Армия Запретного леса

Среда, 22.11.2017, 13:57
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Прожить жизнь Гарри Поттера" (NC-21~смешанный~романтика~макси~в работе)
"Прожить жизнь Гарри Поттера"
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 16:45 | Сообщение # 1
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Название фанфика: "Прожить жизнь Гарри Поттера"
Автор: Летте-эль
Бета : 174456
Рейтинг: NC-21
Пейринг: пока нет
Персонажи: канонные
Событие: попаданка в Гарри Поттера
Тип: смешанный
Жанр: Романтика, Юмор, Фэнтези, Детектив, Психология, Философия, Пародия, Повседневность, Мифические существа, Стёб, Учебные заведения
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Гарри Поттер, мальчик который выжил, не дожил до своего одиннадцатилетия. Но, как известно, "свято место пусто не бывает" и его тело занимает Тень. Девушке предстоит разобраться в интригах школы Хогвартс, противостоять нападкам министерства и козням врагов. Но какие, право, всё это мелочи для того, кто прошел через смерть. Тем более, когда на кон поставлена мечта, а в арсенале имеются боевой опыт, магический дар и верные друзья
Предупреждения: BDSM, Смерть персонажа, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Групповой секс, Мэри Сью (Марти Стью), Секс с использованием посторонних предметов, Зоофилия, Некрофилия, Смена пола (gender switch)
От автора:Фактически, это переписывание книг Роулинг, но в моём стиле. Работа написана по заявке, так что основная история будет корректироваться согласно её требованиям. Так же по ходу дела принимаю идеи и заявки читателей. Для меня самой эта работа некий эксперимент, испытание на прочность, так что... Давайте работать вместе :). Самым активным (и наглым) могу предложить даже место в соавторстве, посвящении и т.п. И да, теперь, как вы заметили, у мя появилась бетта, и все жалобы на неправильную орфографию -- к ней. Я отвечаю только за сюжет.
От всего сердца благодарю Лина Рысь за подборку картинок к моим артам
Диклеймер: мир Поттерианы принадлежит Дж. К. Роулинг
Разрешение на размещение: есть



Сообщение отредактировал cemka125 - Четверг, 12.03.2015, 19:07
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 16:46 | Сообщение # 2
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Пролог
- Петуния, Дадли, идите наверх и сидите там. – сказал мистер Дурсль "тем самым" голосом.

И миссис Дурсль, как всегда, послушно пошла, не забыв увести сына. Она прекрасно знала, что сейчас будет и не хотела, чтобы её драгоценный малыш это видел.

И я тоже знал что будет, как было уже много раз.

- Нет! Не надо! – попытался защититься я, но куда мне совладать с ним?

Он схватил меня за шиворот, и швырнул на пол. Он никогда особо со мной не церемонился, а тем более сейчас, когда он в таком гневе.
Вначале он сорвал с меня одежду. Потом, заломив за спину руки связал моим же собственным ремнём.

- На четвереньки, гадёныш.

Я попытался подняться, но ощутил на шее его ногу. Он придавил меня к полу, заставив принять нужную позу, но сквозь боль я всё же услышал этот звук. До ужаса знакомый, пугающий звук вынимаемого со шорок ремня.

Он бил сильно. Вкладывая в каждый удар всю свою злость. Всю свою ярость. Впрочем, как и всегда.

Я кричал, стонал, плакал, просил, умолял, но всё было напрасно. Впрочем, скоро стало полегче. Где-то после третьего удара боль стала настолько невыносимой, что я начал терять сознание. Забытье… Одно из немногих мест, где я люблю бывать. Где мне хорошо… Мир перед глазами плыл, то меркнув, то становясь ярче. Ну же, еще немного! Еще немного, и я перестану чувствовать всё это. Не будет ни боли, ни страха, только темнота. Нежная, ласковая темнота… Каждый новый удар приводил меня в себя, и в то же время откидывал всё дальше в желанное небытие. Неожиданно боль поменялась. Если раньше удары приходились куда попало, то теперь они шли будто изнутри. Нечто словно разрывало меня на части, впрочем, эта боль тоже была мне знакома.

Я не помню, когда именно потерял сознание. Очнулся уже на своей постели в чулане. Всё тело болело. Впрочем, слёзы по щекам катились не из-за этого. К этому я уже давно привык.

Перед глазами замелькали картины всего произошедшего сегодня…

На дворе стоял ясный летний день. По голубому небу медленно плыли белоснежные барашки облаков. Зеленела травка на газонах и листья на деревьях и кустах. В этот радостный, воскресный день даже обычно серые дома и улицы кажутся цветными, словно из детской сказки, которые миссис Дурсль рассказывала Дадли. А еще вокруг было много людей, но никто из них не бил меня, не шпынял и не ругался. И Дурсли тоже не ругались. И это было замечательно.

А на входе в зоопарк мне купили фруктовый лёд. Вообще-то мороженное покупали для Дадли и Пирса, но продавщица почему-то спросила, какое мороженное я хочу, и мистер Дурсль почему-то купил его для меня. Более того, я даже смог его съесть, и у меня его никто не отобрал. Ни Дурсли, ни Пирсы, ни Дадли с его дружком!!!

Хотя, от последних я по старой привычке держался подальше. Ведь им в любую минуту может надоесть смотреть на животных, и они могут меня избить. Но пока, слава богу, всё хорошо. Всё даже более, чем хорошо! Всё просто прекрасно!

А еще мне сегодня перепал кусок торта! Мы обедали в маленьком ресторанчике, и когда принесли десерт Дадли закатил истерику, что ему дали маленький кусочек. В результате ему заказали еще один кусочек, побольше, а остатки этого достались мне.
Всё это напоминало сказку. Чудесный сон. Но это была реальность, и как здесь всегда бывает, вслед за хорошим всегда происходит нечто плохое…

Это произошло в террариуме. Там было интересно. Много разных ящериц, змей, пауков и тому подобных. Дадли и Пирс настояли, что бы мы пошли туда, где живут ядовитые кобры и питоны. Естественно, взрослые выполнили их желание.

Дадли быстро нашел самую огромную в мире змею. Она была настолько длинной, что могла обвить автомобиль дяди Вернона, и настолько сильной, что была способна смять его в лепёшку. Вот только сегодня она явно была не в настроении демонстрировать свои возможности. А если точнее, она просто спала свернувшись кольцами.

Дадли прижался носом к стеклу и принялся смотреть на коричневые кольца.

- Пусть он проснётся. – произнёс он плаксивым тоном, обращаясь к отцу.

Дядя Вернон постучал по стеклу, но она продолжала спать.

- Давай еще! – скомандовал Дадли.

Дядя Вернон забарабанил по стеклу костяшками кулака, но змея не пошевелилась.

- Мне скучно! – завыл Дадли, и поплёлся прочь, громко шаркая ногами.

Я встал на освободившееся место у окошка и посмотрел на змею. Почему-то подумалось, что она могла просто давно умереть со скуки. Весь день она сидит здесь одна, а вокруг ходят только надоедливые, глупые люди, целый день стучащие по стеклу, что бы её разбудить. Это, наверное, даже хуже чем тётя Петуния, барабанящая по утрам в дверь. По крайней мере, мне можно ходить по всему дому, а она вынуждена сидеть в крохотном стеклянном ящике.
Внезапно, её стало очень жалко. Настолько, что я сам того не заметив прошептал одними губами:

- Я тебя понимаю…

Неожиданно она приоткрыла свои глаза-бусинки, потом подняла голову так, что бы она была на одном уровне с моей, и подмигнула.

Некоторое время я просто смотрел на неё, выпучив глаза. Потом быстро огляделся по сторонам, убедился, что никто не видит, и тоже подмигнул ей.

Змея показала хвостом в сторону Дурслей, и покрутила кончиком у виска. Затем подняла глаза вверх, задрав морду, после чего опустила её и посмотрела Гарри прямо в глаза, словно бы говоря: «И так каждый день».

- Я понимаю. – пробормотал я, хотя и не был уверен, что змея слышит меня через толстое стекло.

– Наверное это ужасно надоедает.

Змея активно закивала.

- Кстати, откуда вы родом? – счел за возможное я поинтересоваться.

Она ткнула кончиком хвоста в табличку. Я тоже перевёл взгляд на неё и прочитал:
«Боа. Констриктор. Бразилия».

- Наверное, там было куда лучше, чем здесь?

В ответ она снова махнула хвостом в сторону таблички.

«Данная змея родилась и выросла в зоопарке.»

- А, понимаю, значит вы никогда не были в Бразилии?

Змея замотала головой.

И в этот момент прямо у меня за спиной раздался истошный крик Пирса:

- Дадли! Мистер Дурсль! Скорее сюда!!! Вы не поверите, что вытворяет эта змея!!!

Через мгновение к окошку, пыхтя и отдуваясь, приковылял Дадли.

- Пошел отсюда.

Прошипел он мне, толкнув в ребро. Не ожидая удара, я упал на бетонный пол. Последовавшие за этим события развивались так быстро, что я даже не понял, что произошло. Дадли и Пирс стояли, прижимаясь к стеклу окошка, но уже через секунду отпрянули оттуда с криками ужаса. Я сел и снова застыл в изумлении. Стекло, за которым сидел удав исчезло. Огромная змея, поспешно раскрывая свои кольца, выползала из темницы, а люди с жуткими криками выбегали из террариума.

Я сидел, не шевелясь, и когда она проползала мимо меня она прошипела:

- Бразззилия – воттт куда я направлюссс… Ссспасссибо, амиго…

Вначале мне показалось, что всё хорошо. Что в этот раз беда обошла меня стороной… Но вот, когда мы уже садились в машину, Пирс внезапно прошептал:

- А Гарри с ней разговаривал. Разговаривал со змеёй…

Это-то и стало для меня приговором. Даже сидя на заднем сидении, я видел как закаменела спина мистера Дурсля, а его лицо покраснело.

Почему-то тогда он мне ничего не сказал. Продолжал молчать он и пока мы ехали до дома. И вот уже там…

Я ощутил, что по моим щекам снова текут слёзы, но не стал их вытирать. Мне было плохо. Очень плохо. Почему-то вспомнилось, что я прожил с Дурслями целых десять лет и… Всё это время я получал от них одни тычки и побои. Конечно, я уже привык, но… Сколько я еще выдержу? Да и имеет ли смысл держаться? Что, если вся моя жизнь будет такой? Тычки, побои, и это… Лишь издевательства, боль и грязь… Так зачем вообще жить?

Зачем жить?

Смысл этой фразы не сразу дошел до моего сознания, но когда дошел…

Люди говорят о смерти, как о чем-то очень плохом, ужасном и мерзком… Но почему? Священник в церкви говорил, что после смерти душа человека улетает в Рай или Ад, только я как-то слышал, как мистер Дурсль сказал тёте Петунии, что всё это бред и на самом деле после смерти ничего не бывает. Только пустота, как в обмороке.

Как в обмороке…

Вечно пребывать в беспамятстве, как иногда мне хотелось… Ах, как бы мне хотелось, что бы так было!... Как бы мне хотелось умереть…

Как бы мне хотелось умереть…

Я снова споткнулся об эту мысль. Как можно желать смерти? Тем более самому себе? Но внезапно понял, словно что-то в голове переклинило. А вот можно! Да! Можно желать умереть! И я хочу! Я хочу умереть!!!... А значит, несмотря ни на что я это сделаю. Да, я это сделаю! Я покончу жизнь самоубийством. Еще на какой-то миг я задумался, действительно ли я этого хочу? В голове яркой лентой промелькнули события этого дня. Несмотря ни на что, самого счастливого дня в моей жизни… Да! Если ничего лучше у меня никогда не будет, так зачем жить дальше? Не лучше ли уйти в блаженное ничто? Лучше. Намного лучше…

Осталось, лишь, выбрать способ и вот с этим были проблемы. Застрелиться? У меня нет оружия. Отравиться? Тётя Петуния всегда надежно прячет лекарства, не добраться. Что осталось? Утопиться? Да. Это можно. Я знаю, что здесь, недалеко есть парк, а в нём озеро. Дорогу я туда найду, так что… Решено. Только нужно выбрать время, когда рядом не будет случайных прохожих. Например рано утром. Да, решено. Завтра, ранним утром, пока Дурсли будут спать, я тихонько выскользну из дома, найду парк и…

С такими приятными мыслями я и уснул, не подозревая, что мои планы совершенно бесполезны. Я умер намного раньше чем наступило утро. Здесь. В маленькой захламлённой каморке. В собственной постели.
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 16:50 | Сообщение # 3
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 1.
В конце тоннеля яркий свет
Слепой звезды
Подошва на сухой листве оставит следы
Еще под кожей бьется пульс
И надо жить
Я больше, может, не вернусь
А, может, я с тобой останусь

В конце тоннеля яркий свет
И я иду
Иду по выжженной траве, по тонкому льду
Не плачь, я боли не боюсь, ее там нет
Я больше, может, не вернусь
А, может, я с тобой останусь
Город 312 «Останусь»

Холодно…

Я лежу, прямо в одежде, раскинув руки на охапке ярких осенних листьев покрытых тонкой ледяной коркой и припорошенных белой, снежной пургой.

Мне холодно, но не потому что на улице стоит минусовая температура. Я чувствую, этот холод идёт изнутри меня, медленно, огненной волной раскатывается по венам.

Вот так и приходит смерть.

Смерть…

Белая смерть…

Героин.

Вот кому следует сказать «спасибо» за то, что меня покидает жизнь. Впрочем, чего теперь локти кусать? Поздно. За свои ошибки рано или поздно приходиться платить, а я знала куда лезу, когда всё это только начиналось.

Да, я еще жива. Мозг еще работает, сердце еще бьётся, лёгкие - качают воздух, но… Я знаю правду. Я знаю, что это я своей силой воли заставляю лёгкие втягивать воздух. Это я заставляю сердце качать кровь. Но я могу это делать лишь до тех пор, пока работает мозг, когда же яд доберётся до головы…

Смерть близко. Она уже пришла за мной. И пусть, я еще продолжаю бороться, но знаю, чувствую, что она победит.

Странно, но мне совсем не страшно. Холодно, очень холодно. Обидно. Немного больно, но лишь потому, что я продолжаю бороться. Но не страшно.

А еще я ни о чем не жалею. Да, за свои двадцать лет я успела натворить такого, чего многие не успевают сделать и за сто. Я воевала с мафией и полицией, училась рисовать и подрабатывала заказными убийствами, перешла дорогу кому только можно… И я ни капельки об этом не жалею. Это была моя жизнь. Пусть далеко не праведная и не слишком счастливая, но очень интересная. И дай мне кто-нибудь шанс прожить её еще раз, зная что будет, я бы поступила точно так же, разве что с еще большим размахом.

Стало больно. Очень. Сердце отказывалось работать.

Ну вот и всё.

Несмотря на боль я улыбнулась.

Мне не о чем жалеть.

Глаза заволокла туманная дымка.

Черная…

Нет.

Серая…

Словно густой туман.

А я лечу сквозь него…

Нет!

Иду.

Неспешно иду ступая босыми ступнями по холодным листьям.

Почему босыми?

И что это на мне?

Платье?

Полупрозрачное, нежное, шелковое платье. Красиво.

Но..

Это не я. А значит и его нет.

Шаг.

Не лёгкое, несмелое прикосновение нежной, девичьей ножки, а уверенный, тяжелый шаг завоевателя идущего по телам своих врагов. И нет белого платья. Вместо него тяжелые военные ботинки и костюм из черной кожи. Лишь на шее висит на стальной цепочке солдатский жетон.

- На удачу. – привычно шепчу ставшие заклинанием слова, обводя большим пальцем изображенные символы.

Да, это я.

Наёмник, залитый кровью. И пусть я мертва, но я – это всё еще я.

Да, это я иду по пыльной, песчаной дороге вдоль заросшей степными травами обочины.

Я – Рина?

Оо-о-о… Так меня давно не называют.

Я – Тень. Монстр из страшилок. Та, кто однажды может зайти в ваш дом и забрать вашу жизнь, или жизнь ваших родных, или ваших знакомых… Я – живая легенда. Я – герой из ваших страшных сказок.

Я – воин. И я не сдамся.

И если нужно дойти до звезды, я дойду.

До звезды?

До какой звезды?

Вон той? Большой, сияющей сквозь туман впереди? Так это не звезда. Это камень.

Обыкновенный такой камень с надписями, как в сказке. «На право пойдёшь – плохо будет. Налево – еще хуже. Прямо – так вообще полный писец.» Только тут дороги всего две. «Рай» и «Ад».

Ну и куда мне спрашивается?

Ей богу, как той обезьяне!...

Анекдот про обезьяну знаете?

Велел как то Лев, Царь зверей, зверям разделиться на две категории. Направо – умные, налево – красивые. Ну, все разделились, а обезьяна сидит себе посредине, и чешет макушку.

- Ты чего сидишь? – спрашивают её.

- А куда мне идти? - спрашивает в ответ обезьяна – Я и умная, и красивая.

Вот и у меня та же ситуация.

Стою, не знаю куда податься.

И тут вижу, под камнем сидит нечто. Такой маленький, черный комочек. Подхожу ближе.

Вижу – котёнок.

Тут меня и сносит.

Нет, я не то что бы люблю кошек... Но черных обожаю. Правда только в маленьких количествах. А этот тем более обладал удивительно миловидной мордашкой, огромными зелёными глазищами, аккуратными ушками и розовыми подушечками на лапках.

- Ути моя лапочка…

Я протянула руку, что бы его погладить.

Вначале мелкий зверёк настороженно обнюхивает протянутую конечность, а потом сам начинает ластиться, протягивает ко мне свои лапки, порывается забраться на колени и вообще, всем своим видом показывает, что я ему очень понравилась.

Беру на руки.

Ох!!!... Кошечка!!! Она же еще совсем маленькая. Котёнок, да и только. Еще даже на лапках неуверенно стоит. Кажется, только глазки открыла. Откуда же она тут, такая хорошая, взялась?

Пока я оглядывалась, пытаясь отыскать её маму или хотя бы хозяина, это чудо забралось мне под куртку. Вцепилось коготками в грудь и заснуло, положив голову на мою… эм… мои верхние девяносто.

- Ути моя прелесть…

Всё! Решено! Никого искать не буду, оставлю себе. А если потом найдут и начнут предъявлять претензии, я им ТАКОЕ устрою. Что бы навек запомнили, что маленьких одних оставлять нельзя.

Я подняла голову и обнаружила, что пока возилась с мелкой заразой, надпись на камне трансформировалась в «Тебе сюда» и указывала на аккуратную, выложенную белым мрамором дорожку обсаженную цветочками.

Ладно… Сюда, так сюда.

Шла я недолго, как показалось, только несколько шагов сделала, когда передо мной открылась панорама.

Прямо в пустоте стоит изящная золотая арка. Преграждают её кованные, золотые, изящные ворота, сквозь которые виден скрывающийся за ними цветущий сад. Снизу красный коврик с надписью «вытирайте ноги». А сверху над этим всем великолепием надпись «Рай».

- О! – говорю котёнку – Это нас удачно занесло.

Она проснулась и согласно мяукнула. Ой какая умная!

Но стоило мне сделать к вратам еще один шаг, как их перегородил огромный плакат на которым жирными, красными буквами было написано:

«С кошками вход воспрещен.»

Та-а-ак!!!...

Опустила голову и уставилась в огромные зелёные глазища.

- Киса, ты это тоже видишь?

Она кивнула.

- Ага! Замечательно. Ты это видишь, я это вижу, а значит не глюки, потому как говорил незабвенный папа из Простоквашино: «С ума по одиночке сходят, это только гриппом все вместе болеют».

Киса согласно мяукнула. По-моему она вообще согласна со всем, что бы я не сказала…

Но…

- А это значит что?

Она вопросительно подняла ушки.

- Значит с кошками в ад не пускают. – ко мне вернулась начавшая отходить злоба. – И по-моему это не справедливо. А как же «Возлюби ближнего своего», «Каждой твари по паре» и тому подобное? Непорядок…

Она снова согласно мяукнула.

- А значит что?

И снова она шевельнула ушами.

- Пошли разбираться.

Я закатала рукава и подойдя к дверям, со всей дури долбанула по ним ногой.
Нет, они не открылись… Их снесло вместе с аркой…

Из личного дневника Цербера, Хранителя Врат Ада.

Привет. Я – демон. Хранитель Врат Ада. И скажу я вам, труд этот (извините за каламбур) воистину адский.

Не, поначалу я оскорбился, когда меня, одного из сильнейших демонов поставили на такую низкую должность. А потом понял, никто слабее просто не справится.

Мало того, что сидеть здесь, у Врат нужно неотлучно (для нас, свободолюбивых демонов это просто кошмар), так еще нужно следить, что бы никто из наших несанкционированно не покинул Ад (а то светлые не поймут). И нужно смотреть, чтоб никто из посторонних, особенно светлых сюда не прошел (а то уже нам кирдык). И регистрацию прибывающих грешников тоже на меня спихнули… Можно подумать, мне возни с идиотами подчинёнными не хватает, так еще и светлых ко… коллег заносит. Последние, между прочим, мало того что сами не совсем нормальные, так еще и научно доказано, что их психоз заразен. Так еще и работа… Аврал за авралом. И всё мне разруливать приходится, ибо иначе… прейдет мне большой и светлый.

Вот и сегодня, залетает ко мне с утра пораньше мой напарник (светлый ангел, нечто вроде меня, только смотрит за интересами светлых). Как обычно, всё в слезах, соплях и истерике.

Оказывается у нас очередная жопа. Да еще какая!

Как известно любая реальность, мир и тому подобное – это всего лишь поле, арена для игры, битв света и тьмы. И существует она лишь до тех пор, пока идёт игра.

Вот как раз один из проектов оказался на грани гибели. Была там такая история про очкастого мальчика–волшебника, который победил страшно тёмного колдуна убившего его (мальчика) родителей. А потом колдун должен был вернуться (зло непобедимо) и…

Вот только ребёнок умудрился скончаться. При том в самый неподходящий момент. После того, как игра уже началась и его нельзя заменить, и до того, как она дошла до той стадии, что будет развиваться без него.

Ну ладно, предложил я светлому выпить (в шутку). Он выпил (!!! Научил!!! Зло побеждает!!!). Успокоился (еще бы, пол-литра адского спирта (меньше тару не держу) в незакалённый светлый организм). Я его в процессе, под видом утешения немножечко полапал (и очень даже ничего себе формы).

Но выпивка – выпивкой, а работать надо. И пока мы сидим и думаем, как и чем заткнуть эту дырку у нас очередной аврал…

Слышим, на улице какой-то шум. Вышли посмотреть, а там…

Картина маслом. Врата вместе с аркой валяются где-то в стороне. По всему дворику валяются Ангелы вперемешку с бесами. У всех травмы разной степени тяжести. А свежеиспеченная покойница гоняет по дворику оставшихся.

Одним словом – красота.

Что тут произошло я понял сразу. Ну умерла девка, пришла куда положено, потом ей что-то не понравилось и она устроила дебош.

Как с бесами и светлыми справилась?

Так это возможно, если душа сильная. Так бывает. Или вообще попаданка (что не отменяет первого). Есть такой тип людей. Характерен тем, что вечно влипают во всякие истории. Или точнее вокруг них формируется узор событий…

Осталось только придумать куда её пристроить, при том желательно за пределами Ада, а то она ж ТАКОГО натворить может…

Стоп!

Попаданка…

И тут меня посетила гениальная идея…

То, что я попала куда-то не туда, я поняла сразу. Вот как увидела за упавшими воротами вместо сада ледяную площадку, а за ней панораму снежных гор из которых извергается лава и спускается в огненные реки, так и поняла, что что-то здесь не так…

Тут на шум выбежало штук десять чертей. Вот натуральных чертей, как на картинках. С пятачками, хвостами, копытами и рогами.

Выскочили, огляделись, увидели меня, успокоились.

- Народ, - спрашиваю – Так куда я попала?

- В Ад. – отвечает мне один «красавчик» с бараньими рогами.

Ага!

- А почему там «Рай» написано?

- А ты иди сюда и узнаешь.

Ой! Что-то мне его предложение не нравится. И у остальных такие неприятные улыбочки появились…

- Ты, - говорит, - Не переживай сучка. Хорошо обслужишь, так мы только немного кнутом приласкаем…

Чтооо!!!

Нет, не подумайте обо мне плохо. Я вообще-то не ханжа. И против «аксессуаров» ничего не имею. Но высказанное в подобной форме предложение меня изрядно возмутило. Даже не просто возмутило. Из себя вывело! Ладно… Я девочка добрая, даю им последний шанс.

- Баран черномордый, - говорю ласково, - Извинишься и останешься цел.

Они в ответ засмеялись и двинулись ко мне.

Ну что ж… Я давала им шанс.

Вначале я метнулась к крайнему слева нападающему и метнула его в близстоящих. Откуда силы взялись? Так на силе инерции от его же удара. Потом метнула валяющиеся врата в сгрудившихся врагов. А потом подобрала близлежащие вилы и орудуя ими как палицей пошла бить всех, до кого могла добраться. Ну и что, что их десять а я одна? Мне терять нечего. В какой момент подтянулись крылатые блондинчики я тоже не заметила, но им досталось столько же, сколько этим парнокопытным. Нет, вообще-то я люблю блондинов, но эти пытались бить меня!!! А хамов я не люблю гораздо больше, чем люблю светловолосых.

В конце концов вражеское войско дрогнуло и бросилось бежать. Прям лестно, я такая маленькая, хрупкая и такая злая. Я, естественно, бросилась их догонять и добивать, пока помощь не привели… Не поверите, я их почти догнала, когда меня тормознули вежливо придержав за локоток.

- Тёмной бездны вам, девушка.

Я обернулась. Высокий, загорелый брюнет с длинной косой. Я вообще-то к темноволосым равнодушна как бревно, но этот стоил внимания хотя бы потому, что у него были великолепные крылья, как у летучей мыши и драконий, шипастый хвост.

- Здравствуйте, - говорю.

Его перекосило.

И чего спрашивается?

Ах да, он же наверное демон, а я ему доброго здоровья желаю.

- То есть и вам тёмной бездны. Вы кстати кто?
- Демон. А ты?

- Покойница.

- Как умерла?

- Передозировка.

Он прищурился.

- Что-то ты не похожа на наркоманку…

- А вы на демона.

- Зачет.

Он достал пачку сигарет, достал одну и затянулся.

- Слушай, я чего подошел, жить хочешь?

- А кто не хочет?

- Тогда пошли.

- Далеко?

- Нет, здесь рядом…

Шли действительно недалеко. Буквально пару шагов успели сделать… К нам еще один парень кстати присоединился. Пепельный блондин с белоснежными крыльями. Правда место куда мы пришли, мягко говоря, не впечатляло. Помещение такое маленькое, что плюнуть негде. Не согнуться, не разогнуться. Да еще и нас трое и все габаритные… Зато какое положение мы заняли… Камасутра обзавидуется.

Мне, например, пришлось стать на четвереньки на чем-то мягком. То ли кровать, то ли диван, то ли матрас… Блондин обосновался где-то у меня за спиной при том так, что мало того, что упирался мне в копчик своим низом живота, так еще и дышал мне в шею (ну, говорила же, что здесь потолки низкие, а он высокий согнуться пришлось в три погибели). Зато хитрый брюнет устроился с комфортом. Сел передо мной широко расставив ноги, так что уже я уткнулась ему в то самое. Хорошо еще, что здесь темно, красней сколько хочешь и всё равно ничего не видно.

Меня разобрал смех.

- Да, - понял ход моих мыслей демон. – Надо было по дороге провести инструктаж… Ладно. Слушай. Сейчас ложись на спину, а пока будешь переворачиваться я попытаюсь всё объяснить.

- Ну. – согласилась я, начиная движение.

Не то, что бы это было очень сложно, но попробуй сделать это так, что бы ни обо что в темноте не стукнуться и не стукнуть никого другого.

- В общем, Гарри Поттера читала?

- Конечно.

Обижает! Это ж классика мировой фантастики. Его ж даже в школе преподавать собираются.

- Так вот, у нас тут случилась маленькая накладочка. Он умер.

- Мнда, жалко… Но я здесь причем?

Не то, что бы он был моим самым любимым персонажем, я в последние годы сильно в другую отрасль удалилась, но воспоминания о нём остались самые светлые. Я ведь потому его и не перечитывала. Не хочу портить впечатление.

- Ты не поняла, он умер ДО ТОГО, как попал в Хогвартс.

- Как раз между историей с удавом и получением письма. – педантично уточнил блондин.

- Ну тогда вообще писец…

- Вот, - обрадовался, как я поняла по голосу, ангел. – Вы прекрасно понимаете значение его персоны для сил добра.

- Короче, - не выдержал демон. - Ты за него.

Что?

- В смысле?

- В смысле, мы тебя сейчас в его тело вселим, а дальше делай что хочешь, но чтоб в результате получилось нечто близкое к сценарию. – он хмыкнул. – Это будет даже интересно…

- А что за это получу я?

- Новую жизнь в симпатичном теле. Всё! Поехали.

И меня скрутило…
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 16:54 | Сообщение # 4
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 2.
И будет снова кровь и грязь.
Пусть наша жизнь не удалась,
Зато экзамен – смерть,
Мы сдали на отлично.
Джем «Вампирская»

Честно говоря, с моментом переселения в новое тело мне очень крупно повезло. Как раз перед этим Гарри успел сильно проштрафиться, так что дядя запер его в кладовке и долго, ОЧЕНЬ долго никуда не выпускал. Любого нормального человека подобное обстоятельство очень бы огорчило, но лично мне было только на руку. Потому что, как оказалось переселение очень долгий процесс.

Во первых, когда меня впихнули в новое тело оказалось, что я тут не одна. Оказалось, что у меня двое соседей. По мне ну и фиг с ними, потеснились бы, но оказалось всё не так уж и просто. Оказалось, будучи всего одной из трёх взять власть над телом, что было необходимо, невозможно. В общем, пришлось их съесть. Ну, поглотить, как это обычно пишут в фантастике.

Как это происходит?

Ну, это как бы три разные по своему составу вещества, например кисель, вода и подсолнечное масло. Представьте, что они оказались в одной посудине. Вот это моя с ними ситуация.

Теперь о поглощении. Представьте, что те же кисель, воду и масло перемешали. В результате получилась однородная смесь, но это уже не будет ни чистый кисель, ни вода, ни масло. Если бы речь шла о кулинарии, то это безобразие можно было бы выкинуть, но у нас тут более тонкие материи. В нашем случае, ставшие едиными сущности объединились и переняли память, привычки и взгляды друг друга.

И вот это не устраивало уже меня, так как один из моих соседей оказался слабовольным нытиком и истеричкой, а второй вообще не пойми чем, но очень злым и агрессивным. А теперь представьте, что в смеси не было подсолнечного масла, только кисель и вода. Тогда конечно, кисель стал бы жиже, но всё зависит от количества воды. Если бы её было чайная ложка на чашку, то её присутствия никто бы не заметил. А если в равных пропорциях, то тогда стоило бы поставить чашку на солнышке или прокипятить некоторое время и лишняя жидкость оттуда бы выветрилась. Вот я и… высушивала, тщательно разбавляя и выдавливая из себя посторонних.

Это заняло у меня дня три.

Еще около недели я переваривала хлынувший на меня поток информации, чужих знаний и воспоминаний.

Когда же я всё это разгребла еще день мне понадобился, что бы полностью подчинить себе тело и заставить его работать так как надо и хочется мне, а не ему.

Ну и еще недельки две я думала, а подумать было про что. В себе покопаться, составить план на ближайшее будущее…

Все попаданцы обычно первым делом устраивают истерику в стиле «Как это так! Я обратно хочу! Верните меня домой!».

А вот я домой не хочу. Ну ни капельки. И с моей стороны это логично. Я может, всю жизнь мечтала о вот таком приключении. Более того, сейчас я получила всё то, чего мне не хватало в прошлой жизни.

Богатый мальчик живущий в Лондоне, столице Великой Британии, одной из наиболее благополучных стран мира. Звучит как мечта. Плюс перспектива обучения в одном из престижнейших вузов Европы. Плюс магическая сила и возможности, которые открывает магический мир. Да еще и к тому же возможность наладить личную жизнь…

Нужно еще посмотреть что за тело мне досталось. Но внешность это уже дело поправимое. Программу по приведению себя в божеский вид составлю позже, когда увижу в зеркале, с чем придется иметь дело.

А возможные проблемы… Ну так я знаю что меня ждёт, а когда знаешь где падать, то можно и соломку подстелить.

Что еще?

А как же прошлая жизнь, родители, друзья, любимый?

Ну, во первых мне терять по любому было особо нечего. По крайней мере, по-моему, всё компенсировалось. А во вторых, умерла я в 2014, а сейчас 1991. Меня в это время еще даже в проекте нет. Это уже потом, спустя несколько лет, где-то там, в далёкой России, маленькая девочка Рина в первый раз пойдёт в школу и научится понимать что мир – не добрая волшебная сказка, а все люди звери и враги. И еще нескоро она убьёт своего первого человека и родится Тень… В общем, меня пока нет, так что можно не волноваться. Вот через двадцать с лишком лет я явлюсь и узнаю, кому из моих друзей я должна сказать «спасибо» за всё хорошее…

А еще я разрабатывала планы мести. Уж слишком сильно меня разозлили Дурсли.

Нет, меня еще во время чтения книг они бесили. Напыщенный, самовлюблённый идиот не желающий видеть дальше своего носа. Самовлюблённая, завистливая и склочная тётка, воистину, достойная пара для первого. И плод их любви. Такой же самовлюблённый, но к тому же тупой как пробка, слабохарактерный и любящий обижать других. Ладно, это бы я спустила на тормозах. В конце концов, они не виноваты, тут всё комплексы, закостенелость взглядов, недостатки воспитания и вообще… В семье не без урода. Но вот садиста-педофила который к тому же умудрился насолить мне и самовлюблённую суку, которая настолько завидовала своей сестре, что сейчас наслаждается, смотря как издеваются над её ребёнком, я простить не могла.

Версий разработала много, но увы, ни одну воплотить в жизнь не успела. Хотя может оно и к лучшему, ибо постоянное моральное давление в этом случае намного лучше одноразовой встряски.

Дело в том, что в тот самый день, когда меня впервые выпустили из кладовки, меня отвели к сухощавой, неприятного вида женщине по имени миссис Фигг… И я поняла что времени у меня уже нет. Сегодня Дурсли поехали покупать сыну форму, а значит завтра прейдет первое письмо из Хогвартса. А значит программу необходимого минимума нужно сделать как можно быстрее…

Для начала я пообщалась с миссис Фигг и окончательно уверилась, что говорю на английском как на родном русском. Потом взяла у неё одну из книг и удостоверилась, что читаю я на нём так же хорошо. Потом написала сочинение, проверяя как я на нём пишу. Думаю объяснять насколько важны для меня навыки владения языком и какая это была бы засада, окажись, что я его не знаю, вы понимаете без меня. Потом провела похожий тренинг со всеми остальными языками, которые я знала ранее. Оказалось что русский и украинский и арабский для меня по прежнему, как родные. И французский, немецкий, итальянский и японский я тоже понимаю с пятого на десятое.

Дальше шла внешность и тут мне очень помогла кошка. Мой котёнок кстати по прежнему был со мной рядом и именно ему я должна сказать спасибо за то, что выжила. Именно она поила, опрокидывая на меня бутылки с водой и поддерживала жизненные функции в теле, пока я занималась борьбой за его обладание. И еще удивительным было то, что она жила в доме, ходила по комнатам, но никто не обращал на неё внимания словно её просто не существовало. Я не раз поражалась этому, но как-то не заостряла внимание.

Сегодня все секреты вылезли наружу.

Моя малышка просто подошла к миссис Фигг, посмотрела ей в глаза и женщина встала, подошла к дивану и сразу же там заснула.

Я пристально уставилась на свою кису.

- А ведь ты не простая кошка, не так ли, милая?

«Догадалась, наконец-то» - ответила она мне самодовольно и немного покровительственно улыбнувшись.

Голос прозвучал просто у меня в голове, но я не капельки не сомневалась с кем именно говорю.

И почему-то я её не боялась, ну совершенно. И дело не в том, что я не верила, что такая кроха может что-то мне сделать. Просто знала седьмым чувством, инстинктом, всегда предупреждавшим меня об опасности знала, что она не причинит мне вреда. Что она - мой друг.

- И кто ты?

«Я адская кошка». – послышался гордый ответ и она высокомерно задрала кверху очаровательный носик.

Меня разобрал смех, так комично выглядело в этот момент моё пушистое чудо.

Она смутилась. На спине тут же прорезались и показались на свет два нетопыринных крылышка.

«Ну, я конечно еще маленькая, но я хорошая! Я многое могу! Не прогоняй меня! Пожа-а-алуйста!!!»

В изумрудных глазах появились слёзы.

Ох ты чудо моё!

- Никто и не думал тебя прогонять, успокойся.

Я взяла такую грозную и такую маленькую кошку на руки и принялась чесать за ушком. Она тут же успокоилась, растаяла, замурлыкала и вообще… Мир был восстановлен.

- А скажи-ка мне радость моя, зачем тебе вообще нужна я, ты ведь и сама мажешь со всем справиться.

«Всё не так просто. Мы, адские кошки отличаемся от обычных. И дело не только в том, что мы умеем разговаривать и колдовать. В первую очередь мы сами не совсем живые. Ну, вроде духов. Нам в первую очередь энергия нужна и жизненная сила. Конечно, можно кого-нибудь выпить, но много так не наловишь. Вот поэтому мы и ищем хозяев, чтоб подкармливали. Вообще-то желающих всегда много, только не каждый может. Казалось бы, что проще, для этого нужно лишь душевным и телесным теплом поделиться, а почему-то могут это единицы…»

Я погладила её по маленькой головке.

- Просто это очень сложно, открыть свою душу постороннему…

Она грустно кивнула.

«Когда ты меня нашла на развилке, я умирала. Сил даже встать не было. И тут откуда то таким теплом повеяло, как от мамы. Я оглянулась, а это ты. И гладишь, и маленькой называешь. А потом ты меня к груди прижала и своей назвала. Приняла. Тогда канал и сформировался. Ты теперь моя хозяйка и я с тобой куда угодно.»

Она всхлипнула еще раз, потом отстранилась.

«Ладно, хватит сырость разводить. У нас дела.»

- Да. – согласилась я. Времени действительно мало, а успеть нужно много. – Что с ней?

«Спит. Гипноз.»

- Ясно.

Ни сил, ни желания удивляться умениям чудо-кошки уже не было.

- И долго спать будет?

«Пока я не разбужу.»

- Ясно. Спасибо. Кстати, у тебя ведь есть имя?

«Маврос!»

Гордо выпятила она грудь.

«Это с греческого значит черный».

Я кивнула.

- Понятно. Наверное я что-то такое и чувствовала, раз не стала давать ей имя…

Кстати, пора привыкать, что я – Гарри Поттер. Я теперь парень и говорить о себе нужно в мужском роде.

Итак, поднялась в ванну, разделась, посмотрела наконец-то на себя в зеркало.

Угу…

Ну что тут скажешь? Ничего так мне тело досталось. А как Маврос свела все шрамы, залечила травмы и исправила повреждения, ну так вообще загляденье. Стройное, хорошо сложенное тело с красивой, рельефной фигурой. Руки с изящными тонкими кистями и длинными пальцами. Ноги длинные и стройные, с круглыми коленками. Овальные, возможно излишне худые, но красивые плечи. Длинная, стройная шея на которой гордо сидит голова. Округлое лицо с широкими скулами слегка заострённое книзу. Большой лоб с боку которого находится шрам в виде молнии. Нос небольшой слегка курносый, но красивый. Брови черные, в разлёт, что придаёт лицу немного хищное выражение. Но самое прикольное это конечно глаза. Огромные, красивой формы с длинными, густыми, черными ресницами и необычайно редкого, красивого, изумрудного цвета. Волосы тоже не подвели. Густые и черные.

В общем, красавчик. Минимум коррекции, правильная одежда и вообще лапочка получится.

Так же я успела протестировать новое тело на предмет физических возможностей и была приятно удивлена, что они не уступают моим прежним. Более того, прежние навыки тоже остались со мной. После, узнав, что Маврос сможет мне сообщить, когда тётя Петуния будет въезжать в район, мы отправились в пустующий дом Дурслей. Какое счастье, что в 1991 году даже в Англии сигнализация стояла не во всех домах. Замок я вскрыла легко и банально при помощи отмычек. Проникнув же внутрь без зазрения совести принялась шарить во всех шкафах, кладовках и прочих местах, выискивая нужные мне вещи.

А что не так? Конечно, если бы Дурсли следили за Гарри так как должны были, я бы так не поступила. Даже по-тихому помогла бы, в меру своих возможностей. Да, они вели себя с ним плохо, но, в конце концов, многие родители поступают со своими детьми еще хуже, так что пусть скажет «спасибо», что они его вообще взяли в дом и дали возможность дожить до этого дня. Но вот за все те издевательства которые они творили со мной, то есть с Гарри, вместо которого сейчас я, мне полагается солидная компенсация.

Вначале я планировал просто выбрать среди находящихся в доме вещей более – менее приличные, но после того, как нашла заначки которые Дурсли прятали в доме, втайне друг от друга, передумала. Общая сумма получилась внушительной и теперь я могла просто купить нужные мне вещи. Оставалась проблема с тем, как объяснить их появление Дурслям и когда вырваться за покупками, но я была уверенна, что что-нибудь придумаю… Спрятала найденные сбережения в старом рюкзаке Дадли. Тем самым, который потом отдали Гарри и с которым он ходил в школу. Потом спрятала под кровать сам рюкзак. Знаю, самой это место показалось ненадёжным, но Маврос утверждала что проследит, что бы никто не нашел нашу добычу и уж тем более не трогал её.

Также мы заскочили в находящийся неподалёку магазин и накупили провианта. Несколько коробок кукурузных хлопьев, воды, печенья и рыбных консерв (для Маврос). Сделано это было как раз с расчетом на тот период, когда Дурсли сбегут от «писем». Если мне не изменяет память, питаться мы тогда будем отвратительно, а голодать я не намерен совершенно. Ну, ладно бы еще я сам, потерпел бы, не в первый раз, но у меня еще Кошка на шее. И она маленькая! Ей кушать надо!

К стати, о Маврос. Моя киса оказалась настоящим фанатом рыбной продукции. Стоило ей лишь раз попробовать рыбку… И оттащить её от прилавка стало почти невозможно. Одна радость, благодаря чарам продавцы её не видели, так что и платить за всё ею съеденное было не нужно.

Купленную провизию мы спрятали всё в той же сумке.

Потом мы вернулись в дом миссис Фигг и всё оставшееся время я изготавливал себе оружие, если конкретнее, заточки. Почему именно их? Огнестрельное хотя и было бы намного эффективнее, увы, я достать не мог, как и холодное. К тому же оно наверняка бы привлекло слишком много внимания и для их ношения необходимы документы, которых у меня нет и не будет. А заточки – это заточки. Их легко прятать, а при обнаружении их могут даже принять за мусор. И под уголовный кодекс не попадают, так как имеют лезвие короче ладони. И делаются относительно просто, любой предмет в классическом варианте ложка или вилка и затачивается до бритвенной остроты. Но я встречал заточки и из крышек консервных банок, и из кусочков метала, и из всяких деталей и даже из дерева и камня.

Миссис Дурсль вернулась в часиков пять. Моя кошка, как и обещала предупредила о её появлении за полчасика, так что мы как раз успели спрятать заготовленное оружие и привести в чувства миссис Фигг.

Нет, моя кошка, определенно прелесть! Просто находка для шпиона! Она так качественно заморочила бедной женщине мозги, что та была абсолютно уверенна, что мы с ней весь день пили чай с кексами (видел я краем глаза те кексы, «Не дай бог!» называются, такими только травится) и смотрели телевизор. Даже заранее заготовленная сказка о том, что она прилегла отдохнуть и проспала весь день не пригодилась. Впрочем, тёте Петунии было абсолютно плевать, чем там мы занимались. Она, как мне показалось, вообще полностью была занята своим обожаемым Дадли.

В общем, день прошел насыщенно и плодотворно.

Вечером же у меня было развлекательное шоу под названием «Дадли Дурсль - будущий ученик «Вонингс»». Да, не хорошо смеяться над убогими. Но порою так хочется…

Итак, о «Вонингс». Хотя, тут следовало бы начать с системы образования вообще. Она у них немного отличается от привычной мне, принятой на территории России и Украины. Там дети идут в школу лет в пять, но у них младшая школа – как у нас детский садик. Там они конечно учатся писать, читать, считать, языкам, рисованию, музыке и тому подобному, но больше играют и развлекаются, чем учатся. Там они получают нечто вроде обязательной базы. Потом, через пять лет они сдают выпускные экзамены и переводятся в среднюю школу. Там учеба уже начинается по направлениям и их готовят к будущей профессии. Так же эти школы бывают разных типов. Правда на мой взгляд, разница состоит в количестве понтов и стоимости обучения. Да, всё образование у них платное. После четырех – пяти лет средней школы идёт старшая, где ученики сами выбирают какие предметы им изучать. Потом школа заканчивается и они уже могут отправляться во взрослую жизнь или идти дальше, в колледж. Колледж у них – это как у нас университет, а не П.Т.У.

Так вот, «Вонингс». Это была одна из частных школ. По словам старшего Дурсля – довольно престижная. И он сам и еще его отец там учились. На мой взгляд, так среднего уровня. За те деньги, которые папаша Дурсль потратил, что бы впихнуть туда сынка, можно было найти что ни будь и поприличнее. Впрочем, это не моё дело и не мои деньги…

Форма школы, кстати, только убедила меня в правильности мыслей насчет данного учебного заведения. Хотя нет, это надо описывать совместно. Итак, представим себе Дадли. То есть эдакий шарик, который в ширину такой же как в высоту. И всё это - жирок. Добавим курносый нос напоминающий пятачок, маленькие, черные глазки и короткие, под ноль пять, светло русые, а потому незаметные на общем фоне его вечно красной и потной физиономии волосы. Ну, пока нормальный себе человек. Не красавец, ну так кто из нас без недостатков? А теперь нарядим это существо в оранжевые, как апельсин рейтузы. Угу. Уже смешно. По идее, они наверно должны были просто облегать ноги, но у Дадли они их просто обтянули и подчеркнули самые неприглядные части этой самой фигуры. Жировые запасы, если конкретней. Отдельно это было еще ничего, но сверху на это безобразие одевался фрак. Такой, в каком обычно лакеи у входов в дорогие отели стоят, с двумя длинными лоскутками сзади. Мало того, что этот «шедевр» сидел на кузене, как седло на корове, так еще и был бордового цвета и совершенно не сочетался с бриджами. Так, наверное, мог бы выглядеть клоун из цирка, который в перерыве между репетициями смыл грим и выйдя покурить накинул на свой рабочий костюм ливрею конферансье. Но и это было еще не всё. Сверху еще прилагалась соломенная шляпка, превращающая нашего клоуна в огородное пугало. И какая разница как со стороны выглядит? Лишь бы ворон отгоняло. Но и это было не всё. Еще у него в руках был узловатый деревянный посох, похожий на палку. Не сомневаюсь, что в этой школе ученики за спинами преподавателей еще и бьют друг-друга этими посохами. И после этого они еще что-то говорят о культуре воспитания? Ладно, не мои проблемы. Я, в общем, веду это к тому, что дорогой кузен Дадли, лично мне напоминал нищего, обворовавшего наше милое пугало.

Честно говоря, лично я и под угрозой смерти не согласилась бы одеть это. Но, как это часто бывает, смешнее всего выглядят именно те, кто не понимает своей нелепости. Дадли, например, абсолютно не понимал и весь вечер гордо маршировал по гостиной, задирая нос, выпячивая грудь, дуясь и пыжась от собственной значимости. При этом, когда зрители в лице меня и Дурслей старших прекращали на него смотреть, он, что бы привлечь к себе внимание, начинал барабанить палкой по тому, что попадалось под руку.

Еще больше усугубляли картину старшие Дурсли. Картина маслом - «Растроганные родители». Дурсль старший незаметно, как и полагается настоящему мужчине, смахивает с глаз слёзы умиления, при этом забавно морщась, от чего начинали топорщится его усы и нарочно ворчливым голосом замечает «что это самый счастливый день в его жизни». Петуния же вообще разыграла целый спектакль. Она падала на колени, заламывала руки, «трагично» откидывала голову. Рыдала так, что даже Дадли оторвался от своего занятия и предложил сбегать за водичкой. Но, эта… Не знаю даже с чем сравнить, что бы не обидеть…. В общем эта женщина, вцепилась в сына, как вампир в донора, повисла на нём (угу, благо есть на чем) и очень громко (так, что и соседи услышали) заявила, «что никак не может поверить, что этот взрослый красавец её крошка сынок». Угу. Ну и вкусы у тётки. Я просто поражаюсь. По мне, так Дадли - свинья свиньёй. Хотя… Вышла же она за мистера Дурсля, а сын, тут её не упрекнёшь, просто копия отца. Может и реально у неё такие специфические вкусы…

Не, ну эта «образцовая семейка» меня доконает. Над ней и прикалываться не надо. Она сама по себе один огромный прикол. Просто дурдом на выезде, в котором на ПМЖ прописался пушистый северный зверёк. Хотя…

Может это я просто очень им завидую. Завидую Дадли, что у него есть такие замечательные, пусть и недалёкие родители. Мои то совершенно другие. Моя мама за все мои годы учения в школе ни разу не пришла ни на один концерт для родителей. А отец… А мой отец в десять лет дал мне нож и заставил убить человека, смотря ему прямо в глаза. Нет, они у меня замечательные и я им очень благодарна. Папе за то, что он научил меня выживать при любом раскладе, а маме за то, что она вытирала мне слёзы и лечила раны после его уроков…

Почему-то настроение у меня резко испортилось, хотя еще несколько минут назад еле сдерживалась, что бы не заржать в голос… В общем, на этой печальной ноте мы с Маврос отправились спать. Завтрашний день обещал быть не то, что тяжелым или насыщенным… Но мало ли? Да и хотя вроде ничего особенного и не сделали, но набегались мы сегодня прилично… Устали (да простит меня Маврос за сравнение) как собаки.

Утро следующего дня началось вполне ожидаемо, хотя и неожиданно.

Неожиданно, потому что разбудила меня Маврос и притом весьма грубо.

- Что?

«Убери эту гадость!»

- Что? – не понял я.

Смотрю на неё и вижу, что хотя я совершенно ничего не понимаю и ничего не вижу, но дело действительно серьезно. Да я в царящей в чулане темноте от Маврос вижу только глаза. Зато какие! Два огромных зелёных фонарика в которых застыли ужас, мука и паника.

«Делай что хочешь, но пока этот гнусный запах отсюда не выветрится, я в дом ни ногой!!!»

Заявила черная вредина (да, характер у моей кошечки тот еще), оттолкнулась и вылетела из кладовки. Прямо так, сквозь стену.

Впрочем, я на неё не сержусь. Причину её паники я узнал, как только вышел из кладовки в коридор. Единственное, подивился, как не заметил этого раньше. В коридоре стояла очень сильная вонь. Не, вообще то сам запах был ничего себе. Смесь химических реактивов, хлорофоса и свежей краски, это согласитесь, не навоз… Но концентрация была такой, что просто выбивало дух.

Пушистый северный зверёк…

Слов нет, одни выражения и все непечатные.

Бедная Маврос. Ей то, с её обонянием в сто раз хуже, чем мне приходится. Кошки, как я знаю по своему опыту, вообще химические запахи не любят, даже если это нечто вроде капельки духов. А тут такая концентрация…

Я направился к кухне, уже догадываясь, что это за вонь и откуда она здесь взялась…

Так и есть. Ну кухне, у плиты стояла тётя Петуния и что-то помешивала в стоящей на ней огромной кастрюле. Мнда… Вот посмотришь со стороны и сразу видно, что у неё в роду были ведьмы. Ей бы сейчас шляпу на голову и черную мантию вместо передника и картина маслом «ведьма у бурлящего котла». Впрочем, как известно умным людям, в каждой женщине живёт ведьма… А еще ангел, демоница, королева, кошка и еще много всякого народу. Кого разбудишь – сам виноват.

Я заглянул внутрь, нагло её при этом подвинув. Так и есть. В котле, в бурлящей серой жидкости плавали какие-то, не поддающиеся описанию тряпки.

Ну так и есть! Можно радоваться! Всё идёт по сценарию. Ну и что, что я тут только второй день? Радоваться нужно даже маленьким победам! Но свою роль нужно играть…

- Тётя Петуния, что это? – спрашиваю тоненьким голоском сиротинушки. И еще глаза распахнуть побольше, эдакая святая невинность и ресничками похлопать.

Злая тётка поджала губы и грозно на меня уставилась.

Ага! Смотри, смотри! Я мышей, даже саблезубых не боюсь.

- Твоя новая школьная форма.

- Да? – спрашиваю всё тем же тоном. А потом, якобы под её «грозным взглядом» исправляюсь. – Да, да, конечно, я просто сразу не догадался, что её нужно намочить…

Угу. Игра «доведи тётю до ручки» продолжается.

- Не строй из себя дурака! – воскликнула она. – Я специально крашу старую форму Дадли в серый цвет. Когда я закончу, она будет выглядеть как новенькая.

Ну-ну… Меньше патетики, тётя, меньше патетики!...

Увы, доводить тётю дальше мне не дали. На сцену вышли новые действующие лица – дядя Вернон и Дадли. Пришлось занять своё место за столом и ждать продолжения.

Итак, дядя Вернон садится за стол и начинает шуршать газетой. Дадли тоже садится и начинает стучать по нему своей палкой.

Один…

Два…

Три…

Из прихожей доносятся смутно знакомые, шуршащие звуки. Почтальон принес почту.

Итак, да здравствует семейная перепалка!

- Принеси почту, Дадли.

Ага, щас! Так он и подорвался.

- Пошлите за ней Гарри.

Всегда есть крайний.

- Гарри, принеси почту.

- Пошлите за ней Дадли.

Ага! Я тоже наглый.

- Дадли, стукни его своей палкой.

Дурсль младший с радостью тянется выполнять распоряжение.

Ага! Щас! Не на того напал.

От палки я увернулся и пошел-таки забирать почту. Если честно, было страшно.

Знать будущее вообще плохо. Оно субъективно и очень зависит от принятых и принимаемых нами решений в теперешнем. Часто бывают так, что человеку что то предсказали, оно и сбылось, хотя и не должно было. Часто люди делают что-то именно потому, что им кто-то предсказал, что они это сделают. А еще сложнее, когда хочешь избежать будущего. Вот сидишь и думаешь: «пронесло или всё еще впереди».

Это Гарри ничего не знал и потому беззаботно, как делал каждый день, подошел и поднял почту, а у меня руки дрожат. А вдруг письмо не пришло? И вообще не прийдет? Я уже заметил, что в этой реальности всё не так, как в книжке. Может здесь Гарри не суждено стать волшебником?

Но все волнения выветрились, словно их и не бывало, стоило мне увидеть среди пришедшей почты желтый пергаментный конверт.

Я быстренько его осмотрел. Так и есть, желтый пергаментный конверт на котором зелёными чернилами выведено:

Мистеру Г. Поттеру, графство Суррей, город Литтл Уингинг, улица Тисовая, дом четыре, чулан под лестницей.

Марка отсутствует. Естественно, зачем совам марки? Они предпочитают оплату натурой. И сзади огромная печать, изображающая огромную букву Х, по бокам которой разместились лев, змея, орёл и барсук.

Ура!!!

Письмо пришло!

А значит первого сентября мы с Мавросс едем в Хогвартс.
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 16:56 | Сообщение # 5
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Конечно, зная что произойдёт, когда это письмо увидят Дурсли, по логике вещей я должен был вскрыть его прямо здесь, потом заграбастать и никому не показывать даже под страхом смерти, но… Кажется глубоко в душе я всё-таки садист. Причем, что еще страшнее, моральный. Да и тот факт, что потом всё равно мне лично принесёт и отдаст письмо добрый дядя Хагрид…

- Эй, мальчишка, что ты там возишься? – окликнул меня с кухни Дурсль старший. – Проверяешь, нет ли в письмах взрывчатки?

Он громко засмеялся.

Угу. А вот и они. Вспомнили обо мне, точнее о своей почте, гады. Ну ничего… Будет вам щас весело…

Конечно, я бы мог ответить ему что-нибудь остроумное. Мог, но… Зачем? Так интереснее. Потому что во первых и по нервам сильнее бьёт, а во вторых…

Как говорили памятные кикиморы из одного фильма:

«-Главное что?
- Что?
- Что мы тут совершенно ни причем!»

Поэтому, играя свою роль мальчика – цветочка, я под его гогот вернулся в кухню, протянул Дурслям их почту. Газету, открытку от Мардж и конверты со щитами. И сел на своё место, вертя в руках конверт так, чтобы со стороны это казалось естественным, но не заметить этого было нельзя.

Наблюдая за семейством краем глаза и ожидая, когда же, я видел, как дядя Вернон одним движением вскрыл свою почту. Сразу виден опыт.

- Мардж заболела. – проинформировал он тётю Петунию. – Съела какое-то местное, экзотическое блюдо и…

- Пап! Пап! А Гарри тоже что-то получил!

Так и есть, и конечно, первым заметил письмо никто иной, как Дадли. Вот она! Сила зависти!

Разумеется дядя Вернон тут же вырвал письмо у меня из рук!

Конечно, с Дурслей с головой хватило бы и одного факта того, что они снова втянуты «в какую то сомнительную историю» и это связано «с этими Поттерами» и «страшными и ужасными магами». Но, я решил не отходить от сценария и добавить им еще приятных ощущений. Что раздражает нас больше всего в период крайних неприятностей? Разумеется, когда в это время кто-то лезет к нам под руку с идиотскими вопросами вроде «А что происходит?». Этим оружием я и решил бить Дурслей.

- Это моё! – кричу в лучших традициях ребёнка у которого отобрали игрушку.

- И кто это интересно будет тебе писать? – с явной издевкой поинтересовался дядя Вернон.

Он словно весь светился иронией от макушки до пят, от живота до задницы, от маленьких, хитро прищуренных глазок, до кончиков усов.

Ну ну, дядя…

Тем приятнее мне было наблюдать, как он меняется по мере прочтения. Его лицо из привычно-красного вначале стало бледным, словно мел, потом зелёным, как у лягушки, потом серым, как асфальт… На этой стадии он таки немного пришел в себя и заикаясь смог как-то выдавить:

- П-П-Пе-е-ету-у-уни-и-ия-я-я-я-я!!!...

О да… Бальзам на душу. Испуганный, потерянный и беспомощный дядя Вернон…

Масла в огонь подливает Дадли, который прыгает вокруг папочки и орёт на весь дом:

- Я хочу прочитать письмо! Дайте мне его письмо!

Естественно «чрезвычайно тайную корреспонденцию» ребёнку никто читать не дал. Еще научится чему-то плохому… Угу, магии наберётся… Вместо этого дядя Вернон поднял письма над своей головой, куда его сын, к счастью, пока не мог дотянутся и потому продолжал прыгать вокруг папочки оря во всю глотку. Это безобразие продолжалось до тех пор, пока с кухни не пришла тетя Петуния и не прочитала письмо. Моментальное окаменение дубль два. На некоторое время даже я поверила, что она упадёт в обморок… Но нет, справилась. Но тут же залилась истерикой.

- О боже! Вернон! О боже!

И конечно же, тут же на шею к мужу.

Трагикомедия в стиле мыльной оперы, блин.

Счастье еще, что у неё такой внимательный и осмотрительный муж, успел вовремя перехватить выпадающий из ослабевшей руки конверт, а то случилось бы всё то, чего они так боялись. Чуть весь план не порушили, идиоты…

Но, вот про нас с Дадли они даром забыли. То ли это особенность характера, то ли следствие воспитания, но кузен просто хронически не выносит, когда на него не обращают внимания. В общем, он засадил папе по спине палкой и когда взбешенный Дурсль всё-таки обратил на него внимание, заорал во всё горло:

- Я хочу прочитать его письмо!

- Это я хочу прочитать письмо! – изображая праведное возмущение закричал я. – Оно моё!

Честно говоря я видел, что мистер Дурсль находится в состоянии крайнего бешенства и подлезать к нему сейчас, мягко говоря, не безопасно, но всё равно продолжил доливать масла в огонь. Угу, у меня же тут игра под названием «достань Дурсля». Я просто таки не могу жить, не доведя до инфаркта родного дядю.

Естественно, он не выдержал.

- Вон! – заорал он не своим голосом, после чего схватил нас с Дадли за шиворот и вышвырнул из комнаты как котят.

Полёт был низким, потому сгруппировался я уже непосредственно у земли, приземлившись на четыре конечности. Травм нет, синяки и ушибы появятся позже, но вряд ли их будет много. Зато я теперь догадываюсь, почему у кузена так плохо с умственной деятельностью. Дурсль старший, как я заметил легко и быстро выходит из себя и склонен пускать в ход кулаки… А для маленького ребёнка фатальным может стать любой, даже не сильный удар.

Дадли, к слову, упав тут же поднялся на ноги и бросился к замочной скважине. Я последовал его примеру и прижался ухом к щели внизу двери готовый в любую минуту дать дёру.

- Вернон, - дрожащим голосом произнесла миссис Дурсль. Наверняка плачет. – Вернон, посмотри на адрес, как они могли узнать, где он спит? Ты не думаешь, что они следят за домом?

- Следят… даже шпионят… а может быть даже ходят за нами по пятам. – пробормотал мистер Дурсль. Этот тоже на грани помешательства.

- Что нам делать Вернон? Может быть, стоит ответить им? Написать, что мы не хотим…

Некоторое время в помещении царила тишина. Миссис Дурсль ждала ответа, а мистер Дурсль размышлял. В дверную щель я видел, как он ходил по кухне туда-сюда.

- Нет. - наконец-то ответил он. – Нет, мы просто проигнорируем это письмо. Если они не получат ответ… Да, это лучший выход из положения… Мы просто ничего не будем предпринимать…

- Но…

- Мне не нужны в доме такие типы как они, ты поняла, Петуния?! Когда мы взяли его, разве мы не поклялись, что искореним всю эту опасную чепуху?!

По приближающимся к двери шагам я понял что всё, интересный разговор закончен, пора уносить ноги. Так что я быстро сбежал за лестницу и сделал вид, что так и надо. Вот только зачем я утащил с собой еще и Дадли? Ладно. Спишем на вдруг проснувшиеся старые инстинкты.

Вообще-то, утро у Дурслей выдалось то еще, но почему-то мне показалось, что на них сегодня не хватит. Обида взыграла, что ли?

Мистеру Дурслю повезло, он, как обычно уехал на работу, так что удовлетворить свою жажду мести пришлось на миссис Дурсль. Тут, нужно сказать, мне очень повезло в плане планировки дома. Кухня у Дурслей выходила на задний двор и имела перед рабочей частью огромное окно, под которым рос замечательный розовый кустарник. Спрятавшись в его гуще (да, колючки меня совершенно не пугали, да и какие там колючки в этих декоративных цветочках? Так, одно название. То ли дело, шиповник…) я наблюдал за миссис Дурсль и как только она отвернулась, вывернул на неё кастрюлю. Ту самую, огромную, медленно бурлящую с неопознаваемой жидкостью серого цвета и ужасным запахом, в которой красилась в серый цвет моя новая форма.

Как она визжала! Как же она визжала! Прямо как недорезанная свинья!

«Это тебе за десять лет издевательств, сука!»

Подумал, быстро и тихо оббегая дом. Какая главная заповедь диверсанта? Правильно, не попадаться!

Так что я, как ни в чем ни бывало зашел в кухню и разыграл удивление.

- Тётя Петуния? Вы кричали? Что случилось? Боже, вы не пострадали?

Внутри я же покатывался со смеху. Любой человек, если его облить грязью будет выглядеть забавно, а эта, еще и прыгала вокруг своей оси, пугалась, плакала, выкрикивала угрозы непонятно в чей адрес и шипела, ну чуть ли ядом не плевалась. Упс! А я и забыл, что в кастрюле была не просто краска, а кипяток… Впрочем, так ей и надо. Вообще-то ей очень повезло, что сейчас я в этом теле, в этом качестве и в этой роли. Рискни она вякнуть что-нибудь не Гарри Поттеру, а Тени, то обжиганием и осмеянием не ограничилась бы. Нет, я бы с неё живой шкуру спустил! Или же отдал на потеху группе подонков, а после продал бы в бордель.

Увидев меня, она зашипела как кошка, после чего, опомнившись, в грубой форме с явными нотками истерики попросила пойти, погулять.

Ну а я что? Я мальчик послушный. Послали – пошел.

Тем более, что когда я выходил из дома, как раз заметил недалеко из дома компанию мальчишек во главе с Дадли. Пирс, Деннис, Малкольм, услужливо подсказала память. Ясно, банда моего Кузена в сборе и явно идёт меня лупить. Ну ну…
Делая вид, что абсолютно их не замечаю, пошел прочь. Скоро ко мне присоединилась Маврос.

«Нагулялась? Соскучилась, милая?»

Мысленно спросил я, почесав её под подбородком. Да, разговаривать мысленно очень удобно. И обсудить всё можно и никто даже не поймёт, что это произошло. Кошка замяукала от удовольствия, но потом, как истинная аристократка, леди, да и вообще женщина, гордо выпрямилась.

«Ты убрал из дома ту гадость?»

«Вроде того.»

Я рассказал кошке последние новости.

«Так и надо этой крысе!» -- заключила она. – «Будет знать, как заводить в доме всякую гадость!»

«А у тебя как дела? Нашла что ни будь интересное?»

«Да так, погуляла по району, посмотрела что здесь и как…»

«И как? Парк нашла?»

«Да..»

«Где он?»

Она указала направление и я, как бы невзначай скорректировал свой маршрут. Банда Дадли продолжала следовать за мной, всё на том же расстоянии.

«За нами следят.»

«Если ты про идущих за нами мальчишек во главе с Дадли, то я знаю. Они идут нас бить, так что готовься.»

«Сбить их со следа?» - деловито поинтересовалась моя компаньонка.

«Нет, я хочу их проучить.»

«Понятно».

И тут началось. Сзади раздались шаги. Нас догоняли.

- Эй! Гарри!!!

Похоже, Дадли просто надоело ждать. Что ж, сам виноват.

Не став дожидаться, пока они меня догонят, я ускорился переходя на бег. Нет, бежал я не быстро. Ровно так, что бы они не могли меня поймать, но «жертва» бежала впереди, так близко, что им казалось, что для того, что бы схватить меня достаточно протянуть руку. Естественно, они тоже побежали за мной, громко ругаясь и требуя что бы я остановился, а не то хуже будет.

Угу.

Щас!

Вообще-то это не совсем соответствовало моим планам. Я планировал закончить эти разборки где-нибудь в более спокойном месте, но… Видимо не судьба. Пришлось срочно искать уединенное местечко, где можно было бы позволить этим недоумкам себя догнать. Вон та подворотня, например, вполне подойдёт…

Забежав в неё я остановился, поджидая свои преследователей. Это естественное явление. Секрет, которому меня, как собственно и всему остальному связанному с незаконной деятельностью, научил отец. Дело в том, что все мы бегаем по разному и поэтому, когда люди бегут, они непроизвольно растягиваются в цепочку, что делает их идеальными мишенями.
Первого я ударил в живот и в лицо, заставив упасть на землю. Второго ногой в живот, а когда он наклонился, вырубил ударом в шею. Третьего я перекинул через себя и он картинно врезался в кирпичную стенку. Четвёртому сыпанул в глаза заранее припасённым острым перцем. И не дожидаясь, пока получившие отпор прейдут в себя, медленно пошел к преграждающему вход в переулок Дадли. Он тоже попытался меня ударить, но я взял в захват его руку и с силой её сжал. Так, что кузен буквально завыл от боли.

- Итак, Дадли, я обязан сообщить тебе крайне неприятное известие – время твоей беспредельной власти закончилось. – я смотрел ему прямо в глаза и с удивлением понимал, что он то как раз ничего не понимает. Ладно, придется разговаривать с ним иначе. Если что, в любой момент можно будет эту разъяснительную работу повторить. – Говоря проще, еще раз меня обидишь, попытаешься ударить, унизить, тронуть мою вещь, да просто чихнёшь в мою сторону – я сломаю тебе руку или ногу и больше ты вообще ничего без посторонней помощи сделать не сможешь, понял?

Он промычал что-то невразумительное. Я сильнее сжал взятую в захват конечность и он вскрикнул. Да, знаю, неприятные ощущения, но, к сожалению, до некоторых доходит только так.

- Я спрашиваю, ты меня понял?

- Да.

Он выкрикнул это, смотря на своих друзей.

Один из них сидел на земле с ужасом наблюдая за разыгравшейся перед ним картиной. Шок и потрясение. По сравнению с остальными отделался сравнительно легко. Да, мне нужен был свидетель, который бы своими глазами видел всё, с начала до конца и смог бы пересказать это дружкам, поселив в их дубовых головах мысль, что со мной им не тягаться… Второй лежал недалеко от него безвольной кучей. В принципе, довольно скоро должен начать приходить в себя. Голова будет болеть зверски… Ничего, зато запомнит надолго. Третий тоже стонал в противоположном конце переулка. Вот там могут быть и травмы, всё-таки об стену он ударился занятно… Но то что начал приходить в себя хорошо. Значит живой. Четвертый продолжал стоять, тря лицо руками и рыдал в три ручья, не способный остановиться. Естественно. Думаю, каждый из нас знает, как жжется кожа стоит только коснуться ее после того, как трогал красный перец, а тут его убойная доза попала прямо в глаза.

Да, им сильно досталось, но Дадли тревожило не это. Просто… Впервые за долгое время он чувствовал себя абсолютно беззащитным. Да, тяжело осознавать, что никто не пришел к тебе на помощь, особенно в тот момент, когда эта самая помощь требуется тебе позарез.

Лишь удостоверившись в том, что он понимает насколько я на самом деле сильнее его, я сказал:

- Хорошо.

Выпустил, одновременно толкнув вперёд и развернувшись, быстро зашагал прочь.

До заката еще оставалось много времени, так что мы с Маврос всё-таки дошли до парка и даже нашли там себе стратегически выгодное, любимое место. Там был замечательный обрыв с которого открывалась просто непередаваемая панорама города… А мы еще и влезли на один из густо растущих на нём дубов, устроившись в удобной развилке почти у самой верхушки. Там ствол расстраивался, образовывая нечто вроде удобного кресла. Вместо спинки можно было облокотиться на ствол, по бокам вместо перил шли ветви. Листва была настолько густой, что ни с низу, ни со стороны нас не было видно, даже если специально присматриваться, зато мы видели и слышали всех, еще задолго до их приближения.

К ужину я пришел вовремя. Угу, у меня сегодня впереди еще одно событие намечается…

Угу.

За всеми этими безобразиями я успел забыть о разнице между теми и этими Дурслями. Ничего, напомнили. Правда, как всегда это у меня происходит, грубо схватив за плечо и ударив головой о спинку дивана. Что ж, я тоже не тот Гарри и сдаваться, тем более зная, что меня ждет, не собирался…

Я откинулся вперёд и оттолкнулся коленом от стены, падая назад и сбивая с ног его. Естественно, мы упали на пол. Он снизу, я на него.

- Гадёныш. – заорал он, от боли выпустив меня.

Да, мужик он может и крепкий, но не воин. Те знают, сколько стоит такая ошибка.

Нет, я не бросился бежать, как сделал бы на моём месте любой нормальный ребёнок.

Одним стремительным движением я перевернулся, оказавшись с ним лицом к лицу. Но даже раньше, чем я закончил поворот, у его шеи оказалось лезвие тонкой, похожей на скальпель заточки.

- Дернешься – убью.

- Не сходи с ума, парень… - рассмеялся он, но чувствуя, как лезвие медленно погружается в кожу смеяться тут же перестал. – Ты этого не сделаешь.

- Хочешь проверить?

Он не ответил. Пытался найти ответ на вопрос, действительно ли я могу его убить. Он не верил, что мальчишка забитый и слабый может решиться на такое. Но мои глаза. Холодные равнодушные глаза убийцы, а главное нож у горла заставили его сомневаться в его уверенности.

- Знаешь, что самое прекрасное в том, что бы быть ребёнком? Детей до четырнадцати не судят и не сажают в тюрьму даже за особо тяжкие преступления… Знаешь что это значит? Я могу убить тебя прямо сейчас и мне за это ничего не будет. Более того, когда меня спросят «Зачем ты это сделал?» Я покажу им свою спину с оставшимися там шрамами и скажу, что ты опять хотел меня избить, как делал это все те годы которые я у вас жил, а я попытался просто защититься. Потом, естественно, меня обследует врач и выявит не только множество повреждений от сильных и регулярных побоев, но и следы неоднократного изнасилования. Дурсль, как ты думаешь, что будет десятилетнему мальчику за непредумышленное убийство дяди, который бил и насиловал его все эти годы? Естественно возникнет вопрос, а куда, собственно смотрела тётя… Как ты думаешь, сколько ей дадут? И подпадёт ли она под статью о растлении малолетних или её посадят за пособничество?

- Довольно! Что ты хочешь?

- От тебя? Ничего. Всё что мне нужно, я могу взять сам. Но и отпустить тебя просто так не могу, не оценишь, поэтому договоримся. До совершеннолетия я живу с вами, после ухожу и обещаю, ни ты и никто их твоих больше обо мне не услышит. Ты же не трогаешь меня все эти годы, сколько их там осталось? Не мешаешь мне и не интересуешься тем, что я делаю. Идёт?

- А если я откажусь?

- Тогда завтра я иду в полицейский участок и обо всём рассказываю полиции.

- Думаешь они тебя послушают?

- Уверен. Ты не дурак Дурсль. Ограниченный, самовлюблённый, самоуверенный среднестатистический англичанин, но не дурак. Ты прекрасно знаешь, что поверят они или нет, но в любом случае будут обязаны проверить и насколько у меня убедительные доказательства тоже. А еще, у тебя много врагов и они с удовольствием используют это неприглядное дело, что бы насолить тебе. В любом случае, главное – твоя репутация безупречного клерка пострадает. Можно сказать, ей прейдет конец…

- Хватит! Будь ты проклят!... Я согласен…

Вот и чудесно.

Я поднялся медленно, так, что бы в любой момент успеть вонзить в него лезвие.

- И помни Дурсль, я всегда держу слово, но в любой момент могу воплотить свою угрозу.

За спиной хлопнула дверь кладовки отсекая от Дурсля старшего. Я задвинул за собою засов и лишь после этого спрятал заточку и позволил себе упасть поверх одеяла.

Словно из неоткуда появилась Маврос.

«Тяжело?»

«Да.»

Я закинул руки за голову.

«А знаешь, что хуже всего? Я прекрасно знаю, что только что наделал кучу ошибок, но мне как-то пофиг… Хочется только лечь и спать…»

«Хочешь, я сделаю так, что он всё забудет?»

Я отрицательно покачал головой.

«Тогда, рано или поздно, всё это снова повториться и не факт что я смогу отбиться. Другого же способа заставить его держаться в рамках я не знаю, хотя… Можешь сделать так, что б он забыл об этом где-то до сентября, а потом вспомнил?»

«Могу, но какой в этом смысл?»

«Тогда сделай пожалуйста. И сделай так, что бы он в эти дни был тихим, покладистым и сосредоточился только на одном – на том, что бы я не получил ни одного письма, например… Смысл действительно есть, просто я не могу тебе всё объяснить…»

«Ну, кое что я и сама понимаю… Собираешься смыться в эту школу, святого, как там его?»

«Нет. Собираюсь смыться.. в другое место.»

«О! Мы бежим из дома?»

«Нет. Всё будет официально. Нам даже уже приглашение пришло. Только пока нам его не отдают.»

«Сбегать забрать? Заинтересовалась кошка.»

«Нет. Пока не надо.»

Маврос ушла, но отдохнуть мне, увы, не удалось. Казалось, только-только я задремал, как в дверь забарабанили. Я открыл, незаметно сжимая спрятанную в рукаве заточку. Угу. Ну кто бы еще это мог быть? Конечно же дядя Вернон…

- Где моё письмо. – с порога атаковал я его. – Кто мне его написал?

- Никто. Оно было адресовано тебе по ошибке.

Я еле сдержал насмешливый фырк. Не умеешь ты врать, дядя.

- Не было никаких ошибок. Там даже написано, что я живу в чулане.

- Тихо ты!!! – рявкнул он так, что с потолка рухнуло несколько пауков. Хотя лично на меня это не произвело никакого впечатления. Не знаком он еще с моей мамой. Вот она, как рявкнет… В общем, не впечатлило. – К стати, Гарри, на счет этого чулана… Мы с твое тётей тут подумали… Ты стал уже слишком большим и не можешь спать здесь. В общем, собирай вещи и перебирайся во вторую спальню Дадли…

- Зачем?

Угу. Так он мне и сказал, что в собственной спальне меня будет удобнее трахать.

- Не задавай вопросов! Собирай своё барахло и немедленно наверх!

Ладно…

Но с тобой дядя мы еще поговорим, потом.

В доме Дурслей было четыре спальни. Одна спальня тёти Петунии и дяди Вернона. Одна для гостей (в роли гостьи обычно выступала сестра дяди Вернона Мардж). Одна комната Дадли и вторая комната Дадли, в которой тот обычно хранил те вещи и игрушки, которые стали ему не нужны или пришли в негодность.

Ну что ж, к счастью, моих вещей здесь немного. Всего-то заветный рюкзачок с заначкой, несколько тряпок и постель. Зашел. Закрыл дверь. Спрятал под кроватью рюкзак и лёг спать.

«Мы переехали?» - удивилась Маврос.

«Да. Всё нормально. Только продолжай следить за рюкзаком. И разбуди меня пожалуйста завтра, часика в четыре.»

«Хорошо. А зачем?»

«Хочу устроить кое-кому большой сюрприз…»

На этой ноте я заснул и мне было абсолютно плевать на Дадли, который бушевал где-то там за спиной, и кричал:

- Это моя комната! Я не хочу что бы он там спал!!!
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 16:59 | Сообщение # 6
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 3.
There once was a boy named Harry
Destined To be a star
His parents were killed by Voldemort
Who gave him a lightning scar
--Yo, Harry, you`re wizard.
Гарри Поттер за 99 секунд

Маврос разбудила меня, как я и просил, ровно в четыре утра. Я одел старые ботинки Дадли, вышел из комнаты и стал спускаться вниз. Через несколько шагов глаза привыкли к темноте и я в подробностях видел почти так же хорошо как днём. И естественно, огромную, бесформенную кучу у входной двери я увидел тоже. Мистер Дурсль, как и ожидалось, улёгся спать у двери. Нет, в отличии от Гарри из книги, я не собирался перехватывать почтальона. Зачем? Я жду доброго дядю Хагрида и искренне надеюсь, что тут он окажется таким же, как в книжке. Я целенаправленно хочу насолить дяде Вернону.

Итак, подкрадываемся поближе… И со всего размаха прыгаем на него.

- Аа-а-а!!!... – орёт этот садист доморощенный.

А вот фиг ему, Маврос по моей просьбе зачаровала остальных членов этой семейки так, что их и пушка не разбудит.

Так что прыгаем. И раз, и два, и три… Ладно, пока хватит с него. Меру надо знать.

Я подскакиваю в воздух, а Маврос тем временем на несколько минут морозит его. Мы прячемся в комнате, он отмирает и начинает стонать, возмущаться и пытаться прейти в себя. Где-то через часик он опять ложится спать. А еще через полчасика мы с Маврос идём на второй заход.

И опять, тишина и полумрак лестницы. Бесформенная куча у двери. И…

Прыг-скок…

- Аа-а-а!!!

Прыг-скок…

- Аа-а-а!!!

Прыг-скок…

- Аа-а-а!!!

Ага!

Я – зайчик.

Прыг.

- Аа-а-а!!!

И в норку.

И снова мы с Маврос притворяемся спящими, пока он носится по дому. Где то через час он снова успокаивается, а еще через пол мы идём на третий заход.

Вдруг, у самой двери, Маврос останавливается.

«Он не спит.» - долетает до меня её мысль.

«Ладно.»

Ну, чего Дурсль претворяется спящим, понятно и Дадли. В засаде сидит… Что лучше, пусть караулит до утра ожидая, пока же прийдет «этот гад». При этом за все мои проделки пострадает наверняка тот, кто первым спустится с утра на кухню. Или всё же пойти на третий заход? Эх! Ладно… Просто не могу удержаться.

«Сделай так, что бы он прикорнул на время, но когда я начну прыгать, проснулся».

Моя киса прищурилась, но тут же пакостно улыбнулась. Ну говорят же, что домашние животные похожи на их хозяев. Вот и у меня кошка под стать мне самому. Характер такой же вредный. Ну, оно и к лучшему, потому что добрые и милые в нашем жестоком мире живут долго и счастливо лишь в одном случае. Если возле них постоянно находится злая бука вроде меня. Проверенно опытным путём.

Итак…

Я – мышка.

Тихо выхожу из комнаты и тенью крадусь к спящему у двери Дурслю. Тишина, полумрак лестницы, бесформенная куча на полу…

А теперь я зайчик.

Прыг-скок…

- Аа-а-а!!!

Прыг-скок…

- Аа-а-а!!!

Прыг-скок…

Заморозка. Я в своей комнате.

«А теперь снимай заклинание со всего дома.»

«Уверен?»

«Да.»

Миг тишины.

Первым, естественно, заголосил дядя Вернон чередуя крики и стоны с матом. На это действо тут же откликнулась тётя Петуния, поинтересовавшись из спальни:

- Вернон! Что, ради бога ты там делаешь?!

Слово за слово, как это обычно бывает… И началась семейная сора. С добрым утром, дорогие Дурсли. С добрым утром…

Естественно, закончилось всё тем, что супружеская чета помирилась. Мистер Дурсль разлёгся на диване в гостиной, обложившись подушками и душераздирающе постанывая. Миссис Дурсль отправилась наводить марафет и будить своего ненаглядного Дадлика. Меня же в спешном порядке разбудили и отправили готовить завтрак.

Ладно, дорогие дядя и тётя… Будет вам сегодня завтрак. Обещаю.

«Маврос, пробегись по дому и найди слабительное. Разрешаю даже одолжить его у соседей, но добудь обязательно.

«Ты что, хочешь подсыпать его им в омлет? Или в чай вместо сахара?» - с изрядной долей благоговения в голосе спросила Маврос.

Да, тёмные всегда с уважением относились к умению делать пакости, а Маврос, как ни как адская кошка. Это у неё в крови.

«Нет.» - С явным сожалением ответил я. - «Слишком палевно. Обязательно ведь на меня в первую очередь подумают. Сделаем иначе. Ты отправишься с Дурслем к нему в офис и уже там незаметно подсыплешь ему в кофе или что там он будет есть.»

«Ясно. С удовольствием. А ты?»

«А я останусь дома и придумаю пока еще и какую-нибудь пакость для Петунии…»

«Не переусердствуй. Помни, что ты будешь один и я не смогу в случае чего тебе помочь…»

«Не в первый раз. Справимся. Кстати…»

Я как раз успел накрыть стол. Жаренный омлет, бифштекс, гренки, джем, всё как положено в лучших американских традициях, когда в прихожей раздался знакомый шорох. Почтальон принес почту.

- Дадли, сходи принеси почту. – сказал мистер Дурсль.

Ну вот, началась привычная песенка.

- Пошлите за ней Гарри. – вторая партия…

- Дадли!

Да, у нас изменение репертуара. Семейка Дурслей вообще сегодня немного пришибленная. Ну, это понятно. Мало того, что старшие ждут появление почтальона с очередным письмом, как смертники приговора… Нет, они то книгу не читали, но предположить подобное и без всяких книг легко. А Дурсли, несмотря на всю свою оригинальность далеко не дураки. Иначе Вернон не смог бы стать главой фирмы и удержать в своих руках бразды правления, а Петуния не смогла бы так успешно шпионить за соседями и добывать на радость себе новые сплетни. Так еще и я им дополнительные проблемы устроил. Дядя Вернон вон, до сих пор от моей игры в зайчика отойти не может. А тёте Петунии и того больше досталось. Краска, которой или точнее в которой она красила мою новую форму оказалась особо стойкой. Нет, тётя не была бы женщиной, если бы не свела её. Пусть кожа у неё до сих пор остаётся красной, как у варёного рака, но она её смыла. А вот с волос та смываться никак не хотела, так что тётя за завтраком радовала нас алым оттенком кожи, серыми волосами, заплывшими глазами и распухшим носом. Что же касается Дадли, то тот вчера перенес целых два потрясения. Первое – когда я побил его с его дружками, о чем, к их чести, ребята никому не рассказали. Может они всё же не так безнадёжны как я думал? А второе, он вчера орал, ныл, плакал и устраивал сцены в своём любимом стиле на протяжении нескольких часов, но никто так и не вернул ему его вторую спальню.

Совершенно подавленный, Дадли отправился в прихожую, стуча по пути по всему, что попадалось на его пути. Надеюсь, он там ничего случайно не разобьёт… Впрочем, это не мои проблемы. Как на меня, то этот дом и без пары ваз или тарелок прекрасно обойдётся…

Через несколько минут из прихожей донёсся его вопль:

- Тут еще одно… Мистеру Г. Поттеру. Дом четыре по Тисовой улице. Самая маленькая спальня.

Дядя Вернон со сдавленным криком выскочил в прихожую. Да, не подумали Дурсли, что может случиться если их любимый Дадличек первым найдёт почту. Он ведь может вскрыть и прочитать злополучное письмо и узнать страшную семейную тайну.

Я метнулся следом за Дурслем. Ну не отказываться же мне от веселья, если подвернулась такая возможность.

Да, нужно признать, Дадли вырос мощным быком. Весь в отца. Так что, чтобы повалить его на землю, дяде Вернону пришлось навалиться на него всем телом. Я же, оттолкнувшись от пола стал прыгать на этой куче-мале, особо не разбираясь на кого попадаю. Мне ведь в отличии от этих двоих пофиг, кому оно достанется, я то знаю, что потом мне его принесёт добрый дядя Хагрид…

Да, особых усилий, что бы помешать Дурслю старшему я не прилагал. Ему и так пришлось изрядно постараться, что бы призвать нас с Дадли к порядку. Наконец-то ему удалось спихнуть нас с себя и заставить стать перед ним в относительно вменяемом состоянии. А вот у самого Вернона нервы были уже ни к черту.

- Ты! – рявкнул он на меня. – Иди в свой чулан! … То есть, я хотел сказать, в свою комнату и сиди там!

- Дадли! – рявкнул он уже на кузена. – Иди… Просто иди отсюда.

Ладно…

Я пошел наверх, переоделся, нашел на полке книжку с более или менее приличным содержимым. Проследил, что после семейного совета Дурсль уехал на работу и сам отправился на прогулку, покинув дом через окно. И что, что тут второй этаж? Я и не на такие горы забирался и не из таких слазил. Отправился я в парк, где и провел весь день на своём уже любимом месте. На дереве над пропастью.

Правда, где-то во время обеда вернулся домой и обнаружил Петунию, которая что-то высматривала за соседским забором. Угу. Ну, это понятно. Каждый человек после сильного стресса пытается как-то повысить себе настроение. И эта стерва поступила точно так же. Ну кто нам виноват, что у неё любимое занятие – следить за соседями, а потом рассказывать их секреты и просто гадости всем кому только можно?

За это, можно сказать, она и поплатилась. Сбегав на кухню, я одолжил там горсть грецких орехов, которые, прячясь за густой растительностью и подбросил ей под ноги. Вообще-то, что бы испортить Петунье всю малину было достаточно и простого, неурочного хруста под ногами. Но, среди горсти орехов попался такой, который не раскололся под её ножкой, и тётка улетела в кусты. Угу, а кусты то у Дурслей все колючие…

В общем, хотя на душе и было сладко от свершившейся мести, дома я решил до вечера не появляться. Так сказать, во избежание...

Вечер прошел спокойно. Дядя Вернон прочно занял «белого друга». Тётя Петуния выковыривала из разных мест колючки, а Дадли переживал крушение мира. Так что мы с Маврос ужинали одни. Она ограбила в городе суши-бар и притащила пару ящиков японской еды. Как она выразилась: "Дабы я смог распробовать эту божественную прелесть". Я же стырил из кладовки Дурслей бутылочку коллекционного вина. Не знаю, может обычные кошки и не пьют, но моей оно очень понравилось. Я рассказал как прошел мой день, она поведала, как на протяжении дня кормила дядю слабительным, не забыв пару раз сбегать в аптеку. Заснули мы хорошо, не забыв заныкать остатки роскоши и прикрыть их мороком.

Утро началось ожидаемо, но как-то лениво. Ожидаемо – потому что меня заставили готовить завтрак. Лениво – потому что мне, не поверите, было лень делать Дурслям гадости. Похмелье что ли? Ладно. А пока я готовил то же, что и вчера, принесли почту и теперь она покоилась за пазухой у дяди Вернона. Ну ну…

Ладно. Как говорили мои родные папа с мамой, хочется – не хочется, а есть такое слово «надо». И работу надо выполнять…

Даже из кухни наметанным глазом я видел среди пришедшей корреспонденции два пухлых желтых конверта с тёмно-зелеными чернилами…

- Я хочу…

Не успел я договорить, как Дурсль вытянул из за пазухи пришедшие письма и порвал их прямо у меня на глазах. Ну-ну…

«Что будем делать?» - спросила пришедшая Маврос.

«Ничего. Считай, мы их предупреждали. Дальше будет только хуже.»

Вообще-то, будь мне действительно нужно это письмо, я бы просто склеил одно из порванных. Но… Зачем напрягаться? Ведь в один прекрасный день, точнее ночь, мне привезёт моё добрый дядя Хагрид…

Этим днём Дурсль старший не поехал на работу как обычно. Он остался дома и намертво заколотил щель для писем.

- Видишь ли, Петуния. – объяснял он миссис Дурсль, пытаясь говорить одновременно сжимая во рту гвозди. – Если они не смогут доставлять свои письма, они просто сдадутся.

- Я не уверена что это поможет, Вернон. - отвечала она, прижимая руки к груди, как драматическая актриса из плохой пьесы.

- О, у этих людей странная логика Петунья. Они не такие, как мы с тобой…

По-моему логика была странной как раз таки у них. Нет, он что, действительно думает, что если в доме нет щели для писем, то туда нельзя передать почту? Лично меня, будь я почтальоном, этот факт бы не остановил… Впрочем… Чего это я? Это же Дурсли…

Мы с Маврос не вмешивались. Просто стояли в дверях ведущих в гостиную. Я оперевшись о косяк и держа в руках чашку чая, кошка у меня на плече. И наблюдали, как Дурсль заколачивает, точнее пытается заколотить гвоздь куском принесенного тётей Петунией фруктового кекса.

«Кажется, у него поехала крыша…» - поделилась со мной своими наблюдениями Маврос.

«Да», - согласился я. – «Довели мы их маленько…»

Что он делает что-то не так, до дяди Вернона дошло только после того, как кусок кекса в его руках разлетелся крошками по всей прихожей, оставив на руке липкую, сладкую начинку.

«Ладно. С этого дня на время прекращаем нашу партизанскую деятельность. Пакостить будем только по мелочи.»

«Будет скучно…» - заныла моя кошка.

«О! Не волнуйся. Уверяю тебя, тут будет весело даже без нас…»

И точно! В пятницу для меня принесли не меньше дюжины писем. Поскольку в щель для писем они не пролезли, что естественно, она же заколочена, их просунули под дверью, а несколько штук протолкнули сквозь маленькое окошко в туалете. И снова Дурсль остался дома. На этот раз он, что то бодро напевая и вздрагивая от любых посторонних звуков, заколотил все двери, так что никто не мог покинуть дом.

Мы с Маврос снова наблюдали за его работой, устроившись на этот раз на верхушке ведущих наверх перил.

«А нам всё равно!

А нам всё равно… (1.)» - передразнил я Дурсля на свой лад. Конечно, «песни про зайцев» этот тип не знал. Ну откуда ему, коренному англичанину быть знакомым с классикой советского кинематографа? Но зато песенка была явно в тему…

«Знаешь…» - протянула Маврос. – «Что-то не так у него с логикой. Если он все входы заколотит, как же они будут покидать дом?»

«Они – не знаю. А у нас с тобой всегда остаётся окно второго этажа.»

«Пушистый северный зверёк!!!...»

Ой! С этого дня начинаю следить за своей речью. Это выражение она точно подхватила от меня…

«И долго они так?»

«Думаю, просидят они здесь до воскресенья…»

«А потом терпение лопнет?»

«Нет. А потом их достанут и мы отправимся в путешествие.»

«Какое путешествие?» - удивленно насторожила она уши.

«Увидишь…»

Так или иначе, мы с Маврос сидеть взаперти не стали и когда наступила ночь, и наши устроились спать, отправились гулять по району. Нет, ничего особенного с нами не произошло. Попугали местную шпану, пару раз подрались… Закончилась эта прогулка в парке, где мы встретили на нашем дереве рассвет…

Сегодня была суббота и до Дурслей начало доходить, что ситуация вышла из под контроля. Хотя… Я то знаю, что на самом деле она никогда под их контролем и не была.

Ну что? Мы с Маврос занятно повеселились наблюдая, как тётя Петуния общается с молочником. Тот в шоке, что все двери в доме заколочены, она пытается держать хорошую мину при плохой игре и делать вид, что так и надо… Честно, я бы на его месте позвонила в психушку…

Впрочем, как любил говорить папа:

«Личные предпочтения – личными предпочтениями, а деньги – деньгами».

Так что они договорились. Он передал ей через окно в гостиной с два десятка яиц, она отдала ему деньги…

А потом были панические вопли, потому что в яйцах обнаружились свёрнутые трубочкой письма. Да, да!!!... Те самые письма для меня, в желтых конвертах. Целых двадцать четыре штуки!

В общем, мы с Маврос обложившись сушами и стибрив еще одну бутылку вина, снова оккупировали лестницу и весело переговариваясь наблюдали, как тётя Петуния перемалывает их в кухонном комбайне, а дядя Вернон обзванивает всех кого только можно: почту, молочный магазин, ища, кому бы пожаловаться.

«Гулять» мы вечером не пошли, хотя Маврос и очень настаивала. Увы, нам нужно было отдохнуть, потому что если всё пойдёт, как шло до этого, то завтра у Дурслей окончательно сдадут нервы и мы поедем в путешествие…

Сегодня, а на дворе было воскресенье, за завтраком дядя Вернон просто сиял. Да, он выглядел утомлённым, потрёпанным, побитым как собака, но в то же время довольным, как объевшийся сметаны кот.

- По воскресеньям – никакой почты. – заявил он нам, как только вся семья собралась за столом.

– По воскресеньям не приносят почту…

Эта фраза так ему понравилась, что он постоянно её повторял на разный лад, намазывая джемом свою газету.

«Он собирается её есть?» - с интересом спросила у меня Маврос.

Да, кошка у меня любопытная, хотя необычными гастрономическими пристрастиями её не удивить. Они там в Аду, небось и не такое едят.

«Думаю он просто так рад тому, что сегодня не приносят почту, что от радости не совсем понимает или не замечает что делает». – объяснил я ей, на всякий случай еще раз проверив, что я в отличии от дяди намазываю втихаря стибренное масло на хлеб, а не куда попало.

Но кошку уже заинтересовал другой вопрос.

«Если сегодня не принесут письма, то мы не поедем в путешествие?»

«Не хочу загадывать наперед.» - ответил я ей, - «Но думаю, что их принесут.»

«Как? Ведь сегодня почта не работает.»

«А ты думаешь, их приносила обычная почта?»

«А разве нет?» удивилась она.

«Неа.» мне сегодня тоже было весело.

«А кто?»

Ответить я не успел. В этот момент что-то засвистело в дымоходе и из камина посыпались письма. Конечно же, по вселенским законам физики, падали они куда попало в хаотическом порядке. Но, по всепроникающему закону подлости, первый же из них ударил дядю Вернона в затылок. Еще штук десять устремились в сторону Дадли и Петунии, но те инстинктивно успели пригнуться и спрятались под столом.

«Как?!!!» - ошеломленно спросила Маврос. – «Откуда столько?»

«Совам, которые их всё это время и приносили пофиг какой сегодня день недели. Им что воскресенье, что понедельник, что пятница… Главное - у них есть задание. А еще они знают, что по возращении, после выполнения этого задания их ждет награда... Так что бедный Дурсль… И да, раз есть такая возможность… Танцуем!»

Я принялся подпрыгивать, делая вид, что пытаюсь поймать хотя бы одно письмо. На самом деле я просто дурачился. На душе было необычайно светло и весело… Знаете, как чувствует себя маленький ребёнок во время снегопада. Того самого, первого долгожданного снегопада… Только у меня вместо снежинок были письма.

- Вон! Вон!!!

Наконец-то дядя Вернон смог меня поймать и выкинул в прихожую, как котёнка. Конечно, приземлился я нормально, не в первый раз вперед головой летаю… Но он мне еще за это заплатит. Чисто из принципа.

Сразу за мной из гостиной выбежали в обнимку Дадли и Петуния, прикрывая руками лица и головы. Ну, это они на мой взгляд даром. Да, бумажным листком тоже можно убить, но в этом случае как раз наоборот используется кромка… Наконец, «поле боя» покинул сам Дядя Вернон, красный как помидор и злой, как черт.

- Ну всё! – сказал он тяжело дыша. – Через пять минут я жду вас здесь готовыми к отъезду. Мы уезжаем, так что быстро соберите необходимые вещи – и никаких возражений!

Спорить с ним никто не стал. Домашние и так были запуганы, я, по понятным причинам тоже, мне эта поездка только на руку, а Маврос вообще прыгала, чуть ли не до потолка и без перерыва напевала:

«Мы едем, едем, едем…
В далекие края,
Где белые медведи –
Наши лучшие друзья»
«Мы едем и в дороге,
Мы песенку поём,
А в песенке поётся,
Про то, как мы живём». – поддержал я её начинание.

А что? У меня сегодня хорошее настроение. Меня прёт, проще говоря.

Собрались мы быстро. Хотя, что там нам собирать? Всё готово заранее. Забрать рюкзак в котором спрятаны деньги и провизия, запихать туда же ветровку и все дела.

По лестнице мы спускались чуть ли не вприпрыжку. Наверное со стороны это выглядело забавно. Впереди Маврос, вся такая-растакая, покачивающая из стороны в сторону головой и хвостом, а следом я и при этом напеваем:

«Тра-та-та! Тра-та-та!
Мы везём с собой кота…
Чижика – собаку, Дурсля – забияку,
Обезьяну, попугая, вот компания какая.
Вот, компания какая…» (2.)

Естественно, в холе мне пришлось поумерить своё веселье и сделать вид, что я очень расстроен, но вот Маврис утихомириваться не собиралась и вовсю вилась и вертелась у всех под ногами…

Через десять минут Дурсль торжественно взломал входную дверь и машина рванула в сторону скоростного шоссе. Настроение в кабине было разным. Дурсль на переднем сидении сосредоточенно вёл, постоянно подозрительно оглядываясь, миссис Дурсль испуганно сидела вжавшись в сидение и сложив руки на коленях, как примерная школьница. Дадли дулся, потому что отец отвесил ему затрещину за то, что он долго возился, а он «всего-то и пытался втиснуть в сумку телевизор, видеомагнитофон и компьютер.» Угу, очень нужные вещи…

А мне было хорошо. Когда занимаешься заказными убийствами, вообще, по роду деятельности много путешествуешь. Наверное, именно эти поездки приучили меня спокойно относиться к длительным и утомительным путешествиям. Хотя это путешествие утомительным никак нельзя было назвать. Сидим себе на мягких сиденьях, пейзажами любуемся… Да, поездка в машине это не марш-бросок в сто километров через горы или пустыню. А что же до интересного… Интересное можно найти везде. Пейзажи не бывают однообразными. В городах разные дома, в лесу – деревья, в полях – цветы и растения…

И кошка у меня тоже оказалась заядлой путешественницей. Она села у окна и чуть ли не вцепилась в него когтями. Морда крутится на все триста шестьдесят градусов, шерсть дыбом, уши торчком и глаза горят как два фонаря… В общем, картина маслом. Правда через некоторое время она пришла в себя и во всю принялась задавать вопросы.

Так и прошел день. Мы беседовали с Маврос, Дадли - дулся, Петуния – нервничала, Вернон - вел машину.

Несколько раз он делал крутой вираж, меняя направление на сто восемьдесят градусов.

- Сбить их со следа. Сбить их со следа. – бормотал он при этом каждый раз.

Лично у меня все его маневры вызывали только усмешку. Но ни давать советы, ни комментировать я не стал. Обойдётся. Тем более, что его успех мне не на руку.

Небо постепенно окрашивалось в тёмные тона. Начинало темнеть. И чем ближе становилась ночь, тем сильнее Дадли скулил. Он жаловался на всё на свете. Что устал, что голоден, что пропустил пять телевизионных программ которые собирался просмотреть, что никогда не делал таких долгих перерывав между сражениями с монстрами…

И естественно, его нытьё донельзя веселило нас с Маврос.

На ночь мы остановились в номере гостиницы на окраине большого города. Ну что можно сказать о ней? Гостиница была паршивой. Из тех, в которые приличный человек и зайти постесняется. Здание явно нуждалось в ремонте, да и, честно говоря, и в уходе.

- Вернон. – неуверенно протянула тётя Петуния. – Мне здесь не нравиться.

- Петунья, это отличное место. Нас никто не станет здесь искать. – ответил ей дядя Вернон, ведя её наверх.

Следом за ними поплелись и мы с Дадли. Ему, судя по всему, было всё равно. Что с ним? Где он? Что с ним происходит? Он просто хотел спать. Зато вот Маврос заинтересовалась…

«Что? Действительно никто не найдёт?»

«Не совсем.» - принялся объяснять я любопытной кошке. – «Да, назвать это заведение «приличным» язык не поворачивался, но и до «притона» ему очень далеко. В таких местах обычно останавливаются либо те, у кого проблемы с деньгами, либо те, кто плохо знает город и просто не смог найти более приличное место. Конечно, «всякого сброда» здесь хватает. Да, многие из местных не откажутся поживиться за наш счет… Теперь о том, что они реально могут с нами сделать. Лично нам с тобой, как ты понимаешь, ничего. Мы с тобой просто нереально круты и кроме широких возможностей у меня еще и опыт в подобных делах имеется. Только не зазнавайся, потому что на самом деле на свете есть много людей, рядом с которыми мы беспомощные котята. Только они по подобным заведениям обычно не ходят, а если и попадают, то до нас им не будет никакого дела пока дорогу не перейдём. Людей тут немного, но и среди них, конечно, пакостников много попадается. И вред они нам, конечно, могут принести. Не в прямом столкновении, но стукнуть кому не надо – могут. И наверняка стукнули бы, только на нас стучать некому… В общем, нам тут ничего не угрожает, но на месте Дурсля я бы поступил иначе.»

«А что бы ты делал?»

«Если бы оказался в такой ситуации, в какой, как он думает, он оказался обладая при этом его возможностями? Во первых, избавился бы от балласта отправив семью за границу. Якобы на курорт, но при пересадке в аэропорту, согласно моим инструкциям, они бы не сели в другой самолёт, а пересели бы на поезд и уехали бы в третью страну. Я же в это время перебил бы всех врагов, спихнул бы вину на кого-нибудь третьего, впутанного в это дело или заинтересованного. Вот и всё. Что же до того, где останавливался… Нигде. Вообще постарался бы не приближаться ни к городам, ни к людям. Там где есть люди – всегда есть глаза и уши. Сейчас тепло, можно и на улице поспать, где-нибудь в лесу. Да и зимой можно было бы, если что спать в машине… А провиантом запастись заранее.»

«Аа-а-а…»

Задать очередной вопрос она не успела. Хотя постояльцев здесь было действительно мало, а наш номер находился на первом этаже под обнадеживающим номером одинадцать, но спокойно мы до него не дошли.

Неожиданно идущие впереди мистер и миссис Дурсль замерли посреди коридора памятниками самим себе. Мы с Маврос быстренько их оббежали и как раз успели увидеть, как исчезает в норке гордо марширующая по коридору мышь. Большая такая… Толстая, откормленная, с длинным, толстым хвостом. В общем красавица.

- Ну чего застыли посреди коридора! – толкнул их в спину идущий как раз за ними мужик.

Высокий, широкий, в неопрятной одежде с запахом перегара и неприятным лицом, заросшим густой бородой. В общем с довольно неприятной внешностью, но безвредный, это я понял сразу. У каждого воина, да и вообще опытного человека есть некоторое чувство, благодаря которому он чувствует опасность. Так вот, от этого человека её не исходило.

- Крыса. – прошептала бледная, как мел миссис Дурсль.

- Аа-а-а… - понял он. – Не обращайте внимания. Их тут много бегает…

От такой откровенности тёте стало дурно, но разразиться истерике не дал мистер Дурсль, впихнувший её в наш номер. Его скудная обстановка, мусор под кроватью, сырое постельное бельё и сквозняки, конечно же ей не понравились, но добила её стайка тараканов пугливо разбежавшихся, когда она вошла в спальню…
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 17:00 | Сообщение # 7
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
В общем, весь вечер Вернон утешал жену, а мы с Дадли прятались в гостиной. Спать легли как предписывалось. Мистер Дурсль с миссис Дурсль в одной комнате, мы с Дадли во второй. И естественно, поужинать они и не подумали. Впрочем, думаю им было не до этого. Что ж, хозяин барин. Мы с Маврос без малейших угрызений совести их усыпили и сели ужинать. Я – чипсы с лимонадом, она – рыбные консервы…

«Сегодня был хороший день.» - заявила мне кошка, свернувшись клубочком у меня под брюхом, когда мы уже лежали в кровати.

«Да. – согласился я. – Впрочем, у нас с тобой пока все дни замечательные.»

«Значит завтра будет такой же?»

«Еще лучше». – пообещал я, целуя ее в лоб. – Спи.»

Следующее утро выдалось ярким и солнечным. Я проснулся в прекрасном расположении духа, от того, что солнечный луч проникший ко мне в окно ослепил мне глаза. Этот луч словно проник ко мне в душу, настолько светлым у меня было настроение. И у мистера Дурсля тоже.

- Больше никаких писем… - без устали повторял он себе под нос. – Больше никаких писем.

Настроение у него было настолько хорошим, что он решил, что мы можем себе позволить позавтракать в общем зале.

Настроение у Дадли и Петунии было далеко не таким радужным. Они привыкли жить в комфорте и после ночевки на местных кроватях у них болело всё тело. Но, возражать Вернону, особенно по поводу завтрака они не стали.

Завтрак, честно говоря, был отвратительным. Слегка заплесневелые хлопья, поджаренный хлеб и кислые помидоры… Нет, я конечно не привередливый, жизнь в постоянных разъездах, тем более с моим отцом не позволяла особо разбаловаться. Иногда и голодать неделями приходилось и есть всякую гадость, вроде змей и жуков… Но подавать посетителям подобную дрянь… Такого не позволяет себе даже Ной, огромный, покрытый шрамами негр, в заведение которого обычно приходили не приятно провести время, а «поговорить», не позволял себе такого. Травить гостей несвежими продуктами! Нет, просто оставить это без внимания никак нельзя.

«Маврос, пока мы тут заняты проинспектируй кабинет местного начальства и кладовки. Разрешаю стащить деньги и что-нибудь вкусненькое, наши вкусы ты знаешь… Только осторожно.»

«Уже ушла.» - довольно мотнула хвостом на прощание черная вредина.

Я же еще раз оглядел предложенные продукты, решая, что из них наиболее безопасно. К счастью, окончательный выбор мне сделать так и не пришлось. К нашему столику подошла женщина, которая, как мне помниться, регистрировала нас когда мы приехали.

- Я извиняюсь, - вежливо произнесла она. – Но нет ли среди вас мистера Г. Д. Поттера? Для него тут письма принесли, целую сотню. Они там у меня, у стойки портье.

И она небрежным жестом протянула нам конверт. До боли родной и знакомый конверт из желтого пергамента, на котором зелёными чернилами было написано:

«Мистеру Г. Поттеру, город Коукворт, гостиница «У железной дороги», комната 11.»

Честное слово, я чуть не прослезился! Родное моё! А вот Дурсли моего восторга не разделяли. Они застыли живыми памятниками самим себе, только бледными, как стенка.

Мндам… Нужно привести их в порядок. Благо, способ был мне давно известен.

И действительно, стоило мне протянуть руку, к конверту, как они тут же ожили. Дядя Вернон стукнул меня по конечности и сказал, обращаясь к женщине.

- Я их заберу.

Ну, подожди у меня Дурсль! За это ты еще мне ответишь! Конспирация – конспирацией, но издеваться над собой я не позволю! У меня тоже гордость и честь имеются!

Дальше, как и предполагалось, сразу после возвращения Дурсля старшего мы уехали.

- Дорогой, не лучше ли нам будет вернуться? – робко поинтересовалась тетя Петуния.

Мы ехали как и в прошлый раз, понятия не имея куда. Только в этот раз маразм под названием «шпионские игры» крепчал и увеличивался. Теперь мы не только ездили по непонятной траектории, но и останавливались непонятно где. То посреди леса, то поля, то пустынной автостоянки… При этом Вернон вылезал из машины (остальным покидать салон категорически запрещалось) и оглядывался вокруг. И что он хотел увидеть? Если бы его вели даже обыкновенные, но хорошо обученные люди, слежки бы он не заметил, что уж говорить о магах? В общем, вскоре я сдался и лёг спать, скомандовав Маврос, что бы разбудил когда мы остановимся у берега океана. И уточнил, на всякий случай, что в этот раз Вернон должен будет куда-то уйти, заперев нас в машине.

Вообще-то, спать в машинах, по крайней мере во время езды, я не люблю и делаю это только в самых крайних случаях. Потому что в боевых условиях это равноценно смерти. Раньше команду об этом мне давал отец. Сегодня я сам заставил себя это сделать, потому что знал, что у меня будет тяжелый день и раньше полуночи спать не лягу…

Разбудили меня довольно скоро. И в этот раз всё тело болело уже у меня. Но настроения это не испортило.

- Дорогой, не лучше ли нам вернуться? – спросила тётя Петуния.

Мистер Дурсль оставил её вопрос без внимания. Лишь запер нас внутри автомобиля и приказав никуда не уходить, удалился в неизвестном направлении.

- Папа сошел с ума, да, мам? – как-то очень просто и необычно серьезно спросил Дадли.

В ответ она сильнее прогладила его по голове, и принялась всячески утешать.

Мы с кошкой, понятное дело, сидеть весь день в машине не собирались.

«Маврос…»

Даже продолжать не понадобилось. Она тут же навела на них сон и они осели в своих сидениях. Мы же отперли машину, выбрались наружу и отправились плескаться в тёплых водах моря. Да… Море… Здесь оно было особым. Чистое, серое, с огромными волнами, которые то и дело набегали на берег.

«Какое-то оно подозрительное…» - недоверчиво протянула Маврос.

Я даже улыбнулся. Кошка – она и есть кошка, пусть и демоническая. И к воде, естественно, относиться с подозрением.

«Всё нормально. Просто вечером будет буря, а это так, предвестники. Но это даже к лучшему.»

«Почему?»

«Потому что перед бурей море всегда тёплое.»

Я разделся, и вошел в воду. Как я и думал, она была тёплой. Кайф!

В общем, почти целый день мы плескались в тёплой водичке. Именно мы, потому что я умудрился пристрастить к этому и Маврос. Пообедали здесь же, на песочке. Киса умудрилась утащить из той гостиницы пиццу, пару шоколадок и набор суши. Да, первые два продукта входят в список моих любимых, а лимонад – это вообще слабость. Мне его в детстве давали только по праздникам, так что теперь, если вижу – удержаться не могу. А демоническая кошка конкретно подсела на этот японский фаст-фуд. Она и так рыбно – молочные продукты обожает, а уж в такой изысканной комплектации…

Ближе к заходу солнца явился дядя Вернон. Заранее заметив его приближение мы залезли обратно в машину и сделали вид, что всё это время мы тут и седели.

- Сегодня понедельник. – жалобно начал ныть Дадли. – Сегодня вечером показывают шоу великого Умберто. Я хочу, что бы мы остановились где-нибудь, где есть телевизор.

Угу. Понедельник. А значит что? Значит завтра у меня день рождения. А сегодня вечером…

Я мысленно скрестил пальцы.

Боги, Демоны и кто там еще, пожалуйста, сделайте так, что бы всё пошло по плану, потому что если нет…

Эх…

Нужно было, пока была возможность, стырить и заныкать пару писем. Тогда бы я мог отправить ответ сам. А так… Ладно, что-нибудь придумаем. Всё равно, без заветного ключика не видать мне денег, как своих ушей, а без денег…

Ладно, как говориться: «Война план покажет».

Подождём до послезавтра, а там посмотрим. Если не будет письма… Отправлю Маврос за консультацией и дальнейшими инструкциями к знакомому демону, а там посмотрим по поступившей ситуации. В конце концов свой бонус, в виде второго шанса в привлекательном, пусть и мужском (к этому я уже привык) теле, я получу в любом случае. В конце-то концов, кому из нас это больше надо?

Когда мистер Дурсль вернулся к машине, на его лице играла мечтательная улыбка, а в руках был «непонятный» свёрток. Ну, это может для неопытных посторонних непонятный, а я с первого взгляда заметил до боли знакомые и родные сердцу изгибы. Как и было сказано в книге – ружьё. Охотничье. Модель я конечно не назову… Но характеристики примерно понятны. Скорее всего дробовик, один, максимум два выстрела… неплохо, хотя… Я бы на его месте всё-таки взял автомат. Для человека который не умеет стрелять, автоматическое оружие – самое то. Хоть одна пуля, да попадёт. А если для себя…

Эх…

«Кровавая роза». Пистолет. Мужская модель, сделанная под женскую руку. Довольно большая для пистолета и тяжелая, но эта тяжесть уже успокаивает и придаёт уверенности. И это за столько-то лет… Патроны под заказ, но двадцать выстрелов за раз без перезарядки.

Эх…

Жаль только, что он мне уже не доступен.

Ну…

По крайней мере пока…

Поэтому только ножи и заточки, пока не доберусь до своих родных, привычных и любимых. Своим я не изменяю - это есть честь и гордость воина. Тем более, что за столько лет они стали мне не просто инструментами или защитниками, а настоящими друзьями и товарищами. Самыми любимыми, самыми дорогими и самыми близкими. Теми, кто никогда не предаст. Да, пусть девиз моего родного клана, да и вообще семьи и каждого её представителя:

Предай их всех, останься верен себе.

Меня воспитывала, по крайней мере прививала моральные ценности, мама и её семья и друзей я не предаю. Никогда, ни за что и не смотря ни на что.

- Я нашел превосходное место! – вывел меня из своих мыслей дядя Вернон. – Пошли! Все вон из машины!

На улице значительно похолодало. Ясное, голубое небо затянули серые дождевые тучи, а с моря подул пронзительный, холодный ветер. Хорошая погода… А когда начнется дождь – будет еще лучше….

Обожаю дождь.

И низкие грозовые облака и тихий, или не очень тихий, ворчливый и угрожающий рокот грома. И ослепительные всполохи молний. И сизая дымка тумана или лёгкой дождевой мороси, благодаря которой почти ничего не видно. А уж когда пойдёт дождь… Люблю дождь. И лёгкую моросль, которую иначе, как пародией не назовёшь и сплошные потоки с неба. Они чудесно маскируют и смывают все следы.

Люблю дождь…

А вот Дурсли моего восторга не разделяли. Петуния и Дадли боязливо жались друг к другу и смотрели на главу семейства, как на опасного умалишенного. А уж когда он ткнул пальцем в предполагаемое «превосходное место»… Маленькая хижина, стоящая на вершине скалы небольшим островком возвышающимся посредине моря.

- Сегодня вечером обещают шторм! – радуясь словно ребёнок, хлопнул в ладоши дядя Вернон, не замечая «восторга» остальных членов семьи. – А этот джентльмен любезно согласился одолжить нам свою лодку.

Указал он на семенящего к нам белозубого старика, который в свою очередь злорадно ухмылялся, показывая на убогую с виду лодку стоящую на камнях сбоку. И как в этом царстве серых скал мы с Маврос умудрились отыскать бухточку с песчаным пляжем?

- Я уже запасся кое-какой провизией, так что - все на борт!

Мы стащили её на волны, погрузились в водоплавающую посудину и дядя Вернон налег на вёсла. Чем дальше мы отплывали от берега, тем свежее становилось. Ну, это в моём понимании «свежее». Я то в основном в регионе бывших стран СССР рос, как раз таки на севере России, Украины, Белоруссии, а там зимой морозы в районе двадцати – тридцати – сорока градусов держатся, снегопады каждый день, если не ночь и сугробы выше колен. А уж после зимы в Канаде, в полевых условиях, вроде ночевки в палатках и питания одной дичью. И марш – броска через зимнюю Тайгу… В общем, для меня эта температура действительно свежая и слегка прохладная. А вот для комнатных, домашних Дурслей становилось действительно холодно. Очень холодно… Петуния с Дадли жались друг к другу, словно два воробушка.

Только Вернону всё было нипочем. Он довёз нас до острова, вытащил лодку туда, где её не могли достать волны и заскакал серым козликом вверх по камням, к домику на вершине скалы.

Кстати, о домике. Лично мне он очень понравился. Напомнил мне мою собственную дачу, которую мы с дедушкой своими руками построили. Два этажа. Каменные стены, деревянные перекрытия, лестница на второй этаж. Никаких обоев, никакой штукатурки. Только камин и старая мебель. Только у нас были проведены электричество и газ, находился он в роскошном, точнее изрядно заросшем, густом саду, а во дворе был колодец. Хотя… Воды тут как раз таки дофига. А еще вместо камина у нас была печь, которая действительно грела, да и перекрытия были не такими прогнившими. А так… Прям дом родной.

Красота…

Дурсли же моего восторга не разделяли. Какой телевизор? Какие вообще блага цивилизации?

В общем, остаток дня я с удовольствием наблюдал, как Дурсли шевелятся, пытаясь согреться. А уж когда мы увидели приобретенную Верноном провизию… Два пакетика чипсов и четыре банана. И это на четыре человека. Ну ну…

Да уж, как говорила мама: «Вот что бывает, если доверить хозяйство мужчине». Хотя провизию для наших экспедиций всегда закупал именно папа. И делал это безукоризненно. Да, просто. В основном крупы и консервы, соль и специи, хлеб. Ну и по ходу дела рыба, мясо, картошечка… Если было где достать. И вот такого безобразия у него не могло бы произойти никогда. Он то точно знал, сколько и чего может и должен есть взрослый, полноценный мужчина.

Когда же он принялся жечь оставшиеся после этого, с позволения сказать, «ужина», пакетики чипсов в камине. Я еле сдерживался, что бы не хихикать, уж очень забавно выглядел дядя Вернон пытающийся сжечь в камине пакетики из под чипсов и недоумевающий, почему они не хотят гореть. У меня только один вопрос, это у него отсутствие бытового опыта или недостаток образования западных вузов? Для тех, кто тоже не понял, в чем здесь дело, объясняю. Эти пакетики, как собственно и большинство продуктовых упаковок, делают из целлофана, а он от огня не горит, а плавится, как собственно и любой материал в основе которого полимеры.

В конце концов, мне надоело смотреть на эту трагикомедию и я отправился на улицу.

Тут бушевал шторм. Было темно. То ли потому, что наконец то наступила ночь, то ли из-за низко нависших облаков. Больших, разлапистых, насыщенного, даже не серого, а тёмно синего, почти черного цвета. Оно рычало и грохотало, словно бы там, вверху, занимались выяснением отношений стаи особо свирепых волков. Или даже драконов, если судить по то и дело сверкающих там, в верху, огненных языках. А внизу простиралась такая же тёмная бездна. Черная, глубокая, только в этот раз состоящая не из туч, а из морской пучины. И поднимающиеся из неё гигантские волны то и дело наскакивали на утёс. Порою создавалось ощущение, что очередная волна вот-вот поглотит стоящую на их пути скалу. Я стал у самого обрыва и закрыл глаза, чувствуя как холодный и сильный, просто ураганный ветер наскакивает на меня, пытаясь сбить с ног и унести прочь, подобно листику с дерева. Холодный бисер морских капель осел на мне тонкой моросью. Я облизнул губы. Знаю что зря, но… Солёные.

- Ну что ты тут застыл? – недовольно поинтересовалась подошедшая Маврос.

Я невольно улыбнулся. Кошка и есть кошка.

- Да так, любуюсь… Наслаждаюсь…

- Это чем же здесь наслаждаться? – поинтересовалась она, невольно вздыбливая шерсть и выгибая спину.

Я нагнулся и поднял на руки свою любимицу, поцеловал в мокрый лоб и прижал к себе, спрятав под куртку. Демоническая – не демоническая, а кошка. А кошки воду не любят. Им влага скорее во вред, чем во благо. Еще простудится и заболеет… Но вместо прямого ответа почему-то затянул:

Надо мною – тишина,
Небо полное дождя,
Дождь проходит сквозь меня,
Но боли больше нет.
Под холодный шепот звёзд
Мы сожгли последний мост,
И всё в бездну сорвалось,
Свободным стану я
От зла и от добра,
Моя душа была на лезвии ножа… (3.)

Я замолчал, продолжая прижимать к себе кошку.

«Знаешь, Маврос, это довольно сложно объяснить. Это вообще объяснить невозможно, так что… Пошли спать.»

«Согласна." - охотно согласилась та. - "Там нет ветра и на голову не капает."

«Эти жлобы конечно выделили нам самое худшее место, можно сказать, на коврике, но я смогу сделать так, что тебе будет тепло, а им придется всю ночь мёрзнуть.»

«Ну не всю…»

«То есть?»

«То есть, приключения на сегодня еще не закончены, милая.»

Мы вернулись обратно. Спать легли согласно заранее купленным билетам. Мистер и миссис Дурсли – наверху в спальне на слегка продавленной, двуспальной кровати. Дадли тётя Петуния устроила лежбище в углу на проеденной молью софе, заботливо укрыв при этом всеми найденными одеялами. Мне же действительно удалось улечься на коврик, укрывшись самым тонким и дырявым одеялом. Впрочем, мы с Маврос не скучали, играя в крестики нолики, рисуя их на донельзя пыльном полу домика. Потом просто рисовали узоры. А потом я задумался. Точнее, на меня напал мандраж.

Помнится, Гарри тоже не спал в эту ночь. Лежал в темноте, и думал обо всём на свете. О письмах и о том, кто их присылает. О Дурслях и своей жизни. И о том что завтра у него день рождения… Впрочем, последнее у нас было общим. Завтра мне, да, теперь уже мне исполняется одиннадцать лет. И в отличии от него я точно знаю, что сегодня решается моя судьба. Именно сегодня должен прийти добрый дядя Хагрид и наша жизнь изменится. Хогвартс. Великолепный замок, являющийся на самом деле магической школой. Волшебство, приключения, друзья… Раньше у меня никогда не было друзей. А теперь появится целая куча. Рон, Гермиона… А еще Невилл и Полумна, Фред и Джордж, Джинни и Перси… А что же до проблем…

Люди бывают разными. Многим конечно нравится сытая спокойная жизнь, но видно у меня поврежденная психика (и я даже знаю что, где, когда и как её повредило). Я люблю бурю. Для меня подвешенное состояние хаоса, когда не знаешь, где будешь спать, что будешь есть и за твоей головой охотятся все, кому не лень, а смерть ласково обнимает, дыша в такт моему сердцу - смысл жизни. И если мне долго не выпадает хорошей доли адреналина и приключений, я сам начинаю их искать на свою голову и прочие части тела.

Я посмотрел на часы. Рука Дадли во сне вылезла из под одеяла и сейчас свисала вниз. Так что циферблат светящихся в темноте часов находился прямо напротив моего лица.

Пять минут до полуночи.

Я лежал, до боли вслушиваясь в бушующий за стенами домика шторм. Где-то была течь и я слышал, как падают капли, стуча по дереву.

Четыре…

Три…

Два…

Один…

И тут дверь, преграждающая вход в домик, слетела с петель от одного мощного удара.

Ес!!!...

---------------------------------------------------------------------------------
1. «Песня про зайцев». Из фильма «Брилиантовая рука»
2. Детская песенка. Автор не известен.
3. Кипелов Валерий «Я свободен».
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 17:03 | Сообщение # 8
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 4.
Ночь рыдает и колдует
За открытым окном.
Тот, кого бояться люди,
Постучался в твой дом.
Канцлер Ги «Тот, кого боятся люди».

БУМ!

Дверь преграждающая вход в домик упала на пол, слетев от одного мощного удара.

Ес!!!...

Я мысленно исполнил танец победы, состоящий из смеси элементов хип-хопа, боевых приёмов, танца живота и самбы.

Хагрид! Родненький! Добрался-таки!

Но вместе с упавшей дверью проснулись Дурсли и началась суета.

- Где пушка?! – испуганно спросил Дадли, с глупым видом усевшись на кровати.

Вниз, со второго этажа спускались дядя Вернон и тётя Петуния. При этом выглядели они довольно забавно. Потому что мистер Дурсль перебирался медленно, сжимая в руках охотничье ружьё. Угу. Модель из разряда МЦ, если я не ошибаюсь. А тётя Петуния медленно семенила за ним, судорожно вцепившись в плечи мужа и умудряясь при этом одновременно боязливо съеживаться и любопытно вытягивать вперёд голову на тонкой, длинной шее.

Я же просто с восхищением и умилением смотрел на лежащую посредине комнаты дверь.

Моя прелесть!!!...

Затем перевел взгляд вверх, на дверной проём и снова застыл, на этот раз потрясенно.

Вот это да!!!

Я конечно читал, что Хагрид великан, точнее, где-то в его теле бродит некое количество крови великанов, но даже не предполагал, что эта часть наследства его предков ТАК прогрессирует. Да, Хагрид был таким же, как в книжке. Высокий, метра два с половиной в высоту. Пропорционально широкий, ну… Может он конечно немного шире, чем должен был быть, из-за чего кажется эдаким толстячком, но на общем фоне эта полнота совершенно не видна. Так сказать, теряется на общей панораме. Лицо его было трудно разглядеть из-за густой растительности на физиономии: усов, бороды, бровей и волос. Волосы были черными, густыми, кучерявыми и торчащими во все стороны. Так вот, из всего этого великолепия торчали огромный нос картошкой и два черных, словно жуки, глаза. Вообще-то они были довольно, я бы сказал, чересчур огромными, но на общем фоне казались маленькими. Одет он был в одежду из грубой кожи и сукна. Мешковатые брюки, тяжелые ботинки, куртку, полотняную рубашку и шарф. Всё с кучей карманов и кармашков, разных видов и размеров.

В общем, выглядел он устрашающе, но он был добрым, очень добрым. Я понял это посмотрев в его черные глаза и увидев затаенную там лукавую улыбку. Эти глаза… Полные любви ко всему миру и желания одарить и окутать этой любовью и счастьем весь мир… Честно, в тот момент я чуть в него не влюбился и пофиг, что я ненавижу бородатых, опасаюсь тех кто больше меня, а в качестве возможного объекта страсти воспринимаю только светловолосых. Может, я всю жизнь мечтал о таком большом, сильном мишке, к которому можно прижаться и быть уверенным, что он защитит и сбережет.

Тем временем это чудо умудрилось как-то протиснуться в хижину. При этом ему, конечно, пришлось пригнуться, но всё равно доставал головой до потолка. Затем это чудо, посетовав на погоду, поставил дверь на место. Потом обернулся, улыбнулся оскалом во все тридцать два, чем вызвал у Дурслей предобморочное состояние. Затем развернулся к нам и выдал:

- Ну чего, может, чайку сделаете, а? Непросто до вас добраться, да… устал я…

И шагнул к софе, на которой съежился полуживой от страха Дадли. Кузен усиленно пытался замаскироваться среди кучи одеял, выделенных ему заботливой матушкой, но это, увы, ему не удалось.

- Ну-ка подвинься, пузырь, - сказал он Дадли.

Я уже говорил, что я его люблю? Ну так я еще раз повторю! Это ж надо, первый раз видит Дадли, а как точно его сущность определил!

Разумеется, Дадли подвинулся. Да еще как! Буквально ракетой слетел с дивана и мышкой спрятался за спину матери. Которая, в свою очередь, усиленно пыталась спрятаться за спиной мужа. Учитывая, что она была выше его почти на две головы… Ну, в общем, вы поняли, как это со стороны выглядело.

Тем временем великан сел на диван, пытаясь там удобно устроиться, от чего тот несколько раз подозрительно скрипнул. И как вообще не развалился? Под такой-то тушей… И уставился на меня тем самым, умиленным взглядом любящей матушки медведицы на своего медвежонка, каким до этого смотрел на него я.

- А вот и наш Гарри! – удовлетворённо сказал он, чуть ли не пуская слезу.

Я посмотрел прямо в его черные глаза и чуть не утонул в их теплоте и нежности. И их там было столько, что я просто не смог ему не улыбнуться.

- Когда я видел тебя в последний раз, ты совсем маленьким был. – сообщил он мне, или скорее себе, тем временем. – А сейчас вон как вырос: вылитый отец, ну один в один просто. А глаза мамины…

Хорошая вещь инстинкты. Особенно мои. Особенно привитые мне отцом, даже несмотря на цену, которую мне пришлось за это заплатить. Именно они первые заставили меня обратить внимание на угол, занятый семейкой Дурслей. Скрип половиц… Дядя Вернон шагнул вперёд. Решился выступить, глава семьи наш… Ню - ню… Как говориться.

Представление продолжается…

- Я требую, что бы вы немедленно покинули этот дом, сэр! – заявил он гораздо увереннее, чем чувствовал себя на самом деле. – Вы взломали дверь и вторглись в чужие владения!

- Да заткнись ты, Дурсль! – легкомысленно отмахнулся от него великан.

Он с лёгкостью, можно сказать, элегантной небрежностью, вырвал из рук мистера Дурсля ружьё и завязал его в узел… Действительно в узел! И закинул его (в смысле ружьё, не дядю, до криминала его еще не довели) в дальний угол.

Красота!

Да, я немного извращенец. Что за столько-то лет промывания мозгов не удивительно. Да, я искренне восхищаюсь проявлениями силы. Тем более такими - грубыми, физическими и первобытными. Впрочем, в моём прошлом кругу общения, вообще было принято восхищаться умением поставить на место собеседника, не раскрывая рта. И, как ни странно, способы основанные на физическом воздействии пользовались гораздо большим восторгом и уважением, чем словесные. Такое уж у меня было окружение. Воины, кем бы они ни были, остаются воинами, даже если от их «чести» в классическом её понимании, не осталось даже слова.

Я с наслаждением понаблюдал за тем, как побледневший от страха Дурсль тихо отступает, можно сказать, отползает, в занятый ими угол, издав при этом какой-то неразборчивый звук, похожий на мышиный писк.

- Да… Гарри, - произнёс великан, поворачиваясь спиною к Дурслям. – С днём рождения тебя, вот. Я тут принёс тебе кое-чего… Может, там помялось слегка, я… э-э-э… сел на эту штуку по дороге… но вкус-то от этого не испортился, да?

С этими словами, отчаянно краснеющий великан (Боже, какая прелесть!) достал из дебрей своей одежды помятую коробку и протянул мне. Робость и трясущиеся руки при вскрытии подарка мне играть не пришлось. Они у меня и так тряслись, только непонятно почему…

Внутри был огромный, шоколадный торт с ядовитой, ярко-зелёной надписью, сделанной липкой глазурью:

«С днём рождения, Гарри!»

Я знал. В отличии от Гарри я знал, что будет в этой коробке, но… Почему-то стало очень приятно. Тепло, словно у меня внутри разгорелся удивительно тёплый, ласковый огонь.

Всё-таки у нас с Гарри много общего.

Он рос в чужой, приёмной семье. Более того, в семье людей, которые жгуче, люто ненавидели его родителей. И именно на него сбросили, вылили, выплеснули всю эту жгучую ненависть. Его били. Его унижали. Над ним издевались. Его насиловали, в конце концов. За десять лет, проведённых в доме дяди и тёти он не видел ни капельки, ни малейшей крупицы ни любви, ни ласки, ни нежности, ни понимания. Что уж говорить о подарках? Нет, он получал подарки. Но даже их представители этой семейки использовали, как еще одну возможность поиздеваться.

Что же до меня… Тут не всё так просто.

Мои родители из тех, кого называют разными полюсами. Да, согласно законам физики противоположности притягиваются, но в каждом правиле бывают исключения. Мои родители – как раз такое исключение из правил. Да, они встретились, полюбили друг друга, «притянулись», поженились… А потом вдруг обнаружили, что не просто ненавидят друг друга, но даже не могут существовать в одной плоскости. В общем, дело закончилось разводом. Увы, у этой связи остался побочный эффект. Я.

Да, я единственный и любимый обоими родителями ребёнок. И естественно, они желали мне лучшего. Но если мама ограничилась «классическим образованием, положенным девушке из приличной семьи», то у отца были иные цели. Он целенаправленно воспитывал наёмника. Универсала, способного выполнить любую работу… Что необходимо сделать, чтобы превратить доброго, отзывчивого ребёнка в холодного, как внешне так и внутри убийцу, вы, думаю, можете представить сами.

В общем, и мне, и Гарри досталось по полной программе. Нам обоим не хватало любви, ласки и понимания. Более того. Нас обоих целенаправленно «ломали». Только в отличии от него я – не сломался. Наверное потому, что мой родитель не ставил перед собой таких целей…

Впрочем, сейчас речь не об этом. Речь о подарке, я бы даже сказал, Даре, отданном мне от всей души и том тепле, которое он с собою принёс.

Я поднял глаза на великана. На самого доброго, самого удивительного и самого замечательного человека, которого встречал в своей жизни. От подступивших слёз горло сдавил спазм и стало трудно дышать. «Слова благодарности застряли в горле». Никогда не думал, что это выражение так буквально. И всё же я смог выдавить из себя заветное:

- Спасибо.

И, внезапно вспомнив про «сценарий», добавил:

- А вы кто?

Великан хохотнул.

- А ведь точно, я забыл представиться. Рубеус Хагрид, смотритель и хранитель ключей Хогвартса.

Он протянул огромную ладонь и взяв мою руку в свою лапищу, энергично её потряс.

- Ну так что там с чаем? – спросил он, потирая руки. – Я… э-э-э… и от чего-нибудь покрепче не отказался бы. Если… э-э-э… у вас есть.

Ох…

Чай.

Если бы у меня была возможность, я бы сам ему его сделал. Но увы… Чертовы Дурсли, условности и роль, которой нужно следовать…

К моему огромному счастью, он понял всё сам. Пусть и со своей стороны, но понял и постарался сгладить ситуацию.

Вначале обернулся к камину и многозначительно хмыкнл на валяющиеся в камине, оплавленные пакетики из-под чипсов. Он нагнулся над камином, так, что никто из присутствующих не мог точно сказать, что он там делает. Но это дало свои результаты и через пару минут в камине полыхало пламя. В мгновение мерцающий свет залил хижину, сделав её уютной и почти домашней.
Хотя я, благодаря моей драгоценной Маврос и до этого не мёрз, но вместе с этим, колдовским огнём у меня потеплело и на душе.

Магия!!!...

Тем временем великан сел на софу, которая, разумеется, тут же прогнулась под его весом и принялся усиленно что-то искать в своих карманах. По ходу поисков на софе появились: медный чайник, мятая упаковка сосисок, чайник для заварки, кочерга, несколько кружек с выщербленными краями и бутылка с какой-то янтарной жидкостью. Он открыл эту самую бутылку и основательно к ней приложился.

Я потянул носом воздух и уловил весьма сильный и характерный запах алкоголя. Соединив цвет, запах и известные мне предпочтения Хагрида я решил, что это всё-таки виски.

После наш гость принялся за работу. Вскоре хижина наполнилась просто умопомрачительным запахом жарящихся сосисок. Пока он работал, никто в хижине даже не пошевелился, но как только он снял с кочерги шесть нанизанных на неё сосисок – жирных, сочных, чуть подгоревших и от этого обзаведшихся тонкой, золотистой корочкой, что в моих глазах только добавило им привлекательности. Люблю поджаренное… Так вот, стоило Хагриду снять с огня это сокровище, Дадли тут же беспокойно завертелся.

- Что бы он не предложил, Дадли, я запрещаю тебе это брать. – резко произнёс дядя Вернон.

В ответ всё прекрасно слышащий великан мрачно усмехнулся.

- Да ты чего разволновался-то, Дурсль? – насмешливо спросил он. – Да мне бы в голову не пришло его кормить – вон он у тебя жирный-то какой.

Великан протянул эту прелесть мне.

Я говорил, что люблю его? Ну так повторю еще раз! Я его просто обожаю!

Конечно же, я с наслаждением всё слопал. Нет, не быстро. Я ел медленно, растягивая удовольствие и совершенно бескультурно облизывал пальцы. При этом я ни на минуту не забывал о деле и не отрывал взгляда от великана. Тот, в свою очередь, тоже смотрел на меня, взглядом заботливой мамаши на своё чадо.

Мндам, это конечно хорошо, но… Работа есть работа и вообще, как говориться: раньше начнёшь – раньше закончишь.

- Извините, но я до сих пор не знаю, кто вы такой. – вежливо произнёс Гарри.

Великан совершенно беззаботно сделал глоток чая и вытер рукой блестящие от жира губы.

Угу. Ясно. Дядя пока просто не разобрался в ситуации.

Ладно…

Как говорила одна моя знакомая: «Игра начинается».

Великана мне конечно, откровенно говоря, жалко. Он мне понравился и мне не хочется трепать ему нервы. Придется утешить себя тем, что в этой ситуации он почти не пострадает, а вот Дурслям достанется по полной…

- Зови меня Хагрид. – просто ответил он. - Меня все так зовут. А вообще я ж тебе вроде все про себя рассказал – я хранитель ключей в Хогвартсе. Ты, конечно, знаешь, что это за штука такая, Хогвартс?

Ну, я то конечно знаю… Но вот Гарри – нет. А поэтому…

- Э-э-э… Вообще-то нет.

У него стал такой вид, словно его обдали холодной водой.

Ага!

Вот теперь, дядя, вижу до тебя наконец-то дошло.

- Извините. – тихо сказал я, скромно опуская глаза и всеми силами разыгрывая из себя смущенную наивность.

- Извините?! – рявкнул он так, что домик вздрогнул.

Честно говоря, я даже успел испугаться, что домик развалится и рухнет, погребя под собою нас. Он конечно хлипкий, но задавить нас общей массой очень даже может.

Великан же, тем временем, повернулся к Дурслям и столько ярости было во всей его фигуре, что даже я бы поспешил превратиться в мышку и шмыгнуть в какую-то щель. Что уж про не таких уж и смелых Дурслей говорить? Они буквально вжались в угол и не нужно было уметь читать мысли, что бы понять, что в этот момент они больше всего жалеют, что не умеют просачиваться сквозь стены.

- Извините?!!! Это им нужно извиняться! Я… э-э-э… знал, что ты наших писем не получил, но чтобы ты вообще про Хогвартс не слышал? Не любопытный ты, выходит, коль ни разу не спросил, где родители твои всему научились…

- Научились чему? – спросил я, удивленно округляя глаза.

- Чему?!!! - буквально прорычал Хагрид, вскакивая на ноги. – Ну-ка погоди, разберемся сейчас!

Казалось, разъяренный великан стал еще больше, буквально заполнив собой всю хижину. Дурсли же сгорбились в своём углу еще больше. Похоже кое-какие магические способности, даже, скорее, осколки дара в виде феноменального чутья на неприятности у этой семейки имеются.

- Вы мне тут чего хотите сказать? – прорычал он, обращаясь к Дурслям. – Что этот мальчик! Этот мальчик!!! Ничегошеньки и не знает о том, что… Ничего не знает ВООБЩЕ?!!!

Угу.

Пушистый северный зверёк явился.

Великан разозлился не на шутку. Люди подобные ему обычно очень благодушны и выходят из себя очень редко, но уж если выходят… Шторм длится долго, основательно и сносит всё на своем пути. В общем, костёр сложен и полит бензином. Осталось поднести зажигалку. Ну… Запал я конечно не поднесу… Но пару искорок в готовый вот-вот разгореться пожар я с удовольствием подброшу.

- Кое-что я знаю. – заявил он. – Математику, например, и всякие другие вещи.

Угу. Если мои искорки и долетели до очага, не погаснув по дороге, то это было незаметно.

- Я не об этом… А о том, что ты о нашем мире ничего не знаешь. О твоем мире. О моем мире. О мире твоих родителей.

- Каком мире? – переспросил я, разыгрывая недоумение.

- Дурсль!!!

Ага!

Похоже мой ничего не понимающий, растерянный вид святой невинности окончательно его довел. Хотя нет, потому что когда людей действительно доводят до ручки, они бросаются крушить и разрушать всё вокруг. А этот всего лишь устроил разборки с замечательной семейкой Дурслей.

- Дурсль!!!...

Рявкнул он так, что Вернона чуть не хватил удар. К огромному счастью главы этой весёлой семейки, криком дело и ограничилось. Видимо, вложив в этот рявк если не все, то много сил и эмоций, он немного поостыл и успокоился.

- Но ты же знаешь про своих родителей… Ну, кто они были? – с надеждой спросил он. – Да точно знаешь, не можешь не знать… К тому же они не абы кто были, а люди известные. И ты… э-э-э… знаменитость.

- Что? – продолжил я разыгрывать недоумение. – Разве мои мама и папа… Разве они были известными людьми?

- Значит, ты не знаешь… Ничегошеньки не знаешь… - произнёс он, задумчиво подёргав себя за бороду и смотря на меня изумлённым взглядом. – Ты что, не знаешь даже, кто ты такой есть?

Но тут к Вернону опять вернулся дар речи.

- Прекратите! – скомандовал он. – Прекратите немедленно, сэр! Я запрещаю вам что-либо рассказывать мальчику!

Хагрид посмотрел на него с такой яростью… Я уж успел подумать, что он действительно прибьёт Дурсля. А уж когда он заговорил… Мндам… Лучше бы он о своём существовании не напоминал. Теперь все шишки посыпались на его и так успевшую от меня пострадать голову.

- Вы что, никогда ему ничего не говорили, да? Никогда не говорили, что в том письме было, которое Дамблдор написал? Я ж сам там был, у дома вашего, этими вот глазами видел, как Дамблдор письмо в одеяло положил! А вы, выходит, за столько лет ему так и не рассказали ничего, прятали всё от него, да?

- Прятали от меня что? – в очередной раз подлил я масла в огонь.

- Прекратите! Я вам запрещаю!!! – попытался взять ситуацию под контроль мистер Дурсль, но кого и когда интересовало его мнение? Миссис Дурсль же вздохнула с таким видом, будто была готова вот-вот упасть в обморок.

- Эй, вы, пустые головы, сходитесь вон проветритесь, может полегчает. – посоветовал им Хагрид.

Ура!

Он таки их послал!

- Короче так, Гарри, ты волшебник, понял?

После этих слов в доме воцарилась тишина. Все ждали моей реакции.

- Я кто? – спросил я, разыгрывая недоумение.

Нет, я то поверил. Я-то знаю немного больше остальных. Но… Роль есть роль.

- Ну, ясное дело кто – волшебник ты. – Хагрид сел обратно на несчастный диван. – И еще какой! А будешь еще лучше… когда немного… э-э-э… подучишься, да. Кем ты еще мог быть, с такими-то родителями? И вообще пора тебе письмо свое прочитать.

Я протянул руку и наконец-то, после стольких ожиданий, в ней оказался конверт. До боли знакомый, можно сказать родной конверт из желтого пергамента, с витиеватой надписью от руки, сделанной тёмно-зелёными чернилами.

Мистеру Г. Поттеру. Хижина на скале посреди моря. Коврик на полу.

Я вскрыл конверт, вытащил письмо и прочитал:

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА ХОГВАРТС
Директор: Альбус Дамблдор
(Кавалер ордена Мерлина I степени,
Великий волшебник, Верховный чародей,
Президент Международной конференции магов.)

Дорогой Мистер Поттер!

Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс». Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списку необходимых книг и предметов.
Занятия начинаются 1 сентября. Ждем вашу сову не позднее 31 июля.

Искренье ваша, Минерва МакГонагалл, заместитель директора!
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 17:05 | Сообщение # 9
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Удивительно, но только сейчас я понял, насколько на самом деле я ждал этого письма. Да, в отличии от Гарри я знал, что именно будет в этом загадочном письме, от кого оно пришло и вообще… Знал, что получив его, уйду в другой мир, полный счастья и удивительных, захватывающих приключений… И вместе с тем и переживал я намного больше него, потому что знал, что потеряю, если не получу письма, если оно так и не прийдёт или в нём будет вежливый отказ. Да, стыдно признаваться, но я боялся. Боялся, что могу не попасть в Хогвартс. И только теперь, получив заветный конверт и чувствуя себя так, словно с плеч свалилась огромная скала, я понял, насколько на самом деле всё это время нервничал.

Тааак!

Ладно!

Вдох – выдох!

Со всеми своими душевными метаниями, слезами - соплями и прочими порывами останков тонкой и ранимой души мы разберёмся потом. Непосредственно после того, как разберёмся с насущным.
Что там у нас на повестке дня?

- Что это значит: «они ждут мою сову»?

- Клянусь Горгоной, ты мне напомнил кое о чем.

С этими словами он, вместо того чтобы ответить на мой вопрос, хлопнул себя по лбу. Хорошо так хлопнул… Можно сказать, стукнул. И если я не ошибаюсь, этот удар мог бы сбить с ног и лошадь. Потом Великан запустил руку в карман куртки и вытащил оттуда сову (настоящую, живую и немного взъерошенную). Поскольку я любовался этим чудом, то пропустил появление длинного пера и свитка пергамента. Хагрид, тем временем, начал писать высунув от усердия язык.

Не выпуская из рук и так слегка дезориентированную сову, я, продолжая чесать ей перья, подошел к нему и заглянул через плечо.

Ну-ка… Ну-ка…

Что он там шкрябает?

Дорогой мистер Дамблдор!
Передал Гарри его письмо. Завтра еду с ним, что бы купить всё необходимое. Погода ужасная. Надеюсь с вами всё в порядке.
Хагрид!

Закончив с писаниной, он скатал свиток. Отобрал у меня сову, сунул ей в клюв написанный конверт, подошел к двери и вышвырнул туда птицу. Бедное пернатое! Вначале путешествие в кармане, потом я, что само по себе равно стихийному бедствию, а теперь еще и выдворение из тёплой и уютной комнаты в негостеприимную бурю и долгое, как я думаю и тяжелое путешествие.

Итак, с одним делом разобрались.

Что у нас дальше на повестке дня?

- Так на чем мы с тобой остановились? – вновь обратился он ко мне, потирая руки.

Увы, в этот момент Дурсли в очередной раз решили напомнить о себе. Мндям… Как говорят: «В мире есть две бесконечные вещи: вселенная и глупость. Впрочем, на счет первой еще можно поспорить».

- Он никуда не поедет! – выступил вперёд дядя Вернон.

Хагрид иронично хмыкнул. Похоже наше с великаном мнение на счет Дурслей совпало.

- Знаешь, хотел бы я посмотреть, как такой храбрый магл, как ты, его остановит…

- Кто? – переспросил я, якобы с интересом.

Нет, я то конечно прекрасно знаю, кто такие «маглы», но, как говорят: «шпионы горят на мелочах». А Гарри Поттер до этого никогда не сталкивающийся с магическим миром, кто такие «маглы» знать не мог. Конечно, Хагрид на это скорее всего не обратит внимания, но потом это может всплыть, и… В общем, вряд ли бы это закончилось чем-нибудь хорошим.

- Магл. – пояснил мне Хагрид. – Так мы называем всех не волшебников – маглы. Да, не повезло тебе… ну, в том плане, что хуже маглов, чем эти, я в жизни своей еще не видал.

- Когда мы взяли его в свой дом, мы поклялись, что положим конец всей этой ерунде. – упрямо продолжил дядя Вернон. – Что мы вытравим и выбьем из него всю эту чушь! Тоже мне волшебник!

- Так вы знали? – набросился я на Дурслей. – Вы знали, что я… Что я волшебник?

- Знали ли мы?! – внезапно взвизгнула тётя Петуния.

О! А мы уже почти про неё забыли.

- Знали ли мы? Да, конечно знали! Как мы могли не знать, кем была моя чертова сестрица! О-о-о, она в свое время тоже получила такое письмо и исчезла, уехала в эту школу и каждое лето на каникулы приезжала домой, и её карманы были полны лягушачьей икры, а сама она все время превращала чайные чашки в крыс. Я была единственной, кто знал ей цену – она была чудовищем! Но не для наших родителей, они-то с ней сюсюкались – Лили-то, Лили-это! Они гордились, что в их семье есть своя ведьма!

Она остановилась, перевела дыхание и продолжила не менее гневной тирадой. Мнда, довели тётку. Кажется, копилось в ней всё это много лет и вот наконец вырвалось. Только знаете, мне было её ни капельки не жалко. Заслужила!

Много лет тому назад её сестра получила письмо из магической школы. И эта стерва ей завидовала. Завидовала самой что ни на есть черной завистью. И со временем эта зависть переросла в стойкую и жгучую ненависть. Кажется, в психологии это называется «комплекс младшей сестры»? Но время шло, письма она так и не получила и была вынуждена вести жизнь обычного человека. В конце-концов, она неплохо вышла замуж, стала домохозяйкой, завела сына и постаралась сделать всё что только можно, чтобы забыть о своей сестре – ведьме, магии, магическом мире и вообще обо всём, что с этим связанно… Увы, в один не совсем прекрасный день эта часть её жизни нагло и бесцеремонно напомнила о себе. Проще говоря, ей подбросили под дверь младенца, являющегося на самом деле её родным племянником, сыном той самой сестры – ведьмы. И эта стерва не нашла ничего лучше, чем выплеснуть на маленького, совершенно беззащитного младенца всю ненависть которую питала к его родителям. Изо дня в день, из года в год она изводила племянника. Она издевалась над ним и физически и морально, используя для этого малейшую возможность. Не удивительно, что в результате они таки довели Гарри до самоубийства. Почему же это тогда так задевает меня? Потому что я – Гарри Поттер. Да, пусть я стал им всего несколько дней назад, но это теперь я. Я занимаю это место. И именно я хочу и буду им мстить. По праву наследника. По праву обиженного. И просто потому, что я могу и хочу это сделать.

Нет, не сейчас. Потом. Через много лет. Но буду. А пока… Пока же пусть просто помучаются.

- А потом в школе она встретила этого Поттера и они уехали вместе и поженились, у них родился ты. И конечно же я знала, что ты будешь такой же странный, такой же… ненормальный! А потом она, видите ли, взорвалась, а тебя подсунули нам!

Я побледнел. Мимоходом взглянув на свою руку я обнаружил, что она и так довольно светлая, стала белой, как бумага. Да, эта семейка меня порядочно достала, но я усилием воли заставил себя сдержаться. Их пока нельзя убивать. Пока… Еще пару пинков и мне удалось втиснуть себя в рамки. Всё-таки, порою очень удобно когда в твоей роли всё прописано за тебя.

- Взорвалась? – спросил я. – Вы же говорили, что мои родители погибли в автокатастрофе!

- Автокатострофа?!!! – прогремел Хагрид так, что стены содрогнулись. Он снова вскочил на ноги и Дурсли невольно отступили, снова съеживаясь в углу. – Да как могла катастрофа погубить Лили и Джеймса Поттеров? Ну и ну, вот дела-то! Вот это да! Да быть такого не может, чтоб Гарри Поттер ничего про себя не знал! Да у нас его историю любой ребёнок с пелёнок знает! И родителей твоих тоже!

- Но почему? – спросил я. – И что с ними случилось, с мамой и папой?

Ярость сошла с лица Хагрида. На смену ей вдруг пришла озабоченность.

Угу.

Ему сейчас не легко. Сообщать людям неприятные новости вообще непросто, а тут ему придется рассказать ребёнку, кто, зачем и почему убил его родителей. При этом, не какому-нибудь совершенно незнакомому ребёнку, ребёнку его хороших друзей.

- Да, не ждал я такого. – произнёс он. – Дамблдор меня предупреждал, конечно, что непросто будет… Ну… Забрать тебя у этих… Но я и подумать не мог, что ты вообще ничего не знаешь. Не я, Гарри, должен был рассказать тебе обо всем… э-э-э… но кто-то ж должен, так? Ну не можешь ты ехать в Хогвартс, не зная, кто ты такой.

Он мрачно посмотрел на Дурслей. Казалось, еще немножко и он таки их прибьет.

- Что ж, думаю, что будет лучше, если я тебе расскажу… Ну… То, что могу, конечно, а могу не все, потому как… э-э-э… загадок много осталось, непонятного всякого…

Он снова сел и уставился на огонь.

- Наверное, начну я… с человека одного. – произнёс Хагрид через несколько секунд. – Нет, поверить не могу, что ты про него не знаешь, его в нашем мире все знают…

Та-а-ак!!!...

Чувствую, что нужно брать дело в свои руки. А то мы здесь до утра проторчим, а день завтра обещает быть тяжелым…

- А кто он такой? – принялся я задавать наводящие вопросы.

- Ну… Я вообще-то не люблю его имя произносить. Никто из наших не любит.

- Но почему?

- Клянусь драконом, Гарри, люди все еще бояться, вот почему. А, чтоб меня, нелегко все это… Короче, был там один волшебник, который… Который стал плохим. Таким плохим, каким можно только стать. Даже хуже, чем просто плохой. Звали его... – он замолчал, словно задохнувшись от волнения.

Ну… Пушистый северный зверёк!!! Ей богу, как невинная девица в первую брачную ночь!

- Может быть, вы лучше напишете его имя? – предложил я, надеясь что в моем голосе не слышно сарказма и раздражения.

- Нет… Не знаю я, как оно пишется. Ну ладно… э-э-э… Волан-де-Морт. – выдавил наконец-то из себя Хагрид, несколько раз передернувшись. – И больше не проси меня, ни за что не повторю. В общем, этот волшебник лет так… э-э-э… двадцать назад начал себе приспешников искать. И нашел ведь. Одни пошли за ним, потому что испугались, другие подумали, что он властью с ними поделится. А власть у него была ого-го и чем дальше, тем больше ее становилось. Темные были дни, да. Никому нельзя было верить. Жуткие вещи творились. Побеждал он, понимаешь. Нет, с ним, конечно боролись, а он противников убивал. Ужасной смертью они умирали. Даже мест безопасных не осталось… разве что Хогвартс, да! Я так думаю, что Дамблдор был единственный, кого Ты-Знаешь-Кто боялся. Потому и на школу напасть не решился… э-э-э… тогда, по крайней мере. А твои мама и папа – они были лучшими волшебниками, которых я в своей жизни знал. Лучшими учениками школы были, первыми в выпуске. Не пойму, правда, чего Ты-Знаешь-Кто их раньше не пытался на свою сторону перетянуть… Знал, наверное, что они близки с Дамблдором, потому на Темную сторону не пойдут. А потом подумал: может, что их убедит… А может, хотел их… э-э-э… с дороги убрать, чтоб не мешали. В общем, никто не знает. Знают только, что десять лет назад, в Хеллоуин, он появился в том городке где вы жили. Тебе всего год был, а он пришел в ваш дом и… и…

Внезапно он вытащил откуда-то грязный, покрытый пятнами носовой платок, размером с наволочку и высморкался. Громко, как пароходная сирена. У великана началась истерика.

- Ты меня извини… плохой я рассказчик, Гарри. – виновато произнёс Хагрид. – Но так грустно это… Я ж твоих маму и папу знал, такие люди хорошие, лучше не найти, а тут… В общем, Ты-Знаешь-Кто их убил. А потом – вот этого вообще никто понять не может – он и тебя попытался убить. Хотел, что бы следов не осталось, а может, ему просто нравилось людей убивать. Вот и тебя хотел, а не вышло, да! Ты не спрашивал никогда, откуда у тебя этот шрам на лбу? Это не порез никакой. Такое бывает, когда злой и очень сильный волшебник на тебя проклятие насылает. Так вот, родителей твоих он убил, даже дом разрушил, а тебя убить не смог. Поэтому ты и знаменит, Гарри. Он если кого хотел убить, так тот уже не жилец был, да! А с тобой вот не получилось. Он таких сильных волшебников убил – МакКиннонов, Боунзов, Прюиттов, а ты ребенком был, а выжил…

Он в очередной раз всхлипнул.

А у меня внезапно потемнело перед глазами. Всё навалилось одновременно. Тьма и слепящий глаза зелёный свет. Плачь ребёнка, крики и пугающий, душераздирающий смех. Торжество, радость и страх… А вместе с воспоминаниями и чувствами пришли и знания.

Приехали…

Я усилием воли заставил себя вернуться в реальный мир. Хотя, до прежнего состояния, спокойствия бронированного танка мне было далеко. Это что ж получается? Я поглотил и Гарри Поттера и кусочек Волан-де-Морта? А кого же тогда лет через семь уничтожать буду? Он же к тому времени вообще исчезнет.

Пушистый северный зверёк!!!...

Ладно… До войны с Волан-де-Мортом еще дожить нужно.

Когда я смог внятно воспринимать окружающую реальность, то увидел, что Хагрид смотрит на меня с непередаваемой, всё понимающей грустью.

- Я тебя вот этими руками из развалин вынес!... Дамблдор меня туда послал. А потом я привез тебя этим…

- Вздор и ерунда! – донесся из угла голос дяди Вернона.

Оо-о-о!!!... Семейка Дурслей пришла в себя. Вот только напомнили они о себе напрасно. Нюхом чую, что кое-кто сейчас получит. И хотя они еще мне нужны, но заступаться за них у меня нет ни малейшего желания. В конце концов, я маленький, белый и пушистый, и ничего не могу сделать. (Угу. Прям сам себе верю.). В конце-то концов, это министерству и Дамблдору нужно, чтобы Гарри Поттер до своего совершеннолетия жил с Дурслями. Вот пусть они и думают, что делать, если Хагрид их сейчас случайно прибьёт.

- Послушай меня, мальчик. – продолжал тем временем рыть себе могилу Дурсль старший. – Я допускаю, что ты немного странный, хотя возможно, хорошая порка вылечила бы тебя раз и навсегда. Твои родители действительно были колдунами, но как мне кажется, без них мир стал спокойнее. Они сами напросились на то, что получили, только и общались что с этими волшебниками, этого следовало ожидать, я знал, что они плохо кончат…

Не успел он договорить, как Хагрид снова вскочил с несчастного дивана и принялся наступать на мистера Дурсля. При этом угрожал он Вернону ни чем-нибудь, а зонтиком. Огромным зонтиком отвратительного, розового цвета!!!... Смешно. Только смеяться почему-то совершенно не хотелось.

- Я тебя предупреждаю, Дурсль, я тебя в последний раз предупреждаю: еще раз рот откроешь...

Дурсль снова отступил к стене.

- Так-то лучше.

Хагрид тяжело вздохнул и сел обратно на софу, которая в очередной раз прогнулась до самого пола. Наш разговор возобновился.

- Что случилось с Волан… Извините, с тем Вы-Знаете-Кем?

- Хороший вопрос, Гарри. Исчез он. Растворился. В ту самую ночь, когда тебя пытался убить. Потому ты и стал еще знаменитее. Я тебе скажу, это самая что ни есть настоящая загадка… Он все сильнее и сильнее становился и вдруг исчез, и… эта… непонятно почему. Кой-кто говорит, что умер он. А я считаю, чушь все это, да! Думаю, в нем ничего человеческого не осталось уже… А ведь только человек может умереть. А кто-то говорит, что он все еще тут где-то, поблизости, просто прячется… э-э-э… Своего часа ждет, но я так не думаю. Те, кто с ним был, они на нашу сторону перешли. Раньше ведь они… эта… Как заколдованные были, а тут проснулись. Вряд ли бы так вышло, будь он где-то рядом, да! Хотя большинство людей думают: он где-то тут, только силу свою потерял. Слишком слабый стал, чтоб дальше бороться и всё завоевать. В тебе было что-то, Гарри, что его… э-э-э… сломало. Что-то приключилось той ночью, чего он не ждал, не знаю что, да и никто не знает… Но сломал ты его, это точно.

Угу.

И того – со вторым пунктом программы мы закончили.

Что у нас на третьем месте?

- Хагрид. – тихо произнёс я, в стиле сиротинушки. – Боюсь, что вы ошибаетесь. Я не думаю, что я волшебник… Что я смогу стать волшебником.

Самое прикольное – я вначале сказал, просто так, просто потому что должен был сказать, а потом до меня кое-что запоздало дошло. А ведь это правда. Это Гарри был магом, а я отродясь никакими магическими способностями не обладал… А если у меня нет никаких способностей?

Кожа по всему телу покрылась пупырышками, а волосы на голове стали дыбом.

Пушистый северный зверёк!!!...

- Значит, не волшебник? И никогда с тобой ничего такого не было, когда ты злился или огорчался?

Угу.

Гарри вспомнил бы о всех тех непонятных случаях, которые произошли с ним раньше, вроде отросших за ночь волос или того как он оказался на крыше, вместо того, что бы просто перепрыгнуть урну. Вспомнил бы и успокоился. А вот со мной не всё так просто…

Ладно.

Будем придерживаться роли. То бишь, делаем вид, что поверили, а там разберёмся. В конце концов, у меня еще Маврос есть…

Война план покажет.

Но я успокоюсь только после того, как лично и осознанно собственноручно что-нибудь намагичу. И ни на миг раньше.

- Ну что, убедил я тебя теперь, да? А говоришь, что Гарри Поттер не волшебник. Погоди, ты скоро в Хогвартсе самым знаменитым учеником станешь.

И тут снова подал голос дядя Вернон.

Угу.

Наш храбрый хомячок решил не сдаваться без боя.

Угу…

- Разве я не сказал вам, что он никуда не поедет? – прошипел мистер Дурсль. – Он пойдёт в школу «Хай Камерон» и он должен быть благодарен нам за то, что мы его туда определили. Я читал эти ваши письма – про то, что ему нужна целая куча всякой ерунды, вроде книг заклинаний и палочек…

- Если он захочет там учиться, то даже такому здоровенному маглу как ты, его не остановить, понял? – прорычал Хагрид. – Помешать сыну Лили и Джеймса Поттеров учиться в Хогвартсе – да ты свихнулся, что ли?! Он родился только, а его тут же записали в ученики, да! Лучшей школы чародейства и волшебства на свете нет… И он в нее поступит, а через сем лет сам себя не узнает. И жить он там будет рядом с такими же, как он, а это уж куда лучше, чем с вами. А директором у него будет самый великий директор, какого только можно представить, сам Альбус Дамблдор…

- Я не буду платить за то, что бы какой-то ополоумевший старый дурак учил его своим фокусам! – прокричал дядя Вернон.

Это он зря.

Хагрид снова вскочил на ноги, схватил свой зонтик и принялся раскручивать его над головой.
И от его рыка снова прогремел гром.

- Никогда!!!... Не оскорбляй!!!... При мне!!!... Альбуса Дамблдора!!!...

Зонтик со свистом опустился и своим острием указал на Дадли. Потом вспыхнул фиолетовый свет и раздался такой звук, словно взорвалась петарда, затем послышался пронзительный визг, а в следующую секунду Дадли, обхватив обоими руками свой жирный зад, затанцевал на месте, вереща от боли. Когда он повернулся ко мне спиной, я воочию увидел его. На штанах у Дадли появилась дырка, из которой вылез, далеко не маленький, поросячий хвостик.

Я заржал.

Знаю, это было неприлично, но у меня накопилось. И не только потому, что мне было смешно, а еще и просто от нервов.

Дядя Вернон, с ужасом посмотрел на Хагрида, громко закричал, схватил тётю Петунию и Дадли, втолкнул их во вторую комнату и тут же с силой захлопнул за собой дверь. И даже ёжику было понятно, что их оттуда ни за какие коврижки не выцарапаешь. Отлично! Наконец-то мы остались вдвоём!

Хагрид посмотрел на свой зонтик и задумчиво почесал бороду.

- Зря я так… Совсем из себя вышел… - сокрушенно произнес он. – И ведь не получилось все равно. Хотел его в свинью превратить, а он, похоже и так уже почти свинья, вот и не вышло ничего… Хвост только вырос…

Он нахмурил кустистые брови и боязливо покосился на меня.

Ути лапочка какая!!!

- Просьба у меня к тебе: чтоб никто в Хогвартсе об этом не узнал. Я… э-э-э… Нельзя мне чудеса творить, если по правде. Только немного разрешили, чтоб за тобой мог съездить и письмо тебе передать. Мне еще и поэтому такая работа по душе пришлась… Ну и из-за тебя, конечно.

- А почему вам нельзя творить чудеса? – поинтересовался Гарри.

- Ну… Я же сам когда-то в школе учился и меня… э-э-э… Если по правде, выгнали. На третьем курсе я был. Волшебную палочку мою… Эта… Пополам сломали и все такое. А Дамблдор мне разрешил остаться и работу в школе дал. Великий он человек, Дамблдор.

- А почему вас исключили?

- Поздно уже, а у нас делов завтра куча. – вместо ответа сообщил мне Хагрид.

Угу.

Значит отвечать не хотят.

- В город нам завтра надо, книги тебе купить и все такое. И эта… Давай на «ты», нечего нам с тобой «выкать», мы ж друзья.

Он стащил с себя куртку и бросил её к моим ногам.

- Под ней теплее будет. А если она… э-э-э… шевелиться начнет, ты внимания не обращай – я там в одном кармане пару мышей забыл. А в каком – не помню…

Я хмыкнул.

Куртка была значительно больше меня. Притом настолько, что я мог завернуться в неё раза эдак полтора, на подобие кокона.

«Маврос» - разбудил я кошку. – «Усыпи, пожалуйста, всех кроме меня.»

«Хорошо». - зевнула кошка и свернулась в клубок. Досыпать.

По громогласному храпу Хагрида я понял, что мою просьбу она уже выполнила.

«Спасибо».

И я тоже лег спать. День завтра действительно будет трудным и насыщенным.
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 17:06 | Сообщение # 10
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 5.
Ласточка моя, ты же видела солнце только по ТВ,
Выгляни в окно, дарю тебе лучик, лови!
Ты наверняка много знаешь из интернета о любви,
Но это не твоя история, напрасные слёзы…

Ласточка моя, не всегда правда то, что люди говорят.
Слушала ты их, не слушая сердца, а зря.
Так и не доплыть, они мысленно побросали якоря,
Но это не твоя история, напрасные слёзы.

Вера Брежнева «Реальная жизнь»

Следующее утро для меня началось… Тяжело. У меня болела голова. Вот такое я странное чудо природы. После дебоша, сколько бы я не выпил – никакого похмелья. Но стоить не выспаться – и на следующее утро боли зверские. Хоть отрубай.

Я закрыл глаза. Вспомнил всё произошедшее…

Пушистый северный зверёк!!!...

Ладно.

Я открыл глаза и сел. В помещении всё еще было темно, но кромешная и уютная тьма ночи уже успела разбавиться розовато-персиковыми красками раннего утра.

Я лежал, свернувшись калачиком под курткой Хагрида. Большой, тяжелой, кожаной и прекрасно держащей тепло.

У меня под боком, свернувшись в уютный меховой клубок, сопела Маврос.

Со стороны дивана раздавался воистину героический храп Хагрида.

Кто-то настойчиво стучал в стекло. Я подошел к нему и открыл, впуская в помещение сову с газетой.

Угу.

А вот и почта.

Сова спикировала в помещение и приземлившись на Хагрида, принялась его тормошить. Тот не отреагировал. Тогда она перебралась на куртку и принялась её трепать.

Умная зверушка. Принесла почту и пошла требовать плату. Нет, деньги саму её не волнуют. Здесь дело в другом. Саму сову как раз интересуют более прозаичные вещи, вроде кусочков мяса или чем там их кормят. Просто она знает, что получит свою награду дома, в совятнике или как там называется помещение, в котором держат сов. А еще она знает, что после того, как отдаст «посылку», в роли которой в нашем случае выступает газета, она должна взять у того, кому её отдаст блестящие, несъедобные кругляшки и принести их «домой», иначе «награду» не получит. И еще, похоже, она регулярно приносит корреспонденцию именно Хагриду, потому что не обратив на меня ни малейшего внимания, сразу кинулась к нему. Вначале она его тормошила вежливо, потом не очень. А когда оказалось, что он не реагирует, то перешла к психологическим методам атаки. То бишь, принялась трепать куртку. Или она там мышей почувствовала?

- Прекрати. – попытался я призвать к порядку сову.

Ноль внимания, фунт презрения. В ответ она лишь яростно щелкнула клювом и продолжила начатое занятие.

- Хагрид! - громко позвал я.

Он не отреагировал.

Зато проснулась Маврос. Зевнув, сладко потянулась и… Увидела сову. Как вы думаете, что обычно делает кошка увидев птичку? Вот-то же. И что с того, что «птичка» разве что в полтора раза больше, чем кошка? Когда и кого это останавливало? Тем более Маврос?

Кошка встала, потянулась и тихой, крадущейся походкой хищника, принялась подкрадываться к сове. Та продолжала заниматься своим «черным» делом не обратив внимания на грозящую ей опасность. Зря… Впрочем, свою ошибку она осознала быстро. Сразу после того как черный пушистый клубок приземлился ей на спину, вонзаясь когтями и зубами в покрытое перьями тело.

Оо-о-о!!!...

Маврос!!!...

Я вспомнил. И я понял, что я идиот. При том редкий и страдающий лёгкой (надеюсь) формой дебилизма, напополам со склерозом. Я же сам попросил вчера Маврос зачаровать всех в доме, чтобы не проснулись раньше времени и не сделали мне, пока я буду спать, никаких гадостей.

- Маврос, разбуди Хагрида. Этого большого и лохматого, который сейчас спит на остатках дивана. Только его. Пожалуйста!!!...

Кошка на минуту оторвалась от своего занятия, что позволило сове скинуть её со спины. Тем не менее, она успела перевернуться в воздухе и тут же атаковала снова. Я же принялся снова трясти великана.

- Хагрид! Хагрид!!!

- Что? Где? Когда? – испуганно вскочил тот.

- Хагрид! Тут сова… - принялся объяснять я.

- Заплати ей! – безразлично махнул он рукой, заваливаясь обратно.

А вот это он зря. Потому что диван и так изрядно побитый жизнью, не выдержал его далеко не маленького веса и таки развалился.

- Что?

Уточнил я, смотря на громко матерящегося и трущего ушибленное место великана.

- Она хочет, чтобы мы ей денег дали за то, что она газету притащила. Деньги в кармане.

Вот теперь, получив официальное разрешение хозяина, я принялся шарить в карманах его куртки. Искал деньги? Да, это тоже. А я же их просто обыскивал. Просто так, для проформы. И нашел там много чего интересного… Связки ключей, расплющенные дробинки, мотки веревки, мятные леденцы, пакетики чая… Много чего. Деньги я нашел где-то в средине процесса, но умело это скрывал, добросовестно обшарив всё. Так сказать, во избежание неприятных сюрпризов и дабы знать, что у нас есть в запасах, на всякий случай.

- Дай ей пять кнатов. – сонно произнёс Хагрид.

- Кнатов?

- Маленьких бронзовых монеток.

Угу.

Я отсчитал пять мелких монеток, отобрал несчастную птицу у Маврос и вложив их в кожаный мешочек на лапе, вытолкнул ее в окно. Надеюсь, до дома или откуда она там прилетела она доберётся.

Хагрид тоже встал. Сел на развалинах дивана, зевнул, потянулся…

- Пора идти, Гарри. У нас с тобой делов куча, нам в Лондон надо смотаться да накупить тебе всяких штук, которые для школы нужны.

И мы встали и пошли. Вот так сразу. Ни позавтракать, ни умыться, ни зубы почистить… Первое, по-моему, страшнее всего. При том не столько для меня, сколько для окружающих. Я сам по себе монстр тот еще. Черный, колючий и чешуйчатый. А когда не выспавшийся – вообще демон. А если еще и голодный… Ладно. Не первый раз.

Кстати… О святом и насущном. То бишь, о деньгах…

- М-м-м… Хагрид?

- А? – откликнулся Хагрид, натягивая свои башмаки.

- У меня нет денег и вы…

Нарочно делаю паузу под его взглядом, разыгрывая смущение. Впрочем, в этот раз играть почти не пришлось. Мне действительно было неудобно. Никогда не любил просить денег.

- Ты слышал, что сказал вчера вечером дядя Вернон. Он не будет платить за то, что бы я учился волшебству.

- А ты не беспокойся. – Хагрид встал и почесал голову. – Ты что, думаешь, что твои родители о тебе не позаботились?

- Но если от их дома ничего не осталось…

- Да ты чо, они ж золото свое не в доме хранили! – отмахнулся Хагрид. – Короче, мы первым делом в «Гринготтс» заглянем, в наш банк. Ты съешь сосиску, они и холодные очень ничего. А я, если по правде, не откажусь от кусочка твоего вчерашнего именинного торта.

Угу.

Значит завтрак у нас сегодня будет.

Съем конечно. И не только сосиску, и даже своими запасами поделюсь… Хагрид мне понравился. Очень. Шестое чувство, которое никогда меня не подводило, подсказывало, что он хороший и ему можно доверять. Вообще он напоминал мне мишку. Большого, мягкого, пушистого… Которого можно всегда найти, обнять, уткнуться головой куда получится и поплакать, спрятавшись от всего мира. И что самое прикольное – это действительно бы удалось, потому что фиг кто тебя выцарапает из объятий этого зверя.

Но, вернёмся к насущному…

- У волшебников есть свои банки?

- Только один. «Гринготтс». Там гоблины всем заправляют.

Тем временем ко мне подлезла Маврос и принялась трогать меня за штанину. Я поморщилась, потому что при этом она забыла убрать когти.

«Дай мне. Ну дай мне кусочек. Ну пожалуйста! Ну чего тебе стоит!!!»

«Дам, дам!!! Лови, чудовище, только когти убери.»

Я ненароком уронил кусочек сосиски, отвлекая внимание Хагрида очередным вопросом.

- Гоблины?

Моя пушистая зараза тем временем уже успела слопать продукт. Но добавки не попросила. Значит не понравилось.

- Да, и поэтому я тебе так скажу: только сумасшедший может решиться ограбить этот банк. С гоблинами, Гарри, связываться опасно, да, запомни это. Поэтому если захочешь… э-э-э… что-то спрятать, то надежнее «Гринготтса» места нет… Разве что Хогвартс. Да сам увидишь сегодня, когда за деньгами твоими придем – заодно и я там дела свои сделаю. Дамблдор мне поручил кой-чего, да! – Хагрид горделиво выпрямился. – Он мне всегда всякие серьезные вещи поручает. Тебя вот забрать, из «Гринготтса» кое-что взять – он знает, что мне доверять можно, понял? Ну ладно, пошли.

Мы вышли из домика. На улице стоял ясный погожий день. Золотистое яркое солнце заливало весь мир своим лимонным светом. Над головой раскинулось ясное, лазурно-голубое небо. Словно его продолжение играло внизу синее море. На минуту я закрыл глаза и полной грудью вдохнул свежий, солоноватый воздух.

Хорошо…

Почему-то на душе стало очень хорошо. Тепло, ласково и солнечно, словно в раннем детстве, когда знаешь, что чудо здесь, рядом, только руку протяни и вот-вот должно случиться что-нибудь прекрасное.

Мы спустились к лодке. Она была залита водой и времени чтобы всю её вычерпать понадобится много… Судя по виду Хагрида он тоже представил предстоящий масштаб работ и ему это тоже не понравилось.

- Знаешь Гарри… Мне… э-э-э… По правде говоря нельзя… э-э-э… Колдовать. Но глупо было бы добираться до континента на лодке… э-э-э… Тем более, что она здесь одна и твоим… э-э-э… дяде и тёте тоже нужно будет как-то добираться до берега…

- А как ты сюда попал? - принялся я тянуть время понимая, что первоначальный сценарий даёт нехилую трещину.

- Прилетел.

- Прилетел?

- Да… не будем об этом. Теперь, когда ты со мной мне… э-э-э… Конечно, нельзя творить чудеса… Но…

И он ТАК посмотрел на лодку.

А я смотрел на него, прямо в эти черные, лукавые глаза… И решил. К черту! Один раз живём!

- Но если немножко и по-тихому, то почему нельзя? — прищурился я, протягивая великану руку.

Он ответил мне той же улыбкой и крепко взяв меня за руку, раскрутил зонт. Нас окутало сияющее облако, а когда оно рассеялось, я увидел, что мы стоим в каком-то грязном тёмном помещении, похожем на подвал. Тонкая полоска света тянулась к нам со стороны прохода, а вдалеке раздавался грохот проносящихся поездов.

- Где мы? – спросил я, проверяя всё ли моё осталось при мне. Вроде бы да.

Рюкзак, из которого выглянула невидимая Маврос, толстый пакет письма во внутреннем кармане - все в комплекте.

«Не беспокойся» - поспешила успокоить услышавшая мои мысли Маврос. – «Мы всё забрали».

«Спасибо. Кстати, Дурслей ты разбудила?»

«Да. А что, не надо было?»

«Нет, ты всё правильно сделала, спасибо. Это я, растяпа, совершенно про них забыл».

«Всегда пожалуйста.»

- В магловских подземельях. -- ответил мне Хагрид, пряча зонт. – В таких, с поездами… э-э-э… Как они там называются?... Метро, что ли? Ладно, пошли Гарри, у нас еще куча дел.

И он потянул меня к выходу. Как позже оказалось, мы действительно оказались в Лондонской подземке, в одном из укромных закоулков которых здесь, как известно, много. Ведь когда ее строили, то толи дабы сэкономить, толи потому что иначе не получалось, но строили на основе системы находящихся под городом тайных ходов и подземелий. Так что теперь сюда напрямую выходит целая сеть «заброшенных» катакомб. Конечно ходить здесь не совсем безопасно и кроме того, что можно заблудиться, можно встретиться со всякими… Здесь водящимися.

Впрочем, нас с Хагридом это пожалуй не касается. Меня вообще напугать сложно, да и постоять за себя я могу. Вопрос только, куда потом трупы девать… Ну а Хагрида я вам описывал. От него, кто имеет хоть какие-то зачатки разума, сам сбежит. А если не имеет… Думаю, даже если на нас из темноты и бросится, что-нибудь монстрообразное и жутко голодное, то тут же будет словлено и затискано великаном так, что само захочет умереть. Особенно после того, как его наградят каким-то именем, вроде Зубастик, и определят на переселение в близлежащие у Хогвартса леса.

Ладно…

Пока есть возможность пользуемся случаем.

- Мы телепортировались?

- Трансгрессировали. Правильно Гарри, это называется трансгрессировали.

- Да. – покорно согласился я. – И часто ты так делаешь?

- Э-э-э… Время от времени. Мне конечно нельзя колдовать, но… э-э-э… понимаешь.

Я успокаивающе сжал ладонь великана.

- Хагрид. – попытался я сказать как можно убедительнее. – Я понял, что тебе нельзя колдовать и ты делаешь это втихаря и клянусь самым дорогим, что у меня есть, что никогда и никому, даже под пытками тебя не сдам, потому что ты – мой друг. Я не знаю, почему тебе запретили заниматься магией и если не хочешь, то можешь не рассказывать. По большому счету мне всё равно. Ты мой друг и пока это так, что бы ты ни натворил, я всегда буду на твоей стороне.

Мы остановились. Великан снова достал откуда-то огромный платок и принялся громко в него сморкаться.

- Хагрид…

Я растерялся. Никогда не умел утешать людей.

- Ты хороший Гарри. Очень хороший. Весь в своих родителей. Ты такой же добрый, как твоя мама, Гарри… О-о-о!!! Бедная Лили… У неё было золотое сердце. А твой отец Гарри, был очень храбрым. И он тоже совершенно не чтил правила… И ты, Гарри, их полная копия.

Пушистый северный зверёк!!!...

И как его теперь привести в адекватное… Ладно! Сравнительно адекватное состояние?

К моему счастью, он успокоился сам. Громко высморкался и сказал уже почти привычное:

- Пойдём, Гарри, у нас с тобой еще много дел.

Мы двинулись далее по направлению к цивилизации и я решил, что возможно продолжить расспросы. И да, теперь мне действительно стало интересно узнать ответы.

- Значит ты втихаря пользуешься магией. Трансгрессируешь…

- Да. Это конечно… э-э-э… мне нельзя. Но это очень удобно. И бывает… э-э-э… Очень кстати. Особенно, когда нужно выполнить некоторые… э-э-э… Поручения. Да!

- И тебя до сих пор, как я понимаю, не словили. А ведь за этим следят, не так ли? И следят пристально…

- Да. Но страна, Гарри, как ты понимаешь большая и к каждому магу… э-э-э… надсмотрщика не приставишь. Поэтому министерство просто накладывает отслеживающее… э-э-э… заклинание на определенные места.

- Места? Не на людей?

- Да. По правде, я во всём этом… э-э-э… плохо разбираюсь. Мне это всё один друг… э-э-э… рассказал. Умный был маг. И талантливый. Очень талантливый. Да… Так вот, о чарах. Их, как он говорил, на магов наложить нельзя, потому что они реагируют на… э-э-э… Как это он сказал? Э-э-э… Изменения в ауре и энергетическом поле. Да. Кажется так.

- А у магов, как я полагаю, аура изменяется постоянно и если бы чары наложили на мага, то и они бы постоянно сигналили вне зависимости от того, колдует он или нет…

- Да, примерно так он и сказал. Поэтому такие чары, даже «След», навешивают на определенную… э-э-э… территорию.

«Ясно. Их настраивают так, что бы они реагировали на чары, на определенной, нужно полагать, ограниченной территории. Но, что бы они не реагировали на случайные всплески, то уровень «чувствительности» занижают и вместе с всплесками проходят незамеченными и слабые чары.»

Это было настоящее открытие и, хотя я еще не знал, как этим можно будет воспользоваться, но сомнений в том, что это важно и вообще мне пригодиться у меня не было.

А пока продолжим допрос…

- А почему только сумасшедший может попытаться ограбить «Гринготтс»? – поинтересовался я.

Да, теперь у меня новое увлечение. «Найди отличия между книжкой про Гарри Поттера и реальностью, которая тебя окружает» называется.

- Заклинания, колдовство. – ответил Хагрид, разворачивая газету. – Говорят там у них самые секретные сейфы драконы охраняют. К тому же оттуда еще выбраться надо… «Гринготтс» глубоко под землёй находится… Сотни миль под Лондоном - чуешь? Глубже, чем метро. Даже если повезёт грабителю и получится у него украсть что-нибудь, он с голоду помрёт, пока оттуда выберется, да! – и Хагрид уткнулся в газету.

К этому времени мы уже успели выбраться на станцию и сесть в поезд. К моему огромному счастью, людей было мало. Ну, по меркам большого города. И если не все пассажиры, то большинство смотрели исключительно на Хагрида. Впрочем, их можно понять. Не обратить внимания на человека таких габаритов, мягко говоря, тяжело, а Хагрид у нас еще и очень колоритный. Хотя в этом есть свои плюсы. Рядом с таким спутником на меня почти не обращали внимания, а если кто и замечал, то вряд ли потом смог бы внятно и подробно описать.

- Ну вот, Министерство магии опять дров наломало. – пробормотал Хагрид, переворачивая страницу.

- А есть такое министерство? – воспользовался я поводом задать еще один вопрос.

- Есть-есть. – ответил Хагрид. – Сначала хотели, чтоб Дамблдор министром стал, но он никогда Хогвартс не оставит, во как! Так что в министры Корнелиус Фадж пошел. А хуже его не найдёшь. Он теперь каждое утро к Дамблдору сов посылает за советами.

- А чем занимается Министерство магии?

- Ну, их главная работа, чтоб люди не догадались, что в стране на каждом углу волшебники живут.

- Почему?

- Почему? Да ты чо, Гарри? Все же захотят волшебством свои проблемы решить, эт точно! Не, лучше, чтоб о нас не знали.

Ясно. Что бы еще спросить?... О!

- Хагрид! – Ты сказал, что в «Гринготтсе» есть драконы?

- Ну, так говорят. – ответил Хагрид и мечтательно закатил глаза. – Э-э-э… Хотел бы я иметь дракона…

- Ты хотел бы иметь дракона?

- Всегда хотел… Еще когда маленьким совсем был…

И тут видимо до Хагрида дошло, что спокойно посидеть и почитать, пока я рядом, ему не удастся и нужно принимать какие-то меры.

- А письмо-то у тебя с собой, Гарри?

Я молча достал и развернул бумажный конверт.

- Отлично, там есть список всего, что для школы нужно.

И я действительно нашел список необходимых предметов и это было удивительно, потому что, готов поклясться, что раньше его в конверте не было!!!

Ладно!!!...

Я углубился в чтение.

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «ХОГВАРТС»
Студентам-первокурсникам требуется:
Форма:
Три простых рабочих мантии (черных).
Одна простая остроконечная шляпа (черная) на каждый день.
Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала).
Один зимний плащ (черный, застежки серебряные).
Пожалуйста, не забудьте, что на одежду должны быть нашиты бирки с именем и фамилией студента.

Книги:
Каждому студенту полагается иметь следующие книги:
«Курсическая книга заговоров и заклинаний». (первый курс). Миранда Гуссокл
«История магии». Батильда Бегшот
«Теория магии». Адальберт Уоффлинг
«Пособие по трансфигурации для начинающих». Эмерик Свитч
«Тысяча магических растений и грибов». Филли-да Спора
«Магические отвары и зелья». Жиг Мышъякофф
«Фантастические звери: места обитания». Нъют Саламандер
«Темные силы: пособие по самозащите». Квентин Тримбл

Также полагается иметь:
1 волшебную палочку,
1 котел (оловянный, стандартный размер №2),
1 комплект стеклянных или хрустальных флаконов,
1 телескоп,
1 медные весы.

Студенты также могут привезти с собой сову, кошку или жабу.

НАПОМИНАЕМ РОДИТЕЛЯМ, ЧТО ПЕРВОКУРСНИКАМ НЕ ПОЛОЖЕНО ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ.

- И всё это можно купить в Лондоне? – спросил я Хагрида, пряча хитринку в глазах.

- Да, если знать, где искать. – ответил Хагрид.

По Лондону мы гуляли долго. Очень долго. Так, пушистый северный зверёк долго, что я почти успел изучить центр города… «Почти», потому что бродили мы хаотично и бестолково, что не позволяло толком состыковать известные участки и заполнить пустоты. Когда на одной из оживленных улиц, полных всевозможных магазинчиков, Хагрид неожиданно свернул к одному из находящихся здесь заведений. Я тоже окинул его изучающим взглядом.

Оно было стилизованно под средневековую таверну и я бы не удивился, если бы оказалось, что построено оно тогда же и с тех пор и не ремонтировалось, и не убиралось. Два этажа. Когда-то белые, а теперь грязные серые стены. Деревянные окна со ставнями, такая же дверь и весящие над дверью несколько вывесок. На одной огромными буквами было написано «Дырявый котёл», а на второй был изображен этот самый котелок.

- Пришли. – сказал Хагрид, открывая дверь. – «Дырявый котёл» - известное местечко.

«Известное в определенных кругах» - добавил я про себя.

В прошлой жизни мне пришлось много путешествовать и уж чего-чего, а подобных заведений я навидался, наслушался и находился. Невзрачные кабачки. Не дорогие, не слишком приятные с виду и в большинстве своём совершенно не располагающее к тому, что бы в них зайти.

Большинство обывателей даже удивляются, как и почему они могут существовать. Я же отношусь к тем, кто знает ответы на эти вопросы. Просто, рано или поздно, по тем или иным причинам, но их облюбовывает определенная публика и использует эти места в качестве неофициальных залов для переговоров. И люди эти в основном из тех, с кем крайне не советуется встречаться на узкой тропе. Естественно, со временем эти бары переделывают под нужды этих самых людей. «Всё для дорогих клиентов», как говориться. Нет, посторонним сюда входить не запрещается (официально, по крайней мере), но не слишком приятная обстановка, грубая обслуга и завсегдатаи, бросающее на чужаков «ласковые» взгляды, отпугивают чужаков лучше любых запретительных вывесок.

Переступая вслед за Хагридом порог я невольно проверил, на месте ли заточки и как быстро они вынимаются.

Да, в прошлой жизни я много раз бывал в подобных заведениях и знаю основной их закон. Любой случайный посетитель с улицы легко может стать тут своим, если будет таковым по духу. А значит, скорее всего будет проверка. А новичков в подобных заведениях всегда проверяют кулаками.

Внутри, как я и думал, бар оказался тёмным и обшарпанным. Окна пропускали мало света. Пол, стены и потолок были оббиты деревянными досками. По всему залу в беспорядке стояли тяжелые, массивные деревянные столы и скамьи. Недалеко от входа волной извивалась барная стойка сделанная из натурального дерева. За ней, у стены, стояли деревянные же полки доверху заполненные бутылками всевозможных форм, размеров и видов. Освещалось же помещение множеством свечей. При этом подсвечниками им служили разные ёмкости, начиная от сломанных или выщербленных кружек и мисок и заканчивая разномастными пустыми бутылками.

Народа в заведении было не очень много. В углу сидело несколько пожилых женщин в довольно странных, на взгляд современного человека, одеждах. Явно не новых, но пошитых из качественных материалов. Они разговаривали, одна из них задумчиво курила трубку. Перед ними на столе стояло вино, разлитое по маленьким стаканчикам. В противоположном углу о чем-то спорили несколько мужчин, но было заметно, что их спор довольно доброжелателен и носит скорее дружеский оттенок. В центре что-то громко праздновала небольшая компания, а у стойки с барменом в стандартной, «серой» внешности сидели несколько мужчин. Один из них, сморщенный старичок похожий на грецкий орех, как раз беседовал с барменом. Разумеется, как только открылась дверь, на нас сразу все обернулись. Смерили изучающими взглядами и тут же отвернулись. Так бывает, когда в подобное заведение входит один из завсегдатаев.

- Тебе как обычно, Хагрид? – дружелюбно спросил у великана бармен.

Видимо, Хагрид здесь действительно завсегдатай. По крайней мере, его хорошо здесь знают.

- Не могу, Том, я здесь по делам Хогвартса. – ответил великан и с силой хлопнул меня по плечу. Я устоял. Хотя, честно говоря, это стоило мне некоторых усилий.

- Боже милостивый. – произнёс бармен, пристально меня разглядывая. При этом на его лице постепенно проявлялось выражение… Благоговения, что ли?...

- Гарри Поттер… какая честь!...

Он поспешно выбрался из за стойки, подбежал ко мне и схватил за руку.

Честно говоря, мне было слегка не по себе. Я не привык к такому пристальному вниманию. По роду деятельности мне положено оставаться в тени… Но стоило этому человеку коснуться моей руки, как что-то изменилось. Чувство чего-то теплого, родного и близкого поселилось в душе сияющими искорками, похожими на бурлящее шампанское.

Я посмотрел прямо в глаза этого, еще не старого, но уже далеко не молодого человека. В них стояли слёзы.

- Добро пожаловать домой, мистер Поттер. Добро пожаловать домой.

И я действительно понял это. Понял что чувствую. Я действительно пришел домой. Я дома!!!

- Спасибо… - сказал я.

Получилось невнятно. Мне было очень неудобно от всеобщего внимания. Голос плохо слушался, но он меня понял и улыбнулся.

В баре было тихо. Все смотрели на меня не отрывая глаз. Они забыли и о своих делах, и о разговорах… Просто смотрели, но сейчас их внимание меня не беспокоило. Легко потрескивая горели свечи. Язычки пламени танцевали, отбрасывая по царящему вокруг полумраку золотые искорки. Пахло деревом, пылью и алкоголем. Но эти запахи не были неприятными или противными. Наоборот, мне нравился этот аромат, потому что так пахнет дом. И совсем уж странно, но в этой тишине мне мерещился тихий перебор струн. Старая, но такая знакомая мелодия, и напевающий её тихий голос…

Я дома.

Внезапно, разом заскрипели отодвигаемые стулья. Мгновение и я уже обменивался рукопожатиями со всеми посетителями бара.

- Дорис Крокфорд, мистер Поттер. Не могу поверить, что наконец встретилась с вами.

- Большая честь, мистер Поттер, большая честь.

- Всегда мечтала пожать вашу руку… Я вся дрожу.

- Я счастлив, мистер Поттер, даже не могу передать насколько я счастлив. Меня зовут Дангл, Дедалус Дангл.

- Да, мы уже встречались. – пробормотал я. – Вы поздоровались со мной в магазине…

- Он помнит! – вскричал Дедалус Дингл, оборачиваясь к остальным. – Вы слышали? Он меня помнит!

Тонкий ручеек посетителей превращается в небольшую речушку. Казалось, я только и делал, что пожимал руки и отвечал на приветствия. И привычная стойкость сознания начала давать сбои. Я понял это потому что заметил, что не могу вспомнить всех, хотя и замечаю, что некоторые, например Дорис Крокфорд, подходят по несколько раз. Впрочем, я терпел. В первую очередь потому, что знал, сегодня, среди этих людей будет, по крайней мере должен быть один особенный. И я должен с ним познакомиться, потому что… Врагов нужно знать в лицо.

Наконец-то Хагрид отмирает и сам представляет мне очередного человека.

- Профессор Квиррелл!

«Маврос, внимание.» - дернул я кошку. – «Присмотрись к этому человеку, но аккуратно, он не должен тебя почувствовать».

Он схватил меня за руку. Я же со всем доступным мне вниманием всматривался в лицо этого человека. Молодой мужчина. Можно сказать, парень, лет двадцать – двадцати пяти. Неприметный. «Серый». Но всё же я его рассмотрел. Овальное лицо с волевым подбородком, тонкие губы, породистый, греческий нос и невероятно цепкие, серые глаза. Он выглядел донельзя растерянным и смущенным, но…

Но!...

Его рука, которую он протянул для рукопожатия совершенно не дрожала. Это была рука уверенного в себе, волевого мужчины. А его глаза смотрели очень цепко, словно выискивая во мне что-то, так же, как я выискивал в нём.

- Гарри, профессор Квиррелл – один из твоих будущих преподавателей.

- Рад познакомиться с вами, профессор. – легко поклонился я, высказывая уважение, которое положено высказывать ученику к своему преподавателю.

- П-п-поттер! – произнес, заикаясь. – Н-н-не могу п-п-передать, насколько я п-п-польщен встречей с вами.

- Взаимно, профессор! – отвечаю с улыбкой мальчика-паиньки. - Позвольте спросить, а что вы преподаете?

- Защита от Т-т-темных искусств. – произнес он так, словно ему самому было страшно. – Н-н-не то, что бы вам это было н-н-нужно, верно, П-п-поттер?

Он нервно рассмеялся своей шутке. Я же, честно говоря, не знал что ответить, но к счастью Квиррелл сам перевел разговор в другое русло.

- Как я понимаю, вы решили п-п-при-обрести всё необходимое для школы? А мне н-н-нужн-н-на новая к-к-книга о вампирах.

При этом вид у него был такой, словно его пугала сама мысль о вампирах.

Но толпа моих «фанатов» (Да, по-моему тоже звучит дико, но иначе этих умалишенных не назовёшь) была категорично не согласна с тем, что мое внимание целиком и полностью принадлежит одному… Квиррелла вскоре оттеснили. К моему безграничному счастью, вскоре зычный голос Хагрида перекрыл другие голоса.

- Пора идти… Нам надо еще кучу всего купить. Пошли, Гарри.

Кажется Дорис Кророкфорд еще успела пожать мне на последок руку, прежде чем Хагрид выдернул меня из этой толпы и вывел во двор. К моему огромному облегчению здесь было пустынно. Только мусорные баки и пара сорняков.

Ох…

Пушистый северный зверёк!!!...

Слишком много информации над которой нужно подумать… Ладно. Оставим её на потом, а пока будем придерживаться старой, доброй тактики большинства женщин. Ну и что, что я к ним больше не отношусь? Мудрость предков еще некому не мешала.

Говоря проще, я решил расслабится и получать удовольствие, а со всеми проблемами я буду разбираться потом.

«Маврос, ты там еще жива?»

«Вроде того.»

«Тогда слушай команду, сейчас смотри по сторонам, но так, чтобы тебя не заметили. От меня далеко не отходи, чтобы не потеряться. Просто смотри, наблюдай и что бы не случилось – ни во что не вмешивайся. Обсудим всё дома.»

«Ок, босс!» - отдала честь хвостом кошка и высунула из рюкзака любопытную морду.

- Ну, что я тебе говорил?! – ухмыльнулся тем временем Хагрид, смотря на мою ошарашенную физиономию. – Я ж тебе сказал, что ты знаменитость. Даже профессор Квиррелл затрясся, когда тебя увидел… Хотя, если по правде, он всегда трясётся.

О! еще один вопрос из копилки.

- Он всегда такой нервный?

- Да. Бедный парень. А ведь талантливый такой, да! Он пока науки по книгам изучал в полном порядке был, а потом взял… э-э-э… отпуск, чтоб кой-какой опыт получить… Говорят он в Черном лесу вампиров встретил и еще там одна… э-э-э… история у него с ведьмой… С тех пор он все, другим совсем стал. Учеников боится, предмета своего боится… Так, куда это мой зонт подевался?

«Ну еще бы ему всего на свете не бояться, когда у него в родном теле такая пакость живёт!» - фыркнула Маврос.

Быстро взглянув на Хагрида и удостоверившись, что он занят поисками зонта, а значит пока есть время, я решил всё таки быстро расспросить кошку.

«Какая пакость. Только предупреждаю, отвечать максимально быстро и подробно, потому что времени нас очень мало.»

«У него в теле еще одна сущность поселилась. Точнее, даже не сущность, а так, осколок, но довольно большой, сильный и злой.»

«Ох…»

Мне сразу стало очень неуютно. Нет, сочувствие к «коллеге по несчастью» у меня не прорезалось. Да, я эгоист до мозга костей и прекрасно помню, что он при ближайшей возможности меня убьет, а мне очень хочется жить и, желательно, долго и счастливо. Меня беспокоило то, что у меня внутри тоже есть две сущности, которые, как до меня запоздало дошло, вполне могут влиять на меня и мои решения… И от этого, от власти, которую они гипотетически могут надо мной получить мне стало страшно…

«Маврос, а ты можешь отслеживать сущности и влияние которое они оказывают?»

«Конечно. Я ведь ими питаюсь. А тебе зачем?»

«У меня внутри, если ты не забыла, кроме моей собственной еще две души…»

«А! Об этих можешь забыть. Их больше нет. Ты их в процессе переваривания превратила в энергию и уже успела потратить, так что от них уже ничего и не осталось. Ты – это только ты.»

«От них совсем ничего не осталось? Мне случаем никакие способности не передались?»

«От них – ничего. А способности передались. От этого нытика ты получила магическую силу. Огромную магическую силу. Светлую. Ну и от второго кусочек темной магической силы. А еще у тебя их память.»

«Там есть знания о магии?»

«Есть, и довольно много. Если хочешь, я могу её пробудить, ну, что бы ты мог пользоваться их знаниями, как своими собственными…»

«А сейчас не так?»

«Сейчас они лежат у тебя, библиотекой и ты по-моему, даже не знаешь, что они у тебя есть.»

«Хорошо. Давай.»

«Нужно спокойное место и много времени.»

«Тогда давай подождем до дома. Там и проведём.»

«Как скажешь.»

Тем временем Хагрид всё-таки нашел свой зонт и принялся стучать его кончиком по кирпичам в стене. Я подался ближе, стараясь запомнить. Всё-таки, это единственный известный мне путь на Косую алею… Мало ли… Вдруг пригодиться…

Хотя… Вообще интересное место они для прохода нашли… Возле мусорников. Так и чешется язык поинтересоваться, ни намёк ли это и если да, то на что?

Тем временем Хагрид нажал на нужные камушки и «Сим-Сим» открылся, образовывая старинную каменную арку. За ней открылась узкая, извилистая улица, по бокам от которой торчали множество мелких магазинов и магазинчиков.

- Добро пожаловать в Косой переулок, Гарри. – произнес Хагрид.

Мы прошли через арку и она тут же закрылась за нашими спинами, превратившись в глухую стену.

«Вау!» - буквально закричала Маврос, сильнее вытягивая шею. А я…

Я улыбнулся.

Солнечный луч, отразившись от блестящих, новеньких котелков, ударил мне в глаза золотым светом.

«Котлы. Все размеры. Медь, бронза, олово, серебро. Самопомешивающиеся и разборные.» - прочитал я вывеску над магазином.

- Ага, такой тебе тоже нужен будет. – сказал Хагрид, заметив мой интерес. – Но сначала надо денежки твои забрать.

Честно говоря, именно в этот отрезок времени я достовернее всего походил на ребёнка. Одной рукой я вцепился в руку Хагрида, дабы случайно не потеряться. И нечего смеяться! Я лучше себя знаю! Раз вцепился, значит такая возможность действительно была! И крутил головой, желая увидеть как можно больше.

А посмотреть было на что…

Какое кино? Какая нафиг плёнка? Разве может скудный, человеческий кинематограф передать такое?

Нестройный ряд разнообразных магазинов. Яркие вывески и витрины украшенные иллюзиями – одна другой лучше. А уж сами товары… Да, мне было интересно всё! И котелки, и баночки с непонятными зельями, и местные «Канцтовары» и одежда, и еда… А еще между всеми этими заведениями ходили, стояли, бегали маги. Самые настоящие маги. Одетые в замысловатые одежды разных эпох. Вы думаете Волшебники носят лишь мантии? О нет. Здесь были и сюртуки, и рубашки, и даже современные деловые костюмы и джинсы. И всё это самых разнообразных цветов и пошито из разных тканей, украшено вышивкой и аксессуарами… И пусть многие из них напоминают актеров кино, которые массово, выбегая на перерыв, похватали и поодевали на одежду первое что попалось под руку. Зато все настоящие. И всё настоящее. И вообще…

Как же это объяснить? Как описать ощущение чуда, которое охватило душу? И что это значит для того, кто всю жизнь ждал чуда? Ждал, не смотря на то, что знал: чудес не бывает. А если и случаются – то не с ним. Потому что него есть и будет лишь война, боль и смерть. Но чудо произошло. И оно не просто рядом. Оно вокруг меня.

Женщина в зелёной мантии у одного из магазинов, который я про себя прозвал «аптекой» тихо возмущается себе под нос:

- Печень дракона по семнадцать сиклей за унцию – да они с ума сошли!

Из мрачного на вид магазина доноситься тихое уханье. «Торговый центр «Совы». Неясыти обыкновенные, сипухи, ушастые и полярные совы.» - написано на вывеске.

У магазинчика через дорогу, уткнувшись носами в витрину, стоят несколько мальчишек примерно моего возраста и что-то оживленно обсуждают.

- Смотри! – донёсся до меня урывок разговора. – Это новая модель «Нимбус-2000», самая быстрая!

Мантии и телескопы, странные серебряные инструменты и глобусы, бочки с селезенками летучих мышей и глазами угрей, пирамиды из книг с заклинаниями и кипы пергаментов, перья и бутылки с зельями. Всё это реально, всё это вокруг меня.

- «Гринготтс». – наконец торжественно объявил Хагрид, указывая на облицованное белым мрамором приземистое здание.
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 17:07 | Сообщение # 11
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
И именно здесь, на огромной мраморной лестнице до меня окончательно дошло. Я понял и принял себя.

Я – Гарри Поттер.

Нет, я понял это давно. Но принял это и всё, что с этим связано только сейчас.

- Я не обещаю быть хорошим мальчиком. – прошептал я непослушными губами, смотря прямо в голубое небо покрытое белыми кудряшками облаков. – Я никогда не даю обещаний, которые не смогу сдержать. Но обещаю, что проживу эту жизнь так, что потом в Аду скажут: «Извините, но у нас здесь приличные люди».

Не знаю, услышали ли они меня. Они не ответили. Но на душе почему-то было легко и хорошо.

- Гарри! Ну что ты там застрял! – окликнул меня Хагрид.

- Иду! – отозвался я, бегом кидаясь к монументальным дверям единственного магического банка.
 
cemka125Дата: Пятница, 06.02.2015, 17:10 | Сообщение # 12
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 6.
Деньги – деньги, дребеденьги,
Позабыв покой и лень.
Делай деньги, делай деньги,
А остальное всё дребедень,
А остальное все дребедебень.
Мультфильм «Остров сокровищ».

Банк «Гринготс» поражает с первого взгляда. Во первых, это здание изрядно возвышается над всеми остальными. Его ширина не уступает высоте, из-за чего оно кажется массивным. При этом большинство помещений, как известно, спрятаны под землей. Оно имеет круглую форму, куполообразную крышу, не имеет окон и полностью, от шпиля до пола облицовано белоснежным мрамором. Единственным исключением является золотая надпись на фасаде. Эдакий белоснежный камень, который, стоит обвалить вход, закупорится, и фиг кого оттуда достанешь. И это, кажется можно было легко сделать. Да, шикарная мраморная лестница, каскадом расходящаяся от небольшого крыльца и монументальные двери впечатляли, как и шесть стройных колон. Но я достаточно разбираюсь в архитектуре что бы понять. Стоит их повалить, а для этого хватит и небольшого толчка, то потолок крыльца обвалиться и перекроет единственный вход. Конечно, этот плюс легко мог стать недостатком. Ловушкой для тех, кто окажется внутри… Но не в жизни не поверю, что там нет запасных тайных ходов.

У входа ярким пятном выделялся некий субъект в костюме привратника. Бордовая, обшитая золотым шитьем ливрея, смешная шапочка, прямые, черные брюки… Конечно, всё это было интересно, но совершенно терялось рядом с телом. Представьте себе подростка лет тринадцати-четырнадцати. Худощавого, нескладного… Ага. Только ладони, кисти рук и ступни увеличьте до размера ласт, в которых обычно плавают аквалангисты и добавьте на пальцы огромные когти. Теперь удлините шею, чтоб как у среднестатистического гуся. И по длине и по толщине. И посадите на неё идеально круглую голову из которой торчат только огромный, крючковатый нос и два острых уха, каждое размером с лопух. Рот от уха до уха, с тонкими губами. И глаза маленькие и колючие, без белков. Ну и обтяните всё это серо-зелёной кожей. Вот это и будет гоблин. Ага! Я тоже думаю, что они просто лапочки. Не в моём вкусе, конечно, но некий шарм определенно присутствует. Плюс экзотичность…

- Да, это гоблины. – сказал Хагрид, заметив мой интерес.

Привратник поклонился, когда мы прошли мимо него. Пройдя эти двери, мы кстати попали не в холл, а в небольшой коридорчик заканчивающийся еще одними, на этот раз серебряными дверями. На них был выгравирован небольшой стих.

Входи, незнакомец, но не забудь,
Что у жадности грешная суть,
Кто не любит работать, но любит брать,
Дорого платит – и это надо знать.
Если пришел за чужим ты сюда,
ОТСЮДА ТЕБЕ НЕ УЙТИ НИКОГДА

Хороший стих. Мне понравился. Эдакое милое приветствие с тонким намёком на толстые обстоятельства. Конечно, нормального человека оно должно было заставить вести себя прилично… А по мне – так звучит как вызов. Так и хочется попробовать свои силы.

- Я ж тебе говорил, нужно быть сумасшедшим, что бы попытаться ограбить этот банк. – сказал Хагрид.

Угу. Я всегда знал, что у меня проблемы с мозгами.

Еще двое привратников встретили нас когда мы вышли из дверей и оказались в огромном мраморном холле. Он был круглой формы и заканчивался потолком куполообразной формы. Отсюда в разные стороны вело двенадцать дверей, а между ними за высокими, полукруглыми стойками сидела сотня гоблинов. Они разговаривали с людьми, делали записи в огромных книжках, взвешивали монеты, изучали с помощью лупы драгоценные камни… Еще столько же шныряло туда – сюда по залу. Они впускали и выпускали людей, переносили и перевозили вещи… Иными словами – робота кипела.

Мы с Хагридом подошли к одной из стоек.

- Доброе утро. – обратился великан к гоблину. – Мы тут пришли, чтоб немного денег взять… э-э-э… Из сейфа мистера Гарри Поттера.

- У вас есть его ключ, сэр? – флегматично поинтересовался гоблин.

- Где-то был. – ответил Хагрид и начал вываливать на стойку содержимое своих карманов.

Я же прибывал в тихом шоке. Вот он, банк который невозможно ограбить! Ха! И моё презрительное Фи три раза. Это ж уму не постижимо! Они допускают любого человека к любому сейфу, даже чужому, если у того есть от него ключ. Не удивительно, что этот банк ни разу не грабили. Серъёзные грабители просто до него не добрались. Зачем? Ведь достаточно спереть ключ от ячейки, что легко сделает любой карманник и наведаться в банк раньше, чем хозяин сообщит о пропаже.

Ладно. Разберёмся.

- Нашел! – тем временем вскричал Хагрид и протянул гоблину маленький золотой ключик.

Гоблин тщательно его осмотрел.

- Кажется всё в порядке.

- И у меня тут еще письмо имеется… э-э-э… от профессора Дамблдора. – с важным видом произнёс Хагрид выпячивая грудь. – Это на счет Вы-Знаете-Чего в сейфе семьсот тринадцать.

Гоблин изучающее прочитал и письмо.

Моё же внимание привлекли люди за соседней стойкой. Я конечно не слишком разбираюсь в таких вещах, но по-моему речь шла об обмене магических денег на магловские…

- Прекрасно. – сказал он, возвращая письмо Хагриду. – Сейчас вас отведут вниз к вашим сейфам. Крюкохват!

Пока Крюкохват дошел до нас, я успел задать свой вопрос.

- Простите, а разве можно поменять магические деньги на магловские?

- Разумеется мистер Поттер. – со всей серьёзностью ответил Гоблин. – Как и из магловских в магические. Несмотря на то, что магический мир почти автономен, у многих магов порою возникают дела в магловском мире и разумеется, им требуются магловские деньги.

- И какой курс?

- Один магический галлеон на пять фунтов или девять долларов. Вам ведь знакомы магловские деньги?

- Да, спасибо.

- Гарри! – не выдержал Хагрид. – Зачем тебе это?

- На всякий случай. – ответил я.

Хагриду я конечно доверяю, но не настолько, чтобы рассказывать о своих, не совсем законопослушных планах. К счастью, у меня в запасе была чудесная тема для разговора.

- Так что это за Вы-Знаете-Что в сейфе семьсот тринадцать?

- Э-э-э…

С толку я его определенно сбил.

- Пойдём Гарри. Вот наш провожатый.

И мы пошли в след за подошедшим Крюкохватом, который, кстати, тоже оказался гоблином.

Можно сказать, обошлось. Хагрид и думать забыл о моём интересе. Да и гоблин за стойкой кажется довольным. То ли ему понравился мой интерес, то ли устроенное представление, то ли еще что-то… Но на его губах появилась премерзкая ухмылка, а когда Хагрид отвернулся, то он даже мне подмигнул. Я послал ему ответную улыбку и пошел вслед за провожатым.

Крюкохват привел нас в помещение через которое проходили рельсы. На них стояла тележка. Хорошая такая, комфортабельная, с мягкими сидениями, напоминающая детский паровозик. Мы с Хагридом устроились на одном сидении, Гоблин – на предназначенном нам месте и тележка тронулась.

Ну… Как это можно описать? Вы в Лунапарке на Американских горках катались? Вот примерно тоже, только вагончик всего один и скорость пожалуй побольше, а так то же самое. Лично мне очень понравилось. Мы на безумной скорости проносились по тоннелям, пещерам и тому подобному. Оказывается в банке цивилизовано выглядели только верхние помещения. Подземелья же как подземелья и выглядели. Точнее, как дикие пещеры. Камни, сталактиты, сталагмиты, бездонные пропасти, а кое-где и летучие мыши… Да, я – адреналиновый наркоман и вовсю ловил кайф от экскурсии.

В один момент, даже, забывшись, я попытался свеситься через край и посмотреть, что там на дне пропасти. Но Хагрид схватил меня за шиворот и вернул на место.

- Больше так не делай.

Я недоумевая посмотрел на него. Великана было не узнать. Он был не просто бледным – зелёным.

Угу. А я как-то совсем забыл, что у него во время гонок на тележках морская болезнь начинается…

Нет, издеваться над великаном я не стал. Тем более, что и так знаю, чем сталактиты отличаются от сталагмитов. Одни растут сверху-вниз, другие – снизу-вверх. А в процессе они часто сливаются и создают соляные столбы.

Наконец-то мы остановились перед небольшой дверью в стене. Хагрид выбрался из тележки, опёрся о стену и стоял так довольно длительное время, тяжело дыша. При этом колени у него сильно дрожали. Крюкохват же отпер дверь. Вначале оттуда вылетело облачко зеленоватого дыма. И что этот дым не совсем безопасен было понятно и идиоту. Когда же он рассеялся, я увидел горы золота. В прямом, вашу мать, смысле горы!!!

Да, истинные размеры этого помещения определить было нельзя, потому что его полностью заслоняли стопки золотых, серебряных и бронзовых монет, сложенные так аккуратно, что напоминали стены.

У меня просто перехватило дыхание. Даже если их здесь всего столько, сколько я вижу, этого мне хватит не только на учебу, но и на целую жизнь и это при том, что я работать не буду, да еще и детям останется!

- Это всё твоё, Гарри. – улыбнулся Хагрид.

Угу.

А теперь главное, не поддаваться панике, эгоизму и тщеславию.

Вдох выдох. Успокоились. И начинаем собирать деньги.

Да, в отличии от Гарри, я их не просто покидал в сумку, а тщательно пересчитал, что бы знать, чего и сколько здесь осталось. Остальное, до поры до времени решил оставить здесь. Вряд ли их кто-то украдёт, да и хранить их мне по большому счету негде. Так что пусть пока остаются здесь, целее будут. Тем временем Хагрид учил меня обращаться с местной валютой.

- Золотые – это галлеоны, - объяснял он – Один галлеон – это семнадцать серебряных сиклей, а один сикль – двадцать девять кнатов, это просто, да?

Я кивнул, хотя система пересчета оказалась довольно неудобной.

- Ладно, тебе этого на пару семестров хватит, а остальное пусть тут лежит. – он повернулся к гоблину. – А теперь нам нужен сейф семьсот тринадцать… э-э-э… Пожалуйста, нельзя ли помедленнее?

- У тележки только одна скорость. – ответил Крюкохват, как мне показалось, злорадно скалясь.

Мы снова погрузись в тележку, но на этот раз я бережно прижал рюкзак к себе. Что б ветром не сдуло. Ну и, естественно, попросил Маврос следить за сумкой, чтоб ничего не потерялось и никто ничего не утащил. Кошка на это только согласно мяукнула. Она у меня вообще очень хозяйственная.

Вторая поездка была такой же как первая. Скорость, свист ветра и адреналин. Кайф, одним словом. Разница, пожалуй, была лишь в том, что на этот раз мы спускались еще ниже, а Хагрид был еще зеленее. Остановились мы в результате перед такой же дверкой как та, что преграждает дорогу в мой сейф. Правда у неё не было замочной скважины и всю её поверхность покрывали замысловатые узоры.

- Отойдите. – важно сказал Крюкохват.

Мы послушались. Он же как-то по-особому коснулся двери и она просто растаяла.

- Если это попробует сделать кто-то, кроме работающих в банка гоблинов, он окажется в ловушке. – важно и самодовольно объяснил Крюкохват.

На его лице снова появилась самодовольная улыбка маньяка.

Я тоже улыбнулся. Этот гоблин даже чем то мне нравился. Нет, он не был самодовольным или спесивым. Просто он всею душой любил свою работу и очень гордился своей должностью. А так же теми «сюрпризами» и «подарками», которые здесь подготовили для возможных недругов. Он был профессионалом и в этом плане я его действительно прекрасно понимал. Ведь я когда-то тоже гордился каждой своей бомбой, каждым выстрелом и каждой, проведенной операцией…

- И как часто вы проверяете, нет ли там кого внутри? – поинтересовался я.

- Примерно раз в десять лет. – ответил Крюкохват и его улыбка стала еще шире.

- Кстати, мистер Поттер, после того, как мы поднимемся наверх, вам следовало бы пройти к одному из наших работников, дабы уладить некоторые юридические вопросы. И желательно без… -- он быстро указал глазами на великана.

- Я понял. – кивнул я и ему не пришлось уточнять без кого именно мне следует зайти к их сотрудникам. – Хорошо. Мне следует обратиться к кому-то конкретному?

- Да. Я вас провожу, если не возражаете.

- Буду благодарен.

Тем временем Хагрид вернулся. С той точки, где мы стояли я видел, как он подобрал с пола небольшой коричневый свёрток. И спрятал его в одном из своих многочисленных карманов.

- Пошли обратно к этой адовой тележке и не разговаривай со мной по дороге. Будет лучше, если я вообще буду держать рот закрытым.

Еще одна бешеная гонка на тележке и мы уже стоим в том же зале, откуда начали путь. Хагрида куда-то увели, а меня Крюкохват повел за собой куда-то вглубь и наверх. Вначале мы прошли из центрального холла с куполом в коридор с колонами. Оттуда поднялись на второй этаж, где изгибался полукругом безликий коридор, со множеством дверей, которые, в свою очередь, отличались лишь надписями на золотых табличках. Гоблин подвел меня как раз к одной из таких дверей и дал понять, что мне туда.

- Благодарю. – сказал я гоблину и вошел.

Если честно, я немного нервничал. В «первоначальном сценарии» не говорилось ни о каких документах, но я вспомнил о разнице между тем, что было в книжке вообще и тем, что я имею на сегодняшний момент… Не состыковок было много, начиная с дяди Вернона и заканчивая тем же банком. И вообще! В чем я был уверен – так это в своих силах. Если что… Нож в горло, потом идём, забираем деньги, Маврос поможет впихнуть эту гору золота в сумку, расширив её третьим измерением, а там рвём когти куда подальше. В Австралию, например, или в родную Россию… Построим себе домик где-нибудь, посреди леса, переведём местное золото в нормальную валюту и будем придаваться ничегонеделанию…

Угу.

И кого я обманываю? Нет, дело не в том, что я не смогу уйти. Я не смогу бросить весь этот мир с его проблемами. Я уже принял это тело и эту жизнь, так что… если я куда ни будь и съезжу, к черту на куличики, то только на каникулах.

Кабинет оказался небольшим и стильным. В смысле, выдержанным в одном стиле со всем зданием банка. Стены, пол, потолок и мебель – всё из белого мрамора. Да и мебели той… Шкаф, стол и два кресла. Ну а за столом сидит, естественно, гоблин.

- Шыподав. – представился он. – А вы мистер Гарри Поттер, я полагаю.

- Да. – ответил я. – Мне сказали, что вы хотели меня видеть.

- Да. И тому есть несколько причин. Времени мало, так что с вашего позволения я начну.

Я только кивнул.

- Прежде всего, положите руку на этот артефакт, чтобы я мог точно удостовериться, что вы – это вы.

Мне протянули мраморную полукруглую подставку. Я послушно положил туда руку. Не знаю конечно, что это за гадость, но не сделать этого я просто не мог. Во первых – слишком подозрительно, а во вторых – это бы только отняло время. В конце концов, если что, у меня еще вторая рука есть. Подставка тем временем замигала и что-то выдала. Почему что-то? Потому что для меня это всё выглядело как куча разноцветных огоньков складывающаяся в непонятные знаки.

- Итак, вашу личность мы подтвердили. Вы действительно Гарри Джеймс Поттер, последний ныне живой маг из рода Певереллов. В связи с этим я должен вас уведомить, что у вас имеется наследство, точнее уже имущество, являющее собой Девять миллиардов галлеонов, не считая семейных украшений и артефактов. Но распоряжаться данным имуществом вы сможете лишь после своего совершеннолетия.

- Должен вас уведомить, что сегодня я взял из сейфа некую сумму…

- Да. Не волнуйтесь по этому поводу. Сейф у которого вы сегодня были – всего лишь расчетный счет, где находится некая сума, предназначенная для текущего пользования. Иными словами эти деньги были оставлены вашими предками как раз на случай если их наследник останется без поддержки взрослых родственников до своего совершеннолетия. Они предназначены вам на учебу, но вы можете тратить их по своему усмотрению.

- Сколько в этом сейфе?

- Миллион галеонов.

- А остальные, если я правильно понимаю распределены по совершенно иным хранилищам?

- Вы правы.

- Министерство, или кто либо еще, кроме меня и работников банка о них знает?

- Нет. Это конфиденциальная информация. Посторонние, будь то друзья, дальние родственники, опекуны или работники министерства не могут иметь к ним доступ согласно основному своду законов.

- Можно вас попросить?

- Если мы сможем это сделать…

- Думаю сможете. Не говорите пожалуйста об этой части наследства никому, не говорите. Никому. Кто бы не пришел, что бы ни говорил и чем бы ни угрожал.

- С удовольствием. Более того, могу предложить, чтобы и после вашего совершеннолетия в декларации указывался только один миллион.

- Это законно? В смысле так можно?

Гоблин ухмыльнулся.

- А вот это очень интересный вопрос, мистер Поттер. Как известно, в единую систему магический мир соединился относительно недавно, всего пару столетий назад. Мы слишком не доверяли друг-другу, и поэтому так долго поодиночке. Тогда же был написан и принят Статут Законов. Он един, неизменен и не подлежит ни изменениям ни корректировке. Таким образом министерство может сколько угодно вносить поправки и придумывать новые правила, но по факту они не способны внести никаких изменений. Так вот, в этом законе есть глава, в которой прописаны и налоговые изменения. Но что бы точнее объяснить картину, думаю следует начать с другого конца. Зачем мы вообще объединились? Ведь маги по своей натуре жуткие индивидуалисты, не говоря уже об иных расах... Что могло заставить нас навсегда позабыть про воины и распри? Ответ прост. Жизнь. Мы хотели жить, и для этого нам потребовалось объединиться, что бы иметь возможность противостоять маглам, которые с каждым годом становились всё сильнее. Выход был только один. Мы должны были скрыться. Мы должны были жить так, что бы они не просто забыли, но даже перестали считать наше существование возможным. Для этого и было создано Министерство. При чем, спросите вы, тогда здесь налоги? Всё просто. Те кто писал кодекс прекрасно понимали, что для работы новосозданной организации понадобятся деньги. Но они не были дураками и создавая законы помнили, что жить по ним придется им самим. А за период магических воин многие маги, не говоря уже о семьях и родах успели скопить весьма недурственные состояния, способные поспорить с состоянием самого короля. И еще они понимали, что знание об этом факте может в будущем создать им и их потомкам большие проблемы. Поэтому вычислили максимальную сумму, с которой любое существо может считаться недостижимо состоятельным. Почему именно миллион... Сложно сказать но факт остаётся фактом. Поэтому в официальных документах вы не найдёте волшебников, чьё состояние было бы больше миллиона. С которых вычитается один процент налога, то есть десять тысяч. Согласитесь, мистер Поттер, тысячи в месяц должно с избытком хватить, что бы обеспечить безопасность для одного скромного мага. А если этих денег, при добропорядочном поведении мага конечно, не хватает... То кому то стоит провести финансовую проверку.

- Спасибо вам большое. И еще, позвольте вопрос. Кто-нибудь уже, простите за выражение, пытался наложить лапу на эти деньги?

- Не извиняйтесь, это выражение как нельзя лучше подходит к подобным действием. Да, вашим наследством неоднократно интересовался Альбус Дамблдор, директор Хогвортся… Вы понимаете, о ком идёт речь?

- Я о нём наслышан, но лично мы не знакомы…

- У вас есть еще вопросы?

- Нет. Пожалуй пока нет… Я должен еще что-то заполнить?

- Нет. Вы можете быть свободны.

- В таком случае искренне благодарю вас за всё что вы для меня сделали.

Я низко поклонился гоблину. И пусть остальные думают и делают что хотят. Он мне помог и это само по себе многого стоит. Особенно в нашем эгоистичном мире. А во-вторых гоблин действительно вызывал моё искреннее уважение. Во-первых, он – хороший профессионал. А что до изворотливости, хитрости и некоторой чопорности… Ну так и я не святой. У всех свои недостатки.

В холл я вернулся раньше Хагрида. Но он пришел буквально через пару минут. По злорадной и немного самодовольной ухмылке Крюкохвата я понял, что гоблины специально задерживали наивного великана.

- Пойдём Гарри. – кивнул он мне.

Уже за его спиной я легко поклонился, даже скорее кивнул, Крюкохвату и поспешил в след за ним.

На дворе по-прежнему стоял ясный, солнечный день.

Настроение тоже было прекрасным. Ну а как ему быть другим? Тепло. Хорошо. Над головой голубое небо. Прямо пере до мной сияет во всей своей красе Косой переулок. И вообще… Солнышко светит, птички поют, лёгкий ветерок ласкает кожу и нежно треплет волосы…

Так что я вприпрыжку спускался по мраморным ступеням лестницы.

Маврос тоже что-то довольно напевала, не вылезая, впрочем из сумки. Сокровища наши сторожит, умница моя…

Да, деньги всем повышают настроение. Особенно, если их много. И не надо мне напоминать, что «деньги – зло». На это я обычно вспоминаю откровение одного моего друга:

«Деньги – зло. Вот выйдешь на базар и вечно зла не хватает…»

Я и так прекрасно это знаю. Да большая половина моих «клиентов» отправилась на тот свет исключительно из-за них. Точнее, потому что их деньги кому-то очень понравились. Ну и что? От этого я их меньше любить не стану.

Нет, я не жадный. Я просто… Бережливый.

Хагрид довел меня до одного магазина. Симпатичного такого. С большими окнами в которых стояли манекены в замысловатых костюмах. Между и вокруг них порхали, оставляя за собой шлейф из пыльцы крохотные феи. Над входом же, прямо по голубой штукатурке было написано: «Мадам Малкин. Одежда на все случаи жизни».

- Ну что, надо бы купить тебе форму. – сказал великан и кивнул в сторону магазина.

Угу. А то я не догадываюсь, куда мы пойдём, стоя прямо у входа в него.

- Слушай Гарри, ты… э-э-э… Не против, если я заскочу в «Дырявый котёл» и пропущу стаканчик? Ненавижу я эти тележки в «Гринготсе»…

Ну конечно же, я его отпустил изо всех сил скрывая, как я на самом деле рад избавиться от соглядатая.

Мысленно потирая ручки я повернулся к двери. Открыл. Вошел внутрь, под тихий звон колокольчика…

И понял, что вляпался…
 
cemka125Дата: Вторник, 10.02.2015, 17:47 | Сообщение # 13
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 7.
Забытое время, веселые Боги,
И время идти от дороги к дороге,
Закручивать небо спиралью, коктейлем в крови.
Ломаться улыбкой, притягивать взглядом,
И быть для тебя драгоценнейшим ядом,
Что поит дождем вечно ждущие руки любви.

Jam «Здесь всё для тебя»
(с небольшими изменениями).

Я попал.

Я понял это сразу, как только вошел в магазин и увидел его.

Он стоял на небольшой табуретке и рой золотистых фей носился вокруг него, подшивая и укладывая черную мантию.

Худощавая, изящная фигура. Лицо с тонкими, аристократичными чертами. Бледная кожа. Удивительно красивые глаза необычного, серо-голубого оттенка. Такого цвета бывает небо перед дождем, или лед на озёрах… Но главное волосы. Довольно длинные, тщательно зачесанные назад волосы цвета бледного золота…

Он обернулся на звук колокольчика и посмотрев на меня своими невероятными глазами, где среди серых облаков затерялся золотой лучик озорства улыбнулся. И увидев эту улыбку… Удивительно светлую, чистую и в то же время полную озорства и лукавства… Я понял что попал…

Хотя… Это еще мягко сказано.

Попал…

Я влюбился.

Причем так, как я всегда умудряюсь влюбляться. То есть с первого взгляда, сразу, полностью и надолго. Со всеми потрохами, всеми фибрами души…

Я влюбился.

И мне можно сколько угодно говорить что здесь и сейчас не место, не время и вообще этот симпатичный блондин – урод, гад, сволочь, эгоист, самовлюбленная скотина и вообще, что ты в нем нашел?

Бесполезно.

Потому что я, чтоб к вам пушистый северный зверёк на ПМЖ перебрался, уже влюбился.

И, поверьте на слово, в моём случае это уже диагноз.

Ладно…

Умирать – так с музыкой.

Усилие мысли, и я снова слышу перебор струн, а в крови начинается пожар. Великолепное чувство. Прекрасное настолько, что его можно сравнить с сексом. И опасное. Очень опасное.
Потому что именно в таком состоянии я обычно и совершаю самые безрассудные из своих поступков.

Я украдкой бросил на себя взгляд в зеркало.

Волосы растрепались, но это даже к лучшему.

Расстегнуть куртку.

Медленно…

Так, что бы его взгляд сам, поневоле проследовал за моей рукой.

А под ней…

Тёмно синяя футболка давно стала слишком маленькой и короткой, так что сейчас больше напоминала топ, но так даже лучше. Ведь она так хорошо облегает мою фигуру… А в сочетании с слишком большими, мешковатыми брюками вообще прекрасно. Остаются открытыми пупок и низ живота. А уж с этими несколькими ремнями, что так удачно подчеркивают линию талии…

На твоих щеках появляется румянец. Нежный, трогательный, словно лепестки чайных роз. Ты опускаешь глаза и я улыбаюсь. Победно и зовущее одновременно.

Попался!

Ко мне подходит женщина. Довольно низенькая пышка со светлыми волосами, свитыми в крупные кольца. Мантия на ней больше напоминает пончо, из-под него торчит пышная юбка платья до колен и высокие сапоги на тонкой шпильке и довольно оригинальная шляпка. Всё розового цвета, хотя и ярких оттенков. Ненавижу этот цвет, но должен признать, ей идёт. Как и эта яркая помада вульгарного, малинового цвета.

Она окидывает меня оценивающим взглядом, из-под накладных ресниц и облизывает полные губы.

Что, нравлюсь, тётенька? Должен признать, вы тоже ничего, но увы, во-первых слегка для меня староваты, а во вторых моё сердце уже занято.

- Едем учиться в Хогвартс? – спрашивает она, накручивая локон на пальчик с хорошим маникюром. – Ты пришел по адресу, у меня тут как раз еще один клиент к школе готовится.

Она проводила меня вглубь магазина и дождавшись, пока я стану на скамеечку возле тебя, упорхнула к новым клиентам, оставив на попечение своих крылатых помощниц.

И вот мы с тобой почти вдвоём. Рядом. Близко…

Я слегка, будто невзначай, опускаю очки и кидаю на тебя взгляд полный восхищения и желания.

Ты улыбаешься еще шире и говоришь:

- Привет.

- Привет, – отвечаю безразлично. Так, словно мне нет до тебя никакого дела.

- Тоже в Хогвартс?

- Да.

Короткий ответ. Всего две буквы, но я вижу как ты буквально расцветаешь.

- Мой отец сейчас покупает учебники, а мать смотрит волшебные палочки. – говоришь ты довольно спокойно, даже лениво, словно нарочно заставляя себя растягивать слова. Подражаешь кому-то? Ну-ну… - А потом я потащу их смотреть гоночные мётлы. Не могу понять, почему первокурсникам нельзя их иметь. Думаю, мне удастся убедить отца, что бы он купил мне такую… А потом как-нибудь тайком пронесу её в школу…

Ты милый. И забавный. Делишься такими планами с первым встречным… Какой ты еще ребёнок…

Хотя нет. Просто это я получился не по годам продвинутым.

- А у тебя есть метла? – вдруг спрашиваешь ты с неподдельным интересом.

- Нет. – отвечаю как можно спокойнее, не замечая, как губы медленно расплываются в улыбке.

- А в квиддич ты играешь?

- Нет.

- А я играю. Отец говорит, что будет преступлением если меня не возьмут в сборную факультета, и я тебе скажу: я с ним согласен. Ты уже знаешь, на каком будешь факультете?

- Нет.

Уже третий раз за весь разговор. Наверное, в твоих глазах я кажусь редким идиотом… Впрочем, я даже рад этому. Рад, что весь наш диалог уже расписан по репликам и мне не нужно ничего придумывать. Потому что, боюсь, если бы я отвечал сам, то казался бы еще большим дураком чем сейчас.

- Ну, вообще-то никто заранее не знает, это уже там решат, но я знаю что буду в Слизерине, вся моя семья там была. А представь, если определят в Пуффендуй? Тогда я сразу уйду из школы, а ты?

- Ну-у-у…

Неопределенно тяну, медля с ответом.

Что я могу тебе ответить?

Что больше всего мне хотелось бы попасть с тобой на один факультет, при том в одну спальню, а в идеале так и спать в одной кровати? Угу. А ты после этого меня пошлёшь. Далеко и надолго. И причем, далеко не туда, куда бы мне хотелось. И я тебя за это не виню. Сам бы послал. А особо настойчивым сломал бы, вначале пальцы, потом, если бы не поняли и предприняли вторую попытку – руку. А особо не понятливым – шею. В четвёртый раз, как ты понял, никто бы не пришел, потому что со свёрнутой шеей люди не живут…

- Ну и ну, ты только посмотри на этого!

Уже разворачиваясь в сторону витрины я догадывался, что, а точнее, кого собственно я там увижу.

Так и есть! Хагрид!!!... Стоит у витрины. Лыбится во все тридцать два или сколько их там у него? И кивает на два стаканчика с мороженным у себя в руках.

Угу.

Я просто счастлив.

Нет, я конечно люблю мороженное. Особенно шоколадное. И даже очень… Но нельзя было прийти немного позже…

Хотя…

Какая разница?

- Это Хагрид. – говорю, мысленно матеря великана на всех известных языках. – Он работает в Хогвартсе.

- А-а-а… - тянешь. – Я слышал о нём. Он там что-то вроде прислуги, да?

Можно и так сказать, но я тебе этого не покажу. Никогда не стоит недооценивать окружающих, милый. Особенно, если ты ничего о них не знаешь. Эх… Солнце ты моё… Что ж мне с тобой делать? А с собой?

Ладно…

По ходу дела разберёмся.

А пока…

- Он лесник. – говорю, незаметно но ощутимо добавив в голос льда.

- Да, точно. Я слышал, он настоящий дикарь. Живёт в хижине на территории школы и время от времени напивается и пытается творить чудеса, а все кончается тем, что вспыхивает его собственная постель!

Улыбка так и рвётся наружу. Приходится на минуту отвернуться, что бы её подавить. Пытаешься очернить другого, что бы на его фоне показаться лучше? Плохая тактика. Провальная, потому что может сработать только с очень глупым, наивным или неопытным человеком, да и то рискует в любую минуту обернуться против тебя самого. Но мне это нравиться. Нет, конечно мне не нравится, что ты пытаешься втоптать в грязь постороннего человека. Мне нравится, что ты пытаешься мне понравиться, пусть и таким нехорошим способом. Это значит, что я тебе не безразличен…

Хагрид, тем временем, приняв улыбку на свой счет, тоже улыбается и показывает на мороженое в руках, объясняя, почему он не заходит в магазин. Я киваю ему, показывая что понял и принял к сведению.

- Лично мне он нравится. – говорю я, желая тебя немного позлить.

Да, ты конечно можешь подумать обо мне… Очень плохо, но вряд ли я упаду в твоих глазах ниже, чем уже успел упасть.

- Вот как?

Твоё лицо становится растерянным. Ты окидываешь меня изучающим взглядом, словно что-то прикидывая.

- А почему он с тобой? Где твои родители?

- Они умерли.

Просто и коротко.

- О, мне очень жаль. – выдаешь ты дежурное сожаление, положенное в таких случаях.

- Они были из наших или нет?

Ты пытаешься выглядеть равнодушным, но по легкой дрожи в голосе, и кончиках пальцев я вижу, что ответ для тебя важен.

- Они были волшебниками, если ты об этом.

Не успел я договорить, как на твоём лице появилась счастливая улыбка. Думаю, любой бы заметил твоё облегчение. Боишься, что строгие родители могут не одобрить неправильных друзей?

- Если честно, я не понимаю почему в школу принимают не только таких, как мы, но и детей не из наших семей. Они ведь другие. Они по-другому росли и ничего о нас не знают. Представь, некоторые даже не слышали о Хогвартсе до того, как получили письмо. Я думаю, что в Хогвартсе должны учиться только дети волшебников.

Угу…

Ню-ню… Как говорится…

Интересно, что бы ты сказал, если бы узнал, что я в принципе тоже узнал о существовании школы только получив письмо?

- Кстати, как твоя фамилия?

Упс…

К счастью, прежде чем мне пришлось отвечать, вмешалась мадам Малкин.

- Всё готово. – произнесла она.

Воспользовавшись этим, я быстро спрыгнул со скамейки, пересчитал покупки и расплатившись, отправился к выходу.

- Увидимся в школе. – бросил мне в след ты, и я не смог не обернуться, что бы не улыбнуться тебе напоследок.

Я вышел вон. Дверь магазина закрылась за спиной, отрезая меня от тебя.

Бесполезно.

Я уже вляпался.

Хагрид забрал мои покупки, отдал мне моё мороженное и мы пошли дальше. Молча. Хагрид уплетал свою порцию, а я придавался мыслям о вечном.

Мой наставник потратил довольно много времени, чтобы привить мне понимание некоторых жизненных истин, которые человек моей профессии обязан соблюдать, если хочет прожить долгую и счастливую жизнь.

1. Всегда прислушивайся к чувствам и ощущениям.

2. Никогда не ври себе. Всем остальным – сколько угодно, себе – никогда.

3. Всегда твёрдо знай, чего и сколько у тебя есть.

4. Никогда не сдавайся.

5. Всегда знай, когда нужно завязать.

И сейчас я твёрдо знал что влюбился. Я просто не мог не узнать это чувство, поселившееся в моей душе.

Бешенный коктейль эмоций и желаний. Восхищение, нежность, желание оберегать, защищать, буквально сдувать пылинки. Робость и благоговение словно перед божеством, когда понимаешь, что недостоин даже дышать одним воздухом с чудом и хочется сбежать и спрятаться, потому что от одного его мимолётного взгляда чувствуешь такой стыд, что хочется провалится сквозь землю… И вместе с тем не можешь сдвинуться с места, не можешь даже отвести глаза… И страсть. Желание подойти, провести по коже руками и губами, исследуя каждую клеточку, сжать в объятьях, до боли, до крика, до хруста в костях… И прижаться самому, к нему, к телу, к губам…

Нет, я не мог не узнать этот бешенный коктейль.

Я влюбился.

В очередной раз.

И это плохо.

Потому что сейчас мне как никогда необходимы предельная внимательность, сосредоточенность и холодный рассудок, а влюбленные, как известно, становятся слепы, глухи и видят только то, что хотят видеть, а не то что нужно.

Я знаю это потому что уже влюблялся, и любил…

Тогда…

Давно…

Еще в прошлой жизни…

Говорят первая любовь не забывается… Не знаю так ли это, поскольку моя первая любовь действительно вышла незабываемой. Мне тогда было лет семь… Совсем еще малышня… Его звали Андреем. Да, он был красив той самой хрупкой и завораживающей красотой сияющей на солнце ледяной статуи. Светлая кожа, золотые волосы и ясные голубые глаза. Хрупкая фигурка подростка, красивое личико… Он казался мне ожившим героем из детской сказки. Настоящим принцем. Добрым, сильным, смелым и справедливым… Я наблюдал за ним несколько дней, с каждым часом, с каждой минутой влюбляясь всё больше. Но когда я наконец решился подойти и сказать ему о своих чувствах… Он меня отверг в весьма нелестных выражениях. Больше мы не виделись. Конечно, я долго плакал. Было больно, страшно, унизительно… Но я его простил. А позже, с годами, даже был ему благодарен. По крайней мере, в отличии от многих других, он мне не врал. Именно он был первым, кто в лицо сказал мне что я некрасив, непривлекателен и никогда меня не полюбит ни один мужчина…

Второй раз это произошло, когда мне было лет девять. Ему же около двенадцати. Его звали Кай. Хотя, это скорее всего вымышленное имя. Что ж, оно ему шло. Да, он был красив, словно само солнце. Мой золотой мальчик… Всё в нём было из золота. Золотистая, загоревшая под тропическим солнцем кожа, золотые волосы с падающей на глаза челкой… Только глаза у него были синими, словно васильки или небо погожим днём. Хрупкая фигурка подростка, красивое личико… Весёлый, смелый до отчаянья, до безумия и очень внимательный. Он первым подошел ко мне, подарил сорванный на ближайшей клумбе букетик и сказал, что я симпатичный. Он был карманником, одним из работающих на отца шестёрок. Я конечно знал это. Но меня такая мелочь не волновала. Я и сам никогда не был ангелом… Тем более что с ним нам было хорошо. По крайней мере мне так казалось. Мы вместе носились по городу. Я показал ему как лазить по деревьям, домам, как вообще можно влезть на любую поверхность. Научил делать заточки, метать всё что можно кинуть… А он в ответ всегда был нежен и приветлив, дарил цветы и воровал для меня всякие вкусности, делал из бумаги самолётики и веера… Но где-то через год открылась страшная правда. Мой любимый оказался предателем. Я бы никогда в это не поверил, но он сам сказал мне об этом. Взяв страшную клятву, рассказал, что работает на одного из наших конкурентов, что он вот уже год пытается найти легендарную Тень, что точно знает, что она где то среди наших, но никак не может найти, обещал золотые горы если я ему помогу… Что ж, у моего отца всегда было своеобразное чувство юмора.

Я хорошо помню тот вечер.

Мы стоим на старом чердаке. Кай что-то говорит, но я не слышу, я пребываю в шоке от открывшейся мне правды… И вдруг вижу как за спиной Кая возникает отец. Кай его не видит и не слышит. Отец умеет, когда ему нужно, быть незаметным. Зато его вижу я. Знак рукой. И я знаю что должен сделать. У тех, кто принадлежит ночи законы просты, хотя и жестоки. Вопрос лишь в том, как это сделать...

«- Знаешь, Кай, а у меня тоже есть большой секрет».

Говорю беря в руки его кисти и ломая ему запястья. Я не хочу это делать, но понимаю, что он сильнее меня и поэтому должен потерять возможность пользоваться руками. Он кричит от боли, но прежде чем успевает что ни будь сделать, в моих руках возникают «Кошка» и «Крест». Два раскладных кинжала, которыми я перерезаю ему сухожилья под коленными чашечками. Я не хочу его мучить, но понимаю, что должен это сделать, что бы он не смог убежать.

«- И сейчас я тебе его расскажу.»

Я прячу «Кошку» и взяв его за волосы, приставляю лезвие ему к горлу.

«- Я – Тень.»

Произношу, глядя ему прямо в глаза. Видя, как они наполняются ужасом. Медленно провожу лезвием по горлу. Кровь полилась по стали и с каждой каплей я видел, как его покидает жизнь.

Крысам – смерть.

Это тоже был урок. Жестокий, как и все уроки моего отца, но очень действенный и доходчивый. Он очень удачно лёг на слова Андрея. Да. До меня наконец-то дошла простая истина.

Все рассказы о том, что можно влюбиться в душу – ложь. Всем интересна лишь тело. А значит, если кто-то мной заинтересовался, то значит ему от меня что-то нужно. Либо деньги, либо информация, либо моя жизнь. А значит доверять нельзя никому.

Да… Я хорошо усвоил эти три истины.

У меня никогда не будет ни любви, ни друзей, а значит ни семьи, ни детей.

Не доверять никому. Скрываться. Ничего о себе не рассказывать. Вообще рот не открывать.

Каждый человек для меня враг.

Я – чудовище.

Нет, я не родился таким. Меня таким сделали. Выплавили, выковали, огранили. И всё только ради одного. Ради того, что бы я стал тем, кем тогда был. Что бы я стал Тенью. И я с этим смирился.

Не то, что я не мог уйти, хлопнув дверью… Но это была моя работа. И она даже мне нравилась.

Наверное, существует такой тип людей к которому принадлежу и я. Для нас война – естественная среда существования. Боль – равна наслаждению. Кровь – лучший наркотик. А смерть – часть души и нас самих.

После было много людей. И мужчин и женщин. Отец тогда как раз возглавил крупную преступную империю… И окружающие заметили, что я занимаю в ней довольно высокое положение, хотя они и не знали, чем я на самом деле занимаюсь. Мальчики, парни, мужчины… Женщины, девушки девочки… Что называется, на любой вкус. Всех рас, видов и расцветок. И хотя я вполне мог позволить себе ночь жаркого секса или даже небольшой роман, я отшивал всех. Издержки маминого воспитания. Я не могу спать с человеком которого не люблю, а любви без доверия тоже не бывает…

И вот опять… Опять я умудрился вляпаться…. И «Не предполагал», «Не ожидал» и «Да оно само как-то» в этом случае не оправдание, а отягчающее обстоятельство. Раз смеешь называть себя профессионалом, должен был ожидать, предсказать, принять меры. Тем более зная о существовании у себя подобных склонностей и слабостей.

Пушистый северный зверёк!!!...

И ведь знал, что мне нравятся, очень нравятся блондины. Да, многие из тех, кто знали об этой моей склонности, долго ржали. Если парень брюнет, шатен, рыжий, он может быть сколь угодно красивым, сексуальным и так далее, и делать может что угодно, хоть голым передо мной ходить, мне будет фиолетово, как будто его вообще не существует или он статуя. Но стоит в поле моего зрения появиться индивиду со светлыми волосами… А если еще у него есть худощавая фигурка и милое личико… Всё. Сушите вёсла. У меня очередная роковая влюбленность.

И с чего я, спрашивается, решил, что после переселения в новое тело что-то измениться? Ну и что, что тело мужское? Душа-то девчоночья. И вспомнив о вездесущем законе подлости, пушистый северный зверёк, мог бы немного напрячь мозги или то, чем я обычно думаю, вспомнить всех персонажей. И как только бы я это сделал, то даже последнему ёжику стало бы понятно, что с вероятностью в девяносто процентов я влюбился бы в Драко Малфоя, чтоб мне с пушистым северным зверьком роман завести!!!

Впрочем, именно это мне и светит…

Слов нет. Приличных.

- Что-то случилось?

Это Хагрид наконец заметил моё состояние. Видимо мороженное закончилось.

- Всё нормально. – соврал я.

Номер не прошел.

Совсем я с этой своей влюбленностью раскис. Уже и доверчивого великана обмануть не могу.

Угу.

Что ж, хоть слов у меня и нет, но придется найти.

Как говориться, даже если тебя съели, всегда остается два выхода. В любой ситуации есть свои плюсы. И в этой тем более.

Например, раз я уже влюбился, значит гарантированно не влюблюсь ни в кого другого. Ну, по крайней мере в ближайшее время. Это даже удобно, как будто я сдал своё сердце в камеру хранения. А то, что это Малфой… Ну так и у него есть свои плюсы. Ну да, самовлюбленный, эгоистичный, капризный, любит командовать и делать окружающим гадости… Ну так все мы не без недостатков. И вообще… Я с ним почти шесть лет буду жить почти бок о бок. А за шесть лет можно кого угодно воспитать и перевоспитать как угодно, и как тебе, то есть мне надо.

Гораздо большей проблемой, по-моему является то, что он должен числиться у меня во врагах…
Но и тут всё прекрасно корректируется. Как говорится, от ненависти до любви – один шаг. Да и вообще, то что недоступно - всегда было желанным. Мне ли не знать, какие порою между врагами летают искры… В конце-то концов, если меня действительно припечет, всегда можно надавить, пригрозить, заставить, довести до такого, что он сам ко мне на коленях приползет.
Психологические методы Садо-Мазо и Стокгольмский синдром еще никто не отменял. Они порою действуют даже на тех, кто всё о них знает, а уж когда дело касается молодых и неопытных…

Да, не люблю я такие методы. Не люблю обманывать и ломать дорогих мне людей, но если припечет… Сколько их таких у меня уже было? Пять? Десять? Хотя… Какая в сущности разница? Всё равно конец всегда один…

А сейчас нужно забыть.

Забыть, задвинуть куда подальше и сосредоточиться на главном.

А сейчас главное у нас что?

Правильно. Хагрид и покупки.
 
cemka125Дата: Среда, 11.02.2015, 20:07 | Сообщение # 14
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 8.
Проныра, озорник,
Любитель книг.
Ловкач,игрок
Жизнь между строк.
И потому
Открыт ему
Незримый путь
В любую суть

Король и Шут «Танец злобного гения».

Где мы сейчас?

Угу.

Канцтовары.

Это правильно, это нам нужно. И пергаменты, и перья, и чернила… А это что? Тоже чернила? Что? Меняют цвет в процессе письма? Тоже давайте. Пригодится.

Удивительно, но когда мы вышли из магазина, меня немного отпустило. Всё-таки прав был тот, кто сказал, что шопинг повышает настроение. Нет, мне весело и хорошо не стало, но, по крайней мере, я начал соображать и заметил, что Хагрид как-то странно на меня поглядывает.

Угу…

Похоже заметил-таки что со мной что-то не то.

Ладно, попытаемся исправить. Что там у нас дальше по сценарию?

Угу.

Итак, начинаем клеить дурочку…

- Хагрид, а что такое квиддич?

- Черт меня подери, Гарри, разве можно не знать, что такое квиддич?! Извини… э-э-э… Всё время забываю, что ты почти ничего не знаешь.

- Перестань. Мне и так плохо. – говорю мрачно.

Что самое прикольное, ведь даже играть не приходится.

- Я когда форму покупал, с одним мальчиком поговорил. Он тоже в Хогвартс едет. И тоже первокурсник… Так он меня спрашивает: «у тебя метла есть?»

- А ты?

- А я честно ответил «Нет.»

- А он?

- А он на меня так посмотрел… С превосходством, и дальше спрашивает: «А ты в Квиддич играешь?».

- А ты?

- А я говорю «Нет».

- Он тогда на меня вообще посмотрел, как на ничтожество и давай рассказывать, что он играет и очень хорошо, и вообще, если его не возьмут в сборную то это будет преступлением…

- А ты?

- А что я? Как я могу что-то сказать, если понятия не имею, что это такое? Я там себя полным идиотом чувствовал, если тебе интересно… Потом он спросил знаю ли я, на какой факультет попаду?

- А ты?

- А я ответил, что нет.

- А он?

- А он ответил, что вообще-то никто на самом деле не знает, но уж он то точно попадет на Слизерин, потому что вся его семья там училась. Кстати, что такое Слизерин?

- Ой, Гарри? И это всё?

- Нет. Еще он сказал, что детей из семей маглов не следует принимать в школу и…

- Но ты же не из маглов!!! – не выдержал Хагрид и поток жалоб с моей стороны тут же прекратился. – Знай этот мальчишка, кто ты есть… Он твое имя с детства знает, если он из наших… Ты ж видел, как тебя встречали в «Дырявом котле». И вообще, ничего он в этом не понимает, да! Ты мне поверь, среди магов такие есть, которые от маглов родились и с ними жили. Да вот хоть маму твою возьми и сестру ее…

- Ты мне так и не ответил: что такое квиддич?

- Это наш спорт. Спорт волшебников. Что-то вроде… э-э-э… Футбола у маглов. Все играют в Квиддич и болельщиков куча. В него в воздухе играют, на метлах и там четыре мяча… Ну, сложно это в общем, тебе всё объяснить, правила и все такое…

- А что такое Пуффендуй и Слизерин?

- Школьные факультеты. Их четыре всего. Про Пуффендуй говорят, что там самые тупицы учатся, но…

- Готов спорить, что я попаду в Пуффендуй…

- Лучше в Пуффендуй, чем в Слизерин. – мрачно ответил Хагрид. – Все те, кто потом плохими стали, они все из Слизерина были. Ты-Знаешь-Кто тоже оттуда.

- Волан… Извини… Ты-Знаешь-Кто учился в Хогвартсе?

- Много-много лет назад. – ответил Хагрид.

После этого разговор прекратился, потому что мы зашли в книжный магазин…

Книги… Их здесь было много. И не просто много а ОЧЕНЬ много…. Как бы это описать… Представьте типичное здание XVII – XIX века, то есть, когда бы и в каком стиле они не были выполнены, там всегда будут присутствовать четыре этажа, потолки не ниже двух метров и просторные комнаты. А теперь заставьте все стены и помещения стеллажами так, что между ними могли еле разойтись два человека и заполните эти стеллажи книгами. Представили? Угу. Вот в этот рай я и попал…

- Гарри…

Книги!!! Книги! Книги… Сколько же здесь было книг… Не то, что бы я никогда раньше не видел столько, мне приходилось бывать и в архивах, и библиотеках… Но столько книг по магии, настоящих, в которых была бы записана не всякая чушь, а действительно важная и необходимая информация…

- Гарри!

Всех размеров, от огромных в человеческий рост, до совсем маленьких, меньше ногтя.

Всех вариантов, от пергаментов, свитков, глиняных и восковых табличек, до вполне современных, в переплётах из кожи, ткани, метала, украшенных заклёпками и вышивкой…

- Гарри!!!

Наконец-то до меня дошло, что меня зовут.

- Извини Хагрид, я на минутку…

Великан тяжело вздохнул.

- Ладно, но только на минутку…

Больше я ничего не видел и не слышал. Передо мной были ОНИ. Книги! И затерявшись среди лабиринта стеллажей я попал в свой персональный рай.

Книги… Книги… Книги…

Признаюсь честно, мне хотелось купить их все. Пришлось взять себя в руки и помочь здравому смыслу загнать жадность куда поглубже…

Во первых, у меня всё равно негде их хранить.

Во вторых, все – всё равно не купишь, а значит нужно хотя бы примерно знать, что мне нужно.

В третьих, я не знаю, за какой из этих чудесных обложек спрятаны настоящие жемчужины, а в каких просто фигня.

А это значит что? Что прежде, чем тратить деньги, нужно хотя бы примерно знать, что мне нужно…

А в Хогвартсе шикарная библиотека…

Думаю, года мне хватит, что бы её перелопатить и составить примерный список…

Решено.

А пока…

Возвращаясь, я внезапно услышал тихие всхлипы. Естественно, я пошел посмотреть что там такое.

Она стояла ко мне спиной. Девочка примерно моего возраста. Довольно полненькая, но не толстая. Одетая в лёгкое, зеленое платье. Пушистые каштановые кудри рассыпались по плечам. Я не видел её лица, поскольку оно было спрятано в ладонях, но по мелко подрагивающим плечам было понятно, что она плачет.

Я не герой. Не благородный рыцарь и не прекрасный принц… В общем, привычки спасать и утешать униженных и угнетенных, в частности плачущих девочек я не имею. Но пройти мимо этой я не мог. Что то в ней было… В этой фигурке, густых волосах и даже зеленом платье. Я подошел к ней.

- Привет.

Она не ответила.

Ладно… Всего одна попытка. Если нет… Значит не судьба.

- Прости, это конечно не моё дело, но может быть я смогу помочь?

Она всхлипнула.

- Не сможешь. Никто не сможет…

- Все так говорят.

Я подошел ближе и она была вынуждена обернуться.

Симпатичная. И даже очень. Не то что красивая, но запоминающееся. Вроде и ничего особенного, такая как все, но раз увидев почему-то невольно её запомнишь.

- Но давай попробуем? Ну вроде как на спор?

Она еще раз хлюпнула носом, но вытерла слёзы, уперла руки в бока и задрала вверх подбородок.

- На что спорим?

- На шоколадку. Если я не смогу ничего придумать, то отдам её тебе сейчас. Если же я смогу тебе помочь, то ты мне как-нибудь потом.

- Мне пришло письмо из Хогвортса и я очень хочу туда поехать, но мои родители не маги, у нас нет местных денег, а значит мы не можем купить ничего из необходимого и мне придется отказаться…

- Отказаться от мечты. – закончил я за неё.

- Доволен! Давай сюда мой шоколад!

- А так родители не против?

- Конечно. Отец даже хотел взять кредит… В подобных случаях таким как я его предоставляют. Но почитав документы он отказался. По его словам, если бы он их подписал, я была бы вынуждена работать на них до конца жизни…

- Долговое рабство. – понял я.

Всё что она рассказывала казалось кощунственным и никак не вязалось с впитанным мною с детства образом прекрасной сказки. Но я ей верил. Седьмое чувство, до этого никогда меня не подводившее, говорило, что она не лжет. К тому же эти сведения прекрасно ложились на ту информацию, что я узнал в «Гринготтсе».

- Вообще-то вариант у тебя есть. Я тоже собираюсь в Хогвартс. Вообще-то мои родители волшебники, но я живу с опекунами, они маглы. В смысле не волшебники. Первое, это поменять магловские деньги на местные. Видела такое огромное здание из белого мрамора в центре переулка? Это «Гринготс», местный банк. Я сегодня там был и узнал, что там меняют волшебные деньги на магловские и наоборот. Курс, один золотой галлеон, это местная валюта – за пять фунтов или девять долларов. На мой взгляд вполне приемлемо. Тем более, что некоторые вещи из списка можно купить и в магловском мире. Например, мантии и шляпу можно пошить на заказ в любом ателье. А если там что-то спросят, то можно соврать про элитную, закрытую школу, маскарад или вечеринку.

Котёл, телескоп или весы тоже можно достать, если походить по магазинам. Можно привезти еще с собой современную канцелярию и писать ею черновики, таким образом с экономятся перья, чернила и папирусы. Волшебная палочка, книги, специальные защитные перчатки и ингредиенты для зельеварения – это конечно проблема, но палочку ты покупаешь один раз и на всю жизнь, если конечно случайно её не сломаешь. Да и в школе можно будет расспросить ребят со старших курсов, по каким учебникам они учились раньше, взять эти книги в библиотеке и переписать. Объём работ конечно тот еще, но у тебя будет почти целый год, да и, согласись, мечта того стоит…

Она улыбнулась, а я, жестом заправского фокусника достал из рюкзака припасенный шоколад и протянул ей.

- Держи свой выигрыш. Если мои советы тебе помогут – в школе вернёшь две, идёт?

Она взяла плитку и обняв, поцеловала меня в щеку.

- Спасибо тебе.

И она убежала. Лишь зелёный подол юбки сверкнул среди стеллажей, а я наконец-то понял причины своего внезапного порыва. Выверт мозга. Заскок сознания. У моей мамы тоже были шикарные, каштановые волосы и почему-то ярче всего я её помню именно в изумрудно-зеленом платье…

Всё же эта встреча пошла мне на пользу. Я спокойно купил учебники, почти не порываясь добавить к этой куче еще какую-нибудь жутко нужную и интересную книжку.

Дальше мы приобрели котелок, весы и телескоп. Все эти технические приспособления меня никогда особо не интересовали.

Вот в аптеке, которая была следующей в списке нашей экскурсии, я бы застрял надолго. Под потолком весят сушеные травы... На полках баночки и скляночки, самых разнообразных форм и из самых разнообразных материалов. А в них жидкости, порошочки и прочая, милая сердцу любого доморощенного алхимика гадость. Тем более, что среди всего этого добра попадались настоящие реликты, место которым в музее, вроде рога единорога, чешуи дракона… Нет, я конечно понимаю, что здесь это вещи обыденные… Но я то видел их в первый раз…

Когда мы вышли из аптеки, Хагрид еще раз изучил письмо.

- Не, еще не всё… Еще одна вещь осталась. – сказал он немного погодя. – Я тебе до сих пор… Э-э-э… Подарок не купил, а у тебя ж день рождения сегодня.

А я внезапно тоже вспомнил, что забыл об одном очень важном моменте…

- Но вы совсем не обязаны…

Попытался я замять вопрос. Угу! Щас, что называется. Любовь Хагрида ко всяким зверушкам уже давно стала притчей во языцах. Великан не просто тащил к себе, кого и откуда только мог, но и с таким же энтузиазмом дарил их всем, к кому испытывал хоть малейшую симпатию, то бишь почти всем окружающим, искренне полагая, что они приходят от этого в такой же восторг, как и он сам.
Нет, поймите меня правильно, я люблю животных и даже очень… Но на расстоянии. А сейчас вообще получалась катастрофа, грозящая перерасти в визит пушистого северного зверька…

- Да знаю я, что не обязан. – отмахнулся он от меня. – Я ж так понял, Дурели(1.) эти тебя… Ну… Не особо подарками баловали. А ты не с ними теперь, а с нами, тут… Э-э-э… По-другому всё будет. Ладно, нам только волшебная палочка осталась. В «Оливандер» пойдём, лучшее место для этого. Там тебе такую палочку подберут, закачаешься, да!

И он бодро зашагал вниз по улице. Что ж… Из этого короткого разговора я понял одно. «Не стой на пути паровоза, то бишь, великана, желающего вручить тебе зверушку, задавит». Ладно… Не мытьём, так катаньем, как говорится…

«Маврос, ты можешь принять облик какого-нибудь другого существа?»

«Вообще-то да, но образы у меня пока выходят довольно корявые.»

«А если так, что бы достоверно?»

«Только если перед этим поглощу того, чей образ буду принимать…»

Угу!

Это даже лучше чем я думал изначально…

«А сову можешь?»

«Могу. А что, у тебя где то имеется лишняя сова?»

«Думаю, скоро появится…»

Легендарный магазин находился в маленьком обшарпанном здании… Окна грязные, краска лезла… В общем, непосвященные предпочли бы обойти это место десятой дорогой. Многие из них, понимающее толк в Маркетинге, недоумевали бы, почему, да и вообще как смеет владелец этой конторы надеяться привлечь клиентов? О чем он вообще думает, держа своё заведение в таком состоянии. Впрочем, в Косом переулке бывали только члены магического мира и у них таких вопросов не возникало. Они прекрасно знали, что мастеру Олливандеру не нужна дешевая реклама. Его слава гремит и будет греметь по всей Британии, как минимум пока уважаемый мастер будет жив. И до тех пор будут приходить к нему за волшебными палочками клиенты, в какой бы свалке не находились он и его мастерская.

«Семейство Олливандер – производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры.»

Прочитал я надпись над дверями и под звук звенящего колокольчика вошел в магазин.

Внутри было пыльно, сумрачно и захламлено. Везде, куда ни посмотри, стояли стеллажи сплошь заставленные маленькими, деревянными футлярчиками.

В ожидании продавца Хагрид присел на стоящий здесь же стул. Я же не в силах успокоиться ходил по помещению.

Адреналин снова гулял по венам. Наверное, это было бы волнующе, ожидать мастера, гадая, какая из этих палочек станет твоей… Только в том-то и беда, что я-то точно знал, какая именно палочка должна мне достаться.

В чем же тогда проблема? В том, что по сути я – не тот Гарри, который должен был бы за ней прийти.

Читая книгу я обратил на это внимание еще в прошлой жизни. Вся семейка Малфоев пользуются палочками, с основой из сердечной струны дракона. Семья Уизли – волоса единорога. Да и дерево чаще всего соответствует душевному состоянию самого волшебника… А у меня, не смотря на то же тело, совершенно другой характер…

Одна радость. Даже если я не получу ту палочку, которую должен был бы по идее – всё равно никто этого не узнает.

Наконец-то в глубине помещения раздались шаги.

- Добрый день. – раздался тихий голос и вслед за ним громкий треск.

Обернувшись в сторону последнего я увидел, как Хагрид бочком отходит от развалившегося стула. Видимо, он не услышал приближения хозяина…

Кстати…

Я посмотрел на последнего. Худощавый, низенький, но довольно приятный старичок с белоснежными, торчащими во все стороны волосами и огромными, синими глазами. Одетый в потертые рубашку, сюртук и галстук, он выглядел растерянным и даже немного безумным. Но по тому, как уверенно он направился в мою сторону, я точно мог сказать, что с головой у него как раз таки всё в порядке.

- Здравствуйте. – сказал я.

Это еще один мой финт. Обычно я всегда говорю «Здравствуйте». Потому что день не всегда и не у всех бывает добрым и никогда не знаешь, какой он у встреченного тобою человека. А в некоторых ситуациях, например, когда у человека дома кто-то тяжело заболел или умер, вообще является издевательством. А учитывая мою профессию… Как ни как, не вежливо получается… К слову, «Привет» я тоже иногда использую, но довольно редко, поскольку это приветствие предназначено для очень близких друзей. Вот такие у меня в голове бродят тараканы… Хотя… Скорее это последствия длительного вдалбливания родителями правил хорошего поведения…

- О, да. – покивал головой старичок. – Да. Я так и думал, что скоро увижу вас, Гарри Поттер. Это был не вопрос а утверждение. У вас глаза как у вашей матери. Кажется, только вчера она была у меня, покупала свою первую палочку. Десять дюймов с четвертью, элегантная, гибкая, сделанная из ивы. Прекрасная палочка для волшебницы.

Мистер Олливандер подошел ко мне почти в плотную, смотря мне прямо в глаза. Этот взгляд был мне неприятен, казалось, что этот старичок видит меня насквозь. Но я продолжал смотреть прямо в них, не отворачиваясь и не отводя взгляд.

- А вот твой отец предпочел палочку из красного дерева. Одиннадцать дюймов. Тоже очень гибкая. Чуть более мощная, чем у твоей матери, и великолепно подходящая для превращений. Да, я сказал, что твой отец предпочел эту палочку, но это не совсем так. Разумеется, волшебная палочка выбирает волшебника.

Старик подошел ко мне вплотную. Наши носы почти соприкоснулись, а в его очках я видел собственное отражение. Было непривычно. До этого я так близко оказывался с человеком только, если собирался с ним целоваться. Он коснулся моего лица, убирая со лба длинную челку.

- А, вот куда…

Я медленно выдохнул.

- Мне неприятно об этом говорить, но именно я продал палочку, которая это сделала. – мягко произнёс он. – Тринадцать с половиной дюймов. Тис. Это была мощная палочка, очень мощная, и в плохих руках… Что ж, если бы я знал, что натворит эта палочка, я бы…

Он потряс головой, и вдруг заметил Хагрида…

- Рубиус! Рубиус Хагрид! Рад видеть вас снова… Дуб, шестнадцать дюймов, очень подвижная, не так ли?

- Так и было, да, сэр. – ответил Хагрид.

- Хорошая была палочка. Но, как я понимаю, ее переломили надвое, когда вас отчислили? – мистер Олливандер внезапно посуровел.

- Э-э-э… Да, так и было, сэр. – грустно ответил Хагрид, но тут же просияв выдал. – Зато у меня остались обломки.

- Надеюсь, вы их не используете? – строго спросил мистер Олливандр, грозно нахмурившись.

- О, конечно нет, сэр. – быстро ответил Хагрид, но по тому, как но сжал свой розовый зонтик даже не посвященному в его тайну человеку стало бы понятно, что что-то здесь не так.

- Э-э-э… - выдал вдруг он. – Ладно. Мне пора уже… У меня еще есть… Э-э-э… Дела.

И он «поспешил откланяться».

- Гм-м-м… - протянул мистер Олливандер, задумчиво смотря в след великану. – Ладно, а теперь вы, мистер Поттер. Дайте мне подумать.

Он вытащил из кармана длинную линейку с серебряными делениями.

- Какой рукой вы держите палочку?

- Правой.

- Вытяните руку. Вот так…

Старичок начал измерять мою правую руку. Сначала расстояние от плеча до пальцев, затем расстояние от запястья до локтя, затем от плеча до пола, колена до подмышки, и еще зачем-то измерял окружность головы.

- Внутри каждой палочки находится мощная магическая субстанция, мистер Поттер. – пояснил старичок, проводя свои измерения. – Это может быть шерсть единорога, перо феникса или высушенное сердце дракона. Каждая палочка фирмы «Олливандер» индивидуальна, двух похожих не бывает, как не бывает двух абсолютно похожих единорогов, драконов и фениксов. И конечно, вы никогда не достигните хороших результатов, если не будет пользоваться чужой палочкой…

Тем временем линейка принялась измерять меня уже без участия самого мистера Олливандера. Сам мастер уже что-то усердно искал среди многочисленных коробочек.

- Достаточно – сказал он внезапно и линейка упала на пол. – Что ж, мистер Поттер, для начала попробуем эту. Бук и сердце Дракона. Девять дюймов. Очень красивая и удобная. Возьмите её и взмахните.

Я послушно взял её в руку, чувствуя какое-то внутреннее напряжение. Я почувствовал её. Это была стандартная палочка для тёмного мага. Хорошая. Сильная. И совершенно чужая. Да, мы могли бы с ней договориться, но друзьями никогда бы не стали. Я попытался ею взмахнуть, но не успел это сделать, как мистер Олливандер выхватил её у меня из рук.

- Эта не подходит. Возьмём следующую. Клён и перо феникса. Семь дюймов. Очень хлёсткая. Попробуйте.

Я попробовал. По сравнению с первой связь установилась мгновенно. Но мастер выхватил её у меня из рук быстрее, чем я даже успел её поднять. И я был с ним полностью согласен, ведь волна, готовая сорваться с палочки была огненной и пушистый северный зверёк знает, что она могла натворить.

- Нет, нет, берите эту – эбонит и шерсть единорога, восемь с половиной дюймов, очень пружинистая. Давайте, давайте, попробуйте её…

Я попробовал. Эта палочка была светлой, и словно созданной для очень тонких плетений. И её мы тоже отбраковали.

Мы перепробовали еще множество палочек. Разные комбинации, разные варианты… А гора палочек всё росла и росла.

- А вы необычный клиент, мистер Поттер, не так ли? Не волнуйтесь, где-то здесь у меня лежит то, что вам нужно…

Я верил, но… С каждой новой палочкой у меня всё больше возрастало чувство… В общем, моя паранойя прогрессировала, росла и ширилась. Дело в том, что я примерно понял, как подбирают палочку. Несмотря на то, что все они разные, но закономерность всё же существует. И по логике вещей следовало Выявить примерную склонность и плясать уже от неё. Мне же предлагали множество вариантов из совершенно разных отраслей, словно проверяли у меня наличие тех или иных черт. Создавалось ощущение, что Олливандер собирает на меня информацию. И, ясное дело, мне это, мягко говоря, не нравилось. Кстати, то, что он доставал их из совершенно разных мест, при этом ни на минутку не колеблясь, тоже наводило на определенные мысли.

Неожиданно мистер Олливандер застыл над очередным чехлом. И вместо того, что бы взять тот чехол, на который он уже нацелился, внезапно резко переместился на противоположный стеллаж и достал совершенно другую.

- Действительно, почему бы нет? Попробуйте эту мистер Поттер. Конечно, сочетание очень необычное… Остролист и перо феникса, одиннадцать дюймов, очень гибкая прекрасная палочка.

У меня перехватило дыхание.

Она.

Лишь благодаря огромным усилиям воли палочка в моей руке не дрожала. Это та самая палочка.

А если не получится?

Конечно, Олливандер перероет все свои закрома и найдёт мне действительно мою, но…

Я прекрасно понимаю, что это будет уже не то.

Мне нужна именно эта палочка. Очень…

Но…

А если?...

Никаких если.

Я решительно сжал её в руке. Странно, но в тот же миг она потянулась ко мне. Точнее, мы оба потянулись на встречу друг к другу.

Я узнал всё о ней. И она действительно была особенной.

Приказ старого мага, его хозяина, и полностью подчиненный феникс даёт два пера…

Недоумение мастера, понимающего, что из этого ничего не выйдет… Проводник, скрытый в средине палочки, должен быть сильным, что бы палочка получилась качественной. Такое перо может быть лишь одно. Мастер понимал это и для «настоящей» палочки выбрал другое. Это же отправил в расход.

Отправил бы…

Ветка остролиста, которую случайно сломал проходивший мимо волшебник…

Сломал и вспомнив про лежащее дома перо, счел её годной для обшивки некачественного пера.

Он никогда не думал, что эту палочку кто-нибудь купит. Считал её с самого начала бракованной. И поэтому работал с ней быстро, на одном дыхании… И так тщательно, как ни с одной до этой. Потому что её он делал не на продажу а для души, словно показывая самому себе, чего он достиг за эти годы… Он вложил в неё всё своё мастерство, всё своё вдохновение… А когда увидел результат – плакал как ребёнок. Это был шедевр. Опытный мастер видел это с первого взгляда и в то же время понимал, что эту палочку никто никогда не купит, потому что она неправильная.

Он ошибался.

Эта палочка особенная.

Она хранит в себе тайну.

Даже целых три тайны…

Феникс, полностью находящийся под чарами своего хозяина продолжал бороться. Да, второе перо, которое получил мастер было куцым и облезлым. Но это было перо выращенное его собственной магией, а не магией его хозяина... Это перо само по себе является своеобразным символом борьбы, стойкости и выживания.

Остролист. Растение, с давних времён бывшее в этих местах символом солнца и защиты от всего темного и злого… Только это само выросло на кладбище и вобрало в себя тёмную энергетику этого места. Нет, не на кладбище, а на могиле. Одинокой, никому не известной могиле, даже яме, куда бросили и зарыли человека, когда-то бывшего Королём Ночного Лондона. Но душа упрямца всё равно выжила, и проросла сквозь землю. Доказала себе и всем вокруг что смерти нет…

И мастер, вложивший в эту работу всё своё мастерство, весь свой огонь, всё свой вдохновение…

Она была особенной.

Такой же как я.

Я поднял руку и из неё вырвался на волю сноп золотистых искр.

Никогда не сдаваться.

Смерти нет.

Главное – желание.

- О! Браво! Это действительно то, что надо! Это прекрасно! – воскликнул мистер Олливандер, захлопав в ладоши.

И тут же спохватился и принялся упаковывать её обратно в коробку.

- Любопытно… - наконец-то проговорил он. – Очень любопытно…

- Извините. - решил уточнить я. – Что именно кажется вам любопытным?

Мистер Олливандер уставился на меня своими выцветшими глазами.

- Видите ли, мистер Поттер. – сказал он наконец. – Я помню каждую палочку которую продал. Все до единой. Внутри вашей палочки – перо феникса, я вам это уже говорил. Так вот, обычно феникс отдает только одно перо из своего хвоста, но в вашем случае он отдал два. Поэтому мне представляется весьма любопытным, что эта палочка выбрала вас, потому что её сестра, которой досталось второе перо того феникса… Что ж, зачем от вас скрывать – ее сестра оставила вам на лбу этот шрам.

Я глубоко вдохнул.

- Да. – по-своему растолковав мою реакцию, продолжил говорить мастер. – Тринадцать с половиной дюймов. Тис. Странная вещь – судьба. Я ведь вам говорил, что палочка выбирает волшебника, а не наоборот? Так что думаю мы должны ожидать от вас больших свершений, мистер Поттер. Тот-Чьё-Имя-Нельзя-Называть сотворил много великих дел. Да, ужасных, но всё же великих.

Уверен, будь у меня немного больше времени и мистер Олливандер рассказал бы мне много весьма интересной информации. Увы, именно этот момент выбрал Хагрид, чтобы появиться. Он не стал входить в помещение. Просто помахал мне рукой из-за той стороны стекла витрины, давая понять, что меня ждет. С совой…

«О-о-о!!!...» - возрадовалась Маврос. – «Это моя сова?»

«Думаю, да.»

Пришлось быстро откланиваться. Я заплатил за палочку семь золотых галлеонов и забрал свёрток. Мистер Олливандер проводил меня до двери, где мы и расстались, заверив друг-друга в взаимном уважении.

Уже на улице Хагрид сказал, что по списку у нас всё и уточнил, куда мне теперь. Подумав, я попросил Хагрида проводить меня к дому Дурслей на Тисовой улице. Туда мы, к слову, тоже трансгрессировали, предварительно спустившись в канализацию, а появились в гроте, в местном парке.

По дороге мы скупились в небольшом супермаркете, хотя Хагрид немного удивился, с чего это я стал покупать еду. Еще больше его удивил сам дом, встретивший нас распахнутой настежь входной дверью и наглухо заколоченными всеми остальными.

- Слушай, Гарри, а что это тут у вас такое было?

Давясь от смеха я пригласил великана в дом, где и пересказал события, заставившие Дурслей срочно уехать «в отпуск». Правда, рассказывал я «официальную», то бишь ту, которая была в книжке, версию событий. Зато я снабдил её огромным количеством подробностей. Великан долго и со вкусом смеялся. Потом пожалел меня, долго сокрушался, что Дадли отделался лишь хвостиком… Речь конечно зашла и о том, «Где эти бессовестные Дурсли» сейчас.

- Думаю, они еще не приехали. Мы довольно далеко забрались, они просто физически бы не успели. Да и не думаю, что они в ближайшее время осмелятся вернуться.

После этого долго пришлось заверять великана, что я совершенно не боюсь оставаться один, в этом нет ничего страшного, и вообще… Лучше один чем с ними.

Перед тем как уйти, великан помог мне снять забитые доски отовсюду, куда их прибил дядя Вернон, поломал их на дрова, и сложив перед камином пообещал непременно прислать сову, что бы удостовериться, что со мной всё в порядке.

После этого я закрыл все двери, пошел в свою комнату и… Нет, не лёг спать, а напомнил Маврос о том, что она обещала пробудить во мне оставшиеся после моих бывших сожителей знания.

- Вначале я прихожу в себя, потом ты съедаешь сову. И не спорь. Я помню, сколько я отходил в прошлый раз, а нам через месяц ехать в Хогвартс. К тому же, мало ли что, один из нас должен быть в сознании и состоянии защитить другого.

Она согласилась, хотя при этом очень красноречиво косилась на клетку.

Сову Хагрид, к слову, действительно купил замечательную. Белоснежная, искрящаяся, с хищным, загнутым клювом и острыми, черными крючьями когтей.

Увы, к своему несчастью эта… Птица за прошедшие несколько часов уже умудрилась изрядно помотать мне нервы. Так что её участь была решена.

Пока же, я, следуя указаниям Маврос лег на кровати. Расслабился… Черный котенок устроился у меня на груди и замурлыкал, глядя мне в глаза.

Это мурлыканье, и её бездонные зеленые омуты были последним, что я запомнил, прежде чем провалился в сон…

******************************************************************************

1. Дурели. – да, именно Дурели. Хагрид так специально (точнее он то случайно) фамилию Дурслей перекрутил. Это не опечатка.
 
cemka125Дата: Суббота, 14.02.2015, 10:02 | Сообщение # 15
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 9.
Harry goes to Hogwarts
He meets Ron and Hermione
McGonagall requires he play Gryffindor
Draco is a daddy`s boy
Quirrell becomes unemploved
The Sorcerer`s Stone is destroyed by Dumbledore

Гарри Поттер за 99 секунд

На утро я проснулся с жуткой головной болью. Оклемался я ближе к вечеру… Но когда уж оклемался…

Во-первых, я понял, что для того чтобы колдовать, палочка не нужна. Что в древние времена колдуны вообще ими не пользовались. Другое дело что без неё чары тоже получаются не такими эффективными… Ведь что такое, по сути своей, волшебная палочка? Проводник, собирающий крупицы силы по всему организму и превращающих их во что-то конкретное. Да, это очень удобно и вообще… Если раньше волшебником мог быть один из сотни, то теперь один из десяти. С волшебными палочками волшебный мир изменился, стал развиваться… И вместе с тем, с каждым годом волшебники всё больше и больше забывают старые способы. А ведь они открывают такие широкие возможности…

Да, это был настоящий подарок, ведь теперь я мог сам творить то, о чем раньше приходилось просить Маврос. При этом мои маленькие шалости не заметят ни маги, ни министерство. Слишком незначительная концентрация чар, чтобы можно было засечь всплеск, и слишком мало людей помнят о возможности подобных фокусов.

Еще я узнал, что проспал целых пять дней!!! А значит у нас до Хогвартса осталось три недели.

«Хагрид появлялся?»

«Прислал несколько сов. Я ему написала всякую ерунду про погоду, природу, что Дурсли еще не приехали, что ты с нетерпением ждешь, когда прийдёт время ехать в Хогвартс, и всякую подобную чушь… Что б не волновался.»

«Хорошо.»

«И там тебе посылка из Гринготса пришла.»

«Хорошо.»

«Я могу…»

И она так красноречиво покосилась на сидящую в клетке сову, что стало понятно: даже если я скажу «Нет.» Той всё равно не жить.

«Можешь.»

И я собственноручно открыл для неё дверцу клетки.

Маврос рыкнула и ринулась внутрь, превращая гордую птицу в комок перьев.

Я же снова заварил себе чашку крепкого чая и принялся думать.

А подумать было о чем…

Что я знаю об этом мире? Я имею ввиду, волшебном мире?

Тогда, в детстве, со страниц книг и видеоэкрана он казался мне волшебной сказкой. Как собственно и вообще весь мир. Добрые и мудрые волшебники. Всем помогающий Дамблдор, волшебная школа, в которую может попасть каждый, верные друзья и злая бяка Волан-Де-Морт, готовый разрушить всё это ради своих собственных корыстных целей.

Но то что я вижу сейчас…

Информации пока мало, но похоже политика чистоты крови цветёт и пахнет. По крайней мере в Хогвартсе. Да, они присылают письма всем детям обладающим даром… Ну, по крайней мере, мне кажется что всем… Значит, можно надеяться, что это всё-таки не законно и проводится на свой страх и риск. Но тем не менее детей не из магических семей, и, думаю что и из магических, но малообеспеченных давят иначе, финансово. Им предлагают залог или кредит на обучение. И деваться им фактически некуда. Либо навсегда отказаться от магии, либо кредит и работа на «благодетеля» до конца дней, либо Азкабан…

Кто и зачем?

Тоже вопрос без ответа. В первую очередь я бы поставила на министерство, но этот кандидат уж слишком явен. Во вторую на чистокровных волшебников, магические роды и семьи. Очень состоятельные и влиятельные роды и семьи, потому что слабые и бедные сами рискуют попасть на эту удочку. А в третью… Дамблдор. Да, об этом не хочется думать, и я сам раньше восхищался этим человеком, но… Против фактов не попрёшь. Да хоть начать с того, что это твориться в подведомственном ему учебном заведении, а значит и контракты заключаются почти наверняка с его ведома.

Да и в конце-то концов, его интерес к моему банковскому счету, то, что он отправил Гарри в мир маглов, к дяде и тёте… Ну не мог же он не знать, кому отдаёт ребёнка… То, что он прислал Хагрида, да и еще куча мелких фактов…

Похоже моя паранойя опять начала прогрессировать…

Я перечитал письма от Хагрида, написал ему еще одно, на этот раз своё. Либо отправлю с Маврос, либо с совой, которая принесёт следующее. Ну и вскрыл посылку. Удивительно, но гоблины прислали мне книги. Да какие… Свод законов магического мира. К ней прилагалась так же записка с пояснениями.

Дорогой мистер Гарри Джеймс Поттер.

Я посылаю вам эти книги, следуя указаниям, оставленным вашими глубокоуважаемыми предками. Уверен, что хранящиеся в них сведения пригодятся вам в будущем. Если у вас возникнут вопросы, то прошу, обращайтесь ко мне в любое время.
Искренне ваш, поверенный Шыподав.

Таким образом, потерев руки, я приступил к изучению законов магического мира, и должен признать, они меня весьма удивили… Из того, что впечатлило меня больше всего… В магическом мире во все времена официально были разрешены межрасовые, однополые браки и браки между близкими родственниками. Как было написано в объяснениях (это после каждого закона там специально написано, почему он был принят, кем, и как с ним быть.), эта мера была принята в связи с тем, что магов раньше было очень мало и найти себе спутника жизни для «взращивания достойного потомства» было проблематично… С этого закона так же выходило, что в магическом мире известен способ, благодаря которому однополые пары могут обзавестись общим, своим ребёнком. Только в своде законов он написан не был… Видимо сведения не из этой оперы. Ладно, поищем, оно того стоит… Зачем? А просто чтобы было. А вдруг когда-нибудь пригодится…

Зато здесь существует рабство… Правда в весьма узких рамках, но… Спасибо гоблину, что подсунул мне эту книгу. А то, блин, так и попасть не долго было. А возможно, кто-то на это и надеялся. Всё-таки страшно даже представить, что могло произойти, не подсунь мне гоблин местное законодательство.

Кстати, о гоблинах. Благодаря законам я так же нашел объяснение их внезапной доброты. Правда, я не совсем уверен в том, что они, да и я, не ошиблись… Но даже присутствие такого бредового объяснения не могло не радовать.

Еще здесь, в случае, если один из членов рода совершил преступление, могли уничтожить весь род, вместе с женщинами и младенцами. Единственным способом спастись в этом случае был переход в другой род, но практиковалось это редко, потому как существовала вероятность, что уничтожению будет подвергнут и принявший беглецов род. Хотя это я как раз и понимал. Мой отец тоже предпочитал в случае столкновения вырезать врагов до последнего дальнего родственника. И не только за тем, что бы его боялись. Просто любой уцелевший в этом случае, может стать врагом.

Еще маг не обязательно должен иметь образование или ходить в школу, если он в состоянии сдать обязательные экзамены, этого будет вполне достаточно. При этом подобное он может сделать на протяжении всей жизни.

В общем, законы тут были, на посторонний взгляд, немного странноваты, но при этом все прекрасно объяснялись.

Больше меня порадовал «Основной статут», который фактически на корню душил любые возможные шевеления и разногласия, оставляя при этом всем подданным магического мира полную свободу, и в котором было невозможно изменить ни одного знака препинания.

Это, дамы и господа, не просто привычное: «Разрешается всё, что не запрещено, а что запрещено, то в принципе тоже можно, но втихаря».

Да здесь прямым текстом было написано, что МОЖНО ВСЁ!!!

Ну, или почти всё…

Понимание того, в какую яму чуть не попал из-за собственной необразованности, заставили меня всё глубже, дальше и интенсивнее зарываться в дебри местного права…

***

Первого сентября мы с Маврос стояли на вокзале «Кинг-Кросс».

В делах и заботах месяц пролетел незаметно.

Я изучил, даже скорее вызубрил, местное законодательство. И с каждой новой главой не забывал от всей души благодарить гоблина, потому что в этой заводи водились ТАКИЕ колючки… Не буду описывать всё, но поверьте, вляпаться можно на чистом месте.

Так же, я перечитал все учебники, удостоверившись таким образом, что действительно знаю всё что там написано и могу это применять.

Я с Маврос еще несколько раз съездил в Лондон. Купил некоторые необходимые для школы вещи, и не надо мне говорить, что всё необходимое мы с Хагридом купили еще в первый день. Это мы то, что было в списке купили, а там не хватало множества элементарных вещей. Должен признать, это заняло у нас довольно много времени. Нет, канцелярию - ручки, тетрадки карандаши, мы нашли быстро, в первом же ларьке. Зачем они мне, если в Хогвартсе ими не пользуются? На всякий случай. Если они будут там работать, то это здорово облегчит мне жизнь. Да, чистовые работы, которые я буду сдавать преподам, нужно писать чернилами и на пергаменте. Но на черновики вполне сгодится… Мыло, шампунь, полотенца мы тоже нашли быстро. В ближайшем супермаркете. Там же чашку и тарелку, и не надо мне говорить о том, что кормить меня будут в школе. Не первый год путешествую. Здесь конечно цивилизованная Европа… Но мало ли… Одежду тоже нашли быстро. Пять джинсов, три рубашки, два свитера, пять футболок и бельё. А вот спальник, хорошие перчатки и сапоги я искал долго. Особенно последнее. Но, оно того стоило. Хотя бы потому, что по дороге я нашел чудесный кожаный наручник, в котором можно было прятать палочку и кожаный ремешок, который бы гарантированно не порвался и на который можно было повесить ключ от ячейки в Гринготсе. И всё-таки, как ни пытался брать по-минимуму, а вещей набралась целая горка. Так что мы купили еще и большую спортивную сумку, которую зачаровали под третье измерение, и, в добавок, наложили сверху чары защиты и маскировки.

О да! Чуть не забыл.

Еще мы с Маврос купили квартиру. Да! Мы купили квартиру! Точнее, даже целый этаж в обычной магловской многоэтажке. Ну не могу я жить с Дурслями. Точнее, не то, что не могу… Не хочу. Я люблю чувствовать себя в безопасности в своём доме. Да, знаю, вредная привычка и очень опасная. Но увы, ничего не могу с собой поделать. И Маврос в этом вопросе со мною согласилась. Где взяли деньги? Нет, не в Гринготсе. Можно было конечно и там, но я не хотел, что бы о моём убежище стало известно кому-либо. Тем более в магическом мире. Так что мы их своровали. Ограбили местного ночного короля. Всё равно ведь скоро отсюда уедем.

Итак, о нашем новом месте жительства. Это был, как я уже говорил, целый этаж в двадцатиэтажном доме, который стоял так, что одной своей стороной выходил на Косой переулок, пусть и не в самом благополучном его месте. Да и само здание находилось в трущобах, что в моих глазах только добавило ему привлекательности. Кто жил в подобном месте – тот знает, что здесь можно спрятать что угодно и никто не найдёт. Чужой здесь за пять минут заблудится, а местные не суют нос в дела соседей.

Еще какое-то время мы его заколдовывали от всего подряд и наложили «чары доверия». Больше о том, что в этом доме двадцать этажей никто и не вспомнит. А приходящие платежки будет забирать и оплачивать Маврос. Деньги на это она будет тырить у Дурслей. Да, я сволочь и крайне люблю эту семейку.

Кстати, о родственниках… Мы им «на последок» еще одну гадость сделали. Не последнюю, конечно, но длительную. На все семь лет моего у них проживания хватит. В общем, мы поселили у них такую бяку… Это нечто вроде самостоятельного заклинания, которое будет на протяжении всего года сосать у них энергию и, попутно, трепать нервы многочисленными несчастными случаями. Летом же эта бяка будет еще и принимать мой облик и пудрить мозги и министерству, и Дамблдору, и всей семейке. Я же буду показываться только иногда, так сказать, когда развлечься захочется. Да, я гад, но не думали же вы, что я им всё прощу? Эти… Неосмотрительные личности сильно обидели своего племянника. Я вообще не люблю, когда маленьких обижают, а Гарри мне даже больше чем родной. Да еще и мои собственные хрупкие нервы чего стоят…

В общем, кто еще не понял, их ожидают весёлые деньки. Нет, я их не убью, по крайней мере пока. Я их вначале буду долго и страшно мучить.

Ну ладно, это мы немного отвлеклись.

В общем, стою я на вокзале Кинг-Кросс, как раз между платформами девять и десять. Весь из себя такой красивый…

Мне от Гарри и так чудесные данные достались, а я еще над ними поработал. Волосы подстриг так, что на лицо теперь падает длинная, густая челка, полностью скрывая лоб. Остальные локоны аккуратно обрамляют лицо. На носу очки. Вообще-то, это простые стекляшки, зрение мне Маврос выправила, но не отходить же от канона? Тем более, что мне как раз удалось подобрать весьма удачную модель. Скрывает и начисто уродует мою хорошенькую мордашку, превращая из опасного и таинственного, «рокового» красавчика в… тоже красавчика, но строгого, делового и элегантного. Гордую посадку головы и изящность шеи лишь подчеркивает черный шнурок, с висящим на нём ключиком. Худощавую, но стройную фигуру – голубые джинсы и белая рубашка, надетая поверх черной футболки. Модные кеды, пара ремней и цепочек на них, ну и, естественно, браслет–наручник на правой руке, где среди цепочек и заклепок спрятались несколько заточек и волшебная палочка. Через плечо перекинута спортивная сумка, в противоположной руке клетка с полярной совой. Точнее, с мороком полярной совы. Маврос ехать в клетке категорически отказалась и теперь сидела всё в той же спортивной сумке, выглядывая сквозь оставленную специально для неё прорезь.

Жду в засаде моих рыжиков, то есть семейство Уизли в полном составе.

«Мы ничего не забыли?» - спрашивает Маврос.

«Да вроде нет… Если что – на месте разберёмся.»

«Письмо взял?»

«Взял.»

«Билеты взял?»

«Взял.»

«Волшебную палочку?»

«МАВРОС!!!»

«Всё! Молчу, молчу…»

Я тяжело вздохнул и погладил её по голове. Всё я понимаю. Волнуется, маленькая, как собственно и я…

«А что мы будем делать, если эти твои Уизели до часу не появятся?» - вдруг спросила она.

«За пять минут до поезда наведём на себя морок, и отправимся стучаться головой о все столбы, которые находятся между платформами десять и девять. Глядишь, переход и сработает.»

Маврос икнула, и зарылась поглубже в тряпки. Видимо, представила себе этот процесс.

Тем не менее, биться головой о стены, в прямом смысле этих слов, нам не пришлось. Уизли появились, когда до поезда оставалось десять минут.

«Идут!» - бросил я Маврос, в восторге смотря на процессию.

Впереди, активно размахивая локтями, шла низкорослая пухлая женщина, с ворохом огненно рыжих волос, развевающихся у неё за спиной, словно плащ. Прокладывая себе путь, эта дамочка не стеснялась толкаться и громко возмущаться, успевая при этом разговаривать со всеми своими детьми одновременно. Одета она была в белую рубашку с глубоким вырезом, длинную, до пола, джинсовую юбку и накинутую поверх плеч темно-зеленую шаль со множеством пушистых золотых кисточек, к которой совершенно не шли, ни ярко-алая, маленькая дамская сумочка, ни множество массивных бус из натурального камня, висевших у неё на шее.

Следом за собой она волокла, как бы не хотелось, но иначе не скажешь, именно волокла, словно собачонку, маленькую хорошенькую рыжую девочку. Последняя выглядела премило в нарядном розовом платье с пышной юбкой и массивными бантиками, розовых же балетках и множеством разнообразных заколок в волосах. Впрочем, малышка пыталась выглядеть уверенно и крепко сжимая в руке розовую детскую сумочку, постоянно задирала вверх свой маленький носик, от чего переставала видеть дорогу и постоянно спотыкалась.

Следом за ними, гуськом, катили свои тележки четверо удивительно похожих мальчишек. Все они были худыми, высокими и рыжими, но, тем не менее, они были очень похожи.

Первый шел быстро, но уверенно и гордо, словно бы давая всем окружающим возможность насладиться и проникнуться его значимостью. И его одежда, и белоснежная отутюженная рубашка, и классические брюки, и коричневые, явно не новые, но до блеска начищенные туфли, и даже галстук сидели на нём идеально, словно создавая готовую иллюстрацию к словосочетанию «офисный планктон». Так же, у него единственного на тележке стояла клетка с совой.

Следом шли двое очень похожих мальчишек. Они были явно младше первого и выглядели шебутными и всклокоченными. С одинаково торчащими во все стороны волосами, закатанными до локтей и расстегнутыми на груди рубашками в одинаковых старых кроссовках, и даже дырки на правой коленке были у них одинаковыми. Они весело переговаривались между собой, не обращая ровно никакого внимания, ни на окрики матери, ни на прочих членов семейства, ни на окружающих их людей.

Последний мальчик выглядел хмурым, словно бы он был недоволен всем миром. Он насупившись толкал вперёд свою тележку. У него были всклокоченные волосы, но если на его старших братьях это смотрелось стильно, то на нём как-то неряшливо и глупо. Так же висела на нём и слишком большая, красная футболка и белая, слишком маленькая рубашка, болтались на нём и джинсы…

Маврос, как только услышала мои слова, тут же высунулась из своего убежища, даже привстала на лапах, и с интересом уставилась на процессию.

«Ты был прав. Их невозможно пропустить.» - вынесла она наконец свой вердикт.

В ответ только хмыкнул.

Когда они проходили мимо меня, до меня долетел обрывок слов миссис Уизли:

- Так я и думала, что здесь будет целая толпа маглов.

«Вперёд!» - скомандовал я нам с Маврос и устремился за ними.

Они остановились довольно скоро и я принялся внимательно за ними следить.

- Так, какой у нас номер платформы? – поинтересовалась мать семейства.

- Девять и три четверти! – гордо отрапортовала девочка, и жалобно попросила. – Мам, а можно, я тоже поеду…

При этом от меня не укрылось, как она хитро стрельнула глазками и принялась хлопать длинными ресничками.

- Нет, нельзя, – припечатала её женщина.

- Но я замуж хочу!!!

- Увы, – тяжело вздохнула женщина. – Для замужества ты еще слишком мала…

- Ну, тогда хотя бы жениха…

- А вот это правильно, молодец милая, можешь начинать искать прямо сейчас. Только не забудь поинтересоваться, сколько у него денег и из какой он семьи. Впрочем, семья не главное. И даже не обязательно, что бы он был волшебником. Главное деньги, деньги…

После таких наставлений малышка тут же начала хищно оглядываться по сторонам.

Я же малость офигел. Ничего себе пирожки.

- А вы чего стоите, охламоны? Брали бы пример с сестры. А ну марш на перрон! Не маленькие, сами знаете что делать! Перси, вперёд!

И парень, который шел первым, тот самый, похожий на клерка, выехал вперёд, разогнался и со всего маха врезавшись в столб на платформе, прошел сквозь него.

- Фред, ты следующий. – скомандовала миссис Уизли.

- Я не Фред, я Джордж. – весело отозвался один из близнецов.

- Фред – Джорж, какая разница? Полезай в проход я сказала!

Он уже видимо хотел направиться к проходу, но тут вновь проявила себя девочка. Она дернула мать за юбку и спросила:

- Мам, а это жених? – указав при этом на меня пальцем.

Ей богу, я чуть не упал от удивления.

«Попали!» - вскрикнула Маврос.

«Расслабься!» - задушил я на корню начинающуюся панику.

Момент конечно не совсем удачный, но…

- Извините, вы не подскажете…

- О! Конечно дорогой! Хутор на котором ловят бабочек вон там. - она указала в сторону общественного туалета. – А сейчас вали отсюда!

Я посмотрел ей в глаза. В них были лишь высокомерие, холод и презрение.

Мой кулак сам собою сжался на ремне.

Хотелось материться. Долго, громко и грязно. Но прежде чем я успел ей ответить, вмешался один из близнецов.

- Мам! Так нельзя! – и обернувшись ко мне спросил. – Чего тебе?

- Спасибо, ничего. – ответил я холодно, и обогнув эту семейку вошел в кладку между платформами.

Мы с Маврос оказались посреди людной платформы.

Было шумно. Вокруг толпились, шныряли и сновали люди. Дети разных возрастов, едущие в школу, их родители и провожатые. Они переговаривались между собой, кричали, спорили, плакали и смеялись. Под ногами шныряли разномастные кошки, над головой летали совы и всё это застилал густой, черный дым. Справа же стоял огромный, алый паровоз. Не современный, а словно сошедший со страниц учебника по истории. Вдоль его корпуса змеилась надпись:

Хогвартс-экспресс.

Я обернулся и увидел там, откуда только что вышел, кованную железную арку, а над ней надпись:

«Платформа номер девять и три четверти». Отправление - 11.00

Первые несколько вагонов были уже битком набиты школьниками. Они высовывались из окон, что бы напоследок поговорить с родителями или сражались за свободные места. Здраво рассудив, что задние вагоны более свободны, я в начале прошел в самый конец, а потом, уже оттуда начал прочесывать поезд на предмет свободного места. Удивительно, но мне повезло почти сразу. Я нашел даже не место, а целое свободное купе. Поставил на стол клетку, задвинул под сидение сумку, и сел у окна, поставив одну ногу на небольшое возвышение и оперев голову о согнутый локоть.

Маврос вылезла на стол, села напротив меня и тревожно заглянула мне в лицо своими огромными глазищами.

«Чего ты?»

«Херово мне.» - честно признался я своей подруге.

«Почему?»

«Потому что, только что, растоптали мою мечту.»

Я отвернулся к стеклу, давая понять, что не намерен продолжать эту тему.

Действительно, а что я мог её рассказать?

«Видела ту семейку, которую мы так ждали?»

«Ну?»

«Они должны были стать нашими лучшими друзьями.»

«Демоны меня упаси от таких друзей!» - мотнула хвостом кошка.

«Вот и я о том же.»

Я прикрыл глаза и откинулся на скамью.
 
cemka125Дата: Суббота, 14.02.2015, 10:04 | Сообщение # 16
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Сейчас я переживал одно из самых сильных разочарований в своей жизни.

В детстве Уизли были моими любимыми персонажами. Я восхищался ими. Мистером Уизли, его преданности своей работе и тому, что он готов пожертвовать ею ради семьи. Миссис Уизли, которая в своё время сбежала из дома, предпочтя рай в шалаше золотой клетке. Биллу и его мужеству. Чарли и его любви к драконам. Уму и целеустремлённости Перси. Неуёмной фантазии и привязанности друг к другу близнецов. Верности и преданности Рона. Нежности Джинни. И… Сейчас мой мир разбился калейдоскопом мелких осколков, застрявших у меня в сердце множеством мелких заноз.

Нет. Я не буду плакать. Разучился. Точнее, отучили.

Вместо этого я откинулся на спинку кресла и попытался расслабится.

Я один. И это не вопрос, а утверждение.

И меня этот факт ни сколько не беспокоит. Раньше справлялся, и в этот раз справлюсь. В конце-то концов, как говориться: «Всё можно исправить, пока ты жив, но если подумать, то и смерть не такая уж большая беда.»

Ладно. Проехали.

Постепенно царящий вокруг гам меня поглотил…

- Фред, ты следующий!

- Я не Фред, я Джордж. Скажи мне честно, женщина, как ты вообще можешь называться нашей матерью? Ты вообще помнишь, сколько у тебя детей?

- Да пошел ты!!!

Послышался заливистый смех. Бряцанье подымаемых чемоданов и звук шагов.

- Кстати, я действительно Фред.

И еще одна долгая, матерная тирада…

- Бабушка, я потерял жабу…

- О, Невилл…

Громкий смех и вскрики.

- Покажи!

- Ну покажи!!!

- Ну, Ли!

- Ну покажи, Ли! Ну давай, чего ты…

И громкий визг нескольких глоток.

Звуки… Они поглощали меня, словно море, ласкали, успокаивали…

И сквозь это море мне снова почудился тихий перебор струн…

Я открыл глаза и посмотрел прямо в зелёные, словно изумруды, глаза Маврос.

- Всё в порядке, – сказал я ей.

Конечно, не обязательно было говорить в слух, но я хотел… Мне было нужно услышать эти слова, пусть и от себя самого.

- Всё нормально. Прорвёмся. Нет друзей? Ну и что? Нет союзников? Не проблема. Что, в сущности, все эти проблемы для нас с тобой, прошедших смерть и вернувшихся с того света? Так, фигня вопрос.

Она тоже улыбнулась и переползла ко мне на колени.

«Кстати, к тебе гости.»

Дверь в купе действительно открылась. На пороге растеряно стояли уже знакомые мне рыжие близняшки.

- Тут свободно? – спросил один из них, смущенно кашлянув.

- А ты как думаешь? – холодно ответил я вопросом на вопрос.

- На самом деле я хотел извинится за мать. Прости, она у нас немного дёрганая.

- Я заметил. – кивнул я. – Извинения приняты.

Вот так. Ни голос, ни тон, которым были сказаны эти слова не оставляли сомнений, что я по прежнему злюсь, но формальности были соблюдены.

- Кстати, я Джордж. – внезапно представился парень. – А это Фред.

- Джордж и Фред Уизли. – уточнил другой.

Да, я всё еще был зол на эту семейку. Но всё же, мне нужны союзники. И эти ребята мне вполне подходят. Сегодняшнее происшествие меня конечно напрягает и наводит на нехорошие мысли… Но… Как говорится: «В семье не без урода.» Как бы там ни было, они попытались мне помочь и это чего-то стоит.

- А я Гарри, – улыбнулся я самой светлой из своих улыбок и протянул руку для рукопожатия, на которое, разумеется, тут же ответили.

Внезапно глаза одного из них сузились, зацепившись за что-то на моём лбу.

- Что это у тебя? – спросил он откидывая челку. И во все глаза уставился на шрам.

- Будь я проклят! – вздохнул второй близнец. – А ты, случайно, не…

- Это он. – уверенно заявил первый. – Это ведь ты?

- Кто – я? – ну давайте, хорошие мои, произнесите это сами.

- Гарри Поттер – это ты? – хором спросили они.

- А, вот вы про что… - лениво протянул я. – Да, это я.

У них отвисли челюсти.

Угу.

Шок – это по нашему.

- Фред! Джордж! – донёсся снаружи уже знакомый женский голос.

Близнецы вздрогнули и как-то странно переглянулись. Я был готов поклясться, что сейчас между этими двумя произошел молчаливый диалог. Общие испуг и растерянность. Глаза в глаза. Вопрос. Согласие смешанное с сожалением. Вопрос и предложение. Решимость и согласие. И снова страх смешанный с решимостью, неуверенностью и оценкой… Словно бы они решали, достоин ли я того, что они готовы мне отдать.

- Мы идём, мам. – ответил Джордж, улыбнулся мне, словно бы извиняясь, развёл руками и пошел к выходу из вагона. Фред проделал то же самое, но уже на выходе бросил на меня еще один оценивающий взгляд.

Я вернулся на место, но глаза на этот раз закрывать не стал. Тем более, что прямо под моими окнами разворачивалась довольно интересная сцена. Прямо там обосновалась семейка Уизли, правда не в полном составе. Маленькая Джинни рвалась на поиски женихов и матери постоянно приходилось её сдерживать. При этом Молли не уставала давать ей советы и наставления на эту же тему. Рядом стоял Рон. Точнее, мне его не представили, но я думаю что это Рон. И выглядел он каким-то серым, унылым и жутко недовольным.

- Выпрямись! – рыкнула теперь уже на него миссис Уизли. – Выглядишь как пугало!

Вот это она зря. Если человека одеть в обноски, то и выглядеть он будет соответствующе. Ну… Если не считать нескольких счастливчиков, у которых от природы дар преподносить себя, хорошее чувство вкуса, фантазия, способности к дизайну и руки, растущие из правильного места.

Я кстати, от природы тоже лишен большинства из этих качеств и лет до четырнадцати выглядел пугало – пугалом. Именно тогда меня один знакомый, обладающий, кстати, от природы вышеперечисленными талантами, научил как можно одеваться в рваные джинсы и грязные футболки, и при этом выглядеть стильно и жутко сексуально.

- Нос вытри! – продолжала тем временем Молли муштровать сына. – Ты весь в саже! Да не так… Дай сюда! Вечно ты ничего сам сделать не можешь…

- Мам, отстань… - протянул мальчик, но не особо пытался вырваться. Да и фраза прозвучала как–то обреченно.

- Ой-ой-ой… - насмешливо пропел один из подошедших близнецов. – У маленького Ронни грязненький носик…

- Заткнись. – бросил в ответ Рон. Зло и яростно.

А вот это уже интересно…

- Заткнулись все! – припечатала их мать семейства. – Где Перси?

- Вон он идёт. – кивнул в ответ на приближающегося третьего члена семейства.

За то время, пока он отсутствовал в поле моего зрения, старший мальчик успел переодеться в ученическую мантию, а у него на груди красовался большой золотой значок со сверкающей буквой «С».

- Я всего на минутку, мам. – важно, и даже высокомерно, произнес он. – Я там, в самом начале поезда, - там выделили вагон для старост…

- Так ты теперь староста, Перси? – разыгрывая удивление произнёс один из близняшек. – А что же ты нам не сказал, мы ведь и не знали…

- Перестань, - так же наиграно оборвал брата второй близнец. – Он, кажется, что-то нам говорил… Как-то раз…

- Или два… - подхватил первый.

- Или три… - продолжил второй.

- Или всё лето…

Но этой ноте они дружно захохотали.

- Заткнулись, сказала!!! – в очередной раз гаркнула на них мать.

- А почему это, собственно, у Перси новая форма, а у нас старая? – спохватился один из близнецов.

- Потому что он теперь староста…

Впервые в голосе этой женщины появилась теплота. Видимо, она довольна успехами своего старшего.

- Ладно, иди. Сказала она наконец. Пришлешь сову, когда до места доберетесь.

Перси ушел, а мать семейства повернулась к близнецам. И выглядела она при этом злющей, как гарпия.

- А теперь вы двое. В этом году вы должны вести себя хорошо. И если я еще раз получу сову с известием о том, что вы что-то натворили – взорвали туалет, или…

- Взорвали туалет? – всё так же наиграно удивился один. – Мы никогда не взрывали туалетов.

- А может попробуем? – предложил второй. - Классная идея, спасибо, мам.

- Это не смешно. – отрезала женщина, но как-то вяло. Видно уже знала, что этих двоих уже не перевоспитать. – И да, пока не забыла, приглядывайте за Роном.

- Не бойся, мы не дадим крошку Ронни в обиду…

- Заткнитесь вы… - пробурчал Рон, уткнув взгляд в пол.

- Да, кстати, мам, угадай кого мы только что встретили в поезде! - сказал первый из близнецов.

- Ну? – нахмурила брови женщина, уперев руки в бока.

- Помнишь того мальчика, с которым мы сегодня пообщались у арки перехода? – спросил второй. - Маленький такой, черный и в очках?

- Ну? – еще больше нахмурилась она, начиная терять терпение.

- Гарри Поттер!

Присутствующие члены рыжей семейки засмеялись, приняв это утверждение за очередную шутку. Близнецы же остались спокойны и безмятежны, так что и до остальных скоро дошло, что на этот раз неуёмные братишки сказали правду.

- Это действительно он? Вы в этом уверенны?– спросила вдруг серьёзно мать семейства. – Откуда ты знаешь?

- Вначале я увидел шрам. Он, кстати, точно такой, как про него говорят, в виде молнии. А потом спросил у него самого. Он подтвердил.

- Да чтоб вам свой член сосать! В позе, стоя на голове и чтоб при этом вас вонючие гоблины трахали! – поделилась тут с окружающими своими талантами, в области матерного, «почтенная мать многодетного семейства».

Затем постояла несколько минут, словно бы что-то прикидывая, и после, вполне благожелательно, кивнула.

- Так даже к лучшему. Жаль конечно, что упустили такой момент… Но сделанного назад не воротишь. Ладно. Зато у тебя, Рон, появилась отличная возможность приступить к выполнению своего задания. Ты ведь помнишь, что должен сделать?

Я насторожился в ожиданием новой информации. И хотя то, что они не боялись говорить об этом в подобном месте, настораживало… Даже скинутая тебе дезинформация может быть полезной, если правильно ею воспользоваться.

«Они экранируются.» - услышав мои мысли ответила Маврос. – «Кроме тебя их никто не слышит и не обращает внимание, как на меня.»

«Почему я их вижу?»

«Для тебя кто-то из них оставил «окошко», как и я.»

«Понятно.»

Это выглядело подозрительно. У меня было только две кандидатуры, которые могли бы это сделать. Вот только зачем они это сделали? Что хотят получить взамен?

- Да мам. Подружиться с ним, втереться в доверие, стать самым близким для него человеком. Следить за ним и докладывать обо всём профессору Дамблдору.

- Молодец! – погладила его по голове мать.

А вот во мне начала подниматься злость. Холодная, расчетливая и поэтому еще более опасная, чем привычное всем бешенство.

- Мам! А можно мне на него посмотреть! Я хочу его увидеть! – вдруг обратила на себя внимание девочка.

- Нет нельзя! Ты его уже видела, Джинни.

- Но я хочу! Вы говорили что он богат, а значит будет хорошим мужем!

- Если ты выйдешь за него - это будет чудесно, – заверила её женщина. – Тем более, что после его смерти ты останешься богатой вдовой… Но если ты пойдёшь к нему сейчас – то только его насторожишь. Запомни Джинни, никогда не стоит бегать за мужчинами. По крайней мере явно… Твоя задача сделать так, чтобы он бегал за тобой.

Девочка серьезно кивнула и уже хотела задать очередной вопрос, но Молли Уизли уже взялась поучать остальных своих чад.

- Это касается вас всех, я ясно выражаюсь? Я запрещаю! Слышали? Запрещаю вам к нему подходить, задавать ему дурацкие вопросы и тому подобное. Он уже и от других этого наслушался, сами знаете сколько у него поклонников. И, естественно, с ним многие захотят подружиться. Мы же должны выделиться из этого стада. Всё понятно?

- Так точно, Мэм! – засмеялись близнецы.

Мать семейства нахмурилась, и уже хотела сказать что-то еще, но тут раздался гудок паровоза, оповещающий о скором отбытии и ребята были вынуждены срочно распрощаться.

Мне, к счастью, не нужно было никуда спешить, так что я мог позволить себе откинуться на сидение и подумать.

А подумать было о чем.

В первую очередь следовало пересмотреть психологические портреты семейки. Я, конечно, еще не всех её членов видел… Но…

Думаю начать нужно с младших, поскольку дети, как известно, очень искренние и редко притворяются. Точнее, по ним видно, когда они говорят неправду. Искусство лжи становится им доступно лишь ближе к подростковому возрасту, до этого их эмоции можно читать, чуть ли не как открытую книгу.

Итак, Джини… Маленькая девочка, которая очень пытается быть красивой, но не знает что для этого нужно, и поэтому часто выглядит смешно и нелепо, как еще множество девочек в её возрасте. По-детски искренняя и непосредственная, и… Еще одна немаловажная деталь… Она очень хочет выйти замуж. И вот тут немного непонятно, это её собственное желание, игра, или аспект воспитания родителей… Хотя, судя по матери, всё-таки последнее. Надо ли говорить, что тот факт, что родители, по крайней мере мать, так желают выпихнуть дочь замуж мне не нравится? Но она еще очень маленькая, и с возрастом это может пройти. Я вон тоже, в детстве, хотел жениться… Ничего. Не то, что я перерос это желание… Но кандидатов на эту роль однозначно стал просеивать через очень мелкое сито.

Теперь младший мальчик, мой дорогой, несостоявшийся друг Рон… Будем откровенны, он мне не нравится, и не только потому, что его ко мне приставили за мной следить. Лис, которого я до сих пор считаю своим лучшим другом, тоже был приставлен ко мне в качестве соглядатая, и ничего, договорились. Он не рассказывал обо мне отцу того, что я не хотел, чтобы тот знал, а я не устроил ему несчастный случай с летальным исходим, как многим до него. Мне не нравится он сам. Во первых, его взгляд. Пусть я и видел его всего один раз, но спутать такой взгляд с каким-то другим невозможно. Особенно, если знаешь, что за ним стоит.

Есть такой тип людей – Волки. Я знаю это, потому что сам из таких. Нет, я говорю не об оборотнях или подобной фантастике. Это люди. В принципе, самые обычные. Уверен, каждый из ныне живущих хоть раз в жизни сталкивался с одним из них. Они неприметны и часто, до поры до времени, на них вообще не обращают внимания. Но стоит хоть раз в жизни близко с таким столкнуться… И ты его не только не забудешь, но и до конца жизни будешь оглядываться, выискивая ему подобных. При том, чаще всего не для того, что бы завести близкое знакомство, а что бы тут же драпать в противоположную от него сторону. Такие люди очень сильные. Не обязательно физически, но морально. Чаще всего в их жизни была какая–то гадость, после которой они такими стали. Тяжелое детство, потеря дорогих людей, предательство близких или боевые действия. Как бы там ни было, но в результате они стали подозрительными, скрытными и злыми. Они чаще всего одиноки, не имеют ни семьи ни друзей, потому что подозрительность не даёт подпустить близко незнакомого человека. Но они сильные и столкнуться с таким – не дай бог, потому что драться они будут до последнего и, даже умирая, попытаются забрать с собой как можно больше врагов. Вообще-то я ими восхищаюсь. Их умением выжить и тому, как они противостоят буре, их силой и волей, выдержкой и упорством, упрямством и гордостью. Тому, как они ненавидят, любят и дружат…

Почему же тогда, вы спросите, мне не понравился Рон? Потому что из этого волчонка вряд ли вырастет правильный волк. Я знаю это. Видел в его глазах. Он зол на весь белый свет. И просто пылает изнутри жаждой отомстить всем и каждому. Он хочет проявить себя, показать что он лучше других, увидеть в чужих глазах восторг, уважение, преклонение… И, скорее всего, в его случае – наверняка, это приведёт к неуёмной жажде власти. Любовь же втаптывать других в грязь, в нём есть и сейчас.

Он мне не нравится. Совсем не нравится. Точнее даже не он, а то что я в нём вижу и во что это может вылиться. Таких нужно либо сразу убивать, либо сажать на очень жесткий поводок не просто со строгим ошейником, но и с бьющимся током. Конечно, он еще ребёнок и его можно попытаться перевоспитать. Сломать, привязать к себе и выдрессировать. Вот только я никогда не смогу быть уверен, что эта собачка в один прекрасный момент не вонзит мне нож в спину.

Нет, что не говорите, а другом он мне не станет. Точнее, я просто подсознательно не смогу заставить себя его подпустить. Но в качестве соглядатая, боюсь, мне от него никуда не деться. Во-первых сценарий. Мне ли не знать, какие незначительные на первый взгляд мелочи порою портят даже самые продуманные операции? А здесь многоходовая игра с тысячью ходов, комбинаций, и, что самое обидное, играю этими фигурками явно не я. К тому же разоблаченный шпион под боком тоже может быть весьма полезен. По крайней мере, всегда знаешь от кого получил информацию и что это, скорее всего, деза.

Сложнее всего с близнецами. Они очень похожи, и не только внешне. Выглядят весёлыми, жизнерадостными шалопаями. Конкретно в этом случае я склонен согласиться с тем, что это действительно их характер. Но! Мне ли не знать, что чаще всего, громче всех смеётся именно тот, кому больше всех досталось в жизни. Заметно, что они намного доброжелательнее относятся к окружающим, чем остальные члены этой семейки. При этом, если хорошо напрячься и вспомнить тот момент, когда они поняли кто я… Искрение удивление и растерянность, которые и выдали их. Внутри этих блестящих оболочек скрыты стальные стержни. Они не безголовые и не отмороженные. Они прекрасно умеют чувствовать, даже чуять опасность. Просто очень смелые и уверенные в собственных силах. Еще у меня создалось ощущение, что Фред, как бы опекает Джорджа. Не мешает ему и даже активно помогает, но словно бы каждую минуту готов прикрыть его от опасности. То, что они очень близки – понятно и ёжику. И это объяснимо. Ведь они близнецы. Две части одного целого. Наверняка не просто росли вместе, но, как я увидела эту семейку, были друг у друга единственными по-настоящему родными людьми. И… Я бы предположил, что в их жизни был какой-то инцидент, после которого пострадал Джордж и поэтому Фред так его защищает. Так же меня напрягает, не может не напрягать, их поступок. Они сознательно сдали мне свою семейку. Вопрос только зачем? Что они надеются с этого получить? Деньги? Или какую-нибудь еще услугу?

Мысленно я прокрутил законодательство, и еще раз убедился, что предтеч для этого нет. Поскольку просьбы не звучало, то и платы за неё потребовать нельзя. Потому же что и гоблины? Да нет… Волшебники не могут чувствовать уровень магии друг друга, к тому же у детей, где-то до двадцати он скачет как испуганный заяц. Гоблины – то немного другая опера. Они, когда подписывали договор, обещали «заботиться» и о потенциальных кандидатах… Хотят напроситься в друзья? Так должны понимать, что я и их в одну гребёнку ко всей семейке причешу. При свойственном-то всем детям максимализме… Тогда что? Вопрос без ответа.

Ладно.

Пока оставим эту тему. Рано или поздно сами расколются.

А пока…

Перси Уизли. Выглядит типичным заучкой, серой мышью и офисным планктоном. Я бы сказал, что им он и является. Но… Есть в нём еще и желание прославиться и возвыситься. Жажда власти и признания. Не такая сильная как у Рона, и особо не вызывающая опасений, но не заставляющая сомневаться, он захочет подняться по карьерной лестнице. Точнее, уже хочет. Вопрос лишь в том, на что он ради этого пойдёт и когда дойдёт до того, что будет готов переступить через себя, своих близких, и вонзить нож в спину своему бывшему начальнику…

Ну и Молли Уизли, в девичестве, если я не ошибаюсь – Прюэтт. Вот кому бы… Мозги прочистить методом рукоприкладства. Воистину, большую часть своих пороков дети получают от родителей. При этом, в данном случае не стоько по крови, как в процессе воспитании. Сама по себе грубая, высокомерная, самовлюбленная, завистливая и жадная. Даже если бы я не знал, что воспитывалась она в богатой и влиятельной семье, то догадался бы. При этом ведёт она себя нагло и вызывающе, как рыночная торговка. Да, согласен, такие манеры свойственны скорее выходцам из не самых благополучных семей. Но они, жители трущоб, на трезвую голову не стали бы заводить конфликт. Чувство самосохранения, привитое не благополучными условиями жизни, не дало бы. Они словно крысы, прекрасно чуют, с кем не стоит заедаться. Нет, так неосмотрительно ведут себя лишь самоуверенные аристократы, с самого детства уверенные в своём превосходстве над другими. В частности, глупые дочурки богатых родителей, привыкшие, что все проблемы за них решает в начале всемогущий отец, а потом муж. Можно сказать, их специально растят такими… Легко контролируемыми.

Возникает лишь вопрос, как она при таком раскладе умудрилась сбежать с Артуром, да еще и выйти за него замуж? Скорее всего, верно было бы предположить, что Уизли просто задурил ей голову. Почему не разошлись у мене вопросов нет. Помню местное законодательство. Большинство местных браков не поддаются разводу. К тому же, волшебники, особенно из чистокровных, предпочитают браки, где один супруг «младший» и полностью подчиняется второму «старшему».

Конечно, она теперь жалеет, но своих амбиций всё еще не утратила. Что же до того, как она воспитывает детей – то тут тоже всё не однозначно. Из подслушанного разговора можно сделать вывод, что интересуют её, по крайней мере сейчас, только деньги. И если на сыновей она почти не обращает внимания, воспринимая их как нечто среднее между слугами, мебелью и полезными инструментами, то дочь похоже целенаправленно подталкивает в сторону брака по расчету. То ли надеется с этого что-то поиметь, то ли видит в ней более удачную форму себя, что часто происходит с родителями…

В общем, пушистый северный зверёк.

И это, заметьте, я еще прочих членов семейки не видел.

Да и ситуация в целом не радует. Я услышал, что Дамблдор поручил этой семейке, ну, уж точно младшему из них, установить со мной доверительные отношения с целью шпионажа и, возможно, манипулирования. И это еще один камень на его могилу. Конечно, послать их лесом прямо сейчас, как бы мне очень хотелось, я не могу… Но, как говорится: «Предупрежден значит вооружен».

В любом случае, не смотря на то, что в истории с этой семейкой остаётся много всего непонятного, одно ясно и ёжику – доверять и близко подпускать их нельзя.

С этим я и уставился в окно. В нём по мере того, как поезд набирал ход, всё быстрее проплывали картинки пейзажей. Панораму города и высоток медленно сменили поля и леса, а оживленные дороги с пробками незаметно отошли в сторону причудливыми лентами… Паровоз же всё набирал и набирал ход.

Мы едем в Хогвартс.
 
cemka125Дата: Вторник, 17.02.2015, 13:56 | Сообщение # 17
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 10.
Моя комедия трагедий балаганных смешней,
И потому безумно мне дорога:
Я научился находить себе прекрасных друзей,
Но не могу найти по силам врага.
Среди завистливых ничтожеств и пустых болтунов
Скажи хотя бы, разглядеть тебя как?
Я вновь блуждаю в буреломе из обманчивых снов –
Ищу тебя, о мой единственный враг!

Канцлер Ги «Единственный враг»

Не успело пройти и пары минут, как скрипнула дверь, и в купе просунулась знакомая, встрёпанная, огненно-рыжая макушка.

Пушистый северный зверёк!!!...

Началось!

Р-р-р-о-о-о-н-н-н!!!...

- Можно? А то в остальных вообще сесть некуда!!!... – спросил этот индивид, хлопая своими большими, голубыми глазами.

Вот честно, я люблю голубоглазых, более того, я их просто обожаю. И к рыжим я отношусь очень даже позитивно. У меня в прошлой жизни лучший друг рыжим был. Такая оторва!!! Пусть ему, там где он сейчас, хорошо будет… Но видимо близится армагеддон, потому что конкретно эта физиономия не вызывала у меня никаких позитивных чувств.

Больше всего мне хотелось повторить моему «дорогому другу» те указания, которые мне дала на вокзале его матушка. Да-да, те самые, где объясняется, как дойти до того самого заветного хутора, да еще и снабдить их красочными указаниями пути.

Но вместо этого я кивнул, и он, зайдя в купе, вольготно и даже как-то самоуверенно, по-хозяйски, растянулся на сидении напротив.

Пушистый северный зверёк!!!...

Если бы кто-то знал, как он меня раздражает!!!...

Ну что поделать, если мне с детства привили жуткую нелюбовь к крысам. Меня, можно сказать, полжизни специально под их истребление затачивали. Ну, думаю, вы понимаете, что под «крысами» я имею в виду не маленьких, пушистых зверьков с длинными хвостами, зубами и привычкой грызть всё подряд, жителей помоек и канализаций. Я животных люблю. Особенно на расстоянии. Под «крысами» я имею в виду «крыс». То бишь предателей, шпионов и прочих нехороших личностей, имеющих привычку подслушивать, подсматривать, а потом доносить, и рассказывать о том, что они увидели и услышали кому надо и кому не надо…

Ладно…

Вдох – выдох.

В каждом человеке можно найти что-то хорошее. Всё равно мне от него никуда не деться, так что… Будем искать в нём это самое «что-то хорошее»…

Дверь купе в очередной раз распахнулась, и в купе заглянули близнецы.

- Эй, Рон! Мы пойдём. Там Ли Джордан едет в двух вагонах от нас, он с собой гигантского тарантула везёт.

При этом его взгляд был направлен исключительно на меня.

«Маврос, ручку, быстро!»

За что обожаю свою кошку – она прекрасно знает, когда можно начинать спорить, а когда следует просто и быстро выполнить команду. В ту же секунду в моей руке оказалась ручка, и я быстро принялся писать на руке крупными буквами послание.

- Ну, идите… - сказал Рон, и по его тону и ежу стало бы понятно, что он не разрешает, а посылает.

Да и вообще, весь его вид просто-таки кричал, как они ему мешают и как он этим недоволен, и вообще.

Угу…

Только этим ребятам всё недовольство мелкого было до лампочки. А Фред, видя, что я что-то делаю… И видимо догадавшись, что именно, еще и принялся отвлекать Рона дальше.

- Гарри, мы так тебе и не представились. Мы – Фред и Джордж Уизли. А это – наш младший брат, Рон.

Да, расположились мы на редкость удачно. Мы с Роном сидим напротив друг – друга. Но между нами стол, который, при нашем нынешнем росте, надежно прикрывает нижнюю половину нашего тела. В то же время между нами и близняшками, этой преграды не было, так что сбоку они видели всё.

Воспользовавшись тем, что всё внимание Рона было сосредоточенно на том, что бы прожигать ненавидящим взглядом братьев, я показал им внутреннюю сторону ладони, где большими черными буквами было написано:

«Спасибо за предупреждение. Учту. С меня причитается. Поговорим позже.»

В ответ они лучезарно улыбнулись, и Фред произнёс:

- Ладно, еще увидимся.

- Непременно! – пообещал я, надеясь, что прозвучавший в этом сове яд не очень заметен.

Близнецы унеслись дальше, а я остался один на один со своим «лучшим другом».

Небольшое усилие и послушные моей воле тени незаметной дымкой потянулись со всех щелей, превращаясь в щит, точнее, комбинацию щитов. Предупреждение о приближении посторонних, предупреждение о проявлении интереса, рассеивание внимания, отвод глаз и физическое проникновение, правда, находящееся в спящем состоянии. Большинство из этого конечно перестраховка, но… Я ведь уже говорил, что у меня паранойя?

А вот теперь, дорогой мой друг, Рон Уизли, когда нам никто больше не помешает, можно и пообщаться…

- Ты действительно Гарри Поттер? – спросил он.

И вот даже ёжику было бы понятно, что именно этот вопрос он хотел задать с самого начала и собственно ради него вообще сюда пришел.

Вот интересно, что он будет делать, если я скажу «Нет»?

Увы, проверить опытным путём нельзя. Не зря детям, с первого дня, во всех учебных заведениях внушают, что «Школа – это ваш второй дом». Только не в том смысле, что все думают, ну, вроде что здесь всем хорошо и комфортно, как дома, а в том, что здесь все и всё про друг друга знают. Даже если он, как мне хочется, и умчится сейчас искать по всему поезду другого Гарри Поттера, потом, во время распределения по факультетам, когда моё имя громко назовут перед толпой, мне всё равно придется выйти вперёд, и все всё узнают. И тогда, уже после, у моего «друга», и что еще хуже, у того, кто его послал, могут возникнуть вопросы. А оно нам надо? Правильно. Совсем не надо. Так что притворяемся, сидим, как мышь под веником и делаем вид что так и нужно.

Я сдержанно кивнул.

- О!!! А я уже подумал, что это очередная шутка Фреда и Джорджа, – сказал он с каким-то странным, прямо-таки не здоровым, энтузиазмом. – А у тебя действительно есть… Ну… Ты знаешь...

Он вытянул палец, указывая на мой лоб.

Да уж, знаю…

Я не стал напоминать ему, что показывать на людей пальцами, мягко говоря, невежливо. В место этого просто откинул со лба волосы, демонстрируя ему лоб со шрамом.

- Значит это сюда Ты-Знаешь-Кто…

- Да, но я этого не помню.

- Совсем ничего не помнишь? Ну, вообще ничего?

А сколько разочарования в голосе… А вот обломись! Доход тебе с результатов визита пушистого северного зверька, а не информация!

- Вообще ничего, – сказал я, добавив в голос льда и, таким образом, на корню обрубая все разговоры на эту тему.

Он посмотрел мне в глаза, но тут же отвернулся к окну, не в состоянии выдержать взгляд.

То-то же.

- У тебя в семье все волшебники? – перевёл я разговор на более безопасную и даже интересную для меня тему. Нужно же проверить, насколько соответствует имеющаяся у меня информация окружающей нас действительности.

- Э-э-э… Да… Думаю, да, – было заметно, что Рон изрядно удивился перемене темы, но тут же об этом забыл.

Этот парень был из тех, кто обожает говорить о себе. Интересно, это врожденное, или очередной комплекс, развившийся из-за того, что ему в детстве уделяли недостаточно внимания? Так сказать, гиперболизированная жажда общения…

- Кажется, у мамы есть двоюродный брат – бухгалтер, но мы о нём никогда не говорим…

Угу…

И рассыпался в дребезги последний мой миф об этой семейке. Прямо слышу звон рассыпавшегося стекла. А я то, наивный, верил, что Уизли на чистоту крови чихать с высокой колокольни…

- Я слышал, что ты жил у маглов. Какие они?

Странный вопрос. Вроде бы и безобидный, но в портрет его возможных интересов не вписывается совершенно. А значит, ему и приблизительный список вопросов заранее дали… Мы с Маврос его обыскали на предмет жучков, причем как магловских, так и магических, и ничего не нашли. Выходит, либо они вообще не подстраховались, а при прибытии он будет должен просто всё рассказать, либо это чары не нашего с Маврос уровня.

От этой мысли мне стало страшно. Очень страшно. Я прямо почувствовал, как спину покрыл холодный пот.

Теряю форму, однако.

Расслабились.

Привыкли, что всех сильнее и забыли, что на любую силу всегда найдётся другая сила.

Мысленно, я быстро прокрутил у себя в голове всё, что делал и говорил в присутствии Рона. Вроде бы ничего особо страшного сделать не успел…

Угу!...

Немного полегчало.

Но расслабляться всё равно не стоит…

Итак, первая реакция всегда самая правдивая.

- Ужасные. В смысле, наверное, они разные и среди них есть много хороших людей, но мои дядя, тётя и кузен – они просто ужасные. Я бы хотел, что бы у меня, как у тебя, было трое братьев волшебников.

Закидываю пробную удочку и, к моему удивлению, он легко ведётся.

- У меня их пятеро, - как-то не весело, отвечает он.

Но искренне. Возможно, впервые за нашу беседу я чувствовал, что он говорит то, что действительно хочет.

- Я шестой. И мне теперь придется сделать всё, что бы оказаться лучше, чем они. Билл был лучшим учеником школы. Чарли играл в квиддич, носил капитанскую повязку. А Перси, вот, стал старостой. Фред и Джордж, конечно, занимаются всякой ерундой, но у них хорошие отметки и их все любят. А теперь все ждут от меня, что я буду не хуже братьев. Но даже если так и будет, это ничего не даст, ведь я самый младший. Значит, мне нужно стать лучше, чем они, а я не думаю, что у меня это получиться. К тому же, когда у тебя пять братьев, тебе никогда не достаётся ничего нового – форма мне досталась от Била, волшебная палочка от Чарли, а крыса - от Перси.

Пушистый северный зверёк!!!

Симптомы опознаны и знакомы. Желание выделиться, показать себя, привлечь всеобщее внимание, прославиться, плюс дикая неуверенность в себе и озлобленность, переходящая в просто всёпоглощающую ненависть… Кажется, в психологии, этот заскок называется «комплексом младшего брата». Только у этого конкретного индивида, он очень максимизирован. Что в принципе понятно. У него ведь не один брат, а пятеро, да еще и сам комплекс, видно давно развивался… Ну а что же до такого, мягко говоря, неравнодушного отношения ко всем земным благам в виде вещей, а особенно еды и денег… Скорее всего дело просто в том, что ему этого дома не доставалось, вот инстинкт и выработался. Как говориться: «В большой семье клювом не щелкают».

Да, я его в некоторой степени даже понимаю. Это всякие пустоголовые малолетки, жившие под заботливым крылышком обеспеченных родителей и совершенно не знающие, не нюхавшие жизни могут морщить нос и презирать таких детей. Я с ними вырос. Играл в детстве, дружил, общался и не понаслышке знаю, через что им приходится проходить. А я, можно сказать, сам такая. Да, я единственный ребёнок в семье. Да и родители у меня тоже… Любящее, заботливые, состоятельные… Но они старались жить так, что бы ничем не выделяться. Да и отец был просто помешан на «воспитании моего характера». Плохо одеты? Мало того, что не модно, так еще и часто донашивают одежду за кем-то? Ну, так одевают что есть. Иногда бывает так, что приходится буханку хлеба на три дня растягивать, а вы о каких-то тряпках. Потому-то и смотрят так жадно на чужое добро. На чужую новую сумку, бусики, или еще что… Потому что в глубине души они тоже остаются детьми, и хотят… Всё хотят. И те же бусики, и сумки, и рубашку, прекрасно понимая, что этого у них никогда не будет, какие тряпки, если на еду не всегда хватает? Но всё равно хотят… Отсюда и привычка съедать всё, до последней крошки, а если не лезет – забирать с собой, потому что завтра может не быть ничего. И поэтому не упускают любой возможности подзаработать и никогда не отказываются, если их чем-то угощают. Это даже не просто привычка – инстинкт. И у вас бы он тоже выработался, если бы вы поголодали эдак с недельку…

На собственном опыте знаю. В рабочих поездках всякое случается. Порою, неделями приходилось жить впроголодь. Нет, отец меня специально голодным никогда не держал. Знал, что голодный человек особо сильным не будет, а значит и боец из него не особо хороший. Но когда оказываешься посреди пустыни или леса, или гор, и вообще без понятия, в какую сторону цивилизация… В общем, я до сих пор с собой, как видите, вожу продуктовый запас.

А ведь они так годами живут, от получки до получки… Если не хуже…

Рон, тем временем, извлёк на свет божий большую, жирную, серую крысу, которая безмятежно спала.

Мне пришлось в срочном порядке перехватывать Маврос, иначе Питер Петигрю до третьего года моего обучения бы не дожил. Его бы самым вульгарным образом съели, при чем прямо здесь и сейчас.

«Маврос, пожалуйста, не трогай эту крысу. Я понимаю, что у тебя инстинкты, но она на протяжении еще нескольких лет будет нам нужна…»

«Ну пожалуйста!!!» - заныла кошка. – «Ты даже не представляешь, какой он вкусный!!! Ну пожалуйста!!! Ну я же чувствую, что ты сам очень хочешь его убить…»

«Хочу», - сознался я. – «Но пока, еще годика с два, он будет нужен нам живым…»

На этом Маврос вроде бы успокоилась, хотя хвост и крылья у неё всё еще нервно подрагивали.

- Ее зовут Короста и она абсолютно бесполезная – спит целыми днями. Отец подарил Перси сову, когда узнал, что тот будет старостой, я тоже хотел, но у них нет де… Я хотел сказать, что вместо этого получил крысу.

Нет, Рон, ты сказал именно то, что хотел. У твоих родителей нет денег, что бы купить сову.

Впрочем, по-моему, дело в другом.

Удобство и расчет.

Вам по-любому нужна была сова. Родителям ведь просто необходимо иметь с вами связь. Вот вам её и всучили, одну на всех. Фактически, это вам одна птица на четверых. Готов поспорить, раньше было так же, только жила она у кого-то из старших братьев, кто уже выпустился. Скорее всего, у Чарли, поскольку, если бы необходимость в новой сове возникла раньше, то и купили бы вам её раньше. А идея использовать её еще и как подарок для Перси, по сути своей, награду за то, что он стал старостой, тоже, мягко говоря, весьма умно. Ведь его всё равно нужно было как-то поощрить…

А мне нужно успокоить тебя… А заодно можно попытаться объяснить тебе кое-какие прописные истины.

- У твоих родителей нет денег что бы купить сову, – не вопрос – констатация, заставившая его съежиться. – Этого не нужно стыдиться. Когда я жил у дяди с тётей, то тоже никогда не носил ничего нового. Донашивал старые вещи за своим кузеном. А тот, мало того, что больше и шире меня в четыре раза, так еще и предпочитал всячески их портить, но не отдавать мне. Это конечно не очень хорошо, но не стоит этого стыдиться. Да, ты не богат, но, как говориться: «У бедных своя честь». У тебя наверняка есть свои плюсы…

- Например?

- Например, те же пятеро братьев, которые в случае чего помогут тебе разобраться с врагами… Да, тебе приходится не легко, но трудности закаляют характер… В отличии от многих детей, которые всю жизнь прожили под родительским крылом, ты сможешь сам справиться со своими проблемами...

Я смотрел в его глаза, и понимал, что он меня совершенно не понимает. Что ж… Ни свой ум, ни свою душу в чужую голову не вложишь… И я сдался.

- В конце концов, подумай о том, что в мире есть много детей, которым приходиться намного хуже, чем тебе. У тебя, по крайней мере, есть вообще, хоть какая-то одежда. И крыша над головой. Да и просто, извини за выражение, кишки в животе от голода не склеиваются…

Я замолчал и отвернулся к окну.

«Что случилось?» - встрепенулась Маврос.

«Ничего. Просто он меня достал.»

Как бы двулично это не звучало, но с каждой минутой Рон нравился мне всё меньше.

Почему?

Потому что он был таким, каким он был. Да, я всё понимаю, многодетная семья, тираны родители, тяжелое детство и так далее. В конце концов, совсем недавно я сам пытался ему доказать, что всё в порядке, что он такой же как все… Но…

Я зал многих ребят, которым в жизни не повезло намного больше чем ему. У их родителей не просто не было денег – их специально не кормили, и им приходилось самостоятельно добывать себе пропитание, а иногда и кормить младших братьев и сестёр. При этом те же родители часто отбирали у них то, что с таким трудом удавалось добыть. Многих из них не просто избивали – насиловали. А скольких из работающих в борделях «ночных бабочек» туда продали собственные родственники? И тем не менее, у многих из них, в отличие от Рона было нечто, что обычно называют «стержнем». Вспомнить, хоть мою первую любовь… Он ведь тоже оказался практически на улице. Но, каким-то чудом, устроился на корабль юнгой и уплыл в неизвестном направлении. Да и второй мой, хотя и оказался крысой и воровал много и часто, но при этом кормил всю дворовую шпану из тех, кто не мог сам себе ничего добыть, естественно.

Но самый яркий случай, это конечно Лис. Особенно на контрасте с Роном. Такой же рыжий, хотя и намного более симпатичный и изящный. Он сам выучился на программиста, а в компьютерах и программах он действительно разбирается очень хорошо. Может самостоятельно починить любую поломку, залезть куда угодно и вообще, просто гений в области компьютеров и всего с ними связанного. Так когда его родители продали его в рабство одному нехорошему человеку, ему хватило смелости и силы воли оттуда сбежать… Почти год от преследователей прятался. И всё это самостоятельно. Правда, потом его всё равно словили, но тут как раз я мимо проходил… В общем, в результате мы стали лучшими друзьями, а куда дели то, что осталось от «претендующего на моего друга плохого человека» я уже точно и не помню…

Но, к чему я это всё веду. А именно к этой разнице. Да, все мы не ангелы и когда припечёт порою творим такое… Но у каждого есть определенные принципы, через которые, человек скорее умрёт, чем переступит. А вот у Рона их не было.

Раскинутые охранные заклинания просигнализировали, что к нам приближается продающая сладости тетка, и я ослабил действие полога. Сладкое я люблю просто фанатически, а отказаться от местных, магических, было… Не то что невозможно, но весьма сложно. Тем более, что нужды в этом не было. Деньги у меня есть, а что до конспирации… Какие дети не любят сладкое?

- Хотите чем-нибудь перекусить, ребята? - вежливо спросила она.

- Спасибо, у меня всё своё! – показал Рон на свой пакет.

А вот я поспешно вскочил и остановить меня в этот раз не смог бы и дракон. Да, в жизни каждого человека может настать случай, когда даже самая страшная и опасная тварь превращается из опасного хищника в будущий обед.

Стоило всё это богатство, кстати, довольно дёшево, так что я, как и было положено по сценарию, набрал всего и побольше. Не сегодня съем – так потом… Нам с Маврос еще почти год в этом замке куковать…

Сладости так повысили мне настроение, что в купе я вернулся почти счастливым. Да! Я сладкоежка! Увы, я сразу же наткнулся на жадный взгляд Рона, который очень красноречиво говорил, что мне придется делиться.

К несчастью самого Уизли.

Делиться! Моими конфетами! Ну, уж нет!!!

Я могу стерпеть многое. Соглядатая, и даже откровенную крысу под боком. Навязчивое любопытство, нытьё над ухом, корыстный интерес и даже чистый обман. Но покушение на мои сладости, тем более добытые на мои, можно сказать, кровные деньги… Никогда!

Нет, я не жадный. Просто бережливый. Боле того, другу я бы и последней на земле шоколадки не пожалел. Но этому…

«Маврос, ты уверенна, что за нами точно не следят?»

«Уверена.»

«Тогда вырубай, усыпи его, как тогда миссис Фиг, примерно до конца поездки и внуши, что мы с ним вот это всё съели, попутно разговаривая о всяких пустяках.»

Выполнить мою просьбу она не успела. Из коридора послышалось подозрительные, хотя и очень знакомые, определимые и понятные звуки. Повышенные голоса, но слов я не разобрал, несколько вскриков, звук удара, грохот, словно бы упало нечто большое, тяжелое и железное, и звон.

Пушистый северный зверёк!!!

Знаю я эти звуки. Старые добрые разборки… Там сейчас явно кого-то бьют. Честно говоря, я не люблю лезть в подобные дела и нарываться на неприятности. Инстинкт самосохранения пока еще при мне, и он даже жив. И на то, что это «всего лишь разборки между малолетками» тоже морщиться не надо, потому что, как показывает практика, именно неопытные малолетки совершают порою в процессе такое, от чего и иные матёрые уголовники в обморок падают.

Да, я не люблю влезать в чужие разборки, но в этот раз шестое чувство, которое обычно, как раз таки и ограждало меня от неприятностей, в этот раз наоборот, словно потянуло в коридор. А поскольку сейчас, прямо перед моим лицом маячила физиономия Уизли… Ладно, «дорогой друг», даю тебе последний шанс. Если сейчас ты поступишь так, как должен поступить честный человек, то обещаю, что мы действительно станем друзьями, и я буду до конца бороться за всё то хорошее, что в тебе еще осталось. Причем до конца победного. Но если нет… Ты у меня, опять же, до конца будишь прибывать в бессознательном состоянии. Притом в этот раз уже до своего конца, ибо избавлюсь я от тебя при первой же более или менее приемлемой возможности.

«Маврос, подожди.»

«Ну что еще?»

- Рон, там, похоже, что-то случилось… - обратил я внимание Уизли на происходящее.

- Ну и что? – лениво ответил тот.

- Возможно, нужна помощь, – уже направляясь к двери, ответил я.

Выглянул в коридор…

И почувствовал, как меня накрывает бешенство.

Наше купе находилось почти в конце вагона, а в другом конце, почти у самого тамбура стояли двое парней, явно старшекурсников, весьма внушительных габаритов, впрочем, сейчас мне все кажутся внушительными, стояли ко мне спиной. В зазоре между ними я видел сбившихся в кучку испуганных ребят… Но главное, между ними, на полу, сидел встрёпанный, светловолосый мальчик. Очень знакомый, встрёпанный, светловолосый мальчик… Его лицо было забрызгано льющейся из носа кровью, по щекам катились слёзы, но главное, это страх. Стоящий в глазах ужас, который стал еще больше, стоило ему заметить меня.

И вот именно этот ужас меня и разозлил. Нет, я конечно всё понимаю и зная Малфоя, я скорее всего, не сильно ошибусь, если предположу что он сам нарвался… Но… Одна маленькая деталь… Это мой Малфой и ставить ему синяки имею право только я!

Но всё же…

- Рон, а тут, похоже, детей бьют. Поможем?

- Зачем? Это не наши проблемы…

Я посмотрел на него. Прямо ему в глаза.

И поставил на этом человеке точку.

Конечно, мне придется в будущем терпеть его присутствие, но…

С этим человеком нам не по пути.

«Маврос, усыпляй.»

«Давно пора.» - довольно мурлыкнула она. – «С местной шпаной помочь?»

«Сам разберусь…»

Я закрыл дверь у купе и, демонстративно, поскольку теперь на меня смотрели все присутствующее в коридоре, размял пальцы.

- А я, пожалуй, поучаствую…

- Еще один мелкий шкет… - ухмыльнулся один из кандидатов в трупы.

Эх, нельзя, нельзя… А ведь насколько всё было бы проще…

Второй лишь обвёл меня пренебрежительным взглядом.

- Гони деньги и можешь проваливать, – пренебрежительно бросил он.

Угу.

Знаю.

Сейчас я представляю собой не очень впечатляющее зрелище, но… Внешность, порою так обманчива…

В ответ на его щедрое предложение, я улыбнулся плотоядной улыбочкой голодного и крайне зубастого хищника и ласково так спросил:

- Не подскажете, как пройти в библиотеку?

- Чего? – не поняли они.

И отвлеклись. А зря…

Потому что за те несколько мгновений, пока они подбирали с пола упавшие челюсти, я успел подойти к ним почти вплотную и со всей дури, вкладывая всю свою злость, засадил в живот ближайшему. Не поверите, но он отлетел на несколько метров и врезался спиной прямо в железную дверь вагона. Видимо в удар, кроме обыкновенной силы, я вложил еще и некоторую долю магической… Впрочем, на тот момент я об этом не думал. Вместо этого я молнией метнулся ко второму. Тот успел выпустить из своей палочки какое-то заклинание. Пришлось уворачиваться, резко уйдя вниз и сбивать его на пол ударом под колени. Вот чем отличается реальный боевой опыт от, пусть и очень хороших, но инстинктов. Он растерялся и не просто упал на колени, а даже на пол, и всё, что мне оставалось сделать, так это прижать его к земле.

- Лежать… - почти ласково посоветовал я им, подбирая их волшебные палочки.

Без них эти ребята почти безобидны…

Что еще весьма примечательно, на шум, который мы подняли, никто даже не высунулся. Я конечно понимаю, в нашу прогрессивную эру все безразличны к чуждым бедам… Но и не поинтересоваться что происходит, и пропустить такое занимательное зрелище они просто не могли…

Тут с противоположного конца вагона послышался топот. Я обернулся и увидел, как к нам бегом мчались близняшки Уизли. Увидев нашу компанию они, правда, сбавили шаг, и до нас дошли уже вполне спокойным шагом, при этом тяжело дыша.

- Слава Мерлину! - воскликнул Джордж. – С вами всё в порядке, Гарри. А то когда нам там Ли сказал, что Майк с Ником опять пошли по младшекурсникам… В общем, мы слегка за вас с Роном переволновались…

- А лихо ты их… - оценил Фред. – Твоя работа?

- Да, моя, – не стал скрывать я. – Я, правда, тут случайно оказался. Шум услышал, выглянул посмотреть, а тут картина маслом…

- Кстати, – встрепенулся Джордж. – А где Рон?

- В купе спит. А вот что тут произошло? – обратился я к столпившимся ребятам.

Тех потихоньку отпускало. Драко даже смог самостоятельно подняться. Медленно, правда, по стеночке…

- Мы покупали сладости, когда они на нас набросились и стали требовать, что бы мы отдали им деньги. Драко им возразил, и тогда в него ударили каким-то заклинанием…

Угу.

Значит, конкретно в этот раз, заварушку начал не мой ненаглядный. Уже радует.

- А потом пришел этот, – рассказывающая девочка указала на меня. – И их побил.

- И сейчас он за это ответит!

Рыкнул тот, которого я уронил об стенку и бросился на меня.

Мне даже бить его не пришлось. Просто резко, когда тот уже почти налетел на меня, отошел с траектории полёта и подставил подножку. А этот гад так красиво разлёгся поперёк тамбура…

- Ясно, - говорю, постукивая по ладони отобранными палочками. – Значит, парочка нехороших мальчиков решили безнаказанно поиздеваться над беззащитными первокурсниками… И если я правильно понял, то не в первый раз…

- А тебе какое дело! – вскрикнул второй гаврик. – Ты вообще кто такой, что здесь командуешь?! Староста?

Эти двое уже успели принять сидячее положение, но лишившись своего главного преимущества, возможности использовать магию и, главное, чувствуя на моей стороне поддержку большинства… В общем, мальчики поняли, что крупно вляпались.

- Я, к счастью, не староста. Будь я старостой, мне бы было нужно подавать своим поведением пример остальным ученикам, и я, из воспитательных соображений, не смог бы преподать вам столь качественный урок. К тому же, будь я старостой, то сейчас был бы вынужден писать много всяких неинтересных бумажек. Но произошедшее меня касается, можно сказать напрямую, поскольку я тоже первокурсник.

Ослепительная и очень плотоядная улыбка, поскольку в этот момент на меня вылупились все, кроме близняшек. Те просто отошли в сторонку, улыбаясь загадочными и лукавыми улыбками. Они во всю наслаждались шоу.

- Но, что для вас важнее всего, я тот, кто может и устроит вам множество неприятных ощущений, если вы еще раз попытаетесь обидеть моих друзей, я ясно выражаюсь?

Слов что бы спорить у них не нашлось.

- Тогда пошли вон и что бы до конца поездки я вас не видел и не слышал.

Волшебные палочки упали им, а заодно и мне, под ноги.

Но даже обретя привычное оружие, больше нападать они не решились. Видно увидели в моих глазах что-то… Впечатляющее.

Я не сводил с них взгляда, пока они не исчезли за дверью, в противоположном конце вагона. Нехорошего такого взгляда… Многообещающего…

- А ты крут, – уважительно сказал Фред, когда они исчезли.

- Вообще-то я белый и пушистый. Просто не люблю, когда обижают маленьких и слабых.

- Ладно, раз у вас тут всё хорошо, ты мы пожалуй пойдём, – помахали они рукой, и скрылись вслед за ушедшими гадами.

На этом можно было бы скрыться у себя в купе, но я предпочел остаться. Как раз хорошая возможность разобраться с Малфоем. Понять бы еще, что мне с ним делать… Точнее, что я хочу с ним сделать я знаю, но он по сценарию, на протяжении семи лет должен у меня во врагах числиться, для его, между прочим, блага…

- Как ты? – спросил я у него, подходя ближе.

- Нормально, – ответил тот как-то сдавленно.

- Дай посмотреть… Угу.

Вблизи всё оказалось не так уж и страшно. Особых повреждений не обнаружилось, и даже кровь уже почти перестала идти.

- Никто больше не пострадал?

- Нет, – ответила, выступив вперёд девочка, со спутанными каштановыми волосами. – Кстати, привет. Мы встречались, в книжном магазине…

- Да, я помню. И вижу, что мой совет всё же пригодился, раз ты здесь.

- Ага! Сейчас пойду, принесу свой долг…

- Хорошо было бы сейчас где-нибудь присесть всем вместе и попить чайку, а то нервы у всех слегка расшатанные… - выразил я смутную мысль. – Можно было бы ко мне, но у меня там сосед…

- Давайте к нам. У нас и чай есть, - неожиданно предложил зажимающий нос Драко.

- А мы не помешаем твоим попутчикам? – поинтересовалась моя знакомая.

- Все кто со мной ехал, поучаствовал в этом безобразии, так что посторонних не будет, – заверил Малфой, и тут же снова скривился. – Вот Мерлин!!!...

У него снова пошла кровь из носа.

- Вы идите, – сказал я ребятам. – А мы сейчас приведём себя в порядок и присоединимся.

- Я тоже сейчас прийду, – заявила девочка. – Только в купе за шоколадом сбегаю. Думаю, лучшей возможности всё равно не будет.

- Ко мне забеги, пожалуйста, – попросил я. – У меня там, на сидении тоже сладости валяются. Захвати всего побольше. Там всё моё, так что не бойся, что можешь случайно взять чужое. И на соседа не обращай внимания. Он спит и просил его не беспокоить.

- И пирог мой возьми… - добавил неожиданно пухленький мальчик. – Хотя нет, тебе тяжело будет, давай я с тобой схожу…

«Маврос, к тебе сейчас прейдут двое, – я кинул ей мысленную картинку. – Возьмут мои сладости. Отдай, пожалуйста, и укрой каюту пологом.»

«Хорошо.»
 
cemka125Дата: Вторник, 17.02.2015, 13:58 | Сообщение # 18
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
На этой оптимистической ноте я и отправился отводить моё блондинистое чудо в уборную. При этом я, нагло пользуясь предлогом «помощи», одной рукой приобнял его за талию, а вторую положил ему на плечо. Ну, вроде так мне удобнее его направлять в нужную сторону. В голове у меня при этом обосновались мысли, которые обычно у детей в моём возрасте еще не водятся. Эх… Плохо, когда умственное развитее настолько опережает физическое… Зато я теперь смутно догадываюсь, с чего у этих двоих могла вспыхнуть вражда. Просто кто-то слишком распустил руки, кто-то кого-то не понял… И понеслось.

К счастью, идти нам было не далеко, уборные находились в конце каждого вагона и я смог удержать свои желания при себе.

- Ты мне доверяешь?

- В каком смысле? – не понял он.

- Я, конечно, пока не очень хорошо колдую, но могу попробовать подлечить тебя палочкой. Рискнёшь?

- Давай, – неожиданно для меня кивнул он.

Я достал палочку. Благо, она теперь всегда со мной, в карманчике браслета. Зажмурился, воскрешая кусочек чужих воспоминаний… Взмах, заклинание… Удивительно, но оно сработало, причем так, как должно было.

- Вроде бы порядок, теперь нужно смыть кровь…

- Спасибо, дальше я сам.

- Как знаешь…

Мы помолчали. Мне было неловко находиться с ним так близко… Я снова любовался им, украдкой разглядывая в зеркале кусочек отражения. Волосы, в которых, казалось, запуталось солнце. При этом не золотые, а такого непередаваемого оттенка… Даже описать не могу. Всего два слова для описания – белое золото. Сегодня он был одет в голубые джинсы и рубашку, которые весьма удачно подчеркивали худощавость его фигуры. Интересно, а если провести рукой по бокам, я ощущу его рёбра? Так и хочется узнать. Вообще хочется обнять, прижать к себе и больше никогда не отпускать.

- Чего смотришь? – вырвал меня из мыслей его голос.

- Просто… Не думал, что маги, чистокровные маги, носят магловскую одежду…

- Обычно действительно не носят. Просто мне так захотелось. Очередной каприз, как называет это мой отец… К счастью, я могу себе это позволить…

Он снова замолчал.

Так, пора брать себя в руки. Парень я, в конце-то концов, или тряпка?

- Тебя что-то смущает?

- Ничего… Просто… Нет, ничего. Забудь!

Угу. Кажется, я знаю, в чем причина.

- Нас ждут…

Он направился к выходу, но я стал у него на пути. Возможно я сейчас делаю ошибку, но… В конце-то концов, мне ведь нужен враг…

Я положил руки ему на плечи…

- Тебя смущает, что я а не ты дал отпор тем паразитам?

По его взгляду я понял, что это так.

- Стыдно признаваться, но чувствую себя ничтожеством. Впрочем, наверное, так оно и есть…

Он снова хотел уйти, но я удержал его на месте.

- Ты – не ничтожество. Наоборот, ты очень смелый парень. Те парни были старше и намного сильнее, как физически, так и в магическом плане. И при этом ты не побоялся стать у них на пути. Сказать им нет! Это… Мягко говоря здорово.

- Ты тоже… И ты их победил.

- Мне просто повезло. И, к тому же, у меня скажем так, есть некоторый опыт поведения в подобных ситуациях...

Он посмотрел на меня и не найдя ни следа насмешки несмело улыбнулся.

Пушистый северный зверёк…

Какая у него улыбка…

- Ну, если ты пришел в себя… Пошли к остальным?

- Да… - немного потерянно произнёс он.

- Тогда показывай дорогу.

Как оказалось, Малфой занимал купе, через два от того, который занимал я.

- А вот и мы… - произнёс я, с сияющей улыбкой вваливаясь внутрь.

Нас встретили такими же сияющими улыбками.

Вообще-то местные купе рассчитаны на четыре – шесть человек, это смотря как ехать, сидя или лёжа. Нас было семеро, но поскольку мы были еще детьми… В общем, разместились с комфортом.

Наконец-то я, что называется, соизволил рассмотреть, с кем меня свела судьба. А то в коридоре темно было, да и не до того… Впрочем, это всё отговорки. На самом деле, я просто похоже теряю хватку…

Ладно, будем исправляться. Итак, мы с Малфоем сели на одну скамейку. Еще рядом с нами сидели уже знакомая мне девочка с длинными, пушистыми, но пребывающими в абсолютном беспорядке волосами. Возле неё, у самого окна забился в угол пухленький, даже скорее, откровенно толстый мальчик с тёмными, почти черными волосами. Напротив пристроились еще двое парней, тоже весьма крупной комплекции и с довольно неприятными чертами лица. Широкие, квадратные лица, твёрдые подбородки, маленькие, черные глазки… Вот только если первый казался именно толстым, то эти – массивными. Последней в нашей компании оказалась еще одна девушка. Низенькая, с довольно резкими чертами лица и черными волосами, неровно обрезанными на уровне шеи и неожиданно умными глазами.

- Берите пирог. Он с черникой. Мне бабушка в дорогу дала. Она мне, конечно, и на конфеты денег дала, но её пироги всё равно вкуснее… А вот еще чай с ромашкой… Очень вкусный… - щедро предложил пухленький мальчик.

- Кстати, держи, – протянула мне девочка две шоколадки. – Я проиграла спор и отдаю свой проигрыш.

- Я выиграл и принимаю проигрыш, – ответил я, забирая шоколад. А потом, развернув, положил на стол. – Вкладываю в общую кассу, предлагаю отпраздновать мою победу, и пусть вас греет мысль, что мы едим шоколад, посвященный благому делу…

- Кстати, что это был за спор? - поинтересовался Малфой.

Я посмотрел на девочку. Хочет ли она, что бы окружающие об этом знали, ведь в мире магов к маглорожденным относятся, мягко говоря, не слишком хорошо. К моему удивлению девочка сама всё рассказала, ничего не скрывая, и выглядела она при этом очень довольной и даже гордой.

- Мои родитель довольно состоятельные люди, но они маглы. Они очень гордятся тем, что в нашей семье появилась собственная ведьма и они хотели, чтобы я пошла учиться, но возникли проблемы. У нас не было вашей валюты, а значит, не было на что купить необходимое для школы. Конечно, нам предложили обменять деньги, но курс был очень большим. Двадцать фунтов за один галеон.

- Ты путаешь, – вставил один из сидящих напротив мальчиков. – Текущий курс один галеон к пяти фунтам. Мои родители с этим связаны, я точно знаю.

- Она же сказала, – обратил внимание друга другой. – Им сказали. Видимо их пытались надуть.

- Похоже, кто-то в школе неплохо наживается на маглорождённых… - заявила девочка.

Приятно, что не я один пришел к тем же выводам.

Кстати, о кроликах, нужно этих двоих как-то обозначить, хотя бы по номерам.

- Но это ведь незаконно! – воскликнул мальчик, который до этого делился со всеми черничным пирогом.

- Но маглы-то об этом не знают, – заявила брюнетка. – И если всё осторожно проделать, то можно неплохо заработать. А если еще и поделиться с нужными людьми, то о неприятностях можно забыть. У меня родители в министерстве работают. Они с подобным не раз сталкивались. И, только это секрет, даже сами участвовали…

- Но за это очень сильно можно получить, – заметил сидящий возле брюнетки второй. – Если узнает кто не надо.

- Маглы не разбираются в нашей бюрократической системе… - напомнила брюнетка.

- Всё равно, так рисковать из-за каких-то денег, тем более, не особо крупных, не разумно, – возразил её сосед.

- Думаю, основной целью были не деньги, – негромко просветил я окружающих и, когда все взгляды обратились ко мне, кивнул шатенке и она продолжила.

- Как альтернативу нам предложили контракт. Мне выделяют кредит на обучение, но взамен я буду обязана на протяжении двадцати лет отработать на министерство, перечисляя половину своей зарплаты в фонд школы. Мои родители понимали, что это будет фактически рабство и тоже отказались. Тогда нам сказали, что если я не пойду в школу, мне навсегда запечатают способности… Мол, чтобы не натворила ничего плохого. Я уже прощалась с магической силой, когда он ко мне подошел…

Она улыбнулась.

- Он дал тебе денег? – спросил сидящий возле неё, пухленький мальчик.

- Нет. Я бы никогда и ни у кого не взяла деньги. Не люблю быть обязанной. Он предложил мне пари. Я рассказываю, в чем проблема и, если он сможет найти с неё выход, то я буду должна ему шоколаду, если нет, то он отдаст мне свою.

- Видим, что выход он всё же нашел, – кивнула она на стол. – А вторая это проценты?

- Нет. Я просто рассказал ей о настоящем курсе галеона по отношению к фунтам и где их можно обменять. Потом отдал шоколад, и мы договорились, что если она всё же поедет в Хогвартс, то в школе отдаст две, если нет, то я отдам свой проигрыш…

- Значит ты маглорождённая? – хмуро поинтересовался Малфой.

Пушистый северный зверёк!!!

Начинается…

Чувствую, пора начинать воспитывать моё солнце.

- Мой отец очень ненавидит грязнокровок и предателей крови. Он запрещает мне с ними общаться…

- А своё мнение у тебя есть или ты папенькин сынок? – поинтересовался я.

Он замолчал, бросив на меня очень недовольный взгляд.

- По-моему, если вы так тщательно блюдёте чистоту крови – блюдите, но не стоит грести всех под одну гребёнку. Гадов хватает везде и среди всех. Например, мои родители волшебники, но они умерли, и до того дня, пока я не получил письмо из Хогвартса, даже понятия не имел о существовании волшебного мира. Но я сейчас не о том. Так вот, мои родственники, маглы, очень неприятные люди, но сегодня я встретил семейку чистокровных, как я понял волшебников, которые показались мне намного более неприятными личностями.

- Это кого? – поинтересовался Драко.

- Уизли.

- О да!!! – согласился он со мной. – Уизли это те еще гады. Намного противнее грязнокровок. Мой отец говорил, что их презирают все волшебники.

- Моя бабушка тоже говорила мне держаться от них подальше, – неожиданно вставил пухленький мальчик. – И еще много плохих вещей про них.

Он покраснел.

- Так и есть, – согласился сидящий напротив него парень, а второй только кивнул.

- Сильно достали? – сочувственно поинтересовалась у меня брюнетка.

Я пожал плечами.

- То ли еще будет. Это конечно покажется вам немного странным, но их младшего, он, кстати, тоже в этом году с нами поступает, похоже приставили за мной шпионить. Я, конечно, не хочу никому портить репутацию, но на всякий случай имейте в виду… - предупредил я своих попутчиков, именно то и делая, что порча репутацию своему другу.

Уверен почти наверняка, что эта информация вскоре пойдёт гулять между студентами. Пусть только в виде слухов… Но лёгкой от этого жизнь моего друга не станет. Даже наоборот, уверен, что местные студенты сделают всё, что бы максимально усложнить ему жизнь. Порою, дети бывают так жестоки…

- А отвязаться никак? – хмуро поинтересовался Драко.

Похоже у Малфоя на мой счет уже свои планы.

- Похоже никак. Да и сам, думаю, понимаешь, если уж решили приставить кого-то в таком роде, то приставят. Так пусть лучше это будет уже известный предатель. По крайней мере, хоть будешь примерно знать, с какой стороны ожидать удара в спину…

- Умно, – заметил первый из крепышей.

А мне в голову неожиданно пришла одна мысль… Одна очень хорошая мысль.

Я, украдкой, еще раз обвёл взглядом собравшихся ребят… Мне в любом случае нужны друзья. Но Рон, однозначно, накрылся медным тазом. Гермиону я еще не видел, но судя по схеме развития событий, скорее всего я получу такую же верную собачку директора. А значит, друзей надо искать на стороне и держать по возможности от себя подальше. И эти, думаю, мне вполне подойдут. Что я о них знаю? Драко Малфой – это конечно Драко Малфой. Но он, как я успел заметить, сильно отличался от своего книжного прототипа. Да, дрессировка, приличествующая любому «достойному отпрыску аристократического рода», имеется. Но если в книжке за маской самоуверенного, эгоистичного ублюдка скрывался трусливый маменькин сынок, годный лишь на то, чтобы строить ближним исподтишка мелкие гадости, то сейчас я вижу отважного парня со слишком шебутным, но самоотверженным характером. Дальше Шатенка. Смелая, правдолюбивая и честная, готовая бороться с трудностями. Да, маглорожденная и совершенно ничего еще не знающая о мире магов… Но этот факт может говорить и в её пользу. Да, за ней никто не стоит и, в случае чего, никто не поддержит, но и потребовать от неё и с неё никто ничего не сможет. Пухленький мальчик… Сущий ребёнок, которого до сегодняшнего дня, похоже, держали под тёплым маминым крылышком. Очень добрый, честный и наивный… Совершенно не приспособленный к самостоятельной жизни, но… Чистые души в наше время такая редкость, что только ради одного этого стоило бы взять его под своё крылышко. Еще одна девушка. И на этот раз, похоже, из семьи чистокровных волшебников. Умная и, по глазам вижу, та еще стерва и авантюристка. Но если удастся её приручить, если она сама, добровольно примет мои идеи и взгляды, то лучшей соратницы нельзя и пожелать. Еще двое парней. Тёмные лошадки, с виду тупые качки, но я заметил, что на самом деле они не только умны, но и обладают определенным, специфическим опытом. Осторожные, скрытные, серьёзные и надёжные…

Неплохая подборка. Не факт, конечно, что среди них нет предателей, но… Так хочется им поверить… В конце концов, если что… Сумку на плечё, Маврос в охапку, и к черту на кулички. Кстати…

«Маврос, что думаешь?»

Я бросил ей сложный образ, где сложились и имеющаяся информация, и мои впечатления, и надежды и желания…

«Они мне нравятся.» - заявила моя кошка.

Что ж, у неё просто замечательное чувство на людей…

- Занимательно… - покачивая ножкой, задумчиво произнесла брюнетка.

Я пожал плечами.

- По-моему, гораздо занимательнее то, что твориться в Хогвартсе. Мы до него еще не доехали, а тут уже пушистый северный зверёк, что творится… Так и вспоминается старая песенка… - сказал я, вертя в руках чашку с чаем.

- Это какая? – азартно поинтересовалась брюнетка.

Я продекламировал:

Это песенка про нашу школу,
Здесь счастливо растёт детвора,
Мы в неё ходим стайкой весёлой,
Но зараза, в восемь утра.
Я от хавки в столовой худею,
Что уже на себя не похож,
И продлёнка чудесное место,
Но носить при себе лучше нож. (1.)

Мне громко зааплодировали, и я даже встал, что бы театрально раскланяться.

- Классно! – искренне восхитилась брюнетка.

- Правда, не совсем понятно, – поддержал её Малфой. - Например, что такое «хавка»?

- Хавка – это еда. - объяснила Гермиона. – Это жаргон. То есть, специфическая манера речи, которая широко распространена и используется среди не самых благополучных слоёв общества. Поэтому им не принято пользоваться в приличном обществе, но, как я понимаю, в этом стихе они использованы для того, что бы подчеркнуть его характер и настроение…

- Так и есть, – я пожал плечами.

- А «продлёнка»? – не унимался блондин.

- У маглов принято, что когда ребёнок в шесть лет идёт в школу, то родители – на работу. Но школа часто заканчивается раньше, чем у родителей работа и поэтому маленьких детей, до пятого класса, принято оставлять в школе, часиков до шести… Там за ними, вроде как, учителя должны присматривать, но… Но носить при себе лучше нож. Только это не у нас, в Англии, а за границей…

- Понятно… - брюнетка хитро на меня посмотрела. – А там, случайно, нет продолжения?

- Есть. Но оно, на мой взгляд, тоже не совсем удачное.

- Просим! Просим! – зааплодировала благодарная публика.

Ну, раз так просят…

Вызывают родителей в школу,
Я чо, лифт, чтоб меня вызывать?
Я не сдал мусорам дядю Колю,
И на шторы не буду сдавать.
Все вокруг унижают и брешут,
Я запутался к черту в судьбе.
Эх, пойду и в спортзале повешусь.
Валентин Иванов 3-Б

- А что, прикольно. Только опять очень много непонятных слов… Например, почему мусор упоминается как живое существо? – спросил наш наивный толстячок.

Да, наш. Нужно воспитывать в себе коллективное мышление.

- Это из той же категории, что и «хавка». Так определённая часть населения называет хранителей правопорядка, как их тут, в магическом мире называют?

- А что значит «сдавать на шторы»? – поинтересовался первый.

- Это один из поводов, под которыми выманивают деньги у родителей в магловских школах.

- А спортзал? – не отставал второй.

- Помещение для занятий спортом, – ответила на этот раз шатенка.

Пока, буду называть её Шоколадкой, за цвет волос.

- Типа площадки для Квиддича? – оживились мальчики.

- Да, только маглы в Квиддич не играют, – наставительно заметила она.

- Ну, это понятно. Куда им…

Все засмеялись.

- Но проблему это не решает, – вдруг серьёзно сказал первый из крепышей. – И касается это, к сожалению, не только маглорожденных. У меня отец работает в Министерстве, так он мне перед школой дал такие материалы почитать… Там ведь действительно умирают и пропадают без вести ученики. Правда, с отпрысками благополучных семей это случается не часто, но и дети у чистокровных родов тоже редко рождаются.

- Несчастные случаи или?... – поинтересовался я.

- Официально, конечно, несчастные случаи, но как там обстоит дело на самом деле, сами понимаете, точно никто не скажет. Наши следователи, из тех, кому, по словам отца, можно было бы доверять, появлялись там не сразу, а преподавателям в этом вопросе доверять нельзя. Сами понимаете почему.

- Почему? – не поняла шатенка.

- Они могут покрывать друг друга и директора, – объяснил второй мальчик.

- Моя бабушка тоже об этом говорила, – заметил Пухлик.

- Как и мой отец… - вставил Драко.

- Я думаю, все здесь присутствующее, кроме нас с моей дорогой подругой, по понятным причинам, получили подобные предупреждения.

- А почему вы не получили? – не понял Пухлик.

- Потому что наши родители не маги, и ничего об этом не знали! – охотно объяснила Шоколадка.

- И лично мои, даже если бы и знали, то всё равно не предупредили бы. Скорее наоборот, посоветовали бы залезть в такое место, из которого фиг выберешься, – просветил я присутствующих. И скривился на их недоуменные взгляды. – Ну, я же сразу сказал, что родственники меня не любят.

- Ну не до такой же степени… - пробормотал толстячок.

- В еще большей, – добил я его. – Ладно. Ценными советами по выживанию поделитесь?

- Найти как можно больше друзей и союзников, – тут же откликнулся Драко. – Но в свете того, что ты сказал… Где гарантия, что среди них не будет предателей? Если это правда, конечно.

- Правда, – вдруг сказал Невил. – Меня бабушка о предателях тоже предупреждала… Она говорит, что Директор подсылает к самым значимым ученикам своих людей, чтобы держать их под контролем.

- Хотя с Уизли действительно получилось немного странно. Я подслушал разговор их семейки, но получилось это так… В общем, мне их сдали двое близняшек Уизли и поэтому у меня нет полной уверенности в этой информации.

- Отец рассказывал мне об этих двоих, – сказал Драко. – Он состоит в комитете Опекунов Школы, и поэтому знает многое про учащихся там. По его словам, все давно заметили, что близнецы резко отличаться от этой семейки и, вообще, стараются держаться подальше от родственников, но они… Как бы себе на уме… Никогда не знаешь, что от них можно ожидать.

- Есть предложение, – сказала неожиданно брюнетка. – Среди нас уж точно нет предателей, так давайте, пока не окончим школу дружить нашей маленькой компанией!

Идея, мне, откровенно говоря, понравилась. Очень понравилась, потому что она буквально озвучила мои мысли. Но…

- Хорошая идея, – поддержал её наш пухлик.

- Вот только что делать с междуфакультетной враждой? Нас ведь вполне может занести на разные факультеты, и сокурсники наверняка будут не в восторге от наших отношений. – сбил их энтузиазм первый из крепышей.

- К тому же большую компанию наверняка попытаются разбить и подослать шпионов, – поддержал его второй. – Просто для того, чтобы сохранить контроль над основной массой.

И тут я озвучил еще одну свою, довольно смутную, но, несомненно, претендующую не гениальность идею.

- Мы можем дружить тайно… Это, немного сложно объяснить, но смотрите. Ясно, что доверять мы можем только друг другу. Ну, еще паре ребят, которых встретим в процессе обучения. Только их придется очень тщательно, подчеркиваю, ОЧЕНЬ ТЩАТЕЛЬНО, проверять. Нас сейчас, при распределении раскидает по факультетам. Кто с кем на одном факультете окажется, тот с тем и будет дружить открыто. Вот и закрытый тыл. Потом предлагаю сделать вид, что мы воюем с теми, кто оказался на других факультетах. Будем делать друг другу разные гадости и подлости, нечто вроде состязания, но без действительно серьёзных подстав. В смысле, ценное имущество не портить и так, что бы без особого вреда для жизни и здоровья…

- Ты вообще представляешь, как можешь попасть? Да мой род много столетий в этом считается лучшим! – воскликнул Драко с каким-то странным огнём в глазах.

Я спокойно кивнул.

- Поверь, я тоже не подарок, так что посоревнуемся… Устроим пару громких разборок по пустяковому поводу и все в это охотно поверят. На самом же деле будем друг другу помогать. Только действовать нужно будет очень аккуратно… Потому что в Хогвартсе, я уверен, на каждом шагу будут шпионы. Нужно будет следить за каждым шагом…

- Нужно придумать какой-нибудь свой язык, понятный только нам.

- Например, глухонемых, – предположила Гермиона. – Его довольно легко выучить…

- Идея хорошая, но во-первых, он должен быть абсолютно уникален, а во-вторых, со стороны выглядеть естественно… Но кроме этого, нам нужно место, где можно было бы встретиться и нас бы никто не засёк. Такое, где можно было бы сделать вид, что мы оказались тут независимо друг от друга и никого бы это не удивило…

- Общий зал, – тут же предложил Драко. – Туда на завтрак, обед и ужин все студенты ходят в обязательном порядке.

- Библиотека, – согласилась Шоколадка. – Нам наверняка будут много задавать. И классные комнаты во время совместных уроков.

- Можно будет подсказывать друг другу правильные ответы… - оживилась брюнетка.

- Еще есть вариант переписки с совами, но только со школьными. Перемещение наших собственных наверняка заметят и тогда конец всей конспирации…

- Можно сказать, черновой вариант плана готов, – хлопнул в ладоши один из качков.

- Доработаем по ходу дела, - согласился второй.

- Вообще есть такое выражение: «Война план покажет», – просветил я присутствующих. – Кстати, меня из этих раскладов нужно убрать, потому что ко мне приставили соглядатая. И я уверен, приставят еще да и вообще… Будут уделять особо пристальное внимание. Считайте что я собственная боевая единица.

- Значит начнём ругаться уже при выходе с поезда, – ухмыльнулся Драко.

- Кстати, почему тебе уделяют такое внимание? – спросил один из качков.

- Точно не знаю, но думаю причины есть… Я уже успел прославиться. Так что… Не поймите меня неправильно, но старайтесь держаться от меня подальше и в один прекрасный день это может спасти жизнь нам всем.

- С этим разобрались. А что делать со шпионами из близкого окружения? Например, теми же однокурсниками…

- Продумать какой-нибудь себе образ, линию поведения и не выходить за его рамки.

- Хороший вариант. Но только это тяжело. Можно сбиться и опять же всё насмарку.

- Что бы этого не произошло, нужно просто играть самого себя. Тогда получается искренне и не забываешься… Со мной, например, всё понятно, – я кивнул в сторону двери. – Защитник слабых и обиженных, немого задиристый, хулиганистый, но благородный. Я вон, уже свои порядки наводить начал, так что буду просто продолжать в том же стиле.

- А я буду истинным наследником благородной семьи чистокровных магов, – задрал нос Драко Малфой.

Ну, кто бы сомневался…

- А какую роль выбрать мне? – задумалась Шоколадка.

- Тебя, скорее всего, попытаются выпереть из школы и, что бы этого не случилось, тебе придется очень строго придерживаться правил и очень хорошо учиться. Соответственно, ты будешь много времени проводить в библиотеке, и… Думаю, лучше всего тебе подойдёт роль заучки и правдоискательницы.

- В этом есть свой резон, – согласился со мной Драко.

- А я? – спросил пухлик.

- Попытайся сыграть растяпу. Думаю у тебя получиться, – посоветовал я.

И, о чудо, со мной снова согласились.

- Мы попытаемся показаться недалёкими, но сильными парнями. Благо, внешность у нас соответствующая, – решил за двоих первый крепыш.

- А я «влюблюсь» в какого-нибудь парня, – заявила брюнетка, показывая пальцами кавычки. – И до конца учебы буду на нём виснуть. Как говорит мой папа: «Нет ничего страшнее влюблённой малолетки».

- Особенно, если это волшебница, – поддержал её я.

- Кстати, – вдруг вспомнил Драко. – А ведь мы до сих пор еще не знакомы!

Все замолчали и тут же тоже осознали этот факт.

Честно говоря, именно этого момента я ждал со страхом и нетерпением. С одной стороны, мне было крайне важно и даже необходимо знать, с кем меня свела судьба, не говоря уже о личном интересе… Но с другой… Как представлю, какой может быть их реакция, когда они узнают кто я… Так и хочется помянуть белого и пушистого.

- Надо же! - воскликнула брюнетка. – Я даже не заметила!

- А ведь мы столько вместе пережили… - задумчиво протянул один из квадратиков.

- Это легко исправить, – пожал плечами мой блондин и первым начал. – Я Драко Малфой.

Ну, это ожидаемо…

- Гермиона Грейнжер, – вслед за ним представилась Шоколадка.

Пушистый северный зверёк!!!

- Невилл Долгопупс, – последовал за ней Пухлик.

Пушистый северный зверёк!!!

- Винсент Крэбб, – перенял эстафету первый из качков.

Пушистый северный зверёк!!!

- Грегори Гойл, – тут же откликнулся второй.

Пушистый северный зверёк!!!

- Панси Паркинсон, – улыбнулась брюнетка.

Пушистый северный зверёк!!!

Вот это я, называется, попал…

Нарочно не придумаешь.

Все они выжидающе уставились на меня.

- Гарри Поттер, – произнёс я, и чтоб у них не осталось совсем никаких сомнений, откинул со лба челку.

Они тоже хорошо и долго матерились… Хотя моментами, не очень слаженно и в разнобой…

*************************************

1. Автор неизвестен «Песенка про школу. Валентин Иванов 3-Б»
 
cemka125Дата: Воскресенье, 22.02.2015, 20:18 | Сообщение # 19
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 11.
В час, когда я бываю разбит,
Недозволенно слаб, быть может,
И когда несчастье глядит,
Ухмыляясь кривою рожей,
И угрозы шипит мне в след,
Со злорадством беззубых бабок –
Мне все беды не в счет,
Ведь на гребне скалы меня ждёт
Не взятый мой замок.

Канцлер Ги «Не взятый мой замок».

В своё купе я вернулся уже, когда мы почти доехали до Хогвартса, и настало время переодеваться. В целом, новость ребята восприняли нормально, и беседа быстро вернулась в конструктивное русло. Мы разработали систему условных знаков, и даже успели оговорить первые совместные операции, когда машинист объявил, что скоро Хогвартс.

Ну, дальше всё было, как по маслу. Вернулся к себе, разбудил Рона, и только мы успели достать из сумок мантии… Как шоу началось. Вначале в дверь робко постучали.

- Войдите, – разрешил я. - Дверь открылась, и на пороге возник Невилл.

И выглядел он при этом… Бровки насуплены, губки надуты, руки теребят край мантии, а в глазах слёзы. Ну, просто картинка!

- Извините, вы жабу не видели?

Нет, я не могу, прямо ёжик в тумане…

Делая самую постную мину, я покачал головой в такт Рону.

- Я потерял её! Она вечно от меня убегает! – воскликнул он, и её богу, вряд ли бы нашелся человек, который смог бы понять, что он претворяется.

- Она найдётся, – заверил я его, продолжая удерживать на лице постную физиономию.

Внутри меня же всего просто распирало от смеха. Нет, я не злорадствовал. Я знал, что на самом деле Невилл просто мастерски притворяется, а жаба в это время просто тихо и мирно сидит себе в банке у Панси… Просто… Было такое настроение, что хотелось смеяться, петь, танцевать и делать ближним мелкие гадости. В общем, нашу маленькую компашку охватило чувство огромного розыгрыша.

- Да, наверно, – тяжело вздохнул Невилл, с просто вселенской тоской в голосе. – Что ж, если вы ее увидите…

Ёжик… То есть, Невилл, тяжело вздохнул, и ушел в туман…

Ну, это понятно. Ему еще так вдоль всего поезда пройтись нужно…

- Не пойму, чего он так волнуется, – с каким-то даже пренебрежением в голосе сказал Рон. – Если бы я вёз с собой жабу, то потерял бы её еще на платформе…

Я не ответил. У меня просто чесались кулаки, и было огромное желание устроить своему «дорогому другу» дополнительное освещение под глазом… Да, Невилл не идеал, но он уже МОЙ, а за своих я мщу очень… Жестко.

- Хотя моя крыса немногим лучше жабы, так что не мне об этом говорить, – он достал из кармана крысу. – Может, она уже давно умерла, а может и спит, - разницы никакой. Выглядит одинаково…

Пушистый северный зверёк. Ненавижу нытиков!

Он посмотрел на меня, но, не увидев у меня никаких эмоций, скривился. Правда, тут же постарался вернуть себе прежнее выражение лица и сменил тему.

- А мне Фред с Джорджем показали, как зачаровать её, что бы она стала желтой. Я тебе сейчас покажу…

Рон порылся в своём чемодане, и вытащил оттуда волшебную палочку. Местами надщербленная, с вылезшими кое-где белоснежными волосками…

- Шерсть единорога вылезает… - смущенно пробормотал Рон.

И правильно делает, что смущается! И дело вовсе не в том, что инструмент старый, а в его плачевном состоянии. Насколько я знаю, многие волшебники всю жизнь пользуются одной и той же палочкой. Возникает вопрос, это что же нужно сделать, чтобы привести качественный инструмент в ТАКОЕ состояние?!

- Итак…

Только Рон попытался взмахнуть палочкой, как дверь в купе снова отворилась. В проёме, гордо задрав вверх нос, стояла Гермиона, а за её спиной маячил излучающий просто вселенскую скорбь Невилл.

Угу!

Значит мои уже на второй заход пошли…

- Никто не видел жабу? Невилл её потерял, а я помогаю ему её искать. Так вы видели её или нет? – спросила она таким тоном, которым обычно разговаривают с преступниками опера в участках, и без присутствия адвоката.

- Он уже здесь был, и мы ему сказали, что не видели! – ответил ей Рон.

И сделал, по-моему, он это слишком резко, как то не вежливо… Нехорошо…

Гермиона, похоже, тоже так решила, поскольку, вместо того, что бы уйти, наградила его заинтересованным взглядом. Остановилась на палочке, и выдала тем самым тоном. Я даже немного восхитился тому, как ей удалось вложить в голос одновременно высокомерие и заинтересованность.

- О! Ты показываешь чудеса? Ну, давай, мы тоже посмотрим!

Нет, всё-таки в этой девочке умерла прекрасная актриса. Как она это сказала?! А как присела?!!! Да ни у одного человека, после фразы сказанной ТАКИМ тоном, и под ТАКИМ взглядом ничего бы не получилось.

И мой «дорогой друг» исключением тоже не стал.

- Э-э-э… - протянул он, явно думая, как бы отвертеться.

Но какой мужчина может отказать женщине? Тем более, когда она смотрит на него ТАКИМ взглядом? Тем более, в присутствии посторонних? Тем более, когда ему нужно произвести на одного из этих посторонних хорошее впечатление? Тем более, когда сам мужчина так молод и не опытен?

- Ну ладно…

И Рон, на мой взгляд, совершенно бестолково, принялся махать палочкой.

- Жирная глупая крыса, перекрасься ты в желтый цвет и стань такой же, как масло, как яркий, солнечный цвет…

Ноль внимания, фунт презрения. Крыса осталась всё такой же желтой, и всё так же безмятежно спала…

Рон попытался проделать то же самое еще несколько раз, но спящей животинке все его потуги были фиолетовы.

- Ты уверен в этом заклинании? – поинтересовалась Гермиона, вроде бы доброжелательно, но так ехидно. – Что-то оно не действует, ты не заметил? А я тут взяла из книг несколько простых заклинаний, чтобы немного попрактиковаться, - и всё получилось. В моей семье нет волшебников, и я была так ужасно удивлена, когда получила письмо из Хогвартса. Я имею ввиду, приятно удивлена, ведь это лучшая школа волшебства в мире. И конечно, я уже выучила наизусть все наши учебники. Надеюсь, этого будет достаточно для того, что бы учиться лучше всех. Да, кстати, меня зовут Гермиона Грейнджер, а вас?

- Я – Рон Уизли, – произнёс Рон таким тоном, что и ежу стало бы понятно, как он на самом деле «рад».

- Я Гарри Поттер, – говорю, усиленно делая вид, что меня здесь нет.

- Ты действительно Гарри Поттер? – спросила она, окидывая меня оценивающим взглядом.

Угу!

Соревнование под названием «достань друга» начинается.

- Можешь не сомневаться, я о тебе всё знаю. Я купила несколько книг, которых не было в списке, просто для домашнего чтения, и твоё имя упоминается в «Современной истории магии», и в «Развитии и упадке тёмных искусств», и в «Величайших событиях волшебного мира в двадцатом веке».

- Да? – я действительно искренне удивился.

Я конечно знал, что знаменит, что имя Гарри Поттера упоминается в нескольких книгах, но вот в каких именно… То ли действительно не знал, то ли просто забыл… Оригинал-то истории я давно читал, а память у меня хотя и всегда была хорошая, но… Все мы люди. Не без проколов.

- Господи, неужели ты не знал? – удивилась Гермиона.

При этом она, как бы невзначай встала, и стала на прежнее место, завела за спину руки… И я знал, что в этот момент она, что-то сигнализирует Невиллу. Рон как раз отвернулся, и Пухлик на пальцах показал мне сообщение.

«Действительно не знал?»

Рон снова смотрел на нас, но сообщение я уже получил, и поэтому мой кивок смотрелся вполне естественно.

- Если бы я была на твоём месте, я бы прочитала о себе всё, что можно найти в книгах.

В ответ, я улыбнулся, хотя моя улыбка больше походила на усмешку, и сделал рукой мимолётный, словно случайный жест:

«Непременно.»

- Да, вы знаете, на какой факультет попадёте? Я уже кое-что разузнала и, хочется верить, что я буду в Гриффиндоре. Похоже, это лучший вариант. Я слышала, что сам Дамблдор когда-то учился на этом факультете. Кстати, думаю, что попасть в Когтевран тоже было бы неплохо… - она тяжело вздохнула, и сказала. – Ладно, мы пойдём искать жабу Невилла. А вы двое лучше переоденьтесь, я думаю, мы скоро уже приедем.

И она ушла, не забыв захватить с собой Невилла.

- Грязнокровка! – громко рыкнул Рон, когда за ней закрылась дверь. - Не знаю, на каком я буду факультете, но надеюсь, что мы с ней окажемся на разных.

Надейся.

Пушистый северный зверёк!

Ей богу, когда он сказал это, я еле подавил в себе желание заехать ему по морде.

Так…

Успокоились.

Вообще-то это странно. Я, конечно, всегда любил подраться. Хорошо так, что бы от души. Чтобы в крови огонь, пополам с адреналином, и не нужно было следить, в каком состоянии там соперник. А с сильными соперниками я любил подраться еще больше. Ведь мало чести от того, чтобы побить слабака. О слабых, даже руки часто марать стыдно. А вот получить победу над сильным соперником, точнее, даже выдрать её у него – это да. Это просто прекрасно. И даже синяки, ссадины и шрамы, оставшиеся от ран почти не болят и не вызывают ни досады, ни раздражения. Ведь это боевые раны, свидетельства того, как тяжело далась тебе эта победа. Ими наоборот, нужно гордиться…

А особенно подраться я любил за правое дело. Защищая слабого, ребёнка, старика, или девушку… Дабы проучить нехороших людей, да и просто с друзьями за компанию…

Да, в душе, я, похоже, всегда был истинным гриффиндорцем. Это, как утверждала мама, мне от отца достался такой пакостный характер. Пакостный – потому что моя мама в принципе осуждала и ненавидела любое насилие, начиная от войн и убийств, и заканчивая элементарными ссорами…

Как я тогда умудрился получить такую профессию? Ну, так за это большое «спасибо» папе. Хотя, он во многом был прав. Правда, наш с ним характер для этого дела тоже не очень подходил. Пришлось его ломать. Учиться лгать, притворяться, плести интриги… В общем, всё то, что присуще истинным слизеринцам. Сейчас я больше змея, чем лев. Я это прекрасно осознаю, но…

Но, от себя не убежишь.

Ладно.

Сейчас не о том…

Что же меня напрягло?

Угу!

Вспомнил.

Во-первых, я слишком быстро привязался к этим ребятам. Слишком им раскрылся. Да и вообще… Где мои трезвый ум, ледяное спокойствие и холодный расчет? Ушли в безвременный отпуск? Старею, однако. Или, скорее наоборот, впадаю в детство…

Может, Рон рядом будет очень даже кстати… Как и весь этот Хогвартс. Как заметили психологи, дети, которые подверглись стрессу, взрослеют быстрее. Как там говорил один очень умный человек?

«В обстановке постоянного морального давления, умственное и моральное развитие ребёнка происходит намного быстрее, поскольку организм, подстёгиваемый заложенными природой на генетическом уровне инстинктами, стремится как можно быстрее довести организм до состояния, в котором индивид…» Дальше, честно говоря, точно не помню, но суть ясна. Чем больше окружающее тебе капают на мозги, чем большую опасность для себя ты ощущаешь, тем быстрее развиваешься.

В общем, привет Дамблдору и всем моим врагам.

Кстати…

О последних.

На чем мы там остановились?

- Ничего у меня не вышло, и всё из-за этого глупого заклятия. Джордж меня уверял, что оно сработает, а теперь мне кажется, что он сам его придумал, что бы надо мной подшутить.

В принципе, скорее всего так и есть, но ему говорить я об этом не собирался. Чем бы таким его отвлечь…

- А на каком факультете учатся твои братья?

- Гриффиндор. И мама с папой тоже там были. Не знаю, что будет, попади я на какой-нибудь другой. Неплохо было бы попасть в Когтевран, но не представляю, что будет, если меня определят в Слизерин…

Во время этого нехитрого разговора я переодевался.

Кстати, о насущном, о мантиях. Когда-то я долгое время не мог понять, как они выглядят. Как балахон, как плащик, или как халатик? Потом узнал. Оказывается, они просто бывают разных покроев. Есть и похожие на балахоны, и на плащики, и на халатики… Наши были классическими. То есть, брался огромный кусок ткани, и из него вырезался полукруг. При этом длина половины этого полукруга должна была примерно соответствовать высоте человека, который должен был её одеть. Сверху оставляли немного материи, из которой позже получался капюшон, а по бокам делали две строчки, и выходили рукава. Спереди так же был ряд застёжек.

Вообще-то её, конечно, было достаточно просто накинуть поверх повседневной одежды… Но я решил немного поменять свой образ, сделать его более… Классическим. В общем, я зачем-то решил снять надетую под рубашку футболку. Чем она мне мешала – точно не скажу… То ли в образ не вписывалась, то ли еще что-то…

Вся соль, или скорее сахар в том, что именно в тот момент, когда я стоял посреди купе, так сказать, в одних джинсах, к нам заявились очередные посетители.

Дверь рывком отворилась, без предупреждающего стука. Ни слов, ни звука закрывшейся двери не было, из чего я понял, что посетитель так и застыл на пороге. Ни одеться, ни прикрыться я не подумал. Во-первых, ничего такого не видно. Во-вторых, я вообще без комплексов. А в-третьих, если входишь в чужую комнату без стука, будь готов, что хозяин может выглядеть не так, как подобает. Так что, вместо того, чтобы играть в стеснительность, я просто медленно обернулся, желая увидеть, кого там принесло на этот раз.

На пороге стояли Малфой, Крэбб и Гойл.

При этом Драко смотрел на меня ТАКИМИ глазами…

Я в очередной раз уплыл, утонув в серых глубинах его глаз… Сколько же всего там было… Потрясение, восхищение, испуг, смущение и… и даже, кажется, желание…

Мне нравился этот взгляд. Мне нравилось, как жадно он меня рассматривал.

Только в какой-то миг наши взгляды встретились…

Он смутился. На его щеках появился довольно милый, розовый румянец.

- Простите… - пробормотал он, резко закрыв дверь.

А я почувствовал, как сводит скулы, в попытке удержать так и просящуюся на лицо улыбку…

Правда, в эйфории я пребывал не долго.

- Чего это они? – удивленно спросил Рон.

А я в очередной раз ощутил огромное желание прибить моего «дорогого друга».

Пушистый северный зверёк!!!

Это ж надо, такой момент испортить…

Ладно…

Расслабляемся и думаем о приятном.

Да хотя бы о том, что в этот раз драки со слизеринцами мы избежали. И это очень хорошо. Это просто прекрасно. Потому что портить мордашку своему солнышку я бы не дал при любом раскладе. Можно сказать, она мне дорога, как память… Даже, пожалуй, дороже…

- А твои старшие братья, которые уже кончили школу, чем они занимаются?

- Чарли в Румынии, изучает драконов, а Билл работает на банк «Гринготтс» и уехал в Африку по их делам, – пояснил Рон. – Ты слышал о «Гринготтсе»? А что там на днях случилось, слышал? «Пророк» на днях писал… Хотя да, у маглов же другие газеты… В общем, кто-то пытался ограбить сверхсекретный сейф…

Пушистый северный зверёк!!!

Это конечно для меня неожиданностью не стало. Я то, по старой памяти, знаю и помню, что там прятали, но…

Как-то неожиданно. В смысле, что это случилось так быстро…

- На самом деле? И что случилось с грабителями?

- Ничего. Вот почему об этом так много писали, не поймали. Папа говорит, что наверняка это был сильный тёмный волшебник, иначе бы ему не удалось пробраться в «Гринготтс» и залезть в сейф, а потом выйти оттуда целым и невредимым. Но самое странное, что грабители ничего не похитили. Конечно, все боятся, что за этим стоит Ты-Знаешь-Кто.

Пока он всё это говорил, я очень быстро застёгивал на себе рубашку. Так сказать, во избежание. Нет, я конечно не против. Как уже говорилось – я без комплексов, так что если кому-то хочется любоваться моим полуобнаженным телом, и самому мне это не мешает – то пусть любуется на здоровье. Мне не жалко. Тем более, если этот кто-то – Драко…

Но нужно ж, пушистый северный зверёк меня полюби, держать себя хоть в каких-то рамках…

И правильно сделал, потому что, как только я успел завязать галстук и расправить воротник, как дверь снова открылась, и в этот раз на пороге стоял Гермиона. Одна, без Невилла. Нет, я не против, но она ж потом не смогла бы мне в глаза спокойно смотреть. От стыда бы сгорела.

- Мы можем чем-нибудь тебе помочь? – холодно спросил у неё Рон.

- Вы лучше бы поторопились, иначе не успеете переодеться. Я только что была в кабине машиниста и разговаривала с ним. Он сказал, что мы же почти приехали.

- Мы бы переоделись, если бы ты вышла и дала бы нам это сделать!

Угу.

Неумелому танцору, как говориться…

Сам я только что закончил застёгивать мантию и сейчас расправлял складки.

- Ну разумеется, – ухмыльнулась Гермиона. – Я вообще-то зашла к вам просто потому, что во всех вагонах жуткая суета. Все бегают, ведут себя как маленькие дети и носятся по коридорам.

Гермиона презрительно хмыкнула, всем своим видом говоря, как она не одобряет такого поведения. А затем, окинув Рона презрительным взглядом, выдала.

- А у тебя грязь на носу. Ты знаешь?

И удалилась, не забыв высоко задрать нос.

Рон проводил её свирепым взглядом, но, посмотрев на уже полностью готового меня, тоже поспешил переодеться.

Лишь мельком отметив, что его мантия ему немного коротка, я отвернулся к окну. Там, на фоне заходящего солнца темнели горы. Похоже «Хогвартс-экспресс» не только отправляется с особой платформы, но и ездит по специально проложенным для него рельсам, при этом проложенным не по земле, а сквозь пространство. Конечно, географию Англии я знаю не очень хорошо, и на «Туманном Альбионе» возвышенностей хватает… Но не помню я, что бы даже в сутках пути от Лондона были горы…

- Мы подъезжаем к Хогвартсу через пять минут, – разнёсся по вагонам голос машиниста. – Пожалуйста, оставьте ваш багаж в поезде, его доставят в школу отдельно.

Пушистый северный зверёк!!!

Совсем забыл!

Багаж…

«Маврос, я конечно знаю, что ты очень хотела бы пойти со мной, но не могла бы ты остаться с вещами. Просто я почти уверен, что в них будут копаться и не хотелось бы, чтобы там что-то пропало, или наоборот, добавилось что-нибудь новое».

«Хорошо», – тоскливо вздохнула моя кошка.

«И еще, будь готова, что за ними прийдут не люди, а домовики…»

«Поняла. Не бойся, не засекут.»

Мы с Роном пошли к выходу. Мой дорогой друг был бледным, как стенка, от чего веснушки у него на лице казались еще ярче.

Чувствую, что сейчас тёмная половина моей души будет долго и подло ржать над стадом перепуганных однокурсников.

Сам я был спокойным, как стенка. Во-первых, конечно, потому что примерно знаю, что нас ожидает. Хагрид, озеро, лодки, замок, большой зал, МакГонагалл и распределительная шляпа. Во-вторых, потому что понимаю, что даже если и нет, и лично для меня там припрятали какого-нибудь дракона, то волнение мне не поможет, а даже наоборот. Лишнее эмоции обычно только мешают. Ну и в-третьих, даже если мне дадут от ворот поворот… Маврос, вещи, и: «Я свободен!!!» И так далее по тексту…

В общем, в самом что ни есть чудесном расположении духа, я выбрался из вагона. На платформе уже было полно народу, но над всеми, словно гора среди холмиков, возвышался Хагрид:

- Первокурсники, ко мне!!! – позвал он своим звучным голосом.

Угу… Куда тем громкоговорителям и пароходным сиренам до этого великана… Вот он как рявкнет, так хочешь – не хочешь, а услышишь.

Я стал пробиваться к нему, благо, еще не все наши однокурсники сообразили, что нужно делать и к кому идти, так что бороться пришлось только с двигающимися по противоположной моей траектории школьникам. Даже ни с кем не поругался… В отличии от Рона, который активно работал локтями… Сразу видно и понятно, кто его манерам учил… Но вот только исправлять ошибки его родителей я не собираюсь. Во-первых, оно потом к ним самим вернётся, так кто я такой, что бы мешать вселенской справедливости? А во-вторых, глядишь, и сам пару раз найду повод вначале с ним поругаться, а потом очень долго мириться…
 
cemka125Дата: Воскресенье, 22.02.2015, 20:22 | Сообщение # 20
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
- Эй! Гарри, как у тебя дела? – нежно, почти ласково спросил он у меня.

- Спасибо, всё хорошо! – улыбнулся я в ответ.

Всё-таки, чтобы не случилось, но волшебный мир, да и вообще слово «Волшебство» в первую очередь у меня будет ассоциироваться именно с этим великаном.

- Так, все собрались? Тогда за мной! И под ноги смотрите! Первокурсники, все за мной!

И он двинулся вперёд. Ну, а толпа первокурсников, поскальзываясь, спотыкаясь, и высказывая своё недовольство по этому поводу, соответственно, за ним. «Цивилизованной толпой коровы шли на водопой». Шли мы, к слову, недолго и недалеко. Просто спустились к берегу озера, где стояло множество лодок.

Пока стадо подтягивало хвосты, я с любопытством их разглядывал.

Небольшие. Лёгкие, все сделанные из тёмного дерева. Вёсел нет, зато у каждой на загнутом носу висит яркий фонарик.

- По четыре человека в одну лодку, – скомандовал Хагрид.

Естественно, все тут же бросились к лодкам. В том числе и Рон. По идее, я должен был оказаться в одной лодке с ним, Невиллом и Гермионой, но… Но тут я как раз заметил, что в лодке, где сидели Малфой, Крэбб и Гойл осталось пустое место… И, пока мой «дорогой друг» был занят иным, быстренько шмыгнул к ним и, приняв позу святой невинности, прилежно сложил ручки на коленках. Мол, я не я, и хата не моя, и вообще, других свободных мест не было. На мой жест парни никак не отреагировали, и сделали вид, что так и нужно. Лишь блеск в глазах и играющие на губах улыбки говорили, как они на самом деле мне рады.

- Расселись? - уточнил Хагрид. – Тогда вперёд!

Мы отчалили…

Это было… Волнующе… Разумеется, для тех, кто умеет ценить подобную красоту и ощущения, которые она с собою несёт. И знаете, как обычно начинается большинство страшилок? В черном-черном мире есть черная-черная страна, в которой находиться черный-черный город, в котором стоит черный-черный дом… Вот это из этой же оперы.

Небо застелили густые, тёмные облака. Из-за этого вокруг не было видно ничего. Казалось, что вокруг ничего и нет. Только эта тьма. Лишь фонари горели в этой тьме, неугасимыми огоньками надежды. И, хотя их было много, со стороны они казались зябкими и эфемерными. Впрочем, их света было достаточно, что бы разглядеть смутные силуэты сидящих в лодках людей…

Драко повернул ко мне голову.

- Волнуешься? – спросил я полушепотом.

- Нисколько, – бодро ответил он, но на дне его глаз я всё же увидел страх и неуверенность.

Ничего не говоря, я нашарил в темноте его руку, и осторожно сжал её в своей. Хрупкая, нежная, почти девичья… С тонкими кистями и изящными, длинными пальчиками. Она была холодной, почти ледяной, но в тот момент она показалась мне обжигающе горячей.

Неожиданно, прямо перед нами возникло множество маленьких огоньков. Пока все соображали, что это такое, и что с ним делать, из-за облаков вышла полная луна. В её серебристом свете перед нами, словно призрак, возник великолепный замок. Он высился на вершине скалы, и казался её продолжением. Множество башен вонзались в небо, соединенные воедино множеством галерей, мостов и арок…

В этот момент я ощутил, как Драко сильнее сжал мои пальцы. Я обернулся. В желтом пламени фонаря его волосы казались золотыми, а в серых глазах играли огоньки пламени. Вот только лицо… Оно было не просто белым. Оно было бледным, словно у мертвеца, умершего от кровотечения.

Черт, солнце моё…

Как же мне тебя успокоить? Точнее, как мне тебя успокоить так, что бы случайно не обидеть, задев такую чуткую и ранимую гордость…

Пушистый северный зверёк!!!

А гори оно всё синим пламенем!

- Правда, красиво? Сейчас нас заведут в большой зал, я слышал, что потолок там похож на звёздное небо… Пару минут посидим со старой шляпой на голове, и она распределит нас по факультетам. А там торжественный ужин, в честь нового учебного года, спальни, и кровать…

Он несмело улыбнулся мне в ответ.

- Откуда ты знаешь?

- О чем?

- О том, как распределяют по факультетам…

- Мне сказали.

Постепенно растянувшиеся на всё озеро лодки принялись выстраиваться в одну линию, на подобие журавлиного клина.

- Пригнись! – скомандовал вдруг Хагрид.

Инстинкты – они и есть инстинкты. Вначале приказ исполняешь, а уже потом начинаешь задумываться, а какого, собственно, пушистого северного зверька? В общем, я не только сам пригнулся, но и Драко пригнул. Он, конечно же попытался возмутиться, но тут лодка, проехав через заросли плюща оказалась в низком рукотворном туннеле… После того, как где-то сзади раздался болезненный вскрик, моё солнце поняло, что, собственно, ему грозило и тихо пробормотало:

- Спасибо.

- Не за что, – ответил я, крайне неохотно убирая руку с его плеча.

Туннель был длинным, и закончился где-то под замком на маленькой пристани, от которой куда-то вверх уходили ступеньки.

Мы принялись выгружаться из лодок. В царившей на пристани толчее меня и нашел Рон.

- Ты где был! – воскликнул он, хватая меня за руку.

«Бегал!» - чуть не ляпнул я.

Но сдержался, напомнил себе, что у меня «сценарий» и вообще… Так «весело», как ему сейчас, я вряд ли сумею сделать. Потерять «объект» прямо во время задания… Уж я то знаю, что это за пушистый северный зверёк… Просто страх, ужас, ночной кошмар и фобия всех «детей ночи». Такого даже не каждому врагу пожелаешь…

Но…

Я слишком не люблю крыс…

Поэтому, вместо того, что бы успокаивать своего «дорогого друга» я принялся раздражать его еще больше. Наивно похлопал ресницами, благо, есть чем, и сказал:

- У вас в лодке не было места, поэтому я сел в другую.

Угу.

Да, «дорогой друг», ты сам виноват.

Но, всё-таки Рон Уизли – это Рон Уизли. Истинный сын своей матери. Потому что вместо того, что бы, как мудрый, или хотя бы умный человек замять конфликт, он начал психовать и отчитывать, как жена провинившемуся мужу. Его счастье, что я, дабы не портить себе репутацию, отгородил нас от окружающего мира «завесой». А то было бы… И что самое печальное обоим.

Нет! А как распыляется! Возникает ощущение, что он – моя жена. Именно жена, поскольку обычно женщины склонны к подобным сценам. А в браке мы, судя по всему, довольно давно… Ну прямо:

Послушай, дорогой, я восемь лет терпела,
Но жить с тобою очень непростое дело.
Вниманья на меня совсем не обращаешь,
Со мною вместе маму мою не навещаешь,
А если вспоминать единственный букетик,
То нужен календарь за то тысячелетие… (1.)

Пушистый, северный зверёк!!!

Ладно!!!...

В конце-то концов, кто здесь, кроме меня читал этот грёбанный сценарий? Так что…

- Рон, я что-то тебе должен? – спросил я ледяным тоном.

- Э-э-э… - запнулся он.

- В таком случае, всего хорошего.

Я развернулся к нему спиной, и пошел вместе с толпой вверх по ступенькам.

Нас вывели к огромной зелёной лужайке у подножья замка, а после, и к самому входу. Там, на крыльце, убедившись что все мы в сборе, Хагрид постучал в дверь. Она тут же открылась. На пороге стояла пожилая женщина. Сухая, сморщенная, но, тем не менее, назвать её слабой или немощной вряд ли бы у кого-то повернулся язык. Довольно высокая для женщины, статная, с идеальной осанкой, она как никто походила на благородную даму. Да, она пугала. Нет, она не была страшной или уродливой, но строгой, и эти строгость и сдержанность как ничто заставляла держать себя в рамках. На ней была изумрудная, бархатная мантия, и платье из такого же материала. Немного старомодное и строгое, оно как ничто иное подчеркивало её характер, как и тщательно убранные в пучок подчеркивали характер этой дамы. На ней даже остроконечная, зеленая шляпа смотрелась чинно, что уж говорить об очках?

- Профессор МакГонагалл, вот первокурсники, – робея, сказал ей великан.

- Спасибо, Хагрид, – кивнула ему волшебница. – Я их забираю.

Мы прошли за ней, и оказались в огромном мраморном зале. Честно говоря, хотя здесь и горели факелы, но оценить его реальные размеры я не мог. Единственное – заметил, что небольшой, двухэтажный особнячок тут поместился бы без особых проблем…

Мы поднялись вверх по огромной мраморной лестнице и прошли прямо. Проходя мимо очередных огромных, двустворчатых дверей, я услышал голоса. Много голосов.

«Банкетный зал.»

Вот только МакГонагалл отвела нас не туда, а в тупичок, находящийся, впрочем, не так уж и далеко от «святая святых». Места там было… Ну, в принципе, предостаточно, но нас было много… В общем, было тесно. Хотя… В этом была и своя особая прелесть. Ну, когда еще я смогу так прижаться к Драко? Да еще и на виду у всех, и чтобы это со стороны пристойно выглядело…

Конечно, все вокруг толкались и, вообще, совершали множество лишних и доставляющих дискомфорт телодвижений… Но я предусмотрительно оттеснил Малфоя в угол, к статуям, и стал впереди него, таким образом полностью прикрыв его от сыплющихся со всех сторон ударов и тычков.

Наконец-то все более или менее успокоились, и МакГонагалл поспешила нас поприветствовать.

И да, я тоже её слушал. Да, слушал внимательно, поскольку знаю, что в подобных проповедях, кроме всякого бреда, иногда еще и полезная, хотя и общая, информация попадается.

- Добро пожаловать в Хогвартс. Скоро начнется банкет по случаю начала учебного года, но прежде, чем вы сядете за столы, вас разделят на факультеты. Отбор – очень серьёзная процедура, поскольку с сегодняшнего дня, и до окончания школы ваш факультет станет для вас второй семьёй. Вы будете вместе учиться, спать в одной спальне, и проводить свободное время в комнате, специально отведенной для вашего факультета. Факультетов в школе четыре – Гриффиндор, Когтевран, Пуффендуй и Слизерин. У каждого из них есть своя древняя история, и из каждого выходили выдающиеся волшебники и волшебницы. Пока вы будете учиться в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету призовые очки, а за каждое нарушение распорядка очки будут вычитаться. В конце года факультет, набравший больше очков, побеждает в соревновании между факультетами. Это огромная честь. Надеюсь, каждый из вас будет достойным представителем своей семьи. Церемония отбора начнется через несколько минут в присутствии всей школы. А пока у вас есть немного времени, я советую вам собраться с мыслями и привести себя в порядок.

При этом её строгий взгляд задержался на сбившейся мантии Невилла, и на грязном носу Рона.

- Я вернусь сюда, когда все будут готовы к встрече с вами, – с этими словами профессор МакГонагалл направилась к двери.

Хотя, у самого входа в зал, она остановилась и обернулась к нам:

- Пожалуйста, ведите себя тихо.

Как только профессор исчезла за дверями в зал, все, естественно, тут же пришли в движение. Начали двигаться, ходить, переговариваться, волноваться и заражать своим волнением всех остальных. Ходовых тем для обсуждения было две: кто на какой факультет попадёт и что это за испытание. Предположения были одно другого страшнее и нелепее. Сражения с разными мифическими тварями, хитроумные задания и ловушки… Хотя, если их все соединить вместе, да разбавить чем-нибудь, мог бы выйти неплохой сериал в стиле фэнтази. Как раз такой, как любят в Голливуде, где один герой всех побеждает…

Вот только моё солнце, в смысле Драко, так не думал. Стоя буквально напротив я прекрасно видел, как с каждой случайно услышанной фразой он становился всё бледнее и бледнее. Ладно, попробуем его успокоить еще раз…

- Не думаю, что на испытании будет что ни будь особо сложное или опасное, – сказал я, как бы между прочим. – Профессор МакГонагалл сказала, что нас сейчас отведут в общий зал. Если бы хотели спустить на нас какую-нибудь опасную тварь, то отвели бы в помещение более приспособленное для этого. Ведь, если подумать логически и забыть, что школа отвечает за своих учеников перед их семьями, что если с нами что-то случится, их ждут большие неприятности, в конце концов, что в процессе отбора могут кроме нас пострадать остальные, находящиеся рядом с местом боевых действий… Ремонтировать большой зал после того, что мы можем там натворить, мягко говоря, накладно, не говоря уже о том, что там еще сегодня намечается банкет.

Эти слова, которые почему-то услышали многие, успокоили. Хотя, нашлись и желающее поспорить, но думаю это чисто из вредности.

- Думаешь, мы многое сможем сделать? – скептически хмыкнул Драко.

- Мы – вряд ли, – согласился я. – А вот та гипотетическая тварь, с которой мы якобы будем должны сражаться – да. Представь себе огромного, сильного монстра, прибывающего в ярости и желающего жрать. Как думаешь, он будет следить за тем, что бы случайно не повредить попавшийся ему в запале боя предмет меблировки…

Драко улыбнулся, видимо представив себе этого самого монстра, пытающегося поймать во всю убегающего от него первокурсника, не повредив при этом старинные стулья…

И тут меня наконец-то догнал Рон.

- Ты!!!

Пушистый северный зверёк!!!

Есть же талант у человека, причем довольно редкий – портить хорошие моменты.

Дожидаться, какую «сцену ревности» мне закатит в очередной раз «дорогой друг» я не стал. Небольшое заклинание из арсенала не требующей палочки магии, и Рон потерял сознание. Со стороны это выглядело так, словно бы он вдруг лишился чувств. Ну, стало плохо ребёнку. Переволновался, с кем не бывает?

- Что это с ним? – громко спросил я, тщательно разыгрывая удивление.

Две девочки, на вид классические индианки подошли к нему. Одна проверила дыхание и принялась щупать пульс. Вторая же начала расстегивать рубашку.

- Жив, но без сознания, - вынесла вердикт та, что проверяла дыхание.

- Нужно сообщить преподавателям! – первой сориентировалась всезнающая Гермиона.

- И найти врача, – добавила одна из оказывающих первую помощь.

- Где же мы его тут найдём? – воскликнул кто-то из толпы.

- Преподавателям скажем - они приведут. Если не полноценный врач, то хоть медсестра в школе должна быть…. - подвёл итог я. – Только сделать это нужно как-то так, что бы никто из находящихся в зале учеников ничего не узнал… А то, ведь, сорвём к пушистому северному зверьку себе весь праздник…

- И как это сделать? – иронично спросил Драко. – Идеи есть?

- Есть, – заявила непонятно откуда вынырнувшая Панси. – Девочки, подхватывайте!

И она завизжала. Громко, пронзительно, и на одной ноте. Остальные тут же подхватили.

Естественно, буквально через несколько минут двери распахнулись, и оттуда вылетела просто-таки взбешенная МакГонагалл, а следом за ней еще пара взрослых.

- Я же просила вести себя тихо! – воскликнула она, но тут толпа на её пути расступилась, и она увидела лежащее на полу тело.

- О Мерлин! Что здесь произошло? – воскликнула она, бросаясь к телу.

За ней тут же последовали худощавая женщина в белой мантии, и статный брюнет в черной. Если я не ошибаюсь, первая – мадам Помфри, местная медсестра, а второй, судя по черным волосам и орлиному профилю, никто иной, как профессор Северус Снейп.

- Мы не знаем, профессор, он просто вдруг упал, – ответила одна из девочек индианок.

- И всё? – подозрительно уточнил мужчина, сверля девушку подозрительным взглядом. – Никаких драк, ссор, истерик и тому подобного?

Под это дело я незаметно свернул наложенное заклинание. Теперь через какое-то время прийдёт в себя. Предположительно, завтра будет на ногах. Хотя сразу бегать не сможет, поскольку после пробуждение его будут ждать головная боль и слабость…

- Ничего, профессор…. – ответила девочка. – Мы с сестрой как раз недалеко стояли. Он вообще ни с кем не разговаривал, только какой-то слишком бледный был, и нервный, и постоянно оглядывался, словно кого-то искал…

- Ясно, – кивнул мужчина.

- С ним всё в порядке, – заявила женщина в белом. – Наверное, переволновался. Бывает…

- А почему кричали? – не успокаивался брюнет.

- Ну нужно же было как-то вам сообщить… Ну, что б другие не узнали…

- Оригинально, – оценил он. – А поднятый крик вы как объяснять собираетесь?

Все замолчали. Об этом мы действительно как-то не подумали…

- Скажем, что кому-то, что-то на нервной почве почудилось… Испугался… Остальные подхватили… Вот и получилось… - предложил я.

Ой! Чувствую, что напрасно высунулся… Этот брюнет просверлил меня таким взглядом…

- Неплохая идея, – заключил он наконец. – Только что почудилось?

- Например крыса, – выдал я.

- Неплохая идея, - опять произнёс он. – Только в замке нет крыс.

При этом у него был такой взгляд… Ироничный, высокомерный, покровительственный… Так обычно взрослые смотрят на маленького, неразумного ребёнка. Не выношу, просто ненавижу, когда так смотрят на меня. Я тогда сразу начинаю беситься.

Пушистый северный зверёк!!!

Ну, так захотелось утереть нос одному гаду…

Ладно, один раз живём. Всё равно он меня не любит…

- Ну, одна точно есть, – заявил я, и протянув руку, достал из Роновой мантии спящую крысу.

Да, я прошлый раз запомнил, откуда он её вынимал. Прав был папа, когда говорил, что любая мелочь может пригодиться…

Удивительно, но стоило мне извлечь на свет божий это… существо, и сунуть под нос вредному мужику, как со всех сторон снова раздался дружный, девичий визг… Что интересно, визжала даже миссис Помфри…

- Ладно, – был вынужден согласиться вредный профессор. – Раз работает, оставим. Но чтоб больше никому…

- Конечно, профессор… - закивали со всех сторон.

Не знаю, как он, а лично я, ни капельки не сомневался, что сегодня же вечером эта история пойдёт гулять по всем общежитиям, обрастая со всех сторон новыми подробностями.

- Молодой человек, - попросила МакГонагалл. – Положите животное не место.

Ну, мне не жалко. Я вообще послушный мальчик… Иногда. Положил откуда и взял, во внутренний карман Роновой мантии…

- Хорошо, – кивнула МакГонагалл. – Этого сейчас заберём в госпиталь, пусть полежит там до утра… Как, кстати, его зовут?

- Рон Уизли, – ответил брюнет, проверяя бирку.

- Хорошо, – кивнула волшебница, отмечая что-то в одном из своих свитков. – Тогда этого в госпиталь, а остальные, построились по двое, и за мной.

И она развернулась в сторону дверей. Мы, естественно, тоже двинулись за ней.

Честно говоря, было страшно… Я же сейчас туда зайду, а там столько людей… И если что… Где здесь достать столько керосина, что бы поджечь этот домик в случае массового убийства?...

Сбоку мелькнуло какое-то движение. Я обернулся и увидел Драко. Он возник рядом со мной и, как бы невзначай, взял меня за руку.

И мы, пройдя через заветные двери, оказались в Большом зале.

Всё здесь было сделано из камня. Но это был не монументальный, массивный камень романских крепостей, а лёгкая пластика готики… Высокие, стрельчатые окна и арки, колонны и статуи… Всё это жило возвышенным, завораживающим движением стремящихся вверх линий… Потолка не было. Вместо него над нашими головами, действительно, застыло звёздное небо и плавный переход между нормальными стенами и этой синевой тоже завораживал. По бокам тянулось четыре стола, за которыми, собственно, и сидели ученики. Только впереди было возвышение, где тоже стоял стол, за которым устроились преподаватели. Освещалось вся эта красота тысячью сияющих свечей, которые висели прямо в воздухе. Ну и, естественно, везде висели флаги. Изумрудно-зеленые флаги, на которых была изображена серебристая змея. Ну, это понятно. Ведь в этом году, согласно итогам предыдущего, правит Слизерин…

Кстати, о факультетах…

Вообще-то их характеристика всегда приводила меня в некоторое недоумение… Лев – храбрость и отвага, змея – подлость и коварство, орёл – знания, барсук – трудолюбие. На первый взгляд всё вроде бы нормально… Но, именно что на первый, взгляд современного человека, чей взор застелен стереотипами, и он не в курсе канонов средневековой символики. Ведь, если мне не изменяет память, именно с тех времён здесь закрепились эти символы… Так вот, согласно средневековой символике, змея – это, как раз таки, символ мудрости, и пришел он сюда с Древней Греции… А вот Лев – это, как раз таки, кроме отваги в бою, символ власти, причем, высшей королевской власти. Орёл, тем более парящий – воскрешения и вознесения. Вот барсук – да, трудолюбия. Хоть здесь ничего не напутали…

МакГонагалл попросила нас выйти вперёд и построиться перед преподавательским столом, лицом к соученикам. Так сказать: «К лесу передом, к Дамблдору за… пятой точкой.» И чего это мне так неуютно?

Пушистый северный зверёк!!!

Ладно…

Повторим для успокоения свою мантру…

Маврос – сумка – свобода…
Маврос – сумка – свобода…
Маврос – сумка – свобода…

Вроде, полегчало…

Тем временем МакГонагал поставила перед нами небольшой деревянный табурет, на который положила старую, потрёпанную, остроконечную шляпу. Весь зал, в том числе и я, уставились на это безобразие. Пару минут, и вот, среди складок нарисовались глаза и рот. А еще через минуту шляпа запела…

Я посмотрел на Малфоя. Он – на меня. И у него был ТАКОЙ взгляд… Будто бы он смотрел не на человека, а как минимум на святого… Мне даже неловко стало…

- Значит, каждому из нас нужно будет всего лишь её примерять? – прошептал он.

- Разочарован? – ухмыльнувшись, уточнил я.

Он отрицательно покачал головой.

- Просто мне родители такого наговорили…

Я кивнул, давая знать, что прекрасно его понимаю.

Тем временем шляпа закончила, и со всех сторон послышались аплодисменты.
 
cemka125Дата: Воскресенье, 22.02.2015, 20:23 | Сообщение # 21
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
МакГонагалл вышла вперёд, в её руках был огромный свиток пергамента.

- Когда я назову ваше имя, вы наденете Шляпу и сядете на табурет, – громко произнесла она. - Начнём. Аббот Хнна.

Вперёд, спотыкаясь, вышла девочка с двумя белыми косичками. Она надела на голову шляпу, в которой благополучно утонула, и села на табурет. Несколько минут… И вердикт:

- Пуффендуй!

Крайний справа стол разразился бурными аплодисментами. Ханна быстренько вскочила, и засеменила к своему столу.

- Боунс Сьюзен!
На этот раз вперёд вышла полненькая рыженькая девочка…

- Пуффендуй! – прогремела шляпа.

Сьюзен же быстренько бросилась вперёд, и аккуратно пристроилась рядом с Ханной.

- Бут Терри!

Этого шляпа отправила уже на Когтевран.

Так и понеслось…

Честно говоря, я пытался запомнить всех, хотя и выходило довольно смутно…

Мэнди Броклхерст – Когтевран.

Лаванда Браун – Гриффиндор.

Миллисента Булстроуд – Слизерин.

Финч-Флетчли Джастин – Пуффендуй.

Симус Финиган – Гриффиндор.

Гермиона Грейнджер – Гриффиндор…

На этом моменте я заметил, как Драко поморщился. Видно он всё же надеялся, что вся наша банда попадёт на один факультет….

Хотя нет, скорее боялся, что наша Шоколадка останется одна, потому что когда к ней отправили Невилла, он заметно успокоился. Зато какое представление устроил сам Невилл… Это ж надо было умудриться три раза споткнутся на ровном месте, и это он только пока дошел до табурета!!! Тем поразительнее показалось то, что шляпа его отправила на Гриффиндор. Впрочем, свою репутацию растяпы Невилл только подтвердил, вначале бросившись к столу прямо в шляпе, а потом вернувшись, что бы отдать её следующему за ним мальчику…

Когда же дело дошло до самого Драко, то, выйдя вперёд, он выглядел очень важно и величественно, как и положено истинному аристократу… Неспешный, холодный, собранный и сдержанный. Вместо лица застывшая маска… И лишь слишком бледное лицо выдавало, насколько ему сейчас тяжело. Я обратил внимание, что на его голове шляпа задержалась на некоторое время, но всё же отправила на Слизерин, к уже сидящим там Крэббу и Гойлу… Выглядел он при этом, хотя и довольным но очень задумчивым.

Мун – Пуффендуй.

Нотт – Слизерин.

Паркинсон – Слизерин.

А вот близняшек Патил, Шляпа разделила. Одна отправилась на Когтевран, а вторая на Гриффиндор…

Так, не отвлекаемся…

Салли-Энн – Пуффендуй.

Перке – Пуффендуй.

И наконец-то…

- Поттер, Гарри!

Я быстро и решительно направился, можно сказать, метнулся к шляпе.

По залу же в это время побежали волны.

- Поттер?

- Она сказала Поттер?

- Тот самый Гарри Поттер?

Гул голосов слился в один поток. Все находящееся в зале обернулись. Тысячи глаз были направлены на меня. Тысячи людей подались вперёд, пытаясь получше меня разглядеть… Я решительно опустил себе на голову шляпу.

«Та-а-ак!!! – раздалось у меня в голове неожиданно скрипучим голосом. – Ну, Мерлиновы подштанники, какого тролльего гиппогрифа в мире творится! Спасибо, парень, что рассказал… Да именно парень! Не удивляйся. Я ведь вижу человеческие души… Я знаю, кто ты, и скажу однозначно – ты достоин. Ну ладно, времени мало, так что о главном. Ты думаешь что всё о себе знаешь, но я тебе скажу, что это далеко не так… И ты поймёшь это. Все понимают. Не сейчас, позже, а пока… Хотя, кое-кто очень просил засунуть тебя на конкретный факультет, я могу послать тебя куда угодно, и ничего он мне не сделает… Хотя, в твоем случае его просьба совпадает с реальными данными. В общем, да, я склонна послать тебя в Гриффиндор, но прежде чем я скажу свой вердикт всем, я хочу знать, понимаешь ли ты почему?»

«Потому что… Просто, как я понимаю, согласно изначальной задумке, ты отправляешь учеников по факультетам даже не согласно характеру, а согласно тому, что в жизни для них главнее всего. Точнее, ради чего они будут готовы пожертвовать всем остальным. Те, кто учится на Когтевране на всё готовы ради новых знаний. У маглов есть психи от науки, так это такие себе психи от магии. Готовы принести в жертву весь мир ради занимательного эксперимента… Слизеринцы готовы на всё ради власти и силы. Подстава, предательство, нож в спину… По трупам пойдут, в прямом и переносном смысле. Пуффендуй… Не знаю, что точно означает, быть готовым на всё ради работы, но могу понять и это. Я, честно говоря, похож на всех них. Да, порою я крал, грабил, убивал, лгал в лицо и притворялся, лишь ради того, что бы добыть маленькую крупицу ценной информации… Но эта информация была мне нужна, жизненно необходима для работы. Выполнения очередного задания, или же она сама была целью… И всё это, и знания, и работа использовались для того, что бы достичь определенных целей. Влияния, денег, силы… Всё ложилось на алтарь того, что мы обычно называем властью… Но было… И много раз было так, что я пренебрегал собственными интересами, и даже ставил под угрозу работу многих лет ради сиюминутно порыва. Ради своих чувств… И… Я никогда не жалею о том, что сделал. Но если бы мне дали возможность прожить вторую жизнь, и предупредили о всех этих «граблях»… Я бы не только наступил на всех их по второму кругу, но и изрядно потоптался. Поэтому… Ты поняла.»

«Конечно. И, кстати, твои догадки во многом верны. Да, Дамблдор настоятельно просил засунуть тебя на Гриффиндор, и у него на тебя большие планы. Будь осторожен, он не тот, кем его все считают… И на счет факультетов ты прав. Изначально задумка была иной, как и критерии отбора… Но, потом их подкорректировали, так что на данный момент реальность соответствует тому что говорят, в большинстве случаев. Да, меня можно попросить, и я отправлю человека туда, куда он хочет… Да, ты сам верно понимаешь почему. И что касается твоих друзей – да. Всю семейку Уизли я отправляю на Гриффиндор, потому что меня когда-то об этом попросили… Впрочем, при этом я не сильно кривлю душой, поскольку Гриффиндорцы изначально тоже стремились именно к власти, хотя и стремились получить её не путём интриг, а силой. Ну, времена тогда такие были… И да, ты правильно понял. Близняшки не такие, как прочая семейка. У них немного иные приоритеты… Впрочем, это не моя тайна, но им можешь верить. Сделать гадость они, конечно всегда не против, но если что-то обещают – то слово своё держат. И друзьям своим можешь доверять. В этом плане они верные и работают только на себя. Да, не без недостатков, но тебя это, как я понял, особо не волнует. Да, у Крэбба и Гойла интересы сбегаются с твоими. У них дочь общего друга в ходе этих интриг пострадала, а виновного найти не могут, вот парни помимо учебы и будут искать концы. Советую договориться, вы действительно можете друг другу помочь. Иными словами, у них есть возможности, а ты можешь увидеть то, что не заметят они. Панси к вашей компании прибилась просто так… Ей по-приколу. Она вообще такая… Любит искать приключения на свою… Грейнжер тоже случайно прибило, только в отличии от Паркинсон ей деваться некуда. Если ты не присмотришь за этой девочкой – её либо убьют, либо сломают, как и многих других. Невилл просто такой… Правильный. Он, конечно, очень хочет доказать всем, что чего-то стоит, но моральные принципы для него важнее наград. Ну… Твой Малфой, да, именно твой, тоже тот еще кадр… Он в плане интриг и подлостей тебе сто очков вперёд даст… Через несколько лет, когда опыта наберётся. Но, вообще, неплохой парень. Для него семейные ценности очень многое значат. Я его, по большему, счету на Слизерин определила только потому, что иначе он бы себя поедом съел, за то, что «не оправдал ожиданий семьи»… С чего я тебе помогаю? Ну… Если забыть, что ты мне нравишься и меня конкретно достало всё то безобразие, что тут в последнее время творится… Мои создатели бы одобрили. Можно сказать, что это часть моих обязанностей. Ладно. Заболтались мы с тобой… Нет, не волнуйся, сверху прошло намного меньше времени, чем здесь. В рамки приличий вписываемся… А сейчас… Готов?»

Пушистый северный зверёк!!!

Вдох…

Выдох…

Вдох…

Перед глазами замаячило алое знамя с золотым львом…

«Готов!»

«Тогда…Как ты там говоришь?

И будет снова кровь и грязь
Пусть наша жизнь не удалась
Зато экзамен «смерть», мы сдали на отлично

И удачи тебе, Гарри Поттер…»

- Гриффиндор!!!

Мне показалось, что от этого выкрика содрогнулись стены. Зал тут же взорвался громом аплодисментов и счастливых выкриков. После абсолютной тишины это показалось… Оглушающим. Конечно, я заметил, что аплодировали мне не только за Гриффиндорским столом, как это бывало в иных случаях. Тут весь зал взорвался аплодисментами. Причем не только ученические столы, но и стол преподавателей… Что уж про Гриффиндорцев говорить… Тут был даже не праздник, ликование… Близнецы Уизли так вообще устроили небольшое представление в виде короткого танца, в котором смешались традиционные мотивы с элементами хип-хопа и хороводов. И всё это под вопли:

- С нами Гарри Поттер!!! С нами Гарри Поттер!!!

Я встал, и аккуратно положил шляпу на табурет. Ноги немного дрожали, но буквально через пару шагов они обрели былую силу, а походка упругость и лёгкость. По дороге, естественно, перездоровался со всеми желающими, и не только со своего факультета. Дойдя до стола, я приземлился как раз между подвинувшимися близнецами и Невиллом. Я специально сел так, что бы, пусть и через стол, два ряда студентов, и два прохода, но оказаться лицом к слизеринскому столу. Почти напротив Драко… Тот, кстати, выглядел немного недовольным, но, поймав мой взгляд, мне улыбнулся. И я, естественно, тоже улыбнулся, не забыв послать ему на языке жестов небольшое послание:

«Поздравляю.»

Он ответил мне тем же, но на этом наше общение пришлось прекратить. До меня добрался Перси Уизли. Однако после приветствий и поздравлений он не отстал, а неожиданно для меня спросил:

- Гарри, где Рон?

И близнецы, услышав это, тоже неожиданно посерьёзнели. Похоже, они всё-таки беспокоятся за своего младшего.

- Он, ни с того ни с сего, потерял сознание, когда мы ожидали, что нас введут в зал. Визг слышали? Вот тогда-то это и произошло.

- Гарри, если… - тихо, но угрожающе прошипел Фред.

Умный, зараза…

- Я здесь не при чем, – так же тихо ответил я. – Мы еще после поезда расстались. Точнее, я в начале сел не в ту лодку, а потом, на пристани, он мне истерику устроил. Я ответил, так что мы пришли сюда по отдельности. Потом, в тупичке, после того как МакГонагалл ушла, он в обморок грохнулся. Сам я этого даже не видел, стоял далековато, но когда толпа разошлась, увидел, как он лежит. Визг слышали? Это мы так пытались незаметно позвать преподавателей, что бы не нарушить протокол…

- Да уж, «незаметно»… - хохотнули братцы.

- А Рон где? – спросил, всё еще серьезный Перси.

- Точно не знаю. Его отправили с женщиной в белой мантии. Она его осматривала, и сказала что с ним всё в порядке…

- Мадам Помфри. – тут же узнали незнакомку в белом близнецы.

Значит, не ошибся.

- Значит, его наверняка отнесли в больничное крыло. Я туда схожу и узнаю подробности… - заявил Перси.

- Сейчас? – уточнили братцы.

- Нет, – выдавил он после недолгой запинки. После банкета.

На этом, собственно, обсуждение темы и завершилось.

Пока мы решали животрепещущие вопросы, распределение закончилось и последний в списке, Блейз Забини, отправился за стол Слизерина. МакГонагалл скатала свиток и вынесла из зала распределяющую шляпу.

Я же, пользуясь случаем, принялся разглядывать стол преподавателей.

В центре стоял трон. Именно трон, потому что иначе назвать этот предмет мебели у меня язык не поворачивался. Небольшой, удивительно красивый, тонкой работы, но именно трон, со всеми соответствующими атрибутами. В наличие и высокая спинка, и массивные поручни и даже скамеечка для ног… Само произведение искусства полностью выполнено из золота, с вкраплениями драгоценных камней и тёмно-синего бархата. К сожалению, сказать что-либо конкретное про самого хозяина сих хором я не мог. Он выглядел стариком, но… Длинная, тяжелая мантия тёмно-синего цвета щедро расшитая серебром, золотом и драгоценными камнями надежно маскировала фигуру. Из-за длинной белой бороды и гривы волос было проблематично разглядеть лицо. Там, где не было растительности, сидели очки в виде двух полумесяцев. Да еще и на голове сидела выполненная в том же стиле, что и мантия шапочка. Да, его можно было принять за старика, но… Но шпионы всегда горят на мелочах. Слишком высокий рост, прямая осанка, да и под мантией чувствуется мускулатура… Нет, этот человек далеко не так прост как хочет показать…

Он поднялся, и в зале тут же воцарилась тишина.

- Добро пожаловать! – произнёс он. – Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде, чем мы начнём наш банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо!

Дамблдор сел на место, под оглушительные аплодисменты и приветственные крики. Я тоже поаплодировал, хотя смеяться мне не хотелось совершенно. Что-то такое было в его фразе…

- Не обращай внимания, Гарри, – отвлёк меня Джордж. – Он немного того. Лучше съешь чего-нибудь… Как на счет жаренной картошечки?

Ненормальный? Я бы так не сказал… Скорее, мы просто чего-то не понимаем. Но от угощения я отказываться, тем ни менее не стал. Да, покушать я люблю. Тем более, что здесь появилось столько всего… Картошка, мясо, салаты, можно сказать, всех видов и вариантов… А к ним подлива, закуски, соусы… Так что быстренько проверив всё это безобразие на наличие вредоносных веществ, типа ядов, и не обнаружив таких, я принялся за еду. Тем более, что смотреть и слушать это не мешало.

Итак, по правую руку от Дамблдора сидела профессор МакГонагалл.

Возле неё низенькая, полная волшебница с пепельными волосами, свитыми в кольца, желтой, или скорее охристой мантии. Скорее всего, профессор Стебель.

Недалеко от толстушки, Квиррелл в своей обычной, коричневой мантии и грязном тюрбане.

Рядом с Квиррелом примостился колоритный брюнет в черном, опознанный мною как Снейп.

Возле последнего скромно примостился Хагрид. Великан, кстати, увидев, что я на него смотрю, показал мне большой палец.

Этот нехитрый жест был очень приятен, и я не смог на него не ответить…

Пушистый северный зверёк!!!

Не отвлекаемся…

Кто у нас по левую сторону от директора? А там всё еще интереснее… Низенький толстячок с изрядными залысинами скорее всего Флитвик.

За ним коротко стриженная, одетая в мужскую одежду женщина, с очень характерным, соколиным разрезом глаз. Мадам Трюк, если не ошибаюсь…

Возле неё три пустых кресла…

Хотя нет, в одном из них завис призрак. Местный учитель истории, как там его?

И еще одно, очевидно, обычно занимает мадам Помфри, которая сегодня занимается Роном…

Замыкает ряд неприятного вида мужчина, с редкими, сальными волосами и кошкой на коленях. Местный завхоз и главный ревнитель дисциплины Филч, собственной персоной.

Ладно…

С преподавателями ближе потом познакомимся. Так сказать, непосредственно на уроках… А пока… Картошечка, мяско, сливочное пиво… Видимо в этом напитке действительно есть какая-то магия, потому что именно в тот момент, когда я тянулся, что бы налить себе еще, и случайно бросил взгляд на соседнее столы, до меня… Не то, что дошло, но сформировалась определенная догадка.

Олух! Пузырь! Остаток! Уловка!

А ведь это, своего рода загадка, которую, правда, не каждый оценит. Точнее, сможет её оценить лишь тот, кто разгадает.

Скорее всего, отгадка как-то связана со школой, или учебным процессом. По крайней мере, так обычно принято. Что-то элементарное, что знает каждый…

Ладно, зайдём с другой стороны. На кого она рассчитана? Точнее, кто станет её разгадывать? Тут тоже всё неоднозначно. С одной стороны загадки и головоломки у нас больше всего любят Когтевранцы. Признанно, самый умный факультет. Вот только они могут просто не догадаться, что перед ними загадка. Принять эти слова, как и многие другие, за бред впадающего в маразм, престарелого маго. Не обратить внимания на случайно брошенную фразу…

А кто обратит на неё внимание? Кто вообще привык обращать внимание на всё, что происходит вокруг него. Тот, в окружении которого «случайных фраз» не бывает, потому что даже не слово - взгляд способен привести к катастрофе. Кто привык, что вокруг него постоянно идёт игра, и всё имеет значение. О чём напоминает нам подобное? Высшее общество, аристократия, которой в мире магии являются чистокровные рода и семьи… Чистокровные… Слизерин.

Кто у нас остается? Гриффиндор и Пуффендуй…

Остаётся…

«Остаток» и «олух»…

Остаток?

Нет, немного не так.

Если это действительно про факультеты, а скорее всего так оно и есть, то какое из этих слов характеризует какой факультет?

Олух?

Не хочется так выражаться, но кто у нас признан самым «тупым» факультетом? Пуффендуй…

Тогда, если примем за аксиому, что Пуффендуй – это «Олух», то… что у нас там по другим факультетам получается?

«Пузырь»…

Кто у нас в Хогвартсе больше всех дуется без повода?

Когтевран и Слизерин. Первые задирают нос, считая себя самыми умными, а вторые от «осознания своего величия и чистокровности». Но Слизерин, это скорее «Уловка». По крайней мере, именно они славятся своим талантом интриг и хитрых проделок. Уловок. Тогда «Пузырь» - это Когтевран.

Итак…

Пуффендуй – олух.

Слизерин – уловка.

Когтевран – пузырь.

И кто у нас остался? Правильно…

Гриффиндор – остаток…

Я еле смог себя сдержать. Вначале, чтобы не рассмеяться. А потом – чтобы не начать, ни с того ни с сего, аплодировать.

А директор то ничего… Чувство юмора, конечно специфическое, на грани оскорбления… Многие бы за такое не поленились начистить физиономию… Но главное, что оно есть вообще. Хотя подобное отношение к собственному детищу…

Интересно, а кто еще догадался о «реальной политике распределения по факультетам»?

Хотя… С какой-то стороны это даже правильно. Точнее, логично. Помогает морально подготовиться к возможным неприятностям и, хотя бы примерно, знать, откуда чего ждать. Помогает контролировать… Раскидал подобное к подобному, и дальше они элементарно блокируют друг друга. Тупые, или, скорее недалёкие в одной куче, и никто их не трогает и не сподвигает ни на какие подвиги. Умные, хвастаются друг перед другом, выясняя, кто среди них самый гениальный. Самая сволочь варится в собственном соку… А дирекции остается только наблюдать и вмешиваться, если кто-то берёт в свои руки явное лидерство над всеми остальными в своей категории. И теперь становиться понятным, почему так отрицательно во все времена относились к дружбе между представителями разных факультетов. Ведь если объеднить целеустремлённость и трудолюбие пусть даже среднестатистического пуффендуйца с умом, пусть даже посредственного, когтевранца, то получится убойный дуэт. До чего не додумается второй, то, постепенно, пусть не скоро, но зато основательно обнаружит, докопается первый. Само по себе это ничего, и даже полезно. Думаю, поэтому между этими факультетами и нет особой борьбы. Ведь плодами их совместного творчества пользуется дирекция, которая их и контролирует. Но это лишь пока сами изобретатели не знают, как воспользоваться продуктом совместного творчества. А если к ним присоединится слизеринец, который, естественно, так или иначе перехватит бразды правления… Эта троица станет уже опасной. Очень опасной…

И, при таком раскладе, понятно, почему самым неспокойным факультетом является Гриффиндор. Еще бы они не бурлили… Да это же всё равно, что сложить в одном месте порох, взрывчатку и запал, и надеяться, что не рванёт. Притом, складывали эти боеприпасы годами, и в одном месте. Не удивительно, что они бурлят… удивительно, как они вообще еще школу не разнесли по камушку. Впрочем… И в этом поступке великого и ужасного есть логика. Ведь если гранате всё равно суждено взорваться, то пусть взрывается там, где она никому не навредит…

И вот это уже наводит на размышления…

И всё на ту же старую тему…

Но, подумать о вечном я не успел, поскольку прямо передо мной появилась призрачная голова мужчины.

Пушистый северный зверёк!!!

Ладно…

Мы в своё время и не такое видели.

- Неплохо выглядит, – заметил он, кивая на содержимое моей тарелки.

- Желаете? – улыбнулся я, расценив его замечание как попытку начать разговор.

- Нет. Благодарю, но я не ем уже почти четыре сотни лет. Я не нуждаюсь в пище, хотя, по правде говоря, мне её не хватает. Да, кстати, позвольте представиться. Сэр Николас де Мимси-Дельфингтон. Приведение, проживающее в башне Гриффиндора.

- Я слышал о вас! – внезапно сказал кто-то из наших.

В смысле, первокурсников-гриффиндорцев.

Пушистый северный зверёк!!!

А я уже думал, что раз Рона нет, то и без этой воспитательной сцены обойдемся.

Ладно…

Сам я и не такое видел.

Переживу.

Ну, не одному же мне их воспитывать, в конце-то концов!

Ну и что, что урок получится негуманным? Как говориться: шок – это по-нашему! Зато одно из двух: либо они навсегда отучатся задавать вопросы, либо в очередной раз закалится характер…

- Почти безголовый? Как это можно быть почти безголовым?

- А вот так! – заявил призрак.

Ну что можно сказать… Зрелище отпиленной головы еще никому аппетита не прибавляло, хотя в призрачном виде особых деталей не заметно. Зато, какой стоял визг!

А я что?

А я ничего!

Сижу, жую картошку, и никакие призраки меня не беспокоят. Подумаешь, оторванная голова! Это, извините, не вывалившиеся из брюха кишки…

- Итак, – начал призрак, решив, что воспитательная беседа на сегодня закончена. – За новых учеников факультета Гриффиндор! Надеюсь, вы поможете нам выиграть в этом году соревнование между факультетами. Гриффиндор никогда так долго не оставался без награды. Вот уже шесть лет подряд победа достаётся Слизерину. Кровавый Барон – приведение, которое проживает в подвалах Слизерина – стал просто невыносим!

На этой веселой ноте Сэр Николас удалился. Но, своё черное дело он сделать успел. Аппетит у большинства если не пропал совсем, то изрядно угас. Таким образом, дело закономерно перешло на разговоры… В первую очередь разговор пошел о семьях и родителях.

- Лично я – наполовину магл, – признался Симус Финниган.

Первокурсник с острыми чертами лица, россыпью веснушек, голубыми глазами и золотыми локонами, свивающимися в большие кольца.

Угу!

Вы правильно поняли. Если бы я уже не был влюблён в Драко… Впрочем, иметь под носом запасной вариант тоже очень даже неплохо… На случай, если моё солнце взбрыкнёт…

- Мой папа – магл, а мама – волшебница. Мама ему ничего не говорила до тех пор, пока они не поженились. Я так понял, что он совсем не обрадовался, когда узнал правду…

Он опустил голову с немного порозовевшими щеками. Хороший парень. Смелый и честный. Знает, что с ним может быть после такого признания, но не побоялся сказать правду. А может, просто хотел сразу расставить все точки над «и»… В любом случае, его стоит поддержать, пока не начали клевать. Именно первая реакция, как правило, решающая… Примут сейчас – в будущем проблем меньше будет. Как говорится, легче предотвратить приход белого и пушистого, чем расхлёбывать потом его последствия.

- Твоя мама умная женщина, – говорю.

Простая похвала, но по тому, как порозовели его щеки, было понятно, что ему очень приятна подобная похвала.

- А ты, Невилл? – спросил неприятного вида старшекурсник.

Хотя почему неприятного? Внешность-то вроде самая обычная… Высокий, за счет чего выглядит внушительным, мощный, хотя скорее угловатый… Короткие черные волосы, вздёрнутый носик…

Угу!

Вспомнил!

Это как раз один из тех, кого я сегодня в поезде «учил хорошим манерам». Вот они! Нажитые годами инстинкты! Специально не присматривался, но запомнил… Хотя… Этому учеба не впрок… Ведь предупреждали их по-хорошему «ведите себя прилично», так нет! Снова выискивает себе «жертву»! Вначале, услышав, что Симус не чистокровный волшебник, нацелился на него. Логично, ведь тех, кто связан с маглами не любят, а значит, и защищать не станут. Но обжегся, и тут же нацелился на очередную жертву. Интересно, это он потому что помнит, кого тогда зажал и хочет завершить начатое, или просто нашел легкую жертву?

- Я.. Ну… Меня воспитывала бабушка, она волшебница. Но вся моя семья была уверенна, что я самый настоящий магл. Мой двоюродный дядя Элджи всё время пытался застать меня врасплох, что бы я сотворил какое-нибудь чудо. Он очень хотел, что бы я сотворил какое-нибудь чудо. Он очень хотел, что бы я оказался волшебником. Так, однажды он подкрался ко мне, когда я стоял на пирсе и столкнул меня в воду. Я чуть не утонул… В общем, я был самым обычным, до восьми лет… А когда мне было восемь, Элжи зашел к нам на чай, поймал меня и высунул за окно. Я висел там вниз головой, а он держал меня за лодыжки. И тут моя двоюродная тетя Энид предложила ему пирожное, и он случайно разжал руки. Я полетел со второго этажа, но не разбился, а словно превратился в мячик, отскочил от земли, и попрыгал вниз по дорожке. Они все были в восторге, а бабушка даже расплакалась от счастья. Вы бы видели их лица, когда я получил письмо из Хогвартса! Они боялись, что мне его не пришлют. Что я совсем не волшебник. Мой двоюродный дядя Элджи на радостях подарил мне жабу…

Разговоры в таком ключе продолжались довольно долго и не затихли даже после того, как шок от встречи с сэром Николасом прошел. Всем было очень интересно… Постепенно, обычные блюда также сменились сладостями. Мороженными всех видов и сортов, пирожными, печеньками, конфетками, пирогами и всем прочим. Честно говоря, хотя в меня уже не лезло, я снова проверил предоставленное на предмет «вредоносных веществ» и, не найдя таковых, не смог удержаться, что бы не съесть еще не много всего.

Наконец, когда все не просто насытились, а в нас уже просто не лезло, столы опустели. Я, кстати, еще успел спрятать по карманам кучу вкусностей. Ну так, всего понемножку… Несколько шоколадок, пару горстей мелких леденцов и несколько больших – пососать перед сном…

А вообще я был доволен, как сытый удав. Прав был папа, когда утверждал, что «если развесить уши в людном месте, можно услышать много всего интересного и полезного». Главное, очистить зёрна полезной информации от шелухи и не краснеть, слушая некоторые личные детали, вроде того, кто, как и с кем изучает «Камасутру».

Директор снова встал с трона. Интересная манера… Ведь наверняка знает, должен знать, что сейчас никто не будет ничего внимательно слушать. Всё действительно важное нужно было раньше говорить, до того, как все сытно покушали и расслабились.

- По просьбе мистера Филча, нашего школьного смотрителя, напоминаю, что не следует творить чудеса на переменах.

Угу. Щас, как говориться. Так стадо разномастных, разновозрастных оболтусов, у которых энергия бурлит в крови вас и послушало…

- А теперь на счет тренировок по квиддичу, - они начнутся через две недели. Все, кто хотел бы играть за сборные своих факультетов, должны обратиться к мадам Трюк.

Угу. Бедная мадам Трюк. А почему, интересно, не к старостам, или капитанам команд? Ладно… Потом разберёмся…

- И, наконец, я должен сообщить вам, что в этом учебном году правая часть коридора на третьем этаже закрыта для тех, кто не хочет умереть мучительной смертью.

Угу.

Это мы так ограждаем учеников от всевозможных опасностей, что подсказываем, где их искать, еще и точный адрес подсказываем, что бы не прошли мимо ненароком… Ну, не думает же, в самом деле, человек с таким стажем, что ученики, дети, тем более подростки, тем более сильные маги, послушаются и пойдут мимо захватывающего приключения.

Хотя…

Подобный метод воспитания мне знаком. Только я была очень послушным и осторожным ребёнком, поэтому папе наоборот, пришлось насильно выпускать меня «напрашиваться на неприятности». Да, со стороны этики некрасиво посылать ребёнка одного гулять по трущобам, борделям и кабакам, но именно этим мне светило заниматься на протяжении жизни, так что он считал, что пусть я лучше столкнусь с возможными неприятностями сейчас, чем потом, в будущем, не буду знать, как из этого всего выплыть. Что же до грозящей мне смертельной опасности… Ну так и в будущем опасность не станет меньше. Не то, чтобы мне такая постановка вопроса нравилась… Но кто меня слушал? Зато, у меня никогда не было проблем с «пойти куда-нибудь, куда лучше не надо». «Старые подземелья? Конечно, иди». «Заброшенные пирамиды? Иди. Да, да, одна. Если по-прямой, через джунгли, то дня через три дойдёшь.» «Рифы посмотреть? Жемчуг поискать? Конечно, иди. Ну и что, что там акулы? Они ведь на человека не нападают. Почти…»

Думаю, с магами тоже примерно так. В критической ситуации организм собирается, выгребает из закромов все ресурсы и, в результате, маг получает не только опыт и «незабываемые ощущения» но и качает магию.

- А теперь, прежде чем разойтись спать, давайте споём наш школьный гимн! – преувеличенно бодро закончил он.

Угу.

Начался час патриотизма.

Хотя песенка тоже очень даже ничего… И с таким особым юмором… Как сегодняшняя загадка про факультеты. Сам он её писал, что ли…

«Научи нас хоть чему-нибудь…»

Это, я так понимаю, нам прямым текстом сообщили, что если хотим что-нибудь узнать – то крутитесь сами, детки. А учителя только присмотрят, что бы вы друг друга не поубивали в процессе. Или точнее, попытаются присмотреть…

Ладно…

Нам-то, по большому счету, нужен только диплом. Мы, спасибо Тому, и сами уже с усами.

Хотя песенка, конечно, улёт…

Это из раздела:

Помню школьную скамью, до сих пор её люблю,
Буду помнить её, чтобы не случилось.
Помню, есть поэт Гомер, помню, У равно И ЭР
Это круто мне по жизни пригодилось.
Помню, девочки сидят, тихо ручками скрепят,
Все друг другу пишут разные записки.
А физичка, сволота, твёрдым делом занята,
А мы с корешом сидим, и жрём ириски… (2.)

Впрочем, в этом есть своя логика. Кому нужно – тот всего добьётся, зато балласт по дороге отсеется и, в результате, «тайна искусства магии» так и останется доступной лишь «достойным этой высокой чести избранным». Ну и к черту. Я не герой и не идиот. Сам я, что мне нужно, добуду и тем, кто мне действительно нужен и интересен тоже добыть помогу. А на остальных мне плевать с высокой горки. Да, я сволочь и эгоист. А вы что думали?

Наконец-то эта какофония закончилась.

- О, музыка! – вытер Дамблдор выступившие слёзы. – Ее волшебство затмевает то, чем мы занимаемся здесь. А теперь спать. Рысью – марш!

Интересно, а этим, он что хотел сказать? Чувствую, я теперь еще долго буду зависать над каждой сказанной им фразой. Всё-таки, этот человек гениален. Нет, не подумайте, я еще в своём уме, трезвой памяти и прекрасно понимаю, что он для меня враг номер один. Но… Папа годами вбивал в мою голову одну аксиому – нельзя недооценивать окружающих. А мама всегда говорила, что у каждого человека есть чему поучиться. Так что, будем хорошим мальчиком, и будем слушаться заветов родителей.

Тем временем Перси, словно курица-наседка, собрал всех первокурсников Гриффиндора, построил в шеренгу, и повёл показывать нам место, которое на многие годы должно было стать всем нам домом.

*******************************************************
1. Вика Дайнеко и Гарик Харламов «Драма».
2. Профессор Лебединский «Учат в школе».
 
cemka125Дата: Воскресенье, 01.03.2015, 17:26 | Сообщение # 22
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Глава 12.
Небо усеяно звёздами яркими.

Калейдоскоп из небесных светил

Взор устремляет с неистовой жадностью

В карту небес ночной господин

Алёна Винницкая «Звездочет»

Когда Перси вёл нас в общежитие Гриффиндора, у меня было такое ощущение, что делал он это самой длинной дорогой. Которую мне приходилось тщательно запоминать, поскольку Редл, чья память мне досталась, никогда там не бывал и, вообще, понятия не имел, как туда добраться. Да, местонахождение «баз» факультеты скрывали друг от друга, как чуть ли не самую свою страшную тайну.

Ладно…

Это не проблема. Память у меня хорошая, так что вычислю. А небольшая экскурсия перед сном только полезна. Как раз жирок растрясти… Хотя толку от этой экскурсии, честно говоря, маловато. Тяжело ориентироваться в замке, где изображения на всех картинах движутся, а предметы меняются местами. Маловато особых примет, что бы хоть за что-то зацепиться. Так и заблудиться недолго… Впрочем, а может так оно и есть, и наш староста просто напросто заблудился, а признаваться в этом, тем более группе первогодок, не хочет? Очень может быть…

Зато мы вдоволь полазили по тайным ходам, налюбовались до не хочу, и наговорились с портретами…

Неожиданно Перси остановился. Дорогу ему преградили висящие посреди коридора костыли. Стоило Перси приблизиться, как костыли развернулись и начали атаковать. Нет, не били, но непрозрачно намекали, что кое-кто рыжий должен покинуть сиё место…

- Это Пивз, наш полтергейст, – объяснил он нам и, повысив голос, приказал. – Пивз, покажись!

Ноль внимания, фунт презрения. Костылям на приказы нашего старосты было пофиг с высокой колокольни.

- Ты хочешь, что бы я пошел к Кровавому Барону и рассказал ему, что здесь происходит?

Угу.

Наш староста перешел к угрозам. Сразу видно кто и насколько хорошо контролирует здесь ситуацию….

Хотя действие это имело успех. Между столом и потолком нарисовался нереальный человечек. В том смысле, что таких маленьких и идеально кругленьких людей в природе не существует. Он действительно был больше похож на надувной шарик, чем на человека. Да еще и, в прибавок к этому, обладал черными, похожими на большие бусины глазами и длинным ртом.

- О-о-о!!! – протянул он, хихикнув. – Маленькие первокурсники! Сейчас мы повеселимся!

И он ринулся на толпу застывших детей. Те, естественно, завизжали и ринулись от него… Все кроме меня. Ну а чего убегать? Он же, как и призраки, не материальный. Интересное кстати ощущение… Словно бы тебя оборачивает потоком холодного воздуха…

- Иди отсюда, Пивз, иначе Барон об этом узнает, я не шучу! – резким тоном произнёс Перси.

Удивительно, но полтергейст действительно ушел. Показал напоследок Перси язык, и просочился сквозь стену, чуть не уронив при этом на Невилла не прошедшие сквозь кладку костыли.

- Вам следует его остерегаться, – тем временем продолжил Перси, двигаясь дальше. – Единственный, кто может его контролировать – это Кровавый Барон, а так Пивз не слушается даже нас, старост.

Угу.

Лично у меня возник лишь один вопрос, так сказать, на нервной почве: а какого, собственно, пушистого северного зверька, он должен вас слушаться? Вы для него не авторитет. Звание «староста» - это всего лишь звание. Красивый значок на мантии… А на самом деле…

Староста – такой же ученик как и все прочие, пусть и приближенный к учителям немного больше других, наделённый особыми полномочиями и так далее… Да, некоторые ученики его слушают, потому что он может в противном случае их наказать… Но что, вот лично ты, Перси, можешь сделать уже мёртвому приведению? Очки поснимать? Преподавателям пожаловаться? У тех конечно есть рычаги управления, но… Крыс не любят нигде, и если сам не можешь справиться со своими проблемами, то никто тебе не сможет помочь.

Думаю, по крайней мере в этот раз, Пивз ушел просто потому, что ему не очень-то и хотелось над нами прикалываться…

Ладно…

О том, что могу сделать конкретному полтергейсту лично я, я подумаю потом. Тем более, что мы пришли.

Да! Мы наконец-то дошли до той заветной галереи с движущимися лестницами и огромной картины с портретом очень толстой тётки, одетой в лёгкое платье из розового шелка.

Пушистый северный зверёк!!!

Ненавижу розовый цвет…

- Пароль? – строго спросила женщина.

- Капут драконис, – ответил Перси.

- Проходите, – разрешила она, и картина отъехала в сторону, открывая проход.

Мы, естественно, принялись по одному лезть в открывшуюся дыру. Я, признаюсь честно, был последним, потому как желал лично убедиться, что в дыру пролезли действительно все. И правильно, потому что Невиллу действительно понадобилась помощь.

Ну, это мелочи. Итак, мы оказались в общей гостиной…

А ничего так помещение…

Довольно просторное, без окон, но с двумя лестницами понятного предназначения. Девочки в одну сторону, мальчики – во вторую. Вот только цвет стен… Интересно, почему местному руководству никто не сказал, что красить стены в красный категорически нельзя, поскольку в таком помещении человек будет постоянно находиться во взведённом настроении и, соответственно, быстро уставать… То, что оно (руководство) так поступило специально, я исключила сразу. Ведь им там, наверху, самим же хуже будет…

Ладно…

Я это переживу, а остальное не моя проблема.

Тем более, что действительно красиво. Огромный камин с пляшущим в нём пламенем. На полу алые ковры с золотыми узорами. И везде, в хаотичном порядке, разбросаны столики, кресла и диванчики. На них, разумеется, подушки разных размеров и видов. Всё это в красно-золотистой гамме. Ну и, естественно, на стенах, куда не посмотри, висят множество алых знамён, на которых изображен золотой лев. Символ факультета, чтоб к нам на ПМЖ перебрался пушистый северный зверёк…

Кстати, о подкрадывающемся незаметно, он действительно пришел к нам в гости…

Когда пришло время расселяться по спальням, Перси просто указал, где находятся комнаты девочек, а где мальчиков и свалил в неизвестном направлении, мол, разбирайтесь сами. Мы бы и разобрались, если бы не… Ни одной полностью свободной спальни, куда могли полностью заселиться первокурсники, не было… И брать к себе совершенно неизвестных птенцов тоже, естественно, никто не спешил… Вот и стоим, как уже говорилось, посреди коридора с недоумением и растерянностью на старшекурсников. А те на нас… Высокомерно, насмешливо, изучающее… И уж очень мне не понравились эти взгляды… Такое ощущение, что это просто они себе новые игрушки разыскивают. И может я конечно извращенец, гад, сволочь и слишком плохо думаю о людях, но что-то мне подсказывает, что этих ребят там будут использовать… Определенным образом.

Пушистый северный зверёк!!!

Нет, в принципе, за себя я спокоен. Точнее, я просто знаю свой характер. Сдохну или, скорее, перебью половину факультета, но рабом не стану. И Невиллу с Гермионой не позволю, ибо это есть гордость и честь…

Но ситуация действительно получается не совсем красивой. Прям:

Куда пойти, куда податься,
Кого найти, кому отдаться…
Пушистый северный зверёк!!!

Я посмотрел на лица своих однокурсников… Такое ощущение, что сейчас расплачутся…

Ладно…

Придется брать всё в свои руки. Благо, не в первый и чувствую, что не в последний раз.

Ладно…

Как говорится: Стыд? А что это такое? Совесть? Не, не слышал…

Заодно можно и пару накопившихся вопросов решить… Где там мои знакомые близняшки…

- Стойте здесь, – сказал я, дернув за рукав Невилла с Гермионой. – Я сейчас.

Те кивнули, проводив меня недоуменными взглядами.

Вначале я отловил близняшек Уизли и, затащив их в ближайший тёмный угол, окутал нас рассеивающим внимание прологом.

- Итак, ребята, начал я, – пока есть время, как раз можем поговорить.

- О чем? – лукаво спросил Джордж.

- Прежде всего, спасибо за предупреждение на счет Рона.

- Ты нам поверил? – как-то грустно улыбнулся Фред.

- Не сразу, но… Сейчас я скажу вещь, возможно очень для вас неприятную, но зато честно и от всей души. После короткого диалога с вашей матушкой, желания в дальнейшем общаться с вашей семейкой у меня не было вообще. Уж очень, извините, неприятными личностями вы мне показались. И это я не про манеру речи. Сам иногда люблю вспомнить белого и пушистого… А после того, как вы сдали мне вашу семейку, согласитесь, именно сдали, это желание вообще сошло на нет. После же общения с вашим Роном, оно вообще исчезло. Так что, извините, но при всём моем хорошем лично к вам двоим отношении, все контакты с вашей семейкой я склонен свести к нулю. Лично вам, хотя я до конца не понимаю мотивов ваших поступков, я всегда готов помочь. Но остальных… Ну, вы сами поняли… - я картинно развёл руками.

Они странно переглянулись.

- Если не секрет, Гарри, почему ты… Ну… Почему ты нам поверил?

- Те, кому я доверяю дали вам очень хорошие рекомендации.

- Кто именно, ты не скажешь?

- Нет.

- Но они не из Хогвартса…

- Один отсюда, второй – нет. Они не из преподавательского состава, не из обслуги и не учатся здесь. И болтать они тоже не будут, так что можете об этом не беспокоиться…

- Мндам… - протянул Джордж. – Даже интересно, кто это такой даёт нам рекомендации…

- Но он прав, - серьёзно добавил Фред. – Мы действительно сильно отличаемся от других членов нашей семьи…

- И не в самую лучшую сторону…

- Ну, это с какой стороны посмотреть…

- С какой позиции…

- Спите, что ли, вместе? – спросил я, ткнув пальцем в потолок.

И судя по их лицам, попал как раз в цель…

Пушистый северный зверёк!!!

- А ты откуда знаешь? – спросили они вместе.

- Догадался, - честно ответил я. – Не волнуйтесь, я никому не скажу. Да и вообще не имею привычки совать свой нос в чужие дела…

- И ничего не имеешь против геев?

- И против инцеста?

- У меня весьма широкие взгляды… К тому же, если я правильно помню ваше законодательство, то в волшебном мире это вполне законно.

- Ну да, – согласились ребята.

- Хотя в последнее время не слишком одобряют… - добавил Фред.

- Влияние маглов, – фыркнул Джордж, притягивая к себе брата.

- Ребят, я вам не мешаю? – интересуюсь ехидно.

- Нет! – заявили мне они хором.

Ясно. А приятно, пушистый северный зверёк меня отлюби, встретить еще более бесстыжих существ, чем я сам.

- Кстати, – вдруг вспомнил Фред. – Гарри, у нас есть к тебе маленькая просьба.

- Ну? – спросил я, скрещивая на груди руки.

- Раз ты не имеешь ничего против нас и наших отношений, то не хочешь жить с нами? В смысле, в одной комнате? А то мы боимся, как бы к нам Рона не подселили.

- Не вопрос, – развёл я руками. – Я только за.

- Нужно еще одного найти, и дело в шляпе.

- Отлично. Тогда сейчас скажем домовым, что бы вещи перетаскивали…

- Считайте, нашли. У меня есть один знакомый среди первокурсников, ему тоже нужно будет найти хорошее место. И желательно там, где я смогу за ним присматривать.

- Твой парень? – по-доброму улыбнулся Фред.

- Нет. Парня у меня пока нет. Есть мальчик, который мне нравится, но речь сейчас не о нём. Это просто очень хороший человек, которому я не хочу, чтобы сделали плохо и поэтому буду приглядывать по мере возможности… Правда, я не знаю, как у него обстоят с взглядами на отношения подобного рода… Но зато он гарантированно надёжный, то есть специально не будет делать гадостей и крысятничать…

- Пойдёт, – кивнул Фред. – А пятым будет Ли Джордан, наш сосед и хороший друг…

- Еще нерешенные вопросы остались? – поинтересовался Джордж.

- Угу. У вас случайно нет знакомых на женской половине, к кому можно было бы подселить девочку?

- Тоже подруга?

- Да. Она тоже надежна, но, во-первых. Маглорожденная, а во-вторых… Не могу сказать, что у неё такой покладистый характер как у Невилла.

- Можно попросить Анжелику… У неё эта проблема тоже ребром стоит, – предложил Джордж.

- Пошли, – кивнул Фред, утягивая нас в гущу.

Я нашел своих и утянул за собой, сообщив им, что нашел нам места.

Анжелина оказалась высокой, подтянутой, спортивной брюнеткой с немного восточными чертами.

- Ну, Фред! – азартно воскликнула она. – Где то чудо, которое ты мне пообещал?

Мы молча выдвинули вперёд Гермиону.

- Шикарно, – оценила брюнетка. – Где бы еще двоих таких найти?

- Попробуй найти среди первогодок Павати Патил и Лаванду Браун. Я с ними правда еще не общался, так что ничего сказать не могу, но, кажется, барышни приличные. Думаю, ты их сразу заметишь. Первая – индианка, вторая – очень светлая блондинка… И, кажется, пытаются держаться рядом…

- Попробую поискать, – кивнула Анжелина.

Мы распрощались с девочками, пообещали встретиться завтра на завтраке и пошли обустраиваться.

Спальня мне понравилась. Находилась она на самой верхушке башни, и с её окон открывался великолепный вид на озеро. Стены задрапированы красной тканью, на полу красный же ковёр. Рассчитана она была, как вам уже понятно, на пять человек. Здесь в ряд стояли пять деревянных шкафов, пять кроватей с четырьмя столбиками и тяжелыми прологами из расшитого золотом алого бархата. Большой стол и пять стульев. Ну, и еще кто-то додумался притащить пару кресел и подушек с гостиной, ну и, естественно, гобелен с изображением символа факультета. Как же без него?

Хотя, когда мы зашли, нас ждал еще один сюрприз в виде копошащегося в каких-то вещах молодого человека. Высокий, с шикарной, атлетической фигурой, светлой кожей и русыми, коротко стриженными волосами. Как-то не так я представлял себе Ли Джордана… Мои сомнения подтвердил оклик близнецов:

- О! Вуд! А что ты здесь делаешь? – спросили они, с двух сторон заключая его в объятия.

- Да вот, – ответил тот с сдержанной и очень красивой улыбкой. – Я теперь буду жить с вами. Ли попросил меня с ним поменяться…

- Жалко… - вздохнул один из близняшек.

- Мы уже к Ли привыкли… - согласно протянул второй.

- Но тебе мы тоже очень рады, – тут же встрепенулся первый.

- Кстати, знакомься, эти двое теперь тоже будут с нами жить, – и близняшки развернули Вуда в нашу сторону.

- Оливер Вуд. Капитан сборной по квиддичу факультета Гриффиндор, – представился парень, протягивая руку для рукопожатия.

- Гарри Поттер, – ответил я тем же.

Он мне понравился. К тому же, если всё пойдёт как надо… Конечно, сценарий уже летит в объятия к пушистому северному зверьку, но в квиддич я тоже хочу играть!

- Правда? – удивился он.

Я откинул со лба волосы, демонстрируя шрам, и коротко объяснил:

- Достали.

Он кивнул.

Сообразительный парень. И тактичный…

Затем посмотрел на Невилла.

- Невилл Долгопупс, – протянул тот руку.

- Очень приятно… Надеюсь мы подружимся… Не хотелось бы иметь за спиной врагов…

- Может и не подружимся, но надёжный тыл я тебе обещаю, – ответил я ему. – Можем даже поклясться, что нигде, никогда и ни при каких обстоятельствах не будем рассказывать никому то, что узнали, находясь в пределах этой комнаты.

Под удивленными взглядами прочих я пожал плечами.

- У всех нас есть свои секреты, и свои причины соблюдать конфиденциальность.

- Согласен, – не колеблясь ответил Вуд.

- Мы тоже, – ответил за двоих Фред.

Невилл неуверенно кивнул.

- Если не хочешь, никто не заставляет, – сказал я ему. – Это очень серьёзный шаг…

- Нет. Я согласен, – уверенно сказал он. – Спасибо за беспокойство, но я понимаю, на что иду…

Обряд провели быстро. Хотя… Чего там его проводить. Пара фраз, выстрел искрами из палочки и всё готово. Обещание, невидимое и неощутимое сжимается недалеко от сердца, готовое в любую минуту его остановить.

Дальше дело пошло еще веселее…

- Обстановку менять можно? – спросил я у старших.

- Да, – кивнул Вуд. – Только особо тут не разгонишься…

- А накладывать дополнительные чары защиты?

- Тоже. А ты разве умеешь?

- Научился. Мне всё равно летом не было чем заниматься, так что немного поэкспериментировал… Я ведь у маглов рос. И так ничего не знаю об этом мире… А недоброжелателей у меня, судя по всему, хватает…

Ко мне подошла Маврос и запрыгнула на плечо, готовая помогать, вплетая в моё кружево заклинания своё волшебство…

Собраться. Почувствовать вязь… Мгновение… И тонкое кружево заклинания охватывает комнату…

- Всё! – объявляю, смахивая трудовой пот. – Теперь в наше отсутствие и без нашего разрешения сюда никто не войдёт.

«А даже если и войдёт, то всегда остаюсь еще и я», - хитро добавила Маврос.

- Теперь займёмся интерьером. Сильно ничего менять не будем… Во избежание… Но если чуть чуть…

Я взмахнул палочкой. Визуальный эффект, предназначенный лишь для зрителей. На самом деле это была как раз таки та разновидность магии, при которой не используется палочка… Но, тем не менее, комната раздулась до размеров небольшой гостиной. Еще один взмах, и в углу появилась неприметная дверка.

- Собственная ванная, – объяснил я. – Чтобы не толпиться в общей душевой.

Пока парни побежали смотреть на собственную ванну, я сделал нам собственный, небольшой камин, заменил коврик на более пушистый и бежевый. Кровати растащил по углам. Шкафы так и остались стоять сплошной стенкой, но к ним прибавились полки. Кресла переправил поближе к камину, а стол, который оказался посредине, оброс по периметру огромным кожаным диваном. Ну и по мелочи… Подушки, свечи…

Вывалившиеся на этой ноте из ванной парни тихо ахнули, и принялись наводить порядок. Прежде всего мы завесили неучтенную дверь длинным гобеленом с изображением всё того же льва, и повесили еще два таких над камином и между окнами. На столике в углу организовали «зелёный уголок» для жабы Невилла, поставив там её террариум, расклеили плакаты…

В общем, по окончанию, наша комната выглядела просто замечательно.

- Так и хочется остаться тут жить, – высказал общую мысль Фред.

- Ты уже здесь живёшь, - обнял его Джордж.

А меня посетила мысль, а как там устроилось моё солнце?

Ведь ни дай бог кто обидит…

Всем летальный исход обеспечу!

На этом, собственно, наши метания и закончились. День выдался тяжелый, нервный, так что даже вещи мы раскладывали уже на автомате. Точнее, они раскладывали. Лично я просто поставил сумку в шкаф, и доставать всё в ней находящееся собирался лишь по мере надобности. И целее так будут и, если что, собираться быстрее.

Помним нашу главную мантру…

Если что… Маврос – сумка – поезд…

Хотя у меня занятие тоже нашлось… Не помню какого пушистого северного зверька меня черти в коридор понесли, но там я натолкнулся на всё ту же толпу первокурсников.

- Народ, что за собрание? А меня почему не позвали? – азартно спросил я.

- Мы еще не расходились… - хмуро выдал кто-то.

- Нас не расселили!!!... – подвыл ему второй голос.

- А самим слабо? – поинтересовался я.

Ответом мне было стадо готовых разрыдаться детских мордашек.

Понятно…

Что-то мне подсказывает, что мне суждено стать еще и нянькой для стада малолеток.

Пушистый северный зверёк!!!

Ладно…

Сами напросились…

Я вернулся в комнату.

- Ребята, я так понимаю, что друзей, готовых принять на постой первокурсников у вас больше нет.

- Ну… - замялись наши старшенькие.

- Таких, что бы потом не стыдно было – нет, – ответил за всех Фред.

Ясно.

- А врагов? Или просто кого не жалко…

У ребят, до которых дошло, что я замышляю грандиозную гадость, загорелись глаза…

Уже через пару минут мы успешно раскидывали по спальням первокурсников. Точнее, я раскидывал. Действуя по принципу наглого кота. То есть, выстроил их всех в шеренгу, дальше близняшки говорили мне, сколько свободных коек в очередной спальне и я заводил туда соответствующее количество попавших под руку детей, громко заявляя, что вот здесь теперь они будут жить. Если кто-то пытался протестовать, то я вначале доводил его до неконтролируемого бешенства, а потом бил.

Итог – пристроил всех, попутно передравшись с некоторой частью старшекурсников. Не большинством, и даже меньше чем с четвертью… Но количество было внушительным.

В комнату вернулись поздно, уставшие, как черти. Переоделись в пижамы и легли спать уже на полном автомате. Ну, это они легли.

Потушили свет, задернули пролог…

Невилл заснул почти мгновенно, трогательно засопев в две дырочки. Близнецы еще при свете заползли на одну кровать и вскоре с их стороны донеслись шорохи и сдавленные вздохи. На кровати Оливера было тихо, поэтому точно сказать, что он делает, я не мог.

Ладно…

В принципе не важно…

Тени заполнили комнату тонкой пеленой мрака. Её нежно пронзал смутный, голубоватый свет луны. В причудливом танце этих ночных правителей очертания предметов превращались в страшных монстров и приведений…

Сон не шел. Да и нельзя было спать. Слишком много вопросов успело накопиться…

Одна из ночных теней шмыгнула мне под пролог и, растянувшись поверх одеял, принялась мурлыкать.

«Маврос…»

Я нежно провёл рукой по густой, длинной шерстке.

«Наши опасения подтвердились?»

«Да» - ответила зеленоглазая хитрюга. – «Ты был прав. Наши вещи действительно обыскивали.»

«Ничего не нашли?»

«Обижаешь! Ничего необычного.»

«Заклинания?»

«Пытались повесить маячки и тому подобное. Не дала.»

«Хорошо… Ты у меня просто умница…»

«Что дальше?»

«Дальше?»

Я продолжал любоваться игрой теней…

«А дальше у нас всё неоднозначно… Мне многое не нравится, Маврос… Очень многое…»

Я продолжал думать, наблюдая за игрой теней.

Хогвартс, на проверку оказался вовсе не таким как я думал…

И Дамблдор…

И вообще, весь магический мир…

Вопрос лишь в том, что мне делать…

Чего я хочу?

Волан-де-Морт хочет захватить власть над миром…

Дамблдор – тоже, попутно избавившись от конкурента моими руками…

А я?

Чего хочу я?

Не знаю…

Как ни странно, но перспектива семи лет учебы в косящем под магическую школу Форте Буаран меня не беспокоила. Об этом я уже говорил. Есть такие люди… Кто-то лишь узнав о подобной перспективе броситься бежать. Кто-то прийдёт в ужас, но попытается выжить. А для меня это естественно и даже желанно. Это ни с чем не сравнимое ощущение… Когда смерть становиться частью души и тела. Пустая, серая, незаметная, лёгкая словно свежесть ветра, расправляющая за спиной невидимые крылья… И замирающая на губах горьким привкусом пепла… Доносящаяся его ароматом… Когда сердце превращается в кусок арктического льда и всё тело словно покрывается морозными узорами… Но ты не замечаешь этого и лишь на языке ощущается колючая свежесть льда и снега… И лишь превратившаяся в пламя кровь согревает, даже жжет невидимым огнём…

Это не просто хорошо или восхитительно. Лучше только секс. И то, смотря когда и с кем…

Да, для кого-то это страх, смерть, ночной кошмар во плоти и перспектива скорой гибели… А для меня – любимое развлечение, возможность увлекательного приключения…

И «золотым мальчиком» я быть не против… Абсолютная свобода существует лишь в наших мечтах, на самом деле мы постоянно кому-нибудь или чему-нибудь подчиняемся… Общественным устоям, правилам, законам, начальникам, родителям, возлюбленным… Главное – угадать, когда пора ломать этому самому начальству шею и уходить на вольные хлеба…

И то, что нужно будет убить кучу народа, якобы «во имя борьбы за правое дело», которое, понятное дело, лично мне ничего плохого не сделало, для меня тоже не проблема. Я вообще раньше именно так себе на жизнь зарабатывал… Только тогда вместо патриотических речей были деньги… Но, в общем, это не проблема.

Но и марионеткой в чужих руках я быть не собираюсь. В прошлой жизни уже наподчинялся по самое не хочу. Надоело! А значит, будем искать компромисс… Ни ему ни мне. То есть, делаю что хочу, не отказываясь при этом влипать в предложенные «добрым дядей Дамблдором» неприятности и совершать подсунутые подвиги. Тем более, что где подкладывать соломку, я примерно знаю…

Вот только скрывающаяся за кулисами мышиная возня мне совсем не нравиться…

Кто и зачем убирает учеников?

Впрочем, ответ я наверняка, подсознательно, знаю. Директор… Вот только за чем ему это?

Непонятно.

Слишком мало данных.

Зато становится понятно, почему послали сюда именно меня. Обычный человек тут просто не справится. Вот он и контракт. Новая жизнь, тело и возможности в обмен на то, что я разгребу этот бардак. И снова работа. Прежде всего, жертву нужно найти, тщательно изучив все улики. Найти того, кто заварил эту кашу. Затем… Нет, не убить, а изучить. Стать им. Начать думать, как он, чувствовать, как он… А после выбрать оптимальный способ устранения.

Еще один мой плюс. Хотя я и являюсь специалистом в области решения проблем методом «нет человека», но при этом прекрасно понимаю, что это часто не выход. Очень часто после смерти того, кто начал войну она не прекращается, а вспыхивает с новой силой…

Кстати…

О войне…

А у меня ведь тоже на горизонте заварушка.

И если проводить расследование лучше в одиночестве, то в случае вооруженного конфликта лучше иметь за своей спиной поддержку…

На кого я могу рассчитывать?

Вся семейка Уизли отпадает, кроме близнецов.

Двое.

Невилл, Гермиона, Кребб, Гойл, Паркинсон, Малфой.

Восемь.

Еще возможно Вуд, Полумна, Хагрид…

Кстати, о блондинках…

Ведь, если мне не изменяет память, Полумна училась, пусть и на Когтевране, но на одном потоке с Гарри. То есть сегодня она должна была быть на распределении… А её там не было. Я точно помню, потому что специально выискивал её. Ни в списках, ни визуально ничего подобного…

Ладно…

Доживём до третьего курса и там посмотрим. Может, она просто позже пошла в школу, или… Или еще что-то… А может, она, как и Уизли, окажется крысой Дамблдора…

Ладно…

К этому вернёмся потом, а сейчас… Кого я могу еще взять, из известных? Из педагогов никого… Хотя, почему никого?

Снейп!

Он конечно тот еще кадр… Но… Любого можно привязать к себе.

Пушистый северный зверёк!!!

Совсем забыл!

Мародёры!

На Хвоста, конечно, можно не рассчитывать, да и не нужна мне такая крыса… А вот Лунатик и Бродяга выглядят вполне надёжно… Тем более, что если мои данные верны, то у них сейчас проблемы… Один в Азкабане, а у второго вечные проблемы с работой и наличкой… Ну не откажут же они в помощи сыну своего дорогого покойного друга, тем более, помогшего им в сложной ситуации…

Нужно лишь правильно разыграть эту карту…

Впереди каникулы, так что как раз будет время… А пока можно вплотную заняться Снейпом. Заодно, из первых рук выясню, какие у этой четвёрки на самом деле отношения…

Я расслабился и мысленно перебрал события сегодняшнего дня…

Вроде бы ничего не забыл…

А раз так…

Я поудобнее устроился на спине, спрятал руки под подушку, положил их на рукоять спрятанного там ножа и прикрыл глаза, медленно проваливаясь в сон…

Интересно, как там поживает моё солнце?

Солнце…

Солнце?

Здесь нет солнца.

Оно – дневное светило, и светит лишь днём…

А сейчас ночь и здесь лишь тени и лунный свет…

Да и нужно ли оно тебе, человек? Посмотри, как хорошо!

Сейчас ночь и темнота окутала мир своим покрывалом…

Мать любит своих детей…

И именно сейчас, когда противное, дневное светило спряталось, мы наконец-то свободны. Мы выходим наружу, выползаем из своих убежищ, чтобы наконец-то насладиться долгожданной свободой…

Той, что не приемлет день…

Свобода…

Впрочем, ты ведь знаешь, что кроется за этим словом, не так ли, братец?

Да, ты наш брат.

Такая же, как мы, тень. Одна из тысячи, что жмётся по углам при свете дня и выходит на промысел ночью… Ты такой же, как мы. Ты дитя ЕЁ, хранящее свои секреты. Так присоединяйся к нам.

Видишь луну? Это ночная королева. Холодная, величественная, далёкая и прекрасная в своём величии…

Впрочем, ты это знаешь, не так ли, брат?...

А видишь вокруг неё множество ярких огоньков? Это звёзды… Её подруги, сестры, дочери… Небесный двор во всём своём великолепии… Видишь, как они водят на небосводе свои хороводы? Не правда ли, завораживает? Они каждую ночь устраивают там, вверху, балы…

Впрочем, ты это знаешь, не так ли, брат?

Видишь, как беспечно танцуют лунные лучи? Жители небосвода, спустившееся в наш мир, как они прекрасны и легки, любопытны и беспечны… Впрочем, чего им волноваться? Кто и что может им сделать? Тем более, здесь и сейчас, в царстве теней…

Впрочем, ты это знаешь, не так ли, брат?

Как и о тех тёмных братьях, что сливаются с сияющими сёстрами в этой игре…

Ты знаешь нас, брат…

И тех, кто ищет в этот час крови…

И тех, что рыскают в поисках жертвы…

И тех, кто собирает чужие жизни…

И тех, кто хранит ЕЁ тайны…

И тех, кто стоит на страже…

И тех, кто выходит в это время, чтобы просто повеселиться…

И тех, кто творит в это время свои дела…

И многих прочих, что ходят под её покровом…

Ты знаешь нас, брат… Ты чувствуешь нас… Как и мы – тебя.

И ты чувствуешь её…

Да…

Магия…

Волшебство…

Оно здесь…

Сила клубиться вокруг неясными комками тумана, льётся, подобно лунному свету, и играет мелкими искрами…

Она здесь.

Она везде…

И её много…

Очень много…

Бери сколько хочешь… Нам не жалко… Тем более, что в отличие от этих, называющих себя магами, она тебе не нужна.

Ведь в отличие от них ты знаешь, что сама по себе она ничего не стоит…

И именно поэтому мы тебе доверяем… Мы разрешаем тебе её взять…

Что еще?

Что еще мы можем тебе дать, брат?

Чем еще помочь?

Знания?

О! Мы охотно расскажем тебе свои секреты…

Тени вообще удивительно болтливы… Да и что скрывать, ведь главные, самые страшные, самые сокровенные наши тайны ты и так знаешь…

О! А хочешь, мы расскажем тебе о замке? О том замке, в котором ты сейчас сидишь? У него много тайн…

Его создали четверо… Мы не знаем их имён, но мы помним их… Один был светел, словно солнце, и пылал, словно огонь. Он был ярким, очень ярким и тяжелым… Слишком тяжелым, что бы стать подобным нам… Он вложил в эти камни свой дух, часть своего огня…

Да, ты понимаешь…

Второй был лёгким и тёмным, но кроме тени в нём жило еще нечто… Зелёное? Да, зелёное, светящееся, но не яркое… Но у него было что-то, что жало его к земле, заставляло зарываться под неё… Это его и сгубило… Он укрыл это место пеленой, вуалью, что бы никто не смог её найти…

Да, ты понимаешь…

Третья была смешной… В ней был и свет солнечных лучей, и лёгкость ветра, и плавность воды… И она знала. Многое знала из того, что известно лишь на… Она часто призывала ИХ. Тех из нас, кто готов поделиться крупицами за плату… Она хотела большего… Хотела быть вечной… Глупая... Такие как она, не бывают вечны… Но благодаря ей мы познакомились с НИМ. Этим замком и приняли его, подарив ему то, что так хотела, но не получила она…

Да, ты понимаешь…

Четвёртая? Да, в ней был свет… Но очень много грязи… Она не видела, не чувствовала, не знала… И за это поплатилась… Потом… Удивительно, как она смогла сделать его таким… Лёгким, тонким, прекрасным…

Да, ты понимаешь…

Здесь спрятано много тайн… Шляпа? Да, есть такая. И меч тоже есть. И латы. И картины. И лестницы…

Да, ты понимаешь, он живой и он живёт…

Да, ты чувствуешь…

Так что ты хочешь узнать? Что найти? У нас впереди вся ночь…

Солнце?

Твоё солнце?

Мы знаем, где это…

Мы тоже пойдём…

Нам интересно…

Лёгкость и захват полёта…

Стены? Здесь их нет… Точнее, они не для нас… Что эти преграды из камня для ЕЁ детей?

Мы здесь…

Это он?

Человеческий ребёнок, лежащий на белой ткани… Светлая кожа, словно снег. Волосы разметались по подушке…

Это он?

Твоё солнце?

Да, действительно солнце…

Нам он тоже нравиться…

Лёгкое касание…

Не бойся, не проснётся… Он нас не видит и не слышит, как и все смертные…

Кто?

Эти, что проснулись и идут к нам? Что они могут нам сделать?

Они тебе не нравятся?

Не нравится, чего они хотят? Не нравится, как тянут руки к твоему солнцу? Не нравится, что хотят сделать?

Клубок силы, похожий на облако, превращается под твоими руками в вуаль…

Они спят.

Ты доволен? Нам тоже нравится… Забавно… А еще можешь?

Можешь?

Но не сейчас?

А сейчас?

Тебе не нравиться?

Ты не хочешь, что бы они снова пришли… Что бы они снова попытались обидеть твоё солнце…
 
cemka125Дата: Воскресенье, 01.03.2015, 17:28 | Сообщение # 23
Друид жизни
Сообщений: 177
« 22 »
Помочь?

Многие наши братья любят человеческую плоть… Стоит лишь позвать, и от них не останется ни следа, словно их никогда и не было…

Помочь?

Нет?

Как знаешь…

Что ты делаешь?

Улыбка…

Тонкие клубы вуалей силы начинают сплетаться в жгуты. Тонкие и толстые, светлые и тёмные нити окутывают кровать причудливым узором… Призрачные руки взмахом собирают искры, превращая их в тонкие бусы и вплетаются в узор…

Так нужно.

Так правильно.

Больше никто и никогда не обидит моё солнце, пока оно спит. Просто не сможет пробраться сквозь защитный пролог…

Никто и ничто…

Кроме меня.

Красиво…

«Сделаешь нам?» - смеясь, спрашивают лунные лучи.

И блики разноцветных искорок начинают замирать среди них, превращаясь в нити и просто оседая искрами.

И, смеясь, лучи снова начинают танцевать, втягивая в хоровод тени…

Хочешь к нам?

Давай с нами!!!

Нет.

Спасибо, очень хочу, но в другой раз. Не сегодня… Сегодня я буду сидеть здесь, на кровати и сторожить его покой. Он так прекрасен во сне… Буду перебирать золотые пряди и касаться кожи. Буду обнимать его, и целовать, пока он не видит…

Спи, моё солнце…

Спи, и знай, что отныне никто и ничто не потревожит твой покой…

Спи…

Просто спи…

А я буду петь тебе песни…

Хочешь?

«Хотим!!!» - засмеялись ОНИ…

Улыбка.

Уж в вас-то я не сомневался…

Спи, малыш голубых кровей.

Спи, не зная других забот… (1.)

Песня…

Как можно её описать?

Это не слова, не звуки, не… Тот, кто не слышал, не поймёт, как не объясняй… Но тому, кто слышал её хоть раз, слова не нужны. Он и так узнает её из тысячи, даже услышав лишь её отрывок. Лишь намёк на неё… Ведь таких песен, как поют ЕЁ дети, больше просто нет… Ведь их песня – это волшебство…

Песня – это магия.

И сегодня её пела Та-Кто-Прошла-Через-Смерть, что бы стать Тем-Который-Выжил.

А дети ночи танцевали под её песню. Народ подлунного мира вообще любит потанцевать…

Пела вместе с ними и сама ночь…

Спи, расти, набирайся сил.

Быть холодным учись, как сталь –

Всегда найдётся тот, кто не простил

И многие гибнут. А жаль, так жаль… (1.)

И, когда их время кончилось, и они ушли, на кровать незаметно присел Рассвет, что бы допеть последний, но такой важный с его точки зрения куплет…

Спи, не зная, что день придёт.

И ты выберешь, странно тих,

Мальчика Всё-Вечно-Наоборот,

Что колыбельных не помнит своих… (1.)

Наступил рассвет. Первые, несмелые бледные лучи осветили комнату, что бы вскоре смениться бледно розовым заревом. Постепенно запылало на востоке небо. Чтобы из алого стать светло-голубым.

Я лежал на кровати, смотря, как медленно всходит солнце и медленно приходил в себя.

Знали бы вы, какой пушистый северный зверёк мне снился сегодня ночью…

Но…

Зато, кажется, я нашел ответ на последнюю загадку Дамблдора.

Музыка – это магия…

До того момента, пока проснулись мои соседи, я успел принять полноценную ванну, переодеться, и собрать рюкзак для первого дня занятий. Расписание нам конечно еще не давали, но поскольку я не поленился наложить на него такие же чары, как на сумку, то и засунуть туда можно было всё, что угодно и ни капельки от этого не страдать. Маврос, кстати, подниматься наотрез отказалась, заявив, что она «лучше вздремнёт пару часиков, чем будет куда-нибудь тащиться в такую рань, а на кухню она сама потом наведается»… Я не протестовал. Ей лучше знать.

Когда я уже завязывал галстук, остальных разбудил звон колокола.

Невилл вскочил на кровати и у него был такой вид, будто его огрели по голове огромным мешком.

- Это что такое?!!! – удивленно воскликнул он.

Старшие просыпались тяжело. С матами и стонами.

- Это колокол, – объяснил Вуд, сонно потирающий глаза. – Их вообще-то два. Один отчитывает время, второй – говорит, когда пора просыпаться, идти на обед, начинаются и заканчиваются занятия… Ну и так далее…

Он встал, и направился в ванну.

- Разбудите, когда он вернётся, – сонно попросил кто-то из близняшек.

- Хорошо, – пообещал я и продолжил своё черное дело.

Когда все были готовы, мы спустились в гостиную. И, наткнувшись там на стадо своих перепуганных сокурсников, мне в голову неожиданно пришла очередная «хорошая» мысль…

- Ребята, а первокурсников по идее никто не должен проводить на первый завтрак?

Близнецы и Вуд захихикали…

Пушистый северный зверёк!!!

Чувствую, что за этим кроется какая-то подстава…

- Зришь в корень! – наконец воскликнул Джордж.

- Вообще-то это должен сделать Перси, – объяснил Фред.

- Но он этого делать не станет…

- Ему влом…

Пушистый северный зверёк!!!

Я посмотрел на своих несчастных сокурсников…

Ну не оставлять же их здесь?

Ладно…

Хотя чувствую, что моя доброта мне еще аукнется…

Итак, дорогу в Большой Зал я помню, осталось провести туда их. Для этого нужно их вначале собрать, согнать в одну кучу, построить и отвести, проследив, чтобы никто не заблудился по дороге.

План намечен. Поехали…

- Невилл, помнишь, куда мы рассовали вчера первокурсников?

- Примерно…

- Пробегись по тем комнатам и предупреди всех, кого найдёшь, что если через десять минут их не будет в общей гостиной, то путь в большой зал они будут искать самостоятельно.

- Хорошо…

И он исчез. Нет, он мне определенно уже нравится.. Такой понятливый и послушный молодой человек…

Но, если кто-то думает, что пока Невилл бегал по этажу, я сидел на месте – тот крупно ошибается. Сам я бездельничать тоже не собирался. Для начала уведомил сбившихся в кучку однокурсников о происходящем. Мол, так и так. Никто нас в актовый зал не отведёт, так что если не хотите искать путь самостоятельно, никуда не убегайте, минут через десять выходим…

С девочками было сложнее. Изначально я планировал попросить кого-нибудь из девочек вызвать мне сюда Гермиону и запустить её собирать первокурсниц. К счастью, не понадобилось. Она пришла сама. Невероятная удача! Впрочем, я не против.

Пара минут на то, что бы объяснить ей ситуацию… Её, как и Невилла, даже просить не понадобилось. Сама возмутилась… А узнав мой план действий, одобрила и тут же унеслась исполнять. Всё-таки хорошие они у меня, добрые…

В итоге через десять минут все первокурсники стояли в гостиной. Полностью собранные и готовые ко всему. Только глаза у них по-прежнему были большие пребольшие… Ладно, мы не на войне, так что испуг особо им мешать не будет. А потом привыкнут... Выдрессируются… Просто не смогут иначе. Им ведь со мной под одной крышей еще лет шесть жить бок о бок…

- Все всё взяли?

Мне ответил недружный строй неуверенных голосов.

- Учтите, если что-то забыли, сам я возвращаться не буду! – попытался напугать я их для стимуляции мыслительного процесса. Но, посмотрев на ужас появившийся на их лицах, понял, что перестарался и немного смягчился. – Впрочем, не думаю, что в первый день нас будут сильно напрягать… Как-нибудь перетопчемся…

Путь в Большой Зал я выбрал простой, короткий и совершенно не тот, которым нас вёл сюда Перси. Вниз, по меняющимися местами лестницам, до самого упора. Там, напрямую, по галерее на центральную лестницу. Ну и вниз, в холл, откуда по еще одной, центральной галерее прямо в парадные двери зала. Добрались быстро, по дороге, что удивительнее, никого не потеряли… Так что, можно сказать, повезло…

Вот только взгляды, которыми нас встретили, когда мы вошли в актовый зал…

Не поверите, но мне под ними стало, не то что неуютно, но уж очень захотелось дать задний ход…

Пушистый северный зверёк!!!

Ладно…

Вспомнили свою любимую мантру…

Маврос – вещи – поезд…
Маврос – вещи – поезд…
Маврос – вещи – поезд…

Полегчало. И вообще… Колокола, сообщающего о начале завтрака, еще не было, значит, мы не опоздали.

Так же молча, как и пришел, делая вид, что абсолютно ничего не происходит, прошел к Гриффиндорскому столу и сел за него. Остальные последовали моему примеру. Там, за столом, кстати, уже сидел выздоровевший Рон, который, разумеется, тут же радостно мне помахал и показал на свободное место возле себя.

Крысёныш!!!

Демонстративно обошел стол и сел с другой стороны, лицом к Слизеринскому столу и далеко от рыжего. Тот уже хотел пересесть, но все места вокруг меня тут же заняли первокурсники. Справа приземлилась Гермиона, слева – Павати с Лавандой. Невилл, как ни в чем не бывало, уселся напротив, а возле него приземлились Дин с Симусом… В общем, свободных мест возле меня не осталось и Рыжему пришлось остаться там где он сидел.

Кстати, о сокурсниках по факультету… Что-то в гостиной я их не видел. Даже близнецы с Вудом куда-то пропали… Вообще, весь замок словно вымер.

И о Слизеринцах… А ведь первокурсников из этого факультета тоже еще нет…

В зародыше подавив желание тут же броситься на поиски Драко и остальных, я призвал себя к порядку. Только без паники. Трезвый ум сейчас если не моё главное, то одно из таковых оружие. Всему должно быть логическое объяснение. Прежде всего, нужно оценить ситуацию.

Учителя сидят на своих местах? Сидят.

Присутствуют все? Все.

Значит, ничего действительно страшного не произошло…

Кстати… Учителя… Вот уж по кому можно легко определить состояние дел в школе.

Итак…

Д