Армия Запретного леса

Четверг, 27.02.2020, 08:57
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » За что, Невилл?! (ГП/ГГ, Роман/Юмор, R, гет, макси, в процессе.....)
За что, Невилл?!
DEMON-TiaДата: Среда, 08.07.2009, 09:37 | Сообщение # 1
Посвященный
Сообщений: 39
« 0 »
Название: За что, Невилл?!
Автор: Demon–Tia
E–mail: demon–tia@rambler.ru
Бета: Tenar
Рейтинг: R
Направленность: Гет
Пейринг: Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Невилл Долгопупс
Размер: Макси
Жанр: Humor, Romance
Статус: В процессе
Саммари: Что такого мог натворить Невилл Долгопупс, что нажил себе двух врагов в лице Гермионы Грейнджер и Мальчика-который-выжил (эх, лучше бы сдох =))…
Предупреждение: Читать внимательно!!!
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:21 | Сообщение # 31
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 23. Странные - это не то слово.

Спасибо всем читателям за отзывы, поддержку и огромное терпение. Приношу свои извинения за долгое отсутствие продолжения, но ужасная занятость не позволяет мне писать главу с той скоростью, с какой мне бы хотелось. Недавно в комментариях опять поднялась волна споров по всем известному вопросу, однако я бы хотела попросить вас лишний раз не реагировать на отрицательные отзывы. Автор вас любит и знает, что вы тоже его любите, но лишний спам вредит его нервной системе. Так что давайте жить дружно.

Бета тут тоже побывала и тоже извиняется за задержку.

— Как же спать хочется, — зевнув, протянула Браун, продолжая шагать вслед за подругой.

— Мне тоже хочется, но мы же уже все решили, — ответила ей Парвати. Девушки медленно шли по коридору школы, направляясь в сторону Больничного крыла.

— Мы могли бы пойти туда и во время обеда, — пожаловалась Лаванда, в очередной раз зевнув. — Даже Гермиона еще спит, и только мы тут идем куда-то.

— Лаванда, прекрати! Ты же понимаешь, что во время обеда нас могли заметить. Это бы вызвало вопросы! К тому же он мог не спать в то время, и это бы вряд ли помогло нам докопаться до сути дела! — попыталась вразумить подругу Патил.

— Нас могут поймать и наказать, — не унималась Браун. Не выдержав, Парвати остановилась и повернулась к подруге.

— Скажи мне, пожалуйста, мы с тобой что, после отбоя вышли?! За что нас наказывать?! — напустилась на блондинку Патил. — Мы просто хотим застать его спящим!

Браун обиженно поджала губы, но промолчала. Парвати развернулась и продолжила движение в сторону Больничного крыла. В скором времени они достигли владений Мадам Помфри.

— Интересно, что мы будем делать, если он не спит? — пробормотала под нос Браун. Парвати лишь пожала плечами и толкнула дверь Больничного крыла. В нос сразу же ударил запах лекарственных зелий, и девушки синхронно поморщились. Замерев на несколько секунд, чтобы оценить обстановку Браун и Патил двинулись в сторону ширмы в дальнем конце помещения. Очевидно, Мадам Помфри спала, так как она не вышла к ним с палочкой наготове. — Думаешь, он здесь?

— Естественно, — сказала Парвати и решительно отдернула ширму, едва сдержав крик ужаса, чего нельзя было сказать о Лаванде. Та бы с радостью закричала, если бы не вовремя среагировавший слизеринец, лежавший на больничной койке. Опустив палочку, Малфой с презрением уставился на "храбрых" гриффиндорок. Большая часть его лица и волосы были приятного оливково-зеленого оттенка.

— Ну? — протянул Драко, рассудив, что самостоятельно девушки вряд ли оправятся от шока. — Что вы здесь делаете?

— Эт-т-то не з-заразно? — охрипшим голосом поинтересовалась Парвати, проигнорировав вопрос слизеринца.

— Заразно! — прошипел Малфой, нагло ухмыльнувшись. На лицах девушек вновь проступил ужас, и слизеринец даже было подумал, что они сейчас синхронно грохнутся в обморок. Такой исход событий ему ничуть не претил, но вот объясняться потом с Мадам Помфри и прочими профессорами желания не было совсем. — Нет, идиотки! Если бы это было заразно, то простой ширмой дело бы не обошлось!

Парвати проигнорировала оскорбление, продолжая разглядывать зеленого «блондина». Похоже, безграничная любовь к своему факультету может иметь печальные последствия. Девушка прыснула при этой мысли.

— Что смешного? — раздраженно поинтересовался Драко. Вообще-то ему хотелось, чтобы девушки убрались отсюда и оставили его в покое. Он даже подумывал стереть им память, дабы избежать огласки своего текущего состояния души и тела.

— Да вот, думаю над твоим поразительным сходством с пиявками! — сообщила ему Парвати и, прикрыв рот ладошкой, захихикала. Лаванда согнулась в беззвучном смехе, так как Малфой не удосужился снять с нее заклинание.

— Сама ты пиявка! — нервно воскликнул Драко, терпение которого медленно двигалось к своему лимиту. Он с удовольствием превратил бы свидетельниц его позора в настоящих пиявок, но здравый смысл пока брал свое. — Выметайтесь отсюда и только рискнете хоть слово кому сказать!

— А вот угрожать не надо, — осадила его осмелевшая Парвати, осознавшая, что преимущество на их стороне. Достав палочку, она сняла заклинание с подруги.

— У меня есть вопрос, Малфой, — вновь обретя право голоса, начала Лаванда. — Ты там под пижамой тоже зеленый?

Возмущенный ее нахальством, Драко лишь открывал и закрывал рот, так ничего из себя и не выдавив. Он не знал, что ему делать. Не Мадам Помфри же звать, в самом деле!

— Я так понимаю, это последствие взрыва котла, в который Гермиона, по щедрости души своей, бросила пригоршню пиявок, — с умным видом сказала Патил.

— Эта грязнокровка еще ответит мне за это! Тварь! — зашипел Малфой. Наверное, где-то за приятным зеленоватым оттенком его лицо полыхало от злобы. — Убирайтесь вон, я сказал!

— Ну-ну, Малфой, не огрызайся, — успокоила его Лаванда и с интересом посмотрела на подругу. — Как ты думаешь, нам поверят?

— Надо было стащить фотоаппарат у Колина, чтобы уж наверняка, — улыбнувшись, ответила Парвати. Девушки, забыв про несчастного слизеринца, принялись обсуждать, кому именно стоит поведать об увиденном. Малфой же, которому деться от них было некуда, мог только сверлить их убийственным взглядом, от которого, по идее, гриффиндорки должны были скончаться мучительной смертью. Проблема была лишь в том, что они с успехом его игнорировали. Драко с трудом подавил стон. Появление этих сплетниц было совсем не к месту. От волнения эффект зелья, похоже, усилился, и у Малфоя неожиданно зачесался нос, потом щека, потом лоб… Конечно же, он не удержался…

— Смотри! — восторженно воскликнула Лаванда, заметив это — У него еще и чесотка!

— Э-это... не.. чесот-тка, — пытаясь почесать спину, проговорил Малфой. Одеяло съехало набок, но юношу это не особо беспокоило.

— Какое ужасное зелье ты сварил! — пришла в ужас Лаванда. В груди у девушки всколыхнулось что-то смутно напоминающее жалость, но сразу же исчезло.

— Э-это все она... — жалобно подал голос Малфой. — Грейнджер! Гадина... Н-не ожидал!

— Мы тоже не ожидали! Она вообще такой странной стала, — вставила свое Лаванда. — Это все пагубное влияние Гарри!

Не зная чем помочь, Парвати и Лаванда наблюдали за мучениями слизеринца, даже и не подумав оставить его в покое. Еще бы. За окном начало светать, от чего кожа Малфой начала переливаться всеми цветами радуги. В скором времени чесотка прекратилась, и Драко вздохнул с облегчением. От испытанного неудобства сразу же захотелось спать, но назойливые гриффиндорки все еще были здесь.

— Уходите, — буркнул Драко. — А если найдете Грейнджер, убейте ее.

— Она сама кого хочешь убьет, — нервно хихикнув, сказала Парвати.

— Знаете, у меня есть идея, и вы мне можете помочь! — неожиданно осенило Малфоя. Он даже сел на кровати, чтобы поведать свою идею гриффиндоркам.

— С чего бы нам тебе помогать, Малфой? — ехидно поинтересовалась Лаванда. Слизеринец закатил глаза и подавил соблазн таки воспользоваться палочкой и отправить девушек куда подальше.

— Ну, вы же тоже хотите узнать, что такое с Грейнджер? — поинтересовался блондин. — Тем более, я заметил некоторые изменения и в поведении Поттера. Вдруг за этим что-то кроется, что-то такое масштабное и феноменальное!

— Точно-точно! — в Парвати явно проснулся дух авантюризма. — Гарри же тоже странный!

— Вот-вот, Патил, а еще, если вы никому не скажете про то, что здесь увидели, то в случае успеха вся слава достанется вам! — поспешил добавить Драко. Парвати и Лаванда задумались, кажется, подобная перспектива им понравилась.

— А почему мы должны согласиться, Малфой? — прищурившись, поинтересовалась Лаванда. Почему-то ей не хотелось просто так вот соглашаться. — Мы можем всем рассказать про тебя, а потом самостоятельно начать выяснять, что там такое с Гарри и Гермионой.

— Браун, какая же ты тупая! — прошипел слизеринец. — Если вы кому-нибудь расскажете про меня, весь слизерин ополчится против вас! Да вам житья не будет в стенах школы!

— Угрожаешь? — кажется, у Лаванды совсем не было инстинкта самосохранения.

— Нет, всего лишь предупреждаю, — Драко сжал кулаки от бессилия и закрыл глаза. Потом глубоко вдохнул, выдохнул и вновь посмотрел на девушек. — Если вы согласитесь, я обещаю, что не буду больше вас трогать, а также помогу выяснить, что такое с грязнокровкой и шрамоголовым. От вас требуется только молчание.

— Уже лучше, Малфой, — Парвати улыбнулась. — Мы согласны!

* * *
Утро субботы для старосты школы Гермионы Грейнджер не задалось с самого начала. Проснувшись утром в спальне девочек, Гарри с унынием отметил, что жизнь его ужасна и никчемна. Лаванда и Парвати шушукались о чем-то секретном и важном, иногда бросая взгляды на одевающегося Поттера. После вечерних полетов вместе с Гермионой Гарри испытывал характерную усталость. Радости не прибавлял и тот факт, что сегодня вечером предстояла еще одна тренировка. Правда, радость все же была: Гермионе предстояло сегодня попытаться поймать снитч. Тренировка была назначена на послеобеденное время, так как утро Гермиона твердо решила посвятить библиотеке. Рон, естественно, воспротивился такому решению, но не мог ничего сделать, так как Гарри поддержал подругу. Не то чтобы его тянуло заниматься, но эти тренировки изматывали его. Наверное, дело было в том, что тело Гермионы не было привычно к таким нагрузкам.

Гермиона уже ждала его в гостиной, держа в руках очередной пыльный фолиант. Гарри слабо улыбнулся, увидев столь знакомую картину. Рона не было, очевидно, он отсыпался после вчерашних посиделок.

— Доброе утро, — поздоровался Поттер, присаживаясь на подлокотник кресла, в котором устроилась подруга.

— Доброе утро, — Гермиона улыбнулась и захлопнула книгу. — Пойдем на завтрак, что ли?

— А как же Рон? — недоуменно поинтересовался Гарри. Он уже привык, что Рон снова в их компании.

— Сегодня утром, когда я пыталась разбудить его, он меня культурно отправил на завтрак, — стараясь говорить спокойно, ответила Грейнджер. — Сейчас у него очень болит голова, и единственное, чего ему хочется, это доползти до Больничного крыла.

— Что ты с ним сделала?! — ужаснулся Поттер, порываясь отправиться в свою бывшую спальню и проведать друга. Гермиона решительным жестом схватила его за руку и потащила из гостиной.

— С ним все в порядке, Гарри, — довольно прошептала она. — Ты же знаешь, ему не привыкать.

— Коварная, — прошептал ей в ответ Гарри и крепче сжал собственную руку.

Завтрак в Большом зале протекал как обычно. В скором времени напротив Гарри и Гермионы опустились Лаванда и Парвати, от чего у Грейнджер чуть нервный срыв не случился.

— Что такое? — буркнула Гермиона, когда ей надоело это откровенное разглядывание. Она не могла нормально позавтракать под этими изучающими взглядами, а вот Гарри наоборот чувствовал себя прекрасно. Он привык такому вниманию, и поэтому раздражение Гермионы было для него непонятно. — Пойдем в библиотеку.

— Гарри, я еще не наелась... — только и успел произнести жалобным голосом Поттер, как его уже вытащили из-за стола.

— Странные — это просто не то слово, — хмыкнула Парвати, провожая парочку насмешливым взглядом. Лаванда кивнула и притянула к себе тарелку с овсянкой, теперь можно было и позавтракать, все равно эти двое из библиотеки никуда не уйдут в ближайшее время. В противном случае, она совсем не знала старосту школы!

В библиотеке субботним утром было пусто. Гарри занял место у окна и без всякого интереса наблюдал, как его собственное тело вышагивает вдоль стеллажей, а стопка книг в его руках неизмеримо растет. Когда Гермиона вернулась к столу с ничего хорошего не предвещающей улыбкой на губах, Гарри невольно подумал о том, чтобы пора бы и умереть.

Гермиона с характерной для нее однообразностью вновь рассказывала основы, заставляя его записывать. Иногда задавала вопросы, словно проверяя, помнит ли Гарри то, что они повторяли в прошлый раз. И все было бы нормально, если бы Поттер не заметил, что Гермиона постоянно отвлекается. Надиктовывая ему материал, она резко закрывала рот и смотрела в окно, словно ее что-то беспокоило. Гарри было, в общем-то, без разницы, как протекает его учеба, но не хотелось потом получить из-за своей тупости и недопонимания.

— Что такое, Гермиона? — отложив перо, чтобы размять пальцы, поинтересовался Гарри. Подруга наградила его обреченным взглядом.

— Кажется, квиддич вещь заразная, не могу сосредоточиться, — пробормотала Грейнджер. Гарри наградил ее удивленным взглядом, но промолчал. — Давай попрактикуемся лучше, а то что-то мне не нравится сидеть в библиотеке.

— Д-да, давай, конечно, — промямлил удивленный Гарри. Он поспешно собрал книги, принесенные Гермионой, и помог вернуть их на место.

До самого обеда Гарри занимался Трансфигурацией в Выручай-комнате. Настроение Гермионы улучшилось, что нельзя было сказать о настроении Поттера. Гарри чувствовал, что устал, и единственным его желанием было отправиться в башню гриффиндора. Нервировало еще и то, что большинство превращений не получались как надо, а Гермиона сидела в кресле и читала книгу, не выказывая ему никакого внимания.

— Ты не могла бы мне помочь? — уже отчаявшись, попросил Гарри.

— Эм… сейчас, — отложив книгу в сторону, Гермиона слабо улыбнулась. — Я уже давно отметила, что основная твоя проблема заключается в том, что ты неправильно держишь палочку. В общем, это не только твоя проблема, но исправить ее очень легко.

— Не стоит говорить это с таким умным видом, — пробубнил Гарри. — Могла бы уж давно об этом сказать!

— Прекрати, Гарри, — осадила недовольного друга Гермиона и подошла к нему. — Следи внимательно за тем, как я держу и двигаю палочкой.

Недовольный Поттер подавил соблазн съязвить и просто кивнул, внимательно уставившись на руку подруги. Гермиона направила палочку на стул и незамысловатым движением руки, превратила его в стол.

— Это как пример, — Гермиона улыбнулась. — Просто когда ты пытаешься выполнить превращение, все свое внимание ты уделяешь не движениям руки, а тому, как произносишь заклинание. Спешу заметить, что ты и заклинание иногда произносишь неправильно. Так что весьма наивно рассчитывать, что у тебя что-то получиться.

— Спасибо, — буркнул Гарри. — Ты только что ясно дала мне понять, что я полный неуч и идиот!

Гермиона удивленно вскинула брови. Очевидно, она ожидала не такой реакции на свои слова.

— Нет… я не это имела в виду, — рассеянно пробормотала она — Я хотела сказать, что такие проблемы бывают у всех… Ну… Нет, ты не думай, что я считаю тебя глупым! Совсем нет, Гарри!

Теперь уже пришла очередь удивляться Поттеру. В словах подруги чувствовалась такая неуверенность, что он невольно подумал о том, что перегнул палку со своим недовольством.

— Ты не думай, Гарри, что у меня всегда все с первого раза получается, — не унималась Грейнджер. — Я просто всегда забегаю вперед в учебе и тренируюсь все свое свободное время, поэтому у меня все получается. Я понимаю, что у тебя нет времени, у тебя столько проблем…

— Эээ… Гермиона, все… все нормально, — Гарри широко улыбнулся. На самом деле слова подруги разрядили накаленную обстановку, и теперь он почувствовал облегчение. На самом деле, несколько минут назад ему хотелось лишь накричать на Гермиону за все, через что ему приходится проходить. — Покажи еще раз, ладно?

Гермиона кивнула и повторила превращение. За ним последовали еще несколько примеров, в итоге к обеду у Гарри достиг значительных успехов. Гермиона приободрилась, а вот Поттер почему-то совсем наоборот. У него начала болезненно ныть спина, а настроение совсем пропало. Гарри буквально выводил из себя тот факт, что, даже чувствуя себя так плохо, он был обязан тащиться на холод и учить Гермиону полетам. Сейчас это уже не радовало, а ужасало. Гарри корил себя за то, что за почти шесть лет знакомства с Гермионой он так и не удосужился научить ее элементарно держаться на метле. А ведь скольких проблем можно было избежать…

— Привет, ребята! — когда они подошли к гриффиндорскому столу, поздоровался Рон. Гермиона наградила его осуждающим взглядом, и Уизли виновато потупился. Гарри с интересом посмотрел на друзей, желая узнать, что же все-таки между ними произошло. Но те молчали, очевидно, не желая распространяться на данную тему, и Гарри не оставалось ничего иного, как засунуть свое любопытство куда подальше. — Тоже мне…

— Поговори мне еще, — услышала Рона Гермиона, и ребята обменялись пламенными взглядами.

— Эээ… Рон, ты не забыл, что вы и Гарри сегодня хотели полетать на метле? — пытаясь остановить назревающую ссору, вмешался Поттер.

— Вот что ты вечно лезешь, Гермиона? — пробубнил Рон. — Видишь, Гарри сегодня не в духе, а ты опять про квиддич заладила, как будто тебе поговорить больше не о чем.

Послышался кашель и приглушенное:

— Точно-точно…

* * *
Обед обошелся без эксцессов, и в скором времени не претерпевшее на первый взгляд никаких изменений Золотое Трио направилось в сторону квиддичного поля.

— Так! — стараясь быть бодрым, по приходу на поле произнес Поттер. — Сейчас ты, Гермиона, будешь попытаться поймать снитч, а ты, Рон, будешь ее страховать.

— Может, ты сам полетаешь? Я в ловле снитчев не мастак, — неуверенно произнес Уизли, протягивая свою метлу Гарри.

— Он не может, — вмешалась Грейнджер. — Если нас кто-нибудь увидит, как потом будем объясняться?

Рон, которому уже поднадоело каждый день летать на метле, только тяжело вздохнул и, не дожидаясь команды Гарри, поднялся в воздух. Гермиона наградила Гарри внимательным взглядом, и тот, поняв, что от него требуется, протянул ей снитч.

— Не бойся, — попытался успокоить ее Поттер. — На самом деле, это легко, необходима только внимательность. А ты самый внимательный человек, которого я знаю, так что никаких сложностей не должно возникнуть.

Гермиона кивнула и, взяв снитч, оттолкнулась от земли и взлетела. Рон ободряюще улыбнулся и кивнул, показывая этим, что она может не волноваться. Вот только легче Гермионе не стало, она была не уверена, что Рон сумеет поймать ее до того, как она превратится в кровавое месиво, свалившись с метлы. От этих мыслей стало совсем не по себе, и метла качнулась в сторону, заставив Гермиону нервно выдохнуть.

— Чего ты медлишь? — послышался недовольный голос каштановолосой девушки, стоящей на земле. — Выпускай снитч!

Гермиона кивнула и разжала пальцы, выпуская на свободу маленький золотой мячик с крылышками. Характерное слабое жужжание, и Гермиона тот час же потеряла его из виду. Это буквально выбило из колеи, она не знала, что делать дальше. Спрашивать у взвинченного по непонятному поводу Гарри не хотелось, и она бросила вопросительный взгляд на Рона.

— Нууу… смотри по сторонам, Гарри всегда так делает, — посоветовал рыжеволосый друг.

— Ничего я так не делаю! — послышалось с земли. — Хватить висеть на одном месте, Гермиона! Сделай круг над полем что ли, так хотя бы есть вероятность, что ты врежешься в снитч!

Разумно решив, что Поттера сегодня лучше просто игнорировать, Гермиона подалась вперед и ускорилась. Рон летел рядом, и его присутствие хоть немного, но все же успокаивало.

— Что это с ним? — поинтересовался Уизли, внимательно разглядывая брюнета.

— Он с утра такой, — задумчиво протянула Гермиона.

— Может, ему кошмар приснился, — предположил Уизли. — Ну… из тех, что обычно ему снятся.

— Не знаю, он ничего не говорил по этому поводу, — пожала плечами Грейнджер, внимательно оглядываясь по сторонам. Вероятность того, что она просто врежется в снитч, как на то «надеялся» Гарри, была ничтожна мала.

— Вообще-то, мы пришли на поле, чтобы ты снитч ловила, а не разговаривала с Роном! — Гермиона поморщилась. Неужели у нее и правда такой писклявый и надоедливый голос? — А ты, Рон, лучше бы в башне сидел, толку от тебя все равно никакого! И советы у тебя тупые!

— Эээ… я же ничего не сказал, — обиженно пробубнил Рон.

— Вот именно, что ничего! — не смотря в сторону друга, произнес Гарри. Он то и дело поворачивался в разные стороны, словно что-то ища. — Вон снитч, Гермиона! Лови его!

Грейнджер сорвалась с места по указанному Гарри направлению. Конечно, она не могла поймать снитч. Она его элементарно не видела. Так что следующие полчаса она провела, бездумно носясь над полем. Гарри, который, кажется, был готов уже без метлы взлететь в воздух, только чтобы убить Гермиону, несколько раз протопал из одного конца поля в другой, то и дело выкрикивая:

— Снитч! Лови его!

— Сегодня такой тупой день, — застонала Гермиона, понимая, что у нее абсолютно ничего не получается. Еще ее нервировало такое непонятное состояние друга, который то и дело осыпал ее ругательствами.

— Боже, Гермиона, я вообще не понимаю, как можно быть такой невнимательной и при этом являться самой умной ученицей школы! — запричитал Поттер, не обращая никакого внимания на то, что Гермиона его отлично слышит. — Как так вообще можно! Как можно быть самой лучшей, но при этом не уметь летать и не суметь разглядеть какой-то там мячик?!

— Знаешь что?! — не выдержала и закричала в ответ Гермиона. — Это у тебя зрение хорошее, а мне ничего сейчас не видно!

— Ой, вот не надо! — Гарри поднял голову на нее. — Между прочим, я с таким зрением всю жизнь живу, и у меня не возникало проблем! Ты просто не желаешь ничему учиться!

— Я тебе могу то же самое сказать! — огрызнулась Грейнджер.

— Спускайся! Ничего у тебя все равно не получится! Я собираюсь выпить оборотное зелье и самостоятельно участвовать в матче.

— Только через мой труп! — Гермиона полетела к земле.

— Как скажешь…

— Боже, надеюсь, это скоро прекратится, — возведя глаза к небу, застонал Рон.

* * *
— Вот черт! Совсем ничего не видно! — застонала Парвати, выглянув из-за дерева, и с интересом всматриваясь в сторону квиддичного поля.

— Ага, совсем, — вторила ей Лаванда. — Может, поближе подойдем?

— Ты что?! — недоумение в голосе Парвати не расслышал бы, наверное, только глухой. — Там же Гермиона! Она нас заметит, мы от нее потом не убежим. Да и Гарри с Роном на метлах летают, вполне могут нас даже здесь заметить.

— Вот скажи мне, какой толк сегодня летать? Это же не официальная тренировка, а они постоянно на поле, — пробурчала уже порядком замерзшая Лаванда. — Может, готовится что-то серьезное?

— Вряд ли, — покачала головой Патил. — Мы бы с тобой об этом знали. Смотри! Гермиона машет руками и, кажется, что-то им кричит.

— Опять командует! Какого черта она вообще на поле приперлась? Она же квиддич терпеть не может! — выглянув из-за дерева и прищурившись, пытаясь разглядеть, что происходит, произнесла блондинка. — По-моему, сейчас она в своем обычном состоянии. Вот я бы удивилась, если бы она на метлу сейчас села.

— Было бы весело, — хихикнула Парвати. — Так, кажется, это Гарри опустился на землю и что-то кричит ей в ответ. Надеюсь, они ссорятся не из-за какого-нибудь невыполненного эссе по Трансфигурации. Хочется зрелищ!

— Мне почему-то кажется, что Гарри сейчас ее убьет, — Браун совсем вышла из-за дерева и с интересом следила за происходящим на поле. — Гермиона опять руками замахала…

— Как бы до рукоприкладства не дошло, — тихо протянула брюнетка. — Кажется Рон из них сейчас самый адекватный. Висит себе в воздухе подальше от этой сумасшедшей парочки.

— А Гарри ведь тоже нормальным был, — с нотками сожаления в голосе сказала Лаванда.

Парвати задумчиво затеребила прядь черных волос, пытаясь понять, что происходит на квиддичном поле. Конечно, было ужасно, что они не могли расслышать, о чем спорят ребята, это бы так облегчило им задачу.

— Все… — с облегчением протянула Браун, наблюдая за тем, как девушка с каштановыми волосами повернулась к замечательному шраму Гарри Поттера затылком и зашагала по полю в направлении школы.

— Нет, не все, — сказала Парвати, заметив, как Гарри, качнувшись, двинулся следом за подругой. Рука Поттера легла на плечо Гермионы и развернула девушку к себе. — Неужели поцелует?!

Однако ничего подобного не произошло. И Парвати с Лавандой чуть было не стали свидетельницами скоропостижной кончины старосты Хогвартса. Но Поттер все же сдержался, хотя отголоски его ругани долетали даже до главных сплетниц школы. Гермиона ему не уступала и огрызалась в ответ, а потом, взмахнув непокорной каштановой копной, продолжила двигаться по направлению к школе.

— Как интересно… — с глупой улыбкой на губах протянула Лаванда. Парвати наградила подругу насмешливым взглядом, подумав о светловолосом слизеринце, в данный момент прикидывавшемся пиявкой в больничной крыле. Язык так и чесался рассказать об этом происшествии всем, но вероятность нарыть еще большую сенсацию не позволяла отдаться на волю чувствам.

— Я замерзла, — пожаловалась Патил. — Пойдем в школу, здесь точно ничего интересного уже не будет. Гарри без Гермионы такой тихоня.

— Пошли, я тоже замерзла, — согласилась Браун. — В следующий раз пошлем Малфоя, а мы за ними и в школе отлично проследим.

— И не говори, подруга, — девушки, радостно улыбнувшись, заспешили вернуться в теплые стены школы.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:22 | Сообщение # 32
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 24. Я знал, что с ними что-то не так…

— КРОООООВЬ! — завопил дурным голосом Поттер, проснувшись было по утру и откинув одеяло в сторону. Он испуганно замер и принялся оглядываться по сторонам в поисках виновника этого ужаса. — М-меня ранили…

В комнате послышались шорох и возня — крик его не был оставлен без внимания. Гарри, прислушиваясь к происходящему, вновь прикрылся одеялом и повалился на кровать.

— Гермиона, с тобой все в порядке? — послышалось из-за полога. Кому именно принадлежал настороженный голос, перепуганный Гарри, отдаленно мечтавший потерять сознание, определить не смог.

— Д-да, — прохрипел Гарри, судорожно пытаясь придумать что-то путное. — М-мне кошмар приснился.

«Что я Гермионе скажу?!», — промелькнул вопрос в каштановолосой голове. Несчастный Поттер тяжело вздохнул и попытался придумать достойное оправдание случившемуся. После пятиминутных размышлений Гарри пришел к выводу, что в его бедах виновата сама Гермиона. Он задохнулся от возмущения, вспомнив вчерашнюю тренировку. Это была месть!

Злобно прищурившись, он всматривался в полог кровати, пытаясь решить, что ему делать дальше. Осторожно высунув руку, он нащупал на прикроватной тумбочке часы и посмотрел на время. Было только восемь часов, но Гермиона наверняка уже бодрствовала. Стараясь не производить лишнего шума, дабы не разбудить и так слишком подозрительных соседок по комнате, жертва Невилла Долгопупса принялась одеваться.

— Кровь, — в который раз просипел Гарри и невольно содрогнулся от отвращения. Не то чтобы он боялся крови, просто было так неприятно осознавать, что она принадлежала ему самому. Ну, не совсем ему, но все же.

Одевшись и кое-как пригладив волосы руками, Гарри поспешно покинул спальню. Искомый объект обнаружился в гостиной. Гермиона сидела в одном из кресел и, время от времени задумчиво запуская руку в черную шевелюру, с упоением читала очередной пыльный фолиант. Гарри на мгновение замешкался, засмотревшись на умное выражение на своем лице, и чуть не позабыл о цели своего визита. Правда, быстро привел себя в чувство и, угрюмо сдвинув брови, направился к подруге, развалившейся в кресле.

— Мы можем поговорить? — начал он без предисловий. Гермиона наградила его удивленным взглядом, но, тем не менее, покачала головой. — Нам срочно надо поговорить!

— Я читаю, давай чуть позже, — не отрывая взгляда от книги, сказала Гермиона. Гарри подавил соблазн убить ее прямо здесь и сейчас и просто закатил глаза. А потом, оглядевшись по сторонам и убедившись, что до них нет никому никакого дела, решительно вцепился в руку собственного тела. Гермиона не ожидала такого порыва и буквально вывалилась из кресла, когда Гарри потянул ее на себя. — Что ты делаешь?!

— Я же сказал, что нам надо поговорить! — злобно рыкнул Поттер, заставив подругу подняться на ноги. Присутствующие в гостиной гриффиндорцы синхронно повернули головы в их сторону, только чтобы узреть, как староста школы вытолкнула упирающегося Гарри Поттера из гостиной.

— Да куда ж ты меня тащишь! — воскликнула Гермиона, пытаясь зацепиться за что-нибудь такое, что помогло бы ей воспротивиться напору Гарри.

— Н-нам… надо… поговорить! — усиленно пыхтя, проговорил Поттер и со всей силы толкнул подругу в проход. Гермиона, благо, сумела удержать равновесие, что спасло ее от сокрушительного падения посередь коридора. А Гарри тем временем стоял у нее за спиной, с довольным видом потирая ручки и усмехаясь.

— Ты чего творишь?! — напустилась на него Гермиона. — Ты в своем уме?!

— Этот вопрос тебе задать надо! Так поступить с собственным телом! Да ты мазохистка! — не удержавшись, буквально выплюнул Гарри. Он медленно двинулся по коридору, а Гермиона, как того и следовало ожидать, поспешила за ним и разъяснениями.

— Ты можешь мне нормально объяснить, что стряслось? — несколько раз вдохнув и выдохнув, уже более-менее спокойно поинтересовалась Грейнджер. Гарри злобно прищурился и обернулся, прямо таки горя желанием наговорить всяких гадостей.

— Вот только не надо прикидываться, что ты не в курсе! — огрызнулся он. — Твоих же рук дело! Мне, между прочим, неприятно и больно! Вот пойду в Больничное крыло и все расскажу Мадам Помфри!

— Да в чем дело-то?! — не выдержав, чуть ли не закричала Гермиона. Вцепившись в собственные плечи, она встряхнула Гарри, дабы воззвать к его разуму. — Ты можешь нормально мне сказать?!

— Зачем ты это сделала? — застонал Гарри и сморщился от неприятных ощущений. Он и так чувствовал себя не очень хорошо, так тут еще и Гермиона со своим желанием все узнать. Поттер попытался от нее отмахнуться. Вдруг захотелось просто взять и расплакаться, но он испуганно загнал это желание куда подальше. — Прошу, не трясти меня! Просто расскажи, зачем ты это сделала? Да, я признаю, что перегнул палку, но у меня было просто ужасное настроение. Я еще вчера хотел извиниться, но ты…

— Эм… я не понимаю, — виновато промямлила Гермиона. — Я ничего не делала.

— Как ничего не делала? — удивленно поинтересовался Гарри. — А как же…

Он запнулся и ошеломленно замер. Выражение непонимания на собственном лице было настолько искренним, что не оставалось никаких сомнений в том, что Гермиона не в курсе событий. Гарри сразу же огляделся, желая удостовериться, что их никто не слышал. Гермиона недоуменно наблюдала за его действиями, медленно теряя терпение.

— Гарри, так ты мне объяснишь, что происходит?

— Н-ничего! Ничего не происходит! — Гарри мило улыбнулся, желая показать, что все просто замечательно.

— А как же поход к мадам Помфри? — подозрительно прищурившись, поинтересовалась Гермиона. Гарри нервно икнул, продолжая улыбаться.

— А так это кровь вино… ой… — осекся Поттер, поняв, что сболтнул лишнего. Но Гермиона его все равно услышала. — Увидимся на завтраке! Мне надо идти на обход.

Гермиона стояла и пыталась сообразить, что же такое стряслось с ее другом. Сложив в уме его вчерашнее и сегодняшнее поведение и припомнив текущее число, «самая умная студентка Хогвартса» пришла в тихий ужас!

На плечо Гарри легла тяжелая рука, заставив его вздрогнуть и обернуться. За его спиной, улыбаясь, стояла подруга с видом «я знаю, что с тобой такое».

— Я ни в чем не виноват! Она сама! — попытался было пуститься в оправдания Поттер.

— Тише, дурачок, — это прозвучало даже ласково, и Гарри насторожился еще больше. — Нам нужно более укромное место, чтобы поговорить на эту тему.

Сказав это, Гермиона решительно потянула его за собой. В скором времени, ей удалось найти пустующий пыльный класс. Наложив на дверь кучу неизвестных Гарри заклинаний, Грейнджер тяжело вздохнула и повернулась к нему.

— Как я понимаю, ты не осведомлен о некоторых особенностях женского организма, — протянула Гермиона, медленно вышагивая по классу. — Черт, да я еще и сама забыла предупредить тебя! Надо было быть внимательней. Как же глупо… Хорошо, что ты ничего не натворил.

— Эээ… о чем ты забыла меня предупредить? — насторожившись, поинтересовался Поттер.

— Это называется менструацией, Гарри, — выдохнув, сказала Гермиона. Выражение на ее лице ясно говорило о том, сколько неудобства доставляет ей эта тема. — Такое случается каждый месяц.

— Эээ… — вновь протянул Поттер, шокированный новыми подробностями. Конечно, он слышал, что у девушек бывают неблагоприятные дни, но вот в чем именно была суть, до сей поры понятия не имел. — Ты каждый месяц истекаешь кровью? Это нормально?

— Да, Гарри, — усмехнулась Гермиона, едва заметно покраснев. — Ненормальным считалось бы, если б этого не происходило.

— И так каждый месяц? — еще раз уточнил Поттер. Гермиона кивнула и слабо улыбнулась, мысленно заключив, что разговор оказался не таким уж и страшным. — Мне теперь до конца месяца терпеть эти неприятные ощущения?

— Нет-нет, обычно у меня это длится дня четыре, — поспешила она его успокоить. — Ты не переживай так, Гарри, твоей вины тут нет. Кстати, твое вчерашнее ужасное настроение можно списать на это же. Как же я сразу не догадалась…

Гарри наградил ее унылым взглядом и тяжело вздохнул. Такого подвоха от обмена телами он не ожидал. Новые ощущения были настолько неприятны, что единственное, что хотелось сделать, это найти место помягче и проспать все время, пока это не закончится. Гермиона выглядела по-настоящему виноватой, но Гарри было ее ничуть не жаль. Ведь его собственное тело такими подставами ей не грозило.

— Сейчас тебе лучше вернуться в спальню, Гарри. Прими горячий душ, а в моей прикроватной тумбочке ты найдешь все, что тебе в этом случае может понадобиться, — стараясь не улыбаться сказала Гермиона. — И на поле тебе лучше сегодня не ходить.

— Ты, как я вижу, уже все решила… — буркнул Поттер, поднимаясь со стула. Спина неприятно заныла, напомнив о себе, но Гарри посчитал, что не имеет никакого права жаловаться. Ведь, по словам Гермионы, у нее такое бывало каждый месяц.

Гермиона проводила собственное тело немного обеспокоенным взглядом. Она все еще корила себя за то, что забыла о таком немаловажном факте. Хорошо, что Гарри не успел наделать глупостей и не растрезвонил об этом всей школе. Тогда бы точно пришлось доставить его в Больничное крыло. Гермиона с трудом сдержала смешок. Ее бедный друг, на которого и так свалилось слишком многое в жизни, выглядел таким рассеянным и несчастным, что в какой-то миг ей очень захотелось обнять его и успокоить. Тряхнув черноволосой головой в попытке избавиться от ненужных мыслей, она тоже покинул пыльный класс.

* * *
После водных процедур Гарри, поборов соблазн скрыться от всего мира за пологом кровати, спустился в гостиную. Там почти никого не осталось — все уже ушли на завтрак. Сам Поттер в завтраке потребности не испытывал

Забравшись на диван с ногами, он, не обращая никакого внимания на взгляды присутствующих, уныло уставился на огонь в камине, время от времени морщась от неприятного тянущего ощущения внизу живота. Гарри то и дело возводил глаза к потолку, словно спрашивая, за что ему все это. Хотелось как-то отвлечься от непривычной тупой боли, но, как назло, в голову ничего не шло. Гермиона явно была на завтраке, совсем позабыв про него, и Гарри чувствовал сейчас себя как никогда одиноким.

Появление Рона заставило его чуть ли не запрыгать от счастья. Гарри похлопал по дивану рядом с собой, приглашая рыжеволосого друга составить ему компанию.

— Гермиона сказала, что ты заболел и не пойдешь сегодня на тренировку, — присаживаясь на диван, сказал Уизли.

— Да? — буркнул Гарри. — А она не сказала, чем именно я заболел?

— Эээ… простудился? — нахмурившись, предположил Рон.

— Ну, можно и так сказать… — неуверенно протянул Поттер. На самом деле, он не знал, стоит ли посвящать Рона в особенности женского организма. С одной стороны, его подмывал рассказать тот факт, что Гермиона не запретила ему трепаться об этом на каждом углу, а с другой, прогнозируемая реакция подруги по всем подсчетам выходила опасной для его жизни… — Короче слушай, я тебе сейчас кое-что расскажу, только ты Гермионе не говори об этом, хорошо?

Рон кивнул, и Гарри приступил к своему рассказу, начав издалека и объяснив своей новоявленной болезнью вчерашнюю раздраженность и озлобленное поведение. Потом он рассказал о произошедшем сегодня утром и своих мыслях по поводу мести Гермионы, в конце концов, дойдя до сути проблемы.

— Кровь?! — не выдержав, заверещал Рон. — Кровь?! У тебя идет кровь?!

— Да тише ты, идиот! — Гарри с трудом удержался от того, чтобы отвесить другу подзатыльник. — Я тебе по секрету рассказал это, а ты чуть всю школу на уши не поставил.

— Черт возьми! Я знал, что с ними что-то не так… — задумчиво протянул Рон, не обращая никакого внимания на слова друга. Гарри только закатил глаза, уже пожалев о том, что поделился с другом своими новоприобретенными знаниями. — И сколько это с тобой будет продолжаться?

— Гермиона сказала, что дня четыре. Так что все это время вам придется тренироваться без меня, — пробормотал Гарри и попытался сесть поудобней, чтобы избавится от ноющей боли в спине.

— Четыре дня?! — вновь не выдержал Уизли.

Гарри вздрогнул и, не удержавшись, отвесил-таки подзатыльник другу. Рон непонимающе нахмурился, а потом, осознав, за что получил, виновато потупился. Лаванда и Парвати, следившие за разговором друзей с другого конца гостиной, недоуменно переглянулись и по какому-то молчаливому соглашению перебрались чуть поближе к дивану.

— Теперь понятно, почему Гермиона бывает такой злой, — прошептал Рон, оглядываясь по сторонам. — Хотя нет, она же всегда такая… Значит, и с Джинни такое происходит?

Гарри побледнел, а потом покраснел, но ответить на вопрос друга, так и не смог. Но все же разговор с Роном чуть приподнял его настроение. Осталось теперь только Гермиону дождаться. Почему-то Гарри казалось, что рядом с ней, уже не раз сталкивавшейся с подобной проблемой, будет удобней.

Гермиона появилась несколько минут спустя. Бросив на него обеспокоенный взгляд, она поспешно ретировалась в спальню мальчиков. Гарри такое поведение задело, и он вновь почувствовал себя никому ненужным. Но когда Гермиона спустилась в квиддичной мантии и с метлой в руках, все прояснилось. Конечно же, заинтересованный взгляд Рона не остался без внимания.

— Ты, как я вижу, времени зря не терял, Гарри? — зашептала Гермиона, опустившись на подлокотник рядом с Поттером. Гарри мило улыбнулся и кивнул. Гермиона только закатила глаза и обратила свое внимание на Рона. — Хватить сверлить меня взглядом, Рональд! Иди лучше переоденься, через пятнадцать минут у нас начинается тренировка!

— Такое ощущение, что не Гарри болеет, а ты, — буркнул Рон и, поднявшись с дивана, направился в спальню. Повисла неловкая пауза. Гарри не знал, что сказать.

— Волнуешься? — поинтересовался Поттер, наконец, найдя тему для разговора.

— Ну, есть немного, — рассеянно улыбнулась Гермиона, разглядывая древко метлы Гарри.

— Ты отлично летаешь, а научиться ловить снитч — это пустяк, — Гарри ободряюще улыбнулся. Гермиона рассеянно улыбнулась в ответ, не отрывая взгляда от метлы. — На самом деле, от тебя не требуется поимка снитча, я просто хочу, чтобы меня не выгнали из команды. Если бы ты отказалась от полетов, то, скорее всего, именно это бы и произошло. А так хотя бы есть шанс, что мы вернемся на свои места еще до следующего матча.

— Вчера ты говорил иначе, — хмыкнула Гермиона и повернулась к Гарри.

— Вчера я был не в себе, и ты прекрасно это знаешь, — состроив мину, сказал Поттер. — А вообще, мне кажется, вчера я был максимально на тебя похож.

— Остроумия у тебя не занимать, — съязвила Грейнджер, поднимаясь с подлокотника. — Надеюсь, ты будешь заниматься, а не строить тут из себя умирающего.

— Надейся, — Гарри улыбнулся и демонстративно отвернулся.

Гермиона и Рон вместе с остальными членами квиддичной команды покинули факультетскую гостиную, оставив Поттера в полном одиночестве. Правда, тот недолго по этому поводу сетовал, решив, что стоит немного поспать. Подниматься в спальню было лень, и он рассудил, что нет ничего такого, чтобы вздремнуть прямо в гостиной. Но главные сплетницы Хогвартса так не считали, и после того, как Гермиона и Рон покинули помещение, решили составить старосте школы компанию.

— Привет, Гермиона, — плюхнувшись на диван рядом с Гарри, поздоровалась Лаванда.

«Что за тупой сегодня день», — увидев выражение лица Лаванды, невольно подумал Гарри, кивнув в знак приветствия. Парвати заняла подлокотник, на котором еще недавно сидела Гермиона.

— Чем занимаешься? — поинтересовалась Браун.

— А что, не видно? — съязвил Поттер, уже жалея о том, что не ушел в спальню.

— Ну, Гермиона, не будь ты такой занудой, — обиженно протянула Лаванда. — Мы вообще-то волнуемся за тебя. Ты же с нами даже своими переживаниями не делишься. Вы с Гарри так часто ссоритесь. Но держать все это в себе неправильно, Гермиона. Надо делиться с кем-нибудь. Ведь так, Парвати? — Патил покорно кивнула, заставив Гарри невольно поежиться. Передернув плечами, Поттер предпринял попытку ретироваться куда подальше, но его действия не увенчались успехом. Хватка девушек была весьма крепкой.

— Ты не должна стесняться нас, Гермиона, — наконец, заговорила Парвати. — Мы такие же девушки, как и ты. Нам интересны твои отношения с Гарри. Ты уже целовалась с ним?

— Что?! — Гарри вскочил с места, и Парвати, так и не отпустившая его руку, полетела с подлокотника на пол. Дальше из уст старосты школы звучали такие слова, что у всех присутствующих в гостиной волосы повставали дыбом, что уж говорить о Лаванде и Парвати, которые находились к разъяренной девушке ближе всего. Через минуту после того, как Гарри вскочил с дивана, главные сплетницы Хогвартса, чуть ли не со слезами на глазах, поспешили удалиться куда подальше. Гарри бы не удивился, если бы они сегодня не пришли ночевать в спальню, боясь ужасной мести. Каштановолосая девушка, окинув злобным взглядом всех присутствующих в гостиной, плюхнулась обратно на диван. Как же хотелось, чтобы Гермиона и Рон поскорее вернулись.

Желание Гарри исполнилось только через два часа. Появление веселой квиддичной команды несколько оживило унылое положение в гостиной. Гермиона, кивнув Гарри, поднялась в спальню, чтобы переодеться и принять душ, а Рон посчитал, что другу он больше нужен.

— Больно, да? — участливо поинтересовался Уизли, устроившись на диване.

— Нет, не больно, — пробормотал Поттер и поерзал на диване, пытаясь устроиться поудобней. — Просто неприятно тянет внизу живота, и спина болит.

— Может, тебе стоит полежать? — сочувствующе похлопав его по плечу Уизли. Конечно, рыжик не понимал гарриного состояния, но за того ясно говорила кислая мина на лице. Гарри только помотал головой, отказываясь куда-либо передвигаться. Ему хотелось лишь уснуть, а проснувшись, понять, что ничего такого с ним не случалось.

— Лучше расскажи мне, как прошла тренировка, — слабо улыбнувшись, попросил Гарри, желая отвлечься.

— Эм... тренировка прошла на удивление хорошо, — Рон широко улыбнулся и огляделся по сторонам. — Скажу тебе честно, из Гермионы получился бы отличный капитан. Она любит покомандовать! Наверное, все остальные игроки решили, что ты сегодня не в духе.

— Главное, что она с метлы не свалилась, остальное меня особо не заботит, — сказал Гарри, тоже окидывая гостиную взглядом.

— Ей даже снитч удалось поймать, — подавив смешок, принялся восхвалять подругу Рон. — Я сначала подумал, что у нее метла из-под контроля вышла, но оказалось, что она за снитчем так носится.

— Это хорошо. Глядишь, и все у нас получится, — Гарри закрыл глаза и откинулся на спинку дивана. Рон сочувствующе посмотрел на него и протянул руку, чтобы похлопать его в очередной раз по плечу, но во время себя отдернул.

Гермиона появилась через полчаса, посвежевшая и приободренная своим успехом на поле. Протянув Гарри невесть откуда взявшуюся чашку с горячим какао, она уселась рядом.

— Как ты себя чувствуешь? — заботливо поинтересовалась Грейнджер, заправив каштановую прядь за ухо. Поттер слабо улыбнулся, показывая, что ничего ужасного с ним не происходит и принялся за какао.

— Гермиона, ты бы хотя бы предупредила нас, что с тобой такое случается, мы бы к тебе лишний раз не лезли, — пробормотал Рон, наблюдая за тем, как Гарри пьет свой какао.

— Да? — язвительно поинтересовалась Гермиона. — И как ты себе это представляешь? Как я должна была вам это рассказать? И вообще, я не уверена, что вы даже после этого от меня отстали бы.

Рон обиженно буркнул что-то и уставился в камин. Гарри, услышав сказанное другом, подавился какао и поспешил избавиться от чашки. Гермиона наградила друзей подозрительным взглядом, но ничего не сказала.

— Хочу спать, — уткнувшись лбом в плечо собственного тела, пробормотал Гарри. Гермиона понимающе улыбнулась и приобняла его, прижимая к себе. Гарри закрыл глаза и с трудом подавил зевок. Спать действительно хотелось, но вот тот факт, что еще даже не настало время обеда, не давал подняться в спальню. Было уютно сидеть перед теплым камином и чувствовать заботу Гермионы. Ну, и Рона тоже.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:22 | Сообщение # 33
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 25. Новый план

Окрестности Хогвартса, наконец, укрыл первый снег, и одновременно с тем Драко Малфой вернул своей коже столь характерный ей бледноватый оттенок. Сделал он это, конечно же, не без помощи профессора Снейпа. Впрочем, тот старался не зря.

Поправив рукава своей шикарной мантии, сшитой, кстати, из очень дорогого материала и тем отличавшейся от обычной школьной формы, первый слизеринец школы направился в сторону лестниц. Он испытал такое огромное облегчение, покинув Больничное крыло, что на щеках его даже проступил радостный румянец. Белобрысую голову юноши занимали такие тяжелые мысли, что обращать внимание на то, куда несут его собственные ноги, ему было просто некогда. Поэтому, оказавшись в Совятне, Драко очень удивился.

— Какого черта?! — прошипел блондин и, развернувшись, поспешил покинуть не слишком приятно пахнущее помещение.

Реакция студентов на появление хмурого Малфоя была разнообразна. Самые доверчивые и восприимчивые к лживым слухам решили, что он просто восстал из мертвых и пришел мстить всем и вся. Другая же часть учеников, отличавшихся хоть каким-то наличием разума, пришла к мнению, что бледноватый слизеринец был в Больничном крыле. Все прочие просто не обратили на него никакого внимания. Сам же блондин игнорировал повышенное внимание к своей скромной особе, вновь погрузившись в раздумья. Однако и он не смог сдержать вздоха облегчения, оказавшись перед входом в собственную гостиную.

— О, Драко! — его появление сразу же заметила Пэнси Паркинсон. Радостно вскочив с дивана, она поспешила заключить своего, как она считала, возлюбленного в крепкие объятия. Драко скривился.

— Я тоже рад тебя видеть, Пэнси, — усмехнулся Малфой, встретившись взглядом с Теодором Ноттом. Через некоторое время блондину все же удалось избавиться от назойливой подружки и скрыться в спальне мальчиков. Не то чтобы Драко скучал или что-то в этом роде, но, увидев знакомую обстановку, он слабо улыбнулся. Повалившись на свою кровать, он прикрыл глаза и выдохнул. Нет, он не собирался спать. Сейчас в его голове вертелись мысли о ненавистной тройке гриффиндорцев.

Драко все никак не мог смириться с тем, как поступила с ним грязнокровка, и теперь размышлял над планом жестокой мести. Вскоре сие занятие ему наскучило, и он, тяжело вздохнув, устремился на ужин. В том, что из Больничного крыла его отпустили вечером, было свое преимущество: он с успехом пропустил сегодняшние занятия.

В Большой зал он вошел в компании Кребба и Гойла, ведя под ручку Пэнси Паркинсон. На мгновение внимание всех присутствующих обратилось к слизеринцам. Взгляд Драко Малфоя скрестился со взглядом карих глаз старосты школы. Мерлин, как же велик был соблазн достать палочку и пальнуть зеленым лучом в эту наглую физиономию! Но блондину удалось сдержать себя и, горделиво вздернув нос к потолку, пройти в сторону стола своего факультета.

— Драко, ты совсем ничего не ешь, — через пять минут прямо ему в ухо защебетала Паркинсон, заставив Малфоя поморщиться. Он поборол соблазн оттолкнуть ее от себя подальше и просто проигнорировал ее слова. Голова его была занята другими мыслями, да и все внимание было обращено на стол самого ненавистного факультета. Сейчас его волновало не гриффиндорское трио, он пытался прожечь дыру в макушке Лаванды Браун. Правда, безуспешно. Девушка никак не реагировала.

— Прекрати, Пэнси, — холодно сказал Малфой, вырвав свою руку из руки девушки. — Нет у меня аппетита, и не мешай мне думать.

* * *
— Чего это он на нас так смотрит? — бросив злобный взгляд на слизеринский стол, буркнул Гарри. Гермиона только закатила глаза на слова друга и вновь углубилась в чтение, а Рон обернулся, чтобы посмотреть, что там такое.

— Этот хорек явно что-то задумал, — задумчиво протянул Рон, внимательно посмотрев на каштановолосую девушку, сидящую напротив. — Я бы посоветовал тебе быть осторожнее, Гермиона, он может решиться отомстить тебе.

— Ой, да что он там мне может сделать? — махнув рукой, усмехнулся Поттер.

— А я более чем уверен, что он может выкинуть очередную гадость! — задумчиво протянул Рон. Гермиона вновь закатила глаза и тяжело вздохнула, но, чтобы не начать никому ненужный спор, предусмотрительно промолчала. Гарри, казалось, задумался над словами друга и бросил очередной взгляд на слизеринский стол.

— Я постараюсь быть осторожнее, — Гарри сразу же поник и принялся с угрюмым видом гонять по тарелке картофелину.

— Рон, прекрати накручивать Гермиону! — не выдержав, заговорила Грейнджер, откладывая книгу в сторону. — Я вообще не понимаю, что за паранойя началась у вас обоих!

— Тебе-то легко говорить, ты же Гарри Поттер, — буркнул младший Уизли, заставив Гермиону закатить глаза в очередной раз. Самым удивительным было то, что Гарри согласно закивал на слова друга. Гермиона с трудом подавила соблазн настучать по каштановолосой голове и, глубоко вздохнув, вновь открыла книгу. — Гермиона, между прочим, всего лишь слабая девушка, которая вряд ли сумеет противостоять этому хорьку.

— Да, я слабая девушка, — вставил свой кнат Гарри.

— Все, теперь оба замолчали и послушали меня! — стараясь говорить спокойно, начала Гермиона. — Очень рада, Рон, что ты, наконец-то, понял, кем является Гермиона на самом деле, но вспомни, что она сама все это заварила. Теперь пусть сама разгребает, а я умываю руки. Вы оба меня достали, честное слово, достали!

С этими словами Гермиона вскочила из-за стола и направилась к выходу из Большого зала.

— Жестокая, — провожая фигуру черноволосого юноши взглядом, сказал Рон. — Но все же я говорю это не просто так, Гарри, ты мой друг и я переживаю за тебя. Особенно когда ты в таком состоянии.

— По словам нашей общей подруги, завтра все закончится, — Гарри самодовольно улыбнулся, словно это была его личная заслуга.

— По словам нашей общей подруги, получается, что такое будет с тобой каждый месяц, — «утешил» его Рон. Поттер кисло посмотрел на друга, но поделать ничего не мог, так как слова его были абсолютной правдой. Все меньше и меньше ему верилось в то, что он когда-нибудь вернется в свое тело. Пусть еще не прошло и месяца, но конца то тоже было не видно. Такие размышления не способствовали хорошему настроению, и Гарри окончательно приуныл. Рон, заметив состояние друга, попытался исправиться. — Извини меня, Гермиона.

— Хочу сладкого, — не обращая никакого внимания на слова Уизли, сказал Гарри. Рыжеволосый юноша недоуменно посмотрел на него, но потом, решив, что все это опять последствия его состояния, принялся доедать курицу.

Гарри, поняв, что его желание никого не заинтересовало, вернул свое внимание к слизеринскому столу. Малфой больше не смотрел на их стол и теперь с кислой миной на лице слушал Пэнси Паркинсон. Казалось бы, что теперь все волнения должны были сойти на нет, но в мозгу Поттера вспыхнула ужасная догадка: целью Малфоя является не он, а Гермиона.

— Пойдем отсюда, Рон, — попросил друга Гарри, не сводя внимательного взгляда со слизеринца.

— До окончания ужина еще минут двадцать, — протянув руку за очередной куриной ножкой, сказал Рон.

— Хватит жрать, Рональд! — не выдержав, злобно рыкнул Поттер. Рон, испуганно вздрогнув, выронил куриную ножку, которую уже подносил ко рту и бросил обиженный взгляд на каштановолосую девушку. Гарри стоически выдержал этот взгляд и медленно поднялся из-за стола.

— Вот всегда ты так! — поднимаясь вслед за другом, буркнул Уизли. На лице Рона было написано все, что он думает о происходящем. — Вечно я должен делать так, как хочешь ты...

Гарри медленно шел по коридору в направлении библиотеки, надеясь, что Рон в скором времени заткнется и прекратит жаловаться. Еще он надеялся на то, что Гермиона находится в библиотеке, а не где-то еще. Его не слишком прельщала идея искать подругу по всей школе.

— Ты явно заболел, — поняв, куда именно они направляются, сказал Рон. — Даже поверить не могу, что именно по этой причине ты не дал мне нормально поужинать!

Рон продолжал с завидным упорством жаловаться, но Гарри это уже не волновало — они приближались к библиотеке. Во владениях мадам Пинс царила абсолютная тишина, и Поттер с Уизли, шепотом поздоровавшись с библиотекаршей, заспешили на поиски подруги. Гермиона сидела за самым дальним столом, скрывшись от всех за толстым фолиантом. Весь ее вид выражал явный интерес к написанному, но мальчики не побоялись нарушить ее покой. Гермиона, поняв, что больше не одна, прекратила чтение и бросила вопросительный взгляд на друзей.

— Прости нас, Гермиона, — опускаясь на стул рядом с собственным телом, прошептал Гарри. Грейнджер кивнула и, наградив его слабой улыбкой, вновь вернулась к чтению. Рон с видом великомученика посмотрел на происходящее и пришел к выводу, что ему лучше покинуть друзей на некоторое время. Нет, он делал это не из-за того, что хотел, чтобы друзья уединились или что-то в этом роде. Просто он очень боялся, что Гермиона вспомнит об уроках.

— Знаете, я лучше пойду в гостиную, — осторожно, словно боясь спугнуть спокойный настрой Гермионы, проговорил Рон.

Гарри поднял на друга удивленный взгляд, но решил промолчать, вспомнив его недовольство по поводу ужина. Гермиона же просто кивнула и вообще не выказала никакого интереса к происходящему. Рону оставалось только, пожав плечами, удалиться, что он и поторопился сделать.

Возвращаться на ужин, как ни странно, показалось ему глупой идеей, и младший из сыновей Уизли побрел в сторону лестниц. По пути его чуть не снесли куда-то торопящиеся главные сплетницы Хогвартса, но рыжеволосый юноша, задумавшийся об одном бледнолицем слизеринце, не придал этому большого значения и с успехом продолжил свой путь.

* * *
Свернув в очередной коридор, в котором было совсем пусто, Драко замер около одной из ниш. Юноша внимательно огляделся и посмотрел на наручные часы. Потом довольно ухмыльнулся, при этом лицо его приняло выражение «чего и стоило ожидать». Он сумел лишь испуганно пискнуть, когда на его плечи легли чьи-то руки и, что есть силы, потянули прямо в темную нишу.

— Пустите! — попытался вырваться Малфой, но безуспешно. В голове юноши сразу же вспыхнула догадка, кто это может быть. Грейнджер весь ужин не сводила с него глаз, она явно что-то задумала. Вообще это было очень странно, по идее, настала его очередь мстить и делать различные пакости.

— Чего замер, словно на тебя столбняк нашел? — раздался противный голос над ухом. Драко дернулся в сторону, пытаясь отстраниться от его обладателя.

— Прекрати его пугать, Лаванда, — раздался еще один голос. — Он нас не узнал.

Малфой вновь дернулся, на этот раз более успешно, и вывалился из ниши. Перед глазами сразу же предстали Браун и Патил, с трудом сдерживавшие смех.

— Идиотки! — прошипел блондин, поднявшись на ноги и нервно поправив галстук.

— А ты трус, — осадила его Лаванда. Малфой наградил девушку высокомерным взглядом и открыл рот, что ответить ей по достоинству.

— Я думаю, что нам стоит перейти к обсуждению наших "проблем" и не тратить время на споры. Так мы до отбоя ничего не придумаем, — серьезно сказала Парвати, пытаясь предотвратить то, что могло сейчас случиться.

— И что же нового вам удалось выяснить? — поинтересовался Драко, отвернувшись от Браун, чтобы больше не видеть ее противного личика.

— Вот не надо тут строить из себя невесть что, — буркнула Лаванда, прислонившись к стене. Драко самодовольно хмыкнул, но на девушку так и не посмотрел.

— На самом деле, выяснить что-то новое нам не удалось, — заговорила Парвати. — Они каждый день тренируются на поле, и Гермиона постоянно рядом с ними. Еще они часто проводят время в библиотеке, а порой их просто невозможно найти.

— А Гарри вообще ведет себя, как параноик, — заговорила Лаванда, переглянувшись с подругой. — Постоянно оглядывается по сторонам и разговаривает шепотом. Это, очевидно, общение с Гермионой на него так влияет. Про странность Гермионы ты и сам прекрасно знаешь, да и Гарри недалеко от нее ушел, но теперь к ним присоединился еще и Рон.

— А что Уизли? — поинтересовался Драко. — Тоже пропадает в библиотеке?

— Ну... Не всегда, — немного замявшись, продолжила Лаванда. — Он бывает в гостиной чаще, чем эти двое, но на тренировки ходит вместе с ними.

Драко задумчиво потер переносицу. Простая слежка не дала абсолютно никаких новых сведений и еще сильнее убедила блондина в том, что с гриффиндорским трио не все в порядке. Было ясно одно — они нуждались в новом плане. Юноша опустил взгляд на пол, словно это могло помочь ему собраться с мыслями, а Лаванде и Парвати оставалось только внимательно следить за ним, пытаясь понять, что же он все-таки задумал.

— Раз простая слежка не дает нам узнать что-то точно, нам надо подобраться к ним иначе, — через некоторое время, вернув свое внимание девушкам, заговорил Малфой. — Для пущей эффективности нужно подобраться к каждому по отдельности.

— То есть нам нужно сблизиться с ними, — в тон Малфою протянула Лаванда. Малфой кивнул и собирался было уже объяснить, что им стоит сделать, но Парвати его опередила.

— Только не говори, что ты решил нас тупо свести с Роном и Гарри в своих корыстных целях?! — возмущенно проговорила Патил.

— Десять баллов Гриффиндору за догадливость, — довольно ухмыльнулся Малфой. Девушки сразу же принялись возмущенно кричать, видимо, пытаясь таким образом оглушить слизеринца. Блондин примирительно поднял руки, призывая девушек замолчать. — Да успокойтесь вы! С Грейнджер то мне встречаться, а не вам, так что не понимаю, чего вы так возмущаетесь?!

— Решил с нами поиграться, да? — яростно прошипела Браун, которой, видимо, предложение слизеринца и в страшном сне не могло представиться.

— Да чего вы так злитесь?! — попытался защититься юноша. Весь его вид ясно говорил, что он и правда не понимает такого всплеска возмущения. Лаванда и Парвати продолжали бесноваться, а Малфой пытался придумать, как их утихомирить.

Лаванда и Парвати продолжали яростно доказывать слизеринцу, что они не согласны с таким планом. Девушки то и дело переглядывались, словно хотели удостовериться, что никто из них не передумал спорить с блондином. Драко с угрюмым видом следил за их действиями, про себя сокрушаясь, что вообще связался с ними. Когда он уже точно решил, что пора прекращать все это и вообще забыть об этой затее, гриффиндорки замолчали.

— А с кем именно встречаться мы можем выбрать сами? — поинтересовалась Лаванда, бросив взгляд на подругу. Драко только кивнул, пытаясь побороть глупую улыбку, которая так и лезла на лицо. — Тогда я буду встречаться с Гарри!

— А почему это ты с Гарри? — сразу же воспротивилась Парвати.

— Мне кажется, что я ему нравлюсь! — самодовольно сказала Браун и нагло ухмыльнулась. Малфой готов был застонать, поняв, что ему придется разобраться с очередной проблемой.

— Ничего ты ему не нравишься! С чего ты вообще такое решила? Он на тебя и не смотрит!

— Ты еще скажи, что он на тебя смотрит! — огрызнулась Лаванда. — Да он меня буквально пожирает глазами!

— Когда это было? Может, тебе это приснилось? — хмыкнула Парвати.

— А вот надо было быть внимательней на ужине, он только на меня и смотрел, — серьезным тоном, в котором, тем не менее, ощущалось превосходство, сказала блондинка. Драко, не удержавшись, хмыкнул, так как прекрасно знал, что Поттер на протяжении всего ужина не отрывался от книги. Судя по усмешке Парвати, она тоже это видела.

— Ну, все, прекратите! Вы так до окончания Хогвартса не решите! — вступил в разговор Малфой. — Раз вы сами решить не можете, я вам помогу. Ты, Патил, будешь пытаться сблизиться с Поттером, а ты, Браун, с Уизли.

— Почему это я с Роном?! — сразу же взвилась Лаванда. Малфой закатил глаза, но понимание того, что ему все придется объяснить, взяло свое.

— Потому что ты очень подходишь под типаж девушек, которые нравятся этому рыжему придурку, — объяснил слизеринец.

— Ой, ну откуда тебе знать? Ты же его ненавидишь, — Лаванда искала все возможные способы для избавления себя от ужасной участи, ожидающей ее. Парвати же довольно улыбалась, ее на этот раз все устраивало. У нее в груди даже всколыхнулось что-то смутно напоминающее благодарность по отношению к Малфою.

— Поверь мне, Браун, я пусть и ненавижу Уизли, но ты определенно его типаж, — с всезнающим видом сказал Малфой. Лаванда нахмурилась, очевидно, понимая, что переубедить этого гадкого слизеринца просто невозможно. — Я более чем уверен, что этого рыжего остолопа ты привлекаешь.

— Чертов сводник, — прошипела Лаванда и отвернулась, не желая больше смотреть на Малфоя.

— А ты, Патил, я надеюсь, понимаешь, что с Поттером будет труднее, чем с Уизли? — поинтересовался Драко, встретившись взглядом с карими глазами Парвати. Та кивнула, и Малфой слабо улыбнулся. У него явно был дар убеждения! — Тогда, я думаю, что сегодняшнее собрание закончено. И еще, будьте осторожны, не хватало еще, чтобы нас раскусили.

— Последнее, скорее, относится к тебе, Малфой, — ухмыльнулась Лаванда. — Если Гермиона узнает, что все происходящее — твой коварный замысел, она от тебя и мокрого места не оставит, и мы ей поможем в случае чего.

— Не надейся, — огрызнулся Драко, поправляя мантию и стряхивая с нее невидимые пылинки. — Через несколько дней на этом же месте, я пришлю записку с совой.

Парвати и Лаванда, переглянувшись, кивнули, и, не посчитав нужным попрощаться, удалились. Малфой лишь ухмыльнулся, глядя им в след, предстоящее обещало быть очень интересным и занимательным.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:22 | Сообщение # 34
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 26. Невилл: Обратная сторона

Наступил декабрь, и окрестности Хогвартса укутались снежным покровом. Погода не слишком благоволила к прогулкам, и поэтому студенческая масса предпочитала проводить свободное время в теплых факультетских гостиных. Хотя некоторые личности все же стремились скрыться от шума и суеты, уединившись в каком-нибудь уголке библиотеки. В один из таких вот декабрьских вечеров книжное святилище почтил своим присутствием один всем известный неуклюжий шестикурсник.

Невилл Долгопупс с угрюмым видом разглядывал лежащий перед ним толстый фолиант. Лицо его при этом выражало глубочайшую муку, но, похоже, никому не было дела до его величайших страданий.

— Значит, так, — в который раз повторил гриффиндорец, водя пальцем по названию книги. Толку от этого никакого не было, а озарение, на которое возлагались такие надежды, все не приходило. Так что, тяжело вздохнув, Невилл, наконец-то, раскрыл книгу и углубился в чтение. Раз название ни о чем не сказало, надо читать введение.

Так что, постоянно чертыхаясь при встрече с очередным незнакомым словом, Долгопупс с горем пополам осилил авторское вступление. Прочитать, может, и удалось, а вот понять не очень. Обреченно вздохнув и поборов соблазн приложиться головой о стол, Невилл закрыл глаза. Посидев так несколько минут, чтобы дать своей непривыкшей к таким нагрузкам голове отдохнуть, юноша решил перечитать заново.

Через пять минут с жалобным стоном, Невилл уткнулся лбом в книгу. Даже его искрение честолюбивые порывы и жажда признания не могли помочь ему на поприще книжных баталий. Ведь было ясно, что на подобные подвиги были способны далеко не все. Да что уж там, такое было по силам только Гермионе.

Воспоминание о старосте школы заставило уже было поднявшегося с места Невилла опуститься обратно. Он знал, что не может вот так просто бросить свою затею, не зря же он учился на львином факультете. Да к тому же не каждый день выпадает возможность показать всем, на что он в действительности способен. Снова открыв книгу, он углубился в чтение. Которое все так же безрезультатно прервалось через несколько минут.

У него была идея, а вот способ ее реализации пока не находился. И книги, каким бы логичным не был порыв к ним обратиться, вряд ли смогут прояснить картину. Оглядевшись по сторонам, Невилл понял, что помощи ему искать не у кого. С другой стороны, если даже за шесть лет ему этот предмет не дался (и это при наличии преподавателя), то в одиночку кидаться в омут было совсем уж бессмысленно. И единственной, кто ему мог помочь, была Гермиона. Правда вот, Гермиона уже вовсе и не была Гермионой…

Откинувшись на спинку стула и прикрыв глаза, Невилл невольно начал вспоминать увиденное им не далее как вчера действо. На первый взгляд, удивляться было нечему. Подумаешь, Золотое Трио решило подурачиться, называя друг друга не своими именами. И все бы ничего, да вот уж больно серьезные лица были у Гарри и Гермионы, а Рон даже и не пытался поучаствовать в их «забаве». Другими словами, вели они себя, словно так все и должно было быть.

Открыв глаза и самодовольно улыбнувшись, Невилл сел прямо. Отодвинув старый фолиант чуть в сторону, он извлек из сумки чистый пергамент, перо и чернильницу. Немного подумав и пожевав кончик пера, он принялся записывать все мысли, что родились в его голове за ночь размышлений.

Как же он корил себя за былую невнимательность. Ведь в поведение Гарри и Гермионы было столько странного и подозрительного! Невилл ухмыльнулся, совсем не замечая того, что с кончика пера на гладкую поверхность библиотечного столика капают чернила, что могло вызвать неконтролируемую ярость со стороны мадам Пинс, будь она чуть внимательнее.

Вдруг Невилл вздрогнул, но совсем не от понимания того, какая участь его ждет. Перед его глазами вдруг всплыло злобное лицо Гарри Поттера. А ведь в тот момент ему действительно казалось, что секунды его жизни сочтены. И ведь надо же, тогда поведение Героя Магического Мира его совсем не смутило. Хотя, что уж тут удивляться, он тогда ни о чем, кроме собственной скорой кончины, и думать не мог. Да и не до этого было — усиленно зельеварение учил.

Тряхнув пару раз головой, чтобы избавиться от ненужных мыслей, Невилл отбросил перо в сторону и, придвинув книгу обратно, снова принялся читать. Понятнее не стало, но юноша с таким нехарактерным ему упорством продолжал продираться сквозь непонятные слова и термины. Он верил, что все у него получится. Просто обязано было получиться.

— Привет, Невилл! — на соседний стул плюхнулся Симус. Долгопупс, испугавшись, дернулся в сторону, но вовремя успел справиться с собой и удержался на стуле.

— Привет, — буркнул он, снова обратив свое внимание к книге. Финниган наградил его недоуменным взглядом и попытался разглядеть, что он там читает.

— О-о, — только и сумел сказать Симус, удивленно посмотрев на Невилла.

— Что-то случилось, Симус? — поняв, что в покое его не оставят, поинтересовался Невилл.

— Ну, вообще-то я хотел попросить тебя помочь мне с гербологией, — сразу же оживился Симус. — У меня тут есть пара вопросов по эссе, но раз ты занят...

— Ладно уж, что там у тебя, — сразу же согласился Невилл, понимая, что от Финнигана все равно так просто не отделаешься. Симус ухмыльнулся и извлек из сумки свиток пергамента.

— Вот, прочитай и скажи мне свое мнение, — протянув другу эссе, произнес юноша. Невилл с обреченным видом развернул свиток и углубился в чтение. Конечно, куда уж зельеварению до его любимой гербологии. Взяв перо и обмакнув его в чернильницу, Долгопупс принялся подчеркивать то, что показалось ему лишним и неправильным. Через пять минут он протянул пергамент обратно.

— Все подчеркнутое убери или переделай, — Невилл улыбнулся, заметив довольное выражение на лице Финнигана. — Если что-то не получится, скажи мне, помогу, чем смогу.

— Спасибо, — поблагодарил его с улыбкой Симус. — А чем ты тут занимаешься?

— Да так, почитываю зельеварение, — неожиданно смутившись, пробормотал Невилл, мысленно каря себя за неосмотрительность. Теперь его наверняка будут доставать ненужными расспросами.

— Гермиона, да? — сочувственно улыбнувшись, поинтересовался Симус. Невиллу оставалось только кивнуть. Ведь во многом его пребывание в библиотеке в обнимку с книгой по зельям было обязано как раз всей этой ситуацией с Гарри и Гермионой. Хотя Симус, очевидно, подразумевал совсем другое. — Она такая странная в последнее время. То злая, то добрая… Совсем ее не поймешь. Ну, ладно, удачи тебе, а я пойду.

— Ладно, — пробормотал Невилл вслед удаляющемуся сокурснику.

Откинувшись на спинку стула, Долгопупс, уже успевший потерять весь интерес к задуманному, вновь принялся вертеть перо в руках. Слова Симуса вернули его мысли к наболевшей теме его собственной невнимательности. Если бы он догадался обо всем раньше, то у него бы было гораздо больше времен, чтобы все исправить. А сейчас была большая вероятность, что пальму первенства возьмет кто-то другой. Юноша задумчиво почесал нос. Было бы так здорово показать Снейпу, на что он способен. Да так показать, чтобы тот подавился от зависти собственным ядом.

Невилл злобно оскалился, совсем не думая о том, что вид его стал более устрашающим. Мысленно он представлял, какое у Снейпа будет лицо, когда он объявит о своем открытии и поможет Гарри и Гермионе. Да что там Снейп, так бы он смог утереть ном всем, кто когда-либо над ним смеялся.

Возведя глаза к потолку, Невилл про себя поблагодарил судьбу за такую замечательную возможность проявить себя и с новыми, непонятно откуда взявшимися силами принялся продираться сквозь дебри зельеварения.

Мадам Пинс имела привычку время от времени обходить свои владения. Сегодня эта строгая и суровая на вид женщина не могла не бросать удивленные взгляды в сторону стола, за которым сидел Невилл Долгопупс. Пусть мальчик был неуклюж и обращался с книгами не очень аккуратно, мадам Пинс все равно хорошо относилась к нему. Однако она привыкла к тому, что его интересует только гербология, и была крайне удивлена, когда, предложив ему свежепоступившие книги по данной тематике, услышал отказ, за которым последовала просьба дать какую-то книгу по зельям. Сначала библиотекарь наградила Невилла сомневающимся взглядом, считая, что он просто напутал, ведь по всей школе ходили слухи о его невероятной способности плавить котлы. Но Невилл оказался неумолим. Взяв книгу, которую она предложила, юноша уже два часа сидел за столом, время от времени предпринимая попытки по ее прочтению. Правда, судя из его вида, он там мало что понимал. Очередной раз вздохнув, библиотекарь вернулась на свое место.

Но Невиллу было неведомо, что он стал объектом мыслей мадам Пинс. Он, упоенный собственной значимостью, продолжал читать, насыщая свою голову непрерывным потоком ругательств в связи с общей непонятностью написанного. Страница за страницей, и все какая-то ерунда. От всей этой информации становилось дурно. И ведь это лишь начало.

Что самое примечательное, Невилл даже не испытывал вины из-за случившегося. Единственное, что вызывало в нем хоть какое-то сожаление, это то, что телами поменялись именно Гарри и Гермиона. Ведь куда удобнее было бы, будь это Гарри и Рон. Тогда бы можно было привлечь к исследованиям Гермиону. Не то чтобы ее нельзя было привлечь к работе в текущих обстоятельствах, просто он посчитал, что ей не обязательно знать, что он в курсе происходящего.

Однако его открытие принесло ему не только радость, но и разочарование. Он все никак не мог забыть о том признании в любви. Невилл вздохнул. Он ведь уже столько себе нафантазировал. Хорошо хоть, бабушке ничего не сказал.

Признание со стороны Гермионы — или точнее, как теперь выяснилось, Гарри — очень ему польстило. Пусть он никогда не думал о Гермионе как о девушке, с которой он его могли бы связать серьезные отношения, но она ему всегда нравилась. Такая правильная, умная, добрая… временами. Она просто не могла не понравиться. Да и бабушка бы наверняка обрадовалась, если бы у них с Гермионой что-то получилось.

«Ничего страшного, — успокаивал себя Невилл. — Вот когда я сумею избавить ее от эффекта того зелья и вернуть обратно в ее тело, она точно захочет со мной встречаться».

Улыбнувшись такой соблазнительной мысли, он поднялся из-за стола, направившись к стеллажам. Он шел мимо полок, выбирая книги, которые, по его мнению, могли хоть как-то помочь. Вернувшись к своему столу, он открыл первую попавшуюся книгу и, пару раз чихнув от поднявшейся пыли, углубился в чтение. Книга была неинтересная и как всегда непонятная. Прочитав пару страниц, время от времени поминая и Мерлина и Моргану, Невилл захлопнул ее. Отложив ее в сторону, он решительно взял следующую. Вскоре все повторилось.

Печально вздохнув при взгляде на бесполезную гору книг, Невилл поднялся и подошел к окну. За окном шел снег, и от этого желание заниматься зельеварением стало еще меньше. Невилл с удовольствием отправился бы в теплую гостиную и просто бы посидел пару часов у камина. Вздохнув, Невилл вернулся к столу.

Его немного раздражало то, что у него ничего не получалось. Собрав книги, он отнес их на место, параллельно думаю о занятии, с которого все и началось. Остальные могли думать себе что угодно, но Невилл то знал, что в произошедшем был виноват только Снейп. Что у него за привычка такая подкрадываться со спины и орать прямо в ухо?! Любой бы в такой ситуации не только испугался, но и котел взорвал! А ведь еще и отработку потом назначил, гад! И Гермиона туда же, кинулась с криками и упреками, словно больше обвинять некого. А ведь он сварил зелье, которое в перспективе может стать аналогом Оборотного зелья. Невилл дернулся. Вполне могло случиться и так, что Снейп первым найдет антидот. Тогда уж ему точно не составит труда выдать зелье Невилла за свое.

Поспешно вернувшись к своему столу, Невилл обмакнул кончик пера в чернила и принялся быстро выписывать ингредиенты на пергаменте. Ему срочно надо восстановить в памяти состав зелья. Но на словах это все было гораздо легче, чем в действительности. Может, состав основы Оборотного зелья он и вспомнил, но вот с тем, что еще попало в котел, было сложнее. Невилл видел лишь один выход из данной ситуации: узнать какие именно ингредиенты Снейп хранил в том ящике.

Невилл грустно выдохнул. Это было нереально! Мало того, что его засмеют, так вполне возможно, что еще и убьют на месте за такую наглость. Юноша устало потер виски: голова от таких мыслей просто шла кругом. Поразмыслив еще немного, он пришел к выводу, что в подземельях все еще мог находиться образец его зелья. Теперь Невилл думал о том, как пробраться в подземелья так, чтобы его не поймали. Ведь за хищение из личных запасов Снейпа ему вполне могло грозить отчисление из школы. Невилл побледнел. Бабушка такого точно не переживет. А если и переживет, то за свое благополучие он не ручался.

«Хотя… это же все равно мое зелье, — подумал Невилл. — Я его сварил, значит, имею полное право забрать его».

Эта идея очень позабивала гриффиндорца, и он пару раз даже хихикнул, восторгаясь тому, какой же он все-таки сообразительный. Немного подумав на эту тему, Невилл сделал очередное для себя открытие. Что если благодаря его уникальному способу варки все его зелья всегда имели необычные свойства? Невилл злобно посмотрел по сторонам. Взгляд его упал на группу когтерванцев, что-то тихо обсуждавших в углу. Невилл почувствовал прилив силы. Эти школьники даже и не подозревали, что он, возможно, только что совершил серьезное научное открытие.

Вскочив из-за стола и чуть не перевернув его по ходу, Невилл поспешно принялся собираться. Ему нельзя было не терять ни минуты. Столько дел, столько дел. Ему нужно столько успеть. Путь к признанию был долог, но теперь он точно знал, как нужно действовать. Уверенно задрав подбородок, как это порой делала старосты школы, Невилл направился к выходу из библиотеки.

— До свидания, мадам Пинс, — слабо улыбнувшись, попрощался гриффиндорец.

— До свидания, мистер Долгопупс, — раздалось ему вслед.

Оказавшись в коридоре, Невилл поспешил в сторону лестниц. Он уверенно проносился мимо учеников, честно считая, что у него совсем не было времени, чтобы еще и здороваться с кем-то. Его ждало дело великой важности.

Плакса Миртл встретила его удивленным визгом. Поморщившись и смирившись с тем, что ему придется работать в таких условиях, Невилл подошел к раковине.

— А ты знаешь, что это туалет для девочек? — раздалось откуда-то сверху.

— Знаю, — буркнул Невилл, роясь в сумке в поисках исписанного пергамента.

— Тогда, что ты здесь делаешь? — Миртл появилась прямо у него перед носом. Невилл, испуганно чертыхнувшись, отшатнулся.

— Чего пристала? — неожиданно злобно рыкнул Невилл. — У меня здесь важное дело, а какое, тебя не касается.

— Ходят тут всякие, — обиженно сказала Миртл. — А это, между прочим, мои владения. Я здесь главная!

С этими словами она скрылась в одной из кабинок. Невилл, следивший за ней, нервно повел плечами. Ох, и помешает она ему.

Тряхнув головой, чтобы выкинуть ненужные мысли из головы, Невилл сделал пару кругов по туалету, осматриваясь. Место было так себе, но что уж поделаешь. Посмотрев на список в своих руках, он определил, каких именно ингредиентов ему не хватает. Потом он достал из сумки чистый пергамент и перо с чернильницей и, черкнув пару строк, поспешил покинуть туалет.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:23 | Сообщение # 35
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 27. Тайный заговор в действии

— Гермиона, нам надо поговорить, — раздалось у Гарри над ухом, не успел он даже с кровати встать. Поборов соблазн снова задернуть полог, дабы скрыться от пытливых взглядов Лаванды и Парвати, Поттер кисло улыбнулся и кивнул.

— Только можно я сначала оденусь? Не хотелось бы опоздать на завтрак, — пробормотал он и, не дожидаясь ответа, потянулся к одежде, висящей на стуле.

— Можно, только быстро, — согласилась Лаванда. — Разговор предстоит очень серьезный.

— Угу, — буркнул Гарри, поспешив скрыться в ванной комнате. Посетовав на то, что в ванной не было даже малюсенького оконца, через которое можно было бы выбраться, как это частенько делали киношные невесты, сбегающие с собственных свадеб, Гарри принялся одеваться. Делал он это нарочито медленно, надеясь на то, что Лаванде и Парвати просто надоест его ждать, и они найдут другую жертву для своих разговоров.

Но чуда, конечно же, не случилось. Браун и Патил чинно сидели на кровати Гермионы и ждали его. Вздохнув при виде всей этой картины и мысленно оценив обстановку, Гарри принял единственное, по его мнению, верное решение и просто... сбежал.

— Гермиона, стой! — раздалось ему в спину, но Гарри был уже на полпути к выходу из гостиной. Он был уверен, что сейчас его не остановила бы даже пущенная в спину Авада Кедавра.

Оказавшись в коридоре, Гарри поежился от холода, но корить себя за то, что он забыл надеть мантию, было некогда. Сорвавшись с места, он устремился в сторону лестниц. Он не оглядывался назад, но ему казалось, что он слышит топот равносильный по громкости только топоту слонов. Успешно преодолев несколько пролетов, Гарри с каким-то животным блеском в глазах кинулся в первый попавшийся пустой класс и запечатал двери всеми известными ему запирающими заклинаниями.

Теперь можно было вздохнуть свободнее. Немного успокоившись, Гарри огляделся. Это был обычный, ничем не примечательный пустой класс, которым, судя по слою пыли на столах, давно уже никто не пользовался. Взмахом палочки очистив один из столов, он забрался на него с ногами и попытался понять, что же все-таки произошло. Да, он понимал, что вспылил и что, возможно, Лаванда и Парвати просто хотели поговорить с ним о какой-нибудь ерунде, но все же считал, что поступил правильно. Наверное, Гермиона рассердится, так как теперь придется объяснять странное поведение старосты школы, но Гарри надеялся, что она каким-то чудом просто не узнает об этом. Хотя рассчитывать на это было верхом глупости! Конечно, главные сплетницы растрезвонят по всей школе о позорном побеге Гермионы Грейнджер.

Тяжело вздохнув и немного посетовав на свое умение притягивать неприятности, Гарри решил, что уже можно выбираться из своего импровизированного убежища. А если Лаванда и Парвати таки попадутся ему на пути, сбегать он больше не будет. Хотя это решение было вызвано не столько нежеланием выглядеть странно, сколько отсутствием какой-либо пользы для организма от подобной беготни. Кроме того, в кабинете было холодновато.

Сняв заклинания с двери и не удержавшись от того, чтобы подозрительно осмотреться по сторонам, Гарри двинулся по коридору. Хорошо еще, что утро было ранее, и его побег не был замечен учениками других факультетов. Если Лаванда и Парвати решат промолчать, что само по себе было чем-то из раздела фантастики, то, возможно, гриффиндорцы решат, что староста школы просто убежала в библиотеку. По крайней мере, Гарри искренне на это надеялся.

Сказав Полной Даме пароль, он прошел в проем и оказался в людной гостиной — до начала завтрака оставалось еще несколько минут. Почувствовав на себе тяжелый взгляд, Гарри интуитивно повернулся в сторону камина. Ну, конечно же. Как он мог быть настолько глуп, что решил, что Гермионы не было в гостиной, когда он совершил свой позорный побег. Уже не теша никаких оптимистичных надежд, Гарри понуро двинулся в сторону дивана, на котором восседало его тело.

— Привет, — мило улыбнувшись, словно это могло загладить его вину, поздоровался Гарри.

— Привет, — голос подруги не позволял определить, какие именно чувства она испытывает. — Садись.

Гарри хотел было сослаться на занятость и найти место подальше, но времени на раздумья ему не дали. Схватив его за руку, Гермиона, что есть силы, дернула, заставив его опуститься рядом с ней на диван.

— Что это было? — поинтересовалась она.

— Ну... я решил заняться зарядкой, — пробормотал Гарри, но, поняв, что он сказал, закрыл глаза.

— Гарри, — глубоко выдохнув, явно внутренне успокаивая саму себя, прошептала Гермиона. При этом она так сильно сжала руку, что Гарри поморщиться.

— Эй, осторожнее! — не удержался Поттер. — Синяки будут, а потом и за это мне от тебя достанется!

Гермиона промолчала, но руку отпустила и отвернулась, всем своим видом показывая, что не желает больше разговаривать. Гарри, поморщившись, потер тонкие пальцы, всегда казавшиеся ему очень хрупкими, и тоже отвернулся. Оглядев гостиную, он пришел к выводу, что за их разговором следило много людей. Кисло улыбнувшись Дину Томасу, который, заметив его взгляд, подмигнул ему, Гарри уставился на огонь в камине.

Они бы так и сидели в тишине, если бы обстановку не разрядил появившийся в гостиной Рон.

— Привет, ребята, — широко зевнув, поздоровался Уизли.

— Привет, — в тон друг другу ответили Гарри и Гермиона. Рон удивленно на них посмотрел, но решил, что выяснить причины очередной ссоры, он может и потом, а то завтрак откладывать было никак нельзя.

Они молча покинули гостиную и направились в сторону Большого зала. Гермиона демонстративно вышагивала впереди Гарри и Рона, что безмерно злило первого.

— Ну, ладно, ладно! Что я, по-твоему, должен был сделать, когда я даже глаз не успел открыть, а эти ненормальные уже на меня накинулись со своими разговорами?! — глядя в собственную спину, сказал Гарри. После этого вопроса Гермиона замерла и повернулась к друзьям.

— Какими разговорами? — серьезно спросила она. Гарри пожал плечами, но, увидев выражение собственного лица, поспешил исправиться.

— Не знаю, я же убежал, — разъяснил он. — Но они были настроены решительно, Гермиона, я даже грешным делом подумал, а не собираются ли они меня пытать. Так что все получилось, как получилось.

— Так, а мне кто-нибудь скажет, что произошло?! — наконец, не выдержал Уизли. Гарри и Гермиона дружно на него шикнули, внимательно разглядывая друг друга. Рон обиженно поджал губы, решив, что друзья опять секретничают.

— Если они еще раз к тебе пристанут, тебе придется с ними поговорить и выяснить, что им от тебя надо, — не терпящим возражения тоном сказала Грейнджер.

— А это обязательно? — Гарри был не слишком-то проницателен, чтобы понять настроение подруги. Гермиона кивнула, а потом все же улыбнулась.

— Все, идем на завтрак, а то опоздаем, — развернувшись, она продолжила путь в сторону лестниц.

— Не обижайся, Рон, — заметив настроение друга, поспешил исправить положение Гарри. — Просто сегодня с утра я решил совершить небольшую пробежку по школе.

— Из-за Лаванды и Парвати? — уточнил Рон. Гарри кивнул, а потом, довольно хихикнув, направился вслед за собственным телом.

Завтрак в Большом зале протекал как обычно, если, конечно же, не принимать во внимание повышенный интерес к гриффиндорскому трио со стороны некоторых личностей. То ли настроение у ребят было такое, то ли на них подействовало случившееся утром, но Гарри и Гермиона чувствовали себя просто замечательно. Они с успехом игнорировали взгляды Парвати и Лаванды. Хотя взгляд последней был направлен на совсем другого человека. Рон, правда, тоже ничего не замечал, посвятив всего себя тостам и горячему чаю.

В скором времени, когда даже Рон признал тот факт, что пора идти на занятия и поднялся из-за стола, троица дружно отправилась в сторону кабинета трансфигурации. Всю дорогу до кабинета Гермиона задавала Гарри вопросы, проверяя его знания по сегодняшней теме. Изучение материала наперед казалось единственно верным решением по проблеме поддержания Гермионой Грейнджер статуса лучшей ученицы школы, только вот у Гарри все равно ничего не выходило. То ли дело было в атмосфере кабинета, то ли еще в чем, но, только войдя в класс, Поттер сразу же терял все навыки и накопленные за часы прозябания в библиотеке знания, что, конечно же, безмерно злило Гермиону. Правда на взбучку времени у них все равно не было — они могли опоздать на гербологию, а этого бы Гермиона себе никогда не простила.

Урок проходил вместе с пуффендуйцами, и в теплицах было людно. Гарри демонстративно встал в пару с Роном, параллельно шикнув на Лаванду, также изъявившую желание работать в паре с Уизли. Гермионе же не оставалось ничего, как встать рядом с Парвати. Патил сей факт обрадовал безмерно. Она явно считала, что Герой Магического Мира рад ее обществу. Гермиона же про себя молилась всем богам, чтобы Парвати молчала все занятие.

— Парвати, если бы ты перестала меня разглядывать, то работа пошла бы быстрее, — прошипела через некоторое время Грейнджер, пытаясь убрать злобные нотки из голоса. Брюнетка с успехом проигнорировала ее слова и продолжила сверлить Мальчика-Который-Выжил взглядом.

— Гарри, а мы бы могли с тобой увидеться после занятий? — с придыханием прошептала Парвати. Брови Гермионы взлетели вверх.

— Н-нет, — просипела она. Было в голосе Парвати что-то такое, что заставляло волосы на ее затылке в панике шевелиться.

— Почему, Гарри? — вновь с придыханием прошептала Патил, на этот раз еще и усиленно хлопая ресницами.

— У-у-у меня нет времени! — Гермиона принялась яростно обдирать листья с доверенного им деревца, пытаясь избавиться от раздражения.

— Почему, Гарри? — вновь повторила свой вопрос Парвати, приблизившись к ней вплотную.

— Я-я... Я занят, — просипела Грейнджер, вертя головой в поисках помощи. Но профессор Спраут была в другом конце теплицы, и спасения ей было ждать не от кого.

— Ну же, Гарри, — вновь выдохнула Патил, а потом, потянувшись, схватила брюнета за руку. Такого Грейнджер просто не могла стерпеть. Испуганно шагнув назад, она врезалась в стеллаж с горшками. Пока горшочки падали с расшатанного стеллажа и бились, встречаясь с полом, Гермиона судорожно прижимала к груди руку, вырванную из цепкой хватки Парвати. Патил же была спокойна и продолжала сверлить брюнета томным взглядом.

— Что здесь происходит? — подбежала к ним профессора Спраут. Ее строгий голос привел Гермиону в чувство, и она принялась рассеянно озираться. На нее смотрели все, кто был в теплице. Встретившись с недоумением на собственном лице, Грейнджер с сожалением выдохнула. — Мистер Поттер, потрудитесь объясниться.

— Я-я... — замялась Гермиона, разглядывая печальные останки разбитых цветочных горшков.

— Не ожидала от вас такого, мистер Поттер, — в голосе профессора Гермиона расслышала нотки сожаления и осуждения.

— Простите, — виноватым голосом прошептал брюнет. — Я не хотел.

— И все же вам придется здесь прибрать, — строго сказала Спраут. — А еще придете сегодня вечером на отработку, мистер Поттер.

— Да, профессор, — чувствуя себя полностью разбитой, сказала Гермиона.

Остальные ученики вернулись к работе над своими растениями, а Гермионе не оставалось ничего другого, как приняться восстанавливать горшки и наводить порядок, благо, палочкой пользоваться она умела. Парвати же продолжала работать, словно ее вины в случившемся вовсе не было. Гермиону так и подмывало запустить в брюнетку одним из только что восстановленных горшков, но, на ее же счастье, прозвенел спасительный звонок с урока. Все поспешно собрались и покинули теплицы. Гарри и Рон подождали, пока Гермиона переговорит с профессором Спраут, а потом все вместе направились в сторону школы.

— Объяснишь, за что я только что получил отработку? — поинтересовался Гарри.

— Это все Парвати! — прошипела Гермиона, выискивая в впереди идущей толпе виновницу сегодняшней ситуации.

— Что она такого сделала? — на этот раз вопрос задал Рон.

— Она и ко мне приставала со своим желанием поговорить, — выдохнула Гермиона.

— Приставала?! — хором воскликнули Гарри и Рон. Очевидно, дальше этого слова они ничего не услышали. Гермиона кивнула.

— Как это приставала? — недоуменно повторил Поттер.

— Как обычно пристают, так и приставала, — Грейнджер уже надоел весь этот разговор. — Давайте поторопимся, а то мы опоздаем.

Дальнейшие занятия для Гермионы прошли, словно в тумане. Конечно же, Гарри и Рон не сводили взгляда с Парвати, очевидно, ожидая очередных поползновений в сторону Героя Магического Мира. Гермиона даже отметила некоторое самодовольство на лице Гарри. Мальчишки, что с них взять? Правда, мысль эта показалась ей несколько двоякой, но долго думать над этим она не стала — проблем и без этого хватало.

Вернувшись с отработки, Гермиона решила провести вечер за чтением какой-нибудь приятной книги в гостиной. Гарри и Рона не было, поэтому мешать ей заниматься своим любимым делом было некому. Конечно, если не брать во внимание Парвати, которая, заметив появление Гарри Поттера в гостиной, сразу же поменялась в лице.

Листая книгу по Нумерологии, Гермиона не испытывала никакого желания разузнать, где пропадают ее друзья. Она вообще старалась не смотреть по сторонам, так как не хотела наткнуться на пытливый взгляд Парвати. Когда же терпение Грейнджер достигло своего апогея, в гостиную очень кстати спустился Гарри Поттер.

— Где ты был? — радостно выдохнув, поинтересовалась Гермиона.

— В спальне, — Гарри улыбнулся. — Что читаем?

Посмотрев на название книги, Гарри ехидно улыбнулся и промолчал.

— А Рон где? — задал очередной вопрос брюнет.

— Не знаю, после ужина я его не видел, — пожав плечами, сообщил Поттер.

Дальше они сидели в тишине. Гермиона вернулась к чтению книги, а Гарри просто разглядывал находящихся в гостиной гриффиндорцев. Портрет отъехал в сторону, и взгляд Поттера невольно обратился ко входу в гостиную.

— Ого! — присвистнул Гарри, поднимаясь с дивана.

— Что такое? — недоуменно поинтересовалась Гермиона, смотря на собственное тело. Гарри молча указал в сторону проема. Увиденное там заставило вскочить на ноги и ее тоже.

— Рон, что все это значит?! — не понимая, что делает, чуть ли не крикнула Гермиона.

— Смотри, Рон то с Лавандой, — привлек внимание Дина Симус, когда Уизли появился в гостиной за ручку с Браун.

— В другую сторону смотри, дурень! — указывая рукой в сторону Гарри, сказал Дин. — Он практически позеленел!

— Может, ревнует? — хихикнув, произнес Финниган. Он с интересом разглядывал Поттера, который что-то яростно пытался доказать Уизли. Потом перевел взгляд на их подругу и вновь хихикнул. Весь вид старосты школы показывал, что ей хочется провалиться сквозь пол гостиной.

— Главный вопрос: к кому? — заговорил кто-то с другой стороны.

— Пфф... Конечно, Лаванду к Рону, — удивленно сказал Дин, не сводя глаз с Золотого трио. От его внимания не укрылось и довольное лицо Лаванды.

— А может, и нет... — опять раздалось с боку.

— ЧТО?! — Дин и Симус синхронно повернули голову в сторону, откуда раздавался голос.

— А что вас так удивляет? — ехидно бросила Патил и двинулась в сторону подруги.

* * *
Через два дня после всех произошедших событий состоялось очередное собрание недавно созданной организации по разоблачению Гриффиндорского трио. Местом для собрания стал тот самый коридор, в котором состоялась их первая официальная встреча.

— Ну, есть какие-нибудь успехи? — поинтересовался Малфой, внимательно разглядывая гриффиндорок.

— Давай начнем с тебя, ты же наш идейный вдохновитель, — с ехидством в голосе, сказала Парвати. — Вот и вдохнови нас на подвиги собственным примером.

— Патил, ты забываешься, — прошипел слизеринец. Слова его не произвели никакого эффекта, поэтому ему не оставалось ничего другого, как заговорить. — К вашей Грейнджер не подобраться. Она всегда в компании Поттера и Уизли, а при них открыто подходить к ней я не могу. Это натолкнет их на определенные мысли.

— Может, ты просто боишься? — вновь влезла Парвати. Драко наградил ее уничтожающим взглядом.

— Вам придется отвлечь Поттера и Уизли, чтобы я смог подобраться к Грейнджер, — справившись с собой, продолжил самопровозглашенный принц слизерина.

— Поттера отвлечешь, — буркнула Парвати, разглядывая свои ногти. — Мне кажется, что он уже в кого-то влюблен или вообще не по части девушек.

Драко закашлялся, а потом и вовсе засмеялся.

— Ничего смешного, Малфой, — осадила его Парвати. — Я пыталась намекнуть, что он мне нравится, но ему, кажется, совсем не до того. Или я его не привлекаю, как девушка. Вообще он какой-то дерганный.

— Значит, на гербологии ты постаралась? — уточнил Малфой. Парвати, самодовольно улыбнувшись, кивнула. Дальше наступила тишина, каждый обдумывал дальнейший план действий. Правда потом Малфой и Патил вспомнили о третьем члене их тайной организации и повернули головы к ней. Лаванда казалась задумавшейся и мыслями явно пребывала где-то далеко отсюда. Парвати наградила ее удивленным взглядом — она впервые видела подругу в таком состоянии.

— Браун, от тебя мы так и не услышали ни слова, — заговорил Малфой, привлекая внимание блондинки. Лаванда вздрогнула и недоуменно посмотрела на слизеринца. В ответ на ее взгляд Драко закатил глаза, думая о том, зачем он вообще в это ввязался. — Может, поделишься своими с нами своими достижениями?

— Чем занималась, тем занималась... — буркнула Лаванда, подражая тону Малфоя

Малфой недоуменно посмотрел на Лаванду, а потом перевел вопросительный взгляд на ее подругу.

— У нее горе, — уточнила Парвати. — Рон уже готов с ней встречаться…

— Ну, так это же хорошо, — сказал Малфой. Не заметив никакой ответной реакции, он засомневался в правдивости своих слов. — Эм, это же хорошо?

— Нет! Ничего не хорошо! Я не для того часы провожу перед зеркалом, чтобы начать встречать с Роном! — кажется, блондинка была готова расплакаться. Драко поморщился, слушая ее, и отвернулся, не желая смотреть на ее слезы. Парвати сочувствующе похлопала подругу по плечу. — Я не хочу с ним встречаться, не хочу, не хочу... Почему тебе достался Гарри, а я должна теперь встречаться с Роном? Ты же Гарри даже привлечь не смогла...

— Тихо-тихо, — гладя ее по плечу, шептала Браун. Конечно, за такие слова она была готова четвертовать подругу, но это могло подождать. Лаванда продолжала жаловаться на свою нелегкую долю, обвиняя в случившемся всех подряд.

— Чертов сводник, — бормотала Лаванда. — Ненавижу…

— Все, хватит! — не выдержав, заговорил Малфой. — Браун, от тебя всего лишь требуется узнать от него что-нибудь путное! Никто не заставляет тебя выходить за него замуж. После того, как мы получим нужную информацию, разрешаю тебе со спокойной душой бросить его, — юноша даже не заметил, как взял на себя роль утешителя. — И хватит реветь!

Лаванда для приличия повсхлипывала еще минуть пять, а потом успокоилась и даже улыбнулась.

— Значит, мы все-таки сдвинулись с мертвой точки, — сказал себе под нос слизеринец. — Теперь ты Браун попытайся выяснить подробности у Уизли, а я и Патил постараемся сблизиться с остальной частью трио.

— Всегда мне достается самое сложное, — буркнула Лаванда.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:23 | Сообщение # 36
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 28. Не доверяйте папарацци!

— Ты не выполнил мой приказ, Хвост! А ты знаешь, что я делаю с теми, кто не может мне угодить!

— Простите... П-простите меня, Мой Лорд, — взгляд красных глаз обратился к скорчившемуся на полу человеку.

— Круцио! — раздалось шипение. Человек на полу закричал, испытываемая им боль заставила его забиться в конвульсиях.

Шрам обожгло болью, и Гермиона, слабо застонав, заворочалась в кровати, в конечном итоге свалившись с нее на пол. Застонав уже чуть громче, она распахнула глаза и уставилась в темноту. Полежав немного, пытаясь справиться с непривычным покалыванием в шраме, Грейнджер приняла сидячее положение.

— Ааа! — испуганно воскликнула она, заметив, что кто-то стоит рядом и пристально ее разглядывает. Однако, поняв, кто это, Гермиона вздохнула с облегчением и невольно потерла шрам. — Что ты делаешь, Невилл?

— Ну... Я хотел проверить, спишь ли ты... — смутившись, пробормотал Долгопупс. Он ведь даже вскочил со стула, служившему ему наблюдательной точкой, когда брюнет свалился с кровати, настолько он не был готов к подобному исходу.

— А можно потише? — злобно прошипел Дин Томас.

— Конечно, сплю, идиот ты этакий! — вновь забравшись в кровать, прошипела Гермиона и, что есть силы, задернула полог. Спустя еще пару секунд она, поразмыслив, установила вокруг кровати защитные чары. — Дурак.

Уже засыпая, Гермиона невольно подумала о том, что, кажется, видела в руках Невилла блокнот и перо. Однако развить эту мысль ей не удалось, так как сон взял свое, даже несмотря на непрекращающиеся покалывания в шраме.

В это время по ту сторону полога Невилл, окинув кровать Героя Магического Мира взглядом, устроился поудобнее и принялся что-то методично записывать в свой небольшой блокнот, время от времени прерываясь на грустные вздохи.

* * *
Проснулась Гермиона, когда на часах было семь. Посмотрев на мирно посапывающих однокурсников и смирившись с мыслью, что больше ей уже было не заснуть, она встала и побрела в ванную комнату. Она провела довольно много времени, разглядывая свое лицо в зеркале и периодически прижимая мокрую ладонь к покалывающему шраму. Новые ощущения были очень неприятны.

В гостиной факультета было пусто. Как-никак сегодня было воскресение, и ученики предпочитали поспать подольше. Мысль о сне заставила Гермиону вспомнить о том, что произошло ночью. Нет, о Невилле ей и думать не хотелось, а вот видение стоило срочно обсудить с Гарри.

Грейнджер заняла свое любимое кресло у камина и углубилась в чтение очередной книги. И все бы было хорошо, если бы в гостиной вдруг не появилась Парвати Патил. Гермиона даже не услышала, как она вошла, уж больна книга была интересной.

Сама же Парвати, решив, что не стоит спугивать Поттера, осторожно спустилась по лестнице и замерла, разглядывая черноволосую макушку, торчащую из-за спинки кресла. Встала она сегодня так рано специально, потому что была уверена, что застанет Героя Магического Мира. Ей очень хотелось спать, но у нее были дела поважнее. Потратив пару минут, чтобы обдумать свои действия, Парвати, наконец-то, решилась приблизиться к доверенному ей объекту.

— Гарри, привет! — воскликнула девушка, присев на подлокотник кресла.

Гермиона, не ожидавшая столь грубого вмешательства, вздрогнула и захлопнула книгу.

— Привет, Парвати, — пробормотала она, вновь потерев ноющий шрам. Убегать от Патил не было никакого желания, к тому же Гермиона не была уверена, что ей удастся далеко уйти.

— Что ты делаешь? — Парвати принялась перебирать волосы Гарри. Гермиона поморщилась и отодвинулась, но легкие прикосновения скорее успокаивали, нежели доставляли неудобство.

— Книгу читаю… читал, — пробормотала Грейнджер.

— Знаешь, я хотела бы поговорить о том, что произошло тогда на гербологии, — прошептала ей на ухо Парвати, вызвав у Гермионы волну мурашек.

— Ну, давай, — согласилась она, но все же отстранилась во избежание соблазна выкинуть что-то из ряда вон.

— Мне показалось, что ты меня не правильно понял, Гарри, — со смутно знакомыми нотками в голосе сказала Парвати. Она подалась вперед и прижалась грудью к плечу юноши, продолжая шептать ему ухо. — И я признаюсь, что ожидала совсем другой реакции с твоей стороны.

— Чего же ты хотела? — испуганно вжавшись в угол кресла, поинтересовалась Гермиона.

— Ты до сих пор не понял, глупышка? — в голосе появилось больше томности. Заметив это, Гермиона скривилась и предприняла попытку встать. Но Парвати оказалась хитрей и полностью придавила ее к креслу. Придя в ужас, Гермиона попыталась спихнуть ее с себя, но все было безрезультатно. Такое поведение было просто возмутительным. Правда, встретившись с удивленным взглядом Парвати, Гермиона пришла к выводу, что устраивать истерику было рано. Поэтому она только покачала головой, что, естественно, дало Патил повод для усмешки. — Ты мне нравишься…

Гермиона удивленно уставилась на бывшую соседку по комнате. Конечно, она предполагала что-то подобное, но все же услышать это из уст самой Парвати было несколько необычно. Даже очень необычно!

— Эээ… — только и сумела выдавить из себя Гермиона, осторожно убрав руку Парвати со своего плеча. Та нахмурилась. Очевидно, она ожидала совсем другой реакции на свои слова. — Ты уверена?

— Уверена ли я?! — воскликнула Парвати, вскакивая на ноги. Гермиона, сама того не осознавая, облегченно выдохнула. Но вздох получился уж очень громким. Парвати прищурилась. — Ты рад?

— Эээ… — Гермиона начала чувствовать себя настоящей идиоткой. И, судя по лицу Парвати, та была с ней солидарна. — Нет.

— Не лги мне, дорогой! — Парвати вновь подалась вперед и наклонилась над Гермионой. — Прекрати мне врать! Тебя выдают твои чувства.

— К-какие чувства? — Гермиона уже не могла справиться с собой. Как-то противно становилось на душе. — Н-нет никаких чувств.

Справиться с собой удалось. Все же хоть она и была умной, а временами даже безжалостной, когда речь заходила о чувствах… и, в частности, о любви, все ее знания становились пустым звуком.

— Ты облегченно выдохнул, Гарри, — тон Парвати поменялся. Теперь она разговаривала с ним, как с самым тупым человеком на планете. — Именно после того, как я сказала, что уверена в своих чувствах.

— Ты ошиблась, — прохрипела Гермиона. — Очень сильно ошиблась.

— Ты опять начинаешь? — устало выдохнула Парвати, вновь садясь на подлокотник кресла и прижимаясь к Гермионе. — Поверь мне, в таких вопросах я не ошибаюсь. Я встречалась со столькими парнями, что ваши чувства для меня теперь не загадка. Ты как открытая книга, Гарри. Пусть до тебя так трудно доходит, пусть ты не хочешь признаваться в своих чувствах, но ты все равно очень и очень классный.

— Заткнись-заткнись-заткнись! — вдруг не выдержала Гермиона. Она вскочила на ноги, спихнув с себя Патил и отправив ее тем самым на пол, и сжала кулаки. — Прекрати меня доставать, ты… ты…

— Кто я? — обиженно спросила Парвати, поднимаясь на ноги.

— Курица! Ненавижу!

Очевидно, пребывание в теле Гарри совсем лишило Гермиону здравого смысла. Она, не думая о последствиях, кинулась на Парвати. Та, как и следовало ожидать, испуганно дернулась, но было уже слишком поздно. Гермиона вцепилась в ее волосы. Парвати ответила тем же, только вот ей руководил неописуемый страх за свою жизнь. Кто же знал, что так мило начавшаяся беседа закончится дракой?

К тому времени, когда развернулась их нешуточная баталия, в гостиной уже успели появиться первые ученики. Жаль только, что среди них отсутствовали лучшие друзья Мальчика-Который-Выжил, они то бы оттащили его от слабой девчонки. Присутствующие же и не собирались разнимать их, с упоением следя за происходящим.

— Скажи, пожалуйста, — спросил какой-то первокурсник стоящего рядом старшего мальчика. — Что происходит?

— Я бы назвал это брачной игрой оленей, — хмыкнул тот в ответ. Раздались смешки: данная фраза как нельзя точно характеризовала происходящее.

Тем временем Парвати все же удалось вырваться из хватки Гермионы. Несмотря на всю ее видимую хрупкость, она знала, куда надо наносить удар.

— Ты псих, Поттер! — взвизгнула Парвати, отходя от него подальше. — Если ты приблизишься ко мне хоть на метр, то я не знаю, что с тобой сделаю!

Сказав это, она поспешила убраться из гостиной. Гермиона же, собрав последние крохи своего самообладания, кинулась за ней, но, так и не дойдя до лестницы в спальню для девушек, замерла. До нее только сейчас дошло, что в гостиной она была не одна.

— Все нормально, — Грейнджер попыталась улыбнуться, словно ничего такого не произошло, и, стараясь игнорировать устремленные на нее взгляды, вернулась к креслу.

Чувствовала она себя отвратно. С уходом Патил, Гермиона снова вспомнила о ноющем шраме, а изучающие взгляды сокурсников только еще больше мешали отвлечься. Посетовав, на мир в целом и на особенности тела Гарри в частности, она потянулась за книгой, которую читала до текущего инцидента. Часть мозга, отвечающая за желания, все еще требовала крови. И требовала так настойчиво, что Гермиона не удержалась и окинула взглядом гостиную, проверяя, нет ли поблизости Невилла. Она даже почувствовала разочарование, когда не обнаружила его.

А еще Гермиона была рада тому, что в гостиной не было Гарри и Рона. Конечно, во время драки они бы разняли их с Патил, и ей бы не пришлось почувствовать эту унизительную боль, но было так стыдно. Она, человек, который всегда ратовал за порядок и прилежность, устроила драку! Уму не постижимо! И главное, подралась она с глупой девчонкой. Гермиона готова была расплакаться.

Появившиеся через некоторое время Гарри и Рон сразу почуяли неладное. Половина гостиной с удивлением разглядывала Гермиону, которая сидела в кресле, как-то странно ссутулившись. Гарри сглотнул, мысленно себя успокаивая. Гермиона же умная девочка, она не могла сделать ничего такого, за что ему потом до конца жизни стыдно будет.

— Что случилось? — присаживаясь на подлокотник кресла, поинтересовался Гарри. Устроившийся в соседнем кресле Рон тоже вопросительно взглянул на нее.

— У меня болел шрам, а тут Парвати, и я не выдержала, — последовал краткий ответ.

— Так что случилось? — в голосе Гарри послышались умоляющие нотки.

— Я подралась с Парвати, — Гермиона закрыла глаза, ожидая реакции на свои слова.

— К-как? — выдавил из себя Рон, заметив, что Гарри пребывает в прострации.

— Взяла и подралась, — Гермионе уже надоели все эти объяснения. Она же не маленькая, чтобы оправдываться! — Она меня достала, и я ее побила. Все.

Поднявшись из кресла, Гермиона покинула гостиную. Друзья, конечно же, последовали за ней. Гарри яростно требовал объяснений, Рон же молча наблюдал за ними. В итоге по дороге к Большому залу Гарри и Гермиона рассорились окончательно.

Завтрак прошел в тишине. До других факультетов еще не дошел слух о произошедшей драке, и Гермионе удалось избежать очередной порции удивленных взглядов. Но поесть нормально все равно не получилось. Шрам продолжал безжалостно ныть, а ей только и оставалось, что прижимать руку ко лбу и сидеть с закрытыми глазами.

Конечно, от Гарри этот факт не укрылся. И пусть он был зол, его разум упорно настаивал на том, что Гермиона не могла просто взять и подраться. Она же, в конце-то концов, не дура. Парвати явно ее спровоцировала, к тому же у Гермионы болел шрам. За несколько минут, Гарри полностью удалось обелить подругу в собственных глазах.

— Все будет нормально, Гермиона, — заговорил Гарри, когда они вернулись в гостиную. Он протянул руку и осторожно коснулся шрама на лбу. — Меня часто беспокоит шрам, просто постарайся игнорировать боль.

— Но как? — чуть ли не захныкала подруга. Гарри вновь коснулся пальцами шрама, словно его прикосновения могли как-то помочь. Некоторое время они вели ничего не значащие разговоры. Гермиона пересказала свой сон, и это заставило ребят призадуматься. Рон время от времени бросал на Гермиону сочувствующие взгляды и грустно вздыхал, понимая, что ничем помочь не может.

— Может, пойдем прогуляемся? — предложил Поттер через некоторое время. — Ты хотя бы развеешься, и я уверен, что тебе станет легче.

— Так не хочется выходить на холод, — заупрямилась Грейнджер. — Вообще ничего не хочется.

— Давай-давай, Гермиона, — Рон казался очень оживленным. — Это для твоего же блага. Тем более, Парвати опять на тебя смотрит. Ты же не хочешь повторения?

— Н-нет, — Гермиона передернула плечами. — Только, если ты идешь с нами, Лаванду не зови!

— Ладно, — переглянувшись с Гарри, согласился Рон.

Трио немедленно принялось собираться на прогулку. Рон сбегал за теплыми мантиями, а Гарри ушел в спальню девочек, чтобы переодеться. Через пять минут они вновь стояли в гостиной в полной готовности.

— Знаете, я тут вспомнил, — оглядывая гостиную в поисках кого-то, сказал Поттер. Рон и Гермиона недоуменно на него уставились, но Гарри не счел нужным пускаться в объяснения. — Колин! Эй, Колин!

Криви, который был занят тем, что прикручивал вспышку на свой новенький фотоаппарат, обернулся на голос. Наградив удивленным взглядом старосту школы, он поднялся с кресла и подошел к трио.

— Привет, ребята, — поздоровался он. Гарри, Рон и Гермиона ответили ему тем же.

— Колин, не хочешь с нами прогуляться? — поинтересовался Поттер, внимательно разглядывая фотоаппарат в руках Криви. Колин, сразу же заподозривший подвох, недоверчиво посмотрел на Гарри. — Просто я подумал, что мы с ребятами давно не фотографировались вместе и теперь хочу исправить эту ситуацию.

— О, я с радостью! — Колин чуть не запрыгал от счастья, поняв, что ничего ужасного от него не требуется.

— Ну, тогда иди быстренько переодевайся, а я схожу за метлой Гарри, — скомандовал Поттер и, не обращая внимания на удивленные взгляды друзей, заспешил в свою бывшую спальню.

Собравшаяся команда дружно покинула гостиную Гриффиндора. Рон и Гермиона недоуменно переглядывались, пытаясь понять, что задумал Гарри. Колин же, увлеченно протиравший объектив фотоаппарата, уже не обращал никакого внимание на происходящее. Гарри с легкой улыбкой на губах вышагивал чуть впереди всей процессии.

— Что происходит? — зашипела Гермиона, нагнав его.

— Я на каникулах обещал твоей маме, что пришлю фотографии, — прошептал в ответ Поттер. — Я сказал ей, что ты умеешь летать. Не надо так на меня смотреть, ты и, правда, умеешь летать.

Гермиона наградила Гарри удивленным взглядом. Сейчас он показался ей совсем другим человеком. Она так боялась, что ему не понравятся ее родители, но все получилось наоборот. Гермиона испытывала непреодолимое желание обнять Гарри и расплакаться из-за того, что творилось с ее матерью. Впервые кто-то узнал ее секрет. И Гермиона была рада, что этим кем-то оказался Гарри.

— Так, Колин, я буду летать на метле, а ты фотографируй, хорошо? — когда они пришли на квиддичное поле, попросил Гарри. Криви кивнул, не совсем понимая, что происходит. Рон и Гермиона увлеченно следили за действиями друга. Последняя даже позабыла, что еще пятнадцать минут назад она страдала от боли в шраме.

Гарри без предупреждения поднялся в воздух. Сделав пару кругов над полем, он завис перед друзьями, радостно улыбаясь. Гермиона наградила его скептическим взглядом, Рон разглядывал свои ботинки, а Колин стоял с открытым ртом и с изумлением разглядывал девушку на метле. Гарри самодовольно улыбнулся и подмигнул Гермионе. Грейнджер покачала головой и пихнула Рона локтем, привлекая к себе его внимание.

— Ты успел сфотографировать, Колин? — опустившись еще ниже, поинтересовался Гарри. Колин все еще разглядывал его так, словно видел впервые. — Колин!

— Нет… Прости, я и не знал, что ты умеешь летать на метле, — оправдываясь, пробормотал Криви и виновато потупил взгляд. — Можешь еще раз?

— Ну ладно, — Гарри широко улыбнулся. — Тогда, я повторю все еще раз, только ты на этот раз фотографируй.

Колин решительно кивнул и покрепче перехватил фотоаппарат. Гарри, бросив очередной взгляд на уже о чем-то спорящих Рона и Гермиону, ухмыльнулся и вновь поднялся в воздух. Он выделывал различные виражи, стараясь показать все, на что он был способен.

На этот раз Колину удалось сделать приличное количество удачных кадров. Потом он сфотографировал всю троицу вместе, после чего Гарри отправил его обратно в замок.

Колин был доволен проделанной работой и про себя решил непременно сделать все фотографии в двух экземплярах. Один он отдаст Гарри, другой оставит себе. Все-таки он и не подозревал, что Гермиона умеет летать, да что там, что она вообще способна нормально подняться в воздух. Увлеченный своими мыслями, Колин и не заметил, как на его пути появился один небезызвестный слизеринец. Криви даже не понял, что произошло, когда, неожиданно наткнувшись на преграду, полетел на пол.

— Смотри куда идешь, — злобно прошипел Малфой, вставая с пола. Колин поднялся следом.

— Я… я… извини, — опустив взгляд на свои ботинки, пробормотал гриффиндорец.

— Что там у тебя? — не дожидаясь ответа, Малфой выхватил фотоаппарат из рук Криви. Колин открыл рот, чтобы возмутиться, но вовремя опомнился.

— Н-ничего особенного, — ответил он. — Просто фотографировал.

— Ты был с Поттером и его компанией, я видел, — всезнающим тоном продолжил Драко. — Так что не надо мне врать, Криви.

— Я п-просто сделал для них несколько фотографий, — начал оправдываться Колин. — Гермиона попросила.

Малфой задумчиво посмотрел на гриффиндорца. Конечно, этот олух ни о чем не догадывался. Этого стоило ожидать. Грейнджер очень хитра.

— Я забуду об этом инциденте, если ты сделаешь копию фотографий и для меня, — ухмыльнувшись, произнес Драко. Настроение его сразу улучшилось при мысли, что он скоро сможет разгадать секрет трио.

— Н-но… — начал было Колин, но был остановлен взглядом Малфоя.

— Криви, мне казалось, что ты умнее, — сказал Малфой. — Если ты не сделаешь, как я сказал, то весь Слизерин ополчится против тебя. Посмотрим, что ты тогда будешь делать.

— Я-я… ладно, — Колин оправдывал свое согласие тем, что у него просто не было выбора.

— У меня есть еще одна просьба, — вновь заговорил Драко. — Тебе не кажется, что Поттер и его компания ведут себя слишком странно?

Колин промолчал, не зная, что ответить. Конечно, ему казалось, что Гарри, Рон и Гермиона ведут себя очень странно. Но они всегда вели себя так. Держались обособленно. Только сегодняшняя драка выделялась на общем фоне.

— Кажется, — сглотнув, проговорил Криви.

— Предлагаю тебе установить за ними слежку, — осторожно сказал Драко. Конечно, он понимал, что рискует, но ему очень нужны были союзники. — У нас уже целая команда, но ты будешь очень кстати.

— Я-я… — начал Колин и вновь осекся, заметив пристальный взгляд слизеринца.

— Если откажешься, тебе не поздоровится, — вновь пригрозил Драко. На самом деле, он просто блефовал. Конечно, он не смог бы уговорить весь факультет ополчиться против Криви. Тогда бы последовала ответная реакция со стороны гриффиндорцев, а этого не хотелось никому. — Если ты кому-нибудь скажешь об этом предложении, то тебе конец. Понял?

— П-понял, — кивнул Колин, понимая, что очень крупно влип.

— Ну, так что, договорились? — стараясь скрыть надежду в голосе, спросил Малфой.

— Договорились, — Колину даже удалось выдавить из себя улыбку.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:23 | Сообщение # 37
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 29. Укрощение строптивой

В спальне мальчиков шестого курса факультета Слизерин царил беспорядок, обычно ей не присущий. А все дело было в том, что сегодня Драко Малфою предстояло покорить очень необычную личность. Слизеринец уже битый час вертелся перед зеркалом, пытаясь привести себя в порядок. Конечно, будь это обычное свидание, он не стал бы так беспокоиться за свою внешность, но для такого случая ему просто необходимо было превзойти самого себя. Сдобрив свои и без того безупречные волосы очередной порцией геля, Драко повернулся боком, чтобы оценить свою внешность со всех сторон. Придя к выводу, что выглядит он просто божественно, Драко улыбнулся самому себе и покинул спальню.

На выходе из гостиной он столкнулся с Пэнси Паркинсон, но лишь снисходительно улыбнулся ей и направился по коридору в сторону лестниц. Паркинсон же, так надеявшейся на очередной откровенный разговор, оставалось только проводить его обескураженным взглядом.

В Большом зале было людно. Драко не удержался от самодовольной улыбки, заметив, что его появление привлекло внимание большинства учеников. Чинно прошествовав к столу своего факультета, он опустился на скамью рядом с Забини и, не думая ни о какой конспирации, уставился на гриффиндорский стол. Объекта, чье внимание должны привлечь результаты долгих мучений перед зеркалом, там пока не наблюдалось. А вот присутствующие Патил и Браун, заметив его взгляд, принялись усиленно ему жестикулировать.

«Идиотки»», — подумал про себя Малфой, попутно сетуя на то, что он вообще с ними связался. С такими союзниками никакие враги не нужны. Но все же Драко не удержался и стал внимательно рассматривать Патил: слухи о ее разборках с Поттером дошли и до него. Не то чтобы он сильно переживал за нее, но в данный момент у него каждый подопечный был на счету. Мысли его сразу обратились к новому члену организации, которого Драко тут же попытался отыскать глазами. Того тоже не обнаружилось, и блондину оставалось лишь надеяться, что Криви был занят делом и следил за Золотым трио.

Грейнджер, которую принц Слизерина сегодня собирался покорить, так и не появилась на завтраке. По мнению Драко, она должна была умереть, сожалея, что упустила такой шанс, и всем было легче. Он не мог поговорить с ней, когда поблизости находились ее дружки, а значит, ему нужно будет как-то их отвлечь. Драко снова посмотрел на двух гриффиндорок.

Понимая, что, если он что-нибудь не съест, он будет чувствовать себя отвратительно, Драко сделал пару глотков чая и поднялся из-за стола. Он поспешно покинул Большой зал, но далеко уходить не стал, надеясь, что Патил и Браун не заставят себя ждать. Но, похоже, день у слизеринца сегодня был исключительно неудачным: гриффиндорки появились только после окончания завтрака.

Изловчившись, Драко схватил Браун за руку, когда та проходила мимо него, и предпринял попытку оттащить ее в сторону, но потерпел поражение. Наверно, дело было в каком-то женском рефлексе, потому как Браун начала истошно вопить. Драко не оставалось ничего другого, как выпустить ее руку и ретироваться куда подальше.

Первым уроком у Слизерина сегодня стояли сдвоенные Чары с Когтевраном, и Драко поспешил в класс. По пути он посыпал ругательствами Браун, бед от нее было больше, чем толку. Досаждало еще и то, что занятие было с когтевранцами. Он бы предпочел поскорее справиться с поставленной задачей, а не ходить вокруг да около. В своем успехе он даже не сомневался. Никто не мог устоять перед Драко Малфоем!

С огромным трудом отсидев Чары и получив от Флитвика несколько замечаний за нервное ерзанье на стуле, Малфой поспешил на Уход за магическими существами. Шагая по коридорам в сторону выхода из замка, он усиленно пытался придумать, как отвлечь дружков Грейнджер. Озарение пришло, когда в него на полном ходу врезался какой-то первокурсник-пуффендуец. Мальчик, увидев на кого именно он наткнулся, принялся испуганно извиняться, Драко даже показалось, что тот сейчас расплачется.

— Я забуду о том, что только что произошло, если ты окажешь мне одну услугу, — серьезно сказал Малфой. Мальчик согласно кивнул. Драко даже показалось, что тот согласился бы на все, лишь бы избежать страшной кары с его стороны. — После этого занятия подойдешь к Гарри Поттеру и скажешь, что его вызывает директор. И обо мне ни слова, а то придется поговорить с тобой еще раз. Гарри Поттера вызывает к себе директор, понял?

— Да-да, — согласно кивнул первокурсник. Драко, не сказав больше ни слова, прошел мимо него и продолжил свой путь в сторону выхода. Он слабо улыбнулся, подумав о том, что, возможно, все у него сегодня получится.

Патил оказалась сообразительнее, чем Браун, и, очевидно, поняла, что случилось в коридоре. Поэтому, пока Хагрид что-то вещал об очередном животном, Драко получил от нее записку, прочитав которую, он встретился взглядом с гриффиндоркой и кивнул.

Остаток урока Драко краем глаза следил за Золотым трио, пытаясь решить, когда именно ему стоит подойти к Грейнджер. Его очень позабавило серьезное выражение на лице Мальчика-Который-Выжил, словно все происходящее было ему крайне интересно, чего нельзя было сказать о Грейнджер и Уизли. Те стояли чуть поодаль и что-то, хихикая, обсуждали. Ближе к концу занятия к Уизли подошла Браун и принялась что-то шептать ему на ухо. Спустя некоторое время он согласно кивнул и отошел с девушкой в сторону, тем самым, выбыв из игры.

Получив домашнее задание, толпа учеников двинулись в сторону школы. Малфой продолжал следить за Поттером и Грейнджер и, когда появился пуффендуец, очень обрадовался. Мальчик с серьезным видом обратился к Поттеру и, передав свое сообщение, поспешил скрыться. Поттер, как и следовало ожидать, ускорил шаг, правда вот, Грейнджер от него тоже не отставала.

— Что за чертовщина! — разозлившись, воскликнул Драко. Он проводил парочку полным ненависти взглядом. — Вечно она за ним таскается, словно какая-то курица-наседка. Тоже мне…

Продолжая бурчать себе под нос всякие ругательства, Малфой направился в сторону школы. Вся ситуация его уже откровенно злила. Его даже посетила крамольная мысль бросить все к чертям. Но Малфои не отступают. Драко горделиво выпрямился и уверено зашагал по коридору.

* * *
— И все же я не понимаю, — угрюмо произнес Гарри, шагая рядом с собственным телом. — Зачем мальчику было врать нам?

— Наверное, это была шутка, — пожав плечами, ответила Гермиона, на самом деле задаваясь тем же вопросом. — Скорее всего, это проделки Малфоя. Ему, наверно, стало скучно.

— Когда же мы уже вернемся в свои тела, — чуть ли не захныкал Гарри. Гермиона удивленно на него посмотрела, но промолчала. Конечно же, ей тоже хотелось, чтобы Снейп поскорее создал для них зелье и чтобы все снова встало на свои места, но особо по этому поводу не переживала. — Пойти что ль, с Малфоем что-нибудь сотворить.

— Только попробуй! — Грейнджер сразу же нахмурилась. — Ты не можешь ни с кем драться, пока ты в моем теле.

— Ну вот… — возведя глаза к потолку, пробурчал Гарри. — Тебе, значит, Патил лупить можно, а мне даже этого хорька тронуть нельзя. Это так несправедливо.

— Гарри, прекрати, — терпение Гермионы грозило скоро закончиться. Гарри промолчал, посчитав разумным, воздержаться от дальнейших язвительных комментариев.

Когда Поттер и Грейнджер вошли в Большой зал, Драко не смог удержаться и злобно прищурился. Этот Поттер! Как же он ненавидел его в данный момент! Вечно он таскается за Грейнджер, словно надеется защитить ее от чего-нибудь опасного, хотя этому придурку явно было невдомек, что эту опасность привлекает именно он.

— Тоже мне, — буркнул Драко, чем случайно привлек внимание сидевших рядом слизеринцев. — Рыцарь в белых доспехах.

Забини и Нотт удивленно переглянулись. Драко Малфой сегодня представлял из себя весьма занимательное зрелище: непонятно кого осыпал ругательствами, постоянно приглаживал волосы и периодически прожигал взглядом дырку в гриффиндорском столе.

— Вот чего он смотрит, а? — злобно посмотрев на слизеринский стол, поинтересовался Гарри. Гермиона, увлеченная чтением учебника по Трансфигурации, просто пожала плечами, даже не потрудившись оторвать взгляд от книги. — Гермиона!

— Да что такое? — нехотя подняв взгляд на Гарри, поинтересовалась Грейнджер.

— Малфой смотрит! — Гарри с трудом удержался от того, чтобы ткнуть пальцем в сторону слизеринского стола.

— Он всегда смотрит, — вновь пожала плечами Гермиона. Гарри нахмурился: он никак не мог избавиться от плохого предчувствия. Малфой явно что-то затевал. Посмотрев по сторонам и не найдя лучшего друга, Гарри нахмурился еще сильней. Рон для них явно был потерян.

Тем временем Драко усиленно пытался придумать способ избавиться от Поттера, но в голову лезло лишь нечто откровенно незаконное. Отогнав подальше мысль об убийстве, Малфой смирился с тем, что сегодня ему ничего сделать не удастся. Уже позже, сидя на занятиях, он пришел к заключению, что ему обязательно надо переговорить с гриффиндорской частью организации, а также смирился с тем, что без помощи Крэбба и Гойла в этом деле ему было никак не обойтись. Тайком передав записку Браун, Драко, наконец-то, сосредоточился на объяснениях МакГонагалл.

* * *
Утро следующего дня прошло для Драко в том же ключе, что и предыдущее. Он долго вертелся перед зеркалом, усиленно не желая принимать тот факт, что он хоть и немного, но волновался. Посмотрев на часы и поняв, что опаздывает на завтрак, Драко заторопился.

Завтрак он провел, игнорируя взгляды со стороны гриффиндорского стола. Аппетита не было и в помине, а все мысли были заняты предстоящим действом, назначенным на послеобеденное время.

Утренние занятия тянулись бесконечно долго, что неимоверно бесило Драко, так как ему хотелось побыстрее со всем покончить. Когда звонок, наконец, прозвенел, Малфой поспешно засобирался, стараясь не отстать от объекта. Он держался неподалеку от Поттера и Грейнджер — Уизли был выведен из игры, как только за него взялась Браун — стараясь не выдать себя. Когда в одном из коридоров к гриффиндорцам подбежал Криви, Драко с трудом сдержал самодовольную улыбку.

— Ну, ты идешь, Гарри? — вновь спросил Криви. Поттер явно сомневался, то и дело переглядываясь с Грейнджер. В этот момент из-за другого угла вывернула Патил и направилась прямиком к ним.

— Привет, Гермиона, — совершенно игнорируя Поттера, поздоровалась Патил. — Мне очень нужна твоя помощь, ты должна мне помочь!

Малфой поморщился. Патил явно переигрывала.

— Эээ… — протянула Грейнджер.

— Что случилось, Парвати? — вмешался Поттер. Патил окинула его уничтожающим взглядом.

— Я не совсем поняла тему, которую нам задали по Трансфигурации. Ты должна мне помочь, Гермиона! — Малфой скривился, расслышав в ее голосе истерические нотки.

— Гарри, ты идешь? — вмешался Криви. Для Поттера это оказалось последней каплей, и он, наконец-то кивнув, пошел за Криви. Грейнджер осталась наедине с Патил.

— Что я должна тебе объяснить? — недоуменно поинтересовался Гарри. На самом деле он сильно сомневался, что способен хоть как-то просветить Парвати. Но та радостно улыбнулась и принялась рыться в сумке в поисках учебника. Наконец, ее постигла удача, и она, наугад открыв страницу, ткнула пальцем в текст.

— Вот эта тема мне совсем не понятна, — сказала Парвати.

— Эээ… эту тему мы прошли еще три занятия назад, — недоумение в голосе Гарри стало чуть более очевидным.

— Да ты что?! — воскликнула Парвати, хлопнув себя по лбу ладонью. Пролистав несколько страниц, она захлопнула книгу. — Ой, тогда мне ничего не надо объяснять! Спасибо, Гермиона. Я пойду, мне еще надо увидеться с… эээ… Дином, да, точно, с Дином…

— Ну, ладно, — ничего не понимая, сказал Гарри. Все это было очень странно.

Малфой, наблюдавший за ними из-за угла, с трудом сдержал радостный вскрик. Грейнджер еще немного постояла в коридоре в полном одиночестве, а потом, пожав плечами, двинулась дальше. Малфой вышел из-за угла и пошел за ней следом.

— Привет, Грейнджер, — убрав из голоса привычную холодность, поздоровался он, как только нагнал каштановолосую девушку. Грейнджер удивленно замерла и повернулась к нему.

— Отстань, Малфой, — выдал Гарри единственно возможный в данной ситуации ответ.

— Какая ты грубая, Грейнджер, — скривился Драко, естественно, и не собираясь никуда уходить. — Ты же девушка.

— Да, Малфой, я девушка, а ты слизняк, так что отвали, — бросил Гарри и пошел дальше. Драко вновь скривился и, поборов соблазн запульнуть в спину удаляющейся Грейнджер какое-нибудь заклинание, двинулся за ней следом.

— Все же, Грейнджер, давай поговорим, — вновь начал он. Драко только сейчас понял, что совсем не продумал того, о чем можно поговорить с гриффиндоркой. Все-таки стандартные способы обольщения в данном случае не подходили.

Гарри с трудом сдержался от того, чтобы не наговорить гадостей Малфою. Он утешал себя мыслью, что за спокойное отношение к хорьку Гермиона его похвалит. Правда, соблазн вдарить пару раз по этой наглой слизеринской роже рос с каждой секундой.

— Грейнджер, ты что, глухая?! — поняв, что его самым наглым образом игнорируют, разозлился Драко. Осознавая, что потом еще долго будет жалеть об этом, он схватил Грейнджер за руку и развернул к себе. Та от неожиданности дернулась, но вырваться не сумела: хватка у Малфоя была очень крепкой.

— Пусти! — Гарри вновь предпринял попытку вырваться. Драко лишь улыбнулся этой глупой девчонке и уверенно потащил ее за собой. Через пару секунд Гарри Поттер оказался в нише, ко всему прочему еще и прижатый к стене Драко Малфоем. Гарри пытался вырваться, но теперь все его движения были полностью блокированы. — Отпусти, я сказала!

— Можешь прекратить эту истерику, Грейнджер, — Драко самодовольно улыбнулся. Он почувствовал прилив уверенности: Грейнджер была совсем рядом, и никто ее спасать на данный момент не собирался.

— Отпусти! Ты с ума сошел, Малфой?! — Гарри предпринял попытку высвободить руку, чтобы достать палочку из кармана мантии.

— Что-то потеряла, Грейнджер? — усмехнулся Малфой, демонстративно помахав гарриной палочкой у него пред лицом. — Знаешь, твои крики могут привлечь ненужное внимание. Что подумают люди, когда увидят нас в таком положении?

— Отвали! — не унимался Гарри, не желая принимать тот факт, что ему становилось страшно.

— Заткнись, а не то наложу Силенцио! — шикнул Малфой. Грейнджер, может, и была умной, но в данный момент вела себя, как полная идиотка.

— Да не пошел бы ты?! — зарычал Гарри, вновь дергаясь. — Как только я выберусь, Малфой, ты будешь трупом! Я обещаю тебе это! Тебе не сойдет это с рук!

— И когда же ты выберешься, Грейнджер? — Драко бесил тот факт, что девушка никак не могла заткнуться. Из-за нее он не мог приступить к главной части своего плана. Обычно к этому моменту он уже выбирал более укромное место для себя и своей избранницы, а тут… — Заткнись! Ты даже не знаешь, что я хочу тебе сказать!

— Только не говори, что я тебе нравлюсь, Малфой! Меня стошнит! — скривился Поттер, даже позабыв предпринять очередную попытку вырваться.

— Вот ты подумай, Грейнджер, — начал Драко. — Ты ведь, вроде бы как, умная, но поступки у тебя идиотские.

— Ты мне мозги промыть собрался?! — Гарри вновь задергался.

— В общем-то, да, — признался Малфой. — Я хочу сказать, что ты умная и привлекательная девушка, Грейнджер. Я раньше не обращал на это внимание, но вот недавно мне словно открыли глаза.

Гарри в ужасе зажмурился. Мир вокруг него постепенно сходил с ума, а брошенные от злости слова неожиданно оказались правдой.

— Да, я понимаю, что ты испытываешь ужас от осознания того, какой ты была дурой, — подумав, что именно по этому поводу девушка закрыла глаза, сказал Малфой. — Ты вечно с Поттером и Уизли, а это отталкивает от тебя молодых людей, знаешь ли. Ты ведь красивая, Грейндж…

— Прекрати! Не надо! — что есть силы завопил Гарри. Ему казалось, что его окунули в бочку со слизняками. Так противно стало неожиданно, что даже дышать стало невозможно.

— Тебе никто не говорил таких слов, Грейнджер? — Малфой вновь самодовольно улыбнулся. –Ты должна сходить с ума уже от одного факта, что я с тобой разговариваю.

— Ты… ты сумасшедший! — Гарри задыхался. Сейчас могло произойти кое-что совсем ужасное, что, ну, никак не вписывалось в его планы. И почему, почему Гермионе так не везло на парней?! Сначала этот Крам, который даже разговаривать-то нормально не мог. Потом Рон, отличавшийся глупостью и вспыльчивостью, чего Гарри не мог не признавать, даже несмотря на их дружбу. А теперь вот еще и Малфой! Малфой, черт побери! Хуже просто и быть не могло!

— Да, я сошел с ума, Грейнджер, как только понял насколько ты красивая, — придав голосу как можно больше томности, заговорил Драко. — Эти твои вечно спутанные волосы, так похожие на воронье гнездо, огромные глаза, в которых так просто утонуть! Да рядом с тобой ни одна слизеринка и не валялась! Ты такая естественная!

У Гарри полностью отнялся язык. В данный момент ему хотелось просто лечь и умереть, лишь бы больше не слышать этого ужаса.

— Твое молчание мне очень нравится, Грейнджер, — вновь заговорил Драко, попутно сетуя на то, что любая слизеринка уже давно бы была у его ног. Да и не только слизеринка. Правда, эта некоторая покорность со стороны Грейнджер уже начинала приносить некое удовольствие. Малфой неосознанно ослабил хватку. — Это так интригующе. Ты такая загадочная сейчас. Знаешь, я очень хотел бы… — Драко запнулся. Он вдруг понял, что произнести оставшиеся слова, просто не может. Это было настолько противно! Правда, понимание того, что от него ждут результатов, отогнало мысли об отступлении на задний план. — Я хотел бы встречаться с тобой, — уверенно договорил Малфой. Гарри его уже даже не слышал. Сейчас он весь был сосредоточен на том, чтобы придумать, как выбраться из ниши. В голове очень кстати появился рассказ Гермионы о том, как именно от нее избавилась Парвати. — Эй! Ты что, совсем меня не слушаешь?! — Драко был возмущен. Он тут, видите ли, распинается, а его наглым образом игнорируют.

— Мне, конечно, было очень приятно это от тебя услышать, Малфой, — Гарри выдавил из себя улыбку, — но ты слишком много болтаешь.

Гарри улыбнулся шире и, что есть силы, заехал ногой слизеринцу прямо в пах.

— Ооох… — Драко сразу как-то обмяк и выпустил Гарри. Поттер же, не теряя времени, со всей дури толкнул его, и Малфой, не удержавшись на ногах, повалился на пол. Гарри поборол соблазн добавить ему еще пару раз по лицу и, перешагнув через него, выбрался из ниши. Затем, наклонившись, он достал свою палочку из кармана мантии Малфоя и выпрямился.

— Теперь запомни, хорек, — Гарри решил, что без пафосной речи тут все-таки не обойтись. — Если я такая красивая и умная, то зачем мне такой слизняк, как ты? Тоже мне…

— Я убью тебя, — просипел Драко. Ужасная боль не желала проходить. — Убью, Грейнджер!

— Так-то лучше, Малфой, — довольно хмыкнул Гарри и, развернувшись, пошел по коридору. Он решил, что будет разумнее поскорее убраться из этого коридора. Поэтому, как только Малфой остался за углом, он сразу же побежал.

Судя по всему, на обед он уже не успевал, а значит, оставалось только идти на занятия. Гарри жаждал обо всем рассказать Гермионе и Рону, так как утаить от них такое было бы просто кощунственно. Это же надо, Малфою нравится Гермиона! Надо срочно спасать подругу, а то страшно представить, кто еще может посягнуть на нее. Гарри споткнулся, подумав о Снейпе. Жить становилось все страшнее и страшнее. Кому же они так жестоко не угодили?

Гермионы в кабинете Трансфигурации не оказалось, что было очень странно. Гарри ждал ее в коридоре вплоть до начала занятия, но она так и не появилась. Он подумал о том, что и на Гермиону мог кто-нибудь напасть. Надо было срочно найти Колина после занятий, так как хоть как-то прояснить ситуацию мог только он.

Все занятие Гарри ловил на себе недоуменные взгляды Рона и просто пожимал плечами, так как не знал, что еще сказать. Еще на него беспрерывно смотрела Парвати, но Гарри предпочитал игнорировать этот взгляд. Как же его все достали.

Занятие закончилось, и Гарри с Роном отправились искать Колина. Поиски не увенчались успехом, так как даже Джинни не знала, куда запропастился Криви. Рассудив разумно, они решили, что следует посмотреть по карте. Рон был отправлен на следующее занятие предупредить, что Гарри немного задержится.

Сам же Гарри стремительно поднялся в спальню девочек, открыл сундук и извлек оттуда карту. Точка с именем Гермионы нашлась быстро, весьма удивив его своим местонахождением. Жить и, правда, становилось страшно. Бросив карту в чемодан, Гарри заспешил на помощь к подруге.

* * *
Гермиона уже смирилась с тем, что совсем не понимала того, что творилось вокруг нее. Такое чувство она испытывала впервые, так как происходящее больше походило на дурацкий розыгрыш. Она подумала, что если все это было идей Гарри и Рона, то скоро друзей у нее не будет, так как, только выбравшись отсюда, она их убьет.

Она уже третий час торчала в тесном чулане для метел, недоумевая, когда же за ней кто-нибудь придет. Параллельно она анализировала ситуацию, в результате которой оказалась в таком положении. Она поговорила с Колином, которому, оказывается, ничего особенного от нее и не надо было. И вот она, никого не трогая, идет на обед в Большой зал, и тут появляются эти. Гермиона даже пискнуть не успела, как была снесена натиском Крэбба и Гойла.

Эти нерасторопные гориллы на этот раз двигались на удивление быстро, и теперь Гермиона наслаждалась одиночеством и пылью в этом дурацком чулане. Дверь не поддавалась заклинаниям, что означало, что запечатали ее не Крэбб с Гойлом. Им явно кто-то помог. Единственный, на кого могла подумать Гермиона, был Малфой. Грейнджер уже смирилась с тем, что без убийства она обойтись не сможет. Ладно, она пропустила обед и теперь у нее будут синяки на руках, но ведь она еще и занятие пропустила! И не просто занятие, а Трансфигурацию! Какой стыд! МакГонагалл теперь ее точно никогда не простит.

Поэтому, когда по ту сторону двери вдруг послышался какой-то шум и дверь чулана отворилась, первыми словами Гермионы были:

— Почему так долго?! Я прогуляла Трансфигурацию!

— И я тоже рад тебя видеть, Гермиона, — Гарри облегченно выдохнул. Подруга была цела и невредима.

— Извини, Гарри, — Гермиона не сдержалась и обняла друга. — Просто я думала, что ты придешь гораздо раньше.

— Я был очень занят, — сухо ответил Гарри. — Отбивался от очередного твоего нерадивого ухажера. На тебя западают такие ужасные парни!

— Я думаю, нам есть о чем рассказать друг другу, — выдохнула Гермиона. Затолкнув Гарри в чулан, она захлопнула дверь и запечатала ее Коллопортусом. Потом подошла к маленькому окошку и присела на низенький подоконник. — И, кажется, лучшего места для разговора нам не найти.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:24 | Сообщение # 38
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 30. Дело было в коридоре

После неудачного подката к Грейнджер у принца Слизерина, кажется, началась черная полоса. Когда Драко получил от Колина Криви заветный конверт с фотографиями, в нем загорелась слабая надежда, что он еще сумеет отыграется. Каково же было его разочарование, когда он увидел заветные снимки.

— Она еще и летать умеет?! — в его голосе отчетливо слышалась досада. Фотографии полетели на пол. Драко почувствовал, как ноги неожиданно стали словно ватными, а голова пошла кругом. — Летать?!

Драко упал на кровать и закрыл глаза. Все происходящее казалось нереальным. Ему все еще было обидно из-за нанесенного ему недавно оскорбления. Он к ней со всей душой полез, а она ему вон как ответила. Это нечестно! Не могла же она быть идеальной во всем. Подруга Поттера, не обделена мозгами, так еще и отлично летает на метле! Нет, такого просто не могло быть!

* * *
— Ну, что будем делать?

— Гарри, не обязательно начинать каждое утро с этого вопроса, — серьезно сказала Гермиона. — Все равно мы ничего не можем сделать. Малфой ведет себя тихо, Парвати тоже не предпринимает никаких поползновений в мою сторону, так что нам остается только ждать.

— Это как-то скучно, — буркнул Рон.

— Посмотрела бы я, как ты скучал, если бы в чулане заперли тебя, — сразу же взвилась Гермиона. — Хочешь, я могу тебе это устроить?

— Мерлин, какие все стали злые, — пробормотал Уизли, отодвигаясь от Гермионы.

— Не гулял бы ты с Лавандой, ничего такого не произошло бы, — не унималась Грейнджер.

— Ты что-то имеешь против моей девушки? — Рон поднялся с дивана.

— Представь себе, да! — Гермиона тоже подскочила.

— Да ты же сама меня отшила! В поезде такую пламенную речь произнесла! Я чувствовал себя ничтожеством! — сжав кулаки, сердито произнес Рон.

— Еще скажи, что переживал из-за этого! — злобно бросила Гермиона.

— Ребята, — Гарри поспешил вмешаться. — Давайте на завтрак выдвигаться.

— Хоть одно дельное предложение, — буркнул Рон и, окинув Гермиону недовольным взглядом, направился к выходу из гостиной.

— Перестань, — заметив взгляд, которым Гермиона проводила друга, сказал Гарри. — Не злись на него, он просто влюбился. С кем не бывает? Вот даже Малфой…

— Ох, не надо про это, — Гермиона снова упала в кресло. — Я совсем не пониманию этой всеобщей помешанности на отношениях. Да и не хочу понимать.

— Не надо лукавить, — Гарри сел на подлокотник кресла, в котором устроилось его тело. — Ты ведь тоже не отказалась бы с кем-нибудь встречаться. Вспомни четвертый курс.

— Давай не будем об этом, — устало протянула Гермиона. — Лучше пойдем на завтрак, а то Рон подумает, что мы про него говорим.

Гарри оставалось только кивнуть, но для себя он уже решил, что, во избежание очередного нападения со стороны Малфоя и ему подобных, личную жизнь подруги надо срочно устраивать.

В Большом зале Гарри сел рядом с Роном, так как Гермиона напрочь отказалась к нему приближаться, предпочтя противоположную сторону стола. Завтрак проходил как обычно, когда перед Гермионой вдруг появилась записка. Она удивленно распахнула глаза, потом посмотрела по сторонам и только тогда взяла записку. Развернув ее, она быстро ее прочитала и протянула Гарри. Тот, тоже прочитав записку, внимательно посмотрел на Гермиону. Она встретила его взгляд, а потом, кивнув, поднялась из-за стола.

— Нас вызывает к себе Снейп, — шепнул Рону на ухо Гарри и поднялся вслед за Гермионой. Уизли обеспокоено посмотрел на него, понимая, что зельевар вполне возможно сварил антидот и его друзья в скором времени могли вернуться в свои тела. — Мы тебе все расскажем, — Гарри поспешил за подругой.

Такую оживленность за гриффиндорским столом, конечно, не мог не заметить Драко Малфой. Он встретился взглядом с Патил и, поняв, чего именно она от него ожидает, поднялся из-за стола. Он не без удовольствия отметил, что вслед за ним поднялись и Патил, и Браун, и даже Криви. Они поочередно покинули Большой зал и кинулись вслед за Поттером и Грейнджер. Благо, Браун поинтересовалась у Уизли, куда именно направилась парочка.

Все были так заняты своими делами, что никто даже не заметил, как Большой зал покинул Невилл Долгопупс, также заметивший, что Гермиона получила записку. У него сразу же закрались подозрения, что это как-то связано с его зельем и что, вполне возможно, у него сейчас попытаются украсть изобретение. Этого он никак не мог допустить, поэтому во всю припустил за Гарри и Гермионой, попутно недоумевая, что в той же стороне забыли Малфой и все остальные.

Невилл размышлял над причиной, по которой Гарри и Гермиону вызвали в кабинет Снейпа. Нет, тут, конечно, не в чем было сомневаться. Снейп разработал зелье и теперь собирался вернуть Гарри и Гермиону в свои тела. Невилл нахмурился, а потом слабо улыбнулся. Варево Снейпа точно не могло помочь, так как только он, Невилл Долгопупс, знал истинное решение. Если у него изначально получилось сварить столь уникальное зелье, то и с антидотом проблем не возникнет. Все просто и логично. Но он все равно слегка волновался.

— Как думаешь, Малфой, почему Снейп вызвал их к себе? — зашептала Парвати, выглядывая из-за угла, дабы удостовериться, что Гарри и Гермиона не повернули обратно.

Драко же бормотал себе под нос что-то про полеты и совсем не обращал внимания на заданный вопрос.

— Колин, не вздумай фотографировать сейчас! Нас заметят, — шикнула на Криви Лаванда. — Малфой, ты что оглох, тебя задали вопрос!

— А, что? — болезненный тычок в бок привел слизеринца в чувства.

— Ты хорошо знаешь Снейпа, по какой причине он мог вызвать к себе Гарри и Гермиону? — закатив глаза и еле сдержавшись, чтобы не придушить не в меру невнимательно сегодня Драко, повторила свой вопрос Парвати.

— Я не знаю, — задумчиво протянул Малфой. — Это может быть связано с занятиями, а может — и с чем-то другим. Я больше склоняюсь к мысли, что Снейп вызвал к себе именно Грейнджер, чтобы дать ей какое-нибудь задание, а Поттер пошел с ней в качестве сопровождения.

— Боюсь, Малфой, после твоего неудачного нападения на нее сопровождающий ей и, правда, нужен, — Лаванда звонко рассмеялась, даже не заботясь о том, что ее могут услышать. Драко и Парвати зашикали на нее, а Колин с трудом удержался от того, чтобы не заснять этот момент. — О, великий соблазнитель, до чего ты доводишь людей.

— Заткнись! — Малфой сжал кулаки, сдерживая порыв отвесить несколько затрещин зарвавшейся гриффиндорке. Дальше они шли молча, так как разговор получался не слишком конструктивным.

Гарри и Гермиона медленно шли в сторону лестниц, ведущих в подземелья, не замечая толпы, которая следовала за ними. Гарри слегка волновался из-за того, что им предстояло. Время от времени он поглядывал на Гермиону, пытаясь понять, что испытывает она. В данный момент это казалось чем-то чрезвычайно важным, так как она была в его теле и была им. Гарри не понимал, почему испытывает сожаление из-за происходящего. Могло статься, что он не хотел возвращаться в свое тело. Нет-нет! Конечно, Гарри Поттером быть лучше, чем Гермионой Грейнджер. Но все же и в этой ситуации было нечто положительное. Разве узнал бы он Гермиону так хорошо, если бы оставался собой?

Гарри Поттером определенно быть было легче: проблем было в разы меньше, не надо было особо беспокоиться о своем внешнем виде, да и Малфой не приставал со своими признаниями. Гарри слабо улыбнулся и вновь посмотрел на Гермиону. Если бы не их вынужденные каникулы, он никогда бы не узнал, что твориться в семье Гермионы. Пусть он пробыл у них довольно короткий промежуток времени, но он искренне полюбил этих людей.

— Гермиона, — осторожно позвал Гарри. Они уже практически дошли до кабинета Снейпа. — Ты думаешь, у него и, правда, получилось сварить антидот?

— Не знаю, Гарри, — Гермиона выглядела задумчивой. — Но я, наверное, не сильно расстроюсь, если мы пока не вернемся в свои тела. Быть Гарри Поттером так занимательно.

Оказавшись перед кабинетом профессора Снейпа, Гарри и Гермиона, сами не понимая почему, медлили несколько минут, прежде чем Гарри решился постучать. Из-за двери послышалось приглашение войти, и Гермиона, тяжело вздохнув, толкнула дверь. В нос сразу же ударил запах различных трав, и Гарри невольно вздрогнул, понимая, что сейчас, возможно, все встанет на свои места. Гермиона, кажется, испытывала сходные чувства.

— Здравствуйте, профессор, — поздоровалась она.

— Здравствуйте, — выдавил из себя Гарри.

Снейп, не обращая никакого внимания на приветствие, развернулся к ученикам. В руках у него было два кубка, в которых, как догадался Гарри, было зелье. Он сглотнул.

— Запомните, если результат не оправдает наших ожиданий, я продолжу работать над зельем, — сказал Снейп. В два шага он оказался рядом с замершими учениками. Уверено подняв кубки над их головами, он просто вылил зелье им на головы. Гарри закрыл глаза. По телу прошла дрожь, и появилось странное ощущение. Гарри пытался вспомнить, что он чувствовал в тот раз, когда лежал на полу. Правда, от волнения это плохо получалось. Он осторожно нашел руку стоящей рядом Гермионы и сжал.

— Ну? — раздался через некоторое время голос профессора.

Гермиона осторожно открыла глаза и уставилась прямо на профессора, боясь посмотреть вниз. Хотя она уже поняла, что рост у нее не изменился вовсе.

— О, нет, — застонала она, повернувшись к Гарри. Разочарование в ее голосе заставило Гарри осознать всю горечь происходящего. Снейп невозмутимо взирал на них, и, кажется, ему было вообще безразлично, что с ними происходило. — Зелье не сработало, профессор.

— Я уже понял это по выражению вашего лица. Простите, лица мистера Поттера, — не упустил своего шанса Снейп. Он поставил кубки на парту и, достав палочку, взмахнул ей, прошептав чистящее заклинание. — Можете идти.

Снейп, казалось, потерял всякий интерес к ребятам. Он развернулся и направился к котлам в углу кабинета, не сказав больше ни слова. Гарри смотрел на Гермиону и никак не мог смириться с тем, что она уж слишком расстроилась. Неужели его жизнь так ее тяготила? Вот ему иногда даже нравилось быть Гермионой, если, конечно, не вспоминать тот случай с Малфоем. Хотя с чего он взял, что они должны испытывать сходные чувства?

— Пойдем, Гермиона, — сказал он. Подруга посмотрела на него и слабо улыбнулась, словно хотела подбодрить саму себя. Она развернулась и медленно вышла из кабинета, Гарри последовал за ней. Они прошли совсем немного, когда Гермиона вдруг остановилась, прислонилась спиной к стене и закрыла глаза. Гарри растерялся, не зная, что ему делать.

— Ммм… что-то они не слишком радостные, — пробормотал Невилл, выглядывая из-за угла. Через секунду в его голову пришла мысль, что у Снейпа ничего не получилось. Невилл был готов станцевать победный танец. Он знал, что он самый умный! Его простой закон действовал, и никакой Снейп не мог ему помешать. Внезапно его охватил приступ вдохновения, и он, не желая больше растрачивать свое драгоценное время, развернулся и побежал. Ему нужно было как можно быстрее добраться до туалета плаксы Миртл.

— Все же я надеялась, — сказала Гермиона, не открывая глаз. Гарри слабо улыбнулся, он испытывал необъяснимое волнение. Он медленно подошел к ней и встал напротив, чуть ли не прижавшись к Гермионе.

— Знаешь, все не так плохо, как выглядит на самом деле. Есть даже положительные моменты, — осторожно сказал он и, поднявшись на цыпочки, потянулся к собственным губам. Так и не достав до них, Гарри неуклюже клюнул Гермиону в подбородок и обескуражено выдохнул. — Вот почему ты такая маленькая?

— Я не маленькая, это ты слишком высокий, — Гермиона слабо улыбнулась и открыла глаза. Она внимательно посмотрела в карие глаза, а затем улыбнулась шире. — Но я думаю, что смогу исправить это недоразумение.

Подавшись вперед, Гермиона наклонилась и, наконец-то, поцеловала Гарри. Поттер, не ожидавший такого, сначала замер, но затем ответил на прикосновение собственных губ.

— Ох, ну, конечно. Как же я сразу не понял!? — пробормотал Малфой и, поморщившись, отвернулся. — Теперь даже мстить им не хочется.

Патил тоже выглядела недовольной, чего нельзя было сказать о Лаванде.

— Упустила свой шанс, дорогуша, — самодовольно сказал Браун, повернувшись к подруге.

— Какая сенсация, — из-за другого угла показался Криви и пару раз сфотографировал целующуюся парочку.

— Открути вспышку, идиот, — зашипел на него Малфой. — Ты же нас выдашь!

— Ничего я не упускала! Подумаешь Гарри Поттер… мелкая сошка, — не обращая внимания на Колина и Малфоя, сказала Парвати.

— Это ты от обиды так говоришь, — Лаванда слащаво улыбнулась. — Его даже Грейнджер сумела охмурить!

— Я же не виновата, что он, черт знает, сколько времени был в нее тайно влюблен! — оправдывалась Парвати. — И вообще он псих! После того случая, не желаю иметь с ним ничего общего.

— А у Грейнджер совсем нет вкуса, — в свою защиту сказал Драко, понимая, что сейчас набросятся на него. Правда, в его голове упорно билась мысль, что Грейнджер отлично летала на метле и что отсутствие вкуса в выборе парней по сравнению с этим было сущей мелочью. Драко покачал головой.

— А ты встречаешься с Роном! Нашла чем гордиться! — не упустила шанса поддеть подругу Парвати.

— Да-да, Браун, — поддержал Патил Драко. — Так что вот не надо к нам лезть.

— Рон самый хороший! — взвилась Лаванда. — Он умный, милый, красивый…

— Мерлин, Малфой, это надолго, — закрывая лицо рукой, пробормотала Патил. Драко вновь выглянул из-за угла, желая проверить, что там делали объекты их слежки, но Поттера и Грейнджер в коридоре уже не было.

— Куда они ушли? — Драко вышел из-за угла. — Криви! Куда они ушли?!

— Эээ… Я не знаю, — виновато сказал Колин. — Просто вы так интересно ссорились, а я… я…

— Заткнись! — Драко дошел до конца коридора, но так никого и не обнаружил. — Замечательно! Мы их упустили! Это ты во всем виновата, Браун! Ты такая же идиотка, как и твой Уизли!

— Сам идиот! — огрызнулась Лаванда. — На тебя даже Гермиона не позарилась, убожество ты этакое!

— Я тебя сейчас убью, Браун! — Драко достал палочку и направил ее на нахальную гриффиндорку. — Ты самый бесполезный человек, которого я знаю.

— А ты самый бесполезный человек, которого знаю я! — не осталась в долгу Лаванда. — И вообще, здесь стало слишком скучно, так что я пойду. До свидания.

Развернувшись, Лаванда пошла по коридору в противоположном от них направлении, не обращая никакого внимания на разразившегося ругательствами Малфоя и пытающихся его успокоить Парвати и Колина.

* * *
В этот вечер в доме Грейнджеров было по-настоящему весело. Джон сидел на кровати и хохотал над внешним видом своей жены. В руке он перетасовывал колоду карт, которую прислала им их дочь. Джейн тоже весело смеялась, пытаясь пригладить свои торчащие во все стороны волосы. Ее уже даже не беспокоило, что после очередного взрыва карт все лицо у нее было перепачкано.

— Еще одну партию, дорогая? — поинтересовался не менее грязный и лохматый мистер Грейнджер.

— Ой, нет, — продолжая смеяться, ответила его жена. Она потянулась и взяла с тумбочки фотографии, которые так же были присланы их дочерью. Она просматривала их уже в третий раз. — Странно, что Гермиона никогда не просила нас купить ей метлу.

— Думаю, дорогая, полеты ей нравятся не настолько сильно, — мистер Грейнджер подался вперед, чтобы тоже посмотреть фотографии. — Она предпочитает учиться чему-нибудь.

— Это да, — Джейн улыбнулась. — И сколько бы Гермиона не отрицала, между ней и Гарри определенно что-то есть, тебе не кажется?

— Давно кажется, — кивнул мистер Грейнджер, разглядывая одну из фотографий. — Она же постоянно говорит о нем.

— Гарри хороший мальчик, — улыбнулась миссис Грейнджер. — Было бы чудесно, если бы они начали встречаться. Ты только посмотри, как уверенно она его обнимает.

— Еще бы, они ведь дружат уже шесть лет. Так что тут нечему удивляться, — Джон достал конфету из коробки «Берти Боттс».

— Ты не боишься? — Джейн лукаво улыбнулась.

— Надеюсь, на этот раз у нее будет более приятный вкус, чем в прошлый раз. Я, конечно, люблю рыбу, но все же… — нахмурившись, развернул фантик Джон.

— Конфетка со вкусом курицы оказалось ничего, — Джейн, улыбаясь, наблюдала за тем, как ее муж с опаской засовывает в рот конфету.

— Б-боже, — мистер Грейнджер выплюнул конфету на ладонь и поспешил завернуть ее обратно в фантик.

— Какой вкус? — безуспешно борясь со смехом, поинтересовалась Джейн.

— Кажется, это были сопли… — Джон передернул плечами. — Ужас!

— В волшебном мире, оказывается, жить очень весело, — протянула его супруга. — Если у них такие конфеты и карты, то я представляю, что у них творится с более серьезными вещами.

— Давай, лучше сыграем еще одну партию, дорогая, — Джон вновь взял колоду карт. — И спрячь эти конфеты, я больше не могу на них смотреть.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:24 | Сообщение # 39
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 31. Как плохо много думать

— Вот как ты думаешь, это нормально, если мы начнем встречаться? — в который раз спросила Гермиона. — Ну, ты подумай, мы не в своих телах и все это очень странно. Я вот думаю, нормально ли, что, целуя тебя, я как бы целую себя?

— Гермиона, прекрати нести чушь! — попытался отмахнуться от ее вопросов Гарри. — Все нормально! С чего ты взяла, что что-то не так? Мы вернемся в свои тела, и можно будет забыть об этом недоразумении, как о страшном сне, хотя оно и сблизило нас. Можешь так не переживать.

— Я просто думаю о моральном аспекте, — Гермиона была настроена очень серьезно. — Ты подумай, не повлияет ли это на нас, когда мы вернемся в свои тела? Ну, допустим, тебя начнет тянуть к мальчикам, а меня…

— Боже, Гермиона! Прошу, прекрати это! — Гарри поднялся с дивана. — Как ты можешь говорить такие противные вещи! Ты пойми, что я, смотря на тебя, вижу именно тебя, а не какого-то там мальчика! И, надеюсь, в твоем случае все так же, потому что если это не так, то мне страшно за тебя! Если ты не прекратишь думать об этом, то сама не заметишь, как поверишь в это, и тогда у нас точно ничего не получится!

— Ну вот, — теперь Гермиона выглядела расстроенной. — Мы только один раз поцеловались, а ты уже кричишь на меня. Ты совсем не хочешь думать о таких важных вещах!

— Я хочу, но можно я этим займусь, когда у меня будет на это время? — извиняющимся тоном спросил Гарри. — Ты же сама хотела, чтобы я подтянулся по учебе, а теперь вот сидишь тут и мешаешь мне писать эссе по Чарам! Поэтому, прошу тебя, сядь где-нибудь в другом месте, потому что писать под таким давлением у меня совсем не получается.

— Ну, хорошо, — смиренно согласилась Гермиона. — Пиши свое эссе, не буду тебя больше отвлекать своими глупыми вопросами.

Гарри недовольно посмотрел на обиженную подругу, но промолчал. Уж очень мало времени осталось, чтобы написать эссе. С Гермионой же можно будет поговорить и потом.

Написание эссе шло полным ходом, и Гарри даже грешным делом подумал, что ему, возможно, удастся покончить с ним уже сегодня. Однако, если это все-таки случится, ему придется выполнить свое обещание и позволить Гермионе и дальше вещать всякие глупости. Он бы вот предпочел просто молча посидеть с ней, обнявшись, на диване или даже поцеловаться. Правда, он не был уверен, что эта уловка сработает и в этот раз.

Все бы было ничего, только Гермиона, сидевшая в соседнем кресле, вдруг начала демонстративно сопеть. В итоге, Гарри не выдержал и отбросил перо.

— Нельзя ли потише? — повернувшись в сторону Гермионы, поинтересовался он.

— Тебя что-то не устраивает? — елейным голоском ответила Грейнджер.

— Н-нет, — с трудом выдавил Гарри, сдерживая злость. Гермиона промолчала. Она, как оказалось, вообще его не слушала, уставившись куда-то в пространство. Гарри невольно проследил за ее взглядом и увидел, что смотрит она на Рона. Уизли сидел в кресле, а на его коленях удобно устроилась Лаванда. И все бы ничего, только вот взгляд рыжика сулил им мучительную смерть. — Что это с ним?

Гермиона ответить не успела. Рон, попросив Лаванду подняться, тоже встал и решительно направился в сторону друзей. Гермиона с трудом удержалась, чтобы не зажмуриться, уж очень грозно он выглядел.

— Может быть, вы расскажете мне, когда начали встречаться?! — благо, Рону хватило ума не кричать на всю гостиную. Хотя, заподозрила Гермиона, он, скорее всего, просто не мог справиться с голосом.

— Эм, а мы что, уже встречаемся? — недоуменно поинтересовалась Гермиона. Правда, опомнившись, приобрела глубоко возмущенный вид: — И вообще, что это за реакция?!

— А какая у меня должна быть реакция, когда ко мне подходит Лаванда и спрашивает, почему я ей не сказал, что вы встречаетесь?! — прошипел Рон. — Это еще ладно, но она добавила, что видела, как вы целовались!

— Где это она такое видела?! — искренне возмутилась Гермиона и посмотрела в ту сторону, где до этого была Браун. Только вот той уже и след простыл.

— В коридоре! — ответил Рон и повернулся к Гарри. — Ну, уж от тебя я такого не ожидал! Мог бы мне не врать!

— Да мы не встречаемся! — даже не удосужившись подняться с дивана, ответил Гарри. — Нечего на нас так смотреть!

— Не встречаетесь? — как-то совсем обескуражено пробормотал Уизли. Гермиона, переглянувшись с Гарри, покачала головой. — И не целовались?

— Вообще-то, целовались, — сказала Грейнджер. Уизли удивленно распахнул глаза, хотя почти сразу же пришел в себя: уж очень все происходящее было ожидаемо.

— Эм, — Рон опустился на диван рядом с Гарри. — Ребята, я, конечно, все понимаю, но вам не кажется, что все это слегка попахивает извращением?

— Не вижу в этом ничего такого, — пожал плечами Гарри. — Гермиона сейчас мальчик, а я девочка, так что никакого извращения.

— Тогда почему ты не захотела встречаться со мной? — в голосе Рона послышались нотки обиды. Гарри невольно усмехнулся, но промолчал.

— Потому что, Рон, это уж точно извращение, — прошипела Гермиона. — Я в теле мальчика, ты в принципе мальчик, подумай, как бы это смотрелось…

Рон скривился. Он действительно совсем не подумал, прежде чем ляпнуть это. Да и вообще, сейчас он любил Лаванду, так что задавать этот вопрос было в принципе глупо.

— Ну, а когда вы собираетесь начать встречаться? — задал резонный вопрос Уизли. Гарри сразу же посмотрел на Гермиону, а та в свою очередь на него.

— Если честно, то мы не знаем, правильно ли встречаться, когда мы в таком положении, — призналась Гермиона. Рон, заметив, что этот вопрос расстроил его друзей, решил сменить тему. Через некоторое время Гарри вернулся к работе над эссе, а Гермиона взялась вбивать в голову Рона очередную главу учебника по Чарам.

* * *
В туалете же плаксы Миртл тем временем царил полный беспорядок. По полу были раскиданы многочисленные свитки пергамента, исписанные какими-то формулами и еще черт знает чем. Дверь одной из кабинок была открыта. Внутри, на том месте, где должен был располагаться унитаз, стоял огромный котел, в котором булькало неприглядное на вид варево. Сама же хозяйка туалета парила под потолком и со скучающим видом оглядывала беспорядок, устроенный одним пухлым гриффиндорцем.

Через некоторое время дверь туалета открылась, и вошел этот самый пухлый гриффиндорец. Невилл, не обращая никакого внимания на Миртл, сразу же направился к котлу. В руках у него была небольшая коробочка, которую он пристроил рядом с другими подобными ей.

— А здороваться тебя не учили? — раздался голос над головой Долгопупса. Невилл, полностью погруженный в свое занятие, никак не отреагировал. Миртл это, конечно же, совсем не устроило, и она, громко взвыв, принялась кружить у него над головой. — Эй! Какой ты грубый!

— Я занят! — бросил Невилл, так и не подняв взгляда на приведение.

— Ты всегда занят! — возмутилась Миртл. — Приходишь, когда тебе вздумается, пользуешься тут моей добротой, а взамен ничего не даешь! Мог бы, приличия ради, и поговорить со мной. Вокруг одни грубияны!

После этих слов Миртл разразилась рыданиями, периодически подвывая, чтобы как можно ярче изобразить, какая же у нее ужасная жизнь и какая она несчастная. Конечно, Невилл понимал, что человеку, которому в скором времени грозило получить широкую известность, не стоило быть особо мягкотелым, но ничего не мог поделать с испытываемой им жалостью и поэтому смиренно посмотрел на приведение.

— Ладно, Миртл, хочешь, я расскажу тебя, что собираюсь сегодня делать? — ровным голосом сказал Невилл. Миртл сразу же успокоилась и подлетела поближе, чтобы не упустить ничего из рассказа Невилла.

— Мне очень интересно, — дружелюбно сказала она, усиленно хлопая глазами, словно желая показать искренность своих слов.

— Я просто долго думал над составом этого зелья и пришел к выводу, что он должен быть настолько невозможным, насколько это только возможно, — запутано начал Невилл. — Я честно пытался составить список самых несовместимых ингредиентов, но все тщетно. На самом деле, это просто нереально, уж очень много существует различных ингредиентов. Поэтому я попросил бабушку прислать мне не очень дорогие, но часто используемые вещества.

— Так-так, — протянула Миртл. — Кажется, я догадываюсь, что ты собираешься делать. А тебе за собственную жизнь не страшно?

— Н-нет, я же здесь один, — голос Невилла все же дрогнул. — Мне не с кем поменяться телами, так что я не боюсь.

— Ладно, — пожала плечами Миртл. — Только убери здесь потом.

— Конечно, — Долгопупс подошел к котлу вплотную. Он немного слукавил, когда сказал, что ему не страшно. На самом деле, зелье могло повести себя совершенно непредсказуемо, даже разнести половину школы. Правда, Невилл твердо решил, что другого выбора, как взять и рискнуть, у него попросту нет. — Ладно, надо приступать.

Взяв одну из коробочек, Невилл увеличил ее. Затем высыпал содержимое других коробок в эту большую и тяжело вздохнул. Со стороны это, наверное, выглядело крайне глупо. Поставив коробку на пол, Невилл отошел к раковинам. Затем, взмахнув палочкой, он поднял коробку заклинанием в воздух. Еще раз глубоко вздохнув, он снова взмахнул палочкой и перевернул коробку. Ингредиенты полетели в котел, но Невилл этого уже не увидел. Он испуганно вжался в одну из раковин, моля только о том, чтобы взрыв был не слишком сильным и его не убило.

Невиллу показалось, что он оглох. Крепко зажмурившись, он не мог понять, почему вдруг стало так душно, взрыва ведь не было. С трудом дыша, Невилл все же рискнул открыть глаза. Кругом было темно, словно кто-то выключил свет.

— Боже, я ослеп! — испуганно взвыл Долгопупс и принялся тереть глаза. Зрение от таких действий вернулось не сразу, но теперь все вокруг стало серым. Прошло еще некоторое время, прежде чем зрение вернулось окончательно и Невилл смог облегченно выдохнуть.

— Ух, ты! — голос Миртл резанул по ушам. — Никто еще не устраивал в моем туалете такого! — раскинув руки в стороны, она кружилась под потолком, и на губах ее играла самая идиотская улыбка на свете.

Невилл еще немного посмотрел на сошедшее с ума приведение и, опомнившись, стал судорожно ощупывать себя. Кажется, он был цел и невредим. Поднявшись на ноги, он принялся оценивать нанесенный ущерб. Котел все же взорвался, и болотного цвета жидкость украшала все вокруг. Невилл поморщился. Все же зелье у него получилось неправильное. Цвет был не тот.

— Когда ты начнешь здесь убираться? — все еще кружа под потолком, как бы между прочим поинтересовалась Миртл. Невилл тяжело вздохнул. Дурацкий день. — Ты обещал сделать это, не забыл?

— Да не забыл я! — чуть ли не крикнул Невилл, доставая палочку. Работа предстояла долгая и нудная.

* * *
— И все же меня это очень беспокоит, — захлопнув книгу, сказала Гермиона. Гарри, сидевший напротив нее, закатил глаза. Кажется, сейчас будет очередная пытка вопросами, а он так надеялся, что хоть в библиотеке найдет покой. Гермиона уже второй день ходила за ним по пятам, все время в разных формулировках повторяя одни и те же вопросы. — Ты ведь не можешь с полной уверенностью отрицать, что нам это не повредит?

— Могу, — буркнул Гарри, пытаясь спрятаться за толстым фолиантом. Но Гермиона была непреклонна и решительно вырвала книгу у него из рук.

— Ты опять уходишь от разговора, Гарри, — серьезно сказала она. — Я что, одна должна думать о нашем будущем? Вот ты просто прикинь, мы не совсем мы, так не получается ли, что мы изменяем друг другу с друг другом?

— Можешь не беспокоиться на этот счет, — массируя ноющие виски, слабо улыбнулся Гарри. Затем он решительно встал и, перегнувшись через разделяющий их столик, впился поцелуем в собственные губы. Это был единственный способ заткнуть Гермиону. Та, конечно, ничего подобного не ожидала, но быстро справилась с собой и ответила на поцелуй. Все вопросы сразу же были забыты. Гарри уверенным жестом запустил руку в черные волосы, позабыв о том, где они находились.

Они бы, наверное, могли бы целоваться так целую вечность, если бы не неожиданное появление мадам Пинс. Произведенный ею звук, когда она заметила целующуюся парочку, Гарри бы охарактеризовал, как писк. Гермиона сразу же дернулась, при этом чуть не свалившись со стула и потянув за собой Гарри.

— Уж от вас я этого не ожидала, мисс Грейнджер! — Пинс все никак не могла справиться с голосом. — Совсем не ожидала!

— П-простите, — пробормотала Гермиона, пытаясь пригладить торчащие в стороны волосы.

— Одних извинений мало, мистер Поттер. Ваше поведение неприемлемо, поэтому я запрещаю вам посещать библиотеку в течение месяца. Пусть это будет вашим наказанием.

— Нет! Мадам Пинс, вы не можете! — Гермиона сделала несколько шагов вперед.

— Мистер Поттер, за библиотекой пока смотрю я, значит, мне и решать, могу я вас наказать или нет, — сказав это, Пинс бросила на Гарри осуждающий взгляд и, развернувшись, удалилась.

— Это все ты! — взвилась Гермиона, повернувшись к Гарри. Тот лишь примирительно поднял руки, показывая, что он и не отрицает этого.

— Но начала все это ты, — все же не удержался Гарри. Он быстро собрал свои вещи и, не дожидаясь Гермионы, поспешил покинуть библиотеку. Грейнджер же осталось лишь злобно топнуть ногой и тоже покинуть библиотеку.

* * *
— И все же я не могу не думать об этом, — услышал Гарри. Он уже даже знал, к каким выводам в очередной раз пришла Гермиона в своих рассуждениях, и потому горько вздохнул. После того поцелуя в подземельях его жизнь резко усложнилась. Гермиона усиленно занималась рефлексией, с завидным постоянством придумывая все более запутанные вопросы, а вот отвечать на них приходилось ему. Правда, Гермионе пока так и не удалось добиться от него хоть одного вразумительного ответа, так как Гарри всегда находил способ прервать ее словопоток.

— Гермиона, — устало протянул Поттер. — Прошу тебя, хватить об этом думать. Ты зациклилась на какой-то ерунде.

— Но это не ерунда, Гарри! Речь идет о том, встречаться нам или нет, — словно идиоту втолковывала ему Гермиона. — Я не могу понять, правильно ли это…

— Конечно, правильно, — закатив глаза, ответил Гарри. — Вот послушай, ты нравишься мне, я нравлюсь тебе, так что же мешает нам встречаться?

— А то, что ты сейчас являешься мной, а я — тобой, — не унималась Гермиона.

— Ну и пусть! Мне все равно нравишься ты, а не кто-то другой! — Гарри почувствовал, что у него снова начинает болеть голова.

— Но со стороны все это выглядит так, словно тебе нравишься ты сам, а мне нравлюсь я, — Гермиона в своих рассуждениях уходила в далекие дебри, все больше и больше в них запутываясь.

— Все совсем не так! — Гарри готов был закатить истерику, лишь бы Гермиона перестала думать на эту тему. — Все так, как и должно быть. Я встречаюсь с девушкой, которая мне нравится, а ты с парнем, который нравится тебе!

— В том-то и дело, что ты встречаешься с парнем! — победоносно улыбаясь, сказала Гермиона. Гарри постарался отключиться от происходящего. Он сидел, широко распахнув глаза, и не понимал, что вообще творилось вокруг. На мгновение ему даже показалось, что Гермиона абсолютно права. — Вот и получается, что ты встречаешься с самим собой, а я — с собой! Есть ли в этом смысл?

— Мне пора, — пробормотал Гарри, медленно поднявшись с дивана. Его начало подташнивать, и он чувствовал резкую необходимость подышать свежим воздухом.

— Куда это ты собрался? — поднялась вслед за ним Гермиона. — Мы еще не договорили! Ты опять уходишь от разговора!

— Я вдруг вспомнил, что у меня есть крайне важные мужские дела и мне срочно надо их решить! — очень быстро сказал Гарри, плохо соображая, что именно он несет. — Это срочно, Гермиона! Ты должна понять!

— Какие мужские дела?! — удивлению подруги не было предела. — Ты же не мужчина!

— Сама ты не мужчина! — сделав вид, что глубоко оскорбился, Гарри поспешно ретировался из гостиной, надеясь, что за ним не кинуться вдогонку. Гермиона же даже и не думала ни о чем подобном. Весь вид ее выражал недоумение.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:24 | Сообщение # 40
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 32. Квиддич и сон

Утро перед первым квиддичным матчем, в котором она выступала в качестве игрока, оказалось для Гермионы не очень приятным. Из-за ужасного волнения и страха подвести Гарри она полночи проворочалась в кровати, заснув лишь тогда, когда сил уже совсем не осталось. Но с утра она все равно подскочила ни свет ни заря. Остальные еще спали, когда Гермиона, надев квиддичную форму, вышла из спальни. Она наивно надеялась, что форма вселит в нее хоть какую-то уверенность в себе, но не тут то было. Оказавшись в гостиной, Гермиона принялась нервно наворачивать круги по помещению, крепко сжимая ни в чем неповинную метлу в руках.

Предстоящий матч представлял собой одну большую проблему. А Гермиона все свои трудности обычно разрешала по средствам библиотеки. Но в данном случае казус состоял в том, что библиотека вряд ли могла дать ответы на вопросы вроде: как не упасть с метлы, как первой поймать снитч или как избавиться от нервного волнения. Вот и приходилось снимать напряжение альтернативными способами. Она уже даже было начала подумывать, а не воспользоваться ли ей оборотным зельем, только вот ни зелья, ни Гарри под рукой не было.

Через некоторое время в гостиную начали спускаться первые ученики, среди которых был и Рон. Заметив Гермиону, он сразу же поспешил к ней.

— Привет, — ободряюще улыбнулся Рон. — А где Гарри?

— Привет, — поздоровалась Гермиона в ответ. — Гарри, видимо, решил опоздать на завтрак.

— Странно, — протянул Рон. — Я думал, он попытается тебя подбодрить.

— Какая разница? — устало сказала Гермиона. — Его поддержка не поможет мне поймать снитч.

Рон промолчал, не зная, что на это ответить. Лаванды в пределах видимости не было, и он подумал, что стоит отправиться на завтрак с Гермионой, так как все же моральная поддержка ей была необходима.

Шагая рядом с Роном, Грейнджер пыталась перестать обижаться на Гарри, мало ли что случилось. Ей оставалось только надеяться, что тот все же соизволит появиться и извинится за свое поведение. Хотя она, конечно, догадывалась, что сама была причиной нежелания друга разговаривать с ней. По сравнению с предстоящим матчем все прочие проблемы и сопутствующие им вопросы показались ей сущей глупостью.

В Большом зале было не особо много народа, но команда Пуффендуя уже сидела за своим столом в полном составе. Гермиона сглотнула. Мерлин, кто бы мог еще в начале года представить, что через несколько месяцев она сядет на метлу и будет участвовать в квиддичном матче?

— Тебе надо поесть, — мягко сказал Уизли.

— Мне не хочется, — буркнула Гермиона, уставившись в пространство невидящим взглядом.

— Лучше поешь, а то тошнить будет, — принялся настаивать ее Уизли. Гермиона бросила на друга недовольный взгляд, но, тем не менее, потянулась за тостом. Тот показался ей безвкусным, но под внимательным взглядом Рона Гермиона продолжала его жевать. Конечно, в глубине души она понимала, что Рон старается приободрить ее и поддержать, и была ему благодарна.

— Пойду посмотрю, в каком состоянии поле и какая на улице погода, — с трудом проглотив тост, сказала Гермиона. Рону ничего не оставалось, как просто кивнуть. Про себя он жутко злился на Гарри из-за его отсутствия.

Гермиона медленно шла по коридору, в очередной раз думая, как ей вести себя на поле. Сказать по правде, она и сама не понимала, зачем это делает. Черт возьми, как она могла определить в каком состоянии поле?! Глубоко вздохнув, Грейнджер ускорила шаг. Ей подумалось, что на свежем воздухе будет полегче. Конечно, Гарри дал ей точные инструкции, обрисовав каждое действие, но чувство страха от этого никуда делось.

Гермиона вышла из школы и направилась к квиддичному полю. На улице было морозно, но снега еще было немного. Гермиона посмотрела на метлу в руках. На тренировках все было отлично, так что же изменилось теперь? И хотя команда Пуффендуя представляла собой некоторую помеху, Гермиона вдруг осознала, что все ее тревоги имели исключительно нервную почву. Состояние было как перед экзаменом.

Добравшись до раздевалки и пристроив метлу рядом с дверью, Гермиона опустилась на скамейку. Все же она слишком сгущала краски. Предстоящее было не таким уж и ужасным. Она могла отлично развлечься, ведь Гарри не грозился оторвать ей голову в случае, если она проиграет. Гермиона хихикнула, но вдруг замерла — кажется, у нее начиналась истерика. На место страха пришла злость. Гермиона мысленно прокляла Невилла, потом Гарри, а потом и Драко Малфоя за компанию. И только после этого она, наконец, успокоилась.

* * *
Рон с угрюмым видом сидел в Большом зале и ждал остальных членов команды, чтобы потом вместе с ними отправиться в раздевалку. А еще он ждал Гарри. Рон, конечно, не понимал, что там происходило между его друзьями, но замечал, что Гарри уже несколько дней старательно избегал Гермиону. Но от этого Уизли злился только пуще, ведь Гермиона так волновалась из-за предстоящего матча.

Как и ожидалось, Гарри вскоре появился. По дороге к гриффиндорскому столу он усиленно озирался по сторонам, явно кого-то высматривая.

— Привет, — Гарри опустился рядом с Роном.

— Где тебя носило? — не обращая никакого внимания на внимательно слушавшую его Лаванду, поинтересовался Уизли.

— Я спала, — Гарри бросил выразительный взгляд в сторону Браун. Та, естественно, его проигнорировала, слащаво улыбнувшись. Гарри с трудом удержался от соблазна скорчить ей в ответ рожицу. — Люди так обычно делают, знаешь ли.

— Нам надо поговорить, — Рон поднялся из-за стола. Лаванда поднялась следом. — Я хочу поговорить с Гермионой наедине, Лаванда. Иди на трибуны.

— Ладно, — Лаванда нахмурилась, но все же подалась вперед и поцеловала Рона. — Удачи.

— Спасибо, — радостно улыбнулся Уизли.

Браун принялась что-то щебетать ему на ухо, на что рыжик время от времени ей поддакивал, перемежая все это дело поцелуями.

— Эй, мы, вроде, собирались поговорить! — не преминул вмешаться Гарри. Рон окинул его недовольным взглядом, но Браун все-таки из объятий выпустил. Поттер развернулся и направился к выходу из зала, и Рону ничего не оставалось, как только последовать за ним.

— Может, объяснишь, что происходит? — напустился на друга Уизли, как только они покинули Большой зал.

— А что, что-то происходит? — невинно поинтересовался Гарри.

— Гермиона надеялась, что ты придешь и поддержишь ее как-нибудь! — с укором произнес Уизли.

— Так я и собирался прийти, правда, в последний момент передумал, — принялся оправдываться Гарри. — Просто пойми, я побоялся, что, увидев меня, она начнет переживать. Ты же знаешь этих девчонок.

— Ну и что, — буркнул Уизли.

— Слушай, Рон, — Гарри был серьезен. — Это не самая большая проблема. Ты просто проследи, чтобы она себе не навредила, ладно?

— Не волнуйся, Гарри, — Рон сразу как-то подобрел. — Я прослежу, чтобы твое тело вернулось к тебе в целости и сохранности.

— Дурак! Я беспокоюсь не о своем теле, а о Гермионе! — Гарри выглядел глубоко возмущенным. — Ты же знаешь это! Так что проследи, пожалуйста, чтобы с ней ничего не случилось. Не важно, кто сегодня выиграет, главное, чтобы она не свалилась с метлы или не пробила себе голову.

— Да понял я, понял, — отмахнулся от друга Уизли. — Лучше пожелай мне удачи.

— Удачи и тебе, и Гермионе, — Гарри улыбнулся и направился в сторону трибун. Рон же отправился в раздевалку.

На пути к зрительским местам, Гарри все еще чувствовал вину за свой поступок, но решил, что все, что ни делается — все к лучшему. Заняв на трибуне место повыше, чтобы следить за действиями Гермионы, Гарри принялся с нетерпением ждать начала.

— И вот на поле появляется команда Пуффендуя, — объявил комментатор. Гарри подался вперед, не желая пропустить появление Гермионы. После представления игроков Пуффендуя, комментатор объявил: — А теперь на поле выходит действующий чемпион школы — команда Гриффиндора.

Гарри внимательно посмотрел на Гермиону, пытаясь понять, все ли с ней в порядке. Правда, с такого расстояния видно было не очень, но уже то, что Гермиона не носилась по полю с криками «Я не буду играть!», весьма обнадеживало. Она пожала руку капитана команды Пуффендуя и после свистка взмыла в воздух.

Когда она повернула голову к гриффиндорским трибунам и уставилась на Поттера, тот, не удержавшись, поднял вверх большой палец и подмигнул. Правда, Гарри не был уверен, что она увидела этот жест.

Игра набирала обороты. Гарри время от времени следил за тем, как ведут игру охотники, и не мог не отметить их отличную работу. Несмотря на запрет играть на пятом курсе, сейчас ему все равно было странно и очень непривычно наблюдать за действием со стороны.

Гермиона кружила по полю и с умным видом на лице высматривала снитч. Когда тот появился, Гарри аж подскочил с места и указал рукой в его сторону, отчаянно желая, чтобы Гермиона тоже заметила маленький мячик. Правда, сидящие сзади ученики не оценили такого порыва и сразу же зашикали на него, желая, чтобы он сел и не загораживал им обзор. Гарри оставалось только недовольно всплеснуть руками и занять свое место. Но Гермиона все равно заметила снитч, и это было очень даже хорошо. Но вот то, как она себя после этого повела, повергло Гарри в ступор. Оглянувшись по сторонам, подруга начала медленно двигаться в сторону снитча. Создавалось впечатление, что она его не ловить собирается, а красть.

— Давай быстрее, Гермиона, — от бессилия застонал Поттер. Пуффендуйский ловец словно и не замечал всех этих поползновений, продолжая летать на другом конце поля. Страшно было даже представить, что бы было, если бы он тоже увидел снитч.

— Хм, мне вот интересно, почему Поттер ведет себя, как придурок? — разглагольствовал на слизеринских трибунах Драко Малфой. — Снитч прямо перед ним, но вместо того, чтобы быстро поймать его, он летит к нему со скоростью улитки. Очень интересно.

— Давай, Гермиона, давай! — чуть ли не кричал от бессилия Поттер.

Конечно, Гермиона не успела долететь. Снитч просто-напросто исчез. Гарри готов был взвыть от отчаяния, вцепившись в свои каштановые кудри. Сидевшие рядом с ним ученики откровенно недоумевали, что твориться с их старостой.

— Я же говорю — придурок, — продолжал Драко Малфой. — Идиот. Лучше бы вместо него на поле Грейнджер выпустили. Она хоть летать умеет.

Драко было наплевать на удивленные взгляды других слизеринцев. Он был полностью увлечен игрой. Лишь иногда он отрывал взгляд от Поттера и смотрел на гриффиндорские трибуны. Правда, при виде Грейнджер у него внутри сразу же поднималась волна ненависти, и Драко забывал, зачем это делал.

Теперь, как заметил Гарри, Гермиона высматривала снитч с виноватым выражением на лице. Она то и дело поворачивалась к трибунам и сверлила Поттера внимательным взглядом. Такого, конечно же, Гарри допустить не мог. Подобная невнимательность могла обойтись команде слишком дорого, и он начинал подавать ей знаки, чтобы заставить ее вновь обратить внимание на игру. Было непонятно, как она еще не упустила снитч.

Однако когда золотой мячик объявился во второй раз, Гермиона сразу же его заметила. Гарри понял это по тому, как дернулась ее метла, когда она вдруг понеслась к кольцам Гриффиндора. Снитч кружил прямо у подножия одного из шестов. Но в этот раз его заметил и пуффендуйский ловец. Не обращая никакого внимания на злобные шиканья, Гарри подскочил со скамьи, словно так он мог разглядеть что-то лучше. Гермиона летела к шестам, уже протягивая руку вперед, ловец Пуффендуя сидел у нее на хвосте.

— Какое интересное лицо у Поттера, — тихо пробормотал Малфой. — Надо же, кажется, он думает!

Когда рука Гермионы сомкнулась на снитче, Гарри просто зажмурился от безудержного счастья.

— И Гарри Поттер ловит снитч! — раздался голос комментатора. Трибуны взревели.

— Да! — крикнул Поттер.

— Да-да-да! — вторила ему Гермиона, раскинув руки в сторону. Казалось, ее уже совсем не заботил тот факт, что она пока еще не приземлилась. Трибуны во всю скандировали имя ее друга, которое временно принадлежало ей, и радостно галдели. За всей этой суматохой и ослепляющим счастьем, Гермиона и не заметила внезапно образовавшейся на ее пути преграды. Когда она врезалась в столб, по трибунам пролетел вздох ужаса.

— Мерлин, — выдохнул Гарри, который вовсе не ожидал подобного исхода.

Гермиона, которая летела к трибунам, крепко сжимая в руке снитч, просто врезалась в голевой шест и теперь висела на нем, обхватив его руками и ногами. Гарри с ужасом в глазах следил за тем, как его метла самовольно врезалась в трибуну и полетела на землю. Тут беспокойная толпа понесла его вниз, на поле.

Гермиона откровенно не понимала, как все могло закончиться подобным образом. Ученики спешно спускались с трибун, а она пыталась придумать, как же ей сползти вниз и спрятаться где-нибудь от гнева Гарри Поттера. В том, что Гарри будет злиться из-за такого казуса, Гермиона не сомневалась.

— Мистер Поттер, сползайте оттуда немедленно, — раздался голос профессора МакГонагалл. Конечно, ослушаться декана она никак не могла и послушно поползла вниз. На земле ее сразу же окружили радостные гриффиндорцы, но Гермиону волновало лишь местонахождение Поттера.

— Гермиона! — из толпы показался не в меру радостный Гарри. Не обращая никакого внимания на свою оговорку, он просто кинулся ей на шею. — Ты молодец!

— Метла, — только и сумела выдавить из себя перепуганная Гермиона, но Гарри, не особо заботясь об окружавших их людях, просто поцеловал ее.

— Какая сенсация, какой эксклюзив! — завизжал Колин Криви и принялся бегать вокруг парочки, беспрерывно делая снимки.

— ЧТО?! — закричал Невилл, но на него никто не обратил внимания. — Как же так?!

— М-да, вот уж мерзость, — Драко только спускался с трибун и, конечно, видел все происходящее с высоты. Крэбб и Гойл дружно заржали, заставив Малфоя еще и поморщиться. Все было чудесно, ничего не скажешь, особенно, если брать во внимание финал матча. Это показалось Драко верхом сумасшествия.

— Ну, ничего, Гермиона, — справившись с голосом, продолжил Невилл. — Ты еще будешь моей.

После этих слов он развернулся и, расталкивая любопытствующих, направился в сторону школы. Он очень быстро поднялся на нужный ему этаж и, толкнув дверь, вошел в туалет плаксы Миртл. Подойдя к котлу, пристроенному в одной из кабинок, Невилл злобно его пнул, не беспокоясь о том, что произойдет с зельем. Котел перевернулся.

— Ой, а что это у нас тут происходит? — раздался голос хозяйки туалета над головой.

— Отстань, — буркнул Невилл, смотря на то, как жидкость растекается по полу.

— Ну же, ты можешь мне довериться, — Миртл приблизилась и попыталась обнять Невилла. Долгопупс испуганно дернулся и замахал руками, чтобы отогнать приведение. — Расскажи мне, что случилось, Невилл.

— Я… я… — открыл рот Невилл, но замолчал. Миртл предприняла еще одну попытку, и Долгопупс, наконец-то, раскололся. — Я думал, она умная! Думал, что она не может позариться на этого! Подумаешь, герой! А я умный, тихий, доверчивый и все для нее сделаю!

— Оу, — Миртл изменилась в лице. Хитро улыбнувшись, приведение подлетело вплотную к Невиллу. — И кто же эта вертихвостка?

— Гермиона, конечно, — буркнул гриффиндорец. Настроение у него было никакое, и поэтому, не договорив, он развернулся и покинул туалет. Ему нужно было уединиться.

* * *
Вечером Гриффиндор праздновал победу. Кто-то принес несколько ящиков сливочного пива и различной снеди. В общем, всем было весело, пока в одиннадцать часов не активировался сам виновник всего этого и не разогнал непонимающую толпу по спальням. Не в меру радостная староста была сослана вместе со всеми остальными.

Окинув усталым взглядом царящий в гостиной беспорядок, Гермиона смирилась с тем, что у нее совсем не осталось сил на уборку, и направилась в спальню. Рон уже мирно сопел, как и остальные соседи по спальне. Правда, Гермиона не заметила отсутствия Невилла, но это было не столь важно. Забравшись под одеяло, Гермиона с облегчением выдохнула. Завтра воскресенье, а значит, можно будет как следует выспаться, а то от недостатка сна она чувствовала себя ужасно. Заснула Гермиона моментально.

— Мои верные слуги, — разнеслось по огромной зале. — Наступил тот день, когда мы сможем доказать свое превосходство!

Гермиона поняла, что, должно быть, это было очередное ведение, что смотрит она на все глазами Волдеморта, а люди перед ней — Пожиратели Смерти. Ее охватила внезапная радость, явно принадлежавшая не ей. Толпа тем временем что-то одобрительно скандировала, но взмах руки Темного Лорда заставил людей замолчать.

— Завтра, слуги мои, — вновь раздалось шипение, — вы нанесете удар в самое сердце наших врагов. И я не желаю слышать ни о чем, кроме как об успехе. Вы поняли меня? Не подведите на этот раз!

— Мерлин, — слабо застонав, Гермиона свалилась с кровати, прижимая дрожащие руки к пульсирующему шраму.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:25 | Сообщение # 41
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 33. Хогсмид

Гермиона с обеспокоенным видом вышагивала по гостиной, время от времени бросая недовольные взгляды в сторону лестницы, ведущей в спальню девочек, проклиная про себя того, кто придумал закрыть вход туда лицам мужского пола. Она уже пыталась договориться с лестницей, пытаясь убедить ее, что где-то в глубине души своей она самая настоящая девочка. Но лестница верить не пожелала. К тому же, как назло, в гостиной не было ни одной девочки, которую можно было бы отправить за Гарри. И теперь Гермиона вынуждена была коротать время в гостиной, смиренно дожидаясь, когда ее друг спустится сам.

Помимо нее в гостиной еще находился Рон, которого она разбудила сразу после того, как свалилась с кровати. Уизли просто не смог выдержать ее напор и был вынужден пойти вместе с ней, что не мешало ему в данный момент мирно посапывать на диване возле камина. Гермиону эту очень раздражало, но она все же сдержалась и не стала будить его повторно.

Прошло еще некоторое время, прежде чем удача улыбнулась Гермионе. Наверное, несчастная первокурсница, которую в этот выходной день угораздило проснуться первой, будет помнить случившееся всю оставшуюся жизнь. Завидев ее, Гермиона бросилась к ней, лишь чудом не сбив маленькую девочку с ног.

— Привет! — воскликнула Гермиона. Девочка испугалась, по ее лицу было видно, что она подумывает убежать обратно в спальню. — Привет! Есть одна небольшая просьба!

Знай Гермиона, какой видок у нее был в тот момент, она бы еще подумала, стоит ли ей вообще появляться на людях. Но в отсутствие зеркал это ее не беспокоило.

— П-привет, — пробормотала девочка. Конечно, она мечтала когда-нибудь заговорить с Гарри Поттером, но не таким же образом! — К-какая просьба?

— Поднимись в спальню девочек шестого курса, разбуди Гермиону Грейнджер и скажи ей, чтобы она немедленно спустилась в гостиную, — серьезно сказала Гермиона. Девочка удивленно посмотрела на нее, она ожидала, что ей поручат что-нибудь более серьезное и ответственное. — Ты сможешь сделать это?

— Да-да, — закивала девочка и, развернувшись, вновь поднялась по лестнице. Гермиона же с чувством выполненного долга принялась с двойным усердием ждать Гарри.

Поттер спустился через пять минут, держа за руку первокурсницу. Спустившись в гостиную и замерев перед Гермионой, Гарри пожелал девочке удачи и разрешил ей идти по своим делам.

— И часто ты так пугаешь первокурсниц? — с недовольством на лице поинтересовался Гарри.

— Это была просто безвыходная ситуация! — искренне заявила Грейнджер. — Ты просто не представляешь, насколько все серьезно! Идем к Рону!

— И Рон здесь, — пробормотал Гарри, подталкиваемый Гермионой в сторону камина. — Что вообще происходит?

— Сейчас ты все узнаешь, — ответила ему Гермиона и пихнула Рона в бок. — Вставай!

После того, как Уизли был безжалостно разбужен, Гермиона принялась за подробный пересказ того, что случилось. Она три раза повторила последние слова Волан-де-Морта, словно хотела, чтобы Гарри и Рон запомнили их на всю свою жизнь. Гарри откровенно недоумевал, почему все это так взволновало подругу. Эти сны и то, что Волан-де-Морт вечно что-то замышляет, уже давно перестали быть новостью. И, судя по выражению лица Рона, друг был с ним солидарен.

— И что ты хочешь сказать? — поборов зевоту, буркнул Уизли.

— Нельзя сегодня идти Хогсмид! — торжественно подвела итог Гермиона, что повлекло за собой волну возмущений и недовольства.

— Еще чего! Я обещал Лаванде, что мы пойдем вместе! — Рон вскочил с дивана. — Это же наше первое свидание за пределами школы! Думаешь, я пропущу его из-за того, что тебе там что-то приснилось?!

— Рональд, не будь идиотом, — разозлилась Грейнджер. — Это опасно, разве ты не понимаешь?

— Подожди-ка, — Гарри решил вмешаться, пока эта ссора не перетекла в драку. — С чего ты вообще взяла, что нападение будет именно на Хогсмид?

— Ты меня что, совсем не слушал? — напустилась на него Гермиона. — Он что-то задумал, и это случится сегодня!

— Это я понял, — спокойно ответил Гарри. — Но причем тут Хогсмид? Не думаю, что он посмеет сюда сунуться. Расслабься, школу окружают защитные чары, да и Дамблдор рядом. Со всей этой неразберихой из-за обмена телами, ты стала слишком нервной. Тебе нужно отвлечься.

— Возможно, это и так, но в Хогсмид мы все равно не пойдем, — уперлась Гермиона. — И ты, Рон, тоже.

— С чего мне тебя слушать, ты мне не мать и даже не девушка, — буркнул Рон. — Я могу делать все, что мне захочется. И в данный момент я хочу пойти в Хогсмид с Лавандой. И, кстати, спасибо, что разбудила меня в такую рань! Даже маме это не удавалось! А теперь извините меня, — Рон развернулся и двинулся в сторону спальни.

— Ну и иди! — чуть ли не крикнула ему в спину Гермиона. — А мы вот не пойдем.

— Пойдем, Гермиона, — спокойно возразил Поттер. — Если ты не забыла, с тебя должок. Твой вчерашний умопомрачительный спуск на поле… Никогда еще я не заканчивал матч таким образом.

— Скажешь тоже, — буркнула Грейнджер. Перехода с одной темы на другую, она, казалось, и не заметила. — А вспомни, как ты поймал снитч на первом курсе.

— Мне тогда одиннадцать было! — в свое оправдание сказал Гарри. Гермиона улыбнулась.

— Ладно, шантажист, допустим, что ты меня уговорил, — пробормотала она. — Я и сама подумала, что как-то неправильно сидеть в замке, когда может произойти нападение. Так, в случае чего, мы хотя бы сможем помочь.

— Вот и отлично, — Гарри подался вперед и поцеловал Гермиону. — А потом мы все расскажем директору, пусть там что-нибудь предпримет. Но я уверен, что твое волнение беспочвенно.

Они просидели в гостиной до самого завтрака. Правда, Гермиона время от времени порывалась пойти к директору, но Гарри все же умудрялся ее отговорить. На завтрак им пришлось идти вдвоем, так как Рон с ними разговаривать не пожелал.

— Директора нет за столом, это не очень хорошо, — как только они вошла в зал, заявила Гермиона. Гарри тоже бросил взгляд на стол преподавателей, но, в отличие от Гермионы, посчитал, что так даже лучше.

— Перестань, — отмахнулся, показывая, насколько ему все это кажется бессмысленным. — Лучше давай позавтракаем и пойдем поскорее в Хогсмид, нам много куда надо зайти.

— Ладно, — бросив последний взгляд на стол преподавателей, согласилась Гермиона. Она уже смирилась с тем, что ей придется на некоторое время перестать доставать всех своим, как выяснилось, беспричинным волнением.

На выходе из школы их со списком в руке ждал Филч. Проводив тяжелым взглядом Гарри и Гермиону, он сделал соответствующие пометки возле их имен.

— Кажется, и Филч чем-то обеспокоен, — хихикнул Гарри. Гермиона ткнула его локтем в бок, но все же улыбнулась.

В Хогсмиде было людно. Ученики спешили как можно скорее управиться с делами, чтобы посидеть в Трех метлах за кружечкой сливочного пива. Гарри тоже был не прочь подобному времяпрепровождению, но у него дел и так хватало.

— И куда ты меня ведешь? — поинтересовалась Гермиона, когда Гарри, решительно взяв ее за руку, направился в сторону магазинчиков.

— Я тебе говорил, что хочу отправить еще одну посылку твоим родителям? — улыбнувшись, поинтересовался Поттер. Гермиона удивленно замерла на месте. Конечно, энтузиазм Гарри был ей понятен, когда они собирали посылку в прошлый раз, но она не думала, что другу настолько понравится это делать. — Если честно, я очень удивлен, что ты никогда не отправляла родителям ничего магического. Они же не понимают, какого это — быть волшебником.

— Гарри… — только и смогла выдавить из себя Гермиона. Словами нельзя было передать, как благодарна была Грейнджер за подобное внимание к ее родителям. Она не ожидала, что Гарри воспримет все настолько близко к сердцу. Поддавшись внезапному порыву, она обняла его, желая показать, как ей это важно.

— Р-раздавишь же, — выдавил из себя Поттер, но на губах у него играла счастливая улыбка. Гермиона отстранилась, но только для того, чтобы поцеловать его.

— М-да, — буркнул Драко Малфой, отворачиваясь от представшей перед его глазами картины. — Они мне аппетит на весь день отбили.

Его, конечно, никто не услышал, так как в Хогсмид он пришел в гордом одиночестве. С гриффиндорцами они должны были встретиться в самой деревне, в одном из переулков, где он в данный момент и находился. И, конечно же, Драко не ожидал, что Поттер с Грейнджер не только пройдут этой же дорогой, так еще и остановятся, чтобы целоваться.

Через пять минут появилась Патил, и Драко не смог сдержать самодовольной улыбки. Хоть что-то не менялось.

— Наконец-то ты соизволила явиться, — язвительно прошипел Малфой, когда девушка подошла ближе. В ответ Парвати наградила его слащавой улыбочкой. — Где остальные?

— Лаванда сказала, что больше не желает заниматься всем этим, — спокойно ответила Патил. — Мол, по ее мнению, шпионить за Роном — это неправильно.

— Мы ее потеряли, да? — иронично изогнув бровь, спросил Драко.

— Да. — Парвати выглянула из-за угла и наткнулась взглядом на обнимающихся Гарри и Гермиону. — Какое удачное у нас место для встречи, не считаешь?

— Все это бессмысленно, когда никто не желает выполнять моих указаний, — Драко выглядел усталым.

— Ну, это только Лаванда не хочет, а мы с Колином все еще в деле, — Парвати выглядела не в меру сочувствующей. Может, на нее повлияла череда неудач со стороны Малфоя, а может, она и, правда, сочувствовала слизеринцу. Парвати поспешила отогнать эти мысли.

— Ну, и где же тогда Криви? — угрюмо спросил Драко, не обративший ни малейшего внимания на слова Патил.

— Колин как раз должен следить за Поттером и Грейнджер, он обещал сделать несколько хороших снимков, — ответила девушка.

— Следить? — Драко снова выглянул из-за угла, но Гарри с Гермионой уже ушли. — Что-то как-то незаметно он это делает. Даже интересно.

Парвати хихикнула, но серьезный взгляд Малфоя заставил ее затихнуть. Выглянув, она тоже оглядела улочку, но Колина и, правда, нигде не было.

— Ладно, Малфой, — махнув рукой, сказала Парвати. — Я пойду за нашей сладкой парочкой, посмотрю, что они там собираются делать, а ты можешь занять себя, чем хочешь.

Малфою оставалось только проводить ее взглядом. И в самом деле, не мог же он последовать за Патил. Это бы выглядело слишком странно. Драко даже пожалел, что она не с его факультета, тогда бы никто ничего не заподозрил. К тому же Патил, судя по ее характеру, вполне могла стать отличной слизеринкой.

* * *
— Смотри! — Гарри с детским восторгом на лице ткнул в витрину пальцем. — Перо меняет цвет! Нам срочно надо его купить.

— Гарри, прекрати вести себя, как ребенок! — шипела Гермиона, пытаясь оттащить Поттера от витрины. Правда, происходящее доставляло ей необъяснимое удовольствие, так как она знала, что все эти восторженные возгласы были только из-за подарков ее родителям. Кажется, в этот момент ее любовь к Поттеру стала просто безграничной.

— Гермиона, прекрати меня дергать, — Гарри пытался вырвать руку из цепкой хватки подруги. — Нам еще надо купить исчезающие чернила.

— Ладно, делай, что хочешь, — без особого сопротивления сдалась Гермиона, отпуская его. Гарри, не теряя времени, позвал продавца и попросил ему что-то показать.

— Ну все, — некоторое время спустя Гарри, расплатившись, вернулся к Гермионе. — Теперь нам надо в Сладкое Королевство, купить что-нибудь вкусное и необычное.

— Ладно, — протянула Грейнджер, давая Гарри увести себя из магазина. Спорить с ним вес равно было бессмысленно.

На входе в Сладкое королевство они налетели на Колина, который выскочил из магазина прямо перед ними. Извинившись, Криви поспешил убраться подальше. Это было странно, но кто ж знал, что у него там на уме. В Сладком королевстве было людно, и, чтобы пройти к стеллажам, Гарри и Гермионе пришлось изрядно потолкаться.

— Что будем покупать? — поинтересовался Поттер. Гермиона пожала плечами, она не была знатоком сладостей, да и не особо любила их, так как в детстве ее редко ими баловали. Как тяжко жить, когда родители дантисты.

— Выбирай, что хочешь, только не забывай, кем работают мои родители, — пробормотала Гермиона, безразлично разглядывая сладости.

Раздался грохот, а следом за ним и крики. Гермиона испуганно качнулась в сторону. В груди все сжалось. Гарри же, схватив ее за руку, кинулся к выходу из магазина, в котором уже началась давка.

— Что происходит?! — испуганно озираясь по сторонам, спросила Гермиона. — Надо сообщить в школу.

— Надо узнать, что там такое, — крикнул Поттер и толкнул дверь магазина. На улице людей тоже охватила паника, и студенты бежали в разные стороны, кажется, совсем не понимая, что делают. — Там дым, давай туда.

Гермионе ничего не оставалось, как побежать за Гарри. Конечно, она уже догадалось, что происходит, но от этого легче ей не стало. Навстречу им неслись перепуганные школьники, и оставалось лишь надеяться, что они смогут благополучно добраться до Хогвартса.

Дым шел от одного из деревенских домов, утопавшего в пламени. Возле него было несколько человек в мантиях, бросавших в пробегающих мимо людей заклинания. Гарри хотел кинуться прямо туда, но Гермиона схватила его за руку.

— Не глупи, — осадила она его. — Прекрати геройствовать, лучше поможем остальным выбраться.

— Они же просто стоят! — пытался достучаться до Гермионы Гарри, но та была непреклонна. Она потянула его за собой, уводя в переулок. Там они хотя бы могли остаться незамеченными. — Ты предлагаешь мне сидеть здесь и слушать все эти крики.

Гарри отчаянно вырывался, и Гермиона сдалась. Впрочем, уже не в первый раз за этот день. Гарри выбежал вперед, доставая на ходу палочку, и Гермиона кинулась за ним.

— Ступефай, — крикнул Поттер, направив палочку на одного из пожирателей, и Гермиона последовала его примеру. Конечно, в них сразу же полетели различные заклинания. Однако кто-то из старшекурсников и жителей деревни присоединился к ним, и Гарри сразу же почувствовал себя гораздо увереннее. Очередной взрыв заставил его кинуться к тому месту, где это произошло. Но Гермиона, занятая тем, что отбивала несущиеся в нее заклинания, просто не заметила этого.

Увлекшись, она все дальше и дальше спускалась по улице. Конечно же, ее узнали, и поэтому ее скоромной персоне было уделено много нежелательного внимания. Когда с подобным напором стало просто невозможно больше бороться, Гермиона кинулась в один из переулков. Она усиленно пыталась сообразить, что ей делать и как из всего этого выпутаться. Подумав, она решила, что надо двигаться в сторону Сладкого Королевства. Но добраться до нужного здания, ей было не суждено, так как по дороге чье-то заклинание сшибло ее с ног, отправив прямиком лицом в сугроб.

— Черт, — пытаясь подняться, прошипела Гермиона. Но встать ей так и не удалось — сверху словно придавило чем-то невозможно тяжелым.

— А вот и Гарри Поттер, — раздалось сзади. Внутри у Гермионы все похолодело. Она вновь дернулась, пытаясь хотя бы перевернуться на спину. Было так унизительно буквально лежать лицом в сугробе. Но у нее опять ничего не получилось. — Без своих друзей ты простое ничтожество.

Гермиона пыталась возразить, но из груди вырвался немой вопль. В голову закралась мысль, что она крупно влипла и помочь ей с этим некому. Кто-то вырвал палочку у нее из рук и наложил связывающее заклинание. Только после этого Гермиону перевернули на спину. Перед ней, ухмыляясь, стоял Макнейр, а позади него маячили еще несколько человек в черных мантиях, чьи лица были скрыты масками.

— Наш Лорд будет тебе рад, Поттер, — после этих слов мужчина схватил Гермиону за руку и трансгрессировал.

Тем временем Гарри выбежал из очередного переулка и двинулся вниз по главной улице. Он уже отделался от Пожирателя, который преследовал его, и, опомнившись, хотел найти Гермиону — ему было спокойнее, когда она была рядом. Однако звуки битвы уже стихли, а Пожиратели трансгрессировали куда подальше. Появились авроры. Но подруги нигде не было видно.

— Где же ты, Гермиона? — застонал Гарри, спустя получаса поисков. Его все сильнее захватывало чувство, что случилось что-то ужасное. Попытавшись успокоить самого себя, Гарри решил, что раз ее нет в деревне, то она, вероятно, уже могла вернуться в школу. Ухватившись за эту мысль, он побежал в сторону Сладкого Королевства, так как через подземный ход было намного быстрее.

Добравшись до школы, Гарри со всех ног бросился в сторону гриффиндорской башни, где в спальне лежала карта мародеров. Всего-то и нужно было, что найти точку с ее именем и удостоверится, что все в порядке. В гостиной было пусто, очевидно, всех собрали в Большом Зале. Быстро поднявшись по лестнице, Гарри, толкнув дверь спальни, кинулся к своей кровати. Открыв сундук и выкинув оттуда половину одежды, Гарри достал карту. Его руки дрожали, когда он, коснувшись палочкой карты, произнес пароль.

Он сразу же посмотрел на Большой зал. Там, казалось, собралась вся школа. Точка с именем Рона сразу же попалась на глаза, а вот Гермиону, сколько бы Гарри ни искал, он найти не мог.

— Черт-черт-черт, — отчаянно повторял Гарри. Он проверил все этажи и все помещения. Гермионы не было. — Только не это, только не это…

Повторяя эти слова, Гарри побежал в Большой зал. Надо было срочно поговорить с директором.



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
Dominus_DeusДата: Воскресенье, 30.09.2012, 01:25 | Сообщение # 42
Vita sine Libertate
Сообщений: 1048
« 62 »
Глава 34. Паника

Когда Гарри прибежал в Большой зал, Дамблдора еще не было. Ученики взволнованно галдели, обсуждая произошедшее. Поттеру ничего не оставалось, как пойти к столу своего факультета. Он всячески старался успокоиться, убеждая себя, что Гермиона просто осталась в Хогсмиде и помогает учителям. Как-никак, она староста, это входит в ее обязанности.

— Как хорошо, что с тобой все в порядке, — подскочил к нему Рон, оторвавшись от рыдающей Лаванды.

— Ты Гермиону не видел? — никак не отреагировав на слова друга, шепотом поинтересовался Гарри.

Рон покачал головой:

— Она же с тобой была.

— Я упустил ее из виду в Хогсмиде. В школе ее тоже нет, я проверял, — Гарри потащил Рона к выходу из Большого зала. Кажется, они вызывали слишком большой у некоторых личностей. Покинув зал, Гарри уверенно направился в сторону лестниц. Рону ничего не оставалось, как последовать за ним. — Нужно найти директора… нужно все ему рассказать, он обязательно найдет Гермиону.

— Гарри… — Рон предпринял попытку остановить друга, но тот не пожелал его слушать.

— Рон, все очень серьезно! — Гарри уже чуть ли не бежал.

— Но тебе не кажется, что Дамблдор быстрее доберется до Большого зала, чем мы сами его нейдем? — не сдавался Уизли. Гарри невольно замер и нехотя обернулся. В словах друга был смысл. Рон понимающе улыбнулся и похлопал друга по плечу, желая приободрить. Не то, чтобы он сам не волновался, но ему почему-то казалось, что с Гермионой все в порядке.

Гарри сел на ступеньки, уже привычным жестом одернул юбку и задумался, как ему стоит поступить дальше.

— И что нам теперь делать? — поинтересовался он у друга.

— Ну… — Рон опустился рядом, словно это могло помочь ему ответить на вопрос. Гарри же тем временем словно ушел в себя и сидел, уставившись на одну из стен, внимательно ее разглядывая. Рон последовал примеру друга, в надежде, что на стене вдруг появится решение их проблемы.

— Знаешь, давай сделаем так, — Гарри резко вскочил, от чего Рон дернулся в сторону. — Ты идешь в Большой зал, а я — к кабинету директора. Так у нас будет больше шансов поймать его и сообщить о произошедшем.

Рон сразу же согласился, обрадованный тем, что ему не пришлось придумывать другого решения. Гарри задумчиво проводил друга взглядом, а затем, развернувшись, решительно поспешил к кабинету директора. Только оказавшись рядом с горгульей, Гарри с досадой осознал, что не знает пароль. Немного потоптавшись на месте, мысленно отговаривая себя от назойливой идеи попросту взять и снести горгулью прицельным «Бомбардо», Поттер наконец-то замер у окна. Он корил себя за то, что не взял с собой карту. Гарри даже подумывал о том, чтобы вернуться в гостиную. Правда, сделать этого он все же не успел: Дамблдор в сопровождении профессора Снейпа вывернул из-за угла.

— Профессор Дамблдор! — Гарри сразу же кинулся к ним. Дамблдор наградил его удивленным взглядом, а вот Снейпу все же удалось остаться невозмутим, но Поттеру не было до него никакого дела. — Гермиона пропала!

— В Больничное крыло, Грейнджер, срочно, — не дав сказать директору и слова, приказал Снейп. Наверное, будь Гарри в чуть лучшем настроении, чем сейчас, он бы сумел придумать какую-нибудь колкость в ответ или даже хорошенько приложить профессора об стену головой, но ему было не до того.

— Что случилось, Гарри? — участливо поинтересовался Дамблдор. Снейп же, поняв, что его игнорируют, нахмурился, сложив руки на груди.

— Беда, директор. Гермиона… ее нигде нет, — весь запал Гарри неожиданно иссяк. Снейп, заметив это, самодовольно улыбнулся, что было довольно странно, так как он никак не был к этому причастен. — Может, она осталась в Хогсмиде?

— Давай не будем волноваться прежде времени, Гарри, пойдем в кабинет, — Дамблдор улыбнулся, очевидно, стараясь приободрить своего студента. — Северус, с тобой мы договорим позже.

— Ну, уж нет, Альбус, — как-то слишком резко воспротивился Снейп. Мало того, что его просто-напросто игнорировали, так еще и отослать хотели. Нет, так просто они от него не избавятся. — Я хочу послушать, что там случилось с мисс Грейнджер из уст мисс Грейнджер.

Снейпа опять проигнорировали, хотя на этот раз Гарри это далось с большим трудом. Горгулья отпрыгнула в сторону, и все трое поднялись в кабинет Дамблдора. Как только они вошли, камин сразу же зажегся, а Фоукс внимательно уставился на вошедших. Дамблдор подошел к нему, прихватив со стола чистый пергамент, поспешно что-то написал на нем и вручил фениксу.

— К министру, Фоукс, — после этих слов тот исчез во вспышке пламени. Дамблдор сел за стол, Снейп с невозмутимым видом занял место у окна, а Гарри остался стоять возле дверей.

— Так что случилось, мой мальчик? — с интересом спросил директор.

— Я же говорю, Гермиона пропала! — выпалил Поттер, как только ему дали возможность. — Я проверил всю школу! Из Хогсмида она точно не возвращалась! Я более чем уверен, что она уже у Волан-де-Морта, ее нужно срочно спасать!

Дамблдор, ничего не сказав, достал палочку и направил ее в потолок, слегка взмахнув. От Гарри не укрылось, что через несколько секунд директор нахмурился.

— Мисс Грейнджер действительно нет в школе, Северус, — серьезно сказал директор. Гарри невольно подался вперед, боясь упустить хоть слово, но Дамблдор больше ничего не сказал, обратив все свое внимание к камину. Снейп лишь молча кивнул и перевел взгляд на своего нерадивого студента. Гарри невольно сделал шаг назад.

— Разве в Хогсмиде вы с мисс Грейнджер ходили не вместе, Поттер? — поинтересовался Снейп.

— Ну да, — пробормотал Гарри, сделав очередной шаг назад.

— Тогда почему вы стоите тут, а мисс Грейнджер неизвестно где? — Гарри потупил взгляд, а Снейп все продолжал издеваться: — Видать, вам очень понравилось носить юбки, раз вы позабыли о безопасности собственного тела.

— Ну-ну, Северус, я уверен, что у Гарри есть хорошее объяснение этому. Ведь так, мой мальчик? — снова заговорил Дамблдор. Покраснев, Гарри подробно пересказал случившееся. Дамблдор нахмурился, а вот на лице зельевара заиграла торжествующая улыбочка. Он открыл рот, чтобы сказать очередную колкость в адрес Гарри, но вспыхнувшее в камине зеленое пламя отвлекло его. Дамблдор поспешил к нему, и Гарри лишь успел заметить, что в огне мелькала голова министра магии.

Разговора велся на приглушенных тонах, и в тоге Гарри понял лишь то, что спасать Гермиону пока никто не собирается:

— Дамблдор, это же Поттер. Сколько раз он у нас там выживал? Ничего, от еще одного раза ему хуже вряд ли станет, — и министр снова пустился в какие-то путаные объяснения про необходимость разработки тактики атаки.

— Что?! — как только зеленое пламя утихло и Дамблдор снова обернулся к ним, закричал Гарри. — Какая разработка тактики?! Гермиона… она у Волан-де-Морта, что тут думать, нужно срочно отправляться спасать ее!

— Сразу видно, типичный гриффиндорец. Вы-то, Поттер, точно не привыкли обдумывать свои действия, — Снейп раздраженно повел плечами. — Хоть иногда вспоминайте, что вы теперь не Гарри Поттер, а Гермиона Грейнджер, мозги-то она с собой в другое тело не забрала. А если все же вам незнаком механизм пользования ими, то просто молчите, девушкам это идет. К тому же, уважайте репутацию вашей «подруги», ей с вами и так не повезло.

Гарри сумел лишь злобно прищуриться и сжать кулаки: ответная колкость на ум не приходила. Дамблдор с трудом сдержал улыбку, наблюдая за ними. Конечно, он понимал всю серьезность происходящего, но все-таки был уверен, что здравомыслия у мисс Грейнджер не занимать и у них есть время обдумать свои дальнейшие действия.

— Не волнуйся, Гарри, — отправив в рот лимонную дольку, сказал Дамблдор. — Ты у нас в безопасности, а мисс Грейнджер умная, уж как-нибудь протянет до нашего прихода.

Гарри немного опешил от такой явной беспечности директора и не нашелся, что ответить на его слова. Он, чувствуя свою беспомощность, посмотрел на Снейпа, взглядом просверливавшего в директоре дырку.

— Что бы вы там ни думали, Альбус, но от души Поттера нам толку не будет. Ценность представляет лишь его тело, — с непонятной интонацией сказал Снейпа.

Гарри переводил недоумевающий взгляд со Снейпа на директора и обратно.

— Так, не понял… — начал он, но его перебили.

— Северус… — шокировано прошептал Дамблдор. — Как же я мог забыть об этом…

— Что?! Что такое?! — не выдержав, завопил Гарри.

Ответа не последовало. Дамблдор просто поднялся из-за стола и подошел к портретам на стене. Гарри с немой мольбой в глазах вновь посмотрел на Снейпа, надеясь, что хоть тот ему что-нибудь разъяснит. Но тот, заметив рассеянность Гарри, лишь злорадно усмехнулся.

— Включайте мозги Грейнджер, Поттер. Может, хоть тогда вам станет что-то понятно.

Гарри с трудом удержался от того, чтобы показать язык профессору, и просто отвернулся. Он понимал всю серьезность ситуации, а также то, что Снейп прав, но мириться с этим не хотелось.

— Гарри, сходи, пожалуйста, за профессорами, — обратился к нему директор. — Они сейчас в Большом зале.

— Хорошо, — пробормотал Поттер, понимая, что от него явно хотят избавиться. Он быстро покинул кабинет и направился в Большой зал. На самом деле он не видел никакого смысла звать и остальных профессоров. Логичнее всего было бы прямо сейчас отправиться спасать Гермиону, не обременяя себя ничьей компанией.

Гарри замер на месте, обдумывая только что пришедшую в голову идею. Раз уж Дамблдор и Министерство предпочитали рефлексировать, а не принимать активные действия, он вполне мог отправиться спасать Гермиону сам. Только надо будет предупредить Рона. Тот, конечно, будет его отговаривать, но он-то уж настоит на своем. Гермиона их подруга, и она в руках у Волан-де-Морта, и с этим срочно надо было что-то делать, а не ждать пока кто-то там разработает тактику. Гарри скривился.

Когда он добрался до Большого зала, то сразу же направился к преподавательскому столу, чтобы попросить их пройти к директору, и только потом, найдя Рона за гриффиндорским столом, подошел к нему.

— Нам надо поговорить, — только и сказал Гарри и, развернувшись, снова направился к выходу из зала. Рон, с трудом отцепив от себя собравшуюся пойти с ним Лаванду, нехотя пошел за другом.

— Ну что опять? — сразу же поинтересовался Уизли.

— Гермиона у Волан-де-Морта, и я иду за ней, — выпалил Гарри.

— Ты что, с ума сошел? — опешил Рон. — Нужно сообщить директору!

— Директор в курсе, но пока он соберется, Гермиону уже убьют! — Гарри уверенно шел к выходу из школы. Рон чуть ли не бежал за ним, стараясь не отставать.

— Я с тобой, — сказал Уизли.

— Нет, Рон, — Гарри был серьезен. — Это все очень серьезно, и я не хочу, чтобы ты пострадал, поэтому тебе лучше остаться в школе.

— Нет, я все же пойду, — заупрямился Рон. Гарри пришлось остановиться и внимательно посмотреть на друга. — Гермиона и моя подруга, и если я могу ей помочь, я должен ей помочь!

— Нет, — решительности в голосе Поттера было хоть отбавляй. Они сверлили друг друга взглядами. — Извини, Рон, но я должен.

Гарри развернулся и вышел из здания школы. Когда он уже шел по заснеженной тропинке в сторону школьных ворот, до него долетел голос Рона:

— Ты хотя бы знаешь, где именно она находится? И вообще, как ты собрался туда добраться?

— Вот черт!

* * *
Гермиону швырнули на каменный пол. Больно ударившись плечом, она невольно застонала. Заклинания больше не сдерживали ее, но она все еще была связана. В нос сразу же ударил запах сырости.

— Хвост, сообщи Лорду, что мальчишка пойман, — раздался голос Макнейра. Гермиона дернулась, пытаясь перевернуться, но ничего не получилось. Она пыталась посмотреть, где находится, но, кроме темного пола и таких же стен, увидеть что-то было невозможно, разве что за спиной раздавался какой-то подозрительный писк. Шрам покалывало, что добавляло еще больше нервозности, хотя, казалось бы, куда уж больше? Гермиона предприняла еще несколько попыток вырваться, но все безуспешно. От нахлынувшего отчаяния она опустила голову и замерла в ожидании.

Она пыталась отвлечься, чтобы не думать о том, что ее ожидает дальше. Но в голову упорно лезли мысли о том, что она находится в руках Волан-де-Морта, который столько лет пытался убить Гарри. Гермиона скривилась: теперь Гарри была она сама. Она вспомнила о Невилле и о своем желании его убить. Жаль, что ей так и не удалось этого сделать. Если бы она только знала, что окажется здесь, то первым же делом придушила бы этого тупого гриффиндорца. Ярости Грейнджер не было предела, но из-за веревок, которые крепко прижимали ее руки к бокам, она смогла только разразиться проклятиями.

В скором времени, Гермиона отвлеклась от мыслей об убийстве и даже предприняла очередную попытку перевернуться на спину, так как лежать в таком положении казалось больше невозможным. От боли в затекших мышцах хотелось кричать, и Гермиона закусила губу. К тому же, источником загадочного писка оказались милые крыски величиной с ее предплечье. Гермиона зажмурилась, мысленно повторяя: «я парень, я не боюсь крыс». Может, это Петтигрю решил вернуться и позлорадствовать? Ей бы очень хотелось на это надеяться.

Она попробовала переключить мысли на что-нибудь другое. Вспомнила о Гарри и подумала, что его бы тоже следовало прибить. Зачем она послушалась его? С его везением не стоило и сомневаться, что что-нибудь подобное случится.

«Может, они придут меня спасать?» — эта мысль вселила в нее маленькую надежду, что она останется жива. Гарри точно захочет ее спасти. Точно.

— Надеюсь, с моим телом… то есть с Гарри ничего не случится, — пробормотала Гермиона, чтобы хоть как-то развеять эту гнетущую тишину.

Она уже призналась себе в том, что жутко боится встречи с Волан-де-Мортом. Конечно, Гарри рассказывал, как он выглядит, но Гермионе в это верилось с трудом. Да и вообще, она никогда не горела желанием проверить подлинность рассказа Гарри о внешности Темного Лорда.

«Интересно, у него и правда нет носа?» — перестать думать на эту тему оказалось не так уж легко, поэтому Гермиона не стала сопротивляться своим мыслям. Это все же лучше, чем предаваться нелепой панике. Она все равно ничего не может сделать.

Потом мысли перешли к директору школы. Гермиона давно заподозрила, что тот отлично знает, как вернуть все на свои места. Она яростно сжимала кулаки, но опять же, кроме как выругаться, ничего не могла.

Тут, не кстати, крысы решили, что ее положили сюда не просто так и что она, должно быть, их особое блюдо. Гермиона прямо-таки чувствовала на себе их маленькие хищные глазки.

Когда в коридоре, наконец, раздались шаги, Гермиона, уже успевшая потерять всякое самообладание, испуганно замерла. Внезапно она взмолилась, чтобы пришедшие явились сюда не за ней. Но понимание того, что других узников она не видела и не слышала, не оставило никаких надежд. Дверь со скрипом отворилась.

— Сейчас ты встретишься с Темным Лордом, — по голосу Гермиона поняла, что это снова Макнейр. — Ты рад этому, Поттер?



Заброшенный город. Забытые всеми,
Дома доживают последнее время.
Ни осень. Ни лето. Ни света, ни тьмы.
Разрушен сей город не кем-то – людьми…
©Вечная
 
NomadДата: Воскресенье, 30.09.2012, 02:59 | Сообщение # 43
Черный дракон
Сообщений: 1501
« 163 »
Ох и долгострой... А Невилл мне тут Тома напоминает.


Только тогда вы поймете, что деньги нельзя есть?
 
Al123potДата: Пятница, 11.10.2013, 01:22 | Сообщение # 44
Черный дракон
Сообщений: 2793
« 719 »
Сейчас делал fb2 файл для этого фики и заметил на ФФ.ру этот фанфик содержит на одну главу больше чем здесь.


"Плохо выглядишь" - это когда к тебе приходит смерть и, увидев тебя, судорожно начинает косить траву...
Я не злопамятен просто у меня память хорошая.
****************************************
fb2.txt
*****************************************
http://www.playcast.ru/uploads/2015/03/23/12793939.swf
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » За что, Невилл?! (ГП/ГГ, Роман/Юмор, R, гет, макси, в процессе.....)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск: