Люциус и Нарцисса даже смогли не сильно измениться в лицах, когда поняли, что их сын – барсук. Их приветствие друг с другом было обычным. Но! На платформе начали собираться остальные первокурсники. Когда чета Малфоев осознала: сколько в этом году поступило барсуков вообще, - их глаза полезли на лоб.
По истечении нескольких минут до них дошло, что здесь стоит весь первый курс, и парламентёры благодарят их за приглашение провести каникулы в Малфой-мэноре, а также за будущие занятия по традициям магического мира. Это заставило их отправиться за некой Треллони в астрал. Возвращались они на бренную землю целых десять минут. Дети же не торопили их, понимая, что сами виноваты в таком состоянии взрослых людей. Собравшись плотной группой, ребята терпеливо ждали, даже не переговариваясь друг с другом.
Придя в себя, Нарцисса первым делом озаботилась перемещением. Вызвала домовиков в количестве аж восьми особей и приказала забрать багаж ребят (они еле справились). Затем, видя, что супруг всё ещё пребывает в астрале, она занялась порт-ключом. Пришлось увеличить серебряную цепочку так, чтобы все дети смогли взяться за неё одной рукой. Выстроив первокурсников в круг, она рассказала простые правила перемещения, скорее для магглорождённых, но остальным освежить память не помешало. В итоге, все благополучно добрались до места назначения: никто не упал, никого не подташнивало, никто не потерялся. Люциус пришёл в себя и аппатировал следом.
Перед детьми открылась потрясающая картина. За высокими узорчатыми воротами раскинулся необычный сад, где рядом с вековым дубом соседствовала жаркая пальма, где рядом с вечнозелёной елью мирно стоял цветущий пустынный кактус, а какие росли цветы! А посередине возвышался величественный замок. Нет, это строение никак нельзя было назвать поместьем. Словно иллюстрация к сказке про принцев и принцесс, именно это возникало в головах у детей. «Сказочный замок принцессы (или принца)», как не сговариваясь, окрестили Малфой-мэнор ребята. А этот сад, где всегда тепло и зелено? Где разгуливают по дорожкам величавые павлины. Где обычные растения мирно сосуществуют с растениями из других широт, из более теплых, даже жарких, краёв. Впечатлены были все!
Чета Малфоев не прерывала фантазии ребят, понимая какое впечатление даже на подготовленных людей производит поместье, что уж говорить о тех, кто видит его впервые.
Но вот ворота открылись, и гомонящая толпа школьников вошла внутрь. Девочки (и, конечно, наш любимый Гриша) сразу почувствовали себя прекрасными принцессами, а мальчики доблестными рыцарями (даже Драко поддался общей сказочно-фантазийной эйфории). Ну, это же совсем ещё дети, которые могут мечтать когда и где угодно, это не взрослые необременённые фантазией. Они торжественно шествовали за хозяевами, в восхищении переговариваясь друг с другом, что, конечно же, льстило Малфоям.
Ушлые домовики уже встречали всех в просторном изумительно красивом холле. Вещи детей уже были доставлены в их временные комнаты, которые расторопные домовики успели подготовить. Но ребят было так много, что пришлось расселить их по двое на комнату, впрочем, никто не жаловался. Гриша, например, вообще изъявил желание жить вместе с обеими Василисами, да и те были только рады этому. Пару часов дети посвятили тому, чтобы разобраться кто с кем хочет жить и разложить свои вещи. Теперь их ждал ужин. Наконец, большая столовая, где обычно и принимали пищу Малфои, пришлась впору.
После ужина, до вечера оставалось ещё много времени, поэтому дети, не откладывая в долгий ящик, устремили взгляды на старших Малфоев, которые почувствовали себя несколько неуютно под такими страждущими взорами. Но, как говориться, «назвался груздем – полезай в кузов», пришлось им смириться и начать просвещение масс. Прямо здесь, в столовой, Нарцисса рассказывала ребятам «нюансы и тонкости», что-то добавлял Люциус. А детям всё было мало: они спрашивали и спрашивали ещё и ещё.
Наступил поздний вечер, и ребятам пришлось разойтись, после лёгкого перекуса на ночь. Ложились все довольными. Да, Нарцисса и Люциус тоже были довольны происходящим, пусть и не могли до конца отойти от пережитого шока, их можно за это простить. К тому же, они не представляли, что такие вот лекции их ждут каждый день на протяжении всех каникул, поэтому засыпали в блаженном неведении.
Следующий день для детей, привыкших в школе, начался рано. Чета Малфоев ещё только просыпалась, когда бодрые и весёлые ребята давно встали и успели сделать свои утренние процедуры: умылись, почистили зубы, заплелись, кто надо. И теперь они собрались в холле, подумывая немного погулять перед завтраком. Почти все подходили к Драко, выражая признательность за приглашение в такое чудесное место и восхищение тем фактом, что он здесь вырос. Но погулять дети не успели, вовремя спустились Малфои-старшие, приглашая в столовую. После завтрака, однако, никто не смог удержать ватагу ребятишек от изучения необычно-прекрасного сада.
Ближе к обеду в Малфой-мэнор решил заглянуть Северус Снейп, хозяева встретили его у камина в холле.
- Люциус. Нарцисса, - склонился он над ручкой леди, - А где мой крестник?
- Северус, - кивнул Люциус, - Ты знаешь, что твой крестник устроил? Он пригласил в гости тех из первокурсников, кто хочет узнать традиции магического мира более глубоко.
- Да, но что такого? Хороший ход, по-моему, - недоумевал зельевар.
Впрочем, его недоумению недолго оставалось: открылась дверь, и стали заходить дети.
- Здравствуй, крёстный, - чинно поздоровался Драко и освободил дорогу следующим.
- Здравствуйте, профессор Снейп, - каждый, кто входил, обязательно приветствовал нового гостя.
- Здравствуйте, Северус, - выделился, зашедший последним, Гриша, который выпросил себе право называть так профессора вне учёбы, чем, конечно, удивил, если не сказать шокировал, всех присутствующих.
А у самого Северуса глаза всё больше лезли на лоб, теперь-то он понял, что имел в виду
Люциус, спрашивая о выходке Драко.
- Мисс Поттер. Я должен был догадаться, - на странность он быстро пришёл в себя.
- Мисс Поттер? – спросил Малфой-старший, - Разве Поттер не Гарри, мальчик? Или однофамильцы?
- Нет, всё верно. Я Гарри Поттер, хотя моё имя теперь Гриша. Я так привык.
- Да? Но ваш вид…
- Мне так нравится больше.
Сегодня на Грише было надето очередное из его платьев, сшитых собственноручно. Светло-зелёное с золотистыми вставками-рюшами, оно удивительно подчёркивало его большие глаза с таким необычным изумрудным цветом. На голове красовались косички-баранки, украшенные большими бантами золотистого же цвета. На ногах были надеты невысокие замшевые сапожки в тон платью.
- Ты говорила, что сама шьёшь себе платья? – вступила в разговор Гермиона, - И это тоже?
- Да, конечно. Я ношу только сшитое своими руками.
- Удивительно! У тебя настоящий талант, Гера. Жаль, что у меня никогда так не получится. У меня совсем нет таланта к рукоделию.
- Зато у тебя другие таланты, Герми. Например, ты очень хорошо объясняешь то, что мне не понятно на уроках, - вмешался Невилл, - И не только это.
- Спасибо, Невилл, - зарделась девочка, - А ты прирождённый герболог. Растения прямо ластятся к тебе, как живые.
На сей раз покраснел мальчик. Взрослые только слушали, удивляясь про себя маленькому Поттеру. А тот, запустив разговор про разные таланты, преспокойно подошёл к зельевару и что-то тихо спросил. Северус также тихо ответил. Завязался диалог, на который никто не обращал внимания, пока…
- Почему я не могу двинуться? – воскликнул Гриша, прекращая разговоры.
- Омела, - как-то странно ответил профессор, глядя вверх.
- И что? – не понял юный нечистый.
- И когда только успели? – пробормотал под нос Люциус и уже громко разъяснил, - Стоящие под омелой должны поцеловаться, чтобы выйти, иначе не смогут сдвинуться с места.
- О, ясно. Имеет значение, как целоваться или нет? Ладно, не важно.
Гриша поманил Северуса и, когда тот наклонился, смачно чмокнул прямо в губы, заставив остальных уронить челюсти на пол. Зато он преспокойно смог отойти, оставив ошарашенного зельевара, и уйти в свою комнату освежиться и переодеться к обеду.
Нечистому понравилась эта забава: видеть всех столь удивлёнными. Он придумал очередную шалость, раз уж смог уговорить Северуса остаться здесь на несколько дней. Каждый удобный раз Гриша оказывался рядом с зельеваром под омелой. Ну, ему почти ничего не стоило подговорить домовиков. И так все каникулы.
Да, этот год закончился очень скучно!
 
DoomДата: Понедельник, 02.03.2015, 21:16 | Сообщение # 88
Посвященный
Сообщений: 52
« 1 »
Я как тот котенок говорю - малоооо.
Класный фанф!!!!!
 
katyaДата: Вторник, 03.03.2015, 06:15 | Сообщение # 89
Демон теней
Сообщений: 201
« 6 »
Забавно! Прикольно! Восхитительно! Огромное спасибо!
 
staniaДата: Вторник, 03.03.2015, 16:42 | Сообщение # 90
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 25. Родная чаща, родная нечисть и…

Возвращались первокурсники в Хог в прекрасном настроении: Малфои-старшие ещё не скоро забудут их приезд. И профессор Снейп тоже (в этом особо, как известно, постарался Гриша). Дружеские узы между факультетами стали более крепкими, все собирались побывать в гостях у всех этим летом, даже юные нечистые пригласили ребят побывать у них в морском дворце и «сказочной чаще». Дети, конечно, не собирались ходить в гости такой же толпой, только по три-пять человек за раз. Но тем было интереснее, ведь все эти походы растягивались на всё будущее лето. Но до этого было ещё далеко, а пока оставалось доучиться половину учебного года. Ну, а Грише ещё закончить несколько своих проектов.
И главный из этих «проектов» нечистый отправился делать в первый же вечер, как прибыл.
- Можно, профессор Снейп? – робко спросил мальчик и, не дожидаясь ответа, вошёл, - Прости меня, пожалуйста, Северус. Ты ведь не сильно обиделся на мою выходку?
Гриша состроил умильную мордашку, которой никто не мог противиться. Вот и зельевар не смог.
- Ну, и зачем ты это сделала, Гера? – устало спросил он.
- Просто все выглядели так забавно в своём удивлении. Я не мог удержаться! Ты не злишься? Правда, ведь?
- Нет, не злюсь. Хотя должен бы.
- Не надо, пожалуйста. Я ведь не со зла. Хочешь, я сделаю для тебя что-нибудь? Всё, что угодно!
- Я же сказал, что не злюсь. Поэтому не надо ничего для меня делать.
- Ты правда-правда не злишься и не обижен?
- Да. И хватит уже об этом меня спрашивать. Лучше садись, выпьем чаю.
- Здорово! Спасибо!
- Только одна просьба: больше не надо так делать, ладно?
- Конечно, - сразу пообещал Гриша и замялся, - А в Хоге, то есть Хогвартсе, такого нет? Ну, омелы?
- Есть, а что?
- Я просто подумал, что случайно такое может снова произойти.
- Вероятность этого не высока. В подземельях омелу не развешивают, зная моё мнение по этому поводу. Только в вашей гостиной, насколько мне известно, на каникулах она появляется. В большом зале её тоже не бывает. А больше мы с тобой нигде не пересекаемся.
- Ясно, это хорошо. Не хочу, чтобы ты на меня злился.
- Не буду, даже если такое вновь произойдёт. Конечно, если ты сам не будешь замешан.
- Торжественно обещаю!
- Вот и славно.
Они продолжили ничего не значащий разговор ещё некоторое время, прежде чем Гриша ушёл спать. И только после его ухода Северус понял, что тот обращался к нему на «ты», но решил оставить всё как есть. Ему весьма импонировал этот мальчик. С ним было интересно и… да, весело.
Следующим проектом Гриши был директор. Тот всё ещё не отказался от мысли использовать юного нечистого в своих целях. И ещё близнецы. Мальчик решил совместить приятное с приятным: в новом полугодии он устраивал различные приколы «от имени братьев Уизли» только Дамблдору. Почти каждый день с директором происходило что-либо несуразное. То волосы изменят цвет, то мантия станет полупрозрачной, то вырастут рога или хвост. Но не только, у Гриши имелась отменная фантазия и множество способов реализации своих мыслей.
К тому же был Северус, с которым хотелось пообщаться. И друзья. И семья. В общем, дел было невпроворот. Так, в полной занятости, закончился учебный год для юного нечистого. Скоро уже домой.
Дамблдор в это время пытался направить «героя» на свершение подвигов, вот только у него не очень-то получалось. Эти постоянные розыгрыши сильно сбивали его и мешали жить. Ему, во-первых: никак не удавалось вычислить шутника, хотя вначале он грешил на близнецов – это не подтвердилось. Во-вторых: ему не удавалось снять результаты этих «шуток», изменения спадали сами собой по прошествии времени.
В общем, по плану Дамблдора, после экзаменов Гриша должен был отправиться за Квирреллом, который хотел украсть философский камень. Но не тут-то было. Профессор, надо сказать, всё также преподавал, всё в той же манере. Нечистые славно над ним поработали, очистив от присутствия духа «Волдиморды», как они выражались. Тот держал перед ними ответ, освещая события прошлого. А Квиррелл спокойно вернулся и преподавал дальше, не избавившись, впрочем, от заикания, и, забыв про посещение «сказочной чащи».
Так вот, сам профессор уже не видел никаких причин, чтобы красть философский камень, поэтому никуда не лез. Северус не стал для первокурсников «мерилом зла», поэтому его тоже не подозревали в желании обладать камнем. Но директор был уверен в своих планах и ничего не менял. Он, как было задумано, ушёл по своим делам в министерство в последний день экзаменов, чтобы «запустить события». По его мнению, Волдеморт должен был купиться на его отсутствие и начать действовать, а «герой» пойти следом, а может и сразу оба «героя».
И туда, в запретный коридор, действительно кто-то пошёл. Правда, не один из тех, на кого Дамблдор думал. Это был (барабанная дробь!) Рональд Уизли! Он и раньше предпринимал попытки залезть туда, но директор его останавливал каждый раз. И вот теперь, когда Дамблдора не было, гриффиндорец решил вновь попытать счастья. На удивление он сумел зайти довольно далеко. Он прошёл цербера (напевая что-то медленное и немелодичное, в отсутствие слуха), дьявольские силки (да здравствуют учебные группы!), умудрился поймать летающий ключ, выиграл партию в гигантские шахматы (надо же, и у него имелся какой-то талант!), а дальше застрял. Да, не каждый день на пути попадаются горные тролли. Большие, вонючие и озлобленные долгим сидением в замкнутом пространстве. Рон выскочил из комнаты тролля обратно, в зал с шахматами, и попытался спрятаться. Не вышло. Вонючее существо преследовало юного льва, разнося всё на пути своей огромной дубиной.
Так и метался мальчик, пока не пришла подмога в лице Дамблдора. Тот так разозлился, когда понял, что здесь только мальчишка Уизли, что приложил тролля чем-то мощным и летальным. Но ничего сделать уже было нельзя. Пришлось отконвоировать нервного льва к Помфри и пойти доставать философский камень самому, раз ловушка не сработала.
Вот директор подходит к зеркалу «Еиналеж», в котором хранится камень и пытается забрать его. Но его отражение лишь разводит руками и качает головой: камень уже забрали. Ну, у Гриши было достаточно времени, но об этом не следует знать Дамблдору, не так ли?
«Что? Кто? Кто посмел?! Квиррелл? Но тогда, почему он всё ещё здесь? А может всё-таки не он? Надо срочно проверить!»
С этими мыслями «Великий Светлый Маг» бежал по замку в сторону комнат профессора по ЗОТИ. Проверку он хотел устроить сразу.
Как выяснилось, Квиррелл здесь не причём. К тому же, того покинул дух Волдеморта, чего директор и не заметил раньше. Конечно, после такой «проверки» надо было искать нового профессора ЗОТИ, прошлый теперь никуда не годился, по причине своей недееспособности, но кого это волновало?
Последние пару учебных дней Дамблдор ходил очень задумчивым, из-за чего и рассеянным, даже не обращая внимания на очередные розыгрыши. А уж Гриша решил оторваться по-полной! Самый грандиозный прикол он оставил на конец года, на прощальный пир.
Как только директор встал, чтобы сказать речь, всё и случилось: волосы завились барашкиными кольцами и стали зелёными (болотного такого оттенка); борода выросла до неимоверных размеров и заплелась в блондинистую косу (прямо, как у Рапунцель и длина, и цвет); мантия стала полностью прозрачной, открывая полное неналичие под ней другой одежды, кроме цветастых носков; выросли большие лосинные рога и пушистый лисий хвост. Помимо этого, Дамблдор заблеял, вместо того, чтобы говорить по-человечески. То-то было смеху! Конечно же, его сразу отправили подальше с глаз учеников, но забыть такое уже было невозможно, как ни старайся. Вот и окончился учебный год бурным весельем.
Кубок школы, кстати, выиграли разумные равенкловцы, что никого не обидело. На втором месте были хитрые слизеринцы, на третьем пофигистичные хаффлпафцы, ну, а почётное четвёртое занимали храбрые гриффиндорцы. Но это так, к слову. Первокурсникам было всё равно, особенно, конечно, маленьким барсукам, как и более старшим из них. Они поели и пошли собирать вещи, предвкушая радостные встречи с родными после такой долгой разлуки. И Гриша не отставал от них, пусть и встречался с семьёй и во время учёбы.
На следующее утро все уже были готовы и рвались на завтрак, чтобы быстрее попасть на платформу. И первокурсники в первых рядах. Ещё немного и такая долгожданная встреча, все были особенно энергичны в это время. И это было понятно даже учителям, которые не старались утихомирить гомонившую толпу. Наконец! Наконец, лето, дом, семья!
В поездке все переходили друг к другу по разным купе, договариваясь о ещё недоговоренном, зовя в гости, обещая писать и в том же духе. Гриша особенно подчеркнул, что желает видеть Драко, Грега, Винса, Герми и Нева у себя на каникулах, чтобы они как можно скорее приезжали. Они были к нему ближе остальных ребят, и он прекрасно это понимал.
И, наконец, платформа со встречающими взрослыми. Приветственные выкрики и объятия. Слёзные прощания с соучениками. И отбытие домой.
И снова объятия и тёплые приветствия лично для Гриши. Его на поляне ждали уже сильно соскучившиеся Леший, Кощей, Боря, Степан, Яга, Серый, Мороз и, конечно, царь Поддон с супругой Шахерезадой. Кика, встречавшая юных нечистых на платформе, обязалась забрать всех троих.
Все собрались за извечным столом под открытым небом, поели, разговаривая, делясь впечатлениями и последними новостями, посмеялись на «шутку над Дамблдором», которую устроил Гриша на прощальном пире. Он, кстати, только сейчас рассказал всем, что это именно он автор всех тех шуточек над директором и не только. А что, надо же ему было отомстить близнецам, так не понравившимся ему в первую поездку на Хогвартс-экспресе. А те очень часто «попадались на горяченьком» и отрабатывали, и отрабатывали, и отрабатывали. И не вина Гриши, что те были как раз в тех местах и в тот момент, когда всё и происходило. Нет, конечно, его вина! Только вот с ним остальные нечистые были согласны. Да и студенты тоже бы согласились: почти никому не нравились эти оболтусы Уизли.
Ранний обед прошёл в приподнятом настроении, но было видно, что дети устали. А до вечера-то ещё долго! Ох уж, эта разница во времени! Решили положить ребят поспать на часик-другой, чтобы те потом нормально могли дотерпеть до вечера. Сами юные нечистые и не возражали. Первая половина дня выдалась насыщенной и выматывающей. Уже через пару минут они сладко спали на любимой печке Гриши. А взрослые только улыбались, глядя на такую умильную картину.
Они ещё не успели сказать маленьким, что приобрели вместительный дом рядом с их лесом, в котором те смогут принимать летних гостей. Всё же не хотелось вот так запросто приглашать всех подряд в свою «сказочную чащу» или морской дворец. Ребят ждал приятный сюрприз, ведь им тоже не хотелось всем показывать своё жильё, их бы просто не поняли.
- Дядя Кощей, а что там с Волдимордой? – спросил проснувшийся первым Гриша, - Вы что-то узнали?
- Да, кое-что. В его памяти много провалов, но ту сцену в твоём доме он запомнил, как ни странно.
Они сидели на крылечке избушки Яги и разговаривали тихо, чтобы Василисы не услышали их в открытую по случаю тёплой погоды (хотя у них всегда там было тепло) дверь.
- Он рассказал, что не убивал твоих родителей, ему было не до того. Он просто оглушил их, что сделал с лёгкостью, потому как они были даже без волшебных палочек внизу. Потом он поднялся наверх в детскую и попытался убить тебя. Не убивающим непростительным, а несколько другим проклятьем, которое также хорошо лишает жизни и также безболезненно. Тогда над тобой появился щит, отразивший проклятье обратно. Волдиморда не успел среагировать и умер, но успел заметить, как появляется из воздуха Дамблдор. На этом всё. Хотя предполагаю, что остальное дело рук уже Дамблдора. И твой шрам, И смерть двух людей (или животных). И, вообще, думаю, что те люди внизу не были четой Поттеров. В противном случае они так легко бы не сдались. Возможно, что именно их и убили впоследствии.
Гриша сидел и думал над открывшейся ему новой информацией, не замечая, что Василисы давным-давно не спят и тоже всё слышали. И они не спешили обнаружить своё бодрствование. Ну, чем они могли помочь брату? Ничем, вот и не высовывались, откладывая в уме информацию просто на всякий случай. А вдруг когда понадобится? А сейчас не до того. Надо сделать вид, что сёстры просыпаются и отвлечь друга от неприятных дум. Он сможет додумать их и попозже.
А сейчас надо обсудить многое: и визиты школьных друзей, и занятия, которые проводят для них нечистые, и походы, от которых никто из них не собирался отказываться, и всякое разное. И, конечно, надо узнать про новый дом, купленный любящими родными, чтобы детям было удобней. И искупаться, если уж на то пошло!
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Нечисть - я, нечисть." (ГП/СС~слеш~R/NC-17~AU~макси~закончен)
Страница 3 из 5«12345»
Поиск: