Армия Запретного леса

Понедельник, 17.02.2020, 07:11
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Новое начало - Альтернатива. Часть I. Возрождение Дракона (AU/ Ужасы, R)
Новое начало - Альтернатива. Часть I. Возрождение Дракона
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:30 | Сообщение # 31
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 30

Основательно заросшая пожухлой травой и чертополохом дорога - волшебники же не ходят пешком на большие расстояния, петляла через низинки, перелески и невысокие холмы.
По всем расчетам Гарри вот-вот должен был выйти к своей цели, что заставляло его постоянно напрягать внимание, пытаясь не пропустить какую-нибудь пакостную ловушку для забредших не туда магглов.
А, учитывая отношение слуг Вольдеморта к магглам, ждать чего-нибудь насквозь безобидного не стоило. Скорее, сторожевое заклинание с заряженной Авадой, вроде тех, что стояли в тайнике дома Блэков, или россыпь камушков-портшлюсов, переносящих наступившего на них прямиком в пыточную камеру, на радость палачам.
Но лишь один раз Поттер почувствовал установленное заклятие, отваживающее магглов, но на него оно, разумеется, не подействовало. Ничего же более серьезного не выдавало себя магическим фоном, который, зная, что именно искать, вполне можно было обнаружить.
С одной стороны это успокаивало. Но немного волновало другое, вернее, не волновало, а слегка настораживало, чуть тревожило, как и все неизвестное..
Внутри Гарри начался некий процесс, сдвиг, медленно поднималась волна, лавина, готовая снести все на своем пути.
Она еще была обратима, еще не прошла тот момент, когда катящийся по склону камушек перерастает в камнепад, сметающий все на своем пути и обрушивающий тонны скал на того, кому не повезло оказаться внизу.
Еще можно остановиться.
Прямо сейчас, стоит только захотеть, можно аппарировать обратно в Хогсмид, добраться до Хогвартса, все рассказать, отдать меч, покаяться перед Дамблдором..
Но Гарри не хотел. Не хотел сам, или это сказывалась воля Тэцу-Но-Кирай, связанного с ним силой принесенной жертвы, его это не волновало.
Он не собирался быть пешкой или даже ферзем в руках незримого гроссмейстера; мысль добровольно лишиться власти, которую он уже успел попробовать на вкус, была неприемлема.
Нет, Поттер не хотел той власти над людьми и судьбами, к которой рвались Вольдеморт и все те, кто были до него.
Уподобляться тем лубочным злодеям, которые в дешевых маггловских фильмах потрясают руками и кричат «Я буду править миром!!!», а потом визгливо и истерически хохочут? Нет уж, увольте..
Гарри желал силы власти над обстоятельствами, власти изменить ход войны, власти доказать тем, кто возомнил себя высшими существами, что они глубоко неправы.
Несмотря на все уже произошедшее, он по-прежнему временами чувствовал себя стоящим над бездной, полной клубящегося, живого, выпускающего угольно-черные щупальца мрака. Тьма мерно текла, на мгновения приобретая формы то чьих-то фигур, вздымающих руки в отчаянии или призыве, то неведомых лиц, раскрывающих в немых криках безгубые рты..
Поттер подошел уже к самому краю, еще немного, еще один шаг – и бездна распахнет перед тобой свои объятия, а вот что будет дальше..
Может, он ухнет вниз, к бесконечно далекому дну и останется там в виде кровавой каши, а может, тьма примет тебя, сначала опустит вниз, почти до самой преисподней, а потом взовьется смерчем, подняв на недосягаемую высоту.. Кто знает..
«Неужели то, что чувствую сейчас я, ощущал и каждый обладатель этого меча?» - подумалось вдруг Гарри. – «И все они тоже ощущали этот тянущий, смешанный со страхом восторг от стояния на грани, у самого предела?»
«И чем все для них кончилось? Смертью, и даже хуже – все они стали тенями, заключенными в куске проклятого железа».
«Ничего», - зло ответил он про себя. Багровый водоворот ярости внутри него начал понемногу набирать обороты. - «Я выдержу, я не сдамся.. Это не я, а он будет служить мне!»
Внутренний голос умолк.
А Поттер еще более ускорил шаг, будто стремясь скорее перейти «грань невозвращения» и навсегда поставить точку в этом внутреннем диалоге.
Луна, это «волчье солнышко», опять вынырнула из-за редких облаков и залила местность неярким, призрачным светом.
«Она почти полная,» - отметил про себя шагающий Гарри. – «А ведь впереди – оборотни, для них это время практически пик силы. Похоже, будет весело.. Но вот мы, похоже, и пришли..»
Открывшийся взору особняк Розье, скорее похожий на небольшой облагороженный замок с заметными следами запустения, судя по внешнему виду, был возведен точно не в прошлом и даже не в позапрошлом веке.
И уж больно выгодно он располагался – на вершине плоской возвышенности, мимо которой протекала неширокая река.
Он строился в те времена, когда английские магглы, не избалованные благами цивилизации до полного отрицания сверхъестественных сил, очень даже верили в ведьм, колдунов, лепреконов, оборотней и прочую нечисть. И, что самое главное, не только верили, но и активно на них охотились, всецело одобряемые на богоугодное дело святой церковью.
Разумеется, большую часть времени магглы, зараженные всеобщей истерией охоты на ведьм и, сводя под шумок личные счеты, под видом «нечисти» ловили, забивали осиновыми кольями и коптили на кострах преимущественно друг друга, но все же иногда им попадались и настоящие жители волшебного мира, ведущие себя далеко не так скрытно, как в нынешние времена. К слову, тот же Мерлин при короле Артуре не особо и скрывал, что он - маг.
Но, увы, не всегда все выходило так, как в той истории про ведьму, любившую гореть на кострах из-за приятной щекотки от пламени.
Отнюдь не все в волшебном мире владели безпалочковой магией или были анимагами, а лишенный палочки маг становился легкой добычей и вполне успешно сгорал в огне, лишался головы или протыкался рогатиной.
Так что те, далекие предки Эвана Розье, закладывавшие фундамент родового гнезда, явно надеялись не только на магию, но и на прочные каменные стены и окованные железом ворота, способные защитить от толпы разъяренного маггловского мужичья, пожаловавшего в гости с вилами, дубьем и факелами, дабы предать очистительному огню «бесовское отродье».
Поместье было продуманной точкой для обороны и, если дела пойдут совсем плохо, для сидения в осаде – отсутствие густого леса и высота над местностью давала отличный обзор, не позволяя противнику незаметно накопить достаточно сил для штурма, а близлежащая река была источником воды и запасным путем отхода.
А то, что особняк из серого камня с зубчатыми башенками стоял на плоской, покатой горке, вдобавок наводило на мысль об сохранившихся под постройкой тайных ходах и обширных подземельях, которые, учитывая наклонности новых обитателей, вряд ли пустовали без дела..
Со средневековья тут много что изменилось, круговую стену снесли, похоже, засыпав ее обломками замковый ров, который точно наличествовал раньше, судя по почти исчезнувшей, но все же заметной ложбине, ворота были убраны, оставив проем своеобразной декоративной аркой, да и вообще, здание явно несколько раз подвергалось реконструкции, почти сведших на нет его боевые качества, но основа все же оставалось прежней, массивной и давящей.
Сойдя с дороги, Гарри подобрался поближе; до темного, угловатого силуэта поместья, окруженного густым кустарником и одиночными деревьями, оставалось метров двести.
Те, кто были внутри, не утруждали себя маскировкой – окна были освещены неярким светом, в них иногда мелькали чьи-то тени, но Поттера сейчас интересовало, кто находится снаружи - не могли же Упивающиеся настолько расслабиться, чтобы не выставить хоть какой-нибудь дозор?
Он мысленно вычертил магическую формулу и зрение резко, толчком сместилось в тепловой, инфракрасный спектр. Окружающий мир преобразился, раскрасившись в во все оттенки черного, серого и синего, обозначавшие холодные предметы, а на их фоне особенно ярко оранжево-желтыми пятнами проступили объекты живые – пролетающие ночные птицы и мелкие грызуны, копошащиеся в траве.
А также два очертания человеческих тел за кустами слева и справа от входа, выглядевших в сине-черном сумраке, как багровые факелы.
«Наверняка оборотни. Во всяком случае, я бы на их месте выставил в дозор ночью именно их». - Гарри вернул зрение в норму, поправил очки, и сосредоточился, вылепливая сложное заклинание, возникающее перед ним в виде кольца острых, напоминавших перекрещенные когти символов, бледно отсвечивающих синевой.
Он тронул пальцем в трех местах парящий в воздухе рисунок, как бы обозначая вершины треугольника, точки соединились, замкнув цепь, и заклятье сработало - кольцо символов ярко вспыхнуло и рассыпалось в тонкую пыль, взлетевшую вверх, а Гарри ощутил легкое покалывание по всему телу.
Это заклинание было разновидностью чар Абсолютного Щита, что он применил при том памятном разговоре с Роном и Гермионой в Запретном Лесу. Теперь местность в радиусе двух километров ровно на час была намертво запечатана; никто не мог не войти под незримый купол, не выйти из-под него, ни уж тем более аппарировать. Никто.
«Но кого-нибудь я все же оставлю.. Наверное..»

***

Стэн О`Лири был оборотнем.
Причем был им уже настолько долго, что почти и не помнил, как он жил до того, как его, в двенадцатилетнем возрасте в городском лесопарке искусала неведомая зверюга.
Дальше – первая мучительная трансформация в полнолуние, прокушенное горло отца и сердечный приступ, убивший мать, увидевшей, во что превратился ее сын.
А под утро пришли двое, мужчина и женщина, и объяснили ему, кто он теперь и что назад дороги нет. Что либо он присоединится к ним, к «стае», либо его убьют. Тут же, уложив рядом с родителями.
Предложите мальчишке в двенадцать лет жизнь или смерть, как вы думаете, что он выберет?
Потом были краткий экскурс в историю волшебного мира (с точки зрения слуг Вольдеморта, разумеется) и долгие годы на заброшенной ферме где-то в Уэллсе, в компании пары десятков таких же, как он, молодых волчат.
Кормили их скудно, а учили, а точнее дрессировали, жестко – любое неповиновение пресекалось быстро и безжалостно, двое особо строптивых подростков были показательно забиты копьями с серебряными наконечниками, наглядно продемонстрировав лучшее средство против оборотней.
В головы старательно вбивались нехитрые истины: слово старшего – закон, интересы стаи – закон, неповиновение – смерть.
Иногда их удостаивал вниманием и сам вожак - Фенрир. Он объяснял им, что они, оборотни, стоят на вершине пищевой цепочки, что простые люди, магглы – лишь ходячее мясо для них, да и волшебники, впрочем, тоже, но с некоторыми из них им просто пока по пути.
А им, будущим хозяевам мира, нужно быть злее, напористей и усерднее готовиться к будущим битвам.
После таких речей воодушевленные молодые хищники в учебных схватках разве что не убивали друг друга, стараясь заслужить похвалу.
Но все это было уже в прошлом, сейчас, в семнадцать лет, Стэн был уже опытным оборотнем, не раз по указке старших обагрявшим клыки кровью магглов.
На его счету был даже один загрызенный аврор, за что он удостоился личной похвалы от Фенрира, и его вместе с пятью другими отличившимися бойцами отправили охранять опорный пункт сторонников Темного Лорда где-то под Лидсом.
К его радости в эту пятерку попала Люси, невысокая и гибкая, как хлыст симпатичная девушка-оборотень. Он знал ее еще с учебного лагеря, под конец которого они, подстегиваемые взрослением и инстинктами второй животной сущности, сблизились весьма сильно, оставив в памяти Стэна ну очень приятные воспоминания об этой близости.
Люси тоже была рада встрече со старым знакомым, а ее взгляд явно намекал на возможность перевода празднования встречи в горизонтальную плоскость.
В старом особняке шла своя жизнь – волшебники появлялись и исчезали, занимались своими делами, кого-то тащили в подземелье, откуда порой доносились истошные вопли, но молодых оборотней это не особо интересовало: они занимались охраной, бросая на всех прочих взгляды, полные превосходства и легкого презрения, уверенные в своей силе. Ну, разве что иногда им давали «поиграть» с пленниками, вот тогда начиналось веселье..
И вот теперь, попав вместе с ней в дозор, Стэн О`Лири, наблюдая и прислушиваясь, предавался мечтам, чем он займутся после того, как их сменят. Люси была он него на расстоянии двух десятков метров, но он отлично улавливал расширенными ноздрями ее будоражащий запах.
Луна была почти полной, возводя оборотня на пик своей силы, обостряя чувства, мысли и желания.
Внезапно небольшая, неяркая вспышка в отдалении привлекла его внимание. А затем чуткий звериный слух донес звук приближающихся шагов.
Стэн неслышно вышел из-за кустов и тут же заметил спокойно идущего к ним от заброшенной дороги среднего роста парня. Черноволосого, в очках и с длинной палкой в руке. В нос запоздало ударил резкий запах чужака, остро-химический, неприятный.
«Это еще кто? Маггл? Как он сюда вообще попал?» - оборотень от удивления совершенно по-собачьи наклонил голову вбок. Ведь старший их группы, Дилгер, ясно сказал, что вокруг наложено столько чар, отваживающих магглов, что тот, кто сможет пройти – точно волшебник и враг. Свои только аппарируют.
«Враг..» - рот Стэна наполнился слюной от сладкого предвкушения. Он скосил глаза и увидел, что Люси тоже заметила незваного гостя и подалась вперед, вопросительно глядя на него.
Парочка молча обменялась знаками и быстро скинула с себя одинаковые черные штаны с рубахами – своеобразную униформу дозорных, которую можно было быстро снять при необходимости обернуться и которую в случае чего, не жалко.
Ночной незнакомец с палкой по-прежнему шагал прямо на них, ничего не видя и не понимая, что он уже покойник. Для двух пусть еще не матерых, но уже хорошо распробовавших вкус крови оборотней, один человечек, пусть может и волшебник, был просто забавой. Пускай подойдет еще поближе.. Еще пару десятков метров..
Стэн опустился на четвереньки, и волна накатившей трансформации изогнула спину горбом. Тело быстро обрастало серо-черной шерстью, суставы на ногах с легкими щелчками выгнулись в обратную сторону, челюсти удлинились, уши заострились и проросли жестким ворсом.
Стиснув зубы, он молча терпел привычную боль и через несколько мгновений все кончилось – на земле стоял зверь с широкой грудью и крепкими лапами, а в его приоткрытой пасти виднелись жуткие пятисантиметровые клыки.
Добыча уже была рядом, в каких-то пятидесяти метрах и они бесшумно рванули вперед – Стэн первым, а Люси, признавая главенство самца, чуть сзади и левее.
Расстояние сократилось до тридцати метров, как несчастный очкарик заметил бегущую к нему смерть и замер, как вкопанный, вцепившись в свою палку обоими руками.
«Ха! Она тебе не поможет!» - мелькнула торжествующая мысль и Стэн, с силой оттолкнулся задними лапами и распростерся в прыжке.
Этот прием никогда не подводил – удар передними лапами, помноженный на вес мускулистого тела, сбивал с ног любого, а клыки быстро довершали дело.
Вот и сейчас он был готов приземлится на поверженного врага, и одним движением челюстей вырвать ему горло, как незнакомец, крутнувшись на месте, резко шагнул ему навстречу, и в воздухе что-то блеснуло.
Адская боль распорола звериное тело Стэна, гаснущим разумом он еще уловил короткий, щенячий визг Люси и умер, даже не успев долететь до земли.

***

Гарри повернул в руке меч режущей стороной вверх и встряхнул, давая темным струйками стечь с лезвия.
- Глупые животные.. – тихо произнес он.
Среди многочисленных стилей японского фехтования особо сложной считается стиль «Нитэн» или «Школа Двух Небес», разработанная знаменитым Миямото Мусаши для одновременного фехтования двумя мечами, но допускающая использование катаны в паре с боккэном – тренировочной копией меча из твердого дерева, способной в умелых руках убивать и калечить не хуже боевого клинка.
Тэцу-Но-Кирай и его ножны идеально легли в эту схему.
Все кончилось за считанные секунды.
Когда пара дозорных обернулась волками и атаковала его, он спокойно выждал, пока они подбегут поближе, а потом память услужливо выдала комбинацию на этот случай; «Сэйфунхо» - или «Мельница», если по-английски.
Удар меча с разворота разрубил первого оборотня на две половины, вдоль хребта, начиная с оскаленной пасти, а набравшие скорость за счет вращения тяжелые ножны в левой руке, через миг перебили хребет второму.
Кровь, залившая траву, ночью казалась почти черной.
Подойдя поближе Поттер увидел, что второй нападавший еще жив, пытаясь отползти прочь, скуля и волоча отнявшиеся ноги.
«Недоработка..» - нахмурился Гарри и удар ботинка, сломавший твари основание черепа, отправил ее вдогонку за напарником.
Путь был свободен.
Оббитая позеленевшим от времени медными полосами входная дверь вспучилась от мощного удара магии и разлетелась на мелкие и крупные щепки.
Трое Упивающихся, находившиеся в длинном зале прямо за дверью, на который выходили балконы «галерки» второго этажа, как один подскочили и направили свои волшебные палочки на чернеющий проем со свисающими остатками дверей.
Тишину нарушил тонкий сдвоенный свист и двое из трех, выронив палочки, завалились на спину с одинаково торчащими из правых глазниц рукоятями метательных ножей.
Однако третий не растерялся, тут же уйдя кувырком за колонну:
- Нападение!!! - вопль, явно усиленный Сонорусом, громом раскатился по особняку, приведя в движение всех, кто в нем находился.
- Люмос Директо! – заклинание разожгло узкий, как прожектор, луч света, направленный в темный дверной проем и отразившийся бликами в очках входящего человека.
Тем временем в зал из боковых дверей влетело семь волшебников с палочками наперевес.
- Убейте его! – выкрикнул спрятавшийся за колонной.
- Стоять!! – раздался чей-то грубый голос сверху и, перепрыгнув через балюстраду, на каменный пол мягко приземлился коренастый мужчина. Средних лет, босой и в кожаных штанах и безрукавке на шнуровке, он обладал нечесаной темной шевелюрой, растрепанными бакенбардами и желтыми, звериными глазами.
- Ага, еще один оборотень.. – вслух протянул Поттер.
- Где Стэн и Люси? – пророкотал вервольф.
- Глупый вопрос, – несмотря на то, что на него было нацелено восемь палочек и имелся в наличии оборотень, Гарри чувствовал себя на удивление спокойно. – Если я здесь, то они, соответственно, остались там.
- Дилгер, сейчас не время для разговоров.. – подал голос высокий маг с надменным лицом и старательно прилизанными волосами, закрывающими лысеющую макушку.
- Заткнись, Марк, или сначала я убью тебя!! – зарычал на него Дилгер. – Это ходячее удобрение, этот шакал, положил моих ребят, я хочу лично вырвать ему кишки.
- Отлично, давай устроим дуэль, - Поттер выставил правую ногу вперед, перенеся на нее вес тела, левая рука придерживала меч у пояса, а правая, слегка согнув пальцы, застыла в десяти сантиметрах от рукояти. – Видишь, я даже не буду пользоваться магией.
Оборотень, в свою очередь, тряхнул головой, пригнулся, его безрукавка затрещала по швам под напором раздающихся плеч, челюсти потянулись вперед, обрастая клыками, пальцы удлинившихся рук заострились длинными загнутыми когтями.
Ограничившись неполной трансформацией, что говорило о его высоком уровне, Дилгер превратился в некое подобие статуи египетского бога Анубиса и замер, раздувая ноздри и не сводя взгляда с Гарри.
Противники без какого-либо сигнала бросились навстречу друг другу, сшиблись, мелькнула сталь меча и вервольф отлетел в сторону.
Медленно встал, держась за бок, повернулся, и снова упал на колени, а потом на живот. Пылающие яростью глаза быстро мутнели, и всем стало видно, как из разрубленного до позвоночника тела толчками выплескивается на пол ярко-красная артериальная кровь.
Поттер, с мечом в руке, ножнами в другой и в порванной когтями куртке плавно развернулся к зрителям.
- Ну, кто следующий? – спросил он.
- Авада Кедавра!! – возопили сразу несколько голосов.
Гарри, взмахнув ножнами, отбил атаки и взвился в прыжке, обрушиваясь в центр группы Упивающихся.
Боясь попасть друг в друга, он мешкали с заклинаниями и становились легкой добычей; впервые за многие годы Тэцу-Но-Кирай вдосталь пил жизни, отдаваясь в руке хозяина радостной дрожью.
Зал наполнился чавкающими, плотными ударами заточенной стали в живое мясо, предсмертными хрипами и дикими воплями нестерпимой боли.
Меньше чем за минуту семь темных магов расстались с жизнью, щедро окропив красным все вокруг, включая самого Гарри Поттера.
Единственный оставшийся, вернее, оставленный в живых Упивающийся Смертью, тот самый Марк, растерявший всю свою надменность, представлял собой жалкое зрелище: сжавшийся в комок, трясущийся и лишившийся вместе с волшебной палочкой трех пальцев на правой руке.
Поттер, приставив острие к его тощей шее с дергающимся кадыком, наступал на мага, пока тот, пятясь и поскальзываясь на залитом кровью полу, не уперся спиной в стену.
- Где они? – спокойно спросил он.
- К-к-кттыыоо? – дрожащим от ужаса голосом проблеял Марк, забрызганный кровью и мозгами своих товарищей.
- Он еще спрашивает.. – острие надавило слегка сильнее, проткнуло кожу; под ним набухла капля крови и стекла за воротник. – Пленники. Где. Ваши. Пленники? В частности захваченные студенты Хогвартса Рон Уизли и Гермиона Грейнджер.
- Т-т-таам.. – дрожащая рука указала в сторону прохода со сводчатым потлоком, ведущей вглубь поместья. – Вход в п-подземелье.. Там..
- Ясно. Сколько вас тут еще?
Волшебник по имени Марк скосил глаза на валяющиеся тела и, побледнев, выдавил:
- Еще д-двадца..
Но тут их прервали.
Из соседнего проема с криком «Сдохни!!!» и, выставив перед собой палочку, вылетел какой-то тип в синем бархатном камзоле.
Поттер, не глядя, вскинул руку, и третий кунай вошел гостю точно между глаз, расколов череп. Расстояние было невелико и сила броска опрокинула жертву навзничь.
- Дев-в-вятнадцать.. – поправился пленник.
- Как хорошо, а я уж огорчился, что это - все..
И тут в глазах темного мага мелькнуло злорадство, и одновременно с этим, резко, огнем по нервам, обожгло чувство опасности.
Гарри резко рванулся в сторону и вовремя – прянувший с балкона оборотень уже летел в беззвучном прыжке, готовый сбить и разорвать стоявшего спиной к нему Поттера.
Промахнувшись, чудовище с рыком приземлилось на Марка, отшвырнуло его в сторону и, буксуя лапами по полу, снова рвануло в атаку.
Но Гарри там уже не было, высоко подпрыгнув, он приземлился ближе к центру зала, выйдя на открытое пространство.
- Ну давай, песик, давай, - приглашающе улыбнулся он, засунув ножны за пояс и заняв стойку «ваги-камаэ»; вполоборота к противнику, держа меч обеими руками острием вниз и слегка на отлете вправо. – Сегодня мне везет на ваши шкурки.
Грязно-серая, с светлыми подпалинам тварь, припала на передние лапы, зарычала, задрав верхнюю губу над оскаленными зубами и вновь прыгнула, целя в горло.
Поттер сделал скользящий шаг вправо и рванул меч снизу вверх, нанося режущий удар. На руки брызнуло что-то горячее и оборотень закончил полет безвольным шерстяным мешком, отдельно от покатившейся отрубленной волчьей головы.
- Восемнадцать, – подвел итог Гарри, снимая окончательно загубленную куртку и свитер. Ему становилось жарко.
Подойдя к неподвижному телу Марка, он убедился, что тому не повезло – промахнувшийся в прыжке вервольф умудрился сломать ему шею.
Поттер хмыкнул, перехватил меч поудобнее и вошел в темный коридор.
Путь, ведущий к входу в подземелья, плавно загибался, скрывая то, что было за поворотом, и Гарри ступал тихо, держа оружие наготове.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:31 | Сообщение # 32
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 31

Двенадцать убийств, двенадцать отнятых жизней, явно пришлись по вкусу «Лезвию 300 душ» - на Поттера волнами накатывали непривычные чувства и ощущения - вдоль позвоночника словно пробегали чьи-то острые коготки, топорща кожу мурашками, подрагивающий меч в руке становился то обжигающе холодным, то наливался почти нестерпимым жаром.
Гарри ощущал себя совершенно трезвым, голова была ясная, но тело чуть заметно трепетало, словно в предвкушении чего-то грядущего. В нем что-то менялось, росло, принося сладкое ощущение полета над бездной..
Коридор закончился и Поттер ступил на порог довольно большого зала, явно играющего роль центра поместья Розье.
Он был круглый, с кольцевым балконом второго этажа, подпертым восемью колоннами, расположенными по кругу. Мягкий, приглушенный свет, лившийся с грозди магических шаров, висевших под сводчатым куполом потолка, отражался в пыльном полированном зеленоватом мраморе, устилавшем пол, а на стенах через равные промежутки висели давно не чищеные щиты, топоры, скрещенные двуручные мечи и прочая рыцарская атрибутика.
В этот зал вело три пути – через один вошел Гарри, другой вел на второй этаж, а третий круто уходил вглубь, в темноту подземелья.
«Надо же, а покойничек Марк не соврал, вход действительно здесь..» слегка удивился Поттер. – «Вот только про это он как-то не упомянул..»
Посреди зала уступом стояло полтора десятка людей, а их черные балахоны с накинутыми капюшонами не оставляли сомнений, кто они такие.
Лишь у двоих лица были открыты, и Гарри их сразу узнал.
Один из них был Уолден Макнейр, видимо бросивший работу в Министерстве Магии и с радостью вернувшийся к прежним занятиям.
А второй..
Вторым Упивающимся, не закрывшим свое лицо, был совсем недавно овдовевший Рудольфус Лестранж, хотя о том, что он уже вдовец, он, судя по всему, еще не знал.
«Как же я люблю говорить хорошим людям хорошие новости..» - злорадно подумал Поттер, но его опередили.
- Как и говорила Белла, птичка сама прилетела в клетку, а ведь, честно говоря, мы сомневались, что ее план сработает, - Рудольфус, довольно ухмыльнулся в черную, с проседью бородку. - Я полагал, что если у самого Поттера еще хватит глупости сунуться в столь явную ловушку, то у Дамблдора и других с головой все же в порядке. Похоже, я ошибся..
- Вот именно, - подтвердил Гарри. – Самое главное в ваших словах то, что вы ошиблись. И, что характерно, практически во всем.
Поттер поправил очки и спокойно продолжил:
- Будь вы хоть вполовину так хитроумны, как о себе думаете, то с самого начала задали бы себе первый вопрос – «А как этот мальчишка так быстро нас нашел?» - Поттер упер меч в пол и облокотился на навершие рукояти. Похоже, сложившаяся ситуация его нисколько не смущала. – Ведь с момента вашего налета на Хогсмид прошло чуть более суток, а вы не оставили никаких явных подсказок, да и те, кого вы пленили, не крошили хлеб, оставляя след из крошек, как в той детской сказке. Как же так?
Лестранж и Макнейр, дернув головами, чуть заметно переглянулись.
- Но даже если допустить, что на меня снизошло озарение, где именно находится ваше гнездо, вы должны были задать себе второй вопрос – «А, собственно, какого черта?! Почему этот Поттер стоит тут, перед нами, живой, здоровый и вдобавок с какой-то шуткой в руках? Его же должны были притащить сюда уже готового к употреблению, как поросенка на блюде - с яблоком во рту, укропом в ушах и мускатным орехом в заднице, потому что он не сумел бы пройти даже внешнюю охрану из оборотней!» А те, кого вы послали разузнать, что за шум там поднялся, вдобавок почему-то не возвращаются. Вам не кажется, что в этой картине есть что-то неправильное?
Лестранж и Макнейр опять переглянулись, но уже более явно. Эта мысль явно не приходила в их головы.
- Уфф.. – разочарованно выдохнул Гарри. – Я начинаю думать, что вам всем вместе с Черной Меткой делают и легкую лоботомию, нельзя же быть настолько тупыми.. Или вы так уверовали в свою исключительность? Ладно, так и быть, я просвещу вас.
Гарри сменил позу, положив меч на левое плечо, и продолжил:
- Я покопался в голове того белобрысого придурка-фанатика, которого вы оставили в Хогсмиде, очень быстро узнал, откуда аппарировал ваш десант, и нанес туда ответный визит.
- Как это - покопался? – пронесся чей-то шепоток, но Поттер его проигнорировал.
- Мистер Лестранж, вам знаком этот предмет?
И Гарри швырнул ему широкий серебряный браслет, который он снял с руки Беллатрикс. А потом специально макнул в чью-то кровь.
Безделушка со звоном упала на пол и покатилась под ноги Лестранжу.
На поднявшего ее Рудольфуса стоило посмотреть – он поспешно схватил обеими руками украшение, покрытое бурыми пятнами, его губы побелели, а на лице отразилась сложная смесь злобы и испуга:
- Этот браслет.. Белла никогда его не снимала! Ты.. Что вы с ней сделали?!
- Почему сразу «мы».. – ответил Гарри, скромно полируя ногти об футболку. – Там побывал только я.
«А он, похоже, действительно ее любит, во всяком случае, он ему не безразлична.» - пронеслось в голове. - «Пауки, оказывается, тоже способны на чувства. Ну что ж, отлично, тем больнее ему сейчас..»
- Ты, полукровная мразь, что с моей женой?! – прорычал Лестранж, явно готовый разорвать Поттера в клочья.
- Нуууу.. – он демонстративно посмотрел на часы. – Если ей повезло, то она уже сдохла. Хотя кто знает, человек иногда просто до неприличия живуч, и даже с вырванными кишками отдельные люди умудряются жить довольно долго..
Договорить ему не дали.
- Убить его!!! - проревел не помнящий себя от злобы Рудольфус, почему-то сразу поверивший Гарри. Он, вскинул палочку и первым бросился на Гарри.
Первым он и умер.
Поттер почувствовал мгновенный укол жалости, что второго палача семьи Долгопупсов, похоже, придется убить быстро, и лезвие беззвучно вспыхнуло, отразив свет, и размазалось в сверкнувшую полосу.
Удар был настолько силен и быстр, что уже срубленная голова Лестранжа осталась стоять на шее, лишь срезанные длинные волосы осыпались на мантию, но Гарри, используя энергию замаха, крутанулся на пятке и ударом ноги с разворота сбил голову с плеч, вернувшись на исходную позицию.
Куль обезглавленного тела рухнул вбок, а из рассеченных артерий толчками выплескивалась и растекалась по полу благородная и наичистейшая кровь Лестранжей.
- Итак, милая семейка воссоединилась, – Поттер смотрел на толпу Упивающихся и его взгляд не обещал им ничего хорошего. – А теперь последнее – вы все тоже сейчас умрете.
На это Упивающиеся Смертью, лишавшиеся командира и слегка опешившее от такого поворота событий, отреагировали безо всякого приказа, вмиг ощетинившись волшебными палочками и сыпанув в Гарри самыми разными заклинаниями.
В ответ Поттер скользнул вбок, подкинул меч вверх и выбросил вперед обе руки, потратив еще два метательных ножа, без промаха нашедших свои цели.
«Ну все..» И голоса призраков взвыли от предвкушения.
Поймав оружие и уворачиваясь от летящих в него проклятий, он быстро преодолел разделяющее их расстояние и рванул рукоять из ножен, зарубив сразу троих противников одним длинным и сложным движением; казалось, меч на какой-то миг попросту оплел его со всех сторон.
Демонстрация «татикадзе» - искусства убийства врага за минимум замахов мечом, была просто ошеломляющей.
Их тела еще не успели коснуться пола, как Поттер, резко пригнувшись и встав на одно колено, одновременно ушел от летящих в него Авад, и, пользуясь немалой длиной своего оружия, широким круговым ударом подрубил ноги еще двоим.
Отрубленные выше колена конечности смешно отскочили в сторону, напоминая снятые сапоги, а обезноженные, вопя, рухнули на спину, хватаясь за обильно кровоточащие обрубки.
«Эти двое уже не противники..» - удовлетворенно промелькнуло в голове.
Справа полыхнуло красным, Круцио чувствительно зацепило вскользь, и Гарри воздал должное мастерству того, кто его выпустил – удар в полупрыжке развалил Упивающегося от плеча до пояса, забрызгав всех, кто стоял рядом.
Поттер неистовствовал, само сражение давно перешло в бойню, хотя ни о каком «честном бое» речи не шло изначально, уж слишком неравны были силы.
Сверкающий клинок выписывал резкие росчерки, одну за другой перечеркивая жизни слуг Вольдеморта. А там, где в плоть врагов не впивалась отточенная сталь, там со свистом обрушивались ножны, легко дробя и ломая кости.
Отовсюду летели горячие брызги, доносились крики, стоны и предсмертные хрипы, кто-то молил о пощаде, другие волшебники, поняв бесполезность атак на Поттера, раз за разом пытались аппарировать, пока не умирали, даже не осознав, откуда прилетела их смерть.
Гарри ударил сверху вниз и окровавленный меч, легко пробив грудь еще одного врага, на ладонь вонзился в камень пола. Пригвоздив жертву, как букашку, Поттер тут же отскочил от свистнувшего у лица широкого лезвия; это Макнейр, еще не впавший в панику, но окончательно убедившийся, что в этом бою волшебство им не поможет, решил прибегнуть к более знакомому оружию. Он схватил со стены здоровенный двухсторонний боевой топор и, довольно уверенно им орудуя, ринулся в нападение.
Поттер, оставив меч торчать в полу и, отразив пару атак ножнами, дождался следующего замаха топора и наскоком, сократил дистанцию до здоровяка, подобравшись почти вплотную.
Решение пришло мгновенно.
Гарри выбросил вперед правую ладонь, не донося ее до живота противника на двадцать-тридцать сантиметров, и резко согнул пальцы, как бы сжимая невидимую сферу.
Словно в замедленной съемке перед ладонью сначала возник шар огня размером с апельсин, почти побелел от скачком возросшей температуры, сжался в горошину и выстрелил вперед, как кумулятивная струя.
Тело противника пошатнулось от удара, одежда на животе вспыхнула и затлела, а со стороны спины вылетели какие-то черные ошметья, которые миг назад были потрохами любителя топоров.
Тот издал какой-то невнятный полувсхлип, из небольшой, обугленной входной раны не вытекло ни капли крови, но вот изо рта Упивающегося она хлынула целым потоком. Выронив из ослабевших рук свой секач, он начал заваливаться на Поттера, но, тут же получив удар ногой, отлетел и исчез в темном зеве спуска в подземелье.
Гарри выпрямился, оценивая обстановку.
Осталось только два противника.
- А-а-а-а..!! – заорав, кинулся на него первый, сжимая две палочки и садя заклинаниями с обеих рук. Страх придал ему сил и решительности, но меткости не добавил – почти все проклятия пролетели мимо, а от двух Гарри уклонился, просто дернувшись вбок.
А потом сам бросился вперед.
Тычок ножнами в живот сбил врагу дыхание, жестокий удар в колено сбоку заставил подломиться в ногах, а потом Поттер перехватил своей левой его правую руку, выкрутил на излом и со всего маху опустил ножны на его плечо.
Раздался громкий хруст - и правая рука Упивающегося повисла только на коже, практически вырванная из плеча с выломанным суставом.
Противник дико закричал от нестерпимой боли, но тут же умолк - шок погасил его сознание и он рухнул на мраморную плитку пола.
Гарри развернулся, на ходу выдернув торчащий из камня меч, сделал шаг вперед и поставил ногу на голову валяющегося без чувств.
Последний оставшийся в живых Упивающийся, с лицом белее мела и дико расширенными от страха глазами, стал медленно отступать спиной вперед, выставив перед собой палочку, как последнюю защиту, пока, наконец, не уперся спиной в стену.
Секунда, другая, время тягуче сочилось по капле, а потом..
Гарри резко поднял ногу и что есть силы опустил ее на голову лежащего.
Под рубчатой подошвой ботинка кракнуло, как будто лопнула тыква, и из-под ступни во все стороны брызнула серо-кровавая каша. Ноги человека, которому только что размозжили голову, резко взбрыкнули, единственная оставшаяся рука дернулась, и еще одним Упивающемся Смертью на этом свете стало меньше.
Казалось, глаза последнего врага, вжимающегося в стену, сейчас вывалятся из орбит; жуткое зрелище, свидетелем которого он стал, окончательно лишило его тех мизерных крох самообладания, что у него еще оставались.
И тут он заметил, что Гарри медленно развернулся и исподлобья, глядя сквозь очки и упавшие на лоб волосы, смотрит уже на него. И улыбается, но такой улыбкой..
На штанах волшебника расплылось темное пятно, он истошно завизжал, как свинья под ножом мясника, выронил палочку и опрометью бросился бежать к проходу, ведущему вниз.
Но недостаточно быстро.
Поттер взмахнул рукой и последний метательный нож, бешено вращаясь вокруг своей оси, как бурав, вонзился беглецу в подзатылочную ямку, убив на месте.
Все было кончено.
Гарри выпрямился, достал из кармана носовой платок, любовно оттер меч, вложил его в ножны и сунул за пояс. Он чувствовал, что и сам залит кровью с ног до головы, но это было не страшно и не противно, это могло потерпеть..
Пульс, как будто после долгого бега, мерно шумел в ушах, постепенно успокаиваясь, ярость, утолив первый голод, тоже ушла куда-то вглубь, оставив ощущение, что мышцы до краев налиты темной, тягучей силой, способной, если потребуется, развалить это старое здание по камушку.
Поттер резко развернулся, у него внезапно возникло стойкое ощущение пристального взгляда в затылок, будто за его спиной безмолвно вырос кто-то тихий, неподвижный, громадный, свой, благосклонно и одобряюще взирающий на Гарри, вот только стылым холодом от него веяло так, что кожа на затылке неприятно стянулась.
Но там было пусто.
Стоя среди убитых, Поттер не ощущал никаких сожалений или угрызений совести – все, что было сделано, было сделано верно.
А, увидев настороженно стоящую на ступенях выхода из подвального этажа оборванную, осунувшуюся Гермиону, напоминающую насмерть испуганного зверька, еще более убедился – ради друзей можно выжечь полмира. Даже если эти друзья и не идеальны.
И улыбнулся наконец заметившей его подруге.

***

Тут было темно и так холодно, как бывает только глубоко под землей.
Гермиона, сжавшись в комок в попытке хоть немного согреться, лежала на груде прелой соломы, которая была единственным предметом мебели в ее камере. Только солома и сырые стены из грубого серого камня, покрытые белесыми пятнами плесени и селитры.
Те лохмотья, что остались от ее одежды, не грели совершенно, все тело ныло, как больной зуб, и очень хотелось пить.
Лишь через узкое, зарешеченное оконце двери падал подрагивающий мутный луч света от неровно горящих в коридоре магических светильников.
Сказать, что последние сутки стали для нее адом, было все равно, что сказать, что Вольдеморт – озорник и проказник.
Эти неполные 24 часа успели вместить в себя столько страданий и унижений, что какая-то часть ее личности тихо удивлялась тому, что она еще может относительно здраво мыслить.
Самое страшное были даже не боль и унижения, которых было так много, что срабатывал «предохранительный клапан» психики – наваливало равнодушие и желание сделать все, что угодно, все, что от тебя требуют, лишь бы поскорей это кончилось.
Но самым страшным был сам страх, когда она снова оказывалась в каменном мешке.
Иссушающий, выматывающий, запускающий ледяные когти в самый потайные уголки души, страх ожидания, что вот-вот за тобой придут и поведут на очередной «сеанс».
Страх лежать на вонючей соломе и ждать, ждать, ждать, когда в коридоре раздадутся шаги.
Затаивая дыхание прислушиваться – приближаются или удаляются, и молиться, истово взывать к Богу, Дьяволу, обещая свою душу кому угодно, лишь бы это шли не за тобой.
Меньше чем за двенадцать часов вся прошлая жизнь для девушки из благополучной семьи, на которую ни разу в жизни не поняли руку родители, стала миражом, призрачным сном, которого, казалось, никогда и не было.
Реальность превратилась в самый страшный кошмар наяву.
А о будущем даже не хотелось и думать.
Потеряв счет времени, она лежала, пробираемая дрожью до костей и мечтая о глотке воды, как у тех, кто похитил их с Роном, что-то, похоже, пошло не так.
Сначала где-то сверху прокатился неясный, но громкий вопль, явно усиленный магией, после чего в коридоре раздался многочисленный шорох ног.
У нее вспыхнула отчаянная надежда, что это авроры или Дамблдор с Орденом Феникса пришел им на выручку, но наверху все скоро успокоилось, и темница вновь погрузилась в тянущую нервы тишину.
А потом кто-то подбежал к ее камере и стал поспешно ее отпирать, в суматохе долго не попадая ключом в замок.
Опять за ней пришли..
Грейнджер от безысходности отчаянно попыталась зарыться в солому; вдруг случится чудо, и ее не заметят, оставят в покое, но этого чуда не произошло.
Чудо произошло другое.
Ржавая дверь с пронзительным скрипом распахнулась, из проема упал свет, и кто-то встал на пороге, переступая с ноги на ногу.
Девушка медленно подняла голову, и страх внутри нее чуть подвинулся, уступив немного места слабому удивлению.
Это, пожалуй, был самый молодой из Упивающихся, которого она видела за все время пребывания в плену.
Тощий, на грани худобы парень лет 16, почти наголо стриженый и в грубом, местами зашитом балахоне не по росту, он не принимал участия в допросах и издевательствах, играя роль «мальчика на побегушках».
Все обитатели этого логова, похоже считали своим долгом гонять его за каждой мелочью, тушить окурки сигар в его ладони, отвешивать подзатыльники, а, дав поручение – подкрепить его пинком под зад, со смехом называя все это «Курсом Молодого Упивающегося».
И вот теперь это недоразумение, явно занимавшее в здешней социальной лестнице низшую ступень, сейчас стояло у входа в камеру и нервно тискало в покрытых цыпками руках с грязными ногтями стальное кольцо с большими ключами от камер.
Заметив настороженный взгляд пленницы, он шагнул вперед, потом испуганно отступил и, чуть помедлив, кинул ей связку ключей.
- Вот.. это.. бери.. – его глаза испуганно бегали, руки не находили себе места, да и вообще, этот освободитель выглядел так, как будто отчаянно хочет задать отсюда стрекача и желательно – как можно подальше.
- Тот.. рыжий.. он тут, рядом! – наконец, выпалил он и вылетел из камеры.
Но тут же вернулся, просунув в проем только покрытую черной щетиной голову:
-Ты.. это... Если что – я вас не трогал.. И выпустил! Вот! Выпустил.. Ладно, а? Я вам ничего не делал! – и удаляющийся топот башмаков постепенно затих в коридоре.
Молча наблюдавшая за всем этим Гермиона, выждав пару минут, на коленях подползла к лежащим на полу ключам и неуверенно взялась за кольцо.
Это что, какая-то новая злая шуточка тюремщиков?
Но дверь оставалась открытой, в коридоре было тихо, и никто не спешил к ней входить.
И, собрав остатки храбрости в кулак, Грейнджер осторожно, как белка из дупла, выглянула из камеры в коридор.
Тюремный блок имел форму Т-образного тупика, предлагая лишь один путь для выхода. Все те же стены и пол из грубо тесаного, влажного камня, желтые шары-светильники на стенах и десять дверей камер.
Ее камера была третьей.
Гриффиндорка, одновременно веря и не веря в происходящее, осторожно ступая босыми ногами, пошла вдоль стены, прислушиваясь к каждому шороху.
Вздрагивая от громкого звяканья ключей и скрежета замков, она открыла семь дверей не найдя никого, кроме двух, высохших до состояния мумий чьих-то тел.
В седьмой был обезображенный до неузнаваемости труп в обрывках форменной аврорской мантии.
В восьмой камере девушка увидела кого-то, лежащего на полу спиной к двери.
- Рон? – тихо позвала она, подойдя и потянув пленника за плечо.
Он послушно повернулся с бока на спину, и у Гермионы перехватило дыхание, словно от удара поддых.
Лицо человека, как маска, покрывали копошащиеся белесые черви, поедающие мертвую плоть.
Она сама не помнила, как оказалась снаружи камеры, живот скрутил спазм, но желудок был пуст – с момента захвата их никто и не подумал кормить.
Рон Уизли нашелся в девятой камере.
Он сидел у стены, уронив голову и обхватив колени.
- Рон! Рон! Это я – Гермиона! – Грейнджер открыла дверь пошире, впуская в камеру побольше света.
Услышав знакомый голос, рыжая голова дернулась, поднялась и Гермиона второй раз за последние несколько минут испытала шок.
Нет, ее не напугали разбитые нос и губы Уизли с черной запекшейся коркой и рассеченная бровь.
Глаза Рона были абсолютно пустыми, без малейшей тени мысли и узнавания.
-Господи, Рон, что с тобой?! - магглорожденная Грейнджер так и не научилась взывать к Мерлину в схожих ситуациях.
- Рон! Боже ты мой.. Скажи что-нибудь! Не пугай меня! – в голосе девушки начали проскальзывать истерические нотки. – Уизли! Очнись! Очнись!! Очнись же!!!
В запале, а вернее из наползающего страха от вида такого Рона, Гермиона начала хлестать его по щекам и это тут же принесло результат, но вовсе не тот, какого она ждала.
Рон упал набок, прижал ноги к животу, закрыл голову руками и пронзительно закричал:
-Не надо!! Не надо..!! Не надо..!! Пожалуйста, не надо!!! Не надо..
У Гермионы подкосились ноги, она опустилась на пол и тихо заплакала, зажимая рот руками.
Прошло где-то полчаса, как, немного успокоившись, она взяла Рона за руку, и тормоша, и уговаривая, как несмышленого ребенка, вывела его из камеры.
Рон, ведомый на буксире, спотыкался, часто останавливался, но все же худо-бедно шел.
Приведенная в подземелье с завязанными глазами, она какое-то время плутала по подземным переходам, наталкиваясь на тупики, подземные хранилища или просто запертые и незапертые двери.
За одной из таких Грейнджер обнаружила маленький бочонок с водой, и, сломав пару ногтей, вытащила разбухшую пробку и долго, с наслаждением, пила прохладную, отдающую древесиной воду, пока ей не стало трудно дышать.
Напоив и Рона, она, по-прежнему таща его за руку, завернула за очередной поворот и, похоже, нашла выход.
В этом месте, на небольшом пятачке с песчаным полом, крестообразно сходились воедино три коридора, а широкие ступени четвертого пути вели наверх.
И там наверху, что-то происходило.
Оттуда неслись звуки ударов, выкрики заклинаний, чьи-то стоны и вопли..
Гермиона подобралась поближе к лестнице, как оттуда, сверху вниз, прокатившись по ступенькам, вывалилось чье-то дымящееся тело.
Девушка отшатнулась – она узнала одного из палачей, Макнейра, принимавших непосредственное и весьма активное участие в «забавах».
Вот только с тех пор, как она в последний раз его видела, с мистером Макнейром произошли кое-какие радикальные изменения - в его спине дымилась обоженная дыра, в которую бы свободно прошло два кулака.
«Он убит? Но кем? Они что-то не поделили? Нет, Упивающиеся Смертью по слухам никогда не устраивали побоищ друг с другом. Вражда, интриги, может яд, но такое..? Нет. Значит.. кто-то другой.. Кто враг сторонникам Вольдеморта.. Неужели..?!»
Надежда полыхнула с новой силой, но Грейнджер отогнала ее, уже боясь на что-то надеяться.
Она отступила вглубь коридора, оттащив туда и Рона, и еще какое-то время, показавшееся ей бесконечностью, выжидала, чутко вслушиваясь в любой звук.
Наконец терпение ее истощилось и Гермиона начала шаг за шагом подниматься по крутым ступеням, ведущим прочь из подземелья.
По мере подъема ее глаза привыкли к свету и, когда голова Грейнджер очень осторожно вынырнула над обрамленным бортиком срезом входа, она увидела всю картину в целом.
Первое что ей пришло в голову, что по круглому залу долгое время ходил некто безумный с парой ведер красной краски и, макая в нее приличных размеров кисть, щедрыми мазками размазал ее на стенах и колоннах, а то, что осталось – расплескал по полу.
Но потом внезапно накатило понимание, что это никакая не краска. Это - кровь. Весь зал был залит ею, где-то почти черной, где-то алой, лужи уже начавшей свертываться крови напоминали комковатое красное желе.
Следом в глаза бросились трупы, черными манекенами валяющиеся и тут, и там. Изломанные, скрюченные, распоротые, с вывалившимися внутренностями, некоторые без конечностей, они больше походили не на людей, а на груды грязной одежды.
В ноздри шибануло приторным, кисло-железистым запахом, и к горлу Гермионы вновь подкатил комок.
«Господи Всемогущий, что же здесь произошло?!» - неслышно прошептала девушка опухшими, потрескавшимися губами.
Да, увиденное потрясло ее, но расшатанная последними испытаниями психика перенесла это на удивление спокойно, даже более, следующим чувством, охватившим Грейнджер, когда она узнала в ближайшем мертвеце одного из ее мучителей, стала такая злобная радость, что она испугалась сама себя. Отчаянно хотелось смеяться, петь, торжествовать..
И только в последний момент она заметила Поттера.
Сначала она, заметив стоящего в центре зала человека, с засунутым сзади за пояс длинным, черным, слегка изогнутым шестом, не узнала в нем Гарри.
Он, как и все вокруг, был весь заляпан кровью, его некогда зеленоватые штаны и футболка стали почти черными и лишь штанины ниже колен и спина выдавали, каким был первоначальный цвет материи.
Руки, кисти которых, как перчатки, покрывала намотанная темная лента, в буквальном смысле слова были по локоть в крови, а все лицо было в красных потеках и брызгах.
И еще вокруг него плыло нечто, некий ореол, темный морок, невидимый напрямую, но воспринимаемый боковым зрением, как кружащийся черный пепел..
Гермиону словно со всего маху ударили поддых, страх сковал все конечности, но тут этот человек заметил ее и радостно улыбнулся.
И через жуткую кровавую маску проступили знакомые до боли черты.
Гарри Поттер. Лучший друг.
- Привет, Гермиона, - прозвучал такой знакомый голос. – А я за вами..
Глаза Гермионы расширились и все те остатки воли и мужества, которыми она подстегивала себя последние несколько часов, разом оставили ее. Она выпустила руку шатающегося Рона и со всех ног бросилась к Поттеру.
Подбежав к нему, она упала, с совершенно не девичьей силой обхватила его колени и, уткнувшись лицом в штаны, захлебнулась в рыданиях, сквозь слезы повторяя, как заведенная:
- Гарри..! Гарри..! Гарри..!
- Ну что ты.. Тихо.. Ну ладно.. Хватит,. – Поттер наклонился и неумело попытался успокоить ее, гладя заскорузлыми от подсыхающей крови руками по грязным, свалявшимся каштановым волосам. – Все уже закончилось, все позади, все хорошо..
- Гарри.. Гарри.. Ты.. пришел.. Ты.. нас.. не бросил.. – твердила девушка, даже не думая отпускать его ноги; наоборот, вцепляясь еще сильнее.
Гермиона дико, отчаянно боялась, что если она его отпустит, то Гарри уйдет, исчезнет или растворится в воздухе, и они снова останутся в этом ужасном месте одни, совсем одни, а все эти мертвецы встанут и все начнется заново.
То, что ее разорванная на лоскуты школьная рубашка и юбка практически не прикрывают покрытое синяками и ссадинами тело, ничуть не заботило ее.
Рон, брошенный без присмотра, скорчился у стены и уставился в никуда пустыми, ничего не выражающими глазами.
- Очнись, Грейнджер! Все, конец, кошмар закончился,– он, наконец, смог разжать ее руки, присел на корточки и положил ладони ей на плечи. – Гляди, вот они! Они все мертвы. Никто из них больше никогда не сделают тебе больно, ни тебе, ни кому другому. Видишь?
Лишь через какое-то время взгляд Гермионы медленно начал становиться осмысленным, она затихла, шмыгая, всхлипывая и размазывая слезы по запачканному лицу.
- Это ты.. их..? – спросила она оглядевшись.
- Да, - просто ответил Гарри, глядя ей прямо в глаза. – Это я убил их всех. И ничуть не жалею об этом, потому что это были не люди, а уроды, бешеные двуногие твари, на счету которых десятки загубленных невинных жизней.
- Я.. знаю.., - Грейнджер встала и внимательно посмотрела вокруг.
- А где.. ? - раздался ее тихий голос. - Его здесь нет.
- Кого? Кто тут еще должен быть? – нахмурил брови Гарри, озадаченный тем, с каким спокойствием девушка рассматривает убитых.
- Главный надзиратель в подземельях.. Они все его звали Затейник-Фредди, это он.. он.. – спокойствие было лишь внешним - гриффиндорка с силой, до крови закусила губу, чтобы вновь не сорваться в истерику. – Он развлекался, насылая Круцио, отдавал нас на потеху оборотням, запретив нас только убивать.. Под Империо он заставлял нас с Роном на глазах у всех.. делать такое.. Да и сам.. – Гермиона закрыла лицо ладонями и замолчала, вздрагивая всем телом.
- Так.. – он встал, чувствуя, что волна гнева снова начинает неудержимо подниматься. – Я уже жалею, что убил их как-то слишком быстро. - Лицом Поттера словно завладел незнакомец с взглядом, налитым темной водой. – Жди меня здесь..
Но, заметив, как девушка вскинула на него глаза полные безотчетного страха, понял, что сделай он шаг – и она вновь вцепится в него мертвой хваткой, никуда не отпуская.
Надо было что-то придумать.
Поттер наклонился и подобрал чью-то волшебную палочку.
Обтерев ее об штанину и на секунду сжав в засветившемся изнутри кулаке, он протянул ее Гермионе:
- Держи, теперь ты сможешь ей колдовать. Давай, проверь.
Она неуверенно взяла палочку и произнесла:
- Люмос!
Свет послушно загорелся.
- Вот видишь? Ты теперь уже не безоружна, - Поттер выпрямился. – Но тут, кроме нас, и так никого не осталось, ну, разве что кроме этого Фредди.. Обещаю, я очень скоро вернусь. А ты пока позаботься о Роне.. Кстати, что это с ним?
- Не знаю, - опустив глаза глухо ответила Грейнджер. – Нас держали в разных камерах, я слышала только его крики..
Она ухватилась за палочку обеими руками и тоже встала на ноги.
Временно переключив внимание Гермионы с ее собственных переживаний на Рона, Гарри сделал верный ход. Подхватив с пола относительно чистую мантию, Грейнджер подошла к Рону, которого била мелкая дрожь, укрыла его и села рядом, держа наготове волшебную палочку.
- Возвращайся быстрее, Гарри.
- Ты и оглянуться не успеешь, - улыбнулся Гарри, направившись к широкому пандусу, ведущему в подземные этажи. – И главное, Гермиона – больше ничего не бойся!
Прошло не более пяти минут, как снизу раздался шум, глухие звуки ударов и чьи-то сдавленные взвизги, и наверх вылетел и растянулся на полу, запутавшись в робе не по размеру, тот самый тщедушный освободитель, выпустивший Гермиону из камеры.
Он, увидев обстановочку и декор зала, впал в ступор, позеленел и, похоже, был вообще в полушаге от того, чтобы грохнуться в обморок.
- Ну, и кто это тут у нас? – недобро спросил Гарри, и вновь покинувшее ножны лезвие уперлось в грудь тощего юнца. – Этот?
- Нет!!! – истошно завопил тот, придя в себя от укола. – Это не я, не я!!!
- Что - не ты?
И Поттер занес руку для удара.
- Я ничего им не делал!! – завизжал худосочный и умоляюще уставился на Гермиону. – Скажи ему, скажи!! Это же я, я тебя выпустил!!
- Да, - сухо подтвердила Грейнджер. – Он тут был только как слуга, вместо домового эльфа, и он действительно отпер мою камеру, дал мне ключи, как только тут начался переполох..
- Какой предусмотрительный мальчик, - прищурился Гарри. – А на вид так дурак дураком.. Когда запахло жареным, сразу смекнул что к чему, и тут же бросился творить добро, выторговывая жизнь. Что, хочется жить-то, а?
- А к-кому ж не хочется..
- Ты кого-нибудь убивал? Пытал? Отвечай, но учти, соврешь – я пойму. И тогда..
- Никого, никого!! Правда! Клянусь!!
- Хм, а ведь не врет.. Метку тебе уже поставили?
- Нет, с-сказали, что это надо заслужить..
- А ты и служил, червь.. Что, молчишь? Ладно уж, живи, но расскажи всем своим, что тут произошло. И если я тебя еще раз увижу среди слуг Реддля – пощады не жди. Все.
Пауза затягивалась.
- Ты что, не понял? Исчезни отсюда, или может, мне передумать?
- Нет, нет!! – недоразумение, не помня себя от счастья, опрометью бросилось бежать, исчезнув в коридоре, ведущем к выходу из замка.
- Значит, не этот.. Пойду, поищу еще, – и Гарри вновь пошел вниз.
Прошло еще минут десять, и Поттер выгнал в зал толстого, босого, лысеющего типа в какой-то рваной дерюге, подгоняя его пинками под крестец.
- Хитрая сволочь, успел переодеться в какую-то рванину и сидел в камере, видать хотел прикинуться узником. Но кто же сажает узников в камеру с волшебной палочкой, пусть даже привязанной к ноге? Да и Черная Метка имеется.. Гермиона, это он?
Лже-пленник тем временем увидел что-то за спиной Гарри, побледнел и начал потихоньку отступать.
- Эй, куда это ты уставился ? - Поттер обернулся на Гермиону и онемел от увиденного.
Девушка смотрела на толстяка с такой ненавистью, что Гарри тоже инстинктивно захотелось отступить на шаг. Глаза Грейнджер потемнели, губы искривились, обнажив верхние зубы, а руки сжались в кулаки и слегка подрагивали.
И тут гриффиндорка вспомнила, что у нее в руке волшебная палочка.
На ее лице расцвела злобная гримаса, сделавшая бы честь и покойной Беллатрикс Лестранж, она вскинула палочку и выкрикнула, целя в толстяка:
- Авада Кедавра!!!
Тот зажмурился, мысленно прощаясь с жизнью, но ничего не произошло.
- Авада Кедавра!!! Авада Кедавра!!! Авада Кедавра!!!
- Эй, Гермиона, ты что, хочешь его убить? – спросил Гарри, наклонив от удивления голову – такой Гермионы Грейнджер он еще никогда не видел.
- Ты что, меня осуждаешь? – голова девушки резко повернулась к нему и обожгла взглядом, как лазером. – Знал бы ты, что этот скот с нами вытворял! Его мало убить..
- Хех, чтоб я после такого, - Поттер хмыкнул и кивнул на валяющихся мертвецов, - тебя осуждал? Просто Авада – очень серьезное заклинание, и хоть ты сейчас и готова его убить, чужой палочкой этого не сделать. Но я, пожалуй, смогу тебе помочь.
Гарри поднялся, нашел и вытащил из трупов два куная, подволок жирного Фредди, чья обширная лысина покрылась густой испариной от ужаса, к стене и двумя ударами пригвоздил ножами его предплечья к камню.
Не обращая внимания на крики распятого, он вернулся обратно, вытянул из ножен в штанине припасенный на всякий случай штык-нож, подбросил в воздух, поймал за лезвие и молча протянул его девушке.
При виде ножа Грейнджер на какой-то миг словно очнулась, вновь стала той, прежней Гермионой, пусть иногда чересчур заботливой, порой занудливой, слишком правильной, но все же доброй и уж точно неспособной на убийство.
Но только на миг, а потом все - пережитые боль, страх, унижения, сопровождаемые визгливым смехом мучителей, собственные крики и чьи-то водянистые глаза, полные животной похоти, заслонившие свет, все это вернулось обратно, вернулось ярко, безжалостно, в цвете и запахе.
Она даже не знала, что способна так ненавидеть.
Вся эта масса вызвала в душе настоящее цунами, которое окончательно погребло под собой ту, прежнюю Гермиону.
Свидетели и творцы страданий, чуть не доведших ее до сумасшествия были уже мертвы. Все, кроме одного, и это надо было исправить.
Последней каплей стал вид Рона, его мертвые глаза и ниточка слюны, тянущаяся с нижней губы.
Гарри видел, что когда рука Гермионы взялась за шероховатую рукоятку тяжелого ножа, в ней что-то умерло. Но что-то и родилось, что-то новое и немного пугающее.
Поттер еще секунду не выпускал лезвие ножа, понимая, что этим простым движением он круто изменит судьбу своей подруги, а потом резко разжал пальцы.
Сцепившись взглядами с Грейнджер, он понял ее желание и, слегка кивнув ей, отошел и отвернулся, скрестя руки на груди.
Это было исключительно ее месть.
«А ты молодец, Гарри, это ты хорошо придумал..» - вновь проснулся в сознании тихий шепчущий голос. – «Замаранная убийством, Гермиона уж точно никому ничего не расскажет, теперь она будет с нами до конца, а потенциал у нее – будь здоров..»
«Заткнись!!!» - и голос, довольно хихикнув на прощание, послушно замолчал.
То, что происходило дальше, Поттер только слышал.
Мольбы о пощаде, первые крики боли, тупые звуки ударов и снова крики, крики крики.. Сама Гермиона не произнесла ни звука.
Гарри не поворачивался до самого конца, лишь когда Грейнджер, опустив голову, подошла и встала рядом с ним, бросил быстрый взгляд через плечо.
«Мдааа…»
Ярость иногда вполне способна компенсировать недостаток силы – тело Затейника-Фредди было глубоко истыкано ножом, а горло неровно, но вполне эффективно перерезано, перепилено почти до позвонков.
- Гарри, давай уйдем отсюда, - очень тихо попросила Гермиона спустя минуту, выронив облепленный кровью и слизью нож, глухо звякнувший об камень. Долгое нервное истощение давало о себе знать - ее снова н


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:31 | Сообщение # 33
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 32

А в Хогвартсе тем временем обстановка оставляла желать лучшего.
Большинство родителей учеников, узнавших в экстренном выпуске новостей о нападении сторонников Того-Кого-Нельзя-Называть на Хогсмид, посчитали своим долгом немедленно приехать и лично убедиться, что их дети все еще живы. Прибытие такого количества людей еще более усугубило суматоху, царившую в самой школе магии, и ее окрестностях.
Мечущиеся повсюду мамочки и папочки изрядно добавили работы и без того издерганным аврорам, колдомедикам и волшебникам, восстанавливающим Хогсмид. Довольны были лишь вездесущие корреспонденты и журналисты, чьи Самопишущие Перья разве что не дымились, записывая многочленные «горячие» интервью и репортажи.
Многие родители, невзирая на яростное сопротивление своих чад, во всеуслышание объявили, что забирают своих детей из школы, неспособной обеспечить их безопасность. Некоторые особо эмоциональные в глаза называли Альбуса Дамблдора «старым маразматиком» и во всеуслышание требовали его отставки.
Присутствующие представители Министерства Магии из числа сторонников Фаджа, втихую посмеивались и потирали руки, глядя, как престиж Хогвартса, самого надежного места в Англии, и авторитет его директора, трещит и расшатывается прямо на глазах.
Их злорадство было вполне объяснимо – Дамблдор с его командой, обосновавшиеся в Хогвартсе, да и, собственно, сам Орден Феникса, давно были рассадником и сосредоточием оппозиции Министерства Магии, превратившись почти в «государством в государстве», а их необычайно высокое влияние в волшебном мире стояло у чиновников как кость в горле, вызывая у министерского начальства изжогу и разлитие желчи самим фактом своего существования.
В общем, жизнь в самой знаменитой магической школе Англии била ключом.
Но это бы только верхний, общедоступный слой суеты и неразберихи, которая на самом деле шла гораздо глубже, хотя ее главную причину – исчезновение Гарри Поттера, все же удалось скрыть от общественности.
Если бы пронырливые писаки узнали еще и это.. Такая «жареная новость» всколыхнула бы волшебный мир похлеще атаки на Хогсмид.
После того как Гарри весьма эффектно ушел буквально из-под носа Дамблдора, последний быстро привел в себя Хмури и потребовал, чтоб тот немедленно занялся допросом пленного и как можно быстрее выяснил, куда мог направиться этот своевольный мальчишка, нахватавшийся неизвестно от кого какой-то непонятной чертовщины..
Старый аврор, очухавшись от заклинания, выслушал приказ, кивнул и быстро уковылял прочь, вполголоса хрипло матеря обнаглевших щенков, нуждающихся исключительно в хорошей порке, и больных во всю голову седобородых дурней, идущих у этих щенков на поводу.
Не успел еще Хмури отдалиться на приличное расстояние, как к Альбусу подбежал запыхавшийся, Кингсли Шеклболт:
- Сэр! Мы нашли Снейпа! – чернокожий маг был сильно встревожен. - Он жив, но его немедленно нужно доставить в госпиталь!
- Что с ним? – Дамблдор поглядел на Кингсли поверх своих знаменитых очков с половинками стекол.
- Поттер не соврал, - продолжил Шеклболт, отдуваясь и тяжело дыша после пробежки. – Северус действительно схватился с ларвом. Он смог его победить, чудовище мертво, но и ему самому крепко досталось. Его необходимо срочно отправить в бо...
- Нет, - сжал губы Альбус. – Никаких больниц. Возьмите людей, носилки, его нужно отнести к мадам Помфри, это куда ближе.

Драко Малфой летящим шагом двигался по пустому коридору от слизеринских подземелий к выходу из замка, планируя провести остаток дня с Валькери, ведь все равно занятия на сегодня были отменены. Он спускался вниз узнать, не присоединится к нему ли и Снейп, но застал лишь запертые двери кабинета декана. Зельевар куда-то запропал, на отвечая даже на мысленном уровне.
«Наверное, он уже покинул Хогвартс» - подумал Малфой. – «Последнее время его часто стали видеть в Ашкелоне с этой рыженькой, так что он наверняка тоже решил не терять время зря..»
Эпизод с нападением на магическую деревню не вызвал у него особых эмоций, разве что легкое сочувствие новообретенному родственнику Вольдеморту: «Послал же ему Хаос таких подчиненных – ни одного дела нормально выполнить не могут. Да в Лоно Хара таких слуг давно бы выпороли плетьми и выгнали взашей, и это – самое меньшее».
Его внимание привлекла странная процессия, вывернувшая из-за угла и идущая ему навстречу. Несколько людей, в которых он узнал тех, кто постоянно крутились рядом с Дамблдором и его «Птичьей компашкой», тащили в мантии, как в импровизированных носилках, чье-то тело. Держа мантию за углы и края, они довольно быстро, почти бегом, двигались в сторону больничного крыла.
«Еще одна жертва» - равнодушно отметил он и собрался, было, пройти мимо, как раздался негромкий треск, мантия, не выдержав тяжести, поползла по шву и тот, кто лежал в ней, чуть не вывалился на пол.
Драко как будто налетел на невидимую стену, мгновенно узнав характерный снейповский профиль. Одним длинным прыжком он преодолел разделявшие их метры и узрел всю картину в целом – окровавленное, распухшее, наливающееся синевой лицо Северуса, некогда изысканную, а теперь грязную одежду, явно сломанную руку с кое-как примотанной к ней палкой в виде шины.
- Как это случилось? – властно прозвучал голос Лорда Дракона. – Кто это сделал?
Те, кто нес пострадавшего, пытаясь водворить его обратно на мантию, даже не обернулись, лишь один бросил через плечо:
- Не твое дело, иди, куда шел.
Ему явно не стоило так говорить, потому что через миг сильные пальцы схватили его за отвороты одежды и встряхнули, как тряпку.
- Я, кажется, спросил, что с ним случилось, – процедил сквозь зубы Малфой. – какое из этих трех слов ты не понял?
- Не.. не знаю.. Его нашли в лесу возле Хогсмида, и нам велели доставить его в медпункт как можно быстрее. Говорят, он сошелся в рукопашной с ларвом..
- С ларвом? – хватка чуть ослабла.
- Да Драко, с ларвом, - подтвердил Дамблдор появившийся из-за поворота. – И, пожалуйста, отпусти этого человека.
Малфой выпустил перепуганного аврора, перенеся свое внимание на директора:
- Но профессор, как это произошло?
- Ты что, еще не слышал о нападении на Хогсмид? – ответил Альбус, знаком показывая, чтобы Снейпа несли дальше. – Так оно началось с того, что ларв попытался напасть на Гарри Поттера с его друзьями. Возможно, ей бы это и удалось, но тут вмешался Северус. Свидетели утверждают, что он вступил в схватку с монстром и погнался за ней в лес, где и смог его победить, но и сам серьезно пострадал.
- Свидетели? – недоверчиво спросил Драко. – И кто эти свидетели? Только не говорите, пожалуйста, что это опять ваш Поттер или его драгоценные друзья.
- Да, это сказал мне Гарри, - кивнул Дамблдор. – Но то, что Северус не дал ларву напасть на него, подтвердили и другие посетители «Трех Метел».
- Что ж, спасибо за сведения, профессор, - слизеринец отступил на шаг. – Одна просьба - вы позволите мне осмотреть Севе.. ээ.. профессора Снейпа? Мне и известной вам Валькери Дракуле-Цепеш. Вы же знаете, что как целитель она..
- Да, Драко, конечно, - согласился Альбус. - Я предупрежу мадам Помфри, чтобы вас пропустили.
- Благодарю вас, - Малфой коротко кивнул головой и поспешил наружу.

Узнав такую новость, Пэнтекуин перенеслась в Хогвартс практически тотчас же, и вскоре, мельком осмотрев труп ларва, замороженный аврорами, как вещественное доказательство, Драко и Валькери стояли у кровати, на которой лежал Северус Снейп.
Школьная медсестра, уведомленная директором, оставила их одних.
- Ну, что скажешь? – спросил Рихар, глядя, как тонкие пальцы Валькери невесомо порхают по отмытому от крови и грязи телу Северуса, ощупывая и оценивая повреждения. Он уже пересказал ей то, что узнал от Дамблдора и хотел услышать ее мнение.
- Жить будет, это без сомнений, - ответила Пэнтекуин. От движений ее волосы, для удобства стянутые на затылке в хвост, слегка покачивались. – Противник Сева явно не ставил себе целью его убить, наоборот, похоже, он избивал его, стараясь причинить побольше боли. А то, что Северус - аниморф, и обладает усиленной регенерацией и высоким болевым порогом, делало его задачу еще проще.
- Для восстановления ран его собственных сил вполне хватит, но я ему все же немного помогу.
Девушка скинула куртку из толстой серой кожи – когда Драко вызвал ее, она объезжала диких ахеноров, и опустила на лежащего алхимика ладони, и с них потекло едва заметное серебристое свечение.
- Но, судя по всему, одним лишь избиением тут не обошлось …
Закончив сеанс целительства, Вал положила руку на покрытый ссадинами лоб Снейпа и закрыла глаза. Через некоторое время губы ее напряженно сжались, а между бровей пролегла складка.
Пэтнекуин отняла ладонь и села на соседнюю койку, задумчиво глядя в окно.
Драко терпеливо ждал.
- Так и есть, - негромко проговорила она. – Его разум подвергся грубому вмешательству и сейчас он как взбаламученный пруд, по которому прошлось стадо бегемотов. Придется подождать. Сутки, может быть двое.
- Но потом он станет прежним? – Малфой присел на корточки и взял ладони Валькери в свои руки. – Он все будет помнить, ничего не забудет?
- Да, я более чем уверена, что все будет нормально, – улыбнулась Вал. – Разум мага, а уж тем более ментального, как Северус, очень пластичен, просто нужно время, чтоб он оправился от шока.
Леди Дракула опустила подбородок на сцепленные пальцы рук.
- Понимаешь, Драко, ментальные техники, во всем своем многообразии, по сути бывают всего двух типов. Назовем их условно «кража» и «грабеж».
Представь себе некое помещение, заваленное всякой всячиной, запертое на замок и к тому же охраняемое. Замок иногда пустяковый, бывает и сложный, охрана тоже может быть сильной или хилой. Все это – память и разум человека, и ментальном магу нужно проникнуть туда, чтобы что-то подсмотреть, взять или подменить.
Это можно сделать, как вор – тихо подобраться, проскользнуть мимо охраны, открыть замок отмычкой, похозяйничать и тихо уйти, чтоб никто и не догадался, что внутри вообще кто-то был.
А можно сделать, как грабитель – резко выскочить, оглушить стражу, взломать замок ломиком и устроить экспресс-обыск внутри, ничуть не заботясь о последствиях.
Почти все ментальные маги предпочитают действовать по первому сценарию, избегая открытого вторжения в сознание, но иногда возникает надобность и во втором методе. Например, когда совершенно нет времени на мягкое воздействие. Еще к этому прибегают при сильном сопротивлении или высоком уровне, того, чьи мысли хотят прочитать. Ментального мага уровня Северуса и выше, кстати, почти невозможно прочесть «втихую».
- Так что, его, ментально «ограбили», так сказать?
- Мммм.. Не совсем. Если продолжать сравнение со складом и охраной, то у Северуса стражи были буквально размазаны по стенам, замок вынесен вместе с дверью, а внутри перевернуто все, что можно.
- Это была очень грубая работа. Копавшийся в разуме Сева весьма силен, но одновременно с этим и очень неумел. Он совался во все сферы памяти Северуса, будто не знал, что именно ищет, а опытный ментальный маг ограничился бы лишь точечным «проколом» в интересующую его область.
- Так что, кто бы ни напал на него – это неопытный новичок. Хотя его сила все же очень впечатляет. И если он научится ее грамотно применять.. Сев ему точно не будет помехой, а ведь он не самый слабый среди ментальных. И еще один момент, самый важный. Все это – не работа ларва.
- То есть? – Драко прикрыл лежащего Снейпа одеялом и сел рядом с ней.
- Ларвы, как дальние родственники вампиров, могут очаровывать, гипнотизировать, усыплять, но они не способны проникать в разум и память. Это абсолютно исключено.
- Но тогда.. Кто же это был?
- Не знаю.. Но в тех осколках, что пока «плавают» на поверхности его замутненного сознания, везде присутствует Поттер, вернее..
- А что тут удивительного, Вал? – перебил ее Малфой. - По рассказу Дамблдора, а причин лгать я у него как-то не вижу, он бросился за ларвом, как раз защищая Поттера. Так что..
- Я не договорила. Последние мысли о Поттере у него ассоциируется с нешуточной опасностью и с сильным страхом. Почти ужасом.
- Что? Я что-то не понял.. Перед тем, как на его напали, Снейп что, боялся Поттера? Что за чушь.. Как-то это не выстаивается.. Северус отбил атаку ларва на Поттера, бросился за ним в лес, победил его, и тут кто-то третий измолотил его, а потом телепатически покопался в памяти? И перед тем, как отключиться, Сев почему-то боялся или опасался местного «Золотого мальчика»? Бред какой-то..
- Ментально – автоматически поправила его Валькери. – Телепатия и ментал – все же несколько разные вещи. Но в целом ты прав – это какой-то бред. Кстати, ты обратил внимание на раны Северуса?
- Ага. В основном – множественные переломы, сильные ушибы, повреждения внутренних органов и костей черепа.
- Вот именно. А ведь основное оружие ларва, помимо немалой физической силы – это зубы и когти. Тогда спрашивается, а где рваные раны и порезы? Нет ни одной. Я ни за что не поверю что ларв, сражаясь за свою жизнь, не пустил бы в ход все, что у него было. Как-то тут слишком много неясностей и несостыковок.
- Ты намекаешь, что..
- Именно. Мне все сильнее кажется, нам просто подсовывают эту историю с лавром. Пока наш алхимик приходит в себя, я хочу провести собственное расследование, и начнем мы с самого начала – с того места, где нашли Северуса. И я надеюсь, что там еще не все следы затоптали. Пойдем, покажешь, где это случилось.

Оказавшись на месте, Валькери без труда обнаружила, где был найден Северус, и неторопливо пошла по кругу, спиралью расширяя витки, а Драко двинулся за ней.
Она шла аккуратно, почти невесомо, часто нагибаясь и к чему-то присматриваясь. Потратив около получаса и расширив круг поисков почти на пятьдесят метров, парочка следопытов вышла на прогалину, ведущую к поляне, и остановилась.
- Мы были правы. То, что с твоих слов рассказал Дамблдор, напрочь не соответствует действительности. Во всяком случае, судя по следам..
Валькери в задумчивости потерла подбородок и вскинула темные глаза на Малфоя:
- А, судя по ним, на этой сцене первым появился вовсе не ларв, преследуемый Севом, и даже не сам Северус, а как раз этот третий, неизвестный игрок.
- Почему?
- Потому что когда мы осматривали труп ларва, я запомнила, во что она была обута – сапожки на среднем каблуке, а тут нет таких следов, ни единого. Лишь явно мужская обувь большего размера.
- И обладатель этой обуви был с тяжелой ношей, но, несмотря на это, передвигался прыжками по 5-6 метров – по глубине и частоте его следов это определил бы даже маггл. Вот тут, чтобы остановиться он вспахал землю на добрый метр..
- Потом, спустя какое-то короткое время, появился наш зельевар, а вот следов ларва я вообще не нашла, как будто она сюда прилетела, а не прибежала, преследуемая Снейпом.
- Так, значит, Альбус лжет? Но зачем ему..
- Лжет? Да вовсе необязательно, - отмахнулась Пэнтекуин. – Он мог просто поверить на слово нашедшим Снейпа, а проводить тщательное расследование было некогда ни ему, ни аврорам, они ж всерьез опасались за жизнь Северуса..
- И что было дальше? - Драко поглядел на землю с примятой травой, пытаясь разглядеть те следы, по которым Вал легко читала события недавнего прошлого.
- Дальше.. А дальше тот, первый, сначала избавился от своей ноши – видишь сильно примятую траву под деревом? А потом схлестнулся со Снейпом, но, скорей всего не сразу, потому как и Северус, и его противник некоторое время топтались на месте. Так..
Валькери пошла вперед, накручивая по поляне петли и зигзаги.
- Противник Сева во время боя очень активно двигался и часто использовал прыжки.. Настолько часто, что я готова поклясться, что он явно ниже ростом, чем Северус.. Да.. вот тут они сошлись в последний раз.. Хаос, да его просто целенаправленно, с наслаждением избивали – тут вся трава забрызгана..
Потом, оставив здесь Снейпа, этот некто пошел назад, к месту, где осталась его ноша...
Пэнтекуин вновь вернулась к краю поляны.
- Эге! А ноша-то была живая, и попыталась уползти! Но не успела, ее вновь подняли и.. убили? Точно, убили - опять кровь на листве, и на землю ее немало натекло..
Валькери присела на корточки, подняла и растерла между пальцев черный, спекшейся комочек, принюхалась.
- Это без сомнения кровь ларва, или я, Дракула, ничего не смыслю в крови, как в таковой. Именно здесь ей открутили голову, а Сев к ней и пальцем не прикасался..
- Интересная картинка выстраивается. Кто-то неизвестный удирал с обездвиженным ларвом на спине, и именно за ними Северус бросился в погоню. Что этот «кто-то» собирался делать с ларвом – неизвестно, но вот Снейп ему помешал, вернее, попытался помешать. В итоге Мастера Алхимии жестоко и со вкусом отделали, хотя и не стали убивать, лишь на прощанье неумело порылись в голове. Потом снова занялись ларвом, прикончили ее, и для дезинформации организовали видимость боя с Севом. Любопытно.. Кто же это мог быть?
- Дамблдору о том, что Снейп погнался за ларвом, сообщил Поттер. Но это невозможно, ларва в лес утащили в виде беспомощного груза. Значит, врет Поттер? Но зачем ему кого-то выгораживать, разве что допустить, что Гарри – сообщник этого неизвестного?
- Или все это - дело рук самого Поттера. – сказал Драко, крутя в пальцах трость-Энаисшу.
- Глупости, - Валькери подняла руку и распустила волосы, тут же растекшиеся у нее по плечам. – Чтобы Гарри смог в одиночку победить Сева? Лонохарца? А потом еще и ларва? Если бы он остался прежним, ну, ты понимаешь, о чем я, вот тогда я бы сильно об этом подумала, но Гарри нынешний.. Обычный «простой» маг, даже без своей стихийной Силы..
- Вал, он последнее время.. слегка перестал быть обычным, – сделав паузу, сказал Малфой. – Сдается мне, что в случившемся отчасти виноваты и мы с Северусом. И у меня какое-то нехорошее предчувствие, что все это – только начало..
- Ты это о чем? – Пэнтекуин слегка посерьезнела, но только слегка.
- С начала учебного года Поттер трижды привлекал мое внимание. Первый раз во время перепалки он попытался наложить на меня заклятие, но Эсси успел его сбить с ног до того, как он пустил в ход палочку. Тогда я решил, что мне просто что-то показалось в полутемном коридоре.
- Но во второй раз мне уже точно ничего не показалось. Мы с ним вышли друг против друга в учебной дуэли, и вот потом началось нечто странное. Мой «Кальтум Феррис», попавший ему в спину, затормозил его меньше, чем на секунду, а от летевшего ему в лицо «Ступенфая» он отмахнулся, как от комара, причем пустой ладонью. И под конец Поттер запустил в меня каким-то невербальным заклятием из огненных копий, о котором я даже не слышал.
Валькери внимательно слушала, присев на землю.
- Часть «копий» я отбил, от других увернулся, но попади они в меня.. Я почувствовал их мощь и Поттер в тот момент не шутил, он явно хотел меня убить. Нас разделяли несколько метров, но я все равно заметил, как по его глазам на секунду прошла какая-то мгла, и от него словно потянуло сквозняком. Холодным и неприятным..
- А потом я узнал, что и у моих бывших оруженосцев, Крэбба и Гойла случился конфликт с нашим «Великим Гарри». Как результат – Крэбб весь день провалялся в лазарете, а я наблюдал очень редкую картину – перепуганный Гойл, твердящий про «почерневшие глаза Поттера». Гойл, боящийся Гарри Поттера. Нонсенс.. Кстати, потом эта парочка стала обходить его десятой стороной.
Драко машинально сорвал надломленную травинку и сунул ее в рот.
- Сначала я даже подумал, что в этого «героя магического мира» - Лорд Дракон криво ухмыльнулся. - вселился какой-то демон..
- Демон? Здесь? Что-то слабо верится.. – задумчиво протянула Валькери. – Потом я еще спрошу тебя, дорогой, - слово «дорогой» она произнесла с нажимом – почему вы с Северусом сразу обо всем мне не сообщили, а пока дай мне взглянуть, что это было, я хочу все увидеть сама.
Черные глаза встретились с серо-стальными и мыслеобраз той дуэли втек в разум Пэнтекуин.
И Валькери, которая и так не могла похвастаться румяной кожей, вздрогнула, побледнела еще больше и ее кулаки импульсивно сжались.
- Вал? Эй, Вал? – наклонился к ней Малфой. – Ты что? Что ты там такого увидела?
- Я не уверена.. Но мне показалось.. - девушка перевела на него бездонный взгляд и ответила не сразу. – Нет, это невозможно.. Но все равно надо проверить.. – она одним гибким движением поднялась с земли. - Где сейчас Гарри Поттер?
- Понятия не имею. Я что, слежу за ним? - удивленно приподнял брови Драко. –Это у Дамблдора надо поинтересоваться..
- Тогда – к Дамблдору!
- Но погоди, я же вижу, что ты не на шутку встревожена. В чем причина такой спешки? – Малфой вопросительно заглянул в ее глаза.
- Причина в том, что, кажется, я уже ощущала нечто подобное. Ощущала от того, чьим «гостеприимством» наслаждалась несколько месяцев в плену. И кого собственноручно изрубила в куски в Большом зале Хогвартса.
- Джелар?! – потрясенно прошептал Драко.
Вал молча схватила его за руку, и парочка беззвучно исчезла с поляны.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:32 | Сообщение # 34
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 33

Чрезвычайное собрание Ордена Феникса, назначенное Дамблдором чуть позднее полудня, проходило на это раз не в штаб-квартире на Гриммаулд Плейс, а в кабинете директора Хогвартса.
Не объясняя ничего, глава Ордена спешно собрал основной состав, кроме тех, кто был занят действительно неотложными делами. Первыми прибыли Минерва МакГонагалл, Артур Уизли, Нимфадора Тонкс и Ремус Люпин. Чуть позже к ним присоединились Элфиас Дож, Кингсли Шеклболт, Дедалус Дингл и Стерджис Подмор.
Молли Уизли осталась дома, Билл Уизли на данный момент отсутствовал в Англии, а Наземникуса Флетчера попросту не нашли, старый жулик, видать, опять промышлял где-то на стороне.
Волшебники и волшебницы расселись вокруг большого круглого стола, на бордовой скатерти которого стояли графин с водой, фарфоровый чайник, чашки, молочник и объемистая вазочка со сладостями, так любимыми хозяином кабинета.
Одни наливали себе чай и негромко переговаривались, другие просто сидели и ждали, пока им сообщат причину столь неотложного сбора.
Убедившись, что все, с кем он смог связаться, собрались за столом, Дамблдор прочистил горло и мягко положил руки пред собой на стол.
- Друзья, я собрал вас здесь для того, чтобы сообщить весьма тревожные вести. Как вы все уже знаете, сторонниками Вольдеморта было совершено нападение на Хогсмид, повлекшее значительные разрушения, большое количество пострадавших и это просто чудо, что никто из учеников не погиб. Но истинной целью этой атаки было похищение Гарри Поттера, во всяком случае, я думаю именно так. По счастливому стечению обстоятельств этого не произошло, однако вместо него, Упивающиеся Смертью сумели похитить друзей Гарри - Гермиону Грейнджер и Рональда Уизли.
- Спокойствие, Артур, - проговорил Дамблдор, видя, как резко при этих словах повернулся к нему мистер Уизли. - Для их спасения делается все возможное. С минуты на минуту к нам присоединиться Аластор и расскажет о предпринятых действиях.
- Гарри Поттера спасла случайность - первым атакующим была ларв, вероятно, она должна была усыпить Гарри, но ей помешал наш профессор зельеварения Северус Снейп. Он вступил в схватку с монстром и последовал за ним в Запретный Лес, где и уничтожил. Правда, победа далась ему недешево - сейчас он находится в лазарете под присмотром мадам Помфри.
- Так вот, Гарри, решив помочь Северусу, попытался их догнать, тем самым, покинув Хогсмид и избежав шанса быть похищенным.
Альбус глубоко вздохнул.
- А вот потом дела приняли скверный оборот.. Вернувшись из леса, Гарри узнал о случившемся с его друзьями и повел себя необычно и, я бы даже сказал, пугающе. Сначала он кинулся на пленного Упивающегося и какими-то непонятными мне действиями моментально узнал от него о том, откуда осуществлялось нападение.
- Затем у нас состоялась короткая.. беседа. Признаю, я немного надавил на мальчика, но только ради его же блага, ведь он порывался в одиночку идти освобождать своих друзей! Это было бы все равно, что добровольно сунуться прямо в пасть Вольдеморту, его люди наверняка так и планировали, и этого нельзя было допустить.
Директор вздохнул.
- Да, я прикрикнул на него, но я никак не думал, что он так отреагирует.. Наш Гарри в один миг стал другим.. Я увидел, как сквозь него, его глазами на меня поглядел.. поглядело како-то несусветное чудовище и я чисто машинально применил "Петрификус Тоталус". Но это не подействовало, он отбил заклинание какой-то палкой, мгновенно очутившейся в его руке, и заряд попал в Хмури, который тоже присутствовал при этом. А потом Гарри куда-то аппарировал, причем щит третьего уровня ему нисколько не помешал.
Кингсли Шеклболт кивнул, подтверждая слова профессора.
- Итак, на данный момент у нас имеется две больших проблемы. Первая - что происходит или уже произошло с Гарри Поттером, и вторая - а где, собственно, он сам? У кого-нибудь есть мысли по этому поводу?
Челны Ордена Феникса молчали, переваривая информацию.
- Тогда я продолжу, - сказал Дамблдор, встал из-за стола и принялся расхаживать по кабинету.
- Всему этому были предпосылки, которым я, честно говоря, не придал большого значения. Я заметил, что, по приезду в школу Гарри немного изменился, стал более замкнутым, отрешенным, но я полагал, что это последствия гибели его крестного, Сириуса Блэка, что мальчик сильно переживает, возможно, даже винит себя в его гибели. Тем более что я, пользуясь своими навыками легалименции, пробовал мягко прозондировать его эмоции, но увидел лишь горечь потери, гнев на убийц и желание действовать. Выходит, я ошибался, это было лишь ширмой.
- Даже когда мне сообщили о вышедшей из-под контроля учебной дуэлью на уроке у профессора Флитвика, я решил подождать и посмотреть. Я и подумать не мог, что все зашло так далеко.. Похоже, годы все же берут свое..
- Ну что вы Альбус, вам еще рано на покой, - утешил его Люпин. - А что, собственно, произошло на этой дуэли?
- Гарри послал в Малфоя какое-то огненное заклинание, проплавившее стену чуть ли не насквозь, а перед этим отбил "Сногсшибатель" голой рукой.
- Ну вот ничего себе, - протянула Тонкс, качающаяся на задних ножках стула.
Ремус лишь удивленно покачал головой.
- Ага, а вот и Аластор, - послышался голос директора Хогвартса, почувствовавшего приближение визитера по каминной сети.
В директорском камине взметнулось изумрудно-зеленое пламя, и из него вышел слегка обсыпанный пеплом Аластор Хмури, стуча своей деревяшкой по полу.
Шизоглаз, отряхиваясь, проковылял к столу, устало плюхнулся на жалобно скрипнувший под ним стул и вытер покрытое испариной лицо носовым платком, по размеру скорее похожим на небольшую простыню.
Потом, сунув скомканный платок в один из бесчисленных карманов своей потертой куртки, он надолго приложился к заветной фляжке, вытер рот ладонью и обвел всех присутствующих тяжелым взглядом.
- Ну, Аластор, что там у тебя? - подалась вперед Тонкс, озвучивая общую немую просьбу. Артур Уизли смотрел особенно напряженно. - Не томи..
- Не томи, не томи.. - хрипло передразнил ее Шизоглаз. - Тут столько всего.. Столько и сразу.. Даже не знаю с чего начать..
- Начни сначала, мой друг, - мягко произнес Альбус, аккуратно беря из стоящей на столе вазочки засахаренный фрукт.
- Сначала.. Ну, если сначала, то того белобрысого мы раскололи быстро, да и колоть там, честно говоря, было нечего - клиент был мягкий, как мокрая стелька, уж не знаю, что там этот Поттер - при этом имени Хмури слегка перекосило - с ним сделал.
- Сэм Вайсрой, это который легалимент, даже остался не у дел - пленный сам трещал без умолку, пока мы его министерским не сдали. Выболтал он нам, значит, место, где все эти ребятки собирались, и в Хогсмид аппарировали. Ну, мы всем отрядом туда и нагрянули..
- И что? - Шеклболт подался вперед, навалившись грудью на стол. - Сопротивление было сильным? Потери есть?
- Нет никаких потерь, - Аластор вновь полез за фляжкой. - И сопротивления там некому было оказывать.
- Как так?
- А вот так, - старый аврор оторвался от горлышка. - Мертвые там все были, ясно? Покойнички, числом аж восемь штук. И в довесок - сама Беллатрикс Лестранж.
- Что?? Беллатрикс Лестранж?! - Кингсли подскочил, уронив стул. - Вы взяли ее?! Или она тоже была убита?
- Хех.. - почти довольно хрюкнул Хмури. - Это смотря как поглядеть.. Ее распяли на полу, а на голый живот прилепили кастрюлю с крысой внутри, видать очень злой или голодной.. В общем, когда мы ее нашли, зверек почти вылез на волю. А сама Беллочка оказалась очень живучей, тоже крыса еще та.. Вся в крови, обделавшаяся, с прокушенным языком, но еще живая.. Хотя с катушек дамочка съехала - вернее не бывает..
Минерве МакГонагалл от таких подробностей стало слегка дурно, и она поспешно глотнула чаю.
- Срочно вызванные колдомедики из Мунго совместными усилиями ее подлатали, - продолжал тем временем Аластор, постукивая по полу своим протезом. - Но увезти ее смогли только под "Петрификусом Тоталусом", потому что как только ее отлепили от пола, Лестранж начала ногтями раздирать себе заживленный живот, визжа на всю округу: "Она еще там!! Я чувствую, как она шевелится!!"
Короче, упаковали дамочку.. Но перед этим я приказал Сэму заглянуть ей в мыслишки. Не знаю, может это и бред сумасшедшей, но Сэм сказал, что в мыслях Беллы все это с ней проделал Гарри Поттер.
В воцарившейся тишине директорского кабинета отчетливо раздался звон фарфора разбившейся чайной чашки, выпавшей из пальцев декана Гриффиндора, стул Тонкс с грохотом опустился на все четыре ножки, а потом заговорили все разом, кроме директора школы.
- Не может быть.. Вы давали ей признавалиум?
- Чтоб это сделал наш Гарри?!
- Вы что, верите этой Упивающейся?
- Да как это может быть?!
- Аластор, вы наверняка ошиблись!
- ТИХО! - от рыка Хмури подпрыгнула крышка на чайнике, стоящем на столе.- Я еще не закончил!
Он сделал еще глоток из своего нежно любимого сосуда, почмокал губами и продолжил:
- Помимо ЭТОГО, Вайсрой узнал, что похищенных студентов Грейнджер и Уизли держат на одной из опорных баз сторонников Вольдеморта, неподалеку от Лидса. Это старое поместье семьи Розье, если кто не догадался.
- По сведениям, выуженным из Беллы, там должно было быть не менее двадцати Упивающихся плюс оборотни, и я потратил почти двенадцать часов, чтобы собрать людей для ударной группы хотя бы не меньшей численности. Пришлось даже привлечь кое-каких министерских, которые понадежнее и не глядят в рот этому чистоплюю Фуджу.
- Навалились мы на них по всем правилам - с антиаппарационным барьером, серебром для волчариков, короче, со всем винегретом..
Хмури замолчал, мрачно глядя на членов Ордена Феникса.
- Ну, и что же никто не спрашивает "И что?", а? - Аластор с трудом сдержал желание смачно плюнуть на пол от обуревавших его чувств. - Ну, так я сам вам скажу. И там были одни лишь трупы! Я, знаете ли, много чего повидал за прошлую войну, но такое.. То ли двадцать, то ли тридцать Вольдемортовых слуг, зарубленных, как скотина на бойне! Пошинкованных в капусту! Магия, похоже, вообще не применялась. Там было столько крови и мяса, что половина отряда, те, кто помоложе, чуть не выблевала свои кишки!
- Там же нашелся и Рудольфус Лестранж. Отдельно от головы. И Макнейр с выжженными потрохами.
Впечатлительный Дедалус Дингл охнул.
- Позже мы выловили почти у края барьера какого-то щенка, одетого в рванину, палочки при нем не было, Метки тоже, но он оказался волшебником. Этот, который легалимент, Вайсрой, он и после общения с Беллой был уже немного не в себе, а после тамошних картин вообще стал непригоден к работе, так что пришлось действовать по старинке - признавалиумом. И угадайте с трех раз, что он сказал? Кто все это натворил?! Поттер!! Опять, прабабушку его вперехлест через Гремучую Иву, Поттер!! Каково?!
Аластор Хмури уже почти кричал, его волшебный глаз с жужжанием выписывал немыслимые траектории.
- Объясните мне, что тут творится?!! Может, мне что-то забыли сказать? Под признавалиумом невозможно врать! А этот вонючий шкет описал Гарри в точности! Он сказал, что Поттер, весь в кровище и с каким-то тесаком в руке приперся выручать своих пленных друзей! Перебив в одиночку кучу Упивающихся Смертью! И оборотней впридачу! Как пацан, которому еще нет и двадцати, смог такое сделать, а?! Чтоб мне снова в свой же сундук угодить, если я хоть что-то понимаю в этой картине!!
- Альбус! - вскричала МакГонагалл, метнувшись к директору, и повод для этого был. Дамблдор, лицо которого приобрело сероватый оттенок, держался за сердце и казалось вот-вот упадет.
- Кингсли! Рем! Ну, помогите же мне!
Все вскочили, совместными усилиями Альбус был посажен в кресло, и на лоб его был водружен холодный компресс.
- Я немедленно вызываю Поппи! - категорично произнесла декан Гриффиндора и направилась к камину.
- Не надо, Минерва, право, не стоит, - тихо, но внятно сказал Дамблдор, прикрыв глаза. - Мне уже лучше.
- Да вас же чуть удар не хватил! - возмущенно ответила МакГонагалл, но все же остановилась.
- Я сказал - уже все в порядке, - в голосе Альбуса прорезались твердые нотки. - Заседание продолжается.
Члены Ордена Феникса послушно вернулись на свои места, но все равно озабоченно поглядывали на директора.
- Так, давайте разберемся, - пробасил Элфиас Дож, единственный сохраняющий непроницаемый вид. - Допустим, все это действительно сделал Поттер. Но это не может быть прямой манипуляцией со стороны Вольдеморта? Весь нам известно о его связи с Гарри.
- Вы хотите сказать, Вольдеморт сам внушил Поттеру, своему самому ненавистному врагу, перебить собственных слуг, особенно "старую гвардию" - Лестранжей и Макнейра? Да еще каким-то образом дал ему для этого сверхъестественные силы? - Стерджис Подмор нервно постукивал серебряной ложечкой по чашке. - Прошу прощения, но, по-моему, это звучит глупо. Я скорей поверю, что Гарри, сам того не ведая, попал под воздействие какой-то злобной силы, манипулирующей им. Ведь был же прецедент с юной Джиневрой Уизли, которую подчинил себе дневник Вольдеморта. Так что лично я не исключаю..
- Хватит теорий! - выкрикнул надтреснутым голосом Артур Уизли. - Аластор, где мой сын?!
- На месте мы не обнаружили никого, кроме этого непонятного подростка, - сварливо сказал Шизоглаз, но продолжил уже другим тоном. - Но при допросе, перед тем, как мы его отпустили, тот типчик рассказал, что когда он видел Поттера, то оба пленных были уже с ним. Девушка и рыжий парень, оба живые.
На лице мистера Уизли отразилось величайшее облегчение:
- Слава Магам-Основателям.. Мне не придется сообщать Молли.. И где бы они сейчас не находились.. Я верю в Гарри, даже если все сказанное про него - правда, он ни за что не причинит вреда своим друзьям. Возможно..
- Как это - отпустили? Кто его отпустил? - насупился Шеклболт. - Ведь это же свидетель, тем более что он наверняка связан с Упивающимися.
- Потому и отпустил.. - принялся объяснять Аластор, но тут в камине вновь вспыхнуло зеленое пламя, и в огне возникла черноволосая голова мужчины лет тридцати пяти с усталым, но возбужденным лицом.
- Извините, что перебиваю вас, но у меня срочное сообщение для Альбуса Дамблдора. Я Джонатан Мэллори, второй заместитель директора больницы магических болезней имени Святого Мунго. По просьбе самого директора, он сейчас очень занят, я вынужден сообщить вам, что у нас случился прискорбный инцидент - погибла пациентка Беллатрикс Лестранж.
- Как?! - вскинулся Хмури, бешено вращая волшебным глазом. - Ведь мы отправили ее к вам живехонькой, с командой колдомедиков и двумя аврорами впридачу!
- Боюсь, это произошло отчасти и по нашей вине. У нас в последнее время сильно прибавилось работы, палаты переполнены, набрано много новых сотрудников, не всегда справляющихся со своими обязанностями..
- Уважаемый, нельзя ли поконкретнее? - попросил Альбус, выпрямляясь и снимая со лба намоченный платок.
- Да, конечно, - закивал Мэллори. - Молодой интерн в приемном отделении, видя, что пациентка явно прибывает в состоянии острого психоза, распорядился поместить ее в психиатрическое отделение для тяжелобольных. В палату, где содержались, помимо прочих, Фрэнк и Элис Лонгботтомы.
- Великий Мерлин.. - выдохнул Ремус Люпин, сразу осознавший возможные последствия.
- Дежурный врач отлучился за медикаментами, а когда вернулся, то дверь палаты оказалась чем-то подперта изнутри. Когда же ее удалось взломать, то наши сотрудники вместе с вызванным нарядом авроров обнаружили пациентку Лестранж, задушенную подушкой, которую все еще продолжали держать у нее на лице оба супруга Лонгботтом. К которым полностью вернулся их разум.
Профессор МакГонагалл откровенно всхлипнула и прикрыла глаза ладонью.
- Только потом директор просветил меня касаемо истории, благодаря кому Лонгботтомы оказались у нас в больнице, и, несмотря на то, что я врач и все пациенты для меня равны, я не могу сказать, что осуждаю их. Похоже, вид или голос их мучительницы и послужил "спусковым механизмом", выведшим их из состояния перманентной кататонии.
- Как они себя чувствуют? - задал вопрос Дамблдор.
- Ну, - медик наморщил лоб. - У них слабость и пониженный жизненный тонус от долгой малоподвижной жизни, имеет место сильное нервное возбуждение, но в целом они вполне адекватны и после необходимого курса реабилитации могут быть выписаны. Первый их вопрос был о сыне, второй - когда они смогут увидеть вас, профессор.
- Несмотря что налицо имеется явное предумышленное убийство, аврорат не стал их арестовывать, оставив дело до дальнейшего рассмотрения.
- Думаю.. Нет, я уверен, что их никто и не арестует, - кивнул Дамблдор. - Я этого не допущу. Передайте Фрэнку и Элис мои наилучшие пожелания, и что я навещу их так скоро, как только смогу.
- Конечно, профессор. До свидания, - и голова Джонатана Мэллори исчезла из камина вместе с пламенем.
- Вот и не верь потом в высшую справедливость, - первым нарушил молчание Люпин, отстранено глядя в стол.
- Элис, Фрэнк.. Я уже даже перестала надеяться, - МакГонагалл промокнула слезы кружевным платком.
- А дела-то налаживаются, - пробормотал Хмури, снова доставая фляжку. История с возвращением Лонгботтомов буквально с того света тронула его куда сильнее, чем он хотел показать. - Макнейр и Лестранжи дружно сыграли в ящик, это не может не радовать, а у нас скоро будет два новых, вернее, старых товарища. Надо хорошенько все это отпра..
- Я все понимаю, это действительно большая радость для всех нас, но я все же предлагаю вернуться к главной, и куда более насущной теме - Гарри Поттеру. - Дамблдор мягко пресек разговоры и обсуждения о дальнейшей судьбе Лонгботтомов. - Время для нас сейчас самый важный фактор.
И тут их прервали в третий раз.
Дверь, ведущая в обширный кабинет, отворилась, и в помещение вошли двое.
Первого вошедшего узнали почти все - высокую фигуру Драко Малфоя, с длинными волосами цвета платины, одетую в чёрный плащ и несущую под мышкой трость из чёрного дерева с серебряным набалдашником, не узнать было трудно.
А вот второго гостя - ослепительно красивую девушку с несколько хищными чертами лица, в кожаном костюме и высоких сапогах для верховой езды, знали немногие.
- Я извиняюсь за вторжение, уважаемый Альбус Дамблдор, но меня один вопрос - где я могу увидеть Гарри Поттера? - спокойным, но явно не терпящим пререканий голосом произнесла она.
- А популярность нашего Гарри набирает обороты, - хмыкнула Тонкс.
- Это еще кто? И как она сюда попала? - пробурчал Шизоглаз, глядя исподлобья и незаметным движением сунув руку в широкий рукав, взяв наизготовку волшебную палочку.
Но этот жест все же не укрылся от Валькери.
- Пожалуйста, не хватайтесь за вашу палочку, мистер Хмури, я не собираюсь с вами воевать, да и случись что, она вам все равно не помогла бы. А кто я такая, спросите у профессора Дамблдора, он в курсе.
- Успокойся, Аластор, ей можно, - слегка рассеяно кивнул директор. Все последние новости явно подействовали на него сильнее, чем казалось. - Что вы хотели, госпожа Цепеш?
- Я хотела бы побеседовать с Гарри Поттером и это очень важно, - повторила вопрос Пэнтекуин. - Где он сейчас?
- Увы.. - слегка пожал плечами Дамблдор. - Мы и сами уже не знаем, где он сейчас.
"И кто он сейчас.." - добавила про себя добрая половина присутствующих.
- Хорошо, - леди Дракула подошла поближе к столу. - Тогда скажите, не замечали ли вы за ним в последнее время каких-нибудь странностей? Необычного поведения?
- Ах, необычного? - преувеличенно удивленно спросил Аластор. - Ну, если все, что я увидел и узнал за последние сутки, можно назвать "необычным поведением", то, пожалуй, замечали.
- Что вы имеете в виду? - Валькери повернулась к экс-аврору, явно требуя подробностей.
Хмури искоса посмотрел на Дамблдора, как бы спрашивая, рассказывать ей, или нет о последних событиях.
- Я вижу, вы что-то знаете, но не уверены, стоит ли мне это говорить. - Пэнтекуин перехватила его взгляд. - Что ж, тогда я первая выложу карты на стол. Я почти уверена, что случившееся с Северусом Снейпом - это заслуга Гарри Поттера, а вовсе не ларва.
- Ха! - Хмури от всей души стукнул себя кулаком по колену здоровой ноги и коротко рассмеялся. - Наш пострел и здесь поспел! Еще и Снейпа уложил в больницу!
- Не понимаю, Аластор, чему вы веселитесь, - сухо произнесла профессор МакГонагалл. - Если все это правда, в чем я до сих пор сильно сомневаюсь, но если описанную вами резню и нападение на профессора Снейпа действительно учинил Поттер, то это же просто катастрофа! Или вы одобряете все эти деяния?
- Ну, не то что бы одобряю.. - Аластор слегка задумался. - Снейпа-то он, наверное, зря приложил, но вот все остальное.. Я ведь не зря отпустил того молокососа, подумайте сами, какой эффект среди сторонников Вольдеморта произведет новость о событиях в поместье Розье? Уверен, весть о столь жестокой и кровавой расправе над крупной группой Упивающихся и гибель целых трех знаменитых его слуг ой как плохо скажется на популярности службы у Темного Лорда.
- А если подобные.. - Хмури пожевал губами, подбирая подходящий обтекаемый термин. - ..акции устрашения повторятся, то, боюсь, для Реддля скоро очень остро встанет проблема набора кадров. Кому ж захочется быть выпотрошенным во славу Лорда Вольдеморта?
- Так что Гарри это сделал, или не Гарри, но он оказал нам весьма неплохую услугу, - подвел итог Шизоглаз.
- Я все же жду, пока мне ответят, - напомнила о себе Валькери, немного повысив голос. - И мое терпение не безгранично.
- И что за резня в особняке Розье? Кто из людей Вольдеморта погиб? - присоединился к вопросам Драко.
- Много будешь знать - плохо будешь спать, - буркнул в его сторону Аластор. - Пока не твой папаша, но это только пока.
Малфой полностью проигнорировал этот выпад, сочтя недостойным устраивать перепалку со старым параноиком.
- Альбус, - Пэнтекуин подошла к столу подалась вперед, взявшись за его край. - При всем моем уважении, я настаиваю, чтобы вы рассказали, что происходит с Гарри, иначе..
И тут она резко развернулась к Драко.
- Ты почувствовал?
- Да, - кивнул Лорд Дракон. - Только что кто-то нарушил высшемагический запрет на аппарацию на самой границе Хогвартса, где-то между Запретным Лесом и квиддичным полем. Кто-то, кого мы не знаем. Точно не лонохарец, и мне кажется я знаю, кто это.
- Похоже, я побеседую с Гарри и без вашей помощи, - произнесла Валькери, и оба высших мага исчезли, перенесясь к предполагаемой точке визита неизвестных.
Поначалу опешившие от столь наглядной демонстрации, что запрет на аппарацию действительно можно нарушить, члены Ордена Феникса быстро сообразили, что к чему и тоже спешно покинули кабинет, торопясь к указанной точке.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:33 | Сообщение # 35
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 34

Вернон Дурсль проснулся этим утром в прекрасном расположении духа.
За неделю было провернуто две успешные сделки по продаже партий сверл сомнительного происхождения, сулившие баснословную прибыль, впереди были выходные, и даже жестокий приступ икоты, накативший на него под самое утро, не смог испортить его приподнятого настроения.
Одетый в свой домашний халат и шлепанцы, он сидел в кресле, попивал утренний кофе, почитывал свежий выпуск «Дейли Телеграф» и обдумывал, как лучше провести дни отдыха, как его утренний покой был нарушен истеричной трелью дверного звонка. Он звенел и звенел, будто настырный утренний гость надавил и даже не думал отпускать кнопку.
- Да что же это такое.. – глава семьи Дурслей отставил недопитый кофе и, возмущенно бурча и путаясь в шлепанцах, направился к входной двери с твердым желанием высказать все, что он думает о бездельниках, тревожащих поутру приличные семьи.
Но все его гневные тирады застряли у него в глотке, как только он открыл дверь. Вернон Дурсль просто задохнулся от злости, увидев, кто именно осмелился трезвонить в его дверь в столь ранний час.
- Здра-а-авствуйте, дядюшка, - криво усмехнулся ранний гость. - А мы тут мимо проходили и подумали – дай заглянем на огонек, навестим моих милых родственничков.
Перед ним стоял Гарри Поттер.
Да-да, тот самый Гарри Поттер, чье присутствие отравляло жизнь добропорядочным Дурслям уже столько лет, и кто должен был прямо сейчас находиться неизвестно где в своей школе для вол.. в общем, для таких же ненормальных, как он.
Но гадкий и неблагодарный мальчишка торчал на пороге его дома! Он стоял грязный, весь заляпанный какой-то бурой гадостью, взъерошенный, с каким-то толстым удилищем за спиной, и мало того – с ним были еще двое! Лохматая девица одетая, а, скорее, раздетая в немыслимое рванье, через прорехи которого сплошь просвечивало голое тело, и пускающий слюни на подбородок рыжий, долговязый увалень с разбитым носом, губами и глупыми глазами.
Все это пронеслось в один момент в голове Дурсля-старшего, а паршивец-Гарри, с лица которого исчезла дурашливая вежливость, оттеснил его вглубь коридора и без приглашения вошел внутрь, протащив с собой и этих двоих оборванцев, лишь бросив через плечо:
- Молчите, дядюшка, для вашего же блага..
Покрасневший, опешивший от такой наглости дядя Вернон, забыв запереть дверь, с выпученными глазами кинулся вслед за ними в гостиную, где чумазая девка уже свернулась калачиком на его любимом диванчике, а рыжий так и остался стоять столбом, загораживая проход.
- Воооон!!! – завопил Вернон, наконец, совладав с дыханием и отпихнув рыжего с дороги. – Вон отсюда!! Чтоб ноги вашей тут не было!!
- Ну, жирная скотина, я тебя предупреждал..
И Гарри, мгновенно оказавшись рядом с ним, закатил раскрытой ладонью хозяину в лоб такую плюху, что звон пошел по всей комнате, а сам Дурсль, мгновенно перейдя в аморфное состояние, отлетел в угол, сломал по пути торшер и разлегся на полу, как выброшенный на берег кит.
- Дорогой, ты что-то уронил? - на грохот падения в гостиную торопливо вбежала тетя Петуния. И тут же завизжала, переходя на ультразвук, увидев, что именно «уронилось», ну и, собственно, самих визитеров.
Поттер, поднимающий с пола Рона, не глядя, выбросил в сторону тетушки руку с выставленными указательным и средним пальцами и Петуния Дурсль замолчала, замерев, как статуя, с поднятыми в жесте отчаяния руками и разинутым ртом.
- Кто там еще у нас остался? – проворчал Гарри, усадив Рона в кресло и направившись к лестнице, ведущей на второй этаж. - Мой любезный кузен?
Но в комнату братца Поттер войти не успел, потому как ее обитатель, всполошенный шумом и воплями, выскочил сам, в пижаме, разрисованной желтыми Винни-Пухами и бейсбольной битой в руках.
- Рвешься спасать родню? – поинтересовался Гарри, сделав неуловимо быстрое движение, и бита вылетела из рук Дадли, чуть не сломав ему пальцы. – Похвально, но не в это раз.
- Поттер?!! – изумленно вытаращился на него пухлый кузен и, повинуясь боксерским инстинктам, попытался садануть ему правой в ухо.
Не вышло. Удар пришелся в пустоту, а затем нос Дадли внезапно попал в клещи стальных пальцев. От боли у него брызнули слезы из глаз, а Гарри усиливая нажим и слегка поворачивая кисть, поставил двоюродного братца на колени.
- Дадлик, Дадлик, ну где же твое воспитание? – сокрушенно вздохнул Поттер. – Бросаться на гостей с кулаками.. Это же нехорошо.
И таща кузена за нос, как слона на веревочке, пошел по лестнице вниз. Дадли, гнусаво подвывая, практически на корточках последовал за ним.
Заметив свою окаменевшую мамашу и папочку, чья объемная туша растеклась по полу, как квашня, Дадли дернулся, взвизгнул от боли в носу, из которого двумя тонкими струйками сочилась кровь, и затанцевал на месте.
- Да стой ты спокойно, жирдяй, - цыкнул на него Гарри. – Хотя, что я тут с тобой вожусь, время теряю..
Он шевельнул рукой и Дадли застыл, став новым экспонатом местного филиала музея восковых фигур.
Обездвижив тем же заклинанием и отключенного дядю Вернона, Поттер с некоторым трудом, но все же затолкал своих родственников в ту самую крохотную комнатушку под лестницей, в которой он ютился столько лет.
- Вот тут вы у меня пока и полежите, - подытожил он, закрывая дверцу на щеколду. – Через сутки вы сможете двигаться. Ну, а если кто-то захочет в туалет, уж извините. К тому же многие считают, что уринотерапия полезна для здоровья..
Определив Дурслей на новое местожительство, Гарри приступил к более насущным делам.
Для начала он запер входную дверь и наложил несколько круговых защитных заклинаний, прикрывших дом незримым колпаком, а потом, убедившись, что Гермиона спит, как убитая, Поттер первым делом запихнул в ванну Рона и, несмотря на его вялое сопротивление, быстро отмыл его от крови и грязи. Разграбив местную аптечку, он обработал его побои, ссадины и порезы, обрядил в штаны и свитер, позаимствованные у Дадли и отвел обратно в гостиную.
Достав из громадного холодильника яйца, масло, бекон, сыр, ветчину, маринованные огурцы и двухлитровый пакет яблочного сока, Гарри быстро соорудил приличных размеров яичницу с беконом и горку сандвичей.
Он никогда не думал, что когда-то будет кормить своего друга практически с ложечки, но, вот, пришлось. Рон послушно съел несколько бутербродов и яиц, выпил стакан сока, начал клевать носом, и Гарри отвел его в комнату своего кузена, где Рон уснул, даже не успев коснуться головой подушки.
Уложив Уизли, Поттер содрал с себя грязную, липкую, стоящую колом одежду и сам встал под душ.
Полностью расслабившись, глядя, как бурые потоки воды стекают с его рук, оставляя на кафеле темные дорожки, он стоял под горячими струями, смывая с себя чужую кровь, как что-то, давно поселившееся в его душе, внезапно дернулось, ожило, пуская свои корни еще глубже, прорастая, сращиваясь с ним еще сильнее.
Гарри словно скрутило желудочным спазмом. Пошатываясь, Поттер вылез из ванны, оперся руками о большое зеркало, висевшее на стене ванной, и взглянул на свое отражение, внутренне содрогнувшись от открывшегося зрелища.
Его вены потемнели и вздулись, покрыв руки, шею и грудь пульсирующей в такт биению сердца черной сетью, а глаза..
Мрак, черные струи мрака сочились, вытекали из темного провала зрачка, расплываясь по пронизанному красными сосудами белку глаз, подобно облакам, закрывающим солнце, а в голове вновь зазвучал целых сонм голосов, шепотков, которым вторили пронзительные крики, тех, кого он сегодня убил.
Гарри не испытывал к ним ни жалости, ни сочувствия, он был глубоко убежден, что такие, как они, не должны жить на свете, но сейчас, скрючившись в заполненной паром душевой, обволакиваемый волнами того смертного, животного ужаса, что испытали его жертвы, он в очередной раз ощутил наплыв целого шквала чуждых эмоций – кровожадную радость, торжество хищника, вонзающего клыки в жертву, и острое, пьянящее желание убивать.
«Ты – наш!! Наш! Наш!! Наш!!» - полезло в уши змеиное шипение.
- Нет! Ошибаетесь!! Это вы – мои!!! – сдавленно прорычал он. – Все еще проверяешь меня на прочность? Зря..
Поттер сжал зубы и мысленно, изо всех сил, обрушил свою ярость внутрь, вбивая тянущую к нему свои лапы тьму обратно, в ту черную дыру, откуда она силилась вырваться и поглотить его.
- Знай свое место..
И все это исчезло, так же внезапно, как и проявилось. Ушло, втянулось, притаилось, до поры, до времени.
Гарри не помнил, сколько он простоял, тяжело дыша и отходя от этого наката, но, очнувшись, обнаружил, что вместо воды сплошь покрыт потом и снова, борясь со слабостью, встал под душ.
Вымывшись и вычистив одежду с помощью магии, Поттер в одних штанах, босиком, подхватил меч и вернулся в комнату.
Гермиона, к его удивлению, уже проснулась. Она сидела на диване, сжав подрагивающие пальцы между коленей.
- Рон спит, - сказал Гарри. – Давай, поешь и иди под душ.
- Я не хочу есть, - ответила девушка, но послушно встала и направилась в ванну.
Он откинулся головой на спинку и собрался, было, подремать, но в сознании мельтешило легкое беспокойство, не давая провалиться в сладкую дрему.
Гарри вздохнул – «Вот так и становятся вуайеристами» - и неслышно ступая, поднялся по лестнице, подошел к ванной, тихо потянув на себя дверь, желая лишь убедиться, что все в порядке.
Гермиона уже сняла то, что осталось от ее блузки и взялась за замызганную, распоротую юбку, но, почувствовав взгляд Поттера, обернулась, даже не озаботившись прикрыться.
- Что тебе, Гарри?
- Я.. ээ.. – он слегка стушевался, глядя на качнувшиеся округлые груди с небольшими, как черешины, сосками, сплошь покрытые синяками от чьих-то пальцев.
- Я решил проверить.. На всякий случай, - и Поттер машинально бросил взгляд на лежащую на полочке у зеркала опасную бритву дяди Вернона.
Грейнджер посмотрела туда и слегка фыркнула:
- Ты что, подумал что я могу..? Ну уж нет, я все же не какая-то там истеричка Лаванда Браун, грозящаяся утопиться после каждого расставания с очередным парнем..
- Молодец, - Поттер сунул Гермионе чистый халат тети Петуньи, извлеченный из шкафчика, и вышел, закрыв за собой дверь.
Зайдя в свою старую комнату, располагающуюся рядом с ванной, он прошел мимо кровати, старого шкафа, угла, заваленного коробками, и уселся на пол у стены, прислонив рядом меч, с которым он не расставался с самого начала и без которого ощущал себя почти голым.
Сидя и глядя на пятно на старых обоях, Гарри слушал, как шумит вода в ванной, как шум стих, потом скрипнула дверь и в комнату бочком протиснулась Грейнджер.
- Гарри, можно я посижу тут? Пожалуйста, я сейчас не хочу быть одной..
- Конечно, - ответил Поттер, не шевелясь.
Гермиона, которой чужой халат доставал до пяток, забралась с ногами на диван и затихла.
Минута шла за минутой и Гарри явственно чувствовал повисшее в воздухе напряжение. Грейнджер явно надо было поговорить.
- Гарри, скажи, почему все так случилось? – наконец, глухо спросила девушка, уткнувшись лицом в колени.
- Не знаю, - немного погодя ответил Поттер. – Наверное, тут и я отчасти виноват. Ведь изначально они планировали похитить меня, но, не найдя, прихватили вас с Роном..
- Нет, что ты, причем тут ты.. Ты наоборот, спас нас. А почему ты был один? Ты что, один знал, где мы? Почему с тобой не пошли авроры, Дамблдор, Орден?
- Почему не пошли? Они и не пытались, наоборот, хотели удержать и меня. Дамблдор даже запустил в меня «Петрификусом», но я все равно ушел.
- Он хотел тебя заколдовать?! Но почему?
- Наши «мудрые взрослые», - сказал Гарри с едким сарказмом, - в этот раз все же снизошли до правды и напрямую сказали мне, что для войны с Вольдемортом я куда ценнее, чем вы двое. И что они, конечно, постараются вас спасти, но чуть попозже. Через сутки-двое. Лично для меня это было неприемлемо, и я пошел напролом. И все равно опоздал.
- Что? – неверяще прошептала Гермиона, подняв лицо. – Сутки? Двое?! Да мы же попросту не выжили бы, они что, не понимали, каково нам в плену? Что каждый лишний час был для нас вечностью? Я бы точно сошла с ума.. Значит, на нас просто махнули рукой..
На девушку вновь нахлынули воспоминания, и ее ощутимо затрясло.
- Спасибо тебе, Гарри, - влажными глазами она посмотрела на Гарри с такой благодарностью, что ему даже стало неловко. – Это я, я, глупая, никчемная дура, я во всем виновата! Если бы тогда, в лесу, когда ты нам обо всем рассказал, я бы не начала играть в чистюлю и не отговаривала Рона, ничего бы этого не было! И с нами ничего бы не случилось, и тебе не пришлось бы.. убивать.. – совсем тихо добавила девушка.
Гарри молчал.
- Ты когда-нибудь боялся сам себя?
- Да, бывало..
- Вот и я тоже.. Когда я резала этого подонка, я просто наслаждалась этим, ты не видел, но у меня, наверное, была улыбка до ушей.. Его кровь, текущая по моим рукам, казалось навсегда смывает всю ту грязь и мерзость, что они со мной там творили. Но когда все кончилось, мне стало так пакостно, будто я вывалялась в какой-то падали..
- То что ты сделала Гермиона, это нормально. Я не говорю что это хорошо, но это нормально. В каждом человеке есть такие глубины, о которых он даже не подозревает, пока его не прижмет по-настоящему. Мы, люди, на самом деле ушли от зверей не так уж далеко, как нам кажется, и когда на карту ложиться наша жизнь, то лоск цивилизации и гуманизма сползает с нас очень быстро. Люди называют природу жестокой, но хищники не убивают ради развлечения и идей, не глумятся друг над другом, не пытают.. Так что то, что ты сама убила этого выродка, ничего не значит, и не ставит тебе на лоб никакого клейма. Если же тебе нужен повод для оправдания, то каждый раз, когда ты будешь винить себя за его смерть, думай о тех, кого замучил и убил он. И о тех, кого он мог бы еще убить и замучить, если бы не ты.
Не будь ребенком, Гермиона. Справедливость начинается с возмездия, а месть – зачастую единственная справедливость.
- Все равно, я так гадко чувствую себя.. – Гермиона обхватила себя руками. - Вся эта гнусь, мерзость..
- Ну что ты.. – Гарри встал с пола, пересев на кровать. – Что бы ни сделали с тобой эти мрази, ты – это всегда ты. Человек, наступивший в дерьмо, огорчается, стирает его с подошвы и через сто шагов уже не помнит об этом. Нет, я понимаю, что ты не забудешь произошедшего до самой смерти, но не надо обращать свои же чувства против себя, этим самым ты продолжаешь работу тех, кто измывался над тобой, кто хотел, чтобы ты страдала.
– Гермиона, ты сильная, красивая и умная, - Гарри мягко взял ее за руку и убрал упавшие влажные пряди с ее лица. - Не хорони себя заживо из-за этих ублюдков, не доставляй им радости, даже дохлым..
- Наверное, по канонам, мне следует сейчас разрыдаться у тебя на груди? – сказала Грейнджер, смотря Гарри глаза в глаза, и уголок ее рта дернулся вверх. – Не дождешься. Плакать будут другие..
Поттер мысленно облегченно выдохнул. Ему удалось повернуть все то, что накопилось в его подруге за время пребывания в плену, извне, направив на их общего врага. Останься все эти переживания, боль, стыд, ложная вина внутри нее – и рано или поздно они бы разъели ее душу, как кислота, но сейчас.. Сейчас это придаст ей сил, будет лишь постоянно подстегивать.
Гарри, сам того не замечая, начинал понемногу мыслить и действовать несколько иными категориями, чем раньше, направляя чужие чувства не в самосожаление, а в энергию, стимул к действию.
- Ладно, Гермиона, пойдем, - Гарри спрыгнул с кровати, подхватил оружие и заглянул в комнату к Рону. – Теперь-то ты наверняка проголодалась. Одежду поищи в шкафу.
Убедившись, что он еще спит, он спустился на кухню.
Вскоре к нему присоединилась Грейнджер, одевшаяся в старые, но чистые Гаррины джинсы и рубашку, которые он обнаружил в кладовке Дурслей. Со своими смазанными йодом царапинам на лице, она походила на полосатую кошку.
Утолив голод, она, взяв стакан сока, села в кресло и спросила:
- Как там Рон?
- Не знаю, он все еще не проснулся, - ответил Гарри, дожевывая сандвич.
- Я не об этом..
– А, понятно.. Думаю, когда он проснется, то вряд ли ему станет лучше. То, что с ним произошло, загнало его «Я» куда-то глубоко в подсознание, у человеческой психики есть такой защитный механизм, спасающий личность от распада под запредельным давлением.
- Откуда ты это знаешь? – Гермиона, поставила стакан на стол и налила еще сока – организм после суточного обезвоживания настойчиво требовал жидкости.
- Один из последних владельцев моего меча был японский военный, - Гарри отвалился от стола и перебрался на диван. – Он изучал психологию, а, будучи на войне часто замечал, как под ураганным обстрелом молодые солдаты, охваченные диким страхом за свою жизнь, просто отключались, засыпая в окопах. Или становились похожими на Рона.
- А их вылечивали?
- Не всегда, но не забывай, что это были магглы. – Гарри снял очки и протер их уголком скатерти. - Скорей всего, в больнице Святого Мунго, Рону помогут.
- Надеюсь, что так, - Грейнджер задумчиво поглядела в окно, где солнце клонилось к вечеру, окрашивая перистые облака в оранжевый цвет, делая их похожими на чешую того китайского дракона, что достался Краму на Тремудром Турнире.
- У меня все не идет из головы то, что ты рассказал о Дамблдоре, Ордене Феникса и остальных.. Получается, они с легкостью нами бы пожертвовали. Особенно, если бы выбор стоял между нами двумя и тобой, Гарри.
- Не думаю, что с такой уж легкостью, но, скорей бы всего пожертвовали, - Поттер уселся поудобнее. – И с какой-то точки зрения я их даже понимаю, на войне часто приходится жертвовать меньшим ради большего, но понять это – не значит принять.
- Я знаю, Гарри, - откликнулась Гермиона. – Ведь это ты пришел за нами, а не они. Пришел, пойдя наперекор всем.. Я.. никогда этого не забуду. А они нас списали на счет грядущей победы.. Знаешь, я много читала о прошлой войне с Темным Лордом, о тяжелых сражениях, о самопожертвовании. Но это не одно и тоже – сознательно, добровольно идти на смерть, и когда тебя жертвуют, как безликую пешку.. Я не хочу, чтобы мной жертвовали. И уж тем более не хочу оставаться в стороне..
- Ты опять оказался прав, - невесело проговорила она, помолчав. – Надо отвыкать целиком полагаться на, как ты сказал, «мудрых взрослых», и надеяться только на себя. И на друзей. Поэтому я хочу спросить – то твое предложение, которое ты сделал нам с Роном в лесу, еще в силе?
- Ты хочешь изучать магию Даймона? – поднял на нее серьезный взгляд Гарри.
- Магию чего?
- Даймона. Так называется, или назывался мир, откуда пришел создатель «Меча Проклятых» - великий маг Каэр-Ду.
- Вот как? Да, хочу.
- Гермиона, в свое время мне тоже задали схожий вопрос, а теперь я сам задам его тебе. Ты уверена, что хочешь этого? Да, эта магия дает такие возможности, которые некоторые бы сочли.. неестественными по своим возможностям. Запретными. Ужасными. Она почти полностью базируется на темных эмоциях – гневе, ярости, ненависти, но главная опасность не в этом.
Гарри на секунду замолк, подбирая подходящее сравнение.
- Сами по себе эти чувства – как порох. Можно высыпать его кучкой, поднести спичку и он ярко и бестолково вспыхнет, способный обжечь лишь того, кто его поджег. Но заключите этот же порох в медную рубашку оружейной гильзы, скуйте его, задав лишь одно нужное вам направление – толкать пулю, и вы получите смертоносное оружие. Иначе говоря, главный закон этого учения – жесточайший самоконтроль. Это ты должен управлять гневом, а не наоборот, иначе вся сила твоей ярости тебя же и сожжет. Именно поэтому магов Даймона было очень мало, всего несколько десятков, не каждый был способен нести эту ношу, переплавлять свою боль, гнев и ненависть в сокрушающую силу.
- Но когда время пришло, они всего за семь дней войны испепелили свой мир, показав, на что способна мощь ярости и гнева, зажатые в железные тиски воли. А еще Каэр-Ду, попав в наш мир, сделал открытие, что людские негативные эмоции в сочетании с его магией, дают куда больший выброс силы, чем в его родном мире. Именно поэтому он смог создать Тэцу-Но_Кирай без магических усилителей, лишь с помощью Акамацу и его неистового безумия. То есть человеку держать в узде эту силу будет еще труднее, чем магу Даймона, и поверь, я знаю это на собственной шкуре. Оступишься – и тебя раздавит.
Грейнджер внимательно слушала.
- Ну как, ты по-прежнему хочешь приобщиться к этому? – вопрос прозвучал еще раз.
- Да, - твердо ответила Гермиона, став вновь став той, которая лишь секунду поколебавшись, взяла у него нож, чтобы собственноручно казнить своего мучителя. – Я смогу.
- Разумеется, сможешь, - хмыкнул Гарри. – Если бы я хоть немного сомневался в этом, я бы и тогда в лесу вам ничего не предложил бы. Ну, хорошо..
Поттер встал, подошел к посудному шкафу Дурслей и начал бесцеремонно там рыться, гремя тарелками кастрюлями.
- Что ты там ищешь?
- Подходящий по форме и материалу сосуд. О! Вот это подойдет, – Гарри вернулся, неся в руке медную турку для варки кофе. – Скорей всего, я не смогу учить тебя сам, да и какой из меня учитель..
- Ну да, как же.. Вспомни «А.Д.» – возразила Грейнджер. – Если бы не твои уроки, то тогда, в министерстве, мы не продержались бы и пяти минут.
-.. проще сделать для тебя учебник, - закончил Гарри.
Он поставил турку на низкий журнальный столик, предварительно отломав деревянную ручку, и извлек из набедренного кармана штанов свою волшебную палочку.
- Работа с мыслями никогда не была моей сильной стороной, так что сначала действуем по старинке, – улыбнулся Поттер, придав медной посуде свойства Омута Памяти, взял палочку и вытянул из виска первую серебристо светящуюся ленту копии своих знаний.
Спустя какое-то время турка наполнилась и излучала мягкий переливающийся свет.
- Этого хватит, даже учитывая твою страсть к учебе, - Гарри откинулся на спинку дивана, вытирая пот с висков. – А теперь сделаем все это более компактным.
Он положил руки по бокам от чаши, как бы охватывая ее пальцами, медленно поднял их на уровень плеч, и Омут Памяти послушно взлетел и завис между ладонями. Затем Поттер сосредоточился, упершись взглядом в изменяемый предмет, и чаша начала сминаться, заворачивать края, превращаясь в шар, скрывая внутри свое содержимое.
Преобразовавшись в неровную сферу, турка начала уменьшаться, вытягиваться по сторонам, постепенно приобретая вид равносторонней треугольной пирамиды. Из ее верхней вершины вылетела струйка жидкого металла, на лету разбиваясь на звенья цепи, и вновь вернулась обратно, замкнув круг.
Гарри убрал руки и на столик со стуком упал кулон в виде маленькой, сантиметра в два, зеркально полированной пирамидки из желтоватого металла на длинной цепочке.
- Готово, мне причитается десять баллов по невербальной трансфигурации, - Поттер подобрал кулон и протянул его девушке. – Теперь последний штрих. Сожми его в кулаке.
Она послушно сжала пальцы на еще теплой вещице, а Гарри сверху и снизу накрыл ее кулак своими ладонями. Грейнджер ощутила легкое покалывание, пирамидка резко обожгла пальцы и тут же остыла.
- Все, - удовлетворенно сказал Гарри. – Он твой и никто, кроме тебя не, сможет его открыть.
- И что мне с ним делать? – спросила Гермиона, разглядывая на ладони подарок.
- Носи его на шее, как украшение, а когда захочешь открыть – просто сожми в руке.
Девушка сомкнула пальцы, и из сжатого кулака вырвался тонкий лучик, который разложился в воздухе на полупрозрачный метровый черно-красный куб, по каждой грани которого бесконечным потоком медленно плыли строки. Английский текст на темном фоне перемежался с россыпью угловатых, острых символов языка Даймона, которые, в свою очередь, соседствовали с сложными, запутанными рисунками и схемами.
Это был идеальный подарок для Гермионы Грейнджер – компактный, практически бесконечный учебник, полный неизведанных знаний.
- Спасибо, Гарри, - Гермиона с горящими глазами повесила угасшую пирамидку на шею. – Я обязательно все это изучу. Но ты сказал, что ты не сможешь помогать мне. Почему?
- Потому что чтобы спаси вас, мне пришлось окончательно раскрыться, - ответил Гарри. – И теперь мне появляться в Хогвартсе.. нежелательно. Я не знаю, как отреагируют на мое появление Дамблдор и остальные, а мне не хотелось бы с ними сражаться, ведь все же у нас общий враг. Я планирую на некоторое время скрыться, а потом начать собирать тех, кто не скован догмами и согласен помочь мне закончить это войну как можно скорее.
- Я понимаю.. – слегка опечалилась Грейнджер. – Но все же жаль..
- Что поделать, - вздохнул Гарри. – Мне нужно еще немного времени. Давай будить Рона, я доставлю вас поближе к школе. Тебя обязательно будут расспрашивать обо мне, и о том, как вы спаслись. Не надо лгать, Дамблдора очень трудно обмануть, а я не хочу, чтоб он тебя в чем-то начал подозревать, так что можешь рассказать все, – уголки его губ поднялись в полуулыбке - ну, разве что кроме некоторых подробностей того, что случилось в этом доме. Пойдем.
Гермиона сжала под рубашкой заветную пирамидку и пошла вслед за Гарри.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:33 | Сообщение # 36
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
***

Троица вывалилась из воздуха в нескольких сотнях метров от поля для квиддича.
- Вот мы и на месте, - Поттер подхватил друзей под локти, не давая упасть. – Пожалуй, пора попрощаться, дальше идите одни. Гермиона, попроси кого-нибудь из наших, пусть тебе передадут мой набор для чистки метел, в нем я спрятал свою мантию-невидимку, она не помешает тебе, чтобы незаметно уходить куда-нибудь, если захочешь.. почитать. И позаботься о Хедвиг.
- Хорошо, Гарри, – повернулась к нему Грейнджер. – И еще раз - спасибо тебе. Возвращайся поскорее.
- Конечно, - ободряюще улыбнулся он.
И тут, совсем неподалеку, беззвучно возникли два чьих-то силуэта, направившихся к ним.
Высокая фигура, одетая в мантию до пят, явно принадлежала мужчине, а вторая, пониже, судя по обтягивающему костюму, была женская.
Подойдя поближе, они остановились и неясностей уже не осталось.
- Ну, здравствуй, Гарри, - безмятежно произнесла Валькери, но в глубине ее черных глаз таилась настороженность.
- И тебе привет, - ответил Поттер. – «Черт. Я вовсе не планировал столкнуться с ними так быстро». Он наклонился и шепнул на ухо Гермионе. – Возьми Рона и отойди подальше. И не спорь.
Грейнджер молча взяла Уизли за руку и потащила его в сторону.
- Ответь мне на два вопроса. – Пэнтекуин переступила с ноги на ногу. Малфой безмолвствовал, держа на лице привычную высокомерную маску. - Первый – что с тобой происходит? С кем или с чем ты связался? И второй – зачем ты сделал это с Северусом?
- Это уже три вопроса, - в голове Поттера промелькнуло множество вариантов ответов – от откровенного вранья до полного отрицания всего, но потом он подумал, что когда Снейп придет в себя, они все равно узнают столько, что изворачиваться уже не будет смысла.
- С Северусом? – переспросил он. - Это ты про то, что я слегка покритиковал преподавателя алхимии за все те «радости жизни», а поверь, их было немало, что я познал благодаря нему с тех пор, как я появился в Хогвартсе? Или про то, что профессор Снейп в тот раз опять влез своим длинным носом в совершенно не свое дело, и не желал слушать никаких резонов? Ах да, ведь он еще поделился со мной своими знаниями и памятью, правда, не сказать, чтоб добровольно. Но он не захотел ничего рассказывать сам, а я не мог пройти мимо такого источника информации, чтобы заполнить пробелы в своей вернувшейся памяти. Что, я разве я еще не говорил, что все вспомнил?
- Ты.. что..? – неверяще переспросила Пэнтекуин, нахмурившись и заметно напрягшись.
- Ты правильно меня поняла, Пэнтекуин Валькери де Сильвия Фиона Серена Октавия дель Чарна Аэнаин Шива Аделаида фон Циэль Адриэн эль Игнисса Драако-Морте Дракула-Цепеш, моя названная сестрица, так быстро об этом забывшая. Я все вспомнил, - спокойно сказал Гарри, перейдя на язык Хаоса. – Алас`саров, Уничтожителей, Лоно Хара, Ашкелон, Великую Битву, в общем, все.
Сказать, что Валькери была поражена, было все равно, что не сказать ничего. Она просто остолбенела. Чем не преминул воспользоваться Поттер.
- Кстати, привет, Аква`сарчик. Или ты теперь предпочитаешь, чтоб к тебе обращались по-другому, скажем, Вольдерихар, Лорд Серебряный Дракон? – Гарри чуть наклонил голову в сторону Малфоя. – Как кстати, мантию заштопал?
Драко открыл было рот, чтобы ответить, но тут Валькери вышла из временного ступора:
- Но как?! – почти выкрикнула она. – Временную Петлю нельзя повернуть вспять! Это невозможно сделать никакой магией! Ты не мог ничего вспомнить, потому что для тебя этого никогда не происходило!!
- Ну, - Поттер потер подбородок. – Я пока не могу объяснить, как именно это получилось, может, сыграла роль что я все же был Алас`саром, а не простым человеком? Но, так или иначе, но это произошло. Или ты мне не веришь? Сехишиасс, Ксирон, Аэлаин, твой наставник Гедеон, павшие в той битве Баалтазар и Алукард, вернувшийся из прошлого папа-Люцифер.. Я помню все.
- Это противоречит всему, что я знаю, но, похоже, это действительно так, - к Пэнтекуин поразительно быстро возвращалось самообладание. Она повернулась к своему спутнику. – Драко, нам придется взять его с собой в Ашкелон, чтобы отец мог во всем разобраться.
- И что потом? – скромно поинтересовался Гарри.
- Законы Лоно Хара незыблемы. Потом тебе вновь уберут ненужные тебе воспоминания и вернут в мир людей, – слегка злорадно ответил Малфой. – Уж извини, Пиро`сарчик.
- Боюсь, что именно так, - согласилась Валькери. – Законы Лоно Хара не дано нарушать никому.
- Ясно, - Поттер, ничуть не опечалившись, заложил большие пальцы рук за поясной ремень. – Вот только вы кое-чего не учитываете.
- Чего же? – нахмурилась леди Дракула.
- Вы что, всерьез полагаете, что я подниму лапки и покорно пойду туда, куда меня поведут, как бычка на забой? – фыркнул Гарри. – Извините, но у меня имеются свои планы, и они с вашими слегка не совпадают.
- Гарри, - Пэнтекуин сделала шаг вперед. – Это неизбежно, смирись, мы вовсе не хотим причинять тебе вред, поверь, так будет лучше для всех..
- Не лги мне.. сестричка, - при слове «сестричка» у Валькери дернулась бровь. – Это только для вас так будет лучше всего, ведь как было сказано на том заседании вашего Ордена Хаоса – «мнение людей не учитываются». Но я никому не позволю решать за меня мою судьбу. В том числе и вашему Ордену.
- Поттер, не вздумай сопротивляться, - угрожающе протянул Малфой. – Даже если ты и вернул все силы Пиро`сара, против нас двоих ты не выстоишь. Хотя, с другой стороны – сопротивляйся, и я с радостью опробую на тебе пару новых комбинаций.
- Согласен, будь я только Пиро`саром, мои шансы на победу были бы невелики, но в том-то и дело, что я уже не только он. Так что не советую пытаться принудить меня к чему-то силой - я отвечу адекватно.
- Нет, Гарри, - покачала головой леди Дракула. – Никто не смеет оспаривать решения Ордена. По своей воле, или насильно, но ты пойдешь с нами.
- Что ж, вы сами этого хотели, - проговорил Поттер, кладя руку на меч.
Первым выпадом лонохарцев было сдвоенное заклинание высшей магии, лишающее обычного волшебника сил, и Гарри даже не стал уклоняться от него. Зачем? Ведь на простую магию он уже не рассчитывал.
А вот потом его накрыл мощный ментальный удар, нанесенный Хара`саром, Валькери явно хотела покончить совсем эти побыстрее. Словно невидимые тяжелые цепи повисли на него руках и ногах, а чья-то могучая рука, проникнув под череп, властно легла на мозг, диктуя свою непреклонную волю: «Сдайся! Смирись! Склонись!!»
- Нет!! – и гнев черной пеной вскипел у него в сознании, разрывая узы подчинения. Гарри резко шагнул, выбросив вперед руки, и стена воздуха, спрессованного до твердости стали, подобно взрывной волне, пригибая траву, рванула вперед.
Будь его противниками люди, их бы смело, как сухие листья, но ему противостояли лонохарцы, и к тому же не самые слабые.
Валькери высоким обратным сальто перепрыгнула мутный, ревущий поток воздуха, прошедший под ней, а Драко, взмахнув Энаисшей, разбил напополам несущуюся на него стену.
Одна половина ударной волны ушла в землю, вывернув, как гигантский плуг, несколько десятков кубометров грунта, а вторая долетела до квиддичного поля, срубив под корень одну из трибун, которая, теряя по пути доски, с протяжным скрипом рухнула на поле, подняв тучу пыли и песка.
На миг Лорд Дракон замер, сосредоточился, и вокруг него прямо из воздуха материализовались десятки заостренных кусков льда, похожих на наконечники копий; ему, как Повелителю воды, не составило труда вытянуть влагу прямо из воздуха.
Пронзительно свистнув, ледышки понеслись в Поттера, и тот тоже решил прибегнуть к силе стихии. С глухим шелестом перед ним выросла еще одна стена, но на этот раз огненная, от жара которой затлела земля и все, что было на ней.
Ледяные копья Малфоя вонзились в нее, силясь пробить, но с оглушительным шипением растаяли, выбросив клубы пара, и до Гарри долетели лишь горячие брызги.
Второй ментальный выпад Валькери был еще мощнее, не добившись результата в первый раз, она решила, что слишком осторожничала и ударила в полную силу.
На этот раз все было гораздо хуже. Словно огромный молот обрушился на Поттера, пригибая к земле, сминая волю, требуя абсолютного повиновения, и Гарри рухнул на колени, сжимая руками голову.
Лонохарцев подвела излишняя уверенность в своих силах, они до сих пор не воспринимали Поттера, как серьезного противника. Увидев, его на коленях, они прекратили атаки, будучи уверенными в том, что сопротивление подавлено.
Но это было не так.
Воздух вокруг Гарри задрожал, сгустился, и его окружили уже знакомые дымные струи черноты. Что-то незримое скользнуло по земле и серая тень от заходящего солнца, отбрасываемая Валькери, стала густо-черной, уподобившись луже смолы, и выбросила десятки тонких хлыстов-щупалец, оплетая хозяйку.
Пэнтекуин, не ожидавшая нападения с тыла, завертелась на месте, разрывая путы, но на их место из ее собственной, изменившейся тени вырывались все новые и новые, хватая Валькери за руки и ноги.
А Поттер, временно отвлекший одного противника, атаковал второго, перейдя в ближний бой. С гортанным выкриком он обрушился на него сверху, используя меч, как шест, и с первого же удара достал Драко по голове. Малфой, благодаря нечеловеческой реакции, почти успел уклониться, но самый конец ножен все же глубоко рассек ему лоб и левую бровь, на секунду дезориентировав.
Чего и добивался Гарри.
Он снова взмыл в воздух, развернулся, и в прыжке впечатал подошву своего военного ботинка в грудь Драко, которого отбросило на несколько метров.
- Не недооценивайте меня, - на мгновенно вставшего на ноги Лорда Дракона сквозь стекла очков уставились глаза, налитые кровью пополам с чернотой.
Гарри перехватил поудобнее меч в ножнах – он и не пытался убить своих противников – и тут же отскочил назад, уйдя от заклятья окаменения, выпущенного Валькери; уничтожив свою ожившую тень, она вновь в ступила в бой.
Теперь лонохарцы поменяли тактику, они нападали слаженно и согласованно, вовсю пользуясь тем преимуществом, что давал им постоянный ментальный контакт.
Разозленная парочка умело комбинировала заклинания «простой» магии с высшемагическими, а Малфой добавлял еще и стихийной, и Гарри начал биться в полную силу.
Уйдя в глухую защиту, Поттер молниеносно перемещался в пределах барьера, предусмотрительно поставленному Пэнтекуин на поле боя, безуспешно пытаясь пробиться наружу, но магическая стена атакам с наскоку не поддавалась, а для более мощного усилия требовалось время, которого ему всеми силами старались не дать.
Поле, на котором шло сражение, покрылось подпалинами, ямами и лужами воды, в которых таяли голубые глыбы льда, схватка явно приобретала затяжной характер, несущий поражение тому, кто первый ошибется.
Ошибся Поттер.
Приземлившись после очередного прыжка, он очутился по колено в воде, чем тут же воспользовался Малфой, обратив ее в лед, буквально приморозив Гарри к земле.
Его противники удвоили интенсивность атак и далеко не все из них Гарри, лишенный подвижности, смог отбить, и если Валькери использовала лишь оглушающие и парализующие заклятья, то Драко, мстя за удары, доставшие его, сыпал все подряд. Поттер явно проигрывал, сил и времени не хватало ни на защиту, ни на то, чтоб вырваться из ледяного плена.
Получив очередной болезненный удар, уже и так обозленный Гарри окончательно пришел в ярость – его сначала хотели принудить исполнять прихоти ИХ законов, а теперь пытались и убить! А то, что это намеревался сделать Малфой, раскалило его бешенство до невиданного градуса.
Возможно, финал мог быть бы и иным, если бы не Драко. Горячо желая добить своего старого врага, он еще раз запустил в него россыпь острых кусков льда. Попавший в ловушку Поттер рванулся, сковавший его ноги монолит покрылся трещинами, но время было упущено. Лезвия из застывшей воды уже были готовы вонзиться свою мишень, и всех их отбить Поттер точно бы не сумел.
И вновь та древняя сила, что была заключена в мече, подтвердила верность договору с Лили Поттер, скрепленному ее кровью и оплаченному ее душой.
- Риннннннннннн!! – запела сталь Тэцу-Но-Кирай чистым хрустальным звуком, и этот пронзительная, звенящая нота, казалось, заполнила весь мир. Он наплывал волнами, отдаваясь эхом где-то под черепом, рассылая по телу потоки холода и жара, наливая мышцы мощью, вселяя уверенность.
Он сжал бурлящую ненависть в добела раскаленном кулаке, сфокусировал ее, и бросил в бой.
За доли секунды меч вылетел из ножен, закрученный немыслимым финтом, и перед Гарри развернулась настоящая сверкающая завеса, размоловшая Малфоевы сосульки, как горсть гороха, брошенного в мельничные жернова.
На лезвии пронзительно горели три символа, нанесенные в далеком прошлом кровью маленького ребенка; меч, все это время лишь дремавший вполглаза, окончательно пробуждался, входя боевую фазу.
- РИННННННННННННН!! – яростный звон буквально пронизывал воздух, заставляя саму сущность Гарри тонко вибрировать в унисон, входя в резонанс.
Внутри него бушевал настоящий смерч гнева, но где-то глубоко в душе было совершенно спокойно, как в центре циклона. Спокойно и надежно. В этой точке не было ни страха, ни ненависти, ни жалости - все эмоции ушли извне, оставив лишь чистое, отстраненное внимание и понимание.
Одним движением Гарри избавился от ледяных оков и бросился в контратаку, сокращая дистанцию. Пэнтекуин, получив сильнейший толчок в грудь, не по своей воле взмыла в воздух, отлетая в сторону, и хотя и приземлилась на ноги, тут же опустилась на одно колено, превозмогая боль.
А Драко тем временем отбивался от урагана вращающейся стали, которым в руках Гарри стал его меч. Зрачки Малфоя вытянулись в вертикальные драконьи щели, руки обоих противников мелькали с неистовой скоростью, а оружие, сталкиваясь, высекало искры. Не ожидав от такого напора, теперь уже Малфой допустил ошибку, попросту не выдержав навязанного ему темпа, и тут же получил оглушающий удар плоской стороной клинка по лицу, что в негласном кодексе фехтования было равнозначно пощечине.
«Надо разорвать дистанцию» - пришла мысль в его звенящую голову. – «Так мы вновь разделим его внимание».
И Малфой красивым длинным прыжком с тремя переворотами отскочил назад, поравнявшись с Валькери.
На секунду потасовка замерла, никто не предпринимал никаких действий.
- Последний раз предупреждаю, - процедил Гарри, остановился и отвел меч в сторону. Воздух над ним дрожал, а на окаменевшем лице появилось выражение тяжелой непреклонности, свойственной людям, для которых как-то нет особой разницы, через бревно переступить или через очередной труп.– Не мешайте, не лезьте не в свое дело..
И Валькери с Малфоем увидели и поняли, что именно вызвало такой страх в тех последних, перемешанных кусках воспоминаний Снейпа.
Из зыбкого марева, переплетенного дымящимися лентами черноты, что окружали Гарри, проглянула, вылепилось кошмарное безглазое создание, казалось, целиком состоящее из переплетения хищных лапок, челюстей и щупалец. Длинная тварь была полупрозрачной, будто отлитой из темного стекла, но она двигалась, посылая волны конвульсий по омерзительному телу, охватившему кольцами тело хозяина, защищая его, давая ему силу и одновременно подпитываясь его гневом.
- Великий Хаос.. – потрясенно прошептала Пэнтекуин, заметив, что пластинчатая броня чудовища текла, вспучиваясь пузырями, через которые проглядывали чьи-то, перекошенные лица. Много, много лиц...
- Вал, нападай! – крикнул Драко, и в Гарри полетело заклинание Сети, заключающее жертву в неподвижный кокон, и практически одновременно – усиленный высшей магией Кальтум Феррис.
Но в месте, куда они попали, Поттера уже не было.
Развязывание войны с Лоно Хара не входило в его планы, во всяком случае в одиночку, а сражение уже было готово перейти в бой насмерть. И он мысленно воззвал к мечу – «Давай, выноси нас отсюда подальше!»
В мозгу вспыхнула сложная, нечеловеческая эмоция, которую можно было понять как согласие.
На земле вокруг Гарри вычертилось кольцо, и он оказался заключенным в столб пронизывающе-холодного фиолетового огня, отбросившего пущенные противником заклинания. Столб на миг налился ярчайшим, ослепляющим светом, свернулся жгутом и схлопнулся, оставив лишь идеально правильный круг обугленной, почерневшей земли и струйку тающих, словно светлячки, синеватых искр.
- Твоя последняя атака была лишней, - сказала Вал, переводя дыхание и держась за грудь. – Об убийстве речи не шло.
- Он все же ушел, - Малфой с окровавленным лицом подошел к Валькери, проигнорировав ее слова. Его рана уже затянулась, но крови из нее все вытекло достаточно, а на щеке наливалась сине-красная полоса. – Он ушел, хоть с трудом, но все же продержавшись против нас двоих, а ведь ты говорила, что ты, Хара`сар сильнее всех Алас`саров. И еще эта тварь.. Знаешь, это, мягко говоря, настораживает.
- Не то слово, - Пэнтекуин выглядела немного подавленной. – Выходит, Гарри не соврал, сказав, что он - не Пиро`сар, во всяком случае не только. Мои ментальные атаки его лишь замедляли, хотя должны были полностью подчинить. Он даже не пытался использовать человеческую, «простую» магию, хотя мы ее и заблокировали. И к силе стихии огня он прибег только один раз.
- А что же он тогда применял? – Драко вложил свой меч в ножны и вновь придал ему форму трости, чтобы не привлекать излишнее внимание.
- Я не знаю, – просто ответила Вал. – Его магия.. не принадлежит ни этому миру, ни какому другому, в которых я побывала. В ней есть сильный отголосок того, чем владел Джелар – она с отвращением произнесла ненавистное имя – но все же эта иная сила. А этот пожиратель душ которого он приютил.. Надеюсь, отец сможет сказать, что это было.. И его меч.. Он словно пел, дрожа от предвкушения, чувствуя пробуждение своего хозяина.. Чем же завладел Гарри? И что потом завладело им? В любом случае, нам надо дождаться, пока Сев придет в себя, и вернуться в Лоно Хара. Я проверю древние манускрипты и летописи, чтобы, когда Поттер появится, а он наверняка появится, мы были готовы..

***

Первое, что он увидел, разлепив глаза - низкие, стремительно летящие свинцово-серые, черные и бурые облака. При полном безветрии они шли по небу сплошным плотным потоком, бурля, перекатываясь, и натекая друг на друга, как горная река, и через них не пробивался даже лучик света.
- Где это я? – прохрипел Гарри закашлялся, охнул от боли во всем теле, и сел. Здешний воздух царапал глотку, словно был густо насыщен песком, и изрядно вонял. Он чувствовал себя так, как будто его сначала сжали до размеров снитча, а потом, как нитку, протащили через игольное ушко, растянув на добрый километр.
Здесь царил вечный сумрак, но это, как ни странно, ничуть не мешало видеть. Поттер нащупал свое оружие, слегка успокоился, и начал осматриваться. Он сидел на пологом склоне холма, состоящего из мелких, блестящих на срезе, каменных осколков наподобие дресвы, через которую местами пробивались стебли каких-то белесых, вьющихся растений.
Сбоку, из холма, выглядывала половина какой-то скульптуры странной зализанной формы из темно-красного камня, ушедшей в грунт почти по плечи. У нее осталось лишь половина узкого лица с высоким скулами, и на Поттера равнодушно смотрел полуприкрытый веком глаз, а губы каменного изваяния кривились в усмешке, полной презрительного превосходства.
Чуть далее виднелись впадины, заполненные темной, почти черной неподвижной водой, которые расползались в громадное болото, из которого тоже торчали какие-то угловатые обломки. Местная Гринпинская трясина и распространяла зловонные миазмы, от которых у Поттера временами перехватывало дыхание. За болотом, теряясь в дымке испарений, вздымалась черная гребенка гор.
Гарри, скривившись, встал, и, слегка прихрамывая, начал подниматься наверх, оставив болото за спиной.
Он, в принципе, ждал чего-то нового, но то, что он увидел с вершины холма, потрясло его до самой глубины души, окончательно сбив дыхание.
- Я просил подальше, но не настолько.. – сдавленно вырвалось у Поттера.
Во все стороны, от края до края, расстилалась желто-коричневая, густо усыпанная обломками каких-то конструкций местность, когда-то бывшая плоскогорьем. Теперь это была скорее пустошь. Она была засыпана руинами, иссечена глубокими оврагами, больше походившими на незажившие сабельные рубцы, полуосыпавшимися воронками; в километре-двух растеклось настоящее озеро расплавленной и застывшей земли, с возвышающимися из его идеально гладкой поверхности неясными фигурами. Из нескольких особо крупных воронок выходили вверх громадные столбы мерцающего бирюзового света, поднимающиеся до самых небес. Через равные промежутки времени от них доносились оглушительные громовые раскаты, от которых слегка вибрировала земля.
А на самом горизонте, в центре совершенного хаоса, поднявшего землю на дыбы, четко виднелся комплекс из трех гигантских пирамид, даже с этого расстояния поражая своими циклопическими размерами. Одна, центральная, цепляющая вершиной низкие облака, властвовала над всем окружающим пространством, а две других, в два раза меньше, располагались симметрично, по бокам и чуть сзади.
И Гарри не узнал, а скорее, почувствовал – это были именно те пирамиды, что он видел в образах, навеянных ему «Тэцу-Но-Кирай». И в том, где он очутился, уже не осталось никаких сомнений.
Это был Даймон, родина создателя «Меча Проклятых».

// От автора. Это последняя глава первой части "Альтернативы".
Кому интересно, что еще выкинет моя малоуправляемая фантазия и чем вся эта катавасия закончится - вот вторая часть, оформленная как отдельный фик.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Новое начало - Альтернатива. Часть I. Возрождение Дракона (AU/ Ужасы, R)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: