Армия Запретного леса

Вторник, 25.02.2020, 01:53
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Истории о Гарри и Гермионе (Макси || ГП/ГГ || Незакончен || Перевод)
Истории о Гарри и Гермионе
CargerdreeДата: Понедельник, 30.07.2012, 16:06 | Сообщение # 1
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Название: Истории о Гарри и Гермионе
Автор:разные
Переводчик: Fire Phoenix
Бета: Greykot
Рейтинг:PG-13
Пейринг:ГП/ГГ.
Жанр:Любовный роман / /
Саммари: маленькие рассказики о Гарри и Гермионе
Переводчик:Fire Phoenix
Разрешение на перевод (есть/нет): есть




Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
AlexDarkДата: Среда, 08.08.2012, 16:26 | Сообщение # 31
Подросток
Сообщений: 7
« 1 »
Замечательный фик.
Вот только не понял одного момента:
Quote (Cargerdree)
Глаза подруги удивлённо распахнулись, и она внимательно посмотрела на парня, после чего улыбнулась и откинулась назад, прижавшись к нему покрепче и обернув руки вокруг его талии.

Я до сих пор не могу понять, как она так извернулась? wacko
 
kraaДата: Среда, 08.08.2012, 17:30 | Сообщение # 32
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
AlexDark, как сказала бы Маккошка - Магия!

Cargerdree, это и мой любимый фик! Такой логичный, естественный, плавно текучий. Уже все позади, остались лишь личные проблемы и они решили их самым прибыльным ДЛЯ СЕБЯ методом. После этого Эпилога , если бы Роулинг была женщиной умной и рассудительной, я закопала бы томагавку в саду и прикрыла бы для себя страницу, названную "ГП и его приключения". Все было бы елегантно, по законам физики, завершено и могла бы спокойно умереть.

А так, до конца жизни буду терзать себя и подпрыгивать при упоминанием имя Гарри Поттера по каким-нибудь поводом, как при упоминания имя Того-которого-не -можем-называть, ибо зовется Волдемортом. И буду искать и искать оного фика, который бы успокоил боль в сердце и неуспокоеную душу, которую раздразили, но лек от боли не дали.



Без паника!!!
 
zavДата: Среда, 08.08.2012, 17:33 | Сообщение # 33
Подросток
Сообщений: 5
« 0 »
AlexDark, eek так ведь все просто) они сидели на скамейке, сидели рядом не вижу ничего необъяснимого...
 
CargerdreeДата: Четверг, 09.08.2012, 14:47 | Сообщение # 34
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Ты нашел меня




Теперь отбечено, причем просто великолепно! Спасибо огромное Gteykot.

Пять лет, прошло целых пять лет. Пять лет с поражения Волдеморта, пять лет со смерти мистера и миссис Грейнджер и пять лет с тех пор, как в последний раз видели Гермиону Грейнджер. Как только объявили, что Волдеморт мёртв, шокированная Гермиона встала и вышла из комнаты. Все, кто там находился, подумали, что девушке просто нужно время, чтобы обдумать всё случившееся и прийти в себя, ведь монстр, который убил её родителей, наконец, умер. Только Гермиона так и не вернулась. Поначалу девушку искали друзья и знакомые, но спустя три года все сдались, даже Рон. Решили, что она просто не хочет, чтобы её нашли, а поскольку всем известно, насколько девушка умна, то неудивительно, что ее не могут обнаружить. Все, кроме Гарри.
Гарри работал без выходных, но любую свободную минуту посвящал поиску своей лучшей подруги: он искал какие-то подсказки, следы – всё, что угодно, лишь бы понять, в каком направлении ему продолжать поиски. Повсюду в магическом мире у него были осведомители, с которыми он время от времени встречался. Но пока никто не смог её найти. Кое-кто из его друзей считал, что он сошёл с ума, но у него были свои причины, чтобы не прекращать поиски.
- Нет, у меня нет свободного времени, чтобы помочь Вам с Вашей проклятой ванной! – крикнул Гарри и захлопнул дверь перед носом молодого волшебника. - У меня вообще нет ни секунды свободного времени, - пробормотал он себе под нос. Поттер вернулся за стол к записке, которую только что получил. Стоило её развернуть, как молодой волшебник вновь открыл дверь. Гарри тотчас сделал вид, будто готов убить своего секретаря на месте, но тот, не сказав ни слова, впустил стайку записок и поспешно вышел.
- Работы всё больше и больше, - вздохнул Гарри, наблюдая за записками, которые приземлились на стол. Открывая одну за другой, он бегло их просматривал и откладывал в сторону, но, когда развернул последнюю, то замер и прочел несколько раз, будто до него не сразу дошёл смысл.

Мне только что сообщили. Она в Нью-Йорке.
Забини.

Молодой человек улыбнулся и поблагодарил все богов, что Блейз Забини несколько лет назад решил присоединиться к его команде. Завтра Гарри вылетает в Штаты.

Примерно неделю спустя в руках Поттера был адрес, по которому его и привез таксист. Они остановились около высокого серого здания, весьма облезлого и похожего на сотни других. Гарри и представить не мог, что Гермиона живёт в таком доме. Быстрый взгляд на записку с адресом подтвердил, что они на месте. Расплатившись с таксистом, он, покачав головой, вышел на улицу. Машина, взвизгнув тормозами, умчалась в неизвестном направлении, оставив Поттера в одиночестве. Подойдя к двери, Гарри увидел кодовый замок, и пришлось воспользоваться палочкой, чтобы войти в здание. Он чувствовал, как с каждой ступенькой в нем нарастает волнение и какое-то болезненное ожидание. И вот он стоит перед квартирой 3С. Мысль, что вот-вот наступит момент, когда он увидит Гермиону, заставила сердце быстрее забиться, разгоняя кровь по жилам. Глубоко вздохнув, он постучал.
- Одну минуточку, я иду, - раздался такой знакомый голос.
Дверь распахнулась, и Гарри услышал её пораженный вздох.
- Привет, Гермиона, - это всё, что смог сказать Поттер. Он оглядел ее с головы до пят. Она выглядела хорошо, только худее, чем раньше, с короткими прямыми волосами до подбородка, что ей невероятно шло. Он посмотрел ей в глаза как раз в тот момент, когда они закатились, и она упала в обморок.

Когда Гермиона пришла в себя, то подумала, что ей только что приснился замечательный сон. Вы только представьте - в её прихожей стоял Гарри! Когда она повернула голову, то увидела несколько взволнованное и заинтересованное лицо молодого мужчины, который не сводил с неё пристального взгляда. Её глаза тут же наполнились слезами.
- Гермиона, - прошептал он, становясь на колени возле дивана.
При звуке его голоса слезы всё-таки полились из прекрасных карих глаз.
- Гарри. О, Гарри, я так по тебе скучала, - всхлипнув, она крепко его обняла.
Гарри не верил, что спустя столько лет смог её найти. Они встали, продолжая сжимать друг друга в объятиях.
- Я тоже скучал без тебя, Гермиона. Больше, чем ты можешь себе представить.
Она немного от него отстранилась.
- Только посмотри на себя. Ты так вырос!
Он усмехнулся.
- Да. Думаю, да.
- И теперь ты тут. Пытаешься найти ответы на вопросы, я полагаю?
Он покачал головой.
- Ответы позже. Я искал тебя, Гермиона, только тебя. И вот, наконец, мои поиски увенчались успехом.
Вновь на глаза навернулись слезы, и она кивнула.
- Да. Ты прав. Давай присядем и поговорим.
Несколько минут спустя они сидели на диване с бокалами красного вина в руках. К облегчению Гарри, внутреннее убранство квартиры девушки выгодно отличалось от внешнего вида многоэтажки. Гермиона, видимо, неплохо зарабатывала.
Хотя Гарри собирался начать разговор по-другому, но не выдержал и задал, наконец, тот вопрос, который мучил его все эти долгие пять лет.
- Почему ты уехала, Гермиона?
Она сделала глоток вина и несколько секунд молчала, собираясь с мыслями.
- Я просто не могла так больше жить. Мои родители погибли, потому что я была ведьмой. Если бы не это, то они бы не погибли от руки Волдеморта. Я их убила. И, кроме того, я убила ещё очень многих. Да, я убивала, чтобы спасти чью-нибудь жизнь, но на моих руках кровь. Возможно, я бы так никогда и не задумалась об этом, но.… Когда мне сообщили, что Волдеморт мертв – во мне поднялась радость… и это было ужасно – радоваться чьей-то смерти. Не имеет значения, что это – Волдеморт, и он должен был умереть, но то, что я была счастлива, когда кто-то умер… меня это напугало. Это заставило меня задать себе вопрос: что я за человек?
- Гермиона. Но это естественно – испытывать подобные чувства.
- Сейчас я это понимаю, но в тот момент я не могла разобраться в себе. Поэтому ушла.
Гарри бросил на нее пронизывающий взгляд.
- Почему тогда ты не вернулась?
Когда она подняла глаза, он увидел непролитые слезы, сиявшие в ее глазах.
- Потому что никто не приехал за мной.
Это поразило его так, будто на него неожиданно упало пианино. Они не приехали за ней.
- Гермиона, - он поставил бокал с вином на столик и притянул её голову себе на плечо, пытаясь взять себя в руки и успокоить её. – Мы не приехали. Что же ты о нас думаешь?
Она отстранилась и обхватила себя руками.
- Я передумала кучу нелестных вещей, но главное – мне было очень больно.
- Я не могу выразить словами, Гермиона, насколько мне жаль. Мы все думали, что ты хочешь побыть какое-то время в одиночестве. Когда потом стали тебя разыскивать, оказалось слишком поздно. Ты исчезла. Мы были такими идиотами. Я чувствую себя самым большим в мире кретином.
Гермиона покачала головой.
- Нет, Гарри. Мне потребовалось время, но я поняла, что ни один из вас не мог знать, чего я хотела и в чем нуждалась. Было глупо сердиться на всех вас за то, что вы не пришли и не забрали меня. Но тогда мне казалось, что это – правильная мысль и я… просто осталась здесь, чтобы двигаться дальше, начать новую жизнь. Я не знаю ни одного волшебника в этой стране. Я живу, как маггла.
- Это, наверно, было очень сложно для тебя. Я не могу представить, как самая лучшая и умная ученица Хогвартса обходится без магии.
- Не вини себя, Гарри. Ты не знал. И, к тому же, ты нашел меня, и это многое для меня значит.
Он согласно кивнул. Гарри знал, что они поговорили не обо всём: осталась ещё одна тема, которую оба не затронули. Но Поттер не знал, как к ней перейти. Гермиона избавила его от необходимости подбирать слова.
- Гарри, той ночью, перед заключительным сражением…
- Я помню. Мы были напуганы и оба боялись, что умрём, не пережив следующий день.
- И мы с Роном только что в очередной раз поссорились, я расстроилась и пришла к тебе, - спокойно закончила она его мысль.
И хотя даже такие слова причиняли ему боль, Гарри решил выйти из этой ситуации с наименьшими потерями и для неё, и для него.
- Не волнуйся об этом, Гермиона. Это была всего одна ночь, – одна незабываемая ночь. - Мы получили, что хотели.
Она нахмурилась.
- Не принижай значение той ночи, Гарри. Мы оба знаем, что это значило нечто большее.
- Извини. Я не собирался ничего принижать, Гермиона. Я никогда не забывал о той ночи. Она значила для меня больше, чем ты можешь представить.
- Есть кое-что, что я должна тебе рассказать о той ночи, кое-что важное.
Её изменившийся голос взволновал Гарри. Он придвинулся к ней, и теперь они сидели лицом к лицу.
- Расскажи мне.
- Это… так трудно, Гарри. Я думала, что смогла пережить всю эту боль, я не знала, увидимся ли мы с тобой когда-либо вновь. Но ты здесь…
- Просто скажи мне, пожалуйста.
Только она открыла рот, чтобы начать говорить, как хлопнула входная дверь. Ее губы сложились в букву «о», а глаза широко распахнулись.
- Ой…
- Гермиона? – молоденькая девушка со светлыми волосами и веселой улыбкой возникла в дверях, продолжая говорить. - Я знаю, мы должны были вернуться час назад, но он так хотел покормить уток в парке, что мы задержались. Ого, ничего себе, - умолкла девушка и широко распахнула глаза, увидев в комнате незнакомца.
Гарри улыбнулся шокированной девушке.
- Привет, я - …. – он резко замолчал, когда увидел маленького мальчика, держащегося за руку девушки.
Малыш рассматривал незнакомца, наклоняя голову из стороны в сторону.
- Ты похож на более взрослого меня, - наконец вынес вердикт мальчик.
Гарри видел это. У малыша волосы были светлее, Гермиониного цвета, но торчали в разные стороны, как у него, а глаза… глаза сияли яркими изумрудами, в точности как у него самого, только вот они смотрели на мир с детской наивностью.
- Да, думаю, что так и есть, - тихо сказал Гарри, не в состоянии справится с шоком.
Гермиона встала и подошла к девушке.
- Амбер, отведи его, пожалуйста, в детскую, а потом можешь идти. - Она наклонилась к сыну. - Иди с Амбер и поиграй с игрушками, хорошо?
- Да, мама, - согласно кивнул малыш и, бросив напоследок заинтересованный взгляд на Гарри, пошёл вслед за няней.
Гермиона вернулась в комнату, обхватив себя руками.
- Однозначно, я не так представляла себе наш разговор, - печально прошептала она.
- Он – мой, – не было никакой надобности спрашивать – он был в этом уверен.
Она кивнула.
- Он – твой.
Гарри почувствовал, что в его сердце поселилось что-то тёплое и пушистое, но вместе с тем в нём начался подниматься гнев.
- Ты собиралась хоть когда-нибудь сказать мне об этом?
Она опустилась на диван как можно дальше от него.
- Честно? Я не знаю.
Он кивнул, и в комнате установилась тяжелая тишина, которая давила на них. Наконец, Гарри заговорил:
- У меня есть сын, который меня не знает, - его взгляд был пустым, а на лице застыло выражение удивления и горечи.
- Гарри… я… мне так жаль.
Он протестующее поднял руку.
- Ему четыре?
- Да, будет через пять месяцев.
- Я столько пропустил. Меня не было, когда он родился, я не видел, как он сделал первые шаги или произнес первые слова. И ничего из этого я не могу вернуть.
По её щекам потекли слезы.
- Я знаю. Знаю, что не можешь, и мне так жаль, что я отняла это у тебя.
- Почему?
- Мне было всего восемнадцать, и я была напугана. Мы были вместе всего одну ночь, и я была так… - она закрыла глаза, чтобы собраться с мыслями. - Я узнала, что беременна, спустя пару месяцев после того, как поселилась здесь. Я была тогда еще не готова вернуться. Первой мыслью, которая меня посетила, после того, как я узнала – позвать тебя, рассказать, но я… Я не знаю, что ещё сказать, Гарри.
Он медленно встал с дивана и подошёл к ней, покачав головой.
- Я и представить не могу, как ты прошла через всё это. Как ты справилась одна, в чужой стране, беременная. Но, Гермиона, ты не должна была быть одна. Ты могла связаться с любым из нас, со мной, - с каждым словом гнев всё больше закипал в нем.
- Я… - она затихла, собираясь с силами. - Я не думала, что ты захочешь принять нас, - прошептала она.
- Гермиона…
- Только позволь мне договорить, хорошо? – он кивнул, и она продолжила: - Мы провели с тобой всего одну ночь. Ту ночь, которая могла быть для нас обоих последней. Я знала, что это значит для меня, но понятия не имела, что это значит для тебя. И, кроме того, я изменила Рону. К тому времени, когда я более-менее пришла в себя, уже родила и думала, что теперь-то уж точно поздно. Странно было бы появиться на пороге твоего дома со словами: «Привет, Гарри, знакомься – это твой сын».
- И к тому же я не поехал сразу за тобой.
- Нет, но я уже говорила, что ты не мог знать. Я ждала целый год, чтобы посмотреть, что случится после того, как я исчезла. Я чувствую себя виноватой, что так долго не знакомила тебя с сыном и никогда не смогу вернуть эти годы.
- Не сможешь. Но я понимаю тебя. Ты была такой юной и напуганной. И, действительно, откуда тебе было знать, что я чувствую к тебе? Логично, что ты переживала. Мне жаль, что я не заслужил твоего доверия. Ты подарила мне своё сердце и тело, а я все испортил, - печально сказал он. - Неудивительно, что ты думала, будто я могу от вас отказаться.
- Гарри, милый, не перекладывай всю вину на себя – мы оба в этом виноваты.
Он кивнул.
- Ты права. Мы оба наломали дров. Но я не хочу, чтобы так было и дальше, Гермиона.
- Нет-нет, мы не оставим все, как есть. Ты должен участвовать в жизни своего сына, если хочешь. Вам обоим это нужно.
- Да, я очень хочу стать частью жизни сына, но я хочу также стать частью и твоей жизни.
Её глаза опять широко распахнулись в неверии, а из них хлынули слезы, которые она не могла сдержать.
- Гарри…
- Только разреши мне закончить, - он взял её за руки. - Нет другой такой девушки, как ты. За эти пять лет я не думал ни о ком, кроме тебя, я не притронулся ни к одной женщине с той ночи. И раньше, ещё до того, как ты пришла ко мне вся в слезах и расстроенная… у меня были чувства к тебе, которые за пять лет стали только сильнее.
Из её глаз всё ещё лились слезы.
- Гарри…
Он глубоко вздохнул, прежде чем продолжить.
- Я очень хотел сказать тебе той ночью, но испугался, что ты не поверишь. Я люблю тебя, Гермиона, любил тогда и люблю сейчас. Я думаю, что влюбился в тебя годы назад, когда увидел решительную девчонку в своём купе.
После такой речи Гермиона не знала, что ей делать. Её душа и сердце пели от радости и счастья. Наконец, не в силах больше сдерживаться, она бросилась к нему на шею.
- Я поверила бы тебе той ночью. Как ты думаешь, почему я тогда пришла к тебе? Я любила тебя всегда.
Гарри обнимал её за талию, впитывая те слова, которые так давно и страстно мечтал услышать.
- Слава Мерлину, - пробормотал он и, наклонившись, страстно, горячо и нежно поцеловал её.
Когда они выпустили друг друга из объятий, Гермиона, пристально вглядевшись в его глаза, дрожащим голосом сказала:
- Я хочу домой, Гарри. Я хочу вновь стать волшебницей. Я хочу в Англию. Забери нас.
Он кивнул, счастливо улыбаясь.
- Всё, что угодно. Если хочешь, можем вернуться хоть сегодня вечером.
Она кивнула и радостно рассмеялась.
- Это будет замечательно. – Она протянула ему руку. - Идем, Гарри, познакомишься со своим сыном.
Он взял её ладошку и двинулся следом, чувствуя себя очень странно: в горле словно застряла ледяная глыба, а внутренности скрутило узлом. Гарри был в смятении и нервничал перед встречей с маленьким человечком, который появился на свет с его участием. Прежде, чем он смог взять себя в руки, они оказались перед дверью.
- Гермиона, как его зовут?
Она моргнула.
- Замечательно, и как я забыла тебе это сказать? Его зовут Джеймс. Джеймс Поттер-Грейнджер.
Гарри почувствовал, как защипало в уголках глаз.
- Ты назвала его в честь моего отца и дала ему мою фамилию?
- Он такой же мой, как и твой. Я хотела, чтобы он однажды узнал.
Без предупреждения она распахнула дверь, и они очутились на пороге уютной комнатки, посреди которой сидел Джеймс, старательно строя башню из кубиков. Гарри наткнулся взглядом на детский рисунок, висящий на стене, и улыбнулся, когда понял, что старик, изображенный его сыном, имеет явное сходство с Альбусом Дамблдором.
Гермиона заметила его улыбку и сама застенчиво улыбнулась.
- Он не знает, кто мы, но очарован волшебством и сказками. Когда он попросил волшебные карандаши, я не смогла ему отказать, – прошептала она.
Улыбаясь, она выпустила его руку и подошла к сыну. Опустившись перед ним на колени, она погладила малыша по голове.
- Милый, хочу тебя кое с кем познакомить, хорошо?
Джеймс кивнул:
- Хорошо.
Гермиона взяла его на руки с тихим стоном.
- Ты становишься всё тяжелее и тяжелее, - усмехнулась она, а мальчик засмеялся. Повернувшись к Гарри, девушка не успела сказать ни слова, когда Джеймс её опередил:
- Ты мой папа, да?
- Да, - согласно кивнул Гарри.
После чего мальчик и мужчина замолчали, внимательно разглядывая друг друга. Гермиона очень волновалась: ей хотелось, чтобы они подружились и смогли стать семьей, и девушка решила помочь:
- Джеймс, я знаю, что тебя удивляет, почему твоего папы не было до сих пор, но дело в том, что он о тебе не знал. Я ему не говорила.
- Это не очень хорошо, мама, - сделал ей выговор малыш, нахмурившись.
Она облегченно рассмеялась – казалось, что сын не очень расстроен новостями.
- Да, милый, я была неправа. Но теперь он знает и хочет стать частью нашей жизни. Мы с тобой можем вернуться в Англию и станем одной семьей с папой. Ты хочешь этого?
Из его ярких, зеленых глаз хлынули слезы:
- Да, - голос мальчика дрожал.
Гермиона его обняла и погладила по голове.
- Хорошо.
Теперь в разговор включился Гарри.
- Джеймс, я знаю, что пропустил ужасно много, но очень хочу это исправить. Я очень люблю тебя и твою маму и хочу, чтобы мы жили вместе, одной счастливой семьей.
- Хорошо, - кивнул малыш.
И Гарри протянув руки к сыну, попросил дрожащим голосом:
- Пожалуйста, если ты не против, я только.…
В ответ Джеймс бросился в объятия отца. Гарри поймал и осторожно и бережно прижал к себе малыша, которого совсем не знал, но уже любил больше жизни, чувствуя, как в сердце распускается что-то тёплое и пушистое, светлое и доброе. Из его глаз скатилось несколько слезинок. Когда он поднял взгляд на Гермиону, то увидел, что девушка опять плачет, растроганная картиной воссоединения отца и сына.
Гарри усмехнулся:
- Ну вот, теперь мы рыдаем втроем – развели сырость. - Он обнял Джеймса левой рукой, а правой притянул к себе Гермиону. - Мы должны смеяться.
- Вы можете плакать, когда счастливы. Это называется… мм… слезы счастливости, - нравоучительно сказал Джеймс.
Гарри рассмеялся:
- Да, можем. Ты так похож на свою маму.
- Он больше похож на тебя, больше, чем ты можешь себе представить. – Гермиона едва заметно улыбнулась и уткнулась ему в плечо.
- Правда? – в голосе Гарри чувствовалась гордость. - Это хорошо. Я думаю, в тебе прекрасно будут сочетаться мозги твоей мамы и моя вечная тяга к неприятностям. - Гарри подошел к кровати и опустился на неё, посадив сына на колени.
- Джеймс, ты можешь делать вещи, которые не могут другие?
Малыш посмотрел на маму, которая кивнула ему, и перевел взгляд на отца.
- Могу, но ничего плохого. Я только иногда могу передвигать вещи.
- Ребенок, мы с твоей мамой должны тебе кое-что рассказать.

Неделю спустя Гермиона сидела в такси, нервно сжимая руку Гарри. Они ехали домой. Она знала, что их ждёт много народа, и очень нервничала. Девушка закрыла глаза, пытаясь успокоиться, а Гарри тем временем отвечал на огромное количество вопросов Джеймса. Вот автомобиль остановился. Поттер вышел из машины и помог выбраться девушке и сыну, а потом начал вынимать вещи из багажника, пока Гермиона глубоко дышала, пытаясь вернуть себе спокойствие и хоть немного уверенности. Ещё несколько минут – и они втроём стоят перед дорожкой, посыпанной гравием, и ведущей к уютному двухэтажному домику.
- Я попросил всех ждать нас внутри, - сообщил он ей, подхватив сумки. - Знал, что ты будешь нервничать, - он наклонился и поцеловал её. - Не надо. Они все очень скучали по тебе.
Гермиона кивнула, и они направились к дому. Так как руки Гарри были заняты сумками, то девушка открыла дверь и, пропустив любимого с сыном, вошла следом. Как только дверь за ними захлопнулась, раздались приветственные возгласы. Гермиона почувствовала, что все её опасения и страхи начали таять, как только увидела счастливые и радостные лица друзей. Все были здесь: все Уизли, Луна, Невилл, Дин и Симус, Лаванда и Парвати, Ремус и Тонкс, и даже Флер.
Джеймс стоял с широко открытыми глазами, крепко вцепившись в руку девушки.
- Мама, кто все эти люди?
- Они – друзья, мои и твоего папы. Наша семья, – она счастливо улыбнулась.
Гермиона пыталась разглядеть в этой толпе человека, с которым ей нужно было поговорить в первую очередь. Вскоре она его увидела. Девушка напряженно замерла, встретившись взглядом с голубыми глазами Рона. С едва заметной улыбкой он передал сверток с ребенком в руки Луне и направился к ней. Когда он встал напротив, ни один из них не знал, что сказать. Положение спасла вовремя появившаяся Тонкс.
- Добро пожаловать домой, Гермиона, - воскликнула она, крепко обнимая девушку. - Мы так по тебе скучали. – Она присела перед Джеймсом. - Хочешь, я тебя со всеми познакомлю, и заодно мы найдем что-нибудь попить?
Мальчик кивнул:
- Да.
Сконцентрировавшись, она превратила свой нос в свиной пятачок, потом в птичий клюв, и снова вернула ему обычный вид.
- А как тебе это?
- Ого! А можно еще?
Тонкс рассмеялась.
- Конечно, идем, - и, подмигнув Гермионе, взяла Джеймса за руку и повела знакомиться с Люпином, который взирал на мальчика с восторгом.
- Рон, - растерянно начала Гермиона. - Я не знаю, что тебе сказать, чтобы это выглядело лучше, чем есть.
Он покачал головой.
- Гарри мне все рассказал, Гермиона. Я должен был раньше увидеть связь между вами. Он всегда понимал тебя лучше, чем я смогу когда-либо.
- Это не оправдывает того, что мы сделали.
- Возможно, но в результате у вас двоих получился кое-кто удивительный, - усмехнулся рыжий.
Гермиона оглянулась на сына. Тот сидел на коленях у Ремуса и наблюдал за Тонкс, которая меняла цвет волос с ярко синего на ядовито-зеленый. Девушка улыбнулась.
- Да, у нас получилось.
- Ты любишь его, Гермиона. Несмотря на то, что тогда я считал по-другому, я не был влюблен в тебя. Нам просто нужно было проверить, что любви у нас с тобой не получится.
Она рассмеялась.
- Думаю, что ты прав. И, Рон, я очень рада тебя видеть.
- Я тоже, - искренне согласился рыжий. Он притянул её к себе и крепко обнял.
- Рада, что ты вернулась, Гермиона, - раздался сзади мечтательный голосок.
Гермиона обернулась и улыбнулась, увидев Луну. Она отстранилась от Рона и сжала её руки, стараясь не потревожить ребенка.
- Спасибо, Луна. Ты вся светишься.
- Я знаю. Это началось с тех пор, как я родила. Она особенная.
- Вы обе особенные, - улыбнулся Рон, нежно целуя жену в лоб.
Гермиона улыбнулась, глядя на счастливую семью.
- Это хорошо. Вы замечательно смотритесь вместе. Ее зовут Эванджелин, не так ли?
- Мммм…. – начала Луна, но была прервана ураганом по имени Джинни, которая возникла перед Гермионой:
- Ой, я так рада, что ты вернулась, без тебя было просто ужасно!
- Эй! – возмутился Невилл за её спиной.
- Хорошо, не очень ужасно, но я по тебе скучала.
- Я знаю, я тоже, - рассмеялась Гермиона, обнимая подругу. - Мерлин мой, ты так выросла. Ты замужем?
- Да, – радостно улыбнулась Джинни, - Мы с Невиллом – молодожены, но после замужества я чувствую себя старше и взрослее.
- И это несмотря на то, что если она не может придумать ни одного аргумента, то просто показывает мне язык или пугает Летучемышиным сглазом, - в голосе Невилла звучала нежность.
- Я столько пропустила, - вздохнула Гермиона. - Всё это, вас. - Она почувствовала, как сердце подскочило и радостно забилось, когда ощутила, что рука Гарри сжала её ладошку.
- Теперь все хорошо – ты дома, - улыбнулся он ей.
- Хорошо, что ты нашел нас.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Пятница, 10.08.2012, 22:47 | Сообщение # 35
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Я знаю



POV Джинни
Мы расстались после похорон Дамблдора, потому что Гарри хотел защитить меня. Я знала, почему он так решил. Но чувствовала, что хочу быть рядом с ним до конца жизни, подумаешь, что мне всего пятнадцать! Мне на самом деле был нужен только он. Симпатичный, храбрый, добрый, умный, в конце концов, это – Он. Но мы расстались, и было очень больно. Когда я вернулась домой, то просто заперлась в своей комнате, никого не желая видеть, и просидела там в одиночестве до свадьбы Билла. Гарри же сначала на неделю вернулся на Тисовую улицу, а потом приехал в Нору. Но мы с ним не общались. По правде говоря, нам было нечего сказать друг другу. Я знаю, что он почтительно и с уважением относился ко всей моей семье и ко мне, но.… он был далёк от меня лично…. честно говоря, он был похож…. на очень одинокого человека… да, Рон и Гермиона были рядом с ним, поддерживали его, я бы тоже могла…. если бы он позволил мне стать ближе. Я хотела быть рядом с ним до победы, но он не подпускал меня. Была уверена, что он выиграет эту войну. Как бы то ни было, я хотела владеть хотя бы его сердцем. В конце концов, я заслужила это – была его первой настоящей девушкой. Это Чжоу всегда плакала и вспоминала Седрика, а я всегда старалась понять, чего он от меня хочет.
Рон и Гермиона продолжали ссориться из-за всего на свете: о каких-то людях, войне, методах борьбы, состоянии Гарри, тайне, о которой никто не знает, кроме них троих, и даже о цвете неба.… это так раздражало, но я верила, что однажды они признаются друг другу в любви, они так в этом нуждались! Они должны быть вместе. Я надеялась, что будут….
Однажды ночью Гарри с Гермионой, наверно, впервые в жизни, поссорились. Грейнджер убеждала его вернуться в школу, где МакГонагалл стала директором и предложила им обоим пост старост. Она кричала, что им нужна помощь, а единственное место, где они её найдут – это Хогвартс. Я ощутила надежду и была благодарна Гермионе, ведь если он согласится с её доводами, значит, будет ближе ко мне, и я не останусь одна, и у меня тогда действительно появится шанс быть с ним.… они прекратили орать друг на друга, но так и не спустились на ужин. Рон решил позвать их и поднялся в комнату, а я пошла за братом и увидела картину маслом: они лежат на одной кровати. Я была в шоке. Ну да, они полностью одеты и просто спали, только вот её голова лежит на его плече, а его руки крепко обнимают её за талию. Рон смотрел на это с таким же изумлением, после чего резко развернулся, закрыл дверь и ушёл, не сказав не слова.
Они просто друзья.
Ведь никем большим они быть не могут, правда? Рон был влюблен в неё, она… влюблена(?) в него… всё будет хорошо.
Я не знала, чем они занимались в Хогвартсе. На самом деле, этих двоих я практически не видела. Оба – старосты школы, у которых много обязанностей. В итоге, либо они пропадали в своих комнатах, либо учились, либо занимались делами школьников или защитой замка, либо проводили долгие часы в библиотеке, в которой Гарри стал проводить времени не меньше, чем Гермиона. У Рона дел было поменьше, но, тем не менее, он тоже был занят: тренировки в команде, учеба (ну хорошо, немного), обязанности старосты, мечты о Гермионе.… Так получилось, что я почти их не видела: они тайно куда-то уходили, что-то искали, но ни один из них не признался, что. Я была сердита на них, особенно на него. Он должен рассказать мне, что происходит, чем занимается. Но, с другой стороны, я догадывалась, что он делает это ради победы и мирного неба над нашими головами, чтобы мы с ним могли спокойно и счастливо жить в нашем доме, когда я стану миссис Поттер.
В конце года они куда-то пропали. Их не было несколько месяцев, и никто не знал, куда они подевались. В последних числах декабря Рон прислал письмо, что у них всё в порядке и скоро кое-что произойдёт. Гарри написал Ордену Феникса, рассказывая о каких-то тайнах: я так никогда и не узнала, что там было. Мама с папой так и не позволили мне вступить в Орден, утверждая, что я слишком маленькая… ха! Волдеморт похитил меня, когда мне было одиннадцать, а я всё равно здесь, живая и здоровая и… флиртую с Невиллом… да, знаю… но он хороший парень, добрый, понятный, знакомый, и он рядом… а мне всего лишь шестнадцать… и ужасно не хочется чувствовать себя одинокой. Я понимала, что между нами всё кончится, когда вернётся Гарри, но… небольшой флирт ещё никому не мешал, правда? Наши отношения с Невиллом были недолгими – он хороший, но не похож на Гарри…. Просто мне нужен Гарри, и больше никто.
На Пасхальные каникулы я с семьей приехала на площадь Гриммо. Одним ранним утром меня разбудила мама и сказала, что они вернулись. Я, стремглав, бросилась на кухню. Первым, кого увидела, стал Рон. Он был вежлив, серьёзен… грустен… и зол! Я видела это, но не знала, почему, а когда спросила, где Гарри… брат молча кивнул наверх.
Спустя полчаса Гарри и Гермиона спустились, и все вокруг начали их приветствовать, и я тоже. Сначала обняла её, потом его. Но когда потянулась поцеловать, он подставил щеку, хотя я тянулась к губам. Он не хочет показывать всем, Вирджиния… подумала я.… как я была неправа!

Позже кто-то отозвал Гарри в сторону, чтобы побеседовать без лишних ушей. Разговор длился долго. Когда мы, наконец, уселись за стол, чтобы поужинать, я увидела, что они очень устали и, похоже, ранены. Я не знала, что у них было за путешествие, но догадывалась, что это было сложно и очень важно. Ужин прошел в дружеской атмосфере, мы смеялись над шутками папы и болтали на отстраненные темы, но стоило мне перевести взгляд на Золотое Трио, как я почувствовала взаимный холод между Роном и Гарри. Казалось, будто… что же произошло? И ещё. Гермиона, опустив голову, тихо сидела справа от Гарри, Рон же был от него слева. Что-то во всём этом было неправильное. Брат смотрел на любого из присутствующих, кроме этих двоих. Что случилось?
Наконец, мама выпроводила всех из кухни, и мы прошли в гостиную, чтобы спокойно поговорить. Я подошла к Рону.
- Что происходит между тобой, Гарри и Гермионой? – требовательно спросила я.
Он пристально на меня посмотрел. В его глазах читались жалость и любовь. Я чувствовала, что что-то неправильно, что-то случилось, и это касается не только их троих, но и меня.
- Иди спать, Джинни, - вздохнув, сказал он и ушёл в свою комнату.
Вслед за ним потянулись остальные. Вскоре все разошлись. Это была худшая ночь в моей жизни.
Я проснулась посреди ночи и увидела, что Гермионы нет в постели. Наверно, она спустилась вниз, чтобы выпить чая, или пошла в библиотеку Блэков, чтобы почитать очередной невразумительный талмуд. Я так подумала. Но раз уж не сплю, то надо спуститься вниз и попить воды. Этот дом действовал на меня угнетающе: не было ещё ни одной ночи, чтобы я не просыпалась. Я вышла. Комната Гарри находилась на этом же этаже, дальше по коридору. В доме стояла какая-то жуткая тишина. Я продолжила красться. Вот дверь в комнату Гарри, ещё чуть-чуть – и лестница. Но, прежде чем сделала ещё хотя бы шаг, меня будто ударили под дых – словно дракон врезал мне шипованным хвостом и подбросил вверх.
Шум, шорох, тихий, низкий стон, вздохи, едва слышный смех и скрип кровати раздавались за дверью, ведущей в комнату Гарри. Поначалу я не знала, что и думать, и поэтому, подкравшись к двери, приложила к ней ухо и замерла. После чего получила ещё более сильный удар. Я услышала голос Гермионы, которая рассмеялась и тихо застонала. Я и представить не могла, что она может издавать такие звуки, и тут… раздался голос Гарри, который произнёс такое, что мне показалось, будто я умерла на месте:
- Я люблю тебя. - Как он посмел это сказать?!
Пауза.
- Я тоже тебя люблю, - голос Грейнджер прерывался.
Не может быть, нет, нет, нет, нет, нет, НЕТ! Они… предатели, она… это… это… она знала, что я хочу его! И он… этот идиот! Он ведь знал, что я хочу его, жду его! Я отстранилась, когда они простонали имена друг друга. Не держась на ногах, я чуть ли не ползком добралась до комнаты и, бросив заглушающее заклинание, чтобы меня не услышала вся Англия, заорала, проклиная его, её, их… о, как я их ненавидела!
Я встретила их на следующий день внизу. Они стояли вместе и о чём-то тихо разговаривали с Люпином, ведя себя, как обычно, будто ничего не случилось. Когда я подошла к ним и увидела её приветливую улыбку… кровь в моих жилах буквально вскипела. Я потеряла контроль над собой и, размахнувшись, влепила ей пощечину, настолько сильную, что она пошатнулась. Гарри подскочил к нам и, прежде чем я размахнулась снова, буквально впечатал меня в противоположную стену. Комната погрузилась в тишину, а я вскрикнула. А когда взглянула на него и увидела выражение его лица, то поняла, что теперь точно между нами всё кончено.
- Даже не думай, что сможешь тронуть её ещё хоть раз! – прошипел он и выпустил меня. Когда он подошел к ней и обнял, я убежала из комнаты.
Несколько дней спустя Рон вновь стал нормально общаться с этой парочкой предателей. Я всегда знала, что мой брат глуп, но не настолько же, ради Мерлина…. Он простил их! Почему? Перед сражением у нас был короткий разговор.
- Прости их… они оба это заслужили. Возможно, это их последние мгновения счастья вместе…. – это всё, что он мне тогда сказал.
И началась битва.
Мы сражались, теряли людей, рушили статуи и жгли портреты в Хогвартсе, но победили. Он победил, я это видела. Волдеморт держал её, как щит, зная, что Гарри не сможет нанести удар так, чтобы не задеть девушку. Она же просто крикнула, чтобы Гарри убил монстра любой ценой. Тогда Поттер решился и бросил в Тёмного Лорда какое-то заклинание или что-то ещё, и то место взорвалось ярким светом. Когда глазам вернулась способность видеть, то я увидела их. Все трое лежали, не подавая признаков жизни. К ним поспешили колдомедики, которые констатировали смерть Волдеморта и занялись лечением Гарри и Грейнджер. Все вокруг были счастливы, кроме меня. Я потеряла двух братьев – Чарли и Перси, а он и его шлюха живы. О, великий Мерлин, я действительно сказала это слово? Я...я…
Когда увидела их в следующий раз – они спали в Больничном крыле. Силы Поттера были на исходе: он использовал всю свою магию, чтобы победить. А она… она была тяжело ранена, да и последствия четырёх Круцио Волдеморта не могли не сказаться. Она не приходила в себя. Гарри очнулся спустя два дня после сражения. Все вокруг его обнимали, поздравляли, благодарили, но он, увернувшись от них и отодвинув меня в сторону, сел рядом с ней. Поттер ждал, пока она придёт в себя, больше суток, не отходя ни на шаг. Наконец, Грейнджер очнулась, и он сразу же её поцеловал. Она улыбнулась и вернула поцелуй, не обращая внимания ни на что – ни на то, что они не одни, ни на то, что рядом моя мама, Рон, я… Очень долго они просто целовались, не говоря ни слова. Наконец парочка оторвалась друг от друга.
- Ты сдержал обещание…. – её голос звучал слабо, но она улыбалась и ласково гладила его по щеке.
- Я всё сделал, как обещал: сначала поцеловал, а теперь говорю, что очень тебя люблю. А еще благодарю Мерлина и всех святых за то, что ты осталась в живых, за то, что помогала мне всё это время, за то, что любишь меня. – Он обнял её крепко-крепко, отчего она скривилась и застонала от боли, видимо, задел какую-то рану. Гарри её тут же выпустил и начал извиняться. Фонтан его красноречия она заткнула ещё одним поцелуем. Я не могла больше на всё это смотреть, и поэтому уехала из Хогвартса, и вообще из Англии.

Но через несколько месяцев вернулась. У меня появился новый парень, которого зовут Стивен. Он очень хорош – играет охотником в американской команде «Яростные Волшебники». Я думала, что больше не схожу с ума по Гарри Поттеру, но оказалось, ошиблась. Когда я наблюдала, как на её палец скользнуло кольцо, и при этом прозвучало «Я согласна»… моё сердце вновь разбилось вдребезги, но теперь я была уверена, что справлюсь. Стив – рядом со мной, а всё, что случилось два года назад – неважно.
Теперь я люблю Стивена, рядом с которым наслаждаюсь жизнью в США и изображаю из себя счастливую женщину, когда бываю в Англии, навещая родных и друзей. Сейчас я уже около четырех часов жду, вместе со всеми моими близкими и родителями Гермионы, в небольшой комнатке. Наконец, вышел Гарри, держа на руках маленький свёрток, в котором находился очаровательный малыш – мальчик с темными волосиками и зелеными глазками – их сын! Грейнджеры и Рон были первыми, кому дали подержать это чудо. Не ожидала от своего брата, что тот может с такой нежностью относиться к детям, но «маленький крестник» привел его в восторг. Гарри рассмеялся и отдал сына тестю, прежде чем остальные начали обнимать и поздравлять молодого отца.
- Джейн, Миона устала, ты не могла бы проведать её, пожалуйста? Я вернусь через минуту, поцелуй её за меня, хорошо? – он улыбается и уходит.
Джейн держит малыша на руках, любовно покачивая. Я подхожу ближе и смотрю на ребёнка. Должна признать, что он действительно красив: очень похож на Гарри, но у него её нос. Рон берет мальчика на руки, но, спустя несколько мгновений, раздается детский плач. Гарри, который уже вернулся, берет сына на руки.
- Я думаю, он хочет есть, а источник его пищи отдыхает. Думаю, нам стоит потревожить нашу красивую мамочку. Увидимся позже, - улыбаясь, как идиот, он уходит. Когда за ним закрылась дверь, я поняла….
Он никогда не был моим… всегда…
Он был её, как друзья,
Как партнеры,
Как однокурсники,
Как любовники,
А теперь – как родители,
Они всегда были вместе, они были созданы друг для друга.
Я знаю.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Суббота, 11.08.2012, 14:40 | Сообщение # 36
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Найти друг друга



Гермиона Грейнджер шла через лес. На самом деле, это больше походило на бег трусцой, чем на прогулку. Она шла так быстро, как только могла, почти перейдя на бег, при этом стараясь, чтобы её было не видно и не слышно из-за того, что мантия-невидимка развевается на ветру.
Она шла, не замечая дороги, не смотря по сторонам. Девушка погрузилась в свои мысли, то и дело прокручивая последние воспоминания. Они заставляли её кровь кипеть в жилах, а сердце учащённо биться. Это случилось после церемонии бракосочетания Билла и Флер.
***
- Джинни, я тебе уже сказал: мы расстаёмся.
Гермиона повернула голову. Она сидела вместе с Роном за столом, вернее, она сидела, а Рональд, как обычно, набивал желудок едой в невообразимых количествах. Девушка увидела, что Гарри стоит на краю танцевальной площадки, в стороне от всех, и старается говорить как можно тише, чтобы их не услышали. Гермиона услышала только потому, что они стояли недалеко от их столика.
- Но, Гарри, ты мне нужен. Разве не видишь, что я тебя люблю? И ты любишь меня! – голос Джинни звучал умоляюще, и она смотрела на парня жалобными щенячьими глазами, зная, что такие взгляды раньше на него прекрасно действовали. Гарри покачал головой.
- Это была не любовь, Джинни, - мрачно заявил он, - а просто увлечение, но…. не больше. Мне жаль, если я причинил тебе…
- Ты просто запутался, Гарри, - прервала она его, зарыдав, и парень страдальчески закатил глаза. Взгляд Джинни скользнул по Гермионе, ушёл дальше, и вернулся опять к Грейнджер. Рыжая пристально смотрела на девушку, будто хотела просверлить в ней дырку. Внезапно она громко крикнула: - Что ты с ним сделала?
Гермиона замерла с открытым ртом, явно шокированная. Все танцующие остановились и посмотрели на девушек.
- О чём ты говоришь, Джинни? – спокойно спросила она, а из глубины души начался подниматься гнев: что за нелепые обвинения?
- Ты знаешь, что я имею в виду! – ответила Джинни, и чётким шагом подошла к Грейнджер. - Три недели назад Гарри принадлежал мне, а теперь он и знать меня не хочет! Наверняка, ты что-то с ним сделала!
- Я ничего не делала, Вирджиния! – крикнула Гермиона, уперев руки в бока. - Гарри просто не любит тебя, и всё. - Отрицать свои чувства к Гарри – это именно то, к чему Гермиона Грейнджер давно привыкла. Хотя прекрасно понимала, почему у Джинни возникли подобные мысли, но это вовсе не извиняло, что она обвиняет в этом Гермиону.
- Он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО меня любит, - начала заводиться рыжая. - Просто ты не хочешь, чтобы он это увидел. Ты занята тем, что лижешься с моим братом, но в то же время дразнишь Гарри. Ты ведешь себя… как…. ШЛЮХА!
Хлоп!
Звонкий удар разнесся по всему саду Уизли, так же, как и негодующий вскрик Гермионы, которая резко развернулась на каблуках и ушла. Джинни потрогала свою щёку… мысленно насылая кары и проклятия на голову книжному червю с таким сильным ударом, после чего оглянулась на Поттера, в надежде получить сочувствие и поддержку.
Гарри же обжег её презрительным взглядом и последовал вслед за Гермионой.
Грейнджер ушла ещё не очень далеко, и поэтому до неё донеслись слова Рона:
- Гарри, дружище, нам надо поговорить….
***
И они поговорили. Вот чёрт, на самом деле поговорили! Гермиона тогда убежала, чтобы проветриться и прийти в себя. Прокрутив в голове, что сказала Джинни, девушка подумала, что кое в чём рыжая нахалка была неправа – они с Роном не целовались. И даже не встречались, по крайней мере, она так считала. Они были близкими друзьями, и не больше. Гермиона пробовала заставить себя влюбиться в Рона, потому что, кроме него, не было никого такого же близкого, знакомого и понятного. Но… у неё не получалось, она не смогла себя заставить… чувства, к сожалению, не подчинялись разуму. В конце концов, она должна была поверить маме годы назад, когда та говорила, что чувства лучше оставить сердцу.
И именно от того, что, наконец, поверила маме, девушка разыскивала одного человека – Гарри Поттера, который ушёл неизвестно куда. Но Гермиона знала, почему. Всё - из-за их беседы с Роном.
***
Гермионе потребовалось около часа, чтобы успокоиться и вернуться обратно в Нору. Она шла мимо гостей, но ни один из них не смотрел на нее осуждающе и не качал головой с явным неодобрением. Из этого девушка сделала вывод, что они вполне оправдывают её пощечину Джинни. Она оглядывалась по сторонам, пытаясь найти Гарри, чтобы извиниться перед ним за некрасивую сцену, но Рон перехватил её первым.
- Вот ты где, - сказал он, тяжело дыша, будто пробежал несколько километров. - Я тебя везде искал, Миона.
Девушка вздрогнула: она не любила, когда так уменьшали её имя… хотя, возможно… она будет не против, если её так назовёт Гарри, но эти мысли лучше оставить там, где они были - за семью замками в самом дальнем углу подсознания, строго одёрнула себя Гермиона.
- Где Гарри? - спросила она, продолжая озираться. Девушка краем глаза заметила тень гордости, мелькнувшую в глазах Рона.
- Ты можешь не волноваться о нём, Миона. Я обо всем позаботился, - улыбнулся ей рыжий и положил руку на плечо девушки.
- Что ты подразумеваешь, когда говоришь, что обо всём позаботился? – спросила она его, вскинув бровь в немом вопросе.
- Ну, после того, как ты убежала, мы с Гарри немного поговорили, ну, ты знаешь – как мужчина с мужчиной. И я сказал ему, что после этой сцены с Джин перед всеми родственниками и знакомыми нашей семьи будет лучше, если он уйдёт….
Гермиону словно поразила молния: она смотрела на рыжего, широко распахнув глаза и не веря в то, что услышала.
- … и, кроме того, я объяснил: то, что мы сказали ему после похорон Дамблдора, ну, о том, что будем помогать ему в сражении с Ты-Знаешь-Кем, было просто словами поддержки, и мы просто хотели заставить его почувствовать себя лучше…
Она моргнула.
- В конце концов, я имею в виду, что он не смог справиться даже со Снейпом и Малфоем, так разве он имеет шанс против Сама-Знаешь-Кого? Я сказал ему, что так будет лучше. Он всё понял, но его вещи пока в моей комнате. Гарри сказал, что как только найдёт, где ему остановиться, то сразу заберёт их. Ещё он сказал, что не будет с тобой прощаться, чтобы не ставить тебя в неловкое положение.
Она моргнула второй раз, и её лицо стало наливаться краской гнева.
- Не стоит меня благодарить за то, что я принял это жёсткое решение за тебя. Это именно то, что мужчины должны делать за женщин, да? И я знаю, что ты не смогла бы решиться на такое… пожалев его, поэтому… мне пришлось взять на себя это нелёгкое дело. Ты просто должна это принять. Но, мм…. – он наклонился вперёд, и его лицо оказалось очень близко, - думаю, что поцелуй в качестве «спасибо» не помешает.
За последние два часа Гермиона Грейнджер дала пощечину уже второму Уизли.
- КАК ТЫ ПОСМЕЛ, РОНАЛЬД УИЗЛИ! – она закричала во всю силу своих лёгких. – КАК ТЫ ПОСМЕЛ ТАК ПОСТУПИТЬ С ГАРРИ? КАК ТЫ ПОСМЕЛ ВЫГНАТЬ ЕГО ОДНОГО, КОГДА ОН ТАК НУЖДАЕТСЯ В НАС? КАК ТЫ ПОСМЕЛ ОТПРАВИТЬ НА СМЕРТЬ, ДАЖЕ НЕ ПОЖЕЛАВ ЕМУ УДАЧИ? КАК ТЫ ПОСМЕЛ ПРИНЯТЬ РЕШЕНИЕ ЗА МЕНЯ?!! – её руки тряслись, готовые вцепиться в Рона, и трясти рыжего до тех пор, пока до него не дойдёт весь ужас своего отвратительного поступка. На глаза девушки навернулись слезы.
- Н-но, Миона…. Я думал, что…
- И НИКОГДА НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ МИОНОЙ! - с последними словами она убежала. По дороге к дому Гермиона вспомнила, что Рон что-то такое упоминал о вещах Гарри. Пролетев через кухню и гостиную и не обратив никакого внимания на находившихся там людей, девушка поднялась в свою комнату и, взмахнув палочкой, сложила собственные вещи в чемодан. После чего зашла в комнату Рона и таким же способом собрала вещи Гарри. Уменьшив и свой, и его чемоданы, и положив их в карман, она аппарировала, перед этим надев мантию-невидимку, которая лежала на кровати Поттера. Гермиона надеялась, что сердце подскажет, куда ей идти. Но главное - она будет отсюда подальше.
***
Девушка не знала, направился ли Гарри сюда, но что-то упрямо твердило, что, если она хочет найти парня, то ей надо в Годрикову Лощину, а именно – на кладбище, где похоронены его родители. Она сбавила шаг, как только вошла в деревушку, и совсем остановилась, когда увидела кладбище.
Кладбище было абсолютно непримечательным. Просто территория, обнесенная обычной железной оградой, за которой виднелся частокол могильных крестов, памятников и статуй. Зайдя туда, девушка неподалеку увидела фигуру Гарри. Он стоял перед двумя небольшими гранитными плитами, склонив голову. Ветер трепал его черные волосы, а за спиной росла плакучая ива. Гермиона медленно двинулась к нему. Она едва дышала, чтобы он не услышал её приближения. Именно за этим она надела его мантию-невидимку – чтобы не потревожить и не вспугнуть, чтобы он снова не исчез неизвестно куда.
Подойдя ближе, она вздрогнула, а в горле образовался комок, который никак не могла проглотить. Девушка увидела, что плечи парня вздрагивают, и до неё донёсся его едва слышный хриплый голос. Только сейчас она до конца поняла, что натворил Рон, и это обрушилось на неё, как тонна кирпичей. Всё, что она хотела – сбросить мантию, подбежать к нему и обнять так, как всегда обнимала, и только надеялась, что он её не прогонит. Но молодой волшебнице пришлось остановиться, когда она расслышала слова Поттера: его голос был чуть громче шёпота и звучал с надрывом.
- Я не могу этого сделать, - сказал он тихо. - Я не могу бороться дальше. Не так. Не могу без них…. – он сделал паузу, ещё ниже наклонив голову, - не могу без… неё, - Гермиона даже подскочила, желая обнять его прямо сейчас. Сердце сжималось от жалости и боли за него, но она снова остановилась, услышав его слова:
- Я должен был ей сказать, - прошептал он едва слышно, - но теперь поздно… Я знаю, что она не любит меня, но… я всё равно должен был ей сказать. Наверно, тогда всё было бы по-другому, - хриплый голос прервался. Гермиона стояла, словно её заморозили на месте. Он говорит о том, о чем она подумала?
- Я должен был сказать ей… что… люблю её, - голос парня сорвался, а девушка почувствовала, что на сердце потеплело и в нем зажёгся огонёк надежды. - Я всегда любил только её. Я люблю в ней всё. Я только… не понял этого сразу. Я … не был уверен… не знал… что такое любовь…. я думал… но сейчас, я уверен… я знаю, что сейчас люблю Гермиону, и это навсегда…. – Поттер затих, а когда услышал за спиной слабый шорох, поднял голову, повернулся и изумлённо распахнул глаза.
Перед ним стояла Гермиона со слезами на глазах.
- Гермиона, - прошептал он и мгновенно оказался около неё, - с тобой все в порядке? Как… - внезапно Гарри побледнел так, что стал похож на покойника. - Ты давно здесь стоишь?
- Довольно давно, - прошептала в ответ девушка, беря его за руку. Гарри испуганно посмотрел на неё, в его глазах металась паника, но прежде, чем он смог произнести ещё хоть слово, пальчик девушки прижался к его губам. Когда она немного отодвинулась, всё ещё пристально рассматривая, то Поттер задрожал.
- Извини, Гермиона. Я знаю, что ты влюблена в Рона, но я просто не могу справиться со своими чувствами и… пожалуйста, Гермиона, не злись на меня и…. пожалуйста, не плачь. Ох, Мерлин, не надо.
Гермиона вновь приложила палец к его губам.
- Гарри, ты такой глупый, - усмехнувшись, сказала она, - Это – слезы радости. Я так долго ждала, когда услышу от тебя эти слова. Я… - она замялась на мгновение, - я люблю тебя, Гарри Джеймс Поттер, так сильно, как никого никогда не любила!
Гарри ошеломлённо смотрел на девушку, явно не ожидая таких слов.
- Н-но… но что относительно Рона… я имею в виду, ты и он …
- Нет, ничего не было, - прошептала она, подойдя к нему ближе. Гарри на мгновение прикрыл глаза, так же, как и девушка. А затем, словно невидимая сила притянула их друг к другу, и их губы в первый раз встретились. Они медленно, чувственно, наслаждаясь каждым мгновением, пробовали друг друга на вкус. Если сначала поцелуй был легкий, невесомый, словно они боялись зайти дальше, то вскоре стал более жарким и страстным. Девушка приоткрыла губы, разрешая ему углубить поцелуй. Целуя её, Гарри чувствовал, как кипит энергия во всём теле: прикосновение к ней придавало сил, а её губы дарили невыразимое счастье и надежду на то, что всё будет хорошо. С губ девушки сорвался стон, отчего кровь в жилах парня забурлила ещё больше.
Спустя какое-то время они отстранились, и парочка тихо стояла, прижавшись друг к другу, слушая биение сердец и чувствуя тепло тел.
- Я люблю тебя, - повторил Гарри. - Пожалуйста, не бросай меня, я не смогу победить без тебя.
- Гарри, - прошептала Гермиона, пристально изучая его изумрудные глаза в обрамлении длинных черных ресниц, - Я никогда тебя не брошу. Особенно теперь, когда я тебя нашла.
Этой ночью, под яркими звездами, горящими на тёмном небосклоне, ловя отражение страсти в любимых глазах, они нашли себя и самое ценное, что есть, было и будет в их жизни. Друг друга.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
kraaДата: Суббота, 11.08.2012, 19:35 | Сообщение # 37
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
Каноничные пары такие неправильные, что каждый разумный хочет что-то сделать, что-бы наступило долгожданное равновесия, мир и покой.


Без паника!!!
 
CargerdreeДата: Суббота, 11.08.2012, 23:49 | Сообщение # 38
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
kraa, абсолютно согласен с тобой


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
CargerdreeДата: Воскресенье, 12.08.2012, 23:46 | Сообщение # 39
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Тестестерон и гормоны




Вечер. О, как я их ненавидела! Многие скажут, что это – лучшая часть суток. Вы приходите, закрываете входную дверь, снимаете обувь, вешаете верхнюю одежду, кладёте на тумбочку волшебную палочку и абсолютно расслабленно падаете на кровать. Именно об этом вы мечтали с самого утра. Но не я. Каждую ночь я ворочаюсь и мечусь на кровати, не в силах закрыть глаза и обрести долгожданный отдых.
Кошмары.
Вероятно, именно о них вы сразу же подумали. Вполне логично было предположить такое в ответ на мою жалобу о бессоннице. Но нет. Это не про меня. Вовсе не кошмары преследуют чопорную и правильную Гермиону Грейнджер.
Что же мучает меня по ночам? Всего три слова.
Чёртов Гарри Поттер.
Я знаю, что вы слышали о нём. Мальчик-Который-Выжил. Избранный. Тот, кто победил Волдеморта. Он – всё вышеупомянутое и… больше. Намного больше. Так уж получилось, что он – мой лучший друг и главная причина моих сексуальных фантазий. Да. Вы услышали меня абсолютно правильно. Сексуальные фантазии. И, клянусь бородой Мерлина, я хочу его за это убить.
Я могу рассказать эту историю. Догадываюсь, что вы умираете от любопытства: как такое могло со мной случиться?
Всё началось два месяца назад, когда мы с Гарри пошли в бар отметить успешное окончание наших заданий. Само собой – всё вышло из-под контроля. К паре бокалов коктейлей добавилось несколько бутылок огневиски, и закончилось всё тем, что я узнала Гарри с новой стороны. И вовсе не с платонической.
У нас был секс. Всё просто. И теперь я не могу выбросить его из своей чёртовой головы. Вместо того чтобы использовать свои мозги для такого полезного дела, как чтение книг и анализ полученной информации, я фантазирую о зеленоглазом брюнете. Мерлин, я схожу с ума!
Я назначала свидания другим мужчинам, пытаясь забыть его, но от этого стало только хуже. Каждый раз, когда я с другим парнем, в моей голове возникают одни и те же мысли: Гарри остроумнее, у него теплее руки и у меня от них жар по всему телу, и он лучше занимается любовью, чем любой из них. Потом оказалось, что ни один из этих мужчин не стоил моих усилий и потраченного времени. Время от времени, клянусь, что слышала, как Гарри смеётся надо мной всякий раз, когда я расстаюсь с очередным парнем. Наверно, это еще один симптом болезни Поттера.
Надеюсь, что у него теперь есть предупредительная табличка над чёртовой лохматой макушкой, которая гласит: «Предупреждаю: не занимайтесь со мной сексом! Иначе потеряете сон до конца своей жизни». Чтобы следующая женщина, которая попадет под его обаяние, хотя бы была предупреждена об опасности. По крайней мере, тогда она будет немного подготовлена к этому безумию, которое накрыло меня с головой. Теперь я совсем не могу себя контролировать. Сегодня вечером мы увидимся. Я сижу в баре. В том самом, прокляни его Мерлин, баре.
Весь прошедший месяц Поттер был на задании, а сегодня прислал письмо с настоятельной просьбой о встрече. Что-то хотел рассказать о своём последнем путешествии: кажется, нашёл кое-что интересное, пока выслеживал «плохих парней». Забавно. Предпочитаю сейчас лежать в своей постели, пробуя его забыть, чем столкнуться с ним нос к носу через 5 минут. Нет, я не права – через 10 секунд. Он только что вошёл в дверь. Я ненавижу свою жизнь.
- Гермиона, - его голос звучит спокойно, и он подходит к барной стойке, - давно не виделись.
- Всего месяц, - в моих словах явная горечь, и я от души жалею, что не больше.
- Эй, - насмешливо качает он головой, - успокойтесь, женщина.
- Очень смешно.
- Так, и что же такого я сделал, что заслужил «чрезвычайно приятное» приветствие Гермионы Грейнджер? – с сомнением в голосе спросил лучший друг, вопросительно вскинув бровь и скрестив руки на груди.
Кажется, я собираюсь выйти из себя и в точности объяснить, что же такого он натворил, когда до меня дошло, где мы.
- Я не думаю, что здесь стоит обсуждать подобные вещи и объяснять, что случилось, Гарри Поттер. – Смотрю в его глаза и вижу, как на смену игривому настроению приходит волнение.
- Гермиона, - голос звучит тихо и проникновенно, - пожалуйста, скажи мне: что не так?
- Не разговаривай со мной таким душераздирающим тоном. Ты знаешь, что натворил, и я хочу, чтобы это прекратилось. Сделай всё, как было, чтобы я могла спокойно спать по ночам, вместо того, чтобы страдать от бессонницы, думая о тебе.
- Гермиона, - теперь его голос звучит раздражённо, - я понятия не имею, о чём ты говоришь.
- Ну, конечно.
- Честно, не знаю.
- Хорошо, просто прекрасно, не правда ли?
- Гермиона, не усложняй всё.
- Это не я, это ситуация сложная.
- Почему ты не расскажешь мне, в чем дело?
- Я не могу! – громко кричу я и расстроено вскидываю руки вверх, тем самым признавая своё поражение. Несколько человек с любопытством оборачиваются на меня, и мы оба понимаем, что сейчас самое подходящее время, чтобы уйти. Хватаю Гарри за руку и тяну из бара. Выйдя на улицу, я аппарирую домой.
Громкий хлопок эхом разносится по моей пустой квартире. Я резко оборачиваюсь и вижу его пристальный взволнованный взгляд.
- Иди домой, Гарри. Мне больше нечего тебе сказать.
- Я хочу знать, что тебя беспокоит.
Я нервно рассмеялась.
- Держу пари, что хочешь.
- Герми…
- Не Гермионкай!
- Хорошо, но лучше объясни – из-за чего мы ссоримся?
- Из-за тебя! – раздражённо кричу я, сдаваясь. - Это всё ты и твое дурацкое обаяние! Только ты! Зачем, ну зачем ты переспал со мной?
- Что?
- Той ночью. Когда мы напились и оказались… о, Мерлин, это так смущает. - Я села на диван и спрятала лицо в ладонях.
- Гермиона, - голос Гарри звучит спокойно, и он садится рядом со мной, - почему ты так за это переживаешь? Когда я начал говорить, что это для меня значит, ты прервала меня и сказала, что для тебя это не значит ровным счетом ничего.
- Я солгала, - резко поднимаю голову и смотрю в его глаза. – С той ночи я не могу выкинуть тебя из головы.
Пристально смотрю на него, в надежде, что он поймет, что я недоговорила. Вижу, как на красивом лице моего лучшего друга отражается недоумение. Теперь я в отчаянии.
- Я хочу обнимать тебя, Гарри, - говорю быстро, тороплюсь, боюсь, что не хватит смелости высказать всё, что чувствую, - хочу целоваться с тобой, ласкать тебя.
Когда я наклоняюсь к нему, его глаза недоверчиво округляются.
- Это желание не покидает меня уже два месяца. Я тебя хочу. И ничего не могу с этим поделать.
Наши носы сталкиваются, а затем мы оба тонем в головокружительном поцелуе. Я слышу только шум собственной крови и бешеный стук сердца, которые отдаются гулом в ушах. Его руки притягивают меня ближе, посылая по спине волны сладкой дрожи.
- Я хочу тебя, Гарри.
- Я твой.
Наши губы вновь встречаются в пламенном поцелуе, опаляя и зажигая всё вокруг. Кажется, что в этом огне сгорит вся наша предыдущая жизнь. Чувствую, как прохладный ветерок касается моей обнажённой спины. Когда это он успел снять с меня рубашку? И, словно на контрасте – его горячие ладони, от прикосновения которых кожа покрывается мурашками. Я, громко застонав, зову его по имени. Его руки, подняв меня, как пушинку, усаживают к нему на колени, и я закидываю свои руки на шею Гарри. Мы прервали борьбу языков, губ, зубов, и теперь, не отрываясь, смотрим друг на друга. Комната погрузилась в тишину. Я смотрю в зелёные-зелёные глаза, которые увлекают меня в омуты его души. И тут в наших головах мелькает одна и та же мысль:
Это навсегда.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
ShtormДата: Понедельник, 13.08.2012, 16:53 | Сообщение # 40
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
БЛин, так хотелось, чтобы в каноне, Гаррик был с Гермионой, а Рона нужно было порешить вместо близнеца


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
kraaДата: Понедельник, 13.08.2012, 21:08 | Сообщение # 41
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
Shtorm, если Роулинг выбрала спарить Гарри с Гермионой, поверь, больше никогда бы не посмотрела в сторону этой истории. Поясняю - представляете какаябыла бы любовная сцена между ними:
"-Гермиона, я ...
-Гарри, а ты подумал что скажет Рон? А как быть с Джини, ведь она тебя так люби-ит!
-Но я тебя ...
-Сперва надо школу закончить, потом универ магический поискать, заводить детей мне рановато.
-Герми, но я...
-И, в конце концов, сначало надо эсе у Снейпа стряпать.
-Ну, иди ты на хрень, Герми!"



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Понедельник, 13.08.2012, 21:09
 
NomadДата: Понедельник, 13.08.2012, 21:52 | Сообщение # 42
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
kraa, Это все штампы в тебе говорят. Зная твою любовь к Уизли, представь такую сцену с Джинни. Что полегчало? cool


Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
CargerdreeДата: Понедельник, 13.08.2012, 22:00 | Сообщение # 43
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
поделиться двумя старыми роликами с Гп/Гг. Может кому будет интересно.
Скачать ictmeoy1.WMV с exfile.ru
Скачать ThereForYou.wmv с exfile.ru

спасибо за это Nomadу

kraa, не думаю я что Гарри бы послал Гермиону



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
NomadДата: Вторник, 14.08.2012, 02:12 | Сообщение # 44
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Ещё:
Скачать TheReason.wmv с exfile.ru
Скачать WhereWillYouGo.wmv с exfile.ru
Скачать TheStoryofMyLife.wmv с exfile.ru



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
kraaДата: Вторник, 14.08.2012, 17:31 | Сообщение # 45
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
Nomad, и после ЭТОГО говорить, что Гермиона любит Гарри как брата! Так она его глазами пожирает, взглядом его любит, аурой целует ... Как роматнично, так хочется, чтобы снова со мной такое случилось. Знаю я эту "братскую" любовь, с самого первого взгляда на мужа, е-е-ех!
Чудные ролики, спасибо.

Неразделенная любовь, говорят, самая настоящая. Несостоящаяся любовь самая горькая.
В жизни такое бывает, но в книг - если ничего тебе не мешает, кроме пустая голова - избежать горечь и горе на всю жизнь и не сделать?

А самый красивый в мире - это моя кошечка Кали, хи-хи! Она сидела и смотрела что я пишу и ласкалась!



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Вторник, 14.08.2012, 17:33
 
CargerdreeДата: Вторник, 14.08.2012, 20:38 | Сообщение # 46
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Сумасшествие



Хочу сказать огромное спасибо бете - Gteykot. Если бы не он эта история стала бы пародией. Мне понравился сюжет, но написано было не очень и я с трудом переводила, если бы не он я думаю, что вы бы возмущались. Теперь надеюсь, что вам понравится, мы очень старались)))

Растрёпанный и рассерженный Гарри Поттер аппарировал во внутренний дворик дома своей лучшей подруги. Переместился парень не очень удачно, и теперь старательно выпутывался из мантии, шатаясь из стороны в сторону. Хотя, с помощью аппарации и можно передвигаться очень быстро, для Гарри она была не лучше, чем нелюбимая каминная связь. Он предпочитал свои собственные ноги, но ходить пешком между континентами невозможно, поэтому приходилось довольно часто использовать нелюбимый способ перемещения. Пытаясь удержать равновесие, парень злился всё больше, и ему казалось, что мантия становилась всё тяжелее и тяжелее. Правда, в этом не было ничего удивительного: она была сшита, чтобы спасаться от холода во льдах российской тундры, откуда он только что прибыл, а в Англии сейчас стояло неправдоподобно жаркое лето. Это задание в России получилось довольно опасным.
Чёрная мантия облепила тело так плотно, что появилось ощущение, что он вот-вот задохнется. Его униформа внезапно оказалась на редкость неуместной, и всё, что он сейчас хотел сделать – это расстегнуть её, снять и полежать на солнышке, греясь под его палящими лучами. Но от этой мысли тут же пришлось отказаться, потому что его везде выслеживают настырные папарацци. Поттер нахмурился, представив себе заголовки на первых полосах завтрашних газет: «Голый Гарри Поттер загорает около дома лучшей подруги», и поёжился от такой картины. Молодой человек, наконец, твёрдо встал на ноги и усилием воли подавил накатившую тошноту, вызванную мучительным приступом боли от ран.
Профессия аврора была более опасной, чем он мог представить. Гарри не думал, что, кроме Пожирателей, которых, после смерти Волдеморта, довольно быстро переловили, на свете так много тёмных волшебников. Он был неправ, когда думал, что тёмные искусства мало кого интересуют, кроме кучки психов, и дорого заплатил за свою наивность. «Вот, Мордред и Моргана, каким же я был идиотом!» - ругал себя Поттер, ухватившись за больное плечо. Эта была самая глубокая и болезненная рана из всех, что он получил на последнем задании. Встреча с несколькими тёмными магами в российской тундре прошла не в виде дружеской беседы.
Гарри выругался, когда заметил, что, пока прыгал и выпутывался из мантии, его палочка закатилась между двумя плитами, которыми вымощен дворик. Обозвав себя ещё раз, он упал на колени и подцепил палочку, но, неловко взмахнув рукой, опрокинул цветочный горшок, который разлетелся вдребезги, и вся земля высыпалась на каменные плиты. Он ругался снова и снова. Вряд ли лучшая подруга оценит его лексикон. Поттер негромко рассмеялся и с раздражением покосился на разбившийся горшок. Чёрные куски почвы разлетелись повсюду… парень убрал ноги, поскольку, недовольный таким обращением, зелёный стебель явно желал покусать незадачливого аврора за пятки. Как он, пройдя обучение в Аврорате, может быть таким неуклюжим?
Входная дверь распахнулась, и в дверном проёме возникла изящная фигурка Гермионы Грейнджер. Девушка насторожённо оглядывала дворик и держала наготове палочку, готовая немедленно пустить её в ход. Замерев на секунду, она закатила глаза и, опустив палочку, упёрла руки в бока.
- Гарри Поттер! - В её звонком голосе явно слышался смех: видимо, картина, представшая перед ней, не могла не развеселить. - Только посмотри, что ты натворил.
Волшебница взмахнула палочкой, и разлетевшиеся черепки вновь стали горшком, который стоял теперь рядом с Гарри. К сожалению, собрать почву с помощью волшебства не выйдет. Гарри виновато улыбнулся и, не обращая внимания на боль в ранах, начал собирать почву в горшок. К счастью, ярко-зелёное растение больше не покушалось на его ноги, ограничившись сердитым тявканьем, которое означало, что действия Поттера в отношении этого представителя флоры – просто возмутительны. В ответ на это недовольство Гарри сердито на него зарычал.
Гермиона тихо рассмеялась и подошла к другу, чтобы помочь. Гарри оглянулся, когда услышал за спиной тихие, едва слышные шаги. Её маленькие ступни шагали по каменным плитам, как магнитом притягивая его взгляд. С трудом оторвав взгляд от её лодыжек, он поднял глаза и только сейчас обратил внимание, во что одета его лучшая подруга. Её обнаженные колени опустились рядом с ним, тут же выпачкавшись в земле. Гарри провёл взглядом вверх по её бедру и увидел, что Гермиона в юбке, в очень короткой чёрной юбке. Она очень редко их носила, почти никогда, а, если и надевала, то они были ниже колен. Поттер замер и посмотрел выше, и теперь почва, которую он сгреб в горсть, высыпалась из его ладони. Девушка надела очень подходящую к юбке белую рубашку, которая подчеркивала её женственные формы и была расстёгнута на две верхние пуговички. Очень скромно, но обычно она считала, что подобные наряды слишком смелые.
Глаза Гарри распахнулись, когда он почувствовал, что это зрелище не добавляет ему спокойствия, а лишь усиливает возбуждение. «Это неправильно», - он шумно сглотнул и отвёл взгляд, стараясь отвлечься, уставившись на стену из сланца. Однако перед его глазами всё ещё стояли стройные ножки Гермионы, покрытые бронзовым загаром. И это не давало отвлечься, а только дразнило фантазию, которая живо представила девушку целиком. Блестящие каштановые завитки, которые забавно подпрыгивали на спине, когда она шла лёгкой пружинистой походкой, её глубокие глаза цвета каппучино… Он застонал. Внезапно пропали все мысли – и о ранениях, и о тёмных магах, о поимке которых ему предстоит писать отчет, и о вредном растении, которое он уронил – а остались только стройные ножки лучшей подруги. Неправильные мысли о ножках лучшей подруги. Абсолютно неправильные мысли о ножках лучшей подруги, которую знаешь десять лет. Очень-очень неправильные, просто кошмар. Он зажмурился.
Поттер не мог объяснить свои фантазии. Ему нельзя так думать о Гермионе. У него не должно быть никаких чувств к лучшей подруге, кроме дружеских. Это было неписаное правило. Гермионе он нужен только, как друг, и не более. Она не может принадлежать ему, и не важно, насколько сильно он её хочет. Это правило для себя он установил давным-давно. Это была черта, которую он не должен пересекать, и это приводило его в бешенство. Дурацкая черта, идиотская, проклятая черта. Гарри ненавидел их только потому, что они замедляли движение и не позволяли использовать разнообразные ситуации с выгодой для себя. Не то, что круги. Круг – замечательная геометрическая фигура. С последней мыслью перед глазами возникло очаровательное лицо Гермионы. Девушка не просто симпатична – она красавица, умница, и… Стоп! – остановил себя Гарри. Это, конечно, правда. И, кроме того, всё это имеет для него огромное значение, но… Гермиона – просто подруга. Только так. Иначе он разрушит всё, что есть между ними, если продолжит думать и фантазировать в том же духе.
Гарри понятия не имел, когда это началось. Наверно, это ему в наказание за все разбитые сердца. Он слыл Казановой. Ни один из его романов не длился дольше месяца. А всё потому, что герой магического мира всегда сравнивал каждую свою девушку с лучшей подругой и не делал из этого секрета. И, тем самым, доводил очередную пассию до бешенства, и они с радостью с ним расставались. «Стоп!» – вновь оборвал он себя. «Ты же знаешь, что ни одна женщина не сможет сравниться с Гермионой. Так почему же мы не можем пересечь эту треклятую черту?»
Гарри давно боролся со своими чувствами и обычно старался не заходить в рассуждениях так далеко. Но сейчас, то ли из-за жары, то ли из-за ранения, то ли просто любуясь легко одетой девушкой, все его мысли и желания взбунтовались и грозили вырваться из-под контроля. «Но Гермионе не нужны очень близкие отношения, тем более, с ним. Только не со мной» - попробовал он осадить свои разбушевавшиеся фантазии.
- Гарри? – Кто-то его окликнул. - Гарри? – Парень медленно повернул голову на голос, стараясь собраться с мыслями. И их глаза встретились.
- Мм? – промычал Поттер, не в состоянии ответить что-то более осмысленное, и вообще боялся сейчас открыть рот.
- Теперь цветок в порядке. - Она улыбнулась, и улыбка показалась ослепительной, будто от неё исходил свет, который его согревал. Гарри посмотрел на горшок и увидел, что, действительно, всё вернулось на место, за исключением нескольких комочков земли, которые ускользнули от внимательного взгляда Гермионы. Как всегда, безупречна, совершенство во всём. Он перевел взгляд ниже и увидел её руки, перепачканные землей, её ладошки, такие маленькие и изящные и… - проклятье, опять эти мысли! Теперь Гарри разозлился уже на себя.
Вскрик Гермионы мгновенно пробудил навыки аврора и Гарри, быстро окинув взглядом дворик, занял наиболее удобную оборонительную позицию.
- Гарри! У тебя кровь! – брови Поттера сошлись на переносице, потому что Гермиона схватила его за руку. От этого прикосновения он вновь застонал, пытаясь сдержать чувства. К счастью, Грейнджер подумала, что причинила ему боль, и тут же отпустила парня.
- Идём, - пробормотала она, - нужно тебя подлатать, прежде чем ты умрёшь от потери крови! – Она, аккуратно взяв его руку, повела в дом. Усадив друга на диван, девушка побежала наверх за зельями.
Гарри раздражённо откинулся на спинку дивана. Судя по её реакции, ничего страшного, и смерть от потери крови ему не грозит. По крайней мере, он успокоился, а может, ему просто показалось. Поттер чувствовал себя некомфортно – перед глазами всё плыло, и даже порадовался, что его отвлекли (весьма оригинальным способом) от ран, а иначе он, наверно, уже валялся бы в обмороке. Ведь, судя по тому, что лучшая подруга заметила кровь, та успела пропитать даже плотную зимнюю мантию. Тут его мысли вновь перескочили на девушку. Почему он потерял голову? В чём причина?
Он повернул голову, услышав, как спускается Гермиона: её ступни мягко стучали по ступенькам, будя в нём какую-то запредельную нежность. Девушка набрала полные руки пузырьков и колбочек. Некоторые выскользнули и, подпрыгивая, с грохотом упали на пол. Шум заставил Поттера вздрогнуть и вновь почувствовать, что сознание пытается его покинуть, хотя парень не мог с уверенностью сказать, что дело только в кровоточащей ране… Гарри быстро отвел от неё пронзительный взгляд и уставился на фотографию над камином. На ней были он, Гермиона, и ещё один их лучший друг – Рон Уизли, который сейчас уехал в свадебное путешествие с молодой женой – Луной Лавгуд. Видимо, парень действительно отвлёкся, потому что, когда он перевёл взгляд обратно на девушку – Гермиона уже залечила его глубокую рану на плече и принялась за другие порезы, синяки и прочие следы тёмных проклятий.
Её руки, порхающие над ним, были прохладными и нежными. Она – замечательный целитель. Гарри всегда её убеждал, что девушка станет превосходным целителем, но теперь он с уверенностью мог сказать, что она – лучшая. И, хотя, Поттер никогда не сомневался в своей подруге, всё равно ею гордился. Он посмотрел на неё: выражение лица сосредоточенное, хмурый внимательный взгляд. Гарри всегда приходил к ней, а не в Святого Мунго или больничное крыло Министерства, и Гермиона никогда не возражала. Он оправдывал себя тем, что доверяет только ей, а не какому-то незнакомому колдомедику. А Гермиона – необычная. Несмотря ни на что, девушка всегда поддерживала Поттера. Временами, даже Рон его подводил, но только не она. Гермиона – особенная. Гарри всегда был в этом уверен, что бы он о ней не думал. В конце концов, разве не все парни время от времени мечтают о более близких отношениях со своими лучшими подругами? Такова мужская натура.
«Да, но не так, как ты думаешь о ней» - насмешливо заметил внутренний голос. Его брови вновь сдвинулись. Ну вот, теперь ещё и втрое «я» бунтует. Что бы это значило? Он вздрогнул, когда рука Гермионы легла на щеку, аккуратно втирая заживляющую мазь. Гарри распахнул глаза и уставился на неё. Девушка замерла: их лица находились совсем близко. Он чувствовал, что не может дышать, но это не мешает сердцу учащённо биться, разгоняя кровь и заставляя её кипеть и шуметь в ушах.
- Что с тобой случилось? – спросила Гермиона, громко сглотнув и шумно выдохнув, изо всех сил стараясь отвести взгляд от этих пленительных зелёных глаз, которые затягивали её в неведомый водоворот. Но Гарри этого даже не заметил. Одна её рука мягко касалась его щеки, а вторая – опиралась о его колено, и от этих прикосновений по телу парня разливался такой огонь, что, казалось, пламя сожжёт одежду, кожу и всего Гарри. Кажется, Гермиона этого не заметила, но сейчас ему было всё равно. Поттер чувствовал апельсиновый аромат ее дыхания, вдыхал запах её кожи – ваниль и корица, и казалось, что вот-вот сойдёт с ума.
- У меня было небольшое сражение, - смог он, наконец, ответить на её вопрос, но голос был не громче шёпота. Правда, когда подруга начала отчитывать Гарри, её слова звучали не громче.
- Небольшое? Сколько раз тебе говорить, что эта работа – опасна. Хотя, что тут скажешь. - Волшебница замолчала, тяжело вздохнула, и нерешительно продолжила: - Ты всегда был ужасно упрямым.
Её взгляд переместился на его губы. Теперь Гарри был уверен, что сойдёт с ума, если сейчас не поцелует девушку. Ох, как же хочется её поцеловать! Но, он же просто провалится сквозь землю от смущения. Даже если Поттер соберётся с духом и признается, что питает к ней нежные чувства, то… разве она может испытывать к нему что-то похожее? Неужели Гермиона может в него влюбиться? Гарри отчаянно хотел узнать, о чём она думает, но внезапно мысли разлетелись в разные стороны, когда волосы Гермионы соскользнули с её плеча и коснулись его лица. Поттер не мог остановиться, совсем не мог, он должен к ней прикоснуться и проверить, что всё это не сон. Его рука легла ей на спину, после чего медленно опустилась вниз, и он почувствовал под пальцами бархатную нежную кожу бедра. Ему показалось, что вся кровь внезапно решила прилить к губам.
Глаза Гермионы закрылись, девушка тихонько вздохнула и внезапно задрожала. Когда её глаза вновь распахнулись, они лихорадочно блестели, а зрачки были расширены. «Как же так получилось, что одна нога Гермионы оказалась между моими коленями, а вторая упёрлась в диван справа от меня? Когда мы успели?» - пытался сообразить Поттер.
Теперь девушка была ещё ближе. Они не произнесли ни звука, и казалось, что время остановилось. Она так близко!
- Ты надела юбку, Гермиона, - пробормотал Гарри. Того и гляди, парень выпадет из реальности и сгорит от желания.
- Я знаю, - едва слышно произнесла девушка, шумно выдохнув, обжигая своим дыханием его щеку. - На улице жарко.
Он едва понимал, о чём разговор, поскольку пытался взять под контроль одну весьма своенравную часть тела. Девушка чуть-чуть придвинулась, и с его губ сорвался стон. Он впился в неё голодным взглядом. Его приоткрытые губы пересохли, а её выглядели такими мягкими и влажными! Он просто обязан попробовать их на вкус.
- Ты понимаешь, что сейчас будет? – медленно спросила она, всё ещё борясь сама с собой. – Мы не можем…
- Разве? – и Гарри заключил её в объятия.
Наконец, их губы встретились, сначала нерешительно. Это было похоже на дегустацию нового блюда, которое они никогда раньше не пробовали. Губы Гермионы были такими мягкими и податливыми, что Гарри ощутил себя человеком, который заблудился в пустыне, и вдруг наткнулся на оазис. Прервав поцелуй, они продолжали смотреть друг другу в глаза. Казалось, девушка пытается что-то такое разглядеть в глубине его души, и каждая секунда этого взгляда была мгновением вечности. Изучая изумрудные глаза, Гермиона, кажется, что-то искала. Гарри даже забеспокоился – что она хочет там найти? Но, что бы это ни было, её взгляд радостно засветился. Поттер наклонил голову, не отрываясь от прекрасных карих глаз. И, внезапно, ему показалось, что самая важная вещь – это поцеловать её снова, почувствовать её вкус, стать ближе, стать с ней одним целым. Он целовал Гермиону, и это не сон. Реальность. Гарри целовал свою лучшую подругу. Девушку, которую защищал, которой верил и восхищался. Девушку, которую любил, и теперь это не тайна. В течение долгих лет он часто представлял эту сцену в своих мечтах. Не раз и не два она возникала в его воображении, когда он приходил к Гермионе усталым и израненным. И сейчас она здесь, с ним. Все правила разлетелись вдребезги, и всё, что теперь имело значение – это она и он, и их первый поцелуй.
Их губы встретились вновь. Этот поцелуй был глубже, дольше, жарче. Гарри чувствовал, что, с самого начала войны, он не жил, а всего лишь существовал. Но теперь он жив, на самом деле жив. Её язык скользнул в его рот и завязал там борьбу. Казалось, что от этого по телу пробежал разряд тока, и закружилась голова. Гарри закрыл глаза, полностью отдавшись ощущениям, а рука скользнула к подолу юбки. Это было самое восхитительное чувство, из всего, что он когда-либо испытывал. Он слышал, как Гермиона дышит всё чаще и чаще, и казалось, что сердце вот-вот выскочит из груди. Наверное, сейчас оно качало кровь со скоростью тысяча миль в час.
Она прикусила его нижнюю губу, срывая стон, отчего тихо рассмеялась. Гарри никогда не слышал более приятных и мелодичных звуков. Гермиона прижалась ещё крепче и углубила поцелуй. Теперь она сидела у Гарри на коленях, а её юбка опасно задралась. Жара на улице, свет, бьющий в окно, высвечивая пылинки, танцующие в золотых лучах солнца, страсть, накрывшая парочку с головой – от всего этого было так горячо, что им казалось – ещё немного, и они растают. Их языки медленно, мучительно дразнили друг друга, сводя Гарри с ума. Поцелуй стал ещё глубже, вызывая новые вспышки огня, а стук сердца напоминал пулемётную очередь.
Её вкус – апельсин и специи. Это напомнило о жарких восточных странах. Она выглядела такой знакомой, домашней, уютной Гермионой, но на вкус была очень необычной. Целуя её, Гарри подумал, что это самое правильное решение в его жизни: правильнее, чем стать аврором, правильнее, чем победить Волдеморта, правильнее, чем поцелуи с любой другой девушкой.
Когда поцелуй закончился, он взял её ладошку, и их пальцы переплелись. Теперь он знает. Знает, что такое любовь. Он, наконец-то, понял. И когда Гермиона счастливо улыбнулась и расслабилась в его объятиях, Гарри почувствовал, что она тоже поняла.
- У тебя руки грязные – все в земле, - звонко рассмеялась Гермиона. Он пристально всматривался в её лицо: глаза широко распахнуты, зрачки расширены, а губы распухли от поцелуев.
- Так же, как и твои колени, - усмехнулся парень, и свободной рукой откинул локоны с её лица. Ему абсолютно не хотелось двигаться, прерывая их такие естественные объятия. Сейчас он чувствовал себя в безопасности, и не надо было никуда бежать и изображать из себя невесть кого. Последняя тень исчезла из его души. До сих пор, так или иначе, но все ужасы, вся боль этой войны отравляли им жизнь, мучали, не отпускали. Поттер так и не смог найти в этом мире свой дом.
Но теперь, когда в его руках уютно устроилась Гермиона, Гарри был дома.
Он любил Гермиону, чувствовал это, и к чёрту платонические отношения! Это самая настоящая любовь, он в этом просто убеждён! Он бредил, раз позволял себе столько лет убегать от любви, не зная – что это такое, и каково – испытывать это чувство. Прежде, чем он поцеловал Гермиону, ему показалось, что это неправильно, что он сошёл с ума. Но, если, чтобы найти свою любовь, нужно потерять голову, то он готов это делать снова и снова. Теперь он знал, почему был таким потерянным. Потому что он не чувствовал себя одним целым. И догадывался, почему ни один из его романов не продолжался долго. Ему было нужно что-то ещё, кто-то другой. Кто-то, более близкий и родной. Ему нужна Гермиона.
И, если для того, чтобы это почувствовать, нужно бредить, как он….
…. тогда, проклятье, пусть будет бред!



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
NomadДата: Вторник, 14.08.2012, 20:39 | Сообщение # 47
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
kraa,
Quote
и после ЭТОГО говорить, что Гермиона любит Гарри как брата! Так она его глазами пожирает, взглядом его любит, аурой целует ...

В том и дело. Ролики затрагивают ранние серии Поттерианы когда Роулинг ещё не дописала историю. У пампкинпаевцев были все основания, что в конце концов они станут парой. Фильмы снимались под полным контролем Роулинг и все эти взгляды Герми на Гаррика отнюдь неспроста. Она даже участвовала в съемках, помните когда Гаррик попал по ошибке в Лютный, его схватила за руку старая ведьма? Это была Она. cool Режисеры обращаются к автору и спрашивают про романтические завязки в истории, Роулинг определенно дала ответ, который и объясняет это. Но потом передумала или её принудили передумать. Это когда она дописывала пятую книгу нам фанатам было известно что умрет кто-то близкий Гаррику. Но кто было неизвестно. Автор несколько раз переписывала книгу, изначальный вариант был гораздо жестче, столкновение в министерстве вышло совсем уж ненатуральным. Но даже смерть Блэка вызвала несколько десятков подтвержденных самоубийств в мире, хотя и было завуалировано падением в арку. Учитывая аудиторию, Роулинг пришлось действовать очень тонко и осмотрительно. Я например слышал, что с автором работали профессиональные детские психологи.



Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
ShtormДата: Вторник, 14.08.2012, 22:56 | Сообщение # 48
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
ага, как брата, только очень далекого biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
CargerdreeДата: Вторник, 14.08.2012, 23:40 | Сообщение # 49
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Пока искал точную дату написания первого пампкинпая, нашел вот такую забавную штуку, именно штуку, мини назвать это не позволяет размер

Гарри направил палочку на Джинни и прошептал:
- Империо! Я не Мальчик-Который-Выжил, я не Мальчик-Который-Выжил, хорошо? Я не Мальчик-Который-Выжил, ты не любишь меня, понятно? Не любишь меня, а я не люблю тебя!
Гарри еще раз направил на нее палочку:
- Феликс Фелиция!
Ничего не произошло.
- Видишь! Видишь Джинни, ничего не произошло. Это заклинание действует только на тех людей, которых по настоящему любит сам заклинатель.
Гарри направил палочку на Гермиону и спокойно произнес:
- Феликс Фелиция!
На лице Гермионы появилась улыбка, и с её губ сорвался стон удовольствия.
Гарри прекратил действие чар, а затем повернулся к Волдеморту. (п/п я хз откуда он тут взялся)
- Эй, ты грязнокровка, - обратился к нему Гарри.
- Ч-что? - в шоке прошипел Волди. - Это меня ты называешь грязнокровкой? Ты сумасшедший?
Вольд направил на Гарри палочку, и быстрым движением пустил в него заклинание.
- Круцио!
Гарри упал на землю и закричал, но Гермиона не тратя ни секунды послала в него заклинание.
- Феликс Фелиция!
Теперь уже на лице Гарри расцвела улыбка, а эффекты Круциатуса сошли на нет. Поднявшись он взял Гермиону за руку, подошел к Вольду. Касание двух рук к морде Волдемотра, вызвало в нем огромную волну боли, не в состоянии сдерживаться теперь он упал на землю и закричал, а Гарри и Гермиона аппарировали в неизвестном направлении.



Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
NomadДата: Вторник, 14.08.2012, 23:42 | Сообщение # 50
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Ты все поняла, Джинни? Отвали уже, вон к Тому приставай. tongue


Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
ShtormДата: Среда, 15.08.2012, 06:30 | Сообщение # 51
Черный дракон
Сообщений: 3259
« 204 »
Да у этой Джини половина Хога в "гостях" побывало biggrin


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
CargerdreeДата: Среда, 15.08.2012, 15:24 | Сообщение # 52
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
Shtorm, я все таки не думаю что Джинни такая уж шлюха..


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
kraaДата: Среда, 15.08.2012, 21:36 | Сообщение # 53
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
Cargerdree,

интересно, как назвать девушку, у которой принцип жизни не ждать впустую, пока до Гарри не доходит, что она девушка? Знаю, что на этой идеи Гермиона ее натолкнула - не спроста - но Джиневра обняла идею пылким энтусиазмом. Так - Дин томас, МакЛаген, Майкл Корнер - кто еще? Ой, Невил! И это - в 13-15летнем возрасте!
Конечно, не шлюха пока, но то ли еще будет, если у Гарри появилась другая звезда, Дафне, например?
А в Хоге уже только Рон из Уизелях, но он такая тьма и тупость!



Без паника!!!

Сообщение отредактировал kraa - Среда, 15.08.2012, 21:37
 
CargerdreeДата: Среда, 15.08.2012, 22:54 | Сообщение # 54
Высший друид
Сообщений: 985
« 99 »
kraa, ну это допустим благодаря герми она начала встречаться с другими.. хм.. может роулинг вначале хотела так спихнуть от поттера Джинни и что бы легче было Герми?)


Завтра будет все также, как и всегда,
Я врубаю Элизиум, пью до утра,
Я болею, меня добивает погода,
Я наверно подохну, не пройдет и полгода...

Пошли вы все, я иду домой,
Ко мне не лезь, на пути не стой,
И пусть течёт всё само собой,
Забив на всё, я иду домой...
 
NomadДата: Среда, 29.08.2012, 14:34 | Сообщение # 55
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Наткнулся ещё на несколько клипов по теме... cool http://vk.com/video?gid=13863508 Between Two Points мне особо понравилось.


Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?

Сообщение отредактировал Nomad - Среда, 29.08.2012, 14:37
 
kraaДата: Среда, 29.08.2012, 16:02 | Сообщение # 56
Матриарх эльфов тьмы
Сообщений: 2794
« 1623 »
Nomad, давай говорить не о грустном.


Без паника!!!
 
ТронДата: Четверг, 03.01.2013, 23:33 | Сообщение # 57
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Тема закрыта.


Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Истории о Гарри и Гермионе (Макси || ГП/ГГ || Незакончен || Перевод)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: