Армия Запретного леса

Вторник, 17.07.2018, 04:31
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Куда может привести ложь (ГП/ГГ, Роман, G, в работе)
Куда может привести ложь
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 19:19 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Автор: Linnea
Саммари: Он случайно услышал, что ему давно лгут, что он всего лишь отвлекающий элемент. Что он теперь будет делать? Кто друг, а кто враг? Незавимый, свободный, умный Гарри. Такая же Гермиона. ООС персонажей. Игнор - 6-7 книг.
Пейринг: ГП/ГГ
Жанр: роман
Рейтинг: G
Статус: в работе
Разрешение на размещение: получено.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....


Сообщение отредактировал Lash-of-Mirk - Воскресенье, 15.03.2009, 21:12
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 19:20 | Сообщение # 2
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 1. План выживания

Гермиона с отчаянием и слезами на глазах смотрела на совершенно бледного друга - Гарри Поттера. Полчаса назад они шли по коридору, разговаривая о событиях этого года. Вчера они сдали последний экзамен по СОВ. Гермиона никак не могла понять, как Гарри вообще умудрился что-либо сдать после случившегося в министерстве. Она знала, что Гарри плохо спал и каждую ночь накладывал заглушающие чары на свой полог. Почему-то никого не интересовало, что с ним происходит. Словно никто не замечал, как Гарри осунулся, что у него постоянно воспалены глаза. Когда стало понятно всем, что Гарри не был сумасшедшим, а Волдеморт действительно возродился, могли ведь они и перенести экзамены. Так ведь нет, все сделали как надо. А о том, что у Гарри крестный погиб, всем плевать было. Даже Рон ничего не видит дальше своего носа. Гермиона не могла понять, почему. Но сейчас все встало на свои места. Больно. Как же было больно. И не только за Гарри, было больно за себя. Только что она потеряла всю наивность, а также доверие. Она никогда больше не будет доверять просто так. Никогда. Но сначала надо выяснить, что с Гарри.
- Гарри?! - Гермиона легонько прикоснулась к плечу юноши. По щекам бежали безмолвные слезы. Гарри обернулся к девушке. На губах появилась кривая улыбка, взгляд был застывшим.
- Пушечное мясо, - прошептал он. - Они сделали из меня пушечное мясо. Я же сирота. Никто не будет обо мне горевать. Я с самого начала должен был умереть. Вот оказывается, какая у меня была роль, - горькая усмешка скользнула по губам юноши.
- Гарри, я с тобой. Я никогда тебя не предам и не брошу, - произнесла Гермиона. Гарри положил свою руку на ладонь девушки, лежащую на его плече.
- Я знаю, Герм. Ты - последнее, что у меня осталось, - слабая улыбка мелькнула в глазах Гарри. Гермиона ответила ему такой же улыбкой.
- Знаешь, если бы я всего этого не слышала, то, наверное, никогда не смогла бы поверить, - тихо произнесла Гермиона. - Столько лжи. Противно.
- Да, противно, - согласился Гарри. - Пойдем отсюда. Мы услышали более чем достаточно.
- Да, - Гермиона кивнула. Девушка и юноша двинулись по коридору. Они шли молча. Вдруг Гарри схватил девушку за руку и потянул за собой. Через пятнадцать минут они стояли на Астрономической башне. Оба молча смотрели на открывшуюся перед ними панораму.
- Что будем делать? - тихо спросила Гермиона.
- Знаешь, это так трудно, когда все во что ты верил, оказалось иллюзией. Он играл нами как марионетками, - также тихо произнес Гарри.
- Я понимаю. Мне хочется залезть в душ. Я чувствую себя такой грязной, словно меня изнасиловали, - прошептала девушка.
- Кто бы мог подумать. Они с детства на роль победителя Волдеморта готовили Невилла. Вот он, наверное, веселился все это время, глядя на все мои выкрутасы, - в голосе Гарри не было никаких эмоций.
- Да, он хорошо играет свою роль, также как и Уизли, - голос Гермионы с каждым словом наполнялся сарказмом. - Мне вот интересно, они задумали тебя женить на Джинни до решающей битвы? Чтобы она потом как твоя вдова получила все состояние Поттеров в безраздельное владение Уизли? И это тоже план Дамблдора?
- Это навряд ли, Герм. Ничего у них не выйдет. У них ведь есть настоящий герой, - голос Гарри также наполнялся сарказмом. - Вот пускай они теперь с ним и якшаются. А я, Герм, я умываю руки. Я, оказывается, ничего не должен этому миру. А он ничего хорошего не принес мне.
- Согласна с тобой. Мы ничего хорошего здесь не видели. Но что мы будем делать? - Гермиона серьезно посмотрела на стоящего рядом парня.
- Давай посмотрим, что мы с тобой сегодня узнали и попробуем разобраться, что случилось на самом деле чуть больше четырнадцати лет назад, - произнес Гарри, садясь на пол и прислоняясь к стене.
- Давай, - Гермиона села рядом с ним. - Во-первых, по какой-то причине героем пророчество якобы являешься не ты, а Невилл Лонгботтом. Из тебя решили сделать, как ты выразился, пушечное мясо. Думаю, здесь свою роль сыграло очень многое, и не последнюю роль твоя палочка. Гарри, ее надо заменить.
- Думаю, да, - тихо произнес Гарри, смотря прямо перед собой.
- Так. Продолжим. По идее, ты должен погибнуть, а убить Волдеморта должен Не..., - Гермиона запнулась. Произносить этого имени она не хотела. - Лонгботтом. Наш "друг" очень хорошо играет роль мальчика-недотепы. Он же у нас такой растяпа, - слова сочились ничем неприкрытым ядом.
- Да, играет он очень правдоподобно. Интересно, а когда его начали готовить к миссии? Думаю, у него обучение подобающее, совсем не такое как у меня, - хмыкнул Гарри. С каждым словом, с каждой мыслью мировоззрение менялось. Того Гарри, которого все знали, больше не было. Он умер там, у той двери, слушая слова людей, которых считал самыми дорогими - Дамблдора, Уизли, МакГонагалл и многих других. Больнее всего было слышать голос Рона - своего лучшего, теперь уже бывшего, друга. Ему врали. Его отправили к Дурслям не потому, что они были единственными родственниками, а потому, что он должен был быть благодарен Дамблдору, что его привели в магический мир. Он должен был выполнить свою роль и отбыть к своим родителям прямым рейсом. Гарри усмехнулся, зло и мрачно.
- Мне нужна твоя помощь, Герм, - спокойно и четко произнес Гарри.
- Я тебя слушаю, - таким же до жути спокойным голосом произнесла девушка. Они посмотрели друг на друга. В глазах обоих было понимание. Они связаны на веки. Они никогда не предадут друг друга. Вокруг юноши и девушки начала светиться магия, закрепляя их союз навечно. Вспышка магии, возникшая на астрономической башне Хогвартса, была мощной. Но к счастью для двух молодых людей, определить источник магии не смогли. А Гарри и Гермиона все также сидели в башне и разрабатывали план своих дальнейших действий.
- Ты должна подтянуть меня по всем предметам, - серьезно произнес Гарри. - С самого начала. За это лето.
- Тебя не выпустят с Тисовой улицы, - произнесла Гермиона.
- А мы там и будем заниматься, - усмехнулся Гарри.
- А твои родственнички? - Гермиона скептически посмотрела на парня.
- Они отправятся в отпуск до 1-го сентября, - усмешка Гарри стала шире.
- Это хорошая идея. Ты хочешь им купить путевки? - девушка улыбнулась.
- Да.
- В таком случае в нашем распоряжении будет весь дом, - задумчиво произнесла Гермиона. - Нам нужны незарегистрированные палочки и место, где бы мы могли колдовать. Вне твоего дома. И Гарри, - Гермиона посмотрела Гарри прямо в глаза. Тот вопросительно приподнял бровь. - Мы должны изучать темную магию.
- Я с тобой согласен, Герм, - кивнул Гарри серьезно. - Мы должны знать все. Но сначала нам надо в банк. Поступим так. Завтра встречаемся в банке и идем к моим счетам. Я уговорю дядю в машине. Я хочу предложить им миллион фунтов за мое воспитание. В конце концов, они стали такими же жертвами этого старого интригана, как и мы с тобой.
- Да, это лучший выход. Плюс путевка на два с половиной месяца. Значит, встречаемся в банке. А потом к тебе. Отправляем твоих родственников в путешествие и начинаем заниматься.
- Да. Никакого отдыха. Они еще пожалеют. Я не собираюсь умирать, - злая улыбка появилась на губах юноши, но глаза остались совершенно холодными.
- Они обязательно пожалеют, Гарри. В школу на шестой курс вернутся два самых сильных и лучших ученика, - глаза были также холодны, как и у Гарри, а на губах играла мрачная злая улыбка.
Никогда не доводите человека до того состояния, когда он может перевернуть свою жизнь и стать намного сильнее. Дамблдор недооценил двух своих пешек, а они, дойдя до конца шахматной доски, стали ферзями, совершенно незаметно для шахматиста. На доске появились две лишних фигуры, которые собирались играть в свою игру. У марионеток упали нитки, но они устояли и стали самостоятельными. Не надо недооценивать людей. Наивность, доверчивость ушли безвозвратно. Детство кончилось. В одно мгновение два пятнадцатилетних подростка превратились в решительных молодых людей с совершенно холодными глазами.
Гарри и Гермиона вернулись в гостиную Гриффиндора далеко за полночь. Там сидели Джинни и Рон Уизли, Невилл Лонгботтом, Лаванда Браун и еще несколько человек. Ничего не говоря, Гарри и Гермиона, даже не взглянув на однокурсников, прошли к лестницам ведущим в спальни девочек и мальчиков. Только недоуменные взгляды провожали их. Рон только пожал плечами. Он, как и все остальные, считал, что Гарри страдает из-за Сириуса, не зная, что его друг прекрасно слышал, кто и что сделал, чтобы его крестный отправился на тот свет. Гарри страдал из-за потери, но вот чувства вины у него больше не было. Он точно знал, кто виноват в смерти Сириуса. И они за это ему заплатят - Дамблдор, Грюм, Уизли. Обязательно заплатят.
Гарри прошел к своей кровати, игнорируя взгляды Симуса и Дина. Молча покидал все свои вещи в сундук. Завтра он от большинства этих вещей просто избавится. Через два с половиной месяца всех будет ждать очень большой сюрприз. "Они решили, видите ли, что Сириус им мешает. Он хотел меня забрать к себе, а это не входило в планы чертова интригана. Добрый дедушка, как же. Меня ты больше не обманешь. И Герм тоже. Мы больше не твои пешки", - лицо Гарри исказила злобная ухмылка, которую заметил только Дин. Юноша из-под ресниц наблюдал за Гарри. Дин Томас собирался быть с Гарри до конца. Но сейчас, заметив эту ухмылку, Дин насторожился. "Что-то случилось. Что-то очень нехорошее. Как же тебе достается по жизни, Гарри", - вздохнул Дин, ложась в свою кровать и задергивая полог. Полог на кровати Гарри уже был задвинут.

Утро прошло в сборах и пролетело быстро. В восемь утра поезд тронулся в сторону Лондона. В одном из купе Хогвартс-Экспресса в недоумении сидел Рон Уизли. Он нигде не мог найти Гарри Поттера и Гермиону Грейнджер. Уже несколько раз он обошел весь поезд, но так и не заметил их. А искомые им Гермиона и Гарри сидели в одном из закрытых купе первого вагона. Не доверяя своим эмоциям, они решили не встречаться ни с кем. Сначала надо было научиться контролировать себя. Всю дорогу до Лондона они молчали. Каждый сидел, уткнувшись в книгу. Гарри читал Историю Хогвартса. Гермиона какую-то книгу по зельеварению. Вдруг Гарри поднялся, снял с полки свой сундук, открыл его, достал перо, чернила и чистый пергамент. Гермиона оторвалась от чтения и взглянула на своего друга. Тот также молча вернул сундук на место, сел и начал что-то быстро выписывать из книги. Гермиона улыбнулась краешками губ, затем вернулась к чтению. В час поезд, наконец, прибыл на платформу 9 и три четверти. Гермиона и Гарри покинули свое купе, быстро прошли через барьер, благо первый вагон был не далеко от него. Гарри сразу увидел своих родственников, а также делегацию магов, его встречающих: Ремуса, Грюм, там же были Уизли. Они сразу же двинулись к юноше.
- Гарри, спокойно, - прошептала Гермиона, холодным взглядом наблюдая за подходящими к ним магами.
- Не беспокойся, - также шепотом ответил ей Гарри. Дальше было целое представление в лице Грюма, пугавшего его родственников. Вернон лишь на долю секунды поймал взгляд племянника и похолодел. Это уже был не тот забитый и покорный ребенок, которого он знал. Вернон, выслушивая угрозы этого типа, заметил неприязненный взгляд племянника, брошенный им на магов. Это вызывало недоумение.
Кивнув своим "друзьям", что-то лепечущему Рону, Гарри прошел к машине дяди. Тот затолкал его сундук в багажник, при этом что-то ворча себе под нос.
- Садись, мальчишка, - рыкнул он на Гарри, но сразу же оглянулся, не услышал ли его кто-нибудь. Гарри так и не проронил ни слова, с того момента, как вышел с поезда. Он сел на заднее сидение, где уже сидел Дадли. Вернон сел за руль. - Не смей мне тут мусорить...
- Хватит, - бросил Гарри. - Теперь вы будете слушать меня.
- Да как ты смеешь? - взвился Вернон, багровея на глазах.
- Вам нужен миллион фунтов? - спокойно спросил Гарри, глядя при этом в окно. Вернон чуть не подавился слюной.
- ЧТО?! - наконец, он вернул себе способность снова говорить.
- Вы хотите получить миллион фунтов, новую машину и путевку в путешествие на два с половиной месяца? - Гарри повернул голову и посмотрел сначала на дядю, а потом на ошалевшую тетю.
- Откуда такие деньги? - Вернон недоуменно смотрел на племянника. Таким он его никогда не видел.
- Я богат. Наследство от родителей. И это мелочи, - соизволил дать объяснения юноша. - Так хотите?
- А что требуется от нас? - спросила Петуния, настороженно глядя на племянника. Она понимала, что бесплатным бывает только сыр в мышеловке.
- Чтобы вы сегодня же отправились в путешествие, и вернулись только 1-го сентября. Ваше путешествие я оплачу полностью, - серьезно произнес Гарри.
- А ты что будешь делать? - Вернон с легким интересом посмотрел на парня.
- А вот это не ваше дело, - отрубил Гарри. - Дом будет в полном порядке. Обещаю ухаживать за садом, - криво усмехнулся юноша. Петуния зябко поежилась. Как-то все было неправильно, а, особенно, ее племянник.
- Когда мы получим деньги? - Вернон уже решил для себя, что согласится на предложение мальчишки.
- Если вы согласны, вот адрес, по которому вы должны меня отвезти и ждать пока я не вернусь, - Гарри протянул дяде листок бумаги с написанным адресом. Вернон прочел его, затем удобнее устроился на сидении и завел машину. Через минуту они уже выезжали с площади. Гарри безучастно смотрел в окно.
- А я хочу новый комп, - вдруг произнес Дадли.
- Без проблем, - равнодушно произнес Гарри.
- Ноут, - добавил Дадли.
- Выбери и скажи мне, я оплачу, - Гарри даже не повернулся в сторону кузена. Петуния бросила странный взгляд на племянника.
- То есть я могу выбрать себе ноут, а ты его оплатишь? Прямо сегодня? - Дадли неверяще посмотрел на Гарри.
- Да, - ответ прозвучал однозначно. - Я хотел бы все покупки сделать сегодня, в том числе и новой машины для вас.
Вернон чуть не потерял управление после слов Гарри. Кое-как справившись, он медленно съехал к тротуару, вытер мокрые ладони о штанины брюк, потом медленно повернулся к племяннику.
- Ты не шутишь, - голос прервался.
- Естественно, - Гарри глянул на дядю. - Нам лучше ехать дальше. Времени не так много.
- Да, да, конечно, - кивнул Вернон и, сняв машину в ручника, двинулся дальше по указанному адресу.
Через полчаса Вернон припарковал автомобиль недалеко от Дырявого котла. Гарри, бросив родственникам ждать его здесь, вышел из машины и размеренным шагом пошел в бар. Почти у самого входа Гарри вытащил из-под рубашки сверток, встряхнул его. У него в руках оказалась мантия. Гарри накинул ее на себя, на голову накинул капюшон. И только после это вошел в бар. Вернон, Петуния и Дадли напряженно наблюдали за манипуляциями юноши.
Гарри быстро миновал Дырявый котел, вышел в тупик и, постучав по стенке палочкой, прошел в Косой переулок. Теперь его путь лежал в банк Гринготс. На ступеньках он заметил фигурку, облаченную в такую же, как у него мантию. "Гермиона", - на губах Гарри появилась легкая улыбка. Фигурка двинулась Гарри на встречу.
- Как все прошло? - девушка остановилась перед Гарри.
- Лучше, чем ожидалось, - ответил юноша. - Даже не думал, что удастся так быстро их привести в думающее состояние. Но твой совет по поводу, бить сразу и по делу, пришелся кстати. Оглушило их сразу, но внимание привлекло.
- Значит, я была права, - хмыкнула девушка. - Пошли в банк.
Они быстро поднялись по ступенькам и вступили в фойе банка. Оглядевшись, они заметили свободного менеджера. Подойдя, они расселились на стульях, ожидая, когда на них обратят внимание. Гоблин поднял глаза от бумаг, его взгляд упал на сверкнувший из-под челки шрам, когда юноша подул на челку, чтобы ее отбросить.
- Чем могу служить, мистер Поттер? - поинтересовался вежливо гоблин.
- Хотелось бы узнать о состоянии моего счета, а также обо всем имуществе Поттеров, - спокойно произнес Гарри.
- Одну минуту, - гоблин отвернулся, что-то написал и бросил колбу с запиской в какую-то трубу. - Необходимо немного подождать, - произнес он юноше и девушке. Те кивнули. Гоблин стал за ними наблюдать. Он видел несколько раз Гарри Поттера. И этот юноша, хоть и одетый также, представлял собой уже совершенно другого человека. Исчезли наивность и доверчивость и глаз. Спокойный, глубокий взгляд, гордая посадка головы, никаких эмоций. Девушка была такой же. Гоблин заинтересовался, что же могло привести к такому результату.
Гарри и Гермиона спокойно сидели на стульях, не разговаривая. И не заметили, как из дальнего угла за ними наблюдает платиновый блондин. Люциус Малфой был обескуражен. Мальчишка изменился. Это чувствовалось в походке, в спокойном, холодном взгляде.
"Что же такого произошло, что он вдруг стал таким? Это совершенно другой мальчишка и в то же время это он", - думал Малфой-старший. Удивительными были и метаморфозы Грейнджер. Сейчас можно было подумать, что оба подростка попали под одно и то же заклинание. Малфой не так далеко ушел от истины, только вот дело было совсем не в заклятии.
Из недр банка появился еще один гоблин, но одетый более презентабельно. Он подошел к подросткам и поздоровался, после чего пригласил их следовать за ним. Пройдя по коридорам банка, они оказались в уютном кабинете. На одной из стен была размещена коллекция холодного оружия, приведшая ребят в восторг. Они еще не совсем умели контролировать свои эмоции, но старались изо всех сил. Гоблин, наблюдавший за подростками, заметил их попытки остаться безучастными.
- Прошу вас, - он указал ребятам на два удобных кресла в стороне от письменного стола, а сам сел в третье, напротив ребят. - Мое имя Мелинграм. Мне передали, что вы хотели бы ознакомиться со своим наследством, доставшимся вам от родителей, - гоблин смотрел прямо на Гарри. Тот кивнул.
- Ну, что же. Тогда я думаю, мы начнем, - удовлетворенно кивнул Мелинграм.
- А никаких доказательств, что он Гарри Поттер, вам не требуется? - поинтересовалась Гермиона.
- А доказательства уже получены, - произнес гоблин.
- Как? - легкое любопытство все-таки проскользнуло в голосе девушке.
- Никто, кроме члена семьи Поттеров и тех, кого они пригласят, не могут находиться в этой комнате, кроме доверенного лица банка, отвечающего за состояние Поттеров. В данный момент это я, - гоблин чуть склонил голову.
- Я никогда не слышала ни о чем таком, - задумчиво произнесла девушка.
- Такая комната существует у всех родов, состояние которых исчисляется размером большим, что 250 миллионов галеонов. Поверьте, таких семей не так уж и много. В Англии их только 113. В том числе и Поттеры, - объяснил гоблин.
- А кто-нибудь, кроме меня, имеет доступ к моему состоянию? - спросил Гарри.
- Ваш магический опекун, - ответил гоблин. Глаза обоих подростков покрылись льдом.
- Дайте, угадаю, - язвительно произнесла Гермиона. - А опекун у нас никто иной, как профессор Дамблдор?
- Вы правы, юная леди, - кивнул гоблин.
- Кто бы сомневался, - ядовито прошипела Гермиона. Гоблин заинтересовано посмотрел на молодых людей. "Похоже, они не ладят с директором. А вот это уже очень интересно", - подумал Мелинграм.
- Он в курсе всего моего состояния? - спросил Гарри, еле сдерживая себя.
- Нет, - ухмыльнулся гоблин. - Он знает только о двадцати пяти миллионах и двух сейфах на третьем уровне.
- А есть еще? - поинтересовался Гарри, потом закрыл глаза, вспомнив о том, что гоблин сказал раньше. - Значит, мое состояние чуть больше двухсот пятидесяти миллионов?
- Намного больше, намного, - произнес Мелинграм. - Ваше состояние равно по размеру состоянию Малфоев, а они в списке наследных состояний занимают десятое место. Вы с ними равны.
- Ничего себе, - присвистнула Гермиона. Гоблин с удовлетворением посмотрел на нее.
- И каково мое состояние? - Гарри как-то нерешительно посмотрел на гоблина. Тот поднялся, подошел к столу, отпер шкаф за ним и достал бумаги. После чего вернулся к ребятам.
- Наличные средства, расположенные в нашем банке, в Англии, составляют 850 миллионов галеонов; во Франции - 250 миллионов; в Италии - 320 миллионов. Есть сейфы еще в нескольких странах. Общий размер там составляет - 412 миллионов галеонов. Мы считаем состояние по наличным средствам. Недвижимое имущество и имущество сейфов мы не просчитываем, - стал перечислять гоблин. Гермиона и Гарри сидели как обухом по голове стукнутые. Это было неожиданно. - По поводу вашего опекуна. Он в курсе лишь двух имений, принадлежащих вашей семье. Это дом, сгоревший в Годриковой Лощине и особняк в Лондоне. Кстати, Альбус Дамблдор запрашивал ключи и пароль к этому особняку, - выдал гоблин, следя за разгневанными подростками. Казалось, что ярость сейчас выйдет наружу, но вдруг на лице Гарри появилась мрачная улыбка. Она посмотрел на девушку. То ответила ему такой же мрачной улыбкой.
- Скажите, мистер Мелинграм, директор ведь не узнает об остальном имуществе? - поинтересовался Гарри, все еще улыбаясь. Гоблин удовлетворенно про себя ухмыльнулся. Он не ошибся. Эти дети против Дамблдора.
- Нет, не узнает, мистер Поттер, - произнес гоблин. - Могу я вам задать вопрос?
Гарри посмотрел на работника банка вопросительно, ожидая продолжения, затем кивнул, давая согласия на вопрос.
- Вы знаете, что обладаете титулом Лорда? - спросил Мелинграм.
- Я его убью, - выдохнула Гермиона. Гарри положил свою руку на ладонь девушки и чуть ее сжал, успокаивая.
- Судя по реакции юной леди, вы не в курсе, - произнес гоблин. - Мы можем с вашего согласия, конечно, закрыть доступ для мистера Дамблдора.
- Ни в коем случае, - мрачно усмехнулся Гарри. - Он не должен вообще знать, что мы были в банке. А те сейфы, к которым он имеет доступ, пусть и будут в его ведении. Я не обеднею, потеряв 25 миллионов.
- Я с тобой согласна, - прищурилась Гермиона. Гоблин про себя восхищался молодыми людьми. - У него тогда не будет подозрений, а потом он будет ломать голову, пытаясь разобраться. Ему полезно.
- Именно так, - хмыкнул Гарри. Гоблин про себя поаплодировал подросткам. - Мистер Мелинграм, я уже являюсь лордом?
- Конечно, - кивнул тот в ответ. - Вы стали лордом в тот момент, когда умер ваш отец. Здесь нет никаких ограничений, ни возрастных, ни юридических.
- Нет, я точно его убью, - мрачно улыбнулась Гермиона.
- Он свое еще получит, Герм, - произнес Гарри. - Мы хотели бы сделать некоторые вложения, осмотреть мои сейфы, по возможности, и взять наличности. Кстати, каков курс обмена на маггловские деньги?
- Один галеон равен восьми фунтам, - ответил Мелинграм. После чего кратко выдал информацию по основному наследству, полученному Гарри. Затем последовала экскурсия в сейфы на нижних уровнях. Гермиона была в восторге, четыре сейфа занимали книги. Мелинграм помог им упаковать заинтересовавшие их книги в бездонный сундук, и уменьшим его для удобства. Гарри долго смотрел на сундук, потом перевел взгляд на гоблина и задал интересующий его вопрос.
- А вы, случайно, не знаете, где можно приобрести незарегистрированные палочки? - Гарри пристально смотрел на гоблина. Тот усмехнулся про себя.
- Случайно, знаю. Я пошлю весточку моему знакомому. Палочки вы сможете выбрать сразу, после того, как покинете банк, - произнес он учтиво. Гарри благодарно кивнул. Мелинграм был доволен. Это могло означать только одно из двух - или формируется третья сторона, или эта милая девушка и невероятный юноша встанут на сторону темного лорда. Но исходя из истории Гарри Поттера, скорее первое, чем второе. Подростки взяли немыслимое количество денег - десять миллионов галеонов, половину из которых перевели в маггловские деньги. Приобрели несколько обновляющихся кошелей, сумма в которых пополнялась прямо из сейфа. Зачем им такие деньги, Мелинграм не интересовался. Раз взяли, значит надо.
Гарри и Гермиона вышли в фойе в банка в сопровождении Мелинграма. Он заверил их, что данная встреча останется в полной неизвестности для Дамблдора. Подростки вышли из банка. На лестнице и дожидался знакомый гоблина. Люциус Малфой, сидевший напротив в открытом кафе, с изумлением смотрел, как два подростка обмениваются любезностями с одним из известных людей Лютного переулка. Капюшоны заняли свои места, скрывая от него Гермиону Грейнджер и Гарри Поттера, следовавших за продавцом волшебных палочек Себастьяном Де Брильоном. "Они идут приобретать незарегистрированные палочки? Мир сошел с ума?" - недоумевал Малфой. Выпив залпом бокал коньяка, он направился за троицей. Его любопытство требовало удовлетворения.
Гарри и Гермиона пробыли у продавца полчаса, перебрав огромное количество палочек. Себастьян, как он просил себя называть ребят, сначала давал палочку Гарри, потом передавал ее Гермионе. После первой полусотни, он хмыкнул. Сгреб приготовленные для проб и ушел. Вернулся с двумя сундуками и "примерка" началась заново. Первой свою палочку нашла Гермиона: бук, обвитый лозой с ядром из капли яда рунескопа. Через десять минут нашлась палочка и для Гарри - баобаб перевитый с ясенем и в качестве ядра - перо вейлы. Себастьян долго смотрел на подростков, после чего что-то прошептал над палочками.
- Теперь вас не засекут. На палочках чары сокрытия. Можете колдовать в полную силу. Никаких всплесков магии не будет, - объяснил им свои действия Себастьян.
- Спасибо, - искренне поблагодарили ребята. И попрощавшись, двинулись на выход. В дверях их остановил голос продавца.
- Думаю, вы должны знать, что ваши новые палочки - темные, - Себастьян серьезно посмотрел на ребят. - Рекомендую пореже пользоваться вашими настоящими палочками или наложить на эти чары идентичности, если вы не хотите, чтобы кто-то узнал о них. Через какое-то время, месяца через два, ваш старые палочки станут для вас помехой, он не будут превосходным, как было до этой минуты. Что-то заставило вас измениться и очень сильно.
Гарри и Гермиона переглянулись. Потом улыбнулись Себастьяну и покинули его темный магазинчик. Мужчина проводил их взглядом. Этот секрет останется с ним. Гарри Поттер больше не был светлым мессией, но и не стал воплощением Темного лорда. И все же он был где-то на грани между светом и тьмой, так же как и девушка. А еще он почувствовал, что они связаны, связаны очень древней магией.
Люциус видел, как открылась дверь магазинчика. Вот подростки остановились и обернулись. Продавец явно им что-то говорит. Ни девушка, ни парень ничего в ответ не сказали, только кивнули головой, и вышли на улицу. Люциус был просто заинтригован. Происходило что-то очень странное, просто сверх странное. Ничего не оставалось, как проследить за ними до конца. Подростки пошли к выходу из Лютного переулка. Ни они, ни Люциус не обратили внимание на темную фигуру, следящую за подростками из переулка. Мужчина ничем не показал своего удивления, бесстрастно наблюдая. "Грейнджер и Поттер?! В магазине Де Брильона?! Странно, странно. И почему это они тут? Хорошо, хоть догадались капюшоны на голову накинуть", - думал мужчина. - "Так, а это что у нас? Люциус Малфой. Ага, следим за Поттером и Грейнджер. Ну что ж, а мы последим за всеми вами". Мужчина двинулся вслед за Люциусом, следующим за подростками, на некотором отдалении.
Ребята достигли выхода из Лютного переулка без каких-либо приключений, чему удивились. Такое произошло впервые.
- Похоже, ты перестал притягивать к себе неприятности, - задумчиво произнесла Гермиона. - А это наводит на определенные мысли.
- Ага, и на определенного человека, - согласился с ней Гарри. Гермиона огляделась и, не заметив ничего подозрительного, вынула свою палочку, прошептала заклинание и в руках Гарри оказалось два кейса, набитых деньгами. Один из них Гермиона взяла себе. Они быстро прошли к выходу из Косого переулка. Оба мужчины, следовавшие за ними, все больше недоумевали. "По крайней мере, теперь понятно, что они делали у Де Брильона. Палочки купили не зарегистрированные. Интересно, интересно. Друг за другом, с разницей в минуту, они прошли через "Дырявый котел" в маггловский Лондон. Мужчина нашел глазами Люциуса, который стоял чуть в стороне, полностью поглощенный наблюдениями за подростками. Те же, скинув мантии, двигались к машине на другой стороне улице. Мужчина с удивлением узнал Дурслей. Уйдя в тень, чтобы не маячить на виду, он продолжил наблюдения, все больше изумляясь происходящему.
- Простите, что так долго, - произнес Гарри абсолютно равнодушным голосом. - Это моя подруга - Гермиона Грейнджер. Она останется со мной на все лето. И это не обсуждается, - Гарри бросил на стоящих у машины Вернона и Петунию мрачный предостерегающий взгляд. Гермиона протянула им кейс.
- Ваш миллион.
- Да, да, конечно, - оторопело произнес Вернон, беря из рук девушки кейс.
- Можете пересчитать, если не верите мне, - равнодушно бросил Гарри.
- Почему? - наконец, выдала Петуния, выйдя из ступора.
- Я уже сказал, вы не виноваты в том, что так все сложилось. Это компенсация за мое пребывание в вашем доме, - произнес Гарри. Что-то странное мелькнуло в его глазах. Петуния, пристально смотревшая на племянника, заметила это. - Вы никогда мне не врали, - произнес вдруг Гарри, посмотрев прямо в глаза тете. Та, словно, что-то поняв, кивнула. Любви к племяннику у нее не было, но какое-то чувство сейчас зародилось. Она поняла, что по-прежнему ничего уже не будет. Этот мальчик сможет построить свою жизнь так, как хочется ему. И девушка тоже. "Что-то случилось в этом году".
- Значит, ты решил, что должен нам отплатить? - поинтересовался Вернон, рассматривая купюры в кейсе.
- В конце концов, вы мои единственные родственники. Я не хочу, чтобы вы пострадали, - произнес Гарри, и добавил. - Пора ехать. Нам надо еще купить вам новую машину и много чего еще.
- И тебя и правда так много денег? - спросила Петуния.
- Да, - просто ответил Гарри. Петуния внимательно посмотрела на подростков, разместившихся на заднем сидении. Гермиона сидела в центре, между Дадли и Гарри. Дадли вдруг весь подтянулся, пытаясь предстать перед девушкой в лучшем виде. - Вы знаете, какую бы хотели машину? - поинтересовался Гарри.
- Да, пока вас не было, мы обсудили все, - цивилизованным тоном произнес Вернон. Они, действительно, разговаривали все те несколько часов, которые Гарри потратил в банке и Лютном переулке. Обсудив странную метаморфозу в поведении Поттера, они, в конце концов, решили перейти к вежливому нейтралитету. Мальчик дарит им деньги, машину и бог знает, что еще готов купить. Они бы никогда не смогли добиться такого результата сами. Раз мальчишка решил, что будет так, значит, и они должны поменять свое мнение о нем. В конце концов, он их теперь обеспечивает. Придя к такому, решению, они облегченно вздохнули. Вернон и Петуния только не могли понять причину таких изменений. Вывод напрашивался только один - Гарри узнал что-то такое в этом своем мире, что заставило его стать таким. А такой он им даже нравился.
- Замечательно, - произнес Гарри. - Вы знаете, где купить?
- Да, мы как раз туда и едем, - кивнул Вернон, следя за дорогой. Но так и не обратил внимание за двумя автомобилями, следовавшими за ними по пятам.
- Как ваши дела в школе? - Петуния все-таки решила прояснить кое-какие свои сомнения. Гарри и Гермиона одновременно обернулись к ней. У обоих в глазах сверкнул гнев. Петуния чуть не шарахнулась в сторону, но довольно быстро поняла, что гнев направлен не на нее. "Мы были правы. Что-то произошло в их школе", - подумала она.
- Могло быть и лучше, - несмотря на гнев, голос Гермионы был спокоен. "Вот это самообладание!" - восхитилась Петуния. На губах Гарри появилась улыбка, но какая-то мрачная. Петуния внутренне передернулась. Вернон, взглянувший в это время в зеркало заднего вида, подумал, что не хотел бы быть причиной такой улыбки. Ничего хорошего она не предвещала тому, кто ее вызвал. "Слава богу, он не решил нам мстить, а считает нас семьей, как бы мы к нему раньше не относились".
- Мы приехали, - вывел всех из мрачного молчания Вернон. Машина остановилась у автомобильного салона "Субару". Все пятеро покинул салон и прошли внутрь помещения. Через несколько минут за ними в салон вошли двое мужчин. Люциус держался чуть в стороне и так, чтобы не попадаться на глаза двум подросткам, способным его узнать. Второй мужчина направился к проспектам. К нему сразу же подошел менеджер. Разговаривая с ним, он постоянно следил за действиями Поттера, Грейнджер и Дурслей, но не упускал из поля видимости и Малфоя.
Час спустя Дурсли, Гарри и Гермиона покинули салон на автомобили "Субару Трибека" красивого золотисто-зеленого цвета. Но не только он оказался с новым автомобилем. Второй наблюдатель покинул салон на "Субару Легаси", очень довольный своей покупкой. Люциус же сел в ту же машину, которую поймал еще у Дырявого котла. Слежка продолжилась. Мужчина, сидя за рулем своей новой машины, все больше недоумевал. Сведения о Поттере расходились с тем, что он сейчас видел, причем существенно. Да и вообще, все, что он видел сегодня, было мало похоже на Поттера и Грейнджер.
Новенькая субару остановилась перед огромным торговым центром. Метрах в десяти справа остановилась машина, в которой сидел Люциус, с другой стороны через три машины встала вторая субару.
Дадли, как только они вошли в торговый центр, осторожно подергал Гарри за рукав, привлекая его внимание.
- Ты обещал мне ноут, - прошептал Дадли. Гарри кивнул.
- Я помню, - Гарри повернулся к тете с дядей. - Вы хотите что-нибудь приобрести из техники? Телевизор новый или еще чего?
- Ты хочешь нам купить? - Вернон в шоке посмотрел на подростка. Но тот только кивнул. Вернон сглотнул и посмотрел на жену. Петуния взглядом показала: "Не переусердствуй". Гермиона, наблюдавшая за их безмолвным разговором, улыбнулась, но улыбка коснулась только губ. Глаза так и остались холодными.
- Не беспокойтесь, - произнесла Гермиона. - Вы можете выбирать все, что угодно. Это нисколько не сделает Гарри беднее. Можете поверить.
- Правда? - Дадли с каким-то обожанием уставился на Гарри. Тот чуть не расхохотался вслух. Гермиона тоже еле сдержалась, так забавно сейчас смотрелся Дадли.
Первым делом они направились в магазин техники. Через час Дадли весь сиял: ноутбук, MP3-плеейр, музыкальный центр, личная плазма, игровая приставка, куча дисков, как музыкальных, так и игровых. Дурсли выбрали технику для кухни, домашний кинотеатр. Доставку должны были осуществить сегодня же, в девять часов вечера. Ноутбук Дадли взял сразу, теперь прижимая его к своей необъятной груди. Гарри и Гермиона еле сдерживались от смеха, наблюдая за этим великовозрастным ребенком. Проходя по длинному фойе первого этажа, Гермиона обратила внимание на магазин оптики и потянула Гарри к нему. Через двадцать минут из магазина вышел молодой человек в красивых дорогих очках, которые сразу же изменили внешний вид подростка. Два наблюдателя оценили изменения.
На втором этаже обнаружился офис туристической фирмы. Там они потратили еще час. Дурсли были довольны. Два с половиной месяца прекрасного отпуска. Выбор пал на круиз: Средиземное море, Индийский океан. Предел мечтаний. Оказалось, что нет подходящей одежды. Гарри выдал им двести тысяч, а сам вместе с Гермионой отправился в кафе. Люциус устроился рядом с ними, за столиком, скрытым пальмой. Второй мужчина сел так, чтобы видеть и подростков, и Люциуса. О чем говорили Поттер и Грейнджер ни тому, ни другому услышать не удалось.
Юноша и девушка заказали себе ужин. Время быстро приближалось к семи часам.
- Все складывается очень удачно, - произнесла Гермиона.
- Да, более чем, - согласился Гарри. - Что ты сказала родителям?
- Правду, - ответила Гермиона. - Они уже улетели в Швейцарию, к маминым родственникам. Связь будем держать по мобильнику.
- Хорошо. Надеюсь, их не хватятся, - задумался Гарри.
- Надеюсь. Билет был куплен и на меня. Так что, пока все считают, что я уехала на каникулы с родителями, - вздохнула Гермиона.
- Какие у нас с тобой планы на завтра? - Гарри взглянул на задумавшуюся девушку.
- В первую очередь глазная клиника, - начала перечислять Гермиона.
- А зачем тогда купили очки? - усмехнулся Гарри.
- Хотела посмотреть на тебя в нормальных стильных очках, - усмехнулась девушка, а затем продолжила. - Во-вторых, салон красоты. Потом магазины одежды. Дальше идем искать специалиста по йоге, чтобы научиться самоконтролю и кого-нибудь, кто научит нас хорошо драться.
- Неплохой план. Во сколько встаем? - кивнул Гарри.
- Подъем каждый день в полшестого, как и договаривались. Полчаса на все утренние процедуры и завтрак. С шести до семи бегаем. А дальше, в зависимости от того, что мы там себе найдем, - произнесла Гермиона. Гарри кивнул и посмотрел на приближающихся Дурслей, заваленных кучей пакетов и пакетиков, и чрезмерно довольных.
-


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:06 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 2. Начало пути

Северус Снейп, гроза всего Хогвартса, сальноволосый ублюдок, с сегодняшнего дня был в отпуске и совершенно не походил на себя Хогвартского. Мытые и прекрасно уложенные волосы, дорогая и совсем не черная одежда, легкая улыбка на устах - вот, что могли бы увидеть студенты Хогвартса, если бы увидели сейчас своего самого ненавистного профессора. Таким его даже Дамблдор не видел никогда, да и не знал он его таким.
Сейчас Северус лежал на кровати в одном из лучших отелей Литтл-Уиннинга, пытаясь понять, чему же он стал сегодня свидетелем.
- Хмм, и что же это может значить? - задал он вопрос вслух. Увидеть Поттера и Грейнджер в Лютном переулке уже само по себе могло привести кого другого к инфаркту, а у то, что эти двое приобрели у самого Де Брильона незарегистрированные палочки, а в этом он был уверен на сто процентов, было вообще из ряда вон выходящим. - Похоже, что я что-то упустил.
Снейп уставился в потолок, вспоминая сегодняшний день, но ответа на свой вопрос так и нашел.
- Ладно, завтра отправлюсь к дому и продолжу наблюдать. Надо разгадать эту загадку, - приняв решение, Снейп завернулся в одеяло и заснул.

В половине шестого сработали будильники. Первой встала Гермиона, поднялась в комнату Гарри, скривилась от убогой обстановки и растормошила парня. Приняв душ, Гарри на втором этаже, а Гермиона на первом, они быстро позавтракали. Слава Мерлину, что вчера затарились на неделю вперед. Быстро надели спортивные брюки и куртки и отправились на первую пробежку. Бег они начали прямо от дома и направились в парк. Легкий бег привел их в тонус. Сильно они не напрягались. Во время пробежки они познакомились с пожилым бегуном, который дал им несколько советов, провел с ними растяжку, научил, как надо будет массажировать икры ног, чтобы их не сводило после таких нагрузок. Уже прощаясь с ребятами, он сказал. Что его сын держит клуб по карате, и, если ребята хотят, то могут к нему подойти вечером и поговорить, он предупредит сына. Гермиона и Гарри поблагодарили мужчину, взяли адрес и легкой трусцой направились домой.
Следующие час, после приведения себя в порядок, они занимались чтением и повторением первого курса по трансфигурации и чарам. Здесь проблем не было. Надо было просто восстановить знания, особенно Гарри.
В восемь часов утра два независимых друг от друга наблюдателя увидели двух подростков, выходящих из дома. Те быстрым шагом отправились на остановку. Люциус применил к себе отвлекающие чары и следовал за ребятами по пятам. Северус же был на машине.
Первым делом двое подростков, прибыв в Лондон, отправились в глазную клинику. Десять минут ушло на различные тесты, еще десять на подготовку к операции. Сама операция заняла всего минуту. Гарри даже испугаться не успел, как все закончилось. Сильной боли после операции не было. Ощущение было таким же, как, когда смотришь на яркое солнце. Его провели в полутемную комнату. Каждые полчаса заходила медсестра и закапывала ему капли. Ровно в одиннадцать Гарри вышел к Гермионе, ожидающей его в фойе клиники. Она молча протянула парню солнцезащитные очки. Тот, не говоря не слова, нацепил их на нос.
- Я все уже оплатила. Можем идти, - произнесла девушка. Гарри кивнул. Гермиона подхватила его под руку и повела к выходу. Зрение стало сразу лучше, только слезились сильно, что мешало смотреть нормально, все расплывалось. Врач сказал, что через несколько часов это пройдет, а следующие два дня ему надо усиленно читать. На что Гарри только хмыкнул. Уж читать он точно будет усиленно.
Двое наблюдателей про себя подумали, что все становится очень даже интересным.
Следующим местом, которое посетили подростки, стал дорогой салон красоты. Сидя в кресла перед мастерами, Гермиона давала распоряжения. Обоим мастерам, взявшимся за ребят, совсем не хотелось спорить с этой девушкой с холодными карими глазами. Юноша молчал. Когда он снял очки, парикмахер понял, что тот только с операции. Он предложил юноше закрыть глаза и довериться ему. Юноша кивнул.
- Вы можете сделать, что они так не торчали? - спросила Гермиона, глядя на Гарри.
- Не беспокойте, все будет в лучшем виде, - улыбнулся ей мастер, поглаживая волосы Гарри. Несколько секунд он стоял, задумчиво глядя на макушку юноши, затем отошел к шкафу с ингредиентами, достал оттуда несколько бутылок. Затем вылил на голову Гарри какой-то жидкости, надел перчатки и стал массировать кожу головы и размазывать жидкость по корням и волосам. Оставив Гарри сидеть, он занялся приготовлением какой-то массы из других жидкостей. Через двадцать минут он отвел Гарри к раковине, где вымыл ему волосы, затем нанес новый, приготовленный препарат. Такая процедуру повторилась несколько раз. Наконец, он отвел юношу обратно к зеркалу, усадил в кресло и стал работать над созданием прически. Что ему нравилось, так это длина волос - чуть ниже плеч. Он не собирался ее убирать, а только придать форму. Модная рваная челка скрыла шрам.
Спустя два часа из салона вышли двое подростков. Снейп пробежал по ним взглядом и вернулся к газете, пока не услышал сдавленный возглас Люциуса, сидевшего чуть впереди него в летнем кафе. Он взглянул на него, затем посмотрел туда, куда был направлен взгляд Люциуса. До него медленно дошло, что двое подростков, это никто иные как Поттер и Грейнджер. Да и то узнал он их только по одежде. Волосы Гарри больше не топорщились, а красивыми блестящими прядями спадали на плечи, челка скрывала шарм, падая на глаз. Гермиона Грейнджер больше не напоминала ту девушку, которую он помнил. Волосы великолепной волной падали ей на спину. Никакого вороньего гнезда. Цвет стал насыщенным. Макияж был восхитительным. Глаза подведены, углубляя цвет, губы накрашены не ярко, а именно так как надо. Девушка подняла руку и Снейп обратил внимание, что ногти накрашены под цвет помады. Он одобрительно усмехнулся, вставая со стула и направляясь за ребятами, чуть впереди него шел Малфой. Вид у того был ошарашенный.
Гарри и Гермиона медленно шли по улице, пока не увидели то, что им было нужно - галерею бутиков. Снейп мысленно застонал.
Продавцы бутиков, завидев только ребят, сначала поморщились, но после заявления девушки, что им нужен полный гардероб, от белья, до зимней одежды, с энтузиазмом накинулись на подростков. Их развели по разным секциям. Сначала подобрали белье, затем наступило время рубашек и брюк для Гарри и разного виды одежды для Гермионы. Сколько времени они проторчали в магазине, они даже не знали. Но унести все свои покупки им было просто не возможности. Их обрадовали, что покупки будут доставлены вечером прямо домой. Гарри и Гермиона вздохнули с облегчением. Из магазина они вышли еще больше преобразовавшиеся. На Гермионе была великолепная бежевая юбка выше колена, белая, отделанная шитьем блуза, и туфли на высоком каблуке. Вся одежда выгодно подчеркнула ее фигуру. Рядом с ней стоял Гарри в светлых брюках и в тон к ним рубашке с коротким рукавом. Тонкий ремень был единственным темным пятном. Туфли из мягкой кожи ладно сидели на ногах. Пара была великолепной, на что обратили внимание все прохожие. Малфой же просто поедал их глазами. Снейп снова одобрительно кивнул. "Интересный у меня в этом году отпуск", - подумал он, следуя за ребятами. А те направились в ресторан, чтобы пообедать.
Выбрали они маленький итальянский ресторанчик. Официант, чуть ли не захлебываясь, стал предлагать им блюда. Наконец, сделав заказ, Гарри откинулся на спинку стула.
- Как глаза? - спросила Гермиона, заботливо глядя на Гарри.
- Уже не слезятся. Врач был прав, - улыбнулся чуть устало юноша.
- Устал?
- Есть немного, - кивнул Гарри.
- Нам осталось зайти только в мебельный магазин. Думаю, это ненадолго. Потом домой. Немного отдохнем и пройдемся по спортивным клубам, - произнесла Гермиона.
- Хороший план, - одобрил Гарри.
Им принесли заказ, и они принялись за еду. Блюда были превосходно приготовлены и приятны на вкус. Ребята отдали должное мастерству повару.
Следующий час они потратили на приобретение мебели: стол, кровать, шкаф-купе, книжные стеллажи, постельное белье, подушки и одеяла. Разобравшись с насущными проблемами и потравив за сегодняшний день почти двести пятьдесят тысяч фунтов, ребята усталые. Но довольные отправились обратно в Литтл-Уининг. В половине седьмого они сошли на остановке в двух кварталах от Тисовой улицы, решив не ехать до автовокзала, чтобы потом на местном автобусе уже добираться до дома. Медленно шагая по улице, они наслаждались тишиной. Снейп припарковал свою субару, решив забрать ее позже, и теперь шагал вслед за Малфоем.
- Не думала, что это так тяжело, - вздохнула Гермиона. Гарри хмыкнул. Вдруг Гермиона схватила его за руку и потянула к двухэтажному строению.
- Что? - спросил Гарри.
- Это спортивный клуб. Давай зайдем. Тем более это та самая улица, которую указал наш новый друг, - улыбнулась девушка. Гарри вздохнул и кивнул. Они прошли внутрь и огляделись.
- Добрый день, молодые люди. Чем могу помочь? - обратился к ним мужчина лет сорока.
- Мы ищем мистера Фарингтона, Алекса Фарингтона, - произнесла Гермиона.
- Вам на второй этаж, третья дверь налево, - улыбнулся им мужчина и указал, где лестница. Быстро поднявшись на второй этаж и найдя указанную дверь, они постучались.
- Входите, - раздалось из-за двери. Ребята вошли. Зал был пуст. - Занятия только через час, ребята.
- Извините, но мы еще не записались к вам, - произнесла Гермиона. Молодой человек, лет двадцати пяти внимательно посмотрел на подростков. - А вы, наверное, Гарри и Гермиона. Отец рассказал мне о вас. Проходите. Я даже набросал для вас план занятий. Он индивидуальный. Я готов с вами заниматься, но желательно по утрам. Было бы даже лучше совместить ваши утренние пробежки с занятиями. Как я понял отца, у вас только два с половиной месяца, а нужно максимально научится?
- Да, вы правильно все поняли, - кивнула Гермиона.
- Ну, что же. План следующий. Как я понял у вас по плану бег с шести до семи? - поинтересовался Алекс.
- Да, - кивнул Гарри.
- Значит так. Встречаемся завтра в шесть в парке. Сначала разминка - растяжка. Затем полчаса бег, который постепенно будем усложнять. Затем полтора часа занятий карате. В девять я вас буду отпускать. Согласны? - спросил Алекс. Оба подростка кивнула.
- Сколько мы вам должны? - спросил Гарри, уже поднимаясь со стула.
- Хмм. Обычно я беру в месяц, это восемь занятий - 500 фунтов с человека. Занятия длятся час.
- Получается, - Гермиона задумалась. - У нас будет 76 занятий по 2 часа. Итого получается девять с половиной тысяч фунтов. Вы возьмете всю сумму сразу? Нам было бы так легче.
Алекс даже опешил от такого, но быстро пришел в себя и кивнул. Выписав ребятам чек, он проводил двух своих новых странных учеников до дверей.
- Так, это мы тоже решили, - произнес Гарри. - Осталось найти мастера по йоге.
- Позвольте вам помочь, - раздалось за их спиной. Ребята обернулись и увидели пожилого мужчину-китайца, который пристально на них смотрел. - Я услышал о вашем желании найти мастера по йоге.
- Да, мы бы хотели научиться контролировать себя, - произнесла Гермиона.
- Это не обязательно должна йога. Я заметил, что вы вышли из класса Алекса. Он прекрасный мастер. Если вы согласитесь, я мог бы вам помочь, - китаец жестом предложил ребятам пройти в кабинет. Те, недолго думая, приняли приглашение. Китаец оказался прекрасным рассказчиком. Он угостил подростков вкусным зеленым чаем. Рассказал о различных китайских и восточных техниках, объяснив, что в сочетании с карате они им больше подойдут для изучения.
- Я буду заниматься с вами у себя дома сразу после ваших занятий с Алексам, - произнес Чу Хван Кут.
- Мы не хотим вас утруждать, - произнес Гарри.
- Вы мне нравитесь, - просто ответил китаец. - Мне кажется, что я нашел достойных учеников. А у вас еще и времени мало, поэтому мне будет вдвойне интересно с вами заниматься. Об оплате не думайте. Я беру вас в свои ученики. У вас сильная воля и хороший дух.
- Спасибо, - растрогано произнесли подростки.
- Я жду вас завтра в девять часов у себя дома. Вы успеете добежать до меня за десять минут от парка. Я там живу недалеко. Вот адрес, - произнес китаец.
Довольные, что решили все вопросы, Гарри и Гермионы вышли из здания и отправились, наконец-то, домой. Ни Снейп, ни Малфой в здание не заходили, так что им оставалось только гадать, что же там делали объекты их наблюдения. Проводив ребят до дома. Они заняли наблюдательные пункты: один за деревьями в двух домах до дом 4, второй на противоположной стороне Снейп недоумевал, как это Люциус все еще его не заметил. А Малфоя было просто не до него. Его настолько заинтриговала загадка Поттера и Грейнджер, что он ни на что больше внимания не обращал. Через час прибыла машина с мебелью, а за ней машина доставки из бутика с купленными вещами.
В доме горел свет, но понять, чем же занимаются подростки, для наблюдателей осталось загадкой. А те, прибыв домой, сначала спалили всех хлам в комнате Гарри, с помощью магии, естественно. Подождав десять минут и не получив никаких писем из министерства, они с энтузиазмом начали занятия, используя магию для закрепления материала. После того как прибыла мебель, они расставили все по метам, затем разложили свои вещи в шкаф-купе, застелили новым бельем кровати. Затем пустились в гостиную и продолжили свои занятия. Трансфигурация и чары за первый три курсы были повторены на раз. Казалось, что у Гарри открылось второе дыхание или еще что.
- Наверное, у тебя память хорошая, - задумчиво произнесла Гермиона. - Ты просто или ленился, или тут опять замешан Дамблдор. Надо будет с этим разобраться.
- Да, что-то странное. Почему-то в школе я этого вспомнить не мог, - также задумчиво произнес Гарри.
- Ладно, разберемся. Не в первой, - произнесла Гермиона. - радует, что мы идем такими темпами. Тогда завтра у нас гербология и ЗОТИ - и также за первые три курса.
- Ага, - кивнул Гарри, углубляясь в книгу.
- Что ты читаешь? - заинтересовалась Гермиона.
- Бытовая магия, - пробурчал Гарри, не отрываясь от чтения.
- Откуда она? - удивилась девушка.
- Взял из сейфа. Тут много чего интересного. Дочитаю, дам тебе. Нас зря этому не учат. Полезная штука. - проговорил Гарри. Гермиона озадачено посмотрела на него. Гарри словно почувствовал это и взглянул на девушку. - Что?
- Просто ты так изменился. Немного не по себе, - произнесла Гермиона.
- Хмм. Может, я становлюсь самим собой? - усмехнулся Гарри.
- Может, - кивнула девушка. - Таким ты мне больше нравишься.
- Я сам себе таким нравлюсь, - хмыкнул Гарри.
- Уже поздно, пошли спасть, - произнесла Гермиона, зевнув.
Выключив свет, ребята разошлись по спальням: Гарри в свою обновленную, а Гермиона заняла спальню Петунии и Вернона.
Снейп развернулся, как только погас свет, и пошел туда, где оставил свой автомобиль. Сегодня был очень насыщенный день. Преображение Поттера и Грейнджер было основательным. Единственное, чего он не мог понять, так это холодного блеска в глазах подростков. Они улыбались, шутили, но глаза при этом, что у девушки, что у юноши, оставались совершенно холодными.
"Что же такое могло произойти, что эти двое так решительно принялись за изменение имиджа. Это не те подростки, которых я знал в школе еще два дня назад. Не было этого холода", - Снейп задумался. Удивляло еще и другое. У дома Поттера не было охраны, никакой. И он был уверен, что Поттер и Грейнджер об этом знают. Что-то произошло в последний день в школе. Это надо будет выяснить обязательно. Решение следить за подростками было самым верным. Он докопается до истины. А сейчас пора в отель, надо поспать.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:07 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 3. Режим дня - как это будет.

В половине шестого утра прозвенели будильники. Гарри с трудом заставил поднять себя с кровати. Нет, он не думал полежать еще минутку или две. Как только его ладонь накрыла кнопку будильника, он, еще не открыв глаза, стал подниматься. Спать хотелось неимоверно. Прошлепав по коридору до ванны, Гарри прислушался. На первом этаже уже работал душ. "Гермиона уже встала", - пронеслось в голове. Быстро приняв прохладный душ, чтобы снять с себя сон, он почистил зубы. Затем вернулся в комнату, облачился в новенький спортивный костюм. Гарри обратил внимание, что расплываться все перед глазами перестало. Хотя он вчера и читал, но книгу приходилось держать на расстоянии чуть ли метра от глаз. Ближнее зрение восстанавливалось медленнее. Дальнее же было просто превосходным уже вчера вечером. Сейчас Гарри мог сказать, что и ближнее стало лучше.
Гарри спустился на кухню. Гермионы там еще не было. Гарри достал из холодильника несколько яиц, бекон и овощи. Пока Гермиона собиралась, юноша приготовил яичницу и нарезал салат. Когда Гермиона вошла на кухню, на столе уже стоял завтрак. Девушка улыбнулась. В глазах появились искорки, они потеплели. Такая же теплота появилась и в глазах Гарри.
- А ты молодец, - произнесла Гермиона, присаживаясь за стол.
- Никаких проблем. Готовить я умею, - произнес в ответ Гарри.
- Странно, что у тебя ничего не получается с зельями, - задумалась Гермиона. - Ты же не только яичницу можешь приготовить?
- Да, я готовил все, что только можно. Даже суп могу сварить, - усмехнулся Гарри.
- Вот-вот. Это-то и странно. Принцип-то с зельями один и тот же, - Гермиона посмотрела на Гарри. Секунду они смотрели друг на друга, потом одновременно произнесли:
- Дамблдор, - глаза снова тали холодными.
- Нам уже пора. У нас пять минут, чтобы добежать до парка. Алекс и мистер Фарингтон уже там, наверное, - произнес Гарри.
Положив посуду в посудомоечную машину, ребята вышли из дома. Достаточно быстро они направились в сторону парка, на свое первое занятие.
"Куда это их понесло в шесть утра?" - недоуменно посмотрел вслед подросткам Северус Снейп. - "Как же это я так вовремя сюда приехал сегодня. Вот ведь чертово шпионское предчувствие". Снейп на машине осторожно двинулся вслед за бегущими подростками. На Гарри был черный с зеленым спортивный костюм и такие же кроссовки, Гермиона же одела красно-белый.
Вбежав в парк, они пробежали по аллеи, в конце которой увидели Алекса и его отца. Те улыбнулись спешащим к ним ребятам.
- Доброе утро, - чуть запыхавшись, поздоровалась Гермиона.
- Здравствуйте, - вторил ей Гарри.
- Доброе утро, Гарри, Гермиона, - поздоровались Алекс и его отец с ребятами.
- Готовы? - осмотрев подростков, спросил Алекс. Те в ответ только кивнули. - Тогда начнем. Сначала небольшой комплекс упражнений. Должен вас сразу предупредить - болеть первые две недели все будет нещадно. Но надо это пережить.
- Мы готовы, - решительно произнесла Гермиона и взглянула на Гарри. Тот кивнул.
- Хорошо. Приступим, - Алекс встал перед ребятами и показал им несколько упражнений, которые они должны были выполнить, чтобы более разогреть мышцы для дальнейших упражнений. Ребята стали повторять. Алекс помогал им, поправляя, если они где-то ошибались. На разогрев ушло минут пятнадцать.
- Замечательно, молодцы. Хорошие у меня ученики, - улыбнулся ребятам Алекс. - А сейчас два круга вокруг озера. У вас должно на это уйти минут двадцать-двадцать пять. Бежать быстро сразу не надо. Начинайте трусцой, постепенно наращивая темп. Не доводите себя до предела. Мы до всего дойдем со временем. Вперед.
Гарри и Гермиона легкой трусцой направились к пруду, метрах в пятидесяти от того места, где делали упражнения под руководством Алекса. Тот внимательно смотрел за ребятами.
Снейп расположился на скамейке, скрытой за ветвями кустарника. "Интересно. Они оба решили заняться спортом. Даже наняли себе инструктора. Очень интересно", - Снейп наблюдал, как Гарри и Гермиона заканчивают первый круг вокруг пруда. Темп бега немного увеличился. "Хмм, а они неплохо смотрятся. Что же заставило вас так измениться?" - Снейп прикусил нижнюю губу, прищурился. К этому времени ребята закончили второй круг и вернулись к Алексу. Снейп приподнял бровь, наблюдая, что именно сейчас показывает подросткам инструктор. "Это же какое-то восточное единоборство. Они что, решили научиться драться?" - Снейп решительно не понимал, что происходит. Зачем двум подросткам так резко меняться. Ой, как все было странно.
- Так, молодцы. У вас очень легко получается. Раз так, то даже интереснее получается, - улыбнулся Алекс.
- Что именно? - спросила Гермиона.
- У вас получается со второго, а то и с первого раза. Это позволяет нам ускорить темп, а значит заниматься более интенсивно. Думаю, что за сегодня нам удастся пройти то, что я планировал на первые два-три дня. Готовы к таким нагрузкам? - спросил Алекс.
- Готовы, - мрачно произнес Гарри, предчувствуя, каким будет сегодня состояние вечером.
- Тогда, поехали, - Алекс стал показывать не один, а сразу несколько упражнений в связке. У Гарри получалось лучше, чем у Гермионы. Ему помогала реакция ловца, он был более гибким. Алексу почти не приходилось на него отвлекаться, только изредка поправлять. Он все внимание стал уделять девушке, четко направляя ее. Время до девяти пронеслось стремительно. Выучено было немало. Отпуская ребят, Алекс дал им несколько наставлений.
- Вечером обязательно разотрите икры ног спортивной мазью, но после душа, обязательно горячего. Это снимет напряжение. Иначе завтра вы просто не сможете встать. Упражнения, которые мы делали вначале, помните? - после кивка ребят Алекс продолжил. - Повторите их вечером и утром вместо зарядки, перед тем как отправитесь сюда. Хорошо?
- Да, все понятно. Мы не подведем вас, Алекс, - серьезно произнес Гарри. Алекс улыбнулся подросткам и пожелал им хорошего дня.
Ребята, со следующим за ними Снейпом, отправились к своему второму мастеру, мистеру Чу Хван Куту. Немного пройдя от парка, они остановились у дверей дома, оформленным в китайском стиле. Гермиона постучала. Дверь открыл сам мистер Кут.
- Доброе утро, ребята. Проходите, - впустил он ребят. Снейп недоуменно посмотрел на происходящее. Следовало выяснить, кто этот человек и почему Поттер и Грейнджер пришли сюда.
- Доброе утро, - поздоровались подростки.
- Сейчас вы идете прямо в душ. Сначала по возможности горячий душ, затем постепенно доводите воду до максимально для вас холодной. Это поможет вам снять напряжение мышц. В ванных лежат комплекты одежды, в которых вы будете заниматься у меня. Это китайская одежда. Бегом. Гарри направо, Гермиона налево. У вас десять минут.
Подростки быстро отправились в указанные ванны приводить себя в порядок. Гарри включил душ, не очень горячий, но и не холодный. Встал под душ. Постепенно увеличил напор горячий воды, пока не почувствовал, что больше не может. Затем начал постепенно уменьшать горячую воду и прибавлять холодную. Когда понял, что больше уже не выдержит, вылез из душа, обтерся. На полочке он обнаружил черный комплект одежды:ˆ просторные брюки и рубашку из черного шелка. На рубашке были вышиты золотыми нитями драконы. Обуви не было. Гарри сложил свой спортивный костюм и вышел из ванной. В коридоре он столкнулся с Гермионой. Девушка выглядела просто восхитительно в розовом комплекте, вышитом ветвями с цветущей сакурой.
- О, я не ошибся в выборе одежды для вас, - произнес китаец, с удовольствием разглядывая ребят.
- Спасибо, - произнесла Гермиона, поглаживая ткань рубашки.
- Не за что. В этом вам будет удобно заниматься, - улыбнулся Чу Хван Кут. Сам он стоял в простом черном одеянии, без всякой вышивки. - Пойдемте, нам пора начинать занятия.
Гарри и Гермиона прошли за мистером Кутом в помещение, которое тот оборудовал именно для подобных занятий. Все стены были увешаны разнообразным холодным оружием. Гарри и Гермиона, как зачарованные, уставились на это великолепие, что не осталось без внимания мастера. Сделав для себя мысленную заметку, Чу Хван Кут пригласил ребят сесть на пол, на ковер. Когда они расселись, он продолжил объяснить им, чем он будут заниматься.
- Сначала вам необходимо научиться очищать свое сознание. Это первый этап нашей с вами подготовки. Думаю, что много времени у нас это не займет. Главное, чтобы вы выполняли все мои распоряжения точно, - произнес китаец. Ребята кивнули, внимательно слушая своего наставника. - Затем я научу вас управлять вашим телом и разумом, чувствами и мыслями. Дома вы должны будете повторять эти упражнения каждый час по пять-десять минут. Так мы с вами сможем двигаться вперед семимильными шагами. А теперь начнем.
Ребята устроились поудобнее, так как им показалось удобнее. Ребята были настроены делать все по максимуму.
- Закройте глаза. Представьте себе воду. Как она шумит, успокаивающе. Все вокруг размеренно. Удержите этот образ. Оставьте в своем сознании только его, - звучал голос Чу Хван Кута.
У Гарри сначала не получалось. Но постепенно, вслушиваясь в голос мастера, Гарри удалось создать образ, он его удержал. Удивительно, но все вдруг встало на свои места. Казалось, что его сознание, память, представлявшая полный хаос до этого, стала упорядочиваться. Знания словно раскладывались по полочкам.
- Гарри, - позвал его мастер. Юноша открыл глаза и посмотрел на китайца. - Что случилось?
- Не знаю. Просто вдруг все как-то изменилось. Я стал вспоминать то, что считал забытым. В голове все вдруг стало так ясно, - в замешательстве произнес Гарри. Гермиона открыла глаза и посмотрела на Гарри. Тот растерянно взглянул на нее.
- Гарри, скажи, у тебя никогда не было проблем с памятью? Ты ее не терял? Может, ударился когда головой? - мастер подсел к юноше поближе.
- Ну, было несколько раз, - неохотно произнес Гарри, вспоминая стычки с Дадли и его дружками.
- Это может объяснить тогда твое рассеянное состояние, - кивнул мастер.
- Рассеянное? - переспросила Гермиона.
- Тебе трудно сосредоточиться? Но при этом многое получается почти мгновенно? - спросил мастер, игнорируя вопрос Гермионы.
- Да, особенно последнее время, - подтвердил Гарри.
- Гарри, тебе необходимо срочно сделать томографию мозга. Я сейчас позвоню своему другу, врачу, и после занятий мы поедем к нему. Не думаю, что это что-то серьезное, но проверить надо, - серьезно произнес мастер. - А сейчас, Гермиона, ты продолжишь создавать образ и удерживать его в сознании, постепенно вытесняя все остальное. Постарайся услышать и почувствовать воду.
- Хороша, - произнесла Гермиона.
- А мы с тобой Гарри займемся несколько другими упражнениями. Закрой глаза, - Гарри закрыл глаза. - Просто слушай себя. Постарайся заметить все изменения, которые происходят с тобой.
Чу Хван кут вышел из комнаты, оставив ребят и прошел в кабинет, набрал номер телефона и стал ждать. Наконец, на том конце провода раздался щелчок.
- Алло, - прозвучало в трубке.
- Здравствуй, Мартин. Это Чу Хван, - ответил китаец.
- Здравствуй. Что-то стряслось? - озабоченно спросил врач.
- В некотором роде. Я через полчаса привезу к тебе юношу, пятнадцати лет. Ему надо сделать томографию. Мы начали занятия, а у него стали происходить изменения в сознания. Говорит, что все вдруг стало проще, знания стали упорядочиваться, - объяснил свой звонок Чу Хван Кут.
- Привози, я буду ждать. Это похоже на восстановление сознания после повреждения головы от удара или еще от чего,- произнес Мартин докторским тоном.
- Вот и я так подумал, - согласился китаец.
- Я вас жду, - Мартин положил трубку. Чу Хван удовлетворенно кивнул. Ему нравились двое этих подростков.
Гарри сидел с закрытыми глазами. Сначала ничего не получалось. Он постарался абстрагироваться от окружающего, но ничего не выходило. Тогда он вспомнил про воду, стал представлять ее. Вот в сознании, кроме воды ничего не осталось. Гарри ощущал, как маленький ручеек журчит. Постепенно он погрузился внутрь себя. Странное это ощущение. Ему показалось, что с ним что-то не так. Словно из него делали не того, кем он должен был быть на самом деле. А сознание подкидывало все новые и новые сюрпризы. Гарри вздрогнул. Что это было? Он открыл глаза и посмотрел на Гермиону. Та пристально смотрела на него.
- Гарри, что это было? - девушка была напряжена.
- Что именно? - спросил парень.
- Я чувствовала магию, но какую-то странную, - произнесла девушка. - Не могу точно сказать.
- Герм, здесь не место. Поговорим дома, - произнес Гарри.
- Да, конечно, - кивнула девушка.
- О, вы уже закончили, - вошел мастер в комнату. - Сейчас поедем в больницу. Я уже договорился. Переодевайтесь. Одежду оставьте в ванной.
Ребята быстро переоделись и вместе с Чу Хваном покинули дом. Китаец сказал, что больница в двух кварталах от его дома, так что они решили пройтись пешком. Северус, наблюдавший за домом, почувствовал всплеск магии. Он мог поклясться, что она была темной. Что же такое произошло в этом доме? Загадок только прибавлялось. "А куда это они направились?" Снейп двинулся за троицей. Недоумение возросло, когда он увидел, куда вошли Поттер, Грейнджер и сопровождающий их китаец.
- Мартин, вот молодой человек, о котором я тебе говорил, - Чу Хван подтолкнул Гарри в сторону врача, мужчины лет пятидесяти. Мартин поздоровался с ребятами и пригласил их в кабинет. Снейп прищурился, затем отошел к регистратуре. На бейдже врача было написано - Мартин Рейнер. Снейп отыскал на стенде имя. "Мартин Рейнер - нейрохирург. Так, а это зачем?" - недоуменно спросил сам себя Северус.
- Гарри, - обратился врач к юноше. - Ложись сюда. Я сейчас задвину тебя вон туда, - Мартин указал на длинную арку аппарата томографа. - Мы сделаем несколько снимков и посмотрим несколько проекций, чтобы понять, в чем причина твоего такого состояния. Хорошо?
Гарри кивнул, снял обувь и лег на движущийся стол. Гермиона и Чу Хван стояли за стеклом. Мартин задвинул Гарри в томограф и вышел. Затем подошел к микрофону.
- Гарри, ты будешь все слышать. Но ответить ты не можешь. Мы тебя не услышим. Комната полностью изолирована. Делай все, что я тебе скажу. Сейчас сделай вдох и задержи дыхание на десять секунд.
Гарри лежал на столе. Было немного страшно. Он сделал вдох и задержал дыхание. Раздалось жужжание, затем щелчок. Голову кольнуло болью.
- Два вдоха и снова задержи дыхание.
Гарри выполнил указания. Стол чуть продвинулся внутрь. Снова жужжание и щелчок. Снова укол боли. Гарри это перестало нравиться. Вдруг на него просто нахлынул поток боли. Его подкинуло на столе. Стекла задребезжали. Всплеск магии не был сильным. Удивительно, но медицинское оборудование погасило его по большей части. Снейп, стоящий за дверью кабинета, замер. Это было неправильно. Он прищурился, прислушиваясь. Надо было срочно что-то предпринимать. Почему-то ему не хотелось, чтобы ребят обнаружили. Оглядевшись, он достал палочку и поставил щит, спрятавший всплеск магии.
Гарри никак не мог перестать дрожать. Головная боль была невероятной. Стол выдвинулся. Мартин бросился к юноше. Гермиона и Чу Хван спешили за ним.
- Гарри, ты в порядке? - Мартин обеспокоено стал осматривать юношу. Гермиона взяла Гарри за руку, напряженно вглядываясь ему в глаза. Тот в ответ чуть покачал головой, скривившись от боли.
- Голова раскалывается.
- Думаю, того, что мы уже сделали, будет достаточно. Давай-ка пройдем туда и ты полежишь. Я дам тебе болеутоляющее. А я пока разберусь со снимками. Хорошо? - Мартин заботливо помог юноше встать. Гарри кивнул. Ему помогли пройти в комнату и лечь на кушетку. Гермиона села рядом с ним, не желая его оставлять.
Мартин и Чу Зван вышли.
- Что могло произойти? - поинтересовался китаец у своего друга.
- Я не совсем уверен. Но то, что я видел, мне не понравилось, - мрачно посмотрел на него Мартин.
- В чем дело? - насторожился Чу Хван.
- Идем. Ты же у нас нейрохирург в отставке. Вот сам и посмотришь, - произнес Мартин. Они прошли к компьютеру и уставились на монитор, тихо переговариваясь. То что они увидели, привело их обоих в ярость.
- Да, кто мог так поступить с ребенком, - гневно произнес Чу Хван. - Кто посмел?
- Вопрос в том, Чу, сможешь ли ты ему помочь? - Мартин посмотрел на друга.
- Думаю, да.. У него уже стало восстанавливаться сознание, - произнес Чу.
- Это хорошо. Значит, ему не повредили мозг окончательно. Если бы это было так, то боюсь до двадцати пяти он бы не дожил, и последние лет пять своей жизни провел бы в психиатрической клинике. Это просто чудо, что ты их встретил, - покачал головой Мартин.
- Я помогу мальчику всем, чем смогу. Он мне очень симпатичен, - произнес Чу Хван.
- Пойдем к ребятам. Он имеет право знать правду, - Мартин направился в комнату, где отдыхал юноша. Когда они вошли с Чу Хваном, Гарри дремал, но сразу же открыл глаза.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил Мартин.
- Уже лучше. Спасибо. Голова почти прошла, - улыбнулся юноша. Но Мартин обратил внимание, что улыбка так и не дошла до глаз юноши.
- У нас есть новости, - вздохнул Мартин, садясь на стул. Гермиона вопросительно посмотрела на врача. Гарри сел на кушетке.
- Дело в том, Гарри, что еще в детстве, кто-то вломился в тебе в голову. Не знаю, что это было - гипноз или что еще, но вызвало нарушения. Затем тебе еще несколько раз вламывались в голову. Могу точно сказать, что это было в последний год. Сделано было грубо и доставило тебе много неприятностей. Именно это и вызвало у тебя не способность запоминать что-то основательно, - произнес Мартин. Оба подростка выглядели одинаково мрачными.
- Это можно исправить? - спросила Гермиона. В глазах сверкал гнев.
- К нашему счастью, да, - произнес Чу Хван. - Наши занятия помогут.
- Слава Мер+ богу, - исправилась Гермиона.
- Значит, все можно исправить? - с надеждой спросил Гарри.
- Да, Гарри. И мы все исправим. Тем более, что у тебя уже сейчас начался процесс восстановления, - кивнул Чу Хван.
- Это хорошо, - с облегчением вздохнул Гарри. Гермиона только благодарно кивнула.
- А сейчас, давайте-ка вы отправляйтесь домой. Отдохните, а завтра продолжите занятия с Чу, - улыбнулся ребятам Мартин. Те поблагодарили доктора Рейнера. Договорились с мастером Чу и вышли из кабинета, а друзья остались обговаривать ситуацию, в которой оказался Гарри. Снейп еле успел скрыться с пути подростков. Но те были так заняты своими мыслями, что ничего не замечали.
У выхода их догнал Мартин.
- Гарри, Гермиона, я бы хотел, чтобы вы прошли тест на интеллект. Это помогло бы выявить проблемы у Гарри. А ты смогла найти свои слабые места. Ну как?
Ребята переглянулись, затем кивнули. Мартин провел их в кабине на первом этаже поставил перед каждым таймер.
- У вас полчаса. Здесь сто заданий. Успехов, - и покинул комнату. Подростки просмотрели листы и начали отвечать вопросы. Некоторые вызывали недоумение и озадачивали, поскольку у них не было никаких нормальных маггловских знаний. Не понятно каким образом, чисто наугад, Гарри отмечал ответы. Полчаса истекли. В кабинет вошли Мартин, Чу и еще один доктор, женщина лет тридцати пяти. Она взяла тесты и стала их обрабатывать. Закончив, она задумчиво посмотрела на ребят.
- Ну что там, Лидия? - поторопил ее Мартин.
- Довольно интересный результат. У обоих коэффициент интеллекта равен ста двадцати пяти. И это при том, что уровень знаний достаточно низок, - пояснила женщина.
- Объясните, - произнес Чу Хван.
- У юноши хорошо развиты интуиция и воображение, небольшие проблемы с логикой, но это можно объяснить тем, что вы мне рассказали, - стала объяснять женщина. Снейп недоверчиво посмотрел на дверь, которая была приоткрыта, и он слышал все, что говорилось в комнате. - Но вот знаний в математике, английском языке и других науках, обычно изучаемым в школе, нет. Но при этом есть знания, которые не соответствуют обычному образованию. Что касается девушки, то точно такие же пробелы в знаниях, но очень хорошо развита логика, но плохо с интуицией. Если бы их совместить, плюс добавить знаний, то у них обоих коэффициент интеллекта был бы не ниже ста сорока пяти.
- Ничего себе, - присвистнул Мартин. Чу с уважением посмотрел на своих учеников. Снейп снова недоверчиво скривился.
- Что ты предлагаешь, Лидия? - Мартин пристально посмотрел на женщину.
- Срочно нанять репетиторов по основным предметам. Продолжить занятия, которые вы начали, мистер Чу. И я бы хотела числа 30-го августа снова провести тест и посмотреть, что из всего это вышло, - произнесла Лидия. Гарри и Гермиона переглянулись.
- Мы согласны, - произнесла Гермиона. - Но как найти этих репетиторов.
- Этим займусь я, как ваш наставник, - произнес Чу. - Занятия буду проходить до двух часов у меня в доме, сразу после наших с вами занятий. То есть с десяти до двух. Значит, нам нужен учитель английского языка, математики, химии, физики.
- Добавьте географию, биологию, астрономию. Пробелы почти во всех знаниях. Я бы еще взяла раз в неделю литературу, как английскую, так и зарубежную, - произнесла Лидия. - Думаю, расписание вы составите сами.
Гарри вздохнул, представив себе объем. Какой они взвалили с Гермионой себе на плечи. Та, почувствовав, о чем подумал парень, сжала ему руку и прошептала.
- Мы справимся.
- Мы обязаны справиться, - шепнул ей в ответ Гарри.
Наконец, распрощавшись с докторами и Чу, они отправились домой. Малфой уже несколько часов маялся у дома номер 4. И каково же было его удивление, когда подростки прошли мимо него. "И где это они были? И когда ушли из дома?" - он недоуменно проводил Гарри и Гермиону взглядом. Снейп остановился метрах в десяти за спиной Малфоя и ушел в тень, чтобы тот случайно его узнал. Некоторое время Северус наблюдал за Малфоем. "Думаю, ни Поттер, ни Грейнджер сегодня уже не выйдут из дома. Они полдня провели или на улице или в больнице, не считая того китайца. Он их наставник. Так, пора разгадывать загадку Поттера и Грейнджер. Сначала выясню, кто этот китаец, и тот, кажется, Алекс. Потом надо выяснить, что с Поттером, что нашел у него тот врач. Как мне кажется, я упустил что-то очень важное за последних пять лет. Ох, директор, зачем вы просили меня так вламываться в голову Поттера? Чего вы добивались? Я ведь сломал у него природный блок", - прорабатывал план действий в уме Северус.
Развернувшись, он пошел претворять свой план в действие. А Малфой так и остался стоять на Тисовой, наблюдать за домом номер 4.
А Гарри и Гермиона, придя домой, приняли душ, переоделись в домашнее и обосновались на кухне. Гарри занялся приготовлением обеда, а Гермиона начала читать учебник гербологии за первый курс. Гарри периодически задавал ей вопросы, что-то уточняя. Так прошел час. Потом они пообедали. Запустили посудомоечную машину и переместились в гостиную. Здесь Гермиона стала задавать Гарри вопросы по только что прочитанному материалу. Гарри ответил почти на все. Они повторили то, что он не смог запомнить и продолжили занятия. К семи часам вечера. С Гербологией было покончено. На столе лежала полностью исписанная тетрадь с материалом первых трех курсов. Удивительно, но Гарри сам для себя создал систему восприятия знаний. Следующим на очереди было ЗОТИ. Здесь у Гарри как таковых пробелов не было. Но они решили все повторить. Справились на удивление легко. Нападение-блок, такую систему они выбрали для изучения. Даже устроили мини дуэль. Посмотрев после этого на беспорядок, они решили, что нужно найти уединенное место, где было бы можно заниматься магией.
- Так, что у нас получается, - произнесла Гермиона, сидя на кухне и попивая чай. На часах было половина двенадцатого ночи. - Подъем в полшестого. С шести до девяти занятия с Алексом. С девяти до десяти - с мастером Чу. Затем с десяти до двух - маггловские науки.
- Да, и думаю, что это неплохо. Мало ли что может произойти. А так у нас хоть знания будут, - кивнул Гарри.
- Согласна, - произнесла Гермиона. - Что дальше? Мы идем домой. Обед. Затем занимаемся магическими науками. Сначала повтор всего, что уже прошли в школе. Завтра четвертый курс, может, успеем и пятым заняться - это Чары, трансфигурация, гербология и ЗОТИ. А потом усиленно занимаемся зельеварением. Пока не будет результатов, я от тебя не отстану.
- Я и не прошу от меня отстать, - хмыкнул Гарри.
- Следующий этап. Ужин. Дальше практика. Ищем место и там занимаемся дуэлями и так далее. Думаю, часов с восьми до одиннадцати. В двенадцать мы должны ложится спать, - резюмировала Гермиона.
- Да, надеюсь только. Мы концы не отдадим с таким режимом, - усмехнулся Гарри.
- Я тоже надеюсь, - тихо произнесла Гермиона.
- Мы справимся, - решительно произнес Гарри.
- Да, мы ведь с тобой сильные, - согласилась девушка. - Спокойной ночи, Гарри.
- Спокойной ночи, Гермиона.
Да, трудный они себе выбрали режим. Но ведь никому не было дела до двух подростков. Ни охраны у дома, ни писем так называемых друзей, ничего. Хотя, кое-кому все-таки было дело. Одним из таких людей был Люциус Малфой, который все больше заинтриговывался поведением ребят. Вторым был вечный шпион - Северус Снейп, которому удалось выяснить то, чего никто больше не знал. А именно, что же такого нашли у Гарри врачи. Новая информация заставила его призадуматься. Оказалось, что все не так уж и просто, как могло показаться на первый взгляд. "А Поттер-то не так прост, как кажется. Ну что ж, посмотрим, что будет дальше", -подумал он засыпая.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:07 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 4. Новости о происхождении

Прошла неделя. Голова гудела от избытка информации, как маггловской, так и магической. Тело просто не слушалось. Казалось, что все мышцы просто скрутило в жгут. Болело все. Одна радость - занятия у Чу Хван Кута ослабляли все последствия. Техника расслабления, которой научил их китайский мастер, пришлась как нельзя кстати. Но выть хотелось до жути. Но каждое утро, превозмогая боль и нежелание, они вставали и бежали на тренировку к Алексу, от него к Чу Хвану, где сначала занимались с ним, а потом уже сидели с репетиторами за маггловскими науками. После этого шли домой, готовили обед и непосредственно обедали. Дальше шли занятия по магии. Последние три дня занимались только зельями. Сначала ничего не получалось. Гермиона и так, и этак пыталась вдолбить в голову Гарри материал, но у того ничего не получалось. Она уже за голову хваталась, пока не нашла способ, как можно было бы вдолбить в голову Гарри материал. Тем более, что несколько дней назад обнаружилось, что Гарри неплохо рисует. Тот всегда прятал свои рисунки. А тут, разбирая вещи, Гермиона и наткнулась на несколько его рисунков. Она с удивлением обнаружила на одном наброске себя. Она заставила Гарри не заучивать зелья и рецепты, а воспринимать их визуально, как бы рисуя процесс в голове. Вообщем, дело пошло на лад. Гермиона даже удивилась своей изобретательности.
Было пятнадцать минут третьего, когда подростки ввалились в дом номер 4 на Тисовой улице.
- Герм, может, сделаем сегодня перерыв. Я так больше не могу. Если я сейчас возьму что-нибудь в руки почитать, то у меня в голове все окончательно превратиться в кашу. Давай, отдохнем? - Гарри жалобно посмотрел на девушку. Та выглядела не менее изможденной, чем Гарри.
- Ладно. Сегодня отдыхаем. Посмотрим какое-нибудь кино по телевизору. Нам бы еще те книги, что мы взяли из банка, расставить надо по полкам в твоей комнате, - вздохнула Гермиона. Она сама устала безмерно. Она, конечно, любила учиться, но темп, который они задали, был чудовищным - Что у нас на обед?
- Вермишелевый суп на первое, отварной картофель с мясным соусом на второе, - ответил Гарри, доставая из холодильника кастрюли.
- Ты когда все это успел наготовить? - Гермиона недоуменно посмотрела на парня.
- Вчера, когда ужин готовил, сразу поставил и готовить на сегодняшний день. Этого нам хватить еще и завтра, - ответил Гарри, ставя кастрюли на плиту.
- А ты прям кладезь талантов, 0 покачала головой Гермиона.
Пока Гарри занимался сервировкой стола, Гермиона задумчиво смотрела на стол, что-то рису пальчиком на столешнице.
- О чем задумалась? - став перед девушкой тарелку с супом, спросил Гарри.
- У меня такое чувство, что за нами следят, - Гермиона посмотрела на парня. Гарри сел за стол, посмотрел на Гермиону.
- С чего ты взяла?
- Гарри, у тебя в голосе появилось напряжение. В чем дело? - Гермиона пристально посмотрела Гарри в глаза.
- Когда ты заметила слежку? - спросил Гарри.
- Пару дней назад. За нами постоянно следует одна и та же машина. Я никак не могу засечь номера. Но это одна и та же машина, - произнесла Гермиона.
- Такая, как мы видели в салоне? - переспросил Гарри.
- Да, точно, - кивнула девушка. - Ты тоже ее заметил?
- Да, но получается, что на день раньше тебя. Только никак не могу разглядеть водителя, - произнес Гарри.
- Я тоже. И думаю, что это не орден Феникса, - задумалась девушка. - Правда я видела, что у водителя черные волосы.
- Значит, их двое, - произнес Гарри.
- Двое? Ты о чем? - Гермиона недоуменно посмотрела на Гарри.
- Если водитель с черными волосами, то следят за нами двое. Потому что я видел типа, который следит за домом. Я никак не мог сфокусировать на нем зрение, но вот волосы у него светлые, - объяснил Гарри.
- Хмм. Пожиратели? - Гермиона озадаченно постучала пальцами по столу.
- Если бы это были пожиратели, то мы бы с тобой уже тут не сидели, а лежали где-нибудь в канавке в виде хладных трупов, - мрачно пошутил Гарри.
- Мда, тут ты прав, - согласилась Гермиона. - Тогда возникает вопрос, кто это? Руку даю на отсечение, это не люди Дамблдора.
- Согласен с тобой, - кивнул Гарри. - Он вообще забыл обо мне до 1-го сентября. Думает, что я тут убиваюсь. А как приеду в Хогвартс, так повешусь ему на шею от благодарности.
- Значит, это кто-то третий. Тот, кто не на стороне старикашки или это темного маньяка недоделанного, - решила Гермиона.
- Мда. Кого-то мы с тобой, Герм, заинтересовали, и этот кто-то очень много видел за эти дни, - произнес Гарри.
- Что будем делать? - Гермиона вопросительно посмотрела на парня.
- Вычислять наших наблюдателей, - проворчал Гарри.
- Ладно, давай есть, а то все уже, наверное, остыло, - произнесла Гермиона, взявшись за ложку.
Отобедав, подростки поднялись на второй этаж, в комнату Гарри. На полу стояли четыре сундука, которые были забиты книгами. На вид они были небольшими, но, на самом деле, каждый вмещал тысячу книг. Гарри скептически посмотрел на сундуки.
- Герм, а потом мы будем их обратно в сундуки убирать? - повернулся он к девушке.
- Зачем? Тут оставим, - ответила девушка, уже зарывшись носом в один из сундуков.
- А если найдут? - как-то по детски спросил Гарри. Гермиона подняла голову от сундука и недоверчиво посмотрела на парня.
- А кому мы с тобой нужны? Я звонила маме, так соседи говорят, что с нашим домом никто даже рядом не появлялся. Думаю, что к началу учебы мы уже будем знать, как наложить охранные и еще какие-нибудь чары, чтобы никто сюда не влез. И я не думаю, что твои родственники пустят в дом какого-нибудь волшебника, кроме нас с тобой. Особенно теперь, - произнесла Гермиона.
- Да, наверное, ты права, - кивнул Гарри.
- Не наверное, а точно, - безапелляционно заявила девушка. Гарри хмыкнул в ответ, после чего занялся вторым сундуком.
Они доставали книги, сортировали их по предмету, а затем ставили их на полки. Книжные стеллажи были от пола до потолка и занимали две стены. Стеллажи были с секретом. Казалось, что книги стоят в два ряда, но это было не так. Передняя панель стеллажа на целый метр выдвигалась вперед, а за ней была вторая панель, и к ней можно было спокойно подобраться, ходя между панелями. Стеллажи были рассчитаны для полутора тысяч книг. Ребята решили, что самые интересные и полезные книги расположат в той импровизированной библиотеке, кое-что возьмут с собой в Хогвартс. То, что из остальных успеют прочитать, вернут в августе в сейф банка, что не успеют, оставят до следующего лета в сундуках.
Разбор книг был в полном разгаре. Гермиона сначала просматривала книги, пролистывая несколько страниц, но быстро поняла, что если продолжит в том же духе, то разборка займет не одну неделю. Одни книги ставились на полку, появлялись ярлычки, указывающие на тематику раздела. Другие откладывались в сторону, чтобы быть прочитанными и позднее возвращенными в банк. Третьи откладывались в другую сторону, чтобы снова быть упакованными в сундук, до лучших времен.
- Герм, скажи, ты просто сметала в сундуки все, что попадалось тебе под руку? - насмешливо поинтересовался Гарри.
- Сначала нет, но потом я действительно просто сбрасывала книги в сундук без разбора, - ответила девушка, не реагируя на тон друга. Гарри поднял на девушку изумленный взгляд.
- Ну, ты даешь! - наконец, обрел он дар речи. Гермиона подняла на него глаза и только пожала плечами.
Гарри уже разобрался со своим первым сундуком. Здесь были книги по трансфигурации, чарам, гербологии. Основную массу он вернул обратно в сундук, оставив только несколько книг для обязательного чтения. Здесь были справочники, энциклопедии, альбомы. Один стеллаж оказался заполненным. Гарри закрыл сундук и отодвинул его к двери. Затем подошел к следующему сундуку. Первая же книга его заинтересовала - это был справочник по зельеварению. Гарри его открыл, пробежал глазами несколько страниц. Здесь была полная классификация ингредиентов, виды зелий и все сопутствующее этому предмету. Гарри закрыл книгу и прочел название: "Что надо знать о зельях. Салазар Слизерин"
- Герм, взгляни, - Гарри протянул девушке книгу. Та, взглянув на название, бережно взяла книгу в руки.
- Гарри, это же потрясающе. У меня даже слов нет, - восхищенно произнесла девушка.
- Завтра начнем ее изучать, - решил Гарри. Гермиона кивнула. Они снова погрузились в разбор книг. Гарри достал еще несколько книг по зельеварению. Полки быстро заполнялись. Здесь были и лекарственные зелья, и яды и противоядия к ним, любовные зелья (Гарри тихо посмеялся, но поставил книгу на полку), ритуальные зелья (Гермиона чуть не вырвала у Гарри руку, выхватывая толстый фолиант), бытовые зелья. Гарри вытащил следующую партию книг из сундука и присвистнул. "Черно-магические зелья. Что это? Салазар Слизерин". Гермиона подошла и взглянула на книгу, вызвавшую такую реакцию у Гарри. Потом хмыкнула и поставила книгу на полку, пробурчав, что им надо знать все. Гарри хмыкнул. Время шло, дело продвигалось.
Гарри выпрямился, прогнулся, чтобы расправить затекшие мышцы. Сделал несколько упражнений из арсенала Алекса и снова погрузился в книги. Гермиона занималась последним сундуком. На стеллажах осталось лишь две свободные полки. Каким-то образом им удалось взять в банке книги по всем интересующим их предметах. Здесь было все - все направления чар, трансфигурации, в том числе и анимагия, зелья, гербология и уход за магическими существами (книг на эту тему было на пять полок), боевая магия, бытовая магия, защитная и атакующая. Как оказалось, боевая и атакующая были родственными, но не идентичными. Одна секция стеллажа, девять полок, были заняты книгами по черной магии. Отдельно они поставили книги Салазара Слизерина, а таких они насчитали три десятка.
- Фух, у меня тут еще, наверное, книг двести не просмотрено, - произнесла Гермиона.
- У меня чуть поменьше и они довольно тоненькие, - ответил ей Гарри, беря следующую книгу: "Ритуальная магия. Вся как она есть. Николас Фламель". - Откуда у нашего рода такая библиотека?
- Не знаю, Гарри. Но нам с тобой крупно повезло. А что у тебя там? - Гермиона посмотрела на Гарри.
- Книга, написанная Фламелем, - ответил тот. Гермиона хмыкнула.
- Класс! Думаю, некоторые бы оторвали себе все что можно, чтобы заполучить большую часть этих книг, - усмехнулась девушка.
- Вот и я о том же, - произнес Гарри.
Дальше они продолжили разбирать книги снова в молчании. Последние две полки медленно заполнялись. Здесь уже было все, что казалось им интересным для общего развития. Гарри взял в руки очередные две книги, открыл ту, что была в зеленом переплете. Через несколько минут он встал и перестал с пола на кровать, не отвлекаясь от чтения. Гермиона, наконец, закончила и повернулась к Гарри. Тот был погружен в чтение полностью. Несколько секунд Гермиона смотрела на него, затем достала палочку и отлевитировала сундук к двум другим у двери, оставленные для чтения книги - на стол. Их собралось штук девяносто. Гарри никак не реагировал на ее действия. Девушка села рядом. Книга, которую читал Гарри, была страниц на пятьдесят. Гарри перевернул последнюю страницу и мрачно уставился на стену.
- Гарри в чем дело? - Гермиона смотрела на хмурого юношу. Тот в ответ протянул ей книгу. Гермиона взяла ее в руки, прочитала название: "Магия, как она есть", автора не было. Пожав плечами, она начала читать. Минут сорок спустя она осторожно положила книгу на кровать, между собой и Гарри.
- Нам надо в банк, - мрачно произнес Гарри.
- Зачем? - Гермиона была не менее мрачна.
- Я точно знаю, что они там проводят какие-то ритуалы, чтобы подтвердить факт наследства, - Гарри взглянул на девушку.
- Да, я тоже нечто такое слышала. Но зачем? - Гермиона перевела взгляд со стены на Гарри.
- Если здесь написана правда, то ты понимаешь, что это значит? - вздохнул Гарри.
- Не существует магглорожденных волшебников. Есть чистокровные и полукровки. Это те, в ком сила велика. В остальных сила идет на убыль. Чем меньше крови волшебника, тем меньшей силой обладает волшебник, - произнесла Гермиона.
- Получается, что ты либо полукровка, как я, либо чистокровная, а твои родители, или один из них просто сквиб, - вздохнул Гарри.
- Не факт, - покачала Гермиона.
- Что именно? - посмотрел на девушку Гарри
- Что ты полукровка, - произнесла девушка. - Ты можешь оказаться чистокровным, Гарри.
Ребята замолчали, пытаясь переварить только что прочитанное. Это полностью меняло их представление о магическом мире. Какая-то маленькая книжица, а такой переворот в сознании.
- Завтра, после мастера Чу, едем в Гринготс, - решила Гермиона. - А сейчас давай закончим с оставшимися книгами и пойдем спать. Время уже второй час ночи, а нам ставать в полшестого.
Быстро расправившись, с остальными книгами, они пожелали друг другу спокойной ночи и отправились спать.
Утро было тяжелым. Выспаться за четыре часа, естественно, не удалось, тем более что они и про ужин вчера забыли. К Алексу они заявились все еще сонные. Тот усмехнулся, рассматривая своих учеников, после чего провел энергичную тренировку, еще больше вымотав ребят. К Чу они пришли, выжитые как лимон. Тот покачал головой и отправил ребят под душ, а затем занялся с ними восстанавливающей гимнастикой. К приходу репетиторов подростки чуть оклемались, но воспринимать знания было тяжело. Голова гудела от обилия новой информации.
"Надо порыться сегодня в нашей библиотеке, что-то я там видела про заклинания памяти или нечто подобное. Иначе мы с Гарри просто сваримся", - подумала Гермиона.
В два часа, покидая дом китайского мастера, они оба морщились от головной боли. Зайдя в аптеку и купив болеутоляющее, они отправились на автовокзал, где купили билеты до Лондона.
Сидя в автобусе, Гарри читал книгу, которую дал им репетитор по географии. Учебник был написан интересно и читался легко. Как бы не было тяжело, но Гарри все больше и больше нравилось учиться. Гарри замер, почувствовав на себе чей-то взгляд. Он наклонился к Гермионе.
- Герм, у тебя есть зеркало? - прошептал он. Та кивнула, достала из ранца маленькое зеркальце. Гарри взял его в руки и стал чуть направлять, пытаясь рассмотреть тех, кто сидел позади них. Удавалось с трудом. Но вот чуть смазано мелькнули светлые длинные волосы. Гермиона напряженно следила за манипуляциями юноши. Но, поняв, что тот делает, стала следить за отражением в маленьком зеркальце. Уловив светлые волосы, ребята переглянулись. Несколько раз они пытались снова поймать отражение, но ничего не получалось.
- Может какие-нибудь отвлекающие чары? Надо почитать сегодня, - прошептала Гермиона. Гарри кивнул. - Как думаешь, кто это? Он следит за нами?
- Не знаю, но думаю, да, - прошептал в ответ Гарри. - Нам пора на выход.
Выйдя из автобуса, Гарри сделал несколько шагов и намеренно остановился, наклонился к ботинку и стал перевязывать шнурок, словно тот развязался. Мельком глянул назад. Из автобуса за ними вышли только двое. Один, не обращая внимания на подростков, пошел по свои делам, с ним все было в порядке, а вот второго никак не удавалось рассмотреть, все время хотелось посмотреть в другую сторону. На солнце снова блеснули светлые волосы, длинные. Но Гарри заметил и еще кое-что - субару, припаркованную метрах в тридцати от остановки. Поднявшись, он подхватил Гермиону под руку и отправился вдоль улицы. Благо остановка было всего в трех кварталах от "Дырявого котла", куда ребята и направились.
- Поглядывай на витрины. Машина здесь, - прошептал Гарри, мило улыбаясь.
- Хорошо, - шепнула девушка в ответ.
Так, медленно шагая вперед и периодически бросая взгляды на витрины, ребята продвигались к месту назначения. Бросив в очередной раз взгляд на витрину, так, чтобы увидеть, что делается позади них, Гарри чуть не свалился, споткнувшись на ровном месте. Благо Гермиона была рядом и удержала его от падения. А то пропахал бы он носом асфальт.
- Ты чего? - шепнула Гермиона.
- Я знаю, кто за ними следит. По крайней мере, один из них, - шепнул Гарри в ответ.
- Кто? - Гермиона посмотрела на Гарри.
- Только спокойно. Не дергайся, - предупредил Гарри. - Это отец Хорька. Я сказал не дергайся.
- Легко говорить, - произнесла Гермиона, когда к ней вернулся дар речи. - Он же пожиратель.
- Но он нас не сдал, - прошептал Гарри.
- Вот мне и интересно, почему. И кто тогда в машине? Его сообщник? - Гермиона быстро пришла в себя. - И как ты вычислил Малфоя? И вообще, почему от не в Азкабане? - Гермиона резко остановилась. Гарри пришлось остановиться тоже.
- Вот, почему он не в Азкабане, я понятия не имею. Наверное, как всегда, выкрутился. В конце концов, денег у него много, - произнес Гарри. - Меня больше интересует, почему он до сих пор ничего не сообщил Волдеморту?
- Да уж. Думаю, он не сообщил, - покачала девушка головой.
- Одни вопросы, - вздохнул Гарри и потянул девушку дальше.
- Ага, а ответы можно получить, - кивнула Гермиона.
- И как? - язвительно спросил Гарри.
- Спросим самого Малфоя, - пожала плечами девушка.
- И как ты себе это представляешь? Подходим мы к нему и выпаливаем: лорд Малфой, а чего это вы тут делаете? Вы нас часом своему Темному лорду не сдали? А почему? - прошипел Гарри.
- А может и так. Мы же ничего не теряем. Это он за нами следит, а не мы за ним, - ответила на эту тираду Гермиона.
- Так. Давай, мы лучше сначала за ним понаблюдаем, а потом уже будем принимать решение, - махнул рукой Гарри.
Вскоре показался "Дырявый котел". Гарри и Гермиона завернули в подворотню и достали мантии с капюшонами. Светиться им не хотелось. Они прошли в "Дырявый котел", быстро его миновали и вышли в тупик - вход в Косой переулок. Секунда и они уже в магической части. Подростки отошли и встали у витрины, наблюдая за входом в Косой. Вот стена раздвинулась и появился Люциус Малфой. Гарри и Гермиона хмыкнули. Люциус огляделся, заметил объектов своей слежки и отошел в сторону, держа их в поле зрения. Вход еще раз открылся и появился еще один посетитель, скрытый под капюшоном. Было видно, что он кого-то ищет. Гарри ощутил на себе цепкий взгляд. Человек прошел вперед и остановился у витрины магазина, который располагался чуть дальше, чем тот, у которого стояли подростки.
- А вот и наш второй, - прошептал Гарри.
- Да, - задумчиво произнесла Гермиона. - В банк?
- Пошли, - кивнул Гарри. Подростки двинулись в нужном направлении. Неспешно пройдясь по Косому, они подошли к банку. У дверей Гарри задержался, чтобы оглядеться. Оба преследователя были на месте. - Герм, они не вместе. И Малфой понятия не имеет о втором, по-моему, - прошептал он девушке.
- Не задерживайся. Нельзя, чтобы они поняли, что мы знаем о них, - прошептала девушка в ответ. Подростки проследовали в банк. Преследователи вошли вслед за ними. Гарри и Гермиона подошли к менеджеру-гоблину.
- Мы хотели бы видеть господина Мелинграма, - произнес Гарри.
- Секунду, сэр, - гоблин поспешил вызвать того, кого хотел видеть клиент. Мелинграм занимал в банке большой пост и относился к элите. Наконец, Мелинграм появился в фойе. Он подошел в подросткам.
- Добрый день, господин Мелинграм, - поздоровался Гарри. Гоблин скрыл свое удивление.
- Добрый. Прошу за мной, - сразу же повел он их уже знакомый кабинет. Расположившись в удобных креслах, Гарри и Гермиона скинули капюшоны. - Что привело вас к нам снова?
- Господин Мелинграм, мы хотели кое-что узнать у вас, - начал Гарри несколько нерешительно.
- Слушаю вас, - кивнул тот в ответ, подбадривая юношу продолжить.
- Вы ведь проводите какой-то ритуал, чтобы проверить родство, в случае наследования, если нет уверенности? - спросила Гермиона.
- Совершенно верно. Это ритуал, завязанный на крови. Кровная магия, - пояснил гоблин.
- А нас вы можете проверить на этом ритуале? - спросил Гарри.
- Лорд Поттер, вы бы здесь не находились, если бы не были Поттером, - произнес гоблин.
- Да, я понимаю, но ведь он показывает все родство? - уточнил Гарри.
- Да, он покажет все наследство, каким вы владеете, - гоблин посмотрел на подростков. - У вас появились какие-то сомнения или данные о том, что вы наследуете кому-то еще? Ах, да. Наследство Блеков.
- Сириус Блек оставил все Гарри? - спросила Гермиона.
- Да, завещание поступило к нам только сегодня. Мы собирались отправить вам сову завтра с утра с уведомлением и списком всего имущества, - пояснил гоблин. - Но, судя по вашему удивлению, речь идет не о наследстве Блеков.
- Нет, - кивнул головой Гарри. - Просто нам нужно кое-что проверить. А обратиться больше не к кому, - продолжил юноша неуверенно.
- Понятно. Тогда приступим, - Мелинграм поднялся. - Я оставлю вас на несколько минут. Необходимо принести все для ритуала. Это займет немного времени. Гоблин вышел из комнаты. Подростки сидели молча.
- Ну, вот, все готово, можем начинать, - вошел в комнату минут через десять Мелинграм. Он поставил на журнальный столик поднос, на котором стояло два внушительных размера кубка, лежали два серебряных, с тонким лезвием, ножа и два, скрученных и связанных шелковой черной лентой, свитка, две тонкие иглы и прозрачный кувшин с голубой жидкостью. - Как я понял, вас интересует родство, кто ваши родители и предки. Этот ритуал имеет двойной смысл. Он покажет нам родство и связь с магическим миром, а также какое имущество вам наследовано тем или иным родственником, естественно, магическим. Вытяните ладонью вверх левую руку, руку сердца, как мы ее называем. Возьмите нож и надрежьте запястье. Кровь должна закрыть дно у кубка.
Подростки проделали то, что им сказали. Правда, с рассечением запястья возникли проблемы. Не так это легко сделать. Страшно. Кровь полилась в кубок. Когда ее стало достаточно, гоблин что-то сказал на своем языке и раны исчезли.
- Гоблинская магия, - пояснил Мелинграм на озадаченный взгляд подростков. Затем он опустил свитки в кубок и стал что-то читать на гоблинском. Казалось, что кровь вскипела. Свиток становился красным по мере чтения формулы. Наконец, он весь стал красным. Гоблин развязал ленты на свитках и провел ими по свиткам с двух сторон. Свитки снова стали желтоватыми, но были исписаны какими-то знаками. Гоблин посмотрел на ребят. - Проколите иглами безымянный палец. Одну каплю крови на свиток. Хорошо.
Подростки смотрели, как знаки превращаются в буквы, но текст был размытым. Гоблин взял кувшин и вылил в каждый кубок по половине. Жидкость быстро стала впитываться в свиток. Когда она совсем исчезла, на свитках был нормальный четкий английский текст.
- Ну, что же, посмотрим, что у нас здесь получается. Начнем с вас, юная леди, - поклонился Гермионе гоблин. Он взял пергамент и посмотрел на древо, которое было нарисовано с одной стороны свитка. Его глаза медленно стали увеличиваться, челюсть отъехала вниз. _ Мерлин, это невероятно, - Мелинграм углубился в чтение, прослеживая нити связи. - Потрясающе. Такая находка. Невероятно.
- В чем дело? - настороженно спросила Гермиона.
- То невероятно, - гоблин чуть не прыгал от радости. - Все считали этот род вымершим. Имущество покоится в нашем банке нетронутым уже почти четыреста лет.
- О чем вы? - недоуменно переспросила Гермиона.
- Вы из рода Де Гранже. Род исчез почти четыреста лет назад. Единственный сын графа Габриэля Де Гранже Александр родился сквибом. Получилось так, что он женился на волшебнице, но и их ребенок, сын, тоже родился сквибом. Род Де Гранже больше не имел волшебников.. Они покинули Францию и переехали в Англию. Состояние тоже было переведено в Англию и закрыто в банке. Постепенно о Де Гранже исчезло любое упоминание. Все решили, что род вымер.
- Де Гранже, - задумчиво произнес Гарри. - Грейнджер. Хмм. Очень похоже, тебе не кажется? - повернулся к девушке Гарри. Та в ответ смогла только кивнуть. Она, если честно, не особенно поверила книжке, но это... Это было уже подтверждением описанной теории. Она не маглорожденная.
- Ваш отец - сквиб. Джонатан Грейнджер, мать - маглл - Джейн Кембелл Гренйджер. Согласно устоям рода Де Гранже, титул и состояние может получить только член семьи, обладающий даром волшебника. Мои поздравления, леди Де Гранже, - поклонился девушке Мелинграм. - Кстати, до вас в семье, судя по этому, - потряс свитком гоблин, - до вас в семье рождались только мальчики и был только один ребенок. И есть еще кое-что. Но я бы хотел сначала посмотреть на свиток лорда Поттера, а уж после этого рассказать о странности, появившейся на вашем древе, леди Де Гранже.
Гермиона, все еще ошарашенная, кивнула. Гарри прикусил нижнюю губу, ожидая своего вердикта. Судя по тому, как у гоблина снова стали увеличиваться в размерах глаза, там тоже было не мало интересного.
- Сегодня какой-то день чудес просто, - пробурчал Мелинграм и взглянул на Гарри. Тот старался не показать своей заинтересованности, но все уроки Чу Хвана улетучились из головы. - Что я могу сказать? Вы, действительно, сын Джеймса Поттера.
- Что не так? - спросил Гарри.
- Вы не можете быть светлым магом, лорд Поттер. Никак не можете, - произнес Гарри.
- Что-то в роду у Гарри? - заинтересовалась Гермиона.
- Да. Поттеры - темные маги испокон веков. Я не понимаю, как вы и ваш отец оказались в Гриффиндоре, имея прямое отношение к роду Слизерина, - покачал головой Мелинграм.
- Значит, на парселтанге ты говоришь не потому, что это тебе досталось от этого урода, как говорил Дамблдор, - констатировала факт Гермиона. - Это наследственное, - затем посмотрела на гоблина. - Это прямая ветвь?
- Да, более прямая, чем у, как вы сказали, этого урода, - кивнул Мелинграм.
- Прелестно. Значит, я - наследник Салазара Слизерина, - немного ошарашено произнес Гарри.
- Причем, истинный, а это значит, что вы наследуете его состояние, хранящееся в нашем банке. И титул Лорда Слизерина принадлежит вам, судя по документу, - постучал пальцем по свитку гоблин.
- А что с моей мамой? - решил на время уйти от темы Гарри. Гоблин вздохнул.
- Эвансдейл, - произнес Мелинграм.
- И что это значит? - спросила Гермиона.
- Вы не полукровка, лорд Поттер. Ваша мать была чистокровной волшебницей, из рода Эвансдейлов и Марвелов. Об обоих родах ничего не слышно давно.
- Эвансдейлы превратились в Эвансов, - произнесла Гермиона.
- Думаю, вы правы, леди Де Гранже, - кивнул гоблин. - Вы оба невероятно богаты. Леди Де Гранже, я сейчас приглашу вашего поверенного и вы разберетесь со своим наследством, а я займусьмоим подопечным, лордом Слизерином.
- Почему вы меня так назвали? - поднял глаза на гоблина Гарри.
- Титул лорда Слизерина принадлежит вам, и он выше титула лорда Поттера, лорда Эвансдейла и лорда Марвела, коими вы также являетесь. Поскольку других наследников нет, - объяснил Мелинграм. Гарри медленно выдохнул.
- Я наследник всех этих семей? - выдавил он из себя.
- Совершенно верно, - кивнул гоблин.
- Мда, Гарри, тебе как всегда везет, - усмехнулась Гермиона.
- Ах, да, совсем забыл. На обоих ваших древах показана ваша связь. Ваше имя, леди Де Гранже, появилось рядом с именем лорда Поттера на его древе, и наоборот, - добил подростков гоблин.
- И что, кхм, кхе-кхе, это за связь? - прокашлявшись, спросила Гермиона.
- Вы обменивались кровью? - задал вопрос гоблин вместо ответа. Гарри и Гермиона отрицательно покачали головой. - Давали какие-нибудь обеты? - снова отрицательное покачивание. - Обещания? - Гермиона начала отрицательно покачивать головой. Но остановилась, вспоминая тот день, когда все это началось.
- Да, давали, - произнесла она.
- О чем? - спросил гоблин.
- Мы поклялись быть верными друг другу всегда, - тихо произнес Гарри.
- Что стало причиной этому? - допытывался Мелинграм.
- Предательство, - выплюнула это слово Гермиона. Гоблин посмотрел на подростков с каким-то восхищением, которого они не поняли. "Как же сильны должны были быть их чувства, что они вызвали древнюю магию себе в свидетели. Он связали себя. Надо срочно провести еще один обряд. Потрясающе", - подумал Мелинграм.
- Я зову вашего поверенного, леди Де Гранже. И нам надо провести еще один обряд. Кое-что проверить, - произнес гоблин, уже выходя из комнаты. Оба подростка в изумлении смотрели на дверь, за которой скрылся гоблин, затем переглянулись, но не успели обменяться впечатлениями, как дверь открылась, и их позвали проследовать в другое помещение.
Когда они вошли в просторный светлый кабинет, там уже находилось пять гоблинов. Их представили, как поверенных в делах Де Гранже, Слизерина, Марвела, Эвансдейла и господина Крегхайма. Подростки почувствовали себя смущенными таким вниманием.
- Прошу вас присаживайтесь. Мы сейчас проведем один ритуал. Если он даст положительный результат, мы вам все объясним, если нет, то вам не стоит им засорять себе голову. Затем вы сможете обсудить со своими поверенными ваше финансовое положение. Прошу вас подойти к столу, - произнес Крегхайм.
Подросткам надрезали снова запястья. Кровь обоих полилась в один кубок, наполняя его до середины. Им залечили раны и произнесли восстанавливающее заклинание. Затем Крегхайм стал читать над кубком длинную формулу. Кровь сначала стала черной. Гоблины дружно хмыкнули и посмотрели на подростков с уважением, затем кровь стала красной, что вызвало новые уважительные взгляды, а затем она стала голубой. Гоблины чуть на радостях не заорали в голос. Было видно, что они чрезвычайно довольны. Крегхайм протянул подросткам кубок, сказа, чтобы они отпили по три глотка. Преодолевая отвращение те выполнили просьбу. И были очень удивлены, не почувствовав ни вкуса, ни запаха крови. Остатки крови гоблин вылил на сложенные на подносе четыре ножа. Сначала ничего не происходило, а хате в воздухе появилось изображение: Белый и темный единороги стояли на дыбах, касаясь кончиками рогов, над которыми было только одно слово: Верность. Под ногами темного единорога лежал свернувшийся василиск, а под ногами светлого - саламандра в огне. Под всем рисунком вычурным щрифтом было написано Ньюнордграс.
- И что это значит? - сглотнула Гермиона.
- Вы, леди Де Гранже, и вы, лорд Слизерин, обладали такой силой чувств и эмоций, когда произносили свое обещание друг другу в верности, что призвали себе в свидетели саму магию. Она вас объединила и мы только что закончили обряд соединения. Вы теперь обручены, в день, когда вам обоим будет семнадцать лет, сама магия заключит магический союз, магический брак. Вы создали новый род - род Ньюнордграсов. И это ваш герб, - благоговейно произнес Крегхайм. Гарри медленно обернулся, ища куда бы присесть. Ноги его не держали. Гермиона была в не меньшем шоке. Усадив ребят, гоблины начали им все объяснять.
Такого не происходило уже много столетий. Подобным образом возник много столетий назад род Принцев. Который до сих существует. Они за много столетий стали первыми. В виду того, что они не совершеннолетние магия не стала соединять их браком сразу, а только обручила, этот обряд уже нельзя обойти, это навечно. Подростки медленно, но верно съезжали в осадок от происходящего. Как выяснилось. Титулы каждый получил только те, которые у них были. Состояние пока объединилось. Это они должны были решить вместе. Просто к титулам добавился еще и общий титул - лорда и леди Ньюнордграс. Также их просветили, что они не светлые маги. И здесь свою роль сыграли их предки, среди которых светлых-то и не было в помине. Гарри и Гермиона только кивали головой. Гоблины вручили им родовые перстни и сказали, что в день рождения Гарри они получат и перстни рода Ньюнордграсов. Эти перстни будут также означать обручение, в день же когда будет совершен обряд магического брака, завершающий всю эту эпопею, они получат родовые перстни леди и лорда Ньюнордграс. У подростков от таких новостей голова пошла кругом. Они обручены.
Следующие два часа они занимались финансовыми вопросами. В конце концов, при поддержке и с помощью советов шести гоблинов, было решено переместить состояние Слизерина, Марвелов и Эвансдейлов в сейфы Ньюнордграсов, полностью переводя их на это имя. Состояние Поттеров и Де Гранже они пока решили не трогать. Но статус секретности на имущество стал самым высоким. На обозрение оставили только несколько сейфов, о которых знал Дамблдор. Также было решено переправить родителей Гермионы в родовое имение Де Гранже, защищенное лучше чем Хогвартс. Местоположение его никто не знал, и они были бы там в полной безопасности. Родовым замком Ньюнордграсов они сделали замок Эвансдейлов, поскольку не знали, что с замком Слизерина. Было подозрение, что его нашел Волдеморт.
Подростки покинули банк только в девять часов вечера. Состояние у них было, мягко говоря, изумленное. Два наблюдателя, уставшие от созерцания дверей банка, вздохнули свободнее, когда заметили две знакомые фигурки. Гарри и Гермиона быстро пересекли улицу и покинули Косой переулок. Они поймали такси и поехали домой. Малфой и Снейп последовали за ними. Оба были озадачены, почему же подростки провели в банке шесть часов? Что же такого там происходило? Оба заметили, какими уставшими выглядели Поттер и Грейнджер, когда они скинули с себя мантии, садясь в такси. Но и следующие дни не принесли ответа на вопрос. Слежка продолжалась. Распорядок дня у ребят немного изменился. Казалось, что они стали быстрее все воспринимать, не казались такими больными. А ответ был прост.
На следующий день, после посещения банка и закончив учебный процесс, Гарри и Гермиона перерыли кучу книг, пока не обнаружили то, что им было нужно - заклятие памяти, позволяющее запоминать и усваивать материал. Не просто бездумно его запоминать, а усваивать с последующим применением. Они несколько раз все прочитали, затем потренировались в произнесении формулы, изучили движения палочки. И только уверившись, что, похоже, все верно выучили, применили его друг на друге. Гарри получил новый заряд головной боли. На несколько секунд он потерял сознание. С Гермионой все прошло лучше. Боли не было, только легкий дискомфорт. Но эффект от заклинания они испытали уже на следующий день. Материал, даваемый им репетирами воспринимался легко. Те же решили, что ребята, наконец-то, вошли в ритм. Обучение пошло вперед семимильными шагами. Чу Хван, узнав о творческих задатках Гарри, нанял ему учителя по рисования. Так прошло еще две недели. Некоторые маггловские предметы исчезли из обучения. Времени становилось больше для изучения магии. Занятия с Алексом все больше походили на бои на ринге. Физическая форма у ребят была выше всяких похвал.
Именно в десятых числах июля Снейп убедился, что ребята в курсе, что за ними наблюдают.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:08 | Сообщение # 6
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 5. Здравствуйте, лорд Малфой! Здравствуйте, профессор Снейп!

Люциус стоял за деревьями и наблюдал за тем, как ребята отрабатывают заклинания, причем назвать эти заклинания светлыми язык не поворачивался. Впервые в это место Поттер и Грейнджер пришли неделю назад. Они тогда долго бродили по округе, словно что-то искали. Как выяснилось позже, им нужно было место, где можно было бы отрабатывать заклинания, чары, щиты и тому подобное.
Люциус задумчиво следил за тренирующимися подростками, мыслями возвращаясь к тому дню - битве в Министерстве. Его тогда схватили, как и еще нескольких Пожирателей. Но, по сравнению с этими неудачниками, у него было преимущество, о котором не знал даже Темный лорд, и не дай Мерлин, когда-нибудь ему узнать. Никто не может клеймить вейлу, кроме ее истинного партнера. А он был вейлой наполовину, что делало и Драко вейлой. В семнадцать лет его сын вступит в наследство. А по поводу метки+ Да, она есть на его предплечье, но она лишь иллюзия. Он мог ее снять в любое время. На него подобные знаки или клейма не действуют. Темный лорд был абсолютно уверен в том, что вызывает Люциуса к себе через метку, но это было несколько не так. На самом деле, если вейла хочет, то может создать связь с любым человеком и чувствовать, когда тот хочет ее видеть. Именно такую связь Люциус и установил с Темным лордом, а тот даже и не заметил. Вот тебе и самый сильный темный маг. Тогда, в министерстве, он просто убрал метку с руки. Как авроры не пытались ее проявить, она так и не появилась. Люциус тогда про себя повеселился, а потом устроил грандиозный скандал на все Министерство. Вообщем, его постарались по-тихому выпроводить вон, но получилось не ахти как. Потом трое суток в Министерстве говорили об аристократической истерике лорда Малфоя. Комедию он там поломал на славу. Они не знали, как от него отделаться, чтобы он ушел побыстрее. Свелось к тому, что его приволокли к министру в кабинет, где тот долго и упорно извинялся перед ничем неповинным человеком, прибывшим спасать малолетних героев, отпаивал его горячим чаем.
Вернувшись после этого концерта в Малфой-Менор, он застал пустой дом. Выяснилось, что Нарцисса уехала во Францию. Люциус тогда скривился. Жену он не любил, и, к сожалению, при ней не мог показать сыну свою любовь. Сын сдавал экзамены. На зов Темного лорда он не ответил, мало ли что могло с ним случиться, пусть понапрягает свои мозги, ища ответ на вопрос, почему Малфой не явился на зов метки. Несколько дней он строил дальнейшие планы, как жить и что делать. В первую очередь ему надо было поговорить с сыном, поговорить серьезно. Следующий этап его плана подразумевал избавление от Нарциссы. Эта женщина ему надоела до чертиков. Это же надо быть такой надменной, холодной, бесчувственной стервой. Какое счастье, что она так и не узнала о его настоящей сущности, сущности вейлы. Случай расстаться с Нарциссой подвернулся сам собой. За несколько дней до каникул Драко, он наведался во французское имение, где застал живописную картину в гостиной - под названием "Нарцисса изменяет мужу". Он тогда несколько минут наблюдал за разворачивающимся действием, прежде чем дать знать любовникам о своем присутствии. О, как же они тогда переполошились. Он предложил своей, теперь уже бывшей жене, расстаться раз и навсегда. Развод они оформили в английском магическом посольстве в Париже. Там же через час состоялось бракосочетание Нарциссы с ее любовником. Люциус выдал ей приличную сумму взамен на то, что она откажется от своих прав на Драко. Сын оказался ей не нужен. Драко принадлежал теперь только ему. И самым главным с этой минуты стало защитить Драко. Он написал сыну подробное письмо, где также объяснил, что не сможет его встретить на вокзале, что у него дела в Косом переулке. Драко в ответ попросил его тогда о том, чтобы Блейз Забини, единственный друг Драко, мог приехать к ним. А потом он увидел в банке Поттера и Грейнджер, которые смогли его так заинтриговать, что он не удержался и отправился вслед за ними. В тот вечер он так и не вернулся домой, как и в следующие несколько дней. Позднее, выяснив, что после обеда Поттер и Грейнджер не покидают дом, он аппарировал в Малфой-Менор. Разговор с сыном был тяжелым и трудным. Но, слава Мерлину, ему удалось, разрушить кокон, который сын создал вокруг себя. От него он узнал, что Нарцисса давно уже изменяет. Драко как-то раз застал мать в доме одного из слизеринцев. Не говорил только потому, что считал, что никому не нужен.
Отношения с сыном после этого разговора стали налаживаться. Драко совершенно спокойно отнесся к исчезновению из их жизни Нарциссы. Драко никогда не видел от этой женщины материнской ласки или любви, а он, Люциус, стал восполнять отцовскую любовь, которую испытывал к сыну, но не мог показать. Драко и Блейз оказались очень интересными собеседниками, думающими. В один из вечеров состоялся разговор о Темном лорде. Драко начал разговор первым. По ходу разговора, вернее задаваемых вопросов, сначала от Драко, а потом и от Блейза, он понял, что оба мальчика не особо хотят пресмыкаться перед темным лордом. И тогда он решился - выложим им всю правду, и свое отношение к ней также. Юноши тогда долго молчали, а потом задали закономерный вопрос - что делать? Он, Люциус, сказал им, что это его проблема, он сможет их защитить. В какой-то степени он лукавил, решения проблемы не было, пока не было. Но он придумает, как защитить мальчиков.
Каждый вечер они разговаривали на совершенно разные темы. Однажды он узнал всю подоплеку отношений его сына с Гарри Поттером. Драко, смущаясь и злясь, в конце концов, признал, что завидует Золотому мальчику Дамблдора. Он так хотел с ним подружиться, а тот предпочел ему нищего и грязнокровку. Вот так началось противостояние Гарри Поттера и Драко Малфоя. Драко тогда признал, что совершил много ошибок. За эти три с небольшим недели он узнал сына лучше, чем за почти шестнадцать предыдущих лет.
А неделю назад случилась беда. Погибли родители Блейза. Люциус тогда сам проверил все, даже не следил в тот день за Поттером и Грейнджер. Все указало на Пожирателей. Чем-то Александр и Патриция Забини лорду не угодили, хотя и Пожирателями они не были. Ему тогда за несколько часов удалось оформить опеку над Блейзом. Никто и глазом не успел моргнуть, как Блейз оказался в руках Люциуса Малфоя со всем своим имуществом.
Движение на периферии бокового зрения отвлекло его от размышлений последних трех недель. Люциус прищурился, чуть повернул голову, вглядываясь в ту сторону, где заметил движение. Нет, он не ошибся, за ребятками еще кто-то наблюдает. Он был уверен, что это не Пожиратель, но в то же время был уверен, что и не человек Дамблдора. Если бы это был один из двоих, то ребятки тут не резвились, а, надо сказать, у них очень даже неплохо получается, прям прирожденные темные маги. Второго наблюдателя он почувствовал пару дней назад, но никак не мог его поймать в поле своего зрения.

Снейп решил немного переместиться в сторону, чтобы понаблюдать за подростками с другого ракурса. Последнюю неделю он все больше удостоверялся в том, что очень сильно ошибался в двух своих студентах. Те разительно изменились. Спорт сформировал прекрасное тело, реакции были быстрыми и молниеносными. Снейп усмехнулся, вспоминая эпизод с участием девушки. Поттер зашел в магазин, а девушка осталась на улице. К ней стали приставать трое парней. Она несколько раз вежливо попросила их оставить ее в покое. Молодые люди не поняли, полезли к ней. А дальше все было настолько быстро, что мало кто из прохожих сразу сообразил, что хрупкая красивая шатенка уложила трех бугаев отдыхать на асфальт. Поттер тогда стоял, прислонившись к стене магазина, и бесстрастно наблюдал за разворачивающей картиной. Он даже не шелохнулся. Когда девушка закончила с парнями, Поттер спокойно подошел к ней, взял ее по руку, и они отправились домой. Он сам, как и все, кто оказался свидетелем этой сцены, изумленно смотрел им в спину.
Да, пришлось ему побегать, чтобы выяснить, кто же люди, которые взялись за их обучение. С Алексом Фарингтоном все оказалось просто. Чемпион по карате. После травмы стал учить детей тому, что умел лучше всего. Когда к нему пришли Поттер и Грейнджер, он просто заинтересовался, тем более что они сразу ему оплатили все время, правда, только за два часа занятий, а занимаются три. Недавно доплатили. А еще, ему очень нравились его новые ученики. Он несколько раз хвалился ими в спортклубе, говоря, что о таких учениках можно только мечтать. Да и видно было, что занимается он с ними с удовольствием. За три с половиной недели, он уже привел их в очень хорошую форму, те уже не просто могли повторять за ним упражнения, а как показал опыт, и постоять за себя. Ему нравилось наблюдать за их боями. Все было очень зрелищно, но в то же время и опасно. Ребята превращались в смертельное оружие, в маггловское смертельное оружие уже сейчас, а у них есть еще больше полутора месяцев.
Затем он наведался в больницу. Пришлось применить магию, чтобы выяснить правду. Сначала он применил черно-магическое заклинание правды, заставившее врача выложить ему всю правду о посещении Поттером больницы. У этого же врача он узнал, почему китайский мастер, бывший нейрохирург, Чу Хван Кут решил помочь ребятам. У того когда-то погибла жена и сын с дочерью, которым сейчас было бы столько же, сколько и Гарри с Гермионой. Он и не заметил, когда Поттер и Грейнджер стали Гарри и Гермионой. Ему не понравилось то, что он услышал от врача. Если у мальчика такая проблема, то в мозг ему вламывался не только он, и получается, что это делалось регулярно. Дамблдор? Вполне вероятно. Но зачем? Мальчик не мог так резко поменяться. Для этого должны быть предпосылки. А это приводит к мысли, что личность Поттера, которую все видели в течение пяти лет в школе, была не настоящей.
Чу Хван взялся за подростков круто. Ему удалось выяснить, что за люди приходят в дом к китайцу, когда там находятся дети. Гарри и Гермиона учили маггловские науки. Подростки вызывали у него все больше восхищения и уважения. Он совсем не думал, что у него испорчен отпуск. Режим у ребят был еще тот. Единственное, что ему пока не удалось выяснить, чем же дети занимаются дома. Было понятно, что они изучают магию. Но он не мог понять какую, пока не увидел их тренировке в этом глухом местечке на берегу речки. Детки изучали темную магию, и еще как изучали. Но им нужна была помощь. Иначе скоро они нарвутся на что-нибудь. Он уже несколько дней думал о том, чтобы открыться Гарри и Гермионе.
Он продолжал наблюдать, когда обратил внимание на поведение ребят. Он тогда пристально следил за каждым движением ребят и, наконец, понял, что же его напрягло. Подростки знали, что за ними следит Малфой, они даже точно определяли его местоположение. Он тогда хмыкнул. А Малфой-то не понял, что детишки его вычислили, а вчера у него возникло подозрение, что они и о нем знают.
Он передвинулся еще ближе, чтобы по возможности слышать, какие заклинания они отрабатывают. Краем глаза обратил внимание, где находится Малфой. Затем снова перевел взгляд на подростков. У него было стойкое впечатление, что половину из используемых ими заклинаний он не может вспомнить.
Гарри и Гермиона настойчиво отрабатывали вычитанные вчера и сегодня заклинания из книги по атакующей магии. Заклинания были темными. Уж очень хорошо она им удавалась, особенно после того, как они прочитала несколько книг об основах магии, одна из которых была под авторством самого Салазара Слизерина. Исходя из этих трудов, нельзя было делить магию только на темную или светлую, как цвет только на черный и белый . В Хогвартсе им вдалбливали, что темная магия развращает, делает их злыми, но на самом деле все было совсем не так, даже близко не так. И с помощью белой магии можно убить, да еще как. Это недалекие люди, чего-то испугавшись или не поняв, приравняли те или иные заклинания к темной или светлой магии.
- Они оба здесь, - рисуя палочкой узор для следующего заклинания, тихо произнес Гарри.
- Да, Малфой чуть слева, за деревом, где рядом большой булыжник, - шепнула Гермиона.
- Ага, а второй передвинулся ближе, он метрах в десяти от Малфоя, справа, - хмыкнул Гарри.
- Ну, что? Действуем по плану? - уточнила Гермиона. Гарри кивнул и лукаво улыбнулся. Они свернули тренировку. Гермиона вдруг громко, так, чтобы ее услышали наблюдатели, спросила:
- Давай что ли, пробежимся, минут через десять встречаемся здесь же и продолжим тренировку на заклятиях.
- Давай, - громко согласился Гарри. Подростки переглянулись и взяли с места в карьер, сразу же взвинтив скорость бега. Все произошло очень быстро, ни Малфой, ни Снейп не успели отреагировать. "Шустрые, однако. А я, кажется, теряю хватку. Разленился" - подумал Северус. Он потерял подростков из виду.
- Добрый вечер, профессор Снейп! - раздался за его спиной голос Гарри Поттера. В то же самое время он услышал голос Гермионы Грейнджер.
- Добрый вечер, лорд Малфой!
Северус медленно развернулся и посмотрел в спокойные, бесстрастные глаза Гарри. Тот даже палочку не вынул. Малфой обернулся, чтобы посмотреть на девушку. Та стояла метрах в трех за его спиной и усмехалась, только вот глаза оставались холодными, как лед.
- Не хотите выпить чаю? - светским тоном поинтересовался Гарри.
- С удовольствием, - вежливо ответил Северус. Сейчас он не знал, чего можно было бы ожидать от этих двух подростков.
- А вы, лорд Малфой? - произнес Гарри, продолжая смотреть на Снейпа.
- Не откажусь, - нейтрально произнес тот в ответ.
- Вот и хорошо, - усмехнулась Гермиона. - Следуйте за нами.
Гарри и Гермиона забрали свои рюкзаки и пошли в сторону дома. Северус и Люциус направились вслед за ними, чуть сзади.
- Здравствуй, Северус, - наконец, произнес Малфой.
- Здравствуй, - произнес Снейп.
- Значит, все время это был ты? - не то констатировал факт, не то спросил Малфой.
- Значит, я, - усмехнулся Северус.
- Тебя с трудом можно узнать. Совсем другой человек. Я тебя таким никогда не видел, - спокойно произнес Малфой.
- Знаю, - кивнул Снейп. На этом они замолчали, следуя за подростками. Разговор у них получился забавный. Словно эти двое пытались не затронуть никакой опасной темы, словно прощупывали почву.
Люциус с интересом посматривал на Снейпа, тот, в принципе, был его другом. Но он всегда видел его с жирными волосами, в черной мантии, с угрюмым выражением лица и абсолютно непроницаемыми глазами. Но это Снейп был другим. Маггловская одежда - джинсы цвета темного асфальта ладно облегали спортивную фигуру, светло серая рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами, мягкая кожаная обувь, которая делала его шаги не слышными - все это делало мастера зелий очень даже привлекательным, и что уж говорить о чистых, уложенных в прическу волосах. Мда, этого Снейпа он не знал. "Что-то много сюрпризов принесло это лето", - бросая очередной взгляд на зельевара, подумал Люциус.
Гермиона, чуть усмехаясь, шла рядом с Гарри, чувствуя за спиной двух мужчин. Они сейчас специально оставили их за своей спиной, как бы говоря, что не боятся удара в спину. Если они все правильно рассчитали, а рассчитали они все правильно, ни тот, ни другой ничего против них не предпримут. Малфоя они с Гарри вычислили легко. Стеклянные и зеркальные поверхности частично убери эффект отталкивающих чар, на несколько мгновений можно было четко увидеть мага за чарами. Сколько им пришлось перелопатить книг, чтобы понять, какие чары использует Малфой, но им это удалось. Заодно и узнали много нового для себя. Они пока не отрабатывали эти чары, все-таки они были сложными, а страх, сделать все неправильно, был велик. Он же не самоубийцы. Тогда и возникла идея привлечь в учителя Малфоя. Раз он до сих пор их не выдал никому, то есть шанс, что так будет и дальше.
Со вторым наблюдателем было труднее. Они бились над разгадкой с того дня, когда узнали о своем происхождении. Придя дома в себя от количества полученных новостей, оба пришли в неописуемый ужас. Ее, Гермиону Грейнджер, а теперь еще и леди Де Гранже, обручили... ОБРУЧИЛИ. Она тогда заперлась в ванной, поставила заглушающие чары и орала минут десять, давая выход своим эмоциям. Помогло. Выйдя, она нашла Гарри в гостиной. Тот отсутствующим взглядом смотрел на стену. Потом, пытаясь объясниться, они перебивали друг друга. В конце концов, разобравшись в своих словах, они поняли, что говорили об одном и том же. Да, они любили друг друга. Но не так как влюбленные, а как лучшие друзья, как брат и сестра. Вообщем, они долго смотрели друг на друга неуверенными взглядами. Ей было шестнадцать, а Гарри исполняется шестнадцать только через несколько недель. В конце концов, Гарри разозлился и сказал, что пусть все идет, как идет. Если они полюбят друг друга, то хорошо, а если нет - ну что ж, такова судьба. Но форсировать события они не будут. Связаны, значит связаны. Они не станут загадывать на будущее. Напряжение после его слов спало. Она вздохнула свободнее. Время все расставит на свои места. А сейчас есть то, что есть, и ничего менять в связи с полученной информацией они не собираются.
Гермиона искоса взглянула на рядом идущего парня, отвлекаясь от своих воспоминаний. Они уже вышли из лесопарковой полосы и двигались по улице. Девушка бросила взгляд на витрину магазина, чтобы посмотреть на двух мужчин сзади. Те шли за ними молча. Гермиона усмехнулась. Да, с профессором Снейпом им пришлось тяжело. Хотя на самом деле все было на поверхности. Они ведь несколько раз называли его имя, как второго наблюдателя, но каждый раз его вычеркивали из списка. Разобравшись с тем, кто первый наблюдатель, они вплотную взялись за разрешение загадки личности второго. На тот момент они знали, что он ездит на автомобиле субару и у него черные волосы. Стали перебирать в памяти, у кого из знакомых темные волосы. Потом откинули эту идею. Это ведь мог быть кто угодно. Повезло им тогда, когда к ней пристали три придурка-переростка с мозгами, как у курицы. То ли Снейп был так удивлен ее действиями, что забыл спрятаться, то ли забыл о существовании Гарри, но это послужило тому, что Гарри его увидел. Правда, он долго сомневался, да и она тоже, что это именно профессор Снейп, но больше вроде и некому было. Случай, обычный случай, а то они бы до сих пор вычисляли его.
В конце концов, придя к выводу, что это все-таки Снейп, хоть сомнения и остались у обоих, они начали разрабатывать план разоблачения. На это ушло несколько дней. И вот результат - Малфой и Снейп следуют за ними. Правильно говорят, все гениальное просто
Гарри открыл дверь и насмешливо поклонился, жестом предлагая мужчинам войти внутрь. Снейп прикусил язык, чтобы чего-нибудь не выдать с этот момент. Малфой же молча прошел внутрь. Гермиона провела мужчин на кухню и села за стол, предоставляя мужчинам самим решить, что они будут делать - сядут или останутся стоят. Малфой молча выдвинул стул и сел напротив девушки. Его взгляд упал на перстень на руке девушки. Он пригляделся. Он смутно помнил, что где-то уже видел этот рисунок - Свернувшийся по обнаженному клинку дракон. Снейп облокотился об стену и молча смотрел на Гарри, который спокойно стал сервировать стол. Юноша достал из холодильника масло, сыр, колбасу, овощи, быстро все нарезал и соорудил бутерброды. Затем достал из шкафа пирог, нарезал и тоже поставил на стол. Никто не говорил. Наконец, чайник вскипел. Гарри начал колдовать над двумя заварочными чайниками, потом поставил их на стол.
- Профессор Снейп, что же вы стоите, присаживайтесь, - обратился к зельевару Гарри. Северус оторвался от стенки и сел на свободный последний стул, напротив юноши. Юноша улыбнулся, но улыбка не затронула глаз. - Угощайтесь. В этом чайнике - черный чай, во втором - зеленый. Пирог пекла Гермиона.
Снейп перевел взгляд на девушку. Та пожала плечами, словно в этом не было ничего удивительного.
- Гарри готовит, я пеку. Разделение обязанностей, - все-таки решила дать объяснения девушка. Малфой с опаской взял кусок пирога и откусил. Удивление проступило на лице, вкус был отменным.
- С чем он? - спросил он девушку. Решив не строить из себя надменного аристократа, Люциус вел себя как нормальный человек. Хотя находится в маггловском мире ему было непривычно. Но любопытство...
- Яблоки и абрикосы, - произнесла девушка в ответ. Сейчас они изучали друг друга, двое подростков и двое мужчин, оценивали обстановку. Снейп прекрасно понимал, что эти двое не так просты. Они не доверяли ни ему, ни Люциусу, просто ждали первого шага, чтобы сделать свой.
- Я бы хотел получить ответы на некоторые вопросы, - откинувшись на спинку стула, произнес Северус. Гарри посмотрел прямо ему в глаза. Снейп не показал своих чувств, в прочем как обычно. А в глазах юноши был только холод, словно он хотел заморозить все свои чувства, что было очень похоже на правду. В ходе своих наблюдений он заметил, что подростки становились все сдержаннее в своем общении с окружающими. Теплота в отношениях была только между ними самими. Даже Алекс и Чу Хван получали лишь малую долю привязанности и теплоты от этих двоих.
- Вы можете хотеть, но это не значит, что вы их получите, - не глядя на зельевара, произнесла Гермиона. Снейпу понадобилось все свое самообладание, чтобы не взъяриться на девушку. - Не стоит злиться, профессор Снейп. Мы вам не доверяем. Мы не знаем причин, по которым вы столько времени за нами следили.
- И как давно вам известно, что за вами следят? - Малфою стало интересно.
- Давно. Вас мы вычислили в тот день, когда ездили в Гринготс, - спокойно произнес Гарри.
- В первый или во второй раз? - уточнил Люциус.
- Во второй, - ответила Гермиона. Воздух чуть не трещал от напряжения.
- Ясно, как вы узнали, где мы живем, - задумчиво протянул Гарри, потом посмотрел на Снейпа. - Вы, профессор, как я понимаю, тоже следите за нами с того дня?
Снейп кивнул, не став отвечать вслух. Он пристально смотрел на юношу. Вблизи изменения во внешности подростков стали видны сильнее. Гарри больше не походил на Джеймса Поттера. Волнистые, ниже плеч волосы послушной гривой лежали на голове. Глаза без очков стали более выразительными. Сейчас в этих глазах можно было увидеть, кроме холода, ум. Занятия с учителем по карате заставили юношу вытянутся, он стал выше ростом, фигура, благодаря спортивным занятиям. Была хорошо сложена: тонкая талия, упругие мышцы. Шрам скрыт тонкой черной бархатной лентой, повязанной под волосы. Эта повязка появилась неделю назад.
- Мы можем задать вам несколько вопросов? - нейтрально поинтересовался Малфой, отвлекая зельевара от изучения Гарри.
- Можете, - кивнула Гермиона.
- Но можете не получить на них ответы, - добавил Гарри.
- В чем причина таких изменений? - Люциус решил проигнорировать высказывания ребят. На губах и Гарри, и Гермионы появились усмешки.
- Сразу в атаку, - Гермиона посмотрела на Малфоя. - А вдруг мы просто решили измениться?
- Не настолько кардинально, - покачал головой Малфой. Гарри вздохнул, встал из-за стола, поставил греться чайник. Гермиона понимала, что он сейчас собирается с мыслями.
- Где ваши родственники? - Снейп решил никак не обращаться к подросткам, игнорируя полностью и фамилию и имя.
- Отдыхают, - последовал ответ.
- Где именно? - уточнил Северус.
- У них круиз. Приедут 31-го августа, - Гарри даже не обернулся, отвечая на вопрос матера зелий.
- Объясните свое поведение, - Снейп повысил тон.
- Не приказывайте, профессор, - Гермиона спокойно посмотрела на Снейпа.
- Я вообще-то ваш профессор, - Снейп мрачно посмотрел на девушку.
- Это не дает вам право так себя вести, - Гарри обернулся и спокойно посмотрел на зельевара. Малфой под столом стукнул его ногой. Снейп себя одернул.
- Вы хотите знать причину, почему это все произошло? - Гарри посмотрел сначала на Снейпа, потом на Малфоя. Северус уставился в ответ на юношу, Малфой же кивнул. Гарри налил себе чаю и только после этого спросил. - Зачем?
Такого не ожидали ни Снейп, ни Малфой. Они уже ожидали ответа, а тут такое. И вот как ответить на этот вопрос? Чего ожидают от них подростки? Малфой задумался. "Действительно, а зачем мне все это надо? Я следил за ними в ущерб времени, которое мог бы провести с сыном. Любопытство? Не думаю", - рассуждал Малфой.
- А если я скажу, что вы меня своими поступками заинтриговали? - спросил он у двух подростков.
- Поверим, - ответила Гермиона. - Вопрос в другом. Почему вы не выдали нас Волдеморту?
Снейп и Малфой скривились, как от зубной боли. Гарри и Гермиона смотрели на них с совершенно спокойными выражениями лиц. "Неплохо они научились владеть собой", - похвалил их про себя Снейп.
- Почему вы не спрашиваете, что я вообще делаю здесь, а не сижу в Азкабане? - решил задать свой вопрос Люциус.
- Это и так понятно, - ответила Гермиона. - Деньги решают многое. Вы всегда выкручиваетесь.
- Хмм, - хмыкнул Люциус на такую оценку. - А если мне не выгодно выдавать Темному лорду?
- На чьей вы стороне, лорд Малфой? - тут же последовал вопрос от Гарри. Никаких эмоций. Снейп мысленно поаплодировал. Он не вмешивался в разговор между подростками и Малфоем, просто наблюдая. Малфой же замер после этого вопроса. Люциус лихорадочно обдумывал ответ. На чьей он стороне? Ответ пришел сам по себе.
- На своей, - он открыто смотрел на подростков. Те кивнули, ничего не спрашивая, но и не говоря. Молчание начинало тяготить.
- А на чьей вы стороне? - подал голос Снейп. Ему было интересно, что ответят дети.
- Ни на чьей, - не было даже намека на задержку между вопросом и ответом.
- Ну, предполагается, что вы наш спаситель, - усмехнулся Снейп, провоцируя Гарри.
- Очень точное слово, профессор Снейп. Предполагается, - Гарри спокойно посмотрел в глаза зельевару. Тот в ответ приподнял бровь, показывая, что хочет объяснений, но их не последовало.
- Гарри, - Малфой взглянул на юношу. - Я могу тебя так называть? - после кивка Малфой улыбнулся и продолжил. - Ты не доверяешь директору?
- А мне стоит? - Гарри в упор посмотрел на Малфоя. Тот не ожидал прямого нападения и растерялся.
- А вы, Поттер, считаете, что директору не стоит доверять? - усмехнулся Снейп.
- А вы, профессор? - Гермиона ответила вместо Гарри.
- Что я, мисс Грейнджер? - взглянул на девушку зельевар.
- Вы так верны директору, что считаете эталоном света? - в голосе девушки появился сарказм. Гарри отвернулся и смотрел в окно. Вдруг он прищурился и повернулся к Снейпу.
- Вы верите директору? - голос у юноши был мрачным.
- А мой ответ что-то изменит? - приподнял бровь Снейп.
- Ответьте на вопрос, профессор, - произнесла Гермиона. - И да, ваш ответ может изменить все.
- Хмм. Ну что же, я отвечу так. Я также как и лорд Малфой, на своей стороне, - произнес зельевар.
- Вы ничего не передали директору. Значит, у вас есть свое мнение и вы все-таки не его пешка, - произнесла Гермиона.
- Пешка? - переспросил Малфой. Гермиона одарила его взглядом холодных карих глаз.
- Вы же спаситель, Поттер. Вы должны убить Темного лорда, спасти магический мир, - съязвил Снейп.
- Должен? А кому я что должен? - Гарри взглянул в лицо Снейпу. Тот увидел искорки злости глубоко в глазах юноши. "Все-таки, тут замешан Дамблдор", - решил зельевар.
- Пророчество, Поттер, - в своей излюбленной манере произнес Снейп.
- И что? - усмехнулась Гермиона.
- Поттер уже раз спас мир. Только он наша надежда, - язвительно продолжил зельевар.
- Увольте. Я никого не собираюсь спасать. Можете искать себе другого героя. Я больше палец о палец не ударю, - спокойно произнес Гарри. Ни одна эмоция не проявилась на лице.
- Поттер, что с вами? - изогнул бровь Снейп. Гарри посмотрел на зельевара и улыбнулся. Северус мысленно заставил себя не реагировать. Милая улыбка, но вот глаза, которые подернулись уже даже не холодом, а льдом.
- Во-первых, профессор, у меня есть имя. Во-вторых, не перебивайте меня. В-третьих, на все есть свои причины. И не надо говорить, что вы не одобряете того, что мы делаем с Гермионой последнее время, - голос был спокоен и ровен.
- Что ж, оставим все в стороне. Да, я пришел к выводу, что совсем вас, - он посмотрел на Гермиону, а потом на Гарри, - не знаю. Я действительно одобряю ваши занятия.
- Вы сами за себя, профессор, - констатировала Гермиона.
- Да, мисс Грейнджер, я сам за себя, - произнес Снейп.
- Гермиона, выйдем, - Гарри встал со стула и вышел из кухни. Гермиона последовала за ним. Малфой и Снейп остались за столом одни
- И что ты обо всем этом думаешь? - Люциус взглянул на зельевара.
- Хмм. Я пока ничего не думаю, - покачал головой Северус. Мысли у него, конечно, были, но озвучивать их перед Малфоем он не хотел. Он был стопроцентно уверен, что во всем этом замешан Дамблдор, причем сам Дамблдор ничего о происходящем не знает. И он уж постарается, чтобы и не узнал. Главное, удержать Малфоя.
- Я не понимаю причины такого разительного изменения. В одно мгновение такое не происходит, - задумчиво произнес Люциус.
- Не происходит, - подтвердил Снейп.
- Что же такое могло произойти, что он плюет на все? - Люциус, казалось и не слышал Северуса.
"Вот и мне интересно, что же такого произошло, что он решил плевать на надежды других. Я, конечно, не верю в это пророчество. Но Дамблдор усиленно вбивал в него эту идею. Что пошло не так?" - призадумался Северус.
- Лорд Малфой, вы собираетесь сдать нас Темному лорду? - голос Гарри вывел обоих мужчин из задумчивости. Люциус был шокирован таким прямым вопросом. Он повернулся к двери. В проеме стояли Гарри и Гермиона. Они спокойно ожидали ответа на свой вопрос.
- Нет. Если хотите, могу дать непреложный обет, - произнес Люциус, оправившись от шока.
- Не стоит, - усмехнулась Гермиона. - Но это не значит, что мы вам верим.
- Хотите услышать пророчество? - спросил Гарри. Снейп и Малфой одинаково изумленно воззрились на юношу.
- Ты его знаешь? - наконец, выдавил из себя Люциус.
- О, директор мне его рассказал. Правда, до этого я разнес ему кабинет. Но это так, к слову. Но я не могу сказать, насколько оно правдиво. Может быть директор в очередной раз решил погладить меня по головке, говоря то, что считает нужным, - ядовито произнес Гарри. Мужчины выслушали эту тираду в полном молчании,- так хотите? Мне это ничего не стоит.
- Думаю, не сейчас, - тихо произнес Снейп.
- Как хотите. Могу и позже, - пожал плечами Гарри. - У нас к вам предложение.
- Какое? - спросил Люциус.
- Вы ведь видели, чем мы занимаемся. И поняли, что заклинания, которые мы отрабатывали, светлыми не назовешь, - произнесла Гермиона. - нам нужны хорошие учителя. Вы подходите.
- Почему? - спросил Снейп. Гарри и Гермиона не стали делать вид, что не понимают, о чем спрашивает зельевар.
- Вы уже себя зарекомендовали. Вы никому нас не выдали. И не выдадите, - произнес Гарри.
- Почему же? А вдруг прямо сейчас..., - начал Снейп.
- Нет, профессор. Иначе вас бы тут не было. Здесь же нет никаких щитов. Из дома можно аппарировать. Если бы вы хотели..., - Гермиона многозначительно замолчала. Снейп вздохнул. "Быстро же они оба набрались ума. Или он всегда у них был, а я просто не замечал", - подумал он.
- Мы ждем вашего ответа завтра. Нам с Гермионой уже пора спать. Нам рано вставать. Так что, ждем вас завтра в обед, - произнес Гарри. Оба мужчины поняли, что их таким образом попросили убраться из дома, что они и сделали.
Гарри и Гермиона несколько минут сидели в тишине, обдумывая сегодняшний день. Сделали ли они ошибку? Или оказались правы? Завтрашний день покажет.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:08 | Сообщение # 7
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 6. Тайна перстней.

Утро выдалось пасмурным. Небо заволокло тучами, того и гляди пойдет дождь. Гарри и Гермиона, расправившись с утренними делами, отправились на тренировку в парк, к Алексу. Если вспомнить первую неделю, то болело все. Сейчас, после почти месячных тренировок, можно было сказать, что наступил рай. Мышцы привыкли к нагрузкам, усталость после тренировок была даже приятной. Ребята получали несоизмеримое удовольствие от физических нагрузок. Боли больше не было. Результат же этих тренировок был виден наглядно. И юноша, и девушка приобрели великолепные, словно вылепленные скульпторами, фигуры, упругие мышцы.
- Доброе утро, Алекс, - поздоровались ребята со своим личным тренером. Рядом с Алексом стол мужчина лет тридцати пяти - сорока, который с любопытством рассматривал ребят.
- Доброе, - поздоровался Алекс. - Познакомьтесь, это Пирс Кенинг. Он старший тренер английской сборной и когда-то был моим личным тренером. Он заведует спортивной школой в Лондоне, там же готовят наших спортсменов из сборной, в том числе и к чемпионату мира.
- Доброе утро, Гарри, Гермиона, - Пирс подошел к подросткам и пожал им руки. - Не обращайте на него внимания. Он слишком много говорит. А вы, значит, те самые ребята, которыми он последние десять дне так хвалится.
Гарри и Гермиона перевели взгляд на Алекса. Тот улыбнулся подросткам.
- Я попросил Пирса взглянуть на вас и оценить ваши способности.
- Алекс говорит, что добились невероятных результатов всего за месяц, - произнес Пирс.
- Почти за месяц, - поправил Алекс.
- Это не важно, - отмахнулся Пирс, затем снова обратился к подросткам. Алекс мне все уши прожужжал, какие у него способные и одаренные ученики.
Гарри и Гермиона переглянулись и снова посмотрели на Алекса. Тот в ответ ободряюще улыбнулся.
- Я хочу, чтобы Пирс вас протестировал и сказал свое мнение, - пояснил он.
- Приступим, - хлопнул в ладоши Пирс. - Сначала разминка. Потом тренировочный бой. Сначала Гарри, потом Гермиона.
- Вы будете драться с нами? - поинтересовалась девушка, в голосе было недоумение. Как бы она не пыталась его спрятать, не получилось. Уж очень неожиданно все произошло. "А вот и наше слабое место", - подумала Гермиона.
- Да. Мне так будет лучше оценить ваши способности, - ответил Пирс.
Следующие двадцать минут ушли на разминку, разогрев тела. Пирс внимательно следил, какие именно упражнения ребята делают. Он обратил внимание, что комплекс упражнений девушки отличается от тех, которые делает юноша. Он с одобрением посмотрел на Алекса. Девушка разогревала мышцы ног и рук в первую очередь, а потом уже все остальное. У Гарри же упор делался на пресс и руки. Пирс обратил внимание на то, что юноша очень ловок и гибок, хорошо гнется У девушки преобладает ловкость, с помощью которой хорошо идти в атаку. Юноша - универсал, он хорош как в обороне, так и в атаке, очень хорош в защите. Одним словом, универсал. Ему становилось все интереснее. Подростки его заинтриговали.
- Прекрасно. Начнем, Гарри, - Пирс и Гарри встали в стойку. Пирс начал с простых атакующих приемов для новичков. Гарри легко ставил блоки и вдруг совершенно неожиданно пошел в атаку. Конечно, Пирс легко уходил от его атак, это позволило ему обратить внимание на острый ум юноши, тот строил стратегию боя, просчитывал ходы, делал неожиданные приемы. "Невероятно перспективен. Потрясающе. Где Алекс откапал это чудо?". - Молодец. Отдохни. Я пока займусь Гермионой.
Гарри отошел к Алексу. Тот выглядел до жути довольным. Гермиона заняла место Гарри. Пирс быстро понял, что и девушка хороша. Она легко парировала его удары, у девушки хорошо была развита логика, по-другому ее действия было сложно охарактеризовать. Ели Гарри чаще полагался на свою интуицию, просто невероятную, то девушка выстраивала логические цепочки, причем мгновенные и вычисляла его дальнейшие действия почти со стопроцентным результатом.
- Спасибо, Гермиона. Бой был великолепен, - улыбнулся девушке Пирс. Он первоначально ставил перед собой задачу просто проверить их на уровне первого года, с самого начала. Но это. Это тянуло уже на самый низкий уровень. Можно было сдавать первый экзамен и получать первый пояс.
- Ну что, Алекс. Могу тебя поздравить. Ты нашел двух самородков. Невероятно перспективны. Уже сейчас можно выставлять на юношеские турниры новичков. Причем выиграют с полпинка, - произнес Пирс. - Техника идеальна. Такое редко увидишь. Уже сейчас у каждого свой почерк. У Гарри великолепная интуиция, гибкость и стремительность. У Гермионы - логика, ловкость. Оба сами составляют цепочки, часто очень необычные, что выводит соперника из равновесия. Я пару раз от неожиданности чуть не пропустил атакующие удары. Великолепно. Ребята Я в полном восторге.
- Спасибо, - искренне произнесли подростки.
- Алекс, - Пирс повернулся к Алексу. - Надо менять план тренировок. Во-первых, продолжить направленность. Во-вторых, увеличить объем. Думаю, мы сделаем следующим образом. Мы встали здесь лагерем. Так что я завтра прибуду сюда вместе со своими. Устроим бои, посмотрим на все сильные и слабые стороны ребят. Затем составим план тренировок. Готовьтесь ребята. Нагрузки возрастут раза в два, а то и в три. Но при ваших способностях, вы справитесь. А сейчас продолжим. Я хочу посмотреть на вашу восприимчивость к новому материалу. Это приемы намного сложнее тех, которые вы уже изучили. Основы карате вы знаете, обязательны курс упражнений уж прошли. А сейчас посмотрим на вас с другой стороны. Итак, встали в стойку.
Все последующее время, почти до девяти часов они занимались Алексом и Пирсом. Переключится на новый материал оказалось не так легко, как могло показаться. Но постепенно все стало получаться. Ну, не все, конечно. С первого раза получается только у супермена, а тут всего лишь подростки. Пирс остался доволен, он чуть не плясал. Когда ребята попрощались и пошли к Чу Хвану, Пирс поздравил Алекса с такими чудо - учениками. Такое не часто бывает. А чтобы сразу и двое? Вообще редкость.

Гарри и Гермиона подошли к дому к китайца. Тот ждал их на пороге. Это уже стало ритуалом. Подростки быстро привели себя в порядок и вошли в тренировочную комнату. Чу Хван уже ждал их. Ребята как всегда сели на циновки.
- Вы у меня молодцы. Очень быстро все освоили. Я заметил, как вы оба смотрите на мою коллекцию. И решил научить вас им владеть, - произнес Чу Хван.
- Правда? - вырвалось у Гарри.
- Правда, - улыбнулся Чу Хван. У нас с вами немного меняется расписание с сегодняшнего дня. С девяти до девяти мы продолжаем заниматься тем, чем и занимались. Затем у вас идут два часа занятий - с десяти до двенадцати. В двенадцать на полчаса делаем перерыв и пьем с вами чай. А затем будет тренировка на мессах. Ваши учителя сказали, что дали вам уже все, что нужно. Вы будете дальше заниматься сами - география, история, литература, астрономия, вы можете прочитать все сами. К вас хорошая память. Остаются только химия, математика и физика. Вот три основных предмета, которые у вас остаются. У Гарри еще два раза в неделю будет рисование. У Гермионы это время свободно. Я предлагаю ей заниматься со мной китайской гимнастикой более углубленно, чем это делаем сейчас. Как вам такой план?
- С удовольствием, мастер, - заулыбались ребята. Чу Хван тоже улыбнулся, заметив, как впервые за все время их знакомства у ребят потеплели глаза.
- А чем мы сейчас займемся? - спросила Гермиона.
- Расслаблением. Вам надо отойти от тренировки и настроится на последующие занятия, - объяснил Чу Хван. - Итак. Вы знаете комплекс упражнений. Чуть позднее, я покажу вам несколько новых. Приступайте.
Гарри вздохнул, расслабил мышцы и погрузился в себя. Он закрыл глаза, восстановил события вчерашнего дня и стал разбираться Во всех перипетиях случившегося. Его со вчерашнего дня мучил вопрос, а правильно ли они поступили? Перед глазами плавно протекал вчерашний разговор. Гарри следил за реакциями. Его интересовали эмоции, жесты. Он хорошо помнил, о чем они говорили, сейчас он восстанавливал в голове другое, подоплеку, чувства.
Гарри сделал глубокий вдох и открыл глаза. Они не ошиблись. Эти двое сами себе на уме. Малфоя что-то мучает, он чего-то боится. А Снейп не тот, за какого себя выдает. Он совсем другой. Они их не выдадут. Но и довериться они пока им не могут. Нужна уверенность, что их не предадут. Надо будет об этом поговорить с Гермионой. Да и пора защитить дом. Слава Мерлину, что родителей Гермионы они спрятали во Франции, в одном из особняков Де Гранже. Там такая защита, что даже комар не проскочит.
- Молодцы, вы сегодня хорошо поработали. Уже пришла миссис Рис. Она вас ждет.
Гарри и Гермиона прошли в кабинет, где обычно проходили уроки по маггловским наукам. Кроме миссис Рис здесь еще шесть человек, почти все их репетиторы.
- Ребята, мы хотим вам дать тест, он на два часа, по всем предметам. Мы хотим проверить, что вы усвоили за почти месяц занятий. Темпы у нас были о-го-го какие. Надо бы проверить, как дела с усвоением. Хорошо? - произнесла миссис Рис.
- Конечно, - кивнула Гермиона. Им раздали листы с тестом. Гарри пробежал глазами первый лист. На первый взгляд ничего ложного. Он взял ручку и начал писать. Никаких проблем у ребят не возникло. В конце занятий репетиторы предложили ребятам в конце августа сдать экзамены за среднюю школу и получить свидетельства. Все они в один голос утверждали, что проблем у ребят не будет. Они очень хорошо все запоминают. "Удивительно, но как же нам помогла магия. Если бы не ритуал памяти этот, мы бы, наверное, уже в психушке лежали, на соседних койках. А тут все так замечательно складывается. И совсем этот Дамблдор не прав. Темная магия не развращает. В конце концов, и светлой можно убить человека. Врет он все. Ну, ничего, мы ему еще покажем", - подумала Гермиона позже, попивая чай в компании Гарри и Чу Хвана. Им обещали завтра сказать результаты теста. Вопросов было аж сто пятьдесят. Самое интересное, что ребята ответили на все, где-то одним словом, а где-то целым сочинением.
Затем было первое занятие по овладению техники работы с мечом. Естественно, настоящих мечей они в руки не взяли. Чу выдал им деревянные муляжи. Сказал, что им нужно привыкнуть к тяжести в руке. Хорошо было то, что у обоих уже были разработаны мышцы рук. Но тут скорее надо было разрабатывать запястье, делать его гибким. Первым делом Чу стал учить их балансу между рукой и мечом, как это должно быть, как держать меч, как приветствовать. Ребята с восторгом воспринимали новый материал. Чу решил начать эти занятия с китайского этикета императорских мечников. Это очень древнее искусство. Гарри и Гермиона стали для него любимыми детьми. Он знал теперь, кому все оставит. У него появились наследники, которым он передаст самое главное. Что у него есть - знания и умения.
День сегодня для ребят оказался насыщенным на события, а главное, на экзамены и новые знания.

Люциус ночевал в Малфой-Меноре. Драко и Блез очень обрадовались, когда вчера вечером он появился дома. Он видел, что мальчиков снедает любопытство, но хранил тайну Поттер и Грейнджер. Ему нужно их доверие, если он хочет спасти сына и Блейза от уготовленной им участи. А если он не предаст подростков, то завоюет их доверие. Он поможет им всем, чем только сможет. В эту самую минуту он поверил, что Поттер избранный. Увидев, наконец, юношу лицом к лицу, он понял, что же так привлекает в нем. Сила. Огромная сила. А Дамблдор-то ее и не увидел. В этом Люциус был уверен на все сто процентов. А еще он был уверен, что директор что-то натворил. Поттер и Грейнджер ему больше не верят. Мальчик не собирается спасать мир, он уходит в сторону. Интересно. Люциус в этот момент понял, что будет делать завтра.
Они как раз завтракали, когда Люциус замер с поднесенной ко рту ложкой. Он медленно положил ложку на стол. Драко и Блейз смотрели на него во все глаза. Люциус хлопнул в ладоши. Появился эльф.
- Тилли, принеси мне пергамент, перо и чернила. Через секунду на столе стояло все указанные предметы. Люциус развернул пергамент, обмакнул перо и что-то стал выводить на пергаменте. Драко и Блейз удивленно переглянулись. Здесь в стенах особняка Малфоев они вели себя нормально, не изображая из себя невесть что. Люциус поднял голову, несколько секунд смотрел на рисунок. На лице была написана глубокая задумчивость.
- Пап, в чем дело? - Драко не выдержал. Любопытство взяло свое.
- Мне нужна ваша помощь, - Люциус поднял голову и посмотрел на юношей.
- Конечно. А что требуется? - спросил Блейз, тоже сгорая от любопытства.
- Надо найти в библиотеке в книгах о древних родах вот этот герб, - Люциус показал мальчикам рисунок. Там был прекрасный набросок: Обвивающий клинок дракон. Драко с изумлением посмотрел на отца.
- Я и не знал, что ты здорово рисуешь, - произнес он.
- Ты много обо мне знаешь. Я когда-то закончил академию искусств в Лондоне. На этом настояла моя мать, - объяснил Люциус.
- Маггловская академия? - удивился Блейз.
- Да, Блейз. Все совсем не так, как кажется, - улыбнулся Люциус.
- Это точно, - протянул задумчиво Драко. - Ну что, пошли искать твой герб? - Драко посмотрел на отца.
Следующие четыре часа они втроем безвылазно сидели в библиотеке, пролистывая Кинги, одну за другой.
Люциус задумчиво посмотрел в окно. Затем взял еще один пергамент и стал рисовать. Минут через тридцать рядом с первым рисунком появился второй: Вставший на дыбы темный единорог, на шее которого висела золотая цепь.
- О, а я такой видел, - взглянув на рисунок, вдруг воскликнул Блейз.
- Что? - встрепенулся Люциус.
- Сейчас, только вспомню, где, - Блейз начал лихорадочно листать книги. Драко и Люциус наблюдали за ним, сгорая от нетерпения. Наконец, Блейз воскликнул, потрясая книгой.- Вот, нашел.
Перед Люциусом легла книга, открытая на странице, где был изображен точно такой же единорог, как он нарисовал несколько минут назад. На верху стояло имя рода: Эвансдейлы. Люциус тупо смотрел на имя.
"Эвансдейл. Эванс+Дейл. Эвансдейл. Эванс+ Стоп. Эванс? Эванс. Лили Эванс. Эвансдейл? Мерлин меня побери. Поттер чистокровный. Чистокровнее нашей семьи. Настоящий чистокровный. Какого? Уму не постижимо", - все эмоции проявлялись ярко. Драко, как завороженный, наблюдал за отцом. Блейз же начал читать.
- Род Эвансдейл существует с времен Мерлина. Именно Мерлин нашел подающего магические надежды ребенка - Джона Эвансдейла. Из какого рода был ребенок неизвестно. Но он сам создал себе имя и заслужил доверие королей, которые и сделали его богатым и посвятили в лорды. Долгие годы Эвансдейлы были придворными магами. Когда магический мир отделился от мира магглов. Эвансдейлы уж были одним из ста самых богатых родов. Постепенно род угас. О причинах неизвестно, - Блейз замолчал. - Это все.
- Все? - недоуменно переспросил Драко.
- Ага, - подтвердил Блейз.
- Но если это такой древний род, то тогда почему+, - Драко не успел договорить.
- У древних родов свои секреты, Драко. Никто не исчезает просто так. И вообще не исчезает, - перебил его Люциус. Гарри Поттер - наследник Эвансдейлов. Чистокровный маг. Что-то такое случилось в роду, что он исчез из магического мира или не исчез. Все вдруг стало совсем не просто. Перстень на руке у Гарри, он вот вспомнил о нем случайно, решил проверить, а вдруг. Проверил на свою голову. Люциус был в шоке. Тогда на руке Грейнджер тоже родовой перстень. Она не грязнокровка. Куда катится мир?
- Так, давайте разберемся со втором рисунком, - произнес Люциус. Они возобновили поиски. На этот раз повезло Драко.
- Пап, я нашел, - крикнул Драко. Они втроем собрались вокруг книги. "Прелестно. Она точно не грязнокровка. Как минимум - полукровка. Род Де Гранже. Грейнджер - Де Гранже. Кто бы мог подумать. Вот так жизнь", - Люциус сел а стол.
- И что все это значит? - Блейз вопросительно посмотрел на Люциуса.
- Просто не все так просто. Дело в том, что я видел эти перстни на руках очень даже живых людей, - задумчиво произнес Люциус.
- Ты хочешь сказать, что Эвансдейлы и Де Гранже не исчезли, они существуют? - Драко в изумлении уставился на отца.
- Еще как существуют, Драко, - кивнул Люциус.
- Ничего себе история, - протянул Блейз. Люциус с ним согласился. История действительно было ничего себе. Одни загадки.
- Пап, а кто они? - вот этого вопроса Люциус и боялся.
- Я не могу тебе пока сказать. Но ты их увидишь, обязательно, - ответил Люциус. Его взгляд упал на часы. Время было почти два часа. - Мне пора. Вечером увидимся.
- Ты придешь? - Драко с надеждой посмотрел на отца.
- Обязательно, - улыбнулся Люциус и вышел из библиотеки.
- И что ты по этому поводу думаешь? - Блейз посмотрел на Драко.
- Думаю, отец за кем-то следит. А у них оказались родовые перстни двух исчезнувших родов. Если они одеты на руку, значит они действительно из этих семей, - произнес Драко.
- Согласен. Надо подождать. Когда твой отец будет, готов он нам расскажет, - Блейз взглянул на Драко.
- Да. Так и будет, - кивнул Драко. - Давай пороемся еще, вдруг найдем более подробные сведения.
Юноши снова окопались в библиотеке, ища все, что возможно о двух древних родах.

Ровно в два Гарри и Гермиона вышли из дом Чу Хвана. На противоположной стороне улицы стояла знакомая субару, а рядом, облокотившись на нее, стоял Северус Снейп. Ребята подошли к своему профессору и поздоровались. Тот открыл перед ними дверцу машины. Подростки залезли в салон.
- Как денек? - поинтересовался Снейп.
- Замечательно, - нейтрально ответила Гермиона.
- Не стоит так, Гермиона. Я буду вам помогать, и никто не узнает от меня правду о вас. Я готов вам дать клятву или обет, - Снейп посмотрел на ребят в зеркало заднего вида. Но у подростков не дрогнул ни один мускул.
- Сначала встретимся с лордом Малфоем, а потом будем решать как нам поступать дальше, - произнес Гарри, когда они уже подъехали к дому.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:09 | Сообщение # 8
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 7. Доверительные разговоры

Люциус аппарировал и через несколько секунд стоял в тени дерева, наблюдая за подъезжающей машиной. Машина остановилась в нескольких метрах от дома номер 4. Из нее вышли Снейп, Гарри и Гермиона. Они быстро прошли к дому. Люциус быстро вышел из своего укрытия и направился к ним. Все трое поприветствовали его кивками. Он им ответил тем же. Гарри открыл двери, и они все вошли в дом. Гарри и Гермиона предложили пройти на кухню. Гарри сразу же занялся обедом. Снейп И Малфой сели за стол. Гермиона нарезала салат. Все молчали.
Люциус пристально смотрел на руку Гермиону, где на безымянном пальце красовался перстень Де Гранже. Герб, изображенный на перстне не давал воли воображению. Люциус отвел взгляд от рук девушки и перевел его на папку, лежащую на столе. Он осторожно повернул ее к себе и открыл. Глаза медленно поползли на лоб. На листе бумаги был изображен он сам, чуть смазано, но очень хорошо. Карандашный рисунок. Не доделанный. Люциус поднял голову от рисунка и посмотрел сначала на Гермиону, а потом на Гарри. "Кто из них двоих рисует? Техника замечательная, не хватает мастерства, но и оно придет со временем", - подумал он. Малфой вернулся к рисункам. Аккуратно их пролистывал, откладывал в сторону те, что казались ему более удачными. Гермиона оторвалась от своего занятия и теперь следила за выражением лица Люциуса. Она видела, что Малфой оценил работы Гарри, причем оценил очень высоко.
Снейп тоже рассматривал рисунки. Он постоянно посещал выставки, театры, и знал толк в живописи. И мог со всей ответственностью сказать, что рисунки были хороши. Они прекрасно передавали образ и настроение автора. Вот печаль, вот гнев, а это скорбь, а здесь отчаяние. Великолепная передача. Снейп прищурился и бросил взгляд на Гарри. У него почему-то не возникало сомнений в том, кто автор рисунков. Северус посмотрел на Люциуса. Тот был весь в этих рисунках. "Почему у меня такое чувство, что мы ничего не знаем друг о друге, хотя считаемся друзьями. Могу с уверенностью сказать, что он очень даже неплохо разбирается в живописи. Оп - па, а это что?" - Снейп наблюдал за Малфоем. В папке было несколько остро заточенных карандашей. Рука Люциуса самопроизвольно потянулась за одним из них. Он начал исправлять ошибки на рисунке, который лежал перед ним. Гарри как раз в этот момент обернулся и замер. Сначала у него было желание чем-нибудь съездить по голове Малфоя. Но затем он увидел, что именно делает Люциус. Рисунок обретал четкость линий. Казалось, что Люциус точно уловил, какой настрой был у рисовавшего.
- Где, вы научилиcь, так рисовать? - задал вопрос Гарри, подойдя к столу. Он начал собирать разложенные рисунки, чтобы освободить стол.
- В Лондонской академии искусств, - на автопилоте ответил Люциус, затем поднял голову и посмотрел на Гарри. - Это твои рисунки?
- Да, - кивнул Гарри.
- Превосходные. У тебя замечательное чутье, великолепное видение. Ты обязательно должен заниматься с мастером, - произнес Люциус.
- Два раза в неделю по часу, - проинформировал его Гарри.
- Мало. Такой талант нельзя зарывать, - воскликнул Малфой. Он растерял весь свой надменный шик. Сейчас перед подростками сидел совершенно нормальный человек, без пренебрежительного выражения лица.
- Вам понравилось? - спросила Гермиона.
- Да, не хватает мастерства, но они замечательные, - улыбнулся Люциус. Гермиона приподняла бровь.
- Они действительно хороши. И такой талант надо развивать, - вдруг поддержал Люциуса Снейп.
- Простите, профессор? - Гарри посмотрел на Снейпа.
- Я лишь говорю, что такой талант, ГАРРИ, нельзя зарывать в землю, - произнес мастер зелий, акцентируя внимание на имени юноши. Гарри с легким удивлением посмотрел на зельевара. Тот смотрел на юношу открыто. Никакой ненависти, презрения, брезгливости в глазах Снейпа не было. - Я тоже умею признавать свои ошибки, Гарри. И я очень сильно ошибался на твой счет.
- Спасибо за откровенность, профессор Снейп, - кивнул головой Гарри и отошел к плите. Гермиона помогла ему накрыть на стол.
- Угощайтесь, - произнесла девушка. - Гарри великолепно готовит.
- Гарри? - Люциус недоуменно посмотрел на юношу
- Да, Гарри. По части готовки спец у нас он. Я больше по пирогам, - усмехнулась Гермиона. Снейп взял ложку и зачерпнул суп. Запах был изумительный. Проглотив ложку супа, Снейп с одобрением посмотрел на юношу.
- И почему же ваши таланты не проявились на уроках зелий? - поинтересовался он у Гарри.
- Может проблема в преподавателе, а может мне действительно был непонятен этот предмет, - пожал плечами Гарри.
- А сейчас вы в нем уже разбираетесь? - уточнил Снейп.
- Скажем так, я могу сварить хорошее зелье без ошибок. Выше ожидаемого мне светит, - взглянул Гарри на зельевара. Тот пристально смотрел на юношу.
- Ну что же, проверим, - произнес он в ответ и добавил. - В ближайшее время.
- В ближайшее, профессор? - на губах девушки появилась усмешка.
- Естественно. Вы же кажется говорили, что вам нужны учителя по магии. До первого сентября я совершенно свободен, - произнес Снейп. - Кстати, изумительный суп.
- Спасибо, - поблагодарил Гарри.
Покончив с первым блюдом, Гарри подал овощное рагу и котлеты. Все было оценено по достоинству. Чай с пирогом тоже заслужили похвалы от двух мужчин. Поставив посуду в посудомоечную машину, они все переместились в гостиную. Предстоял разговор, который должен был решить судьбу всех четверых.
Когда все расселись, Люциус, чтобы разрядить обстановку спросил:
- Гарри, а когда ты начал рисовать? Судя по рисункам, это у тебя давнишнее увлечение.
- Мне всегда нравилось рисовать, но родственникам было на меня далеко наплевать. А уж говорить о том, чтобы чему-нибудь меня научить, и не дай Мерлин, если за это надо будет платить деньги. Сначала рисовал на стене в чулане. Я там жил до одиннадцати лет. Могу показать, если хотите, - голос у Гарри был совершенно ровный, никаких эмоций. Люциус в шоке смотрел на мальчика. "Жил в чулане? До одиннадцати лет? И это герой магического мира+ Куда Дамблдор смотрел?" - он никак не мог переварить эту информацию.
- Гарри, Люциус задал вопрос, но ты ушел от темы, - произнес Северус.
- Нет, не ушел, я просто начал издалека, - ответил на это Гарри. - Когда появилась возможность, стал рисовать тупыми карандашами на обрывках бумаги, потом началась школа. Стало легче. Но основное время я рисовал в Хогвартсе, когда меня никто не видел.
- Эти рисунки сохранились? Я хотел бы на них взглянуть, - произнес Люциус. Гермиона молча встала и вышли из гостиной.
- Да, все рисунки у меня есть. Я имею в виду те, что нарисованы за последние пять лет, - ответил Гарри.
- Тебе нравится рисовать? - поинтересовался Снейп. Гарри кивнул. В гостиную вернулась Гермиона, в руках у нее была толстая папка. Она передала ее Малфою. Тот бережно взял папку и положил рядом с собой. Он собирался просмотреть ее после того, как поговорит с подростками.
- Гарри, Гермиона, я еще вчера дал вам понять, что не буду ничего против вас предпринимать. Я готов вам помогать во всем. Я понимаю, что вы не верите мне. У вас есть на это основания. Поэтому решил вам кое-что показать и рассказать. Этого почти никто не знает, - начал Люциус. Снейп пристально на него посмотрел. "Люциус решил в чем-то признаться, чтобы завоевать доверие этих двоих? Мир точно перевернулся", - решил он про себя.
- Мы слушаем вас, лорд Малфой, - произнесла Гермиона.
- Люциус, - улыбнулся Малфой. - Зовите меня, Люциус.
Снейп чуть глаза не закатил. "Ой, Люциус, не переигрывай. Не так уж и наивны эти детки. Вернее, они совсем не наивны", - подумал Северус.
- Так вот. Начну я с этого, - Люциус закатал рукава на обеих руках. Северус неверяще уставился на левую руку Малфоя. Метки не было. Гермиона и Гарри подняли глаза на Люциуса. Никаких эмоций. "Вот это самообладание", - восхитился Люциус. - Я понимаю, что вы не можете сообразить, зачем я это сделал. Но думаю, Северус, ты мне поможешь.
Снейп посмотрел на Люциуса и впервые в своей жизни увидел умоляющее выражение в глазах Малфоя. Молча закатал рукава. На правом предплечье горела метка Темного лорда. Гарри и Гермиона бесстрастно смотрели на это уродство.
- Я могу объяснить, в чем дело, - медленно на руке Люциуса появилась такая же метка.
- Думаю, тебе действительно стоит это объяснить, - задумчиво произнес Снейп. Подростки молчали.
- Северус, ты ведь знаешь, что род Малфоев не так уж и чистокровен, как это представляется в мире, - Люциус посмотрел на Снейпа. Тот кивнул. В глазах подростков появилось легкое любопытство. На самом деле они сгорали от любопытства, но занятия с Чу Хваном сделали свое дело. - Наша семья всегда имела связи с магглами. У нас есть несколько предприятий в маггловском мире. Я учился в академии искусств. У меня высшее маггловское образование. Наша семья не чистокровная, как уже сказал. Вы что-нибудь знаете о вейлах?
- Да, читали. Интересные существа, - произнесла Гермиона.
- Вы хотите сказать, что принадлежите к их числу? - спросил Гарри.
- Да, Гарри. Я на половину вейла, как и мой сын, только у него крови вейлы чуть поменьше, чем у меня. Мне приходилось строить из себя надменного аристократа озабоченного только чистотой крови. Мне, к сожалению, досталась не та жена, которая бы поняла все это. Нарцисса так и не узнала правды обо мне, - произнес Люциус.
- Вы так сейчас сказали, словно она больше не ваша жена, - Гермиона посмотрела в глаза Малфою.
- Слава Мерлину, больше нет, - улыбнулся Люциус.
- И что вы с ней сделали? - спросила Гермиона.
- Развелся и выдал замуж за ее любовника, - усмехнулся Малфой.
- Любовника? - переспросил Северус.
- Да, поймал, как говорится, с поличным. Во французском имении, - насмешка стала чуть горькой.
- Вы не о чем не жалеете? - спросил Гарри.
- Я о многом жалею. Что с сыном почти не общался. Я за эти четыре недели узнал сына лучше, чем за последние пятнадцать лет. И все только потому, что надо было быть осторожным, чтобы никто не узнал. Именно это и привело нашу семью к Темному лорду, - ответил Люциус.
- Мда. И что теперь? - спросила Гермиона.
- Когда-то я совершил ошибку и привел к ошибке еще одного человека, - Люциус виновато посмотрел на Северуса.
- Вы имеете в виду, что приняли метку? - Гарри посмотрел на Люциуса.
- Совершенно верно, - горько улыбнулся Люциус. - Дело в том, что я-то знал, что мне поставить метку нельзя. Тот кто ставит, конечно, ее увидит, если вейла захочет. Вот и носил ее. У меня связь с Темным лордом. Я его чувствую. Нечто похожее у тебя, Гарри, - решил объяснить Люциус.
- То есть, это иллюзия? - уточнил Северус.
- Извини, но да, у меня мною же созданная иллюзия. Я хочу, чтобы вы мне поверили. Я не хочу отдавать своих мальчиков этому маньяку, - произнес Люциус.
- Мальчиков? - переспросила Гермиона.
- Да. У меня теперь живет и Блейз Забини. Его родители стали не угодны Темному лорду и их устранили. Я оформил опекунство над Блейзом. Думаю, я следующий в списке, - неожиданным оборотом закончил свои объяснения Люциус.
- Почему? - спросил Гарри.
- Я не отзываюсь на зов. Провалил дело в министерстве, - начал перечислять Люциус.
- Ну, скажем, в министерстве вы не очень-то и светились. - произнес Гарри.
- А зачем? Я многое могу принять и понять. Но вендетта из-за кого-то пророчества ребенку, это уже слишком, - Люциус посмотрел прямо в глаза Гарри.
- Особенно, если этого ребенка ему еще и подставили, - пробурчал Гарри, но оба мужчины его услышали.
-Ты не объяснишь, Гарри, свои слова, - попросил Снейп.
- Так, сначала мы выпьем чай с пирогом, - встала Гермиона. - Потом, профессор, вы объясните свою позицию. Мы, конечно, готовы с вами поговорить и кое-что объяснить.
- Но мы должны будь уверены в вас, - продолжил Гарри за Гермионой.
- Я предлагаю вам провести обряд доверия, - произнес Северус.
- Что он собой представляет? - спросил Гарри.
- Да, что? - спросила Гермиона, входя в гостиную с подносом.
- Мы сейчас говорим об очень личных вещах. Никому из нас не хочется, чтобы это стало известно кому-либо. Обряд черно-магический, но насколько я могу судить, вас это совершенно не страшит, - Снейп посмотрел на подростков. Те кивнули. Снейп продолжил. - Суть обряда в том, что он позволяет участникам оставаться на равных, никто никому не приносит вассальных клятв, нет никакой роли господина и подчиненного. Все равны, как я уже говорил. Обряд можно провести только в том случае, ели все его участники искренни и честны друг перед другом, не замышляют никаких действий против друг друга. Это позволит также проверить нас. Насколько я понимаю, проверить вам надо нас, так как именно у вас нет доверия к нам.
- Что дает этот обряд? - Гарри пристально посмотрел на Снейпа.
- Я действительно в тебе ошибался, Гарри, - Снейп впервые по-человечески улыбнулся. - Обряд поставит ментальный щит на все воспоминания, с момента, когда возникла ситуация.
- То есть, никто не сможет понять, что произошло и почему? - уточнила Гермиона.
- Совершенно верно. Не с того момента, когда совершен обряд, а с того, когда возникла сама ситуация, - объяснил Снейп.
- Это очень подходит в нашей ситуации, - подтвердил Люциус. - Затем мы сможем в полной мере доверять друг другу. Обряд не сработает, если хоть бы один из нас не искренен. За себя могу ответить. Я на вашей стороне и сделаю все возможное, чтобы вам помочь.
- Хорошо, прежде, чем начать обряд, мы бы хотели послушать вас, профессор Снейп, - Гермиона посмотрела на Снейпа.
- Я скажу только несколько вещей. Меня удивило, когда я увидел вас в Лютном переулке. Затем эти ваши изменения, слишком кардинальные, учеба, занятия. Вы стали другими. Сначала был только интерес, потом появились сомнения. Но я не о том, - произнес Снейп. - Дело в том, Гарри, что очень многое я делаю по приказу Дамблдора. Я двойной агент, шпион директора в стане Темного лорда. Да, Люциус, это я. Ты, наверное, помнишь наши уроки окклюменции. Так вот, их надо вести не так. Так мне приказал их вести директор. Я сломал твою защиту, открыл Темному лорду.
- Я это предполагал, - спокойно произнес Гарри. - Я не виню вас, профессор.
- Северус, лучше зовите меня Северус. Вне школы, конечно, - добавил он в конце.
- Хорошо, Северус, - кивнула Гермиона. - Давайте выпьем чай, а то остынет.
Гермиона разлила чай по чашкам и раздала. На некоторое время в гостиной было тихо. Каждый обдумывал услышанное. Гарри и Гермиона думали о том, что возможно в их жизни, наконец-то, появились взрослые маги. В маггловском мире им повезло больше. Здесь были Алекс и Чу, доктор Мартин, их репетиторы. Может быть, теперь есть Северус и Люциус.
- Вы извините нас на несколько минут? Нам надо кое-что проверить, - произнес Гарри. Гермиона, поймав его взгляд, встала и вышла из гостиной вслед за ним. Они прошли в комнату Гарри. Он сразу прошел к полке с книгами об обрядах. Гермиона мгновенно поняла что он ищет. Им понадобилось минут десять, чтобы найти то, что они искали. Снейп не соврал ни слова, просто не все сказал, но этот обряд подходил им полностью. Подростки переглянулись и пошли в гостиную.
В это время Снейп и Малфой обменивались ничего не значащими фразами. Затем Люциус открыл папку с рисунками Гарри. Тут было все. Снейп к нему присоединился. Они сидели и обсуждали тот или иной рисунок.
- Это бесподобно. Ему обязательно надо заниматься рисованием, - проговорил Люциус, рассматривая портрет собственного сына.
- Думаю, это нарисовано в прошлом году, - произнес Снейп. - С каждым рисунком он передает все более четко.
- Да. Я постараюсь помочь ему развить этот дар, - задумчиво произнес Люциус. Именно эту фразу и услышали ребята, входя в гостиную.
- Вы, правда, хотите учить Гарри рисованию? - спросила Гермиона.
- Да, этот дар надо развивать. Я с удовольствием буду заниматься с Гарри, - улыбнулся Люциус.
- Мы согласны на обряд, - произнес Гарри.
- Вы не все сказали, Северус, - улыбнулась девушка краешками губ. - Вы умолчали, что в этом обряде все-таки будете рангом ниже, чем я и Гарри. И несете больше ответственности, чем мы.
- Ну, это касается вас. Мы с Люциусом понимаем, на что идем, - кивнул Снейп.
- После обряда вы просветите нас, что же сподвигло вас на такие изменения? - Люциус с любопытством посмотрел на ребят.
- Да, - кивнули подростки одновременно.
Следующие два часа они занимались подготовкой к обряду и самим обрядом. В гостиной был свернут ковер. Люциус нарисовал на полу круг, в который вписывал руны. Снейп в это время варил на кухне необходимое зелье. Подростков заставили заучит формулу обряда наизусть, чтобы все прошло на самом высоком уровне. Вот этим-то они сейчас и занимались. Вернее, формулу они заучили с третьего раза. Сначала прочли, потом перевели, а затем уже запомнили. Никаких проблем, спасибо ритуалу памяти. Они сидели и читали книги по обрядам. Много чего интересного можно узнать, если покопаться там, где надо.
Сам обряд занял всего минут пятнадцать. Ничего сложного. По капле крови от каждого в зелье. Каждый делает по глотку и все месте читают формулу. Круг, в котором они стояли, засветился. Свет был белым, что говорило о том, что предателей ни настоящих, ни будущих среди них нет. Через мгновение свет разбился на несколько лучей, он опоясал каждого из них и связал с тремя другими, а потом погас, оставляя их чувствовать связь внутренне. При этом Северус и Люциус прочли дополнительную формулу, где обещали помогать и защищать подростков даже ценой собственной жизни. Вот этого Гарри и Гермиона не ожидали. Как оказалось, пока ребята проверяли правдивость рассказа Снейпа об обряде, эти двое успели обговорить некоторые моменты и нюансы обряда.
- Зачем? - придя в себя от обряда и шока, спросила Гермиона.
- Мы на вашей стороне. И это наше решение, - произнес Северус, затем повернулся к Гарри. - Я никогда не считал тебя копией твоего отца, Гарри. У меня был прямой приказ - стать твоим врагом, но у меня и долг жизни перед тобой. Когда-то твой отец спас мне жизнь.
- Я понимаю. И простите меня за тот случай, - произнес Гарри.
- Тебе не за что извиняться, - вздохнул Снейп. - Может быть теперь вы объясните, что же такого произошло?
Гарри и Гермиона долго молчали. Глаза снова стали холодными, никаких эмоций. Просто мраморные статуи какие-то. А потом их словно прорвало. Они так долго все держали в себе, что даже не думали насколько им на самом деле плохо. По мере рассказа ребят Люциус становился все злее, он еле сдерживал свою ярость. Никогда нельзя было подумать, что такое может произойти.
- Нашел себе игрушку, - пробурчал Люциус. Гермиона остановилась на полуслове и посмотрела на Люциуса. Тот мрачно улыбнулся ей и объяснил свои слова. - Дамблдору повезло, что его здесь нет.
- Ему очень повезло, - подтвердил его слова Снейп. Ребята впервые видели, как в глазах человека плещется ничем неутомимая ярость.
"Кто бы мог подумать, что он так поступит. Я тебе верю, Северус. Ты мое доверенное лицо, Северус. Я тебе все рассказываю, Северус. Сейчас. Как же. Ты, оказывается, мной тоже играешь, как пешкой. Ну-ну. Слава Мерлину, что Гарри и Гермиона проходили в то время по этому чертовому коридору и услышали ваш разговор. Ой, какой же вас ждет сюрприз, директор в начале учебного года", - злорадно подумал Северус.
- Гарри, Гермиона, я могу вам задать один вопрос? - Люциус посмотрел на ребят. Те кивнули. - Я знаю, что за перстни у вас на руках. Я все правильно понимаю?
Снейп недоуменно посмотрел на Малфоя, потом перевел взгляд на руки ребят. Он видел перстни, но не придавал им значения. Сейчас он пристально их рассматривал. Удар осознания был как молния. "Родовые. Это родовые перстни. Но+ У Гарри не перстень Поттеров. Это точно. И герб какой-то знакомый. Жутко знакомый", - Снейп лихорадочно обдумывал увиденное.
- Да, - кинула Гермиона на вопрос Малфоя.
- У тебя, Гермиона, перстень Де Гранже, а у Гарри - Эвансдейлов, - произнес Люциус.
- Вы провели большую работу, - улыбнулась Гермиона.
- Мне не давал покоя рисунок на перстне. Вот я и просидел всю первую половину дня в библиотеке, - произнес Малфой.
- И к какому выводу пришли? - Гарри чуть наклонил голову набок и посмотрел на Люциуса.
- Ты чистокровный маг Гарри, а Гермиона как минимум полукровка, - ответил тот.
- Вы абсолютно правы, все так и есть, - кивнула Гермиона.
- Но как такое возможно? - заинтересовался Люциус.
- Идемте, - Гарри позвал мужчин за собой. Они прошли в комнату Гарри. Когда Снейп и Малфой увидели сколько, а главное какие книги стоят на полках, им уже ничего больше не надо было. Они даже о подростках забыли, бережно перебирая книги. Люциус случайно задел рычаг, раздвигающий стеллажи. Вообщем, Снейп и Малфой на неопределенное время были потеряны для общества. Когда они оторвались от просмотра библиотеки, то обнаружили подростков спящими на кровати. Малфой взглянул на часы и чуть не застонал в голос. Объяснив причину такого своего состояния, он покинул дом на Тисовой и аппарировал в Малфой-Менор, где его ждали Драко и Блейз.
Снейп долго смотрел на подростков, а потом перенес Гермиону в другую комнату и с помощью палочки превратил ее одежду в пижаму, накрыл одеялом и вышел. Гарри он тоже переодел, устроил на кровати поудобнее. Сам же вернулся к шедеврам личной библиотеки Гарри и Гермионы. Ему хотелось прочитать все и сразу. Но так не бывает. Он бы только за эти книги присягнул Гарри на верность. Он наколдовал себе кресло и устроился поудобнее, изучая неизвестные или ранее считавшиеся утерянными труды. Завтра он напишет Дамблдору письмо, что появится в школе только первого сентября. Ему есть чем заняться на это время.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:10 | Сообщение # 9
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 8. Неожиданные гости и день рождения

Гарри стоял в подвале дома на тисовой улице дом 4 и варил очередное зелье. По настоянию Северуса они оборудовали мини лабораторию именно в подвале. Каждый день Гарри и Северус проводили здесь по два часа. Снейп был приятно удивлен успехами юноши, но когда он узнал, каким способом эти успехи получены, то потерял дар речи.
- Гарри, будь внимательнее, - Северус подошел к юноше. - Ты чуть не перепутал ингредиенты для этого зелья.
- Я знаю, понял, что это не то, - кивнул юноша, продолжая мешать зелье.
- Я заметил, - улыбнулся Снейп. - Что будешь добавлять следующим?
- Корень женьшеня, мелко нарезанный, три по часовой, две против, и так шесть раз, - быстро ответил Гарри.
- Молодец, - кивнул Снейп и задал следующий вопрос. - Для чего нужно это зелье?
- С помощью этого зелья можно выяснить, применялись ли к человеку любовные чары и пил ли он приворотные зелья, - отчеканил Гарри.
- Хорошо, - Снейп отошел и сел в кресло, взял книгу, которую читал до этого, но вместо чтения погрузился в воспоминания последних двух с лишним недель.
Ночь, проведенная без сна за чтением книг из библиотеки Гарри, дала о себе знать. Спать хотелось ужасно. В полшестого подростки встали, приготовили завтрак, привели себя в порядок и умчались. Ему удалось поспать несколько часов, в одиннадцать он был уже на ногах. Первым делом он проверил наложенную защиту на дом. Он сильно удивился, что до сих пор никто не явился в дом. Защита должна была дать знать, что в доме посторонние. Через час он уже знал ответ. Никакой защиты на доме не было и в помине. Вообще никакой. Обычный дом в обычной английском городке. Северус покачал головой. Из того, что рассказали ребята, он понял, что Дамблдор выбрал Гарри как отвлекающий маневр, но чтобы вот так его подставлять+ Снейп прищурился. На дом надо ставить защиту и срочно, причем так, чтобы ее не заметили. Тут нужна помощь Люциуса. Удивительно, что мальчика за все это время не нашли. Одним словом - везение.
Северус осмотрел весь дом. Поставил минимальную защиту и отвлекающие от дома чары. Затем аппарировал в Косой переулок. Первым делом он купил мини лабораторию для производства зелий. У Гарри на полках оказались очень интересные книги. Он уже сейчас был готов взяться за варку любого из них. Он о таких и не слышал. Одна из книг была написана Салазаром Слизерином.
Вернувшись на Тисовую, он застал в гостиной Люциуса, сидящим в кресле. Тот читал книгу, причем очень увлеченно.
- Ты убит, - изрек спокойным голосом Северус. Люциус поднял голову посмотрел на Снейп и снова углубился в чтение, при этом не произнес ни слова. Зельевар минуту стоял и смотрел на эту картину, после чего подошел вплотную к Люциусу, поднял книгу к себе названием, не вынимая ее из рук у Люциуса, прочитал название и молча отошел.
- И? - Люциус с любопытством посмотрел на Северуса.
- Откуда это? - Северус мотнул головой на книгу.
- Нашел на полке у Гарри. Занимательное чтиво. И главное многое объясняет, - пояснил Люциус.
- Что именно? - спросил Северус.
- Ты про перстни еще помнишь? - вопросом на вопрос ответил Люциус.
- Да, но не могу вспомнить, где я их видел, - кивнул головой Снейп.
- А зря, - усмехнулся Люциус. - Занятные перстенечки.
- В плане? - Северус пристально посмотрел на Малфоя.
- Хмм, - хмыкнул тот, но все-таки решил просветить товарища. - Гербы на перстнях очень интересные.
- Да, ты вчера сказал, что Грейнджер, у Гермионы перстень де Гранже, а у Гарри - Эвансдейлов, - произнес Снейп.
- Вот именно. Но это два рода, которые считались исчезнувшими, выродившимися еще лет четыреста назад. А тут у нас под носом два его представителя. Думай, Северус, думай, ничего не кажется странным? Де Гранже. Грейнджер. Эвансдейл. Эванс, - Люциус чуть насмешливо смотрел на Северуса. Тому хватило лишь нескольких секунд, чтобы понять, куда клонит Малфой.
- Они взяли другие имена, - задумчиво произнес Снейп.
- Да, и судя по тому, что известно. Род не выродился, просто очень долго в семьях рождались сквибы. У Де Гранже Гермиона стала первым потомком - волшебником. Она теперь леди Де Гранже, отсюда и перстень. А Гарри из рода Эвансдейлов - второй волшебник после долгого времени, - объяснил Малфой.
- А вы действительно основательно покопались в своей библиотеке, - раздался голос Гермионы от входа в гостиную. Оба мужчины обернулись. Подростки стояли, прислонившись к косякам с обеих сторон от входа.
- И книжку нашли, которую мы вам вчера хотели дать почитать, - хмыкнул Гарри.
- Очень интересная книжка, - кивнул Люциус. - Дочитаю, дам тебе, - Малфой посмотрел на зельевара. Тот кивнул.
- Минут тридцать и обед будет готов, - проинформировал мужчин Гарри и ушел на кухню.
Весь день они обсуждали насущные дела. В первую очередь встал вопрос о защите дома. Малфой и Снейп перебрали кучу чар и заклинаний и в конце концов выбрали те, которые считали подходящими. Северус потом рассказал Гарри и Гермионе, что никакой защиты на доме никогда не было, а уж говорить о какой-то защите матери вообще не стоило. Встал другой вопрос: почему тогда Гарри не погиб при встрече с Темным лордом? Но они оставили его на потом. Правда, у Северуса мелькнула мысль, что он, Темный лорд, и не собирался убивать Гарри в ту ночь, а пришел совершенно по другой причине в дом. Но отбросил эту мысль, а она на время отошла на задний план, ожидая своего часа, чтобы снова ворваться в мысли зельевара.
Они составили план занятий. Пока Гермиона и Люциус занимались фехтованием, которое у девушки плохо получалось, Снейп и Гарри уходили в подвал варить зелья. После ужина они шли к реке, в парк за городом, где занимались практикой по магии. Северус помог ребятам изменить свои палочки. Теперь те выглядели также, как их первые, светлые. Люциус и Северус долго рассматривали их, потом хмыкнули и с интересом посмотрели на ребят, но ничего не сказали.
Первые занятия по зельям напоминали уроки в Хогвартсе. Снейп был ужасно язвительным, но постепенно они пришли к нормальному общению. Впервые увидев, как Гарри записывает сейчас рецепт, он долго смотрел на юношу. Потом попытался разобраться. Гарри рассказал о задумке Гермионы. Снейп потом выдал сухой комплимент девушке. Вместо написания рецепта Гарри рисовал схематически рецепт сначала на бумаге, затем в голове и только после этого приступал к работе. На это уходило больше времени, но результат был положительным. И Северус принялся исправлять то, что разрушил. Хотя обряд доверия и закрыл юношу, но не все воспоминания были скрыты. И Снейп уговорил Гарри заняться окклюменцией. Тут здорово помогли занятия с Чу Хваном. Проверив несколько раз Гарри и натолкнувшись на водную преграду, Снейп стал расспрашивать юношу, где он этому научился. Гарри посчитал нужным дать ответ. Снейп долго смотрел на юношу. У него зародилось подозрение, что с Чу Хваном не так уж все и просто. Он решил, что нужно будет познакомиться с китайским мастером лично.
За две недели Гарри, Гермиона, Северус и Люциус притерлись друг к другу. Если первое время подростки огрызались, то постепенно дети и взрослые пришли к взаимопониманию. Пререкания прекратились и дело пошло на лад. Результаты сразу пошли вверх. Все стало получаться.
Снейп оторвался от своих воспоминаний и взглянул на склонившегося над зельем юношу. Было удивительно сознавать, но он полюбил этого юношу, как собственного сына. Обида на Джеймса Поттера ушла безвозвратно. У него, конечно, было предвзятое отношение к Гарри до этого, по присмотревшись и пообщавшись с юношей, Снейп увидел в нем совершенно другого человека. И этот человек ему нравился. Если Малфой на ночь отправлялся в Малфой-Менор, то Снейп поселился в доме на Тисовой. Пока ребята первую половину дня проводили на своих занятиях с другими учителями, Снейп обследовал округу. Выяснил он и кто такая миссис Фигг. Долго потом не мог остановится от хохота. Дамблдор явно не в своем уме. Поставить следить за мальчиком сквиба. Он наложил на женщину чары, чтобы она не могла ничего рассказать, но предварительно выяснил, что она видела и что знает. Это было такое счастье, что женщина проболела долгое время и почти не выходила из дома Она как раз собиралась связаться с Дамблдором и сообщить ему о странном поведении Гарри и отсутствии Дурслей, а также о появлении в доме девушки двух мужчин, которых успела заметить. Снейп был несказанно рад, что успел вовремя. Теперь Дамблдор получил совсем другое сообщение. Фигг во всех красках описала, как Гарри страдает, как исхудал бедненький мальчик, как ему плохо после гибели крестного. Никто проверять юношу не пришел. Снейп только презрительно усмехнулся. То, что никто не явился проверять, почему на тисовой улице появилась защита на доме, сказало ему больше, чем все остальное. Никому особенно Гарри не был и нужен.
- Готово? - спросил Северус, обращаясь к Гарри, вновь прервав свои воспоминания.
- Да, - Гарри повернулся к Снейпу лицом.
- Тогда пошли наверх, - Снейп встал из кресла. Они поднялись наверх. Гермиона и Люциус были на кухне. Готовили ужин, вернее, разогревали.
- О, вы уже, - улыбнулся Люциус.
- Да, Гарри сварил замечательное зелье. Нам всем надо его выпить, - усмехнулся Северус.
- А что оно дает? - повернулась к зельевару Гермиона.
- Вот вы мне и скажите, - усмешка стала более явной. - Ацетус морте.
- Хмм, - Гермиона задумалась. - Оно проявляет приворотные зелья и наложенные чары, если они были применены к человеку, в основном без его ведома. Кажется так.
- Замечательно, Гермиона. Ты не ошиблась. И слава Мерлину, что вы тогда не напортачили с ритуалом памяти, - все-таки не удержался от яда Снейп. Когда он узнал, что за ритуал провели ребята, он орал на них, наверное, часа три. Если бы Люциус его не оглушил на время, то он точно бы что-нибудь с ними сделал. Он потом два дня тестировал ребят, чтобы увериться в том, что с ними все в порядке.
- Северус, по-моему, уже закрыли эту тему, - Люциус укоризненно посмотрел на зельевара. Тот только фыркнул в ответ. Гарри и Гермиона понимающе переглянулись. Что поделаешь, Снейп - это Снейп.
- Ладно, каждый делает по глотку, - произнес Снейп, и первым сделал глоток из колбы. Гарри пристально за ним наблюдал. Он помнил, что голубое свечение означает - все в порядке, зеленое - есть приворотное зелье, желтое - наложенные чары, красное - связь с кем-то. Снейп светился голубым светом. Люциус усмехнулся и сделал глоток.
- Упс, - вырвалось у Гарри. Люциус недоуменно посмотрел на свои руки, светящиеся зеленым светом.
- Кто-то, Люциус, напоил тебя приворотным зельем, - разглядывая Люциуса, произнес Снейп. - Очень давно напоил. Эффект почти сошел.
- Мда, - это было все, на что хватило Люциуса. Пока тот находился в ступоре Гермиона тоже сделала глоток из колбы.
- Хмм, очень интересно, - теперь двое мужчин и юноша смотрели на девушку, переливающуюся то зеленым, то красным светом.
- И что это означает? - спросила Гермиона, разглядывая свечение, окутавшее ее.
- Ну, что могу сказать. Судя по интенсивности света, зелье вы выпили где-то на рождество, а вот связь возникла не так давно и этот кто-то находится в этой комнате, - Снейп пристально взглянул на Гарри.
- Упс, - Гарри сделал шаг назад, но Снейп успел его перехватить.
- Так, что еще вы натворили? - грозно нависнув над подростком, спросил Северус. Гарри и Гермиона переглянулись. Гермиона кивнула. Следующие полчаса ребята рассказывали мужчинам о своем последнем походе в банк.
- Вообщем мы еще стали и Ньюнордграсами, - закончила повествование Гермиона.
- Ньюнордграс - новое северное течение, - задумчиво произнес Люциус. - Темный род.
- Почему? - спросил Гарри.
- Вы оба происходите из темных семейств, умудрились призвать себе в свидетели саму магию, которая вас и обручила... Кстати, вы как далеко зашли? - Люциус внимательно посмотрел на подростков.
- Никуда мы не дошли. Мы вообще были в шоке, - произнесла Гермиона. - Я, конечно, люблю Гарри, но как брата. Мы решили ничего не делать.
- Правильно решили, - произнес Снейп. - Это не окончательный приговор.
- Но гоблины сказали, что это навсегда, что нам в семнадцать лет надо пожениться, - удивилась Гермиона.
- Нет, не нужно. Вы оба будете Ньюнордграсами. Это действительно окончательно. Но вот по поводу вашего обручения и последующей свадьбы, это не совсем так. Вам поэтому и дан год, чтобы определиться, что вы друг к другу чувствуете, - пояснил Снейп. Подростки облегченно вздохнули.
- Да, ребятки, вы полны сюрпризов, - усмехнулся Малфой. - Вы ничего нам не забыли еще рассказать?
- Кхм, кхе-кхе, - закашлялась Гермиона. Малфой и Снейп странными взглядами посмотрели на девушку. Та смотрела на Гарри.
- Что еще? - спросил Снейп.
- Ну, я вообще-то лорд Слизерин, - Гарри осторожно стал отодвигаться от зельевара. Тот молча смотрел на юношу.
- И все? - совершенно спокойно спросил он.
- Нет, - покачал головой Гарри.
- Что еще? - Снейп бесстрастно смотрел на юношу.
- Ну, еще я лорд Поттер, лорд Эвансдейл и лорд Марвел, - Гарри уперся спиной в стену.
- Понятно, - кивнул головой Снейп. Гарри и Гермиона втянули головы в плечи, ожидая грозы. Они и последовала. - Какого черта вы молчали? - в доме задрожали стекла от рева зельевара.
- Петрификус тоталус, - Снейп рухнул на пол. Люциус спокойно убрал палочку в футляр на поясе. - Пусть полежит чуток. А вам следовало бы все-таки такие новости вот так не вывалить.
- Ладно, постараемся так больше не делать, - кивнула Гермиона и сняла с мастера зелий заклятие. Тот молча поднялся и сел за стол, обводя присутствующих хмурым взглядом.
- Северус? - Люциус посмотрел на зельевара.
- Все в порядке, - произнес тот. - Значит четыре титула. Слизерин старший. Хмм. Ладно, надо будет над этим подумать, - рассуждал он вслух. Остальные тоже сели за стол и не мешали его мыслям. Снейп поднял голову и взглянул на Гарри, - Чего сидишь? Пей, давай.
Гарри хмыкнул и сделал глоток. В следующее мгновение его скрутила такая боль, что он рухнул на пол. Хотелось свернуться, уйти от боли. Казалось, что все внутренности выворачивают наизнанку. Люциус и Северус пытались удержать кричащего и изворачивающегося юношу. Гермиона, даже не понимая как и когда, наложила заглушающие чары, а теперь в ужасе смотрела на Гарри. Снейпу удалось подхватить юношу и вынести его с гостиную. Он уложил стонущего подростка на диван, сам сел рядом. Вдруг Гарри выгнулся. Наверное, никто и никогда не слышал, чтобы зельевар так ругался. Досталось всем, особенно Дамблдору, который, наверное, не переставая сейчас икал. Свечение вокруг Гарри переливалось насыщенными цветами красного, ярко зеленого и ядовито желтого.
- Что это? - в ужасе спросила Гермиона. Люциус с таким же ужасом смотрел на ауру юноши.
- Я убью того, кто это сделал, - процедил сквозь зубы Снейп.
- Приворотное зелье нейтрализовано и там еще какое-то было, - Люциус пристально рассматривал юношу, уже затихшего.
- Да, скорее всего, зелье дружбы, - процедил Снейп, водя палочкой вдоль тела Гарри.
- Уизли, - воскликнула Гермиона.
- Все может быть, - кивнул головой Снейп, не отрываясь от своих действий.
- Как он? - спросил Люциус.
- Он сильный, - прошептала Гермиона.
- Он справится, - кивнул головой Снейп. - Об этом я позабочусь. Хорошо, что приворотное и другие зелья нейтрализованы.
- Нейтрализованы? - переспросил Люциус.
- Да, их связь, создавшая новый род, нейтрализовала эффект этих зелий. И они теперь им не страшны, ни Гарри, ни Гермионе.
- То ест, на нас они больше не действуют? - спросила Гермиона.
- Да, пока вы не решите, кем друг для друга станете, - кивнул Снейп.
- Лучше, я тогда на тебе женюсь, - прохрипел Гарри.
- Ты очнулся, - вскрикнула Гермиона и бросилась к Гарри. Девушка села на пол и осторожно погладила Гарри по щеке. Тот улыбнулся, но улыбка была несколько болезненной.
- Все нормально. Только что это было? - произнес Гарри.
- Что? Ну, тебя последние пять лет поили зельями без твоего ведома. Надо будет сварить опознающее зелье, чтобы разобраться, чем именно тебя пичкали. Ваша связь оборвала эффект этих зелий, что очень хорошо, а то ты бы сейчас навряд ли очнулся и боль была бы раз в двадцать сильнее, - начал свои объяснения Снейп.
- Куда уж сильнее, - проворчал Гарри.
- Помимо этого на тебе еще и чары, причем с самого рождения, - продолжил зельевар.
- Какие чары? - Гермиона посмотрела на Снейпа.
- Одни, как я могу судить, скрывающие, - произнес вместо Снейпа Люциус. - А вот вторые я не могу определить.
- Подавляющие, - пробурчал Снейп.
- Объясните, - потребовал Гарри, пытаясь сесть, но Северус мягко, но твердо, уложил его обратно.
- Подавляющие наложены лет пять назад, судя по ауре, а вот скрывающие с момента рождения, - произнес Северус.
- А почему вы можете определить чары, но не можете определить зелья? - Гермиона заинтересованно посмотрела на зельевара.
- Специфика данного зелья. Чтобы разобраться чем поили, необходимо дополнительное зелье. Мы же не думали о таком эффекте, вот его и не варили, - пояснил Снейп так, что вроде бы и ответил на вопрос, но ответа как такового не дал. Гарри хмыкнул. Гермиона кивнула, но уточняющих вопросов задавать не стала. Раз не хочет пока говорить, то и не скажет. Уже привыкли к этой его привычке.
- Что с подавляющими чарами? - спросил Люциус.
- Они пошли на убыль, очень малый эффект остался. Видишь? - Снейп провел рукой по желтому свечению. Люциус кивнул. - Так сбить чары может только очень сильный всплеск эмоций, шок.
- Это могло случиться, когда мы подслушали тот разговор, - произнесла Гермиона.
- Думаю, да. Тем более по времени подходит, - кивнул Снейп.
- А скрывающее? - спросил Гарри.
- А вот с ним я пока ничего понять не могу. Будем варить несколько зелий, чтобы разобраться с этой проблемой. И чем скорее, тем лучше, - произнес Снейп. Гарри кивнул.
- Остается только вот этот красный цвет, - сказал Люциус.
- А с ним что не так? - спросил Гарри.
- Одно ясно. У тебя связь с Гермионой. Это вот этот мягкий свет, а вот этот агрессивный - связь с кем-то еще, - произнес Снейп.
- С кем? По-моему, и так понятно, - пробурчал Гарри.
- Думаю, ты прав. Но вот тут кое-что не понятное, - задумчиво произнес Северус.
- И что? - спросила Гермиона.
- Связь-то агрессивная, но вот опасности тебе она не несет, - произнес Люциус. - Если бы была опасность, цвет был бы темно-бордовым, почти черным. А он просто алый, яркий.
- И что это означает? - озадачился Гарри.
- Вот и будем это выяснять, - задумчиво произнес Северус. - А сейчас пошли есть, там уже все остыло. Сегодня отдыхаем, книжки почитаем. Телевизор посмотрим. Иногда и отдыхать надо.
Северус помог подняться Гарри. Того немного шатало, но с помощью зельевара он добрался до кухни и сел за стол. Когда они уже сели ужинать, в окно кухни постучали несколько сов. Люциус встал и подошел к окну, впуская посланцев. Письма были только для Гермионы, Гарри и Северуса. Гарри отложил в сторону письма из Хогвартса, решив прочитать их после ужина. Люциус слегка удивленно на это посмотрел. Гермиона поступила также, чем удивила уже Снейпа, знавшего, что пришли результаты СОВ. Она первым делом взяла письмо от родителей. Те писали, что у них все хорошо, что они наслаждаются ролью владельцев целого замка. Снейп хмыкнул, глядя на ребят, и развернул свое письмо. Буквально через несколько секунд кухня огласилась его хохотом. Гарри, Гермиона и Люциус в недоумении смотрели на зельевара.
- Гарри, посмотри свои результаты по СОВ, особенно по зельям, - сквозь смех выдавил Снейп. Гарри пожал плечами и вскрыл первое письмо, на котором стоял штамп министерства и в углу приписка - "результаты СОВ"

"Уважаемый мистер Поттер!
Рады сообщить вам результаты экзаменов по "Совершенно Обыкновенному Волшебству", сданными вами в июне этого года:
Защита от Темных Искусств - превосходно
Уход за магическими существами - превосходно
Трансфигурация - выше ожидаемого
Чары - выше ожидаемого
Гербология - выше ожидаемого
Зельеварение - выше ожидаемого
Прорицания - слабо
История магии - отвратительно
Поздравляем, вы набрали 7 СОВ.
Удачи в следующем году.
С уважением, председатель комиссии, Деметриус Мартен. Министерство магии. Отдел образования".

- Выше ожидаемого, - Гарри поднял голову и посмотрел на Снейпа.
- Я так и думал, - усмехнулся тот в ответ.
- Северус, в чем дело? - спросил Люциус.
- Меня назначили на должность преподавателя по защите, - хмыкнул тот. Гарри и Гермиона недоуменно посмотрели на него. - Думаю, директор решил поддержать твое стремление стать аврором и сменил преподавателя зелий. Им будет Слизнорт.
- Жаль, - произнес Гарри. - Но в то же время в школе появится нормальный преподаватель по защите.
- Спасибо за такую лестную оценку, - усмехнулся Снейп.
- Это правда, - поддержала Гермиона юношу. - У нас за все время нормальным был только профессор Люпин. Остальные - не от мира всего. Вот только жаль, что зелья вы вести не будете.
- Ну, эту проблему для вас я смогу как-нибудь решить, - хмыкнул Снейп, потом посмотрел на Гарри. - Какие результаты экзаменов?
- 7 СОВ, из них два превосходно, завалил историю магию, - ответил Гарри.
- Историю надо подтянуть, - произнес Снейп. - В принципе, не так уж и плохо. Историю будешь пересдавать.
- А разве так возможно? - спросила Гермиона.
- Да. Если хоть один из преподавателей скажет, что не согласен с оценками, то ученика вызывают в министерство для пересдачи СОВ. Это где-то в конце августа. Но нам надо сделать все так, чтобы об этом никто не узнал, - ответил Снейп.
- Я все устрою, - кивнул Люциус. - Связи в отделе образования у меня обширные. Кое-кто мне там должен. Сможем все провернуть по-тихому.
- Вот и замечательно. Заодно сдашь и новые предметы. Мы уже занялись древними рунами и нумерологией, у тебя очень даже неплохо получается. Хорошо идет и лечебная магия. Подтянуть бы прорицания. Но на твоем месте я бы заменил этот предмет. Трелони не тот преподаватель, у которого надо учиться, - вздохнул Снейп.
- А можно заменить? - спросил Гарри.
- Да, после пятого года можно. Тем более что в расписании появляются новые предметы. Должно быть в письме из школы, - кивнул Северус. Гарри и Гермиона вскрыли письма. Гарри несколько секунд смотрел на выпавший из конверта значок: Капитан команды Гриффиндора по квиддичу. Гарри повертел его в руках и брезгливо бросил на стол. Снейп приподнял бровь. Люциус также бал озадачен реакций юноши. Примерно такая же гримаса отвращения появилась на лице Гермионы, когда она достала из конверта значок старосты Гриффиндора. Мужчины переглянулись, пока оставили свои вопросы на потом. Гарри углубился в чтение.

"Мистер Поттер!
Рады сообщить вам, что учебный год начинается как обычно 1-го сентября. Билет на Хогвартс-экспресс приложен к данному письму. Вы должны прибыть на платформу 9 и три четверти не позднее 11-ти часов.
Также рада вам сообщить, что с вас сняты все ограничения по игре в квиддич и вы назначаетесь капитаном команды..." - На этом месте Гарри фыркнул. - "К письму приложен список необходимых учебников для шестого курса, по выбранным вами предметам. А также отдельным приложением идет список новых предметов, которые вы можете изучать как основные для себя, заменив те, которые считаете для себя не нужными после сдачи СОВ или же изучать факультативно - один раз в неделю.
С уважением, заместитель директора школы
Профессор трансфигурации
Декан Гриффиндора
Минерва МакГонагалл".

Гарри развернул лист и просмотрел его.

"Список предметов, вводимых с шестого курса:
1. Лечебная магия - мадам Помфри
2. Фехтование - профессор Билл Уизли
3. Дуэльный клуб - профессор Северус Снейп (только факультативно)
4. Боевая магия - профессор Северус Снейп.
5. Анимагия - профессор Минерва МакГонагалл (только факультативно)
6. Древние искусства - профессор Северус Снейп (только факультативно)
7. Стихийная магия - профессор Максимилиан Ренсорт
8. Искусство бытовой магии - профессор Флитвик
Просим прислать ваши пожелания до 10 августа, чтобы мы могли составить ваше расписание.
С уважением, заместитель директора школы
Профессор трансфигурации
Декан Гриффиндора
Минерва МакГонагалл"

Гарри снова фыркнул и передал лист Снейпу. Тот вопросительно посмотрел на юношу.
- И что вы мне посоветуете, профессор? - усмехнулся Гарри.
- По-моему, мы договорились звать друг друга по имени, - произнес тот, изучая лист. - Ну что же, пожалуй стоит удивить всех своим выбором. Значит так, обязательно берем лечебную магию, естественно, все три мои курса и анимагию. Итого пять. То же самое для Гермионы.
- Согласна, - кивнула головой девушка.
- Фехтование вам не нужно. Этим мы с вами и так занимаемся. Бытовую магию вы и сами способны выучить, ну а стихийная вам просто не нужна, тем более это в основном теоретический курс. Ничего интересного. У вас книги в библиотеке на этот предмет есть. Прочитаете их, этого будет достаточно, - пояснил Снейп.
- Может объясните, свое отношение к значкам, - подал голос Люциус.
- Я не собираюсь играть в квиддич, - ответил Гарри.
- Совсем? - уточнил Снейп.
- За команду - нет, - ответил юношу. - Каким предметом мне заменить прорицания?
- Боевой магией. - усмехнулся Северус. - Пусть все помучаются вопросом, не сошел ли ты с ума.
- Весело кому-то будет читать наши письма. Они ведь думают, что мы пойдем к Биллу на фехтование. И кстати, я тоже откажусь от значка. Мне он не нужен. - усмехнулась Гермиона.
- Мне даже и сказать вам нечего, - покачал головой Северус. - Сейчас отдыхаем, а завтра начнем готовить зелье, чтобы разобраться, кто вас там чем поил.
- Не забудьте, у Гарри послезавтра день рождения, - произнесла Гермиона.
- Мы помним, - усмехнулись оба мужчины.
- Черт, - воскликнул Гарри.
- В чем дело? - двое мужчин и девушка уставились на парня, который со стоном опустил голову на стол.
- Я совсем забыл, - воскликнул юноша.
- Что забыл? - не поняла Гермиона.
- Каждый год, за неделю или две меня забирали в Нору, к Уизли, - Гарри поднял голову. - Что делать? Я не хочу туда ехать.
- Спокойно, Гарри. Возьми себя в руки, - произнес Снейп, начиная обдумывать ситуацию. - У нас есть еще время, чтобы все обдумать и решить, как поступить. И успокойся, никуда ты не поедешь.
- Очень на это надеюсь, - пробурчал Гарри. - Иначе от Норы ничего не останется.
- Даже так? - хмыкнул Люциус, за что заработал от юноши мрачный взгляд. - ладно, если на сегодня все, то пошел-ка я домой, пообщаюсь с сыном.
- До завтра, Люциус, - улыбнулась Гермиона
- До завтра, - попрощался Люциус и аппарировал прямо из кухни.
Остаток дня Гарри и Гермиона бездельничали. Правда, сначала Гарри занялся приготовлением обеда на завтра. Потом ребята написали ответы в Хогвартс. Потом, переговорив со Снейпом, решили завтра во второй половине дня посетить Косой переулок, чтоб купить все к школе. Затем они все вместе посмотрели фильм, и в половине двенадцатого Снейп загнал их спать.

Люциус аппарировал перед входом в Малфой-Менор. Вокруг стояла полная тишина. Люциус вошел в дом и прошел сразу в библиотеку. Последнее время Драко и Блейз из нее просто не вылезали, читая все, что попадало под руку. Иногда ему хотелось забрать их с собой на Тисовую, чтобы упорядочить их знания. А то становилось страшно от того, что могло им прийти в голову. Он оказался прав, Блейз и Драко сидели в библиотеке и увлеченно читали книги.
- Пап! - Драко вскочил с кресла, как только заметил входящего Люциуса. - Ты сегодня рано.
- Да, освободился вот пораньше, - улыбнулся Люциус и потрепал сына по волосам, потом улыбнулся Блейзу.
- Тебе письмо сегодня пришло. Еле отобрали у почтовой совы. Блейзу все руки исклевала, - выдал Драко. Люциус посмотрел на руки Блейза. Драко усмехнулся. - Уже все в порядке. Я дал ему заживляющее зелье.
- Молодец. Где письмо? - улыбнулся Люциус.
- На столе, - Драко мотнул головой в сторону массивного письменного стола у окна. Люциус прошел к столу, сел и взял конверт. Драко устроился с ногами в кресле и стал наблюдать за отцом. Люциус вскрыл письмо, развернул и углубился в чтение:

"Старый друг!
Забирай мальчиков и исчезни из Малфой-Менора. Он больше для тебя не безопасен. Ему удалось пробить защиту особняка. Он скоро нападет.
Завтра в Малфой-Менор прибудет группа авроров проводить обыск на предмет темных артефактов. С ними заклинатель. Удали все из дома. И быстро.
Твой друг".

Люциус долго смотрел на письмо, переваривая прочитанное. Драко сразу определил, что новость не очень хорошая, и теперь ждал реакции отца. Люциус поднял голову и столкнулся со взглядом сына.
- Блейз, Драко, быстро собирайте все свои вещи. Мы уходим отсюда, - произнес Люциус вставая из кресла.
- Пап, что случилось? - Драко занервничал.
- Не сейчас, Драко, - пресек дальнейшие вопросы Люциус. - Собирайте вещи. Сюда мы уже навряд ли вернемся.
Драко и Блейз переглянулись, потом перевели взгляды на выходящего из библиотеки Люциуса. У обоих в глазах стоял вопрос, но было видно, что Люциус явно встревожен. Юноши быстро покинули библиотеку и направились в свои комнаты, собрать вещи. Люциус же направился в тайный кабинет, о котором никто в доме не знал. Пройдя по коридору, Люциус уперся в тупик. Он подошел к стене и приложил к ней перстень, стена раздвинулась. За ней располагался кабинет. Люциус сразу же направился к дальней стене, направил на нее палочку и прошептал заклинание, потом уколол палец и приложил к образовавшейся трещине. Через несколько секунд в стене появилась дверь. Люциус приложил перстень в выемку и повернул, раздался щелчок, дверь открылась. Люциус прошел внутрь. При его появлении на стенах зажглись факелы. Люциус не обращая внимания ни на что и не отвлекаясь, стал быстро складывать все, что находилось в комнате в сундуки. На сборы ушло много времени. Но все предметы были упакованы, а сундуки уменьшены и убраны в сумку. Люциус оглядел комнату, проверил не оставил ли чего, затем вышел, запер дверь, прошептал заклинание. Стена стала гладкой. Люциус прошел через кабинет и вышел, запер его и направился в свои комнаты. Не особенно утруждая себя складыванием, побросал вещи в сундук и уменьшил его.
- Драко, Блейз! - позвал он.
- Мы тут, - отозвался Драко, выглядывая из своей комнаты, которая находилась недалеко от комнат Люциуса.
- Хорошо, идемте, - сказал Люциус, и направился к лестнице. Пока ребята спускались вниз, Люциус успел раздать домовикам несколько распоряжений. Люциус, Драко и Блейз вышли из дома. Люциус уменьшил их сундуки, убрал в карман, затем прижал обоих юношей к себе и аппарировал. Буквально через пару минут небо над Малфой - Мэнором заискрилось и перед входом появились пожиратели. Они опоздали всего на несколько минут. Жертва успела сбежать.
Люциус заметал следы. Сначала они аппарировали в Лондон, оттуда в Ирландию, затем в Шотландию, потом в охотничий домик Малфоев в Уэльсе. Чем больше мест они посещали, тем сильнее нервничали подростки. Они уже поняли, что случилось что-то очень серьезное. Еще одна аппарация и они во Франции, в Марселе. Люциус взял такси и через два часа они уже были в маленьком городке, откуда аппарировали в Англию. На какой-то железнодорожной станции Люциус купил билеты до Лондона. В пять утра поезд прибыл на Королевский вокзал. Люциус взял такси и они доехали до городка, который находился в двадцати километрах от Литтл-Уиннинга, до которого уже добирались на рейсовом автобусе. Люциус еще в Ирландии купил парики, а не стал накладывать чары, чтобы их не дай Мерлин не вычислили. В семь часов утра Люциус и выбившиеся из сил Блейз и Драко стояли на пороге дома номер 4 на Тисовой улице в городке Литтл-Уингинг. Люциус, не стучась, повернул ручку и вошел. Юноши последовали за ним. Люциус заглянул на кухню. У плиты колдовал Снейп.
- Северус, - уставшим голосом позвал Люциус. Снейп обернулся и увидел за спиной Малфоя-старшего своего крестника и Блейза Забини.
- Крестный? - недоуменно произнес Драко.
- Доброе утро, Драко, Блейз, - поздоровался с юношами Снейп. Те смотрели на него, находясь в ступоре. Этот профессор Снейп мало походил на того, которого они знали.
- Крестный?! - повторил Драко.
- Да, Драко, это я, - усмехнулся Снейп и добавил с долей язвительности. - И что же такого ты тут увидел, чтобы так на меня смотреть.
- Хмм, - смутился Драко.
- Северус, им бы поспать надо. Мы мотаемся с одиннадцати часов вчерашнего вечера. Поспали, наверное только пару часов и то не подряд, - произнес Люциус, устало опускаясь на стул.
- Так. Ванная на первом и втором этажах. Комната на втором этаже, там большая кровать, поместитесь вдвоем, - распорядился Северус. Юноши переглянулись, но спать хотелось ужасно и они проследовали до ванной. Спустя полчаса юноши спали мертвым сном, их бы пушка не разбудила. А в это время Люциус посвящал Снейпа в события вчерашнего дня. Позже они унесли сундуки в подвал.
Снейп отправил Малфоя-старшего спать, а сам продолжил колдовать над зельем, которое законсервировал перед этим. Теперь не возникало никаких сомнений, что Малфои попали в черный список Темного лорда. Его за все это время не вызывали, но теперь можно было ожидать вызова и готовиться к порции круцио. Снейп скривился. Как же ему надоела эта метка и это жизнь, когда он может быть самим собой, только в отпуске. Северус вздохнул. Сейчас перед ним стояла задача удержать четверых подростков от боевых действий, хотя скорее, двоих, а именно Блейза и Драко. Он был более чем уверен, что Гермиона и Гарри будут вести себя достойно.
В половине второго на кухне сидели Снейп, Малфои старший и младший и Блейз Забини. Снейп потчевал их чаем с пирогом, сказав, что обед будет в половине третьего, когда вернутся два последних жителя этого дома. На вопрос Драко, чей то дом, Люциус и Северус загадочно переглянулись, но ответа не дали. В один прекрасный момент, когда Снейп расспрашивал ребят об их результатах экзаменов, на кухне материализовались пять эльфов из Малфой-Менора и кинулись в ноги Люциусу, причитая, чтобы тот позволил им остаться с хозяином в этом доме. Из их причитаний удалось понять, что Малфой-Мэнор захвачен, одно крыло дома разрушено, защита пала и что несколько часов назад состоялся бой между захватчиками и аврорами, прибывшими в Малфой-Мэнор.
- Вовремя вы ушли оттуда, - произнес Северус. - Еще какие-нибудь две-три минуты и вас бы здесь не было.
- В этом доме вам всегда рады, Люциус, - голос Гарри прозвучал для всех неожиданно. Драко резко обернулся и так и замер с открытым ртом. В дверях кухни стояли Гарри и Гермиона в спортивных костюмах, но как он выглядели. На лбу у Гарри была повязка, скрывающая шрам, челка падала на глаз, еще более оттеняя зеленый цвет глаз, волосы лежали свободно и не топорщились в разные стороны, очков не было. Гермиона выглядела изумительно в своем терракотовом спортивном костюме, волосы забраны в высокий конский хвост, несколько прядей падают по бокам.
- Поттер?! Грейнджер?! - выдавил из себя Блейз, пришедший в себя первым. Драко молча встал, подошел к Гарри и Гермионе. Он изучал их пристально, как каких-то неведомых магических существ. По мере такого разглядывания на лицах Гарри и Гермионы все явственнее проступали ухмылки. Наконец, Гермиона не выдержала и помахала рукой перед носом Драко. В следующее мгновение ее рука была перехвачена. Северус и Люциус напряглись, но Гарри как стоял, привалившись к косяку, так и остался стоять, чего не скажешь о Драко. Рефлексы у Гермионы сработали автоматически.
- Мда, - выразил общее мнение Блейз. Гермиона перешагнула через Драко и улыбнулась одними губами.
- И тебе здравствуй, Драко, - произнесла она при этом. Подойдя к столу, он посмотрела на Забини.
- Блейз, - чуть склоненная головка.
- Грейнджер, - так же наклонил голову Забини.
- У нее, вообще-то, есть имя, - насмешливо произнес Гарри, затем протянул руку Драко. - Это не лучшее решение, валяться на полу.
Драко, не думая, что делает, протянул руку. Гарри обхватил его запястье и потянул на себя, быстрым движениям поднимая блондина на ноги.
- Добро пожаловать в дом, в котором я живу последние пятнадцать лет, Драко, - произнес Гарри.
- Поттер, это ты? - Драко никак не мог прийти в себя от вида своего школьного заклятого врага.
- А что, не похож? - насмешливо поинтересовался тот.
- Если честно, то нет, - ответил Блейз.
- Рад это слышать, - Гарри вдруг стал серьезным, повернулся к Северусу. - мы сегодня едем в Косой?
- Гарри, планы меняются. В Косой пойдем только я и Люциус, - произнес Се


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:12 | Сообщение # 10
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
- Гарри, планы меняются. В Косой пойдем только я и Люциус, - произнес Северус.
- Думаю, это лучшее решение, - кивнула Гермиона. - Особенно после того, что мы тут услышали.
- Где деньги, вы знаете, - сказал Гарри, выходя из кухни. - Я в душ.
- Я тоже вас оставлю, - улыбнулась девушка и вышла. Драко уставился на руку, на которой был перстень. Он тогда еще хотел рассмотреть рисунок, а сейчас, когда Гермиона заправила прядь за ухо, перстень был хорошо виден. "Перстень Де Гранже", - понял Драко. Он медленно перевел взгляд на отца, потом на крестного.
- Может мне кто-нибудь объяснить, что здесь происходит, - произнес он. Люциус усмехнулся и начал свое повествование, вводя двух юношей в суть происходящего. Он все еще продолжал говорить, когда на кухню вернулись Гарри и Гермиона. На Гермионе была черная легкая юбка выше колена и красный топ, открывающий живот. Волосы она оставила убранными в хвост. Гарри появился в светло-голубых джиннах и белой футболке без рукавов. Блейз и Драко в шоке рассматривали двух этих красивых молодых людей. А Гарри и Гермиона готовили обед.
- Куда вы делили тех Поттера и Грейнджер, которых мы знали? - вдруг спросил Блейз. Гермиона повернулась от кухонного стола и посмотрела на юношу пристальным взглядом.
- Те Поттер и Грейнджер канули в лету, - холодно произнесла девушка. По спине Блейза побежали мурашки от тона Гермионы.
- Значит ты у нас полукровка, а Поттер - чистокровный, - Драко с непонятным выражением смотрел на гриффиндорцев.
- Тебя что-то не устраивает? - съязвила Гермиона. Драко на мгновение растерялся. Он просто не знал, как общаться с этими двумя. Они уже не были такими импульсивными, как раньше.
- Угомонитесь, все четверо, - наконец, вмешался Северус. Гарри поставил на стол тарелки, салат. Гермиона разлила суп. Стол был быстро накрыт. Блейз спокойно взял ложку и начал есть.
- Вкусно, - выдал он вердикт.
- Все благодарности Гарри, - произнесла Гермиона.
- Ты готовил сам? - удивился Блейз.
- Ну, надо же было хоть каким-то способом учиться варить зелья, - хмыкнул Гарри.
- Судя по еде, тебе это удалось, - хмыкнул в ответ Блейз. Северус закатил глаза к потолку. Похоже, в доме начинается новый этап притирки характеров. Четыре малолетние язвы в одном доме - это слишком.
- И что теперь? - Драко обвел всех взглядом.
- А теперь будем жить, - спокойно ответил Гарри. - Мы с Гермионой дома бываем только с половины третьего, а потом у нас занятия с Люциусом и Северусом.
- Для начала надо ввести Драко и Блейза в нашу связь доверия, чтобы и их защитить и вас, - произнес Люциус и, чтобы предотвратить вопросы, посвятил двух слизеринцев в данный аспект отношений между ними и гриффиндорцами. Драко и Блейз все больше впадали в ступор. Гарри и Гермиона же веселились во всю, хотя внешне и не показывали. Но ведь Снейпа не проведешь. Он быстро смекнул что к чему и выгнал их в подвал, надавав заданий. Те только хмыкнули и удалились в лабораторию. А Снейп и Люциус стали объяснять двум оставшимся подросткам, как на самом деле обстоят дела. Через некоторое время Драко прервал рассказ.
- Его что, просто вот так хотели..., - он никак не мог подобрать слов.
- Именно, Драко, - произнес Северус.
- Но это же подло, - воскликнул Блейз.
- И что? - раздался от двери голос Гарри. - Кого это волнует?
- Меня, - воскликнул Блейз.
- Спасибо, - произнес Гарри. - Только того, кого это должно было волновать, это не волнует.
- Никогда бы не подумал, что Дамблдор может так поступить, - прошептал Драко.
- Теперь знаешь, - холодно выдал Гарри.
- Как ты с этим справился? - Драко посмотрел на своего теперь уже бывшего врага.
- А ты считаешь, что я справился? - Гарри пристально посмотрел на Драко.
- Думаю, да. Ты сильно изменился. Очень. Я даже не знаю, как с тобой разговаривать. Ты чем-то теперь напоминаешь крестного, - произнес Драко. Северус фыркнул. Люциус наблюдал за разговором молча, давая подросткам самим решить, как они будут общаться.
- Драко, я уже сказал, добро пожаловать в этот дом. Мне жаль, что я когда-то отверг твою дружбу. Может быть тогда бы все сложилось совсем по-другому, - произнес Гарри. Драко молча встал и подошел к Гарри. Несколько секунд они стояли напротив друг друга, а потом Драко протянул руку. Гарри пристально посмотрел в глаза блондина. Драко видел как тает лед в глазах Гарри. Рукопожатие было сильным.
- Я, Драко Малфой, приятно познакомиться, - произнес Драко.
- Привет, я, Гарри Поттер, рад знакомству, - улыбнулся Гарри.
- Ну, а я Блейз Забини, лучший друг Драко, - съехидничал Блейз, чем разрушил торжественный момент.
- Все, конечно, замечательно, но, по-моему, ты пошел за Северусом, - насмешливо произнесла Гермиона.
- В чем дело? - Северус посмотрел на девушку.
- А Гарри как всегда умудрился все как-то сделать не так и при этом получить результат. Правда, я не поняла какой, - выдала девушка.
- Извини? - не понял Снейп. Гарри бросил на Гермиона мрачный взгляд, но та его просто проигнорировала.
- А тебе лучше взглянуть, - усмехнулась Гермиона. Переглянувшись, они всей компанией спустились в подвал. Снейп долго изучал сваренное Гарри зелье. Потом пристально посмотрел на юношу и начал допрос, который свелся к тому, что Гарри пришлось вспомнить каждое свое действие. Спасибо Чу Хвану, ему это удалось. После чего Снейп вообще погрузился в задумчивость. В конце концов, он объявил, что это варево требует более детального изучения, которым он займется завтра. А сейчас ему и Люциусу надо в Косой переулок покупать им все к школе.
Когда Люциус и Северус аппарировали, Гарри и Гермиона посмотрели на двух новых жильцов дома номер 4 и предложили сходить в кино. После чего им пришлось минут двадцать объяснять, что это такое. В конце концов, они плюнули на это дело, сказав, что те сами все увидят. Только вот одеться надо по-маггловски. Кое-как приведя слизеринцев в надлежащий вид, они вчетвером отправились на первый для слизеринцев сеанс. К концу этого действа слизеринцы были в полном восторге. После этого они забежали в пиццерию и перекусили. Для Драко и Блейза все это было в новинку. За всеми эти похождениями грань старой вражды начала стираться. Вернулись домой они раньше, чем это сделали Северус и Люциус. Потом они расположились на кухне, где Гарри занялся ужином, а Гермиона, Драко и Блейз углубились в чтение. Именно такую мирную картину и застали вернувшиеся из Косого переулка взрослые.
Следующее утро для Гарри и Гермионы началось как обычно, они отправились на занятия. Блейз и Драко встали только в одиннадцать часов.
- А где Гарри и Гермиона? - Блейз недоуменно смотрел на Снейп и Малфоя-старшего.
- Они на занятиях. Будут только в половине третьего, - не отрываясь от котла, произнес Снейп.
- С каких пор ты называешь Гарри и Гермиону по имени? - поинтересовался Люциус.
- Со вчерашнего, - вместо Блейза ответил Драко, появившийся в дверях кухни. - Так, что за занятия?
- Совершенно разные, - пробубнил Снейп, помешал зелье и только потом обернулся к Драко. - Ты вчера обратил внимание, как Гермиона уложила тебя на пол?
- Еще бы. Он и пискнуть не успел. Я даже не понял, что произошло, - усмехнулся Блейз.
- Ну, вот этому они учатся. А еще изучают маггловские науки, учатся драться на мечах, - перечислил Люциус.
- Зачем? - не понял Блейз.
- Это их решение, - ответил Снейп. - Они сделали свой выбор. И если быть честным, то я безмерно доволен таким их преображением.
- Ага, только вот взгляды у них иногда. В дрожь бросает, - передернул плечами Драко.
- С этим ничего не поделаешь, Драко. Им удалось услышать то, что их ушам не предполагалось быть услышанным. Это заставило их пересмотреть очень многое. Думаю, это стало последней каплей. Они в течение всего пятого курса думали, размышляли, вычисляли. А это стало последней каплей. Если посудить, то я более чем удивлен результатами его СОВ. А он реально завалил только один предмет - историю магию, ну и прорицания еле вытянул, - произнес Снейп, садясь за стол. - А теперь о главном.
- С сегодняшнего дня вы присоединяетесь в изучении магии к Гарри и Гермионе, - взял слово Люциус. - То есть с четырех часов будете заниматься вместе с ними, а пока их нет, книги есть. Библиотека у ребят одно загляденье. Таких книг нет даже в Хогвартсе.
- Это я уже заметил, - кивнул Драко.
- Сегодня проведем обряд доверия, включим вас в круг. Это позволит нам защитить друг друга от врагов, - произнес Снейп.
К возвращению гриффиндорцев Драко и Блейз уже были настолько замотаны Люциусом и Северусом, что им было все равно, что делать. За столом ребята устроили милую такую язвительную перепалку, но ни Люциус, ни Северус в нее не вмешивались. Все было в рамках приличия. Затем они провели обряд. После всего этого Люциус загнал их читать новые учебники и делать домашнее задание. На это им выделили всего три дня. Снейп же отправился в гости к миссис Фигг. Ей пора было отправить еще одно сообщение Дамблдору о Гарри Поттере.
День рождения Гарри, 31 июля начался как всегда, в полшестого утра. В шесть утра он с Гермионой уже был в парке на своем очередном занятии с Алексом и Пирсом. А в это время на Тисовой улице в доме номер 4 начался ад. Налетели совы с подарками. Сортировкой всего этого занялись Блейз и Драко. Совиный налет иссяк к двенадцати часам. Драко, поглядев на количество, а главное на то, что могло бы быть завернуто в ту или иную бумагу, сморщился.
- И так каждый год? Это все? - Драко с брезгливым удивлением рассматривал лежащую на кровати кучу.
- Мда, я как-то иначе представлял жизнь Гари Поттера, - задумчиво произнес Блейз.
- Так дело не пойдет, - Драко решительно встал и пошел в гостиную, где сейчас находились Снейп и Малфой-старший.
- Драко? Что-то случилось? - Люциус посмотрел на сына.
- Сегодня день рождения у Гарри, - произнес Драко.
- Мы в курсе, - Снейп бросил взгляд поверх книги на крестника.
- Там ему подарки прислали. Но будь моя воля, я бы их просто сгреб и отправил на первую же помойку, - выдал Драко.
-Даже так? - Снейп заложил страницу и отложил книгу в сторону, с интересом глядя на Драко.
- Это больше похоже на подачку, - произнес Блейз.
- Успокойтесь. У Гарри будет самый лучший день рождения сегодня, - улыбнулся Люциус. - У нас заказан столик в ресторане в центре города.
- А подарки? - спросил Драко.
- Уймитесь уже, - усмехнулся Снейп.
В половине третьего Гарри и Гермиона вернулись домой, где Гарри сразу же поздравили с денем рождения, но предупредив, что их подарки он получит сегодня, но позже. Затем они все поднялись наверх, в комнату Гарри. Юноша долго смотрел на лежащие на кровати свертки. Выражение лица при этом у него просто не читалась. Восковая масса.
- Гарри? - Гермиона осторожно дотронулась до его руки. Гарри медленно повернулся и посмотрел на девушку. В глазах стояла такая боль, что девушка задохнулась.
- Я не могу, - прошептал Гарри. Снейп подошел к Гарри и заглянул ему в глаза, затем просто подхватил того на руки и вынес из комнаты, спустился в подвал, поставил Гарри на пол и бросил заглушающие чары на стены. И Гарри прорвало. Единственное, что оставалось делать зельевару, это прижать юноши спиной к своей груди и держать, пока тот выплескивал свою боль, ярость, гнев, отчаяние в безумном крике.
Гермиона села на кровать, по щекам бежали безмолвные слезы. Драко несколько минут смотрел на девушку, потом подошел и присел перед ней на корточки, осторожно взял сцепленные в замок руки, разжал пальцы.
- Гермиона, все будет хорошо, вот увидишь, - прошептал он девушке. - Не плачь. Мы же все рядом. Больше никто не предаст. Я клянусь тебе в этом. Хочешь, дам непреложный обет.
- Спасибо, Драко. Но не стоит. Обряда доверия хватит, - сквозь слезы улыбнулась девушка. Люциус присел рядом с ней и приобнял ее за плечи. Гермиона заговорила. - Он работал, учился, справлялся с трудностями. Такой сильный, но такой ранимый. Я видела, как все это тяжело, но он старается и у него получается. Но я не думала, что вот это, - Гермиона со злостью смахнула подарки на пол. Что-то звякнуло. - Вот это все станет той каплей, когда боль вырвется наружу. Это, наверное, хорошо, что все вышло сейчас, да? А не в школе? У нас ведь теперь есть время залатать его душу? - слезы градом текли по щекам. Блейз сел по другую сторону от девушки. Драко сел на пол положив подбородок ей на колени и сжав ее руки в своих. В комнату вошел Северус со спящим Гарри на руках.
- Что с ним? - спросил Люциус.
- Спит. Эмоциональное истощение. Пусть поспит пару часов, а потом мы устроим ему настоящий праздник, - произнес Снейп. Люциус, Гермиона и Блейз встали с кровати. Северус уложил юноши и накрыл его пледом, поправил челку. - Я убью любого, кто причинит этому ребенку еще раз вред, - процедил он сквозь зубы.
- Давайте разберем подарки, - Гермиона села на пол. Блейз и Драко последовали ее примеру. Северус сел на кровать, а Люциус в кресло. Гермиона взяла первый подарок и прочла приложенную к ней открытку. Невилл Лонгботтом. Гермиона молча вытащила палочку. Секунда и на полу остался только пепел.
- Ну, ни фига себе, - присвистнул Блейз. Драко взял следующий подарок.
- От Молли Уизли, - прочел он.
- Туда же, - прокомментировала Гермиона. Драко уже поднял палочку, когда Гермиона схватила его за руку, затем она разорвала упаковку. В коробке были фирменные пироги и пирожные от миссис Уизли. Девушка, прищурившись, смотрела на них, потом перевела взгляд на Снейпа. - Я, кажется, знаю, как Гарри получал свою долю приворотных зелий.
- Приворотных? - выдохнул Блейз. - Фух, по-моему, это уже слишком.
- Вполне возможно, Гермиона, ты и права, - разглядывая кулинарные шедевры, произнес Северус. Гермиона отодвинула коробку в сторону. Взялась за следующий подарок. От Джинни Уизли. На полу появилась еще одна кучка пепла. Драко потянул на себя коробку, прочел:
- От Фреда и Джорджа Уизли.
- Посмотри, что там. Я пока не знаю, на чьей они стороне, - произнесла Гермиона. Драко распаковал. Это оказалась коробка с их экспериментальными приколами от братьев Уизли. Там же было письмо Драко пробежал его глазами и усмехнулся.
- Они кажется будут учиться с нами на одном курсе. Они же не окончили шестой. Вот и возвращаются в школу на шестой курс, - произнес Драко. - Поздравляют Гарри. Пишут, чтобы он верил в хорошее. Вообще-то. странное письмо. С каким-то подтекстом что ли.
- Оставь их. С ними будем разбираться в школе, - произнесла Гермиона. Драко кивнул.
- От Рона Уизли, - произнес Блейз.
- Сожги, - скривилась Гермиона как от зубной боли. Блейз без лишних слов отправил подарок в небытие.
- От Ремуса Люпина, - прочитал Драко.
- Открывай, - кивнула Гермиона. Драко развернул подарок. Это оказалась книга по белой боевой магии. Гермиона посмотрела на название и чуть улыбнулась. - Если бы он знал, какие книги у нас тут стоят. Ничего они не понимают в подарках.
- От Хагрида, - прочел Блейз.
- Открывай, - улыбнулась Гермиона. - Это, наверное, его фирменные кексы.
- Нет, это какой-то стеклянный шар, - проговорил Блейз, доставая небольшой шар. Внутри него был заключен маленький дракончик из нефрита. В зависимости от того, как повернуть шар, дракончик менял положение: расправил или складывал крылья, сворачивался и так далее.
- Красивая вещь, - произнес Люциус, аккуратно забирая Блейза шар. - И очень дорогая. Действительно, достойный подарок. Искренний.
- Да, единственный из всех, - произнесла Гермиона. - Остальные можно сжечь. Они не представляют ничего ценного. Это все фальшь.
Драко и Блейз уничтожили оставшиеся подарки. Драко только собрался встать, как его взгляд упал на еще две коробки, одну маленькую, а вторую побольше. Он взял их в руки и прочел. На лице проступило непонимание.
- Это из банка, - протянул он коробочку Гермионе. Девушка взяла коробку, вскрыла, на ладонь упало два перстня. Один мужской, один женский. Приглядевшись к рисунку, Гермиона улыбнулась.
- Перстни Ньюнордграсов, - произнесла она и надела свой на безымянный палец правой руки. На левой был перстень Де Гранже. Перстень Гарри она положила на тумбочку, рядом с кроватью.
- Они создали магический родовой перстень к шестнадцатилетию Гарри. Интересно, - задумчиво произнес Люциус. Драко в это время распаковывал второй подарок. Адресат был неизвестен. Драко открыл крышку и замер. Прямо на него смотрело чудо. Северус и Люциус подались вперед.
- Невероятно. Это же халкидский дракон, - прошептан Люциус.
- Невероятно. Но это он, - также шепотом произнес Северус. Гермиона осторожно вынула пятнадцатисантимерового малыша. Тот уткнулся ей в ладошку и чихнул. А потом расправил бирюзовые крылышки и перелетел на кровать, потоптался, залез Гарри на грудь и свернулся калачиком, спрятав мордочку под хвост.
- Что он такое? - спросила Гермиона.
- Это удивительное создание. Но вот вопрос, откуда он? Кто его прислал? - произнес Люциус.
- А записки не было. Но тут есть какие-то бумаги. Ага. Это документы, удостоверяющие, что Кирит подарен Гарри и теперь Гарри его полноправный хозяин, - произнес Драко.
- Это хорошо, что есть документы. Но вот кто подарил? - спросил Северус.
- Наверное, это не важно, - сказал Блейз. - Он дарил от души. Этот человек знал, как одинок был Гарри и подарил ему того, кто будет рядом всегда.
- Спасибо, ребята, - тихо произнес Гарри.
- Мы думали, ты спишь, - произнес Люциус.
- Как ты? - спросил Северус.
- Нормально, - ответил Гарри. - Спасибо, что разобрали все это.
- Не за что, Гарри. Осталось-то всего ничего, пять подарков. Правда, вот один теперь спит у тебя на груди, - хмыкнул Блейз. Гарри чуть приподнял голову и взглянул на малыша. Тот в ответ приподнял мордочку и посмотрел на Гарри. Юноша улыбнулся.
- Вставай, Гарри. Надо отпраздновать твой день рождения по-настоящему, - Северус встал с кровати и подал Гарри руку. Юноша поднялся. Кирит устроился у него на плече. Гарри взял с тумбочки перстень и, не задумываясь, надел его на палец.
Этот день рождения был самым лучшим в жизни Гарри. Двое мужчин, двое слизеринцев и лучшая девушка на свете развлекали Гарри на все лады. Домой они вернулись поздно, но счастливые и уже забывшие об инциденте с подарками. Люциус подарил Гарри золотую цепочку с кулоном в виде змейки, Драко такой же браслет. От Блейза он получил великолепное перо, самозатачивающееся, дорогое, с выбитыми рунами. А Северус подарил магические краски и специальные листы для рисования. Драко и Блейз пришли в восторг, когда узнали, что Гарри умеет рисовать. Они упросили его показать свои рисунки. Гермиона подарила мужскую брошь в виде паука, которую прикалывают к лацкану или вороту. Паучок был из золота и зачарованный. Эти пятеро, а еще Хагрид и незнакомец, сделали самые дорогие подарки. Не в плане денег даже. Это были просто подарки, а не напоминание о том, что он должен когда-нибудь кого-нибудь убить.
А на следующий начались трудовые будни. Занятия, занятия, занятия. До школы оставался ровно месяц. На Тисовой улице ждали одного единственного письма, в котором была бы сообщена дата, в которую Гарри хотят переправить в Нору, к Уизли. Но письма все не было. Писем вообще не было, ни от кого и ни откуда. Да, их это в принципе и не волновало.
Через неделю после дня рождения Блейз и Драко уговорили Гарри и Гермиону взять их с собой в шесть утра в парк, чтобы посмотреть, чем же таким они там занимаются. На следующий день у Алекса появились два новых ученика. Люциус и Северус провели со слизеринцами точно такой же ритуал памяти, который провели над собой юные гриффиндорцы. Когда Гарри и Гермиона отправлялись к Чу Хвану, Драко и Блейз отправлялись с Алексом в спортклуб, где продолжали заниматься уже с группами Алекса. Ровно в два часа слизеринцы и гриффиндорцы встречались на остановке у парка и шли домой.
15 августа пришло долгожданное письмо.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:13 | Сообщение # 11
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 9. Страсти вокруг письма

- Мам, ну зачем? - в голосе Рона слышалась брезгливость. Фред стиснул зубы и старательно себя сдерживал, стоя за дверью своей и Джорджа комнаты, прислушиваясь к разговору матери и Рона. Когда три недели назад они узнали, что делают их родители, им просто хотелось кричать от ярости. Как они могли? Джордж замкнулся в себе, стал не разговорчивым. Они тогда случайно все услышали. Дверь кабинета, если его так можно было назвать, была приоткрыта. Там были отец, мать, Рон, Невилл Лонгботтом, Дамблдор, МакГонагалл, вот это их чуть не убило совсем, кто-то из авроров, но кто они не смогли понять. Эта честная компания обсуждала ситуацию в мире. То, как они говорили о Гарри, их насторожило. Постепенно стало ясно, что Гарри лишь игрушка, которую сломают и выкинут, и что в этом доме к Гарри искренне относились только они двое, а остальные врали, лгали в словах, чувствах. Они даже представить не могли, что родители могут быть такими, что все эти люди могут быть такими. Джордж тогда ушел, не дослушав. Он не видел брата несколько часов, а когда тот вернулся, то был мрачнее тучи. На ужине Джордж не смотрел на родителей, не отвечал на их вопросы. Уже ночью, в их комнате, Джордж сказал, что надо возвращаться в Хогвартс, закончить образование и помочь Гарри, не позволить всем этим испоганить жизнь парня еще сильнее, чем она уже испоганена этими же людьми. Они станут его телохранителями, как Кребб и Гойл у Малфоя. Они никому не позволят причинить Гарри вред. Если понадобиться они отрекутся от рода. Плевать. Такая семья им не нужна. Это были слова Джорджа. И он был с ними полностью согласен.
Сейчас мать и Рон обсуждали приезд Гарри через неделю. Его должны будут забрать Люпин, Грюм и Тонкс. Фред скривился. Тогда Люпина здесь не было, но уверенности в том, что тот не участвует во всем этом не было. К двери подошел Джордж, прислушался, затем закрыл ее и потянул Фреда к окну.
- Надо предупредить Гарри, - прошептал Джордж.
- Мы не можем, а потом если что, мы здесь, - покачал головой Фред.
- Черт, - я готов их всех заавадить. Ты представляешь, мать все пять лет поила Гарри и Гермиону зельями. Сволочь, - Джордж в сердцах стукнул кулаком по стене.
- А помнишь лица матери и отца, когда нам пришли письма из Хогвартса? - усмехнулся Фред. - Я, наверное, на всю жизнь это запомню.
- Как? Когда? Каким образом? - передразнил мать Джордж, потом улыбнулся. - А классно мы тогда все это провернули.
- Да, хорошая была идея обратиться прямо в министерство. А как мы им расписали все? Мы же в принципе должны учиться на седьмом курсе, а тут сами предлагаем отправить нас на шестой. А то как же, мы ведь экзамены-то сдавали, но сразу после почти полугодовой отлучки на ЖАБА идти? Увольте. Мы лучше подготовимся к ним по человечески. Ничего, мы готовы снова в шестом поучиться, - сквозь смех произнес Фред.
- Да, и ведь купились же, - усмехнулся Джордж.
- Зато теперь мы будем учиться с Гарри на одном курсе, - потер руки Фред.
- Еще бы нас поселили в одной комнате, было бы совсем здорово, - пробормотал Джордж.
- Надо с Гарри поговорить в поезде, обязательно, - кивнул Фред.
- Мальчики, обед готов, спускайтесь, - крикнула Молли Уизли. Близнецы заговорщицки переглянулись. Для себя они все уже решили, а знать об этом никому не обязательно.
На обеде появился и Билл Уизли. Неделю назад выяснилось, что он теперь профессор в Хогвартсе, будет преподавать фехтование. Близнецы тогда только хмыкнули. Они так и не выдали секрета, какие предметы выбрали для обучения. А еще в семье никто не знал, что близнецы распродали весь товар, который изобрели за эти полгода. Магазин был также продан. Единственным их условием при продаже стало то, чтобы название не меняли в течение года, может двух. Как сложится. Покупатель же предложим им стать генераторами идей и получать за это достойную, даже более чем, зарплату. Близнецов это устроило более чем, а также они отдали все свои разработки, и те, которые уже поступили в продажу, и те, которые были на выходе, и те, что только в теории. Сумма, которую отвалил им новый владелец "УУУ", была действительно большой, можно сказать огромной. Они за несколько дней до дня рождения Гарри собрали экспериментальный набор приколов в подарок, а потом... Потом они увидели это маленькое чудо. Сколько они потратили сил на уговоры, не передать, но в десять часов утра 31 июля на Тисовую улицу отправился второй подарок близнецов. К нему не было приложено не открытки, ни письма. Это был подарок от души.
От близнецов ничего толкового не ждали, поэтому ничего им не говорили. Но все оказалось совсем по-другому. Они были балагурами, любили пошутить, но идиотами, которыми их, похоже, считали в собственной семье, он не были. Отнюдь. И скоро семье придется познакомиться с новыми близнецами.

Совенок села на подоконник. Гарри бросил на нее взгляд и сморщился. Кирит заглядывал ему через плечо со спинки кровати в книгу, которую сейчас читал юноша. Блейз устроился поперек кровати в его ногах. Гермиона дремала у него на плече. Она была сегодня совершенно вымотанной, пристроилась рядом с Гарри и уснула. Драко же устроился за столом, тоже погруженный в чтение. Через два часа им надо было выходить на очередную тренировку по темной магии. Северус и Люциус просто озверели за последнюю неделю, заставляли их выкладываться по полной. Если Гарри и Гермиона еще более менее справлялись с таким темпом, то Драко и Блейз утром сползали с кровати на четвереньках. Хорошо хоть Северус научил их лечебному заклинанию, расслабляющему мышцы, после тренировок по карате, а то они вообще лежали бы пластом, как трупы. Но оба слизеринцы с упрямством ослов ходили на тренировки к Алексу. Гарри и Гермиона смотрели на них с ужасом. Им хватало и тех трех часов, что их гоняли, а Драко и Блейз занимались с Алексом с шести до двух - восемь часов. Гарри как-то однажды в обед покрутил у виска пальцем, охарактеризовывая свое отношение к героизму слизеринцев. Дело чуть не дошло до драки. Снейп тогда остановил зарождающийся скандал всего одним предложением, суть которого сводилась к тому, что Гарри уложит их обоих раньше, чем они успеют встать из-за стола. На чем весь конфликт и закончился. У них за эти две недели возникали и конфликты, и недоразумения, было даже несколько попыток подраться, но тут как говориться преимущество было на стороне Гарри и Гермионы, но они не уступали слизеринцам и в язвительности. И где только научились? Вообщем поле битвы плавно перешло в ранг словесных баталий. Удивительно, но шесть гадюк сумели ужиться в одном логове. Гадюками их как-то назвал сам Снейп. Так название и прилепилось к ним. Вообщем, за две недели он притерлись друг к другу.
- Ты письмо брать будешь? - спросил Драко.
- Я и так знаю, что в нем, - пробурчал Гарри. Гермиона открыла глаза и посмотрела на посланца.
- От Уизли, - прокомментировала девушка, устраиваясь поудобнее рядом с Гарри.
- И? - Блейз поднял голову от книги.
- Приглашение посетить Нору или где они там сейчас обитают, - небрежно бросил Гарри, углубляясь обратно в чтение. Совенок ухнул. Кирит слетел на голову Блейзу. Тот вздохнул. И что нашел этот маленький звереныш на его голове? Но тот с завидным постоянством устраивался именно на голове Блейза. Два дымчато-черных глаза уставились на совенка. Тот в ответ как-то испуганно ухнул.
- Отвяжи ты от него письмо, Драко. Пусть отправляется восвояси, - вздохнул Гарри. Драко отвязал письмо, шикнул на совенка и согнал его с подоконника на улицу. Затем он распечатал письмо, хмыкнул.
- Ты прав, только приглашают они тебя в твой же дом, вернее в дом Сириуса, - произнес он.
- Потрясающе, - пробурчала Гермиона. - Пора устроить вселенскую истерику Гарри Поттера.
- Что ты имеешь в виду? - Блейз осторожно повернулся к девушке. Не хотелось уронить с головы Кирита, вернее не хотелось его потревожить, коготки-то у него были острые.
- Не думаете же вы, что Гарри должен туда ехать, - язвительно произнесла девушка.
- Нет, конечно, - произнес Люциус, который уже минут пять стоял на пороге комнаты.
- И что будем делать? - Драко развернулся в сторону кровати.
- Я же говорю, устраивать истерику, - пожала плечами Гермиона.
- Вы письма в Хогвартс отправили со списком предметов? - уточнил Люциус.
- Да, точно в срок, - усмехнулся Гарри.
- Странно, что до сих пор никто не явился по нашу душу, - произнес Люциус.
- Письма вскрывают шестнадцатого августа, - ухмыльнулся Северус. - Так что завтра может уже и затрубят во все трубы. Так что с письмом лучше поторопиться, а то вдруг кто-нибудь действительно явится. А я пошел к миссис Фигг, отправлять донесение Дамблдору.
- И что на этот раз будет в донесение? - спросил Гарри. Остальные с любопытством смотрели на зельевара. Только эти шестеро знали истинные лица друг друга и истинные чувства.
- Хмм. Ну, директор получит известие об истерике Золотого мальчика, который будет кричать, что не хочет никуда ехать, чтобы его оставили в покое, а в дом Блека и подавно не поедет. Ну и все в таком духе, - язвительно выдал Снейп.
- Неплохо, - усмехнулся Гарри, вставая с кровати.
- Ну, тогда я пошел, а вы пишите письмо. Нам скоро отправляться на тренировку, ее никто не отменял, - хмыкнул Снейп.
Гарри подошел к столу, трансфигурировал себе кресло. Кирит, наконец, оставил голову Блейза в покое и примостился на столе, у верхнего конца пергамента. Драко хмыкнул. Кирит стал их общим любимцем. И малыш отвечал им взаимностью, но все же предпочитал находиться поближе к Гарри.
- Так-с, начнем, - пробурчал Гарри и замер, обдумывая, что написать. В голову ничего стоящего не приходило. Через десять минут все четверо подростков склонились над листом пергамента, составляя письмо директору Хогвартса. Через полчаса скомканный листок бумаги был прикреплен к Хедвиг, которую отправили к Дамблдору. Суть всего письма сводилась всего к нескольким не - не хочу, не буду, не сейчас, не надо. Письмо действительно вышло истеричным. Много слез по поводу смерти Сириуса, о его вине в этой смерти, о том, что он не хочет никого видеть, в дом Сириуса он не поедет, а если за ним приедут, он сначала удавится, потом повеситься, а затем вскроет себе вены, а под конец просто застрелиться. А в конце приписал, что прибудет на вокзал первого сентября и до этого времени просит его не беспокоить. Конец письма был предельно спокойным и выверенным, совершенно не подходящим к стилю остального письма. Вообщем, создавалось впечатление, что письмо писал человек, который явно находится не в себе.
- О, хотел бы я посмотреть, когда они его будут читать, - рассмеялся Драко.
- Да, хотелось бы, - мечтательно произнесла Гермиона.
Через полчаса двое мужчин и четверо подростков отправились на очередную тренировку по магии.

Дамблдор уже в пятый раз читал письмо, полученное от Гарри Поттера. Письмо было бессвязным и только сейчас с пятой попытки он осознал, что же хотел написать подросток. Дамблдор погладил бороду. "Возможно, оно и к лучшему", - подумал он. Встречаться с мальчиком сейчас ему совершенно не хотелось. А в сентябре, пожалуйста. Всегда ведь можно сослаться на занятость и отослать его в башню. Плохо, что Северуса нет, тот взял отпуск до 1-го сентября, обычно он возвращается раньше. Но ничего. Он найдет чем занять мальчишку и в этом году.
В дверь постучали.
- Входи, Минерва, - позвал Дамблдор.
- Альбус, - Минерва была встревожена и растеряна одновременно.
- Что случилось? - Дамблдор посмотрел на своего верного соратника.
- Я получила письма от Гермионы Грейнджер и Гарри Поттера, - произнесла она.
- И что там такого, что ты в таком состоянии, Минни? - улыбнулся директор.
- Во-первых, выбор их предметов. Гарри выбрал лечебную магию вместо прорицаний, мой курс анимагии и все курсы Северуса. У Гермионы тоже самое. Только лечебную магию она выбрали вместо нумерологии и отказалась от древних рун, - начала свой рассказ МакГонагалл. Блеск в глазах директора сменился недоумением. Мальчик сошел с ума? - Но это еще не все, Альбус. Поттер отказался от значка капитана команды, а Гермиона - старосты.
- Прости, Минни? - Дамблдор решил удостовериться, что все правильно расслышал.
- Я не понимаю, что это, - пробормотала Минерва.
- Так. Я только что получил письмо Гарри, где он пишет, что не хочет никуда не хочет ехать и видеть тоже, - задумчиво произнес директор, затем встрепенулся. - Поступим так. В расписание внеси их пожелания. Скорее всего он сдастся на первой же неделе. И там мы все вернем на круги своя. Значок капитана отдай Рону Уизли, а значок старосты - Лаванде Браун.
- Хорошо, - кивнула Минерва. - Надо с ним поговорить, когда он будет в штабе.
- Нет, Минни. Пусть остается у Дурслей. Выполним эту его просьбу, - усмехнулся в бороду Дамблдор. - Мальчик лелеет свою боль. Арабелла вчера связалась со мной, сказала, что у него была просто истерика после того, как он получил письмо.
- Да, наверное, будет лучше оставить все как есть. Но учебники? - Минерва посмотрела на директора.
- Я все куплю для него, - произнес директор, давая понять, что разговор окончен. Минерва удалилась разбирать остальные письма, а директор предался размышлениям.
"Это даже очень удачно. Не надо отвлекаться на мальчишку. Можно все усилия направить на Невилла. Проверить-то, конечно, мальчишку стоит. Хотя Арабелла очень даже справляется. Мальчишка прибудет очень расстроенным, подавленным. А нам это только на руку. А напоить его зельем можно и в поезде. Да, все складывается как нельзя лучше. Надо только Люпина отправить подальше, чтобы не вздумал что-нибудь сделать. Да, отправлю-ка я его налаживать отношения с оборотнями".
Дамблдор встал и подошел к камину, бросил в него летучий порошок.
- Гриммуальд-плейс, 12, особняк Блеков, - директор шагнул в камин. Вышел он в гостиной дома. В кресле сидел Билл Уизли. При появлении директора он встал.
- Профессор Дамблдор, - наклонил он голову. Билл всегда был выдержанным. Он мало походил на Уизли. Слишком выделялся на общем фоне. Дамблдор ввел его в Орден Феникса, но молодой человек не проявил должного энтузиазма, которого от него ждали. Сдержанность Билла несколько нервировала. Иногда Дамблдору казалось, что Билл не сын Артура Уизли, что он вообще не Уизли. Но такого быть не могло.
- Билл, рад тебя видеть, - улыбнулся Дамблдор. - Ремус здесь?
- Да, они все на кухне, - кивнул Билл. Дамблдор кивнул еще раз молодому человеку и прошел на кухню.
Здесь были все, кого он хотел видеть, даже больше. Были на кухне и Фред с Джорджем. Оба юноши чуть скривились, увидев директора. Но тот не обратил на них никого внимания.
- О, Альбус, - захлопотала рядом Молли Уизли. - Когда вы намерены послать за Гарри?
Фред скривился от слащавого тона матери. Джордж дернул его за рукав.
- К сожалению, обстоятельства изменились. Гарри останется у своих родственников до 1-го сентября. А в половине одиннадцатого его заберут Ремус, Аластор и Нимфадора, чтобы отвезти на вокзал, - произнес Дамблдор.
- Почему? - Люпин посмотрел на директора.
- Ремус, ты и сам должен понимать, - покачал головой Дамблдор. Фред еле сдержал возглас ликования. Гарри не приедет в этот гадючник. Какое облегчение. Рон же, наоборот, просто искрился от счастья. Джордж еле справился со своим желанием стукнуть младшего брата чем-нибудь тяжелым по голове.
- Хорошо, как скажете, директор, - чуть расстроенным голосом произнес Люпин. Фред посмотрел на него с сочувствием.
- У меня для тебя есть задание. Ремус. Поговорим в кабинете. А сейчас я хотел бы передать Рону вот это, - Альбус протянул младшему Уизли значок капитала квиддичной команды.
- Я капитан команды? Но ведь вы же говорили, что значок буде отдан Гарри, - Рон расплывался в улыбке.
- Он отказался, Рон, - произнес Дамблдор. - Посчитал, что недостоин.
- Ох, - охнул Люпин, прикрывая глаза. В этот момент был просто рад, что здесь нет Снейпа, уж тот бы сейчас прокомментировал все это. Фред и Джордж переглянулись. Становилось все интереснее. У близнецов зародилось подозрение, что все обстоит совсем не так, как думает даже директор.
- Ах, да. Мисс Браун составит тебе компанию, как староста Гриффиндора, - хлопнул себя по лбу Дамблдор, обращаясь к Рону.
- А Гермиона? - не понял тот.
- Она тоже отказалась от значка. Причин не объясняла, - пояснил директор. Близнецы навострили уши. Что-то происходило, и это что-то явно ускользало от директора. И вот это как раз и радовало больше всего.
- Рон, я попрошу тебя написать тебя сейчас письмо Гарри, где ты объяснишь, что вы не сможете его забрать. И за ним прибудут 1-го сентября.
- Ремус, пойдем, - Дамблдор отправился в кабинет. Проходя мимо портрета леди Блек, он ее разбудил. Дом огласили уже знакомые все вопли: "Грязнокровки! Осквернители рода! Предатели!" Ремус уже собрался задернуть шторы, когда портрет посмотрел прямо в глаза Ремусу. Что-то странное было в этом взоре. А потом огласила следующая порция обвинений, которые вообще вогнали Люпина в ступор: "Убийцы сына! Растлители! Мошенники! Лгуны! МАНИПУЛЯТОРЫ! УБИЙЦЫ1 УБИЙЦЫ!" Дамблдор вырвал из рук Люпина шторы и закрыл портрет. Ремус никак не мог отойти от взгляда, брошенного портретом на него.

На следующий день после написания письма Драко, Блейз, Гермиона и Гарри хохотали до колик в животе, читая письмо от Рона Уизли.

"Привет, Гарри!
Как твои дела? Я еще даже не делал домашнее задание. Гермиона с родителями где-то в Европе отдыхает, вот и некому меня пошпынять.
Мне так жаль, Гарри, но мы не сможем тебя забрать. Дамблдор говорит, что что-то такое случилось и тебе будет безопаснее с твоими родственниками. Мне, правда, жаль, Гарри.
Дамблдор сказал, что ты отказался от значка капитана, его отдали мне. Представляешь, я капитан команды по квиддичу. А потом ловцу и так много работы, зачем ему еще и быть капитаном.
Ну, ладно, до встречи в поезде.
Рон"

- Он, правда, такой дурак или притворяется? - держась за живот, спросил Блейз
- Правда. И такого даже могила не исправит, - пошутила Гермиона.
- Вот уж не думал, что такой придурок, - смеясь, произнес Драко. - Они ведь ничего не понимают. Вот уж им сюрпризец будет. Особенно по поводу ловца.
- Ага. И в поезде он меня тоже не найдет, - хмыкнул Гарри
- Значит, вы решили не маскироваться? - усмехнувшись, спросил Северус.
- А зачем? - пожала плечами Гермиона.
- Согласен. Не зачем, - кивнул Драко. - Пусть помучаются, подумают. А мы будем вести свою игру.
- Дамблдор сильный противник, - покачал головой Северус.
- Да, не спорю. Но я ведь не герой пророчества. Я здесь не причем, - усмехнулся Гарри.
- Ну ладно, - покачал головой Северус.
- У меня есть предложение, - сверкнул глазами Блейз.
- Какое? - ребята заинтересованно посмотрели на него.
- А давайте создадим команду со всех факультетов: Капитан и охотник - Драко Малфой, второй охотник - Блейз Забини, ловец - Гарри Поттер, остальных найдем в школе. Создадим нечто вроде своего клуба, куда войдут только доверенные лица, - выдал свою идею Блейз. Все уставились на него сначала с подозрением, потом Драко и Гарри переглянулись. Блондин повернулся к Северусу.
- Извини, крестный, но Слизерин остался без ловца и капитана, - проговорил он, виновато посмотрев на Снейпа. Тот только махнул рукой.
- А это будет интересно, - задумчиво произнес Люциус. - Я так понимаю, что вы не собираетесь скрывать свою дружбу?
- Нет, - хором ответили ребята.
- Ну, что же. Сообщай в школу о своем отказе от значка капитана и, пожалуй, от старосты тоже. Так будет лучше для вас, - произнес Снейп. Драко кивнул.
- Мда. Два оппозиционера в Гриффиндоре и два изгоя в Слизерине. А вместе - гадючник, - прокомментировал Люциус.
- Почему гадючник? - надулся Драко.
- Да потому что вы гадюки, - усмехнулся Люциус.
- Веселая жизнь ждет в этом году Хогвартс. С одной стороны, близнецы Уизли, с другой развалившееся Золотое трио, изменник Серебряный принц и появление Четверки гадюк. Держись, Хогвартс! Туго тебе придется, - съязвил Снейп. Подростки переглянулись и посмотрели на двух мужчин с совершенно одинаковыми выражениями лиц. Люциус и Северус про себя пожалели всех, кто станет на пути этой четверки.

Следующие две недели пролетели в напряженном ритме, особенно для Гарри и Гермионы. У них начались экзамены. Сначала они вместе со своими репетиторами отправились в отдел образования в Министерство Великобритании. Целую неделю они сдавали всю школьную программу среднего уровня, которому соответствовал их возраст. Вообще-то никто и не сомневался, что экзамены они сдадут. Они их и сдали. Аттестаты, полученные ребятами, пестрели только оценками: "хорошо" и "отлично".
Отпраздновать такое событие все отправились в ресторан. Повеселились, отдохнули снова за работу.
Люциус проводил всю четверку в отдел по образованию в Министерстве магии. Он заранее договорился о повторном экзамене для всех четверых. Его знакомый сделал все так, что ребята сдавали экзамены отдельно. На все у них было три дня. Трансфигурация и чары, УЗМС и ЗОТИ, зелья, нумерология и древние руны, астрономия и прорицания, история магия, теория и практика - перед глазами стояли только вопросы, в голове к концу третьего дня полный ступор. Выдохлись.
- Ну, и чего такие квелые? - усмехаясь, спросил Люциус, когда аппарировал себя и ребят в Литтл-Уингинг.
- Я так больше не могу, - простонал Драко.
- Так больше и не надо, - рассмеялся Люциус. - Экзамены вы все сдали. - Завтра я заберу результаты.
- Люциус, я давно хотела спросить, - Гермиона посмотрела на Малфоя-старшего.
- Да, Гермиона? - Люциус вопросительно посмотрел на девушку.
- Ты же работаешь в Министерстве, а все время с нами. Тебя не уволят? - Гермиона пристально посмотрела на Люциуса.
- Никто не посмеет меня уволить. И потом, я там не работаю, я там числюсь, - усмехнулся Люциус.
- Понятно, - покачала головой девушка.
Люциус и подростки вошли в дом, времени было семь вечера. Дома было тихо.
- Странно как-то, - задумчиво произнес Гарри.
- Что-то не так, - протянула Гермиона.
На столе на кухне они нашли записку от Северуса, нацарапанную явно в спешке: "Меня призвали".
Когда до всех дошел смысл, стало страшно. Ребята не находили себе места и Люциус не нашел ничего лучше, загрузить их учебой.
На календаре было 27 августа. Зелье было почти готово. Скоро они узнают, чем же таким опоили Гарри и Гермиону, а также что же скрывается за чарами, наложенными на Гарри. А сейчас они ждали Северуса. Ждали и нервничали.
Зельевар аппарировал на кухню и рухнул прямо под ноги Люциуса. Тот поблагодарил всех возможных богов, святых и могущественных магов, что было три часа ночи, и он сумел загнать подростков спать. Тренировки-то у них никто не отменял. Северус был без сознания. Люциус отлевитировал его в гостиную, а затем сел в кресло ждать, когда друг вернется в реальный мир.
Северус пошевелился, застонал и открыл глаза. Первое, что он увидел, это встревоженные серые глаза Люциуса.
- Нормально, - прохрипел он. - Жить буду.
- С чего это он? - спросил Малфой-старший.
- А так, для общего развития, - скривился Снейп. - Он тебя разыскивает. Ты действительно в черном списке. Да еще каком.
- Ну, это мы так знали, - кивнул Люциус.
- Вопрос в том, что ты будешь делать дальше? Ребята едут в школу. Я тоже буду там, - произнес Северус.
- Хмм. Я уже решил эту проблему. Я не просто работник министерства, хоть там и редко появляющийся в последнее время. Так я еще и в попечительском совете Хогвартса, - произнес Люциус.
- Да, не томи ты уже, - нахмурился Северус.
- Я еду в Хогвартс в качестве наблюдателя от министерства и попечительского совета. Мне теперь везде идут навстречу. Боятся, что я могу устроить повторную общественную истерику. Дамблдору придется смириться с моим присутствием, - хмыкнул Люциус.
- Не плохо, - одобрил Снейп.
- А то, - усмехнулся Люциус.
- Как прошел ваш день? - Северус откинулся на подушку.
- Последние экзамены сданы. Завтра получим результат. Поеду уже без ребят. У них завтра экзамен у этого Алекса, - произнес Люциус.
- Да. Я заодно встречусь, наконец, с этим китайцем, - задумчиво произнес Северус.
- И чего он тебе не дает покоя? - спросил Люциус.
- Не знаю, скрытный он какой-то. Я понимаю Алекса. Ребята ему заплатили. А этот Чу делает все бесплатно, сводил к врачу, нанял репетиторов, помогает. Не чисто тут что-то. Совсем не чисто, - произнес Северус. - Ты завра будь осторожен. На тебя объявлена охота.
- Я знаю. Буду, - серьезно ответил Люциус.
В шесть утра, прежде чем отправиться на свою тренировку в парк, ребята заглянули к Северусу. Тот спал, за несколько часов все симптомы и следы Круциатуса исчезли. Облегченно вздохнув, они ушли. Экзаменовали их Алекс и Пирс. Драко и Блейз много достигли за этот месяц, но до Гарри и Гермионы им было далековато. У гриффиндорцев и программа тренировок была и посолиднее и посложнее. Но все равно, результаты были впечатляющими.

В восемь утра Северус постучал в дверь дома Чу Хван Кута. Китаец открыл дверь и долго смотрел на зельевара. Он несколько раз видел, как стоящий перед ними человек забирал Гарри и Гермиону.
- Я все думал, когда же придете, - произнес Чу и жестом пригласил Северуса войти.
- Вы меня ждали? - голос был спокоен.
- Да. Должен же был кто-то присматривать за Гарри Поттером. Не может же магический мир игнорировать своего героя, - произнес Чу. В голосе была ирония, горькая.
- Значит, я все-таки был прав, - кивнул сам себе Северус. - Вы маг?
- Сквиб, - ответил Чу. - Так сложилось. Я все знаю о Гарри Поттере. Правда, не знал, что он живет в этом городе. Когда его увидел, меня поразили глаза - спокойные, бесстрастные и где-то глубоко в них затаилась боль.
- Да, это так, - кивнул Северус.
- Вам не о чем беспокоиться. Я просто хотел научить его тому, что умею сам. Он замечательный мальчик. Он достоин выжить в этой войне. А я просто помогаю ему в этом, - Чу посмотрел на зельевара.
- Спасибо, - тот пристально посмотрел на китайца. - Вы смогли дать ему то, что не смог никто другой. Я только задам еще один вопрос и уйду. Не хочу, чтобы они знали о моем приходе сюда. Решат, что я не доверяю их суждениям.
- Конечно. Я отвечу на ваш вопрос, - кивнул Чу.
- Почему вы настояли на занятиях маггловскими науками? - спросил Северус.
- А почему нет? У них будет образование как в магическом, так и в маггловском мире. Я буду очень настоятельно рекомендовать им взять учебники по старшей школе с собой, чтобы не сбрасывать учебу. Раз в месяц они буду сдавать контрольную работу. Я буду им ее пересылать, - произнес Чу. - Я собираюсь сказать Гарри и Гермионе, кто я такой.
- Спасибо, что уделили мне время. Я рад, что Гарри и Гермиона нашли такого наставника себе, - Северус пожал руку Чу Хвану. Тот кивнул в ответ и проводил гостя. "Через десять минут придут Гарри и Гермиона", - улыбнулся своим мыслям китайский мастер. Сегодня у них состоится разговор. Он расскажет им, что знает, кто они такие.
Люциус начал беспокоиться. Драко наблюдал за нервничающим отцом. Времени было четыре часа, а Гарри и Гермиона так и не пришли. Хлопнула входная дверь. На кухню вошел Северус.
- Что такие мрачные? - оглядел он двух Малфоев и Блейза.
- Их до сих пор нет, - произнес Люциус. Северус посмотрел на часы. Четыре часа. Только он повернулся, чтобы пойти к выходу, как за дверью раздались голоса. Дверь открылась, явив двух опаздывающих подростков. В руках у обоих были увесистые пакеты. Люциус облегченно вздохнул.
- Вы где были? - спросил Драко.
- Задержались у Чу, - ответил Гарри, ставя пакеты на стол. Блейз заглянул внутрь. Там были книги.
- Это что? - спросил Блейз, вертя в руках учебник по органической химии.
- Учебники по старшей школе по маггловским наукам. Мы будем учиться сами в Хогвартсе, - ответил Гермиона. - А летом сдадим экзамены. Может даже экстерном, сразу за всю старшую школу. Там видно будет, - ответила Гермиона.
- С ума сойти, - закатил глаза Драко. - С кем мы связались? Это, кстати, риторический вопрос.
- Да мы уж поняли, белобрысый ты наш, - съехидничала Гермиона. Гарри улыбнулся.
- Я не белобрысый, - надул губы Драко.
- А какой? - подначила его Гермиона. Драко посмотрел на девушку, потом махнул рукой.
- Да, ну тебя.
- Вот так-то, девушкам надо уступать, - Гермиона гордо прошествовала из кухне. Мужчин фыркнули. Драко с интересом посмотрел на девушку. Та обернулась в дверях и показала Малфою - младшему язык. Гарри не выдержал и рассмеялся. Они напоминали одну большую и дружную семью: все такие разные, но так хорошо понимающие друг друга.
В следующие два дня у ребят сменился режим дня. Вставали они также в полшестого, это уже была привычка, причем не только у гриффиндорцев. Затем бежали в парк, где занимались самостоятельно. У Алекса и Пирса настала тяжелая пора. Они выдали ребятам рекомендации, книги по технике и комплексам упражнений. Затем возвращались домой, где занимались магией. Причем в основном это была практика. Так весь день они проводили на воздухе.
Единственное, что ребят озадачивало, почему Люциус не говорит им результаты экзаменов. Как бы они не пытались вытрясти из него информацию, все натыкалось на глухую стену. Тот молчал. Лишь однажды сказав, что они все узнают 31 августа.
Последние два дня Гарри стал более напряженным. Люциус и Северус с тревогой ждали взрыва.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:13 | Сообщение # 12
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 10. Одной тайной меньше, одной больше

Гарри никак не мог уснуть, ворочаясь в кровати. Завтра приезжают Дурсли, а в доме шесть волшебников. Гарри чуть не рассмеялся, представив себе лица своих родственников. Мда, их ждет чудесный сюрприз, главное, чтобы их удар не хватил прямо на пороге собственного дома.
Гарри вздохнул, закрыл глаза и стал считать. На пятьсот двадцать три он уснул. Но, возможно, было бы лучше, если бы он вообще не спал?

"Сон Гарри"
Он идет по коридору Хогвартса. Сознание услужливо подсказало, что по этой дороге он шел в тот день, когда узнал о предательстве близких, как он считал, людей. Он продолжал идти, но ведь он не хотел идти дальше. Вот и поворот, а за ним будет чуть приоткрытая дверь. Вот он сворачивает и останавливается.
- Все получилось даже лучше, чем можно было предположить, - чуть глухо прозвучал голос Дамблдора. - Невилл, ты справился со всем просто превосходно.
- Это было легче легкого, директор. Поттер наивен просто до безумия, как он вообще до сих пор жив, - в голосе Невилла слышалось такое пренебрежение, что сердце дрогнуло.
- А хорошо, что мы чуть отстали. Ему досталось по полной, - произнес Рон.
- Надо было окклюменцию учить лучше. Я же ее освоил, - хмыкнул Невилл.
- Никто не учил его окклюменции, - сказал Дамблдор. Гарри сглотнул. Казалось, тело приросло к полу и не может сдвинутся, внутри все кричит. В голове мелькнула мысль: "Почему здесь нет Гермионы? Она же должна быть со мной, здесь".
- Он же сам говорил, что ходит на занятия по окклюменции, - удивился Рон.
- Совершенно верно. Но на самом деле профессор Снейп по моей просьбе ломал природную защиту у Поттера. Никаких уроков по защите просто не было, - пояснил Дамблдор.
- Да, это была самая удачная мысль так подставить его Тому-Кого-Нельзя-Называть, - усмехнулся Муди.
- Именно для этого мы все и делали, - усмехнулся Артур. - Мальчишка настолько прост, им очень легко манипулировать.
- Думаю, в этом году вы позовете его в конце августа. Письма писать не будете. Пусть посидит в одиночестве, - произнес Дамблдор.
- Ага, родственнички над ним всласть поиздеваются, как обычно, - хохотнул Рон.
- Ему полезно, - рассмеялся вслед за Роном Невилл. - Он потом такой восприимчивый. Прямо жуть. Весь на ладони. Мы о нем знаем все, у него нет никаких секретов.
"Это неправда. Вы не знаете обо мне. Вы не знаете, что я умею рисовать", - хотелось ему закричать.
- Вот и прекрасно, - произнес Муди. - Что делать с Блеком?
- А что с ним уже сделаешь? Он свалился в арку, - хмыкнул Артур Уизли.
- Дело ведь в том, что его оправдают со дня на день, - произнес Дамблдор.
- Это можно как-то замять? - спросил Муди.
- Информация о его оправдании не выйдет в свет, она останется в стенах Министерства, - произнес Дамблдор. - Конечно, он будет оправдан, но общественность об этом пока не узнает, он так и останется преступником.
- Замечательно, - кивнул Артур Уизли. - Мальчишке не стоит знать об этом.
- Если он вообще доживет до этого счастливого дня, - усмехнулся Рон.
- Может, и не доживет, - ответил на это Муди.
- А хорошо получилось с Блеком, - хмыкнул кто-то еще, голос Гарри был не знаком.
- Да, это просто удача, что Лестрейндж бросила в него то заклятие, надо было лишь чуток его направить, и Блек в полете в Арку+"
"Конец сна"
- НЕТ! - Гарри захлебнулся криком и резко сел на кровати, тут же оказавшись в чьих-то объятиях. Его трясло. - Нет, пожалуйста, нет.
- Гарри, успокойся, - произнес Люциус, успокаивающе поглаживая трясущегося юношу по спине. - Это только сон. Просто сон.
- Выпей это, - ворвался в мозг голос Снейпа. Гарри послушно выпил. Дрожь постепенно оставила его тело. Он поднял голову и посмотрел на Люциуса и Северуса.
- Ну, как ты? - спросил Люциус.
- Спасибо, уже лучше, - попытался улыбнуться Гарри.
- Тебе снился Сириус Блек? - спросил Северус, присаживаясь на кровать.
- Нет, тот разговор, который мы слышали с Гермионой. Не весь, конечно, но и этого оказалось достаточно, - произнес Гарри. - Я проснулся на том месте, где они хвалятся тем, что помогли умереть Сириусу.
- Прости? - В один голос переспросили мужчины.
- Черт, - чертыхнулся Гарри. - Кажется, об этом мы не упоминали.
- Это точно, - съязвил Северус.
- Может, объяснишь, - произнес Люциус.
- Как выяснилось, это не Белла отправила Сириуса в Арку, а кто-то из наших, вернее дамблдорских, по его приказу. Сириус хотел во что бы то ни стало забрать меня, несмотря на все запреты. Дамблдору это очень не понравилось.
- И ему помогли умереть, - заключил из всего сказанного Люциус.
- Но они за это еще заплатят, - раздался голос Гермионы. Северус, Люциус и Гарри посмотрели на дверь. В проеме стояла девушка с очень мрачным выражением лица.
- Ты почему не спишь? - Гарри улыбнулся девушке.
- Почувствовала, что тебе плохо, - ответила девушка, проходя в комнату и забираясь на кровать. Гарри приобнял девушку, она положила голову ему на плечо. - Тебе приснился разговор+
- Да, я последние дни все время думал, гадал, как будет в школе, - пробормотал Гарри.
- В этом нет ничего такого, Гарри, - произнес Снейп. - Нормальная реакция организма. Мы давно уже ждали чего-нибудь подобного. Вам не надо держать все в себе. У вас есть мы, я и Люциус. Мы всегда вас выслушаем, дадим совет.
- Это хорошо, - сонный голос Драко прозвучал очень смешно.
- Да что же это такое? - Воскликнул Люциус. - Вы чего все не спите?
- Просто показалось, что нам надо сюда, - ответил Блейз, зевая.
- Побочный эффект ритуала, - пробурчал Снейп. - Мда, чувствую, Хогвартс в этом году будет плакать от этих деточек.
- Не беспокойся, крестный, ты будешь во всем этом тоже участвовать, - ехидно пообещал Драко.
- Вот спасибо, счастье-то какое мне привалило, - закатил глаза Северус. Подростки рассмеялись. Гарри улыбнулся.
- Хорошо, да? - прошептала Гермиона.
- Да, так спокойно, тепло, - ответил ей Гарри. - Меня только беспокоит, что будет утром.
- А что будет утром? - поинтересовался Блейз.
- Приезжают мои родственники, - произнес Гарри.
- Может все и обойдется, - пожала плечами Гермиона.
- Не беспокойтесь. Дурслей мы берем на себя. А твою комнату расширим с помощью пространственной магии. Так что завтра спим все здесь. Когда будем уходить 1-го сентября, запрем комнату магией, чтобы никто сюда не влез и, не дай Мерлин, что-нибудь взял, - заявил Северус. Снейп и Люциус встали, взмахнули палочками, очертания комнаты стали меняться. Она стала раз в пять больше, светлее, спальные места были отделены ширмами. Стеллажи с книгами теперь располагались вдоль одной стены. Окно, ранее маленькое, теперь было во всю длину стены дома.
- А сейчас, все спать, - командным тоном произнес Люциус. Ребята быстро разобрались, кто какую кровать займет. Северус посмотрел на Гарри и улыбнулся.
- Все будет хорошо, Гарри. Больше никто не будет тобой манипулировать.
- Спасибо, - поблагодарил Гарри.
- Я рад, что нам с тобой удалось разобраться друг в друге, - произнес Снейп. - Спи спокойно. Завтра тебе надо будет выпить зелье. Оно готово. Будем разбираться, что там у тебя за скрывающими чарами и какими зельями вас поили.
- Хорошо. Приятных снов, - зевнул Гарри.
- И тебе, - улыбнулся Северус. Гарри уснул сразу, как только голова коснулась подушки. Снейп несколько минут наблюдал за ним, потом ушел к своей кровати. Люциус стоял у окна.
- Как он смог стать таким при этой жизни? - тихо спросил он, не обращаясь ни к кому.
- Просто он очень сильный, - ответила Гермиона.
- Сильный, - задумчиво произнес Люциус.
- Да, сильный, но при этом он еще и очень ранимый, - в голосе девушки чувствовалась улыбка.
- Удивительный ребенок, - глядя в окно, произнес Люциус.
- Да, и надеюсь, что теперь кое-кто будет грызть себе локти, - пробурчал себе под нос Снейп, но и Люциус, и Гермиона его услышали. Девушка тихо рассмеялась.
- Мы об этом позаботимся, Северус. Ох, как позаботимся.
- Не переусердствуйте, - проворчал Снейп

Дурсли приехали в половине девятого, на такси. Они осторожно вошли в дом. Было тихо.
- Наверное, спят, - прошептала петуния.
- Ну, мы же осторожно, - также шепотом ответил Дадли.
- Думаю, девушка спит в нашей с тобой спальне, Вернон. Давайте пока вещи оставим здесь, а сами займемся завтраком, - предложила Петуния. Если бы Гарри слышал этот разговор, его бы хватил удар. Чтобы так общались Дурсли? Да, никогда, но это было именно так.
Петуния вошла на кухню и успела только зажать рот, чтобы взвыть сиреной на весь дом и всю улицу. На кухне суетились три очень странных существа.
- Хозяйка дома приехала, - поклонился домовик. - Меня зовут Тилли.
- Здравствуй, Тилли, - пропищала через силу Петуния. Эльф грохнулся на колени и в умилении уставился на Петунию.
- Хозяйка дома поздоровалась с Тилли. Тилли так счастлив, - начал причитать Тилли.
- Тилли, уймись, - бросил Люциус. Эльф тут же вскочил на ноги и умчался за холодильник.
- Миссис Дурсль, разрешите представиться, лорд Люциус Абрахас Малфой, - поклонился женщине Люциус.
- Петуния Дурсль, - еле выдавила из себя Петуния. - А как вы здесь? То есть я хотела спросить+, - Петуния совсем запуталась.
- Я помогаю вашему племяннику. К счастью, на его пути встретились я и Северус, а не кто-то другой. Хотя и тех, хватает, - мрачно закончил Люциус. Петуния с интересом рассматривала красивого мужчину перед собой, успев раз сто проклясть свою внешность. Она нисколько не сомневалась, что перед ней стоит маг, но прежней ненависти не было. За два с половиной месяца они успели не раз обговорить свое отношение и к магии, и к Гарри. Этого времени хватило, чтобы понять, Гарри превратил их жизнь в сказку и не стоит это выкидывать в мусорное ведро.
- Надеюсь, с мальчиком все в порядке? - спросила Петуния.
- Сейчас уже да, - ответил Люциус.
- Ах да, что это за существа? - вспомнила Петуния.
- Это домовые эльфы. Они слуги в наших домах, - пояснил Люциус. - Я хотел вас попросить, чтобы оставили их в своем доме. К сожалению, я не могу вернуться домой. Тот же темный маг, что охотится за Гарри, устроил и мою травлю. Спасибо Гарри, что позволил мне и двум моим сыновьям укрыться в вашем доме.
- Конечно, конечно, - произнес Вернон, который стоял на пороге и слышал весь разговор. - только, где все?
- О, мы все в комнате Гарри, - улыбнулся Люциус.
- Но она же маленькая, - воскликнула Петуния.
- Не беспокойтесь, мы же, в конце концов, маги, - улыбка стала чуть шире. Вернон и Петуния непонимающе и с испугом посмотрели на него. Люциус достал палочку, вызвав страшную панику у Дурслей - старших. Петуния отступила к стене, Вернон словно бы уменьшился в размерах. Люциус что-то прошептал, взмахнул палочкой, и кухня изменилась, стала больше и комфортнее.
- Ох, - схватилась за сердце женщина. Вернон уставился огромными глазами на Люциуса.
- И сколько это продлится? - сглотнул он.
- Если хотите, то навсегда, - скрывая усмешку, произнес Люциус.
- Но соседи же увидят, то дом стал больше, - забеспокоилась Петуния.
- Дом остался таким же, как был. Он изменился только изнутри, - пояснил Люциус. Петуния добрела до стола, отодвинула стул и села. Она все еще пребывала в шоке. Все-таки одно дело решить, что магия это нормально, а другое с этим столкнуться в реальности. Вернон пребывал в астрале.
- Можно оставить?! - Люциус не понял, было это просьбой или вопросом. Но просто кивнул. - Спасибо.
На кухню вошел Северус, оглядел собравшихся, изменения и покачал головой.
- Любишь ты пугать людей, Люциус, - ехидно заметил он, затем обратился к Дурслям. - Миссис Дурсль, мистер Дурсль, рад с вами познакомиться. Профессор Северус Снейп.
- Очень приятно, - в один голос выдали все еще не пришедшие в себя Дурсли.
- Простите моего друга, он хотел как лучше, - произнес Снейп.
- Мы поняли, - улыбнулась Петуния, руки у нее дрожали. - А вы можете так изменить весь дом?
- Можем, - ответил Люциус, стараясь не расхохотаться в голос.
- Ох, - зажала рукой рот петуния.
- Полезная штука, - глубокомысленно изрек Дадли, входя в кухню. Он осмотрелся, покивал головой. - Круто!
Люциус отвернулся, плечи подозрительно подрагивали.
- Пойду проверю детей, - сказал он, быстро выходя из кухни. Снейп заметил, что Малфой-старший держится из последних сил. Ему и самому было весело. Люциус просто шикарно шокировал этих магглов. Или не магглов, судя по родословной Гарри. Но это и не важно.
- Тилли, приготовь завтрак на девять человек, - распорядился Северус.
- Слушаюсь, господин Снейп. Завтрак будет готов через пятнадцать минут, - выдал Тилли. Три эльфа занялись своими манипуляциями. Вернон несколько секунд смотрел на все это безобразие, голова у него шла кругом.
- Может быть, нам лучше пройти в гостиную? - спросил Снейп.
- О? Да, да, лучше в гостиную, - очнулся Вернон. Они вчетвером перешли в гостиную. Дурсли вздохнули свободнее.
- Вы стали более терпимыми, - заметил Снейп. Дурсли с опаской на него посмотрели.
- Гарри предложил нам очень хорошую жизнь, - все-таки решила сказать Петуния.
- Он очень умный мальчик, и очень одаренный, - улыбнулся Северус.
- Вы говорите о нем так, словно он ваш сын, - заметила петуния.
- Я был бы рад, если бы у меня был такой сын, но, к сожалению, это не так, - ответил Снейп.
- С приездом, тетя Петуния, дядя Вернон, Дадли. Доброе утро, Северус, - поздоровался со всеми Гарри. Дурсли во все глаза смотрели на Гарри.
- Господи боже мой, - выдохнула, наконец-то, Петуния. - Как же ты похож+на своего деда.
- Деда? - озадаченно переспросил Гарри.
- Да, на нашего с Лили отца, - прошептала Петуния.
- Так, кажется, я теперь знаю, что Лили скрыла от всего мира, - произнес Снейп.
- Скрыла? - переспросила Петуния.
- Да, на Гарри с рождения нанесли скрывающие чары. Я так понимаю, ты, Гарри, не такой уж и вылитый отец. Думаю, после приема зелья, мы увидим твое истинное лицо до конца.
- До конца? - Гарри озадаченно посмотрел на Снейпа.
- Да, ты уже не похож на того мальчика, каким был еще два с половиной месяца назад, изменения уже начались, надо их просто довести до конца. Скорее всего это черты всех домов, в том числе и Слизерина. Что-то мне подсказывает, что Лили узнала правду о свеем происхождении.
- О чем вы говорите? - воскликнула Петуния.
- Я так думаю, миссис Дурсль, вы - сквиб, маг, лишенный магической силы с рождения, вашего сына это тоже касается, - пояснил Снейп.
- Ну, ни фига себе поворотец, - выдал с присвистом Дадли. Вернон не знал, как на все это реагировать, поэтому, к удивлению даже самого себя, решил помалкивать и просто наблюдать за развитием событием. Внешность племянника его поразила. Растрепанный мальчик превратился в очень красивого стройного юношу. Вернон даже почувствовал гордость, чему безмерно удивился.
- Доброе утро всем, - улыбнулась появившаяся на пороге Гермиона. Челюсть Дадли плавно упала с на пол. Гарри не сдержался и тихо рассмеялся, наблюдая за сменой выражения лица Дадли. Гермиона забрала свои длинные волосы вверх заколкой, оставив с двух сторон по пряди, на ней было легкое платьице сантиметров на пятнадцать выше колена, темно-бежевого цвета.
- Герми, выглядишь изумительно, - чмокнув девушку в щеку в гостиную вошел Драко, окинув всех взглядом, поклонился. - Доброе утро. Я Драко Малфой, а это Блейз, можно сказать мой названный брат, - Драко указал на входящего в комнату темноволосого юношу.
- Очень приятно с вами познакомиться, молодые люди, - поздоровалась Петуния.
За знакомством и разговорами о поездке Дурслей прошел целый час, пока Снейп не вспомнил, что они все собирались позавтракать.
Стол был накрыт по-королевски. Чего тут только не было, на любой вкус. Дурсли ошалели от такого великолепия.
- Миссис Дурсль, - обратился к женщине Люциус.
- Ну, что вы, можно просто Петуния, - улыбнулась та.
- Петуния, - улыбнулся в ответ Люциус. - Так как вы относитесь к таким помощникам по хозяйству. Вы сможете забыть о домашних делах.
- Вы предлагаете мне оставить их здесь? - удивилась Петуния.
- Тетя Петуния, вы же мечтали о своем магазине для садоводов, - вмешался Гарри. - Это ваш шанс. И дом будет в полном порядке, поверьте, домовые эльфы свое дело знают, и свое дело начнете.
- Откуда ты наешь о моей мечте? - удивилась Петуния.
- Слышал однажды, - потупился Гарри.
- У меня нет слов. Ты за последние два с половиной месяца столько для нас сделал, а мы+
- Не надо, это все в прошлом, - перебил тетю Гарри. - Я всегда выберу вас, если мне предложат выбирать.
- Спасибо, Гарри, - произнес Вернон. - Мы так к тебе относились, а ты смог вырасти очень достойным человеком, хоть и магом.
- Ну, с этим уже ничего не поделаешь, это уж как на роду написано, - развел руками Гарри. Маги хором хмыкнули.
- Молодец, Гарри, - прошептал Снейп, сидящий по правую руку.
- Спасибо, - также шепотом ответил Гарри.
- Я согласна оставить этих + эльфов, - сказала Петуния.
- Вы меня просто так выручили, не знал, что мне делать, - улыбнулся женщине Люциус. Та вся зарделась. В это время Снейп вытащил из кармана несколько бутылочек. Одно поставил перед Гарри, одно передал Гермиона, еще одно - Люциусу, остальные остались стоять рядом с ним.
- А мне зачем? - удивился Люциус.
- А кто тут светился? Я что ли? - съязвил Снейп.
- А что это? - заинтересованно спросил Дадли.
- Зелье, которое выявляется, подливали ли вам какое-нибудь приворотное или подобное зелье, - пояснил Снейп. - Дадли, хотите поучаствовать в эксперименте. На вас нет зелий, так что на вас будет легко показать, как должен выглядеть чистый человек.
- А почему бы и нет, - Дадли пожал плечами. В последнее время он увлекся всем, что касалось магии. Никогда в жизни он столько не читал. А сейчас ему предлагали практику, он просто не смог отказаться. Снейп протянул бутылочку. Под шокированным взглядом отца и матери он залпом выпил зелье. Северус был совершенно спокоен, до того момента, когда аура Дадли окрасилась в ярко-алый цвет. Северус в шоке подался вперед.
- Мерлин, Моргана и Мордред, - прошептал Люциус, в таком же шоке глядя на эту метаморфозу. - Это кто же его зельем-то напоил, аж пятнадцать лет назад.
- ЧТО?! - разом выдохнули Дурсли.
- Кто, кто? Дамблдор, вот кто, - мрачно выдала Гермиона. - Я так понимаю, это что-то связанное с зельем, вызывающим агрессию к определенному человеку?
- Ты всегда была умницей Гермиона, - кивнул Снейп.
- Старик совсем съехал с катушек, - пробурчал Блейз.
- Нас кто-то опоил? - спросила Петуния.
- Думаю, да, всех троих. Теперь понятно, почему вы так относились к Гарри, - задумчиво произнес Снейп. - Похоже, детки, когда вы призвали саму магию себе в свидетели, рухнуло очень многое в небытие. Все, что касалось Гарри перестало действовать.
- Слава Мерлину, - выдохнули хором Драко, Гермиона и Блейз.
- Но я всегда не любила магию, - запротестовала Петуния.
- Вот именно, не любила, а не ненавидела, - произнес Снейп. Пока они говорили, Гарри выпил свое зелье. Драко как раз посмотрел на него.
- Мамочка моя, - воскликнул он. Все сначала посмотрели на Драко, а уж потом проследили его взгляд. Гарри светился всеми оттенками зеленого, синего, желтого, розового и черным цветом.
- Мда, - глубокомысленно протянул Люциус.
- И что это значит? - испуганно прошептала Петуния.
- Тебе как всегда везет, Гарри, - прокомментировал Снейп.
- И что это? - разглядывая свои руки, спросил Гарри.
- Ну, зеленый - цвет дружбы. Тебе его подливают раз в полгода. Хорошее зелье, очень дорогое, - начал объяснения Снейп.
- Ну вот, причину дружбы с Роном мы выяснили, - прокомментировала Гермиона.
- Синий - подавляет твою память, рассеивает внимание. Вот причина твоей довольно скверной учебы. Желтый - цвет разлуки, а еще он символизирует недоверие. Думаю, это причина твоего отношения к Драко. Розовый...
- Приворотное зелье, - мрачно произнес Драко. - Тебя перед этим летом напоили приворотным зельем. Только ты, похоже, слава Мерлину, ни в кого не влюбился.
- Ты прав, Драко, это именно так, - подтвердил Снейп.
- А черный? - тихо спросила Петуния, дрожа от страха. Вернон вжался в стул, а вот Дадли все пожирал глазами. Он был счастлив участвовать в подобном.
- Чтобы легче было манипулировать, - буркнул Люциус.
- Господи, - воскликнула Петуния. - Может быть, мальчику не стоит ехать в эту вашу школу?
- О, нет, я туда обязательно поеду, - хищно улыбнулся Гарри.
- А если снова будут поить всем этим? - Петуния в ужасе смотрела на магов.
- На Гарри это больше не действует, слава Мерлину, - произнес Люциус.
- Что-то многовато всего было в моем организме, - произнес Гарри.
- Ничего, главное, что больше они на тебя не действует, из-за создавшейся связи с Гермионой. А за две недели в Хогвартсе мы очистим твой организм от остаточных явлений, - пообещал Северус. Дурсли сидели в шоке. Драко взял один из флаконов и залпом выпил.
- А ты-то чего пьешь? Кому ты нуж... Мерлин! - глаза у Блейза стали большими. Драко переливался ярко-розовым светом.
- И кто это, сынок, тебе приворотное зелье подлил, а? - Люциус пристально смотрел на Драко.
- Паркинсон, - сквозь придушенный смех, выпалил Гарри. Драко одарил его сердитым взглядом. Гермиона залилась звонким смехом.
- Ну чего вы ржете? - обиделся Драко.
- Так, Гарри прав, - сквозь смех сказал Блейз.
- Значит, Паркинсон. Ну-ну, - хмыкнул Люциус.
- Сам-то выпей, - съязвил Снейп. Люциус молча выпил. Результат был слабеньким. Последний раз Люциуса поили приворотным зельем лет пять-шесть назад.
- Вопросов нет, это Нарцисса, - прокомментировал результат Люциус.
- Теперь ты, Гермиона. Хмм. То же зелье дружбы, что и у Гарри, а также - приворотное. Здесь тоже все понятно Это Уизли постарались. Кажется тебя, Гермиона, прочили в невесты Рону, - произнес Северус. Гермиону передернуло от такой перспективы.
- Блейз, твоя очередь, - усмехнулся Драко. Результат оказался отрицательным, Блейз был чист как стеклышко.
- Везет же некоторым, - притворно вздохнула Гермиона. Блейз показал ей язык.
- Ну, Гарри, твое последнее зелье. Давай разбираться с твоими скрывающими чарами. Выпиваешь зелье, а минут через пятнадцать мы видим результат, - подавая Гарри очередную бутылочку, произнес Северус. Гарри выпил, чуть не подавился от горечи, укоризненно посмотрел на Снейпа, тот лишь пожал плечами в ответ.
На кухне воцарилось молчание. Пять минут, десять, тринадцать. Петуния зажала рот, чтобы не закричать.
- Миссис Дурсль, что с вами? - Гермиона встревожено посмотрела на Петунию.
- Я сейчас, - задушено выдохнула Петуния, она вышла из кухни. Вернулась она с небольшим свертком. Она взглянула на Гарри и сглотнула. Сказать, что тот сильно изменился, когда пали скрывающие чары. Черты лица стали более утонченными, волосы сантиметров на пять длиннее, талия чуть тоньше. Телосложением он стал напоминать Драко. Кожа посветлела, тперь она была не бронзовой, а золотистой. Петуния протянула Гарри сверток. Тот осторожно его распаковал. Это был портрет. На Гарри смотрел он сам, только лет на десять старше.
- Это портрет твоего деда, нашего с Лили отца, - прошептала Петуния.
- Интересно, почему она наложила на тебя чары? - задумчиво спросила Гермиона.
- Будем искать, - сказал Люциус. - Должно же как-то это объясняться. А ты замечательно выглядишь. Особо не изменился. Похоже, Северус был прав, чары начали спадать в тот день, когда магия стала вашим свидетелем. И давайте-ка оставим твоих родственников, а то они уже и так в шоке от наших манипуляций.
Двое мужчин и четверо подростков ушли в свою комнату.
- Я все-таки рад, что они не будут тут жить весь год, - произнес Вернон. - Все-таки это не по мне, Петуния. Жутко все это.
- Я согласна. Но общаться мы с ними будем нормально, - твердо сказала Петуния.
- Хорошо, - покорно произнес Вернон, которого трясло от шока.

Люциус повернулся к ребятам, которые расположились на полу и о чем-то тихо переговаривались
- А оценки экзаменов вы узнать не хотите? - спросил он.
- Хотим, - хором воскликнули ребята. Люциус раздал им результаты переэкзаменовки.
Гарри развернул свой, взглянул, улыбка расцвела на лице.

"Гарри Джемс Поттер.
Окончательные результаты СОВ.
Будут отправлены в школу магии и волшебства 31 августа.
Защита от темных искусств - превосходно
Зельеделие - превосходно
Уход за магическими существами - превосходно
Трансфигурация - превосходно
Чары - превосходно
Астрономия - выше ожидаемого
История магии - выше ожидаемого
Древние руны - выше ожидаемого
Нумерология - выше ожидаемого
Прорицания - слабо
Итого у вас 10 СОВ.
Поздравляем вас с превосходным результатом.
Комиссия по переэкзаменовке СОВ.
Переэкзаменовка проводилась по просьбе профессора зельеделия Северуса Снейпа."

- Ух, ты, - выдохнул Гарри. Остальные подростки были не менее впечатлены своими результатами.
- Молодцы, поздравляем вас с успехом. А сейчас собирайте вещи. Мы уезжаем отсюда ровно в девять. Вы же хотите проститься с Алексом и Чу Хваном? - произнес Снейп.
- Конечно, - расплылись в улыбках ребята.
Пока Северус и Люциус паковали книги, которые должны были занять свое место в комнатах Снейпа и Люциуса, ребята паковали свои сундуки.

В девять часов утра Северус, Люциус, Гарри, Гермиона, Драко и Блейз покинули дом на Тисовой, выдав рекомендации, как себя вести с теми, кто прибудет за Гарри. Они заехали к Чу, где выпили по чашке чая, потом к Алексу. От обоих получили массу рекомендаций.
На вокзале они были ровно в десять. Поезд уже стоял у платформы. Никого еще не было. Ребята прошли в первый вагон вместе с Люциусом и Северусом. Заняли одно из купе и закрыли его заклинанием. Они совсем не хотели, чтобы их тревожили.

- Мне совершенно нет дела до вас. Мальчишки здесь нет. Мы отвезли его на вокзал еще в девять утра, - выплюнула Петуния в лицо Грюму.
- Я должен удостовериться, - прорычал тот.
- ВОН ИЗ МОЕГО ДОМА, ИЩИТЕ ЭТОГО ЩЕНКА НА СВОЕМ ВОКЗАЛЕ! - Петуния с треском захлопнула дверь. Грюм попытался открыть дверь, но защита, наложенная Северусом и Люциусом, ударила по нему так, что он отлетел метров на пять от двери. Петуния за дверью усмехнулась. Маги уверили ее, что кроме их шестерых и тех, кого они проведут, в дом больше ни один волшебник не войдет.
- Удачи тебе, Гарри. Надеюсь, ты им всем покажешь, - мрачно усмехнулась она. Ночью она долго разговаривала с двумя взрослыми магами. Она сама не могла понять, почему ее так интересует жизнь Гарри, но, выслушав все, что ей рассказали, она пришла к выводу, надо отомстить.

В одиннадцать часов поезд отошел от перрона. Орденцы мрачно смотрели вслед поезду. Они так и нашли Гарри Поттера. В таком же растерянном состоянии были и гриффиндорцы. Слизеринцы не досчитались Драко Малфоя и Блейза Забини.
Никто не видел четырех студентов Хогвартса, никто не знал, где они могут быть. Все удивились, когда на собрание старост явились Панси Паркинсон и Теодор Нотт от Слизерина и Рон Уизли и Лаванда Браун от Гриффиндора. Это было более, чем неожиданно.
Разговоров в Хогвартс-Экспрессе только и было, что о пропаже Драко Малфоя, Гарри Поттера, Гермионы Грейнджер и Блейза Забини.
А обсуждаемая четверка спокойно ехала в третьем купе первого вагона.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:14 | Сообщение # 13
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 11. В Хогвартс-экспрессе.

Рон, Джинни, Невилл, Симус, Лаванда и сестры Патил сидели в одном купе. Разговор их все время крутился вокруг одного и того же: каждый из них был уверен, что встретит на вокзале Гарри и Гермиону, но те так и не появились, не первый, ни вторая. Гриффиндорцы уже успели обойти все купе и знали, что и в поезде их нет, также как нет Малфоя и Забини. Несколько купе было закрыто, но постучавшись хорошенько можно было надоесть этим сидящим внутри настолько, что они открывали дверь. Единственное купе, куда никто не рискнул сунуться, было третьим в первом вагоне. Откуда только все узнали, что там едет Снейп, было, наверное, известно только одному Мерлину. Это было очевидно для любого студента Хогвартса, что в данном купе Поттер и Грейнджер ну никак не могут ехать.
Третье купе, считая от того, где были озадаченные Невилл и компания, занимали близнецы Уизли и Дин Томас.
- Ты чего не с остальными? – спросил Фред, разглядывая Дина. Тот в ответ сморщился и уставился в окно. Братья переглянулись.
- Понятно, - сказал Джордж.
- Ты что-то такое узнал и…, - начал Фред.
- И тебе это совсем не понравилось, - закончил Джордж.
- Я не хочу во все это влезать, - Дин посмотрел на близнецов. – Но я услышал кое-что летом, перед каникулами и мне это действительно не понравилось. Это как будто тебя в грязь окунули, а чистой воды не дали.
- И на чьей ты стороне? – спросил Джордж.
- Не знаю, - пожал плечами Дин. – Я дружу с Симусом и очень давно, как Рон, Гермиона и Гарри с первого курса. Не сказать, что мы были с Гарри хорошими друзьями, так, просто однокурсники с одного факультета.
- Все с тобой ясно, - констатировал Джордж.
- А вы почему не там? – Дин мотнул головой в ту сторону, где предположительно, по его мнению, было купе остальных гриффиндорцев-шестикурсников.
- А мы не разделяем…
- Политику и курс….
- Которые ведут…
- Вышеозначенные люди…, - произнесли близнецы. Дин несколько секунд переваривал сказанную фразу.
- Понятно, - задумчиво протянул он. – А вы не видели Гарри?
- Нет, его не было на платформе. Рон не смог найти его так же и в поезде, - покачал головой Фред.
- Может его забрали и иначе переправили в Хогвартс? – Дин взглянул на братьев Уизли. Те в унисон хмыкнули и помрачнели.
- Мы так не думаем, - сказал Фред.
- Почему? – удивился Дин.
- Дин, ты же сам сказал, что кое-что слышал…, - Джордж пристально посмотрел на парня.
- Так чего ты задаешь дурацкие вопросы? – закончил за Фреда мысль Джордж. Дин вздохнул.
- Я надеялся, мне это все просто приснилось, - пожал тот плечами.
- Блажен, кто верует, - проворчал Джордж. Близнецы переглянулись, у обоих в глазах читалось сожалению, что они влезли в этот разговор, и то, что надо было срочно исправлять ситуацию. Фред хитро улыбнулся и достал из кармана пакетик с драже.
- Угощайся, Дин, - Фред протянул парню пакетик, тот, не думая, взял несколько драже и сунул в рот. Братья с интересом ждали результата. Несколько секунд ничего не происходило, Дин же, вдруг вспомнив, кем являются эти двое, напрягся. Не зря. Сознание затуманилось, и он с недоумением посмотрел на близнецов. Эти драже были их последней разработкой, мягко говоря, противозаконной, но когда их подобные мелочи останавливали? Да никогда! Эти драже имели довольно интересный эффект, человек после их принятия воспринимает последние полчаса, как сон. Близнецы решили не рисковать, мало ли он кому решит рассказать об этом разговоре, а вот о сне навряд ли будет говорить. Дин встряхнулся, непонимающе посмотрел на Фреда и Джорджа.
- Я что, уснул? – похлопал он ресницами.
- Ага, - улыбнулся Фред.
- Ты немного…, - начал Джордж
- Вздремнул, - закончил фразу Фред.
- Аааа, такой странный сон приснился, - немного неуверенно произнес Дин.
- О чем? – заинтересованно спросил Фред.
- Да так, в принципе, ни о чем, - покачал головой Дин.
- Ну, тогда ладно. Мы пойдем, пройдемся, - усмехнулся Джордж. Близнецы оставили Дина в гордом одиночестве.

Северус, Люциус, двое гриффиндорцев и двое слизеринцев сразу по приходу поезда заняли купе, которое было предназначено для Снейпа в этой поездке. Северус первым делом наложил на двери запирающие и заглушающие чары, ну и парочку защитных, так, на всякий случай.
- Гарри, а расскажи о мистере Чу, - вдруг попросил Драко.
- Так, ты же все знаешь, - удивился Гарри.
- Ну, только то, что вы ходили к нему заниматься, а больше того, вы ничего не говорили, - произнес Блейз.
- Как вы познакомились? – спросил Драко.
- Мы тогда пришли в спортклуб, чтобы записаться к Алексу на занятия. Очень хотелось научиться драться. Правда, в тот момент мы думали, что в первую очередь будем свои навыки отрабатывать на вас, - под конец Гермиона уже еле сдерживала смех.
- Ах, вы…, - Драко демонстративно отвернулся.
- Драко, не обижайся, мы же знали, что все так повернется, - улыбнулась девушка.
- Да, не обижается он, Мона, - махнул рукой Блейз.
- Ты уже который раз меня так называешь, - Гермиона пристально посмотрела на Блейза.
- А тебе идет, - усмехнулся тот в ответ.
- Ну, так что там с Чу? – от показной обиды не осталось и следа, Драко с нетерпением смотрел на девушку.
- Мы увиделись с Алексом, обсуждали с ним наши занятия. К нему нас отправил его отец, с которым мы познакомились в нашу первую пробежку по парку. Мы ему так понравились, что он порекомендовал нам своего сына в учителя. Алекс согласился. Когда мы разговаривали, то дверь в зал Алекса была открыта и мистер Чу все слышал. Как выяснилось потом, он знал, кто я такой, - рассказал Гарри.
- Но откуда? – удивился Блейз. Северус и Люциус, уже знавшие почти всю историю, слушали молча. Чуть улыбаясь.
- Он сквиб, и очень хорошо знаком с историей магии. Семья Чу оказалась очень сплоченной и они все, то есть его родственники-маги, часто навещают его, - произнесла Гермиона.
- Да, и он владеет теми магическими способностями, которым не нужны палочка или заклинания, - усмехнулся Северус.
- Да, Чу говорил, что ты к нему заходил, - улыбнулся Гарри. – Правда, он сказал, чтобы мы не говорили тебе ничего, мол ты боишься, что мы тебе этого не простим.
- Хмм, - Снейп чуть виновато посмотрел на Гарри и Гермиону.
- Мы все понимаем, Северус, ты просто о нас беспокоился, - улыбнулась Гермиона.
- А какие это у него есть навыки? – спросил Блейз, меня тему.
- Это не совсем окклюменция, но похоже. Здесь не требуется владение магии, только концентрация. Он очень точно учил ребят. Это помогло нам в занятиях уже настоящей окклюменцией и легилеменцией. Сейчас мозг Гарри скрыт таким количеством блоков, что в него даже с танком не въедешь, - произнес Северус.
- Значит он сквиб, - задумался Драко. – Мне он понравился.
- Я рад, Драко, что он тебе понравился. Мистер Чу, действительно, очень достойный человек, - произнес Люциус.
- Получается, зная кто ты, он догадался и о Моне. У него созрело решение помочь вам, - подвел итог Блейз.
- Да, он научил нас всему, чему был способен научить за два с половиной месяца, нанял нам учителей, - кивнула Гермиона.
- Удивительно, как-то с трудом верится, что есть еще такие люди, - покачал головой Драко.
- Ты о чем? – переспросил Северус.
- Мне казалось, что только Гарри Поттер мог быть таким бескорыстным, всегда готовым прийти на помощь, - пояснил свои слова слизеринец.
- Просто ты вырос не в той среде, Драко, - грустно улыбнулась Гермиона.
- Да, и в этом есть моя вина, - произнес Люциус.
- Но теперь-то все хорошо, - сказал Гарри.
- Лучше некуда, - улыбнулся Блейз.
- О, гляди-ка, я уж думал никто не собирается в школу в этом году, - махнул в сторону окна рукой Драко. Защита, наложенная Северусом, позволяла смотреть в окно свободно, но вот увидеть, что делается в купе, снаружи было невозможно. Шесть человек наблюдали, как платформа заполнялась людьми, благо, что первый несколько вагонов загибались в сторону платформу, и им она теперь была видна полностью. Ближе к одиннадцати, как всегда, опаздывая, появились Уизли.
- Рыжие явились, - прокомментировал Блейз. Гарри с отстраненным видом смотрел, как миссис Уизли прощается со своими детьми. Наблюдатели видели, что близнецы держатся несколько особняком, Вот, кивнул головой, они ныряют в первый попавшийся вагон.
- Хм, - озадаченно хмыкнула Гермиона. – Вы видели то же, что и я?
- Ага, - кивнул Блейз.
- Интересненькая складывается ситуация, - прищурился Драко.
- Похоже, в семье Уизли раскол, - хмыкнул Северус.
- А ты была права, Герми, близнецов надо прощупать, - юный Малфой повернулся к девушке.
- Мда, - задумчиво протянул Гарри. – Я думал, будет сложнее.
- Сложнее? – переспросил Блейз. Люциус и Северус встревожено переглянулись и посмотрели на Гарри. Взгляд юноши был направлен в окно.
- Я думал, что буду злиться, когда их увижу, Рона, Джинни, Невилла, остальных, - задумчиво произнес он.
- А что ты чувствуешь на самом деле? – осторожно спросил Люциус.
- Не знаю, мне их жаль, - Гарри посмотрел прямо в глаза Люциусу.
- Жаль? – Северус приподнял бровь. Гарри перевел на него взгляд и кивнул, затем пояснил.
- Не в том смысле. А жаль, что в мире есть такая мерзость, - он передернул плечами.
- А ты стал более жестким, - улыбнулась Гермиона.
- Ты тоже, - улыбнулся он в ответ.
- А все ведь намного проще, - произнес Драко.
- Что? – Гермиона взглянула на него.
- Просто видеть вы стали не через призму зелий, которыми вас пичкали, а собственными глазами, - объяснил Северус.
- Ладно, Мерлин с ними со всеми, - махнула рукой Гермиона. – Их ждет большой сюрприз.
- Как бы кого инфаркт не хватил, - хмыкнул Люциус. В купе раздался веселый смех. На этот звук отозвался Кирит, зашевелившийся в своей коробке. Гарри открыл крышку и дракончик выбрался наружу и сразу оккупировал голову Блейза.
- Гарри, да скажи ты ему, что моя голова не насест, - воскликнул Блейз. В купе снова раздался дружный смех.
- Кирит, иди сюда, - позвал Гарри сквозь смех. Дракончик сверкнул на него глазами и выпустил коготки.
-Ааааа, - закричал Блейз. – Снимите его.
Гарри поднялся и попытался осторожно вынуть из волос Блейза Кирита, а этот маленький демоненок еще и сопротивлялся. С трудом ему и Гермионе, подключившейся к этой задаче, удалось забрать Кирита. Блейз бросил притворно-гневный взгляд на дракончика, а тот даже носом не повел, посмотрел на него сверкающими глазками, а затем свернулся клубочком на коленях у Гарри и спрятал мордочку под хвост.
- И чего он нашел в моей голове? – проворчал Забини.
- Ты ему просто нравишься. Никогда об этом не думал? – усмехнулся Драко.
- Так к вам же в волосы он не лезет, - возмутился Блейз.
- Каждому свое, - улыбнулась Гермиона.
- Хкмм, - Гарри постарался спрятать улыбку.
- Что? – сразу же насторожилась девушка.
- Да нет, ничего, просто подумал кое о чем, - он прикусил губу.
- И что же ты надумал? – прищурилась девушка.
- Волдеморт же за мной охотится, - начал Гарри, но увидев как вздрогнули слизеринцы, как старшие, так и младшие, вздохнул. – Мы уже столько раз об этом говорили. Это же просто прозвище, даже не имя.
- Мы стараемся, Гарри, - чуть кривовато улыбнулся Люциус.
- Так, о чем ты думал? – вернулся к прерванной теме Северус.
- Да вот подумал, а не стоит ли проинформировать дорогого Волдеморта о реальном положении вещей, - юноша окинул всех взглядом.
- Гарри, он маньяк, - воскликнул Люциус.
- Даже не смей об этом думать, - вторил ему Северус. – Он не будет слушать, у давно уже безумен.
- Ой-ей-ей, как вы вдруг закричали, - усмехнулся Гарри. – Я же не собираюсь с ним лично встречаться.
- Ага, крестный ему доложит, - усмехнулся Драко.
- Да, - протянула Гермиона и посмотрела на младшего Малфоя долгим взглядом. – Правду говорят, что у блондинок извилин в голове не хватает.
- Ты чего это? – не понял Драко.
- И он не блондинка, а блондин, - решил защитить друга и названного брата Блейз.
- А все равно, редька с одной грядки, - отмахнулась девушка. Люциус и Северус с интересом смотрели на девушку.
- А что не так? – обиженно спросил обсуждаемый.
- На кого падет подозрение, Драко? – вместо ответа спросила Гермиона.
- На Северуса, - сказал на недоуменный взгляд Драко Гарри.
- По идее Северус не в курсе реального положения дел, - произнес Люциус, но глаза выдали его. Он прекрасно понял, что имеет в виду Гарри. Тот же в ответ одарил Люциусу полным неодобрения взглядом.
- По идее или нет, но Северус очень даже не плохой шпион. Сомневаюсь, что Дамблдор этого не понимает, - произнесла Гермиона.
- То есть, все решают, что именно Северус должен передать информацию Темному лорду, - Блейз взглянул на Гарри, который закатил глаза к потолку. – И не надо так Гарри. Нас всю жизнь воспитывали в таком ключе.
- Да понимаем мы это Блейз, - вздохнула гриффиндорка и вдруг расплылась в улыбке, хитро оглядев присутствующих. Гарри склонил голову к плечу и прищурился, глядя на девушку.
- Ты что-то придумала, Мона? – поинтересовался Блейз.
- Да, но это совсем другое, - сверкнула глазами девушка. – Кто-то когда-то сказал, что годы учебы – это лучшие годы в жизни человека и надо провести их весело.
- Гермиона Грейнджер, ты ли это? – воскликнул Гарри, изображая ужас.
- Я, Гарри, я, - усмехнулась девушка в ответ.
- И что ты предлагаешь? – спросил Драко.
- Ну, пора бы в школе появится новым мародерам, - рассмеялась девушка.
- Мерлин мой, только не это, - застонал Снейп.
- Что за мародеры? – недоуменно спросил Блейз.
- Во времена учебы твоего отца и Северуса, ну и естественно моих родителей, в школе была группа, которая устраивала всякие розыгрыши и тому подобное. Правда, основным объектом их притеснений был Северус, к сожалению, - произнес Гарри. Снейп только махнул рукой на виноватый взгляд юноши. Они давно уже решили между собой этот вопрос и пришли к выводу, что сын за отца не отвечает.
- Называли они себя мародерами, - продолжила Гермиона. – Сохатый – Джеймс Поттер, Бродяга – Сириус Блек, Лунатик – Ремус Люпин и Хвост.
Гермиона замолчала, давая возможность прийти в себя Драко и Блейзу.
- Ты не назвала, кто был этот Хвост, - Драко внимательно посмотрел сначала на Гермиону, а затем на Гарри. Гриффиндорцы скривились.
- Питер Петтигрю, - произнес Снейп.
- Этот? – Драко в изумление посмотрел на крестного.
- Да, Драко, этот, - хмыкнул Люциус.
- Мы много с Драко слышали о проделках мародеров, но никто никогда не говорил нам, кем они были, - произнес Блейз. – Значит это профессор Люпин, твой отец и крестный, Гарри. Не хило.
- И ты предлагаешь нам воссоздать мародеров? – уточнил Гарри.
- Ага, предлагаю, - усмехнулась Гермиона. – Только нас будет не четверо, а как минимум шестеро.
- Нас четверо, Люциус и Северус? – усмехнулся Гарри.
- Ага, - рассмеялась Гермиона.
- Тогда надо придумать нам прозвища, - воодушевился идеей Блейз.
Гарри несколько мгновений смотрел на Северуса, затем хмыкнул и повернулся к Гермионе. Снейпу как-то стало не по себе.
- Что-то мне не нравится этот хмык, - пробурчал зельевар.
- Мы, к большому сожалению, не анимаги, так что такие прозвища нам не подходят, - произнес Гарри.
- Да, но и такие, явные, чтоб сразу же поняли о ком идет речь, тоже нельзя давать, - покачала головой девушка.
- Ага, всем, кроме Северуса, - хмыкнул Поттер.
- И? – трое подростков с горящими глазами уставились на Гарри.
- Как называют Северуса в школе? – усмехнулся он.
- Гарри! – укоризненно покачала головой Гермиона.
- А не о том Герми, - отмахнулся парень. – Подумай.
- Летучая мышь, - воскликнул Драко. Снейп с непередаваемым выражением лица смотрел на подростков, а те на него вообще не смотрели, увлеченно обсуждая идею. Люциус тихо посмеивался, искоса поглядывая на друга.
- А что, идет. Никому ведь в голову не придет, что в таких проделках может участвовать преподаватель, а уж тем более самый страшный ужас Хогвартса, - довольно произнесла Гермиона.
- Ага, Мышь, - хмыкнули в один голос парни.
- Я вам сейчас дам, мышь! – угрожающе прошипел Снейп.
- А тебе и правда идет, - давясь смехом, проговорил Люциус.
- А ты бы вообще молчал, лиса прилизанная, - Северус бросил на Люциуса неприязненный взгляд.
- А вот и второе прозвище, - рассмеялся Драко.
- Драко! – вскрикнул Люциус, ошарашено глядя на сына.
- Ладно, успокойтесь, - усмехнулся Гарри. – Все намного проще. Прозвище должно быть таким, чтобы оно никаким образом не соответствовало человеку, который его носит, но при этом максимально подходить.
- Хмм, - задумалась Гермиона. – Может названия каких-нибудь змей?
- Очевидно, - покачал головой Драко.
- Животные, - предложил Блейз.
- Ни в коем случае, - мрачно возразил Снейп.
- Либо камни, либо цветы, - пожал плечами Блейз. – Гарри может быть изумрудом.
- Нет, не подходит, - не согласилась Гермиона. – Можно сразу предположить, что Изумруд – это Гарри.
- Тогда растения, - скорчил рожицу Драко.
- Ага, и ты у нас будешь шиповником, - на полном серьезе произнес Гарри.
- Почему? – не понял блондин.
- А то как же, цветет красивыми цветами, а колючек хоть отбавляй, можно все руки поранить, - усмехнулся Гарри.
- А ведь, действительно, подходит, - озадачено сказал Блейз.
- Ну, в принципе, я согласен, - нехотя согласился Драко.
- Сложно, - сморщила носик девушка. – Не подобрать также точно остальным растение.
- Тогда, что ты предлагаешь? – Гарри посмотрел на подругу.
- Ну, можно взять названия из астрономии, - вопросительно посмотрела на ребят девушка.
- Хм, например? - прищурился Гарри.
- Ну, не знаю, - пожала плечами Гермиона.
- Боги, - вдруг сказал Гарри.
- Что? – на него уставилось пять пар глаз.
- Египетские боги, - повторил Гарри.
- Ты, похоже, все это время, пока мы тут гадали, обдумывал эту идею, - задумчиво глядя на парня, произнесла Гермиона.
- Вообще-то, да, - кивнул Гарри.
- И что у тебя получилось? – Люциус с интересом посмотрел на зеленоглазого юношу.
- Я буду Сетом, - начал говорить Гарри.
- Пффф, - выдала Гермиона и посмотрела на Гарри. – Тебе не подходит.
- Ты в этом уверена? – улыбнулся Гарри.
- А что в нем такого, что тебе бы подходило? – огрызнулась Гермиона.
- Сириус, - усмехнулся Северус. Все, кроме Гарри, уставились на него в недоумении. Северус усмехнулся и объяснил. – Сета всегда сопровождала рыжая собака, которая олицетворяет звезду Сириус.
- Ух ты, а ведь мало кому придет в голову сложить два и два, - воскликнул Блейз.
- Вот именно, - кивнул Гарри.
- Так, что там дальше? – поторопил Драко.
- Северус будет Тотом, Люциус – Амоном, Гермиона – Баст, Блейз – Нуном, а Драко – Хонсу.
- Будь добр, объясни, почему именно эти, - попросила Гермиона.
- Северус у нас мудрый, но его все воспринимают иначе, а ему подходит. Люциус – у нас солнце, отсюда и Амон, Хонсу – сын Амона, поэтому Драко получает это имя. Мы тут выяснили, что Блейз у нас любит воду, поэтому Нун, на а Гермиона – Баст, - объяснил Гарри.
- Ну что, я согласен, - кивнул Снейп. – И с египетской мифологией в Хогвартсе точно никто не знаком, а кто знаком, аналогии не проведут.
- Тогда решили, - кивнул Драко.
- Ну, что ж держись Хогвартс, в школу едут мародеры, - усмехнулась Гермиона.
- Вы уже решили, как появитесь в школе? – поинтересовался Северус.
- О, да, мы решили, - заулыбались подростки. Люциус и Северус покачали головой.
- Сколько нам еще ехать? – спросила Гермиона.
- Часа два, - ответил Северус. – Есть хотите?
- Очень, - воскликнули ребята. Лорд Малфой распаковал сумку, в которую была собрана еда. Только они собрали перекусить, как в купе постучали. Шесть пар глаз недоуменно уставились на дверь.
- Мы кого-то ждем? – спросила Гермиона.
- Нет, покачал головой Северус, но встал и, сняв запирающие чары, открыл дверь. На пороге стояли близнецы Уизли.
- Сэр, мы тут…, - начал Фред.
- Подумали…, - продолжил Джордж.
- И решили…, - вслед за этим сказал Фред.
- Что Гарри может ехать только в этом купе, - закончили они вместе. Северус несколько мгновений смотрел на парней, затем открыл дверь шире и чуть отступил в сторону, открывая юношам обзор. В купе стояла тишина, его обитатели смотрели на близнецов, а дракончик сидел у Гарри на плече.
- О, Кирит, привет, - улыбнулся Фред.
- Уф, - выдохнула Гермиона. Джордж уставился на девушку. Снейп схватил обоих парней за руки и втянул в купе, после чего его запер.
- Гермиона? Гермиона Грейнджер? – недоуменно смотрел на девушку Джордж.
- Она самая Джордж, или Фред, - усмехнулась девушка.
- Я же говорил тебе, что с ними все в порядке и все совсем не так как кажется, - наконец, произнес Фред, закончив оглядывать обитателей купе.
- Откуда вы знаете…, - Гарри оборвал себя на полуслове, догадка сама пришла в голову. – Это вы мне подарили Кирита.
- Мы, - расцвели улыбками близнецами.
- Сядьте! – приказал Снейп. Парни сели. – Теперь объясните, что происходит.
- Ну, мы стали свидетелями не очень нам понравившегося разговора. Мы решили, что Гарри нам дороже, чем наша семья. Они, правда, так ничего и не узнали, ну, что мы все слышали, - серьезно сказал Фред. Северус смотрел на них изучающе.
- Гарри сделал для нас больше, чем вся наша семья вместе взятая, - нахмурился Джордж.
- Простите, ребята, но нам нужны доказательства, - произнесла Гермиона.
- Мы сделаем все, что вы хотите, - в унисон сказали близнецы.
- Сегодня после распределения в туалете плаксы Миртл, - сказал Гарри. Они еще несколько дней назад решили, что спустятся в Тайную комнату и обследуют ее в первый же вечер, как прибудут в школу.
- Ладно, мы там будем, - кивнул Фред.
- А теперь идите, скоро надо будет уже переодеваться, - выставил близнецов за дверь Снейп. Они несколько минут постояли в коридору и двинулись в свой вагон.
- Хм. Ты ничего странного не заметил? – спросил Фред.
- Заметил, - кивнул Джордж. Близнецы переглянулись, обернулись и посмотрели на закрытую дверь третьего купе.
- Что-то будет, - произнес Джордж и посмотрел на брата.
- Да, и будет интересно, - протянул с ухмылкой Фред.
- Мы точно будем сегодня в назначенном месте, - хором произнесли братья и продолжи свой путь.
Поезд медленно подходил к платформе. Поездка прошла без серьезных происшествий. Ребята переоделись в школьные мантии, сшитые из дорогой шелковой ткани: у слизеринцев – зеленые с серебром, у гриффиндорцев – красные с золотом. Осмотрев друг друга, они многозначительно хмыкнули.
Дождавшись, когда платформа опустеет, они покинули поезд и сели в карету, присланную за Северусом и Люциусом.
А студенты, все еще надеявшиеся увидеть четырех пропавших студентов, были разочарованы. Четверки нигде не было.
Большой зал быстро заполнился детьми. Везде слышались приветствия, разговоры о летних каникулах, перебранки между школьными соперниками.
Дамблдор сидел и с беспокойством осматривал зал, ожидая увидеть вот-вот увидеть Гарри Поттера, но тот так и не появлялся. За столом сидят Невилл, Рон, остальные шестикурсники, рядом с ними и Джинни, а вот близнецы далеко, даже не смотрят в сторону своих нынешних однокурсников. Странно это, очень странно. Да где же Поттер? Через минуту начнется распределение. Где он? Снейп с мрачным, как всегда, видом
Дамблдор был в шоке, когда получил известие от встрепанных Грюма, Тонкс и Люпина, сообщивших, что Гарри не было дома, когда они за ним приехали. Родственники заявили, что отвезли его на вокзал рано утром и бросили там в девять утра. Мальчика обнаружить не удалось, как впрочем и в дом Дурслей никто зайти не смог, на доме оказалась защита. Дамблдор никак не мог понять откуда, он никакую защиту на дом не ставил, или все же Лили действительно дала сыну защиту? Сейчас надо было ждать. Если Поттер не появится, надо будет принимать меры по его поиску, терять такую выгодную фигуру и подставлять Невилла ему совсем не хотелось.
Распределение шло своим ходом. Дамблдор все больше нервничал. Отсутствие четырех студентов напрягало. Не понятно, куда делись Малфой-младший и Забини. Люциус Малфой сидит рядом со Снейпом со спокойным выражением лица, словно его не беспокоит отсутствие сына.
Вот и последний первокурсник распределен. Дамблдор поднялся со своего места, улыбнулся.
- Добро пожаловать в Хогвартс! Для кого-то из вас он уже стал домом, а для кого-то только станет, - Дамблдор обвел добрым взглядом Большой зал и только собрался открыть рот, как двери Большого зала раскрылись.

Баст: богиня любви, радости, праздников; женщина с головой кошки или львицы с корзинкой
Амон — бог солнца. бог солнца. Бога изображали в виде человека, со скипетром и в короне, с двумя высокими перьями и солнечным диском.
Нун — воплощение водной стихии, которая существовала на заре времен и заключала в себе жизненную силу. Нун и его жена Наунет, олицетворяющая небо, являлись первой парой богов, от них произошли все другие египетские боги.
Сет — бог пустыни, т. е. "чужеземных стран", олицетворение злого начала, брат и убийца Осириса, один из четырех детей бога земли Геба и Нут, богини неба.
Тот — бог луны, мудрости, счета и письма, покровитель наук, писцов, священных книг, создатель календаря. Священным животным Тота был ибис, и поэтому бога часто изображали в виде человека с головой ибиса. Женой Тота была богиня истины Маат.
Хонсу — бог луны, бог времени и его измерения, сын Амона и богини неба Мут. Хонсу также почитался как бог путешествий.
Баст - богиня любви, радости, праздников; женщина с головой кошки или львицы с корзинкой в руках. Иногда изображалась просто в виде кошки.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:14 | Сообщение # 14
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 12. Мы вернулись. Новые мародеры

Новый мародеры:
Северус Снейп – Тот (бог мудрости и знаний, покровитель образования и письма. Гарри выбрал его для Снейпа именно из-за того, что зельевар обладает обширными знаниями в разных областях).
Люциус Малфой – Амон (бог солнца, отождествлен в Египте с богом Ра, отсюда и название Амон-Ра. Имя выбрано из-за цвета волос).
Драко Малфой – Хонсу (бог луны, бог времени и его измерения, сын Амона и богини неба Мут. Хонсу также почитался как бог путешествий. Отец и сын – Амон и Хонсу).
Блейз Забини – Нун (воплощение водной стихии. Блейз прекрасный пловец, очень много времени тратит в ванной на душ, поэтому и выбрано такое имя).
Гермиона Грейнджер – Баст или Бастет (богиня радости, веселья, любви и красоты, священное животное кошка. Гермиона обожает кошек и своей грацией стало напоминать именно кошку).
Гарри Поттер – Сет или Сетх (бог пустыни, т. е. "чужеземных стран", олицетворение злого начала, брат и убийца Осириса, один из четырех детей бога земли Геба и Нут, богини неба, изображается всегда в сопровождении рыжего пса, олицетворения звезды Сириус).
Фред и Джордж Уизли – Бес и Ихти (два имени одного бога. Бог-карлик и весельчак, шут богов, покровитель домашнего очага, а также защитник бедных, стариков и детей).
Сириус Блек – Исдес (один из покровителей загробного мира, близкий к Анубису. Исдес изображается в виде крупного черного пса. Выбран Гарри и Драко, как символ новых мародеров и девиз: "достану даже с того света")

Титулы и родословные:
Северус Снейп – наследник дома Принц, лорд Принц, как последний представитель этого рода, полукровка.
Люциус Малфой – Лорд Малфой, полувейла.
Драко Малфой – единственный наследник рода Малфоев, четверть-вейла.
Блейз Забини – лорд Забини после смерти родителей, опекуном до совершеннолетия назначен Люциус Малфой. Чистокровный.
Гермиона Грейнджер – леди Де Гранже, леди Ньюнордграс, полукровка.
Гарри Поттер – лорд Слизерин, лорд Поттер, лорд Эвансдейл, лорд Марвел, лорд Ньюнордграс, чистокровный.
Фред и Джордж Уизли – чистокровные маги, наследники рода Манчестер, деда со стороны матери, не являются сыновьями Артура Уизли.
Билл Уизли – чистокровный маг, родословная неизвестна, усыновлен Молли и Артуром Уизли шесть месяцев. Член Ордена Феникса.
Артур, Молли, Чарльз, Перси, Рон и Джинни Уизли – чистокровные маги из семьи "предателей рода". Четверо старших члены Ордена Феникса.
Альбус Вульфрик Брайан Дамблдор – Директор школы магии и волшебства Хогвартс, глава Визенгомота, глава Ордена Феникса, победитель Гриндевальда. Чистокровный.
Невилл Лонгботтом – чистокровный маг, считается героем пророчества.
Том Марволо Реддл, Волдеморт – Темный маг, имеет отношение к роду Слизерин, но очень отдаленное, полукровка.

Гарри, Гермиона, Драко и Блейз дождались, пока все войдут в замок и только после этого вышли из преподавательской кареты. Люциус и Северус ушли раньше, им обоим необходимо было сидеть за профессорским столом с самого начала. Ребята с интересом наблюдали, как Северус превращался в того, известного всему Хогвартсу профессора Снейпа, они уже привыкли видеть его в нормальном обличье. Снейп смазал каким-то маслом волосы, которые теперь выглядели сальными, нацепил на лицо угрюмое, чуть презрительное выражение, нацепил неизменную черную мантию.
- Не видел бы, не поверил, - пробурчал под нос Гарри.
- Такого жизнь, Поттер, - усмехнулся Снейп.
- Да, полное преображение, даже мурашки по телу бегают, - поежилась Гермиона. Снейп снисходительно посмотрел на своих студентов и вышел из кареты вместе с Люциусом. Директор приветствовал их обоих с радушием, хотя и можно было заметить, что Люциуса он бы не прочь и не видеть здесь, а это говорило только о том, что Дамблдор не в курсе изменения статуса Малфоев при Темном лорде.
Северус украдкой изучал Дамблдора и довольно быстро понял, что тот обеспокоен. Суть этого беспокойства была на поверхности – отсутствие Гарри Поттера, а вместе с ним и Гермионы Грейнджер. "Ничего, тебе полезно поволноваться. Ты же был уверен, что все под твоим контролем, а тут такое из плана вырывающееся событие. Ага, а вот и заметил отсутствие Драко и Блейза. Удивлен, но не показывает. А Люциус молодец, сидит с таким невозмутимым видом, словно все в порядке и ему нет никого дела до отсутствия сына в Большом зале", - размышлял Снейп, наблюдая за директором.
МакГонагалл ввела в зал первоклассников, в этом году их было много, аж семьдесят человек. Северус мысленно застонал и перевел взгляд на гриффиндорский стол. Близнецы Уизли сидят отдельно от остальных шестикурсников и, в отличие от остальных, спокойны. Младшие Уизли, Лонгботтом да и весь шестой курс Гриффиндора перешептываются, постоянно поглядывая на дверь, ждут, что вот-вот в Большой зал войдет Поттер. "Ждите, ждите, он обязательно придет", - хмыкнул про себя Снейп. Северус посмотрел на слизеринцев, те, как всегда, с презрительными улыбками, но все же видно, что напряжены. "Похоже, получили от родителей указания насчет Драко и Блейза", - решил про себя Снейп.
Наконец, был распределен последний первокурсник и со своего места поднялся Дамблдор. Первые слова приветствия, небольшая пауза и сейчас, как обычно, будет проникновенная речь, но только директор решил открыть рот, как двери распахнулись.

- Ну и чего мы тут стоим? – не выдержал Блейз, глядя на трех своих друзей.
- Ждем, Блейз, мы ждем, - ехидно произнес Драко.
- Чего? У моря погоды? – не менее ехидно поинтересовался Блейз.
- Окончания распределения и начала речи директора, - Гермиона посмотрела на Блейза, как на несмышленого ребенка.
- Зачем? – удивился Блейз.
- Блейз, але, ты чем слушал нас вчера? – Драко помахал рукой перед носом друга. Тот недоуменно посмотрел сначала на Драко, затем на Гарри и уж конце перевел взгляд на Гермиону.
- Понятно, он спал, - закатила глаза Гермиона. – Для особо одаренных повторяю: мы входим в зал, когда директор начнет толкать свою речь, входим все вместе.
- Так это мне и так понятно, - отмахнулся Блейз.
- Блейз, ты когда успел свои мозги растерять? – Гарри с подозрением посмотрел на Блейза.
- Да не терял я ничего, - взорвался Блейз. – Я не понимаю, зачем было ждать речи директора.
- Ожидание, мой друг, ожидание, - назидательно произнесла Гермиона. – Чем больше он нервничает, тем лучше будет эффект от нашего появления.
- Надеюсь, Северус и Люциус все сделали, - пробурчал под нос Гарри.
- Вообще-то интересная получается ситуация, - хмыкнула девушка.
- Ты о том, что Люциус и Северус стали мародерами? – уточнил Гарри.
- Именно об этом, - кивнула Гермиона.
- Кстати, что вы думаете о близнецах Уизли? – Гарри посмотрел на друзей.
- Думаю, они с нами, – задумчиво протянул Драко. – Они подарили тебе Кирита, намеки в письме, да и то, что они пришли в купе Северуса, говорит само за себя.
- Мы сможем все узнать сегодня, когда будем в тайной комнате, - произнесла Гермиона.
- И все равно, они присоединятся к нам, - повторил Драко, глядя на Гермиону.
- А вы заметили, как они изменились? – вдруг спросил Гарри.
- Ты тоже изменился, - усмехнулся Блейз.
- Угу, вот и я о том же, - кивнул Гарри. Гермиона несколько мгновений смотрела на юношу.
- Ты хочешь сказать, что у них что-то с внешностью? – уточнила она.
- Приглядитесь к ним в зале, - посоветовал Гарри.
- Ладно, - кивнул Блейз.
- Тихо, - зашипела Гермиона, прислушиваясь. – Директор речь говорит. Так. Так. Ага, пора, парни.
Гермиона победно улыбнулась, подошла к Драко, тот галантно согнул локоть, подавая руку Гермионе, та изящно положила свою ему на локоть. Уроки этикета Люциуса не пропали даром. Гарри встал с другой стороны от девушки, Блейз – со стороны Драко. Четверка выглядела великолепно в своих дорогих, из тяжелого шелка, мантиях, расшитых в ручную, в одном случае серебром, во втором – золотом.
Двери открылись.

Дамблдор улыбнулся и набрал в грудь воздуха, чтобы продолжить свою речь, как двери Большого зала распахнулись. Очки съехали на самый кончик носа. Директор так и остался стоять с открытым ртом. Весь зал смотрел на двери, в проеме которых стояли четыре человека. Двое гриффиндорцев и двое слизеринцев начали свое движение. Они медленно, с гордо поднятыми головами дошли до центра зала. Тишина была абсолютной, единственным звуком, который раздавался в зале, был цокот каблучков туфелек Гермионы. Дамблдор медленно опустился на стул и выдохнул. Он даже сам не заметил, как забыл дышать. Люциус и Северус во всю веселились про себя, но ни одной эмоции не проявилось на лице ни того, ни другого.
Четверка дошла до середины зала, остановилась. Драко галантно поклонился девушке и передал ее другому кавалеру, Гарри, при этом поцеловал девушку в щеку. Блейз под взглядом огромного количества людей обнял девушку и тоже чмокнул в щеку и улыбнулся. Парни переглянулись, легкий кивок головы и слизеринцы идут к своему столу, а гриффиндорцы - к своему. К удивлению всех, Гарри и Гермиона сели напротив близнецов, а не рядом со своими остальными однокурсниками. Гарри усадил девушку и только после этого сел сам. Тишина стояла оглушительная, но постепенно зал заполняли голоса.
- Это что, Поттер? А это Грейнджер? – понеслись шепотки.
- Я что-то не понял, а чего они такие? – с них не спускали взглядов. Гермиона тепло улыбнулась Гарри, затем повернулась к директору и улыбка осталось только на губах, глаза стали ледяными
- Профессор Дамблдор, простите нас за опоздание, - ровным голосом произнесла девушка.
- Кхмм, - прокашлялся директор. Дар речи стал к нему возвращаться. – Да, да, мисс Грейнджер.
Северус ткнул под столом по ноге Люциуса, чтоб тот умерил свое веселье, хотя сам находился на грани того, чтобы расхохотаться. "Мда, разговоров теперь будет на пару недель, а то и месяцев, особенно, если ребята не удосужатся, а они не удосужатся, объяснить, что сейчас произошло у всех на глазах", - усмехнулся про себя Снейп.
Рон, Невилл, Лаванда, Дин, Симус, Парвати, Джинни, братья Криви, да и все остальные в ступоре смотрели на двух своих однокурсников, и было на что посмотреть. Гермиона Грейнджер, в своей мантии, с уложенными вверх волосами с помощью шпилек и кокетливой прядью, свисающей с левой стороны, была прекрасна. Волосок лежал к волоску, мантия сидела безупречно, макияж был не навязчивым и подчеркивал все достоинства во внешности Гермионы. Гарри Поттер выглядел совсем иначе. В первое мгновение его никто не узнал, решив, что это кто-то новенький, но один из фирменных знаков Поттера – изумрудно-зеленые глаза, по ним-то его и опознали, хотя и с большим трудом, надо сказать. Девушки со всех факультетов горящими глазами изучали это новоявленное им чудо: статный, не сутулиться, как раньше, никаких очков, уродующих лицо, глаза без этого атрибута стали еще более притягательными, волосы спадали на спину, не торчали, как обычно, а чуть были чуть волнистыми, перехваченными бордовой лентой в хвост, на лбу повязка из такой же ткани.
- Это Поттер? – спросил кто-то из третьекурсников достаточно громко. В ответ раздалось фырканье.
- Поттер, это уже некуда не годиться, ты так все внимание на себя оттянул, - насмешливый голос Драко Малфоя, к вящему удивлению всех, не был полон презрения, брезгливости, а надменности. Так, дружеское подтрунивание.
- Не беспокойся, Малфой, тебе тоже достанется, мне лишнего не надо, - в том ему, не поворачиваясь к слизеринцам, ответил Гарри, а потом добавил. – Уж, если что я с тобой поделюсь, мне не жалко.
Одновременно раздался смех Гермионы и Блейза, глаза близнецов задорно блеснули. Гарри перехватил их взгляды и чуть заметно покачал головой. Близнецы заинтриговано переглянулись.
- Ловлю тебя на слове, - рассмеялся Драко.
- Профессор, еще раз простите, - абсолютно ровно произнесла Гермиона, взглянув на Дамблдора, тот, наконец-то, пришел в себя и сейчас пытался лихорадочно понять, что же такого могло случиться, и каким образом эти двое так изменились, вернее, четверо.
- Конечно, конечно, - улыбнулся Дамблдор и поднялся со своего места. – Итак, друзья мои, я продолжу. Еще раз повторю, добро пожаловать в Хогвартс. Кто-то впервые переступил порог этого дома, кто-то в последний раз. Должен вам всем напомнить, дуэли в коридорах Хогвартса запрещены (Гарри хмыкнул и пробурчал: "Ага, только в коридорах, а в остальных местах – всегда пожалуйста". Близнецы и Гермиона тихо прыснули от такого комментария). Список всех запрещенных действий висит на двери кабинета мистера Филча, где вы и можете с ним ознакомиться ("А то нам делать больше нечего", - снова пробурчал Гарри, комментируя речь. Гермиона опустила голову, чтобы скрыть улыбку, близнецы же веселились во всю). Также должен вам напомнить, что Запретный лес остается запретным ("А то мы не знали", - закатил глаза Гарри, близнецы чуть под стол не съехали. Плечи Гермионы подрагивали. Драко и Блейз подозрительно смотрели на них). Также следует вам всем напомнить, что времена у нас сейчас неспокойные (Гарри тихо застонал: "А кто виноват-то, творец доморощенный?" Этого близнецы уже не выдержали и медленно сползли под стол, давясь от смеха. Гермиона прикусила нижнюю губу, чтобы заставить себя сдержать смех. Комментарии Гарри слышали только они трое). Я прошу всех соблюдать правила приличия. ("Даже так? И это как?" – язвительно поинтересовался Гарри сам у себя. Из под стола донеслись всхлипы. Драко и Блейз недоуменно переглянулись, то же сделали и Северус с Люциусом. Они не понимали, что происходит за гриффиндорским столом). А теперь я представлю вам новых преподавателей. Во-первых, в этом году Защиту от темных искусств будет преподавать профессор Северус Снейп. (аплодировал в основном слизеринский стол, от Гарри комментариев не последовало), зельеварение будет вести Слагхорн Слизнорт (аплодисменты были вялыми), введено несколько новых предметов, но это касается в основном наших старшекурсников ("Неужели? А то мы тут засомневались даже?" – ехидно прокомментировал Гарри. Гермиона поперхнулась смехом. Близнецы так из-под стола и не вылезли).Уроки фехтования будет проводить профессор Уильям Уизли (шквал аплодисментов от гриффиндорского стола, Рон даже что-то приветственное выкрикнул. Гарри промолчал и пристально посмотрел на спокойного молодого человека за преподавательским столом. Дамблдор продолжал представлять новых профессоров). Ну, и должен также представить Вам наблюдателя от Совета Попечителей Хогвартса – лорда Люциуса Малфоя. По просьбе педсовета школы лорд Малфой раз в неделю на всех курсов будет проводить урок этикета и манер. Это дисциплина обязательна для обучения, - выдал Дамблдор. Зал затих, переваривая новости, а директор хлопнул в ладоши. – А теперь пир ("А мы уж думали, что и не дождемся", - съязвил Гарри), - на столах появилась еда, на которую тут же накинулись изголодавшиеся студенты.
- Гарри, ну ты даешь, - сквозь смех произнес Фред, выползая из-под стола.
- Да уж, комментарии что надо, - поддержал брата Фред. Гермиона оглянулась и посла улыбку Драко и Блейзу. Панси Паркинсон тут же взвилась и зашипела на Драко. На губах Гермионы появилась холодная усмешка. Блейз кивнул ей и чуть двинул палочкой под столом.
По Большому залу пронесся гром, первокурсники вжали головы в плечи, девушки завизжали. Блейз прикусил губу, чтобы не рассмеяться, Драко настойчиво колотил его по ноге и бросал мрачные взгляды. Несколько профессор вскочили, когда по середине замка заклубился туман, постепенно превращающийся в призрачную собаку. Гарри наклонил голову на бок и вполоборота спокойно наблюдал за происходящим.
- Фыф, это что? Кто это? Зачем? – посыпались вопросы со всех сторон.
Собака несколько мгновений постояла, глядя на профессоров, потом стукнула лапой по полу и над ее головой развернулся призрачный свиток, на котором стали появляться слова: "Исдес приветствует в школе Хогвартс Тота, Амона, Нуна, Хонсу, Баст и Сета. Надеется, что к ним в скором времени присоединяться Бес и Ихти. Исдес желает им всем весело провести время и не посрамит славы, которая была до них. Удачи, последователи! Тот, я жду от тебя действий грандиозного масштаба". Несколько секунд надпись висела над залом, а потом исчезла, как и собака.
- Что это было? – пропищала девочка из Хаффлпаффа. Зал быстро наполнился голосами, все обсуждали призрачное приветствие. То тут, то там возникали споры и дебаты о том, что же все-таки сейчас произошло. Лишь четыре человека были абсолютно спокойны и никак не отреагировали на представление. Ну и, пожалуй, еще четверо имели подозрения о том, как это случилось – близнецы в упор уставились на Гарри и Гермиону, а Люциус и Северус – на Драко и Блейза, поскольку гриффиндорцы сидели к ним спиной. Драко и Блейз сидели с чуть презрительными выражениями на лице.
- Думаю, на сегодня достаточно, - произнес Дамблдор, оторвавшись от обсуждения чего-то с Минервой МакГонагалл. – Пора спать, завтра начинаются занятия.
Студенты встали со свих мест. Старосты выкрикивали своих первокурсников. Рон рванулся к Гарри и Гермионе, у слизеринского стола замерли Драко и Блейз, наблюдая за шестикурсниками Гриффиндора.
- Где вы были, вас не было в поезде, - воскликнул Рон. Гермиона окинула его холодным взглядом.
- То, что нас ты нас там не нашел, не значит, что нас там не было, - холодно произнесла девушка. В зале снова постепенно становилось тихо, вокруг шестого курса Гриффиндора стали собираться толпы любопытствующих.
- Мы обыскали весь поезд, - возмутилась Джинни.
- Значит, плохо искали, - отрезала Гермиона.
- Я тебя не узнаю, Гермиона, - воскликнула Джинни. Гермиона посмотрела на нее и губы скривила чуть заметная брезгливая улыбка.
- Мы так рады вас видеть, - смущенно улыбнулся, подошедший Невилл.
- Неужели? – правая бровь Гарри насмешливо приподнялась.
- Что с вами случилось с обоими? Вас что, прокляли? – закричал Рон.
- Не ори, ты не на базаре, чтобы товар рекламировать, - осадил его Гарри, затем повернулся к Гермионе и, подставив ей локоть, спросил. – Идем?
- Как вы можете так? – воскликнула Джинни.
- Кто бы говорил, - съязвила Гермиона, проходя под руку с Гарри мимо девушки. В спину двум гриффиндорцам было направлено не мало недоуменных взглядов, но были среди них и восторженные, причем и от слизеринцев тоже. Дамблдор тяжелым взглядом смотрел на гордо шествующую пару к выходу из Большого зала. Его брови изумленно взметнулись, когда в нескольких метрах от дверей к гриффиндорцам подошли Малфой и Забини. Малфой-младший подставил со своей стороны девушке локоть и та, не задумываясь, на него оперлась. Так, под руку с двумя молодыми людьми, она и покинула Большой зал.
Гриффиндорцы и слизеринцы расстались у лестниц, многозначительно переглянувшись. В гостиной Гриффиндора своих студентов ждала уже Минерва МакГонагалл.
- Добро пожаловать. Рада всех видеть, - произнесла декан строгим голосом. – Должна вам сказать, что этот год у многих будет тяжелый. Пятый и седьмой курс должны готовиться к экзаменам. Третьему предстоит завтра выбрать те предметы, которые они буду изучать до шестого курса. Первому курсу советую внимательно отнестись к учебе. Шестой курс завтра получит свое расписание. У вас был большой выбор предметов и курсов, надеюсь, что вы будете внимательны. И еще, у мальчиков шестого курса теперь две спальни, поскольку вас стало больше. Думаю, мистер Томас переедет в спальню к Фреду и Джорджу Уизли.
- Я перееду, - спокойно прозвучал в тишине гостиной голос Гарри. Минерва запнулась и несколько растеряно посмотрела на него. На лице юноши не было никаких эмоций. Гарри и Гермиона сидели вдвоем на диванчике. Казалось, что вокруг них образовалась буферная зона, но на самом деле это было не так. Гриффиндорцы удивленно смотрели на Гарри, не понимая что происходит.
- Мистер Поттер? – переспросила МакГонагалл.
- Я перееду в спальню к Фреду и Джорджу, - Гарри сейчас напоминал Люциуса Малфоя.
- Хо... Хорошо, мистер Поттер, - запнулась в начале фразу декан. Она совсем не была уверена, что перед ней сидит Гарри Поттер. Это был какой-то другой ребенок. Гарри только кивнул головой на ее слова. – Что же, вы можете идти спать.
МакГонагалл покинула гостиную Гриффиндора в еще большем смятении, чем после невероятного появления двух гриффиндорцев и двух слизеринцев в Большем зале. "Надо подумать", - решила она, двигаясь к своим комнатам.
- Что все это значит, Гарри? – не выдержал Рон, глядя на брюнета.
- Что именно? – лениво поинтересовался тот в ответ.
- Вот это, - Рон неопределенно махнул рукой.
- Надо мысли выражать конкретнее, - бросила Гермиона, изучая свой безупречный маникюр.
- Что это? – Джинни схватила Гермиону за руку, на которой был перстень Ньюнордграсов. Гарри склонил голову и со странной улыбкой сначала посмотрел на Джинни, потом на Гермиону. Гермиона медленно подняла голову и посмотрела в глаза Джинни, затем красноречиво перевела взгляд на руку рыжей. Но та, то ли не поняла намека, то ли не увидела, дернула руку Гермиона к себе, вернее попыталась. Не зря Гермиона два с половиной месяца так усиленно тренировалась. Девушка даже не шелохнулась от усилий Джинни. Гермиона еще раз не двусмысленно посмотрела на руку Джинни, потом на нее саму.
- Что это? – Джинни попыталась тряхнуть руку девушки.
- Не знал, что у тебя проблемы со зрением, - меланхолично заметил Гарри. Джинни покрылась гневным румянцем.
- Я спрашиваю, что это, - Джинни зло посмотрела на Гермиону.
- Не думаю, что тебя это касается, - спокойно ответила та, перехватывая руку Джинни и сдавливая ее так, что девушка от боли охнула и ослабила хватку. Этого хватило, чтобы освободиться от захвата.
- Но так уж и быть, скажу, это перстень, - насмешливо произнес Гарри, подавая Гермионе руку и помогая ей подняться с дивана.
- Как ты разговариваешь с моей сестрой? – по тону Рона было не понятно, то ли он злится, то ли растерян.
- Не надо задавать глупые вопросы, чтобы получать глупые ответы, - усмехнулся Гарри. Он специально взял Гермиону за руку так, чтобы все видели, что у них одинаковые перстни. Джинни в шоке переводила взгляд с их лиц на их руки.
- Что это за перстни? – спросила Парвати Патил.
- А вот это уже не ваше дело, - холодно сказал Гарри и повел девушку к лестнице, ведущей в спальни.. Гриффиндорцы в шоке смотрели им вслед. Гарри довел Гермиону до лестницы, улыбнулся, что-то ей сказал, и решительным шагом направился в сторону спален мальчиков. Он быстро нашел вторую спальню шестикурсников, на двери были его имя и мена близнецов. Гарри вошел в спальню и сморщился от обилия красного и золотого. Близнецы стояли за его спиной.
- Не нравится? – поинтересовался Фред. Гарри оглянулся.
- А вам?
- Ну, могло бы быть и лучше, - поморщился Джордж. Гарри усмехнулся, достал палочку, поблагодарил Люциуса за прекрасные уроки бытовой магии и начал быстро наводить чары. Несколько взмахов, ключевых фраз и спальня изменилась. Стены окрасились в светло-бежевый цвет, пол стал темнее, потолок был ослепительно белый, кровати стали больше и удобнее. Рядом с каждой кроватью стоял небольшой вещевой шкаф.
- Ты это где такому научился? – вышел из ступора Фред.
- У меня было очень насыщенное лето, - усмехнулся Гарри.
- Оно и заметно, - кивнул Джордж, оккупируя кровать с темно-синим пологом. Гарри сразу же занял кровать с зеленым пологом, Фреду досталась с коричневым. В комнате было три рабочих стола, рядом с каждой из кроватей.
- А мне нравится, - одобрительно покачал головой Фред. Гарри только усмехнулся про себя. Он быстро распаковал свои вещи: одежду убрал в шкаф, письменные принадлежности разложил на столе, пергаменты в ящики, книги заняли свое место на полке, но, правда, не все книги. Затем Гарри снял с себя парадную гриффиндорскую мантию. Он резко развернулся на свист, раздавшийся в комнате. Близнецы с восторгом его рассматривали. Черные джинсы и зеленая рубашка от Кельвина Кляйна сидела на Гарри идеально, подчеркивая все достоинства фигуры.
- У тебя точно было насыщенное лето, - усмехнулся Джордж. Гарри только пожал плечами. Разобравшись с вещами, он вышел из комнаты, предварительно сказав близнеца, что будет ждать их в туалете Плаксы Миртл.
- Интересно, что же заставило Гарри Поттера, наконец, стать тем, кого мы увидели только что? – задумчиво произнес Джордж, глядя на Фреда, но тот не успел ответить, как его атаковал маленький дракон.
- Кирит?! – воскликнул Фред, пытаясь прикрыть свою голову. Кирит нашел себе очередную жертву, голова которой его по непонятной причине очень заинтересовала.
- Пошли уже, не надо заставлять Гарри ждать, - рассмеялся Джордж, наблюдая а попытками Фреда отцепить от себя бирюзового дракончика.
Гарри спустился в гостиную и встал у основания лестницы со скучающим выражением лица. В гостиной шло бурное обсуждение того, что же случилось с мальчиком-который-выжил и Гермионой Грейнджер. Несколькими минутами позже спустилась и Гермиона. Некоторое время они слушали своих однофакультетников, затем Гермиона глазами показала на выход, Гарри кивнул головой. Именно в это время их и заметили. Хватило пары секунд, чтобы в гостиной повисла тишина.
- Мы требуем объяснений, - вышел вперед Рон.
- И на каком основании? – с усмешкой поинтересовался Гарри.
- Вы вошли в зал вместе с хорьком..., - начал распинаться Рон, но был резко прерван Гермионой.
- То, что лже-Грюм превратил его в это маленькое, но тем не менее достойное животное, не дает тебе право так пренебрежительно к нему относиться, - спокойно произнесла девушка.
- ЭТО ЖЕ МАЛФОЙ! – заорал Рон.
- Мы это знаем, так что кричать не обязательно, - поморщился Гарри, затем подошел к Гермионе, подал ей руку и они направились к выходу из гостиной
- Вы куда собрались? – Рон с гневом смотрел на двух своих друзей, или не друзей.
- А разве не видно? – Гермиона через плечо посмотрела на Рона. Гарри открыл проход и улыбнулся.
- Вы не можете. Я староста и запрещаю вам это делать. Нечего терять очки в первый же день, - разорался Рон.
- Мистер Уизли, скорее, ваш факультет потеряет очки из-за вас, чем от прогулки мистера Поттера и мисс Грейнджер, - раздался от прохода надменный и чуть презрительный голос Люциуса Малфоя. В гостиной стало тихо. Затем снова раздался голос Малфоя. – Гарри, Гермиона, вы готовы?
- Да, мы идем, - ответила девушка, и вместе с Гарри покинула гостиную.
- Они общаются с Малфоями? – пискнула какая-то третьекурсница. В гостиной снова начались бурные споры о том, что же случилось с двумя гриффиндорцами. За этими дебатами никто и не заметил, как гостиную покинули близнецы Уизли.

Драко, Блейз и Северус с одной стороны, а Люциус, Гарри и Гермиона с другой спокойно прошли до туалета Плаксы Миртл, где теперь и стояли в ожидании близнецов.
- И что это был за пес? – усмехнулся Северус.
- Ну..., - Драко переглянулся с Гарри.
- То, что он олицетворял Блека, я понял, - усмехнулся Северус. – Почему Исдес, в принципе, тоже, но почему вы вообще его сюда вписали и зачем такое прозвище.
- Понимаешь, Северус, - начала Гермиона.
- Не понимаю, - съязвил Северус, за что заработал от подростков укоризненные взгляды.
- Мы подумали, - начал Блейз.
- Неужели? – парировал Снейп. Блейз в недоумении посмотрел на своего декана.
- Ну, мы решили, - вступил в объяснения Драко.
- Даже так? – ядовито усмехнулся Северус. Драко поперхнулся.
- Надо было каким-нибудь способом передать полномочия от старых мародеров к новым, - выдал довольно нейтральную фразу Гарри. Северус с насмешкой посмотрел на него, но от комментариев воздержался.
- А лучше способа не нашли? – спросил Люциус.
- Нет, - покачал головой Гарри. Снейп снова усмехнулся. Гарри посмотрел на него и улыбнулся.
- Поздравляю, Поттер, вы наконец-то начали изъясняться человеческим языком, - съязвил Снейп.
- Ну, что вы, профессор, это только вша заслуга, - насмешливо поклонился зельевару Гарри, а потом произнес, обращаюсь уже ко всем. – Просто, это показалось, лучшим сценарием.
- Где чары-то откопали, умники? – поинтересовался с усмешкой Люциус.
- Это все Герми, - улыбнулся Гарри.
- Да, ты всегда была одаренной студенткой, - сказал Северус, обращаясь к Гермионе.
- Что у вас за столом происходило сегодня? – Драко повернулся к Гарри и Гермионе.
- Гарри комментировал речь директора, - весело произнес Джордж, вваливаясь в туалет.
- Вас кто-нибудь видел? – спросила Гермиона.
- Обижаешь, - расплылись в улыбке близнецы.
- Ну, вперед? – спросил Гарри. Все кивнули. Гарри подошел к к умывальнику и прошипел на парселтанге: "Откройся". Спустя несколько мгновений открылся проход и Гарри, не задумываясь, нырнул в него. Остальные последовали за ним. Из них всех здесь бывал только Гарри. Пройдя по коридорам ко входу в саму Тайную комнату, они замерли. Гарри в очередной раз заговорил на парселтанге и двери, с рельефным изображением змей, открылись, впуская их в святая святых Салазара Слизерина.
- Ну и вонь, - сморщил нос Блейз.
- Блейз, где твои манеры, - произнес Люциус, прикладывая к носу надушенный платок.
- Там же, где эта туша, - проворчал Драко, зажимая нос. Снейп подошел к мертвому, разлагающемуся телу василиска и осмотрел его, затем достал серебряный нож и стал собирать на ингредиенты то, что еще не успело испортиться. Люциус к этому времени начал чары, освежающие воздух. Снейп довольно быстро справился со своей задачей и по ее окончании уничтожил уже не нужное тело.
- И как ты умудрился прихлопнуть это..., - начал Фред.
- В двенадцать лет, - закончил Джордж.
- Честно? Не знаю, повезло, наверное, - пожал плечами Гарри.
- Ты у нас вообще везучий, - хмыкнул Драко.
- Для начала, думаю, нам стоит поговорить, - Северус трансфигурировал несколько предметов в мягкую мебель. Все расселись.
- И кто из вас кто? – усмехнулся Фред.
- В смысле? – скривился Драко.
- У кого какое прозвище? – хмыкнул Джордж.
- Вам не откажешь в уме, - Люциус с одобрением посмотрел на близнецов, затем чуть прищурился, пристальнее вглядываясь в парней.
- Так, кто есть кто? – спросил Джордж.
- А попробуйте догадаться, - усмехнулся Гарри.
- Не получится, мы не знаем значения этих прозвищ, - покачал головой Фред.
- Хорошо, - улыбнулась Гермиона и дала характеристику каждому имени бога. Близнецы стали рассматривать мужчин и своих однокурсников, пытаясь определить, кто есть кто.
- Ну, ты, Гермиона, Баст, так как это единственная богиня среди всех имен, - сказал Джордж. Девушка кивнула в знак согласия.
- Не уверен, но думаю, что лорд Малфой – Амон, - произнес Фред.
- Почему? – улыбнулся Гарри.
- Ну, оно ему подходит, цвет волос и все такое, но в то же время и нет, он ведь свет-то не несет, - путано объяснил Фред.
- Дальше, - улыбнулся Драко.
- Профессор Снейп – Сет, - уверенно произнес Джордж, вызвав улыбки у всех шестерых собеседников.
- Гарри, наверное, Нун, тебе подходит, ты сам как вода, - сказал Фред.
- Не уверен, но, наверное, Драко – Тот, а Блейз – Хонсу, - закончили свои вычисления близнецы.
- Хмм, - хмыкнула Гермиона, но пояснять свою улыбка не спешила.
- К этому вопросу мы еще вернемся, - произнес Северус. – А сейчас мы бы хотели услышать вашу историю.
- Нашу историю, - вздохнул Фред и задумчивым взглядом уставился в стену. –Плохая это история.
- Фред, - Гарри посмотрел на парня внимательным взглядом. Близнецы недоуменно посмотрели на Гарри, удивившись тому, что он не ошибся при обращении.
- Начать, наверное, надо с того, что в прошлом году, после турнира трех волшебников, Гарри отдал нам свой выигрыш, именно на него мы открыли свой магазинчик приколов. Мы всегда чувствовали к Гарри симпатию, - произнес Джордж.
- Дело не в благодарности, тем более, что Гарри наш компаньон и получает прибыль от магазинчика, - продолжил Фред. – Этим летом мы стали свидетелями одного разговора.
- Кое-кто забыл прикрыть дверь, - скривился Джордж, как от зубной боли.
- Надо полагать, вы услышали, как в действительности ваши родители относятся к Гарри, - констатировала Гермиона. Близнецы вздохнули и синхронно кивнули. Гермиона усмехнулась. – Кто бы сомневался.
- Вообщем, мы много чего услышали, чего слышать нам не надо было. Нас в доме считают шутами, которые только и способны на всякие проделки, - сказал Джордж. – Мы же ничего больше не умеем и не знаем.
- Ну, на это вы действительно способны, - хмыкнул Снейп. – Но вот по поводу не умеем и не знаем, вынужден не согласиться. Все ваши приколы требует очень хорошего знания чар и зелий.
- Так это никому в голову не приходит, - хмыкнул Джордж.
- Вы сами создали себе такой имидж, - прозвучало в ответ.
- Ну, мы тогда долго стояли у двери и все слушали, слушали... Тяжело было поверить, что наша семья вот так может поступить. Фред потом несколько дней вообще не разговаривал. Но то ли на нас просто уже никто не обращает внимания, то ли еще по какой причине, но никто дома не придал значения, что мы стали несколько иначе относиться к своим родным, - произнес Джордж.
- Мы стали усиленно заниматься магазином и строить планы, - твердо сказал Фред. – Случайно увидели Кирита и с трудом выудили его в подарок Гарри, - улыбнулся Джордж.
- Спасибо, он замечательный, - Гарри улыбнулся в ответ.
- Не за что, - хором сказали близнецы.
- Я так понимаю, вы тайно выступили против совей семьи, - произнес Люциус, все также пристально изучая близнецов.
- Ага, - кивнули те разом. – Мы за Гарри горой, хоть в огонь, хоть в воду.
- Похвально, - сказал Снейп. – Вы сказали, что это не благодарность...
- Нет, сэр, не благодарность, - покачал головой Джордж. – Гарри один из лучших людей, которых мы знаем.
- И никто не заслуживает того, чтобы с его жизнью сотворили такое, - хмуро произнес Фред.
- Похоже, не только с его, - пробурчал чуть слышно себе под нос Люциус, но Снейп все же услышал и, прищурившись, посмотрел на Малфоя-старшего, но тот на него не обратил внимания.
- И что теперь? – Гарри внимательно посмотрел на близнецов.
- Мы с тобой, Гарри. Мы собирались тебе рассказать в первые же дни все, что услышали в доме, но думаю, ты уже в курсе, судя по изменения, и Гермиона с тобой, - серьезно произнес Фред.
- Да, мы все узнали за день до отъезда из Хогвартса, - кивнула Гермиона.
- С этим связаны все эти изменения? – спросил Джордж. В ответ он получил шесть кивков.
- Хотелось бы узнать, как вы все оказались вместе, - задумчиво разглядывая шестерку, произнес Фред.
- Только после ритуала доверия, - твердо произнес Снейп, вставая. Люциус кратко обрисовал близнецам в чем состоит ритуал и те согласно кивнули, улыбаясь во весь рот.
- Какое счастье, что я все захватил с собой, - с сарказмом пробурчал Северус. Следующие два часа они занимались тем, что готовились к ритуала, который в конце концов, и провели, превратившись в восьмерку.
- Ну, а теперь я должен вам сказать, что соответствие человека и прозвища вы отгадали только дважды, - усмехнулся Гарри.
- Тогда, кто есть кто? – недоуменно воззрился на него Джордж.
- Баст, - представилась Гермиона.
- Тот, - кивнул Северус.
- Амон, - чуть заметный кивок от Люциуса.
- Нун, - усмехнулся Блейз.
- Хонсу, - в глазах Драко плясали хитрые искорки.
- Сет, - улыбнулся Гарри.
- Ни ничего себе, - присвистнул Фред.
- Да, а вы теперь Бес и Ихти, боги-весельчаки, - усмехнулся Драко. – Добро пожаловать к новым мародерам.
- Ух ты, - только и смогли выдать близнецы.
- Уже поздно, думаю, изучением тайной комнаты мы займемся в другой раз, - подвел итог встречи Северус.
Проводив гриффиндорцев, слизеринская часть компании убыла в подземелья. В конце концов, Люциус и Северус остались одни.
- Что тебя так заинтересовало в близнецах? – спросил Северус.
- Не уверен, надо еще понаблюдать, - тихо ответил Люциус. – И они искренни. В этом могу поручиться.
- И все-таки? – настаивал Северус.
- У меня такое чувство, что не все так хорошо в семействе Уизли, как это кажется со стороны, - произнес Люциус.
- Это мы уже знаем, - хмыкнул Северус.
- Думаю, близнецы не дети Артура Уизли, - Люциус посмотрел на Снейпа. Тот пребывал легком шоке от такого заявления, но быстро справился с собой и задумался.
- А в этом есть резон, - выдал он, наконец. – Это многое бы объяснило.
- Вот выяснением этого вопроса я, пожалуй, и займусь в свободное время, - решил Люциус.
- Хорошо, - кивнул Северус. – Кстати, новой команде теперь не хватает только двух игроков.
Люциус сначала недоуменно на него взглянул, а потом хмыкнул, со


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:15 | Сообщение # 15
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 13. Первый учебный день

Гарри открыл глаза и вздохнул. Сколько в данную минуту было времени, он даже не сомневался – половина шестого. Организм настолько привык к режиму дня, в котором он жил последние два с половиной месяца, что сбоя не случилось. Пять минут Гарри лежал, тупо уставясь в полог своей кровати. Затем вздохнул и поднялся. Близнецы спали, в этом сомневаться даже не приходилось. Ну, кому, кроме него, и, пожалуй, Гермионы, приспичит встать в такую рань. Гарри быстро принял душ, переоделся в спортивную форму, бросать заниматься он не собирался, и вышел из спальни. В гостиной в кресле сидела Гермиона.
- С добрым утром, Герми! – Поздоровался Гарри.
- С добрым утром! – Улыбнулась девушка, поднимаясь с кресла и подходя к юноше. – Ну что, вокруг озера?
- С удовольствием, - улыбнулся Гарри в ответ. – Но сначала хотелось бы выпить чаю с бутербродом.
- Да, я тоже об этом подумала. Будем искать кухню? – Гермиона вопросительно посмотрела на Гарри.
- Зачем? – Удивился тот в ответ. – Позовем Добби.
- Извини, забыла, - усмехнулась Гермиона.
- Добби, - позвал Гарри. Негромкий хлопок и перед молодыми людьми стояло маленькое недоразумение даже по меркам домовых эльфов.
- Гарри Поттер, сэр! – Воскликнул домовик, обнимая юношу за ноги. – Добби так рад видеть Гарри Поттера сэра.
- Добби, успокойся. Я тоже очень рад тебя видеть, - Гарри еле сдерживался, чтобы не рассмеяться.
- О, как Гарри Поттер сэр великодушен, - Добби плюхнулся на колени.
- Добби, успокойся. Не мог бы ты принести нам по чашке чая и какие-нибудь бутерброды? – Гарри вопросительно посмотрел на домовика.
- Добби сейчас все принесет. Гарри Поттер сэр получит самое лучшее, - воскликнул Добби и исчез.
- Он меня поражает, - рассмеялась Гермиона. – Знаешь, тебе надо забрать его себе.
- А как же твое ГАВНЭ? – Съехидничал Гарри.
- Ой, не надо, - отмахнулась Гермиона. – Спасибо Люциусу, он меня просветил насчет домовых эльфов.
- Да уж, а то негоже как-то леди Де Гранже вести себя не как аристократке, - ехидно усмехнулся Гарри.
- Да, леди Де Гранже должна вести себя соответственно своему положению, - шутливо произнесла Гермиона в ответ.
- Добби принес завтрак для Гарри Поттера сэра и его подруги, - Добби предстал перед ними с большим подносом, на котором завтрак был не для двух персон, а как минимум для десяти.
- Спасибо, Добби, - поблагодарил Гарри. Добби с восторгом смотрел на Гарри.
- Гарри Поттер сэр такой добрый, такой хороший, - воскликнул домовик. Гарри только усмехнулся и сел кресло, взяв с подноса чашку с чаем. Быстро перекусив, Гарри и Гермиона вышли из замка и прогулочным шагом дошли до озера. Несколько минут у них ушло на разогревочные упражнения, а затем они побежали вокруг озера, после пробежки устроили небольшой тренировочный бой, отрабатывая приемы нападения и защиты. У Гермионы была небольшая проблема с защитой и Алекс настаивал на том, чтобы Гарри помог девушке поработать с приемами защиты. В половине восьмого они вернулись в гриффиндорскую башню. В гостиной еще никого не было. Они разбежались по своим спальням. Гарри снова принял душ и оделся: черные классические брюки, зеленая рубашка, черные туфли и сверху школьная мантия из дорого тяжелого черного шелка. Ровно в восемь Гарри, усмехнувшись, устроил побудку близнецам
- ПОДЪЕМ! Сегодня первый учебный день, и, скорее всего, урок будет со Снейпом, - объявил на всю спальню Гарри. – Не думаю, что он не снимет с нас баллы. ВСТАВАЙТЕ!
- Гарри, а не пошел бы ты..., - не особо радостным тоном выдал Фред.
- Да, катись-ка ты отсюда, - пожелал доброго утра Джордж.
- Время пять минут девятого, ПОДЪЕМ! – Воскликнул Гарри. В него тут же полетели две подушки, он без труда поймал обе и отправил их по обратному адресу, после чего ретировался из спальни от греха подальше.
В гостиной его уже ожидала Гермиона, одетая в такую же дорогую мантию, как у него. Они быстро покинули гостиную и направились на завтрак в Большой зал.
- Опа, а мы первые, - Гермиона оглядела пустой зал. Не было ни студентов, ни профессоров.
- Ну, никто же не привык вставать так рано как мы с тобой, - усмехнулся Гарри, садясь за свой стол.
- Как думаешь, когда директор вызовет тебя себе? – Гермиона серьезно посмотрела на юношу.
- Сегодня, - накладывая себе в тарелку салат, ответил Гарри. – Думаю, после обеда.
- Хотела бы я присутствовать при этом, - хмыкнула Гермиона.
- О, не переживай, он и тебя вызовет, - усмехнулся Гарри. – Главное, не пей ничего в его кабинете. Или попроси антидот от сыворотки правды у Северуса.
- Да, хорошая мысль, - кивнула Гермиона. – Но лучше не пить. Хотя, даже сыворотка не даст ему ничего. Обряд ведь действует так, что ничто не может открыть тайну.
- Вот это меня и радует больше всего, - кивнул Гарри.
Большой зал стал постепенно заполняться сонными подростками. За гриффиндорским столом сидела уже, наверное, пятая часть факультета, когда в зал вошли Драко Малфой и Блейз Забини, как всегда безупречно выглядящие. Под изумленными взглядами студентов и части преподавателей – Спраут, Флитвика и МакГонагалл – Драко и Блейз подошли к Гарри и Гермионе. Слизеринцы по очереди поцеловали девушке руку, поздоровались с Гарри, перекинулись парой фраз, причем с улыбками на лице и только после этого отправились к своему столу. В зале начались перешептывания, основой целью которых стало выяснить, что же такого происходит между извечными врагами. В зале появились Снейп и Малфой- старший, вслед за ними появился и сам директор, а буквально несколькими минутами позже объявился остальной шестой курс Гриффиндора. Близнецы быстро заняли места напротив Гарри и Гермионы. Джинни села рядом с Гермионой, ее взгляд постоянно возвращался к перстню на руке девушки. Гарри положил правую руку на стол так, что стал виден его перстень. Джинни, пившая сок и бросившая взгляд на руку Гарри, поперхнулась.
- Не стоит торопиться, можно утонуть, в конце концов, и в стакане с водой, - равнодушным голосом произнесла Гермиона. Даже не посмотрев на Джинни.
- Да, что с вами такое? – Воскликнул Рон. – Ведете себя как какие-то аристократы.
Гарри и Гермиона одновременно повернулись к Рону, глаза у обоих были холодными и ничего хорошего не предвещавшими. Реплику Рона слышали все, кто был в зале. Драко и Блейз повернулись в сторону гриффиндорского стола и теперь смотрели на Рона, взгляды у обоих были предвкушающими. Снейп и Малфой-старший тоже не сводили взглядов с двух своих воспитанников из Гриффиндора.
- И как думаешь, что они сейчас сделают? – Прошептал Люциус.
- Честно? – Северус взглянул на друга. – Понятия не имею.
- Вот и я не имею, - задумчиво произнес Люциус. Дамблдор, чуть прищурившись, тоже смотрел на гриффиндорцев.
Гарри и Гермиона больше минуты изучали Рона, тот под этими взглядами чувствовал себя, мягко говоря, неуютно. Гермиона отвернулась первой, Гарри еще помедлил, а затем взял свою чашку и стал пить чай. Они так и произнесли не слова.
- Почему у вас одинаковые кольца? – Прошипела Джинни, обращаясь к Гермионе.
- Не думаю, что это тебя касается, - пожала плечами Гермиона.
- Меня это касается, - Джинни сердито посмотрела на Гермиону, после чего схватила ее за руку и дернула. – Откуда у тебя это кольцо? И почему такое же у Гарри?
За гриффиндорским столом стало тихо, все смотрели на двух девушек. Гермиона медленно повернулась к Джинни и посмотрела на нее холодными глазами.
- Отпусти мою руку, - четко выговаривая каждое слово, произнесла она.
- Я хочу получить ответ на свой вопрос, - сердито сказала Джинни.
- У тебя нет никакого права требовать у меня ответов на какие-либо вопросы, Джинни Уизли, - холод в голосе стал сильнее.
- У меня есть такое право, и ты мне ответишь, - прошипела Джинни. Гермиона усмехнулась, Гарри молча наблюдал за этой сценой. Драко и Блейз поднялись, молча наблюдая за Джинни и Гермионой, но с места пока не двигались.
- Сомневаюсь, - усмехнулась Гермиона. Джинни попыталась снять кольцо и в ту же секунду оказалась с вывернутой за спину рукой. – Никогда не смей ко мне прикасаться без моего разрешения, - четко произнесла Гермиона на ухо Джинни. Рон вскочил со своего места.
- Отпусти мою сестру, - закричал он и рванулся к Гермионе, но на его пути встал Гарри. Никто даже не успел заметить, когда он встал. Рон попытался отпихнуть его в сторону. - Отойди.
- Не думаю, - холодно произнес Гарри. За его спиной встали Драко и Блейз.
- Что вам здесь нужно? – Закричал Рон, от злости сжимая кулаки.
- Уизли, если ты не заметил, то Гарри и Гермиона, наши друзья, - усмехнулся Драко.
- В отличие от тебя, - тихо добавил Блейз, но Рон, да и весь шестой курс его расслышал.
- Мисс Грейнджер, десять очков с Гриффиндора за нападение на студента, мистер Поттер десять очков с Гриффиндора за провоцирование конфликтной ситуации, - произнес Дамблдор, вставая со своего места.
- Как вам будет угодно, директор, - равнодушно произнес Гарри, не поворачиваясь к профессорскому столу. Люциус с трудом подавил чуть не вырвавшийся из горла смешок. Снейп сидел с невозмутимым видом, внутренне аплодируя Гарри.
- Не могли бы мы получить свое расписание и удалиться, чтобы остальные могли спокойно позавтракать в наше отсутствие? – Гарри повернулся к своему декану, глаза были холодными и ничего не выражающими. МакГонагалл положила на край стола расписание для Гарри и Гермионы. Гермиона спокойно встала и взяла расписание, взглянула, хмыкнула и отошла от стола к Гарри и Блейзу, все еще стоящим напротив Рона. Драко в это время получал расписание уроков для себя и Блейза у своего декана, который заблаговременно забрал его у МакГонагалл. Когда Драко подошел к своим друзьям, они вчетвером двинулись к выходу. На середине пути Гермиона обернулась и посмотрела на Джинни.
- Мисс Уизли, я не обязана отвечать на ваши вопросы не сейчас, ни когда-либо в будущем. Вас это не касается никаким боком. Я настоятельно вам рекомендую не прикасаться к моим вещам или ко мне без моего личного разрешения. Иначе я буду вынуждена обратиться к декану, директору, а в случае, если меры не будут приняты, к лорду Малфою, - Гермиона выдала все это спокойным взвешенным тоном. Дамблдор в шоке смотрел на девушку. Изменения в ее характере и внешности никак не вписывались в рамки того, что он о ней знал. Тем более было не понятно, почему и Гарри и Гермиона так себя ведут, ведь зелье должно действовать, в этом он был уверен.
- Как ты смеешь так разговаривать с моей сестрой? – Вскипел Рон.
- Уизли, закрой рот, - Гарри холодно посмотрел на Рона. – Вам обоим неплохо было бы научиться правилам поведения и манерам.
- Уроки моего отца должны хоть немного пойти тебе на пользу, - съехидничал Драко.
- Да пошел ты, хорек, - закричал Рон.
- Минус десять очков с Гриффиндора, мистер Уизли, - вкрадчиво произнес Снейп. Рон тут же сдулся, как мыльный пузырь, а четверка покинула Большой зал. Близнецы молча просидели всю сцену, которая разыгралась перед в Большом зале, а теперь поднялись со своих мест.
- Ты такой придурок, Ронни, - произнес Джордж.
- Ты полный кретин, - вторил ему Фред.
- А ты еще и слепая, Джин, перстни-то родовые, - усмехнулся Джордж.
После чего оба подошли к МакГонагалл, взяли свои расписания и пошли к выходу, у дверей Фред обернулся.
- Роникикс, ты плохо выполняешь обязанности старосты. Гриффиндор все еще сидит без расписания, - произнес Фред.
- А уроки начинаются через пять минут, - закончил Джордж. После чего оба покинули Большой зал.
Драко, Блейз, Гермиона и Гарри стояли чуть поодаль от входа в Большой зал и изучали свое расписание на сегодняшний день.
Вторник:
1. пара 9.00-10.50 – ЗОТИ
2. пара 11.00-12.50 – Трансфигурация
Обед 13.00-14.00
3. урок 14.10-15.00 – Лечебная магия
4. урок 15.10-16.00 – Астрономия
5. пара 16.10-18.00 – Боевая магия
Ужин 18.00-19.00
6. Факультатив 19.10-20.30 – Дуэльный клуб.
У всех четверых было одинаковое расписание.
- Ну, день обещает быть тяжелым, - хмыкнул Драко.
- Да уж, - согласился Блейз.
- Нормально, - определила Гермиона. Гарри только кивнул головой.
- И что у вас с расписанием? – Подошли к ним близнецы. Джордж заглянул через плечо Гермионы.
- О, то же самое, что и у нас, - констатировал он.
- Вы выбрали курсы Снейпа? – Спросил Гарри.
- Ага, все, плюс анимагию у МакГонагалл, - кивнул Фред.
- А лечебную магию? – Спросила Гермиона.
- А вы еще и ее выбрали? – Удивился Джордж. Гарри кивнул. – Ну, вы даете.
- Нормально. У нас обязательные – ЗОТИ, Чары, Трансфигурация, Зелья и Астрономия, остальные по выбору, - сказала Гермиона.
- Ага, а у тебя руны, нумерология и еще черт знает что, - хмыкнул Джордж.
- Уже нет. У меня те же предметы, что и у ребят, плюс как обязательный – этикет, - усмехнулась девушка.
- Так, мы опаздываем, бегом на ЗОТИ, - распорядился Драко.
До кабинета они добрались первыми, вслед за ними появились слизеринцы, гриффиндорцы опаздывали. Снейп открыл класс.
- Входите, - произнес он с таким видом, словно съел лимон. Как раз в этот момент появились оставшиеся гриффиндорцы. – Минус пять очков с каждого, - окинул их взглядом Снейп.
- Но мы же не опоздали, - возмутился Рон.
- Еще десять очков, мистер Уизли, - скривился Снейп.
- Закрой рот, пока факультет еще больше не ушел в минус, - спокойно посоветовал Гарри, перебивая Рона, который только собрался высказаться.
- Послушайте совета своего однокурсника, мистер Уизли, - высказался Снейп. – Садитесь.
- Ублюдок, - прошипел Рон.
- Минус двадцать очков, мистер Уизли, за оскорбление преподавателя, - Снейп даже не повернулся в его сторону.
- Уймите его, пока это не сделала я, - прошипела Гермиона, бросая на Рона ледяной взгляд.
- Сейчас будет проверочная на ваши знания за пять лет, - выдал Снейп. По кабинету пронесся обреченный вздох. Спокойными оставались только Блейз и Драко, сидящие за вторым столом в среднем ряду, и Гарри и Гермиона, севшие прямо за ними. – Встаньте.
Снейп взмахом палочки убрал парты, освобождая кабинет.
- Пары следующие: Малфой-Поттер, Забини-Грейнджер, Уизли-Паркинсон, Браун-Гойл, Патил-Кребб, Лонгботтом-Нотт, Финиган-Бутлстоуд, Томас, вы работаете со мной, ах да, Уизли вы друг с другом, - произнес абсолютно спокойным голосом Снейп. Томас нервно сглотнул, в ужасе глядя на зельевара. Гриффиндорцы смотрели на него полными сочувствиями глазами. – Я буду смотреть на вашими дуэлями. Задача использовать знания последних пяти лет. Заклинание – щит, сначала один, потом другой выполняют комбинацию. Начали.
Задача оказалось довольно сложной почти для всех, кроме двух пар – Малфой-Поттер и Забини-Грейнджер. Они пошли самым интересным способом, просто взяли стали повторять все заклинания и щиты к ним, начиная с первого, которое было написано в учебнике первого курса. Снейп, работая в паре с Дином Томасом, у которого от ужаса тряслись не только руки, но и ноги, успевал следить и за всеми остальными. Удостоверившись, что Томас не способен в данную минуту выполнить ни одного заклинания правильно, Снейп едким замечанием отправил его к стене ждать окончания урока, сняв при этом десять очков. Затем стал ходить вокруг пар, то и дело бросая ядовитые комментарии на счет способностей гриффиндорцев. К удивлению всех ни Гарри, ни Гермиона не реагировали на них вообще, как впрочем, не последовало и насмешек от Малфоя и Забини. Те спокойно отрабатывали в парах материал всех пяти курсов, именно отрабатывали, а не устраивали дуэль. К моменту окончания второго урока они были единственными, кто все еще перебрасывался заклинаниями.
- Пятьдесят очков Слизерину и пятьдесят очков Гриффиндору за хорошее знание материала, - выдал под общее изумление Снейп, глядя на четверых подопечных.
- Он поставил баллы Гриффиндору? – Симус ошалело смотрел на Снейпа.
- Ага, - подтвердила Парвати, не менее изумленная подобным поворотом событий.
- Всем следует знать материал также как мистеру Малфою, мистеру Забини, мистеру Поттеру и мисс Грейнджер, - Снейп проигнорировал высказывания гриффиндорцев. – Знания остальных желают быть лучше, чем есть сейчас. Только четыре студента смогли показать идеальное знание заклинаний, которые вы должны были изучить за пять лет, произнес Снейп и затем язвительно добавил. – Отрадно, что именно эти студенты повели себя на уроке дисциплинированно и отрабатывали заклинания, а не пытались прибить друг друга. Домашнее задание – сочинение на восемь футов – описание щитов первого уровня. Мистеры Малфой, Забини и Поттер, а также мисс Грейнджер от домашнего задания освобождены. Все свободны.
На первом уроке шестой курс Гриффиндора потерял сто десять очков и получил пятьдесят, благодаря Гермионе и Гарри. Гриффиндорцы никак не могли понять, что же происходит. Как вообще могло случиться такое, что Гриффиндор получил очки от Снейпа. Драко, Блейз, Гарри и Гермиона покинули кабинет вместе, за ними по пятам следовали близнецы.
- Гарри, это же хорек, - не выдержал Рон. Гарри медленно повернулся к нему и оглядел его холодным, ничего не выражающим взглядом.
- Я здесь не вижу никаких животных, - произнес ледяным тоном и отвернулся.
- Как ты можешь общаться с этими? – Выплюнул Рон.
- С кем с этими? – Задал уточняющий вопрос Гарри.
- С этими, - Рон кивнул в сторону Драко и Блейза.
- Эти, между прочим, имеют имена, - холодно произнес Гарри.
- Так ты еще и по именам их зовешь? – Взвился Рон.
- Мы опоздаем на Трансфигурацию, - голос Гермионы бал спокоен.
- Да, надо поторопиться, - кивнул Гарри и более не реагируя на гриффиндорцев, да и на слизеринцев, которые наблюдали за развитием событием, пошли на следующий урок. Их не интересовало мнение, складывающееся о них в школе.
На трансфигурацию никто не опоздал. Все пришли со звонком. МакГонагалл бросила на них строгий взгляд, но ничего не сказала. Профессор трансфигурации тоже не отличалась оригинальностью, задав им проверочную работу по тем же пяти пройденным курсам, только в данном случае это была письменная работа.
Спустя полчаса от начала урока на пергамент Гарри упала записка: "Что вы делаете? Ф и Д." Гермиона глянула на записку и тихонько хмыкнула. "В смысле?" – Написал Гарри. Несколько минут спустя перед ним упала новая записка: "Я не пойму, что вы четверо задумали. Ф и Д". Гарри задумался, затем улыбнулся. К близнецам Уизли полетел ответ следующего содержания: "Мы с Герм не собираемся ни от кого прятаться или изображать что все в порядке, когда это совсем не так. Создаем себе новый имидж. Г и Г". Позади Гарри и Гермионы раздался придушенный смешок, затем снова упала записка. Гермиона развернула ее первой: "А не боитесь, что Дамблдора хватить удар?" Гермиона усмехнулась и написала: "Это не наша проблема. Нечего строить планы, которые приводят к инфаркту". Гарри, увидев написанное, хмыкнул. МакГонагалл то ли не видела, то ли не обращала внимания на переписку между близнецами и Гарри и Гермионы. Два часа спустя слизеринцы и гриффиндорцы вывались из кабинета, выжатые как лимон, за исключением, пожалуй, уже известной четверки и близнецов.
- Они все с ума сошли, такие проверочные на первом уроке, - заныл Рон.
- Учиться надо было предыдущие пять лет, - бросила Гермиона.
- Это ты у нас все время учишься, - чуть презрительно сказала Браун.
- Ну, почему же только я, - усмехнулась Гермиона. – Ты вот, например, на сколько вопросов ответила?
- На 62, - ответила Браун, - А ты, наверное, как всегда на все сто. Единственная в классе.
- Не единственная, - произнес Гарри. – Я вот тоже ответил на все сто. Думаю, Драко и Блейз ответили на не меньшее количество вопросов.
- Да, что с вами происходит? – Закричал Дин.
- Ничего, - пожала плечами Гермиона.
- Мы пересмотрели приоритеты, - усмехнулся Драко и подставил локоть Гермионе, чтобы повести девушку на обед.
Слизеринцы и гриффиндорцы в недоумении смотрела на четырех студентов, никто не обратил внимания, что близнецы как-то незаметно стали ближе именно к этим четверым, а не к кому-то другому. Попытки прояснить ситуацию пока ни к чему не приводили. Озадачивало все: перстни, причем одинаковые, у Гарри и Гермионы, изменение внешности, одежды, непонятно когда возникшая дружба между двумя гриффиндорцами и двумя слизеринцами. Вопросы без ответов.
Вчера вечером после распределения Невилл, Рон и Джинни были в кабинете директора и пытались разобраться, что же происходит, какую линию поведения выбрать. Они так и не смогли прийти к какому-то определенному выводу. Дамблдор собирался еще раз отправить кого-нибудь из Ордена к Дурслям, чтобы выяснить причины таких изменений. Пока было решено просто наблюдать.
На обеде Гарри и Гермиона сели на самый край стола, напротив расположились близнецы. Неожиданно они вчетвером оказались в буферной зоне, что более чем устраивало их.
- Надо написать Люциусу письмо о желании создать квиддичную команду вне факультетов, - произнесла Гермиона. Близнецы сразу же навострили уши.
- Что за команду? – Глаза Фреда загорелись.
- Драко и Гарри решили создать межфакультетскую команду по квиддичу, поскольку ни тот, ни другой играть в своих по ряду причин не хотят, - ответила Гермиона.
- Интересненько, - прищурился Джордж.
- А поподробнее, - Фред подался вперед, впившись взглядом в Гарри.
- Есть различные нормы правил. Так вот, обратившись к попечительскому совету или одному из его членов, можно требовать того, что не описано в правилах, как запрещенное. А такая команда не запрещена. Прецедентов не было, - дал объяснение Гарри.
- Кто в команде? – Фред уже ерзал на стуле от нетерпения.
- Я – ловец, Драко и Блейз – охотники, - ответил Гарри.
- Мы – вышибалы, - хором, но шепотом ответили близнецы.
- Уверены? – Усмехнулась Гермиона.
- Без сомнения, - разулыбались те в ответ. Гермиона мыкнула и достала пергамент, черканула на нем пару строк и левитировала записку прямо под нос Драко. Это увидели все, кто был в зале. Паркинсон кинула брезгливый взгляд на Гермиону, но та даже не отреагировала, так как сидела к слизеринскому столу спиной.
- Грейнджер, не стоит флиртовать с моим женихом, у тебя все равно нет шансов. Драко с грязнокровками не общается, - выплюнула Паркинсон. К удивлению всех Гермиона залилась звонким смехом и повернулась к слизеринцам.
- Панси, дорогая, если ты еще не поняла ненароком, Драко очень МИЛО со мной общается и уже не первый день, - вкрадчиво произнесла девушка. В Большом зале раздались смешки.
- Драко, скажи ей…, - Панси повернулась к Малфою - младшему, но запнулась как только столкнулась в презрительным взглядом блондина.
- Паркинсон, не стоит обижать моих друзей, - очень тихо, но так чтобы его услышали за слизеринском столом произнес Драко.
- Но она же…, - воскликнула Паркинсон.
- Не смей! – Прошипел Драко, явно выходя из себя.
- Паркинсон, у тебя со слухом плохо? – Язвительно поинтересовался Блейз.
- Ты мой жених, Драко, - начала Панси. Драко демонстративно отодвинул от себя тарелку, встал и пошел к гриффиндорскому столу. Подойдя, он похлопал Гарри по плечу, прося его немного сдвинуться, что Гарри и сделал. Драко сел между ним и Гермионой. Блейз тихо давился от смеха, пока Большой зал пытался переварить произошедшее.
- Думаю, можно сегодня поговорить с отцом. У нас Блейзом…, - Драко на секунду замер и повернулся к слизеринцам. – Блейз, топай сюда, разговор есть.
Блейз молча поднялся и подошел, близнецы освободили ему место с краю.
- Ты говорил, что у тебя на примете есть вратарь и третий охотник, - Драко взглянул на Блейза.
- Ага, - кивнул Блейз, затем стал рассказывать. – Вратарь, четверокурсник из Хаффлпаффа – Тони, Энтони Гейлер, а охотник из Райнвекло, пятый курс Марк Торис. Ни того, ни другого в команду не берут, хотя оба играют великолепно. Насколько я понял, вся заковырка в их родителях.
- Они темные маги? – Спросила Гермиона.
- Ну, да, - кивнул Блейз.
- Ну, мы вообще-то тоже, - пожала плечами Гермиона.
- Не понял, - помотал головой Джордж.
- Потом расскажем, длинная история, - отмахнулся Гарри.
- Мисс Грейнджер, - за спиной у ребят появилась МакГонагалл. – Вас ждет директор в своем кабинете. А вы, мистер Малфой и мистер Забини, должны сидеть за своим столом.
- Профессор МакГонагалл, мы налаживаем дружеские отношения между факультетами, - невинно глядя на гриффиндорского декана, произнес Драко. Гермиона, кивнув ребятам, пошла к директору, а юноши покинули Большой зал и отправились обсуждать создание своей команды.
Гермиона прошла по коридору и остановилась у горгульи. «Ну, конечно, а пароль мне сообщить забыли», - С сарказмом подумала девушка.
- Лимонный штрудель, - прозвучало у нее над ухом.
- Спасибо, Северус, - прошептала Гермиона, а затем повернулась к зельевару. – Он всегда такие пароли придумывает? Сладкое очень любит, или просто хочет кого-нибудь достать?
- Понятия не имею, - усмехнулся Снейп. – Иди.
- Лимонный штрудель, - громко произнесла Гермиона и прошла в открывшийся проход. Поднявшись по лестнице, она постучалась.
- Заходи, Гермиона, - раздался голос Дамблдора. Гермиона вошла и села в кресло напротив директора, даже не спросив разрешения. – Чаю? – Спросил Дамблдор.
- Я только что пообедала, профессор. Спасибо, но нет, - спокойно произнесла Гермиона.
- Может быть чего-нибудь другого? – Снова попытался предложить директор. Но девушка категорично отказалась.
- Вы хотели со мной поговорить? – Спросила Гермиона, после нескольких минут взаимного молчания. Она чувствовала, что директор исподволь ее изучает, почувствовала она и попытку проникновения, но Северус оказался замечательным учителем, как и Чу Хван. Дамблдор с легким недоумением осмотрел на девушку, которая спокойно сидела перед ним. «Я не могу ее прочесть», - на мгновение недоумение проскользнуло по лицу директора, но Гермиона сделал вид, что ничего не заметила.
- Как ты провела лето? – Спросил Дамблдор.
- Замечательно, - последовал ответ, но комментариев Дамблдор не услышал. Девушка просто смотрела на него.
- Я обратил внимание, что ты изменила многие свои предметы. Ты же хотела их так изучать, - улыбнулся доброй улыбкой директор.
- Мне стало не интересно, - равнодушно пожала плечами Гермиона. Дамблдор изучал девушку, та за лето изменилась основательно, как и Гарри, но причины он не мог понять.
- Гермиона, ты подружилась с Драко Малфоем? – Задал вопрос директор.
- Да, - последовал ответ.
- И как же такое случилось? – Глаза за очками-половинками сверкнули.
- Мы разобрались в наших отношениях, - снова равнодушное пожатие плечами. Дамблдор подавил в себе приступ злости. Все попытки проникнуть в сознание Гермионы натыкались на блок, причем непонятно откуда взявшийся. За три дня до начала каникул его не было.
- Может быть у тебя есть вопросы ко мне, Гермиона? – Дамблдор решил пойти по-другому пути. Девушка несколько секунд смотрела на него, глаза из равнодушных стали холодными.
- Нет, - категоричный ответ Гермионы несколько озадачивал. Дамблдор на секунду уловил, что девушка что-то хотела сказать, в этом он был уверен.
- Ну, что же, тогда можешь идти, у тебя сейчас урок, кажется фехтование? – Улыбнулся Дамблдор.
- Лечебная магия, - ответила Гермиона, вставая. – Я не записывалась на фехтование.
- Хорошо, хорошо, - задумчиво произнес Дамблдор. Гермиона ушла, оставив директора в крайней степени задумчивости. Он пока не мог разобраться, что происходит, но ничего в Хогвартсе не происходит без его ведома, так что скоро он будет знать ответ. «А после ужина я поговорю с Гарри», - решил Дамблдор.
На лечебной магии у Помфри собрались два слизеринца, два гриффиндорца, три райнвекловца и четыре хаффлпаффца. Колдомедик был довольно сильно удивлена, увидев на своем уроке Драко, Блейза, Гермиону и Гарри, но первые же пятнадцать минут урока дали ей понять, что эти четверо неплохо готовы к ее предмету, а к концу урока она была от них в полном восторге. Окончив урок, минут на пять раньше звонка, она попросила четверку задержаться.
- Я удивлена и обрадована вашими знаниями и желанием заниматься моим медициной. Хочу предложить вам стать моими ассистентами. Скажем, в субботу вы половину дня будете проводить в больничном крыле, помогая мне и, конечно, в крайних случаях, - произнесла мадам Помфри. Подростки переглянулись, минуты две у них ушло на обдумывание, после чего все хором ответили, что согласны.
- Тогда, пока оставим субботу, а потом посмотрим на ваше расписание и решим, что сделать, - улыбнулась колдомедик, отпуская ребят.
Астрономия прошла спокойно. Слизерин-Гриффиндор достаточно трудное сочетание, но сейчас шестой курс обоих факультетов пытался переварить непонятные отношения между лидерами своих факультетов. Урок прошел тихо и без проблем.
Но боевую магию четверо гриффиндорцев и двое слизеринцев шли в чуть приподнятом настроении. У кабинета они стояли в полном одиночестве, затем появились слизеринцы, а после пара райнвекловцев и все.
- Входите, - Снейп отворил кабинет и мрачно оглядел студентов. Те быстро расселись на места. Снейп еще раз окинул класс взглядом, скривился и начал, как всегда в своей манере. – Боевая магия многим из вас не под силу. На данный момент я могу сказать точно, что в моем классе по боевой магии останутся – Малфой, Забини, Поттер и Грейнджер. Вы четверо сейчас пройдете в соседний кабинет, на столе лежат книги, прочитайте первые десять страниц, попытайтесь разобраться, ВМЕСТЕ, что это значит. Я пока выясню, кто еще достоин находится в этом классе.
Подростки прошли в указанный кабинет и занялись чтением, но им было хорошо слышно, как Снейп чихвостит остальных. Минут через тридцать к ним присоединились близнецы. Из слизеринцев на боевую магию никто больше не попал, а вот двое райнвекловцев отбор зельевара прошли.
Следующий час Снейп и восемь его студентов очень мирно, что чрезвычайно изумило райнвекловцев, разбирали теорию боевой магии, ее принципы, происхождение и основные понятия. К концу урока Снейп оглядел своих учеников и сказал.
- Я доволен вашими рассуждениями и способностью осмысливать прочитанное. Со следующего занятия мы начнем практические занятия. И, - Снейп сделал паузу. – Не следует никому знать, как у вас прошел этот урок, - зельевар пристально посмотрел на райнвекловцев. Те сглотнули и кивнули головой. – А теперь идите на ужин.
Во время ужина Гарри передали записку от директору. Прочитав ее и хмыкнув, юноша спокойно встал из-за стола и направился к Дамблдору. Гермиона уже успела поделиться с ним результатами и впечатлением от похода к директору.
- Вы меня звали, профессор? – Спросил Гарри, входя в кабинет Дамблдора.
- Да, мой мальчик, хотел узнать как твои дела? – Улыбнулся директор.
- Все хорошо, - ответил Гарри, не вдаваясь в подробности.
- Я понимаю, что ты скорбишь о Сириусе и винишь себя в его смерти. Но ты должен понять, что это не твоя вина, - по отечески начал объяснять Дамблдор.
- Я знаю, - произнес Гарри. Дамблдор, уже решивший продолжить свою проникновенную речь, замолк, глядя на совершенно спокойного юношу. Он осторожно вошел в мозг Гарри и тут же столкнулся с сильнейшим блоком. Дамблдор надавил и взглянул на Гарри, тот смотрел прямо на него, глаза были холодными. Блок даже не дрогнул, наоборот, он стал сильнее. Дамблдор усилил давление, Гарри посмотрел прямо в глаза директора и выкинул на поверхность мысль: «Вода». Дамблдор отшатнулся, когда в его сознание потоком хлынула вода, сметая все на своем пути. «Где мальчишка научился окклюменции? И когда?» - Задал себе вопрос Дамблдор.- «Он знал, что я в его сознании? Или это что-то другое? Надо выяснить. Что же творится с Гарри и Гермионой?»
- Чаю? – Любезно предложил директора.
- Нет, спасибо, - равнодушно ответил юноша. «Такое же равнодушие, что и Гермионы. Откуда?» - Рассуждал Дамблдор.
- Гарри, почему ты отказался от значка капитана команды? Я думал, ты будешь рад, - Дамблдор озабоченно посмотрел на юношу.
- Мне это не нужно, - ответ без объяснений. «Где же ты так научился владеть собой?» - Дамблдор изучал Гарри. Новые попытки проникнуть в сознание также провалились. Но защита у Гарри и Гермионы была абсолютно разной, один мастер их учит не мог, такие мысли блуждал в голове Дамблдора.
- Гарри, если это из-за Сириуса ты так себя наказываешь, - начал Дамблдор, но Гарри его перебил.
- Мой крестный умер, это конец истории, - если бы от голоса предметы могли покрываться льдом, то сейчас кабинет Дамблдора был бы сплошным куском льда.
- Ты не должен замыкаться в себе из-за смерти Сириуса, - продолжил гнуть свою линию Дамблдор.
- Мой крестный здесь совсем не причем. Я прекрасно знаю, кто виноват в его смерти, - ответил Гарри. Дамблдор взглянул на юношу, что-то странное сквозило в последних словах.
- Я все же считаю, - Дамблдор никак не хотел уходить от темы.
- Тема закрыта. Если это все, что вы хотели сказать, что у меня сейчас занятия в дуэльном клубе и я уже опаздываю. Профессор Снейп не любит, когда его прерывают, - Гарри встал с кресла.
- Да, да, конечно, иди. Вот записка для профессора Снейпа, - Дамблдор протянул пергамент Гарри. Тот его взял и попрощавшись вышел, а Дамблдор стал заново прокручивать два разговора, которые у него сегодня произошли. Первым делом надо было разобраться, что произошло летом, а, значит, отправить к Дурслям своего человека для разговора.
Снейп не снял с Гриффиндора очков за опоздание, поскольку дуэльный клуб не был уроком как таковым. Большой зал был очищен от столов, а на месте преподавательского стола стоял помост. Помогать Снейпу вызвался Малфой-старший. На занятие явился весь шестой курс, все четыре факультета в полном составе. Был здесь и Билл Уизли, в качестве наблюдателя, которого прислал Дамблдор. Все занятие прошло под эгидой изучения кодекса дуэлей. От Рона постоянно сыпались комментарии, правда, достаточно тихо, но в конце концов, не выдержала Гермиона.
- Если тебе не интересно, выход там, - Гермиона сердито показала на дверь, после чего повернулась к Северусу, которого прервала. – Простите, профессор Снейп, но своим занудством он меня достал.
- Мисс Грейнджер, я не буду снимать с вас баллов, но впредь следите за своими эмоциями, - ядовито произнес Северус. Гермиона подавила смешок.
- Да, профессор Снейп, - девушка опустила глаза в пол.
- Как было сказано, мистер Уизли, если не интересно, то где находится выход, вы знаете, - скривился Снейп. Дальнейшее занятие прошло без проблем. В половине девятого Снейп всех распустил. Гарри и Гермиона сразу же направились в гостиную, где в течении часа сделали все заданные им домашние задания, после чего принялись за чтение учебников по маггловским дисциплинам. В половине двенадцатого они ушли в свои спальни. Их никто не трогал, но постоянно бросали на них взгляды. Еще бы, видеть с книгой Гермиону Грейнджер, это нормально, но Гарри Поттера, это слишком. А тут оба читают, затем что-то тихо обсуждают. Те, кто прислушивался к их обмену репликами, ничего не понимали. А Гарри и Гермиона обсуждали прочитанные темы по физике, а затем по химии.
Первый учебный день в Хогвартсе закончился, он принес много задок, основная часть которых была связана пока лишь с четырьмя студентами шестого курса. Никто пока не знал, что близнецы Уизли присоединились к этой четверке, хотя и видели их вместе, но, как говорится, что взять с этих оболтусов, уж такие они есть. У каждого появились вопросы, на которые не было ответа.
В кабинете Дамблдора сидели Джинни, Рон, Невилл и обсуждали с директором, как им себя вести с этими новыми Поттером и Грейнджер. Двое райнвекловцев пытались прийти в себя от совершенно незнакомого для них Снейпа, у которого интересно учиться.
А Гарри и Гермиона уже спокойно спали в своих кроватях. Они уже сделали свой выбор и только время покажет, смогут ли они выстоят против всего мира. Но они не были одни в своей борьбе.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:16 | Сообщение # 16
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 14. Проделка Ихти и Беса.

Фред поднял голову и посмотрел на кровать Гарри, полог не был задернут и он видел, что сосед по комнате спит. Раздался шорох, и Фред обернулся и гневно посмотрел на брата.
- Тихо ты, - прошипел Фред.
- Встаем? – одними губами спросил Джирдж. Фред квинул. Близнецы осторожно передвигались по комнате, чтобы ненароком не разбудить Гарри. Также тихо они покинули комнату. Как только дверь за ними закрылась, Гарри открыл глаза и улыбнулся. Он приподнялся на кровати и взглянул на часы – половина третьего ночи.
- Кажется, завтра утром будет весело, - пробормотал он, устраиваясь на кровати поудобнее.
Близнецы покинули башню Гриффиндора и направились в сторону кухни. Несколько раз им приходилось прятаться, заслышав вдалеке голос Филча, но до места назначения эти двое добрались без происшествий.
Домовики уставились на двух одинаковых рыжих парней с вопросом в глазах, они помнили этих двоих по прошлым годам, а также были в курсе, что они вернулись в Хогвартс. Эльфы рассматривали двух хитро улыбающихся молодых людей и молча ждали. В прошлом они не раз помогали двум озорникам проделывать их шутки, и были уверены, что те сейчас явились сюда просить их, домовиков, помощи.
- Мистер Фред, мистер Джордж, - один из домовиков, помогавший раньше близнецам, кинулся к ним, обхватывая за ноги.
- Привет, Тилли, - разулыбались близнецы.
- Вам захотелось чего-нибудь вкусненького? – Тилли преданно смотрел на юношей.
- Хмм, - близнецы переглянулись и сделали совершенно одинаковые невинные лица. Эльфы дружно вздохнули, их первое впечатление о приходе этих двух рыжих шутников оправдалось.
- Вам надо что-то другое? – Тилли с интересом посмотрел на Фреда и Джорджа.
- Ну, да, - кивнул Фред.
- Хотите над кем-то пошутить? – уточнил Тилли.
- Хмм, - Джордж оглядел эльфов. Некоторые смотрели на него и Фреда с интересом, некоторые с укоризной, а кое-кто готов был прямо сейчас помочь им.
- Да, шутка над всей школой сразу, - улыбнулся Фред.
- Как? – Тилли непонимающе посмотрел на близнецов.
- Просто. Нам надо, чтобы вы вот это, - Джордж вытащил из кармана мантии десяток бутылочек, - подлили в напитки, всем.
- Зачем? – эльфы удивленно смотрели на юношей.
- Ну, это наша шутка, можно так сказать, - произнес Фред, поморщившись.
- Так это шутка или нет? – уточнил Тилли.
- Не совсем. Это наша новая разработка. Зелье показывает сущность человека, на 85 процентов оно покажет и анимагическую форму человека, чаще всего сущность и форма идентичны. Если у мага нет предрасположенности к анимагии, то их просто укутает призрачная форма сущности, но понять, кто это не составит никакого труда. А вот если есть, - Джордж хитро улыбнулся, то на несколько минут он превратиться в то животное, в которым должен стать.
- Ну, и есть небольшой побочный эффект, - Фред отвел глаза в сторону.
- Часов так, - начал Джордж
- На шесть, - закончил Фред.
- Какой? - хором спросили эльфы.
- Ну, на эти шесть часов у все останется какая-нибудь часть от их животного, хвост там, или еще что, - усмехнулся Джордж.
- Нет, мы не можем, - стали отрицательно качать головами домовики.
- Ну, пожалуйста, - умоляюще уставились на эльфов близнецы.
Следующий час они упрашивали эльфов им помочь, и те, в конце концов, сдались. Многие ведь не понимают, какие домовые эльфы на сомам деле, воспринимают их как бьющихся в истерике существ, которые ходят завернутыми в наволочками. Немногим удавалось увидеть истинное лицо этих магических существ. Близнецы Уизли были одними из них. Пожалуй, еще они готовы были открыться Гарри Поттеру. По крайней мере, этой миссией был занят Добби, но он даже среди эльфов был личностью очень экстравагантной.
После согласия эльфов Фред и Джордж передали им бутылочки со своим зельем, а также выдали все инструкции. Затем клятвенно заверили домовиков, что никто не сможет отследить следы зелья, уж они постарались. Получив такие заверения, эльфы забрали бутылочки, затем напоили близнецов чаем с пирогами и выпроводили из кухни, им надо было готовить завтрак на всех обитателей Хогвартса.
Фред и Джордж беспрепятственно вернулись в башню Гриффиндора, и не заметили притаившегося в тени Северуса Снейпа, тот пристальным взором проводил юношей, про себя усмехнувшись: "Надо ждать какого-нибудь подвоха утром".

Гарри сладко потянулся и приподняв голову взглянул на часы – шесть утра. Он чувствовал себя превосходно. Быстро глянув на кровати соседей с не задернутыми пологами, удостоверился в их наличии в этих самых кроватях. Оба спали с довольными физиономиями. Гарри покачал головой, решив, что те ночью явно провернули какую-то шутку.
Быстро приняв душ, Гарри оделся в спортивный костюм и вышел из спальни. В гостиной его уже ждала Гермиона. Они весело обмениваясь новостями и идеями прошли по коридорам Хогвартса и вышли на улицу. На крыльце парадного входа, радостно улыбаясь, стояли Драко и Блейз. Гермиона удивленно приподняла бровь.
- Неужели, вам приспичило встать в такую рань?
- Мы только вчера не встали, а когда ложились спать решили, что тренировки – это святое, - усмехнулся Блейз.
- Ну, тогда вперед, - распорядился Гарри, и четверка вместе отправилась к озеру.
Никто из ребят не видел, как за ними наблюдают из окон Замка, на их счастье среди наблюдающих не было Дамблдора, который уснул только час назад, потратив всю ночь на размышления, а затем раздачу заданий для членов Ордена.
Одним из наблюдателей стала декан Гриффиндора. МакГонагалл достаточно долго простояла у окна, разглядывая довольно необычное для нее зрелище. Сначала ей показалось, что началась драка, но затем она поняла, что это не так. Но для нее так и осталось непонятным, чем же таким занимались двое гриффиндорцев и двое слизеринцев, тем более, было ясно, что именно гриффиндорцы помогают слизеринцам. Пищи для размышлений было много.
Ребята потратили час на тренировку, а затем довольные и бодрые разошлись по своим гостиным, приводить себя в порядок к новому учебному дню.
Когда Гарри вышел из душа, то столкнулся в дверях с Джорджем, который сонным взглядом скользнул по фигуре Гарри, зачем-то кивнул, а затем, споткнувшись, ввалился в ванную. Гарри чудом удалось его поймать, иначе тот точно бы разбил себе лицо.
- Меньше по ночам шляться надо, - пробурчал Гарри, направляя Джорджа к душевой. Тот даже не отреагировал на слова, настолько его разум еще не проснулся. Закрыв двери, Гарри подошел к кровати Фреда и растормошил его.
- Что? – зарываясь головой в подушку сонно спросил Фред.
- Утро уже, через сорок минут завтрак начнется, - уведомил его Гарри. Фред поднял голову и посмотрел на Гарри, после чего застонал.
- Как в такую рань можно выглядеть таким бодрым? – со стоном поинтересовался Фред.
- Вообще-то, я встал в шесть утра, - хмыкнул Гарри.
- Во сколько? – Фред даже подскочил на кровати, весь сон слетел в одно мгновение.
- В шесть, - спокойно ответил Гарри.
- Блин, я тоже так хочу, - произнес Фред, пряча лицо в ладонях.
- Хмм, не думаю, что сразу получится, - покачал головой Гарри, одеваясь. – У меня все-таки такой режим был все два с половиной месяца.
- Мда, - глубокомысленно выдал Джордж, вваливаясь обратно в спальню. Фред с уважением посмотрел на Гарри, после чего скрылся в ванной.
- И чего нам ожидать после вашей ночной вылазки? – насмешливо поинтересовался Гарри. Джордж секунду смотрел на Гарри, затем что-то неопределенно пробурчал, после чего спросил.
- Значит, ты не спал?
- Вообще-то, спал, но сон у меня очень чуткий, так что все ваши манипуляции осторожно покинуть спальню привели только к тому, что я проснулся, - пояснил Гарри.
- Можно, не говорить, что тебя ждет сегодня? – Джордж невинными глазами посмотрел на Гарри.
- И меня? – Гарри вопросительно приподнял бровь.
- Ну, не только, - высказался Фред, появляясь из ванной. – Так повезет всей школе, в том числе и преподам.
- Мда, - Гарри скептически посмотрел на близнецов. – Надеюсь, это хотя бы не опасно.
- Да, нет, - усмехнулся Фред.
- Ты должен бы радоваться, все-таки, - начал Джордж.
- Узнаешь свою анимагическую форму, - закончил Фред.
- У вас когда-нибудь идеи заканчиваются? – вопрос был риторическим.
- Ты только никого не предупреждай, - Джордж состроил умильную гримаску.
- Северусу и Люциусу сами будете объяснять, - хмыкнул Гарри.
- Без…
- Проблем, - близнецы лучились как начищенные медяки на солнце. Гарри только махнул рукой, садясь на кровати. Они уже почти были готовы выходить из спальни, когда из общей гостиной, как им показалось, раздались крики. Переглянувшись, они ринулись туда. Гарри замер на середине лестницы, когда увидел, что же вызвало всеобщее любопытство. Гостиная была полна народу, а в центре этого бедлама, стояли Гермиона и Джинни. Вернее, нормально стояла только Гермиона, а Джинни была на коленях, лицом уткнувшись в обивку дивана, ее рука была заломлена назад в мертвой хватке Гермионы.
- Зашибись, - охарактеризовал ситуацию Фред.
В это время Гермиона наклонилась к самому уху Джинни и стала ей что-то говорить. Джинни несколько раз дернулась, но хватка у Гермионы была действительно мертвой. Затем шатенка выпрямилась, бросила брезгливый взгляд на рыжую и встретилась взглядом с Гарри. Удивительно, но как сразу же переменилось выражение глаз девушки: исчез холод и равнодшие, заменившиеся на радость и тепло. Гарри спустился вниз и подошел к ней.
- Что опять случилось? – тихо прошептал он.
- Нечего хватать меня за руки, - также тихо ответила Гермиона.
- А нас научишь? – хором поинтересовались близнецы, но так тихо, чтобы их услышали только Гарри и Гермиона.
- Вставать придется в шесть утра, - хмыкнул Гарри.
- Яволь, майн фюрер, - отдав воинскую честь, как это делали в армии Гитлера, выдал Фред. Гермиона и Гарри впервые потеряли контроль над своими эмоциями, в изумлении уставившись на близнецов.
- Вы где это откопали? – наконец, обрела дар речи Гермиона.
- Книжки читаем, - дико улыбнулся Джордж.
- Ага, вы только больше нигде этого не выдайте, - дар речи вернулся и к Гарри. – Поверьте, это не лучшее, что вы могли вычитать в книжках.
- А что…
- Не так? – поинтересовались близнецы.
- Теперь придется им читать лекцию о второй мировой войне, - вздохнула Гермиона.
- Круто, а вы все о ней знаете? – у Джорджа загорелись глаза.
- О маггловской, да? – уточнил Фред с немее горящими глазами. Гермиона только кивнула со вздохом.
- Давайте после уроков в выручай-комнате встретимся, - произнес Гарри.
- Да, это лучшее решение, - кивнула Гермиона. Они вчетвером уже подходили к Большому залу.
- Вы, правда, расскажете? – донимали их близнецы.
- Расскажем, расскажем, - отмахнулась от них Гермиона. – Что у нас сегодня за уроки?
- Первой парой – зелья, затем – чары, после обеда все у Северуса, - ответил Гарри.
- Что именно? – поинтересовался Фред.
- Пара по боевой магии и древние искусства. С пяти часов мы свободны, - ответил Гарри.
- Нормально, не то, что вчера, - произнес Джордж.
- Мда, первый день у нас был, мягко говоря, загруженным, - кивнула Гермиона.
- Привет, - за их спинами появились Драко и Блейз, причем оба были слегка в приподнятом, но несколько помятом состоянии.
- Что с вами приключилось? – Гермиона озадаченно рассматривала друзей.
- С нами приключились слизеринцы, - улыбнулся Блейз.
- Не понял, - покачал головой Фред, пытаясь пробиться к сути ответа.
- Ну, нам попытались в довольно грубой форме объяснить, где наше место, - пояснил с усмешкой Драко.
- Да, вот только ответа они такого не ожидали, - расхохотался Блейз. Фред и Джордж уставились на двух слизеринцев.
- Эмм, - Гермиона потерла висок, и посмотрел на слизеринцев. – надеюсь, вы их не покалечили?
- Не, мы их только физиономиями в пол уткнули, - усмехаясь, ответил Драко.
- А что, пара минут и всего дело, - сквозь смех выдал Блейз. Близнецы только покачали головой на это.
- Сильно сомневаюсь, что они поперлись в больничное крыло, так что вам еще представится случай лицезреть наши противников, - сказал Драко.
- Ладно, пошли завтракать, а то загораживаем тут проход, - решила Гермиона и двинулась в зал. Первое, на что она обратила внимание, это на пристальные взгляды Люциуса и Северуса, направленные на слизеринский стол. Она проследила за направлением этих взглядов, и еле справилась с тем, чтобы не расхохотаться в голос. Часть шестого и седьмого курса сидела за столом, являя всему миру очень даже замечательные налившиеся фингали и синяки. Гермиона шикнула на парней, которые также пытались скрыть свой смех. Северус словно что-то почувствовав, обратил свой взор на шестерых вошедших, по его лицу ничего нельзя было прочесть.
- Так, расходимся, - распорядился Драко. Он и Блейз пошли к слизеринскому столу. Самое смешное, что им так быстро освободили места и создали вокруг буферную зону, что гриффиндорцы чуть не подавились смехом. Сами они устроились на краю стола, не обращая внимания на своих однофакультетников. Буквально минуту спустя в зал ввалились остальные шестикурсники Гриффиндора, а также Джинни, которая бросила на Гермиону взгляд полный ненависти. Но Гермиона так была занята разговором с Гарри и близнецами, что даже не заметила этого, или сделала вид, что не заметила.
Гарри вопросительно посмотрел на близнецов, но те только покачали головой, и Гарри вспомнил, что те замыслили пошутить над всей школой, а сейчас не все еще были в зале. Минут пятнадцать спустя, почти все студенты были на месте, явился и Дамблдор, которого не было до этого, и, к удивлению многих, явилась Трелони, как всегда витая непонятно где.
И вот тут-то Гарри улыбнулся. Гермиона посмотрела на него с недоумением, но Гарри только усмехнулся.
- ИХТИ И БЕС приветствуют всех и желают прекрасного времяпрепровождения, - громыхнула в зале. От неожиданности кто-то рухнул со скамей, кое-кто из преподавателей вскочил с места. Северус непроницаемым взглядом уставился на близнецов, при этом отпив из бокала. Минут пять ничего не происходило.
- Гарри, пей, - прошептал Фред. – Сейчас начнется.
Гарри послушно отпил из стакана. По залу пронесся визг. Гарри обернулся, третьекурсница в ужасе указывала рукой на стол преподавателей. Гарри перевел заинтересованный взгляд на профессорский стол, после чего медленно и аккуратно поставил на стол стакан, который держал до этого в руках. На месте Северуса Снейпа сидела красивая изящная черная пантера, а вместо Люциуса – скорпион. Очередной хлопок и вместо Трелони появилась стрекоза, а МакГонагалл стала кошкой. Гарри прищурился, у него появилась мысль, что сейчас он видит анимагические формы всех присутствующих людей. Гарри от неожиданности отклонился назад и чуть не упал, когда вместо Гермионы рядом с ним появилась белая пятнистая кошка – барс. Гарри повернулся к близнецам и замер, на него, не мигая, смотрели две кобры. Он перевел взгляд на слизеринцев, и с трудом подавил смех, увидев вместо Панси Паркинсон мопса. Драко превратился в мангуста, а Блейз - в тарантула. И тут Гарри почувствовал, что в нем происходят изменения, он укоризненно посмотрел на двух змеек напротив. Через пару секунд на его месте восседала красивая черная птица, чем-то напоминающая феникса, но все же отличающаяся от него. Удивительно, но Гарри удалось побороть действие зелья быстро и меньше чем через минуту он превратился обратно, вот только он сначала никак не мог понять, что же ему мешает. Оказалось, у него остался довольно пышный хвост и вместо волос были перья. В ту же секунду раздался голос Снейпа.
- КТО ЭТО СДЕЛАЛ?
«А то ты не знаешь?» - усмехнулся Гарри, после чего повернулся к Северусу и чуть не сполз под стол. На голове Северуса красовались прекрасные уши пантеры, а о шикарных усах вообще не приходилось говорить. Люциус тоже вернул себе внешность, но над его головой красовался хвост скорпиона. Все в зале постепенно возвращались в свои человеческие формы, но получили подарок - что-нибудь от своего животного. Зал постепенно заполнялся голосами, возмущенными, растерянными или наоборот восторженными. Гарри с интересом рассматривал близнецов, у которых между губами то и дело мелькал раздвоенный язык, глаза имели вертикальный зрачок, на голове не было волос и кожа напоминала змеиную, но ассоциаций с Волдемортом у него не возникло. Гермиона же, как и он отделалась только хвостом.
- Прибью, - прошипел Блейз, глядя на близнецов.
- Напугал, - Гермиона приложила руку к груди, якобы успокаивая сердце, затем осмотрела шесть лапок Блейза, торчащие из его мантии.
- Надеюсь, мы вернемся в свой нормальный вид? – поинтересовался Драко тихо, чтобы его никто не услышал.
- Ага, чассссоввв чересссс шшшесссссь, - прошипел Фред. Гарри хмыкнул. Драко прикусил язык и наступил на ногу Блейзу, чтобы тот чего не ляпнул на весь зал.
- Ну, вы блин даете, - тихо произнес Блейз.
- Я надеюсь, что тот, кто в этом виноват, сам явится через десять минут в мой кабинет, - встал Дамблдор со своего места. Гарри и Гермиона посмотрели на директора и оба еле подавили свое отвращение. Директор превратился в паука – черную вдову.
- Мда, паук, он и есть паук, - произнесла Гермиона, и перевела взгляд на гриффиндорцев, вернее, на Джинни. Та превратилась в богомола. «Вот мы и выяснили твою сущность, Джинни Уизли», - подумала Гермиона. Рон Уизли даже сейчас напоминал шакала, а вот Невиллу действительно подходило его животное – хамелеон.
Пока Гарри, Гермиона, Драко, Блейз и близнецы рассматривали студентов и преподавателей, эти самые преподаватели пытались убрать последствия. Минут через десять бесполезных попыток они смогли только выяснить, что действие зелья закончится через несколько часов. Было решено занятия не отменять.
- ВНИМАНИЕ! – Дамблдор усилил голос сонорусом. – Уроки не отменяются, прошу всех пройти в кабинеты. – Через несколько часов эффект пройдет сам, а мы пока попытаемся вычислить виновников данного происшествия. А теперь, идите.
Студенты начали покидать Большой зал. За спиной у ребят оказался Снейп, который тихо произнес.
- Пятьдесят очков Гриффиндору, Уизли, за превосходное зелье, - прошептал он. – Рецепт не забудьте мне дать.
Близнецы ошарашено посмотрели в спину Снейпу, который уже обогнал их и со злым выражением лица покидал Большой зал. Гарри оглянулся и увидел, что Дамблдор, МакГонагалл и Люциус о чем-то разговаривают. Затем он взглянул на свой искрящийся черный хвост, который порядком мешал двигаться.
- Я их прибью сегодня ночью, - пробурчал он себе под нос.
- Ага, а я помогу, - кивнул Блейз. – Как же это неудобно.
- Шесть часов, - Гермиона закатила глаза и посмотрела на близнецов, те осторожно отошли в сторону, чтобы не попасть ей ненароком под горячую руку.
- Ничего умнее придумать не могли? – пробурчал Драко.
- А нам нравитьсссся, - проипел Джордж.
- Нравитьсссся им, - передразнила Гермиона. – Посмотрю я, как вам это понравится через несколько часов, когда мы будем у Северуса.
- Входите, дети, - профессор Слизнорт открыл двери, впуская шестикурсников Слизерина и Гриффиндора в кабинет зелий, на первый урок в этом году. Гермиона с интересом его рассматривала, но так и не смогла понять, в кого же он превращался, он хорошо спрятал все лишние детали под просторной мантией.
Через шесть часов все вздохнули свободно, избавившись от побочного эффекта зелий, но выяснить виновников не удалось. Подозрение пало на близнецов, но доказательств не было, тем более. Что эффект зелья в напитках испарился через двадцать минут после того, как оно оказалось в кубках и бокалах, а как оно туда попало, сам черт не знает. Ну, черт, может, и не знает, а вот домовые эльфы очень даже в курсе, но они никому ничего не сказали, а их никто и не спрашивал. Так что виновники остались безнаказанными, но многих удивило наличие у Гриффиндора лишних пятидесяти очков, неизвестно откуда взявшихся.
Весь день разговоры крутились вокруг утреннего происшествия. То и дело кто-нибудь кого-нибудь пытался подколоть. Многие, конечно, проклинали шутников, но и повеселись некоторые личности от души.
Проделка удалась. Ихти и Бес начали свою подрывную деятельность.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:16 | Сообщение # 17
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 15. Что делать с новым Поттером или разлад в Гриффиндоре.

Во время ужина все, наконец-то, лишились дополнительных частей тела и стали сами собой. Но, сказать, что преподаватели были довольны и счастливы, нельзя было. МакГонагалл весь день мрачно поглядывала на студентов, пытаясь вычислить шутников. Малфой-старший и Снейп, в отличие от всех остальных, прекрасно были осведомлены о виновниках, но сдерживали себя изо всех сил, чтобы не наказать парней прилюдно. Все-таки очень хорошо обоим помогал из года в год выстраиваемый образ, в одном случае непроницаемого ублюдка и шпиона, а во втором – надменного аристократа.
За ужином ничего примечательного не произошло, ну, кроме того, что в очередной раз Джинни Уизли полезла к Гермионе, но на этот раз дорогу ей заступил уже сам Гарри. Что такого сказал девушке юноша, осталось для всех неизвестным, но было это явно не комплиментом. Джинни на некоторое время просто впала в ступор, что позволили Гарри и Гермионе покинуть Большой зал. Рон не успел ничего сделать, так как его отвлекли Невилл и Симус. Всем было ясно, что так просто Рон этого не оставит, но никто не мог понять отношения близнецов. Те спокойно общались с Гарри и Гермионой, в принципе, можно было сказать, что они были в команде Золотого мальчика. Всех в школе интересовало, что же могло заставить Поттера и Грейнджер так измениться. Но еще интересней была ситуация в Слизерине, там тоже происходило что-то из ряда вон выходящее.
Драко Малфой и Блейз Забини покинули Большой зал почти сразу же за Гарри и Гермионой, при этом захватив со стола пирожков и бутербродов. Они оба заметили, что их друзья не успели поужинать благодаря стараниям Джинни. Так что они решили догнать гриффиндорцев и перекусить вместе с ними в укромном уголке.
Джинни и Рон пересели ближе к близнецам и начали им капать на мозги. Те выдержали только пятнадцать минут, после чего в довольно нелицеприятных выражениях послали брата и сестру куда подальше. Ссора перестала быть тихой, поэтому Фред и Джордж решили ретироваться из зала. Одновременно с ними зал покинули и Люциус с Северусом.
Малфой и Снейп подкараулили близнецов недалеко от лестницы, ведущей к гриффиндорской башне. Ни Фред, ни Джордж не подозревали о том, что за ними началась охота, пока их не схватили за ухо.
- Ауч, - вскрикнул Фред.
- Ой, больно же, - вторил ему Джордж.
Их обоих за ухо отволокли в сторону, в пустующий коридорчик за лестницей, после чего отпустили. Близнецы посмотрели на ухмыляющихся профессоров. У обоих одновременно всплыли в голове слова Гарри о том, что объясняться с Северусом и Люциусом они буду сами, и кажется, это время пришло.
- Ну, что, голубчики? – ядовито поинтересовался Снейп. Строить невинные рожицы не имело смысла, так как эти двое точно знали, кто виноват в проделке. – Я, конечно, не могу вас подставить, но это не означает, что вы двое не будете наказаны. Оба будете моими ассистентами в лаборатории. Ежедневно с семи тридцати до десяти.
- Сэр? – Фред в ужасе уставился на Снейпа.
- Что? – чуть приподнятая бровь.
- Ээээ, - Фред не нашелся, что сказать.
- Где же ваше красноречие? – усмехнулся зельевар. – Да, вы становитесь моими ассистентами до конца учебы.
Снейп и Люциус развернулись и отбыли, оставив близнецов приходить в себя. Кому-нибудь могло показаться, что это не наказание, а привилегия, но те, кто знал, через что приходится проходить ассистентам Снейпа, скорее, решились бы удавиться самолично. Снейп всю неблагодарную работу сваливал на своих ассистентов: приготовление ингредиентов, их извлечение, нарезка, мытье колб и котлов. Вообщем, жизнь у помощников Снейпа была еще та, тем более, что теперь их могли поднять из постели в любое время, а это значило, что ночные вылазки необходимо прекратить, иначе неизвестно, что еще может придумать зельевар на их голову.
- Это же была всего лишь шутка, - простонал Фред.
- Мда, Гарри был прав, Снейп этого так не оставит, - вздохнул Джордж. Но не были бы они теми, кем были, если бы горевали долго. Они довольно быстро нашли для себя преимущества в сложившейся ситуации – доступ к ингредиентам. Вздохнув еще раз, близнецы направились в гостиную, у них оставался последний свободный вечер, с завтрашнего дня они поступают в "рабство" к мастеру зелий.
- Что будем делать? – Фред посмотрел на брата и расплылся в улыбке. Джордж ответил ему таким же лукавым взглядом. Ну, не могли эти двое жить без розыгрышей.

Директор вызвал преподавателей на экстренный педсовет после того, как от него ушли младшие Уизли и Невилл, поведавшие о том, что же такого высказала четверка за ужином. Все сводилось к тому, что Гарри в довольно грубой форме приказал Джинни держаться от него и Гермионы на почтительном расстоянии, в противном случае он вынужден будет принять меры.
Когда все профессора собрались, в том числе и Малфой-старший, директор начал собрание.
- У нас на повестке дня сегодня вопрос о Гарри Поттере, - произнес Дамблдор.
- Что опять не так с этим мальчишкой? – едко поинтересовался Снейп. Люциус про себя усмехнулся. Способности Северуса перевоплощаться из нормального человека в сальноволосого ненавидимого всеми профессора зельеварения.
- Северус, не делай вид, что ты не заметил изменений в мальчике, - строго глянув на своего бывшего ученика, произнесла Минерва МакГонагалл.
- И что же такого в нем изменилось? Он только и умеет привлекать к себе внимание, вот и выделывается, да еще и эту гриффиндорскую заучку за собой потянул, - ядовито высказался Снейп.
- Северус! – воскликнула Минерва. – Ты говоришь о моих студентах.
- Это не меняет сути дела, - скривился Снейп.
- Успокойтесь, пожалуйста. Наши препирательства не помогут разобраться в ситуации, - пресек дальнейшее развитие ссоры Дамблдор.
- Я не могу сказать, что мне не нравится, - произнесла профессор Вектор.
- Это не приемлемо, - произнес Дамблдор. Снейп внимательно посмотрел на директора, мысленно пожелав ему куда-нибудь провалиться. У Люциуса промелькнуло в голове такое же желание. Особого труда понять, что именно неприемлемо для двух мужчин не составило труда. Дамблдор же продолжил. – Я послал людей проверить, что произошло в доме его родственников в это лето. Надо проверить, Поттер ли это вообще.
- А вы сомневаетесь? – Снейп еле удержался, чтобы не рассмеяться в слух.
- Северус, - Дамблдор строго посмотрел на зельевара.
- Я не понимаю, что именно мы обсуждаем, - включился в разговор Флитвик. – Мальчик стал лучше выглядеть. Без очков он просто очарователен, а одежда на нем сидит превосходно. В конце концов, ему шестнадцать лет.
- Да, но такие резкие перемены, - Дамблдор стиснул зубы, чтобы что-нибудь не ляпнуть и не выпустить наружу клокочущий внутри гнев.
- Кстати, директор, - Люциус манерно растягивал слова. – Мы получили известие, что мистер Поттер отказался играть в сборной Гриффиндора по квиддичу.
- Что? – воскликнула МакГонагалл. – Его восстановили...
- Я сказал, что он сам отказался. Вот его заявление, - Люциус махнул листом пергамента, а затем, встав с кресла, положил его перед Дамблдором. Директор пробежал глазами по строчкам и замер, глядя на штамп Министерства, удостоверяющего, что данный факт зарегистрирован, а это означало, что никто не сможет принудить Гарри Поттера к тому, чтобы он играл за сборную Гриффиндора. Люциус несколько секунд наслаждался произведенным эффектом. – Кстати, мой сын тоже отказался играть за Слизерин и зарегистрировал свой отказ в Министерстве, как и Поттер.
- ЧТО?! – несколько ошарашенных голос прорезали спокойствие кабинета директора. Люциус положил точно такое же заявление на стол директора, но написанное Драко Малфоем. Затем немного подумав, положил на стол еще три заявления – Блейза, Джорджа и Фреда.
- Что все это значит? – членораздельно поинтересовалась МакГонагалл.
- Не могу вам сказать. Пока. Узнаете через неделю, когда попечительский совет вынесет свое решение, - чуть улыбнувшись губами, произнес Люциус. Дамблдор все это время молчал. Он не был старым маразматиков, каковым его все считали, и понимал, что Гарри Поттер, а вместе с ним и Гермиона Грейнджер вышли из-под контроля. Необходимо было принимать срочные меры, чтобы вернуть этот самый контроль. На данный момент весь план летел в тартарары.
- Я все же хочу, чтобы вы все проследили за мистером Поттером на своих уроках и докладывали о своих наблюдениях мне. Нам необходимо понять, что случилось с мальчиков. На нем лежит большая ответственность, - Дамблдор вовремя прикусил язык, вспомнив, что в кабинете находится несколько непосвященных людей.
- Кстати, Альбус, удалось выяснить, кто подстроил шутку? – сменил тему Флитвик.
- К сожалению, нет – покачал головой Дамблдор.
- Можно было предположить, что это Поттер, ведь его отец был мародером, но у него не хватило бы ума на такие серьезные чары и зелья, - саркастично заметил Снейп.
- Северус, ты говоришь о студенте моего факультета, - воскликнула МакГонагалл, в кои-то веки потеряв самообладание. Снейп только саркастично приподнял бровь, выражая свое отношение гриффиндорцам в целом, а к Поттеру в частности. Люциус наслаждался спектаклем, а Северус был превосходным актером, если учесть, как он на самом деле относился к зеленоглазому чудо-мальчику.
- Северус, неужели ты, взрослы человек никак не можешь переступить через свои детские обиды? – укоризненно произнес Дамблдор.
- По-моему, мы обсуждали Поттера, а не мое к нему, и всему Гриффиндору отношение, - съязвил Снейп. Дамблдор покачал головой, понимая, что зельевара ему переубедить не удастся.
- Кстати, я хотел бы, чтобы ты проверил Гарри на окклюменцию, - улыбнулся Дамблдор. Вспомнив о своем странном ощущении, когда пытался прочесть двух гриффиндорцев.
- Там нечего проверять. Он не смог ничему научиться, он просто бездарь, - скривился Снейп. МакГонагалл гневно на него посмотрела. Дамблдор понял, что пора прекращать педсовет, так как разговор явно пошел не по его сценарию.
- Я надеюсь, что вы все-таки обратите пристальное внимание на Гарри и Гермиону. Я буду ждать ваших докладов, - не терпящим возражений голосом произнес Дамблдор. Все поняли, что директор, таким образом, закончил их импровизированное неплановое собрание, и стали выходить из кабинета.
Дамблдор остался один, он был не доволен сегодняшним собранием. Директор возлагал надежды на то, что весь педагогический состав поддержит его, а оказалось, что у всех есть свое мнение, и изменения в Гарри некоторым даже нравятся. Сегодня утром Дамблдор отправил в Литтл-Уининг Грюма, Шеклботта. Тонкс и Люпина, чтобы они разузнали все, что произошло летом с Гарри, а заодно затем проверили и Грейнджеров. Отчета от них он ожидал только завтра к вечеру. На данный момент Дамблдор не мог решить навязанную ему загадку. Беспокойства добавляло и поведение близнецов Уизли, так явно вставших на сторону Гарри и Гермионы. Директор строил различные предположения насчет того, что же могло повлиять на такие перемены в поведении подростков, но был очень далек от истины.

В то же время, когда шел педсовет в кабинете директора, в гостиной Гриффиндора обстановка накалилась до предела. Джинни никак не могла успокоиться по поводу одинаковых перстней на руках Гарри и Гермионы, более того, ее не устраивало такое поведение двух гриффиндорцев. Она вознамерилась выяснить всю ситуацию до конца. Гарри Поттер был обещан ей, и не важно, что их брак будет длиться не долго, он принадлежит ей. Было странно, что любовное зелье не подействовало на Поттера, да и на Грейнджер, которую вознамерились свести с Роном тоже. Это напрягало, и очень сильно. Ее с детства целенаправленно готовили в жены Гарри, совершенно не интересуясь интересами самого мальчика.
Джинни сидела в кресле и сверлила взглядом вход. Настрой у нее был более чем боевой. С каждой минут гнев внутри девушки рос, но ни Гарри, ни Гермионы не было. Джинни накручивала себя все сильнее. Наконец, портрет отъехал в сторону и впустил в гостиную смеющуюся пару. Это стало для Джинни последней каплей. Она подскочила с кресла и ринулась к Гарри. Замах и звук пощечины. В гостиной стало тихо. На щеке Гарри горел след от ладони девушки. Никто не успел заметить, когда Гермиона успела замахнуться, просто в следующее мгновение Джинни отлетела от пары на полтора метра и рухнула на пал. На ее щеке также горел след от пощечины, только в отличие от нее самой удар у Гермионы был намного тяжелее и сильнее.
- Да, как ты смеешь, - ринулся вперед Рон в попытке достать Гермиону, но столкнулся с Гарри, заступившим ему дорогу. Удар пришелся Гарри в плечо. В зеленых глазах вспыхнуло презрение, но Рон не заметил его, а вот Джинни увидела. Гарри скривил губы, а затем одним коротким ударом, без замаха, отправил Рона в полет.
- Никогда больше не поднимай на меня руку, - четко выговаривая слова, произнес Гарри.
- Да, что ты о себе возомнил? – Рон вскочил на ноги, потирая разбитую скулу.
- Я? Абсолютно ничего, а вот что вы все о себе думаете, мне вот интересно, - язвительно выдал Гарри, при этом слова сочились ничем не прикрытым презрением, которое на этот раз даже Рон смог опознать.
- Советую тебе, Джинни Уизли, впредь свои руки не распускать, - совершенно спокойно произнесла Гермиона.
- Я хочу знать..., - выпятила вперед подбородок Джинни.
- Меня не интересует, чего хочешь ты, - перебила ее Гермиона. – Я ставлю тебя в известность, чтобы та не распускала свои руки.
- Гарри – мой, - закричала Джинни, потеряв над собой контроль.
- А меня ты не забыла спросить? – холодно поинтересовался Гарри. И столько льда было в его голосе, что Джинни как-то сразу успокоилась, ее пробрал озноб от презрения в глазах юноши и от его тона.
- Я всегда знала, что так должно быть, - все-таки с вызовом произнесла девушка.
- Да ну? – саркастично заметил Гарри. – Я еще раз спрашиваю, ты меня спросить не забыла, Джинни?
- Так должно быть, - твердо произнесла Джинни.
- Ну, так, уясни раз и навсегда: Я НИКОГДА НЕ БУДУ ТВОИМ, как ты изволила выразиться, - холодно сказал Гари, а затем добавил. - Состояние Поттеров ты никогда не увидишь, он не для тебя.
В гостиной было тихо, даже Рон не рыпался, а просто наблюдал. До него, наконец, дошло, что перед ним стоят совершенно незнакомые Гарри и Гермиона, такие, каких он никогда не знал. И еще один человек пытался просчитать новых Поттера и Грейнджер, тот самый человек, который последние пять лет старательно изображал из себя увальня и полную бездарность. Он-то как раз и видел, насколько другими стали Гарри и Гермиона. Он уже несколько раз ловил странные взгляды девушки и парня, и некоторые их слова, как бы сказанные вскользь наводили на мысли, что все так просто.
- Ты не можешь со мной так поступить, - Джинни растерялась. – Я же тебя люблю.
- Неужели? – презрительно бросил Гарри. – Я что, официально просил тебя стать моей девушкой? У нас были свидания? Может ты представишь мне тех, кто подтвердит сей интересный в моей биографии факт? Нет, не можешь? Как странно, а то я подумал, что у меня вдруг развилась амнезия, - гриффиндорцы в шоке слушали Гарри, всегда такого вежливого, а сейчас он напоминал им Малфоя, а Гарри повернулся к Гермионе. – Представляешь, дорогая, какая у меня, оказывается, дырявая память.
- Не представляю, милый, - в тон ему ответила Гермиона. – Но ты можешь не переживать по этому поводу, ничего подобного в твоей жизни не произошло, могу сказать это с абсолютной точностью.
- Какое счастье, а то я уже был готов отправиться в Святого Мунго на лечение, - насмешливо произнес Гарри.
- Хватит! – закричала Джинни. – Ты мне обещан.
- Кем? – поинтересовался Гарри.
- Твоими родителями, - выплюнула Джинни.
- Где соглашение? – спокойно спросила Гермиона, глядя на рыжую девушка с уже плохо прикрытой ненавистью. Она-то была в курсе, что никакого соглашения не было, иначе никакого обряда обручения в банке не произошло бы, магия сама бы воспротивилась.
- У моих родителей, - с вызовом произнесла Джинни.
- А экземпляр Поттеров? – приподняла бровь "аля-Снейп" Гермиона, чем вызвало дрожь у всех, кто заметил ее жест.
- Сгорел в Годриковой Лощине.
- Ты, правда, такая дура, или всех остальных таковыми считаешь? – задумчиво спросил Гарри, не глядя на рыжую.
- Не смей так со мной разговаривать, - рявкнула Джинни.
- ТОГДА НЕ ВЕШАЙ МНЕ ЛАПШУ НА УШИ, УИЗЛИ! – повысил голос Гарри. Джинни стушевалась, слишком грозно прозвучали последние слова, хотя сама фразу вроде бы и не была по смыслу угрожающей.
- С каких пор ты называешь мою сестру по фамилии? – закипая, процедил Рон.
- С тех самых, как она начала мне врать прямо в лицо, - отрезал Гарри.
- Я тебе не вру, - закричала Джинни.
- Да неужели? Я точно знаю, что ВРЕШЬ! И уж поверь, у меня есть этому ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, - презрительно произнес Гарри.
- И какие же? – скривилась Джинни.
- О, самые, что ни на есть замечательные, - искренне рассмеялась Гермиона. – Ты ведь знаешь теорию магии, Уизли? Так вот, никто не может пройти обряд обручения, если обещан кому-нибудь другому.
В гостиной стало еще тише, если такое вообще могло произойти. Все пытались переварить только что полученную информацию.
- Поттер что, обручился? – пискнула, наконец, Правати.
- Умница, Парвати, десять баллов Гриффиндору за сообразительность.
- С кем? – воскликнула Джинни.
- А какая собственно говоря разница? – пожала плечами девушка.
- Ваши перстни..., - начала Джинни.
- О, нет, дорогая моя, это совсем другие перстни, к обручению они не имеют никакого отношения.
- Ты слишком много на себя берешь, грязнокровка, - выплюнул кто-то из пятикурсников, входящих в круг избранных Невиила и Рона. Реакции Гермионы никто не ожидал, она расхохоталась, да так весело и задорно, что в очередной раз вогнала всех в гостиной в ступор.
- Нет, ты слышал, Гарри? – Гермиона уткнулась в плечо юноши.
- Мда, оказывается, Гриффиндор отличается тупостью и храбростью на грани безумия, - вынес вердикт Гарри. – Советую всем держаться от нас подальше, особенно, с идиотскими высказываниями, которые к тому же явно не имеют к действительности никакого отношения.
- Да, все знают, что Грейнджер..., - пятикурсник с вызовом начал свою речь.
- Поосторожней со словами. Может быть, тебе что-то неизвестно. Об этом ты не подумал? Ведь сильные ведьмы и маги не рождаются в маггловских семьях. Ни на какие мысли не наводит? – ядовито поинтересовался у присутствующих Гарри. Джинни подалась вперед, чтобы что-то сказать, но ее остановил холодный голос, который не принадлежал ни Гарри, ни Гермионе.
- Я бы не делал этого. Ты уже достаточно тут наговорила, Джинни.
Гриффиндорцы уставились на вход в гостиную. В проеме стояли близнецы Уизли, а за их спиной маячили Блейз и Драко, и кто-то еще. Гарри и Гермиона обернулись на друзей. В это время раздался приглушенный вскрик, и по гостиной вихрем пронеслось что-то маленькое, но очень стремительное.
- Кирит, твою..., - Блейз резко перешел на шипение. Дракончик, как всегда, устроился у него на голове и теперь с торжественным видом осматривал окрестности.
- Вы выставили наш разговор на обозрение всего Хогвартса? – Джинни закипел от злости.
- Надо было думать, что говоришь, - фыркнул Джордж.
- Мы же одна семья. Вы должны быть на нашей стороне, - Рон был красный, как помидор и злой.
- Одна семья? На нашей стороне? – переспросил Фред. – А это какая сторона, Ронни? Та, на которой ты? – Фред бросил многозначительный взгляд на Невилла, тому стало не по себе, он в который раз уже подумал, что Гарри, Гермиона и теперь еще и близнецы знают, как на самом деле обстоят дела.
- Да, на которой я, - не заметив взгляда брата, произнес Рон.
- Спасибо, я уж тогда буду на той стороне, где Гарри. Воздух чище, да и люди приятнее, - съязвил Фред.
- Да вы не гриффиндорцы совсем, - воскликнула Джинни. На нее устремилось одновременно четыре пары презрительных тяжелых взгляда. Джинни поежилась и отступила назад.
- Не стоит бросаться словами, Уизли, - процедил Гарри, а потом с намеком добавил. – Даже в Гриффиндоре есть предатели, тебе ли об этом не знать.
Снова стало тихо. Гарри. Гермиона и близнецы обвели всех еще раз тяжелым взглядом, а затем покинули гостиную под гробовое молчание. Все прекрасно поняли, что в Гриффиндоре случился разлад, а судя по тому, в каком тоне шел весь разговор, все это грозит перерасти настоящую войну.
Джинни смотрела на закрывшийся вход гостиной. Сказать, что она была в шоке, значит ничего не сказать. Куда делся наивный и доверчивый Гарри Поттер? Она была довольно таки умной девушкой, и быстро поняла, что этого нового Поттера ей обвести вокруг пальца не удастся, более того этот Поттер прямым текстом послал ее куда подальше со всеми ее желаниями и амбициями. Ударом стало известие об обручении. Джинни не сомневалась в правдивости слов Гермионы. Но ее очень беспокоило то, что Гарри и Гермиона чувствовали к ней и Рону презрение, граничащее с ненавистью. Такого не должно быть, ведь зелья и Гарри, и Гермиона принимали регулярно. Ей срочно надо было поговорить с директором, но через полчаса будет комендантский час, она не успеет. Джинни развернулась и отправилась в спальню. Она быстро написала записку, открыла окно и свистнула, через пару минут опустилась сипуха.
- Отнеси письмо профессору Дамблдору, - произнесла девушка. Сова, как только девушка прикрепила к ней свиток, выпорхнула из окна. Девушка посмотрела на затемненный лес, затем пробормотала. – Чтоб вы нарвались на отработку к Снейпу.
Откуда ей было знать, что отработки у Снейпа для Гарри, Гермионы и близнецов будут носить совсем другой характер, и отнюдь не тот, какой все подразумевают, получая эту самую отработку.
Этот день принес много разных впечатлений студентам и преподавателям Хогвартса. И никто не мог сказать, что же будет дальше, как повернется колесо истории. А где-то в небольшом английском городке четверо магов стояли перед закрытым и пустым домиком Грейнджеров. Только что им сказали, что Грейнджеры покинули дом еще в начале лета, и куда они отбыли никто из соседей не знает. Все попытки хоть что-то узнать, хоть самую мелкую подробность ничего не дали. Они решили сначала побывать в доме Грейнджеров, и только потом направиться к Дурслям. Никто даже предположить не мог, что сюрпризы начнутся сразу, с самого начала. И сейчас они пытались решить, стоит ли им входить в дом, чтобы проверить его. Сколько еще сюрпризов выпадет на их долю? И смогут ли они докопаться до истины?


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:16 | Сообщение # 18
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 16. Петуния Дурсль дает бой

Грюм медленно рассматривал пустой дом, ему даже удалось, каким-то непостижимым образом, замедлить верчение своего магического глаза. Несколько минут назад они все-таки решили войти в дом и осмотреть его. Еще снаружи было понятно, что в доме давно никто не живет. Они не ждали никакого подвоха со стороны Грейнджеров, а тут такое. Мебель на месте, накрыта полиэтиленом, никаких признаков, что здесь жили люди, ни вещей, ни милых сердцу вещичек и фотографий. Дом был словно обезличен.
Грюм провел пальцем по пленке, сгребая с нее слой пыли.
- Судя по этому слою, тут не жили очень давно, - задумчиво произнес Грюм.
- Как минимум пару месяцев, - согласилась с ним Тонкс.
- Это если не больше, - проворчал себе под нос Ремус.
- Ты что-то сказал, Люпин? – Грюм повернулся к оборотню.
- Так, мысли в слух, - не стал повторять свое высказывание Ремус. В последнее время отношение к нему почему-то в Ордене изменилось, и оборотень стал отдаляться от остальных. Он замечал взгляды, которые бросала на него Тонкс, но нужно ли ему это? О том, что Гарри изменился, всем поведал Дамблдор. Ремус довольно скептически отнесся к мысли, что мальчик мог измениться просто так. Явно что-то произошло, и судя по этому дому, произошло еще в школе. Здесь не жили месяца два с половиной, а значит Грейнджеры съехали отсюда почти сразу, после возращения Гермионы из Хогвартса.
- Здесь нечего делать, - прогремел голос Грюма. – Не за что уцепиться, чтобы узнать, куда они делись.
- Может пораспрашивать соседей? – предложил Артур Уизли.
- Так и поступим, - кивнул Грюм. Они покинули дом и стали оглядываться по округе. Ремус подошел к живой изгороди и заглянул в соседний двор, там, в цветнике, работала женщина.
- Извините, мэм, вы не знаете, куда уехали ваши соседи, и когда вернутся?
Женщина вздрогнула, затем обернулась и встав с колен стряхнула с себя с землю.
- Простите, вы что-то спросили? – она пристально посмотрела на Ремуса.
- Да, вы не знаете когда уехали ваши соседи, и когда вернуться? – повторил свой вопрос Люпин.
- О, еще в начале лета, где-то числа 16-ого или 17-ого июня, - подойдя к изгороди, ответила женщина. – Они уехали почти сразу, как вернулась их дочка из какой-то закрытой школы. Насколько я поняла, они получили какое-то наследство, огромный дом и уехали туда, а этот пока не стали продавать, но думаю, что они сюда уже не вернутся. С момента отъезда от них ни слуху, ни духу.
- То есть, их нет уже больше двух месяцев? – уточнила Тонкс, подошедшая к Люпину почти сразу, как только он заговорил с соседкой Грейнджеров.
- Да, - подтвердила та. – Они выглядели очень счастливыми. Кажется, до отъезда они успели осмотреть свое наследство. Насколько я поняла, это очень большой дом. Тот кто им оставил наследство, похоже, был очень богат.
- Почему вы так решили? – удивленно спросил Ремус.
- Ну, они выглядели иначе, одеты от кутюр, - пожала плечами женщина. Ни Ремус, ни Тонкс не стали уточнять значения последнего слова, подумав, что оно имеет отношение к богатству.
- Спасибо, мэм, вы нам очень помогли, - улыбнулся Ремус.
- Не за что, - та кивнула, а затем вернулась к своему занятию.
Маги собрались во дворе дома Грейнджеров на маленькое совещание. Ничего толкового в голову не приходило. Артур и Грюм тоже поспрашивали других соседей, но все говорили примерно одно и тоже. Одно было ясно – Грейнджеры не распространялись о своем наследстве и куда именно уехали. Вообщем, это была пока тайна, покрытая мраком. Поняв, что тут им ничего не светит, они направились ко второй точке своего розыскного предприятия – дому Дурслей в Литтл-Уиннинге.
Вот уже четверть часа Ремус в задумчивости изучал дом номер 4 по Тисовой улице. Это было странно. Действительно, странно. Но он своим особым взором видел все тоже, что удивило Грюма пятнадцать минут назад – мощную защиту, сотканную из темной магии, хотя было и что-то еще, еле уловимое, но все-таки не менее темное.
- Что тут произошло, в конце концов? – мрачно задал довольно-таки риторический вопрос Грюм.
- Эта защита темная, - произнес Ремус.
- Это я уже понял, Люпин, - рыкнул Грюм.
- Но как такое возможно? Гарри не мог перейти на сторону Того-кого-нельзя-называть, - неуверенно произнес Уизли. Ремус отошел вглубь переулка, но волчий слух его не подвел, он услышал ответ Грюма.
- Не о том думаешь, Артур. Мальчишка слишком туп, чтобы додуматься до этого. Скорее, мы просто кое-чего не знали об этой Эванс, и какого черта Альбус так настаивал на этой их свадьбе.
Ремус сжал зубы. "Так, я, кажется, чего-то не знаю. Надо бы поговорить с Гарри, но так, чтобы никто не понял, о чем будет разговор. Не нравиться мне все это", - подумал Ремус, прежде чем подойти к трем его товарищам в этой экспедиции.
Они пошли к дому, пора было прояснить ситуацию. Маги не знали, что обитатели дома уже в курсе их приближения. Перед уходом Северус и Люциус настроили одну интересную вещичку, которая поднимала тревогу, если в гости к Дурслям наведаются не те, кого бы они хотели видеть. Самое интересное было то, что Вернон уговорил свою сестру к ним не приезжать, дескать, у них ремонт, жить негде. Никто же не был в курсе, что ремонт сделали маги, да и какой ремонт. Еще одну радость для Петунии составило то, что Северус Снейп оставил ей зелье, которое заставляло худеть Дадли. В последний день августа маги так запугали парня тем, что если он продолжит полнеть, то не доживет и до двадцати, что бедный парень был готов на что угодно. Пара дней, прошедших от начала приема зелья, а Дадли уже похудел на четыре килограмма. Правда, четверо юных темных магов еще кое-что подлили Дурслю-младшему, но никто из взрослых об этом не знал. Через пару недель закончиться адаптация организма и мозга, и свет увидит совершенно нового Дадли Дурсля, у которого в голове вдруг появится больше одной извилины, намного больше.
В данную минуту все трое смотрели на нечто, напоминающее зеркало, наблюдая за четырьмя приближающимися магами. Петуния прищурилась, она помнила, что было первого сентября, когда эти люди попытались прорваться в дом. Самым интересным во всей этой истории последних двух с половиной месяцев было то, что Дурсли смирились с тем, что на свете есть волшебники, а один из них жил, и живет каждое лето, в их доме, и деньги с подарки, которые сделал им Гарри, очень этому поспособствовали.
- Мам, что будем делать? – Дадли посмотрел на Петунию. Впервые в жизни, мальчик за решением проблемы обратился к матери, а не к отцу.
- До них тогда ничего не дошло, что ж, значит, придется им кое-что объяснить, - воинственно заявила женщина и, схватив скалку со стола, где только что раскатывала тесто, решительным шагом направилась к входной двери. Кое-кого ждал очень горячий прием. Петуния не собиралась впускать этих в свой дом. Открыв двери, женщина вышла на крыльцо, захлопнув дверь за собой. С той стороны остались притаившиеся Вернон и Дадли, решившие послушать, как их жена и мать будет выставлять этих магов отсюда. Петуния ждала непрошенных гостей, постукивая скалкой о ладонь левой руки. Глаза женщины зажглись каким-то мстительным огнем, причем она даже сама не могла сказать, за что и зачем собралась мстить. Четверо магов были несколько обескуражены таким приемом, хотя еще не было сказано ни слова.
- Миссис Дурсль, - начал Артур Уизли.
- Вам было мало в последний раз? – гневно поинтересовалась женщина у стоящих перед ней людей.
- Может быть, мы могли бы поговорить в доме? – в разговор вступила Тонкс.
- Не могли бы, - отрезала Петуния.
- Но, не хотелось бы разговаривать прямо на улице. Разговор будет долгим, - снова произнес Артур.
- Не будет, - жестко ответила ему Петуния.
- Миссис Дурсль, нас интересует, что произошло летом с Гарри Поттером, - в лоб произнес Грюм.
- Вам лучше знать, - презрительно скривила губы женщина. Грюм на какую-то долю секунды даже подумал, что Петуния знает об их планах, но довольно быстро отмел эту идею. Ремус по непонятной для себя причине молчал, что-то не давало ему покоя, он пристально изучал дом. Оборотень мог абсолютно уверено сказать, что дом окутан темной магией, и как минимум все лето внутри были темные маги. Ремус прищурился: «Мне срочно надо поговорить с Гарри и посмотреть на него. Это не просто темная магия, это высшая темная магия, причем на пять шестых я вообще ничего не могу опознать». Ремус оборвал свои рассуждения и стал прислушиваться к разговору, а события развивались довольно интересно просто потому, что Петуния Дурсль изо всех сил пыталась не пустить их в дом, и у нее это очень даже неплохо получалось, можно сказать, просто отлично.
- У меня нет никакого желания обсуждать с вами моего племянника, - стукнув скалкой по бедру, произнесла женщина.
- Миссис Дурсль, я еще раз повторяю, нам необходимо знать, что произошло этим летом, - Грюм старательно сдерживал свой гнев, что давалось ему с большим трудом. Ремус как-то незаметно и по чуть-чуть стал отодвигаться от своих товарищей. Его не особенно занимал разговор, он снова стал изучать дом. Была такая особенность у оборотней – они могли чувствовать тьму, а здесь ее было в избытке. В какой-то момент Ремус понял, что дело не только в Темной магии. Немного его удивило и поведение тети Гарри. Обычно Дурсли орали, скрывая свой страх, а тут ни о каком страхе даже речи быть не могло. Петуния Дурсль вдруг перестала их бояться.
- Как интересно. Значит, вам нужно знать? – Петуния посмотрела на Грюма, чуть передернула плечами от того, как выглядел мужчина перед ней. (Надо сказать, что кроме Ремуса, все остались в мантиях, никто ведь не предполагал, что их не впустят в дом). А женщина при том продолжила. – А мне собственно, какое дело до того, что вам нужно?
- Мальчик сильно изменился за лето, - начала Тонкс.
- И что? – Петуния перевела гневный взгляд на девушку с розовыми волосами.
- Он СИЛЬНО изменился, - акцентируя внимание на слове сильно, повторила девушка.
- И ЧТО? – повысила голос Петуния. – Вам не приходило в голове, что у МАЛЬЧИКА переходный возраст.
- Но не до такой же степени, - воскликнул Артур.
- Вам ли не знать, кажется, у вас их как огурцов в огороде, - презрительно выдала Петуния, не глядя на Уизли. Ремус уже находился за оградой и теперь в окружении зевак наблюдал за разворачивающимися событиями. Его несколько удивляло то, что дядя и кузен Гарри не участвовали в этой маленькой войне, хотя и были в доме, чутье никогда не подводило оборотня. "Может быть, Гарри тут и не жил вообще?" – подумал Ремус, но решил оставить все свои догадки и вопросы до разговора с юношей.
Петуния смотрела на приблизившегося, почти вплотную к ней, Грюма без страха, внутри у нее были только гнев и ярость. Женщина посильнее сжала скалку. Она видела, что их маленький разговор привлек внимание соседей, но теперь ей уже было плевать на то, что подумают люди, наверное, впервые в ее жизни. Она увидела и то, что один из магов в обычной одежде отошел от своих товарищей и теперь наблюдал из-за изгороди. Она оценила этот жест. Еще во время круиза они все пришли к мнению, что можно жить, и даже примириться с магией, но когда они увидели доработки, которые сделали маги в их доме, то были очень даже счастливы. Провожая шестерых магов в школу, Дурсли, опять-таки впервые в жизни, искренне сообщили Гарри, что будут счастливы принять его на лето, и не только его. Не сказать бы, что Гарри был удивлен, но некоторую растерянность испытал. Гермиона тогда откомментировала это как, "деньги решают все, можно полюбить даже полоумного козла".
- Миссис Дурсль, ответьте на наш вопрос, - рыкнул Грюм, чуть ли не брызгая слюной в лицо женщины.
- А вы мне тут не приказывайте, - разгневанно бросила та в ответ. – Не у себя дома.
- ЧТО СЛУЧИЛОСЬ ЭТИМ ЛЕТОМ? – прошипел Грюм, приблизив свое лицо еще ближе. Не долго думая, петуния размахнулась и... Грюм свалился на землю. Только присутствие огромного количества магглов удержало Артура и Тонкс от применения палочек.
- НЕ СМЕЙТЕ МНЕ УГРОЖАТЬ! – взвизгнула Петуния.
- Петуния, может быть, вызвать полицию? – крикнула соседка.
- Буду премного благодарна, - крикнула в ответ миссис Дурсль.
- Ты, маггла, - Грюм поднялся, его не раз били, так что он быстро очухался после удара, но шишка получались знатной, да еще и на лбу.
- Это мой дом, это мой племянник, а вы лезете со своим уставом в чужой монастырь, - раскипятилась Петуния и своим шипением сейчас уже напоминала кобру, готовую выпустить яд в свою жертву.
- Мы вас предупреждали на вокзале. Что вы сделали с Поттером? – Грюм старался говорить тихо, чтобы зеваки его не расслышали, но удавалось это с трудом.
- Ах, что я сделала? А что вы сделали с мальчиком, значит, никого не интересует? – прошипела Петуния, снова замахиваясь скалкой. Из толпы послышались одобрительные возгласы. Грюм перехватил руку женщину, но тут же распахнулась входная дверь и в лицо старому аврору уставилось дуло ружья, раздался щелчок взводимого курка, и в ту же секунду послышался вой полицейской сирены. В считанные минуты трое магов были арестованы и отправлены в участок, а пятеро оставшихся полицейских стали снимать показания с пострадавших и свидетелей. Тисовая улица пребывала в шоке, еще полгода после этого дня люди обсуждали услышанное. Петуния Дурсль рассказывала такие ужасы, и, самое интересное, ей поверили, сразу и безоговорочно.
А рассказ женщины и правда был интересным. Она начала издалека, с истории, начавшейся почти семнадцать лет назад.

"Рассказ Петунии Дурсль"
Жили-были в маленькой деревушке под названием Годриковая Лощина (ну, там, где развалины старинного замка, ну, вы сами знаете) Джеймс и Лили Поттеры (Лили – это моя сестренка младшая), вскоре у них родился сын – Гарри (это мой племянник). Но один маньяк сделал их своей целью – его зовут Том Марволо Реддл (он до сих жив и не пойман). 31 июля 1981 года этот маньяк ворвался в дом моей сестры и убил их, мальчик чудом остался жив, только шрам остался в виде молнии на лбу (не знаю, может этого маньяка спугнул кто, но он исчез и о нем ничего не слышали около тринадцати лет). Мальчика отдали его родственникам по матери (это нам, значит). При нем было письмо, а потом в дом к родственникам пришли люди, которые обманом заманили Джеймса и Лили в свою идиотскую секту (вы же видели, как они одеты?). Они угрожали, следили за домом, пугали. Затем приказали относиться к бедному мальчику, как к ничтожеству, сказать ему, что его мать была проституткой, а отец алкоголиком, и погибли они в аварии из-за пьяного отца. Они угрожали маленьким мальчикам смертью (пообещали отравить и сына, и племянника), вот так начался ад для Гарри Поттера. Каждый день по почте приходили письма с угрозой, фотографии детей. Родственники научились ненавидеть мальчика, хотя каждый раз сердце обливалось кровью. В конце концов, им удалось создать имидж мальчика с неискоренимыми криминальными наклонностями. Но как же сложно и трудно женщине было смотреть, что ее любимый племянник из-за каких-то людей вынужден жить в чулане под лестницей (на этом месте Петуния уже рыдала, а Вернон заламывал руки, Дадли то краснел, то бледнел). На одиннадцатилетие Гарри пришло письмо из закрытой школы, в которой учились его родители. Тетя мальчика знала, что Лили и Джеймс именно там были вовлечены в секту. Женщина всеми путями пыталась не пустить мальчика туда (это где-то в Шотландии, Хогвартс называется. Гарри там уже шестой год учится. Названия школы ни в одном каталоге нет). Но ничего не вышло, и мальчик уехал туда учиться, а всем соседям пришлось сказать, что Гарри Поттера направили учиться в школу Святого Брутуса. Каждый год мальчик возвращался на лето в дом к родственникам, но он всякий раз возвращался все более больным. Родственники испугались (мы даже закрыли его в комнате на втором этаже, чтобы не пустить его в школу, но они явились в наш дом и забрали Гарри). А после четвертого курса родственники узнали, что вернулся этот маньяк и напал на племянника, тому только чудом удалось выжит, а в этом году, перед самыми каникулами, погиб спасая мальчика его крестный, который безвинно отсидел в тюрьме 12 лет за то, что сделал другой человек, но ведь никому не нужна была правда.
"Конец рассказа Петунии"

- И вот, мы стали выяснить всю подноготную. Оказалось, что Джеймс оставил сыну очень богатое наследство, нам удалось перевести все деньги, увести у этих уродов, а потом мы уехали в путешествие и забрали Гарри с собой, а дом сдали на два с половиной месяца в аренду. Вернулись только 31-го августа, - утирая слезы закончила свой рассказ Петуния. Полицейские круглыми от шока глазами смотрели на Дурслей.
- Все это правда, - заикаясь, китайским болванчиком стал кивать головой Дадли.
- Где сейчас мальчик? – спросил полицейский, обретя, наконец, дар речи.
- Уехал 1-го сентября в ту школу, - подавленно произнесла Петуния. – В круизе мы ему рассказали всю правду.
- Но ведь, если ему там..., - у полицейского не было слов.
- В школе работает один друг Лили, он помогает мальчику, пусть и тайно, - грустно произнесла Петуния.
- Нам необходимо поехать в участок. Вы должны подать заявление, а мы установим у вашего дома полицейскую охрану, на всякий случай.
- О, мы так вам благодарны, - Петуния благодарно посмотрела на полицейских и социальных работников, которые прибыли на место происшествия чуть позднее. С Дурслями начали работать психотерапевты, помогая справиться с ужасом, в котором они жили пятнадцать лет.
- Вы молодцы, что смогли оказать сопротивление и помочь своему племяннику, - пожилой полицейский с уважением посмотрел на Дурслей.
Петуния окинула взглядом свой двор и улицу, встретилась взглядом с золотисто-карими глазами Ремуса, которого так и не сдала полиции, а Вернон и Дадли все отдали на откуп ей. Ремус только кивнул женщине, кстати, с него тоже сняли показания.
Разборки шли до позднего вечера. Дурсли съездили в участок, подали заявление, подписали кучу документов. С этой ночи у дома всегда стояла полицейская машина. Но Петуния Дурсль на этом не остановилась. Она решила пойти в ва-банк и дать бой еще и с другой стороны. Она заехали в зоомагазин, где приобрела котенка для Дадли, а также сову, понадеявшись, что та все-таки отнесет ее письмо. Дома они втроем написали заявление в Министерство магии, а также письмо для Гарри, в котором изложили все события и то, что рассказали полицейским о его истории. Петунии повезло, птица оказалось именно той, что и надо было. Забросив письмо в Министерство, сова, Дадли назвал ее Брунгильдой (зелье шутников дало свой первый результат), отправилась в Хогвартс, чтобы за завтраком отдать свое послание Гарри.

Утро для Гарри и Гермионы, а также Драко и Блейза началось как обычно – рано. С трудом, но Гарри удалось поднять с постели и близнецов, которые вчера вечером вернулись из лаборатории Снейпа с глазами как у домовиков и стоящими дыбом волосами. Гарри только усмехнулся и прокомментировал: "Снейп всегда оставляет последнее слово за собой". Часовая тренировка прошла под восторженные восклицания близнецов, которые затем полчаса доставали гриффиндорцев и слизеринцев просьбой научить их так драться. Ребята устроили им показательный бой, максимально приближенный к действительности. Ровно в восемь они были в Большом зале, причем Драко и Блейз сели вместе с ними за гриффиндорский стол. МакГонагалл бросила на них строгий взгляд, но вмешиваться не стала. К пятнадцати минутам девятого зал был более менее полон, на удивление, явился даже Рон. Они с Лавандой несколько раз порывались снять баллы со слизеринцев, но очень неприятные взгляды Снейпа и Малфоя останавливали от такого самоубийства. Так что им оставалось только шипеть, но шестерка вообще ни на что не обращала внимания, обсуждая какие-то свои планы, причем никто из посторонних не смог уловить суть разговора, ребята бросались каким-то непонятными словами. А разговор вертелся вокруг темы восточных единоборств, близнецы просто загорелись идеей научиться и узнать все, что только возможно. В половине девятого перед Гарри села серая сова и протянула ему лапку. Гарри немного удивленно взял конверт, Гермиона быстро проверила его на наличие различных заклятий, но все было в порядке. На обычном маггловском конверте было написано: Гарри Поттеру от тети. Гарри недоуменно повертел конверт, а затем вскрыл. Письмо было длинным, даже можно сказать очень длинным, на семи листах. Пока остальные продолжили обсуждение, поглядывая на друга, Гарри углубился в чтение. Ребята замолчали в ту же секунду, как на лице Гарри появилось ошеломленное выражение и теперь, не отрываясь, смотрели на него. Когда Гарри прочел историю, которую Петуния на ходу придумала для полицейских, юноша сложился пополам в истерическом хохоте. Гермиона, сидящая рядом, отобрала у него письмо и стала читать, Блейз, сидящий рядом, тоже углубился в чтение. Через десять минут Блейз сполз под стол, старательно заглушая хохот, Гермиона вытирала слезы с глаз.
- Ну, у тебя и тетя, - выдавила она из себя.
- В чем дело? – спросил Драко. Гермиона просто протянула ему письмо. Поскольку Драко сидел между близнецами, то читали они этот шедевр эпистолярного жанра уже втроем. Новый взрыв хохота потряс Большой зал. Преподаватели, кроме, естественно Снейпа и Малфоя, поглядывали на них с неодобрением, но пока ничего не предпринимали, просто не знали, что делать, а Дамблдор молчал. Все попытки проникнуть в разум этих шести бунтарей окончились ничем, хотя еще вчера утром он мог спокойно читать близнецов. Ну, откуда ему было знать, что был проведен обряд доверия для Фреда и Джорджа, который закрыл от некоторых особо любопытных все самое важное? Немного успокоившись, шестерка покинула Большой зал, направившись на урок ЗОТИ. В дверях Гарри обернулся и послал Снейпу искрящийся смехом взгляд.
День начался весело, и то ли еще будет. Ведь день только начался. А в Министерстве один из секретарей вскрыл маггловский конверт и стал читать послание. Ему понадобилось прочитать его шесть раз, чтобы понять, о чем идет речь. И теперь он на всех парах несся к Министру.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:17 | Сообщение # 19
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 17. Планы, планы, планы…

Министр пребывал в недоумении, он уже раз пятидесятый читал одно и то же письмо, пришедшее несколько часов назад в Министерство и адресованное лично ему. Письмо было написано магглой – Петунией Дурсль. Как Корнелиус Фадж смог понять, это была родная тетя Гарри Поттера. Но вот смысл письма до него никак не доходил.
"Уважаемый министр магии!
Пишет вам родная тетя Гарри Поттера, сестра Лили Эванс-Поттер. Я долго не могла решиться на этот шаг, но сил моих больше нет смотреть на то, как магический мир издевается над моим дорогим мальчиком. Каждое лето мой любимый племянник приезжает домой с какой-то идиотской мыслью, что мы должны над ним издеваться, что он все свое детство провел в чулане под лестницей. Совсем недавно мы поняли, что вся наша улица считает нашего Гарри малолетним преступником, который учиться в школе для подростков с неискоренимыми наклонностями, и уверены, что мы сами им внушили такую мысль. Это ужасно. Мой мальчик каждый год возвращается домой в таком состоянии, что я боюсь отпускать его в школу на следующий год. Я не знаю, на что способна магия, но у меня такое чувство, что Гарри внушают какие-то странные мысли, и он не является самим собой в школе. В этом году мы попросили одного мага проверить нашего Гарри и его подругу, чтобы понять, что происходит. Вы даже представить не можете, в каком ужасе мы были. Оказывается, кто вламывался в голову нашего мальчика, его поили каким-то странными зельями – приворотными, скрывающими, тот маг сказал, что из-за них Гарри слишком подвержен чужому влиянию, а также плохо учится. Мы даже ходили в больницу, где сделали томографию мозга. Врачи схватились за голову, нам пришлось два с половиной месяца проходить лечение у нейрохирурга, иначе наш Гарри, по словам врачей, не дожил бы и до двадцати пяти лет, а в двадцать, скорее всего, вообще перестал воспринимать окружающий мир адекватно. Я требую, чтобы вы приняли меры. Если так будет продолжаться, то я на правах опекуна Гарри заберу его из Хогвартса и переведу в другую школу, и плевать я хотела на этого вашего Волдеморта. Я вообще считаю это самой большой глупостью – выставлять против опытного мага недоученного ребенка. А, судя по тому, что нам известно, знания Гарри получает очень рваные и малоэффективные. Более того, я узнала, что кто-то постоянно снимает деньги со счета моего племянника. Это неприемлемо! Я жду вашего ответа, господин министр, или начну принимать меры, которые вам не понравятся. Ах, да, трое ваших..., как там, ну, как у нас полицейские, сидят сейчас в нашей полиции за нападение на наш дом. В мой дом войдут только друзья моего Гарри и больше никто. Я просто буду отстреливать нарушителей из ружья, уж поверьте, я это сделаю.
Петуния Дурсль, тетя Гарри Поттера".
- Перси, вызовите ко мне кого-нибудь из отдела по работе с магглами, - Фадж посмотрел на своего секретаря, все это время стоявшего в кабинете.
- Сию минуту, господин министр, - Перси уже выскочил из кабинета, чтобы выполнить приказ.
Через четверть часа перед министром сидел аналитик отдела и давал пояснения к терминам, о которых Фадж не то, что не имел понятия, даже не слышал никогда. Постепенно смысл письма для него приобретал четкость, но нравилось оно ему все меньше и меньше. Мягко говоря, ему пригрозили отобрать у магической Англии ее национального героя, хотя он сам настаивал на проведении антипоттеровской компании. Но, исходя из данного письма, получалось малопривлекательная ситуация, которая говорила о том, что Гарри Поттер находился то ли под заклятием, то ли под действием чар, то ли еще что.
- Мистер Мортен, я надеюсь, вы понимаете, что я должен с вас взять непреложный обет по поводу неразглашения содержания данного письма. Оно требует тщательного разбирательства, - Фадж хмуро посмотрел на аналитика. Тот нервно кивнул в ответ, и тут же стал читать формулу обета. Вспышка и все закончилось. Фадж удовлетворенно кивнул. – Вы свободны.
Когда за служащим Министерства закрылась дверь кабинета министра, Фадж посмотрел на своего помощника.
- Перси, выясните, не случилось ли чего у авроров сегодня, и жду вас с докладом через час, - Фадж махнул рукой, отпуская рыжего молодого человека. Перси вышел из кабинета и направился в аврорат выполнять задание, но пути он мысленно перебирал все письмо, которое услышал, пока аналитик и министр его разбирали. Вопросов возникло больше, чем могло показаться. Молодой человек на данный момент не состоял в Ордене Феникса, его все считали тщеславным, падким на власть, но Перси увидел в Фадже то, чего не видел больше никто, вернее, никто из его знакомых. Корнелиус Фадж был не так уж прост, как могло показаться. Министра все считали недалеким политиком, взяточником и тому подобное, но все было отнюдь не так. Этот человек имел свою собственную политику, и вел он ее тайно, так чтобы этого не заметил Дамблдор и иже с ним. На данный момент на политическом английском Олимпе находилось три силы: две противоборствующие – Волдеморт и Дамблдор, и третья, которая занимала выжидательную позицию – Министерство во главе с Фаджем. Попытка возвести в министры Скримбжера с треском провалилась. Фадж не собирался становиться на сторону победителя, он ждал подходящего момента, чтобы вступить в войну, но уже на своей собственной стороне. Перси сейчас прикидывал все возможные варианты, которые открывало пришедшее письмо, а вариантов было предостаточно.
- Мистер Уизли, что вас привело в нашу обитель? – насмешливо фыркнул аврор, дежуривший сегодня в центральном холле аврората.
- У вас сегодня никто не пропал? – в тон аврору спросил Перси.
- Хмм, - как-то быстро стушевался дежурный.
- Значит, пропал, - резюмировал молодой человек. – Мне нужен рапорт обо всем произошедшем для подачи его министру.
- Ээээ, министр в курсе? – аврор совсем стушевался.
- Неужели, вы думаете, что министр может быть не в курсе вашей некомпетентности? – язвительно спросил Перси, а затем резко добавил. – Рапорт!
Вокруг стола уже собралось немало любопытных, которых заинтересовал подобный разговор. Аврор достал рапорт, сделал с него копию и нехотя протянул Перси. Тот пробежал его глазами и хмыкнул, увидев имя отца, а затем прочел, за что они были арестованы маггловской полицией.
- И какого черта авроры делали в доме Гарри Поттера, хотел бы я знать? – Перси с язвительном видом уставился на аврора.
- Гарри Поттера? – с трудом выдохнул тот.
- Да, именно, - кивнул Перси, при этом вид у него был такой, словно он разговаривает со стадом баранов.
- Ээээ, - ничего другого аврор не смог сказать.
- Мистер Уизли, чем могу служить? – в дверях появился начальник аврората.
- Уже ничем, - фыркнул Перси. – Следили бы за действиями ваших сотрудников, может и вышел бы из вас толк. Это же надо, авроры напали на дом Гарри Поттера, - это молодой человек выдал, уже выходя за пределы территории авроров, которые в шоке смотрели ему вслед, пытаясь осмыслить слова помощника министра, а когда до них этот самый смысл дошел, все поняли, разборок не избежать.
Перси шел обратно в кабинет министра. Вдруг он резко остановился и стал внимательно читать рапорт, который получил в аврорате. На данный момент все три мага все еще были в полицейском участке, но через пару часов все будет замято, где надо магглам исправят память, но добраться до Дурслей им нельзя дать. Необходимо срочно достать протоколы из полицейского участка и выяснить, что произошло в Литтл-Уининге. Перси рванул в отдел тайн, к невыразимцам. Ему понадобилось всего пятнадцать минут, чтобы объяснить свою просьбу. Через час он стал обладателем копий всех документов, который сейчас скрупулезно изучал. По мере чтения у него родилась одна идея, которая в случае успеха могла бы оказаться невероятным подспорьем в их общем деле. За то время, пока он ждал, ему стали известны некоторые подробности первых дней жизни Хогвартса в этом учебном году. Во-первых, по настоятельному требованию Снейпа четверо студентов, перешедших на шестой курс пересдавали СОВы, и пересдали их более чем замечательно. Во-вторых, трое из этой четверки зафиксировали в министерстве свой отказ играть в квиддич за свои факультеты. В-третьих, на пересдачу всех четверых привел Люциус Малфой, а, как стало известно узкому кругу приближенных к министру, блондин стал мишенью для пожирателей после того, что случилось в Министерстве в начале лета. Каким образом у Малфоя не оказалось метки тоже на данный момент знало всего несколько человек. Но всех устраивало это самоотделение Люциуса от Волдеморта, правда, пока никто не знал, что за этим стоит, и где он пропадал с момента нападения пожирателей и авроров на его поместье, в результате которого родовое гнездо Малфоев основательно пострадало.
Ознакомившись со всеми документами и осмыслив свою идею, Перси направился к министру на доклад.
- Перси, ты задержался, - Фадж чуть сердито посмотрел на своего помощника.
- Извините, сэр, но мне необходимо было достать дополнительные документы, чтобы воссоздать всю картину, а также я подумал, как ее можно использовать в наших интересах, - произнес Перси, садясь за стол напротив министра.
- Рассказывай, - кивнул Фадж.
- Ситуация выглядит следующим образом. Вчера во второй половине дня перед домом номер четыре по Тисовой улице в Литтл-Уининге появилось три мага – Аластор Грюм, Нимфодора Тонкс и Артур Уизли, - на этом имени Фадж вопросительно взглянул на Перси, тот кивнул. – Миссис Дурсль вышла из дома со скалкой, это предмет кухонной утвари для приготовления пирогов, - пояснил незнакомое слово для министра Перси. – насколько следует из рапорта полицейских, она не хотела их впускать в дом. Разговор шел на повышенных тонах, - Перси вкратце поведал всю историю, произошедшую накануне в маленьком английском городе, а также что именно рассказала женщина аврорам. Фадж к концу истории дико хохотал и все повторял, что не видел женщины умнее. Напоследок Перси упомянул. – Среди опрошенных полицейскими был и Ремус Люпин, но его миссис Дурсль не сдала, что наводит на некоторые мысли.
- Да, наводит, - утерев слезы от смеха, согласился Фадж. – так, а теперь давай твою идею.
- Я думаю, что теперь мы можем попытаться привлечь Гарри Поттера на свою сторону, выдав за достоверность историю, описанную в письме, - произнес Перси.
- Хмм, сначала мы поговорим с самим Поттером, и еще, я хочу видеть Люпина, но не в этом кабинете, - многозначительно посмотрел на Перси министр, тот кивнул, давая знать, что все понял. – Значит так, начнем с Люпина. Посмотрим, что он скажет, а затем нам надо будет встретиться с Поттером.
- Да, сэр. Я сейчас же отправлю письмо мистеру Люпину, - подобравшись, кивнул Перси. – Ах, да, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Драко Малфой и Блейз Забини пересдавали СОВы летом, приводил их сюда Люциус Малфой.
- Оставь мне все документы, я их изучу, и жду от тебя сведений о приходе Люпина, - Фадж дал понять, что на этом маленькое совещание закончилось. Перси вышел из кабинета, а министр углубился в изучение папки. По мере того, как страницы переворачивались, Фадж все более удостоверялся в правильности выбора себе помощника.

В Хогвартском больничном крыле шла кропотливая работа. Под руководством мадам Помфри Блейз, Драко, Гарри и Гермиона учились накладывать заживляющее заклинание, в то время как остальные ее ученики разбирались с составляющей мази для снятия болей с мышц. Для четверки это задание оказалось слишком легким, а вот остальные никак не могли понять принцип действия мази.
- Блейз, ты делаешь слишком резкое движение в конце, нужно чуть плавнее делать, - поправила своего ученика колдомедик. Блейз повторил задание. – Замечательно, намного лучше. Гермиона, ты торопишься. Драко, молодец. Гарри менее резко в начале.
- Хмм, что-то я не понимаю, - Гермиона нахмурилась, затем посмотрела на мадам Помфри. – Здесь ведь должен быть какой-то принцип...
- Умница, все правильно. Дело в том, что если вы делаете движения резче или наоборот медленнее, чем надо, то вы получаете совсем другое заклинание, - улыбнулась колдомедик.
- А, это как с мазью, - кивнул Блейз. – Если туда добавить на один корень больше женьшеня, то оно приобретает совсем другие свойства.
- Правильно, но вот не думала, что тебе известно об этих свойствах, - насмешливо произнесла женщина. Трое друзей с интересом посмотрели на темноволосого слизеринца, тот смутился.
- Ого, мы, кажется, нашли то, что неизвестно Гермионе, - хмыкнул Драко.
- Ну, я все-таки не всезнайка и не большая английская энциклопедия, - отпарировала девушка.
- Хорошо, давайте отработаем это заклинание, - мадам Помфри просто горела желанием заниматься с этими четверыми, но к ее большому сожалению у нее были и другие студенты.
Последние пятнадцать минут до конца урока ребята отрабатывали заклинание, а мадам Помфри отошла к остальным свои студентам, чтобы узнать, как их успехи с мазью. Уровень знаний у двух групп, оказавшихся в одном учебном процессе, был абсолютно разный. Если Гарри, Гермиона. Драко и Блейз прекрасно знали теорию и все составляющие лечебной магии, в том числе мази, зелья, микстуры, а также теорию заклинаний, то остальные об этом не имели понятия, в это означало, что ребят необходимо разделить, иначе кто-то будет страдать.
- Так, вот и закончился наш второй урок. Домашнее задание – прочитайте первые три главы, а также напишите мне эссе об этой мази, все, что посчитаете нужным, размер значения не имеет. А вы задержитесь, - остановила она четверку. – Домашнее задание не для вас, вы его и так знаете. Нам необходимо разобраться с вашим учебным процессом. Ходить на мои уроки с остальными для вас я не вижу смысла. Это только пустая трата времени. Поэтому предлагаю сделать следующее – вы будете приходить ко мне по субботам с девяти до часа. Это даже больше, чем стоит в вашем расписании.
- Мы согласны, - кивнули ребята.
- А эти уроки можно будет заполнить чем-нибудь другим. Я постараюсь изменить расписание так, чтобы они были поставлены последними уроками, а у вас появится больше свободного времени, - колдомедик внимательно посмотрела на своих учеников.
- Мы согласны, мадам Помфри, - улыбнулся Гарри. – нас устраивает ваш вариант.
- Вот и прекрасно, - с облегчением вздохнула женщина. – Бегите на следующий урок.
Отпустив ребят, колдомедик вышла из больничного крыла, закрыла его и направилась прямо в кабинет директора. Но дойти ей было не суждено, директор куда-то спешил и только отмахнулся от женщины. Мадам Помфри прищурилась и посмотрела в спину Дамблдора. Она держалась всегда в стороне от политики и политических игр, но отнюдь не была в них не сведуща. Как говорится, со стороны видней. Немного так постояв, колдомедик направилась к МакГонагалл.
Профессор трансфигурации как раз раздала задание третьекурсникам, когда раздался стук в дверь. Минерва открыла дверь и, увидев, кто пришел, вышла из кабинета, грозно зыркнув на студентов.
- Поппи, что-то случилось? – Минерва встревожено посмотрела на колдомедика.
- Что ты, ничего такого, - постаралась сразу же успокоить гриффиндорского декана мадам Помфри. – Просто, не могла бы ты внести изменения в расписание шестого курса и переставить мой предмет на последние уроки. Мне так будет удобнее.
- Ох, Поппи, ты меня напугала, - покачала головой Минерва. – Не беспокойся, я все сделаю. Тем более все равно хотела его пересмотреть. Возникли кое-какие неувязки.
- Ах, да, и поставь пожалуйста для Гарри, Гермионы, Драко и Блейза лечебную магию в субботу с девяти до часа, а из основного расписания убери. Их уровень знаний намного выше, чем у остальных, а я и так хотела сделать их своими помощниками, а изменить их расписание таким образом даже лучше, - произнесла колдомедик.
- Даже так? – немного удивилась МакГонагалл. – Ну, раз ты так считаешь, то я не против.
- Спасибо, я пойду, не буду тебе больше мешать, - попрощалась Помфри и отправилась к себе. Декан Гриффиндора несколько минут стояла в задумчивости, пытаясь понять, на что же собственно она только что согласилась, и с каких пор Поттер, Грейнджер, Малфой и Забини сильны в лечебной магии. В конце концов, она встряхнулась и вернулась в класс, где уже во всю шумели третьекурсники Хаффлпаффа и Райнвекло.
А Дамблдор в это время спешил в штаб Ордена Феникса, несколько минут назад он получил тревожное сообщение об аресте маггловской полицией его людей. "Уйти" удалось только Люпину. Добравшись до барьера, откуда можно было перемещаться, директор аппарировал на площадь Гриммуальд-плейс. Еще через пять минут он уже сидел в кабинете и выслушивал доклад Люпина, который выглядел уставшим и каким-то обреченным. Дамблдор, слушая Ремуса, все больше впадал в гнев, но старательно себя сдерживал, чтобы не показать этого.
«Почему же ты сидишь здесь, а не в полицейском участке с остальными? Как вышло так, что ты смог уйти, а они нет? Что ты от меня скрываешь, чертов оборотень? Надо быстрее отправить тебя куда-нибудь подальше. А может ликвидировать сразу? Нет, ты, к сожалению, мне еще нужен. Хорошо бы ты погиб у Поттера на глазах. Идеальный был бы вариант, прямо как с Блеком. И все-таки пошлю-ка я тебя налаживать отношения с оборотнями. Сдохнешь, туда тебе и дорога, а нет, так придумаю что-нибудь еще», - рассуждал директор, глядя сквозь очки на Ремуса.
«Да, директор, а вы потеряли хватку. Вон как все чувства в глазах сверкают. За что же вы меня так ненавидите, Дамблдор? Какую игру вы ведете? Я не знаю, что точно произошло в доме Гарри, но и вы этого не узнаете. Я не такой уж посредственный маг, как вы думаете и тем более не книжный червь. Вы многое узнаете, но никогда не выясните о темной магии вокруг дома, пока снова кого-нибудь туда не пошлете, а вы не пошлете, если я правильно о вас думаю. Сейчас вы постараетесь воздействовать на Гарри», - Ремус рассказывал о события вчерашнего дня и одновременно анализировал ситуацию, в которой оказался. В тот момент, там, у дома, ему показалось удачной мыслью наложить Виарутерио, заклятие частичного забвения с заменой воспоминаний. Обнаружить это заклятие было очень сложно, да и не всем под силу, и было оно темно-магическим. Когда-то, еще на пятом курсе, он, Сириус и Джеймс заинтересовались темной магией, даже прониклись к ней уважением, на седьмом к ним присоединилась и Лили, а вот от Питера они держали это в секрете. Возможности, которые давали карта и мантия были безграничны, так что они смогли покопаться в довольно интересных шедеврах, некоторые из которых просто присвоили, затем они перекочевали в сейфы Поттеров. Как оказалось, они все не видели большой разницы между темной и светлой магией, но поддержали Дамблдора только потому, что идея идти за психопатом никого из них не вдохновляла. Позже его чуть оборотня подсказало ему, что у Лили появилась тайна, которая и мучила ее и пугала, но и заставила как-то иначе взглянуть на мир, но рассказать об этом она не успела.
- Ремус, мальчик мой? – Дамблдор встревожено смотрел на оборотня, про себя чертыхаясь на то, что тот был волком, поскольку это мешало читать мужчину. Разум оборотней был скрыт от легелиментов прочным сплошным природным блоком, который сломать было не возможно.
- А? - Ремус вздрогнул. Он так глубоко ушел в свои воспоминания, что не замечал ничего вокруг.
- Я решил отправить тебя в стаю. Нам необходимо знать, что происходит, Ремус. Ты же понимаешь, мальчик мой, - чуть извиняющимся голосом произнес Дамблдор.
- Да, конечно, директор, я все понимаю, и сделаю, как вы скажете, - кивнул Ремус. «Все-таки решил меня убрать. Не своими руками, конечно. Ты же прекрасно понимаешь, что из стаи я не выберусь живым», - саркастично заметил про себя оборотень, при этом откуда-то изнутри начала подниматься злость, готовая вот-вот выплеснуться наружу. Ремус опустил голову, чтобы скрыть ярость в глазах.
- Я так рад, Ремус, что мы друг друга поняли, - довольно произнес Дамблдор, даже не пытаясь скрыть свою радость. – Отдохни сегодня, а завтра в путь.
«Ах ты, сволочь, решил побыстрее от меня отделаться?» - Ремус еле сдержал себя. Когда двери дома за директором закрылись, он остался в особняке в гордом одиночестве, и дал волю своей ярости. В стене появилась огромная дыра в том месте, куда ударил кулак оборотня.
- Старик и тебя решил отправить на тот свет? – спокойным голосом, которого не могло быть у Вальпурги Блек, поинтересовалась именно она с картины за спиной Ремуса. Оборотень резко развернулся и встретился с внимательным взглядом портрета. – Ты удивлен? О, я все ждала, когда же ты прозреешь, маленький волк.
- Что вам известно? – Ремус все-таки вернул себе дар речи.
- Хорошо быть портретом, - усмехнулась леди Блек. – Можно много услышать, когда все думают, что ты всего лишь спишь и ничего не можешь слышать за задвинутыми шторами. Все же так были уверены, что я не могу покинуть свой портрет в коридоре.
- А это не так? – теперь Ремус уже был в недоумении.
- А ты разве сомневаешься? – усмехнулась леди Блек, Ремус чертыхнулся, поняв, что сморозил глупость.
- Уже нет, - мрачно ответил тот.
- А ты знаешь, что это твой любимый Дамблдор оставил мальчишку без крестного? – Вальпурга с интересом посмотрела на Люпина. Ремус в недоумении на нее уставился. – Значит, ты не знаешь, что это директоришка приказал убить моего сына?
- Дамблдор? – Ремус опустился на пол у стены и со вздохом закрыл глаза.
- Этим ты себе не поможешь, маленький волк, - без сочувствия произнесла женщина.
- Почему вы так меня называете? – спросил Ремус.
- Мне так нравится, - хмыкнул портрет. – А тебе стоит подумать о своей безопасности, о мальчике. Он единственный наследник Блеков, не хотелось бы мне узнать, что умер.
- Я вас не понимаю, - покачал головой Люпин.
- А тебе и не нужно, а я возвращаюсь к своему нормальному состоянию, - произнесла женщина и исчезла с портрета. Почти сразу за этим раздался ее крик из коридора. – ГРЯЗНОКРОВКИ, ПРЕДАТЕЛИ РОДА, УБИЙЦЫ, ОСКВЕРНИТЕЛИ!
- Да заткнись ты уже, старая карга, - заорал кто-то в ответ. Ремус вздохнул, вышел из кабинета и сразу же прошел к себе в комнату, встречаться ни с кем он не хотел. Судя по голосам, появились Грюм, Тонкс, Артур, а чуть позднее и Молли, которая теперь причитала вокруг мужа. А Ремусу не давала покоя мысль, что все эти люди прекрасно осведомлены о планах директора. Несколько минут оборотень сидел с закрытыми глазами, а затем достал из небольшого сундучка, стоящего в углу странную вещичку, после чего покинул свою комнату, но предварительно наложил на нее одно занятное заклятие, которое покажет ему по возвращение, заходил ли кто-нибудь к нему, а если да, то, что делал здесь. Закончив с этим, Ремус отправился в библиотеку, ему необходимо было кое-что проверить из того, что пришло в голову пару дней назад. Ему удалось проникнуть в библиотеку незамеченным, затем он прошел к дальней стене между стеллажами и приложил взятую вещицу к рисунку на барельефе, раздался тихий щелчок и стена отъехала в сторону, открывая взору оборотня тайную, закрытую от посторонних глаз библиотеку Блеков. Ремус вошел, закрыл за собой вход и начал методично выбирать книги, которые помогли бы ему удостовериться в том, что он все правильно вспомнил. Люпин просидел в библиотеке несколько часов, прежде чем нашел то, что искал. В глазах мужчины вспыхнуло торжество, он схватил со стола перо и пергамент и стал быстро переписывать что-то из книги. В свою комнату Ремус вернулся только в половине двенадцатого. Одно слово, и он зло усмехнулся – в комнате побывали и полазали по его вещам. Ремус с отвращением посмотрел на дверь, за которой были теперь уже ненавистные ему люди, но он надеялся, что сможет все сделать так, как нужно, что у него все получится. Ремус сел за стол, положил перед собой пергамент и начал писать. Сколько прошло времени, он не знал, просто в какое-то мгновение он поставил последнюю точку. Теперь необходимо было незаметно взять сову и отправить послание адресату. От размышлений на этот счет его отвлек стук в окно. Ремус поднял голову и увидел серую сову, которыми использовалось Министерство. Люпин встал, открыл окно и впустил птицу. К ее лапке было прикреплено послание на его имя. Ремус отвязал свиток, развернул его и углубился в чтение. Прошло довольно много времени, прежде чем Ремус оторвал свой задумчивый взгляд от надо сказать странного письма, но оно было как нельзя кстати. Оборотень быстро набросал ответ и прикрепил его к лапке совы, а затем прикрепил к ней и второе письмо.
- Первое отнесешь Перси Уизли, а второе Гарри Поттеру в Хогвартс, - Ремус погладил сову по голове. – Лети.
Сова выпорхнула из окна, а Ремус еще долго провожал ее взглядом, понимая, что только изменил все. Он не знал, как все будет, но его решение может привести к очень странным и неприятным последствиям для светлой стороны. У него еще было несколько часов для встречи, поэтому он снова сел за стол и начал писать.
- Ремус, ты куда? – воскликнула Молли, глядя на Люпина, направляющегося к входной двери в девять часов утра.
- Мне пора, Молли. Задание от Дамблдора, - ответил Ремус.
- А завтрак? – Молли сердобольно уставилась на мужчину.
- Извини, я уже опаздываю, должен был выйти еще час назад, - Ремус виновато посмотрел на миссис Уизли.
- Ох, конечно, береги себя, - улыбнулась женщина. Ремус покинул дом, затем, постояв несколько минут на площади, а точно знал, что за ним наблюдают из окон второго этажа, он аппарировал в Косой переулок. Ровно в указанное время Ремус стоял в нужном месте.
- Мистер Люпин, - рядом с ним появился рыжеволосый молодой человек.
- Перси, - поздоровался Ремус.
- Идемте, - помощник министра провел оборотня странными темными коридорами, о которых, наверное, мало кто знал. В кабинете, куда его ввели, сидел сам Корнелиус Фадж.
- Мистер Люпин, я рад, что вы согласились на нашу встречу, - произнес министр, поднимаясь со своего места и подходя к Ремусу, а затем подал ему руку для приветствия. – Думаю, у нас с вами есть общая тема для разговора – Гарри Поттер.
- Господин министр, выслушайте меня, пожалуйста, а затем мы обсудим вопросы нашего сотрудничества, - сказал Ремус, глядя прямо в глаза Фаджу. Разговор длился несколько часов, споры были нешуточные, в конце концов, была собрана целая группа, кто-то изучал принесенный Ремусом листок с текстом, который он выписал из книги в тайной библиотеке Блеков. Наконец, дебаты иссякли.
- Вы уверены, что хотите это сделать? – спросил Фадж.
- Да, - ответил Ремус.
- Что ж, я обещаю, что позабочусь обо всем, Ремус, - кивнул Фадж. Во время всего этого разговора они перешли на ты и стали называть друг друга по имени.
Спустя час Ремус вложил в руку перси Уизли пухлый конверт.
- Передай ему это, - попросил он молодого человека.
- Мистер Люпин, может не надо? – Перси, мягко говоря, чувствовал себя не в своей тарелке.
- Так надо, Перси, поверь. Мне пора, - Ремус улыбнулся, пожал юноше руку и шагнул в темноту. Перси с трудом сглотнул, а затем медленно вернулся в кабинет министра.
- Он ушел? – немного уставшим голосом спросил Фадж.
- Да, сэр, - кивнул Перси.
- Тогда, нам осталось только ждать, - министр вздохнул и посмотрел на толстый конверт в руках своего помощника. – Это для него?
- Да.
- Будем ждать, - повторил Фадж, откидываясь на спинку стула и закрывая глаза.

Прошедший день навел МакГонагалл на разные размышления. Она совсем перестала понимать двух своих студентов, не могла объяснить их дружбу с двумя слизеринцами, а уж об увлечении медициной вообще не приходилось говорить. Как только вернулся Дамблдор, гриффиндорский декан направилась прямо к нему. Особо ничего прояснить не удалось. Директор позволил изменить расписание, сказав, что в понедельник будет проведена оценка на профилирующие предметы, там все и выяснится. Мол, беспокоиться не о чем, мальчик пойдет учиться на аврора, и мы ему все предметы сами потом изменим. Откуда же ему было знать, что у мальчика совсем другое мнение. Решив положиться на мнение директора, который всегда все знает, Минерва успокоилась и стала работать над сменой расписания, которое станет окончательный лишь после проведения собеседований комиссии по выбору специализации.
Но на завтраке случилось то, чего никто не мог ожидать, и что всю школу повергло в шок. Все студенты были на местах, когда прилетели совы с новым выпуском газеты и письмами. Перед Гарри села большая серая сова, на что Джордж заметил, что она министерская. Гарри осторожно отвязал письмо и прочел на конверте: «Гарри от Ремуса Люпин». Гермиона, как всегда, бросила чары идентификации на письмо, которые указали, что написано оно именно Ремусом. Пока близнецы и Гермиона изучали расписание на сегодняшний день, небрежно брошенное им Лавандой. Гарри стал читать письмо. Первым неладное почувствовал Драко, который медленно повернулся к Гарри и видел, как с каждой секундой спина друга становится все напряженнее. Драко встал со своего места и двинулся к Гарри, за ним поспешил и Блейз, тоже почувствовавший неладное. Они не успели дойти до него.
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! – крик Гарри перекрыл все звуки в Большом зале. Юноша покачивался взад-вперед, судорожно сжимая письмо. Гермиона обхватила юношу за плечи. Никто в зале не понимал, что происходит.
- Гарри, Гарри, ну, пожалуйста, ответь мне, - Гермиона повторяла эту фразу уже не в первый раз. Драко заглянул в письмо, перед его глазами поплыла последняя строчка письма, которая возможно могла стоить его другу рассудка.
«Гарри, возможно, когда ты читаешь это письмо, я уже мертв. Я уже не знаю, что и думать, но может быть и такое, что вся эта история была совершенно другой и гибель всех твоих родных дело рук одного человека…»
- НИКТО И НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ ПРИЧИНИТ ВРЕДА ГАРРИ, ПОТОМУ ЧТО Я УБЬЮ ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА СОБСТВЕННЫМИ РУКАМИ! – громко на весь зал произнесла Гермиона, яростно сверкнув, ее рука лежала на плече Гарри. – КЛЯНУСЬ!
На ее руку сверху легла рука Драко.
- КЛЯНУСЬ!
На руку Драко легла рука Блейза.
- КЛЯНУСЬ!
В зале раздалось еще клятвы – Джорджа и Фред. Вокруг молодых людей разлилось ослепительное белое сияние, когда оно потухло на полу лежало шесть бессознательных студентов. Снейп и Люциус первыми оказались на месте, Северус сумел незаметно засунуть письмо себе в карман. Всех шестерых унесли в больничное крыло. Дамблдор понятия не имел, что произошло, но одно он понял абсолютно точно – дети призвали себе в свидетели магию, и чтобы добраться до Гарри придется убить пятерых его защитников, но Дамблдор не знал, что час спустя в апартаментах зельевара еще два человека присоединились к клятве ребят. Директор так и не смог найти письма, но не далеко обнаружил пепел, и посчитал, что письмо сгорело. Его снедало любопытство, что же такого было в письме, что потрясло Гарри и заставило остальных дать такую клятву, надо сказать очень страшную.
Когда через неделю ребята не пришли в себя, они забрали в Святого Мунго, Люциус поехал с ними, в тот же день впервые в жизни на магической территории появились Дурсли. Колдомедики просто шарахались от женщины, которая устроила такую разборку все встречным, что ее стали бояться как огня, а в Дамблдора она просто запустила стулом, когда он явился. Неизвестно как, но ей удалось заставить того покинуть палату, и более того, запретить приходить к ее племяннику. Женщина сама поверила в ту сказку, которую насочиняла для маггловских полицейских и магического Министерства
Но дети так и не приходило в себя…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Воскресенье, 15.03.2009, 20:17 | Сообщение # 20
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 107 »
Глава 18. За гранью.

Мужчина остекленевшим взглядом смотрел на стену перед собой. Несколько часов назад его память восстановилась, и весь ужас произошедшего свалился на его голову и плечи, сметая все охватившим отчаянием, болью, безнадежностью. Его просто уничтожил тот факт, что родной дед мог поступить так со своим внуком. Мужчина стиснул зубы, чтобы не застонать в голос. "Мерлин, как? Как мне оправдаться перед...? А перед кем собственно мне теперь оправдываться? По его вине никого почти не осталось...", - мужчина закрыл глаза. Одна за другой картинки стали появляться перед внутренним взором. Глаза открылись, в них горела решимость. Быстро встав, мужчина покинул свою по-спартански обставленную комнату и направился в библиотеку замка, которая была, может быть, даже лучше Хогвартской. Влетев туда, он остановился. У этой библиотеки, занимающей все северную башню, все шесть этажей. Книжные стеллажи располагались по кругу, только на одной стене имелись окна, выходящие на пруд перед замком. В центре библиотеки стояло несколько столов, кресел, мягких диванов, справа выделялся камин, стоящий у одной из колон, за которыми уже были стеллажи с книгами. Слева располагалась кафедра, которая имела особое значение. Если встать за нее и назвать книгу, то она тут же появиться на кафедре, можно озвучить тему и библиотека подберет весь нужный материал. Мужчина сразу же направился к кафедре. На его счастье в это время здесь никого не было.
- Арка смерти, ее возможности, а также случае, когда из нее возвращались, - чуть хрипло произнес мужчина. Минут пять ничего не происходило. Он уже начал беспокоится, что все напрасно, но вот на кафедре появилась одна, затем вторая, третья книга. Материала оказалось мало, но последним перед мужчиной появился древний фолиант под названием: "За гранью: туда и обратно". Он несколько минут смотрел на нее, затем отложил все остальные книги и начал штудировать фолиант. Это было именно то, что нужно. С каждой прочитанной главой мужчина все больше уверялся в том, что все возможно. Через несколько часов он перевернул последнюю страницу и задумался.
"Я смогу, нет ничего страшного в этом. Главное не забыть слова. Не попробую, не узнаю, возможно ли все это было сделать. Особенно терять мне уже нечего. Теперь осталось только проникнуть в Министерство, в отдел тайн, в зал с Аркой смерти. Хотя я бы ее после прочитанного так не называл. Мне вот интересно, он-то знает, что Сириуса можно оттуда попытаться вытащить? И если да, то какую историю придумал для Гарри?" – мысли неспешно текли, облекаясь эмоциями. Некоторое время спустя мужчина покинул библиотеку, предварительно отправив все книги на место. Сейчас ему надо было подумать, как действовать дальше. На это ушло много времени: выучить формулу, запомнить движения руками, продумать план проникновения. Когда зависимость и контроль пали, он перестал быть той посредственностью, какой хотел его видеть дед. К сентябрю все было готово.
Это была такая удача, что в Министерстве все был заняты каким-то делом, носились туда-сюда. Работники отдела тайн что-то просчитывали в своих кабинетах, сновали туда-сюда, так что просочиться в зал с Аркой для него оказалось очень просто. Слишком много людей ходило сегодня в министерстве, даже в этом пресловутом зале. Мужчина дождался, когда останется один, осмотрелся и решительным шагом направился к Арке, у самой завесы он замер, глубоко вздохнул и шагнул. Лишь легкое дуновение ветерка возвестило о том, что кто-то добровольно вошел во врата. Мужчина не догадывался, что через пару часов вслед за ним добровольно пересечет линию арки еще один человек.
Глаза с трудом привыкали к темноте, но когда привыкли, мужчина с удивлением осмотрелся. Казалось, что он находиться в каком-то парке или саду глубокой ночью. Мужчина вздохнул, а затем начал шептать. С каждым словом вокруг него начала все ярче вспыхивать сфера. С последним словом она вспыхнула и погасла, оставляя после себя запах озона, как после грозы. Поняв, что все сделал правильно, мужчина вытащил палочку и пошел вперед, в принципе, не особо представляя, куда вообще идти. Он просто брел вперед мимо темных деревьев и кустов. Никаких звуков или людей, или призраков. Ничего. Сколько прошло времени, он не знал, но в один момент позади что-то вспыхнуло, он резко повернулся и теперь настороженно всматривался в ту сторону, откуда пришел. После вспышки все снова замерло. Еще некоторое время он постоял, смотря вдаль, затем решил двинуться дальше, повернулся... и ахнул.
- Лили?! – имя само вырвалось с губ. В двух метрах перед ним в тусклом свете фонаря ("И откуда только взялся", – пронеслось в голове мужчины) стояла все такая же прекрасная, нисколько не постаревшая Лили Эванс.
- Здравствуй, Питер, - спокойно произнесла девушка, которая и выглядела-то всего на двадцать лет.
- Лили, - снова выдохнул мужчина, боясь поверить в то, что видит. "Ее ведь не должно быть здесь?" – вдруг пронеслось в голове. Питер выпалил. – Что ты здесь делаешь?
- Питер Петтигрю, если ты прошел за грань, то должен понимать, что я тут делаю, - фыркнула девушка.
- Тебя не должно быть здесь, - уверенно произнес Питер. – Ты умерла.
- И кто тебе такое сказал? – Лили была удивлена.
- Ээээ, но тебя же похоронили вместе с Джеймсом, - недоуменно ответил Питер.
- Вместе с Джеймсом? – теперь недоумение появилось на лице девушки. – О чем ты говоришь?
- Ну, тебя похоронили на кладбище в Годриковой лощине, вместе с Джеймсом, - повторил оторопело мужчина. Разговор начинал напоминать беседу двух идиотов, которые удивляются каждой звучащей фразе. Лили пристально смотрела на Питера, в ее глазах эмоции сменяли друг друга, как фигуры в калейдоскопе. Недоумение сменило задумчивостью, затем появилось понимание, сменившееся болью, за которой пришла злость. Девушка не успела ничего произнести, как раздался еще один знакомый голос.
- Лили? – и столько в нем было недоверия. Девушка перевела взгляд на второго гостя грани.
- Привет, Ремус, - улыбка осветило лицо Лили.
- Но как? Мерлин, почему? Я не понимаю, - Ремус бросился к девушке и обнял ее. Питер как-то странно смотрел на то, как оборотень обнимает девушку, что в принципе должно было бы быть невозможно.
- Лили, Лили, - Ремус, как заведенный, повторял имя девушки, а та со счастливой улыбкой уткнулась ему в грудь, затем подняла голову и посмотрела в глаза. – Что же время с тобой сделало, Лунатик...
- Просто я старею..., - грустно улыбнулся тот в ответ.
- Рем, какая старость? Тебе же только тридцать шесть, - воскликнула Лили.
- Откуда ты знаешь. Что ему тридцать шесть? – насторожился Питер. Его голос заставил оборотня резко выпустить девушку из объятий и