Армия Запретного леса

Воскресенье, 22.04.2018, 14:00
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Белые драконы" !!ПРОДА 14.12.2016!!!!! с 40 по 44 главы (~слэш~NC-17~таймфик,роман,приключ-я~макси~в раб)
"Белые драконы" !!ПРОДА 14.12.2016!!!!! с 40 по 44 главы
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 16.08.2009, 18:12 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Название: Белые драконы
Автор: Linnea
Соавтор: нет
Переводчик: фик авторский
Бета/ Гамма: на данный момент нет
Жанр: таймфик, роман, приключения, дамбигад
Пейринг: их много и они странные, пока не напишу, поскольку еще сама не уверена
Рейтинг: NC-17
Размер: макси.
Статус: в работе
Дисклаймер: герои не мои, ни на что не претендую, просто пишу.
Предупреждение: АУ и ООС;
Аннотация:Есть легенда о белых драконах, могущественных магических существах, которые приходят в мир только тогда, когда ему грозит большая беда, способна уничтожить магию.
Семь студентов Хогвартса узнают то, что их ушам не предназначалось. Древнее пророчество, более древнее, что то, что сделала когда-то Трелони, вступило в силу. Они переносятся в прошлое, учаться, получают новые силы, а в это время в Англию возвращаются те, кто уже много лет считается мертвым...
Все меняется, и теперь всем придется счиаться с новой силой, что приходит в этот мир и только от них будет зависеть, как этот мир будет существовать дальше...
Разрешение на размещение: получено.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 05.01.2010, 15:19 | Сообщение # 61
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 17. Возвращение. Часть 3.

POV Дамблдора.

Последние дни просто катастрофически неудачные. Так бы и придушил эту министерскую заразу, занимающую пост министра. Что ж ему не сидится-то в своем кресле? Нет, он снова решил влезть в дела Хогвартса. Приспичило ему дать какому-то молокососу возможность выделиться. Образование в Англии, видите ли, не соответствует должному уровню… Молоко на губах не обсохло, а туда же.

И надо же было Северусу так напиться. И чего его так размазало-то? Вроде столько держался, а тут, на тебе. Мальчишка. Надо ему мозги прочистить сегодня. Мне не нужна размазня, которая по каждому случаю будет устраивать истерики. Надо выяснить, чего это его так расслюнявило. Имидж надо держать. Никто не должен знать, что Снейп тоже человек, испытывающий чувства.

А вдобавок еще и Малфой с этой странной парочкой, не пожелавшей открыть лица. Его только здесь и не хватало. Больше половина педагогического состава мне вообще не известна. И как теперь работать прикажете? Теперь надо быть еще осторожнее, чем был. Надо бы приглядеть за всеми этими новичками. И студентов становится больше. Не хорошо, не хорошо…

А это еще что такое? Минерва? Что это она так бледнеет? И что за паника в глазах? Минерва и запинается?

ЧТО?!

Конец POV Дамблдора.

Он держал лицо все распределение. Он старался. Правда, старался. Надо сказать, получалось неплохо. По крайней мере, внешне. Внутри у него все кипело. Шесть новых Поттеров, разного возраста, и в чертах всех шестерых были черты Лили и Джеймса. В этом сомневаться не приходилось. Поверить, что пара выжило, было невозможно, но он уже видел доказательства этому. Вполне живые доказательства.

Но последнее… Два его таинственных профессора – сами Поттеры. Дамблдор готов был прямо сейчас ринуться в Министерство и собственноручно придушить Фаджа, подкинувшего ему такую подлянку. Для сегодняшнего дня, даже для одного дня произошло слишком много, чтобы реагировать на все адекватно. Он всеми фибрами души чувствовал растерянность своих сторонников, посвященных в самые глубины тайны его плана.

«С этим надо что-то делать», - мысленно вел разговор сам с собой Дамблдор. – «Собраться! Надо сказать речь, сейчас!»

Ему всегда удавалось держать лицо. И сейчас он справился на пять баллов, то есть великолепно. Но, похоже, этот день не собирался заканчиваться. Семь странных, закутанных в темные плащи фигур, вступили в зал. Кто они такие, Дамблдор даже предположить не мог. Мозг просто отказывался выдать ему один единственный правильный ответ. И тут одна из девочек Поттеров рванула к этой семерке… Это стало неожиданностью даже для Дамблдора. Но могло означать, что девочка знала, кто скрывается в этих плащах.

«А Поттеры и Малфой забеспокоились», - констатировал он факт. Особенно его заинтересовала реакция Люциуса, который, наверное, впервые на людях показал свои чувства. Но почти сразу же директор перевел взгляд на другой конец зала, где сейчас и разворачивалось основное действие.

***

Малышка обхватила Гарри за шею, уткнулась ему в плечо и все повторяла шепотом:
- Я знала… Я знала… Я знала…, - она подняла голову, заглянула под капюшон. Одинаковые зеленые глаза встретились. – Я знала, что ты тоже тут будешь, братик, - она улыбнулась.

- Привет, - улыбнулся в ответ Гарри. Просто не мог не улыбнуться на такую искреннюю радость со стороны девочки.

- Привет, - тихо отозвалась та.

- Откуда ты знала, что это Гарри? – шепотом поинтересовался Драко. Сейчас для Драконов не существовало окружающего мира, только они и сама девочка.

- Просто знала и все, - ответила та.

- Дракон, - усмехнулась Гермиона. – Кровь всегда узнает свою кровь.

- Мио, помолчи со своими умными речами, - фыркнула Панси.

Лейла внимательно следила за их легкой дружеской перепалкой. Он не чувствовала, что они ругаются. Слишком легко эти парни и девушки, друзья ее самого старшего брата, перебрасывались словами.

- Ты ведь на нас не обижаешься? – серьезно спросила она, глядя в зеленые глаза Гарри.

- А почему я должен? – удивился тот. – Вы же ничего не сделали, чтобы я на вас обижался.

- Просто ты тут был один, тебе было плохо, - нахмурилась Лейла. – А мы там были счастливы, с папой и мамой.

Гарри непроизвольно кинул взгляд на преподавательский стол. Они заметил, какими обеспокоенными выглядят трое интересующих его человека, и в то же время смог заметить разгорающуюся надежду.

- Кто вы такие? – прервал встречу громкий рык Грюма, который прибыл в Хогвартс для охраны. Еще одна победа Дамблдора. – Здесь положено находится только ученикам школы и преподавателям.

- А что же вы тогда здесь делаете, мистер Грюм? – холодно спросила Панси. – Неужели вас теперь действительно пригласили преподавать в Хогвартсе? Что-то я не слышала вашего имени среди представленных профессоров.

- Я здесь как глава отряда авроров, для защиты студентов, - рявкнул Грюм, взявший на себя переговоры. Его несколько удивляло бездействие Дамблдора. Того, похоже, все-таки выбил из колеи этот денек.

- Надо же, - насмешливо протянула Джинни. – А Уизли тут что делают? В качестве авроров выступают?

- Вас не должно касаться, кто из взрослых и по какой причине находится в этой школе, - Дамблдору надое этот спектакль. – Представьтесь.

- Как пожелаете, - ядовито бросил Блейз.

Гарри аккуратно поставил Лейлу на пол, развернул ее лицом к профессорам и прижал к себе спиной. Драконы одновременно, синхронным движением скинули капюшоны с головы.

Гари смотрел только на родителей. Драко – на отца. А вот остальные на директора. Им хотелось запечатлеть в своем сознании его реакцию.

Как ни странно, первой подала голос Молли Уизли.

- Как вы посмели сбежать из дома? С вашей стороны это было безответственно. Мы с отцом так беспокоились…

- Вы к кому обращаетесь, миссис Уизли? – холодно поинтересовалась Джинни. Вот такого номера не ожидал никто.

- ЧТО?! – возмущенно закричала Молли. Джинни наградила ее совершенно равнодушным взглядом. Такой же был у Рона.

- Мисс Уизли, в непочтительны со своей матерью, - покачал головой Дамблдор, снова возвращаясь к роли доброго дедушки. Его пешки вернулись, хотя он пока не мог понять изменений в них, а также почему они все вместе.

- Драгон, - как только закончил говорить директор, произнесла Джинни.

- Прости? – моли озадачено посмотрела на дочь.

- Моя фамилия Драгон, а не Уизли, - равнодушно бросила девушка.

- Ах ты, дрянь малолетняя, да…, - Молли вдруг резко отшатнулась. Ей на секунду показалось, что у Джинни глаза стали другими, зрачок превратился в вертикальный. Но нет, вроде все было как у всех, кроме холода и равнодушия, которые светились в ее взгляде. Рон вообще на них не смотрел.

- Не стоит, миссис Уизли, - остановил Драко летящую к ним Молли.

- Не вмешивайся, - рявкнула та, и вдруг налетела как будто на стену. Глаза Драко полыхнули серебром всего на секунду.

- Что все это значит? – Дамблдору все надоело. Этот день должен был закончиться. Разбираться с этими семерыми он будет не здесь и не сейчас. Вся его выдержка полетела в тартарары.

- Ровным счетом ничего, - наконец, подал голос Гарри. Он твердо посмотрел в глаза директору. И тот сразу же ринулся в атаку… На лице юноши появилась улыбка, медленно переходящая в ухмылку. – Не стоит, господин директор, у меня был прекрасный учитель.

«Мой блок вам не пробить», - послал он мысль, пробиваясь к директору. – «И не советую, вам даже пытаться, головной болью можете не отделаться».

Дамблдора перекосило, причем настолько, что это заметили все. Студенты, хоть и шептались между собой, но все же старались вести себя тихо и запечатлеть все события, чтобы потом все обсудить, донести новости до своих родных и так далее. Немногие знали, что эти семеро куда-то исчезали. Но их появление одновременно в одной компании вызывало общий интерес. И многие, очень многие понимали, что сегодня ситуация под контролем совсем не у директора.

- Займите свои места, - потребовал директор. – После окончания пира я жду вас всех в своем кабинете.

- Как скажете, господин директор, - равнодушно произнес Рон. Драко и Рон взял Лейлу за руку, и они вместе двинулись вперед. Гарри же вдруг отошел от них и под взглядами всех прошел к столу Райнвекло. Натан и Памела напряженно за ним наблюдали с того самого момента, как Лейла бросилась к этой странной семерке. Когда центральная фигура поймала их младшую сестренку, они уже не сомневались в том, к кому бежала Лейла.

Гарри остановился рядом с ними. Натан медленно поднялся. На него вдруг накатила такая слабость и страх, что ноги почти не держали. Этот Гарри сильно отличался от того, о ком они собирали сведения. За два с половиной месяца что-то случилось, что заставило его старшего брата кардинально измениться. Натан чувствовал силу и опасность, исходящие от Гарри, но при этом он совершенно точно знал, что, ни ему, ни всей семье в целом ничего не грозит.

- Привет, Гарри, - первой на контакт пошла Памела. Она поднялась, обняла юношу и поцеловала в щеку. Гарри ощутил ее дрожь и страх быть отвергнутой.

- Привет, сестренка, - обнял он ее в ответ. Девушка мгновенно расслабилась. Гарри посмотрел на Натана.

- У тебя глаза, как у мамы, совсем такие же, - вырвалось у того. Он хотел сказать не это, но просто ничего другого в голову не приходило. Тихий смех заставил многих вздрогнуть. Это было неожиданно. Такого Гарри Поттера никто и никогда не видел.

- Мне тоже так говорили, - сказал Гарри. – Теперь у меня есть шанс удостовериться в этом самому. Я рад, что у меня такие брат и сестра. Мы еще поговорим, обязательно. А сейчас мне нужно вон к тем двум девчонкам, пожирающим меня глазами, - он глазами указал на Мей и Лилит, которые мялись у слизеринского стола. Туда же как раз подошли Драко и Рон с Лейлой, Блейз и Панси.

- Обязательно, потом, – кивнул Натан. Такое это было облегчение – понять, что тебя не отвергли, что Гарри их не ненавидит.

- Мистер Поттер, - Дамблдор не выдержал.

- Я имею права поздороваться со своей семьей, которую не видел пятнадцать лет, профессор. И меня совершенно не волнует, что Вам это не нравится. Тем более, насколько я могу судить, пир уже подошел к концу, и вполне можно его закончить, - спокойно произнес Гарри. Он подошел к двум девочкам, улыбнулся Лейле, а затем присел перед двумя другими.

- Привет, малышки, - сказал он. Те только секунду помедлили, а затем одновременно обхватили его руками и прижались, чуть не повалив на пол. – Ну, что вы.

- Мы так рады, что ты вернулся, - хором пробормотали обе девочки.

- Гарри, у Дамблдора сейчас удар будет, - прошептала Панси. – Пожалей дедушку, отпусти силу. Они ведь не понимают, почему так странно реагируют, с опозданием. Вдруг еще помрет посреди праздника. Мне очень хочется пообщаться с ним в приватной обстановке, - она чуть не оскалилась.

- Только за гриффиндорский стол вернусь, - усмехнулся юноша. Тройняшки пристально его изучали.

- Вы что-то сделали, да? – тихо спросила Лилит.

- Чуть-чуть, – усмехнулся Драко. – Не беспокойся, я пригляжу за малышками, в конце концов, они на моем факультете. Забавно, Поттеры и в Слизерине. А теперь топайте к грифам. Лонгботтома только не убейте, и девчонок попридержите, а то у них больно кровожадные выражения на лице.

- Ладно, встретимся у кабинета директора, - усмехнулся Рон. – Драко, отпускай уже, а то ведь, правда, перемрут все от переизбытка эмоций.

Они вдвоем пошли в сторону гриффиндорского стола. Драко, Панси и Блейз сели за свой стол, усадив девчушек к себе на колени и завязав с ними разговор. Они словно не замечали всех остальных.

В одно мгновение стало шумно, словно кто-то включил рубильник и все звуки вернулись.

Оказывается, Гарри воспользовался своим основным умением – управлять эмоциями людей, то есть затормаживать их, контролировать. Это была его сила Дракона. На самом деле эта способность могла привести к смерти тех, кого эмоционально затормозили.

В Большом зале поднялся неимоверный гвалт. Грей поморщился, а в следующую секунду почувствовал злой взгляд, он чуть повернулся и увидел слегка пухлого мальчика. Он сразу распознал иллюзию. Не таким уж пухлым тот был. Он уже собрался спросить, чем же так успел насолить этому парню, как ему на плечо легла рука. Он резко развернулся и уставился в зеленые глаза.

- Не стоит, - тихо сказал Гарри.

- С возвращением, Поттер, - улыбнулся Лонгботтом. Улыбка вышла фальшивой. – Рад тебя видеть. Как прошло твое лето?

- Значительно лучше, чем все предыдущие, - спокойно произнес Гарри. – Ты забываешься, НЕВИЛЛ, - выделил он имя своего одногрупника. – Плохо выучил свою роль на этот год? Или играть надоело?

Все, сидящие рядом и слышавшие эти слова, насторожились. Происходило что-то из ряда вон выходящее.

- Грей, - Гарри посмотрел на брата. – Познакомься, это мои друзья – Гермиона, Рон и Джинни. Джин будет учиться с тобой на одном курсе, так что проблем с парой на уроках у тебя не будет. Заодно и ты не дашь ее никому в обиду.

Почему-то всем показалось, что Поттер говорит все это неспроста, только вот смысла они пока понять не могли.

- Гарри, пора заканчивать этот спектакль, - прошептала Джинни.

- Господин директор, вам не кажется, что ДЕТЯМ уже давно пора спать? Время позднее, завтра уже уроки, - Рон не смог скрыть сарказма в голосе.

Эти слова словно бы сняли какое-то онемение с профессоров. Гарри посмотрел на Салазара, который сидел с совершенно невинным выражением на лице, что означало, он точно замешан в том, что взрослые несколько неадекватны.

- СТАРОСТЫ ФАКУЛЬТЕТОВ, отведите своих студентов гостиные. Уроки будут завтра, их никто не отменяет. Мистер Поттер, Мисс Грейнджер, Мистер и Мисс Уизли, Мистер Малфой, Мистер Забини и Мисс Паркинсон, я жду вас через пятнадцать минут в моем кабинете, - объявил директор, затем что-то бросил профессорам, явно приказ следовать за ним. Гарри усмехнулся. Он посмотрел на Снейпа. Его взгляд стал немного задумчивым. Зельевар был бледен, как-то осунулся и… Гарри мог поклясться, что увидел боль в его глазах, когда они на секунду пересеклись взглядами. Это было что-то очень интересное, что следовало выяснить.

- Грей, ты не представишь меня родителям? – тихо попросил Гарри.

Грей изумленно на него уставился. Его старший брат только что провернул самый невероятный спектакль. Как он понял, он что-то сделал со всеми окружающими, вел себя как настоящий воин, и вдруг спасовал перед родителями.

- Это самая больная тема для Гарри, - улыбнулась Гермиона. – Он такой же человек, как и все. И даже у него есть страхи. Кстати, что рядом с ними делает Люциус Малфой?

- Эээ, - Грей никак не мог переключиться с одного на другое. Он откашлялся. – Люциус – крестный тройняшек и… он любовник родителей.

- Обоих сразу? – спокойно поинтересовался Рон. Грей посмотрел на брата, потом на рыжего парня и, наконец, на двух девушек. У тех новость не вызвало никакой негативной реакции, словно он сказал о чем-то совершенно обыденном.

- У ваших родителей хороший вкус, - улыбнулась Джинни.

- Странные вы, - произнес Грей.

- Кстати, я не понял, мы все еще старосты? – Рон посмотрел на Гермиону, и они уже вместе на гриффиндорцев, которые продолжали сидеть за столом и смотреть на них.

- Мистер Уизли, мисс Грейнджер, - рядом с ними объявилась очень раздраженная МакГонагалл. – Вы будете исполнять обязанности старост, или так и будете прохлаждаться.

- Во-первых, - Рон обернулся и посмотрел на своего декана. – Я не УИЗЛИ. Во-вторых, насколько я знаю, здесь есть более компетентные личности, которые могли бы исполнять эти обязанности. Например, Лонгботтом.

МакГонагалл замерла. У нее появилось ощущение, что эти четверо все знают. Но ведь такое не возможно. Или возможно?

- Значит, вы отказываетесь от значка старост? – спросила она.

- Совершенно верно, - кивнула Гермиона. – Нам это не нужно. И простите, нам пора в кабинет директора.

МакГонагалл была женщиной умной и быстро поняла, что эти четверо уже не считают ее авторитетом, что они ей не доверяют и не считают ее тем человеком, который достоин общения с ними. Неприятное оказалось понимание.

- Грей, ты с нами? – Джинни посмотрела на брата Гарри.

- Меня туда не звали, - чуть улыбнулся юноша.

- Совершенно верно, мистер Поттер, - влезла декан.

- И все же, я думаю, тебе стоит посетить это собрание, - сказал Гарри. – Оно будет довольно интересным. Врагов надо знать в лицо.

Молодые люди поднялись и прошли мимо своего декана, как мимо обычного столба, просто обойдя его как препятствие на своем пути, и всего лишь.

- Почему мне кажется, что спать мы сегодня не пойдем? – задал риторический вопрос Рон.

- Зато, какое сейчас будет веселье, - усмехнулась Гермиона. – Дамблдор ведь понятия не имеет, что происходит, и кто теперь находится в школе.

- Ага, и я думаю, что получит он сейчас не столько от нас, сколько от твоих родителей, Гарри, и отца Драко, - хмыкнула Джинни.

- Не будем гадать, – улыбнулся Рон. – Сейчас мы все сами увидим. Интересно, до него уже дошло, что они были несколько зачарованы?

- Вот сейчас и узнаем, как ты сказал ранее, - улыбнулся Гарри.

Они подошли к горгулье. Грей с интересом смотрел на эту четверку. Он уже понял, что у него появились друзья, настоящие и те, кто никогда не предаст. Откуда было такое чувство? Интуиция, возможно, Поттеровское везение.

- Долго вы, - заметила Панси, глядя на гриффиндорцев. – Привет, Грей, Панси, а эти два красавца-оболтуса Драко и Блейз.

- Грей, - представился юноша.

- Знаешь, я понял, такого концентрации Поттеров Хогвартс не выдержит, - усмехнулся Малфой.

- Ага, особенно, когда эти Поттеры кооперируются с Мафлоями, - хмыкнула Джинни.

- Так, пошли уже к директору, - сказал Рон. – Ну, не стоит нервировать дедушку, у него и так нервы не в порядке, да и старость – давно уже не радость.

Грей не выдержал и рассмеялся.

- Странные, ребята, - сказал он.

- Ты даже не представляешь насколько, - сделала страшные глаза Гермиона.

Они остановились около двери. Никто и не заметил, как они прошли мимо горгульи, отскочившей в сторону без пароля, и поднялись по лестнице.

Сейчас должен был состояться тот самый разговор, который введет на поле шахматной доски третьего игрока, перемешав игру двух других сторон так, что понять уже ничего будет нельзя.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ГестияДата: Вторник, 05.01.2010, 15:48 | Сообщение # 62
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
Вау! Сразу две классные главы! Спасибки, спасибки, спасибки!!! happy Тока жаль, что разгавор с директором отсутствует. Спасибки за проду, Lash-of-Mirk cool


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги

 
ЮлийДата: Вторник, 05.01.2010, 16:48 | Сообщение # 63
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Ха!!! Увидеть бы всё это вживую...


Мы сами творцы своей судьбы

Сообщение отредактировал Юлий - Вторник, 05.01.2010, 16:49
 
RaushenДата: Вторник, 05.01.2010, 17:12 | Сообщение # 64
Посвященный
Сообщений: 39
« 2 »
Quote (Lash-of-Mirk)
Знаешь, я понял, такого концентрации Поттеров Хогвартс не выдержит, - .... - Ага, особенно, когда эти Поттеры кооперируются с Мафлоями
Это факт! а если их ещё и основатели поддерживают - вообще пипец! тушите свет, спасай Хог!
Lash-of-Mirk, спасибо за выложенную главу



Воспоминания - цветы
Между страницами любимых книг...
 
Ли-ЛуДата: Вторник, 05.01.2010, 21:04 | Сообщение # 65
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
Очень интересное и информативное продолжение smile Разговор с директором, основателями и родителями будет, наверняка, еще более насыщенным smile Огромное спасибо автору и Lash-of-Mirk, выложившей эту главу, за такое запоминающееся продолжение!
 
АнашонокДата: Среда, 06.01.2010, 01:48 | Сообщение # 66
Cheshire cat
Сообщений: 324
« 31 »
ну умеют же люди заинтриговать! главу новую неимоверно хочется...
нда... слушайте, там еще и близнецы Уизли?? все... армагеддонн пришел в наш дом, а вернее в школу. капец.



1994 год был худшим в истории музыки. Умер Курт Кобейн и родился Джастин Бибер.
 
неканонДата: Среда, 06.01.2010, 05:08 | Сообщение # 67
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
Quote
ну умеют же люди заинтриговать! главу новую неимоверно хочется...

да!!!!!
Quote
Вау! Сразу две классные главы! Спасибки, спасибки, спасибки!!! Тока жаль, что разгавор с директором отсутствует. Спасибки за проду, Lash-of-Mirk

следующая глава будет аховой!


когда придумаю что тут написать-напишу

 
SainaelДата: Суббота, 09.01.2010, 01:17 | Сообщение # 68
Incubus
Сообщений: 206
« 33 »
Вот блин, и вроде целые две главы разом, а на деле никаких ответов они не дали, только еще больше заинтриговали)))))) Супер, как всегда))))) biggrin


Я писала, пишу и буду писать МПРЕГ! И ниип...получиться изменить мое имхастое имхо =)
 
ЁLK@Дата: Среда, 13.01.2010, 18:21 | Сообщение # 69
Ночной стрелок
Сообщений: 98
« 2 »
Quote (Анашонок)
капец

Абсолютно с вами согласна....

Рекогносцировка прошла успешно, театр военных действий не оставит зрителей равнодушными...... и живыми biggrin

Quote (неканон)
следующая глава будет аховой!

Не то слово wink
Lash-of-Mirk, гранд мерси flowers


Жизнь - игра... Задумка плоховата, но графика охрененная! (с)

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 15.01.2010, 10:28 | Сообщение # 70
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 18. Орешек не по зубам. Часть 1

Снейп никогда в жизни не получал такого потрясения. А уже такой концентрации и подавно. И все же, даже в столь экстремальных условиях, он оставался все тем же человеком, способным увидеть то, что пытаются скрыть за фасадом маски, надетой на лицо. А реакция директора на происходящее дала ему ясно понять, что он не имел ни малейшего понятия о том, где находился Поттер (сын) сотоварищи. Зельевар с момент появления юноши постоянно в мыслях путался, называя его то Поттером, то сыном. Когда их взгляды пересеклись, он испытал настоящую боль. Осознание того, что он собственными руками уничтожил все возможности для сближения с мальчиком, ударило по нему многотонной глыбой, обрушивая огромный вал чувств, вплоть до вины. Но одновременно с этим просыпалась и злость. Злость на ту, что скрыла от него существование ребенка и даже не позаботилась о том, чтобы оставить хотя бы записку. Почему он поверил в то, что этот Поттер, даже, несмотря на такую схожесть с «отцом», его сын? Что-то такое было в том письме, да и считать он тоже умел. Почему раньше не посчитал? Да, повода не было.
Идти на собрание педсовета ему совершенно не хотелось, да статус декана не позволял плюнуть на все и уйти в свои любимые подземелья. Но нельзя.
Встав у окна в пол оборота, Снейп, делая вид, что изучает пейзаж за стеклом, начал изучать всю честную компанию в кабинете. Здесь были все: и преподаватели, и «защитники», и приглашенные гости, в качестве которых выступали супруги Уизли, тетя Сьюзен Боунс и парочка представителей Ордена Феникса. В первую очередь его интересовали Поттеры и Малфой, которые расположились на небольшом диванчике у самой двери и тихо переговаривались, не обращая ни на кого внимания. «Неужели Потт…», - Снейп снова споткнулся на фамилии, понимая, что называть так сына у него уже не получается. – «Неужели он был настолько хорош, что я ничего не заметил. Не может того быть». Он был почти полностью уверен, что Все вместе, Поттеры сегодня встретились впервые и старший из детей Лили действительно, по крайней мере, еще в конце прошлого учебного года был уверен, что его родители мертвы и никаких братьев и сестер в его жизни не должно наблюдаться. «Не понятно, почему он так легко с ними встретился? Их реакция за столом, во время появления…», - Снейп снова запнулся на своих мыслях, вспомнив, каким образом, и в каком составе появились семеро студентов. Догадок случившемуся, могло быть много, только вот как все было на самом деле, он не понимал.
- Альбус, я просто вне себя, - прервал его наблюдения вскрик Молли Уизли. Оказывается, та все это время возмущалась поведением своих младших отпрысков.
- Молли, дорогая, успокойся, - пытался урезонить разбушевавшуюся жену Артур, хотя и сам испытал не меньший стресс при взгляде своих детей. Уж слишком те равнодушно и холодно на них смотрели.
Снейп кинул взгляд на четырех мужчин, которые тоже собрались в отдельную группу и расположились недалеко от самой интригующей троицы. Странная ухмылка на лице одного из мужчин его нервировала. Ему казалось, что вечер сюрпризов на сегодня отнюдь не закончился.
- Да, я заберу этих двоих домой, чтобы научить, как правильно надо общаться с родителями…, - продолжала возмущенно восклицать Молли. Договорить ей не дал спокойный и абсолютно холодный голос.
- У вас нет никаких прав на то, чтобы забрать нас куда-либо из этого учебного заведения.
Все резко посмотрела на двери. Дамблдор сверкнул глазами, причем, совсем не по-доброму. Никто не слышал, как дети поднялись, и это было странно.
- Джиневра Молли Уизли, - подперев бока, воинственно начала миссис Уизли. Джинни бросила на нее равнодушный взгляд (знал бы кто-нибудь, каких сил его давалось спокойствие и равнодушие), затее повернулась в сторону четырех новоиспеченных (в данном тысячелетии и в этом конкретном году) профессоров и произнесла ровным голосом:
- Мистер Торнгорн, не соблаговолите ли вы объяснить этой даме, что у нее нет никакого права обращаться ко мне в таком тоне и с подобными претензиями.
В кабинете и так с появлением ребят стало тихо, а теперь, наверное, было бы слышно, как паук плетет свою паутину.
- Что это значит? – опешила Молли, совершенно не ожидавшая подобной реакции от собственной дочери.
- Мисс Драгон всего лишь попросила меня объяснить Вам, что у Вас нет права на нее кричать и предъявлять на нее права, - Годрик расслабленно сидел на диване и наслаждался спектаклем.
- Мисс Драгон? – Минерва МакГонагалл удивленно посмотрела на него. – Они Уизли.
- Нет, - покачал головой Годрик. Он задумчиво пожевал губу, затем продолжил. – Где-то, так, с середины июня.
- Что с середины июня? – не понял Флитвик.
- С середины июня она больше не Уизли, впрочем, как и ее брат, - усмехнулся Салазар. Его так и подмывало сказать что-нибудь ехидное в адрес собравшихся, хотя, не всех, но он пока держался. Бросив взгляд на ребят, Салазар удостоверился, что они в норме. Немного удивило его присутствие здесь брата Гарри. Но раз он пришел, значит, так надо. Интуиции ребят он научился доверять уже давно.
- ЧТО?! – голос Молли взвился до визгливых ноток.
- Обряд отречения от рода проведен по всем правилам и зарегистрирован на всех уровнях, - бросил Рон. Супруги Уизли замерли, в шоке глядя на детей. МакГонагалл начала копаться в списках студентов. Вместо Уизли на пятом и шестом курсах Гриффиндора числились Драгон. Она открыла книгу учащихся, где фиксировались имена, а также краткая родовая информация на детей.
- Джиневра Мелания Драгон. Родилась 11 августа 1981 года. Родители – Молли и Артур Уизли. Вышла из рода 16 июня 1996 года. Опекун – Годрик Г. Торнгорн, - прочла она вслух. Большинство находящихся в кабинете переводили взгляды с детей на четырех мужчин и обратно. МакГонагалл пролистнула несколько страниц и снова начала читать. – Рональд Барстон Драгон. Родился 01 марта 1980 года. Родители – Молли и Артур Уизли. Вышел из рода 16 июня 1996 года. Опекун – Салазар С. Торнгорн.
- Забавная книжица, - прервал установившееся молчание насмешливый голос Лили. Дамблдор внутренне вызверился. Ему осточертело сегодня оказываться посаженным в лужу. А замечание этой рыжей Эванс дал ему возможность отыграться пополной и сразу.
- Хорошая книжица, - в тон Лили ответил он. – Много интересного можно из нее узнать. Кто чей сын, например, - он не успел понять, когда Поттер старший вскочил и оказался возле детей.
- Что ж, профессор Дамблдор, договаривайте, - надменно произнесла Лили. – Так, кто чей сын?
Грей сжал руку Гарри и как-то беспомощно посмотрел на брата, что сразу же заметили все Драконы. Драко, исподтишка наблюдавший за отцом, видел, что тот смотрел сейчас на Снейпа. Он и сам перевел взгляд на своего крестного. Несколько долгих секунд он смотрел на зельевара, а затем медленно повернулся к Гарри. Неверие, удивление и толика понимания.
- Ты была так беспечна, и так безответственна, Лили, - перешел на тон доброго дедушки Дамблдор, решив вроде бы пожурить оступившуюся женщину.
- ДА?! – холодно усмехнулась та. – И что же вы тогда, пятнадцать лет назад, не исправили мою так называемую беспечность и безответственность? Неужели, вы решили поделиться с нами новостью о том, что мой старший сын рожден не от Джеймса?
В это время Джеймс уже стоял за спиной Гарри. Не думая о том, как может отреагировать юноша на его действия, он обнял его и прижал к своей груди. Чуть наклонившись вперед, он прошептал, но так, чтобы его слышали только те, кто сейчас был рядом с ним.
- Что бы ты сейчас не услышал, просто знай, для меня ты всегда был, остаешься и будешь моим старшим сыном, моим первенцем. Я люблю тебя, сын. Просто поверь мне.
Гарри молчал, но из объятий мужчины не вырывался. В голове проносились воспоминания.

«Ретроспектива.
Гарри в комнате был один. Заняться особо было нечем, и он без дела слонялся туда-сюда, меряя комнату шагами. Пройдя в очередной раз мимо зеркала, он резко затормозил, сделал шаг назад и уставился в свое отражение.
Гарри никогда не считал свою внешность чем-то выдающейся. И его любовникам с большим трудом удалось приучить его к комплиментам, к которым он до сих пор относился с большой долей скепсиса. Даже приводя себя в порядок по утрам, Гарри не особо-то и смотрел в зеркало. «Наверное, зря», - пронеслось у него в голове.
Зеркало отражало стройного юношу с длинными, в меру волнистыми волосами с седыми прядками, которые совсем не портили его. Зеленые глаза, обрамленные длинными черными ресницами, делали взгляд каким-то зачарованным. Сейчас он понял, что имели в виду его любовники, говоря, что в его глазах можно утонуть, как в омутах. Одежда по размеру выгодно подчеркивала все достоинства фигуры. В общем, из зеркала на него смотрел Гарри Поттер, который хоть и напоминал того, подправленного, но все же им не был. Полная схожесть с отцом пропала. Надо сказать, что Салазар довольно быстро вывел зелье, которое решило все проблемы со зрением юноши, как, впрочем, и зелье, которое укротило его гриву, и гриву Гермионы.
Гарри изучал себя. Он легким движением снял с себя верхнюю тунику, расшнуровал тонкую льняную рубаху. Несколько секунд постоял, затем стянул ее через голову.
- Да уж, - протянул он. Появилось стойкое ощущение, что не все так просто. В его фигуре и лице было очень многое, только вот от Джеймса Поттера там почти ничего не осталось, лишь какие-то штрихи, но слишком уж их было мало. Складывалось впечатление, что он не совсем Поттер. «Жаль, не провести проверку», - подумал он.
Конец ретроспективы».

В общем и целом, к чему-то подобному он был готов. Обучение с Основателями и Драконами сделали его сильным. Сейчас ничего не тряслось, не ломалось, а сам он представлял собой человека, которого происходящее мало интересует. Словно речь шла совсем не о нем.
- Да, профессор, может быть, вы просветите меня, почему я тогда оказался в доме Дурслей, а не у своего «родного отца»? Кажется, вы, судя по вашим же словам, были в курсе, кто он есть, - спокойно произнес он. Гарри и не думал выпускать из своей руки руку Грея. «Лучше было бы переговорить с родителями отдельно и до этой эпохальной разборки», - подумал он. Только вот уже поздно было думать об этом. События развивались не так, как хотелось бы, но все равно даже сейчас контроль над ситуацией был у них.
- Вы знали? – совершенно не похоже на себя тихо произнес Снейп, глядя на директора. Гарри перевел взгляд на зельевара…
Стук сердца: удар, удар, удар… Гарри никогда не мог представить, чтобы у этого человека было сердце, что он способен быть человеком. Даже рассказы Драко не особо изменили его мнение о самом нелюбимом своем учителе, хотя какую-то толику уважения он все же заслужил и в его сердце. Но сейчас все маски пали. Перед ним… Перед всеми этими людьми стоял почти в прямом смысле раненный человек. Вся его поза говорила об испытываемой им боли. Гарри, умеющий читать эмоции, умеющий их сдерживать или сглаживать в нужный момент, совершенно на автомате потянулся мысленно к Снейпу. Все было на поверхности: боль, ужасающей в своей безысходности боль, обида, непонимание, ужас и… крах всех надежд. Гарри просто чувствовал, что это конец. Снейп, всегда такой язвительный, жестокий, злой, СЛОМАЛСЯ. Именно такими большими буквами. ОН СЛОМАЛСЯ. Гарри словно своими глазами видел, как падают ментальные блоки, открывая этого человека для любого, кто мог читать мысли.
- Даар Харума, - выдохнула Панси на адаптированном языке драконолюдей в ужасе. Да, ее дар был читать мысли. Ей даже не надо было быть легелиментом, для нее не существовало блоков, никаких. Просто она старалась держать свои, чтобы не сойти с ума. Все же человеческая сущность в них была сильнее, чем драконья. Их держали в этом мире люди. Не будь их, они больше были бы Драконами, чем людьми. Поток мыслей, воспоминаний Снейпа смял ее блок, и она увидела довольно много, прежде чем смогла закрыться снова. Она посмотрела на Гарри, но тот все свое внимание посвятил этому человеку.
- Замечательно, профессор, - было непонятно, к кому обращается юноша. Смотрел он на Снейпа, но не все были уверены, что говорит он для него. – Вам так нравится уничтожать своих людей? – он перевел взгляд на Дамблдора. – Знаете, я думал, что все будет несколько иначе, но после этого… Как вы думаете, профессор, сможет ли он Вас простить после того, как узнал, что вы, зная, что у него есть сын, не сказали ему об этом? Что вы позволили ему издеваться над собственным сыном? Что вы сами приказали ему сломать мою природную ментальную защиту? Думаю, вам придется подыскать себе другого шпиона в стане Волдеморта, этот уже на вряд ли будет с вами на одной стороне, - последние слова вышли очень язвительно. Гарри ощутил новый виток боли, охватившей Снейпа. Мужчина что-то хотел сказать, но боль так его захлестнула, что сил у него на это просто не было. Он кинул взгляд на Дамблдора, который смотрел на него с немного виноватым видом и выражением: «Все делалось только во благо, ты же понимаешь, Северус». Снейп не выдержал, он резко рванул к двери. Студенты как-то плавно растеклись по сторонам, пропуская его. Все в кабинете услышали стон боли и отчаяния, вырвавшийся из груди зельевара.
- Нравиться ломать людей, директор? – язвительно поинтересовалась Гермиона. – И как? Удовлетворены?
- Да, как вы смеете, - закричала Молли.
- Мисс Грейнджер, - одновременно с ней воскликнула МакГонагалл.
- Дааа, на такое даже Волдеморт неспособен. Коварства не хватит, - протянул Рон, усмехаясь на то, как цвет академического общества профессоров вздрагивает от имени Темного лорда. – И это Светлый маг, - добил он окончательно всех.
- Мне вот тоже интересно, господин директор, - Люциус положил ногу на ногу. – А почему сын Северуса жил у магглов? И что вообще магический ребенок при таком количестве родственников делал не в магическом мире? Или у вас действительно такое хобби – устраивать жизненные испытания для детей?
- Мы сейчас собрались здесь для того, чтобы выяснить, где вот эти студенты пропадали все лето, - Дамблдора уже ощутимо трясло. Если он собирался своим выступлением сбить спесь с Поттеров и вывести из себя Гарри, то ничего не вышло. Все настолько извратилось и снова вышло ему боком. Его самого до глубины души потрясло то, что он увидел, как сломался этот сильный жесткий человек. Он не думал, что Снейпа можно хоть чем-то сломать. Оказалось, можно. Как-то вдруг мозаика стала собираться в единую картину.: пьяный Северус, появление Поттеров, возвращение мальчишки… Все события были взаимосвязаны.
- Где мы были, вас не касается, а вот почему, - усмехнулась Гермиона. – Вот это интересный вопрос. Может быть, объясните нам, господин директор, какое же такое место вы нам выделили, в своей уникальном плане?
Дамблдор смотрел на нее, и видел только равнодушие. Ни одной эмоции, хотя усмешка и слышалась в словах девушки. Это уже были не те дети, которые ушли отсюда всего пару месяцев назад. Он уже решил, что сейчас возьмет под контроль всю ситуацию и поставит всех на место, даже приготовился глубоко вздохнуть, как события сделали новый поворот.
- И что из того, что вы делали последние три года, была правдой, профессор Люпин? – Гарри посмотрел на оборотня, который все еще был бледен и как-то затерялся среди остальных присутствующих в этом кабинете.
- Мистер Поттер, что вы себе позволяете? – возмутилась МакГонагалл.
- Я? Позволяю? – усмехнулся в чисто драко-малфоевской манере Гарри. – Вы себе даже представить не можете, что я могу себе позволить по отношению к большинству из здесь присутствующих, - тон к концу фразы стал угрожающим. Самое интересное, что за всем этим спектаклем, не вмешиваясь, наблюдал Грюм. Ему, конечно, потом придется объясняться с Дамблдором, но сейчас он просто наслаждался тем, как небольшая группа взрослых и детей ставит этого зарвавшегося старика на место. Каким бы могущественным Дамблдор не был, он все же является человеком и даже его можно поставить в «угол». Что и делали сейчас с большим успехом несколько человек.
- Хватит! – рявкнул директор, потеряв самообладание. – Мне надоел этот цирк.
- Ну, раз надоел, то мы пойдем, - усмехнулась Панси. – У нас завтра уроки, и хотелось бы пару часиков передохнуть. Нас же никто освобождать от занятий не собирается.
- Да, думаю, детям все же лучше пойти в свои гостиные, - Годрик поднялся с дивана, как-то сразу становясь значимей.
- Позер, - буркнула Джинни, усмехнувшись. И, пожалуй, только семеро подростков, да еще трое взрослых поняли бы, о чем она говорит.
- Думаю, для продолжения разговора мы выберем другое время и другой состав свидетелей, - произнесла Лили. – А вам стоит подумать, как вы собираетесь с нами со всеми объясняться. И особенно с таким верным вам Северусом.
- Да, и хотелось бы услышать, что же такое вы имели в виду, когда вели свое небольшое собрание в июне, - бросила Джинни. Она первой покинула кабинет. Остальные последовали за ней. Гарри сжал руку отца и потянул за собой на выход. Гермиона глазами показала Лили, чтобы та следовала за ними и прихватила с собой Малфоя-старшего. Так что лицезреть физиономии Орденцев и посвященных могли лишь четыре Основателя. А посмотреть было на что. Во-первых, на многих лицах проявился настоящий испуг. Во-вторых, кое-кто не смог сдержать своего гнева. А, в-третьих, кое-кому это представление явно понравилось. И, похоже, не все так гладко в стане директора, как тому казалось. Но кое-что обеспокоило четырех мужчин. Первоначально ребята не собирались сразу выступать против Дамблдора, но развернувшиеся действо внесло коррективы.
Салазар вздохнул и последовал вслед за ушедшими. Его сейчас волновал только Гарри. Как бы не было все, но юноша все еще оставался очень уязвимым. И подобное потрясение могло не лучшим образом на нем сказаться. Была бы его воля, он бы просто удавил этого старика, посмевшего так распоряжаться жизнями других людей. «Ничего, скоро он поймет, что не все ему подвластно в этом мире», - подумал он, спускаясь с лестницы.
У окна в коридоре стояли Джеймс и Гарри Поттеры. Юноша уткнулся лбом в плечо своего отца. Надо сказать, что все здесь воспринимали Джеймса, как отца Гарри, и не иначе, даже несмотря на то, что тот им не был в биологическом смысле.
- Гарри, - тихо позвал Салазар. Столько лет обучения, столько лет, затраченных на то, чтобы привести этого ребенка в норму могли сейчас полететь прахом. Только за одно это многие из тех, кто был в кабинете, были достойны его мести.
- Я в порядке, - глухо отозвался парень, не поднимая головы.
- Нам-то хоть не ври, - фыркнул Драко. Он уже и сам нежился в объятиях отца. Только его семья знает, какое он испытал облегчение, когда увидел Люциуса. Ведь они все были почти уверены, что не смогут встретиться со своими семьями. Но начало оказалось более обещающим, чем они предполагали.
- Гарри?! – Лили неуверенно обратилась к сыну. Тот медленно повернулся и посмотрел на нее. Улыбка получилась уставшей.
- У меня и, правда, твои глаза, - тихо произнес он.
- Нашел о чем говорить, - закатила глаза Джинни. – Это между прочим, если ты забыл, твоя мама, - это прозвучало с легкой ехидцей.
- Знаете, здесь не место для разговора, - тихо произнес Рон. – давайте уберемся куда-нибудь подальше отсюда.
- В наши комнаты? – предложил Джеймс.
- Лучше в наши, - покачал головой Салазар. – Нам есть о чем поговорить, нам всем.
Гарри благодарно на него посмотрел на своего старшего любовника и друга. Юноша высвободился из объятий отца, взял за руку Грея, стоящего рядом, затем они уже вместе подошли к своей матери. Гарри улыбнулся ей. Лили прикусила губу, чтобы не расплакаться. Она протянула руку и прикоснулась к щеке сына.
- Я не знаю, что тебе сказать, - тихо произнесла она. Все собравшиеся совершенно правильно поняли, о чем она говорит.
- Не надо, - покачал головой юноша. – У нас будет время поговорить об этом, но не сейчас. Я не злюсь на Вас. Я помню, что случилось тогда. И как на самом деле развивались события. Память восстановилась.
- Идемте, - Годрик прервал их. – Не стоит здесь стоять и давать повод кое-кому подслушать. Хотя думаю, что сейчас они заняты несколько другими вопросами.
Группа из семи взрослых и восьми подростком решительно направилась по коридору, подальше от директорского кабинета.
***
На самом деле подслушивать их было просто некому. В кабинете Дамблдора развернулись свои «боевые действия». Дело в том, что кое-кто очень сильно возмутился по поводу того, что услышал. И касалось это отнюдь не поведения новых профессоров и студентов двух факультетов.
- Альбус, что все это значит? – Помона Страут была рассержена. Она понятия не имела об этой книге. Но не это ее расстроило. – Вы знали, что у мистера Поттера жив отец и ничего не сказали ни тому, ни другому? Вы позволили ему воспитываться в маггловском мире при живом отце? Это просто неслыханно.
- Мне тоже интересно услышать ответ на этот вопрос, - декан Райнвекло сердито посмотрел на директора.
- Вы не должны забывать о материнской защите…, - начал Дамблдор. Говорят же, старость – не радость!
- Какая, ..., защита?! – Грюм даже не старался подбирать слова. – О чем ты тут…, Альбус? Ты же своими глазами только что видел эту самую мать живой и невредимой!
Да, такой подлянки от одного из своих соратников директор точно не ожидал.
- Но что-то же она точно сделала, - воскликнул Люпин, все еще бледный и довольно сильно испуганный. Возвращение Поттеров не лучшим образом на него повлияло. – У Дурслей мальчик был в безопасности!
- Ты сам-то в это веришь? – крякнул Грюм.
- Аластор, - предупреждающе произнес Дамблдор. Тот в свою очередь обратно опустился на свой стул и замолчал. Он прекрасно понимал, что сейчас был не прав. Не стоило так явно показывать, что он сомневается в лидере Света. Но как же ему все это уже надоело.
- Альбус, вы не ответили на мой вопрос, - щеки Спраут алели от гнева.
- Я не обязан Вам объяснять свои действия. Все делалось для нашей победы, - все, терпение директора лопнуло.
- Но…, - начала Спраут.
- Все свободны! – в кабинете повеяло магией. Дамблдор очень зол, и сдерживать себя уже не собирался. Многие из присутствующих поежились. Основная масса постаралась побыстрее покинуть эти стены, чтобы не попасть под рассерженную руку директора. Остались лишь МакГонагалл, Люпин, Грюм и супруги Уизли.
- Альбус, - тихо позвала Молли. – Почему мы не знали, что эти…, - она даже не знала, как назвать своих младших детей.
- Разберемся, - бросил тот. К сожалению, он понимал, что с этим действительно придется разбираться. – Думаю, нам всем стоит отдохнуть. Прошу вас не спускать глаз с Поттеров, всех, с этих детишек и новых профессоров. Мы с вами поговорим завтра. Молли, Артур, думаю, вам стоит остаться здесь и войти в отряд Аластора.
- Конечно, - закивали те в ответ.
- Тогда идите отдыхать, комнаты вам выделены на третьем этаже, за портретом с нимфой в голубом, - распорядился Дамблдор. – Аластор, задержись.
Наконец, в кабинете остался только его хозяин и Грюм. Старый аврор был спокоен, как удав, что совершенно не вязалось с его образом.
- Что это значит? Аластор! – Дамблдор впился в него сердитым взглядом.
- Альбус, ты же понимаешь… ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ!!! Я с тобой, но должен же я был как-то отреагировать…, - произнес Грюм.
- В следующий раз молчи, чем выражать такие мысли, - рявкнул директор. – Мне не нужен раскол в наших рядах. И следи за мальчишкой!
- Можешь быть уверен, - крякнул Грюм. Его глаз проявил некоторую активность, а затем снова замер. «А, да, за мальчиком я обязательно послежу. И сделаю все, чтобы он оказался как можно дальше от твоих интриг, старый к…», - мысли аврора совершенно не соответствовали его словам.
- Иди, - бросил Дамблдор так, слово общался не своим старым другом и соратником, а с каким-то мелким клерком или слугой. У него уже не было сил играть ту роль и держать ту маску, которые уже стали его повседневной жизнью.
Если бы сейчас кто-нибудь заглянул в кабинет, то с удивлением бы обнаружил Альбуса Дамблдора, пьющего успокоительное зелье. Этот вечер дался ему очень тяжело.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ГестияДата: Пятница, 15.01.2010, 12:10 | Сообщение # 71
Вредина
Сообщений: 241
« 12 »
О! Спасибо за выкладку проды, Lash-of-Mirk! А я всё годала, что же будет, на что будет похож разговор. Эта глава, превзошла все мои ожиданья. happy


...Adversus necessitatem ne dii quidem
...Против необходимости не властны и сами боги

 
АнашонокДата: Суббота, 16.01.2010, 13:32 | Сообщение # 72
Cheshire cat
Сообщений: 324
« 31 »
какая прелесть)) наконец то мы дождались ее!! счастья, как говориться, полные штаны)
чем больше выходит глав, тем больше хочется еще happy



1994 год был худшим в истории музыки. Умер Курт Кобейн и родился Джастин Бибер.
 
неканонДата: Вторник, 19.01.2010, 17:30 | Сообщение # 73
Демон теней
Сообщений: 325
« 8 »
Севу жалко sad


когда придумаю что тут написать-напишу
 
Lash-of-MirkДата: Среда, 27.01.2010, 01:03 | Сообщение # 74
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 18. Орешек не по зубам. Часть 2.

Любой человек, хотя бы немного знающий Снейпа, сказал бы, что сердца у него нет и доставить ему душевную боль нельзя. Этот человек никогда и не перед чем не уступит и не сломается. Они бы сильно удивились, увидев его сейчас. Трудно сказать, какой у них был бы шок, увидь они зельевара сейчас. Северус Снейп плакал. Все игры, все действия – все это не имело теперь никакого смысла. Он многие годы жил только с мыслью, что однажды перестанет быть слугой двух господ. О семье он перестал думать давным-давно. Как же должно быть плохо человеку, который узнал, что ему врали столько лет, что его банально предали те, кому он доверился, за кого готов был умереть. Даже мнимая уверенность, что он не один, рухнула в небытие. Он всегда был один, и об этом позаботились. Дамблдор позаботился, чтобы он остался один.
Снейп пронесся по коридорам Хогвартса, не обращая ни на что внимания. Он бы не отреагировал, даже если бы на всем протяжении его пути стояли студенты. Он влетел в свои покои и замер там, рухнув в кресло. Одно за другим в голове проносились воспоминания, выстраивая из себя ту цепочку, которая привела к тому, что случилось с его жизнью, в конечном счете. Все разговоры Дамблдора, его постоянные слова о Гарри, о том, что мальчик должен быть похож на своего отца… Да, все сводилось только к одному – оттолкнуть его от мальчика. Его ребенка просто выкинули в эту войну, играли его жизнью, как хотели. Но и его самого, Северуса, использовали, без его ведома. Он так верил Дамблдору, что не мог даже подумать, что директор может манипулировать им.
- За что? – глухо вырвалось у Снейпа. Застонав, он спрятал лицо в ладонях. Сердце болело – от предательства, от собственной глупости, от боли, причиненной ему другими, и от ненависти… ненависти собственного сына, которую тот питает к нему. – За что?
Вскочив, он ринулся к шкафу, схватил бутылку огневиски и хлебнул прямо из горла. «Забыться, забыться», - стучала мысль в голове. Хотелось остановить все: боль, воспоминания, мысли. Периодически хотелось достать палочку и пусть в себя Обливиейт, который бы отправил его на соседнюю с Локхартом койку. В какие-то десять минут пол литровая бутылка огневиски опустела. Он топил все в алкоголе, только бы забыться. А потом пришла мысль, что жить больше не для чего.

Комнаты четырех Основателей были оформлены в их излюбленном стиле. Общая гостиная была светлой и мало меблированной: камин, несколько диванов, кресла, столик и небольшая стеклянная витрина с различными напитками.
- Миона, будь добра, подай какие-нибудь напитки, - Годрик посмотрел на Гермиону. Та только кивнула в ответ, затем подошла к витрине и задумчиво обозрела содержимое. Наконец, сделав выбор, она поставила на столик фужеры. Для Лили она налила белое вино, для мужчин коньяк, а вот себе и друзьям какой-то напиток светло-розового цвета. Заметив взгляд Лили, когда подавала бокал Грею, усаженному на пол между Гарри и Драко, Гермиона улыбнулась.
- Это не алкоголь, леди Поттер.
- Вы все знакомы, - глядя на расположившихся рядом с четырьмя мужчинами подростков, утвердительно произнес Джеймс.
Драко вздохнул, затем посмотрел на отца, сидящего рядом с отцом Гарри.
- Папа, я хочу представить тебе моих партнеров, и если можно так сказать, то мужей, - Драко прикусил губу. Люциус выжидательно смотрел на сына. О многом он уже догадался, уж очень специфично держались ребята. – В общем, папа, это Гарри Поттер, Рон Драгон и…, - Драко повернул голову и посмотрел на Салазара, у ног которого юноши и расположились на пушистой и теплой шкуре. – И Салазар.
Гарри и Рон одновременно хмыкнули. Блондин бросил на них предостерегающий взгляд, который и от кого не укрылся.
- Значит, вы вчетвером? – уточнила Лили, пытаясь скрыть улыбку. Она сразу заметила, как эти четверо смотрят друг на друга.
- Да, мэм, - кивнул Рон. – Так получилось.
- Хмм, и как же вообще такое сложилось? – Люциус не выдал ничем, что шокирован новостью. Он еще мог догадываться обо особой подоплеке отношений своего сына и Гарри (Малфой-старший уже привык воспринимать сына Лили как Гарри, а не просто как Поттера), но Рон Уизли… Да, это было неожиданно. Сейчас глядя на юношу, когда-то младшего сына в семье рыжих, он видел совершенно другого человека. Исчезло все то, что делало его невоспитанным, угловатым и совершенно неприглядным ребенком. Этот Рон был высоким, чуть выше Драко, красивым молодым человеком, в глазах которого светились ум и толика смешинок, говорящих, что он любит хорошую шутку. Люциус перевел взгляд на старшего члена этого квартета. Почему-то ответа он ждал именно от него.
- Жизнь иногда подносит довольно интересные сюрпризы, - произнес Салазар. – Вот она и подкинула нам семерых подростков в самый ужасный для них момент, в момент предательства.
Джеймс сжал челюсти. Лили вцепилась ему в руку. Они уже поняли, что что-то случилось в конце прошлого учебного года, что и стало причиной исчезновения ребят. Да и слова Джиневры, брошенные в кабинете директора, подтверждали это.
- Меня сейчас интересует другой вопрос, - Годрик окинул взглядом Драконов. – Вы решили действовать открыто?
- Теперь уже нет причин делать что-то по-другому, - вздохнул Драко. – Директор нам просто не оставил выбора.
- Это будет настоящее противостояние, - высказался Хель.
- Оно и до этого таким было, просто одна из сторон не знала сути игры, - пожал плечами Блейз, приваливаясь спиной к ногам сидящего в кресле Ровена. Тот запустил руку ему в волосы.
Лили внимательно окинула взглядом подростков, сразу отмечая, как они расположились. Сын, сын Люциуса и рыжий юноша, утащив с собой и Грея, сидели на полу у ног Салазара Торнгорна. Рыжеволосая и темноволосая девушки сели на подлокотники кресла Годрика. Последний в этой компании мальчик сидел, привалившись к Ровену, а девушку, которую назвали Миона, устроилась в объятиях Хеля, восседавшего на подлокотнике кресла Ровена. Она прищурилась. Было что-то такое, что не давало ей покоя. Взглянув на Грея, ее вдруг окатило волной понимания.
- Мерлин мой, - выдохнула она. – Вы ведь не просто так говорили о партнерстве.
- Десять баллов Гриффиндору, - усмехнулась Панси. – Да, мы все партнеры, и сидим сейчас именно так, как нас связали узы.
- Но такое партнерство возможно, только если один из партнеров магическое существо, - произнес Люциус.
- Верно, - кивнул Годрик.
- Значит, вы четверо, - сделал вывод Люциус.
- Минус десять баллов со Слизерина, - усмехнулся Драко.
- Что? – Малфой-старший уставился на сына. Тот еще раз усмехнулся, моргнул и… Поттеры и Малфой одновременно выдохнули, глядя в глаза с вертикальным зрачком. Еще один взмах ресниц и все пропало. Гарри тихонько засмеялся.
- Мы долго думали, кому обязаны своими странными генами, оказалось, что нашим мамочкам, которые понятия не имеют о том, кто их предки, - произнес он.
- Подожди, ты о чем? – нахмурилась Лили.
- Понимаете, леди Поттер, - Драко хмыкнул. – Назвать вас магглорожденной можно лишь с большой натяжкой. На самом деле вы из рода магических существ, которое возродилось в вашем сыне, в Гарри. Также как Блеки оказались со своими тараканами в голове, как выражается Гермиона.
- Что за существо? – Грей с интересом посмотрел на брата.
- Кстати, малышки явно кое-что взяли от этого существа, и ты тоже, - произнесла Джинни, подойдя к Грею и положив руку ему на плечо.
- Так, а что существо? – Лили подалась вперед.
- Драконы, - на едином выдохе произнесли семь подростков. У всех семерых зрачок стал вертикальным. Что-то неуловимо изменилось в воздухе.
- Впечатляюще, - тихо произнес Джеймс. Он уловил силу, и стать, и величие, которое сейчас витало в воздухе.
- Я…, - Грей прикусил губу. – В Китае есть легенда, что когда-то существовали люди-драконы и магический мир обязан им очень многим. Но люди однажды пошли против них, и драконы ушли, сказав, что однажды они вернуться, но надо будет заслужить право быть рядом с ними.
- Почти, но не точно, - улыбнулся Рон. – Вернуться в мир должны Белые Драконы. Те, что живут сейчас, они разумны, могут общаться, но им никогда не стать людьми и не ходить в этой сущности. Мир потерял сильных защитников, которые готовы были его хранить даже ценой собственной жизни.
- Вы – Белые Драконы? – Грей оглядел семерых подростков, одним из которых был его старший, и, наконец, обретенный брат.
- Да, - последовал ответ. Гарри еще что-то собирался сказать, но его прервал возглас матери.
- Мерлин, Моргана и Мордред, это же не возможно.
- Сто? – Панси посмотрела на Джинни.
- Сто пятьдесят? – ответила та.
- Это достойно и тысячи, - усмехнулся Драко.
- Вы о чем? – нахмурился Джеймс.
- Мне всегда говорили, что ты очень умна и сообразительна, мама, - Гарри, чуть склонив голову на бок, глядел на Лили.
- Но, как? – уставилась та на своего первенца.
- Как, что? – усмехнулся тот. – Как такое возможно? Или как четыре Основателя оказались в нашем времени?
- ЧТО?! – одновременно воскликнули Джеймс, Люциус и Грей.
- Разрешите вам представить, - рассмеялся Драко. – Салазар Слизерин, Годрик Гриффиндор, Ровен Райнвекло и Хель Хаффлпафф. Первые двое родные братья, и да, последние изначально были мужчинами.
- Но…, - Лили даже слов подобрать не могла.
- Это довольно забавно, как в истории забываются некоторые факты, и в воспоминаниях остаются только те, что были потом, - произнесла Гермиона. – История Хогвартса как таковая очень даже не полная история того, что было в прошлом. Книги многое дают, но верить им безоговорочно не стоит.
- Мерлин, и это сказала Гермиона Грейнджер, - закатил глаза Блейз. – Что вы сделали с занудой-гриффиндоркой?
- Между прочим, сам и виноват, - хмыкнула девушка в ответ.
- В это как-то трудно поверить, - произнес Люциус.
- Охотно верю, - кивнул Годрик. – Нам тоже не сразу удалось усвоить, что свалившиеся в мой кабинет из ниоткуда подростки, явились из будущего.
- Стоп, - Лили нахмурилось. – Так это вы…
- Сначала мы туда, потом они сюда, - меланхолично заметила Панси.
- Дурдом какой-то, - потрясла головой Лили. Грей вдруг начал хохотать. Драко посмотрел на него так, словно примеривался чем бы его огреть, чтобы привести в чувство.
- Не надо меня бить, - пытаясь прийти в себя, произнес Грей. – Я просто представил лицо Дамблдора и этого, вашего Лорда, когда ему скажут, что сюда явился сам Салазар Слизерин, да еще в компании других Основателей, двое из которых совсем, ну совсем, не женского пола.
Гарри улыбнулся, но вдруг почувствовал странную эмоцию. Он потянулся к ней… Панси, наблюдавшая за другом, почти сразу поняла, что что-то не так. Пройдя по пути за Гарри, она попала в такую мешанину мыслей, что задохнулась.
- Панси, - Годрик мгновенно притянул девушку в свои объятия.
- Рон, Драко, помогите ей закрыться, - выдохнул Гарри, сам, будучи не в лучшем состоянии.
- Что с тобой? – Грей прикоснулся к брату.
- Не знаю, это просто какой-то мусоросборник, такая мешанина чувств: отчаяние, боль, желание ум…, - Гарри резко вскинул голову и уставился на мать. Лили понадобилось всего секунда, чтобы все понять.
- ИДИОТ! КАКОЙ ЖЕ ИДИОТ! – воскликнула она, срываясь с места. – Я сама его сейчас прибью!
- Северус, - выдохнул Люциус, сообразивший, что именно означают слова его любовницы. Через минуту в гостиной уже никого не было, все спешили в подземелья, в комнаты слизеринского декана, который, похоже, решил, что жить ему больше не за чем.
Как Лили взломала охранные заклинания на входе, даже спустя годы никто понять не мог, даже ее старший сын. Она просто смела все, что стояло у нее на пути. Когда остальные ввалились в комнаты Снейпа, то увидели рыжую фурию, которая шипела не хуже кобры, стоя над лежащим на полу абсолютно пьяным зельеваром.
- Жить тебе надоело? Жить, значит, тебе не за чем? А у сына прощения кто будет просить? Я, что ли?
- Мегера, - хмыкнула Джинни.
- Это еще цветочки, - поделился со всеми шепотом Грей. – Вы не видели, что она сделал с Дурслями.
- Ммм? – на него уставилось семь пар глаз.
- Эмм, - Грей немного стушевался под таким вниманием. – В общем, это лучше увидеть.
- Хмм, - единодушно ответила семерка.
- Снейп, Моргана тебя задери, что, не нашел ничего умнее, да?
- У меня ничего нет, за что можно бороться, - заплетающимся языком выдал зельевар.
- ДА?! – рявкнула Лили. – Значит, ты даже не хочешь попытаться наладить отношения с сыном?
- Он меня ненавидит, - был ответ.
- ИДИОТ! Боже, какой идиот! – простонала Лили. – Нет, это же надо быть таким… Ты его спросил?
- Зачем? Я и так знаю ответ, - тихо произнес Снейп.
Гарри молча смотрел на человека, портившего ему жизнь на протяжении пяти лет. Ненависть? Ненависти к нему он никогда не испытывал. Был обида, непонимание, за что с ним так поступают. После подсмотренного в думосборе стало ясно, что именно происходило между мародерами и слизеринцем. Это многое расставило на свои места, но непонимание осталось. Гарри так и не смог понять, как можно было жить столько лет, лелея в себе ненависть и детские обиды. Даже к Дурслям у него не испытывал ненависти, хотя таких родственников даже врагу не пожелаешь. Он же как-то смог перерасти и пережить все это, смог не утонуть в своих обидах.
- Ты не знаешь ответа на этот вопрос, - спокойно произнес Гарри.
Снейп медленно повернул голову в его сторону. В глазах юноши не было ответа ни на один из его вопросов. Сейчас прочитать Гарри Поттера как раньше не представлялось возможным. Этот юноша был сплошной загадкой, начиная с внешности и кончая мыслями, которые были закрыты непроницаемым блоком. Совершенно инстинктивно Северус попытался пробиться. Через секунду взрослые имели честь смотреть на ошеломленно-обиженного Снейпа, а Драконы давились от смеха. Единая система восприятия позволила им увидеть тот самый Большой кукиш, который мысленно показал своему биологическому отцу Гарри при попытке того прорваться в разум юноши.
- Что? – Джеймс посмотрел на ребят.
- Ой, Мордред, не могу, - все-таки сложился пополам от смеха Рон. – Ну, ты Гарри даешь.
- В чем дело? – Лили посмотрела на сына.
- Просто кое-кто кое-куда решил сходить, я не позволил, - пожал тот плечами в ответ. Грей взглянул на брата и тут же прыснул, услышав тихий шепот Драко, объяснивший, что случилось.
- Тебе папочку не жалко? – хмыкнул Грей.
- Ему полезно, - ехидно ответил Гарри, затем повернулся к Снейпу. Он мгновенно стал серьезным. – Если ты уйдешь, так ничего не поняв и не предприняв, я прокляну тебя. Тебе не будет покоя даже на том свете, - слова звучали жестко и даже жестоко. – Я в отличие от тебя не сижу в прошлом и не лелею свои обиды.
После чего Гарри развернулся и покинул кабинет. За ним поспешили остальные. Только Драко задержался на пороге и взглянул на виновника переполоха.
- У тебя прекрасный сын, крестный, но легко тебе не будет. Выбор только за тобой, поскольку Гарри способен дать человеку второй шанс.
Подростки удалились, оставив взрослых со Снейпом. Лили присела рядом с ним и посмотрела не него с прищуром.
- Неужели тебе было мало, что это мой сын? Северус, откуда в тебе столько ненависти к ребенку, который не знал элементарной любви и детства? Ты же знаешь, что такое несчастливое детство. Как ты мог так поступить с моим сыном? – она не ждала ответа, да Снейп и не готов был на них ответить. – И не надо оправдываться Дамблдором. Ты мог воспротивиться, мог найти способ. Но ты не захотел.
- Как сказал Драко, легко вам, мистер Снейп, не будет, - произнес Годрик. – Эта семерка превратить ваше существование в сплошное испытание. Но если вы его выдержите, то Ваш сын будет рядом с Вами.
Надежда… Как же много она значит для человека. Он готов пройти через огонь и воду, сквозь горы и землю, научиться летать и падать в бездонные глубины только ради того, чтобы была надежда.
Где-то в глубине черных глаз она снова поселилась, заставляя подниматься с пола, заставляя снова чувствовать, принимать решения, отодвигать отчаяние далеко-далеко.
- Только посмей не оправдать надежд нашего сына, - прошипела ему в лицо Лили. - Я тебя тогда самолично уничтожу.
Северус не сомневался в ее словах, уж слишком зло и яростно они звучали. Не ворвись она в его комнаты, то здесь сейчас бы уже лежал труп. Снейп покосился на осколки бутылочки, которую Лили выбила у него из рук, когда влетела сюда. Один из сильнейших ядов, противоядия к которому, у него в запасе не было. Специально такой выбрал.
- Мой Вам совет, смиритесь со своим прошлым и идите вперед, у вас есть ради чего жить, - произнес Салазар. – Даже если Вам придется бороться за доверие и уважение сына всю оставшуюся жизнь.
- Мы поговорим, когда ты протрезвеешь и поймешь, чего ты хочешь от этой жизни, - твердо произнесла Лили. – И поверь, это будет долгий и неприятный для тебя разговор, потому я готова так тебе уделать, что живого места на тебе не останется. Легко и просто тебе жить никогда не удавалось, но сейчас будет еще хуже, я уж постараюсь, - вметнув полами мантии, Лили гордо удалилась.
- Да, натворил ты делов, - протянул Джеймс. – Даже не знаю, врезать тебе за все хорошее или пожалеть.
Снейп только взглянул на своего школьного врага. Сил сейчас огрызаться не было. Надо было привести себя в порядок и подумать обо всем, что здесь было сказано. Одно он уловил, надежду у него никто не отобрал. Он и не заметил, как остался один в гостиной своих апартаментов. Постояв некоторое время, он ушел в свою спальню. Надо было просто отдохнуть, как говорится, утро вечера мудренее. Откуда эти слова вспыли в его голове? Сейчас об этом думать не хотелось. Выпив антипохмельное зелье, приняв душ, он свалился на кровать и сразу же вырубился.

А в комнатах Основателей, вернее, в тех, что были выделены четырем новым профессорам, снова собралась все та же компания. Только теперь разговоры вели взрослые. Молодежь как-то быстро ретировалась по спальням. Грея отправили в гостевую комнату, а остальные забрались в кровати своих старших товарищей. Годрик взял роль основного рассказчика на себя. Еще в том времени они решили с ребятами, что не будут ничего скрывать от родителей. Те имели права знать всю историю, а также ее последствия.
Медленно, но верно наступало утро, но семь человек продолжали говорить, делясь своими историями, знаниями и планами. Цель у них была одна – оградить ребят от влияния директора, а также держать их как можно дальше от развернувшейся здесь войны. Конечно, по мере своих возможностей.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ЮлийДата: Среда, 27.01.2010, 12:32 | Сообщение # 75
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Мда... Бедный-бедный Сева...


Мы сами творцы своей судьбы
 
RaushenДата: Среда, 27.01.2010, 16:18 | Сообщение # 76
Посвященный
Сообщений: 39
« 2 »
Млин, Севушка их крайности в крайность, очень легкий способ придумал себя, раз его ненавидят (причем, решил это сам, не спрашивая никого), нужно срочно умереть! Гениально просто, а попробовать, а попытаться? Правильно ему Лили все сказала, пусть пытается!!! Хотя, не спорю, мне его безмерно жаль...
Lash-of-Mirk, спасибо за новую выложенную главу.



Воспоминания - цветы
Между страницами любимых книг...
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 31.01.2010, 15:57 | Сообщение # 77
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 18. Орешек не по зубам. Часть 3.

Гарри выбрался из кокона, который устроили вокруг него Драко и Рон. Надо сказать, это было нелегким делом, поскольку партнеры не желали его выпускать, но за несколько лет совместного проживания брюнет научился все-таки исчезать из кровати так, чтобы не разбудить рыжего и блондина. Судя по тому, как все выглядит, Салазар так в спальне и не появился.
В гостиной, правда, обнаружилась только Лили. Она стояла у окна и смотрела куда-то вдаль, явно пребывая в каких-то своих думах.
- С добрым утром, - улыбнулась она, повернувшись к сыну.
- С добрым, - кивнул он, подходя к камину. – Кухня, - произнес он. В камине появилась голова эльфа. – Будь добр, завтрак, - попросил Гарри.
- Сию минуту, сэр, - тут же заторопился исчезнуть домовик, чтобы выполнить просьбу.
- Ты выспался? – поинтересовалась Лили.
- Да, я уже привык мало спать, да и сущность дракона помогает, если честно, - передернул плечами юноша. Со вздохом он опустился в кресло. – Вы сами-то ложились?
- Нет, - покачала головой женщина. – Мы так и проговорили, закончили каких-то полчаса назад. Мужчины отправились приводить себя в порядок и по каким-то своим делам.
- Мама, - Гарри пристально посмотрел на Лили.
- Да? – та удивленно посмотрела на него. В голосе юноши было такие нотки, словно он собрался сказать что-то не очень приятное.
- Думаю, мне надо кое-что объяснить, - Гарри перевел взгляд на огонь в камине. Лили почувствовала, что это будет серьезный разговор, поэтому села в другое кресло так, чтобы видеть лицо сына. Тот тем временем снова вздохнул, а затем заговорил. – У многих может вызвать недоумение моя реакция на ваше появление. Большинство из присутствующих в Хогвартсе знают меня как вспыльчивого, легко задираемого ребенка. Для меня семья всегда была самым слабым местом, и многие пользовались этим, чтобы ударить побольнее. Все, что я знал о Вас с отцом, что вы были прекрасными людьми, чуть ли не настоящими идеалами. И был Снейп, который до зубовного скрежета ненавидел отца, постоянно, при каждом удобном и не очень случае старался сказать мне какой я высокомерный, ленивый, эгоистичный придурок. Он все время повторял, что я копия своего отца. У меня никогда не было общей картины: два полярных мнения, которые ничего мне не давали. Я вырос в чулане под лестницей, уверенный в том, что мои родители погибли в автокатастрофе, потому что отец был алкоголиком, да и о тебе Дурсли отзывались не лучшим образом. Они сделали все возможное, чтобы меня считали потенциальным преступником, от которого ничего хорошего ждать не приходится. А потом была сказка. Я оказался волшебником. Я верил в эту сказку до июня месяца, хотя она и была страшной, с жуткими монстрами, с постоянной борьбой за собственную жизнь…, - Гарри горько усмехнулся. – Кто бы меня сейчас слышал. На меня бы уже было наставлен два десятков палочек, а некоторые уже старались выяснить, кто это додумался одеть на себя, личину Гарри Поттера. Да, о чем это я? – прервав свои мысли вслух, Гарри решил вернуться к тому, что хотел донести до своей матери. – Человек не может измениться всего за два месяца. Это не реально, мама. Тот Гарри не смог бы вот так прийти в зал и с улыбкой поздороваться с отцом и матерью, которых пятнадцать лет считал мертвыми, с улыбкой встретить братьев и сестер, о которых не имел никакого понятия. Любой был бы в шоке, и, скорее всего, разозлился, был в гневе, а, возможно, начал бы ненавидеть. Тот Гарри, что был два с половиной месяца назад, так бы и поступил. Но я давно уже не он. У меня было почти пять лет, чтобы все принять, обдумать и понять. По сути, мне не шестнадцать лет, а двадцать один. Во времена Основателей политика воспитания потомства была намного жестче, и детства кончалось на самом деле лет в десять-одиннадцать, ведь как раз в этом возрасте магглы отдавали своих дочерей замуж. Как только девочка по их меркам становилась женщиной. Нам это кажется варварством, но даже маги в те времена придерживались таких правил, правда, брачный возраст все же был повыше – начиная с четырнадцати. Нам пришлось сломать свои стереотипы, пришлось вывернуться наизнанку, чтобы не слишком выделяться в том времени, хотя все же мы были другими. Я к тому это говорю, что все случилось не быстро. Я почти в прямом смысле прошел через все стадии принятия: непонимание, гнев, ненависть, апатия. Было время, когда я действительно Вас ненавидел, но рядом были люди, которые не позволили мне утонуть в негативе. А потом…, - Гарри снова усмехнулся. – Потом пришло понимание не только разумом, но и сердцем, что вы были такими же жертвами ситуации, как и я. Если уж кого-то и винить в случившемся, то Сибиллу Трелони. Она ведь могла отправить меня с вами, но предпочла, чтобы пророчество исполнилось. Знаешь, что самое смешное? Оно действительно не обо мне. Как Белый Дракон не подпадаю под всякие прорицания. У меня другое предназначение, предки постарались. Но и Дамблдора ждет большое разочарование – ставку он сделал не на того героя. Но об этом тшшш, - Гарри прижал палец к губам. – Директору пока рано знать, что просто-напросто играет не в те ворота. Вернемся к тому, о чем я говорил. Я все понял и принял. У меня есть семья, которую я хочу узнать и защитить: ты, мама, отец, братья и сестры. Я даже был готов к тому, что Джеймс не мой родной отец. Такая мысль появилась впервые два года назад… Слишком уж поменялась внешность. Но разговор я затеял не для этого. Хотя ты и должна понять, что мне все же не так просто. Одно дело все принять на расстояние, а другое увидеть. Мне легко назвать тебя мамой, потому что так оно и есть. Но мы не знаем, друг друга, и это будет нелегкий период привыкания друг к другу. Я вижу по твоему лицу, что ты хочешь узнать, почему я все же пошел навстречу с вами? Почему столько рассказал, не стал утаивать того, что случилось? Я эмпат, мама. Меня нельзя обмануть. Я могу прочитать человека по чувствам. Например, ты сейчас растеряна, но в тоже время испытываешь гордость оттого, что я не сломался. А Драко всем своим существом посылает вокруг флюиды одобрения. От Рона сейчас я чувствую нежность. А вот лорд Малфой удивлен. Его чувства можно передать одним вопросом: «Как же он не смог понять этого странного гриффиндорца?» - Гарри развернулся и посмотрел на находящихся в комнате людей. Он знал о том, что они в гостиной с той самой секунды, как они сюда вошли, а вот Лили даже не заметила. Гарри улыбнулся Грею и похлопал по подлокотнику кресла, приглашая присесть. И тот воспользовался приглашением. – Я только один раз оказался в замешательстве, когда Лейла бросилась ко мне. Она окунула меня в такое теплое море радости и искреннего счастья. И Грей… Я даже не могу объяснить, но Грей… Он просто принимает меня таким, какой я есть. Даже у тебя, мама, есть вопросы, какие-то сомнение, догадки, а вот у Грея – нет. Безоговорочное принятие – никаких страхов.
- Ну, это было просто, - пробубнил Грей. Гарри только улыбнулся на это, а затем снова стал серьезным.
- А вот теперь о неприятном, - он посмотрел на мать. Та заметила нотки недовольства в глазах своего старшего сына. – Я не хочу, чтобы ты вмешивалась в мои отношения с Северусом Снейпом.
- Гарри, он…, - начала Лили.
- Нет, мама, - покачал тот в ответ головой. – Ты во многом виновата перед ним. Ты вчера наговорила слишком много гадостей и слишком много угроз. По сути, в сложившейся войне между нами, виновата ты. Если бы у тебя хватило смелости дать ему знать, все могло бы быть по-другому. Стой, - Гарри пресек ее попытку что-то сказать. – Не надо говорить о том, что он должен был понять и принять меня только потому, что я твой сын. Иногда люди не способны выбраться из западни прошлого. Смешно и страшно одновременно, когда взрослый человек живет только обидами и ненавистью. Знаешь, что я понял за эти годы, проведенные за тысячу лет отсюда? Дети намного более жестоки, чем взрослые. Они не знают границ дозволенного, и могут зайти слишком далеко, считая свои действия лишь забавой. Так и вышло в отношениях между Мародерами и Снейпом. Исходя из того, что я все-таки его сын, ты не слишком-то и обиделась на брошенные в запале слова. Мне кажется, там было много чего, но это ваше дело, с которым Вам придется разбираться самим. У тебя столько же претензий к Снейпу, сколько у него к тебе. Ноя очень прошу не вмешивать меня в эту разборку. Я не причина для выяснения ваших отношений, по крайней мере, не прямая. Не надо устаивать ему сладкую жизнь из-за того, какими были наши отношения с ним.
- Ты его простил? – Джеймс уже давно стоял за спинкой кресла, в котором сидели два его сына.
- Простил? – задумчиво произнес Гарри. – Это довольно сложный вопрос. Скажем так, я принял к сведению его поступки, обстоятельства и причины, какими бы они не были. Но принять, не значит простить. Слишком многое стоит между нами – пять лет не так просто переварить, особенно, если взрослый старается изо всех сил, чтобы задеть ребенка, непонимающего, за что его так не любят. Я научился давать людям второй шанс, но заработать его очень сложно. Доверие к людям я испытываю лишь настолько, насколько позволяет моя натура.
- В общем, смысл всего сказанного сводится к одному: не лезь! – решил разрядить слегка напряженную обстановку Грей.
- Ну, если утрировать, то да, - усмехнулся Гарри.
- Хмм, что там насчет твоего возраста? – каре-зеленые глаза уставились в изумрудные.
- Нам лишь внешне шестнадцать, а на деле мы старше, - произнес Рон.
- Мама, не обижайся, но в силу разных обстоятельств, у нас с тобой разное отношение к Снейпу, - Гарри посмотрел на мать. – У тебя были свои причины на него злиться, у меня свои. К сожалению, они пересеклись. На самом деле ему и так не весело живется. Он шпионить для Дамблдора, он обязан ему свободой и работой. Кстати, я не совсем уверен, что он уж так сильно любит свою работу. Ему приходится отзываться на призыв Волдеморта, - Гарри окинул всех находящихся в гостиной и улыбнулся. Никто даже не вздрогнул, в том числе и Люциус. – Я не думаю, что он горит огромным желанием ходить на эти собрания, и каждый раз возвращаться в свои комнаты после пары круцио. Не самое приятное времяпрепровождение.
- Ты считаешь, что он и так слишком наказан, чтобы доставлять ему еще больше неприятностей, - сделал вывод Джеймс.
- Пожалуй, что так, - серьезно кивнул Гарри. – Я просто прошу Вас, не делайте его жизнь еще сложнее, чем она уже есть. В наших с ним отношениях я разберусь сам.
- Ты хоть знаешь, как это будешь делать? – Джинни скептически поглядела на друга.
- Пока нет, - пожал тот плечами. – Время покажет. Вообще-то нам пора, - он вдруг резко сменил тему, затем подхватил под локоть брата и потащил его на выход. Ребята мгновенно потянулись за ним. Но в дверях Гарри обернулся и выдал, добивая взрослых, по крайней мере, некоторых из них. – Я надеюсь на ваше благоразумие.
В гостиной на некоторое время установилась тишина, но когда за подростками закрылась дверь, Салазар сначала фыркнул, а затем рассмеялся.
- Нет, ему даже в том случае, когда он поставил точку в разговоре, надо оставить за собой последнее слово.
- Но в одном он прав, нам всем пора собираться. На завтраке в первый учебный день мы обязаны появиться, - вздохнул Годрик.
Люциус, Лили, и Джеймс ушли к себе. Всю дорогу до общих комнат (они решили жить втроем и плевать на мнение окружающих) они молчали. Было о чем подумать. Они понимали, что Гарри хоть и сказал очень много, но так же многое он не договорил. Джеймс исподтишка наблюдал за женой. Лили была довольно таки чувствительной особой, а Гарри достаточно напрямую обвинил ее в сложившейся ситуации. Обидеться его супруга могла основательно и надолго. Ему совсем не хотелось, чтобы начало отношений с Гарри начиналась с того, что Лили не захочет с ним общаться.
- Лили, - позвал он.
- Я в порядке, - произнесла та в ответ.
- Я, наверное, лезу не в свое дело, - вздохнул Люциус. – Но почему ты так ничего не сказала Северусу? Если бы он знал, то они оба были бы намного счастливее.
- Надвое сказано, - передернул плечами Джеймс. – Я совсем не уверен, что Дамблдор разрешил бы им общаться, все-таки Пожиратель и Избранный. Репутацию последнего, нельзя было портить такими связями.
- Не забывай, он и не считал Гарри Избранным, - фыркнула Лили. – Мне хватило того, что нам сегодня рассказали, чтобы самой прибыть этого старикашку, возомнившего богом.
- Мне кажется, что если бы Северус знал, что Гарри его сын, то, очень даже возможно, его уже просто не было бы в живых, или он прохлаждался, как Пожиратель, в Азкабане, - задумчиво произнес Джеймс.
- Да, альтернатив очень много, - Люциус скривился. – И все же… Мы не знаем, как бы все сложилось.
- Не знаем, но вполне можем предположить, - кивнула Лили, затем посмотрела на мужа. – И перестань на меня так смотреть. Я не обижаюсь на Гарри. Я никогда на отношения с Северусом не смотрела с такой стороны. Наш сын во многом прав, и мне не стоит вмешиваться в то, что случилось между ними, хотя это и стало следствием моих действий.
- И? – Джеймс напряженно посмотрел на жену.
- Наверное, сейчас будет лучше всего игнорировать Северуса, - вздохнула Лили. – Я не собираюсь мешать сыну, делать то, что он считает целесообразным. Если Гарри решил дать ему второй шанс, что ж, так тому и быть. Мы много не знаем и не понимаем.
- Рад это слышать, - с облегчением вздохнул Джеймс. Лили со странным выражением посмотрела на него, затем демонстративно отвернулась и ушла приводить себя в порядок. До завтрака оставалось очень мало времени.
Тем временем затронутая тема была предметом обсуждения и у молодежи, в данном случае у гриффиндорской ее части.
- Грей, тебя что-то мучает? – Рон пристально посмотрел на юношу, который уже на 100% влился в их компанию. Ребята уже подходили к своей гостиной, когда рыжий, прервал установившееся молчание.
Не знаю даже, - передернул тот плечами. – В любое другое время мама уже кидалась бы всем, что потяжелее, а тут молча выслушала, почти молча. На нее не похоже.
- Возможно, она поняла, насколько Гарри прав, - предположила Гермиона.
- Все может быть, - кивнул Грей. – Но на нее это не похоже.
- А сам ты как считаешь? – Джинни посмотрела на него, чуть прищурившись.
- Мне кажется, то это дело Гарри и его отца, - сказал Грей. – Мама, конечно, в какой-то степени создала эту ситуацию. Но мы можем сколько угодно предполагать, что было бы, узнай эти двое истинное положение вещей. Но все уже случилось.
- Хмм, а ты мне нравишься, - улыбнулась Гермиона. – Здравомыслие у тебя точно есть.
- Я долго был старшим, а с такими, как тройняшки…, - Грей хмыкнул. – В общем, приходилось быть серьезным старшим братом.
- Так, нам надо быстро привести себя в порядок, скоро завтрак, а туда лучше в первый день не опаздывать, - Гарри оглядел их компанию.
- Ладно-ладно, - улыбнулась Джинни. Она и Гермиона свернули в сторону лестницы, ведущей в спальни девочек. Рон уже поднимался по той, которая вела в комнаты мальчиков. Грей взял брата за локоть и приостановил. Гарри вопросительно посмотрел на него.
- Что ты собираешься делать? С твоим отцом? – Грей внимательно смотрел на брата.
- Не знаю пока, - честно ответил тот. – Все будет зависеть от него. Или мы станем отцом и сыном, или будем просто знакомыми.
- А чего бы хотел ты? – Грей все еще не получил ответа на какой-то вопрос, который никак не мог сформулировать и озвучит.
- Понимаешь, он, на самом деле, глубоко несчастный человек, - произнес Гарри. – Я могу на него обижаться за все те слова, которые он сказал мне за пять лет. Но в то же время, если бы не он, я давно бы сломал себе шею. Я не могу понять почему, но он с самого первого курса помогал мне, тайно, может быть, нехотя, но делал это. Я долго приходил к этому, этому знанию. Мне понадобилось много времени, чтобы отпустить свою ненависть к нему, и понять, что он и не живет вовсе. Наши с ним судьбы очень похожи: у обоих не было детства, в школе его гнобили, мне тоже приходилось несладко. Во многом еще предстоит разобраться, многое понять. Одно я знаю точно, Грей, такой судьбы как у него, я даже врагу не пожелаю. Мне иногда кажется, что он бы с особым удовольствием послал бы все куда подальше, и просто умер, чтобы только перестать существовать.
- Кто-то говорил, что на завтрак не стоит опаздывать, - на верхней ступеньке стоял Рон и насмешливо смотрел на братьев. Сходство между Гарри и Греем было удивительным, особенно теперь, когда первый перестал изображать из себя гадкого утенка.
- Идем, - улыбнулся Гарри. – Мы, в принципе, все уже обговорили.
- Знаешь, Грей, - Рон посмотрел на младшего из Поттеров-гриффиндорцев. – Я, пожалуй, теперь знаю, от кого у Гарри темперамент, способности и сила воли. Первое – от матери, второе – от вашего общего отца, а последнее – от его собственного папочки. Я привык считать Снейпа ублюдком, хогвартским ужасом. Мне было проще обвинить его во всех грехах, чем понять. Но за последние пять лет, что мы провели в другом времени, многое предстало в другом свете. К сожалению, Снейп сломался под всеми обстоятельствами. Он не умеет прощать, не умеет радоваться жизни. Если бы он оказался в той же ситуации, что и Гарри, я не думаю, что он справился бы, в отличие от моего зеленоглазого друга. Все что я могу сейчас сказать, мне жаль Снейпа. Чисто по человечески жаль. Это не жалось к побежденному, в ней нет ничего плохого. Правда, сам он этого может и не понять. Я надеюсь, что у него хватит сил схватиться за ту веревочку, которую кинул ему Гарри. Это будет ужасно трудно, поскольку слишком много всего стоит между этими двумя. Ноя поддержу любое решение моего друга и партнера. Снейп не так и плох, просто ему жутко не повезло в этой жизни, и в первую очередь с теми людьми, которым он доверился. А теперь пошли собираться. И закроем пока эту тему.
Молодые люди поднялись и молча разошлись по своим комнатам: Грей в спальню пятикурсников, а Рон и Гарри – шестикурсников.
Сегодня было сказано очень многое, сказано откровенно и предельно честно. Каждому было, о чем подумать, а в это время школа начала потихоньку наполняться жизнью: студенты собирались на свой первый в этом учебном году завтрак. Начинался новый год, который уже принес много сюрпризов.
А где-то в лесах, в старом, полуразрушенном, мрачном замке одна личность, не совсем человеческого облика, взревела после объявленной ему новости:
- ЧТО?! КРУЦИО!!!!!!!


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 16.03.2010, 22:35 | Сообщение # 78
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 19. Тройняшки Поттер.

Многие студенты провели ночь, обсуждая странные новости. Одно появление живых Поттеров, да еще и с таким выводком, уже было чем-то невероятным. Но многие заметили промелькнувшее удивление на лицах некоторых преподавателей, когда в зал явились младшие Уизли, Поттер, Грейнджер, Малфой, Паркинсон и Забини. Да, увидеть этих семерых вместе было еще более странно, что все, что уже успело произойти. Что же такое происходило? Этот вопрос мучил всех. И, наверное, единственные, кто обратил внимание на некоторые странности, были слизеринцы. Но дело было в том, что студенты именно этого факультета никогда не делятся тем, что могут затем использовать в своих интересах. А заметили некоторые из них достаточно, чтобы задуматься. Во-первых, странную реакцию Лонгботтома при появлении Золотого трио и маленького рыжего придатка к нему. Во-вторых, прибывшие Поттеры не особо-то и благоволили Дамблдору. И, в-третьих, появившаяся в самом конце пира семерка провела это лето совсем не там, где должны были, судя по их виду и по реакции того же Дамблдора.
Домыслов и предположений было море, и, пожалуй, только слизеринцы были более-менее близки к разгадкам. Кто бы и чтобы не говорил, но именно представители этого факультета обладали тем, что позволяло им разложить по полочкам свои наблюдения. Не смотря на всю свою нелюбовь к негласному лидеру Гриффиндора, они не смогли не заметить странностей в поведении Поттера. Многие знали его как вспыльчивого парня. Но его спокойствие относительно живых родителей и огромного количества братьев и сестер очень сильно настораживало. И ладно бы, с ним был Малфой, так там же были еще и Паркинсон с Забини. Хотя вражда между Поттером и Малфоем-младшим к этому времени переросла уже в настоящую войну, то все можно было списать на хорошую игру последнего, но все было странно видеть этих двоих вместе, да еще и улыбающихся друг другу. И вообще, этот день был полон различных сюрпризов. Довольно неожиданно, когда вдруг появляются мертвые, да еще и приводят с собой детей. Но все свои догадки по этому поводу слизеринцы оставили при себе, правда, некоторые быстренько отправили родителям новости со своими совами, а те поспешили передать их Господину. Представить себе реакцию Темного Лорда можно было очень легко, уж слишком она была предсказуема.
- Интересно, где же все-таки пропадал Малфой? – Миллисента Бутлтроуд задумчиво смотрела на огонь в камине. Вчера произошло еще одно событие, которое выходило за пределы традиций. А именно, декан факультета не явился и не произнес своей приветственной речи.
- А какая тебе разница, где он был? Ты что, его друг? – тут же раздался воинственный девчачий голос. Шестикурсники повернулись и наткнулись взглядом на тройняшек, которые смотрели на старших с очень нехорошим прищуром.
- Слушайте, вы, Поттеры, – начала Буттлстроуд.
- Ну, Поттеры, и дальше что? – Лилит уперлась кулачками себе в бок. – Что ты цепляешься к фамилии так, словно она тебе жить не дает?
Где-то за спиной девчонок раздалось несколько тихих смешков.
- Да, ты, малявка, что ты себе позволяешь? – Буттлстроуд задохнулась от возмущения. – Да, когда вы попадете…
- Пффф, - раздалось три одновременных презрительных фырка в ответ на эту тираду, а заодно ее и перебивая.
- У вас хоть свое мнение-то имеется? – спокойно поинтересовалась Лейла. – Мы тут вас вчера послушали. Вы же никогда не говорите от своего имени. Отец сказал, мать сказала, темный лорд считает, темный лорд думает. А сами-то вы, что думаете? Или на вас природа отдохнула? – Лейла с интересом смотрела на слизеринцев.
- Вы бы поаккуратнее, девочки, - вперед вышла Дафна Гринграсс. Она в отличие от большинства шестикурсников держалась в стороне от основных событий. Можно было сказать, что не все в школе знали, что есть такая ученица на Слизерине.
- Пфф, - снова тройное презрительное фырканье. – Может быть эти, - небрежный кивок в сторону шестикурников. - и знают многое, но мы знаем побольше. И потом, вы ведь не хотите иметь дело с нашими фамильярами?
- А причем тут ваши фамильяры? – не поняла Буттлстроуд.
- Оглянитесь, - с насмешкой посоветовала Лилит. Ну, слизеринцы и оглянулись. Во-первых, на спинке кресла сидел нахохлившийся и недобро сверкающий глазами феникс, а на полу два кота неизвестной породы и собака, явно пикинесс. И вся эта звериная братия скалилась, но беззвучно.
- И вы хотите напугать нас этим? – рассмеялся Нотт, не выдержав.
- Пусик, фас, - прямо-таки с жизнерадостной улыбкой приказала Лилит.
- АААААААААААААААААААААААААААААААААААААА! – вопль был такой силы, что всем пришлось зажать уши. Да и не удивительно, когда твоя нога оказывается в пасти собаки, которая достигает тебе до пояса. А вроде только что сидел на полу комок чуть больше кулака Гойла.
- Отзови своего монстра, - дрожащим голосом заверещала Бутллстроуд.
- Какого монстра? – искренне удивилась Лилит. И правда, на полу сидела все та же маленькая собачка, которая трепала Нотта за подол его школьной длинной мантии.
- Вы за это заплатите, - зашипел Нотт.
- Даааа, как все запущено, - протянула Лейла. – Такие большие, а шуток не понимают.
После этого три девчонки с чинным видом покинули гостиную. За ними потянулись все остальные. Не весь факультет поддерживал политику Темного Лорда. Среди студентов Слизерина было очень много тех, чьи семь старались держаться в нейтралитете к обеим сторонам в этом противостоянии. До этого лета негласным лидером стронников Темного лорда был Малфой. И вдруг все изменилось. Малфои оказались шпионами. Многие были поражены актерскими способностями этой семейки, вернее, отца и сына. Самое интересное, что ярыми сторонниками Волдеморта на факультете были как раз не здравомыслящие студенты, а те, у которых явно не хватало собственных мозгов, как и заметили тройняшки. Но Слизерин учил не «бежать впереди лошади», поэтому те, кто был против, старались не показывать своего отношения и не выдавать своего мнения там, где не следует. Посовещавшись ночью, они решили присмотреться к Малфою-младшему, и уже потом разбираться в ситуации, а главное, принимать чью-либо сторону.
Поведение тройняшек настораживало. Даже дети аристократов не приходили в школу подготовленными. Да, они знали чуть больше, чем основанная масса студентов, но не настолько, чтобы кичиться своим более углубленным образованием. За темными семьями следили. Периодически им приходилось проходить проверки, а детская магия, если она не была стихийной, отслеживалась, даже в таких защищенных имениях как Малфой-менор. Связываться с паникерами из Министерства, которые видят за каждым углом опасность для себя, не хотелось никому. Проще не приходилось и тем, кто хоть какое-то влияние имел в этом оплоте государственности. В общем, жизнь в Английском магическом мире была далека от совершенства. И слизеринцы были посвящены в это. И именно поэтому поведение тройняшек Поттер вызвало закономерный, хотя и завуалированный, интерес. Девочки вели себя не соответствующе своему возрасту. Для одиннадцатилетних детей они были как-то слишком развиты. Они и разговаривали на более высоком уровне, чем некоторые семикурсники.
Вот так и следовали в Большой зал слизеринцы: впереди, тройняшки, которые вроде как не должны знать, куда им идти, за ними все остальные. Снейп поднял глаза как раз вовремя, чтобы лицезреть невиданно зрелище – собственный факультет, ведомый Поттерами.
- О, Поттеры уже Слизерин построили, - фыркнул кто-то за столом Райнвекло.
- Смотрите, чтобы Вас так не построили, - не осталась в долгу Лилит, самая бойкая из девчушек. – Вам Поттеры тоже достались.
- А тебе никто не советовал язычок укоротить? – с интересом посмотрела на тройняшек староста Райнвекло.
В ответ раздалось только фырканье. Три девчонки задрали нос к верху и промаршировали к своему столу, то есть к слизеринскому. Они уже заметили отсутствие своих родителей и крестного, а также двух старших братьев. Конечно, им было немного страшно, и половина из того, что они сегодня сделали, было бравадой. Справиться со старшими курсами они, естественно, не смогли бы. Силенок не хватило. Частенько, они сначала говорили, а потом думали, за что уже заработали себе немало врагов, там, в китайской школе.
- Знаете, Поттеры, вам все же стоит быть осторожнее. А то мало ли, - раздался за их спиной голос одной из семикурсниц Слизерина. И непонятно было, то ли она предостерегла девчонок, тот ли пригрозила.
Лейла посмотрела на преподавательский стол и сразу же встретилась взглядом с глазами своего декана. Его лицо ничего не выражало, он просто смотрел на девочку. Лейла же просто его изучала.

«Ретроспектива.
Если старшие считали, что их девчонки не знают всех темных секретов своего семейства, то глубоко ошибаются. Уже через неделю после того, как Люциус оказался в спальне старших Поттеров, тройняшки были в курсе всего, в том числе и того, чем за закрытыми дверями занимаются родители и крестный. Знали бы об это старшие, пришли бы в ужас. Девчушки оказались любопытными. Если им говорят, что, чтобы что-то узнать, им надо быть старше, значит, им это нужно было узнать сейчас. Проследить за родителями ничего не стоило. Полюбовавшись из укрытия за «играми» крестного и отца, девчонки сделали соответствующие выводы. Во-первых, подобное положение дел их устраивало. Поскольку папа и мама вместе с Люциусом, то тот явно никуда от них не денется. Во-вторых, ничего особенно в подобного рода отношениях они не видели. Родители счастливы и хорошо.
В принципе, это не было такой уж большой тайной. Старшие Поттеры не сильно то и прятались, а иногда и забывали, что в доме есть три любопытных создания, способных прокрасться туда, куда не следует.
Вот однажды девчушки и стали свидетелями одно разговора. В небольшой гостиной, которая напоминало что-то между кабинетом и комнатой отдыха, расположились их родители и крестный. Джеймс сидел, прислонившись спиной к груди Люциуса. Они расположились на полу, а Лили сидела в кресле.
- Ты уверена, что его удар не хватит? – вдруг услышали девочки вопрос, заданный отцом. Они сразу же навострили свои ушки.
- Северус – сильный человек, - задумчиво произнес Люциус. – Он переживал и более серьезные удары судьбы. Хотя этот может его и подкосить. И все же, Лили, почему ты никогда не дала ему знать о том, что Гарри – его сын?
- Ответов много и ни одного, - вздохнула та в ответ. – Я восприняла его метку, как предательство. Мне трудно дать объяснения. Возможно, не случись того, что случилось, я бы лет через пять после рождения посвятила бы его в этот мой секрет. Но прошлого не воротишь.
- Ты не боишься, что Гарри тебя возненавидит за это? – Люциус пристально смотрел на Лили.
- Возможно, - снова вздохнула та в ответ.
Девочки переглянулись, затем тихо ретировались из своего укромного уголка. Им теперь надо было обсудить то, что они услышали. А делать правильные выводы они всегда умели.
- Значит, Гарри не сын папы, но сын мамы, - выдали очевидную вещь Лилит.
- Да, но он все равно наш брат, - кивнула Мей.
- Ага, а папа у него некий Северус, который что-то сделал, что мама посчитала предательством, - это уже Лейла.
- Надо все выяснить, - а вот это уже хором.
На выяснения ушло не так уж много времени. Стоило заговорить крестного, как прозвучало столь лелеемое имя. В общем уже через неделю после этого они знали, что отца Гарри зовут Северус Снейп и он декан факультета Слизерин в Хогвартсе.
Конец ретроспективы».

Лейла чуть нахмурилась. Он пыталась найти общие черты между Гарри и своим деканом. Тот тоже не спускал глаз с девочки. Но понять, о чем он думает, было совершенно невозможно. И тут в Большой зал заявилась, целая толпа из преподавателей и студентов. Школа замерла, следя за ними. Самый большой вызывало трио, состоящее из Поттера, Малфоя и Уизли, которые что-то обсуждали, шикая друг на друга. Как-то странно было видеть их вместе. Семеро преподавателей прошли к своему столу и уселись все вместе. Школа же выпала в осадок, когда новообразовавшееся трио уселось за гриффиндорский стол и продолжило обсуждать свои дела. Они вообще ни на кого не реагировали. Многие заметили, как покачали головой Грейнджер, Уизли и Паркинсон, прежде чем тоже направиться к своим столам. Панси и Блейз сразу же направились к тройняшкам.
- Привет, крохи, - поздоровался с ними Блейз, падая рядом на скамейку.
- Мы не крохи, - возмущенно прошипели те в ответ.
Блейз повернулся к ним лицом, критически осмотрел, чуть ли не с макушки до самых стоп. Три девчонки все это выдержали, пыхтя, как закипающие чайники.
- Крохи, - сделал вывод Блейз и отвернулся к столу, чтобы наложить себе завтрак.
- Сам ты кроха, - обиделась Лилит.
- Не обижай малышек, Блейз, - улыбнулась Панси, севшая с другой стороны от девчушек. На ее слова раздалось еще более сильное пыхтение. «Малышки» явно обиделись на такое обращение к себе любимым.
- Сами вы малыши, - действительно обиделись.
Лейла бросила взгляд на своего декана, но тот упорно смотрел в другую сторону. Она проследила за его взглядом. Снейп сверлил спину троицы, которая, ни на кого не обращая внимания, о чем-то увлеченно шепталась. Гриффиндорцы не были особо рады соседству со слизеринским принцем, но ничего не могли поделать. Их просто на, просто игнорировали.
- Ну, чего вы обижаетесь? – услышала голос Панси Лейла. – Вы маленькие очаровательные девочки…
- Рррррррррррррр, - раздалось ей в ответ. Блейз усиленно делал вид, что ничего не замечает, но уголки рта подрагивали в еле сдерживаемой улыбке.
- Вы…, Вы…, - пыхтя, завозмущалась Лилит. Слов у нее явно не было. – И вообще, уйдем мы от вас, - вдруг выдала она, схватила за руки сестер и решительным шагом потащила их в сторону гриффиндорского стола, к тому месту, где сидело блондинисто-рыже-брюнетовое трио.
Блейз и Панси с интересом следили за их перемещением, впрочем, как и весь зал. Девчушки достигли места назначения. Поработав локтями, они раздвинули парней, и уселись между ними, вернее Лейла села между Гарри и Драко, а Лилит – межу Драко и Роном, а вот Мей, не особо себя утруждая забралась к последнему на колени. Тишина в зале стояла полная, так что тихое хихиканье со стороны райнвекловского стола было слышно всем. А смеялись Памела и Натан.
- Привыкай, старший брат, - сквозь смех сказал Натан.
- Слизеринцам не место за нашим столом, - наконец, отмерли гриффиндорцы.
- А не надо завидовать, это плохо сказывается на здоровье, - Лилит наградила говорящего презрительным взглядом. Джинни и Гермиона опустили глаза в тарелку, чтобы скрыть веселье, которое они испытывали от этого спектакля. Грей же молча наблюдал, и было не понятно, что он чувствует. Какая-то совсем не Поттеровская реакция.
- Шла бы ты, малявка, за свой стол, - третьекурсник-гриффиндорец зло посмотрел на Лилит.
- А не заткнулся бы ты, между прочим? – выдала Мей.
- Эмм, - Драко переводил взгляд с одной девочки на другую, затем посмотрел на Грея. – Они всегда такие?
- 99 процентов времени, - ответил тот, и отпил из стакана. – Какая гадость! - скривился он. – Как вы можете ЭТО пить?!
- Тыквенный сок, - усмехнулась Джинни.
- Это что, дань Хеллоуину, что ли? – Грей посмотрел на рыжеволосую девушку.
- Понятию не имею, спроси у директора, - пожала та плечами.
Три головки повернулись к преподавательскому столу, затем вернулись к созерцанию завтрака, а затем решительно отпили из кубков Гарри, Драко и Рона. Гримаски, появившиеся на трех мордашках, сказали все, что они думали о столь благородном напитке, как тыквенный сок. И снова головки повернулись к преподавательскому столу.
- СИДЕТЬ! – рявкнул Грей так, что на месте подскочили все, кто сидел рядом.
- А мы что? Мы ничего, - состряпала на лице невинную мордашку Лилит.
- А ты любишь тыквенный сок? - Мей повернулась и посмотрела на того, чьи колени оккупировала. Рон уже собрался ответить, как девочка продолжила. – Или ты его пьешь только потому, что больше ничего другого тут не предлагают?
- И как ответить на такой вопрос, если он сам является ответом, - вздохнул Драко. – Может быть, вам все же пора за слизеринский стол, а то декан Гриффиндора уже сильно нервничает, - тихо произнес он, обращаясь к тройняшкам.
- Так, ты вроде тоже не за тем столом сидишь, - напомнила ему Лилит. Драко несколько секунд смотрел на нее, а затем оглядел стол, полный гриффиндорцев.
- Мда, что-то я как-то подзабыл правила Хогвартса, - буркнул он. – Дракончики, за мной, - приказал он, вставая из-за стола.
- КТО?! – пискнули те в ответ, удивленно уставившись на блондина.
- Дракончики, - усмехнулся тот.
- Брысь за Драко, - шикнул Гарри на них. Девчонки тут же вылезли из-за стола и направились за Малфоем за свой стол.
- А почему дракончики? – Лилит подергала Драко за рукав мантии.
- А что? – сделал тот невинные глаза.
- Ну, почему, скажи, - затеребили его девчонки.
- Нуууууу, - протянул Драко. – После занятий скажу.
- Почему? – возмущенно заныли тройняшки.
- Потому что у нас осталось восемь минут до начала занятий, а вас еще надо отвести к кабинету, - выдал им Драко.
- А после уроков скажешь? – требовательно уставились на него девчонки.
- После уроков скажу, - кивнул тот в ответ. – А теперь забираем ваши вещи и вперед на уроки.
- Что, Малфой, решил взять на себя роль няньки? – Семикурсник-слизеринец со злой усмешкой смотрел на Драко.
- А если и так? – блондин спокойно посмотрел на него. – Какие-то проблемы с этим?
- Это же Поттеры, - прошипела Бутлстроуд.
- Милли, закрой свой рот, - посоветовала ей Панси. – И поверь, Поттеров лучше держать ближе к себе, жить будет спокойнее, особенно, если они в таком количестве.
Тройняшки как-то странно переглянулись, затем взяли свои сумки и последовали за Драко, что-то у него тихо выспрашивая.
- Мерлин, Моргана и Мордред, помоги этой школе выстоять, - произнес Рон, задумчиво глядя на девчонок, вцепившихся в блондина мертвой хваткой.
- Выстоит, - хмыкнул Грей. – Правда, они сначала ее разберут по камешку, а затем соберут обратно, но уже так, как им хочется.
- Брр, кажется, в школе будет весело, - поежилась Джинни. – Ладно, пошли уже, я то нас сейчас съедят здесь. Да и на уроки почти опаздываем. Кстати, у вас сейчас что? – посмотрела она на Гермиону.
- Бытовая магия, - бросив взгляд на расписание, ответила та.
- А у нас Трансфигурация, - скривилась Джинни. – Пошли, Грей, познакомишься с нашим деканом, как преподавателем.
- А у тройняшек ЗОТИ, - усмехнулась подошедшая Панси. Гарри бросил взгляд на стол преподавателей. Он увидел, как в дверях почти незаметной двери взметнулась полы мантии его биологического отца.
- Грей, насколько девочки?.. – он замялся.
- Доведут даже стену при желании, - усмехнулся тот.
- Ладно, передайте Ровену, что я немного опоздаю, - кинул он друзьям и тут же ретировался из зала.
- Гриффиндорец, - какой-то нежностью произнесла Панси, имея в виду Гарри. Ни у кого из ребят не было сомнений, куда именно направился их друг.
- Кстати, а у твоих брата и сестры сейчас что? Помощь им не нужна? – Гермиона посмотрела на Грея, который ожидал Джинни.
- Они уже ушли со своим курсом, - ответил тот.
- Ладно, по классам, встретимся на обеде, - распорядился Блейз.
Гарри быстро прошел по коридорам, по тем самым, о которых даже директор не знал. Как же было хорошо иметь в друзьях и любовников тех, кто этот замок строил. Снейпа он перехватил за два поворота от кабинета. Просто неожиданно вывалился перед ним из неприметной ниши.
- Мистер Поттер, - в своей уже привычной манере начал зельевар и осекся.
- Не дави на девчонок. Я – не они. Эти кусаются так, что ты устанешь снимать с них баллы и назначать отработки, - спокойно произнес юноша.
- И зачем же ты меня предупреждаешь? – подозрительно прищурился Снейп.
- Северус Снейп не может быть сломленным и дерганным, - усмехнулся Гарри, затем снова нырнул в нишу, спеша в кабинет к Ровену. Зельевар несколько секунд смотрел на то место, в котором исчез его сын, а затем двинулся дальше.
Перед кабинетом ЗОТИ стояли первый курс Слизерина и Гриффиндора. Кто бы сомневался, что директор послушается здравого рассудка и разделить эти два факультета. Ему сразу бросилась та напряженность, которая повисла около кабинета. Гриффиндорцы бросали злые взгляды на слизеринцев, те в свою очередь строили из себя маленьких аристократов с презрительными взглядами. Только тройняшки что-то шепотом обсуждали. При появлении Снейпа они моментально выпрямились и невинно уставились на него. Северус мысленно сглотнул, уже готовясь к какой-то пакости. На секунду появилось мысль: «Хорошо, хоть предупредили».
- Все в кабинет, - рыкнул он, взмахом палочки открывая дверь. Его репутация распространялась и на этих детишек, так что в класс все влетели быстро, как и расселись за столами. Поттеры вошли последними и оказались за последним столом. Оглядев детей, Снейп прищурился. – Поттеры, за первый стол, а вы за последний, - указал он на парочку гриффиндорцев. Те с удовольствием ретировались с глаз долой страшного профессора. Что удивило Северуса, так это то, что с не меньшим, если не большим удовольствием, тройняшки перекочевали пред его ясные очи. Что-то тут было не чисто.
Первым делом Снейп познакомился с классом. Поттеров решил не трогать, лишь выяснил, кто из них кто. Теперь он точно знал, что девочка с более темными волосами и темными, чуть раскосыми глазами – это Мей. Самая спокойная, с легкой грустинкой – Лейла, а искрящаяся – Лилит. Сделав себе заметку на будущее, Северус решил перейти к уроку. Он все время был готов к непредвиденному, и ждал этого именно от троицы. Но те пока вели себя очень примерно, преданно глядя на него. Вот эта преданность его и нервировала.
Он устроил опрос класс на предмет того, что им уже известно. Когда он узнал, что ЗОТИ, наконец, отдали ему, то решил, что сначала выяснить уровень знаний студентов, а уж потом будет корректировать учебный план. Что бы о нем не говорили, он хотел научить этих детей постоять за себя в этом полном опасностей мире. Поттеры сидели тихо, рук не поднимали. Но он видел по их глазам, что ответы им известны. Недовольные гримаски позволяли ему понять, когда они не слишком-то довольны ответами своих сокурсников.
- Мисс Поттер, - обратился он к Лейле. На него уставилось три пары глаз, в который засветилось лукавство. «Ну, и как вы, дорогой декан, будете выходить из этой ситуации?» - прямо-таки светилось на этих мордашках. – Лейла, - уверенно произнес Северус. У него появилось огромное желание немедленно снять уйму баллов с девчонок, как только увидел, как Лилит и Мей показали ему язык. Не повернулся язык, поскольку в последнюю секунду он вспомнил, что эти три девчонки теперь его подопечные. «Это точно мое наказание, персональное, слизеринское», - подумал он.
- Да, профессор Снейп, - поднялась со своего места Лейла и выжидательно посмотрела на него.
- Что вы нам можете рассказать о вампирах и борьбе с ними? – шелково спросил зельевар. Через пять минут он пожалел о том, что вообще задал этот вопрос, и тем более Поттер. Первокурсники, не считая двух оставшихся Поттеров, слушали девочку, открыв рот. А та с таким увлечением делилась своими знаниями, которые можно было в Англии почерпнуть разве что в запретной секции хогвартской библиотеке или в закрытых архивах Министерства.
- Десять баллов Слизерину, - выдал Снейп, умудрившись влезть в речь девочки. - Можете сесть.
Он так обрадовался, что закончился урок, что не смог скрыть этой самой радости. Класс опустил почти мгновенно. Почти относилось к тройняшкам. Те остановились перед учительским столом и теперь ждали, когда профессор обратит внимание на них. Снейп стоически игнорировал, только с каждой минутой это становилось все сложнее делать.
- Профессор, - Лилит не выдержала первой. Снейп поднял голову и окатил девчонок своим фирменным взглядом. Не сработало.
- Профессор, - подключилась Мей. Северус откинулся на спинку стула и уставился на девочек.
- Профессор, - теперь вступила Лейла.
- Мы можем вам помочь с Гарри, - выпалили они хором. Тонкая бровь выразительно изогнулась.
- И что взамен? – слизеринец всегда остается слизеринцем. Три головки наклонились вперед и зашептали. По мере того, как до зельевара доходило то, что говорили эти малявки, на его лице расцветала улыбочка, достойная аллигатора. Год обещал быть очень интересным, особенно, когда партия разыгрывается: Поттер против Поттера.
- Что ж, пожалуй, я соглашусь на ваше предложение, - произнес он.
- Хорошо, сэр, мы тогда заглянем к вам перед отбоем? – Лилит хитро посмотрела на декана.
- Буду ждать, а сейчас марш на следующий урок, и не забудьте прихватить это, - он быстро черканул пару слов на пергамента и отдал его Лейле. – Передайте профессору Люпину, чтобы он не снял с вас баллов.
- Спасибо, сэр, - три вихря вымелись из кабинета, а там уже стояли следующие его ученики. Слава Мерлину, Поттеров среди них не было.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ЮлийДата: Пятница, 19.03.2010, 18:41 | Сообщение # 79
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Ну что, жизнь в Хоге возвращается на круги своя, правда, с поправкой на новых Поттеров. Подождём и посмотрим, что будет дальше. hands


Мы сами творцы своей судьбы
 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 30.03.2010, 22:29 | Сообщение # 80
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 20. Первый учебный день остальных Поттеров.
Часть 1. Дело было до обеда.

Этот день был самым спокойным только для Натана и Памелы. Райнвекло приняло новеньких без проблем и однокурсники как-то сразу сошлись с двумя одаренными Поттерами. Правда, любые вопросы, касающиеся их семьи и прежнего местопребывания, близнецы игнорировали. Проще им было и потому, что они почти нигде не соприкасались со слизеринцами или гриффиндорцами, не считая перемен. Господин директор посчитал нужным полностью расставить факультеты парами: Гриффиндор – Слизерин, Райнвекло – Хаффлпафф. Лишь старшие курсы, выбравшие какие-то определенные предметы, кроме обязательных, объединялись все вместе.
Интереснее день проходил у остальной интересующей нас части. Первым уроком у пятикурсников Гриффиндора, как было уже озвучено, была Трансфигурация, кстати, один из трех любимых предметов у Грея. Оба факультета вели себя как обычно, только по отношению к Грею и Джинни держали воинственный нейтралитет. Хотя это больше подходило к слизеринцам. Гриффиндорцы никогда не отличались стратегическим мышлением. Сначала действовали, но даже потом не особо задумывались на счет подоплеки дела. Это были не самые хорошие их качества. Слизеринцы пока еще не раскусили эту новую Уизли…
- Мисс Драгон, - прозвучал голос МакГонагалл. Весь курс замер, недоуменно оглядываясь. Еще сильнее их недоумение стало, когда со своего места поднялась Уи… Нет, теперь уже не Уизли.
- Она же Уизли! – правду говорят о гриффиндорцах, у них язык действует раньше, чем мозги. Джинни даже не удостоила взглядом говорившего.
- Мистер Криви, неужели вы думаете, что я могу ошибиться с фамилией своего студента? – МакГонагалл явно была не в настроении.
- Чтобы изменить фамилию, надо выйти из предыдущего рода, - фыркнул кто-то из слизеринцев.
- Пять баллов Слизерину, - язвительно произнесла Джинни, наконец, удостоив пятикурсников своим вниманием.
- Ты вышла из рода? Надоело быть предательницей крови?.. – полетели от слизеринцев.
- Немедленно прекратить! Минут десять баллов со Слизерина. Мисс Драгон, отработка сегодня вечером с мистером Филчем, - зам директора вышла из себя. – Сядьте.
Джинни спокойно села рядом с Греем, который наблюдал за всем происходящим с непроницаемым выражением на лице. Было совершенно непонятно, о чем думает.
- Возьмите перья и пергаменты. Новая тема, - поджав губы, произнесла МакГонагалл. И началась одна из самых нудных лекций. Обычно профессор всегда сдабривала новые объяснения пояснениями и наглядными примерами, чтобы легче было понять, что и как. Но не сегодня.
На второй паре началась практика. МакГонагалл лишь одиножды показала, как нужно двигать палочкой, а затем заняла место за своим столом, коршуном разглядывая класс. Джинни лениво поигрывала палочкой, то ли не собираясь выполнять задание, то ли о чем-то задумавшись. Но когда Грей уже начал выводить формулу, чтобы провести правильную трансфигурацию, она остановила его, положив свою руку на его. Грей вопросительно посмотрел на девушку.
- Не стоит всем показывать, насколько ты подготовлен, - прошептала она очень тихо, при этом не глядя на своего соседа. Со стороны могло показаться, что она говорит заклинания, поскольку в это время все также лениво махала палочкой. Грей обвел класс взглядом. Ни у кого ничего не получалось. Он сразу понял, что на данный момент только он сам и его прекрасная соседка способны провести заданную трансфигурацию с первого раза. Вот так они и досидели до конца урока. И когда МакГонагалл уже собралась выговорить всем за их невнимательность, задание было выполнено. Она не увидела, как Джинни шепнула Грею: «Сейчас». Безупречная трансфигурация.
- По десять баллов каждому, - обрела дар речи МакГонагалл. Но в ее взгляде была настороженность. Слишком хорошо, можно сказать, идеально было выполнено задание. – Домашнее задание…
Грей механически слушал, что говорит преподаватель, и записывал задание. Сам же он пытался проанализировать урок. Уровень подготовки в Хогвартсе, он это знал еще до поступления в школу, но сейчас прочувствовал на своей шкуре, был ужасающе низким. Удивительно, что Хогвартс до сих пор числился в списке лучших школ. «Похоже, все держится только на авторитете Дамблдора», - думал он. – «Но этого ужасно мало. Из шестнадцати студентов только двое оказались способными выполнить задание, но и этих двоих можно вычеркнуть их списка, поскольку Грей пришел из другой школы, а Джинни была ученицей самих Основателей целых пять лет. То есть результативность урока равнялась нулю.
- Джин, - Грей поддержал подругу под локоток и чуть замедлил движение, когда они покинули класс, чтобы отправиться на следующий урок – Чары.
- Что? – улыбнулась ему девушка в ответ.
- Скажи, так будет на всех уроках? – юноша скривился.
- Смотря, что ты имеешь в виду, - Джин сразу же стала серьезной.
- Ну, сегодняшний урок, это уровень второго класса в той школе, где я учился. То есть, меня этому учили в десять лет. По уровню своих знаний я старше всех на пять лет, учусь сейчас на пятом курсе. То есть мои реальные знания, это уровень второго курса магического университета Англии? – Грей растеряно посмотрел на девушку.
- Да, - протянула та. – Забавная ситуация, не замечаешь.
- Это катастрофа, - поежился Грей. – И как с такими знаниями Дамблдор хотел, чтобы Гарри победил этого здешнего урода?
- А он и не хотел, чтобы Гарри его победил, - фыркнула Джин. – Твой брат должен был во славу своего отечества героически свернуть себе шею, - это уже было сказано зло.
Грей кивнул. Они медленно шли по коридору. И… Грей замер на месте, сбившись с дыхания и хода.
- Что значить, должен был свернуть себе шею? – ему показалось, что он ослышался.
- А то и значит, - мрачно выдала Джин. – Мы пока не сказали всего твоим родителям и отцу Драко. Но поверь, если бы мы озвучили всю правду, как она есть, вашу маму уже поцеловал бы дементор за убийство его Светлейшего сиятельства Альбуса Дамблдора. Как-то не хочется лишать Гарри семьи, когда он ее только-только приобрел.
- Все так плохо? – нахмурился Грей.
- Поверь мне, ничего хорошего, - кивнула Джинни. – Только вот директор просчитался. У нас к нему очень длинный счет, и рано или поздно ему придется ответить по каждому пункту. Идем, а то сейчас прозвенит звонок.
Оставшийся день Грей совершенно не реагировал ни на какие раздражители, пытаясь осмыслить то, что ему сказала подруга. Картинка с каждой минутой становилась все мрачней и мрачней. Становилось понятно, что их семья все равно будет втянута в войну, только он точно знал, что ни к Дамблдору, ни к Волдеморту Поттеры не присоединятся. На гриффиндорцев Грей не реагировал, хотя те и пытались достать его и Джинни. Он лишь однажды ответил, когда его слух из всей какофонии оскорблений и выкриков выделил следующее:
- Что, Уизли, решила сменить одного Поттера на другого?
- А если и так? – опередил девушку с ответом Грей. – Вам-то какое до этого дела?
- Фу, быть вторым, подбирать объедки со стола своего братца…, - прозвучало. Фраза не была закончена, поскольку Грей с абсолютно спокойным лицом подошел к говорившему, и со всей силы съездил тому по физиономии.
- Знаешь, мне тебя жаль, - после этого произнес Грей. И да, на его лице не было ни выражения брезгливости, ни презрения. – С таким умом и таким языком ты закончишь жизнь раньше, чем сможешь сделать что-то такое, за что тебя бы следовало помнить. Зависть до добра не доводит, запомни это, - он уже отвернулся, но затем снова взглянул на гриффиндорцев, которых на прицеле держала Джинни, с таким выражением на лице, что всем было понятно, что первый, кто ринется к Грею, огребет по самое не хочу. – И еще, хиленькие вы что-то.
- ЧТО?! – завозмущались гриффиндорцы.
- Да, ничего, - усмехнулся Грей. – Скоро сами поймете.
И он вместе с Джинни отправился на обед.
А тем временем шестикурсники отправились на свой первый в этом учебном году урок. Всем было понятно, что основные действия будут происходить именно здесь. Бытовая магия для абсолютного большинства студентов была новым и малопонятным предметом. Девушки перед уроком наводили марафет. Как же, такой симпатичный и молодой профессор. Вдруг повезет.
У кабинета разразилась то ли ссора, то склока, то ли еще что. Как обычно, сначала вступились гриффиндорцы и слизеринцы, а затем они уже все вместе переключились на появившихся Драконов, явившихся всей своей группой. Правда, отсутствовал Поттер.
- Не, я понимаю, что ты Малфой снюхался с этими, - Миллисента Бутлстроуд мотнула головой в сторону Гермионы и Рона. – Но ты, Паркинсон, и ты, Забини…
- Слишком много слов для тебя, - лениво отозвалась Панси. – Тебе с твоим маленьким мозгом этого не понять.
- Ничего, у вас еще будут такие проблемы, когда…, - продолжила разоряться Миллисента.
- Я еще долго буду тут стоять и ждать, когда вы соизволите обратить свое драгоценное внимание на мою скромную персону? – язвительно поинтересовался Ровен. Студенты тут же стушевались, оборачиваясь на красавца профессора. Они все упустили, ну, почти все, его появление. – Немедленно в кабинет.
Первыми мимо него, не потрудившегося отодвинуться, просочились гриффиндорцы, затем, более достойно, продефелировали слизеринцы, и уж только после этого, скрывая улыбки, пошли Драконы.
- Где Гарри? – тихо спросил Ровен, слегка притормозив Драко.
- Сейчас будет, - еле слышно ответил тот. Ровен только кивнул на это, затем двинулся к своему месту, оставив дверь открытой для последнего студента. И тот не замедлил появиться.
- Прости, профессор Давиль, - улыбнулся Гарри.
- Присаживайтесь, мистер Поттер, - на лице улыбки у Ровена не было, но юноша увидел ее в глазах одного из своих старших друзей. Гарри скользнул по классу и сел рядом с Блейзом.
Ровен обвел класс и нахмурился. Слизеринцы сели за крайний ряд у стены. Их было всего пятеро – две девушки и три парня, причем хоть что представляли собой только двое. Как он понимал – Нотт и Гринграсс. Крайний ряд у стены заняли гриффиндорцы. Их было столько же, сколько слизеринцев, даже соотношение было таким же. Ровен перевел взгляд на средний ряд, оккупированный шестью Драконами. Он как-то сразу вычленил их, не считая приверженцами ни того, ни другого факультета. Драко и Рон сидели на первой парте, за ними Панси и Гермиона, и замыкали Гарри и Блейз. На самом деле он понимал, что этим шестерым его уроки нужны постольку поскольку. Всему, что он знает, он их уже научил, а, значит, их можно предоставить самим себе.
- Так, меня совершенно это не устраивает, - произнес он, наконец. - Все встали, - приказал он. Студенты недоуменно уставились на него, но приказ выполнили. Ровен пару раз взмахнул палочкой и стандартная обстановка кабинета изменилась. Появились столики на четверых, стеллажи, какие-то приспособления и много чего другого. – За каждый стол – два гриффиндорца, два слизеринца. А вы шестеро подойдите ко мне, - он посмотрел на Драконов. Пока остальные бросали друг на друга злые взгляды и скрипели зубами, Ровен в нескольких словах объяснил, чем на его уроках будут заниматься его юные друзья. Сегодня им предстояло разложить по полкам все то, что сейчас пряталось в коробках в небольшой комнатке, в которую вела почти неприметная дверь у окна, рядом с доской. Сказать, что остальные были недовольны тем, чем занимаются на уроке Драконы, это слабо сказано. Лонгботтом то и дело что-то шипел, словно собирался изучить парселтанг. Ему не нравилось, что Поттер снова оказался на особом счету. Вчера ночью он получил прямой приказ Дамблдора перестать прятаться и вести себя так, как положено аристократу и истинному Избранному. Правда, последнее решено было не афишировать, поскольку раз Поттер объявился, то должен в полной мере исполнить возложенную на него миссию. Конечно, сейчас было сложнее, ведь объявились его родители, но дела это, как сказал Дамблдор, не меняло. Вот теперь Лонгботтом и бросал на мнимого героя тяжелые взгляды.
Гарри терпел. Терпению его научил Салазар. Его терпения могло хватить надолго и на многих. Но и у него есть предел. По-видимому, что-то такое скользнуло в выражении его лица, что он вдруг оказался как-то так незаметно перемещен в такое положение, что от взглядом его скрыли друзья, а по обе стороны оказались Драко и Рон. Честно говоря, Гарри и представить не мог, что будет так сложно вернуться в этот мир и находится в одном обществе со всеми теми, кто их предал и кинул.
- Успокойся, - прошептал Драко. – Они совершенно не достойны того, чтобы тратить на них свои нервы.
Это помогло. Вроде бы первый урок прошел более-менее нормально. Вторым и третьим уроками в расписании стояли зелья. По-видимому, это и стало причиной активизации слизеринцев.
- Поттер, тебе на зельях уже ничто не поможет, - выступила Миллисент. Было такое ощущение, что она заняла место Малфоя, тем более Гойл и Кребб теперь везде следовали за ней, а вот Нотт, хоть и был в компании, но как-то неуместно смотрелся рядом с ними, а Гринграсс всегда была в стороне.
- Если ты надеешься на известный всем сарказм профессора Снейпа, то тебе стоило бы вспомнить, что он больше не ведет этот предмет, - бросил Гарри, проходя мимо слизеринки. Драконы лишь про себя усмехнулись, заметив недоуменное выражение на лице Бутллстроуд.
- Милли, дорогая, очнись, ты чем слушала речь директора и представление профессоров? – насмешливо произнесла Панси. Они все так и шли в подземелья, перекидываясь фразочками. Если гриффиндорцы и слизеринцы пытались достать Драконов, то у них это выходило из ряда вон плохо.
Салазар ждал их в дверях кабинета. Оглядев идущую к нему толпу, он только покачал головой. Первого урока у Хаффлпафа и Райнвекло первого курса ему хватило, чтобы понять, насколько же ничтожны знания в этом времени. Кто-то вообще ничего не знал, кто-то прочитал учебник. Но все равно, знания были лишь поверхностными, слишком краткими и общими. Он даже удивился, как Снейп смог стать настолько хорошим зельеваром, что сам придумывал зелья. Одно аконитовое зелье чего стоило.
- Проходите, - кивнув шестикурсникам, он сам вошел в класс. Те вошли и замерли. Вместо обычных столов на два-три человека стояли небольшие столики, за которыми мог сидеть только один человек. – Занимаем места так, как я скажу, - Салазар после того, как его назначили на должность зельевара в школе, выяснил у ребят все, что можно об их однокурсниках. И теперь собирался посадить их так, чтобы иметь возможность следить за самыми «опасными» в этом деле со своего места, то есть решил посадить их за первые столы. Таким образом, впереди оказались Лонгботтом, Гойл, Кребб, Томас и Бутллстроуд. Драконы оказались в конце класса, поскольку в их способностях Салазар не сомневался, в конце концов, сам с ними занимался.
Первым делом он решил выяснить их знания.
- Проверочная работа по всему материалу пяти прошедших лет, - произнес он. На ропот в классе он даже не обратил внимания. – Некоторые вопросы будут и на материал шестого года, поскольку мне интересно, читали ли вы летом свои учебники. Тесты у вас на столе, приступайте.
И действительно, как только он это сказал, на столах материализовались пергаменты. Общий стон стал следствием того, что все увидели количество вопросов. Простонали даже Драконы, даже Гермиона. Она давно уже перестала быть той девочкой, которой была в свое время. Ее научили жить по-другому.
Салазар насмешливо поглядывал на класс. Единственными звуками, которые раздавались в кабинете, были скрип перьев, скрежет зубов и тихие чертыханье. В какой-то момент он поймал возмущенный взгляд зеленых глаз. Еще бы, вопросы у Драконов отличались от тестов их однокурсников так же, как отличаются небо и земля. Их тест был сложнее даже не на порядок. Ровно со звонком все пергаменты исчезли, вызвав удивленные и возмущенные возгласы. Салазар только хмыкнул на это. Эти детки еще не знают, какой он, и какие методы в преподавании ему больше всего нравятся. Что ж, им еще это предстояло это узнать.
- Пять минут перерыв, затем продолжим проверку, - объявил он, и вышел из кабинета.
- Что это было? – недоуменно протянула Браун, не успевшая справиться с третью теста.
- Поттер, ты хоть на один вопрос ответил? – опять Буттлстроуд.
- Вот когда выдадут работы, тогда и узнаем, - отпарировал Гарри. Эта слизеринская «корова» начала его доставать. В голову пришла интересная мысль, которую он и поспешил озвучить. – Милли, теленочек ты наш перекормленный, - в классе раздались сдавленные и не очень смешки, - скажи-ка ты мне, а вернее, подтверди-ка мою версию.
- Я убью тебя, Поттер, - оскорбление до нее дошло быстро. Слизеринка вскочила, но на нее уже смотрел кончик, нет, кончики палочек всех Драконов.
- Так вот, Милли, тебя кто надоумил ко мне лезть? Семикурсники? Или вы такую задачу получили от своего красноглазика ущербного? – как ни в чем не бывало елейно поинтересовался Гарри. Он внимательно следил за ее реакцией. Так что сразу понял, что во всех своих догадках был прав.
- Хмм, - хмыкнул Блейз. – Девочка на побегушках.
- Да я вас, - слизеринка стала пунцовой от ярости. В ее глазах было столько ненависти, что хватило бы на сотню человек.
- Сели, - в кабинет вошел Салазар. Он даже не стал заострять внимание на том, как была накалена обстановка. Он прекрасно знал, что Драконы справятся. Сейчас они были хоть и немного раздражены, но спокойны. Проблемы будут тогда, когда их терпение сойдет на нет. Пожалеть в этом случае можно будет всех. – Сейчас у каждого на столе появится набор ингредиентов. Вам нужно будет понять, что за зелье из них должно получится, и сварить его. Максимум времени на варение зелья – сорок минут. Это подсказка. Приступайте.
Гарри нужно было только кинуть взгляд на доску с ингредиентами, и он уже знал, что перед ним все для того, чтобы сварить перечное зелье, которое проходят в конце четвертого курса. Быстро кинув взгляд на друзей, он понял, что и у них не возникло никаких проблем с расшифровкой. Он встретился взглядом с Драко. Серые глаза были задумчивы. Гарри снова посмотрел на доску. Что-то было не так. Он еще раз, уже более тщательно осмотрел ингредиенты. Да, они были теми же, а вот дозировки. Салазар и тут подкинул им подлянку. За спиной чертыхнулся Рон, явно давая понять, что тоже раскусил загадку их старшего любовника.
- Я ему это припомню, - услышал он злой шепот Панси справа от себя.
Салазар с интересом наблюдал за тем, как все пытаются вычислить зелье, которое им предстояло сварить. Некоторые физиономии, совершенно не отягощенные наличием умственной деятельности, его позабавили. Он сразу почувствовал на себе шесть гневных взглядов. Улыбнувшись, Салазар занялся проверкой тестов, не удостоив Драконов и взглядом. Он и не сомневался, что они разгадают его загадку. Когда времени до конца урока осталось сорок минут, он поднял голову.
Драконы во всю уже варили свои зелья. Тем же были заняты Нотт и Гринграсс, и, как ни странно, Лонгботтом. Вот это Салазару не понравилось. И начала варить Патил. Остальные все также сидели с пустыми глазами.
«Интеллекта ноль», - вздохнул он, и снова перевел взгляд на Избранного. – «Насколько же реально он силен и на что способен? Чем быстрее мы это поймем, тем лучше это будет. Не люблю таких людей, способных вести себя так. Слишком хороший актер. А, значит, он способен на многое. Надо присмотреться к нему, и предупредить ребят, хотя они уже и сами все поняли».
Звонок оповестил всех о конце урока. Салазар встал и прошел по классу, отмечая, пусть и не совсем идеальное, но очень хорошее зелье Лонгботтома. Нотт и Гринрасс также сварили на выше ожидаемого. Драконы были вне конкуренции, хотя Рон сварил немного не то, что требовалось. Об этом они поговорят вечером.
- Я задержу вас всего на пять минут, - произнес он. – Результаты теста удручающие. Только шесть студентов умудрились ответить на все вопросы, правда двое были слегка немногословны, - взгляды на Рона и Гарри. – Еще трое ответили на три четверти. Остальные только на половину, половина ответов из которых дана неверно. – Удручающе.
- У нас преподаватель был такой, - буркнул Томас.
- Это не причина не знать материал, - строго произнес Салазар. – Домашнее задание к следующему уроку…
Шестикурсники вывались из кабинета с ошалелыми лицами. Задание было таким, словно его им дали на месяц вперед. Но следующий урок зелий был через два дня. Лишь Драконы никак не реагировали на «изверга-профессора», поскольку данное задание у них было сделано еще четыре года назад, стоило только поднять свои пергаменты. Да и знали они этот материал на зубок. Уж Салазар заставил их выучить его так, чтобы от зубов отскакивало.
Последний урок перед обедом заставил ребят разделиться. Панси оказалась свободной, Блейз, Драко и Гермиона поспешили на руны, а вот Гарри и Рон на Уход к Люпину. Все прошло довольно спокойно, хотя Кребб и Гойл всеми силами пытались задеть, физически, конечно, двух гриффиндорцев, но те каждый раз почему-то ускользали. Рон и Гарри выбрали такое место, чтобы находится от Люпина, как можно дальше, и даже не смотрели на него. Ремус не дергал их, хотя и получил довольно не двусмысленный приказ от Дамблдора. Он пока не знал и не понимал, как вести себя с этими новыми ребятами. Если другие не замечали, или не хотели замечать кардинальных изменений в семи студентах, то сам он чувствовал, что прежних ребят уже нет, а эти опасны, очень опасны. Так что это был первый урок за день, где все было относительно спокойно.
Наконец-то пришло время обеда.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 21.04.2010, 13:23 | Сообщение # 81
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 20. Первый учебный день остальных Поттеров.
Часть 2. Дела послеобеденные

- Нат, Памела, - Джинни и Грей перехватили двух четверокурсников Поттеров задолго до подхода к Большому залу. Джинни улыбнулась близнецам. – Как прошел день? Что думаете об образовательном процессе?
- Ну, вам честно или тактично? – усмехнулась Памела.
- А давай, и так, и так, - поддержала ее тон Джинни.
- Вариант тактичный, - Памела приосанилась. – Хогвартс входит в список лучших школ и уже довольно много времени держится на первых строчках. Предметы в школе нужные, но не хватает… ммм, - Памела задумалась на секунду. – Не хватает динамики.
- О, это было сверх тактично, - усмехнулась Джинни. – А, если честно?
- Вырезано цензурой, - мрачно выдал Нат.
- О, уже прониклись моментом? – хохотнул Грей.
- Мне вот интересно, каков же принцип составления программ в Хогвартсе, - Памела посмотрела на Джинни. – Вот объясните мне, такой непонятливой, это идиотизм, или такой изощренный способ превратить все общество в деградатов.
- Ты где такое слово-то откопала, сестренка? Надо же, деградаты, - усмехнулся Грей.
- Сама придумала, оно тут очень подходит, - поджала плечами Памела. – А по правде, я в ШОКЕ!
- Не ты одна, - скривился Натан. – Судя по лицу нашего старшего братца, он тоже не в восторге от уровня здешнего образования.
- Да уж, мне интересно, сколько мы все продержимся, пока на наших лицах, на уроках, не появятся кислые мины и полное равнодушие к этому самому образовательному процессу. Мне вот сегодня пришлось всю практическую часть изображать бурную деятельность и одергивать Грея, чтобы он, не дай Мерлин, сразу же не проявил чудес трансфигурации, - усмехнулась Джинни. – А в остальном как?
- Нормально, - ответил Натан. – Насколько я смог понять из того, что нам рассказал Люциус, и что мы успели прочитать, факультет Райнвекло - это дом тех, кто любит учиться, и кого больше ничего не интересует. Не совсем верное представление.
- Совсем неверное, - покачала головой Памела. Она повернулась к Джинни и посмотрела на нее самым проницательным взглядом из своего арсенала. – Насколько я могу судить, такая книга, как «История Хогвартса», изначально написана неверно.
- Нуууу, - протянула Джинни, и лукаво улыбнулась.
- Суть даже не в этом, - продолжила Памела. – На данный момент мне кажется, что смысл, который Основатели вкладывали в эту школу и образование в ней, сильно отличается от того, что мы все видим, и что под этим понимают политики и общественные деятели.
- И где это ты набралась таких слов, Поттерам же…, - раздался за спиной противный голосок.
Джинни бросила взгляд через плечо. Никто и не сомневался в наличии там слизеринцев. Она несколько секунду изучала пятикурсников с соперничающего с ними факультета.
- Странно, раньше я этого почему-то не замечала, - пробормотала она себе под нос. – Куда же катиться наш мир, скоро и аристократов-то не останется.
- Да ты…, - взвилась одна из слизеринок.
- Я, я, - в задумчивости отмахнулась Джинни. Ее мысли были где-то далеко.
- Джин? – Грей осторожно взял за локоток девушку.
- А? – та удивленно посмотрела на него.
- О чем ты задумалась? – Натан тоже серьезно смотрел на нее.
- Да вот, пытаюсь понять, в чем дело. Проблемы какие-то у наших аристократов, причем очень серьезные. Они вырождаются, как класс. Надо кое-что проверить, - снова перешла на задумчивый тон девушка. – Странно это, очень странно.
- Джин? – Грей снова попытался вернуть девушку в реальность. Но та вдруг вскинула голову и уставилась в потолок. У нее был такой вид, словно она к чему-то прислушивалась. На губах замерла улыбка. Слизеринцы постарались уйти. Зачем связываться с сумасшедшими. Джинни перевела взгляд на Натана, тот чуть не отшатнулся от неожиданности. Глаза новой знакомой горели каким-то потусторонним светом и имели вертикальный зрачок.
- Наши друзья прибыли, - с улыбкой произнесла она.
- Кто? – помимо воли вырвалось у Натана.
- Драконы, - последовал ответ.
- Я потом объясню, - прошептал Грей. Он единственный из детей Поттеров был посвящен в тайну брата и его друзей.
- Идемте в Большой зал, - глаза вернулись в нормальное состояние.
- Джинни, а…, - начала Памела. Она хотела задать какой-то вопрос, но ее вдруг обняли за талию со спины. Она, не ожидавшая такой «подлости» подскочила на месте и взвизгнула.
- Извини, - покаянно произнес Блейз.
- Тебе не кажется, что подобная фамильярность…, - назидательным тоном начала вещать Гермиона.
- Мио, - перебил ее парень. – Не надо превращаться обратно в синий чулок, - серьезными глазами смотрел он на свою девушку. Гермиона чуть ли не с минуту смотрела на него, словно пыталась что-то в нем найти.
- Мио, прекратить сверлить взглядом Блейза, ты в нем дырку просверлишь, - из-за угла вывернула рыже-блонди-брюнетовая троица, подгоняемая неукротимой Панси.
- Нет, это уже ни в какие ворота, - вздохнула слизеринка.
- Панси, что могло случиться за те три минуты, что вы от нас отстали? – Гермиона с подозрением осматривала троицу друзей.
- Мио, ты же прекрасно знаешь, на что способны эти трое, когда им скучно, - вздохнула Панси.
- Вот ведь, - чертыхнулся Рон. – Между прочим, все неприятности у нас возникали не по нашей вине, - он многозначительно уставился на Блейза и Мио.
- Они занимались экспериментами, - авторитетно заявила Панси.
- А мы чем же, по-твоему, занимались? – елейно поинтересовался Драко у подруги.
- А вы строили пакости, причем намеренно, - рассмеялась Джинни. – И, пошли уже обедать, а то так и останемся голодными.
- МЫ?! ПАКОСТИ?! – в притворном ужасе воскликнули Гарри, Драко и Рон хором, затем картинно схватились за сердце и очень натурально свалились в обморок.
- Циркачи, - фыркнула Панси, затем аккуратно перешагнула через лежащих на полу парней. – Филч, конечно, следит за порядком, да и домовые эльфы чистоту наводят, но все же не думаю, что вам стоит изображать половые тряпки.
- Ну вот, опять, - вздохнул Рон. Натан, Памела и Грей с интересом наблюдали за тем, как дурачатся старшие товарищи. То, что им было известно, совершенно не вязалось с образом этих ребят.
- Если бы я знала, к чему может привести объединение вас троих в одно целое, я постаралась бы заточить вас в глухих высоких башнях, в тысячах миль, друг от друга, - заявила Панси.
- Не помогло бы, - усмехнулась Джинни. – Это судьба такая.
- Почему вы вместе? – Памела с улыбкой посмотрела на самого старшего своего брата и его друзей.
- Так сложилось, - пожал тот плечами. – Это так трудно объяснить. Знаешь, где-то я читал или слышал такую поговорку: «оказаться не в том месте, не в то время». Или что-то такое.
- Вот мы и оказались не в том месте, не в то время, - немного горько усмехнулся Рон.
- Услышали мы тогда достаточно много, - голос Гермионы прозвучал глухо и мрачно.
- Но никто и никогда больше не причинит нам такой боли, какую мы испытали тогда, - это уже Панси. – Гарри, покажи, - тихо попросила она негласного лидера их компании.
Грей, Памела и Натан удивленно уставились на брата. Тот глубоко вздохнул, закрыл глаза. Пару секунд ничего не происходило, а затем… Памела медленно подошла к нему, протянула руку и кончиками пальцев провела по седым прядям.
- Это было так больно? – слова прозвучали хоть и с вопросительной ноткой, но их можно было принять и за утверждение.
- Это было так больно, - подтвердил слова сестры Гарри.
- Ты будешь мстить? – Натан пристально смотрел на него.
- Пока не трогают меня и мою семью, я не буду принимать никаких ответных действий, - спокойно произнес Гарри.
- Только боюсь, нам не позволят спокойно жизнь, - усмехнулась Гермиона. – Ни Дамблдор, ни Волдеморт.
Гарри снова вздохнул, закрыл глаза – седые пряди исчезли, словно их и не было.
- А разве директор не видит сквозь иллюзии? – поинтересовался Натан.
- А вы хорошо подготовились, - одобрительно хмыкнул Блейз.
- Это не совсем иллюзия, - решила объяснить Джинни. – Это не совсем тот разговор, который стоит вести в коридорах Хогвартса. Но смысл в том, что Дамблдор не видит истины у себя под носом. Он воспринимает все также, как и все остальные, и так, как нужно нам.
- Грубо, слегка неверно, но пойдет, - фыркнул Драко.
- Это трудно, держать постоянно иллюзию? – Натан смотрел только на Гарри.
- Сначала было тяжело, а потом, когда делаешь это постоянно, то даже во сне иллюзия не спадает, - улыбнулся Гарри.
Они дошли до Большого зала. До конца обеда оставалось всего минут двадцать, так что им предстояло довольно быстро пообедать. Встретили их молчанием и настороженными взглядами. Но, честно говоря, их это не очень-то и интересовало или напрягало. Им и дело не было до остальных. Каждый имеет право думать все, что ему заблагорассудиться. Они разошлись по своим столам. Панси, Блейз и Драко, естественно, отправились к трем рыжикам, уместившимся на самом краю стола, поближе к профессорскому столу. Трое шестикурсников уселись напротив тройняшек. Драко окинул их взглядом. «Так, явно что-то назревает», - подумал он, разглядывая довольные мордашки с сияющими лукавыми глазами
- Ну, как вам начало дня? – поинтересовалась Панси у девочек.
- Ничего так, было весело, - нейтрально ответила Лилит. Блейз скептически посмотрел на нее.
- Нравится учиться? – Панси продолжила вести светский разговор. Девчушки переглянулись.
- Ну, мы уже все это знаем, так что…, - Мей неопределенно помахала рукой.
- Вам уже сказали, по какому принципу живет Слизерин? – Драко прищурился.
- Не пойман, не вор, - буркнула Лейла.
- Что?! – Панси показалось, что она ослышалась. Лейла подняла на нее глаза. «Ой, как не хочется выражаться», - подумал про себя Блейз. – «Слизерин их не переживет».
- Я говорю, если тебя не поймали, то и обвинить ни в чем не могут, - произнесла Лейла чуть громче.
- Нет, дорогая, ты сказала нечто совсем иное, - покачала головой Панси.
- Смысл все равно не меняется, - заявила Лилит.
- И это Поттеры, - закатил глаза к потолку Блейз. – Куда катиться мир?
- Куда надо, туда и катиться, - заявила Лилит.
Драко с минуту смотрел на эти три чуда природы, в душе понимая, что в ближайшее время девчонки явно что-нибудь сотворят. Более того, он был уверен, что малышки не попадутся. В конце концов, Поттеры они или не Поттеры.
- Так, мы побежали, у нас урок у…, - Мей посмотрела в расписание, затем перевела взгляд на Панси. – А кто ведет историю магии?
- О, все тот же, все так же, - усмехнулась Панси. – Сами увидите.
- Если посмотреть на ваши улыбки, то ничего интересного мы на этом уроке не услышим, или же наоборот…, - задумчиво произнесла Лейла, разглядывая трех слизеринцев.
- Вас, кстати, не обижают? – спросил Блейз, когда девчушки уже встали.
- Нас? Обижают? – уточнили те с фырканьем, и тут же сами и ответили. – Ну, попытка не пытка…
- Мерлин, и где они понабрались таких выражений? – задала риторический вопрос Панси. – Что у нас там дальше? – спросила она у Драко.
- Две пары боевой магии сейчас, затем основы магвоспитания – пара, почему-то у нас она стоит, как обязательная, явно проделки директора, и в конце физподготовка, вводный урок, - выдал блондин. - После ужина будет час дуэлинга, опять же вводный курс. Надеюсь, что с такими профессорами это не выльется в театр абсурда, как на нашем втором курсе. Хотя, кого туда приведет Дамблдор…
- Все пошли, не стоит опаздывать к Рику, он с нами церемониться не будет, - заявила Панси.
День Натана и Памелы был все также спокоен, ну повезло им с факультетами. Райнвекло жил сам в себе, а Хаффлпафф всегда был в стороне, тоже варясь в «собственном соку». Пятикурсники же Гриффиндора на пару со Слизерином отправились на бытовую магию к Ровену. Джинни, которая знала все, что нужно, сидела рядом с Греем, объясняя ему некоторые непонятные для него вещи. Естественно, Ровен использовал свои знания, некоторые из которых были давно уже забыты, и зря.
А вот шестой курс этих же двух факультетов направился к Годрику. Тот ожидал их в своем кабинете. Окинув взглядом студентов, Рик вздохнул. Сегодня он уже и так увидел уровень студентов Хогвартса. Хотелось просто вцепиться в волосы и выдергать их, или лучше прибить нынешнюю власть. В этот момент он был солидарен с Волдемортом на все сто процентов. Необходимы были реформы, причем основательные. В ком он совсем не сомневался, так это в Драконах, и еще больше в мальчиках Сала, поскольку этих троих гоняли в нападении и защите больше всех.
- Итак, я даже боюсь у вас спрашивать, что же вы знаете в боевой магии, - начал урок Годрик.
- Это ведь то же самое, что и ЗОТИ, - не совсем уверенно произнесла Лаванда Браун.
- Сравнила таз со сковородкой, - буркнула Панси. К сожалению или к счастью в кабинете в этот момент было тихо, так что ее слова были слышны каждому.
- А то ты знаешь разницу, - вякнул Финиганн. Ну, не умеют гриффиндорцы держать свои «инстинкты» на привязи.
- Мисс Паркинсон как раз и знает эту разницу, поскольку она моя ученица, - спокойно произнес Годрик. Кстати, он не вмешивался в конфликты между студентами. Ему нужно было понять, что за система в школе, и уже только после этого делать выводы и принимать меры. Увиденное за вчерашний и половину сегодняшнего дня ему совершенно не нравилось.
- Ученица? – удивленно выдохнул Теодор Нотт. Было понятно, что не все поняли, что именно сказал их учитель, но те, кто понял, посмотрели на Паркинсон совсем другими глазами. Годрик не стал ничего больше говорить, и вернулся к теме урока.
- Итак, есть несколько предметов, которые взаимосвязаны друг с другом. Первый из них – физическая подготовка, которой у вас нет вообще. Вы выдохнитесь после минут 15-ти настоящего боя, если не погибните в первые 30 секунд, - начал он давать некоторые пояснения. – Второй – ЗОТИ, защита от темных искусств. Цель, данного предмета, научить вас распознавать какую магию к вам применили, вернее, какое заклинание, и что ему можно противопоставить. Третий – Боевая магия. Это магия нападения, выработки стратегии, атака. Все эти предметы и знания по ним помогут вам в Дуэлинге.
- Извините, - руку подняла Парвати Патил.
- Да, мисс Патил, - Годрик посмотрел на девушку.
- Нам рассказывают на ЗОТИ заклинания, а в Боевой магии другие заклинания? Или это те же самые? – немного путано спросила она.
- Хороший вопрос и по существу, - кивнул профессор. – Боевая магия более многогранна, но в основном это заклинания среднего и высшего уровня сложности. Кто из вас умеет вызывать Патронус? – вдруг спросил он. Вверх взметнулись руки гриффиндорцев и Драконов. Первые удивленно уставились на Малфоя, Паркинсон и Забини. – Что ж, совсем неплохо, - кивнул Годрик. – Для чего он нужен? Мисс Браун!
- С его помощь можно отогнать дементоров, - ответила та на вопрос.
- И? – решил он подтолкнуть студентов развить ответ, но все, кроме Драконов, смотрели на него недоуменно.
- О, да что же это такое, - воскликнула Панси. Гермиона только улыбнулась, взмахнула палочкой, невербально вызывая своего защитника. Выдра застыла перед ней на столе. Девушка что-то прошептала ей и та ринулась из кабинета прямо сквозь стену.
- И что это? – фыркнул Томас.
- Подождем несколько минут, - улыбнулся Годрик. – А пока продолжим. Сколько форм имеет Патронус?
- Одну, - недоумение в классе возросло.
- Мистер Поттер, мистер Малфой, продемонстрируйте, - с усмешкой попросил двух своих лучших учеников мужчина.
Гарри и Драко встали, проигнорировав бубнение со стороны гриффиндорцев о том, что Поттер опять впереди всех и изображается из себя выскочку. Юноши вышли к преподавательскому столу и встали напротив друг друга.
- Ты первый, - усмехнулся Драко.
- Экспекто Патронум, - совершенно спокойно, и почти лениво, произнес Гарри. Олень появился мгновенно, словно его аппарировало из леса, если бы не серебристая дымчатая форма, говорящая о его не телесности. В этот момент появилась выдра, встала перед Гермионой.
- Мисс Грейнджер, - заговорила она голосом профессора Давиля. – Я безмерно рад тому, что вы способны применять данный вид заклинаний по делу, все же не стоит мешать другим преподавателям вести свои уроки без лишнего вмешательства.
- Эээ, с помощью Патронуса можно передавать сообщения?! – удивлению в классе не было границ.
- Совершенно верно, - улыбнулся Годрик.
- А почему Патронус Поттера все еще не исчез? Он же должен был исчезнуть сразу, как только увидел, что здесь нет дементоров, - Лаванда ошалело смотрела на серебристое животное. Драко лениво вызвал своего защитника… В классе стало совсем тихо. Рядом стояли два совершенно идентичных Патронуса.
- Так не бывает, - вырвалось у Лонгботтома. Гарри кивнул на него насмешливый взгляд. Его олень растворился.
- Экспекто Патронум, - и…
- ЭТО НЕВОЗМОЖНО! – Невилл только усилием воли сдержался, чтобы не вскочить со своего места. Все его маски полетели, явив взору Драконов, да и не только их, истинное лицо гриффиндорского тюфяка. Гарри и Драко с нечитаемым выражением на лице смотрели на него. Оба Патронуса растворились. И снова вызов. Девушки ахнули. Из палочек появились серебристые единорог и василиск, причем последний у Гарри.
- Но ведь так не может быть, - пролепетала Патил.
- Но вы ведь это видите, - парировал Годрик.
- У Поттера все никак у людей, да и у Малфоя тоже, - выкрикнул с места Финиганн.
- Экспекто патронум, Симус, - с насмешкой произнес Рон. Рядом с Финиганном появился грифон.
- Ээээ, - тому и сказать на это оказалось нечего, поскольку у рыжего всегда все выходило через пень колоду.
- А почему у них разные Патронусы? – Парвати хотела знать ответ на свой вопрос.
- Все зависит от твоего настроения и от того, что в данный конкретный момент тебе хочется сделать, - спокойно произнес Драко. – В общей сложности защитников может быть десять.
- А сколько у вас? – гриффиндорка вилась взглядом в блондина.
- Лично у меня, Гарри и Рона по десять, у Блейза и Гермионы – по восемь, а вот у Джинни и Панси…, - Драко усмехнулся. – По тринадцать.
- Но ты только что сам сказал, что в общей сложности их может быть десять, - Лонгботтом выплюнул это слова так, словно хотел плюнуть в Драко ядом.
- Из любого правила бывают исключения, - пожал тот плечами. – В нашем случае таким исключением стали Панси и Джинни.
- А, так Поттер не лучший, - усмехнулся Томас.
- Идиотизм не лечиться, он исчезает, но только вместе с носителем под двумя метрами земли, - вздохнул Рон. Мысль доходила до сокурсников медленно, очень медленно.
- Ах, ты…, - Дин кинулся на рыжего, но путь его преградила…
- ААААААААААА! ИИИИИИИИИИИИИ! ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ! – поднялись крики в кабинете.
- Гарри, будь добр убери своего монстра, - спокойно произнес Годрик.
- Да, пожалуйста, - усмехнулся юноша, убирая довольно-таки странного Патронуса, черно-белого.
- Тттттвой паттттроннунунус пппппппринннннннимааааает фффформууу Ттттттого-кккккоооого-нннннельззззззя-ннннаннааазывввввать? – заикаясь спросила, Лаванда.
- Круто, да? – расплылся в улыбке голодного крокодила Поттер.
- Ааааа, пппоччему он ннннне сссссесеребриссстый? – Браун никак не могла взять себя в руки.
- А почему он должен быть обязательно серебристый? – вопросом на вопрос ответил Годрик. – Можете сесть на место, - это уже было сказано для Гарри и Драко.
- Это всем известно, - безаппеляционно заявил Невилл.
- Кому всем? – усмехнулся Годрик. – Вы только что видела не серебряный Патронус. – Экспекто Патронум, - и из палочки мужчина появилась райская птичка, оперенье которой сверкало всеми цветами радуги, и очень ярко сверкало. – Не стоит ограничивать свои возможности заданными рамками, - наставительно произнес Годрик.
На этом первый урок закончился. Никто даже не поднялся со своего места. Попытка переварить увиденное и услышанное удавалась плохо. Второй урок прошел в таком же режиме. Единственная цель, которую поставил перед собой профессор, была в том, чтобы довести до своих учеников, что нет ничего, что может быть заключено в рамки и действовать только в этих заданных параметрах. Пробить зашоренные умы было сложно. Он пока даже не заикался о том, что на самом деле магии темной и светлой не бывает, что магия как такова едина, и только от человека зависит, с какой целью он ее использует. Ко всему надо было готовить постепенно. Он помнил, как трудно было донести эту мысль до Драконов, и все же они были, пусть и интуитивно, но все же были готовы принять эту новость.
Сразу после урока Драконы наблюдали за тем, как быстро Лонгботтом с сотоварищи направился по одному известному адресу.
- Побежали докладывать директору, - проводил гриффиндорцев взглядом Рон.
- Ага, а эти делиться новоприобретенными знаниями со своими папочками, а те в свою очередь с Лордом, - таким же взглядом проводил слизеринцев Блейз.
- Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем обе стороны начнут действовать? – задумчиво произнесла Панси.
- Интересно, до кого первого дойдет, что нас трогать не надо, - хмыкнул Рон.
- Почему ты нас назвал дракончиками?! – перед Драко слова чертики из табакерки выросли три рыжих беспокойных создания.
- Я же сказал, после уроков, - спокойно парировал блондин.
- У нас уроки уже закончились, - заявила Лилит.
- А у нас еще нет, - улыбнулся Драко.
- Крохи, - позвал девчушек Блейз.
- Ррррррррррррр, - раздалось в ответ, но тройняшки все же обратили на него внимание. Зрачки у Блейза стали вертикальными. Лилит подошла поближе, схватила его за галстук и потянула вниз, вынуждая наклониться. Тянуть она перестала, когда глаза Блейза оказались на одном уровне с нее.
- Что за зверь? – деловито поинтересовалась она.
- С ума сойти, - пробормотал Рон, глядя на действия девочки.
- Вот, не знаю, кого мне больше пожалеть, - усмехнулась Гермиона.
- Что за зверь? – топнула ножкой Лилит, требуя ответа.
- А ты догадайся, - рассмеялся Драко.
- Дракон?! – Мей удивленно воззрилась на него. Драко присел перед ней на корточки и девочка вдруг стала смотреть не в человеческие глаза, а в глаза с вертикальным зрачком.
- Вы что все Драконы? – спросила Лейла. – Я думала нельзя иметь такую анимагическую форму.
- А мы и не анимаги, - усмехнулась Панси. – Мы – Драконы из рода Драгон.
- Хммм, - Лейла нахмурилась, явно что-то вспоминая.
- Поттер – это всегда Поттер, и это заразно, как болезнь, - выдала Лилит, отпуская, наконец Блейза на свободу.
- ЧТО?! – удивленно воскликнули старшекурсники.
- Так мама говорит, - сдала автора данной фразы Лилит.
- Я же говорил, что Поттер – это диагноз, причем неизлечимый, - хмыкнул Драко.
- Могу сказать про Малфоев тоже самое, - не остался в долгу Гарри.
- Ага, значит, мы дракончики, потому что вы Драконы, - сделала вывод Мей. – Круто! Только если вы сейчас не поспешите, то опоздаете на урок к папе, и вместо двух кругов будете бегать в три раза больше.
- Урок у папы у нас через один, а сейчас мы идем к профессору Малфою, - поправил девочку Гарри.
- А можно с вами? – вдруг запрыгала как мячик Лилит. – У нас все равно уроков больше нет. Ну, можно? Можно? Правда, можно? Крестный ничего не скажет. Ну, пожалуйста!!!
Шестеро шестикурсников ошалело уставились на трех девчонок, молитвенно сложивших перед собой руки и преданно смотрящих на них. Легче было согласиться. Такая мысль пришла в голову всем шестерым одновременно.
Вот и заявились они на урок к Люциуса с тремя первокурницами. Остальные студенты смотрели на них со странным выражением на лице. Еще бы, ведь эти три «куклы» с милыми улыбками устроились на руках нового трио, то есть Лейла на коленях у Гарри, Лилит – у Драко, а Мей – у Рона. Вот такую картину в классе и застал Люциус, явившись на кабинет. Сделав вид, что ничего особенного, в принципе, не произошло, он приступил в своим прямым обязанностям. И все бы ничего, но эта шестерка, состоящая из трио и тройняшек устроилась за первым столом, под самым носом у профессора и устроила какую-то странную игру на бумаге. Откуда же Люциусу было знать о такой маггловской игре, как морской бой, когда-то перенятой китайцами у русских, их самых близких соседей. Научить юношей ничего не стоило, но девчушки к тому же были очень талантливыми, просто не в меру. Они каким-то образом зачаровали пергаменты, и теперь, когда «судно» топили, в классе раздавался звук взрыва и затопления. Чем больше «кораблик», тем сильнее взрыв.
- БАБАХ! БУЛТЫХ! – разнеслось по классу. Магвоспитание было у всех четырех курсов сразу. Вот все и уставились на первый стол, вернее, тех, кто за ним сидел. Но шестерки было, как говорится, по барабану, причем большому-большому, они полностью увлеклись игрой. Ни один не обратил внимания на подошедшего к их столу Люциуса. Тот несколько секунд наблюдал за боевыми действиями, развернувшимся между тремя парами игроков.
- Мистер Малфой, мистер Драгон, мистер Поттер, - вкрадчиво обратился он к своим студентам.
- Да, сэр, - троица подняла голову и посмотрела на профессора.
- Интересно? – кивнул Люциус на пергаменты. Тройняшки даже не обратили внимания на крестного, продолжая увлеченно шептать обозначения квадратиков.
- БАБАХ! БУЛЬ-БУЛЬ! – крейсер Лилит и Драко отправился на дно, Лейла победно ухмыльнулось.
- Не представляете себе как, сэр, - на полном серьезе выдал Драко.
- А мы вам своим присутствием, часом, не мешаем? – не собирался отставать от них Малфой-старший.
- Нет, сэр, - покачал головой Рон, следя за тем, как Мей выбирает очередную цель для нападения на Лейлу и Гарри.
- Сэр, вы не беспокойтесь, мы готовы хоть сейчас сдать вам эту тему, - это уже Гарри.
- Что ж, господа, тогда сегодня после урока дуэлинга жду вас в этом кабинете на экзамен, - усмехнулся Люциус.
Три рыжие головки поднялись и три пары глаз уставились на мужчину, с укоризной, но Люциус уже отвернулся и принялся за объяснение темы дальше, которая то и дело прерывалась очередным Бабахом и Бултыхом. Если бы Люциус знал, что не только они занимаются черте чем, был бы, наверное, много злее. Блейз и Гермиона, сидя на следующей парте, были заняты составлением какого-то экспериментального зелья, хорошо, что пока на бумаге. А Панси что-то увлеченно рисовала, периодически кривя губы в улыбке. Им шестерым все, что сейчас рассказывал Люциус, было известно еще три года назад.
На следующий урок тройняшки также увязались за шестикурсниками. Урок был у трех старших курсов и всех факультетах одновременно. На улице стоял Джеймс Поттер и кровожадно усмехнулся.
- Не спорьте с ним, - посоветовала Лейла Драконам, а сама вместе с сестренками отправилась к отцу, на подмогу.
- Все, нам конец, - резюмировал Грей, появляясь рядом с ребятами.
- Почему? – удивилась Гермиона.
- Это три монстра теперь будут издеваться с полного одобрения отца, - вздохнул Грей.
Никто и представить не мог, что три девчонок, пусть и языкастые, могут быть такими стервочками. Переодетые в форму студенты первым делом были отправлены в бег вдоль квиддического поля. Пробежать они должны были три круга. Три мелких рыжих ведьмы в полный голос, со всем старанием отвешивали «комплименты». Драконам эта дистанция была не почем, Грею тоже, в конце концов, урок вел его отец, а, значит, точно заставлял своих детей держать себя в тонусе.
За 10 минут до конца урока, когда нормально выглядели лишь восемь человек Драконов, да еще несколько магглорожденных, которые занимались спортом и не прекращали тренировки, правда, не афишировали этого в Хогвартсе, Джеймс выстроил студентов перед собой.
- Даааааааа, сказать, что я в шоке, значит, ничего не сказать, - начал он свою речь. Кстати, Джеймс заметил пристроившегося в самом темном месте Снейпа. – Назвать вас ни к чему негодным стадом, язык не поворачивается. Коров обижу, незаслуженно.
Со стороны трех «монстров» послышалось мерзкое хихиканье. Студенты, может быть, и ответили бы своему учителю-садисту, да сил не было, даже на то, чтобы просто огрызнуться. Пять минут они слушали, еле стоя на ногах, все, что о них думает этот Поттер, которого они уже в душе ненавидели еще сильнее, чем Снейпа, но затем просто взвыли. Физподготовка переносилась на утро, на половину восьмого. И через две недели они должны были заканчивать эти три круга с сиящими улыбками на лице и спокойным дыханием. Да, Поттер-старший занял свое законное месте, строчкой выше Снейпа. А тот в свою очередь кое-что вынес для себя из наблюдений. Но об этом кое-кому предстоит узнать уже на следующий день.
На Дуэлинг, где должны были давать теорию о том, что это такое, как будут вестись уроки и всякое такое, Драконы просто не явились. Снейп ушел где-то с середины занятия, после того, как его представили, как одного из тех, кто будет дуэлинг проводить. А ушел он на встречу с тремя своими студентками первокурсницами. Пришло время заключать союзы, проводить переговоры и строить планы. Эта ночь у многих будет бессонной и насыщенной.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 02.05.2010, 10:28 | Сообщение # 82
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 21. Союзники.

Тройняшки стояли перед кабинетом своего декана и тихо переговаривались.
- А если Гарри не будет рад? – поинтересовалась Мей. – Он ведь может на нас обидеться.
- Может, но не будет, - решительно заявила Лилит. – Мы же видели, как он смотрит на профессора. Гарри хоть и много пережил, но он похож на маму и готов дать второй шанс тому, кого считает этого достойным. А мне почему-то кажется, что своему родному папе он такой шанс точно предоставит. И мне нравится профессор Снейп.
- Ага, мне тоже, - поддержала Лейла.
- Если не исправлять ошибки, то ничего хорошего выходить не будет, - кивнула Мей.
И тут из-за угла появился сам объект их обсуждения. Окинув трех своих новых учениц взглядом, зельевар буркнул пароль, затем отступил на шаг, пропуская юных леди вперед. Девчонки прошагали мимо него и уселись на диван, втроем. Северус проследовал за ними, прошел к камину и заказал чай с пирожными, решив быть гостеприимным хозяином, тем более, что собрался заключить с этими тремя рыжими бестиями союз.
- Профессор, скажите, а почему вы так себя ведете у всех на виду? Вы же не такой плохой, каким всем хотите казаться, - Лилит с интересом смотрела на своего декана.
- И почему же вы, мисс Поттер, так решили? – послал ей свой фирменный взгляд Снейп.
- Ну, сейчас-то вы другой, да и на уроке, когда вас никто не видит, вы тоже выглядите по-другому, - поддержала сестру Мей.
«Хмм», - Северус никак не ожидал ничего подобного. Его настоящего никто не знал, даже Дамблдор. И на данный момент он мог сказать, что слава Мерлину, что директор не знал, какой Снейп на самом деле. Он научился быть холодным, циничным, злым, готовым задеть по самому больному месту. Он считал, что самого его задеть уже почти не возможно. Ему даже удалось свою боль по любимой женщине запрятать так глубоко, что любое слово или упоминание о ней, не заставляли его терять над собой контроль. Оказалось, у него есть слабое место, о котором он до этого и не подозревал. Самое обидное в сложившейся ситуации было то, что Дамблдор знал, что одной из самых заветных желаний зельевара было иметь семью и… сына. Северус даже не мог предположить, что человек, которому он доверился и ради которого продолжал себя ломать и истязать, мог вот так с ним поступить, настроить его против собственного сына. На самом деле, когда он услышал, что Гарри его сын, он сломался. В тот момент единственным выходом ему показалось уйти из жизни. Тяжело принять, что ты в течение пяти лет измывался над собственным ребенком, и ненавидел его с самого рождения. Он ненавидел своего сына. Именно это тяжким грузом упало на его сознание и сердце. Снейп мгновенно понял, что вся его жизнь могла бы пойти совершенно по-другому сценарию, скажи ему кто-нибудь правду еще тогда. Больно было от того, что Дамблдор решил по-своему, решил сделать из его сына избранного, лишив их обоих семьи, которая, как оказывается, у них была. Постоянное упоминание директором в течение десяти лет о мальчике сейчас выглядело несколько иначе, чем казалось Снейпу раньше. Северус, оглядываясь назад, с ужасом понял, что Дамблдор специально натравливал его на сына.
Северус вздрогнул. Три пары зеленых глаз пристально за ним следили. Он даже не заметил, как отключился от реальности, впадая в некий транс своих мыслей и ощущений, воспоминаний и страхов.
- Профессор, вам плохо? - тихо спросила Лейла.
- Слишком много интриг и лжи, - устало произнес в ответ зельевар, потирая виски.
- Да, мама тоже так иногда говорит, - кивнула Лилит. – Мы понимаем, что у вас с мамой и папой много проблем, но Гарри-то в этом не виноват. Мы не маленькие, - она посмотрела на своих сестренок. – Мы многое слышим и видим.
- Вот как? – к Снейпу начал возвращаться его уже привычный метод разговаривать со студентами, правда, без излишнего сарказма и жесткости. Да и эти трое Поттеров были все же слизеринками.
- Ага, - три одновременных кивка.
- Но мы ведь здесь собрались по другому поводу, - Снейп устроился поудобнее в кресле, предварительно взяв со стола чашку с чаем. Он уже успел заметить, что девочки не побрезговали его гостеприимством, и спокойно поедают пирожные и пьют чай. Любой другой студент, в том числе и слизеринский, сто раз бы подумал, прежде чем принимать хоть что-то из рук Снейпа. Либо девчонки были совсем бесшабашными, либо у них была удивительно хорошо развита интуиция, либо было еще что-то. Северус склонялся к тому, чтобы принять все три варианта, и как говорят в зельеварении, сварить из трех составляющих настоящее зелье.
- Да, мы к вам пришли, чтобы помочь вам наладить отношения с нашим старшим братом, - серьезно кивнула Лилит.
- А можно поинтересоваться, юные леди, зачем вам это нужно? – Снейп по странной причине чувствовал себя в присутствии этих девочек совершенно спокойно, удивительно мирно и без желания быть Хогвартским ужасом. Ему было комфортнее быть самим собой сейчас, чем той личностью, которую знали все.
- Мы за счастье во всем мире, - фыркнула Мей.
- Высокопарное замечание, должен заметить, - усмехнулся Северус.
- Профессор, вы ведь совсем не такой, каким вас видят все остальные, - Лейла пристально посмотрела на своего декана.
- Жизнь не всегда позволяет нам быть такими, какие мы есть на самом деле, - серьезно произнес Северус. С этими тремя Поттерами почему-то хотелось быть предельно честными. На самом деле он не думал, что разговор и заключения союза пойдет по такому сценарию, но не очень-то этому и огорчился. Он уже и сам начал забывать, какой он на самом деле, а девчонки вдруг одним своим присутствием сняли с него все щиты и маски, обнажив, выдернув на белый свет настоящего Северуса Снейпа.
- Да, это мы уже поняли, - кивнула Лилит. – Крестный сначала тоже был, как статуя в музее, или ледяная глыба. Но мы помогли ему разморозиться. Оказалось, он здорово смеется и вообще очень веселый.
- Крестный? – Снейп на секунду нахмурился. Сразу вспомнилось, какими взглядами девчонки одаривали Малфоя-старшего. – Люциус Малфой, - сделал он правильный вывод.
- Да, Люц наш крестный, и он очень классный, - поделились своими впечатлениями тройняшки. «Мерлин, кто бы мне такое сказал еще пару дней назад, я бы его, не задумываясь, отправил в Святого Мунго на вечное поселение», - подумал Снейп. Да, очень многое изменилось за это лето и за последние два дня. Ненавистный мальчишка вдруг стал столь желанным сыном, о котором уже, и мечтать не приходилось. Любимая когда-то женщина оказалась живой, да еще и с кучей детей. Бывший враг странным образом перестал быть врагом. А отец крестника снова стал человеком, которому безумно идет улыбка на счастливом лице. Северус вдруг подивился тому, что испытывает зависть, самую настоящую зависть, от которой хотелось закусить нижнюю губу и расплакаться, словно маленький ребенок. Последний раз он такое испытывал, когда Лили предпочла ему Джеймса. Никто и никогда не знал о том, что Северус Снейп безумно завидовал дружбе Джеймса Поттера, Сириуса Блека, Ремуса Люпина и Питера Петтигрю. Оказалось, что эта дружба не была настолько сильной. Лишь первые двое действительно были верны друг другу. В последние два дня Снейпу пришлось пересмотреть очень многое, заметить то, чего никогда раньше не замечал. А вместе с этим пришло прощение. Удивительно, но простить Поттера и Блека оказалось удивительно просто и легко. Но только Поттера и Блека, и как ни странно звучит, себя. Дышать стало легче после той попытки самоубийства, из которой его вырвали Лили и сын. Он запомнил все, что сказали ему эти двое. Было такое ощущение, что с него сошла какая-то мерзость, освободив от гнета, поселившегося в его сердце и на душе много лет назад.
- Профессор, вы опять задумались, - Лейла подергала его за рукав. Он даже не заметил, когда девочка успела встать из кресла и подойти к нему.
- Да, мне в последнее время приходится много думать, - отстраненно произнес он. Затем он мотнул головой, освобождаясь от мыслей. Что-то он этим вечером стал часто выпадать из реальности.
- Профессор, мы вот что предлагаем…, - решительно начала Лилит, маленький предводитель этой безумной троицы.

А тем временем в кабинете профессора Малфоя в ожидании этого самого профессора с комфортом устроились шесть студентов – три гриффиндорца и три слизеринца. Они сидели по кругу, составив несколько столов вместе и, огородившись друг от друга книгами.
- А4, - услышал Люциус входя в класс.
- Мимо, возвестил радостный возглас Драко, и тут же выдал. – В6.
- Вот, зараза, – возмущенно воскликнул Рон одновременно с раздавшимся «буль-буль». – Попал.
- Е10, - елейно продолжил Драко.
- Бабах, - услышал все, и вместе с этим недовольное бурчание Рона. – У тебя что, на моем лбу глаза имеются, изверг?!
- Мне казалось, что вы должны были прийти, во-первых, втроем, а, во-вторых, сдать мне пропущенную тему, - выдал Люциус, с непередаваемым выражением на лице глядя на шестерых шестикурсников. Джеймс, пришедший вместе с ним, тихо посмеивался в кулак, пряча лицо.
- Папа, не мешай, - отмахнулся от отца Драко. – Ф10, - азартный взгляд на Рона.
- Мииииииииииииииииимо, - расплылся тот в улыбке, словно кот, налакавшийся до отвала сметаны.
- Ах, значит, я вам мешаю, - Люциус окинул деток очень нехорошим взглядом.
- Извините, профессор, но в данный момент вы действительно нам мешаете, - Гермиона бросила быстрый взгляд на мужчину и тут же снова уставилась в свой листок.
- Джеймс, это какой-то беспредел, - Люциус посмотрел на своего любовника, который давился в этот момент смехом.
- Знаешь, - Джеймс подошел к блондину, притянул его к себе и что-то тихо зашептал. Люциус по мере изложения ему некоего плана расплывался в прямо таки предвкушающей улыбочке.
Минут через десять подростки вдруг поняли, что что-то не так. Уже через секунду они смотрели на двух мужчин, играющих в карты, причем в какую-то странную игру. Вот Джеймс с торжествующей улыбкой раскладывает свои карты, Люциус со вздохом бросает свои, встает и снимает с себя жилет (мантии и пиджака на нем уже не было, как и галстука, в то время как его партнер лишился только мантии). Шестеро подростков переглянулись и снова уставились на мужчин, которые не обращали на них никакого внимания. Люциус тем временем перегнулся через стол и впился очень даже страстным поцелуем в губы брюнета.
- Мама дорогая, - пискнула Гермиона. Мужчины и не подумали открываться от своего занятия. Через секунд тридцать они разорвали свой контакт. Люциус молча взял свою палочку, лежающую рядом с ним на столе, взмахнул ей.
- Ваш тест, - бросил он, затем опустился на свой стул и начал тасовать карты, чтобы начать новый раунд игры. Подростки снова обменялись взглядами и уставились на мужчин. А те уже самозабвенно продолжили свою игру.
- Знаете, я думаю, лучше заняться тестом, - задумчиво произнесла Панси, подвигая к себе пергамент, чернильницу и перо. Остальные последовали ее примеру. Но звуки шороха одежды и поцелуев, а чуть позже и стонов, вырывающихся из груди двух мужчин, постоянно их отвлекали.
- Нет, ну, что это такое! – Драко в сердцах бросил на стол свое перо и уставился на страстно целующихся мужчин. Джеймс сидел на столе, обнимая ногами за бедра Люциуса. Оба мужчины постанывали от ласк.
- А кто сказал, что будет легко, сын? – насмешливо поинтересовался Люциус, оглянувшись через плечо. – У вас еще пятнадцать минут, чтобы закончить тест.
- Это что, месть такая? – мрачно поинтересовался Рон.
- И не стыдно так развязно вести себя перед несовершеннолетними? – это уже Гарри решил вразумить двух мужчин.
- А где вы тут несовершеннолетних увидели? – удивленно осмотрели помещение Джеймс и Люциус. – Насколько нам известно, мы из этого возраста вышли лет двадцать назад, да и вам вроде уже далеко за семнадцать.
- А вам никто не говорил, что вы сволочи? – тихо поинтересовалась Панси, но так, чтобы ее слова не воспринимались как оскорбление.
- Да, нам периодически об этом напоминают, - кивнули мужчины, и вернулись к прерванному занятию, то есть поцелую.
- Какая наглость! – Драко покачал головой.
- Наглость – это второе счастье, Драко, надо бы уже запомнить, - глянул на него поверх плеча Люциуса Джеймс.
- А можно как-то менее страстно заниматься друг другом? Вы нам как бы мешаете, - буркнул Блейз.
- Ах, значит, мы вам мешаем? – как-то очень елейно выдали оба мужчины, посмотрев на ребят.
- Кто-то недавно сказал, что Поттеры и Малфои – это диагноз, - пробубнил Рон. – Тогда Поттеры плюс Малфои – это апокалипсис в чистом виде.
- У вас осталось пять минут, - пропел Люциус. – Будет хоть один неправильный ответ, будете пересдавать, а заодно и отработку получите.
- И когда ты стал такой…, - Драко не договорил, но очень многозначительно посмотрел на отца.
- Как только что выдал твой «муж», один из твоих «мужей», скрещивать Поттеров и Малфоев чревато для общества, - выдал Люциус и снова вернулся к приятному занятию, а точнее к поцелуям с Джеймсом.
- Это точно твой отец? – недоуменно глядя на мужчин, поинтересовалась Панси.
- Внешне, да, - буркнул Драко.
- Внутренне тоже, - кивнул Гарри. Они все довольно спокойно отнеслись к тому, что эти двое целуются и обнимаются, тем более уже знали, что они вместе. Но, как говорят, знать и видеть, это разные вещи.
- Время вышло, - объявил Люциус, отошел от Джеймса, оставшегося с довольной улыбкой сидеть на столе. Гарри, глядя на это, только покачал головой. Но у него уже появилась одна мысль, которую он захотел воплотить в жизнь. Кажется, в Хогвартсе будет не так уж и скучно, как им казалось. Он прекрасно понял, что оба «профессора» отомстили им за игнорирование, и мешали в меру своей испорченности писать им тест. Правда, он подозревал, что «испорченности» в них раз в десять больше. Люциус тем временем собрал их работы и бегло просмотрел. – Что ж, милые мои, - хищно улыбнулся он. – Жду Вас в субботу утром на пересдачу, а завтра ровно в семь вечера у вас отработка. Думаю, уборка Большого зала без использования магии и в нашем присутствии будет для вас неплохим занятием.
Шесть пар глаз с удивлением уставились на Малфоя-старшего, торжествующе смотрящего на них.
- Свободны, - возвестил мужчина. Подростки молча встали, собрали свои вещи, и пошли к выходу. В дверях они обернулись, и у каждого был такой взгляд, что становилось ясно, отомстят, еще как отомстят. Дверь за ними закрылась.
- Будет весело, - хохотнул Джеймс.
- Интересно, что они придумают,– прищурился Люциус.
- Поверь, скоро мы это узнаем, - усмехнулся Джеймс. – Думаю, это позволит нам узнать этих ребят получше. Ты помнишь сына, каким он был в рождество на пятом курсе, но он уже не тот, ведь для него прошло пять лет. Да и ты изменился. Таким тебя сын не знает.
- Такое ощущение, что мы друг друга испытываем, - хмыкнул Люциус. – Лили нас за это по головке не погладит.
- Нет, не погладит, - согласился Джеймс, но тут же перевел тему. – Тебе не кажется, что оставлять меня в таком состоянии не совсем вежливо.
- В каком таком? – приподнял бровь Люциус.
- Люци, - протянул брюнет, а затем провокационно провел рукой от шеи вниз.
- Ах, ты об этом состоянии, - понимающе хмыкнул блондин, и поспешил на помощь своему любовнику.
А в это время шесть шестикурсников устроились у окна не так далеко от класса, в котором остались двое мужчин. Им нужно было кое-что обсудить. То, что все шестеро поняли, что их просто напросто подставили, было ясно с первого взгляда. Мужчины рассчитали все точно и их действия мешали ребятам сосредоточиться. Собственное возбуждение они смогли контролировать, но проблема была не в этом. Чего они не ожидали, так это настолько откровенных действий со стороны Люциуса и Джеймса, тем более те явно вели себя не так, как от них ожидалось. Гарри, пусть и поверхностно знакомый с человеком, которого считал всегда своим отцом, и Драко были, надо сказать, ошеломлены. Было о чем подумать.
Подростки обсудили ситуацию, просчитали все ходы, и решили, что в данной ситуации стоит заручиться поддержкой двух райнвекловцев, Джинни и Грея, а также еще одного лица, которое, как им казалось, вступит с ними в союз против двух мужчин, решивших начать «боевые действия» против Драконов. Вот этим они занялись.

Спустя два часа после этого довольный Джеймс двигался по коридорам Хогвартса в личные комнаты, которые он делил с Люциусом и Лили. Первого он оставил в кабинете за более тщательной проверкой тестов ребят, а вторую не видел с ужина, и как предполагал, она находилась в комнатах. Туда он не дошел.
- Поттер, - прямо перед ним вырос никто иной, как бывшая школьная жертва Мародеров.
- Снейп, - поприветствовал его Джеймс.
- Есть разговор, - не стал ходить вокруг да около зельевар.
- Хмм, - выдал Поттер, но кивнул. Северус жестом указал ему следовать за собой. Они прошли в класс ЗОТИ, где устроились за столом напротив друг друга.
- Прошлое можно оставить в прошлом, как и детские обиды, - начал Снейп.
- Согласен, - кивнул Джеймс, настороженно следя за зельеваром. Честно говоря, из всех присутствующих в школе людей, он не мог понять, как будет действовать именно этот, сидящий сейчас напротив него.
- Я сегодня наблюдал за твоим уроком, - произнес Снейп.
- Я заметил, - кивнул Джеймс, все больше уверяясь в том, что их разговор похож на действия двух диких кошек, которые оказались на одной территории и пока не могут понять, стоит им оказаться в одном прайде или же сцепиться в смертельной схватке.
- Ты хоть понял, что все эти бездарности, с единичным исключением, тебя возненавидели до глубины души? – поинтересовался Снейп.
- Ну, это не осталось мною незамеченным, - усмехнулся тот в ответ. – Вот только это не меняет того факта, что я дам им послабления. Они же слабые, как кутята.
- Знаю, - кивнул Снейпа. – И рад, что…, - Северус запнулся, но затем решительно произнес. – Наш с тобой сын не в их числе.
Джеймс несколько секунд смотрел на сидящего напротив него мужчину. Он знал, чувствовал, как тяжело дались этому человеку эти слова, но то, что они вообще были сказаны, дало ему понять, насколько же силен духом Северус. Более того, дало понять, что Снейп будет бороться за право находиться рядом с сыном, называться его отцом. Это было достойно уважения.
- Я тоже этому рад, - кивнул Джеймс. – Но ты ведь позвал меня не за этим.
- Нет, - усмехнулся Снейп. – У меня есть к тебе предложение. В конце концов, с сегодняшнего дня, я не единственный нелюбимый профессор в этом школе.
- Хмм, и что за предложение? – заинтересовано наклонился вперед Джеймс.
Если бы кто-то из учеников знал, что в данную секунду в кабинете ЗОТИ создается заговор против всех студентов Хогвартса, тот большая часть этих самых учеников, уже спешила бы домой. Кто же мог знать, что два «садиста-профессора» смогут договориться и объединить свои усилия, оставив прошлое далеко позади себя. Этот вечер стал очень интересным и насыщенным, но никто пока еще даже не мог предложить, какие последствия это все будет иметь для Хогвартса. Но осталось не так уж и много времени, как они проявятся. Правда, последствие сдачи теста профессору Малфою уже сейчас сказалось на одном красивом зельевере, которого взяли в оборот три его неуемных партнера, пожелавших скинуть сексуальное напряжение. Бедный, бедный Салазар.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
ОлюсяДата: Пятница, 07.05.2010, 16:56 | Сообщение # 83
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 180 »
вот и нашла еще один интересный фик - раньше я думала, что у меня очень богатое воображение, оказалось, это совсем не так - оно(моё воображение) и рядом не стояло/лежало с Вашим. а посему: "бедем-с ждать проды"

П.С. с праздничками Вас!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!1


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 25.06.2010, 12:59 | Сообщение # 84
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Олюся, спасибо)

Глава 22. Отработки и изыскания.

Следующий день принес несколько новостей, к которым пока еще никто не знал как относится. Первая, и очень странная, состояла в том, что все провинившиеся у Снейпа получили отработку с профессором Джеймсом Поттером. А что придумает им в наказание уже успевший стать нелюбимым у многих преподаватель, никто не знал. Вторая новость состояла в том, что пятый, шестой и седьмой курсы помимо обычных уроков физподготовки получили от этого самого Поттера утренние тренировки, то есть этим студентам приходилось вставать часа на полтора раньше, чтобы целый час заниматься физподготовкой.
Не опоздали в первое утро только Драконы, Грей и несколько магглорожденных со всех факультетов. Как результат, остальные получили задание на два круга больше. Что представляли собой студенты на завтраке, говорить не стоило. До Большого зала после душа они еле доползли, и ползали весь день – болело все. Тело, не привыкшее к таким нагрузкам, моментально дало понять, как ему не нравится подобное отношение к себе любимому. И ладно бы все это прошло тихо, так ведь в школе появились три заразы, которые не упускали ни одного случая, чтобы не поддеть и не поддразнить. У большинства старшекурсников уже руки чесались если не прибить эту троицу, то хотя бы закрыть их в какой-нибудь дальней комнате и выкинуть ключи, причем забыть, куда именно они их выкинули. Самое ужасное, что поняли все в школе еще до обеда, так это то, что Снейп и три эти заразы по какой-то странной причине спелись.
Наконец, этот день закончился, и ровно в семь вечера в Большом зале оказались шесть Драконов, а также восемь получивших отработку от Снейпа и отправленных им к профессору Поттеру. Большой зал уже был освобожден от столов и скамеек, и сиял своей пустотой, готовый к генеральной уборке.
- Так, приступим, - осклабился Джеймс, глядя на своих отработчиков. – Задача следующая: вам за час нужно пробежать ровно десять километров, - он взмахнул палочкой, и на стене появилось восемь приборов. – Эти приборы настроены на вас, они будут считать километры, которые вы пробежите. Именно пробежите, а не пройдете, не проползете и не пролетите.
- Жестоко, - пробормотал Рон, наблюдая за выражением лица отца своего лучшего друга. Тот явно был в предвкушении.
- А вы чего встали? – Люциус обратил внимание на шестерку. – Вы свое занятие знаете. Палочки сдать и вперед.
- Малфои, Поттеры, Поттеры, Малфои, - бубнила себе под нос Панси. – Поттер, Малфои…
- Интересно, а Хогвартс концу года все еще будет стоять? – задумчиво произнесла Гермиона, передавая свою палочку Люциусу. На самом деле им не особенно и нужны были эти проводники, но с ними все же было легче колдовать.
- Ведра, тряпки, швабры, - указал в угол Люциус. - Вперед.
- И когда ты успел стать такой сволочью, папа? – задал вопрос Драко, но судя по его выражению лица, вопрос был риторический, так что Малфой-старший не стал давать на него ответа.
- Ну, как будем драить пол? – Блейз оглядел не маленькую территорию, которую им предстояло вымыть. А если еще тут будут по кругу носиться восемь «придурков», сумевших нарваться на отработку чуть ли не в первый день учебы, то выглядело все это не особо приятно.
- Предлагаю с местью, - заявила Панси.
- Ммм? – уставилась на нее Гермиона.
- Хмм, это типа как палубы на судах моют? – уточнил Рон, сообразивший, что именно имеет в виду подруга.
- Да, - кивнула та, задумчиво обозревая территорию.
- Убьются, ведь, - Гарри кивнул в сторону восьми парней, которых все еще поучал Джеймс.
- А нам какое дело? – усмехнулся Драко. – Мы тут полы моем, а не следим за тем, чтобы они не споткнулись на ровном месте.
- Ну, тогда вперед, - усмехнулась Гермиона.
Подопечные Джеймса начали свой бег. Люциус отошел к нему, и они уселись на два единственных тут имеющихся стула. Теперь они глядели на Драконов. Те взяли ведра с водой, выстроились в шеренгу около стены, где была дверь. Старшие Малфой и Поттер нахмурились, но ничего не успели сделать, когда из шести ведер на пол хлынула вода.
- Вы что делаете? – Люциус аж задохнулся от возмущения. Вода лишь чуть-чуть не долетела до него и Джеймса.
- Полы моем, - невозмутимо прозвучало в ответ. Девушки взялись за швабры и уставились на парней. Выражение лица Гарри настораживало. Тот несколько секунд смотрел то на пол, то на принадлежности для мытья. Он подошел к ним, взял щетку, потер ею пол, оценив, что она очень даже неплохо скользит, зачем-то примерил ее к стопе, а затем удовлетворенно хмыкнул. Через секунду он уже делился своим планом с друзьями. Джеймс и Люциус, пристально наблюдавшие за ними, напряженно ждали продолжения. Они были почти уверены в том, что что-то будет. Бегуны шлепали по воде, а в силу того, что она была еще и мыльной, то частенько поскальзывались, правда, пока не падали. Шестерка же отошла в угол, где были сложены инструменты для уборки, чего-то там усиленно поделали, а затем… Люциус с трудом удержал челюсть на месте, да и Джеймс тоже. Ребята напялили на ноги щетки и заскользили по залу, словно на коньках.
- И ведь придраться не к чему, - возмущенно выдохнул Джеймс. – Магию-то они не применяют.
- Слизеринцы гриффиндорского уклона, - проворчал Люциус.
- Или наоборот, - кивнул Поттер-старший. – И ведь, паразиты такие, получают удовольствие. Ты посмотри на эти рожи довольные.
- Обломать их что ли, - задумчиво произнес Малфой-старший.
- Причин нет, - скривился Джеймс, затем посмотрел на своих подопечных. – А ну, бегом. Десять километров никто не отменял. У вас, вон, только по два набежало. Неужели выдохлись? Задохлики какие. И куда собрались после школы? В авроры? С такой подготовкой? Да вы дышите, как загнанные лошади. Смотреть противно на ваши потуги.
- Ты посмотри, что вытворяют, - с каким-то восхищением произнес Люциус. И действительно, Мио и Блейз объединились и теперь выделывали пируэты, танцуя, как будто на льду. Выглядело очень оригинально и красиво. Остальные тоже не столько драили полы, сколько получали удовольствие.
- Такое ощущение, что они любое наказание могут перевести в собственное удовольствие, - проворчал Джеймс. – Даже неинтересно. И что с ними теперь делать.
- Пусть катаются, - усмехнулся Люциус. – Не каждый найдет столь приятный способ выполнить отработку.
Через два часа выдохшиеся подопечные Джеймса таки выдали норму в десять километров. Сурово, конечно, но ему нужно было привести старшекурсников в более-менее нормальное состояние за месяц. С тем материалом, с которым Джеймсу приходилось работать, это было очень трудной задачей, если не невыполнимой. Если он даст слабину, то эти студенты ничего не усвоят, не выдержат настоящий бой и погибнут, как пушечное мясо, без цели, за просто так.
- Изверги, - услышали два преподавателя, когда восемь еле стоящих на ногах студентов вываливались из зала.
- Можете заканчивать свое фигурное катание, - с усмешкой произнес Джеймс, глядя на выделывающих пируэты Драконов. Те словно этого и ждали, мгновенно прекратив свои действия, и уставились на двух профессоров.
- На коньках вы кататься умеете, а вот зал вы так и не вымыли, - усмехнулся Люциус.
- Почему же? – усмехнулся Драко – Кое-что мы вымыли.
- Выметайтесь отсюда, пока я вам еще одну отработку не вкатал, - усмехнулся Люциус.
- Папа, как тебе не стыдно своим аристократическим языком выдавать такие плебейские словечки? – делано-возмущенно произнес Драко, укоризненно глядя на отца.
- Яйца курицу не учат, - бросил Люциус, с вызовом глядя на сына.
- Да, Поттеры – это точно неизлечимый диагноз, - выдала Панси. – С ними поведешься, такого наберешься.
- Детки, брысь отсюда, пока мы снова не запрягли вымывать все-таки этот зал, - елейно проговорил Джеймс.
- Нас уже нет, - Гарри быстренько скинул с ног щетки. Остальные последовали его примеру, и через минуту в Большом зале остались только Люциус и Джеймс.
- И как ты думаешь, сколько времени потребуется, чтобы нас с тобой причислили к Северусу? – блондин посмотрел на своего темноволосого любовника.
- Я вот думаю, а, может, ну его? – Джеймс оглядел зал.
- Что именно? – уточнил Малфой.
- Уборку зала, - хмыкнул Поттер. – Представляешь, какие лица будут завтра у Дамблдора и остальных.
Люциус оглядел зал, хмыкнул, схватил Джеймса за руку и потащил на выход. Зал так и остался неприбранным. Такое неуважение к старине и традициям школы. С хлопком появилась парочка домовиков. Они постояли среди этого безобразия, покачали головами, а затем также с хлопком исчезли, оставляя все, как есть, правда, ненадолго. Ну, не могли они оставить такое вопиющее безобразие на своей подотчетной территории.
В то время, пока Драконы занимались мытьем полов, Джинни, Грей, Памела и Натан засели в библиотеке. Задача, поставленная ими, ввела мадам Пинс в ступор. Они запросили книги, вернее старые дневники, учебные планы и так далее, но все это касалось как минимум столетней давности, если уж не древности. На самом деле ребятам нужно было попасть в вотчину библиотекаря, то есть к каталогам и в Хранилище, куда вообще сложно попасть, не из-за того, что там было что-то запретное, просто там найти что-то было очень сложно. Нужно это было для того, чтобы попасть в настоящий каталог Хогвартской библиотеки, который был зачарован самими Основателями еще при создании библиотеки. Они, конечно, могли попросить помощи у своих любимых мужчин, например, у того же Салазара, но когда-то те им уже сказали, что если они хотят что-то найти, то сами и должны это делать, а не ждать милости от тех, кто знает, где и что лежит. Драконы это усвоили.
Мадам Пинс сопротивлялась ровно час, даже больше, чем думали четверо студентов. Но все же она сдалась, скрепя сердце впуская их в Хранилище. Кто же знал, что в это время в библиотеку заглянут три очаровательных демоненка. Пока библиотекарь была заняты своими странными посетителями, эти три чертенка совершенно беспрепятственно вошли в Запретную секцию. Кто бы сомневался, что именно они и именно в первый день найдут ту единственную дыру в защите этой самой секции. В общем, три девушки оказались там, где им быть не положено. Про Запретную секцию и чары на ней они уже успели узнать все, что оказалось возможным вытянуть из других студентов. Но, ведь, попытка – не пытка. Запомнив, где вошли, отметив это место всевозможными способами, три чертенка с горящими «дьявольским огнем» глазами углубились в этот желанный край для многих, но при этом – такой же недоступный. В общем, как говорилось уже не раз, если везет, то только Поттерам.
Мадам Пинс, тяжело вздохнув, но перед этим прочитав целую лекцию по нахождению в данном конкретном помещении, ушла в библиотеку. Она не любила оставлять читальный зал без присмотра. Мало ли, что и кому взбредет в голову тут делать, дети все-таки. Она частенько была согласна с Филчем, что без порки многие, а то и все эти детки с одиннадцати до семнадцати, не поймут, как надо относиться к труду и знаниям. В самой библиотеке было тихо. Заглядывать в Запретную секцию она не стала, чары оповещения-то молчали. Что можно на это сказать? Правильно, слишком самоуверенно.
Тем временем Джинни прямым ходом направилась через книжные и коробочные завалы к дальней стене. Она хорошо помнила, где в том времени располагалась эта самая картотека.
- …, - непередаваемый фольклор заинтересовал трех Поттеров. Памела даже поймала себя на том, что чуть не полезла в сумку за пером и пергаментом, чтобы записать все это на долгую память.
- Да, Джин, не думал, что такая утонченная леди, как ты, может так ругаться, - усмехнулся Грей.
- Ох, когда к тебе пристают все, у кого начинает кое-что шевелиться в штанах, и не так научишься ругаться, - отмахнулась Джинни. Она стояла перед очередным завалом, и думала, как же пробраться к заветной цели. Обойти с какой-либо стороны сваленные на пол груды коробок и просто фолиантов и книг не представлялось возможным.
- А что, пытались? – спросил Грей.
- Еще как, - улыбнулась Джинни. – И ладно бы к нам, к девушкам. Вы бы видели, как отбивались от назойливых ухажеров Гарри, Драко и Рон. Они в этом деле стали просто виртуозами, не раз повторив свой «посыл» куда подальше. Видели бы вы, как Салазар злился, когда наблюдал за всеми этими «ухаживаниями». Мальчики-то уже были его.
- В общем и целом, можно сказать, что вы не скучали, - сделал вывод Натан, тоже изучая препятствие перед собой.
- Кстати, а есть какой-нибудь вариант помирить Гарри с его отцом? – Памела пристально посмотрела на Джинни.
- Ну, тут очень много факторов, а то, что Гарри еще не послал его куда подальше, уже говорит за то, что у нашего зельевара есть хорошие шансы на то, чтобы наладить отношения со своим сыном. Будь Гарри прежним, не таким, какой он сейчас, ничего бы не вышло. Под влиянием Драко и Салазара он сильно изменился, на многое стал смотреть совершенно по-другому.
- Да, я заметил еще в кабинете директора, что он не особо удивился новости, что у него другой отец, - кивнул Грей.
- Все так, - покивала головой Джинни. – В конце концов, он ведь не дурак и видел себя в зеркале. Правда, мы молчали, хотя раньше него поняли, что возможно Джеймс Поттер не отец Гарри. Ему нужно было самому это понять, осознать и решить, как к этому относиться.
- Знаете, что меня настораживает? – подал голос Натан.
- Ммм? – Грей посмотрел на брата.
- Что собираются делать тройняшки, - сказал Натан.
- Да, вопрос на миллион долларов, - хмыкнула Памела. – Но сейчас у нас есть более насущная проблема в лице вот этого завала, перекрывающего для нас проход к лелеемой цели.
- Знаете, у меня есть только одно предложение, - окинув бардак в Хранилище, произнесла Джинни. Было видно, что даже мадам Пинс не заходила дальше пяти метров от входа в хранилище, где был наведен порядок, и можно было хоть что-то найти, хотя на это тоже нужно было время.
- И? – Грей с интересом уставился на девушку.
- Добби, - позвала Джинни. С хлопком явилось нечто, от чего у трех Поттеров глаза полезли на лоб.
- Это домовик? – уточнила Памела.
- Да, - кивнула Джинни. – Добби, нам нужно, чтобы тут навели порядок. Чтобы было как в настоящей библиотеке.
Домовик молча выслушал, поклонился, как-то странно весь передернулся и с хлопком исчез. Джинни в задумчивости смотрела на то место, где он только что стоял. Что-то в домовике изменилось.
- Джин, что-то не так? – Грей осторожно тронул ее за плечо.
- Да, этот домовик не от мира сего, - ответила та. – Его в конце второго курса освободил от прошлого хозяина Гарри.
- Так это домовик Люциуса? – рассмеялся Грей. – Он рассказывал нам эту историю.
- Только этот Добби не выглядит таким уже сумасшедшим, - нахмурилась Памела.
- Вот и я о том же, - кивнула Джинни.
Раздалось несколько хлопков. Перед взором четырех подростков появилось с десяток домовиков, в том числе и Добби. Они рассредоточились по Хранилищу, и началась работа. Трое Поттеров и Джинни наблюдали за тем, как споро шла работа. В Хранилище появились стеллажи, на которые сами собой, ведомые эльфийской магией, становились книги и фолианты.
- Интересно, как им удается сортировать все это? – Памела видела, что книги действительно не становятся на полки просто так. Более того, все складывалось в алфавитном порядке.
- Магия, - усмехнулась Джинни.
- Я думаю, мы не все знаем об этих созданиях, - подал голос Натан.
- Почему леди Дракон не воспользовалась своей силой, чтобы навести здесь порядок? – раздалось у них из-за спины. Ребята обернулись и узрели старого домовика в несколько странном наряде – одежде, похожей на что-то вроде рабочей робы, но всех цветов факультетов, имеющихся в школе.
- Я не хочу, чтобы мою магию засекли, пока, - ответила она.
- Это честь, заниматься тем, чем мы и должны заниматься в Хогвартсе, - произнес этот странный эльф. – Когда-то мы пришли сюда, чтобы содержать замок в порядке и следить за ним, но потом мы превратились в обычных слуг «подай-принеси». Нас привязали клятвой, превратив в бесправных слуг.
- Ого, - выдохнул Грей. – Ничего себе новости.
- Многое изменилось с годами, многое забылось, - произнесла Джинни. – Я надеюсь, вы будете следить за тем, чтобы здесь всегда был порядок.
- Для нас это честь, леди Дракон, - склонился перед ней эльф, а затем занялся работой, помогая остальным наводить порядок, которого здесь не было уже века.
Наконец, путь был расчищен, и ребята смогли пробраться в картотеку. Здесь были не только карточки, но и различные карты, в том числе и Хогвартса. Она разительно отличалась от карты Мародеров. Во-первых, она отражала действительность, и все тайные ходы и комнаты. Грей сразу же стал ее изучать. Под подземельями, где обитали слизеринцы, располагались огромные аппартаменты, обозначенные как комнаты Салазара Слизерина. Грей дотронулся до них рукой, и тут же карта изменилась, показывая план всех помещений именно этих комнат. Известный Волдеморту и Гарри зал был всего лишь каплей в море. Здесь были лаборатория, два кабинета, три тренировочных зала, две столовых – малая и большая, бальный зал, шесть гостевых спален, серпентарий, выход под озеро, откуда можно было наблюдать за городом русалок. Личная спальня Салазара имела два уровня – тот, что находился в Тайной комнате, из нее шла винтовая лестница как раз в те аппартаменты, где сейчас и находился настоящий Салазар Слизерин. Грей мило покраснел, наблюдая, и случайно дотронулся рукой. Карта теперь показывала только одну комнату, и смотрелось все, почти как в телевизоре, мультиком. Грей покраснел еще сильнее, увидев, чем конкретно занимаются четыре находящихся в комнате человека.
- Ух, ты, - воскликнула из-за его плеча Джинни. – Крутая штучка.
- Эмм, - Грей смутился, но оторвать взгляда от действа не смог.
- Думаю, мы оставим в тайне этот маленький эпизод из жизни нашей прекрасной четверки, - усмехнулась Джинни. – Одно дело знать, чем они занимаются за закрытыми дверями, другое видеть. Интересно, кто эту карту создал?
- Ага, прикольненькая карта, - кивнула Памела.
- Грей, сворачивай ее, забираем с собой, - распорядилась Джинни. – Надо бы только ее повесить там, где она будет только для нас.
- Надо найти комнату, о которой никто не знает, - тихо произнес Грей. Похоже, карта реагировала не только на прикосновения, но и на слова. Моментально она стала показывать весь замок сверху донизу. Синим выделены были различные тайные ходы, красным – опасные для жизни на данный момент, а вот желтым были отмечены тайные комнаты, о которых никто и не подозревал. Одна из них находилась в очень удобном месте, около лестницы и по ходу движения в гриффиндорскую и райнвекловскую башни, да и примерно на таком же расстоянии от слизеринской гостиной, в самом центре Хогвартса. В нее всегда можно было заскочить на перемене, и потом никуда не опоздать.
- Ага, вот здесь мы и устроим наш штаб, - улыбнулась Джинни, ткнув пальцем в облюбованную комнату.
- Время уже закрыва…, - услышали они отдаленный голос мадам Пинс. Та явно была в шоке.
- Она там в обморок не упала? – шепотом спросила Памела.
- Надеюсь, нет, - также шепотом поделилась с ней Джинни. – Нам нужны книги, иначе мы сюда никогда больше не попадем.
- Ага, вот, - Натан начал быстро вытаскивать карточки и раскладывать их на столе. – Думаю, вот эти подойдут.
Как только он это произнес, появился домовик со стопкой книг.
- Ваш заказ, - произнес он. На карточках моментально появились имена тех, кто взял книги. – Заказ выдан на десять дней. В конце срока мы заберем их у вас, где бы вы не находились и вернем в библиотеку.
- Какой сервис, - восторженно воскликнула Памела. – Вот это я понимаю.
- Это… это…, - в комнату с картотекой вошла мадам Пинс. – Как вы это сделали?
- Это не мы, это домовики, - улыбнулась Джинни.
- Но, как? – у библиотекарши все еще не хватало слов, чтобы выразить свои эмоции.
- Надо было только попросить их помощи, - улыбка Джинни стала шире. – Теперь вот они будут вам помогать искать нужные книги, если их нет наверху, а выданные – вовремя возвращать назад, и вам не нужно будет каждый раз напоминать студентам, чтобы не забыли вам вернуть книги.
- Мерлин, и почему мне это в голову не пришло? – Мадам Пинс опустилась на подставленный ей домовиком стул.
- Просто все уже привыкли к ним относится, как к бессловесным и бесправным слугам, рабам, а не как к Хранителям, - тихо ответила Джинни. Мадам Пинс пристально на нее посмотрела.
- Я запомню это.
- Это хорошо, - улыбнулась Джинни. – Мы нашли, что хотели.
- В библиотеке вам всегда будут рады, - ответила женщина. – Вы такой подарок мне сделали, что даже не знаю, как вас отблагодарить.
- Просто разрешите нам иногда приходить сюда, - с улыбкой сказала Джинни.
- Не вижу этому никаких препятствий, - ответила на улыбку библиотекарь. – Это ведь не Запретная секция. А теперь бегите, библиотека уже закрывается.
Пока своими изысканиями в Хранилище занимались старшие, младшие успели облазить Запретную секцию. Никто ведь не сомневается, что они там нашли много интересного и, главное, полезного? Правильно, нашли, на голову всему преподавательскому составу.
Выскользнув через ту же «дыру», они чинно покинули библиотеку, благо рядом никого не было, в том числе и мадам Пинс. Ее голос слышался откуда-то снизу.
- У кого-то отработка? – усмехнулась Мей.
- Уходим, а то еще остановят, а у нас у каждой под мантией по две книги, - прошептала Лейла.
- Ага, - кивнула Лилит. И они удалились, унося с собой новую головную боль профессоров и студентов, которым не посчастливиться попасть под их горячую руку.
Но не только в школе строились планы. Был в этом мире еще один человек, которому не сиделось спокойно. Если посмотреть на его действия, то давно уже не было в его голове никаких желаний, касающихся господства над миром, изменения этого самого мира. Вот уже пять лет он живет только мыслью о том, чтобы уничтожить одного единственного человека – ненавистного мальчишку, поломавшего ему не только планы, но и жизнь, из-за которого он стал недочеловеком. Уже давно он перестал соображать здраво. Все в его голове было занято местью и ненависть.
- Что ж, мои верные слуги, - прошипел он стоящим перед ним Пожирателям. – Мы устроим праздник, пусть Поттер порадуется началу своего учебного года. Вперед, убейте столько магглов и грязнокровок, сколько сможете. Да возрадуется Тьма нашему пиршеству.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Суббота, 21.08.2010, 13:24 | Сообщение # 85
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 23. Выступление Гарри Поттера.

Утро для студентов всегда было проблемой. Если ты лег поздно, то проснуться с утра очень сложно, ведь так хочется поспать лишние пять минут. Вот только профессора навряд ли оценят, как твое опоздание, так и прогул на свой урок.
Спальня шестикурсников в Гриффиндорской башне ничем не отличалась в этом отношении от других спален замка. За одним исключением: в ней с самого утра не хватало двух студентов. Невилл Лонгботтом с мрачным выражением на лице смотрел на две идеально заправленные кровати. На покрывале Рона виднелась все та же складочка, которая там была еще вчера вечером. И это означало только то, что ни Уизли-шестой, ни Поттер в спальне не ночевали.
«И где носит эти два недоразумения?» - мрачно поинтересовался он сам у себя. – «Мне теперь еще и за ними следить? Да, в конце концов, сколько можно?»
- Невилл, а их что, не было, что ли? – вырвал его мрачных раздумий удивленный голос Дина Томаса.
- Думаю, да, - нацепил на лицо свою обычную маску Лонгботтом.
- И где они? – Финиганн тоже уставился на две заправленные кровати. – Опять во что-то ввязались?
- Сомневаюсь, - покачал головой Томас.
- Почему? – заинтересовался этим Невилл.
- Они изменились, сильно изменились, - произнес Дин. – Не знаю, как это сказать. Но у меня нет желания вставать на их пути. Что-то случилось такое, что заставило… В общем, другие они. И опасные.
- Ой, не смеши, - рассмеялся Лонгботтом, не удержав свою маску.
- Невилл, а ты присмотрись к ним повнимательнее, - серьезно произнес Томас. – Они не всегда держат на лицах маски И когда те спадают, можно увидеть их такими, какие они на самом деле. У них такие взгляды, что, кажется, они видят тебя насквозь.
- Ну, ты тоже скажешь, - попробовал разрядить обстановку Симус. Дин только взглянул на него, но ничего не сказал.
«Хмм, что же такого увидел Томас? Надо поговорить с директором. Интересно, а где они были все лето?» - Невилл вернулся к размышлениям. Конечно, он успел заметить, что Золотое трио и присоединившаяся к ним Уизли-младшая, а также троица слизеринцев изменились. Но ничего особенного он не увидел. Подумал лишь, что гриффиндорцы выехали с помощью ума Грейнджер, разжевавшей им, что происходит. В чем-чем, а в уме заучке не откажешь. «Хотя, сейчас она выглядит очень аппетитно», - усмехнулся он. – «Фигурка, что надо. Да и сама красавица. Влияние слизеринцев, что ли? И как только Поттер с Уизли с Малфоем побратались? Мне казалось, что это в принципе невозможно».
- Невилл, ты идешь? – позвал от двери Лонгботтома Томас.
- Ага, - кивнул тот, поднимаясь с кровати, на которой сидел. – Завтрак – это святое.
- И не говори, а потом у нас пара у Снейпа, - вздохнул Дин. – Да еще и со Слизерином. И кто придумал такую экзекуцию. И вообще, предметов стало столько, что я ничего не успеваю.
- Министерство опять решило вмешаться в дела Хогвартса, - произнес Невилл. – Все никак не успокоятся. Мало им было Амбридж.
- Да, я тут заметил, что шрам тот, на ладони у Гарри, исчез, - встрепенулся Симус. – Я думал, он не лечится.

Невилл прищурился. Он тоже считал, что шрам от Кровавого пера нельзя убрать. «А может, это и не Поттер совсем?» - подумал он. В голове начала зарождаться идея.
Искомые два студента, отсутствовавшие в спальне, обнаружились за гриффиндорским столом. Рыжая и черноволосая головы были склонены друг к другу. Юноши о чем-то переговаривались, и ни на кого не обращали внимания. Невилл вдруг обратил внимание на их мантии: они были из очень дорого материала. И что-то было в покрое странное, нестандартное.
- Привет, - упал на скамейку рядом с друзьями Томас. Рон и Гарри, как по команде, повернулись в его сторону. На секунду между ними повисло молчание.
- Привет, - наконец, ответили они, после чего вернулись к своему разговору. Томас прислушался. Он удивился, поняв, что два его однокурсника говорят не на английском, хотя некоторые слова ему и казались знакомыми.
- Не знал, что они знают саксонский, - пробормотал Невилл.
- Саксонский? – удивился Дин.
- Да, у меня бабушка его неплохо знает, а я так и не смог выучить больше двух слов. Не дается он мне, - вздохнул Лонгботтом.
- Странно как-то, - произнес Симус. – Откуда они его могут знать?
- Может, это и не Поттер с Уизли вовсе, - пробурчал Невилл. Томас и Финиганн уставились на него, как на восьмое чудо света, а затем перевели взгляды на своих товарищей по спальне шестикурсников.
- Твое предположение имело бы смысл, Лонгботтом, если бы я или Рон отказались бы провести тест на идентификацию, - спокойно произнес Гарри, повернувшись к своему, как он раньше думал, другу. – Только вот я его могу пройти прямо сейчас. Хотя да, оно ведь покажет, что я не Поттер, - усмехнулся он. И это было сказано очень громко. Все, кто был в зале, повернулись в его сторону. К этому моменту все преподаватели уже были на своих местах, в том числе и директор.
- Чего?! – Дин изумленно уставился на Гарри.
- Ничего, говорю, не Поттер я, в каком-то смысле, - ядовито сказал тот в ответ.
- Но… Но…, - Браун попыталась отодвинуться, вызвав слегка язвительный смех у Рона. Она пришла минут пять назад и уселась рядом со своими однокурсниками.
- Лаванда, ты не бойся, он все тот же, только вот не совсем Поттер, - произнес он.
- Так не бывает, - пролепетала та.
- Почему же? – усмехнулся Гарри. – В жизни всякое бывает. Люди встречаются, влюбляются, у них дети появляются, правда, они не всегда женятся после этого.
- Ты сейчас позоришь свою мать, - произнес Лонгботтом. – Ты на весь зал во всеуслышание заявил, что она изменяла твоему отцу.
- А это никогда не было секретом, - усмехнулся Рон. – Если бы кто-нибудь пожелал ознакомиться с делом Гарри Поттера в министерстве, то увидел бы много интересного. Но у нас такие ленивые чиновники, они всем верят на слово, - быстрый взгляд в сторону директора.
- Мистер Поттер, мистер Уизли, прекратите эпатировать студентов, - Дамблдор разозлился.
- Почему же, господин директор? – Гарри повернулся к нему лицом. – Почему Вы позволили себе задеть мои чувства? И теперь не хотите, чтобы все узнали, чей я сын?
- Вы считаете себя Поттером, - Дамблдор перешел на официальный тон и обращался к Гарри на «Вы», чего никогда не было.
- Джеймс Поттер никогда не был против того, чтобы я носил его фамилию. Он считает меня своим первенцем, и я рад тому, что принадлежу этой семье, - спокойно произнес Гарри. – Но это не умаляет того факта, что Вы, господин директор, зная, что у меня есть отец, живой отец, отдали меня магглам, люто ненавидящим все, что связано с моей матерью, в частности, и с магией, в общем. Может быть, Вы объясните мне, почему я рос с ними, а не со своим отцом? Вам было так приятно наблюдать, как мы ненавидим друг друга? Как мой собственный отец в течение пяти лет надо мной издевается? А ведь есть такая поговорка, профессор, - «все тайное становится явным». Вот оно и стало. Да, да, господа студенты, вижу по вашим шокированным лицам, что вы уже сделали верные выводы.
- МИСТЕР ПОТТЕР! – Дамблдор встал со своего места и теперь злобно смотрел на Гарри. – Сто баллов с Гриффиндора!
- Вы думаете, меня это хоть как-то трогает? – рассмеялся юноша в ответ. – Вы сейчас наказываете не меня, а Ваш любимый факультет. Как же так, господин директор, они же не выиграют кубок школы, если Вы будете каждый раз снимать с меня баллы.
- Немедленно в мой кабинет, - рявкнул Дамблдор.
- Только с моими родителями, профессор, со всеми моими родителями. Без их присутствия я в Ваш кабинет не пойду. И, согласно уставу Хогвартса, я имею право это требовать. Вообще-то, господа студенты, вызов к директору вы можете игнорировать, если в то же время к нему не приглашены ваши родители или опекуны. Советую почитать Устав, занимательное, надо сказать, чтиво, - с каждым словом яд в голосе Гарри становился все сочней.
- Профессор Поттер, приведите в мой кабинет вашего сына, - Дамблдор повернулся к Джеймсу, который с совершенно невозмутимым лицом продолжал завтрак. Кстати, единственный из всего преподавательского состава. Лили давно отвернулась, пытаясь скрыть смех. Она никогда не считала, что сделала что-то не так. Гарри – любимый сын от когда-то любимого человека.
- Я бы предпочел присутствие в кабинете своего биологического отца, господин директор, - елейно улыбаясь, произнес Гарри. Джеймс хмыкнул, бросил быстрый взгляд на старшего сына. Мало кто смог заметить смешинки у него в глазах, но они там были. Снейп сидел с непроницаемым лицом, закрывшись тоннами щитов. На самом деле он был не так уж и спокоен, как показывал.
- Профессор Поттер, я жду вас с сыном в моем кабинете, - Дамблдор вышел из-за стола и отправился к еле заметной двери в стене за столом преподавателей.
- Что же Вы, господин директор, боитесь назвать имя человека, которому забыли сказать, что у него есть сын от любимой женщины? – полетели ему вслед едкие слова. Гарри встал. На его лице было такое выражение, что некоторые студенты за гриффиндорским столом постаралась от него отодвинуться. – Стыдно? Или Вы так боитесь потерять своего шпиона в стане врага? Так я вам облегчу эту задачу. Мой отец больше не будет бегать от одного хозяина к другому. Я освобождаю его этой участи и от Вашего вмешательства в его и мою жизнь.
Дамблдор резко развернулся. Он молча изучал стоящего парня. Этот Поттер был другим. От этого сейчас веяло силой и опасностью.
- Ты, кажется, забыл, мой мальчик, - вкрадчиво произнес он и еле заметно покосился на левое предплечье. На лице Гарри появилась ехидная усмешка: Дамблдор попался. Этот план он продумывал с того момента, как получил подтверждение, что Снейп его отец. И вот, план увенчался полным успехом. Директору совсем не понравилась эта улыбка. Он уже понял, что только что совершил просчет, но пока еще не понимал, в чем.
- Я официально заявляю, что Северус Тобиас Снейп является моим отцом перед законом и магией, - торжественно произнес Гарри.
- Подтверждаем, - хором грохнули четверо Основателей. Они ничего не знали о планах Гарри, но доверяли ему. Эти дети давно уже не делали ничего просто так. Да и не были они детьми.
- Отец, - Гарри смотрел на зельевара. – Я надеюсь, ты будешь присутствовать при разговоре с директором?
- У профессора Снейп сейчас урок, - Дамблдор не дал ответить Снейпу.
- Я в курсе, - кивнул Гарри. – Это, кстати, и мой урок тоже. И у профессора Поттера тоже сейчас урок. Но его Вы вызвали в свой кабинет. Я ничего не имею против присутствия в Вашем кабинете моего приемного отца, но я желаю там видеть и настоящего. Иначе меня там не будет. И не пытайтесь пугать меня исключением. Здесь сейчас сидят, как минимум, три человека, которые могут после этого заявления потребовать вашей немедленной отставки. И я не шутил на счет освобождения отца от вашего рабства и рабства еще одной личности.
Гарри медленно пошел к столу преподавателей. Дамблдор мрачно за ним наблюдал. Он никак не мог понять, почему позволяет мальчишке все это делать. Словно какой-то ступор напал. Он все же чувствовал какое-то странное воздействие на себя. Бросив быстрый взгляд на студентов, директор заметил тревожные взгляды Малфоя-младшего, Забини и Паркинсон. И все они были направлены на их друга, который как раз остановился с левой стороны от зельевара. Гарри опустился на одно колено и что-то тихо сказал Снейпу. Директор видел, что эти двое смотрят друг другу в глаза. А потом Северус закатал рукав на левой руке, выставив напоказ метку. В зале раздался общий вздох: одно дело догадываться, другое - получить визуальное подтверждение. Юноша накрыл ладонью метку и закрыл глаза. Салазар поднялся со своего места и подошел к нему. Он мягко опустил руки на плечи своего любимого мальчика, накачивая его силой. На самом деле, Гарри не мог убрать метку, в нем не было крови Слизеринов. А вот Салазар мог, и он понял молчаливый призыв своего юного партнера. Юноша сделал так, чтобы никто не разобрался, какая сила была применена, и не смог бы сказать, кто именно осуществил задуманное им.

Сила текла. Гарри был всего лишь проводником между меткой и Салазаром. Его сущность Дракона как нельзя лучше помогала контролировать процесс. Снейп все так же был внешне невозмутим, но внутри у него все бурлило. Он чувствовал жжение в метке, но оно не было неприятным. Он смотрел на склоненную голову сына, все еще не веря в то, что тот признал его. Зельевар понимал, что, в сущности, это, может, и ничего не значит, что это могло быть всего лишь местью директору. Но никто ведь не отнимает у него право надеяться. Снейп всегда мечтал о собственном сыне. Он знал, что сможет стать хорошим отцом, лучшим для своего ребенка. Почему он не смог увидеть в Гарри сына Лили? Почему не смог стать его другом, наставником? Что послужило толчком к ненависти? Ведь он никогда ни к кому так не относился. Почему именно Гарри вызвал такую реакцию? Над этим ему еще нужно будет подумать.
Гарри поднял голову. Зеленые и черные глаза встретились. И юноша увидел там, в самой глубине, за огромным количеством щитов, - надежду, надежду на то, что сын его признает. Он отнял руку от предплечья отца. Салазар сделал шаг назад и отпустил юношу. А Гарри, недолго думая, сделал то, чего делать, в принципе, и не собирался. Все увидели, как от его ладони к руке зельевара потянулись искрящиеся голубые нити.
- Ffensio-i chi gan rywun arall ddylanwad. Do, byddwch yn fy ceidwad ddraig a amddiffynnwr. Eich gwaed - fy ngwaed. Yr wyf yn cyfaddef i chi hawl i alw fy nhad.* - нараспев произнес Гарри. Северус опустил глаза на свое предплечье. Там застыл дракон с распахнутыми крыльями. Секунда - и рептилия ожила, выдохнув струю пламени. – Storiwch a amddiffyn fy nhad.**
Дамблдор, прищурившись, смотрел на Гарри. На его лице было странное выражение, словно он увидел что-то такое, что заставило его пересмотреть свое отношение к прошлому.
- И не мечтайте, господин директор, - устало произнес юноша. – Я не Ваш мальчик, и не позволю больше играть ни моей жизнью, ни жизнями моих близких. Поверьте, Вы не хотите знать, что с Вами будет, если случится хоть какой-нибудь несчастный случай.
- Мистер Поттер, Вы угрожаете директору? – наконец, хоть кто-то из профессоров подал голос.
- Я всего лишь предупреждаю, что будет, если с кем-то из дорогих мне людей что-то случится. И мне плевать, будет это по вине директора или Волдеморта. Хотя в этой стране давно уже все происходит по вине директора, даже появление Темного лорда. Скольким еще людям Вы лгали, Дамблдор? – Гарри повернулся к старику. – Не надоело еще играть чужими жизнями? А Лонгботтом знает, что ему предстоит? Или его Вы тоже готовили по спецпрограмме? Или же ему повезло больше? Только вот Вы уверены, что студент способен своими силами справиться с магом, который десятки лет набирался опыта в том, куда нам всем Вашими же стараниями дорога закрыта?
В зале стояла тишина. Сказать, что он понимают, что происходит, не мог никто. А происходило что-то странное. С первой минуты появления в Большом зале Поттера и компании в этом году стало ясно, что Мальчик-который-выжил больше не верит директору. Никто, конечно, и подумать не мог, что гриффиндорец начнет войну с Дамблдором, но, похоже, сам Гарри считал иначе.
Юноша медленно поднялся на ноги. Смотрел он только на директора.
- На каждый Ваш удар я буду отвечать своим, - произнес он так тихо, что услышали его только преподаватели и Дамблдор. – Отвечать жестко и даже жестоко. Я все знаю, директор. Все. Не стоит думать, что в школе толстые стены. И не стоит говорить о вещах, которые Вы хотите оставить в секрете, там, где Вас могут услышать. Вам придется ввести в игру свою главную фигуру, поскольку я умываю руки. Ход за вами, Дамблдор. Не ошибитесь, последствия могут катастрофическими. Вы ведь понятия не имеете, на что я способен. Вы видели только то, что хотели видеть. А кто сказал, что я был тем Гарри Поттером, которого Вы все представляли пять лет?
- Rhywbeth Nid wyf yn dda, Salazar***, - прошептал Гарри, покачнувшись. Он только и успел заметить, как его подхватывает отец. Сознание померкло.
- Перестарался, - вздохнул Слизерин. – Мальчишка. Все-то ему надо делать самому. И в кого он такой? – он посмотрел сначала на Северуса, потом на Джеймса, а после этого на Лили. Снова вздохнул. – Весь в мать.
- Почему это? – Лили даже опешила от этого заявления.
- А больше не в кого, - усмехнулся Салазар. – Ваши мужчины все же отличаются некоторым здравомыслием.
- Господин директор, нашу встречу в Вашем кабинете придется отложить до лучших времен, - холодно произнес Северус. – Боюсь, МОЕМУ сыну нужен продолжительный отдых, - и направился к выходу, неся бессознательного парня на руках. Салазар поспешил за ним. Джеймс усмехнулся. Он даже не стал подниматься из-за стола, прекрасно зная, что с мальчиком все будет в порядке. Директор тоже вышел, но пошел вслед за двумя мужчинами. Он не собирался оставлять все это безнаказанным.
- Миссис Поттер, Вы должны воздействовать на Вашего сына, - МакГонагалл повернулась к своей когда-то лучшей ученице. – Его поведение просто ужасающее.
- А кто в этом виноват? – фыркнула та в ответ. Заместитель директора так на нее посмотрела, что не оставалось сомнений, кого она винит в пробелах в воспитании юноши.
- Я здесь ни при чём, - усмехнулась Лили. – У меня вообще память была заблокирована до июня месяца этого года. Я даже не помнила, что у меня сын есть такой. Это вы тут все вместе накуролесили. И вообще, уроки-то никто не отменял. А ну, марш все на занятия, - окинула она взглядом студентов. Спорить с ней никто не стал.

Дамблдор не собирался отступать, даже под злыми и очень красноречивыми взглядами Снейпа. Мужчина уложил сына на диван в гостиной, и теперь хлопотал над ним. Он никак не мог понять, что же с мальчиком. В первое мгновение ему показалось, что у Гарри истощение. Но уровень магии был в норме. Он наклонился вперед, провел рукой по его волосам… Северус отпрянул от дивана и отдернул руку. В его глазах проскользнула паника и страх.
- Потерял контроль, - вздохнул Салазар.
- Что? – зельевар уставился на мужчину.
- Концентрация спала, вот иллюзия и сошла на нет, - пояснил он, глядя на волосы своего мальчика. Серебристые прядки делали Гарри другим и вызывали какой-то безотчетный ужас, ведь у шестнадцатилетнего парня не должно быть седых волос. – Вы довольны своей работой, господин директор? Это по вашей вине у этого ребенка седина в волосах, - Слизерин с неприязнью посмотрел на Дамблдора, изучающего лежащего на диване юношу.
- Я здесь ни при чём, - выдал в ответ старик.
- О, поверьте, вы тут очень даже при чём, - ядовито произнес Салазар. – Помните, в конце прошлого учебного года по школе разнесся чудовищный крик? Вижу, помните. Так вот, это кричал он. Представляете, как ему было больно? А уж слышать все то, что Вы в тот день наговорили… Как же там было-то? – Слизерин деланно задумался. – Ах да, кажется, это Ваши слова: «Надо будет еще доломать его психику. Думаю, что статейки в "Ежедневном пророке" сделают свое дело, когда его будут то возносить на самые вершины, то резко опускать на самое дно». Особенно меня впечатлил ответ на вопрос, откуда же брать деньги: «Не проблема, возьмем из сейфа Поттера. Они ему все равно не понадобятся». Интересно, что же такое Вы имели в виду? Или мальчик у Вас был всего лишь агнцем на заклание? А Северусу Вы когда собирались сказать, что отдаете его сына на убой? Ах, да, Вы же не собирались. Боюсь, мой друг, - Основатель посмотрел на Снейпа. – До такой радости, как победа над Темным Лордом Вы бы тоже не дожили. Вот только не знаю, кто бы погиб раньше: Вы или Ваш сын.
Северус повернулся и посмотрел на директора. Его мир рушился на глазах. Вернее, он начал рушится в тот день, когда правда вышла наружу. Дамблдор молчал, он словно и не слышал всего, что говорил новый преподаватель. Все его внимание было направлено на Гарри. Салазар несколько секунд за ним наблюдать.
- Тронете мальчика, попытаетесь снова втянуть его в свои игры - я Вас уничтожу, Дамблдор, - совершенно спокойным голосом произнес Слизерин.
- Посмотрим, - выдал директор и покинул апартаменты Снейпа.
- Он серьезный противник, - устало сказал Северус, опускаясь на пол рядом с диваном.
- Я тоже, - ответил ему Салазар. – Ваш директор понятия не имеет, кто находится в его школе. Здесь сейчас такие силы, которые никому и не снились. Даже вашему Волдеморту.
Северус как-то странно посмотрел на него, но не стал задавать вертевшиеся в голове вопросы. Про урок он и забыл. Годрик, у которого не было сегодня первой пары, милостиво его заменил, наведя на непосвященных шестикурсников ужас. Этот мужчина мог быть страшным. А поняв, каков уровень знаний учащихся, он пришел в ярость. После пары студенты выползали из кабинета в полувменяемом состоянии. Но об этом Северус узнает только на ужине.

Примечание.
*Ограждаю тебя от чужого влияния. Да будет мой дракон тебе хранителем и защитником. Твоя кровь - моя кровь. Признаю за тобой право называться моим отцом (валл.)
** Храни и защищай моего отца (валл.)
*** Что-то мне нехорошо, Салазар (валл.)


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lady_of_the_flameДата: Суббота, 21.08.2010, 20:02 | Сообщение # 86
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Прочитала весь фик на одном дыхании. Я просто в восторге))

Lash-of-Mirk,
Большое спасибо за то,что вывесили проду.=)


Carpe diem

 
BrednaiaДата: Воскресенье, 22.08.2010, 12:30 | Сообщение # 87
Подросток
Сообщений: 20
« 0 »
просто потрясающе - спасибо огромное за продолжение
бадьзам на душу честное слово biggrin
 
ВардаДата: Среда, 25.08.2010, 17:56 | Сообщение # 88
Химера
Сообщений: 353
« 35 »
Гарри как всегда не может не довести все до логического конца, при этом заварив по пути ещё несколько заварушек)))))


настоящее безумие-это когда голоса в голове с тобой не разговаривают,мотивируя это тем,что ты их все равно не слушаешь....
 
ЮлийДата: Четверг, 26.08.2010, 06:19 | Сообщение # 89
Flying In the Night
Сообщений: 563
« 12 »
Отлично, похоже, директор потихоньку будет отодвинут в сторону от Гарри и остальных. Интересно, Невиллу как теперь разбираться с этим?


Мы сами творцы своей судьбы
 
Li-sanДата: Суббота, 28.08.2010, 07:07 | Сообщение # 90
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
А валл - это какой язык?
очень мило поставили директора на место много раз.....Сева скоро просветят или он сам догадается о основателях? wacko
очень очень завораживает)))) pray



Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Белые драконы" !!ПРОДА 14.12.2016!!!!! с 40 по 44 главы (~слэш~NC-17~таймфик,роман,приключ-я~макси~в раб)
Поиск: