Армия Запретного леса

Среда, 26.02.2020, 20:59
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Азриль, Сакердос  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Желание (Снейджер, PG, романс, миди)
Желание
Ketrin_SnapeДата: Понедельник, 14.09.2009, 14:28 | Сообщение # 1
Разрушаю стереотипы
Сообщений: 493
« 31 »
Автор: Renardy
Бета: -
Жанр: Romance
Пейринг: СС/ГГ, АД
Рейтинг: PG
Дисклаймер: все принадлежит тем, кому это все принадлежит
Саммари: просто еще одно путешествие во времени, каких много…
Комментарии: это просто романсячий романс, так как мне захотелось перед сессией немного радости, тепла и ласки.
Предупреждения: POV Гермионы почти все время. Беты нет, а посему: Ego sum rex Romanus et supra grammaticos.
Размер: миди
Статус: закончен

Разрешение получено

Обсуждение


Безумец и гений - две крайности одной сущности (Джек Воробей)
Переквалифицируюсь в УпС-райтера

 
Ketrin_SnapeДата: Понедельник, 14.09.2009, 14:28 | Сообщение # 2
Разрушаю стереотипы
Сообщений: 493
« 31 »
Infelicissimum genus infortunii est fuisse felicem
Величайшее несчастье – быть счастливым в прошлом
Боэций

Пролог
Альбус Дамблдор гулял по огромной кондитерской. Именно о таком посмертном существовании он всегда и мечтал. Он был бы абсолютно счастлив, если бы не одно обстоятельство. Северус Снейп был мертв. И ему было отказано в персональном рае. Это терзало директора, не давало покоя. Мальчик заслуживал лучшей участи, чем забвение. Альбус чувствовал себя виноватым. Неожиданно Дамблдор увидел светловолосого молодого человека, прислонившегося к одному из стеллажей с конфетами.
- Добрый день, директор. Как вы смотрите на то, чтобы сыграть в шахматы?
- Могу я узнать имя своего противника? – поинтересовался Дамблдор.
- Время к вашим услугам. Вы какими предпочитаете? Белыми?
Старый маг кивнул.
- На что играем?
- На желание, конечно. Ничего больше ни вы мне, ни я вам предложить не в состоянии.
Через полчаса Время потянулся и откинулся на спинку стула.
- Мне редко попадается такой толковый соперник, директор. Поздравляю. Желание ваше по праву.
- Я хочу, вернуть жизнь одному человеку…
-Простите, что перебиваю вас, но считаю нужным посоветовать вам обдумать все возможные развития событий перед тем, как что-то загадать. Иначе в этой партии вы можете проиграть. Так что не спешите. Я вернусь завтра.
Как и обещал, он вернулся следующим утром.
- Вы все обдумали, директор?
- Да. Я хочу…
* * *
В лесу было прохладно, воздух – просто чудо. Птицы поют, кузнечик скворчит. Солнышко светит. Ветерок такой легкий-легкий. Красота одним словом. Только на душе муторно как-то.Вчера была последняя битва. Как и говорилось в пророчестве, Гарри победил Темного Лорда. Все танцуют, все счастливы. Но сейчас эйфория спала, и наступило похмелье. Вчера Рон предложил мне руку и сердце. Но я понимаю, что это было сделано под влиянием момента. Мы просто привыкли быть рядом. Хотя может быть, мы будем счастливы, пусть он меня и не любит так, как я когда-то мечтала. Но в любом случае у меня еще есть время подумать. Сначала нужно похоронить погибших, а потом уже устраивать свою личную жизнь.
Я присела на землю под раскидистой сиренью. Всегда любила это место. Здесь спокойно и думается хорошо. Только вот сейчас не хочется думать. Ни о чем. Я постепенно начала скатываться все глубже в сон.
***
Сижу в Больничном крыле. Интересно, что со мной произошло? Мне тоже. Нет, никаких упивающихся, никаких громов, молний и прочих спецэффектов не было. Я просто уснула под своим любимым деревом в Запретном лесу. И проснулась там же, что удивительно. Почему я попала в Больничное крыло? Да потому что я проснулась я не просто так – меня разбудили. И сделал это не кто иной, как Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор! Нормально, да? Мы тут его похоронили год назад, а он мало того что ожил и откопался, так еще и интересуется у меня кто я такая и что тут делаю. Ну, знаете ли! Я еще никогда не была до такой степени гриффиндоркой: высказала ему все что накипело. Верите ли, я наорала на директора. Сама от себя в шоке была. Дамблдор выслушал меня с неподдельным интересом. Кажется, он даже получал какое-то удовольствие от момента. Постепенно до меня начало доходить, что директор не только жив, но и как будто помолодел. И руки у него здоровые. Но меня уже несло на скалы, и остановиться было выше моих сил. Закончила я свою пламенную речь совершенно глупым вопросом: «А что собственно происходит?» Взгляд Дамблдора мне сильно не понравился – горящий интересом, полный предвкушения веселья. У меня внутри все прямо-таки сжалось от паршивых предчувствий.
И тут – барабанная дробь – я увидела ЕГО! Около озера стоял высокий черноволосый парень. Меня прошиб холодный пот. Он же должен был быть мертв! Что тут вообще происходит? В голове что-то щелкнуло и все встало на свои места – я просто сошла с ума и теперь вижу поразительно реалистичные галлюцинации. Иначе появление живого Дамблдора и восемнадцатилетнего Сириуса Блека объяснить никак нельзя. Я почувствовала приближающуюся истерику. Голос директора доносился откуда-то издалека. Дышать становилось все труднее. Из глаз текли слезы. Вдруг все это веселье резко оборвалось. Я почувствовала эйфорию, темнота окутала меня, сознание ушло, громко хлопнув дверью. Ну и пусть – без него даже лучше.
***
Очнулась я – где? – в больничном крыле. Абсолютно спокойная. Прямо как слон. Какая там истерика! Думаю, даже известие о конце света вызвало бы у меня сейчас только легкую досаду.
Пару минут спустя в дверном проеме нарисовался Дамблдор.
- Рад, что ты, наконец, очнулась. Как ты себя чувствуешь? – «Неоригинально!» скажете вы? Я вот сказала. Гермиона Грейнджер сначала орет на директора, потом хамит ему – спешите видеть! Только сегодня и совершенно бесплатно. – Ну-ну, девочка, я же хочу тебе помочь.
- Помочь в чем? – равнодушно спросила я. Эмоций не было дома. Мозгов, судя по всему, тоже. Хотя зачем они нужны сумасшедшей? – Что со мной такого произошло, что мне вдруг так понадобилась ваша помощь, что вы вернулись с того света?
- Ты попала в прошлое. Точнее на двадцать лет назад,- Опа! Вот это да! Вот это новость! А я ее даже оценить нормально не могу. Какая досада. Стоп. А он-то, откуда узнал? – Извини, но пришлось подсмотреть твои воспоминания, пока ты была без сознания. – Вот так вот. Стоит немного поваляться трупом, и никакой личной жизни у тебя уже нет. Ясное дело, никакой вины он за собой не чувствовал, но объясниться все-таки счел нужным. Всегда бы так. – Ты же, как никто знаешь, как опасен Воландеморт. Я должен был проверить, не являешься ли ты его шпионкой. - Какое смешное слово – «шпионка». Вы бы меня еще засланкой назвали, господин директор. - Хотя в этом случае ты бы, скорее всего не стала кричать на меня – до такого ни один шпион не додумался бы.
- Смешно.
- А это не шутка, - невозмутимо отозвался он.
- Вы что-то говорили о помощи, - напомнила я. Никогда не любила подобных лирических отступлений.
– Отправить тебя назад в будущее я не могу, прости. Но я постараюсь найти выход. Обещаю. А теперь выпей это.
- А что это? – спросила я, поморщившись от гадкого привкуса.
Не то чтобы меня это сейчас интересовало, но… нужно же знать, чем тебя травят. Спать хотелось жутко. Голова будто была набита ватой. Голос Дамблдора стал удаляться. Я отрубилась.
***
Проснулась я все там же. Голова на этот раз была ясная, мозг вернулся на свое законное место, а самое главное проснулся интерес к жизни, появились эмоции. Но, тем не менее, никакой паники. Я четко осознавала, что каким-то образом оказалась в прошлом, но страха и отчаяния не было. Только любопытство… и грусть. Гарри и Рона в этом приключении со мной нет и не будет. Но… Рон часто говорил мне, что я недостаточно эмоциональна. Помню, даже когда умерла бабушка, мне почти не было больно. Это случилось в июле. После сдачи С.О.В. ее смерть не было неожиданностью – это был лишь вопрос времени. Дело в том, что она до этого сильно болела. Болезнь Альцгеймера и рак – не шутка. Да, в ней столкнулись две болезни, которые нельзя было лечить одновременно. Если лечишь рак, то вторая болезнь начинает прогрессировать со страшной силой, и человек превращается в животное. Если же лечить Альцгеймера… сейчас никто не знает, как его лечить. И вот бабушка умерла. Благодаря болезни Альцгеймера она, к счастью, не испытывала боли – нервные клетки, ответственные за это уже умерли. Все случилась через несколько дней после сдачи экзаменов. Слава всем богам, что я была тогда уже дома, а то скорее всего натворила бы глупостей.
Когда позвонил дедушка и сказал маме, что бабушки больше нет, я не поверила. Сложно осознать, что человек, который растил тебя, был с тобой всю твою жизнь, умер. Мама плакала, а я… я просто закрылась в своей комнате и читала. Внутри были только пустота и непонимание. Мама плакала долго. Потом она поехала к дедушке. Я решила послушать музыку. Играла песня «Из-за меня». «Нет средства согреться, если вдруг остановилось сердце; Нет средства от смерти на свете; Нет средства вернуться, если не получится проснуться; Нет средства от смерти не похожей на ветер…» Тогда меня прорвало. Слезы текли и текли. Было больно. Я поставила песню на повтор, сознательно мучая себя. Воспоминания нахлынули на меня со страшной силой. Стало холодно. Потом я успокоилась. До самых похорон я больше не плакала. А там… там мне было очень плохо. Но к концу дня я уже могла улыбаться. Наверное, я должна была больше страдать, но… я не могла.
Сейчас моя бесчувственность сыграла мне на руку. Я могла достаточно легко абстрагироваться от прошлого. Нет, мне было тяжело от осознания того, что здесь нет друзей, нет родителей, но я могла притвориться, что это не моя боль. Я чувствовала, что могу справиться с этим.
Мадам Помфри заметила, что я проснулась и сразу же начала хлопотать вокруг. Удостоверившись, что я чувствую себя просто замечательно, она отправила меня к директору.
Кабинет Дамблдора встретил меня чаем, шоколадными бисквитами и запахом лимонных долек. Только Джинни знает, что я разделяю слабость директора к сладостям. Но она клялась унести мою тайну в могилу.
- Я знаю, как вернуть тебя домой! – выдал старик вместо приветствия. Хм… а где же многочасовые рассуждения о пользе любви? Видно он уже давно томился желанием все мне рассказать. А может быть и нет. Но тогда дело пахнет керосином, а в это верить как-то не хочется. – Тебе просто нужно так изменить будущее, чтобы никогда сюда не попасть.
Мда… а запашек-то есть. Такой неприятный и в то же время такой знакомый. Даже в глазах защипало.
- Ну и как я, по-вашему, должна это сделать?
Не буду плакать. Не буду плакать. Не буду плакать.
- Ну… есть несколько способов. Первое. Ты идешь к Воландеморту, показываешь ему свои воспоминания, он убивает Поттера и Лонгботома сейчас, до того как их дети будут зачаты, побеждает. Тогда ты, скорее всего никогда не родишься, а значит, и не попадешь сюда.
- Позитивно… - Я даже чаем подавилась. – Только мне не нравится. Еще варианты?
- Второй способ – не допустить моей смерти.
Он уставился на меня своими невинными голубыми глазами, считая, по-видимому, что сказал вполне достаточно. Интересно, он меня за дуру принимает что ли?
- А вам не кажется, - вкрадчиво начала я, - что одно мое появление тут уже предотвратило вашу смерть? Вы знаете всю историю на ближайшие двадцать лет и вполне можете сами о себе позаботиться.
- Это могло бы быть так, но ты не учла одного.
- Чего? – ненавижу, когда он так тянет время.
- Ты не учла Северуса Снейпа.
- Почему не учла? Он же выполнял ваш приказ, убивая вас.
- Может быть да, а может быть нет.
У меня начал плавиться мозг.
- Не понятно. – Буркнула я.
- А вдруг он просто почувствовал, что вы выиграете и надеялся, что вы его спасете?
Нет, он точно бредит. А вдруг Воландеморт посланник светлых сил, творивший добро и справедливость, а мы, глупые, его просто недооценили? А вдруг земля плоская? А вдруг профессор Трелони скажет, что я ее самая талантливая ученица?
- Мне кажется, что вы все усложняете, профессор.
- Тогда почему ты тогда все еще здесь?
Интересный вопрос. А главное неожиданный. Ладно, будем считать, что директор прав, а я глупая. Тут на задворках моего сознания промелькнула мысль. Она попыталась затеряться в темноте, окутавшей мой разум, но была схвачена, связана и тщательно осмотрена.
- То есть вы хотите сказать, что нам нужно ликвидировать Снейпа?
- Близко, но не так радикально. Не хотелось бы, чтобы с мальчиком что-нибудь случилось. Он для этого слишком талантлив. – Видя мою растерянность, он все же сжалился. – Подумай, почему мы не можем быть уверены в его мотивах.
- Ну…он упивающийся смертью…
- Еще нет!
Тут до меня дошло. Аллилуйя! Лучше поздно, чем никогда.
- Вы хотите, чтобы я проследила за тем, чтобы он не принял черную метку?
Довольно потирает руки.
- Хочу. Вернее Время этого хочет.
И откуда он только знает, чего хочет Время? Переутомился наверное… Но больше обратиться мне не к кому, а значит, дергаться бесполезно.
- И как же вы хотите, чтобы я это сделала?
- Ну… подружись с ним, очаруй его…
Я в шоке! Этот старый… вообще в своем уме?
-Да он же старше меня почти на двадцать лет! – ору я.
Дамблдор даже не моргнул.
- Поправка: сейчас он твой ровесник.
Черт! Он все продумал. Хотя…
- Вы что, забыли? Я люблю Рона! У нас же свадьба должна была быть!
- А сама-то ты помнишь?
Вот ведь… раскусил-таки. Но то, что я не люблю Рона еще не значит, что я должна бросаться на шею Снейпу. И вообще это непедагогично.
- Ладно, это уладили… - О чем это он? С кем это он тут уладил? И почему мне не сообщили? – А теперь мисс Эванс проводит тебя в гостиную Гриффиндора. Я уже говорил тебе, что ты будешь учиться на седьмом курсе?
- Но мы еще не…
В дверь постучали, и на пороге появилась хрупкая девушка где-то на полголовы ниже меня. Рыжие волосы до плеч, изумрудно-зеленые глаза... Мда… вот и свиделись. Честно говоря, я всегда мечтала иметь такую внешность. Нет, я не уродина! Но покажите мне нормальную девушку, полностью довольную своей внешностью. Она мило поздоровалась с директором и вывела меня из кабинета. Я даже забыла сопротивляться. Что ж, профессор, в этот раз вы выкрутились.
- Привет! Я – Лили Эванс, староста Гриффиндора.
Я уже и так поняла, спасибо.
- Гермиона Грейнджер, - все же смогла выдавить я.
- Очень приятно. Профессор Макгонагал рассказала нам о тебе. Скажи, а домашнее обучение это сложно?
А я откуда знаю? Я же не пробовала. Тут я чуть все не испортила, но вовремя сообразила, что это очередной шедевр Дамблдора в области фантастики. Тоже мне гений! Ну где он взял магов с фамилией Грейнджер? Правильно, нет таких. Ну а как тогда я могла учиться на дому? Поразмыслив, я решила, что выпутываться он будет сам, а я постараюсь получить хоть немного удовольствия от ситуации, и начала нести всякую чушь о домашнем обучении. Все что знала - все сказала, как говорится. Лили поверила.
Увлекшись рассказом, обраставшим все более яркими душещипательными подробностями, я и не заметила, как мы добрались до портрета Полной Дамы.
- Чтобы попасть в гостиную, нужно сказать пароль.- Объяснила мне Лили. – На этой неделе пароль «зеленая селедка».
- Какой? – мне стало смешно.
- Зеленая селедка, - поморщилась староста, пролезая в гостиную. – Его Ремус придумал. Точнее, коллективное сознание наших мальчишек.
- Ты как всегда права, любимая.
К нам подошли четыре парня. Джеймс Поттер, Ремус Люпин, Сириус Блек и Питер Петегрю. Пока Лили меня с ними знакомила, я позволила себе их рассмотреть.
Ну что сказать? Парни как парни. Если бы я ничего о них не знала, вообще бы было хорошо. Но я знала. И от этого было не по себе.
Представив меня ребятам, Лили потащила меня смотреть нашу комнату. Ну хоть что-то не меняется в этой жизни – спальня абсолютно идентична той, в которой я жила с Парвати и Лавандой. Даже кроватей столько же – три.
Как выяснилось моей второй соседкой будет Мэри Симонс, довольно симпатичная, но немного слишком полной девушка, которая была влюблена в Сириуса и увлекалась прорицаниями.
Около полудня мы с Лили отправились прогуляться к озеру. День был солнечный, и не хотелось терять его в душной комнате. Вдруг кто-то окликнул мою новую подругу. Как оказалось, третьекурсники устроили настоящее побоище недалеко от озера, и ей как старосте требовалось немедленно вмешаться. Я, конечно же, уверила ее, что все со мной будет хорошо и что я вполне могу прогуляться одна.
На самом деле мне действительно нужно было побыть одной. Говорят, преступников постоянно тянет на место преступления. Я же чувствовала просто жизненную необходимость побывать у своего дерева, там, откуда все началось. Заодно подумаю над предложением директора.
Нет, ну реально, как я могу заставить Снейпа отказаться встать на сторону Темного Лорда? Очаровать его… но, по словам Гарри, он всю свою жизнь любил Лили. Да и вообще, глупости все это! Не могу представить себя и Снейпа вместе. Да, я никогда не ненавидела его. Да, я его не презирала, как остальные. Да, восхищалась его умом. Но этого же мало! Конечно никто не заставляет меня саму в него влюбляться, но я так не могу – флиртовать с совершенно безразличным, а тут и вовсе не слишком приятным мне человеком… Нет, не могу.
Мои размышления были прерваны самым наглым образом: на меня, оскалив белоснежные клыки, сверкающие в лучах солнца аки кинжалы, несся огромный рыжий пес. А еще он лаял. Вообще-то я люблю собак. Но только если они на меня не бросаются
Помню, однажды летом каталась на велосипеде. Неожиданно на дорогу выскочила собака. Я не успела ни свернуть, ни затормозить. Собака меня не видела… ну я на нее и наехала. Упала не совсем удачно – ушибла левую руку. Потом все походит на кадры из фильма. Собака бросилась на меня и вцепилась зубами в правую руку, которой я прикрыла лицо. Крик отца. Он отшвырнул от меня зверя и ударил несколько раз ногой. Тогда собака бросилась на него. К счастью отцу удалось ее отогнать. Несколько часов спустя, когда я сидела на скамейке рядом с домом, прибежала эта собака. Она больше не злилась. Напротив, она извинялась за свое поведение: виновато виляла хвостом, пыталась лизнуть руки и нос… После этого случая мы стали лучшими друзьями. Собака позволяла мне делать с ней все, что мне хотелось, ходила за мной хвостом, игралась. А когда я уезжала в Хогвартс, запрыгивала в машину и жалобно скулила, как бы прося взять с собой. Но у меня не было такой возможности…
И вот теперь прямо на меня, оглушительно лая, бежит огромный незнакомый пес. Сердце экстренно эвакуировалось куда-то в район пяток. Желудок же, напротив, попытался выйти через горло. Я попятилась и уперлась спиной во что-то твердое и шершавое. Как символично: здесь все началось – здесь все и закончится.
***
Северус Снейп решил немного прогуляться. Выйдя из замка, парень направился к темневшему впереди Запретному лесу. День стоял жаркий, и он был рад ступить под прохладную сень деревьев. Выйдя на свою любимую полянку, слизеринец огляделся по сторонам и, убедившись, что вокруг никого нет, растянулся на земле в тени старого дуба.
Подложив руки под голову, он бездумно смотрел на переплетения ветвей. Листья тихо шелестели под легкими дуновениями ветерка, блики солнца, проглядывавшего сквозь кроны, завораживали. Сил держать глаза открытыми больше не было. Прикрыв веки, Северус погрузился в невесомость. Он не чувствовал своего тела. Пчелы жужжали. Солнце пригревало. Северус спал.
***
Что делать? Он же сейчас меня сожрет! SOS! Точно! Палочка. Где моя палочка? Вот дура, палочку забыла. А-а-а-а! люди добрые! Что делать? Точно! Дерево. Любой кретин может залезть на дерево. Особенно в экстремальной ситуации. Значит, и я смогу.
Я подпрыгнула, ухватилась за какую-то ветку и подтянулась. Откуда только силы взялись? Может ну ее, эту магию? От нее одни проблемы. Сделаю вот карьеру в легкой атлетике. Подтягиваться вот я уже умею…
Мерлин! Ну почему? Ствол сейчас рассыплется в труху. Надо худеть. И веток, на которые можно опереться, почти нет. Пожалуйста, ну пожалуйста, кто-нибудь, уберите отсюда эту собаку-убийцу!
- Эй, есть здесь кто-нибудь? – заорала я во все горло.
***
Северус проснулся, но глаз открывать не стал. Кто-то его потревожил. Он поморщился. Что все от него хотят? Кто-то зовет его. Почему они не оставят его в покое? Он заворочался и пробормотал сквозь сон:
-Здесь никого нет.
***
И тишина была мне ответом. Ну а что ты хотела, Грейнджер? Появления принца на белом коне с огненным мечом в руках? А что, было бы неплохо… Черт! Я не о том думаю. Ну почему в критических ситуациях в голову лезет всякий бред?
Ствол угрожающе заскрипел.
Кошмар! Если я свалюсь с этого проклятого дерева, некому будет меня спасти. Кажется, я опять влипла.
Я изо всех сил вцепилась в ветку. Руки и ноги начали уставать. Вообще-то я никогда не была хорошей спортсменкой… вот даже на метле так и не научилась летать. А сегодня к тому же еще и не ела ничего…
Чушь! Конечно, я смогу спуститься, когда пес уйдет. Успокойся, раз. Успокойся, два. Успокойся, три. А-а-а-а! Паника, паника, ПАНИКА! Успокойся, четыре, успокойся, пять…
Ну когда это чудовище угомониться? Прыгает тут, зубами щелкает. Психованная псина.
- Песик, хороший, хватит злиться, - какой у меня отвратительно неуверенный, дрожащий голос! Самой противно.
Я окончательно потеряла присутствие духа. Хотя… пес вроде бы немного успокоился. Лает уже не так свирепо… Ну ничего себе! Теперь еще и скулит.
Замечательно, я просто гений дрессировки! Можно собой гордиться. Только вот не хочется почему-то. Успокойся, шесть. Я. Успокойся, семь. Не могу. Успокойся, восемь. Слезть с этого дерева. А-а-а! Паника!
***
Северус, недовольный шумным сном, тихо застонал. Вроде бы следовало встать и что-то сделать, но не было сил. «У меня куча дел, - думал он. - Пора вставать». Где-то кто-то кричит. Наверное, это его совесть. Снейп вздохнул и вновь погрузился в дрему.


Безумец и гений - две крайности одной сущности (Джек Воробей)
Переквалифицируюсь в УпС-райтера

 
Ketrin_SnapeДата: Понедельник, 14.09.2009, 14:29 | Сообщение # 3
Разрушаю стереотипы
Сообщений: 493
« 31 »
***
Я сейчас оглохну от этого лая!
- Тссс, - зашипела я в лучших традициях незабвенного профессора Зельеварения. Эта собака меня нагло проигнорировала. Ну и где мой новоприобретенный дар усмирять животных спрашивается?
Зато ствол радостно откликнулся: заскрипел и покачнулся. Так! Тихо, не дышим. Кажется, сейчас что-то будет. По ходу дела, я все-таки научусь летать. Ма-ма-а-а-а!..
- Заткнись, глупая псина! Не видишь, я падаю? – Нервы ни к черту, грублю всем подряд. – Лучше бы позвала кого-нибудь на помощь!
Идея! Нужно подобраться поближе к стволу. Там ветки должны быть прочнее. Ой! Была не права.
- Тихо – дрожащим голосом приказала себе я. – Только без паники.
А этого чертова пса ситуация по ходу дела только развлекает.
Дело плохо… Я зажмурилась и завопила.
***
Северус вздрогнул. «Что происходит?» Он заснул в лесу недалеко от озера. Перед этим он, кажется, позавтракал. И еще у него началась мигрень – последствие нападения Мародеров.
Вокруг было пустынно. Ветра нет, где-то жужжат пчелы. Собака Хагрида опять гоняет птицу. Вот и все.
Снейп встал и пошел к озеру, чем-то обеспокоенный. Среди деревьев носился пес и жалобно тявкал. Слизеринец прищурился. На опушке явно что-то происходит. Ветра нет, а ветви сирени колышутся, как при урагане.
Он огляделся еще раз. Да, ветви других деревьев не шевелятся. Значит, на сирени кто-то завис.
Северус подошел ближе, готовый ко всему, и прислушался. [i]
***
Мне кажется, или ствол действительно треснул? Я приоткрыла один глаз и вытянула шею, чтобы оглядеться. Вокруг ни души.
Так… пора начинать молиться. Пожалуйста, кто-нибудь…
Раздался громкий треск.
- ПОМОГИТЕ!!!
***
[i]Северус, не раздумывая, бросился на крик. Он почему-то вдруг очень разозлился.
***
Я судорожно цеплялась за ветки. Руки предательски скользили. Меня начало подташнивать. Где-то рядом радостно повизгивал пес.
А потом я услышала чей-то голос. Где-то совсем близко…
Тут все пришло в движение.
Сук, на котором я сидела, коснулся земли. Я попыталась ухватиться за другую ветку, но не смогла – она сломалась. Я сорвалась вниз.
За ту сотую долю секунды, которую продолжался мой полет, я успела подумать, что такого развития событий даже Дамблдор с его извращенной фантазией придумать не смог бы, что мне все-таки неплохо было бы сбросить пару килограммов и что нужно максимально сосредоточиться, чтобы не повредить конечности. Перед глазами промелькнула вся жизнь. Еще мгновение, и…
Чьи-то руки подхватили меня у самой земли. Нет, ну неужели нельзя было появиться на пару минут пораньше? Может было бы не так эффектно, зато сколько нервов сэкономила бы!
Тут на меня нахлынула резкая боль. Я закричала.
Мой спаситель, тяжело дыша мне в лицо, гневно прошипел:
- Это уже слишком!
На секунду я приоткрыла глаза и… На меня с непередаваемой яростью смотрели самые прекрасные черные глаза на свете. И как я раньше не замечала? Возможно, план Дамблдора не так уж плох…
Снейп упал вместе со мной и накрыл собой. От него очень приятно пахло. Его губы почти касались моих губ. Сквозь порванную блузку я ощущала его руку на своей обнаженной коже… Да, директорский план победил в номинации «Лучшая идея года». Жюри единогласно проголосовало «за».
Мерлин! О чем я думаю? Это же Снейп! Грейнджер, ты же знаешь, что он потенциальный упивающийся, знаешь, что он любит другую девушку. Одумайся! Но я была глуха к доводам разума. От прикосновений парня мутился рассудок. Снейп тяжело дышал. Я боялась пошевелиться, чтобы не испортить момент, только дрожала.
Слизеринец тряхнул головой, будто бы отгоняя наваждение, и встал.
Я приоткрыла глаза. Мда… определенно, момент упущен.
Он возвышался надо мной как скала. Солнце светило мне прямо в глаза, и я, к сожалению, не могла разглядеть его лицо. Но было очевидно, что он разъярен.
- Что ты, черт возьми, вытворяешь? – угрожающе спросил он, глядя на меня.
Успокойся двадцать семь. Блин, никак не могу заправить рубашку – руки трясутся. И вообще, мне плохо. Хочется плакать. И пить. Ну и поесть было бы неплохо…
Тут Снейп совершил поступок, который почему-то послужил толчком к тому, что я окончательно разделила сейчас и тогда. Он стянул с себя мантию и накинул ее мне на плечи. Вроде бы ничего особенного, но… ТОТ Снейп по моим представлениям просто не был способен на такое. Это событие стало своеобразной точкой отсчета нового времени.
Кутаясь в мантию, я бросила хмурый взгляд на ободранную сирень. Рядом с ним прыгал счастливый пес. Кажется, он собирался погрызть ветку, на которой я сидела. Тоже мне, пожиратель дерева...
- Кто ты?
Неужели он еще не знает? Досадно. Придумывать что-то так не хочется…
- Гермиона! - Лили появилась как нельзя более кстати. – Северус? Что тут происходит?
Мне показалось, или в ее голосе действительно проскользнула нотка ревности? Не понятно… А как же Джеймс? Но в любом случае вопрос был законный. Хорошую же картинку она застала! Я в рваной рубашке и мантии Снейпа сижу на земле, в волосах листочки и веточки. Рядом со мной Северус весь такой взъерошенный и запыхавшийся… Впечатление портит только счастливый пес, доедающий уже третью ветку, и ободранное дерево. Веселье, одним словом.
В какой-то момент мне показалось, что он сейчас начнет оправдываться, скажет что-то типа: «Это не то, что ты думаешь». Но, к его чести и моему удовольствию, Снейп просто спросил:
- Ты ее знаешь? – все же у него был слишком растерянный голос.
-- Да, Сев. Я же рассказывала тебе. Это Гермиона Грейнджер.
- Ах, Грейнджер… - протянул он совсем как в старые добрые времена.
-Да. Гермиона, познакомься, это Северус Снейп, мой хороший друг. А что тут у вас произошло?
- Конфликт между человеком и живой природой, - буркнула я под тихое фырканье Снейпа.
Мне было решительно не понятно, какие отношения связывают этих двоих. Что слизеринец влюблен в Лили я знала от Гарри, но почему она как бы заявляет свои права на него? А как же Джеймс? Она же вроде его любит? Или нет? И как я должна к этому относиться?
- Ладно, вы тут разбирайтесь, а мне пора идти, - заявил Снейп и быстро потопал к замку. Какой молодец! Ушел от проблемы называется.
Лили задумчиво смотрела на поверженное мной дерево. Солнце скрылось за тучкой. Я решила, что сидение на земле – не то, что мне сейчас нужно и поднялась на ноги. Мы тоже отправились в школу.
***
Следующим утром в Большом Зале я сидела между Лили и Ремусом. Честно говоря, меня совершенно покорили его спокойствие и обходительность. Именно таким я представляла себе своего старшего брата, если бы он у меня был.
Первой парой у нас были Зелья. Занимались вместе со слизеринцами. Так вышло, что я опять сидела с Ремусом. Впереди сидели Сириус и Джеймс, а сзади – Северус. Я, конечно, ожидала нечто подобное, но на такое у меня фантазии не хватило. Нет, на взгляд стороннего наблюдателя все было чинно и благородно, но на самом деле… больше всего в мире меня раздражает человеческая глупость и Прорицания. Хотя второе, наверное, является прямым следствием из первого. Так вот, о чем бишь я? А как подвид глупости меня бесят тупые подколы. Всю пару мне пришлось выслушивать то, каким бы был Северус, если бы был девушкой. Нашли о чем разговаривать! В конце концов, Джеймс предположил, что таким же, только с грудью, на чем они с Сириусом и порешили. Рем только качал головой. Мне было неприятно. Мне вообще начало казаться, что Снейп не так уж плох. Нет, грязные спутанные волосы, бледная кожа, небрежность в одежде, презрительное выражение лица никуда не делись, но… теперь я видела его взгляд. Пронзительный, умный, поразительно живой. Его глаза прямо-таки приворожили меня.
Неожиданно на меня напала хандра. Стало холодно и грустно. Все-таки я сильно тосковала по Гарри и Рону. Чувствую, что потеряла какую-то часть себя… Еще неделю назад я была кусочком чего-то большого, а теперь… В этом времени я только гость. Холодно и больно.
Тут передо мной появилась записка. Всего два слова «Не грусти», а как полегчало. Ремус просто чудо! Как же Тонкс повезло с ним…
***
Трудно поверить, но прошло уже три недели как я здесь… точнее сейчас. За это время произошло немало событий: я совсем подружилась с мародерами, Сириус расстался уже с тремя девушками, Лили продолжала встречаться с Джеймсом, я окончательно и бесповоротно влюбилась в Северуса и отказалась от мысли очаровать его... Почему? Да потому что это бесполезно. Он на меня никогда на меня не посмотрит как на девушку. Да, мы с ним общаемся. Разговариваем, когда я его о чем-нибудь спрашиваю. Даже домашние задания вместе делаем… когда Лили с нами. Вообщем полное отсутствие какой-либо перспективы налицо.
***
После обеда на выходе из Большого зала столкнулась с Дамблдором.
- Ну как твои успехи с Северусом? – спросил этот во всех отношениях милый человек.
- Никак, - буркнула я в ответ. Будто бы он сам не знает! Хорошее до этого момента настроение резко испортилось. А он еще и улыбается. Издевается, наверное… Я тут мучаюсь от неразделенной любви, а он…
Стоп! Еще разок. Я тут мучаюсь от неразделенной любви, а он… точно! Вот оно. Вот где не сходится. Я, Гермиона Грейнджер, без памяти влюбилась в человека, которого раньше терпеть не могла. Что это, судьба или тонкий расчет? Склоняюсь ко второму. Ведь это был его план. И у него была возможность опоить меня приворотным зельем. Есть только один способ все проверить. Мне нужно в библиотеку. Срочно!
***
Прочитав рецепт, я чуть не зарычала от разочарования: ну почему Выявляющее зелье такое сложное? Мало того, что его варить целый месяц, так еще и ингридиеты добавлять нужно с такой частотой, что одна я просто физически не справлюсь. А просить кого-нибудь… Лили? Нет, не могу. Стыдно признаться, но я, хоть и признаю свое поражение в борьбе за Северуса, все равно ревную. Какой-то внутренний барьер не дает мне обратиться к ней за помощью. Значит, она отпадает. Можно, конечно, кого-нибудь из мародеров позвать, но Джеймс и Сириус соображают в Зельях ровно столько же, сколько Гарри с Роном, то есть нисколько. Питера я даже не рассматриваю как вариант – ну не могу я преодолеть свою к нему неприязнь и все тут. Остается только Рем…
- Выявляющее зелье? Только не говори, что ты собралась варить его одна или еще хуже с теми придурками, которых вы с Лили почему-то называете друзьями, - раздался у меня над ухом вкрадчивый голос. Я даже вздрогнула от неожиданности.
Резко обернувшись, я попала в плен его черных глаз. Вот он, единственный человек, способный помочь мне. Только я его никогда об этом не попрошу.
- А если и так, то что? – с вызовом спросила я. – Что, если у меня нет другого выбора?
- Как правило, выбор есть всегда, Гермиона.
- Но не у всех… - бросила я в сторону.
Он только покачал головой. Да, согласна, это прозвучало как-то слишком пафосно.
- Я думаю попросить Ремуса помочь мне, - начала я рассуждать вслух. – Он неплохо разбирается в зельях…
- С этим не поспоришь, - ядовито выплюнул Снейп. – Она разбирается в них просто отвратительно, а не плохо.
Я только покачала головой на его выпад. Научилась уже не обращать внимания на его сарказм.
- Ты можешь предложить мне кого-нибудь получше? Может, ты сам хочешь мне помочь?
Я думала, он после этого замкнется в себе и замолчит, но не тут-то было.
- Не то чтобы мне этого очень хотелось, но… я не вижу, кто бы еще мог тебе помочь – зелье очень сложное. Предупреждая твой вопрос, мне слишком дорог этот замок, чтобы позволить тебе его взорвать.
- Что ты хочешь взамен? - подозрительно спросила я. Все-таки он слизеринец, а у них принят бартер – услуга на услугу, так сказать.
Он насмешливо посмотрел на меня.
- Ты не поверишь, но мне ничего от тебя не нужно. Но если тебе будет так спокойнее, в качестве платы за помощь я возьму честный ответ на один вопрос.
- Какой вопрос? – я вся похолодела. В голове билась в истерике одна единственная мысль: «Он знает, что я из будущего!»
- Зачем тебе Выявляющее зелье?
Сказать, что я почувствовала облегчение – значит, ничего не сказать. Когда восторг от моего нечеловеческого везения немного поутих, я задумалась, как мне ЧЕСТНО ответить на вопрос Северуса. Не могла же я сказать ему, дескать, мне тут кажется, что Дамблдор опоил меня любовным зельем, и теперь я не могу без тебя жить! Это было бы глупо, тупо и нелепо. Поэтому я решила сказать ему чистую правду, но не всю, а так - где-то серединку на половинку.
- Мне кажется, что один человек подмешал мне любовного зелья.
Левая бровь Снейпа стремительно поползла наверх.
- С чего это ты взяла? Может ты просто влюбилась.
К моей досаде в его голосе я не услышала ни намека на ревность. Только удивление. Обидно, однако.
- Ну… просто раньше я никогда такого не чувствовала, - объяснила я. – Когда он рядом, я самый счастливый человек на свете. Кажется, что я могу летать. Мир приобретает новые краски, расширяется, но в тоже время сжимается до него одного. А когда он не со мной, мне становится как-то пусто… - Тут я решительно оборвала себя. Не хватало еще проболтаться, что все это я испытываю к нему. – А вообще, я обещала ответить только на один твой вопрос, а ты задал уже два.
- Извини.
- Проехали… У тебя есть идеи, где мы будем варить зелье и где взять ингридиенты?
Он насмешливо смотрел на меня.
- Конечно, есть. Работать будем в Выручай-комнате, а ингридиенты я просто закажу по почте. Ничего запрещенного в рецепте нет, а значит, проблем возникнуть не должно.
Поразительно! А я-то, дура, уже решила грабить кабинет Слагхорна…
- Это было бы просто идеально, - признала я.
- Тогда давай встретимся завтра. Я думаю, к шести часам все должны доставить.
- Хорошо, тогда до завтра.
***
В гостиной Гриффиндора на меня напали двое неизвестных, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся Джеймсом Поттером и Сириусом Блеком. Несмотря на оказанное сопротивление, я была скручена и доставлена в их комнату перед ясны очи третьего члена шайки. Ремус сидел на кровати и задумчиво поглаживал белое, пушистое и совершенно очаровательное создание, которое довольно попискивало.
- Гермиона, - начал Сириус, многозначительно глядя на меня. – У нас есть к тебе дело.
- На миллион галеонов, - подхватил Джеймс.
- Не могла бы ты последить за ним пару часов? - закончил Рем, указывая на этого белого пушистика.
- Нам очень нужно уйти, а Хагрид просил не оставлять его одного надолго, - пояснил Джеймс, лукаво поблескивая глазами.
-А что это? – подозрительно спросила я. Раз зверушка принадлежит Хагриду, то с нее станется дышать огнем, плевать серной кислотой и питаться человечиной, как бы мило она не выглядела. Да и выражения лиц моих друзей доверия не внушали.
- Это пыхтун, - радостно заявил Сириус, будто бы это все проясняло. – Он абсолютно безвреден. Кушает травку и ягоды. Он даже не пахнет. Он не доставит тебе никаких проблем.
Сириус меня не убедил. Я пристально уставилась на зверька, пытаясь найти подвох. Не нашла. И, чувствуя, что еще сильно об этом пожалею, согласилась последить за ним до вечера.
Придя к себе в комнату, я села писать эссе по Чарам. Пыхтун вел себя аки ангел во плоти: свернулся на подушке Мэри и заснул.
Честно говоря, я скоро совсем забыла о нем. Сделав домашнюю работу, я пошла в душ. Горячие струи воды расслабляли и смывали все проблемы. Осталось только чистое удовольствие. Выключив воду, я закуталась в теплый махровый халат. Как же хорошо! Вытирая голову полотенцем, я вышла из ванной. Девчонки уже пришли и, сидя на кровати Мэри, читали какой-то журнал. Собственно говоря, если бы не это, я бы, наверное, так и не вспомнила про пыхтуна.
- Народ, а вы тут никого не видели? – осторожно спросила я.
- Нет, - удивленно ответила Мэри. – А должны были?
- Вообще-то, да. – Не доставит проблем, значит? Ага…
- А кого мы должны были видеть? – поинтересовалась Лили, с интересом наблюдая, как я ношусь по комнате, заглядываю под кровати и в шкаф. Я обыскала все. Пыхтун исчез. Да… никаких от него проблем! Нет зверя – нет проблем, как говориться. Осталось только понять, что я скажу ребятам.
- Гермиона, что ты ищешь?
- Пыхтуна, - обреченно простонала я.
- Кого?! – хором переспросили девчонки.
- Пыхтуна!
И что тут смешного? А они заливаются. Я устало опустилась на кровать.
- Ну надо же такое придумать! – простонала Лили, направляясь в туалет.
Вдруг из уборной раздался визг. Мы с Мэри переглянулись, бросились на помощь подруге и… словом в унитазе сидел мой добрый знакомец пыхтун. Как он туда попал, для меня осталось загадкой, но вид у него был уморительный: жалобная-жалобная мордочка, глазки, как у побитого щенка, передние лапки поджаты под подбородок, а задние лапы и некогда пушистый хвостик скрылись в трубе. Это надо было видеть! Пока Лили отходила от шока, а Мэри пыталась справиться с приступом истерического смеха, я достала бедного зверька из унитаза и высушила его.
- Гермиона, что это? – с ужасом спросила Лили.
- Это пыхтун, - невозмутимо ответствовала я, поглаживая его по мягким ушкам. – Спасибо, что нашла его.
- Бывает… - протянула наша староста под заливистый смех Мэри.
***
Работать вместе с Северусом оказалось одно удовольствие. Он очень много знал и, что еще более ценно, умел пользоваться своими знаниями. Он был потрясающим собеседником. Мы могли разговаривать часами. Хотя его язвительность временами все же выводила меня из себя. Казалось, он понимает меня с полуслова. Я была счастлива как никогда.
Незаметно подобрался июнь. Экзамены… Мы с Северусом готовились вместе, наблюдая за зельем. Мы с ним очень сблизились. Пару раз мне даже удалось вытащить его погулять.
Как же хорошо мне было… Но счастье никогда не бывает долгим. Зелье было уже почти готово и не требовало постоянного присмотра. Мы стали видеться реже. Северус почему-то начал все больше замыкаться в себе. Мне становилось все труднее вызвать у него улыбку. И вот наконец-то, зелье было готово. Теперь я точно узнаю, искусственна ли моя любовь к Снейпу… Хотя мне, если честно, было уже все равно. Даже если эти ощущения, которые я испытываю рядом с ним, не настоящие, я все равно уже не смогу без них. Я больше не хочу быть бесчувственным бревном.
Северус молча протянул мне стакан с зельем. На секунду мне показалось, что в его взгляде мелькнуло что-то похожее на надежду, но я решила, что мне это показалось. Я сделала глоток. Сладенькое. С вишневым привкусом. Меня окутало голубоватое свечение.
- Ну что же, поздравляю, - холодно сказал Северус, забирая у меня стакан и поворачиваясь лицом к столу. – Никакого приворота не было.
- Да, - прошептала я. – Не было.
***
Как же хочется спать! Умираю… все из-за Дамблдора! Это он все подстроил. Мерзкий манипулятор! Он же специально вел себя так, чтобы я подумала, что он опоил меня. И я полностью оправдала его ожидания – варила зелье с Севрусом, близко общалась с ним целый месяц. А теперь все кончилось. Вчера Снейп отказался меня выслушать, когда я пыталась сказать, что влюбилась в него. «Мне не интересно, кто тебе нравится!» Он ушел. С того момента я его не видела. Переживала. Всю ночь уснуть не могла. Хочется плакать. Шла сегодня на первую пару – действительно плакала. Ну не плакала, конечно, но слезы текли. На меня даже пару раз оборачивались. Спрашивается, ну какое всем до меня дело? Ну плачу, ну бледная, ну синяки под глазами. Но коситься-то на меня зачем? Хочется уткнуться ему в плечо, почувствовать себя защищенной, нужной… Хочется, что бы он меня обнял и не отпускал. Никогда-никогда…
Холодно и дождь идет. Ну ладно, не идет, а просто холодно, сыро и мерзко. В такой день хорошо забраться на кровать, закутаться в одеяло, подтянуть колени к груди… И непременно в руках должна быть чашка горячего шоколада и хорошая книга. А еще… а еще рядом должен быть он. Пусть прижмет к себе… и молчит. Нам есть, о чем помолчать вместе. Но это невозможно. Он в жизни не посмотрит на меня как на девушку, ведь для него существует только Лили. Вместо него рядом со мной будет огромный плюшевый медведь. Подарок мародеров. Большой. Белый. Мягкий. Его так приятно прижать к себе и уснуть. Блаженство…
Но это только мечты. Реальность же такова, что мне приходится сидеть на нумерологии. Слушать про О-символику. Обидно, да? А еще обидней то, что ничего не понятно. Ну ладно, вру, не совсем ничего: я понимаю, что профессор говорит правду, но почему все сказанное правда я не понимаю. Я к этому не привыкла. Кошмар! Чувствую себя овощем. Мерзость какая!
Плетусь на следующую пару. Ничего примечательного. Тупо записываю все, что говорит преподаватель. Не помню, кто я и где. А предмет-то какой? Никто не знает. Все в трансе.
Перерыв. Сорок пять минут свободного времени. По идее надо бы пойти на обед. Интересно, а по чьей такой идее? Никуда я не пойду! Сяду прямо здесь, на лестнице, и буду сидеть. Все!
Хорошо все-таки иметь друзей – поесть принесли. Теперь в ближайшие полчаса я не умру. Наверное.
Пока жевала, пришло время идти на следующую пару. Истерически смеемся. Хорошо, что Флитвик все понимает. Не грузит сильно сегодня. Настроение выправляется.
Последняя пара. Выглянуло солнце. Легче вопреки ожиданиям не стало. Жарко и душно. Хочется пить. И спать. Спать хочется даже сильнее, чем раньше. Мечтаю уже не о горячем шоколаде и одеяле, а о стакане холодного сока, мороженом и о дуновении ветерка. Одно остается неизменным: хочется, что бы Северус был рядом. Что бы прижимал к себе как можно крепче…
А вместо этого приходится сидеть на истории магии. Слушать бормотание Бинса. Хотя бы пытаться слушать. Чувство того, что я овощ усиливается многократно. Голова опускается все ниже. Засыпаю…
Что? Какой вопрос? В 1354 году. Уф… трясет. Как можно так пугать? Хотя… во всем есть свои положительные стороны! По крайней мере, теперь я взбодрилась. Спать больше не хочется. Все! Теперь я как огурчик! Мрак… как ни крути, я овощ…
Неужели все кончилось? Можно идти к себе? Ура!
Идем, болтаем с Ремусом. Впереди идут Сириус и Питер. Джеймс уже куда-то убежал. Кажется, жизни начинает налаживаться.
Как всегда только кажется. Нет! Не может быть! Я не верю… сердце болезненно сжимается. Одно дело знать, что Северус любит Лили. Но совсем другое видеть это. Они целуются. Не верю. Не верю. Не верю. Хотя бы потому, что она просто не могла так поступить с Джеймсом. Воздуха не хватает… но я же сильная, я справлюсь.
Сама не помню, как добралась до комнаты. Села на кровать, и слезы потекли ручьем. Оказывается, я до последнего момента надеялась, что этот месяц что-то значил для Северуса. Надеялась, что произойдет чудо, и он разлюбит Лили и полюбит меня. Но чуда не произошло. Наверное, меня просто невозможно любить.
***
Прошло восемь дней с того дня, как я стала свидетельницей поцелуя Суверуса и Лили. С ней я стараюсь пересекаться как можно реже, так как боюсь нагрубить ей. Зато я очень сблизилась с Ремусом. Он чувствовал, что мне плохо и старался не оставлять меня одну. К счастью, он ни о чем не спрашивал. Просто не давал мне зацикливаться на своих проблемах.
- Рем… спасибо…
- Не за что, сестренка.
Вчера я узнала, что Джеймс Поттер сделал Лили Эванс официальное предложение руки и сердца. Удивительная штука жизнь.
Сегодня впервые с того дня увидела Северуса: всю неделю мы с Ремусом нагло прогуливали уроки, совместные со слизеринцами, и питались на кухне. Точнее я прогуливала, а он следил, чтобы я ненароком не решила утопиться в озере или поучиться летать с Астрономической башни.
Когда я увидела Северуса, у меня от боли сжалось сердце. Он выглядел совсем больным. Как же сильно он переживает из-за помолвки Лили…
На Трансфигурации мне стало плохо. Обморок от нервного истощения, как сказала мадам Помфри. Мародеры всей компанией пришли навестить меня. Притащили конфеты. И сами их тут же умяли. Потом Джеймс, Сириус и Питер ушли на обед, а Рем остался сторожить мой покой. После обеда пар не было и ему не нужно было спешить. Мы так заболтались, что не заметили, что пришла Лили.
- Ремус, ты не мог бы оставить нас вдвоем? – напряженно попросила она.
Оборотень оглянулся на меня. Я кивнула. Дождавшись, когда он выйдет, Лили подошла к моей койке и села на стул. Она явно нервничала и не знала, как начать разговор, а я… я тоже не знала.
- Гермиона… прости меня. Я очень виновата перед вами. Перед тобой и Северусом. – Мда… Чего не ожидала, того не ожидала. – Я ведь видела, что ты влюбилась в него. А он не обращал на тебя внимания. Из-за меня. А потом вы начали варить какое-то зелье. И… и я заметила, что он начал все сильнее и сильнее увлекаться тобой.
Я хотела возразить ей, сказать, что все совсем не так, но Лили протестующее взмахнула рукой.
- Не перебивай, пожалуйста, я и сама собьюсь. Так вот, как-то раз я спросила Северуса, что за зелье вы готовите. Он сказал, что какой-то ублюдок опоил тебя любовным зельем и что, когда вы развеете эффект, он этому уроду еще покажет. Он был таким счастливым в те четыре недели… А мне стало обидно. Наверное, в каждой женщине живет эгоистичное желание, чтобы ее прежний поклонник всю жизнь ходил с разбитым сердцем и страдал по ней. Вот и со мной было так, пусть он мне даже не был нужен. А потом он пришел ко мне и сказал, что никто тебя не приворожил, что ты по-настоящему влюблена в кого-то. Северус был на грани. А я… я не сказала ему, что ты любишь именно его, а никого другого. Вместо этого я попросила его помочь заставить Джеймса ревновать. Уговорила Сева, чтобы он поцеловал меня на глазах у мародеров.
- Зачем… зачем тебе это было нужно, если Поттер и так готов целовать землю, по которой ты ходила? – с трудом выдавила я. Внутри все скручивало от боли и тоски. Меня тошнило. Голова просто раскалывалась.
- Я не знаю,- прошептала Лили. По ее щекам текли слезы. – Не знаю. Мне просто хотелось заставить его ревновать. Я не думала, что так получится. Ты знаешь, я… никогда не видела в глазах Северуса такого ужаса, как в тот момент, когда он понял, что ты все видела. А потом ты избегала его всю неделю. Даже на уроки не ходила. А Рем постоянно был рядом с тобой, утешал. Северус видел это и страшно ревновал. Я все рассказала ему. Тогда он… он подумал, что сам все разрушил. Своими руками оттолкнул тебя… а виновата на самом деле я одна. Теперь Северус ненавидит меня, ненавидит себя, а о Ремусе и говорить нечего. Такого не было даже… - Она запнулась.
- Даже когда он чуть не убил Северуса в полнолуние? – тихо спросила я.
- От… откуда ты знаешь?
- Не все ли равно?
- Да, ты права, - судорожно кивнула Лили. – Гермиона, Северус очень страдает. А когда ты сегодня потеряла сознание… он очень переживал. Крутился тут все время, но не хотел, чтобы ребята его видели. – Она замолчала, уставившись куда-то в сторону. Я тоже не спешила нарушать тишину. Наконец она продолжила, тяжело вздохнув.
- Я… я поступила очень подло. Ты можешь не прощать меня, но, пожалуйста, поговори с ним. Боюсь, он может натворить глупостей. Он любит тебя.
Я смотрела в потолок. В горле стоял ком, глаза наполнились слезами. Я молчала. Просто не могла говорить. Лили истолковала мое поведение по-своему. Она встала и постаралась как можно незаметней выскользнуть из палаты, но я ее остановила.
- Лили, - она замерла. – Я не сержусь на тебя. Спасибо, что нашла в себе силы сказать мне все.
Она удивленно застыла на месте. Потом бросилась ко мне и крепко обняла. Это оказалось явно лишним: перед глазами замелькали цветные круги, я потеряла сознание. Остались только чувства.
Проснулась я поздно вечером. Произведя краткую инспекцию своего организма, я пришла к заключению, что все в норме. Мадам Помфри на горизонте не наблюдалось. Поэтому я решила по-тихому сбежать. Одевшись, я прокралась к двери и…
- Стоять! Куда это вы собрались, юная леди? На осмотр шагом марш! – И где она только этого набралась?
Через десять минут я была свободна как ветер. Попутно выяснилось, что я проспала больше суток, а не несколько часов, как мне казалось. Клятвенно пообещав медсестре не перенапрягаться, я изо всех сил помчалась в Выручай-комнату. Что-то говорило мне, что Северус сейчас именно там. И это «что-то» как всегда оказалось право. Он сидел на широком подоконнике и смотрел в окно.
- Привет, - прошептала я.
- Здравствуй, - тихо отозвался он.
Мы оба молчали, не зная как начать. Я уже собралась сказать какую-нибудь глупость, чтобы разрядить обстановку, но тут он легко спрыгнул с подоконника и подошел ко мне.
- Я идиот, правда? – печально улыбнулся Снейп.
- Еще какой, - в тон ему ответила я.
- Ты могла бы не соглашаться! – оскорбился он.
- Но я же гриффиндорка! А гриффиндорцы никогда не врут.
- Ты за это заплатишь! – бросился на меня он. Я не успела бы увернуться, даже если бы хотела. Северус сгреб меня в охапку. Но поскользнулся. Мы оба рухнули на пол и расхохотались. Нам было так хорошо вдвоем… Может все прошло не очень романтично, но я чувствовала – это именно то, что надо!
***
Сижу в Больничном крыле. Интересно, что со мной произошло? Я вернулась, вот что! Опять эта сирень, будь она неладна! Утром мы с Северусом договорились встретиться около нее после пар. Я освободилась раньше и, пока ждала его, задремала. А разбудил меня все тот же незабвенный Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор. Не убили, значит. Ну ничего, это дело поправимое… Поглядел он на меня своими ясными голубыми очами и сказал так сочувственно:
- Ну, с возвращением, девочка.
У меня внутри все прямо оборвалось. С каким возвращением? В чем он болтает? У нас же только-только все нала… Какой кошмар! Наладилось оно, как же! Он же наверняка все неправильно понял. Все просто ужасно. Все, все, все! Я не хочу так. Дышать стало трудно. Я отключилась. В который уже раз за последнее время.
Пришла в себя я, как водится, в Больничном крыле. Через пару минут в дверях традиционно нарисовался директор. Все было совсем как тогда. Только хуже. И того спасительного спокойствия не было. Хотелось закатить истерику с битьем посуды об чью-нибудь седую голову.
- Успокойся, пожалуйста.
- Успокойся? Как я могу успокоиться, если…
- Все хорошо. Ничего непоправимого не произошло. Ты просто вернулась туда, где должна быть.
- Но Северус…
- Он сильный мальчик. Он справился.
Я рыдала у него на плече, наверное, минут тридцать и никак не могла остановиться, а старик только гладил меня по голове и твердил, что все будет хорошо. Ага! Когда оно будет? Да и будет ли вообще?
Когда слезы кончились, я свернулась комочком в углу кровати и прикинулась спящей. Никого не хотелось ни видеть, ни слышать. Минут десять директор продолжал сидеть рядом со мной. Потом тяжело вздохнул и ушел. Спасибо, что не стали лезть в душу, профессор…
Бездарно потратив два часа на сожаления о несбывшемся, я решилась поговорить с Северусом. Тихонько выскользнув из Больничного крыла, я побежала в подземелья.
Наверное, четыре часа утра не самое лучшее время для нанесения визитов и выяснения отношений. А я еще удивлялась, почему в коридорах так безлюдно… Хотя, даже если бы я с самого начала знала, сколько сейчас времени, я бы все равно пошла к нему. Просто не могла не пойти.
Минут двадцать ждала, пока Северус откроет мне. Не дождалась. Черт побери! Где он шляется так поздно? Или может быть он не один и поэтому не открывает?
- Я вижу, вы изволили проснуться, мисс Грейнджер, - прошелестел за моей спиной такой знакомый и такой холодный голос.
- Северус… - Я резко развернулась и шагнула к нему. Но его ледяной презрительный взгляд пригвоздил меня к месту. – Пожалуйста…
Я сама не знала, что просила. Он не спешил мне помочь. Сердце сжалось. Температура как-то мгновенно упала до -12градусов. Под его взглядом мне показалось, что я стою перед ним голая. Стоп! Собственно, я и была почти голой - в одной ночнушке и тапочках. Мне стало неудобно. Это же надо - явилась выяснять отношения, забыв при этом одеться! Ну кто так может, кроме меня?
- Позвольте узнать, зачем вы пришли, – Он демонстративно посмотрел на часы, – в четыре двадцать утра?
- Ты нужен мне! – Да, звучит как-то не очень, но придумать что-нибудь более умное не получалось.
Он издевательски приподнял левую бровь.
- А вы мне нет.
- Почему? – холодок по шее. Ноги, вздрогнув, устояли.
- А зачем? От вас мне не будет никакой пользы. У вас нет никакого опыта. Значит, мне будет не интересно. А если вспомнить все те неприятности, которые вы мне причинили за время вашей учебы здесь, то и говорить не о чем.
Перед глазами все поплыло.
- Нет… - полузадушенный писк. – Неужели ты ничего не помнишь?
Он только жестко усмехнулся.
- Не понимаю, о чем вы. Убирайтесь.
Я нервно дернулась. Он ничего не помнит? Не может быть…
- Я не привык повторять дважды, Грейнджер, но ради лучшей ученицы школы так и быть сделаю исключение. Проваливайте! И чтоб я вас тут больше не видел!
Или может? Я бросилась бежать оттуда. Упала. Разбила коленку и ободрала локоть. Затравленно оглянувшись, я увидела, что Снейп равнодушно наблюдает, как я поднимаюсь с пола. Я снова бросилась бежать. Боли в коленке и локте я не чувствовала. Хотелось одного – забиться в темный угол и умереть.



Безумец и гений - две крайности одной сущности (Джек Воробей)
Переквалифицируюсь в УпС-райтера
 
Ketrin_SnapeДата: Понедельник, 14.09.2009, 14:30 | Сообщение # 4
Разрушаю стереотипы
Сообщений: 493
« 31 »
***
Что было потом я, честно говоря, помню не очень здорово. Могу с уверенностью сказать только то, что все время куда-то шла, шла, шла… Потом совершенно случайно набрела на директора. Ну, точнее я точно случайно, а он, скорее всего, просто просек, что я малость в неадеквате сейчас и решил подстраховать. Заманил меня к себе в кабинет и стал отпаивать горячим шоколадом. С корицей, как я люблю…
Старик печально моргнул.
- Прости меня, девочка. Я должен был сразу тебе все рассказать, но… Хотел как лучше, а получилось, как хуже.
Интересно. Что это он мне не рассказал? Вопросительно уставилась на него.
- Во-первых, ты помнишь, что было до того, как ты… попала в прошлое?
Странно.
- Конечно, помню.
- Расскажи мне, как это произошло.
Какой-то он странный сегодня.
- Я же вам все уже рассказывала.
- Ах, вот как… значит, не помнишь… - Он меня вообще слушал?
- Ничего не поняла. – Честно сказала я.
- Видишь ли… как бы это объяснить … Мы ведь смоделировали такую ситуацию, когда ты не исчезала в этом времени. Так?
- Ну, так. – К чему это он клонит? Тут меня осенило. – Значит, я не попадала в прошлое? Значит, ничего не было? И Северус…
- Не спеши, Гермиона.
- Но как же тогда…
- Я не знаю! – перебил меня директор. – Есть такие силы, о которых никто ничего не знает. Раньше я думал, что ты попала в прошлое, чтобы исправить будущее, но теперь я знаю, что это не так. – Он предостерегающе поднял руку, заметив, что я хотела его перебить. – Вернее не совсем так.
- Не понимаю. – Все-таки не сдержалась я.
Директор покачал головой и начал рыться в ящиках своего стола. Достав какую-то бутылочку, он протянул ее мне.
- Выпей. Это поможет тебе все понять.
Я выпила. Ничего не происходило. Я уже собиралась было что-нибудь съязвить по этому поводу, но тут на меня нахлынули воспоминания. Картинки из жизни со страшной скоростью проносились перед глазами. Я ошеломленно уставилась на Дамблдора.
- Но почему?
- Почему что? – прикинулся веником он.
-Почему вы не вмешались? Почему не предотвратили?..
- Потому что не мог! – сказал, как отрезал. – Подумай сама: если бы Питер Петегрю не предал Поттеров, если бы Джеймс и Лили остались живы, то неизвестно, удалось бы убить Тома или нет.
- А Северус? Почему вы позволили ему стать упивающимся? Зачем…
- Да, он был упивающимся. – Подтвердил он. – Но с этим я ничего не мог сделать. Когда ты исчезла, мне пришлось рассказать ему всю правду о тебе. Знаешь, я редко видел такую ненависть. Став на сторону Тома, он мстил. Тебе - за то, что ты не сказала ему правду, использовала и не доверяла, как он решил. Себе – за то, что полюбил тебя и не смог удержать. Мне – за то, что я допустил твое исчезновение. Но ты сильно изменила его. Когда первый гнев прошел, он понял, что натворил. Он пришел ко мне, предлагал стать моим шпионом в стане врага. Но я не позволил ему этого. Я просто не смог, ведь я знал, во что шпионаж превратит его. Я не мог позволить его душе умереть.
- Профессор, а он помнит меня?
- Да, конечно.
-Но… когда я пыталась поговорить с ним сегодня, мне показалось…
- Гермиона, ты же знаешь, какой он сложный человек. И двадцать лет не сделали его проще. Я думаю, что он просто растерялся и таким образом хотел выиграть время.
- Вы думаете, он еще любит меня? – надежда подняла голову.
Он ничего мне не ответил. Вот и понимай как хочешь. Ладно, я действительно должна разобраться с этим сама.
- А почему вы позволяли нам с ребятами совершать те же самые глупости?
- Мне понравилось то, какими вы стали тогда. – Улыбнулся директор. – Не хотелось, чтобы ты и ребята выросли непонятно во что.
Мда… Что не убьет меня, то сделает сильнее, правда? Ну, если следовать такой логике, то… о-го-го каких дел натворить можно… хотя в чем-то он прав. Все действительно получилось как нельзя лучше.
Первый курс прошел практически без изменений. Только теперь Снейп ненавидел меня и Гарри одинаково – люто и непримиримо. Что же его можно понять.
Второй курс. Изменения более заметны. Мы сварили Многосущное зелье, я превратилась в девочку-кошку, Гарри и Рон пришли к выводу, что Драко Малфой не так безнадежен как на первый взгляд. Вражда прекратилась. Сначала блондин слегка обалдел. Потом принял правила игры.
Третий курс. Ремус приехал в Хогвартс. Изменилось многое. Но не все. Мы с мальчишками снова поругались из-за Живоглота. Прихожу к выводу, что они с Роном просто несовместимы. Но! В этом году мы очень сблизились с Драко. Он поддерживал меня во время ссоры с ребятами.
Четвертый курс. Турнир. Гари участвует. Ссорится с Роном. Мы с Драко помогаем ему готовиться. Виктор. Бал. Поцелуй в саду. Северус, застукавший нас… Красота одним словом! Последний этап. Гари и Седрик одновременно касаются кубка и… ничего не происходит. С этого момента начинается совершенно новая история – никакой Амбридж, никакого Воландеморта, никаких смертей. Только обычные школьные проблемы и шалости. Все танцуют. Только вот… Северус меня ненавидит, судя по всему. Это просто невыносимо.
Стоп! Что-то не сходится.
- Но как получилось так, что я была в прошлом, хотя не могла туда попасть?
- Это был сон, Гермиона. Ты спала больше месяца.
- Спала? – у меня начал плавиться мозг. – Но почему вы тогда все помните?
- Это парадокс. Время само подчищает нестыковки.
- Но в моем случае, явно произошли какие-то накладки – сходится далеко не все. Почему так?
Он ласково посмотрел мне в глаза. В воздухе ощутимо запахло жареным.
- Я думаю, что это из-за ребенка.
Такого я не ожидала.
- К-какого ребенка? – спросила я, таращась на старика квадратными глазами. Кто-то точно сошел с ума. Осталось понять, кто именно: я, он или мы оба.
- Твоего и Северуса.
- ???
- Видишь ли… я надеялся, что вы с Северусом полюбите друг друга… но не предусмотрел, что вам было по восемнадцать лет. Я-то уже старый… Ну а вы молодые и забыли о возможных последствиях. А последствия, как говориться, на лицо.
- То есть вы хотите сказать, что я беременна? – сказать, что я была в шоке – ничего не сказать. – Но как такое может быть? Вы же сказали, что я спала! Непорочное зачатие что ли?
- Не совсем так, - улыбнулся он. – С твоим телом происходили те же изменения, что и в твоем приключении. Ты царапалась там – царапина появлялась здесь, ты забеременела там – сейчас ты ждешь ребенка. Это очень сложно, девочка, и я не знаю, как это все может быть возможно. Советую просто принять это и не пытаться разобраться в процессе.
***
Сижу в больничном крыле. Интересно, что со мной произошло? Это просто какой-то фарс! Больше никогда – НИКОГДА! – не буду слушать этого старого маразматика! Почему? Да потому.
Днем я попыталась поговорить с Северусом, как и посоветовал в конце нашего разговора директор. Нужно ли говорить, что все прошло раз в двадцать хуже, чем ночью? В этот раз он не стал притворяться, что ничего не помнит. Он четко и доступно объяснил мне, почему не хочет быть со мной.
- Наша любовь, если она и была, не принесла мне ничего, кроме боли. Сначала я мучился из-за того, что думал, что ты любишь оборотня. Потом из-за твоего исчезновения. А еще позже оттого, что узнал правду. Ты просто использовала меня, чтобы вернуться в свое время. Я устал от боли. В ту ночь, когда ты была моей, мне казалось, что у меня в руках целый мир. Но на следующий день остались только одиночество и отчаяние. Посмотри на то, во что ТЫ меня превратила: я кончился, выжат, потерялся. Но я справился с этим. Пойми, тебе лучше уйти. Ты мне не нужна больше. Прошло слишком много времени… Прости.
- Северус, я должна сказать тебе…
- Ты не можешь сказать ничего, что изменило бы мое решение. Уходи.
Все это было сказано таким безучастным голосом, что я поверила ему. Ну и что мне оставалось делать? Сказать ему: «Все это конечно прекрасно, но я беременна от тебя»? Я так не могла. Во мне как всегда не вовремя взыграла гриффиндорская гордость. Я просто развернулась и ушла. Раз я ему не нужна, то навязываться не собираюсь. И ребенка сама воспитаю, и дом построю, и дерево посажу. Тут я заметила, на своей щеке какую-то мокрую мерзость.
На первом этаже встретила директора. Сорвалась на нем. Плевать – он должно быть уже привык, потому что только покачал головой и посоветовал прогуляться на свежем воздухе. Ну, я его послушала. А куда я пошла гулять? Конечно к той самой сирени! И мне опять не подфартило. Вырубить ее надо к черту! Откуда там мог взяться Петегрю, я не понимаю. Но факт остается фактом – он там был и он напал на меня. С-скотина!
***
Северус сидел за столом в Большом зале и старательно делал вид, что ест. Временами он бросал хмурые взгляды на другой конец стола – там сидели Блек и Люпин. Ладно Блек, он ту вроде как в роли преподавателя. Но что этот оборотень тут забыл?
- Северус, ты не знаешь, где мисс Грейнджер? Не смотри на меня так. Просто Ремус хочет с ней увидеться.
Снейп напрягся. Зачем это Люпину понадобилась Гермиона? Может он надеется, что сейчас ему повезет больше, чем в восемнадцать лет, и она обратит на него внимание? Черта с два!
- С чего это я должен знать, где она? – чуть более резко, чем хотел, ответил он.
- Мало ли что. Она хотела поговорить с тобой сегодня. Вот я и подумал…
- Вы не правильно подумали, Альбус! – отрезал Снейп, поднимаясь из-за стола. – Я не имею ни малейшего представления, где она может быть.
Выходя из Большого зала, Северус решил сходить к Хагриду за волосом из хвоста единорога для завтрашнего занятия у седьмого курса. Он шел и думал о том, что своими собственными руками разрушил то, о чем мечтал столько лет. Гермиона хотела быть с ним, но он оттолкнул ее. А ведь все последние двадцать лет он ждал. Ждал, когда снова сможет обнять ее, сказать, что не забыл, что по-прежнему любит… только вот не смог. Когда он увидел ее, в груди мгновенно всколыхнулась обида. Он просто не мог ничего с собой поделать. Она убежала. Убежала как от чумы. Тогда он все понял. Ему нельзя быть с ней. Она слишком молода, слишком чиста, слишком хороша для него. Для нее так будет лучше, а он… А что он? Он выдержит… Быть может, если повторять это достаточно часто, когда-нибудь он сам сможет в это поверить.
Северус уже подходил к домику лесничего, когда услышал крик. Мужчина вздрогнул. Он надеялся, что больше никогда не услышит ТАКОГО крика.
Бросившись на звук, зельевар увидел картину, начисто лишившую его самообладания: этот крысеныш, которому полагалось сидеть в Азкабане, пытал Гермиону. С яростным рычанием Снейп бросился на врага.
Скорее всего, дело закончилось бы смертоубийством, если бы Гарри, Рон и Драко не догадались искать свою подругу на ее любимом месте. Прибыли они очень вовремя: Гермиона была без сознания, профессор Снейп с совершенно безумным лицом душил Петегрю. В первый момент ребята совсем растерялись, но все же смогли оттащить профессора от полузадушенного предателя.
***
Мадам Помфри тяжело вздохнула и повернулась к застывшему рядом мужчине.
Северус, тебе надо отдохнуть. Ты все равно сейчас ничем не поможешь. Иди лучше спать.
- Почему она все еще не очнулась? – Он с трудом оторвал взгляд от мертвенно-бледного лица Гермионы. – Круцио это, конечно, серьезно, но все равно такого эффекта не должно было быть.
- Да, но… - Она запнулась. Директор строго-настрого запретил ей кому-либо рассказывать о беременности девушки. Особенно Снейпу. А сейчас... Сейчас ему особенно нельзя ничего говорить.
- Скажи мне, Поппи, скажи!
- Я не могу, Северус. Тебе не стоит этого знать.
Глаза мужчины опасно блеснули, и он, резко схватив женщину за подбородок, заглянул, казалось, ей в самую душу. Через пару минут его рука безвольно упала. На лице читался ужас. Он отчаянным жестом запустил руку себе в волосы.
- Не может быть. Этого просто не может быть, потому что не может… - повторял он.
Медсестра тихо вздохнула: теперь бедному мальчику будет еще тяжелей. Будто бы мало ему досталось в жизни!
- Она умрет? – бесцветным голосом спросил он.
- Северус…
- Она умрет?
- Я не знаю. Проклятья повредили ребенку. Он умирает. – Тихо проговорила мадам Помфри.
- А Гермиона?
- Малыш забирает ее с собой…
Снейп опустился на колени рядом с койкой Гермионы и прижался лбом к ее безвольной руке.
- Северус, послушай, она сильная девочка. Я верю, она справится.
Мужчина ничего не слышал.
- Прости… я виноват. Я опять все испортил. Не понял… я идиот. Очнись, любимая, прошу тебя… Я… я обманул тебя. Ты очень нужна мне… я не смогу без тебя… пожалуйста…
Но она не очнулась ни сейчас, ни через час, ни через неделю.
***
Когда я проснулась, то первым делом увидела обеспокоенное лицо Ремуса. На душе как-то сразу полегчало. Как же все-таки я его люблю! Хотя мне было очень обидно, что Северусу все равно, что со мной. Я-то, дура, надеялась, что все как-нибудь само собой будет хорошо, что он, узнав о нападении изменит свое решение… Но очевидно я ошиблась. Наверное, я действительно ему не нужна.
- С пробуждением, милая, - ласково улыбнулся Рем, заметив, что я очнулась. – Сильно тебе досталось, да?
Тут у меня в мозгу что-то с щелчком встало на место.
- Я потеряла ребенка? – холодея, спросила я.
- Нет, нет! – сразу же поспешил успокоить меня Люпин. – С малышом все хорошо. Каким-то чудом вы оба остались живы.
Невозможно передать словами, какое облегчение я испытала. Тут в палату вошли Гарри, Рон и Драко. Только сейчас я поняла, как соскучилась по мальчишкам! Они тут же бросились ко мне. Следующие минут двадцать мы все что-то говорили, перебивая друг друга, захлебываясь словами. Все время смеялись. На это время все мои проблемы исчезли, была только радость от встречи.
Когда восторги немного поутихли, я немножко загрустила. Северус…
- Кого-то не хватает, да, Гермиона? – друзья улыбались насмешливо и немного печально.
- Да… - что поделать, никогда не умела скрывать свои чувства от ребят.
- Ну, тогда смотри сюда! – Рем подвинулся, и я увидела Северуса. Он все это время спал на соседней кровати, а я и не заметила… Стоп!
- С ним что-то случилось? – я попыталась встать, но Драко мне не позволил.
- С ним все хорошо, - успокоил меня блондин. – Он просто спит.
- Ага, - подтвердил Гарри. – Пришлось напоить его снотворным. Он всю неделю отказывался отойти от тебя хоть на минутку.
Мой рот сам собой расплылся в идиотской улыбке – глупо, конечно, но я ужасно люблю, когда обо мне беспокоятся. Похоже, жизнь налаживается!
Тут в палату зашла мадам Помфри.
- Все, господа, прием окончен. Больной нужен сон.
Верите, мне даже спорить не хотелось. Чудеса…
***
Когда я проснулась второй раз, было темно.
- Наверное, ночь! – сделала очевидный вывод я.
- Поразительная наблюдательность, - раздался рядом такой знакомый голос.
- Угу, - отозвалась я.
Молчание затягивалось. Хотя меня это совсем не тяготило – он рядом, он беспокоится обо мне, он не пытается уйти. Как там я читала? Эндокринная система начала хаотично диффундировать? Да, вроде так. Но не важно. Главное, что…
- Гермиона, - прервал он плавное течение моих мыслей, - прости меня, я…
Тут я смекнула, что Северус, начав извиняться, может вполне наговорить лишнего, и мы опять поссоримся. А если так, то я лучше без его извинений проживу. Пытаясь заставить его замолчать, я приложила палец к его губам. Подействовало.
- Я люблю тебя, - прошептала я.
В ответ он осторожно обнял меня и зарылся носом в мои волосы.
- Никогда так больше не пугай меня, хорошо?
- Хорошо.
- Хорошо…
***
Эпилог
- Все вышло так, как вы хотели, директор. – Время лениво рассматривал лимонную дольку. – Кажется, вы опять победили. Восхищаюсь вашим умом. Вы могли бы стать чемпионом мира по шахматам.
- Вы мне льстите, - довольно улыбнулся директор. – Если бы вы меня тогда не остановили, все могло бы пройти просто ужасно.
- Это не важно, - отмахнулся блондин, закинув дольку в рот. – Главное – результат. Честно говоря, не ожидал, что вы догадаетесь пожелать отправить девочку в прошлое. Особенно меня впечатлило условие, при котором она должна была вернуться. Вы рисковали.
- Да, честно говоря, я не ожидал, что девочка забеременеет с первого раза. Я рассчитывал, что они проведут больше времени вместе, что их чувства успеют окрепнуть. Но все и так прошло как нельзя лучше. Хорошо, что мальчик такой однолюб.
-Согласен, все прошло неплохо. И все же мне удивительно, что вы смогли все так точно рассчитать: она ведь всегда была всего лишь подругой главного героя. Кто бы мог подумать, что она сможет изменить историю.
- Qualis rex, talis grex.
- Каков король, такова и свита?.. – Задумчиво протянул молодой человек. - Вы опять правы, директор. К сожалению, нам пора прощаться – у меня много дел, да и вам пришло время просыпаться.
- Было приятно иметь с вами дело.
- Взаимно, сэр, взаимно…



Безумец и гений - две крайности одной сущности (Джек Воробей)
Переквалифицируюсь в УпС-райтера
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Гет и Джен » Желание (Снейджер, PG, романс, миди)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: