"Закон № 315" (ПРОДА с 9 по 15 главы) 10.08.15г. (11) - Хранилище свитков - Слэш - Форум

Армия Запретного леса

Пятница, 20.01.2017, 08:42
Приветствую Вас Заблудившийся


Вход в замок

Регистрация

Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 11 из 11«1291011
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Закон № 315" (ПРОДА с 9 по 15 главы) 10.08.15г. (СС/ГП, ЛМ/ГП~слэш~NC-21~ Кинк, даркфик~макси~в работе)
"Закон № 315" (ПРОДА с 9 по 15 главы) 10.08.15г.
Принц_наполовинуДата: Среда, 18.08.2010, 12:28 | Сообщение # 1
Асфо - кровавый эльф
Сообщений: 645
« 57 »
Название: Закон № 315
Автор: Принц_наполовину
Идею фика выдвинула: Natallli
Предложила мне: Itas
Бета: моя любимая и великолепнейшая Олюся
Рейтинг: NC-21
Пейринг: СС/ГП и ГП/СС, ЛМ\ГП и ГП\ЛМ, ЛМ\ГП\СС (во всех его проявлениях)
Событие: дамбигад
Тип: слэш
Жанр: Кинк, даркфик.
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Что будет, если Северус Тобиас Снейп на законных основаниях сможет унижать Поттера, и сколько сможет выдержать Поттер?
Предупреждение: AU, насилие, связывание, наркотики, некрофилия в лёгкой форме (подробно описывать не буду, пожалею вашу психику), смерть не главного (или одного из главных, кому как) персонажа.
Дисклаймер: мир Гарри Поттера мне не принадлежит - взял поиграть)))






ушёл из фанфикшена, кому надо, можете забирать работы, дописывать и тд.

Сообщение отредактировал Rubliowskii - Среда, 06.02.2013, 06:57
 
ГермиДата: Суббота, 15.06.2013, 17:28 | Сообщение # 301
Ночной стрелок
Сообщений: 83
« 3 »
hands класс......хочется увидеть проду......Фик очень классный..... clap specool

Отредактировано. Капслук и черезмерное кол-во смайлов запрещены


Сообщение отредактировал Олюся - Суббота, 29.06.2013, 23:07
 
taribulbaДата: Вторник, 21.07.2015, 20:23 | Сообщение # 302
Подросток
Сообщений: 2
« 0 »
Отредактировано. Реклама сторонних ресурсов строго запрещена! Ссылки на сторонние ресурсы разрешено размещать лишь в теме Поиск!

Сообщение отредактировал Олюся - Понедельник, 10.08.2015, 19:26
 
ОлюсяДата: Понедельник, 10.08.2015, 19:34 | Сообщение # 303
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 175 »
Глава 9


Юноша с зелёными глазами, полыхающими потустороннем огнём, поднял руку, чертя ей в воздухе руну. Можно было увидеть, как от юноши потянулись тёмные щупальца магии, высасывая жизнь из всего, до чего дотрагивались. Травы вокруг стали желтеть и иссыхать, превращаясь в пыль. На кончиках чуть отросших когтей юноши начало мерцать голубое пламя. Он резко развернулся и послал волну этого пламени в дерево позади себя, то, вспыхнув на миг, превратилось в прах. До этого висящая рядом с юношей раскрытая тетрадь захлопнулась и упала на пожелтевшую траву. Гарри, тяжело дыша, нагнулся и подобрал Некрономикон. Уже прошло два дня с того момента, как он снова начал посещать занятия, с того момента, как он поговорил с Амбридж. Её слова до сих пор преследовали его, до невозможности выводя из себя.

Столько лицемерия! Как же он мечтал изничтожить эту жабу!

Юноша сжал руку в кулак слишком сильно, и на травы упала пара капель его крови, кривая улыбка превратило совсем еще юное лицо в маску.
Вот и ещё один повод задержаться в этом мире - отомстить, отомстить чёртовому Снейпу с Малфоем, уничтожить министерство и превратить всё в пыль...

Пальцы погладили тёплую обложку Некрономикона.

И никто не остановит его, он, как эти змеи, найдет уязвимые места, просочится и отравит своим ядом кровь. Не убьёт, о нет, это слишком просто! К сожалению, ему не хватает змеиного коварства; зато он знал кое-кого с его избытком.

Юноша развернулся и направился прочь из леса, а среди пожухлой травы чуть колыхался одинокий цветок, смотря в небо своей сердцевиной.

***


Он назвал пароль, и картина отъехала в сторону. Внутри гостиной Гриффиндора тут же стало до неприличия тихо, многие, повернувшись к нему начали кривить нос, будто увидели нечто мерзкое, гадкое. Поттер, не обращая внимания на бывших друзей, товарищей и просто обожателей, направился в угол, где никого не было. Когда он проходил мимо двух юношей с шестого курса, один из них подставил ему подножку. Поттер не успел сориентироваться и полетел на пол.

- Фрик! - воскликнул кто-то, и многие засмеялись. Гарри сжал руки в кулаки, чувствуя, как волна ярости поднимается в нём, и словно зверь, потревоженный в своей норе, собирается напасть. Никто за него не заступился, напротив, послышались лишь новые оскорбления.
- Педик…
- …урод…
- …снейпова подстилка….

Они не были разнообразны, но жалили лучше роя ос. Ещё неделю назад подобное, наверное, заставило его постыдно расплакаться, сейчас же он не чувствовал ничего, кроме ярости. Поднявшись, он резко развернулся и, позабыв о магии, с размаху заехал в нос первому обидчику, тот упал, но его друг, не растерявшись, врезал брюнету в живот. Завязалась драка, в которую включились многие старшеклассники. Противостоять стольким подросткам, в основном сильнее его, Поттер не мог и вскоре лежал на полу, прикрывая голову. Драку остановил третикурсник который, вбежал в гостиную и крикнул о поднимавшейся по лестнице МакГоннагал. Все поспешили скрыться. Поттер же поднялся и, схватив свою сумку, поспешно выбежал из гостиной. Это напоминало позорное бегство, но гордость уже мало что значила. Спрятавшись в тени, он пропустил мимо себя декана и, зажимая разбитый нос, стал спускаться по лестнице. Стоило найти тихий угол. Грифы начали относиться к нему подобным образом после той злополучной статьи в газете. Зайдя в пустующий класс, Поттер сел на пол, облокотившись на кафедру. Он был уверен, что через пару минут хорёк его найдёт - тот наложил на него какие то чары, следящие за его состоянием и местонахождением.

***


Блондин водил палочкой над сидящим на парте брюнетом.

- Всё, я закончил, нос и губу залечил, - проговорил драко, убирая палочку в чехол. – Зачем ты в вязался в драку?
- Считаешь, мне стоило просто уйти? Разве мне позволили бы? – Пожав плечами проговорил гриффиндорец, Малфой уставился в окно, видно, раздумывая, что ответить.
- Хорёк, почему ты мне помогаешь?- Прервал его мыслительный процесс Поттер. Слизеринец вздрогнул и обернулся.
- Поттер, тебя только сейчас это заинтересовало? Я поражаюсь, как ты дожил до сегодняшнего дня с такой задержкой мыслительных процессов, – язвительно заметил слизеринец, но от Поттера не укрылось, как глаза Драко забегали. Он лишь тянул время, что бы придумать ответ.
– Пожалуй, мне нужен был кто-то, на ком я могу тренироваться в целительстве, разве я не говорил тебе этого?
- Но это не всё… - вынуждая продолжить, спросил Гарри. Малфой посмотрел на него странно, с подозрением.
- Тебе это знать обязательно?
- Интересно, или может мне это нужно… - Потер приблизился почти в плотную. – Ну?

Драко, замерев, смотрел в зелёные, словно ведьминские глаза. В них, как и прежде, плескалось безумие, отчаянное, злое, но было и кое-что другое. Не будь он слизеринцем, решил бы, что это надежда.

- Можно сказать, что… ты мне нравишься, - прошептал Драко, придвигаясь ещё ближе, так, что они почти соприкасались носами. Казалось, ещё миг - и они сделают что-то правильное и неправильное одновременно. Еще ближе, еще притягательнее…

Но Гарри сделал шаг назад, и наваждение рассеялось.

- И на что ты готов? – признание показалось ему нереалистичным, учитывая их прежние отношения.
- Не смей относиться к этому столь пренебрежительно! Ты моё наваждение, и, пожалуй, я готов на всё ради… тебя, – решиться на подобное откровение было мучительно тяжело для гордости Драко, но, похоже, это был единственный шанс остаться рядом с тем, кого он не мог выбросить из головы.
- Даже помочь мне отомстить? Пойти против своего отца? – Поттер уставился выжидательно и пытливо.
Драко с самого детства считал семью главным в жизни, тем, чем можно гордиться.. Предать, уничтожить… ради Поттера… Нет! Если бы это был только Снейп…
- Я не могу…
- Тогда тебе лучше больше не приближаться ко мне, - жестоко прозвучал ответ.

Посмотрев прямо в лицо Поттеру, Драко отрывисто кивнул и, так ничего и не сказав, поспешно покинул класс, оставляя того одного – сейчас и навсегда.

***


Гриффиндорцы еще с той драки игнорировали Поттера. На следующий день к нему подошли члены сборной грифиндора по квидичу и сообщил об исключении из команды. Гарри никак на это не отреагировал, чувства и эмоции его притупились, наверное, это было связано с занятиями некромантии или защитной реакцией организма, но, безусловно, весьма помогало.

Гарри сидел за столом отдельно от всех. Он и сам себе в тот момент казался лишним, ненужным, темным пятном на светлой репутации факультета, гадким утенком. Неправильным мазком. Будто дементора пустили на праздник в честь прихода весны. Поттер ел, почти не ощущая вкуса, но что-то заставило его поднять голову, и он встретился взглядом со Снейпом. Его сердце испугано ёкнуло, и он сразу вернулся к еде, в отличие от профессора. Тот не отводил взгляд весь завтрак. Золотой Мальчик сейчас больше напоминал его самого, нежели своего отца. Мужчина снова чувствовал некую неправильность в происходящем. Ему не было свойственно то, что он делал с Поттером. На ум пришло, что в первый раз он плакал в кабинете директора… Какая то навязчивая мысль никак не хотела сформироваться окончательно. Взгляд скользнул по голому участку шеи мальчика. Тот выглядел сейчас таким беззащитным, забитым. Желания унижать его не было совсем, только смутная горечь и что-то ещё, напоминающее сострадание, и некое томление. То, что произошло, чему он дал произойти, уже не исправить.

Снейп отпил из бокала и отбросил странные мысли, удивившись тому, что кофе слишком горький.

***


Поттер вновь ходил на уроки. На них он всегда был один, и преподавателям приходилось насильно назначать ему напарников. Гриффиндорцы открыто выражали свою неприязнь и старательно портили его работы. Когтевранцы и пуффендуйцы просто молчали, а слизеринцы издевались. И только Малфой смотрел на него с затаенной болью, ясной только им двоим.

Гарри шел с предсказаний, на которых Трелони в очередной раз напророчила ему скорую кончину. Он лишь усмехался на подобное: будучи некромантом, он ощущал смерть чем-то близким, родным, ближе и роднее матери, сестры, любовницы. Смерть была тем, что у него уже никогда не отнять, его всем.

Поэтому пророчества его больше не пугали. Он испытал вещи похуже. Смерть же была как никогда желанна, но он мечтал о мести. Но как, как ему наказать их… ? Министерство, Снейпа, Малфоя? Что было для них самым важным, главным? Потеря чего для них бы была хуже смерти?

Если он действительно хотел превратить их жизнь в ежеминутный Ад, то предстояло еще много работы.

***


Время тянулось словно загустевшее зелье, ничего не менялось. Напоминало затишье перед бурей, но для кого она будет последней?

Все вели себя так, будто ничего не происходило, все делали вид, что Поттера вообще не существует, и тот ходил с усмешкой. Быть живым мертвецом, разве это ново? За данное ему на раздумье время он решил принять предложение министра. Так можно было достаточно приблизиться к нему, да и отчасти улучшить своё положение. Его не волновало возможное предательство: разве Дамблдор не предал его первым? Даже не попытался помочь со Снейпом, ведь Гарри должен был сам со всем разбираться! Камень, василиск, сотня дементоров, турнир… Хотя теперь это уже казалось неважным.
Сильно разочаровал и Сириус. Гарри было стыдно написать ему после того, как всё произошло, но ведь теперь крёстный знал, что случилось с ним, но даже не попытался связаться. Брезговал?

Мысли об этом ранили, поэтому Гарри старался не думать о крёстном. Собравшись с мыслями, он отправил министру своё письмо с положительным ответом. Минимализм слова «Согласен» ни к чему не обязывал, но выбор был сделан.

***


Поттер спускался из совятни, когда услышал знакомый голос, снившийся ему в кошмарах.

- Драко!

Люциус Малфой…

Гарри чуть спустился по лестнице, чтобы увидеть происходящее внизу. Видимо, Малфой пошёл за ним, что происходило довольно часто в последнее время, но на этот раз это заметил и его отец. Гарри сжал руки в кулаки так сильно, что костяшки побелели, увидев холёного аристократа. Тот подошёл к Драко, и с него как будто слетела маска холодности. Поттер смотрел на лицо одного из своих мучителей. Он понял, что для того значит больше всего в жизни. Что он отнимет.

Люциус Малфой с невольной непозволительно мягкой улыбкой на губах и скрытой гордостью смотрел на своего наследника.

- Мы с Нарцисой решили сделать тебе сюрприз, поэтому я без предупреждения пришёл за тобой. Выходные мы сможем провести вместе, как раньше. Прекрасно, не правда ли?

Драко смотрел на отца с плохо скрытой тоской. Как его отец мог быть таким разным, как мог так сильно любить его, быть таким нежным с семьёй и в тоже время быть жестоким садистом, каким был с Поттером? Драко лишь кивнул в ответ, не зная что сказать. Сознание подло воскрешало в мыслях безжизненное тело Гарри Поттера, сердце которого он пытался запустить, стирая слёзы. Нет, он должен навсегда похоронить эти воспоминания. Поттер ясно дал понять, что он не нужен. Ведь не сможет же он предать семью?... Тёплая широкая ладонь отца легла ему на плечо.

- Сегодня ты излишне задумчивый. Случилось что-то, о чем я должен знать? - Люциус хотел заглянуть сыну в глаза, но тот отвёл взгляда и ответил едва слышно:
- Нет, ничего, просто устал.

Люциус не стал заострять внимания на этом, решив, что сын уже слишком взрослый, чтобы так просто делиться своими трудностями.

На лестнице метнулась тень. Гарри зашёл обратно. План мести медленно зрел в его сознании. Драко всё-таки понадобиться, причём преданный ему Драко. Поттер вспомнил об Империусе, но нет, слишком просто. Это должна быть неподдельная верность.

***


Драко смотрел на родителей, стоящих рядом с ним, и в тот миг ему казалось, что он всё ещё маленький мальчик, пришедший в первый раз в зоопарк. Но всё было не так, беззаботное детство было не вернуть. Родители стояли молча, похоже, тоже погрузившись в то сладостные воспоминание прошлого. Оправдал ли он все вкладываемые в него надежды? Вряд ли, но родители всё равно обожали его и дорожили им больше всего на свете. Невольно вспомнился Поттер. Какого было ему? Впервые Драко задумался, насколько был счастлив тот в своей жизни. Его размышления прервала мать.

- Драко, дорогой, в поместье пришло письмо из Американского Универстите Колдомедицины, они пи…

Нарциса Малфой не успела договорить, как Люциус резко развернулся к юноше.

- Я думал, что мы уже решили этот вопрос. Ты никуда не поедешь и будешь учиться управлять семейным бизнесом! – Малфой-старший негодовал, гневно смотря на ослушавшегося его сына.
- Отец, я…
- Люциус, перестань, он может сам… - попыталась вступиться за любимого сына Нарцисса.
- Не лезь не в своё дело! – оборвал её лорд малфой, жёстко смотря на жену. - Это не обсуждается. Драко должен продолжить династию. Должен…
- Не хочу! – Воскликнул Драко, отходя на шаг от отца. – Мне не нужен ваш бизнес!

Пощечина оглушила. Драко, замерев, не верил в то, что отец поднял на него руку, но щека горела, доказывая это.

Люциус и сам ошарашено смотрел на свою руку. Он никогда не бил своего сына, ни разу не наказывал подобным образом даже за самые ужасные проступки!

Время как будто остановилось. Драко медленно поднял руку и дотронулся до горящей алым щеки. Люциус строго смотрел на сына, пряча за этой ложной строгостью растерянность. Когда юноша поднял взгляд на отца, в его глазах плескалась такая обида, что сердце того невольно сжалось в тревожном предчувствии.

- Тебя не было всё лето… а сейчас? Я не важен, кто я, действительно? Развлечение, комнатная собачка, которая вдруг забыла как выполнять по щелчку команду? - проговорил он так зло, что Нарцисса прижала руки к губам, не зная, кого из двух любимых ею мужчин успокаивать.
- Это не тебе решать! - отрезал Люциус, и сам порядком разозлившийся.

Драко сощурился. Тихо, но словно громом прозвучали его сказанные в запале, но полные чувств слова:

- Ненавижу… Как же я тебя ненавижу!

Они царапали горло, но Драко не мог остановиться. Они поразили Люциуса, в миг останавливая его. Они заставили мисс Малфой в ужасе всхлипнуть.
Драко, не дожидаясь ответа, резко активировал портал, данный отцом ещё в Хогвартсе, и оказался в Хогсмиде. Семейные выходные закончились, и не начавшись. Он поспешил к замку с жгучим желанием найти Поттера. Ему нужен отец? Пожалуйста!

***


Гарри листал Некрономикон, когда в дверь на всей скорости влетел Драко Малфой. Юноша удивлённо уставился на него.

- Я решил! - тот был невероятно возбуждён, тяжело дышал.
- Что? – Поттер в последнее время отличался особой мрачностью и пассивностью в разговоре.
- Я решил, что буду с тобой, ты мне дороже всех, – на одном дыхании произнес Драко, вид у него был немного безумный, но кто в своём уме в этом мире, в этой стране чудес?

Гарри кивнул.

- И ты готов принести Обет?

Драко, не колеблясь, протянул руку.

- Значит, ты действительно готов мне помочь…

Поттер снова уткнулся в книгу.

- Но...
- Я не хочу тебя привязывать как какую-нибудь собаку, - спокойно произнес Поттер в ответ на невысказанный вопрос.

***


- Мистер Поттер, останьтесь, – проговорила Амбридж, как только прозвенел звонок. Гарри убрал книги в портфель и сел обратно на своё место. Когда все вышли, женщина доброжелательно улыбнулась, хотя это была настолько неискренняя улыбка, что Поттер едва сдержал желание скривится. Амбридж подошла к нему.
- Министр хотел бы встретиться с Вами сегодня. Мы воспользуемся моим камином и переместимся в Министерство.

Гарри кивал, изображая на лице оживление и почти детскую радость.

-То есть я буду говорить с самим Министром? – Поттер попытался представить себя поражённым не ожидавшим такой чести, он решил, что пока будет рукоплескать министру, а потом ударит со спины. Амбридж, похоже, осталась очень довольна. Пока они шли к её личной комнате, находящейся недалеко от кабинета, Гарри решил воспользоваться ее хорошим настроением
- Знаете, я так волнуюсь. Конечно, я не боюсь, ведь Министр справедливый и явно не похож на дементоров…. – Поттер решил узнать о страхах Амбридж. – Дементоры такие отвратительные, как у кого-то только хватает мужества с ними рядом находиться. Вы встречали дементоров?
Амбридж чуть нахмурилась, но, похоже, причиной этого были именно воспоминания об этих жутких тварях.
- Я не люблю нелюдей, всех этих полуразумных тварей, - с брезгливостью произнесла она. Гарри поощряющее улыбнулся. Похоже, он нашёл зацепку.
- Я тоже, помню русалок в озере в прошлом году, ужасные создания! И такие тупые…

Амбридж ухмыльнулась.

- По-моему, их всех надо истребить, или пустить на зелья, или что в них ещё там есть полезного…

Гарри вспомнился фрагмент из истории Второй Мировой… Конечно, это было не правдой. По крайней мере, он очень надеялся, что из людей нельзя сделать мыло. *

Ему даже стала настолько неприятно общество этой розовой жабы. Мальчик почувствовал, как будто он окунулся с головой в помои. Но зато он нашёл ахилессову пяту этой отвратительной женщины. Ведь люди, даже не задумываясь, рассказывают о своих страхах.

***


Они вышли в сразу главный зал Министерства Магии через один из каминов и прошли через пост охраны, где палочку Гарри зарегистрировали. Дойдя по коридору до лифта, они стали спускаться вниз. Лифт, видимо, был специально для элиты; он ни разу не остановился, в отличие от тех, на которых до этого ездил в Министерстве Гарри.

Что-то звякнуло, и дверь открылась. Они вышли в сверкающий чистотой и показушной роскошью коридор. Здесь была всего одна дверь, которую охраняли два аврора. Гарри стало смешно: Фадж был ещё тем трусом и задавакой. По кивку Амбридж оба охранника отошли в стороны, пропуская их внутрь. В приёмной сидела девушка с длинными, хлопающими, как крылья у бабочки, ресницами и милой улыбкой. Она ничего не сказала, хотя Гарри не был уверен, что такая вообще умеет: взгляд у ней был совершенно пустой. Они вошли в кабинет министра. За столом сидел полноватый мужчина в котелке.

Тот улыбнулся. Гарри видел такие «натренированные» улыбки: так улыбались политики и ведущие новостей.

- Мистер Поттер, я так рад! Так рад, что Вы одумались и решили присоединится к Министерству! - начал вещать Фадж, а Гарри с каждой секундой хотел убить его всё больше. Но не сейчас, не здесь, не так…
- Я и не был против Министерства.
- Как же Дамблодор, разве вы не его «золотой мальчик»?

Гарри постарался придать своему лицу возмущенное выражение, это ему легко удалось.

- Никогда не любил это прозвище! Дамблодор лишь директор школы, в которой я, увы, учусь.

Гарри показалось, что Фадж еле сдержался, что бы не потереть руки.

- Ох, это же чудесно, просто чудесно! Гарри, мы с Дамблодором не очень ладим, он пытается занять моё место!

«А вот и оно, бинго!» – мелькнуло в сознании Гарри.

- Не может быть! – напугано-возмущёно ахнул Гарри.
- Рад, что тебе тоже не нравиться это мысль. Мы могли бы как то договориться, Гарри, ты помогаешь мне, а я помогаю тебе…

Гарри чуть не фыркнул: сейчас Министр был похож на незнакомого мужчину, предлагающему ребенку конфетку. Ещё в детстве тётя Петунья вбила в голову племянника, что ходить с такими добрыми дядями ни в коем случае нельзя. Гарри отвлёкся и пропустил часть беседы, но это было не так важно. Суть заключалась ещё в первом предложении, он поспешил кивнуть.

- Вот и хорошо, Гарри. Ты же не откажешься дать интервью пророку?

Юноша прекрасно понял, что это проверка, и быстро согласился. Теперь он уже знал, в каком направлении копать, что бы узнать страхи этих двоих и стать для них продавцом кошмаров.

***


Гарри как всегда сидел в отчуждении и смотрел как с ложки в тарелку стекает овсянка. В зал влетели совы, многие из них летели со свежими газетами. Букля сбросила «Пророк» прямо в тарелку, и он отодвинул испорченный завтрак и корреспонденцию. Он и так знал, что там, и он чувствовал себя некомфортно. В общем-то, ему было всё равно. Было даже не интересно, как переврали его слова журналисты: он и так говорил сплошную ложь во время интервью. Его не интересовало, как отнесутся к этому интервью окружающие, всё равно хуже уже не могло быть.

Гарри взял стакан с тыквенным соском и отпил немного. Вокруг раздались возгласы, шепотки – похоже, чтение и обсуждение статьи шло полным ходом.

***


Гарри читал Некрономикон, сидя на уроке Бинса, когда в кабинет зашла МакГоннагл и подошла к Бинсу, тот, выслушав её, прокашлялся, что ему как призрку было совсем не обязательно, но, видимо, он так пытался привлечь внимание.

- Мистер Поттер, профессор МакГоннагл просит отпустить Вас, так что вы можете идти. Гарри спрятал своё оружие в портфель и подошёл к МакГоннагл, которая как раз поравнялась с ним.
- Пойдёмте, мистер Поттер, Вас ждёт директор.

Юноша не удивился, предполагая, что произойдёт что-то подобное, после того как директор прочитает интервью.

Он направился за МакГоннагл. Та явно была им недовольна, поджимала губы и шла отрывисто, быстро, даже не удостоверившись, следует ли за ней он. Они подошли к горгулье, охраняющей кабинет директора, видимо, их уже ждали, так как горгулья отпрыгнула в сторону без всякого пароля. МакГоннагл подниматься с ним не стала, и он ступил на винтовую лестницу.

Кабинет ни чуть не изменился с последнего его здесь пребывания. Феникс миролюбиво спал в клетке, странные приборы тикали и звякали, можно сказать, милая картина, которую дополняли посапывающие портреты директоров. Дамблдор сидел за столом, чуть сгорбившись.

- Профессор? - нарушил молчание Гарри.
- Мальчик мой, я понимаю, ты не выдержал давления Министерства, но ведь можно было всё обсудить со мной, я бы мог найти выход из ситуации, а теперь ты отбросил Орден Феникса одним своим словом на несколько шагов назад в борьбе с Волдемортом!

Гарри на миг почувствовал себя виноватым, но он же не обязан отдавать сам себя на заклание!

- Я не обязан повторять, что Волдеморт вернулся.

Дамблодор нахмурился, но, что бы не потерять мальчика, решил раскрыть пару карт.

- Я хотел рассказать тебе одну тайну, её кроме меня никто не знает, но я хотел это сделать позже, но, вижу, тебе сейчас это необходимо, что бы вернуть твоё доверие. Волдеморт в ту ночь, когда пришёл и убил твоих родителей, не умер лишь потому, что расщепил свою душу. Я не знаю, на сколько частей, но явно не один раз. Ты уже встречался с одним из артефактов, содержащим осколок его души.

Гарри замер, поражённый догадкой.

- Дневник…
- Да, мой мальчик, тогда ты уничтожил крестраж - так называются подобные артефакты. Это очень тёмная магия, и она не приводит ни к чему хорошему…
- А как вы полагаете, куда он мог деть остальные?
- Том всегда был очень тщеславен… Скорее всего, это какие-нибудь важные вещи. Том был помешен на своём родстве с одним из Основателей. Я пока лишь собираю информацию…

Гарри кивнул, в уме уже всплывали указки на ритуал поиска заблудшей души, ведь, если его переделать, можно в миг найти все крестражи… Делится своими мыслями Поттер не стал: некромантия была таким же тёмным искусством, как и создание крестражей. Поттер чувствовал себя сильно виноватым и, опустив голову, пробормотал извинения. Удивительно, как он при том, как изменился, до сих пор воспринимал директора добрым стариком, но в нём Поттер не видел ни чего плохого. Более того, директор не забывал о нём. Гарри обдумывал, как ему выкрутится из созданного им самим тупика.

Заметив, что мальчик задумался, Дамблдор отпустил его, удовлетворенный получившимся эффектом. Поттер покинул кабинет, даже не заметив взгляда директора, надменного и торжествующего.




*Автор намекает миф о концлагерях, в котором говорится, что якобы из убитых там евреев делают мыло и пуговицы. Хотя и не правдивый, но чётко отражающий весь ужас второй мировой и концлагерей, миф. Тем самым, автор намекает на типаж Амбридж – фашистки.
*П. б. Мыло не делали, но после сжигания останков их перерабатывали в очень хорошие удобрения, которые использовал по всей Германии. И это не миф.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 10.08.2015, 19:42 | Сообщение # 304
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 175 »
Глава 10


Гарри перевернул очередную страницу в поисках нужного ему ритуала. Было забавно осознавать, что сейчас некрономикон выглядит, как учебник по зельеварению за пятый курс, это казалось удачной шуткой. Парень вновь перелистнул страницу, однако сосредоточится никак не получалось, мысли бродили в голове словно беспризорные кошки, заставляляя начинать думать о своем факультете - грифиндорцы продолжали гнобить его. Слизеринцы же сбавили обороты, видно Драко решил помочь ему с этим гадючником, к сожалению это лишь усилило ненависть к Гарри на его родном факультете. Юноша пробежал по тексту внимательным взглядом и перелистнул страницу. Теперь он предпочитал и вовсе не появляться в комнатах своего факультета. Поттер нашёл вполне сносный заброшенный класс, мантии и карты вполне хватало чтобы добираться до него незамеченным. Парень вновь перелистнул страницу, и наконец нашёл что хотел. Ритуал назывался «anima indagando», с его помощью можно было найти потерявшуюся душу. Юный некромант с головой погрузился в изучение ритуала. Под рукой появился зачарованный лист и Гарри начал выписывать на него, то, что было необходимо для ритуала. Прочитав один из требуемых ингредиентов, он чуть не рассмеялся, нужна была кровь того, чью душу он собирался искать, вот теперь Волондеморту аукнется, то, что в них течёт одна кровь. На лице юноши появилась ироническая ухмылка, и он откинулся на спинку стула. До слуха донеслись чьи-то шаги и некрономикон истаял в его руках. Из-за стеллажа, как он и ожидал появился Драко и чуть улыбнувшись Гарри, присел за его столик.

- Ты хотел меня видеть? – с этим вопросом, слизеринский принц продемонстрировал грифиндорцу записку.
- Да, я запутался в одной ситуации и хотел спросить твоего совета…
- Спрашивай, – кивнул Драко, меж тем пытаясь сообразить чем он мог оказаться полезен.
- Если я не буду помогать Фаджу, то он с помощью министерства и своих связей сотрет меня в порошок, но помогая министру я подведу Дамбладора, – вопрос Поттера имел двойную подоплеку, он хотел не только узнать мнение слизеринца, но и проверить на чей он стороне.
- Всё довольно просто, – отозвался Малфой пожав плечами. – Мой отец на стороне сам-знаешь-кого, но при этом правая рука министра.
- Двойная игра?
- Да, – вздохнул Драко, – хотя она и требует изворотливости, в итоге можно угодить и тем и другим, но это крайняя мера. Пока лучше поговорить с директором. Если он тот кем ты его считаешь, он должен всё понять и не требовать от тебя быть агнцем на политической арене, а если же…

Поттер отрывисто кивнул и отвернулся к полкам, ему в голову и самому ни раз приходили подобные мысли. Что-ж, Драко ответил вполне лояльно по отношению к нему, и Гарри пододвинул к Малфою-младшему лист.

- Мне надо будет вот это, – проговорил Поттер переводя взгляд на Драко. – Сможешь достать?

Слизеринец взял лист и два раза перечитал его.

- Что ты собрался делать? Это явно тёмный ритуал… - обеспокоенно спросил слизериниц, но меж тем спрятал лист во внутреннем кармане.
- Если достанешь всё из этого списка я расскажу…
- Это не навредит тебе? – внимательно смотря на Гарри, чтобы уловить малейший признак лжи, спросил парень.
- Нет… - ни единой эмоции, будто Драко разговаривал с мертвецом.
- Ладно, достану, – смирившись с недоверием произнёс блондин, он был слегка расстроен.
- Отлично… - сухо проговорил Поттер, теперь он предпочитал быть незаметной серой мышью без эмоций.

Драко встал, но его догнало тихое:

- Спасибо, Драко…

Малфой кивнул и поспешно вышел, оставляя Поттера одного.

***


Амбридж попросила Гарри задержаться, и теперь он сидел на месте, несмотря на то, что все остальные собирали свои сумки и поспешно уходили из ненавистного им кабинета. По своей сути Амбридж переплюнула даже Снейпа, её не любили даже слизеринцы. Класс быстро опустел и Гарри остался наедине с профессором ЗОТИ. Та заперла двери и позвала его за собой в свой личный кабинет, там уже дымился чай, наверняка приготовленный эльфами.

- Гарри, министр просил передать тебе благодарность за то интервью, – её приторный голос напоминал засахаренную вишню, которую подают на дешёвых кремовых пироженках.

Парень не вздрогнул, и не изменился в лице, а мило улыбнулся и кивнул. Удивительно какие актёрские способности в нём проснулись побуждённые желанием мести.

- Оно прояснило многим законопослушным гражданам ситуацию и успокоило волнения.

Гарри не сомневался в том, что все эти законопослушные граждане – стадо баранов, вроде мамочки Симуса Финнегана. Амбридж же тем временем расписывала, как он правильно поступил наконец «связавшись» с дорогим министром. Поттер понимал что это прелюдия к очередной просьбе.

- … и поэтому министр хотел отблагодарить вас лично за совместным обедом…

Гарольд улыбнулся ещё шире.

- Конечно, я с удовольствием пообедаю с министром, он замечательный человек, – как от него и ожидали ответил Гарри, отчётливо понимая, что это очередной повод для министра ещё выше подняться в глазах окружающих, засветившись с национальным героем. Наверняка там будет множество журналистов.

На лице Амбридж появилось какое-то хищное выражение. Сейчас она напомнила Гарри пару плотоядных растений из третей теплице. Правда ставленница министра быстро справилась с собой и надела маску доброй милой, и всепонимающей учительницы.

- Ох, мой дорогой, это так замечательно.

Амбридж тут же захлопотала вокруг него. На секунду парень потерял над собой контроль, и на его лице проявилась крайняя степень отвращения, но помощница министра даже не заметила этого. А вот Гарри вдруг заинтересовало кое-что, он вспомнил дементоров, и закон… кто этим занимался, ведь вряд ли сам министр тратил на это время… да и марать руки…. Спрашивать об этом Амбридж не стоило, она могла быть причастна, а вот министр вполне мог дать ему ответ так как по сути не имел к этому отношения, а значит ни чем не рисковал, и при том ещё мог что-то получить в обмен.

- Тогда до субботы, Гарри, я передам тебе портал к ресторану где тебя будет ждать министр.
- Хорошо профессор, только… я собирался в субботу писать эссе по вашему предмету…
- О, Гарри ты конечно же можешь не делать этого, ты освобождаешься от этого задания.

***


Гарольд сидел на подоконнике того самого заброшенного класса, в котором он поселился, и листал некрономик, изучая ритуалы, изредка делая какие-то пометки. Дверь скрипнула и юноша резко повернулся на звук, встречаясь глазами с Драко Малфоем.

- Я всё принёс. Теперь ты расскажешь для чего тебе это? – Драко прошёл внутрь и скинув портфель на одну из парт, достал из него бумажный пакет.
- Я хочу провести ритуал… - Гарольд убрал некрономикон в свою сумку, зная, что сейчас он снова исчезнет.
- Это я и так понял, какой? – Малфой подошёл ближе и держа в руке тот самый бумажный пакет, забрался на подоконник.
- Аnima indagando. Этот ритуал должен помочь мне победить Волондеморта, – Гарри внимательно смотрел на Драко не отводя от него взгляда.
- Ты с ума сошёл? Зачем тебе сражаться с Волондемортом? - Малфой дёрнулся, и в его глазах промелькнул страх, но не за себя, а за человека сидящего рядом.
- Он убил моих родителей, и к тому же он не оставит меня в покое, а лучшая защита - это нападение, разве не так Драко? – Гарри улыбался чуть безумно.
- Да, но в словесных баталиях, а не в сражении с тёмным лордом, – в голосе блондина слышалось негодование.
- Если я буду сидеть сложа руки он точно меня убьёт… - пожав плечами отозвался грифиндорец. Драко был вынужден признать его правоту.
- Ладно…
- Ты поможешь мне? – глаза Поттера мерцали, сейчас вокруг него была какая-то странная, пугающая аура, и Драко поверил, что тот сможет. В конце концов это был Поттер, у него всегда получалось невозможное, да и был ли у Драко выбор?
- Конечно.

***


Гарольд отряхнул свою мантию, после того как поднялся с мостовой. Ему катастрофически не везло с любыми перемещениями в пространстве, будь это камин или аппартация, или даже портал… он всегда падал и после приходилось отряхиваться. Приведя себя в порядок, юноша нашёл взглядом вход в ресторан, куда его пригласил министр магии, и поспешил войти. Внутри всё было декорирована в стиле барокко, официанты почти скользили по залу. К удивлению Гарри, все они были мужчинами среднего возраста. Вышколенная прислуга для высшего света. Юноша фыркнул и подошёл к ресепшену.

- Добрый день, меня должен ожидать министр магии…

Мужчина за маленькой стойкой кивнул, и подозвав одного из стоящих неподалёку официантов, что-то ему шепнул. Тот, поклонившись Гарольду направился вглубь зала. Они обошли множество столов, но видимо в главном зале Фаджа не было, так как мужчина повёл его по отходящему в сторону от зала коридору. Они подошли к одной из дверей и официант, постучав, открыл её: это оказалась вип-комната, или как её называли, комната для частных встреч. За столом уже сидел Фадж, однако увидев Поттера, он тут же встал.

- О, Гарри! Как я рад тебя видеть, – подойдя к юноше мужчина обнял его, а Гарольд еле удержался от того, чтобы не лишить министра жизни. Юноша натянул на лицо наивное выражение и чуть глуповатую улыбку.
- Я тоже рад, я хотел ещё раз встретиться с вами, – Фадж как-то странно улыбнулся и провёл Гарри к столу.
- Садись Гарри, я хотел поговорить с тобой о том интервью и поблагодарить…
- Не стоит господин министр, я был рад разъяснить ситуацию… - Гарри, мило улыбаясь, взял меню.*
- А как у тебя дела в школе? – поинтересовался старший маг, так же беря меню. Гарри понимал, что мужчину интересует реакция директора, но ведь в эту игру можно играть и вдвоём.
- Не очень, все меня избегают из-за статьи о законе № 315… - грустно пожаловался мальчик.
- Гарри, я к сожалению не могу ничего изменить. Я и сам не знал, я не подписывал того приказа, как только увидел ту статью, тут же дал приказ заморозить твоё дело… - поспешил откреститься он…
- Я и не думал на вас, вы бы никогда не подписали бы подобный закон. Но ведь реабилитировать закон может только верхушка министерства? – чуть наивно проговорил Поттер.
- Да, конечно, мне кажется я знаю, кто это мог быть. Всё будет хорошо… - Фадж явно пытался найти выход.
- Мне кажется нет, мне так тяжело… - пожаловался Поттер, почти мастерски пуская слезу. - Опускаются руки и ничего не хочется, и разговаривать с кем-то, на людях появляться…

Министр чуть улыбнулся, поняв лёгкий намёк, на то, как выпутаться ему из этой ситуации. Он заглотил наживку с радостью, как будто глупая рыба.

***


В обеденный зал, ухая, влетели десятки сов, Гарри чуть отвлёкся от овсянки, и поднял взгляд к потолку. Его сова отделилась от множества её собратьев и спланировала к нему. Она сжимала в лапах Ежедневный Пророк, который кинула рядом с тарелкой юноши, и сев с другой стороны, ткнулась клювом в овсянку. Развернув газету Гарри ожидаемо увидел свою фотографию с министром, он и не сомневался в том, что Фадж воспользуется ситуацией на всю катушку. В статье всевозможными способами восхваляли Фаджа, возвышая его в глазах общественности. Поттер отложил газету и вернулся к завтраку, он догадывался, что эта статья вызовет недовольство Дамблодора и собирался этим воспользоваться, чтобы серьезно поговорить с директором.

***


Профессор зельеварение отпил чаю, и замер, у его напитка был какой-то странный горький привкус, уже довольно знакомый, он не предавал ему значения, когда пил кофе, считая, что эльфы Хогвартса просто не умеют правильно готовить этот напиток, но чай эльфы вряд ли могли испортить. Снейп принюхался к чашке, и заметил тревожный взгляд Дамблодора, который впрочем сразу же отвернулся. Положив салфетку на стол, Северус как-бы невзначай перепутал свою чашку с чашкой сидящего рядом Флитвика. Отпив, зельевар никак не показал в миг сковавшего его напряжение, чай Флитвика не горчил, как его. Извинившись, Снейп поставил чашку и вышел из-за стола. Оказавшись в коридоре он быстрым шагом направился в свой кабинет.

Оказавшись у себя, профессор запечатал дверь несколькими заклятьями, и только после этого прошёл в свою лабораторию. Чуть дрожащими руками он нашёл зелье выявляющие другие, и открыв склянку, надрезал палец крышечкой, капнул внутрь... До этого бесцветное зелье окрасилось в кроваво-красный. Зельевар нахмурился, этот оттенок зелье принимало если в него попадало любое зелье направленное на вызов негативных эмоций. Связать все в цепочку не составило труда. Каждый раз перед очередным инцидентом с Потором он что-то пил на территории Хогвартса, он ненавидел Поттера, но не до такой степени. Вопрос в другом: зачем это нужно директору, в том, что это дело рук старого маразматика, зельевар не сомневался. Сама мысль о том, что его, зельевара, травили зельем вызывала нервную судорогу и жуткую ярость. Снейп рухнул в кресло прикрывая глаза ладонью. Что он делает не так? Почему его вечно используют, шпыняют? В какие игры играют им, словно пешкой?

Маг просидел в кресле долгое время, пока в голове не пронеслась мысль.

А действительно ради чего? Почему бы просто не спросить? Директору он уже не был нужен, так что он ничего не терял…

Развернувшись, декан Слизерина вышел из своих комнат и направился наверх, к кабинету директора. Его немного потряхивало от едва сдерживаемой злости, а ученики завидев его убегали загодя, лишь бы не встречаться с ужасом подземелий в таком состоянии. Пробормотав очередной бессмысленный пароль Снейп практически взлетел по лестнице.

***


Гарри был прав, уже на обеде к нему подошёл младшекурсник и протянул записку от директора, в которой тот просил прийти в его кабинет после уроков. Гарольд снял очки и потер переносицу, игра началась…Она требовала от него всей выдержки и изворотливости на которую была способна его слизеринская сторона.

***


Когда дверь открылась, директор ожидал Поттера, но в кабинет влетел Снейп. Лицо зельевара было бледным, а глаза полыхали яростью. У Дамблодора появилось ощущение что маг сейчас набросится на него словно зверь, но Снейп застыл прям перед его столом.

- Альбус, не хочешь мне ничего сказать?

Декан слизерина почти навис над директором, опираясь руками на стол, ему казалось что терять ему нечего.

- Что случилось Северус? – Дамблдор ещё точно не знал, что вызвало такую ярость в мужчине, причин было много, о некоторых он даже уже позабыл.
- Не стройте из себя святую невинность директор, - Снейп не выдержал этого показушного притворства и сорвался. - С меня хватит! Мне надоело быть вашей пешкой, подыгрывать вам в ваших закулисных интригах. Когда я пришел к вам я хотел спасти любимую женщину, но ВЫ её не спасли! Вам было плевать на Лили, вам нужно было чтобы все шло по плану, и её смерть была в ваших интересах! – Северус перестал говорить и теперь уже кричал, стеклянные предметы в кабинете директора дрожали едва не разбиваясь. – Думаете я слеп? О, да, я предпочитал ничего не видеть пока это не коснулось меня, мне было плевать на ваших марионеток, но сейчас вы вновь втянули меня в игру, тайно и гадко, как присуще только вам! Вы что, считаете меня идиотом, думали я не замечу зелья, которым вы меня травите?

Северус приостановился чтобы набрать воздуху в легкие, и Дамблодор воспользовался этой паузой. Сейчас он не выглядел, как добренький дедушка или Мерлин. Сейчас он напоминал алчного до власти паука и чем-то был схож в своих чертах с Волондемортом. Вокруг него была аура темной силы, она бы напугала зельевара не будь он в такой степени ярости.

- Не будешь пешкой, предпочитал не замечать? – с усмешкой спросил старик. - Неужели ты столь наивен Северус, и решил что мне есть до тебя какое-то дело? Ты считаешь, что можешь что-то? Но ты ничего не можешь Северус, одно мое слово и ты труп, одно мое слово и ты в Азкабане. Ты лишь моя пешка, решившая, что может покусится на короля, но ты ошибаешься, и только что, ты подписал себе приговор, я бы мог оставить тебя в покое, как только ты отыграл бы свою роль, но теперь мне выгоднее тебя устранить.

Директор скрестил пальцы рук и положил на них голову. Это подействовало на зельевара как ушат холодной воды, все силы покинули мужчину, он не сомневался, что директор не шутит. Снейп рухнул в кресло позади себя и перевел взгляд на Дамблодора.

- Раз уж так, то ответе мне на один вопрос. Я ведь все равно отыгранная фигура. Зачем вы все это устроили? С Поттером я имею в виду…

Зельевар чувствовал себя разбитым, но этот вопрос мучал, не давая успокоится его измученному сознанию, он ни как не мог этого понять.

- Все просто, Северус, мне нужна была его преданность, мне нужно было чтобы из-за отчаянья мальчик пришел ко мне, чтобы его связал, как цепью, долг перед мной, но увы, что-то пошло не так, и теперь это не имеет смысла.

Северус устало кивнул.

***


Юноша стоял за дверью директорского кабинета и зажимал рот рукой чтобы не закричать. По его щекам текли слезы, а сердце застряло где-то в горле. Зачем с ним так? Что он такого сделал… Он только что лишился последнего человека которому хоть в чёт-то доверял, и остался совсем один. Гарольд тихо сошел по ступеням вниз. Он совсем не понимал куда идет и очнулся только на астрономической башне. Обдуваемый холодным зимним воздухом, ресницы слипались от слез, а он пытался разглядеть хоть что-то, там, впереди. А потом просто осел на холодный каменный пол башни и разрыдался. Он уверял себя, что это его последние слезы и больше их никогда ни кто не увидит. На его руке полыхала метка некроманта, чувствуя боль хозяина, и юношу затопил холод безразличия. Это предательство лишь облегчит ему жизнь, не надо работать на два фронта, нужно работать лишь на себя. Какое ему дело до других, если этим другим, до него нет дела? А тем кому есть, он отомстит.

***


Драко сидел напротив Поттера и наблюдал за тем, как тот читал учебник по трансфигурации и выписывал что-то на листок.

- Гарри? – позвал Драко. Гриффиндорец в последнее время напоминал восковую статую или изваяние, он почти не ел и не говорил, лишь читал и читал… - Гарри!

Поттер не обратил на него внимание и Драко выхватил у него учебник, руку тут же прострелило холодом заставив юношу выронить учебник, который превратился в черную тетрадь. Драко с ужасом уставился на почерневшую конечность…

- Никогда не трогай мои вещи…- проговорил гриффиндорец будто и не заметил произошедшего с Малфоем, и поднял тетрадь.

Какое-то время Драко приходил в себя, рука начала светлеть, и её немного покалывало. Слизеринец перевел взгляд на Поттера, который переписывал что-то на тот же листок, но теперь из этой тетрадки.

- Что это за чертовщина, Поттер? – Драко убрал руку подальше, но теперь требовательно смотрел на гриффиндарца, тот потерев переносицу оторвал взгляд от тетради и посмотрел на него.
- Ты действительно хочешь это знать Драко?
- Да, хочу, гиппогриф тебя задери, эта штука только что высосала из меня магию, а ты держишь её в руке будто это обычная тетрадь! – Драко смотрел на Поттера, жаждая ответа, это, как ему казалось, было доказательством: возможна между ними дружба или нет.
- Это некрономикон… - Гарольд любовно погладил обложку пальцами.
Драко хотел что-то сказать, но закрыл рот, какое-то время в заброшенном классе стояла тишина, прежде чем её нарушил слизеринский принц.
- Ты некромант, – это был не вопрос, а утверждение, но Поттер все равно кивнул. – Как это получилось?
- Случайное стечение обстоятельств…
- Ты знаешь, что за занятия некромантией дают пожизненный срок в Азкабане?
- Мне уже нечего терять…

Драко хотел спросить: а как же он, но промолчал, действительно, что он мог значить для Гарольда?

***


Поттер смотрел в одну точку, не ощущая вкуса еды которую бездумно поглощал. Он оторвался от созерцания кувшина с тыквенным соком, когда перед ним села сова. Серая ничем не примечательная сипуха, вытянув лапу, она нагло посмотрела ему в глаза и бросила письмо в тарелку. Схватив кусок бекона сова улетела. Поттер выудил из яичницы письмо и стряхнув с него остатки пищи, развернул.

Дорогой мистер Поттер.

Пишу вам я, Корнелиус Фадж. Я хотел поблагодарить вас за приятную беседу в нашу последнюю встречу, и спросить не хотели бы вы быть гостем на благотворительном приеме, что устраивает министерство в это воскресенье. Мы бы могли встретится там и продолжить нашу беседу, возможно вас что-то тревожит, вы можете доверится мне и я решу вашу проблему, конечно если вы придете и расскажете о ней.

С уважением, министр магии Корнелиус Фадж.


Гарольд нахмуренно прочитал письмо, намек был кристально ясен, услуга за услугу. Поттер чувствовал себя мерзко, но написал согласие на обратной стороне и решил отправить с Хедвиг. Встав, он направился прочь из зала, руки чуть тряслись. Вдруг его руку взяла чья-та другая, Гарольд вздрогнул и резко обернулся, уставившись на улыбку Драко Малфоя.

- Малфой… - слизеринец ещё увереннее сжал его руку и утянул в пустой класс.
- Гарри, что случилось? У тебя был такой вид, будто тебя заставили проглотить флоббер червя.
- Почти… - Поттер достал письмо и протянул его Драко, тот прочитав и письмо, и ответ, кивнул.
- Будь осторожен с министром, он любит молоденьких мальчиков… - заметил Малфой, возвращая письмо.
- Что?
- Фадж - педофил, - Драко немного смутился, - я узнал это после приема на котором он не сводил с меня глаз, и отца это слишком взволновало. Он предупредил меня о пристрастиях министра.
- Это точно? – чуть взволновано спросил Поттер, кажется он нашел ахиллесову пяту министра.
- Да, мой отец не стал бы мне врать о таком… - серьёзно ответил слизеринец.
- Вот и крючок, – с усмешкой проговорил грифиндорец, оставалось лишь найти пару доказательств.
- О чем ты? – непонимающе спросил Малфой.
- О мести…

***


Снейп облокотился о холодную стену министерской-камеры в отделении аврората, пока он ждал «чего-то». Зельевар не знал, что сделает с ним Дамблодор: отправит в Азкабан? Тогда по какому обвинению, да и нужно ли оно ему, ведь Блэка, тот отправил в тюрьму без суда и следствия. Северус втянул воздух сквозь зубы. Отыгранная пешка…Что ожидает его? Может Дамблодор убьёт его чужими руками…

Бывший декан слизерина усмехнулся, наверное его исчезновение не скоро заметят, умел директор отводить взгляды от того, что если бы заметили, принесло много проблем. Интересно, а Поттер будет рад его заключению или смерти?

Пессимистические мысли зельевара прервал скрежет двери, маг повернулся и чуть не поперхнулся, поняв кто пришел к нему.

- Люциус?
- Да, Северус, вставай. Нам стоит уйти, до того как какой-нибудь неподкупный аврор обнаружит твой побег. – Малфой старший даже протянул ему руку, и Снейп схватившись за неё поднялся.
- Как?
- Подкупил охранника разумеется, пойдем…

Они быстро вышли из камеры и Люциус протянул ему какую-то склянку…

- Это? – подозрительно уставившись на жидкость спросил Снейп.
- Оборотное, пей, нам лучше пройти незамеченными, в атриуме ты воспользуешься порталом. – Люциус сунул ему в руку галлеон. – это портал в моё летнее поместье во Франции.

Они вышли из отделение аврората и правда никем не окрикнутые, и поднялись на лифте в атриум. Маги остановились у фонтана и Люциус сжал руку Снейпа.

- Береги себя мой друг, не высовывайся пока, я буду держать тебя в курсе событий…

Снейп кивнул и отступив сжал портал.




*Когда писал это предложение вышла описка: "Гарри, мило улыбаясь, взял меня."
Вместо: "Гарри, мило улыбаясь, взял меню."
Ах мечты, мечты ..т___т..



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 10.08.2015, 19:49 | Сообщение # 305
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 175 »
Глава 11


В кабанью голову, скрывая своё лицо капюшоном мантии, вошла женщина. Оглядевшись она видимо заметила того кто ей был нужен и направилась в дальний тёмный угол зала. присев за столик к скрытому тяжёлой чёрной мантией волшебнику, она дождалась пока тот наложит несколько заклятий, что бы защитить их от возможного подслушивания. Только после того как она удостоверилась что можно говорить без опаски, женщина поддалась вперед.

- Что это за странная записка, что вы мне прислали? – Голос её немного дрожал, видимо она чего то боялась.
- Всего лишь предложение встретиться мисс Скитер. – Ответил скрытый мантией волшебник, репортёрша не смогла разглядеть его лица, видимо он озаботился этим ещё до её прихода.
- Оно выглядело скорее как угроза. – заметила Рита.
- Тяжёлые времена, требуют действенных мер. - Пожав плечами, заметил её собеседник, от него исходил холод, словно от дементора и репортёрша поёжилась.
- Откуда вам известно, что я анимаг? – Спросила женщина, её собеседник усмехнулся, и проигнорировал её вопрос.
- У меня есть для вас предложение Рита, вы найдёте кое какой материал для меня, а я сохраню вашу маленькую профессиональную тайну. – Предложил аноним.
- Я вам что сыщик? – Немного недовольно спросила женщина, она чувствовала словно балансирует над пропастью, и вот-вот свалиться в зыбкую пучину.
- Вы репортёр, а это почти одно и тоже, впрочем, если вас не устраивает моё предложение, то я найду кого ни будь другого, а вы сможете отдохнуть на курорте у моря, с бесплатным проживанием и трёх разовым питанием, лет так… пятнадцать по моему дают незарегистрированным анимагам?
- Ладно, ладно, я поняла, что вы хотите знать. – Забеспокоилась Скитер, она заерзала на своём месте, перспектива посещения Азкабана совсем не прельщала женщину.
- У меня есть сведенья, что Фадж любитель развлечься с маленькими мальчиками, мне нужно чтобы вы нашли этому доказательства. – Сообщил ей задание маг, и усмехнувшись добавил. – Ничего сложного.
- Педа…
- Да-да, именно, представляете какой материал? Вы попадете на первую полосу, но позже, сначала мне нужны улики, а потом вы уже это опубликуете, дорогая Рита.
- Министр сотрёт меня в порошок. – Прошептала обескровленными губами журналистка.
- Вовсе нет, ему будет не до вас. – Проговорил с лёгкой насмешкой её собеседник, и Скитер замерла, смотря в чёрный провал, где должно было быть лицо её собеседника.
- Кто вы, Мерлин вас побери? – Тихо спросила она.
- Я расплата, я судия, Рита, но вам нечего опасаться, вы почти не тронули меня, вы мне безразличны, так вы согласны на моё маленькое деловое предложение?
- Да… - Голос женщины дрожал, во что она ввязалась?

***


Бледный юноша вышел за камина в холл министерства, тут же его почти ослепили вспышки колдокамер, и он чуть не оступился но его поддержал за руку появившийся мужчина.

- Ах, Гарольд, я так рад что вы приняли моё приглашение и пришли. – Почти пропел тот. Юноша улыбнулся, выпрямившись, глаза уже привыкли к резким вспышкам света, и он мог видеть происходящее.
- Как я мог отказать вам, министр? – Любезно заметил Поттер, и проследовал за мужчиной, который тут же поспешил представить его всем, кто хоть что-то значил на политическом плацу. Юноша скривился на секунду, что за пустой, мелочный, раздражающий человек. Было противно осознавать, что этот жалкий волшебник имел над ним такую власть, в мыслях некроманта проскользнуло, как бы приятно было вырвать сердце у этого противного чиновника и сдавить его в руке, как красная жидкость бы брызнула на пол, и напугала стоящих во круг. Нет слишком простая смерть, он не достоин умереть так легко, Гарольд уже подготовил для него ад, а пока пусть жужжит, как навозный жук, радуясь своей мелочной славе. На автомате Поттер улыбался и кивал, здоровался с кем то за руки, поддакивал, собственно делал именно то, что надо было от него министру. Позже когда бурление событий чуть под утихло Гарри показательно грустно вздохнул, устало опустив голову. Фадж тут же отреагировал на это, и они отошли чуть в сторону, к одной из колон, где могли тихо побеседовать. Корнелиус сунул ему в руку бокал шампанского, коего на встрече было превеликое множество.
- Вы выглядите усталым Гарри. – Заметил Фадж наиграно-обеспокоено, Гарольду было мерзко, ему казалось, его всего искупали в болотной жиже, но пока было рано заканчивать игру.
- В школе меня травят министр, а мысль что человек поступивший так со мной остаётся безнаказанным угнетает меня. – Проговорил Поттер пытаясь говорить как сломанная кукла.
- Ох, Гарольд, тогда я порадую вас, если сообщу, что выяснил, кто совершил столь мерзкий поступок и уже принял меры по пресечению её дальнейшей карьеры и назначил ей взыскание?

Поттер и не сомневался в том, что министр предусмотрел его просьбу, так что можно было попросить кое-что ещё.

- Это замечательно, это ведь Долорес Амбридж, мне показалось, она меня недолюбливает. – Спросил юноша, вертя в руке фужер, министр с улыбкой кивнул, кто бы сомневался, этот человек наверняка родную мать бы за голоса избирателей продал бы. – Мне кажется её это не сильно заденет… Хотя впрочем я не злопамятный, но многие люди оскорбляют меня, а я ведь всего лишь жертва, жаль что нельзя рассказать о самовольстве этого человека, это наверно подорвёт вашу репутацию, хотя то что вы раскрыли подобное преступление и не побоялись раскрыть это общественности, может повысить доверие к власти. Люди будут знать что вам можно верить…
- О, Гарри это ничуть не трудно, тем более я помогу вам мой дорогой друг. – Поттеру показалось что Корнелиус сейчас бы завилял хвостом будь у него оный.
- Это было бы чудесно… - Проговорил некромант и отпил из фужера шампанского, похоже всё шло по плану, Гарри был уверен что Амбридж не так уж дорога министру.

***


Драко уже привычной дорогой дошел до убежища Поттера, и прошептав пароль, зашел в класс. Это помещение изменилось за последние несколько дней, парты Гарольд сдвинул в один угол, оставив лишь учительский стол, как место для работы. На этом столе были расставлены склянки, свечи, разбросаны мелки, перья и листы пергамента. Малфой обошел по краю пентаграмму, начерченную в центре комнаты, и подошел к подоконнику. Там уткнувшись в чёрную тетрадь, сидел напоминая труп Поттер.

- Гарри… - Позвал Малфой некроманта, тот нахмурившись, захлопнул некрономикон и поглядел на Драко, его глаза полыхали мистическим пламенем, и Драко почувствовал, как внутри всё сжимается от ужаса.
- Ты получил мою записку? – Прямо спросил грифиндорец, и слизеринец кивнул ему.
- Ты просил меня прийти, и вот я здесь, что случилось?
- Мне нужно что бы ты сворил одно зелье, у тебя ведь с ними хорошо. – проговорил Поттер, голос его был сиплым, как будто скрип могильных крестов, видимо он не до конца пришел в себя после чтения некрономикона.
- Для какого ритуала ты собираешься его использовать? – Нахмурившись спросил Драко, изучая тонкие запястья Гарри, казалось они состояли из кости и кожи. Тот что совсем не ест, он конечно и правда редко появлялся в большом зале, но ведь он мог попросить домовиков…
- Это не для ритуала…
- Что ты себе повредил?
- Это не для меня, это нужно для моей мести. – Сообщил Гарри и соскользнул с подоконника обошел Драко, и вытянул из-под кипы пергаментов один, как он сразу вытащил нужный, Малфой не знал. Получив рецепт, Драко ознакомился с ним.
- Кого ты собираешься напоить этой гадостью, ты понимаешь последствия…
- Амбридж, это она подписала приказ об этом законе, так пусть побудет в моей шкуре.
- Я рад что я больше не твой враг Поттер. – Признал Малфой, и убрал пергамент во внутренний карман. – Слушай, я проголодался, сходишь со мной на кухню?
- Хорошо, только сверюсь, что никто не попадётся нам по пути.
- Всё так плохо?
- Как будто ты не знаешь, золотая рыбка.

***


Амбридж самодовольно сидела за преподавательским столом, когда в зал как обычно влетели совы с утреней почтой. Ставленница министра получила свой ежедневный пророк и развернула газету, тут же с её лица сползла довольная улыбка. Она вчиталась в текст статьи - о её увольнении из министерства, со штрафом за превышение полномочий. В ярости женщина шлёпнула газетой по столу, с поверхности вниз полетела её чашка.

За что, ведь она всё делала ради министра, как он мог предать её? Мерзкий червяк, да он без неё! Ничего не может! Она его опора, а этот жалкий трус решил сделать её крайней, ну она покажет ему, как Корнелиус смел? Как?

Встав из-за стола, женщина выбежала из зала, ей срочно надо было связаться с министром, он должен самолично ей все сказать, это должна быть какая то ошибка! Да точно ошибка.

Долорес почти бежала к своим комнатам, наконец очутившись у себя в кабинете она подбежала к камину и бросила туда горсть летучего пороха.

- Кабинет министра. – Проговорила она просовывая голову в зеленое пламя.

Через миг женщина уже увидела кабинет Фаджа из камина и позвала его.

- Корнелиус, что всё это значит? – Голос её был взвинченный, будто у поросёнка выбранного на забой.
- Долорес, о вы уже знаете. – Министр встал из-за стола и подошел к камину, он был готов к разговору, по крайней мере, ему так казалось.
- Корнелиус, я ведь действовала по вашему указанию, почему вы так поступаете со мной? – учительница Зоти была явна на грани, и готова была сорваться на крик.
- Долорес, это политика, вы рисковали, когда действовали таким образом мне на благо, я очень благодарен вам, но сейчас вы не сможете принести мне пользы больше чем мистер Поттер. Так что… - министр улыбнулся. – Прощайте Долорес.
- Вы… вы пожалеете министр… вы даже не представляете как я могу вам отомстить, мне многое о вас известно, вы пожалеете, я утяну вас за собой Корнелиус. – Прокричала Долорес и оборвала связь. Она встала с колен, её бил озноб. Её карьера, её жизнь, всё кончено! Рухнуло в один миг, но она отомстит! Фадж поплатиться за то что пустил её в расход…
- Отомщу… - прошипела женщина.
- Да, министр тоже будет страдать, но не по тому что кинул вас. – Проговорил холодный голос за спиной. Амбридж обернулась и увидела тёмный силуэт, на бледном лице горели зеленые глаза.
- Мистер Поттер… - проговорила бывшая помощница министра. – что…

Юноша махнул палочкой, и дверь захлопнулась, повернулся замок.

- Видите ли Долорес, вы методично изничтожая меня привили к тому что я поменял своё мировоззрение. Я понял что ни кто и никогда не будет помогать мне если я сам себе не помогу, все напротив с большим удовольствием втопчут меня в грязь, а значит я должен стать сильнее что бы вы не могли вертеть мной как хотите, а для этого для начала я должен отомстить. И каждому воздаться по заслугам… это из библии, магловская религия.

Долорес хотела закричать, сделать хоть что-то, но не могла двинутся от ужаса, что то удерживало её, будто тысячи крючков вели ей под кожу.

- Вы выбрали самое ужасное что смогли придумать, я тоже… - Юноша вытащил из кармана склянку и подойдя к Долорес заставил её открыть рот и влил зелье. – Это специальный состав используется в драконьих заповедниках. В неволе драконы не размножаются, но если дать самке это зелье, то у неё увеличиться выделение ферамонов и самец исполнит свой долг. Минус лишь в том что феромоны выделяемые из-за этого зелья привлекают абсолютно любых самцов, но для моей мести вам это самое то.

Глаза Амбридж расширились от ужаса.

- Надеюсь вам понравится быть подстилкой Долорес. – Проговорил юноша, он обошел Долорес и бросил горсть летучего пороха в камин. – Кабинет Долорес Амбридж, министерство магии.

За спиной Амбридж вспыхнуло зеленой пламя.

- Нет… Прошу… - Зашептала Амбридж. – Что вы…
- Я ничего, на меня феромоны не действуют, я мёртв, хоть и жив, забавно? – Гарольд толкнул женщину в камин и сам прошел следом, они оказались в кабинете бывшего секретаря министра. Амбридж лежала на полу, Поттер переступил через неё и достал какую то папку из под мантии. Он бросил её в угол, будто её случайно выронили, а затем вернулся к Амбридж.
- Вот теперь министру не поздоровится, впрочем думаю вас это не особо утешит, ведь вы к этому времени будете мертвы. – наклонившись Гарри засунул в нагрудный карман мантии Долорес лепесток лилии. – портус.

Перед Амбридж всё закружилось, а затем она упала на подстилку из листьев, вокруг возвышались деревья великаны, сквозь их листву почти не проникал свет. Амбридж поднялась с земли, и начала искать палочку, но той не было. За спиной женщины раздалось шебуршание, она резко повернулась, и увидело о что выскочило из кустов.

-Ааааа…

***


Долорес Амбридж хватились тем же вечером, женщины нигде не было, тогда о том что бывший преподаватель Зоти исчез сообщили в министерство, тем более что женщина должна была выплатить штраф за превышение своих полномочий. Аврорат объявил поиски через сутки, когда бывший секретарь министра так нигде не появился, вскрыв кабинет женщины, авроры обнаружили погром. При обыске найдены были следы сопротивления, а в углу папка. После изучения содержимого, министр тут же был взят под стражу. По всему выходило, что секретарь министра, Долоре Амбридж, решила отомстить раскрыв всем грязные делишки министра, а тот узнав это устранил женщину. Свидетельств было достаточно, несколько волшебников слышали, как ругался Фадж с Амбридж по каминной сети, а уж обнаруженное в папке не добавляло симпатии к опальному министру. Педофилия в любом мире считается отвратительным и тяжким преступлением. Обнародование обвинения министра, в педофилии, убийстве своего секретаря с который недавно был обвинен в превышении полномочий, вызвало всплеск недовольств, и что бы успокоить общественность уже бывший министр был без суда отправлен в Азкабан, да и никто не сомневался в его вине. Ежедневный пророк пестрел заголовками о раскрытых махинациях министра, Рита Скитер оказалась самой подготовленной и быстро попала вновь на первую полосу. Общественность жужжала и все как то позабыли о Гарри Поттере, более того Рита в паре строк предположила, что всё это происки министра который подобным образом просто шантажировал бедного ребенка, все тут же начали развивать эту тему. Будто недавно и не поливали грязью «гомосексуального» героя. В школе Гарри перестали шпынять, все одаривали его сочувствующими взглядами, Поттеру даже было смешно как легко манипулировать людьми, пара строк и ты герой, пара строк и ты изгой… это бы посмеялся, если бы это не было его драмой. Он пару раз ловил внимательные взгляды Драко, в которых сквозило: уважение, восхищение и жалость. Последние его особо раздражало, он не был слаб, так с чего Малфой его жалел. Директор пока молчал, а Гарри думал, что делать дальше.

***


Фадж жался к холодной каменой стене своей камеры, он не мог поверить в то, что произошло. Как так получилось, что всё рухнуло в один миг? Откуда Долорес могла узнать о том что он… ну иногда развлекался с мальчиками, и главное куда делась эта сука? Где она спряталась, наверняка это всё её проделки. Запутавшись в тюремную мантию, Корнелиус съехал по стене. Что ему делать, его репутация, она мертва, уже ничего что бы он не сделал не закроет того что стало известно. Его жизнь разрушена, и кем, розовой жабой. Корнелиус заскулил от жалости к себе. Даже если он выберется отсюда, а он выберется, ведь он не убивал эту суку, то жить в Англии он уже не сможет. Он изгой, и ни что никогда этого не изменит. До слуха мужчины донеслись шаги, по коридору кто-то шел, Корнелиус поднялся по стене, к его камере подошло двое авраров.

- Выходи ублюдок. – Заметил один, второй стоял с непроницаемым лицом рядом.
- Куда вы собираетесь меня вести? – Немного напугано спросил Фадж.
- Куда надо, - сказал первый аврор и войдя в камеру схватил Фаджа за руку и вытащил из камеры. – одиночка для таких как ты слишком шикарное местечко.

Второй аврор лишь фыркнул, Корнелиус услышал звон… монеты? Кто-то подкупил стражников… Корнелиус попытался вырваться, но второй аврор сбил его с ног и взяв за отворот мантии потащил по коридору. Его дотащили до камеры и забросили внутрь. Фадж чуть приподнялся и заметил перед собой заключённого, характерного бандита, тот был вдвое его больше. Один из авроров бросил амбалу пачку сигарет.

- Джош, вот этот мужик пользует маленьких мальчиков, и нас попросили так сказать об услуге, не откажешь?

Заключённый фыркнул.

- Да кто-ж откажет бывшего министра трахнуть, да и мразь он мразью.

Авроры рассмеявшись, закрыли камеру и ушла, Фадж бросился к решётке.

- Подождите, я заплачу вам вдвое больше…
- Деньги лишь бонус, мудак. – Ответил второй аврор и двое магов ушли, решая Фаджа последней надежды.

***


Поттер сосредоточено чертил символы вокруг стандартной пентаграммы, то и дело некромант сверялся с тёмной тетрадью, сейчас на той пылал символ Перевелов. Воздух гудел от разливающейся вокруг магии, Гарри никогда не думал, что он настолько силён. Дочертив второй круг юноша приступил к первому, гудение стало громче, под Поттером завибрировал пол. Юноша замер, чтобы не ошибиться в следующем символе, гудение чуть утихло, и он продолжил рисовать последний круг. Закончив пентаграмму, Гарольд осторожно вышел из неё и подошел к столу за свечами сделанными из крови того чью душу он искал и специальных трав, а так же чёрного воска, взяв их он вернулся к пентаграмме и расставил те в нужном порядке, а затем поджёг. Вернувшись ко столу Гарольд вытащил из клетки белого кролика и вернулся к пентаграмме, войдя в центр, он зачитал ритуальное песнопение, и на последних словах воткнул удлинённые ногти в трепещущее тело кролика, на пентаграмму закапала кровь, а затем потекла струйкой. Символы пентаграммы начали загораться мистическим фиолетовым оттенком. Гарольд чувствовал как утекает жизнь животного как струится вместе с горячей кровью по его рукам, и как вливается в пентаграмму, но связь с происходящим все меньше ощущалась им, и вот он почувствовал будто летит. Он двигался по коридорам Хогвартса, взлетел на четвертый этаж и приостановился перед картиной какого-то коротышки и гоблинов в розовых пачках. Он влетел через стену и оказался в захламлённой комнате, он летел между рядами хлама, пока не застыл перед каким то шкафом, сверху на бюст какой-то ведьмы была надета диадема, та вспыхнула голубым светом. После этого его потянуло куда то в другое место, он летел пока не оказался на знакомой косой улице, его затянуло в банк, и там по извилистым ходам он подлетел к сейфу за номер 723. Влетев в сейф он увидел как засветилась чаша, и его рвануло дальше, его несло по улицам Лондона, пока не затянула в уже знакомый дом, это был дом Сириуса, в нем было на удивление пусто, его сущность протянуло в гостиную и там в серванте он увидел медальон, тот мигнул голубым и Гарри потянуло дальше, за пределы Лондона, дальше, дальше. Он узнал кладбище, куда его притянуло но его потянуло дальше вниз, он прилетел в какую то лачугу и там увидел лежащее на полу кольцо, то вспыхнуло голубым, и его дух снова потянуло. Он летел над землёй, пока не оказался в нужном месте. Это было шикарное поместье, его утянуло внутрь, повиляв по коридорам, он увидел лорда Волон де Морта, сидящего за столом на его плечах лежала змея, фигуры тёмного мага и змеи засветились, Гарольд мельком заметил Люциуса Малфоя, он сидел за этим же столом и ужинал. Дух снова потянуло, и он оказался в Хогвартсе, его втянуло обратно в его тело.

Гарольд поморгал что бы убрать рябь перед глазами, похоже всё будет сложнее чем он думал, отпустив уже остывшее тело кролика, некромант вышел из круга и накинув мантию невидимку направился в ванную, надо было смыть кровь и привести мысли в порядок.

***


Лёжа в ванной Поттер принял решение изничтожить эти странные предметы что ему показал ритуал, а потом браться за лорда, пустив пару мыльных пузырей юноша вытащил будто из воздуха тёмную тетрадь, и раскрыл её на угад, зная что сейчас некрономикон даст ему всё подходящее под то что Гарольд видел, ведь они с некрономиконом были связаны мысленно. Просмотрев список, юноша начал разбирать его, читая определение, он либо откладывал на потом, либо отсеивал версию за версией, и так осталось после долгого изучения всего одна, и Гарольда она рассмешила. Он смеялся откинув голову назад. Наконец у него закончилось дыхание, и он немного успокоился.

Стоило воспользоваться столь прелестным подарком лорда на всю катушку. Поднявшись ,Гарольд вылез из ванной, вода стекало с его спины повторяя контуры шрамов оставшихся от плети, отряхнув волосы, Гарольд натянул на себя одежду и мантию, даже не удосужившись вытереться, Поттер ушел из ванной. Он поднялся на четвёртый этаж и остановился напротив портрета, поглядев на то как гоблины избивают коротышку волшебника он подошел к картине.

- Прошу извинить, здесь должна быть комната, как её открыть?

Гоблины смерили его злобными взглядами и продолжили избивать волшебника, но вот толстячок чуть оживился.

- Надо пройти мимо стены три раза думая о том месте которое вам нужно. – Поведал секрет волшебник и пока гоблины отвлеклись, попытался уползти, но те накинулись на него с новыми силами.
- Благодарю. – Проговорил Гарольд и отвернулся от портрета, сделав то что ему сказал волшебник он и правда увидел дверь. Войдя внутрь, он поразился кучи хлама валяющегося внутри.
- Похоже здесь домовые эльфы не бывают. – Усмехнулся некромант, идя по памяти. Наконец он нашел нужный шкаф и просто снял диадему с бюста, он почувствовал биение души внутри и усмехнулся, вдруг в его сознании мелькнула идея, как отомстить Дамблодору, и некромант плотоядно улыбнулся. Вдохновение это чудесно.

Забрав диадему юноша покинул комнату по вызову и вернулся в своё убежище, убрав находку в ящик стола он принялся с помощью магии прибирать тот беспорядок что оставил после себя. убравшись Гарольд сел на подоконник, и вытянул из воздуха некрономикон и открыл посередине.

- Как заключить душу в предмет… - прочитал он в слух, будто это была детская книжка с забавными сказками.

***


Бледный мужчина открыл газету, французский он знал плохо, так что приходилось ждать газет из Англии, и почта приходила с задержкой. Снейп глянул на заголовок, и в немом удивлении глотнул немного кофе. Похоже убрался из Англии он очень вовремя. Прочитав всю статью, он замер на словах про Гарри Поттера и горько усмехнулся. Ведь они были правдивы, и даже приуменьшены. Зельевар вздохнул и закрыл газету, он постоянно чувствовал вину, но если раньше это была вина перед лили за то что он не смог её защитить, то теперь он чувствовал вину перед её сыном за то что сотворил. Пусть одурманенный зельем, но это не сильно его оправдывает, он издевался над не заслуживающим этого мальчиком и раньше. Не было ни чего общего у Гарри и Джемса Поттера. Юноша скорее напоминал Северуса, а Снейп выступил в лице мародёров, хотя даже они не творили с ним такого. Бывший декан слизерина уставился на свернутую газету, что он оставил Гарри, и осталось ли что ни будь от самого юноши, каково ему сейчас?

Перед глазами всплыло воспоминание: колдовских зеленых глаз мальчишки насаживающихся на его член из-за дурмана афрозадиака. Северус почувствовал сильнейшие возбуждение и тоску. Это воспоминание преследовало его, во всем ужасе, что он делал, часть его получал удовольствие именно ласкает тело Гарри… столь похожий на него человек, столь соблазнительные и желанный…

Чашка в руке Северуса треснула и разлетелась на осколки.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 10.08.2015, 19:55 | Сообщение # 306
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 175 »
Глава 12


Из-за смещения министра поднялась нешуточная суматоха, журналисты писали «на злобу дня» - о каждом проколе министерства, о махинациях министра, о взятничестве, вынюхивали самые мелкие моменты. Работники Министерства магии бегали из угла в угол, не понимая, что делать, вся организация внезапно рухнула, хотели было обратиться к лорду Малфою, так как он был не последним человеком в министерстве, но тут как тут вышла статья Риты Скитер, о его дружбе с министром и возможном участии во многих махинациях. Аврорат, вышедший из под контроля и подчиняющийся теперь Кингсли, после выхода статьи, радостно забрали Люциуса Малфоя в Азкабан. Хаус, раздутый из простого смещения министра перерос в какую-то анархию, Аврорат без суда и следствия отправлял магов в Азкабан, служащие министерства кто бежал за границу, кто пытался пока суматоха добиться более высокого положения. Общественность напоминала море из лавы, тут и там вспыхивали бунты, оканчивающиеся насилием и вандализмом. И во всём этом аду юный некромант оставался совершено спокоен, отсылал иногда пару галеонов Рите за особо удачные статьи и готовился к ещё одному этапу своей мести.

***


Пожиратели жались по углам, наблюдая, как бушует их хозяин, тот посылал в стены заклятья, оставляющие в мраморе глубокие выбоины, иногда его взор падал на трясущихся от страха слуг и тогда заклятья он начинал метать в них. Внезапное смещение Фарджа спутало все планы Тёмного Лорда, да к тому же заточение большинства «не опорочивших» себя пожирателей после первой войны, сильно сказалось на силах ордена. Наконец Волан-де-Морт замер, вдохнул с шипящим свистом и обратил взор своих ужасающих красных глаз на оставшихся слуг.

- Учссситывая хаусссс у нассс есссть возссссможшшшшноссссть вызволить вашшшшших нерадивыххххх товаришшшей.

Волан-де-Морт опустился в своё троноподобное кресло, и задумчиво уставился в стену, обдумывая план по вызволенною сторонников. Дементоры больше не охраняли Азкабан, за то авроров там было как грязи. Самый лучший вариант был отвлечь Аврорат на что-нибудь другое…

- Мы нападём на Хогссссмид, этот маглолюбицссс будет обязан на это отреагироватьссс… нападем во время, когда там будут дети, но пусссссть маглолюбцсссу это сссстанет извесссстно, часссса за два… этого хватит, что бы ссссозвать авроров изссс всссех уголков Англии. Усссстроим пару взссрывов, шшшшум, и побольшшшше дыма, это ихсс отвлечёт, Белатрисссса, Долохов это на вас. Осссстальные пойдут сссо мной за нашими друзссссьями в Азсскабан.

Волан-де-Морт оскалился уже представляя в каких дураках оставит Дамблдора.

Пожиратели, немного пришедшие в себя после приступа ярости хозяина, проверяли на наличие части своего тела, а Беллатриса бегала по комнате, безумно смеясь и представляя, что она устроит малипусичкам в Хогсмиде. Некоторые пожиратели поглядывали на неё украдкой, чокнутая, что с неё взять? Да только Лорд пытал её минут десять, а она вела себя, будто её по голове гладили.

***


Гарольд перебирал шахматные фигурки, Драко наблюдал за ним сидя на полу, выглядел он неважно, не выспавшийся, бледный.

- Переживаешь за отца, золотая рыбка? Ты ещё можешь отказаться, – заметил некромант, его тонкие бледные пальцы вертели в руках пешку, из шахматного набора.
- Нет, я с тобой… - тихо сказал юный Малфой, его голос был едва слышен, но в нём была некоторая доля уверенности, Гарри перевёл взгляд с фигурки на лицо слизеринца.
- Это хорошо, ты мне нужен, – голос Поттера был глубоким, завораживающим и пугающим.

Драко слабо улыбнулся на это замечание, наблюдая, как Поттер снова вернул своё внимание пешке в руках.

- Зачем тебе шахматы? – тихо спросил Малфой, как только началась суматоха и Люциуса забрали в Азкабан, Малфой младший перебрался в класс, где жил Гарри.
- Для одного моего врага… - взгляд Поттера приобрёл некоторую мечтательность.
- Моего отца?
- Нет.
- Снейпа?
- Нет.
- Тёмного Лорда?
- Уже ближе, но нет, для Дамблдора… - на лице гриффиндорца появилась жуткая ухмылка.
- Директора? Но когда он успел стать твоим врагом, помню, недавно ты переживал, что своими «интервью» для Фаджа ты мешаешь директору, – бывший слизеринский принц выглядел удивлённым и внутри Поттер даже позлорадствовал, насколько директор умеет пудрить мозги.
- Дамблдор всё это устроил, этот закон… он подстроил, что бы Амбридж его нашла, он подсказал кандидатуру Снейпа…
- Отец говорил мне, что директор намного опаснее, чем кажется, но зачем ему делать что-то подобное, ты же его золотой мальчик… - недоумённо заметил Драко.
- В том то и дело, что иногда я своевольничаю, ему нужно было меня сломать, чтобы я считал его своим защитником и был предан ему как собака, только вот он просчитался…
- Когда ты это узнал, – Драко встал с пола и подошёл к Гарольду, смотря на юношу поражено и в то же время, сочувствуя ему, тот остался один, совершено… нет, не один! Драко протянул руку и сжал руку Поттера, показывая, что он рядом, что он на его стороне. Рука у Гарри была гладкой и холодной, и Драко чуть погладил её пальцами. И пусть ради Гарри ему придётся предать отца, он готов на это.
- Подслушал один разговор, – некромант вздохнул и поставил пешку на шахматную доску.
- А пешка?
- Я заключу туда душу Дамблдора, пусть узнает, кого это быть лишь жалкой фигуркой.
- Это ведь очень тёмная магия… - тихо заметил слизеринец.
- Некромантия не светлое искусство, не переживай.
- Но это Дамблдор, как ты это сделаешь? Если он поймет, то ты вряд ли останешься жив.
- Он не поймет, ему всего лишь надо будет встать в пентаграмму, и всё…
- И как ты это устроишь?
- Посмотрим, а пока надо подготовить смесь для пентаграммы…

***


Субботнее утро началось, как и все прочие, несмотря на хаос в стране, школьники радостно обсуждали свой поход в Хогсмид, нестройной струйкой вытекали из замка в сторону деревни. Филч бубня под нос о старых временах, хмуро выпускал учеников во двор после тщательной проверки. Гарри смотрел на всё это безобразие из окна, выходящего во двор, рядом стоял Драко.

- Сегодня будет нападение на Хогсмид, – передал информацию со своего факультета Драко и Гарольд кивнул.
- Да, похоже, ты прав, видишь, как нервничает Филч? И ни одного слизеринца… - заметил Поттер и посмотрел в сторону деревеньки – наверное стоит посетить Хогсмид, иди туда обычным путём, встретимся там.

Гриффиндорец соскользнул с подоконника и направился прочь, Малфой смотрел ему в след, пока тот не скрылся за поворотом, Драко было страшно, но бросать Гарри одного он бы ни стал не за что в мире. Вздохнув, Малфой направился вниз, чтобы пойти со всеми в Хогсмид.

***


Драко стоял, прислонившись к стене в маленьком проулке, наблюдая за тем, как Гарри чертит чёрной жижей странные символы.

- Думаешь, он их не заметит? – тихо спросил Малфой.
- Дым, беготня… ему будет не до них, – Поттер выпрямился, закончив начертание. – А их силу он спутает с аурой пожирателя…
- Есть одно «но» в твоём плане: ты не умеешь накладывать Империус, да и какой пожиратель допустит, что бы ты применил к нему непростительное? – заметил, нервничая слизеринец.
- На это есть ты, ни один пожиратель не ожидает от тебя подобного, а Империо использовать ты умеешь, мадам Помфри ведь до сих пор тебя не выдала, – некромант усмехнулся. – Когда Дамблдор забежит сюда спасать меня, ты должен обрушить стену за ним, это важно золотая рыбка…
- Я понял, – светловолосый юноша выглядел напряжённым.
- Всё будет хорошо, не поверишь, но все мои безумные планы всегда срабатывают… - с усмешкой проговорил герой всея Британия, и уставился в небо.
- Если бы это было не так, то ты был бы мёртв Поттер.
- Да. – С улыбкой ответил юноша, он напоминал восковую фигуру и пугал этим неимоверно, неподалёку раздался взрыв. - Началось…

***


Беллатриса Лестрейндж хохоча, забежала в проулок и обрушила за собой стену, убегая от авроров, а затем затормозила.

- Дракусичка? – удивлённо спросила женщина глядя на племянника, тот был весь в каменной пыли, разорванной мантии и дрожал. Женщина удивлено подошла к сыну сестры, собираясь выяснить, что он тут делает, ведь всем слизеринцам было велено не покидать гостиную.
- Здравствуй тётя, - заметил слизеринец и взбросил палочку. – Империо…
взгляд пожирательницы затуманился.
- Прости тётя… - проговорил мальчик чуть печально, – ты должна заманить Альбуса Дамблдора в промежуток между кабаньей головой и книжным магазином. Там будет Гарри Поттер. Ты должна схватить его и прикрыться им, но ты ни за что не должна причинить ему вреда. Повтори! - приказал слизеринец, смотря на Беллатрису.
- Я должна заманить Дамблдора в промежуток между трактиром кабанья голова и книжным, схватить Поттера и использовать его как приманку, но не причинять вреда… - повторила Беллатриса, голос её был весел.
- Иди, - кивнул Драко и безумная Лестрейндж побежала дальше по проулку, а он зашел в дверь здания перед ним.

***


Гарольд стоял, смотря в небо, ожидая когда, наконец, начнутся действия… тут в узкий закуток вбежала Беллатриса, отстреливаясь от кого-то, она схватила Гарри, и они прошли вместе по пентаграмме, Гарольд, не обращая внимания на сдавливающий горло захват, сосредоточившись, насытил пентаграмму силой, и теперь чувствовал сильную усталость. Как и было задумано, за Беллатриса в закуток вошел Дамблдор, от него веяло силой, на мантии не было ни единого пятнышка, он воплощал в себе силу и совершенство света, Гарри едва сдержался, чтобы не скривится. Раздался оглушающий грохот и за Дамблдором обрушилась стена книжного магазинчика, прикрывая путь остальным.

- Директор… - воскликнул Гарри «напугано».
- Не беспокойся мой мальчик, – Дамблдор, кажется, даже был рад происходящему, он сделал ещё шаг, и Беллатриса отступила, заманивая его к пентаграмме всё ближе, – отпусти мальчика, Белла, ты же понимаешь, что это ни к чему не приведет.

Слова старого волшебника, вызвали смех у служанки Волан-де-Морта, и та снова отступила, Дамблдор сделал ещё несколько шагов и наконец, оказался в центре пентаграммы.

- Subtraxerit. – Воскликнул вдруг Поттер, Дамблдор удивлено воззрился на гриффиндорца, но его тут же обмотали чёрные цепи, и маг почувствовал ужасающую боль и холод. Сверху спланировал Малфой, и махнул Беллатрисе, что бы та отпустила Поттера, пожирательница беспрекословно подчинилась. Дамблдор попытался закричать что-то, но его тело рухнуло, и из его груди будто вырвали шарик голубого света. Поттер прошел по грязным камням, иногда под его ногами что-то хрустело, и взял комок света кончиками когтей.
- Всё оказалось даже проще, чем я думал, – с усмешкой заметил некромант и вытащил из кармана пешку. - Haec tibi nunc et semper et in carcerem.

Шарик света перетёк в фигурку, после чего Поттер обернулся к Малфою.

- Пусть Беллатриса взорвёт здесь всё, а затем аппарирует нас в Лондон, нам тут больше нечего делать, – проговорил Поттер и сунул пешку обратно в карман.

Слизеринец кивнул, и Лестрейндж вскинув палочку, использовала бамбарду максимум, а затем взяла обоих мальчиков за руки и исчезла вместе с ними.

***


Было странно очутиться в маленьком закутке между домами на тихой улочке Лондона, когда совсем недавно вокруг тебя творилось чёрте что, раздавались взрывы и небо было закрыто дымом. Малфой привалился к стене, дрожа всем телом, стресс испытанный им медленно оставлял его, чуть придя в себя, Драко перевел взгляд на Поттера, тот вертел пешку в руках.

- И что дальше? - тихо спросил Малфой.
- Попроси свою тётю магически разрешить тебе посещать сейф Лестрейнджей. – Поттер был каким-то уставшим.
- Хоро… - уже начал Драко, как вдруг Беллатриса сбросила с себя Империус и схватила Поттера.
- Ничего не выйдет, мальчишка! – Беллатриса рассмеялась. – Сейчас я доставлю тебя Тёмному Лорду!
- Боюсь, ты ошибаешься… - тихо проговорил юноша и всадил когти в руку Лестрейндж, женщина вскрикнула, и её тело начало усыхать, а затем рассыпалось пылью.

Малфой ошарашено смотрел на прах своей родственницы, а затем перевел взгляд на Гарри, который передернул плечами.

- Ты…
- Я некромант, а она могла и вправду сдать нас своему хозяину, ты бы хотел этого, не думаю, что ОН был бы рад узнать о твоей помощи мне, – спокойно заметил юноша.
- Да… - сглотнув, подтвердил Малфой и снова посмотрел на прах.
- Пойдем… - Поттер взял Драко за руку, тот дернулся, но ничего не случилось, Гарри сжал его руку, на этот раз она была тёплой, и Малфой пошёл за бывшим гриффиндорцем.

***


Драко всё казалось каким-то нереальным, они с Поттером шли по парку в магловской половине города, сбросив мантии и оставшись в штанах и свитерах с эмблемой факультетов. Гарри купил в маленькой кафешке им кофе и сейчас Драко согревался им, разглядывая окружающих. Это был какой-то другой мир, здесь не было магии, не было войны, люди прогуливались неспешным шагом, мамаши гуляли с детьми. А там и тут были влюблённые парочки, Гарри до сих пор не отпустил его руку, и Малфой иногда воображал что у них свидание, так он старался отрешится от воспоминаний о произошедшем в Хогсмиде, когда он увидел совсем другого Гарри Поттера. Жестокого, хладнокровного тёмного мага, убийцу и некроманта… он помнил того мальчика в поезде, которому предлагал дружбу, и то во что он превратился пугало, но Драко всё равно не мог его оставить… он любил… любил до безумия, всё это время.

- Куда мы идём? – отпив немного уже почти остывшего напитка из стакана спросил он, смотря на безмятежного Поттера.
- В дом престарелых, – Поттер выглядел довольным, пожалуй, даже счастливым, и вдруг Драко стало совершено наплевать, что собирается делать Гарри, главное, что бы он был вот таким как сейчас.

***


Они подошли к убогому ветхому дому, от него пахло лекарствами и безысходной старостью. Поттер окинул дом цепким взглядом, будто решая, подходит ли данное заведение для его целей, а затем потянул Драко к входной двери. Вбежав по стёртым ступенькам, Гарри уверено постучал, дверь открыла через пару минут усталая женщина лет сорока.

- Что нужно? – немного грубо спросила видимо сиделка, грубость её была не от злости, а от тоски.
- Здравствуйте, мы хотели сделать пожертвование в дом престарелых, нам сегодня в школе рассказывали, как плохо живётся старикам, – не моргнув и глазом солгал Поттер, Драко лишь стоял сзади моргая.
- О… - взгляд женщины потеплел, – ну заходите мальчики, вам, наверное, холодно на улице.
- Да, спасибо… у нас, правда, немного, всё, что дали родители на завтраки, - признался, покраснев Гарри. Малфой пересматривал своё мнение о распределяющей шляпе.
- Ничего мальчики, главное это то, что вы обратили внимание, – женщина пропустила их внутрь, коридор выглядел не лучшим образом, было ясно, что это заведение нуждалось в больших финансированиях. Пахло затхлым воздухом и пылью, Драко шел вслед за Гарри, они вошли в комнатку-гостиную, где видимо, проводили своё время все старики.
- У нас гости, – возвестила женщина, некоторые повернулись в их сторону, сердце Драко сжалось, настолько люди здесь были жалки, старики, потерявшие всё и доживающие последние деньки. Вспомнились слова отца о маглах, но сейчас Малфой младший не испытывал презрения, всего его охватила тоска и жалость. Гарри улыбнувшись, поставил на один из столов шахматный набор, который вытащил из мантии ранее, и нес в руке пока они шли по Лондону.
- Здравствуйте, может поиграть с кем-нибудь в шахматы? – спросил мягко Гарри, и отпустил руку Драко, тот немного смутившись, огляделся, и заметил в углу старичка, который пытался открыть лекарства, но его руки слишком сильно тряслись, бросив взгляд на Поттера, слизеринец направился к старичку.

***


Они сидели на скамейке в парке и Поттер пил второй по счёту кофе, свой Драко держал в руках, и смотрел на снег.

- Ведь когда-нибудь я тоже стану таким? – тихо спросил он в пустоту, Гарри поглядел на Драко и замер, по его планам Драко вряд ли бы остался жив… даже наоборот, он обязан был умереть.
- Не думай об этом, Малфой… - Гарольд поднялся, – пойдем, а то продрогнем, здесь неподалёку живёт мой крёстный, он нас приютит, я думаю.
- Сириус Блек? – тихо спросил Малфой и встав направился за гриффиндорцем.
- Да. – Малфой заметил грустную улыбку Поттера и сжал его руку.
- Я с тобой…
- Да, разуметься…

Они шли по парку, выдыхая облачка пара в морозный воздух, наконец, они вышли на маленькую площадь, окружённую малоэтажными домами, принадлежащими ещё старому Лондону.

- Площадь Гриммо 12, – проговорил Поттер и Драко заметил как между домами 11 и 13 стал появляться ещё один.

Наконец всё движение остановилось и Гарольд повел его к дому, они поднялись по ступеням и Поттер постучал в дверь, та открылась через пару минут, на пороге стоял Кикимер, теребя грязную наволочку.

- Хозяин пришёл…. Отродье грязнокровки… ох, видела бы…. Видела бы моя бедная хозяйка… - зашептал домовик, но тут же замолчал, почувствовав тёмную мощь и смертельный холод, исходящий от Гарри Поттера. – Хозяин стал правильным, Кикимер так рад, так рад…

Поттер нахмурился и, дернув Драко внутрь, захлопнул дверь.

- Почему ты называешь меня хозяином Кикимер? – заметил строго Гарри, проходя дальше, на стенах вспыхнули газовые светильники.
- Хозяин Сириус, бедный хозяин Сириус… - запричитал домовик, Поттер замер, смотря на домовика, нехорошее предчувствие закралось к нему в душу.
- Что с Сириусом? – тихо спросил он, Драко встал рядом, домовик, кажется, и не замечал его.
- Хозяин Сириус умер… - домовик стал утирать нос грязной наволочкой.
- Си… Сириус…. – Поттер замер, смотря куда-то, Драко сжал его руку ещё сильнее. – Как… как это произошло?
- Хозяин Сириус узнал что-то, Кикимер не знает что, но хозяин Сириус долго кричал на мерзкого маглолюбца Дамблдора. И затем бросился к двери, он хотел выйти, говорил, что он должен убить ублюдка и защитить господина Гарри Поттера… И что-то ещё, но этот маглолюбиц, предатель крови, преградил ему путь, и когда хозяин попытался всё же выйти послал в него проклятье… и хозяин упал, и больше не вставал, Кикимер хотел помочь, но Дамблдор сделал что-то и тело хозяина исчезло, а потом Кикимер понял, что у него новый хозяин. Только маглолюбиц не знал, что без разрешения нового хозяина не сможет использовать дом почтенного рода Блеков. Его выбросило, и дом больше не появился, Кикимер ждал нового хозяина и новый хозяин пришёл!

Поттер привалился к стене, его ноги подкосились, а на кончиках пальцев засияло тёмное свечение.

- Сириус… - простонал юноша, Драко подхватил его, и Гарольд прижался к нему.
- Сделай ромашковый чай, – приказал домовику Драко и тот, кивнув, исчез.
- Пойдем, Гарри, тебе надо присесть…
- Он убил Сириуса… а я думал крёстный меня бросил… этот чёртов сукин сын… его надо было пытать…
- Да, да, пойдем.

Драко привел Гарольда в гостиную и помог ему сесть на диван, вскоре появился домовик, и поставил перед ними поднос с чашками и чайничком. Драко налил чаю и всунул его в руки Гарольда.

- Пей.

***


Через пару часов Поттер пришел в себя, но холода стало в нем больше, и он теперь будто был неживым, Малфой сидел рядом, смотря на Гарри, и переживая за него.

- Неважно… это прошлое… - вдруг заметил Поттер, и прикрыл глаза. – А мне нужно ещё отомстить тем, кто остался…

Драко кивнул, чуть успокоившись, что Поттер вроде вышел из оцепенения, и не замкнулся в себе.

***


В комнате была мёртвая тишина, присутствующие здесь даже вздохнуть боялись, лорд Волан-де-Морт сидел на своём троне и задумчиво глядел в пустоту. Наконец он прервал это забвение.

- И так, мы оссссвободили нашшшших товаришшшей, но изссс Хогсссмида вернулсссся, только ты, Долохов. И встаёт вопроссс, где Белла, Антонин? – тихим, таящим в себе угрозу голосом спросил Волан-де-Морт.
- Я не знаю, милорд, мы разделились в Хогсмиде, и должны были вернуться каждый сам, – Долохов ещё подрагивал после круцио терапии.
- Сссветлые не ссстали ссссобщщщщать что поймали Беллатрикссса, что ссстрано, а это зсссначит, что она не у них, тогда кто? – тёмный лорд оглядел слуг, и остановил свой взор на Малфое, аристократ выглядел неважно, весь в синяках, осунувшийся и похудевший, а ведь был в заточении всего каких то две недели. – Как думаешшшь люциуссс?
- Я… я считаю что есть кто-то третий… - Малфой старался держать лицо, но зная о том что его заточение вызвало массу неприятностей у Волан-де-Морта, это было трудно.
- И кто жшшше, ессссли не ссссекрет?- с ухмылкой поддавшись вперед, спросил змеелицый маг.
- Гарри Поттер… - Малфой увидел, как по лицу его хозяина расползлась улыбка, а за тем тот рассмеялся.
- Тот мальчишшшшка…
- Мой лорд, если на миг допустить что всё что казалось случайностью не случайность… исчезновение Амбридж, заключение министра, статьи Скитер против меня… это всё похоже на месть, а Поттер имел основания для подобной мести, и при том, он всё-таки обладает некоторым влиянием. – Люциус выпрямился, чем больше уверенности будет в его голосе, тем меньше вероятность что он навлечет гнев хозяина.

Лорд задумался на некоторое время, потеряв интерес к пожирателям.

- Однако… - вдруг проговорил Волан-де-Морт. – Ты ничего не сссказал о Сссеверусссе, Малфой, а межшшш тем его не было в Азссскабане, и всстаёт логичный вопроссс, где он?
- Во Франции, он сбежал из под стражи, когда Дамблдор собирался отправить его в Азкабан… - Люциус не видел смысла врать, если лорду понадобиться он всё выведает с помощью легелименции или пыток.

Волан-де-Морт с интересом оглядел Люциуса.

- И почему жшшше ты думаешшшшь что это Поттер, а не Дамблдор изсссбавилссся от миниссстра с Амбриджшшш, и опорочил тебя ссс помошшшшью газсссет?
- Потому что именно Дамблдор, оказывается, спланировал всё это, – открыл известное ему Малфой. – Северус узнал это, и Дамблдор избавился от него, но не проконтролировал всё до конца.
- Интерессссно… - с ухмылкой проговорил Волан-де-Морт.

***


Общественность потрясла весть о смерти Дамблдор во время нападение на Хогсмид. Все газетные издания, даже Придира, опубликовали статьи на эту тему, и впервые со времени окончания первой войны все газетные издания были скуплены. Был объявлен траур. Тело директора Хогвартса извлекли из-под обломков, несколько авроров утверждали, что видели, как Дамблдор преследовал Беллатрису Лестрейндж, и видимо попал под обвал в пылу битвы. После того как тело директора доставили в Хогвартс, было проведена похоронная церемония, но на следующий же день вышла изобличающая статья Риты Скитер, в которой она раскрывала ужасные факты биографии Дамблдора. Магическое сообщество было потрясено, начались беспорядки, маги разделились на два лагеря, верящих в написанное и нет. Был какой-то кошмар, только-только утихнувшие бунты после смешения министра с должности вспыхнули с новой силой. Авроры сбились с ног, пытаясь, навести порядок. Во всей этой суматохе не сразу была замечена весть о исчезновении Гарри Поттера, и уж совсем незамеченным осталось известие о так же пропавшем Драко Малфое…

Только чета Малфоев оказалась задета этим известием, Нарцисса не могла уснуть, и бросалась пойти искать сына, но муж который попал в немилость у лорда, удерживал её в поместье. И всё же в одну из ночей, Нарцисса исчезла, прихватив с собой немного денег и свою палочку. Мать не смогла спокойно отнестись к неизвестности насчет судьбы сына. Люциус который не мог покинуть поместье метался там как зверь в клетке, его мир рухнул, сын, его Драко, его главное сокровище скорее всего погиб во время нападение на Хогсмид… Но это было бы даже благом, если на самом деле он исчез по вине Гарри Поттера. Люциус боялся даже представить, что слетевший с катушек Поттер мог сделать с Драко. А если ему попадётся Нарцисса? Он же и её убьёт… Почему этому мерзкому грязнокровке не хватило того что Люциус провел несколько недель в Азкабане, где над ним издевались авроры, того что потерял половину состояния, и место в обществе? Этой мрази понадобился ещё и его сын, и его жена… А главное Люциус даже ничего не мог сделать, он не мог сказать Циссе почему ей нельзя искать сына, да и вообще как такое можно сказать матери? Люциус сходил с ума от неизвестности.

***


Кикимер поставил на стол тарелки с яичницей и беконом, а затем разлил кофе по чашкам. Сидящий во главе стола юноша, скрытый газетой, не глядя взял кофе и отпил. Драко задумчиво глядел в тарелку.

- Что ты будешь делать дальше? – тихо спросил вдруг он.
- Мне нужно раздобыть кое-какие вещи, – парень отложил газету в сторону.
- Какие? - что бы избавиться от угнетающего чувства, и снедающих его размышлений Драко пытался найти тему для разговора.
- Похожих на это.. – юноша вытащил из кармана медальон и продемонстрировал его Малфою, Кикимер замер.
- Это хозяина Регулуса, – тихо заметил домовик, в его голосе прорезалось отчаянье.

Гарольд перевел взгляд на домовика.

- Значит это ты, спрятал его в тот шкаф и скрыл за несколькими проклятыми вещами? – спросил строго Поттер, смотря на сжавшееся жалкое создание.
- Кикимер плохой домовой эльф, хозяин Регулус говорил Кикимеру, что вещь надо уничтожить, но Кикимер не смог, Кикимер пытался, но не смог… - заскулил домовик, начав выворачивать себе уши.
- Прекрати, – спокойно заметил Поттер, а затем убрал медальон в карман, – я собираюсь уничтожить эту вещь, так что не переживай.
- Хозяин уничтожит медальон? – тихо спросил Кикимер, замерев.
- Да.
- Хозяин Поттер самый лучший! – у домовика в глазах вспыхнуло обожание, и Гарольд поражая Драко, погладил домовика по голове.
- Возможно, а пока ты свободен Кикимер, – домовик с хлопком исчез, а Поттер принялся за завтрак.
- Ты его похвалил… - заметил Малфой, помня, как в его семье относились к домовикам.
- Он упростил мне задачу, почему бы его не похвалить. – Поттер снова раскрыл газету.
- И куда нам теперь и что это за вещь?
- Это залог бессмертия Волан-де-Морта, сначала наведаемся в одну деревеньку там ещё один такой же артефакт, а вот после этого нужно будет ограбить сейф Лестрейнджей, – юноша говорил так, будто рассказывал, что запланировал сходить в магазин и прогуляться по парку.
- Ты хочешь ограбить Гринготс? Ты с ума сошел? – Малфой вскочил с места.
- Нет, не сошел, Гринготс уже был ограблен на моей памяти, так что ничего невозможного в этом нет. Тем более у меня есть ты.
- И что в этом такого?
- Беллатриса была твоей тётей, а значит вы довольно в близком родстве. Никого не удивит, если ты появишься в банке и спросишь о её сейфе. Тем более учитывая, что Лестрейнджи сейчас под следствием, думаю, управление их сейфами они доверили твоей семье.
- Да… звучит логично, но мне 15, я несовершеннолетний…
- Твоего отца арестовали, так что временно ты исполняющий обязанности главы рода, не смотря на твой возраст, ну если законы не устарели… - скучающе заметил некромант.
- Откуда ты это знаешь, мне казалось ты не очень интересуешься уставом чистокровных.
- Не интересуюсь, - кивнул Гарольд. - Я просто узнал то, что мне надо было по этому делу.
- Значит, я в принципе могу войти в сейф Лестрейнджей на законных основаниях, – несколько напряжено спросил Малфой, он не до конца всё обдумал, но прекрасно понимал, что если в сейфе Лестрейнджей лежит что-то важное для тёмного лорда, то за сейфом приглядывают не только гоблины.
- Да, правда у тебя будет не больше часа. Ты должен сообщить, что тебе нужно сделать вклад, как ты понимаешь это контролируется меньше чем изъятие чего-либо… а вот оказавшись внутри ты должен схватить чашу, читал историю Хогвартса? В сейфе Лестрейнджей лежит чаша, принадлежавшая когда-то леди Пуфендуй. Сложности начнутся, когда ты её возьмешь, думаю, об этом тут же будет извещены все, кто только можно… я буду ждать тебя в холле, справишься? – Поттер внимательно смотрел в лицо Драко, тот замер под гипнотическим взглядом гарриных глаз. Заворожённый ими он кивнул.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 10.08.2015, 19:59 | Сообщение # 307
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 175 »
Глава 13


Драко разбудило громыхание внизу, и он медленно вылез из под одеяла и слез на пол. Потянулся стоя на холодном полу, рукава ночной рубашки соскользнули к плечам. В грязное окно ещё не пробивались лучи света. Юный Малфой зажёг керосиновый светильник и тихо вышел из спальни, которую ему предоставил Гарольд. Юноша умудрился спуститься с лестницы, не скрипнув ни одной ступенькой, и обнаружил на кухне Поттера, разбирающего кучу всякого барахла. Над плитой трудился Кричер, вспоминая свои кулинарные подвиги давно минувших дней.
- Для чего это? – подсаживаясь к некроманту, с интересом спросил блондин, вытащив из горки предметов коробок спичек.
- Мы отправляемся в путешествие, смотрю, что с собой взять, - не отвлекаясь от сортирования предметов, заметил Гарольд. Он вытащил из под чего-то, напоминающего зонт, серебряный стилет, придирчиво его осмотрел и отложил, к видимо одобренным предметам.
- И куда мы? – Драко взял в руку свечку и повертел её в руках, но затем вернул её в груду хлама.
- Литл-Хэнглтон, – Поттер нахмурился, пытаясь открыть какую-то шкатулку, но потом откинулся на стуле и посмотрел на молчащего Малфоя. – Там находиться один из крестражей.
- Это опасно… да? – тихо спросил Малфой и получил сухой кивок. – Он может узнать, что ты забрал его крестраж…
- Нет, он не может их почувствовать, да и не думаю, что он их проверяет, но защита должна быть очень могущественной. – Пробормотал Гарольд, он как будто был чем-то отвлечен, и ему приходилось сосредотачиваться, чтобы вести беседу.
- Всё в порядке? – обеспокоился блондин, видя, что некромант чем-то озабочен.
- Да… Иди одевайся, нам скоро надо выходить, иначе опоздаем на поезд.
- Мы поедем на поезде?
- Так безопаснее, тем более мы всё равно не можем туда аппарировать, – ответил юный Поттер и
вернулся к разбору барахла на столе.

***


Они выскочили из поезда на площадку станции Литл-Хэнглтона. Место это было полу запущенное, по краю платформа уже начала осыпаться, краска на будке билетной кассы растрескалась и отваливалась кусками. Деревянные ступени, ведущие с платформы, в конец сгнили, и безопаснее было спрыгнуть рядом, чем попытаться спустится по ним. Поезд гудел где-то вдалеке, когда Драко окончил осмотр станции. Рядом с ним возвышался Гарольд, закутанный в чёрный плащ с капюшоном и скрывающий под ним своё лицо. Когда блондин обратил на него своё внимание, некромант как будто отмер и направился к краю платформы, Драко последовал за ним.
- Знаешь, я ожидал чего-то более…  - пробормотал он, но всё же был услышан.
- Чего? Литл-Хэнглтон - это медленно умирающий городок, даже скорее деревушка. Он доживает последние деньки. – Некромант остановился у края платформы, станция была на некотором возвышении и можно было увидеть в низине несколько домиков, окружающих холм с особняком.
– Семья, что когда-то владела этими землями, изжила сама себя, впрочем, - проговорил Гарольд и спрыгнул с платформы, наследник рода Малфой последовал его примеру.
– Я могу ошибаться, и это место переживёт даже сам Лондон, такие местечки непредсказуемы.
Добавил черноволосый юноша и направился по тропки вниз, блондин шел с ним вровень.
- И всё равно я не понимаю, почему Лорд выбрал это место… 
- Когда-то в том особняке на холме жил его отец. – Спокойно ответил Поттер, Драко сбился и
чуть не упал.
- То есть Лорд родился здесь?
- Нет, здесь родилась его мать и отец, сам Лорд родился в Лондоне, хотя, я немного об этом знаю. Гарольд приостановился и достал из кармана лист бумаги с нарисованной на нем чернилами схематичной картой. Драко замолчал, стараясь не мешать Гарольду, тот оглядевшись, снова уставился в карту.
- Надо пройти ещё немного вниз, а затем свернуть….
- Разве мы не в Литл-Хэнглтоне?
- Нет, недалеко от него есть мелкий лес, нам туда.

***


Драко скептически посмотрел на развалившуюся лачугу, да даже слово лачуга описывала нечто более величественное чем то, что предстало его взору.
- Слушай, Поттер, а ты точно местом не ошибся? Ведь этот крестраж, он же важен для Лорда, кто в здравом уме оставит такую вещь здесь? – спросил Малфой, Гарри стоящий с ним рядом спокойно подошел к лачуге и, сняв со сгнивших петель перекосившуюся дверь, освободил проход.
- Это место, где закончила свои дни последняя из линии Слизеринов. Думаю, это казалось для него достаточным. – Некромант скрылся в проёме двери, и мрак поглотил его.
Блондин было пошел за ним, но затем в нерешительности замер, ему было жутко.
-Если что зови… - наконец пришел к соглашению с самим собой наследник рода Малфой. – А то внутри тесно, не хочу тебе мешать… 
Добавил он, стараясь скрыть за словами свои страхи.

***



Под ногой скрипнула половица, и Гарольд приостановился. Воздух внутри был сырым и затхлым, казалось, как будто дышишь в толще стухшей воды. Некромант достал из сумки свечу и зажег её спичкой из коробка. Тусклый маленький огонёк свечи выхватил из мрака наполовину сгнивший пол, и несколько просевших балок, ещё каким-то чудом удерживающих потолок. Смотря под ноги Гарольд направился обследовать помещение, в поисках кольца. Он старался прислушиваться к своим ощущениям, но хотя хижина и была покинута давным-давно, магия всё
еще хранилась в её стенах, и найти кольцо или распознать ловушки, почувствовав магию не представлялось возможным. Так что Гарольду приходилось предельно осторожно, пробираясь в глубь дома, искать кольцо. Прошло не менее часа и снаружи уже совсем стемнело, когда Поттер наконец нашел искомое. В одном из горшочков на трухлявой полочке лежало кольцо. Вот так просто, без затей, без ловушек, без сигналок. Такого не могло быть, но стоять и гадать тоже не было смысла. Проверив горшок и кольцо на наличие следящего заклинания, и не обнаружив его некромант натянул на обе руки перчатки из прочной кожи, и снял с полочки глиняный горшок с кольцом.
Драко сидел на пенке и неотрывно смотрел в дупло старого дерева, при появлении Гарольда он вскочил, чуть шарахнувшись в сторону, и только потом сообразил что это всего лишь его сообщник.
- Можем возвращаться, – сообщил тот сухим голосом, под мышкой он держал закопченный глиняный горшок. – Кричер…

***



Драко покачивал ногой, следя за висящим на его пальцах тапкам. Тяжело вздохнув, он откинул голову назад и всмотрелся в трещины на потолке. Закрой он глаза он смог бы повторить их узор в точности на листке бумаги. Он знал потолок наизусть, в тяжёлой тоске и скуке он повернул голову на бок и посмотрел на склонившегося над книгой черноволосого юношу, и чуть не заплакал от отчаянья. Гарольд ни на миллиметр не поменял своей позы. Убийственно медленно тикали часы в коридоре. Малфой откинул голову назад и уставился в потолок.  Шелест страниц талмуда,  и легкое хмыканье вывело блондина из вязкого анабиоза и заставило снова посмотреть в сторону некроманта. Тот выпрямился и теперь вертел кольцо в затянутой в перчатку руке. 
- Нашел, что за заклятье на нем лежит? – с безумной надеждой спросил Драко и  получил сухой кивок. – И ты сможешь его развеять?
- Этого не требуется, оно одноразовое, - ответил юноша и тихо рассмеялся. – Самонадеянно, он просто, похоже, считал, что никто не будет там искать. Что никто никогда не узнает о том месте. Наивно. 
- Одноразовое? То есть его просто надо разрядить… - проговорил оживший в миг Драко.  - Подожди, а как ты его разрядишь, до него же надо дотронуться… 
- Не обязательно чтобы это был маг, или даже магл… впрочем, у меня есть кое-кто на примете…
Гарольд встал и направился прочь из библиотеки. 

***



Он сидел в кресле около окна, перед ним лежала газета с кричащим заголовком. Со страшным заголовком. С таким, который может присниться только в кошмарном сне. Он по натуре не был излишне чувствителен, на самом деле любой хоть немного знающий его человек назвал бы его чёрствым циником, и оказался бы прав. Впрочем, он никогда не считал это минусом, это не раз помогало ему, и защищало его. Но сейчас, здесь, его чувства как будто вышли из под контроля. В душе царил хаос, эмоции бурлили, путая желания и мысли. Всё это сводило его с ума. Он не знал когда в нем, среди всех этих чувств, установилось одно, которое не менялось… Его желание, его болезненная привязанность, его влюбленность в того, кто по всем законам и правилам имеет право его ненавидеть. Он взял газету в руки, и с некоторым страхом, и затаенной надеждой принялся читать печатные бездушные строки, казавшиеся ему сухими и лицемерными. Вся их суть сводилась к простой истине – Гарольд Джеймс Поттер пропал после нападения пожирателей  и никто не знал где он. Гарольд Джеймс Поттер, Гарри, изуродованный его жестокостью юноша. Юноша ни в чем не повинный по сути, ставший такой же разменной пешкой, как и он сам. Юноша, который вызвал в нем привязанность, юноша который на почве вины взрастил в нем любовь. Юноша, которому для всего того что он сотворил в ответ на боль, не пришлось даже чего то говорить. Он и так сам варился в котле своего отчаянья и самопрезрения. Он ненавидел себя. Он ненавидел свою глупость, свою слабость.  Он ненавидел то - что причинил Гарри боль. Но совершённое  не  обратишь  вспять.  Ему оставалось лишь прятаться здесь, и читать лицемерные газеты. Он перевернул страницу, и машинально продолжил читать сухие печатные строки. Строки, пугающие намного сильнее, вызывающие ужас и неверие. Вызывающие отчаяние…

***



Рита притянула к себе мешочек с золотыми монетами, её пальчики впивались в ткань мешочка настолько сильно, что, казалось, их невозможно было бы отодрать от сокровища, если кому-то вздумалось отнять его у Скитр.
- С Вами приятно иметь дело. – Прощебетала репортерша. – И всё же зачем Вам было публиковать подобную бессмыслицу? Порочить имя собственной матери? Намекать на то, что она была немного не честна с Вашим отцом…
- Рита… - прошептал холодный голос из под капюшона. – Я плачу Вам достаточно, чтобы Вас не интересовали такие вопросы…
Репортерша поспешно закивала и спрятала заветные галеоны к себе в сумочку.
- Прошу извинить меня…
- Просто задавайте поменьше вопросов, если хотите и впредь получать гонорары. 
-  Да разумеется, да…

***



С виду можно было сказать, что он скучает, его взгляд терялся где-то в замысловатых рисунках на старых пожелтевших обоях. Его улыбка, чуть мягкая в этот момент, скорее пугала, чем очаровывала. Подушечками пальцев, с отросшими ногтями он отбивал какой-то ритм… Вдруг его расслабленная фигура всего за миг сбросила эфемерную незаинтересованность и скуку. Он вскочил с кресла и взглянул на диван где сидел наследник Малфоев. Точнее тот уже спал, потому что за время размышлений Гарольда, день сменился ночью. Некромант подошел к спящему и дотронулся кончиком ногтя до щеки ничего не подозревающего и доверчивого юноши. Ему была отведена главная роль в плане, главная и самая ужасная… Он хотел разбудить его сейчас, рассказать ему план, но капли человечности, что ещё не покинули его, остановили замысел. Гарольд развернулся, подошел к креслу и, взяв с него плед, укрыл юного Малфоя после чего ушёл спать к себе.

***


  
Он дрожал, что бы сделать шаг ему приходилось прикладывать массу усилий. Он понимал, знал каким-то шестым чувством – это его последняя прогулка. Его сознание кричало, молило его сбежать, вопрошало, ради чего он все это делает? А он отбрасывал эти мысли, ища поддержку в чувствах. Вместо магазинчиков и людей на Косой аллеи, он видел его силуэт. Он видел его сидящим на скамье и пьющим кофе, его сортирующим по непонятному принципу вещи на столе, и мягкий плед в его руках. И только это, только эти моменты заставляли идти вперед. Что бы подняться по ступеням Гринготса, ему пришлось переломать самого себя, но когда он оказался внутри, беспокойство сменилось тем самым состоянием, когда человек отбрасывает мысли и решает плыть по течению. Он направился к гоблину, в ближайшей кассе, подойдя, назвал себя, потребовал управляющего делами Лестранджей. И обратный отсчет начался. 

***



Его руки тряслись, когда он передавал завернутую в ткань чашу работнику банка. Ему пришлось повторить номер ячейки и пароль три раза из-за того что он никак не мог совладать с собственным голосом. Паника, настигшая его, когда крестаж оказался у него в руках, исчезла вместе с работником банка оставшимся позади. Когда Драко вышел из банка, он чувствовал себя на удивление абсолютно счастливым. Он глубоко вздохнул свежий воздух и улыбнулся. Кажется, он справился.

***


Леди Малфой сидела в чайной "Роза Ли", когда одно из колец на её руке нагрелось,  обозначая то, что её сын, наконец, нашелся. Она быстро вскочила, бросив пригоршню галеонов на столик, и устремилась к выходу. Нагревшееся кольцо было связано с Гринготсом, и хотя до него было совсем не далеко, обеспокоенная мать трансгрессировала. Она оказалась у подножия банка как раз вовремя, чтобы увидеть, как по лестницы вниз сбегает самый дорогой для неё человек. Нарцисса бросилась к сыну. Он отшатнулся, когда увидел её, сначала он не понял, что она здесь делает. 
- Драко, — обрадовано проговорила аристократка, прижимая сына к себе.
- Мама?- удивленно спросил юноша, тем не менее, обнимая мать и наслаждаясь тем теплом, что наполнило его при виде её.
- Драко, что произошло, почему ты здесь? - тихо спросила женщина.
Малфою младшему стало совестно, когда он вдруг понял, что даже не думал о матери в последнее время. Не подумал, как она отнесется к его исчезновению, сколько волнений и бессонных ночей её ожидало, что она почувствует, узнав, что он помогает врагу. И, тем не менее, даже подумав об этом, он понял, что пошел бы за Поттером, тот уже давно стал важнее любого из тех, кого он знал.
- Мама, я... - начал было уже Драко, собираясь в какой-то мере исповедаться и разбить сердце матери, но их прервали хлопки трансгрессии. Вокруг них появились Пожиратели Смерти, окружая и отсекая пути к бегству, один из магов скрытых маской выступил вперед.
- Малфой, отдай то, что ты взял, и Лорд пощадит тебя!
Юноша обмер, но затем сжал кулаки, обуздав свой страх.
- Не понимаю о чём вы...
- Малфой, и когда же ты успел стать предателем и маглолюбцем? - с усмешкой спросил другой Пожиратель, в котором юноша узнал Макнеера.
- У меня нет того что вы ищете.
- Это мы ещё проверим... - проговорил Макнеер, выступая вперед и поднимая палочку.
Драко вытащил свою, леди Малфой, стоявшая чуть позади, встала с ним вровень и повторила действие сына. С той решимостью, что присуща тигрице защищающей своего детёныша, даже понимая, что у неё нет ни шанса против противника, против прислужников Лорда.
Всё решилось в несколько секунд. Нарцисса Малфой упала на брусчатку улицы, поражённая Авадой. Палочка Драко отлетела в сторону, юноша же пошатнулся и отступил, завороженно смотря на тело матери. Он пропустил связывающее заклинание, и упал вслед за ней. Какой-то Пожиратель схватил его за веревки, Макнеер подхватил тело Нарциссы. И в серии хлопков Пожиратели исчезли с Косой аллеи, забрав свою добычу.

***


В центре зала с хлопками появилось несколько Пожирателей, остальные ожидавшие их тут же оживились. Прибывшие бросили на пол тела Нарциссы и Драко Малфоя (п.а на пол бросили два белых тела, настала тёмная эра… вуххаххаххаха), стоящий в углу Люциус, неосознанно дернулся к центру зала, но его остановила рука Гойла-старшего, аристократ замер, но не из-за предостережения товарища, а из-за осознания смерти жены и скорой гибели своего сына. Он завороженно смотрел на безвольное тело Нарциссы, не удостоенное даже мимолетного взгляда от остальных… Его Нарцисса, его прекрасная жена, его любимая женщина была мертва, её больше не существовало.… А он не мог в это поверить, он всё смотрел на её тело. 
- Мой Лорд. – Раздался словно гром голос Руквуда. – Чаши при них нет, но гоблины подтвердили, что мальчишка забрал её из сейфа Лестранджей. 
Воздух в зале после его слов потяжелел, а вокруг идущего Лорда он был настолько плотный, что даже искрил. Разряды со зловещим потрескиванием затухали за спиной тёмного мага. Подойдя к телам, он наклонился и, схватив только что очнувшегося Драко Малфоя за волосы, вздернул его вверх.
- Где чшшшашша, мальчишшшка?! – прошипел он настолько спокойно, что все предпочли за лучшее чуть отойти. Юноша слезящимися глазами посмотрел на Лорда, в них отражался страх и ненависть. Губы Малфоя–младшего растянулись в издевательской усмешке. 
- Отгадай, - ответил он. 
- Круцио, – прошипел Лорд, юноша у его ног заорал, дергаясь так, будто его бьёт током. По прошествии нескольких минут Лорд снял заклятье. – И так я повторяю ссссвой вопроссссс, где чашша?
- Отсоси, – сорванным голосом просипел блондин. 
- Ответ не правильный, – в голосе тёмного мага звенела ярость. - Круцио. 
Малфой забился в судорогах от боли на полу, наконец, Волан-де-Морт отменил проклятье. 
- И так последняя попытка… - проговорил Лорд, слабо толкнув голову блондина носком туфли.  
Юноша прошептал что-то себе под нос, Лорд поднял руку, добиваясь мёртвой тишины в зале, Пожиратели боялись даже вздохом нарушить тишину. 
- Ты скоро сдохнешь грязнокровка, – выплюнул Драко. 
- АВА… - вытащив палочку, прошипел Лорд, но остановился, заметив надежду в глазах и усмехнулся. – Круцио, в темницу его. 

***



Люциус опустился рядом с телом жены,  приподняв его, прижал к себе и разрыдался, пряча лицо в её волосах. Он бережно обнимал её, целовал холодный висок, и шептал слова раскаянья, извинения, он исповедовался ей. Но это уже ни чего не могло изменить. Через несколько часов, как будто мёртвый внутри, Люциус поднял тело жены, и отправился на ватных ногах к семейному склепу.

***



Его нагое тело окатили ледяной водой, и он пришел в себя.
- Ну что продолжим малыш? – Макнеер подошел к пленнику, издевательски усмехаясь. – Где чаша, куда ты её отправил? 
Юноша закашлял и плюнул в лицо палача, Пожиратель стер капли крови с лица, и ударил пленника кулаком в живот.  
- Такая выдержка даже похвальна, Дракусичка. Не ожидал от такого труса как ты, – заметил Макнеер. – Но ты лишь отсрочиваешь конец, где чаша? 
- Там где вы её не найдете… 
- Я думаю, ты переоцениваешь свои силы, Секо. 
Длинная полоса рассекла грудь блондина и тот, вскрикнув, дернулся. 
- Где чаша?  – схватив пленника за волосы, снова задал вопрос Пожиратель.
- Я нич… кха… не скаж…
- В таком случае, - Макнеер взял хлыст. – Нам придётся продолжить разговор менее дружески. Мужчина зашел за спину юного Малфоя, и хлыст, посвистев, оставил на спине юноши багровую полосу, а затем следующую, и следующую… когда Малфой безвольно повис, Макнеер снова обошел пленённого и похлопал его по щекам, приводя в себя.
- А теперь, не хочешь ответить?
- Нет.. кх… 

***



Он заорал, когда вторая игла вошла наполовину под ноготь, волна дёргающей боли прошла от пальцев к локтю, пытаясь распрямить его, что бы убрать руку, но та была крепко закреплена в подлокотнике «кресла для допроса». 
- Ну, же, чего ради, Малфой, скажи, куда ты дел чашу? – проговорил сменивший Макнеера Руквуд.
- тх... нет…
- ну что-ж… - Руквуд достал следующую иглу, – думаю ты всё же передумаешь.
Руквуд присел и вогнал иглу точным движением в подколенный нерв, истошный крик наполнил камеру. 

***



- Давай пей, – Руквуд влил в рот пленника восстанавливающее зелье. – Мы ещё не закончили. 
Пленник на полу пришел в себя и закашлял, кровавые капли оросили его лицо и пол.
- Ну вот, молодец, а теперь давай продолжим, где эта проклятая чаша? – уже сильно раздражено спросил Пожиратель. 
- сдо.. кха… нешь… уз… кхха… наешь… - прошептал замученный юноша, переворачиваясь на живот, и чуть приподнимаясь, пачкая всё своей кровью, но резко опустившаяся на позвоночник нога остановила его и пригвоздила к полу. 
- Единственный кто из нас сдохнет, это ты, но блажь ты эту получишь только когда ответишь на вопрос. Куда ты дел чашу? Ну же, ты же не хочешь больше боли, Драко, просто скажи, это ведь так просто… 
- Ладно… - едва различимо пробормотал пленник.
Руквуд усмехнулся и склонился к Малфою, чтобы не упустить его дальнейших слов. 
- Поищи в своей заднице… - с кривой усмешкой выплюнул юноша и ткнул с размаху пальцами в глаза приспешнику Лорда, Руквуд взвыл, выпрямившись и закрыв лицо руками. Из под них текла кровь. В камеру ворвались несколько Пожирателей, Макнеер со всей силы врезал ногой по ребрам Малфоя, раздался хруст, и юноша вновь отключился. 

***



Пожиратель наложил очередной Круциатус, на управляющего счетами Лестранджей, допрос шёл уже второй час.
- Ещё раз повторяю свой вопрос, Драко Малфой забрал кое-что из сейфа Лестранджей, куда он это дел?
Гоблин, тяжело дыша, поглядел на своих мучителей, его подслеповатые из-за лопнувших сосудов глаза смотрели вверх. Он сдался.
- Мистер Малфой, приказал отправить чашу совой... - едва прохрипел гоблин.
- Куда? - резко спросил один из Пожирателей, выступая вперед и склоняясь к пленнику, тот рассредоточено глядел в потолок и, чтобы привести его в чувство, Пожиратель со всей силы пнул его в бок.
- Литл Уинг, Перверт Драйв, дом номер четыре...- лишь на миг немного придя в себя.
- Это магловский район... - пробормотал один из Пожирателей, и поднял палочку, собираясь применить магию.
- Оставь, он ответил все что знал. - Проговорил мужчина в маске. - Это адрес Гарри Поттера.
Авада Кедавра. - проговорил поднявший палочку и сердце работника банка остановилось.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 10.08.2015, 19:59 | Сообщение # 308
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 175 »
***


Они аппарировали и теперь стояли на тихой улице с штампованными домами.
- Как здесь вообще можно жить? - Пробормотал один из Пожирателей, презрительность сквозила в каждом его слове.
- Не важно, важно вернуть чашу, иначе ты уже нигде не сможешь жить, - заметил его товарищ, и пошел вперед. Они легко подошли к дому, вокруг него не было ни какой защиты, и это крайне насторожило Пожирателей, но проверять времени не было. Открыв заклинанием, дверь они вошли в узкий коридор. В доме стояла мёртвая тишина, в которой едва различимо было дребезжание щеколды на дверце в чулан. Один из Пожирателей с некоторой опаской подошел к дверце и открыл щеколду. Дверь с силой ударила его по лицу, разбивая череп, и затем с треском ударилась об стену. Следующий Пожиратель не успел даже среагировать, когда женщина с лошадиным лицом и впавшими глазницами бросилась на него, она обхватила его руками, ломая ребра и позвоночник. Её зубы погрузились в плоть Пожирателя, раздирая жилы на шее. Кровь хлестнула в стороны. Стоящий за ним Пожиратель бросил в атаковавшую их женщину Авадой, но та лишь отпустила труп и бросилась к нему. Её спертое гнилое дыхание было последним, что почувствовал Пожиратель, его маска раскололась и женщина, повалив его на пол начала жрать его лицо. Стоящий в дверях мужчина запустил в неё Секо и её голова отделилась от шее и покатилась по полу. Тело же без головы встало и направилось к нему. Он наколдовал огненный хлыст и ударил им нападавшего инфернала. Труп объяло пламя, но тот продолжал двигаться, Пожиратель выскочил на улицу, толкая позади стоящего. Женщина упала, и наконец, перестала двигаться.
- Кровавый Мерлин, что это... за... – проговорил, не видевший всего произошедшего, слуга Лорда.
- Инфернал. - Выплюнул тяжело дышащий Пожиратель и шагнул обратно в дом, его товарищ с сожранным лицом уже не хрипел. Пожиратель направился вперед осматриваясь. Тишина дома более не могла обмануть его. Шуршание на кухни привлекло его внимание. И сразу же, наколдовав щит, он вошел туда. По всему полу была разбросана еда, а из-за распахнутой дверцы холодильника слышалось чавканье. Пожиратель кинул туда проклятье, то прожгло дверцу холодильника и на пол упал толстый мальчишка без головы, тело его перевернулось, и он на четвереньках пополз к слуге Лорда. Мужчина бросил в него огненным шаром. И отбежал. Тело инфернала загорелось, и теперь каталось по полу. В кухню вошел второй Пожиратель.
- Что здесь вообще происходит, откуда здесь инферналы? - проговорил Пожиратель, глядя на догорающее тело мертвого магла.
- Похоже, кто-то устроил ловушку, зная, что мы придём сюда, - пробормотал, тяжело дыша, мужчина.
- Думаешь, это Поттер сделал? - спросил Пожиратель оглядываясь.
- Не знаю, он вроде светлый маг, но после того что с ним делали Снейп с Люциусом, он вполне мог сбрендить, а возможно ловушку устроил и кто-то другой.
- Поттер здесь жил со своей теткой маглой, наверное, это её ты сжег в коридоре.
- Тогда это верно её сынок, вроде неё ещё муж есть, будь осторожен.

***


Два Пожирателя аппарировали в Лондон. Они стояли напротив конторы, в которой по воспоминаниям соседки маглы работал Вернон Дурсль. Того не было в доме, как и чаши. Пожиратели могли надеяться, что именно Вернон Дурсль забрал её. Наверное, это было верно, здание напротив них горело оранжево-красным пламенем. Один из слуг Лорда шепнул поисковое заклинание и палочка, завертевшись на его руке, указала вверх по улице. Пожиратели, набросив на себя дезиллюмиционные чары, направились в направлении указанном палочкой.

***


Они нашли его в подворотне, тот стоял у тупика и глядел вверх, то и дело, делая шаг вперед и ударяясь об кирпичную кладку и отходя на шаг назад.
- Кукла... - раздражено сказал Пожиратель и бросил чары окаменения, после чего подошёл к маглу и повернул его к себе. Глаза мужчины были пусты. - Из него вытащили душу.
Сообщив это, Пожиратель поднял палочку.
- Легилименс. - перед его взором предстали последние воспоминания в обратном порядке, вот появляется скрытая мантией фигура, отдает Вернону чашу. Тот идет назад. Пламя, охватившее его место работы, угасло, Вернон поднялся в контору, потом спустился вниз сел в машину и поехал обратно домой. Там он сел в кресло. На этом воспоминания обрывались.
- Поттер уже забрал чашу, - проговорил Пожиратель, и отпустил магла, тот свалился на грязный асфальт подворотни.
- И что нам делать?
- Да ничего, нечего нам делать. Надо возвращаться, Поттера мы не найдем, да и Лорд приказывал не трогать мальчишку, сам желает схватить и убить его.
- Значит последняя ниточка это крысеныш Малфоя?
- Похоже на то, Лорд нас убьёт...
- Надо узнать, что связывает Малфоя и Поттера, и тогда возможно он пощадит нас.
- Я могу отправить весть дочери и та встретиться с нами в Хогсмиде.

***


Они стояли в проулке между «Сладким Королевством» и полуразрушенным сожжённым зданием, наконец, к ним подошла скрытая мантией девушка.
- Здравствуй отец, - она кивнула, один из Пожирателей кивнул в ответ, другой же накрыл их пологом тишины.
- Панси, ты не знаешь что-нибудь об отношениях Драко Малфоя и Гарри Поттера?
- Недавно ходили слухи, что они встречаются, Симус Финниган. - девушка поморщилась при имени гриффиндорца, - раструбил на всю школу, что видел, как те обжимались около статуи «Горбатой ведьмы».
- Это точно?
- Я не ручаюсь за правдивость слухов, но ведь те не берутся на пустом месте, отец, и ещё, Драко в последнее время не появлялся на факультете и крутился около Поттера, я не лезла, думала, это может быть задание Лорда.
- Спасибо Панси, - кивнул Пожиратель и поглядел на товарища, после чего они оба аппарировали, а девушка вновь накинув на голову капюшон, направилась к другому известному ей проходу в Хогвартс, не стоило ходить одним и тем же путем дважды.

***


- Эневерт… 
Драко едва смог раскрыть глаза, каждый вдох давался с болью и трудом. 
- Что-ж, ублюдок, мы выясняли у кого чаша.  – Жёстко проговорил Макнеер, - и теперь твоя жизнь ничего не стоит, мы бы могли тебя убить, но ты совершил ошибку, напав на Руквуда, и теперь будешь расплачиваться за это, и за предательство, за сподвижничество твоему дорогому Поттеру. Мы же теперь знаем, ради кого ты так долго держался. Интересно будешь ли ты значить для него хоть что-нибудь, когда потеряешь свою чистоту. 
В усталом, замученном взгляде появился страх, отчаянье, настолько явные, что приносили почти что физическое удовольствие палачам. Юношу вздернули вверх с грязного испачканного кровью пола и протащили к середине комнаты.
- Твои стройные ножки, похоже, уже не держат тебя шлюшка, так что я думаю тебе надо помочь, - проговорил один из мучителей, и защелкнул на руках Драко стальные браслеты, приваренные к цепи, уходящей к потолку. Малфой повис, пальцы ног едва касались шершавого пола.
- И так, начнем развлечение...
Драко едва мог понимать происходящее, голова кружилась, и жутко болела, все тело и так было переломано. Всё что у него оставалось это честь. Но даже это у него отнимут, он дернулся в руках того кто подошел к нему, попытался лягнуть, но все его попытки похоже были презрительно жалкими. Пожиратель раздвинул его ноги, и, смазав себя кровью со спины Малфоя, стал проталкиваться внутрь его тела. Боли как таковой Драко даже не почувствовал, за прошедшее время с его телом творили вещи намного более болезненные. Из глаз потекли слёзы от унижения. Пусть он не был наивным мальчишкой, пусть понимал, что Пожиратели будут пытать его, когда поймают, и лишь надеялся что его убьют побыстрее, но он не был готов к изнасилованию. Как глупо. Слуга Волон-де-Морта сделал ещё один толчок и вошел до конца, Драко с омерзением почувствовал, как об него ударилась мошонка ублюдка. Ох, как жаль, что он не принял яда действующего через прикосновения, он как наивный идиот надеялся, что всё-таки не попадет в плен... что Гарольд спасет его. Он надеялся на это, хотя всегда где-то там осознавал, что Гарри наверняка ненавидит его, и лишь использует, и как только он потеряет свою ценность, то перестанет иметь хоть какое-то значение. Но он упрямо делал всё, что бы помочь любимому, даже пусть это вело к его собственной гибели. Он не потеряет честь, он не потеряет её, если не отойдет от цели. Он станет обычным трусом, ничего не значащим куском мяса, если сейчас предаст любимого, если будет орать и умолять, если вдруг разочаруется в Гарольде. Нет, он будет верен ему до конца, будет играть роль, и пусть возможно Гарри никогда не узнает об этом, и скорее всего даже никогда не вспомнит о нем.
Он улыбнулся, наверное, улыбка смотрелась жутко на его окровавленном лице. Улыбка полного, безоговорочного счастья. Он был не здесь, он был не в этой камере. Сейчас он сидел в парке, грел окоченевшие пальцы об стаканчик с кофе и смотрел на, подставившего солнечным лучам лицо, Поттера.
- Чего ты лыбишься, грязный кусок дерьма? Нравится когда тебя грубо трахают? - задал вопрос Макнеер, и Драко улыбнулся ещё более широко и открыл глаза.
- Нет, просто представил, как он всех вас убьёт, - проговорил Малфой - младший, и заметил ярость на лице Пожирателя, это даже принесло ему некоторое удовольствие.
- Похоже, нашей шлюшке нравится грубый секс, и ему явно не хватает ещё пары членов, - заметил руководящий пытками Макнеер, и, подойдя спереди, просунул палец в анус Драко стал оттягивать край. - Стоит вставить в тебя побольше.
Растянув мышцы ануса, Макнеер другой рукой приставил к образовавшемуся проходу головку своего члена и двинулся внутрь. Юноша сжал зубы лишь бы не выдать крика. Не принести удовольствия мучителям.

***


Его затащили на каменную плиту, один из мужчин раздвинул его ноги и вошел в растраханое отверстие, другой подошел спереди и всунул ему в рот, распорка мешала ему и в этот раз сомкнуть зубы на посмевшем воспользоваться его ртом Пожирателе. Он задыхался от затыкающего горло члена, от того как тот двигался в нем. Кто-то ещё подошел и начал кусать его сосок, кто-то дрочил на его лицо, он видел толстый член краем глаза. Его чуть приподняли, и один из мужчин подсадил его на себя, присоединяя свой член к тому, который уже был в Драко. Они все трахали его толпой, кто-то был нежен, кто-то был жесток, кто-то получал удовольствие и говорил с ним, кто-то молчал и делал всё без лишних движений. Он уже сбился со счета, сколько раз его поимели, сколькие перепробовали его. Сколькие кончили, и сколько раз. Он не считал, он просто старался держаться за мысль, что рано или поздно это всё закончится. А ТАМ, он, возможно, когда-нибудь встретиться с НИМ, с ЕГО любимым. С тем ради кого он всё это терпит, ради чей улыбки, ради чей мести он готов на всё.

***


Он лежал на грязном полу, кинутый даже своими мучителями, совершено один. Он вдыхал каменную крошку и запах тления с пола. Каждый вздох был пыткой, но он не мог прекратить дышать, тело самопроизвольно, дергало ребра для следующего вздоха. Где-то в углу капала вода, кап-кап, это сводило с ума, этот равномерный звук, единственный звук, помимо его хриплого дыхания и сбившегося с ритма сердца. Он пролежал так долго, просто прикрыв глаза и представляя совсем другой мир, мир, где он рядом с Гарри, где Гарольд не прошел через все те испытания, что изменили его. Драко почти растворился в своей иллюзии, когда его вырвало из них чужое присутствие. Он поднял взгляд и все внутри него содрогнулось, через прутья решетки на него с жадной похотью смотрел Фенрир.
- Как ты себя чувствуешь, наследник Малфоев? - проговорил тот чуть хрипло, и в его хрипе был смрад сгнившей крови тех, кого он сожрал, вожделение и насмешка. Драко не ответил ему, он даже не двинулся, он подумал о том, что возможно если он будет выглядеть слишком слабым, то перестанет интересовать оборотня. Впрочем, это, похоже, не помогло. Фенрир открыл камеру и вошел внутрь.
- Лорд просил развлечь тебя перед смертью маленький наследничек. - Прошептал Фенрир, голосом вызывающим отвращение настолько сильное, что у Драко свело скулы. Оборотень присел перед ним, и, видимо осматривая его вблизи, думал, что с ним делать. Минута текла за минутой и, когда пленнику казалось, что он сейчас сам что-нибудь сделает лишь бы прервать это неведенье, Фенрир вытащил из-за спины охотничий нож. Его лезвие было чуть изогнуто, и блестело в тусклом свете факелов, у Драко перехватило дыхание. Оборотень повел ножом по его спине, едва надавливая. Из под метала на коже выступила свежая кровь, почти черная из-за тусклого света, она блестела, так же как и лезвие ножа, завораживая хищника. Резко остановившись, Фенрир схватил пленника, и перевернул его на спину, перебросив одну ногу через плечо, и раскрывая юношу для себя. С наслаждением оборотень заметил необузданный страх в глазах пленника, и облизнулся, показывая свои острые зубы. В нём не было ничего человеческого, лишь жаждущий крови зверь. У юноши сводило судорогой живот, над которым завис нож.
- Такой маленький, такой сладенький, словно пугливый кролик, я люблю кроликов, - проговорил Фенрир с придыханием и, достав свой член, подставил его к входу в тело пленника и медленно начал входить в него, так что бы тот почувствовал каждый миллиметр его плоти. Драко не видел члена оборотня, но это лишь делало ощущения ярче, ему казалось что тот разорвет его, хотя после того что с ним делали это уже казалось нереальным. Он дернулся, когда Фенрир начал совершать первые фрикции. Нож холодом обжог живот Драко, оборотень провел лишь кончиком по нежной коже, а юноша чуть ли не тряся от страха. Он не знал, почему на него это так действует, ведь он не впадал в панику, когда его пытали, так почему сейчас ему так страшно, он ведь и так знал что умрет. Фенрир надавил на нож и Драко дёрнулся, лезвие с легкостью разрезало кожу, а затем и мышцы, проходя внутрь живота. Насильник прокрутил нож в ране, и юноша захрипел, кричать он уже просто не мог, сорвав голос намного раньше. Оборотень повел нож от низа живота вверх, распарывая его. Тело пленника содрогалось, доставая ни с чем несравнимое удовольствие мучителю. Вытащив нож, Фенрир облизнул лезвие, смотря в глаза Малфою, а затем приложил его к бедру юноши и чуть надавив, повел к колену, разрезая плоть. Его жертва сбивчиво дышала, периодически срываясь на хрип. Фенрир закинул вторую ногу себе на плечо и одной рукой схватил юношу за неповреждённое бедро и увеличил силу толчков, снова втыкая нож в повреждённое бедро и делая ещё один разрез. Для Малфоя это всё слилось в один бесконечный кошмар, который всё нарастал и давил на него, и конец этого кошмара был прост. Оборотень кончил в него, и затем заменил свой член ножом. Драко уже не дернулся от этого, его тело, кажется, просто сломалось и теперь единственное на что оно было способно это продолжать дышать, и ему было чертовски жаль, что сломалось только тело, что в отличие от тела, он всё чувствовал, и осознавал. И он ничего не мог сделать.
Фенрир вытащил нож и повел им к паху, когда лезвие натолкнулось на мошонку, оборотень надавил, вспарывая её. После этого Фенрир отложил нож в сторону и всунул пальцы в разрез.
- Полагаю тебя так ещё никто не нежил, - с усмешкой заметил оборотень.
Сквозь боль Драко чувствовал, как тот взял одно из яичек.
- Так не пойдет, ты ничего не видишь, - вдруг заметил оборотень и скинув ноги Драко на пол, встал. Шаги, Драко не мог видеть что делает оборотень, он был не в силах повернуть голову и посмотреть. Вдруг сильные руки подняли его, и он безвольно повис на них, оборотень вынес его из камеры в пыточную, и посадил в кресло для допросов.
- Вот так, намного лучше, - проговорил оборотень и снова достал нож. Он присел перед креслом, так что бы оказаться на уровне паха пленника, - смотри, кролик, смотри, как я порежу тебя на мелкие кусочки.
Фенрир поддел тонкую кожу мошонки, разрезая её лезвием до конца. Перехватив нож в другую руку, оборотень просунул пальцы внутрь мошонки и обхватил одно из яичек, ножом он обрезал канатик, и тонкие пленки кожи, что удерживали его и вытащил наружу. Взвесил в руке и только после этого взглянул в наполненные ужасом глаза пленника.
- Признайся, Драко. Все в тебе сжимается от ужаса, но где-то там тебе это даже нравится, сладкой дрожью мучает тебя изнутри, заставляя желать, что бы я тебя сожрал. - Проговорил Фенрир с тихим рычанием в голосе, а затем облизнул испачканные в крови пальцы и впился зубами в яичко, протыкая оболочку острыми клыками и медленно откусывая половину, после чего не прожевывая, оборотень проглотил откусанный кусок плоти и облизнулся.
- Какой ты сочный, хочешь попробовать?
Малфой попытался отвернуться, когда выпрямившись, оборотень надавил на его челюсть и запихнул ему в рот оставшуюся часть яичка. Измученный юноша захрипел, но оборотень протолкнул плоть пальцами дальше в горло, заставляя мага проглотить.
- Ну как понравилось, малыш? - с плотоядной улыбкой полюбопытствовал Фенрир, снова опускаясь на корточки и подцепляя ножом второе яичко, так же как и первое, высвобождая его с помощью тонкого лезвия смертоносного ножа. На этот раз он не делился с пленником лакомством и сам полностью съел его. Дальше взяв пальцами край разрезанной кожи, оборотень оттянул её на себя и повел ножом по паху, отрезая кожу мешочка. А затем, откинув голову, назад открыл пасть и проглотил отрезанное.
- Какой же ты вкусный. - С явным наслаждением пробормотал волк, глядя в почти остекленевшие глаза пленника. - А теперь приступим к самому интересному.
Оборотень мягко сжал член Малфоя и погладил его, после чего надавил лезвием ножа на головку, так что появилось несколько капель крови.
-Восхитительно... - Взрыкнул Фенрир и слизнул солоновато - металлические капли багровой жидкости. Чуть отстранившись, Фенрир от основания органа повел к головке лезвием ножа.
- Я думаю, он тебе больше не понадобится. – С усмешкой заметил оборотень, доведя лезвие до головки и оставив после него глубокую набухающую от крови царапину, он надавил кончиком ножа на уздечку, медленно разрезая её и проникая ножом вглубь. Плоть, подчиняясь желанию палача, разделялась на две половины, и даже тело пленника дернулось пару раз. Доведя нож до основания члена, Фенрир повел им по окружности ствола. А затем вновь повел им вверх, распарывая лоскут плоти, бывший до этого пахом, на лоскутки. Оборотень остановился и отстранился, когда от паха остались лишь кровавые ошметки. Встав с колен, волк облизнул лезвие, и посмотрел на заплаканное лицо пленника. Позволив себе самодовольную усмешку, оборотень схватил юношу за волосы и стащил с кресла на каменный пол пыточной. Малфой разбил колени. Но даже не ощутил этого. Оборотень высился над ним, стоящим на четвереньках и находящимся в его полной власти. Драко не хватило бы сил даже поползти. Зверь склонился к нему и обхватил его за грудь сильной рукой, удерживая от паденья и заставляя стоять на четвереньках. Малфой дернулся, когда в его разрезанный анус толкнулся Фенрир, он неумолимо продвигался до конца, пока Драко полностью не ощутил жар его тела. Живот тянуло, и юноша почувствовал, как внутрь раны на животе просунулась рука до этого удерживающая его за грудь. Фенрир чуть отстранился и вновь толкнулся внутрь и так раз за разом. Драко ощущал как его кишки, вывалившись из разодранной раны, болтаются и задевают собой камни пола, обдирая стенки. Он чувствовал это, и это сводило его с ума. Член внутри него двигающийся в разрезанном растраханом анусе, слепящая боль в районе паха, разрез на животе, внутри которого Фенрир обхватил свой член и сжимал его через стенки прямой кишки и его кишки, пачкающие пол пыточной. И как будто этой боли было недостаточно, оборотень вонзил свои клыки ему в плечо, прокусывая острыми зубами кожу и плоть, дробя кости, столь сильна была его хватка. Вдруг Фенрир разжал челюсть и поднялся на ноги, выпустив свою жертву, Драко распластался на полу, чувствуя, как по бедрам течет медленной струйкой кровь и сперма. Фенрир снова склонился к нему и перевернул на спину.
- А теперь я полакомлюсь тобой, милашка. - Проговорил зверь, его рот был окровавлен и в щели рта виднелись острые жёлтые зубы. Драко не мог вдохнуть, его обуял ужас, который холодом пронзил его, лишая возможности не то что двинутся, но даже моргнуть, Это было состояние когда больше всего на свете ты хочешь не видеть, не чувствовать, не знать, но ты будешь видеть, видеть неотрывно, слышать, и чувствовать. Это будто насмешка жизни, её извращений эксперимент. Драко лишь мог, как кукла смотреть на то, что делает с его телом оборотень, тот сначала склонился к животу, и Малфой почувствовал как оборотень, медленно наслаждаясь каждым мгновением, вонзил клыки в его плоть у нижних рёбер и медленно сжимал челюсть, пока зубы не сомкнулись, откусывая кусок мяса от него. Зверь с удовольствием прожевал и проглотил свежую плоть, после чего его взгляд пал на бедро. Здесь он уже не растягивал, он почти неуловимым движением вгрызся в плоть и, откусив кусок, проглотил, уже откусывая следующий. Он потянул на себя зажатую в зубах часть тела Драко и Малфой видел, чувствовал, как рвется кожа и мясо, под клыками оборотня. Обглодав часть бедра, зверь устремил своё внимание на руку, он облизал ладонь и пальца, а затем с хрустом откусил один из них и проглотил. Драко не знал, что Фенриру нравится больше, сем процесс или вкус ещё живого тела. Фенрир чуть приподнялся, и его перепачканное в крови лицо оказалось напротив лица Драко, приблизившись, оборотень провел языком по щеке пленника, слизывая солёную влагу, а затем провел языком по губам жертвы, Драко покорно открыл рот. Фенрир прокусил нижнюю губу и, пососав её, просунул в рот жертвы язык, словно собирался поглотить последние частички жизни. Драко почувствовал, как Фенрир погладил его по боку, а затем запустил руку в рану и начал наматывать его внутренности на руку. Резкий рывок, и юноша задохнулся в поцелуи. Отстранился и разжал руку, вырванный кишечник упал неопрятной кучей на камень, а оборотень с удовольствием облизал руку. И поднявшись, потянул Драко за собой. Тот не мог стоять, его была предсмертная дрожь.
- Поиграли и хватит. Верно? Надо поспешить, иначе ты умрешь сам, не дав насладиться твоим убийством Лорду. - Фенрир потащил пленника на выход из камеры. Драко переставлял ноги на автомате, его сознание было мутным, и он чувствовал дыхание смерти. Так странно, но сейчас, когда ему оставалось совсем немного до конца, он был счастлив. Он так устал....
Фенрир привел его в зал, в тот самый, куда его переместили Пожиратели. Как и в прошлый раз, Тёмный Лорд сидел в своём троне, а Пожиратели расположились по обе стороны от него. Оборотень довел его до середины зала и, отпустив, отошел к стене.
- Ну что-жжжже Драко, не хочешшшшь ссссказсссать что-нибудь перед ссссвоей кончиной? - В голосе Лорда было торжество, и Малфой вдруг почувствовал в себе силы, незначительные, но силы. Они все, те, кто окружали его, отняли у него всё, и он отнимет у них всё.
- Нн ва-с уб-ёт, он заст-авит в-с пол-зать по п-лу и мол-ить о по-аде, он зас-авит ва-с дел-ть то ч-о вы та и не смо-ли зас-ави-ь дел-ть меня, - проговорив свою речь, отнявшую у него последние силы, Драко с наслаждением заметил гнев на лице Лорда, и улыбнулся ему, превозмогая боль. Тёмный лорд махнул рукой, и Драко окружили несколько Пожирателей и подняли палочки, они уже собирались произнести заклятье. Когда в их круг ворвался Люциус Малфой. Он подхватил сына.
- Мой Лорд, молю вас, он уже сошел с ума... - начал было Люциус, отбросив гордость ради спасения своего наследника. Своего сына. Слабая ладонь уперлась в грудь Люциуса, отталкивая его, и он услышал едва различимый шёпот губ юноши.
- Отпус-ти... я пред-почту сме-ть тв-ей за-ите... я ненавижу тебя.
Люциус, ощущая холод, в каком-то забвении выпустил последнего дорогого ему человека, которого он потерял, уже потерял. Он отошел и остекленевшим взглядом смотрел на то, как маги взбросили палочки вверх. Его губы повторяли пугающие слова, за ними. Он закрыл глаза, но даже через веки он видел вспышку зеленого света. Глухой удар, и он открыл глаза. Всё было кончено, его сын лежал на холодном полу. В его позе не было ничего лирического или прекрасного, лишь безобразие смерти, её вероломство и бесчувственность. Он смотрел, но не понимал, он видел смерть много раз, но сейчас отказывался в неё поверить. Он бросился к осевшему телу сына, из его глотки раздалось столь ужасающее рыдание, что находись в зале хоть кто-то ещё способный к состраданию, его сердце разорвалось бы. Лорд Малфой опустившись на колени, прижал к себе медленно холодеющее тело и, откинув голову, взвыл, изливая всю свою боль, всё отчаянье. А затем, уткнувшись в запачканные кровью волосы, начал немного покачиваться, тихо что-то шепча. Толи моля кого-то, толи проклиная. Он не заметил, как со своего трона встал Лорд Волан-де-Морт, и как покинули зал Пожиратели, как он остался один в поместье, служившем домом и убежищем для многих поколений его семьи. Он сидел на холодном полу и обнимал единственного сына, изуродованного и измученного, отвергшего его в предсмертный миг. Он шептал слова любви, он шептал просьбы простить его, он шептал обещание отомстить. Он кутал тело сына, что бы тот не замерз, не совсем осознавая, что это уже не поможет. Он изливал свою боль, и если бы она была подобна воде, то затопила бы уже все поместье. В звонкой тишине закатного солнца, столь  ярко подчеркивающего конец эпохи рода Малфой, Люциус услышал шаги, тихие и пугающие, но он не отрывался от тела сына, пока нарушитель его уединения не появился на пороге зала. Люциус поднял взгляд и увидел фигуру, закутанную в чёрный  балахон. Он, даже не видя лица, знал кто это…
- Ты!!! Отродье грязнакровки!!! Разве тебе было мало того что я лишился уважения, того что провел несколько недель в аду, того что потерял жену? Зачем… зачем ты убил его!!! Чем провинился мой сын?! – Люциус  кричал эти изобличающие слова, и вместе с тем прижимал сына к  себе ещё ближе. – А теперь ты пришел за мной? Но спешу тебя разочаровать, я буду рад смерти, я присоединюсь к тем, кого люблю! Так вот же я, убивай! – Воскликнул Люциус, встав и раскинув руки. Лицо его блестело от слез, волосы были всклочены, мантия порвана и запачкана в крови. Он представлял собой жалкое зрелище. В ответ на его громкие слова фигура лишь хмыкнула, а затем затянутыми в перчатки руками стянуло капюшон, обнажая бледное лицо, с горящими пламенем Инферно глазами. Люциус даже опьянённый отчаяньем сделал шаг назад, его душа почувствовала ужас, его тело не хотело прощаться с жизнью. Некромант  улыбнулся ему.
- Вовсе нет, смерть для тебя будет избавлением, и я не тот кто был бы столь милосерден и подарил бы её тебе… нет… я пришел уничтожить то что у тебя осталось… 
- У меня больше ничего нет! Ты отнял всё… - проговорил овеянный дурманом боли лорд Малфой. 
Он даже на миг не задумался над словами врага.
- Вовсе нет, смерть близких… о да это ужасно, но её можно пережить, ты заведешь новую жену, ребенка. Нарцисса, Драко, они сотрутся из твоей памяти, как бы ты их не любил, маги ведь живут долго. Но нет, я знаю кое-что ценное для тебя намного больше всего остального, Нарцисса и Драко были лишь кусочками твоего сокровища под названием Род. Для аристократа потеря рода, потеря истории, вот что ужаснее всего, верно? Я оставлю тебя Люциус, я оставлю  тебя наблюдать, как твой род исчезнет, я оставлю тебя с осознанием, что последней песчинкой будешь ты… - Бесстрастно проговорил некромант, казалось, ему нет до этого дела. Будто это скорее обязательство, чем месть. Люциусу стало плохо от его слов, он снова начал отступать.
- Ты… ты…
Аристократ запнулся о тело своего сына и рухнул на мраморный пол, над ним высилась смерть, смерть всего его рода. Конец истории. И холодная улыбка этой смерти была последним, что видел лорд Малфой прежде чем всё померкло.

***



Языки пламени сплетались и тянулись ввысь, даже здесь, на холме чувствовался жар адского пламени пожиравшего древние стены родового особняка, пожирающего бесценные книги, портреты, статуи, документы. На холме стоял недавно очнувшийся Люциус, он смотрел на последние минуты величия его рода. Перед глазами проносились воспоминания, как он в детстве играл в саду, как он гулял там с матерью, как вел беседы с отцом, как сопровождал беременную жену, как наблюдал за маленьким карапузом, гоняющим павлинов. Он вспоминал предков, он вспоминал долг… от всего этого останется только пепел и он. Он один, без ничего. Он пошел вниз к полыхающему особняку, спустился в сад, провел рукой по любимому дереву, по выгравированному на нем палочкой сердечку с инициалами. Он шел к пламени, надеясь, что то поглотит и его, он хотел погибнуть вместе со своим родом. Жар  от пламени жадно пожирающего его дом, гнал прочь, но он настырно шел вперед. Он взялся за раскалившуюся докрасна ручку, распахнул дверь, оставляя ошметки облезшей коже на ручке. Он вошел в родной дом и перекладины над ним рухнули в этот момент. Погребая под собой последнего из рода Малфой.

***


Лёгкая усмешка играла на его губах, он с нескрываемым удовольствием смотрел на догорающий особняк. У его ног лежало тело мертвого юноши. Он присел и облокотился спиной на шершавый ствол дерева, опустил руку на лоб мёртвого юноши и убрал прядку грязных волос с его лица.
Месть ещё не была завершена, и Люциус был глупцом если думал что так легко найдет избавление.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 10.08.2015, 20:01 | Сообщение # 309
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 175 »
Глава 14


Он очнулся от удара по рёбрам, в нос ударил резкий запах отбросов, грязи и мочи. Не открывая глаз, он попытался понять, где он.
- Похоже мёртв, - проговорил прокуренный надтреснутый голос.
Его снова пнули, видимо проверяя догадку, затем пнувший наклонился и стал рыться по его карманам. Резко перевернувшись на спину, он схватил его за руку, и, открыв серые, словно талый лёд, глаза выхватил палочку из кармана незадачливого воришки.
- Авада Кедавра. – Полыхнула зелёная вспышка, и тело воришки откинуло к стене, по которой тот сполз, его собеседника заклятье настигло в спину на выходе из проулка.
Светловолосый мужчина поднялся с земли и, сморщив нос, проговорил заклятье очищения, отряхнул рукава и воззрился в небо. Внутри он был пуст, он жаждал только одного – мести!!! Мести тому монстру, что отобрал у него всё: место в обществе, свободу, жену, сына, род. Он желал видеть, как тот будет мучиться до конца своих дней, будет мучиться до конца этого мира, будет мучиться вечность и будет молить о смерти, ползая на коленях.
Люциус Малфой вышел из закоулка Нюктон аллеи, коих было множество.
Холодный, бездушный смех, сначала тихий, а затем всё более громкий, заставил поёжиться всё живое, что было вокруг, он оборвался хлопком аппарации, но остался следом в душе каждого кто его услышал.
Смех живого мертвеца.

***


На гладком, словно гладь воды в безветрие, обсидианов - чёрном полу, режа глаз своей белизной, была нарисована пентаграмма, в её углах к потолку тянулись чёрные свечи, чей голубой огонь вместо того что бы согревать замораживал. В неровном свечении голубого пламени можно было разглядеть на полу обнажённое тело, будто спящего юноши, его короткие волосы были любовно убраны с красивого, смертельно бледного лица с тонкими чертами. Неподалёку от юноши стояла чаша, она притягивала взгляд и казалась намного живее, чем юноша, в ней будто билось сердце.
И вот - тихий речитатив, поющий песнь смерти, поющий её как будто от начала времен.
Вторящий ему, будто загробный голос.
Ползущий по стенам морозный рисунок, сплетающийся с поедающей их коррозией в прекрасный танец.
Скрытая мантией фигура протягивает к пентаграмме руку, будто желая коснутся её.
Биение души в камне, зажатом в кулак.
Густая, почти чёрная кровь, что начинает капать из пореза на ладони.
Сначала незаметный, но всё нарастающий гул, предостерегающий, повелевающий остановиться.
Упрямый речитатив, неподчиняющегося служителя смерти.
Чёрная кровь повторяющий узор пентаграммы.
Пламя свечей вспыхивает до потолка.
Сбившееся с ритма сердце.
Крик уничтоженной души.
Стёршаяся грань.
Тянущиеся руки мертвецов из глади пола.
Крик, стон, мольба куска души, что был заключён в жёлтый метал чаши.
Крик, стон, удар сердца мертвеца.
Вздох, сиплый, удар сердца вернувшегося к жизни.
Мольбы оставшихся за гранью, тихий речитатив, гаснущий огонь свечей.
За хлопнувшийся Некрономикон.
Удар двух сердец. Тишина. Удар. Ещё один и ещё…
Снова живой.

***


Он смотрел на своё отражение, на сшитое как будто по кускам шёлковой нитью тело, на чёрные провалы глаз с горящей золотом радужкой, на лицо существа из потустороннего мира.
Путь туда и обратно. Он не мог не оставить своей печати.
Драко грустно улыбнулся своему отражению, и коснулся глади зеркала рукой, будто проверяя реальность того что он видит.
Отражение коснулась глади с другой стороны и в груди, как-то надтреснуто, бухнуло сердце. Теперь не только его сердце и жизнь, но и душа принадлежали ему. Некроманту что вернул его, человеку которого он любил, любил настолько сильно, что пошел на смерть ради него, что не предал его во время пыток, настолько сильно, что услышал его даже в загробном мире. Он любил его. Он любил того, кто обрёк на пытки безоговорочно доверяющего ему, обрёк ради мести. Он любил того, кто отправил его на смерть, зная о любви, что испытывали к нему. Он любил некроманта, он любил повелителя мертвецов, он любил мертвого внутри, он любил мертвеца. Он любил самое чёрное, самое темное, что мог только встретить в этом мире. Он любил смерть.
Отраженье грустно улыбалось ему, будто всё понимало, будто там за зеркальной гладью, любило отражение смерти.
Драко отошёл от зеркала, и отражение исчезло, взял рубашку, и накинул её на себя, принялся застёгивать мелкие пуговички, пришитые даже на горловине. Глупая попытка скрыть швы. Глупая попытка казаться живым, обычным… глупая попытка цепляться за иллюзию. Всё равно придётся открыть дверь, и он открывает. Всё равно придётся выйти, и он выходит. Всё равно надо спуститься, и встретиться с ним, а он всё знает, от него нельзя будет утаить ни швов, ни глаз. Ведь Гарри, столь мягкое имя совсем не подходящее ему, сам накладывал швы, сам собирал его тело по частям, сам возвращал его с того света. Он ВСЁ знает. И от него не удастся скрыться, и он не собирается поддерживать иллюзию будто всё по-прежнему, будто Драко не умирал, будто он обычный. Будто он такой, каким был. Он не будет играть. Он не будет лгать, больше не будет, потому что в этом больше нет смысла, Драко всё равно выполнит все, что тот бы не попросил. Гарри некромант, а Драко теперь его слуга, его слуга до скончания времен, до последнего удара жизни вернувшего его некроманта. И он был рад, в извращённом смысле он был счастлив. Как не ужасно было это осознавать он не жалел, он не жалел ни секунды как очнулся.
Драко спустился по лестнице со второго этажа Блэк Менёра на первый, и, войдя на кухню, поздоровался с тихо завтракающим там хозяином, с ещё не до конца проснувшимся Гарри.

***


Всего их было семь. Семь кусков души привязанных к их вместилищу. Семь крестражей: дневник, чаша, кольцо, змея, диадема, он сам, медальон. Он уничтожил дневник на втором курсе, вернувшись с того света он оставил на откуп тот кусок души что был в нем, проведя ритуал воскрешения он расплатился за душу Драко теми кусками что были в чаше и в кольце. Остаётся змея, диадема и медальон. Диадему он забрал из Хогвартса, а медальон лежал здесь по счастливой случайности. И так, что ему делать с оказавшимся в его руках крестражами?
Он вытянул руку, и в ней будто из теней сплелась тонкая чёрная тетрадь. Она распахнулась, и страницы в ней стал трепать несуществующий ветер. Повинуясь, мысли хозяина, Некрономикон открылся на страницах описывающих вызов души. Гарольд, откинувшись на подоконнике, положил Некрономикон на колени, будто безобидный учебник.
Для призыва души мёртвого…
Нет, это было не то, совсем не то.
Страницы снова затрепетали, перелистываясь, и наконец, остановились.
Что бы вызвать душу живого для разговора…
НЕТ, не то…
Страницы затрепетали, и юноша чуть не выронил Некрономикон, от боли пронзившей его руки. Отложив, вдруг восставший, артефакт, Гарольд глубоко вздохнул. Так-же было, когда он искал обряд воскрешения, Некрономикон не хотел раскрывать суть самых тёмных своих заклятий, самых опасных, будто заботился о своём хозяине. Потерев переносицу по старой привычке, юноша направился на кухню, оставив артефакт лежать одиноко у окна.
Это было понятно, обычная самозащита, ведь Некрономикон был вполне себе живой, по крайней по меркам некромантов.
У него было тело, душа, разум, магия. Он общался по средствам импульсов энергии и букв. Для всего этого ему нужна была энергия, пища, которую он и получал от хозяина, этакий симбиоз. А из этого следовало, что опасность для хозяина была опасностью и для Некрономикона. В прошлый раз он обычным упорством вынудил его выдать свои тайны, но маловероятно, что на этот раз артефакт будет столь благосклонен. Болевой импульс – предупреждение довольно ощутимое. Слишком тёмный или могущественный ритуал, а значит стоит не упорствовать, а попытаться обдумать задумку с другой стороны.

***


Он втянул в себя холодный свежий воздух, наполненный озоном, в попытке успокоиться. Чёртовый щенок, взбесившаяся шавка, грязное отродье…
Впрочем, следовало ожидать того, что он очистит все его счета, заберёт всё до последнего кната, все артефакты, все книги. Следовала ожидать что он заберет ВСЁ.
Ненасытный монстр, посмевший принять обличие его бедного погибшего сына, и явиться так в банк.
Люциус Малфой не мог понять только одного, как Поттер обманул гоблинов, хотя здесь всё кристально ясно, его сын, доверчивый, романтичный, отчаянный ребенок, открыл доступ Поттеру, рассказал все пароли, открыл информацию о всех счетах. Люциус ещё раз втянул в себя воздух, и запрокинул голову, подставив лицо под глас небесный. В уголках глаз щипало, и в горле стоял ком, не позволяющий вздохнуть без боли. Воспоминания затапливали его, воспоминания о его Нарциссе, о его сыне, о его доме. О том, что было у него отобрано. Он сжал в кармане палочку, настолько сильно, что ногти проткнули ладонь, и лунки от ногтей наполнились кровью. Из забвения Малфой вышел, после толчка в спину от случайного прохожего. Бросив гневный взгляд в спину мага, он замер. Взгляд пробежался по передовице ежедневного пророка в руках у прохожего.
Скандальные факты
Отцом мальчика-который-выжил является бывший пожиратель Северус Снейп.
Монстр вёл охоту на них двоих, впрочем, они могут объединиться и заманить его в его же капкан.

***


Его разбудил шелест, шелест чьего-то шёпота, холодное касание к руке.
- Люмус.
Комнату осветил искусственный свет заклинания, никого не было. Это просто сон или галлюцинация. Он погасил огонёк на конце палочки и лёг обратно.
Ты… ты убил меня… ты убил… ты поплатишься… убийца… убийца… УБИЙЦА!
- Люмус. – Выкрикнул лорд, снова загорелся свет, более яркий чем в прошлый раз, но в комнате было по прежнему пусто.
Волан де Морт поднялся и направился к двери, проверил заклятья, те были целы, никто не входил. Холодок прошёлся по его шее, и кто-то коснулся губами его уха.
- Убийца. - Громко и отчётливо произнёс кто-то.
Лорд резко обернулся, вскинув палочку.
- Авада Кедавра! – Заклятье ударилось в стену, за спиной никого не было.
Лорд произнёс заклятье обнаружения, но оно не дало результата.
Никого не было.
Лорд дошёл до постели, лёг обратно и погасил Люмус. В комнате снова воцарилась темнота.

***


Он сидел, чуть сползя на пол, в кресле. Вокруг валялись бутылки из-под виски, скотча, бренди, коньяка и прочих алкогольных напитков из запасов его друга. Он смотрел нетрезвым взглядом в принесённую этим утром совой газету…
У него не было сомнений. От чего-то ему казалось всё это правдой: он ведь был с ней, как то вечером, когда она поссорилась с Джемсом. Всего один раз. Но ведь всё сходится, и дата рождения, и то, что директор отдал Гарри родственникам Лили, а не Джемса. Он наверняка знал… Он всегда всё знал…
Северуса Снейпа замутило от мысли, что он делал с собственным сыном. Все эти мерзости…
Хлопок аппарации едва ли заставил Северуса вздрогнуть. Посреди гостиной появился Малфой, как обычно его друг появился в самый нужный момент. Северус махнул палочкой призывая второй стакан.
- Выпьешь со мной? – предложил зельевар, Малфой окинул его странным взглядом.
- Нет. – Отказался пришедший, опустился в кресло напротив и уставился на него долгим взглядом. – Что с тобой?
- Я не просто насиловал ребенка… я насиловал собственного сына… Люциус… - тихо, словно боясь что кто-то услышит его слова, что он сам услышит их, произнёс Снейп.
- Северус, этот мальчишка вылитая копия Поттера, он не твой сын… - Заметил Малфой, как-то зло.
- Да копия, разве это не странно? Не бывает так - что дети копия одного из родителей, это наверняка Лили, она использовала какое-нибудь заклятье.
- Ты пьян, Северус, – заметил Малфой тихо, и встал.- Тебе нужно протрезветь, Винки.
На зов эльф не явился.
- Винки! – повторил Малфой, но домовой эльф не откликнулся.
- Знаешь, - вдруг начал Северус вставая. – А мы это заслужили. Я и ты, мы столько сотворили с тобой, что нам место в аду. Тебе и мне, Люциус. У тебя больше нет ничего, верно? А я, я сам, оказывается, разрушил самое дорогое для меня в этом мире…
- Замолкни Северус. – Жёстко заметил Люциус, и взял стакан, из которого пил Снейп. Обмакнул палец, и попробовал напиток. Сладковатый привкус виски заставил Малфоя нахмуриться.
- Север, кто приносил тебе бутылки?
- Один из твоих эльфов…
- Какой? Как он выглядел Северус?
- Он назвался Винки…
Малфой, отставил стакан подальше, щенок добрался до Северуса раньше него. Он уже обработал свою жертву, сломал и подчинил. И наверняка наслаждается агонией своего мучителя, мерзко смеясь над ними.
- Ступефай, – легко взмахнув палочкой, прошептал под нос Люциус. Сейчас ему было некогда выяснять, чем Поттер отравил Северуса, но стоило хотя бы отравить друга в больницу, что бы тот не причинил себе вреда, и сорвать планы мерзкого грязнокровки.

***


- Фрик, ненормальный, урод…
- Риддл мерзкий мальчишка…
- Убийца…
- В ад, в ад, в АД!
- Тварь…
- Маньяк…
- Инсендио. – В комнате зажглись свечи, которые развеяли темноту своим светом. Комната была пуста.
Он слышал шёпот, он знал каждого шептавшего, но все они были давно мертвы, он сам убил их.
- Уубийца. – Вдруг раздалось около уха, заставив Волан де Морта дёрнуться и обернуться. Никого, ему кажется, всё это усталость.
- Тварь… - лорд резко повернулся в сторону края кровати и в следующий миг схватил палочку. К нему тянул окровавленные руки труп. Свечи потухли, воцарился мрак.
- Убью…
- ЛЮМУС! – мрак вновь отступил, у кровати никого не было, лорд выдохнул и потер глаза. Кошмар. Чья-то рука коснулась его руки, в которой была зажата палочка. Лорд рванул вперед.
- Круцио! – заклятье попало в стоящего теперь перед лордом мужчину в порванной красной аврорской мантии. Мертвец улыбнулся, показывая полусгнившие зубы, заклятье ничего ему не сделало. Мертвец сделал шаг. Лорд отступил, на секунду потерял того из виду, и мертвец исчез.
- Ты сдохнешь,- раздалось рядом.
- Ты пожалеешь.
- Ты будешь молить прекратить как я…
- Пора платить…
- Ты не уйдёшь…
Снова комнату наполнил шёпот, но никого не было, комнату освещал неровный свет Люмуса.

***


Рассвет стал его спасением, шёпот мертвецов затихал только тогда, когда всходило солнце. Но солнце рано или поздно заходило за горизонт. И вновь воцарялась тьма, наполненная голосами его жертв, их лицами и касаниями. Уже три дня он не спал, он не мог думать, образы преследовали его, как когда-то давно, когда он совершил своё первое убийство, но он давно не был слабым мальчишкой. Он не мог спать, но всего лишь лиц умерших было недостаточно, чтобы напугать его. Сегодня он просто примет зелье для сна без сновидений.

***


Он очнулся в комнате с выкрашенными в белый цвет стенами, с железными койками, на одной из этих коек лежал он сам, другая пустовала. Две стандартные тумбочки. Он бы осмотрел свою, его руки были привязаны к железному основанию кровати. Психиатрическое отделение Святого Мунго, отметил он как-то вяло. Мысли вообще текли как-то нехарактерно для него, затуманено, медленно, сложно. Он сошёл с ума? Вполне ожидаемо, даже хорошо.
Северус прикрыл глаза, он испытывал странное умиротворение, наверное, это всё зелья.

***


Луч пробежался по его векам, и лорд открыл глаза, всю ночь он проспал, не потревоженный мертвецами. Ухмылка сама по себе появилась на его змеином лице. Всего лишь усталость и кошмары ничего не могли ему сделать. Приятная тяжесть в ногах, лорд глянул на свою змею, видимо та вернулась ночью с охоты и забралась к нему в поисках тепла. Чуть шевельнувшись, Волан де Морт поморщился, от прикосновения к чему-то мокрому. Откинув покрывало, так чтобы не разбудить змею лорд увидел перепачканную кровью простынь. Змея опять притащила кого-то с охоты в постель. Лорд уже менее аккуратно дёрнул покрывало, чтобы найти остатки позднего ужина его любимицы, но вместо этого увидел внутренности змеи, что вывалились из её распоротого брюха, из-за резкого движения. Лорд отпустил покрывало, смотря на мёртвое тело змеи.
- Ты умрёшь…- раздалось около его уха.

***


Драко вошел в маленькую гостиную, почувствовав зов хозяина. Гарри сидел умиротворённо на полу у камина с книгой в руках, справа от него стоял поднос с чашкой какао, из которой некромант периодически отпивал. Бывший Малфой опустился рядом, внимательно воззрившись на господина, Гарри не спешил заговорить. Так они просидели некоторое время, в тишине нарушаемой только потрескиванием поленьев в камине. Было уютно и тепло.
- Мне нужно чтобы ты нашёл своего отца и следил за ним. – Вдруг заговорил, не отвлекаясь от книги Гарольд.
- Хорошо, – даже не раздумывая согласился Драко, к отцу он ничего не чувствовал, их родство было пустым звуком, это было так странно, до того как умереть, он мучился от мысли, что приходится выбирать между возлюбленным и родом, и лишь злость на отца за то, что он сотворил, помогла ему решить. Если бы мама знала чью бы она сторону заняла? Драко вдруг осознал, что ему всё равно. Никто кроме Гарольда не был для него важен.
- Я сделаю это, – повторил он, чувствуя, как крепнет его уверенность с каждой секундой.

***


Перед ним появился эльф.
- Кричер выполнил указания хозяина. Кричер убил змею и положил её в кровать врага хозяина.
- Молодец, – кивнул бледный юноша, чьи очертания терялись под тёмной мантией. – Ты можешь быть свободен Кричер.
Домовой эльф исчез с характерным хлопком.
Отражение юноши в грязном сером стекле кровожадно оскалилось.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
ОлюсяДата: Понедельник, 10.08.2015, 20:05 | Сообщение # 310
Черный дракон

Сообщений: 2891
« 175 »
Глава 15


Прикрыв лицо лацканами пиджака, Люциус Малфой стоял в общей очереди к стойке номер 9, на табличке над номером стойки, за которой умостился, по мнению мага, особо мерзкий на вид гоблин, значилось 357-589. Эти цифры обозначали номера ячеек, за которые был ответственен сидящий за стойкой гоблин. Ячейки арендовались без оформления и в них гоблины допускали хранение чего заблагорассудиться самому клиенту, от обычных золотых монет, до совершенно незаконных или мерзких вещей, типа разлагающейся головы тролля. Соответственно что бы изъять что-то из ячейки вам надо было только предоставить ключ. Люциус, являясь вполне разумным человеком и так же вечно под присмотром министерства имел несколько незарегистрированных ячеек, к каким то требовались ключи в прямом смысле этого слова, те в которых хранилось что-то более противозаконное часто требовали либо кодового слова, либо свежей крови владельца. Сейчас Люциус был особо рад что хранил информацию о дополнительных счетах и имуществе в секрете от семьи. Поттер не мог выяснить о том, что у него есть доступ к этим ячейкам и соответственно опустошить их.
Наконец очередь продвинулась и Люциус оказался у стойки, гоблин воззрился на него, взгляд его маленьких чёрных глазок был настолько пронзительный, что казалось он знает, видит, чувствует кто перед ним. Но Люциус не беспокоился, гоблины не могли видеть сквозь оборотное зелье, так что сейчас работник банка наблюдал перед собой средних лет, чуть полноватого, лысеющего мужчину.
- Чем я могу вам помочь? – сам вопрос был положительно составлен, но только гоблины по мнению мага, могли задать его так, что ты осознавал что они бы с большей радостью помогли бы плотоядному слизню, от которого бы пахло стухшими ещё со времен Мерлина яйцами, чем магу стоящему перед ними. Впрочем лорд Малфой полностью разделял их отношение, гоблины не вызывали у него никаких положительных эмоций.
- Я хочу забрать содержимое ячеек 361, 443, 576. – сообщил Люциус работнику, тот снова прожёг его взглядом и потом указал крючковатым пальцем в сторону одной из дверей, находящихся слева от него.
- Вам надо пройти в эту дверь и передать квиток ожидающему там водителю тележки, – доведённым до автомата голосом ответил банковский служащий и протянул клиенту клочок пергамента.
Забрав квиток, и не скрывая своего раздражения от предстоящего «путешествия», волшебник направился к двери, открыв её он покинул роскошный, оформленный мрамором и позолотой зал, освещённый тысячами свечей и шагнул в тёмный, пахнущий плесенью отсек. Всего в метре от двери платформа отсека заканчивалась, и там шли рельсы, по которым катались тележки. Он подошел к пустующей, гоблин находящийся в ней, был ещё более мерзкого вида чем тот что сидел в зале за стойкой, кожа у этого субъекта была едва зеленоватой с крупными белыми омертвевшими кусками. Маг опустился в тележку, стараясь занять хоть немного удобную позу, но тележка сорвалась с места, и Люциусу Малфою осталось только молиться Мерлину и ругать вид этого транспорта. Наконец они достигли первой ячейки, та открывалась обычным ключом, внутри лежали золотые монеты, в общую сумму в 10 000 галеонов. Этого бы не хватило на сытую жизнь, но для побега или экстренного случая было достаточно. В следующей ячейке Люциус забрал несколько зелий, и ежедневник, в нем хранилась информация о давних «друзьях» которые иногда могли помочь с «бизнесом», сейчас именно эта вещь представляла собой большую ценность. В третей ячейке находилось всего несколько артефактов и несколько папок, в папках были собраны компроматы на нескольких госслужащих страны, вращающихся в высших эшелонах власти. Всё это должно было помочь Люциусу не просто отомстить Гарри Поттеру, а измельчить его в порошок и смешать этот порошок с грязью. Вернувшись в холл банка, Люциус, проклиная, на чём свет стоит Гринготс и весь его персонал, направился к выходу из банка. Он пропустил брошенный ему в след взгляд мёртвых серых, словно грозовое небо глаз.

***


Если вам надо совершить что-то незаконное, претящее морали или просто до отвратительности извращённое, то вы не найдёте места для поиска средств и сподвижников лучше чем Нюктон аллея. И если у начала аллеи находятся вполне себе невинные кабаки и таверны, где всякий сброд спивается со свету и сцепляется в драки, то чем дальше вы будете идти тем более опасным будет становиться ваше приключение. За уже не очень то невинными лавками начинается «рынок», туда вхожи только обитатели этого злачного места и смельчаки уверенные в своих силах. Если нужно купить запрещённый ингредиент, раба или яд вам стоит заглянуть сюда. Конечно, если вы не боитесь сами стать товаром, целиком или по частям, это уже как придётся. Здесь можно купить всё, абсолютно всё, лишь бы были деньги, да аргументы в пользу продажи интересующей вас вещи именно вам и именно за ту цену, которую она стоит. Но есть и те, кто идут дальше, за медленно тающим рынком начинаются ночлежки, здесь ошиваются мелкие воришки и убийцы. И если вы ещё живы, значит, обитатели аллеи знают, что тронуть вас будет большой ошибкой с их стороны. Авроры здесь уже не бывают. Здесь царит беззаконие и анархия, грязь и мерзость. Но позвольте предложить вам пройти дальше и вдруг с улицы исчезнут нищие и озябшие жалкие существа, вы наконец дойдёте туда, где находятся те кто управляет всей жизнью аллеи, те к кому стоит обращаться по особым случаям. Здесь вас не тронут, будут вежливы и обходительны, ведь если вы дошли сюда, значит, вы не так просты. Здесь не принято следить за другими, но все следят, здесь не принято подслушивать, но все подслушивают, здесь не принято грубить, грубят только покойники или... Так что если вы войдете в один из кабаков и рявкните на симпатичную официантку, значит у вас особый статус. А те, кто являются особенными, всегда привлекают внимание, так что ничего для Люциуса Малфоя удивительного в том, что на него все обратили внимания, не было. Получив свой скотч, аристократ посмотрел на пустое место перед собой. Встреча, которую он назначил, должна была начаться через три минуты. И как только это время прошло, место перед ним тут же заняли. Это был сухопарый, не вызывающей доверия СВОИМ внешним видом мужчина. У него было худое лицо с чуть кривоватым носом, впавшими глубоко глазами, бегающими туда – сюда. Рот его был почти безгубым, настолько губы были тонкими и бледными.
- Здравствуй Крюк –заметил лорд Малфой и напротив сидящий хмыкнул, что-то в этом хмыке было такого, что будь здесь нормальный человек, ещё не понявший куда попал, он бы тут же всё понял и осознал как коротка его жизнь и как малы его шансы.
- И тебе здравствуй… старый друг – только получив от официантки свой двойной огневиски, ответил «Крюк». – А я слышал что ты погорел, вместе с жёнушкой да наследничком, рад что слухи врут.
- Не врут – без малейшей эмоции в голосе проговорил маг.
- Значит ВСЁ? Не будет больше павлинчиков, а жаль… хорошие птички были. Скажи, - Крюк огляделся – это тебе лорд уготовал?
- Нет. Не он.
- Значит, знаешь кто, мстить думаешь?
- Да.
- И полагаю, что желаешь прибегнуть к моим услугам, не надеюсь даже, мой старый друг, что ты просто так позвал меня выпить. Так кто перешел тебе дорогу, что бы отправиться в плаванье по грязной речушке? – ухмылка, даже не смотря на новости с лица Крюка ни на секунду не исчезала.
- Гарри Поттер… - тихо ответил аристократ.
- Кто? – чуть поперхнувшись виски, удивлённо вопросил Крюк.
- Мальчик-который-выжил.
- Да знаю я кто это – Крюк склонился ближе к столу. – Только вот с каких пор славные герои отечества чистокровные рода уничтожают?
- С недавних, я сюда не на интервью явился Крюк, а за долгом – резко заметил Малфой.
- Ну не долгом, а должком… на такое мой должок не тянет, это у нас птица высокого полета, знаешь ли, я даже не уверен кто был бы дороже министр или Поттер. Министр и новый появиться может.
- Я доплачу, и ты исполнишь клятву, одни плюсы Крюк – голос мага чуть был хрипловат, в нём читалось раздражение и напряжённость.
- Ну хорошо, так чего ты хочешь, друг мой давний?
- Что бы вы нашли его и привели ко мне.
- И всё то?
- Для вас да.
- А что-ж ты дальше делать будешь?
- Дальше он познакомится со «Святым Ником».
- Ну хорошо, а то я уж было думал стареешь, смягчаешься, даже убивать того кто убил твоего наследника не будешь.
- Убивать его я как раз и не собираюсь, ну по крайней мере не скоро.
- Xах…

***


Взгляд серых глаз, существа скрытого тёмной мантией с капюшоном, зорко следил за отражением, на стекле пивного бокала, двух разговаривающих за угловым столиком.

***


Здесь ничего не меняется и если не чертить на стенах каждое утро чёрточку, вскоре потеряешь счёт времени, а затем уже потеряешь себя. Он сидел на краю койки в больничной пижаме и пытался вспомнить всю свою жизнь, каждую её минуту. Только это удерживало его перед пропастью безумия. Его шёпот, тихий и не разборчивый наполнял эту палату, выкрашенную в светлые оттенки. В монотонный гул его шёпота внезапно влились тихие звуки чьих-то шагов, скрип открываемой двери. Снейп повернулся к входу в палату и замер, словно изваяние из известняка или мрамора. К нему подошел, закутанный в тёмно-фиолетовую мантию тот, кого он никак не ожидал здесь увидеть.
-Гарри? – прошептал он, бледными пересохшими губами.
- Здравствуйте профессор – у пришедшего голос был мягкий, но режущий что-то внутри одновременно. Гость чуть обернулся и удостоверившись что соседняя койка не занята, присел на её уголок.
- Зачем?...
- Зачем я пришёл? Поговорить профессор, справиться о вашем здоровье, ведь как пишут газеты вы мой отец, разве не подобает сыну навещать отца? – голос всё ещё был мягок, но в него влился оттенок злой ироничности.
- Прости меня… прости… - тихо запричитал Снейп, он всем своим видом олицетворял жалкость. Профессор зельеварения сильно похудел, его кожа, бледная с желтоватым налётом будто была надета на скелет, который чуть обмазали глиной, что бы он ни рассыпался на отдельные кости. Скулы и до этого выделяющиеся стали ещё более острыми, а нос теперь казался преувеличенно длинным, тёмные глаза, с расширенными зрачками и пожелтевшим белком, подчёркивались потемневшей под ними кожей.
- Не думаю, что могу вас простить сейчас… профессор.
- А когда? Что мне сделать? Гарри, что сделать? – голос у Снейпа был дрожащим, в нем слышался оттенок безумия, всё же всё произошедшее в жизни Северуса Снейпа оказалось слишком… слишком много горя, слишком много одиночества, слишком много боли. Слишком много для одного человека.
- Не знаю, не думаю что смогу, ведь вы даже не представляете через что я прошёл…
- Представляю… прости меня…. Прости, я знаю что ты не можешь, но прошу пожалуйста… я сделаю всё…
- Возможно я бы смог если бы вы знали за что просите прощения. Если бы вы побывав на моём месте просили у меня прошения, возможно, я бы смог вас простить, но не так… - тихо проговорил гость и встал со своего места. Дверь с тихим скрипом закрылась прежде чем Северус Снейп нашёл что ответить.

***


Будь он чуть наивнее, чуть менее подготовленным, ну или не поставленным в известность его слугой, он бы не следил за каждым шорохом и тенью, напоминая себе старого аврора, Грюма. Но зная о слежке, заметить её намного проще, уловить краем глаза тень на стене, услышать за углом чуть сиплое дыхание, разобрать шорохи шагов. И увести преследователя туда, куда надо тебе самому. И вот когда жертва уже почти сама зашла в капкан, выронить случайно что-то из кармана, чуть уйти вперед позволяя преследователю поднять улику. Проклятый тобой предмет, что рассосредоточит жертву, в ведет её в заблуждение и позволит толкнуть её в клетку ловушки.

***


Сельвестер моргнул и туман исчез. Затылок болел от чересчур близкого знакомства с кирпичной кладкой позади. Перед магом стоял тот за кем он следил последние три дня. Мальчик-который-выжил чуть жутковато усмехался. Сельвестер попытался двинуться, но тело его будто окоченело, он был в ловушке. Подросток приблизился к нему, в его глазах не отражалось ничего, это были словно два провала в бездну.
- Так ты и есть один из ищеек Крюка?
Сельвестер не собирался отвечать, уверенный что босс придумает что похуже чем герой всея Британии и светлячок, Гарри Поттер. Но вдруг мнение Сельвестера по поводу святости объекта наблюдения последних трёх дней, довольно ощутимо пошатнулось. Внутри в районе солнечного сплетения, Сельвестер вдруг почувствовал поражающую своей реальностью боль. Он ощущал будто кто-то просунул внутрь него руку и теперь меняет местами все его внутренности. Ко рту подкатил рвотный позыв, и из уголка рта потекла желчь. Сельвестер с ужасом опустил взгляд и осознал что этим кем-то был Гарри Поттер, рука мага будто исчезала внутри него.
- Непередаваемые ощущения, верно? Будто тебя пропускают через мясорубку, будто твои кишки вывалились наружу и с ними играют кошки, хотя… скорее крысы – заговорил вдруг пугающе изменившийся вдруг Поттер. Он прижался к пытаемому им магу и шептал ему на ухо ужасные, но реалистичные образы. Сельвестер закашлял, орошая всё перед собой желчью и кровью.
- С-той… - едва смог выговорить он, впрочем ни на что не надеясь, но маг отступил и вытащил из него руку. На перчатке мага не было ни следа, впрочем Сельвестер с удивлением осознал что на нем нет ни одной раны.
- Ты уже готов поговорить?
-Д-а… - Сельвестер кивнул.
- Ты являешься ищейкой Крюка?
- Да… - маг смотрел на мучителя как-то обреченно, кажется уже смиряясь со своей смертью, но хотя бы не долгой и не мучительной.
- Насколько опасен твой босс?
- Он один из мафиозных боссов магического и магловского миров. – автоматически ответил Сельвестер, он лично считал Крюка одним из самых опаснейших тварей на земле.
- Прям крысиный король… - с усмешкой заметил маг, стоящий перед ним, и стал стягивать одну из перчаток. – А скажи ка мне…. Сельвестер… кажется так, будет ли твой босс сотрудничать со мной?
- Нет, - после того как казалось бы светлый маг, назвал его по имени, Сельвестер осознал бессмысленность вранья. – Ты особый случай, да и не любит босс менять уговоры. Мы не шлюхи что бы подставляться тому кто больше заплатит.
- Что-ж уважаю – кивнул Поттер, стянув перчатку. – Значит второй вариант.
- Какой вариант?
- Запасной план, довольно простой в своей гениальности. Знаешь ли ты о магическом вирусе, Кроатоне? – с некоторой плотоядностью в голосе спросил маг. – Он превращает живое существо в зомби подвластное некроманту, который заразил его этим вирусом, а самое прекрасное, знаешь что? Он может заражать других и те так же будут подвластны всё тому же некроманту, и до определенного момента зомби сходят за тех, кем были при жизни… хотя в прочем они ведь не совсем умирают, некой частью сознания они ещё там…
Некромант постучал по виску схваченного им мага, что застыл перед ним уже нет от магических уз, а от страха. Поттер провел ногтем вниз царапая щёку и шепча что-то под нос. Тело Сельвестера выгнулось и тот, издал пробирающий до дрожи крик, крик был самой последней гранью отчаянья погибающего существа. Сельвестер, бился, пытался сопротивляться безумию, что охватывало его, но все эти попытки были тщетны. Маг видел моменты своей жизни, они выжигались в его сознании. Убийства и кражи что он совершал, шлюхи и выпивка что скрашивали его досуг в барах на Нюктон аллеи, азартные игры и драки. Вся жизнь вспыхивала воспоминанием и гасла, выжигаясь навсегда.

***


Дверь в кабак открылась и сидящие внутри как один повернулись в сторону вошедшего, но поняв что это всего лишь один из своих, вернулись к своим незамысловатым делам. Крюк осушил залпом то, что у него оставалось в стакане и обратил внимание на подошедшего к нему мага, тот был каким-то дерганым, глаза его бегали из стороны в сторону, а на щеках горел лихорадочный румянец.
- Что случилось Сельвестер? Ты выяснил что произошло с Поттером, что мой старый друг решил аж вспомнить наше с ним знакомство, чтоб поймать щенка?
- Да… - голос у мага был дрожащим.
- И что? – Крюк потянулся за бутылкой, на миг потеряв одного из своих шестерок из виду, именно в этот момент Сельвестер бросился на него, завязалась драка…

***


Он возложил на алтарь смерти последний из кусков души Тёмного Лорда. Тот оказался крайне к месту между рогов черепа дракона, на подстилке из осенних листьев, сбрызнутых кровью мертвеца и осыпанного пылью потухших звёзд. Последний раз он собирался призвать души из за грани для своего врага. Разум Лорда и так подёрнутый дымкой, теперь боялся каждой тени, в ней видя пристанище для мертвецов. Пора было заканчивать эту часть пьесы. Он вычертил пентаграмму вокруг алтаря, и выпрямился откладывая мел в сторону.
- Я прошу явится на мой зов душу, заблудшей, душу умершей, душу несчастной. Душу Меропы Гонт, что покинула этот мир 31 декабря 1926 года по христианскому календарю – некромант резанул по своей руке, ритуальным кинжалом, орошая своей кровью алтарь. – А на откуп тебе, моя госпожа, я отдаю кусок души моего врага, что бы ты могла его пожрать, и кровь свою что бы утолить твою жажду. Смерть, я преклонённый твой слуга, прошу отпустить душу, которую я зову, на срок не более трёх дней, считая от заката завтрашнего дня.
Алтарь в центре пентаграммы стал осыпаться, будто поражённый временем, из пола в верх взметнулись костлявые руки, они цеплялись за рассыпающийся алтарь, одна, вторая, третья.,
Наконец они схватили с алтаря крестраж и раздался предсмертный крик. Несколько рук утащили вместилище крестража в пол. Стены залы покрылись льдом, а оставшиеся костлявые руки заскребли по краю пентаграммы, будто пытаясь выбраться, и оставляя борозды от ногтей, исчезли туда откуда появились. Пентаграмма, вспыхнув, оставила выделенный след на полу. Маг отошел от края той бездны, которую открыл в очередной раз и позволил себе вздохнуть. Когда-нибудь он совершит ошибку и слуги смерти, алчущие жнецы, затянут его под пол к своей госпоже. И душа его отправится в путь по реке. Ну а до того момента, у него почти что безграничная власть над смертью и жизнью. Он последний из, когда то благословенного смертью рода, потомок единственного не опорочившего дар великой госпожи, и возможно его путешествие за грань будет действительно увлекательно. Бледное будто каменное лицо некроманта перекосила усмешка и он направился к лестнице наверх. Стоило отдохнуть.

***


С закатом в тишине не раздались шорохи шагов пришедших мертвецов. Не появились убитые им души, не пришли терзать его детские страхи. Всё было тихо и измученный бессонницей и кошмарами Лорд, опустил палочку, рука уже устала держать её и тряслась от напряжения. Тишина, блаженная и обманчива ласковая. Но сон не шёл, будто ему больше не было места в этой комнате. В тишине и тусклом мерцании свечей время будто растворялось, текло и исчезало. Возможно, прошло несколько минут, а может несколько часов, прежде чем Лорд заметил ЕЁ. Она сидела на краюшке кровати, не отрывая от него своего взора. Она толи любовалась им, толи плакала по нему, он не мог понять. Лорд тоже смотрел на неё, возможно, он окончательно сошел с ума. Она не была красива, измученная худобой, со свалявшимися тусклыми волосами, и болезненно бледная. Её черты лица отнюдь не были правильными, искажённые близкородственными связями из поколения в поколение. Но от всех этих изъянов она казалась лишь более реальной.
- Мама… - проговорил он осипшим голосом, он нашел лишь одну её фотографию, и та была в газете. Он так часто твердил себе, что ненавидит её, так часто уверял что презирает. Но сейчас напуганный близящейся расправой, доведенный почти до срыва, он ни чувствовал и капли тех чувств, что воспитывал в себе. Ему лишь хотелось прижаться к ней, будто он ребенок и просить защитить его. После того как он нарушил молчание, она улыбнулась ласково и встала, подошла к нему и присела перед ним.
- Бедный мой ребенок, как я виновата, как я оставила тебя такого маленького, в этом жестоком мире… я должна была забрать тебя с собой, не показывать тебе всей грязи этого света – зашептала она ласково, протянув руку и поглаживая его по щеке. – Мой маленький повелитель, моё сокровище и счастье, как я виновата перед тобой, что не защитила тогда, что позволила смерти разлучить нас. Ты мой самый дорогой, самый прекрасный дар небес.
- Мама… - Лорд потянулся и дотронулся до лица призрака, то было будто настоящее, тёплое осязаемое.
- Я пришла за тобой, мой бедный ребенок, я защищу тебя. Пойдем со мной, и мы будем вместе, ничто больше не разлучит нас… - прошептала Меропа, обнимая скрючившегося на полу сына, который вдруг забился плачем. Доведенный до грани он был согласен на всё лишь бы прекратить эту череду кошмаров. Лишь бы быть защищённым. – Мой бедный мальчик.
Зашептала Меропа, глядя лысую голову своего задержавшегося в мире живых сына. – Мой бедный ребенок…
Она ласково утешала его, даря ту любовь, которую Темный Лорд никогда не знал и жаждя в детстве, так сильно стал презирать в юности. Она ласково обнимала его, гладила и шептала утешающие слова. С рассветом она не истлела, как истлевали все мертвецы его кошмаров, и он не открыл дверей пожирателям, которые стучали в них, лишь погнал прочь. А затем вернулся в объятья матери. А через три дня, пожиратели обеспокоенные исчезновением метки взломали дверь спальни Лорда, и нашли его обескровленное тело в ванне. Его мёртвая, зеленовато-белая кожа, резко контрастировала с окрашенной кровью водой. Её цвет напоминал глаза Лорда, сейчас тупо смотрящие куда-то в угол. Защита вокруг особняка слабла, а за воротами уже слышались хлопки аппарации авроров.

***


Он стоял на краю холма, наблюдая за тем, как крошится и тлеет могущество мёртвого Лорда. Как не смешно он исполнил пророчество старика, вот только мерзкому кукловоду это не принесет ни славы, ни власти. Он останется лишь жалкой пешкой в стареньком наборе шахмат в доме престарелых. И до скончания веков, ему быть пешкой в старческих, морщинистых руках, пропахших лекарствами, мочой и смертью. Ему не уйти за грань, госпожа смерть не примет его в свои сады, ему навеки уготован дар истинного бессмертия, бессмертия сводящего с ума, но не дающего сойти с ума. И, пожалуй, по мнению некроманта, его участь была хуже остальных участей. Пусть невзрачна, не кровава и не ужасающая его месть на первый взгляд, но если хотя бы на миг подумать, самая пугающая из всех. Все они умрут, рано или поздно последуют за Лордом. И Снейп и Малфой. Они обретут долгожданный покой в садах смерти, выберут свой путь. И пусть Лорд, разорвавший свою душу, не сможет пойти по этому пути, дух его матери унесет его с собой. Это было в некотором смысле милосердие, а в некотором смысле нежелание делать, чью то участь хуже участи старика. Лорд Малфой, пусть и потеряет всё при жизни и вскоре попадет в расставленный для него капкан, но умерев пойдёт своим путём, и что бы не было за гранью найдет там свой покой. Та же участь когда-нибудь постигнет и Северуса Снейпа. Но что касается директора, то он застрял в этом чёртовом мирке навечно, а вечно это очень долго…
Кто-то подпалил особняк, и теперь пожиратели выпрыгивали из окон. Гарольд усмехнулся, наблюдая как один из пожирателей упал на чугунную ограду, после того как в него попал Ступефай.
-Прощай Том, надеюсь ты больше не воскреснешь.

***


Она обнимала его тело, прижимала к своей груди его голову и плакала, склонившись к нему. Она убаюкивала его словно мать. Вокруг неё валялись трупы пожирателей, валялся её муж и его брат, а огонь подбирался по полу к её юбкам. Но она не собиралась ходить, она не покинет своего Лорда. Она обнимала его ласково как мать, она обнимала его окоченевшее жалкое тело и шептала обещанье, что вскоре она придёт к нему. Она рыдала, и за рыданьями не слышала шагов врывающихся в комнату авроров, не видела зелёной вспышки Авады. Глаза её от слез слепым взглядом, так и остались, прикованы к лицу возлюбленного, с которым она не могла быть при жизни. *

***


Он почти закончил, остались лишь завершающие па. Вскоре все кто поломали его, сломаются сами. Кто остался? Кто не сломлен, и не заманён в ловушку? Таких нет. Люциус Малфой, уже сейчас открывает дверь в своём жалком убежище, неминуемой беде. Он позволил себе усмешку. Колокольчик кабака звякнул и не заметивший его сиятельный лорд, озираясь по сторонам, направился к столику, где сидел его давний знакомый. Малфой опустился на стул рядом с другом.
- Почему ты позвал меня, мы же, кажется, уславливались, что ты ловишь мальчишку и приводишь ко мне, а до этого мы не видимся.
- Да уславливались… да кое-что переменилось… - голос у мага был прогнивший, в нем слышалось дыханье смерти, и бывшего лорда это насторожило, он достал под столом палочку.
- Что изменилось Крюк?
- Обстоятельства, не ты теперь музыку заказываешь… - с кривой усмешкой заметил маг, что-то в его облике напрягало Малфоя, но тот никак не мог понять что.
- Хочешь больше денег?
- Нет, деньги уже ничего не решат, деньги мертвецам не нужны… теперь ты добыча, а не Поттер… - с усмешкой заметил Крюк. Люциус Малфой молниеносно вытащил палочку.
- Авада Кедавра! – зелёная вспышка поразила бывшего друга, и тот безвольной куклой обвис на стуле.
Никто не двинулся с места, лишь громкие хлопки раздались из угла. Люциус тут же посмотрел туда. Фигура в углу отбросила капюшон, и Малфой узнал в ней Гарри Поттера.
- Мелкий щенок! Думаешь, ты победил? Я легко убью этих жалких отбросов и доберусь до тебя…
- Да, думаю что победил… видишь ли Люциус, когда решаешь раздавить пчелу, стоит удостоверится, а не королева ли она улья. – улыбка Поттера была торжествующей, Малфой дёрнул было рукой, но осознал что их кто-то держит. Он перевел взгляд и увидел Крюка. Тот держал его руки прижимая к столу. И наконец, Люциус понял, что его так беспокоило в его бывшем друге, его стеклянные мертвые глаза, обыкновенно такие живые. Мертвеца нельзя убить. Только уничтожить, например, сжечь, но Авада на них не действовала, он попался. Люциус огляделся, у всех в кабаке чьи лица он мог разглядеть был этот взгляд. Мёртвый и стеклянный, а затем они все посмотрели на него и встав со своих мест направились к нему. Тут Люциус почувствовал, что из его плотно сжатой руки вынимают палочку. Он попытался дернутся и обратил внимание на того кто пытался забрать его палочку, и тут же отпустил её. Перед ним был его сын.
- Драко…
Юноша забрав палочку, подошел к некроманту и отдал её ему, тот убрал её в карман.
- Думаю что всё должно быть честно, раз у них нет палочки, то и у тебя не должно быть, Люциус. Я конечно не думаю что ты стал бы все здесь палить, так как здесь твой сын, но всё же…
- Это не мой сын, это морок!
- Вовсе нет – Поттер погладил подошедшего к нему бледного юношу по лицу. – это Драко, я, а не ты спас его, вернул из-за грани… правда это налагает свои отпечатки, возвращённый служит тому кто его вернул.
- Ты… ты…
- Не можете найти слов сиятельный лорд Малфой? Я подскажу – ты смерть… - Некромант улыбнулся, и повернулся к Малфою младшему. – Проследи чтобы все прошло гладко, а затем уничтожь зомби и можешь возвращаться домой.
- Оставляешь ему грязную работу убить меня?
- Вовсе нет, Люциус, я не такой ублюдок как ты, убьют тебя эти отбросы, точнее они сожрут тебя заживо, а Драко просто проследит что бы вам никто не помешал.
- Не ублюдок? Ты заставляешь моего сына смотреть, как меня убьют!
- Я не заставляю, Люциус, Драко ненавидит тебя, за все что ты сделал с его матерью и с вашей семьёй, с тем кого он любил при жизни, и за то что ты оказался таким трусом и размазнёй что позволил пытать и убить его. Драко НЕНАВИДЕТ тебя, я не заставляю его смотреть, я более чем уверен что зомби выполнят то что я им приказал, Драко сам хочет посмотреть как ты, кусок говна, будешь орать от боли и молить о прощении. Люциус перевел взгляд на сына, ни один мускул на лице того не дрогнул, холодная высокомерная маска.
- Отец, ты опозорил род и привел к его гибели, к моей гибели и к гибели матери, ты омерзителен мне – бывший когда-то при жизни Драко Малфой чуть улыбнулся. За его спиной звякнул звоночек, возвещая об уходе хозяина. И Драко махнул рукой.
- Ешьте…
Возможно что-то в нем и воспротивилось бы этому действу, но внутри он был пуст и все что имело значение это счастье и благополучие хозяина. Зал кабака огласил вопль.

***


Он не помнил, как пришел сюда, но он знал, что переступил порог рано утром, когда жители Косой аллеи только-только просыпаются в своих постелях, а жители Нюктон аллеи уже ложатся в свои. Он прошел в центр главной комнаты и опустился на один из диванчиков. Его обнаружили только вечером, на нем почти сразу застегнули ошейник. Тот звякнул своим замком и вспыхнул рунами. Он стал одной из безликих подстилок. Он шлюха на любителя, но не так много для подобных любителей шлюх. Не многий товар можно насиловать, резать, пытать… Он безропотно терпел все, он кричал когда на то было разрешение, и податливо отдавался когда того хотели. Его сознание и до того затуманенное безумием, теперь окончательно потеряло связь с реальностью, и порой он едва мог вспомнить почему он здесь… чего он ждёт… чьих слов прощения и утешения? Он едва мог помнить сейчас, с зельями забытья, что уже, кажется, полностью заменили ему кровь, с этим зыбучим песком, что струился между пальцев в безразличной череде пыток.

***


Он вернулся глубокой ночью, снял окровавленную верхнюю мантию, пропахшую отвратительным запахом костра из трупов, и повесил на крючок в прихожей. Разулся и направился в ванную. Вымывшись, и оттершись от отвратительного запаха смерти, он вошел в свою спальню. Уже занимался рассвет, часы внизу в холе пробили четыре раза. Он посмотрелся в зеркало, застёгивая манжеты, чистой, выбеленной рубашки. Зачесав волосы назад, он спустился по лестнице вниз, и войдя в кухню взмахом палочки включил плиту. Достал серебряный поднос и поставил на него чашку с блюдцем и тарелочку под тосты. На плите оказалась турка для кофе, и через некоторое время по помещению поплыл чарующий аромат свежезаваренного кофе. Ему не надо спать, есть ему тоже не надо, единственная его нужда, единственная его мысль это благополучие некроманта вернувшего его с того света. На тарелке появляются два тоста с ветчиной и сыром, в чашку он наливает свежезаваренный крепкий кофе. А с боку у тарелки кладет утренею почту принесенную совой. Часы в холе бьют семь раз, когда он медленно поднимается по лестнице на второй этаж. Отворяет дверь в его спальню, и ставит поднос на тумбочку по правую сторону от изголовья.
- Гарри просыпайся… - мягко будит он хозяина и тот морщит нос. Драко раздёргивает в стороны тяжёлые шторы, и утренний свет заливает комнату, и со стороны кровати слышится недовольный стон.
- Драко… чёрт возьми… такая рань… - ворчит юноша, но все равно садиться и тянется. – Когда ты вернулся?
- Около двух.
- Как всё прошло? – любопытствует юноша и тянется к завтраку.
- Они растерзали его довольно быстро…
- Жаль… - не теряя аппетита, заметил некромант и облизнулся. Драко чуть улыбнулся и показал на правую щёку, где остался соус от сэндвича, Гарри стёр её ладонью, и допив кофе взял первое письмо, на нем значился неизвестный ему герб. Некромант вскрыл его ногтем, при этом браслет из цепей на руке звякнул. Гарри это все напомнило некоторую пародию на письмо из Хогвартса. Он развернул письмо и нахмурился при первых же строках, впрочем, это было довольно интересно. В Англии некромантия была строга запрещена, за это не просто отправляли в Азкабан, а сразу отдавали дементорам. Всё что было связано с некромантией было уничтожено ещё со времен войны с Гриндевальдом. Так что английское министерство магии не могло засечь на своей территории появление некроманта. Прекрасное место, что бы спрятаться, но если попробуешь использовать или развивать своё искусство то тут тебя ждёт горькое разочарование, не материалов, ни мест. Но не во всех странах некромантия была под запретом, ни во всех странах всё связанное с ней было уничтожено. И как это ни иронично, но в центре католического мира, в благословенном Риме, под землёй, в неком подобии отдела тайн в Италии, некромантия не просто изучалась, но и процветала. И его приглашали туда, некромантов в мире насчитывалось всего четверо, и он входил в их число. За печатью министра магии Италии, стояло предложение о работе в отделе развития магии, и обещание о неприкосновенности, и предоставлении земли, поместья и титула Патриция. Гарри хмыкнул и бросил взгляд на тоскливый пейзаж за окном враждебной отныне для него страны, с которой было связанна вся боль и всё зло что он пережил. Всё это хотелось упаковать и оставить, забыть на пироне в большом чемодане.
Он сделал для этой чёртовой страны, то, что был должен и даже больше, и не трепетал желанием оставаться здесь более, осталось только одно дело, а потом он уедет. Заберет с собой старого домовика, поместье и Драко и начнёт совершенно новую жизнь, под другим именем, с другой целью. Окончание мести не должно значить окончание существования, если не теряться в месте, можно найти и новый смысл что бы жить, ведь месть по сути, всего лишь черта которую мы подводим под одной жизнью, что бы начать новую. А старую завершить и не вспоминать о ней более.

***


Он зашел в комнату, где на полу свернулось калачиком обнажённое тело. При звуке его шагов тело задрожало, видимо не убаюканное сейчас дурманом зелий.
- Здравствуйте профессор. – прозвучал знакомый Северусу голос и тот повернулся, у него стоял тот кого он уже почти забыл, но в миг вспомнил, и вспомнил почему он здесь.
- Прости меня, Гарри, я знаю теперь за что прошу прошения, знаю… теперь, ты простишь меня? – зашептал Северус Снейп, цепляясь за мантию гостя, его комнаты в третьесортном борделе.
Гость улыбнулся, обманчиво нежно, и от того ещё жестче прозвучал его ответ.
- Нет!
- Почему… - в голосе профессора было столько отчаянья что его могло хватить чтобы наполнить им графин без дна.
- По тому что вы не знаете за что просите прощения, я не сломался, в отличии от вас, я отомстил, я не пришёл к подобному по доброй воле, и я боролся, пусть мои трепыхания были жалки, но в результате лягушка все же взбила масло, верно? – Поттер усмехнулся. – Я был жалким для вас, я был жалким для себя, но я это исправил, я стал другим. Я стал жёстким, я похоронил сам себя, написав на могильном камне в душе прощальные слова, чтобы выжить. Вы же сдались, вы не знаете, за что просите прощения, так что и прощать мне вас не за что… впрочем, вы достаточно жалки, что бы я чувствовал к вам ненависть, и, помня с некоторой ностальгией мои года в Хогвартсе, я даже не презираю вас… мне вас жаль. Прощайте профессор, надеюсь, я хорошо ответил ваш урок.

***


Он как и в свои 11 лет, снова был на вокзале, но на этот раз он знал где платформа 9 и ¾, он отправлялся в новый мир, но вовсе не чувствовал беспокойства, светловолосый юноша рядом, шел толкая тележку вперед и читая одновременно буклет.
- Здесь написано, что мы будем ехать под землёй, в тоннеле, что бы преодолеть пролив. А весь путь от Лондона до Рима займёт не более трёх часов.
- Иногда мне становится грустно – с легкой улыбкой заметил Гарри, подходя к барьеру.
- Почему? – спросил Драко, уже входя в тайный проход.
- По тому что я уже больше не поеду на алом паровозе с Гермионой и Роном, тогда всё было похоже на сказку – ответил Гарольд уже перешагнув барьер и смотрел на поезд, не отличимый от магловского скоростного поезда.
- Ты скучаешь?
- В какой то мере, впрочем тебе я могу доверять, и сказка, это лишь сказка, а из сказок все вырастают, рано или поздно, моя сказка подошла бы к концу.

Конец.





*Посвящается одной безумной Белатрис, выбешивающей меня почти каждый день, но все равно безмерно любимой.

P.S. Не отписывайтесь, вас ждёт ещё запутанная серия эпилогов.

Пожалуйста ответьте - понравилась ли вам глава? Какие общие впечатления о



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Lady_of_the_flameДата: Среда, 21.10.2015, 20:07 | Сообщение # 311
Душа Пламени
Сообщений: 1100
« 115 »
Эпилог №1
Он выдохнул и открыл глаза. Его тело онемело от холода, и жёсткие пружины из продавленного дивана, будто проткнули его спину.
- Я показал тебе, как ты и попросил, последствия твоего решения жить. – раздался голос мага, тот склонился у камина и грел руки от потрескивающего, будто иллюзорного, огня.
- Да… - Гарри с трудом сел и устремил взор на огонь, а затем встал и подойдя к магу протянул руки к огню, как и он.
- А что за левой дверью? – Тихо спросил он, у давно покинувшего человеческий мир предка.
- Зачем тебе знать, разве ты не собираешься пройти в правую, отомстить? – Хотя голос некроманта был столь же без эмоционален и холоден, но Гарри заметил удивлённый взгляд направленный некромантом на него.
- Нет, я не собираюсь возвращаться, да я смог отомстить, но сколько людей я при этом убил! Сколько ужасных поступков я совершил, после всего того что я сотворю если вернусь, я уже никогда не смогу вновь стать человеком. Я стану чудовищем, монстром. И тогда, тогда они действительно меня сломают. Сейчас я ещё могу чувствовать сострадание, ещё могу любить, Я не хочу становиться тем пустым сосудом смерти, что я видел. Лучше я пойду дальше, возможно там будет что-то хорошее.
Некромант впервые ласково ему улыбнулся.
- Да, возможно, и как мне не жаль, что мой род прервётся сейчас, но я чувствую странное тепло, и гордость, что он прервётся на тебе. На том, кто достоин, и искупил все грехи рода, на том кто несмотря ни на что не стал подобен тьме.
Некромант выпрямился и протянул руку юному магу.
- Пойдём, Гарри, не бойся, ты не один, ты наконец идёшь к семье. Мама и Папа уже заждались тебя. – Холодный маг, сам по себе преобразился, и превратился в незнакомца без лица, без возраста, без пола. – Пойдём, последний из благословлённого рода. Пойдём в новый мир.
Гарри взял руку без страха и левая дверь отворилась…

***
А, теперь, остановись, не стоит, если тебе понравился конец, это читать, но если тебе ещё мало драмы – вперёд!
Эпилог №2
Он вынырнул из спасительной фантазии, которая уже рассыпалась смертью, и снова уставился в белый потолок палаты. Некоторое время он смотрел на него затуманенным от лекарств взглядом, размышляя о других мирах, или об этом, разве можно понять в безумном взгляде, что твориться внутри его обладателя. Впрочем, возможно там ничего и не происходило, была лишь чёрная липкая пустота, белеющая, холодная и не осязаемая в следующий момент. Вдруг в его маленький уютный мирок, забарабанила рука, можно было увидеть фигуру ангела который, был по ту сторону зеркальной глади. Его лица дотронулась нежная бледная рука.
- Гарри... - В голосе пришедшего было столько боли и нежности, что они рассеяли часть тумана, и он разглядел светло-серые глаза, которые напоминали весенний ветер, колючий, холодный, но несущий в себе запах скорого лета. Он улыбнулся, он знал обладателя этих глаз, который заботился о нём, с тех пор, как он был здесь, в этой белой комнате, пахнущей лекарствами, отчаяньем и побелкой. Его личный ангел, отчего-то заплакал, гладя его по щеке.
- Мой сломанный ворон. – Тихо проговорил юноша с серыми глазами, и он вдруг понял, с ним прощаются, с ним и с миром, и он захотел сам заплакать, но вышла счастливая улыбка, от которой ангел лишь склонился к нему ближе. Там за толщей зеркал, за дверью в палату, раздался шум. Крики и гул всё нарастал и зеркала начали дрожать и трескаться. Страх обуял сердце, его будто обхватили костлявые руки дементора, но он не мог закричать или двинуться, лишь улыбка сошла с его лица. Юноша что приходил в его мир, выпрямился, и достал из складок мантии, напоминающей крылья, стеклянный пузырёк.
- Хватит боли, они уже почти нашли нас, но я не могу позволить пытать тебя снова, и не могу оставить тебя. Ты же веришь мне, правда, Гарри? - Голос юноши дрожал, словно струна гитары от неловкого касания. Он улыбнулся, он не понимал о чём, говорил его ангел, но ему не хотелось видеть слёзы, которые сейчас капали с подбородка юноши.
Ангел открыл пузырёк и вылил его содержимое себе в рот, после чего склонился к нему. Его губы были нежными и горячими, их касание не было мимолётным как обычно, так что он почувствовал их вкус, острый с горчинкой, но это был не их вкус, а вкус того что было в пузырьке. Через миг сердце будто сжали, и стало невыносимо больно, но лишь миг, а затем всё стало застилать туманом. Он ещё слышал, как кто-то разрушил стену в его палату, и радостно-горестный возглас. Этот страшный, страшный мир, оставался за гранью, и больше не достанет его. Это страшное волшебство, и его кошмары, их больше нет. Он оказался слишком слабым, чтобы выдержать все испытания, которые придумала ему толи судьба, толи чей-то коварный ум. Оказался слишком слаб и оказался там, где оказываются те, кто сломались. Оказался за гранью забвения, и мир более был не властен, причинить ему боль, которая сломала бы его. Тёплое тело его ангела, и наполненный тоской поцелуй, мягкие объятья того, кто не смог его защитить. Впрочем, это не было его вина.
- Драко... - Тихо прошептал он имя того кто спрятал его в этом месте, подальше от магического мира. Но не достаточно далеко, того кто забрал, выкрал его из Хогвартса, когда он сам больше не мог, не осознавал происходящее. Он обнял его в ответ, уже слабеющими руками, и мир погас, погас для него окончательно.

Правда не читайте, всё только будет ухудшатся!

Эпилог №3
Он очнулся от марева наркотического сна, и ещё долго пытался разглядеть несуществующие звёзды в непроглядной мгле затхлого пространства. Проведя так возможно час, или может пятнадцать минут, он сел, облокотился на твёрдую неровную стену. Дрожащей рукой взял ложку, со следами пламени и чёрным налётом. Высыпал в ложку ещё порошка и чиркнул зажигалку. Ещё раз. Ещё раз. И ещё. Наконец кремень высек искру, и вспыхнуло тусклое пламя, в свете которого можно было увидеть грязные стены чулана, с его низким потолком и тонким матрасом на полу. Он ненавидел лето, когда он был заперт здесь, впрочем, он ненавидел и остальное время года, ненавидел унылые стены школы Святого Брутуса, которые скрывали за собой множество отчаявшихся, жестоких брошенных на произвол судьбы подростков, отбросов общества, которые построили в ответ своё общество, где главным была сила и ещё раз сила. Если ты слаб, ты никто, а он был слаб, как не пытался стать сильнее. Он уставший быть отбросом среди отбросов, выдумал свой мирок, мирок, где всё было по другому, всё было так как ненавидели его ненавистные родственники, где он был героем, где была магия, и где его все любили. Но даже тот мир вдруг обратился в прах, по началу в нём лишь проступали преследовавшие его в реальном мире ужасы, но они становились всё реальнее, и в конце концов захватили его мирок и стали там править вместо него, и прекрасный мир стал столь же отвратителен как и реальный. Он бросил потухшую зажигалку, и перетянул руку жгутом, секундная обжигающая боль, растекающаяся блаженством по телу. И сладкие миры, заменяющие разрушенный мир, у него было тысячи таких миров, некоторые совсем странные, а некоторые реалистичные, где-то было лучше, где-то хуже. Но все они были лишь выдумкой, его спасеньем. Магии нет, но никто не может запретить ему мечтать, о том, что его родители не были кончеными алкоголиками, а он не трудный подросток, а магический герой. И в одном из миров, а может и в нескольких, он будет счастлив. И возможно когда ни будь выбрав один, он навсегда уйдёт в него, лишь чуть больше порошка, лишь чуть больше отчаянья. Здесь ему всё равно нечего было делать.



Carpe diem
 
katyaДата: Четверг, 22.10.2015, 09:54 | Сообщение # 312
Друид жизни
Сообщений: 192
« 6 »
Замечательная работа!
 
Форум » Хранилище свитков » Слэш » "Закон № 315" (ПРОДА с 9 по 15 главы) 10.08.15г. (СС/ГП, ЛМ/ГП~слэш~NC-21~ Кинк, даркфик~макси~в работе)
Страница 11 из 11«1291011
Поиск: