Армия Запретного леса

Воскресенье, 28.05.2017, 13:28
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Клинок с двумя лезвиями" (ГП, НЖП/СС~гет, слэш~NC-17~AU, Angst~макси~в процессе)
"Клинок с двумя лезвиями"
slonikmosДата: Суббота, 16.01.2016, 18:30 | Сообщение # 1
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Название фанфика: Клинок с двумя лезвиями
Автор: slonikmos
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Северус Снейп/Новый Женский Персонаж
Персонажи: Северус Снейп, Гарри Поттер, Антонин Долохов, Гермиона Грейнджер, Альбус Дамблдор, Игорь Каркаров и другие герои поттерианы, а также оригинальные моего авторства
Тип: гет, слэш
Жанр: Angst/AU
Размер:макси
Статус: в работе
Саммари: Параллельное видение истории противостояния Гарри Поттера и Волдеморта в основном глазами Северуса Снейпа и НЖП. История войны и взаимоотношений сложных и битых жизнью людей. Канон отчасти соблюдён, но в основном это изменённая версия всей истории. Все основные герои оригинальной книги присутствуют в сюжете.
Предупреждения: Групповой секс и Слэш (практически единственная сцена), насилие, ООС, Нецензурная лексика
Диклеймер: Отказываюсь



Отредактировано! Цветной шрифт только для админо-модераторского состава!


Сообщение отредактировал Олюся - Понедельник, 29.02.2016, 01:40
 
slonikmosДата: Среда, 20.01.2016, 23:24 | Сообщение # 31
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Разумеется, постельные сцены занимают незначительный объём, но в джен всё определять тоже нельзя, конечно. Но если сюжетообразующая линия - гет, то и место тексту в гете, вне зависимости от параллельных линий. Это моё мнение, конечно.

Ждём решения администратора - если он решит перемещать, то так и будет. Со своим уставом в чужой монастырь не лезут, всё правильно.
 
alexz105Дата: Среда, 20.01.2016, 23:26 | Сообщение # 32
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1459
« 505 »
Тема перенесена в категогию Слэш в соответствии с контентом.
Автор - вам на заметку. Принадлежность к категории Слэш определяется его наличием, а не соотношением с Гет. Тем более столь высокорейтинговый Слэш, как у вас.
Всем спасибо!
Приятного чтения.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
slonikmosДата: Среда, 20.01.2016, 23:33 | Сообщение # 33
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Спасибо, это местное правило я не знал. Век живи - век учись.)
 
katyaДата: Четверг, 21.01.2016, 14:27 | Сообщение # 34
Друид жизни
Сообщений: 199
« 6 »
Огромное спасибо! Работа
 
slonikmosДата: Четверг, 21.01.2016, 18:00 | Сообщение # 35
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Большое спасибо за тёплые слова.)
 
slonikmosДата: Четверг, 21.01.2016, 18:02 | Сообщение # 36
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Глава 16
Шаг, прыжок, разворот, заклятие. Щит левой рукой, перехватить его правой... чёрт, опять сбилась. Как же не хватает партнёра! Без партнёра ни скорости, ни точности отработать не выходит. Даже те несложные связки, что я выучила с отцом, стали получаться хуже.

Из Левио дуэлянт никакой, он дурачится, уходит в глухую оборону, а когда ему надоедает, падает на спину и сучит ножками, как таракан. "Лежачих не бьют, cara!"

Ксандра мне не побить никогда, но заниматься со мной он отказывается. "Не хочу с тобой драться даже на уроке," — говорит он, и я не понимаю, почему. Иногда мне удаётся его уломать на пару ударов, но он почти сразу останавливает меня. "Достаточно, дальше сама."

С Виолой иногда удаётся договориться, но я вижу, что ей трудно. Она, хоть и Блэк, всё же не боевой маг. "Ничего, приедешь в школу, и там партнёров будет предостаточно."

Школа... Меня пугает перспектива жизни среди толпы сверстников. Уже почти лето, и скоро надо будет решать, ехать ли в школу в этом году. Я бы осталась ещё на год, но Виола, кажется, считает иначе. Я выпила много её крови за это время, одна только история с письмом Моррейна чего стоит. Не знаю, как мне удалось вымолить тогда прощение. Однако Ксандр был прав, Виола действительно великодушна. Простив, она ни разу не напомнила, не попрекнула меня больше той чудовищной сценой.

Левио продолжает со мной заниматься, несмотря на мою непроходимую тупость в некоторых предметах. Из его терпения можно построить дворец. "Я не могу советовать, как тебе поступить. Ты должна решить сама. Я поддержу тебя в любом случае." Спасибо, конечно, но ясности не добавляет.

Ксандр не хочет отпускать меня. И именно поэтому молчит. Он тоже считает, что это моё решение.

И что же мне делать?

* * *

— Вы ведь так и не сказали Минерве, что Моррейн жив-здоров и находится в Лондоне? Более того, что он участник убийства Венгеровых. Почему?

Я действительно этого не понимал. Минерва не раскрыла причины столь очевидной ненависти, но Альбус еле уполз тогда от её цепких расспросов.

— Даже если не говорить о том, что он участвовал в нападении, она его выследит и убьёт. Я не знаю мотивов такой лютой — и явно не вчерашней — вражды, но твёрдо уверен, что именно так она и поступит. Я знаю этот её взгляд. Это личная месть, и никакие доводы не помогут. Убив его, она подставит тебя. А я не могу этого допустить. Кстати, я вспомнил его. Он был на четвёртом курсе, когда Том пал. И бесследно исчез из школы сразу после этого. Тогда такая неразбериха творилась, о нём не сразу и вспомнили. Он был тихим и необщительным, родных, кажется, не было.

Директор умолк.

— Я получил приглашение от Амалии. Видимо, придётся идти, и так дотянул до конца учебного года. Сегодня последний день экзаменов, отговориться больше нечем.

— Конечно! Непременно иди, мой мальчик!

* * *

— Блейз говорит, ты прямо третируешь Поттера. Что, всё ещё не можешь простить его папашу? Или не даёт покоя мысль, что он мог бы быть твоим сыном, если бы его мать была посговорчивей? — тонкая рука с крупным перстнем скользит по моей груди, слегка царапая кожу.

Мадам Забини никогда не утруждала себя условностями. Я нашёл её в небольшой вычурной гостиной, раскинувшейся на диване и закутанной в подобие домашнего платья из полупрозрачного шёлка. Через пять минут она уже сидела у меня на коленях и расстегивала рубашку. Сюртук она сняла с меня ещё раньше. Мантию я успел снять сам.

— Твой сын очень внимателен. Но нет, прошлое здесь не при чём. Поттер тупоголовый идиот и выскочка, а я не терплю таких.

Она мелодично смеётся. Мне хочется её задушить.

— Нет, дело не только в этом. Ты ведь таскался за этой рыжеволосой грязнокровкой как тень. А она тебе так и не дала, правда? Да ещё и замуж выскочила за твоего первого врага. Ты всегда был гордым, Снейп, гордым и памятливым. Ни за что не поверю, что ты всё забыл.

Амалия откидывается назад, и платье распахивается, обнажая полные молочно-белые груди. Продолжая дразнить мою кожу, другой рукой начинает ласкать себя, по очереди поглаживая и сжимая большие розовые соски. Я наклоняюсь и, обхватив один из них губами, посасываю, лаская языком крупную горошину.

— А ты научился, Северус... Да-а-а...

Я широким движением вылизываю ложбинку между грудей и отклоняюсь назад.

— Ты сомневалась? Я же не идиот и не евнух. Семнадцать лет прошло, между прочим. Любой научился бы.

— Конечно, не идиот, но порой чересчур долго соображаешь. Ты так же устал от серости жизни, как и большинство из нас. От тебя ждут помощи, а ты будто не видишь.

Таак. Ты всегда умела удивлять, Амалия, но я полагал, что только в постели. Что же за игру тебе поручили? Или ты сама её затеяла?

— Неужто ты недовольна своей жизнью, Амалия? Ни за что не поверю. А я пока что собираюсь только доставить удовольствие нам обоим. С такой женщиной на коленях я могу думать только им, — я опускаю глаза на недвусмысленную выпуклость в штанах.

— Успеешь ещё, — она усмехается одними губами, глаза же остаются серьёзными. — Что ты знаешь о моей жизни? Отец моего сына сгнил в Азкабане, брат сидит там же, а я ублажаю похотливых стариков за их деньги. Чудесно, не так ли? В самом деле, что ты тянешь? Помоги ему, а не отталкивай. Жизнь переменится, ведь наш господин щедр. Помоги вернуть его.

Я понимаю, что не понимаю ничего. Придётся идти ва-банк.

— О ком ты, Амалия? Кому и чем я могу помочь?

Она недоверчиво покачала головой.

— А говоришь, не идиот. Да Квиреллу же! Парень весь год пытается добыть этот ваш философский камень, а ты только путаешься под ногами. Помоги ему! Ты же знаешь, где тайник.

Знаю, Амалия, знаю.

— Я постараюсь. Там непростые ловушки. Только много ли камень даст?

— Он сможет вернуть господина, это точно. Квирелл, Люциус и Поль всё проверили.

Поль?!

— Ты говоришь о Моррейне? Откуда он вообще взялся? Кто такой?

— Можно подумать, ты ревнуешь. О, он очень мил. Он много для меня сделал за последние годы. Отец Блейза умер, мне нужно мужское плечо.

— Кажется, в желающих поддержать тебя в горе нет недостатка.

— Да, только все умирают... почему-то, — она фальшиво всхлипывает и тут же улыбается несколько хищной улыбкой. — И Поль всегда оказывается рядом. Очень вовремя.

До меня не сразу, но доходит. Надо же, как удобно. Молодой любовник, обеспечивающий... мм... репутацию чёрной вдовы. И сама Амалия вроде чиста.

— Довольно болтать, — рычу я, и снова приникаю ртом к мягкой груди. На этот раз она не сопротивляется.

* * *

И снова летнее солнце согревает своими лучами суровые шотландские горы. В опустевшем на время каникул Хогвартсе спокойно и тихо. Ученики разъехались по домам, так и не осознав, какой беды удалось избежать.

— Я не предполагал, что он решится. Но просчитано было верно, — тебя занимала мадам Забини, а ко мне отправили министерскую сову. Я еле успел, — Дамблдор с наслаждением прихлёбывал чай из большой красной чашки.

— Он всё-таки фантастически везуч, этот мальчишка, — сидящий напротив профессор зельеварения досадливо поморщился. — Не втяни он своих приятелей в эту авантюру, — неизвестно, чем бы всё закончилось. Девчонка лихо решила мою задачку. Уизли, конечно, болван, но партия в шахматы тоже была хороша. Не смотрите на меня так, Альбус, больше этого никто от меня не услышит.

Директор подавил весёлый смешок.

— Ты недооцениваешь его, Северус. И что-то подсказывает, что мы ещё не раз убедимся в этом. Раунд выигран, но я уверен, что Том будет искать другие пути для возвращения. Прошу тебя, не теряй связи с кругом.

— Конечно, Альбус. Но всё же небольшая передышка у нас есть.

* * *

Прошёл ровно год с того ужасного дня, как мы собрались в кабинете Ксандра после гибели моей семьи. Мы снова здесь, и состав участников прежний.

— Cara, хочу напомнить, что сегодня всё-таки твой день рождения. Поэтому мы отметим его праздничным ужином в семейном кругу, и подарки тоже предполагаются. Правда, я не знаю точно, сколько тебе лет, поэтому просвети-ка нас на этот счёт, — улыбается Ксандр.

Одно из преимуществ мага времени — точно знать, сколько ты прожил. Я отвечаю, не задумываясь.

— Четырнадцать лет, десять месяцев и восемнадцать дней. Дата не круглая, как видите.

— Это не страшно. Но сперва мы хотим услышать твоё слово, — ты едешь в Хогвартс в этом году?

Я ждала этого вопроса. Но всё же решаю сперва задать свои, и оборачиваюсь к крёстной.

— Минерва, ты рассказала о произошедшем в школе. Насколько я понимаю, опасность была велика, но она миновала. Какова вероятность, что что-то подобное повторится?

— Я не знаю, моя девочка. Пока всё довольно безоблачно. Однако, меня волнует твоё обучение. Виола считает, что лучше поехать.

Это я знаю. Вчера мы проговорили с Виолой весь вечер, и её доводы были весьма убедительны. К тому же, Левио не сможет уделять мне столько времени, сколько в прошедшем году. Его пригласили преподавать нумерологию в Дурмстранг, и он очень хотел поехать. Конечно, совсем он меня не бросит, — пару дней в неделю он мне обещал, но всё равно нагрузка резко снизится. Я набираю в грудь побольше воздуха.

— И всё-таки я хотела бы остаться ещё на год. Отличницей мне всё равно не стать. А вот ладить с чужими людьми я не умею. Хочу попробовать просто пожить. Занятия не брошу, обещаю.

Выдохнув всё это разом, я уставилась в пол. Повисла тишина.

— Ну что же, — подытожил, наконец, Ксандр, — слова сказаны, так тому и быть. Не волнуйся, Минерва, с Альбусом я поговорю сам. Я считаю, что решение мудрое. Надеюсь, Альбус поймёт.

— В таком случае, Ксандр, тебе придётся серьёзно поработать с Катериной над чарами маскировки. Через год её несоответствие по возрасту увеличится. Нельзя, чтобы третьекурсница выглядела на все семнадцать.

— В этом году я не собираюсь удваивать, — вмешалась я.

Виола выразительно посмотрела на меня. Её глаза смеялись.

— Ты заниматься не хочешь, или просто без Левио скучно будет?

— Ни то, ни другое. Не хочу становиться старой коровой раньше времени, — в тон ей ответила я, и все дружно расхохотались.
 
slonikmosДата: Четверг, 21.01.2016, 18:03 | Сообщение # 37
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Глава 17
Альбус отпустил нас с банкета по поводу Хеллоуина пораньше, но по-человечески поиграть в карты тем вечером не вышло. Мне нравились посиделки с покером в компании Минервы, Филиуса и Септимы. Карты не были самоцелью, но зато добавляли живости и азарта. Филиус виртуозно жульничал, Минерва притворно громко возмущалась, когда я его на этом ловил, Септима с непроницаемым лицом бесконечно долго обдумывала каждый ход, испытывая наше терпение. Превосходный виски из личных запасов гриффиндорского декана делал атмосферу ещё более тёплой и уютной. Мы только начали, когда нарастающий шум из коридора привлёк наше внимание. Пришлось прерваться.

Мы и не догадывались тогда, что этот вечер положит начало в цепи таинственных и зловещих событий.

* * *

— Ты думаешь, это правда? Тайная комната действительно снова открыта? — Минерва взволнованно смотрела на директора.

— Боюсь, что да. Одно нападение за другим. Как бы не пришлось отправлять учеников по домам, — Альбус отвечал машинально, явно думая о чём-то другом.

Разговор опять повис, и удручённые профессора стали подниматься со своих мест. Такого унылого педсовета не было давно. Улучив момент, я шепнул Альбусу пару слов и тоже покинул учительскую.

Сегодня днём пришло письмо от Долохова. Даже не письмо, а короткая записка с просьбой посетить Малфой-мэнор вечером. Внеочередной педсовет несколько спутал планы, к ужину я не успевал, но ответил, что приду чуть позже.

Первой, кого я встретил в мэноре, была Нарцисса. Она как будто специально поджидала меня, поспешно потянув в пустую гостиную и плотно прикрыв дверь.

— Что такое, Цисси? Люциус ждёт меня, я и так опоздал.

— Да-да, знаю. Здесь Долохов, он привёз с собой какого-то странного спутника и, кажется, очень зол на Люца. Я боюсь, Северус. Люциус распродаёт потихоньку какие-то тёмные фамильные вещицы, будто опасаясь, что ими воспользуются. Или придут с обыском из Министерства. Словно чувствует, что скоро кто-то будет хозяйничать в доме, не спросясь. Мне ничего не говорит. Что происходит?

— Не знаю, Цисс. Думаю, нечего волноваться. Твой муж знает, что делает. Долохов ему не угроза, поверь.

Подходя к кабинету, я раздумывал над её словами. Почему Нарцисса боится?

— Северус! — хозяин был само радушие. Долохов лишь хмуро кивнул.

С нашей последней встречи он ещё больше осунулся. Глаза ввалились, смуглая кожа походила на старый пергамент. Он выглядел, как человек, изнурённый тяжёлой работой.

— Неважно выглядишь. Что случилось, Антонин?

— Зачем, Люциус? Ты не мог подождать? Я же просил! — казалось, Долохов не слышал, сверля недовольным взглядом хозяина кабинета.

— Ты не назвал никаких сроков, Антонин. Я сделал так, потому что держать вещь в доме становилось опасно. Она должна сработать.

— А если нет? Если опять вмешается этот чёртов мальчишка?

— Значит, сдохнет, наконец! — взорвался Малфой. — Ему не может везти постоянно!

Мне это надоело. Я не понимал ни слова, но было совершенно очевидно, что говорят о чём-то важном.

— Может, наконец, объясните, что здесь происходит? — прошипел я своим лучшим профессорским тоном.

Оба, как по команде, повернулись ко мне, словно только что заметили. Люциус открыл было рот, но театрально прикрыв рукой глаза, промолчал. Заговорил Долохов.

— Дело в том, Снейп, что у нашего друга был некий ценный артефакт, оставленный на хранение самим господином. Я узнал, как его можно использовать, чтобы помочь Лорду вернуться. Я проделал огромную работу, готовя сосуд. И тут оказывается, что он отдал эту вещь в случайные руки.

— НЕ случайные, Антонин! Она УЖЕ работает!

— Всё можно было сделать гораздо надёжнее! И мы бы контролировали результат! А сейчас мы имеем полную школу взбудораженных учеников, Поттера, который оказался змееустом, и разъярённого Дамблдора в придачу! Забини не успевает отчитываться!

Я начал кое-что понимать. Вот, значит, как. Тайная комната открыта с помощью какого-то тёмного артефакта, попавшего в школу при участии Малфоя. А Блейз-то хорош! Отчитывается он, надо же.

— Что за вещь? — спросил я как можно небрежнее.

Долохов досадливо махнул рукой.

— Неважно, всё равно её здесь нет.

— Но она есть в школе, как я понял, — вкрадчиво проговорил я.

— Да поздно уже! Жертва вовлечена. Остаётся только надеяться, что Дамблдор не вмешается и не уничтожит артефакт.

— Дамблдор не помешает. Совет попечителей у меня в руках, — вставил Люциус.

— А о каком сосуде ты говорил? — продолжил я.

— Да и это теперь не важно, — горько заметил Долохов. — Впрочем, пойдём, я тебе покажу. Для основной своей цели он уже не пригодится, зато может послужить кое-чему другому.

Перед тем, как последовать за ним, я обернулся к Малфою. Он еле заметно сделал знак рукой, — иди, мол, — но не отвёл взгляд. Я еле слышно шепнул: "После зайду." И увидев, как он облегчённо кивнул, поспешил за Антонином.

* * *

Надежда на спокойный год в школе разбилась вдребезги ещё на платформе 9 и 3/4. Собственно, Гарри с Роном даже не удалось на неё попасть. Чудесный, весёлый и беззаботный месяц в "Норе" закончился, и неприятные неожиданности снова посыпались, как из рога изобилия.

Сначала больше всего Гарри раздражала свалившаяся на него популярность. Было в этом нечто нездоровое, неправильное, но чем больше он пытался от неё отделаться, тем фальшивей это выглядело в глазах окружающих. Хорошо, что хотя бы друзья всё понимали правильно.

Но потом начались странности. Голоса, которые он один слышал; внезапно обнаружившиеся способности змееуста; всё это мгновенно создало полосу враждебного отчуждения с большинством учеников. Его откровенно боялись, подозревали в приверженности к тёмной магии, и даже ближайшие друзья осторожно качали головой. Пожалуй, в это время Гарри особенно близка стала Гермиона. Её не зашоренный, "маггловский" взгляд на вещи не давал подруге пасть жертвой предрассудков, характерных для ребят из магических семей. Правда, ей тоже было нелегко, — пущенное Драко Малфоем мерзкое "грязнокровка" больно ранило девочку, хоть и вызвало дружное возмущение всех друзей. Рон очень старался быть непредвзятым, но даже в его глазах порой мелькал страх.

А потом начались нападения, и от Гарри стали просто шарахаться. Стыдливые шепотки о наследнике Слизерина превращались в открытое обсуждение. Да и ещё и нарастающая вражда с Драко не добавляла спокойствия.

Решительные действия с применением оборотного зелья ответов на вопросы не дали, но нападения почему-то прекратились.

* * *

Я входил в комнату, совершенно не представляя, что меня ждёт.

В полумраке я не сразу разглядел, что здесь есть кто-то ещё. И только когда Долохов развернул кресло к огню камина, смог увидеть очертания фигуры в длинном плаще. Неподвижностью человек напоминал статую.

Антонин потянул его за плечи, поднимая с кресла и разворачивая ко мне лицом. Капюшон сполз к коротко стриженой светловолосой головы. Юноша с тонкими чертами и нежной кожей очень молод. Пожалуй, не старше семнадцати. Его взгляд пуст, на лице ни единой эмоции.

— Смотри, — негромко произносит Долохов. — Ну разве она не прекрасна?

И одним резким движением сдёргивает тяжёлую ткань.

В этом обнажённом теле нет ни капли лишнего жира. Мой взгляд скользит по хрупким ключицам, нежной груди с бледными сосками, тонкой талии, стройным бёдрам... стоп. Мой взгляд спотыкается и возвращается к лицу. Это не юноша.

— Хороша, верно? — улыбка Долохова самодовольна и плотоядна. Его ладони медленно оглаживают острые плечи, ласкают маленькие груди со стремительно набухающими сосками. Жадная рука устремляется ниже, слегка раздвигает ноги. И вот уже пальцы ныряют за выступающей влагой, пощипывают и теребят клитор. Любая женщина уже дрожала и плавилась бы от таких откровенных ласк, но эта похожа на неподвижную восковую куклу. Вдруг Долохов проводит одним пальцем правой руки по впалому животу, и я не верю глазам. Прикосновение совсем лёгкое, но на коже мгновенно вспухает полоса, похожая на след от ожога. Девушка будто просыпается, вздрагивает и стонет от наслаждения.

— Антонин! Ты пришёл... Как же хорошо. Мне так холодно без тебя...

Долохов заворачивает её в плащ и относит на кровать. Лёгкое касание лба, невнятный шёпот, — и девушка снова погружается в странное оцепенение.

— Ты спрашивал о сосуде, верно? Она и есть сосуд. Её тело. Видишь, как оно отзывчиво в моих руках. И её разум послушен так же, как и тело. Я поработал с ней столь тщательно, что её личность просыпается лишь по команде. Дух нашего господина мог обрести новую жизнь, выпив, впитав её всю с помощью того артефакта. Вот только Люциус поторопился. Мне жаль, что труды пошли прахом.

Я каменею от ужаса. Мерлин, я никогда не видел ничего подобного. Долохов, кажется, наслаждается полученным эффектом.

— Как ты это сделал? И зачем? — мой голос глухой и тихий. Я еле сдерживаюсь, чтобы не прикончить этого подонка на месте.

— Я же говорил тебе, боль может всё. Я отработал на ней навыки, подаренные мне господином. Я могу причинить боль простым касанием. Ты тоже это сможешь, Снейп. Это сродни беспалочковой магии, ты ведь владеешь ею, не так ли? Концентрация магии и простой перенос, — попробуй, у тебя должно получиться, хоть и не сразу. Что же до неё, — она оказалась подходящим материалом. Я нашёл её в одном из румынских борделей. Молодая и достаточно сильная, не боялась боли. Её били и мучили, а она смеялась и просила ещё. А теперь она может жить, лишь испытывая ту боль, что я ей причиняю. И полностью послушна моей воле. Но теперь она больше не нужна. Хочешь — бери. Если сможешь причинить достаточно боли, она проживёт ещё какое-то время. А ты научишься этому фокусу с переносом.

Долохов откидывается в кресле. Я не могу заставить себя сесть.

— Нет. Куда я её дену? Но твоя работа... впечатляет. Я и не знал, что такое возможно.

— А ты ещё многого обо мне не знаешь, — усмехается этот палач. — Жаль, что наши встречи редки. Как ни странно, я вспоминал о той ночи. Каркаров, конечно, хорош, но стал почти привычкой.

Он начинает медленно поглаживать свой член под тканью брюк.

— Не хочешь остаться? Она нам не помешает, даже наоборот. Она очень искусна.

Меня начинает трясти от мерзости этой сцены. Бежать, бежать, иначе сорвусь.

— Благодарю, Антонин, но мне пора.

* * *

Только Мерлин знает, каким образом я добрался до школы и выложил новости Альбусу. Я даже не зашёл к Малфою, хоть и обещал. Просто не смог. Тошнота и отвращение подступали к горлу. А реакция Альбуса только разожгла во мне бессильную злость.

— Да говорю же вам, в школе тёмный артефакт, который угрожает всем! Вы директор, переройте этот замок, найдите его!

— Северус, успокойся. Ну не обыскивать же вещи учеников. Мы ведь даже не знаем, что именно искать.

— А почему нет? Вы хотите, чтобы кто-то ещё пострадал?

Альбус лишь покачал головой.

— Нападения прекратились. Ученики предупреждены. Угрозы мистера Малфоя я бы в расчёт не брал. У него действительно готовится обыск, и это отрезвит его на время. И я говорил с Гарри. Мальчик взволнован и явно что-то знает, но хочу дать ему шанс разобраться самому. Его друзья помогут в этом.

В эти минуты Дамблдор почему-то напомнил мне Долохова. Старик ни за что не хотел играть по чужим правилам, даже собственного любимца не жалел в этой партии. Оставалось надеяться, что он знает и делает гораздо больше, чем говорит мне.

— Почему вы не надавите на мальчишку? Ему всего двенадцать.

— Потому что я верю, что он справится сам.

Выходя из кабинета, я от души саданул дверью.
 
katyaДата: Четверг, 21.01.2016, 21:02 | Сообщение # 38
Друид жизни
Сообщений: 199
« 6 »
Спасибо большое за проду!
 
slonikmosДата: Четверг, 21.01.2016, 21:15 | Сообщение # 39
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Пожалуйста.) Постараюсь завтра выложить ещё.
 
slonikmosДата: Пятница, 22.01.2016, 20:16 | Сообщение # 40
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Глава 18
— А отказаться от зелий нельзя? — Гарри изучал расписание новых предметов на будущий год. Ему казалось, что однажды профессор Снейп просто придушит его прямо на уроке. Сразу вслед на Невиллом. Сегодня, правда, досталось всем без разбора, даже слизеринцам. Профессор, казалось, превзошёл самого себя. Драко сидел, вжавшись в скамью и не поднимая глаз от котла, но и ему досталось несколько едких замечаний.

— К сожалению, нет, — вздохнул Рон. — Все старые предметы остаются, а вот новые каждый выбирает сам. Гермиона, ты уже выбрала?

— Тут и выбирать нечего, — отрезала девочка. — Просто запишусь на все новые курсы, и всё. А там видно будет.

— Как же ты собираешься успевать? — недоумевал Гарри. — Ведь некоторые занятия идут одновременно.

— Буду ходить по очереди. Самостоятельные задания брать. Да мало ли! Хочу попросить совета профессора МакГонагалл, может, она подскажет, как лучше справиться с расписанием. А ты, Гарри, что выбрал?

— Ничего пока. Я знаю, что мне нравится квиддич, а по поводу всего остального не уверен.

Гермиона закатила глаза.

— Послушай, это же безответственно! Ты такой талантливый, а рассуждаешь как Рон!

— Значит, я, по-твоему, бездарь, да? — веснушчатое лицо пошло красными пятнами от обиды.

Девочке стало ужасно стыдно. Конечно, она так не думала. Но ведь рыжий приятель и правда не был фанатом учёбы.

— Ох, Рон, прости меня, я глупость сказала. Я вовсе не имела в виду, что ты бездарный. Ты здорово чары знаешь, а в шахматах тебе вообще равных нет. Ну прости меня, пожалуйста! — она чуть не плакала.

— Ладно. Просто иногда вспоминай, что не все такие книжные черви, как ты. И нет ничего плохого, что Гарри нравится квиддич. Его таланты ловца не меньше пользы приносят Гриффиндору, чем твои бесконечные эссе.

Очень хотелось возразить, но Гермиона сдержалась.

* * *

Год пролетал стремительно. Возможно, просто потому, что я и вправду перестала удваивать время. Левио появлялся дважды в неделю, как и обещал, но перестал мучить занятиями так безжалостно, как раньше. Наверное, ему хватало учеников в Дурмстранге. В основном мы повторяли пройденное, чтобы я не отстала окончательно.

Занятия с Виолой и Ксандром не утратили интенсивности, но тоже, как будто, лишились судорожного сглатывания нового. По-настоящему серьёзно Ксандр учил меня лишь маскировке.

Зато те два дня, что я проводила в одиночестве в Венеции, были наполнены действительно новым опытом. Я пыталась общаться.

Сначала я просто не знала, с чего начать. Пряталась за боевыми тренировками, отцовскими книгами по магии огня и воспоминаниями. Они больше не вспыхивали такой мгновенной болью и тоской, скорее, отзывались печалью и светом. Я даже смогла говорить о родителях и брате с Левио и Виолой. И мы даже иногда смеялись. Однако дома я так и не покидала.

Всё изменилось одним сумрачным январским утром. Скрипучий надтреснутый голос решительно заявил:

— Хозяйка Катерина должна выходить и разговаривать с людьми. Хотя бы с магглами.

Я изумлённо уставилась на владельца голоса. Это был Льярди, наш домовой эльф.

От былого богатства двух почтенных семейств моему деду досталось всего три домовика. Он уважал их и считал членами семьи. Двое из них, — брат и сестра — жили с Виолой и Ксандром в их римском доме, были исполнительными и незаметными. Льярди был самым старшим и наотрез отказался покидать венецианское палаццо. Он был ворчлив, независим, умён и истово предан семье. Он нянчил меня в младенчестве, и по-моему, иногда просто считал своей собственностью. Он был немногословен и ненавязчив, но неизменно возникал рядом, если был нужен. И крайне редко позволял себе высказывать собственное мнение, хотя в том, что оно у него было, я не сомневалась. Такое заявление тянуло на открытый демарш.

От неожиданности я и не заметила, как меня выпихнули на прогулку. Дверь за мной захлопнулась, и я почувствовала себя щенком, впервые брошенным в воду. Ну что же, пора учиться плавать.

Народу в городе было мало. Стоял разгар туристического не-сезона; холод и водяная взвесь пропитывали подтопленные небольшим наводнением стены домов. Вокруг царили оттенки серого, и даже разноцветье старой штукатурки сглаживалось поволокой тумана. Город был по-настоящему красив; не той парадной открыточной красотой, что влекла сюда толпы людей со всего мира, а проявлением своей истинной сущности, зыбкостью города-миража.

Я медленно бродила без всякой цели, пока окончательно не замёрзла. Пытаясь немного согреться, зашла в маленький пустой бар и попросила кофе. За стойкой ловко орудовал парнишка, судя по всему, мой ровесник, лет пятнадцати-шестнадцати. Неожиданно мы разговорились.

Мальчика звали Антонио, и он был сыном владельца бара. Подвижный, гибкий, среднего роста, с прилизанными тёмными волосами и ослепительной белозубой улыбкой, он ухитрялся одновременно протирать бокалы, что-то мыть, варить кофе, болтать и переставлять бутылки на полках. У меня слегка закружилась голова.

— А ты не мог бы... мм... помедленней двигаться? Я за тобой не успеваю, — пожаловалась я.

Он рассмеялся.

— Привычка. Когда в баре полно народа, по-другому нельзя. И потом, так удобнее тренировать шаги. Не выбиваешься из ритма.

— Какие шаги?

— Танцевальные. Я учусь на танцора. У нас своя студия. Ты любишь танцевать?

Я кивнула.

— Приходи вечером. Это на соседней площади. Ты ведь здесь живёшь, да? На туристку не похожа.

— Спасибо. Пожалуй, приду. Только я давно не танцевала.

— Ничего, вспомнишь. Моя постоянная партнёрша переехала с родителями в другой город. Если понравится, станем заниматься вместе.

* * *

— Левио! — я без стука ворвалась в спальню и застыла на пороге.

Кузен стоял ко мне спиной. Он был в одних брюках, обнажённую спину пересекали вспухшие красные полосы. Поспешно накинув рубашку, он обернулся на мой голос.

— Cara, — произнёс он, слегка морщась, — хоть бы стучала, что ли. Восемь утра, между прочим. Может, я сплю.

— Что это? Что со спиной? — дрожащим голосом проговорила я.

— Не твоё дело, — буркнул Левио, но тут же загладил грубость улыбкой. — Не волнуйся, пустяк. Правда.

— Ну как не моё дело! Больно, наверное. Хочешь, помогу залечить? На спине же неудобно.

— Ладно, давай, — с неохотой подставил спину кузен.

Я не была асом медицинских заклинаний, но царапины заживить — не штука.

— Кто это тебя так?

— Отстань.

— Левио!

— Отстань, говорю! Залечила? Вот и спасибо.

Он снова надел рубашку.

— Ну Левио... Я же волнуюсь!

— Ты репей, cara. Назойливый маленький репей. Бурная ночь, такой ответ устраивает?

Я залилась краской. Это то, о чём я подумала?

Левио насмешливо смотрел на меня.

— Да-да, ты всё правильно подумала. И нет, я не извращенец. Просто новый опыт. Иногда бывает занятно.

Я совсем стушевалась, и кузен смилостивился.

— Так что у тебя такое, что не могло подождать до завтрака?

Я начала рассказывать про школу танцев, про Антонио, про компанию ребят из этой школы, которых встретила три дня назад. Было здорово, — даже и не предполагала, что мне так понравится.

— И знаешь, — давясь булочкой, я перескакивала с одного на другое, — оказалось, что легиллименция очень помогает. Если входить аккуратно, то партнёр ничего не замечает, зато видишь, что он сейчас сделает. Как только я это поняла, мы ни разу не сбились!

Левио смотрел на меня и улыбался.

— Что? — я недоумевающе глядела на него. — Я что-то не то сказала?

— Да всё в порядке. Я страшно рад. Ты на Косту сейчас была очень похожа. Знаешь, поезжай-ка ты в Хогвартс. Теперь уже можно.

Я, прожевав, наконец, кусок, кивнула.

— Обязательно. В этом году поеду.

* * *

Весь следующий день после той отвратительной сцены в мэноре я был так зол, что вскипал из-за каждой мелкой нелепости. Ученики, должно быть, гадали, какая муха меня укусила. Досталось даже моему крестнику. Правда, я ограничился лишь парой язвительных фраз, баллы с Малфоя-младшего снимать не стал, но на гриффиндорцах отыгрался по полной. Очередной взорванный котёл Лонгботтома случился на редкость кстати.

Надо было напиться. Причём, желательно, в одиночестве. Как назло, все мои запасы иссякли, — не то чтобы совсем, но хотелось чего-то примитивного вроде дешёвого виски или водки. Дорогой бренди или хорошее вино не годились. Пришлось тащиться в "Три метлы".

День был будний, народу немного, знакомых вообще никого, чему я был только рад. Попросив у Розмерты бутылку, устроился в самом тёмном углу и первый стакан опрокинул махом.

Чем же ты занят в своей жизни, Северус? Вроде, служишь свету, только с каждым днём всё глубже погружаешься в липкую, зловонную мерзость. Какая польза в том, что ты узнал вчера? Альбус всё равно ничего не предпримет, а пустые глаза той исковерканной куклы ты уже не забудешь. И Долохова ещё встретишь не раз, но не для того, чтобы немедленно уничтожить, а наоборот — чтобы он продолжал верить тебе. И то, что ты сейчас здесь, не есть ли свидетельство твоей ничтожности? Ты сидишь и жалеешь себя, свою исковерканную жизнь, и всё равно точно знаешь, что ничего в ней не изменишь. Ты пригоден только для копания в грязи, потому что ты сам — грязь. Редкие добытые жемчужины — не для твоих рук, хоть никто, кроме тебя, не полезет за ними. Так чего же жалеть, ассенизатор — тоже профессия. Пахнет паршиво, но ведь человек — не свинья, ко всему привыкает. Ты ведь уже почти привык, и даже рецепт от таких приступов знаешь. Надо просто напиться, и завтра защита от всяких ненужных эмоций восстановится. До следующего приступа.
 
slonikmosДата: Пятница, 22.01.2016, 20:17 | Сообщение # 41
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Глава 19
Видимо, я слишком резво начал. Бутылка кончилась, не успев начаться, и за ней тут же последовала вторая. С трудом помню, как Розмерта укладывала меня в свою постель, бережно освобождая от одежды. Я что-то протестующе мычал, а она только приговаривала: "Тише, тише, всё хорошо."

Я проснулся около полуночи с чудовищной головной болью. Шевелиться не хотелось, но нужно было вставать и возвращаться в школу. "Ещё пять минут," — решил я, прикрывая глаза, и снова провалился в сон.

Следующий раз меня разбудили ловкие пальцы и ласковый язык. Член явно проснулся раньше мозга, и я решил не противиться. Ощущения были знакомыми и чертовски приятными. Розмерта отлично знала моё тело; ей хватило трёх минут, чтобы я взорвался у неё во рту первым оргазмом. Надо бы отплатить, но сил не было.

— Прости, — просипел я, — я сегодня не в форме.

— Лежи спокойно, — как-то даже сердито ответила женщина, — сама справлюсь.

Розмерта была много старше и опытнее меня, обладала соблазнительной фигурой, вольным весёлым нравом, но никогда не была пошлой. Когда хотелось безыскусного тепла, я шёл к ней, и она ни разу не отказала мне в этом.

Женщина продолжала ласкать мой вялый член, посасывая и перекатывая во рту яички, поглаживая кожу за мошонкой. Я уже чувствовал первые признаки возбуждения, когда неясная мысль обрела очертания. Подтянув к плечам согнутые колени, шепнул:

— Ниже... — и раскрылся, как мог.

Розмерта делала это именно так, как мне нравилось, нежно, долго и бесконечно терпеливо. Я невольно подавался навстречу этим кружащим у ануса пальцам, этому сладкому языку, то широко вылизывающему промежность, то дразнящему кончиком узкий вход. Она доводила меня до исступления; когда этот настойчивый язык стал, слегка ввинчиваясь, проникать внутрь, я не выдержал, сгрёб её и насадил на стоящий колом член. Минут пятнадцать бешеной скачки, и Розмерта громко застонала от удовольствия, а я кончил вслед за ней.

Пора было уходить. По моим ощущениям, ночь почти прошла, но у меня ещё оставалось часа три, чтобы поспать перед завтраком.

— Спасибо, — прошептал я в растрёпанные волосы. Женщина погладила меня по небритой щеке и улыбнулась.

— Нельзя так сильно не любить себя, Северус. От этого страдаешь не только ты.

Она и не подозревала, насколько права.

* * *

— Значит, ты летом уедешь? — Антонио поставил передо мной крошечную чашечку кофе. — Опять партнёршу искать...

Мы подружились, насколько это было возможно при моей жизни. Он был приятным простым парнем и очень хорошо танцевал. Я познакомилась с его отцом, мамой и старшей сестрой. Это была дружелюбная и открытая семья, они мне искренне нравились, но они были магглами. Чрезмерное сближение только осложнило бы мне жизнь.

Наступил май, погода стояла великолепная. Город наполнялся туристами, и у Антонио прибавилось работы в баре. Но два вечера в неделю я по-прежнему встречалась с ним в студии танца. Однажды мы припозднились, и Антонио вызвался проводить. Я отговорилась с трудом, — к счастью, больше он не пытался.

— Да, меня отправляют в школу в Англии.

— Я так и понял, — парнишка вздохнул.

— Что это ты понял? — насупилась я.

— Ты богатая. Стесняешься меня. Я так подумал, когда ты не захотела, чтобы я тебя провожал.

Я возмутилась.

— С ума сошёл?! Ты мой друг, Антонио, как я могу тебя стесняться. Просто я живу у родни, а они люди замкнутые. А насчёт богатства... Ну, у деда и бабушки, действительно, деньги есть. Собственно, они и платят.

— А родители? Они что?

Вот тебе, Катерина, и первый экзамен на прочность. Сможешь?

Я глубоко вздыхаю.

— Они погибли два года назад вместе с моим младшим братом. Автокатастрофа.

Антонио с размаху бьётся лбом о стойку. В глазах стоят слёзы.

— Святая Мадонна, прости меня, дурака! Я не хотел тебя ранить! Я глупый, глупый идиот. Мне так жаль.

Я глажу его руку.

— Не надо, Тонио, ты же не знал. Ты не виноват. Всё хорошо.

— Катерина, если когда-нибудь... ну вдруг... короче, если я могу тебе помочь, — я готов.

— Спасибо, Тонио.

И я улыбаюсь почти как он — во весь рот. Мой первый настоящий друг. Осознание наполняет чувством победы.

* * *

Когда пропала младшая Уизли, мне захотелось вцепиться в бороду Дамблдору с криком: "Я же говорил!" К счастью для последнего, он отсутствовал в школе, — Малфой свою угрозу с попечительским советом выполнил.

Однако испугаться как следует никто не успел. Поттер опять отличился. Кошмарный год подошёл к концу, Дамблдор вернулся как ни в чём ни бывало, а я вздохнул с облегчением и заперся в лаборатории.

* * *

— Значит, едешь, — Виола задумчиво выпустила колечко дыма. В изящной, совершенно аристократической руке покачивался длинный мундштук. Виола курит, и никакие доводы и уговоры не действуют на эту её совершенно маггловскую привычку. Странно, но дым никак не портит профессионального обоняния зельевара. — Я очень рада, Катерина. Не хочется отпускать тебя, но сейчас действительно пора. Мы договорились с Минервой, что ты приедешь на поезде вместе со всеми. Она отведёт тебя к директору после общего распределения. Твоё распределение пройдёт там. Что же касается всего необходимого к школе, то мы с тобой успеем всё купить за неделю до начала занятий.

— Ты поедешь со мной?

— Да, давно не была в Лондоне. Я провожу тебя до поезда.

— А жить где? Ну, до поезда?

— Не знаю пока. Есть фамильный дом Блэков, он меня впустит, но там уже давно никто не жил. Да и мрачное это место. Можно у Меды, но я давно её не видала, не знаю, будет ли это удобно. Скорее, в гостинице.

Заметив, как я вздрогнула, Виола поспешно добавляет:

— НЕ в маггловской. Я соглашусь на любую, даже на "Дырявый котёл".

— А кто такая Меда? И что за "Котёл"?

Виола терпеливо, как маленькой, объясняет.

— Меда — моя внучатая племянница, твоя кузина в четвёртом колене. Замечательная женщина, хоть и замужем за магглом. Она, правда, старше тебя раза в три, но это не суть. Её дочь недавно закончила Хогвартс. Я же была самая младшая в своём поколении, поэтому так и вышло. А "Дырявый котёл" — паб, но там сдают комнаты. Место простецкое, но ведь это не так уж и важно, правда? Думаю, тебе понравится.

Я несколько раз пыталась разобраться в своей родословной по линии Блэков, но каждый раз пасовала. Блэков было несметное множество, причём, по большей части, уже мёртвых. "Надо хотя бы живых выучить," — тут же решила я.

— Расскажи о Блэках. Кто ещё мне может встретиться, кроме Меды?

— Полное её имя — Андромеда, она средняя из трёх "сестричек Блэк", и единственный приличный человек. Предупреждаю, что две других тебе не понравятся. Надеюсь, что со старшей ты не увидишься, — Беллатриса сидит в Азкабане уже больше десяти лет, и она сумасшедшая психованная садистка. Ближайшая соратница Тёмного Лорда, между прочим. Была когда-то очень сильной и опасной колдуньей, но что от неё осталось сейчас — не знаю и знать не хочу. Младшая — Нарцисса — тепличный цветок. Впрочем, тоже довольно сильна. Она замужем за очень богатым, очень знатным, очень красивым и крайне скользким типом. Он тоже входил в круг любимцев Тёмного Лорда, но сумел выкрутиться и Азкабана избежал. Даже состояние спас. Мне он всегда казался крайне неприятным и опасным. Остерегайся этой семейки. Последний из ныне живых — твой кузен Сириус. Убийца и предатель, маньяк, каких мало. Под стать Беллатрисе, и тоже сидит в Азкабане. Вот, собственно, и всё.

— Ну и семейка! — я раскрыла рот. — И как же ты такая вышла?

— Это довольно дальняя родня, не забывай. А потом — я насмотрелась на ужасы, связанные с Гриндевальдом, мне, знаешь ли, хватило. Волдеморт был ещё хуже. Да и Ксандр бы не потерпел, если бы я поддалась. Блэки, конечно, тёмный род, но ведь и Киджи не светлее. Мы оба просто сделали свой выбор, вот и всё.

Она говорила спокойно, голос был властным, как и всегда. А я думала — чем же оплачены эти гордость и спокойствие? Разрывом с большинством из родни, преодолёнными соблазнами, мучительными размышлениями? Я никогда не видела её слабости. Наверное, свою хрупкость и уязвимость она могла показать только своему мужу, и то без посторонних глаз. В конечном счёте, ей повезло, — они с Ксандром действительно составляли единое целое.
 
katyaДата: Суббота, 23.01.2016, 09:53 | Сообщение # 42
Друид жизни
Сообщений: 199
« 6 »
Прода


Вы хорошо пишите!
 
slonikmosДата: Суббота, 23.01.2016, 13:31 | Сообщение # 43
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Спасибо.) Продолжение следует.
 
slonikmosДата: Суббота, 23.01.2016, 13:32 | Сообщение # 44
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Глава 20
"Дырявый котёл" мне понравился. Там было просто, но очень уютно. Мы с Виолой приехали всего за три дня до отъезда в школу, хотя и собирались сделать это раньше. Но в одно августовское утро за завтраком Ксандр чуть не выронил из рук газету.

— Виола! Ты это видела?

— Что там? — Виола лишь мельком взглянула на страницу, и её лицо застыло. — Не может быть...

Я насторожилась.

— Что случилось?

Виола протянула мне газету. С колдографии скалилось и кричало измождённое страшное лицо мужчины со спутанными длинными волосами.

— Знакомься. Твой кузен Сириус Блэк, вчера сбежавший из Азкабана.

— О Мерлин! И что теперь?

— А теперь, — Ксандр поспешно поднялся из-за стола, — я вас оставлю. Мне нужно поговорить с Альбусом.

И наш отъезд отложили на несколько дней.

Как же я сожалела, что обещанная неделя обернулась только тремя днями! Косая аллея оказалась замечательной. Конечно, я бывала в волшебных кварталах многих стран, но очарование этого места покорило меня сразу и навсегда.

Несколько упоительных часов мы провели во "Флориш и Блоттс", перебирая книги. Однако после меня ждало суровое испытание в салоне одежды мадам Малкин.

Всю свою сознательную жизнь я люто ненавидела магазины одежды, что очень расстраивало маму и особенно Виолу. Будь моя воля, я вообще выбирала бы всегда одно и то же, — многолетняя кочевая жизнь наложила свой отпечаток. Повседневный костюм состоял из простых узких брюк, сорочек мужского покроя, жилета или сюртука и удобных сапог до колена на низком устойчивом каблуке. Различия наблюдались только в цвете сорочек и выделке сапог — от тонкой, почти перчаточной лайки до грубой драконьей кожи. Все вещи, разумеется, неяркого, а преимущественно и вовсе чёрного цвета. Но не тут-то было.

Девочке полагаются юбки, оборки и ленты. Однако уже лет с семи одеть на меня что-то подобное стало невыполнимой задачей даже для Виолы. Уступила я только в двух пунктах. В зависимости от сезона и обстоятельств, сапоги могли меняться на туфли или мягкие мокасины, а в торжественных случаях я влезала в платье. От юбок, блузочек и кофточек я, казалось, отбилась навсегда. Когда же выяснилось, что школьная форма состоит как раз из этих самых юбок и блузок, я пришла в уныние. После долгих препирательств удалось отстоять юбку максимально допустимой длины и самый простой пиджак, надеясь, что мантия всё же скроет большую часть сего безобразия, — сидело всё это на мне, как на корове седло. Счастье, что не пришлось выбирать парадные платья, — у меня были два собственных. Одно, из густо-синего бархата, Виола подарила на прошлое Рождество. Второе, — разумеется, шёлковое, узкое и чёрное, — я выбирала сама, и это было "платье для танго". Виола тогда охнула, оценив разрез до верхней трети бедра и открытую до талии спину с лямками крест-накрест, но спорить не решилась.

От мадам Малкин мы вывалились совершенно измочаленные друг другом. Виола сразу отправилась в гостиницу, явно мечтая о каком-нибудь напитке покрепче чая. Я же решила ещё побродить по окрестным лавочкам.

У одной из витрин несколько человек о чём-то увлечённо спорили. Обнаружилось, что это магазин товаров для квиддича с какой-то потрясающей новой метлой. К этой игре я относилась спокойно, и уже почти отошла прочь, как вдруг моё внимание привлёк худощавый растрёпанный паренёк с круглых очках, с восхищением разглядывающий чудо-метлу за стеклом. "Бывают же такие зеленющие глаза!" — мелькнула мысль. Всё внимание мальчишки было приковано к заветной витрине, и я решила тоже разглядеть её повнимательней. Метла как метла. Ничего особенного, на мой неискушённый взгляд.

— Что в ней такого? — кажется, я случайно произнесла это вслух.

Парнишка уставился на меня с нескрываемым изумлением.

— Это же "Молния!" Самая быстрая метла на свете! И такая красивая...

— А-а. Я не очень разбираюсь, если честно.

— Вот бы мне такую, — вздохнул мальчик. — У меня тоже метла хорошая, но "Молния"!

— Любишь квиддич?

— Конечно! — с жаром ответил мой собеседник. — Я играю в школьной команде. А ты любишь летать?

— Вообще не умею.

— Вот это да! Хотя моя школьная подруга тоже летать не любит.

Я умела летать. Но практики было ничтожно мало — заниматься было некогда. Да и незачем, как мне казалось.

Парень удивлённо взглянул на меня.

— Я думал, во всех волшебных школах этому учат.

— Наверное, но я два года на домашнем обучении. В школу еду только сейчас, так что, может, научусь. Не знаешь, в Хогвартсе хороший учитель полётов?

— Так ты в Хогвартс едешь? Здорово! Я тоже там учусь, на третий курс перешёл. А ты?

— И я еду на третий! Действительно здорово! Научишь меня?

Мальчик радостно закивал.

— Конечно, если хочешь. Но и учитель полётов у нас хороший. Её зовут мадам Хуч, она строгая, но классно летает. Когда-то играла за профессиональную лигу. Прости, — парнишка слегка смутился, — я не представился. Я Гарри.

Неужели Поттер? Вот так везенье!

— Катерина, — пожала я протянутую ладонь. — Будем знакомы. Слушай, а расскажи про школу. Я ведь первый раз еду, хоть и на третий курс.

Он начал рассказывать о своих друзьях, об уроках, о прекрасном замке. Звучало чудесно, и за разговором мы незаметно подошли к двери "Дырявого котла". Я остановилась.

— Спасибо тебе. Увидимся в школе, правда, не знаю, куда меня распределит ваша шляпа, но ведь всё равно будем на одном курсе. Я пришла, — пояснила я, кивая на вывеску, — я здесь живу.

Гарри удивился ещё больше прежнего.

— Ух ты! Не может быть! Я тоже!

Мы рассмеялись и вошли внутрь.

* * *

Виола сразу поняла, кто мой новый знакомый, — я не ошиблась в своих догадках.

На следующий день за завтраком Гарри вызвался помочь с оставшимися покупками к школе. Он явно скучал без компании своих друзей, да и Виола не горела желанием толкаться по лавкам. Я предложила разделиться, и она согласилась, решив, что отправится повидать Андромеду.

С Гарри было удивительно легко. Даже с Антонио я не испытывала подобного. Наверное, потому что не надо было скрывать свою магическую составляющую. Немного напрягала необходимость постоянно следить за маскировкой, ведь надо было выглядеть, как тринадцатилетний подросток. Ощущение, будто тонкий плащ норовит вот-вот соскользнуть с плеч. Впрочем, Ксандр говорил, что по мере привыкания непривычное чувство исчезнет, но пока приходилось об этом помнить.

Мы уже почти закончили с моими покупками, как внезапно услышали радостный оклик. Со ступеней гоблинского банка к нам торопились двое ребят. Судя по рассказам, это были Гермиона и Рон, — школьные друзья моего нового знакомого.

— Ну наконец-то, Гарри! Мы искали тебя по всем лавкам! Я так рада тебя видеть! — тараторила хрупкая кареглазая девчушка с копной вьющихся каштановых волос. Она просто сияла от радости. Рослый рыжий парень с россыпью веснушек и голубыми глазами от души хлопал Гарри по плечам и тоже сыпал радостными приветствиями. Мне стало неловко, — я была явно лишней, и слегка тронула Гарри за руку.

— Спасибо тебе, я пойду.

Но Гарри меня остановил.

— Катерина, познакомься, это Гермиона, а это Рон. А это Катерина, она едет в Хогвартс впервые, но будет учиться с нами на курсе. Мы вчера познакомились. Она остановилась в "Дырявом котле", как и я.

— Да мы тоже там живём! Вся семья, и Гермиона тоже, — откликнулся рыжий, — надо же, ни разу не слышал, чтобы ехали в школу сразу на третий курс. Ты, должно быть, отличница, как наша Гермиона.

— Не думаю. Некоторые предметы мне не даются, — уклончиво ответила я.

— Не страшно. Главное — попасть на правильный факультет, — с видом знатока заявил парень. — Самый лучший факультет — Гриффиндор. Ну, остальные тоже ничего, конечно, но только не Слизерин. Там одни мерзавцы.

— Люди везде разные, — возразила я. — Не бывает, чтобы все были одинаково неприятные.

— Только не в Слизерине. Да там ни одного приличного человека никогда не было! — горячо воскликнул Рон. — Все тёмные маги оттуда.

— Моя мама училась на Слизерине. И бабушка тоже, — сухо сказала я. — от этого они не стали хуже. Я, правда, пойду.

И, резко развернувшись, зашагала прочь.

* * *

— Говорю тебе, она странная, Гарри, — вполголоса твердил Рон. — Вот увидишь, она окажется на Слизерине в два счёта. Ещё и с Малфоем подружится.

— Прекрати, Рон! — одёрнула друга Гермиона. — Ты видел её пять минут. А Гарри она понравилась. Между прочим, Катерина права. Люди везде разные, и Слизерин вовсе не приговор. Ты не подумал, что она здесь совсем одна, без друзей. А ты накинулся — "Гриффиндор самый лучший", "Слизерин только для мерзавцев"! Пусть сама разберётся. Я не собираюсь её отталкивать.

— Никто и не отталкивает. Но она всё равно странная. Вот увидите, с ней точно что-то не так. Так зыркнула на меня!

— Да ты же, фактически, обидел её родных! Пусть ты не знал, но всё равно это неприятно.

— Хватит, — вышел из себя Рон. — Нам что, и поговорить больше не о чём? Мы всё лето не виделись и ссоримся из-за ерунды. Пошли вниз, нас все ждут на ужин.

* * *

Ребята показались мне симпатичными, но рыжий всё-таки раздражал. Не то чтобы туповат, просто слишком прямолинеен и категоричен. Девочка, напротив, показалась мне умной и славной, хоть и явно записной отличницей. Но больше всех мне понравился Гарри. В том, что я в первый же день познакомилась именно с тем, кому я должна стать защитником, виделся некий особый знак судьбы. Я не могла не удивляться легендарной прозорливости знаменитого Альбуса Дамблдора, о котором столько слышала. Он увидел этот знак, даже не зная меня.

Вечером нас познакомили со всей семьёй Уизли. Они были шумными, немного бестолковыми и очень добрыми и открытыми. Мне было тягостно от шума и хохота, я быстро устала, хотя близнецы Фред и Джордж были действительно остроумны. Уходя, я случайно услышала обрывок разговора. Артур, глава семейства Уизли, говорил с Гарри в сторонке.

— Сириус Блэк очень опасен, Гарри, он убийца. И станет охотиться за тобой. Поклянись мне, что не станешь искать его сам, и не покинешь школу ни при каких обстоятельствах.

— Хорошо, сэр.

* * *

Виола проводила меня до поезда, как и было обещано.

— Будь осторожна. Если понадобимся, — ты знаешь, что делать.

Мы не любили долгих прощаний.

Когда до Хогвартса, по словам Гермионы, оставалось совсем немного, движение замедлилось и во всём поезде неожиданно погас свет. Стало очень холодно, потянуло сыростью и тленом. Отовсюду слышались испуганные голоса студентов и топот ног. Преодолевая внезапно накатившую панику, я оставалась сидеть, хотя очень хотелось сорваться с места и бежать неизвестно куда. Сидевший с нами в купе мужчина проснулся, и на кончике его палочки затеплился слабый голубой огонёк.

— Сидите здесь, — бросил он и шагнул к двери.

Тьма в коридоре сгустилась, приобретая очертания высокой фигуры в длинных лохмотьях.

— Прочь! — палочка мужчины выбросила сноп серебряных искр, — здесь нет того, кого ты ищешь!

Меня била дрожь. Рядом сползал с сиденья близкий к обмороку Гарри. Чёрная фигура попыталась проникнуть в наше купе, но искры откинули её назад. Как по наитию, я выбросила вперёд руку и притянула одну из искр к себе. Это не был огонь в чистом виде, но тепло было в чём-то сходным с моей огненной магией. Почувствовав это, я создала ещё с десяток похожих огоньков, швырнула в лицо призрака, и он растаял окончательно. Почти сразу зажёгся свет, поезд дрогнул и стал набирать ход.

Последнее, что я помню перед тем, как провалилась в обморок, — тревожное удивление в глазах нашего попутчика.
 
katyaДата: Воскресенье, 24.01.2016, 10:24 | Сообщение # 45
Друид жизни
Сообщений: 199
« 6 »
Главы написаны
 
slonikmosДата: Воскресенье, 24.01.2016, 14:23 | Сообщение # 46
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Благодарю, постараюсь не разочаровывать.)
 
slonikmosДата: Воскресенье, 24.01.2016, 14:30 | Сообщение # 47
Посвященный
Сообщений: 34
« 2 »
Глава 21
— Говорю вам, Альбус, я вижу такое первый раз в жизни! — новый профессор по защите от тёмных искусств Ремус Люпин встревоженно сверлил взглядом старого мага. — Она фактически оторвала кусок от моего заклинания, размножила и бросила обратно. И безо всякой палочки! Дементор и так отступил, но она превратила отступление в бегство!

— Ничего странного в этом нет, поверь. Возможно, ты просто не сталкивался раньше со стихийными магами, — примирительно заметил директор. — Она почувствовала тепло твоей магии и скопировала, как умела. С учётом того, что потом она потеряла сознание, я склонен думать, что навык рассчитывать силы пока далёк от совершенства.

— Она что, стихийный маг? — недоверчиво осведомился Люпин. — И вы об этом знали заранее?

— Конечно. Она необычна, но опасности не представляет. Пока же попрошу тебя об этом инциденте не распространяться. А сейчас прости, Ремус, у меня есть срочное дело.

И директор поспешил в сторону своего кабинета.

* * *

Проведя церемонию распределения и сказав приветственную речь, Дамблдор поднялся с места и незаметно кивнул Минерве. Проходя мимо моего стула, он негромко шепнул: "Я жду тебя в кабинете, Северус. Сейчас." Новый профессор ЗОТИ выскочил за ним. Недоумевая, чем вызвана такая спешка, я выждал ещё минут десять и тоже вышел из зала. Навстречу почти сразу попался Люпин, озадаченно покачивающий головой. Я сделал вид, что не заметил его.

Альбус был в кабинете один. Фоукс мирно дремал на своём насесте, и после яркого света Большого зала комната казалась еле освещённой. Кивнув в сторону кресла, директор заговорил.

— Дело вот в чём. Сейчас Минерва приведёт сюда ещё одну новую ученицу. Она не прошла распределения в Большом зале, потому что поступает сразу на третий курс. Мы распределим её здесь, и я хочу, чтобы ты поприсутствовал.

— Зачем? И к чему такая таинственность?

На моей памяти это был первый подобный случай.

— Она бы приехала два года назад, не вмешайся обстоятельства. Это необычная девочка, Северус. Ты ведь знаешь, что такое защитник?

Я подумал, что ослышался. Конечно, я знал, что защитники существуют. Чисто теоретически. Но это огромная редкость и довольно опасная сила. Защитник становится слеп ко всему миру, кроме своего подзащитного, если тому угрожает опасность. Или если защитник думает, что угрожает. Его трудно контролировать и почти невозможно остановить. А главное, — если его воспитали неправильно, он легко может выбрать путь тьмы.

— Альбус, вы шутите.

— Нет, мой мальчик, это правда. Я верю, что ей предназначено стать защитником Гарри. Судя по тому, что я о ней слышал, она может попасть на твой факультет, и ты должен быть в курсе происходящего. Но даже если это будет не Слизерин, я бы хотел, чтобы ты присматривал за ней. Возможно, тебе придётся ей помогать. В конечном итоге, это ведь ещё один способ оберегать Гарри.

Час от часу не легче. Кажется, Альбус решил, что у меня слишком спокойная жизнь.

— А вы не подумали, что защитник может только усложнить дело и втянуть вашего любимца в новые авантюры? Вы же опять подставляете мальчишку! Что вы о ней знаете?

— Достаточно, чтобы считать подходящей на эту роль.

Хотелось возразить, но в дверь постучали. Поспешно пересев в самый тёмный угол, я приготовился наблюдать.

Вслед за Минервой в кабинет вошла девочка-подросток. Слишком высокая и угловатая, она была одета в некое подобие мужской одежды, только подчёркивающее рост и худобу. Белая кожа, чёрные волосы убраны в длинную косу. Строгие голубые глаза светлого льдистого оттенка, — где-то я уже видел такие, — прямой нос и выступающие славянские скулы. Обычный переросток, скованный и несколько нелепый, — уже не ребёнок, ещё не женщина.

— Мисс Венгерова, — приветливо улыбнулся Дамблдор, поднимаясь из-за стола. — Я очень рад приветствовать вас в Хогвартсе. Присаживайтесь, прошу.

Венгерова! Та уцелевшая девочка! Так вот почему Альбус ничего не рассказал тогда.

— Здравствуйте, синьор директор, — её мягкий южный акцент несколько компенсировал ровный холод голоса. — Знакомство с вами — большая честь для меня.

Мерлин, как церемонно. Её напряжение было почти осязаемо.

— Прежде чем мы распределим вас, — продолжил Дамблдор, — позвольте представить вам профессора Снейпа, декана факультета Слизерин. Он будет присутствовать при нашем разговоре.

Девчонка легко поклонилась.

— Добрый вечер, профессор. Катерина Венгерова, к вашим услугам.

Я кивнул.

— Садись, Катерина, — Минерва указала на табурет, и девочка опустилась на него, неестественно прямо держа спину. Гриффиндорский декан опустила шляпу на черноволосую голову и отступила к камину. Шляпа надолго задумалась.

Я оказался ближе всех к новой ученице. Прислушавшись, я с изумлением разобрал яростный шёпот. Девчонка ругалась со шляпой.

— Слизерин! — шипела шляпа. — Однозначно Слизерин. Твои методы не годятся для Гриффиндора.

— Ты, старая ветошь! Немедленно отправляй на Гриффиндор, или от тебя останется одно воспоминание. Спалю дотла прямо на голове.

— Не посмеешь!

— Проверим?

Поля шляпы еле заметно задымились и начали слегка обугливаться.

— Ненормальная! Да иди ты куда хочешь. ГРИФФИНДОР! — наконец выкрикнула шляпа. Поля тут же приобрели прежний вид.

Мда, действительно, Гриффиндором и не пахнет.

Вдруг я заметил, что очертания фигуры на табурете слегка дрогнули и как будто поплыли, но уже через мгновение это прекратилось. Догадка пришла одновременно с действием. Ещё через миг моя палочка была у горла девчонки.

— Она под маскировкой, Альбус. Кто вы на самом деле, мисс?

В светлых глазах была смесь уважения и досады.

— Оставь её, Северус, — спокойно проговорила Минерва. — Катерина, сними чары, сейчас они не нужны.

Ничего не произошло.

— Прошу вас, мисс Венгерова, — попросил Альбус, — сделайте это. В этой комнате — те, кто связан клятвой помогать вам и вашему подзащитному. Здесь не нужно держать лицо.

Контуры вновь поплыли, и я отступил. Изменилось немного, разве что фигура из подростковой стала откровенно женской, а лицо — более взрослым. Это была девушка лет шестнадцати.

— Сколько вам на самом деле? — осведомился я.

— Шестнадцать лет, четыре месяца и двадцать семь дней.

— Прежде чем мы обсудим ваше расписание, — несколько слащаво улыбнулся директор, — позвольте напомнить, что в Хогвартсе всегда находили поддержку те, кто в ней нуждается. Я надеюсь, что школа станет вам домом, а ваш факультет — настоящей семьёй.

— Не уверена, что смогу соответствовать своему факультету, — проговорила девушка. — Шляпу пришлось уговаривать.

"Уговаривать?!" Хорошее понятие об "уговорах" у девчонки. Не соответствовать она опасается, надо же...

— О, девочка моя, уверяю, ты настоящая гриффиндорка, как и твой отец, — Альбус был само благодушие.

Девчонка как-то странно сверкнула льдинами глаз.

— Прошу вас, синьор директор, не говорите так. Почему-то за вашим "настоящий гриффиндорец" я отчётливо слышу "настоящий идиот". Мой отец идиотом не был, и я, смею надеяться, тоже постараюсь соответствовать.

Туше. Минерва нахмурилась, я еле сдержал смешок. Альбус же на мгновение откровенно растерялся. Не язык, а опасная бритва. Права была шляпа.

— И ещё, — продолжила нахалка, — простите за "гриффиндорство", но я всё же скажу. Раз уж вы заставили меня разоблачиться, не сочтите за труд и сами снять маску доброго дедушки. По вашим словам, здесь чужих нет.

Это было слишком. Даже с моей репутацией грубияна я не позволял себе подобного. Ни возраст, ни положение, ни приличия эту соплячку не волновали.

— Стыдитесь, мисс Венгерова! — взорвалась Минерва. — Как вы смеете так разговаривать!

К моему изумлению, Альбус остановил её жестом.

— Оставь, Минерва, — его голос стал сухим и властным. — Она отчасти права, хоть и чересчур прямолинейна. Я обещаю, мисс Венгерова, впредь соответствовать. Но и вы, в свою очередь, гриффиндорствуйте там, где это более уместно и необходимо.

Девчонка слегка покраснела и неловко повела плечами.

— Простите, синьор директор. Вы правы, моё поведение неприемлемо.

Ах, всё-таки не такая уж вы бездушная сука, мисс, какой хотите себя показать. Впрочем, и Альбус бил наотмашь, не стесняясь в выражениях. Занятно; о каком контроле над ней может идти речь, если даже директор вынужден применять силу с первой же встречи.

— Давайте вернёмся к вашему расписанию, — чуть мягче произнёс Альбус. Всё ещё недовольная Минерва протянула девчонке пергамент. — Вы можете подумать до завтра над списком предметов.

— Нет необходимости, синьор директор, я всё скажу сразу, — не поднимая головы от пергамента, заявила она. — Прорицания и нумерология мне не под силу; из дополнительных я возьму руны, уход за магическими существами и астрономию. Из основных дисциплин у меня неважно с трансфигурацией и гербологией. С чарами, боевыми искусствами и зельями проблем не будет.

Я громко хмыкнул. Нахальство этого существа просто зашкаливало.

— Горю желанием испытать вашу самоуверенность. В зельях особенно.

Существо одарило меня спокойным взглядом.

— Протестируйте меня, сэр. Я готова.

Мстительно сощурившись, я решил выбрать область, заведомо ей неизвестную. Полезно сбить спесь сразу.

— К какой группе ядов относятся содержащие белладонну и цикуту?

— Это две разные группы, сэр. Вместе не используются, разве что в некоторых фамильных ядах, например, в одном из ядов Киджи. Но это редкость, потому что обычно свойства цикуты дестабилизируют действие белладонны. А в яде Киджи их связывает болиголов, правда, собранный в ночь Самайна в определённой местности в Северной Африке. И варить его должна женщина.

Откуда же такие познания?

— Остаётся только порадоваться, что вы не можете его сварить. Но в целом — приемлемо.

— Я могу, сэр. Только такой болиголов — очень редкий ингредиент.

— Не можете. Для этого надо быть Киджи — по крови.

— Я и есть Киджи.

Так нагло врать в глаза даже я бы не осмелился.

— Вы лжёте, мисс Венгерова. Я знаю наследника Киджи лично, и это не вы.

— Верно. Это Алессандро Джакомо Морозини, и он мой родной дед. Крови Киджи во мне немного, но она есть, сэр.

Морозини! Вот откуда мне знакомы эти глаза! О Мерлин и Моргана! Альбус совсем рехнулся. Если она говорит правду, то в ней не только кровь Киджи, но и Морозини, и Блэков! Чернее клубка не найти. Врагу не пожелаешь такого защитничка.

Я действительно знал Алессандро Морозини, — в юности год стажировался у него в Риме. Знал я и его жену, урождённую Блэк. Оба были отличными зельеварами и друзьями Альбуса. Оставалось надеяться, что девочка воспитана правильно.

— Если ты закончил, — деликатно кашлянул директор, — я думаю, что на сегодня достаточно новостей. Меня интересует только одно, мисс, — когда вы собираетесь объявить Гарри о своей связи с ним?

— Если позволите, я подождала бы немного. Мы слишком мало знакомы, а взаимное доверие необходимо.

— Хорошо. Сообщите профессору МакГонагалл, когда будете готовы. А сейчас — отправляйтесь в свою башню. Ваш декан покажет дорогу.

Когда дверь за ними закрылась, я уставился на директора.

— Вы пожалеете, Альбус. Мы все пожалеем. Она неуправляема. И даже легиллименция не поможет. Я проверил, она держит блок не ниже третьего уровня, даже не задумываясь. Я, конечно, могу его взломать, но где гарантия, что она не способна на большее?

— Время покажет. Присматривай за ней, Северус. Я не думаю, что ошибся в своём решении.


Сообщение отредактировал slonikmos - Воскресенье, 24.01.2016, 14:32
 
katyaДата: Понедельник, 25.01.2016, 11:15 | Сообщение # 48
Друид жизни
Сообщений: 199
« 6 »
 
ОлюсяДата: Понедельник, 29.02.2016, 01:49 | Сообщение # 49
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Здравствуйте, slonikmos.
Шапку отредактировала. Напоминаю, что вам доступны только чёрный и серый шрифты. Размер шрифта только до 12pt включительно. Также рекомендуется заполнить оглавление в шапке фанфика.
С уважением, Олюся.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Клинок с двумя лезвиями" (ГП, НЖП/СС~гет, слэш~NC-17~AU, Angst~макси~в процессе)
Страница 2 из 2«12
Поиск: