"Память" (+48 и 49 от 14.12.2016) (4) - Хранилище свитков - Слэш - Форум

Армия Запретного леса

Понедельник, 27.02.2017, 12:07
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 4 из 4«1234
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Память" (+48 и 49 от 14.12.2016) (ГП/ДМ; ЛМ/ТР; СБ/РЛ~слэш~NC-17~Ангст/ Роман~макси~в работе)
"Память" (+48 и 49 от 14.12.2016)
Lash-of-MirkДата: Четверг, 12.03.2009, 17:52 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2977
« 107 »
Название фанфика: Память
Автор: Linnea
Бета : Теххи В
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГП/ДМ; ЛМ/ТР; СБ/РЛ; НМП/РУ
Персонажи: Гарри Поттер, Драко Малфой, Рональд Уизли, Люциус Малфой, Том Риддл, Сириус Блек, Ремус Люпин, новый мужской персонаж и др.
Событие:
Тип: слэш
Жанр: Ангст/ AU/ Роман
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Что такое память? А что если только потеряв память, ты можешь узнать всю правду? Что если добро и зло поменялись местами? Что же на самом деле случилось в Хеллоуин 1981 года в доме Поттеров? Волдеморт и Люциус Малфой в роли любящих отцов. У Сириуса Блека тоже есть сын.
Предупреждения: АУ. Игнор 5-7 книг. ООС персонажей.
Диклеймер: мир и герои принадлежат маме Ро
Разрешение на размещение: получено.












Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
ПоттеряшкаДата: Среда, 06.08.2014, 20:12 | Сообщение # 91
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Автор. Я не знаю, кто вы. Я не знаю, как вы до такого додумались. И вообще откуда вы черпаете свое вдохновение. Но это просто шикарно! Изумительно! Восхитительно!
Данное произведение было перечитано мною три раза, за неимением новых глав. И я подумываю снова его перечитать.
Не передать словами, как я вам благодарен за данный шедевр!
Превосходно!
Надеюсь, что вы будете и дальше радовать меня продолжениями сего произведения!
Снимаю перед вами шляпу и за сим откланяюсь!
Спасибо за внимание, уделенное моей скудной персоне.
 
ОлюсяДата: Понедельник, 06.10.2014, 21:04 | Сообщение # 92
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 46. Грейнджер против…

Гарри не спалось. Слишком уж был насыщенным вечер. Столько всего произошло, и столько мыслей лезло в голову. Все было непросто, и дальше просто тоже не будет. В этом он не сомневался. Жизнь вообще не простая штука. Конечно, многое из сказанного Салазаром он и так уже знал из рассказов отца, крестного и наставника, но многое было ему и неизвестно. Но больше всего запомнилось в этот вечер перераспределение студентов. На первое время факультет магглорожденных назвали факультетом ласточки, по названию башни. Им тоже позволили пройти распределение заново, естественно, с направлением на данный факультет.
Именно их первыми и решили распределить. Вот тут и начались чудеса. Первым, тяжело вздохнув, шагнул к шляпе Денис Криви. Доброволец-смертник, как кто-то пошутил ему в спину. Мальчик уселся на табурет с мрачным видом и замер. Салазар лично опустил ему на голову шляпу…
- Хаффлпафф, - не особо думая, выдала та.
- Как это Хаффлпафф? – удивленно воскликнул Колин. Денис тоже был шокирован. Салазар внимательно посмотрел сначала на младшего Криви, потом на старшего.
- Братья, значит, - задумчиво произнес он. – Ну-ка, брат, иди-ка сюда, примерь-ка шляпу, - позвал он Колина. Тот неуверенно подошел. Слизерин даже не дал ему сесть на табурет, а так надел на него шляпу.
- Хаффлпафф, - снова почти мгновенно выдала та свой вердикт.
- И почему эти два молодых человека в списках магглорожденных? – Салазар тяжелым взглядом посмотрел сначала на МакГонагалл, а затем уже на Дамблдора.
- Так Криви не магглорожденные? – удивлению в зале не было предела.
- Как минимум полукровки, - кивнул Салазар. – Но я не получил ответа на свой вопрос. Почему эти молодые люди в списках магглорожденных? Профессор МакГонагалл?
- Я получала списки от директора уже с пометками, - задумчиво произнесла она, разглядывая своих уже бывших студентов. – У нас вроде бы есть книга студентов, в которой появляются дети с магическими способностями и там прописано из какого они рода…
- Книга-то есть, только вот нет в ней записи о принадлежности крови, - в зал вернулся весьма недовольный Годрик. За ним шла мрачная Грейнджер, бросающая на Гриффиндора очень злые взгляды. Похоже, разговор впрок не пошел. Достучаться до этой девушки не было возможности. – Она фиксирует потенциального мага сразу же после первого детского выброса. Обычно аристократы и маги заранее вносят своих отпрысков в списки школы. В этом случае и известно, кто они такие. Но это делает лишь процентов 50 магов. Узнать кто есть кто по этой книге нельзя. Там лишь фиксируется наличие ребенка, примерный возраст, а также местоположение. Остальное должен выяснить уже сам директор или те, кого он направит на поиски источника выброса
Минерва молча, невидящим взглядом смотрела на Гриффиндора, затем медленно повернулась в сторону своего бывшего начальника. Глаза налились и зажглись очень нехорошим светом. Но она промолчала, дав понять, что Дамблдору предстоит очень тяжелый разговор. Тот лишь мрачно смотрел на все происходящее. Если честно, он был удивлен. То, что Криви оказались не магглорожденными, оказалось для него сюрпризом. Но он действительно сам и с помощью отдела за контролем над несовершеннолетними выяснял, кто стал причиной детского магического выброса, и затем уже вписывал в книгу имена. Но ему даже в голову не приходило продолжить изыскания и выяснить, кто тот или иной ребенок. Раз фамилия неизвестная, значит, магглорожденный. Ошибка, очередная ошибка.
Дальше без сюрпризов тоже не обошлось. С пятого курса Гриффиндора еще одним исключением стал Дин Томас, причем отправлен он был в Гриффиндор, что заставила Годрика посмотреть на него очень заинтересованным взглядом. Около десяти магглорожденных таковыми не оказались, причем двое первокурсников, один с Гриффиндора, второй с Рейвенкло, загремели в Слизерин. Студенты были ошарашены. А дальше уже начали распределять остальных. Тут тоже не обошлось без сюрпризов. Почти не произошло изменений в Слизерине. Лишь человек десять были перераспределены на другие факультеты, но ни один из них не попал в Гриффиндор. А вот почти половина Рейвенкло перекочевала в красно-золотой. Лонгботтом, как в принципе и предполагалось, в силу своих знаний и особой приверженности к гербологии загремел в Хаффлпафф. Что удивило всех, Финиганн отправился в Рейвенкло. Сестрички Патил оказались на одном факультете – Рейвенкло. К ним присоединилась Лаванда. Туда же отправилась и Джинни. А вот близнецам предстояло доучиваться на родном факультете. Эта парочка удостоилась не менее пристального взгляда Годрика, чем Томас. К моменту, когда не распределенной осталась только Грейнджер, оказалось, что на Гриффиндор не попало ни одной девушки.
- Прошу, мисс Грейнджер, - немного брезгливо глядя на девушку, Салазар предложил подойти и примерить шляпу Гермионе. Та вся скривилась, гордо вскинула голову и прошла до табурета.
- Ласточка, - шляпа даже не успела коснуться ее головы. Девушку аж перекосило. Дамблдор помрачнел еще больше. То ли он надеялся, что девушка попадет в число тех, кто окажется не совсем магглорожденным, то ли это распределение ломало массу уже намеченных планов. Скорее все же второе.
- На сегодня студенты Ласточки ужинают с нами в Большом зале, но с завтрашнего дня для них будет открыта лишь башня Ласточки и территории рядом с ней. Остальная школа на некоторое время для вас будет закрыта, - Слизерин внимательно посмотрел на магглорожденных. – Это сделано как для вашей безопасности, так и для безопасности остальных студентов. На данный момент в силу вашей необразованности, а также воспитания вне магического мира вы несете в себе то, что может сломать устои магии и привести к очень плачевным результатам.
- Пффф, - и снова отличилась Грейнджер. Слизерин лишь глянул на нее, но ничего не сказал. Годрик стиснул зубы. Прибить эту хамку хотелось все сильнее.
- У магов свои традиции, устои, свои законы. И прежде чем лезть в чужой монастырь со своим уставом, следует со всем этим познакомиться. Не всегда новое идет на пользу. Инквизиция возникла не на пустом месте, - Салазар обвел взглядом притихший зал. Студенты все еще находились в шоке и никак не могли сообразить, как им относиться к своим новым сокурсникам, ведь многие отучились в школе уже шесть лет, и последний год им придется учиться на другом факультете. В голове все это пока не укладывалось.
- Сэр, - обратилась к Салазару девочка с третьего курса Слизерина.
- Да, мисс? – на лице Основателя появилась доброжелательная улыбка, правда, не затронувшая глаз.
- Наш факультет остался почти неизменным, и к нам попало лишь два ученика на первый курс, - девочка явно волновалась. – Получается, что нас распределяли верно?
- Нашла, чем гордиться, - фыркнула Грейнджер.
- Вот как раз факультету Слизерин есть, чем гордиться, - Салазар снова не стал делать бывшей гриффиндорке замечания. Годрик же сверлил ее таким взглядом, что, по идее, на ней должна была задымиться уже одежда. – Или кто-то не сумел полностью забить заклятиями настройки шляпы, - Салазар прищурился. – Так, отвечаю на вопрос. Да, на Слизерине учатся как раз те, кто в будущем станет тем, кем надо. Надо только подправить курс обучения. С тем, что было до сих пор, вы не только мастерами не станете, вы даже магами не будете. Так, самоучки-неудачники.
- Это неправда! – закричала Грейнджер.
- Мисс, вы почти исчерпали мое терпение, - Годрик тяжело поднялся на ноги, не спуская глаз с девушки. – Сейчас у меня есть только одно желание – запустить в вас заклинание, которое напрочь скроет ваши магические способности, и выдворить вас за пределы магического мира. И забыть о вашем существовании, как о страшном сне.
- Рики, успокойся, - Салазар посмотрел на своего партнера. – Нервные клетки, как ты знаешь, не восстанавливаются. И тратить их на существо, которое считает себя выше всех, но при этом ничего из себя не представляет, себе дороже.
- Вы явились сюда и теперь качаете свои права, - Гермиона гордо встала и с неприязнью посмотрела сначала на одного мужчину, потом на другого. – Старые пережитки прошлого должны отмирать, как и мертвые клетки кожи. А вы держитесь за них, как за соломинку, боясь изменений и новшеств. И мир магии из-за этого представляет собой замшелое общество…
- Господи, и это самая умная ведьма, вроде бы, в Хогвартсе, - прервал ее возглас Ориона Блека. – Спаси и сохрани нас так таких фанатиков!
- Да, что ты понимаешь? – оскалилась на него Грейнджер.
- Я что понимаю? – Орион как-то мгновенно пришел в ярость. – Похоже, память-то у тебя девичья. Короткая, то есть. И историю ты не знаешь, хотя так кичишься тем, что прочитала чуть ли не все книги.
- А это здесь причем? – вздернула подбородок девушка. Салазар не вмешивался и дал остальным знак молчать. Он очень внимательно наблюдал за развитием этой беседы.
- Грейнджер, ты свою голову в каком месте потеряла? – Орион всем видом дал понять, что он думает об умственных способностях бывшей гриффиндорки. – Скажи мне, что такое Инквизиция и за что она боролась?
- Пыталась уничтожить ведьм, - блеснула эрудицией девушка.
- И? – с некоторой жалостью смотрел на нее Орион.
- Это просто был бег за химерой, - презрительно фыркнула Грейнджер.
- А с чего именно этот бег начался? – Орион не обращал внимания на ее тон и все время подталкивал ее к более подробному ответу.
- Да что ты ко мне пристал?! – взъярилась девушка.
- Что и требовалось доказать, - горестно вздохнул Орион. – Ты читаешь книги, только, судя по всему, не те, что требуется, и не так, как надо.
Гермиона уже хотела возмутиться и высказать все, что она думает по поводу Блека, но тот жестом и тяжелым взглядом ее остановил.
- Ничего не бывает просто так, - спокойно продолжил юноша. – Для всего есть причина. Даже для появления Инквизиции должна быть рациональная причина, хотя для нас и еще для кого-то такой она и не является. Средневековье – не наше время. В то время такого явного разграничения на миры не было, и многие маги жили рядом с магглами, не особо пряча свои способности. В это же время становится все более распространенной магглловская религия, известная теперь как Христианство. И наибольшую популярность набирает одно из направлений – Католичество. В это же время существует и еще одна разновидность Христианства – Православие, которое все же было не настолько жестким, как верование Западной Европеы.
- И к чему ты все эт… - начала Гермиона.
- Тшшшш, - оборвал ее резко Орион, а затем уже спокойным голосом продолжил. – Влияние религии на власть имущих. Догмы, правила – все усложняется и ужесточается. Женщина считается грязным существом, которое не имеет никаких прав. Ведь она не равноправное существо. Что такое существо, созданное из ребра главного человека, созданного самим богом? Она ничто, несмотря на то, что именно она дает жизнь ребенку.
В зале стояла мертвая тишина. Все внимательно смотрели на Ориона. Салазар еле заметно улыбался. Грейнджер пребывала в каком-то странном состоянии, разрываясь между противоречащими друг другу чувствами.
- Но суть даже не в этом, - продолжил Орион. – Суть в том, что маги не особо прятались, особенно в сельской местности. Разного рода знахарки, травницы – это только цветочки. Ягодками были полноценные маги, которые, не стесняясь, махали палочкой на виду у всех. Особенно это касалось аристократов. Ведь простолюдины вокруг были их подданными, слугами, рабами и так далее. Только вот проблема была еще и в том, что самый подверженный разного рода учениям народ – сельские жители. Их легко надоумить, ими манипулировать. И первыми к догмам приходят именно они – необразованные. А магия – это ведь плохо. И куда надо на магов стучать? – Орион обвел взглядом всех сидящих.
- … - очень емко, но совершенно не литературно выразил общее мнение Маркус Флинт.
- Статут о неразглашении был принят ровно через год после первого «вспыхнувшего» на костре мага. Настоящего мага, который спокойно стоял и ржал, и сгорать совсем не собирался, - мрачно закончил Орион и сел на свое место. – Только остановить охоту на ведьм уже было нельзя. К тому же это такой удобный способ избавиться от соперницы, неугодного соседа или слишком мешающегося на пути к богатству родственника, - все же решил добавить Орион, подводя итог своей маленькой, но отнюдь не простой речи.
- И после этого хочется спросить: а что будет сейчас, если мы откроемся магглам? – немного потеряно произнесла Панси.
- Вы преувеличиваете опасность, - Дамблдор через силу заставил себя улыбнуться. – Времена изменились.
- Неужели? – с сарказмом бросил Орион. – А вам ничего ситуация с Гарри Поттером не напоминает? Правда, костра, конечно, не было. Но результат-то тот же.
- А причем тут Поттер? – недоуменно произнесла Гермиона.
- Рон, я, наверное, тупой, но объясни мне, пожалуйста, как ЭТО может быть самой умной ведьмой последнего десятилетия? – Орион уставился на своего партнера.
- Да, Грейнджер, складывается ощущение, что ты воровала свой ум у Поттера, - высказывание прозвучало от Лаванды Браун, которая очень неприязненно смотрела на Гермиону.
- Да причем тут Поттер?! – закричала та в ответ.
- Как бы тебе не хотелось, он тут при всем, - произнес Рон. – И после слов Лаванды у меня тоже появились вопросы. Несмотря на все воспитание, или, вернее, на его отсутствие, Гарри – чистокровный волшебник, рожденный двумя магами-мужчинами. И он априори сильнее тебя магически. А если вспомнить наш первый курс, то у него полгода не получился Люмос, а ты все делала с первого раза.
- Я внимательно слушала профессоров, - презрительно высказалась в ответ на это Грейнджер.
- Ты – магглорожденная, - припечатал Рон. – Ты не можешь быть сильнее чистокровных. Ты магически слабее Кребба и Гойла.
- Ты идиот, - закричала на него Гермиона.
- Профессор Снейп, чем карается воровство жизненной энергии и силы? – Драко с задумчивым видом повернулся к своему декану. В зале мгновенно стало тихо.
- Дорогие мои, так можно и договориться до очень неприятных вещей, - решил вмешаться Дамблдор.
- На самом деле, сейчас поднялся вопрос, который может пролить свет на некоторые очень нелицеприятные вещи, - Салазар несколько секунд смотрел на супруга своего внука, каковым он считал Гарольда, а затем перевел взгляд на Грейнджер. Затем его взгляд вернулся обратно к бывшему шестому Уизли. – Рональд, вы долгое время общались с Гарри Поттером. Как он себя чувствовал в присутствии мисс Грейнджер и вдали от нее, а также как в обоих случаях проявлялась его сила?
Рон задумчиво смотрел на девушку. Та не выглядела испуганной или виноватой. Весь ее вид говорил, что она права и непогрешима. А он сам сейчас отчетливо понимал: когда Гермиона была рядом, Гарри словно бы терял себя, у него многое не получалось. Но стоило ему хотя бы чуть-чуть побыть в отдалении от девушки, как он словно бы наливался силой. Что-то такое, наверное, появилось у него на лице, что в зале послышались шепотки, а взгляды, направленные на Грейнджер, становились все более тяжелыми.
- К сожалению, доказать то, что паразитирующий случай имел место, уже невозможно. Смерть мистера Поттера оборвала данную связь, да и прошедшее время скрыло остальные следы, - Годрик очень неприязненно смотрел на девушку. – Но также следует понимать, что в одиннадцать лет она не могла создать своими руками и силами такой связи. А значит, ей кто-то помог.
- Как вы смеете меня в этом обвинять?! – закричала Грейнджр. – У меня есть своя сила…
- Бесполезно, - со вздохом произнес Гарри. – Она все равно не сможет понять.
- Что я должна понять?! ЧТО?! – тут же накинулась на него Гермиона. – Вы так кичитесь своей чистокровностью…
- Ты идешь по головам, не замечая, что ранишь людей, - резко бросил Орион. – Ты так стремишься сделать сказку былью, что не заметила, как своими собственными руками превратила для остальных ее в кошмар. Ты мгновенно переключилась на нового героя, совершенно позабыв, что везде и всюду хвостиком ходила за Гарри Поттером. Или тебе приказали за ним присматривать? Ну и как, ты довольна своими тридцатью серебряниками? Греют они тебе душу? Только вот не забывай: мальчик, за которого ты их получила, лежит в могиле и уже никогда не сможет радоваться голубому небу и яркому солнцу, не поиграет зимой в снежки и НЕ ПРОДОЛЖИТ древнейший и благородный род Поттеров. И вина в его смерти лежит и на тебе тоже. И, чтобы ты знала, мой отец был, есть и будет его крестным отцом, а это значит, что он мой крестный брат. Так что я никому не рекомендую думать, что за смерть Гарри Поттера некому отомстить, - припечатал он в конце своей речи.
В зале стояла такая тишина, что пролети сейчас муха, ее было бы слышно всем. Огромное количество людей, и детей, и взрослых, ошеломленно смотрело на Ориона Блека. Похоже, многим действительно не приходило в голову, что за погибшего мальчишку могут и отомстить тем, кого посчитают виновными в случившемся.
- А где вы были раньше-то? Сейчас легко говорить такие пафосные речи, - Грейнджер презрительно вскинула голову.
- Гарри однажды сказал, что есть в тебе что-то гнилое, - тихо начал говорить Рон. – Он тогда тебя сравнил с яблоком. Такое все красивое снаружи, румяное, с блестящими боками, а откусишь – внутри гниль, и червяк вылезает.
- Беее, - выразил кто-то свое мнение в зале.
- Вот смотрю я на тебя сейчас и думаю, Гарри слишком приукрасил. Нет в тебе ничего прекрасного. Смотрю на тебя и вижу недалекую, некрасивую, слишком много о себе думающую мымру, - говорил Рон спокойно и смотрел даже с жалостью. – Друзей у тебя никогда не будет. Те единственные, кто дал тебе шанс на первом курсе, на втором, по сути, твоими друзьями в полной мере уже и не были. Ты даже представить не можешь, сколько у нас с Гарри было от тебя секретов. Иногда нам хотелось все бросить и сбежать из этого дурдома. Мы ведь были умнее и сильнее тебя. Но как же мы были правы, что никому не стали показывать свои силы и себя настоящих. Возможно, Гарри бы в том случае умер намного раньше, да и я бы лежал уже в сырой земле. Так вот, друзей у тебя нет и не будет. Ни один здравомыслящий маг тебя в свою семью не позовет, так что в личном плане тебе светит в лучшем случае магглорожденный маг, да и то незнакомый, а так – быть тебе замужем за магглом. Шанс, что у тебя родится ребенок-маг, в этом случае где-то 40 на 60 не в твою пользу. Сделать карьеру? Тоже нет. Сказки о том, чего могут добиться магглорожденные в магическом мире, сказками и остаются. А если наши предположения о том, что ты подпитывалась от силы Гарри, верны, то многого ты вообще достигнуть не сможешь. Откуда в тебе все это? Если бы не проводил с тобой столько времени, то решил бы, что ты не моя ровесница, а кто-то под оборотным зельем, специально приставленный к Гарри.
- Я на тебя в суд подам, - прошипела Грейнджер. – Никто не может такое говорить обо мне.
- Слово магглорожденной против чистокровного мага, - вздохнул Рон. – И как ты думаешь, на чей стороне будет суд, состоящий из чистокровных магов?
- Ты – предатель крови, - презрительно бросила Гремиона.
- У тебя глаза есть? – с явно слышимой жалостью поинтересовался Рон. Грейнджер на секунду смешалась, но тут же вскинула голову и свысока посмотрела на парня, который вроде бы был когда-то ее другом. – Значит, нет, - вздохнул Рон. – Понимаешь, какое дело. Я мог бы быть предателем крови, если бы был Уизли. Но вот беда, я по крови-то не Уизли, да к тому же еще и не светлый, - на губах у него появилась кривая усмешка.
- Не Уизли? – растерялась Грейнджер.
- Надо же, оказывается, до тебя эта новость еще не дошла, - саркастично выдал Рон. – Удивлен. Можешь поинтересоваться у Уизли, они подтвердят, что я никогда не был Уизли. И да, можешь тут не начинать свои инсинуации по поводу моего магического статуса. Мой настоящий отец признал меня с момента зачатия, и сейчас я ношу его фамилию, хотя и не афиширую ее. Скажем так, не хочется пугать население.
- Такая фамилия смешная? – язвительно произнесла Гермиона.
- Такая страшная, - фыркнул Орион. Многие посмотрели на Рона удивленно и с любопытством. Дамблдор же смотрел задумчиво, явно что-то прокручивая в голове.
- И в окончании этого интересного разговора, - влез Драко. - По поводу суда, Грейнджер, я тебе советую не опускаться ниже того, где ты есть. Поверь, тебе не хочется встречаться с теми, кто стоит за спиной Рона. С этими, кхмм, людьми ты не справишься. Ни сама, ни с чужой помощью.
- Думаю, на этом мы и, правда, сегодня закончим, - остановил дальнейшую полемику Салазар. – Разговор был интересным и поучительным, полным занимательых и новых сведений. Завтрашний день я объявляю выходным, чтобы у вас было время обустроиться нормально на новых местах, разобраться в том, что вы уже услышали, познакомиться с новым расписанием. А вот послезавтра мы начнем занятия. НО! С завтрашнего дня магглорожденные маги будут находиться на своей территории. Выйти оттуда без специального разрешения вы не сможете. Это я говорю для вас, мисс Грейнджер. Почему-то только вы тут проявляете слишком много рвения не в том направлении, которое нужно. И не заставляйте меня изолировать вас еще и от себе подобных. Если вы будете мутить воду, вам не понравятся последствия. Гарантирую. На этом все. Можете расходиться по своим гостиным. Ваши старосты знают, куда вам нужно.
Гарри вздохнул, немного поерзал, поудобнее устраиваясь в объятиях своего мужа, закрыл глаза и почти мгновенно провалился в сон. На губах блондина появилась улыбка. Он тоже не спал все это время, но не давал знать об этом брюнету, давая ему время подумать, осмыслить и успокоиться. А теперь можно было и самому уснуть. Начинается новое время, и они будут непосредственными участниками в его строительстве.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 06.10.2014, 21:05 | Сообщение # 93
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 47. Затишье перед бурей

Две недели после распределения прошли на удивление тихо. В школе семимильными шагами шли преобразования, причем не только в сфере образования, но и в переоборудовании самого замка. Во-первых, домовики получили прямой приказ привести все, абсолютно все помещения в надлежащий порядок. Оказалось, что замок намного больше, чем можно было бы подумать. Хаотично движущиеся до того момента лестницы были зафиксированы и теперь начинали движение лишь по требованию и туда, куда сказано. Полным ходом шло переоборудование факультетских покоев. И Годрик, и Салазар пришли в ужас, когда увидели, как живут студенты. Никакой возможности уединиться.
Представителей Ласточки за это время никто больше видел. И вообще было непонятно, где они могут находиться. И сразу как-то стало на порядок спокойнее. Лонгботтом, конечно, пытался вякать и качать права, но выглядел он как-то слишком вяло и бесцветно. Более того, на его потуги никто не обращал внимания. Слизеринцы не стали вести себя хуже или лучше. Они просто остались сами собой. Единственное, что действительно могло вызывать опасения, это мрачные взгляды Дамблдора, все еще остающегося директором Хогвартса. Правда, прав у него убавилось. Ни одно решение, касающееся школы или ее обитателей он не мог принять без согласия Слизерина и Гриффиндора. Наверное, его бы хватил удар, если бы он вдруг понял, что эти двое те самые Основатели, а не просто какие-то потомки и главы вышеозначенных родов.
Удивительно, но новшества в школе пришлись всем профессорам по душе. И они с энтузиазмом принялись за перекраивание программы по своим предметам. Флитвик вообще напросился на вечерние чаепития с владельцами замка, где, не особо маскируясь, задавал интересующие его вопросы. Остальные пока держались в стороне, но тоже приглядывались.
Студенты жили своей жизнью. Уроки никто не отменял. Им все было интересно. А новшества вызывали бурные обсуждения в гостиных и не только. Не всегда было время поделиться новостями посредством писем с родными. Столько всего происходило вокруг, самим бы успеть все увидеть и понять.
Гостиная Слизерина не была исключением. Правда, у зелено-серебристых было преимущество перед всеми остальными – у них обитали те, у кого можно было спросить все напрямую и тем самым удовлетворить свое любопытство. Так что эти две недели стали настоящим кошмаром для четырех парней – Гарри, Драко, Ориона и Рона. Те и не рады были, что оказались в таком эпицентре.
- Ну-с? – так их встретили очередной раз при входе в гостиную родного факультета.
- Что? – насторожился сразу же Орион.
- Чего нам дальше ждать? – потребовал Маркус Флинт.
- А мы-то откуда знаем? – Драко недоуменно уставился на товарищей по факультету.
- Так это вроде бы ваши родственники, - возмущенно выдали им в ответ. – Неужели с вами не поделились планами на наше счастливое будущее?
- А что вы хотите услышать? – хмыкнул Гарри. – Вдруг я скажу, что у нас теперь три темных лорда, один круче другого, и все трое объединились в своем желании переустроить этот мир.
- Крестон, так не шутят!!! – тут же раздались вопли по гостиной. – Думай, что говоришь!
- И, главное, ведь ни словом не соврал, - пробурчал себе под нос Гарри, но услышали его только друзья.
- Да, ладно вам, - фыркнул вдруг Рон. – Не было бы сюрпризов, жизнь была бы скучной.
- А все-таки, хоть намекните, чего ожидать в этом нескучном будущем, - жалобно произнесла семикурсница.
- Вот, честно, не имеем никакого понятия, - сказал Драко. – Мы ведь всего лишь дети, а с детьми планами не делятся.
- Почему оставили в школе Дамблдора? – вдруг прозвучал вопрос. – Было бы ведь проще его отсюда выдворить.
- И не иметь возможности за ним наблюдать? – фыркнул Орион. – Удалите отсюда директора, и нельзя будет его контролировать. А так всегда можно успеть предпринять контрмеры. Да и все действия Дамблдора крутятся вокруг Хогвартса.
- Бывший Гриффиндор? – понятливо кивнул Флинт. – Дамблдор потакал гриффиндорцам во всем. Взять хотя бы первый курс Поттера и как тогда начислялись в конце года баллы.
- На самом деле, есть более наглядные примеры, - мрачно сказал Гарри. – Мой крестный, который Джеймс Поттер, как вы знаете, учился тоже в Гриффиндоре. Он со своими друзьями образовал местную банду хулиганов под названием Мародеры. Им спускали даже те случаи, когда в опасности оказывались жизни других студентов. Дамблдор покрывал жестокие розыгрыши.
- И все эти Мародеры оказались в приверженцах директора, - задумчиво заговорил Пьюси. – Но ведь тут не все так просто. С Мародерами этими не все оказалось так просто.
- Просто они с возрастом поумнели, - хмыкнул Орион. – Но в детстве мой отец был… В общем, нехорошим человеком он был. И розыгрыши были жестокие и просто на грани, а то и за гранью любой морали.
- Кто-нибудь помнит, какую речь говорила перед распределением МакГонагалл? – тихо спросил Гарри.
- А зачем тебе это? – хмыкнула какая-то девушка.
- Вспомните, в каком порядке в ее речи представлены факультеты, - сказал Крестон. – Я не говорю, что это ее личная позиция. Просто очень наглядно показано, кто тут был до сих пор хозяином и кто в школе элита.
- Хмм, - раздались задумчивые хмыки. Народ явно пытался вспомнить свое первое прибытие в школу.
- Гриффиндор, Хаффлпафф, Рейвенкло, Слизерин, - звонкий девчачий голос стал для многих неожиданностью. Оказалось, в гостиную успели просочиться первокурсники, которые не хотели пропустить все самое главное. Надо было быть в курсе событий, особенно если семикурсники решали допросить главную четверку факультета.
- Так, а вы тут откуда? – напустился на младшеньких Пьюси.
- А, может, мы тоже хотим знать? – воинственно выдали ему хором мальчишки одиннадцатилетки.
- Да, оставь ты их в покое, - шикнула на парня его одногодка.
- Тебя вроде Алексией зовут, да? – Крестон перевел свой незрячий взор в сторону первокурсницы.
- Да, - тихо пискнула та.
- Ага, - кивнул Гарри. – Алексия права. Именно в таком порядке факультеты и представляют. Вспомните распределение: храбрые и смелые у нас идут в Гриффиндор, умные – в Рейвенкло, в Слизерин будут темных магов, хитрых, злобных и алчных, ну а в Хаффлпафф идут все остальные, кому нет места на этих трех факультетах, ведь данный факультет – отстой. Только по содержанию он все же лучше, чем идти в Слизерин – факультет подонков и будущих Пожирателей смерти. А Гриффиндор весь такой благородный дальше некуда, только почему постоянно забывают, что человек, который предал Поттеров, учился именно на красно-золотом факультете.
- Но мы-то теперь знаем, что распределение было бы другим, - произнес Флинт. – Я так думаю, Блек, который твой отец, - взгляд на Ориона, - точно бы попал в Слизерин.
- Дело не в том, кто куда попал, а в том, почему распределение было именно таким, - мрачно выдал Драко. – Воздействие на артефакт? И не говорите мне, что такое невозможно. Артефакт – он и есть артефакт. Если можно воздействовать на человека, то почему нет возможности перебороть изначальные качества какого-то древнего предмета.
- Мы сейчас договоримся до того, что придем к выводу – Дамблдор желает захватить власть в магической Англии, - передернула плечами девушка с шестого курса.
- А что, по-вашему, дело обстоит не так? – фыркнул Рон. – А уж его идеи о соединении с магглами – вообще полный привет. От магического мира ничего не останется. Гарри стал наглядным примером того, что будет со всеми нами, если планы директора воплотятся в жизнь.
- Слушай, рыжик, а фамилия у тебя какая? – с акульей улыбкой встал из кресла Пьюси. Флинт кивнул, остальные уставились на Рона с ожиданием во взгляде.
- А вам зачем? – насторожился тот. Очень уж не хотелось афишировать своего отца.
- Вы тут сказанули, что фамилия у тебя страшная, - Пьюси сделал шаг в сторону четверки. Рон сделал шаг назад, а трое его друзей сомкнули ряды перед ним. В гостиной хмыкнули на эти действия. – Тут все свои, - продолжил Пьюси свое наступление. – Не выдадим.
- А ведь я не соврал, - тихо сказал Гарри.
- В чем не соврал? – нахмурился Маркус.
- Про трех темных лордов, - спокойно произнес Крестон. – Их и вправду теперь три. И они нашли общий язык. И двое из них из этого столетия.
- В этом столетии, как ты выразился, у нас только Тот-кого-нельзя-называть и Гриндевальд, - фыркнула семикурсница.
- Крестон, ты ведь сейчас не шутишь? – уточнил Флинт. Гарри покачал головой. – Но ведь последний вроде бы должен сидеть в Нурменгарде.
- Ой, насмешили, - заржал Рон. – По-вашему, человек, который спроектировал и почти собственными руками построил Нурменгард, не сможет из него выйти, что ли?
- То есть, Гриндевальд не сидит в тюрьме? – уточнил Пьюси.
- Ну, почему? – Рон явно издевался. – Он там… живет. Вроде как собственный дом. Так еще никто с проверкой не приходит. И почему решили, что Нурменгард вдруг стал личной тюрьмой для его владельца? И он там не один живет, если вдруг что.
- А откуда ты зна… - начал Маркус и замок. – Рыжик, а твоя фамилия, такая страшная, случайно так начинается не «Гринде» и не заканчивается на «вальд»?
Рон усмехнулся только в ответ, чем подтвердил предположение.
- Ну, ни фига ж себе, - вырвалось у некоторых.
- Это все хорошо, - снова влез Гарри. – Только никого не напрягает, что Дамблдор не предпринимает никаких действий? Неужели он все еще не сумел скорректировать свои действия и планы? Не верю.
- Считаешь, что старик может что-то предпринять в ближайшее время? – нахмурился Флинт. Он дураком не был и прекрасно понял, что Крестон сейчас пытается отвлечь всеобщее внимание от своего друга. В принципе, требовалось время на осмысление этой новости, поэтому он и пошел на смену темы, тем более, она действительно была актуальной.
- Дамблдор не из тех людей, которые сдаются, - мрачно выдал Драко. – Он столько лет исподтишка выстраивал общественное мнение. Он как паук, который сидит, плетет свою паутину и знает каждый узел. А если что-то порвалось, то можно залатать, наложить новые нити. Не стало Гарри Поттера – вывел на арену нового героя, Лонгботтома. И ничего, что он не слишком-то на героя тянет по сравнению с тем же Золотым мальчиком. И вообще в истории с Поттером столько темных пятен, что в ней еще разбираться и разбираться. Грейнджер вот еще. Я даже не знаю, как на эту дуру реагировать.
- Да, Грейнджер зажгла, - кивнул Пьюси. – Честно говоря, она никогда мне не нравилась, но я как-то не замечал за ней таких замашек. Такое ощущение, что ты, рыжик, и твой друг были каким-то сдерживающим фактором. А сейчас вас рядом с ней нет, вот все тормоза и слетели.
- А кто-то говорит, что чистокровные не имеют никакого понятия о маггловском мире, - с усмешкой произнес Орион. – Ой, как ошибаются, судя по последнему высказыванию.
- То, что мы не афишируем своей осведомленности, не значит, что мы понятия не имеем о том, как живут магглы, - спокойно сказал Пьюси.
- Теперь понятно, почему так мало чистокровных ходит на маггловедение, - кивнул сам себе Рон. – Дело не в пренебрежении, оказывается. Хотя на вашем месте я бы туда походил ради развлечения. Ничего смешнее вы, наверное, не увидите.
- Советуешь? – хмыкнул Флинт.
- Вы хотя бы почитайте учебники, - хмыкнул Рон.
- Давайте вернемся в более насущной теме, а именно, к тому, чего следует ожидать от доброго старичка Дамблдора, - подала голос еще одна девушка с седьмого курса.
- Я бы на вашем месте не обольщался и не недооценивал директора, - произнес Гарри. – Если подумать, то история с Гарри Поттером очень показательна. Приведите мне примеры хорошего обращения Дамблдора к нему, и тут же покажите, что это не так.
- Да, Дамблдор всегда ему благоволил, - тут же раздалось фырканье в ответ.
- Но поселил его к магглам, которые магию ненавидят, и знал об этом факте, - парировал Драко. На него уставились сначала с недоумением, потом неверием, а затем начало проступать понимание.
- Ну, чего молчите? Удивлены? – усмехнулся Драко.
- Но эти магглы были единственными родственниками Поттера, - решился кто-то возразить.
- Вы совсем тю-тю? – покрутил у виска пальцем Орион. – А Блеки, а те же Малфои? Да Крестоны, в конце концов?
- Так о Крестонах никто не знал, - новое возражение.
- А завещание на что? – тут же отреагировал Орион.
- У вас что, на каждую реплику будет ответ? – спросил Пьюси. – И потом ведь о завещании никто не знал.
- Вот это промывка мозгов! – воскликнул Орион. – Офигеть просто. Ребята, вы ведь чистокровные, наследники родов, будущие лорды. Так скажите мне, в каком возрасте вы пишите свои завещания?
- Как только становимся во главе рода, - последовал моментальный ответ.
- Поттер – тоже чистокровный, так почему у него не должно было быть завещания? – тихо спросил Гарри. – И потом, как уже известно, было и завещание, и письмо. И в Визенгомоте об этом точно знали, потому что такие вещи там регистрируются. Так кого «воспитывал» директор?
В ответ на это раздалось несколько весьма нелитературных высказываний, сорвавшихся с губ не только мужской части старшекурсников.
- Так чего нам ожидать от Дамблдора? – это уже четверокурсники подключились к разговору.
- Основная задача директора – вроде, как бы, уничтожение Темного лорда, - произнес деловым тоном Драко. – Все делалось для этого. И пророчество, которое появилось очень странным образом. Главное, очень вовремя.
- В принципе, если смотреть на все с определенной точки зрения, то… - семикурсница поднялась со своего места и начала ходить по гостиной, размышляя вслух, - как-то все вовремя происходило. И по сути директор подставлял все время под удар Поттера. Я тут спросила на каникулах у отца по поводу его участия в турнире. Так вот, его можно было спокойно убрать из участников в связи с его несовершеннолетием. И директор мог это сделать в любой момент. А вы помните, что было сказано?
- То есть, Поттера специально подталкивали ко всем этим приключениям? – и взгляды скрестились на Роне.
- Долго же вы соображали, - немного зло сказал тот, затем резко развернулся и пошел в свою комнату. Разговаривать больше он не желал. И его нежелание все восприняли адекватно.
- у вас есть над чем подумать, - тихо сказал Орион и направился вслед за партнером. Драко и Гарри не стали отставать.
***
В то время, когда в слизеринской гостиной шло весьма интересное обсуждение и слизеринцы получали порцию информации для обсуждения, Дамблдор сидел в своем кабинете. Его ему оставили. Дамблдор мысленно потянулся к нитям Хогвартса, но, как уже несчетное количество раз, ничего не почувствовал. Эти нежданно-негоданно появившиеся потомки перетянули все на себя. Но он еще поборется, и все будет так, как хочет он. Этому миру нужны преобразования, и во главе этого процесса будет стоять он. Конечно, это было ужасно не вовремя – смерть Поттера. Ведь на него делались такие ставки. Герой бы выполнил бы свою роль и умер вместе с крестражем, который засел в его голове. Все было продумано до мельчайших подробностей. Дамблдор замер, нахмурился. Какая-то мысль не давала ему покоя. Вот она яркой вспышкой оформилась. Для своего возраста директор очень резко вскочил из кресла и в два прыжка оказался около книжного шкафа. Следующие минут десять он снимал всевозможную защиту со стеллажа. Оказалось, что видимое не означает реального. Да, это был книжный стеллаж, только вот книги на нем было намного более серьезные, чем видели посетители кабинета. Дамблдор усмехнулся. Он был уверен, что и потомки своих предков не смогли увидеть реального положения вещей. Он взял нужную книгу, положил ее на свой стол, устроился в кресле и принялся листать. Когда нужная страница была найдена, он углубился в чтение. Чем дальше он читал, тем больше на его лице проступало выражение недоумения. Этот фолиант он читал, даже несколько раз, так почему в его голове не отложились некоторые моменты? Или он просто не обращал на них должного внимания? Он же должен был вспомнить эти вещи? А было несколько серьезных моментов, которые несли за собой совсем не слабые последствия, в том числе и для него. И существовало несколько истин:
Во-первых, если нанести хоть какой-то вред последнему в роду – жди беды. Любой вред, неважно, чем ты руководствовался.
Во-вторых, маг, рожденный от магов, в том числе и магглорожденных, считается чистокровным. Магглорожденные снимают древние печати, проклятия, пробуждают кровь и родовые дары. Счет поколений идет по чистокровному магу. Полукровками были только рожденные от мага и маггла. А вот появление магглорожденных было кое-чем непонятным и считалось с древних времен шуткой магии. Когда маги встали на путь вырождения, стали появляться волшебники из ниоткуда. Об этом давно забыли. Все эти фолианты давно были запрещены, ибо считалось, что несут в себе темную магию. Дамблдор усмехнулся. Как хорошо было знать то, о чем другие понятия не имели.
В-третьих, как только признаешь за несовершеннолетним право совершеннолетнего, так он тут же получает все права совершеннолетнего, то есть любое имеющееся над ним опекунство автоматически аннулируется.
В-четвертых, на последнего в роду невозможно заключить не одного договора или контракта, в том числе магического. А это означало, что участие Поттера в турнире трех волшебников – только его, директора, решение, и больше ничье. И более того, эти данные зафиксированы во всех документов. И это означает только одно: все эти документы необходимо уничтожить, пока они не попали кому-нибудь в руки. Это ведь будет такой компромат против него.
Так почему же он не вспомнил все эти моменты? Должен же он был подумать об этом, когда вылетело имя Поттера из кубка. Так почему же нет? Сказывается старость? Как же он забыл обо всем этом? Ведь теперь придется сесть и обдумать заново все случившее с позиции уже совершенных ошибок, все это примерить на Лонгботтома, чтобы не повторить уже сделанных ошибок. И надо что-то делать с Поттером. Наказание за нарушение законов магии может быть как моментальным, так и нагрянуть спустя много лет, но может и так растянуться, что ты и не заметишь изменений, пока не станет слишком поздно. И появление потомков в Хогвартсе может быть одним из этих мордредовых последствий. Никогда не знаешь, какую форму наказания примет магия.
- Необходимо срочно начинать действовать, - произнес он вслух. – Как же все не вовремя. Еще и Том почему-то затаился. Узнав о гибели Поттера, он должен был начать действовать, но этого не произошло. Почему он залег на дно? Чего ждет? Каких действий нужно от него ожидать? Еще и Блек с Люпином не идут на контакт. Крестон этот… И как Блеку удалось найти своего ублюдка? Все было сделано для того, чтобы мальчишка никогда не оказался в магическом мире. Да, нужно собирать силы. И мне нужна Гермиона. Моя умная хорошая девочка, преданная мне всем сердцем. Она лучше всех понимает, какое должно быть у нас всех будущее. Да, мне нужно собрать моих маленьких воинов. И первая задача будет нейтрализовать всех, кто мешает – Крестон, Малфой, Блек и рыжий, который теперь уже не Уизли. Надо бы у Молли выяснить, с кем это она успела покувыркаться в постельке. Эх, какая неприятность. Да, надо встретиться с Гермионой.
Он решительно поднялся из кресла. То, что магглорожденные не могли выйти со своей территории, не означало, что он туда не может пройти и поговорить со своей верной помощницей.
Он не знал, что, как только он покинул свой кабинет, за ним бесшумно двинулись две тени. Они остановились перед силовым барьером, ведущим к ласточкам. Директора барьер пропустил.
- Что ж, дождались, - тихо произнес Годрик.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ju6085Дата: Четверг, 16.10.2014, 14:38 | Сообщение # 94
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
спасибо, за продолжение
 
AnnWДата: Понедельник, 09.03.2015, 20:48 | Сообщение # 95
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Человек написавший этот фик - просто гениален! Обожаю авторов, которые умеют написать такое чтиво, где после 5,10,15 -главы не становится скучно, где сюжет захватывает и хочется читать дальше и дальше не отрываясь. flowers :flowers: Я восхищаюсь умением таких людей затянуть читатилей в историю.
В фике "Память", много интригующих поворотов сюжетной линии разных персонажей , интересный стиль написания , а главное(!) нет синтаксических и грамматических ошибок!
Аплодирую стоя! clap yahoo
Жду с великим нетерпением продолжение biggrin


Сообщение отредактировал AnnW - Суббота, 21.03.2015, 18:31
 
AnnWДата: Суббота, 21.03.2015, 18:30 | Сообщение # 96
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
И! Можно ли узнать , с каким примерно интервалом выходят главы? smile
 
ОлюсяДата: Суббота, 21.03.2015, 19:10 | Сообщение # 97
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
AnnW, это тайна покрытая мраком...


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
AnnWДата: Воскресенье, 12.04.2015, 16:31 | Сообщение # 98
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
[/b]Олюся, Эх! А ак надеялась! booze ... oops ... sadwalk
 
kartaДата: Вторник, 05.05.2015, 09:21 | Сообщение # 99
Подросток
Сообщений: 7
« 0 »
Отредактировано. С подобными просьбами необходимо обращаться через ЛС или аську.

Сообщение отредактировал Олюся - Четверг, 07.05.2015, 01:43
 
КитцунеДата: Среда, 30.09.2015, 16:14 | Сообщение # 100
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Рассказ просто замечательный!!!! Жду продолжение сие восхитительного фонфика!!!


КеТ СоРи
 
AnnWДата: Среда, 07.10.2015, 09:11 | Сообщение # 101
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Уже перечитываю по 10-ому разу... Ну когда продолжение? Госпожа модератор, просветите общественность, пожалуйста! cry
 
ОлюсяДата: Четверг, 08.10.2015, 21:05 | Сообщение # 102
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
AnnW, Увы и ах, но автор сейчас работает над другим проектом, а потому сроки не известны...


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
AnnWДата: Вторник, 12.01.2016, 19:27 | Сообщение # 103
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Понятно... sad
Надеюсь, автор не забросит сей фанфик...Буду ждать продолжение.
 
AnnWДата: Воскресенье, 13.03.2016, 15:47 | Сообщение # 104
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Ожидание...
О как мучителен смысл этого слова...
Не подскажите, какие у автора еще проекты?

(Кстати, Олюся, Вас случайно нет на Фикбуке?)
 
AnnWДата: Среда, 11.05.2016, 17:28 | Сообщение # 105
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Все ещё в ожидании....
 
miss_dearestДата: Вторник, 07.06.2016, 06:37 | Сообщение # 106
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Милая Linnea, чудо писательница наша, обрадуйте наш продой, уже два года как нету проды, но такое ощущение как будто только вчера читала это произведение, до того засело в мыслях этот щедевр. Автор желаю Вам счастья, благополучия и море вдохновения. Чтоб все у Вас было в жизни хорошо и спокойно писалось продолжение сие чудесного творения.


Люблю фанфики про Гарри Поттера, Северуса Снейпа, Драко Малфоя и Тома Риддла. Люблю таймтревелы. Люблю талантливых авторов которые создают чудеса фантастического жанра.
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 22:51 | Сообщение # 107
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 48. Несколько разговоров
Зарыты в нашу память на века
И даты, и события, и лица,
А память - как колодец глубока.
Попробуй заглянуть - наверняка
Лицо - и то - неясно отразится…

(Владимир Высоцкий. «Зарыты в нашу память на века»)

В спальне Гарри был один, почему-то ему не хотелось вести сейчас беседы в гостиной. В последнее время его все чаще одолевали разные мысли. Жизнь не так давно поменялась настолько кардинально, что это казалось почти невозможным. Только вот сравнивать ему было не с чем. Он никогда не знал, что такое - расти без родителей, ведь, едва открыв глаза, получил отца: любящего, доброго и самого лучшего несмотря на все его прошлое. Это самое прошлое ничего для него не значило, поскольку его отец был другим, а все рассказанное - далеким и не совсем реальным. Конечно, он предпочел бы остаться на обучении дома, но с Дамблдором ссориться не хотелось. Этот старик, как паук, оплел своей паутиной всю Англию.
POVГарри
Что же мы имеем? Главный наш противник – Дамблдор. Умен, силен, хорошо разбирается в интригах и политике.
Что мы знаем о его политических идеях? Во-первых, он поддерживает магглорожденных волшебников и полукровок, выросших большей частью среди магглов. Во-вторых, выступает за слияние миров и, в некотором смысле, упразднение Статута секретности. В-третьих, его постоянные слова о всеобщем благе. В принципе, это все. И ему хватает, чтобы вести за собой людей.
Откуда такой авторитет у директора? Победил в свое время Геллерта Гриндевальда? Согласно официальной версии так и есть. Противник в Нурменгарде, откуда не выйти. На фоне этого взлет по политической лестнице. Но куда смотрели аристократы? Вспоминаем, что это было за время. Победа на тем Темным лордом пришлась на сорок третий, то есть разгар войны с Германией. Кстати, страшной войны, судя по информации отца и остальных. Все были заняты решением этой проблемы, а затем восстановлением мирной жизни. И Дамблдор воспользовался ситуацией по полной программе. А когда все очнулись, он уже имел вес плюс заручился поддержкой как раз тех слоев общества, которые выступали против аристократии.
Снятие Статута секретности обернется полной катастрофой. Дамблдор же не дурак, почему он ратует за эту идею? Инквизиция по сравнению с тем, что будет у нас, покажется всем легкой щекоткой. Методы и люди изменились. Сейчас с инакостью станут бороться не кострами, а чем-нибудь более страшным и масштабным. На первый взгляд можно подумать, что Дамблдор просто решил уничтожить магическое общество. Но ведь он и сам попадает по удар. Не понимает? Странно. Ладно, пока оставим эту тему.
Теперь третье – «Всеобщее благо». Это вообще из разряда чего-то абстрактного. Каждый понимает благо по-разному. Что нравится одному, будет плохо для другого. Это как в том мифе о Сизифе, что читал мне папа. Абсолютно безрезультативный труд. Но делать что-то только ради того, чтобы сделать? Зачем? Должна же быть логика. Что еще можно приписать директору? Борьбу за идеалы света. Тоже понятие абстрактное. Делить магию… Делить магию… Вот же ж… А когда вообще возникло деление магии на темную и светлую, если одной без другой не существует. Уж не Дамблдор ли стал тем, кто вывел все это на уровень абсурда? Надо выяснить.
Конец POVГарри.

- О чем задумался? – В спальню тихо вошел Билл.
- Мысли всякие одолевают, - улыбнулся ему Гарри. Он ощущал Билла, но сейчас ничего не видел. – Иногда надо просто подумать, чтобы разложить ситуацию по полочкам. Рона ищешь?
- Нет, с тобой хотел поговорить. У меня возникла идея относительно твоей памяти.
- М-м-м? – Гарри вздернул бровь очень похоже на Снейпа.
- Насколько я понимаю, просветлений у тебя нет, но при этом, как бы правильно сказать, не совсем чистый лист, так?
- Шляпа сказала, что память укрыта.
- Возможно - только возможно - у тебя одно наложилось на другое, - произнес Билл. – Сначала Авада от тебя отлетела, причем соприкоснувшись с головой. Но до этого был твой отец, который Джеймс Поттер. Если он предвидел те события, то должен был предпринять какие-то меры.
- Ты считаешь, что защита, которая на мне якобы была, это защита матери? – уточнил Гарри.
- Думаю, да. Продолжим. В конце было нападение твоего дяди, почти смерть. И снова тебе прилетело по голове. А кто сказал, что не было чего-то подобного здесь, в Хогвартсе, во время твоего обучения? Ты каждый год сталкивался с разного рода приключениями, от которых кровь в жилах стынет. Мог ты увидеть или услышать что-то такое, что тебе не предназначалось?
- Обливиэйты?
- Или промывка мозгов, когда одно воспоминание заменяется другим, - сказал Билл. – Из разговоров Рона я хорошо помню, что у тебя было несколько очень ярких воспоминаний, которые ты можешь с абсолютной точностью рассказать. Я понимаю, что что-то запоминается сильнее, что-то слабее. На место одного приходит другое. То, что было ярким, становится более тусклым. Но у тебя не так. Ты словно видел одну и ту же колдографию, большая часть которой скрыта. Лишь момент, мгновение. Гарри, это ненормально.
- Думаешь, мне вложили в голову какие-то воспоминания?
- Я почти уверен в этом, - серьезно ответил Билл. – Ты, как Гарри Поттер, был фигурой очень удобной. Сирота, ничего не знающий и не умеющий. У тебя была только одна неудобная черта – ты находил себе приключения даже без направляющего пинка. Я думаю, тебе не раз корректировали воспоминания. И все вместе дало эффект якобы отсутствия памяти. Но, скорее всего, она где-то внутри. Нам нужен очень хороший специалист по ментальным наукам. А это либо твой отец, либо профессор Снейп.
- Что же такого я мог узнать, увидеть или услышать, что мне изменяли память? – задумчиво произнес Гарри.
- Хороший вопрос, - вздохнул Билл. – Но что-то ты точно узнал. И это что-то, что неизвестно Рону. На него воздействовали зельями, правда, не всегда с удачным результатом из-за нашего происхождения.
- Дед Салазар ведь тоже, по-моему, ментальный маг, - вдруг встрепенулся Гарри.
- Действительно. Тебя проводить к нему? Не думаю, что стоит затягивать с этим делом.
- Пошли.
***
Дамблдор был доволен. Его встреча с мисс Грейнджер прошла более чем успешно. Настолько рьяного и преданного сторонника у него еще никогда не было. Девушка понимала его даже не с полуслова, а с полувзгляда. Таких бы побольше, и любое дело можно провернуть намного быстрее. Теперь оставалось ждать, когда умница Гермиона соберет маленькую, но очень недовольную армию, которая поможет ему вернуть все на свои места.
Он прошел к своему рабочему столу. Да-да, ему широким жестом оставили прежний кабинет, как подачку, насмешку. Иначе Дамблдор случившееся не воспринимал, но все же был рад, поскольку в свое время запрятал в этих стенах очень многое, что сейчас могло ему понадобиться. Завести руку под столешницу, нащупать еле заметное углубление, и с легким шорохом открылся потайной ящик. На стол легли несколько папок, небольшая шкатулка и свиток, перевязанный красно-золотой лентой. Шкатулку и свиток он отодвинул сразу, а вот папки положил перед собой. На первой красивым почерком с завитушками было выведено: «Поттеры». Развязав темно-синюю ленту, Дамблдор открыл ее, углубившись в чтение. Ему нужно было понять, где же он так ошибся и что не рассмотрел в своем подающем надежды ученике и, как он думал, очень верном ему человеке.
Через час почти полной тишины, нарушаемой только шелестом пергамента, Дамблдор устало откинулся на спинку кресла и потер переносицу. Не было в этом досье ничего такого, что могло бы указать на какие-то совершенно странные и не слишком уж приятные знакомства. Ничего не указывало на наличие в круге общения Поттеров, что старших – Карлуса и Дореи, – что младших – Джеймса и Лили, – Крестонов. И каким же образом Джеймс смог стать крестным ребенка Крестона? А эта неизвестно откуда взявшаяся сестра Люциуса Малфоя, оказавшаяся крестной Гарри? В только что прочитанном досье не нашлось ни одного упоминания хоть о каких-то отношениях между Поттерами и Малфоями. Неужели Джеймс и Лили были настолько скрытными и, более того, не доверяли ему, своего светлому и доброму наставнику? Это казалось абсурдом, но факты говорили сами за себя.
Конечно, где-то глубоко в душе, Дамблдор понимал, что является виновником гибели мальчишки. Если бы он не отправил младшего Поттера к его маггловским родственникам, тот сейчас был бы жив, план реализовывался бы в рамках отведенного ему времени, а Крестон бы не объявился. Или это было самовнушением? Да, в глубине души он винил себя, но настолько глубоко, что ни сердце, ни совесть даже не екали. Нет человека, и ладно. Пересмотрим, перепланируем, переделаем. Жаль только сил, затраченных на компанию по прославлению Поттера. Теперь очень сложно менять героя, но куда деваться. Мальчишка мертв, и оживить его не представляется возможным.
Дамблдор выпрямился и принялся за следующую папку, посвященную отдельно Гарри Поттеру. Она содержала сведения с момента поступления мальчика в Хогвартс, была толще предыдущей, но ответа на вопросы не давала. Вот и последние страницы.
- Так, зелье рассеивания внимания – четыре дозы на год. Зелье легкого помрачнения – две. Зелье доверчивости – три. Корректировка воспоминаний. Первый курс – трижды. Второй – пять раз. Третий – двенадцать. Четвертый – четыре. Хм, а что же такого стряслось на третьем курсе? Откуда эта способность - все время оказываться не в тех местах и не в то время? Тогда у нас в школе был Люпин. И что же такого этот оборотень наговорил Поттеру? - Дамблдор вернулся к страницам, которые были посвящены третьему курсу. И чем больше читал, тем сильнее хмурился. Любо Люпин был совсем не тем, кем он его считал, либо Поттер контактировал с кем-то, весьма осведомленным в древних традициях и магии. Только сейчас директор обратил внимание на одну деталь, от которой раньше отмахивался. Он вытащил еще одну папку, озаглавленную «Рон Уизли», правда, сейчас фамилия поблекла, что говорило о непринадлежности мальчика к роду. И снова быстрое чтение. Несколько раз Дамблдор возвращался к предыдущим страницам, а в какой-то момент даже стал сравнивать данные из папки Гарри с тем, что было написано в документах рыжего.
«Как, однако, интересно. Почему же я раньше упустил этот момент? Мне всегда казалось, что Гермиона была рядом ними, а если не была, то эти два оболтуса сидели в гостиной и дурака валяли. Нестыковка. Откуда-то же у Рональда появились те умения и знания, которые он сейчас демонстрирует. Эти навыки наработанные, причем не за пару месяцев. И мисс Грейнджер об этом не знает. Как она там сегодня сказала? Рональд рад, что они с Гарри не доверяли ей полностью и не посвятили ее во все свои тайны. Значит, тайны были. Мог Гарри получить… Ох, само собой, мог. Не зря же я ему столько раз память корректировал, убирая слишком неудобные моменты. Но почему-то я не помню ничего, что указало бы, куда именно Поттер и Уи… и рыжий уходили в отсутствие девчонки. Что же они делали? Чему учились? Возможно, так часто приходилось что-то корректировать именно из-за постоянных изменений?»
Дамблдор раздраженно поднялся из кресла. Наверное, только сейчас он осознал, что был совершенно уверен - события развиваются согласно его планам, и ничто не может пойти не так. А на деле двое мальчишек жили своей жизнью. И теперь узнать, чего же они нахватались за предыдущие годы, было невозможно. Хотя… Это Поттер мертв, а Уизли жив себе и здоров. Решение пригласить рыжего к себе на «чай» пришло сразу же. Надо было срочно выяснять, что и где он упустил. И Дамблдор в очередной раз просто выкинул из головы то, что может ему помешать. Существовала только цель, и не важно, что она едва ли была достижимой.
***
Гермиона с жадностью маньяка «поглощала» переданный ей директором фолиант. Она ничего вокруг не замечала, и очень зря. Среди магглорожденных мнение о новшествах сложилось разное, не все были против случившихся изменений.
В стороне от нее собралась небольшая группка студентов разного возраста. Они изредка бросали взгляды на Гермиону.
- Мда, не думал, что именно она себя так поведет, - произнес один из них. – Получается, что она другом Рону и Гарри вовсе не была? И почему так отнеслась к гибели последнего? Поттер же не виноват, что его дядя садистом оказался и убийцей.
- Какая-то она неправильно правильная, - задумчиво протянула девушка из этой компании. – Понятия у нее сместились в какую-то странную плоскость. А уж ее разговор сегодня с Дамблдором… Знаете, я даже не сомневаюсь, о там шла речь. Она начинает мне напоминать Беллатриссу Лестрейндж. Только на службе света. Вот и вся разница.
- Думаешь, дело так далеко зашло? – нахмурился кто-то из парней.
- А ты припомни, что мы случайно услышали? – скривилась девушка. – Или не случайно.
- Не случайно? – подключилась к разговору еще одна девушка.
- А вы обратили внимание, какие чары стоят на нашей территории? – первая девушка оглядела своих собеседников. – Нас ведь отдалили от всех остальных не потому, что мы магглорожденные, хотя именно так все и было преподнесено.
- С чего ты взяла, что дело не в этом? – нахмурились все.
- Ребята, не стройте из себя идиотов, - фыркнула девушка. – Неужели вы не обратили внимание, что некоторые магглорожденные остались в Большом зале? Я могу с ходу назвать аж три десятка.
- Тогда почему? – недоуменно посмотрела на нее подруга.
- Задайте себе другой вопрос. Почему Грейнджер все еще в школе?
- Под присмотром, - тихо произнес один из парней, глянув на объект разговора.
- Вот именно, - кивнула лидер их группы. – Врагов надо держать ближе к телу, где за ними можно присмотреть. А у Грейнджер явно мозги повернуты не в ту сторону. Она хоть и читает много, только выводы делать не умеет. В мире магии еще не прижилась, а в мире магглов уже чужая. При этом идеи и принципы оттуда пытается применить здесь.
- А чем это плохо? У магглов много хорошего, - произнесла еще одна девушка.
- Мэри, это то же самое, как если бы ты приехала в какую-нибудь арабскую страну и стала доказывать там, что короткая юбка – это хит сезона, - фыркнула лидер.
- Я такую глупость никогда бы не сделала, у них свои традиции, и не мне их… Ох… - запнулась она.
- Поняла, наконец? Вот и тут так же. Мы приходим в иное государство, в котором есть свои законы, традиции и правила, и не нам их менять. Мы можем внести предложение, но не более того. Например, тут очень нужны развлекательные центры, детские площадки, а то и детские сады. А вот лезть в связь домовиков и их хозяев точно не стоит. Я, когда эта наша зубрила свое ГАВНЭ учредила, специально изучила вопрос. Пришлось идти к мадам Вектор, чтобы получить пропуск в Запретную секцию. Понимаете, о чем я?
- Информация удалена из общего доступа, - мрачно выдал один парней. – Эх, поговорить бы с кем-нибудь из слизеринцев.
- Зачем? – удивленно уставились на него.
- Они могут задать пару интересных вопросов своим родителям и дедам с бабками, - пояснил тот свои слова. – Например, какие в их времена предметы преподавали, какие факультативы были, какие клубы, к какой информации имелся допуск в библиотеке…
- А идея интересная, - кивнула лидер. – Выйти мы отсюда пока не можем. Но написать - запросто. И, думаю, надо выбирать только чистокровных или аристократов.
- Ты разделяешь их? – удивилась сидящая рядом с ней блондинка.
- Не все чистокровные – аристократы, а нам сейчас нужна информация. Это первое. Второе - надо следить за этой, - кивок сторону Грейнджер. - Дамблдор сюда войти может, а мы выйти - пока нет. То, что эта дура начнет тут пропагандой заниматься, это как пить дать.
- Изолировать ее? – предложил один из парней.
- Нам бы понять, что новое руководство задумало, - покачала головой девушка. – Они ее оставили, значит, она зачем-то им нужна. Так что наша задача - усложнить ей выполнение задания. Она не должна получить нужный Дамблдору результат.
- А может быть так, что на ней какое-то заклятие?
- Не думаю, - покачал головой один из парней. – Мне кажется, у нах с директором одна проблема. Они свято верят в то, что говорят. Не помню, где читал, но смысл там в том, что человек не может быть только добрым или злым. В нем всего понемногу. Поступки оценивают со стороны и со стороны же вешают ярлыки. А для самого человека мерилом служит собственная совесть. У кого-то ее много, у кого-то она просто есть, а кто-то давно уже ее потерял.
- Ты сам выбираешь, кем быть, - кивнула лидер. – Она и выбрала, - взгляд в сторону Грейнджер. – Честно скажу, я ее не понимаю, особенно после того, что случилось с Поттером. Она считалась его лучшей подругой, а тут такие выкрутасы. Вот Рональда я уважаю. А ведь такого от него никто не ожидал. Парень-то казался недалеким завистливым засранцем, который в любой момент может отвернуться. А на деле оказался настоящим верным другом.
- Играл пацан, - хмыкнул один из парней. – В общем-то, могу честно сказать, что видели мы только фасад. Думаю, и Поттер был не таким, каким выглядел. Что мы, собственно, о нем знали? Да, ничего.
- Итак, первым делом, следим за зубрилкой, мешаем ей всеми возможными способами, собираем информацию, - подвела итог разговора лидер.
- Надо проводить просветительскую работу среди лояльно настроенных, - поддержала еще одна девушка, – чтобы четко понять, кто и что из себя представляет. Наверняка еще есть такие вот Грейнлжер.
- Согласны, - кивнули все.
- Тогда расходимся, - сказала лидер. – Джанин, проследи сегодня за этой. Мало ли, до чего додумается. Остальным писать письма.
***
- Думаешь, сами разберутся? – Годрик с интересом глянул на своего супруга, который внимательно следил за разговором группы магглорожденных. Это только Дамблдор мог поверить, что новые-старые владельцы не будут присматривать за происходящим в стенах замка.
- Детки умные, - усмехнулся Салазар. – Конечно, ушли немного в сторону, но все же идея о том, что не так просто отделили магглорожденных, причем не всех, промелькнула. Вспомнят, обсудят. Уверен в этом. Надо подкинуть им пару хороших фолиантов. Толк будет из ребят. И о будущем своем думают. Мне понравилась их идея с развлекательными центрами. Вполне можно будет их спонсировать. На следующей неделе начнем проводить собеседования.
Дальнейший разговор был прерван настойчивым стуком, вслед за которым на пороге появился Гарри в сопровождении Билла. Через полчаса объяснений двое Основателей чуть ли не ядом плевались, кружа вокруг внука и накладывая на него всевозможные заклинания. Еще через полчаса был послан зов на общий сбор. Ситуация была неординарной, и ее следовало обсудить.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Среда, 14.12.2016, 22:51 | Сообщение # 108
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 176 »
Глава 49. Совещание


Все заинтересованные собрались быстро. Кабинет Дамблдора давно уже был приведен в порядок и оказался намного больше и интереснее, чем при прежнем хозяине, которому так и не удалось узнать всех секретов Хогвартса. Сейчас за входной дверью расположилась маленькая приемная, за ней – зал совещаний с большим круглым столом на манер стола короля Артура. Дальше шел рабочий кабинет, справа от него – личные комнаты, слева – дверь в хранилище, где в числе прочего помещался и стеллаж с личными делами учеников. К хранилищу Дамблдор доступ, пусть и частичный, сохранил, но в кабинет попасть не мог, ему выделили другие помещения. Это было еще одной причиной, по которой бесился «действующий» директор школы.
Салазар, не особо выбирая выражения, посвятил всех в предположения Билла. Пока он говорил, Годрик с задумчивым видом сидел в кресле, мысленно находясь где-то далеко.
– Ментальные практики весьма сложные, – подал голос Снейп, когда Салазар, наконец, замолчал. Его тоже пригласили на эту встречу, поскольку он, само собой, вошел в состав новой силы. Только на этот раз не слугой, а соратником и членом новой семьи. Почему семьи? Лили не собиралась больше выпускать его из своих цепких ручонок.
Неожиданно всех прервал стук в дверь. Салазар хмыкнул, затем махнул рукой, позволяя гостю войти.
– Извините, – в кабинете появилась Минерва МакГонагалл.
– Да? – Салазар недоуменно смотрел на нее.
– Альбус странно себя ведет, и я боюсь, это выльется в очередные проблемы.
– Присаживайтесь, – Том встал со своего места, уступая его женщине, а сам пересел на подлокотник кресла, в котором расположились Драко и Гарри.
– Дамблдор всегда вел себя странно, – буркнул Снейп.
– Северус, – укоризненно покачала головой женщина. – Я тут просмотрела свои вещи. И нашла вот это. – На стол легло что-то, завернутое в платок. Внутри оказалась обычная на первый взгляд шпилька, ничем не отличавшаяся от тех, что скрепляли сейчас пучок профессора.
– Зачарованная, – подал голос Гриндевальд. – Ай да Альбус, ай да баловник. И ведь совершенно не меняет своих привычек.
– Своих привычек? – нахмурилась Минерва.
– Дорогая моя леди, Альбус весьма часто пользовался таким способом в конце тридцатых – начале сороковых годов. Подкинуть безделушку в вещи нужного или неугодного человека, и дело в шляпе – кто-то воспылает к тебе доверием и дружелюбием, а кто-то неожиданно умрет от какой-нибудь болезни или несчастного случая.
– Вы же сейчас пошутили? – хриплым голосом сказала Минерва.
– Абсолютно точно нет, – усмехнулся Гриндевальд. – Кому, как не мне, знать, чем промышляла эта рыжая бестия. Не зря же я в свои годы выгляжу в худшем случае на пятьдесят, а он в свои сто пятнадцать на сто пятнадцать и смотрится. Магические откаты, однако. Я долго думал, что он так прячется, имидж себе создает. А он на самом деле такой. И главное - ни у кого не возникло никаких вопросов. Интересный эффект. Это как же нужно было промыть всем мозги…
– Своим внешним видом он отводит внимание от настоящих проблем, – задумчиво произнес Годрик. – Борода, колпак этот, цветные мантии с блестками. Отвлекающий маневр. Есть подозрение, что уже очень много лет господин директор является Предателем рода и крови. Если подумать, у него должно было достать сил, чтобы сразиться с Темным лордом, который младше него лет на пятьдесят. Том, как выглядел Дамблдор во время твоей учебы?
– Но мистер Крестон не учился в Хогвартсе! – удивленно воскликнула МакГонагалл.
– Это не значит, что он не знает, как этот человек выглядел, – пожал плечами Годрик.
– На свои года. И уже носил бороду. И одевался также, – ответил Том.
– Отвлекал, – хмыкнул Годрик. – Внешняя мишура, поведение, эксцентричные выходки, слова… за всем этим легко спрятать себя настоящего. Дамблдор умело воспользовался всеми этими атрибутами, создав себе определенный образ, который крепко засел у всех в умах.
– Все помнят, что великий маг победил Темного лорда, но никто не может сказать, какими силами этот самый великий маг обладает, – хмыкнул Геллерт. – Удобно. А тут он вообще решил повоевать руками детей. Странно, вам не кажется?
– Вы очень многое знаете, – нахмурилась МакГонагалл.
– Я был неплохо знаком с Альбусом. Правда, наше с ним знакомство не слишком хорошо для меня закончилось. Впрочем, как и для бедного ребенка, которого все знают как Гарри Поттера. И ладно бы Альбус оставил в покое погибшее дитя, так он и дальше решил спекулировать на его имени, к тому же его опорочив. Не слишком ли для светлого мага, радеющего за благо всего человечества?
– Я, кстати, разобралась с данной вещицей. – Минерва кивнула на лежащую на столе шпильку. – Она влияла на критическое мышление, и я воспринимала действия Альбуса, как само собой разумеющееся. Уверена, это касалось определенных людей, например, Гарри Поттера. Я только сейчас поняла, что за последние десять лет была в гостиной моего факультета от силы раз тридцать. И это ненормально. Во время обучения Джеймса я появлялась там минимум трижды в неделю, а раз в месяц собирала большое общефакультетское собрание.
– С каждым словом все больше новых сведений, – со вздохом произнес Билл. – Зачем это было директору? Он же несколько раз отказывался от поста министра, хотя ему его предлагали.
– А править из-за трона удобнее, – усмехнулся Салазар. – Умный человек, душа только поганая.
Годрик же снова впал в задумчивость, потом вдруг резко поднялся, подошел к двери в хранилище и постучал по книге, лежащей слева от нее на небольшой стойке.
– Запросы Альбуса Дамблдора, – произнес он вслух.
– Рик? – удивленно посмотрел на него Салазар.
– Я мельком проглядывал дела студентов, но не все. А сейчас подумал, что Хогвартс мог посчитать записи директора об учениках школы как записи в личное дело и, вполне возможно, скопировал их.
– Личные записи для Гермионы Грейнджер, Рональда Уизли и Гарри Поттера, – пронесся по залу приятный женский голос, – скопированы в дела данных студентов.
– Предоставить папки, – Годрик почти рычал.
Интересовала его в первую очередь папка с именем Гарри Поттера. Он быстро стал проглядывать страницы и, закончив, застыл с каменным лицом, только глаза горели каким-то дьявольским огнем.
– Рик? – вкрадчиво обратился к нему Салазар.
– Зелье рассеивания внимания – четыре дозы на год. Зелье легкого помрачения – две. Зелье доверчивости – три. Корректировка воспоминаний. Первый курс – трижды. Второй – пять раз. Третий – двенадцать. Четвертый – четыре, – процитировал Гриффиндор прочитанное. – Вот вам и доказательства догадки Уильяма.
– Придется сесть за изучение дел студентов, – со вздохом произнес Геллерт.
– Мерлин мой, зачем?! – вырвалось у Минервы. Она была в шоке. – С таким вмешательством мальчик мог сойти с ума.
– Почему так много на третьем курсе? – очень тихо задал вопрос Драко. Все это время подростки сидели молча. – Двенадцать раз – это чересчур. Да и не помню я, чтобы директор так часто вызывал Гарри к себе в кабинет. Раз пять-шесть, не больше. Он что, его специально по коридорам отлавливал, чтобы память корректировать?
– Уильям предположил, что Джеймс мог наложить на сына определенные родовые чары, которые… – начал Годрик, но замолчал.
– Что? – вырвалось у всех.
– А ведь Джеймс, предвидя свою смерть, мог предвидеть и остальные события, в том числе и потерю памяти, – Гриффиндор встал из-за стола и начал расхаживать туда-сюда. – Мог он озаботиться тем, чтобы память не пропала совсем? Возможно…
– О чем вы вообще? – перебила его МакГонагалл. Она переводила ошарашенный взгляд с одного члена данного собрания на другого. – Причем тут Джеймс Поттер? Какое предвидение?
– Профессор, вы же уже знаете, что я Гарри Поттер, – подал голос Гарри. – Томас Крестон на самом деле мой отец. Только вот у него есть еще одно имя. И оно вам известно. Вы учились в Хогвартсе в одно время.
– Так сын, а это ты откуда знаешь? – поинтересовался Том.
– Прочитали в библиотеке и посмотрели альбомы выпускников, – ответил за него Орион. – Нам интересно было. Хорошо сохранились, дядя... для своего возраста.
– Выпорю,– пообещал мужчина.
– Учились в одно время? – удивленно произнесла женщина, изучая Крестона. – В одно время… Том… Том? Не может быть!
– Все-таки наш бывший декан – умная ведьма, – заметил Рон. – Быстро сложила картинку.
– Как вообще все это возможно? – вырвалось у МакГонагалл. Она в шоке переводила взгляд с одного мага на другого, наконец, остановив его на Лили. – Почему? Как ты стала Малфой?
– Упокойтесь, Минерва, – Северус быстро вытащил из спрятанного на поясе чехла успокоительное зелье и влил его в стакан с водой. – Все оказалось не так, как мы видели. Хотя некоторые события и развивались по известному нам сценарию, только вот причины были другие.
– Каким образом Том Риддл оказался отцом Гарри Поттера?!
– Они с Джеймсом любили друг друга. Очень сильно, – спокойно произнесла Лили. – Я зачать не могла и не могу до сих пор, но выносить ребенка в силах. И я выносила двоих, позволив им родиться: Гарри и Ориона. Профессор, все так запутано, что и не объяснить. Но нам всегда приходилось прятаться от Дамблдора. Джеймс был сиреной со всеми вытекающими отсюда проблемами и преимуществами. Он видел многое. Изменить, правда, не получалось. Но он постарался.
– Я все равно не понимаю, - покачала головой Минерва. – Кто вы все?
– Профессор, – на этот раз начал Ремус. – Перед вами сейчас находятся три самых страшных для Англии человека: Салазар Слизерин, да-да, тот самый, Геллерт Гриндевальд и лорд Волдеморт. И их семья. Сириусу удалось вернуть разум Тому. И то, что случилось на кладбище, на самом деле было другим. Том должен был забрать Гарри от Дурслей, только вот не успел. С Дурслями, кстати, тоже не все ясно. Я понимаю, ненависть к магии и все такое, но ее было слишком много.
– Думаешь, вмешательство? – поинтересовался Том.
– Уверен процентов на девяносто пять.
– Я не понимаю, зачем Альбусу все это нужно? – покачала головой Минерва.
– Профессор, вы с нами? – вдруг спросил Гарри.
– Я давно уже с вами, мистер Поттер-Крестон. Кое-что мешало, но я всегда была и буду на вашей стороне. Только я не понимаю причин такого поведения и решений Альбуса.
– Так называемые дары смерти, – произнес Геллерт. – Альбус маниакально помешан на них. Бузинная палочка старшего из братьев Певереллов, воскрешающий камень среднего, впоследствии ставший средоточием кольца Гонтов, и мантия-невидимка младшего, переходящая по наследству в семье Поттеров, прямых потомков третьего брата. Палочку он в свое время отобрал у меня. Камень, насколько я знаю, ему в руки так и не попал, а вот что с мантией, я не знаю.
– Он ее получил, – мрачно сказала Лили. – Буквально за день до нападения. Выторговал у Джеймса.
– Как он мог ее отдать? – вырвалось у Снейпа. – Это же могло вас спасти.
– Не могло, – тихо произнес Гарри. – Судьба папы была предопределена. Мама Лили жива, я тоже, благодаря папе. Я думаю, все так, как должно быть.
– Гарри? – Том напряженно смотрел на склоненную головку сына.
– Наворотили дел, а теперь расхлебывай за вами, – проворчал Грейбек, выходя из тени, чем напугал Минерву. Успокоительное помогло, и она теперь лишь настороженно наблюдала за оборотнем. Она пока не осознала все, что услышала, но уже понимала, что все несколько не так, как представлял общественности Дамблдор. – Гарри, подними-ка голову. – Мужчина опустился на колени рядом с креслом и теперь внимательно изучал лицо мальчика. – Ну что могу сказать… Джеймс – молодец. Он блокировал дар предвидения у сына, сделал так, чтобы он никогда в полной мере не проснулся. Увидеть будущее Гарри не сможет, но кое-что он получил. Он чувствует, что будет верно, а что нет. Оборотная сторона дара.
– Как понять, какие именно моменты Дамблдор затер? – спросил Люциус, возвращая беседу к вопросу Драко. – Двенадцать раз на третьем курсе? Блек, тогда ты был главным действующим лицом.
– Ничего не могу сказать, – ответил Сириус. – Я историю знаю только со своей позиции.
– И я ничего такого не помню, – задумчиво произнес Рон. – Вроде бы не было ничего такого, что сильно бросалось бы в глаза. Учился у профессора Люпина заклинанию Патронуса, был буфером между мной и Гермионой из-за крысюка, получил у близнецов карту мародеров, ходил тайком в Хогсмид…
– ПОТТЕР?! – на это месте рявкнул Снейп. – Так вы все-таки были в Хогсмиде?!
– Извините, сэр, но я этого совсем-совсем не помню, – быстренько выдал Гарри и состроил виноватое выражение лица. – Правда-правда, – добавил он.
– Рон, ты зачем такие секреты выдаешь? – прошипел на своего парня Орион.
– Ой, а то наш декан не догадывался об этом, – отмахнулся тот в ответ. – Странно как-то, я ничего такого вспомнить не могу.
– Гарри вел себя нормально, – кивнул Годрик. – Если бы он что-то забыл, мы бы с Заром это заметили. Но изменений не было. Что же тогда корректировал Дамблдор?
– Эмоции, – тихо, еле слышно, сказала Минерва. – Он корректировал эмоции. Я только сейчас это поняла. Были моменты, когда мальчики переставали друг друга замечать, словно завод у маггловской механической игрушки заканчивался. И он заводил ее снова.
– Драко и Гарри, – вскрикнул Рон. – Точно, нам же тогда было неинтересно с ним вступать в перепалки, а потом вдруг начинало искрить. И на третьем курсе первым вспыхивал не я, а Гарри.
– Должно быть что-то еще, – покачал головой Годрик. – Этого мало.
– Мантия-невидимка с первого курса находится у Гарри, – Рон нахмурился. – Я точно знаю, что он иногда ночью гулял по школе. У него частенько бывала бессонница. Пройдется пару часиков, вернется, и все в порядке. Только и успевал до подушки голову донести. Наверное, во время этих прогулок что-то и происходило.
– От Гарри мы этого не узнаем, – сказал Салазар, постукивая пальцами по столу. – Лезть в ментальное поле к нему нецелесообразно. Думаю, тут все должно случиться так, как должно. И я не уверен, что так уж… Ладно, оставим пока. Я так понимаю, друг на друга наложилось несколько факторов, и в итоге мы получили почти чистую память.
– Профессор МакГонагалл, это единственное украшение в ваших вещах? – спросил Годрик, кивнув на шпильку.
– Нашла только это. Но что нам сейчас делать? Школа полна детей, и я не уверена, что он все оставит так, как есть. И зачем ему дары смерти? О, и… «так называемые дары»? – она посмотрела на Геллерта.
– Дело в том, что к смерти эти три артефакта не имеют никакого отношения, – усмехнулся Гриндевальд. – Да, репутация у палочки та еще. За нее действительно умирали, причем не своей смертью. Пусть она сочетает несочетаемое, но не является сверхъестественной. Мантия по рассказам тоже нечто особенное. Кольцо…
– Создает иллюзии людей, – продолжил за него Том. – Одеваете его на палец, оно пробивает канал в ваше ментальное поле и выводит наружу ваше желание увидеть мертвого уже человека и поговорить с ним. И вы слышите то, что хотите услышать.
– Совершенно верно, – кивнул Геллерт. – Я это выяснил, но вот донести свои сведения до Альбуса не успел. Да он и слушать не стал бы. Одержимость – это страшно. На самом деле «дарам» где-то полторы тысячи лет. Братья Певереллы были превосходными артефакторами, и три эти реликвии стали самыми известными их творениями. Есть и много других, сохранившихся до наших дней, большая их часть хранится в сейфах Поттеров. Альбус это знал.
– Гонты, Поттеры… – задумчиво произнес Снейп.
– Мерлин, он расчищал себе путь к реликвиям, – в ужасе прошептала Минерва. – Но что они ему дадут?
– Если я все-таки прав относительно магических откатов, то он боится смерти. По легенде тот, кто соберет три дара в одних руках, станет Повелителем Смерти, – ответил Геллерт. – Сказка, конечно.
– Твою Моргану! – вырвалось у Тома. – Он на мне эксперименты, что ли, ставил? Искал бессмертия и перебирал варианты?
– Да, сынок, вот так иллюзии и рушатся, – насмешливо выдал Салазар. – Приятно сознавать, каким дебилом был?
– И я более чем уверен, что в твоих вещичках было что-то подобное, – Годрик указал на шпильку. – Тебя вели, как барана на убой. Чем дольше я вникаю в ситуацию, тем больше у меня волосы встают дыбом.
– Что же делать? – почти простонала Минерва.
– Брать Дамблдора под неусыпный контроль, – резко произнес Салазар.
– Думаю, я, Ремус, Сириус, возможно, Фенрир и Билл разберем дела студентов. Посмотрим, что мы там сможем найти, – сказала Лили. – Нам нужны документальные свидетельства деяний директора.
Взрослые решали, кто и что будет делать, а Гарри никак не мог выйти из какого странного оцепенения. Ему казалось, что он знает причину своей потери памяти, но не может сформулировать мысль, чтобы высказать ее. Что-то вертелось в голове, но никак не получилось схватить это что-то за «хвостик».
– А папа точно похоронен в Годриковой Лощине? – вдруг спросил он, заставив всех замолчать и удивленно уставиться на него.
– Почему ты спрашиваешь, Гарри? – осторожно поинтересовался Том.
– Не знаю. Просто вдруг пришло в голову...
– Авада останавливает сердце любого мага, это мгновенная смерть, – произнесла Лили. – Любого мага… – задумчиво повторила она, вскинула голову и глянула прямо на Тома. – А магика?..



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
AnnWДата: Четверг, 15.12.2016, 19:34 | Сообщение # 109
Подросток
Сообщений: 8
« 0 »
Простите, но... Охр*неть... Новые главы появились... О_О

Неожиданные повороты.
Кажется, что скоро Дамблдор обо всем догадается...
И неужели Джеймс жив? А если так - то что будет с парой Тома и Люциуса? Скорей бы новые главы!
Спасибо огромное!

Отредактировано. Даблпостинг запрещён!


Сообщение отредактировал Олюся - Четверг, 15.12.2016, 21:51
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Память" (+48 и 49 от 14.12.2016) (ГП/ДМ; ЛМ/ТР; СБ/РЛ~слэш~NC-17~Ангст/ Роман~макси~в работе)
Страница 4 из 4«1234
Поиск: