Армия Запретного леса

Четверг, 27.02.2020, 08:52
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Новое Начало-Альтернатива. Часть II. Наследники Зодчих Теней (AU/ Ужасы, R)
Новое Начало-Альтернатива. Часть II. Наследники Зодчих Теней
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:48 | Сообщение # 31
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Рыжие Уизли, благодаря своей матери ставшие сторонниками плотных завтраков, все втроем дружно уминали яичницу с беконом и зеленым горошком, Эдвард завтракал кофе с сырными пирожками, а Окой пила зеленый чай.
- О! А вот и наш отец-командир с его верной оруженосицей, - весело прокомментировал их появление Норт. - Ну, что скажете хорошего? Одеяло пригодилось?
- Пригодилось. Вам его вернуть, или можно оставить себе?
- Как память об особых воспоминаниях? Да неважно, это я так, шучу...
- А как прошел ваш отдых, мистер Норт? Как там эти ваши две кошечки, черненькая и рыженькая?
- Джентльменам не пристало отвечать на такие вопросы, - лицо Эдварда приняло чопорное выражение. - Скажу вам только одно. Как и положено воспитанному человеку, я проводил их до гостиницы, где они остановились.
- И все? - недоверчиво склонил голову парень в очках.
- Э-э-э... Не совсем, - потер подбородок Норт. Его серые глаза откровенно смеялись. - Когда ближе к утру они уснули, то они улыбались. Обе. И на прощание записали мне их, как же их там... А! Мобильные телефоны.
- Да вы просто гигант, мистер Норт, - проглотив кусок бекона, отметил Фред.
- И, похоже, далеко не только мысли, - в тон ему продолжил Гарри.
Близнецы, еле сдерживая смех, склонились над тарелками, Джинни, уже закончившая с едой и пившая сок, сдавленно хрюкнула в стакан, а сидящая рядом японка тактично прикрыла улыбку ладонью.
Но Эдварда не так-то просто было смутить. Он лукаво прищурился и ответил:
- Ну да, конечно… Вот только кто бы что говорил. Можно подумать, вы с Рен всю ночь напролет в плюй-камни играли. То-то у нее вся шея в засосах...
- Что? Где? - нахмурившись, повернулся к своей спутнице Поттер.
- Ага, купился! - Норт довольно щелкнул пальцами. - У нее же на шее этот ошейник, ничего там быть и не может.
Гарри, пойманный на такую простую уловку, замер с открытым ртом... И сам же первым расхохотался.
На этот раз смех никто сдерживать не стал и не смог; на раскаты хохота из кафе выглянул официант, покрутил головой над шумными гостями, и зашел обратно.
- Над чем веселитесь? - спросила Гермиона, успевшая незаметно появиться, пока все отходили от приступа смеха.
- Да так, выяснять поутру, кто и чем занимался в праздник, оказалось весьма любопытным занятием, - ответил ей Эдвард. - А ты, случаем...
- Не угадали, - Грейнджер склонила голову набок. - Я немного погуляла, а потом, ближе к ночи, отправилась домой, к родителям. Кстати, а не пора ли нам обратно? В случае чего форс-мажорного нам бы, конечно, дали бы знать, но наш найденыш там, наверное, сейчас как на иголках прыгает.
- Действительно, - согласился Гарри. - Доедайте-допивайте, не обидьте заведение, и мы отчаливаем. Неплохо отдохнули, верно?
С этим согласны были все.
Путь обратно не занял много времени, и вскоре все восемь подошли к своей резиденции, где сидя на скамеечке у входа их ждал насупленный, что его не взяли с собой, Крис.
Девятый член их странной компании.

Глава 28. Девятый.

Так уж вышло, но совсем недавно разномастное сообщество, возникшее вокруг Гарри Поттера, собравшего воедино их всех, несколько спонтанно пополнилось еще одним членом. Произошло это на одной из последних боевых операций, проведенных до возникшего напряженного «затишья перед бурей».
Как и много раз до этого, их незримые глаза и уши, находящиеся в прямом подчинении мистера Бритвы Вэнса, просигнализировали о вот-вот готовом произойти нападении на дом Роберта Уитсфорда, сотрудника Министерства, занимавшего не самый последний пост, и у которого, помимо твердых убеждений и неподкупности, вдобавок имелась жена и трое детей.
Собирались ли люди Вольдеморта убить их всех, наложить Империо на чиновника или, используя родных, убедить его «добровольно» сотрудничать с ними — было неизвестно. Но в итоге дом министерского работника, где засели лишенные возможности аппарировать Упивающиеся, пришлось брать штурмом, а надежды на то, что кто-то из этой семьи остался жив, было мало. Очень мало.

***

- Осторожнее! - выкрикнул Фред, братья дружно пригнулись и прилетевшие из окна второго этажа небольшого деревянного особнячка парочка «Авад» пробила забор в каком-то метре над их головами, оставив после себя почерневшие, обугленные дыры, осыпавшиеся мелким крошевом рассыпающейся древесины.
- Эх, гранатку бы им туда, да ведь вдруг там дети? Гады... - чертыхнулся сквозь зубы Джордж и выпустил из своего «Энфилда» две длинные, неприцельные очереди по верхним окнам. Пули, повышибав остатки стекол, изрядно расщепив рамы и продырявив потолок, заставили засевших на втором этаже Упивающихся на время призадуматься и угомониться.
- Ничего, ничего, - ответил Фред. Он привалился спиной к большому железному баку, лежавшему на земле. Собственно, между этим самым баком и дощатым забором и сидели братья, стреляя, как из импровизированного окопа. Парень со щелчком загнал в винтовку новый магазин и передернул затвор. - Мы же и должны оттягивать на себя вражьи силы.
- А заодно и оттянемся сами! - ухмыльнулся Джордж и громко крикнул:
- Эй вы, уроды! Ваш Вольдеморт – старая ослиная задница!
Сверху в ответ послышалась грязная ругань, рыжий вскинулся и полоснул огнем по окнам еще разок.
Тем временем с тыльной стороны к дому подбирались Гарри и Норт.
Подойдя к черному входу, Гарри притормозил, прислушался и знаком показал Норту остановиться, а потом резко скользнул вперед и без размаха вогнал свой меч прямо в лакированное дерево на уровне пояса, достав притаившегося с другой стороны врага не глядя, сквозь дверь.
И лишь потом дал отмашку Эдварду.
От удара кулака последнего, дверь черного хода с грохотом слетела с петель и накрыла хрипящего и скорчившегося напротив входа Упиванца.
Норт и Поттер вошли внутрь. Эдвард начал подыматься на второй этаж, а Поттер скользнул вглубь дома, вложив свое оружие обратно в ножны, но держа наготове. Здесь повсюду царил разгром, то ли от обыска, то ли от попытки сопротивления. Вещи, книги, сорванные со стен небольшие картины, валялись в хаотичном беспорядке, на полу белели разбросанные и растоптанные свитки бумаги. Главная входная дверь забаррикадирована всей имеющейся в небольшой прихожей мебелью. Крови или тел нигде не видно, равно как и живых налетчиков, похоже тот, убитый у черного хода, был единственным часовым.
Беззвучно ступая, Поттер поверну вправо, решив обойти все комнаты на первом этаже, но на пороге первой же настороженно замер.
Чувство опасности кольнуло острой иглой, и Гарри, вместо того, чтобы осторожно войти в комнату, резко прыгнул вперед, проскочив открытый дверной проем.
Чутье его не подвело — краем глаза он успел заметить, как за его спиной мелькнула массивная каминная кочерга, которая, выбив из пола длинную, острую щепку, с глухим стуком глубоко вошла в лакированный паркет. Зайди кто другой сюда просто так — и этот удар пришелся бы вошедшему точно в висок, убив того на месте.
Вот только сжимал рукоятку этой кочерги мальчишка лет двенадцати-тринадцати, не больше. Он отчаянными рывками пытался выдернуть свое застрявшее в древесине оружие, а в голубых глазах, глядящих на Поттера сквозь спутанные, немного длинные светлые волосы, полыхало столько ничем не скрываемой ненависти и досады за свой промах, что Гарри машинально положил руку на меч.
«Упивающийся? Да нет, слишком молодой... Наверняка это один из сыновей этого министерского, Роберта Уитсфорда...» - мелькнула мысль.
- Эй, парень, - начал Гарри, миролюбиво подняв ладонь, но тут в верхних комнатах, в которые видимо только что пожаловал мистер Норт, послышались дикие крики, заклинания, лязг железа и хруст ломающегося дерева, а, скорее всего, и не только дерева.
Потом раздался громкий хлопок аппарации — магический щит блокировал только перемещения, направленные извне и вовнутрь, а на само внутреннее пространство накрытой заклинанием территории запрет не распространялся, - и в комнате, где Гарри едва не получил по голове, появилось еще одно действующее лицо. И вот оно-то, обряженное в темный балахон и с волшебной палочкой в руке, как раз не оставляло сомнений в своей принадлежности.
Упивающийся мгновенно сориентировался и выбрал из двух мишеней ту, что представляла наибольшую опасность.
- «Авада Кедавра»!!
Поттер развернулся на пятке, уклоняясь от летевшего в грудь заклинания, и одним длинным, скользящим движением приблизился к врагу на дистанцию удара.
Вылетевшее из ножен лезвие Тэцу, описывая смертельный полукруг разгона играючи перерубило толстую потолочную балку, оставило в штукатурке потолка глубокую борозду — все же длина клинка не была рассчитана на сражения в небольших помещениях, — и остановилось лишь в середине груди Упивающегося, с брызгами пройдя слева наискось от шеи. В последний момент Поттер сдержал удар, вспомнив, что тут есть еще и мальчишка, а зрелище располовиненного тела пусть даже и врага, все же не самая приятная картина на свете.
Но он зря опасался — так и замерший с застрявшей в полу кочергой, юнец заворожено глядел на соскользнувшее с клинка на пол и заплывающее темной лужей тело без малейших признаков того, что его сейчас вырвет или он грохнется в обморок.
Хотя… Гарри только сейчас обратил внимание, что парнишка несколько не в себе — в порванной на груди одежде, подрагивающий, бледный как мел, с потемневшими на висках от пота светлыми волосами, но с ясными, внимательными глазами.
Блондинчик несколько раз перевел взгляд с мертвеца на Гарри, который, не сводя глаз с мальчишки, молча отряхивался от усыпавшей его голову и одежду мусора и извести.
И негромко то ли спросил, то ли уточнил:
- Так вы... Не из этих? Вы не служите Тому-Кого-Нельзя-Называть?
- Это ты так пошутил? - насмешливо фыркнул Поттер, стряхнул с себя последние белые крошки и задвинул меч в ножны. - Нет, я... вернее, мы, ему однозначно не служим. Даже наоборот — активно уменьшаем число тех, кто служит ему, ну а вскоре доберемся и до него самого. Ведь я же — Гарри Поттер, неужели не узнал?
И приподнял волосы со лба.
- Правда? - несколько недоверчиво поглядел на него подросток. - Ведь все говорили, что Поттер...
- Гарри, мы закончили, - тут их прервали вторично, и на этот раз это был мрачный Норт, который зашел в комнату в тот момент, когда с него заканчивали стекать его магические доспехи, а сам он вытирал с правой щеки густую россыпь темных брызг каким-то подобранным полотенцем. - Их было там всего шестеро. Один, видать самый смышленый, аппарировал... О! - Эдвард заметил труп на полу и щелкнул пальцами. - А вот и он. Выходит, недалеко успел убежать. Четверых оприходовал я, а последний, видать от страха, забыл про всю магию и сиганул в окно. Сильно испугался, наверное. Только зря он на что-то надеялся - там его наши братцы на лету, как утку, продырявили. Вот только здешним обитателям...
И только сейчас заметил мальчишку.
- А это еще кто тут у нас?
И Эдвард, и Гарри пытливо уставились на белобрысого.
- Я...- начал паренек, с лица которого постепенно сходило выражение, как будто он был готов вцепиться в глотку всем присутствующим разом. - Я Крис... Кристофер Уитсфорд. Мы со всеми ужинали наверху, отец послал меня за банкой персиков в кладовку, как тут... Эти...
Тут парень встрепенулся, как будто очнувшись от легкого забытья.
- Скажите, что с моими родителями? А мои сестры? Кэт и Мойра...
Поттер бросил взгляд на Норта. Тот еще более помрачнел лицом и еле заметно покачал головой, но от Кристофера это не ускользнуло.
- Они... Они погибли? Эти… Они убили их? Всех?
Гарри приготовился было перехватить мальчишку, если он рванет наверх, но тот наоборот, отступил к стенке и сполз по ней, охватив себя руками, до крови закусив нижнюю губу и глядя прямо вперед.
Поттер слегка нахмурился. Накладки в их операциях, конечно, бывали, взять хотя бы ту неудачную защиту дома сирот, когда Гермиона чуть не поубивала всех подряд. Но всех выживших они всегда погружали в беспамятство, чтобы избежать истерик, лишних вопросов, и, разумеется, не дать в руки ни аврорам, ни Упивающимся лишнюю зацепку о себе.
Но этот паренек... Он хоть и неважно выглядел — дрожь, расширенные зрачки, обескровленные, бледные щеки, но на истерика он ничуть не походил. И справлялся со страшной новостью молча и без соплей, а это может далеко не каждый, особенно узнав, что ты только что стал круглым сиротой.
Гарри подошел к нему, и, присев на корточки, внимательно поглядел в остановившиеся глаза и крепко взял за плечо.
- Держись, парень, - твердо и негромко, без всяких слащаво-успокаивающих интонаций, сказал он мальчишке.
- Не надо меня успокаивать! - и Кристофер сбросил руку Гарри со своего плеча и поднял на него совершенно сухие и серьезные глаза, полыхнувшие не менее серьезной злостью. - Лучше скажите, как мне быть дальше?
- Дальше? - даже немного недоуменно переспросил его Поттер.
- Да, дальше! Никого из родных у меня не осталось, что мне теперь делать? Куда мне теперь? В приют? А эти гады…
- А куда ты хочешь? И чего ты хочешь? - прямо ответил вопросом на вопрос Гарри. - Сражаться вместе с нами?
- А можно?
Наклонив голову, Поттер задумался. Этот мальчишка вызывал у него противоречивые чувства.
«Совсем еще юный пацан, почти ничего не умеет, за душой только упрямство, злость да желание отомстить. Ну, и еще знакомая тяга большинства мальчишек «сбежать на войну». Но с другой стороны — я же сам был таким и отлично помню, как меня раздражало, нет, меня просто бесило, выводило из себя то, как ко мне относились взрослые. Все эти снисходительно-покровительственные разговоры, этот притворный испуг — «У-тю-тю… Да как же можно? Ты же еще ребенок!» А ведь на деле мне многое удавалось, хотя я и был тогда еще младше, чем этот Кристофер. Пусть большей частью с помощью друзей и почти сумасшедшего везения, но все же... И, кстати, насчет везения и удачи. Эти вещи никогда не стоит недооценивать, они вполне реальны и осязаемы, а тот факт, из всей семьи Уитсфордов выжил лишь он один, уже кое о чем, да говорит. Ну а то, что он был готов проломить голову кочергой первому вошедшему врагу и плевать хотел на последствия... Это вполне вписывается в те критерии, по которым я отбирал всех своих».
И еще это сильно напоминало Поттеру тех маленьких погибших храбрецов из разгромленного и сожженного интерната.
«Но, пока он не научиться хоть чему-то, не будет ли он балластом в нашей группе?»
Гарри мысленно поставил себя на место паренька, представив, что ему снова двенадцать, он только что остался один, потеряв родителей, но обрел шанс войти в некий отряд и воевать против тех, кто лишил его всего — семьи, дома, привычной жизни... Что бы он дал за возможность реализовать этот шанс?
Поттер машинально сжал зубы, слишком хорошо все это себе представив.
О, он бы не пожалел ничего — подчинился бы самой строгой дисциплине, любым жестким урокам, был бы готов тренироваться до обморока... Да он бы согласился даже чистить ботинки и мыть полы - лишь бы только его взяли, а потом не выгнали. Ну, а понимание того, что альтернативой всему этому является сиротский приют, была бы равнозначна сожжению за собой всех мостов. Путь был бы только один — вперед.
Расклад выходил довольно любопытный.
«Ну что ж, будем надеяться, что психология мальчишек большей частью схожа».
- Можно, - буднично кивнул Гарри, как будто каждый день только и делал, что подбирал и пристраивал к себе в когорту мальчишек-сирот. В глазах напряженно ждущего решения Кристофера на миг мелькнуло мрачное торжество - наверняка он уже видел, как он, с палочкой в руках, расправляется с ненавистными слугами Того-Кого-Нельзя-Называть. Такой настрой был похвален, но все же стоило его немного остудить:
- Но с одним условием, — и указательный палец Гарри уперся ему в грудь. - Твоим главным жизненным правилом отныне будет слушаться во всем меня и других старших товарищей. Слушаться во всем, беспрекословно и без малейших пререканий. Даже если мы скажем, что ты отныне лягушка, можешь только уточнить, как высоко тебе прыгать, надо ли квакать или ловить мух языком. Не более. Ты должен понять - мы ведем войну, и поэтому у нас нет ни времени, ни малейшего желания возиться с воспитанием капризных детей. Так что или ты своим поведением и поступками в кратчайшие сроки доказываешь, что ты взрослый человек, или — «оревуар, мон ами», и здравствуй, казенный дом. Обуза нам совершенно ни к чему. Я доступно объясняю?
- Да, конечно, - ответил подросток.
- Ну, смотри, повторять не буду. - И Поттер, взяв мальчишку за руку, помог ему подняться с пола. – Теперь к делу. Ты учился в Хогвартсе? На каком факультете?
- Да, еле успел закончить третий год... А был на Рэйвенкло.
- Вот как? Это хорошо, значит, как минимум, точно не дурак, — заметил Норт.
Гарри кивнул, соглашаясь с ним, и уточнил:
- Третий год? Значит, тебе тринадцать?
- Будет зимой.
- Ясно, - и Поттер повернулся к Эдварду.
- Где сейчас Рен? Джинни?
- Джинни страхует близнецов, отойдет вместе с ними, а Рен взяла на себя подходы, на случай появления вражеского подкрепления.
- Понятно. Ну, Крис, быстро собирай вещи, что возьмешь с собой, и мы уходим. Задерживаться здесь больше не стоит.

***

Уже потом, когда найденыш бы доставлен в их общее логово, переодет, накормлен и отправлен спать в последнюю пустовавшую комнату в доме, Гермиона, уже посвященная в эту историю, задала неизбежный вопрос. Который Поттер, собственно и ожидал, и, естественно, именно от нее.
- Гарри, ты спятил? - сразу и в лоб спросила Грейнджер. - Зачем ты привел к нам этого ребенка?
Гарри подавил в себе машинальный импульс ответить грубостью в стиле «это я тут решаю что делать, а что нет», опустился в кресло и ответил, глядя в потолок:
- А что в этом, собственно, такого? Парень потерял всю свою семью в один день. Родни у него действительно не осталось, мы проверили. Так что у него, по сути, лишь одна дорога — в казенный интернат. Это, по-твоему, лучший выбор?
- Лучший - не лучший, но все-таки более разумный, чем тащить сопливого мальчишку на войну.
- Ой-ой-ой... – по отечески прищурился Поттер, повернув голову в сторону девушки. - И давно ли наша такая взрослая и умная мисс Грейнджер стала считать двенадцатилетних подростков сопляками? Особенно учитывая ее собственный возраст. А может, ей еще напомнить, что удавалось нам троим, когда нам было по одиннадцать, двенадцать и тринадцать лет, а? Ведь то, что делали мы, смог бы повторить далеко не каждый взрослый волшебник.
- У нас не было выбора! - пылко ответила не собиравшаяся сдаваться девушка.
- А у него, ты полагаешь, он есть? - произнес Гарри. Его голос стал тише, вся ехидная веселость испарилась из него без следа, уступив место легкой горечи. - Приют — не самое лучшее место, поверь. Просто ты, Гермиона, всю свою жизнь жила с родителями, и не понимаешь, что это такое — не иметь их вообще. И уж тем более не понимаешь, что такое каждый день, и каждый час осознавать то, что они не умерли от болезни, не погибли в авиакатастрофе, а были жестоко и преднамеренно убиты. А те, кто их убил, или такие же, как они, вместо того, чтобы кормить червей все еще ходят по земле, вкусно едят, сладко пьют и крепко спят. И продолжают развлекаться в своем репертуаре. Поверь, я очень хорошо осознаю, что сейчас чувствует этот мальчишка, поэтому и взял его с собой.
- Нет, я все понимаю, - немного включила задний ход Грейнджер. - Я уверена, что мы все можем максимально быстро натаскать его до кондиции, что он сможет хотя бы уверенно себя защищать, дать ему усилитель на палочку, или еще что... Но он же не будет сидеть дома, он захочет идти сражаться, а сражаться — значит и убивать. И ты предлагаешь это двенадцатилетнему мальчишке?
Молча слушавший их беседу Эдвард Норт внезапно глубокомысленно выдал:
- Ну, если рассуждать отстранено и, я бы даже сказал - предельно цинично, то с этим как раз проблем и не будет.
- Что?
- А то. Для тебя что, новость, что дети и подростки — одни из самых жестоких существ? В этом возрасте они еще полностью не осознают и не понимают ни страданий, ни боли, ни смерти. И поэтому способны на такое, на что пойдет далеко не каждый взрослый. И вдобавок еще надо учитывать, при каких обстоятельствах мы на него наткнулись. Он же понимал, что ему, в случае чего, не уйти, но был вполне готов разменять свою жизнь на жизнь хотя бы одного врага.
Гарри кивнул, он с Эдвардом оба подметили эту немаловажную деталь событий. А Норт сел поудобнее, перекинул ногу на ногу и продолжил:
- Так что для этого пацана сейчас убить — как высморкаться, особенно если надо просто метнуть «Аваду», а не перерезать горло руками от уха до уха. А уж прибить Упивающегося, один из которых убил его родителей и сестер... Ууу.. - и мужчина протяжно присвистнул, - тут тебе его еще удерживать придется.
- Все равно, как-то все это неправильно, - покачала головой с собранными волосами Гермиона, собираясь уйти, но вместо нее встал Гарри. Встал, между делом немного про себя удивляясь.
Прежняя Гермиона ни за что бы не сдалась настолько быстро, причем в таком принципиальном для нее вопросе. Ха, можно ли пускать мальчишек на войну? Да прежняя Грейнджер взвилась бы, как перечная кусачая шутиха из магазина «Удивительных Ультрафокусов Уизли», но это прежняя, которой уже не было, и уже не будет никогда. А нынешняя Гермиона... Все-таки, все последние события, помноженные на сражения и темную дисциплину Киар-Бет медленно, но верно меняли девушку, придавая ее характеру неведомые ранее, новые черты.
- Если есть желание - продолжим этот диспут позже, а мне нужно отлучиться. - Гарри, будто услышав неслышимый всем прочим сигнал, встал, подхватил свой меч правой рукой и направился к выходу. - Уж извините — надо кое-что сделать.
И быстро вышел прочь. Спрашивать, куда он направился, никто уже и не пытался — он бы как всегда ответил обтекаемой фразой «Всему свое время, узнаете» и молча испарился.
Грейнджер, которой Гарри не дал возможности высказаться, зло плюхнулась обратно на диван, и, в качестве ближайшей цели, вцепилась в Норта.
- Эдвард, если честно, то я не думала, что вы подержите это его решение. Вы же гораздо старше нас всех, Гарри прислушиваться к вашим советам. Почему вы не отговорили его от этой далеко не самой умной идеи?
- Потому что не вижу в этом смысла, - просто ответил Норт. - От этого паренька будет гораздо больше толку, чем ты можешь себе представить.
- Какого еще толку? Что все мы вместе выдрессируем из него юного боевого зверька, натасканного на кровь? И что же потом с ним будет, когда война кончится? Чем и кем он станет?
- А ты погляди на это под другой точкой зрения. И думай не только об этом Кристофере, но и о Гарри тоже. В конце концов, ведь это ты — его давний друг.
- О чем это вы?
- О том, кем и чем может стать этот мальчонка для нашего Гарри. Благодаря своей матери, купившей ему поруку «Меча Проклятых» столь страшной ценой, он избежал главной угрозы — быть сожранным этим затаившимся сгустком мрака. Но это далеко не все. Может, ты и не замечаешь, но он, Гарри, сейчас в довольно опасном положении уже по несколько другой причине. Его сила растет, и постоянно, понемногу, может размыть тот самоконтроль, благодаря которому он постигает это чужое темное искусство. Велика вероятность, что он может попасть в ловушку, в которую до него попадали уже очень и очень многие сильные люди — начать искренне верить в то, что он прав всегда и абсолютно во всем. А это очень коварная западня, судя по всему, даже Дамблдор ее не избежал.
- И чем же ему в этом поможет этот мальчишка?
- Тем, что учить его, думаю, большей частью будет тоже Гарри, а этот Крис сейчас в таком возрасте, что вопросы из него будут сыпаться, как горох из прохудившегося мешка — почему так, а не эдак, почему то, откуда се... Что мы делаем, зачем, и для чего... А если он узнает, а он наверняка узнает про Даймон, то будь уверена, это породит такой шквал вопросов, что Поттер еще пожалеет, что взял его к нам.
- И что потом? В чем смысл?
- Своеобразный принцип зеркала. Люди очень интересные создания, самое главное отражение, в котором они видят себя и свои поступки — это другие люди. Так что, рассказывая и объясняя все это этому мальчишке, Гарри сам заново все это будет осмысливать и понимать. Ведь недаром издавна говорят, что ученик оказывает дисциплинирующее воздействие и на учителя тоже. И дай Мерлин, это поможет ему не скатиться в фальшивую богоподобность. Вот так я все это понимаю. А пацан не пропадет, и кровожадным психопатом не станет, будь уверена. И вообще, разве это в принципе не интересно – заиметь ученика, пусть и одного на всех? Хотя... Получив таких воспитателей и учителей, как наш нынешний Гарри и как все мы... Из этого Кристофера может выйти что-то совершенно исключительное. А ты попробуй, тебе еще может понравится.
И Эдвард, подмигнув девушке, ушел, оставив ее обдумывать услышанное.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....


Сообщение отредактировал Lash-of-Mirk - Пятница, 27.03.2009, 21:51
 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:51 | Сообщение # 32
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 29. Лестница в небо.

Долина Эпплби, расположенная на северо-востоке Англии, не могла похвастаться ничем особенным — почва там была каменистая и суглинистая, лугов, пригодных под выпас скота, тоже не имелось, а лес, которым поросли окружающие долину холмы, был дремуч, космат и беден зверьем. Наверное, именно поэтому людское поселение, возникшее тут в конце XIX века и давшее имя этой долине, не просуществовало особенно долго, придя к началу двадцатого столетия к полному запустению.
Правда, отдыхала данная местность от человеческого присутствия всего несколько десятков лет. В самом начале сороковых годов, обагренных воздушной войной с фашистской Германией, на удаленную и заброшенную долину обратили свой взор серьезные господа в хаки из военного ведомства, потому как с их точки зрения, она все же обладала одним неоспоримым преимуществом — отдаленным и не бросающимся в глаза расположением. И за какой-то месяц в ней был построен аэродром и склад горючего и боеприпасов Королевских ВВС для борьбы с налетами люфтваффе. И расквартированные здесь «Спитфайры» и «Харрикейны» исправно несли службу, порой несколько раз за день подымаясь в небо на перехват германских бомбардировщиков, гудящими черными стаями ползущих со стороны Ла-Манша.
Однако, воюющие по другую сторону фронта подчиненные рейхсмаршала Геринга не были слепыми, да и разведка у немцев всегда работала что надо. Так что где-то в начале сентября появившиеся в небе несколько эскадрилий «Хейнкелей-111» с чисто немецкой аккуратностью вывалили груз фугасных и зажигательных бомб из своих бомболюков прямехонько на авиабазу, превратив долину в настоящий кипящий котел. Ну, а когда пыль осела, а многочисленные пожары — прогорели, то вместо военного аэродрома в наличии остался только вполне реалистичный лунный ландшафт.
После этой сокрушительной бомбардировки, долина опустела окончательно, и так и оставалась заброшенной по нынешний день. Но, правда, исключительно для магглов, которые если и забредали каким-то образом в это не особо приветливое местечко, то еще на подходе видели на фоне низкого, серого неба лишь изрытую затянутыми временем воронками каменистую, неровную землю с редкими клочками зелени, да перемешанные с землей полусгнившие остатки давно разрушенных строений. Эта картина навевала на магглов такое уныние и тоску, что у одного из них не возникало желания продолжить свой путь.
На самом же деле в долине Эпплби с 1953 года исправно и бесперебойно действовала организация, официально обозначенная в пергаментах чиновников волшебного мира как «Вторая учебная база Аврората Министерства Магии Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии».
Место, пришедшееся по душе магглам-военным, вполне устроило и их коллег из магического мира - авроров, инструкторов и преподавателей. Солидная удаленность от жилых мест, погода и климат, остуженные дыханием Северной Атлантики, создавали вполне подходящие условия для воспитания у будущих авроров стойкости и умения переносить тяготы и лишения, ну а пологие, иссеченные оврагами холмы, густо поросшие густым, с многочисленными буреломами лесом, будто были специально созданы для физической подготовки и тренировок на выносливость.
Так что если бы какой-нибудь невероятный маггл все же прошел бы в долину дальше определенного предела, и вдобавок умудрился бы преодолеть все защитные и сигнальные магические барьеры, то его взору предстала бы совсем иная картина по сравнению с тем, что он видел издалека.
Долина уже давно не была изрытым бомбовыми воронками заброшенным пустырем — на ней ровными рядами стояли многочисленные одноэтажные жилые казармы, имелся плац для построений, различные учебные и вспомогательные помещения, склады, столовая, местный штаб и управление, короче, целый городок, а также занимавший почти треть долины тренировочный полигон-лабиринт. В общем, так же, как акула и дельфин из-за общей среды обитания имеют достаточно схожие формы и обводы, так и волшебная учебная база не особо сильно отличалась от любой военной учебной части магглов, ведь функции-то они выполняли по большей части одинаковые.
Так же, как и в не-волшебном мире, сюда раз в год прибывала большая партия еще не до конца повзрослевших юношей, разбавленная гораздо меньшим количеством девушек, в общем, всех тех юнцов, которые по зову сердца, жажды славы, идеализма, хронической глупости ввиду полной или частичной ампутации мозга, или еще каких иных причин, подали заявления на поступление в Школу Авроров, да еще и имели неосторожность сдать вступительные экзамены.
Именно здесь проходил первый семестр их учебы — суровый и жесткий, специально направленный на то, чтобы еще на ближних подступах отсеять тех, кто слишком слаб, изнежен или инфантилен, чтобы быть аврором. Строгая дисциплина, ранние подъемы, поздние отбои, специально сведенная до минимума магия в быту — и тренировки, тренировки, тренировки... А также простая система оценок «сдал-не сдал». И еще более простая система наказаний за все виды нарушений и проступков — предупреждение, напоминание, отчисление.
Лишь спустя несколько месяцев те, кто остались — резко посерьезневшие, перегнавшие жирок в мышцы, ставшие из толпы гражданских спаянными учебными отрядами, уже никаким местом не зеленые новички-рекруты, а полноценные курсанты Школы Авроров направлялись собственно в школу, располагающуюся в Шотландии для более углубленной подготовки и различных специализаций. Но на этой, второй базе, промеж всех авроров кратко именуемой «Двойкой», им предстояло появляться каждый год обучения для полевых выходов и практических зачетов, а также части выпускных экзаменов. Так, во всяком случае, было раньше.
Но нынче тут все было по-другому. Утрата в самом начале второй войны с Вольдемортом шотландской базы N1, а также все возрастающие потери таких «штучных» бойцов, как авроры, заставило руководство Аврората кардинально пересмотреть методики подготовки и, что самое главное – сами сроки обучения. «Двойка» за какие-то недели была сильно расширена для обучения курсантов в два потока по сокращенной программе, в которой упор делался больше на нещадные практические тренировки, нежели на кабинетные лекции. И курсанты, поступившие в Школу Авроров непосредственно перед войной и после ее начала, жили и учились в крайне напряженном ритме - спали мало, занимались много, отлично понимая, что их старшие товарищи, вчерашние выпускники этой же школы, воюя сейчас против вольдемортовых полчищ, гибнут, покупая им время и возможность овладеть необходимыми знаниями и навыками.
Но хуже всего приходилось, пожалуй, самим преподавателям и инструкторам. Матерые, опытные авроры, чьи знания и умения были на пару голов выше любого, даже самого талантливого курсанта, рвались в бой, но начальство раз за разом резко осаживало их, оставляя учить, натаскивать молодежь, превращать их из пусть бодрых, но все же щенят, в молодых волкодавчиков.
Не проходило и недели, чтоб из кабинета начальника Школы не вылетал, вполголоса грязно ругаясь и кипя, как чайник, очередной инструктор. А вслед нему, как правило, летели обрывки его прошения о переводе в боевой отряд и еще более изощренная ругань начальника, чьи слова кратко и цензурно можно было сформулировать как «Засунь свою бумажку сам знаешь куда, и иди, учи сопляков дальше». И каждый по-своему был прав, но Мерлин всемогущий, как же паршиво себя чувствуешь, когда ты, здоровый, опытный лоб сидишь в тылу и только узнаешь, твои вчерашние курсанты, еще совсем мальчишки, которых ты учил и звал по именам, погибли в бою. Один, второй, третий, и так без конца... Так что только военная дисциплина удерживала многих инструкторов от необдуманных действий, а огневиски в местной лавке пользовался большим успехом.
Помимо увеличения числа обучающихся и гораздо более интенсивного обучения, режим безопасности вокруг базы также был многократно ужесточен. Маскировочные и отваживающие магглов барьеры были усилены, а также было введено патрулирование окружающих долину холмов курсантами-выпускниками, которые выдвигались в дальние пикеты и секреты.

***

Курсанты Майкл Нэйл, Джозеф Гордон и Том Виккерс заканчивали обучение на авроров-оперативников в одном отряде, и были назначены патрульной тройкой на западную оконечность долины. Им, как наиболее подготовленным из числа курсантов, почти всегда выпадали ночные патрули. Кутаясь в форменные мантии и отмахиваясь от комаров — выдаваемое им противокомариное зелье действовало от силы полчаса, а применение без особой нужды магии в патруле было запрещено, юноши продвигались сквозь сумрак уже давно заученным маршрутом, охватывающим вершину и подножье холма, чей пологий, поросший смешанным лесом горб как бы перегораживал вход в долину.
- Ну, долго там еще? - уже в неизвестно какой раз вполголоса спросил Том, полноватый русый парень, чью легкую грузность не смогли исправить даже интенсивные, изнуряющие тренировки.
- Хорош канючить, Томми, - язвительно ответил ему мерно шагающий старший патруля Джозеф Гордон, которого свои называли просто Джо. - Как бы ты часто не спрашивал, наша смена от этого быстрее не кончится. Я, конечно, понимаю, что ты очень хочешь не сбивать ночью ноги по этим чертовым горам, а, сожрав свиную отбивную с гарниром, дрыхнуть в постели с теплой подружкой под боком, но в таком случае могу тебя сильно огорчить — это означает лишь то, что ты радикально ошибся в выборе профессии.
Гордон был в принципе неплохим, беззлобным парнем, но его чувство юмора иногда перерастало в крайне ядовитые замечания и подначки. Особенно когда его доставали глупыми вопросами и уж тем более, когда это происходило почти в полночь посреди зябкого, темного леса.
- Что же до времени... - и Джо мельком взглянул на хронометр, - то нам таскать свои задницы вверх-вниз по этим холмам еще почти два часа.
В ответ Том только горестно вздохнул, выражая воистину вселенскую скорбь.
- Ну не вздыхай ты так тяжко, Томми, не рви мое нежное и любящее сердце... Топать по маршруту нам еще долго, но зато вот сейчас мы спустимся вниз, и неподалеку от вон того овражка остановимся перекусить. Ну как? Жить сразу стало веселее, мой исхудалый друг?
- Да пошел ты... - беззлобно огрызнулся Виккерс. - Я вовсе не толстый, это у меня просто кость широкая.
Но эта новость все же изрядно подняла ему настроение. Кормежка в учебном лагере всегда была на уровне, ну а ночных патрульных снабжали сухим пайком так вообще по двойной норме.
- «Да пошел ты, сэр», - спокойно поправил его Джо. - Я сейчас, как-никак, ваш командир. Потопали, господа.
И, обогнув очередной уже знакомый завал, троица начала спускаться по склону.
Обосновавшись возле овражка, патрульные постелили на опавшие листья плащи, достали саморазогревающиеся пакеты с провизией и приступили к позднему ужину.
- Ох, Томми, Томми, не хотел бы я с тобой в голодный год на необитаемом острове оказаться, - уже через несколько минут сокрушенно помотал головой Джо, глядя как Виккерс шумно уминает уже третий трехслойный сандвич с огурцами и копченой говядиной, с хлюпаньем запивая пищу дымящимся горячим кофе с молоком, прихлебывая его прямо из термоса.
Том в ответ пробурчал полным ртом что-то невразумительное.
- Не беспокойся, - сказал Майкл, подымаясь с земли. - Он бы нас до последнего момента не сожрал. Кто же съедает сразу свой неприкосновенный запас? А за это время мы бы скооперировались и съели бы уже его самого.
- Ну, разве что так... - философски отметил Джозеф, ковыряя зубочисткой в зубах после еды. - Ты это куда?
- Девчонки в таком случае говорят «Я пойду, попудрю носик» - хмыкнул Майк, направляясь к оврагу.
- А, ну это дело, - и Гордон привалился спиной к стволу, вытягивая гудящие ноги. - Только это, не забудь потом застегнуться получше, а то мало ли что застудишь.
- И что бы я только делал без твоих ценных советов? - покрутил головой Нэйл, спускаясь по склону в овраг.
Не спеша сделав все свои дела, он начал подыматься обратно, как его нога попала на скрытый под опалой листвой скользкий корень, и Майкл, не удержавшись на крутом склоне, со всего маху грянулся оземь. Удар получился такой, что сбилось дыхание и пошли круги под глазами. Проехав по склону несколько метров вниз и перепачкавшийся прелой листвой, он замер, пытаясь отдышаться.
Это его и спасло.
Внезапно там, где он и его друзья разбили свой импровизированный бивуак, беззвучно полыхнуло зеленым. Раз, другой...
- Том!! - раздался крик Джо, и тут же с куда большей злобой продолжил:
- Суки, вы кто такие?! Ну, сейчас вы у меня попляшете....
Шум, возня, звенящий звук серии заклинаний, и чей-то пронзительный крик боли. И снова беззвучные вспышки многих невербальных заклятий. Преимущественно красные и зеленые.
Майкл лежал на склоне неподвижно, надвинув капюшон, держа палочку наготове и весь обратившись в слух.
Наверху все затихло, прошла минута, другая, вскоре зашуршала листва и поблизости раздались чьи-то осторожные шаги. Нэйл застыл под запорошенной мантией, еле дыша.
- Слышь, этот, второй, он успел чем-то зацепить Конрада! Тот лежит весь синий и никак в себя не придет. Вот же сволочь аврорская... - отчетливо послышался чей-то раздраженный, грубый баритон.
Ему тут же ответил второй голос:
- Заткнись, Хэмиш, это же вообще-то курсанты. Видишь нашивки? - И насмешливо-гнусаво добавил:
- Если ты со своим дружком-неумехой не можешь справиться даже с парочкой сопливых курсантов, то что уж говорить об аврорах? Они вас просто размажут...
- Нас всех? Размажут? - гоготнул первый. - Да это мы пройдемся по ним, как великан по кучке флоббер-червей. Да и курсантики-то - вон они… Лежат. Прям как живые.
- Том, Джо... Вот же дерьмо... - одними губами прошептал Майкл, слушая разговоры Упивающихся, стоящих вверху и чувствуя, у него как пересыхает во рту от злости и страха. Он медленно, очень медленно повернул голову и увидел, как по другому склону приютившего его оврага настороженно скользнули несколько темных силуэтов. Потом еще и еще. Это была точно не рядовая разведка слуг Вольдеморта, тут назревало что-то серьезное.
По идее надо было тихо аппарировать куда подальше, и уже оттуда подать сигнал тревоги, но уже после второй попытки и ощущению рассыпавшихся по телу неприятных уколов, Нэйл понял, что местность накрыта антиаппарционным барьером. А это означало, что немного отступить не удастся. Не получится и просто отползти в сторону — пока он лежит на склоне оврага под мантией, засыпанной листьями, его не видно, но стоит только зашевелиться, как один из тех, кто сейчас прочесывает место, где был уничтожен их патруль, наверняка заметят его, и тогда...
И выжидать дальше тоже было нельзя.
- Дерьмо... - снова еле слышно прошептал парень. Ситуация выходила патовой.
И откуда-то из глубин памяти ему вспомнился разговор с покойным дедом в тот день, когда Майкл поступил в Школу Авроров.

***

Тогда, до войны, еще несколько лет назад, когда он пришел домой и с плохо скрываемой гордостью сообщил родным, что прошел весьма непростые вступительные экзамены в Школу Авроров. Все домашние, разумеется, очень обрадовались; они-то знали лучше всех, как серьезно Майк к этому относился и как упорно готовился. Брат носился кругами, как угорелый, мать немного всплакнула от счастья, а отец крепко и искреннее пожал руку.
И только дед, старый аврор в отставке, хоть и с теплотой поздравил его с поступлением, однако выглядел несколько задумчивым и не спешил разделять бурные восторги прочих домочадцев. А когда закончилось их небольшое импровизированное празднование, пригласил Майкла наружу поговорить.
Усевшись в стоящее на веранде кресло, дед немного помолчал, сцепив морщинистые кисти рук в замок, а потом обратился к своему старшему внуку.
- Я хочу поговорить с тобой, Майк. Поговорить о том, о чем ты не слышал от родителей, о чем не говорили тебе в Хогвартсе, и, скорей всего, вряд ли скажут в Школе, если ты, конечно, останешься там после вводного курса.
Старик остановился, словно собираясь с мыслями.
- А дело в том, что все мы когда-нибудь умрем. Это неизбежно, абсолютного бессмертия не существует. И, поскольку это неизбежно, существенным остается только вопрос, как мы умрем.
- Я знаю, дед, - ответил Майк, каким-то шестым чувством поняв всю серьезность беседы. - Я думал об этом.
- Нет, внучок, ты не знаешь, - осклабился дед, обнажив еще крепкие зубы. - Ни ты, ни те сопливые оболтусы, что поступили вместе с тобой. Вы пока ничего не знаете и толком не думали. Не обижайся, я сам в молодости был таким же. Все, кто поступает в Школу Авроров, думают в первую очередь о расследованиях, сражениях с темным магами рангом никак не ниже Того-Кого-Нельзя-Называть, ну и, разумеется, о громких делах и победах.
Дед замолчал, крепко сжав ладони.
- Но никто из них не осознает, что быть аврором это не только спецподготовка, красивая форменная мантия и героический ореол борца с темными силами. Это еще и подразумевание того, что ты, в случае чего, пойдешь в огонь первым. Гражданский может отказаться, ты — нет. И твой долг сделать все, что угодно, даже умереть, но выполнить приказ и не дать погибнуть другим.
В выцветших серых глазах старика мелькнула печаль.
- Как любили хвастливо говорить курсанты, когда я учился - «Жизнь это очередь за смертью, но авроры имеют льготу идти вне очереди». Как было сказано, а? Тут поневоле начнешь гордиться сам собой, да и на девчонок это производило сильное впечатление. Юные идиоты... На деле эта пафосная поговорка очень скоро оказалась гораздо более правдивой, чем хотелось бы многим из тех, кого я знал.
Дед говорил отрывисто и немного сумбурно, но Майк внимательно его слушал.
- Иной человек может прожить длинную, скучную жизнь, тихо преставиться в своей постели, и через год его будут вспоминать разве что близкая родня, да и то только раз в годовщину. А другой же может принять смерть, не дотянув и до двадцати, но его имя будут помнить веками. Но дело даже не в посмертной славе, зачастую люди погибают ради благого дела совершенно безвестно, они жертвуют собой, даже не задумываясь, что про их поступок кто-то узнает и оценит. Просто в итоге все решает то, как ты сам к этому относишься. Если ты веришь в маггловского Бога, то благородная смерть во имя других, это дар. А если же не веришь, что там, за гранью, нас ждет боженька и райские кущи, а других — шкворчащие котлы и сковородки с рогатой и суетливой прислугой — то все равно. Раз мы все неизбежно умрем, то лучше уж умереть так, чтобы даже в последнюю секунду жизни не жалеть ни о чем.
- Дед, - спросил его тогда Майк. - А если у тебя был выбор — будешь жить ты, но умрут твои друзья или наоборот, ты бы выбрал второе?
- За всю мою службу, жизнь ни разу не ставила меня перед таким выбором, но если бы... Да, Майки, я бы даже не колебался. И это не стариковский бред. Потому как уже в твоем возрасте я понял, что высшая честь, о которой может мечтать мужчина, это честь заслонить своим смертным телом свой дом, своих близких и своих товарищей. И ничего более.

***

И только сейчас Майкл понял весь смысл того разговора.
Можно сейчас, пока еще есть время, чем-нибудь отвлечь расхаживающих практически над головой Упивающихся, и подать сигнал тревоги, так нужный сейчас их лагерю, которому враг решил исподтишка, как спящему человеку, вогнать нож под ребра. Но если он раскроется, подаст этот сигнал, то тогда... Что будет тогда, было понятно и так.
Но он может и отсидеться в этой впадинке. Почти наверняка его не заметят, а потом можно будет и отойти, отступить, убежать, и вернуться, когда все закончится. Соврать, что был оглушен, или еще что-нибудь... И он будет жить.
Майк представил себе на миг, как он будет жить. Никто ничего, скорей всего не узнает, но каждый день, смотря в зеркало, он будет видеть человека, наплевавшего на долг, присягу и своих друзей, с которыми делил стол и кров. Человека, живущего чужими жизнями и кровью, словно нежить, мерзкий вампир.
И если есть на свете загробная жизнь, то прощения за это не будет. А если нет, прощения не будет от себя самого, уж так его воспитали.
Майкл вдруг почувствовал, что липкий страх и нервная дрожь куда-то пропали. И он улыбнулся:
- Ну что, дед, похоже, ты был прав, - еле слышно прошептал он, ухватив покрепче рукоять волшебной палочки. - Так что помоги мне немного в этот раз...
И он замер и сосредоточился, выжидая, пока ближайшие темные силуэты отойдут еще дальше, и...
Даже понимая почти полную фантастичность возможности подать сигнал прямо посреди врагов и остаться живым, Майкл тем не менее не собирался просто пустить поток искр в небо и покорно ждать, пока его убьют. Он решил попробовать использовать даже мизерный шанс сделать дело, и попытаться выскользнуть из западни.
Раз! Полусгнивший пень, поднятый в воздух невербальной «Вингардиум Левиоссой» и получивший ускорение «Мобилиарбусом», стремительно пролетел с пару десятков метров и, врезавшись с разгону в ствол дерева, с громким треском и скрипом разлетелся на несколько кусков.
От звука удара, прозвучавшего в тишине леса как выстрел, головы всех Упивающихся резко повернулись в сторону его источника, на какое-то время ослабив внимание.
Два! И опять же пущенный невербально «Петрификус Тоталус» накрыл двоих «балахонников», стоящих на направлении, намеченном Нэйлом для прорыва. Попавшие под заклинание упали на густо запорошенную листвой землю, сдвинув ноги и прижав к туловищу руки, как две колоды. И молодой аврор, пригнувшись, рванул вперед. Нужно было как можно дальше отойти от основной группы врагов, которые...
- Кто это?! Стоять! - прозвучал чей-то грубый окрик.
«Черт! Заметили!!» - и Майк дернул вбок, уходя за толстый, обросший лишайником ствол дерева. И вовремя.
- Круцио!
Мимо!
- Секо! - и режущее заклинание прошло совсем рядом, срезав, как бритвой, с ближайшей сосны кору до самой древесины.
«Вот гады... Прижмут, не успею... Надо поспешить...» - адреналин, щедро выбрасываемый в кровь, окончательно растворил все остатки страха, заменив его веселой злостью - «Хрен вам! Не выйдет по-вашему!»
Нэйл, укрывшись за деревом, направил палочку в просвет темнеющего неба между деревьями и послал отвесно вверх заклинание «Рэд Флэш». Оно было как бы «старшим братом» куда более слабого «Рэд Спаркс», выбрасывающего небольшой сноп красных искр и служащим как призыв о помощи. В отличие он него «Красная вспышка» выбрасывала всего одну большую искру, но гораздо выше и вдобавок она с шумом взрывалась и была заметна с большого расстояния.
Искра взвилась над холмом и оглушительно грохнула, разлетевшись на облако более мелких искорок.
Со стороны Упивающихся послышалась полные злобы крики и грязная ругань.
«Что, съели, погань? Дело сделано!» - Майк был готов пуститься в пляс от восторга. - «Если не на самой базе, то уж другие патрули точно заметят! А теперь попробуем убраться отсюда...»
Он кувыркнулся в сторону из-за ствола, держа наготове волшебную палочку, и не зря. Крадущийся силуэт в темных одеждах и остроконечном колпаке был уже всего в каком-то десятке метров.
- Авада Кедавра! - дернулся и выкрикнул тот, но не прицельно пущенное заклятие прошло выше лежащего Нэйла. Который в долгу не остался:
- Экспеллиармус!
Упивающегося, лишившегося волшебной палочки, снесло в овраг, откуда донесся звук удара и громкий крик боли; похоже, враг себе что-то сломал.
«Давай, давай, ори громче, другие призадумаются и поубавят прыти...» - подумал Майкл, петляя, как заяц, меж деревьев.
Впереди никого не было, сзади раздавались крики, заклинания выпущенные вслепую, пролетали где-то по сторонам. Еще немного, еще чуть-чуть и он либо уйдет от преследователей, либо вырвется за границу антиаппарционного заклинания, и тогда...
Впереди, одновременно из четырех мест, из-под земли словно вырвались расплывающиеся струи черной пыли и через миг на их месте возникли темные фигуры с поблескивающими на лицах серебряными масками.
«Как это?! Они аппарируют... внутрь? Или прямо внутри колпака?» - пораженно подумал Майкл, но потом ему стало не до раздумий.
- Авада Кедавра!
- Протего!
- Круцио!
- Инфламмио!
Во все стороны полетели заклятия и схватка закрутилась бешеной каруселью, эти четверо принялись за него всерьез.
Единственный выживший курсант успел лишь заковать в лед ноги одного противника и содрать половину кожи с головы другого заклинанием «Инстант Скальпинг», как в него вскользь попало «Круцио». От полыхнувшей боли он на какой-то миг замешкался, и тут его настигло более прицельно пущенное режущее заклятие.
Застонав сквозь сжатые зубы, Майкл зажал рану ладонью и скрылся за толстым стволом лиственницы, пытаясь отдышаться. От места, пульсирующего острой болью, по всему телу расползалось тупое онемение, в ушах появился какой-то шум
«Вот и все...» - но страха почему-то не было, лишь жалость, что он даже не забрал никого с собой. Хотя это было не так. Упивающийся, попавший под Экспеллиармус и упавший в овраг, не ломал себе ни рук, ни ног. В падении он очень неудачно, или, может, наоборот - удачно, свернул себе шею и в данный момент тихо остывал в куче прелой листвы.
Кровь из глубоко распоротого бока обильно текла сквозь пальцы, стремительно унося с собой силы, и в этот момент слабеющего Нэйла обожгла страшная мысль, нет, не об уходящей жизни, а совершенно другая — а вдруг его первый сигнал все же не заметили? Вдруг смерть Тома, Джо, все это окажется зря? Этого не должно было произойти.
Пустив наугад несколько заклинаний, чтоб отпугнуть врага хотя бы на несколько мгновений, ковыляя и спотыкаясь, он дернулся вперед и резко остановившись, выбросил руку вверх, вложив в заклинание все оставшиеся силы.
- Рэд Флэш!!
Ярко алая искра сорвалась с палочки, стремительно взмыла ввысь и с грохотом разорвалась шаром огненной пыли. Майкл успел еще секунду полюбоваться на него, как зеленая вспышка четко осветила его силуэт, и парень мягко опустился на опавшие листья лицом вперед.
Три фигуры в темных балахонах медленно и опасливо подходили к лежащему навзничь курсанту.
- Проклятое аврорское отродье... - и нога в сапоге пнула бездыханное тело, перевернув его на спину. Лицо, левая сторона которого была запачкана землей и кровью, было на удивление спокойным, и лишь в открытых глазах отражались звезды.
Носок сапога опять впечатался в бок погибшего, вымещая бессильную, душащую злость. Даже мертвый и иссеченный заклятьями, он был сильнее их.
- Чертово фанатичное мугродье... Роджер, надо доложить Яксли, может он...
- Даже и не думай, Эйвери. - Тот, кого назвали Роджером, отрицательно помотал головой и от этого движения капюшон балахона опустился ему на плечи, открыв лицо, знакомое многим по обе стороны линии фронта. Лицо Роджера Мальсибера.
- Он ни за что не отменит наступление. Сам посуди, ведь ему тогда придется сообщить Лорду, что тщательно спланированная операция оказалась под угрозой из-за того, что его передовой отряд проворонил какого-то безмозглого, но настырного дозорного щенка. И как ты думаешь, что тогда Лорд с ним сделает? А потом и с нами? Так что пускай все идет по плану; ну потеряем чуть больше «пушечного мяса», всего-то делов... Им все равно не выстоять.
- Согласен, продолжаем, — кивнул первый. - А про этого сопляка — никому ни слова.
И двое черных магов двинулись вперед.
Они были правы только в одном — раскрученный маховик наступления уже было не остановить. У подножья холма не замолкали хлопки аппарации, срабатывали все новые и новые портшлюзы, выбрасывающие целые группы темных фигур Упивающихся, стаи рыскающих силуэтов оборотней и раскачивающиеся глыбы грузно и гулко вышагивающих по земле великанов.
Ударная сила накапливалась подобно грозовой туче, уже начавшей растекаться по пологим холмам потоками, охватывающими с трех сторон долину, накрытую хитрым и мощным антиаппарационным заклинанием, наложенным одновременно пятью сильными магами.
Но и над атакуемой базой уже плыл пронзительный сигнал тревоги, и загорались огни, авроры готовились дать отпор.
Так или иначе, но сражение, которое позже назовут «битвой при Эпплби» началось.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:52 | Сообщение # 33
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 30. Эпплби. Часть I.

- Чтоб мне провалиться... Нет, вы только поглядите... - прошептал Эдвард, невольно озвучивая общую мысль всех поттеровских «гвардейцев», перенесшихся на окраину долины, откуда им поступил сигнал тревоги от авроров. Точнее, сначала меньше чем за половину суток им поступило сообщение от их тайных осведомителей. В нем говорилось о подозрительно малом присутствии в различных питейных и увеселительных заведениях тех магов, которыми интересовался Поттер. Как будто большую их часть разом стянули или собрали куда-то. Или для чего-то. Этот факт сразу же навел на серьезные подозрения, ну а уж потом и грянул гром от авроров.
Гарри давно предупреждал своих товарищей, чтобы они были наготове, так что сборы не заняли много времени, а потом портал, развернутый Гермионой, перенес всю компанию на место назначения. Поттер сразу же связался с аврорами с помощью зеркала и отправился на встречу с Хмури для согласования общих действий, а они остались стоять на пологом склоне холма, с которого открывался отличный вид на долину. Вид завораживающий и жутковатый.
Долина занималась огнем. Горела уже как минимум треть всех построек базы, ломаной, пунктирной линией обозначающая границу, где обороняющиеся медленно, шаг за шагом, отходили перед наступающим врагом. Каемка огня, растекающиеся повсюду пожары и постоянно вспыхивающие искры и полосы многочисленных боевых заклинаний расцветили ночь ничуть не хуже того фейерверка в Хейверилле, которым они любовались совсем недавно.
- Скажите Эдвард, а в первую войну с Вольдемортом случались такие же массовые сражения? - спросила Норта Гермиона.
- Нет, - покачал головой тот, не отрывая взгляда от зрелища. - Таких магических битв Англия не видела уже, пожалуй, лет двести-триста. Но какую же силу набрал этот красноглазый ублюдок... Если бы не мы, то он подмял бы под себя оставшуюся страну уже через неделю.
- Это точно, - подтвердили близнецы.
- А вот и Гарри.
В воздухе неподалеку от них замерцала голубая точка света, расползлась в воздухе паутиной рисунка портала и сквозь него, растянув и прорвав его, шагнул Поттер. Тающее синеватое сияние какой-то миг продержалось на его руках, волосах и одежде тонкими, тянущимися нитями.
- Ну что, все готовы? - с немного хмурой улыбкой спросил он.
Готовы были все.
Близнецы экипировались на первое серьезное сражение по полной программе, что было и неудивительно, учитывая, сколько золота Гарри Поттер выделил им на оснащение.
Уроки старого ветерана SAS, похоже, крепко запали в их рыжие головы - Фред и Джордж были одеты в легкие, но прочные комбинезоны из термостойкой ткани сплошного серо-синего цвета, неизменные военные бутсы на шнуровке и черные разгрузочные жилеты, чьи многочисленные карманы уже были плотно набиты запасными магазинами и ручными гранатами. Из накладных нарукавных матерчатых ножен торчали рукоятки их волшебных палочек. На спине у обоих имелся плотно подогнанный плоский тактический рюкзак.
Оружие тоже было новым - взамен изрядно потрепанных жизнью «Ли-Энфилдов», на груди у каждого из братьев висели стволами наискось вниз новенькие укороченные штурмовые винтовки «Хеклер-Кох» модели HK G36K со сложенными прикладами и накрученными цилиндрами глушителей. То ли немецкое оружие на черном рынке Англии было проще достать, то ли Уизли прониклись пылкой любовью именно к изделиям германских оружейников, но вдобавок к штурмовым винтовкам, у обоих парней из вшитых в жилет боковых кобур выглядывало по рифленой рукоятке пистолета «HK USP Compact» 45-го калибра.
Выглядели парни вполне бодро, а то, как нежно они поглаживали свои стволы, говорило о том, что они очень не прочь проверить их в действии. Рядом с ними, как член боевой тройки, стояла их младшенькая сестрица.
Вопрос облачения Джинни стал проблемой еще тогда, когда она только начала осваивать их совместные с Эгором силы. До использования квиддичных очков, защищающих глаза от пыли и песка, додумались сразу, а вот остальное... Вытряхивать песок из одежды и волос нужды не было — власть над ним позволяла младшей Уизли собрать и вытянуть его за несколько секунд, но вот неудобство всяческих платьев, штанов и мантий все же сказывалось очень сильно. Решение нашли близнецы, еще раз подтвердив свою привычку весьма нестандартно мыслить.
Они презентовали своей младшей сестре короткий, по колено и по локоть, обыкновенный маггловский.... гидрокостюм для подводного плавания и занятий водными видами спорта. Который, слегка модифицированный магически — на предмет большей воздухопроницаемости и сцепления с песком, стал наилучшим решением, ну а общий вид Джинни в сочетании с короткими, по щиколотку, легкими ботинками, очками на лбу и «плащом-покрывалом» активного тела Эгора понравился всем, включая и хозяйку, которая долго крутилась перед зеркалом, пробуя облачение и так, и сяк.
Рен была как всегда, в своем даймонских одеждах и броне, с хетсааном наперевес. Новинкой в ее облике была разве что широкая лента, перекинутая через плечо и похожая на охотничий патронташ. Вот только взамен патронов в матерчатых ячейках тусклыми жалами поблескивало плотным рядом три десятка метательных ножей.
Лишившись своей магии в мире Земли, она весьма успешно компенсировала это, оставаясь непревзойденным мастером ближнего боя, но все же чувствовала себя неловко без хоть какого-нибудь дистанционного оружия. От огнестрельного она отказалась сразу, немало этим расстроив братьев Уизли, которые, казалось, уже целиком и полностью обратились в веру «пороха и свинца», и Гарри не стал ходить вокруг да около, обучив, вернее, даже не обучив, а просто один раз показав ей, как метать все, что может резать и колоть.
Ну, и из всех стоящих перед Гарри менее всего походили на собравшихся на войну Норт и Грейнджер. Они оделись как всегда, в свободную, не стесняющую движения одежду темных тонов, разве что Гермиона накинула поверх короткую мантию.
- Вот и дошло время до крупномасштабного веселья, - сказал Гарри. - Ситуация почти такая, как мы и прогнозировали, за одним существенным изменением — нападающих гораздо больше, чем мы ожидали. Вероятно у Реддля закончилось терпение и он спустил с цепи большую часть своих шакалов.

***

Оставив по прибытию свою команду, Гарри быстро определил, где чья воюющая сторона, нашел ближайших авроров и переместился к командному пункту Хмури, представляющий собой старый, залатанный и поспешно натянутый на возвышенности шатер, когда-то бывший защитного цвета. Все его пологи были откинуты, давая свободный проход, рядом разместилась группа боевого охранения, а над стоящими внутри складными столами склонился сам Шизоглаз со своими помощниками, выполняющими роль штаба. На потемневших от времени досках столешницы была развернута подробная карта долины и ее окрестностей, и вразброс лежали волшебные зеркала связи.
- Гарри! - взмахнул рукой заметивший его Аластор. - Давай сюда, время не ждет...
Подойдя и взглянув на приличных размеров лист желтоватого пергамента, у Поттера зародились смутные подозрения. Судя по всему, эта карта была то ли двоюродной сестрой, то ли еще какой дальней родственницей той самой «Карты Мародеров», потому как работала она однозначно по точно такому же принципу, разве что менее детализировано, показывая на местности свои отряды красными облачками с именем только командира, а скопления врага — безымянными черными пятнами, похожими на кляксы.
Изображения не стояли на месте, они двигались, то соприкасаясь друг с другом, сразу обводясь мигающим контуром, то отталкиваясь, как полюса магнитов, отходили вбок, пытались друг друга окружить. Медленно, видимо по мере разрушения, менялись и изображения строений базы, бледнея и исчезая, точно стираемые невидимым ластиком. Неизвестное Гарри, следящее заклинание, а, скорей всего, целая сеть заклинаний, связанных с куском пергамента, прорисовывали и отображали в реальном времени все, происходившее в долине, ставшей полем боя, на котором черные кляксы упорно теснили красные облачка, пытаясь выдавить их из центра долины.
- Познакомься, кстати, с еще двумя моими помощниками, в прошлый раз на заброшенной базе их не было, - не поднимая глаз сказал Аластор. - Хотя, может, ты их и сам узнаешь.
Поттер посмотрел на неотрывно глядящих на него мужчину и женщину. Оба худощавые, уже немолодые, в морщинах, мужчина с обширной лысиной, оставившей лишь по бокам головы остатки полуседых волос; коротко стриженая женщина, в молодости явно была неброской, но милой девушкой, однако время и пережитое оставило на ней свой неизгладимый след.
И что-то в них было, что-то такое едва знакомое, где-то уже виденное, но для узнавания этого было все же недостаточно.
Но все решилось проще. Они оба подошли к Гарри, мужчина протянул ему руку и скупо улыбнулся, как будто мышцы его лица уже очень давно этого не делали.
- Я — Фрэнк Лонгботтом, а это моя жена Элис. Приятно познакомиться, Гарри.
И все тут же встало на свои места, Поттер вспомнил, где он их видел — на той старой фотографии первого состава Ордена Феникса, которую ему показывал Сириус перед отъездом в Хогвартс на пятом году обучения. Вот только от той молодой, слегка смущенной парочки будущих родителей Невилла Лонгботтома, стараниями Беллатрикс Лестранж и годам, проведенным в госпитале Мунго, нынче не осталось и следа. Лишь былая тень тех людей осталась на их лицах. Но все равно, исхудавшие и постаревшие, но все же это были они - живые, в здравом уме и трезвой памяти.
- Здравствуйте сэр, мэм, - вежливо поздоровался он. - Как дела у Невилла и его бабушки?
- Спасибо, все хорошо. Они вместе практически поселились в Мунго, у нашего Невилла, оказывается, такой талант к травоведению, а в больнице громадные теплицы лечебных трав и вечный недостаток персонала.
- Как же ты похож на Джеймса, - тепло проговорила Элис, рассматривая Гарри. - Мне даже сначала показалось, что...
- Ну, вы, это... - хрипло кашлянув, оборвал их Хмури. - Когда мы победим, вот тогда и успеете еще наговориться, а если будете только болтать...
- Да, да, Аластор, - кивнул Фрэнк, и они с женой подошли к карте, снова превратившись в собранных и внимательных авроров.
- Итак, Гарри, ситуация такова, - Шизоглаз ткнул толстым пальцем в изображение на столе. - Они атаковали чуть меньше часа назад, с вот этого направления. Хвала Мерлину, внезапной атаки у них не получилось, один из дальних дозоров успел поднять тревогу, иначе дела бы были еще хуже. В первую волну они пустили, такое впечатление, каких-то придурков — шли не скрываясь, в полный рост, поджигая все вокруг. Их наш тутошний контингент почти полностью положил в тренировочном лабиринте, но вот дальше обстановка стала значительно хуже. Пожары и первое боестолкновение позволили командиру противника в достаточной мере оценить силы обороняющихся, и следующая атака выдавила наших из лабиринта. Они отошли до вот этой линии казарм, держались на этом выступе еще минут двадцать, и опять отошли, выпрямив линию обороны. И в этот момент сюда подтянулись мы.
- Сейчас же Упивающиеся наступают по трем направлениям — маги и волшебники идут по центру и с левого фланга, а с правого, охватом, они пустили кое-кого классом потяжелее — оборотней и гигантов. И, судя по всему, цель такой формации в том, чтобы загнать все наши силы вот в это место.
И Хмури очеркнул ногтем дугу на карте, где один из окружающих долину Эпплби протяженный холм плавно изгибался, вздымаясь особенно крутым, почти отвесным склоном.
- Если им это удастся, то при наличии мощнейшего антиаппарционного щита, это место станет ловушкой, где нас и собираются прихлопнуть. Однако мы, согласно нашему предварительному плану, еще не пускали в ход усилители. Я позволил использовать их только одному-двум бойцу в отряде, да и то - только для защиты своих.
- Тогда нам следует с минимальными потерями, но демонстрируя по-прежнему упорное сопротивление, отходить туда, куда нас и гонят. Отходить, втягивая в бой все больше их сил. И вот когда они увязнут в сражении по самые уши — вот тут-то мы их сообща и раздавим!
И Поттер резко сжал кулак.
- Разумно, - облокотился на стол Фрэнк. - Но за одним исключением. Гарри, как нам одновременно изображать действительно отчаянное сопротивление и при этом избежать тяжелых потерь с нашей стороны? Это что-то взаимоисключающее...
- Для этих целей, мистер Лонгботтом, здесь как раз мы и есть. Я распределю своих людей боевыми группами для усиления ваших авроров. По одной группе на направление. Вместе мы и убережем людей, и достаточно раззадорим Упиванцев, надавав им чувствительных оплеух.
- А сколько вас?
- Семеро.
В ответ Фрэнк сухо рассмеялся:
- Гарри, я много о тебе слышал... Кое-что от Дамблдора, и гораздо больше - от Аластора. Мне доводилось побывать в паре мест, где ты отметился со своими «невидимками». И уж тем более, я в курсе, какими судьбами эта тварь Лестранж угодила к нам в палату. Я этого не видел, но я допускаю, что ты и твои неведомые соратники сильны. Очень сильны. Но пойми и ты — здесь не рейды по тылам или партизанские вылазки исподтишка, здесь — настоящая, открытая война, где тактика «ударь и беги» не очень-то подходит. И ваши семеро против нескольких сотен...
- Давайте не будем переливать из пустого в порожнее, мистер Лонгботтом, - остановил его Поттер. - Просто сделаем так, как я предлагаю, а если вы окажетесь правы — то мы, разумеется, отойдем. Гарантирую. Поверьте, я своих людей на смерть не пошлю. Вы же будете наблюдать и контролировать бой отсюда, по карте. Связь с вами — по зеркалам. Все просто.
- Гарри вроде дело говорит, - буркнул Шизоглаз. Он-то как раз видел гораздо больше реальных последствий действий Поттера с товарищами, и поэтому его не надо было убеждать. - Да и вообще, не болтать надо! Действовать!
- Так что, мы выдвигаемся по моему плану? - вопросительно наклонил голову юноша.
- Да, поднимай своих, как там их... Я предупрежу командиров отрядов о вас, а то еще швырнут «Авадой» не глядя...
- Сделаем еще лучше. Сообщите им, что у нас у всех будет вот этот знак.

***

- Итак, задача первая — не погибнуть самим, но это для вас, полагаю, не составит особо большого труда.
- Вторая — помогайте аврорам. Если видите что можно уложить врага или помочь своему — сначала помогите товарищу, а врагов впереди будет еще много, хватит на всех.
- Ну и третье, самое важное. Выбивайте живую силу противника, но постепенно, не выкладываясь на полную. Надо чтобы противник до последнего момента думал, что, несмотря на потери, он продвигается вперед, что он может победить. Чтобы ему как можно дольше казалось, что стоит кинуть в бой еще один-другой отряд подкреплений — и победа наверняка будет у него в кармане. И лишь по условленному сигналу мы вместе с аврорами положим их всех в этой долине. Ну, за исключением десятка-другого уцелевших, вернее тех, кому мы позволим уцелеть.
- Для распространения пораженческих настроений в стане врага? - довольно хмыкнул Эдвард, попыхивая толстой сигарой.
- Именно, - утвердительно щелкнул пальцами Гарри. - Причем мы отпустим, как и некоторое количество «рядового» состава, так и кое-кого из командиров. Первые расскажут таким же рядовым, как их пачками безжалостно кидали на верную смерть, а вторые... Они тоже много чего поведают своему бледному божеству, вот только многие ли из них выживут после таких откровений? Боюсь, Вольдеморт будет несколько не в духе от такого поворота событий.
- Хех, а неплохо задумано...
- Ну, мы с Хмури решили, что эффект их «первого большого поражения» надо выжать как лимон в коктейль - по полной, и использовать на все сто процентов.
- Да, Аластор всегда был башковитым, хоть и слегка дерганым... Надо бы после всего этого сходить, поздороваться с ним. Все же мы были в «Ордене Феникса» в одно и то же время... - и Норт задумчиво посмотрел вдаль. - Хоть и виделись не сказать, что бы часто — он не вылезал из Англии, а я пропадал в командировках, а потом вообще надолго загремел в больницу Мунго... А теперь... Не уверен, что он вообще меня теперь узнает... Ну, ладно, общий план ясен. Каковы наши конкретные действия?
- Очень простые, так что слушайте внимательно. - Поттер посерьезнел, зелень его глаз потемнела, от крыльев носа к плотно сжавшимся узким губам пролегли складки. Он прямо на глазах превращался из Гарри — товарища и друга, в Гарри — командира и лидера, умеющего, а главное - имеющего право приказывать.
- Выдвигаемся по трем направлениям и, войдя в контакт с обороняющимися отрядами авроров, все вместе усердно изображаем отчаянное, но слабеющее сопротивление. Левый фланг — тройка Уизли. По словам людей Аластора, там больше всего противников-магов, самое то для любителей пострелять, да и Джинни дело найдется.
Братья исправно взяли под несуществующий козырек, а их сестра молча кивнула.
Гарри повернулся и посмотрел на Эдварда.
- Правый фланг — ваш, мистер Норт. Вы что-то часто стали говорить, что противник пошел какой-то хилый, слабый и быстро мрущий. Так вот - там он будет более высокого сорта и его вдобавок будет много. Маги, оборотни и вроде бы даже замечено несколько великанов. Они, великаны, особая статья. Их надо уничтожить как можно быстрее – людям Хмури почти нечего им противопоставить, магия их почти не берет. Так что тут вам и карты в руки.
- Ого! Мне это уже нравится... - Норт перекатил сигару из одного уголка рта в другой и, выпустив клуб дыма, ухмыльнулся так, как, наверное, ухмылялась бы бомба, летящая к цели.
- Я где-то так и подумал... - сказал Поттер. - Сначала с вами пойдет Гермиона, но ближе к концу боя у нее будет персональное задание, и она вас покинет. Справитесь, или нужно будет прислать вам Рен?
- Да справлюсь, конечно, хотя... Чего зарекаться, там видно будет. - Норт, при всей своей яростной удали любителя боя вплотную, все же не был безрассудным берсерком.
- Разумно. Связь используем привычную, так что если что — услышим и поможем. А мы с Рен идем по центру, в пределах прямой видимости друг друга. Повторяю еще раз — до сигнала и мы, и авроры крутимся, как ужи под вилами, немного отступаем, немного контратакуем, в общем, даем врагу втянуться по полной. И только после сигнала — выносим вперед ногами всех, до кого дотянемся.
- Стоп-стоп-стоп, - все уже, было, двинулись вперед, но Гарри остановил их, подняв ладонь и достав из-за спины средних размеров сверток.
- Есть еще один небольшой момент. Я тут подумал, что мы все вообще-то давно должны уже иметь какой-нибудь отличительной знак, одновременно объединяющий и нас, и легко узнаваемый союзниками, да и врагами, пожалуй, тоже.
- У авроров есть форменные мантии и нашивки, у Упивающихся Вольдеморта — их дурацкие колпаки и серебряные маски. Придумывать нам единую униформу мне показалось глупым - силы и магия каждого из нас слишком разные, и что будет удобно одному, то наверняка будет мешать другому, взять тех же Джинни с Эгором. Да и не команда мы супергероев из маггловских комиксов, в конце концов. Так что у нас будет вот это, тем более что этот знак уже хорошо известен и врагам, и друзьям.
И Поттер раздал всем своим по метровой ленте из плотной, широкой, темной ткани, к середине которой был намертво закреплена чуть изогнутая толстая металлическая пластина в форме щита размером где-то двадцать на двадцать сантиметров. Щиток был покрыт гладкой, белоснежной эмалью, а в центре, как и говорил Гарри, был четко выведен хорошо знакомый символ из трех черных квадратов остриями вниз.
- Хотите на левую руку, хотите — на правую, - прокомментировал Поттер, затягивая свою повязку на левой руке. - Если есть желающие — можете надеть на пояс или еще куда. Главное, чтобы было хорошо видно.
- А красиво, мне нравится, - сказала Джинни, прикидывая, куда же лучше закрепить знак. На лбу у нее были очки, руки и туловище закрывались «покрывалом», оставались только ноги.
- Почему бы и нет? - пожала она плечами, и закрепила повязку со щитком на правом бедре, туго обтянутом темным материалом гидрокостюма.
Дождавшись, когда все разберутся с отличительными знаками, Гарри окинул взглядом свою небольшую личную армию, и удовлетворенно кивнул.
- Ну, все, вот теперь - вперед, надо прикрыть авроров, они сейчас тоже работают «не в полную мощность». Люди Хмури поделены на отряды, и в них только один или двое используют усилители, да и то - исключительно для пассивной защиты своего отряда. Остальные же пока воюют по старинке, держа «секретное оружие» про запас. Представляю, как им сейчас мучительно хочется ударить в полную силу... Но ничего, они люди дисциплинированные, потерпят. Все, разбегаемся и держим связь.
Друзья тронулись к спуску в кипящую боем долину, а Поттер окликнул младшую Уизли:
- Джинни, погоди... - девушка повернулась и подошла к Гарри. - Вот что я хочу тебе сказать. До этого, в наших индивидуальных миссиях, ты занималась только защитой себя и братьев, и это у тебя отлично получается. Но тут другая обстановка, тут гораздо больше противников, и не всегда можно успеть. Это я к чему вообще... Если выйдет так, что ради защиты своего надо будет...
- Я знаю, Гарри. Я лучше всех знаю, что до сих пор не отправила к праотцам ни одного из наших врагов. Но это только потому, что были способы этого избежать. Мне нравится быть ангелом-хранителем, но если же вопрос встанет ребром - или они, или мы, то я даже не буду сомневаться. Будь спокоен, я не подведу ни тебя, ни братьев. Точнее, мы не подведем.
При этих словах буро-коричневая поверхность «покрывала», лежащего у рыжей на плечах, пошла мелкой волной и встопорщилась блеснувшими точками света. Джин улыбнулась и кивнула, соглашаясь с чем-то, беззвучно сказанным Эгором. Потом опустила очки на глаза, подняла вверх большой палец, помахала рукой Рен, и умчалась вслед за Фредом и Джорджем.
Поттер поглядел ей вслед. Нет, она не подведет, как и не подведет никто из тех, кто пошел за ним. Уж в этом-то он был уверен.
А в долине продолжало кипеть сражение, рождая отдаленный, низкий, многоголосый звук, то затихающий, то накатывающий снова. Там полыхал огонь горевших зданий, дымную ночную тьму вспарывали искры десятков выпускаемых заклинаний, с такого расстояния выглядевших абсолютно несерьезно и неопасно.
На холме остались лишь двое, и Гарри бросил взгляд на своего... Воина? Слугу? Рабыню? Друга? Любовницу? Любимую? Да, в общем-то, он и не особенно задумывался, кем именно считать ее после всего произошедшего и связавшего их двоих еще крепче.
Простого, но емкого определения «моя Рен», сплавившего воедино все вышеупомянутые ипостаси и качества, и ему, и уж тем более ей было вполне достаточно.
- Ну что, Рен, пора и нам.
- Да, Гарри.
Она, как и прежде, была готова следовать за ним, куда угодно.
И оставшаяся парочка скользнула вниз по склону, слившись с ночным сумраком.

***

Отряд авроров, посланный вывести из-под огня наступающих врагов совсем еще зеленых рекрутов-новичков, попавших на базу всего позавчера, угодил в серьезный переплет. Им пришлось разделиться на меньшую часть, собственно поспешно отводившую молодежь, и большую, прикрывающую этот отход. И вот ей-то, этой большей части, пришлось туго, потому как командир с той, другой стороны бросил против них оборотней.
Это зверье атаковало стремительно и беспощадно, прыгая с уцелевших крыш, из-за углов, из стелющихся по земле клубов дыма.
- Джонни!! - выкрикнул Хью, видя как на соседнего аврора, сражающегося в пяти метрах от него, напрыгнуло сразу двое оборотней, сбив его с ног.
- Авада Кедавра!! – точно пущенный зеленый луч вышиб дух из одного зверя, ткнувшегося мордой в землю, как подкошенный, а второй резво отпрыгнул в ночную тьму, не дожидаясь такой же участи.
Подбежав ближе, Хью молча выругался. Джонни уже умирал. Две пасти и четыре когтистые лапы сделали свое дело — кровь струилась из разорванных груди и горла, алыми толчками выплескивалась через рот, а на дергающемся лице аврора вся жизнь собралась в широко раскрытых глазах, до краев заполненных болью. Судорога в последний раз прошла по телу Джонни, он выгнулся в спазме и, обмякнув, затих.
Хью наклонился, чтобы закрыть сослуживцу глаза, но тут же резко отпрянул назад — отступивший вервольф вовсе и не думал удирать. За это время он обогнул разрушенное здание и атаковал аврора, выскочив с другой стороны.
- Мерзкая тварь... Убью... - выдохнул Хью выставляя вперед палочку и мягко двигаясь приставным шагами.
Оборотень, блеснув пронзительно-желтыми, звериными глазами, в ответ низко рыкнул, прянул ушами и припал к земле, готовясь к прыжку.
Они атаковали одновременно, и аврор и чудовище, но Хью повезло меньше. Противник ему попался опытный; оборотень, уворачиваясь от зеленой молнии заклинания, прыгнул не прямо на него, а слегка вбок, на стенку горящей казармы, и, оттолкнувшись когтистыми задними лапами уже от нее — на дернувшегося в сторону Хью, успев просчитать движения человека.
Удар передними лапами в грудь чуть не выбил аврора из ботинок; он покатился по земле и замер у противоположной стены, изрядно приложившись об нее затылком. Беззвучная вспышка, в глазах на миг поплыло, но боль, резанувшая грудь там, куда вошли при ударе когти, быстро его отрезвила, но было уже поздно - оскаленная морда оборотня с тянущимися от верхних клыков кровавыми нитями слюны была уже совсем рядом, в лицо пахнуло животным зловонием, и Хью уже успел мысленно проститься с жизнью, как где-то там, позади, мелькнуло что-то большое и темное, а потом кто-то схватил оборотня за заднюю лапу и вздернул его в воздух.
- Вот так собачка... - иронично пыхнул зажатой в зубах сигарой неизвестно откуда проявившийся здоровый, нет, просто здоровеннейший мужчина, сплошь закованный в матово-серую рыцарскую броню весьма необычного вида.
Оборотень мигом опомнился, мускулистое тело изогнулось и жуткая пасть лязгнула, стремясь перекусить державшую его руку, но трехдюймовые клыки бессильно клацнули и скользнули по пластинчатой стали.
- Да еще и кусается, - отметил незнакомый спаситель, в глазах которого полыхнула боевая ярость.
- Пора делать прививку от бешенства! - и, размахнувшись, приложил зверюгу об ближайшую стену.
Сила удара была такова, что в сжатой латной рукавице осталась оторванная задняя лапа, а сам оборотень, почти двести смертоносных килограмм мышц, когтей и зубов, пробил кирпичную кладку, проломил все внутренние покосившиеся перегородки и вылетел с другой стороны бесформенным, мохнатым мешком плоти, из которой торчали окровавленные обломки костей.
Из дымной темноты длинным прыжком выскочил еще один вервольф, целя в не закрытую доспехами голову, но бронированный воин, несмотря на кажущуюся громоздкость неожиданно быстро и ловко развернулся, и стальные пальцы сомкнулись на горле хищника, небрежным движением сломав тому шею, как тростинку.
Отшвырнув в сторону дохлого оборотня с головой, болтающейся, как на веревке, здоровяк не торопясь вышел на открытое пространство, освещенное пожарищем и во всю глотку заорал:
- Ну, вы, вонючие шавки, куда вы все попрятались?! Вы же все такие сильные и свирепые, так идите и убейте меня!! Не заставляйте отлавливать вас по одиночке и расшибать об стенку, как крыс! Ну же!!!
И это сработало. Оборотни, уже втянувшиеся в битву и разошедшиеся в кровавой вакханалии, в которой их никто не сдерживал, они не могли такое проигнорировать. Один, два, шесть, восемь... Восемь матерых существ, чем-то похожих на какую-то гибридную помесь волка и крупной обезьяны, вышли из темноты, и, порыкивая и скаля зубы, взяли воина в кольцо.
Но тот лишь довольно оскалился:
- А вот и наши песики... Ну что, поиграем? Ну-ка, хоп-хоп, апорт!
И он швырнул самому крупному оторванную лапу его сородича, которую до сих пор держал в руке.
Так нагло с оборотнями не вел себя еще никто. Вожак, увидев и поняв, что именно к нему прилетело, беззвучно кинулся на рыцаря, но так же как и тот, первый, был пойман в полете за глотку. Пойман, но не убит.
Неведомый смельчак поднес на вытянутой руке бешено секущего когтями все вокруг вервольфа почти к своему лицу. Адский зверь с полыхающими неистовой ненавистью глазами, раскрыл пасть и в бессильной злобе так зарычал в лицо своему противнику, что даже у очухивающегося неподалеку Хью чуть не заложило уши. Но то, что произошло далее, поразило аврора еще больше.
Закованный в латы здоровяк, на чьем лице было написано жадное предвкушение схватки, набрал полную грудь воздуха, жилы на его шее и лбу вздулись веревками, и, оскалившись не хуже оборотня, он выдал ему прямо в морду короткий ответный рев, который вышел как бы не громче первого.
И в следующую секунду одним ударом кулака, облаченного в шипастую стальную рукавицу, снес зверю верхнюю часть головы, щедро разбрызгав вокруг кровавые ошметья.
Стая ринулась на него в тот же миг, но вовсе не с тем результатом, к каким она привыкла. Бронированный швырнул тушу мертвого вожака в одних атакующих, заставив их уклониться и замешкаться, а к остальным он сноровисто развернулся, занося в правой руке невесть откуда взявшуюся здоровенную палицу с торчавшими по кругу острым лезвиями. Оружие, с гулом распоров воздух, разорвало почти пополам двух хищников, вздумавших напрыгнуть на воина сверху.
А дальше пошло то, что магглорожденному Хью напомнило когда-то виденные по телевизору кадры неудачной травли медведя, окруженного собаками — наскакивает одна или две, молниеносный поворот, щелчок клыков или взмах когтистой лапы, и изломанные псины летят в сторону. Еще раз — и опять так же.
Здоровяк действительно, чем-то напоминал медведя, может размерами, а может, схожей обманчивой неторопливостью и неуклюжестью, способной мгновенно сменяться взрывной скоростью действий.
Когда из восьми оборотней в живых осталось двое, даже до их опьяненных свежей кровью мозгов дошло, что пора удирать. Правда удалось это только одному, второй слегка замешкался и пущенная латным воином палица буквально размазала зверя по земле, размозжив ему всю заднюю часть туловища.
Сломав агонизирующему чудовищу шею бронированной ступней с торчащими вперед короткими крючьями, похожими на когти, рыцарь подобрал свое оружие и заново разжег от вспыхнувшего на конце его пальца огонька потухшую во время боя сигару. А потом повернулся к Хью и глубоко затянулся.
Он стоял спиной к полыхающему пожару, свет от огня очерчивал лишь его контур, заливая тенью сам силуэт, и на фоне этой тени ярко засветившийся кончик сигары выглядел как зловещий алый глаз проснувшегося демона-циклопа.
Незнакомец выдохнул, и вместе с дымом произнес:
- Люблю я это дело... - и ту же переключил внимание на спасенного аврора, глядя бесшабашно и весело. - Ну что ты там разлегся? Вставай давай, а то воевать будет некому.
- Вы кто? - спросил первое, что пришло в голову, опешивший от такого развития событий Хью, подымаясь с земли.
- Я — с Гарри Поттером, - и мужчина постучал пальцем железной перчатки по небольшому белому щитку с рисунком, закрепленному на правом наплечнике. - Можешь назвать меня мистер Норт. Мы тут как бы подсобить вам пришли.
- Мы? Так вы не один? - и Хью закрутил головой, похоже, ожидая увидеть еще десяток-другой таких же, облаченных в латы бойцов.
Но вместо этого из-за угла спокойно, будто она шла вовсе не по полю боя, показалась девушка. Ее каштановые волосы были собраны в тугой пучок, короткая мантия была заброшена за спину, а стройное, атлетичное тело облачали темные, свободные штаны, заправленные в низкие сапожки и тонкий свитер с длинными рукавами. На правом предплечье, закрепленный на повязке, виднелся то же символ, как и у закованного в броню мистера Норта — белый щит с тремя квадратами, расположенными углом.
Девушка подошла ближе, буквально уколола аврора острым взглядом, и представилась:
- Меня зовут Гермиона Грейнджер, и мы - прибывшее подкрепление. Где ваш командир?


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:52 | Сообщение # 34
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
***

- Откуда вы, ребятки? Выглядите чудно, прямо как магглы. Хотя погоди, где-то я вас уже видел... - нахмурился толстый, низенький аврор лет пятидесяти. У него были уже редеющие, но расчесанные на пробор волнистые русые волосы, голубые глаза-пуговки на круглом, добродушном лице и конопатый нос картошкой. На собственно аврора командир этого отряда походил меньше всего, напоминая скорей веселого хохотуна-повара или пекаря, но уж никак не опытнейшего оперативника, коим, собственно, и являлся.
- Мистер Крокетт, вы что, нас не узнаете? Вы же пару раз приходили к нам домой, к отцу! Это же мы — Уизли!
- Сожри меня мантикора, это и впрямь рыжие сынки Артура! - и Роберт Крокетт от полноты чувств хлопнул в пухлые ладони. - Да еще и его младшая впридачу! Но что вы тут забыли?!
Вся троица молча продемонстрировала свои отличительные знаки.
- Вот в чем дело... - пожевал губами командир. - Значит, пришли с Поттером. Ладно, болтать некогда, а помощи мы всегда рады, особенно здесь и сейчас. Слушай сюда ребятки, этих гадов тут целые сотни, они прут напролом, да так, что мы еле держимся. Вот если на время отбить вон то здание учебных классов, - и Роберт, выглянув из-за угла, указал на темное одноэтажное здание с покосившейся крышей, еще не занявшееся огнем, - то обороняться бы стало куда как проще. Подсобите?
- Да не вопрос, мистер Крокетт.
И тройка Уизли вместе с пятью аврорами, стараясь держаться в прыгающих от многочисленных пожаров тенях, начала подбираться к объекту будущего штурма.
А Упивающиеся, угнездившиеся в классах, совершенно не скрывались — метали заклинания в малейшее шевеление напротив, орали и визгливо хохотали. Группу авроров с приданным усилением, засевших в пятидесяти-шестидесяти метрах, он пока не заметили.
- Какие будут идеи?
- Да что тут изобретать, - подал голос Джордж. - Вы обходите их с другой стороны, а мы их отсюда малость пощиплем, а потом обозначим атаку. После нашего удара они попробуют отойти и попадут прямо вам в руки. Все просто.
- Вы уверены, что всего втроем это потянете? Упиванцев там человек тридцать, не меньше.
- А давайте проверим, - ответил Фред, с звонким щелчком передернув затвор штурмовой винтовки.
- Лады, Уизлики, действуем; раз уж вы здесь, значит, не погулять пришли, - хлопнул его по плечу Крокетт, и авроры отошли назад, огибая здание классов с другой стороны.
- Классный дядька, — уважительно глянул ему вслед Джордж, протирая линзу коллиматорного прицела. - Никаких тебе глупых вопросов типа «Что вы тут делаете?» или «А знает ли мама?». Если здесь — значит, так надо, имеете право, и будем сообща делать дело. Ну ладно, предлагаю слегка испортить оккупантам вечеринку, а то гляди, ишь как веселятся...
- Поддерживаю, - кивнул Фред, поднимая свое оружие. Расстояние было невелико, фильтры прицела слегка осветляли картинку, то и дело появляющиеся в оконных проемах силуэты Упивающихся были видны четко, как стоячие мишени в тире.
- Поехали!
Фред Уизли встал на одно колено, двинул большим пальцем переводчик огня в положение «очередями по два патрона» и прильнул к прицелу. Совместив Т-образное перекрестье красных паутинок коллиматора с первой целью, Фред привычно задержал дыхание и плавно потянул на спуск.
Вибрирующий толчок отдачи в плечо, слившиеся воедино два свистящих «фырка» глушителя, и цель исчезла за срезом окна.
«Так, теперь следующий, подходим, не стесняемся... Кто это там так активно машет руками?»
Джордж, расположившийся рядом, работал в том же ритме, рассылая короткие свинцовые плевки очередей адресатам, лишь слегка поводя стволом.
Упивающиеся почуяли неладное только тогда, когда около десятка их выбыли из строя убитыми и тяжелоранеными — близнецы специально прихватили с собой побольше патронов повышенного останавливающего действия с экспрессивной полостью в носке пули. Такие патроны обладали слабой пробивной способностью, от них мог спасти даже легкий бронежилет, но вот при попадании в незащищенную мишень полая головная часть такой пули разворачивалась во все стороны острыми, зазубренными лепестками, нанося тяжелейшие повреждения.
Никто из числа вольдемортова воинства бронежилетов, разумеется, не носил.
Потеряв почти одномоментно треть отряда, враг оттянулся вглубь помещения классов, перестав маячить в окнах. Эту возможность упускать было нельзя.
- Фред! Джин! Меняем план - прорываемся к самому зданию! Авроры ждут с другой стороны!
Тройка Уизли пригнувшись рывком преодолела разделявшие их полста метров и прижалась спинами к стене, за которыми притаился их противник.
- Свинца они уже изволили откушать, предлагаю дать им на пробу другое блюдо, чуток поострее, - сверкнул в темноте зубами Джордж, вытаскивая из карманов жилета два гранаты — английскую осколочную L2A2 и американскую зажигательную М15. Фред поступил точно так же.
- Ну, по счету «три». Раз! Два! Три!
И в темные проемы окон влетели четыре гранаты — две округлых, яйцевидных «эльки», внутри тонкого корпуса которых уложена спираль из плотных витков толстой стальной проволоки, надрубленной через равные промежутки и дающей при взрыве около тысячи осколков, и цилиндрики двух фосфорных М15, довольно неприятного изобретения заокеанских военных инженеров.
Сначала сработали осколочные гранаты, прошив все внутреннее пространство плотным роем рубленого металла, а потом негромко ухнули «зажигалки», пронзительно, как мощной фотовспышкой, высветив на миг все здание изнутри и густо раскидав во все стороны брызги горящего белого фосфора, крайне липкой субстанции которую, вдобавок ко всему, еще очень трудно потушить.
Из классов, из разбитых окон которого заклубилась пыль и дым от взрывов, раздались громкие крики и стоны; немногие уцелевшие и легкораненые Упивающиеся начали выскакивать из окон с другой стороны, попадая прямо под заклинания авроров Крокетта.
Прямо под ноги Уизли из дымящегося проема вывалился темный волшебник в горящем в нескольких местах балахоне, и с диким воем покатился по земле, силясь выцарапать из страшно обожженного и обезображенного лица кусок фосфора, горящий прямо под кожей и разбрызгивающий искры, как бенгальский огонь.
Тройка несколько секунд остолбенело за ним наблюдала, пока Джинни не крикнула:
- Да пристрелите же вы его, наконец!
«Хеклеры» братьев слаженно фыркнули и Упиванец, отмучившись, но продолжая гореть, распластался на земле.
- Вот же какая штука, Круцио просто отдыхает, - покрутил головой Фред, впечатленный действием зажигалок. - Ладно, вперед! Проверим, что там осталось.
Два парня и девушка перемахнули через подоконники и очутились внутри. Там остро воняло сгоревшей взрывчаткой, а слабого света от налипших повсюду горящих фосфорных блямб было достаточно, чтобы оценить, что внутри не осталось никого, способного держать волшебную палочку. Пара-тройка тяжело раненых дергалась, хрипела и стонала, а остальные прошитые пулями и пропоротые осколками, валялись вповалку, как изорванные тюки. Дощатый пол был залит кровью, собирающейся в лужицы, как вода после дождя.
Потратив несколько патронов на раненых, тройка Уизли, не желая получить «Аваду» в спину от кого-нибудь затаившегося, решила разделиться и обыскать все помещения классов.
Держа винтовку пере собой, Фред не торопясь шел по короткому коридору, ведущему в подсобные учебные комнаты. Все тихо, из звуков - лишь шум битвы снаружи. Пустая комната, еще одна. Эта заперта...
Когда оставленная за спиной якобы запертая дверь резко распахнулась, рыжий успел только развернуться, как сильные пальцы выпрыгнувшего рослого Упивающегося схватили его оружие, не давая близнецу повернуть его.
Фред чисто инстинктивно принял единственно верное решение - отпустил автомат и враг на несколько секунд замешкался, оставшись с непонятной ему железкой в руках, а рыжий тем временем отскочил назад, одним движением вырвал пистолет из нагрудной кобуры, вскинул, целя в лоб, и нажал на спусковой крючок.
Глухо хлопнул одиночный выстрел, голова Упивающегося дернулась, за спиной мага плеснуло чем-то темно-красным, с лохмотьями и кусками, и он начал заваливаться вперед, выронив «Хеклер Кох».
Распространенное выражение “вышибить мозги” вовсе не плод литературных фантазий, а вполне себе зарисовка с натуры. На лбу Упивающегося осталось аккуратное входное отверстие, зато сзади тупая, тяжелая и мягкая пуля сорок пятого калибра, а это означает диаметр пули не много, не мало, а 11,43 миллиметра, попросту выломала затылочные кости черепа наружу, попутно выплеснув на противоположную стенку и все небогатое содержимое головы.
- Твою мать... - не опуская пистолет, тихо выругался Фред, и сплюнул в сторону; у него во рту внезапно стало неприятно кисло. Несмотря на достаточно богатую практику, ему нечасто приходилось убивать вот так, в упор, со всеми неприглядными особенностями этого процесса.
Он подхватил за ремень свое оружие, а в коридорчик уже ворвались Джинни и Фред, светя подствольным фонарем.
- Я в порядке, - показал Джордж пальцами знак «ОК». - Еще минус один. А у вас?
- Все чисто.
- Годится. Пошли отсюда, пообщаемся с мистером Крокетом.
И тройка вскочила из окна с другой стороны отвоеванных классов.
- Отлично, рыжики, отлично! - не скрывал радости Роберт. Его подчиненные тоже одобрительно хлопали парней по плечам, а их сестре аккуратно жали руку. - А как сработали-то — любо-дорого поглядеть, и мы никого не потеряли. Это ж кто вас надоумил-то маггловским оружием пользоваться, а? Сами? Да за таких детей я Артура буду после войны в кабачке поить, пока он не скажет «Хватит!» Короче, слушайте сюда, ребятки. Держимся все вместе за этот барак зубами и ногтями еще ровно четыре с половиной минуты, а потом пла-а-авненько так откатываемся к следующему месту обороны. Вон там, в пятидесяти метрах отсюда. А эти рыла пускай наступают, мы их и там огоньком встретим!


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:53 | Сообщение # 35
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 31. Эпплби. Часть II.

- Быстрее! Быстрее!! Мы его не донесем!
Авроры отступали. Двое тащили на сцепленных руках обмякшего раненого, а третий торопливо накладывал лечебные заклинания на его глубоко распаханное бедро. Но «Ферула» помогала плохо — повязки в момент пропитывались кровью, видимо была задета бедренная артерия и значит, надо было спешить и доставить раненого настоящему колдомедику.
А эту отходящую тройку прикрывали широкой цепью еще шестеро; двое из них по переменке ставили широкие полотнища «Протего», из-за которого остальные огрызались ответными заклинаниями по наступающим Упивающимся, темными силуэтами приближающимся между дыма и огня. Слуги Вольдеморта уже не перли наобум — от этого авроры их быстро отучили еще в первые минуты сражения, вмиг уложив почти всех темных волшебников, шедших в бой, как на параде. Эти двигались разумно, используя укрытия, и тоже не забывали прикрывать друг друга, грамотно используя свое численное преимущество.
- Черт, и раненого вынести не успеем и прикрывающую группу можем потерять! - Командир этого подразделения, Том Уорбек, почти сорокалетний аврор в третьем поколении, взмахом палочки убрал приближающее заклинание и оглянулся на оставшийся резерв. Их отряд держал оборону, растянувшись на вверенном им участке; девять из его людей были у него прямо перед глазами, а еще почти два десятка уже покинули поле боя — одиннадцать в полевой лазарет, а пятеро уже нет, пополнив собой и без того длинный список безвозвратных потерь.
В резерве оставалось всего шесть. Или семь, если считать вместе с ним, потомственный служака и не думал отделять себя от своих людей.
- Вперед! - подал он команду, и пятерка аппарировала на несколько десятков метров, возникнув рядом с отходящим товарищами по оружию.
- Вы тут главный? - совершенно нейтрально поинтересовался у Тома юноша в очках, невесть откуда взявшийся рядом с ним.
- Стоять! Ты кто...?!! - дернулся Уорбек, направляя волшебную палочку, но тут в его мозгу словно зажглась сигнальная лампа — очки, шрам на высоком лбу и повязка с белым щитком, подсунутая ему разве что не под нос.
Поняв, что его узнали, Гарри не стал размениваться на реверансы:
- Командир, вы поздно среагировали. Еще немного - и ваших людей бы перебили прямо у вас на глазах, - так, чтобы его слышал только Том, произнес Поттер. И тут же, уже гораздо громче, добавил в пространство, не обращаясь ни к кому. - Рен! Отсеки преследователей!
Закрывшиеся «Протего» авроры мельком оглянулись в поисках того, кому предназначался приказ, но никого не увидели. Но, как по команде, подняли головы на раздавшийся сверху негромкий шелест.
Словно подброшенный мощным трамплином, швырнувшего его в воздух метров на семь, через головы арьергарда перелетел кто-то неизвестный, сгруппировавшийся в клубок, одетый в развевающиеся на воздухе темные одежды и с чем-то длинным за спиной.
В верхней точке своего прыжка он развернулся, выбросив вперед и вниз обе руки, и в воздухе что-то со свистом блеснуло. Через секунду восемь из Упивающихся, успевших подобравшихся к отходящей группе прикрытия ближе всего, буквально прибило к земле, с которой они уже не поднялись.
А прыгун, с разлету приземлившийся и поднявший тучу пыли, проехавший по земле несколько метров, оказался уже знакомой некоторым аврорам беловолосой блондинкой, которую они видели с Поттером в их первую встречу на старой учебной базе. Она вытянула из-за спины какой-то сложный посох и вопросительно поглядела через плечо на Поттера.
Тот лишь едва заметно кивнул ей в ответ, и девушка, откинув назад руки и наклонив вперед корпус, стремительным зигзагом понеслась на врага, не обращая внимания на заклятия, пролетающие мимо и бьющие в землю прямо у ее ног.
- Поттер, это точно ты? - тем временем опомнился командир авроров.
- Странный вопрос. Нет, это не я, а президент «Гринготтса», гоблин Нурдаль Криворылый. Неужели не узнали?
- Сейчас не время для шуток! - нервно огрызнулся аврор. - Я - Том Уорбек, командир этого отряда. Нам пришлось оставить почти весь здешний учебный полигон и половину городка. Упиванцы лезут изо всех щелей, я уже потерял пятерых убитыми и больше десятка выбыли из строя ранеными! Чего вы там ждете? Когда можно будет применить эти ваши усилители? Потому что если так пойдет и дальше, то их скоро некому будет применять!
- Мне кажется, или вы начинаете паниковать, командир? Может, мне попросить Аластора Хмури заменить вас? - довольно холодновато поинтересовался Гарри, смерив взглядом Уорбека. Тот выглядел неплохим командиром, но все же его следовало встряхнуть.
На аврора это и впрямь подействовало, как пощечина. У того на скулах буграми вспухли желваки, и он шагнул к Поттеру, протягивая руку к его воротнику.
- Да как ты смеешь, сопляк...
Гарри быстро бросил взгляд по сторонам, отметив, что ближайшие авроры не смотрят в их сторону, а, опустив палочки, пораженно наблюдают за Рен.
За той, право, стоило понаблюдать — вклинившись в группу противника, она никому не оставляла шанса — бешено вращающийся хетсаан словно обвивался вокруг ее пояса, а потом тут же переходил то в левую, то в правую руку, образуя сплошную зону поражения. Рен будто очертила вокруг себя замкнутую линию, контуры которого на мгновение обозначились кровавыми фонтанами на оседающих телах врага, а под финиш вогнала заостренный конец своего оружия точно между лопатками последнему Упивающемуся, вознамерившемуся сбежать, и перекинула его через спину, как клок сена на вилах.
Убедившись, что ему никто не попробует помешать, Гарри перехватил тянущуюся к нему руку, одновременно сжав Тому большим и указательным пальцами участок между шеей и плечом, безошибочно угодив в нервный узел.
Уорбек раскрыл рот, его резко скрючила обжигающая боль, прошив, как электрический разряд. Он попытался сбросить руку наглого мальчишки, но не мог сделать ни вздоха; его собственные руки как будто отнялись, ноги налились непомерной тяжестью, а Поттер надавил еще сильнее, заставляя аврора присесть, подогнув колени.
- Уймите свой пыл, командир, а еще лучше — направьте его на врага, которого, кстати, здесь полным-полно, - сдерживая раздражение, процедил Гарри сквозь зубы в лицо аврору. Со стороны казалось, что двое просто о чем-то беседуют, сблизив головы, чтобы лучше слышать друг друга.
- Ставлю вас в известность - все идет по плану, никто вас не бросает на верную смерть и никто вами не жертвует. Посмотрите правде в глаза, вы противостоите армии, в разы превосходящей вас по силе, и пока противостоите успешно, а ваши потери просто смехотворны для такого боя. Вдобавок, сейчас мы пришли вам на помощь; на всех участках в сражение вступили мои люди. Нам всего лишь надо еще немного поиграть в догонялки с этой вольдемортовой толпой, выманить всю гадину целиком, и только потом уже разорвать ее в клочья. Так что уймитесь и займитесь своими подчиненными, Том. Вы же их командир. И помните — боги войны и победы слышат лишь тех, кто кричит от ярости, а не хнычет от обиды.
И Поттер резко отпустил Уорбека. Тот шагнул назад, вздохнул, и сделал полшага вперед, глядя на Гарри взглядом, в котором причудливым образом смешались злость, уязвленное самолюбие и острое желание придушить чертова очкарика прямо здесь и сейчас. Но Том был прежде всего аврором, выполняющим приказ, а приказы недвусмысленно говорили о взаимодействии с группой Поттера, и то, что это присланный Министерством сопляк имеет право приказывать. Так что Уорбек усилием воли подавил свои желания и нацепил на лицо маску равнодушного служаки.
Гарри это заметил. А также увидел, что раненый уже эвакуирован с поля боя.
Но тут противник вновь настойчиво напомнил о себе - раздалась серия приглушенных хлопков, взметнулись темные отсветы, и совсем рядом возник небольшая группа Упивающихся, с ходу метнувших в авроров зелено-красный сноп Непростительных заклятий.
«Авады», к счастью, не нашли себе мишеней, зато попали в цель «Круциатусы», выведя из строя четырех защитников , в корчах рухнувших на землю. Увернувшийся от атаки Уорбек решил крикнуть юному наглецу, чтоб тот уносил отсюда ноги, но не обнаружил его рядом с собой — Поттер просто исчез, в ту же секунду возникнув в переплетении дымных струй, прямо посреди нападавших, двое из которых сразу же упали на подрубленных ногах, обливаясь кровью.
В итоге авроры успели уничтожить только одного врага из аппарировавшей группы. Остальные же были быстро и безжалостно зарублены молчаливым парнем в очках, хотя с последним врагом он и позволил себе толику театральности. Снова исчезнув и возникнув у него за спиной, Гарри приставил лезвие меча к шее, и не отрубил, а резким движением срезал голову с плеч, кувыркнувшуюся в сторону, а сам лишь отодвинулся, отстраняясь от плеснувших темных струй из шеи оседающего тела.
Молниеносно крутанув оружие в руке и стряхнув с него последние капли крови, Поттер вновь поглядел на Тома.
- Мистер Уорбек, командуйте.
Тот не заставил просить себя дважды.
- Подбираем своих и отходим! Посмотрим куда, полезут наши незваные гости дальше... Поттер и его боец идут с нами.

***

- Великаны, великаны, а я маленький такой... - иронично промурлыкал Эдвард, глядя на двух гигантов, увлеченно разламывающих одно строение за другим.
Норт и Грейнджер, объединившись с отрядом авроров, в который входили и спасенный Хью, и несколько десятков примкнувших к ним по ходу боя курсантов, быстро выработали совместную тактику действий. Постепенно откатываясь назад, они основательно проредили поголовье оборотней и устроили несколько классических засад, когда Упивающиеся, погнавшиеся за легкой добычей – в панике убегающими курсантами, завернув за угол, сталкивались нос к носу или с десятком направленных на них волшебных палочек, или с плотоядно ухмыляющимся бугаем, сплошь облаченным в сталь, и поигрывающим в руках совершенно жуткого вида палицей.
А иногда они просто внезапно умирали, даже не поняв, что, собственно, произошло, а из тени, критически глядя на результат, выступала Гермиона Грейнджер.
И вот теперь на сцене появились гиганты.
Волшебники действительно мало что могли им противопоставить — природная сопротивляемость к магии делала бесполезным большинство заклятий. Даже Непростительные, будучи для великанов весьма чувствительными, все же не оказывали на них такого же действия, как на людей или каких иных существ. «Авада Кедавра», пожалуй, могла бы убить гиганта, но только если была бы пущена магом неординарной силы, вроде Дамблдора или того же Вольдеморта. Волшебников такого уровня среди авроров, увы, не было. А убивающее заклятие, пущенное обычным магом, лишь причиняла великану боль, приводя того в нешуточную злобу, в чем уже успели убедиться несколько защитников, погибших под брошенными камнями и столбообразными ногами громадных существ.
И вот сейчас один из великанов, разнося все на своем пути, пер прямо на их отряд, большая часть которого собралась для перегруппировки. Остальные же, вместе с присоединившейся к ним Гермионой, играли в с Упиванцами в кошки-мышки на другой стороне их куска фронта.
- Ну что, Хьюберт, - подмигнул Эдвард аврору, с которым уже успел немного сдружиться. – Пойду-ка я, поиграю с этим дебилом-переростком.
- Ты бы это... Поосторожнее. Это все же не оборотни...
- Да ничего, разберемся...
И Норт, негромко пощелкивая пластинами брони, пошел навстречу врагу.
Великан остановился и с нехорошим любопытством поглядел на гостя.
Эти человечки, заполошенно бегающие тут повсюду, были такие назойливые, кидаясь своими острыми, болезненными огоньками. Но с пойманными так весело было играть, они так забавно пищали и дергались, когда им крутили их маленькие ножки и ручки.
И гигант протянул руку, чтобы схватить человечка, но тот ловко увернулся. И еще раз. И еще. Забава не удавалась. И без того невеликое, терпение верзилы лопнуло окончательно. Он разгневанно что-то буркнул и опустил на неуловимую фигурку свою дубину.
Но не тут-то было. Норт не зря тренировался разбивать своей палицей громадные деревянные чурбаки.
Мелькнула острозубая сталь, дубина с треском переломилась у сжимающей ее грубой руки, а отломанный конец улетел в ночь, оставив в кулаке хозяина лишь жалкий обрубок.
Потеряв оружие, гигант пришел в форменную ярость и обрушил на наглеца уже кулак, но Эдвард увернулся и от него, проскользнув почти вплотную к противнику. А потом, взяв свою булаву обеими руками, крутанулся округ оси и от души впечатал обрамленное лезвиями навершие в так любезно подставленный грязный, морщинистый локоть.
Как выяснилось, кости великанов тоже мало чем отличаются от чурбаков. Сустав громко хрупнул, брызнул темной кровью, и выгнулся в другую сторону.
- Ага! Будешь ковырять в носу одной ручкой, урод! - оскалился Норт, отскакивая назад, а гигант выпустил обломок дубины и оглушающе заскулил, недоуменно глядя на свою руку, внезапно начавшую причинять ему адскую боль.
Дальше все пошло не очень хорошо — услышав полные боли вопли сородича, второй великан заспешил к нему. А воодушевленные поединком Норта авроры кинулись ему наперерез, видимо забыв, что гиганту их магия — как слону дробина.
Чуя неладное, и понимая, что ему нельзя бросать «своего» великана — даже раненый, тот оставался весьма опасен и мог запросто перетоптать большинство здешних защитников, Норт вышел на связь:
- Гермиона, ты сильно занята?
- Ну, как сказать... Два оборотня и Упиванцы гурьбой с двух сторон. Есть чем заняться.
- Гарри?
- Я понял Эдвард, посылаю к тебе ненадолго Рен. Цель?
- Великан. Вернее, уже основательно разозленный аврорами, здоровенный, вооруженный великан.
- Ясно, Рен уже пошла.
- Отлично.
И обнадеженный Норт вернулся к своему противнику, примеряясь, как бы выломать ему на это раз колено.
Люди Хмури, как и предполагал Эдвард, сыпанули по гиганту «Авадами», попав тому в лицо и грудь. Покрывшееся черными пятнами ожогов лицо великана перекосилось, а от полного ярости рева чуть не полопались барабанные перепонки.
Стрелки поспешили скрыться с глаз, но великаны, при всем их невеликом уме, все же не настолько тупы, как о них думает большинство.
Дико заголосив, гигант взмахнул дубиной, которая была целиком изготовлена из ствола не самого маленького дерева и опоясана двумя грубыми железными обручами. Окованный комель вдрызг разнес угол барака, за которым укрылись авроры, разломав его по бревнышку и раскидав по сторонам всю группу смельчаков. Кто из них смог — тот поднялся, пошатываясь, сам, и попытался оттащить своих беспомощных товарищей, которым досталось сильнее. Но уйти от донельзя разозленного великана не успел бы никто.
- Черт, Рен, быстрее! Он их сейчас всех передавит!! - напряженно выкрикнул Норт, видя, что дело плохо.
- Я уже здесь, - прозвучал в наушнике спокойный ответ Рен, и через миг, пробив пелену дыма, показалась она сама.
То, что было дальше, все зрители запомнили надолго.
Набрав на прямом участке невозможную для простого человека скорость, девушка на последних метрах прошлась колесом, закрутила переворот и, используя набранную скорость и инерцию вращения, взвилась в воздух, летя прямо в лицо великану.
В прыжке Рен извернулась, изогнулась так, что почти коснулась пяток светлым затылком, и со всего размаху нанесла удар, со звонким хрустом пробив хетсааном шишковатую голову великана наискось, от виска до уха. И с разворотом, спиной вперед, приземлилась неподалеку с пустыми руками.
Гигантское человекоподобное существо недоуменно повело маленькими глазками, сделало еще шаг, остановилось, а потом глазки начали стремительно мутнеть. Из его заросших грубым ворсом ушей и ноздрей потекли струйки крови и великан, протяжно захрипев, выронил дубину и рухнул навзничь с таким грохотом, что соседнее, покосившееся здание вздрогнуло и развалилось окончательно.
А легко подскочившая Рен, в два приема выдернув свое окровавленное оружие из головы поверженного врага, и махнув Норту, унеслась обратно к Поттеру, а головы всех присутствующих авроров молча и синхронно повернулись ей вслед.

***

- Как мы их, а? - довольно ухмыльнувшись, протирал полой мантии свою волшебную палочку один из авроров Уорбека, вырвавшийся в запале контратаки далеко вперед. - Эдак пока они до другого конца базы дойдут, у них и все вояки кончатся!
Довольный, он не замечал, как ночная тьма за его спиной словно породила какое-то неясное ядро, сгусток, который, спустившись с неба, стремительно набирал форму и осязаемость. Вот порисовались контуры худых, как у скелета, плеч, головы закрытой капюшоном, длинных рукавов истонченного тленом, похожего на дым одеяния...
- Бррр... похолодало что-то...
У его напарника, видящего, что происходило за спиной весельчака, все внутренности будто сковало льдом, а язык присох к гортани, как сухой осенний лист.
- Д... Де... - только и смог выдавить он, судорожно тыча за спину обреченному.
- Что с тобой? Чего ты там так испу...
Обернувшегося аврора стремительно, будто выстрелив, ухватила за горло рука с длинными, без ногтей, пальцами, похожими на толстых, склизких, мертвых червей, и безо всякого усилия подняла в воздух, приблизив к закрытой капюшоном голове на совершенно не по-человечески изогнувшейся шее. Подергивающуюся, парализованную от ужаса жертву поднесли еще ближе, и единственный зритель всего этого на какой-то краткий миг увидел, что именно скрыто под покровом савана омерзительной твари.
Увидел, выронил палочку и побежал прочь, истошно вопя на всю округу:
- Дементоры! Дементоры!!!
А за спиной нежити, которая извиваясь в почти сладострастных конвульсиях присосалась к еще живому человеку, из темноты выплывали все новые и новые ее собратья.

***

- Дементоры?! Проклятье!! Только их нам сейчас и не хватало... - Том Уорбек сжал от злости зубы и повернулся к своим подчиненным. - Немедленно отходите сами и отводите остальных! Всех, кто попадется...
- Дементоры... - задумчиво повторил вслед за ним Поттер и сквозь очки в его глазах затлели недобрые огоньки. - Да это же отлично, значит командующий с той стороны, наконец, пустил в ход свой последний резерв.
И действительно, вряд ли что-то могло оставаться у вражеских командиров в запасе сильнее, чем эти полуматериальные, вечно голодные воплощения ужаса, уязвимые для только очень небольшого числа достаточно сложных заклинаний.
- Отлично? - переспросил аврор, глядя на Поттера, как на умалишенного.
Любому распоследнему двоечнику Хогвартса было отлично известно, что даже один или два дементора представляют собой крайне высокую опасность, а несколько десятков под силу разогнать лишь очень мощному заклинанию «Патронуса», которое может сотворить далеко не каждый маг. Так что же говорить о большем числе... От сотен дементоров ты не успеешь даже убежать - можно только аппарировать, причем куда угодно и как можно быстрее.
- Да они же как минимум ополовинят наши ряды! Ладно, мы, с этим новым оружием может, и не победим их, но, по крайней мере, точно не дадим себя сожрать. Но здесь, - и Том махнул рукой, как бы охватывая расцвеченное огнями, рокочущее месиво битвы, - здесь еще полно простых авроров, да и вообще вчерашних курсантов с обычными палочками, которые еще не имеют ни малейшего опыта, а «Патронусы» отрабатывали только на вризраках! Да для дементоров это — все равно, что накрытый стол!
- Все верно, мистер Уорбек. Вы абсолютно правы, - покладисто согласился Гарри. - Поэтому делайте именно то, что и собирались — немедленно отводите людей. Всех людей. Дементоры — это наша забота, а вы с вашими подчиненными отходите и приготовьтесь к контратаке. По команде все ограничения на применение силы снимаются.
- Вот как? Что ж, как скажешь, господин советник, - бросил Уорбек, повернулся к своим и от него посыпались приказы и указания. У него уже было немало возможностей убедиться, что этот мальчишка Поттер со своей странной подружкой ни в чем не уступает опытным аврорам. Вообще-то, честно говоря, Том уже убедился, что странная парочка значительно превосходит их практически во всем, но его ершистый характер нет-нет, да начинал топорщить иголки по поводу того, что этот юнец поставлен над ними, да вдобавок еще и имеет право приказывать.
Гарри же достал и активировал зеркало связи, вызвав Аластора:
- Мистер Хмури, они пустили вход дементоров. Вы же понимаете, что это значит?
- Так... - на магическом изображении было видно, как насупился старый аврор. - Дело подошло к финалу.
- Вот именно. Я приказал вашим людям отходить, дементорами займется наш отряд, а вы оповестите всех — по моему сигналу начинается вторая часть нашей операции. Ответный удар.
- Какому сигналу, Поттер?
- Его обязательно все заметят, это я вам обещаю.
- Не люблю я этих загадок и непоняток... - проворчал старик. - Ну да ладно, хорошо, понял.
Гарри сунул погасшее зеркало в карман и тронул клавишу гарнитуры, выходя на связь со всеми своими.
- Внимание! Как только я закончу с дементорами, начнется общая атака. Направления ударов каждого звена прежние. Будьте внимательны и не попадите под огонь своих же — это я про наших «усиленных» авроров. Гарантирую, уж они-то будут использовать свои палочки на полную катушку.
- Понятно, - ответили все вразнобой, забив эфир.
- Гермиона? - окликнул девушку Поттер.
- Да? - благодаря качеству военных приемопередатчиков голос Грейнджер звучал так, будто она стояла прямо за спиной Гарри.
- Как только я закончу — ставишь уже наш антиаппарционный барьер, затем выжидаешь десять-пятнадцать минут после начала атаки, и лишь потом оставляешь Эдварда одного и выполняешь свое персональное задание. Начни с северо-западного холма, это, на мой взгляд, самый удобный наблюдательный пункт.
- А какое у нее задание? - вклинился в переговоры любопытный голос Джинни.
- Не по связи, Джин, и не сейчас. Скажу лишь, что Гермиона должна для нас разыскать кое-кого полезного. Конец связи.
Поттер сунул за спину облаченный в ножны Тэцу и сказал, обращаясь к Рен:
- Ну что ж, придется действовать быстро, эффективно и, увы, - тут Гарри, сузив глаза, потер пальцами подбородок, - неизбежно немного засветиться. Иначе дементоры и впрямь способны доставить всем немало хлопот. Ты, Рен, оставайся с людьми Уорбека, проследишь чтобы они, часом, - тут он издал негромкий смешок, - не кинулись меня спасать. А я пойду, пообщаюсь поближе с нашими милыми азкабанскими зверюшками...

***

Центральная часть раскинувшейся по дну долины базы пострадала во время боя особенно сильно. Почти все стоящие там здания были разрушены, горели или уже догорали; земля тут и там была взрыта многочисленными попаданиями мощных заклятий, тела нападавших устилали ее здесь особенно густо, а среди них попадались и погибшие защитники в форменных мантиях, большей частью из числа контингента учебной базы, принявшие на себя первый удар. Правда, некоторым утешением служило то, что их все же было в разы меньше - принцип потерь наступательного боя «три к одному» оказался верным и на этот раз.
Но сейчас эта земля, за которую совсем недавно так яростно сражались обе стороны, стремительно становилась ничейной. С одного конца, от нее поспешно отступали объединенные силы авроров Хмури, изрядно потрепанных курсантов-выпускников и инструкторов школы, а с другого — откатывались назад отряды Упивающихся, не имеющие ни малейшего желания случайно попасться дементорам, которые, приступив к своей омерзительной трапезе, вряд ли будут разбираться, где свой, а где чужой.
А приближающееся присутствие дементоров ощущалось все сильнее. Ночная тьма стала словно более густой и липкой, а в резко похолодевшем воздухе будто пропала половина кислорода; земля повсюду, несмотря на середину лета, с потрескиванием стала покрываться расползающимися пятнами изморози, и даже жадно пожирающее деревянные постройки пламя, такое впечатление, поблекло и приникло.
Погляди какой оставшийся здесь смельчак вверх, то его храбрость подвергнулась бы нешуточному испытанию. Там, вверху, водили плавную, и оттого еще более жуткую карусель ожившие, вытянутые клочки мрака, отлично видимые даже на фоне ночного неба, как прорванные в нем неровные, живые дыры, ведущие в никуда. Казалось, не меньше двух сотен дементоров летели, плыли, временами хаотично дергаясь в стороны, текуче опускались к земле все ниже и ниже, приближаясь к защитникам Эпплби, которые отступали, подстегиваемые наползающим могильным холодом, который несли с собой эти существа.
Но не все защитники отходили от этого стократного воплощения ужаса. От их рядов отделилась одинокая фигура и наоборот, спокойно пошла им навстречу.

***

Гарри шагал по ставшей хрусткой от резкого похолодания земле, и из его рта и носа начинали вырываться легкие облачка пара. Он спокойно, неторопливо шел, глядя вперед полуприкрытыми глазами. Ладони пусты, рукоять меча возвышается над правым плечом, волшебной палочки в руках не видно.
Дойдя до места, достаточно удаленного от своих, он остановился, глубоко вздохнул и неторопливо поднял к темному небу руки и лицо с закрытыми глазами и легкой улыбкой.

***

- Что это он делает? Эй, Фред, Джордж, ваш Поттер точно не самоубийца? Что...? Что это происходит? Ты только погляди! Дементоры...

***

И действительно, дементоры начали вести себя как-то странно. В их неторопливом скольжении, которым он неспешно, как хищники к беспомощной жертве, снижались, подбираясь к отступающим людям, возник какой-то резкий перелом, словно отходящие авроры внезапно стали им совершенно неинтересны. Зато тот, кто вышел в центр охваченной пожарами базы, начал неудержимо привлекать их, как привлекает мошкару в ночи яркий фонарь.
Десятки дементоров, последовавших было за отступающими, развернулись и начали формировать над Поттером медленно, очень медленно опускающийся хоровод теней. Новые и новые тени, будто ряженые в траченные вековым тленом и расползающиеся на длинные лоскуты рясы и хламиды, возникали из темноты и вливались в расширяющееся живое, черное кольцо, вращающееся на высоте над стоящим с раскинутыми руками юношей.

***

- У него нет шансов. Его надо спасать! - сжал кулаки Хью. - Если мы все вместе попробуем, то может быть...
- Стой и не дергайся! - и Норт положил на плечо аврору руку, под тяжестью которой тот даже немного присел. - Он знает, что делает.

***

Дементоры... Темные создания то ли этого, то ли какого-то потустороннего мира, а может, и появившиеся на свет от слияния чего-то худшего с обоих сторон. Существа, словно ставшие квинтэссенцией всех существующих мерзостей, внезапно обретших материальность; питающиеся человеческими чувствами, эмоциями, воскрешающие самые страшные кошмары и воспоминания, вытягивающие из душ людей все то, что делает из людьми, а зачастую — и сами души.
И самыми «вкусными» и притягательными для них являются души и чувства тех, кому довелось пережить нечто ужасное, оставившее в человеке неизгладимые шрамы. Уж это-то Гарри узнал на собственной шкуре еще на третьем году обучения в Хогвартсе.
Узнал и очень хорошо запомнил. И именно сейчас это знание пригодилось как никогда кстати.
Стоя под небом, заполненном скользящими тварями, Поттер мысленно позлорадствовал, почти нежно проговаривая про себя:
«Вы голодны? Вы хотите жрать? Ну так идите сюда... Идите... И понюхайте вот это...»
Приняв в себя своеобразного и своевольного симбиота — темную сущность «Меча Проклятых», Гарри никогда не забывал, что вместе с ним принял и целый сонм душ, поглощенных этим мечом. Душ людей, которые еще при их жизнях были многократно исковерканы злобой, изъязвлены дыханием темных искусств, которым они верно служили, а в финале умершие очень нехорошей, а зачастую — попросту страшной смертью.
И вот теперь волей Поттера все те страх, боль, злоба, страдания и бесконечные ярость и ненависть сотен безумных пленных душ, пожирающих самих себя в заключении «Тэцу-Но-Кирай», начали просачиваться извне, становясь осязаемыми для тех, кто мог их ощутить. А именно - для дементоров.
Лучшей приманки нельзя было придумать. Вылитое в бассейн с голодными акулами ведро свежей крови и то не дало бы такого эффекта. Порождения мрака мгновенно потеряли интерес ко всему, кроме одного-единственного человека, к которому их повлекло с просто непреодолимой силой.

***

Все прошедшее время, как Гарри вступил на тропу своей личной войны с Вольдемортом, он сражался, большей частью используя меч, ставшим практически продолжением его руки, и лишь изредка применяя некоторые земные и даймонские заклинания.
Но пока он ни разу не пускал в ход настоящую, истинную магию Киар-Бет. Магию, которая родилась и набрала свою исполинскую силу в мире, где волшебники никогда и ни от кого не скрывались, где не было нужды маскировать само свое существование и, как следствие — как-то ограничивать мощь заклинаний.
Гарри пока воздерживался от использования всего этого, а также придерживал до поры, до времени силу доставшейся ему в наследство от прошлых событий огненной стихии.
Но все когда-нибудь происходит в первый раз.
Когда Поттер уже не видел ничего из-за реющих над ним дементоров, когда его волосы и ресницы обметал иней, а дыхание стало практически замерзать на лету от возникшей почти зимней стужи, нагнанной таким количеством бывших азкабанских стражей, когда мятущиеся черные тени уже тянули к нему свои покрытые струпьями, склизкие лапы, губы Гарри искривились, а во внезапно открывшихся глазах потекли разводы, черные и дымчатые, что всегда случалось, когда он давал немного воли своему темному попутчику, задействуя магические искусства Даймона.
Поднятые руки резко упали вниз, наложившись ладонью на ладонь, воздух вокруг пронзил низкий, разгоняющийся гул, будто бы неподалеку заработала гигантская авиационная турбина, и от Гарри, как от центра, на земле расцвел, разбежался во все стороны вспоровшими землю, светящимися в ночной темноте линиями, невиданный доселе никем пятидесятиметровый магический символ, выглядящий как сложная шестеренка, состоящая из многих полных и неполных вращающихся окружностей, треугольников, изогнутых линий и бегущих заостренных символов неизвестного языка. От бледно-зеленоватого света, от импульса магической силы, которую почувствовали все без исключения; даже дементоры замедлили свой безумный круговорот, отшатнувшись в стороны, но, не в силах противится манящей силе столь притягательных для них душ, вновь возобновили свой страшный вальс вокруг Гарри.
Шепотки и переговоры, ползущие по рядам укрывшихся авроров, как обрезало. Такого зрелища из них еще не видел никто.
- Мерлинова борода... - только и смог выдавить из себя Аластор Хмури, наблюдающий за этим со своего командного пункта.
А дальше произошло то, чего не ждали ни авроры, ни Упивающиеся смертью, ни, наверняка, и сами дементоры.
Возникший на земле громадный магический символ с пробегающими по нему синими и фиолетовыми неведомыми символами и просверками, стремительно начал сворачиваться, как смыкающийся бутон громадного плотоядного цветка, загибая острые края вверх и к центру, и через миг заключил в сформировавшейся прозрачной сфере всех - и совершенно обезумевших от сладкого для них «запаха» дементоров, и его источник - Гарри Поттера.
Опомнившиеся исчадия мрака рванулись во все стороны, облепив изнутри прозрачные стены своей ловушки и закрыв от взоров Поттера, но было уже поздно.
Внутри мерцающего шара будто заиграли тысячи алых солнечных зайчиков, а затем с низким рокотом вспучился чудовищный взрыв, растянувший магический барьер, как надувной шарик, почти вдвое - сфера рывком увеличилась, став в поперечнике почти полторы сотни метров. Внутри же ее...
Внутри бушевал ад и геенна огненная. Бесчисленные бордовые, желтые, алые языки неистового огня заполнили все внутреннее пространство, алчно и безжалостно выгрызая все, что досталось им на съедение внутри. И если магическая сфера смогла удержать в себе и бешеный, неукротимый танец огня, и попавших в смертельную ловушку жутких пленников, то удерживать все остальное даже ей оказалось не по силам.
По всей долине, залитой темным, кроваво-багровым светом, прокатился многоголосый ужасающий вой сотен существ, заживо пожираемых жадным пламенем выпущенной на волю чистой, абсолютной Стихии Огня. Это было невыносимо - даже сквозь зажатые ладонями уши пробивался этот тысячекратно умноженный вибрирующий скрежет когтями по стеклу, ультразвуковой визг, в которых объединились неописуемая злоба, ужас, отчаяние и смертная мука. Он звучал, такое впечатление, даже не в ушах, а где-то прямо внутри головы, ввинчиваясь болью в мозг и терзая рассудок, вызывая паническое желание спрятаться, зарыться в землю или бежать, бежать прочь отсюда.
Те из защитников и из нападающих, что оказались ближе всего к эпицентру развернувшегося действия, бездумно побежали кто куда с белыми от ужаса глазами, спотыкаясь и не разбирая дороги, кто-то упал на землю и скорчился, отчаянно царапая ее ногтями. А те, кто успел отступить, то большинство, превозмогая боль и накатывающий волнами страх, с перекошенными лицами стояли и смотрели на чудовищное аутодафе.
Вопль погибающих дементоров, звучащий, казалось, целую бесконечность, оборвался так же внезапно, как и начался, оставив после себя, казалось просто оглушающую, звенящую тишину. Заключенное в гигантскую сферу пламя побелело, рывком втянулось в центр, внезапно сжалось в объеме до размеров квоффла, став похожим на маленькое, слепящее солнце, потом вспыхнуло особенно ярко, высветив, казалось, каждую песчинку и, отбросив четкие, как по линейке очерченные тени, и прогремел второй взрыв, на этот раз громкий и звонкий, с металлическими обертонами и пронзительным шипением.
Магическая сфера, ставшая крематорием для всех попавших в нее дементоров, лопнула, сверкнув в ночи радужными брызгами и разметав по широкому кругу могучим порывом ветра догорающие остовы зданий, добавившие в ночное небо мириады взметнувшихся оранжевых искр.
На месте, выжженном пламенем и выметенном взрывной волной до вида идеально гладкой поверхности, остался стоять только Гарри. В обильно исходившей дымом, но даже не тлеющей одежде, с дико взлохмаченными волосами и в очках, в которых отражались отблески пламени. Целый и невредимый.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:53 | Сообщение # 36
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 32. Обратный ход маятника.

Битва при Эпплби на мгновение как бы замерла, обе стороны остановись, морально и физически пораженные случившимся и приходящие в себя, а в паре километров от них, на одном из высоких деревьев, стоящих на окружающих долину холмах, ожили две крупных тени.
Они не имели четкой формы, напоминая два продолговатых, темных нароста на стволе полуторавековой сосны, похожих на коконы. Они шевельнулись, вытянулись, на них возникло какое-то подобие голов с прорезавшимися узкими, едва заметными щелями глаз.
- Тот, о ком говорила Повелительница, начал действовать.
Этот шипящий язык с растянутыми гласными, язык Хаоса, в мире людей не знал почти никто.
- Да. Необходимо немедленно оповестить ее, - ответила вторая.
И тени, скользнув вниз по стволу дерева, как вода, растворились во мраке.

***

- Иккэн хиссацу – глядя на все это прошептал Джордж, успевший нахвататься от своей подруги японских фраз и выражений.
- Что? - переспросил его Фред, тряся головой после вопля, прокатившегося по всей долине.
- «Одним ударом – наповал» - повторил уже по-английски его рыжий брат. - Или, как говориться в одной из наших народных сказок — «Одним махом семерых побивахом». Интересно, а дементоров вообще когда-нибудь так уничтожали? Жгли, как глупых букашек, подлетевших на огонь?
- Думаю, что нет. Гарри и тут умудрился прыгнуть выше головы. Хотя... Глядя на то, что творят все наши девочки и Эдвард впридачу, я даже как-то и не удивлен.

***

- Этого не может быть... Дементоры все сгорели, а он... жив? И даже не пострадал? Невероятно... - ошарашено бормотал бледный Фрэнк Лонгботтом, стоящий рядом с Хмури. - Кто же он вообще такой?
- Он — Гарри Поттер. По-моему, этого вполне достаточно, - как всегда ворчливо ответил Аластор. Он был поражен не меньше, однако предпочитал не показывать этого своим людям, сунув руки в карманы поношенной куртки, чтобы подчиненные не заметили, как подрагивают его пальцы.
- И самое главное, Фрэнк — это же и был сигнал! - хрипло каркнул Хмури, опомнившись от потрясения. - Так чего же вы ждете? Передавайте - усилители на палочки, и вперед! Выметите из нашей долины все это вольдемортово дерьмо!
- Есть! - сорвался с места Лонгботтом. Выметать «это дерьмо» он был согласен даже в две смены без перерыва на обед.
Авроры, отвечающие за связь, зубасто ухмыляясь, согласно кивнули и достали волшебные зеркала, слово в слово передавая приказ Аластора. И меньше чем через минуту во всей долине все отступившие от центра авроры на короткое время отвлеклись, снаряжая свое оружие усилителями.
А потом, держа палочки наготове, где разворачиваясь отделениями, а где и редкой цепью, просто пошли туда, где среди захваченной большей половины базы уже начал вновь шевелиться все еще гораздо более многочисленный противник. Или пока еще более многочисленный.
Первой, оставляя четкие следы на выжженной до состояния праха земле, к стоящему Гарри подошла Рен и просто молча встала рядом, держа хетсаан острием вперед и вниз. Поттер, дождавшись подошедших авроров, поглядывающих на него с изумлением и, если можно так сказать, с осторожным уважением, нарочито неторопливо вытянул из-за спины свой клинок и пошел вперед в общем строю.

***

- Это еще что такое?
Увеличивающее заклинание приближало картинку поля боя, но, к сожалению, не давало никаких разъяснений. А вот их-то сейчас Яксли как раз и не хватало сильнее всего.
Главнокомандующий атакой на Эпплби, с самого начала развернул свой наблюдательный пункт на удобном склоне холма, и отсюда, в окружении своих приближенных, посыльных и отряда охраны, успешно руководил планомерным уничтожением ненавистного аврорского гнезда. И, невзирая на куда большие, чем было запланировано, потери, это уничтожение шло довольно успешно. Две трети базы было захвачено и вовсю полыхало, а ее персонал вместе с пришедшими на выручку, а, вернее, успешно заманенными сюда отрядами авроров Хмури, отчаянно огрызаясь, отползали назад. Победа была только вопросом времени, и, чтобы уменьшить это время, Яксли бросил в бой дементоров.
И вот с этого момента все пошло наперекосяк.
В это до сих пор не хотелось верить, но проклятые авроры каким-то совершенно фантастическим образом умудрились одним махом уничтожить всех дементоров, его последний ударный резерв. Как доложили с переднего края, пожертвовав кем-то из своих, как приманкой. А теперь они... Теперь министерские шавки шли в контрнаступление!
- Это что? Последний марш обреченных? - презрительно сказал он, повернувшись к своему заместителю и первому помощнику — Ричарду Мальсиберу. - Даже без дементоров мы все еще в два с половиной раза превосходим их в живой силе. Болваны... Так, черт, где мое зеркало? А, ладно, плевать... Эй, как там тебя... - окликнул Яксли стоящего поодаль посыльного.
- Да, сэр? - с готовностью вскинулся тот.
- Передай командирам отрядов, Эйвери, Нотту и обоим Кэрроу — пускай наступают, эти болваны сами идут под их заклятия.
- Слушаюсь! - и посыльный аппарировал.
Несколько модифицированное заклинание антиаппарационного щита блокировало векторы аппарации, направленные только извне, не давая противнику скрыться и избежать боя. Хотя некоторые злые языки и говорили, что в данном случае антиаппарационный щит вдобавок не дает сбежать и своим, если дела пойдут туго, тем самым вынуждая солдат Темного Лорда сражаться в любом случае.
- А тебе не кажется, что тут что-то нечисто? - спросил у Яксли Мальсибер. - Если они смогли как-то уничтожить дементоров...
- Да какая теперь разница? - чуть раздраженно повел плечами Яксли, не отрывая взгляда от начавшегося в долине движения. За потерю дементоров придется ответить, и он предпочитал пока об этом не думать. - Подкреплений к ним не пришло, да и не может придти - эти три отряда под началом хромого и кривого Хмури и есть весь имеющийся резерв Аврората. У нас почти в два раза больше магов, еще остались оборотни, жаль только, что все великаны перебиты, как-то быстро их на фланге уложили. Но все равно, с тем количеством, что осталось у них, идти в атаку... Это жест отчаяния, их глупые принципы «лучше смерть, чем плен» и все такое. Ну, раз лучше — то и подыхайте на здоровье, а мы посмотрим.
Наступающие ряды авроров тем временем приблизились к границе, за которой, укрывшись за полуразрушенными строениями, собирались и подтягивались многочисленные темные маги, некоторые из которых, бравируя, выходили из-за укрытий и демонстративно поигрывали волшебными палочками.
Ближе... Еще ближе... Расстояние между противниками сократилось до двадцати-тридцати метров, когда со стороны войска Вольдеморта раздались громкие выкрики, и на наступающие ряды обрушился целый дождь боевых заклинаний - «Авады», «Круцио» и многое другое...
Но ожидаемого убийственного эффекта эта атака не принесла. Каждый третий или четвертый аврор в строю, как по команде вскинул палочку, произнося заклинание «Протего» и все, идущие в атаку оказались закрыты линзовидными щитами дрожащего воздуха, причем такого размера, что они перекрыли друг друга, как пластины единой кольчуги, выстроив защитную стену.
Лишь малая часть мощи единого залпа, посланного Упивающимися, была поглощена выросшей стеной щитовых заклинаний. Большая же часть, как нетрудно догадаться, пусть и неприцельно, но отразилась обратно, уложив на месте с десяток неосмотрительно высунувшихся Упиванцев, желающих посмотреть на дела рук своих из первых рядов. Остальные удивленно замешкались. Нет, их поразила не столько смерть соратников от своего же колдовства, сколько факт, от чего именно они умерли. Что отбитыми этими странными «Протего» оказались и многочисленные «Авады Кедавры» - смертоносные, не имеющие доселе никаких контрмер заклинания! И эта вторая за день сенсация, а первой была массовая и зрелищная гибель дементоров, - была далеко не последней.
Однако давать врагу время на обдумывание этого события авроры и не собирались, изготовившись к ответному удару. Вольдемортова армия привычно приготовилась поставить собственные щиты и укрыться за возникшими в ходе сражения баррикадами, и лишь некоторые, инстинктивно подчинившись какому-то внезапному приливу легкого страха или смутного беспокойства, машинально аппарировали немного назад.
И благодаря этому прожили еще какое-то время.
Ответный выпад защитников, в который они вложили всю изматывающую усталость непрекращающихся боев, горечь тяжелых потерь и накопленную ненависть к врагу, был просто опустошающим. Ни один аврор не прибегнул к невербальному колдовству — все как один выкрикнули заклятия во весь голос, громко и яростно, будто желая вбить их прямо в глотку противника.
Где-то двести заклятий, выпущенных из усиленных волшебных палочек магами, идущими широким фронтом. Результат получился на славу.
Слепящие полосы огненных заклинаний вперемешку с взрывными и режущими, попросту уничтожили, смели, сожгли, размололи в пыль передовые позиции Упивающихся на десятки метров вглубь, расшвыряв и перемешав с обуглившейся землей, камнями и обломками дерева разорванные, разрезанные и обгорелые тела сразу сотни с лишним незваных гостей.
Когда грохот стих, защитники Эпплби на миг замерли, глядя на результат одного-единственного залпа. Они уже один раз опробовали это удивительное изобретение министерских умников, но одно дело сыпать колдовством по манекенам и дощатым заборам, и совсем другое — по реальному врагу, по тем, к кому у всех присутствующих накопился уже очень длинный счет.
- Ну что, потрудимся, дамы и джентльмены? - раздался посреди шума и треска огня чей-то пронзительный голос, полный совершенно откровенного, жадного предвкушения от близкого возмездия. И авроры двинулись вперед, сметая все на своем пути непрерывным градом ударов, ведь всем было известно — впереди своих нет, а значит, бей - и не промахнешься.
Гарри остановился, отставая от групп наступающих, и снова тронул гарнитуру связи.
- Ну, все, уничтожайте противника безо всяких ограничений в силе и методах. Лишь те, кто остался на северной оконечности базы, должны уцелеть. Все поняли? Обязательно оставить их в живых и дать им удрать!
- Ясно! - ответил строй знакомых голосов.
- Гарри, я пошла, - прозвучал чуть позже в наушнике голос Гермионы.
- Да, все верно, пора. Действуй.
И небо над долиной Эпплби словно мигнуло, ненадолго проступив и погаснув контуром накрывшего всю местность голубоватого купола, симметрично, от края до края, прочерченного шестью полосами бегущих остроугольных символов.
Выход был надежно запечатан.

***

- Триста тысяч дементоров!!! Что там происходит, я спрашиваю?? - исступленно орал Яксли, брызгая слюной в лицо стоящему перед ним Амникусу Кэрроу. - Ты почему не со своим отрядом?! Струсил?! Сбежал?!
Весь фронт контратаки авроров заволокло настоящей пеленой пыли и дыма, через которую пробивались лишь многочисленные разноцветные вспышки и возникающие то тут, то там широкие полосы огня, и Яксли на какое-то время потерял контроль над ситуацией. Но очень скоро увидел, что из темного облака, окутавшего место сражения, выбегают и аппарируют люди. Его люди. Они откровенно и позорно удирали, а некоторые даже аппарировали прямиком к нему на наблюдательный пункт, как этот болван Кэрроу с десятком изрядно потрепанных рядовых магов.
- Моего отряда больше нет, - сипло проговорил Амникус, стоя перед Яксли с наполовину сгоревшими волосами, в разорванной, грязной мантии и придерживая сильно обожженную левую руку. - Полторы сотни моих людей авроры уложили меньше чем за пять минут, а остальные разбежались, кто куда.
- Ты что несешь?! Какие авроры?! Какие пять минут?! Их там осталась горстка, так почему вы бежите от них, как крысы?!
- Сходи и посмотри сам!!! - визгливо завопил Кэрроу в ответ; в его покрасневших, слезящихся глазах плескалась паника пополам с отчаянным страхом, придавшим ему сил. - Да, их не стало больше, но колдуют они так, как будто у них в палочках засело по десять дьяволов сразу! От их заклятий земля летит до небес, людей рвет в куски, а камни плавятся, как воск! На моих глазах Алекто разрезало на три части! Ее, и заодно еще пятерых! Одним-единственным заклинанием! Эти оборотни, зверье вонючее, сначала выли о каком-то кровожадном железном великане на стороне авроров, а потом - о драконе! Какой еще, гори он в аду, дракон?!! Это было посланное всего двумя аврорами «Инсендио», разом спалившее четверть отряда Нотта! Короче, слышь ты, если хочешь — иди и воюй сам, а я на роль жаркого не подписывался!
И Амникус, смачно сплюнув, поковылял прочь. Но далеко отойти он не успел — в спину ему влетел зеленый сполох «Авады», швырнувший на землю уже мертвое тело.
- Трусливая гнида, - сквозь зубы прошипел Яксли, чье квадратное лицо побледнело от бешенства. - Всегда хотел его убить...
Не опуская волшебную палочку, он накинулся на стоящих рядом темных магов:
- А вы что тут встали, отродье?! В бой!! Все в бой, если не хотите кончить, как эта трусливая свинья! Быстро!!
Все, кроме него и оставшегося Мальсибера, с хлопками аппарировали.
- Проклятье... Проклятье!! - Яксли отчаянно метался взад-вперед, взрывая землю каблуками сапог. Победа, верная, гарантированная победа ускользала из его рук, превращаясь во что-то ужасное. Призрак поражения, или, точнее сказать, полного разгрома материализовывался и обретал плоть просто с пугающей быстротой.
Он взмахнул палочкой, вызывая заклинание приближения, взглянул на полыхающую долину и ощутил то, чего не чувствовал со времен падения Темного Лорда.
Сосущий, отнимающий силы страх.
Его армия отступала, вернее нет, те, кто остались от его армии уже даже не отступали. Они панически бежали перед настоящим шквалом заклинаний невиданной мощности, который непрерывным потоком обрушивали на них идущие в полный рост авроры.

***

- Ну что, отрываемся, Фред?
- Да не вопрос, Джордж! Где тут у нас достаточно возвышенное место? О! Вот это сгодится! Джинни, перекинь нас туда!
Портал вспорол ночь синим отблеском, и трое Уизли подбежали к двухэтажному каменному зданию, расположенному с фланга и даже еще немного в тылу у отступающего врага. Его крыша и рамы уже успели сгореть и, хотя по углам все еще светились россыпи тлеющих желтых угольев, а сам камень стен заметно отдавал жаром, проникнуть в него было уже можно не рискуя запечься, как курица в духовке.
Поднявшись на второй этаж, Фред первым делом поднес к глазам бинокль.
- Отлично... - отходящие силы Упивающихся были отсюда, как на ладони. - Джордж, доставай!
Один брат полез в рюкзак, а второй начал сноровисто выбивать прикладом остатки рам из соседних оконных проемов, оборудуя огневые позиции.
Джордж тем временем достал из рюкзака плоскую металлическую коробку размером с большую, толстую книгу, и раскрыв, положил ее на ровный участок пола.
Это был их с Фредом походный арсенал. В глубине коробки, в вырезанных формах мягкой подложки из серого поролона, лежали миниатюрные, как оружие детских игрушечных солдатиков, помповые ружья, снайперские винтовки разных калибров, связка одноразовых гранатометов, коробки с патронами и еще много чего.
Рыжий аккуратно, одними пальцами вынул из коробки два ручных бельгийских пулемета «FN MAG» с громоздкими ночными прицелами и прикрепленными коробками патронных лент, и положил их на теплый камень пола.
- «Энгоргио»! - ткнул палочкой Джордж, и две маленькие, маслянисто поблескивающие игрушечки вновь обрели свой изначальный размер и грозный облик, скрежетнув металлом по камню.
- Милости просим, - кивнул он Фреду, закинул свой автомат за спину, и поднял с пола куда более увесистое оружие.
Братья потратили еще несколько секунд на заправку лент и подстройку прицелов, а потом Джордж тронул миниатюрную тангету гарнитуры связи.
- Эдвард, Рен, Гарри, прием. На связи боевики Уизли. Мы тут немного постреляем с фланга, так что передайте аврорам, чтобы они держали дистанцию от противника. Мы их, конечно, видим, но все же не хотелось бы пристрелить своего по глупой случайности.
- Понял, сейчас притормозим, - прозвучал в наушнике голос Поттера.
На приближенной электронной оптикой серо-зеленой картинке через некоторое время стало видно, как чуть ли не наступающие на пятки откатывающихся захватчиков авроры замедлили ход, давая тем оторваться о них.
- Ну, сбацаем им рок-н-ролл! - хмыкнул Фред, с сочным лязгом дернув рукоять, дослав первый патрон в патронник.
И два ручных пулемета, верная смерть для пехоты на таком расстоянии, басовито загрохотали, на пол со звоном брызнула первая блестящая россыпь дымящихся латунных гильз, а вдаль полетели острые иголки трассеров, нащупывая отходящего врага.
Это был конец. На Упивающихся и редких уцелевших оборотней, напрасно обрадовавшихся тому, что их безжалостные преследователи поотстали, внезапно плотным градом посыпались тяжелые пули винтовочного калибра. Пулемет все же не очень приспособлен для снайперской стрельбы, но этот недостаток он вполне компенсирует скорострельностью, дальностью боя и мощностью патрона. Воздух наполнился пронзительным визгом рикошетов об железо и камень, глухими хлопками попаданий в землю и в тела, и истошным криком раненых. Не понимая, откуда к ним летит смерть, маги заметались из стороны в сторону среди взбиваемых пулями цепочек фонтанов пыли, кто-то начал садить заклинаниями наугад, и без того увеличивая сумятицу и продолжая гибнуть один за другим.
Но все же не все слуги Вольдеморта поддались панике; среди них нашлись и такие, кто достаточно быстро соотнес хорошо слышимые звуки стрельбы, две пульсирующие вспышки в соседних окнах одиноко стоящих развалин, и гибельный свинцовый дождь. А сделав выводы — аппарировали туда, одновременно выскакивая из-под огня и желая поквитаться со стрелками.
- Джордж! А нас тут хотят прижать! - крикнул Фред, заметив возникающих неподалеку Упивающихся. Прилетело и первое заклинание, попав рядом в стену и больно брызнув в лицо каменной крошкой.
- Ничего, прорвемся... - пробормотал Джордж, перекидывая пулемет на обгоревший подоконник другого окна.
- Фред, Джордж, - подала вдруг голос молчавшая до сих пор Джинни. - Продолжайте выбивать тех, вдалеке. На этих не обращайте внимания, мы с Эгором вас прикроем.
- А ты уверена... - начал было Фред, но их сестра уже сбежала вниз по лестнице.
Упивающиеся меньше всего были готовы увидеть вылетевшую прямо на них совсем молоденькую девчонку в обтягивающей одежде и очках, закрывающих половину лица. Да вдобавок окутанную каким-то поблескивающим облаком чего-то непонятного... А потом земля словно взорвалась у них под ногами, разом ослепив и подбросив вверх и в стороны большую половину прибывших мстителей. Оставшиеся, уже не отвлекающиеся на продолжавших молотить со второго этажа стрелков, приложили все усилия, чтобы достать выскочившую в шлейфе песка и пыли девчонку. Но летящие и перекрещивающиеся решеткой в воздухе желто-коричневые струи каждый раз вставали на пути зарядов магии, отбивая ее или поглощая без следа.
От этой картины Упивающиеся, уже вдосталь сегодня насмотревшиеся на невиданные, но неизменно плохо для них заканчивающиеся чудеса, не стали и дальше искушать судьбу и снова аппарировали, лишь бы куда подальше.

***

Яксли отчаянно потряс головой. Это был какой-то бред.
Начав атаку на Эпплби силами почти семисот человек, сотней оборотней, тремя великанами и дементорами, он не испытывал и тени сомнения в своей победе. Все наличные силы Аврората, включая салаг-курсантов, никак не могли бы долго противостоять такой силе, даже несмотря на потерю внезапности. Наоборот, Яксли планировал оттягивать финал бойни как можно дольше, позволив втянуться в мясорубку как можно большему числу авроров. Ради этого даже антиаппарационный щит был поставлен на одностороннюю проницаемость, позволяя кому угодно аппарировать сюда и никого не выпуская обратно.
И это сработало. Удалось даже выманить все три спецотряда авроров, по чьи души уже давно чесались кулаки и когти у многих из воинства Темного Лорда. И сначала все шло прекрасно — защитнички, упорно сопротивляясь, изредка контратакуя и цепляясь за каждую казарму или склад, пятились в глухой, тупиковый край долины, где их, надежно прижатых к земле и лишенных возможности аппарировать, можно было припереть спиной к стенке и передавить, как мух.
И даже потери, которые сразу же превысили предполагаемые, ничуть не смутили ни Яксли, ни командиров помельче — никто и не рассчитывал, что авроры сразу же задерут лапки вверх. Надеясь, что ну вот сейчас-то брошенный в разгорающуюся топку боя очередной резерв переломит ситуацию и заставит упертых министерских шавок трусливо побежать навстречу к своей гибели, раззадоренный Яксли посылал вперед отряд за отрядом. Но этого не происходило, и довольно скоро выяснилось, что из резервов у него остались только дементоры, которых он и кинул в бой, не раздумывая.
И вот тут-то и началось время нехороших чудес. Атака дементоров, которая должна была выкосить авроров, как сорную траву, лопнула в прямом и переносном смысле, загнав всех видевших это зрелище Упивающихся в состояние вибрирующей нервной оторопи. Слуги Вольдеморта не верили своим глазам — дементоров, к которым даже сам Темный Лорд относился с некоторым пиететом, попросту спалили, поймав в какой-то громадный магический шар!
А чудеса тем временем превращались в форменный кошмар наяву. Авроры резко пошли в контрнаступление, с ходу уничтожив всех, кто занял половину уже, по сути, несуществующей базы, и не успел оттуда вовремя удрать. Уничтожили магией, обычными, известными заклинаниями, вот только по силе отличались эти заклинания от обычных также, как галлеон отличается от сикля. И то, и другое круглое и, по сути, является деньгами, но это, пожалуй, единственное, что их роднит.
Ситуация грозила обернуться непоправимой катастрофой.
Но Яксли не был бы сейчас на этом месте, возглавляя целую атакующую армию, если бы легко поддавался панике и впадал в ступор.
- Мальсибер! - заорал он. - Мой личный отряд сюда! Быстро!
Ричард, отлично понимая, что спорить с командиром сейчас не самое удачное время, молча куда-то аппарировал и буквально через минуту возник снова. Но уже не один. С ним было около двух десятков человек, так же, как и все одетые в темные балахоны, но в более качественной выделки, и вдобавок на лице у каждого была серебряная маска — знак того, что он не простые наемные маги, собранные отовсюду, куда дотянулась рука Вольдеморта.
Эти Упивающиеся были лично отобраны и проверены Яксли и составляли его личный отряд, который он планировал использовать на участках, где бы авроры оказывали наиболее упорное сопротивление, или поимки особо опасных противников, вроде того же Хмури.
- Так! Слушать сюда! - чуть ли не прыгнул к ним Яксли. - Скрытно заходим с левого фланга, и, что есть силы, бьем аврорам в тыл. Они так сильно увлеклись своей контратакой, что не заметят наш небольшой отряд. Пока они очухаются, мы успеем перебить минимум треть наступающих, а в это время... Ричард!
Мальсибер встал рядом.
- Ты соберешь остатки всего этого навалившего в штаны от страха сброда, и когда министерские отвлекутся на нас, нападешь с другой стороны, - палочка Яксли уткнулась Мальсиберу в грудь, вызвав у того не самые приятные ощущения. - Не подведи меня. Если эти трусы будут мешкать — убей парочку для наглядности, остальные побегут вперед, как ошпаренные.
Ричард молча кивнул. Запугивать до дрожи он тоже умел, и неплохо.
- Ударив с двух сторон, мы раздавим их, - и угловатое, угрюмое лицо Яксли стянуло в злобную маску. - Может, они и научились как-то сильнее колдовать, но людей у них от этого больше не стало, так что...
Его план был вполне реален и мог бы сработать, но только при условии, если бы они сражались исключительно с аврорами. Участия же в общем сражении группы Гарри пока толком не отследил никто. Вернее, их видели, и даже что-то заподозрили довольно многие из атакующих врагов, но вот донести эти сведения до своих командиров смогли лишь единицы, да и тем в горячке сражения просто не поверили.
И теперь им предстояло столкнуться с этим неучтенным фактором безо всякой подготовки, лицом к лицу.
Яксли внезапно заметил, что на серебряных масках стоящих напротив него Упивающихся заиграли какие-то странные синеватые блики, а сами слуги Темного Лорда машинально попятились.
Взвинченная психика убийцы со стажем отреагировала моментально - он резко развернулся, одновременно приседая и вскидывая палочку:
- Авада Кедавра!
Но тот, кто пожаловал к ним, пройдя сквозь пульсирующий синим светом сложный, непонятный, но явно волшебный символ в рост человека, легко уклонился от заклинания, уйдя вбок.
Временная слепота, вызванная вспышкой уже погасшего символа, прошла, и все увидели, что их незваный гость...
- Да это девка! - выдохнул Яксли. - Взять ее!
Но это оказалось не так уж и просто. А через несколько мгновений стало и вовсе невозможно, потому что та, о которой шла речь, даже не усмехнувшись, а так, чуть брезгливо поморщившись, сама активно принялась за присутствующих.
- Кай-ран! - прозвучал в темноте звонкий голос, казалось, вспыхнул сам воздух, и откуда-то сверху, как столп, ударило что-то невидимое, выдавив в земле обширную окружность и расшвыряв ударной волной всех вокруг.
Яксли ощутил, словно чья-то гигантская лапа грубо схватила его, сжала так, что захрустели кости, и с размаху вмяла в рыхлую землю опушки, выбив из легких весь воздух и расколов затылок резкой болью.
Сознание меркло, но он увидел, как трое Упивающихся его отряда поднялись на ноги, бросились вперед и прямо на бегу развалились на несколько кусков, залив все вокруг хлестанувшими темно-красными потоками. Яксли еще успел услышать чей-то полный ужаса вопль «Нет, нет, не надо!» перешедший в захлебывающийся бульканьем хрип, и его поглотило беспамятство.

***

Последний Упивающийся рухнул на землю почерневшей тушкой и вплавленной в лицо расплывшейся серебряной маской, и Гермиона опустила руки.
По сравнению с бойней, учиненной ей в интернате, в этот раз все было по-другому. Никакого слепящего бешенства, никакого рвущего грудь обжигающего огня, никакого туманящего разум дымного, чадного, безрассудного гнева. Грейнджер хорошо усвоила тот урок, ведь недаром же она была одной из лучших учениц. Сейчас, правда, изучаемый предмет несколько поменялся, но подход к самому процессу у нее остался прежним.
Но еще прежним остался отголосок былого, манящий привкус того, уже знакомого, темного и сладковатого ужаса от ощущения щекочущей близости предела; знания, что отныне жадный мрак всегда стоит у тебя за плечами, как ангел-хранитель и бес-искуситель в одном лице.
- Ну, так что тут у нас... - негромко произнесла она, переводя взгляд с Яксли на Мальсибера, единственных оставшихся в живых на склоне холма, усыпанного искореженными телами. Яксли пребывал в беспамятстве, а Мальсибера, густо залитого чьей-то кровью и придавленного незримой магической хваткой к сломанному дереву, била крупная дрожь.
Глаза Гермионы остановились именно на нем.
Очень хорошо запомнил Мальсибер те глаза. Спокойные. Внимательные. Не полыхающие злостью, нет – расчетливые. Говорящие, что их владелица готова убить его при любой необходимости и сделает это легко и непринужденно. Впрочем, как именно это у нее получается, он только что имел удовольствие наблюдать, и последствия этого наблюдения сейчас подсыхали неприятной корочкой на его лице.
Девушка шевельнула пальцами, и одежда на груди Ричарда, будто рассеченная невидимыми лезвиями, разошлась на несколько лоскутов, обнажив белеющую в темноте плоть.
Гостья шагнул вперед и у Мальсибера, вспомнившего, что иногда живые могут и позавидовать мертвым, внезапно прорезался голос:
- Пожалуйста... Не надо... - сдавленно прохрипел он.
- Самым главным у вас был этот, Яксли? - будто и не услышав мольбы, спросила Гермиона, кивнув в сторону Упивающегося, лежащего без сознания.
- Д-да, - подтвердил Мальсибер. - Я только его помощник, заместитель...
- Очень хорошо.
- Пощадите...
- Что? Пощадить? Ммм... Надо подумать, - переспросила девушка, подойдя вплотную. Она размышляла секунду или две, прикидывая какие-то свои резоны, но Ричард почему-то был уверен, что такие понятия как «жалость» или «милосердие» в число этих самых резонов точно не входило. - Что ж, я, пожалуй, вас и пощажу, мистер Мальсибер.
- Да? Правда? - робко спросил тот, даже не удивившись, что его знают.
- Правда, - подтвердила жуткая особа. - Но с одним маленьким «но»...
Гермиона протянула руку к груди Мальсибера, которого немного отпустила душащая хватка страха, и у того тут же снова перехватило дыхание — на указательном пальце девушки словно отрос длинный, плавно загнутый коготь из чего-то черного и блестящего. Вокруг него, как бублик на штыре, закрутилось кольцо из неизвестных черно-красных символов, а потом...
Потом девушка спокойно и даже с некоторым любопытством на лице ткнула Мальсибера когтем в правую сторону груди, и, как ему показалось, проткнула его при этом насквозь. От места укола по всему телу разбежались волны ослепляющей боли и жара. Распространившись по всему организму, они, эти волны, такое впечатление, так же стремительно собрались обратно, в точку укола, жар превратился в лед и справа, в груди у Мальсибера, как будто мерно застучало еще одно сердце, толчками посылая по венам вместо крови обжигающий холод.
- Вот теперь вы свободны, мистер Мальсибер. Относительно свободны.
Невидимые путы исчезли и Ричард, рухнул вперед, скрючившись в позе эмбриона, поджав колени к животу и хаотично подергиваясь, как припадочный.
- Ничего, судороги сейчас пройдут. Очень скоро вы почувствуете себя даже гораздо лучше, чем обычно, - сказала стоящая над ним Гермиона. - И как почувствуете — хватайте своего Яксли, а остатки вашего воинства совсем скоро начнут отступать вон по той низине.
И она показала, махнув рукой через плечо.
- Возглавьте их, и удирайте отсюда побыстрее. В таком случае у вас будут неплохие шансы уцелеть сначала здесь, а потом и там, когда вы предстанете перед уродливым рылом вашего Лорда.
- Но... Но почему? Зачем? - Мальсибер и впрямь стремительно начинал чувствовать себя гораздо лучше.
- Зачем? Почему? Вот уж не думала, что вы настолько несообразительны. Хорошо, спишем это на шок. О причинах такого небывалого милосердия подумайте на досуге, может быть о чем-нибудь и догадаетесь. А пока я вам скажу только одно. - И девушка наклонилась над лежащим волшебником, уперев ладони в колени.
- Если хотите жить — приходите через три дня, в десять часов вечера в «Василиск и Горгулью»; есть, знаете ли, такое заведение в Косом переулке. За самым дальним столом слева от входа вас будут ждать. Не придете через три дня - и то непотребство, что останется от вас на четвертый, соскребут с пола лопатой и похоронят в помойном ведре. Если, конечно, вообще не побрезгуют соскребать. Запомнили? Через три дня в «Василиске и Горгулье», самый дальний стол слева. В десять часов. Решение за вами.
И Грейнджер, прибегнув на этот раз к обычной аппарации, с хлопком исчезла.

***

Авроры Уорбека разделились на два отряда и разошлись в стороны, охватывая для прочесывания почти полностью разрушенный учебный лабиринт, с которого и началось это сражение, и Рен тронула свой наушник:
- Гарри, все, где вы?
- Ты у лабиринта? - тут же пришел ответ от Поттера. - Сейчас будем, да и рыжие тоже подтянутся. Жди.
Рен присела на каким-то чудом уцелевшую среди всей этой разрухи скамейку, но ждать пришлось недолго.
Из темноты, ступая по обожженной и перепаханной земле, над которой, как снежная поземка, струился серый дым, показались трое.
Впереди, поблескивая очками и опустив четко очерченный подбородок в упрямом наклоне головы, не спеша, шел Гарри, держа в опущенной правой руке меч, успевший сегодня собрать немалую жатву. Справа от него, так же, не торопясь, шагала Гермиона. Несильные порывы ветра ворошили ее короткие волосы, затеняя лицо, и сдували набок полог мантии, выставляя напоказ складную фигуру в темной одежде.
Слева гулко вышагивал Эдвард Норт, по-прежнему облаченный в латы и несущий на плече свою булаву. Ее обрамленное лезвиями навершие сегодня для многих стало последней картиной, увиденной в жизни. Эдвард довольно щурился и сосал очередную сигару.
С другой стороны показались и близнецы Уизли со своей сестрой, но Рен, поднявшись, заворожено смотрела именно на Поттера, Грейнджер и Норта. А потом произнесла длинную фразу на даймонском языке и слегка склонила голову.
- Что она сказала? - поинтересовался Эдвард у Гарри, но ответила Гермиона, уже достаточно поднаторевшая в этом наречии.
- Она говорит, что Владыка Эр-Кхан, где бы он ни был, и Зодчие Теней Даймона, нашедшие прибежище в тени крыльев Наэ-Хомад, должны быть довольны. У них появились достойные наследники.
Внезапно в долине Эпплби стало необычайно тихо, и все прислушались к этой тишине. Нет, вокруг по-прежнему яростно трещали и шипели многочисленные очаги пожаров, словно они не желали отказываться от такого количества дармового угощения, выпавшего огню на этот раз. Изредка доносился глухой рокот оседающих прогоревших остовов зданий, обозначающих свое падение закрученным фонтаном искр. Но звуки боя — крики боли, боевые кличи, выкрикиваемые заклинания, рык оборотней, разноголосые звуки боевой магии... Все это стихло.
Ночной мрак, оттененный языками пламени, медленно терял насыщенную черноту, серел, а над холмами полосой проступила граница между небом и землей, начиная набирать розовый цвет зарождающегося восхода.
Ночь кончилась.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:54 | Сообщение # 37
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Глава 33. Поворотный круг.

Светло-серую в рассветных сумерках долину, заволакивало стелющимся по земле дымом, исходящим от догорающих и дотлевающих деревянных строений и конструкций, и он, этот дым, как погребальный саван, укрывал растерзанное битвой пространство, когда-то долгие годы бывшей главной тренировочной базой Аврората.
Но, несмотря на это сейчас там кипела жизнь.
Убедившись, что враг полностью уничтожен, а его жалкие остатки числом менее сотни, с позором покинули поле брани, авроры занялись привычным делом.
Первым делом были вновь выставлены посты на всех окрестных холмах, возобновлёно патрулирование и прочесывание местности для определения точного периметра безопасности вокруг базы. Разрозненные силы противника вполне могли разбежаться по окрестностям, силясь выбраться из-за антиаппарационного купола на своих двоих. Для этой задачи были мобилизованы курсанты из числа выпускников, разбитые на привычные тройки, но каждая из которых была возглавлена опытным аврором из подразделения Хмури с усиленной волшебной палочкой.
А по самой долине рассредоточивалось большое количество людей.
На открытой площадке где ранее располагался импровизированный лазарет, был в считанные минут развернут настоящий полевой госпиталь, где прибывшие из больницы Мунго целители вместе со штатными аврорскими колдомедиками начали оказывать помощь раненым бойцам и пострадавшим из числа обслуживающего персонала базы.
Остальные же занялись гораздо менее приятным делом, помогая прибывшим с целителями санитарам заниматься убитыми, число которых было так велико, что даже пожилые авроры и целители, хорошо помнящие темные времена первой войны с Тем-Кого-Нельзя-Называть, лишь вполголоса изумленно ругались и удрученно крутили головами. Такой мясорубки на их памяти вообще никогда не случалось. Погибших «своих» - авроров, курсантов и магов из вспомогательных команд, бережно уносили и укладывали для опознания на расстеленные брезентовые полотнища неподалеку от полевого госпиталя. Что же до убитых врагов...
С этим было сложнее. Их было много, гораздо, в разы больше, чем погибших своих. Это, конечно, радовало, а те люди, у которых в эту войну погибли родные или друзья, чуть ли не в открытую улыбались, глядя на целые завалы покойников в темных балахонах, но собирать бесчисленные изуродованные, обожженные и разорванные трупы приятного было все же мало. Громадные туши мертвых великанов пришлось безо всяких затей левитировать целиком — режущие и уменьшающие заклинания не брали их, сопротивляемость магии оставалась в их телах даже после смерти. Но решить этот вопрос было жизненно необходимо, летом при таком количестве погибших промедление могло привести к самым плачевным последствиям.
Вражеских мертвецов сволакивали к дальнему краю долины, где их скидывали в вырытый для общей кремации глубокий котлован. Рядом была расстелена мантия, на которой росла, похожая на кучу хвороста, горка трофейных волшебных палочек; сжигать их вместе с владельцами посчитали излишней расточительностью.
Санитаров Мунго в самом начале этой тяжелой работы тактично предупредили, чтобы они не задавали лишних вопросов, и вскоре они поняли, почему. Очень малое количество убитых Упивающихся походили на погибших в магических схватках, а уж этого добра работники больницы за последнее время насмотрелись в достаточном количестве. Большинство же было убито грубо и жестоко; одни тела как будто побывали под прессом, других словно угораздило наткнутся на обезумевшего и мающегося страшной изжогой дракона, третьи же были зарублены или разрезаны, как скот на бойне. На одном из участков несколько десятков устилавших землю Упивающихся вообще напоминали решето, поставив в тупик касаемо причин смерти некоторых санитаров, отродясь не видевших пулевых ранений.
А в долину тем временем понемногу начало прибывать начальство — заместители главы Аврората и прочие чиновники этого ведомства. И, хотя они уже и не ходили на боевые операции, но почти все они в прошлом работали «в поле», и поэтому ничуть не напоминали министерских тыловых чинуш, никогда не знавших, что такие летящая в тебя «Авада». Вскоре ожидался визит и самого начальника Департамента.
Аластор Хмури с его отдельными отрядами и так был на хорошем счету, ну а теперь все аппарирующие в Эпплби первым делом пораженно застывали, глядя на общую картину учиненного побоища. Ну а потом, переполняемые эмоциями, набрасывались с расспросами на самого Шизоглаза и его командиров, которые, отмахиваясь от них, руководили возникшим муравейником.

***

Спешащие и занятые своими делами авроры, нет-нет, да обращали внимание на небольшую компанию, расположившуюся чуть на отшибе, на раскатившихся бревнах какого-то цейхгауза, который просто чудом пощадил огонь. Им махали рукой, кивали или просто не отводили острых любопытствующих взглядов, потому любой аврор, из числа воевавших за Эпплби, знал в лицо и видел в деле хотя бы одного из этой компании.
Гарри, захватив с собой Рен, находился где-то с Аластором, а вся его боевая группа мирно отдыхала.
Норт сидел, привалившись к стене уже, разумеется, без доспехов, и с безмятежно-довольным лицом прихлебывал что-то из серебряной походной фляжки. Близнецы, тоже во избежание лишних вопросов попрятавшие свои изрядно нынче поработавшие пушки, улеглись на бревнах, подсунув рюкзаки под головы, ну а Джинни с Гермионой, в чем были, в том и остались, сидя рядом друг с другом.
И в данный момент рыжая Уизли, не забыв, спрашивала Грейнджер о ее отдельном задании. Все остальные молча прислушивались к беседе, им тоже было интересно.
- Но Гермиона, почему именно Мальсибер? Не лучше ли было таким образом надеть на крючок Яксли? Он же выше рангом и, соответственно, имеет доступ к более важной информации. Для нас это было бы куда выгодное «приобретение».
- Поправка. - Гермиона подняла вверх указательный палец. - Он БЫЛ выше рангом и ИМЕЛ доступ к важной информации, - девушка очень четко выделила голосом прошедшую форму этих двух фактов. – Я думала, что это вполне очевидно. Неужели ты думаешь, что Вольдеморт простит ему такой оглушительный провал? Да если этого Яксли, предварительно от души помучив, разжалуют в последние прислужники для выгребания драконьего навоза и чистки нужников всей вольдемортовой армии, то он должен будет просто плясать от счастья.
- Хотя я бы на его месте на такую милость не рассчитывала, - добавила Грейнджер после паузы. - Темный Лорд был уверен в окончательной победе, он держал ее в руках, уже попробовал на вкус, и тут ее у него вырвали прямо из истекающей слюной глотки. Гарантирую, он очень расстроится. Ну а то, что именно Яксли уверял Вольдеморта, что скорое поражение Аврората и Министерства неизбежно, как закат солнца, лишь ухудшает ситуацию. Нет, на Яксли можно смело ставить крест, а вот Мальсибер, он…
- Темная лошадка среди Упивающихся?
- Нет, не совсем, - покачала головой Грейнджер. - Скорее, твердый середнячок. Твердый и очень неглупый середнячок. Посудите сами, вот что нам о нем известно.
- Ричард Мальсибер из чистокровного, но не особо богатого рода. Бедными их, конечно, не назовешь, но, если сравнивать доходы, то Мальсиберы с теми же Малфоями никогда и рядом не стояли. Никто из его родственников не был замечен ни в политической активности, ни в противоправной деятельности, ну разве что, кроме самого Ричарда. В школьные годы имел приятельские отношения с Эйвери и Снейпом, своими одногодками. Мотивы его вступления в ряды Упивающихся точно неясны, но, думаю, ничего оригинального там нет. Цели, вероятнее всего, были довольно прагматичны — влияние и богатство по приходу Вольдеморта к власти.
- Однако, даже став слугой темного Лорда, он твердо придерживался своей фамильной черты, и разумно не выбивался из общей массы — ни тебе безумного идейного фанатизма, как у Беллатрикс Лестранж, ни откровенного, скользкого холуйства Люциуса Малфоя, ни исступленной преданности Крауча-младшего. Так, всего понемногу, серединка на половинку, хотя это и не спасло его от посадки в Азкабан после падения Темного Лорда.
- О том, чем именно он занимался во всей этой милой компании в первую войну, вообще нет никаких сведений, зато сейчас он выбился в замы у Яксли, который до совсем недавнего времени возглавлял армию Реддля. А эта должность весьма интересна и удобна — власти и всяческих возможностей пусть и не так много, но зато и ответственности и риска фатально прогневить Лорда — тоже гораздо меньше. Что, к слову, тоже говорит об уме господина Ричарда, отсутствии склонности к риску, и о том, что он весьма высоко ценит свою жизнь и пойдет на многое, чтобы ее уберечь.
- Так что мне Мальсибер показался вполне перспективным кандидатом на роль нашего «крота» в стане Вольдеморта. Вечный человек второго плана, но, тем не менее, входящий во Внутренний Круг и отсидевший за верность Лорду изрядный срок в Азкабане. Во время этой провальной операции по захвату Эпплби он выжил и вывел с поля боя почти всех уцелевших, что как бы показывает его, как неплохого командира и послужит авторитету среди рядовых магов противника. Вдобавок, он вынес с поля боя раненого Яксли. Правда, сам Яксли вряд ли будет ему за это благодарен, но зато спасибо скажет Вольдеморт, который получит такой замечательный подарок, чтобы сорвать свою ярость от сокрушительного поражения.
- Так что я полагаю, что наш «кротик» заметно поднимет свой рейтинг в глазах своего хозяина, и имеет очень хорошие шансы занять освободившееся место Яксли, соответственно, расширив свой круг полномочий и информированности. Для своего и нашего же блага.
- И ты все это успела продумать, только заметив этого Мальсибера там, на холме? - сказал Эдвард. - Сильно.
- Ну, не совсем уж и сразу, - слегка смутилась от похвалы Норта Гермиона. - Некоторые наметки и прогнозы я делала и раньше, а то, что там оказался именно Мальсибер... Наверное, просто повезло.
- Нет, ты не прибедняйся, девочка, это очень хорошая работа. Боевые заклинания и твоя новая магия, это, конечно, хорошее подспорье, но твои мозги... - И Норт, закрутив пробку фляги, повернулся к девушке. - Они, пожалуй, будут даже поценнее.
- А ты уверена, что он придет, куда ты сказала?
- Уверена, - протянула Гермиона. - Я уже говорила, что Мальсибер очень ценит свою шкуру, и совершенно не захочет сгнить в страшных мучениях, заживо превратясь в кучу разлагающегося дерьма.
- Да, кстати, а что ты с ним сделала?
- В искусстве Дагор-Хаттан имеется один очень оригинальный ритуал под названием «Сиэр-Тахх» - «Второе сердце дьявола». Суть его сводится к тому, чтобы поднять живучесть человека, или еще какого схожего с ним существа, на куда более высокий уровень. И достигается это путем наложения на организм особой энергетической сетки, в самом деле формирующей второе сердце, но не физическое, а состоящее из сложной системы магических полей. Оно берет на себя роль дублирующего в случае повреждения изначального, «родного» сердца, и форсирует организм при физических и магических нагрузках, используя кровь и кровеносную систему, как энергетические каналы. Человека, использующего «Сиэр-Тахх» чрезвычайно сложно убить или как-то воздействовать магией, потому как защита струится буквально в его крови. И его довольно сложно уничтожить немагическим способом, разве что разорвать пополам или необратимо повредить головной мозг.
- Знаешь, я уже успел вскользь познакомиться с этими вашими даймонскими премудростями, и мне как-то даже не хочется думать о цене за такое приобретение...
- Все верно, Фред. Плата за такое приближение к бессмертию весьма высока - так как эта новая система поддержания жизнедеятельности использует в качестве несущей все ту же кровь, то эта самая кровь очень быстро начинает разрушаться. Как и основные кроветворные органы организма — печень и костный мозг. И если ритуал не довести до конца, то объект воздействия гибнет на четвертый день от распада крови и тканей на межклеточном уровне. Если же закончить ритуал, замкнув три магические линии в новом сердце, то человек приобретет все то, о чем я говорила выше.
- И все?
- Разумеется, нет, - покачала головой Грейнджер. - Печень все равно будет очень быстро изнашиваться, так что носителю надо будет вводить в организм так сказать «исходный материал» для ее восстановления.
- То есть?
- То есть ему нужно будет периодически поедать сырую печень своего биологического вида.
- Фу, великий Мерлин! Гадость какая... Да это же людоедство! Что за чудовище ты из него сделала?
- Не более того, чем он является по сути на данный момент, лишь расставила уточняющие акценты. Пока я пока ограничилась половиной действий, лишь сформировав Мальсиберу второе сердце. При встрече же у него возникнет очень простой выбор — или он наш, душой и телом, или его ждет пренеприятнейшее превращение живьем в гумус. Хотя я сомневаюсь, что придется ему что-то предлагать - скорее, он сам будет молить о том, что готов на все, что угодно, лишь бы только остаться жить, потому как на третьи сутки симптомы скорого распада уже основательно дают о себе знать. Кстати, надо бы, пользуясь моментом, найти первую порцию для кормления моего подопечного... Где я потом буду искать ему «исходный материал»?
Гермиона встала и отошла к до сих пор тлеющим развалинам какого-то, уже неузнаваемого строения, возле которого валялось несколько еще неубранных трупов Упивающихся.
Перевернув ногой один из них, она тряхнула правой кистью, и одежда вместе с рыхлой, бледной плотью мертвеца разошлись крестом, как под мгновенными росчерками чего-то острого. Крови почти не было, лишь несколько черных капель выступили на краях разреза. Безо всякой брезгливости покопавшись в ране, девушка поморщилась, пробормотав - «Алкоголик чертов... Это не печень, а какой-то кусок сыра...» - и перешла к следующему убитому.
- А вот это уже гораздо лучше... Вы, господин Мальсибер, получите у меня самое лучшее. Почти диетический продукт...
С хлюпаньем выдранный из брюшной полости орган был помещен в герметичный полиэтиленовый пакет, а потом девушка, наложив на него замораживающее заклинание, пошла обратно.
Глядя на Грейнджер, идущую и с ленцой помахивающую хрустящим, усыпанным кристалликами льда пакетом, сквозь которое просвечивало его темно-красное содержимое, Эдвард поинтересовался:
- А что ему потом помешает сразу же соскочить с твоего «крючка»? Находить и жрать человеческую печенку он сможет и сам.
- Не соскочит, - прищурилась Гермиона. - Ритуал надо регулярно повторять, где-то раз в месяц. Иначе... ну вы уже слышали. Так что Ричард Мальсибер сидит на крючке так же крепко, как посаженный на кол, и будет трудиться на нас, как усердная пчела, лишь бы я избавила его от этого проклятия.
- А оно что, обратимо?
- Вообще-то нет, но ведь это же совершенно необязательно ему сообщать.
Норт лишь покрутил головой, оценивающе глядя на Грейнджер.
- Знаешь, Гермиона, не хотел бы я быть твоим врагом...

***

А тем временем у командного пункта, перенесенного Аластором с дальнего конца долины к месту где раньше располагался штаб «двойки», по прежнему царила организованная суета. Вокруг шатра не замолкали хлопки одиночных и групповых аппараций, появлялись и уходили люди. Сюда поступали в том числе и новые сведения о состоянии дел по стране — ведь война с Вольдемортом не ограничивалась лишь сражением за Эпплби. Хотя большая часть информации все же касалась именно нее - стекались данные о подсчитанных потерях, своих и чужих, донесения разведки и запросы на эвакуацию раненых из полевого госпиталя.
Разгребать всю эту кучу информации Хмури помогали чудовищно занятые заместители, а сам он о чем-то беседовал с Гарри Поттером. Но когда Фрэнк Лонгботтом подошел к нему и негромко сообщил, что прибыл Фадж, то Шизоглаз резко развернулся и заковылял из шатра наружу.
Гарри и Рен вышли вместе с ним.
Министр прибыл на место недавнего сражения достаточно скромно, в сопровождении всего четырех сотрудников, одним из которых были знакомые Гарри маги Кингсли Шеклболт и Стерджис Подмор.
«Опа...» - подумал Поттер. - «Так Фадж до сих пор не в курсе, что держит у себя под боком членов Ордена Феникса и доверенных лиц Дамблдора? Любопытно... Выходит, уже к вечеру Орден начнет переваривать большую порцию почти сенсационной информации. Ну что ж, пускай, сейчас это уже не имеет никакого значения...»
Надо отдать должное Шеклболту, он, ничуть не изменившись в лице, ответил на приветственный кивок Поттера столь же вежливым кивком. Хладнокровия чернокожему волшебнику было не занимать, чего нельзя было сказать о Стерджисе Подморе. Увидев, кто именно вышел вместе с Хмури, он выпучил глаза, изменился в лице, машинально шагнув назад, а потом, догнав и ухватив Кингсли за рукав, начал что-то торопливо ему шептать.
Оставивший своих сопровождающих лиц, подошедший к штабной палатке министр Магии остановился напротив Аластора Хмури, и эти двое какое-то время молча разглядывали друг друга.
Раньше один из них считал другого напрочь свихнувшимся от излишне ревностной службы параноиком, плебеем и несдержанным грубияном, опасным для общества и министерства, и которому, если бы не его заслуги и награды, было бы самое место в палате для буйных психиатрического отделения Мунго.
Другой же искренне презирал первого, как бесхребетного, трусливого слизняка и ни на что не годную, некомпетентную канцелярскую крысу, готовую на все, лишь бы не потерять свой пост.
Но теперь первый, после предельно ясного и понятного внушения Поттера, решил хотя бы внешне кардинально изменить свое отношения к старому аврору, а сам старый аврор, совершенно сбитый с толку рассказами того же Гарри, а затем вкусивший давно забытого, восхитительного вкуса победы с разгромным счетом, сейчас за все это был готов простить любого министерского тунеядца, включая и самого министра, и даже жабообразную (и ныне покойную) Долорес Амбридж.
Гарри немного напрягся, но, как оказалось, зря — Корнелиус на совесть выучил свою роль. Он первым шагнул к Шизоглазу, протягивая руку и «надев» на лицо твердое и спокойное, без капли заискивания, выражение.
- Здравствуйте, мистер Хмури. Мы оба знаем, что ранее между нами были некоторые трения и разногласия, но сейчас, перед лицом общей, страшной угрозы, вспоминать о них было бы глупо и даже преступно. Но все же я приношу вам свои извинения. Я извиняюсь за все прошлое и... благодарю вас. Вас лично, и всех тех, кто нанес этот сокрушающий удар по врагу.
- Что уж там... - пробурчал под нос Хмури, стискивая холеную ладонь Фаджа, внутренне страшно довольный. - Это наша работа и наш долг. А без этих ваших усилителей нас бы просто смели, как крошки со стола. И Гарри со своими сильно нам помог. Если бы не он...
- Все это верно, мистер Хмури, - согласно кивнул головой министр. - Эта победа — наше общее дело, но главная заслуга все же ваша и ваших людей. Это все же не я, и не ученые из Отдела Тайн шли в бой, подставляя свои головы под Непростительные Заклятья. Мы обязательно еще с вами побеседуем, но не могли бы вы сейчас построить свободный личный состав? Я хотел бы обратиться к людям.
Сбор не занял много времени, и Фадж, сняв котелок и встав перед разномастным строем авроров, прокашлялся, привычно применил «Сонорус», и начал:
- Господа авроры! Это обращаюсь к вам я, министр магии Корнелиус Фадж. Я отлично знаю, каким трагичным было начало этой войны, и в каком виде выступали в ней для несведущих людей и Министерство магии, и я сам.
- Поверьте, так было нужно. Это время, которое всем нам пришлось выжидать, чтобы закончить разработку оружия, а потом выманить основные силы противника, было для меня самым мучительным. Я скорблю о каждом человеке и любом волшебном существе, погибшем ради этой отсрочки, и мы никогда не забудем о них. Но иначе было нельзя. И вот теперь вы убедились, что все это, эти жертвы, боль и кровь, были не зря. И я лично, и все мои подчиненные, и маги из группы разработок Отдела Тайн, и вся страна — мы все говорим вам спасибо. Вам, ставшим острием копья, нанесшего первый ответный удар гадине по имени «Вольдеморт».
Авроры, слушающие проникновенную речь Фаджа, удивленно переглянулись. Чтобы трусоватый министр, в свое время отказывающийся даже признавать сам факт возвращения Темного Лорда, и вздрагивающий от словосочетания «Тот-Кого-Нельзя-Называть», вдруг начал легко называть его по имени? Воистину, что-то в мире поменялось, и поменялось резко.
И это было еще одним очком в пользу Корнелиуса.
Правда, авроры даже не догадывались, сколько времени и терпения пришлось потратить Гарри Поттеру, чтобы заставить Фаджа произносить это имя твердо, без запинки и блеющих заиканий. Но в итоге дело того стоило, произведя как раз то впечатление, которое было и нужно.
- Сегодня очень важный день, и радостный, и печальный, - продолжал тем временем Фадж. - Печальный, потому что многие наши товарищи, пав в бою, не застали этой победы, но и радостный, потому что это исторический, переломный момент, день битвы и первого поражения темных орд захватчиков на нашей земле. Магическая Англия не знала таких сражений уже несколько сотен лет, так что все вы войдете в историю, которую творили этой ночью своими собственными руками.
- Но история это дело долгое, а герои должны получить заслуженное. Все, сражавшиеся при Эпплби, все - от аврора и до курсанта-первогодка, награждаются Орденом Мерлина II степени со специальным именным бантом. Павшие в бою - посмертно. А их семьям или ближайшим родственникам назначается пожизненное пособие в размере двойного оклада погибшего, а их дети смогут обучаться в Хогвартсе за казенный счет. Отныне это распространяется на всех павших в эту войну.
Строй слегка загудел — компенсация по утере кормильца для семей погибших всегда практиковалась в Аврорате, но была все же не очень велика. И такое внезапное ее увеличение... И бесплатная учеба... Фадж исправлялся прямо на глазах.
Министр, в сопровождении помощника и летящего под действием «Локомотора» объемного сундука с гербами министерства, пошел вдоль строя.
Каждому из около двух сотен защитников Эпплби - а остальные были заняты на постах или несли службу в прочих местах, Фадж крепко пожимал руку, вручал бархатную коробочку с наградой, и, твердо глядя в глаза, лично благодарил:
- Спасибо.
- Спасибо за победу.
- Спасибо.
- Спасибо...
И странное дело, многие из этих огрубевших, сурово обтесанных и прокаленных войной людей, которые еще какой-то месяц назад, протяни министр им руку, лишь бы с презрением плюнули ему под ноги, брали награды, искренне жали ладонь Корнелиуса в ответ, а некоторые даже опускали взгляд, чтобы скрыть блеснувшую в глазах скупую влагу. Первый раз за всю войну они чувствовали, что они сражаются и умирают не за свой страх и риск, и что даже если они погибнут, то их родных и близких не бросят на произвол судьбы, а их самих подберут, посмертно наградят и достойно похоронят. И не забудут никогда.
Авроры были военными людьми, хорошо знакомые с такими понятиями как «секретность» и «тайна» и потому легче всех смогли поверить в то, что сказал им тогда Поттер, как бы фантастично это не звучало. А может, свою роль еще сыграл тот момент, что в сказанное им знаменитым парнишкой со шрамом на лбу попросту до боли хотелось верить. Хотелось верить, что все эти поражения, упорные бои, отступления и прочее — не агония привычной жизни, гибнущей под напором не знающего жалости врага, а горькая часть какого-то большого, рискованного, но продуманного, сильно законспирированного, хитрого плана. Чуда, которое спасет всех.
И чудо произошло. Сначала невероятное оружие, полученное от министерства, и Гарри Поттер вставший в их ряды и показавший себя так, что на какой-то момент страшновато стало и самим аврорам, потом громкая победа, а теперь еще и сбросивший личину труса министр, который по достоинству оценил их пот и кровь, и которому не зазорно было повиноваться.
Глядя на эту картину и зная, какой спектакль они вынуждены разыгрывать тут на самом деле, идущий рядом с министром Гарри испытывал двойственные чувства.
Вид Фаджа, который, отдать ему должное, уверенно и небесталанно изображал из себя спасителя и отца нации, сурового, но мудрого и доброго, доставлял удовольствие — все шло по плану, марионетка послушно и увлеченно прыгала и танцевала, выдавая требуемые па и коленца.
Но другой эмоцией, куда более острой, был прилив нешуточный злости на Фаджа. Гарри мучительно захотелось подойти к нему, сбить на землю хорошей оплеухой, а затем долго и упоенно катать высокопоставленного бюрократа на пинках по всей долине.
«Безмозглый, напыщенный индюк... Почему ты закрывал на все глаза? А когда война все же полыхнула - почему, почему ты не мог сделать всего вот этого сам?! Неужели было так трудно догадаться, что если люди будут знать, что они не отчаянные, сбившиеся в отряды одиночки, а часть единой силы, которая никогда не забывает и не бросает своих, то они не будут бояться даже смерти? Усилители — это хорошее подспорье, но главное-то — в головах. Это же так просто...»
Поттер, обуреваемый жаждой буквально вбить эти нехитрые мысли напрямую в котелок Фаджа, даже сделал шаг к нему, но тут же остановился.
«Нет, нельзя... Очень хочется, но нельзя. Как жаль, что мне нужен это тип. Живым, здоровым и на коне...»
А Фадж тем временем, наградив всех присутствующих, и не забыв отдать заместителям Хмури ордена тех, кто нес службу, сам подошел к Гарри.
Пошедшим вслед за ними своим людям и аврорам он веско сказал:
- Прошу простить, господа, но нам с мистером Поттером, необходимо переговорить наедине.
И двое неторопливо побрели по долине, выбирая маршрут так, чтобы оставаться на отдалении от санитаров и команд, разбирающих с помощью магии завалы и обломки.

***

Когда Гарри и Фадж отошли довольно далеко, с лица министра спала маска, сползло то суровое и волевое выражение лица, так идущее сильному лидеру в военное время. Глаза Корнелиуса забегали
- Гарри, Гарри! - негромко и поспешно заговорил он. - Ну что, мы побеждаем? У нас все получается? Я гляжу, база полностью уничтожена...
- Спокойнее, министр, не тараторьте, - поморщился Поттер, успевший унять свою злость. - И примите соответствующий вид, на вас хоть издалека, но все еще смотрят авроры.
Фадж собрался, подтянулся, расправил плечи и, заложив за спину руки с зажатой в них тростью, неторопливо пошел рядом с ним.
- Итак, чем вы меня порадуете, советник Поттер? - спокойно, по-деловому, спросил Корнелиус.
- Вот это уже лучше, гораздо лучше, - удовлетворенно кивнул Гарри. - Так и держитесь. А порадовать вас у меня есть чем. Ударная группировка противника разгромлена подчистую, мы позволили уйти всего нескольким десяткам, да и то намеренно. От такого поражения Реддль будет очухиваться достаточно долгое время, вполне достаточное для того, чтобы мы получили информацию и цели уже для наших атак на вражеские силы. Думаю, уже через неделю мы с Хмури сможем нанести один-два сокрушительных удара по базам Вольдеморта. И вот тогда мы предоставим сведения об этих победах волшебному обществу. Слухи, разумеется, поползут уже сейчас, невозможно заткнуть рот такому количеству что-то видевших людей, но... Эй, да что это с вами?
Гарри повернулся и увидел, что Фадж опять изменился в лице и стоит, нагнувшись, издавая какие-то сиплые, каркающие звуки. Присмотревшись внимательнее, Поттер все понял и не удержался от злого смешка.
Вероятно, этот Упивающийся угодил под усиленное огненное заклинание, запекшее его, как рождественскую индейку, а потом его присыпало землей, превратив в почти незаметный холмик. На который, не глядя, и наступил министр, по щиколотку провалившись в трупное месиво. А заметив обугленный труп и то, что его нога в дорогом, лаковом штиблете вся покрыта густой красно-черной слизью, незамедлительно начал расставаться с завтраком.
- Ну что ж вы так, министр, - чуть раздосадовано протянул Гарри. - Ох, сколько же с вами мороки...
Поттер, очистив министра одним заклинанием и дав ему наколдованный платок со стаканом воды, терпеливо дожидался, пока тот приведет себя в порядок.
- Внимательнее смотрите под ноги, здесь вам не министерские ковры. Война — дело грязное во всех смыслах.
- Да, Гарри... Конечно... Прости. - Фадж отдышался и уже не был такого нежно-зеленого цвета, как пару минут назад.
- Так возвращаясь к нашему разговору, - продолжил Поттер. - Слухи пусть себе ползут, хуже от этого не будет никому, наоборот, они подогреют в народе ажиотаж, зажгут надежду, что не все так плохо, как кажется. Ну, а потом мы организуем пресс-конференцию, пустим репортеров на места сражений, и остальное они сделают за нас сами.
Он замолчал, пристально глядя на Корнелиуса, и тому опять стало жутко, как бывало жутко всегда, когда этот парень подолгу смотрел на него. Память о произошедшем тогда в его кабинете не оставляла Фаджа ни на минуту.
- И вот это уже явит всем волшебникам истинное положение дел, ведь все же есть разница между шепотками в Косом переулке и официальными заявлениями министерства, вдобавок оглашенными через печать. Так что начинайте писать речи, министр, - Гарри покровительственно похлопал Фаджа по плечу. - Ваш звездный час уже не за горами...

***

- Итак, наш Золотой Мальчик сделал свой первый шаг.
- Ну, наконец-то, а то я уже утомился ждать. И как же мы отреагируем?
- Пока все так же - будем ждать и наблюдать. Хотя и более активно. Вскоре я подброшу своему братцу кое-какие безделушки, да и надо отрядить кого-то в наблюдатели. Нинтшаа хороши, но они лишь исполнители, а нам нужен кто-то из Ордена Хаоса.
- Предлагаю Фаэлиту. Она специалист по ночным операциям и наблюдению. К тому же, наша лисица считает тебя, Вал, не столько своей повелительницей, сколько старшей подругой.
- Возможно... Да, скорей всего, именно так и поступим.
- Значит, Поттер сделал первый шаг... И как печально, что этот почти триумфальный первый шаг будет первым из череды тех, что приведут его к бесславной гибели.

//P.S. Ну вроде как и закончилась вторая часть этого фанфика. И если кому все еще интересно, куда заведет всех моих героев моя же малоуправляемая фантазия, то в новом году начнется выкладка заключительной, третьей части: «Новое Начало — Альтернатива. Часть III - Война на восемь сторон света».

//P.P.S.
В этом году новых глав уже, увы, не будет, yо, тем не менее, у меня есть идейка кое-чем вас слегка порадовать в виде небольшого подарка к НГ. Или хотя бы попытаться это сделать.

В общем, думаю, не секрет, что многие фикрайтеры пишут свои творения, не выключая «Winamp» или еще какой плеер, и я, знаете ли, не исключение.
Так вот, мой плейлист достаточно объемный и разнообразный, но за время написания «Альтернативы», особенно ее второй части, у меня не раз, и не два возникли стойкие ассоциации конкретных музыкальных треков с конкретными героями, событиями и моментами сюжета моего повествования. Далеко не на все, к слову сказать. Вообще, интересное дело — главы изначальные, доставшиеся в наследство от автора оригинального «Нового Начала», почему-то не проассоциировались у меня ни с одной мелодией. А в некоторых исключительно моих главах «помещалось» зачастую по не одной композиции.

Я просто сидел вечером с наушниками перед компом и прыгал с мелодии на мелодию. Если находилось что-то, на мой взгляд соответствующее тому, что просилось на бумагу, то я тут же вычленял тот трек, прослушивал его несколько раз или ставил его «на кольцо», и торопливо молотил по клавишам, пока капризная муза не упорхнула. А иногда наоборот — натыкался на композицию, которая на мой взгляд 100% подходила к уже написанному моменту.

И сочетание чтения в соответствующем звуковом сопровождении, скажем так, изрядно подстегивало воображение.

Я, конечно, понимаю, что это исключительно мои заморочки и видение предмета, но если кому-нибудь это интересно, то я потратил вечерок на то, чтобы упорядочить их в эдакие «неофициальные саундтреки» к этому фанфику, скомпоновать и выложить на скачку в инет.
Было бы весьма любопытно узнать ваше мнение, удачно ли «легла» эта музыка к предполагаемым моментам.
Вдобавок можно будет и поиграть в «угадай мелодию», потому как треки я переименовал согласно сюжетной привязке, а не их оригинальному названию.

Ну вот, собственно, если есть желающие качать 60 мегабайт натыренной, докуда руки дотянулись, музыки - милости просим сюда:
http://ifolder.ru/9750716

Или сюда:
http://depositfiles.com/files/5adnkvb1d

А там уж... Дождитесь темноты, всех вон из комнаты или наушники на голову, и включайте воображение.
Можно слушать, а потом перечитывать указанные моменты. Или читать, а потом слушать. А можно и все одновременно.
Надеюсь, вам понравится.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Пятница, 27.03.2009, 21:57 | Сообщение # 38
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Фик


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Леди_СелестинаДата: Понедельник, 21.05.2012, 11:00 | Сообщение # 39
Капризная Леди
Сообщений: 1478
« 373 »
Мне понравился этот фик, жаль конечно что его забросили))))


Если удача повернулась к вам задом, не расстраивайтесь. Пните её! Она обязательно повернётся, чтобы посмотреть, кто это сделал.
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Новое Начало-Альтернатива. Часть II. Наследники Зодчих Теней (AU/ Ужасы, R)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: