Армия Запретного леса

Среда, 26.02.2020, 20:51
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Карачун (гет, PG-13, AU/приключения/юмор, макси, в работе)
Карачун
Dart_FedorДата: Четверг, 13.08.2009, 22:08 | Сообщение # 1
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Название фанфика: "Карачун"
Автор: Dart Fedor
Рейтинг: PG-13
Пейринг: СС/НЖП, НЖП/НМП и пр.
Тип: гет
Жанр: Приключения/Юмор/AU
Размер: макси
Статус: в работе
Саммари: Фик писался как продлжение "Смаги", но получился вполне самостоятельным произведением. Это если коротко. Ну а подробности...

В Европе - все рядом. И если там заведется какой-нибудь негодяй, соберет тусовку беспредельщиков и начнет громить кого ни попадя, то всем мало не покажется! И такой негодяй завелся! После того как юная внучка Волдеморта отказалась короноваться, возглавить полчища Тьмы, объявить конец Света и назначить Владена Макнейра своей правой клешней (см. первую часть "Смага"), он так разобиделся, что решил устроить в Англии революцию. Причем не просто революцию, а РЕВОЛЮЦИЮ – настоящий переворот и вся Власть Советам. Ну а чтобы комар носа не подточил, он отправился перенимать опыт у Ленина, Герцена и декабристов. В Россию то бишь. Да вот незадача. Декабристов, оказалось, сослали в Сибирь на каторжные работы аж полтора века назад. И нет бы мужику успокоиться, вернуться на историческую родину и зажить скучной жизнью растленной аристократии - он отправился штурмовать Уральские горы. И решительность его не вызывает никаких сомнений в том, что все у него получиться.

Предупреждение: Очень много новых сьюшных персонажей


Сообщение отредактировал Dart_Fedor - Вторник, 10.07.2012, 12:44
 
Dart_FedorДата: Воскресенье, 14.11.2010, 01:04 | Сообщение # 91
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Очень хотел соответствовать Вашим пожеланиям, уважаемая Mina, но получилось с точностью до наоборот. Глава очень маленькая. Прощенья просим :))

Россия. 12 декабря (пятница)

Если я сказал не брал – значит не отдам
Солдатский фольклор

В течение всей недели, после и во время занятий проводились отборочные туры по скоростному контактному спаррингу. Те, кто после этого выжил, прошли в финал и в субботу должны были отстаивать честь школы/академии в решающем поединке. Это было грандиозное шоу, подготовку к которому начали накануне, то бишь сегодня. В организации были задействованы все без исключения.
Уроки в пятницу по всей школе были отменены, к великой радости профессора Люпина. Он бедненький и так за эту неделю измучился с дежурством по общежитию назначенным Солнцевым, общественно полезным трудом, коим его снабжал Муромский и попойками, которые ему навязывал Мышкин с Медовухиным. Ремус потирал руки, предвкушая скорую поездку домой. Осталось совсем немного. Завтра он будет в родном Хогварце.
Преждевременно обрадовавшись Люпин потерял всякую бдительность и покинул спальню как раз тогда, когда богатыри собирались на утреннюю зарядку (этот вопиющий садизм с элементами армейской философии).
- А-а-а, Рембо, – обрадовано позвал Илья, когда Люпин высунул голову в дверной прихлоп общей гостинной – Молодец, что встал. Пойдем, поможешь мне с одиннадцатыми.
Илья сграбастал бедного профессора в охапку и потащил на улицу. Сегодня было ветряно и погода не отличалась дружелюбием. Небо затянуло тучами и того и гляди должен был начаться сильный снегопад. Младшие классы, под руководством Добрыни Мстиславовича, алюминиевыми ложками очищали от снега спортивную площадку, где вскоре должны были начаться финальные соревнования. Ребята постарше карабкались на высоченные гладкие столбы, развешивая флаги - украшая стадион. Студенты продолжали практиковать свои страшные колдовские приемы. Одинадцатиклассники зябко переминались с ноги на ногу в ожидании своего инструктора.
- Смирно! – скомандовал Муромский подходя к ребятам. – Как настроение? Бодрое?
- Так точно! – четко рапортовали ребята, а на лицах было написано такое страдальческое выражение, что Люпин невольно поежился.
- Вот и хорошо! Ну что, для разминки Бего-ом МАРШ!
Дети побежали хорошо им известным маршрутом. Муромский улыбался глядя им в след. Глаза его заволокла пелена. По всему было видно, он вспоминал дни своей буйной молодости. От взгляда на все это Люпина неудержимо рвало на родину.
Но не долго радовался Муромский. Буквально через минуту, сметая все на своем пути на площадке появился Брагин. Он видимо только что встал, так как из-под тулупа можно было разглядеть валенки на босу ногу, семейники в горох и майку-алкоголичку. Волосы зельевара были всклокочены, а очки съехали на бок. Не сбрасывая скорости, молодой ученый пересек площадку и налетел на Муромского. Илья очнулся от грез.
- Ты чего, Федор? – грозно вопросил он, но видя выражение лица Брагина, понял, что случилось что-то серьезное и не стал скандалить – Что случилось?
- Мужики! – крикнул он привлекая к себе внимание остальных богатырей.
Попов и Никитин оторвались от своих прямых обязанностей (измывательством над детьми) и недоуменно посмотрели на запыхавшегося Брагина. От волнения Федор не мог выговорить ни слова, только клубы пара вырывались из его рта.
- А ну давай все сюда! – махнул рукой Илья призывая богатырей собраться.
Нехотя Попов и Никитин подошли к ним и вопросительно посмотрели на Федора. Тот отдышался, обвел всех взглядом, который можно было растолковать, как предвестие БОЛЬШИХ неприятностей, и проговорил непослушными губами:
- К нам завтра… комиссия… Минмагоборон… это… как его… развития … с проверкой. И эти… как их… со сверхсекретной…
- Ну и что? – тупо спросил Попов и непонимающе уставился на витязей.
- Хаваться надо, вот что! – раздраженно объяснил Брагин.
- Нам скрывать нечего, – беспечно возразил Леша
- А у меня в лаборатории три ящика самопальной взрывчатки! – злобно бросил Федор, будто кто-то из присутствующих был в этом виноват
- Черт! – хлопнул себя по лбу Добрыня – БТР!!!
- Что БТР? – удивился Илья. – Это же твое дидактическое пособие.
- Дак я ж его у одного прапора со сверхсекретной ВЧ на картошку выменял… по весу
- А где ты столько картошки взял? – все так же тупо спросил Алексей
- Изъял у третьего курса перунычей. Они из нее собирались самогон гнать.
Наступило тревожное молчание, которое прервал Муромский, решая все проблемы разом, как и положено крутым браткам.
- Добрыня, Федя, погрузите все палево в БТР и пригоните его сюда. Леша, скачи к домовому, сообрази мне двенадцать саперных лопаток. Рембо, стрелой мчись в общежитие. У меня в комнате под кроватью ящик такой зеленый стоит. Аккуратно транспортируй сюда. На все про все три минуты. Время пошло!
Мужчины бросились исполнять команды, потому как Муромский видом своим внушал им сейчас не только глубокое уважение, но и первобытный страх. Как раз к тому времени, как богатыри и профессора покинули плац, в поле зрения Илюши появились измученные пробежкой одиннадцатиклассники.
- Стой ать-два! – скомандовал Илья. – Значится так, бойцы! Поступила разнарядка на штрафные работы, – Илья строго оглядел «бойцов» на предмет возражений (таковых не было) и продолжил, – Сдюжим?
Бойцы на провокационный вопрос не поддались и продолжали выжидательно разглядывать своего инструктора. Илья прошелся вдоль их строя. Придирчиво и сурово оглядел каждого.
- Орлы! – наконец изрек он. – А знаете ли вы первый закон Ньютона?
Раздалось невразумительное бормотание из которого стало понятно, что если и знают, то не скажут. Илья разочаровано вздохнул.
- Упор лежа при-и-нять! И будем отжиматься пока не вспомним, – пригрозил он – Раз, два, три, четыре…
Прошло достаточно времени прежде чем вернулся Люпин надрываясь под тяжестью загадочного ящика.
- 85, 86, 87…
Чуть позже подоспели и Добрыня с Брагиным на ворованном БТР.
- 133, 134, 135…
А потом и Попов подтянулся с отвоеванными у домового-завхоза Кирилла саперными лопатками
- 162, 163, 164… Так и не вспомнили?
-Слышь, этот жлоб дал только одиннадцать, – отчитался Попов, – сказал больше нет.
Муромский отмахнулся.
- 169, 170… Ну? Может кто-нибудь скажет мне что-нибудь вразумительное?
- Я знаю, Илья Ростиславович, – задыхаясь просипел Арсений
- Кадет Кидало, встать! Докладывайте!
Арсений тяжело поднялся и сопя и тяжело дыша доложил:
- Тело сохраняет состояние покоя до тех пор, пока воздействие со стороны других тел не заставит его изменить это состояние [вольная трактовка закона со слов знакомого физика – прим. автора]
- Хвалю! Всем встать! Кадет Кидало, как самый умный продолжит утреннюю зарядку. Рембо, проследи. А остальным предстоит экспериментально доказать справедливость закона. Леша раздай лопатки.
Спустя час прямо на территории поселка была вырыта огромная яма со съездом, в которую своим ходом загнали БТР груженый взрывчаткой, ядами, самопалом, самогоном и загадочным ящиком, принадлежащим Муромскому. Спустя еще час на месте ямы образовался небольшой ровноукатанный холмик.

 
MinaДата: Суббота, 20.11.2010, 01:25 | Сообщение # 92
Подросток
Сообщений: 18
« 14 »
Что ж.. я немного разочарована признаться.... Но поскольку, пока не намерена лишать себя удовольствия и далее наслаждаться столь самобытным, неординарным и ярким творчеством, решаю на первый раз Вас простить.. )

Посему, ожидаю, что продолжение не заставит себя ждать слишком долго и Вы отнесетесь с должным вниманием к высказанному мною ранее замечанию, приведя Ваши желания и мои надежды к их обоюдной гармонии))


Истинный путь к сердцу мужчины - шесть дюймов хорошей стали между ребрами.

Сообщение отредактировал Mina - Суббота, 20.11.2010, 01:27
 
Dart_FedorДата: Понедельник, 04.04.2011, 19:07 | Сообщение # 93
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Давненько я не брал в руки шашек...

Англия. 13 декабря (суббота)

- От женщин кругом голова,
Влюбись - хлопот не оберёшься,
А что любовь? Одни слова.
И толку вряд ли с них добьёшься!
Король и Шут «От женщин кругом голова»

Тот, который был ей «противен до омерзения» не явился на завтрак следующим утром, и любовные порывы Чарли Уизли уже некому было сдерживать. Не было его и за обедом. От Светозара Маша узнала, что все уроки алхимии временно отменили. Девушку просто раздирало от любопытства. Куда же это он запропастился? Самой себе она почти призналась, что скучает и беспокоится, но простить ему того поцелуя, нет не поцелуя, а той циничной фразы последовавшей за ним, она не могла, и не станет. Откинув муки совести с легкостью типичной для дам любого возраста, и свалив на него всю ответственность, Маша преспокойно проработала еще два дня и собиралась отбыть в пятницу вечером, но Светозар уговорил ее остаться и посмотреть матч. В жизни Маша никогда не проявляла интереса к спортивным играм, если там кого-нибудь в конце не «пришьют», но мальчик так упрашивал, так упрашивал, будто от того останется она или нет зависело его счастье. Да и госпожа директриса была рада ее присутствию.

В день игры «Стрижей» со Слизерином погода стояла пасмурная и ветреная, небо затянуло тучами и к вечеру ожидали ливень. Матч по традиции переносить не стали. [Нехай дети помучаются, чтобы им жизнь магией не казалась.- прим. автора] Слизеринская половина Стрижей явилась в раздевалку чем-то немного обескураженная. И не тратя время на размазывание соплей по периметру лица доложила, что Слизеринцы что-то задумали [интересно кого они имели ввиду?- прим. соавтора].
- Ты намекаешь, что они будут играть против правил?
- Намекаю? В открытую говорю. Они намечают чего-то нехорошее.
- С чего ты взял? – Хана Райдинг не выглядела уж слишком озабоченной. Создавалось такое впечатление, что она всю жизнь только и делала, что благородно выигрывала у старающихся всячески сжульничать команд.
- Ну, Гордон пожелал мне удачи, – протянул Светозар, прилаживая наколенники. Хенк Викарт оторвал свою озабоченную физиономию от калибровки метлы и посмотрев на Светозара озаботился еще больше.
- Это плохой знак, – сказал он. – Когда капитан русской сборной пожелал нам удачи на последнем матче…
- И что произошло? – не утерпела Ким, когда Хенк неожиданно смолк.
- Не помню. Меня в начале первого тайма увезли на скорой. Две недели несознанки и многочисленные переломы.
Хана презрительно фыркнула.
- Вот. А тут Гойл еще потрепал меня по голове. – добавила Ким с таким видом, будто он ее по меньшей мере ударил наотмашь.
- Какие глупости!
- Вовсе нет. Говорим же, они что-то задумали, – взвился Марк.
- Да у вас, слизеринцев, просто параноидальная шизофрения. Сами всем козни строите и от других того же ожидаете. Поверь мне честно выиграть и приятнее и проще. – заметил Хагрид.
- Ну как знаете. Только не говорите, что я вас не предупреждал. – Светозар вышел прочь. За ним выскользнула троица Уизли. Остальные переглянулись недоуменно, еще какое-то время потоптались, и тоже вышли на поле. Слизеринцы уже выполнили построение – традиционной вьющейся змейкой вылетели к центру поля. Надо бы и нам чего-нибудь этакое выдумать, мелькнуло в голове у Светозара. Он оседлал метлу и взмыл воздух. То же проделали и остальные члены команды. Когда они достигли середины и замкнули образованный слизеринцами полукруг, у тех были такие лица, что по неволе пришлось поверить Светозару. Надменные решительные взгляды, высокомерие хлестало через край.
Хана никак не могла припомнить как же выглядел тот слизеринский улыбчивый мальчишка с веснушками, который подружился со Светозаром в первый же день. Сейчас, как раз напротив нее зависло омерзительно надменное бледное существо испещренное противными оранжевыми пятнами и гнусно ухмылялось. Девочка посмотрела на Хенка, парившего по правую от нее руку. Он был в том же недоумении, по поводу странных ухмылок, но ободряюще улыбнулся ей и подмигнул. А вот и соперник, с которым ей придется тягаться – Гордон Гойл – ловец Слизерина. Хана словно в первый раз заметила накаченные бицепсы и сильные ноги и плечи почти взрослого сформировавшегося молодого человека. Хана с какой-то странной жалостью осмотрела свои тощие конечности и хлюпнула носом.
Светозар тем временем пожимал руку Гойлу, применяя все свои способности. Видно было, что между капитанами проскочила искра зарождающейся вражды, которая скоро может расколоть Слизеринский факультет и тогда держись Хогварц. Вернувшись к своей команде, Светозар невинно бросил Ханне
- Не бойся, я таки отдавил клешню этому членистоногому.
Девочка хихикнула, и настроение у нее заметно улучшилось.
- Квафл брошен. Игра началась – завопил Морган. – С первых же мгновений квафл захватили Стрижи. Вот мы видим как кто-то из Уизли стремительно проходит по краю поля и… Не может быть! Забивает первый гол.
Такой неожиданной прыти, с которой Уизли стали атаковать кольца противника, никто не ожидал увидеть. Ведь на прошлом матче они делали просто хорошую игру, а тут показали высший класс причем в первые десять минут. Зрители торжествовали. Десять минут – восемь голов.
- Нифига себе – пробормотал Майкл, забыв, что наложил на себя заклинание «сонорус».
- Мистер Морган! - тут же проснулась бдительная МакГонагл – Вы опять?!
Слизеринцы перестали высокомерно поглядывать на рыжих малышей и озлобились. Ведь Гордону надо было позарез выиграть. Цель, как вы понимаете, чистая и благородная, поэтому нет таких грязных способов, которые нельзя было бы использовать для ее достижения.
- Ким Уизли приносит своей команде еще десять очков, а Слизерин так и не сумел размочить счет 90:0.
Трибуны ревели в иступленном ликовании. Слизерин все же никогда особо не любили. Даже дружба с Гриффиндором не принесла им должной популярности.

***

Маша сидела и поминутно вздрагивала от криков, визгов, свиста и прочего шума, но игра захватывала ее все больше, поэтому она не заметила, как по обе стороны от нее уселись два новых зрителя. Кто же эти двое? Естественно это Снейп и Поттер.
Три дня подряд они мотались по всем домам, имениям, квартирам, виллам и усадьбам, а также ресторанам, магазинам и офисам принадлежащим (хотя бы наполовину) мастеру зельеделия. У Поттера от такого количества новой информации голова шла кругом. Наверное потому он так и не смог пролить свет на то, как загадочные незнакомцы в черных масках оказались там где они оказались и как им это удалось. Но памятуя о том, что профессор защиты из России, увидев фотографии с минуту выглядела так, словно знала в чем дело, Поттер предложил без обиняков пойти и спросить у нее. Снейп сопротивлялся как мог, что крайне удивляло Поттера. В конце концов речь шла о безопасности его и его дочери. Поттер настоял.
В школе девушку они не нашли, и Снейп расслабленно улыбнувшись заметил, что она наверное уже уехала, так что придется отложить это до следующего раза. Поттер пришел в полное недоумение и допустив, что она возможно осталась посмотреть матч, потащил своего бывшего учителя на стадион. Поттеру даже казалось, знай они точно, что девушка там, то профессора пришлось бы тащить силой. Какая муха его укусила, неужели Снейп встретил человека, которого опасается так, как все остальные опасаются его. Вот был бы номер. Не забыть рассказать Джинни, сделал мысленную пометку аврор.
Она сидела на трибуне Слизерина. Окруженная толпой но такая одинокая и хрупкая, что захотелось подойти и обнять. Снейп сдержался, лишь покрепче стиснул зубы и уселся рядом, словно бы и не она это, а какой-нибудь Ремус или Чарли.
- Доброе утро сударыня, – начал разговор Гарри. Снейп скорее почувствовал, чем увидел, как она вытянулась в струну, напряглась до предела.
- Кому как, сударь. – ответствовала она беззаботно и с деланным безразличием осмотрела их.
- Вам нравиться квидич? – Гарри почувствовал, как она закрылась словно створки раковины и решил перевести разговор на нейтральную тему. Но все трое прекрасно знали, что разговора не избежать. При том Гари хотел услышать ответ, Маша ни за что своих не выдаст, а Северус очень не хочет снова скрещивать с ней шпаги в словесном поединке.
- Первый раз вижу. – искренно призналась девушка, - но думаю, что начинаю понимать.
- Я вам коротко объясню правила. – и не дождавшись ответа, Гарри был краток в течении получаса, за которые на поле произошло следующее…

***

Слизеринцы так и не размочили счет, потому, что Хенк был профессиональным вратарем, пусть и в хоккее. А Хана увидела снич и кинулась в погоню. Но не все было так просто. Как только она достигла своей цели, получила бланжером не куда-нибудь, а по голове и, спикировав с высоты семи метров, сломала руку [обычно в таких лучаях ломают позвоночник – прим. соавтора]
Как ни странно, никакого перерыва Стрижам не дали, и игру продолжили сразу, как только с поля унесли тело несчастной девушки. У ребят оставался шанс выиграть так, как в случае с Гриффиндором. Но Гордон дураком не был и снич ловить не собирался, пока его команда по крайней мере не сравняет очки. И тут Стрижам первый раз действительно пришлось туго. Оставалась еще слабенькая надежда провести Гойла как Поттера, но... Как только Светозар так подумал, как бланжер с бешенной скоростью пролетел над его головой. Не нагнись он в тот момент, полетел бы вслед за Ханой. Слизерин повернулся, чтобы послать ненавистный взгляд слизеринскому отбивале, но оба были совершенно в другом конце поля, а бланжер сделав небольшую петлю лег на прежнюю траекторию и летел прямо в голову Светозара. Вот незадача.
Мальчик увернулся и поднялся повыше, бланжер упорно преследовал его. После шестого или седьмого прицельно налета, мальчик понял, что со спортивным инвентарем что-то не так. [Догадливый! – прим. соавтора] В голове сразу всплыла брыкающаяся метла Ханы на первом матче и появилось омерзительное ощущение чего-то знакомого. И не только у него. Снейп наблюдавший за матчем, только чтобы не смотреть на прекрасный профиль Марии Силы, напрягся и кинув короткий многозначительный взгляд на увлекшегося разглагольствованиями Поттера, которого тот конечно не заметил.
На полной скорости, лавируя между игроками Светозар удирал от взбесившегося снаряда. Вашу мать - нецензурно думал он каждый раз когда в поле зрения попадала зеленая мантия. Понимая, что этот бланжер от него теперь не отвяжется, а выяснить кто это сотворил возможно не раньше окончания игры, мальчик лихорадочно соображал чего же ему делать. Тут, как в плохих боевиках, он представил себе Марию Ивановну – учителя и наставника и вспомнил как она говорила, что любую неудачу можно превратить в преимущество. И идея пришла сама собой. К тому времени, он заметил краем глаза, Хенк Викарт уже последовал за Ханой в лазарет, и в кольца стрижей забили пару десятков квофлов. Счет был ужасающе разгромный.
Не выпуская из поля зрения сошедший с ума бланжер Светозар резко увеличил разрыв, тогда взбесившийся снаряд срезая по прямой и набирая обороты полетел на ничего не подозревающего, но оказавшегося на пути Кабе Кайла. Хруст сломанных ребер, казалось мог заглушить рев беснующейся толпы. Кабе, словно огромная капля, завис на метле вниз головой, но не смея противостоять земному тяготению сорвался вниз. Светозар мысленно улыбнулся и сквозь зубы пробормотал:
-Это вам за Хану – и тут же улепетнул от очередного виража бланжера-убийцы.

***

- Боже! - вскинулась Маша не столько переживая за своего воспитанника, сколько не желая отвечать на вопрос Поттера. До чего же дотошный мужик, подумала она и шикарно изобразила полуобморочное состояние. Ну хоть за нюхательными солями беги, подумал Снейп, глядя как натурально девушка заломила руки и побледнела. Как раз в это время Светозар устроил так, чтобы на пути бланжера к нему оказался еще один отбивала слизеринской команды. Вот странное дело. Сегодня судью совершенно не волновали такие мелочи как два перебитых позвоночника и тяжелое сотрясение мозга. Судил матч, замечу между делом, Чарли Уизли, который смотрел не на поле, а на все ту же Машу. С высоты судейской трибуны из бинокля так удачно просматривался вырез платья.
- И все же, – настаивал Гарри, не гнушаясь применять легилеменцию, впроче безуспешно. – Вы явно узнали тех, кто изображен на фото. Искренне верю, что вы ни в коем случае не причастны к тому, что они натворили, но быть может они вам угрожали. Не бойтесь наше ведомство может предоставить вам защиту. Полуобморочное состояние так резко сменилось саркастическим смешком, что не оставалось сомнений в прекрасных артистических данных девушки.
- Защиту? Вы забыли, наверное, что стопка фотографий начиналась со снимка фасада вашего ведомства.
- Вот так-так! – Снейп наконец таки заговорил. Точнее сказал и замолк снова, но так выразительно глядя на Поттера, что тот - не может быть – покраснел.
- Откуда вам это известно?
Оба мужчины применили свой дар легилементора. Маша это поняла по легкому головокружению. Она уже трижды прокляла тот день, когда сморозила эту глупость. Но а как же иначе? Она даже не подозревала, что ОНИ на такое решаться. Теперь же оставался только один способ избежать расспросов – уйти. Что она и сделала. Взяла и исчезла. Исчезла без характерного для аппарирования хлопка, без колебаний воздуха, которые происходят при перемещении с портключом, а просто растаяла как мираж.
Ах как жаль, что она не задержалась еще хоть на минутку. Тогда бы Стрижи выиграли матч, потому, что было бы уже не с кем играть. Но лишившись приятного зрелища в образе Марии Силы, Чарли, наконец, обратил свое внимание на поле, где оставались только четверо Стрижей – Светозар и близнецы - и трое слизеринцев – Гордон Гойл, Лайон Корде и Даниэль Дампир. Чарли возмутился и остановил игру.
- Наконец-то - вздохнул комментатор, горло которого уже распухло орать забиваемые в пустые ворота очки. Оставшись без охранника и с одним лишь охотником слизеринцы быстро потеряли преимущество и разрыв в счете составлял всего ничего 50 очков. При той напористости с которой играли тройняшки, сравнять счет было делом нескольких минут. И тут объявили перерыв по непонятным причинам.
- Теперь слизеринцы поставят замену – буквально плюхнувшись с метлы на землю воскликнул Светозар. Тройняшки приземлились рядом жутко собой довольные. И действительно было чем.
- Вы ребята молодцы, но смиритесь – мы проиграли
- И кто это говорит? – возмутилась Ким, у которой казалось сил ничуть не убавилось - Да как ты можешь такое говорить вообще. Ребята в больницу из-за тебя попали, а ты сдаваться собрался.
Еще чуть-чуть и девочка накинулась бы на капитана с кулаками, а братья бы ее поддержали, Светозар был уверен
- Почему это из-за меня?
- Как почему? Их всех сшиб тот бланжер, который гоняется за тобой, дурья башка. Если Хана подвернулась случайно, то Хагрид уж точно пострадал прикрывая тебя. И только посмей мне сказать, что после этого мы не выиграем.
Светозар офонарел от такой напористости, да еще со стороны первоклашки. Интересно, а она осознает, что я ее в порошок сотру раньше, чем она успеет палочку вперед выкинуть? Если да, то перед ее смелостью можно снять шляпу. Во взгляде мальчика мелькнуло невольное уважение
- Ладно, – сдался он. – План такой: Бейте голов как можно больше, а я попытаюсь по возможности прикрыть ворота и потороплю Гордона со снитчем.
Стрижи взмыли вверх и игра продолжилась. Тройняшки, будто и не летали уже два часа к ряду, до того свеженькие и шустренькие они роились у слизеринских колец и атаковали нового охранника. Казалось им, что он (охранник) есть, что его нет, все едино. И свежевыведенные охотники никак не могли перехватить квафл. Гордон уже жалел, что не взял тройняшек в свою команду.
Светозару пришлось хуже. Мало того, что за ним носился заколдованный бланжер, так трюк с ним на слизеринцев уже не действовал, а кроме всего он был один против двух отбивал и ко всему должен был заставить поймать Гордона снитч раньше, чем разница в счете станет меньше 150. Именно столько очков присуждалось команде за поимку снитча.
Светозар огляделся, не блеснет ли где золотой проныра. Да вон же он. Вот это удача. И Гордон его видит. Зорко следит, не выпускает из поля зрения. Светозар стараясь не привлекать внимания, делая вид, что бесцельно блуждает по небесной тверди, приблизился к снитчу. Тот не шевелился, словно его только и ждал. Вторая удача. Теперь отвлечь Гордона. Тут как раз к стати подлетел бланжер, который Светозар битой отбил в сторону Гойла. Тот увернулся, в то время как Светозар цапнул снитч и сунул в карман. Третья удача – никто этого не заметил. Только Гордон обеспокоено зашарил взглядом вокруг. Теперь еще пару минут подождать. Для виду. Тройняшки уже выбиваются из сил, хоть и стараются. Светозар подлетел вплотную к Гордону и бланжер, летевший за ним внезапно перестал его преследовать. Вот значит чья это работа!
- Поздравляю, Гордон – со злобой сказал Светозар. Тот сделал вид, что не понимает, изумленно вскинув брови – Это ведь была твоя идея с бланжером? – Гордон промолчал, замешательство его выдало - Молодец, еще бы его раствором серебра обрызгал, тогда бы в два раза быстрее выиграл.
- Зачем серебром-то? – изумился Гордон и тут же прикусил язык. Светозар осклабился
- Вот ты и прокололся, но я не в обиде. Признаюсь я тебя даже зауважал. Меня еще никто не мог обхитрить. У нас в школе я что-то вроде местного Хаджи Насреддина .
- Что? – недоумевал Гордон. Светозар объяснил в двух словах, кто это такой и сделал еще пару витиеватых замечаний в духе своего далекого предка, чтобы совсем запудрить мозги Гойлу. – Через парочку минут ваши сократят счет и ты будешь ловить снитч, так что желаю удачи. – Светозар протянул руку для рукопожатия. Гордон, у которого она и без того болела, после первого раза засомневался
- Приходи вечером в Хогсмид, выпьем усладэля. Расскажешь где ты такие финты научился выделывать.
Светозар натянул на лицо самую лучезарную и самую фальшивую улыбку из всех, какие у него были в репертуаре. Гордон довольно хмыкнул и пожал ему руку. В ту же минуту Светозар заорал что есть сил
- Гордон Гойл поймал снитч.
Гойл непонимающе разжал ладонь и увидел… снитч. Стрижи выиграли.

 
Dart_FedorДата: Понедельник, 04.04.2011, 19:54 | Сообщение # 94
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Россия. 13 декабря (суббота)

Здесь по праздникам ходят смотреть,
Как в агонии бьется человек,
Как пирует свирепая смерть
В желтом круге арены.
Ария «Колизей»

Сам вид двух пришельцев был многообещающим. Причем во всех смыслах. Они были укутаны в белые, словно снег с альпийских вершин плащи-накидки с удлиненными как у кук-клукс-клановцев капюшонами. Покрой и фасон были одинаковы и необычны. Одежда скрывала тело целиком и совершенно скрадывала движения. Казалась, что фигуры просто плывут над поверхностью земли. Ни рук ни ног, одна голова на подставке. Когда Стаси пригляделась, она обнаружила, что они не оставляют на снегу следов. Если бы они к тому же были и прозрачными, то запросто сошли бы за призраков.
До некоторой степени они напоминали белых ферзей сошедших с шахматной доски. Стоило Стаси представить грандиозное зрелище, о котором слышала от Джейн и Джеймса - Гарри Поттер играет в магические шахматы величиной с человеческий рост - как она тут же вспомнила, что Ферзь самая сильная и маневренная фигура на шахматной доске и от этого ей стало совсем не по себе.
Внешность незнакомцев тоже была не совсем человеческой. Оба не смотря на молодость и исходившую от них силу, были седее Дамблдора, Царствие ему небесное. Седина их была не серебристой или тускло желтой, как это обычно бывает у пожилых людей, а словно запорошенная, покрытая инеем. У одного густые и слегка завивающиеся на концах волосы были длиной до плеч, у другого на голове был «ежик», причем торчащие в разные стороны иголки более всего напоминали обледенелую морковку. Впрочем, если факт резко понизившейся на дворе температуры не принимать как простое совпадение…
Поскольку взору доступны были только лица, то только их Стаси и разглядывала. А на лицах, бескровно белых, фарфоровых, единственной выразительной чертой были глаза. У одного холодного стального цвета, у другого мутно-голубого. Незнакомцы проплыли мимо. Девочка почувствовала, как от них легкой струйкой вился холодок. А когда край мантии одного из них, перетекая мягкими складками коснулся Стасиного валенка, она будто бы примерзла к месту. Ледяное пламя обожгло ее изнутри и от него не могли спасти ни теплый тулуп ни валенки. Ей стало нестерпимо холодно, но она не могла ни ойкнуть, ни вскрикнуть. Липкий страх охватил ее и тут вдруг (эти вдруг всегда бывают вдруг, закон жанра) она почувствовала как внутри живота что-то забурлило, теплой волной выплеснулось наружу и захлестнуло ее всю. По телу распространился жар, а ощущение было такое, словно маленькие искорки побежали по проводам. Даже сидевшие по обе стороны от нее Ваня и Кинхимэ это почувствовали. Их взгляды вполне красноречиво описали их удивление. Но самым выразительным был ледяной взгляд строгих серых глаз, подаренный ей внезапно обернувшимся незнакомцем. Стаси поежилась и отвела глаза.
- Что? Не нравятся? – с толикой гордости поинтересовался Ваня, провожая незнакомцев взглядами до трибуны, где разместились почетные гости и представители администрации.
- Кто они? – Стаси всегда умела задавать нужные вопросы.
- Карачуны
- Кто? – слишком явное удивление выдавало в девочке полного профана во всем, что касается этого вопроса.
- Карачун – древний идол, бог, если хочешь, которому поклонялись многие славянские племена.
- Они что боги? - с любопытством проговорила девочка вытягивая шею, чтобы получше их разглядеть
- Да что ты! – восхитился ее невежеством Вова, сидевший по другую сторону от Вани, рядом с Варей. – Просто так их называют. Они - это нечто особенное.
- Не понимаю. Что в них особенного?
- Ты разве не почувствовала? – удивился Вова и смолк. Он осторожно потянул носом, а потом уставился перед собой, словно раз и навсегда решил не поворачивать спины. Ваня тоже старательно засопел и напрягся. Стаси не понимая, что происходит, обернулась. На втором ряду, прямо за ними устроился профессор Люпин, которого администрация уговорила таки стать почетным гостем на соревнованиях по боевой магии.
Люпин увидев девочку робко ей улыбнулся, чувствуя себя не в своей тарелке. Стаси вежливо поздоровалась и подбодрила его взглядом, но получился противоположный эффект. Люпин грустно вздохнул. Стаси попыталась завести разговор, продиктованный врожденной вежливостью и старательно прививаемыми все лето аристократическими манерами.
- Как вы поживаете профессор Люпин? Как Римус и Симус?
- Спасибо, в полном в порядке, – ответил профессор сразу на оба вопроса.
- А как остальные? Что вообще в Хогварце делается?
- Скучаешь? – догадался Люпин и расплылся в умиленной улыбке – Да все как всегда. Ты то как?
Надо сказать, Люпину неожиданно захотелось поболтать, отвести душу. Ведь он за всю неделю ни одной родной души не встречал. Но энтузиазм Стаси поболтать неожиданно угас. Рядом с профессором Люпином присела женщина ему не знакомая, но судя по выражению лица девочки, ждать от этой особы ничего приятного не приходилось. Люпин принюхался и обнаружил, что особа, на которую дети боялись поднять глаза, пахла странным сочетанием полевых цветов, вареных мухоморов, сосновой смолы и свежего крапивного сока. Ей богу если бы не смола с цветами, то ни дать ни взять запах Сева, подумал Люпин. Поднять глаза он так и не решился. Наверное у нее такой же скандальный характер, если дети так притихли, решил оборотень.
Резкие выхлопы адреналина, лишили профессора обоняния на несколько минут. Что же произошло. Пришлось таки профессору оторвать взгляд от созерцания собственной обуви и осмотреться.
Вот оно что. В центр очищенной от снега площадки вышел директор, а по обе стороны от него расположились, словно телохранители или стражи, два загадочных человека в белых плащах и с посохами в руках. Откуда взялись посохи неизвестно, а вот страх, окружающих был вызван именно ими. Загадочные личности на первый взгляд Люпину не показались опасными. Но местным виднее. Вообще Россия загадочная страна.
- Добрый день, дамы и господа. Сегодня мы подводим итоги нашего недельного соревнования. Сегодня в финальной битве сойдутся победители. Сегодня определяться лучшие из лучших. Но прежде чем мы начнем, позвольте вам представить наших почетных гостей, выпускников школы Сварога и академии Перуна, ныне бойцов лучшего из военных подразделений – замысловато представил директор гостей, но так и не назвал ни их имен ни фамилий. Снежные воины лишь слегка прогнулись в поклоне всему честному народу и снова превратились в ледяные статуи.
Стаси была заинтригована и почувствовала почти физическую потребность узнать как можно больше. И пока на поле битвы вышли двое третьекурсников, один из которых был, конечно, Тихон, Стаси спросила осторожно:
- Говоришь, карачун – это бог такой? – Ваня кивнул, не отрывая восхищенного взгляда от взлетающего в воздух от мощного толчкового удара ногой, студента.
- Вот бы и мне так – восхищенно пробормотал он
- Получить по морде? – не слишком вежливо пошутила Варя и ущипнула Лиходеева за щеку
- Нет же! – возмутился он – Научиться вот так…
- А чему этот бог покровительствует? – не унималась Стаси
- Вечной мерзлоте – подал язвительный голос Вова и получил «по козырьку»
- Не болтай чепухи – в разговор вмешалась Мария Ивановна, чем смутила всех рядом присутствующих детей. – Карачун сопоставлялся у древних славян с приходом Зимы. Он покровительствовал ночной мгле и лютым морозам, а позже его образ переродился в приносящего подарки Дедушку Мороза.
Об этом недоделанном Санта-Клаусе Стаси уже слышала. Он вроде как жил в каком-то великом «Утюге», у него была слепленная из снега внучка «Снедурочка», и он очень любил детей.
- Так они из службы доставки подарков? – спросила Стаси с ехидцей прежде чем успела прикусить себе язык. А Сила, кажется, обиделась и, обдав детей холодом, самоустранилась
Поединки среди четверокурсников и пятикурсников прошли в полной тишине. Но если остальные испытывали жгучий интерес и азарт, то Стаси было до смешного безразлично. Она развлекала себя тем, что гоняла энергию по организму, не отдавая себе отчет в том, что это не совсем обычное занятие и такого они в школе не проходили.
Таким образом, спасая себя от русского мороза она провела на трибуне долгих три часа. Каждое последующее сражение было сложнее и зрелищнее предыдущего. Публика ликовала, подогревая себя горячительными напитками [кажется получился каламбур – прим. автора [нифига не получился – прим. соавтора]].
Русские волшебники вытворяли такое, что Люпину и в голову никогда не приходило. Например, они не всегда пользовались палочками, а когда пользовались, то не всегда по назначению. Например один из них проткнул палочкой своего соперника как вампира осиновым колом, но к счастью, соперник оказался оборотнем и разгрыз несчастную древесину в мелкие щепки. А как они сочетали магию и рукопашную! Огненные шары, молнии и истры летели из раскрытых ладоней, с растопыренных пальцеви из глаз, Энергетические щиты вставали у них на пути, созданные круговыми маховыми движениями рук. Силовые потоки швыряли противников в стороны как тряпичные куклы. А уж если происходил контактный бой, то вспышки и взрывы сотрясали стадион в несколько раз превосходя взрывную волну стограммового снаряда в тротиловом эквиваленте.
- А теперь, прежде чем подвести итоги и наградить победителей, – раздался голос директора, когда истерзанные тела двух старшекурсников, обильно орошавшие заснеженную землю своей кровью, выносили с поля – Наши почетные гости продемонстрируют нам свое умение.
Карачуны молча встали и поплыли к центру площадки. Стаси почувствовала, как со спины потянул легкий сквознячок и закуталась поплотнее. Они остановились точно по центру, словно у них там какая-то разметка была сделана специальная. Легкий поклон головы друг другу и демонстрация посоха. Это выглядело как не единожды отрепетированный ритуал. Стаси поморщилась, представляя, что сейчас будет разыгран спектакль, но она оказалась не права.
Воины долго кружили не отводя друг от друга заледенелых физиономий. Создавалось такое ощущение, что они не стремятся скрестить посохи и померяться силами, словно бояться развязать, скрытые в них возможности. И это опасение было оправдано, поняла Стаси спустя лишь мгновение, когда тот, что был помоложе, все же решился и сделал пробный выпад. Второй ответил незамедлительным контрударом. Когда посохи скрестившись ударились друг о друга, земля сотряслась так, что ребятам пришлось ухватиться за сиденья, чтобы не вывалиться из них. Среди зрителей раздался одобрительный рев. Люпин онемел от ужаса.
Стаси жила в России уже достаточно долго, чтобы перестать удивляться и, тем не менее, сейчас она честно выпучила глаза и раскрыла рот, высказывая свое изумление по этому поводу. В то время как карачуны поднимая ураганные ветры и создавая снежные завихрения почти летали в воздухе не переставая друг друга дубасить посохами, Ваня снизошел и стал давать историческую справку. На вопрос «да кто же они такие?», последовавший после того, как одним ударом посоха вся площадка превратилась в сверкающий ледяной поверхностью каток, Лиходеев пространно начал объяснять
- Да никто толком и не знает. Большинство здесь собравшихся их «в живую» видит в первый раз в жизни. Они настолько засекречены, что ходят лишь смутные слухи об их могуществе. Говорят, что они способны управлять стихиями, что могут замораживать одним лишь взглядом.
- А еще говорят, что они какие-то мутанты и их размножают искусственным путем – встрял Вова
- Глупости, - опровергла это предположение Стаси – Ты же слышал, как Михайло Потапович сказал, что они выпускники Сварога - Стаси услышала, как одобрительно хмыкнула за ее спиной Мария Ивановна – И вообще мутанты не могут быть такими… - Стаси не смогла подобрать слов, и отвлеклась пораженная зрелищем.
Раскрутив над собой посох и создав тем самым настоящую метель, один из карачунов взлетел в воздух и красиво спланировал в сторону противника. Ударом ноги в грудь он сбил его с ног и, приземлившись, осыпал поверженного сугробом из ниоткуда взявшегося снега на манер могилки, а вместо креста воткнул его же посох. Битва закончилась. Воин остановился и быстро отошел от сотворенного им кургана, из-под которого начал выбираться молодой и разъяренный воин. Они еще долгое время стояли поодаль друг от друга, и сурово озирались по сторонам, словно не могли обуздать разбушевавшуюся внутри ненависть. Как бы то ни было, но Стаси не решилась бы подойти к ним теперь ни при каких обстоятельствах. Господин директор школы был более беспечен и выскочил на середину площадки. Ребят всегда удивляло как он при своем возрасте и комплекции умудряется так быстро перемещаться в пространстве.
- Ну а теперь, небольшой сюрприз! – довольный собой проговорил директор и усиленный заклинанием голос разнес его радость во все уголки студенческого поселка - Наши почетные гости согласились кхе кхе … скрестить посох с любым желающим.
Последовавшая за этим тишина оглушала. Никто не был намерен выставляться против Карачунов, да еще после демонстрации их реальных возможностей, о которых до этого все лишь смутно слышали.
- Может быть вы сразитесь без посоха? – предложил директор обращаясь к воину, что был помоложе. Тот слегка наклонил голову в знак согласия и с его забавной прически посыпался снег. Стаси только теперь заметила, что не смотря на то, что это не возможно, воины настолько лишились пигментной окраски, что стали походить на вырубленные изо льда фигуры. Фарфоровые лица стали прозрачно-голубоватыми, а глаза выцвели, затянувшись сплошным белым бельмом. Они совсем перестали походить на людей. Стаси поежилась.
- Ну?! Кто же рискнет? Неужели совсем нет желающих. Да что же вы ребята как нерусские?
И тут под одобрительные аплодисменты на площадку вылетел профессор Люпин. Вылетел и офанарел. То ли он вовремя передумал, толи кто-то очень не смешно над ним пошутил, вытолкнув на поле. Стаси оглянулась, и поняла, что второе наиболее вероятно, потому что в третьем ряду, как раз за освободившимся креслом профессора Люпина сидел Арсений Кидало. Увидев вопросительный взгляд девочки он насмешливо ухмыльнулся, пересел на освободившееся кресло и подмигнул. Стаси ответила ему уничтожающим взглядом, который тронул его как кота мышиный писк. Стаси фыркнула и обратила взор к многострадальному профессору Люпину, который «настолько был предан Грифиндорским принципам, что и не подумал отступить и вернуться на место. Стаси вспомнила, как папочка отзывался о подобных примерах «так называемого грифиндорского благородства» и почти с ним согласилась. Тем временем Люпин медленно продвигался в сторону противника с палочкой выставленной вперед на манер спортивной рапиры.
- Идиот – услышала девочка и не поняла её это слова были, или это сказал кто-то ещё, а может все разом.
Люпин некоторое время колебался, а потом слабым голосом произнес «Ступефай». Предполагалось, что карачун должен потерять сознание и упасть. Ничего этого не произошло он стоял как и прежде и мерзопакостно ухмылялся, что окончательно убедило Стаси, что он никакой не мутант, а самый что ни на есть человек, причем худший из представителей сего вида. И этот худший представитель вскинул руку вверх и из раскрытой ладони вырвался поток энергии, который заставил упасть несчастного профессора мягким местом да в сугроб, который вырос позади него. Хохот трибун подсказал в каком направлении карачуну двигаться дальше и он развлекая толпу создал вихрь, который медленно двинулся к противнику и закружив его поднял на ноги и укутал толстым слоем снега. Когда ветер стих на поле вместо профессора стоял снеговик, правда без метлы, но с ледяным ведерком на голове и лупающими испуганными глазами. Публика ликовала.
Люпин выкарабкался из под снега и был взбешен, видимо настал конец его долготерпению, достаточно над ним здесь издевались. Лицо его побагровело, волосы встали дыбом. Люпин озверел и с яростью набросился на карачуна, выкрикивая сразу по несколько проклятий. Они, как ни странно возымели слабый эффект, но разозлили противника немыслимо. Он перестал забавляться с Люпином точно кот с мышью, а стал сражаться по-настоящему. Сражение становилось все ожесточеннее. Ярость затмила знаменитое грифиндорское благородство и Люпин не считаясь с тем, что его противник безоружен отвешивал самые жестокие заклинания, впору было сидеть и конспектировать. Яркие световые вспышки летели в сторону карачуна, а взамен он обрушивал на профессора ураганы и метели.
- Так вот что значит «гнать пургу» - криво хмыкнула Варя. Стаси не отрываясь смотрела, чувствуя как нарастает напряжение. Она словно подключилась к сознанию своего учителя и ощущала на себе все его переживания и даже немного боль. В какой-то момент она поняла, что сейчас Люпин произнесет Его… Непоправимое заклинание.
И тогда уже ничто не возможно будет исправить. Люпина посадят в Аскабан, если раньше не убьет разъяренный волшебник, а то, что карачун выживет после смертельного заклятья она не сомневалась ни минуты. Стаси хрустнула костяшками разминаемых кистей.
- Ты что собралась наподдать карачуну по роже? – язвительно заметил Ваня, но увидев выражение ее лица перестал ухмыляться и присвистнул. – Что, серьезно собралась?
- Грифиндорцы своих не бросают – с гордностью заявила девочка, впрочем в этом пафосе неискренности не было ни на грамм. Она вскочила на ноги и кинулась в сторону снежного воина, но кто-то цепко схватил ее за руку и с такой силой посадил на место, что оставалось только удивляться, как он не сломал ей руку. И этим кем-то оказался Арсений Кидало. Ну конечно, а кто же еще может быть таким отвратительным, подумала она и попыталась вырваться, но он положил ей на плечи руки, тяжелые словно шпалы. Стаси не смогла и двинуться.
- Сиди - сказал он так спокойно и твердо, что Стаси повиновалась. А тем временем, попытка Люпина провалилась. Зеленая вспышка, стоило ей только выскочить потухла, а карачун РАЗОЗЛИЛСЯ ПО-НАСТОЯЩЕМУ! В руках его запульсировали такие энергетические шары, что хватило бы нескольким городам на всю зиму греться-освещаться. И Стаси поняла, сейчас случиться непоправимое. Мысль эта не принесла ей ни страданий, ни сомнений. И вот один пробный шар полетел в сторону «поджавшего хвост» вервульфа, но не надо его осуждать, никто бы на его месте не продержался бы столько времени, да никто и не был на его месте. Никогда. Трибуны стихли, время словно растянулось. Шар летел, а ему наперерез спешила… Мария Ивановна.
Вот уж никто не ожидал. Она выскочила как раз в тот нужный момент, чтобы успеть вытолкнуть оцепеневшего Люпина с площадки и принять удар шара на себя. Истошный визг женского населения и крик кое-кого из мужчин прорвал тишину нереальности…

 
Dart_FedorДата: Вторник, 05.04.2011, 18:23 | Сообщение # 95
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
…и время словно взбесившись, рвануло вперед. Все что случилось дальше, произошло всего лишь в несколько секунд.
Сила приняла на себя удар энергетического шара, но не испепелилась, не испарилась, не упала замертво, а словно губка впитала его в себя весь, до последней искорки. Публика еще и ахнуть не успела, как один из посохов, что держал старший карачун, стоя все это время в сторонке, растворился в воздухе и тут же возник в руке отважной преподавательницы. Вторую вспышку она отбила уже тем самым посохом. А потом обрушила на карачуна такой силы ветер, что он пошатнулся. Закружившийся вихрем снег залепил ему глаза, а кусочки льда впивались в тело и рвали на части белоснежный плащ.
Маша, ощутив в себе безграничную власть над стихиями, улыбалась и насылала на противника все новые и новые бедствия. Площадка уже по колено была заметена снегом, и когда передвигаться стало невозможно (человеческим способом), Маша воспарила на метр от земли и, усевшись на вихревом потоке, продолжала экзекуцию до тех пор, пока карачун с головой не утоп в сугробах.
- Охолонись маненько, – посоветовала улыбающаяся Мария Ивановна, опуская посох. Когда ветры стихли, а сквозь тучи вновь проступили солнечные лучи, и стало видно, что никто не пострадал, на трибунах раздался такой одобрительный рев и вой, что пришлось заткнуть уши, чтобы не оглохнуть. Публика сочла все это заранее срежиссированным шоу. Удивительная непоследовательность мышления.
Лишь немногие поняли, что в самом деле произошло и этим немногим стало страшно. Стаси хотела поскорее добраться до профессора Люпина, чтобы справиться о его здоровье, но Арсений все еще крепко удерживал ее, не потому, что в этом была необходимость. Он просто окостенел от ужаса.
- Что случилась? – непонимающе оглядела ошарашенных друзей Стаси.
Ваня сглотнул.
- Посох. Она взяла их посох, – проговорил он одними губами. Стаси поняла, что так и не узнает, что было в том такого ужасного. Она стряхнула с плеч Сенины руки и поспешила к тому месту, куда уже отволокли пострадавшего профессора. Народ с трибун схлынул очень быстро. Мороз на улице заметно крепчал и всем хотелось поскорее укрыться в топленных избах.
Стаси нагло растолкала толпившихся у подножия центральной трибуны учителей. Люпин лежал без чувств на скамейке первого ряда . На его лице застыла гримаса ужаса и хорошо еще, что глаза были закрыты. Стаси сочувственно присела рядом и взяла профессора за руку. Он был холодный. Холодный как…
Нет, Стаси не хотелось верить, что он умер, но пульс не прощупывался. Девочке стало больно на сердце, вспомнились Римус и Симус и их многострадальная мать. Ей захотелось плакать, но внутри словно что-то перемкнуло. Это знакомое чувство в прошлый раз спровоцировало всплеск ментальной магии, которая оживила Северуса Снейпа, но в этот раз ничего не получалось. Среди голосов слившихся в общий шумовой фон она отчетливо услышала обрывок монолога
- По-прежнему лучше всех. Ну и как тебе? Не захотелось вернуться? – прозвучал сиплый мужской голос.
- Нет! – твердо ответил простуженный женский, и Стаси распознала в нем Марию Ивановну
- Неужели не соблазнилась безграничным могуществом? – удивился мужчина и рассмеялся. Этот смех напомнил девочке грызню собак на псарне
- Не смей меня уговаривать, – с ожесточенностью проговорила Сила. – Ты же знаешь, я не могу
- Да перестань. Он уже взрослый и без нас справиться. Возвращайся.
- Нет – упрямо возразила Мария Ивановна
- Да почему? – оказалось и у холодных карачунов была способность вспыхивать. – Мы без тебя как без рук. Нам тебя очень не хватает… Мне в особенности.
- Тебе не приходило в голову, что мне здесь нравиться? – вопросила Сила возмущенно
- А кто же будет?..
- Ты справишься – перебила девушка, и по возникшей заминке можно было понять, что они прощаются. Обнимаются наверное, подумала девочка слыша шорох одежды. Спустя лишь мгновение воздух стал заметно теплее и не таким разреженным. Стаси часто задышала, словно только что вынырнула из глубин. Значит Мария Ивановна, не просто Мария Ивановна. Она одна из этих злыдней, что отнимают жизнь у ни в чем не повинных людей. Ненависть возрастала в Стаси все с большей силой и захлестнула ее через край и эта ненависть пропитала ее достаточной силой чтобы издать тот самый ментальный «вопль».
Но она не успела этого сделать. Холодая как лед рука легла на ее плечо. Стаси подняла глаза и ожесточенно уставилась на возникшую перед ней Силу. Ужас битвы отразился на лице женщины. Ее прекрасные волосы поседели все как один и словно заиндевели, кожа стала почти прозрачной, но без голубых прожилок и потому была больше похожа на пластик, чем на кожу. Глаза стали словно перламутровые жемчужины, черты заострились. Страх божий, а не женщина. И какая же холодная!
- Не смей, – бросила Сила, глядя на девочку глазами без зрачков и радужки
- Почему это? - с вызовом спросила девочка и снова сосредоточилась, скапливая силы
- Не смей! – воскликнула Мария Ивановна, будто Стаси собиралась сделать что-то ужасное – Если ты это сделаешь не будет хорошо ни тебе, ни ему.
Стаси посмотрела грозно, требуя объяснений. Сила смягчилась и присев рядом сказала:
- Не бойся. Мы оживим его и отправим домой. Ведь до некоторой степени то, что с ним случилась и наша вина. Правда никто не заставлял его кидаться в бой… И уж тем более применять Аваду.
- Он был сильнее, почему он не остановился первым? – Стаси почувствовала, что еще чуть-чуть и расплачется.
- Ты не представляешь какие силы скрыты внутри карачуна. Сдерживать их не под силу порой даже им самим. Сердить их равносильно смерти и это не красивые слова… Этот ваш профессор… Как его зовут?
- Люпин – хлюпнула девочка, позволяя обнять себя за плечи и погладить по голове.
- Люпин. Ему не стоило применять смертельных проклятий. И хорошо еще он использовал самое простецкое из них.
Слово «простецкое» произвело на девочку, казалось больший эффект, чем сама смерть профессора. Она подняла заполненные слезами глаза на учительницу, но лицо Марии Ивановны по-прежнему было белесой маской и ничего не выражало.
- Кирилл не хотел, и он очень сожалеет. И вообще-то это не он его убил. – Стаси недоумевала. – Страх. Он умер от страха. Смертельный заряд попал в меня. Ты сама видела
- Почему же вы не умерли?
«Наглость какая!» - возмутилась про себя Маша (но Стаси это слышала), а в слух мягко добавила:
– Я думаю, ты знаешь ответ и сама. А не знаешь, так догадываешься. Иди к себе. С профессором Люпином все будет в порядке. Я попрошу его, чтобы он тебе отписал, когда вернется, дабы ты не беспокоилась.
- Но, как же он перейдет границу. На его палочке смертельное проклятие. Его арестуют
- С ним все будет хорошо. Иди.
 
Dart_FedorДата: Понедельник, 18.04.2011, 21:06 | Сообщение # 96
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Англия. 13 декабря – суббота

Ужасный взгляд затмил моё сознание,
И побежал я прочь от места этого.
Свели с ума проклятые глаза её...
Король и Шут «История о мертвой женщине»

Снейп, хотя его голова была забита другими мыслями. не мог не отметить той наглости и находчивости, с которой этот мерзкий мальчишка присвоил себе победу. Никаких нарушений правил, никакой магии и заклинания. Одна голая хитрость и настырность в придачу, как у истинного слизеринца. Интересно все русские такие или это его персональная особенность? [Скорее фамильная черта smile - прим. соавтора] Наверное все вместе. Как ловко эта девица смылась, когда ее приперли со всех сторон. И это еще надо сообразить, как ей удалось дизапарировать с территории Хогварца, где по определению подобным образом перемещаться нельзя. Загадочная нация.
В таких вот размышлениях, покидая стадион Снейп наткнулся на госпожу директрису во гневе. Она словно специально его поджидала и как только увидела, подцепила под руку и потащила в свой кабинет. Попутно она раскрыла причины столь странного поведения, начав выговаривать мастеру зелий за его постоянные отлучки из школы и халатное отношение к своим прямым обязанностям. Снейп просто задохнулся от такой наглости и наверное поэтому позволил тащить себя на прицепе до самой статуи горгульи.
В кабинете директрисса не предлагая ему сесть, заняла свое место и словно школьника, отчитала его по всем правилам и без оных. Снейп слушал спокойно. Изредка хмыкая или кривя губы, но беззвучно и внимательно. После чего сообщил, что через пару недель, на рождество, отправится домой догуливать положенный ему отпуск. МакГонагл зашлась в крике, запрещая ему покидать школу ближайший месяц более чем на пару часов. На это Снейп мягко возразил:
- Я непременно должен ехать, поскольку я не только зам. директора, но и отец, и у меня есть соответствующие обязанности. И более того, – Снейп повысил голос не давая МакГонагл оспорить его права. – Я считаю, что эти обя-занности в тысячу раз важнее какого-то несогласованного расписания квидичных игр и факультативных занятий по заклинаниям. Если вам так угодно можете меня уволить, но я поеду.
От обидных шотландских национальных ругательств Снейпа спасло только стремительное появление профессора Люпина.
- Миневра, я увольняюсь! – заявил он с порога.
МакГонагл хлопнулась в кресло и лупоглазо уставилась на декана Грифиндорфа. Снейп иронично приподнял одну бровь разглядывая Люпина. Выглядел тот неважнецки. Судя по всему только-только приехал и ужасно устал и чем-то безмерно расстроен. Лицо его сильно осунулось и постарело лет на десять.
Люпин положил на стол листок желтого пергамента, испещренный мелким почерком – заявление об увольнении.
- Да что же это твориться такое?! – МакГонагл беспомощно посмотрела на своего помощника, тот лишь криво улыбнулся, недобро сверкнув глазами.
Пауза длилась бесконечно долго. Наконец к Миневре вернулся ее горячий горный темперамент и она опять заискрила сленговыми словечками, безусловно обидными и колкими. Снейпа так и подмывало вытащить из кармана блокнот с карандашом. Люпин был более чувствителен и когда директриса разорвала заявление он, разобидевшись, выскочил из кабинета. Снейп незамеченный «Миневрой во гневе» скользнул следом, змеюка хитрая, избежав тем самым нахлобучки, что собиралась устроить ему работодательница.
- Люпин тебе предложили более выгодную работенку, или твои бездарные родственнички из Лонг-Айленда наконец-таки испустили дух, оставив тебе кругленькую сумму в наследство? - ехидно осведомился мастер зелий догнав профессора трансфигурации. Тот лишь бросил на него короткий затравленный взгляд и припустил еще шибче. Снейп довольно хмыкнул. Конечно, видеть своих недругов в таком состоянии, это дорогого стоит. Ведь Ремуса никогда так не задевали даже самые витиеватые и обидные оскорбления Северуса. Что же такого могло случиться? Стоило Северусу задаться этим вопросом и он уже забыл и об обеде, и непроверенных контрольных, и о не составленном расписании. Он снова нагнал коллегу по работе и вкрадчиво поинтересовался:
- Что-то случилось? С семьей? У друзей? – тут он вспомнил с кем Люпин водит дружбу. – Поттер чего-нибудь опять…
Люпину даже послышались сочувственные нотки в голосе. Но нет, когда он обернулся на него смотрели пронзительные ожесточенные глаза, а тонкие бледные губы кривились в глумливой улыбке.
«Гадина» - ясно услышал Снейп мысли профессора трансфигурации и улыбнулся еще шире. Но улыбка его тут же испарилась, стоило ему увидеть несколько абсолютно седых прядок в волосах Ремуса. А ведь мы ровесники, мелькнуло в голове у профессора.
- Так что случилось? – уже более мягко спросил он, но Люпин упрямо выпятил подбородок и истинно гриффиндорской надменностью заявил, что его противной слизеринской морды это не касается.
- Как скажешь, – невозмутимо ответствовал Северус. - Да, – словно спохватился он, – поскольку твое увольнение не состоялось позволю себе напомнить, что уроки защиты на следующей неделе все твои.
- Я не смогу, – Люпин так поспешно возразил и так убедительно изобразил на лице испуг, что Северус предположил, что у бедняги неврастения. Опа! Да похоже так оно и есть, решил Северус глядя на мелкую дрожь пальцев, нащупывающих ручку двери и на расширенные от страха зрачки и на сгорбленную спину. Что-то случилось!

 
Dart_FedorДата: Понедельник, 18.04.2011, 21:09 | Сообщение # 97
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Англия. 16 декабря (вторник)

…Я чувствовал что к ней в моем сердце что-то было,
И это с каждым днем становилось все сильней.
И ничего на свете не было чудесней,
Как радоваться ей, любить и тосковать,..
Король и Шут «Наблюдатель»

Ох уж эти детки. Снейп сегодня утром получил еще одно письмо от администрации Сварога, но только теперь у него появилось время с ни ознакомиться. Засадив четверокурсников за работу он немного отрешенный прошелся по классу и поднявшись на кафедру, уселся за стол. Вскрыв конверт, Снейп с неожиданной для себя досадой обна-ружил полное отсутствие приглашения посетить школу. Сие его так поразило, что он не смог скрыть своих эмоций. Светозар наблюдавший за ним исподтишка, довольно улыбнулся.
Все письмо состояло из официального уведомления о переводе Анастасии Долоховой-Снейп на четвертый семестр и рейтинг успеваемости за третий. Большинство четверок, отметил Снейп равнодушно и опять поразился самому себе. С каких это пор его перестали интересовать успехи дочери? Снейп сунул письмо в карман мантии и попытался сосредоточиться на работе.
Он встал, открыл шкафчик с разными зельями и достал сокровенную пробирку. Господи, удивился он в который раз, ведь как обыкновенная вода! Снейп провел уже не мало опытов, пытаясь выделить что же делает это вещест-во таким смертельно опасным. Идеи были уже на исходе. Он уже был готов признать существование мифической aqua more, о которой говорила Маша. Снейп крепко задумался, пытаясь вспомнить дифференциальную форму уравнения Парацельса, но тут предмет искушения зачем-то вошел в поле зрения с очерченными ветром контурами, и левое полушарие запотело от перегрузки... О, господи...
Как в плохих комедиях Снейп сначала закрыл глаза, потом открыл, но ничего не изменилось. В дальнем углу класса стояла Маша в изумительном темно-синем наряде и с реющими на ветру русыми волосами. Она улыбалась так зазывно, что челюсть непроизвольно начала выпадать и только железные нервы и несгибаемая воля профессора зелий удержали ее (челюсть) на месте. Снейп снова закрыл глаза и для пущей верности потряс головой, что-бы отогнать видение, открыл глаза – Маша была все там же, но уже одета была в короткий топ и убийственно обтя-гивающие джинсы.
При всем при том никто из детей ничего подобного не видел. Судя по их сосредоточенным мордашкам и приглушенному шепоту они, в отличие от своего преподавателя, занимались делом. Снейп тяжело откинулся на спинку кресла. Загадочное происхождение яда его уже не интересовало. Он сидел, тупо пялился на виденье и пытался сообразить глюк ли это локального характера или у него окончательно поехала крыша. При этом он даже не созна-вал, как изменилось его лицо. А оно изменилось — злобная насмешливость, изящество и осторожность исчезли, словно никогда и не были, и перед классом сейчас предстал, мужчина с запавшими от усталости глазами, спутан-ными темными прядями, с таким печальным выражением, что просто обними и плачь. Но Светозару не хотелось плакать, он осторожно хмыкнул в кулак и подбросил в котел еще немного своего фирменного «галлюциногена»

***

Урок предсказаний, следующий после алхимии прошел на удивление неоднородно. Трелани то как кликуша предсказывала бедствия глобальных масштабов, то, ударяясь в патетику, вещала почти гомеровским слогом о привидевшемся ей монстре разрушающем замок, то впадала в детство и начинала надрывно рыдать, сопровождая всхлипы мелкой противной дрожью, то тряслась в истерическом хохоте. Короче клиника.
Как такового урока собственно и не было. Были попытки пресечь истерику и сбежать с урока. Последнему ме-шал Светозар, который отчего-то перешел на сторону мадам Трелани и стал распоряжаться за нее. Он заставил Хагрида встать у двери и никого не выпускать [даже по нужде? - соавтор]. Остальным приказал не мельтешить и заняться делом, а сам усадил мадам в кресло впихнул ей в руки флягу, с которой не расставался и заставил вы-пить. Что было во фляге никто не знал, но через пару минут Трелани успокоилась, неприлично икнула и уснула. Наступила долгожданная тишина и оставшиеся полчаса до конца урока Шуйский посвятил изучению астрологиче-ских карт. Никто ему в том мешать не смел. И вообще в этот момент от него исходили словно какие-то волны, по-давляющие волю остальных. Когда прозвенел звонок, Светозар первым собрался и покинул класс. И лицо у него при этом было очень озабоченное
На обеде он снова появился облаченный в кольчугу, хоть и тщательно замаскированную под кафтаном. Тем са-мым мальчик спровоцировал легкую панику у окружающих и изжогу у мастера зелий. Ну где, черт подери, этот па-цан берет эти штуки?

Сообщение отредактировал Dart_Fedor - Понедельник, 18.04.2011, 21:11
 
Dart_FedorДата: Воскресенье, 15.05.2011, 23:31 | Сообщение # 98
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Россия. 17 декабря (среда)

- Эй! Але. Стоп! Стоп! Вы что же
и конфеты за меня есть будите?
- Ага
Вовка «Вовка в тридевятом царстве»

На зарядку утром Стаси не пошла, проспала. Причем не только зарядку, а еще завтрак и два первых урока. За что и влетело ей по полное число от Марии Ивановны. После этого у Стаси не осталось никаких иллюзий на ее счет. Местная разновидность Снейпа. С виду тихая, приветливая, а на поверку оказалась нетерпимой и даже рез-кой. Но речь не о ней.
Когда Стаси влетела на урок биологии с огромным опозданием, Николай Николаевич отреагировал на ее появ-ление весьма странно. То есть он совсем никак не отреагировал. Стаси пожала плечами, переглянулась с ребята-ми и заняла свое обычное место.
Такого скучного урока от профессора с мировым именем никто не ожидал. Лишь из чувства уважения к возрасту, сварожичи молча пережевывали нудно выдаваемую им информацию, но уныния никто не скрывал. Стаси не слу-шала. Это было с ней впервые. Вместо того она занялась домашней работой по геометрии. Это было намного ув-лекательнее. Как она заметила, остальные тоже не теряли времени даром. Кто-то вытащил листы формата А4 и что-то там чертил, кто-то читал, кто-то как она делал «домашку», кто-то мечтал на отвлеченные темы. Стаси огля-дев класс усмехнулась. Папочку бы от подобного зрелища хватил удар. Впрочем папочка никогда такого не увидит, он умеет производить впечатление на аудиторию.
За вычислением площадей геометрических фигур Стаси не сразу заметила (точнее почувствовала), что на неё кто-то смотрит. Она обернулась. Никого. Показалось, подумалось девочке. Задачи в учебнике закончились в три раза быстрее чем урок. Стаси какое-то время размышляла над странным поведением учителя биологии, но затем и она медленно погрузилась в дремоту. Этому способствовал слепящий свет, бьющий в окна, монотонный голос профессора и тот факт, что она уже вторые сутки подряд не могла толком выспаться. Когда прозвенел звонок, вы-полнив роль будильника, все дружной толпой отправились обедать. Потянулась за ними и Стаси, радуясь, что не получила никакого наказания.
Проходя мимо кафедры она мельком глянула на профессора, радостно соображая, что ее выходка осталась без внимания, но все же кара ее не миновала. Профессор может и оказался тоскливым, все же амнезией не страдал. Просьба явиться в зверинец сегодня вечером для выполнения штрафных работ поздравительной открыткой легла на обеденный стол, стоило только Стаси занять свое место в горнице. Испепелив взглядом глянцевый оранжевый листок, девочка воспроизвела несколько русских фраз, которые недавно изрек профессор Никитин, когда Сидоров уронил на него поленницу.
- Ты делаешь успехи в русском, – улыбнувшись сообщила Варя. Стаси кисло кивнула. Этой ночью сон тоже не предвиделся. Сначала дополнительные занятия по защите, потом факультатив по русской литературе да еще и уборка зверинца. Никто из сварожичей не мог представить себе наказания хуже, чем уборка зверинца. Одно только Чудо-Юдо чего стоило, не говоря уже о коньках-горбунках, жар-птицах, сивках-бурках, мамонтах и белых медведях.
- Да не дрейфь, – предложил веселый Лиходеев и кинулся к сундуку, что стоял в сенях. Несколько минут копа-ния в оном произвели на свет проеденный молью ковер-самолет, кольцо Сколопендры, букет сушеных цветиков-семицветиков, счастливую подкову, которая, вылетев со звоном, ударилась об косяк и срикошетила в лоб кому-то из случайно оказавшихся рядом одноклассников.
- Не лезь под руку, – попросил пострадавшего Ваня ни на минуту не прекратив свои раскопки.
Далее археолог-любитель откопал палочку-выбивалочку «помощник Светоча» старого образца, горшочек- ско-роварку, худые сапоги скороходы. При этом он создавал такой шум, что одноклассники поспешили закончить обед и разбрестись по своим комнатам. Говорили: «Уроков много задано». Массовое проявление сознательности вызва-ло лишь усмешки у самых стойких и голодных одноклассников, среди коих были Вова, Варя и Стаси, конечно. Они продолжали мирно беседовать (читай как «сплетничать про учителей»), изредка поглядывая на кладоискателя. Время шло. Пора было идти на занятия, но Лиходеев видимо крепко застрял в своем сундуке. Решили пойти без него.
Защита основной предмет кафедры ВПВ. По определению любой ученик кафедры должен был знать его на от-лично, но как ни странно именно по этому предмету у всех был полный завал. На дополнительные занятия к Марии Ивановне ходили всем классом как на урок. Мария Ивановна никому спуску не давала. У нее было удивительное свойство. Ей с легкостью удавалось удерживать внимание детей сколько угодно времени. На ее уроках никто не смел уснуть или отвлечься на посторонние дела. И объясняла она все внятно и доходчиво. Просто требования ее были столь высоки, что соответствовать им было трудно даже если бы заниматься защитой круглосуточно.
- На любую нечисть есть своя управа. Но не всегда в критический момент ее можно применить. Есть три универ-сальных средства. Которые каждый должен носит при себе – Мария Ивановна говорила назидательно, так словно бы старалась записать эту мысль на корочку головного мозга каждого из своих учеников.
- Самые обычные предметы порой становятся самыми сильными оберегами. Не стоит пренебрегать ими. Каж-дый из вас так или иначе знаком с ними. Кто может назвать их?
Тишина была нарушена легкой возней. Десяток рук взметнулся вверх, но Марии Ивановне этого было недоста-точно.
- Варвара – вызвала она. Естественно девочка не смогла ответить на этот «элементарный» вопрос и ей закати-ли двойку. Стаси внутренне сжалась. И как чувствовала. Следующей жертвой была назначена именно она…

Взыскание заключалось в чистке клеток и кормлении всякой сказочной твари, которой в этом зверинце было не меряно. Стаси лишь зашла к себе, чтобы переодеться, когда прямо с порога Лиходеев всучил девочке металличе-скую коробку инкрустированную самоцветами.
- Что это? – прогнувшись под весом «подарка» спросила она
- Да вот, откопал – Ваня кивнул в сторону сундука - Здесь двое из ларца, одинаковых с лица
- Уизли? – слегка ошалело пробормотала девочка.
- Что? Нет. Ну в общем там разберешься. Да ты бери, бери. Они всю работу за тебя сделают. Ты им только сло-ва волшебные скажи.
Стаси была так растеряна, что даже забыла спросить какие слова, как ее вытолкали на улицу и закрыли дверь.
- Это нехорошая шутка, - заметил Сидоров.
- А то как же! – согласился Лиходеев
В зверинце царил полумрак. То там то тут кто-то выл, рычал или шипел, что совершенно нагнетало атмосферу. Стаси поставила ларец на пол у входа и сев на него стала ждать. Времени прошло ровно столько, чтобы она успе-ла продрогнуть и уныть. Наконец с противоположной стороны открылась дверь, и прямоугольник света вычертил в дверном проеме неровный силуэт лично помощника профессора биологии, Блада Дринкинса.
- Вы уже пришли миледи. Прекрасно. Вот вам инструменты и вперед.
От этого приторного голоса у девочки мурашки шли по коже. Она даже не сразу поняла, как он обратился к ней, назвав ее миледи. Возможно лишь потому, что оба они англичане и ему и в голову не пришло, что она и в правду титулованная особа, а может он и знал кто она такая, но тогда уж совсем нехорошо. Тем не менее спрашивать бы-ло уже поздно, Дринскинс выскользнул прочь также бесшумно как и появился.
Стаси критически осмотрела лопату, вилы и прочий инвентарь. Работать, после спаренного урока защиты ее не климатило. Тут девочка вспомнила, о наказе Лиходеева и кинула недоверчивый взгляд на ларец. Поборов внутрен-ние колебания она сдернула замок. Ларец сам собой распахнулся и оттуда, с волшебным сиянием, озарившим зве-ринец выскочили два мужичка клонированной внешности и солидных внушающих уважение габаритов. Они дове-рительно улыбнулись и, закатав рукава, уставились на девочку. Стаси попятилась и слегка заикаясь спросила:
- Who are you? – даже не заметила, как перешла на английский, но мужички кажется прекрасно ее понимали.
- We are Twix in the box - с залихватской удалью выпалили они
- And what you can do?
- All that you need – со столь же удалой интонацией выговорили ребятки
- Опа! – Стаси снова вспомнила русский. Ни фига себе у них артифактики, подумала девочка. Имея все это, за-чем вообще магии учиться.
- Вы что же и клетки за меня почистить сможете?
- Ага, – ухмыльнулись мужички как-то гаденько, задирая рукава еще выше.
- Ну тогда почистите, пожалуйста, – проговорила Стаси, которой пришла в голову замечательная на ее взгляд идея, тем временем проследить за подозрительным Бладом Дринкинсом. Она даже не дожидаясь ответа выбежала следом за помощником профессора биологических наук.
Стаси вернулась в общежитие измученная и – это стало уже обыденностью – грязная от маковки до пят. Мало того, что ей пришлось прогуляться по заваленной талым снегом и грязью сельской дороге и получить полное пред-ставление о значении русского слова «бездорожье», так вернувшись в зверинец она обнаружила, что эти «двое из ларца одинаковых с лица» вычистили помещение полностью. Грязи там не было, но и клеток со зверьми тоже. Не было вообще ничего, одни голые бревенчатые стены. Если бы девочка опоздала хоть на минуту, не было бы и стен с крышей. А когда она в панике повелела волшебным аферистам занести клетки назад, клетки они занесли… Жи-вотных оставили. И целый час Стаси загоняла сивок-бурок в стойла, а жар-птиц в курятник. Эти светящиеся твари жгли руки и клевались как бойцовские петухи. А пегасы – эти лошади с куриными мозгами – лягались, брыкались и пытались улететь. Чудо-юдо одно лежало неподвижно, флегматично пережовывая часть металического огражде-ния.
Так вот, кода Стаси вернулась – хорошо ветер был попутный, а то до крыльца она бы не дотянула – и услышала сочувственное: «Ну как ты?» - она торжественно вручила ларец Лиходееву, отвела сжатую в кулак руку для разма-ха и…
Огромный лиловый синяк на заплывшем глазу заставили Лиходеева проникнуться уважением к хрупкой девчуш-ке.
По странному обстоятельству, не смотря на усталость. Спать совсем не хотелось. То, что она сегодня увидела, не давало ей покоя. Надо было с кем-то поговорить, но среди русских ребят таких закадычных друзей, вызываю-щих исключительное доверие, не было.

 
Dart_FedorДата: Воскресенье, 15.05.2011, 23:43 | Сообщение # 99
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Англия. 17 декабря (среда)

Там в подвале потухший свет
Стал причиной очень странной смерти…
Король и Шут «Ответ – лютая смерть»

За столько лет работы, казалось бы, уже давно пора было привыкнуть к всякого рода неприятностям. Чего только не повидал на своем веку Гарри Поттер, сколько утрат перенес. Но нет ничего страшнее, чем смерть друга.
- Джордан Ли. Бизнесмен. 41 год, холост. По предварительной оценке скончался от «авады». Следов борьбы не обнаружено, – рапортовал молоденький стажер, недавний выпускник академии авроров.
Гарри грустно кивал головой. Все это он и сам видел. Но как же так? Ли… Да он словно родной брат Джорджа и Фреда. Гарри никогда и не представлял их по отдельности. Как же они теперь, без него? Гарри горевал искренне и глубоко, но он не мог бросить дело на этого неопытного юнца, который даже не заметил маленького пятнышка слизи на ковре, клочка серой дерюги в прихлопе двери. Все это важные улики, и пора приниматься за дело.
Наскоро доставленная портативная алхимическая лаборатория при подробном исследовании образцов ткани и слизи не дала никаких результатов, если не считать заявления лаборанта, что мантии из точно такой же дерюги сейчас в моде и он самолично примерял такую в супермаркете Малфоя.
Что ж, формальности можно оставить на ребят из убойного отдела. Поттер решил навестить старого неприятеля, с которым не виделся (и не жалел об этом) целых 12 лет.
Малфоя он нашел, как и ожидал, на его рабочем месте. Не смотря на то, что Драко был отвратителен как личность, как бизнесмен он был безупречен. Те качества, что привил ему родной факультет как нельзя кстати пригодились ему в деловом мире. Драко начал с нуля, ведь во время войны Люциус пустил все свое состояние прахом в тщетных попытках восстановить былую власть. Драко пришлось по крупинкам восстанавливать имение, деловые связи. С ним долгое время никто не хотел считаться, не говоря уж об уважении и доверии. Теперь, глядя на шикарный офис, секретаршу – вейлу, Гарри с трудом во все это верилось.
- Поттер, – Гарри показалось что его имя Малфой произнес с какой-то затаенной надеждой. Померещиться же такое! Нет, Малфой это Малфой. Он все также ненавидит Поттера и винит его во всех своих бедах. Гарри не привыкать. Он не станет обращать внимание на этот сверлящий взгляд и кривую усмешку. Он профессионал. Личные отношения не должны отражаться на работе. Ему ли не знать? Итак, к делу!
- Мистер Малфой, я здесь по долгу службы, – это чтобы он и не смел пытаться выставить его за дверь. Так, струхнул. Гарри подметил как Малфой побледнел. Видно у него не все чисто.
- У тебя есть ордер, Поттер? – Гарри усмехнулся. Малфой, кажется насмотрелся магловских фильмов. Аврор с ордером? Еще бы полицейский значок спросил.
- Могу я видеть вашу документацию по поставкам за последние три месяца?
- Это более 30 тысяч наименований, – Драко будто подменили. Он сразу как-то обмяк, сдулся. – И на каждое есть соответствующие документы, накладные, паспорта. Все в полном порядке. И если меня в чем-то подозревают… С каких это пор в функции авроров входит налоговая инспекция?
- Значит ли это, что вы отказываетесь помогать следствию? – Гарри не был настроен препираться. Один из его друзей умер, и он сделает все, чтобы найти преступников.
- Нет Поттер, – Малфой вскочил. Какой-то он нервный сегодня. Широко распахнув перед Гарри дверь, Драко жестом предложил выйти. Гарри воспользовался предложением, и уже через минуту они оказались в бухгалтерии. Пожилая, но шустрая ведьма, выполняя распоряжении босса, завалила Гарри папками с документацией. Стопочка получилась на две головы выше аврора. Малфой злорадно улыбнулся.
- Развлекайся, Поттер, – кинул он уходя, но Гарри почему-то показалось, что особого удовольствия от подобной издевки Драко не испытал. Гарри мгновение колебался, косясь на небоскреб из бумаг, а потом окликнул его
- Драко, – тот вздрогнул, будто его полоснули хлыстом. Он медленно обернулся, страшась встретиться с Гарри взглядом – Драко, ты тут не причем. Тут совсем другое. Ли Джордана убили… Нам нужна твоя помощь.

 
Dart_FedorДата: Воскресенье, 15.05.2011, 23:51 | Сообщение # 100
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Россия. 18 декабря (четверг)

Ты будешь служить мне вечно, вечно...
Король и Шут «Возвращение колдуна»

- Круциус – последнее что услышал профессор, прежде чем его оглушил собственный вопль. Неведомая сила низвергла его на пол и он забился в судорогах. Боль сковывала его легкие, обволакивала густой дымкой, сквозь которую он мог видеть лишь жесткое, лишенное эмоций лицо. В голове профессора билась одна единственная мысль «За что?» Мучитель склонился над ним, чтобы получше разглядеть исказившееся лицо жертвы, насладиться его болью. Он улыбался и в его глазах сверкали искры ненависти. Как поздно понял профессор, что в этом человеке нет ничего человеческого [прошу прощения за тафтологию - прим. автора]. Даже его имя вызывало неприятные ассоциации. У него просто на лбу было написано «ГАД». Может он был под заклятием подвластья? Теперь уже поздно выяснять. Осталась только боль.
- Ну пожалуй на сегодня достаточно. – милостиво проговорил "палач" и снял проклятие. Профессор был уже не молод и боль не сразу отпустила его, но он смог прийти в себя еще некоторое время. Его мучитель не торопил его.
- В следующий раз будешь думать, прежде чем возражать мне.
Затуманенный взгляд профессора уставился куда-то за Блада Дринкинса. Сначала Блад приписал это продолжительному воздействию круциуса. Но взгляд профессора прояснялся и становился осмысленным. Полный тяжких подозрений мучитель резко развернулся. Но увидел лишь полы взметнувшейся мантии.

 
Dart_FedorДата: Понедельник, 16.05.2011, 00:34 | Сообщение # 101
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Англия. 18 декабря (четверг)

И воскликнул здоровяк, руки потирая:
"Что ты хочешь мне сказать, я не понимаю."
Король и Шут «Валет и дама»

У Джордана Ли не было никого, кроме близнецов. Уизли практически и были всей его семьей. После школы он с головой ушел в бизнес. Потом была война. Потом он долго и упорно работал, чтобы восстановить разоренную после войны компанию. Потом он завоевывал зарубежный рынок. Потом снова была война. И он опять работал. Так и не успев обзавестись собственным потомством он хотел завещать основную часть своего имущества двум своим лучшим друзьям – Джорджу и Фреду. Ну и остальным Уизли, конечно.
На оглашении завещания собралось так много народу, что только маленький гоблин, адвокат, мог дышать спокойно. Остальным потребовалось открыть окна. Люди ловили любое дуновение ветерка. И только поэтому с нетерпением ждали, когда же гоблин приступит к делу. Тот затягивал. Он то протирал линзу монокля, то откашливался и перебирал бумажки, то поправлял галстук-бабочку.
- Ну, чего же вы тяните, не выдержала миссис Гермиона Уизли. Она была на последнем месяце беременности, а потому с трудом переносила нехватку кислорода, большие скопление народу и одеколон собственного мужа.
- Да действительно, – подал голос Чарли Уизли, у которого были неотложные дела в Хогвартсе, с того самого момента, как Перси, Слизерин его забери, пришла в голову «блестящая мысль» устроить в Хогвартс учеников по обмену
- Минутку терпения, господа, – успокаивал гоблин скрипучим голосом.
- Мы что, кого-то ждем? - удивился мистер Артур Уизли – Моли, дорогая пересчитай детей.
- Здесь все, Артур – непонимающе огляделась старая ведьма.
- Мистер Крюкс, кого мы ждем?
- Меня – раздался бодрый голос сзади. Все как по команде обернулись.
- Эндрю? Ты? - удивился министр, но быстро взял себя в руки. - Мама. папа, ребята, это мистер Грин, мой помощник, очень перспективный юноша. – Персивальд Уизли был единственным из присутствующих, кто знал вошедшего в кабинет молодого человека, но не было здесь никого, кто бы знал, каким образом он сюда затесался.
- Доброе утро господа – Эндрю Грин, помощник министра магии был как всегда приветлив и жизнерадостен. – Прекрасно выглядите Миссис Уизли – дежурный комплимент у него получился таким искренним, что Молли Уизли расплылась в улыбке и подала молодому человеку руку. Тот галантно поклонился и поцеловал ее.
- Эндрю, что ты здесь делаешь? – строго спросил грозно нахмурившийся министр, но Грин не успел ответить
- Я могу начинать, господа? – громогласно вопросил мистер Крюкс
«Я, Джордан Эндрю Ли, находясь в здравом уме и твердой памяти… – начал читать маленький адвокат и пред-ставительницы клана Уизли тихонько всплакнули в платочек. Все, кроме Гермионы - … завещаю друзьям своим Фреду и Джорджу Уизли филиал магазина ультрафокусов на Диагон аллее и магазин приколов в д. Хогсмид. Мистеру Артуру Уизли и миссис Молли Уизли, а также их детям Биллу, Чарльзу, Персивальду, Рональду и Виржинии по 500 галеонов. Мистеру Гарри Поттеру и миссис Гермионе Уизли-Гренджер по 100 галеонов. Свой дом на Диагон-аллее, квартиры в Лондоне, Дублине и Глазго, загородный дом и угодья, пакет акций Уизли-корпарейшен, яхту, автомобиль, коллекцию антикварных метел, библиотеку и все другое движимое и недвижимое имущество своему троюродному племяннику Эндрю Джордану Грину.»
Крюкс закончил читать и та тишина, что повисла в кабинете казалось густой и вязкой. У большинства по коже пробежали мурашки, кто-то зябко поежился, кто-то испуганно огляделся, словно призрак Ли Джордана восстал из могилы чтобы поглумиться над присутствующими. Нет, Уизли были не жадными людьми. Они достаточно имели, чтобы не желать чужого, но тот факт, что они до сего дня не знали о существовании этого самого троюродного племянника их более чем смущал. Гарри и Рон молчаливо переглянулись и вышли первые.

 
Dart_FedorДата: Понедельник, 16.05.2011, 00:43 | Сообщение # 102
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Россия. 19 декабря (пятница)

Возник зловещий лик бродяги...
Он шёл, как будто бы один,
Толпа его не замечала.
И как-то странно на него
Смотрели местные собаки...
Король и шут «Камнем по голове»

«Дорогие Джейн и Джемс! Как же давно мы с вами не виделись. Я очень скучаю и возможно приеду на каникулы. Как там все? У меня все хорошо – Стаси прервалась на минуту и нахмурилась. Она вспомнила недавнее взыскание, и сегодняшний урок тактики, и взбучку от третьекурсников, и много чего еще, о чем лучше не вспоминать – К сожалению у меня почти не бывает свободного времени и я не могу рассказать вам всего подробно. Признаться честно, написать вам меня заставила крайняя необходимость. Мне нужна ваша помощь, хоть я смутно представляю чем вы сможете мне помочь. Точнее не мне
Дело в том, что вчера вечером я смеха ради решила пошпионить за одним подозрительным дядькой, что работает в нашей школе. Он, кстати, наш соотечественник, англичанин. Работает по личному приглашению профессора Павлова, всемирно известного ученого биолога. Но не это важно. Наблюдая за ним, я незаметно для себя оказалась в одной лавке, где продают всякие безделушки. Тип этот зашел туда – я за ним. Спряталась за стеллажами и стою слушаю. Говорил он с хозяином лавки по-английски, наверное чтобы никто не понял, что сразу привело меня к мысли, что ему есть что скрывать. Говорили они о всякой чепухе вроде погоды и превратностей русского климата, пока не появился еще один. Одет он был совершенно по европейски. Я не сразу его узнала, там было сумрачно, но могу поручиться, это был отец Лиз, Драко Малфой..."
Стаси задумалась. Вопрос, что Малфой делал в России так и оставался без ответа.
"...Он передал наблюдаемому мною объекту кейс с деньгами. Тот выборочно проверил пачки магловских банкнот и, стервозно улыбнувшись, назвал довольно большую цифру. Я так поняла это сумма, которую нужно предоставить в следующий раз. Малфой выглядел очень подавлено и за все время задал только один вопрос: «Как она?» Вымогатель усмехнулся и сказал: «Жива, - потом сделал паузу и добавил – пока еще!». Вы бы видели в этот момент лицо Малфоя.
Из всего выше сказанного у меня создалось впечатление, что Малфоя шантажируют. Потом я вспомнила, что Лиз в этом году отправили в какую-то другую школу, и мне подумалось, уж не похитили ли ее. Окончательно я утвердилась в этой мысли, когда Малфой покинул лавку и хозяин заведения глумливо сказал: «Девчонка эта меня достала, а потому долго не протянет»
Это собственно и вся история. Возможно версия моя ошибочна. Малфой человек непорядочный и может быть замешан во многих грязных делишках. Да и к Лиз я не питаю дружеских чувств, но эта мысль засела у меня в голове, и я никак не могу успокоится. Быть может если я узнаю побольше об этом англичанине, я угомонюсь. Попробуйте выяснитьчерез вашего папу кто он такой. Его зовут Блад Дринкинс. Постарайтесь не привлекать излишнего внимания.
За сим остаюсь искренне ваша Стаси Снейп»

Стаси старательно сложила листок бумаги, запечатала конверт и еще долго колебалась – послать письмо или нет.

 
Dart_FedorДата: Вторник, 10.07.2012, 11:46 | Сообщение # 103
Снайпер
Сообщений: 130
« 3 »
Англия. 21 декабря (воскресенье)

Говорят, русские очень опасны. А этот вообще со всех сторон ненормальный.
Гоблин «Большой куш»

МакГонагл скривилась, от чего ее и без того морщинистое лицо превратилось в печеное яблоко, и раздраженно посмотрела на часы.
- Это просто неприлично – так опаздывать! – заявила она своему заму, словно он был виновен в этом.
- Может что-нибудь случилось? – с непонятной надеждой в голосе проговорил Люпин. Северус посмотрел на него как стоящий в переполненном автобусе пассажир на освободившееся место.
- Что может случиться в предрождественскую неделю? – намекая на что-то конкретное заметил Чарли Уизли. Снейп задумался.
Тревожно-сосредоточеннное лицо госпожи директрисы не осталось незамеченным для детей, ибо уже все были оповещены, что на этой неделе занятия по предсказаниям будет вести преподаватель по обмену. И опять из «дааалекой заснеженной России». Везет же Хогварцу.
Светозар ждал - недождался Марии Терентьевны. Ее уроки он любил и никогда не прогуливал. Бабка была душевная, терпеливая, а главное вникающая во все подростковые проблемы, не смотря на то, что сама недавно вторую сотню разменяла. Мальчик переживал, уж не случилось ли чего, когда дверь большого зала была пробита с ноги и ввалилось что-то… Кто-то… Кто-то совершенно обалделый, огромного роста, пестро одетый и абсолютно не похожий на Марию Терентьевну. Светозар пригляделся.
Затертые до белизны джинсы, куртка «Тайга» на распашку. Из-под куртки наружу вылетала льняная рубаха-размахайка, тоже на распашку. Под рубахой была зеленая майка с трогательной до слез надписью «Берегите при-оду, мать вашу!» Волосы пестрого колера, длинной до невозможности, а чтоб не лезли в глаза связаны кожаным ремешком. В свалянных прядках несколько непонятных побрякушек. Ботинки – чисто артапеды на платформе. Жуткий вид. Голливудская улыбка. Туповатый фейс. Накаченная мускулатура. Кожа цвета начинающего наркомана. Глаза серые, мутные.
- Блин вашу мать нафиг! – произнес он на влёте какое-то странное заклинание. С разгону он мгновенно достиг середины зала и только там притормозил. Сделал два покачивающихся шага в сторону учительского стола и улыбнулся, словно увидел старых знакомых.
- И кто здесь такой умный систему меняющихся лестниц сообразил? – спросил он у обалдевших и раздраженных учителей. – Заблудился нафиг… - стал объяснять он на ходу, счастливо улыбаясь и посмеиваясь, казалось, над своей незадачей – Полчаса плутал. Думал до утра не доживу, – он неловко стянул куртку, обнаружив на себе кучу всяких фенечек, побрякушек, защитных амулетов, оберегов, символических рун и прочих бусиков. – Вы в курсе, у вас там цербер не кормленый? Хотел мной закусить!
При сей нехитрой отмазе пришелец так сиял улыбкой, что многие по неволе задумались о его психическом здоровье. Гость без приглашения занял место за столом
- Чевой-то тут у нас? Овсянка!!! Кульно! Полезная здоровая пища! – произнес он уже зачерпывая серую жижу ложкой. На скорбно-недоверчивую минуту молчания он виновато улыбнувшись произнес – Кстати, я Захар Иванович, учитель прорицания школы Сварога – учителя молчали, недоверчиво сканируя глазами иностранца – из России – добавил он, словно бы это все на свете объясняло.
- Добро пожаловать в Хогварц, – первый опомнился Снейп и так пронзительно вперился в незнакомца взглядом, что его улыбка на мгновение угасла.
- Спасибочки! Теперь можно похавать? – для иностранца он слишком свободно владел сленговой формой речи. Остальные пришельцы из России говорили на классическом английском, а этот словно с задворков Лондонского Сити. Снейп нахмурился. Светозар медленно выпячивал глаза, пока не показались кровяные сосудики, потом быстро привел их в обычный фокус, но зрачки расширились до предела.
- Ёптв…- сдавлено произнес он.
 
ТронДата: Четверг, 03.01.2013, 23:45 | Сообщение # 104
Программа
Сообщений: 772
« 166 »
Тема закрыта.


Всегда его по жизни сопровождали два чувства: Он боялся, его боялись. Он ненавидел, его ненавидели. И обе стороны, как правило, эти чувства умело скрывали. Он себя контролировал, потому что знал – может убить. Все остальные – потому что знали: действительно может.
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Карачун (гет, PG-13, AU/приключения/юмор, макси, в работе)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск: