Армия Запретного леса

Суббота, 18.11.2017, 03:42
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 4 из 5«12345»
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Нечисть - я, нечисть." (ГП/СС~слеш~R/NC-17~AU~макси~закончен)
"Нечисть - я, нечисть."
staniaДата: Суббота, 22.11.2014, 15:58 | Сообщение # 1
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Название фанфика:Нечисть - я, нечисть.
Автор: Я, конечно
Рейтинг: R/NC-17
Пейринг: ГП/СС, ПП/ВК, ПП/ГГ, ДМ/ГЛ, НЛ/ГГ
Персонажи: ГП, Баба-Яга, Леший, Кикимора, Кощей, Домовой и др.
Событие:
Тип: слеш
Жанр: АУ, приключения, полнейший ООС
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Маленький Гарри Поттер попадает в Россию, в лес. Там его находит местная нечисть. Он становится их воспитанником, они его семьёй. На его одинадцатилетие приходит письмо из Хогвартса. Мальчик решает поехать. Никто в Хогвартсе даже не представляет, что же их ждёт.
Предупреждения: Дамбигад, как водится.
Диклеймер: Всё, к сожалению, не моё, только фантазия.





Сообщение отредактировал stania - Вторник, 03.05.2016, 01:19
 
staniaДата: Вторник, 03.03.2015, 16:45 | Сообщение # 91
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Вопрос немного не по теме, мои дорогие.
Может в оглавление вынести и название глав?
И спасибо, что читаете!
 
ОлюсяДата: Вторник, 03.03.2015, 20:59 | Сообщение # 92
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 176 »
stania, я думаю, что как вам удобней будет. Одно могу сказать - с названиями веселей tongue


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
zorinaДата: Вторник, 03.03.2015, 21:46 | Сообщение # 93
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
stania, спасибо за продолжение.
Если у Вас есть желание вносить названия глав то я только за!
 
katyaДата: Среда, 04.03.2015, 07:46 | Сообщение # 94
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Я думаю, это будет ончеь хорошо!
 
staniaДата: Воскресенье, 08.03.2015, 16:38 | Сообщение # 95
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 26. и… Профессор Снейп?!

Через пару дней после приезда Гриша кое о чём вспомнил. О том, что сделал по наитию, поэтому и не обдумывал долго, как остальные его проекты. Ему срочно надо было написать письмо.
«Уважаемый мастер Фламмель.
Пишет вам юный нечистый по имени Гриша, но вы, может быть, слышали обо мне, как о Гарри Поттере. Я отучился первый год в школе Хогвартс. Хочу в связи с этим уведомить вас о кое-каких событиях, имевших место быть. Директор Дамблдор в начале учебного года сообщил студентам о запрете на посещения коридора на третьем этаже. Потом, уже много позже, я выяснил, что там находится ваш философский камень, после чего сразу его забрал. Теперь же мне хотелось бы выяснить: действительно ли в Хогвартсе был настоящий камень или только подделка? А может, вы вообще не знали об этой ситуации?
И последнее: если философский камень всё же ваш, то прошу написать, когда и где вам будет удобнее забрать его.
Юный нечистый Гриша».
С этим письмом он и отправился на международную почту, где благополучно отправил его. Оставалось терпеливо ждать ответ, хорошо, что теперь у него был и официальный дом, в который с лёгкостью могли поступать письма, и долетать совы, буде такое кому-то придёт в голову. Путь для птичек всё равно был бы долог, но уже не так труден, как если бы они всё также добирались в лесную чащу через толщу деревьев (с воздуха попасть туда было невозможно для всех, кроме нечистых).
Ну, а пока можно заняться и обыденными вещами: погулять по лесу, поучиться, потренироваться в магии и многое другое. И, конечно, готовить новый дом к приезду гостей. Первокурсники решили первые недели две полностью посвятить своим семьям, а уж потом представлять им своих друзей.
Но до этого ещё успело прийти письмо-ответ от Фламмеля.
«Юный Гриша – Гарри Поттер.
Ваше письмо меня удивило. В нём вы написали, что пошли и забрали философский камень. Он, кстати говоря, настоящий, и мой хороший знакомый, Альбус, пообещал, что он будет в полной безопасности, и его никто не сожжет украсть. Посему я очень удивлён тем, что первокурсник, как вы, смогли его забрать. Впрочем, я не отдал бы такую нужную моей семье вещь, если бы он был незаменим. Поэтому ваш трофей может и должен остаться у вас, возражения не принимаются. Понимаю, что вам, как начинающему нечистому, философский камень не нужен, но может когда-нибудь и он сослужит вам хорошую службу.
Хочу, к прочему, поблагодарить вас за ваше письмо: мне было очень интересно, кто же забрал камень. От Альбуса я узнал, что его украли, но он и сам не знал кто именно, и это пробудило во мне любопытство.
Также мне хотелось бы встретиться с вами и узнать подробности, если вы не против.
С несомненным уважением, Н. Фламмель».
Это обрадовало Гришу, и он тут же написал ответ. В письме он пригласил известного алхимика и тех, кого он захочет с собой взять, погостить в России у него некоторое время (да хоть всё лето!), если им будет удобно. Николас с радостью согласился, оговаривая начальный срок в две недели. Он явно знал, кто такие нечистые и хотел познакомиться с теми, кто, как и он, живёт намного дольше обычного и знает, к тому же, много больше него. Тем более, ему правда был интересен сам Гриша. Также он написал, что с ним приедут его любимая супруга и перспективный учёный, с которым он водит дружественные отношения.
Мальчик сразу послал письмо-подтверждение и назначил место встречи в столице, чтобы алхимик не заблудился ненароком. Ему не терпелось увидеть Фламмеля и, может даже, уговорить его давать юному нечистому уроки. Конечно, Гриша получал более, чем всестороннее развитие, но никто из взрослых нечистых никогда не занимался такой наукой, как алхимия (даже Кощей при жизни, что, на самом деле, довольно странно). Им это было и не нужно. Ведь главная цель алхимии – создание философского камня, который в первую очередь даёт бессмертие, а им-то это зачем? Нечисть и так бессмертна. Вот мальчик и постарается заполнить этот пробел в образовании, а мы уже знаем, что у Гриши дар убеждение, верно?
К тому же, так удачно сложились обстоятельства. В это же время к нему на пару дней приезжали его новые друзья: Драко, Грег, Винс, Герми и Нев. Им было бы приятно познакомиться с известным алхимиком.
Особенно Драко, ведь он очень интересовался и зельеварением, и алхимией. Вот только по последней науке было не так уж много достоверных книг, а Фламмель мог что-нибудь посоветовать.
Ещё в это время должны были приехать и другие его друзья (конечно, не одновременно). И он сам пару раз должен был отлучиться в туманную Англию в гости вместе с Василисами.
Настал день приезда знаменитого гостя. Гриша уже ждал того в назначенном месте. Слабое свечение – они появились. Юный нечистый успел хорошо их рассмотреть, когда подходил.
Моложавый мужчина с мудрыми синими глазами и короткой серебристой стрижкой – это явно сам Николас Фламмель. Аристократично-красивая с большими фиалковыми глазами за длинными густыми ресницами и толстой до пояса каштановой косой женщина – Перренель Фламмель. И третий.
Это был молодой мужчина. Блестящие шёлковые волосы стянуты в низкий хвост. Подтянутая и гибкая фигура смело подчёркнута модными рваными джинсами и белоснежной рубашкой, расстёгнутой у шеи на несколько пуговиц. Он поворачивается, виден орлиный профиль. И, наконец, лицо и такие глубокие тёмно-карие глаза, насмешливо поблёскивающие, глядя на мальчика. Невозможно не покраснеть под этим пронзительным взглядом. Невозможно не дрогнуть от одного присутствия этого мага. Северус Снейп – собственной персоной.
По телу Гриши промаршировали мурашки, и он сильно покраснел, чувствуя что-то необычное. Но оправиться ему не дали.
- Мисс Поттер. Какая неожиданная встреча, - голос зельевара не отставал от глаз и новой, неизвестной в Хогвартсе, внешности, будучи таким нежным и ласкающим.
Мальчик смутился ещё больше, хотя, казалось бы, куда ещё?
- Северус, - выдавил он, - Рад тебя видеть.
Фламмели взирали на это с интересом и вселенским спокойствием.
- Позвольте представить вас друг другу, - продолжал соблазнять голосом зельевар, - Мой хороший друг – Николас Фламмель. Его супруга – Перренель Фламмель, - те склонили головы, - Гарри Поттер или, как он привык, Гриша, или, как некоторые его называют, Гера.
- Рад знакомству, - нечистый всё ещё не мог прийти в себя, но вежливость соблюдал неукоснительно и присел в реверансе.
- Очень приятно, - почти хором ответили Фламмели.
- Прошу за мной, - собравшись с духом, Гриша повёл гостей к ближайшему парку.
Леший смог ненадолго открыть проход там в одном из деревьев. Это и объяснял мальчик по дороге, чувствуя пристальный взгляд Северуса, приятный и нервирующий.
Они благополучно прошли через проход и вышли у кромки того самого леса, рядом с большим домом. У дверей стояли Яга и Леший. Состоялось знакомство, в ходе которого Гриша, наконец, обратил внимание на то, что трое гостей разговаривают на отличном русском языке. Фламмелям и Северусу предложили расположиться на открытой веранде, дабы отдохнуть с дороги. Они, в свою очередь, попросили мальчика рассказать всю историю подробно. Он с радостью согласился, развлекать гостей – его прямая обязанность.
- Так это ты забрал камень? – удивился после зельевар, - Так рано? И никому ничего не сказал?
Гриша только кивнул, снова покраснев. На него определённо как-то не так действовал этот мужчина: хочется прижаться поближе, обнять и в то же время убежать подальше. С чего бы это?
- Более того, - вступил Николас, - Он написал мне и в двух словах разъяснил, что и как. Так мы и познакомились. Молодой человек хотел отдать камень, если тот настоящий.
- Поэтому вы решили навестить его?
- Нет, вовсе нет. Мне хотелось услышать этот рассказ. А камень я заранее подарил Грише, как трофей.
- Вот как. Интересно, - промурлыкал Северус, снова вгоняя в краску мальчика.
- если хочешь, - робко начал тот, - Я его тебе отдам. У меня всё равно есть Живая вода. Она обладает похожими свойствами.
- Благодарю за предложение, но вынужден отказаться. Камень твой. Было бы интересно с ним поработать, конечно. Но не могу же я забрать твой трофей, мм? – его голос лился сладкой патокой в уши донельзя смущённого Гриши.
- Тогда, ты можешь брать его не время, - через несколько минут собрался он с силами, - Экспериментировать. Мне он действительно не нужен и просто лежит на полке в шкатулке.
- Премного благодарен за столь щедрое предложение. От такого отказаться не силах.
Фламмели уже давно подхихикивали в кулаки, наблюдая столь странную и забавную сцену. Между этими двумя явно что-то есть. И это что-то явно чувственного характера. Ах, эта первая любовь! Такие чистые чувства! Мальчик, причём, ещё и сам не понял этого. И Северус тоже ещё не понял своих чувств, это прекрасно было видно. Ну, да ничего, время ещё есть. Тем более, семья Гриши и сами знают об этом и стараются не распространяться. Взаимопонимание (особенно по «этому вопросу») между долгожителями было достигнуто без слов.
Женщины, после рассказа Гриши, начали обсуждать своё: рецепты, моду и тому подобное. Мужчины разговаривали про различные эксперименты. Кощей, пришедший вместе с Кикой чуть позже, прекрасно вписались в компанию. Гриша пока предпочёл побеседовать с мужской группой, вернее почти молча слушал, изредка вставляя реплики.
Вскоре Степан позвал всех на обед. Уж он-то расстарался! Ему вообще нравилось принимать многочисленных гостей, так что это лето станет для него особо любимым. Ещё бы! Столько людей он раньше даже и не видел!
Но это будет позже, а пока все сидели и нахваливали стряпню довольного домового, восхищаясь его мастерством. Также Гриша предупредил, что к нему через пару дней приедут его Хогвартские друзья.
Они собирались пробыть у юного нечистого дня три, может четыре.
- А до их приезда я намереваюсь уговорить вас рассказывать мне об Алхимии, мастер Фламмель, - открыто улыбнулся мальчик.
Все рассмеялись на эту реплику. Нечистые, конечно, обеспокоились за Николаса, но он уже решил, что не против поделиться знаниями с этим удивительным ребёнком.
- А ещё ко мне почти каждый день приходят Василисы. Ну, то есть, Парвати и Падмавати. Здесь их зовут Василисой-Премудрой и Василисой-Прекрасной. Им тоже будет очень интересно послушать. А ещё увидеть такого Северуса, - под нос добавил он, не зная про острый слух самого Северуса и четы Фламмелей.
Все вновь рассмеялись, а Гриша смутился и покраснел, поняв, что его услышали остальные присутствующие, но вскоре присоединился к смеху.
До вечера оставалось предостаточно времени, и мальчик пригласил гостей прогуляться недалеко в лесу. Эти места он уже успел хорошо изучить. К тому же, с ними пошёл и Леший, которому очень хорошо был знаком вообще весь лес, и не только этот, кстати. Он развлекал всех рассказами о различных растениях, попадающихся им на пути. Северус даже собрал несколько травок и листьев, которые мог использовать в дальнейшем. Гриша подал зельевару только что сплетённую корзиночку, куда можно было сложить всё это добро. Мужчина с благодарностью эту корзиночку принял, положив и задержав свою руку на руке мальчика. Ему определённо нравилось смущать маленького негодника. Видимо, это была расплата за зимние каникулы. Остальные только умилялись, наблюдая эту картину и не вмешиваясь.
Но рано или поздно всё заканчивается, закончился и этот день, немало потрепавший Грише нервы. Он, как примерный хозяин, остался в доме на краю леса, тогда как остальные нечистые уже поздним вечером вернулись в чащу.
Гости тоже были утомлены этим днём, поэтому сразу легли и спокойно уснули. А вот мальчику не спалось. И дело было не в том, что он не привык к незнакомой атмосфере. В конце концов, в Хоге он засыпал спокойно. Нет, дело было в другом.
Гриша вспоминал время, проведённое с гостями, вернее с одним определённым гостем. Внутри просыпалось и росло странное ощущение, и это его беспокоило. С ним творилось непонятное, и он не знал, что делать. Это ведь так неправильно – возбуждаться от присутствия в другой комнате своего профессора.
Впрочем, пока в его голове роились различные думы, тело решило взять контроль на себя. Спать ложился он, как и обычно, без одежды, поэтому своевольная рука не встретила на своём пути никаких препятствий. Она уверенно легла на вздыбившуюся часть тела и, сомкнувшись, начала поглаживания. В мозг начали поступать сигналы о наслаждении, которое может стать больше, если мальчик продолжит. И сожмёт чуть сильнее. И проведёт рукой чуть быстрее. И ещё быстрее. Помимо воли начали всплывать образы Северуса, пронзительно смотрящего, завораживающе говорящего. И властного. Представлялись сильные мужские руки, ласкающие его тело. Непроизвольно вырвался стон. Хватило ещё самой малости, чтобы выкрикнуть имя, достигая разрядки.
Весёленькое Гришу ждёт времечко!
В своих прогнозах мальчик оказался прав. Даже более того. Чета Фламмелей и Северус решили задержаться в гостях у нечистых на всё лето. Естественно, это не способствовало Грише в спокойствии.
Зельевар всегда имел при себе переносную лабораторию (привычка, оставшаяся с войны), поэтому он мог проводить свои эксперименты с философским камнем прямо здесь. Не забывал он и про Гришу, всё также действуя на того одурманивающее. А мальчик и страдал, и наслаждался этим, и всё не мог понять, что с ним происходит?
К месту будет упомянуть, что на следующее утро, после появления Северуса и Фламмелей, нечистые недвусмысленно намекали на Гришины «забавы».
- О! Да наш мальчик совсем уже взрослый, - развеселилась Кика за завтраком, - Мне теперь будет неловко называть тебя малышкой. Так-так, подумаем. Ага! Будешь Груней. И звучит похоже. Решено!
- Да, Гришенька наш совсем вырос, - подхватила Яга, - Но ты уж извини, а я и дальше буду звать тебя маленьким. Привычка – страшная веешь!
- Ты только помни о моём совете, Груня, - забавляясь, сказала болотница, - Все мужики – козлы!
Главное, выбрать козла, который будет верен только тебе.
- Это точно! Это верно! – эстафета перешла Степану, - Теперь тебе и подарки взрослые дарить надо. Я даже знаю, что именно подарю на твой день рождения, хоть до него и далековато.
- Сударыня, - влез и Кощей, несомненно получающий удовольствие от поддразнивания, - Какая жалость! Теперь я не смогу называть вас маленькой барышней, вы уже совсем большая.
И так далее, и в том же духе. Гриша готов был сквозь землю провалиться от смущения. И это ему предстояло терпеть всё лето! Но он, конечно, не злился и не обижался на родных, так они его поддерживали на тему взрослых отношений и особенно их физической части. И каждый высказал одобрение выбором Гриши для первой любви. Ненавязчиво, намёками. Мальчик ведь и сам ещё не понимал своих чувств, как, впрочем, и зельевар.
Ну, разве не странно, что ни один из них не мог признаться даже самому себе во влюблённости в другого. Что не мешало, опять же, обоим в тайне (хотя, какая же тут тайна?) предаваться мечтаниям. Гриша каждый вечер не мог уснуть, пока в волю бы не пофантазировал о Северусе, помогая себе руками, естественно. Северус же обладал большей выдержкой, да и педофилом не был, но и уме требовалась разрядка хотя бы раз в неделю. Это страшно беспокоило его, но ничего поделать он не мог: организм его не слушал, заявляя свои права.
Это лето стало тяжёлым и страстным для них обоих (хотя пока о раздельно друг от друга). И оба они надеялись на предстоящий учебный год. А вдруг это могло бы помочь? Наивные! Настоящие чувства просто так не проходят! Только они об этом ещё не знают, но скоро, уже очень скоро.
А пока было лето, наполненное встречами друзей- первокурсников. Их знакомством с Фламмелями. Их удивлению новому профессору Снейпу, которого далеко не сразу, но всё же признавали в этом удивительном, заигрывающем с Гришей, молодом мужчине. Для юного нечистого была ещё и учёба у своей семьи и Николаса Фламмеля. Жаркие смущающие разговоры с Северусом. Прогулки по лесу и купание в озере.
О, об этом следует упомянуть отдельно. Ведь, конечно же, каждый раз с ним купался и зельевар. Почти голый, одетый только в обтягивающие плавки. Это было что-то с чем-то! В такие моменты Гриша жалел, что вода не ледяная. Он возбуждался, краснел (и пылал), но не мог остановиться и разглядывал Северуса в малейших деталях. После этих дней его сны были особо красочными и запоминающимися. А ведь они ходили на озеро почти каждых день! Бедный юный нечистый!
Да, это лето было и тяжёлым, и нервирующим, и страстным, и мечтательным!


Сообщение отредактировал stania - Воскресенье, 08.03.2015, 16:40
 
staniaДата: Воскресенье, 08.03.2015, 16:42 | Сообщение # 96
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
С праздником нас! С 8 марта!
Счастья, успеха и здоровья нам!


Пи.Си.: надеюсь вам понравилась прода.

Отредактировано. Цветной шрифт только для админно-модераторского состава! Шрифт размером более 12пт запрещён!


Сообщение отредактировал Олюся - Вторник, 10.03.2015, 21:33
 
katyaДата: Понедельник, 09.03.2015, 01:10 | Сообщение # 97
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Спасибо за проду! С праздником!
 
staniaДата: Среда, 11.03.2015, 17:27 | Сообщение # 98
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 27. Локхарт…

*** - откровенные сцены (NC-17, если я правильно понимаю) - ***

Лето подходило к концу. И знаменовало это прилёт совы из Хогвартса со списком необходимых учебников и вещей в новом учебном году.
Последние две недели августа бывшие первокурсники, опять же, решили провести полностью со своими семьями. Северус должен был быть в это время уже в Хогвартсе, поэтому покинул Россию. Фламмели тоже решили не задерживаться, давая мальчику возможность побыть только с родными. Правда они договорились встретиться следующим летом, А зимой принять в гостях Кику, которая, как мы знаем, любит путешествовать.
Гриша также договорился с самыми близкими друзьями о времени похода в Косой переулок для покупки учебников и канцелярии (ну, ещё, может, некоторых ингредиентов), остальное он, как обычно, собирался приобрести в другом месте.
Вот и настал день встречи. Юные нечистые переместились в Англию, их сопровождала Кика (как самая понимающая, хотя другие уже тоже могли сносно говорить на английском языке, кроме Кощея, который теперь знал его в совершенстве). У Гринготтса их встретили остальные их друзья с кем-нибудь из своих родителей. Взрослые быстро договорились, что сопровождать детей за покупками будут Люциус Малфой, Джейн Грейнджер (мама Герми) и Кика. Они были уверены, что смогут и втроём контролировать такую толпу детей. Забегая вперёд, скажу, что у них действительно получилось.
Расставшись на время с другими родителями, все, первым делом, пошли за мантиями. Гриша и Василисы, естественно, там ничего не покупали. На странность, Драко присоединился к ним в стороне. Нечистые выяснили, что он тоже берет одежду во Франции (нет, Гриша, конечно, шил всю одежду себе сам, кроме всяких носков, нижнего белья и мантий). Дети не сразу, но заметили, что четвёрка из их компании ничего не примеряет, и спросили: почему? Узнали, Но менять свои планы не стали. Всё равно эти мантии на год, не больше.
Следующим пунктом стала канцелярия. Вот тут Гриша оторвался по полной, удивляя всех, кроме Кики, знающей о его страсти. Он накупил всего-всего и ещё немного больше. Ну, нравилось ему писать перьями, что уж теперь?
Дальше была аптека и необходимые для второго курса зелий ингредиенты. Даже Гриша здесь кое-что купил, хотя далеко не всё, что было надо.
Когда закупились и там, наступил черёд учебников. Во Флориш и Блоттс собралась толпа народа, состоящая в основном из женщин всех возрастов. Оказалось, что некий Гилдерой Локхарт в этот день давал автографы. Протиснуться сквозь такую плотную толпу было сложно, но нужно. Ни у кого не возникало желания приходить сюда ещё раз только за учебниками. К тому же, внутрь решили пойти не всем скопом. Гриша (как любитель приключений), Герми (как любитель любых книг), Драко (который решил пойти заодно с отцом) и сам Люциус (взрослый, который мог спокойно пользоваться магией и уменьшить покупки ребят).
По пути к прилавку их чуть не сбил с ног приземистый мужчина, щелкающий фотоаппаратом. Он воскликнул, чтобы дети посторонились, чем привлёк к ним внимание. Великолепный Гилдерой Локхарт сразу заметил Гришу, о котором уже было написано несколько статей: о его возвращении в магический мир, о его новом облике и тому подобное. Маг тут же вытащил юного нечистого к себе, разливаясь соловьём о том, что будет преподавать в Хогвартсе и что дарит «герою» все свои книги.
А Гриша украдкой рассматривал Локхарта. Тот казался самовлюблённым павлином. Одни золотистые кучерявые волосы, явно так укладываемые, чего только стоили. Да и весь его вид! Щегольская сиреневая мантия, оттеняющая такого же цвета глаза. Отполированные ногти на ухоженных руках. Припудренное лицо. Блестящие, почти зеркальные, ботинки. Светло-бежевые брюки с острыми стрелками. Серебристый жилет поверх белоснежной рубашки, видимые из-под расстёгнутой залихватски мантии. И всё же, что-то было не так. Не сразу, но очень быстро нечистый понял: его глаза. Красивые сиреневые глаза. Вернее их взгляд. Он смотрел мудро и хитро, никак не поддерживая общий образ. Многие, да почти никто, и не заметил бы этого, но Гриша умел смотреть в глубину человека (ещё с самого детства у Дурслей, кстати). И там, в этой глубине, он увидел отнудь не глупого и самовлюблённого мага. То была лишь маска. И это было интересно.
Но вот, наконец, его отпустили. Нечистый сразу двинулся к своим друзьям и увидел, как Люциус держит какую-то чёрную тетрадь, желая её кому-нибудь подложить.
- Лорд Малфой, - тихо произнёс Гриша, привлекая внимание старшего мага.
- Гарольд? – чуть запнулся на имени тот.
- Эта тетрадь. Её дал вам Лорд? Не смейте её кому-либо подкидывать! Она нужна мне.
- Что? Как вы? Впрочем, неважно. Я уже давно хотел от неё избавиться. Забирайте, но учтите, что эта вещь какой-то артефакт Лорда.
- Не стоит беспокоиться, лорд Малфой. Я сам с ней делать ничего не буду. Только отдам родным на проверку. Мне кое-что показывали. Объясняли, как почувствовать. Думаю это он – хоркрукс. По крайней мере, очень похоже.
- Хоркрукс?! – чуть не воскликнул Люциус, - Но это же!..
- Тише, нас могут услышать. Потом, если вам интересно, можете поговорить с моей семьёй. Они знают гораздо больше меня.
И Гриша ловко спрятал толстую тетрадь, чтобы никто больше её не заметил. А вскоре они вышли из магазина. И тут юный нечистый заметил странное поведение Драко. Тот волновался и оглядывался. Что же его встревожило? Но говорить об этом было не время. Ребята закончили здесь все свои покупки, и их ждали родители.
Попрощавшись со всеми, Люциус настойчиво пригласил нечистых поужинать в Малфой-мэноре. После уверенного кивка Гриши Кика согласилась. По мнению мальчика, Малфой-старший решил всё же подробнее узнать о хоркруксе лорда, хотя и сам «не плавал» а этой теме, он посчитал свои знания недостаточными. А Гриша жаждал расспросить Драко. Также на ужин были приглашены и Креббы с Гойлами полным составом.
- Какой чудесный сад! Он великолепен! А замок! Сказочно! – громко выражала свой восторг Кика, когда все переместились, и она увидела Малфой-мэнор, - Чудесно! Лешему ваш сад пришёлся бы по душе. А Кощею ваш замок.
И так далее, и тому подобное. И так весь ужин. А после все разошлись на две компании: взрослые и дети. Хотя, если старшие разместились в одной из гостиных с бокалами вина общей компанией, то ребята решили разделиться. Василисы увели Грега и Винса на прогулку посаду, также разделяясь на пары, а Гриша и Драко устроились в комнате у последнего.
- Драко, скажи, - мягко начал нечистый, - Когда мы уходили из книжного, тебя что-то взволновало.
Он не хотел давить на друга, поэтому не спрашивал, давая выбор.
- Локхарт, - через пару минут вздохнул тот.
- Да? И чем он тебя так зацепил, если не секрет?
- Он такой красивый, - еле слышно прошептал Драко.
- Действительно. И?
-Малфой-младший покраснел и уткнулся взглядом в свои руки.
- Тебе он понравился, и что? – Грише, правда, было интересно.
- Ты не понимаешь! Он такой классный! И… и… И он мужчина, - снова вздох.
- Да, в чём проблема? Ну, мужчина. Ну, красивый. Ну, нравится. И что?
- Я же парень!
- О, кажется, я понял. Тебя не просвещали насчёт отношений между магами? С древних времён маги могли составлять и однополые пары.
- Что?! Ты серьёзно?!
- Конечно. Тебе, что, и правда, не говорили об этом?
- Нет. Отец сказал, что такие вещи мне ещё рано знать. Постоянно повторяет. Обещал рассказать обо всём, когда мне исполниться тринадцать.
- По-моему, будет поздновато. А ты, ну, никогда раньше не возбуждался?
- Нет.
Оба мальчика были очень смущены и очень красны, что не мешало им продолжать столь смущающий разговор.
- А ты? Ты уже? Ну, ты понял.
- Да, Драко, я уже. Я даже помогал себе рукой.
- О? И как это?
- Очень приятно.
- Расскажешь?
- Это не так просто. Слова не могут передать всю полноту чувств и ощущений. Хотя, может, я могу кое-что посоветовать.
- Что?
- Я не знаю, получится ли?
- А ты скажи! – горячо попросил Драко, сильно желая быть «взрослым», как друг.
***
- Ладно. Закрой глаза, представь Локхарта. Что ты чувствуешь? Он тебя привлекает, но привлекает ли он тебя физически или только эстетически? Чувствуешь ли ты сладкое томление внизу живота? Или тебе нравится только образ для подражания?
Гриша говорил и говорил, описывая физические особенности мужского тела. Наконец, Драко застонал, и разлёгся на своей кровати, на которой сидел с самого прихода в комнату. Штаны на нём явно топорщились в одном интересном месте. Гриша подошёл и присел рядом с другом, его «боевой орган» тоже уже был в полной готовности.
- Драко, если ты не против, - он протянул руку и погладил выпуклость на штанах, - Если хочешь, я продолжу.
- Да, - почти невнятно, - Да, - уже громче с придыханием.
Малфою нравились лёгкие поглаживания, но хотелось большего.
- Я покажу тебе, - прошептал нечистый, расстёгивая брюки и спуская их вниз, а вместе с ними и трусы.
Гриша вновь погладил горда стоящий член друга, тот ответил сладким стоном.
- Это приятно, правда? – бархатно спросил нечистый, - Тебе это нравится.
В ответ на это – стон. Да, Драко явно наслаждался, будучи очень чувствительным. Гриша сомкнул руку и с силой провёл с верха до основания. Вторая рука в это время подняла наверх рубашку и прошлась лёгкими касаниями с низа живота до груди. Вырвался ещё один продолжительный стон.
- Гриша, пожалуйста! – умолял нечистого неизвестно о чём Драко.
- Хорошо, Дрей. Только представляй того, кто тебе нравится, не забудь.
- Да. О Мерлин, да!
А Гриша вспомнил о том, что ему рассказывали старшие нечистые о физических отношениях. Он захотел кое-что попробовать. Лаская одной рукой горошину соска Драко, он склонился и поцеловал головку члена, продолжая поглаживать его другой рукой. Потом открыл рот и заглотил «угощение» до основания. Слава всем высшим силам, что они были ещё детьми и не обладали сильно развитыми половыми признаками, иначе Грише это действие не удалось бы. Но нечистому понравилось это ощущение заполненности рта. А Драко задохнулся от столь ярких приятных ощущений и снова застонал. Он и поверить не мог, что есть такое наслаждение!
Юный нечистый продолжил. Он выпустил член изо рта и начал его вылизывать, вызывая очередные стоны лежащего под ним мальчика.
- Гриша, пожалуйста! Хватит! – еле выдавил тот, - Возьми его, как раньше.
На это реплику, прерываемую громкими вздохами, Гриша ухмыльнулся и поспешил выполнить просьбу. Ему тоже нравилось происходящее, хотя и хотелось, чтобы это был совершенно другой человек. Он снова взял в рот напряжённый член друга, только головку, слегка посасывая. Проехался головой вниз, заглатывая до основания и вновь вернулся к головке, которую лизал и посасывал, словно леденец. И снова вниз. И снова наверх. И снова, снова, снова. Гриша ускорял движения, Драко стонал и метался от даримого наслаждения, тяжело выдыхая.
Но долго так продолжаться не могло. Мальчики были молоды (ну да, они же мальчики) и совсем не могли сдерживаться на фоне своих гормонов. Через десять минут таких «упражнений» Драко кончил, сжимая кулаки и, как ни странно, выкрикнув имя Локхарта. После он обессилено раскинулся на кровати, медленно приходя в себя.
- Значит, тебе, действительно, нравится Гилдерой Локхарт, - сказал Гриша, тоже уже успев достигнуть разрядки, как обычно, помогая себе рукой, - А ты знаешь, что взрослые делают не только так?
Пальцы нечистого легко поглаживали внутреннюю сторону бедра Драко, постепенно приближаясь к промежности и снова встающему члену, но не коснулись его, пробираясь ниже.
- Ты мне веришь? Ты веришь, что я не причиню тебе вреда, Дрей?
- Да, - слабо отозвался тот, уже полностью вновь возбудившись (вот она – радость молодости).
- Хорошо. Я покажу тебе, как взрослые занимаются этим. Согласен?
- Да. Да!
Гриша развёл в стороны ноги мальчика, предварительно сняв мешающую одежду. Одной рукой он снова ласкал член, пробегаясь языком по чувствительной головке и вызывая стоны. А другой он коварно пробрался к девственному отверстию. Безмолвно сотворив смазку (очередной из разговоров старших нечистых), одним пальцем он проскользнул внутрь. Драко даже не почувствовал этого, растворившись в ласке, даримой другой рукой и ловким язычком.
Вскоре в дырочку проскользнул и второй палец. Теперь Гриша мог начать растягивать узкий проход, чем и занялся, попутно ища «ту самую» точку. Потрясённый полустон-полувздох Драко подтвердил, что нечистый преуспел. Он добавил третий палец, снова достигая чувствительной горошинки внутри и посылая очередную волну наслаждения по телу друга. Одним пальцем Гриша поглаживал точку наслаждения, а двумя другими растягивал стенки прохода. Малфой теперь только всхлипывал и загнано дышал.
- Ещё… больше…, - удалось ему выдохнуть.
Нечистый, уже давно выскользнувший из своей одежды, смело пристроился между ног мальчика, продолжая чуть поглаживать его член. Его собственные уже был каменным и посылал сигналы о том, что хорошо бы оказаться в горячей тесноте, наконец. Он вытащил пальцы, вызывая этим просящее хныканье, и наклонился над Драко, также быстро смазав свой изнывающий орган.
- Извини, Дрей, может быть немного больно, - прошептал Гриша в губы друга и впился в них поцелуем, резко входя.
Малфой почувствовал боль, не такую уж и сильную, и волны сладостной дрожи: нечистый сразу попал по простате.
- Ещё, - помимо воли вырвалось у него, - Ещё!
- Если ты просишь, Дрей, - горячо сказал Гриша, начиная двигаться.
Вскрики наслаждения стали ему ответом, подталкивая к кульминации. В жаркой влажной тесноте было невероятно! Он не мог долго продолжать, поэтому выпрямился и вновь положил руку на неопавший член друга, сомкнул и начал быстрые мерные движения, доводя Драко до исступления.
Очень скоро тот кончил со стоном-вскриком, вспоминающим имя Локхарта. Гриша почувствовал сжатие мышц горячего прохода и последовал за ним, тоже громко застонав. После обессилено свалился и скатился с друга, тяжело дыша.
***
- Это было… - через несколько минут сказал сонным голосом Драко, - Классно! Но…
- Но лучше бы это был Гилдерой? Как я тебя понимаю!
- Э? – удивился Малфой, но как-то вяло.
- Мне кое-кто, вроде как, нравится. Я всё лето мечтал о нём.
- О нём? Не о ней? Хотя… С твоим-то видом и характером не удивительно.
- Да ты совсем спишь! Залазь под одеяло хоть. Я скажу твоим родителям, что ты уснул, не беспокойся.
- Хорошо. Доброй ночи, - широко зевнул Драко и сразу уснул.
- Покойной ночи, - хмыкнул Гриша.
Ох-хо, похоже, теперь не только один нечистый будет мучиться со своими гормонами. Сделал пакость – сердцу радость! В конце концов, он нечистый или мимо проходил?


Сообщение отредактировал stania - Среда, 11.03.2015, 18:50
 
staniaДата: Среда, 11.03.2015, 17:30 | Сообщение # 99
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Как видите, моего муза куда-то занесло. Надеюсь вам понравилось. Если же нет, то говорите, может, выйдет переписать, в чём я сомневаюсь. Мой муз - он такой упрямый!

Сообщение отредактировал stania - Среда, 11.03.2015, 17:30
 
zorinaДата: Среда, 11.03.2015, 21:11 | Сообщение # 100
Подросток
Сообщений: 29
« 0 »
stania, пусть и дальше Вашего Муза несет. Спасибо за продолжение!
 
katyaДата: Четверг, 12.03.2015, 07:49 | Сообщение # 101
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Ух ты! Не ожидала, но глава просто супер! Огромное спасибо!
 
AnchelaДата: Понедельник, 16.03.2015, 18:58 | Сообщение # 102
Посвященный
Сообщений: 30
« 3 »
Фик очень нравится. Вы еще где-нибудь выкладываетесь? Очень жду проды.
 
staniaДата: Вторник, 17.03.2015, 11:00 | Сообщение # 103
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 28. Новое распределение.

- Кика? – Гриша вышел в холл замка Малфоев, - Мы домой?
- Нет, Гунеч…О… О-о! Ого! Наш пострел везде поспел?
- Ну, как-то так, - якобы скромно потупил глазки юный нечистый, - Так что, мы домой?
- Нет, - Кика хмыкнула, - Люциус и остальные очень заинтересовались темой хоркруксов, поэтому я пригласила сюда с согласия хозяев Кошика. Он в этом лучше разбирается. Ну, и мы заодно остаёмся здесь. А завтра все вместе заглянем во Францию за мантиями и так, пройтись по магазинам.
- О, ясно. А где Василисы?
- Пока ещё гуляют, вроде.
- Гарольд, а где Драко? – спросила Нарцисса.
- Мы с ним поговорили, и он устал и лёг спать. Когда я уходил, он уже уснул.
- Странно, обычно Драко так рано не ложится. Пойду проверю, как он. Ах да, ваши комнаты готовы. Любой эльф вас проводит.
Женщина ушла, а Гриша решил пойти поискать друзей.
Первую парочку, Василису-Прекрасную и Грега, он нашёл в деревянной резной беседке, одной из множества, расположенных в саду. Они просто целовались, но растрёпанная одежда на мальчике навела Гришу на верную мысль: ребята тоже успели «зайти подальше». Наверное, Падма проявила инициативу, ведь Грег, что ни говори, настоящий джентльмен, в отличие от нечисти. А ещё Гриша подумал, что был абсолютно прав тогда в поезде, везущим их на первый курс, эти четверо нашли своих спутников жизни.
- Друзья, уже вечереет, - негромко сказал юный нечистый, привлекая внимание, - Пора бы уже спать.
- Какая жалось, мы только подошли к самому интересному, - лукаво сказала Василиса-Прекрасная.
- Мы сегодня не уезжаем, остаёмся здесь. А завтра вместе за мантиями.
- О, это славно! Грег, пошли в дом, становится прохладно.
Тот молча поднялся, весь пунцовый, и предложил девочке руку.
- Ребят, а вы не знаете, где Винс и Парвати? Они ещё не знают, что мы остаёмся. Я вас первыми нашёл, - Гриша хитро улыбнулся, глядя на смущённого мальчика.
- Не удивительно, они в следующей беседке по этой дорожке, Гриша, - ответила Василиса, - Мы хороши их слышали какое-то время.
-Ясно, спасибо. Да, комнаты прежние, - вспомнил юный нечистый.
Парочка поспешила в дом, а Гриша пошёл дальше. В ближайшей беседке, и правда, обнаружилась вторая парочка. Их вид тоже говорил об активном времяпрепровождении.
«Надо же, - весело подумал мальчик, - Младшее поколение нечисти сегодня явно отличилось!»
- Ребят, жаль вас прерывать…
- Вот и не прерывай, - перебил Винс.
Он явно не чувствовал никакого смущения из-за происходящего и происходившего.
- Поздно уже. Если сами не вернётесь в дом, вас эльфы перенесут или взрослые найдут. А оно вам надо?
- Понял, не дурак, - ответил мальчик, прерывая поцелуй.
Он быстро привёл их одежду в надлежащий вид и подхватил девочку на руки.
- Комнаты те же, - успел крикнуть быстро удаляющимся ребятам Гриша, - Они похоже и не собираются останавливаться на достигнутом, - пробормотал он себе под нос и хихикнул.
Юный нечистый немного постоял и тоже пошёл к «замку сказочной принцессы». Он, знаете ли, за сегодняшний день ужасно устал и неимоверно хотел спать. Но быстро уснуть не вышло: перед глазами вновь встал образ полуобнажённого Северуса. Что поделать, пришлось снова помогать себе рукой. Хотя, казалось бы, он уже должен был бы выдохнуться от «упражнений» вместе с Драко. Ах уж, эта молодость!
Последние дни до учёбы пролетели для нечистых почти незаметно. Старшее поколение, кстати, заметили изменения в Грише и Василисе-Премудрой. Те точно стали взрослее, хотя бы на физическом уровне. Но никто ничего не сказал (ну, почти ничего, так парочку подколок, не более), даже Поддон молчал по этому поводу. Хотя этому, может быть, способствовал факт наличия платинового колечка с небольшим голубым брильянтом на безымянном пальчике дочери. У Василисы0прекрасной наличествовало похожее: платина же с тремя маленькими чёрными жемчужинами. Хотя их пара (Падмы и Грега) ещё не дошла до самого главного «блюда». Этот мальчик был более застенчивым, чем друг, даже сама Василиса не смогла его склонить к такой физической близости, поэтому пока они обходились взаимными ласками. Но девочка не теряла надежду добиться своего. И поможет ей в этом общая спальня в Хогвартсе, только для них двоих.
Гриша всё также каждый вечер предавался фантазиям, но всё ещё не мог понять и принять своих чувств. Он ещё не знал, что ждёт его в Хогвартсе в лице Северуса. А тот за время разлуки разобрался в себе и своих чувствах. Теперь он уверенно знал, что любит непредсказуемого девочку-мальчика. Причём, именно таким, какой он есть. Со всеми платьями, туфельками, бантиками, девчоночьим поведением и в то же время мальчишечьим телом. Именно всё это возбуждало зельевара и заставляло желать большего: прикосновений, объятий, взглядов, разговоров, тёплого молчания. Вне всякого сомнения, это была любовь. Но что делать с этим знанием и с Гришей, Северус не знал и надеялся что-нибудь придумать, когда увидит маленького зеленоглазого барсука.
Драко же мучился, почти как Гриша: гормоны, будь они неладны! А ещё пытался решить, что чувствует к Гилдерою. То, что это влюблённость, это понятно, но вот любовь ли? Но эти метания не мешали ему, как и нечистому, фантазировать о мужчине. Малфой, кстати, так и не сказал своим родителям про свою просвещённость в физических отношениях. А нечего было его так долго держать в неведении! И ещё он подумал о том, чтобы попробовать, как и друг, носить девичью одежду. Чем-то его привлекала эта мысль. Интересно даже, что из этого получится? Но раз уж его отец носит длинные волосы, то и Драко тоже может их отрастить. Это он решил точно.
Вот время прошло, все друзья встретились на платформе девять и три четверти. Везде слышались радостные приветственные разговоры и грустные прощания. Гриша быстро собрал всех уже второкурсников (в конце прошлого учебного года его, кстати, выбрали ответственным) и попросил их выловить их толпы всех поступающих учеников. Потом он представился детям и повёл их в поезд. Второкурсники успели занять целый вагон только для них самих и будущих первокурсников. Все понимающе дали детям попрощаться с семьями, а потом с удобством рассадили.
Гриша заранее договорился с несколькими ребятами, у которых был «хорошо подвешен язык». Теперь они и юный нечистый по одному разместились в купе вместе с тремя-пятью будущими первокурсниками и рассказывали тем о Хогвартсе, попутно отвечая на возникающие вопросы. Конечно, каждый из них представился и назвал свой факультет. В этом году Гриша намеревался осознанно создать прошлогоднее распределение. Это показалось ему весёлой идеей. Конечно, агитация, как таковая не проводилась, детям просто рассказали, что и как на каждом факультете. Не забывали упомянуть про само распределение, зная, что родители чистокровных нередко или отмалчивались на этот вопрос, или придумывали страшилки. Многие из первокурсников, кстати, заметно успокоились после этого. Также рассказали о способе прибытия в саму школу и не забыли про альтернативный вариант. Многие дети тут же решили, что поедут в каретах, а не на утлых судёнышках.
Всё объяснение заняло не больше часа, а затем будущих учеников оставили знакомиться друг с другом получше. Второкурсники же общались между собой.
Через некоторое время подъехала тележка со сладостями, и Гриша с компанией вновь озаботились поступающими. Надо было проверить, у всех с собой есть перекус. И если кому-либо чего-либо не хватало, поделиться. Юный нечистый об этом тоже заранее договорился: те, кто мог, вызывали домовиков из дома, заказывали еду и напитки. Оказалось, что многие, как и в прошлом году, взяли с собой хоть чисто символические бутерброды. Но в итоге, никто не оказался голодным.
Также хочу заметить, что Гриша договорился и со старшекурсниками со своего факультета, теми, кто, конечно, не был старостами, у них и своих обязанностей хватало. Так вот, старшекурсники заняли крайние купе в соседних вагонах и не пускали к поступающим и второкурсникам никого, кроме старост и продавщицы со сладостями. А ведь желающие были. Как и предположил нечистый, Дамблдор, видя в прошлогоднее фееричное распределение, приказал преданным ему львятам уговаривать первокурсников поступать на Гриффиндор. Но те, как уже было сказано, не смогли попасть к детям, хотя очень старались.
Гриша и сам обошёл всех поступающих и убедился, что почти все уже желают быть на одном конкретном факультете. В мыслях он предвкушающе потёр руки и представил лицо директора. Ну, и конечно, на краю сознания постоянно находился образ Северуса, по которому мальчик уже успел соскучиться.
По прибытию на конечную станцию (хотя она единственная) юный нечистый с Драко остались вместе с первокурсниками, ожидая их отправления в Хогвартс. Либо на лодках вместе с Хагридом, либо с ними в каретах. В этом гуду целых четыре ребёнка решили прокатиться по тёмным водам озера. Остальных ответственные второкурсники посадили в кареты и сдали потом профессору МакГонагалл на руки. Те, что плыли, кстати, прибыли в школу позже. Но это так, мелочи.
И вот началось торжественное событие, распределение.
- Ахилл, Миллагрес, - вызывала по списку МакГонагалл.
- Хаффлпафф, - не задумалась надолго шляпа.
- Аксельрой, Аксель.
- Хаффлпафф, - снова без раздумий.
- Аксельрой, Амели, - все вздрогнули, неужели повторится?
- Хаффлпафф.
- Брондайк, Клаус.
- Хаффлпаф, - да, кажется.
Ещё с пяток имён, попавших к барсукам. Одинокий пока гриффиндорец – Криви, Деннис. И снова Хаффлпафф. Парочка к воронам – Луна Лавгуд и Герберт Мун. Барсуки. Одна слизеринка – Найтингейл, Анни. Барсуки. Снова змей - О’Лири, Джеф. Снова барсуки. И последняя – Джинни Уизли – львица. Примерно, сорок новичков на Хаффлпаффе.
Гриша просто ухохатывался про себя, глядя на профессоров. Особенно примечательно выглядел директор. С приоткрытым ртом и жёлтой липкой мармеладкой, прилипшей к бороде, он выглядел полным идиотом. И не заметив ведь, появившихся козлиных рожек, опрокинувших его шляпу с головы. Как не заметили этого и другие профессора. А ученики уже давно посмеивались, кто тихо, кто про себя. Даже несдержанные обычно грифы не сильно выделялись весельем на общем фоне. Хотя, может, дело в том, что многие из них со страхом ждали выволочки директора по поводу этого распределения. Далеко не все, конечно. Остальные, возможно, заразились их подавленным настроением, и поэтому так сильно не реагировали.
Хотя, надо сказать, юный нечистый был удивлён подобной шуткой. Никто из учеников не успел бы сотворить такое, но кто? Ответ был один. Северус. Как ни хотел Гриша не смотреть не того, всё же перевёл взгляд. Зельевар заметил интерес к себе со стороны стола барсуков. Ему не составило труда узнать, чей это интерес. Он чуть кивнул «мисс Поттер», улыбнулся краешком губ и подмигнул. Мальчик опешил, но быстро очнулся и открыто улыбнулся Северусу, незаметно показывая поднятый вверх большой палец. Надо же, зельевар решил пошутить в его стиле. Потом, кстати, Гриша выяснил, что это было зелье выявления анимагической формы (ха-ха-ха!!! директор – козёл!).
Ещё летом, в одной из бесед с гостями, мальчик признался, что именно он был автором большинства шуток в прошлом году. Теперь он доверял Северусу, ведь тот согласился прикрывать, а то и провожать, нечистого в его прогулках до дома в родную чащу. Но, конечно же, не прямо сегодня и не завтра. На ближайших выходных или через. Взрослым нечистым будет интересен нынешний приветственный пир.
Тут МакГонагалл закончила распределение и повернулась к Дамблдору. Жаль Гриша не видел её лица, выражение на нём должно быть было непередаваемым, ведь Северус даже позволил себе ухмыльнуться на пару секунд. Юный нечистый понадеялся потом, и сам посмотреть в думосборе вместе с родными эти моменты. Декан львов же оправилась после пары минут ступора, поняли приподнятое настроение студентов, независимо отнесла распределяющую шляпу и табурет в уголок и решительно направилась к директору. Теперь и остальные профессора обратили внимание на Дамблдора, им тоже стало смешно, хотя все и прятали (пытались, по крайней мере) свои эмоции.
Тем больше веселья стало, когда выяснилось, что вместо кистей рук и ступней ног директор обзавёлся копытами, чуть прикрытыми серой шёрсткой. Идти сам он не мог, поэтому упал, когда МакГонагалл хотела увести его из зала. Пришлось ей под всеобщий смех выносить Дамблдора магией.
Ещё несколько минут ученики не могли успокоиться, и никто их не останавливал. Профессора и сами не могли перестать смеяться. Даже Северус чуть заметно улыбался.
Наконец, Грише это надоело, да и живот заявил о себе. Он подошёл к столу профессоров, к Спраут, и поинтересовался, вернётся ли директор или профессор МакГонагалл, чтобы открыть, наконец, приветственный пир. Дети, особенно первокурсники, успели сильно проголодаться. Профессор тут же перестала смеяться и поднялась с места, отправив мальчика обратно за свой стол.
- всем, добро пожаловать в Хогвартс, - заговорила она, прекращая весёлый гомон, - Раз уж господина директора и его заместителя нет, придётся мне сказать вам пару слов. Но сначала поешьте. Хогги! Накрой на стол, пора ужинать.
Последняя фраза предназначалась домовому эльфу, появившемуся после призыва. Гриша склонил голову в знак признательности, декан улыбнулась ему в ответ. Он, между прочим, тоже был голоден.
- А теперь, когда вы сыты, послушайте пару объявлений, - вновь встала Спраут, видя, что МакГонагалл и Дамблдор всё ещё не вернулись, - Профессор Квиррелл решил вновь вести маггловедение. Профессором по защите от тёмных искусств теперь стал Гилдерой Локхарт, - названный встал и поклонился, белоснежно сияя улыбкой и вызывая очарованные вздохи и ахи, - Запретный лес всё ещё остаётся запретным. Колдовство в коридорах тоже запрещено. А также список всех запретных вещей или действий вы можете найти в кабинете мистера Филча. На этом пока всё, идите по своим факультетским гостиным. Всем доброй ночи.
Все ученики, начиная со второго курса, удивились тому, что их не заставили петь идиотский гимн школы, но сопротивляться, естественно, не стали. Старосты с пятого курса быстро созвали уставших первокурсников и повели их по таинственным коридорам замка в помещения их «второго дома на ближайшие семь лет учёбы». К многочисленной группе самых младших барсуков присоединились и четверо второкурсников: Гриша, Драко, Грег и Винс. Для пущей сохранности детей, естественно. В прошлом году они сами чудом только не потерялись, хоть до их гостиной было не так уж далеко. Слава Магии, они дошли благополучно. В этот раз просто решили напрасно не рисковать.
В самой гостиной всё прошла так же, как обычно, с незначительными изменениями.
- Завтра с утра, - вставил Гриша свои пять копеек, когда остальные закончили говорить, - соберитесь, пожалуйста, пораньше здесь же. Во-первых, вам сразу раздадут расписание. Во-вторых, кому надо, может получить помощь с приведением своей причёски в порядок. И в-третьих, я представлю вам других второкурсников, к которым вы всегда сможете обратиться за помощью с уроками ли или с другими проблемами, помимо нас с Драко. Боюсь, нас двоих на такую толпу, как вы, не хватит.
Он широко и открыто улыбнулся, показывая, что обижаться на последнее высказывание не стоит.
- Ну, а теперь, как вам говорили, выбирайте спальни. Их у нас, действительно, много, так что, даже если вы все выберете себе жить по одному, свободные комнаты ещё останутся. Всем доброй ночи.
Гриша и Драко последними, чтобы никто не остался без кровати, усталые пошли спать. Как бы ни хотелось юному нечистому прямо сейчас увидеть и поговорить с Северусом, час был поздний, и сил было мало. И как на зло, уснуть сразу вновь не вышло. Ох уж, эти гормоны!
Драко, кстати, мучился сейчас тем же, что не удивительно. Он вспомнился, весело смеющийся Гилдерой. Что же, мальчик решил разгадать загадку, что почувствовал в этом маге. И пусть Гришу ему не мешает! А то он, вроде, тоже хотел заняться этим. Нет уж, теперь это дело Драко, и завтра он скажет об этом другу, тот поймёт.
А ранним утром в гостиной собрались все самые младшие барсуки, с десяток второкурсников и парочка более старших.
- Для начала повторюсь: Я Гриша, Гера, Груня. Откликаюсь на любое из этих имён. Это Драко. Мы с ним назначены ответственными за вас. Но раз уж вас много, то представлю вам ещё двоих, тоже назначенных ответственными. Гермиона и Невилл. С любым вопросом смело обращайтесь к любим из нас. Далее. Помощь с учебными вопросами, кроме нас четверых, вы можете получить вот у этих замечательных людей. Парвати, Падма или, чтобы вы не путались, Василисы, любая из них. Келла, Лили и Салли-Энн. Бем, Блейз и Винс с Грегом. К ним вы можете подойти, как уже говорил, с любым вопросом по учёбе. Далее. Девочки, кому-то из вас нужна помощь с причёсками? С этим просто: с утра выходите в гостиную пораньше и любой, кто здесь будет, поможет вам, если это в его силах. Итак, прямо сейчас нужно кому-нибудь помочь?
Во время своей небольшой речи Гриша как раз успел заплести пару миленьких косичек Гермионе. Она так и не научилась этого делать уверенно, поэтому всегда прибегала к чьей-либо помощи, в основном юных нечистых. Василисы тоже уже успели заплести друг друга, как и некоторые из остальных.
В ответ на вопрос Гриши поднялось много рук. Почти всем девочкам, кроме парочки с короткими причёсками, требовалась помощь с волосами. Поэтому Гриша с ребятами споро занялись этим, быстро заплетая косички или хвосты, по желанию. Когда с этим разобрались, раздали расписание и попросили собрать сумки и быть в гостиной через пять минут. А после, естественно, был завтрак.
Первые дни занятий прошли, как в прошлом году, то есть были сумасшедшими. Профессора снова требовали изменить расписание для первого курса, в связи с обширностью поступивших студентов-барсуков. На этот раз Дамблдор был с ними согласен, но ничего изменить до ближайших выходных они были не в силах, слишком уставали на уроках, чтобы сидеть потом половину ночи, разрабатывая новое расписание.
Но профессора не были идиотами и понимали, что их просто не хватит на всех. Они и так уже разделили второкурсников-барсуков на две или три части, одну из которых обучали во время назначенных уроков, а другую в личное время. А теперь такое надо было проделать и с первым курсом? Деканы бы точно не выдержали. Они посовещались в учительской, когда там не было директора и отправили коллективное письмо в попечительский совет школы, приглашая их быть в Хогвартсе на педсовете в субботу. Письмо молило о помощи в связи с твердолобостью директора школы, поэтому профессора были твёрдо уверены в появлении попечителей. Весьма слизеринских ход, надо заметить, но так было лучше всего. И кстати, это придумала Спраут, как ни странно.
В итоге, лорды из совета сильно возмутились тем, что качество образования сильно упало в сравнение с тем, какое получали они, и приказали (именно, приказали) Дамблдору нанять в срочном порядке новых учителей. Хотя бы в помощь деканам с их предметами. Уходили они не то, чтобы довольными. Теперь совет увидел и несколько других проблем, которые намеревались решить. Уже в собственном порядке, без директора.
Школьные мётлы никуда не годились! В коридорах сильно сквозило! Множество предметов было упразднено! А оборудование лаборатории зелий! И как только они раньше не замечали всего этого? Теперь надо было предпринимать срочные меры, что они и обсуждали в своём узком кругу. А потом действовали. Не сразу, конечно, постепенно, да и не за один год всё вышло бы. Всё же Дамблдора было трудно уговорить на что-либо, поэтому его решили ставить перед фактом и только. Ну, а для этого требовалось время и деньги.
Кстати, деньги. Попечители обратились в Гринготтс, узнать о счетах Хогвартса, оставленных ещё основателями и были ужасно удивлены, когда выяснили, что Дамблдор с самого начала своего директорства снимал приличные суммы на неизвестно что. Они были в ярости! Гоблин не выполнил своих обязанностей! Зеленокожего человечка настигла внезапная смерть. На его место назначили другого, проверенного.
Рагнок, тем временем, сильно задумался о том, что за последние полтора года уже второй служащий оказывается нечист на руку. Пора бы ему устроить проверку, ведь не только эти двое связаны с «великим светлым волшебником». Возможны и другие случаи отвратительного обмана. Нет, директор банка так этого не оставит!
Вот так весело прошли две первых недели сентября.


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 17.03.2015, 16:19
 
staniaДата: Вторник, 17.03.2015, 11:05 | Сообщение # 104
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Anchela, выкладываюсь только здесь. Очень рада, что вам понравилось.

Надеюсь прода всем понравилась. И очень извиняюсь, что задержалась.


Сообщение отредактировал stania - Вторник, 17.03.2015, 11:07
 
AnchelaДата: Вторник, 17.03.2015, 15:02 | Сообщение # 105
Посвященный
Сообщений: 30
« 3 »
Прода тоже понравилась smile
 
katyaДата: Среда, 18.03.2015, 08:34 | Сообщение # 106
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Думаю, Дамблдору мало не покажется после проверки. Замечательная глава!
 
lishafДата: Воскресенье, 22.03.2015, 14:38 | Сообщение # 107
Подросток
Сообщений: 14
« 4 »
СУпер biggrin Умоляю проду smile
 
staniaДата: Воскресенье, 22.03.2015, 14:59 | Сообщение # 108
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 29. Ещё один окольцованный.

Гриша в это время старался как можно меньше времени проводить вблизи от Северуса. Он и сам не знал почему. А тот не торопил и не давил на мальчика.
Тогда же и произошёл разговор между друзьями.
- Гриша, - позвал Драко как-то вечером, Надо поговорить. Уделишь мне немного времени?
- Конечно. Если разговор подразумевается конфиденциальный, пойдём ко мне в комнату. Или к тебе?
- К тебе ближе.
- Итак? – спросил Гриша, когда они удобно устроились на кровати.
- Не разгадывай загадку Локхарта, он мой.
- Прямо вот так, в лоб, да? Ну, ладно, не буду. Признаю, он твой.
- Хорошо.
- Ни в жизнь не поверю, что это всё, о чём ты хотел поговорить, - через несколько молчаливых минут произнёс Гриша, - Что ты ещё хотел? Ну же, я не кусаюсь, смелее.
- Ну, просто… Понимаешь… Я думал… Мне стало интересно…
- Не мнись, Дрей, тебе это не идёт. Говори.
- Одежда. Я имел в виду, каково это, носить девичью одежду?
- Прикольно. Сам посуди: наряды красивее, причёски класнее. А что?
- Да так. А нижнее бельё?
- Панталончики кружевные и недлинная рубашечка, тоже кружевная. Вполне удобно, если ты об этом.
- Ну, да. А в этом точно удобно? В такой одежде. Летать, например.
- Нормально, если на ступе, конечно. А на метле, ты должен помнить, я, когда учился в прошлом году, брюки надевал. Да и обычные девочки тоже не всегда платья да юбки носят. А с чего такой интерес-то?
- Понимаешь, - тщательно подбирая слова, начал Драко, - Я просто думал, каково это, носить такую одежду? Мне стало интересно. Я даже (сказать кому, не поверят!) настолько много думал об этом, что захотел и сам попробовать что-то такое.
- Вот как, - задумчиво протянул Гриша, придирчиво оглядывая друга, - Ну, что же, можно и попробовать. В конце концов, когда, если не в детстве и подростковом возрасте? Время экспериментов! Так, ты чуть выше меня и вырастешь ещё, но пока это не так важно. Если хочешь, могу подобрать тебе что-нибудь из моей одежды, по пропорциям мы схожи.
- Нет, я… Хотя… Ну, не знаю. Наверное, можно попробовать. Только я не хочу, чтобы кто-нибудь меня таким видел.
- Хорошо, Дрей. Можешь походить так у меня или у себя в комнате. Думаю, даже лучше у меня, здесь тебя не то чтобы сразу искать будут.
Гриша открыл шкаф и вытащил несколько нарядов, которые, по его мнению, должны были подойти другу. Длинное светло-голубое платье отлично подходило для создания образа «ангелочек», особенно при светлых волосах, как у Драко. Тёмное, бардовое до колен было похоже на ученическое: образ «прилежной отличницы». Легкий пастельно-розовый джемпер и коротенькие серые шорты – осеннее-весенний вариант для прогулок. И белые бриджи с длинной, до середины бедра, зелёной туникой – домашний повседневный вариант.
- Привычней всего тебе будет это, - показывая на два последних наряда, сказал Гирша, - А прочувствованней – это, - на два первых платья, - Что выберешь?
- Можно я возьму с собой этот? – (бриджи с туникой), - Попробую перед сном надеть и походить.
- Конечно, Дрей. Можешь хоть сразу всё забрать и носить перед сном, если хочешь.
- Нет, благодарю. Мне пока и одного хватит. Ладно, доброй ночи, Гриша.
- Покойной ночи, Дрей. Если что, заходи, спрашивай.
Нечистому было любопытно, с чего бы у друга такие мысли и желания, но он не любил давить на людей (конечно, если ему не надо было что-то очень сильно, если он чего-то не хотел сильно-сильно), поэтому не стал расспрашивать мальчика. Тем более, тому и так с большим трудом дался этот разговор. Ну что ж, время покажет, что к чему.
А на следующий день произошло Событие. Гриша впервые испортил зелье. Конечно, ему достался тот ещё напарник (Томассен Гэри, это область магии явно не его стезя). Нечистый просто не уследил за тем, что мальчик бросал в котёл, вот и поплатился. Да и как тут быть внимательным, если Северус комментирует некоторые действия его сокурсников своим соблазнительным голосом? Все усилия Гриши были направлены на то, чтобы не выдать случаем своего заинтересованного органа. Вот и получилось то, что получилось.
- Мистер Томассен, - Северус говорил довольно мягко, - может быть, вы договоритесь со своими родителями, что не будете участвовать в практической части моих занятий? Это абсолютно вам не даётся, как мы все видим. Хотя, должен признать, что теорию вы знаете довольно неплохо.
- Да, профессор Снейп. Видимо, так и стоит поступить, - виновато склонил голову барсук.
- Мисс Поттер. Признаюсь, вы меня удивляете. Я полагал, что вы сможете, как и в прошлом году, удерживать вашего напарника от ненужных действий. У вас есть какая-либо причина, почему вы не смогли этого сделать? И помните, глупые отмазки я не приму.
- Да есть, профессор Снейп, - Гриша был свекольно-красным с опущенной головой, как и сосед по парте.
- Вы не озвучите её? – почти над ухом прозвучал вопрос Северуса, от чего мальчик вздрогнул.
- Я не могу, - почти что прошептал нечистый, сглотнув.
- Что ж, тогда жду вас сегодня на отработке, мисс Поттер. Сразу после ужина.
- Мальчик только несчастно кивнул, представляя будущий ад и надеясь, что заслужил отработку не один. Компания хоть как-то могла бы снизить напряжение.
На его беду в кабинете никого больше не было. Только Северус и он.
- Проходи, Гриша, - ласкающее позвал зельевар мальчика, что застрял в дверях.
- Почистить котлы или подготовить какие-нибудь ингредиенты? – попытался настроиться на деловой лад нечистый.
- Может быть, но позже. Сначала ответь мне, что тебя отвлекло на уроке? Прежде ты никогда такого не допускал.
- Я не могу, правда, не могу, - прошептал Гриша, покраснев и смотря в пол.
Северус встал из-за стола, за которым сидел, и приблизился к ученику. Он встал на колени (во, даёт!) и оказался чуть ниже лица нечистого. Так он видел зелёные глаза мальчика, в которые и хотел заглянуть. Гриша даже прикрыл их в лёгкой боязни.
- Посмотри на меня, Гриша. Я не ругаюсь и не злюсь, я просто хочу узнать. Ну же.
Тот помотал головой, не открывая глаз, и чуть качнулся от резкого движения. Северус сразу подхватил мальчика руками, придавая ему устойчивость, но потом не отпустил.
- Гриша, я волнуюсь за тебя. Скажи мне, пожалуйста, что не так?
***
А Гриша и вздохнуть нормально не мог, чувствуя сильные руки на своей талии. Он даже открыл глаза, показывая своё удивление. И хотелось бы ему снова зажмуриться, но тёмные манящие глаза напротив нет отпускали. Потом он ощутил нежное ласкающее прикосновение чужих пальцев на своей щеке. Губы сами приоткрылись с шумным вздохом. Северус не смог удержаться и приблизил нечистого к себе. Между их лицами от силы оставалось пару сантиметров.
- Останови меня, - попросил он одурманенного Гришу, но тот даже не шелохнулся, - Сам виноват!
С этой фразой он ещё больше приблизился к лицу мальчика и лизнул полуоткрытые губы, вызывая повторный вздох. Нестерпимо захотелось большего. Обоим. Тогда Гриша и сам несмело лизнул губы напротив. Северус удивлённо округлил глаза, но быстро их выражение сменилось другим: жаждущим. Зельевар полностью прижал мальчика к себе, обнимая одной рукой за талию, а второй за шею, и прошёлся языком по губам. Скользнул внутрь и начал обследовать рот, вызывая другой язычок на борьбу. Гриша и сам не понял, когда вступил в игру, прикрыв глаза. Он растворился в ощущениях: таких сладких, таких возбуждающих.
- Ты меня не остановишь? – спросил мужчина, прервав поцелуй, - Тогда я продолжу.
Он склонил голову к шее мальчика, покрывая её поцелуями. Гриша чувствовал жаркое дыхание и чувственные прикосновения и не мог совладать с собой. С коротким стоном он откинул голову, давая больший доступ к шее. Он уже не мог соображать и только не хотел, чтобы Северус останавливался, не прекращал сводящих с ума ласк. А тот и не думал об этом, мужчина и сам бы уже не смог бы остановиться, получив в руки такой вожделенный приз. Он чувствовал возбуждение мальчика, и это заводило его ещё больше.
Внезапно он поднялся и подхватил Гришу на руки, устраивая его на ближайшей парте. Целуя мальчика, Северус склонил мальчика так, чтобы тот полностью лёг. Не отрываясь от губ, мужчина расстегнул на нечистом мантию. Под ней сегодня обнаружилась блузка и плиссированная юбочка. Очень быстро блузка тоже оказалась расстёгнутой.
- Твой последний шанс, Гриша, - горячо прошептал Северус, вполне понимая, что это не сработает, - Останови, иначе я продолжу.
Руки его в это время спустили с плечей мальчика всю одежду, в том числе и лямки нижней рубашечки. Теперь грудь Гриши была открыта и манила мужчину прикоснуться к ней.
Он так и не услышал протестов, поэтому начал поглаживать нежную кожу, добираясь до сосков. Губы вновь припали к шее, поцелуями спускаясь к груди. Потом проворный язык лизнул левую горошинку соска, рот впился поцелуем, продолжая порхать по нему языком. Второй сосок теребила левая рука. А хитрая правая спустилась ниже, задрала юбочку и пробралась в панталончики, поглаживая член и вызывая громкий стон.
Незаметно для мальчика Северус превратил парту в широкую кровать. Он правда просил остановить его, но теперь не мог сдержаться и собирался пойти до конца. Раньше надо было думать!
Мужчина вновь вовлёк нечистого в страстный поцелуй, стягивая в это время с него трусы, ботинки и гольфы. Затем пришёл черёд остальной одежды, как бы ни жалко это было. Сейчас, полураздетым, Гриша выглядел притягивающим и развратным, ужасно соблазнительным и невероятно сексуальным. Но вскоре его одежда уже валялась на полу бесформенной кучей, а на теле в совершенно разных местах стали появляться ярко-красные засосы. Каждый из них сопровождался громким стоном.
Когда успел раздеться Северус, он и сам не знал. Он увлечённо вылизывал твёрдый маленький член, вызывая ещё больше стонов, переходящих в хрипы и вздохи. Мужчина, как и сам Гирша когда-то, развёл мальчику ноги в стороны и начал готовить к вторжению жаждущий узкий проход. С первого же раза он попал по горошине наслаждения, отдавшейся по телу дрожью и новым стоном.
- Маленький развратный малыш, - прошипел Северус в губы Гриши, - Такой соблазнительный ребёнок. Что ты хочешь, чтобы я сделал, малыш? Скажи, и я сделаю.
Всё ещё находясь «в астрале», нечистый долго не думал.
- Трахни меня, - сумел прошептать-прохрипеть он.
- Да, очень развратный малыш! Будет, как ты хочешь.
Мужчина вытащил три пальца, которыми успел подготовить нечистого и, приподняв бедра мальчика, толкнулся внутрь, погружая только головку. Медленно он входил дальше, сцеловывая солоноватые слёзы с глаз Гриши и, шепча, что скоро больно не будет.
Мальчик, конечно, чувствовал боль, но плакал вовсе не из-за этого. Такого радостного чувства единения он раньше не испытывал.
Наконец, войдя на всю длину и дав немного привыкнуть к себе, Северус начал двигаться.
- Такой горячий, такой узкий, такой развратный, - шептал он с каждым толчком, - И весь мой! Только мой! Скажи это!
- Твой, - простонал Гриша, - Твой, весь твой и ни чей больше.
- Да, мой малыш. Мой развратный малыш.
Северус в это же время ласкал член мальчика, на что тот не мог не ответить. С криком «Северус!» он бурно кончил, заливая свой живот белёсой жидкостью. Но мужчине этого было мало, он продолжил толкаться по простате своим членом и вновь быстро возбудил Гришу.
- Какой ненасытный, мой развратный малыш, - усмехаясь, сказал он, прекращая двигаться.
- Нет, продолжай! Северус, пожалуйста!
- Только сначала ответь, мой развратный малыш, почему ты сегодня не уследил за зельем, и я сразу продолжу.
Он чуть качнул бёдрами, отбивая всякую охоту сопротивляться и не отвечать.
- Ты, - выдохнул смущённый мальчик, - Твой голос. Я возбудился. Пожалуйста, Северус, двигайся!
- Значит, я тебя возбуждаю? – спросил мужчина, чуть прикусывая нежную кожу на шее.
- Да! Продолжай уже!
- И давно я тебя возбуждаю? – на сей раз лёгкий укус пришёлся на мочку уха.
- С лета. Тогда, когда приехал ко мне. Ну же! – мальчик ёрзал под неподвижным мужчиной, только больше себя распаляя.
- А другие тебя возбуждают? – Северус и не собирался прекращать свои издевательства, не двигался.
- Нет, никто, кроме тебя. Северус, пожалуйста, - взмолился Гриша.
- Что, Гриша? Что ты хочешь?
- Трахни меня!!!
- Как пожелаешь, мой развратный малыш.
Северус с силой вбился в податливое тело, задавая бешенный ритм. Он буквально трахал мальчика, резко и сильно двигаясь (ну, Гриша ведь просил). Тому не потребовалось много времени до достижения разрядки. А мужчина всё продолжал. Член Гриши вскоре вновь стоял в «постройке смирно!», жаждя новой ласки.
- Какой похотливый и отзывчивый у нас тут орган, - восхитился Северус, - И такой ненасытный! Мой ненасытный развратный малыш!
Теперь он медленно входил, покачивая бёдрами, находясь внутри, и также медленно выходил, вызывая своими действиями длительные стоны («входит и выходит, замечательно выходит!» - все вспомнили Винни Пуха, как я?). Мужчина и сам уже подошёл к грани и хотел ещё чуть растянуть удовольствие.
Гриша первым достиг предела и излился в руку партнёра. Северус ощутил мерные сжатия на своём члене, и это стало спусковым крючком для него. Сделав ещё пару хаотичных движений, он бурно кончил внутри мальчика.
- Ух ты, это было потрясающе! – отдышался через несколько минут Гриша и заметил, - А откуда здесь кровать?
- Трансфигурировал, - вяло отозвался Северус, о чём-то задумавшись.
Нечистый боязливо замолчал, не желая разрушать очарование момента. К тому же, он со страхом ожидал, что мужчина теперь выгонит его, сказав, что всё это было ошибкой.
Северус тяжело вздохнул, глядя на нечистого. Ему не требовалось читать мысли, чтобы понять, о чём тот думает.
- Я не скажу, что это была ошибка, Гриша, мой малыш, - он ласково провёл рукой по волосам мальчика, спускаясь к щеке, - И всё же, ты ещё слишком маленький. Поэтому постарайся не провоцировать меня, договорились?
- Ладно, наверное. А как я тебя сейчас-то спровоцировал?
- Знаешь, ты так об этом спросил, что у меня возникло ощущение, будто ты спрашиваешь затем, чтобы продолжить так делать. Вижу, я прав, можешь не прятать свои красивые глазки. Я серьёзно тебя прошу, не надо.
- Ну, хорошо, я постараюсь. А ты? Ты перестанешь меня возбуждать на уроках? Это, знаешь ли, неудобно.
- Это чем я тебя возбуждаю? Образом строгого учителя?
- Голосом своим, чебурашка тебя забодай! Ты им постоянно меня соблазняешь! Ещё с лета!
- И теперь мне на твоих уроках вообще молчать?
- Нет, конечно. Просто говори не так обольстительно-соблазнительно. И на других уроках, кстати, тоже. А то кто-нибудь ещё западёт на тебя!
- Я постараюсь, но ничего обещать не могу, мой ревнивый, - Северус снова тяжело вздохнул, - Пора вставать, у тебя отработка всё-таки. Просто приготовь то же зелье и можешь быть свободен.
Гриша тоже вздохнул и начал нехотя выбираться из кровати. Почувствовав дискомфорт в интересном месте, он тихо охнул, что не могло пройти незамеченным зельеваром.
- Подожди, сейчас мазь принесу. Полежи пока.
Прямо как был, голый, Северус, не стесняясь, встал и прошёл в кладовку. Было слышно, как стена с тихим щелчком уехала в сторону, открывая проход в комнаты зельевара. Через пару минут послышался повторный щелчок и мужчина вышел в класс. Гриша постарался на него не смотреть.
- Стесняешься? Не поздновато ли? – усмехнулся Северус.
- Нет, просто… - мальчик взглянул на него и снова отвёл глаза, покраснев.
- Ладно уж, давай я тебе помогу мазь нанести.
- Спасибо, я лучше сам.
- Нет уж, ты не достанешь, где надо. Ну, чего ты сейчас-то смущаешься? – зельевар откинул мантию Гриши, которой тот успел прикрыться, пока мужчина отсутствовал, - О, что это у нас здесь? Тебя так восхитил мой вид, мой ненасытный малыш? – спросил он, наклоняясь к возбуждённому члену мальчика, - И что же нам с тобой делать?
Он чмокнул головку и длинно лизнул член от самого основания.
- Придётся тебе помочь, мой развратный малыш, - решил Северус.
Одной рукой мужчина зацепил заживляющую мазь, а другой обхватил стоящий орган. Гриша сразу застонал, громко дыша.
- Вот она, сила молодости! Но меньше разговоров, больше действия!
Северус скользнул в разработанный проход сразу тремя пальцами с мазью на них, точно попадая по горошине наслаждения. И в это же время заглотил член до основания, начиная мерно двигать головой.
Прошло не больше пяти минут, когда Гриша в очередной раз кончил, не сдержавшись долго от новых ощущений. Северус как раз успел хорошо обработать интересное место.
***
- А теперь, милый мой малыш, одевайся быстрей, а то я снова не выдержу и наброшусь на тебя, - притворно строгим голосом сказал зельевар, и сам быстро одеваясь.
Гриша поспешил последовать примеру партнёра. Когда он слез с кровати, та, будто сама собой, превратилась обратно в парту. Пару минут постояв, нечистый вздохнул и пошёл в кладовку за необходимыми ингредиентами. Задание сварить зелье Северус не отменял.
- Я оставлю тебя на пять минут, - когда зелье было почти готово, произнёс внезапно зельевар, - надеюсь ты справишься и сам.
Мальчик недоуменно кивнул, немного удивившись про себя. Впрочем, ему надо было положить в котёл очередной ингредиент, и он сосредоточил своё внимание на этом.
- Готово, - довольно воскликнул Гриша через пятнадцать минут.
- Отличное зелье, - похвалил его Северус, незаметно подошедший и стоящий сзади.
- Ой! Фу ты, ты меня напугал!
Нечистый дёрнулся, но быстро пришёл в себя и стал убирать рабочее место. Когда он закончил и это, то заметил странный взгляд мужчины, обращённый на него. И только он хотел спросить…
- Пожалуйста, женись на мне, - Северус даже встал на одно колено, шокировав этим Гришу.
Он протянул в маленькой открытой коробочке золотое колечко с изумрудом (под цвет глаз мальчика). Нечистый только открывал и закрывал рот, не в силах что-либо сказать и даже просто кивнуть.
- Да, - наконец, выдохнул он, кидаясь на мужчину с поцелуями.
Хорошо, что тот устойчиво стоял, а то они бы упали на пол.
Расцепившись через пару минут, они встали, и Северус надел Грише кольцо на палец (правой руки по русской традиции, между прочим!).
- Теперь ты точно только мой! Одно только просьба, мой замечательный малыш.
- Никому пока не рассказывать? – чуть было не обиделся нечистый.
- Да. Когда ты запланировал следующий поход домой?
- Эм, в эти выходные, а что?
- Ну, должен же я получить благословление твоей семьи, прежде чем объявлять о помолвке.
От этих слов Гриша снова онемел, смотря на Северуса огромными удивлёнными глазами. Теперь-то он точно не мог обижаться на (о да! Понял, наконец, не прошло и тысячи лет) любимого.
 
staniaДата: Воскресенье, 22.03.2015, 20:41 | Сообщение # 109
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 30. Новый друг.

Прошло ещё две недели. Никто, кроме близких друзей Гриши, не заметил его обручального колечка. Да и те ничего не сказали и не спрашивали, лишь улыбнулись, радуясь за друга.
За это же время у нечистых состоялся тяжёлый разговор в очередную вылазку мальчика домой. И это, конечно же, никак не было связано с помолвкой (взрослые нечистые весьма порадовались за воспитанника). Это было связано со вторым хоркруксом «Волдиморды». Из духа из тетради смогли выудить новую информацию. Правда, он был создан первым из всех, поэтому не знал многого, только то, что было во время обучения в школе Томаса Риддла.
Гриша узнал о Тайной комнате и василиске, живущем в ней. Ему вновь захотелось приключений. Тем более, он мог говорить с любыми животными (а со змеями вообще даже не уча ничего), поэтому царь змей ему ничего бы не сделал (он надеялся на это).
Конечно же, юный нечистый не сказал никому о своём походе (прямо как в старые добрые времена в детстве!). Но и дураком он не был, не пошёл неподготовленным. Вегетарианцем он тоже не был и понимал, откуда люди берут мясо. Ему не было плохо от мысли, что гигантский змей съест пару-другую баранов в его присутствии (опыт с Серым тоже сказывался). А Хогвартские эльфы с удовольствием помогли Грише собрать «провиант» перед спуском в тайную комнату. Кроме двух живых барашков (уменьшенных, естественно), он взял, на всякий случай, и свежее мясо коровы (если вдруг василиск окажется гурманом и не захочет убивать еду сам), а также корзинку с едой для себя. Мальчик проверил мысленный список того, что взял. Теперь он был готов.
Да, спуск оказался неудобным, более того, жутко грязным. Хорошо, Гриша одел старую одежду, которую было не жалко испачкать.
Приведя себя в относительный порядок, нечистый засветил шарик света и огляделся. Видок тот ещё был! Создавалось ощущение, что находишься в пещере, что напомнило мальчику о другом путешествии. Везде валялись кости крыс и других мелких животных. А уж этот запах! Пришлось потрудиться, чтобы привести окружающие подземелья в приличное состояние. По крайней мере, тот участок, на котором оказался Гриша.
Впереди был целый лабиринт, такой же грязный и неухоженный. Не унывая, мальчик начал очищать себе дорогу и прилегающие к ней участки, видные в свете его магического «шарика-фонарика».
Наконец, показались массивные двери, украшенные скульптурами змей. Короткая команда на серпентаго, и они открылись. Глазам Гриши предстал огромный зал. По его краям у стен стояли колонны, выполненные в виде змей. Посередине, у противоположной от входа стены, возвышалась статуя старца, самого Слизерина (как говорил хоркрукс). За коллонадами в стенах виднелись тёмные округлые проходы в трубы, опоясывающие весь Хогвартс. И всё это освещалось мягким зеленоватым светом, льющимся не понятно откуда.
Несколько минут мальчик осматривал всё это, а потом вошёл внутрь. Ему теперь предстояло договориться с василиском.
* Говори со мной, Салазар, величайший из Хогвартской четвёрки, - прошипел Гриша.
Рот статуи отворился и поехал вниз (вот что значит, челюсть на пол упала!), образуя пологую горку, по которой спускался огромный змей. Он подполз к нечистому и «обнюхал» его, высовывая язык.
- Ты не Том Риддл, - выдал он через пару минут, на вполне себе человеческом, - Кто ты?
- Гриша, - слегка обалдел юный нечистый, - Ну, или Гарри Поттер, как здесь принято.
- Ты наследник Салазара? Ты им не пахнешь.
- Нет. Я узнал об этом месте от Тома Риддла. И мне захотелось с тобой познакомиться.
- Ясно, - как-то индифферентно отозвался змей, - Ну, знакомься.
- Отлично! Я уже говорил, что я Гриша, а тебя как зовут?
* Льёушиоасссеусс, - прошипел василиск.
- Ничего себе имечко! А можно я буду звать тебя Лёшей? Ну, пожалуйста!
- Ладно, - пофигистически ответил змей (кажись, он вообще по жизни был пофигистом).
- Замечательненько! О, точно! Кушать не хочешь? Я тут пару барашков притащил.
- Живых? Не, живых не буду. Бараны – народ мирный, я таких предпочитаю не трогать. Вот всяких там акромантулов или мантикор, или крокоскорпов. Этих да. На них интересно охотиться.
- Ну, тогда есть мясо коровы. Свежее. Будешь?
- Сырое? Нет, уволь. Сырое мясо только на охоте и можно есть. А на обед – не комильфо. Хотя я голоден. Ладно, закопти-ка мне мясца на костре, чтобы я поел. Лучше, конечно, костерок на свежем воздухе разводить, но и здесь неплохо будет. Хотя лучше жаренное мяско, ну да ладно, обойдусь тем, что есть.
- Сейчас сделаю в лучшем виде!
Грише сразу понравился этот пофигистический и привередливый змей, он поспешил выполнить просьбу-приказ. Заодно расстелил себе плед и вытащил свои припасы. Получился, в итоге, миленький пикник. На некоторое время установилась тишина, потом были звуки чавканья. И наконец, оба наелись. Теперь нечистый хотел снова поговорить.
- Слушай, Лёша, ты ведь давно здесь живёшь, с самых основателей. Расскажи мне о них?
- Что?
- Какие они были? А то в книгах написано не пойми что! Ну, не мог Салазар так сильно разругаться со всеми, потому как был «плохим, злым магом». Будто другие этого бы раньше не заметили!
- Ни с кем он не ссорился. И «плохим» уж точно не был.
- Вот и расскажи. Мне ужасно интересно, что было на самом деле!
- Хорошо, слушай дитя, - Лёша прилёг и задумчиво смотрел в пустоту, вспоминая.
Салазар появился на свет болезненным ребёнком. Он очень часто болел и мог не дожить и до пятилетия. Его родители были чистокровными и имели много магических знаний. Одним из этих знаний являлся ритуал вызова фамилиара, который теперь утерян. Не обычного магического животного, а частицы сущности магии. Это могло полностью вылечить их сына.
Они рискнули, пусть могли полностью потерять свою силу, призывая фамилиара не себе, а ребёнку. После ритуала, который прошёл успешно, замечу, они не уставали благодарить Матушку-Магию за спасение сына. Салазар в дар получил меня, тогда ещё совсем мелкого змеёныша, не больше трёх метров в длину. Его магическая сила выровнялась и излечила тело. А он сам стал моим другом.
Проходили годы, Салазар рос и учился новому постоянно. Он выучил язык змей, чтобы иметь возможность со мной говорить. Хотя у него совсем не было дара к изучению языков, и обучение продвигалось с трудом, он его осилил. Также он учил меня человеческому, по моей просьбе.
Родители Салазара познакомили его с ещё одним мальчиком, который, как и он, выжил в детстве с помощью ритуала вызова фамилиара, коим являлся грифон. Их родители и сошлись на этом фоне.
Друзья росли вместе, деля на двоих радости и печали. Между Салазаром и Годриком не было значительных ссор, они всегда находили компромисс в любой ситуации.
Когда они подросли, став юношами, встретили двух сестёр. Старшая из них, Ровена, полюбилась Салазару, а младшая, Хельга, Годрику.
Сёстры были сильными ведьмами, они смогли создать для себя новые рода, ведь их фамилию наследовал их брат. Юноши, узнав об этом, предложили девушкам провести ритуал, через который прошли в сопливом детстве, чтобы подтвердить их исключительность.
Ровена сумела вызвать адского ворона. Хельга – химеру, похожую на барсука. Это стало большим событием, которое отмечала вся аристократия того времени. Именно тогда, на празднестве, Годрик и Салазар сделали предложение «руки и сердца» девушкам, причём, каждый отдельно от второго, не сговариваясь. Сёстры, не долго думая, согласились, будучи тоже влюблёнными в друзей, как и те в них.
Прожив долгие годы в согласии, четверо друзей вырастили и обучили своих детей всему, что знали сами. Именно во время обучения Салазар впервые задумался о том, что далеко не каждый маг получает хорошее образование. Он поставил этот вопрос на рассмотрение друзьям. Вместе они решили создать школу магии и волшебства.
Прошло ещё много лет, прежде чем школа начала нормально функционировать. Вех детей делили на факультеты по стихиям: Гриффиндор – воздух, Хаффлпафф – земля, Равенкло – огонь и Слизерин – вода. Был тогда и пятый факультет: Хогвартс. Для тех, кто имел предрасположенность к двум или более стихиям. Конечно, там училось наименьшее количество учеников.
А что магглорождённые, хочешь спросить? В то время всех магически одарённых детей, рождённых в обычных семьях, сразу забирали и вводили в магические рода. Поэтому тогда не существовало понятия: магглорождённый или грязнокровка. Тогда все были чистокровными, различаясь только денежным состоянием и длинной поколений.
Честно говоря, я и сам не понял, когда всю историю так переврали. До самой смерти все четверо были дружны и многие силы отдавали школе.
Со временем всё сильно изменилось, - негодуя, вздохнул змей, - Колдуны обмельчали, забыли заветы предков и традиции магии. А если что и делают, то не думая, слепо следуя инструкциям. Пятый факультет упразднили, перенеся его название на саму школу (раньше она называлась «Школа чародейства и волшебства»). Критерии отбора на факультеты извратили. Противно! – Лёша всем своим видом показывал неудовольствие этими фактами, а также своё бессилие в данных вопросах.
- Какой кошмар! Ты абсолютно прав – это противно, ужасно и очень печально, - высказал своё мнение Гриша, гладя несчастного василиска.
- И самое плохое в том, что школа умирает. Ещё несколько десятков лет и замок перестанет быть волшебным.
- Как?! Разве ничего нельзя сделать?
- Эх, дитя, мы и делали. Мы – это фамилиары основателей. Чтобы поддержать уходящую силу замка, мы растворялись в нём. Первым был грифон Годрика. Двести лет назад он отдал свою сущность и магию школе. Хватило только на сотню лет. Следующей была химера Хельги. Её силы хватило на восемьдесят лет. За химерой последовал ворон. Это было двадцать лет назад. Но магия отсюда начинает утекать всё быстрее. И теперь, лет через 25-30, мне придётся и самому раствориться. А после замок умрёт.
Гриша и сам не понял, как заплакал во время последней речи. Он сильно привязался к этому большому змею (и когда только успел?). Нечистый не хотел терять нового друга.
- Есть ли шанс уговорить тебя не умирать? Я понимаю, что эта школа – наследие твоих друзей-магов, и здесь же растворились твои друзья-фамилиары. Но… - сквозь слёзы бормотал он.
- а куда я пойду?
- К нечисти, ко мне домой, в лес.
- Ты что, из «сказочной» нечисти? – впервые за весь разговор проявил положительные эмоции Лёша. Он был сильно удивлён, - Как там Леший и Баба-Яга?
- Ты их знаешь? – не слабее удивился Гриша.
- Да, мы с Салазаром бывали в России (тогда ещё Руси) несколько раз. В одно из путешествий и познакомились с этой парочкой. А потом общались. Так ты живёшь с ними?
- Да. Вот это совпадение! Они приютили меня, когда мне было пять, и я переместился к ним из Англии. А потом мы стали настоящей семьёй, очень быстро, надо сказать. Только их не двое. Есть ещё Кика, болотница; Кощей, он же бессмертный; дедушка Мороз; Змей Горыныч, Боря; Царь Поддон; Хозяйка Медной горы (хотя мы ещё не встречались с ней лично); Серый, который волк. И, конечно, мы, подрастающее поколение. Новые нечистые. У меня и моих сестрёнок Василис даже уже есть родники Живой воды. Ещё, я думаю, Грег и Винс тоже будут с нами, - мальчик тараторил без устали, - Ребята сделали Василисам предложения. А я потом женюсь на Северусе. И он тоже будет нечистым. А ещё с нами будут Герми и Нев. Это вся наша компания лучших друзей. Конечно, нам ещё многому предстоит научиться, но мы точно-точно станем отличными Хранителями Вечности.
Во время этой тирады Лёша тихонько посмеивался заразительному энтузиазму молодого барсука, судя по эмблеме на мантии. Ему понравился этот энергичный мальчик. К тому же, тот знал его старых друзей, Лешего и Ягу.
- Так ты приглашаешь меня к себе? – спросил василиск, как бы, между прочим, - пожалуй, можно было бы и переехать. Этот замок всё равно уже не спасти, можно только продлевать предсмертную агонию.
- Ты согласен? Правда? Вот здорово! Тебе понравится в лесу. А ещё у Кошика есть замок, - Гриша буквально захлёбывался от восторга, - Он, правда, весь занят под книги, но можно будет создать ещё один подземный этаж, если ты захочешь. Ты ведь захочешь, Лёша?
- Конечно, я перееду, - совершенно правильно понял последний вопрос змей.
От избытка чувств юный нечистый крепко обнял нового друга и побежал к выходу, бросив на ходу, что пойдёт договорится с родными.
- Стоять! Куда бежишь-то? Да, стой же! Ну, и как ты собираешься вылезать на третий этаж?
- Ой, точно. Я не подумал. Ты мне поможешь?
- Иди сюда, дитя, -
Лёша подполз к одному из темнеющих проходов в стене, - Иди сюда. Этот проход выведет тебя прямо в запретный лес. Ты ведь от туда можешь попасть в свой лес? Иди по трубе и не сворачивай в боковые ответвления. Думаю, в лесу и сам найдёшь путь, верно, дитя?
- Да, спасибо. Я постараюсь быстро. Вернусь сразу, как смогу, - уже на бегу крикнул Гриша.
Ему не терпелось получить согласие на переселение Лёши к ним в чащу. Никто и не думал быть против. Ещё один умный собеседник им не помешает. Ещё один защитник мальчика по прогулкам по лесу, тоже придётся кстати. Довольный мальчик рванул обратно.
- Лёша! Лёша! Они согласились, - орал он, едва вбежав в проход к комнате со стороны леса.
- Не кричи, дитя, я здесь и прекрасно тебя слышу. Так и знал, что ты проигнорируешь правила и сразу примчишься сюда.
- А что? – не понял Гриша.
- Отбой будет через десять минут, ты уже не успеешь в свою гостиную до него. А ещё барсук! Тем более, ответственный!
- А это ты откуда знаешь?
Они разговаривали на ходу, мальчик двигался к проходу в «сказочную» чащу.
- Я по всему замку ползаю, многое слышу, многое знаю.
- Ясно. О, мы пришли. Сюда, под корни этого дерева.
Вышли они из прохода уже звёздной осенней ночью. Там их ждал Леший. Они поздоровались с василиском, как старые друзья, а потом в два голоса отправили Гришу обратно. А тот и не спорил, сказал, что придёт навестить всех в выходные и был таков. Теперь ему предстояла более сложная задачка.
За пределами факультета никто и не знал, что после отбоя (в десять вечера) дверь в гостиную блокируется, и попасть внутрь, равно, как и выйти, невозможно. Никому, кроме декана, директора и старост, которые должны были совершать вечерние обходы и возвращались спать только в начале двенадцатого. Разблокировалась дверь под утро, за час до подъёма. У Гриши не было ни малейшего шанса попасть в свою школьную спальню. Из этой ситуации был только один выход.
- Добрый вечер, Северус. Можно войти? 0 и кристальный невинный взгляд, аки ангелок.
Ну, как такому отказать? Вот и Северус не смог, только вздохнул, пропуская мальчика.
- Что-то случилось?
- Ничего серьёзного. Я просто заболтался кое с кем и не успел в гостиную до отбоя.
- Так шёл бы сейчас, чем посещать меня в столь поздний час.
- Да ну, ещё не так уж и поздно, всего-то пол одиннадцатого.
- И всё же, позволь поинтересоваться, зачем ты здесь?
- А, ты же не знаешь, - не глядя в глаза, пробормотал юный нечистый, - Дверь в гостиную блокируется после отбоя, поэтому я не могу туда попасть. Я, конечно, мог бы пойти к профессору Спраут, но тогда надо было бы ей рассказать, что я спускался в Тайную комнату, заговорился с тамошним василиском и поэтому опоздал. А мне не хотелось бы, чтобы она знала, что раньше здесь по замку ползал гигантский змей. Вот я и пришёл к тебе. Ты ведь можешь сказать, что я был у тебя?
И снова невинный ангельский взгляд.
- Василиск? – через пару минут отошёл от ступора Северус и рухнул в ближайшее кресло.
- Ну, да. Он был фамилиаром Салазара Слизерина. И ещё он рассказал настоящую историю основателей, - Гриша вероломно забрался на колени мужчины, прижимаясь и жарко дыша тому в шею, - Но об этом потом, ладно? Я уговорил его переселиться к нам в лес. Выяснилось, кстати, что он был и раньше знаком с Ягулей и Лешиком. Так что Лёша, василиск в смысле, уже там. Ты не расскажешь никому об этом?
Мальчик одной рукой поглаживал грудь Северуса и положил голову на его плечо, пытаясь таким образом уговорить того.
- Гриша, а ты не мог просто попросить меня об этом? – шумно вздохнул зельевар.
Его тело соответственно реагировало на такую близость нечистого.
- Слезай с меня, иначе я за себя не отвечаю, - попытался угрожать Северус.
- Ладно, - нехотя подчинился Гриша, Но ты меня не выгонишь? Разреши мне поспать у тебя? – явно надеясь на более активное времяпрепровождение, спросил мальчик.
- Ты издеваешься?!
- А что такого? Я уже объяснил, что не могу идти к декану, поэтому здесь.
- Ладно оставайся, - мужчина выдохнул, пытаясь успокоиться.
- Спасибо, - просиял нечистый и поманил Северуса наклониться к нему.
Не осознавая, тот наклонился и получил смачный поцелуй.
- Благодарность, - объяснил ему Гриша.
***
- Ты точно издеваешься, - констатировал мужчина и пообещал, - Ты влип!
И Северус отпустил себя. Он подхватил лёгкое тело и, зажав в объятиях, потащил в спальню, а оттуда в ванную. Перед сном ведь надо мыться, тем более после такой прогулки. Мужчина чуть ли не посрывал с мальчика всю одежду, наливая в то же время в большую ванну горячую воду, и сразу опуская Гришу внутрь, хотя воды ещё было мало. Затем он скинул с себя мантию и рубашку, оставшись в брюках, и сотворил небольшой табурет, чтобы сесть рядом.
Северус остановил поток воды, когда ванна заполнилась всего на треть, оставляя весь торс нечистого непокрытым водой, прикрыв тем самым только самые интересные места. Затем он распустил косы Гриши с целью помыть ему и голову. Полился шампунь, и мужчина начал массировать голову мальчика, заставляя того млеть от ласки, прикрыв глаза.
Когда волосы уже были чистыми, Северус взял мочалку и стал намыливать спину, спускаясь от плечей ниже, но не доходя до скрытого под водой. Затем он переместился на плечи и руки, потом намылил грудь. Особое внимание он уделил соскам. Мужчина водил мочалкой круги, постепенно сужая движение, а потом задевал горошинку самым краешком. Это сильно заводило Гришу, но он принял негласные правила игры: молчание. Он даже старался не шевелиться, что, несомненно, нравилось Северусу. В его глазах читалось одобрение.
Закончив с грудью, мужчина намылил и живот, вновь не опускаясь ниже уровня воды. Затем он поднял ногу мальчика и намылил её, проделал то же со второй. Потом Северус молча заставил Гришу встать на колени, разведя ноги в стороны. Из воды показались возбуждённый член и попка, покрытые пеной.
Мужчина легко, чуть касаясь, прошёлся мочалкой спереди и перешёл назад. Здесь он стал намыливать усердней. Водил по полушариям, натирая их до красноты. Потом рукой раздвинул из и начал намыливать щель между ними. Нечистый шумно дышал, но не произнёс пока ни звука.
Наконец, Северус посчитал, что достаточно намылил поверхностные части тела. Он налил на руку жидкое мыло, растёр на пальцах и ввёл в проход один, попадая понятно куда. Гриша задохнулся, но не застонал. Ещё чуть-чуть и он бы кончил, но вероломный зельевар пережал основание члена мальчика, заставив того вновь подавиться воздухом, и ввёл в проход уже два пальца. Нужно как следует всё вымыть!
На второй руке тоже оказалось мыло, и Северус начал намыливать гениталии Гриши, одновременно разрабатывая, то есть, я хотела сказать, намывая задний проход уже тремя пальцами. Юный нечистый рвано дышал, опираясь руками на бортики ванны, но молчал (какая воля!).
Мужчина долго-долго продолжал своё дело: доводил мальчика до пика, обрывая наслаждение перед самым концом. Изощрённая ласка-пытка продолжалась до тех пор, пока у Гриши не вырвался протестующий стон, разрушивший тишину, состоящую из вздохов и выдохов. Тогда руки мужчины отступили от своих занятий и подхватили тело, ставя мальчика на ноги. Мыльная вода мигом испарилась из ванны, Северус включил душ и начал смывать пену с Гриши.
Мужчина поднёс душ так близко, что бьющие струи воды чуть массировали кожу юного нечистого, ещё больше возбуждая. Гриша широко открыл глаза и смотрел на сосредоточенного Северуса, тот сменил вид пытки! Медленно, лениво, он водил душем по телу мальчика, задерживаясь на сосках и члене. Затем он повернул мальчика и начал обмывать спину и ноги. С этим он быстро закончил и заставил Гришу вновь расставить ноги и наклониться, опираясь руками на бортик ванной. Пришёл черед заднего прохода, его тоже следовало сполоснуть от мыла.
Северус направил струю воды на щель попки и снова задействовал пальцы, скользнув внутрь сразу тремя. Мальчик вновь старался молчать. Пока получалось. Но и это не заняло много времени. Мужчина вытащил пальцы и выключил душ.
На Гришу легло пушистое полотенце. Прежде всего были вытерты полушария и щель между ними. Потом Северус выпрямил юного нечистого и вытер всё тело, уделив мимолётное внимание члену. Волосы мальчика будто сами собой высохли и волнами легли на спину, прикрывая прядями и грудь. Между волосами гордо виднелся стоящий колом орган. Полотенце полетело на пол.
Сам зельевар уже успел вымыться, ещё до прихода вечернего гостя, поэтому он сразу подхватил Гришу и, посадив того на бёдра так, чтобы он почувствовал силу возбуждения мужчины, понёс юного нечистого в кровать. Бросил и быстро выскользнул из остатков своей одежды.
Он перевернул мальчика и поставил его на четвереньки. Пробормотав что-то, вроде «проверить, чисто ли вымыл», Северус раздвинул половинки попки и, лизнув щель, толкнулся в проход языком, от чего юный нечистый упал головой на руки, сильно прогибаясь в спине. Чтобы не закричать от такой приятной неожиданности, Грише пришлось закусить покрывало.
Северус через пару минут подключил к действу руки: скользнул внутрь двумя пальцами, растягивая дырочку и продолжая толкаться языком. Потом добавилось ещё два пальца. Гриша впервые почувствовал себя таким растянутым.
И тут внутрь вдруг скользнул твёрдый член мужчины, попадаю по заветной точке. Юный нечистый еле сдержался, чтобы не застонать в голос, дрожа всем телом от наслаждения. Он был так близок! Но злодейская рука зельевара вновь не дала мальчику кончить. Пытка продолжалась.
Как назло, Северус выбрал медленный темп движения, сводя этим Гришу с ума. Через некоторое время тот и сам не заметил, как начал стонать, выдыхая умоляющие фразы. И каждый раз, когда юный нечистый был на грани, мужчина не давал ему сорваться в оргазм. И только для этого он дотрагивался до жаждущего маленького члена.
Несколько часов продолжалась эта извращённая пытка. Мальчик извивался, стонал, просил, умолял, говорил, что любит, но ничто не заставило Северуса прекратить сводящее с ума занятие и дать Грише кончить, наконец. В конце концов, зельевар хотел, чтобы тот понял, как опасно его дразнить и соблазнять.
Но, наконец, Северус перевернул юного нечистого на спину и начал яростно вбиваться в него. На этот раз он не стал препятствовать наслаждению Гриши. Вскоре тот достиг небывалого оргазма, так сильно сжимая задний проход, что мужчина сразу последовал за ним. Мальчик получил такое сильное наслаждение, что даже отключился на несколько минут. Последним ощущением была горячая сперма, заполняющая его изнутри.
Когда он очнулся, почувствовал, что Северус так и не вышел из него и снова возбуждён. Как только мужчина заметил открытые глаза Гриши, сразу начал ласкать его член, быстро встающий в умелых руках. Второй раунд начался.
Северус подхватил юного нечистого и посадил его на себя, так глубоко мальчик ещё его не чувствовал. И всё снова без слов. Мужчина подхватил Гришу под попкой и приподнял так, что в проходе осталась только головка члена, а потом резко опустил, вызвав таки ахающий вскрик. Быстро мальчик понял, что от него требуется, и начал двигаться сам, задавая быстрый темп. На сей раз они вместе продержались не больше получаса, прежде чем вместе кончить. Гриша вновь потерял сознание на пару минут.
Очнулся он от того, что почувствовал сильные толчки. Теперь он лежал на боку, а правая его нога была перекинута через правую же руку Северуса, широко раскрывая промежность. Им, опять же, потребовалось не больше тридцати минут, чтобы сорваться в обоюдный оргазм, сопровождаемый криком юного нечистого.
На этот раз, ради разнообразия, мальчик пришёл в себя, не чувствую в себе член мужчины. Тот гордо стоял прямо перед его глазами. Но опомниться Грише не дали. Северус поставил его на ноги, широко расставив их, на толстый тёплый ковёр, лежащий рядом с кроватью, и согнул мальчика, заставляя улечься верхней частью туловища на помятую постель. Затем он медленно вошёл в хорошо разработанную дырку, вновь начиная сладостную пытку на пару часов. Медленные, словно ленивые, толчки. Пережатие члена, перед самым пиком наслаждения. И горячее дыхание на спине и шее, перемежающееся долгими поцелуями. Ноги юного нечистого подкашивались от слабости, но Северус крепко держал Гришу, не давая тому упасть.
Наконец, и эта пытка подошла к завершению. Мальчик уже был в полубреду, когда мужчина вновь начал сильно и яростно вбиваться в него, даже не притронувшись к изнывающему члену Гриши. Оргазм получился ещё сильней и продолжительней, чем в первый заход. У юного нечистого даже не вышло закричать, он не мог вздохнуть.
Когда мальчик снова уплыл в астральные дали, Северус взглянул на часы. До подъёма оставалось пять минут. Как же хорошо, что сегодня воскресенье, и никто не встаёт так рано (как же он ошибается!). Он бережно поднял измученное тело на руки и пошёл в ванную, где заставил воду набираться одним только взглядом. Мужчина чувствовал себя полностью удовлетворённым.
Гриша пришёл в себя уже в благоухающей травами горячей ванне в объятиях мужчины, которого любил. Его руки проходились по телу мальчика нежной лаской, слегка массируя. Как ни старался юный нечистый, своевольный организм вновь возбудился, хотя казалось, что он полностью вытрахан, вызывая этим хмыканье Северуса. Пробормотав «надо заняться этой проблемой», он перевернул Гришу к себе лицом и опустил его туловище на воду, заставив мальчика обнять его ногами. Потом встал на колени и мягко вошёл в ждущее отверстие, начиная медленный и нежный танец любви. Мужчина и сам не ожидал, что будет способен на что-либо такое ещё пару дней, но организм решил за него, что его не огорчило, конечно.
Волосы Гриши свободно плавали, составляя огромный ореол вокруг его головы с блестящими открытыми большими зелёными глазами. Сейчас мальчик напоминал русалочку в представлении обычных людей, так подумал Северус. Он быстро, но ласково довёл юного нечистого до оргазма, следуя за ним.
В глазах мужчины мальчик был так прекрасен в этот момент! Он не мог сдержаться, глядя на всё ещё пока бронзовую кожу, раскрашенную красными засосами; на большие изумрудные глаза, смотрящие на него; на выражение чистого удовольствия на юном лице.
- Моя русалочка, - не удержавшись, шепнул Северус и сорвался в оргазм.
***
Отдышавшись, мужчина ополоснул их и быстро высушил. Встала другая проблема: разбросанная вчера вечером по полу в ванной одежда юного нечистого исчезла (ох уж, эти исполнительные домовые!). Пришлось ему уменьшить одну из своих мантий. Он, конечно мог позвать одного из эльфов и приказать принести какую-нибудь одежду мальчика, но не додумался до этого (ещё бы! После такой-то ночки!). Хорошо хоть осталась обувь.
Но Гриша еле стоял на ногах, не могло быть и речи о том, чтобы он сам дошёл до своей спальни. Более того, он вскоре присел на пол, чувствуя сильную слабость. Северус тонко улыбнулся и взял своего малыша на руки, выходя из своих комнат.
Единственная трудность возникла возле входа в гостиную барсуков, но и здесь зельевар справился. Сначала из прохода-бочки вылез он сам, шокируя этим ранних учеников (коих, кстати, было немало здесь, ха-ха-ха!). Потом вытащил безвольного Гришу, вводя всех в полный ступор.
- Северус? – выяснилось, что здесь была и Спраут, её голос был слаб от потрясения.
- Мисс Поттер, как моя невеста, решила провести ночь со мной, - доброжелательно объяснил он, чем загнал всех в ещё больший шок, - Гера устала, поэтому попрошу её сегодня не беспокоить.
После этой фразы парочка особо впечатлительных грохнулась в обморок. Спраут, посмотрев не откровенные засосы, видимые на шее мальчика, решила последовать за ними и обмякла в кресле.
- Хм, - выдал Северус, - Кто-нибудь подскажет мне, где комната Геры?
- Крёстный? – послышался голос Драко от входа, - А зачем тебе Гриша? Я, кстати, не видел его со вчерашнего дня. И ночью он не приходил. О!
Драко прошёл вперёд и увидел мальчика на руках Северуса. Тот успел задремать.
- Мы помолвлены, - снова объяснил зельевар, - И всё же, где его комната?
- Иди за мной, крёстный, - Малфой быстро (на удивление) пришёл в себя, - Вижу у вас всё хорошо, заговорил он по дороге, - И как он в постели? – открыл дверь пропуская Северуса с Гришей на руках, - Ну, мне-то очень понравилось, когда он меня брал и делал минет. Это было восхитительно, - хитро усмехнулся он, быстро захлопывая дверь и убегая от гнева мужчины.
И был прав. Северус разозлился, да так сильно, что захотел вновь предъявить свои права на юного нечистого самым действенным способом (в любом смысле этого слова). Но всё же взял себя в руки, понимая, что и так сильно измотал мальчика, не привыкшего к таким нагрузкам и вообще к такому, и бережно опустил того на кровать. Переодел в пижаму и оставил спать, так и не проснувшегося Гришу.
Северус горел желанием хоть как-то отомстить Драко и поспешил на выход, догнать и назначить отработку с Филчем. Мало, конечно, но это всё же его крестник. А с юным нечистым он ещё разберётся!
Гриша же крепко спал, не зная, что обречён на «страшную мстю» со стороны своего жениха. У него всё пока было прекрасно.
 
staniaДата: Воскресенье, 22.03.2015, 20:42 | Сообщение # 110
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Сорри, что долго меня не было. Оправдания мне нет! Но надеюсь, вам понравилась прода.
 
DoomДата: Понедельник, 23.03.2015, 00:31 | Сообщение # 111
Посвященный
Сообщений: 52
« 1 »
Очешуенно, ситуация с василиском улыбнула )))
Бедный Гришка, что же его ждет....
 
katyaДата: Понедельник, 23.03.2015, 07:37 | Сообщение # 112
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Сказочная и восхитительная глава! Я в полном восторге от прочитанного! Изумительно! Спасибо! clap
 
staniaДата: Четверг, 26.03.2015, 20:46 | Сообщение # 113
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 31. …и с чем Локхарта едят.

Поймать Драко у Северуса не вышло, и это дало ему время обстоятельно продумать свою «страшную мстю». Для Малфоя-младшего сходу подошло наказание в виде отработок с Локхартом, этим «напыщенным павлином». Ну, откуда ему было знать, что Драко скорее весьма ожидал этого? А с Гришей было сложнее.
«Вот бы отлучить Геру «от тела», - размышлял он, - Но ведь не выйдет: первый же накинусь на неё (него)! Уж теперь, когда я испытал эти потрясающие ощущения обладания, у меня не получится сдерживаться долго. И что придумать? Не могу же я и в самом деле оставить всё как есть? Конечно, нет! И как только она (он) посмел(а)?! Что же… О! Какая интересная мысль! Точно! Решено! Это будет грандиозно! Она (он) ещё почувствует всю силу неуверенности в себе! Надо только не переиграть, не выйти за рамки, а то ещё передумает быть со мной. Но на то я и слизеринец, сделаю всё как надо».
Зельевар довольно улыбнулся, испугав этим нескольких учеников, что видели его. Он уже успел за раздумьями дойти до большого зала на завтрак, поэтому его видели несколько человек, уже тоже бывших там. Конечно, они испугались его необычного вида.
- Северус? – немного дрожащим голосом спросила МакГонагалл, - Всё в порядке?
- Конечно, Минерва, всё отлично. С чего бы такой интерес к моей скромной персоне с вашей стороны?
- Ты улыбался. Это странно. Нет, это очень странно. Ни разу до сегодня не видела твоей настоящей улыбки, как и остальные. Вот я и поинтересовалась, всё ли хорошо. И если это так, я спокойна. Но будь добр, не пугай так учеников. Они такие впечатлительные, - она оправдывала славу храбрых своего факультета: была смелой в своей речи, - Дети не привыкли видеть тебя такого, поэтому постарайся как-то…
- Я понял, Минерва, - он вновь улыбнулся, спокойной открытой улыбкой, и подумал, - «Пусть привыкают, теперь буду ещё чаще улыбаться. И свой вид надо бы подправить. Не так, конечно, как я выгляжу летом, но что-нибудь близкое. Вот Гера удивится!»
МакГонагалл чуть ли не перекрестилась от вида лица зельевара, вновь чему-то улыбающемуся, и решила не продолжать диалог. Её смелости на большее не хватало. Да и никто больше не горел желанием. Но тут в зал вошла профессор Спраут. Она решительно подошла к столу и села рядом со Снейпом, чего раньше старалась избегать. Минерва в шоке смотрела, как мягкая обычно декан барсуков схватила Северуса за грудки и начала что-то горячо втолковывать, предварительно поставив чары заглушения звука. Остальные старались и не смотреть в их сторону.
«Мерлин! Она даже пару раз встряхнула его!» - в шоке думала МакГонагалл.
И конечно, она даже думать не хотела о том, что те двое обсуждают! Невероятно, но Северус аж покраснел немного и выглядел при этом виноватым! Нет, она точно не хочет знать, о чём разговор, для её же спокойствия!
- Северус Снейп! – гневно говорила в это время Спраут, - Как ты мог?! Поттер ещё совсем мальчик! А ты его… использовал! – нашла она слово поприличней.
- Вот ещё! – справедливо возмутился тот, - Я его не «использовал», как ты выразилась. Он мой жених, и я в своём праве. Тем более, в этот раз он сам меня спровоцировал, как, впрочем, и в первый. И не надо так смотреть! Не василиск – взглядом убить не сможешь.
- Северус, он же совсем малыш ещё! Ему только двенадцать! Ты же не педофил, в конце-то концов!
На этом месте она его и встряхнула, а он покраснел.
-Нет, конечно! Другие дети меня не привлекают в «этом» плане. Он особенный, - чуть виновато сказал зельевар, - Я понимаю, что он ещё дитя, но ничего не могу сделать с этим. Он заставляет меня забыть обо всём, когда глядит этим пронзительным взглядом на меня. Я теряю контроль и забываю, что он мальчик ещё.
- Да уже и не мальчик, - ехидно протянула Спраут, заставляя Северуса совсем покраснеть, и вздохнула, - Ты, хотя бы, серьёзен с ним?
- Да, куда уж больше? Более чем! Я же уже сделал ему предложение. И поверь, я не отступлюсь от него.
- Хорошо, тогда ладно. Но я очень тебя прошу, сообщай мне, когда он будет оставаться у тебя, чтобы я не волновалась.
Северус только кивнул и снял чары от прослушивания, завтрак заканчивался. Будет трудно сдержать обещание, но он постарается. Гриша всё же имеет привычку выскакивать, как чёрт из табакерки: также неожиданно и непредсказуемо.
У Дамблдора же в это время были другие проблемы. Он всё ломал голову над тем, где ему найти за столь короткий срок новых профессоров. Время, отпущенное ему на их нахождение (примерно недели три), закончилось, а он так никого не нашёл. И сегодня директору предстояло отчитаться в этом перед попечительским советом. Он тяжко вздохнул и закинул в рот очередную лимонную дольку. Через пять минут. Уже через пять минут ему (о Мерлин, Мордред и Моргана!) предстояло оправдываться. Он снова вздохнул.
- Господин директор, - оторвал его от размышлений голос, идущий со стороны камина.
- Итак, директор Дамблдор, - когда все устроились, начал глава совета, лорд Эмильен Нортон, - вы уже нашли новых преподавателей?
- Помилуйте, мальч… лорд Нортон, - встретив суровый взгляд своего почти ровесника, поправился Дамблдор, - Разве это возможно за такой короткий срок?
- Вполне, - резко ответил тот, - У нас вышло.
- Но у меня так много обязанностей, помимо этого!
- Вот именно, - подхватил нить разговора Малфой-старший, тоже бывший попечителем школы, - Помимо директорства в школе, вы также являетесь (о чём не забываете упомянуть в каждом письме из школы) председателем Визингамота и состоите в Международной Конфедерации Магов (МКМ). И это плохо сказывается на вашей работоспособности. Вы уделяете своим обязанностям не так много внимания, как должно. Было бы лучше, если вы отказались бы от, хотя бы, одной из своих должностей.
- Действительно, Альбус, - согласилась Августа Лонгботтом, - Так было бы гораздо лучше. Вы распыляете своё время и временами не обращаете внимания на действительно важные вещи. Просто подумайте над этим предложением, - она сгладила ситуацию, отчётливо услышав скрип зубами, исходящий от директора.
- Мои коллеги несомненно правы, - невозмутимо заметил Нортон, пока другие кивали в такт словам, - Но всё же мы здесь не за этим. Вернёмся к нашему вопросу. Вы не нашли ни одного преподавателя из требуемых за эти три недели, что мы вам дали. В таком случае мы предоставляем вам кандидатуры, и вместе выбираем из них. В отличие от вас, мы озаботились этим сразу, поэтому есть несколько кандидатов. Некоторых из них, кстати, посоветовал Гилдерой Локхарт, признанный специалист по Защите, лично мне.
Лорд Нортон достал несколько свитков и положил их перед собой на стол. Началось бурное и длительное обсуждение будущих преподавателей. С некоторыми претендентами был абсолютно не согласен Дамблдор. Некоторым высказывали своё решительное «нет» несколько членов совета (больше половины, если быть точной, это сразу отметало претендента). Но в итоге, они смогли прийти к компромиссу.
Итак. Профессором зельеварения вновь стал Гораций Слагхорн, который уже преподавал раньше в Хогвартсе именно этот предмет. Но он ушёл из-за возраста и нагрузок. И деканство, и преподавание у всех курсов ему уже давалось с трудом. Однако, он согласился учить только первые четыре курса.
Профессором гербологии стал Ремус Люпин. Все присутствующие, конечно, знали, что он стал оборотнем с ещё нежном возрасте, поэтому ему было предписано научиться самому варить Ликантропное зелье. Оно помогало при превращении на полнолуние подавить волю зверя и оставаться в человеческом разуме. И да, у
Люпина были достаточно высокие оценки и по зельям, чтобы научиться варить такое сложное зелье, и по гербологии, чтобы суметь преподавать её. На самом деле, ему очень помогал чувствительный нюх волка, что оставался и в человеческом обличье. Его утвердили, пусть и с условиями.
Профессором чар стал недавний выпускник Хогвартса, который был личным учеником мастера чар Филиуса Флитвика, мистер Диаген Конелли. Он, как и профессор Флитвик, был приятен в общении и весел на уроках. Эти качества могли помочь с учениками первых курсов, что было немаловажно. К тому же, он всё равно проживал в замке, это упрощало дело. А совет ещё возмутился, что эта мысль не пришла директору в голову и самому. Почему именно им пришлось предлагать юноше работу?
И наконец, профессором трансфигурации назначили (…драматическая пауза… не поверите!!!) Квиринус Квиррелл! Летом он получил мастерство в этой области магии и зарегистрировал в министерстве целых две анимагических формы: ворона и совы. Он вновь вступал под своды Хогвартса, только в другом амплуа. Да и преподаватель что маггловедение, что ЗОТИ из него был аховый. Его талант, действительно, оказался в другой области, в трансфигурации. И опыт подобной работы был. Здесь же.
Итак, с этим разобрались. Но совет «под шумок» решился сделать и кое-какие ещё перестановки в преподавательском составе. Как же хорошо, что директор не смог сам найти профессоров! Сам Дамблдор не заметил, когда от обсуждения известных новых должностей перешли к обсуждению профессоров и методов их преподавания вообще.
И что же из этого вышло? А вышло вот что.
Профессора Бинса уволили. Ну, не уволили, поскольку это было невозможно. Он ведь ничего не осознавал после своей смерти, кроме рассказов про бесконечные для него восстания гоблинов, конечно. Совет просто нанял живого преподавателя Истории Магии. На самом деле, сам лорд Нортон решил вести этот, безусловно, важный предмет. Ученикам очень повезло с профессором, он был увлекающим рассказчиком, умеющим зачаровать слушателя, и знал очень и очень многое. Теперь-то они точно не заснут на уроках Истории Магии!
Далее. Раз уж это был последний год преподавания профессора Кеттльберна, ему заранее нашли замену. На будущий год Уход за магическими существами будет вести Чарли Уизли. А на лето он будет возвращаться в свой драконий заповедник, где работает сейчас. Ему, к удивлению Дамблдора стало известно, нравились не только драконы, но и другие магические животные. И он умел о них рассказывать. Он станет настоящим открытием для учеников.
Ещё в программу обучения вернули такой предмет, как изучение традиций и законов магического мира. Пришлось, конечно, сделать уступку Дамблдору и поставить предмет факультативно, в отличие от прошлого, когда его изучали обязательно, но это уже был прорыв. Это предложение внёс Малфой-старший. Он отлично помнил зимние каникулы в прошлом году! Идею одобрили заранее, поэтому директору пришлось согласиться с решением совета. Эту науку доверили преподавать Августе. Всё же она была из старинного рода и много знала об этом (традиционное воспитание и всякое такое). Тем более, внучок любимый рядом будет.
Но на этом попечители не остановились. Хоть Дамблдор упёрся и не позволил уволить Сивиллу Треллони, теперь было назначено двое преподавателей предсказаний. Ученики могли сами выбирать, к кому поступить: к профессору Треллони или к профессору Джону Лавенталю. Он не был провидцем, пророком, предсказателем или оракулом, но раньше работал в отделе тайн министерства как раз с пророчествами, поэтому всё о них знал. Этот бойкий старичок оказался кладезем знаний и мог, к тому же, научить детей не только совершению предсказаний, но и работе с ними. Он подошёл идеально.
На этом, к сожалению, попечительскому совету пришлось остановиться: Дамблдор, очевидно, был на грани и не стал бы больше потакать им. Ну, ничего, ещё не вечер, как поётся в песне, ещё можно будет сделать что-нибудь этакое, но попозже. А пока лорды откланялись и разошлись по домам. Это был выматывающий разговор, и теперь им требовалось расслабиться и пополнить силы. Встретиться они решили уже на следующий день. Ради последующего, но не последнего, обсуждения всех деталей. Хогвартсу ещё предстояло сильно измениться под их руководством. Хотя лучше сказать, вернуть былое и утраченное. И это они ещё не знали об утечке магии из замка! А дел и так было невпроворот.
А по замку из уст в уста плыли слухи о нововведениях. У учеников была ещё целая неделя на то, чтобы строить свои безумные предположения насчёт будущих учителей. Именно на следующих выходных расписание вновь должны были поменять, расставляя всё на свои места. А до этого будущим профессорам было нечего делать в школе, поэтому дети могли вволю посплетничать выдуманными предположениями. И часто звучала фраза о том, что преподавателей предложил «сам Гилдерой Локхарт»/«этот Локхарт» в зависимости от возраста и пола говорящих. Конечно, это не могло пройти незамеченным от наших молодых барсуков. Естественно, этим, в первую очередь, заинтересовался Драко. Тут ему ещё и помогло, что Северус всё-таки назначил ему месяц каждодневных отработок у Гилдероя за какой-то пустяковый повод. Хотя мы-то знаем за что именно!
На первой же отработке молодой барсук решил расспросить Локхарта поподробней. Он постучался в кабинет.
- Мистер Малфой? Входите, - послышался ответ профессора.
- Мистер Малфой?! – он оторвал взгляд от стола, где писал что-то, и сильно удивился.
И было от чего. В самом деле, было от чего. Перед ним стояла девчушка, похожая на юную феечку. Светлые локоны волос (они доросли у Драко уже до плеч), украшенные маленькими искусственными цветочками пастельных оттенков. Простое и изящное платье светлого зеленовато-голубого цвета с рукавами-фонариками и завышенной талией, доходящее до колен. Блестящие бежевые ленточки, опоясывающие ноги от колен до лёгких сандалий, украшенных переливающимися радугой трепетных крыльев бабочек. Ну, настоящая феечка!
- Профессор Локхарт, - звонко сказала феечка, ака Драко, - Чем мне следует заняться?
- Да, заняться… отработка, точно… - словно в трансе отозвался Гилдерой и попытался взять себя в руки, - Мы будем подписывать письма моим фанатам. Тебе надо будет лишь ставить адреса на конверты. Вот, садись рядом.
Он подвинул стул к его столу только с другой стороны и положил несколько открытых конвертов уже без писем и несколько пустых конвертов. Драко надо было перенести имена отправителей на пустые конверты в качестве получателей. Он этим и занялся, попутно поглядывая на странно притихшего профессора Знаменитость. Через некоторое время, когда взрослый заметно занервничал под его взглядами, барсук отложил перо в намерении поговорить.
- Профессор Локхарт, а это правда, что именно вы порекомендовали наших новых преподавателей, которые будут преподавать у нас со следующей недели?
- Да, правда. Только не всех из них выбрали в профессора. На самом деле, только одного из них, - под этими прозрачными искрящимися голубыми глазами было невозможно соврать.
- Да? Как интересно! И кого же, если не секрет? – мягкий юный голос завораживал.
- Моего хорошего друга – Джона Лавенталя.
- И какой предмет он будет вести? – склонённая к плечу голова открыла небольшой участок нежной кожицы шеи, манящий впиться в неё, как вампира.
- Предсказания.
- Ещё интересней. Как жаль, что у нас предсказания могут быть только со следующего года. Мы многому можем научиться у специалиста, пусть и бывшего, из отдела тайн. Какие изумительные у вас, оказывается, друзья, профессор, - лукавый прищур глаз не даёт свободы выбора.
- Да, должен признаться.
- И многих таких специалистов вы знаете? – наивный выражение лица лишает возможности извернуться.
- Многих, на самом деле почти всех. Я ведь и сам там работаю, - Гилдерой прикусил язык, да было поздно.
- Вот как. Понятно. Но что же вы, в таком случае, забыли в нашей школе?
- Я не могу сказать, - наконец, начал приходить в себя профессор, - И, боюсь, мне придётся стереть вам память об этом разговоре, мисс…тер Малфой.
- А если я дам клятву?
- Нет, я в любом случае должен стереть вам память. Таковы правила.
- Вы осознаёте, что я каждый раз буду спрашивать вас об одном и том же до тех пор, пока вы вновь не признаетесь мне? И вы не сможете каждый раз стирать мне память, это вредно для такого молодого организма, как мой. Будет лучше, если вы сразу согласитесь на клятву. Тем более, правила созданы для того, чтобы их нарушать, Гилдерой.
- И ты не отстанешь, не так ли?
- Нет. Вы забыли, но мне назначены отработки именно у вас весь этот месяц.
- Это будет тяжёлое время, - пробормотал себе под нос Гилдерой.
- Что-что?
- Ничего, - преувеличено бодро ответил он, - Ну, что ж, придётся мне согласиться с вами, мисс…тер Малфой. Давайте клятву.
- Клянусь своей магией не говорить никому о том, что узнал и узнаю здесь сегодня от Гилдероя Локхарта, без его на то согласия. Да будет так!
- Хорошо. А теперь вернёмся к письмам.
- А ваш образ непутёвого героя – это маскировка, конечно?
- Да, надоедливый вы ребёнок! Давайте уже просто займёмся письмами!
- Я и занимаюсь, Гилдерой. Но мне скучно просто так сидеть и писать. Давайте ещё поговорим?
- Предпочту не разговаривать с вами сейчас, а то вы ещё что-нибудь этакое выспросите.
- Конечно, - безмятежно отозвался Драко, - Обязательно выспрошу, раз уж есть такая возможность. Именно сегодня, помните, я поклялся ничего после не говорить никому. К тому же, мне безумно интересно получше узнать человека, в которого я влюблён.
На это заявление у Гилдероя не нашлось слов. Он смог лишь смотреть в очередное письмо, которое начал писать, и стараться не смотреть в заманивающие глаза мальчика. Ну, что поделать, если и ему тоже сразу понравился этот малыш? Но вот именно, что малыш!
- Ладно, - наконец, справился он, - Спрашивайте, но не обещаю, что отвечу.
- Отлично! Я вам нравлюсь?
- Конечно, вы талантливый студент.
- Ясно, но я вас спрашивал о другом. Я вам нравлюсь в качестве потенциального любовника?
- Кхм, без комментариев, - поперхнулся Гилдерой.
- Знаете, а вы мне сразу понравились. Как мужчина, я имею в виду. Правда, я не сразу смог это понять. Мне друг помог. Гриша. Он объяснил мне разницу между симпатиями. Тогда и выяснилось, что вы мне нравитесь как парень, а не как пример для подражания.
- Хм? - чтобы заполнить паузу выдал Локхарт.
- Да. Это было летом, после того, как я увидел вас в магазине. Вы тогда раздавали автографы. Гилдерой, а вы дадите мне автограф, если я попрошу вас расписаться на моей груди? Или животе?
- Кхм, - вновь поперхнулся Гилдерой, - Это невозможно. Такое я не сделаю. Никогда.
- Правда? Какая жалость. Я так надеялся на это. У меня и платье специально подобрано. Видите, молния спереди, чтобы было удобнее расстёгивать.
Да, Драко решил посоветоваться по поводу профессора у Гриши. Тот сразу выдал два варианта поведения: на случай, если друг не привлекает мужчину и на случай, если привлекает. Драко как раз использовал второй, то есть соблазнял. Гриша же плохого не посоветует, верно? Ну и что, что он нечисть?
- Кстати, о платье, - решил сменить опасную тему Гилдерой, - С чего ты так нарядился? Мне казалось, что у тебя обычные вкусы в одежде.
- Так и было. До недавнего времени. Когда я понял, что влюблён в вас, мне стало интересно, что чувствует Гриша, нося такую одежду. Он предложил и мне попробовать поносить немного такую. Я согласился, понятное дело, и мне понравилось. Я, конечно, не такой смелый, как Гриша, но в свободное от учёбы время решил теперь носить платья. Тем более, после такой реакции.
- Чьей и какой реакции? – подозрительно осведомился Локхарт.
- Вашей и такой восхищённой реакции, Гилдерой. Только вашей реакции. Так что привыкайте, к вам я буду приходить только в таком виде. И кстати, я обязательно уговорю вас ещё дать мне особенный автограф! На груди. Или животе. Или, может, на бедре?
- Нет, в этом я буду непреклонен, юноша. Я не совратитель малолетних!
- А кто говорит, что именно вы меня совращаете? По-моему, всё наоборот.
- Хм, возвращайтесь к письмам, - в какой уже раз предпринял попытку отстраниться Гилдерой.
- А я от них никуда и не уходил, вроде, - лукаво заметил молодой барсук, - Кстати, можно мне пересесть поближе к вам? Спасибо, - без перерыва сказал он и перетащил стул к профессору.
- Тогда молчи хоть, - вздохнул Локхарт, признавая маленькое поражение.
- Ладно, - мягко согласился Драко, как-то слишком мягко на взгляд Гилдероя.
- Гилдерой, - через пару минут молчания обратился он, - мне не понятно, что здесь за имя написано. Не посмотришь?
И главное! Он положил правую руку на бедро старшего мага и даже чуть провёл вверх к паху, не касаясь всё же его. Тот сглотнул, но руку не отвёл и склонился ближе к мальчику, чтобы рассмотреть надпись на конверте.
- Розалинда Мунк. Здесь ясно написано: Розалинда Мунк, - возмущённо заметил он, поворачиваясь к мальчику.
- Правда? Какой я невнимательный, - легкомысленно отозвался тот, подвинув руку ещё чуть ближе, - Ну, вот, теперь я ясно это вижу. Спасибо, Гилдерой, - и убрал руку, вновь взяв перо.
- Гилдерой, - ещё через пару минут.
- Я занят! И для тебя я профессор Локхарт, мисс…тер Малфой!
- Гилдерой, - с нажимом сказал Драко, - здесь, правда, не понятно написано. Я не смогу подписать конверт.
- Ладно, давай посмотрю, - вздохнул тот.
Мальчик передал конверт и опёрся на ногу профессора, заглядывая на написанное. Его рука была в опасной близости, поэтому старший маг поторопился ответить.
- Эдит-Элен Вьер, - и быстро положил конверт перед Драко.
- Спасибо, Гилдерой, - выдохнул младший старшему в ухо, благо положение позволяло.
- Гилдерой, - опять через пару минут, - у меня чернила закончились, - и невинный взгляд, мельком увиденный профессором.
Он кивнул на край стола, где стояло ещё несколько чернильниц. И как же он не додумался, что мальчику нужно будет перегнуться через него, чтобы достать одну из них? И конечно, опереться надо будет именно на ноги Локхарта. И конечно, на самое интересное место.
- Драко! - возмущённо воскликнул он.
- Простите, Гилдерой, я нечаянно, - тот улыбнулся, заглядывая в глаза мужчины.
- Не делай так больше, понял?
- Не делать как? Вот так?
Драко снова положил руку на пах Гилдероя и даже чуть погладил оживший член через ткань.
- Именно! Не делай так! – ответил мужчина, но, почему-то, не стал убирать руку мальчика.
- Ладно, - подозрительно легко согласился Драко, но руку тут же убрал и повернулся корпусом к столу.
Некоторое время ничего не происходило. По мнению Гилдероя ничего не происходило. А, по мнению Драко, происходило. Ему удалось незаметно расстегнуть брюки мужчины, пока тот ничего не заметил.
- Гилдерой, - вновь обратился мальчик, - Здесь написано Эвелина или Евангелина?
***
И да, вновь положил руку на самое интересное. Вот тут-то Локхарт и почувствовал, что ткани на стоящем органе оказывается уже меньше, чем было.
- Драко, что ты творишь?!
- Спрашиваю то, что непонятно, - похлопав ресницами, ответил мальчик и принялся наглаживать вздыбившийся член.
- Драко, - выдохнут мужчина.
Он захотел убрать руку молодого барсука, но только положил свою поверх его руки. Кажется, у него уже не оставалось сил сопротивляться желанию. Ободренный этим, Драко быстро спустил трусы мужчины, вызволяя взывающий к ласке член, и сомкнул руку. Положение было не совсем удобным, поэтому мальчик быстро скользнул вниз и устроился между разведённых ног Гилдероя, не прерывая неспешных движений рукой.
- Драко, перестань, - попытался воспротивиться старший.
Но младший даже и не думал останавливаться. Он, наоборот, смело коснулся подрагивающего члена мужчины губами и вобрал в рот головку, начиная посасывать. Рука всё также продолжала движение. Дыхание Гилдероя прервалось, сорвался тихий стон. В затуманенном мозгу пролетела мимолётно мысль, что дверь не закрыта, в любой момент кто-нибудь может войти, но быстро испарилась. А Драко всё продолжал.
Через некоторое время мужчина не выдержал и с рыком вскочил на ноги, быстро поднял мальчика на руки и устроил на столе, прямо на пачке писем, которыми он занимался. Рывком он расстегнул платье, спустил трусы молодого барсука и вобрал весь его член в рот. Руки в это время бродили по молодому телу, вызывая стоны и вздохи. Драко быстро начал извиваться под ловким ртом и руками, дарящими наслаждение. Вскоре он забылся в оргазме, выкрикивая имя хозяина кабинета, что и довёл его до такого состояния.
Сам мужчина, конечно, ещё не был удовлетворён, но точно знал, что мальчик быстро возбудится вновь и снова взял в рот опавший член. Который быстро перестал быть опавшим. Гилдерой выпустил сладкий плод и, чмокнув его напоследок, поднялся выше. Он посмотрел на раскрасневшееся лицо мальчика, отмечая лихой блеск глаз, и склонился для прочувственного поцелуя. Его руки в это время захватили и направили руки Драко к их совмещённым членам, чтобы сомкнуться и начать движение. Мужчина продолжал целовать мальчика и накрыл его руки своими, присоединяясь к действию.
- Я хочу, - отдышавшись после поцелуя, выдохнул Драко, - Можно взять его в рот?
-Мальчишка, ты хоть думаешь, что говоришь?!
- Нет, не думаю, - правдиво ответил мальчик, - Слишком хорошо! Но всё же, я хочу его взять в рот. Пожалуйста.
- Ладно, надоедливый ребёнок, - выдохнул Гилдерой и сел на стул.
Драко слез со стола и быстро примостился между ногами старшего мага. Он с удовольствием облизнулся и принялся за угощение. Ему, конечно, пришлось помогать себе рукой: он не мог целиком заглотить большой член мужчины. Но тому и так было достаточно. Видеть, как Драко старается и, постанывая, сосёт его орган, оказалось лучшим стимулирующим средством. Гилдерой даже не стал останавливать мальчика, давая ему почувствовать всю силу его желания, обильно выплёскиваясь в рот и на лицо.
Вид забрызганного лица чуть было не заставил член мужчины вновь восстать, но он сумел подавить порыв. Сейчас надо было позаботиться о Драко. Но оказалось, что молодой барсук уже успел кончить, даже не притрагиваясь к себе. И ему было слишком хорошо, чтобы смущаться из-за этого. Гилдерой только хмыкнул и быстро привёл и себя, и мальчика в порядок.
***
- Слава Высшим силам, никто сюда не пришёл. Дверь-то не закрыта, - заметил мужчина.
- Да ладно, никто же не зашёл.
- Я и говорю, что повезло мне сильно. Но больше такого повториться не должно! Понятно?!
- Понятно, чего не понять? Всё ясно. Но не обещаю ничего, а вдруг снова получится? - прошептал Драко себе под нос последнюю фразу.
- Тебе пора, скоро отбой, - не заметил Гилдерой шёпота.
- Конечно. Доброй ночи, Гилдерой, профессор Локхарт.
- Доброй ночи, мисс…тер Малфой.
Довольный барсук пошёл в барсучью гостиную. Ему надо было поделиться с другом радостью. И спросить совета, конечно. Интересно, что Гриша на месяц был младше Драко, но ощущался (да и был, в общем-то) старшим и опытным товарищем, может, братом даже.
На сей раз Малфой-младший хотел узнать, как склонить Гилдероя дойти до «победного конца». Но друг посоветовал ему пока «придержать лошадей». Профессор и так пошёл против всех правил и дотронулся до «запретного плода», не следовало требовать от него сразу слишком многого. Раз уж он и сам дальше не пошёл в первый же раз.
- Теперь, мой милый Дрей, тебе надо приучить его к мысли, что ты никуда не денешься. Даже после отработок.
- Ты предлагаешь мне ещё месяц ждать?! – Драко аж испугался от такой перспективы, - И никаких больше прикосновение целый месяц?!
- Ты не понял. Прикосновения могут и должны быть, друг мой. Но тебе не следует требовать и просить большего пока. Пусть сначала привыкнет к твоему присутствию. На этой неделе лучше больше так сильно не провоцируй его. Пусть он расслабится, оставаясь рядом с тобой. А уж потом, когда почувствуешь, что он не напряжён, когда будешь на отработке, можешь снова пойти в атаку.
- Так долго? Я же не выдержу!
- Зато потом тебе сторицей вернётся! – наставительно заявил юный нечистый, - Имей терпение! В конце концов, Северуса мы оба намного лучше знаем, поэтому я и раньше тебя взаимности добился. И он нас лучше знает. Дай Гилдерою немного времени. Сам получше узнай его. И не надо больше выспрашивать секреты.
- Как ты?
- Догадался, милый Дрей, догадался.
- Хорошо. Спасибо тебе, Гриша. Ты лучший!
- Я знаю. Если что, я всегда близко. Приходи.
- Спасибо. О, и спасибо за новую одежду. И не скажешь, где купил, да?
- Да нигде. Я же сам платья шью, глупенький Дрей. Всем об этом известно. К следующему разу, когда снова соберёшься соблазнять своего профессора, сошью что-нибудь новенькое. В таком же стиле, раз уж ему понравилось. А пока носи что-нибудь более обычное.
- Да. Ещё раз спасибо. И доброй ночи.
- Покойной ночи, Дрей.
Вот и закончился очередной день в Хогвартсе. Очередной насыщенный день. А Драко всё думал, откуда Гриша узнал про секреты Гилдероя? И знает ли он, о чём они конкретно? А если знает, от кого? Вопросы, вопросы, вопросы. Знал бы он, что Северус не меньше него страдает от этой же проблемы! Тому тоже всегда было интересно, откуда Гриша столько знает? И ответов пока не было.
 
katyaДата: Пятница, 27.03.2015, 07:09 | Сообщение # 114
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Я в полном восторге от главы!
 
lishafДата: Воскресенье, 05.04.2015, 10:36 | Сообщение # 115
Подросток
Сообщений: 14
« 4 »
Цитата stania ()
Но надеюсь, вам понравилась прода.

Прода восхитительна! Оо автор, что вы со мной делаете drool
 
staniaДата: Воскресенье, 05.04.2015, 18:54 | Сообщение # 116
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Знаю, меня долго не было и за это дико извиняюсь. Но поймите, я сейчас расскажу почему. Мой муз написал такое, что мне стало стыдно это печатать. Пока я уговаривала его написать что-либо поприемлимее, прошло так много времени. А он, гад, всё отказывался и отказывался, забастовку устроил. Типа, если я не напечатаю так, вообще помогать не будет. Сейчас эта борьба пока продолжается, но я вроде выигрываю неравный бой. Так что ждите, мои несравненные, буду через пару дней с продой.

Надеюсь, обиделись не сильно.

Люблю вас всех!!!
 
katyaДата: Понедельник, 06.04.2015, 08:26 | Сообщение # 117
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Ждём! smile
 
staniaДата: Суббота, 25.04.2015, 18:46 | Сообщение # 118
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Глава 32. Весёлые и полезные каникулы.

Незаметно летело время. И учителя, и ученики, - все глубоко оценили нововведения. Все, кроме Дамблдора, конечно. Он-то не был в восторге. Но его, как на зло (или на счастье?), отвлекли от Хогвартса другие дела. Попечительский совет сумел организовать ему дополнительные обязанности по другим его должностям. К тому же, через некоторое время после произошедших уже событий, активизировались и гоблины со своим расследованием.
Рагнок выявил ещё несколько крупных нарушений в банке и множество мелких, и отовсюду выглядывала борода директора Хогвартса. Поэтому гоблин поставил этот вопрос на собрании международного совета гоблинов и гномов. Все они, естественно, заправляли банками разных стран. Совет, в свою очередь, весьма разгневался и твёрдо решил вынести проблему на обсуждение в Международный Суд Магии. Ведь зачинщиком беспорядка оказался маг, а не работник банка. Дело приобрело широкую огласку, и Дамблдору пришлось не только надолго отправляться на слушания, но и серьёзно подготавливаться к ним. Много времени уходило у него на оправдания себя обожаемого. А также на отъявленную ругань на них всех, про себя, только в мыслях, конечно. Но, как уже было сказано, это занимало у него немало времени, не давая сосредоточиться на чём-либо другом.
К величайшему сожалению, собственно, всех, директору удалось отделаться малыми потерями (хотя не такими уж и малыми, надо признать). Но Дамблдор подставлял своих соратников и сумел вывернуться из многих обвинений в краже и подлоге имущества. Только пару дел он не смог всё же спихнуть на других. То были довольно мелкие авантюры. Ему только и предписали выплатить «украденное» плюс проценты и штраф банку. Хотя, надо заметить, что цифры были немалыми, это не сильно потрепало его счета.
Гоблинам такой расклад совершенно не понравился, но жаловаться они не имели права. Магические законы не позволяли. К тому же им не удалось выжать из Дамблдора полной информации по трате из сейфа основателей Хогвартса, но маги не стали настаивать на этом. Чем, конечно же, только увеличили плохое настроение начальства банка. С последнего слушанья те вернулись в отвратительном настроении. Рагнок хотел сразу же отдать приказ о публичной казни тех гоблинов, что преступили их законы в пользу этого двуличного старика. Лорд Малфой успел вовремя и остановил это безумие. Ведь очень и очень многие из английского клана оказались так или иначе связаны с этим бородатым, пусть не всегда и сами знали об этом.
Малфой-старший предложил директору банка другой выход. Собрать больше доказательств и свидетельств. В общем-то, самым важным были свидетельства вовлечённых, что сохранило гоблинам жизнь. Также лорд предложил не ограничиваться только работниками банка, но и опросить осуждённых людей. Те тоже могли написать признания о том, что действовали по указке Дамблдора и рассказать, что именно тот предлагал (читай, приказывал) делать. А потом собрать всю информацию и вызвать суд Магии-Матери. Рагнока впечатлило, что кто-то ещё помнит о старых традициях. К тому же, лорд Малфой был неукоснительно вежлив и дружелюбен с директором банка и радел о добре для Гринготтса. У него, конечно, была большая цель: свалить Дамблдора совсем. Но такой суд не мог помочь ему в этом деле. Странно, но он действительно хотел лишь помочь гордой расе воинов и банкиров. Те оценили.
Ещё одно обвинение, предъявленное Дамблдору, действительно сильно ударило по его финансам. Директору пришлось вернуть в сейфы наследников основателей всё, что он забрал оттуда, на правах хозяина Хогвартса, коим не являлся.
Наследники Хаффлпафф преспокойно жили в одном из магических городков так называемой Новой Англии – Америки. Они хоть и являлись сквибами, всё же не были мертвы, и была надежда, что очередной отпрыск, пока ещё не рождённый станет магом. Это было ясно по тому, как иногда летали в комнатах маленькие предметы. Хотя такое бывало и при рождении сильных сквибов, надежда была.
Наследник Равенкло спокойно учился в Хогвартсе на шестом курсе. Юноша и не подозревал кем является, полагая, что магглорождённый. Но специальная книга наследий у гоблинов чётко показывала, что наследник есть и учится на шестом курсе. Оставалось выяснить кто он. Но это уже другая проблема.
Наследник Слизерина, понятное дело, сам товарищ Волдеморт или Томас Марвело Риддл в миру обычных имён. Хотя гоблины и не сказали этим жалким магам, что по праву победителя Гарри Поттер, который, к тому же, дальний родственник из боковой ветви змееустов, тоже присутствует в книге. И прав у него поболее будет. Рагнок ещё сделал пометку в уме, сообщить об этом самому мальчику и его страшным опекунам, чтобы не вышло чего не того.
Наследником Гриффиндора, как ни странно, тоже является этот необычный малыш. Да-да, именно Гриша.
«И об этом тоже надо бы сообщить, - судорожно понял Рагнок ещё на слушании, но вида не подал, - И чем скорее, тем лучше!»
В итоге, рода основателей получили таки своих наследников. А для Дамблдора это стало большим ударом, от которого он ещё долго не сумеет отойти. Такие суммы! А само наследие! И это он ещё не знал, что Гриша наследник сразу двоих основателей!
В общем, за всеми этими поездками в суд и, конечно, тщательными подготовками к ним Дамблдор очень многое пропустил в школе. А если ещё и учесть, что это были не единственные его проблемы. Ведь и как председателю Визингамота ему надлежало быть на всех собраниях, которые зачастили в последние месяцы. И как представителю Международной Конфедерации Магов тоже надлежало быть хотя бы на половине собраний. И да, они тоже стали чаще собираться.
Виват, совет попечителей Хогвартса! Вот тут-то они и развернулись во всю ширь своих душ и умов. За два-три месяца эти маги проделали колоссальную работу. Множество предметов, бывших ранее в изучении и убранных нынешним и парой предыдущих директоров, вернулись на свои места. Некоторые из них даже сумели пропихнуть в обязательную программу обучения.
Обязательными к изучению стали: традиции и законы магического мира (да, Малфои хорошо помнили прошлогодни зимние каникулы и первым делом постарались отделаться от такой сомнительной чести); этикет магического мира, конечно; танцы (а вот они были абсолютно смешанными: и вальсы, и танго, и полонезы, и рок-н-ролл, и другие); магические поединки и дуэли; фехтование, всё равно какое, что магическое, что маггловское, - одна фигня с небольшими различиями, - и бытовая магия, которая была воспринята студентами на ура, как ни странно.
Остальное добавленное, то есть восстановленное, стало факультативным. Здесь были такие предметы, как например: геральдарика (куда никто почти не ходил), ритуалистика (записались многие и многие, так что пришлось даже запрещать самым маленьким ходить, но всем было интересно!), анимагия (сюда тоже чуть ли не весь Хогвартс пошёл, опять же пришлось сокращать число), музыка (а именно пение и занятия на разных музыкальных инструментах, как ни странно, ученики нашлись), изучение других видов магии (зарубежная магия, в простонародье учеников, что, в общем, было истиной), политология (интриги – наше всё, записались сюда слизеринцы) и другие, не менее важные и интересные предметы.
Также попечители смогли возродить несколько клубов. То были клубы: гонок на мётлах по полосе препятствий, рисования, литературы художественной магической и маггловской, чаепитий, конный, шахматный и клуб уборки замка. Последний клуб был новшеством и подразумевал помощь завхозу с его обязанностями группой студентов после уроков и, конечно, на выходных собирался весь состав. Также в него на время попадали в чём-либо провинившиеся, на отработки.
В общем, у всех стали очень насыщенные дни. К тому же прибавилось персонала, что позволяло лучше контролировать неугомонных детей. Ученики, как ни странно, только радовались новшествам. Даже самые отъявленные лентяи могли теперь найти себе что-нибудь по душе, что повышало их трудолюбие и усидчивость на уроках. Никто и не протестовал, по крайней мере, громко. Все оказались довольны.
Хогвартс же постепенно снова становился отличной школой магии, как было раньше. Вот только магия замка всё ещё утекала из стен, хотя этот процесс заметно замедлился в последний месяц. Сказывалось то, что студенты теперь тратили гораздо больше личной магии на занятиях, а также некоторые из старших начали проводить несложные ритуалы. Но для восстановления замка надо было обновить защиту, провести соответствующие ритуалы. Этим каждый год в летнюю пору должен был заниматься директор.
Дамблдор пренебрегал своими обязанностями, он их просто забыл. Хогвартс, в конце концов, был замком разумным, и перестал доверять директору, который уверенно вёл его к гибели. Хог забрал некоторые знания из памяти старика, ища нового достойного претендента на столь важную должность. Пока не находилось, но несколько магов могли подойти. Замок приметил нескольких из попечительского совета и теперь проверял их, как мог. Учитывалось многое, и до окончательного решения было далеко, но теперь у него было больше времени, чем раньше. К тому же, Хог не хотел ошибиться, как в пару прошлых раз.
Судебные разбирательства закончились только к зимним каникулам, за пару недель до них. И только теперь Дамблдор смог обратить своё внимание на происходящее в школе. Да, из ступора он выходил долго. Все эти новые предметы, от которых он так долго избавлялся! Новые преподаватели, не всегда совпадающие с его вкусами! Сам замок, ещё больше закрывшийся от него! И, как вишенка на торте, помолвки. И ладно ещё Патил с Креббом и Гойлом. Но! Локхарт и Малфой?! А Северус и Поттер?! Разве это куда-нибудь годиться?! Да уж, было над чем «подзависнуть»! А приближающиеся зимние каникулы дали Дамблдору такую возможность. Ну а, две недели до этого были потрачены на то, чтобы выйти из ступора.
Гриша в это время помогал Драко разрабатывать очередной план по соблазнению профессора Локхарта. Малфой-младший, как юный нечистый на первом году обучения, стал часто приходить к Гилдерою. В конце концов, тот привык к мальчику. Но теперь каждый раз, когда до этого доходило, останавливался на взаимном минете. А ведь Драко хотелось большего! Вот и пришлось Грише остаться в замке для помощи другу. Но он не был опечален этим фактом, ведь Северус также оставался на каникулы в замке, а это давало им возможность провести больше времени друг с другом.
В последний учебный день друзья собрались у Гриши в комнате.
- Ну как, получилось? – спросил нечистый.
- Нет, он снова остановился! – ответил расстроенный Драко.
- Не переживай, Дрей. Мы придумаем ещё что-нибудь!
- Что, например? Я уже, кажется, всё перепробовал! А что я одевал??? И соблазнительное, и невинное, и косплеил даже!
- Ну, не совсем уж всё, Дрей, - Гриша следил глазами за другом, метающимся по комнате.
- Мне больше ничего не приходит в голову, Гриша. Я почти в отчаянии.
- Дрей, милый мой, у меня есть ещё один план. Но тебе он может не понравится.
- Какой план? Рассказывай.
- Подстроить ситуацию, в которой Гилдерой увидит, как ты занимаешься сексом с кем-то другим, - осторожно сказал Гриша.
- Ты спятил?! Ты серьёзно можешь предлагать мне такое?! Невозможно! Это невозможно! Меня не привлекает никто, кроме Гила. И ты прекрасно это знаешь!
- Так уж и никто? – хитро поинтересовался юный нечистый и схватил Драко в крепкие объятия.
- Гриша?
Тот не ответил, нежно целуя друга за ушком и спускаясь поцелуями по шее.
- Значит я тебе не нравлюсь, Дрей? Мой милый друг.
- Нравишься, но…
- Вот и славно. Значит, план может быть исполнен. И не спорь, я лучше знаю, - громким шёпотом выдохнул Гриша прямо в покрасневшее ушко, посылая тёплую волну дрожи по телу Драко, - Осталось решить, как это провернуть. И твой любимый Гил точно будет твой.
-Уверен? – смущённо прошептал Малфой.
- Абсолютно, миленький мой.
Обдав напоследок тёплым дыханием кожу на шее друга, Гриша отошёл и принялся рассуждать вслух, составляя «План». Это была самая смелая и самая грандиозная из его задумок. Пару дней ушло на то, чтобы окончательно продумать всё до мелочей и подготовить.
Вот настал, наконец, день исполнения. Но Драко не знал о малюсенькой такой детали, которую Гриша решил добавить к «Плану». Да и зачем, если его это не касалось? А может, касалось всё же? Не будем забегать вперёд.
Гилдерой шёл с завтрака и внезапно услышал что-то странное.
«Заброшенный класс, - сообразил он, - Какие-то ученики решили использовать его не по назначению».
Знал бы он, насколько прав! Локхарт снял несильную защиту с двери, доказывающую, что в комнате находятся именно ученики, причём, не выше курса четвёртого, может пятого. Он приоткрыл дверь, намереваясь застать врасплох. Увиденное его поразило и парализовало.
***
На полу лежит пушистый мягкий ковёр, на нём разбросаны множество подушек разных расцветок и размеров. Мебели нет. А посреди этого виднелся Драко. Голый Драко, которому кто-то делает минет. И более того, уже разрабатывает пальцами проход между мягкими ягодицами! Это настолько шокировало преподавателя, что он не смог сдвинуться с места и остановить ребят.
Гриша, естественно, вторым был он, заметил присутствие наблюдателя и только удвоил свои старания. Скользкие от смазки пальцы стали чаще задерживаться внутри попки, поглаживая точку сладострастия и вызывая этим больше шумных вздохов и стонов. Драко уже был на грани, но юный нечистый не дал другу кончить, применяя приём, узнанный от Северуса: сдавил основание члена.
- Ох, нет, - вырвалось у Драко, - Пожалуйста, Гриша! Войди в меня!
Тот усмехнулся и вытащил пальцы, вызвав скулящие похныкивания от потери, и намеревался перейти уже к главному блюду, да не успел. В комнату с разных сторон ворвались два старших мага. Да, задумка удалась!
Локхарт оглянулся в растерянности на другого вбежавшего, и это дало Северусу мгновение всех обездвижить и наслать силенцио.
- Так, так, так. И что же это у нас здесь? – пропел он, - Гера, какой непорядок! Если так хотелось развеяться, надо было и меня пригласить! Теперь терпи наказание.
Зельевар наколдовал крепкие эластичные ленты ткани, которыми быстро связал Драко, быстро выскользнул из своей одежды, не забыл испарить одежду Локхарта, оставляя на нём только брюки, и отлевитировал их с Гришей в стороны, чтобы не мешали.
- Гера, тебе хорошо видно? – внимательно убедился зельевар, - А тебе, Гилдерой? – он прекрасно понял, из-за чего произошла эта сценка, - Прекрасно, тогда можно и начинать.
Северус склонился над крестником и снял с него обездвиживающие чары, оставив пока чары безмолвия. Мужчина слегка прошёлся языком по сомкнутым губам, невесомо коснулся поцелуем шеи и опустился к маленьким набухшим соскам. Чуть лизнул, прикусил и втянул в рот один, поглаживая пальцем другой. Дыхание мальчика под ним участилось.
Зрачки Гриши расширились, на такое он не рассчитывал. Всё взбунтовалось в нём против этого, но чары держали крепко.
А Северус продолжал ласкать крестника и даже снял безмолвие, чтобы присутствующие услышали стоны мальчика, непроизвольно рождающиеся у того в груди. Рядом нашлась склянка со смазкой, что было весьма кстати. Она тут же пошла в дело. Скользкий палец быстро нашёл маленький бугорок, заставляя тело Драко выгнуться от пробившего дрожью наслаждения и особенно громко застонать.
Гилдерой зачарованно смотрел, как в его «феечку» входят уже три пальца, разминая и подготавливая проход для чего-то несомненно большего. Он не мог ни двинуться с места, ни воскликнуть в протесте, ни отвести взгляда от притягивающей картины. Его достоинство уже порядком изнывало от невнимания, требуя ласки, а лучше погружения в тесноту горячей сладости. Из ступора его вывело что-то (точнее кто-то), метнувшийся к фигурам посреди комнаты.
- Северус! – почти безумно воскликнул Гриша, накидываясь на зельевара и жадно впиваясь поцелуем.
Тот уже почти вошёл в Драко, что придало юному нечистому дополнительный всплеск сил и позволило сбросить наложенные чары. Северус слегка растерялся от напора и упустил инициативу. Мальчик оттащил их в сторону и опрокинул мужчину на подушки, устроился сверху и резко ввёл в себя его член. Он предполагал, что такое может случиться, поэтому заранее подготовит себя, и сейчас ему не было так уж больно, только немного неприятно. Вскоре не лучшие ощущения прошли, Гриша приподнялся, оставляя в своём проходе только головку члена, и резко опустился обратно. Сильные мужские руки подхватили мальчика под попку, помогая ему двигаться.
Драко повернулся на бок и пожирал взглядом картину, представшую перед ним. Это было восхитительно-возбуждающе! Он неосознанно подался вперёд, как бы прося большего, чем просто наблюдение. Ему хотелось почувствовать и прочувствовать.
Гриша незаметно скосил глаза на Гилдероя, отмечая, что тот очарован происходящим и отмирать пока не собирается. Юный нечистый наклонился к уху Северуса и что-то прошептал.
- Иди к нам, Дрей, - после кивка мужчины, позвал мальчик, слезая с зельевара, - Присоединяйся.
Малфой сглотнул, но подчинился, подползая ближе. Гриша вовлёк друга в поцелуй, попутно снимая ленты и укладывая на спину. Не отрываясь от губ Драко, он плавно вошёл в разработанное отверстие. Драко застонал и выгнулся, желая ещё больше вобрать в себя член друга.
Юный нечистый отстранился от губ мальчика и приглашающе махнул рукой Северусу. Тот не заставил себя ждать, подобрался сзади и мощно вбился в Гришу, вызвав два слаженных стона.
Бедный Гилдерой уже задыхался от увиденного, но всё же не мог сдвинуться с места, продолжая наблюдать, не в силах даже отвернуться или закрыть глаза.
Вскоре ритмичные движения сообразно сказались на мальчиках, они почти одновременно вскрикнули, кончая. Но зельевар ещё не был полностью удовлетворён, поэтому он аккуратно положил Гришу рядом и склонился над крестником. Северус применил приём юного нечистого и вовлёк Драко в жаркий поцелуй, нежно входя в него.
- Нет! – отчаянно выкрикнул Гилдерой, сбрасывая, наконец, чары, - Он мой!
Локхарт подлетел к замершим от неожиданности фигурам и с необъяснимой силой вытащил мальчика из-под зельевара, попутно расстёгивая брюки и выпуская на свободу изнывающий орган. С голодным рыком он резко вбился в молодое тело, вызвав шокированный вскрик. И быстро очнулся от бешенства, бормоча извинения за грубость, и, целуя куда придётся. Писатель начал медленно выходить из Драко, и мальчик понял, что тот остановится сейчас, поэтому сомкнул ноги на пояснице мужчины, вынуждая замереть.
- Не уходи! Не останавливайся! Пожалуйста, Гилдерой, продолжай! – жарко прошептал-попросил он и потянулся за поцелуем.
Драко так просяще смотрел, что мужчина не смог противиться, да и не очень-то хотел. Промелькнула у него в голове мысль, что потом он ещё пожалеет об этом, но прямо сейчас он уже не мог остановиться.
Северус в это время посмотрел на Гришу и заметил встающий интерес к происходящему. Он кивнул юному нечистому на Локхарта, и они вместе избавили писателя от последней одежды. Гриша сразу понял задумку любимого и стал действовать. А именно, пока Гилдерой не обращал внимания, пристроился сзади и ввёл внутрь его попки скользкий от смазки палец. Мужчина удивлённо вздохнул и кинул взгляд через плечо. Он хотел возмутиться, но почему-то быстро передумал и позволил мальчику продолжать.
Через некоторое время пальцы Гриши заменил его же член. Теперь Гилдерой двигался между телами двух мальчиков. Вперёд – входя до упора в Драко. Назад – насаживаясь на член юного нечистого. А Северус смотрел на это и поглаживал своё достоинство, томно разлёгшись на подушках. Но вскоре ему надоело просто наблюдать, и зельевар легко отодвинул Гришу, сам входя в заднюю дырочку Гилдероя.
Драко уже успел кончить и теперь лежал под мужчинами растёкшейся лужицей. Локхарт непроизвольно встал на четвереньки, опёрся руками по бокам от тела мальчика и широко расставил ноги, ещё больше при этом разводя в стороны ноги Малфоя. Северус ловко подстроился под новую позу и начал мерно вбиваться в податливое тело. А над головой Драко навис Гриша, не успевший дойти до разрядки, и, стоящий на коленях. Юный нечистый заставил (хотя тот не очень-то и сопротивлялся) Гилдероя взять в рот его член.
Малфой наблюдал, как возбуждённый орган друга трахает рот его любимого мага. Переводил взгляд и видел сочившийся смазкой орган самого Гилдероя. Мальчик извернулся и выполз из-под них, пристраиваясь на полу так, чтобы суметь взять в рот достоинство Локхарта. Тот же не мог ничего сказать (рот-то занять полезным делом!) и только промычал что-то одобрительное.
Престранное зрелище они представляли собой, должно быть. Двое взрослых магов и двое ещё совсем детей. Но им было всё равно, ведь ощущения и чувства были умопомрачительными. Они обрели не только свои пары, но и лучших друзей-любовников. И прекрасно знали об этом.
Гилдерой решил не оставаться в стороне, представляясь «коленопреклонной статуей». Он, не иначе, как чудом, удерживаясь в том же положении, использовал обе руки. Правую протянул к Грише и ввёл пальцы в его проход, пальцы левой, соответственно, оказались в попке Драко. Мальчикам это определённо понравилось, как и Северусу, который ласкал член крестника.
Эта странная конструкция долго не продержалась, вскоре все энергично кончили, вовлекая друг друга в оргазм, и свалились на пол, пытаясь отдышаться.
Но мужчины ещё не были удовлетворены полностью и собирались продолжить. Каждый из них по отдельности подумал, что молоденькие любовники сделали их столь ненасытными. Сами мальчики, конечно же, не были против продолжения «банкета».
Безумная игра продолжилась. Гилдерой брал Драко, Гришу и даже Северуса. Зельевар отвечал тем же. И только юные барсуки не были внутри своих взрослых возлюбленных, предоставляя свои попки не только взрослым, но и друг другу. И это было понятно всем из них: их, пока ещё, маленькие члены не принесли бы должного удовольствия ни Северусу, ни Гилдерою. Мальчики решили, что это честно и не пытались спорить.
***
Через несколько часов, когда уже и ужин прошёл, они, наконец, остановились, полностью измотанные, но счастливые. Теперь нетрудно было различить две состоявшиеся пары: Гилдерой - Драко и Северус - Гриша. Ведь именно так они в будущем собирались быть и жить. Хотя иногда можно было бы и собираться такой вот компанией. Им очень и очень понравилось вместе предаваться любовным утехам, в этом было что-то особенное.
Но мужчины и не думали, что повторится эта ситуация столь скоро. А мальчики, между тем, просто желали закрепить эффект, достигнутый с таким трудом. Особенно переживал Драко, справедливо полагая, что
Локхарт так просто не отойдёт от своих убеждений и вновь вернётся к старой манере поведения (то есть минет и ничего больше). Такое их не устраивало, поэтому... Но очередной план быстро раскусил Северус, будучи уверенным в том, что мальчики могут что-то ещё задумать. Он поступил по-своему.
Зельевар пригласил к себе в комнаты всех троих и не выпускал их весь остаток каникул. Конечно, они не только «пользовались постелью», но и «игрища» тоже присутствовали.
Днями, после поздних пробуждений, все вместе завтракали, говоря на незначительные темы. Потом расходились в стороны, дабы заняться делами насущными. Мальчики выполняли домашнее задание, например, или читали книги. Мужчины составляли учебные планы, тоже читали и общались. Общались все четверо и по парам, и вместе. Они могли часами говорить на различные темы.
К удивлению Северуса время прошло незаметно и спокойно. Он и не предполагал, что может выдержать кого-либо рядом с собой столь длительный срок, а сейчас даже был рад компании. Но чувствовалось, что так было бы только с этой и именно этой компанией. С этими и именно этими людьми (или не совсем людьми, но кого это волнует?). А уж эти страстные ночи вообще вызывали всеобщий восторг! Хотя, надо признать, что чаще всего эта четвёрка всё же разбивалась на сложившиеся пары, и редко они засыпали вместе на одной кровати, а не на двух разных.
Для Северуса также удивителен оказался и сам Гилдерой Локхарт. Зельевар нашёл в нём изумительного знающего собеседника, с которым было интересно общаться. К тому же, выяснилось, что Гилдерой вовсе не напыщенный павлин (хотя мальчики-то об этом давно знали, гы!).
В общем, никто из четверых не выходил за пределы комнат слизеринского декана в эти последние дни каникул, поэтому они пропустили парочку важных новостей. Но быстро выправили это упущение на обеде в тот день, когда другие ученики возвращались в школу.
Дамблдор, наконец, активизировался. Он всё ещё недоумевал по поводу пропажи тетради-хоркрукса, но прошло итак слишком много времени, поэтому директор решил действовать дальше. Он придумал новый «гениальный план» и споро воплотил его в жизнь. Именно поэтому четверо друзей-любовников ожидал не самый приятный (я бы даже сказала, самый неприятный) сюрприз.
Из самой неприступной тюрьмы волшебного мира – Азкабана – сбежал приспешник Тёмного Лорда, сам Сириус Блек. Обвинён он был, к тому же, в предательстве своих лучших друзей, Поттеров, перед тем ужасным (или прекрасным?) Хэллоуином. И это первая новость.
Вторая новость. Чтобы защитить предполагаемую будущую жертву, стражей Азкабана разместили рядом с Хогвартсом. Да, авроры, как и почти все остальные, предполагали, что Блек побежит мстить Гарри Поттеру за смерть своего хозяина и повелителя.
Вот так замечательно весело начинался новый семестр.
 
staniaДата: Суббота, 25.04.2015, 18:49 | Сообщение # 119
МАМочка
Сообщений: 111
« 28 »
Наконец-то, я выстрадала эту главу! Надеюсь, вы не сильно обиделись на то, что пришлось так долго ждать?
И, конечно, надеюсь, вам понравилось.

С большой любовью, измученная своим музом, но всегда ваша.
 
katyaДата: Воскресенье, 26.04.2015, 08:19 | Сообщение # 120
Демон теней
Сообщений: 204
« 6 »
Глава получилась просто супер! Такая сексуально горячая! Класс! Дамблдор живуч, как таракан, чтобы его прибить, нужен тапок, т.е. компромат, побольше. smile
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Нечисть - я, нечисть." (ГП/СС~слеш~R/NC-17~AU~макси~закончен)
Страница 4 из 5«12345»
Поиск: