Армия Запретного леса

Пятница, 21.02.2020, 19:07
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 14 из 14
  • «
  • 1
  • 2
  • 12
  • 13
  • 14
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Telum dat ius ...* (закончен) (AU, drama, приключения, макси)
Telum dat ius ...* (закончен)
alexz105Дата: Суббота, 17.09.2011, 14:49 | Сообщение # 1
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »

Название фанфика: Telum dat ius ...*
Автор: alexz105
Бета : veniamel
Гамма: senezh
Рейтинг: R
Пейринг:ГП/ГГ, РУ,м-р Оливандер
Жанр: AU, drama, приключения
Размер: макси
Статус: закончен
Саммари: Оружие дает право и диктует темп... 7-ой курс. ООС и AU относительно 7 книги.
Предупреждения:ООС, AUДиклеймер: всем владеет Ро




Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 23.09.2012, 21:51 | Сообщение # 391
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 59.
Поттер и Марчбэнкс мрачно молчали, сидя по разные стороны стола. Попечительница с тревогой всматривалась в лицо юного директора. Сколько надежд она связывала с этим мальчиком. Как она радовалась каждой его удаче, каждой победе, каждому сознательному поступку и первым росткам мудрости. И вот теперь она сама должна разрешить ему выйти на поединок, последствия которого так непредсказуемы, в результате которого могут оказаться ложными самые хитроумные расчеты и логические построения. Великий Мерлин! Если Поттер погибнет, то все рухнет, и магический мир на сотни лет окажется во власти маньяка и честолюбца, которому мало одной прожитой жизни. Который готов кидать людей, как дрова, в топку своего бессмертия, гордыни и честолюбия!
Волнение сжало ее горло стальным обручем.
- Как по-вашему, он будет ждать до утра? – за последнюю четверть часа это были первые слова Поттера.
Гризельда сделала над собой усилие, чтобы голос не дрогнул.
- Я думаю, что он не будет ждать. Ему нет резона давать вам отдохнуть и восстановиться. Если мои расчеты верны, то нападение произойдет в ближайшие часы. Командиров мы предупредили, так что остается только ждать. Сейчас меня беспокоит ваша решимость выйти на дуэль с Воландемортом. Я планировала заманить его в ловушку, а вы хотите дать противнику то, чего он и добивался. У вас появился свой план?
Поттер утвердительно кивнул.
- Да. У меня есть план. Попытка заманить Воландеморта обойдется нам в десятки, а то и сотни жизней. Я не хочу этого.
Перед тем, как затеять с Марчбэнкс этот разговор, Гарри долго размышлял о том, что всю жизнь – еще с младенческого возраста - им управляют. Запихали к тетке, чтобы вырос обозленным и закомплексованным. Лишили тепла и ласки, чтобы безоглядно поверил первому же мерзавцу, который приласкает его и проявит заботу. Окружили нужными людьми, чтобы никто не вмешался в формирование будущего героя-мученика. Выстроили вокруг него убедительную и многослойную систему контроля и наблюдения. Талантливо использовали каждый его шаг для обоснования заложенных в него предубеждений. Разделили весь мир на друзей и врагов…
Только случай уберег его от гибели по схеме, задуманной Дамблдором. И вот, пройдя через слепую месть, душевные метания, осознание своей силы и правильности выбранного пути, он пришел туда же, куда его и вели – к поединку с Воландемортом. Который теперь вдвойне опасен, потому что им управляет очень хитрый и изворотливый маг. Да что за наваждение такое? Неужели все было зря? Не может быть!
Еще ему было особенно неприятно, что опять он пойдет в бой, не зная всего до конца. Не понимая полностью замысла Дамблдора. И его самая ближайшая помощница и советница, которой он привык доверять, не может или не хочет рассказать ему все, что знает.
- Почему я не могу узнать все то, что известно вам? – спросил он снова.
Миссис Марчбэнкс сдвинула брови.
- Ты хочешь, чтобы я была с тобой полностью откровенна, потому что считаешь, что тобой опять манипулируют? Так вот, проблема совсем не в этом. Обстоятельства этого дела таковы, что могут вызвать у тебя даже некоторую жалость и сочувствие к главному виновнику всех последних бед магического мира. Понимаешь? Я боюсь, что по юношеской сентиментальности ты можешь уровнять на своих внутренних весах давнюю трагедию одной магической семьи с нынешними бедами, терзающими тысячи людей! Я не беспокоюсь за Поттера-воина, я боюсь за Гарри – доброго мальчика, несвоевременная жалость которого может дорого обойтись и ему самому, и людям, которые ему доверились!
- Это связано с сестрой Дамблдора? С Арианой, да?
- Ничего я тебе не скажу, мистер Поттер! Надо довести дело до конца, а потом задавать вопросы! Раз уж ты принял решение, то сейчас твоя задача - сразиться и победить! – отрезала Гризельда.
Гарри с невольным восхищением взглянул на престарелую волшебницу. Вот это тетка! Перед ним сидела не немощная женщина, а суровый и жесткий боец. И хватка у нее была железная. И била она в самую точку! Чего он разнылся? Из-за того, что его обманул один гад, теперь на всю жизнь потерять доверие к людям? Не дождется!
- Ладно, проехали, - примирительно сказал он, - потом расскажете.
- И вот еще, Поттер… - Гризельда кивнула и продолжила. - Какое заклинание, кроме Экспелиармуса, вы применяли против Воландеморта?
Гарри начал вспоминать.
- Нет. Больше никаких не применял.
- Так вот. Я не знаю, какой у вас план и, возможно, перестраховываюсь, но если будете сражаться с Лордом, то об этом заклинании забудьте. Понятно?
- Понятно. А почему? Или это тоже тайна?
- Нет - не тайна. Дамблдор, скорее всего, рассчитывает, что вы примените именно это заклинание. Не надо давать ему дополнительных шансов на победу.
- Хорошо, буду иметь в виду. Но в мои планы не входит обезоруживать и пленять Воландеморта.
Гарри поморщился и потер ладонью шрам на лбу.
* * *
- Блейз, да держи же ты крепче, дементор тебя побери!
- Да держу я. Чего ты разорался? Лучше помоги Малфою, а то он опять вниз по трубе уедет!
- Не ссорьтесь, мальчики. Вы так хорошо справились.
- Гермиона, отставь ларец подальше, а то наследники Слизерина его растопчут!
Молодые люди вылезли, наконец, из разъятого жерла подземного хода, ведущего в Тайную комнату, и в блаженном забытье растянулись на полу среди разъехавшихся тумб умывальников. Выглядели они ужасно: покрытые толстым слоем грязи, в изорванной одежде и с искаженными от длительных усилий лицами. Рядом с ними валялось несколько больших свертков из змеиной кожи.
- Можно, я останусь тут жить? – мечтательно протянул Рон, с хрустом потягиваясь всем телом.
- Так я тебя и пустила! – взвизгнула из-под потолка Плакса Миртл. – Что вы тут устроили в моем туалете? Все разгромили, грязи натащили, представляю, какой тут запах! Хорошо, что я его не чувствую!
- А я чувствую! – мрачно отозвался Драко Малфой. – Можно, я стану привидением, чтобы не чувствовать эту мерзость?
Щеки Плаксы Миртл слегка затуманились, что обозначало румянец от смущения и удовольствия.
- Конечно, Драко! Только сначала вымойся в ванной для старост. А я приду туда поболтать с тобой.
- Поздравляю, Драко, - Блейз лежал лицом вниз, но его плечи тряслись от смеха, - тебе сделали предложение, от которого нормальный мужчина не может отказаться!
- Фу, мальчики, перестаньте пошлить! – Гермиона с трудом села и покачала головой. – Рон, как же вы с Гарри проделали весь этот путь на втором курсе?
- В двенадцать лет было легче – не так больно падать, и запахи были не такими кошмарными, - проворчал Рон, ощупывая шишку на макушке.
Малфой издевательски хмыкнул.
Рон немедленно ощетинился.
- Если попробуешь вякнуть что-нибудь насчет свинарника – получишь в морду, хорек!
- Великий Салазар! Сколько экспрессии, Уизли! Никто не собирается обсуждать жилище твоего семейства. Живите хоть в свинарнике, хоть в скворечнике!
Пока Рон соображал, можно ли считать последнюю фразу Малфоя оскорблением для своей семьи, Луна отозвалась своим обычным слегка мечтательным голосом.
- Знакомые моего папы говорят, что наш дом похож на скворечник.
- Лавгуд, вы с Уизли так подходите друг другу. Просто идеальная пара!
Блейз и Драко дружно расхохотались.
Рон, готовый порвать обоих насмешников на лоскутки, так и подскочил на месте.
- Все, хватит, посмеялись - и за дело. Миссис Марчбэнкс ждет нас, - поспешно вмешалась Гермиона.
- Меня никто не ждет, кроме решеток Азкабана, - проворчал Драко.
- Драко, вы, наверное, не понимаете. Но если мы нашли то, что нужно, вам будут благодарны и простят ваши прежние плохие поступки. Если вас и пошлют в Азкабан, то совсем ненадолго. Я попрошу судей за вас. И я могу отправлять вам туда посылки. Сладости и книги, чтобы вам было не скучно сидеть. И журнал «Придира» для того, чтобы вы всегда были в курсе последних достижений магической науки.
Драко открыл рот, что бы отшить эту наивную райвенкловку, но посмотрел в ее серьезные глаза и отвернулся.
- Там видно будет, - пробормотал он.
Перемазанный Блейз с интересом дослушал этот обмен мнениями и встал на ноги.
- Миртл, или как там тебя? Где тут можно умыться?
- Рукомойники вы все своротили, так что попробуй в унитазе! – простодушно предложило привидение.
- Еще утром я убил бы за такое предложение, но сейчас… Просто потрясающе, как могут измениться приоритеты человека с хорошим воспитанием за несколько часов, проведенных в канализации! Утешает только то, что этим туалетом уже много лет никто не пользуется.
Забини зашел в кабинку, и было слышно, как он начал там плескаться.
- А собрать это в кучу у тебя не получится? – спросил Драко у Рона, указывая на раздвинутые умывальники.
Рыжий отрицательно покачал головой.
- В тот раз закрывали не мы. Я не слышал шипение, которым надо закрывать.
- Тогда пойду умываться в унитазе. Чего еще ждать от жизни после того, как свяжешься с гриффиндорцами, - резюмировал Малфой и вошел в соседнюю с Блейзом кабинку.
Рон помедлил и последовал его примеру.
Гермиона с Луной переглянулись и дружно забормотали, наставляя друг другу палочки на разные участки тела и одежды:
- Тергео! Эванеско! - Но заклинания помогали плохо и девчонки, опасаясь остаться чумазыми, поспешили к свободным кабинкам.
* * *
- Мистер Поттер, это то, что я искала, - произнесла Миссис Марчбэнкс почти торжествующе.
На директорском столе стояла шкатулка, грубо высеченная из цельного камня. Ее пожилая волшебница вытащила из самого маленького свертка, на который перед уходом указала Гермиона.
- Что это?
- Это одна из тайн Дамблдора, которую удалось очень своевременно раскрыть.
- А почему этим занимались они? – Гарри с некоторой обидой мотнул головой в сторону двери.
- Рон Уизли смог открыть Тайную комнату вместо вас. Лавгуд на расстоянии проверяла, нет ли там другого василиска. Слизеринцы были подстраховкой, как представители факультета, но им, в итоге, досталась роль носильщиков. Правда, Забини – эмпат, и в случае опасности мог что-то почувствовать. А Гермиона руководила и следила, чтобы парни не передрались. Не жадничай, Гарри, твоей девушке вполне можно доверить ответственное поручение.
Теперь Поттер понял, куда они ходили. Оставалось понять – зачем?
Марчбэнкс по Сквозному зеркалу вызвала Снейпа.
- Откроем? – спросил Поттер.
- Не прикасайтесь к крышке. Пусть сначала мистер Снейп проверит.
Зельевар не заставил себя ждать.
- Что случилось? – спросил он, войдя в кабинет.
- Вы можете проверить вот эту вещь на защитные заклинания и темные заклятия? Вдобавок ко всему, она может быть проклята.
- Хм. Можно посмотреть. Мистер Поттер, будьте любезны пересесть в другое кресло.
Зельевар достал палочку и сделал несколько пассов, бормоча под нос невнятную скороговорку заклинаний. Гарри, наблюдая за ним, остро почувствовал свою магическую несостоятельность. Он ведь даже не мог понять, что именно делает зельевар, не говоря уже о том, чтобы суметь определить конкретные заклинания и приемы. Как ни крути, а Старшая палочка знаний не заменит. Если повезет выжить, то надо будет учиться дальше.
- Защита уже сработала, - сказал Снейп, закончив проверку, - причем очень давно.
- И что это была за защита?
- До конца я не понял. Какое-то проклятие. Что-то очень мощное, темное и однозначно смертельное. Чей это ларец?
Миссис Марчбэнкс поджала губы.
- Предположительно – Салазара Слизерина.
Гарри был готов к такому ответу, а вот Снейп явно был поражен. Он еще раз осмотрел ларец.
- Работа соответствует той эпохе. А что внутри? Откроем?
- Да.
Подчиняясь пассу палочки, крышка ларца всплыла в воздух и легла рядом на стол. В каменном ложе на атласной подушке лежал черный полированный камень размером с куриное яйцо.
- И что это?
Миссис Марчбэнкс подошла, склонилась над шкатулкой, а потом выпрямилась. Глаза ее блестели.
- Это настоящий Воскрешающий камень. Не та фальшивка, которую Дамблдор зачаровал и подсунул Поттеру, а настоящий артефакт, собственноручно созданный или найденный основоположником факультета змей.
Снеп озадаченно уставился на нее.
- Но как же так! Я же сам врачевал Дамблдора, когда он надел на палец тот злополучный перстень!
- Вы увидели только то, что он вам показал. Разве можно точно связать именно это кольцо с проклятием, которое поразило Дамблдора?
- Я не проверял перстень. Мне это и в голову не пришло. Он сказал, что проклятие было на кольце и у меня не было причин для сомнений.
- Я думаю, что проклятие он получил другим путем, но отвлек ваше внимание, а позже включил историю с перстнем в хитросплетения своей лжи.
- Это важно? – устало спросил Поттер и потер лоб.
- Что?
- То, что вы сейчас обсуждаете?
Марчбэнкс кивнула.
- Вы правы. Вернемся к камню. Я имею все основания думать, что это третья цель Дамблдора в Хогвартсе. Причем не менее важная, чем первые две. Дамблдору нужно забрать камень из Тайной комнаты, но поручить это кому-нибудь он не может, так как никто из его невольных помощников не знает парселтанга. Таким образом, для полного выполнения плана Дамблдору надо три составляющих: диадема Райвенкло, которая предположительно является хоркруксом, Гарри Поттер, который точно является хоркруксом, и Воскрешающий камень. Как вам набор?
- Погодите, но ведь я – хоркрукс Лорда, - озадачено протянул Гарри.
- Остается предположить, что не только Лорда, - сухо ответила попечительница.
Снейп откинулся на спинку кресла, соображая. Гарри задохнулся от возмущения. Да что они из его головы какую-то помойку делают?
- Послушайте, а где гарантия, что сейчас кто-нибудь не сидит в этом камине и не слушает наши разговоры? – перевел он разговор на другую тему.
- Нет. Каминная сеть теперь заблокирована с обеих сторон.
- И кто это сделал?
- Фламель по моей просьбе договорился с невыразимцами из министерства.
- Они уцелели? – удивился Гарри.
- В их отдел не так просто попасть даже вашим змеям. Вы прекрасно это знаете, Поттер.
- Знаю. А почему вы мне не сказали о каминах?
- Я просто забыла. Что вы хотите от старухи?
Снейп хмыкнул. Гарри усмехнулся. Гризельда покосилась на них неодобрительно.
- Прекратите смеяться надо мной. Дело серьезное. Вы должны уничтожить камень, Поттер.
- Уничтожить один из Даров? – ахнул Гарри. – Но ведь им можно оживлять!
Снейп, похоже, тоже был шокирован.
- Вы же читали сказку о Дарах Смерти. Даже в этой легендарной истории речь не идет о полноценном оживлении. Это не возвращение жизни, а имитация ее. Другое дело - манипуляции с крестражами или запечатанными душами. Тут камень может иметь огромную силу. И он необходим Дамблдору. Я советовалась с Фламелем. Он согласен со мной. Научной ценности камень не представляет.
- Что я слышу? Запечатанными душами? – насторожился Снейп, а миссис Марчбэнкс резко оборвала себя, как будто сказала лишнее.
Поттер лихорадочно соображал. Если уничтожить камень, то, вне зависимости от исхода противостояния, планы Дамблдора будут нарушены.
- Вы уверены, что он не сможет найти замену этому артефакту? – спросил он.
- Не уверена, но задача его усложнится многократно.
- Старая мудрость, - уронил Снейп, - если не можешь сделать добро, то хотя бы удлини путь злу!
«Философ хренов!» - с раздражением подумал Гарри, потирая лоб, а вслух сказал:
- Чем я его уничтожать-то буду. Молотком?
- Есть средство получше. Снейп, помогите мне – разверните вот этот сверток. Только осторожно.
Зельевар вытряхнул из куска змеиной шкуры несколько огромных клыков, в которых Поттер узнал ядовитые зубы василиска.
- Ого? Это ваши трофеи, Поттер? Яд василиска – мощнейшее магическое вещество.
«А то я не знаю?» - уже с раздражением подумал Гарри. Необходимость уничтожить камень перечеркнула его робкую мысль о возможном оживлении родителей. А как хотелось бы их увидеть. Сколько ночей он провел у зеркала ЕИНАЛЕЖ! Сколько раз он воображал себе эту встречу! Умом он понимал, что камень, действительно, не сможет их оживить, но так хотелось верить в такое чудо. Несмотря ни на что…
Снейп тоже смотрел на камень с ностальгической грустью. Сейчас будет уничтожен этот уникальный артефакт. А как хотелось бы еще раз увидеть милую Лили. Посмотреть в ее зеленые глаза. Вдохнуть аромат волос…
Несмотря на внешнюю непреклонность, в душе миссис Марчбэнкс снова ожила старая рана, кровоточащая при малейшем прикосновении. В ее длинной жизни был лишь один человек, вспоминая о котором, она мечтала об этом камне из сказки Бидля. Да. Только один…
Гарри встал и взял один из клыков. Холодная твердая кость нацелилась острием в черный камень.
- Вы уверены? – в последний раз спросил он.
- Да! - ответила пожилая волшебница и закрыла глаза. Мрачный зельевар коротко кивнул головой.
Гарри сильно надавил клыком василиска прямо в центр Воскрешающего камня. На его полированную грань потек черный яд и вдруг разом впитался. Камень задымился и с легким звоном покрылся сетью мелких трещин.
Один из Даров Смерти прекратил свое существование.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 23.09.2012, 21:51 | Сообщение # 392
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 60.
- Нас предупреждают, что вокруг замка зажглись огни. Это может означать только одно! Дамблдор начинает атаку!
- Общая тревога! Всем занять свои места!
Не тратя времени на беготню, Поттер левитацией добрался до площадки Астрономической башни. Пока предположения Марчбэнкс сбывались с удручающей точностью. Дамблдор получил диадему и приступил к решающей части своего плана. Теперь, по версии попечительницы, он постарается убить как можно больше защитников Хогвартса, чтобы вынудить Избранного согласиться на личный поединок. И, конечно, пообещает пощадить оставшихся сторонников Поттера.
Гарри понимал, что бойни допустить нельзя. Да и смерти Пожирателей, неизбежные при обороне, тоже не принесут ему радости. Пора кончать эту историю, и пусть Директор-Который-Выжил думает, что добился своего. Все решится в личном поединке. И самое смешное: каждый из них считает, что он готов к нему лучше соперника.
Гарри поморщился и потер ладонью шрам на лбу. Периметр замка ярко освещен снаружи, значит, жди атаку Пожирателей. Кто лучше знает Непростительные, тот и будет сильнее, а это значит, что больших потерь не избежать. Скорее всего, они будут атаковать через главные ворота. Это очевидно.
На башне больше делать было нечего, и он, не торопясь, пошел вниз. На лестнице его ждала Гермиона. Гарри подошел к ней и, обняв за плечи, привлек к себе.
- Я хочу извиниться. Все так по-дурацки получилось…
Девушка в ответ тихонько всхлипнула.
- Это я хочу попросить у тебя прощения. Ты так сильно изменился, стал совсем другим. Старше, сильнее, решительнее. А я… я просто не успела за тобой. Но я исправлюсь. Ты простишь меня? – голос девушки предательски дрогнул.
Вместо ответа Гарри принялся поцелуями осушать ее слезы. Гермиона счастливо подставляла ему свои губы и прятала глаза.
- Я люблю тебя, - выдохнул он, оторвавшись от ее губ, - я буду любить тебя всегда. Только обещай, что не полезешь в самое пекло.
- Не говори так. Ты как будто прощаешься. Не надо. Все будет хорошо. Мы… Я хотела… Я думала…
Гарри до боли сжал ее руки.
- Просто пообещай. Мне предстоит непростое дело, и я не могу постоянно думать, где ты и как. Я должен быть уверен, понимаешь?
- Я сделаю, как ты говоришь. Да. Я сделаю…
- Мне надо идти. Я должен опередить их.
- У тебя сейчас такое лицо…
- Какое?
- Ну, не знаю… вдохновенное, что ли. Как будто битвы – это твоя стихия.
- Мне пора, - сказал Гарри, отодвигаясь от девушки. Ее руки шевельнулись, как будто она хотела удержать его, и бессильно упали.
* * *
- Северус! В последнее время Поттер не задавал вам каких-нибудь странных вопросов?
- Не совсем понимаю, о чем вы.
- Я сама не знаю. Ну, например, о боевых приемах или каких-нибудь необычных заклятиях?
- Нет. Был мимоходом один совершенно детский вопрос о Первом Непростительном.
- Какой именно вопрос?
- Может ли Авада Кедавра поразить мага, который ее применил.
- И что вы ему ответили?
- Правду. Что это возможно только в том случае, если волшебник воспользовался чужой палочкой, или заклинание подверглось дополнительному магическому воздействию.
- Что вы имели в виду под дополнительным магическим воздействием?
- Ну, например, прошло через магический кристалл. Или отразилось через некоторые разновидности магических зеркал. У Люциуса Бораго есть исследование на эту тему. Правда, министерство его запретило и изъяло трактат из всех библиотек.
- А почему так происходит? Признаюсь, что это новая для меня информация.
- Забавно, что Поттер задал тот же вопрос. Дело в том, что заклятие Смертью не может быть обезличенным. Желание лишить жизни другое живое существо вовлекает в процесс уничтожения личность самого мага, так что заклинание изначально авторизовано. При этом желание лишить жизни самого себя жестко табуировано. Поэтому, в том случае, если маг угодит под собственное заклинание, то заклятие погасит его сознание, но не убьет. Правда, весьма вероятна длительная кома. А вот если заклинание модифицировалось при отражении и потеряло эту, с позволения сказать, магическую подпись, то смерть мага от собственного заклятия неизбежна. Тема эта весьма темная и до конца неизученная. А в чем дело?
- Вы все это рассказали Поттеру?
- Да. Я не скрыл от него и тот факт, что данным свойством обладают все Непростительные заклятия.
- Я поняла, мистер Снейп. Спасибо.
Гризельда Марчбэнкс отключила связь по Сквозному зеркалу. Снейп пожал плечами. Он так и не понял, что именно интересовало попечительницу, и почему она так неожиданно закончила разговор.
* * *
Гарри вышел во двор замка и подозвал к себе командиров отрядов.
- Заведите отряды в замок. Мы меняем план обороны.
Недовольный и недоуменный ропот был ответом.
- Нет времени спорить! – прикрикнул Поттер. – Дорога каждая минута. Мы должны успеть занять новую позицию до атаки Пожирателей. Теперь мы будем защищать не пространство двора, где нас легко перебить заклинаниями, а внутренние помещения замка. Наступающим Пожирателями придется прорываться в узкие двери и окна. Ни одно ваше заклинание не должно пролететь мимо них! Существ, способных сокрушить стены замка, у Воландеморта больше нет и мы должны этим воспользоваться. Быстро заводите отряды и размещайте их на первом и втором этажах, в помещениях, примыкающих к главной лестнице. У вас двадцать минут - не больше! Джордж и Фред, пойдемте со мной.
Поттер повернулся и зашагал к воротам. Близнецы переглянулись и последовали за ним. За их спинами началась суета: защитники Хогвартса побежали занимать новую позицию.
Гарри поставил близнецов так, чтобы они втроем образовывали треугольник, в основании которого был замок, а острый угол был направлен на ворота. Поттер повернулся к замку спиной и сделал палочкой выпад в ворота.
- Фред! Ты видишь острие моей палочки? – негромко спросил он.
- Вижу.
- А ты, Джордж?
- Вижу.
Гарри обернулся на замок, прикидывая что-то, потом переставил близнецов на новые точки и вновь выставил вперед палочку.
- А теперь?
- Вижу.
- Вижу.
- Дементор корявый! – выругался Поттер и поднес палочку ближе к груди. – А так?
- Нет, не вижу.
- Теперь не видно.
- Хорошо, - пробормотал Поттер, - полтора фута и ни дюймом дальше.
Близнецы подошли к нему.
- Что ты задумал, Гарри?
- Готовишь врагам сюрприз?
- Вроде того. Рассчитываю сектор поражения, - туманно ответил Поттер.
- Ха! Так будем заряжать? – возликовал Фред.
- Ты прекрасный наводчик, Гарри. У нас хватит зарядов еще на пять таких залпов. И потом, есть еще бладжеры! – оживился Джордж.
- Нет. У меня для вас другое поручение. Очень важное. От того, как вы его выполните, зависят жизни людей.
- Говори, - хором воскликнули близнецы.
- Вы уберете всех бойцов с башен и площадок и замуруете все верхние выходы из башен. Вы запрете и заколдуете все окна замка, чтобы их нельзя было открыть. Вы проверите все запасные и эльфийские выходы из замка и тоже замуруете их.
- Зачем это все?
- Защитники замка должны следить за входами, а не глазеть во двор.
Близнецы насупились.
- Темнишь, Гарри…
- Работа такая, - вымученно улыбнулся Поттер и потер лоб, - темные делишки… Кроме вас мне некого попросить. Никто бы не сделал все это, не задавая вопросов, на которые я просто не могу ответить.
- Гарри, ты преувеличиваешь наши способности. Но я так понимаю, Фред, что мы пока ничего не узнаем.
- Пошли, Джордж. Приказ получен - надо выполнять.
Близнецы побежали к входу в замок.
Двор уже опустел.
Гарри вытащил Сквозное зеркало.
- Миссис Марчбэнкс!
- Да, Гарри, - голос волшебницы показался Поттеру совсем расстроенным и измученным.
- Я начинаю через пятнадцать минут. Присмотрите, чтобы кто-нибудь не помешал мне.
- Что ты задумал? Нельзя строить планы победы на непроверенных данных.
- Я строю планы победы на проверенных данных, миссис Марчбэнкс. Так присмотрите?
- Присмотрю. Храни тебя Мерлин, Гарри.
Поттер спрятал зеркало. Правой рукой извлек палочку, а левой нащупал на поясе ножны стилета.
- План победы у меня основан на проверенных данных, - повторил он, - а вот план остаться в живых, действительно - на непроверенных. Гермиона, прости меня, если что…
Больше Гарри не проронил ни слова, отсчитывая про себя четверть часа по ударам сердца.
- …Восемьсот девяносто восемь, восемьсот девяносто девять… пора.
* * *
Гарри коснулся своего лба палочкой и прошептал:
- Я готов. Я жду тебя, Том Реддл. Наша связь восстановилась, не так ли?
Шрам полоснуло болью, но юный маг был готов к этому и даже не поморщился.
«Ты, наконец, понял, что от меня не уйти? Пора завершить наш давний спор».
- Несколько дней назад ты заверял меня, что выходишь из игры.
«Наш маленький Поттер до сих пор верит словам?»
Издевательские фразы Лорда звучали в мозгу холодно и равнодушно. Никаких эмоций не звучало в них. А, казалось бы, Темный Лорд должен торжествовать.
«Ты чувствуешь, что тобой управляют?» - не удержался Гарри.
«Для тебя это ничего не меняет», - ответил Лорд с какой-то другой интонацией.
«Я жду тебя в воротах Хогвартса».
«Ого! Наш маленький Поттер желает умереть на земле Хогвартса? Не возражаю. А где твои домохозяйки и лавочники?»
«Они в замке. И ты должен пообещать, что сохранишь им жизнь, если мне не повезет».
«Неужели ты еще на что-то надеешься? Тебе точно не повезет. Я могу уничтожить их всех, но мне это не нужно. Если для тебя это так важно – обещаю сохранить им жизнь. Я думал, что придется выкуривать тебя из замка, но ты вовремя принял правильное решение. Жди меня через пару минут. Разумеется, я буду не один. И не разочаровывай меня. Если твое приглашение - обман, то твои друзья дорого заплатят за это. Ты понял меня, Поттер?»
«Я жду!» - коротко ответил Гарри. Боль в шраме начала утомлять его. Скорее бы все закончилось!
Боль исчезла, как выключилась. Поттер с удовлетворением кивнул. Как он и предполагал, Лорд, памятуя, что связь через шрам двухсторонняя, закрылся от него окклюменцией. Вот и хорошо.
Ждать пришлось недолго. За воротами громыхнуло, и порыв ветра ударил по кронам ближайших деревьев. Обычно так происходило при групповой аппарации.
- Открывай, Поттер! Лорд Судеб ждет тебя!
Гарри взмахнул палочкой - ворота замка распахнулись.
Темная фигура Воландеморта маячила ярдах в тридцати от них. За его спиной на небольшом расстоянии темнели плащи Пожирателей. Их было совсем не так много, как можно было бы ожидать. Не больше сотни. То ли Темный Лорд не счел нужным брать всех, то ли это все, что у него осталось. Что ж, тем лучше. Если благоразумные Пожиратели сделали ноги, то поступили мудро.
Гарри медленно двинулся вперед - он искал глазами феникса. Корявый дементор! Да вот же он! Прямо за спиной Лорда. Виден только глаз и клюв. Плохо! Темный Лорд загораживает птичку, и это может разрушить подготовленный план!
Тем временем Пожиратели начали перестроение. Когда Поттер вышел на линию ворот, слуги Лорда уже образовали полукольцо от стены до стены. Теперь перед ним были только Воландеморт и грозный полукруг его слуг.
- Что-то у тебя слишком малочисленная свита. А где остальные? Убежали?
Мимолетная гримаса растерянности исказила и без того уродливые черты темного властителя.
- Они караулят вокруг замка, чтобы твои лавочники не разбежались.
- Врешь! – с удовлетворением отметил Поттер. В сердце его ядовитой пеной всплыла ненависть ко всем этим убийцам, которые, несмотря ни на что, остались со своим господином. - Они ушли от тебя. И правильно сделали. А те, кто остался – вряд ли доживут до утра. Но ты так и не ответил: каково это - быть под контролем?
Глаза Лорда засветились багровыми угольками. Все кто служил Лорду, знали, что это им овладела настоящая ярость – предвестница убийства.
- Ты много болтаешь. Лучше поклонись своей смерти. Ты же знаешь правила, Поттер!
Лорд поднял палочку и сделал ею нагибающий жест. На голову и плечи Гарри навалилась тяжесть. Совсем как тогда, на кладбище, в день возрождения Воландеморта. Юный маг усмехнулся. Прошли те времена, Том. Впрочем, поиграем! Он поклонился Лорду, изображая действие заклинания, а потом резко выпрямился. И уже своей палочкой нагнул Темного Лорда. От неожиданности тот поддался действию чар, но спохватился и сделал резкий взмах кистью. Не тут-то было! Гарри напряг свои силы и продолжал твердо держать Воландеморта в таком положении. Так, что стал виден весь феникс в защитном коконе. То, что надо! Но как ударить, если держишь Лорда? И тут Поттера осенило.
- Прощай, Том! Твоя поза меня удовлетворяет, в ней ты и умрешь!
Темный Лорд неимоверным усилием пытался освободиться - и в этот момент юный маг резко отдернул палочку. Лорд резко выпрямился, по инерции сильно откинулся назад и начал падать навзничь, одновременно вытягивая руку с палочкой в направлении Поттера. Но он не успел ни упасть, ни ударить заклинанием. Держа Старшую палочку у самой груди, Поттер напрягся до последнего предела и резко выкрикнул:
- Авада Кедавра Скопус!!!
Зеленая сфера уничтожения вырвалась из его палочки. Все живое и враждебное, что стояло перед ним, получило свою порцию Заклятия Смертью. А ту часть смертельной сферы, которая должна была обрушиться на Хогвартс, он погасил своим телом, своим горячим сердцем.
В ушах Гарри возник нарастающий свист.
Удар!
Тело юного мага упало в воротах Хогвартса. Это была граница того мира, который он сумел защитить такой страшной ценой.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
alexz105Дата: Воскресенье, 23.09.2012, 21:52 | Сообщение # 393
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 61.
Вокруг была полная тишина. Плоскость, на которой он лежал лицом вниз, была гладкая и ровная. Невесомо и неощутимо текло время. А возможно, здесь и не было времени.
«Я существую», - подумал Гарри и тут же почувствовал свое тело и даже понял, что на нем совершенно не было одежды. Не сказать, что это сильно удивило его, но как минимум - заинтриговало. Мир вокруг постепенно заполнялся звуками: ритмичным постукиванием, невнятными всхлипами, сопением.
«А свет в этом мире есть?» - подумал он и открыл глаза. Вокруг царил белый плотный туман. Он был и над ним и под ним.
Гарри сел. Он понял, что очков на нем тоже нет. Медленно тая, туман приобретал контуры высокого пустого зала с куполообразным потолком. Это было не Больничное крыло, не Хогвартс и не клиника святого Мунго. Он чем- то напоминал вокзал Кинг-кросс. Только здесь было светло, чисто и совершенно безлюдно. Он начал смутно догадываться, куда его занесло. Значит, маг может погибнуть от своего заклинания. Снейп рассказал ему красивую сказочку или просто поделился непроверенными данными, а он рискнул положить их в основу своего безумного плана. И проиграл. Своей цели, он, видимо, достиг, но сам не уцелел. Очень жаль.
Он приподнялся и недалеко от себя увидел источник тех непонятных звуков. Спиной к нему сидел человек в черной хламиде, укрывающей его с головы до ног. В руках он держал какой-то белый сверток и качал его, как младенца. Именно этот сверток издавал полустоны-полувсхлипы, звучащие вполне по-человечески, как-то уж очень неприятно. Словно было в них что-то непристойное, запретное и стыдное.
Гарри немедленно захотелось одеться. Возникшая из ниоткуда серая мантия пришлась очень кстати. Даже не удивившись внезапному появлению одежды, он немедленно натянул ее. Тут его внимание привлек еще один обитатель этого странного места. Неподалеку от него на белом полу скорчился… калека, решил Гарри. Человеческое туловище без ног. Багровая, словно содранная кожа. Узлы страшных шрамов – вот что бросилось ему в глаза в первую очередь.
«Веселая компания», - подумал Гарри, и подошел к этой странной группе.
Первым на его пути оказался безногий калека, хотя ему казалось, что он от него дальше, чем человек с ребенком. Пространство в этом странном мире вело себя по-хамски, по собственной прихоти искажая масштабы и расстояния.
Гарри наклонился к человеческому обрубку и отшатнулся, встретив багровые угли до боли знакомых глаз.
- Том Реддл? – воскликнул он, и это были первые слова, произнесенные им в этом месте.
- Поттер? Ты тоже здесь? Браво! Не ожидал от тебя такой прыти, хотя по складу характера ты – типичный самоубийца. Не ожидал, что ты додумаешься применить Непростительное сферическое заклинание в такой ситуации. Только Старшей палочке это под силу. Я до последнего не понимал, что ты затеял. И белобородый купился. Он так и не захотел понять, что ты изменился. Спасибо, что расквитался со стариком и за меня. В раскладе Дамблдора, как я понимаю, мы должны были убить друг друга. Твое тело он, разумеется, использовал бы, а мое – точно нет. Я же – поверженный злодей. Визитная карточка героя для его новой жизни. Ты даже не понимаешь, Поттер, какую авантюру длиной в сто тридцать лет ты оборвал своим глупым геройством. Я почти не огорчен своей смертью.
- Надеешься на хоркруксы? – неприязненно спросил Гарри.
- У меня их уже нет, Поттер. На этот раз я умер навсегда.
- Я могу тебе чем-то помочь?
В этот момент раздался знакомый вкрадчивый тенорок.
- Ты ничем не можешь ему помочь, Гарри.
Поттер резко развернулся. Так и есть. Дамблдор в черной хламиде и с шевелящимся свертком на руках неприятно напомнил Хвоста тогда, на кладбище. Гарри отступил назад.
- Ты совершил большую ошибку, но кое-что еще можно исправить. Вот – возьми! – и бывший директор резко сунул в руки Поттеру сверток. Первым желанием юного мага было взять его, но, кинув взгляд на лицо ребенка, Гарри отдернул руки и отпрыгнул назад. Бледное расплывшееся лицо ребенка-дауна было бы просто красивым по сравнению с этой гротескной маской уродливости и безумия. Дамблдор чуть не выронил сверток и поймал его у самого пола.
- Что это? Я не возьму! Отойдите от меня!
- Дурак и сопляк! Ты погубил дело всей моей жизни! Возьми! Еще можно спасти хотя бы ее!
Но Гарри отступал все дальше. Он откуда-то знал, что никогда и ни за что не прикоснется к этому свертку. Что он таит опасность. Хотя чего можно опасаться ЗДЕСЬ, трудно было себе даже представить.
Том Реддл вдруг крикнул:
- Поттер! Так ты, оказывается, еще жив! Вот почему этот козел скачет вокруг тебя! Он хочет, чтобы ты унес отсюда кусок души его сестрички! А я думал, что мы все тут в одинаковом положении! – и бывший Темный Лорд гулко захохотал.
- О чем он говорит? – резко спросил Поттер у старика.
- О том, что ты не умер, Гарри, - вдруг совершенно бесстрастным тоном сообщил Дамблдор, - и ты можешь забрать с собой кого-то из нас. Это не только твое право, но и твой долг. Какие силы и почему тебе это разрешили – я не понимаю, но точно знаю, что ты можешь это сделать. Спаси мою сестру, Гарри! Там, в живом мире, осталась половина ее души, она в диадеме. Но она уже была запечатана и не может ожить самостоятельно. Нужна та часть, которая у меня на руках. Спаси ее! Я буду являться тебе во снах. Я дам тебе все инструкции. Я открою перед тобой такие глубины знаний, которые сделают тебя самым великим магом во все времена!
Поттер отступил еще дальше.
- И чье тело для этого потребуется? Гермионы? Или любой другой девушки подходящего возраста?
- Да какая разница! Какое мне дело до всех этих маленьких людишек, которые неизвестно зачем зачаты и неизвестно зачем живут?! Ты выполнишь мою волю и станешь самым великим магом вместо меня. Весь магический мир согнет свою спину перед вами с Арианой! Я обещаю тебе это! Я никогда не ошибаюсь! То, что произошло сегодня, это случайность, которую невозможно было просчитать. Такого больше не повторится! Я проведу тебя к самым вершинам могущества, если ты оживишь мою сестру! У тебя все равно нет выбора, Гарри! Ты должен, понимаешь? Должен забрать отсюда кого-то из нас троих!
И тут Поттер понял все. То, что Дамблдор держал на руках и то, что одним своим видом наводило на него ужас, он – Гарри, носил в своей голове все эти годы. С Томом у него была только связь, а крестраж… Это был крестраж сестры Альбуса – Арианы. Гарри содрогнулся от омерзения. Взять это обратно с собой и ждать снов с лукавыми инструкциями? Немыслимо! Невозможно!
Решение пришло. Единственно возможное в данной ситуации.
- Выбор есть всегда! – заявил он твердо. – Я забираю его!
Поттер обошел старика, наклонился и схватил Тома Реддла за плечо.
- Не-е-е-е-е! – отчаянно закричал Дамблдор и расплылся туманным облачком вместе со своим свертком.
- Поттер! Ты - полный идиот!
Он услышал дикий хохот Тома Реддла и провалился обратно в мир живых.
* * *
Что-то соленое на губах. Кровь? Сколько раз он приходит в себя, чувствуя вкус крови во рту? Десять? Двадцать? Что это с ним было? И где он? Понять бы, ради Мерлина!
Гарри с трудом пошевелил губами и открыл глаза. Над ним такое родное лицо Гермионы. Она плакала. Его голова лежала у нее на коленях. Это ее слезы у него на губах, а не кровь. Авада убивает бескровно.
- Он жив! Он жив! Скорее, медика! Мистер Снейп, помогите!
Снейп, чертыхаясь, обшарил карманы его мантии.
- Слава Мерлину!
Северус открыл ему рот и влил зелье. На языке растекается знакомая мятная свежесть. Но ее много. Слишком много. Она заполняет горло, течет в нос. Он не может глотнуть! Он задыхается! Гарри замотал головой, разбрызгивая зелье и, наконец, сделал первый глоток. Тело слушалось с трудом, как будто привыкая к нему заново. Приходилось заставлять себя дышать и глотать. И не путать одно с другим.
Зельевар подождал, пока Гарри сделает четыре глотка и убрал пузырек. Постепенно картинка вокруг приобрела резкость и глубину. Гарри лежал в воротах. Там, где его настигло собственное заклятие.
- Посадите меня!
- Нельзя, Поттер!
Не в состоянии крикнуть, Гарри горлом прорычал:
- Делайте, что я говорю. Еще ничего не кончилось!
- Черт! Поднимите его. Осторожнее, Грейнджер!
С трудом фокусируя взгляд, он осмотрел место схватки. Темный Лорд лежал там же, где его застала Авада. За ним валялась мертвая птица с диадемой на шее. Она выглядела серой и невзрачной, но Гарри не сомневался, что это феникс. За ними, все так же полукругом, лежала цепь Пожирателей, оставшихся до конца верными своему повелителю. Вот цена, которую они заплатили за свой страх или за свою слепую преданность.
Все подробности разговора с Дамблдором и Томом Реддлом нахлынули быстрым потоком. Это не наваждение и не галлюцинации. Это было на самом деле. Он не знает, где, и не знает как, но это было! Он забрал с собой Тома Реддла!
- Лорд! – он вытягивает руку. - Лорда хватайте!
Пока окружающие с недоумением смотрят на него, он видит, как Воландеморт встал. В его руках палочка. Пустые глаза. Движения дерганные, как будто он - кукла из театра марионеток. Наконец, это заметили и остальные. Лес палочек вздымается в сторону темного мага - защитники Хогвартса готовы одним залпом добить живучего злодея.
- Не трогать! – громовой хрип Поттера разорвал наступившую тишину. Гарри почему-то знал, что Том Реддл не будет ни на кого нападать. Перекосив лицо, Воландеморт сначала долго смотрел на мертвую птицу у себя за спиной, а потом вдруг начал хохотать. Он мотал головой и тыкал рукой в сторону трупа птицы, и хохотал-хохотал леденящим душу хохотом. Потом поднял взгляд на Поттера и помахал, прощаясь.
- Прощай, Поттер! Левио! – Гарри знал, что стоит Тому взлететь, как его прошьют сотни заклинаний, но не попытался остановить его. Он просто смотрел.
Меж тем, ничего так и не произошло. Том еще раз взмахнул палочкой – результат то же. Еще и еще. Но магия не работала. Лорд уронил палочку и закрыл лицо руками.
- Инкарцеро! – это Макгонагал.
Веревки опутали главного злодея Британии, который вернулся в мир живых полным сквиббом.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
kraaДата: Воскресенье, 23.09.2012, 23:04 | Сообщение # 394
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
alexz105, спасибо тебе за распрекрасную сцену на Призрачном вокзале. Встреча неумершего Поттера с призраком Дамблдора - предел моих ожиданий. Спасибо, что мои регулярные размысли насчет этой встречи, цели этой встречи, получили право жить у твоей истории. Не приписываю себе никаких заслуг, просто понравилось.
Идея о душе Арианы - не знаю, все таки думаю, что Албус законченный егоист и врядь ли стал бы заботиться о ком нибудь другом, кроме о себе. Но - что, так тоже интересно. Не быть таким подонком Дамблдор.
Как прочитала начало 59 главы - где разговаривают Гризельда с Поттером - вах, думаю, а не вслушался ли Алекс в моем предложении пейринга? biggrin



Без паника!!!
 
alexz105Дата: Понедельник, 24.09.2012, 00:14 | Сообщение # 395
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Глава 62.
Последний подвиг Избранного, казалось, примирил магический мир с его необычными способностями. Ликование волшебников, избавившихся от тирании Воландеморта, не знало границ. По разблокированной каминной сети в Хогвартс прибывали все новые и новые группы магов. Они осматривали места сражений, охали, ахали и жадно щелкали затворами колдофото. Защитники замка надували щеки, выпячивали грудь и всячески демонстрировали свою воинственность. Корреспонденты возрожденной редакции «Ежедневный пророк» и ведущих газет континента снимали разрубленные туши драконов, зловонные останки инферналов и школьные кареты, набитые трупами Пожирателей. Их репортажи ввергали всю магическую Британию и магические сообщества других стран в благоговейный трепет и сладкий восторг от эпичности сражения, разыгравшегося в Хогвартсе.
Тут же появились самоназначенные летописцы этой битвы, которые целыми днями опрашивали участников, очевидцев и просто случайных магов. Многие из них сражений даже в страшных снах не видели, но не скупились на штамповку пересыщенных эмоциями и выдуманными фактами рассказов. И весь этот высокопарный бред редакторы магических журналов, газетенок и альманахов недрогнувшей рукой отправляли в набор.
Всем хотелось увидеть плененного Воландеморта, но о том, где он содержится, знали только ближайшие помощники Поттера, которые на все домогательства общественности отвечали суровым молчанием.
Тогда обыватели вдруг преисполнились воинственным пылом, что сразу привело к трагическим событиям. Магический мир захлестнула волна вторичного насилия, объектом которой стали семьи Пожирателей. Добровольные помощники правосудия ловили, хватали, вязали и волокли в подвалы министерства всех, кто поддерживал Темного Лорда. Начались погромы и даже убийства. Потенциальные жертвы народного гнева не желали с этим мириться, и вскоре образовалось объединение бывших Пожирателей, которое с опорой на несколько мэноров родовой аристократии организовало жесткую оборону от новоявленных мстителей. Новая война замаячила на горизонте истерзанного магического мира. В этой ситуации миссис Марчбэнкс от имени Поттера объявила о создании переходного правительства единства магической нации.
В него вошли командиры отрядов, защищавших Хогвартс, и еще несколько магов, кандидатуры которых поддержала миссис Марчбэнкс. Главой этого правительства неожиданно для многих стал Ремус Люпин. Снейп сварил для него лошадиную порцию Ликантропного зелья и оборотень взвалил на себя груз ответственности за все происходящее в магическом сообществе. Кстати, о Снейпе. Зельевар сначала отказался войти в правительство, но ему предложили взять на себя переговоры с экс-Пожирателями, и он согласился.
Все это миссис Марчбэнкс рассказывала Поттеру в Больничном крыле спустя неделю после финальной битвы с Воландемортом. Мальчик-Который-Еще-Раз-Выжил удобно расположился в кресле у камина. Рядом с ним на скамеечке с книгой в руках сидела Гермиона.
Девушка с большой неохотой дала согласие на визит попечительницы. Уцелевшие врачи клиники Мунго, прибывшие в Хогвартс сразу после разблокирования каминной сети, диагностировали у народного героя крайнее физическое и нервное истощение, а так же следы отравления сильнодействующим зельем, которое они так и не смогли опознать. На обследовании присутствовал Снейп, который вел с колдомедиками высоконаучные беседы о зельях. И временами его губы искривлялись в змеиной усмешке. Мадам Помфри недовольно морщилась, но так и не выдала зельевара. Уж она-то точно знала, что Северус потчевал Поттера каким-то своим сильнодействующим зельем, которое, (о, ужас!) не прошло соответствующей проверки и регистрации в центре экспериментальной колдомедицины. Впрочем, консилиум целителей пришел к заключению, что опасности для жизни народного героя нет. Конечно, при условии обеспечения условий для полноценного отдыха и восстановления жизненных сил организма. Учитывая статус пациента и его огромную популярность, в Больничном крыле сделали отдельный вход в палату Поттера, отгородив ее от остальных помещений физическими и магическими стенами. Дабы окончательно отвадить любопытных, Макгонагал дала поручение лесничему, а тот притащил своего трехголового Пушка и посадил его на цепь в коридоре. Теперь доступ в это сверхохраняемое помещение открывалось только при помощи заклинания, которое включало зачарованную арфу, усыплявшую гигантского пса. Не слишком удобный, зато весьма надежный способ охраны гарантировал Избранному спокойное выздоровление.
Гермиона ни на шаг не отходила от Гарри. Зелья, питье, еда – все проходило через ее руки. Даже спала она тут же - в кресле у камина, в котором постоянно полыхали дубовые дрова. На четвертый день Гарри очнулся от девяносточасового сна, в который его погрузили колдомедики. А на пятый день мадам Помфри заметила, что кровать, на которой лежит выздоравливающий герой, стала шире, как минимум, в полтора раза. Ее, несомненно, трансфигурировали заклинанием и не надо было долго гадать, кто и зачем это сделал. Целительница поджала губы, но вновь промолчала. Дело молодое, а внутренних повреждений, при которых сон вдвоем был бы противопоказан, у Поттера не было.
На шестой день Гарри начал вставать с кровати и подолгу сидел у камина. Вернее, они с Гермионой вдвоем сидели в одном кресле, обнявшись, и болтали о пустяках, замолкая только для перерыва на поцелуй. На седьмой день Гарри начал приставать к девушке не только с поцелуями, но и с вопросами о ситуации в магическом мире. Гермиона шутливо отбивалась, грозя вызвать колдомедиков и усыпить его хотя бы еще на неделю. Но Поттер не отставал: молодой организм справился со слабостью, а деятельная натура не давала спокойно валяться в больнице, да еще и без самой свежей оперативной информации. Тут и Марчбэнкс стала настойчиво расспрашивать Гермиону и мадам Помфри о состоянии здоровья Поттера, а потом настояла на личной встрече. Ох, как хотелось мисс Грейнджер, чтобы ее парень еще немного отдохнул и набрался сил, но, понимая всю серьезность ситуации, позволила старой волшебнице встретиться с Гарри.
И вот Поттер, хмурясь, слушает рассказ Гризельды о делах в магическом мире. С большим трудом пресекается насилие над приспешниками Лорда. Спешно восстановленный аврорат не столько арестовывает бывших слуг Лорда, сколько защищает их семьи и имущество от мстителей, вылезших из каких-то щелей, в которых они сидели, пока враги были в силе. Отчаявшийся Люпин объявил Чрезвычайное положение в магическом мире и пригрозил ретивым гражданам тюремным заключением. И только такие жесткие меры начали помогать - за вчерашний день зарегистрировано в два раза меньше нападений, чем за позавчерашний.
Всем достоверно известным Пожирателям разослали предписания, согласно которым их обязали дать показания о своем пособничестве Темному Лорду. Только тогда они могли не опасаться ареста до самого суда, на который их должны вызвать по окончанию следствия. Их попросили не ссылаться на заклятие Подвластия и открытым текстом напомнили, что полная откровенность – залог мягкого наказания. Вроде сработало. Два десятка экс-Пожирателей выразили готовность сотрудничать со следствием. Этого вполне достаточно: если хотя бы десяток из неполных трех сотен выживших пойдет на откровенность, роль каждого слуги Темного Лорда будет ясна.
Гарри кивнул. Все эти вопросы были важны, но его больше всего беспокоили дела, связанные с треугольником Поттер – Дамблдор – Реддл. Точнее, с четырехугольником. Еще Ариана.
Словно почувствовав его напряжение, миссис Марчбэнкс прервала рассказ о делах магического сообщества и извлекла из кармана мантии свернутую пачку пергамента.
- Всю эту неделю я уточняла цепь событий, которая привела к войне в магическом мире и изуродовала судьбы стольких людей. Вы готовы меня выслушать?
- Разумеется, - оживился Поттер.
- Хочу предупредить, что в полном объеме сведения, которые я собираюсь сообщить, известны только мне. Там есть психологические и моральные аспекты, которые могут шокировать вас. Так же я не уверена, что мисс Грейнджер достаточно подготовлена для того, чтобы узнать все это и не получить психологическую травму!
Миссис Марчбэнкс отчеканила последнюю фразу и замолчала, ожидая ответа. Гарри смотрел на нее и думал о том, как она изменилась с первой их встречи. Куда-то пропало ее знаменитое «Ась!?» и самодурство по отношению ко всем окружающим. Пожилая волшебница словно сбросила полсотни лет и была неутомима, деятельна и собрана.
- Я готов выслушать все, что вам удалось узнать, - просто ответил Гарри.
- Я ничего не боюсь. Никакая новая информация не заставит меня хуже относиться к Гарри, потому что… - девушка запнулась, но твердо договорила, - потому что я его люблю и никогда не оставлю!
- Вот! Слышали? Мы ничего не боимся, - пошутил Поттер, желая смягчить патетику заявления своей девушки.
- Тем лучше, - улыбнулась миссис Марчбэнкс, - но я обязана была предупредить. На самом деле я хотела, чтобы вы оба послушали эту историю, ибо вам предстоит решить, что с ней делать дальше.
- Итак, - начала попечительница, - восстановленная нить событий выглядит так:
Все началось вскоре после окончания Дамблдором Хогвартса. Его младшая сестра Ариана, которая действительно имела серьезное психическое расстройство, спонтанным выбросом магии убила свою мать – Кендру Дамблдор. В результате этого у девушки произошел разрыв души. Теперь уже не выяснить, почему оторванная часть души попала в мощный артефакт – диадему Райвенкло, которую незадолго до этого Дамблдор нашел в тайниках школы и принес к себе домой для исследований. Вероятнее всего, что он просто убрал ее после своих опытов, а сестра нашла и надела на голову, как украшение. Возможно, этот артефакт как-то подействовал на искалеченную психику девушки. Это неизвестно, но факт остается фактом. Мать была убита, а диадема стала хранилищем для части души Арианы. Разумеется, тогда об этом никто не узнал.
Кендру похоронили, а молодому Альбусу пришлось заниматься делами семьи, что для юного честолюбца было просто невыносимо. В то же время он нежно любил свою сестру и старался заботиться о ней.
Впрочем, надолго его не хватило. В Годриковую лощину прибыл молодой Гриндевальд и события завертелись в другую сторону. Они подружились и строили совместные планы по возвышению магического мира. Но в методах их реализации разошлись очень серьезно, что позже стало причиной для многочисленных ссор. Одна из них закончилась поединком, в котором Ариана попала под шальное заклятие и погибла…
- Вам все понятно из того, что я рассказываю или нужны подробности? – Гризельда прервала рассказ.
- Мы читали книжонку Риты Скиттер, - успокоил ее Гарри.
- Тем лучше. Тогда я могу опустить моменты, которые изложены в той книге. В описании фактов, кстати, этот опус достаточно подробен и в целом соответствует истине. Так вот, продолжим:
Гриндевальд немедленно бежал, прихватив из дома Дамблдоров несколько артефактов, над которыми они вместе экспериментировали. В том числе и диадему Райвенкло.
Альбусу было не до того. Досконально изучив в Хогвартсе книги из Запретной секции, он знал, что есть темномагические способы сохранения души умершего человека, если время, прошедшее после его смерти не превышает определенного срока. Но он был не готов их применить. В отчаянии он схватился за первую попавшуюся возможность сохранить при себе душу сестры и провел ритуал Запечатывания души. Его удалось довести до конца, но некоторые моменты не совпали с описанием, и Дамблдор погрузился в исследования. Он выпал из времени, говорил невпопад, и даже никак не прореагировал, когда младший брат Аберфорт ударил его на похоронах по лицу. Он и на похороны эти не пошел бы, если бы его не заставили. Что ему похороны бренного тела, когда запечатанная душа сестры ждет решения своей участи.
Исследования вскоре показали, что запечатанной оказалась только одна половина души, а где вторая – неизвестно. Дамблдор сел за книги и трактаты, и досконально изучил все, что связано с разрывами души. Он догадался о крестраже и даже как-то понял, куда он был помещен.
Гриндевальду отправилось послание, в котором предлагалось выкупить или обменять диадему. В торгах фигурировал даже меч Гриффиндора, но Гриндевальд не торопился. Он исследовал диадему и понял, что она в себе содержит. С этого момента Дамблдор долгие годы подвергался жестокому шантажу. Но он не смирился с таким положением: десятилетие за десятилетием он изучал разные разделы магии, используя для этого сокровищницы знаний Хогвартса, в котором преподавал. Со временем он понял, что для любых экспериментов с хоркруксами нужен волшебник, который способен лишить жизни человека. И Дамблдор решил создать такого человека. Он вырастил убийцу с заранее заданными качествами и, что важнее - нужными особенностями психики.
- Им стал Том Реддл?
- Да, им стал этот ребенок из магловского приюта. Дамблдор начал лепить его характер с первой встречи и занимался этим все семь лет, пока тот учился в Хогвартсе.
Потом в одной из книг Альбус обнаружил предупреждение о том, что душа, запечатанная по примененному ритуалу, не может храниться вечно. Она должна медленно, но верно вытекать из-под печати. Дамблдор бросился за помощью к дементорам и проверил сохранность души Арианы. Его опасения оправдались: исчезла большая часть осколка души! А ведь он уже знал, что для реинкарнации ему потребуется больше половины души. Значит, этот остаток надо сохранить во что бы то ни стало. Именно в это время Том Реддл отправился на поиски своих родителей и убил отца и деда с бабкой. Он создал свой первый крестраж, не подозревая, что энергии тройного убийства хватило и на то, чтобы Дамблдор смог поместить остатки души Арианы в его собственную голову. Был ли это тонкий расчет или Дамблдор действовал так, отчаявшись – этого мы уже не узнаем. Разве что мистеру Поттеру приснится сон с откровениями Альбуса.
Поттер серьезно ответил:
- Только не это. Мне хватило последнего разговора.
- Что такое? – удивилась Генрмиона.
- Я тебе потом расскажу.
Гарри рассказал миссис Марчбэнк о своем видении сразу, как очнулся после дуэли. И она тогда еще битых полчаса выспрашивала у него подробности, пока не прибыли колдомедики, за которыми отправилась ни о чем не подозревавшая Гермиона.
- Так вот, - продолжила пожилая волшебница, - Дамблдору удалось обезопаситься на некоторое время, но он понял, что ждать больше нельзя. Его последней находкой стал Воскрешающий камень, исследование которого дало надежный способ реинкарнации Арианы. Правда, требовалось тело, но эта проблема запросто решалась. Том Реддл всегда под рукой. Правда, он уже закончил Хогвартс и вел себя как-то странно. Но это ерунда. Теперь требовалось срочно вернуть диадему и Дамблдор, откинув сомнения, вышел на дуэль с Гриндевальдом к вящему удовлетворению магического сообщества. Гелллерт был побежден и заточен, а Альбус добыл диадему. Все готово. И вдруг Том Реддл исчез. Для Дамблдора это был тот еще удар. Поиски показали, что птенец оперился, собрал коллекцию артефактов и решил сыграть в свою игру.
И вновь потянулись годы ожидания. Наконец, Том Реддл вернулся под личиной Воландеморта – могучего темного мага. Палочка с усилителем первой степени исправно служила ему, а вдобавок он обзавелся приспешниками и начал проповедовать популярные идеи чистоты крови. Для поимки Темного Лорда Дамблдор создал орден Феникса. Так началась первая война, в ходе которой Дамблдор сплел паутину, используя для этого ложные пророчества и подставных лиц. Вот-вот Том Реддл должен был попасть в его ловушку.
И вновь все полетело прахом: отчаянные Мародеры устроили засаду, используя для этого его агента – Хвоста. Простодушный Хмури тоже ввязался в это дело и вот результат: душа Тома Реддла оказалась разорвана очередным, пусть и невольным, убийством. И осколки этой души попали в годовалого отпрыска Поттеров. Причем, в том, что осталось в голове Тома, нужной ему части души Дамблдор не нашел! Значит, она в этом младенце - Гарри Поттере!
Дойдя до этого момента своего повествования, миссис Марчбэнкс остановилась.
- Как вы себя чувствуете?
- Ничего, продолжайте, - с трудом улыбнулся Поттер, ставший бледным, как кусок мела. Гермиона с тревогой смотрела на него.
- Вы были слишком малы, и это лишало Дамблдора возможности что-то сделать. Следовало ждать, пока вы вырастите. И он ждал. Впрочем, как всегда, его ожидание было деятельным. Трагедия в Годриковой лощине получила нужную трактовку. Лорд был лишен тела и отправлен в изгнание. Вы превратились в Мальчика-Который-Выжил и были сосланы в Литтл-Уиннинг. А Дамблдор вновь сел за книги и начал искать ответ на новую загадку, и нашел его. Оказалось, что стечение обстоятельств создало редчайший феномен. В голове маленького Гарри оказался комбинированный крестраж из осколка души Тома Реддла и остатка души Арианы. Можно ли их разделить? Оказалось - можно. Для этого Том Реддл должен убить мальчишку специально подготовленной палочкой. И только когда из-за этого погибнет часть души Тома, можно будет использовать остаток души Арианы для ее реинкарнации. Впрочем, это будет уже не голова мальчика. Это будет голова Дамблдора. Многолетние занятия черной магией окончательно изменили душу Альбуса. Он уже не желал считаться с ценностью чужой жизни. Он больше ста лет гнался за своей мечтой оживить сестру. Ну, оживит? И что? Он сам стар, дряхл. Разве такая опора нужна молодой неопытной девушке? Нет. Он сам должен был стать героем магического мира, чтобы бросить к ногам сестры все самое лучшее, что есть на этом свете. Для этого нужен герой, который потом уступит ему тело. И все! Новая жизненная цель сформировалась, и Альбус неуклонно шел к ней все эти годы. Он лепил героя, для чего выпускал на сцену действующих лиц в определенном порядке и в специально отведенное для этого время. Побег Сириуса и возрождение Воландемотра – все это звенья одной цепи. Помните, Поттер, когда вы сорвались с метлы из-за дементоров? Это Дамблдор заказал им обследование вашей души. Он убедился, что превышение составляет больше одной восьмой, а значит, все его расчеты верны.
Мне не совсем понятно, при помощи какой магической процедуры он инсценировал собственную смерть, но обставил он это мастерски. И даже когда ты, подобно Тому, ушел с заданной им линии поведения, он сумел повернуть все так, чтобы события пошли в нужном для него направлении. Должна признаться, что я оказалась неправа. Если бы ты не придумал, каким заклинанием ударить одновременно Лорда и феникса, то Дамблдор добился бы своего. Единственное, что ему помешало бы – отсутствие Оживляющего камня. Но он нашел бы способ обойти даже это препятствие.
Миссис Марчбэнкс замолчала.
Гарри закрыл лицо руками. Гермиона смотрела на него, и по ее щекам текли слезы.
- Извини, Гарри. Но ты должен был узнать все это. Вот все материалы.
Она положила на столик пачку пергаментных листов, исписанных мелким четким почерком. Объемом она напоминала книгу, только что без переплета.
- Я выписала сюда все сведения, которые удалось найти по этому делу. Тут и воспоминания Фламеля с Диппетом. Здесь записи бесед с Томом Реддлом, которые я сделала в последние дни. Здесь расшифровки воспоминаний и материалы аврората. Ты можешь прочитать это все, а можешь не читать. Тебе решать. Я оставляю это на твое усмотрение.
Поттер оторвал ладони от лица. Глаза его были сухи.
- Гермиона, дай мне чистый лист пергамента и перо, - попросил он спокойно.
Девушка часто закивала и немедленно извлекла из сумочки то, что он попросил.
Гарри взял перо, подумал и размашисто начертал на листе несколько слов.
- Возьми, Гермиона. Сделай переплет, а этот лист пусть будет титульным. Эта рукопись будет храниться в Ритуальном зале Поттер-мэнора.
Он положил лист пергамента поверх пачки. На нем было написано:
«Подлинная Жизнь и Обманы Альбуса Дамблдора».



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Понедельник, 24.09.2012, 15:51 | Сообщение # 396
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Полный попандос. Если это подлинная история, то АВолдю можно оправдывать по всем статьям. Это не его УПСЫ под империо были, это он сам был заколдован Дамбом.


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
Благородный_ПандДата: Понедельник, 24.09.2012, 18:03 | Сообщение # 397
Подросток
Сообщений: 10
« 0 »
Неужели уже конец? :с
 
alexz105Дата: Понедельник, 24.09.2012, 23:07 | Сообщение # 398
Альфин - темный слепок души
Сообщений: 1508
« 522 »
Вместо эпилога.

Небольшая гостиная была скупо освещена магическим светильником на столе и огнем, полыхающим в камине. Массивное кресло, придвинутое к самой каминной решетке, еще пустовало. Рядом за столом Гермиона быстро строчила пером по пергаменту. Напротив нее лежал еще один лист. Зачарованное перо, повторяя все движения пера в руке девушки, скользило над ним, копируя написанное, правда, почему-то другим почерком.
Стукнула входная дверь.
- Винки рада видеть своего господина! – запищала эльфийка в прихожей.
- Да не кланяйся ты, береги живот, а то скажу Кикимеру, чтобы тебя заменили, - раздалось добродушное ворчание Гарри. Слышно было, как домовушка захихикала.
«А настроение у него вроде ничего, - подумала девушка, - разговаривать начал».
За неделю, прошедшую после уничтожения Старшей палочки, она почти не слышала голоса своего любимого. Дослушает лекции и уходит нарезать круги в воздухе на стадионе для квиддича. Или сидит, как сыч, весь вечер перед ящиком колдовидео, которое подарили факультету близнецы Уизли. И здесь уже четыре дня не появлялся. Статуя горбуньи на четвертом этаже, наверное, успела пылью покрыться. Сегодня пришел, слава Мерлину.
Поттер вошел в гостиную и остановился на пороге. У него было такое просветленное лицо. Его глаза просто светились счастьем. Гермиона встала, не веря своим глазам. Гарри подскочил к ней, подхватил на руки и закружил по комнате так, что дух захватило. Она обвила его шею руками и взвизгнула:
- Ой! Что ты делаешь! Упадем!
И они упали. Гарри устроил девушку на толстом ковре, чмокнул ее в нос и откинулся на спину.
- Однако, мистер Поттер. Вы влетаете сюда, как ветер, и срываете выполнение задания по заклинаниям. А я, между прочим, пишу с копиркой вашего почерка.
- О, мудрейшая! О, блистательная! Это твой самый великий поступок, ибо мне завтра светил тролль по трансфигурации!
Девушка взъерошила ему волосы и заглянула в глаза.
- Тебе привет от Люпина, - небрежно сообщил ей Поттер.
Гермиона удивилась. Нет, не так. Гермиона была приятно ошеломлена. Ведь именно Люпин взял на себя эту тяжкую ношу - сообщить Избранному о том, что магическое сообщество требует его разоружения. Что его Старшая палочка сеет ужас и внушает магам неуверенность в завтрашнем дне. Что на него готовятся покушения с целью отобрать палочку или ликвидировать его самого. Они тогда очень сильно поругались. Гарри поначалу отказался подчиниться, но события приняли такой оборот, что ему пришлось пойти на эту жертву.
Церемония была обставлена очень торжественно. Прямо как похороны какого-нибудь восточного сатрапа. В огромном зале Конференции магов, где скопились тысячи зрителей и репортеров, Поттер, задрапированный в парадную мантию, передал палочку главе Визенгамота, который положил ее в специальную чашу. Ее окружили куполом защиты и зажгли в ней Адский огонь. Фонтан радужного пламени, принимающий форму самых ужасных существ, полыхал добрых полчаса. А потом погас. И контейнер с пеплом был запечатан и помещен в хранилище артефактов министерства. Маги всего мира радовались, а бледное лицо Гарри окаменело в дежурной улыбке…
- Как дела у министра? – осторожно спросила Гермиона.
- У Ремуса все отлично. Он прислал мне сегодня патент на фамильное владение стилетом, который у меня, оказывается, тоже хотели отнять.
- А когда ты успел подать заявку? - насторожилась Гермиона.
- Этот пункт вошел в соглашение по Старшей палочке. Просто я боялся, что меня обманут. Они там все помешались на угрозах магическому миру. Обожглись на молоке – теперь дуют на воду! Их, видите ли, насторожило, что я, вместо казни, настоял на пожизненном заточении для Тома Реддла. Как будто от казни сквибба кому-то станет легче!
- Ты самый воинственный мужчина, какого я только видела. А я-то думаю, в чем причина твоего хорошего настроения? А ты, оказывается, получил в фамильное владение любимое оружие. Я не совсем понимаю тебя, но рада твоему хорошему настроению.
- Ты чудо! – чмокнул ее Гарри.
Девушка встала и заняла свое место за столом, посматривая на юного волшебника.
Гарри лежал на полу, упершись невидящим взглядом в потолок. Перед его внутренним взором стояла неказистая каморка Оливандера, которую ему после победы выделила в Хогвартсе Макгонагал.
… Юный маг молча положил перед мастером новую палочку. Старик с немым вопросом смотрел на него. Гарри достал из кармана золотой футляр. Неторопливо извлек из него стилет. Рукоятка грозного оружия щелкнула, раскрывшись. Из нее на стол выпал фиолетовый цилиндрик усилителя второй степени. Глаза старого мастера загорелись.
- Я не ошибся в вас, сэр Гарри Поттер!
Мастер работал лихорадочно быстро, но вдохновенно и тщательно. Наконец, он протянул Поттеру снаряженную палочку. Юный маг взял ее - по каморке тотчас же полетели искры.
- Взмахните! – предложил Оливандер.
- Нет. Это я сделаю в мэноре. Подальше от чужих глаз и ушей. Я не собираюсь афишировать существование этой палочки. И вам придется забыть о сегодняшнем дне!
- Я буду нем, как могила! – глаза старика влажно блестели. – Храни тебя Мерлин, Гарри! Ты не обманул моих ожиданий.
- Просто я подумал, что не все так просто и спокойно в нашем магическом мире, чтобы беспечно полагаться на дядь и теть из Визенгамота. Оружие дает мне право и возможность быть всегда готовым. И я не собираюсь от него отказываться!

Конец.
24.09.2012г.



Главное - это твёрдо знать, чего ты хочешь от других. С собой всегда успеешь определиться.
 
ShtormДата: Вторник, 25.09.2012, 15:06 | Сообщение # 399
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Молодец Поттер, нашел как провести это долбанное общество, сохранил себе нужную палочку.
alexz105, спасибо тебе за такую прекрасную работу
beer



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
ТронДата: Четверг, 03.01.2013, 23:17 | Сообщение # 400
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Тема закрыта.


Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
лоличкаДата: Понедельник, 23.09.2013, 22:47 | Сообщение # 401
Посвященный
Сообщений: 32
« 7 »
спасибо автор!прочла с удовольствием!
 
DarkFaceДата: Вторник, 24.09.2013, 02:06 | Сообщение # 402
Let it be
Сообщений: 1391
« 161 »
Один из немногих фф прочитанные с этим пейрином. Бедные слизеренцы в темнице. И нормальный Гарри, читать было интересно. Спасибо


 
ЛаринеДата: Четверг, 24.10.2013, 19:19 | Сообщение # 403
Подросток
Сообщений: 7
« 0 »
С удовольствием прочитала этот фанфик, большой плюс автору happy
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Telum dat ius ...* (закончен) (AU, drama, приключения, макси)
  • Страница 14 из 14
  • «
  • 1
  • 2
  • 12
  • 13
  • 14
Поиск: