Армия Запретного леса

Вторник, 24.05.2022, 23:56
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен продлен на 2022 год! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен продлен на 2022 год!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » За что, Невилл?! (ГП/ГГ, Роман/Юмор, R, гет, макси, в процессе.....)
За что, Невилл?!
DEMON-TiaДата: Среда, 08.07.2009, 09:37 | Сообщение # 1
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Название: За что, Невилл?!
Автор: Demon–Tia
E–mail: demon–tia@rambler.ru
Бета: Tenar
Рейтинг: R
Направленность: Гет
Пейринг: Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Невилл Долгопупс
Размер: Макси
Жанр: Humor, Romance
Статус: В процессе
Саммари: Что такого мог натворить Невилл Долгопупс, что нажил себе двух врагов в лице Гермионы Грейнджер и Мальчика-который-выжил (эх, лучше бы сдох =))…
Предупреждение: Читать внимательно!!!
 
DEMON-TiaДата: Среда, 08.07.2009, 09:38 | Сообщение # 2
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Еще один несчастный случай на Зельеварении или «За что, Невилл?!»

Гарри и Гермиона медленно спускались в подземелья. Уизли с ними не было.
- Повезло Рону, - с чувством проговорил Гарри.
- Да, конечно, повезло! – с сарказмом ответила девушка. – Быть сбитым бладжером, это мечта!
- Да ладно, Гермиона, - сказал парень. Они уже подошли к кабинету зельеварения. Снейпа еще не было, и ученики столпились перед дверью, ожидая профессора. – Это был несчастный случай. Я вот всегда оказываюсь в больничном крыле после квиддича!
- Спасибо, Гарри. Ты меня успокоил, - сказала Гермиона.
- Мне вот, например, интересно, кто составляет расписание? – сказал Гарри, смотря на слизеринцев, с которыми у них было зельеварение.
- Директор, конечно, - фыркнула девушка.
Дверь в кабинет открылась, появился Снейп, с очевидным презрением оглядел гриффиндорцев, а потом сказал:
- Класс, в кабинет.
Гермиона и Гарри сели за вторую парту. За ними устроился Невилл. Один. Хотя это и неудивительно, с его-то взрывными способностями в зельеварении!
- Сегодня мы будем варить основу для Оборотного зелья, - сказал, прохаживаясь между рядами парт, Снейп. – Кто мне скажет, сколько времени надо на первую стадию?
Рука Гермионы взметнулась вверх. Больше никто не выказал желания ответить. Снейп, не обратив никакого внимания на руку гриффиндорки, сказал:
- Я так и знал, что мне никто не ответит, - девушка опустила руку. – Рецепт на доске, приступайте.
Ученики начали доставать ингредиенты, тщательно сверяюсь с инструкциями. Гермионе же не требовалось уделять этому слишком много внимания. На втором году обучения в Хогвартсе она уже варила его, и детали слишком хорошо врезались ей в память. Девушка лишь иногда поглядывала на то, как с заданием справляется Гарри.
- Гермиона, - прошептал Невилл, - а что мне делать теперь? - Грейнджер скользнула взглядом по парню, сидящему на парте за ними, и постаралась подавить соблазн закатить глаза. Было ясно, что Невилл и в этом году в Зельях преуспеет не больше, чем в предыдущие пять лет. Хотя лелеять надежды, что это может измениться, было бы глупо.
- Десять очков с Гриффиндора, мистер Долгопупс, - голос Снейпа прервал ее мысли с обычной резкостью. - Мисс Грейнджер, позвольте мистеру Долгопупсу хоть раз в году попытаться сделать зелье без чьей-либо помощи. Хотя…. Сомневаюсь, что он действительно достигнет успеха.
Гермиона повернулась к собственному котлу, но ее мысли витали где-то далеко. Взгляд девушки бродил по кабинету, иногда праздно задерживаясь на других студентах, пока зелье доходило до кипения.
Невилл упорно пытался сосредоточиться, даже что-то шептал себе под нос. Услышав какие-то странные слова, гриффиндорка поняла, что сейчас он сделает очередную ошибку и резко повернулась к нему. На стадии добавления шкуры бумсланга зелье должно было быть совсем не того цвета, какой оно имело у Невилла. Она заметила, как юноша неуверенно поднимает руку с нарезанной шкуркой.
- Невилл, не надо...
- Что не надо, мисс Грейнджер? - ее сердце ушло в пятки. Разумеется, она не увидела Снейпа. Гарри же, не участвующий в этой переглядке с Невиллом, удивленно уставился на Гермиону.
- Ну же, мисс Грейнджер, пожалуйста, поделитесь и с нами тем, что вы хотели сообщить Долгопупсу. Это был план по очередному спасению мира?
Гермиона уставилась в свой котел, отчаянно пытаясь придумать оправдание, но последняя секунда размышлений оказалась лишней…
- П-профессор, это я…
- Молчите, мистер Долгопупс, если меня заинтересует ваше мнение, я вас спрошу.
- П-простите…
- Замолчите же! – взревел Снейп.
Невилл дернулся, уронив шкурку бумсланга, полетевшую прямо в пламя под котлом. Последовавший фейерверк заставил всех нырнуть под парты в поисках укрытия. Долгопупс в ужасе отступил назад, врезавшись в ближайшие полки. Водопад ингредиентов, падающих на пол, на парты и в котел Невилла казался нескончаемым. Гермиона упала на пол: ее толкнул и прикрыл собой Гарри, в попытке защитить от газа, вырывавшегося из котла с измененным зельем. Девушка так до конца и не поняла, что произошло дальше. Внезапно ее окатило холодной, как лед, смесью, которая обожгла кожу сквозь ее и гаррину мантии. Холод, казалось, на секунду заморозил все ее мысли и действия, и на какое-то мгновенье она потеряла сознание.
Когда Гермиона снова смогла видеть, класс как-то странно изменился, как будто она смотрела на него с другой точки. Вокруг нее был хаос. Зелье разбрызгалось не очень далеко, но разгром, созданный студентами, пытающимися забраться под стол как можно скорее, был впечатляющим. Она посмотрела вниз и быстро зажмурилась. Опять открыла глаза и посмотрела вниз. И все равно увидела то же самое. Гермиона смотрела на себя, под... собой? Чепуха какая-то. На секунду подумалось, что она умерла и сейчас ее душа начала путешествовать отдельно от тела. Подобные истории ей всегда казались ерундой, но, возможно, в этом все-таки была доля правды. Однако вернувшиеся ощущения подсказали, что эта догадка была не совсем верна. Она была пока еще очень даже живой, и холод, который она ощущала, промокнув насквозь от взорвавшегося зелья, очень убедительно ей это подтверждал.
Гермиона снова взглянула вниз, пытаясь понять, почему она видит под собой свое собственное тело, которое глядело на нее с ужасом в глазах. Медленно, очень медленно, девушка начала осознавать, что же именно произошло. Она глядела на руки, держащие ее тело, и понимала, что они принадлежат ей. Но это были не те руки, с которыми она проснулась сегодня утром… Это были не ее руки! Это были руки Гарри. Она достаточно хорошо помнила, как выглядел шрам, оставленный пытками Амбридж. «Я не должен лгать»….. У нее были руки Гарри... нет, поправила она себя, у нее было тело Гарри.
- Поттер, Грейнджер, с вами все в порядке? – где-то над головой прозвучал голос Снейпа.
- Мда...- Голос тоже был чужой. Он звучал на октаву ниже, чем она ожидала. О Боже, она очутилась в теле Гарри. Мозг как будто застыл, пытаясь осознать все ощущения и не сойти с ума от противоречий. Вокруг нее студенты потихоньку вылезали из-под парт и стульев, с любопытством наблюдая за ней... ними.. со слишком уж большим любопытством.
Гермиона медленно сползла с себя. Постойте-постойте…с Гарри? Он тоже принял сидячее положение. Они сидели в луже зелья и с недоумением смотрели друг на друга.
Гарри в шоке смотрел на свое тело, которое сидело рядом с ним. Он….он…он теперь Гермиона?! Парень покачал головой. Черт! У него длинный волосы…
- Распустите их, - Гермиона моргнула, удивляясь, неужели она действительно обычно говорила так резко и пронзительно, пока не осознала, что она, нет – он, о черт, как бы то ни было...
- Что?! – Снейп с недоумением уставился на Гарри и Гермиону.
- Прошу, - с отчаянием в голосе произнесла Гермиона. Правда с голосом Гарри, это получилось не совсем так, как она хотела.
Гарри с удивлением уставился на свое тело…Голос, его голос совсем другой…
- Класс, урок окончен…Вон! – злобно рявкнул Снейп. Чувство того, что с этими двумя произошло что-то необычное усиливалось.
- П-профессор Снейп, вы хотите, чтобы я остался и...
- Вон, Долгопупс! – снова рявкнул он.
Класс быстро пустел, поток черных мантий и рюкзаков быстро исчезал в дверях. Через секунду Гермиона, Гарри и Снейп были одни в опустевшей классной комнате. Мужчина сложил руки на груди, и уставился на Гарри и Гермиону
- Кто мне объяснит, что здесь происходит? – злобно процедил Снейп.
- Профессор, понимаете, это все зелье Невилла. Оно… оно… Черт! – Зельевар с трудом скрыл удивление. Не часто увидишь красноречивого Поттера и необычайно молчаливую Грейнджер. – Я не знаю, как вам это объяснить. Просто я и Гарри…
- Так-так, вы ударились головой Поттер? – кажется до Снейпа начало доходить, что произошло.
- Нет, никто не ударился, это все Невилл! – с отчаянием произнесла Гермиона. Правда из-за голоса Гарри, получилось как-то надуто.
Гарри же тем временем, сложил руки на груди. Мгновенно на его лице появилось выражение замешательства, как только он осознал, что теперь складывать руки на груди было не такой уж хорошей идеей.
Снейп с туром сдержал смешок. С этими двумя было все ясно.
- Что, к черту, натворил этот идиот Долгопупс? – спросил Снейп.
- У вас есть что-нибудь, чтобы обратить действие зелья? – спросила Гермиона.
- Я не знаю, что это было за зелье, мистер По… хм… мисс Грейнджер, и не могу решить эту проблему прямо сейчас. На полке, которую мистер Долгопупс с такой легкостью обрушил, было более ста ингредиентов. Тестирование всех возможных комбинаций займет больше времени, чем ваша и моя жизни вместе взятые, ну…еще и Поттера. Я никогда не встречался с этим эффектом раньше. Есть своеобразная ирония в том, что мистер Долгопупс, похоже, создал совершенно новое зелье, при своей неспособности сварить даже самые простые известные составы.
- То есть... - медленно проговорил Гарри, пытаясь привести мысли в порядок, - вы хотите сказать, что мы застряли в этих телах? Я теперь Гермиона, а Гермиона теперь я и ... о боже….
- Дамблдор. - Гарри изумился, неужели он думал вслух, пока не понял, что хоть он и слышал свой собственный голос, но озвучила идею Гермиона. Видимо, она пришла к тому же заключению, что и он.
Они покинули классную комнату в спешке, оба неуклюже приспосабливаясь к незнакомым ногам. Гарри почти упал, когда выяснил, что ноги Гермионы не подходят для его обычной походки. Снейп же стремительным шагом шел впереди них.

Серебристо-серое зелье, единственный вклад Невилла Долгопупса в тонкую науку и высокое искусство зельеварения, медленно капало из разбитого котла на стол...

Сообщение отредактировал DEMON-Tia - Среда, 08.07.2009, 09:40
 
DEMON-TiaДата: Среда, 08.07.2009, 09:39 | Сообщение # 3
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Разговор с Дамблдором.

Северус Снейп стремительно несся в кабинет директора. Он так был увлечен дорогой, что забыл о следующих за ним двух «подопытных кроликов» Невилла Долгопупса. А между тем эти два «подопытных кролика» вели очень интересную дискуссию.
- Гарри, не ходи как парень! Ты же девушка! – злобно проговорила Гермиона.
- А ты не ходи как девушка! – в тон ей ответил Гарри. Так как тело Гермионы было ниже ростом его собственного, походка вразвалочку не очень его красила. – Я же не виноват, что у тебя ноги короткие!
Проходившие мимо ученики с удивлением разглядывали эту троицу. Гриффиндорцы, когтевранцы и пуффендуйцы с сожалением, а слизеринцы со злорадством и некоторым довольством. Еще бы! Не часто увидишь Гермиону Грейнджер, которую ведут к директору. А судя по тому, что ведет учеников Снейп, то они влипли серьезно.
- Шипучка, - с презрением в голосе произнес пароль Снейп. Горгулья отъехала в сторону, и троица вступила на винтовую лестницу.
Дамблдор очень удивился своим посетителям. Заметив злобный взгляд мастера зелий, он почувствовал что-то неладное и попытался укрыться за своим столом и вазочкой с лимонными дольками.
- Что-то случилось, Северус? – спросил директор, выглядывая из-за вазочки.
- Да, - Снейп подошел к окну. – Представляю вам, Альбус, результат эксперимента Невилла Долгопупса.
- Что? Что такое? – Дамблдор, улыбаясь во все лицо, вернулся в исходное положение и принялся разглядывать Гарри и Гермиону.
- Понимаете, директор, просто Невилл…э-э-э…ну, его зелье… - начала Гермиона.
- Мисс Грейнджер, дайте мне, - с ехидством сказал Снейп. – Понимаете, Альбус…Не надо качать головой, Альбус! Я по вашим глазам вижу, вы уже догадались, что произошло! Эти двое, благодаря Невиллу Долгопупсу, поменялись телами.
- Так-так-так…. – задумчиво протянул Дамблдор. Но по веселым искоркам в глазах было понятно, что вся эта ситуация его развлекает. – Это обещает быть достаточно… да… интересным.
- Альбус, вам не кажется, что эта ситуация не очень веселая? – голосом полным сарказма, спросил Снейп.
- Ладно, будем серьезными. Как ты думаешь, Северус, много времени тебе будет нужно, чтобы найти антидот? Или явление должно исчезнуть само по себе со временем? – спросил Дамблдор.
Гарри и Гермиона переглянулись. Внезапная надежда зажглась в их душах. Ведь, действительно, оборотное зелье действовало всего лишь час, и вполне возможно было, что в скором времени они вернутся в свои тела.
- С учетом того, что на данный момент невозможно определить ингредиенты или сочетание ингредиентов, вызвавших данное... положение, - Снейп пренебрежительно махнул рукой в сторону гриффиндорцев, - теоретически это может быть вполне возможно. Но мы забыли, что это зелье Долгопупса и, соответственно, наиболее удобный выход из этой ситуации является наименее реальным.
- Профессор Дамблдор, что нам теперь делать, - Гермиона хотела, чтобы голос Гарри прозвучал более уверенно, но ей этого не удалось.
- Без сомнения нам придется как можно дольше оставаться за пределами школы, - протянул Гарри. Его начинала доставать вся эта ситуация. Он находился в теле Гермионы всего лишь полчаса, но уже понял все его неудобства. Нельзя сложить руки на груди, нельзя взъерошить волосы и еще эти же самые волосы лезли в лицо!
- Боюсь, это невозможно, Гер…Гарри, - сказал Дамблдор, печальным голосом. Хотя весь его вид показывал, что эта ситуация доставляет ему удовольствие.
- Что?! – Гарри разъяренно уперся руками в стол Дамблдора и посмотрел на его обладателя.
- Ну, что ты, Гарри? – Дамблдор с трудом сдерживался от хохота. Да, староста Гриффиндора смотрящая на него с Поттеровской свирепостью, зрелище интересное и познавательное. – Это невозможно. Как я объясню исчезновение Избранного и старосты факультета? Пойдут слухи. И поэтому вам придется играть роли друг друга, пока Северус не найдет способ решения этой проблемы.
Гермиона была в шоке. Нет, у нее начиналась паника. Как она может играть роль Гарри?! Как же Рон? Джинни? Невилл, в конце-то концов?!
- Рон…. Надо ему сказать, он все поймет, - тихо произнес Гарри.
- Гарри, никому нельзя об этом говорить. В школе куча детей пожирателей, и мистер Уизли может проболтаться. Это опасно! – Дамблдор стал серьезен. – Вам нельзя делать поспешных шагов. Если про это узнает Волан-де-Морт, вам не поздоровится! Это не игра.
- Но..н-но…как же так?! – проговорила Гермиона.
- Я думаю, Гермиона, ты справишься. И ты, Гарри, тоже. Вы друзья, и вам ничего не стоит разыграть маленький спектакль, - Дамблдор вновь задорно улыбался. - Я бы предложил вам обоим потратить некоторое время, чтобы узнать детали друг о друге. Хотя, вы и так, наверное, все друг о друге знаете.
Гермиона неуверенно кивнула. Гарри же, казалось, находился в состоянии ступора.
- Северус, я надеюсь, ты займешься поиском выхода из сложившейся ситуации? – спросил Дамблдор.
- Конечно, директор, - выплюнул Снейп. – У меня, знаете ли, куча времени и я буду рад на досуге поработать над шедевром Долгопупса.
- Ну-ну, Северус, не все так плохо. Зато у тебя есть возможность изучить новое зелье, - мечтательно протянул директор. – Ах, да…Гарри, Гермиона, вы свободны. И помните, кем вы теперь являетесь. И никому ни слова!
- До свидания, - хором сказали Гарри и Гермиона и покинули кабинет директора.
- Ну, Альбус, а теперь скажите, это же был не единственный выход из этой ситуации, не так ли? – спросил Снейп, повернувшись к Дамблдору.
- Нет, Северус, - сказал директор, беря лимонную дольку. – Но это самый веселый…
- Альбус, вы неисправимы! – сказал Снейп.
- Это будет интересный год, - сказал Дамблдор, жуя лимонную дольку и откидываясь на спинку кресла.

Гарри и Гермиона медленно шли в башню Гриффиндора. Они шли к директору за решением, а теперь ситуация еще хуже. Играть роли друг друга?! Как такое возможно?! Да они проколются в первую минуту. Рон сразу же догадается. Теперь их уже мало волновала походка друг друга.
- Гермиона, тебе не кажется, что они все знают о том, что произошло? - прошептал Поттер.
- Гарри, о том, что с нами произошло, знают только профессор Снейп и директор. А они, я думаю, еще не успели растрезвонить об этом всей школе! – ответила Гермиона.
- Нет, ну все на нас так странно смотрят! – зашептал Гарри.
- Ну, естественно, мы же были у директора, и туда нас отвел между прочим Снейп!
- А, понятно…
- Что теперь делать, Гарри? – сказала Гермиона, остановившись у портрета Толстой Дамы.
- Как сказал директор, играть, - ответил парень. – Всегда мечтал быть старостой!
- Идиот! – с негодованием произнесла девушка.
- Не волнуйся, все будет нормально.
- Ну, конечно! Я теперь Мальчик-который-выжил! Нормальнее не бывает….

 
DEMON-TiaДата: Среда, 08.07.2009, 09:40 | Сообщение # 4
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Убить сейчас или подождать???!!!

Портрет Полной Дамы отъехал в сторону, и в проходе показалось две трети Золотого трио. Взгляды всех сидящих в гостиной гриффиндорцев устремились на Гарри и Гермиону. Студенты внимательно разглядывали парочку, ведь эти двое оставались наедине со Снейпом в его кабинете. Гарри и Гермиона чувствовали себя словно под прицелом.
- Э-э.. привет, - сказал Поттер.
В поле зрения Гермионы появился Невилл. Лицо его выглядело очень виноватым.
- Простите м-меня, ребята, - жалобным голосом проговорил Долгопупс. – Вам, наверное, досталось от Снейпа…
- Ну, что ты, Невилл! – с сарказмом в голосе начала Гермиона, хотя голос Гарри не очень подходил для этого тона. – Нам с Га…Гермионой очень понравилось отдирать от пола твой шедевр! И знаешь, я думаю, что если бы у тебя была хоть капелька мозгов, то ты не сделал бы это со своим зельем. Ой, о чем я говорю?! Какие мозги?! Ты из года в год плавишь эти чертовы котлы! А сесть за учебники даже не удосужился…
Вся гостиная Гриффиндора пребывала в глубочайшем ступоре. Не слишком часто можно было увидеть Золотого мальчика, который с явной неприязнью отчитывал Невилла Долгопупса. Гарри и сам пребывал в легком ступоре от слов Гермионы. Смотреть на себя со стороны было слишком странно и необычно. Да и в таком гневе он видел Грейнджер в первый раз.
- П-простите м-меня, - Невилл, казалось, сейчас расплачется.
- Простить?! Да никогда! – Гермиона была готова стукнуть Невилла Авадой. Ее терпение закончилось. - Сколько можно?!
Последние слова Гермионы, вывели Гарри из ступора. Схватив свое тело за руку, он потащился в спальню мальчиков. Пока Гарри шел в спальню, он все время оглядывался, боясь, что за ними последуют Рон или Джинни. Но, очевидно, тех не было в гостиной. Гермиона выглядела ошарашенной, видимо до нее только что дошло, что она наговорила Невиллу.
Втолкнув Грейнджер в комнату и зайдя сам, Гарри запечатал дверь спальни и только тогда заметил в комнате Дина, который с удивлением разглядывал их. Гермиона же в то время расположилась на кровати, пытаясь устроить поудобнее тело Гарри, которое на ее взгляд было слишком длинным.
- Дин, выйди, пожалуйста, - попросил Гарри.
- Что-то случилось, Гермиона? – Томас все еще с удивлением разглядывал Золотого мальчика, который вел себя слишком странно.
- Дин, мне надо поговорить с Ге…с Гарри с глазу на глаз, - Поттер открыл дверь и сделал приглашающий жест.
- Ну, хорошо, - парень вышел из комнаты. Гарри же вновь запечатав дверь, повернулся к Гермионе.
- Что это было? – спросил он, усаживаясь на кровать Рона.
- Э-э…меня просто прорвало. Если бы не ты, я бы его там убила! – Гермиона с интересом рассматривала свои руки.
- М-да….Я никогда не думал, что ты можешь оскорбить кого-то публично. Да еще и Невилла, - усмехаясь проговорил Гарри, которому теперь эта ситуация казалась более чем смешной.
- Невилл заслужил это! Он же понимает, что ему надо все время заниматься зельями, – сказала Гермиона. – Из-за него теперь мы в этой дурацкой ситуации…
- Ну, ведь из любой ситуации можно извлечь выгоду, - улыбаясь, протянул Поттер.
- Знаете, мисс Грейнджер, я не вижу никакой выгоды в жизни Гарри Поттера, - ехидно проговорила Гермиона.
- Ой, да ладно вам, мистер Поттер. В вашей жизни есть много плюсов. Например, слава… Хотя, нет..это скорей минус, - Гарри улыбался.
- Как думаешь, они поймут? – Гермиона, казалась, слишком серьезной.
- Брось! Нет, конечно. Мы с тобой знаем все друг о друге.
- Это ничего не значит! Ты не Гермиона Грейнджер, а я не Гарри Поттер, - Гермиона усиленно думала о выходе из этой ситуации.
- Ну, давай пить оборотное зелье каждый час!
- Нет, это невозможно. Зелье может только ухудшить наше состояние. Да и готовить его слишком долго, - Гермиона выглядела озадаченной.
- Ну все! Делаем, как сказал Дамблдор, - Гарри улыбнулся. – А теперь лови подушку.
Гермиона же, не ожидавшая броска, получила в подарок рандеву с подушкой.
- Ах, так! Получай! – в Гарри также полетела подушка, от которой он, еще не совсем изучивший возможности тела девушки, не сумел увернуться. Эта маленькая веселая играмсняла напряжение между друзьями. Наверное, если бы их кто-нибудь увидел, то подумал бы, что они сошли с ума.
- Все-все, Гарри, хватит! – Гермиона с трудом сдерживала смех.
- Ладно! Уже время ужина, - Поттер подошел к своему телу. – У тебя в волосах застряло перышко.
Он аккуратно убрал его.
- А ты лохматый, - Гермиона достала палочку и произнесла заклинание. Но эффект оказался совсем иным. Вместо укладки волос у Гарри выросли уши, как у слона. – Ой!
- Что? Что это такое?! – Гарри не мог справиться с тяжестью своих новых ушей, и ему пришлось поддержать свою голову руками, чтобы видеть свое тело.
- Твоя палочка….Она меня не слушается! – Гермиона разглядывала палочку Гарри. – Дай мою.
Получив свою вещь, Грейнджер устранила последствия заклинания, привела себя и Гарри в порядок, а потом озадаченно сказала:
- Надо что-нибудь сделать с палочками, они нас не слушаются…
- Обратимся к Дамблдору? – произнес Гарри.
- Нет.. Я уже придумала, - Гермиона положила палочку Гарри на стол, и произнесла над ней заклинание. Палочка Гарри обрела вид ее собственной.- Вот, держи. А теперь ты сделай это с моей палочкой.
Проведя ту же процедуру, Гарри вручил Гермионе ее палочку.
- Ну, что? Теперь на ужин? – спросил Гарри. – Я более чем уверен, что все ученики надумали про нас уже всякого. Все-таки мы долго сидели взаперти.
- Пошли, - они покинули спальню. В гостиной было пусто. Все ученики были на ужине, но все же те, кто был в гостиной, с интересом уставились на Гарри и Гермиону. Ребята же, проигнорировав все взгляды, двинулись в сторону выхода. В Большом зале было как всегда оживленно. Увидев Рона и Джинни, парочка двинулись к ним.
- Привет, - сказал Гарри, опускаясь рядом Роном.
- Привет. Где это вы двое были? – Рон в упор посмотрел на Гермиону.
- Мы у директора были. Нам сильно досталось из-за Невилла, - сказал Гарри.
- Гарри, и что ты такого наговорил Невиллу, что об этом говорит вся школа? – спросила Джинни.
- То, что он заслужил! – но увидев взгляд Гарри, Гермиона исправилась. – Э-э-э…ну, я, кажется, немного погорячился…
- Значит, это правда? – спросила Уизли.
- Правда-правда, раз об этом говорит вся школа! – Гермиона отвернулась от Джинни. – Просто он меня уже достал! Сколько можно?!
- Хватит, - прервал поток слов Гермионы Гарри. – Давайте забудем об этом.
- Все, я наелся, и мне пора в библиотеку, - Гермиона встала с места и направилась к выходу.
- Что это с Гарри? – спросил Рон, с удивлением смотря вслед Гермионе.
- Он, видимо, слишком сильно приложился головой об пол, - злобно протянул Поттер. Не прошло и несколько часов, а Гермиона опять принялась за свое. И что самое интересное, все думают, что это он!
- Кстати, что было у Снейпа? – спросил Рон.
- Да он покричал-покричал на нас. А потом отвел к Дамблдору, - устало протянул Гарри.
- М-да… Не повезло вам с Гарри, - проговорил Уизли. – А ты проголодалась, я смотрю!
Только сейчас Гарри заметил, что ест все подряд и на него с удивлением смотрит половина Гриффиндорского стола. Гарри подавился. Да, наверное, это выглядело слишком странным со стороны. Староста Гриффиндора, набивающая себе рот едой, как будто скоро конец света…
- Я просто устал-а. Хочется посидеть перед камином, ничего не делая…. – попытался оправдаться Гарри. – Ложка выпала из рук Рона. Джинни посмотрела на него, как на полоумного.
- Слушай, Гермиона, мне кажется, вы оба очень сильно приложились головой… - сказал Рон.
- Ой! Я хотела сказать, что мне тоже пора в библиотеку, - вскакивая с места, быстро проговорил Гарри. Схватив сумку Гермионы, он стремглав вылетел из зала.
- Странные они какие-то… - сказал Рон, посмотрев на сестру.
- Просто Гарри надо меньше общаться с Гермионой, - с ноткой ревности ответила Джинни.
- Ты и, правда, думаешь, что это они друг на дружку так действуют? – Рон задумался над словами сестры.
- Мне Лаванда сказала, что эти двое сидели заперевшись в спальне мальчиков! Они даже Дина за дверь выставили, - Джинни выглядела недовольной.
- Брось! Они, наверное, вместе злились на Невилла, - Рон казался слишком беспечным.

Гарри на всех парах влетел в библиотеку и сразу же наткнулся на недовольный взгляд библиотекарши.
- Мисс Грейнджер, я нашла книги, которые вы просили. Они сейчас у мистера Поттера, - произнесла мадам Пинс, сразу потеряв интерес к Гарри.
- Книги? Ах, да! Спасибо, - Гарри заметил Гермиону, смотревшую на него из-за внушительных гор фолиантов.
- Ты тоже решил позаниматься? - спросила она шепотом, когда он подошел к ее столу.
- Понимаешь, я вел себя не слишком характерно для тебя, - ответил шепотом Гарри. – Они что-то, наверное, заподозрили. Но твой поспешный уход в библиотеку произвел на них впечатление не меньше.
- Да, я просто позабыла, кем я теперь являюсь, - извиняющимся тоном начала Гермиона, не без толики иронии, однако.
- Да…. Нам надо быть осторожными, - сказал Гарри. – Пойдем в гостиную?
- Пошли, - Гермиона собрала книги, и друзья покинули библиотеку.
До башни, они добрались без компрометирующих последствий. Рон и Джинни уже были там. Друзья направились к ним. Гарри по обыкновению опустился возле Джинни и собирался обнять ее, как наткнулся на предупреждающий взгляд Гермионы. Отдернув руку, Гарри потупился с затаенной надеждой, что никто не заметил его жеста. Гермиона села в кресло напротив Рона.
- Чтобы поделать? – спросил Рон ни к кому конкретно не обращаясь.
- Давай в шахматы, - сказал Гарри. Гермиона посмотрела на него уничтожающим взглядом, а Уизли с удивлением.
- С каких это пор ты играешь в шахматы, Гермиона? – язвительно спросила Грейнджер, оторвавшись от книги.
- Я…э-э… научилась летом, - выкрутился Гарри.
- Ну, ладно! Давай проверим, как ты играешь, - Рон отправился за шахматами в спальню, вернувшись обратно уже спустя минуту. – Давай начнем.
Гермиона без особого интереса следила за игрой, параллельно игнорируя многозначительные взгляды Джинни. Было очевидно, что Уизля хотела уединиться с Гарри. М-да…перспектива не очень…
- Ладно, я пойду спать, - произнесла она, вставая с места. К сожалению, за ней поднялась и Джинни.
- Так рано? – спросил Рон, ставя очередной мат, как он думал, Гермионе. – Мат, Гермиона!
- Я устал. День выдался тяжелым. Спокойной ночи, - и Грейнджер пошла в спальню мальчиков. Джинни последовала за ней, нагнав на верхней ступеньке.
- Гарри, стой, - сказала девушка. Гермиона же, постаравшись не закатить глаза, повернулась к ней лицом.
- Что-то случилось? – Черт! Неужели Джинни может быть такой надоедливой…Ее откровенные взгляды на протяжение всего вечера чуть не убили ее. Спасала только мысль о том, что Уизли думает, что переел ней Гарри….
- Я хотела поговорить с тобой, - сказала Джинни и взяла Гермиону за руку.
- Завтра, Джинни! Все завтра! – Гермиона высвободила руку и, дойдя до двери, повернувшись, кинула. – Спокойной ночи, Джинни!
Гермиона скрылась в спальне, а младшая Уизли с недоумением стояла и смотрела на дверь. Гарри только что оттолкнул ее. Он никогда не выглядел таким раздраженным… Повернувшись, Джинни отправилась обратно в гостинную.
- Гермиона, ты не знаешь, что с Гарри? – спросила она, подойдя к играющим.
- Э-э….а что с ним? – Гарри был полностью занят партией
- Ну, просто он такой раздражительный сегодня.
- Не знаю. Он просто очень зол на Невилла за зелье, - Гарри переставил своего коня. – Все, Рон, мне надоело. Продолжим завтра.
- Ну, хорошо. Кстати ты играешь намного лучше, чем Гарри, - сказал Рон, собирая фигуры.
- Да, что ты, Рон! – сказал Гарри с мыслью, что тело, очевидно, как-то влияет на игру в шахматы. А потом, повернувшись к Джинни и улыбнувшись, сказал. – Не обращай внимания на него. Он просто злится на Невилла. Завтра, я уверена, все будет в норме.
«Уж я то, позабочусь!» - добавил он про себя.
- Все, спокойной ночи! – и, развернувшись, он отправился в спальню девушек. В комнате еще никого не было, и Гарри мог спокойно рассмотреть спальню, в которой он никогда не бывал. Здесь все было так же, как у них. Просто девушки, видимо, решили внести какое-то разнообразие царившим здесь полным беспорядком. Одежда была раскидана на кроватях. Похоже, даже эльфы не успевали все это убрать. Только одна кровать была аккуратно заправлена, и хранила вокруг себя относительный порядок. Правильно рассудив, что это и есть кровать его подруги, Гарри уселся на нее.
- Черт! Черт! Черт! – Гарри начал нервно ходить по комнате. Он только что сообразил, что не может переодеться, не может нормально принять душ и сходить в туалет!
Открыв шкаф Гермионы, и достав оттуда ночную рубашку, он решительным шагом направился в ванную. Не включая свет, он скинул с себя верхнюю одежду, стараясь не касаться тела девушки руками. Потом быстро накинул ночную рубашку и вздохнул с облегчением. Подобрав одежду с пола, Гарри вернулся в комнату. Сложив одежду на стуле, он забрался на кровать. Конечно, в ночной рубашке было просторно, но это было чертовски неприятно. Все-таки он привык к своей пижаме. С помощью палочки он выключил свет и постарался поплотнее задвинуть полог. Он хотел заснуть до того, как в комнате появятся другие девушки. Сон пришел сразу же. Все-таки события сегодняшнего дня вымотали его.

Гермиона же пребывала в не менее растерянном состоянии, сидя в спальне мальчиков. Нет, она была просто убита. Ей хотелось в туалет… Вздохнув, она встала и решила расправиться с этой проблемой. Дойдя до туалета и кое-как справившись с незнакомой одеждой, она наконец-то села на унитаз. Все время, стараясь не смотреть вниз, она придумывала мучительные способы убийства Невилла Долгопупса. Один из таких способов состоял в том, чтобы задушить его ночью. Этой ночью…
Вернувшись в комнату, она достала пижаму Гарри. Скинув футболку и брюки, она поспешно натянула пижаму. Выключив свет, Гермиона забралась на кровать. Потом вспомнила про очки. Сняв их и ужаснувшись, какое ужасное зрение у ее друга, она забралась под одеяло. Уснула она, моля о том, чтобы это был только сон.

 
DEMON-TiaДата: Среда, 08.07.2009, 09:41 | Сообщение # 5
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Все только начинается….

Гарри проснулся из-за громкого смеха девушек. Сначала ему было не понятно, что вообще делают в мальчишеской спальне особи женского пола, да еще и галдят в такую рань! Но сразу же вспомнился вчерашний урок зельеварения, и все встало на свои места.
«Значит, не приснилось….» - подумал Гарри.
Вдруг полог кровати раздвинулся, и в поле зрения Поттера оказалась Лаванда Браун. Дыхание Гарри сбилось. Лаванда стояла перед ним в одном нижнем белье и улыбалась.
- Гермиона, вставай и помоги мне выбрать платье на сегодня! – девушка, кажется, совсем не стеснялась своего вида. А вот Гарри был в легком ступоре. – Гермиона, все нормально?
- Э-э…да… - Гарри с трудом справился с голосом.
- Если, да…то вставай и помоги мне! – Лаванда ушла к своей кровати.
Гарри скинул одеяло, а потом в ужасе накинул его обратно. За ночь ночная рубашка задралась до пояса, и он только что увидел некоторые скрытые места свой подруги. Ну и что, что она была в нижнем белье… Все равно не удобно перед Гермионой…
- Гермиона, ну, что ты застряла? Давай быстрее! – Лаванда вернулась к Гарри с двумя платьями в руках. – Вот, выбери какое лучше – красное или синее?
- Э-э-э…они оба замечательны, Лаванда, - проговорил Гарри.
- Да? – Лаванда недоверчиво посмотрела на Гарри. – Ну, я, в принципе, так и думала.
Поттер под одеялом привел ночную рубашку в порядок и скинул одеяло. Приняв сидячее положение, он по привычке потянулся за очками, но, вспомнив, что теперь он отлично видит и вообще не носит очки, отдернул руку. Только потом Гарри заметил, какой хаос царил в комнате. Девочки раскидали вещи ровным слоем по спальне и дружно обсуждали то, во что они сегодня оденутся.
Схватив свои вещи со стула, Гарри направился в ванную одеваться. Повторив все вчерашние процедуры, он вышел обратно. В спальне он наткнулся на смешливые взгляды остальных девушек.
- Гермиона, сколько можно? – проговорила Лаванда. – Ну, кого ты стесняешься?
- Отстаньте! – Гарри прошел к кровати. Он достал из тумбочки расческу и зубную щетку с пастой. Вернувшись в ванную, он стал приводить себя в порядок. Умывшись и кое-как расчесав волосы, он покинул ванную, сложил все обратно в тумбочку и покинул спальню, бросив напоследок:
– Увидимся на завтраке.

Гермиона резко открыла глаза. Надежда на то, что это все ей приснилось, улетучилась.
- Я убью тебя, Невилл! – со слезами на глазах прошептала Гермиона. Она села и бросила злобный взгляд на кровать Невилла. Все мальчики еще спали.
Встав с кровати и нацепив очки на нос, она принялась одеваться. Приведя себя в относительный порядок и бросив еще один злобный взгляд на кровать Долгопупса, Гермиона покинула свою новую спальню.
Вставала она всегда рано, в чьем бы теле не находилась. И сейчас на часах было только половина восьмого. В гостиной было пусто. Выходные, все отсыпаются, и Гарри, похоже, тоже. Она устало опустилась на диван рядом с камином. Хотелось что-нибудь почитать, но книг под рукой не было. Те, что она принесла из библиотеки вчера, чудесным образом исчезли, наверно, их разобрали семикурсники. Призвать что-нибудь из спальни девушек, было бы не правильным. Как бы она объяснила перепуганным девушкам, зачем ей так срочно понадобились книги Гермионы. Да и Гарри бы, наверное, перепугался.
В камине уже горел огонь, очевидно, домовые эльфы постарались. Гермиона запустила пальцы в волосы. Странно, но она испытала доселе не знакомое чувство. Ей было… приятно.
Послышались чьи-то шаги, но Гермиона даже не попыталась узнать, кому они принадлежат.
- Ой, Гарри, привет, - Джинни подошла и чмокнула ее в щеку. Гермиона же невольно вздрогнула. Уизли опустилась рядом и прижалась к ней. Гермиона была немножко шокирована развязным поведением подруги, но мысль о том, что подруга обнимает своего парня, поставила все на свои места.
- Привет, - Гермиона хотела вырваться, но Джинни прицепилась как клещ.
- Гарри, вчера ты был таким грубым, - обиженным голосом произнесла девушка.
- Да ты что?! – ну не может она воспринимать эту ситуацию адекватно. Не каждый день к тебе липнет девушка. Да не просто девушка, а девушка лучшего друга! Ну, и что такого в том, что ты находишься в теле этого друга?! Все равно неприятно! – Все, нормально…
- Гарри, тебе что, неприятно со мной общаться? – Джинни выводила узоры пальчиком на груди гарриного тела. Гермиона аккуратно убрала ее руку. Даже через футболку эти прикосновения были неприятны.
- Не надо, Джинни, - Гермиона старалась не смотреть в глаза девушки.
- Я права, да? – Уизли обиженно отодвинулась. – Ты меня разлюбил.
- Нет, Джинни! Конечно, нет! – Гермиона вскочила с места. Не то чтобы ей очень хотелось успокаивать расстроенную девушку, но она понимала, что Гарри будет зол на нее за этот случай. Надо вести себя естественно. Не давать повода для раздумий… Гермиона, пересилив себя, обняла Джинни. – Ну, как ты могла такое подумать?
- Ты, правда, любишь меня, Гарри? – младшая Уизли сразу же повеселела. Гермиона закатила глаза. Неужели все девушки ведут себя именно так?! Уж она себя не будет так вести! Ну, наверное…
- Да, - прохрипела Гермиона.
- Давай сядем, Гарри, - Джинни притянула Грейнджер обратно на диван. Потом они полчаса сидели на этом диване и просто разговаривали. За это время мимо них прошло около половины студентов Гриффиндора. Гермиона очередной раз закатила глаза на слова Джинни.
«Боже! Боже! Боже! Как Гарри терпит ее?! Да она хуже Лаванды и Парвати вместе взятых!» - злобно подумала Гермиона. Джинни же сидела, плотно прижавшись к телу Гарри, и болтала, болтала…
- Что это вы делаете?! – произнес знакомый голос. Джинни резко подняла голову в сторону тела Гермионы.
«Ну, наконец-то!» - радостно подумала настоящая Гермиона.
- Что такое, Гермиона? – обратилась Грейнджер к своему телу, которое ошеломленно смотрело на них.
- Ничего! – Гарри подошел к ним поближе. – Я это вообще не вам!
- А, понятно, - Джинни снова повернулась к Гермионе. – Ну, что, Гарри, пойдем на завтрак?
- Пошли, - облегченно вздохнув, сказала Гермиона.
Они медленно двинулись в Большой зал. К счастью для Гермионы, Джинни молчала всю дорогу. Усевшись на свои места, они принялись завтракать. Через несколько минут к ним присоединился взъерошенный Рон.
- Гарри, нам надо с тобой обсудить тактику матча, - как бы между прочим сказал парень. Поттер подавился тостом, они с Гермионой упустили еще один аспект их новой жизни.
- Тактику матча? – совсем убитым голосом переспросила Гермиона.
- Ну, да! У нас же через месяц матч против Пуффендуя. Ты что, забыл? – Рон повернулся к другу.
- Нет, Рон, конечно я помню! Просто рановато…как-то, - Гермиона переглянулась с Гарри.
- Мне, кажется, пора начинать тренировки, - сказал Уизли.
Оставшуюся часть завтрака Гермиона усиленно думала над выходом из этой ситуации. Конечно, она никак не сможет объяснить внезапный страх перед полетами. Ведь все предыдущие годы Гарри прекрасно летел. Был только один выход… загреметь в Больничное крыло в день матча. Но как быть с тренировками?
- Гарри… Гарри, ты еще здесь? – Джинни провела рукой перед глазами Гермионы.
- А, что? – Гермиона вырвалась из раздумий. Оглядев весь зал, она поняла, что они остались с Джинни вдвоем. – А где Гермиона и Рон?
- Они ушли. Ну, Гарри, зачем тебе они? – Джинни загадочно улыбнулась. - Давай найдем тихое место…
- Да-да, конечно… - Гермиона не совсем думала о том, что говорит Джинни. Ее больше волновал вопрос квиддитча.
Пока она думала, что ей делать со сложившейся ситуацией, Джинни за руку вела ее по коридорам. Они остановились возле какого-то окна. Коридор был пуст, наверное, все происходило, так как хотела Джинни, потому что она глупо улыбалась. Гермиона почувствовала что-то неладное, оторвалась от своих размышлений. Джинни же времени не теряла, толкнув Гермиону к стенке, она прильнула к телу Гарри.
- Ну, наконец-то, Гарри…. – томным голосом произнесла девушка.
- Джинни, ч-что ты делаешь?! – в полном ужасе спросила Гермиона.
- Только не говори, что ты не догадываешься! – закрыв глаза Джинни, потянулась к губам, как она думала, Гарри. То есть это и были губы Гарри, но….
- Нет, - Гермиона в ужасе оттолкнула девушку. Потом, сорвавшись с места, убежала в неизвестном направлении, размахивая руками и крича. – Аааа! Помогите!
- Что это было?! – в пустоту спросила, ошеломленная Джинни.

Гарри сидел в гостиной напротив Рона и вспоминал утренний случай в спальне.
«Интересно, у Гермионы каждое утро так начинается?» - ухмыляясь, думал он. - «Надо будет спросить ее об этом. Кстати, где она там с Джинни пропадает».
Вспомнилась картина, увиденная им сегодня утром в гостиной. От того, как Джинни нежно обнимала его тело, в животе Гарри что-то сжалось. Поэтому он не смог сдержаться и спросил, что происходит. Даже мысль о том, что Джинни думает, что это он и есть, не помогла!
Поток мыслей Гарри прервался, когда в гостиную влетел объект его мыслей. Судя по лицу, у него вот-вот должна была начаться истерика. Гермиона подлетела к Гарри и, ничего не говоря, потащила к выходу.
- Ребята, вы куда? – Рон вскочил с места.
- Сядь, Рон! Мне с Гермионой надо обсудить одну книгу, наедине! – злобно бросила Гермиона.
Парочку с удивлением провожали глаза гриффиндорцев.
- Гермиона, что случилось?! – прошептал Гарри, когда они покинули гостиную.
- Не здесь! – Гермиона стремительно шла по коридору, и что-то подсказывало, что ее целью была Выручай комната. Зайдя в помещение, она запечатала дверь Коллопортусом. – Нет, ну я убью Невилла!
- Что? Что случилось? – Гарри был в замешательстве.
- Твоя Джинни полезла ко мне целоваться, вот что! – злобно бросила Гермиона.
- Как?! – в ужасе спросил Гарри.
- Вот так! Она изменяет тебе с тобой же! – Гермиона начала смеяться.
- Со мной же? – тихо переспросил Гарри, а потом тоже начал смеяться. До него вдруг дошло, что произошло… - И…и…что ты сделала?
- Я…я…убежала!!! – с трудом произнесла Гермиона. Дикий смех так и рвался наружу.
- Герми…Гермиона, хватит… - сквозь смех попросил Гарри. Но как только, он успокоился, перед глазами встала яркая картина всего произошедшего, и смех вернулся с новой силой. – Т-ты лучше с-скажи…у-у тебя к-каждое утро начинается с полуголой Лаванды?
Гермиона с удивлением уставилась на него, а потом рассмеялась еще сильнее.
- Представь, Г-Гарри…представь! – сквозь смех произнесла Гермиона.
Они еще немного посмеялись и успокоились. Вспомнили про квиддич и настроение заметно упало.
- Гарри, что делать с квиддичем? – серьезным тоном спросила Гермиона.
- Я не знаю, - Поттер пожал плечами. – Но это не самое ужасное. До матча еще месяц, а с Джинни проблему надо решить сейчас.
- Я думаю, тебе надо с ней расстаться, - задумчиво протянула Гермиона.
- Нет! – Гарри покачал головой. – Я с ней не расстанусь!
- Гарри, пойми, что лучше сказать, что тебе надо подумать о ваших отношениях, чем просто ее игнорировать! – Гермиона в упор посмотрела на свое тело. – А я , Гарри, буду ее упорно игнорировать, чтобы не повторилось сегодняшней ситуации!
- Ну, Гермиона, пойми….я люблю ее, - с отчаянием проговорил Гарри. – И я не могу просто так все прекратить!
- Можешь! Ты что собрался с ней встречаться в моем теле?! – спросила, злорадно ухмыляясь, Гермионы.
- Черт!!! Невилл, ты труп! – злобно бросил Гарри. Гермиона же просто смотрела на то, как ее тело совершает круги по Выручай комнате. Она, конечно, понимала, что Гарри сейчас трудно, но встречаться с Джинни она не собиралась.
- Ладно, поступай, как считаешь нужным, - печально произнес Гарри. – Черт! А ведь, все только начинается…

 
DEMON-TiaДата: Среда, 08.07.2009, 09:42 | Сообщение # 6
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Гарри, ты даже не знаешь, как ты прав!!!

- Куда пойдем? – спросила Гермиона. Они с Гарри сидели в Выручай комнате, разумно решив, что Джинни с Роном будут их искать.
- Э-э…туда, где нет Джинни, - ответил Гарри.
- В библиотеку, - Гермиона встала с пола.
- Почему тебе не нравится Выручай комната? Здесь никто нам не помешает. Пересидим до обеда….
- Гарри, мы же сказали Рону, что будем в библиотеке! Ты думаешь, Джинни не спрашивала у него, где ты… то есть я… А он запросто может посмотреть Карту Мародеров… Черт! – Гермиона хлопнула себя по лбу, а потом достала палочку, чем до ужаса напугала Гарри. Но оказалось, что она нужна была ей, чтобы открыть дверь комнаты и выбежать из комнаты.
- Гермиона, ты чего?! – Гарри побежал за своим телом.
Они неслись по коридорам, удивляя учеников: не часто можно было увидеть Грейнджер, бегающую за Поттером.

Джинни рассеянно оглядела гостиную Гриффиндора, как только прибежала туда. Как и следовало ожидать, Гарри там не было. Увидев своего брата, который, кажется, о чем-то думал, сидя в кресле возле камина, она двинулась в его сторону.
- Рон, ты не видел Гарри? – спросила она.
- Видел, - отрешенным голосом ответил Рон.
- Ты не знаешь, куда он ушел?
- Точнее сказать, что убежал. Ворвался в гостиную, схватил Гермиону и, сказав, что ему надо обсудить какую-то книгу, удалился с ней в неизвестном направлении, - слишком безучастно сказал Рон. – А мне сказали, что им надо обсудить это наедине.
- Черт! – Джинни грозно посмотрела на брата. Этот идиот, видимо, еще не понял, что происходит. – Рон, мы идем в библиотеку.
- Зачем?
- Они там! – Джинни двинулась к выходу, парень нехотя последовал за ней. Но к большому огорчению девушки, Гарри и Гермионы в библиотеке не оказалось. – Да, где же они?!
- Не знаю… Хотя, постой…
Рон повернулся и направился обратно в гостиную, недоумевая про себя, зачем его сестре эти двое. Джинни последовала за ним, думая о том, как она поговорит с Гарри. Его поведение наталкивало на определенные мысли. Войдя в башню Гриффиндора, Рон направился в спальню мальчиков. Сестра последовала за ним. Уизли уже практически дошел до нужной двери, когда его остановил голос:
- Рональд, стоять, - это был Гарри? Рон с недоумением на лице повернулся к другу. Гарри его никогда так не называл, даже когда злился. Поттер стоял запыхавшийся и растрепанный, Гермиона, выглядовавшая из-за его спины, имела аналогичный вид. Они что, бежали?
- Э-э…Гарри, мне срочно надо с тобой поговорить, - Джинни опять принялась за свое. Постаравшись не закатить глаза, Гермиона повернулась к ней.
- Джинни, не сейчас, - Грейнджер отпихнула Рона от дверей спальни и зашла в нее. – Всем стоять здесь! Я сейчас!
- Гермиона, где вы были? – в голосе младшей Уизли, были слышны ревностные нотки.
- Мы….э-э….в библиотеке, - сказал Гарри. Если честно, то он вообще не понимал, что понадобилось Гермионе в спальне.
- Хватит врать! Вас там не было! – Джинни пошла в наступление.
- Мы сразу же ушли оттуда, как только взяли книгу, - выглянула из спальни Грейнджер. Выражение ее лица можно было выразить фразой: «Ой, я тебе такое расскажу!».
- Куда пошли? – Джинни прямо трясло от ревности.
- Это допрос? - бровь Гермионы поползла вверх, но, вспомнив, кем она теперь является, быстро прекратила это. – Где Рон?
Действительно, они только сейчас заметили, что парень отсутствует.
- Наверное, ему надоело смотреть на нас, - пожал плечами Гарри.
- Так, Гермиона, ты идешь и ищешь Рона, а мне нужно поговорить с Джинни, - Грейнджер заметила, как Гарри вздрогнул. Естественно, он понимал, о чем будет этот разговор.
- Хорошо, - сквозь зубы произнес Поттер и, резко развернувшись, пошел в гостиную.
- Прошу, - Гермиона сделала приглашающий жест в сторону спальни. У Джинни появилось нехорошее предчувствие. Слишком холодно вел себя Гарри по отношению к ней. – Джинни, ты, наверное, догадываешься, о чем я хочу с тобой поговорить…
- Нет, - девушка покачала головой, просто оттягивая неприятный момент. Она не хотела слышать от него эти слова…
- Джинни, понимаешь….ну, наши с тобой отношения….зашли в тупик, - Гермиона потупила взгляд. Ну, трудно это…Невилл, все ты труп!! – И…и мне надо подумать.
- Зачем, Гарри? Зачем ты это делаешь со мной? – Джинни села на кровать. Гермиона отвернулась, понимая, что Уизли сейчас будет плакать.
- Джинни, не надо, - прошептала Гермиона.
- Что не надо? Что не надо?! Я всегда знала, что такое может случиться! Но не так скоро! – у Уизли начиналась истерика. – Я знала, что ты выберешь ее…
- Кого? – Гермиона развернулась к девушке в искреннем недоумении. Обычный разговор, по мнению старосты, принимал интересный оборот.
- Она всегда рядом! Даже сегодня она была с тобой. Ты пошел к ней! – истерика была в разгаре. Гермиона была в ужасе от понимания, о ком говорит Уизли.
- Ты идиотка, Джинни! Как ты могла такое подумать?! – взревела Гермиона.
- Гарри… - голос девушки осла, вся уверенность сошла на нет. Кажется, до нее только дошло, что она сейчас ляпнула.
- Потом, - Гермиона, развернувшись, вышла из комнаты, хорошенько хлопнув дверью. Злость так и бурлила в ней. Да как Джинни могла такое подумать?!
В гостиной она наткнулась на тяжелый взгляд карих глаз. Ее глаз. Гордо подняв голову со шрамом, Гермиона прошла мимо Гарри и Рона. Портрет открылся, пропуская ее, и она вышла в прохладные коридоры Хогвартса.
- Никогда бы не подумала, что бросать девушек так тяжело! – злобно прошептала Гермиона.

Гарри, как только его тело покинуло гостиную, кинулся в спальню. Рон с недоумением проводил подругу. Сердце Гарри сжалось, хотя нет….не его сердце… А какая разница?! Точно… Джинни плакала.
- Джинни, что случилось? – Гарри попытался сделать так, чтобы его голос звучал не слишком сочувствующе. Но ответ, последовавший в ответ на его вопрос, привел Поттера в недоумение.
- Это все ты! – Джинни бросила ненавидящий взгляд на Гарри. – Он бросил меня из-за тебя!
- Что ты такое говоришь! Ты в своем уме?! – прошептал Потттер, гадая над тем, что умудрилась сказать Гермиона. – И он тебя не бросал! Он же сказал, что ему нужно время!
«Черт, кажется, я сказал лишнего» - промелькнула мысль, когда Джинни резко подняла голову.
- Ты знала, что он меня бросит! – Уизли была шокирована догадкой.
- Я…я… не знала! – сказал Гарри, думая: «Вот влип!»
- Думаешь, ты одна такая умная, да?
- Все, хватит… Ты просто слишком расстроена, - Гарри решил прекратить этот разговор. Сейчас Джинни наговорит всяких гадостей, а потом будет жалеть. – Все я пошла. И успокойся, Гарри обязательно придет просить прощения.
Поттер вышел из комнаты с мыслью, что надо найти Гермиону.

Гермиона стояла в одном из коридоров Хогвартса, прислонившись к стене. Настроение после разговора с Джинни пропало.
- Гарри, что-то случилось? – Гермиона довольно улыбнулась: перед ней стоял Невилл Долгопупс собственной персоной. Пытаясь скрыть маниакальный блеск в глазах, Гермиона ответила:
- Да, так… с Джинни расстался, - эффект произведен. Невилл стоит перед ней и просто хлопает глазами.
- К-как расстался? – Долгопупс был шокирован.
- Сказал, что мы расстаемся и все, - будничным тоном произнесла Гермиона. – Невилл, хватит! Я с ней расстался, а не ты…..
- Л-ладно. Ну, я пойду? – спросил парень.
- Да…Хотя постой, - Гермиона серьезно посмотрела на Долгопупса. – Скажи мне, Невилл, ты учишь зелья?
- Э-э…ну еще нет, н-но завтра буду, - Невилл отвел глаза. Ему было еще стыдно за прошлый урок.
- Невилл, с твоими знаниями в зельях, вообще нельзя вылезать из библиотеки! – ехидно бросила Гермиона. – Я не хочу опять оказаться в такой же ситуации, что и вчера.
- Н-ну, я же извинился, Гарри, - Долгопупс опустил голову.
- Ты думаешь, тебе удастся отделаться от меня одними извинениями? Тебе еще повезло, что Гермиона не принимает никаких действий по твоей подготовке, - наставительным тоном начала Грейнджер. – Учи зелья, Невилл! Завтра утром я проверю! Лично….и еще Гермиону приведу!
Шокированный Долгопупс смотрел вслед уходящему Гарри. Тот никогда не разговаривал с ним так!
Гермиона бездумно брела по коридорам школы. Захотелось в туалет, и она свернула за угол. Толкнув дверь, она вошла в туалет и медленно двинулась к кабинке, но ее ушей достиг знакомый голос:
- Поттер, ты что здесь делаешь?! – Паркинсон? Да, черт возьми, это была она!
- В туалет пришел! Что не види…. – до Гермионы дошло, почему слизеринка смотрит на нее, как на полоумную.
- Поттер, ты ударился головой?! – кажется, подруга Малфоя готова была завизжать.
- Паркинсон, ну ошибся я, что с того? – Гермиона направилась к выходу.
- Идиот, - услышала она вслед.
Только выйдя из туалетной комнаты, Гермиона наткнулась на Гарри. Тот удивленно смотрел на дверь, из которой она вышла.
- Не сейчас, - прошептала Грейнджер. – Встретимся через десять минут в выручай комнате. - И поспешно двинулась в мужской туалет. Через десять минут она смотрела на свое тело, которое ходило туда-сюда в выручай комнате.
- Гермиона, что ты такого наговорила Джинни? – Гарри серьезно посмотрел на нее. – Она накинулась на меня с обвинениями, что это я…черт возьми, что это ты во всем виновата!
- Я ей ничего не говорила! Сказала, что мне надо подумать о наших отношениях! К этим выводам, она пришла сама!
- Ну, как она могла такое подумать?! Я люблю ее. А ты для меня только друг! – Гарри опустился в кресло напротив Гермионы.
- Не знаю. Но из сегодняшнего разговора с ней я сделала выводы о ее отношении ко мне, - Грейнджер не смотрела на Поттера. – И больше никаких вопросов на эту тему!
- Она погорячилась… - Гарри осекся под взглядом изумрудных глаз. – Ну, ладно…Тогда скажи, что ты делала в женском туалете?
- Думаешь, ты один такой умный? – Гермиона с трудом скрыла улыбку. – Я перепутала. По старой привычке… Паркинсон смотрела на меня, как на придурка…
- Она мне высказала целую тираду о том, что ты там делала… - Гарри рассмеялся.
- Ой, чуть не забыла, - Гермиона начала рыться в карманах брюк. И потом извлекла уменьшенную Карту Мародеров. – Смотри, карта показывает местоположение не тел, а душ…. И она показывает правильное местоположение меня и тебя.
- А я и не знал, - Гарри приблизился к своему телу, чтобы было удобнее смотреть в карту.
- Придется ее спрятать на время, а то Рон догадается, - Гермиона улыбнулась. – Возьмешь с собой в девичью спальню и спрячешь среди моих вещей.
- Хорошо, - Гарри совсем не хотелось улыбаться. Он только что расстался с любимой девушкой. И все из-за кого?! Из-за какого-то идиота по имени Невилл!
- Кстати, ты завтра со мной будешь проверять, как Невилл подготовится к зельям? - разглядывая руки Гарри, сказала Гермиона.
- Что? – Поттер с недоумением уставился на подругу.
- Ну, я сегодня встретила его и сказала, чтобы он немедленно шел учить зелья, - сказала Гермиона. – Ну, а что? Он, видите ли, просто гуляет, а мы мучаемся!
- Брось! Представь, не я бы тебя прикрыл, а Невилл! – Гарри нервно усмехнулся.
- Лучше бы тебя прикрыл Снейп! – Гермиона не осталась в долгу. Гарри сделал вид, что пришел в полнейший ужас. Правда, с лицом Гермионы это получилось не совсем так, как ему хотелось. – Пошли на обед, а то он уже заканчивается.
- Из-за сегодняшних событий я и забыл о нем, - сказал Гарри, вскакивая с кресла.

 
ShtormДата: Четверг, 09.07.2009, 03:45 | Сообщение # 7
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Очень даже весело biggrin Самое удивительное, так это то, как на все реагирует Гермиона, которая настоящая. Как с цепи сорвалась. А Гарри, я чуствую, получает какой-то кайф от этой ситуации. Да и Дамб молодец. Как я понял, он мог решить проблему, но ему тоже захотелось веселухи. biggrin
DEMON-Tia,с продолжением не затягивай



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже


Сообщение отредактировал Shtorm - Четверг, 09.07.2009, 15:33
 
ShtormДата: Понедельник, 20.07.2009, 15:34 | Сообщение # 8
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
А на другом форуме аж целых три новых главы (с надеждой)


Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
БеШеНаЯ_ТаБуРеТкАДата: Среда, 28.10.2009, 08:29 | Сообщение # 9
Подросток
Сообщений: 11
« 0 »
веселуха!!!! автор молодец!! этож нрадо до такого додуматься


Лучше иногда падать, чем никогда не летать
 
DEMON-TiaДата: Воскресенье, 10.01.2010, 15:22 | Сообщение # 10
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
И пошли слухи....

В Большом зале практически никого не осталось, когда Гарри и Гермиона появились в дверях. Но, к большому сожалению гриффиндорцев, Малфой и его свита были все еще здесь. Парочка села напротив друг друга. Гарри принялся накладывать себе на тарелку все, до чего дотягивались руки, все-таки он сильно проголодался. Вчера поужинать не удалось, а завтрак сегодня был не очень. Поттер поднял голову и наткнулся на злобный взгляд зеленых глаз.
- О, Гермиона, это мне? Спасибо! - Грейнджер забрала тарелку Гарри, а ему поставила свою.
- Что это значит? - злобно прошипел Поттер, его подруга лишь улыбнулась. - Ответь мне!
- Ты должна беречь фигуру, Гермиона, - наставительным тоном произнесла Грейнджер.
- Ты что, совсем с ума сошла?! - прошипел Гарри. - Я есть хочу!
- Извини, но я не хочу, чтобы мое тело стало больше, чем оно есть! - решительно прошептала Гермиона. Гарри злобно сложил руки на груди, после чего выражение его лица не замедлило измениться. М-да....к этому жесту ему определенно придется привыкнуть. Грудь мешала, но руки он не убрал, показывая этим, что обиделся на Гермиону. - Только его здесь не хватало.
Гарри обернулся. К ним приближался Малфой со своей свитой.
- О, Поттер, я слышал, ты бросил Уизли? - манерно растягивая слова, спросил слизеринец. Гермиона видела, как Гарри злобно сжал кулаки.
- Малфой, иди отсюда! - злобно бросила Грейнджер, тот на слова не обратил никакого внимания и продолжил:
- Да, Поттер, я вижу, ты не особо расстроился, сидишь тут с грязнокровкой...
- Заткнись, хорек! - Гарри вскочил с места, доставая палочку. Малфой, не ожидавший этого от Грейнджер, попятился назад.
- Тише, грязнокровка! Ты же должна радоваться, что Поттер теперь свободен, - ехидно бросил он.
- Заткнись! - Гарри направил палочку Малфою на грудь. - Мне ничего не будет, стоить пришибить тебя чем-нибудь!
- Ты не посмеешь, Грейнджер! - но, кажется, слизеринец и сам не верил в свои слова: слишком пугал блеск в глазах гриффиндорской старосты.
- Гермиона, не надо, - послышался голос.
- Отстань, он уже достал меня! - злобно прошипел Гарри. Он сейчас ни о чем не думал. Ему просто хотелось причинить боль этому хорьку, ввернуть должок за все годы.
- Грейнджер, да ты ненормальная! - сказал Малфой, неотрывно смотря на палочку, нацеленную ему в грудь.
- Все, Малфой, получай! - но ничего запретного не произошло. Палочка вылетела из руки Гарри и Гермиона ловко поймала ее. Слизеринец, кажется, пребывал в легком ступоре. Только, что Гермиона Грейнджер чуть не прибила его заклинаем, но ее остановил Поттер. Очевидно, у этих гриффиндорцев были не все дома.
- Пошли, - Гермиона в упор посмотрела на злого Гарри. Было ясно, что если его сейчас не увести, то он натворит глупостей. Поттер послушно взял сумку и двинулся к выходу.
- Тебе еще повезло, Малфой! В следующий раз я не буду ее останавливать, - развернувшись, Гермиона последовала за Гарри.
- Э-э....кто-нибудь понял, что здесь только что произошло? - спросил слизеринец, глядя вслед уходящим. Его свита промолчала. - Гриффиндор - это диагноз!

- Гермиона стой! - Грейнджер настигла Гарри. - Ты что это такое вытворяешь?!
- Он меня достал! Зачем ты меня остановила?! - злобно прошипел Поттер.
- Гарри, это не правильно! Ты только что чуть не выдал нас, - зашептала Гермиона. - Поговорим потом, здесь слишком людно.
- Мы из-за этого урода даже не пообедали, - сказал Гарри.
- Пошли на кухню, там и поговорим, - они молча двинулись по коридорам.
На кухне гриффиндорцев встретил Добби. Увидев своего героя, домовик начал радостно прислуживать им. Гарри сразу же заметил нехороший блеск в глазах Гермионы. Ее идея с Г.А.В.Н.Э., кажется, вернулась с утроенной силой.
- Гермиона, я запрещаю использовать мое имя в своих целях! - Гарри решил сразу же пресечь все попытки подруги по выполнению плана освобождения эльфов. Гермиона лишь гаденько улыбнулась.
- Благодаря Невиллу, теперь это мое имя!
- У тебя все равно ничего не получится, - хотя с энтузиазмом Гермионы и его телом, дело могло выгореть.
- Поговорим об этом потом, - Грейнджер сменила тему. - Обсудим твое поведение. Что это было, Гарри?!
- А что, я должен был терпеть, как он меня называет грязнокровкой?! - ехидно бросил Гарри. - Да не бывать такому! К тому же он еще и про Джинни начал говорить!
- Гарри, нам надо стараться соответствовать друг другу! - решительно сказала Гермиона.
- Да, например, туалеты не путать! - улыбаясь, сказал Поттер.
- Ну, и это тоже, - Гермиона улыбнулась.
- Слухи только начали распространяться, а я уже устал! Почему Дамблдор не мог отправить нас куда-нибудь?
- Он же сказал, пойдут слухи, - Гермиона принялась, есть картошку.
- Слухи бы со временем утихли, - Гарри трудно было смириться с несправедливостью. - Мы здесь мучайся, а Дамблдор со стороны смотри и развлекайся, да?
- Ну, что ты такое говоришь? - хотя, по мнению Гермионы, Гарри отчасти был прав. Директор мог бы придумать что-нибудь получше!
- Но я не ты и ты не я! Парень и девушка в разных телах, это же чертовски неудобно! Ты видела, как странно вел себя Дамблдор? - серьезно спросил Гарри.
- Да, но, по-моему, он всегда так себя вел. Разве нет? - Гермиона не понимала, к чему клонит ее друг.
- Ах, ну да... Ты же с ним не так часто видишься, как я, - сказал Гарри. - Хотя, что с него взять, наверное, объелся лимонных долек и крышу снесло!
- Точно! - Гермиона рассмеялась.- Ну, хочешь, пойдем к Снейпу и спросим насчет зелья?
- Да, и получим очередную порцию язвительности! - ответил Гарри. - Мне кажется, что если они найдут выход из этой ситуации, то сразу же скажут нам.
- Сер Гарри Поттер, Добби так рад видеть вас! - домовик появился прямо перед Гермионой. Та от неожиданности, как-то жалобно пискнув, свалилась со стула. Гарри увидев все это, начал дико хохотать. Добби же, не ожидавший такой реакции от предмета воздыхания, застыл как вкопанный.
- Убью! - Гермиона кряхтя и выкрикивая всякие несуразности, вернулась на стул. - Добби, стучаться на.. ой! Предупреждать надо!
- Простите-простите, сер Гарри Поттер! - домовик кинулся биться головой об ножку стола. Грейнджер же, явно не ожидавшая такой реакции на свои слова, крикнула:
- Гермиона, сделай же что-нибудь! Добби, хватит!
Гарри кинулся и резко схватил эльфа, прижимая его к груди. Конечно, он не учел тот факт, что он теперь в женском теле и сил у него гораздо меньше, и чуть не упустил маленькое тельце.
- Добби, прекрати! - сказал Поттер. - Гарри совсем не то хотел сказать!
Добби перестал делать попытки вырваться из его рук...то есть из рук Гермионы!
- Прости меня! Я просто испугался, - Грейнджер только что поняла всю комичность ситуации. Гарри рассудил, что теперь можно выпустить Добби. Домовик, виновато потупив взгляд, смотрел на гриффиндорцев. Гермиона поняла, что нельзя упускать свой шанс. Ну, правда, не часто выпадает шанс побыть в теле Гарри Поттера! - Добби, а ты спрашивал у других эльфов, хотели ли они когда-нибудь быть свободным?
- О-о..Гер...Гарри не надо! - закатывая глаза, начал Поттер. - Не порть мою репутацию!
- Я не собираюсь портить твою репутацию, - слишком чувственно сказала Гермиона. - Я просто хочу помочь домовым эльфам обрести свободу!
- Добби, ты можешь идти, - быстро сказал Гарри.
Домовик непонимающе смотрел на них.
- Добби, постой! Я с тобой еще не закончил, - бросила Гермиона, злобно сверля Гарри глазами.
- Добби, иди! - с нажимом сказал Поттер, тоже сверля подругу глазами.
- Постой! - бросила Гермиона.
Домовик понимал, что он является центром этого спора. Конечно, такой Гарри Поттер его пугал, но не мог ослушаться, потому что уважал и любил его.
- Добби, понадобился Гарри Поттеру? - спросил домовик, обращаясь к Гермионе. Та же победно улыбнулась.
- Добби, ты предатель! - обиженно бросил Гарри. Потом, встав из-за стола, пошел к выходу. - Ты у меня еще получишь, Гермиона. Только попробуй испортить мне репутацию!
- Ой-ой-ой! Ничего плохого не случится, - бросила Грейнджер вслед Гарри. А потом, маниакально улыбаясь, повернулась к эльфу. - Ну, так что, Добби? Ты мне не ответил.
- Э-э, сер Гарри Поттер, Добби никогда об этом не спрашивал.
- Ну, а как ты думаешь, Добби? Ты свободен, получаешь зарплату, - начала Гермиона. - Можешь заводить детей...хм... Кстати, вы заводите детей?
Гермиона никогда не думала, что эльфы могут краснеть. Да, как ни странно, но они краснели!
- Д-добби, не хочет говорить об э-этом, - заикаясь, произнес эльф. Гермиона мысленно сделала себе пометку в голове узнать, как же размножаются домовые эльфы. - М-можно, Добби пойдет?
- Нет! Ты не ответил на мой вопрос, - Грейнджер не хотела упускать этот шанс.
Ну, этот разговор можно было назвать познавательным. Во время него Гермиона узнала, что домовые эльфы умеют закатывать глаза и смущенно потуплять взгляд!

Гарри, злясь и проклиная всех на свете, возвращался в гостиную.
"Черт! Она же сейчас доведет Добби! И что самое интересное, он будет думать, что это я, Гарри Поттер, сошел с ума! Лучше не придумаешь!"
Он медленно вошел в гостиную Гриффиндора и, увидев Рона, сразу же двинулся к нему.
- Привет! - бросил Гарри, усаживаясь рядом с другом.
- Это правда? - каким-то отрешенным голосом спросил Рон.
- Что правда? - хотя он догадывался, о чем спрашивал друг.
- О вас с Гарри, - голос Уизли охрип.
- Что о нас с Гарри? - Поттер решил включить дурочку. Просто вдруг Рон отстанет?
- Ты что дура?! - парень вскочил с места. - Я ее спрашиваю, а она мне в ответ вопросами сыплет! Скажи мне, ты встречаешься с Гарри?!
- Что?! - теперь пришла очередь Поттера вскакивать с места.
На них были обращены взгляды всех гриффиндорцев, сидящих в гостиной.
- Это из-за тебя Гарри бросил Джинни! - Рон, кажется, перестал себя контролировать.
- Что ты несешь, идиот?! Я не встречаюсь с Гарри! Это Джинни себе такое надумала! - злобно бросил Поттер. - Как ты мог такое обо мне подумать?!
- Как я мог?! Ты ни с кем не встречаешься, ни на чьи ухаживания не отвечаешь. И на мои тоже!
- На твои ухаживания? - Гарри с недоумением смотрел на Рона. Вообще-то, он никогда не видел, чтобы Рон принимал хоть какие-то попытки по ухаживанию за Гермионой.
- Да, ты всегда вместе с Гарри! - Лаванда и Парвати во все уши слушали этот разговор. Еще бы! Им его потом всему Хогвартсу надо дословно пересказать! Ну, может и не совсем дословно...
- Мы с ним только друзья! И вообще, я люблю другого человека! - Гарри и сам не понял, зачем это сказал, но плюсы этой фразы почувствовались сразу. Рон как-то сник.
- К-как любишь? Кого? - тихо спросил Уизли. Гарри решил, что если Гермиона портит его репутацию среди эльфов, то он испортит ее среди гриффиндорцев!
- Я люблю...Невилла! - послышался дружный вздох и грохот падающего тела. Это Долгопупс свалился с подлокотника кресла, на котором сидел. Кажется, он упал в обморок. Все смотрели на Гарри, как на сумасшедшего.
"Ну и пусть смотрят! На Гермиону точно также Добби смотрел!" - злобно подумал Поттер.
Рон в шоке разглядывал девушку, стоящую рядом с ним.
"Мерлин, она любит Невилла..." - единственная мысль в голове рыжика.
- Ну, я пошла! - и Гарри, гордо подняв голову, направился к спальням.
Все ученики провожали девушку взглядами. Правда, через тридцать секунд Гарри спустился обратно в гостиную со странным выражением на лице и направился в женские спальни. Хотя все подумали, что там Гермиона искала Поттера, а не просто перепутала спальни! Послышался звук закрываемой двери, а затем дикий хохот. В гостиной же стояла звенящая тишина. Никто не пытался привести Невилла в чувство, все были в шоке. Не каждый день Долгопупсу кто-то признается в любви, особенно, если этот кто-то - Гермиона Грейнджер.
Первыми в чувство пришли Лаванда и Парвати. С криком:
- Вот это новость! Надо рассказать всем! - они выбежали из гостиной, чуть не сбив с ног какого-то сокурсника.
Рон со вздохом опустился на диван.
- М-да...вот это новость! - послышался голос Дина совсем рядом.
- Ч-что э-это было? - кажется, Невилл пришел в чувство. Все как-то сочувствующе посмотрели на него. Еще бы! Его любит Гермиона Грейнджер!
Пока в гостиной все приходили в чувство, в спальне девушек сидела и дико хохотала виновница, как все думали, хотя.....виновник всех этих шокирующих последствий. Да, кажется, ему удалось отомстить Гермионе, да еще и с надбавкой! Правда, потом он понял, что когда подруга узнает, ему будет ой как не легко. Стало почему-то не так смешно...

Гермиона очень воодушевленная возвращалась из кухни. Ей удалось узнать много интересного. Сказав пароль портрету, Грейнджер вошла в гостиную. Здесь было оживленнее, чем обычно. Все ученики шушукались между собой.
- Что здесь случилось? - хотя она понимала, что эти шушуканья вызваны расставанием Гарри с Джинни. Но знала ли она, как она ошибалась?
- Ой, Гарри, мы тебе такое расскажем!

 
DEMON-TiaДата: Воскресенье, 10.01.2010, 15:24 | Сообщение # 11
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Выгода.

Во время сбивчивого рассказа всех гриффиндорцев, находящихся в гостиной, лицо Гермионы....нет-нет, лицо Гарри меняло несколько раз свой цвет.
- Что она сказала?! - взревела Гермиона, когда услышала, кому в любви призналось ее тело.
- Она сказала, что любит Невилла! - послышалось из толпы рассказчиков.
- Где он-а?! - злобно спросила Гермиона. в голове билась только одна мысль: "Убить-убить-убить!"
- В спальне! - опять голос из толпы. Грейнджер решительно направилась к спальне девушек.
И потом целую минуту гриффиндорцы наблюдали, как Мальчик-который-выжил пытался подняться в женскую спальню, но его попытки оканчивались скоростным спуском.
- Почему не получается?! - взревела Гермиона, очередной раз поднимаясь с пола.
- Гарри, ты что забыл? - спросил, едва сдерживая смех, Дин. - Мальчикам нельзя к девушкам в спальню!
- Каким мальчика.... Аааа...Это все ты, Невилл! - злобно бросила Гермиона. - Все! Все меня достали! Я пошел из этого дурдома!
Гермиона решительно направилась к выходу из гостиной. Как только портрет за ней закрылся, в гостиной начался дикий смех. Лишь Рон и Невилл продолжали понуро сидеть на диване.

"Да что он себе возомнил?!" - злобно думала Гермиона. - "Да я ему...."
Но продолжить мысль Грейнджер не смогла, так как полетела на пол, столкнувшись с кем-то.
- Поттер, ты хоть смотришь куда идешь?! - опять эта Паркинсон. Гермиона злобно посмотрела на слизеринку.
- А ты под ногами не путайся!
- Поттер, ты что такой злой? - ехидно спросила девушка. - Злишься, что Грейнджер променяла тебя на Долгопупса?
Гермиона поперхнулась воздухом. Об этом уже, что вся школа знает?!
- Что ты несешь, идиотка?! - взревела Гермиона. Паркинсон, видимо, была довольна произведенным эффектом.
- Все с тобой ясно, Поттер! - слизеринка развернулась и пошла дальше по коридору. Гермиона же провожала ее рассеянным взглядом.
- Все, Гарри, я тебя убью! - сжимая кулаки, прошептала она. Пока она искала пустой класс, то услышала много интересных подробностей про признание Гермионы Грейнджер в любви к Невиллу Долгопупсу. Оказывается, все произошло не совсем так, как ей рассказали в башне. Всю правду, как Гермиону в этом долго и упорно уверяли, рассказала какая-то четверокурсница, когда она разгоняла шушукающихся учеников с криками:
- Хватит! Что здесь вообще происходит?!
А вот и собственно сам рассказ:

....Гермиона Грейнджер на все парах влетела в гостиную Гриффиндора. Она сразу же направилась в сторону Рональда Уизли, который сидел на диване возле камина. Она недолго с ним флиртовала, а потом у них началась ссора на почве ревности Уизли. Рональд Уизли приревновал Грейнджер к своему лучшему другу Гарри Поттеру. Та начала яростно все отрицать, а потом Грейнджер вообще обвинила Уизли в том, что он уделял ей недостаточно внимания. Но Уизли был слишком упорен и продолжал обвинять Грейнджер в измене. Девушка явно не выдержала и начала кричать, что Поттер ей только друг, а любит она вообще другого! В итоге выяснилось, что любит она Невилла Долгопупса. Грейнджер при всех призналась в этом. Наступила звенящая тишина, а потом из толпы шокированных учеников выступил виновник этих баталий - Невилл Долгопупс. Он с каким-то странным взглядом разглядывал Грейнджер, будто бы оценивал. А потом он медленно приблизился к ней и томным голосом сказал:
- Я тоже люблю тебя, Гермиона! - за словами последовал длительный и страстный поцелуй. А потом они, взявшись за руки, двинулись в сторону спальни мальчиков шестого курса. Через пять минут Грейнджер спустилась и, окинув всех гордым взглядом, двинулась в женские спальни....

Гермиона слушала все это с открытым ртом. Конечно, она не поверила этим словам, но теперь не оставалось сомнений, что завтра к этому рассказу еще прибавится продолжение. Продолжение о том, как Гарри Поттер пытался попасть в спальню девушек, чтобы убить Гермиону Грейнджер за измену.
- М-да....рассказ достойный Риты Скитер, - сказала Гермиона.
Гарри своей местью сделал ситуацию еще хуже. Теперь поползут слухи о том, что они встречались... А это напрямую портит его отношения с Джинни. И после возвращения в свои тела восстановить их будет очень трудно. Но был шанс, что Джинни не поверит всем этим слухам. Черт! А еще эта фраза о том, что она убьет Невилла! Выглядит как откровенная ревность!
Гермиона медленно шла по коридору, правда, на этот раз внимательно смотря вперед. Еще одной встречи с Паркинсон она бы не выдержала.
- Поттер, где твоя грязнокровка? - похоже, все слизеринцы решили ее сегодня достать!
- Не смей называть ее грязнокровкой! - злобно крикнула Гермиона.
- О, Поттер, тебе рога наставили, а ты тут ее защищаешь! - язвительно протянул Малфой. - Ха, Поттер, она променяла тебя на этого идиота Долгопупса.
- Да пошел ты! - не выдержала Гермиона. - Не надо было сегодня ее удерживать от того, чтобы она тебя прибила!
Гермиона, развернувшись, направилась в гостиную Гриффиндора.
- Ты неудачник, Поттер! - крикнул вслед Малфой. - Даже грязнокровка тебя бросила!
Гермиона не обратила на эти слова никакого внимания. Пусть думают, что хотят. Ей просто хотелось, чтобы этот день подошел к концу. Она устала...
В гостиной было также людно, как и во время ее первого прихода. Как и следовало ожидать, все повернули головы в ее сторону. Не обращая на эти взгляды никого внимания, Гермиона поднялась теперь уже в свою новую спальню. Не снимая одежды, она легла на кровать. Сон пришел сразу же.

В одежде на кровати лежал и Гарри. Нет, не спал, просто лежал и думал, куда бы спрятаться на несколько дней от Гермионы и толпы разъяренных фанаток Невилла. Хотя, если честно, он хотел спрятаться от своих соседок. Они же его теперь достанут. Но...если бы он действительно хотел спрятаться, то сделал бы это сразу же.
- Наверняка все ждут, когда я спущусь, - хмыкнул парень.
Он перевернулся на живот. Ему было наплевать, что одежда помнется. Это было поправимо.
- А, Гермиона, ты здесь, - в комнату вошли Лаванда и Парвати.
- Ну, как, вы уже всей школе сообщили об этой новости? - ехидно спросил Гарри.
- Гермиона, если честно, я не понимаю, как ты могла бросить Гарри ради Невилла, - сказала Парвати. Кажется, вопрос Гарри они пропустили мимо ушей.
- У нас с ним ничего не было! - воскликнул Поттер.
- Ну хватит отпираться! Нам подробно пересказали, как он пытался попасть к нам в комнату! - сказала, улыбаясь, Лаванда.
- Кто пытался? Гарри?! - Поттер сел на кровати.
- Ну, да! Он пытался сюда попасть, видимо, позабыв от любви к тебе, что ему сюда попасть невозможно! - ответила Парвати.
- Да никого он не любит! Ну, кроме Джинни, конечно... - добавил Гарри.
- Все, хватит! Гермиона, ради тебя он бросил Джинни. Ради тебя, он пытался попасть в комнату. Да и его злобная фраза в конце: Я убью тебя Невилл! Только подтверждают это! - Лаванде, казалось, что она приводила в пример неоспоримые факты. - Но ты, оказывается, предпочитаешь застенчивых и неуклюжих Долгопупсов!
- Что вы несете?! - Гарри с трудом подавил приступ смеха. - Я никого не люблю! Я это просто так сказала!
- Ты опять отрицаешь доказанные факты! - сказала Парвати.
- Знаете что, девочки? - сказала Гермиона. - Мне не интересно знать, что вы думаете. И вообще, пойду я прогуляюсь!
Гарри встал с кровати и покинул комнату.
- Пусть сколько хочет отрицает это, но мы все равно ей не поверим! - решительно сказала Парвати.
- Да, - подтвердила Лаванда. - Ты же слышала, какие искренние чувства были в ее словах? Как она может это отрицать?!
- Вот-вот! По-моему, она просто запуталась.
- Еще бы! За ней, оказывается, ухаживал Рон, признавался в любви Гарри....Ах! Еще она встречалась с Виктором Крамом на четвертом курсе, а в итоге выбрала Невилла, - сказала Лаванда.
- Ясно одно: у нее совсем нет вкуса! - подвела итог Парвати.

Гарри уже практически достиг главного выхода, когда понял, что не захватил с собой ни шарфа, ни перчаток. А выход на улицу неодетым был смерти подобен. Потому что Гермиона убьет его за то, что ее тело заболеет! Он повернул обратно.
"Кстати, а где сама Гермиона?" - мелькнула мысль в голове.
До гостиной он добрался без особых последствий. Хотя шушуканья за спиной пробуждали интерес подойти и узнать, что же рассказали Парвати и Лаванда. Так сказать, узнать окончательный вариант развития событий. Но, подавив желание, он продолжил свой путь. В гостиной его встретили шушуканьями, но ему было на это наплевать. Он направился к Рону. Надо было решить проблему с другом.
- Рон, мне нужно с тобой поговорить, - сказал Гарри. Он надеялся, что Гермиона все-таки в спальне мальчиков.
- Зачем? - отрешенно спросил Рон. По его тону Гарри понял, что он обиделся. - Ты, по-моему, уже все сказала...
- Рон, я прошу тебя, - с трудом сдерживая раздражительность, еще раз попросил Гарри.
Уизли поднялся с дивана, на котором сидел часа два, и двинулся в спальню. Гарри последовал за ним. К большому счастью Поттера, Гермиона оказалась в спальне. Она спала, подложив ладошку под щеку. Рон же остановился в нерешительности.
- Гарри, вставай, - Потер принялся тормошить свое тело. Но Гермиона упорно не хотела промыпаться. Она просто перевернулась на другой бок, проговорив что-то подозрительно похожее на: "Парвати, отстань!" Гарри повернул голову к Рону. - Он не просыпается.
- Зачем нам Гарри? Ты же хотела со мной поговорить! - Рон сел на свою кровать.
- Да, но он тоже нужен, - Гарри опять принялся тормошить Гермиону. Через минуту удалось все-таки разбудить ее.
- Что такое, - недовольно проговорила она, садясь на кровати и протирая глаза.
- Гарри, нам нужно поговорить с Роном и все ему объяснить. А то, кажется, он все не так понял, - сказал Гарри, обращаясь к Гермионе.
- Начинай! И объясни мне тоже твою неожиданную любовь к Невиллу! - злобно бросила Грейнджер. Она немного жалела, что в этой комнате был еще и Рон, а то она бы наддала тумаков Гарри.
- Ну, как вы, я надеюсь, поняли, я сказала это специально, - начал оправдываться Гарри. - Пойми, Рон, просто твои неожиданные обвинения в связи с Гарри испугали меня и я ляпнула первое, что мне пришло в голову.
"Молодец, Гарри! Ты выставил меня полной дурой! Оказывается, первое в моей голове, любовь к Невиллу!" - с досадой подумала Гермиона. А что если они завтра вернуться в свои тела?! Как все это распутывать?!
- Так это не правда? - тихо спросил Уизли.
- Нет, конечно! Мы с Гарри только дружим! А про Невилла я так, по глупости сказала, - Гарри улыбнулся.
- Ты и по глупости? Что-то не особо верится, - с усмешкой произнес Рон.
- Рон, ну как ты мог такое подумать?! Ты наш друг и самым первым узнаешь, если у нас произойдет что-то серьезное, - примирительно сказал Гарри.
- Мне это Джинни сказала. Ну, про вас с Гарри, - сказал Рон.
- А вот про Джинни пусть Гарри объясняет! - Поттер повернулся к Гермионе и ехидно улыбнулся.
- Рон, ты же понимаешь, что моя жизнь не так проста, как может показаться на первый взгляд. Просто мне нужно некоторое время, чтобы подумать о наших отношениях с Джинни, - начала искусно врать Гермиона. - Моя жизнь сейчас зависит не только от меня, и я не хочу рисковать ей. Я надеюсь, Рон, ты меня понимаешь?
- Гарри, знай, друзья всегда будут рядом, - Уизли, кажется, полностью поверил своим друзьям. Гермиона и Гарри улыбнулись. - И чтобы ни произошло, ты можешь на меня рассчитывать.
- Извини за Джинни, Рон, - еще раз сказала Гермиона, чтобы полностью отогнать сомнения парня.
- Да, ничего, - Рон улыбнулся. - Главное, чтобы это поняла Джинни! Но теперь пойдет столько слухов....
- Уже пошли, Рон! - сказала Гермиона и дословно пересказала то, что услышала, когда гуляла по коридорам. Этот рассказа поднял друзьям настроение. Но даже в этот, казалось бы, радостный момент, Гермиона была бы не Гермионой, если бы не сказала: - Кстати, нам надо начать делать домашние задания.
Рон с недоумением на лице посмотрел на лучшего друга. Гарри же просто закатил глаза. Гермиона, в чьем бы теле она не была, остается Гермионой.
- Да, Гарри, прав, - Поттер решил поддержать подругу, чтобы Рон не подумал ничего такого.
- Может завтра? - лениво протянул Уизли. - А сегодня просто отдохнем..э-э...в честь примирения!
- Ну, ладно, - сказал Гарри, бросая вызывающий взгляд на свое тело. Ему тоже не очень-то хотелось делать домашние задания. И он понимал, что Гермиона сейчас не сможет ему возразить, потому что она умная и поймет, что это вызовет недоумение у Рона. Еще бы, Гарри, упрашивающий Гермиону позаниматься, наверное, было бы занятным зрелищем Определенно быть Гермионой Грейнджер выгодно!
- Хорошо, - сквозь зубы произнесла Гермиона.

Сообщение отредактировал DEMON-Tia - Воскресенье, 10.01.2010, 15:32
 
DEMON-TiaДата: Воскресенье, 10.01.2010, 15:33 | Сообщение # 12
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Это не игра, Гарри…

Дорогие почитатели экспериментов Невилла, это снова я, новую главу вам принесла....

Друзья весело провели время до ужина. Они сидели в гостиной и играли в шахматы. Правда, вот Гарри все время прикрывался книгой, закатывая глаза, а Гермиона играла с Роном. Уизли совсем не смущало то, что подруга вдруг научилась играть в шахматы, а друг сидел рядом и читал книгу. За троицей очень внимательно следили сидящие в гостиной. Было странно, что золотое трио вновь сидело вместе, как будто ничего не случилось.
- Ну, давай, Гермиона, ходи! – сказал Рон. – Гарри, помоги ей!
- Э-э…Рон, я сама прекрасно справлюсь, - Поттер бросил взгляд на Гермиону. Та лишь пожала плечами, прячась за книгой.
- Ты очень долго думаешь над ходами! – Рон был в своем репертуаре. Гарри заметил, как Гермиона закатила глаза.
- Рон, я лишь пытаюсь потянуть время до того, как я проиграю, - сказал, улыбаясь, Гарри. Рон улыбнулся в ответ. – Пойдемте на ужин.
Троица дружно покинула гриффиндоркую гостиную. Конечно, они понимали, что по школе уже ходят различные слухи, но это мало волновало их. Большой зал встретил их дружным гомоном и повышенным вниманием.
- Ну, все… началось… – прошептала Гермиона. Гарри лишь улыбнулся. Его развлекала вся эта ситуация. Они уселись за стол и, не обращая внимания на шушуканья рядом, принялись за ужин.
- Гарри, ну, что ты решил, когда начнешь тренировки по квиддичу? – Гермиона подавилась. Похоже, Рона не отвлечь от его любимой темы.
- Н-нет, - проговорила она. Гарри же с интересом наблюдал за этой ситуацией. Помогать ей он не хотел. Просто было интересно, как она выкрутится на этот раз. – До матча еще месяц и я подумал, что еще рановато.
- Гарри, ты капитан команды! Пора уже подумать об этом! – сказал Рон.
- Ну, Рон… - отмахнулась Гермиона. – Через неделю!
- По-моему, это поздновато! И вообще, я не понимаю твою не охоту начать тренировки.
- Рон, отстань от Гарри! Может, он решил заняться учебой, - в разговор, наконец, вмешался Поттер.
- Даже если он и решил заняться учебой, он никогда не будет делать это в ущерб квиддичу, - ехидно бросил Рон. Он не заметил, как дернулась Гермиона от его слов.
- Что ты такое говоришь Рон?! Я никогда не буду заниматься квиддичем в ущерб учебе, - ответила Гермиона.
- Гарри, ты бы поменьше с Гермионой общался, - Рон посмотрел на него, как на умалишенного.
- Что ты имеешь против Гермионы? – обиженным голосом сказала Грейнджер. Она не обратила никакого внимания на предостерегающий взгляд Гарри.
- Я ничего не имею против Гермионы, - начал Рон. – Просто, мне кажется, что она немного помешана на учебе.
- Рон, а ничего, что она здесь? – ехидно спросила Гермиона, при этом со всей силы наступая Гарри на ногу.
- Да, Рон, я здесь, - сказал Поттер, бросая злобный взгляд на Гермиону. Все-таки она больно ногу ему отдавила!
- Но ведь ты и правда помешана на учебе, - зря ты Рон сказал эту фразу.
- Что ты сказал?! Помешана, значит?! – Гермиона вскочила с места. Даже взгляд Гарри ее не остановил. – А как списывать, так Гермиона помоги!
- Гарри, ты чего? – на трио уже смотрели все, кто остался в зале.
- Гарри, сядь! – злобно бросил Поттер. Гермиона вдруг поняла, как глупо все это выглядит.
- Извини, Рон, - бросила она.
- Да, ладно, друг, - улыбнулся Рон. – Ты в последнее время, по-моему, слишком раздражителен.
- Просто уроки надо еще делать, - не подумав, ляпнула Гермиона.
- Все, забыли, - сказал Гарри, привлекая внимание Рона к себе. – Мы же решили ничего сегодня не делать.
- И это говорит Гермиона, - усмехнулся Уизли.
- Скажем так, на меня влияете вы оба, - Гарри рассмеялся.
Они, поужинав, возвращались в гостиную, когда дорогу им преградил Малфой со своей свитой. Гермиона заметила, как напряглись Рон и Гарри. В принципе, это была характерная реакция для них, но Гермиону немного смущал тот факт, что Гарри был в ее теле и его реакция могла все испортить.
- Чего тебе, Малфой? – грозно спросил Поттер.
«Ему обязательно надо спросить первым!» - обреченно подумала Гермиона. Ей с трудом удалось подавить соблазн закатить глаза. Каким бы гадом не был Малфой, он был очень внимательным гадом!
- Да вот хочу спросить у Поттера и Уизли, как они тебя делят, - протянул Малфой.
Как Гермиона и ожидала, Гарри кинулся с палочкой на Малфоя. Ей с трудом удалось остановить его, схватив свое тело за талию и притянув со всей силы к себе, а затем выхватив палочку Гарри у него из руки. Как она и ожидала, сил в ее новом теле было гораздо больше, чем в ее настоящем. Гарри сразу же стал вырываться, но она прижала свое тело сильнее к себе, прошептав:
- Успокойся, - Рон же просто в изумлении уставился на подругу. Неожиданная реакция Гермионы на слова Малфоя остановила его порыв первым врезать слизеринцу. Да и Малфой стоял словно в ступоре.
- Пусти! Я хочу его убить, - яростно кричал Гарри. – Да как он смеет такое думать?!
- Грейнджер, ты ненормальная, - сказал Малфой, мысленно отмечая, что он говорит это уже не первый раз за этот день.
- Заткнись, - злобно бросил Рон. – Сейчас ты у меня получишь.
- Рон, стой! – остановила Уизли Гермиона. – А ты, Малфой, шел бы отсюда!
- Пусти! – Гарри продолжал вырываться.
- Чем вы опоили Грейнджер? – спросил Малфой. Его развлекала вся эта картина. Поттер прямо вдавливал Грейнджер себе в грудь, а палочка девушки валялась на полу.
- Пошел отсюда, - Рон выступил вперед.
- Что здесь происходит?
Из-за угла появился «самый любимый профессор гриффиндорцев», Северус Снейп. Он внимательно разглядывал картину, представшую его глазам.
– Поттер, отпустите Грейнджер! Вы же ее задушите.
Малфой начал нагло ухмыляться. А Гермиона пыталась испепелить Снейпа злобным взглядом. Гарри сразу же перестал вырываться, Рон стоял, замерев как скала.
- Ну, что же вы молчите? Я спрашиваю, что здесь произошло?! – спросил Снейп, хотя у гриффиндорцев все было написано на лице.
- Профессор Снейп, это все Малфой начал, - сказала Гермиона. Она уже отпустила Гарри и тот, подняв палочку, стоял рядом.
- Ну, и что же такого сделал Малфой, что наш обычно сдержанный префект так бурно отреагировал, - с обычной язвительностью, спросил Снейп. Он видел, как злобно Грейн…нет-нет теперь это Поттер… бросает взгляды на свое тело, которым сейчас пользовалась Грейнджер.
- Он спросил, как мы делим Гермиону, - яростно бросила Грейнджер. Снейп едва подавил смешок. Теперь было ясно, почему так бурно отреагировал Поттер.
- Мистер Малфой, что вы себе позволяете? Минус пять баллов со Слизерина, - сказал Снейп.
- Почему это только пять?! – ну рот-то Гермиона Гарри не могла закрыть.
- А сколько надо, мисс Грейнджер? – язвительность так и сочилась из голоса зельевара. Еще это специальное ударение на «мисс» показывало, что Снейп просто издевается.
- Я прошу снять двадцать, профессор, - сказала Гермиона. Правда, она понимала, что Снейп сейчас их погонит.
- Вы что со мной торгуетесь, Поттер?! А ну пошли все отсюда! – Гермиона оказалась права. Схватив свое тело за руку, пока оно опять что-нибудь не ляпнуло, Грейнджер прошла мимо Снейпа. Рон последовал за ними. Вслед им полетели слова. – Десять баллов с Гриффиндора за дерзость.
- Козел, - злобно бросил Гарри, когда они зашли за угол. – Зачем ты остановил меня, Гарри?!
- Гермиона, ну, ты даешь! – улыбнулся Рон.
- Рон, в этом нет ничего смешного, - серьезно сказала Грейнджер.
- Зря ты меня остановила! Я бы ему хорошенько дала! – Бросил Гарри в сторону подруги.
- Гермиона, тебя просто не узнать, - Уизли был удивлен изменениям в девушке.
- Рон! – Гермиона все больше начинала злиться на Гарри. Он своим поведением все портил.
- Заткнитесь, оба! – терпение Поттера лопнуло. Слышать, как Рон говорит о том, как Гермиона изменилась, не хотелось. Да и как она не могла измениться, если теперь в ее теле он?! С Гермионой у них, конечно, состоится серьезный разговор на тему: «Как ты себя ведешь, Гарри?!» Пусть хоть сейчас помолчат.
В гостиной было людно. Многие гриффиндорцы уже принялись делать домашнее задание, а остальные просто отдыхали. К счастью друзей, их любимый диван возле камина был свободен. Наверное, гриффиндорцы знали, что троица любит сидеть здесь и не занимали его. Гарри сразу же сказал, что идет спать, но при этом бросил такой красноречивый взгляд Гермионе, давая понять, что день еще не окончен. Потом ушел в спальню. Грейнджер же с трудом удалось досидеть до того момента, когда она смогла сказать Рону, что пора спать. Нет, не то чтобы с Роном было скучно, но вот его разговоры с Гарри не доставляли ей никакого удовольствия. Она несколько раз пыталась отвлечь друга от темы квиддича, но безрезультатно. Гермионе оставалось только закатывать глаза так, чтобы ее рыжий друг этого не заметил.
Они направились в спальню, когда начали расходиться все гриффиндорцы. Гермиона поудобней устроилась на кровати, молясь, чтобы Рон не заметил, как она переодевалась.
- Гарри, - позвал ее Уизли. Она приподнялась на локтях и посмотрела на Рона. Все мальчики в спальне уже спали, только вот Дина не было. – Я хотел у тебя кое-что спросить…
- Рон, а это не может подождать до утра? – спросила Гермиона. Но парень покачал головой. – Ладно, что там у тебя?
Грейнджер взяла с тумбочки свою палочку и наложила заклинание на соседей, чтобы они не услышали их разговор. Мало ли, может, они еще не все спят..
- О чем ты хотел спросить, Рон? – Гермиона села, сложив ноги по-турецки. Уизли, кажется, усиленно подбирал слова.
- Я…я хотел спросить о Гермионе, – Грейнджер с удивлением посмотрела на Рона. Ну, во всяком случае, этот разговор обещал быть интереснее, чем тот, что они вели в гостиной. – Просто мне кажется, что она изменилась..
- Ну-у…есть немного, - неужели заметил…
- Вот видишь, ты тоже это признал, - сказал Рон.
- Рон, ты только хотел спросить, изменилась ли Гермиона или нет? – Грейнджер в упор посмотрела на парня. Она чувствовала, то, что сейчас скажет Рон, ей совсем не понравится.
- Кажется, она мне нравится, - опустив глаза, сказал Уизли. Гермиона вздрогнула. Только что Рон произнес слова, которые она хотела услышать еще на четвертом курсе.
- К-когда? – почему-то дрожит голос. Рон, увидев ее волнение, мог подумать, что Гарри тоже что-то испытывает к Гермионе.
- Что «когда»? – с недоумением посмотрел на друга Уизли.
- Когда ты это понял? – спросила Гермиона.
- Сегодня, - Рон опустил глаза. А Гермиону постигло разочарование….да, разочарование… Рону нравилась точно не она… - Ну, когда она нагрубила Малфою и кинулась на него. Я будто бы на нее с другой стороны посмотрел.
- Н-но на третьем курсе было также, - напомнила Гермиона.
- Тогда все было по-другому, - Рон глубоко выдохнул. – И, когда она сегодня сказала, что любит Невилла, во мне будто бы что-то оборвалось. Я понял, что могу потерять ее. Просто она всегда была рядом, Гарри. Протяни руку и все... Когда я услышал про вас с ней, я ревновал! Ревновал ее к тебе, Гарри!
- Рон, мы с Гермионой т-только друзья, - Гермиона задрожала. Только что Рон признался ей в любви. Ой, не ей лично, конечно, но…. Как ей теперь смотреть ему в глаза…
- Гарри, ты не обижен на меня? – серьезно спросил гриффиндорец.
- На что, Рон?! – Гермиона посмотрела на свои руки. – Я сказал уже, что мы с ней только друзья. А теперь давай спать.
- Ага, - Рон опустился на кровать. Гермиона тоже откинулась на подушку. Только в отличие от Уизли, который сразу же уснул, она просто разглядывала полог. Ну, спать она и так не собиралась, а теперь, после слов Рона, это вообще не представлялось возможным. Ну, надо же! Она ему нравилась…
Вскоре в спальню вернулся и Дин. Когда же в комнате стало слышно равномерное сопение четырех соседей Гарри, Гермиона аккуратно, накинув халат на плечи, покинула спальню. В гостиной, как она и ожидала, никого не осталось. Хотя, нет… один человек здесь был. Именно к нему и направилась Гермиона.
- Давно здесь? – спросила она, садясь на диван рядом со своим телом.
- Подожди, - Гарри достал палочку и наложил заклинание тишины. – Нет, только спустился.
- День выдался длинным, - устало протянула Гермиона.
- Да, - Гарри посмотрел на подругу. Странно, все были правы. Его глаза действительно завораживали. – Как Рон?
- Нормально, сразу же заснул, - ей почему-то не хотелось рассказывать о разговоре с Уизл, словно это как-то могло разрушить их дружбу с Гарри.
- Ну, так, что? – спросил Поттер.
- Хочу сказать, что тебе надо быть сдержаннее, Гарри! – она в упор посмотрела на парня.
- А тебе не портить мою репутацию! – таким же тоном ответил Поттер.
- Кто еще чью репутацию портит?! – насупилась Гермиона. – Между прочим, это ты с Невиллом встречаешься!
- Почему это я?! – ухмыльнулся Гарри. – Ты!
- Но я это ты! – победоносно улыбнулась девушка. – И слухи ходят о тебе, а не обо мне!
- Зато я тебя бросил! – не подумав, ляпнул парень, а потом, ойкнув, зажал рот.
- Спасибо! Я бы такую девушку не вынесла бы! – Гермиона не осталась в долгу. – Но все же, Гарри, твое поведение привлекает слишком много внимания.
- И твое тоже! – напомнил Поттер.
- Я серьезно, Гарри, - устало выдохнула Гермиона. – Понимаешь, сегодняшняя стычка с Малфоем, повлекла за собой необратимые последствия. Тебе надо быть сдержаннее. Пойми, мы не только играем роли друг друга, но и еще играем с чужими чувствами.
- Что ты хочешь этим сказать? - Гарри тоже стал серьезен. Гермиона же решила рассказать ему все, что услышала от Рона.
- Просто буквально полчаса назад, Рон признался мне в любви, - Грейнджер опустила глаза. У Гарри начался дикий кашель.
- Р-Рон… ч-что... - Гарри не смог выговорить это слово, а потом вообще начал дико смеяться.
- Гарри, ты идиот! – с негодованием произнесла девушка. – Рон признался в любви мне, а не тебе! Просто рассказал все это, как он думал, лучшему другу, а не объекту своего воздыхания!
Гарри замер, когда осознал, о чем только что сказала Гермиона. Рон признался ей в любви…
- П-почему? - Поттер и сам не понял, зачем это спросил. Стало вдруг так одиноко. Если его друзья станут встречаться, что делать ему? Он и с Джинни расстался…
- Гарри, ты чего? – Гермиона с испугом в глазах посмотрела на свое тело. Гарри слишком резко побледнел.
- Я..я… - он не мог выговорить это.
- Гарри, какой же ты глупый, - Гермиона обняла друга. Она чувствовала, как он дрожит в ее руках. – Чего ты боишься, Гарри?
- Г-Гермиона, - зашептал Поттер. Он чувствовал, как бьется его сердце.
- Гарри, мы твои друзья, - Гермиона никогда не думала, что у ее друга могут быть такие детские страхи. – Мы всегда будем рядом, чтобы ни случилось.
- Н-но Рон… - страх быть одиноким слишком сильно давил на грудь.
- Гарри-Гарри, знай, я никогда не оставлю тебя одного! – зашептала Гермиона.
- Спасибо, - выдохнул Поттер. Он и сам не мог сказать, почему у него вдруг случился такой приступ страха. Необъяснимого страха. Он всегда боялся остаться один, но всегда друзья были рядом. А теперь, после того, как он узнал, что Рон любит их подругу, на душе стало вдруг так пусто. Он понял, что всегда был одинок. Даже находясь с Джинни... Ему всегда не хватало семьи….
Они так и сидели обнявшись. Гермиона думала о страхах Гарри. Да, она знала, о чем он мечтал, но никогда не хотела узнать, чего он боится. Он всегда был храбрым и сильным. И из года в год, это подтверждал. И ей не хотелось даже думать о том, что он тоже может быть таким же слабым как Рон. А Рон был слаб. Слаб на действия, в поступках. Всегда…
- Гарри, - прошептала Гермиона, не разрывая объятий. Она чувствовала, что Гарри это нужно, и не была против этого. Когда Гарри был спокоен, была спокойна и она.
- Что?
- Чего ты боишься? – ей надо было спросить это. Зелье Невилла показало, что она должна нести с ним эту ношу…
- Потерять….

 
DEMON-TiaДата: Воскресенье, 10.01.2010, 15:35 | Сообщение # 13
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Нешуточные разборки.

- Гермиона, вставай.
- Не сейчас, Рон, отстань! - послышалось оханье.
- Г-гермиона... - это девчачий голос?..
Гарри оторвал голову от подушки и посмотрел на человека, который его потревожил.
- П-парвати! - пискнув, попытался укрыться одеялом с головой. - Ты что здесь делаешь?
- Я здесь вообще-то сплю, Гермиона! - язвительно бросила девушка. До Гарри вдруг дошло, кто он и что здесь происходит. - А вот причем здесь Уизли, я так и не поняла...
- А мне сон с Роном приснился, - соврал Гарри. Но по лицу Патил было понятно, что она ему не поверила. - Что ты ко мне пристала? Поспать не даешь...
- Уже одиннадцать часов утра, а ты обычно с восьми на ногах! Тебе же обход совершать, - девушка посмотрела на него как на полоумного. - Ты что, заболела?
- Сегодня воскресенье, и обход совершать не обязательно, - снова соврал Гарри и повернулся на другой бок. - Отстань!
- Ну, и сиди здесь как дура, - обиженно бросила Парвати и, развернувшись, покинула спальню девушек.
- Ну, Гермиона, ты у меня получишь! - злобно бросил Гарри, вставая и беря одежду со стула. Она, значит, спи, а он вставай и совершай обход! Ну, ничего, он еще ей покажет!
Забывшись, Гарри принялся переодеваться в комнате. Стянув через голову ночную рубашку, он потянулся за лифчиком. Взгляд случайно упал на грудь Гермионы.
- Черт!
Поэтому он и переодеваться в темноте! Теперь же попытки сосредоточиться и нормально одеться, упорно возвращали его к мысли о девчачьей груди. К теперь уже его груди!
- Аааааааа! - Гарри схватил джемпер и быстро натянул его на себя. Юбку постигла та же участь. Натянув гольфы и обувшись, Гарри выскочил из спальни.
Встретили его несколько пар удивленных глаз.
- Гермиона, - окликнула его подбежавшая подруга, только он спустился вниз.
- О, Гарри, привет! - нарочито громко начал Поттер.
- Пойдем, поговорим, - Гермиона схватила его за руку и потащила в мужскую спальню.
- Я никуда не пойду, - упирался Гарри. Он пытался вырваться, но силы явно были на стороне Гермионы.
- Пойдешь! - Грейнджер втолкнула его в спальню. Но планам Гермионы не было суждено сбыться, в комнате еще находился Рон. - Рональд, вставай!
- Аа? - сонный голос.
- Вставай, я сказал! Гермиона, помоги, - подруга принялась тормошить Уизли.
- И не подумаю! - Гарри праздно уселся на свою бывшую кровать.
- Да что такое?! - Рон отпихнул от себя руки друга, которые упорно трясли его.
- Хватит спать! Сколько можно! - злобно бросила Гермиона.
- Гарри, ты чего?! - Уизли сел на кровати, усиленно тря глаза.
- Просто меня достало твое безделье, Рон! - сказала Гермиона. Гарри же с трудом пытался подавить рвущийся наружу смех. - Вечно одно и то же!
- Гарри, ты заболел? - удивленно воскликнул рыжик. Поведение друга настораживало, да и молчание Гермионы тоже.
- Все, достали! А с тобой, Гермиона, я поговорю отдельно! - Грейнджер двинулась к выходу из спальни. Когда дверь за ней закрылась, Гарри принялся хохотать, Рон же продолжал удивляться.
- Г-гермиона, скажи мне, что это с Гарри? - тихо спросил Уизли.
- Понимаешь ли, Рон... ммм... Гарри просто…. сорвался, - начал Поттер. - В преддверии матча по квиддичу он очень волнуется, а еще это расставание с Джинни... Ну, и сегодня он, видимо, встал не стой ноги!
- И что теперь делать? - Рон встал с кровати. - Отвернись.
- Да, ладно, что я там не видел-а-аааа, - Гарри резко отвернулся. Уизли же ошарашено замер.
"Она что, подглядывала?!" - такие вот мысли вертелись в голове рыжика. "Когда она, черт возьми, успела?!"
- Ну, я пошла, - Гарри вскочил с кровати и, не оборачиваясь, выбежал из спальни.
Рон после этого еще долго не выходил из спальни…

"М-да... чудесное утро! Лучшего и не пожелаешь! И кто в этом виноват? Кто-кто… Гермиона!"
Гарри бродил по коридорам, не обращая никакого внимания на удивленные взгляды учеников.
"А вспомнить вчерашний вечер... Неловко как-то… Как будто это было не в этой жизни и не со мной... Черт, и угораздило же меня ляпнуть такое Рону! Что он обо мне теперь подумает... Хотя не обо мне, о Гермионе. Надо держать рот на замке, Гермиона узнает - повесит! И не посмотрит на то, что ее могут отчислить из школы..."
- Гермиона! - зов достиг ушей, и через секунду Гарри почувствовал, как кто-то схватил его за руку и принялся куда-то тащить.
"Черт! Вот и попался!" – проскользнула печальная мысль в несчастной каштановой голове.
Гарри покорно смотрел, как его собственное тело тащит его новое душиобеталище в неизвестном направлении. Мысль о том, чтобы спросить Гермиону куда, собственно говоря, они направляются, в этой, когда-то умной голове, не проскальзывала. Зато здесь разрабатывался грандиозный план. План о возможном спасении из цепких пальцев псевдо Героя Магического Мира... Нет, это была даже не план, а скорей лелеющаяся слабая надежда...
Гермиона тем временем не обращала никакого внимания на странное выражение лица своего тела, ей было не до того. Она искала пустой класс, в котором собиралась разобрать с человеком... Хотя «это» было трудно назвать человеком. Но как тогда?... Хм…. Гермиона решила отложить разработку названия для Гарри в своем теле на потом. Поиски в скором времени увенчались успехом. Затащив туда друга и запечатав дверь парочкой хороших заклинаний, Грейнджер обернулась к своему телу.
Гарри спокойно уселся на стул. Хотя, надо сказать, его истинное состояние было далеко от отметки «спокойно». Гарри готов был начать кусать локти от волнения. С некоторой опаской он поднял взгляд на слишком тихую Гермиону. Молчание затягивалось.
- Ч-что-то случилось? - Гарри осмелился заговорить первым.
- Я тебе сейчас скажу, Поттер, что случилось! - Гермиона кинулась к Гарри и нависла над ним. – Во что это ты вырядился?!
- А что такого? - искренне удивился парень. - По-моему, я вполне нормально одет!
- «Нормально одет»?! - Гермиона была готова убить. - Хождение без нижнего белья, ты считаешь нормальным?! Хождение нерасчесанным, ты тоже считаешь нормальным?! Идиот! Ты не забывай, что ты девушка! На тебя люди смотрят!
- Не кричи на меня! - Гарри вскочил со стула. - Ты думаешь, девушкой так легко быть?! Я, между прочим, не привык ходить в лифчиках и каждое утро видеть обнаженную женскую грудь! Твою грудь, кстати! И я, и ты отлично знаем, что будет дальше!
- Я-я в-вообще-то уже семнадцать лет, как д-девушка, - тихо проговорила Гермиона, постепенно заливаясь краской. М-да... впервые она с Гарри затронули эту щепетильную тему. И, правда, что дальше будет?
- Извини, я не сдержался, - Гарри сел на стул. - Просто трудно быть девушкой, все такое новое. Нет, скорей не новое, а другое…
- Да, - коротко бросила Грейнджер. Оба потупились, судорожно ища другую тему. И Гермиона была бы не Гермионой если бы не вспомнила. - Ах! Чуть не забыла, нам же надо к Невиллу!
- Зачем? - искренне удивился Гарри.
- Проверять его подготовку к зельям, - Гермиона была готова потирать ручками от предвкушения. Все-таки она была злопамятным человеком. - Кстати, я обещала, что приведу и тебя.
- Меня? Я-то здесь причем? Между прочим, я зелья знаю не лучше Невилла и котлы не плавлю только потому, что ты мне помогаешь! - сказал Гарри.
- Знаешь! Теперь должен знать! Запомни, ты Гермиона Грейнджер, - внушительно произнесла Гермиона, маниакально сверкая глазами и уже снимая заклинания с дверей.
- Может, все-таки простишь его? А то твоя ненависть к нему в моем лице выглядит слишком подозрительно, - судорожно сглотнув, Гарри предпринял попытку отговаривать Гермиону.
- Знаешь что? - Грейнджер опять начинала злиться, и Поттер, видя это, понял, что больше эту тему лучше не затрагивать и спокойно следовать указаниям и прихотям Гермионы. - Твоя тупость в моем лице тоже выглядит слишком подозрительно! Даже подозрительнее, чем ненависть к Невиллу! И хватит об этом, он все равно получит свое. Вы все получите свое: и ты, и Рон! А ты особенно.
"Вот влип…" – страдальчески закатывая глаза, подумал Гарри. Встав со стула, он поплелся за подругой.

Этот день для Невилла не задался еще с самого утра. Мало того, что он пропустил завтрак из-за Малфоя, который запер его в туалете, он еще и не был готов к зельям. Но была надежда на то, что Гарри все-таки забудет об этом и просто не явится его проверять. Ну, не Гермиона же он, в самом-то деле! Она бы точно не забыла... Также парня очень пугала нейтральность по отношению к нему со стороны Грейнджер. Это она должна была, брызгая слюной, говорить о важности учебы, ходить за ним с учебником и ругать при каждой встрече, но... ничего не было. Было всего лишь признание в любви, в которое он не очень-то и верил. Было ясно, что это все фикция... Но вот какие цели преследовала Гермиона, оставалось неясным.
Только он вошел в гостиную, как к нему подлетели Парвати и Лаванда. Они уселись на подлокотники кресла, в которое любезно подтолкнули его, и с каким-то странным любопытством принялись разглядывать его, словно проверяя реакцию. Невилл чувствовал себя не очень уютно, поэтому попытался встать с кресла и спрятаться от этих фурий где-нибудь в тихом укромном местечке.
- Сидеть! – кажется, это была Парвати. Долгопупс упал обратно в кресло.
- Скажи нам, дорогой Невилл, ты слышал последние слухи сегодняшнего дня? - спросила Лаванда. В ее голосе чувствовались нотки искреннего веселья.
- С-слухи? Н-нет, - ответил Невилл, думая, что девушки узнали, где он провел половину утра. - Н-но я вам советую особо об этом не говорить.
- Не говорить? А я наоборот считаю, что тебе не следует ее защищать, - заговорила Парвати. Она переглянулась с Лавандой, у той на губах играла довольная улыбка.
- К-кого защищать? - спросил Невилл, облегченно вздыхая от понимания, что девушек волнуют не его посиделки в туалете.
- Ну, что ты ломаешься? Даже Гермиона призналась, что ты ей нравишься, а ты все скрываешь! - воскликнула Лаванда. Несколько гриффиндорцев удивленно посмотрели на нее.
- Я-я... - Невилл теперь хотел провалиться сквозь землю.
- Ну, ладно, как мы поняли, ты ничего об этом еще не знаешь, - успокоила его Парвати. - Так вот, сегодня утром я будила Гермиону, а она в ответ сказала, чтобы от нее отстал Рон!
- И-и все? - облегчению Невилла не было предела. - А я-то уж подумал...
- Ты что, не понял? - спросила Лаванда. Парень покачал головой.
- Она тебе изменяет! - хором воскликнули девушки, заставив всех гриффиндорцев обратить на них свои взгляды. Теперь Невилл начал бледнеть. Эти две девушки запутали его в конец!
- Кто изменяет? - в поле зрения гриффиндорцев появился Гарри Поттер собственной персоной. За его спиной маячила Грейнджер с очень недовольным лицом. Ну, у Гермионы видимо был просто нюх на такие ситуации, так что они появились в гостиной вовремя.
- Гермиона изменяет Невиллу с Роном, - послышался грохот. Это Рон свалился с дивана, на котором сидел.
- Что?! - визг Мальчика-который-выжил чуть не оглушил половину гриффиндорцев в гостиной. Гарри пытался вжаться в стенку, потому что понимал, что Гермиона сейчас сотрет его в порошок. Не при всех, конечно, но сотрет в любом случае. А вот миссия по спасению Невилла, кажется, была выполнена. Теперь мысли Гермионы были заняты точно не зельями. - Как ты это объяснишь, Гермиона?
- Я-я... ну... я... - Гарри прямо чувствовал, как уменьшается под уничтожающим взглядом Грейнджер.
- Нет, я все-таки не поняла, чего это Поттер из-за нее так бесится? - прошептала Парвати Лаванде на ухо. - Он что, тоже в числе поклонников Гермионы? Черт возьми, всех прибрала!
- Если честно, я от нее такого не ожидала, - прошептала Лаванда. – Смотри, как вертит парнями.
- Я тоже от нее такого не ожидала! А всегда казалась такой тихоней, - прошептала Парвати.
Гермиона тем временем готова была метать молнии. Так испортить ее репутацию не удавалось никому! Что теперь о ней подумают люди! Что Рон подумает!
- Ты мне за это ответишь, Гарри! За все ответишь, - еле слышно пробормотала она, никто ее не услышал. Злость так и клокотала в ней. Но бить собственное тело она не решалась. Мазохизмом попахивает...
- П-прости, - прошептал Гарри. Его шепот услышал Дин, который стоял ближе всех к парочке.
- Мы еще с тобой об этом поговорим! – не удержавшись, ляпнула Гермиона, а потом, развернувшись и гордо оглядев все присутствующих изумрудными глазами, покинула гостиную. Она бы еще и каштановыми волосами тряхнула бы, но их на этой голове не наблюдалось.
- Какой-то он нервный, - сказал Дин, подходя к Гарри.
- Гормоны, - не подумав, сказал Гарри. Хотя, он стал замечать тенденцию, что в этом теле, он вообще забывает думать. И тут Гарри понял, что на него снова уставились несколько десятков пар глаз гриффиндорцев. Решив, что почему это только Гермиона мстит всем подряд, Гарри двинулся в сторону Патил и Браун. - Парвати, не могли бы мы с тобой отойти в сторонку и поговорить?
- Н-нет, - предчувствуя неладное, ответила девушка.
- Жаль, - бросил Гарри. - А с тобой, Лаванда, я могу поговорить в сторонке?
- Нет! - это был скорее визг, чем спокойный ответ.
- Да что же это, вы все такие занятые, - нарочито печальным голосом, сказал Гарри. - Ну, тогда ты, Невилл? И не пытайся отказаться, мне у тебя все равно зелья надо было проверять. И на твое счастье Гарри сейчас нет, а я сегодня добрая...
- Х-хорошо, - Невилл поднялся с кресла. Гарри указал рукой на выход из гостиной, а потом и сам последовал за ним.
- Зелья ей надо проверить, как же, - довольно хмыкнула Парвати.

 
DEMON-TiaДата: Воскресенье, 10.01.2010, 15:35 | Сообщение # 14
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Драка и квиддич

- Невилл, теперь-то ты понимаешь в чем дело? - в который раз закатывая глаза, спросил Гарри.
- Да, Гермиона, я понял, - натянуто улыбнулся Долгопупс. - Н-но зачем был весь этот спектакль?
- Ну-у... - Гарри опустил взгляд. И как тут сказать бедняге, что он просто попал под горячую руку. Хотя это он с Гермионой попал… под котел Невилла. Так что сам виноват. - Ты на меня не обиделся?
- Нет, Гермиона! Конечно, нет! - Невилл для убедительности покачал головой. В его голове крутилась единственная мысль о том, чтобы строгая староста не вспомнила о проверке зельеварения.
То ли давние занятия со Снегом не прошли даром, то ли Поттер просто почувствовал напряжение собеседника, но следующей его фразой было:
- Невилл, ты можешь идти. Зелья я сегодня проверять не буду. Однако Гарри советую все-таки опасаться, - Поттер подмигнул, сразу поняв, что вел себя не как Гермиона, и поспешил оправдаться. - Понимаешь, он все никак простить тебе зелья не может. Ты же сам видел, каким раздражительным он стал.
- Д-да... ну, я пошел, - пробормотал Невилл и поспешно ретировался, оставив Гарри удивляться столь неожиданной для толстячка подвижности.
- Что, Грейнджер, опять объяснялась в любви Долгопупсу? - Гарри резко повернулся. В Хогвартсе, по его мнению, было только два человека, которые всегда умудрялись появиться в самый неподходящий момент. Одним из них являлся Драко Малфой.
- Отвали, Малфой! - Гарри хотелось продолжить поток речи весьма крепкими выражениями, но, вспомнив сердитое лицо Гермионы и свой нынешний статусе девушки, вовремя прервался.
- Ой, а что мы такие грубые, Грейнджер? Неужто Долгопупс сказал, что у вас ничего не выйдет? - слизеринцу очевидно доставляло огромное удовольствие это измывательство над Гермионой.
- Слушай, Малфой, отвали, а? Достал уже! - Гарри сжимал кулаки от ненависти к Малфою, но понятие того, что терпение Гермионы не резиновое, сново останавливало.
- Точно бросил! А где Поттер? Я слышал, что он тоже на тебя повелся, - Малфой пропустил все слова Гарри мимо ушей.
- Все, Малфой, достал! - терпение Гарри тоже было не резиновое. Он кинулся на слизеринца.
- Эй...! Ты что, совсем сдурела, грязнокровка?! - воскликнул Малфой, уворачиваясь от кулаков Гермионы.
- Ах, ты, дрянь! - слова слизеринца только сильнее разозлили Гарри. Ему хотелось расцарапать это чертовое лицо, причинить боль... Малфой, грубо схватив его за руки, оттолкнул от себя. Гарри врезался в стенку и, не удержавшись на ногах, сполз по ней. Все поплыло перед глазами. Все-таки силы этого тела он не расчитал.
- Что здесь происходит? - Гарри краем уха услышал голос самого ненавистного профессора. Он был, конечно, вторым человеком, кто всегда появлялся в самый неподходящий момент.
Лицо Малфоя резко побледнело. Теперь было понятно, что ему не избежать наказания - Грейнджер перед ним валялась практически без сознания. Гарри же вдруг решил, что не мешало бы полежать еще чуток. А Снейп, видимо, оценив всю красоту ситуации, злобно посмотрел на своего подопечного.
- Мистер Малфой, как вы можете это мне объясните?
- Профессор Снейп, я ни в чем не виноват. Грейнджер сама на меня первая кинулась! - Малфой сразу же начал защищаться.
- Ты еще скажи, что я первая к тебе ругаться полезла, - раздался с пола ехидный голос девушки. Поттер заметил, как передернуло слизеринца, а зельевар с интересом посмотрел в его сторону. - Профессор, вы действительно поверите в слова Малфоя? – сказал он, с трудом поднимаясь с пола.
- Не вам указывать, мисс Грейнджер, кому мне верить! - злобно бросил Снейп. Конечно, он понимал, что если бы в теле Грейнджер находилась сама Грейнджер, то этого не случилось бы! Но чтобы не вызвать подозрений, Снейп принял единственное, по его мнению, правильное решение: - Наказаны! Оба!
Гарри, давно уже привыкший к таким словам, с усмешкой на губах следил за реакцией Малфоя. Тот от неожиданности открыл было рот, но под грозным взглядом своего декана, предпочел промолчать.
- Начиная с сегодняшнего дня и всю последующую неделю, будете чистить котлы в классе зельеварения! - Снейп развернулся, взмахнув черной мантией, и удалился.
- Это все ты, идиотка! - злобно прошипел Малфой.
- Нет, ты! - в унисон ему сказал Гарри. Новая ссора непременно началась, если бы не была прервана злобным окриком:
- Что здесь происходит?! - от этого голоса у Гарри по спине побежали мурашки. Малфой же, явно не ожидавший, что Золотой мальчик вот так вот может злиться, икнул. А потом поняв, что это всего лишь Поттер и ему, собственно говоря, ничего не угрожает, принял нормальное выражение лица.
- О-о, Поттер, утихомирь свою грязнокровку.
Гарри опять было полез с кулаками, но был схвачен за руку Гермионой. Он посмотрел на свое тело: Гермиона была абсолютно спокойной.
- Что такое, Малфой, тебе больше не на кого кинуться? - прошипела Грейнджер.
- Знаешь ли, Поттер, твоя драгоценная подружка сама первая же на меня кинулась! - бросил слизеринец.
- Это неправда! - Гарри опять предпринял попытку подраться, но руку Гермиона держала крепко.
- Все-все, увидемся на отработке, Грейнджер, - Малфой развернулся и направился в сторону подземелий.
"Сдал, гад! Убью...." - было подумал Гарри, но Гермиона очень сильно потянула его за руку. Продолжить мысль он не успел.
- Что такое, Гарри? - злобно прошипела Гермиона. - Ты наказан?
- Ну...э-э...ну, - Гарри не знал, что ей ответить. Резко втянув носом воздух, подруга продолжила:
- Ты еще мне за это ответишь!
- Ну, Гермиона, я, между прочим, тоже не очень доволен твоим поведением! - бросил Гарри и сразу же об этом пожалел – Гермиона весьма ощутимо его встряхнула.
- Нам надо быть осторожнее, Гарри, - прошипела она.
- Да знаю я, знаю!
Гермиона хотела еще что-то сказать, но не успела. К ним подошел какой-то первокурсник из Гриффиндора.
- М-мистер Поттер, вам профессор М-МакГонагл просила передать, чтобы вы зашли к ней, - пролепетал мальчик. Гарри было открыл чтобы поблагодарить, но почувствовал, как подруга наступает ему на ногу, и промолчал.
- Спасибо. А по какому поводу? - спросила Грейнджер.
- Она не скаазала, - сказал мальчик и решил ретироваться.
- Квиддич, - задумчиво протянул Гарри.
- Что?! - Гермиона посмотрела на Поттера. - Причем здесь квиддич?
- Ты капитан, Гермиона, - ухмыляясь протянул Гарри.
- Ну, и что?! Это же не мешает мне отказаться играть в квиддич, - сказала Гермиона.
- Ты не посмеешь! - испуганно бросил Гарри.
- Тебе надо меньше общаться с Малфоем, Гермиона, - Грейнджер, сверкнув глазами, сорвалась с места и побежала в сторону кабинета МакГонагл. Гарри же осталось лишь злобно повести плечаи и направиться в сторону гостиной.
***
В дверь кабинета профессора МакГонагл постучали.
- Войдите, - проговорила женщина, не отрываясь от документа, который сейчас читала.
- Профессор, здравствуйте, - Гермиона неуверенно вошла в кабинет своего декана. Не то чтобы она здесь не бывала раньше, просто...
- Мистер Поттер, садитесь, - МакГонагл указала на стул напростив. - Вы, наверное, догадывайтесь, почему я вас позвала?
- Э-э нет, - опустив голову промямлила Гермиона.
- Скоро ведь должен начаться квиддичный сезон - МакГнагл сделала многозначительную паузу, праедлагая Грейнлжер продолжить ее мысль.
- Э-э я должен начать тренировки? - молясь, чтобы она сказала нет, спросила Гермиона.
- Именно, мистер Поттер. Я хочу чтобы и в этом году, Гриффиндор получил кубок, - МакГонагл улыбнулась. - Поэтому я забронировала поле сегодня для вас в пять вечера.
Сердце полетело вниз. Она обязана сказать, что не хочет играть.
- П-профессор, я.. я... - Гермиона наткнулась на суровый взгляд МакГонагл. Ну, как она может подвести своего декана? - Хорошо.
Попрощавшись, гриффиндорка покинула кабинет декана. Медленно бредя в гостинную, она придумывала, как бы отделаться от сегодняшней тренировки. Мыслей было мало. И единственной верной, казалась, идея просто не летать, сославшись на какую-нибудь болезнь.
Портрет отодвинулся в строну и Гермиона вошла в гостиную. Надо было объявить о сегодняшне тренировке и поэтому, набрав в легкие побольше воздуха, Гермиона громко начала:
- Так, сегодня объявляется тренировка по квиддичу в пять вечера. Профессор МакГонагл забронировала поле, - Гермиона опустила голову. Вот, черт! Мерзнуть на улице... Лучше бы она почитала какую-нибудь полезную книгу.
- Ну, наконец-то! - перед Гермионой появился радостный Рон. - Я уж думал, ты никогда не начнешь! Хоть какая-то радость, а то надоело учиться.
- Тебе можду прочим не мешало бы, - ехидно бросила Гермиона. Она собиралась продолжить, но была остановлена, предупредительным взглядом карих глаз. - Ладно, мне надо поговорить с Гермионой.
Рон собирался пойти было с ними, но был остановлен Поттером:
- Рон, нам надо кое-что обсудить с Гарри. Это личное.
Ребята удалились, оставив рыжеволосого друга в легком замешательстве.

- Гарри, как быть с тренировками? - встревоженно спросила Гермиона. Поттер же, казалось, пребывал в задумчивом состоянии.
- Ммм... я даже не знаю, - протянул он.
- Может быть, мне просто не летать? - спросила Гермиона.
- Это идея. Но не можешь же ты все время отказываться от полетов. Рон точно что-нибудь да заподозрит.
- Тогда я откажусь! - решительно заявила Грейнджер.
- Ну, Гермиона...ну, пожалуйста....А вдруг мы вернемся в свои тела? - Гарри сделал большие и убедительные глаза. - Как я потом вернусь в команду?
- Ну... ладно… - сдалась Гермиона. - Только на матче я сломаю ногу и не смогу летать!
- Я убью, Невилла! - в сердцах воскликнул Гарри.
- Это потом, сейчас быстренько выложи мне все правила игры, - деловым тоном сказала Гермиона. Гарри закатил глаза, понимая, что быстренько правила выложить не удасться.

Ученики в красных квиддичных мантиях вышли на поле. Гермиона с волнением в руках держала метлу Гарри. Когда все участники команды взмыли в воздух, она, тяжело выдохнув, крикнула:
- Я сегодня летать не буду.
Перед ней резко спустился Рон, Гермиона вздрогнула.
- Как это? Ты же капитан! - Уизли с искренним непонимаем в глазах уставился на друга.
- Э-э...Рон, покамандуй ты... Я-я себя не очень хорошо чувствую, - Гермиона для пущей правдивости схватилась за живот. - Я просто послежу за вами...со скамьи...
- Ну... ладно. Может, тебе к Помфри обраться? - спросил обеспокоенно рыжий друг.
- К мадам Помфри, Рон, - Гермиона прикусила язык. – Так я это… обращался уже.
Рон промолчал. Сев на метлу, он взмыл в воздух. Объяснив команде, почему их капитан сидит на скамье, Уизли начал тренировку.
Гермиона честно пыталась следить за действием первые пять минут. Потом это ее достало, и она уже не могла сидеть на месте. Пять минут она ходила туда сюда. Просто уйти не представлялось возможным: Рон не поймет, да и Гарри будет злиться. Сунув руку в карман, Гермиона достала оттуда уменьшенную книгу. Не удержалась, что уж тут…

 
DEMON-TiaДата: Воскресенье, 10.01.2010, 15:36 | Сообщение # 15
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Начало уроков....или какой все таки Северус Снейп гад!!!

Как же она ненавидит жизнь Гарри Поттера! О, Боже! Как вообще так можно жить?!
Гермиона повалилась на кровать в спальне мальчиков. Она замерзла на этом чертовом поле до костей, а еще Рон после тренировки: "Давайте обсудим стратегию" – это ж надо! Этот бы энтузиазм да в учебу.
- Была бы Гермионой, убила бы! – встав с кровати, Грейнджер пошла в ванную. Злобно скинув с себя всю одежду и открыв воду, она встала под струи воды. - А-ах!
Выскочив из под кипятка, Гермиона добавила холодной воды и, удостоверившись, что вода теперь нормальная, вернулась обратно. Она поспешно намыливала свое новое тело, стараясь не смотреть вниз. Но.... это ей очень плохо удавалось. Любопытство в итоге взяло верх. Гермиона очень медленно принялась опускать глаза вниз. Нет, конечно, она знала, что была должна увидеть, но....
- Гарри, ты еще долго? - в ванную вошел Рон.
- Пошел вон отсюда, Рональд! - истеричным голосом закричала Гермиона, пытаясь всячески прикрыть свое тело. Рон даже опешил от крика друга.
- Э-э... Гарри, с тобой все нормально? - спросил Уизли, но взгляд Поттера не сулил ничего хорошего.
- Пошел вон! - еще раз крикнула Гермиона, и для убедительности швырнула мочалкой.
Рыжик поспешно убрался из дверного проема. Мочалка попала прямо в проходившего мимо Симуса.
- Эй! - только и успел крикнуть Финниган, как Рон, резко его схватив, оттащил куда подальше. Благо Уизли успел закрыть дверь в ванную.
- Что это такое?! Ну, прямо в душу лезут! - воскликнула Гермиона. Настроение стало еще хуже.
Через некоторое время, вытирая волосы, она вошла в спальню, где на нее сразу же устремились глаза соседей. Не обращая никакого внимания на них, Грейнджер забралась в постель, накрылась одеялом, взмахнув палочкой, задвинула полог кровати и попыталась заснуть. Завтра предстоял очень тяжелый день. А если быть точнее, завтра начиналась учеба. Учеба в новом теле....
***
Гарри не спалось. От мыслей о завтрашнем дне заболел живот.
"Мерлин, я же такой глупый! Как мне изображать из себя Гермиону?!" – с жалостью к себе думал Гарри. Если раньше вся эта ситуация и казалась веселой, то теперь в силу вступали новые обстоятельства.
Он перевернулся на спину. Взгляд бездумно бродил по пологу кровати.
- Гермиона, ты спишь? - тихий голос донесся до ушей Гарри.
- Нет, - прошептал он в ответ, чувствуя что-то неладное.
Полог отодвинулся, и показалась голова Лаванды Браун, за ней маячила Парвати. Они вальяжно уселись на край кровати, заставив Гарри пододвинуться.
- Ну, рассказывай, - прошептала Патил.
- Что рассказывать? - недоуменно спросил Поттер. В горле почему-то стало сухо.
- Ну как что! - удивилась Лаванда.
- Ты с Гарри уже целовалась? – подхватила Парвати.
- Что?! - судорожно сглотнув, прохрипел настоящий объект разговора.
- Да тихо ты! - шикнула Лаванда. - Всех разбудишь!
- Гермиона, ты думаешь, мы не видим, как вы друг на друга смотрите? А ваши постоянные уединения? – ухмыльнулась Парвати.
- А как он сегодня на тебя смотрел после тренировки? Да по его глазам было видно, как он хочет побыть с тобой, а не обсуждать с Роном тактику! - продолжила Лаванда.
Гарри с непередаваемым выражением на лице, смотрел на этих двух одержимых.
- Н-ничего такого нет.... В-вы ошиблись, - пролепетал он, сразу же заметив недовольство на лице девушек. Те, переглянувшись, продолжили.
- Не хочешь говорить, не говори, - обиженным тоном, сказала Парвати. - Но все равно ваши истинные чувства выльются наружу!
- Да! - подтвердила Лаванда. Потом девушки дружно встали с кровати и ушли. Гарри с облегчением выдохнул.
- Ну, что ж... Порция замечательных снов мне обеспечена, - прошептал он в темноту.
***
Утро застало Гермиону в очень скверном настроении. Мало того, что она опять проснулась Мальчиком-со-шрамом-на-лбу, так еще первыми в расписании стояли зелья. Нет, ну, конечно, домашнее задание она сделала, но идти на занятие в этом теле, не предвещало ничего хорошего.
Встав с кровати и одевшись, Гермиона пошла умываться. Сделала она это очень быстро, потому что ей не хотелось повторения вчерашнего. Потом, взяв сумку с учебниками, она поспешила вниз. В гостиной было всего несколько учеников. Гермиона уселась на самое свое излюбленное место возле камина, достала учебник по зельеварению и углубилась в чтение.
- Гарри, ты что делаешь? - это пришел Рон и, хлопнув по плечу, сел рядом с другом. Грейнджер, захлопнув книгу, злобно повернулась к нему, но быстро смерила свой пыл, вспомнив, кем теперь является.
- Да так... решил повторить зелья, - проговорила она. Рон посмотрел на нее слишком странно, а потом задал еще один вопрос:
- Гермиону не видел?
- Очевидно, она еще спит, - яд так и сочился.
- Заболела что ли? - не к кому конкретно не обращаясь спросил Уизли.
"Ага, заболела она! Хотя, если учитывать последствия зелья Невилла, то можно сказать и так" - злобно подумала Гермиона, автоматически ища объект своих невеселых мыслей. Долгопупса в гостиной не было, видимо, он уже был на завтраке.
Через пять минут ожидания терпение Гермионы лопнуло. Найдя Джинни, которая не успела убежать от пристального взгляда Золотого Мальчика, она отправила ее за своим телом. Через десять минут из девичьей спальни вывалилась, в буквальном смысле этого слова, староста Гриффиндора. Растрепанные волосы и мятая мантия мгновенно привлекли внимание к девушке. А изумрудные глаза так и буравили ее.
- Гарри, Рон! - воскликнула девушка, привлекая еще больше взглядов к себе. Она быстренько спустилась к ним и встала рядом с диваном. - Мы идем на завтрак?
- Ну, конечно, - язвительность в голосе была слишком заметна. - Мы тебя только и ждали.
Гарри сделал вид, что ничего не заметил. Троица дружно покинула гостиную.

- Зелья?! - это был восклик старосты Гриффиндора. Рон подавился кашей. Гермиона (прим. беты – та, что в теле Поттера), злобно сверкнув глазами, отвернулась. - Снейп меня убьет.
- Ты не сделала домашнее задание? - удивленно уточнил Уизли.
- Я? - Гарри наткнулся на злой взгляд зеленых глаз. - Сделала… ну… это..
- Пойдемте уже, опоздаем, - сказала Гермиона, закидывая сумку на плечо и не обращая никакого внимания на благодарный взгляд. Они медленно покинули Большой зал. Как на зло у входа в подземелья, стоял Малфой.
- Ну, что, Грейнджер, готова к сегодняшней отработке? - нагло ухмыляясь, спросил он.
- Какой отработке? - Уизли повернулся к Гарри. Гермиона же закатила глаза. Ну все, началось....
- Не твое дело, Малфой! - огрызнулся Поттер. - Такой отработке, Рон. Мне из-за этого хорька назначили взыскание.
- Что он с тобой сделал? - злобно спросил рыжик.
- Не волнуйся, он тоже наказан... - договорить Гарри не успел. Дверь в класс распахнулась, и в проеме показался Снейп. Быстро окинув кучку студентов холодным взглядом, он сказал:
- Класс, живо в кабинет.
Гермиона села с Гарри. Ну, правда, с кем ей еще сидеть? Заметив это, Снейп, ухмыляясь, произнес:
- Мисс Грейнджер, пересядьте к мистеру Уизли, - злобно шикнув, Гарри встал с места и пересел к Рону. Гермиону настигла смутная догадка. Он это сделал специально, чтобы унизить ее. – Класс, сегодня мы будем варить...

Гермиона уже в сотый раз нервно посмотрела на парту, за которой сидело Гарри в ее теле. Ну, естественно, как он ни старался, результат был печальный: зелье было другого цвета. Ее же зелье, сваренное с большой осторожностью, уже переходило в последнюю стадию и, конечно, соответствовало описанию в учебнике.
- До конца занятия осталось десять минут. Приготовьте флаконы с зельями и сдайте мне на проверку, - сказал Снейп.
Гермиона, бросив еще один несчастный взгляд на свое тело, переместила часть зелья во флакон. Встав из-за парты, она пошла и поставила его на преподавательский стол. При этом выразительный взгляд коснулся и профессора. Вернувшись, она злобно покидала книги в сумку и теперь ждала окончания занятия. Вдруг до ее слуха дошло:
- Ну, мисс Грейнджер, я даже боюсь спросить, что это вы сварили, - Гермиона резко подняла голову и заметила, как Гарри сотрясает от злости. Весь класс с неподдельным интересом следил, как Гермиона Грейнджер с трудом сдерживает ярость. - О, мистер Уизли, я вижу, вы тоже не справились с зельем.
- Гад, - услышала шепот Гермиона и резко обернулась.
Гарри сидел за партой и извиняющимся взглядом смотрел на нее. Он все еще был очень зол, но чувство вины перед Гермионой было сильнее.
- Ладно, - прошептала она.
Ей ничего не оставалось делать, как повернуться обратно. Рон вернулся на место. Настроение у него тоже было испорчено.
- Гермиона, ладно я, но с тобой-то что? - удивленно зашептал он.
Гарри открыл было рот, но голос Снейпа прервал его неначавшийся злостный поток:
- Класс, урок окончен! - студенты поспешно двинулись к выходу из кабинета.
- Гермиона, объясни? - начал снова Уизли. Грейнджер, понимая, что Гарри не сможет достойно отвертеться, вступила в разговор:
- Рон, ну что ты пристал? Она сегодня не в духе, не видишь что ли? - Гарри благодарно посмотрел на подругу. - Пойдемте скорей, у нас сейчас трансфигурация. МакГонагл не прощает опозданий.
Рон промолчал. Конечно, его любопытство не было удовлетворено, но это можно было оставить на потом.
- На трансфигурацию, так на трансфигурацию, - проговорил он.
В кабинете МакГонагл все было как всегда. Гермиона села рядом с Гарри, чтобы хоть как-то помочь ему на занятии. Профессор объяснила суть занятия и теперь ходила по классу, наблюдая за стараниями учеников. Гермиона потихоньку управляла за движениями Гарри, незаметно помогая ему с превращениями. Но все же у Гарри все получалось слишком паршиво. Капельки пота выступили на лбу от усилий. Ему очень сильно не хотелось подводить подругу, тем более, что свое задание она уже давно выполнила.
- Мисс Грейнджер, вы себя плохо чувствуете? - это был голос МакГонагл. Гарри с виноватыми глазами посмотрел на Гермиону.
- Профессор, Гермиона себя сегодня не очень хорошо чувствует, - сказала она, хотя знала, что врать нехорошо. Но все же подобный спад в учебе мог стать слишком заметным.
- Мисс Грейнджер, может вам обратиться в Больничное крыло? - волнение промелькнуло в глазах преподавателя.
- Нет, профессор, - замотал головой Гарри. - Мне уже легче.
- Ладно, можете не продолжать упражнение, - сказала МакГонагл. - Десять баллов Гриффиндору! Мистер Поттер, вы замечательно справились с заданием.
- Гарри, как тебе это удается? - в голосе Рона чувствовалось восхищение.
- Я просто всю ночь занимался, - глупая улыбка появилась на кубах Золотого мальчика. Рон недоуменно посмотрел на друга. Вроде бы тот всю ночь спал, а тут...
Занятие подошло к концу, и легкий вздох облегчения сорвался с губ старосты и Золотого мальчика. Они медленно шли в сторону Большого зала.
- Гарри, как ты мог заниматься ночью, когда я сам видел, как ты спал? - Уизли опять принялся за свое.
- Рон, хватит уже! - не выдержала Грейнджер. - Гермиона со мной очень долгое время занималась! Ясно тебе?
- Мог бы и нормально ответить, - рыжик обиженно поджал губы.
Гарри, видя, что теперь пора ему вступить в разговор, схватил друга за руку:
- Рон, ну, ты чего? Гарри сам меня попросил заниматься с ним. Хочешь, я и с тобой позанимаюсь? - Поттер улыбнулся.
- Нет, со мной не надо заниматься, - Уизли сразу же присмирел, улыбка вновь вернулась на его лицо.
Они сидели за гриффиндорским столом и весело переговаривались.
- Хорошо, что у нас Уход За Магическими Существами остался только, - блаженно протянул Рон. - А потом, Гарри, мы с тобой обсудим тактику матча.
- Опять?! - возмущенно воскликнула Гермиона. Поттер подавил желание заткнуть ей рот рукой.
- Гарри, ты и так вчера всю тренировку просидел! Хоть тактику давай обсудим, - Рон серьезно посмотрел на друга. - И вообще, нам надо много тренироваться, а то мы проиграем!
- Вы и так вчера достаточно потренировались, - Гермионе вдруг стало скучно. - Ты бы лучше за учебу взялся!
- Тебе надо меньше общаться с нашей старостой, - бросил Рон.
Поттер понял, что сейчас будет взрыв.
- Гарри, пойдем, а? - потянул он свое тело за руку.
- Куда пойдем?! Рон, а ты, между прочим, вообще скатился! Я еще скажу профессору МакГонагл, чтобы она тебя иск... А-а! Гермиона, что ты делаешь?!
- Мы опоздаем! - послужил ей ответом злобный рык девушки.
Вскинув сумку с книгами на плечо, Гермиона поплелась к выходу. Эмоции так и бушевали в ней. Хотелось развернуться и наподдать Рону, идущему сзади. Но рука Гарри, державшая ее, не давала этого.
У Хагрида было как всегда весело и... глупо?.. Да, так она втайне характеризовала уроки лесничего.
- Ты идешь? - обратился к ней в конце урока Рон.
- Да, - глубоко выдохнув, Гермиона поспешила за другом и... подругой.
***
- Так, Гарри, смотри, - Рон уже определенное количество времени тыкал в лицо со шрамом листок бумаги со схемой. Гермиона же, закатывая глаза, продолжала его слушать и делать вид, что ей интересно. И зачем она поддалась на уговоры Гарри? Тот сидел рядом и внимательно слушал друга. - Вот если мы одного загонщика поставим так, а двух других так, то это будет лучше всего. - И почему она должно слушать этот бред?
- Нет, Рон, мне кажется, что лучше так! - Гарри вырвал листок из рук друга и, взяв перо, принялся что-то чертить. Уизли сидел в ступоре. - Вот так, - протянул он листок, на котором Рон принялся разглядывать нарисованную схему.
- Э-э... Гермиона, с каких это пор, ты увлекаешься квиддичем? – скромно поинтересовался Мальчик-со-шрамом-на-лбу.
- Я...э-э, - Гарри был застигнут врасплох этим вопросом. - Действительно, что это я? Пойду лучше позанимаюсь! Я же мало занимаюсь! Мало читаю!
Гермионе не понравилось то, как Гарри произнес последние фразы. Значит так, да?
- Ой, ну да, - начала она. - Мне с моим тупым квиддичем никогда тебя не догнать! Завидую!
- Завидуй дальше! – Поттер развернулся, взял сумку с пола и пересел подальше.
- Гарри, что с тобой? - Уизли посмотрел на друга.
- Ничего, Рон, продолжай, - жалко выдохнув, проговорила Гермиона.

Засыпала она со смутным чувством на душе. Сегодняшний день показал, что она обязана заниматься с Гарри. У нее нет выбора, если она хочет продолжать учиться так же хорошо. И у Гарри тоже нет выбора. Гермиона перевернулась набок.
"Снейп гад! Ведь знал же!" - злобно подумала было она, но была прервана. На край ее кровати уселся Рон. Глаза друга странно блестели, а в руке он сжимал листок исписанный Гарри.
- Гермиона замечательный тактик...

Сообщение отредактировал DEMON-Tia - Воскресенье, 10.01.2010, 15:38
 
DEMON-TiaДата: Воскресенье, 10.01.2010, 15:39 | Сообщение # 16
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Только не это!

- До свидания, мадам Пинс, - с такими словами из библиотеки вышел Герой Магического Мира. Он нес небольшую стопку книг в руках и, казалось бы, ничего не замечал, думая о чем-то своем. Так что он не услышал шорох и шепот, окликнувший его:
- Гермиона, - парень не обернулся. Послышался топот, а потом рука резко легла на плечо юноши. Реакция была моментальной, книги посыпались на пол, а сама Грейнджер уже прижимала свое тело к стене. - Г-Гермиона!
- Тише ты, дурак, - прошептала Грейнджер. - Ты бы еще на всю школу мое имя орал!
- Я-я не подумал, - промямлил Гарри. Гермиона все еще прижимала Гарри к стенке, когда из-за угла появился Драко Малфой. Заметив парочку, он остановился. Ребята, как ошпаренные, отскочили друг от друга.
- О, не хотелось мешать. Продолжайте, - с гнусной улыбочкой на губах протянул слизеринец.
- Малфой, ты что, следишь за мной? - поинтересовался Гарри. Лицо Малфоя перекосило от этих слов.
- Какое самомнение - иронично заметил блондин.
- Гермиона, стой! - Грейнджер успела перехватить свое тело, кинувшееся на слизеринца.
- Поттер, твоя подружка совсем взбесилась, - Малфой нацелил палочку в грудь Золотому Мальчику. Гермиона едва сдержала соблазн закатить глаза. И что, теперь так всегда будет?
- Малфой, - Она сжала плечо Гарри сильнее, чтобы тот не попытался вырваться снова. - Тебе самому это не надоело еще?
- Как тебе сказать, Поттер, - слизеринец быстро засунул палочку в карман мантии и двинулся дальше.
- Э-э... что это с ним? - удивленно спросил Гарри. Гермиона лишь пожала плечами, потом принялась поднимать книги, которые уронила.
В гостиной Гриффиндора как всегда было шумно, они протиснулись через толпу учеников к Рону, который оживленно о чем-то рассказывал Дину и Симусу. Поняв, о чем разговаривают однокурсники, Гермионе вдруг захотелось уйти куда-нибудь подальше, но, к сожалению, она не успела даже развернуться.
- Гарри, ну наконец-то! - Рон вскочил с дивана и подошел к ней. - О, Гермиона, ты нам тоже нужна. Это для тактики по квиддичу. Буквально на несколько минут.
- Э-э..конечно, Рон, - Гарри улыбнулся, не обращая никакого внимания на взгляд изумрудных глаз.
Гермиона сидела в окружении гриффиндорцев и увлеченно читала книгу, иногда активно кивая, соглашаясь с предложениями, которые делала ее собственное тело. Они уже два часа обсуждали тактику игры, но все никак не могли придти к согласию.
- Гермиона, ну почему ты хочешь, чтобы именно я стояла в центре нападения? - в который раз задала свой вопрос Джинни. Послышался протяжный вздох, и вся компания дружно повернула головы в сторону Мальчика-со-шрамом-на-лбу.
- Я спать! - злобно захлопнув книгу, Гермиона встала с дивана.
- Э-э-э...Гарри, тебе надо послушать тактику, которую предложила Гермиона! - Рон недоуменно смотрел на друга.
- А я уже слышал все это, - небрежно бросила Гермиона и двинулась в спальню.
Все с интересом посмотрели на девушку с каштановыми волосами.
- Когда ты...? - начал было Рон.
- А-а..в библиотеке, - поспешно бросил Гарри. - Да-да, в библиотеке...
- Ладно, продолжим, - прервала Гарри Джинни. - Так почему ты так считаешь, Гермиона?
- Ну, Джинни, я же отлично знаю тактику твоей игры, - ляпнул Поттер, но, подняв взгляд, увидел только недоверчивые взгляды. - А-а..мне Гарри рассказал....в библиотеке. Да, и, Джинни, я же была на ваших играх, да и тренировки я ваши изредка посещаю.
Дискуссия по обсуждению тактики продолжилась.

- А ты чего с ребятами тактику не обсуждаешь, Гарри? - первое, что услышала Гермиона по приходу в спальню. Злобно посмотрев на Невилла, она пожала плечами и бросила:
- У них там есть Гермиона, - она упала на кровать в одежде и, задернув полог, вскоре уснула.
- Хорошо, что завтра пятница, - протянул Невилл, но остался без ответа.

Гермиона проснулась слишком рано. Быстренько сбегав в душ и взяв сумку, она поспешно спустилась вниз. Ее так и подмывало прочитать длинную лекцию другу из-за его слишком подозрительного поведения, но Гарри, наверное, придется будить к завтраку. Она слышала, когда ребята вернулись в спальню, и на часах на тот момент было два часа ночи. Достав книгу, которую она вчера принесла из библиотеки, Гермиона углубилась в чтение. Примерно через полтора часа рядом с диваном проплыла Джинни. В буквальном смысле проплыла!
- Э-э, Джинни! - поспешно окликнула ее Гермиона. Уизли устало повернулась. Выглядела она слишком сонной. - Привет!
- Привет! Что-то случилось, Гарри? - Джинни все также устало опустилась рядом на диван. Неловкость общения с девушкой уже пропала, и Гермионе показалось, что она немного отошла от расставания с Гарри.
- Эмм.. я хотел попросить тебя позвать Гермиону, - опустив голову, сказала Грейнджер.
- Зачем? - Джинни странно посмотрела на Золотого мальчика.
- Просто, вы вчера допоздна обсуждали квиддич, а мне кое-что надо спросить до начала занятий, - примирительно сказала Гермиона.
- Ладно, сейчас позову, - девушка встала с дивана, но потом села обратно. - Слушай, а ты когда с Гермионой успел обсудить тактику?
Подавив соблазн закатить глаза, Гермиона сказала:
- Так это... мы с ней... между парами и еще по пути из библиотеки обсуждали.
Джинни недоверчиво поджала губу и, встав, направилась в спальни.
Вскоре Уизли вновь появилась в гостиной, сразу направившись к выходу.
- Привет, - резко хлопнув по плечу, да так, что у Гермионы книга из рук не выпала, на диван плюхнулся ее рыжий друг.
- Рон, нельзя ли быть поосторожнее?! - злобно бросила Гермиона.
- Прости, Гарри, - обиженно сказал рыжик. - Ты не выспался, да?
- Да нет. Я жду Гермиону, а она еще спит! - хмуро ответила Грейнджер.
- И ничего я не сплю! - послышался за спиной голос. Ребята дружно обернулись и встретились взглядом с карими глазами.
- Ну, что, на завтрак? - сказал Рон поднимаясь. Гарри весело кивнул, а Гермиона же лишь хмуро отметила, что друг опять забыл причесаться.

- Как хорошо, что уже пятница, - беспечно протянул Уизли.
- Ах, да...Чуть не забыл! - хлопнув себя по лбу сказала Гермиона. - Вы знаете, что завтра мы идем в Хогсмид?
- Нет! - удивленно ответил Рон. - Гермиона, ты почему нам это не сказала?
- Я? - Гарри с трудом оторвался от пирога. - А почему сразу я?
- Хм...ты же у нас вроде бы староста, - язвительно протянула Гермиона, а потом взяла и отобрала тарелку Гарри с пирогом. - И хватит есть! Ты лопнешь!
- Тебе-то какая разница? Так говоришь, как будто это твое тело!
Так как Гермиона не нашла, что ответить, она просто наступила на ногу Гарри.
- Ой! Ты чего?!
- Смотрите к нам летит сова, - как бы между прочим сказал Рон. И действительно через секунду перед Гарри упало письмо. Удивленно взяв конверт, Гарри сказал:
- Хм... неужели Ду ...ай! Гарри, что ты делаешь!? Это от родителей….
Гермиона злобно забрала конверт и бросила:
- Чтением письма займешься потом, Гермиона! Мы опоздаем на Трансфигурацию.
- Да-да, ты прав. И отдай письмо, - Гарри забрал письмо и положил его в сумку. Рону же оставалось с недоумением следить за перепалкой друзей.

- Мисс Грейнджер, я все-таки не понимаю, что с вами случилось, - донесся голос МакГонагл до ушей Гермионы. Злобно сверкнув, глазами она отвернулась от каштановолосой девушки.
- А это она от поцелуев с Поттером отупела, - манерно растягивая слова, вставил Малфой.
- Что?! - Рон вскочил с места. Гермиона закатила глаза.
- Мистер Малфой, вас никто не спрашивал! Мистер Уизли, успокойтесь, - МакГонагл повернулась обратно к девушке.
- Интересно, а что было бы ,если она поцеловалось с Уизли? - задумчиво сказал слизеринец, не обращая никакого внимания на замечание преподавателя. Послышались смешки, а МакГонагл злобно повернулась к слизеринцу.
- Десять очков со Слизерина за нарушение дисциплины, мистер Малфой!
- Она, наверное, сразу стала бы рыжей! - вставила свое Паркинсон. Дружный гогот слизеринцев прервал звонок.
- Десять баллов со Слизерина! - МакГонагл была готова метать молнии. Мало того, что ее лучшая ученица не справилась с заданием, так еще и слизеринцы принялись нарушать порядок! - Мисс Грейнджер, я надеюсь, вы потренируетесь на выходных?
- Да, - угрюмо пробубнил Гарри, злобно косясь на Малфоя.
- Класс свободен! - ученики повскакивали со своих мест и двинулись к выходу.
- Я убью этого хорька! - воскликнул Рон.
- Ты ничего не будешь делать, Рональд! - Гермиона злобно схватила за руки Уизли и Гарри. - У нас еще прорицания!
- Да-да! У вас еще прорицания, - настроение Гарри приподнялось.
- Ааа....прорицания...у меня... - до Гермионы дошло, что только что имел ввиду Гарри. - А у тебя нумерология! О, нет...у тебя нумерология...
- Э-э, Гарри, с тобой все в порядке? - Рон с недоумением посмотрел на друга.
- Почему я не отказался от прорицаний вместе с Гермионой? - с отчаянием в голосе, сказала Гермиона.
- Да, ладно. Ты чего? - Рон весело улыбнулся. - Отдохнем вместе с Трелони, а вот Герми на нумерологию идти.
- Не называй ее Герми и не смотри на меня так. Ей не нравиться, - раздраженно сказала Гермиона. – Все, пошли. Гермиона, встретимся в библиотеке!
- Э-э…. в библиотеке? - недоуменно спросил Гарри.
- Ты что, забыла? – ухмыляясь, начала Грейнджер. - Ты же обещала со мной позаниматься!
- Нет-нет, Гарри, Гермиона сегодня продолжит объяснять нам тактику, - вставил свое слово Уизли.
- Ничего подобного, Рональд. Гермиона будет помогать мне! Мне надо подтянуться. Я наконец-то решил взяться за ум, - Гермиона пронзительно посмотрела на свое лицо, которое явно собиралась возмущаться. - Да, Гермиона? Мне же еще надо победить....
- Хватит! Извини, Рон, но Гарри действительно нужна помощь. Ты тоже можешь присоединиться.
- Ну, ладно, - Рон заметно погрустнел. - Наверное, это неожиданное увлечение квиддичем было временно...
- Все, мы опоздаем, пойдемте!

Гарри нерешительно открыл дверь и просунул голову в образовавшийся проход. Гермиона забыла даже сказать ему, как зовут преподавателя!
- О, мисс Грейнджер, вы все-таки решили придти? - преподаватель доброжелательно улыбнулась. Гарри в ступоре остановился и с непониманием посмотрел на профессора.
- Здравствуйте, - Гарри с некоторым удивлением рассматривал учеников сидящих за партами. Одни когтевранцы! Он и не сомневался.
- Приходил профессор Дамблдор и попросил отстранить вас от занятий на неопределенный срок, мотивируя все это за вашей надобностью ему, - до Гарри начало доходить.
- Ааа...я пришла вам тоже самое сказать, - ему вдруг захотелось закричать от радости.
- Надеюсь, мисс Грейнджер, вы очень скоро освободитесь от этих занятий, - улыбнувшись, сказала профессор.
- Я тоже, - Гарри мило улыбнулся, попутно за спиной скрестив пальцы руки. - До свидания профессор.
- До свидания, мисс Грейнджер, - после этих слов, Гарри буквально вылетел из кабинета. Он готов был бежать вприпрыжку по коридорам, но останавливало его нынешнее тело.

- Ооо...мистер Поттер, я вижу туман, - тихим голосом говорила Трелони, взяв руку Гарри. Гермиона же с трудом сдерживала себя, чтобы не захохотать при всех. - Знаете, это зловещий туман. Я вижу красный цвет....КРОВЬ!
- Аааа! - от резкого выпада Трелони, Гермиона вскрикнула и чуть не свалилась со стула. Гриффиндорцы дружно засмеялись.
- Да, не волнуйтесь вы так, мистер Поттер, - Трелони улыбнулась, в ответ Гермиона злобно вырвав свою руку из рук Трелони, начала собираться.
- Все! Я пошел из этого дурдома! – воскликнула она, в то время, как Рон испытывал странное чувство дежавю.
- Мистер Поттер, подождите! - Трелони видимо собиралась кинуться вдогонку. Но Гермиона даже не обернулась. Хлопнув дверью, она покинула класс. Все с интересом смотрели на дверь. - Ничего класс, когда мистер Поттер поймет, что я была права, он вернется.
- Даа, - протянул Рон. - Ему явно надо меньше общаться с Гермионой.

Покинув кабинет, Гермиона наткнулась на свое тело, которое мирно сидело на подоконнике, закрыв глаза. Оглядевшись, она медленно подошла к нему.
- Гарри, вставай! - от неожиданности Поттер чуть не слетел с подоконника, но был вовремя удержан сильными руками своего тела. Гарри вздрогнул от этого прикосновения. Это было... приятно.
- Гермиона, нельзя ли поаккуратней, - пробубнил Гарри.
- Ты что, прогуливаешь?! - от этой догадки, Гермиона начала задыхаться.
- Нет-нет, - поспешно проговорил Гарри и рассказал все, что произошло на нумерологии.
- Ясно. Кстати, ты больше не ходишь на прорицания! - радостно сказала Гермиона. Гарри недоуменно посмотрел на нее. - Ну, она опять начала нести всякую ахинею, у меня лопнуло терпение, и я ушла.
- Ну, она не всегда ерунду говорит, - задумчиво сказал Гарри.
- Что ты хочешь этим сказать? - Гермиона с интересом посмотрела на друга. Потом догадка осенила ее. - Ну, Гарри, это не тот случай.
- Пошли в библиотеку, ты же заниматься хотела, - Гарри пошел вперед, Гермионе ничего не оставалось делать, как последовать за ним. В голове было слишком много мыслей.

- Ну, Гарри, смотри, - Гермиона взяла палочку и показала движения, которые нужно совершить. - Понял?
- Э-э, да, - Гарри неуверенно почесал затылок. При этом с его новой прической это выглядело более чем смешно.
- Главное концентрация, это не трудно, поверь мне, - Гермиона следила за действиями Гарри, но, сколько бы он не старался, ничего не выходило. – Так, ладно. Давай ты прочитаешь вот эту главу. В книге это хорошо изложено. Приступай.
- Гермиона, может не надо, - умоляющим голосом попросил Гарри.
- Надо-надо, - Грейнджер откинулась на спинку стула. - Кстати, дай мое письмо.
- Письмо? - Гарри сделал непонимающее выражение лица. - Ах, да...письмо.
Гермиона вырвала конверт из рук Гарри.
- Ну, что смотришь?! Читай давай! - она принялась разворачивать конверт и вскоре уже была поглощена письмом.
Гарри было все-таки слишком любопытно, и поэтому он не смог сдержать соблазна и бросал косые взгляды на девушку. Он видел, как по мере прочтения письма лицо девушки принимало все более и более печальный вид. Гермиона злобно скомкала письмо и запихнула его в сумку.
- Гермиона, что-то случилось? - спросил Гарри. «Подруга» медленно повернула голову к нему и ничего не сказала. Она выглядела расстроенной. - Гермиона, ты чего? Дома что-то случилось?
- Нет, - Грейнджер закрыла глаза. – Гарри, прошу тебя, продолжай читать. Все в порядке.
Гарри послушался. Он видел, как расстроилась девушка, и поэтому решил не давать повода для еще большего расстройства.
Через некоторое время пришел Рон и после долгих уговоров и заверений "Никакого квиддича, обещаю", утащил их все-таки в гостиную.
Гарри продолжал искоса следить за Гермионой, которая делала вид, что читает книгу. Через некоторое время она покинула гостиную, сказав, что ей надо прогуляться.
- Интересно, что это с ним? - сказал Рон. Гарри удивленно на него посмотрел.
- Ты тоже это заметил?
- Он все время ходит таким серьезным. Гермиона, скажи...а-а...ты и правда с ним целовалась? - Рон смущенно потупил взгляд.
- Нет, Рон, нет! - Гарри удивленно посмотрел на друга. - Зачем ты слушаешь Малфоя?
- Хорошо, - Гарри показалось, или друг действительно вздохнул с облегчением?
Вечер прошел по-обычному. Гарри удалось через некоторое время отделаться от Рона и взяться за читать книгу по трансфигурации. Некоторое чувство вины перед Гермионой одолевало его. Возможно, увидь кто-нибудь его с книгой в руках, когда рядом нет Гермионы, посчитал бы это занятие подозрительным, но теперь ведь он сам Гермиона Грейнджер…

Гарри сидел в своей новой спальне на кровати, подобрав ноги и уставившись в карту мародеров. Его взгляд был направлен на одну точку, подписанную «Гермиона Грейнджер». Она сидела в одном из классов. И он все-таки решил сходить за ней и узнать, что произошло.
- Гермиона! - полог кровати отъехал в сторону, и в поле зрения Гарри показалась Лаванда. Он поспешно спрятал карту. - Можешь не прятать, я все равно знаю, что ты читаешь книгу!
- Боже, какая ты умница! - проговорил Гарри, а потом сделал серьезное лицо. - Чего надо?
- Я хотела спросить, с кем ты идешь в Хогсмид? - Лаванда присела на край кровати, а Гарри закатил глаза с мыслью, что это надолго.
- С Роном и Гарри, с кем же еще? – ответил он, вскинув брови в стиле Гермионы.
- Ну, вот, - Лаванда взмахнула руками. - Ты не воспринимаешь все это всерьез!
- Мне некогда, Лаванда! - Гарри вскочил с кровати, а потом покинул спальню.
- Ну да, ну да... - донеслось в след.

Гарри медленно спускался на четвертый этаж. Подошел к классу, в котором сидела Гермиона, и приоткрыл дверь. «Подруга» сидела на парте и болтала ногами, в руках у нее была книга, которую она с интересом читала. Гарри невольно улыбнулся - это была такая знакомая картина еще с первого курса. Только было одно несоответствие: тело было его.
- Гермиона, - тихо позвал Гарри, заходя в класс. Юноша, сидевший на парте, вздрогнул и поднял голову.
- Гарри, ты меня напугал, - Гермиона улыбнулась.
- И долго ты собираешься здесь сидеть? - Гарри подошел к столу.
- Нет, теперь я пойду спать, - Гермиона весело спрыгнула со стола.
- Не хочешь рассказать, что случилось? - серьезно спросил Поттер.
- Гарри, я расскажу... со временем, - Грейнджер вышла в коридор. - Пошли.
- Знаешь, перед моим уходом пристала Лаванда и спрашивала, с кем я собираюсь пойти завтра в Хогсмид, - весело сказал Гарри.
- И, что с кем же ты пойдешь? С Невиллом? - Гермиона прыснула.
- О, нет, я сказал, что кроме тебя и Рона мне никто не нужен! - Гарри рассмеялся вслед за ней.

Утро субботы для Гарри было радостным. Можно сказать, что он выспался, а также не было полуголой Лаванды, дефилирующей перед ним, со словами:
- Ну, что мне выбрать?!
Или Парвати со словами:
- Ну, давай я уложу тебе волосы, Гермиона! Куда ты убежала?!
Поспешно надев на себя джинсы и джемпер, Гарри направился в ванную. Прилежно расчесавшись и умывшись, он покинул спальню.
- Привет, Гарри, Рон, - поздоровался Гарри с друзьями. Рон, спавший на диване, рядом с читавшей Гермионой, что-то буркнул и отвернулся.
- Привет, - Гермиона улыбнулась, а потом принялась тормошить рыжика. - Рональд, вставай, Гермиона уже спустилась.
Рон медленно сел на диване.
- Гермиона, ну ты чего так долго? Мы тебя уже час как ждем! - недовольно буркнул он. - Говорил же я тебе, Гарри, не будить меня так рано!
- Хватит, мы идем в Хогсмид, - Гермиона встала с дивана, положив книгу на журнальный столик.
Они медленно пристроились в очередь на выход.
- Проходим, не толпимся, - злобно повторял Филч. - Проходи, Поттер!
- Вот гад, он мне так в бок тыкнул! - воскликнул Рон, когда оказался на улице.
- И не говори, Рон! Теперь на этом месте появится синяк! Гад! - в тон ему сказал Гарри.
- Оу, Гермиона, а ты меняешься, - Рон рассмеялся.
- В каком смысле? - Грейнджер удивленно посмотрела на Уизли.
- Ну, Гарри, смотри, Гермиона уже оскорбляет учителей, знает все о квиддиче.... Ай, Гарри, ты чего! - Рон принялся потирать бок.
- Рон, хватит говорить о Гермионе так, словно ее здесь нет! - злобно сверкнув глазами, проговорила Гермиона. Рон недоуменно посмотрел на друга и пошел чуть-чуть быстрее. Гарри ухмыльнулся и последовал за друзьями. Дорогу до Хогсмида они прошли в молчании. Гермиона явно думала о чем-то своем, Рон казался обиженным, а он сам чувствовал себя просто замечательно.
- Кстати, я тут заметил Гарри, что ты становишься похожим на Гермиону! Такая же зануда! - Рону видимо совсем расхотелось жить. Гарри внимательно следил за реакцией подруги.
- Гермиона, пошли в книжный магазин, а Рон пусть гуляет один, - она протянула руку Гарри.
- Э-э...но я не хочу покупать книги! - Гарри удивленно посмотрел на протянутую руку.
- Тогда иди гуляй с Роном, - обиженно отвернувшись, Гермиона побрела вдоль улиц Хогсмида.
- Что-то с ним не так, - задумчиво почесав макушку, проговорил Рон.
- Определенно, Рон! Ну, что, куда пойдем? - Гарри весело взял Рона за руку. Рон же, глупо улыбнувшись, потащил его по улочкам. - Давай в Сладкое Королевство!
Рон остановился посреди улицы.
- Г-Гермиона, я тут х-хотел тебе кое в чем признаться, - Рон от волнения даже стал запинаться, что очень насторожило Гарри.
- Э-э, Рон, м-может не надо? - испуганно проговорил он.
"Только не это, только не это" - билась мысль в голове. - "Ну, почему я не пошел с Гермионой?! Она меня убьет!"
- Нет, Гермиона, послушай..это...это важно, - Рон с силой вцепился в руку Гарри. У Гарри начиналась истерика. Он понимал, что сейчас произойдет. Истерический смешок вырвался наружу. И Гарри с трудом остановил свой судорожный хохот.
- Отпусти мою руку, Рон, отпусти, - Гарри сделал попытку вырваться.
- Гермиона, ты не понимаешь! - Рон обхватил его за плечи. - Я...ты...ты мне...
Но договорить Рону было, не суждено. Послышались многочисленные хлопки вокруг, и пока до Рона доходило, что происходит, Гарри принялся тянуть друга в сторону.
- Это пожиратели, Рон! Надо бежать!
- Вот, черт! Надо за Гарри, - к Рону, кажется, вернулась способность соображать. Гарри видел несчетное количество пожирателей, разбегающихся по улицам. Началась паника. Ученики выбегали из магазинов и неслись к Хогвартсу.
- Ступефай! - Гарри достал палочку и, прицелившись, кинул заклинанием в пожирателя. - Давай в книжный, Рон!
Они двигались по улицам, прячась между домами. Вынырнув из прохода прямо перед книжным магазином, Гарри влетел в магазин.
- Гарри! Гарри! - магазин оказался совершенно пустым.
- Мне, кажется, Гермиона, что он ушел отсюда сразу же как услышал хлопки, - проговорил Рон. Казалось, он уже и забыл о своем откровении. К счастью для Гарри, стоит заметить.
- Все, давай пошли в Сладкое Королевство, - Гарри потащил Рона.
- Гермиона, надо найти Гарри! - Рон не понимал, что делает подруга.
- В этой суматохе мы его не найдем, нужно в Хогвартс! Возможно, там даже не знают о нападении! - Гарри высунул голову из дверей магазина. Улица была совсем пуста. - Пошли.
- Да, наверное, ты права, - Рон кинулся за подругой.

Услышав хлопки и крики, Гермиона сразу же выбежала из магазина. На улице было нечто. Высунувшись из магазина, она сразу же привлекла к себе внимание.
- Держите Поттера! - крик резанул по ушам. Гермиона принялась оглядываться в поисках Гарри, но через секунду она поняла, что пожиратели имеют в виду именно ее.
- Вот черт! За что мне такое счастье!? - Гермиона юркнула в проход между домами. Кем-то пущенное заклинание пролетело над головой. - Черт! Ступефай! Ступефай!
Кинув назад пару заклинаний, она продолжила путь. Натянув на голову капюшон, она осторожно высунула голову в переулок.
- Петрификус Тоталус! Импедимента! Ступефай! - пустив ряд заклинаний в разные стороны, Гермиона побежала в очередной проход. Прижавшись к стене, она усиленно думала, что ей дальше делать.
- Черт! Не надо было уходить от Рона и Гарри, - с отчаянием в голосе прошептала жертва Невилла Долгопупса. Надо было добраться до Хогвартс, так как Гермиона понимала, что искать друзей сейчас бесполезно. Оставалась надежда на то, что они додумаются поступить так же. Гермиона выглянула из переулка. Кажется, появились авроры, потому что вспышки заклинаний замелькали чаще. Собрав все свое мужество, Гермиона побежала дальше. - Черт! Черт! Ступефай!
Увернувшись от заклинания, она побежала прямо к вывеске "Три метлы". Добежать не удалось, пришлось укрыться в очередном проходе. Она судорожно оглядывалась по сторонам. Вдруг ее внимание привлекла вывеска Сладкого Королевства, на противоположной стороне улица. Сразу вспомнился проход через магазин сладостей в Хогвартс. От этой догадки, Гермиона радостно хлопнула себя по лбу и, осмотревшись, кинулась туда. Она с силой врезалась в дверь и влетела в магазин, не осматриваясь, припечатала дверь целой кучей заклинаний. В "Сладком Королевстве" было темно, и Гермиона решила, что свет включать слишком опасно.
- Эй, есть здесь кто-нибудь? - с дрожью в голосе, крикнула Гермиона. Ответом послужила тишина. Гермиона пыталась припомнить, где именно находился люк к проходу. Гарри, вроде бы, упоминал подсобку. Гермиона на ощупь двинулась к подсобке. Свет из окон совсем не падал и она то и дело натыкалась на стулья. - Черт!
Оказавшись за стойкой, она нащупала дверную ручку и, держа палочку наготове, открыла дверь. Тишина. Осторожно, стараясь излишне не шуметь, она двинулась по комнате.
"Интересно, как в темноте я собираюсь найти проход?" - проскользнула в голове, шальная мысль.
- Люмос! - на кончике палочки загорелся огонек. Гермиона осмотрелась. Пыльная подсобка, что и следовало ожидать. В углу она увидела столь желаемую крышку от люка. Медленно подойдя, Гермиона открыла проход. Внутри было темно, посветив туда палочкой и удостоверившись, что не очень высоко, она светила в проход ноги, для дальнейшего спуска. Собравшись, она прыгнула. Приземление было не очень удачным, колени подогнулись и она упала на пол, пришлось опереться руками.
- Остолбеней!
"Как неосмотрительно, дура!" - промелькнула мысль в голове и Гермиона ткнулась носом в пол. Шевелиться больше возможности не было.
- Пошли, посмотрим, - тихий шепот коснулся до ушей. - Люмос!
- Гарри, это ты! - воскликнул Рон.
- Ой, прости! Фините Инкантем! - Гарри выглядел смущенным.
- Спасибо, - нервно потирая ушибленные коленки, сказала Гермиона. - Хорошо, что хоть не убила!
- Ну, ты же знаешь, какая у меня реакция. Я на автомате, - Гарри принялся оправдываться.
- Ну, конечно! - Гермиона пошла вперед. - Надо в Хогвартс!

- Мистер Поттер! - бегущую троицу остановила профессор МакГонагл.
- Профессор, там, в Хогсмиде, нападение! - буквально прокричал Гарри.
- Успокойтесь, мы уведомлены об этом, - сказала МакГонагл. - Профессор Дамблдор, собирает студентов в Большом зале.
- Хорошо, профессор, - ребята направились в Большой зал.

- В связи с сегодняшними обстоятельствами, нами было принято решение отправить вас по домам, - в зале послышались недовольные возгласы. - Успокойтесь, это для вашего же блага. Все собирайтесь, вечером отправляемся.
- Ну вот, опять к Дур... - Гарри запнулся, а Гермиона вскочив с места, побежала к выходу.
- Э-э... куда это он? По Дурслям что ли соскучился? - проговорил ей вслед Рон.
- К Дурслям! Вот черт! Только не это! - Гарри побежал за Гермионой.

 
DEMON-TiaДата: Воскресенье, 10.01.2010, 15:40 | Сообщение # 17
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Отъезд.

Гермиона неслась по коридорам, пытаясь догнать директора. Но все было безуспешно. Либо директор очень быстро бегал, либо Гермиона ошиблась и побежала совсем не туда, куда он направлялся. Она стояла, согнувшись в три погибели возле горгульи, охранявшей вход в кабинет директора, и пыталась отдышаться. Услышав за спиной шаги, она резко выпрямилась. Вытянув руки вперед, она вцепилась в свое тело, которое, кажется, остановиться само было не в состоянии.
- Спасибо, - коротко бросил Гарри, тяжело дыша и оглядываясь по сторонам. - Ты... ты не представляешь, как трудно бегать, когда твое тело тебя не слушается!
- Ты не видел директора?
- Ну, я, вообще-то, думал, ты за ним бежала, - ехидно бросил Гарри.
- Я тоже так думала, - Гермиона подошла к окну и забралась на подоконник. – Ты, я надеюсь, понимаешь, что по домам нам нельзя.
- Конечно, о чем вообще думает этот старый маразматик?! - нервно воскликнул Поттер.
- Гарри! - Гермиона злобно шикнула на него. - Как ты можешь так говорить?! Дамблдор самый сильный маг столетия! Ему, наверное, виднее… И он, я уверена, не отошлет нас!
- Это ты так думаешь! А ему похоже вся эта ситуация доставляет удовольствие! - недовольно буркнул Поттер. - Я прямо представляю, как он сидит в своем кабинете и с идиотской улыбкой на губах ест свои лимонные дольки, представляя, как нам с тобой приходится справляться со всеми неудобствами пребы....
- Гарри! - снова злобно шикнула Гермиона. - Ты на всю школу еще проори, через что нам прихо... Здравствуйте, директор!
Гарри резко обернулся и уткнулся взглядом в длинную бороду директора.
- Здравствуйте, вы ко мне? - доброжелательно сказал директор.
"Нет, с горгульей пришли поболтать!" - злобно подумал Поттер, предоставив возможность отдуваться той-что-неудачно-арендовала-его-тело.
- Да, директор, у нас есть к вам пару вопросов по поводу нашего отъезда, - серьезно сказала Гермиона.
- Прошу в кабинет, - горгулья отодвинулась в сторону, и Дамблдор ступил на винтовую лестницу.
- Только после девушек, - ехидно сказал Гарри и отступил в сторону, пропуская свое тело. Тело же в ответ злобно сжало кулаки и сверкнуло глазами, но на лестницу ступило. В кабинете же Гарри вальяжно расселся в кресле и устремил свой взгляд в окно. Разговаривать с директором он не собирался.
Дамблдор с улыбкой следил за поведением своих студентов. Девушка вела себя очень странно. Но, наверное, все девушки ведут себя странно, если они мальчики... Старик покачал головой, чтобы отогнать столь необычные мысли, в которых было весьма просто запутаться. Но вальяжное поведение всегда примерной старосты Гермионы Грейнджер, его забавляло. Дамблдор поспешил перевести взгляд на второе юное дарование: серьезный и, кажется, уже теряющий терпение....
- Ну, и что же вы хотели узнать? - начал директор, откровенно боясь столь нетерпящего промедления взгляда.
- Директор, вы же понимаете, что вследствие сложившихся обстоятельств, нам с Гарри нельзя домой. Это может повлечь за собой серьезные проблемы, наше нынешнее положение может быть раскрыто, что, кстати, весьма опасно. Если об этом узнает...
- Мисс Грейнджер, подождите! - директору удалось остановить словесный поток Гермионы. Он не поспевал за столь быстрым потоком слов. Даже Гарри со своим напускным видом "Я-не-хочу-ничего-слышать!" выглядел ошарашенным. - Я вас понял. Так вы хотите остаться здесь?
Гермиона кивнула.
- Но если я соглашусь, любопытные ученики захотят узнать, почему вы не едите домой. Ваши друзья, например. Мистер Уизли точно поинтересуется, - сказал Дамблдор, продолжая улыбаться в бороду.
- Директор, но можно ведь что-нибудь придумать! - Гермиона начала ерзать в кресле. - Мои родители сразу же заподозрят!
- Мисс Грейнджер, мне кажется, вы преувеличиваете. Вам отлично удалось вести себя в школе, и дома, я думаю, все тоже пройдет гладко.
- Директор, но Дурсли...
Послышалось хмыканье, и взгляды спорщиков сошлись на третьем присутствующем в кабинете лице.
- Мне кажется, что если к Дурслям приедет любой мальчик с черными волосами и круглыми очками, они примут его за меня, - бросил Гарри.
- Ну, вот видите, мисс Грейнджер, вам ничего не мешает, - директор улыбнулся.
Гермиона ничего не ответила. Ее мысли теперь были заняты другим. Она думала, как можно убить человека, сидящего в ее теле, да еще так, чтобы не повредить само тело. Авада Кедавра сразу же отпадала: даже Золотого мальчика посадят за непростительное заклинание!
- Я думаю, вам надо собирать вещи. Ведь у вас осталось всего лишь несколько часов.
- Хорошо, директор. До свидания, - сказала Гермиона и мысленно добавила: "И попрощайтесь с Гарри..."
- До свидания, директор, - сказал Поттер.
Ребята покинули кабинет.
- Ну, и кто тебя тянул за язык?! - злобно сказала Гермиона. - Ты не мог помолчать?!
- А что я мог еще сказать еще, когда ты про Дурслей начала?! Пойми ты, им без разницы как я себя веду! Лишь бы не высовывался из комнаты! - терпение Гарри начинало трещать по швам.
- Да, а что ты думаешь про моих родителей?! - закричала Гермиона. - Думаешь, они такие же, как Дурсли?! Они сразу же узнают все!
- Я постараюсь вести себя также, как и ты, - примирительно сказал Гарри. Такой злой он видел подругу впервые. - Гермиона, ведь нам ничего не остается делать, как играть свои роли.
Гермиона промолчала. Ей жутко захотелось найти Невилла.
- Давай пойдем в гостиную, нам надо собирать вещи, - тихо сказал Поттер. Грейнджер кивнула и, опустив голову, двинулась в сторону гостиной.

- Гарри, а ты чего сразу убежал? - спросил Рон, высунув голову из-под кровати, где, судя по всему, искал носок.
- Я за Гермионой побежал, - сказала Грейнджер, опускаясь на свою нынешнюю кровать.
- А что с ней? - раздался голос Рона из-под кровати. - Черт, да где ж этот носок….
- Рон, ну призови ты его! - терпение Гермионы лопнуло. - И вообще, у тебя всегда такой беспорядок!
Рон вылез из-под кровати и серьезно посмотрел на друга.
- Ты стал таким вспыльчивым, - пробубнил он. - Влюбился что ли?
- Что?! - Гермиона удивленно посмотрела на друга. А потом фыркнула. - Только ты, Рон, мог сделать такие выводы из моего поведения.
- Я просто предположил, - обиженно сказал Уизли. Разговор был окончен.
Гермиона, тяжело вздохнув, принялась собирать вещи Гарри. Открыв чемодан, она просто складывала вещи туда с помощью палочки, и не замечала удивленного взгляда Рона.
- Э-эм... где ты этому научился? - поинтересовался рыжик. Кажется, его обида была временной.
- Гермиона научила, - на автомате повторила Грейнджер, не отрываясь от своего занятия.
- А меня почему не научила? - Уизли опять обиделся.
- Спроси у нее, - Гермиона встала с кровати. Взмахнув палочкой, она призвала все книги Гарри и аккуратно сложила их поверх одежды. Еще взмах и чемодан захлопнулся.
- Зачем тебе учебники?! - удивленно спросил Рон. Гермиона закатила глаза.
- Рон, если я тебе отвечу, ты не обидишься опять? - ехидно спросила Грейнджер.
- Нет, не обижусь, - Рон улыбнулся.
- Заниматься, Рон! Ну, зачем еще?! - Гермиона принялась поправлять на шее галстук, попутно думая:
"Боже, Рон! И все-таки ты такой тупой!"
- Тебе надо поменьше общаться с Гермионой, - задумчиво протянул рыжик. - Ты становишься на нее очень похожим.
- Спасибо, Рон, - сказала Грейнджер. - Ты так говоришь, как будто быть похожим на такую умную девушку это плохо. Тебе бы тоже не помешало стать хоть чуточку похожим на нее.
- О-о, мне кажется, это совсем другая болезнь, Гарри, - от слов Рона, Гермиона передернула плечами. Уизли был не так уж и туп, раз пришел к такому мнению. Только вот все равно был не прав.
- Представь хоть на секунду, что она тебя слышит, Рональд, - неестественный металл в голосе Мальчика-которому-надо-еще-один-раз-хотя-бы-выжить не был замечен рыжим другом.
- Боюсь, мой труп долго будут искать, - Рон засмеялся. И его смех был таким заразительным, что Гермиона присоединилась к нему.
- Ты очень плохого мнения о нашей старосте, Рон! - сквозь смех проговорила она. - Максимум, что она сделает, это подвесит тебя вниз головой в каком-нибудь темном помещении, и забудет про это!
- Ты меня успокоил, Гарри, - вновь засмеялся Рон. Гермиона же покинула комнату.

Спальня девочек шестого курса с интересом следила за сборами старосты.
- Да где же у нее находятся... - бормоча себе под нос, носился по комнате Гарри. - Ах, вот!
Он швырял все вещи в чемодан, казалось бы, не замечая смеха соседок по комнате. Он, конечно, не понимал, чего они смеются. Он всегда так собирался и мальчики никогда так не реагировали. Для этого есть Рон!
- Что смеетесь?! - раздраженно сказал Гарри. Девушки сразу же замолкли, под грозным взглядом растрепанной старосты. - Собрались уже?!
- Н-ну, вообще-то да, - сказала Парвати.
- Тогда освобождайте спальню! А-ну, марш! - громко сказал Гарри, отмечая про себя, что старостой иногда и хорошо побыть.
Девушки сразу же ретировались, прихватив с собой чемоданы.
Через пять минут безостановочного бега по комнате в поисках вещей, Гарри, наконец, собрался. Оставалось только закрыть чемодан. Но он упорно не хотел поддаваться. Гарри со всего размаху сел на чемодан и с трудом застегнул застежки. Правда, торчали колготки и что-то еще…. Но это было такой мелочью, что Гарри торжественно решил, что сборы прошли успешно.
Спустившись с чемоданом вниз, Он поставил его рядом с другими и плюхнулся рядом с Гермионой. Та нервно дернулась и критически посмотрела на свое тело.
- А расчесаться нельзя было?
Гарри виновато улыбнулся, а потом проговорил одними губами:
- Зануда.
Гермиона перевела взгляд на свой чемодан и невольно вскрикнула. Ну, только Герой Магического мира мог собрать так вещи. Чемодан был готов лопнуть от переизбытка всунутых в него вещей, не говоря уже о том, что из него торчало... Гермиона подскочила к чемодану и опустилась перед ним на колени. Все взоры сидящих в гостиной повернулись к ней.
- Гермиона, зачем тебе зимние колготки? - нервно спросила Грейнджер.
- Ну, я не знаю... - протянул Гарри. Ну, действительно, откуда ему знать, когда надо носить эти колготки. - На всякий случай! – сказал он, скрываясь за книгой по квиддичу.
Злобно оглядев сидящих в гостиной, Гермиона открыла чемодан. Сдержав себя, чтобы не закатить глаза, она взмахом палочки заставила вещи аккуратно сложиться. «Только Гарри мог сложить трусы с носками! Ну, может еще Рон…» Потом Гермиона призвала учебники из спальни девушек и сложила их в чемодан. Закрыв его, она поставила его рядом со своим.
- Ты, наверное, забыла сложить книги, да, Гермиона? - обнимая свое тело, проговорила Грейнджер. Гарри лишь виновато закивал.
Эти публичные сборы старосты, конечно же, не остались без внимания. Только что вошедшей Джинни начали рассказывать, как Золотой мальчик собирал чемодан старосты. Рону тоже рассказали, но он не поверил, решив, что Лаванда и Парвати опять что-то напридумывали. Гарри и Гермиона сидели на диване обнявшись, но даже это не могло привести мысли Рона к определенным выводам. Гермиона читала книгу по квиддичу, вот это было настоящее событие.
- О, Гермиона, жалко ты не умеешь летать на метле, - мечтательно протянул Рон, садясь в кресло.
- Почему не умею? Ай... - поток слов Гарри был прерван, сильной болью в ноге. - Да... не умею. Но научусь!
- Да, Гермиона, научится... когда-нибудь, - сказала Грейнджер. - Ей же некогда. Она староста, у нее много дел, а еще она боится высоты.
- А ты откуда знаешь? - спросил Гарри.
- Ну, ты что, забыла? Ты же сама мне это говорила! - сказала Гермиона с видом "Еще слово, Поттер, и ты труп".
- Я что-то не помню.
Гарри упорно продолжал игнорировать всякие взгляды изумрудных глаз. Ну, действительно, не будет же она избивать свое тело?!
- Да ладно тебе, Гарри! Гермиона, хочешь, я научу тебя летать? - оживленно спросил Рон.
- Хочу! - воскликнул Гарри, не обращая никого внимания, на то, что руки собственного тела с силой сжали его запястья. - Очень хочу!
- Рон, когда ты собрался ее учить? Ты сам бы внимание обратил на свою учебу! - злобно вставила Гермиона.
- Мне нравится как я уч... Ай! Гарри, ты с ума сошел?! Ты что пинаешься?! - злобно воскликнул Рон.
- Твою учебу нельзя назвать нормальной! - все студенты с интересом смотрели на разбушевавшееся Золотое трио.
- Можно!
- Нельзя! Гермиона, поддержи меня!
- А что я то? - только и успел вставить Гарри.
- Это во всем квиддич виноват!
- Квиддич очень хорошая игра, Гарри, - Поттер уже не мог сдерживаться.
- Что?! Может игра и хорошая, но она отнимает время, Гермиона!
- Что здесь происходит?! - голос декана Гриффиндора, остановил попытки Золотого мальчика прибить старосту Гриффиндора здесь и сейчас.
- Ничего не происходит, профессор! Извините нас, - сказала Гермиона, краснея от негодования.
- Мисс Грейнджер, вы староста и должны предотвращать ссоры, а не устраивать их, - спокойным голосом сказала декан, обращаясь к единственной девушке из Золотого трио. Гермиона вспыхнула и собиралась сказать что-нибудь в свою защиту, но поняла, что ее оправдания будут здесь неуместны. Поэтому она просто опустилась в кресло.
- Простите, профессор. Такого больше не случится, - Гарри попытался виновато притупить взгляд и убрать с лица глупую улыбку.
- Надеюсь, мисс Грейнджер, - МакГонагл доброжелательно улыбнулась. – Надеюсь, все ученики собрались, потому что через десять минут вы отправитесь к Хогвартс-Экспрессу.
Послышался дружный гомон, и ученики начали выходить вслед за деканом из гостиной.

Гермиона сидела в купе поезда и читала книгу. Она не обращала никакого внимания на Гарри и Рона, играющих в шахматы. Уизли во время игры все время ерзал, и Гарри показалось, что он не очень хорошо себя чувствует.
- Рон, с тобой все в порядке? - обеспокоенно спросил Поттер. - Шах и мат!
- Д-да, - Рон заметно волновался. - Ты отлично играешь, Гермиона! Даже лучше Гарри.
- Спасибо, Рон, но Гарри все равно лучше, - сказал Поттер и принялся собирать шахматные фигуры.
- А давайте проверим это, - Рон, казалось, оживился. – Гарри, давай, сыграй с Гермионой!
Грейнджер отложила книгу и посмотрела на свое тело, которое глумливо улыбалось.
- Нет, я не хочу, - сказала она. Рыжик удивленно посмотрел на друга. - Рон, ты же сам сказал, что Гермиона играет лучше меня. Я не вижу оснований этому не верить.
- Нет-нет, Гарри, - в спор встряла самая заинтересованная сторона. - С тобой не сравниться ни один игрок в шахматы. Даже Рон.
- Что?! Гарри, давай сыграем, - теперь Рон принялся возмущаться.
- Нет, я не хочу, - повторила Гермиона. - Вы оба друг друга стоите, играйте с собой! – сказала она, вставая и выходя из купе.
- Гермиона, как хорошо, что Гарри ушел, - Рон принялся ерзать на месте. - Мне надо кое-что тебе сказать.
- Рон, а м-может не надо? - пропищал Гарри, проклиная про себя Гермиону.
- Гермиона, нам тогда помешали пожиратели, но теперь… - как-то слишком проникновенно, по мнению Гарри, сказал рыжий друг.
Он вскочил, собираясь убежать куда-нибудь подальше от друга. Но все потуги Гарри были остановлены Роном, который схватил его за руки и рывком вернул на место. - Гермиона, ты что, боишься меня?
- Не-нет! - у Гарри началась икота.
- Гермиона, да успокойся ты! - Рон сжал руки "девушки" сильнее. - Я х-хотел сказать, что ты очень изменилась и т-ты мне нравишься. Гермиона, я-я... хотел бы с тобой встречаться...
Гарри мог с уверенностью сказать, что никогда не видел лицо друга таким красным. Хотя, наверное, такой ужас на лице Гермионы, тоже был виден впервые.
- Нет! - Гарри удалось вырвать руки из рук Рона. - То есть, я хотел сказать не это... что... что мне надо поговорить с Гарри!
Послышался звук резко закрываемой двери купе.
- Э-э-э... поговорить с Гарри? И это все, что она смогла сказать?! - ошарашено протянул Уизли.
Рон вскочил с места и распахнул дверь купе. Высунув голову в коридор, он только увидел Гарри, заталкивающего Гермиону в какое-то купе со словами:
- Ты только дыши!
- Гарри! - Рон позвал друга, совсем не понимая, что происходит. Гарри лишь повернул голову и виновато улыбнулся, продолжая заталкивать Гермиону в купе.
- Не сейчас, Рональд, - сказал он и исчез в купе. - А ну, марш отсюда!
Из купе выскочили испуганные первокурсники Гриффиндора. Дверь купе закрылась.
- Э-э... ничего не понял, - Рон вернулся в купе и сел на сиденье. - Черт, что вообще происходит?!

- Ты только дыши, Гарри, - еще раз попросила Гермиона, закрывая дверь купе. - Что вообще случилось? А то из твоих "А Рон там это" и "Рон сказал это" я ничего не поняла.
- Рон... он... он сказал, что я ему нравлюсь, - переведя дыхание, сказал Гарри.
Гермиона вздрогнула.
- Нравишься?
- Гермиона, я-я же не буду встречаться с Роном? - тихо спросил Гарри.
- Что за бред?! - недовольно фыркнула Гермиона. - Я конечно рада, что Рон наконец-то проявил ко мне хоть чуточку внимания, но... мне кажется, что это все из-за тебя Гарри.
- В смысле? - Поттер непонимающе посмотрел на Гермиону.
- Ну, Гарри, ты в моем теле, - прошептала она. - И ты, конечно же, делаешь то, что делаешь в обычной жизни. Гермиона вдруг полюбила квиддич, начала играть в шахматы, стала соглашаться с Роном во всем, а еще перестала подгонять его в учебе!
- Ну, если мы с тобой были бы чуть солидарны в увлечениях и отношению к учебе, то этого не возникло бы, - пробубнил себе под нос Гарри.
- Не перебивай! - Гермиона даже начала ходить по купе. - Все это естественно повлекло за собой такие последствия. Просто Рону показалось, что у вас появились общие интересы и темы для разговоров. И, конечно, он, сложив два плюс два, пришел к выводу, что ты ему нравишься.
- М-да... - протянул Поттер. - Ты так легко разбила на составляющие симпатию Рона по отношению ко мне... то есть к тебе.
- Все, что я могу сказать, исходя из этого, это то, что Рону нравишься именно ты - Гарри Поттер, а совсем не я - Гермиона Грейнджер, - ухмыляясь, сказала Гермиона.
- Что?! Что ты несешь?! - Гарри чуть не задохнулся от возмущения.
- Ему нравятся твои интересы, а не то, что интересует меня! - ехидный голос Золотого мальчика, заставил руки старосты сжаться в кулаки. - Так что право решить встречаться с Роном или нет, я оставляю за вами, мисс Грейнджер.
- Ах, вот значит как?! - Гарри ухмыльнулся. - Тогда я пойду и признаюсь в симпатии к Невиллу!
- Ты уже это сделал, - остудила его пыл Гермиона. - И если бы не твой длинный язык не было всех этих слухов.
- Но все же, Гермиона, как мне поступить с Роном? - Гарри резко стал серьезным.
- Нам, оказывается, крупно повезло, что мы разъезжаемся по домам, не правда ли? - Грейнджер улыбнулась. - Скажи Рону, что тебе надо поразмыслить, а за семь дней я что-нибудь придумаю.
- Г-Гермиона, а если бы Рон признался тебе, когда ты была бы в своем теле, что... что бы ты ему сказала? - Гарри вперил взгляд в пол. Он слышал, как тяжело выдохнула Гермиона. Кажется, она обдумывала свой ответ, и эта тишина показалась ему странно давящей.
- Ну, мне кажется, Рон бы этого никогда не сделал, - в голосе подруги Гарри почувствовал сожаление.
- Почему, Гермиона? Я уверен ты всегда нравилась Рону! - он серьезно посмотрел на свое тело.
- Может и нравилась, только он это никак не показывал. И его собственническое отношение ко мне на четвертом курсе не считается, - Гермиона нахмурилась. - Я думаю, Гарри, надо вернуться к Рону в купе. Он может напридумывать себе лишнего.
- Да, ты права, - Гарри понял, что Гермионе нужно побыть одной. - Ну, я надеюсь, он не обидится.
Гермиона кивнула, и Гарри покинул купе.
- Из одной проблемы вытекает другая, - пробубнила Грейнджер. Потом тряхнула головой и встала с сиденья. - Сидя здесь ничего не добьешься.
Она вышла из купе и побрела по вагону. В голове было слишком много мыслей. Она не знала, как сказать Гарри, что его ждет у нее дома. Не знала, говорить про письмо или нет.
- Эй, Поттер! - Гермиона развернулась и уставилась на слизеринца.
- Отстань, - бросила Гермиона, даже не обернувшись.
- Поттер, я с тобой разговариваю! Никто не смеет разговаривать со мной стоя спиной!
- Разговаривай с зеркалом, Малфой. Уверен, у тебя это отлично получается, - Гермиона пошла в другой вагон.

Гарри осторожно открыл дверь купе и посмотрел на друга. Рон сидел в окружении первокурсников, которых выставила из купе Гермиона, и что-то оживленно им рассказывал. Казалось, он даже не заметил, что в купе их стало больше. Гарри кашлянул, чтобы привлечь внимание. Как он и ожидал, все в купе сразу же повернули к нему голову.
- Э-э... ребята, я думаю, что вы можете возвратиться к себе в купе, - проговорил Гарри. Детям второй раз повторять не пришлось. Они быстренько встали и покинули купе, не забыв также попрощаться с Роном.
Гарри сел напротив Рона и уставился на друга. Было ясно, что тот ждал.
- Э-э... Рон, я-я тут подумала и решила, что пока не могу дать тебе ответ. Мне надо п-подумать, - Гарри виновато опустил взгляд. - Можно я скажу тебе после того, как мы вернемся в Хогвартс?
- К-конечно. - Гарри показалось или Рон действительно выдохнул с облегчением? - Ну, раз так... то давай поиграем в шахматы?
Немного удивленный реакцией друга, Гарри кивнул. Началась игра. Из-за своей не внимательности, он за несколько минут потерял ферзя, обоих коней и обе ладьи. Счет пешек уже не велся.
- Гермиона, ну, что ты такая не внимательная?! - воскликнул Рон. - И где вообще, Гарри?
- Э-э... он, кажется, немного расстроился из-за отъезда домой, - Поттер пожал плечами. Он и правда не понимал, почему Гермиона вела себя настолько отрешенно, словно ее что-то тревожило.
- Шах и мат, Гермиона, - Рон весело потянулся.
- Поздравляю с победой, - Гарри улыбнулся.
- Еще раз? - спросил Уизли.
Поттер покачал головой. Придвинувшись поближе к окну, Гарри уставился в окно. Уже стемнело и ничего не было видно, но Поттер все равно усиленно пялился в эту темноту. Рон сложив шахматы, поудобнее устроился на сидении и закрыл глаза. Дверь купе бесшумно открылась, и Гарри понял, что Гермиона сидит с ним рядом. Рон, казалось, ничего не заметил.
- Где ты был, Гарри? - спросил Поттер.
- Решил прогуляться, - Гермиона пожала плечами.
Дальше они ехали молча.

Когда Хогвартс-Экспресс остановился на перроне платформы 9 3/4, Гермиона схватила свою и Гарри сумку и двинулась к выходу. Гарри взял клетку с Буклей. Выйдя из поезда и подождав, когда это сделают друзья, Гермиона направилась к барьеру. Отца она увидела сразу же, как только перешла барьер. Одного, без матери. Гермиона печально вздохнула и переборола желание обнять отца. Она тут же оказалась в объятиях миссис Уизли.
- Здравствуйте, - промямлила Грейнджер. Она заметила, что на нее смотрит мистер Дурсль и нервно передернула плечами. У Гарри хватило ума подойти и обнять отца. - Извините, мистер и миссис Уизли, мне надо к Гермионе.
Попрощавшись с Роном и Джинни, Гермиона направилась к другу. Он ждал ее рядом с ее отцом.
- Здравствуйте, мистер Грейнджер, - поздоровалась Гермиона. Было необычно обращаться к отцу так официально. - Можно мне перекинуться с Гермионой парочкой слов?
- Да-да, конечно, - отец улыбнулся. - Милая, я жду тебя в машине.
- Хорошо, - сказал Гарри. Гермиона обняла его и прошептала на ухо:
- Гарри, веди себя хорошо.
Парню стало вдруг слишком жарко от этого объятия, а от горячего дыхания Гермионы шею обдало жаром.
- Обязательно, Гермиона, - прошептал Гарри. Конечно, его подруга волновалась. Он и сам не знал, как объяснит ее родителям странности своего поведения, если они что-то заподозрят. - Не волнуйся.
- Ладно, Гарри, мне пора, - Гермиона прервала объятия. – Боюсь, твой дядя скоро лопнет от нетерпения!
- Рон, кстати, тоже, - промямлил Гарри, увидев, что друг все еще стоит на вокзале и смотрит на них.
- Пиши, - Гермиона улыбнулась. - Надеюсь, я не убью твоего дядю!
- Лучше убей, - сказал Гарри. - Ладно, пока.
- Пока, - Гермиона шагнула назад. - Серый Опель, Гарри.
- Что? - Гарри не понял и шагнул вперед, но Гермиона развернулась и пошла к дяде, который уже был готов взорваться.
Гарри тоже развернулся и пошел искать нужную машину. Как и следовало ожидать, отец Гермионы сидел в упомянутом сером Опеле.

Гермиона медленно подошла к пунцовому от нетерпения Вернону Дурслю.
- Чертов мальчишка, сколько можно тебя ждать?! - взревел дядя, как только Гермиона подошла к нему.
- Ну, здравствуй... дядя....

 
DEMON-TiaДата: Понедельник, 01.02.2010, 09:22 | Сообщение # 18
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Знакомство с родственниками. Часть 1: Гермиона

Гермиона медленно подошла к пунцовому от нетерпения Вернону Дурслю.
- Чертов мальчишка, сколько можно тебя ждать?! - взревел дядя, как только она подошла к нему.
- Ну, здравствуй...дядя....
- Столько времени на тебя трачу! - Дурсль развернулся и пошел к выходу. Гермионе ничего не оставалось делать, как последовать за ним.
Положив чемодан в багажник, мужчина сел в машину, а Гермиона вместе с клеткой Букли забралась на заднее сиденье.
- Из-за тебя я потерял целый день!
- Ничего с вами не случиться, - злобно проговорила Гермиона: ворчание гарриного дяди начинало ее раздражать.
- Что ты сказал, негодный мальчишка? - лицо мужчины сразу же перешло в тот разряд красного, который обычно характеризуют как гнев.
- Что слышали! - Гермиона отвернулась к окну.
- Ах ты, паршивец! - взревел Вернон. - Это они тебя этому научили! Ну, ничего, дома я выбью из тебя всю дурь!
- Пороть будете? - не удержалась Гермиона, голос ее так и сочился ядом. Дядя Гарри, кажется, был в таком бешенстве, что, не находя слов, просто открывал и закрывал рот.
"Боже, видел бы Гарри, как я себя веду!" - проскользнула мысль в голове-со-шрамом. "Но с такими людьми только так и надо общаться. Дядюшка, кажется, в шоке".
- Ну, мы поедем или нет? - нетерпеливо спросила Гермиона.
- Ты у меня получишь, ты у меня точно получишь, - твердил Дурсль, отъезжая от вокзала.
В течение поездки Гермиона не решилась приставать к мужчине. Тот с таким остервенением обгонял машины, что она посчитала это опасным для жизни. Сейчас ее мысли полностью были заняты Гарри. Как он воспримет ее семью, она не знала. Представить его реакцию было трудно. Хотя… это же Гарри: ожидать чего-то очень тревожного не было нужды.
Оставшееся время Грейнджер провела за разглядыванием улиц, по которым они проезжали. Тисовая поразила Гермиону своей безликостью. Дома были похожи один на другой, какое-то разнообразие вносили только лужайки перед домом.
Машина свернула на дорожку одного из таких домов и остановилась. Гермиона сидела в машине и оглядывалась.
- Вылезай, негодный мальчишка! - прорычал Дурсль. Грейнджер от его рева словно опомнилась и, схватив клетку, вылетела из машины.
Мужчина уже успел достать чемодан, и Гермиона, не дожидаясь пока дядюшка начнет опять орать, подхватила его и двинулась к дому. Пока она сгибалась под тяжестью чемодана, Вернон Дурсль обогнал ее и, открыв дверь, прошел в дом. Гермиона с огромным трудом дотащила чемодан и клетку до прихожей. Потом с силой опустив свою ношу на пол, поставила клетку рядом и закрыла входную дверь. Из проема слева появилась женщина, посмотрев на которую Гермиона поняла, что это и есть тетя Гарри. Что сказать, на Лили Эванс она явно не была похожа.
- Здравствуйте, тетя, - поздоровалась она.
Странно, но дядя сразу же куда-то ретировался. Очевидно, он еще не придумал изощренного способа наказания племянника.
- Опять ты, - проговорила тетушка, а Гермиона только и успела поразиться тому, какая у нее длинная шея. - А мы-то надеялись отдохнуть от тебя хоть несколько месяцев!
- Так говорите, как будто я вам сделал что-то плохое! - проговорила Грейнджер, затем вновь подхватила чемодан и клетку и двинулась к лестнице. Слава Богу, они успели перекинуться с Гарри кое-какой информацией относительно комнат в доме.
Петунья Дурсль, возмущенная словами племянника, последовала за ним.
- Ты, негодный мальчишка, должен благодарить нас за то, что мы тебя приютили!
"Это у них семейное что ль?" - невольно подумала Гермиона. Сейчас, наверное, еще и Дадли появится со словами: "Ты, негодный мальчишка!"
- Смотрите, он еще и улыбается, - голос тети, Гермиона охарактеризовала как визг.
- А что, мне уже и улыбнуться нельзя? - она открыла дверь, которая по ее мнению вела в комнату Гарри. Узнала она ее по кошачьей дверце снизу, которую сделал Дурсль, еще когда Гарри учился на втором курсе. - Даже дверь не поменяли.
- Ах, он еще и грубит, - возмущению Петуньи не было предела.
Она было последовала за племянником в его комнату, но Гермиона захлопнула дверь прямо перед ее носом. Петунья сразу же принялась дергать ручку, но Грейнджер уже закрыла изнутри.
– Открой, слышишь! Вернон! Вернон!
Гермиона услышала топот, а через несколько мгновений и голос его обладателя:
- Что такое, Петунья? Что еще выкинул этот ненормальный?
- Это еще надо определить, кто из нас ненормальный! - крикнула из-за двери Гермиона.
- Он заперся, Вернон, и не желает открывать! Да еще и грубит!
Гермиона испугалась, когда дверь затрещала под натиском Дурсля. Маленькая щеколда, на которую она закрыла дверь, казалось, собиралась вот-вот сломаться.
- Открой, мальчишка! - взревел дядя, но Грейнджер даже не шелохнулась.
Пока милое семейство ломало голову над тем, как попасть в комнату Гарри, не снеся при этом дверь и прилегающие стены, Гермиона осматривалась в своей "новой" комнате. Такую убогость она видела впервые. Даже комнаты в Дырявом котле и те были более уютными, чем эта. Грейнджер злобно развернулась и, отодвинув щеколду, с размаху открыла дверь. На нее сразу же уставились новые родственнички, которых прервали за составлением несомненно гениального плана взлома безобидной двери.
- Вас не за что благодарить! - выплюнула она прямо в лицо Петунье. - А ты, дядя, не умрешь, если один раз сделаешь больше движений, чем надо! Может, похудеешь!
Дурсли явно опешили от такого выпада, потому что молчали и только хлопали глазами, уставившись на необычно строптивого племянника. Первой опомнилась тетя.
- Это все они! Они промыли тебе мозги! - завизжала она, приводя своим несравненным голосом в чувство и мужа.
- Да! Нужно изолировать этого психа от общества! – вставил свое слово глава почтенного семейства.
- И что же вы мне сделаете? - спросила с иронией Гермиона.
Но, похоже, она явно недооценила дядю. Тот с небывалой резвостью схватил ее за плечи и потащил к лестнице. Попытки вырваться не увенчались успехом.
- Пус-ти-те! - Гермиона вцепилась зубами в руку Дурсля. Тот с криком разжал пальцы, и Гермиона оказалась на свободе, что дядя сразу же попытался исправить. Грейнджер, пытаясь увернуться от его рук, сделала шаг назад, но почему-то не почувствовала пола. Она определенно слышала хруст, когда завершила свое падение у нижней ступеньки лестницы. Послышался визг тети. Гермиона поморщилась: было ощущение, что тетя орет прямо над ухом.
- Он умер? - голос Петуньи Дурсль показался ей слишком спокойным.
Если б не последствия падения, Грейнджер бы уже рассмеялась. От боли Гермиона застонала. Она так и не смогла открыть глаза, а тетя с дядей, видимо, решили оставить ее здесь умирать. Черт! Ну, можно же было вызвать скорую...

Гермиона проснулась от уханья совы и протяжного крика:
- Поттер!
С огромным трудом разлепив веки, Грейнджер уставилась в потолок. Букля продолжала ухать, а дядя орать. В голове всплыл теплый прием Дурслей, и Гермиона принялась себя ощупывать. Ноги целы, руки целы. Даже сесть удалось. Только вот тело ноет, а голова готова взорваться.
- Букля, успокойся, - проговорила Гермиона. - Сейчас я тебя выпущу.
С трудом встав, она подошла к клетке с совой. Ноги подгибались. Одной рукой держась за стол, Гермиона открыла клетку, потом окно. Букля, словно только этого и ждала, вылетела из комнаты, ухнув на прощанье. Гермиона облегченно выдохнула.
- Интересно, кто меня приволок после падения в комнату?
Медленно подойдя к выключателю, Гермиона зажгла свет. Комнату залил тусклый свет, и она поморщилась. На часах было три часа ночи.
- М-да... а я еще Гарри просила вести себя тихо и спокойно.
Она принялась разглядывать место обитания друга. Шкаф у стенки, стол у окна, книжная полка, кровать и тумбочка. Вот и все, что она увидела. Печально вздохнув, Грейнджер подошла к книгам. Учебники за младшие курсы ровной стопкой лежали на полке. Гермиона невольно улыбнулась. В школе Гарри нельзя было назвать прилежным и аккуратным, а в его комнате все было так тщательно прибрано. Ясное дело, что здесь убирается только он, тетушка явно даже под угрозой смерти не вошла бы в эту комнату. Хотя сегодня чета Дурслей, похоже, забыла негласные границы. Грейнджер хмыкнула.
Мальчик-со-шрамом-на-лбу подошел к шкафу. Выдвинув один из ящиков, Гермиона уставилась на аккуратно сложенную одежду. Почувствовав, что ноги больше не хотят держать ее, она поспешно вернулась к кровати и медленно опустилась на нее, так как боль в теле еще не прошла. Жаль она пока не может колдовать, а то бы она себя подлатала, да и Дурслям без сомнения досталось бы. Гермиона посмотрела на фотографию на тумбочке. Второй курс. Она, Гарри и Рон стоят, обнявшись, и весело машут руками. Рядом с фотографией покоились ее очки. Гермиона пристроила рядом палочку. Внутри тумбочки лежала свечка и целая куча карточек из-под шоколадных лягушек, сложенных в стопочки по 10 штук. Грейнджер умиленно улыбнулась. Неужели здесь и правда живет Гарри?
Она ясно представила себе, как он сидит и перебирает эти карточки с великими людьми, когда наступает ночь, а спать не хочется. Сидит при вот этой свечке, потому что дядя ругает его за то, что он включает ночью свет, ведь это такие траты электричества. Гермиона невольно сжала кулаки от злости. Неужели его тетя и дядя могут так к нему относиться? Разве Петунья Дурсль не понимает, что он единственный человек, который соединяет ее с сестрой? Неужели ее ненависть к ней была столь велика? Ну, вот! Теперь она еще и плачет из-за этого… Это ведь неправильно! Неправильно осуждать Гарри из-за старой обиды…
Гермиона вскочила, выключила свет, а потом вернулась к кровати и легла. Нет, все-таки она устала. И ей еще крупно повезло, что она не сломала себе ничего. Дурсли даже врачей не вызвали. Она надеялась, что ей удастся сдержаться, когда она приедет сюда. Но нет. Дурсли сами все это начали, вот пусть теперь и расплачиваются. Гермиона повернулась на бок.
"Боже! Я рада тому, что будет завтра. А завтра обещает быть веселым. Мне надо было в Слизерин" - подумала Гермиона. Поворочавшись в кровати еще некоторое время, она уснула с мыслью, что надо написать письмо другу.

Утро началось все также прозаично: с криков и стуков в дверь.
- Вставай, негодный мальчишка! Сколько можно тебе повторять?! - уже в который раз слышалось из-за двери. Хорошо, что она не забыла закрыть ее. Гермиона открыла глаза. Что сказать, она не выспалась и виноваты в этом только одни люди.
- Да встаю я! - прокричала Гермиона.
Вчерашнее предсказание сбылось: щеколда, это подобие замка, наконец-то не выдержало, и дверь открылась, чуть не слетев при этом с петель.
- Вставай, паршивец! - дядя кинулся к кровати племянника.
- Если ты меня хоть пальцем тронешь, Дурсль, я обещаю, тебе не поздоровиться! - бросила в лицо дяде Гермиона.
- Ты что, мне угрожаешь?! - взревел Вернон.
- Нет, ну что вы? - Гермиона встала с кровати. - Я просто констатирую факт.
- Тебе нельзя колдовать! - ей показалось, или голос дяди действительно дрогнул.
- Зато это не мешает мне затаскать вас по судам! - Гермиона удовлетворенно улыбнулась, увидев ничего не понимающее лицо дяди.
В это время в дверях комнаты Героя Магического Мира показались оставшиеся два члена этой неповторимой семьи. Они с недоумением смотрели на картину, открывшуюся их глазам. Горячо-любимый племянник сейчас стоял перед главой семьи и с презрительной усмешкой на губах тыкал в него пальцем.
- Да-да, дядя, по судам. Думаете, я ничего в этом не смыслю? Ошибаетесь! Я смыслю в этом больше, чем вся ваша семья вместе взятая! Вы даже скорую помощь мне вчера не вызвали! А что, если бы я умер? Спрятали бы мой труп на заднем дворе? Думаете, меня никто не хватился бы? Стоит мне только рассказать это моим знакомым, и вы окажетесь за решеткой. За избиение несовершеннолетнего, а также за попытку его убийства!
Гермиона с удовлетворением заметила, как нервно сглотнули все, кто слышал ее пламенную речь. Правда, она сомневалась, что Дадли понял, о чем идет речь.
- Что-то вы притихли, дядя, - сказала Гермиона. Она прошла к шкафу с одеждой и, как ни в чем не бывало, достала оттуда носки. Сев на кровать Гермиона одела их, схватила с тумбочки палочку и очки и, заставив стоявшую в дверях Петунью посторониться, покинула помещение. Нервно сглотнув при виде лестницы, Гермиона начала аккуратно спускаться вниз.
- Все-таки здесь высоко, - прошептала она.
Гермиона сразу же нашла кухню, попутно удивившись кристальной чистоте. Она не ела ничего со вчерашнего дня и поэтому жутко проголодалась. Сделав себе пару бутербродов и налив стакан апельсинового сока, Гермиона села за стол и принялась завтракать. Странно, но сверху никто не спускался. Очевидно, у них прямо на месте состоялся срочный семейный совет.
- Очень мило, - проговорила Грейнджер своим мыслям. - Здорово же я их напугала.
Как-то совсем по-детски хихикнув, Гермиона затолкала в рот последний кусок хлеба и допила остатки сока. Убрав за собой на кухне, она поднялась обратно. К ее удивлению, в комнате никого не было. Вероятно, совещание проходило в соседней комнате.
Гермиона уже практически распаковала свой чемодан, когда в комнату вошел Вернон Дурсль.
- Завтра приезжает Мардж, и если ты будешь вести себя так же, как и сегодня, я ни перед чем не остановлюсь, чтобы прибить тебя! - проговорил Дурсль.
Грейнджер поняла, что видимо до Дурслей все-таки трудно доходит. Надо им все по два раза повторять.
- И что же ей дома-то не сидится? - пробубнила Гермиона, решив проигнорировать слова дяди по поводу его "прибить".
- Мальчишка, я дважды повторять не буду, - Вернон вновь начинал закипать. - Если ты еще раз...
- Я тоже повторять не стану! Не лезьте ко мне, и тогда я не буду лезть к вам! И своей сестре тоже это передайте, а то одним вздутием, она не отделается!
Глава семьи Дурслей стоял и злобно сжимал кулаки, но сказать, видимо, ничего не мог. Грейнджер вернулась к своему занятию. У него было много планов на сегодняшний день. Первое - это распаковать чемоданы, второе - это написать длинное письмо Гарри с подробным описанием произошедшего, третье - это осмотр дома и окрестностей и еще много чего.
Сложив все учебники на стол и затолкав чемодан под кровать, Гермиона достала чистый пергамент и, окунув перо в чернильницу, принялась писать письмо. Про дядю, который стоял в дверях, она успешно забыла.
Письмо другу действительно получилось длинным, как эссе по Трансфигурации. Букли еще не было и Гермиона, аккуратно сложив письмо, положила его к себе карман. Оставлять его на столе, было не очень безопасно. Дурсли могли начать осуществлять планы страшной мести.
Когда Золотой мальчик спускался по лестнице, он наткнулся на свою тетю. Женщина с лошадиным лицом и весьма длинной шеей окинула юношу презрительным взглядом и пошла в спальню к сыну. Гермионе было наплевать на то, что думают о ней эти отвратительные люди. Спустившись вниз, она решила посмотреть на чулан, в котором в детстве теснился ее друг. Открыла его и так и застыла с широко раскрытыми глазами. Чулан был настолько маленький, что в нем, наверное, не поместилась бы и одноместная кровать. Злобно хлопнув дверью, подруга Поттера направилась в гостиную. Вернон Дурсль сидел на диване и смотрел по телевизору какой-то фильм. Он, видимо, был так увлечен, что не заметил появление племянника. Гермиона, как ни в чем не бывало, опустилась в кресло и тоже уставилась в экран телевизора. Но долго его смотреть ей не дали.
- Ты! - да, словарный запас дяди был не очень-то и разнообразным. Грейнджер развернула голову и уставилась прямо в маленькие глазки Дурсля. - Что ты здесь делаешь?!
- Я здесь живу, - спокойно сказала Гермиона, возвращаясь к просмотру телевизора.
- Я тебе столько раз говорил, чтобы ты не сидел в этой комнате!
- Дядя, я имею столько же прав находится в этой комнате, сколько и любой член этой семьи, - сказала Грейнджер. И пока Дурсль не начал снова свою гневную тираду, она встала и покинула комнату. Просто находиться с этими противными людьми под одной крышей, она больше не была способна. Быстренько сбегав за курткой в комнату, Грейнджер накинула ее на плечи и вышла из дома.
На улице шел снег, но Гермиона это не смутило. Правда, когда проходила мимо сверкающей чистотой машины Дурсля, не удержавшись, пнула ее. Сигнализация машины начала жалобно орать на всю улицу. Гермиона, как будто ничего не произошло, двинулась по улице.
- Поттер! - донесся крик Дурсля.
- Интересно, он побежит за мной или нет? - прошептала Гермиона в пустоту, даже не оглянувшись. Какие любопытные люди жили на этой улице. Видимо, их жизнь так скучна, что им хочется зрелищ. Она хмыкнула.
Просмотр окрестностей не доставил никакого удовольствия. Она вышла на окраину Литтл-Уингинга и пошла к маленькой детской площадке. Хотя площадкой назвать это место тоже было трудно: качели и песочница. Усевшись на качели, Гермиона уставилась вдаль. Теперь-то она понимала, почему Гарри возвращался от родственников такой нервный и почему он хотел быть таким нужным в ордене.
И чем она здесь занимается?! Ей бы сидеть в комнате заперевшись и заниматься, но она и правда не может закрыть на все это глаза. Еще эта тетушка приедет! Только ее здесь не хватало, и так тошно.
- Ой, смотрите, кто у нас здесь расселся, - Гермиона открыла глаза и сфокусировала свой взгляд на кузене Гарри. Странно, а она даже и не заметила, как закрыла глаза. - Что молчишь, Поттер? Язык проглотил?
- Что ты хочешь от меня услышать, Дадлик? - Гермиона решила сразу же начать выводить его, а не представлять ему ту же возможность. Дадли заметно растерялся от такого обращения, а его друзья дружно захохотали. - Ну, Дадлик, ты не познакомишь нас?
- Что ты несешь, Поттер? - манера разговаривать была такая же как и у отца. Гермиона закрыла глаза, так легче было сдержаться. - Я вижу, ты давно не получал!
- Знаешь, Дадли, мне хватило вчерашнего падения с лестницы. По вине твоего отца, между прочим, - огрызнулась Гермиона. - Скажи спасибо, что я не позвонил в полицию. И твой отец сейчас не проходит по статье избиение несовершеннолетних!
Грейнджер конечно не совсем была уверена, понял ли ее кузен, но искренне надеялась, что у того хватит ума от нее отцепиться. Колдовать она, конечно, не собиралась, хватит ей и тех проблем, которые были на данный момент.
- Что, вспоминаешь свою подружку? - противный голос Дурсля-младшего опять коснулся ушей. Значит, не понял. - Мне отец все рассказал! Как вы на вокзале стояли и обнимались! Такая же ненормальная, как и ты!
Гермиона проигнорировала слова кузена. Чего это он вообще к ней прицепился? И ей вообще без разницы, что там видел дядя Гарри. Кузену, очевидно, не понравилось молчание, и он резко толкнул ее в плечо. Не удержавшись, Гермиона свалилась с качели. Послышался дружный хохот. Злобно встав с земли и отряхнувшись, она, сама того не ожидая, улыбнулась.
- Дадли, таких идиотов, как ты, я вижу впервые, - теперь Дурсль-младший злобно сжал кулаки, но почему-то промолчал. - Она моя подруга, а не подружка.
- Ври больше! Так я и поверил тебе.
- Думай, что хочешь, - Гермиона развернулась и пошла по дорожке подальше от кузена, который порядком успел ее достать. - И если завидуешь, то завидуй молча!
Как она и ожидала, Дадли с друзьями сразу же кинулся за ней. Гермиона могла честно признаться, что никогда так не бегала. И она никогда не чувствовала себя так свободно. Она все быстрее и быстрее отдалялась от кузена. Тот выдохся после первой же стометровки. Все-таки вес был помехой. Гермиона наконец-то почувствовала, что может остановиться. С трудом переведя дыхание, она огляделась.
- Ну, вот... только этого не хватало! Я заблудилась! - Гермиона принялась снова осматриваться. Это место было определенно ей незнакомо. Слава Богу, здесь было людно. Грейнджер подошла к парню и девушке, спокойно стоявшим неподалеку.
- Э-э... простите, - привлекла к себе внимание Гермиона. Ребята сразу же повернулись к ней. - Э-э.. я тут немного заблудился. Не могли бы вы мне помочь?
- Ну, конечно, - девушка сразу же оживилась. А стоявший рядом с ней юноша посмотрел с усмешкой. - Куда тебе надо?
- Эм... Тисовая улица. Знаете, где это? - Гермиона отвернулась к парню, потому что девушка стояла и открыто ее рассматривала. Ну, ладно не ее, а Гарри!
- Конечно, это совсем не далеко, - девушка кинулась и подхватила Гермиону за руку. Грейнджер чуть было не отскочила от нее с криками, но вовремя удержалась. - Мы тебя проводим. Да, Джеймс?
- Ну, конечно, - хотя по голосу этого Джеймса было понятно, что он совсем не рад этой идее. Ребята пошли вдоль витрин магазинов. Гермиона совершила попытку вырваться из хватки девушки, но та так прицепилась в ее руку, словно та представляла какую-то ценность. Хотя в волшебном мире так и было.
- Меня зовут Кети, - представилась девушка.
- Очень приятно. Гарри, - в ответ представилась Гермиона.
- Раньше мы тебя здесь не видели, Гарри, - сказал Джеймс. Они медленно двигались по тротуару, но Гермиона бы предпочла совершать эту прогулку в одиночестве. Новая знакомая усиленно строила глазки, и Грейнджер старалась не смотреть в ее сторону. Хватало и ее цепкой хватки. Золотому мальчику был гораздо интереснее Джеймс, нежели его подружка. - Приезжий?
- Нет, я здесь с детства живу, только бываю дома исключительно летом. Я учусь в закрытой школе и приезжаю только на летние каникулы, - Гермиона улыбнулась.
- Вау, классно! - воскликнула Кети. – Там, наверное, интересно учиться?
- Да, там и правда классно, - Гермиона продолжала улыбаться.
- И сколько тебе там учиться еще? - Джеймс тоже проявил интерес.
- Семь лет, следующий год последний, - перед глазами Гермионы показалась однообразная улица, на которой жили тетя и дядя Гарри. - Ну, ладно, ребята. Спасибо, что помогли, - Гермиона улыбнулась еще раз. - Мне уже пора, пока меня не хватились.
И Гермиона чуть ли не побежала к дому. Нет, ей, конечно, не так уж и хотелось туда, просто она не знала, что еще ожидать от Кети. Девушка, откровенно говоря, пугала ее своим нездоровым интересом к ней. Она только обернулась перед дверью дома. Кети и Джеймс еще стояли и смотрели на нее. Гермиона улыбнулась и вошла. В доме на нее сразу же накинулся дядя с криками о ее негодности. Пропустив все крики мимо ушей и никак на них не отреагировав, Гермиона двинулась в ванную.
- Поттер, что все это значит?! - дядя теперь преследовал мальчишку.
- Ну, что еще я сделал не так? - спросила Гермиона, даже не оборачиваясь. Открыв воду, она стала умываться.
- Где ты шатался все это время? Опять гулял со своими ненормальными друзьями?
- Нет, я гулял с Дадли. Мы с ним даже побегали немножко, - Гермиона вытерла лицо и руки, а потом двинулась на кухню. Посмотрев на то, чем ей предлагали пообедать, Гермиона поморщилась.
- Кому ты врешь?! - немного отсталая реакция на ее слова, начала раздражать.
- Спросите Дадли. Я думаю, он вам и расскажет всю правду, - Гермиона достала сыр и бекон. Сделав себе несколько сэндвичей, Гермиона уселась за стол. Наконец-то терпение Дурсля лопнуло.
- Как ты себя ведешь в моем доме, мальчишка, - закатив глаза, Гермиона откусила сэндвич. Дядя начал распаляться все больше и больше. - Ты почему молчишь?!
Гермиона посмотрела на него и улыбнулась.
- Дядя, а вы исправили замок в моей комнате? - Дурсль немного опешил от такого вопроса.
- Ничего я не буду исправлять!
- Ну, это я так спросил, - пока они "переговаривались" на кухне, Гермиона успела закончить свою трапезу. - Спасибо, дядя, было очень вкусно.
Встав из-за стола, Гермиона вымыла тарелку и стакан и покинула кухню.
"Питаясь, таким образом, я испорчу желудок Гарри", - невольно подумала девушка. - "Боюсь, этого он мне не простит".
Удобно устроившись в гостиной на диване, она включила телевизор. Словно почувствовав это, тут же появился Дурсль.
- Пошел вон отсюда, ненормальный, - Гермиона даже ухом не повела. Нет, не подумайте, что она вела себя так беспардонно всегда. Нет-нет. Просто, она никак не могла избавиться от жгучего желания достать Дурслей. Со стороны, наверное, она была похожа на слизеринского хорька.
- Ну, что же вы, дядя? Это же мой любимый фильм, - Гермиона сделала удивленное лицо. - Вы что, не знали об этом?
Побледневшее лицо хозяина дома напугало Гермиону. А не переборщила ли она?
- Ладно, я, наверное, пойду, - она встала с дивана. - Знаете, так устал за день, а еще письмо надо друзьям отправить.
- Е-если ты так же будешь вести себя завтра, Поттер, я-я.... - голос Дурсля потонул в потоке возмущения.
- Э-э... запрете в чулане? - помогла Гермиона.
- Да! - Дурсль заметно обрадовался помощи племянника.
- Спешу вас огорчить, дядя, я там врядли помещусь, - Гермиона вышла из комнаты. Она медленно поднялась в комнату Гарри, которая благодаря Невиллу теперь числилась за ней. Закрыв дверь, Грейнджер прислонилась к ней спиной. Видели бы ее сейчас друзья! Тихое, чуть истеричное хихиканье племянника остановило Вернона Дурсля, когда он уже собирался зайти в его комнату. Разумно решив, что с мальчишкой сделали что-то эти люди на букву "в" и трогать его сейчас не нужно, Дурсль спустился в гостиную.
Гермиона достала письмо из кармана. Хорошо, что она забыла закрыть окно и Букля, прилетев, смогла попасть в комнату. Она, наверное, проголодалась, а Гермиона даже об этом не подумала. Достав со дна чемодана корм, Грейнджер наполнила им кормушку совы, а потом принесла еще и воды. Раскрыв письмо и осторожно его разгладив, Гермиона продолжила писать его. Да, сегодняшний денек был полон на эмоции. А еще тело, не переставая, ныло. Хотя днем она об этом даже не вспоминала. Поставив жирную точку, после слов: "Поскорее бы обратно в Хогвартс", великая староста гриффиндора принялась перечитывать письмо. Несколько раз улыбнувшись, Гермиона наконец-то сложила письмо, тая надежду, что оно хоть чуть-чуть повеселит ее друга. Перевязав его ленточкой, Гермиона привязала письмо к ноге Букли.
- Ты же знаешь куда лететь? - ласково спросила Гермиона. Сова словно поняв, что она спрашивает, ухнула. - К Гермионе.
Букля улетела. Гермиона вернулась к письменному столу и выдвинула ящик. Там лежал фотоальбом в кожаном переплете. Гермиона достала его и села на кровать. Листая фотографии, она живо представляла себе, как это делает Гарри, и странное тепло разливалось на душе от этого. Вот фотография с чемпионата мира по квиддичу. Странно, но она не помнит этот момент. А ведь на фото была изображена она. Одна. Гермиона резко захлопнула фотоальбом. Больше в него смотреть она не могла.
Она откинулась на подушки. Такой сумасшедший день у нее был впервые. Кажется, она исчерпала весь лимит своей порядочности. Столько грубости по отношению ко взрослым! Стыдно. А эта новая знакомая Кети. Она строила ей глазки! С ума сойти! Больше выходить на улицу и привлекать к себе внимания не следовало.
- Все, теперь я буду тихим Гарри, - Гермиона улыбнулась своим мыслям и даже не заметила, как заснула.

 
kaluma6050Дата: Суббота, 07.05.2011, 19:37 | Сообщение # 19
Боготворю красоту земную
Сообщений: 130
« 7 »
DEMON-Tia,
А здесь вы собираетесь радовать нас продолжением?



-Гермиона, ну не надо!-
-Гарри давай все будет супер!-
-Гермиона, может не надо а вдруг нас поймают!-
-Не беспокойся у нас все схвачено! Давай!-
-Я не хочу!-
-Б*я! Гарри подними свою задницу с метлы, и иди убей Волдеморта!-

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО!!!
 
ShtormДата: Воскресенье, 08.05.2011, 14:37 | Сообщение # 20
Черный дракон
Сообщений: 3283
« 214 »
Quote (kaluma6050)
А здесь вы собираетесь радовать нас продолжением?

Тоже очень это интересует



Друзья, давайте будем жить
И склизких бабочек душить.
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть - одно и тоже
 
HELL21Дата: Воскресенье, 24.07.2011, 21:54 | Сообщение # 21
Подросток
Сообщений: 12
« 0 »
а прода будет?


И помните:
"Настоящих извращений только два. Это хоккей на траве и балет на льду" (с)
 
Al123potДата: Понедельник, 25.07.2011, 13:58 | Сообщение # 22
Черный дракон
Сообщений: 2794
« 719 »
Тут тоже есть: http://www.fanfics.ru/index.php?section=3&id=2192 те же 27 глав.


"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
*************************************************************
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.


Сообщение отредактировал Al123pot - Понедельник, 25.07.2011, 13:59
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:18 | Сообщение # 23
Vita sine Libertate
Сообщений: 1049
« 62 »
Глава 15. Знакомство с родственниками. Часть II: Гарри

арри забрался на переднее сидение машины отца Гермионы. Они тронулись, не произнеся ни слова. Поттер старался вести себя тихо, чтобы ненароком не вызвать подозрений. Сейчас столь замечательная идея отправиться домой к Гермионе, казалась Гарри несколько неудачной.

— Ну, Гермиона, рассказывай, что у вас произошло интересного? — заговорил мистер Грейнджер.

— А-а... ничего такого, папа, — пробормотал Гарри. — Просто, ты же знаешь, было совершено нападение на деревушку рядом со школой, и директор решил отправить нас по домам на некоторое время.

— Да-да, — задумчиво протянул мистер Грейнджер. Гарри разглядывал пейзажи за окном. В голове вертелась куча вопросов, которая так и хотела сорваться с языка, но он боялся вызвать подозрения. — Гермиона, ты не считаешь, что продолжать учебу в школе опасно?

Гарри повернул голову к сидящему рядом мужчине. Что он мог ему ответить? Конечно, это было опасно!

— Я не знаю, — пробормотал он, возвращаясь к мелькающим за окном пейзажам. — Директор говорит, что это самое безопасное место для волшебников.

— Ладно, я не хотел затрагивать этот вопрос. Я знаю, что ты все равно не согласишься оставить Гарри одного, — сказал мистер Грейнджер, улыбнувшись. Поттер вновь заинтересованно взглянул на мужчину. Значит, вот как… — Кстати, вы что, встречаетесь?

Гарри поперхнулся и закашлялся, стремительно краснея.

— Все-все, — рассмеялся мистер Грейнджер, — просто, увидев, как вы с ним разговариваете, мне показалось, что...

— Папа, тебе только показалось! — горячо перебил Гарри. — К тому же, у него есть девушка, которую он любит.

"И с которой он уже успел расстаться и теперь вряд ли помирится", мысленно закончил Гарри.

— Вот как… — задумчиво протянул Джон Грейнджер. — Грегори будет рад твоему приезду.

Поттер недоуменно посмотрел на отца Гермионы.

— Грегори? — Гарри прикусил язык, поняв, что такими расспросами быстро раскроет себя.

— Ну, ты что, не помнишь? Грегори, наш сосед, который живет в соседнем доме. У вас еще балконы смотрят друг на друга, — удивленно пояснил мужчина.

— Ах, Грегори. Я подумала про своего сокурсника, — сказал оправдывающимся голосом Гарри. Это же надо так сглупить!

— Ты ему до сих пор нравишься, — улыбнулся мистер Грейнджер.

— Да? Я рада, — Гарри не смог скрыть язвительность в своем голосе. Ему только ухаживаний соседского мальчика не хватало! Поездка домой обещала быть удручающей.

Отец Гермионы, очевидно, заметив, что дочь не в настроении продолжать разговор, тоже замолчал. До самого дома они больше не проронили ни слова. Гарри все порывался опять начать разговор и все-таки спросить, где мама Гермионы, но боялся ляпнуть что-то не то.

Теперь же он внимательно и с интересом разглядывал место, в котором жили Грейнджеры. Надо сказать, оно значительно отличалось от Тисовой улицы. Дома здесь были не похожи друг на друга, в каждом из них было что-то оригинальное. Дом семейства Грейнджеров сразу говорил о достатке его обитателей. Аккуратный, ухоженный садик привлекал внимание, а к двухэтажному дому вела гравиевая дорожка. Гарри, не удержавшись, хмыкнул: дом полностью, по его мнению, олицетворял жизнь подруги.

Мистер Грейнджер поставил машину перед въездом в гараж. Пока Гарри вылезал из машины, мужчина достал чемодан из багажника.

— Ты снова набрала книг? — улыбаясь, спросил мужчина.

— Папа, ну ты же знаешь, без учебы я никуда, — Поттер улыбнулся в ответ.

— Пойдем, мама уже заждалась, — сказал Грейнджер и направился к дому. Гарри поспешил за ним. Дверь дома им открыла женщина, и Гарри, который готовился к долгим и слезливым объятиям, удивленно замер. В дверях стояла явно не мать Гермионы.

— Здравствуй, Джон, — поприветствовала мужчину женщина. И, наконец, обратила свое внимание на Гарри. — Привет, Гермиона. Надеюсь, ты хорошо доехала?

Все такой же смущенный своим непониманием, он получил-таки свою порцию объятий от женщины.

— З-здравствуйте. Спасибо, нормально, — пробормотал Гарри.

— Элли, проводи, пожалуйста, Гермиону к Джейн, — попросил мистер Грейнджер, поднимаясь с чемоданом по лестнице.

"Прислуга?", удивленно подумал Гарри. В голове сразу же появились непросительные ехидные мысли. "Защитница домовых эльфов имеет в доме человеческую прислугу! Ну надо же!"

Гарри проследовал за женщиной, оглядываясь по сторонам и попутно придумывая колкости в адрес подруги. Женщина открыла одну из дверей и вошла в комнату, он последовал за ней и замер от неожиданности. На него с кровати смотрела постаревшая на двадцать лет Гермиона. Когда раньше Гарри встречал миссис Грейнджер в Косом переулке, он и не замечал такой схожести. Женщина лежала на множестве подушек, и ей не составляло труда видеть вошедших. Осунувшееся лицо и запавшие глаза вырвали из груди парня порывистый вздох.

— Мама, — прошептал Поттер, медленно подошел к кровати и опустился на стул, стоявший рядом. Его рука непроизвольно потянулась к руке женщины.

— Здравствуй, Гермиона, — тихо проговорила мать Гермионы. Женщина спрашивала про учебу, а Гарри хотелось провалиться под землю. Он и представить себе не мог, что мать Гермионы больна. Подруга никогда не рассказывала, что происходит у нее в семье. Он лишь знал, что ее родители стоматологи, и видел их пару раз в Косом переулке и на вокзале. И все! Гарри стало неловко от осознания того, что он никогда не интересовался жизнью Гермионы, а она знала про него все.

— Гермиона, твоей маме нужен отдых, пойдем, — через некоторое время позвала Элли. Гарри встал со стула и посмотрел на миссис Грейнджер.

— Я еще зайду, — пробормотал Поттер и, развернувшись, поспешил покинуть комнату. На душе было неприятно от того, что Гермиона скрывала состояние своей матери, и от того, что он себе напридумывал. Теперь становилось ясно, что Элли всего лишь сиделка в этом доме. Захотелось непременно узнать, чем болеет миссис Грейнджер и можно ли ей помочь. Только вот спросить в этом доме было некого.

В гостиной сидел Джон Грейнджер и Гарри медленно опустился в кресло напротив.

— Если хочешь кушать, в холодильнике есть жаркое, — сказал мужчина. Гарри лишь покачал головой. Аппетита совсем не наблюдалось.

— Как она? — спросил Поттер, пытаясь хоть что-то узнать. Мистер Грейнджер неопределенно пожал плечами, и Гарри понял, что мужчина и сам не знает, что сказать.

— Врачи не говорят ничего определенного.

Поттер молчал. Он не знал, о чем спросить и что сказать. Посидев еще немного, Гарри покинул гостиную. Если он правильно понял Гермиону, то ее комната находилась на втором этаже. Открыв вторую по счету дверь, Гарри вошел в комнату. То, что это комната подруги, он догадался не благодаря ее точным инструкциям, а по чемодану, который принес сюда отец девушки.

Закрыв за собой дверь, Гарри принялся осматривать свое новое место обитания. Комната была достаточно большой. В углу стояла кровать, рядом с ней небольшой столик, на котором стояла лампа. В комнате также были большой письменный стол, а прямо напротив него вместительный шкаф для одежды. Ну, и, конечно, в комнате Гермионы Грейнджер обязательно должны были быть книжные полки. Они занимали практически половину противоположной от кровати стены. Гарри хмыкнул. Полки прямо ломились от аккуратно расставленных на ней книг. Он бы даже не удивился, если в платяном шкафу вместо одежды тоже обнаружил бы книги. В действительности, он был близок правде. Хоть на полках шкафа и были разложены разные вещи, его дно также было занято книгами. Поттер с любопытством принялся разглядывать книги: что-то не верилось, что все они касались магии. Темы книг в шкафу в основном относились к маггловской медицине, и Гарри вновь почувствовал чувство вины.

Поднявшись с пола, он направился к незамеченной ранее стеклянной двери. Она вела на упомянутый ранее мистером Грейнджером балкон. Прямо напротив был виден точно такой же. Сейчас, к счастью, пустующий. Видеть парня, который был влюблен в твою подругу, не слишком и хотелось. Тем более, если ты на данный момент находишься в теле этой подругой.

На балконе находились мягкое кресло и маленький столик, укрытые клеенкой. Поттер сразу же сообразил, что это являлось своего рода защитой от дождя. Посмотрев по сторонам и не обнаружив ничего больше примечательного, Гарри вернулся в комнату.

Герой Магического Мира временно — все же Гарри на это надеялся — заключенный в тело лучшей подруги, принялся рассматривать оставшиеся книги. К его удивлению, он не увидел ни одной книги по магии, даже учебников не было. Гарри рассеянно огляделся. Неужели Гермиона каждый год таскает эти книги с собой в Хогвартс? Потом Поттер все же сообразил, что Гермиона, скорее всего, не хранит книги по магии на виду, ведь она магглорожденная. В комнату могли заглянуть посторонние, и это могло вызвать множество расспросов.

Гарри всегда восхищался предусмотрительностью Гермионы. Она всегда старалась продумывать несколько вариантов наперед, прямо как в шахматах. Раньше его удивляло, что она не увлекается этой игрой, а теперь понял, что все, что не могло принести хоть какую-то пользу, Гермиону не интересовало. Она никогда не хотела тратить времени попусту, но, тем не менее, с головой бросалась с ним и Роном в различные авантюры.

Гарри уселся за стол и уставился в окно. Было немного скучно. И хоть он и мог занять себя разборкой чемодана, жутко не хотел этого делать. Перед глазами все время представало лицо женщины, которая являлась матерью его подруги. Было обидно за Гермиону. При мысли о том, что он увидел, его тревожило сознание того, что Гермиона все делала ради матери. Эти книги по медицине… Очевидно, она искала лечение от болезни. Такое рвение в учебе… Возможно, и оно было поиском выхода.

Гарри не знал, сколько он так просидел, думая о жизни Гермионы. Он не представлял, что ей стоило не уезжать на Рождество домой, а оставаться с ними в школе или ехать на каникулы к Рону. От мыслей его отвлек стук в дверь и голос мистера Грейнджера:

— Гермиона, это я, можно войти?

— Да-да, конечно, папа, — сказал Гарри, выпрямляясь на стуле. — Что-то случилось?

— Нет, — Джон Грейнджер улыбнулся. — Я просто почему-то подумал, что ты сразу захочешь достать книги.

— Книги? — непонимающе спросил Гарри.

— Ну, да. Я бы принес ящики из гаража, — отец Гермионы уже сидел на кровати дочери. — Завтра меня целый день не будет, а ты точно захочешь почитать.

— Нет, не захочу, — Гарри улыбнулся. Мистер Грейнджер ответил тем же.

— Что-то я в этом сомневаюсь. А может ты привезла что-то интересное с собой? — лукаво поинтересовался мужчина.

— Ты меня раскусил, — Гарри рассмеялся.

— А ты, я смотрю, совсем ничего не хочешь делать. Даже чемодан не разобрала. Я удивлен, — мужчина хмыкнул.

— Все завтра, папа, завтра, — весело сказал Поттер. — Мне сегодня ничего не хочется делать.

— Ты только не увлекайся завтра. Не надо сидеть дома и читать, я уверен, ты этим все время занимаешься в школе. Сходи прогуляйся, — кажется, мистер Грейнджер говорил это серьезно.

— Ладно, папа, я обязательно прогуляюсь, — позиция "поддакивай на все подряд" очень нравилась Гарри.

— Ну, тогда я пойду спать, — мужчина встал. — Спокойной ночи, Гермиона.

— Спокойной ночи, — сказал Гарри, а отец Грейнджер покинул комнату. Гарри только после его слов понял, насколько он устал. Нет не физически, а почему-то эмоционально. Не хотелось думать, просто лежать в кровати и смотреть в потолок, а еще лучше поспать.

Переодевшись в найденную в шкафу пижаму, Гарри забрался под одеяло. Немного поворочавшись, Поттер забылся тяжелым сном.

* * *
Гарри проснулся, когда за окном только начинало светать. Своим пробуждением, он спас себя от ужасной смерти. Во сне его как раз собирались затоптать слоны, кричащие "Ты ужасен, Поттер!" Решив, что не мешало бы еще поспать (как никак каникулы, и торопиться некуда), Гарри вновь прикрыл глаза. Минут через десять он со стоном сел в кровати: слоны продолжали атаковать.

Через несколько минут Гарри, уже одетый, стоял около двери из комнаты. Открыв ее и стараясь не шуметь, он двинулся по коридору. Ему следовало еще найти ванную комнату, о местоположении которой, он не успел переговорить с Гермионой. Ванная нашлась сразу, и теперь Гарри умывался и приводил свои непослушные каштановые кудри в порядок. Занятие, между прочим, было не из легких.

Через некоторое время Поттер вернулся в комнату и решил выйти на балкон. Не то чтобы на улице было тепло, но постоять минут десять на свежем воздухе было можно. Послышался громкий стук. Гарри вздрогнул и оглянулся. Стук повторился. Затем раздался рев.

«Слон?», — слегка не в тему подумал Гарри. Почему-то в такие ответственные моменты у него в голове рождались только отвлеченно-дурацкие мысли, но он всегда это старательно скрывал.

Через некоторое время он понял, что шум исходит из соседского дома. Вскоре какофония сменился звуками гитары, а затем и вовсе наступила тишина. Дверь соседского балкона открылась, и в поле зрения Гарри появился долговязый парень с копной черных волос. Одет он был в пижамные штаны и футболку. Поттер безотрывно следил за юношей, который тем временем зажег сигарету и ответно уставился на Гарри. Юноша подмигнул, и его губы расползлись в обворожительной улыбке. Гарри охватила паника, когда он понял, что это и есть Грегори, который влюблен в подругу, то есть на данный момент в него. Поттер решил поспешно ретироваться и скрылся в комнате. Плотно закрыв балконную дверь, чтобы коварный сосед, а именно так о нем думал Гарри, не пробрался ненароком в комнату. Он и сам не мог объяснить свою реакцию. Мысль о том, что на Гермиону может кто-то смотреть, вызывала у него неприятные чувства.

Гарри тряхнул головой. Что-то дурацкие мысли стали его постоянными спутниками. День ведь только начался, а уже и слоны потоптались, и этот сосед пялился!

Поттер застелил свою кровать, понимая, что Гермиона, скорее всего, тоже это делала. Потом послышался звук отъезжающей машины, это мистер Грейнджер отправился на работу. Живот призывно заурчал, и Поттер понял, что хочет есть. Приготовив себе несколько бутербродов и налив чаю, Гарри принялся завтракать. В этот момент на кухню зашла Элли.

— Доброе утро, Гермиона, — поздоровалась женщина, идя к холодильнику.

— Доброе утро, — сказал Гарри, быстро доедая. Ему почему-то очень сильно хотелось закончить завтрак и запереться в комнате подруги.

— Гермиона, мама хотела, чтобы ты к ней зашла, когда проснешься, — сказала Элли, что-то нарезая на кухонном столе. Гарри тяжело сглотнул. Видеть маму Гермионы было несколько тяжело.

— Хорошо, — пробормотал он, уткнувшись в чашку с чаем. Позавтракав и убрав за собой тарелку, Поттер пошел в комнату к матери подруги. Постучавшись и с трудом расслышав тихое приглашение войти, он открыл дверь. — Здравствуй, мама.

— Доброе утро, — сказала женщина.

Гарри сел на стул возле нее. Женщина внимательно разглядывала его лицо, и Поттеру все сильнее и сильнее казалось, что она все знает.

— Вчера нас прервала Элли, а ты так и не успела мне рассказать про школу.

— Э-э... ну, — пробормотал Гарри, разглядывая свои руки. — Всех студентов отправили по домам на неделю. Ты же знаешь, там сейчас серьезные события происходят.

— Да, — задумчиво протянула Джейн. — Что у тебя с учебой, опять, наверное, занимаешься не покладая рук?

— Ну, это... Конечно, я занимаюсь лучше всех, — Гарри улыбнулся. — Это мне по статусу положено, я же лучшая ученица Хогвартса за последний десяток лет!

Женщина рассмеялась.

— Раньше ты так не говорила, — сказала миссис Грейнджер. Поттер нервно заерзал, а не перегнул ли он палку с собственным восхвалением?

— Это правда, мама. Зато мне все время надо подгонять Гарри и Рона, они совсем не хотят учиться!

— Ну, они же мальчики, Гермиона, — женщина улыбнулась. — Твой отец тоже плохо учился.

— У Рона это доходит до крайности, — печальным голосом сказал Поттер, решив выставить себя в несколько лучшем свете. Ему безумно хотелось понравится этой женщине, правда, он и сам не знал почему. Ему было жаль маму Гермионы, ее мужа и дочь, и он надеялся, что все у них будет хорошо. Ведь у них такая замечательная дочь, пусть и немного требовательная и упрямая. Но это же хорошо, она старается для них. — Вообще, мальчики столько времени тратят на квиддич.

— А тебе не нравится эта игра? — спросила женщина. — Ты не рассказывала о ней. Знаю только, что летают там на метлах.

— Ну... всего в команде семь человек: один вратарь, двое отбивал, три охотника и один ловец. Рон вратарь и защищает от охотников другой команды кольца, их три. Охотники пытаются попасть мячом в кольца, одним из охотников в нашей команде стала Джинни. За каждый забитый в кольцо квоффл команда получает десять очков. Защитники защищают игроков своей команды от бладжеров, это такие мячи, которые летают сами по себе и норовят снести кому-нибудь голову. Ну, а самую главную роль в команде играет ловец. Ему надо быстрее ловца другой команды поймать снитч, такой крылатый золотой мячик, летающий с бешенной скоростью. Если ловец его поймает, то игра останавливается, и его команде начисляют сто пятьдесят очков. Ловец в нашей команде Гарри, — Поттер улыбнулся тому, что ему удалось коротко изложить правила игры.

— О, это должно быть занимательное зрелище, хотелось бы на это посмотреть, — сказала Джейн. — И как, Гарри справляется с этой работой?

— Да, — улыбнулся Поттер. — С момента его прихода в квиддич команда ни разу не проиграла, только на третьем курсе он свалился с метлы. А еще Гарри самой молодой ловец за последние сто лет. Он начал играть еще на первом курсе. Ему разрешил директор, хотя обычно это запрещено.

— Гарри чудный мальчик, мне жаль, что судьба обошлась с ним так жестоко, — сказала женщина. В ее глазах плескалось искреннее сочувствие. Поттер опустил голову. Он не любил, когда его жалели, но грусть, исходившая от этой женщины, была искренней. — Он опять отправился к своим ужасным родственникам?

— Да, — пробормотал Гарри. — Директор считает, что до его семнадцатилетия есть только два места, где он может быть в относительной безопасности, это Хогвартс и дом его родственников. Но его тетя с дядей действительно ужасны, и он живет мечтой, что когда-нибудь уедет от них. Его крестный оставил ему в наследство дом.

Женщина печально улыбнулась.

— Знаешь, он очень дорожит друзьями. Ведь кроме них у него никого нет, — Гарри смотрел в глаза женщине. Ему хотелось сказать очень многое, но он понимал, что из уст Гермионы это будет звучать не очень убедительно. Было бы странным, если бы он начал говорить, как он дорожил Гермионой. Да еще и в третьем лице! — Сейчас, наверное, придет Элли. Ты же еще не завтракала?

— Да, — сказала Джейн.

— Я зайду попозже, — сказал Гарри, поднимаясь с места. Он наклонился к женщине и коснулся губами ее щеки. — Папа сказал, чтобы я не сидела целый день за книгами, а пошла и прогулялась.

— Да, сходи, — женщина улыбнулась. Гарри кивнул и пошел к двери. Уже у двери ему в голову пришла идея, которую почему-то безумно захотелось осуществить.

— Мама, а хочешь, в следующий приезд я привезу тебе фотографии с квиддича? — озвучил сразу же эту идею Поттер. — Ты же знаешь, магические фотографии это как маленькое видео. Будет интересно.

— Это было бы замечательно, Гермиона, — женщина словно зажглась этой идеей. А Гарри тем временем открыл дверь и посмотрел, нет ли кого в зоне видимости. Никого не заметив, он закрыл дверь и вернулся к женщине. Потом наклонился к ее уху и зашептал:

— А еще я могла бы показать тебе, как я летаю.

— Летаешь? — спросила женщина. — Ты же говорила, не умеешь летать, у тебя даже метлы нет, — в унисон дочери зашептала женщина.

— Э-э... да, летаю. Гарри меня научил в этом году, — выкрутился Поттер. — Я могла бы одолжить метлу у него.

— Только вот летать тебе негде, но я очень хотела бы увидеть это! — оживленно сказала женщина. — Жалко вам нельзя ничего делать до совершеннолетия.

— Ну, летать до совершеннолетия можно, только вот и, правда, негде, — печально сказал Поттер, понимая, что его идея не так уж и осуществима. Да и как он мог взять метлу, если она осталась в школе. — А я в школе сделаю несколько фотографий и отправлю тебе с совой. Сразу же, как только приеду в Хогвартс. Обязательно, мама!

Гарри открыл, было, рот, чтобы выдать еще одну, по его мнению, гениальную и занимательную идею, как открылась дверь и в комнату с подносом в руках вошла Элли.

— О, Гермиона, ты еще здесь. Джейн, я принесла тебе завтрак, — ставя поднос на маленький столик, сказала женщина.

— Ничего, я уже ухожу. Пойду гулять, — Гарри направился к двери, на выходе послав женщинам улыбку, он покинул комнату. Внутри у него буквально все горело. В голове кишело множество идей, и он надеялся, что Гермиона ему вскоре напишет. Очень хотелось поделиться с ней своими идеями. Он быстренько взбежал по лестнице и вошел в свою, приобретенную благодаря Невиллу комнату. Почему-то его постигло горькое разочарование, когда он не обнаружил Буклю, которая ломилась бы к нему в комнату с письмом. Немного постояв в центре комнаты, Гарри все же решил сдержать обещание и отправится осматривать окрестности. Открыв так и не разобранный чемодан, Поттер извлек оттуда джинсы и футболку. Переодевшись, он не забыл причесаться, и спустился вниз. Обувшись и надев куртку, Гарри покинул дом.

Он медленно брел по тротуару, все время смотря по сторонам. После получасовой прогулки, Поттер понял, что родители Гермионы жили в очень тихом и красивом месте. Гарри наткнулся на парк с прудиком, где мамаши прогуливались с колясками. По его мнению, это было замечательное место для пикника, только вот погода этого не позволяла.

Он опустился на одну из скамеек, расположенных недалеко от прудика. Мысли его вернулись к матери лучшей подруги. Хотелось сделать для этой женщины что-то приятное, показать, какая у нее замечательная дочь. Он искренне надеялся, что болезнь миссис Грейнджер неопасна. Узнать это можно было только у Гермионы, но она еще не написала. Он теперь понимал, почему идея отправления по домам так не нравилась Гермионе. Она не хотела, чтобы кто-то узнал о ее маленьком несчастье. А еще он видел, с какой грустью она смотрела на своего отца. Конечно, ей хотелось к своей больной матери, хотелось проводить все больше и больше времени с ней. Он понимал, почему она расстроилась, когда прочитала письмо из дома. И ее неописуемая злость на Невилла тоже обрела под собой основание. Поттер чувствовал себя виноватым. Он почему-то не думал, что у его друзей может быть какое-то несчастье. Всегда был несчастен только он. А ведь Гермиона так отвержено тратила на него свое время, хотя она могла, наверное, с пользой его провести в поисках лекарства для мамы. За такими мыслями Гарри не заметил, как на скамейку рядом с ним опустился юноша.

— Привет, Гермиона, — голос заставил Поттера отвлечься от мыслей. Когда он увидел, кто сидит рядом с ним, Гарри захотелось убежать. Это был сосед, которого он видел сегодня на балконе, только вот выглядел он иначе. Волосы были аккуратно уложены, а на глазах у него были очки. — Гермиона, я, конечно, понимаю, что я чертовски обаятелен и нравлюсь тебе, но не могла бы ты перестать так на меня смотреть?

Гарри словно облили ледяной водой.

— Что ты несешь? — злобно бросил он. Юноша только ухмыльнулся на его слова. Гарри поднялся со скамейки и решил уйти. Он него не было настроения флиртовать с мальчиками, да и вряд ли оно когда-нибудь у него могло появиться. Но юноша, очевидно, не понял этого и теперь шел рядом с ним.

— Ну, Гермиона, я не хотел тебя обижать, — примирительно сказал Грегори. — Я рад, что ты приехала. Твой отец мне сказал, что ты проведешь дома неделю, мы могли бы отлично провести это время.

— Мне надо заниматься, — пробурчал Гарри, понимая, что очевидно всю неделю ему придется торчать дома, чтобы не сталкиваться с ухажером Гермионы. И почему она ничего не сказала про него?! Он бы хоть знал, что надо быть осмотрительнее!

— Гермиона, но ты всегда занимаешься! Ну, пожалуйста, ты же можешь хотя бы один раз сходить со мной куда-нибудь! — юноша, кажется, не собирался уступать. — Пожалуйста, давай просто сходим в кино или в кафе. Один раз, я не прошу большего.

— Нет, я сказала, — Гарри даже поднял руку, чтобы остановить словесный поток Грега. Юноша отстал и теперь молча шел рядом, Поттера это вполне устраивало. Немного нервировало, что как только он оказался в теле Гермионы, оказалось, что у нее есть поклонники. Сначала Рон, а теперь и этот настырный сосед, а вроде бы было так спокойно. Он думал, что это Гермионе будет трудно с этим пунктом его жизни, но она отлично справлялась с этим, даже от Джинни избавилась.

— А летом ты все же согласилась, что тебе мешает на этот раз?! — Грегори, очевидно, решил напомнить о своем присутствии. Гарри прошел еще немного, а потом, остановившись, решительно повернулся к юноше.

— Летом, это было летом! Может у меня сейчас появился парень. Отстань от меня, Грег, — Поттер пошел дальше. Парня рядом больше не наблюдалось, и Гарри, решив, что ему удалось избавиться от него, победоносно улыбнулся. Побродив еще часок по окрестностям, Поттер решил вернуться домой.

Возле дома его ждал неугомонный сосед. Гарри оглянулся в поисках места, где можно было спрятаться, но юноша уже его заметил и теперь приближался.

"Бежать?!" — проскользнула отчаянная мысль в голове.

Он уже развернулся и сделал несколько шагов, когда его крепко схватили за локоть. Гарри, было, дернулся, но у Грега была просто железная хватка.

— Отпусти меня или я сломаю тебе очки, Грегори! — злобно рыкнул Гарри. Только вот его слова не возымели никакого эффекта. Юноша продолжал крепко держать руку Гермионы. — Отпусти, я сказала!

— Тише, Гермиона, что подумают люди? — прошептал Грегори. Гарри опять дернулся.

— Что хотят, то пусть и думают! Отпусти меня, я сказала! — Гарри со всего маху наступил на ногу юноше. Пока Грег прыгал на уцелевшей конечности, Гарри стремительно побежал к дому. Позвонив в дверь, он молился, чтобы Элли побыстрее ему ее открыла. Грег уже несся к дому. Дверь открылась, и Гарри влетев в дом, захлопнул дверь перед самым носом соседа.

Элли удивленно уставилась на девушку.

— Достал, — прошипел Гарри, нервно снимая с себя куртку. — Как мама?

— Спит, — ответила женщина. — Пойдем на кухню попьем чаю.

— Хорошо, — Гарри поплелся за Элли. Он сел за стол, а женщина разлила по чашкам чай.

— Он что, приставал к тебе? — улыбаясь, спросила женщина.

— Да, — ответил Гарри, уткнувшись в чашку с горячим чаем.

— Грег милый мальчик, — Гарри передернуло от слов Элли.

— Да? — желчь в голосе была просто феноменальной. — Что-то я этого не заметила, когда он гнался за мной.

— Ну, и еще немного настырный, — добавила женщина. Поттер молчал, разговаривать о соседе не хотелось. Он еще выскажет Гермионе все, что о ней думает! Значит, она еще летом тут с соседом гуляла, а ему теперь от него избавляйся?! Он мог откровенно отправить юношу куда подальше, только вот это могло принести за собой нежелательные последствия. Придется мириться с этим и, по возможности, не выходить из дома. Впрочем, он мог отлично провести время за разговорами с миссис Грейнджер. Поттер испытывал искреннюю симпатию к ней. — Гермиона?

— Что такое? — словно опомнившись, спросил Гарри.

— Ну, у тебя был такой стеклянный взгляд, — сказала женщина.

— Извините, я задумалась, — Поттер улыбнулся.

— Гермиона, как твоя учеба?

— Ну, я хорошо учусь, — пробормотал Гарри. Ему повезло, что сейчас никто не мог проверить уровень его знаний. А то его "хорошо учусь" совсем себя не оправдало бы. Он отлично понимал, что ему надо усиленно заниматься, чтобы не подвести Гермиону. Хотя она тоже отличилась. Неделю, которую они проучились, Гарри Поттер написал все на "Превосходно" и заработал такое количество баллов, которое он мог заработать только за год учебы!

— Ну, я это заметила, — женщина улыбнулась. — У тебя в комнате столько книг.

— Я люблю читать, — сказал Гарри. Элли задавала вопросы, а он отвечал. К счастью Гарри, она не спрашивала о местоположении школы или что-то такого рода, он боялся сказать что-нибудь не то. Пообедав вместе с ней, он поднялся к себе в комнату. Гарри достал из чемодана чернила и несколько листов пергамента. Он принялся писать письмо Гермионе. Оно начиналось с извинений за то, что он никогда не интересовался, что происходит у нее в семье. Потом написал о том какие у нее замечательные родители, не оставил без внимания его разговор с ее матерью, опуская некоторые подробности. Соседу Гермионы достался довольно большой абзац, который был полон нелицеприятных эпитетов. Остальное он решил дописать, когда получит письмо от Гермионы. В том, что это произойдет, он не сомневался, ведь она обещала написать.

Надо было как-то провести время до прихода мистера Грейнджера, и Гарри, взяв самую большую книгу сказок, устроился на кровати. В детстве ему не довелось их прочитать, и сейчас он собирался это восполнить. Но он пообещал мысленному образу Гермионы, что обязательно позанимается… но чуть-чуть попозже.

* * *
Гарри поднял голову от подушки и сонно огляделся. В комнате царил полумрак. Он помнил, как читал книгу сказок, а потом решил немного вздремнуть. "Вздремнул" он, видно, до самого вечера. Поднявшись с кровати, Гарри вышел на балкон. В футболке и джинсах на балконе было холодно, но он решил постоять чуть-чуть на холоде, чтобы отогнать это сонное состояние. Очевидно, почувствовав, что он вышел на балкон, Грегори не замедлил появится на соседском балконе. Гарри даже толком не успел взбодриться, а уже поспешно закрывал дверь балкона. Он включил в комнате свет и принялся читать книгу дальше. Но тут послышался стук в окно. Гарри вскочил с кровати, подумав, что это, скорее всего, прилетела Букля. Но его ожидало большое разочарование, когда он открыл балконную дверь.

— Гермиона, куда ты убежала? — донесся до него голос Грега.

"Вот зараза!" — подумал Поттер и с силой захлопнул дверь. Задернув штору, он вернулся к книге. Стук повторился, Гарри не отреагировал. Стук повторился еще раз. Через пять минут таких постукиваний Гарри не выдержал. Он злобно открыл балконную дверь и вышел наружу.

— Слава Богу, Гермиона, а то у меня уже почти закончились абрикосовые косточки! — воскликнул Грегори.

— Спасибо! Зато у меня их теперь полно, — злобно бросил Поттер, поднимая с пола косточки. Собрав все, что нашел, Гарри с силой швырнул их в юношу. — На, держи!

— Ай! Больно же! — завопил парень, не успевший вовремя увернуться. Гарри вернулся в комнату, плотно закрыл за собой балконную дверь, задернул шторы, потом выключил свет. Он спустился в гостиную, надеясь, что хоть там его ожидает покой. Остановившись на каком-то канале с фильмом, Гарри вперил свой взгляд в экран.

Через полчаса послышался звук подъезжающей машины, и Гарри радостно вскочил с дивана.

— Привет, папа, — сказал он, когда мужчина вошел в дом.

— Привет, Гермиона, — мужчина улыбнулся. — Встречаешь меня прямо как в детстве.

— Ну, да, — Гарри тоже улыбнулся.

— Ты ужинала? — спросил мужчина.

— Нет, я только встала, — ответил Поттер.

— Тогда иди на кухню, а я зайду к маме и приду, — Джон Грейнджер отправился в комнату жены, а Гарри же, как примерная и послушная дочь, отправился на кухню. Он достал из холодильника кастрюлю супом и поставил на плиту, потом оправился в ванную и вымыл руки. Когда он вернулся на кухню, отец Гермионы нарезал хлеб. Накрыв на стол, они принялись ужинать.

— Как дела на работе? — спросил Гарри.

— Все нормально. У нас как всегда много клиентов, — ответил Джон Грейнджер. — А ты как день провела?

— Как ты и просил, я вышла погулять, — сказал Гарри. — Больше не выйду.

— Почему? — недоуменно спросил мужчина.

— За мной сегодня увязался Грегори, просил сходить с ним куда-нибудь, — ответил Поттер. — Слишком навязчиво просил. Даже закидал балкон абрикосовыми косточками.

— Неужели он тебе совсем не нравится? — лукаво спросил мужчина. — Летом вы мило гуляли.

— Нет, не нравится, — ответил Гарри. Его немного коробило от слов отца Гермионы. Ему почему-то не очень нравилось, что Гермиона общалась летом с этим Грегом. И причиной этому было совсем не то, что теперь это теперь доставляло ему проблемы.

— А может вся причина в том, что тебе нравится кто-то другой? — ухмыляясь, задал очередной вопрос мистер Грейнджер. — Может Гарри? Рон? Кто у вас там еще есть?

— Нет, мне никто не нравится, — ответил Гарри. Он встал и положил тарелку в раковину. — У Гарри, как я говорила, уже есть девушка. Рона интересует только квиддич.

— В твоем возрасте, мы с твоей мамой уже встречались, — задумчиво протянул Джон. Гарри вздрогнул. Его родители тоже начали встречаться примерно в таком же возрасте. Когда мужчина доел, Гарри убрал всю посуду со стола и принялся мыть. Он привык к такой работе у Дурслей, и сейчас ему это не составляло никакого труда. — Хочешь, я достану твои книги?

— Да, достань, пожалуйста, — ответил Поттер.

* * *
Свое письмо Гарри все же получил. Впустив Буклю в комнату, Гарри, усевшись на кровать, нетерпеливо разворачивал конверт. С первых же строк письма его губы начали расплываться в улыбке, а потом он и вовсе принялся хохотать. Он в красках представлял себе все, что там происходило. Правда, немного испугался, когда прочитал про падение. Предавшись большому веселью, Гарри и не заметил, как кто-то постучал в комнату.

— Гермиона? — дверь открылась и показалась голова отца.

— Ой! — Гарри рефлекторно спрятал письмо. — Извини.

— И что ты такое читаешь? — поинтересовался мужчина, заходя в комнату.

— Гарри письмо написал. Жалуется на своих родственников. У них, понимаешь ли, неприязнь к магии, — ответил Поттер.

— И как он с ними уживается?

— Они стараются не вспоминать о существовании племянника.

— Да, не повезло парню с родственниками. А так он мне показался очень интеллигентным юношей, — сказал Джон. — Ладно, продолжай читать. Спокойной ночи.

Мужчина вышел, а Гарри продолжил читать письмо. Он искренне восхищался действиями Гермионы, это было более чем весело, хоть и несколько болезненно. Оно приподняло ему настроение, а случай с Кэти показал, что они с Гермионой в равных условиях. Гарри закончил и свое письмо. Конечно, насыщенностью эмоциями оно не могло конкурировать с письмом Гермионы, но все же. Гарри был весь в предвкушении от приезда Мардж Дурсль. Гермиона не останется в долгу, если женщина перейдет грань, а зная тетушку, Гарри был уверен, что это непременно случится. Еще Гермиона написала насчет Элли, и Гарри теперь с уверенностью мог ответить на любой вопрос. Все-таки Гермиона все предусмотрела, если, конечно, не считать Грега. Гарри сложил письмо, и Букля словно поняв, перелетела на стол.

— Давай завтра, Букля, — Гарри осторожно провел пальцем по головке совы. — Уже поздно. Хочешь, я принесу тебе печенья?

Сова ухнула, и Гарри быстренько сбегал на кухню за лакомством.

Покормив сову, он выпустил ее поохотится, а сам отправился к матери пожелать спокойной ночи, после чего заглянул в гостиную. По телевизору шел какой-то интересный фильм, и Поттер провел за просмотром несколько часов. Он хорошо чувствовал себя. Сейчас все проблемы казались решаемыми, а злость на Невилла постепенно проходила. Он так бы и уснул на диване, если бы не появилась Элли, которая проверяла состояние Джейн Грейнджер. Было уже два часа ночи, когда Гарри Поттер наконец-то заснул



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:18 | Сообщение # 24
Vita sine Libertate
Сообщений: 1049
« 62 »
Глава 16. Не одно, так другое, или назойливых друзей много не бывает!

Зайдя в комнату своего кузена Гарри Поттера, Дадли застал его за весьма интересным занятием. Черноволосый парень осторожно отклеивал фотографии из альбома, при этом не обращая никакого внимания на появление кузена.

— Тебя зовет тетя Мардж, — сказал Дадли, переводя взгляд с рук Гарри на его лицо.

— Скажи ей, что я занят, — не отрываясь от своего занятия, сказала Гермиона, немного ошарашив толстяка. Дадли несколько настораживало поведение Поттера, казалось, что тот больше не боится ни его, ни его отца.

— Тетя Мардж не любит, когда ее не слушаются. Спускайся вниз, — повторил попытку Дурсль.

Гермиона пропустила слова кузена Гарри мимо ушей. Она не собиралась плясать под дудку этой семейки, и если Мардж хочет ее видеть, то пусть поднимется и смотрит столько, сколько влезет. Час назад она получила письмо от Гарри и сейчас с особым старанием отклеивала фотографии из альбома. К счастью, те, что были нужны ей, были закреплены клеем. Гермиону немного порадовала реакция Гарри на ее больную мать. Хотя она могла и не беспокоиться. Это же Гарри. А вот появление Грегори стало для нее большим сюрпризом. Она то думала, что расставила с ним все точки над i. Видимо, она ошибалась.

Дадли стоял и смотрел на кузена и не мог понять, что делает не так. К счастью, его долгое отсутствие заметил Вернон Дурсль, решивший проверить, куда же делся сын.

— Он не слушается, — сказал Дадли, заметивший отца. Лицо старшего Дурсля сразу же начало приобретать характерный ему свекольный оттенок. Толкнув дверь со всей силы, мужчина вошел в комнату. Гермиона, понимая, что сейчас случится что-то ужасное, невольно сжалась.

— Тебе сказали спуститься вниз, значит, надо спуститься! — тихо прорычал Дурсль. Гермиона поняла, что кричать ему не хотелось, ведь это могло привести к появлению в комнате самой Марджори Дурсль.

— Ладно, — вздохнув, сказала Грейнджер. Она могла поспорить с Дадли, но с Верноном это было невозможно. Дурсль старший выходил из себя, только завидев Гарри Поттера.

Мужчина немного удивился, поняв, что племянник не собирается спорить. А Гермиона неохотно встала и побрела за Дурслем, Дадли же уже давно ушел вперед них. Остальные члены семьи собрались в гостиной, ожидая Вернона и Гарри.

— Здравствуйте, — пробормотала Гермиона, только заметив Мардж Дурсль. Ответного приветствия она не получила.

— Явился, мальчишка, — проговорила женщина. Она была удивительно похожа на своего брата, только усов не хватало. — Почему ты заставляешь нас ждать?

Гермиона уже было открыла рот, чтобы ответить, но предупреждающий взгляд Петуньи заставил ее вновь закрыть его, так и не произнося ни слова.

— Тебя совсем не учат манерам в твоей школе, — злобно проговорила женщина. — Видимо, тебя мало пороли!

— Не поверите, каждый день, — бросила Гермиона.

— Давайте есть! — вступил в разговор Вернон. Петунья согласно закивала, и, кажется, гостья была совсем не против перекусить. Гермиона, поняв, что в ее присутствии здесь больше не нуждаются, двинулась к выходу из комнаты.

— Ты куда это собрался, мальчишка? — остановил ее в дверях голос тетушки. Сжав кулаки, Гермиона резко развернулась.

— К себе в комнату! — бросила она.

— К себе в комнату, — злобно повторила Мардж. — Мой брат слишком мягкий человек! Он даже предоставил тебе комнату! Если бы я была на его месте, я с удовольствием выкинула бы тебя на улицу, Поттер!

— Хорошо, что вы не на его месте, не правда ли? — ее голос прямо-таки сочился сарказмом.

— Ты еще смеешь дерзить?! — Мардж даже привстала со своего места. Вернон Дурсль тоже приподнялся, но только для того, чтобы попытаться успокоить сестру. — Ты весь в своих непутевых родителей. Такой же противный и уродливый, как твой отец!

Дурсль дернулся, пытаясь остановить сестру. Он слишком хорошо помнил события, произошедшие три года назад, и не хотелось их повторения. Лицо Петуньи Дурсль тоже скривилось, а Дадли, кажется, решил слиться со стулом.

"Так, Гермиона, успокойся... успокойся", мысленно повторяла Грейнджер, сжимая и разжимая кулаки. А Мардж, кажется, только и ждала, когда столь ненавистный ей юноша сорвется. Все в комнате приготовились к реакции Поттера, но Гермиона молчала. Чего-чего, а самоконтроля ей хватало.

— Неблагодарный мальчишка, Вернон тратит на тебя столько денег! Ты ведь и не вернешь их никогда! — продолжала подливать масло в огонь «любимая тетушка».

— Мардж, ну, не стоит... — начал Дурсль, пытаясь утихомирить свою сестру. — Не столь много я на него и трачу.

— Хватит, Вернон, хватит! Почему ты не отправишь его работать? — серьезно обратилась она к мужчине.

Гермиона, пока никто не видел, опустилась в кресло. Уходить она не собиралась, боясь того, что женщину не сможет удержать даже ее собственный брат и она заявится прямо к ней в комнату.

— Хотя куда его такого можно отправить? Его же никуда не возьмут! Вот Дадли у нас настоящий мужчина. Иди-ка к тете.

Дадли поднялся со стула и приблизился к женщине. Достав банкноту, Мардж с превосходством в глазах отдала ее Дадли. Кузен же весело улыбался, глядя на черноволосого юношу, сидящего в кресле. Гермиону этот жест не особо-то и впечатлил, правда, она представляла, как это ранило Гарри в детстве. Она уже знала, как можно задеть Дадли.

Через некоторое время Мардж успокоилась. Очевидно, отсутствие реакции несколько охладило ее пыл. А может, ей просто стало скучно. Вернон Дурсль жестом показал Гермионе уходить, пока тетушка потерла к ней интерес. Грейнджер поторопилась покинуть помещение и направилась к себе в комнату. Там, усевшись за стол, она вернулась к своему занятию.

Она не ошиблась в своей догадке о дальнейших действиях Дадли: дверь открылась, и он вошел в комнату.

— Что, Поттер, завидуешь мне? — протянул кузен Гарри. Сейчас его манера разговаривать жутко напоминала Малфоя, но вот внешность явно подводила Дурсля. Он стоял, держа в руках стодолларовую бумажку, и ухмылялся.

— Да не очень, — Гермиона полезла в карман и хмыкнула, когда Дадли, заметив ее жест, дернулся. Она извлекла из кармана три аккуратно сложенные стодолларовые бумажки. Продемонстрировав их Дадли и оставшись довольной его реакцией, она засунула их обратно и вернулась к своему занятию. Кузен так и продолжал стоять в комнате, очевидно, уязвленный тем, что только что увидел. Это была лишь малая часть сбережений Гермионы. Она редко тратила карманные деньги, которые ей давали родители. Книги они ей и сами покупали, так что особой надобности в деньгах не было.

Отклеив фотографии, на которых было изображено их трио и квиддичный матч, Гермиона сложила их в стопочку. Письмо Гарри она уже написала, так же как и подробную инструкцию о том, как избавиться от Грегори. Вложив в письмо фотографии, она перевязала его ленточкой. Букля, как преданная сова, опустилась на плечо. Привязав сверток к ее лапке, она выпустила сову в окно. Письмо Гарри было отправлено.

Семейка Дурслей все больше и больше напоминала Гермионе разношерстный зоопарк. Вернон Дурсль из-за своих усов и маленьких глазок походил на моржа, его жена упорно напоминала ей лошадь, а Дадли, наверное, в детстве можно было назвать свиньей, но теперь он больше походил на гориллу. Тетушке Мардж очень точно соответствовала характеристика Гарри о бульдогах. Гермиона с удивлением обнаружила, что женщина приехала без своих собак. О которых Поттер упоминал в письме. Конечно, эта женщина никак не могла понравиться ей. Грейнджер не нравилось отношение этой семьи к ее другу, и теперь она отлично понимала, что для него означают приезды в этот дом.

Она часто задумывалась о том, существует ли теперь кровная защита. Ведь при возрождении Волан-де-Морт использовал кровь Гарри. На чем же держалась эта защита, когда в жилах человека, который ненавидел ее друга, текла та же кровь. А держалась ли? Может Дамблдор ошибается?

Такие мысли взволновали Гермиону, но писать письмо Дамблдору она все же не решилась, подумав, что обсудит с ним свои догадки по возвращении в школу.

Гермиона понимала, что самое лучшее сейчас это сходить куда-нибудь. Гостья могла снова вспомнить о ее существовании. Переодевшись и взяв куртку, Гермиона покинула комнату. На лестнице она столкнулась с Дадли. Тот, кажется, совсем не был настроен на разговоры, впрочем, Гермиона тоже. Пройдя мимо кузена Гарри, Грейнджер спустилась в прихожую. К несчастью, когда она обувалась, туда заглянула Мардж. Конечно, она не могла промолчать, заметив это вопиющее нарушение порядка.

— Ты куда это собрался? — злобно спросила женщина. Гермиона же, завязав шнурок, выпрямилась и решительно посмотрела на нее.

— Почему это я должен сообщать вам, куда иду? — задала встречный вопрос подопытная Невилла.

— Ты живешь в этом доме и должен сообщать куда уходишь! Вдруг ты натворишь что-то омерзительное, а мы об этом не узнаем! — женщина подошла к Золотому мальчику вплотную.

— Знаете что? — отступая к двери, сказала Гермиона. — Следите за своим племянником. Именно от него можно ожидать, как вы выразились "чего-то омерзительного"!

Пока Мардж Дурсль подбирала слова, чтобы оправдать своего племянника, Гермиона сказала:

— Его внешность и сложение вполне этому способствуют, и не говорите, что он миленький мальчик! Ваш Дадлик настолько «мужественен», что ему ничего не стоит отобрать шоколадку у ребенка, — бросив все это в лицо краснеющей Мардж, Грейнджер поспешила покинуть дом. Никто за ней не погнался, и это не могло не радовать ее.

Гермионе было над чем подумать, события сменялись с феноменальной скоростью. Она скучала по родителям, но ничего не могла с этим поделать. Сейчас она была Гарри Поттером, и ей оставалось только надеяться, что она не встретиться с Волан-де-Мортом. Конечно, это были немного эгоистичные мысли по отношению к Гарри, но столкновение лицом к лицу с волшебником, который держал всю магическую Британию в страхе, не предвещало ничего хорошего. Только вот то, что именно Гарри додумался прикрыть ее, очень радовало Гермиону. Если бы ее закрыл собой Невилл или Рон, она вряд ли пережила бы это. Директор, естественно, изолировал бы их от студентов, пока они не вернуться в свое нормальное состояние. Хотя... она начинала в этом сомневаться все больше и больше. Ему вся эта ситуация явно доставляла удовольствие, впрочем, как и Снейпу.

— Привет, Гарри, — Гермиона вздрогнула и подняла голову. Прямо перед ней стоял Джеймс. К счастью, без своей вчерашней назойливой подруги.

— Привет, — поздоровалась Грейнджер. Вообще-то она была не очень рада этой встрече, хотя Джеймс и казался интересным человеком.

— Гуляешь? — парень пытался поддержать разговор.

— Да, — буркнула Гермиона.

— Ладно, не буду тебя отвлекать, вижу, ты не в настроении, — Джеймс улыбнулся.

— Просто в гости приехала тетя, а она меня недолюбливает, — решила объяснить Гермиона. — Дома как будто сидишь на пороховой бочке, все пытаются тебя достать.

— Вижу, тебя не очень любят в твоей семье, — сочувствующе сказал Джеймс.

— Да, и поэтому я учусь очень далеко от этого дома. Приезжаю только летом и на праздники, — они медленно шли по тротуару. Ничего не значащий разговор отвлекал Гермиону от тяжелых мыслей.

— А родители твои что думают по этому поводу?

— Р-родители? — Грейнджер остановилась. — О-они погибли в автокатастрофе, я их совсем не знал.

— О, — парень тоже остановился. — Извини.

— Да ладно, — Гермиона снова зашагала. — Откуда тебе было знать? Лучше расскажи, где твоя вчерашняя спутница?

— Ты о Кэти? Она, наверное, устала караулить тебя у твоего дома и ушла куда-нибудь, — Гермиона хмыкнула на слова юноши. — Нет, я серьезно, Гарри. Я знаю Кэти уже больше 10 лет и понимаю, когда она кем-то очень сильно заинтересована.

— Боюсь ее разочаровать, но я точно не в ее вкусе, — Грейнджер улыбнулась. — Ей нужен отвязный мальчик, который мог бы таскаться с ней по клубам и тратить свое время только на нее.

— А ты знаток девушек, Гарри, — лукаво бросил Джеймс. Гермиона решила промолчать. О, да! Куда ж без этого! Когда живешь в одной спальне с Лавандой и Парвати еще и не такого наберешься. А теперь вот еще ей выпал шанс изучить и мальчишескую психологию изнутри. — Только не говори мне, что ты тихоня-мальчик, который помешан на учебе.

Гермиона искренне оскорбилась.

— Да, я отличник и совсем об этом не жалею! — бросила Грейнджер. — И терпеть не могу спорт и всех, кто на нем помешан! — Джеймс выглядел ошеломленным. Гермиона же поняла, что ее занесло и что вообще-то она могла бы смириться с образом жизни Гарри, а не пугать новоприобретенных знакомых.

Они шли и разговаривали, Гермиона и не могла надеяться, что Джеймс будет таким хорошим собеседником. Он мог поддержать любую тему, которую она начинала. Хоть Гермиона и тратила девять месяцев год на магию, маггловские науки тоже не прошли мимо нее. Как-никак она окончила младшую школу.

Девушка, которая находилась в теле своего лучшего друга, уже было подумала, что день проходит не так уж и плохо, когда на горизонте показалась Кэти.

— О, нет, — только и успела сказать Грейнджер перед тем, как девушка повернула голову в их сторону и ее губы приняли форму буквы "О". Кэти двинулась в их сторону. На лице Джеймса заиграла улыбка, а гаррино исказилось от ужаса. Для Гермионы девушка была чем-то вроде второй Лаванды, такой же назойливой и настойчивой.

"Неужели в этом городе ей больше некуда пойти?", нервно подумала Гермиона. Очевидно, способность Гарри притягивать неприятности досталась ей по наследству с телом.

— Привет, мальчики, — весело поздоровалась, подошедшая к ним Кэти. — Гуляете?

— Привет. Да, — ответил Джеймс. Гермиона только кивнула. Девушка не сводила с нее глаз, а Гермиона раздраженно смотрела по сторонам. Даже не смотря на то, что это тело Гарри, было неприятно. — Присоединишься?

— С удовольствием, — она сразу же схватила Гермиону за руку. Грейнджер с трудом удержалась, чтобы не дернуться в сторону. От Джеймса это, конечно же, не укрылось, но он лишь хмыкнул. Гермиона наградила его тяжелым взглядом. — Куда пойдем?

— Может в кино? — предложил Джеймс.

— Мне надо домой, — сказала Гермиона, надеясь, что ей удастся избавиться от ребят. — У меня еще столько дел.

— Пойдешь учить уроки? — весело поинтересовался Джеймс. Гермиона посмотрела на него уничтожающим взглядом, но то, казалось, этого не заметил или предпочел просто его проигнорировать. — Да брось, Гарри, ты же сам говорил, что к тебе приехала твоя ужасная тетя. Пойдем, развлечемся.

Гермиона молчала. Сейчас в ней боролись два чувства: нежелание оставаться больше необходимо рядом с Кэти и нежелание возвращаться домой. Все-таки решив, что Кэти не так уж и ужасна. Да и в случае чего, она сможет поставить ее на место. Тетушка Мардж представляла из себя более глобальную проблему, с которой без моральных потерь, справиться было невозможно.

— Ладно, уговорили, — Джеймс улыбнулся, а Кэти радостно подпрыгнула на месте. Они двинулись в сторону кинотеатра.

* * *
Гарри сидел на полу в комнате Гермионы и разбирал коробки с книгами. Ту из них, в которой лежали ученики за прошлые курсы, он отодвинул в сторону. Для Поттера представляли больший интерес те книги, которые Гермиона обычно покупала для дополнительного чтения. А он ведь никогда не интересовался, о чем они. Большинство из них, судя по названиям, относились к целительству, что, в общем-то, было неудивительно. Грейнджер искала выхода из этой ситуации. Он ждал письма с фотографиями, чтобы показать их ее матери.

Отодвинув от себя коробку, Поттер поднялся на ноги. Мышцы затекли от долгого сидения, и он невольно поморщился. Надо было начать делать уроки, но настроения не было. Хотелось выйти и погулять, но возможная встреча с соседом его пугала.

Кто-то постучал, и в дверном проеме показалась голова сиделки.

— Привет, Гермиона, — сказала женщина, заходя в комнату.

— Привет, — поздоровался Гарри. — Что-то случилось?

— Нет, просто ты не выходила с утра из комнаты, и я решила узнать, не случилось ли чего, — женщина улыбнулась.

— Спасибо, все нормально, — сказал Гарри, отодвигая коробку под стол. Не хватало еще, чтобы Элли увидела, что он там читает.

— Что-то случилось? — участливо поинтересовалась женщина. Гарри только покачал головой. Ему просто хотелось остаться одному. — Это из-за Грегори?

"Блин, ну чего она пристала?", раздраженно подумал Поттер. Сейчас его бесили даже простые шорохи в комнате, не говоря уж обо всем остальном. Он и сам не понимал, с чего это началось, ведь вчера все было нормально.

— Нет, Элли, просто я устала, — сказал Гарри. Женщина, очевидно, поняла, что девушка не в настроении и молча покинула комнату. Поттер открыл чемодан и достал оттуда пергамент, перо и чернильницу. Немного подумав, он решил, что начнет доказывать всем, что он и есть Гермиона Грейнджер, с зельев. Конечно, это был не самый приятный предмет, но Поттер решил, что если избавится от него сейчас, то дальше станет жить гораздо легче. Он медленно и аккуратно вывел на листке пергамента название эссе, но на этом его вдохновение окончательно исчезло. Пожевав перо и оставив несколько клякс на пергаменте, Гарри пришел к выводу, что статус лучшей ученицы Хогвартса он не заслужил.

Он наматывал уже десятый круг по комнате, когда в окно постучали. Гарри сразу же кинулся впускать Буклю, сова, довольно ухнув на то, что ее так быстро заметили, расположилась на шкафу. Гарри развернул письмо, и вложенные Гермионой фотографии посыпались на пол. Поттер кинулся их подбирать. Просмотрев их, он довольно улыбнулся. Гермиона выслала все фотографии, которые могли бы заинтересовать ее родителей. Но его удивило, что здесь была только одна фотография, где было изображено их трио. Убрав снимки в тумбочку, он принялся за письмо. Гермиона ответила практически на все его вопросы, но про болезнь матери деликатно промолчала, написав только, что все расскажет при встрече. Инструкция по избавлению от назойливого соседа была отложена в сторону, так как Гарри искренне надеялся избежать дальнейших встреч.

Убрав все, что могло вызвать вопросы у Элли, в ящик стола и захватив стопочку фотографий, Гарри спустился вниз. Постучав, он вошел в комнату матери Гермионы. Женщина по-прежнему лежала в кровати.

— Привет, мама, — Поттер улыбнулся. Элли в комнате не было, очевидно, она готовила ужин для миссис Грейнджер. — Гарри прислал фотографии, я хотела тебе их показать.

Женщина улыбнулась, а Гарри помог ей принять сидячее положение. Придвинув стул поближе, он стал показывать фотографии, попутно их комментируя.

— Вот эту фотографию Колин снял на третьем курсе. На этом матче Гарри не поймал снитч, он упал с метлы, — объяснял он, показывая женщине снимок, на котором он совершал незамысловатый трюк. — А вот это на четвертом курсе, Гарри участвовал в Турнире Трех Волшебников, и там было испытание с драконами.

Гарри увидел, как лицо женщины перекосилось от ужаса.

— Нет-нет, мама, не волнуйся, — Поттер сразу же попытался успокоить ее. — Там очень внимательно следили за тем, чтобы с участниками ничего не случилось!

На фотографии, которую сделал Колин, Гарри вновь и вновь пролетая на метле над гнездом дракона, хватал яйцо. Он не знал, сколько времени прошло за разглядыванием фотографий, но женщина выглядела очень заинтересованной и довольной.

— Хотелось бы увидеть тебя на метле, — сказала миссис Грейнджер.

— Обязательно увидишь, — заверил ее Гарри, понимая, что никакая Гермиона теперь не сможет его остановить от полетов в этом теле. Они завели разговор на пустячные темы, а Гарри подсознательно стремился избегать разговоров на счет парней. Потом пришла Элли, и он, подхватив фотографии, оставил мать Гермионы с сиделкой.

Он расположился в своей комнате и пытался написать эссе. Но опять его попытки оказались безрезультатными, Гарри начал нервничать. Конечно, он мог ничего не делать на каникулах, потому что знал, что Гермиона еще двадцать раз перепроверит все, что он написал, но злить подругу не хотелось.

С трансфигурацией было легче, здесь Гарри хоть что-то смыслил. Достав учебники за прошлый курс, он как можно подробнее описывал свойство заданного заклинания превращения.

Вскоре с работы вернулся мистер Грейнджер, и Гарри все же пришлось с ним поужинать. Но потом он вновь вернулся к домашнему занятию. Буклю он выпустил поохотиться, попросив вернуться к утру. В дверь позвонили, и буквально через несколько секунд Гарри услышал голос Джона:

— Да, конечно, Грегори. Сейчас я позову Гермиону.

Гарри вскочил со стула и бросил нервный взгляд на дверь.

"Запереться и не открывать или притвориться мертвым?!”, отчаянно перебирал варианты Гарри.

— Гермиона, там к тебе пришел Грегори, спустись вниз, пожалуйста, — послышался из-за двери голос Мистера Грейнджера. Опустив голову, словно его вели на казнь, Поттер пошел вниз.

— Привет, Гермиона, — радостно бросил Грегори, как только завидел каштановую макушку.

— Зачем пришел? — забыв о манерах приличия, спросил Гарри.

— Гермиона! — послышался из гостиной голос Джона Грейнджера.

— Просто зашел к тебе в гости, — улыбнулся Грег. — Ты же не откажешься угостить меня чашкой чая, Гермиона?

— Откажусь! — злобно бросил Гарри.

— Гермиона! — опять из гостиной.

— Конечно, Грегори, проходи на кухню, пожалуйста, — процедил Гарри, приторно улыбнувшись. Он последовал за юношей на кухню. Там, плотно закрыв за собою дверь, он решительно повернулся к нежеланному гостю.

— А теперь выкладывай, зачем пришел? — злобно прошипел он.

— Хотел увидеть тебя, это ведь законом еще не запрещено, Гермиона, — Грегори обворожительно улыбнулся. Гарри пожалел, что не прочитал инструкций Гермионы по поводу назойливого ухажера. Чайник Поттер все же поставил, боясь, что на кухню может заявиться Мистер Грейнджер. Гарри сел за стол и уставился в стену, игнорируя взгляд Грегори. — О чем ты думаешь, Гермиона?

Поттер медленно повернул голову в сторону юноши.

— О том, как подмешать тебе слабительного в чай, чтобы ты этого не заметил, — бросил Гарри, поднимаясь. Он достал из кухонного стола конфет и печенья, поставил все это на стол. Потом заварил чай и принялся разливать его по чашкам.

— Из тебя, наверное, получится отличная жена, Гермиона, ты такая хозяйственная! — от этих слов Гарри чуть не уронил чашку с чаем прямо на ноги Грегу.

— Слушай, что тебе надо? — еще раз спросил он. Если бы он был в собственном теле, то уже давно, не задумываясь, заехал бы по смазливому личику. Потом понял, что если бы он был в своем теле, то это смазливое личико к нему бы не приставало, но врезал бы по нему все равно, потому что оно бы приставало к его лучшей подруге.

— Пойдем завтра в кино, а? — весело поинтересовался сосед, полностью проигнорировав вопрос Гарри. Такое поведение все больше и больше выводило Поттера из себя. Он уже подумывал о том, чтобы осуществить свою мечту и врезать Грегу по роже. В голове сразу же четко представился учебник "Уход за магическими существами", которым они пользовались на третьем курсе.

— Я не хожу в кино с придурками вроде тебя, — бросил Гарри, сжимая и разжимая под столом кулаки.

— Ну, хорошо, — Грег примирительно поднял руки. — А в кафе ты с придурками вроде меня ходишь?

— Нет, только в травмопункт, — прошипел Гарри, уткнувшись в чашку с чаем.

— Э-э.... в травмопункт? — недоуменно спросил Грегори.

— Да, после того, как сломаю им что-нибудь! — Грегу показалось или глаза сидящей перед ним девушки и, правда, сверкнули? Гость глотнул чая.

— Ммм... никогда не пробовал такого вкусного чая! — воскликнул юноша и сделал еще глоток, а потом причмокнул губами, словно он пил что-то коайне божественное.

— Все! Хватит! — Гарри вскочил со стула. — Или ты сейчас же заткнешься или.... или я заткну тебя сама!

— Надеюсь поцелуем? — беспринципность этого юноши, все больше и больше выводила Гарри. Видя, что девушка только и может, что открывать и закрывать рот от возмущения, юноша победоносно улыбнулся. Гарри не знал, что ему делать. Тресни он Грегори стулом по голове, можно было бы бесшумно вытащить бесчувственное тело в сад, но вот что делать потом, он пока не придумал. Еще он мог с криками выставить его за дверь, но тогда бы мистер Грейнджер подумал бы, что у его дочери шалят нервишки. Помимо этого, конечно, можно было спокойно переговорить с Грегори и объяснить ему все, но он же ничего не хочет понимать! Стоит Гарри сказать что-нибудь, юноша начинал в ответ осыпать его колкостями, а Поттер признавал, что сам не отличается сарказмом. Здесь могла помочь только Гермиона, но ее-то как раз здесь и не было.

— Гермиона, тебе что, плохо?

— Да! — злобно бросил Поттер. — Такие психи, как ты, доводят меня до такого состояния.

— Извини, я не хотел, — гость виновато улыбнулся. — Я просто хотел с тобой погулять, а ты мне все время отказываешь. Неужели я так плох?

— Тебе стоило сначала поинтересоваться, нет ли у меня кого-нибудь, — Гарри решил идти напролом.

— А у тебя, значит, кто-то есть? — поникшим голосом спросил Грегори. Гарри, увидев реакцию на его слова, радостно воскликнул:

— Да!

— Да? — Грег заглянул под стол. — Знаешь, Гермиона, под столом я его не вижу. Так, где же он?

— Если он существует, это совсем не означает, что он должен быть здесь! — уже спокойным голосом сказал Гарри.

— А у любви всей твоей жизни имя есть, или ты еще не успела его придумать? — поинтересовался Грег. Гарри тяжело выдохнул, сосед не воспринял всерьез ни одного его слова. Чтобы сейчас Гарри не сказал, он понимал, что все равно не сможет этого доказать. Где взять Гермиону?! Даже фотографии нормальной не было, чтобы можно было показать! — Так что, я зайду завтра за тобой в четыре?

— Что? — Гарри резко вскинул голову и уставился на Грегори. — Я с тобой никуда не пойду. Даже не пытайся меня уговорить, у тебя все равно ничего не получится.

— Да? А если я сейчас пойду к твоему отцу и спрошу у него? — юноша встал из-за стола и направился к двери, Гарри одним рывком оказался перед ним и схватил его за руку, останавливая. — О, Гермиона, ты все-таки согласна?

— Нет! — Гарри замотал головой. — У тебя все равно ничего не получится.

— Я умею уговаривать людей, — юноша обворожительно улыбнулся.

— Я что-то не заметила, — ехидно бросил Поттер, понимая, что пора заканчивать разговор с этим Донжуаном в обличии соседа Гермионы. — Меня тебе так и не удалось уговорить.

Сказав это, Гарри открыл дверь кухни и вышел. Он слышал, что парень последовал за ним. Поттер поспешно взбежал по лестнице и скрылся в комнате, хлопнув дверью. Он от всей души надеялся, что отец Гермионы отстоит честь дочери. Достав пергамент и перо с чернильницей, Поттер принялся писать жалобное письмо Гермионе. Добавив в конце все, что он думает о ее соседях, Гарри вроде бы успокоился. Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, он даже решил, что не так уж все и плохо. Не произошло ничего такого, из-за чего бы стоило кончать жизнь самоубийством. Отогнав так нехарактерные для себя мысли, Гарри встал. Сейчас главное было то, чтобы мистер Грейнджер не решился устраивать личную жизнь дочери. Рассудив, что нельзя пускать дело на самотек и что он сможет отвоевать свое право на свободу, Гарри заспешил вниз.

Когда он там появился, то к его огромнейшему сожалению, мистер Грейнджер был один.

— Что смотришь, папа? — решил он привлечь внимание мужчины, поглощенного телевизионной программой. Гарри устроился в кресле напротив Джона, лежавшего на диване.

— Да, так... фильм, — неоднозначно проговорил мужчина. — Но он совсем неинтересный, наверное, пойду спать.

Гарри молчал, он надеялся, что назойливый сосед все же не разговаривал с отцом, а просто ушел.

— Гермиона, Грегори сказал, что ты отказываешься идти с ним в кино, — серьезно начал мистер Грейнджер. — И не закатывай глаза, дочь. Почему ты отказываешься сходить с ним куда-нибудь? Развеялась бы. Постоянно сидишь за своими книгами. Ты уже взрослая девушка, и мы с твоей мамой в этом возрасте уже встречались.

— И что с того? — вспылил Гарри. Он не понимал, почему на личную жизнь его подруги оказывалось такое давление. — Грегори мне не нравиться, и я не обязана с ним куда-либо идти!

— Успокойся, Гермиона, — мистер Грейнджер улыбался. — Просто отдохни. Тебе не обязательно сидеть из-за мамы дома, сходи погуляй. А если Грегори тебе не нравится, хотя я и не понимаю почему, ты ему так и скажи.

— Ему что говори, что нет, все равно не понимает, — бросил Гарри. — Вчера прицепился ко мне и все время мешал!

— Я, наверное, уже слишком стар и теперь совсем тебя не понимаю, — Джон Грейнджер поднялся с дивана. — Но ты завтра сходи с ним кино, он сказал в четыре.

— Папа! — возмущению Гарри не было предела. — Зачем ты согласился?!

— Спокойной ночи, Гермиона, — мужчина пошел к выходу. — Будь хорошей девочкой и слушайся родителей.

— Никуда я не пойду, — раздраженно бросил Гарри, как только за мистером Грейнджером захлопнулась дверь спальни.

* * *
Гермиона зашла в темный зал. С момента поступления в Хогвартс она больше ни разу не была в кино. Выбор фильма она предоставила новоприобретенным друзьям, так как понятия не имела, что шло в прокате. Кэти удобно устроилась между парнями с попкорном в руках. Грейнджер всеми силами пыталась уверить себя, что ничего из ряда вон выходящего не произойдет. Но если для некоторых людей надежда умирает последней, то для Гермионы она умерла, как только по экрану пошли анонсы фильмов. Кэти совсем забыла, зачем пришла в кино и теперь полностью переключила свое внимание на зеленоглазого юношу. Ее оценивающий взгляд, который чувствовался даже в темноте зала, начинал раздражать Гермиону. Бросив мимолетный взгляд на Джеймса, Гермиона поняла, что ему нет никакого дела до них двоих, он был полностью поглощен фильмом.

— Э-э... Кэти, ты пришла смотреть кино или меня? — злобно прошипела Гермиона.

— Я могу совмещать и то, и это, — улыбнулась девушка.

— Знаешь ли, я не могу сидеть под твоим рентгеновским взглядом, — бросила Грейнджер, так и не повернув голову в ее сторону. Кэти молчала, но продолжала все также пристально разглядывать Гермиону.

"Я дерево... я дерево", мысленно повторяла Гермиона, пытаясь хоть как-то отвлечься от ощущения бесстыдно разглядывающего ее взгляда. "Я дерево".

Так прошло полчаса фильма. Интерес к изображению на экране уже давно исчез, и Гермиона мысленно считала секунды, пытаясь определить, сколько ей еще так сидеть. У Кэти же еще даже шея не затекла от сидения в таком неудобном положении.

— Слушай! Может, хватит на меня пялиться?! — прошипела Гермиона не смотря на девушку.

— Я тебя смущаю? — донесся до нее голос.

— Нет! Ты меня безумно раздражаешь! — прошипела Грейнджер, смотря в экран, по которому шел фильм, смысл которого был давно уже потерян. Просто красивые картинки.

— Извини, но ничего не могу с собой поделать, ты такой красавчик!

— Все, я пошел! — Гермиона вскочила с места, за что на нее сразу же зашикали с задних рядов. Пригнувшись и постоянно извиняясь, она пошла к выходу. Конечно, она понимала, что не очень хорошо поступила, просто убежав. Но Кэти начинала ее очень сильно выводить своим взглядом, и Гермиона боялась просто не сдержаться и заорать на нее прямо в зале. Дверь позади нее открылась, и показались Кэти и недовольный Джеймс.

— Гарри, ну, ты чего убежал? — совсем невинным голосочком спросила девушка.

— А то ты не понимаешь? — ухмыляясь, спросил Джеймс. — От тебя он убежал!

— Не говори ерунды, — бросила Кэти.

— Ребята, извините, я пойду домой. Уже стемнело, а мои родственники не любят, когда я поздно возвращаюсь, — сказала Гермиона, надеясь избавиться от них. — Вы возвращайтесь и досмотрите фильм.

Джеймс, казалось, был совсем не против, но вот Кэти сразу же пресекла все его попытки вернуться в зал:

— Пойдем проводим Гарри, — сказала она, сразу же подскакивая к Гермионе и по-хозяйски хватая за руку. — Ты же знаешь, он плохо знает город.

Джеймс нехотя последовал за ними. К радости Гермионы, шли они молча. Кэти хватало откровенных взглядов и томных вздохов, так что разговор она не заводила.

Но день не мог просто взять и закончится на этом, обязательно должно было что-нибудь случиться, ведь жизнь Гарри Гермионе могла показаться слишком радостной. Она знала, что если видишь перед собой жирную тушу, очень сильно напоминающую кузена Гарри, надо срочно сворачивать с тротуара и идти подальше, но об этом не знали ее спутники. Как только лицо Поттера стало видно в свете уличного фонаря, Дадли остановился. Он внимательно разглядывал ребят, шедших рядом с кузеном. Гермиона разумно решила, что лучше просто пройти мимо, Дадли был с друзьями, и если что-то случилось бы, то это могло плохо окончиться. Дадли, очевидно, тоже решил не трогать кузена, когда тот был в компании. Он не знал чего можно ожидать от этого ненормального.

— Это ведь твой кузен? — донесся до Гермионы голос Джеймса. Она только кивнула. — Большой.

До дома они не проронили больше не слова. Гермиона не была настроена на разговоры, Попрощавшись с друзьями и увернувшись от поцелуя Кэти в щечку, Грейнджер вошла в дом. Как только за ней захлопнулась дверь, в холле появилась Мардж Дурсль.

— Ты где это шлялся, мальчишка?! — спросила женщина, подойдя на довольно близкое расстояние. От нее пахло алкоголем, и Гермиона поняла, что трогать эту пороховую бочку было опасно для жизни.

— Гулял, — сказала она тихо, снимая с себя обувь и стягивая куртку.

— Где гулял? — тетка решила продолжить допрос.

— На улице! — Гермиона начинала раздражаться.

— Ты что, грубишь мне, мальчишка?! — злобно рыкнула Мардж.

— А что это вы мне идиотсткие вопросы задаете?! — в тон ей сказала Гермиона. Очевидно, их стало слышно и постоянным обитателям этого дома. Вернон и Петунья Дурсль высунули головы из кухни. Увидев, что происходит в коридоре, мужчина попытался успокоить свою сестру:

— Оставь его, Мардж! Этот негодный мальчишка ничего не знает о приличиях, — бросил он.

— Значит, его надо проучить! — глаза женщины засверкали в предвкушении.

— Пороть не дам, — бросила Гермиона. — И чего это вы ко мне пристали?! Я вообще-то пришел раньше Дадли! Вот его и ругайте.

И обогнув Мардж Дурсль, она пошла в свою комнату. И даже злобный голос Мардж не остановил ее.

"Да пошли вы все к черту!", злобно подумала Гермиона, хлопнув дверью. Она где-то у Гарри видела отвертку. Найдя ее, Гермиона прикрутила щеколду на место и со спокойной душой, закрылась в комнате. Хотелось есть. Не считая тоста с джемом на завтрок, у нее и маковой росинки во рту сегодня не было. Решив, что уж до утра как-нибудь потерпит, Гермиона с книгой в руках забралась на кровать. Еще один дурацкий день ее жизни в теле Гарри Поттера подходил к концу.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:19 | Сообщение # 25
Vita sine Libertate
Сообщений: 1049
« 62 »
Глава 17. Это интересно, не правда ли, Гарри?

Все уехали, одна я тут работаю. Так что цените! Вот вам глава, комментарии к ней излишни. Я тут вообще ни при чем =D

tenar

Гарри проснулся весь в поту. Ему только, что приснился ужасный сон, и совсем не про слонов. Ему приснилась собственная свадьба, и при этом он выступал не в роли жениха, а в роли невесты, а уж про жениха вспоминать и не хотелось. Гарри невольно передернуло, когда он вспомнил глупо улыбающегося Грегори. А ведь во сне еще была и Гермиона, и что она там кричала?!

"Я счастлива за вас, ребята! Вы отличная пара!"

— Закопал бы на месте, — прошипел Поттер. Сосед начинал ему круто досаждать, уже и сниться начал.

Взглянув на висящие на стене часы, Гарри понял, что еще слишком рано. Он встал с кровати и открыл форточку, а шторку отодвинул так, чтобы Букля смогла попасть в комнату, когда прилетит с охоты. Вчера он не дописал свое письмо, решив закончить сегодня утром. Выпив воды из графина, заранее наполненного вечером, Гарри опять устроился на кровати. Вскоре несчастный Поттер снова заснул.

* * *
Они медленно шагали по тротуару. Грегори все норовил взять Гарри за руку, но как только он пытался это сделать, Поттер отскакивал в сторону. Еще утром, когда он проснулся, Гарри точно мог сказать, что никуда не собирается. Он хотел провести этот день за книжками, упорно занимаясь. Отправив Гермионе письмо, увеличившееся в три раза со вчерашнего дня, Поттер мило пообщался с матерью своей подруги, а потом принялся за домашнее задание. Он был поглощен написанием эссе по зельеварению, перепроверяя все по несколько раз, и совершенно забыл о встрече с назойливым соседом. Но мистер Грейнджер, видимо, очень сильно волновался за личную жизнь дочери и не смог просто забыть об этом. Он позвонил с работы и так ненавяз-чиво напомнил ему, что о назначенной встрече с соседом. Гарри яростно орал в трубку, что никуда не пойдет и чтобы все от него отстали, но не был услышан.

И вот поэтому он шел по тротуару с вышеупомянутым соседом.

— Потом, после кино, мы могли бы зайти в какое-нибудь милое кафе и поесть мороженого, — мечтательно протянул юноша.

— Я сказала, нет! Только кино и я иду домой! — решительно пресек его попытки навязать еще что-нибудь Гарри. — И желательно, чтобы в кино мы сидели в разных рядах, а еще лучше на разных фильмах!

— У меня только два билета на самый последний ряд, и места у нас рядом, — Грег улыбнулся.

"Чтобы по другую сторону от тебя сидел дементор!", злобно подумал Гарри. Они проходили мимо открытого канализационного люка. "Свались! Ах, черт! Самому, что ли туда прыгнуть?"

— Гермиона, не молчи, расскажи что-нибудь о своей школе, — попытался задобрить Гарри Грегори. Поттер только бросил на черноволосого юношу тяжелый взгляд и ничего не сказал. Он думал о том, как бы справилась с этой ситуацией Гермиона, окажись она в своем теле. Конечно, она была более уравновешена... Хотя, если вспомнить последнюю неделю в Хогвартсе... Если вывести Гермиону из себя, то можно было схлопотать большие неприятности. — Ты что, теперь собралась меня не замечать?

— Была бы моя воля, я тебя и раньше не замечала бы! — пробормотал Поттер.

— Ты замечательная, Гермиона, — сказал Грегори. — Даже согласилась пойти со мной в кино, я уверен тебе там понравится.

— Да? А я что-то неуверенна, — снова пробормотал Гарри.

— Успокойся, Гермиона, — спокойно сказал Грег. — То, что мы с тобой идем в кино, ничего не означает.

— Ахах! Да? — слишком саркастично спросил Гарри. — А то, как ты меня вчера уговаривал, было только для того, чтобы развлечься?!

— Ну, нет... — Грегори остановился, а Гарри двинулся дальше. — Гермиона, подожди!

Вскоре они дошли до кинотеатра, Гарри смотрел по сторонам, пока парень пытался занять очередь. Здесь было людно, и Поттер подумал о том, чтобы затеряться в толпе и уйти куда подальше.

— Гермиона, пойдем, — Грег появился прямо перед Гарри. Схватив девушку за руку, юноша повел ее к входу в зал. Последняя надежда избавиться от Грегори, а потом списать все это на случай-ность, погасла. Юноша повел его к их местам, и, как только они уселись, Поттер выдернул свою руку из цепкой хватки.

— И не смей меня доставать! — прошипел Гарри, надеясь усмирить пыл ухажера. К его огромней-шему сожалению, по другую сторону от юноши сидел совсем не дементор, а миловидная девушка. На экране начали мелькать картинки, и Гарри понял, что даже не поинтересовался на какой фильм они идут!

Конечно же! Как он мог сомневаться?! Это оказалась одна из тех мелодрам, в которой после каждой фразы следовали длинные поцелуи, на которых люди в зале, словно по команде тоже начинали целоваться! Грегори тоже совершал поползновения в его сторону, пытаясь хотя бы немного приблизиться к Гарри, но его останавливал злой взгляд карих глаз.

— Еще раз попробуешь это сделать, и я надену на твою голову этот стаканчик из-под попкорна! — прошипел Поттер. Фильм начинал все больше и больше раздражать Гарри, и ему казалось, что он никогда не закончится. Жертва Невилла внимательно разглядывала сидящих в зале, правда, видела только их затылки. — Я сказала, и не пытайся!

— Какого черта, Гермиона? — поинтересовался Грег. — Ты думаешь, я пришел сюда, чтобы смотреть этот фильм?!

— Вы прекратите разговаривать или нет?! — злобно спросил парень, сидящий по левую руку от Гарри.

— Если он не прекратить лезть ко мне, то нет! — злобно прошипел ему Поттер. Незнакомец перевел взгляд с Гарри на Грегори.

— Может быть, ты прекратишь лезть к девушке? — серьезно прошипел незнакомец.

— Может быть, ты прекратишь лезть, куда тебя не просят?! — в тон ему прошипел Грегори.

Как и следовало ожидать, эти двое начали спорить, а так как Гарри не хотелось находиться меж двух огней, он сполз с сидения и пополз к выходу из зала. К счастью, кажется, сейчас его спутнику было не до него. Поттер огляделся и решил, что может со спокойной душой пойти домой, благо он дорогу запомнил.

Через двадцать минут он был дома.

— Ну, и как кино, Гермиона? — спросила встретившая его в холле Элли.

— Не знаю, — сказал Гарри. — Я его не смотрела.

— А где Грегори? Я думала он зайдет к тебе, — сказала женщина.

— Обойдется, — бросил через плечо Поттер, направляясь к лестнице. — Он затеял драку в кинотеат-ре, и мне пришлось оставить его там.

Пока Элли совсем не достала его вопросами, Гарри поспешил закрыться в комнате. Тут его ждал небольшой сюрприз в виде совы Рона. Благо Гарри, когда уходил, забыл закрыть форточку, и теперь Сычик клевал печенье, принесенное утром для Букли. Пока сова не начала традиционно верещать и носиться по комнате, Поттер решил избавить ее от письма.

Привет, Гермиона,

Как проводишь каникулы?

Приехали близнецы и теперь совсем мне проходу не дают. Достали со своими глупыми шутками. Один раз у меня из ушей пар повалил, потом я целых три часа ходил и кудахтал! Ну, сколько можно! Лучше бы я остался в Хогвартсе. И не понимаю, почему они приехали именно тогда, когда здесь я! Я им не подопытный кролик!

Гарри не писал? А то я от него ничего не получал. Наверное, он там весело проводит каникулы. Ну, ладно. Пока.

Рон

— Как же, «весело проводит», — хмыкнул Поттер. — У Гарри тут назойливый ухажер появился, который ему проходу не дает.

Он не знал, что ответить на письмо другу. Во-первых, его почерк отличался от гермиониного, правда, Рон этого вряд ли заметит. Во-вторых, он не мог ответить на это письмо в стиле Гермионы и, скорее всего, наделает кучу ошибок. Недолго думая, Гарри написал на обороте письма только слова:

Мне кажется, будет правильнее, если на письмо ответишь ты.

Потом вложив письмо и перевязав его лентой, Поттер подозвал Сычика.

— Отнеси это Гарри, — он искренне надеялся, что сова все-таки выполнит его просьбу, а не полетит к своему хозяину. Совенок вылетел в окно.

Радовало, что Рон не был так настойчив в своем желании начать встречаться с Гермионой. Гарри не знал, почему он это чувствует, списав все на нежелание портить отношения между ними. А вот когда они вернуться в свои тела, Уизли может делать что хочет, он не будет возражать. Ну, честное слово!

Гарри немного поколдовал над домашним заданием по Истории магии, но оно совсем не хотело писаться. Тяжело вздохнув, несчастный Герой Магического Мира, заключенный в тело своей лучшей подруги, признал, что постепенно умирает со скуки. Он совсем не привык к маггловским видам развлечений. Жизнь у Дурслей практически не дала ему такого шанса. У него было много обязанностей в их доме, он и уроки то с трудом успевал делать. А здесь никто его ни к чему не принуждал, так что он почувствовал некоторую растерянность. Не то чтобы он скучал по родственничкам…

Раздался стук в окно, и Гарри вышел на балкон, искренне надеясь, что это Гермиона ответила на его письмо. Но когда он отличался везением?

— Гермиона! Как ты могла меня бросить?! — донесся до него голос недовольного юноши.

— Слушай, ты, придурок соседский, я же сказала не лезть ко мне! — заорал, что есть мочи, Гарри. — Ты что, до сих пор ничего не понял?! Ты мне противен и не пытайся больше лезть к моему отцу! Еще одна попытка, Грег, и я тебя лично прибью!

Неудачливый ухажер казался удивленным. Поттер вернулся в комнату и, закрыв дверь, завесил штору. Он понимал, что вспылил, но не собирался больше терпеть этого идиота. Вообще-то он и не ожидал, что даже в теле лучшей подруге к его персоне будет обращено столько внимания со стороны противоположного пола. (прим. беты: противоположного, ага =D)

Решив, что все проблемы когда-нибудь решаться, Поттер отправился в ванную комнату. Чье бы тело это ни было, забывать о гигиене не стоит.

* * *
Гермиона с трудом устроилась с книгой в руках на маленьком подоконнике в комнате Гарри. На столе лежали дописанное эссе по зельям и раскрытый учебник по трансфигурации. Дурсли успешно забыли про своего племянника, очевидно, решив, что его пребывание в комнате гораздо предпочтительнее его назойливого присутствия под их ясными очами. Вернон Дурсль еще утром отправился на работу, а Дадли — в школу. Правда, Гермиона очень сильно сомневалась в том, что он дошел до нее. «Кузен» был абсолютно не похож на человека, который мог ответственно относиться к учебе. Как бы это ни было странно, но тетушка сегодня утром не почтила ее комнату своим присутствием. Было подозрительно тихо, если не считать стонов ее желудка, давно не видавшего нормальной пищи.

Решившись, Грейнджер слезла с подоконника. Положив книжку на стол, она тихонько приот-крыла дверь и посмотрела, не ждет ли ее кто-нибудь из Дурслей за дверью с топором. Не обнаружив ничьего присутствия, Гермиона прислушиваясь к голосам из гостиной, начала медленно спускаться вниз. В гостиной разглагольствовала Мардж и, судя по тому, как она строила свой монолог, у нее имелся слушатель. Гермиона искренне надеялась, что это Петунья Дурсль.

Герой Магического Мира, раньше известный как староста Гриффиндора Гермиона Грейнджер, медленно прокрался на кухню. Быстро сделала себе сэндвичи и налив стакан сока, она водрузила все это на поднос и решительно двинулась обратно в комнату. Пристроив свой скромный завтрак (а также, вероятно, обед и ужин) на столе, Гермиона достала чистый пергамент. Она еще не ответила на письмо Гарри, который наверняка ждал ее письма. Ее немного развеселил случай с соседом. Тот, словно почувствовав неладное, не отставал от Гарри, а ведь летом ей не составило большого труда послать его.

"Ах, Гарри совсем не умеет отшивать мальчиков! О да, Гермиона, а ты же у нас роковая женщина!", Грейнджер так нехарактерно для себя весело захихикала, словно кто-то щекотал ей пятки. "Настолько роковая, что сама не можешь отшить девушку!"

Настроение как-то само немного улучшилось, и Гермиона поняла, что уже прошла половина их неофициальных каникул.

— Ну, что ж... — задумчиво протянула Грейнджер, жуя кончик пера. Во-первых, следовало расспросить Гарри о его походе в кино, конечно, она догадывалась, что ее сосед просто вывел его из себя. Во-вторых, рассказать про Кэти и убедить Гарри, что он не одинок в своих страданиях. В-третьих, надо было пожаловаться на родственников. Гермиона заметила, что они с Гарри только и делают, что жалуются в своих письмах.

Она практически дописала письмо и дожевала последний бутерброд, когда в дверях комнаты появился кузен Гарри.

— Поттер, тебя зовет тетя Мардж, — пробасил он.

— Значит, все-таки вспомнила, — пробормотала Гермиона, неохотно отбрасывая перо в сторону. — Как дела в школе, Дадли?

— Отвали, придурок, и делай то, что тебе сказали! — злобно ответил тлстяк и покинул комнату.

Гермиона только пожала плечами, очевидно, что к обычной вежливости эта семейка не привыкла. Как вообще ее друг с такими воспитателями мог вырасти таким добрым и отзывчивым человеком? Она медленно спустилась в гостиную и остановилась в дверях, смотря на женщину.

— Что это ты все время сидишь в комнате, Поттер? Небось, строишь козни против своих учителей! — заговорила Мардж.

— Ничего я не строю, просто делаю уроки, — спокойно ответила Грейнджер. Этот спокойный тон, видимо, не понравился тетке, потому что она недовольно поморщилась.

— Ты что, думаешь, я тебе поверю, мальчишка? — гневно спросила женщина.

— Мне без разницы, поверите ли вы мне или нет, — буркнула Гермиона. Вот и что Мардж Дурсль опять к ней прицепилась?!

— Дерзишь, мальчишка, — женщина довольно ухмыльнулась. — Ну, ничего ты еще получишь свое. Я выбью с тебя всю эту дурь!

— Сожалею, но у вас не хватит времени, — ехидно бросила Гермиона. — В субботу я возвращаюсь в школу.

— Никуда ты не вернешься, Поттер, — теперь Мардж победоносно улыбалась. У Гермионы вдруг появилось плохое предчувствие. — Я уже подыскала тебе работу!

— Что?! С чего это вы решили, что можете решать за меня?! — вспылила Грейнджер. — Я вернусь в свою школу, и вы меня не остановите!

— Мардж, я думаю, Гарри сам вправе решать, когда идти работать, — в дверях комнаты появилась Миссис Дурсль.

— Только не говори, Петунья, что в тебе взыграли родственные чувства. — Лицо Петуньи Дурсль пошло пятнами. — Не тебе решать, идти работать мальчику или нет! Он сидит на шее моего брата!

— Я его тетя и считаю, что он должен окончить школу, — Петунья была серьезна.

Брови Гермионы ползли вверх, и она ничего не могла с этим поделать. Взыграли ли в Петунье Дурсль какие-то чувства или это был страх, Гермиона не собиралась выяснять. Она знала только то, что только что стравила друг с дружкой двух тетушек. Пока они не обращали на нее никакого внимания, самая умная "девочка" Хогвартса решила ретироваться. Спешно поднявшись к себе в комнату, Гермиона со смешанными чувствами дописала письмо. Отправив его, она опять забралась на подоконник с учебником.

* * *
Открыв и отрегулировав воду, Гарри закрыл глаза и снял с себя всю одежду. Он на ощупь забрался в душ и встал под струи воды. Сейчас он полностью осознал, как терпеть не может длинные волосы. Приходилось аккуратно намыливать каштановые кудри, не хватало еще того, чтобы они запутались. Их не возможно было потом расчесать. Поттер это понял, когда впервые помыл эту когда-то невероятно умную голову. С закрытыми глазами это было довольно трудно, но что он мог поделать?

На ощупь найдя губку и мыло, Гарри принялся намыливать себя.

— Гермиона, ты долго? — девушка, принимавшая душ, вздрогнула и уронила губку.

"Какого черта?", злобно подумал Гарри.

— Там Грегори пришел, тебя спрашивает, — не услышав ответа, продолжила женщина.

— Скажи, что я утонула в ванной! — крикнул Гарри, подумывая о том, что жизнь издевается над ним.

— Все-все, Гермиона, я поняла, — раздалось из-за двери.

Поттер быстренько домылся и, завернувшись в полотенце, ступил на пол ванной. Он пытался найти одежду, которую принес с собой, но с закрытыми глазами это не очень получалось.

"Ничего не случится, если я все-таки открою глаза", подумал Гарри. Он не собирался разгляды-вать тело, в котором оказался, просто одеться. Открыв глаза, он сразу же их закрыл.

— Чееееерт, — протяжно выдохнул Гарри. Он снова открыл глаза и уставился на свое отражение в зеркале, которое висело на стене. На него смотрела его подруга, завернутая в банное полотенце, которое с трудом прикрывало стройные ноги девушки.

— Чудно, — пробормотал Поттер и опустился на край ванной. Только сейчас он в полной мере понял, что находится в теле своей подруги и не получится вечно закрывать глаза на этот факт. — Боже, — прошептал Гарри и вновь закрыл глаза. Сейчас Гермиона, завернутая в это миниатюрное полотенце, казалась такой хрупкой. Гарри не мог понять, как его подруга может быть такой сильной.

"Ничего же не будет, если я немного посмотрю", думал Гарри. "Я более чем уверен, что Гермиона тоже так делала".

Он встал перед зеркалом с закрытыми глазами, завернутый в полотенце, и мысленно пытался себя уговорить, не делать то, что ему хотелось. Но увиденное ранее не давало ему покоя. Не останавливало даже то, что он думал так о Гермионе.

"Боже... Боже…", думал Гарри, пока рука скользила по полотенцу к узелку. А потом резким движением руки он сорвал его. Что ж, потолок, вроде бы, не рухнул ему на голову. Поттер медленно открыл глаза и тяжело выдохнул.

Их зеркала на него теперь смотрела полностью обнаженная хрупкая девушка. Увиденное нельзя было сравнить с картинками в журналах, когда-то показанными близнецами Уизли. Это было необычно и завораживающе. Он не подозревал, что Гермиона может быть так красива. Сейчас он даже понимал, почему в школе введено ношение мантий.

Поттер сделал шаг к зеркалу. Тяжело выдохнув, Гарри осторожно коснулся пальцами живота и вздрогнул. Холодные пальчики обвели контур пупка и поднимались выше, пока не коснулись правой груди. Поттер еще раз тяжело выдохнул. Легкое возбуждение мешало нормально соображать, но совсем не мешало чувствовать осторожное прикосновение маленьких пальчиков к груди. Легкая дрожь прошлась по всему телу, а Гарри улыбнулся. Ему это чертовски нрави-лось, и пусть он будет потом об этом жалеть. Это будет легче, чем сожалеть о том, что он не сделал этого.

Рука, словно обладая своей собственной волей, обхватила округлую грудь девушки и легонько сжала. Гарри застонал. Ему не приходилось испытывать таких чувств прежде. Нет, конечно, он испытывал что-то похожее в собственном теле, но это не шло ни в какое сравнение с тем, что происходило сейчас. Тягучее ощущение внизу живота усиливалось. Гарри оперся рукой о стену. Боже, это сводило его с ума и заставляло дыхание замирать при каждом взгляде на зеркало.

— Гермиона, ты там скоро? — голос сиделки с необычайной резкостью вырвал его из этого состояния. Легкая паника заставила Гарри испуганно прикрыться халатом, висевшим на крючке.

"Черт возьми, как она не вовремя", мысленно застонал он.

— Я-я... уже выхожу, Элли, — голос дрожал и звучал глухо. Он слышал, как сиделка, услышав ответ, ушла, но не мог справиться с собой. Глубоко вдохнув и выдохнув, Гарри опустился на край ванной. В зеркало больше смотреть не хотелось, боясь повторения.

Пересилив себя и легкую дрожь, Гарри укутался в халат и, схватив все вещи, принесенные из комнаты, поспешно покинул ванную. Путь до комнаты подруги прошел без всяких приключений, и Поттер вздохнул с облегчением, когда услышал щелчок замка в двери его новой комнаты.

Бросив всю принесенную одежду прямо под дверью, Гарри кинулся к кровати. Сейчас он чувствовал себя сломленным и уставшим. Увиденные в ванной подробности как-то не хотели вязаться с привычным образом подруги. Гарри тихо застонал, дрожь не хотела проходить. Плотно закутавшись в одеяло и беспрестанно моля о том, чтобы это все закончилось, он попытался заснуть.

* * *
Маленькую комнату в доме номер 4 по Тисовой улице освещала только полная луна. Гермиона Грейнджер уже видела десятый сон, когда в комнате появился мужчина. На его лицо падала тень, и поэтому разглядеть, кто это, не представлялось возможным.

— Мисс Грейнджер, — тихо позвал он. Его голос не выражал никаких эмоций. Юноша в кровати заворочался и, повернувшись лицом к человеку, засопел дальше. — Мисс Грейнджер!

Открыв один глаз, брюнет оглядел гостя, а потом пробормотал:

— Профессор Снейп... померещится же такое, — и, уткнувшись носом в подушку, вновь засопел.

Если мужчина и удивился, то никак не показал своего.

— Мисс Грейнджер, живо просыпайтесь! — теперь злобно прошипел Северус Снейп. Гермиона еще раз заворочалась в кровати и села, уставившись на человека, который потревожил ее сон.

— Нет... не проходит, — пробормотала она.

— Мисс Грейнджер, не делайте вид, что не поняли, что происходит! Видимо, это тело так действует на ваш ум! — язвительно прошипел Снейп. — Меня отправил директор, чтобы я забрал вас из этого дома.

— А откуда я могу знать, что вы меня не обманываете? — спросила Гермиона, все еще надеясь, что ей это только снится.

— Я знаю, что вы Грейнджер, а этот факт известен только мне, директору и нашему горячо любимому мистеру Поттеру, — терпение Снейпа готово было лопнуть.

— И все же? — надежда уже покинула Гермиону, но что-то не давало ей остановиться.

— Я уже говорил, что вы невыносимая всезнайка, мисс Грейнджер? — прошипел Снейп.

— Все-все, только дайте мне собраться, — она встала с кровати. Зельевар безучастно разглядывал комнату, пока Гермиона собирала вещи. При этом ей удавалось это делать настолько тихо и осторожно, что Дурсли и понятия не имели, что их "любимый" племянник собирается покинуть дом. Гермиона накинула мантию поверх пижамы и натянула носки. Снейп словно поняв намек, взмахнул палочкой, и обувь Гарри праздно влетела в комнату, при этом дверь открылась и ударилась о стену.

— Поттер! — раздалось снизу, и Гермиона испуганно оглянулась на профессора. Тот только ехидно ухмыльнулся и бросил:

— Придется босиком, мисс Грейнджер, — взмахом палочки отправляя уменьшенную клетку в чемодан. После того, как мужчина закрыл его и уменьшил, она подхватила его с пола и положила в карман. Шагнув к Снейпу, она коснулась бумажки в его руках. С трудом поднявшийся на второй этаж Дурсль только и успел увидеть, как бесшумно исчезли его племянник и незнакомый мужчина.

Гермиона, все еще державшая в руках обувь, и Снейп появились на площади Гриммо. Непри-выкшая к перемещениям с помощью порталов она повалилась на пол.

— Ну, что же вы такая неуклюжая, мисс Грейнджер? — прошипел Мастер Зелий, впрочем, не предпринимая никаких действий, чтобы помочь ей подняться. Грейнджер встала и отряхнулась, задумчиво разглядывая, как появляется дом под номером 12. Они вошли в дом.

— Эм... профессор Снейп, я что, одна буду жить?— прошептала Гермиона.

— Нет, — сказал Снейп, и вновь открыл дверь. — Мне пора, мистер Поттер, нужно доложить директору о том, что надежда магического мира в безопасности.

Северус Снейп с хлопком исчез.

— Чудесно! — громко сказала Гермиона, совсем забыв про присутствие портрета мамаши Сириуса. Только этого мрачного дома ей не хватало. Она закрыла дверь за Снейпом, а когда обернулась, встретилась взглядом с Тонкс.

— Привет, Гарри, — сказала девушка, обнимая ее.

— Привет, — Гермиона улыбнулась. Значит, Снейп не обманул ее, а она-то подумала.

— Пойдем на кухню, — предложила Тонкс. Грейнджер ничего не оставалось сделать, как последо-вать за ней.

— Эм... Тонкс, что происходит? — поинтересовалась Гермиона, попивая горячий чай.

— Просто директор решил, что на каникулах тебе безопаснее находиться здесь, Гарри, — аврор улыбнулась.

— Ты одна в доме? — сделав глоток, спросил мальчик-со-шрамом-на-лбу.

— Нет, здесь еще Ремус, — охотно ответила Тонкс. Гермиона с большим трудом сумела скрыть всезнающую улыбку. — Его сейчас нет, так что ты не удивляйся.

— Ясно, — Гермиона кивнула. Они в тишине допили чай. — Тонкс, ты не могла бы показать мне мою комнату? Я бы хотел разложить вещи и поспать еще немного.

— Конечно, Гарри, — девушка поднялась из-за стола, при этом смахнув рукой свою чашку. Та звонко разбилась, а Тонкс, состроив виноватую гримасу, восстановила ее и теперь уже очень осторожно поставила на стол. — Пойдем.

Гермионе досталась комната, в которой ее нынешнее тело и Рональд Уизли проводили лето. Пожелав Нимфадоре спокойной ночи, Грейнджер заперла дверь. У нее не осталось сил, чтобы разложиться, и она просто повалилась на кровать. Через мгновения, она уже спала сладким сном.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:19 | Сообщение # 26
Vita sine Libertate
Сообщений: 1049
« 62 »
Глава 18. Верните нас обратно!

Гарри со стоном свалился с кровати, со всей силы приложившись об пол головой. Ему снился ужасный сон. Похоже, вчерашнее любопытство имело последствия. Он лежал на полу, с трудом пытаясь перевести дыхание. Было безумно жарко. Наконец, пересилив себя, Поттер принял сидячее положение. Отбросив одеяло в сторону и уже не удивляясь одетому на него банному халату, который был великоват ему на несколько размеров, жертва экспериментов Невилла прислонилась спиной к кровати.

Ему потребовалось несколько секунд, чтобы окончательно прийти в себя и понять, где он и кто он. В итоге Гарри поднялся с пола и направился к зеркалу, чуть не свалившись по дороге из-за слишком длинного халата. Отражение в зеркале его не слишком порадовало. Тщательно вымытые с вечера волосы представляли собой впечатляющее зрелище, которое можно было точно охарактеризовать как воронье гнездо.

— Черт-черт-черт! — Гарри злобно затопал на месте, размахивая руками. Все происходящее начинало его бесить. Он злился на себя за то, что вчера не удержался и сделал недопустимое. Теперь вот приходилось пожинать плоды своей глупости. Схватив расческу, парень принялся продираться через копну волос. Спустя кучу охов и ахов, ему удалось кое-как покончить с одной стороной. — Да чтоб тебя!

Швырнув расческу в стену, Поттер принялся злобно мерить комнату шагами. Ему еще предстояла процедура одевания, при мысли о которой в голову сразу лезли воспоминания о вчерашнем, что моментально отбивало желание что-либо делать. Но не мог же он вечно ходить в этом халате?!

Подойдя к шкафу, он принялся доставать одежду. Разложив ее на кровати так, чтобы можно было все спокойно найти и с закрытыми глазами, Поттер начал одеваться. Спустя десять минут непрерывного потока ругани, в котором периодически можно было расслышать имя одного небезызвестного гриффиндорца, Гарри справился с задачей. Найдя злополучную расческу, он вернулся к зеркалу. Нужно было закончить с причесыванием этой невероятно умной головы.

— Оооох, — протянул Поттер. Расческа запуталась в волосах. Поборов желание отыскать ножницы, он, кое-как распутав волосы и лишившись при этом приличного клока каштановых волос, продолжил свое занимательное занятие. С каждым разом ему становилось все труднее убедить себя, что Гермиона определенно не одобрит новую стрижку под ежик. — Все, надоело!

Взяв резинку, Гарри соорудил более-менее приличный хвост. Часы показывали девять часов утра. Он попытался вспомнить, во сколько вчера лег, но перед глазами предстало все увиденное в ванной. Раздраженно поведя плечами, он постарался выкинуть это из головы и покинул свою новую комнату.

В доме было тихо. Мистер Грейнджер уже уехал на работу, а Элли, вероятно, была с матерью подруги. Стараясь не производить лишнего шума, Гарри направился в сторону кухни. Собственно он и не собирался завтракать, но потом вдруг прорезался просто зверский аппетит. Подруга бы, наверное, его убила, если бы узнала, сколько он съел. Поттер вяло намазывал масло на очередной тост, когда на кухне появилась сиделка.

— Доброе утро, Гермиона, — поздоровалась женщина.

— Доброе утро, — быстро прожевав тост, поздоровался в ответ Гарри. — Как мама?

— Мама уже проснулась, если хочешь, можешь зайти к ней, — бросила сиделка, направляясь к холодильнику. Она принялась за завтрак для матери Гермионы.

Разговаривать с женщиной больше было не о чем, и, быстро доев, Гарри поспешил покинуть кухню. Вернувшись к себе в комнату, Поттер вновь начал ходить из одного угла в другой. Надо было себя срочно чем-нибудь занять, потому что мысли, которые лезли в голову, начинали сильно доставать. Тяжело вздохнув, Гарри достал учебники и пергамент. Надо было доделать домашние задания, потому что ехать в школу в теле Гермионы Грейнджер с несделанной домашней работой было себе дороже. А самым ужасным в этой ситуации было бы загадочное убийство Гермионы Грейнджер Гарри Поттером.

Гарри аккуратно разложил книги, чистый пергамент, перо и чернила и понял, что работоспособность сегодня на нуле. Откинувшись на спинку стула, Гарри задумчиво вертел в руках перо. Писать ничего не хотелось, и голова была абсолютно пуста. Задумавшись о чем-то своем, Поттер даже не заметил, как растерзал несчастное перо.

Раздраженно вздохнув, он встал из-за стола. Сейчас он искренне желал вернуться к Дурслям. Ему вдруг показалось, что было бы гораздо легче стерпеть насмешки ужасных родственников, чем сидеть здесь и медленно сходить с ума из-за угрызений совести. Вновь помянув недобрым словом Долгопупса и мысленно пообещав себе разобраться с ним, Гарри вышел на балкон. В футболке и джинсах было прохладно, но Поттер не вернулся в дом. Холод хотя бы помогал отвлечься на нейтральные темы, например, о той же погоде.

— Поскорее бы в Хогвартс, — стуча зубами от холода, проговорил Мальчик-который-находился-в-теле-своей-подруги.

* * *
Утро на новом месте было не слишком радостным. Гермиона не выспалась, но заставить себя снова заснуть не удалось. Медленно одевшись, она побрела в ванную комнату. Стоя перед зеркалом, она пыталась пригладить торчащие во все стороны черные волосы. Это было иронично. У нее и в своем теле не особо получалось управляться с волосами, так еще и в теле друга появилась такая же проблема. Смирившись с этой мыслью, она направилась на кухню.

Гермиона искренне недоумевала, как собирается провести оставшиеся два дня в этом доме. У нее уже были сомнения на счет того, будет ли у нее завтрак. В доме было слишком тихо, а значит, Тонкс точно сейчас здесь не было.

Войдя на кухню и подтвердив свои подозрения, Гермиона тяжело вздохнула. Мало того, что она не могла нормально питаться у Дурслей, так еще и здесь собираются морить голодом. Открыв все дверки буфета и не найдя ничего съестного, Гермиона села за стол.

— Замечательно, — буркнула девушка. Уткнувшись взглядом в шероховатую поверхность стола, Грейнджер задумалась. Но очень скоро ей это надоело, и она с многострадальным видом встала. Намотав три круга по кухне и снова тяжело вздохнув, она без всякого энтузиазма отправилась обследовать дом. Гермиона искренне недоумевала, как Люпин мог оставить ее здесь одну, да еще и без всякого питания.

Чувствуя огромное раздражение и еще большее неудовлетворение, она добралась до чердака. С трудом справившись с массивной дверью, Гермиона ступила на пыльный пол. Пару раз чихнув, она огляделась. В помещении было темно, а чего-нибудь такого, что можно было бы зажечь, поблизости не наблюдалось. Беспомощно повертев в руках палочку, Гермиона засунула ее в задний карман брюк. Еще немного пошарив в темноте, разглядывая очертания непонятных предметов, она решила, что здесь нет ничего интересного. По дороге к выходу она за что-то зацепилась — она так и не успела понять за что — и в буквальном смысле слова вылетела в дверной проход. Шлепнувшись на деревянный пол и охнув от боли, Гермиона всхлипнула. Мало того, что она находится одна в этом мрачном доме без еды, так еще и, кажется, ушибла коленку. Приняв сидячее положение и задрав штанину, она осмотрела кровоточащую рану.

— Интересно, в этом доме есть аптечка? — пробормотала в пустоту "девушка".

Подув на ранку и поморщившись, она поднялась на ноги. Доковыляв до ванны, Грейнджер, шипя себе под нос все, что она после возвращения сделает с Долгопупсом, промыла ранку. Вернувшись в свою комнату, она достала учебник по Зельеварению и углубилась в чтение.

В скором времени внизу послышался грохот, и Гермиона, схватив с прикроватной тумбочки палочку, тихонько направилась вниз.

— Нимфадора, ты не могла быть поаккуратней? — послышался знакомый голос, и Грейнджер радостно улыбнулась. — Ты разбудишь Гарри.

— Вообще-то я уже встал, — Гермиона вышла из-за угла. — Здравствуйте, Ремус, Тонкс.

Люпин подошел и обнял черноволосого юношу. Гермиона, смутившись от крепкого объятия мужчины, покрылась легким румянцем, и поспешила отвернуться.

— Рад тебя видеть Гарри, — сказал бывший профессор ЗОТИ. Быстренько справившись с собой, Гермиона повернулась обратно. Только вот наткнулась на удивленный взгляд Тонкс, Ремус же, казалось, ничего не заметил. — Давайте на кухню. Ты, Гарри, наверное, хочешь есть.

Только сейчас Гермиона заметила, что рядом с Тонкс стояло несколько больших пакетов. Схватив два из них, Люпин направился в сторону кухни, а Гермиона, одумавшись, отобрала у Тонкс оставшийся пакет и последовала за ним.

— Ну, Гарри, как у тебя дела? — уже за завтраком поинтересовался Люпин.

Гермиона, у которой проснулся зверский аппетит, как раз заталкивала в рот огромный кусок хлеба, когда услышала вопрос. Подавившись, она громко закашляла, из глаз брызнули слезы. Ремус вскочил с места и быстро подойдя, принялся стучать ей по спине.

— Спасибо, — сиплым голосом проговорила Гермиона. Тонкс протянула ей стакан с водой, и подруга Поттера, выдавив благодарную улыбку, жадно осушила его. Справившись с очередным приступом кашля, она повернулась к ухмыляющемуся Люпину.

— Судя по твоей реакции, у тебя не все так хорошо, — печально произнес оборотень. Почему-то эта фраза вдруг разозлила Гермиону.

— Да, а как у меня должно быть?! Знай я, что Дурсли такие ужасные люди, я никогда бы не... — Грейнджер запнулась, вдруг вспомнив, кем она теперь является. — Не хочу об этом говорить.

Сказав это, Гермиона уткнулась в тарелку с яичницей и беконом. Очевидно, взрослые поняли состояние Поттера и перестали доставать юношу вопросами. Спокойно закончив завтракать и поблагодарив за компанию, Грейнджер, сославшись на недосып, решила отсидеться в своей комнате. Закрыв дверь на ключ, чтобы любопытная Тонкс не пыталась сюда ворваться с какой-нибудь безумной идеей, Гермиона повалилась на кровать. Закрыв глаза, она думала о том, что могла напридумывать себе Тонкс, увидев ее смущение от объятий Люпина. Тяжело вздохнув и перевернувшись на спину, Грейнджер принялась безучастно разглядывать потолок. Подруга Поттера даже не заметила, как заснула.

* * *
Проснулась она из-за того, что кто-то стучал в дверь.

— Сейчас-сейчас, — хрипловатым голосом откликнулась Гермиона. С трудом найдя упавшие на пол очки, она поспешила открыть дверь. На пороге стояла Тонкс.

— Ой, Гарри, я не знала, что ты спишь, — голос девушки показался Гермионе расстроенным.

— Нет, ничего, — Грейнджер выдавила из себя улыбку. — Проходи, пожалуйста.

Аврор прошла в комнату. Оглядевшись по сторонам, словно, была в этой комнате впервые, она присела на кровать Рона.

— Что-то случилось, Тонкс? — поинтересовалась Гермиона, попутно радуясь тому, что в комнате порядок.

— Нет, я подумала, что тебе скучно, и решила зайти, — девушка улыбнулась. — Ремус ушел по делам, а мне все равно делать нечего.

Что-то смутно подсказывало Гермионе, что все эти разговоры неспроста. У Тонкс явно было что-то на уме, и, скорее всего, это что-то выльется во нечто поистине ужасное. С плохим предчувствием Грейнджер опустилась на соседнюю кровать.

— Только что вспомнил, а где Кикимер? — поинтересовалась она, желая оттянуть неприятный разговор. А в том, что он будет неприятным, она даже не сомневалась.

— Ну, мы не знаем этого. После смерти Сириуса, его больше никто не видел. Надеюсь, он умер и теперь лежит в какой-нибудь комнате и разлагается, — всю эту ужасную, по мнению Грейнджер, тираду, Тонкс произнесла с легкой улыбкой на губах.

— Тонкс, что ты такое говоришь?! — вспылила "девушка". — Это... это же просто не справедливо!

— Гарри, если ты не забыл, то именно по его вине ты отправился в Отдел Тайн, что и послужило причиной гибели Сириуса! — Нимфадора выглядела спокойной, но голос выдавал ее.

— Я... знаю, — почему-то стало обидно. Ну, и что с того, что ей хотелось защищать эльфов? В Магическом мире, по мнению Грейнджер, было много несовершенных вещей. Например, использование эльфов в качестве слуг. И пока она находится в этом теле, ей следует приложить усилия и воспользоваться положением. Все-таки слово Гарри Поттера в этом мире ценилось больше, чем слово какой— то там Гермионы Грейнджер! — Давай не будем об этом. Я просто спросил.

Снова повисла пауза, и у Грейнджер даже появилась надежда, что Тонкс действительно пришла избавить ее от скуки. Только вот как она собиралась это делать, было непонятно.

— Вообще-то, Гарри, я хотела у тебя кое-что спросить, — начала аврор. Гермиона вся мысленно сжалась, гадая, какой вопрос она собирается задать. — У вас с Джинни все уже кончено?

Услышав вопрос, Гермиона почувствовала прилив облегчения. Все было ясно — Тонкс с этими вопросами отправила миссис Уизли. Состроив страдальческую мину, Грейнджер начала свой рассказ:

— Понимаешь, Тонкс, если бы все было так просто, — брюнет тяжело вздохнул. — Просто наши отношения с Джинни зашли в тупик. Ты же знаешь, что за мной охотится Волан-де-Морт, а Джинни является моей слабостью. Я не хочу, чтобы она пострадала.

Аврор выглядела задумчивой, а потом на ее лице стала появляться улыбка.

— Но это же не все причины расставания? — Гермионе показалось, что с таким тоном она обычно допрашивает пойманных Пожирателей.

— Эээ... что ты хочешь от меня услышать, Тонкс? — почему-то в голосе появилась желчь. — Нет никаких причин, о которых я тебе не рассказал. И почему ты спрашиваешь так, словно ведешь допрос? И кто тебе рассказал, что я расстался с Джинни? Миссис Уизли?

Кажется, поток неожиданных вопросов застал Тонкс врасплох. Рассеянно переведя взгляд на юношу, аврор неожиданно улыбнулась.

— Тебе нравится другая! — от ее слов у Гермионы случился приступ удушья. Нимфадора не предприняла никаких попыток помочь ей, так что справляться с нехваткой воздуха Гермионе пришлось самостоятельно. С трудом переведя дыхание, она дрожащими руками вытерла выступившие слезы. Все происходящее казалось таким нелепым и ужасным. Чего только не могла придумать Тонкс!

— Ч-что за бред! — раздраженно просипела Грейнджер. — Не хочу разговаривать на эту тему и прошу, оставь меня одного!

Тонкс лишь пожала плечами, но понимающая улыбка, явна позаимствованная из арсенала горячо любимого директора Хогвартса, так и не сошла с ее лица. Гермиона, уронив голову на руки, застонала. Почему-то казалось, что это не последний разговор такого характера.

* * *
Вечером со смутными чувствами на душе Гермиона Грейнджер спустилась на ужин. Люпин и Тонкс уже были на кухне, и она, игнорируя все насмешливые взгляды Нимфадоры, уселась за стол.

— Гарри, я хотел бы с тобой поговорить, — раздался голос Люпина, и Грейнджер почувствовала, что влипла. Крупно влипла. Подняв голову, она встретилась взглядом с Тонкс. Вот черт, она, похоже, издевается!

— Хорошо, Ремус, — буркнула Гермиона. — Мы поговорим у меня в комнате, чтобы не было лишних ушей!

При этом зеленые глаза в упор посмотрели на Нимфадору. Ремус Люпин, который, похоже, не был осведомлен о разговоре Гермионы и Тонкс, непонимающе переводил взгляд с Гермионы на Тонкс.

— Ладно, ты поднимись к себе, я сейчас подойду, — сказал Люпин. Грейнджер лишь пожала плечами и, убрав свою тарелку в раковину, покинула кухню. Ступеньки жалобно скрипели под ногами, пока Гермиона, всячески кривясь, поднималась наверх. О чем хотел поговорить бывший профессор ЗОТИ, подруга Поттера не имела понятия. Но плохое предчувствие снова дало о себе знать.

Подойдя к столу и взяв недавно полученное от Гарри письмо, она сложила его и спрятала в карман. Люпин явно бы не оценил юмор этого послания. Еще бы! Письмо было адресовано Гермионе Грейнджер и в нем спрашивалось, не достали ли ее Дурсли и не хочет ли она, чтобы он, Гарри Поттер, взял какие-нибудь книги в школу. Все это выглядело более чем странно и ненормально. Она уже отправила ответ и надеялась на скорый ответ друга.

Послышался стук в дверь, и Гермиона, вздрогнув, сказала:

— Да-да, Ремус, заходи.

Дверь открылась, и мужчина вошел в комнату. Гермиона сделала приглашающий жест, указав на кровать Рона. Сама же она опустилась на кровать Гарри.

— Ну, о чем ты хотел поговорить?

— Хм, это разговор личного характера, Гарри, — осторожно начал Ремус, и Гермиона попыталась подавить приступ легкой паники. Попытка с треском провалилась, и ей пришлось быстренько заинтересоваться узором выцветшего ковра. — Я понимаю, что я не тот человек, с которым ты бы хотел вести такие разговоры, но…

— Ну, Ремус, ты не обязан, — Грейнджер, затаив легкую надежду, подняла голову и посмотрела в изможденное лицо Люпина. Она чувствовала жалость к этому человеку, который, испытывая стеснение и неловкость, все равно собирался поговорить на эту тему. — Мне не надо ничего рассказывать, я все знаю, — Гермиона попыталась весело улыбнуться, чтобы прогнать смущение с лица мужчины.

— Но, Гарри, это серьезный разговор, тебе уже шестнадцать и вполне возможно, что… — договорить Люпин не успел, так как Гермиона возмущенно встала с места и принялась ходить по комнате.

— Ремус, я же сказал, что не хочу разговаривать на эту тему, — словно чеканя каждое слово, произнесла Грейнджер, пытаясь скрыть румянец. — Я расстался с Джинни и в ближайшее время не собираюсь ни с кем встречаться.

— Но твои отношения с противоположным полом не закончатся на Джинни, Гарри, — пытался вразумить ее Люпин. — Тебе может понравиться любая другая девушка, и ты, возможно, начнешь с ней встречаться, а потом...

— Все, прекрати, — забыв о всяких приличиях, отрезала Гермиона. Раздражение достигло опасной точки, и продолжать разговор было просто опасно для здоровья окружающих. — Я не собираюсь ни с кем встречаться!

«Пока не вернусь в свое тело!», закончила она про себя.

— Ну, раз ты так категоричен в своем решении, то не смею тебя больше беспокоить, — сказал Ремус и поднялся с кровати. — Но ты все же полистай эти журналы.

— Что? Какие журналы?! — Гермиона обернулась и уставилась на Люпина. По пестрым глянцевым обложкам журналов в его руках она догадалась, какого рода они были. Она возмущенно открыла рот, только вот и слова из себя выдавить не смогла.

— Я пойду, Гарри, — видимо, бывший профессор решил ретироваться, пока Гермиона вновь не начала возмущаться. Оставив журналы на кровати, мужчина буквально сбежал из комнаты. Бросив на журналы презрительный взгляд, Гермиона схватила учебник Зельеварению со стола и уселась на кровать.

— Ну, надо же! — фыркнула Грейнджер.

Но учебник не смог увлечь ее — перечитывать уже давно известные факты было абсолютно неинтересно. Поэтому в скором времени книга опять оказалась на столе, а сам Мальчик-со-шрамом-на-лбу лежал на животе, пытаясь заснуть.

* * *
Гарри чувствовал легкий озноб и вселенскую усталость. Кажется, он простудился вчера, когда стоял на балконе. Завтра он возвращается в школу, и это не могло не радовать. На столе лежало полученное утром письмо от Гермионы. Он и не рассчитывал, что она так быстро ответит. Его повеселили рассказанные подругой новости. Тонкс была в своем репертуаре.

Еще раз хихикнув при воспоминании о забавных перипетиях подруги, Гарри тяжело вздохнул. Ему еще предстояло собрать вещи. Открыв чемодан и вытащив всю одежду из шкафа, Поттер принялся собираться. Все привезенное сюда должно было уместиться обратно. Только вот это ему представлялось сложно осуществимым. Нижнее белье беспорядочно полетело на дно чемодана. Ну, уж нет, его он точно складывать не собирался!

Через час беготни по комнате все нужное было собрано. Сев на чемодан и бормоча под нос всяческие угрозы (вплоть до ритуального сожжения), он пытался его закрыть. Только вот, похоже, у чемодана были другие планы на это счет. Прошипев еще несколько ругательств, Гарри бросил это дело. Надо было успокоиться. Ему надоело просиживание в комнате, и Гарри решил пойти прогуляться.

Погода была на редкость хорошая, но настроение от этого не особо поднялось. Он специально пошел в противоположную от дома назойливого соседа сторону, не желая портить последний день своих незапланированных каникул.

Он гулял, размышляя над тем, что ему не совсем хочется ехать в школу. У Гермионы было хорошо. В этом доме чувствовалась родительская любовь и столь желаемый уют. И пусть мать подруги была больна, он все равно полюбил эту женщину. Ему нравился мистер Грейнджер с его упорством и волнением за жизнь дочери. Это было такое характерное поведение для родителей. Родителей, которых он так и не увидел.

Чувствуя себя морально истощенным, Поттер медленно нарезал круги по округе. Он не боялся заблудиться, откуда-то появилась уверенность, что он в любом случае найдет дорогу. Гарри повернул в сторону выхода из парка. Ему еще следовало перед отъездом навестить мать Гермионы.

* * *
Гермиона заворочалась и открыла глаза. Горела маленькая свечка, с трудом разгоняющая темноту. Прохрипев что-то подозрительно похожее на «Глупые маги», Грейнджер поднялась и подошла к столу. Бросив раздраженный взгляд на школьные учебники, она опустилась на стул. Сна не было, и как Гермиона не заставляла себя вернуться в кровать, она понимала, что уснуть не удастся. Взгляд невольно упал на принесенные Ремусом журналы. Ну, уж нет!

Возмущенно вскочив с места, она принялась ходить по комнате.

«Ну, а вдруг это что-то такое, о чем надо знать Гарри?»

Раздраженно отмахнувшись от этой идиотской, по мнению Гермионы, мысли, она упала на кровать. Но через некоторое время, застонав, поднялась и, подойдя к соседней кровати, взяла журналы. Чувствуя к себе омерзение и неприязнь, а также легкую толику любопытства, она открыла первый журнал и углубилась в чтение.

От свечи было мало толку, и через пять минут Грейнджер запустила журналом в стену. Она испытывала смущение и неловкость, а еще у нее начали слезиться глаза. Схватив остальные журналы, она, подойдя к чемодану и открыв его, бросила их поверх одежды.

— Убью ими Невилла! — раздался в комнате шепот Золотого мальчика.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:20 | Сообщение # 27
Vita sine Libertate
Сообщений: 1049
« 62 »
Глава 19. Начинается...

Машина мистера Грейнджера остановилась возле вокзала Кинг-Кросс. Отец Гермионы взглянул на часы и повернулся к дочери.

— Ну вот, мы прибыли на полчаса раньше. Не понимаю, почему ты так торопилась? — мужчина улыбнулся. Гарри же, еще не совсем отошедший от настойчивости Грегори, сидевшего рядом с мистером Грейнджером, бросил злобный взгляд на юношу.

— Так надо, мы с Гарри договорились встретиться пораньше, — едко бросил Поттер, продолжая смотреть в радостное лицо соседа. Он бы еще и язык показал, но Джон Грейнджер явно не оценил бы такое поведение своей дочери. — Не смотри на меня так, Грегори. Я тебе рассказывала про него тогда на кухне, помнишь?

Ухмыльнувшись, Поттер вышел из машины. Джон Грейнджер достал из багажника чемодан и двинулся следом за дочерью. Гарри уверенно шел к нужной ему платформе, в своем письме он назначил место встречи именно там.

— Гарри еще нет, — оглядываясь, бросил мистер Грейнджер. А сам Поттер с огромной радостью следил за хмурым Грегори. Так ему и надо, нечего было навязываться и рваться провожать!

Скоро появилась Гермиона в сопровождении Тонкс и Ремуса. Поздоровавшись с ними и представив их мистеру Грейнджер и Грегори, Поттер радостно обнял Гермиону.

— Грегори, познакомься, это Гарри. Гарри, это Грегори, мой сосед, — еще сильнее прижавшись к ничего не понимающей Гермионе, Поттер с трудом сдерживал смех. Лицо соседа выглядело настолько кислым, что ради этого стоило потерпеть всю его настойчивость. — Гарри мой парень Грегори, как я и говорила.

Гермиона хотела было дернуться от этих слов, но тоненькие пальчики, сжавшие руку, остановили ее. Вспомнив про все то, что писал Гарри в своих письмах о соседе, Грейнджер решила подыграть другу.

— Очень приятно познакомится, Грегори, — выдавив самую доброжелательную улыбку, сказала Гермиона. Сосед, окинув черноволосого юношу ненавидящим взглядом, кивнул.

— Мне тоже, — язвительность юноши так и резанула по ушам. — А это кто, твои родственники?

Грегори перевел взгляд на Тонкс. Подавив соблазн закатить глаза, Гермиона тоже повернулась к девушке. Она всеми правдами и неправдами пыталась убедить Нимфадору поменять цвет волос. Но была не услышана. На розовые волосы Тонкс оглядывались все, кому не лень.

— Не твое дело! — в разговор вмешался Гарри, увидев выражение собственного лица. — Думаю, что вам с папой пора ехать. До отбытия поезда осталось десять минут.

В скором времени ребята, быстро попрощавшись с провожающими и подождав, пока отец Гермионы с Грегори отъедут, прошли сквозь барьер. На платформе перед Хогвартс-Экспрессом было слишком людно, и поэтому Гарри пришлось взять подругу за руку.

— Я думаю нам нужно начать встречаться друг с другом, Гарри, — быстро прошептала Гермиона.

— Я тоже, — Гарри неуверенно улыбнулся. — Ведь если мы объявим себя парой, то к нам перестанут лезть все, кому не лень. И никто ничего не скажет, если мы не будем целоваться на каждом углу.

— Да, тем более мы и так все время стараемся держаться вместе, — добавила Гермиона, улыбаясь. — Главное, чтобы нас понял Рон.

— Он не поймет, говорю сразу же, — Гарри огляделся. Уизли еще не появились на платформе, а до отхода поезда оставалось пять минут. — Они как всегда опаздывают.

Учеников с провожающими стало еще больше, но Уизли по-прежнему не было видно. Ребята уже были готовы плюнуть на все и забраться в поезд, когда Гермиона увидела рыжеволосую шевелюру. Друзья двинулись навстречу друг другу.

— Привет, ребята, — бросил Рон издалека. Джинни плелась за ним вместе с Молли и Артуром Уизли. Гарри сглотнул, мысленно представив, как он рассказывает, что они с Гермионой встречаются.

— Э-э... привет, Рон, — бросил Гарри. — Привет, Джинни. Здравствуйте, мистер и миссис Уизли, — Гермиона поздоровалась вслед за ним. Он получил парочку счастливых взглядов от миссис Уизли и понял, что многого не знает. Зато ему совсем не понравился взгляд, которым она наградила его тело. Наверное, уже знает про расставание с Джинни.

Подошло время отправки, и ребята были вынуждены поторопиться, чтобы успеть забраться в поезд. Джинни не захотела оставаться в одном купе с ними и ушла. Гарри ерзал на месте, не зная, куда деться от взглядов Рона. Чего он вообще от него хочет?!

— Ну, Гермиона, — начал Рон, и Гарри едва справился с желанием убежать из купе. Гермиона же, казалось, вообще не желала что-либо слушать. Она сидела, уткнувшись в книгу, изредка бросая на него взгляды, говорящие ему поторопиться с признанием. — Помнишь наш последний разговор, ты обещала подумать над моими словами.

Краем глаза Гарри заметил, что Гермиона больше не прячется за книгой, внимательно смотря на него.

— Р-Рон... я тут подумал-а... и-и... ты... и я... — судорожно пытался начать Поттер. В голове было пусто. Ну, правильно, не часто ж он отказывает мальчикам встречаться! — Там… я пришел к выводу… — брови Грейнджер взлетели вверх при его явной оговорке.

— Хватит, Гермиона, — прервала его жалкие потуги подруга. Гарри тяжело сглотнул. Предчувствие, что сейчас произойдет нечто ужасное, стало только сильнее. — Она хочет сказать, Рон, что не сможет с тобой встречаться, потому что уже встречается со мной.

— Э-э... да, — только и смог выдавить Поттер. — Да, я встречаюсь с Гарри.

— К-как? — прозвучал какой-то уж жалкий ответ Рона. — К-как... вы же не встречались до каникул?

— Встречались, Рон, — вставила Гермиона. — Вообще-то я и с Джинни расстался, потому что понял, что люблю Гермиону.

Гарри чуть не свалился с сидения. Он хотел было крикнуть, что они так не договаривались, но был остановлен уничтожающим взглядом зеленых глаз. Рон выглядел обескураженным и каким-то потерянным взглядом.

— Э-э... Рон, ты как? — начал Гарри. Но Уизли наградил его достойным Гермионы взглядом.

— Вы мне врали, да? — Рон вскочил на ноги. Он выглядел обозленным и уж очень недовольным всем происходящим. — Ты всегда выбирала его!

— Это здесь ни при чем! — Гермиона тоже вскочила на ноги.

— Ни при чем, говоришь? Ты всегда отбирал у меня все, что я хотел!

По возмущенному выражению на лице Гермионы Гарри понял, что сейчас будет грандиозная ссора в стиле Рональда Уизли и Гермионы Грейнджер, только вот в роли Грейнджер на этот раз был Гарри Поттер.

— Ты же знал, что мне нравится Гермиона, и все равно начал с ней встречаться! — заорал Рон, и у Гарри мелькнула мысль, что надо бы наложить заглушающие чары на купе. Он осторожно достал палочку, но резкий выпад Уизли напугал его чуть ли не до смерти. — Не смей, слышишь! Не смей вмешиваться!

Гарри убрал палочку, так как сейчас спорить с Роном было себе дороже.

— Ты знал об этом, Гарри! — повторил Уизли.

— Не знал, — Поттер заметил, как резко поникли плечи черноволосого юноши. — Как я мог знать об этом, Рон, когда вы постоянно ссорились, спорили по пустякам? Как я мог знать об этом, когда ты постоянно смеялся над ее приверженностью к учебе? Иногда мне вообще казалось, что ты ее ненавидишь, считаешь лишней в нашем трио и недостойной твоего внимания! Вот, что я видел между вами, Рон, — тихо произнесла Гермиона. Слушавший ее внимательно Гарри понял, что в некоторых вещах она была абсолютно права. — Теперь ты заявляешь, что она тебе нравится? Я не верю в это, Рон. Ты просто ослеплен тем, что она так изменилась: начала разбираться в квиддиче, перестала быть такой занудой. Но это временно, Рон! Когда она станет прежней, ты снова примешься за свое?

Уизли, казалось, был в ступоре.

— Я не... — только и сумел произнести юноша.

— Видишь, ты даже не знаешь, что сказать, потому что понимаешь, что я прав, — Гермиона подошла к выходу из купе. — Она же тебя всегда раздражала, Рон, так что случилось теперь?

Гермиона вышла, хлопнув дверью напоследок. Гарри сидел и смотрел на то место, где только что стояло его тело. Сейчас хотелось догнать Гермиону и успокоить. Ведь это неправильно. То, что только что произошло, было неправильно!

— Прости меня, Рон, но... Гарри же прав, — пробормотал он. — Ты же знаешь об этом. Я-я... тоже пойду.

Больше ничего не сказав, Поттер выбежал из купе. Ему предстояло найти Гермиону. Но подруга ушла не далеко, она даже не покинула вагон. Грустный взгляд зеленых глаз был устремлен на пейзаж за окном, и Гарри подумал, что она жалеет о том, что сказала. Он медленно подошел к своему телу, но дотронуться до Гермионы не решился.

— Прости меня, Гарри, — пробормотала Грейнджер. — Я не должна была говорить этого.

— Ничего такого ведь и не произошло, — Гарри пожал плечами. — Ты говорила то, что чувствовала. Я и не знал, что ты испытываешь все это. Просто не задумывался.

— Да ладно тебе, Гарри, — Гермиона махнула рукой. — Я просто вспылила. Рон... он друг.

Гарри только кивнул, соглашаясь.

— Не хочу возвращаться обратно. Может, поищем другое купе? — предложил Поттер, пытаясь отвлечь подругу от тяжелых мыслей. Она только согласно кивнула и двинулась следом за своим телом. Пустое купе нашлось только в последнем вагоне, но его наличие все же прибавило Гарри настроения. Гермиона угрюмо сидела в углу и смотрела в окно. — Гермиона...

Грейнджер повернула голову в сторону Поттера и уставилась на него зелеными глазами.

— Гермиона, прошу тебя не переживай так, это же временно, — начал Гарри. — Мы вернемся в свои тела, и все станет на свои места.

— Я знаю, Гарри, — ответила Грейнджер, вновь возвращаясь к пейзажу за окном. — Просто когда это произойдет, мы не знаем. Меня только расстраивает ожидание. Быть тобой это интересно, но не можем же мы навсегда остаться в этих телах.

— Я понимаю, Гермиона, — Гарри опустился на сидение напротив. Сейчас он чувствовал неловкость, он не умел утешать.

Они так и проехали в тишине весь оставшийся путь. Гермиона смотрела в окно, но Гарри понятия не имел, что она там видела в такой темноте. Сам Поттер просто умирал от скуки. Иногда он порывался покинуть купе и вернуться к Рону, но чувствовал, что подруге нужен больше. Они даже не выходили из купе, когда переодевались. Это, как сказала Гермиона, слишком глупо. (прим. беты: да, сложно сказать, откуда они взяли одежду. Но разве оно так уж важно???)

Карета до Хогвартса, по мнению Поттера, двигалась очень медленно. Он чувствовал себя уставшим, а находиться в компании Гермионы ему было все еще неуютно. Щеки стремительно краснели, когда он вспоминал, что делал на каникулах. Боже, ему определенно нельзя было доверять тело подруги!

"Интересно, а Гермиона уже рассматривала мое тело?", в темноте кареты думал Гарри. "А что если ей не понравилось?!"

От этих мыслей Гарри пришел в ужас. Гермиона и не подавала вида, что знает про него что-то такое, о чем сам он никогда не рассказал бы. Она была необычайно тиха и продолжала смотреть в окно кареты.

— Эй, Гермиона, — весело позвал Гарри. Он и сам не знал, что хотел ей сказать. Хотелось просто привлечь ее внимание к себе. — Ты выполнила все домашние задания?

"М-да, нормальный вопрос", подумал Гарри. "Только вот задавать его лучшей ученице было не слишком уместно".

Очевидно, Гермиона тоже так подумала, потому что только повернула голову в его сторону и промолчала.

— Может, хватит грустить? Вообще-то это я Гермиона Грейнджер, а ты Гарри Поттер, — поучительным тоном произнес Гарри, пытаясь хоть как-то нарушить тишину. — И это мне переживать о том, что подумает обо мне Рон.

— Да, ты прав, Гарри, — через некоторое время подала голос Гермиона. — Я, наверное, слишком сильно переживаю.

— Да, это мне надо теперь переживать, — согласился Гарри. — Я же теперь буду встречаться с Героем Магического Мира — Гарри Поттером.

При этом Гарри изобразил на лице весь ужас, который можно было себе представить. Гермиона рассмеялась. Напряжение стало постепенно спадать.

— А ты думаешь, Гермиона Грейнджер, такая уж милашка? — весело поинтересовалась Гермиона. — Боюсь, она заставит меня прочитать всю хогвартскую библиотеку!

— Не волнуйся, не заставит, — Гарри мило улыбнулся. — Не такой уж я и тиран.

Они так и доехали до Хогвартса, весело обсуждая с кем ужаснее всего встречаться: с Гермионой Грейнджер или с Гарри Поттером.

В Большой зал ребята вошли вместе, весело переговариваясь и не обращая никакого внимания на других учеников. Устроившись на самом краю Гриффиндорского стола, они прослушали речь Дамблдора. Тот, казалось, специально игнорировал ребят, которые тщательно старались поймать его взгляд. Ужин прошел за разговорами и приветствием членов факультета. Только вот угрюмый взгляд Рона не давал прочувствовать радостную атмосферу полностью.

— Нужно переговорить с директором, — зашептала Гермиона.

— Да, я тоже об этом подумывал, — согласился Гарри. — Поймаем его после ужина?

— Ага, только ты его перехвати, мне еще надо к МакГонагалл, — кивнула Грейнджер.

— Эм... Может, тогда наоборот? Староста-то, теперь я, — как можно тише зашептал Гарри. Увидев улыбку на лице юноши напротив, он понял, что подруга просто забылась. — Может, Снейп и нашел выход.

— Я почему-то в этом сомневаюсь, — пробормотала Гермиона. Она сразу же как-то сникла, и Поттер наградил себя мысленным подзатыльником.

— Ну, может, уже пойдем? — поинтересовался через некоторое время Гарри. — Ты подожди директора возле горгульи, а я пойду к МакГонагалл.

— К профессору МакГонагалл, — автоматически поправила его Гермиона.

Друзья дружно встали из-за стола. Гермиона, наклонившись, поцеловала Гарри в щечку. Она знала, что Рон весь вечер смотрел в их сторону, и пришла к выводу, раз уж они с Гарри решили изображать парочку, то пора начинать. Гарри, который, конечно, не заметил никакого скрытого подвоха, улыбнулся и, развернувшись, направился к столу преподавателей. Герой Магического Мира пошел к выходу из Большого зала, а в спину ему смотрели голубые глаза, в которых отражалась злоба.

От директора им не удалось добиться ничего путного. Альбус Дамблдор готов был разговаривать на любые темы, если они не касались их нынешнего состояния. Он расспрашивал Гермиону о Дурслях и, казалось, не замечал ее злых взглядов. В кабинете директора за ничего не значащими разговорами они провели около двух часов.

— Он это специально! — казалось, Гермиона была готова взвыть от безысходности. Гарри только кивнул, соглашаясь. Они шли в гостиную, и сейчас Поттер больше переживал о том, успеют ли они добраться до нее до отбоя.

Сказав пароль Полной Даме, друзья вошли в гостиную. И тут их ждал сюрприз. Казалось, их прихода ждал весь факультет.

— Значит, Рон все рассказал, — пробурчал Гарри.

— Гарри, Гермиона, почему вы нам ничего не рассказали?! — перед глазами появилась Лаванда Браун. — Мы ведь ваши товарищи, а вы скрыли от нас такое событие!

Гарри видел, как нахмурилась Гермиона.

— Может быть, потому что это не ваше дело? — прошипела сквозь зубы подруга. — И тебя, Браун, это касается в первую очередь. Прекрати лезть ко мне и Гермионе. Ты и так про нас много чего наговорила!

Сказав это, Гермиона двинулась сквозь толпу гриффиндорцев, поднявшись на верхнюю ступень лестницы в спальню мальчиков, она повернулась и сказала:

— Спокойной ночи, дорогая, — и после этого скрылась за дверью.

— Спокойной ночи, — пробормотал Поттер, а потом серьезно посмотрел на Лаванду и сказал: — Только попробуй, Лаванда, только попробуй что-нибудь придумать про меня и Гарри! Я лично задушу тебя подушкой ночью!

После всего этого Гарри поспешно скрылся в спальне девочек.

— Нет, я не понимаю, — недоуменно произнесла Лаванда, обращаясь ко всем оставшимся в гостиной. — Чего они все такие злые?

* * *
Гарри лежал на кровати в спальне девочек, задернув полог и наложив кучу отвлекающих и заглушающих чар. Он думал о том, что сегодня произошло. Гарри признался себе, что ему очень нравилась властное и нетерпящее возражений поведение Гермионы. Она всегда была такой, но сейчас ее навыки были уместны. После того, что он увидел на каникулах, он не мог понять, как его подруга могла быть такой? Она всегда казалась сильной и всемогущей, а на самом деле за спиной у нее стояло большое горе. Ему понравилось семейство Грейнджеров. В их доме царили забота и постоянное внимание. Дэн Грейнджер, который волновался за личную жизнь дочери, казался очень отзывчивым и милым человеком. А вид Джейн Грейнджер вызывал саднящее чувство в груди. Гарри не представлял, что подруга испытывала при встрече с матерью, ведь даже ему, человеку, увидевшему эту женщину впервые, было безмерно больно.

Он хорошо помнил хрупкое тело подруги и теперь не понимал, как будет себя вести, когда они вернутся в свои тела. Было страшно подумать о том, что она все узнает. Тогда их дружбе придет конец.

Повернувшись на бок, Гарри закрыл глаза. Хотелось спать, все же он устал за этот день.

* * *
Хлопнув дверью, Гермиона прислонилась к ней спиной, наслаждаясь тишиной. Вздохнув, она оттолкнулась от двери и направилась к кровати, сев на которую, принялась готовиться ко сну. Она очень устала за этот день. Подавив зевок и бросив недовольный взгляд на стоящий у кровати чемодан, она повалилась на кровать.

Гермиона не жалела о своем решении встречаться с Гарри. Сейчас это было просто необходимо. И пусть дружба с Роном дала большую трещину, эти события помогли увидеть, кем он ее считает. Сегодня было ужасно больно слушать, как Уизли говорит о ней как о какой-то вещи.

Она так и не решилась спросить у Гарри о состоянии мамы. Побоялась, что друг посчитает ее слабой и не захочет больше видеть рядом с собой. Она чувствовала, что мыслит в неправильном направлении, но ничего не смогла поделать с собой.

Уткнувшись носом в подушку, Грейнджер, отогнав назойливые мысли, попыталась заснуть.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:20 | Сообщение # 28
Vita sine Libertate
Сообщений: 1049
« 62 »
Глава 20. А пиявок тебе не дать, Малфой?!

Гарри проснулся оттого, что кто-то совсем недалеко от него разговаривал на повышенных тонах. Открыв глаза, он, не двигаясь, прислушался к голосам соседок по спальне. Кажется, они опять говорили про него и Гермиону.

— Вот не понимаю, чего она так злится? — по голосу Гарри определил, что говорила Лаванда. — По-моему, она должна радоваться, что на нее обратил внимание сам Гарри Поттер. Он даже Джинни бросил!

Гарри закатил глаза и попытался запихнуть подальше внезапно возникшее желание пойти и наорать на девушек. Тяжело вздохнув, Поттер пришел к выводу, что лучше просто продолжать слушать, чтобы не наделать глупостей.

— У Гарри, похоже, совсем с глазами плохо стало, — в голосе Парвати сквозила насмешка. — Я, конечно, не хочу сказать, что Гермиона некрасива...

Гарри передернуло. Будь тут сейчас настоящая Гермиона, девочкам бы не поздоровилось.

— Но Джинни она явно уступает, — добавила Лаванда. — Наверняка сейчас бродит где-нибудь за ручку с Гарри, претворяясь, что совершает обход.

Поттер подавил смешок. Если бы соседки только знали, что он уже давно этим не занимается... Гермиона не могла до него добраться, ведь ей мешала самая лучшая, по мнению Гарри, задумка основателей — вход в спальню девушек для мальчиков был закрыт. Так что он спал спокойно.

Тихо приняв сидячее положение, Гарри попытался убрать с лица издевательскую улыбку, а уж потом, стараясь издать как можно больше шума, отодвинул полог. Конечно, Лаванда и Парвати были напуганы столь неожиданным звуком и вскрикнули. Гарри мило улыбнулся и сказал:

— Доброе утро, девочки, — спустив ноги на пушистый ковер, он провел рукой по спутавшимся волосам. Лаванда и Парвати молчали, очевидно, поняв, во что они только что вляпались. — Надеюсь, вы шутили, когда говорили все это.

— Ооо... — наконец-то открыла рот Браун. — Да-да, конечно, Гермиона. Мы просто шутили! Ведь так, Парвати? — Лаванда сильно ткнула локтем подругу.

— Конечно, шутили! Честно!

— И мне не стоит говорить об этом Гарри? — подавив очередной приступ смеха, как можно серьезнее спросил Поттер. Девочки синхронно покачали головами. Благодаря поведению Гермионы образ Гарри Поттера теперь вселял в них ужас, чему, собственно, сам Гарри был несказанно рад. — Думаю, пора идти на завтрак.

— Да, — кажется, Лаванда испытала огромное облегчение.

Не сказав больше ни слова, Гарри схватил одежду и направился в ванную комнату. Переодевшись в темноте и попутно отметив, что с каждым разом это у него получается все лучше и лучше, Поттер вернулся в спальню. В комнате никого не было — в его отсутствие Браун и Патил сочли, что лучше им уйти куда подальше. Закинув нужные учебники в сумку, он покинул спальню девочек.

Гермиона уже была в гостиной, и Гарри, оглянувшись по сторонам и с облегчением отметив, что Уизли нет, подошел к своему телу.

— Доброе утро, — весело поздоровался Поттер, заметив, что все присутствующие обратили свои взгляды на них.

— Доброе утро, — язвительность в голосе брюнета уже стала постоянной, поэтому Гарри проигнорировал это и опустился рядом.

Гермиона медленно наклонилась к нему. При виде ее сердитого выражения лица Поттер было подумал, что она готова задушить собственное тело, но она всего лишь прошептала ему на ухо:

— С завтрашнего дня я буду ходить на обходы с тобой, — голос прозвучал грозно, и Гарри с кислой миной заглянул в свое собственное лицо.

— Думаю, в этом нет нужды, Гарри, — пытаясь выдавить из себя доброжелательную улыбку, произнесла каштановолосая девушка. Он надеялся, что Гермиона проявит благоразумие и не прибьет его у всех на глазах. — Это же первый день, я просто проспала.

— Ты портишь мне репутацию, — в который раз повторила Грейнджер.

— Знаешь, я уже начинаю жалеть, что согласилась с тобой встречаться, — Гарри сделал обиженное лицо и удовлетворенно улыбнулся, заметив реакцию находящихся в гостиной гриффиндорцев. Поттеру подумалось, что способностью распускать слухи наделены не только Лаванда и Парвати, но и добрая половина присутствующих. — Пойдем на завтрак.

Гермиона лишь кивнула, и ребята, поднявшись с дивана, побрели к выходу. В коридорах школы было малолюдно — практически все уже были на завтраке, так что до Большого Зала они добрались без происшествий.

Гарри вздрогнул, когда понял, что их появления ждала вся школа. Все слизеринцы как один окинули их презрительными взглядами, когтевранцы и вовсе не выказали никаких эмоций, словно все происходящее их не касалось, а вот пуффендуйцы и большая часть гриффиндорцев доброжелательно улыбнулись им, с любопытством разглядывая. Гермиона просто проигнорировала столь повышенное внимание и потянула его к гриффиндорскому столу.

Грейнджер специально не смотрела в сторону сидящих неподалеку Уизли, пытаясь завязать ничего незначащую беседу с Гарри. Но того, кажется, слишком волновало происходящее, и он то и дело оглядывался по сторонам.

— Только этого не хватало, — буркнул Гарри, кинув сердитый взгляд на кого-то за спиной Гермионы. Девушке даже не надо было оборачиваться, чтобы понять, что в Зал вошел никто иной, как самопровозглашенный Принц Слизерина со своей свитой.

— Смотрите, кто у нас тут, — привычно растягивая слова, сказал Малфой. Гермиона, не отвлекаясь, поглощала овсянку. — Герой Магического Мира и его грязнокровная подружка.

Гермиона предупреждающе наступила на собственную ногу, чтобы уберечь Гарри от очередного наказания в исполнении Снейпа. Злобный взгляд карих глаз лишь заставил ее усмехнуться. Она повернулась лицом к Малфою.

— Бедный Хорек, тебе, наверное, совсем не с кем пообщаться, — медленно сказала Грейнджер, криво улыбнувшись. — Как я тебя понимаю, вряд ли эти гориллы способны на членораздельную речь.

— Что ты несешь, Поттер?! — сразу же вспылил слизеринец.

— Ой, вот только не надо говорить мне, что я не прав, — продолжила Гермиона. — Ведь зачем тогда, скажи на милость, тебе постоянно лезть ко мне и Гермионе? На лицо явный недостаток внимания.

— Да ты, похоже, совсем рехнулся! — злобно бросил Малфой. Весь его вид кричал о том, что он сбит с толку происходящим и уже не знает, чтоб такого сказать. Гермиона заметила, как он гневно раздувает свои аристократические ноздри, и с трудом сдержала смешок.

— Пойдем, Гермиона, здесь стало слишком людно.

Они буквально вылетели из зала. Не то чтобы они боялись, что Малфой продолжит свою смехотворную речь, но его компания доставляла мало удовольствия.

— Классно ты его! — восторженно бросил Гарри. — Кажется, он теперь еще не скоро к нам сунется.

— Иногда в таких вопросах эффективнее применять дипломатию, — резонно заметила Грейнджер. — Надеюсь, мне сегодня не придется за тебя краснеть перед МакГонагл?

— А чего тебе краснеть, ты ж у нас самая умная студентка Хогвартса, — Поттер скорчил рожицу. — Думаю, она будет так рада успехам Гарри Поттера, что и не обратит никакого внимания на мою скромную персону.

— Надейся-надейся, — буркнула Гермиона. — После занятий мы пойдем в библиотеку, надо поднимать уровень твоих знаний.

— А ты не хочешь поиграть в квиддич? — язвительно спросил Поттер. — Думается мне, тебе бы тоже не помешало поднять уровень владения метлой.

— Это не одно и то же, Гарри! — Поттер сразу смекнул, что пора бы это заканчивать, а то потом подругу уже ничто не остановит. — Твоя непроходимая тупость приведет лишь к ненужным подозрениям!

— Ты сама-то поняла, что сказала?! То есть если Гарри Поттер вдруг разучится летать, то они ни о чем не догадаются? Мы с тобой в одинаковом положении, так что если хочешь, чтобы я засел за книги, то будь добра, выполни и свою половину обязательств!

До кабинета МакГонагл они шли молча, лишь иногда бросая друг на друга злые взгляды, хотя Гарри уже скорее чувствовал неловкость. Было не слишком честно требовать в ответ от Гермионы (при ее то страхе высоты), чтобы она потренировалась в полетах. Хотя это и не избавляло их от проблемы все приближающегося матча по квиддичу. Нужно было срочно принимать какие-то меры. Но кроме ухода из команды Гарри ничего в голову не приходило, хотя этот вариант, очевидно, не слишком ему импонировал. Его все еще не оставляла искренняя надежда, что этот обмен телами был временным явлением, и перспектива потом вновь проситься в команду его не прельщала.

Сколько бы Поттер ни старался, но на уроке Трансфигурации ему не удалось доказать, что он действительно самая умная ученица школы. Заметив злобный взгляд мальчика, который в скором времени грозил стать лучшим учеником, Гарри перевел взгляд на стену. Что-то в ней привлекало гораздо больше, чем устрашающее выражение на лице Надежды Магического мира.

— Что же делать? — вздохнула Гермиона, когда они брели в сторону подземелий. — Ладно бы один предмет западал, но когда и все остальные…

Гарри не знал, что ответить на слова расстроенной подруги, в данный момент его больше волновал предстоящий урок Зелий. Снейп мог выкинуть все, что угодно, так что им оставалось лишь теряться в догадках.

Появление зельевара как обычно было неожиданным. Проложив себе дорого сквозь толпу расступившихся перед ним учеников, он открыл дверь в класс. Не дожидаясь пока Снейп начнет снимать баллы, все кинулись внутрь. Гарри и Гермиона сели за последнюю парту. Конечно, было глупо надеяться, что Снейп их не заметит, но, по крайней мере, они попытались что-то сделать.

— Мисс Грейнджер, пересядьте к мистеру Малфою, — в голосе Снейпа была заметна издевка.

— Да ни за что! — не обращая никакого внимания на попытку Гермионы остановить его, Гарри вскочил на ноги. — Я никогда не сяду с этим слизеринским...

В следующий момент он уже открывал и закрывал рот, не издавая ни звука.

— Чего ты разоралась, Грейнджер? — раздалось с другого конца класса. Слизеринцы дружно засмеялись. Гермиона, бросив на них ненавидящий взгляд, взмахнула палочкой и сняла заклинание, после чего взглянула на Гарри, который, кажется, уже все понял. — Поттер, а Грейнджер то начала сходить с ума, ты не замечал?

Слизеринцы вновь рассмеялись, а Гарри, поборов очередной приступ ненависти, опустился на стул.

— Нет-нет-нет, мисс Грейнджер, я же сказал, чтобы вы сели с мистером Малфоем, — раздался раздраженный голос Снейпа. Окинув его испепеляющим взглядом и чудом удержавшись от того, чтобы швырнуть в него учебник Зельеварения, Гарри поднялся. — И, кстати, десять баллов с Гриффиндора за попытку сорвать занятие и еще десять баллов за пререкания с преподавателем.

Гермионе показалось, что Гарри сейчас удар хватит. Она даже немного приподнялась, чтобы быть готовой ко всему, что взбредет в голову ее другу. Но, к всеобщему удивлению, ничего не произошло. Лишь несколько неестественная бледность на лице девушки вызвала у Гермионы подозрения: Гарри точно что-то задумал.

Собрав свои вещи и стараясь не встречаться с прожигающими в нем дырку зелеными глазами, Гарри направился к парте Малфоя. Слизеринец сидел на своем стуле, словно на троне. Брезгливо поморщившись, когда Поттер опустился рядом, Малфой хмыкнул. Гарри оставалось только злобно сжимать кулаки.

Если он и раньше не мог похвастаться особыми успехами на Зельях, то сегодня, когда он сидел рядом с Малфоем, его мизерные познания и вовсе сошли на нет. Единственное, о чем молился гриффиндорец, так это не взорвать котел. Произойди такое, и эта новость бы могла составить достойную конкуренцию известию о том, что Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер встречаются.

— Не толкайся, Грейнджер, стол предназначен не только для тебя, — раздалось язвительное шипение.

— Что, Малфой, твое самолюбие больше не умещается на одной парте? — не остался в долгу Гарри. Малфой наградил его презрительной ухмылкой. — Я так посмотрю у тебя новый гель для волос. Как он называется... ммм... "Змеиная прелесть"?

Выражение лица слизеринца стало для Гарри наградой. Только радость его долго не продлилась, потому что, отвернувшись, он сразу же наткнулся на пристальный взгляд зельевара.

— Пять баллов с Гриффиндора за разговоры, мисс Грейнджер, — громко, чтобы все, и в особенности Гермиона, слышали, сказал Снейп. Гарри повернулся обратно к своей парте.

"Ходячая летучая мышь", — промелькнула злобная мысль.

Гарри всмотрелся в содержимое своего котла, пытаясь определить, на каком он этапе. Сверившись с учебником, он понял, что его варево далеко от предложенного описания. Он брезгливо взял одну из паучьих лапок и с предельной осторожностью бросил в котел, затаив дыхание. Зелье забулькало сильнее. Где-то в сознании промелькнула мысль, что смерть от последствий неправильно сваренного зелья, слишком жалка для ученицы с высшим баллом по зельеварению.

Зелье в котле поменяло цвет, и бульканье поутихло. Почувствовав огромное облегчение, Гарри опять вернул свое внимание к учебнику. Следующим ингредиентом были пиявки. Их следовало разрезать на маленькие кусочки и бросить в котел.

— Что, Грейнджер, не хочешь резать своих собратьев? — вновь раздалось издевательское шипение.

Гарри остановил занесенную над несчастной пиявкой руку. В данный момент девушку, когда-то бывшую Героем Магического Мира, волновало не щебетание надоедливого слизеринца, а то, что случится с зельем, если в него добавить этот ингредиент. Гарри боялся, что котел может взлететь на воздух. Ладно бы, он просто испортил зелье, но вот взорвать котел раньше Невилла — это настоящее самоубийство, потому что брюнет с зелеными глазами и шрамом на лбу вряд ли будет способен на связные мысли после такого.

Очевидно, Малфоя не обрадовало его молчание, потому что он продолжил:

— Да ладно, Грейнджер, режь. У тебя еще останутся соплохвосты, так что твоя семейка не сильно поредеет.

— А знаешь что, Малфой? — кажется, забыв, что он на уроке, в голос сказал Гарри. Он понимал, что возникшая у него в голове идея не слишком удачна, но ничего не мог с собой поделать. Пусть Гермиона потом его убьет, но он сотрет эту мерзкую ухмылку с лица слизеринца. — Ты прав. Подумаешь, десяток пиявок...

Не говоря больше ни слова, Гарри схватил всех пиявок из чашки, стоящей на столе, и, перегнувшись через удивленного Малфоя, бросил их в его котел.

— Что ты наделала, дура?! — сразу же взревел Малфой и что есть силы толкнул Гарри, пытаясь спихнуть его со стула. Гарри, не ожидавший ничего подобного, смачно приземлился на пол. Ответить Поттер не успел — зелье окатило блондина с головы до ног. Выругавшись, слизеринец тоже повалился на пол. В классе наступила гробовая тишина, которую нарушил звук шагов Снейпа, видимо, поспешившего отойти от шока и проверить, что же там стало с его самым любимым учеником.

Послышался стон, и Малфой принял сидячее положение. Снейп его внимательно осмотрел и сказал:

— Мисс Паркинсон, проводите, пожалуйста, мистера Малфоя в Больничное крыло, — слизеринка сразу же подскочила к предмету своего обожания и помогла ему подняться. Малфой, видимо, еще не совсем отошел от шока и поэтому молча покинул класс, поддерживаемый под руку слизеринкой.

— Отработка, Грейнджер! — раздалось прямо над ухом. — Вымоете весь кабинет и без применения магии!

— А кто вымоет Малфоя? — язвительно поинтересовался Гарри, еще не совсем отойдя от произведенного эффекта. Пришедшие в себя от удивления гриффиндорцы откровенно веселились, уже не обращая никакого внимания на злого зельевара. Гарри медленно поднялся на ноги. Парта и все лежащие на ней предметы были вымазаны в жидкости болотного цвета. Поттер брезгливо поморщился.

— Двадцать баллов с Гриффиндора, мисс Грейнджер, за абсолютное незнание материала! — сказал зельевар. — А теперь все живо покинули кабинет.

Ученики поспешили последовать приказу и, собравшись, вылетели из класса.

— Мистер Поттер, подождите мисс Грейнджер за дверью, — сказал Снейп, проходя к своему столу.

— Но, профессор...

— Я же сказал, Поттер, — злобно сказал зельевар, — подождите за дверью.

Дверь за Гермионой захлопнулась. Гарри, не обращая никакого внимания на испепеляющий взгляд Снейпа, с хлюпом оторвал мокрую книгу от стола. Поморщившись, он достал палочку и попытался очистить ее. Не получилось.

— Вам повезло, Поттер, что зелье было холодным и мистер Малфой не получил ожогов.

Гарри только хмыкнул, сдержав рвавшуюся наружу колкость.

— А вот не надо было меня вместе с ним сажать! — бросил Гарри, кинув книгу на стол — она явно больше ни на что не была годна.

— Поттер, вы забываетесь. Учитель здесь пока я, и мне решать, кого и с кем сажать, — ответил зельевар. — Отработка завтра в семь. А теперь идите.

Гарри кисло улыбнулся и, схватив сумку, направился к выходу из класса. Его не волновала эта глупая отработка (все-таки не первая, да и наверняка не последняя), чего не скажешь о Гермионе, ждущей за дверью. Ему было немного стыдно за свое поведение, он ведь знал, что нельзя себя так вести, да еще и в теле Гермионы Грейнджер.

Поборов желание зажмуриться и тяжело вздохнув, Гарри открыл дверь. Ничего неожиданного не последовало. Поттер, удивленно оглядевшись, вышел в коридор.

— Быстро же ты, — раздалось прямо у него за спиной. Гарри вздрогнул. Вид Гермионы не предвещал ничего хорошего, и ему оставалось только обреченно выдохнуть.

— Я... я не хотел, чтобы так вышло, — пробормотала он, не особо надеясь на снисхождение.

— Я знаю, — удивив Гарри, вздохнула Гермиона. — Но мы все же поговорим о твоем поведении, а сейчас у нас Травология. Так что давай поспешим.

Следующий урок прошел без происшествий, возможно, из-за того, что в теплице слизеринцев не наблюдалось. Гарри то и дело ловил на себе заинтересованные взгляды гриффиндорцев и некоторых когтевранцев. Слухи как всегда распространялись с феноменальной скоростью. Гермиона, видимо, это тоже заметила, потому что ее раздражение превысило все барьеры. Профессор Спраут даже сделала ей замечание, сказав, что с растениями нужно обращаться аккуратнее.

Обед для Гарри еще никогда не проходил так быстро. Только они вошли в Большой зал, как все ученики повернули в их сторону головы. Это напомнило им о завтраке. Разве что повод был другим.

— Пойдем отсюда, — раздраженно сказала Гермиона и, не дожидаясь его согласия, потащила к выходу. — Поедим на кухне.

Гарри кивнул. До кухни они добрались без особых последствий.

— Добби так рад, что Гарри Поттер зашел к нему, — кинулся к ним домовик, стоило им только войти. Гермиона, не привыкшая к такому, испуганно отскочила, а Гарри лишь хихикнул. — Добби так рад, что Гарри Поттер и его подруга теперь вместе. Добби будет рад прислуживать на их свадьбе и следить за...

— Молчать! — не выдержал Гарри. Домовик прекратил свой поток слов и испуганно замер. Потом кинулся к столу и принялся биться головой о ножку стола.

— Добби виноват, Добби не хотел, — запричитал домовик, роняя слезы на каменный пол кухни.— Мисс Гермиона не хочет, чтобы Добби прислуживал у них...

После того, как Добби принялся выть, Гермиона отошла от шока и кинулась оттаскивать домовика от стола.

— Успокойся, Добби! Гермиона совсем не то хотела сказать! Да, Гермиона?

— Да-да, — Гарри тоже кинулся к домовику. — Добби, прекрати!

На то, чтобы успокоить домовика, ребятам понадобилось минут пять. В итоге Добби удалился за обедом для них, попутно вытирая слезы.

— Ну вот... — пробормотал Поттер, ковыряя вилкой в картошке. — Пообедали, называется. Лучше бы мы сидели в Большом зале, это лучше чем истерика Добби.

— Тебе надо быть терпеливее и вежливее, — сказала Гермиона.

— Да, а еще умнее, усерднее, внимательнее, усидчивее... мне дальше перечислять? — буркнул Гарри. — Гермиона, Добби нас сейчас не только поженил, но еще и детей нам наделал! Что я должен был сказать?

Договорив, он смущенно потупил взгляд — некстати вспомнилась сцена в ванной. Тяжело вздохнув, Гарри уткнулся в тарелку и принялся жевать картошку. Дальше они сидели молча.

Последним уроком сегодня стояли Чары. Гермиона предложила Гарри просто сидеть на занятии и ничего не делать. Поттер быстро с ней согласился, потому что ничего не делать у него получалось лучше всего.

Флитвика молчаливость Лучшей Ученицы нисколько не смутила. Гермиона взяла инициативу в свои руки: усердно отвечала на заданные другим вопросы, дополняла и поправляла — в общем, пыталась вернуть потерянные на Зельях баллы.

— Пойдем в гостиную? — собираясь, спросил Поттер. Последний урок подошел к концу, и Гарри почувствовал огромное облегчение. Пусть он заработал отработку у Снейпа, это не было так уж ужасно.

— В библиотеку, — похоже, это не подлежало обсуждению, так что Гарри просто кивнул.

В коридорах они то и дело наталкивались на восторженные взгляды учеников. Кажется, новость о том, что произошло на Зельях, уже облетела всю школу. Только слизеринцы награждали их ненавидящими взглядами. Гарри даже показалось, что они были готовы кинуться на него, но вот присутствие Гарри их сдерживало.

Библиотека встретила их привычной тишиной и порядком. Пока Гермиона просила у мадам Пинс какие-то книги, Гарри прошел к самому дальнему столу. Заниматься с подругой не слишком хотелось, но кто сказал, что у него был выбор? Гермиона вернулась со стопкой книг, выглядя очень счастливой. Гарри кисло ей улыбнулся и принялся осматриваться по сторонам, словно в библиотеке был впервые.

— С чего начнем? — привлекла его внимание Гермиона. Поведение Гарри ее раздражало весь день, и она надеялась, что хотя бы сейчас он будет вести себя нормально.

— Сама решай, — буркнул Гарри, разглядывая корешки принесенных ею книг. Ничего веселого не намечалось, и ему хотелось хоть как-то потянуть время. Злобный взгляд зеленых глаз Поттер спокойно проигнорировал. Немного смутил тот факт, что книги, принесенные Гермионой, принадлежали к программе пятого курса. Неужели она и правда решила всерьез взяться за его учебу? — Ты бы еще за первый курс книги принесла.

— Если мои подозрения верны, то так и сделаю! — грозно прошипела Грейнджер, садясь рядом. — Начнем с Трансфигурации.

— Угу, — буркнул Гарри и приготовился внимательно слушать.

Через некоторое время Гарри попросту захотелось взвыть. Гермиона была очень хорошим, добрым и отзывчивым человеком, но ее тяга к знаниям делала из нее тирана. Рука болела от беспрерывного переписывания текстов по трансфигурации, голова — от объемов во многом непонятной информации, да еще и есть захотелось. Время тянулось слишком медленно. Гермиона, не замечая его состояния, продолжала размерено диктовать, иногда прерываясь, чтобы дать ему пояснения. На вопрос зачем ему все это писать, Гермионе лишь оскорблено фыркнула и попросила его не отвлекаться. Когда Гарри уже тихо начал ненавидеть трансфигурацию, Гермиона, наконец-то, захлопнула учебник.

— Думаю, что пока мы не закрепим это на практике, продолжать конспектировать бесполезно, — серьезно произнесла подруга. — И все это я делаю не из вредности, Гарри, а только потому, что нам в кротчайшие сроки надо поднять твой уровень знаний.

— Могла бы и не говорить так заумно, я и сам знаю, что малость туповат для этого тела, — огрызнулся Поттер. — Пошли на ужин, я есть хочу.

— Иди один, — сказала Гермиона и взяла одну из книг. — Мне еще надо составить план наших занятий, чтобы…

Пока она продолжала вещать, Гарри успел положить в сумку исписанный пергамент и, не дожидаясь окончания ее словопотока, махнул рукой и удалился.

Перо, которое Гермиона держала в руке, переломилось пополам.

— Идиот! — прошипела Грейнджер и открыла учебник по чарам за пятый курс.

Гарри стремительно двигался в сторону Большого зала. Его гнал не острый приступ голода, а скорее боязнь, что подруга передумает и заставит его вернуться в библиотеку. Не обращая никакого внимания на любопытные взгляды, Поттер вошел в Большой зал. Заняв место напротив переговаривающихся Дина и Симуса, Гарри в спешке принялся накладывать себе еды.

— О, Гермиона, а мы как раз говорили о том, где же ты пропадаешь, — начал Дин. Гарри не обратил на это никакого внимания, продолжая поглощать пищу с невообразимой скоростью. — Кстати, почему ты без Гарри?

— Он решил полетать, — прожевав, ответил Гарри и снова вернулся к еде. Кажется, его поведение изрядно веселило парней.

— Гермиона, ты в последнее время стала такой... — Гарри резко подняла голову, и Симусу пришлось замолчать.

— Поговорим в гостиной, ладно? — спросил Поттер. — Мне еще в библиотеку надо.

Дин и Симус, подавив смешки, согласно закивали. До прихода на ужин и встречи с ними Гарри и не думал о том, чтобы вернуться в библиотеку, но глупые расспросы гриффиндорцев заставили его совесть немного поработать.

Поужинав, «девушка» покинула Большой зал. Путь до библиотеки был недолгим, и Гарри быстро вновь оказался во владениях мадам Пинс. Не обращая внимания на внимательный взгляд библиотекаря, Гарри буквально добежал до стола, за которым сидела Гермиона.

— Вижу, у тебя проснулась совесть, — хмыкнула Грейнджер, протягивая ему наполовину исписанный пергамент.

— Нет, — буркнул Поттер. — Просто когда тебя нет, все начинают меня доставать.

— Это все потому, что ты ведешь себя, как последний болван! — неожиданно разозлившись, прошипела Гермиона.

— Это все потому, что я в теле всезнайки! — в унисон ей прошипел Гарри. Несколько секунд они сверлили друг друга взглядами, но все обошлось без последствий. В итоге Гарри просто отвел глаза. — Давай продолжим, у нас и так мало времени.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:21 | Сообщение # 29
Vita sine Libertate
Сообщений: 1049
« 62 »
Глава 21. Больше энтузиазма, Гермиона, больше!

В гостиной Гриффиндора стояла абсолютная тишина, и вызвана она была совсем не отсутствием в ней представителей львиного факультета. Но как раз таки присутствием одной занимательной девушки, которая по праву могла считаться самой умной и уважаемой ученицей не только данного факультета, но и всей школы. Гермиона Грейнджер, ничего не подозревая о том, что она стала объектом внимания всех присутствующих, мирно сопела, положив голову на... стопку книг. Книг, которые не далее чем несколько часов назад принес в гостиную Гарри Поттер, чья заботливость в последнее время просто зашкаливала.

— Может, она умерла? — раздался в тишине чей-то шепот.

— Где ты видел, чтобы покойники улыбались!? — прозвучало в ответ.

— Ой, как будто ты сам много мертвецов видел! — донеслось с другого конца гостиной.

— Не видел, но могу с уверенностью сказать, что умерший человек не будет лежать с улыбкой на губах!

— Вот раз не видел, то и не стоит говорить о том, о чем наверняка не знаешь! — вмешался еще кто-то.

— Но это чисто логически невозможно! — упорно повторил один из говорящих. — Как можно умереть и при этом улыбаться?!

— Подождите, с чего вы вообще взяли, что она умерла? — решил вмешаться в разговор Симус Финниган. Перешептывания сразу же прекратились, и в гостиной вновь повисла тишина. Гриффиндорцы переводили взгляд с Симуса на Гермиону и обратно.

— Потому что это Гермиона? — прозвучало нерешительно. — И она не может спать на книгах...

Уровень шума постепенно рос, хотя никто из учеников так и не решился подойти к каштановолосой девушке и выяснить, что же происходит. Если бы в гостиной был Гарри Поттер или кто-нибудь из Уизли, все это прекратилось бы в мгновение ока, но, к сожалению (а может быть, и к счастью), их здесь не наблюдалось. Лаванда и Парвати тоже отсутствовали, так что в дальнейшем данный инцидент не получил заслуженной огласки. Возможно, эта новость смогла бы обогнать по популярности даже слухи о слизеринском принце, которого после того самого злосчастного урока зельеварения несколько дней назад, никто больше не видел. Поговаривали, что попавшее на него зелье несколько изменило несравненную и прекрасную внешность наследника одного из самых древних и богатых семейств волшебного мира. Хотя, конечно, никаких доказательств тому не было. Но разве это когда-то кому-то мешало распускать слухи?

Внезапно вход в гостиную открылся, вошел Мальчик-Который-Выжил, наконец-то прервав весь этот абсурд.

Окинув взглядом толпу гриффиндорцев, Гермиона сразу же почуяла неладное. Она повернула голову в ту сторону, где два часа назад оставила Гарри, и выражение, появившееся на ее лице еще больше повысило интерес присутствующих к происходящему, так как не предвещало ничего хорошего. Не обращая никакого внимания на окружавших ее учеников, Гермиона двинулась к своему телу. Позже, кто-то заметит, насколько же Поттера в тот момент походил на свою подругу.

Ему снилось, что он бежит по полю босиком, и летний ветер приятно бьет в лицо. Он снова был в своем теле, из-за чего был безмерно счастлив. Все тревоги из-за грядущего матчу по квиддичу и провалов в знаниях по многим предметам улетучились. Гарри радостно поднял голову и устремил взгляд в небо. Оно было голубым и таким чистым, что хотелось невольно кричать от счастья. Не хотелось думать о том, где он и как уйти с этого поля. Гарри упал в зеленую траву и рассмеялся. Он бы остался здесь жить!

— Гарри! — звонкий мальчишеский голос показался Поттеру знакомым, но он не предпринял никаких попыток оглянуться и посмотреть, кто это. Он сорвал травинку и принялся жевать ее кончик, предавшись странному меланхоличному настроению. — Я тебя зову-зову, а ты все бежишь куда-то!

— НЕТ! — Гарри резко вскочил и уставился на себя самого. Увиденное вызвало в нем такое отчаяние, что он лишь простонал: — Только не опять...

— Что не опять? — поинтересовался черноволосый юноша в круглых очках. — Что такое, Гарри?

Поттер потерял дар речи и теперь разглядывал себя, желая удостовериться в том, что все это лишь игра его воображения. Он все еще был в своем теле, а значит, второго Гарри Поттера здесь просто быть не могло.

— Тебя здесь нет, — уверенно сказал Гарри своей копии. Брюнет бросил на него недоуменный взгляд.

— Что? Это тебя здесь нет...

И тут он проснулся, почувствовав довольно ощутимый удар по голове.

— Что?! Что такое?! — резко подскочив, залепетала каштановолосая девушка. С трудом сфокусировав взгляд, Поттер заметил в руках Гермионы учебник по Трансфигурации за пятый курс.

— Я тебе сейчас скажу что! — раздалось грозное шипение. Гарри поднял взгляд, посмотрев в лицо злой Гермионы, и разочарованно застонал. Значит, это был лишь сон, и он все еще в теле подруги.

— Ой, извини! — сказал Гарри, лишь сейчас до конца осознав происходящее. Рефлекторно потерев щеку, на которой четко отпечаталось название книги, на которой он спал, он принялся поспешно собирать книги, упавшие со стола из-за его резкого подъема.

Поняв, что их староста таки жива-здорова, гриффиндорцы несколько оживились и, разойдясь по разным углам гостиной, стали обсуждать случившееся.

Гермиона снисходительно улыбнулась своему телу, забрав из рук Гарри собранные им книги. Поттер понял, что эта улыбка не предвещала ему ничего хорошего и, понурив голову, побрел к выходу из гостиной. Однако когда они оказались в коридоре, Гермиона не стала кидаться на него с упреками и обвинениями, молча направилась в сторону библиотеки.

— Ну! — окликнул ее удивленный Поттер. Гермиона развернулась и недоуменно на него посмотрела.

— Что ты хочешь, чтобы я тебе сказала? — с серьезной миной на лице поинтересовалась она, а потом, не выдержав, слабо улыбнулась. Гарри невольно улыбнулся в ответ, стало неожиданно легко. — Хочешь, могу придумать повод покричать на тебя?

— Нет уж, спасибо, — Гарри догнал подругу, и они двинулись дальше. — Между прочим, мне было больно, когда ты ударила меня по голове книгой.

— Ты еще обидься, — хмыкнула Грейнджер. — Ты не поверишь, о чем я подумала, когда вошла в гостиную и наткнулась на толпу шокированных гриффиндорцев. Я ведь оставила тебя заниматься по этим книгам, а не спать на них!

— Ты тоже такая интересная, — съехидничал Гарри и, потянувшись, взял из стопки в руках Гермионы книгу. — Оставила меня одного и понадеялась, что я буду заниматься. К твоему сведению, твоя тяга к учебе мне с этим телом не передалась, и чувство ответственности, кстати, тоже.

— Прекрати, — Гермиона неожиданно рассмеялась.

— К тому же на книгах, оказывается, так неудобно спать, — проигнорировав ее смех, серьезным тоном продолжил Гарри. Он открыл книгу на первой попавшейся странице и сделал вид, что полностью поглощен написанным. — До сих пор щека саднит!

Гермиона весело рассмеялась, и Гарри, захлопнув книгу, широко улыбнулся. Все же порой в этом теле было не так уж и плохо. Они шли в библиотеку, чтобы вернуть взятые книги. За окном давно стемнело, и до отбоя оставалось совсем мало времени, но это, казалось, не особо заботило ребят.

— Ну, так и когда у нас будет первая тренировка по полетам? — как бы между прочим поинтересовался Гарри, пока они расставляли книги по местам. От него не укрылось, что Гермиона сразу же помрачнела. — Ну же! Я же начал заниматься! Упорно заниматься! Ладно-ладно, может, и не так уж упорно…

— Давай завтра, — немного подумав, протянула Гермиона, почувствовав прилив уныния от одной только мысли о полетах. Но все же она понимала, что дальше тянуть уже некуда. Раз уж Гарри засел за книги, то ей вообще грех было жаловаться и стоило уступить ему. Гермиона надеялась лишь, что сможет сосредоточиться перед полетами. Пусть ее страх к высоте и был несколько надуманным, она все равно ненавидела летать. Возможно, истоки проблемы уходили корнями в то первое занятие, когда метла отказалась ее слушаться. Грейнджер просто не могла с этим смириться!

— Больше энтузиазма, Гермиона, больше энтузиазма! — радостно воззвал Гарри, благополучно проигнорировав злобный взгляд подруги. — Все будет отлично!

— Если ты сейчас же не прекратишь, то учить меня будет некому, — серьезным тоном заявила Гермиона. Она быстро избавилась от оставшихся книг и направилась к выходу из библиотеки. — Поторопись, скоро отбой.

— Ты забыла, я староста школы, — не сумев скрыть нотки ехидства, ответил ей вслед Гарри. Правда, через мгновение, одумавшись, он пошел вслед за ней. — Кстати, завтра в десять жду тебя на поле!

Гермиона лишь недовольно повела плечами и быстрым шагом направилась в сторону башни Гриффиндора.

* * *
Гарри проснулся от привычного утреннего гомона в девичьей спальне. Дальнейшее пребывание в царстве Морфея при таком шуме не представлялось возможным, поэтому он вылез из-под одеяла и отдернул полог. Взгляды соседок по комнате сосредоточились на нем, и наступила тишина, которая уже через секунду была прервана возобновившимся спором. Гарри вздохнул с облегчением. Тот факт, что ему довелось спать в одной комнате с девочками, был прекрасен, но вот лучше бы у Гермионы были какие-нибудь другие соседки.

Посмотрев на часы и удостоверившись, что еще довольно рано, Гарри принялся одеваться. Он бы поспал еще часик, а может, даже и два, если бы не необходимость поймать Гермиону до того, как она скроется в неизвестном ему направлении. Схватив расческу, он отправился в ванную, чтобы привести свои волосы в надлежащий вид. Беспорядок на голове мог расстроить Гермиону и дать ей лишний повод передумать на счет полетов.

В гостиной было тихо: в такую рань могли встать лишь соседки по комнате Гермионы и сама подруга. Правда, последней здесь не наблюдалось, что было довольно странно. Гарри немного побродил по гостиной, в итоге усевшись в самое дальнее кресло. До завтрака оставалось примерно полчаса, а занять себя было исключительно нечем, поэтому он принялся продумывать тактику тренировок, припоминая все, чему на первых порах их учила Мадам Трюк.

Хлопнула дверь, но, к огорчению Гарри, вошла не Гермиона. Он по привычке потер лоб в том, где должен был располагаться шрам, пытаясь вспомнить, как зовут девушку, что вошла в гостиную. Но, как он ни пытался, ему это не удалось. Тяжело вздохнув, Гарри от нечего делать принялся теребить край рукава своей теплой мантии. В голове его, испугав даже его самого, мелькнула грешная мысль, что надо было взять с собой что-нибудь почитать. Но, отмахнувшись от подобной ереси, он вновь вернулся к размышлениям о предстоящей тренировке.

Портрет отъехал в сторону и, завидев знакомую черноволосую шевелюру, торчащую во все стороны, Гарри радостно подскочил.

— Привет! — он буквально лучился счастьем. Гермиона, погруженная в свои мысли, вздрогнула от неожиданности, но все же слабо улыбнулась, заметив радость на собственном лице.

— А ты, видимо, меня караулишь? — усмехнулась она, подойдя к другу.

— Ну да, — кивнул Гарри. — Подумал, что ты можешь поддаться соблазну и сбежать.

— Раз уж я подписалась на это, то никуда теперь не денусь, — в голосе Гермионы отчетливо прозвучали нотки обреченности.

— Давай позавтракаем, а потом на поле, — предложил Поттер, на что подруга согласно кивнула.

До Большого зала они шли в абсолютной тишине. Гарри продумывал тренировку, а Гермиона размышляла над тем, как ей ее пережить. Не то чтобы она не была уверена в своих силах, просто то, что не получилось еще на первом курсе, по ее мнению, вряд ли могло получиться и сейчас. Она не любила метлы и считала полеты на них опасными для жизни.

— А если нас увидят, что мы будем говорить? — наконец, спросила Грейнджер.

— Эээ... мы можем сказать, что это ты меня учишь летать, — улыбнувшись, ответил ей Поттер.

— Ну да, конечно... А то не будет видно, кто там кого учит...

— Гермиона, с таким настроем у нас ничего не получится, — сказал Гарри. Подруга лишь кисло улыбнулась и продолжила без особого энтузиазма поглощать тост.

Как бы Гермиона ни хотела отложить этот момент, но завтрак подошел к концу, и пришлось покинуть Большой зал. Они вернулись в башню, чтобы взять метлу Гарри и только потом отправились на поле для квиддича. На улице было довольно холодно и ветрено, что так же не вселило в Гермиону особого энтузиазма. Гарри же наоборот выглядел веселым и довольным жизнью. Возможно, это было следствием скорой перспективы полетать на метле, а может, все дело было в плотном завтраке.

— Думаю, скоро пойдет снег, — глубокомысленно изрек Гарри.

— С каких это пор ты у нас погоду предсказываешь? — угрюмо поинтересовалась Гермиона, которая совсем не ощущала радости при мысли, что скоро все будет в снегу.

— Ну... так... — замялся Поттер.

Оказавшись на квиддичном поле, они остановились, не зная с чего начать. Гарри оглядывался по сторонам, словно боялся, что их могут увидеть, но, на самом деле, лишь тянул время. Гермиона же хотела поскорее начать и убедить друга в том, что идея научить ее летать не слишком удачна.

— Если со мной что-то случится, то в этом будет лишь твоя вина, — серьезным тоном сказала Грейнджер.

— Эм... перестань, — задумчиво протянул Гарри, запустив пальцы в волосы. Правда, потом обескуражено отдернул руку и повернулся к подруге. — С чего начнем?

— Это же ты у нас тут учитель, тебе и решать, — подколола Гермиона.

— Ладно, давай я научу тебя хотя бы подниматься в воздух, — примирительно произнес Поттер, протягивая ей метлу. Гермиона никак не отреагировала. — Ну же, Гермиона!

— Что?! Ты хочешь, чтобы я вот так сразу и взлетела? — взвилась Грейнджер. — Ты меня научить летать хочешь или все же убить?

Гарри замялся, не зная, что сказать и как поступить. Когда он шел на поле у него в голове был четкий план того, как будут проходить тренировки. Но Гермиона со своим нежеланием (не поверите!) учиться, испортила все настроение. Тяжело вздохнув, Гарри, не поднимая глаз, потопал по промерзшей земле. Гермиона наверняка смотрела на него с недоумением, но ему было все равно. Остановившись у одного из голевых шестов, он махнул ей рукой, подзывая. Прищурившись и невольно сжав кулаки, Гермиона решительным шагом направилась к нему.

— Пока ты меня не убила, могу я хотя бы устроить тебе показательный полет? — с видом великомученика поинтересовался Гарри. Гермиона кивнула. — Запоминай мои действия.

Он перекинул ногу через метлу и, оттолкнувшись от земли, взлетел. Поднявшись примерно на два метра от земли, Гарри опустил взгляд на Гермиону. Та выглядела напряженной и внимательно следила за ним. Гарри помахал ей ручкой и, не дожидаясь ответной реакции, развернул метлу, направившись к кольцам на противоположном конце поля.

— А ну спустись немедленно! — донесся крик Гермионы. — Ты разобьешься! Учитывая, что ты в моем теле, это будет очень некстати!

Поттер лишь ухмыльнулся и, увеличив скорость, поднялся еще выше. Метла непривычно вибрировала и слушалась как-то с трудом, но Гарри это нисколечко не смущало. Ветер бил в лицо, а в груди поднималось столь знакомое чувство свободы. Он на мгновение позабыл о своих проблемах и тревогах, предавшись накрывшему с головой чувству радости от полета. Гермиона, следившая за его полетом, испуганно охнула, когда Поттер заложил особенно крутой вираж. Ее злила беспечность друга. Но, наверное, у Гарри таки был инстинкт самосохранения, потому что через пару минут он все же опустился рядом с Гермионой.

— Если ты думаешь, что я сейчас вот так просто сяду на метлу и повторю все эти трюки, то ты глубоко ошибаешься, — голос подруги так и сочился ядом. Гарри невольно вспомнил о Снейпе, но предусмотрительно промолчал, решив приберечь такое сравнение для более удачного момента. — Единственное, о чем я могла думать, пока ты там летал, это успею ли я замедлить твое падение, если ты вдруг сорвешься с метлы!

— Извини, я не удержался, — Гарри с трудом сдержал довольную улыбку. — Может, ты хоть взлететь попробуешь?

— Ладно, ты все равно не отстанешь! — Гермиона выхватила метлу у него из его рук и отошла на несколько шагов. Она перекинула ногу через метлу и замерла. Гарри молчал, наблюдая за мучениями подруги.

— Ладно, я сяду на метлу с тобой и буду направлять твои действия, — не выдержав, сказал Гарри. Гермиона облегченно выдохнула и слабо кивнула. Гарри устроился на метле перед Гермионой и решительно вцепился руками в древко. — На счет три отталкиваемся от земли. Раз, два, три…

Ноги оторвались от земли, и метла начала медленно подниматься. Гермиона испуганно вцепилась в Гарри, заставив того вздрогнуть от неожиданно крепкого объятия. Метла дернулась в сторону, вырвав у Гермионы испуганный вздох, но Гарри справился с собой, и метла замерла в воздухе. Поттер прижался спиной к собственной груди и выдохнул. Действия подруги нервировали, но он прекрасно понимал, что сорвись он сейчас, то про квиддич можно будет забыть.

— Давай, Гермиона, положи свои руки на мои… ну, ты поняла, — попросил Поттер, мечтая поскорее избавиться от удушающих объятий. Но подруга лишь вцепилась в него сильнее. — Ну же, ты не сможешь летать на метле, совсем не держась!

Гермиона сидела, вцепившись в Гарри и тупо уставившись на копну каштановых волос. Голос разума призывал поступить так, как просит Гарри. Высота была небольшая, всего полтора метра. Невольно вспомнился полет на гиппогрифе на третьем курсе. Тогда они поднялись гораздо выше, и не было так страшно, как сейчас.

— Гермиона, ты там что, уснула?! — нетерпеливо зашептал Поттер, пытаясь поторопить ее. — Гермиона! Да не бойся ты! Просто перемести руки вперед, туда, где я держусь.

Гермиона посмотрела через его плечо на древко метлы. Сначала она положила одну руку поверх маленькой руки собственного тела, что в данный момент удерживала метлу в равновесии, а затем, решившись, и вторую. Однако уверенности у Гермионы от этого не прибавилось.

— Молодец, видишь, это совсем не трудно, — приободряющее проговорил Поттер, про себя радовавшийся, что дело сдвинулось с мертвой точки. — Теперь я отпущу метлу, а ты продолжай ее вот так же держать, хорошо?

— Нет, — раздался испуганный голос над ухом. Гарри поморщился, но метлу не отпустил. — Только попробуй.

— Гермиона, успокойся, — попросил Поттер, когда метла затряслась. — Я просто смещу руки ниже и, если что-то пойдет не так, помогу. Не волнуйся, держи метлу прямо, и все будет нормально.

Гермиона что-то яростно зашептала ему в ухо, пытаясь отговорить, но это лишь мешало Гарри сосредоточиться. Вопреки протестам подруги он высвободил одну руку, другой продолжая контролировать метлу. Гарри не удержался и возвел глаза к небу, недоумевая, за какие такие грехи на него это все повесили. Сзади него сидела «самая умная и способная ученица Хогвартса» и боялась свалиться с метлы. Он искренне недоумевал, как такой способный человек, может быть совершенно неспособен справиться со своими страхами и научиться такой простой вещи, как полеты на метле.

Они просто висели в воздухе, и Гарри заметил, что Гермиона несколько расслабилась и ослабила хватку. Глубоко вздохнув, словно собираясь с мыслями, он высвободил и вторую руку. Метла дернулась в сторону и снова замерла.

— Молодец, Гермиона, — облегченно прошептал Гарри. — Теперь ты сама держишь метлу в воздухе. Видишь, в этом нет ничего страшного.

— Наверное, — прошептала Гермиона, заставив Гарри вздрогнуть. Она уткнулась подбородком ему в плечо. Наверное, ей так было удобно, и он не собирался ей мешать.

— Теперь мы полетим вперед, — слабо улыбнувшись, произнесла Гарри. — Для этого тебе надо всего лишь чуть податься вперед. Только не слишком резко, а то я свалюсь с метлы.

— Хорошо, — сказала Гермиона, вновь заставив Поттера испытать странные чувства. Гарри подался вперед, и она повторила его действия, вновь прижимаясь грудью к собственной спине. Метла завибрировала и плавно полетела вперед.

— Отлично. Смотри, вот ты и научилась летать.

— Оказалось, что это не так уж и трудно, — Гарри расслышал в собственном голосе нотки самодовольства и закатил глаза. Гермиона неисправима. — Получается, если подамся назад, то метла даст задний ход?

Гарри не успел остановить Гермиону в ее экспериментаторском порыве. Нос метлы резко поднялся вверх.

— Мы падаем? — обреченно поинтересовался Гарри, когда Гермиона вместо того, чтобы держать древко метлы, вцепилась в него, утягивая за собой. Он ничего не мог поделать и вслед за Гермионой медленно сполз с метлы, которая упала сверху, больно ткнув прутьями ему в бок.

— Соизволь подняться с меня, Гарри, — отрезвил его сдавленный голос откуда-то снизу. — Ты все-таки тяжелый.

— Значит, я все-таки поправилась, — задумчиво изрек он с серьезным видом, сползая с Гермионы. — Ах, надо сесть на диету…

— Не паясничай! — хихикнув, осадила его подруга.

— Ты не сильно ударилась? — Гарри внимательно посмотрел на Гермиону, принявшую сидячее положение. Та лишь покачала головой, и он слабо улыбнулся. — Теперь скажи мне, где ты видела метлы с задним ходом?

— Эм… может, мы продолжим? — проигнорировав его вопрос, поинтересовалась Грейнджер. Гарри согласно кивнул, понимая, что желание учиться может пропасть у Гермионы в любой момент.

— Я сяду теперь сзади, чтобы не мешать тебе, — Гарри протянул Гермионе метлу, устроившись позади и обхватив ее за талию. На счет три они снова взлетели. Метла качнулась в сторону и замерла. Гарри молчал, желая, чтобы Гермиона сама справилась.

Грейнджер, испытывая странные чувства, глубоко вдохнула и подалась вперед. Метла накренилась вперед, но с места не сдвинулась.

— Потяни древко на себя, только осторожно, — поспешил сказать Гарри. — Ты же не хочешь снова свалиться?

Гермиона послушно выпрямила метлу и улыбнулась. Потом опять подалась вперед, и на этот раз метла сдвинулась с места. Они медленно летели к краю квиддичного поля.

— Мне кажется, что летать вот так прямо не очень интересно, — сказал Гарри. — Теперь чуть наклонись влево.

Метла, к удивлению Гарри, послушно развернулась влево и продолжила свой полет. Он улыбнулся, возможно, эти тренировки будут не столь ужасными. Гермиона подалась вперед сильнее, ускоряя движение метлы. Потом медленно повернула направо.

— Молодец, — искренне произнес Поттер. — Хочешь сама полетать?

— Да, — нерешительно произнесла Гермиона.

— Тогда нам надо опуститься на землю. Для этого направь древко чуть вниз, — метла послушно накренилась и медленно полетела к земле.

— Ох! — восторженно воскликнула Гермиона, когда их ноги коснулись твердой земли. Гарри с улыбкой посмотрел на разрумянившуюся подругу. Кажется, ей понравилось летать на метле.

— Ну, теперь сама? — поинтересовался Гарри.

— Да, я хочу попробовать, — Гермиона немного замялась, а потом, тряхнув головой, словно отгоняя волнение, улыбнулась ему.

— Я буду идти рядом с тобой, — заверил ее Поттер. Гермиона кивнула и через несколько секунд оторвалась от земли. Гарри последовал за ней. Метла то и дело вибрировала, но Грейнджер на удивление легко удавалось контролировать свои эмоции и не терять управление. — Какая же ты способная!

Гарри не сдержал смешка, заметив, как Гермиона зарделась от похвалы, а метла наклонилась вперед. Правда, подруга сразу же исправилась. Так она полетала еще полчаса, а потом удачно приземлилась.

— Поздравляю! — Гарри захлопал в ладоши. — Видишь, это не так уж и трудно. Ты уже выучила основное, теперь это все нужно отработать. В следующий раз я возьму из кладовки еще одну метлу, и мы поднимемся чуть выше.

— Продолжим завтра вечером, ладно? — улыбнувшись, поинтересовалась Гермиона. Гарри кивнул, а потом, подавшись радостному настроению, приобнял Гермиону за талию.

— Все будет нормально, — заверил ее Поттер. — Я буду заниматься, ты будешь учиться летать, и у нас все получится.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:21 | Сообщение # 30
Vita sine Libertate
Сообщений: 1049
« 62 »
лава 22. Поменялись телами, говоришь?

— И ты думаешь, что он до сих пор там? — заговорчески оглядываясь по сторонам в попытке удостовериться, что за ними никто не следит, спросила у Парвати Лаванда. Девушек совсем не смущал тот факт, что рядом сидели Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер и прекрасно слышали их такой «секретный» разговор.

— Конечно! Где ж ему еще быть? — горячо заверила подругу Патил, повторяя все ее действия. — Сама подумай: его никто не видел с тех пор, на занятия он не ходит... Не мог же он куда-нибудь уехать!

— А вдруг он умер от осложнений?! — испуганно прошептала Лаванда, прикрыв ладошкой округлившийся от ужаса рот.

— Если бы он умер, то об этом бы наверняка написали в газетах, — в тон ей прошептала Парвати. В этот момент Гермиона, наконец, догадалась, о ком идет речь, и закатила глаза, в душе проклиная Гарри за его решение сесть рядом с главными сплетницами Хогвартса. Саму Грейнджер самочувствие субъекта, столько активно обсуждаемого болтливыми гриффиндорками, не слишком волновало. У нее, как и у сидящей напротив и жующей очередной тост девушки с каштановыми волосами, и своих проблем хватало.

— Ну да, и Снейп бы себя по-другому вел, — согласилась с подругой Лаванда. — Наверное.

— И остальные слизеринцы тоже, — Парвати окинула стол змеиного факультета подозрительным взглядом. — Хотя я и не знаю, в чем в таком случае должно проявляться это отличие.

— Так к чему мы пришли? — поинтересовалась Лаванда, подмигнув зеленоглазому брюнету, в результате чего тот подавился овсянкой. Гарри обеспокоено следил за тем, как Гермиона, уткнувшись в тарелку с кашей, пытается откашляться. У нее даже слезы на глаза навернулись. Сидящий по другую руку от Гермионы Дин Томас дружелюбно похлопал ее по спине

— С-спасибо, — просипела Грейнджер и сделала большой глоток тыквенного сока.

— Нужно все точно разузнать, — тем временем ответила Парвати. Лаванда согласно кивнула.

Главные сплетницы Хогвартса, ведомые лишь им одним известными мотивами, синхронно поднялись со скамьи и поспешно ретировались из Большого Зала.

— Идиотки, — злобно прошипела все еще красная из-за кашля и нехватки воздуха Гермиона. Гарри лишь обеспокоено посмотрел на нее и вернулся к поеданию тоста.

Большой Зал был заполнен учениками, так что было довольно шумно. Прилетели совы, и в тарелку Гарри упало письмо. Недоуменно взглянув на него, Гарри нерешительно взял конверт.

— Наверное, от твоих родителей, — сказал он, но, опомнившись, сунул письмо в сумку. — Пошли, а то опоздаем.

Гермиона улыбнулась и, подхватив вещи, поднялась вслед за ним из-за стола. До подземелий они шли молча, каждый, думая о своем. Гарри размышлял над тем, когда будет лучше всего отдать письмо Гермионе. Украдкой бросив взгляд на собственное тело, Поттер пришел к выводу, что, когда надо будет, подруга сама попросит его об этом. Гарри надеялся, что у Грейнджеров не случилось ничего серьезного, ведь за неделю незапланированных каникул он проникся искренней симпатией к этой семье.

Снейп как всегда появился неожиданно и, открыв дверь, запустил всех внутрь. Наградив учеников взглядом "умри все живое", профессор сообщил, что инструкции на доске и удалился в подсобное помещение.

— Интересно, чего он там забыл? — прошептал Поттер, довольный тем, что Снейп не заметил, что он сидит рядом с Гермионой.

— Зельем займись лучше, — буркнула Гермиона, занятая установкой котла.

— Нет, ну, это же странно, — не унимался Гарри, которого из-за пребывания в теле подруги, похоже, тянуло поболтать. Гермиона лишь окинула его недовольным взглядом и снова вернулась к своему занятию. Гарри же, поморщившись, словно лимон проглотил, стал следить за ее действиями.

Вскоре зельевар вернулся, и разговоры прекратились. Гарри волей-неволей пришлось таки заняться делом. А Гермиона успевала следить не только за своим котлом, но и за его тоже, направляя его действия во избежание повторения «достижения» Невилла. Гарри был ей крайне признателен, старательно выслушивая наставления. Будет ужасно глупо, если Гарри Поттер сварит зелье лучше Гермионы Грейнджер. Хотя, если вспомнить, что вытворяла староста школы на прошлом занятии, то эту маленькую промашку никто и не заметит.

Остаток дня пролетел незаметно. Гарри старался не выделяться на общем фоне, чтобы не сделать хуже. Мысли его то и дело возвращались к предстоящей тренировке. Он больше не боялся того, что Гермиона откажет, ведь ей, кажется, понравилось летать. Хотя, по-мнению Гарри, полетом это можно было назвать с большой натяжкой. Он размышлял о том, как бы уговорить Мадам Трюк дать ему одну из школьных метел. В этом теле это будет проблематично, а значит надо отправлять Гермиону. И все равно нужно придумать хорошую повод, так как вряд ли профессор выдаст метлу лишь из-за великой любви к Гарри Поттеру.

— Так, до ужина у нас еще есть час, так что пошли на поле, — решительно вытащила его из-за стола Гермиона. Гарри, улыбаясь, закинул учебники в сумку и поспешил за подругой. Они забежали в башню Гриффиндора, чтобы оставить вещи и прихватить «Молнию». Ребята уже привыкли к удивленным взглядам, и потому не обратили никакого внимания на Рона, который, столкнувшись с ними в коридоре, проводил их именно таким взглядом.

На улице было холодно, да и скорое наступление темноты не прибавляло энтузиазма. Гарри даже подумал о том, чтобы затащить Гермиону обратно в школу, но, увидев, как она прониклась идеей научиться летать, поспешил избавиться от этой мысли.

— Думаю, сначала следует повторить все, чему ты научилась вчера, — задумчиво протянул Гарри.

— После ужина пойдем в библиотеку, — проигнорировав его слова, вставила свой кнат Грейнджер. Гарри нахмурился, всем существом желая воспротивится такому решению, но все же согласно кивнул. Уговор есть уговор.

— Давай взлетай, — оказавшись на поле, скомандовал Поттер, про себя сетуя на то, что вторую метлу так и не удалось добыть. — Завтра зайду к директору и попрошу выписать мне разрешение на неограниченное пользование одной из школьных метел.

— Отличная идея, — буркнула Гермиона. Она перекинула ноги через метлу и замерла.

— Да взлетай же уже! — Гарри был не в восторге от идеи потянуть время. Гермиона наградила его взглядом василиска, но все же собралась с мыслями и взлетела. Гарри про себя отметил, что сегодня она поднялась выше, хотя сама, кажется, этого и не заметила.

— Куда лететь? — поинтересовалась Гермиона, не смотря вниз на него. Естественно, она боялась опустить голову, так как в этом случае вероятность потери управления над метлой для нее возрастала практически до ста процентов.

— Прямо! — разозлившись на ее медлительность, крикнул Гарри. Он не пропустил недовольного выражения на собственном лице, хотя Гермиона и промолчала. Она подалась вперед, и метла начала свое плавное движение. Гарри оторвал от нее взгляд и поежился. Было холодно, и, чтобы согреться, он начал прыгать на месте и хлопать в ладоши. Гермиона, уже успевшая развернуть метлу и летевшая обратно, лишь хихикнула, заметив прыгающего Поттера. Пока она веселилась, метла накренилась вперед. Но, не успев и испугаться, Гермиона умудрилась выправить курс.

Огни школы манили обратно, но Гарри с завидным упорством продолжал прыгать на месте, пытаясь согреться. Он отвернулся от окон замка и принялся следить за собственным телом. Гарри понимал, что такие полеты ничего им не дадут. То, что Гермиона освоила основы управления метлой — это, конечно, хорошо, но вот к квиддичу слабо применимо. Да все всё сразу поймут. Вспомнив, кто виноват во всех их бедах, Гарри злобно сжал кулаки и помянул Долгопупса не слишком добрым словом, отчего упомянутый персонаж, в данный момент находящийся в гостиной Гриффиндора и читающий очередной фолиант по Гербологии, невольно икнул.

Гермиона летела в направлении школы. Сначала постепенно приближающаяся точка ее нисколечко не обеспокоила, но когда она поняла, что эта именно «точка» совершает поступательные движения в направлении поля, а не она сама летит к ней, пришла в ужас.

— Ой, Рон! — воскликнула Гермиона, сумев различить рыжую шевелюру Уизли, и, конечно же, сползла с метлы, шлепнувшись героической частью тела на промерзшую землю и застонав. Гарри, который так и не понял, что произошло, поспешил удостовериться все ли в порядке с его телом.

— Ты не могла бы быть поаккуратней! — раздраженно сказал Гарри, протягивая ей руку.

— Кто мне объяснит, что здесь такое происходит? — голос Рона заставил Гарри обернуться и нервно икнуть. Появление Уизли было очень некстати.

— Эээ... Гарри учит меня летать... — Поттер даже прикрыл глаза, понимая, как нелепо прозвучало это оправдание. Грейнджер, уже успевшая подняться с земли, закатила глаза и подавила соблазн придушить Гарри.

— Странно как-то... — протянул Уизли, разглядывая друзей. — Я за вами уже минут пятнадцать наблюдаю, а то, что вы здесь вытворяете, совсем не похоже на уроки полетов. Да как Гарри вообще может учить тебя чему-то, если он с метлы не слазит?

— Она мне показывала! — с таким видом, словно Рон нес чушь несусветную, возмутился Гарри. Неконтролируемое раздражение так и хотело выплеснуться на неудачно появившегося Уизли. Но когда до Поттера дошло, как прозвучало его оправдание, раздражение сменилось ужасом. — И... и вообще, ты же с нами не разговариваешь! Зачем ты пришел?!

— Я... ну... я это... — замялся Уизли, не ожидавший такого наступления со стороны каштанововолосой девушки. Гермиона, молча наблюдавшая за попытками Гарри выкрутиться, в который раз закатила глаза. Если она сейчас же не вмешается, то все это наверняка закончится печально, ведь терпение ее небезгранично и в скором времени грозило закончиться.

— Так, нам надо поговорить! — шагнув вперед, заявила Гермиона. "Парни" наградили ее недоуменным взглядом.

— Да уж, надо... — скорчил недовольную мину Рон.

— Заткнись, Рональд, — Гермиона подняла метлу с земли. Уизли, который не привык слышать такое из уст лучшего друга, удивленно замер, но нужный эффект был достигнут. Он замолчал. — Пойдем в школу, там мы тебе все и объясним.

Под взглядом изумрудных глаз непутевому Уизли пришлось развернуться и направиться в сторону школы. Гермиона схватила замершего на месте Гарри за руку и потащила за собой.

— Что? Ты и правда решила все ему рассказать?! — послышался недовольный шепот Поттера. — Ты же сама говорила, что нельзя этого делать! Это секрет! Мы не должны! Я вот не хочу!

— Гарри, расслабься, — Гермиона выглядела на удивление спокойной. — Рано или поздно он бы все равно что-то заподозрил, так что лучше нам ему сейчас обо всем рассказать.

— Н-но... я думал, это наш с тобой секрет и мы не должны никому рассказывать об этом, — Гарри и сам не понимал, что его так расстроило. Просто не хотелось, чтобы в их тайну был посвящен еще кто-то. Конечно, Рон был их другом, но тот факт, что у него был общий секрет с Гермионой, о котором Уизли не было известно, грел душу. У Гарри не было никакого желания кому-либо о чем-либо рассказывать. Но, посмотрев на Гермиону, он понял, что лучше не спорить. Подруга уже все за него сама решила.

Возвращение в теплую школу не принесло ожидаемой радости. Рон выжидающе замер, смотря на Гермиону в упор. Та, подавив соблазн прибить нетерпеливого друга на прямо здесь и сейчас, сообщила, что говорить она будет лишь в Выручай-комнате. Рон хотел повозникать, как-никак до ужина оставалось всего двадцать минут, но под непреклонным взглядом друга решил промолчать, и они начали подниматься по лестнице.

Рон бросил недоуменный взгляд на подругу. Откровенно говоря, он не совсем понимал, с чего это вдруг инициативу в свои руки взял Гарри. Гермиона выглядела недовольной и внимательно следила за действиями вышагивающего перед стеной, в которой был скрыт проход в Выручай-комнату, Поттера. Тот был так уверен в своих действиях, что Рон невольно подумал, что серьезность Гермионы вещь заразная, и отошел подальше от подруги. Если Гарри стал таким из-за того, что начал встречаться с Гермионой, то ничего не стоило представить, что будет, если он когда-нибудь решит на ней жениться.

— Ну, и чего замерли? — недовольно поинтересовалась Грейнджер, стоя около стены, в которой материализовалась дверь. — На ужин вам, похоже, не хочется.

Рон и Гарри поспешили войти. Комната приняла вид гостиной Гриффиндора, и Поттер, которому никак не удавалось справиться с собственным раздражением, немного успокоился. «Парни» сели на диван, а Гермиона так и осталась стоять. Несколько раз пройдясь взад и вперед, она, наконец, начала говорить:

— Рон, помнишь тот урок по Зельеварению, когда Невилл взорвал котел, а меня и Гарри окатило зельем? — рыжий кивнул. — Так вот, я и Гарри тогда поменялись телами.

Раздался нервный смешок, и Гермиона наградила убийственным взглядом собственное тело. На лице Рона отразилось удивление и неверие.

— Отличная шутка, Гарри, ты меня повеселил, — произнес Рон и, поднявшись с дивана, доброжелательно похлопал Гермиону по плечу. — Я пошел на ужин и вам того же советую.

— Ты никуда не пойдешь, пока мне не поверишь! — голос Героя Магического Мира прозвучал как никогда твердо. Рон, уже преодолевший половину пути до выхода, обескуражено замер и обернулся к назойливому другу.

— Очень смешно, Гарри, — буркнул Уизли. — Ладно, ты там пару раз оговорился и все такое, но вот нести чушь с таким серьезным видом — это для тебя нехарактерно. Хороший розыгрыш, и я рад, что мы с вами теперь помирились, но я все же пойду на ужин.

— Что ты сидишь?! Помоги мне! — напустилась Гермиона на Гарри. Его молчание ее изрядно раздражало. На этих Героев никогда нельзя положиться, все всегда приходится делать самой.

— Рон, Гермиона права, — раздался в спину Уизли голос Грейнджер. Рон, уже взявшийся за дверную ручку, обернулся.

— Гермиона, я еще понимаю Гарри, но чтобы ты... — начал Рон.

— Вот видишь, он мне не верит, — Гарри злорадно улыбнулся, посмотрев на Гермиону. Грейнджер, естественно, такой расклад не устраивал, и выражение ее лица приняло откровенно кровожадный вид. — Л-ладно... Рон! Подожди, я могу доказать, что я Гарри!

Поспешив увеличить расстояние между собой и Гермионой, Гарри чуть ли не подбежал к застывшему в дверях Уизли. Он наклонился к его уху, чтобы поведать об их страшной общей тайне, о которой Гермиона и знать ничего не знала, но Рон отшатнулся от странной «Гермионы». Однако Гарри, не теряя присутствия духа, продолжил наступление.

— Вспомни про то, что лежит у тебя под матрасом и о чем не знает Гермиона, — зашептал Гарри на ухо другу.

Гермиона все еще стояла возле камина, скрестив руки на груди. Увидев злобный взгляд друга, она невольно отступила назад, мысленно начав гадать, что она могла сделать не так.

— Зачем ты ей рассказал?! — сжав кулаки, поинтересовался Рон у друга, стоявшего возле камина. — Я это рассказал тебе по секрету! Да тебе же самому нравилось разглядывать!

— Эээ... что? — недоуменно поинтересовалась Грейнджер.

— Поменялись телами, говоришь? — до Рона, наконец, начало доходить. Гарри и Гермиона кивнули.

— Это все зелье Невилла сделало, — объяснил Гарри. — Я теперь в теле Гермионы, а Гермиона в моем. Как вернуть все на свои места, мы не знаем, но Снейп...

— Обалдеть! — перебив друга, воскликнул Уизли. — Это же классно! Почему вы мне раньше не рассказали?!

— Что означает это твое "классно", Рон? — радость Уизли, естественно, разозлила Гермиону. Знал бы он, чего это им все стоит. Рон сглотнул, поняв, что сболтнул лишнего.

— Ничего, — пробормотал он и повернулся к Гарри. — Нам нужно поговорить наедине.

Поттер кивнул, отлично понимая, какую тему собирается развивать друг. Ему стало немного легче оттого, что они все рассказали.

— Рон, я надеюсь, ты понимаешь, что все это большой секрет и об этом никто больше не должен знать. В курсе лишь пять человек: я, Гарри, директор, профессор Снейп и ты. Надеюсь, так оно и останется, пока мы не вернемся в свои тела, — серьезно сказала Гермиона. Рон кивнул, хотя и не слишком слушал ее, обдумывая то, о чем ему может поведать "везучий" друг.

— Рад, что вы мне обо всем рассказали, ребята, — Уизли искренне улыбнулся. — А теперь пойдемте на ужин, а то есть очень хочется.

Гермиона радостно улыбнулась. Все вышло гораздо лучше, чем она планировала. С улыбками на губах вновь воссоединившееся Золотое Трио неторопливо направилось в сторону Большого Зала.

— Мне надо отнести метлу в гостиную, а потом я к вам присоединюсь, — когда они подошли к лестницам, произнесла Гермиона. Гарри и Рон согласно кивнули.

— Ну, рассказывай! — ткнув Гарри локтем в бок, начал Рон. На его губах была предвкушающая улыбка, увидев которую Гарри закатил глаза.

— Я не собираюсь ничего тебе рассказывать, Рон, — серьезно сказал он. — Все, что происходит между мной и Гермионой, это личное, и у меня нет права говорить с кем-либо об этом. Мы с Гермионой объявили себя парой, чтобы избежать лишних вопросов. Но можешь даже не надеяться, что я разрешу тебе встречаться с ней, пока она в моем теле.

— У меня и мысли такой не было, — обескуражено буркнул Рон. — Какой ты у нас честный, так не интересно даже. Я думал, ты поделишься со мной, как-никак живешь в спальне девочек.

— В этом нет ничего веселого, — Гарри улыбнулся. — Мое утро начинается с выбора платьев для Лаванды и Парвати, а также выслушивания свежих сплетней.

В каком виде Лаванда и Парвати рассказывают эти самые сплетни, Гарри решил умолчать. Не хватало, чтобы Рон после всего начал, глупо улыбаясь, таращиться на девушек. Решение скрыть все, что стало ему известно о Гермионе, Гарри показалось верным. Тем более что, подруге это было бы неприятно. Да что там говорить, она сама не была в курсе всего, что он увидел! Девушка залилась румянцем и нервно выдохнула.

В Большом зале было людно. Ужин был в самом разгаре. Конечно, появление Рона в компании Гермионы Грейнджер сразу же стало поводом для разговоров. Лаванда и Парвати сразу же догадались, что Трио воссоединилось, и с интересом наблюдали за переговаривающейся парочкой. Отсутствие же Поттера дало толчок другому направлению слухов.

— Не могу поверить, что вы мне только сейчас об этом рассказали, — осуждающе произнес Рон, когда удостоверился, что рассказывать что-то про Гермиону Гарри не собирается. В душе он уже обозвал друга «везучим эгоистом» и успокоился.

— Ну, если бы не инициатива Гермионы, то ты бы так и ходил в неведенье, — прошептал Гарри. Взгляд его невольно упал на стол преподавателей, и Гарри подумал, что Снейп их убьет, когда узнает о том, что они все рассказали. Встретившись взглядом с зельеваром, Поттер с унынием отметил, что смертный приговор им, похоже, уже подписан.

В скором времени появилась Гермиона, и Рон смирившись, прекратил расспросы. Ужин они провели, весело обсуждая, как будет проходить завтрашняя тренировка. Рон согласился помочь и одолжить Гарри свою метлу, что было как нельзя кстати. Тренировку команды было решено назначить на эти выходные.

— Рон, мы с Гермиона идем в библиотеку, ты с нами? — поинтересовалась Грейнджер. Уизли удивленно на нее посмотрел и покачал головой, отказываясь от такого сомнительного времяпрепровождения. — Тебе тоже следует заниматься.

— Я как-нибудь и без этого обойдусь, — хмыкнул Рон и принялся доедать картошку.

Гермиона поднялась из-за стола, и Гарри ничего не оставалось, как последовать за ней. Он чувствовал, что Гермионе очень хочется о чем-то спросить, но она не может решиться.

— Если ты хочешь, чтобы я рассказал тебе секрет, благодаря которому Рон признал, что мы не в своих телах, то поспешу тебя разочаровать, — сообщил ей Поттер.

— Я даже и не думала об этом! — глубоко оскорбилась Грейнджер. Гарри лишь самодовольно хмыкнул.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » За что, Невилл?! (ГП/ГГ, Роман/Юмор, R, гет, макси, в процессе.....)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: