Армия Запретного леса

Воскресенье, 29.03.2020, 14:17
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости и пользователи. Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума! Домен и хостинг на 2020 год имеет место быть!
Не теряйте бдительности, увидел спам - пиши администратору!
И посторонней рекламе в темах не место!

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii  
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Поглощение Тьмой (ГП/ТЛ; NC-17; Angst/Drama/Dark; макси; 41гл, замерз)
Поглощение Тьмой
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:50 | Сообщение # 1
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Название: Поглощение Тьмой

Автор: ViLiSSa

Пейринг : ГП/ТЛ, СС, ЛМ, ДМ, ГГ, РУ, ПСы, авроры и прочие

Рейтинг: NC-17.

Тип : джен/слэш

Жанр: Angst, Drama, Dark

Размер: макси.

Статус: в работе

Дисклаймер: Я только одолжила и ничего больше. Обещаю вернуть. Потом...
Совпадения с другими фиками прошу считать случайными и заранее извиняюсь перед всеми авторами в случае оных.

Саммари: Полтора года после Последней битвы. Жизнь медленно стала налаживаться... Однако появился тот, чье имя не знают и боятся произносить не меньше, чем прежде - Волдеморта. Черный Демон мстит, и мстит страшно.
Умирающий мир плачет кровью, и вновь по земле как тени скользят Безликие-Пожиратели, следуя за своим Лордом.

Предупреждение: Тьма, Тьма и еще раз Тьма, со всеми вытекающими последствиями оной. Возможно, позднее появится BDSM.

Разрешение на размещение: получено.



Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....
 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:51 | Сообщение # 2
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Предавший Свет,
Своим путем избравший Тьму,
Ты выполнишь завет,
Уйдя тропою торною к нему.

Бредя во мраке,
В кровь режешь о разбитое стекло подошвы ног.
Залиты в лаке
Те, кто путем невидимым перед тобой пройти не смог.

Застыли лица
В гримасах вечной боли в темноте,
Душе не спится,
И уху слышатся их крики в пустоте

Нет света впереди
Лишь боль и Тьма и снова Боль,
Иди, скорей иди,
Ни тело ты свое, ни разум не неволь.

Один лишь шаг
Тебе остался до незримой грани пустоты
Иди, иди во Мрак,
На мелкие осколки черной смальты бей мечты.

Шагай, шагай скорее,
Тебя там ждет давно твой Господин,
Закрылись двери
Теперь увидишь, нет Его с тобой, и ты один….
ТЫ В ВЕЧНОСТИ ОДИН!

ViLiSSa

ПРОЛОГ

Ежедневный пророк.

«...сегодня, в 10 часов утра на здание Аврората совершено дерзкое нападение. По предположениям Главы аврората, нападение санкционировано неожиданно активизировавшимися сторонниками Волдеморта. В течение года Авроры доблестно выискивали все возможные очаги сопротивления и последние ставки этих магов, более известных, как Пожиратели смерти. Множество опасных преступников было найдено и уничтожено либо посажено в Азкабан.
Как сообщают достоверные источники, по меньшей мере пятнадцать авроров убито, среди них — Герои войны с Волдемортом, в том числе Кингсли Шеклбот, наиболее перспективный кандидат в Министры магии.
Отряд нападавших, видимо, пользуясь неким артефактом, выбил двери и разрушил тренировочный полигон авроров, где в этот момент находились начинающие бойцы и их наставники из числа наиболее сильных магов. Террористов заметила дежурная группа, но все они сумели аппарировать в неизвестном направлении, пользуясь особыми магическими устройствами для стирания следа аппарации.
Бойцами особого спецподразделения был замечен, однако, их руководитель. Его отличительная черта — черная маска на лице. Тогда как у всех Пожирателей, как известно, маски белого цвета...»
* * *


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:52 | Сообщение # 3
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 1.

Ежедневный пророк, полгода спустя. Осень 1999 года.

«... Отряд Пожирателей смерти, под предводительством печально известного мага, которого в обществе называют не иначе как Черный Демон, совершил очередное нападение. Пострадали две семьи авроров. Примечательно, что уже более двух месяцев никто не может уловить момент нападения, однако вновь и вновь Спецотряды особого назначения находят тела своих сотрудников, на левом предплечье которых, словно в напоминание о Метке Волдеморта, вырезан странный символ, напоминающий руну, однако при этом ни один Маг Рун не может сказать, что именно она означает, и порядковый номер жертвы. Полагаясь на самосознательность жителей публикуется обращение Министра Магии Амелии Боунс:
«Уважаемые сограждане! Всем жителям Магической Британии не рекомендуется после наступления темноты находиться на улице. В случае если это произошло, и нет возможности куда-либо аппарировать — не паникуйте и попросите убежища в ближайшем доме. Я прошу вас, будьте предельно бдительны, ибо неспокойные времена порождают опасность...»»

Читавший газету маг фыркнул, расплескав кофе из чашки, которую держал в этот момент в руке.

- Отряд! Придурки! Слабаки! Ваши идеи о переустройстве общества не принесут никакой пользы, только вред! Маги потеряют все, что имеют!

Тонкие, невероятно исхудавшие пальцы мага с силой смяли газету, словно это не бумага, а чье-то горло, которое хотелось просто вырвать начисто вместе с мышцами и сухожилиями.

Резким движением отбросив скомканный и порвавшийся лист, маг с усилием встал, опираясь ладонями на столешницу. Время от времени мышцы ног отказывались ему подчиняться, но его это не смущало. Или почти не смущало. Когда надо, ноги работали просто отлично.

- Придурки... Отряд... Слепые отморозки. Не только собственной политики не видят, но и очевидного не понимают. Мерлин... Каким же идиотом был я сам...

Маг медленно двинулся к себе в спальню. Работать в таком состоянии он не мог, поэтому сейчас приходилось справляться с возникающими жизненными трудностями самому, без поддержки друзей или коллег. Что ж, одиночество — его удел. С детства.

Фыркнув своим мыслям, Маг сумел подняться на второй этаж. Эльфов в этом доме не было, а если бы и были — он лично вышвырнул бы их вон. Чтобы не путались под ногами.
Он прекрасно осознавал, что всему виной яд, которого в его организме было в переизбытке с той памятной ночи. Он никогда не предполагал, что подобное предательство со стороны значимого для него человека вообще возможно. Как выяснилось — возможно. И даже очень. Что ж, теперь совесть его не мучает, благо, предполагаемый убийца перед собственной недалекой смертью поведал ему причину его гибели.

И вот теперь ему осталась лишь месть. Да, несомненно, он уже достаточно выстудил ее, чтобы подать к столу ледяную пустошь собственной души, а не пышущий жаром яростный ад...

- Ничего... Вы сами отвергли меня, решив, что я вам больше не понадоблюсь... Получите и распишитесь! - маг разразился безумным смехом, гулким эхом отдавшимся в пустом доме древней семьи, где он обитал последние полтора года. - Пусть я немощен, пусть я морально измотан... но вы свое все равно получите! Заслужили, мрази!

С этими словами маг выдернул из-за пояса не так давно добытую палочку, взамен утраченной еще в самом начале торного пути, внимательно разглядывая руны, высеченые на гладком дереве. Кто бы знал, скольких усилий ему стоило ее достать... Фыркнув в очередной раз, волшебник со стоном боли опустился на кровать. Одной рукой дотянувшись до тумбочки и вытащив из нее пару флакончиков с неизвестным голубоватым зельем. Трансфигурировав один из пузырьков в обычный маггловский шприц, маг выдернул из-под подушки жгут и перетянул левую руку на ладонь выше локтя, позволив венам четко проступить под бледной до синевы кожей. С тихим вздохом, напоминающим всхлип, маг сделал инъекцию, после чего быстро отпустил жгут и прошептал заживляющее заклятие. Без этого локтевые сгибы обеих рук уже давно превратились бы в кровавое месиво.

Зелье огнем прокатилось по венам, принося адскую боль. Маг помнил, что первое время он заходился от крика, пока вещество начинало оказывать свое действие. Но за более чем год использования он привык. Человек такая тварь, которая привыкает ко всему. Кроме предательства. Хотя... За прошедшие годы он привык и к этому. Слишком уж от многих он в плату за свою же тяжкую ношу получал лишь милую улыбку и кинжал в спину. Или яд.

Ему повезло. Невероятно. Та отрава, что оказалась в его организме, прошла сложный путь метаболизма, расшатанного до предела в последние годы. В результате этого он не умер, просто оказался серьезно парализован и надолго впал в магическую кому. Само провидение, казалось, благоволило ему в тот день. Никто не пришел удостовериться в его смерти. Тело просто бросили в том же доме, где все произошло. В течение двух недель, лишенный медицинской помощи и простейших медикаментов, он провалялся на холодном полу, пока организм самостоятельно не поборол действие яда. Временами накатывающие приступы, более всего напоминающие паралич, заставляли его медлить. Но он отомстит. Всем, кто так поступил с ним, всем, кто бросил его умирать в благодарность.

По телу же тем временем стремительно раскатывалась эйфорическая сила, ноги перестали отниматься, зрение прояснилось. Сейчас маг мог петь, плясать, раз за разом повторять финт Вронского...что угодно. Координация движений была парадоксальной, нечеловеческой. Впрочем, так оно и было. Теперь у него было трое суток для свершения задуманного. Их осталось не так уж много.

Маг внимательно рассмотрел проступающую на ладони руну. О, да. Они все получат, что заслужили. Скоро ночь.
Казалось, само время замерло. Солнце потратило втрое больше часов, чтобы доползти, наконец, до горизонта и перевалиться через его край на другую сторону. Едва только стемнело достаточно. Как в доме закипела бурная деятельность. Маг в пару шагов оказался перед шкафом, откуда вытянул черный костюм и длинный плащ с капюшоном. Палочка заняла надежное место в назапястных ножнах. Тонкий кинжал из черненого серебра, более всего напоминающий рыцарскую мизерекордию, скользнул в петлю на широком поясе. Маг внимательно рассмотрел свое отражение в зеркале, после чего одел черную маску, полностью скрывшую лицо. Провалы глаз закрывала иллюзия мерцающей багровыми искорками темноты. Он не хотел, чтобы видели его глаза. Пустые. Лишенные жизни. Холодные, словно январская ночь.

Бросив на себя последний взгляд в зеркало, маг спустился в одно из помещений дома, откуда можно было аппарировать. В гулкой тишине были абсолютно неразличимы его беззвучные шаги. Лишь немного хриплое дыхание выдавало его присутствие.

Сосредоточившись на точке выхода, маг выдохнул заклятие переноса, заставив себя ощутить разворот. Еще одна темная полупустая комната встретила его облаками пыли и гулом крови в ушах.

Еще один виновный. Еще одна жертва. Маг двинулся вперед, однако еще один хлопок аппарации заставил его наложить на себя заклятие Хамелеона и прижаться к стене. Как же не вовремя кого-то принесла нелегкая! И именно тогда, когда час мести столь близок...

В поле зрения возникли две закутанные в черное фигуры. Маг мимолетно удивился.

- Сейчас все будут ложиться спать. Необходимо тихо пробраться в спальни. Я беру на себя папашу. За тобой — жена и детки.

- Ясно. Встречаемся здесь. Аппарируем только вместе. Амулет у тебя?

- Да.

- Ну, тогда помоги нам Темный Лорд.

Маг с интересом прислушался к тихому диалогу. Забавно, не только у него счет к этому аврору... В тот же миг в душе вскипела хмельная ярость хищника — его хотят лишить законной добычи! Обуздав вызванные зельем чувства, маг снял Хамелеона, одновременно активируя мощнейший из своих щитов.

- Господа, этот аврор — только мой. Он слишком многое мне задолжал...

В мага немедленно полетела пара темных проклятий, но, к счастью, щит выдержал оба.

- Позвольте, не стоит так шуметь. Хозяева могут проснуться. Мне не хотелось бы связываться со Спецотрядом. Что бы не писали про меня в газетах, я не настолько силен.

Фигуры замерли с поднятыми палочками и усиленными щитами перед собой. Маг только усмехнулся под маской. Перед ним, несомненно, были Пожиратели. Их маски были белоснежными и напоминали оскалившиеся черепа каких-то дьявольских созданий. Молчание затягивалось. Наконец, один из них, судя по голосу, тот, на плечи которого ложилась ответственность за упокоение хозяйки дома, едва слышно спросил:

- Ты — Черный Демон?

- Да. И не рекомендую вставать у меня на пути. - С этими словами маг попытался уйти, чтобы завершить начатое дело. Но его окликнули.

- Подожди...

- Что еще? - голос Демона стал недовольным.

- Ты работаешь один?

- Вас это удивляет?

- Нет, в общем-то... это вполне закономерно и мы что-то такое и предполагали... За что ты мстишь?

- А это вас касается? - Демон начинал раздражаться. Маги стушевались.

- Просто... странно это. Ты не из нас, ты сам по себе.

- И что? - раздражение плавно перетекало в ярость.

Маги некоторое время молчали. Демон успел уловить отзвуки Заглушающих чар. Он позволил себе позлиться пару мгновений, когда чары уже оказались сняты и нежданные гости обратились к нему:

- Мы разобщены, мы погрязли в мелкой мести... нам необходим сильный лидер, но сильнейшие из тех, кто не оказался за решеткой, грызутся между собой за право
руководить.

- И вам интересно, не соглашусь ли я на столь почетную должность? А с чего вы взяли, что мне это так уж необходимо?

- Ну-у... - мужчины задумались. Маг хмыкнул.

- Коли уж вы не способны заставить свой разум работать прямо сейчас, предлагаю встретиться позже... скажем, в «Бешеном оборотне», завтра, после полуночи. Надеюсь, к этому времени вы найдете достойные аргументы. А сейчас... ПШШШЛИ ПРОЧЬ!

Пожиратели, весьма приметно вздрогнув, аппарировали в неизвестном направлении. Маг вздохнул свободнее:

- Идиоты. Совсем распустились. При Лорде хоть вели себя подобающе. А сейчас — унижаются перед неизвестно кем. Психи.

Хмыкнув, маг бесшумно поднялся наверх. В жилые комнаты. О, как сладка месть...


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:52 | Сообщение # 4
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Гермиона Грейнджер, Героиня Второй Войны с кучей наград за все подряд, устало потерла ноющие виски. С момента окончания приснопамятной войны с Лордом прошло всего ничего, а она уже один из трех заместителей начальника Аналитического Отдела Невыразимцев при Министерстве Магии. Рон целыми днями пропадает в Аврорате... Когда-то счастливое и радостное, Золотое трио распалось, когда Гарри, по совету профессора МакГонагалл, отправился в Европу. В тамошние магические школы и университеты. Возможно, это и было правильно, ведь маг такого уровня, как Гарри не может остановиться на среднестатистическом развитии, достаточном для простого волшебника. А имеет ли смысл ломать его силу, если ее можно и нужно развивать? Конечно, нет! Вот так и получилось, что самый главный Герой слинял из страны, даже толком не попрощавшись с друзьями.

А она сама вот теперь сидит над грудами отчетов и донесений внешней и внутренней разведки, пытаясь сопоставить воедино разрозненные факты существования остатков оппозиционного движения Пожирателей. Мерлин. Как же она устала. Что-то не сходилось. Нет, она прекрасно понимала, что этот пресловутый Черный Демон действует в одиночку, но как-то у нее не складывалось в голове, откуда мог взяться столь сильный маг на территории, где все сильнейшие либо откровенно на стороне Министерства, либо уже в Азкабане.

Девушка потерла глаза и поняла, что полностью размазала косметику. Чертыхнувшись, она встала. Направляясь в дамскую комнату, и не забыв прихватить косметичку, девушка продолжала размышлять. Согласно с изученным ей материалом, в Британии на момент появления монстра в человеческом обличье проживало немногим более сотни волшебников, могущих сравниться с ним в уровне владения магией. Из пропавших без вести к таким относилось примерно пара дюжин. Не более. Только вот ни один из них не подходил под даже столь приблизительное описание внешности, как давали немногочисленные очевидцы. Тех, кто был доступен к общему расследованию, привлекли быстро и отработали по полной. Ничего! Глухо!

Замерев перед зеркалом, девушка невидящим взглядом смотрела сама себе в глаза, пытаясь продолжить сопоставлять разрозненные факты. Не получалось.

Что самое странное, под физические параметры, замеренные и статистически обработанные по копиям воспоминаний свидетелей еще самых первых нападений, из живущих в Британии либо пропавших без вести подходили только пятеро.

Два мага были слишком стары. Однако на всякий случай за ними пристально наблюдали. Оба оказались вне подозрений, поскольку в моменты новых нападений находились у себя дома и никоим образом оттуда не отлучались.

Маг по имени Альфар Гуани не подходил по остаточной магической подписи. Четкого следа не удалось снять даже Невыразимцам, но тень его была специфической. Она несла на себе что-то вроде вторичного отпечатка какой-то Тьмы, которую, что было оправданно, сочли влиянием Волдеморта. У Гуани этой остаточной силы не было.

Двое оставшихся... вот тут и начинались проблемы. Поскольку стопроцентной гарантии не могли дать даже Невыразимцы. Драко Малфой и Северус Снейп. Оба проходили по параметрам, но на самой грани. Малфой вписывался по минимальным границам, Снейп — согласно метрикам поиска, по предельно-допустимым. Со дня последней битвы он числился в розыске, но ни намека на его присутствие в стране не возникало. Однако и тело его пока не обнаружили, что заставляло задуматься о его причастности ко всему происходящему. Малфой... Гермиона поморщилась. С тех пор, как их семью оправдали, они благоразумно не высовывались, однако трения все же возникали. Сейчас бывший Слизеринский принц работает в аврорате, что само по себе слишком уж...странно. Он оперативник подразделения Тяжких и Особо тяжких. Да уж, кому как не ему знать особенности наложения всех видов темных проклятий. В том числе и непростительных. Вздохнув, Гермиона взялась второй раз за день накладывать макияж на чуть припухшие от недосыпания веки. Подавив широкий зевок, девушка завершила ритуал рисования себя любимой, самой-самой, в чем она пыталась убедиться уже лет пять, да только все времени как-то не находилось.

- Бред. – Гермиона слепым взглядом смотрела в зеркало на свое исправленное после неудачного способа облегчить головную боль отражение, опираясь ладонями на края раковины. – Кто это Демон, что б за ним Мордред явился?! Никто новый здесь еще не появлялся, ребята бы сразу доложили, с войны сюда не слишком-то стремятся попасть…

- оОо -

Тем временем Драко Люциус Малфой уже в который раз ломал голову над странным почерком нападающего. Его самого без малого тридцать восемь раз, после каждого нападения, таскали на допросы под веритасерумом, подозревая, что именно он является этим Демоном. Все магическое сообщество стояло на ушах, боясь лишний раз даже кашлянуть.

Нет, однозначно, мир медленно съезжает с катушек. Зачем, спрашивается таскать на допросы, если раз за разом убеждаешься в непричастности? Хотя, он определенно не в том положении, чтобы выдвигать какие-либо условия. Вот опять, стоило немного расслабиться, фактически одно за другим два нападения, и вновь его привлекают к допросу с пристрастием. И это притом, что он безвылазно сидит в отделе уже четыре ночи напролет. Аналитики ничего не могут раскопать, отдел Особо тяжких застопорился на попытке разгадать след мага, прозванного Демоном за поистине нечеловеческую жестокость.

Малфой невольно поежился. Ему приходилось видеть развлечения Пожирателей, но по сравнению с тем, что творит Демон, это были просто…так, игрушки. Или, может, он просто по молодости мало видел… Драко судорожно повел плечами. Сегодня с утра пораньше их вызвали на очередное место нападения. Впервые за полтора года Демон напал на дом. Погибли все. Аврор Лайвалор, его супруга, работавшая в Министерстве в отделе опеки, двое их детей. Из всех повезло детям. Они умерли быстро и безболезненно от банальной авады. Драко передернуло от воспоминаний того, что творилось в супружеской спальне. Стены сохранили свой прежний, светло-бежевый оттенок только позади мебели. Все остальное было так густо забрызгано кровью и ошметками плоти, что создавалось впечатление, будто комнату изнутри облили подстывающей комочками ало-бурой краской. Два…куска мяса на постели язык не поворачивался назвать телами. Единственное, что осталось относительно нетронутым – левая рука аврора, на предплечье которой были вырезаны уже привычные руна и число «39».

Самым шокирующим оказалось заключение колдопаталогоанатомов. Жертвы жили до тех пор, пока маг, устроивший все это, не покинул дом. И вполне были способны ощущать все, что с ними проделывали.

Дрожащими пальцами вытянув из пачки сигарету, блондин судорожно закурил, пытаясь хоть немного расслабиться. Не получалось. Перед глазами все еще мелькали разрозненные картинки как прошлого, так и сурового настоящего.

После пятой сигареты блондин нервно хмыкнул. В голове внезапно родилась странная мысль, что Демон по-своему милосерден. Ни разу за все это время не были замучены дети. Они просто мирно умирали. А в большинстве случаев, когда авроры попадались на рейдах, в патрулях – маг не стремился добраться до семьи. Словно выставлял свой счет конкретно к каждому из этих людей. Этот был тридцать девятым.

- Сколько же их у тебя в списке, Демон? За что ты им мстишь? – Блондин запустил пальцы в пропахшие сигаретным дымом серебристые пряди. – Когда же, Мордред тебя задери, иссякнет твоя извращенная фантазия? Тридцать девять убийств, каждое последующее хуже предыдущего, злее, беспощаднее. Но ты устаешь. Я чувствую. Сколько ты еще сможешь растворяться в темноте, Демон? Ведь мы же все равно тебя найдем. Только ради тебя откроют нижний уровень Азкабана, куда загнали дементоров.

В комнату сунулся один из сослуживцев, сегодня вместе с ним осматривавший место нападения. Его шоколадная кожа посерела, напоминая цветом остывший пепел.

- Драко, тебя Дэй зовет.

- Сейчас буду…. Погоди, Дин, сможешь меня подменить. когда я вернусь? Ненадолго, я до медкорпуса и обратно.

- За успокоительным? Это хорошо. Мы там уже все побывали, кроме тебя. Нет, мы не спорим, ты у нас самый стойкий, но даже гордым слизеринцам бывает нужна помощь. Мы, гриффиндорцы, это признаем быстрее.

Драко смял в комок лист пергамента, швырнув его в товарища:

- Да пошел ты, Томас! Мало мы вас пинали в школе!

- Угу-угу… - мулат фыркнул и исчез. Серость с его кожи немного сошла под воздействием диалога. Драко хмыкнул:

«Вот вам и бесполезное противостояние факультетов! Зато как действенно в случае психологического стресса… Тьфу ты, ну на кой я читал эту книгу по маггловской психологии? Ну спасибо, Грейнджер, удружила. Теперь буду изъясняться, как…как…маггл! Ффу-у-у!»

Поморщившись, Малфой вышел из кабинета, направляясь к начальнику отдела с отчетом по проведенному осмотру. Тяжелый день только начинался.

- оОо -

Одетый в черное маг стоял перед столом в лаборатории и над чем-то напряженно размышлял. Сейчас перед ним стоял вопрос — варить требуемое зелье самому или все же, чтобы особо времени не тратить заказать партию, как в прошлый раз? Варка этой дряни, которая спасала его от последствий отравления, была слишком долгой и кропотливой, помимо прочего, требовала постоянного внимания, а он далеко не всегда мог себе это позволить.

Осмотрев полки с ингредиентами, закупленными через посредников в самых разнообразных аптеках магического мира, маг убедился, что не стоит связываться. Некоторых компонентов уже осталось слишком мало, да и не был он уверен, что у него хватит сил сварить требуемое. Борьба с ядом, еще не до конца выведенным из организма, отбирала три четверти всех резервов организма, как физических, так и моральных.
Он давно привык общаться сам с собой, поскольку далеко не всегда рядом были те, кто был бы способен понять. Если вообще БЫЛИ. В последнее время он все чаще сомневался в этом.

Плюнув на все, маг решил, что с заказом будет проще. Время же стремительно утекало сквозь пальцы. Не так давно у него, наконец, сложился план дальнейшей мести. Только вот возможностей было маловато.

- Что ж... Посмотрим, как все сложится. Мордред, ненавижу.
Так хотелось высказать им всем в лицо то, что он о них думал, поведать общественности, но нельзя. Иначе он немедленно вновь станет мишенью, фигурой, которую требуется убрать. И быстро, пока не успел наговорить окружающим лишнего.

Маг поднялся наверх, пройдя в обширную библиотеку. Сейчас ему было необходимо выяснить некоторые немаловажные моменты касательно предстоящих действий.

Найдя требуемый фолиант, волшебник уселся в кресло, которое только что очистил от скопившейся пыли. Нет, определенно, в домовиках иногда была польза, но явно недостаточная. Потому что терпеть присутствие этих навязчивых и прилипчивых созданий у него лично обычно не было никаких сил.

Примерно на три часа дом, и прежде бывший не слишком шумным, погрузился в кладбищенскую тишину, не нарушаемую даже слишком громким дыханием. Ближе к обеду маг отложил в сторону книгу, задумавшись над мелкими деталями предстоящей встречи с бывшими Пожирателями. Хотя... Пожирателей, как и разведчиков, бывших не бывает. Это уже образ мышления и самосознания.

Фыркнув своим собственным мыслям, маг покинул комнату. Да. За последние полтора года он прочел около четверти имеющихся здесь книг, но так и не пришел к какому-либо конкретному решению. Глубоко вздохнув, он направился в небольшой невероятно теплый чулан, внимательно осмотрев его содержимое. Оставшись полностью удовлетворенным проведенным обследованием, волшебник еще раз заглянул в ту книгу, которая теперь все время была здесь, удостоверившись, что все идет верно, после чего покинул помещение. Оставалось совсем немного. Неделя. Одна неделя. Воистину, эти двое очень вовремя попались на его пути. Теперь у него больше шансов добиться того, чего он хочет. Правда, придется кое-что еще организовать...

Хмыкнув, маг быстрым шагом прошел на кухню, взмахом палочки вскипятив чайник. Иногда он, правда, по старой памяти жалел, что в магическом мире нет электричества. Это могло бы оказаться полезным. Но с другой стороны... Пусть все будет, как будет.

Медленное и неспешное поглощение горячего ароматного напитка вполне способствовало спокойным размышлениям.

«Что ж, все не так уж замечательно, как многие считают. Я был слеп, когда не понимал этого прежде. Политика Лорда была во многом умнее, чем то, что сейчас продвигает Министерство, правда методы ненавидели все, включая сторонников идеи. Магглы... Идиоты это, а не магглы. Нет смысла с ними связываться. Они все равно никогда не поймут нас, не поймут наших идеалов и стремлений, наших целей. Так есть ли смысл объединять миры?

Нет. Нет никакого смысла. А мы первыми станем мишенями для особо...умственно одаренных. Помимо всего прочего... Слишком многое придется им открыть. Например, существование волшебных народов. А это может привести к желанию людей эти самые народы извести, особенно некоторые. Или поработить другие, более беззащитные. А маги не смогут вмешаться, потому что нас слишком мало. Чтобы противостоять всем этим ограниченным индивидуумам.

Единственное, что всегда было глупым — ненависть к магглорожденным. Раз они получили этот дар при рождении...значит это правильно! Значит, так надо. Разве что...они несут с собой груз условностей, стереотипов и предрассудков, свойственных магглам... Ладно, над этим я еще подумаю. Хорошо бы...»

Мысль была прервана хриплым карканьем. Маг поднял голову, впервые за день искренне улыбнувшись.

- Привет, Лорд. Есть хочешь?

Ворон с невероятными алыми глазами еще раз хрипло каркнул и расправил крылья. Маг подошел к волшебному холодильнику, который сам же по старой памяти начаровал из одного из шкафов, и вытащил оттуда кусок мяса размером с ладонь. Ворон нетерпеливо затанцевал на своей личной жердочке. Волшебник отдал ему этот кусок, ласково проведя по лоснящимся перьям. Ворон еще раз каркнул, начав деловито раздирать на клочки лакомство.

- Ну и где ты пропадал всю эту неделю? Опять охотился или решил семьей обзавестись?

Вопрос был риторическим, но птица подняла голову и посмотрела на мага таким взглядом, словно сообщала ему в подробностях, какой он непроходимейший идиот.

- Ну спасибо, друг! Мне так не хватало твоей моральной поддержки! Кстати, я хотел тебя попросить... Слетаешь к Фраю, мне надо бы заказ у него сделать?

Ворон некоторое время сверлил волшебника мрачным взглядом, после чего кивнул.

- Вот и хорошо. Тогда ближе к вечеру. А сейчас отдыхай.
Птица разразилась целой серией отрывистых звуков, напоминающей в целом язвительный смех. Маг тоже фыркнул. Доклевав свое угощение, птица перелетела на плечо волшебника, ткнувшись головой ему в щеку. С улыбкой чародей принялся гладить питомца и друга.

- Да, я тоже тебя люблю, мой Лорд. Несомненно.

Через некоторое время ворон отстранился от ласк, вновь перелетев на свою жердочку. Маг встал и потянулся.

- Ладно, Лорд, я по делам. Не скучай. Вернусь поздно. Так... Что-то еще... Ах, да...

Маг быстро заполнил листок бланка заказа. Форму он уже давно выучил наизусть. Лорда там узнают, так что все в порядке. Угу... Мешочек с галлеонами... Так. Вот и все.

- Лорд, ты не мог бы отнести вот это часов в девять? Посылку, думаю, Фрай отдаст сразу. Так что, боюсь, тебе еще и ее придется тащить... Прости.

Ворон немного недовольно повел крыльями, но в целом, видимо, не возражал. Маг еще раз погладил его.

- Спасибо. Не представляю, что бы я без тебя делал...

С этими словами волшебник вернулся к себе, переодевшись и захватив сумку с необходимыми вещами. Он сомневался, что успеет вернуться домой до полуночи, поэтому прихватил все с собой.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:53 | Сообщение # 5
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Темная Аллея была пустынна. Маг, вывернувший на нее из Лютного переулка, только хмыкнул, увидев подобное запустение. М-да, похозяйничало тут Министерство, ничего не скажешь...

Легкие чары многослойной иллюзии скрывали его истинную внешность. Сейчас по мощеной булыжником улице шел сутуловатый невысокий мужчина в заштопанной мантии грязно-коричневого цвета, с каким-то не слишком разумным выражением на бледном лице. Бесцветные блеклые глазки блуждали по лицам немногих встречающихся ему колдунов и ведьм.

Неприметный человечек стремился к одной из аптек за необходимыми зельями и ингредиентами. Маг не любил тратить драгоценное время на варку того, что за бесценок можно купить в любой лавке. Сейчас главное было успеть до тех пор, пока никто ничего не успел понять. Через неделю месть войдет в свою решающую фазу и только от точности и разумности действий зависел ее успех. Многое в разработанном плане было нацелено просто на удачу. Маг надеялся, что хоть теперь эта коварная сучка ему улыбнется.

Закупив все необходимое, он свернул в ближайшую подворотню и поменял местами пару слоев иллюзии. Теперь наверх всплыл облик статной колдуньи с русыми волосами, заплетенными в пару кос. Мантия потемнела, приобретая цвет ночного неба. Отлично.

Дальше ему предстояло посещение лавки артефактов и еще одного места, где следовало побывать еще черт знает сколько месяцев назад.

- оОо -

Ближе к полуночи маг с удовлетворением вздохнул. Ему удалось. Не уставая поражаться беспечности авроров, он, едва слышно насвистывая, шел по улицам магического поселения. В темноте были слышны голоса сов, живущих на чердаках домов. Маг усмехнулся. О, да, он сумел. Это было самым лучшим из всего, случившегося с ним за этот срок.

Котомка с зельями немного неудобно перетягивала плечо. Но домой он уже не успевал, а уменьшать флакончики было нельзя — магическое поле зелий могло просто рассеяться и тогда эффекта от них никакого бы не было.

Сейчас ему предстояло вернуться в Лондон, чтобы поговорить с этой парой незадачливых мстителей, умудрившихся нарваться на него в доме Приговоренного. Маг хмыкнул. Весьма символично, что беседа состоится сегодня, в ночь Самайна.

С наступлением ночи Темная Аллея, в отличие от Косой, словно ожила. Маг ухмыльнулся. О, да. В соответствии с Декретом Министерства все добропорядочные граждане, особенно трясущиеся за свои жалкие никчемные шкуры, старались не высовывать носа из дома. Хотя вчера он нарочно устроил АД в доме — чтобы не считали себя в безопасности. Народ, ощущающий себя беззаботно и безопасно, превращается в тупое стадо свиней и баранов. У него не остается желания защищаться, если к порогу приходит враг. А враг вполне способен прийти. Только вот Магическая Британия этого как-то не понимает...

Маг покачал головой, вновь нырнув в подворотню, правда, в какую-то другую. Хотя, все они одинаково темные, грязные и вонючие. Иллюзия рассеялась, и маг накинул на плечи уже ставший привычным черный плащ с глубоким капюшоном. Волосы, особым образом уложенные, были полностью закрыты тяжелой тканью. Маг хмыкнул. Пункт первый завершен. Судьба оказала ему своеобразную милость... Хотя иногда видеть свое отражение было страшновато...

Вместо полной волшебник одел полумаску, оставлявшую открытой нижнюю часть лица. Однако глаза он все равно завуалировал темнотой и багровыми искрами. Тень от капюшона отлично прятала то, что не скрывала маска, но лучше было не рисковать. Глубоко вздохнув, он сделал первый шаг к будущему. Они сами напросились.

- оОо -

В «Бешеном оборотне» было шумно. Очень шумно. Посетители не обратили на него ровным счетом никакого внимания. В его облике ничто не выдавало, кто он такой, поскольку он фактически и не отличался от сидящих здесь. Тот же плащ, скрывающий фигуру и лицо, та же мрачная аура...

Бегло осмотрев помещение, он заметил давешнюю парочку Пожирателей. Они заняли самый дальний столик, но сидели спинами к залу. Маг хмыкнул. Идиоты. Так подставляться. Беззвучным шагом он подошел к ним, едва слышно выдохнув:

- Второй этаж, комната восемь.

После чего быстро поднялся сам, и, дождавшись двух мужчин, запечатал помещение. Волшебники переглянулись, едва заметно вздрогнув. Теперь из помещения выйдут либо все трое, но связанные, либо свободный, но только один. Они настороженно следили за Демоном. Тот же быстро прошел из крошечной прихожей, предназначенной для того, чтобы раздеться и разуться, в комнату, устроившись в единственном кресле. Искаженный магией голос с насмешкой вопросил:

- И что же вы стоите там, господа? Сомневаюсь, что вы забыли, как трансфигурировать себе стулья....

Молча оба волшебника прошли в комнату, быстро превратив какую-то мелочь в простые деревянные табуреты. Маг с интересом вскинул брови, благо, этого никто не видел. «Так-так-так... Не хотим выпендриваться...? Ну-ну...»

- Итак...вы смогли подобрать аргументы, чтобы я поверил вам и решился на то, чтобы возглавить... как вы выразились... разобщенных и погрязших в мелкой мести Пожирателей?

- Вы сильный лидер. Это несомненно. - Оба мужчины немного вздрогнули, когда он назвал их истинную...профессию, но быстро пришли в себя. - Вы мстите. И мстите жестоко. Мы далеко не идиоты и видим, что вся ваша месть направлена только на Министерство и Аврорат. Нам неизвестны причины... Но наиболее вероятно, что в связи с новыми законами вас несправедливо осудили и обвинили... А раз вы уничтожаете авроров наравне с некоторыми чинушами... вас еще и арестовывали...возможно, вы даже бежали из заключения... - Демон беззвучно смеялся, выслушивая подобные выводы. Зато это ему на руку. Ну и плюс ко всему, он наконец узнал их. Сейчас, имея возможность внимательно рассмотреть их при достаточно ярком свете, он знал, что не ошибался. За этими мыслями он пропустил часть речи волшебника - ...организация, способная навести порядок в магическом мире.

- И что же вы хотите от меня?

- Понимаете...мы сейчас своего рода руководители тех, кто сумел скрыться от авроров...

- И...?

- Мы бы хотели восстановить магическое общество. Сейчас оно катится псу под хвост со всеми этими министерскими Декретами. Сильнейших магов ограничивают, навешивая Барьеры, на детей одевают Клети Мощи. Темный Лорд в свое время боролся за чистоту крови и свободное развитие магии в мире, но ошибался лишь в одном. Магглорожденные нужны. Нас слишком мало, а при условии, что время от времени появляются сквибы... - волшебник пожал плечами, не продолжая фразы.

Демон некоторое время разглядывал мужчин, пытаясь понять, почему все оказалось так просто. Слабейшие, почти незаметные линии чар Истины, наложенных им еще по дороге в комнату, показывали, что Пожиратели не лгут. Странно. Почему это они пошли против прежних убеждений? Оба чистокровные, далеко не в первом поколении... Нет, определенно, проще спросить у них самих:

- И скажите мне, господа, почему же вы идете против заветов Лорда? Необходимость магглорожденных... Наверняка к этому же относится принятие полукровок... Не так ли?

Голос Демона был холодным, но пропитанным смертоносным ядом. Пожиратели вздрогнули. Маг скользящим движением заглянул в их разумы. Сейчас, под воздействием общего шока, щиты немного ослабли, позволив прочитать некоторые интересные детали. Заметив один момент, Демон зашелся издевательским смехом. Один из Пожирателей отшатнулся. Второй усилием воли взял себя в руки. Демон, отсмеявшись, выдал:

- Вот уж не предполагал, господа, что вы мазохисты. Вам просто не хватает острых ощущений. Не так ли? Подозреваю, что вы сейчас согласитесь на многое, лишь бы вновь оказаться в зависимости от более сильного мага. Или я ошибся? Лорд был для вас своего рода наркотиком, и теперь вам без него слишком...скучно, быть может?

- Нет, - на удивление твердый голос второго разрезал повисшую тишину. - Мы не хотим возвращения этого монстра. В самом начале его пути его идеи были оправданы и прогрессивны. Однако магглы развивались быстрее нас. В сороковые в мире людей царила разруха и опустошение, Европа зависла на грани вымирания, и тогда идеи Лорда были полезны. Не стоило пускать беду в свой мир, не стоило лезть к магглам... и нельзя было привносить их идеи нам. Однако... они пошли вперед, а мы так и зависли в состоянии сороковых. И прежние стратегии перестали быть приемлимыми. Изоляция могла обернуться вымиранием. Но Лорд этого не понимал. А уж когда начал эту бредовую охоту на Поттера, после четырнадцати лет, проведенных черт знает где, стало совсем туго. Даже от самых логичных идей остался пшик. Только ярость и жажда мести. А это никогда не дает хороших результатов.

- Вот как... Значит, вы были против Лорда? - Демон знал, что вопрос провокационный, но он сейчас был необходим.

- Нет. Мы были против необдуманных и невзвешенных действий. А их за последние два года войны было многовато.

- Что ж... вам, как членам Внутреннего круга, можно об этом судить...
Волшебники несколько...онемели. Демон хмыкнул:

- Вы думали, я вас не узнаю, господа Эйвери, Нотт...

- Н-но...

- Не спрашивайте. Скажем так, я склонен согласиться с вашими предложениями... Однако вы прекрасно понимаете, что в первую очередь я стремлюсь к мести... и многие из все еще живущих сторонников погибнут, пока эта месть осуществится...

- Мы понимаем это. Единственной нашей просьбой будет не выставлять вперед молодых. Министерство долгие годы умудрялось прикрываться нашими детьми, сначала за счет их юного возраста, позднее тем, что они учатся в школе, во многом подконтрольной министерству...

- Ну, в последнем случае они безбожно лгали... Министерство не имело фактически никакого влияния на Хогвартс, что красноречиво подтверждают все выкрутасы Дамблдора. Сколь многое ему удавалось скрывать из происходящего в древних стенах.

Маги дружно кивнули. Демон поднялся:

- Что ж, раз уж мы разрешили насущные вопросы... Готовы ли вы принять новую клятву и новую метку, чтобы служить мне, как прежде служили Ему? Готовы ли вы признать меня своим Господином и вручить свои жизни и судьбы в мои руки?

- Сколько патетики... - шепот Нотта был едва слышен, но Демон отлично услышал бы шорох перьев совы на чердаке, если бы дал себе труд прислушаться.

- Патетики? Нет, это всего лишь констатация факта. Если я прикажу действовать — вы будете действовать, не раздумывая. Если я потребую от вас умереть — вы умрете. Без вопросов.

Ярость, долгое время тщательно загоняемая вглубь самого естества, шквалом выплеснулась на волю, волной магии проходя по помещению. Пожиратели отшатнулись, попав под хлесткий, болезненный удар силы. Демон поднялся с кресла, окруженный пугающей аурой истинной Тьмы.

- Патетики в нашем деле не существует. Если я требую подчинения, то помните — любое неповиновение карается смертью. А уже ее скорость и мучительность зависит лишь от степени вашего проступка. Поверьте, мои методы нисколько не будут отличаться от методов Лорда!

Стиснув зубы, маг заставил свою ярость вновь улечься на самое дно личности. Пожиратели опустили головы. Демон вздохнул, так тихо, что никто и не слышал. После чего спокойным голосом задал свой вопрос:

- Вы согласны на такие условия?

- Да. - Эйвери поднял на него взгляд, откидывая капюшон. - Мы согласны. Мы все равно на самом дне общества, на нас идет беспощадная охота, как на диких зверей. С вами у нас будет шанс все вернуть хотя бы к исходной точке.

Демон кивнул. После чего, немного помолчав, добавил:

- Тогда и я со своей стороны... Орден сохранит свое название. Я ничего не имею против возрождения Пожирателей Смерти. Это согласуется с моими планами. И с моей силой. - Демон хмыкнул. - Люди не должны забывать. - Демон вытащил тонкий стилет. - Руку, Эйвери.

Стальное лезвие отточенным движением скользнуло по коже ладони, вычерчивая Руну Демона, и вместо крови тонкие порезы заполнялись клубящейся темнотой...

Когда Демон выпрямился, то по губам его скользнула улыбка, невидимая, в принципе, Пожирателям. Глаза магов становились все круглее, не отпуская одной единственной детали его облика. Из-под капюшона, прежде полностью скрывавшего все отличительные черты мага, на плечо выскользнула выбившаяся из прически длинная серебристо-белая прядь...

- оОо -

Малфой младший сидел в небольшой квартирке, выданной ему авроратом, и пил. Сейчас, как никогда, ему хотелось напиться. Желательно вусмерть. Чтобы никто не мог разбудить пару дней.

«Какая же ты сволочь, Демон. Я из-за тебя уже за... ходить в отдел Вопрошающих. И какого ты так близок по своим физическим данным ко мне любимому, а? Твою...!»

Потерев пальцами переносицу, юноша окунулся в воспоминания. Тогда, после победы, ему очень повезло. Поттер, гриффиндорец, пожелал отплатить ему за тот случай в поместье, когда он отказался подтверждать личности пленников. Его каким-то макаром умудрились оправдать. А вот отец... Выдохнув, парень опрокинул в себя еще стопку огневиски. Отец уйти от расправы не смог. Теперь прежде благородный аристократ сидит в Азкабане, в камерах прямо над нижним уровнем. Там продолжало присутствовать влияние дементоров, так что магу было весьма и весьма паршиво.

Основной бедой стало то, что все имущество семьи было конфисковано. Единственное, что не могли у них отнять — имя. Право лордства было кровным, его не могли лишить титула, как и его отца. Поскольку тот был все еще жив, то, соответственно, лордом был он. А сам Драко продолжал оставаться виконтом. Только вот в послевоенной Британии на это всем было глубоко наплевать. Большая часть аристократии ранее являлась сторонниками Лорда, поэтому теперь оказалась на самом дне общества. Сам Драко лишь по счастливой случайности оказался здесь, на весьма престижном месте, что позволяло ему в будущем рассчитывать на восстановление положения рода.

Полтора года назад... После первых же показательных процессов он и сам не понял, как казался на улице, без гроша в кармане. Это было тяжело. Очень. В период следствия неизвестно откуда явился Грюм. Его все считали погибшим... А тут — нате вам. Приперся, устроил разнос всему аврорату...а потом, столкнувшись с ним, Драко, после слушания, предложил устроиться к ним, в отдел расследований. Блондин так и не понял, что послужило причиной этого предложения, но где-то в глубине души мелькала мысль, что это опять работа Поттера. Гад. Мало того, что жизнь в школе портил так еще и теперь... Малфой потряс головой, разгоняя хмель, не дающий связно мыслить.

«Ну и пошел он...куда подальше. Собственно, уже пошел. Поехал. Мерлин, как бы мне самому хотелось отправиться учиться... А с этим запретом...»

Последствием его прежнего положения стало то, что на его силы наложили ограничители и запретили выезжать за границу. Хорошо хоть, ограничители эти не коснулись Родовых сил — просто все его заклятия отслеживаются Невыразимцами. Спасибо грязнокровке Грейнджер, как это ни противно — она предупредила его, тоже, видимо, в благодарность. Зато теперь он точно знал, в чем практиковаться не стоит — не просто посадят, а в соответствии с новым уложением откроют преднижний уровень... Драко поежился. Он прекрасно помнил все ощущения даже от кратких столкновений с дементорами еще с третьего курса.

Выпив еще одну стопку обжигающей мерзости, Драко решил, что на сегодня хватит, иначе завтра он просто не проснется на работу. Немного пошатываясь, он заставил себя принять душ.

Посреди ночи он проснулся от адской боли в левой руке. Холодея от ужаса, он осветил комнату слабеньким Люмосом. Широко открытые глаза неверяще уставились на руку, где на предплечье пульсировала почерневшая вена, проступая сквозь кожу в том месте, где прежде была Метка, отдаваясь позабытой уже за полтора года характерной тянущей болью.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:53 | Сообщение # 6
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Старший Аврор Третьего отдела, Герой Второй Войны с Волдемортом, кавалер ордена Мерлина первой степени Рональд Уизли сидел в своем кабинете, проверяя отчеты подчиненных. Сегодня, в соответствии с графиком, невзирая на праздник, была его очередь дежурить на приборах слежения. Он ненавидел эту работу, но ему не дали стать простым оперативником «потому что столь выдающаяся личность просто не может так собой рисковать». Он ненавидел новую работу, ненавидел эту груду бумажек, ненавидел слащавые улыбки чиновников, приносивших распоряжения Министерства. За целый год работы он побывал всего в трех рейдах, и то лишь потому, что был необходим его статус для проникновения на закрытую территорию частных поместий.

Сейчас ему больше всего хотелось вернуться в Нору, улечься в свою любимую с детства кровать и уснуть, а потом, с утра, оказаться на кухне, рядом с семьей. Только вот не суждено этому сбыться. Фреда больше нет, и кажется, будто половины счастья как не бывало. Старшие братья разъехались, только Перси умудрился вернуться, избавившись от бредовых идей с новым министром. И то неплохо.

Застонав, рыжеволосый парень уронил голову на скрещенные руки. Как же он ненавидел!!! Самым тяжелым оказалось то, что он редко видится с друзьями. Точнее, с Герми. А с Гарри — так и вообще не виделся фактически с самой Битвы. Профессор МакГонагалл, написав кучу рекомендаций, отправила его в Европу, а потом от него пришло письмо, что он поступил в какую-то там академию Америки, хотя как его туда занесло, Рон так и не понял, и, мол, переписываться не получится — совы так далеко не летают. Правда, на дни рождения и Рождество подарки присылал исправно и ему и Герми, маггловской почтой. Они ему тоже посылали, хотя не знали, доходят или нет.

Больше всего Рона беспокоили нынешние события, собственно, как и всех. Этот Демон... На его счету уже трое друзей Рона. Симус Финниган, Эрни МакМиллан, Питер О'Флаерти. С последним, на несколько лет старше самого Рона парнем, он познакомился уже здесь в Отделе.

Перо автоматически раз за разом выводило на каком-то листе три числа: 4, 8, 21. Порядковые номера. Он мечтал когда-нибудь лично вырезать их на лбу у этого Демона, как когда-то он вырезал их на руках его друзей.
Внезапно кабинет осветился яркими вспышками приборов контроля. Где-то в Лондоне происходил мощнейший выброс темной магии. Даже нет, не так. ТЕМНОЙ. Казалось, оборудование просто взбесилось, мигая и звеня на все лады. С чертыханием Рон вскочил из-за стола, кинув взгляд на карту, и дернул на стене неприметную цепочку. Камин вспыхнул синим пламенем общего доступа ко всем дежурным отдела:

- Внимание-внимание, тревога! Код 7! Повторяю, код 7!

- Есть, код 7! - многоголосый рявк показал, что авроры на постах. Отлично.

- Лондон, Темная Аллея, «Бешеный оборотень»

- Есть!

Пламя тут же сменилось на зеленое. Рон вошел в огонь:

- Кабинет Главы Аврората!

Выскочив из камина, парень огляделся. Так, Грюм где-то здесь. Спустя пару секунд из боковой двери вышел и сам аврор:

- Докладывай!

- Пять минут назад в районе Темной Аллеи произошел мощный выброс темномагической энергии класса 7. Отряды направлены на выяснение.

- Молодец. Хвалю. Оперативно. Свободен. И помни, постоянная...

- ...бдительность! - Рон шагнул обратно в камин, возвращаясь в кабинет.

Пять спецотрядов прибыли на место выброса через десять минут. Но ни хозяин заведения, ни его клиенты ничего не знали. Все подозрительные личности из здания, а к таким относились ВСЕ без исключения посетители и постояльцы, были задержаны «до выяснения».

- оОо -

В Министерстве Магии проходил прием-празднование Свободного Самайна. Конечно же, не обошлось и без присутствия Министра Амелии Боунс. Изящные ведьмы в парадных мантиях кружились с не менее изящными волшебниками в древнем как мир танце, мягко переступая ножками под тихую, чуть звенящую мелодию, окутывающую зал легким дурманом нежности и беззаботности. Министр мило улыбалась своим помощникам, изо всех сил делая вид, что все прекрасно, страна процветает, и никаких бед, серьезнее ранних заморозков не предвидится.

Журналисты, приглашенные на праздник жизни, неистово щелкали фотоаппаратами, то и дело слепя глаза вспышками. А снимать было что. Многие пытались осознать присутствие на приеме волшебницы, которую в свете не видели еще ни разу. В честь чего она появилась именно сегодня, не знал никто.

Рядом с Министром стояла очаровательная женщина с немного растерянным выражением на лице. Ее летящая мантия в блестках и большие очки делали ее похожей на стрекозу, впечатление усиливалось легким перезвоном множества украшений на руках, шее и в волосах. Время медленно, но верно приближалось к полуночи, когда должен был начаться фейерверк в защищенном от всех возможных нападений парке. Ради защиты Министра и чиновников Министерства сюда были вызваны три четверти авроров со всех концов Магической Британии, лишь малое количество подразделений осталось на своих постах.

Министр ласково обратилась к спутнице:

- Сивилла, я так рада снова тебя увидеть! Сколько уже мы не сталкивались? Наверное, с самого выпускного?

Трелони рассеяно кивала, погрузившись в свои собственные мысли. Уже несколько дней подряд перед глазами мелькали разрозненные, смутные образы, обещая новый транс и очередное пророчество. Такого не было уже довольно давно, примерно лет шесть. Больше всего ей сейчас хотелось оказаться где-нибудь подальше, чтобы никто не смог зафиксировать новый текст, но, увы, магия все и всегда решает сама. Министр еще что-то щебетала в светском стиле, но Сивилла ее уже не слышала. Близилась полночь — пик Самайна.

Где-то гулко зазвонили часы, протяжно отсчитывая мгновения ночи. ...десять...одиннадцать...двенадцать.

Пророчица ощутила, что тело сковало почти позабытое оцепенение. Министр резко замолчала, увидев как побледнела бывшая одноклассница, прославившаяся после Последней Битвы, ознаменовавшей завершение Второй Войны. Пальцы пророчицы с нечеловеческой силой стиснули руку Амелии. Сивиллу колотила крупная дрожь. Министр громко воскликнула:

- Позовите колдомедика! Быстрее!

На зал опустилась ошеломленная тишина. Фигура пророчицы засветилась странным, зеленовато-сиреневым светом. Все взгляды, полные боли, страха, предчувствий были обращены к застывшим посреди зала волшебницам. Никто не смог бы проигнорировать или пропустить гулкий безжизненный голос, словно чужой, с хрипом вырывавшийся из горла пророчицы. Ее уважали после того предсказания, что привело светлых магов к победе, а теперь — боялись. Мерным металлическим отзвуком погребального колокольного звона в молчании падали слова:

- И заплачет Небо, и отверзятся врата Тьмы… И восстанет ОН, печать зла в душе несущий, возродившись… и рать Безликую поднимет на тех, кто надежды разбил, и сама магия будет мстить… и возопят гордые, ибо не будет спасения и не будет Спасителя… и по праву Крови Наследник взойдет Трон Черный, когда честолюбие предаст доверие, и восстанет плоть, что жизнь дала и кровью наделила… Явится из ночи и Тьмы, сквозь кровь и боль ведя… - С каждым новым словом лицо пророчицы багровело, из ноздрей заструилась кровь, полопались сосуды в глазах, голос становился все тише, словно отдалялся, последнее предложение она выдохнула шепотом и закрыла глаза, медленно, словно кукла, оседая на пол бальной залы. Колдомедик кинулся к ней, понимая, что уже ничего не сможет сделать. Он был единственным, кто услышал или скорее почитал по губам последнее слово – венец пророчества: - …к рассвету

Некоторое время в зале царила звенящая тишина. Колдомедик поспешно проверял пульс и проводил общую диагностику, чтобы спустя несколько секунд подняться и покачать головой, заклятием очищая испачканные в крови ладони. Чей-то истошный испуганный визг разорвал в клочья оцепенение. Сразу же поднялась паника. Крик и плач подхватили несколько дам, гостий приема, мужчины бросились успокаивать бьющихся в истерике леди, забегала обслуга, разнося успокоительное.

Амелия Боунс некоторое время молча, с широко распахнутыми глазами, смотрела на безжизненное тело бывшей одноклассницы, выдающейся пророчицы и признанной героини Войны, после чего, встряхнувшись и заставив себя собраться, быстрым шагом устремилась к сооруженной в одном из концов зала трибуне и, усилив голос, попыталась успокоить толпу, прекратить нараставшую как лавина панику среди гостей:

- Друзья! Все вы только что были свидетелями произнесения пророчества. Боюсь, что это правда, ибо все мы знаем, что происходит в Британии. В прошлом мы уже допустили ошибку, не прислушавшись вовремя к предупреждениям, теперь мы будем умнее. Мы должны сплотиться перед лицом грядущей…

- А где Гарри Поттер? - чей-то голос прервал Министра. Остальные гости немедленно загомонили:

- Да? Где? Куда он пропал? Он должен нас спасти!! ОН – СПАСИТЕЛЬ!
Едва прозвучало последнее слово, как зал вновь погрузился в опасливую тишину. «…И не будет Спасителя…»…

«НЕ БУДЕТ»

Осознание одной из строк пророчества повергло всех присутствующих в шок. Министр едва слышно прошептала, забыв о чарах усиления голоса:
- Да смилуется над нами Создатель…

Ответом ей стали сдавленные испуганные стоны и побледневшие лица аристократов и героев Войн, присутствовавших на приеме. В тот же миг зал содрогнулся, отвечая волне магии, хлынувшей сквозь него из неизвестного источника.

Авроры, присутствовавшие в Министерстве, немедленно поспешили проверить здание и вычислить происхождение магии. Спустя десяток минут в Зале появился, клацая по полу железным ботинком, сам Грюм, чей глаз с невероятной скоростью вращался в глазнице, сканируя всех находящихся в помещении и за его пределами людей. Министр наскоро объяснила, что произошло, сумев от испуга дословно процитировать пророчество. Шизоглаз среагировал как всегда оперативно:

- Первый и второй отряды – обход территории, третий, четвертый, седьмой, восьмой – на вас здание, десятый, двенадцатый – маггловские кварталы, остальные – в Аврорат и на задержание. В Темной Аллее – Источник выброса. ЖИВО!

Авроры быстро сориентировались, и примерно половина их штатными порталами перенеслась обратно в аврорат для дальнейшего отправления по указанному адресу.

Гости приема с той же поразительной скоростью были отправлены по домам, с целым перечнем указаний, как защититься в эту ночь. Министр немедленно отвела Грюма в сторону.

- Аластор, стоит ли сообщать о пророчестве всем магам?

- Не думаю. Эти олухи разнесут лишь суть, вот ее и следует озвучить. Разошлите памятки, как летом девяносто шестого. Самый лучший способ.
Отрывисто кивнув, Глава аврората с помощью личного многоразового портала перенесся в свой кабинет, чтобы спустя пару минут шагнуть в камин, гаркнув:

- Кабинет Директора Хогвартса!

Минерва МакГонагалл услышала грохот в кабинете, после чего, накинув халат и схватив палочку, выскочила в свой кабинет:

- Кто здесь?

- Я, Минерва.

- Мерлин, Аластор, ты меня напугал! Что случилось?

- Созывай Орден, Минерва.

- ЧТО?!

- Сивилла выдала пророчество, что змеезадый возродился. И теперь утопит мир в крови. Все ощутили мощный черномагический выброс, и на такое мог бы быть способен лишь он…

- Мерлин, Мордред и Моргана… - директриса Хогвартса испуганно зажала рот ладонью, чтобы не вскрикнуть. Грюм коротко кивнул:

- Да, Минерва… Мы поспешили.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:55 | Сообщение # 7
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 5

Маг стоял напротив двух Пожирателей, внимательно изучая их ладони.

- Что ж… Теперь мы связаны. В отличие от прошлых Меток эти вы можете сделать невидимыми, причем ни одни проявляющие чары их не обнаружат. На нашей следующей встрече я хотел бы увидеть ваших...ведомых. Я вызову. Прощайте, господа.

Двое пожирателей, коротко поклонившись, накинули на голову капюшоны и покинули помещение, с которого покачавший головой маг снял защиту.

Демон хмыкнул, с усилием поднявшись из кресла. Сейчас у него было достаточно проблем. В частности, выброс силы наверняка заметили, пора смываться. А действие зелья постепенно кончается, так что скоро он вновь потеряет возможность нормально двигаться.

Тихо вздохнув, маг чуть заметно прихрамывая вышел из комнаты, аппарируя прямо из коридора. Он почувствовал, как рядом с забегаловкой появляются авроры. Повезло. Они еще не успели установить антиаппарационный купол. Сейчас главное было успеть домой, пока никто не понял, что он уже ушел.

Особняк встретил его уже привычной гулкой тишиной. У мага едва хватило сил добраться до своей спальни, когда зелье в его крови окончательно выдохлось. Он истратил слишком много сил, создавая метки. Из-за этого энергия вещества в крови кончилась почти на сутки раньше.

Маг понимал, что теперь до будущей ночи он будет прикован к постели. Зелье взимало свою плату. Он трижды за последние десять дней вводил его себе, не давая полностью прекратить воздействие, и теперь это обойдется ему в сутки почти полного паралича. С трудом стащив с себя мешающую одежду, маг подтянулся на руках, забираясь на кровать. Ноги отказали окончательно, превратившись в тяжелые бревна. Хрипло дыша, маг растянулся на краю кровати, приходя в себя. Через некоторое время, чуть поднабрав сил, он перекатился ближе к середине своего ложа. Все. Теперь только время поможет ему вернуться к более менее полноценной жизни.

Худыми, костлявыми ладонями с непропорционально длинными пальцами маг закрыл лицо, сдерживая подступающие к горлу рыдания. Нет, он не сломался, он не мог себе этого позволить, но все равно иногда нет-нет, да срывался. Безмолвные горкие слезы скатывались по впалым щекам, время от времени просачиваясь сквозь сомкнутые пальцы. Он оплакивал многое. Не себя — свои надежды, чаяния, мечты и стремления, свое потерянное прошлое и тонущее во Тьме будущее.

День за днем и месяц за месяцем он убивал в себе все человеческое, что еще оставалось после неожиданного предательства, становясь жестоким, не знающим пощады магом, от чьего имени должен был содрогнуться весь волшебный мир. И он этого достиг.

Вот только наедине с самим собой не удавалось спрятаться в собственную крепость из льда. Снова и снова перед глазами плыли картины прошлого и настоящего, доказывая, каким монстром он становится. Или, может давно уже стал...

Тихий вздох сорвался с пересохших губ. Плечи вздрогнули. Маг стер скатившуюся слезу, крепко зажмурившись. Не раз и не два его мысли приходили к стремлению уйти, плюнуть на все, но снова и внова он заставлял себя вернуться, отойти от той грани, возврата из-за которой уже не будет.

Сколько уже раз он ловил себя на стремлении к суициду — и не сосчитать. Холод и боль, появившиеся в душе однажды, не собирались с легкостью покинуть вакантное место в самой глубине его сущности, не желали растворяться или ослабевать, лишь ненадолго их могла загасить сладость мести.

Не раз и не два его руки тянулись к тонкому кинжалу милосердия, но снова и снова он заставлял себя выпустить его из рук, так и не пронзив сердца, не вскрыв вены. Снова и снова он опускал палочку, приставленную к виску, не позволяя сорваться с губ паре заветных слов освобождения. Не так давно он понял смысл авады — это эвтаназия для отчаявшихся, быстрая и безболезненная смерть тогда, когда человек ломается и перестает верить.

Когда умирает надежда.

Вновь и вновь тонкие пальцы ложились на маленький фиал с «Шелковым глотком», в стремлении прижать его к покрытым корками пересохшим губам и забыть обо всем, освободиться от постоянной боли и мучений.
Тряхнув головой, маг вырвался из обрывочных бесцветных воспоминаний. Он должен отомстить. Всем, кто предал. Месть — самое лучшее, самое действенное средство, удерживающее его по эту сторону от Реки Смерти.

На спинку кровати, хрипло каркнув, уселся красноглазый ворон.

- Мой Лорд... Мерлин, как я все это ненавижу! Пройдет еще не меньше трех лет, пока все остатки яда покинут кровь!

Ворон понимающе склонил голову на бок. Пару раз расправив и вновь сложив крилья, он слетел на кровать, потеревшись голосой о щеку мага. Тот через силу улыбнулся, положив ладонь на спину крупной птицы и начав перебирать пальцами глянцевые перья.

- Вот так всегда. Спасибо, Лорд. Мне действительно легче. Мне вот интересно, почему ты выбрал именно меня, а? Да, я читал про два типа фамилиаров, но никогда бы не подумал, что ко мне прибьется ворон в качестве Духовного спутника.

Ворон еще раз каркнул, взлетая обратно на спинку кровати. Маг как мог скосил на него глаза, стараясь не выпускать из поля зрения. Разумная или по крайней мере невероятно умная птица пару раз прошлась туда сюда, время от времени приоткрывая широкие крылья что-то тихо подкаркивая.

- Ха! Знаешь, ты сейчас похож на преподавателя. Это те обычно с таким видом расхаживают по классам во время уроков.

Ворон сделал вид, что обиделся и отвернулся от мага.

- Да ладно тебе! На правду не обижаются. И в конце концов, ты же МОЙ фамилиар. Каким тебе еще быть? Только вот таким. Похоже. Этот образ меня будет всю жизнь преследовать. Оставшуюся.

Птица еще раз каркнула и судя по тону это было что-то весьма нелестное по отношению к хозяину, после чего вылетела из комнаты. Маг с грустной кривой улыбкой смотрел ей вслед.

- И чего он...

Маг снова прикрыл глаза ладонями, стараясь отрешиться от новой волны боли, неожиданно пронзившей тело. Стиснув зубы он дождался, пока приступ пройдет, после чего с усилием протянул руку к прикроватной тумбочке, дернув на себя книгу, лежащую там. Второй том этой книги сейчас как раз находился в утепленном и искусственно прогретом чулане, рядом с коконом. Неоднократно он вчитывался в строки определения фамилиаров, пытаясь угадать, что его ждет.

«...два типа фамилиаров — Духа и Силы.... фамилиар Духа сам находит своего хозяина, выбирая его из множества магов, за которыми постоянно наблюдает, причем критерии отбора будущего владельца известны лишь самому существу.... фамилиара Силы маг творит сам из своей плоти и крови, вкладывая в него свою магию. Во время творения никто не должен касаться кокона, где зреет фамилиар, чтобы не повредить его связи с хозяином. ...помимо прочих деталей. Невозможно сказать, как будет выглядеть существо, появившееся в результате проведенного ритуала. В течение полугода магия будет формировать фамилиара, как дитя, выбирая тот облик, что будет соответствовать владельцу...»

Сжав пальцами переносицу, маг погрузился в размышления. Что же магия ему подкинет? Нет, он конечно, догадывался... Но это все равно станет известно не раньше, чем через шесть...нет, теперь уже пять дней.

Плюнув на все, маг попытался расслабиться и уснуть. Как ни странно, ему это даже удалось — сказывалось перенапряжение при создании связи с новыми Пожирателями.

Когда он в очередной раз открыл глаза, за окном вновь было темно. Правда, сутки еще не истекли, но все же в конечности медленно возвращалась чувствительность.

Ближе к полуночи все признаки паралича, наконец, отпустили измученное недугом тело мага. Постанывая, тот принялся растирать онемевшие ноги.

- Твою мать...

С чувствительностью в конечности вернулась тянущая, жестокая боль, но это было гораздо лучше полной неподвижности. Охнув, маг заставил себя встать. Новый приступ боли ему пришлось терпеть. Стиснув зубы, чтобы не закричать в голос.

Придерживаясь ладонью за стену, волшебник, пересиливая собственное желание заскулить, спустился на кухню. Пара коротких взмахов палочкой — и вот уже есть горячий чайник, на столе лежат хлеб и джем. Делать тосты у мага сил просто не было. А поесть после суток голодания было необходимо.

Ворон уже вовсю приплясывал на жердочке.

- А-а... Ты меня уже простил? Сейчас, Лорд, потерпи. Будет тебе мясо. Хотя ты ведь наверняка уже неплохо поохотился.

Ворон важно кивнул. Но протянутый кус принял, раздирая его на волоконца. Маг с улыбкой наблюдал за своим единственным другом.
Примерно спустя час волшебник спустился еще ниже. В лабораторию. Вытащив из оставленной при входе котомки обезболивающее и восстанавливающее, он одним глотком опустошил оба фиала.

Ни то, ни другое уже давно не действовали так, как положено, но маг был рад и такому подспорью. Теперь, по крайней мере, не хотелось повеситься без мыла, чтобы избежать мучений.

На треногу был установлен котел. Рядом, на столе, маг сноровисто и со
странной ухмылкой крошил, измельчал. Перетирал и просто нарезал разнообразные ингредиенты.

Время от времени сверяясь с книгой, скорее по привычке, чем по
необходимости, поскольку процесс приготовления был уже давно отработан до автоматизма, волшебник варил зелье.

Зелье сокрытия Сути Мага.

Хмыкая и стряхивая с черпака последние капли, спустя примерно три часа он потушил огонь. Перелив в пузырьки пенящуюся, чуть тягучую жидкость лилового цвета, он немного расслабился. Семь порций. Еще неделя. Та самая неделя, которая необходима ему. Чтобы уйти окончательно. Как только родится фамилиар, вложенная в него магия скроет суть владельца. Правда, с момента рождения пройдет два дня, прежде, чем Спутник наберет должную силу... Семь порций — самый оптимальный вариант.

За сутки паралича маг выспался, но приготовление сложного зелья подточило его и так невеликие силы. Плюнув на все, он решил уснуть. В конце концов, утро вечера мудренее. Прихватив флакон с легчайшим снотворным, маг пополз наверх, заглянув по пути в каморку и проверив состояние кокона. Тот уже начал наливаться светом, предвещающим скорое рождение Спутника.

Сон, однако, не принес долгожданного облегчения. Силы возвращались неохотно, гораздо медленнее, чем обычно. Наступивший уже день должен был стать решающим для него.

Маг уже решил, что созовет Пожирателей не раньше, чем вскроется кокон фамилиара, чтобы тот мог спрятать и его и последователей от вездесущего взора некоторых особо наглых авроров.

Хмыкнув, волшебник прошел в библиотеку, рассчитывая составить план будущей беседы-речи для своих...о-о, уже своих...Пожирателей.

Четыре дня на осмысление и выработку новой стратегии поведения. Маг, усевшись в кресло перед разожженым камином, спрятал лицо в ладонях. Шепча:

- Мерлин, только бы не ошибиться. Не сломать все, что возможно... Господи...

Трехтомник древнейшей истории, пара Министерских Сводов издания позапрошлого века, записки Рода... Столь многое требовалось изучить и сопоставить. Найти наиболее правильный путь.

Да, месть это святое, но... Слишком много «Но» в этом уравнении. Он сам, по самому же неясному порыву подписался на эту ношу. Только вот теперь придется...соответствовать новому посту. «Мерлин, сколько раз уже вытягивали эту гребаную страну из того дерьма в котором она оказывалась?! И снова надо?!»

С насмешливым граем перед ним мелькнул Лорд. Принесший в когдистых лапах газету. Как выяснилось — вчерашнюю. Первое, что бросалось в глаза — витиеватый, для разнообразия — цветной, а точнее, красный, заголовок:

«Возвращение Того-Кого-Нельзя-Называть — ПРАВДА?!»

Маг фыркнул, но открыл разворот. Так, высказывания теоретиков от собственного бреда опускаем, вопли репортеришки — тоже... Ага, вот.

«...Согласно заявлению Министра магии Амелии Боунс на приеме в честь празнования Свободного Самайна известная Пророчица и Героиня Второй войны Сивилла Трелони произнесла пророчество о возвращении Того-Кого-Нельзя-Называть. Точный текст его не приводится и со всех свидетелей был взят Нерушимый обет о неразглашении, однако их бледные лица и дрожащие руки красноречивее любых слов...»

Газетный лист вспыхнул.

- Мордред, надо было отправить эту дуру к праотцам еще тогда! Она снова путает мне все планы! Ну сколько же можно?!

Взмахом руки потушив огонь, успевший жадно сожрать почти половину листа, маг постарался дочитать немного обуглившийся текст.

- Ну... Хоть что-то путное. Сдохла — туда ей и дорога. Лорд, как думаешь... Нам это помешает?

Птица хрипло каркнула и рванула когтями обивку кресла.

- Ясно. Что ж... похоже, некоторые пункты плана придется смещать во времени. Моргану им в предки!

Маг поднялся со своего места, и подхватив одну из книг, устремился в кабинет. На лист пергамента легли несколько строк, и ворон с недовольным, каким-то уж очень по-человечески звучащим бурчанием отправился на Темную Аллею к одному из знакомых мага.

А самому волшебнику сейчас оставалось только ждать результатов. Он надеялся только, что они будут раньше, чем родится его фамилиар.

- оОо -

Орден Феникса во главе с Минервой МакГонагалл в траурном молчании заседал в кабинете директора Хогвартса, специально для этих целей расширенном с помощью пространственной магии. Первым не выдержал молодой фениксовец Деннис Криви, в этом году заканчивающий школу. Хлопнув ладонью по столу, он выдал:

- Нам нужен шпион!

- И как ты себе это представляешь? Придет кто-нибудь из наших и заявит: «Хочу стать Пожирателем, возьмите меня к себе!» - Дин Томас фыркнул.

- И что такого?

- А ты знаешь, что наложение Метки, по крайней мере той, прежней, налагало на Пожирателя обет Служения?

- И что? - Деннис уже чуть не кричал.

- А то, мистер Криви... - МакГонагалл устало потерла веки. - Принявший этот обет сразу же будет обязан дать отчет, почему и зачем он так жаждал стать Пожирателем. И поверьте, вкупе с ментальной проверкой... Шансов скрыть истинную цель не останется вовсе.

- А как же...

- Профессор Снейп, упокой Мерлин его душу, во-первых, был первоклассным окклюментом, во-вторых, пришел в Орден, когда уже был Пожирателем и занимал не самое низкое место в их иерархии. Поэтому и проверок опасался не в той мере, что новички.

Грюм задумчиво вытащил свой волшебный глаз, принявшись полоскать его в стакане с водой, стоящем перед ним. Минерва неодобрительно поджала губы, но промолчала. Некоторое время наблюдавшая за процессом Гермиона молчала, задумавшись после чего решилась задать свой вопрос:

- Профессор МакГонагалл, а... э-мм... в связи со сложившейся ситуацией, может, стоит усились патрули на стратегических объектах?

- Мы тоже сразу об этом подумали, но проблема совсем в другом... Министерство, хоть и утверждает, что не хочет повторять ошибок прошлого, опять повторяет прежние шаги. Сейчас усиливается охрана отнюдь не важных объектов, а в первую очередь самого Министерства, так что...

- Ясно.

- Но ведь мы должны что-то делать! - молодое, нетерпеливое поколение горело жаждой деятельности. Старшие переглянулись, прежде, чем Грюм ответил:

- Не спешите воевать. А то успеете! Ничего хорошего из всего этого не выйдет. Мы попытаемся усилить патрули своими силами. Но многого так не добьешься. Да ит сил наших все же маловато для такой эскапады...

- В любом случае, это то немногое, что мы можем сделать, друг мой. - портрет Альбуса Дамблдора грустно улыбался, вертя в руках очки-половинки.

- Вы с нами, Альбус?

- Да, Минерва, я с вами.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:55 | Сообщение # 8
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 6.

Сквозь толстые стены доносились вопли и стоны. Волшебник, стараясь совладать с головной болью, откинулся к стене, прижимаясь затылком к магически зачарованной от разрывов и грязи ткани. Обивка была тонкой, но не довала в достаточной мере ощутить прикосновение к камню стены. Сердце гулко билось в груди, разгоняя кровь по венам.

«Есть. Пить. Жарко...»

Простейшие потребности организма давали о себе знать. Крошечное окошко под потолком, забранное частой решеткой, пропускало минимум света, ровно столько, чтобы различать, что ты полностью под контролем в четырех стенах. Взгляд волшебника упал на широкие браслеты, украшенные рунами. Пальцы метнулись к горлу, судорожно ощупывая ошейник и не слишком длинную цепь. Это уже стало привычкой.

«Ограничители... Мерлин, ненавижу!»

Оставшимися незаблокированными огрызками чувств он ощущал присутствие рядом еще по меньшей мере двоих. Из них один был Темным. Он не знал, кто это, как тут оказался, почему, но его молчаливое присутствие в соседней комнате-палате за стеной не давало окончательно сойти с ума. Волшебник, собрав все силы, хлопнул ладонью по обивке стены рядом с собой. Звук вышел глухим, но тем не менее был услышан.

Стук. Стук. Стук-стук-стук.

О, да. Конечно. Тут только и ждать помощи. Хлопнув ладонью в ответ, волшебник хмыкнул. Его сосед наверняка тоже ведет собственный диалог с ним. Только вот содержание наверняка различается. Зато эта иллюзия общения помогает держаться. Все остальные соседи не откликаются на подобные звуки...только этот. Волшебник даже не знал, кто там, мужчина или женщина. Хотя что-то подсказывало ему, что мужчина.
Раз в три дня, если судить по то усиливающемуся, то ослабевающему свету из оконца, оттуда, из-за стены, доносились нечеловеческие крики. Наверное. К нему приходят...эти.

Волшебник поежился. Нет уж. Лучше сидеть молча и в одиночестве. А еще... сосед был наиболее вменяемым как раз накануне очередной своей экзекуции, а то и за пару часов до нее. Как, например, сегодня.
Волшебник уже в который раз сосредоточился на своих ограничителях. Он знал...кажется знал, что если долго их прессовать, они дадут «течь».
Усилие. Отдых. Усилие. Отдых. И так без конца, в навязчивом ритме
ударов сердца. День за днем. Месяц за месяцем.

Волшебник, не прекращая раскачивания защиты браслетов, попытался уже в неизвестно который раз понять... Вообще, ПОНЯТЬ!

Он не знал, кто он, откуда. Не помнил ничего из своей прошлой жизни... И при этом он прекрасно осознавал, что он маг, сохранил в памяти невероятное количество чар и заклятий разной мощности и воздействия. Словно был огромной живой книгой. Лишенной собственной личности.

Усилие. Отдых. Усилие. Отдых. Магия волной вздымалась в теле, чтобы
тут же быть поглощенной артефактами. Сейчас он раскачивал одновременно все три ограничителя, но только бы появился пробой — он смог бы сосредоточиться на нем.

Усилие. Отдых. Усилие. Отдых. Усилие...

- оОо -

В столь же темной палате и столь же крепко прикованный, сидел совершенно другой маг. На нем не было ограничителей, но они и не были нужны. Раз за разом его использовали как банальную маггловскую батарейку для перезарядки артефактов.

И использовали жестоко, вытягивая всю магию, до капли, пока его тело не начинало сопротивляться, отвечая жесточайшей болью на действия приходивших.

Но этот маг не помнил гораздо больше. Собственно, то немногое, что еще сохранялось в его памяти — то, что он волшебник. И все. Однако присутствие другого человека где-то рядом помогало держаться. Он чувствовал его. Сейчас он даже, кажется, улавливал обрывки его мыслей, смутные образы, собственно, почти и неотличимые от того, что видел перед собой он сам.

Хлопок ладонью по стене, пауза. Еще хлопок. Потом три быстрых сильных удара подряд. «Нет, я не свихнулся, я просто не знаю, кто я, где я, и что, собственно, происходит. Но я еще могу сосредоточиться на ритме — следовательно, достаточно в своем уме».

А еще он точно знал, что за ним скоро придут. И вновь начнется эта пытка, почти убивающая его. Кажется ИМ все равно, выживет он или умрет. ОНИ просто делают свое гадское дело.

В голове то и дело возникали смутные картины. Возможно — обрывки воспоминаний. Волшебник расслабился. Позволяя немногим мыслям течь свободно, в надежде, что хоть что-то всплывет.

Медленно темнело. Глаза, привыкшие к скудному освещению, различали малейшие его изменения. С той стороны двери раздались тихие шаги. Слух мага был весьма чутким, и даже толстые стены не всегда гасили некоторые звуки. Волшебник сосредоточился, напрягаясь и разбирая слова стоящих за дверью:

- Приказано зачистить четвертый сектор.

- Почему? Они же все блокированные?!

- Во-первых, не все, а во-вторых — приказы не обсуждаются. Нам дали неделю.

- Ясно. Значит, еще максимум две зарядки?

- Да. Мерлин... Такого источника доходов лишимся...
Кстати, а какого хрена это надо?

- На кто ж их разберет. Это новое...

Дальнейшие тихие слова потонули в визге какого-то «пациента». Маг помянул про себя злым словом всех окружающих. Откуда он знал ругательства, да еще такие разнообразные, он представления не имел. Но они давали ему небольшую отдушину. А дверь палаты тем временем распахнулась.

Короткое затишье четвертого сектора прорезал нечеловеческий вой боли, кторому едва слышно вторили едкие, жестокие слова:
Вот так... Ничего, ты у нас еще станешь сквибом, в эти разы мы тебя откачаем досуха...

- оОо -

Ворон, усевшись на каминную полку, разглядывал своего хозяина, сейчас с интересом изучавшего принесенные бумаги. Да, Лорд не мог говорить, но речь он понимал прекрасно. Для оплаты того, что он принес, хозяину придется выложиться по полной. Тот старик, Боргин, запросил немало за посылку. Но, судя по выражению лица хозяина, оно того стоило.

Маг же развернул список тех портключей, которые требуется создать. С момента своей «смерти» он не рисковал соваться в Гринготтс за деньгами, поэтому, пару недель помучившись без средств к существованию, он отнес перекупщику несколько книг. Тот забрал их с жадностью, заплатив даже весьма неплохо, но, увидев название на одной, неожиданно остановился, спросив:

- Как думаешь, у тебя хватит сил на это?

Можно рискнуть. Сложная методика. - маг пожал плечами, вчитавшись в первую страницу.

- Если будешь приносить мне — покупаю по пятьдесят галлеонов двойной, по сотне — десятичный.

Маг кивнул, забрав назад книгу. С тех пор он промышлял созданием нелегальных портключей различной мощности и дальности, выручая на этом немалые деньги. И вот сейчас перед ним. Как плата за бумаги, список в полсотни наименований, больше половины — десятичные. К посылке прилагалась связка неприметных колечек-основ. Вздохнув, маг принялся за дело. Точки он давно изучил, поэтому создание всех этих ключей было проблемой только с точки зрения затраты сил. Согласно же магическому контракту, составленому Боргином, у него всего два дня на работу.

Ворон. Еще раз окинув взглядом комнату, привлек внимание хозяина хриплым граем и перелетел к окну. Поняв своего Спутника, маг распахнул створки.

- Доброй охоты...

- оОо -

Эйвери и Нотт сидели перед кругом товарищей, пытаясь осознать то, что вот-вот готово случиться. Одинокое, затерянное в горах Шотландии поместье, принадлежащее собственно Нотту, никогда не отмечалось в официальных бумагах, было хорошо укрыто щитами, что сделало его оптимальным убежищем с первых дней Величайшего Мира, как наступившее после Победы время сразу же нарекли. Сейчас в гостиной в целом небольшого дома собралось по меньшей мере человек тридцать. Один из магов, на вид — самый старший в этой компании задумчиво уточнил:

- То есть, получается, это пророчество — он постучал пальцем по газете, - было произнесено плюс-минус в тот момент, когда вы приняли новые Метки, не так ли?

- Похоже на то. Видимо, Демон и есть этот самый предсказанный Темный Лорд... Только вот странно как-то.

- Что именно?

- Кто он такой? Он знает нас, и не понаслышке, судя по всему, но мы его не узнаем. Ладно, это может быть кто-то из наших, но кто?

Маги задумались. У каждого были собственные предположения, но они не спешили их озвучивать перед всеми, по уже давно сложившейся слизеринской привычке никому не доверять. Молчание в этой среде было привычным и каким-то...родным уже.

- А он точно не придерживается политики прежнего? - кто-то из молодых внимательно смотрел на старши товарищей.

- Судя по тому, что мы услышали и что проссчитали — нет. Он... он сказал, что маггловское общество развивается быстрее, чем магическое, поэтому их достижэения тоже стоит изучать.

- А грязнокровки?

- Нужны. Впрочем, с этим были согласны и наши тоже. Все иили почти все, кроме самого....

- Но... - один из молодых задумался. - А вчем он тогда поддерживает прежние идеи?

- Наши миры слишком различны и объединять их нельзя ни в коем случае. А Министерство во главе с этими надутыми петухами, похоже, именно к слиянию и стремится, уничтожая собственно идивидуальность нашей...общины.

И вновь повисло задумчивое молчание. Каждый понимал, что от итогов его рассчетов будет зависеть в первую очередь будущее его собственного рода. О, многие были готовы лишиться имен, но сохранить исконную, врожденную силу. Наконец молчание вновь было нарушено:

- Он не сказал, когда примерно вызовет?

Эйвери покачал головой:

- Нет. Он сказал просто ждать.

- оОо -

Пророчество, сделанное на последнеи дыхании, немедленно вошло в летописи Отдела Тайн, оказавшись полностью спрятанным от всего магического мира. Его содержание было выучено наизусть всеми невыразимцами, поскольку все понимали, что отменить его будет нельзя. Никогда. Никак.

Все, что им оставалось — следить за знамениями. Ждать, пока не начнет исплняться самая страшная часть пророчества. Ждать, пока весь мир не погрузится в хаос и анархию, не утонет в обещеной боли и мучениях...
Молодой невыразимец Курт Кённингем склонив голову что-то строчил на разбросанных вокруг него листах пергамента, делая пометки сразу в нескольких. Его деятельность уже давно сводилась к помощи аналитикам, правда, у него в распоряжении имелись несколько более полные сведения о тех или иных событиях.

А еще он был своего рода гением. Время от времени на него находило озарение и он был способен за раз распутать сложнейшую многоходовую
интригу.

Не так давно ему приснился странный сон. Обучался он не в Хогвартсе, поэтому достаточно серьезно относился к предсказаниям и пророчествам, хотя сам истинным провидцем не был. Изредка перед ним мелькали разрозненные куски образов, но его привычка все доводить до абсолюта раздражала всех окружающих.

Вот и сейчас он, повинуясь своей интуиции, искал. Искал упоминания о том. Как вообще может возродиться маг, которого не просто убили, а еще и разодранную на клочья душу развеяли. И что-то не сходилось.

Точнее, слишком уж многое не сходилось.

Он с интересом разглядывал листы Отчетов с закрытых заседаний Визенгамота, перечисления характеристик изученных на месте возрождения летом девяносто пятого, медицинскую карту Тома Марволо Риддла, изъятую из самой дальней секции архива, точно такую же карту Гарри Джеймса Поттера, Слепок силы из Атриума...

Бросая частые взгляды на все листы подряд, Курт выразителько вздохнул, окликнув одну из помогавших в отделе девушек:

- Рози, ты не могла бы принести кофе?

- Сейчас, Курт, подожди пару минут.

- Ладно. Я жду. Но не больше, иначе обижусь.

Из приемной послышался мелодичный смех и маг решил, что в целом жизнь — очень даже приятная, хоть иногда и бывает преизрядной сволочью.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:56 | Сообщение # 9
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 7

Потерев припухшие веки, маг с усилием разогнул спину, затекшую за несколько часов кропотливого труда по изготовлению порталов и тихо охнул от неожиданно прострелившей позвоночник резкой боли.

- Салазара в душу!

Сверху раздался тихий едкий грай красноглазого ворона.

- Тебя еще не спросил! Ох. Твою мать, Боргин, ну и задал ты мне работенки. Ладно, в любом случае, я это больше нигде бы не достал.

Ворон еще раз каркнул, перелетая на спинку кресла. Маг, не глядя, протянул руку, чтобы погладить блестящие антрацитовые перья. После чего поднялся, сложив созданные и снабженные ярлыками с указанием места и кодом активации порт-ключи в маленькую коробочку.

- Что ж... Отнесешь, Лорд? Надо будет еще кое-что достать...

Черканув несколько строк в паре бланков заказа, маг погрузил все собранное в небольшую сетку с петлей, наподобие маггловской авоськи, и вручил птице. Ворон каркнул, вылетев из дома через окно.

Теперь опять ожидание. Ладно. Хоть полученные бумаги можно изучить попристальнее... Слишком многое надо еще успеть, а времени так мало... Катастрофически мало...

Маг поднялся, привычно пошатнувшись. Осталась еще одна немаловажная вещь. Найти то место, что было отмечено в бумагах. Хотя, возможно, за этим дело не станет. Кивнув собственным мыслям, маг накинул на плечи уже привычный плащ и натянул капюшон. Три дня. Максимум — пять. Надо спешить.

- оОо -

С усилием приложившись затылком об стену, обитую смягчающей все удары тканью, маг хрипло выдохнул, зажимая уши руками. В соседней палате не переставая выл, нечеловечески мучаясь, единственный более менее разумный сосед.

Усилие. Отдых. Усилие...

В кокой-то миг сила окунулась в пустоту. Усилие.... усилие! УСИЛИЕ!!!

Нескончаемым потоком сквозь пробитые в защите артефактов бреши
хлынула сила. Обжигающая, пьянящая... Приступ головокружения заставил мага повалиться на бок, но он теперь знал, что может... МОЖЕТ! Его сила теперь при нем, и это самое важное. Он мог выбраться из этого страшного места...

В соседнем помещении вновь завыл тот, другой. Не отдвавая себе отчета, маг потянулся туда своей силой, подчиняясь рефлексу, выработанному, видимо, еще до потери памяти. Тут же сознание заполнили разрозненные образы чьего-то гаснущего явно от боли зрения. Серые, как и у него стены, обитые смягчителем, крошечное окошечко, два человека в белых мантиях с черными и алыми нашивками, что-то положившие на грудь, прямо над сердцем. Это что-то светится, все ярче и ярче, заставляя мысли путаться, а сознание — меркнуть.

Тряхнув головой, как мог, лежа на полу, волшебник выбрался из чужого...разума? Сознания? Он не знал точно, но это было неприятно и вызывало чувство усиливающейся головной боли.

«Ну вот и что с этим делать? И вообще, при чем тут я?!»

Крики медленно затихали переходя в почти неслышимые вквозь стену хрипы сорванных связок. Глубоко вздохнув, маг попытался погрузиться в беспокойный сон. Помочь он не имел возможности, да и не слишком-то торопился с этим. Смысл, если наверняка за дверями толпы этих...колдомедиков.

В какой-то момент маг удивился, поняв, что рассуждает о происходящем с точки зрения собственного опыта. Которого он по определению не мог помнить. Наконец, решив, что все равно ничего путного пока от памяти не добьется, мужчина плюнул на все и поудобнее устроился на полу, поскольку в этих камерах-палатах, судя по всему, кровати пациентам не полагались.

В голове судорожно билась мысль: «Ждать. Надо ждать подходящего момента, потом вынести к Мордреду эту дверь, а еще можно и соседскую, так, за компанию, и прочь, прочь из этого места. Как можно дальше. А самое главное...отомстить...за все...»

- оОо -

Скорчившись от пронзительной боли, огненным льдом сковавшей тело, волшебник кричал, кричал не переставая, чувствуя, как перехватывает спазмами голосовые связки.

На груди, сияя, словно алое солнце, лежало...нечто. Тонкие нити от этой штуки тянулись к нескольким предметам, разложенным в ряд на полу возле его извивающегося тела. Двое колдомедиков, одинаковым движением склонив на бок головы, наблюдали за его мучениями, зорко следя, чтобы, упаси Мерлин, он не коснулся ничего из разложенного вокруг.

С каждой секундой из измученного тела утекала сама жизнь. Крик резко
перешел в болезненный хрип, когда от наиболее острого приступа боли маг сорвал, наконец, голос.

В какой-то момент предмет на груди начал меркнуть, отдавая свое сияние безделушкам, видимо, артефактам. Маг тихо хрипло вздохнул. Он не знал, откуда взялась эта идея про артефакты, но она казалась естественной. А еще этот переход свечения означал, что на сегодня мучения закончены.

Волшебник чувствовал, что на этот раз у него забрали куда больше, чем обычно, потому что пустота в груди была болезненной и дурнота накатила гораздо быстрее, чем обычно. Маги-медики, стоящие над ним, ехидно пересмеивались, но разум мага не воспринимал ни слова, погружаясь в колодец бессознательности. Колдомедики подняли уже фактически бесчувственное тело, прислонив его спиной к стене.

- Ладно, пусть лучше посидит. Лежа может окочуриться.

- А оно тебе надо?

- Ага. Хотелось бы все же еще разок зараядить амулеты его магией. Они от этого как-то лучше работают...

- Ограничители одеваем?

- Не, на кой? Мы ж его почти под ноль выкачали. Даже если бы у него
была палочка и сохранилась память... Подозреваю, что его сил не хватило бы и на Люмос...

Второй заржал, будто напарник высказал какую-то невероятную шутку. Продолжая закатываться от хохота мужчина в белой мантии вышел наружу. Оставшийся в помещении хмыкнул, бросив еще один взгляд на красивого брюнета.

- Эх, жаль, нельзя тебя трахнуть... Такой зад... Так нет же, барьеры, мать твою...

С этими словами он вышел вслед за первым, запирая дверь на тяжелый замок и усиливая ее многоуровневым щитом. Мало ли, что можно от него ждать...

Он уже не увидел, как голова брюнета безвольно откинулась к стене, смежной с соседней камерой. Возле висков мага запульсировало легкое изумрудное свечение. Хриплое затрудненное дыхание выровнялось, став более глубоким, а сам маг погрузился в спокойный сон вместа продолжительного и весьма плачевно сказывающегося на здоровье обморока.

- оОо -


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:56 | Сообщение # 10
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
Некоторое время проведенное в библиотеке одного из «конфискованных» поместий, позволило магу найти несколько упоминаний об интересующем его месте и паре несложных, но весьма полезных в своей простоте обрядов.

- Мда... Зря я раньше не лазил в эту секцию... Оказывается, в чарах Замка есть занятные советы... Хм-мм...

Отложив в сторону фолиант, маг встал, потянувшись. И едва не потерял равновесие, когда ноги в неизвестно который раз подкосились. Сорвав печати с флакончиков Укрепляющего и Обезболивающего, маг принял привычную дозу лекарств, собираясь двигаться дальше.

Аппарация... И вот он уже находится в заброшенной деревушке. М-да...
Не учел, что деревенька могла разрастись... Нельзя столь слепо доверять указанным где-бы то ни было координатам аппарации. Вот и сейчас, оказавшись на заднем дворе какого-то дома, маг поморщился.

Переступая через грязные, покрытые тонким льдом лужи, маг, порадовавшись, что заранее наложил на себя Хамелеона, выбрался на проселочную дорогу. Сейчас ему на дальнюю окраину деревни. Там должна начинаться тропа, существующая только для скрытого магического мира, ведущая к древнему замку. Маг надеялся, что сможет на него претендовать.

Тропа нашлась неожиданно легко, словно была готова открыться ищущему. Маг хмыкнул и, оглядевшись, шагнул под сень многовековых серебристых ясеней. Казалось, здесь осень еще и не начиналась. Нежная зеленая листва мягко шелестела на светлых ветвях, принося какое-то странное успокоение измученной и исстрадавшейся душе. Здесь не было солнца, но приглушенный свет, струился, казалось, от самих деревьев, равномерно заливая все вокруг. Шагать стало неожиданно легко и радуясь этой свободе, свободе от постоянной, непроходящей боли, маг быстрым шагом двинулся вперед, надеясь увидеть то место, к которому так стремился.

Однако дойдя до него, единственное, что он смог выдохнуть — это серию ругательств. Отдышавшись, он вскинул голову, различив в туманно-голубоватой вышине силуэт ворона, после чего вопросил неизвестно у кого:

- Кто, скажите на милость, посмел сотворить такое с этим местом?!

Звонкая тишина стала ему ответом. Не слишком большой, но прежде прекрасно укрепленый замок или даже скорее форт, весьма сильно напоминающий Бодиам, даже озером, окружившим его стены, сейчас был почти полностью разрушен. Одна из башен рассыпалась до самого основания, еще две были ниже, чем надо, примерно на треть.

Маг опасливо прошел по поскрипывающим доскам подвесного моста, надеясь, что стены не разрушатся, когда он будет внутри, и остановился перед массивными воротами.

На все еще сохранившем свою серебристость дереве зазмеилась светящаяся древняя надпись. Хмыкнув, маг попытался разобрать письмена, заклятие которых словно стало уже выветриваться от времени, отбирая четность и яркость отдельных символов давным давно устаревшего, а может и никогда не бытовавшего среди людей языка.

«Когда заплачут Небеса живым огнем
И с кровью Тьмы отверзятся врата, впуская Ужас в мир,
И Преданный о Брате возопит своем,
И рать Безликих будет мстить за них,
И множество изменников, тех, что покинул Он
Спасенья лишено -
Наследнику взойти на Черный трон
Судьбой предрешено»

- Ну-ну... - маг хмыкнул, когда массивные створы ворот замка распахнулись, стоило ему дочитать последнюю сточку. Петли издали тихий скрип, сразу же прекратившийся, стоило магу коснуться ворот рукой. - Значит, принимаешь? Спасибо... Только вот... Не пророчество ли ты начертал на дверях своего дома?

Прежде царившая здесь могильная тишина была разорвана в клочья, когда маг ступил во внутренний двор замка, осматриваясь. Небольшая площадка, достаточная, если подумать, чтобы развернуть подводу с...ну, продуктами, например, или построить небольшой отряд бойцов, человек в двадцать...

Маг окинул взглядом само здание. Построенное в форме буквы «П», трехэтажное, с четырьмя башнями — оно представляло собой прекрасное и удобное убежище. По прикидкам мага, тут могло поселиться около сотни человек, если замок построен так, как обычно их строили в Х веке. А построен он, скорее всего, именно так, правда, с оглядкой на магов. Хотя, с другой стороны, тут вполне могло применяться расширение пространства...

Обходя глыбы, маг вошел внутрь, одно за другим осматривая помещения. Левое крыло было разрушено почти полностью, с ним предстояло много работать, а вот середина и правая треть замка были относительно целыми.

Маг поднял согнутую в локте руку, держа предплечье горизонтально на уровне груди. Словно почувствовав это, из под высокого потолка лестничных пролетов спикировал ворон, распахнув крылья буквально в полуметре от хозяина и мягко приземляясь на предложенное место.

- Ну что, мой Лорд, это место подойдет?

Ворон повел крыльями и кивнул.

- Отлично. Тогда необходимо освободить центральный зал. Думаю, он уцелел.

Ворон каркнул и вытянул клюв в сторону лестницы.

- Зал там, наверху?

Ворон в очередной раз кивнул, глядя умными алыми глазами на своего хозяина.

- Спасибо, мой Лорд.

Птица как-то странно глянула на мага и взлетела вверх, продолжая обследовать Замок самостоятельно. Сам же волшебник двинулся на второй этаж, где. Как он предполагал, должен этот самый зал, причем, скорее всего, тронный, находиться.

В принципе... он не ошибся. Вот только состояние этого зала... Маг с тоской оглядел обломки, усеивающие мозаичные полы, кое-где прорезанные глубокими трещинами.

- Что ж... видимо, придется прибегнуть к крайним мерам восстановления.

Решив это для себя, маг развернулся, обходя оставшиеся этажи. Самым большим потрясением, хотя и невероятно приятным, стала библиотека. Обнаруженная в правом крыле, на третьем этаже, она была окружена таким количеством охранных чар, что совершенно не пострадала. Маг подумал, что возможно, именно наличие столь защищенного помещения спасло от разрушения эту половину замка. Взгляд как магнитом оказался притянут к глухой стене между парой стеллажей с бесценными рукописными фолиантами. Маг подошел к кладке, касаясь ее кончиками пальцев. Очередная светящаяся надпись, на сей раз короткая и лакочинная «Истну находит ищущий», куда как более четкая — и потайное помещение с несколькими столами, на каждом из которых лежало по две книги. Маг прошелся мимо них, расшифровывая названия. «Ритуалы Истинной Крови», «Редчайшие экспериментальные рецепты», «Крадущаяся смерть»... По одному тому на каждый из основных разделов магии.

Покачав головой, маг, подчинившись неясному зову где-то в сознании прихватил три фолианта, уменьшив их магией. Казалось, кто-то подтолкнул его взять именно эти книги. Фыркнув собственной мнительности, маг развернулся и спустился вниз, намереваясь изучить подземелья. Не вышло. Почти сразу за окованной бронзовыми полосами дверью. От которой начиналась крутая винтовая лесница вниз, был завал. Поврочав, но понимая, что сейчас он ничего не сделает, маг повернулся, выходя из здания. Лорд тут же оказался возле него, нарезая круги и не позволяя покинуть территорию замка.

- Что такое, Лорд? Что мне еще надо сделать?

Ворон выразительно каркнул, усаживаясь на подставленное предплечье и ткнул клювом сначала в сторону кинжала, потом в сторону левой ладони.

- Хм-мм...это имеет смысл. Где?

Птица взлетела вверх и закружилась возле ворот.

- На воротах? А может, лучше в зале или ритуальной комнате?

Маг наткнулся на это помещение случайно, но, судя по остаткам пентаграммы на полу, это она и была. Однако ворон на вопрос только замотал головой. Маг хмыкнул.

- Ладно.

Привычным движением маг рассек ладонь, повторяя линии Руны Демона. Как только из порезов выступила кровь, он прижал руку к светлому дереву, оставляя на нем алый, немного смазанный отпечаток своей руны, сразу же налившийся багрянцем и следом — чернотой. Кровь въелась в дерево, оставляя черный, словно обугленный узор. Стены ощутимо вздрогнули. Маг прищурился, еще раз внимательно осматривая теперь уже свой замок на наличие новых разрушений. Как ни странно таковых не наблюдалось. Даже скорее наоборот, некторые особо пострадавшие и ненадежные участки стали казаться крепче.

Вскинув бровь, маг вышел за ворота замка. Ясеневая роща, окружавшая озеро, все так же умиротворяюще шелестела неправдоподобно зелеными для начала ноября листьями. Маг окинул внимательным взглядом ставщие неожиданно видимыми для него щиты. Их границы проходили точно по берегу идеально круглого водоема, куполом накрывая постройку, но были изрядно изношены. Особенно антиаппарационный. Хотя и остальные были порваны. Плохо. Надо будет этим заняться. Переезжать сюда рановато, но после восстановления... Судя по тому, что он увидел внутри, это был невероятно роскошный по тем временам замок. А значит, его необходимо возродить.

Кивнув собственным мыслям маг позвал ворона и едва тот опустился на руку, аппарировал домой. Он чувствовал, что необходимо изучить книги, прихваченные из библиотеки. И немедленно.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:57 | Сообщение # 11
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 8

Оторвавшись от чтения, маг поднял воспаленные глаза на окно. Небо медленно светлело, предвещая скорый рассвет. Он просидел за книгами весь остаток вчерашнего дня и всю ночь. Но оно того стоило. Потому что в книге, а скорее даже дневнике, названном «Артефакты и магия. Взаимодействие и создание», одном из трех, которые он прихватил из своего...дома, нашлось кое-что, о чем он и не смел мечтать.

«...сего года пятого месяца нами с братом создан уникальный артефакт, представляющий собой душу замка...
...мы начнем постройку его...
...разумнее всего создать северный форпост, на скалах возле Оркнейских островов, здесь весьма уединенное место...
...опасаемся, что в этих скалах есть переход в иное измерение, однако это может способствовать изменению души, делая построенный замок куда более неприступным, чем даже наше первое творение, поскольку будет фактически живым, до тех пор, пока душа не будет деактивирована...
...начерчены планы, приложенные к сим записям...
...не удалось поместить душу в более защищенное место — замок словно сопротивляется, переставая отзываться...
...наш план провалился. Замок вышел из-под контроля, самостоятольно открыв проход в иные измерения...
...освободившиеся твари заполнили все помещения и галереи замка...удалось частично взять под контроль...
...форпост не может выполнять своей функции, а посему мы запираем его и забираем душу. Возможно, первый замок будет более восприимчив к этому артефакту. Брат считает, что было неразумно вести здесь строительство. Для контроля тварей мы создали следящий Кристалликон...
...подобен душе, но не наделяет замок разумом... действует точно так же, как и Душа, распложен в том же месте. Чтобы не нарушать полей...
Отныне имя тебе, о наше погибшее детище — Азкабан. Жнец душ...»

Маг внимательно изучал планы, сняв с них увеличенную копию. Воистину, великое детище. Крепость неприступна во всех смыслах. Если только в тебе нет крови ее создателей.

Хриплый болезненный хохот наполнил полупустое помещение, гулким, изломанным эхом отражаясь от стен, быстро переходя в надрывный кашель. Отдышавшись, маг поморщился от боли в горле и в груди, стирая капли крови с губ. Такое редко, но случалось. Тот яд... Сильно поврежденая гортань и каким-то образом разъеденные этой мерзостью легкие часто подводили его не меньше. Чем приступы паралича, но если с последними была возможность справиться, то с этим... Маг вздохнул, привычно растирая пальцами оставшиеся на коже алые капельки.

Ему просто чертовски везет! Даже невзирая на столь удручающее физическое состояние. Кто бы мог подумать... Ладно, над этим можно поразмыслить и позже. Жаль, что эти сведения не дошли до него раньше. Все было бы несколько проще. А так...

Еще раз вздохнув, маг поднялся, держась за спинку кресла. Пожалуй, стоит вздремнуть. Примерный план дальнейших действий он уже составил, завтра и послезавтра — последние приготовления, а сейчас — хотя бы часа четыре сна, ровно столько, чтобы восстановить изрядно подточенные болью силы.

Приложившись к пузырьку с обезболивающим, маг прошел в душ, надеясь, что ему удасться хоть частично смыть с себя усталость. Не вышло. Мышцы все так же простетующе ныли в ответ на каждое движение, иногда посылая по всему телу краткие, но острые волны боли, от которых не спасало даже зелье.

- оОо -

Волшебник торопился. Ему было жизненно необходимо восстанова=ить если не личностную память, то уж навыки владения заклятиями — точно. Плохо было то, что у него не было на руках палочки. А без столь нужного инструмента многое оставалось недоступным.

Из-за стены соседней камеры раздался тихий хлопок. Маг привалился спиной к стене, хлопнув в ответ. Надо же, сосед что-то как-то быстро оклемался после вчерашнего. Обычно только на второй день признаки жизни подавал...

Хлопок. Еще хлопок. Ответ. Перестукивание спасало от гнетущего одиночества, сильнее всего сводящего с ума. Маг хмыкнул, потирая запястья, все еще скованные браслетами, отныне не работающими. Глухо стукнувшись затылком об обивку стены, волшебник вздохнул. Эх, вот бы просто поговорить. Неважно о чем. Лишь бы общение было...

«Нет, определенно, нужна тема для общения»

Раздавшийся в голове тихий низкий голос явно принадлежал не ему. Хмыкнув, маг попробовал поддержать беседу:

«Ты мой сосед?»

«Смотря в какой камере...кх-м...палате ты сидишь. И кто рядом с тобой»

«Я...а хрен его знает, в какой я палате. Рядом... рядом есть один разумный...кажется. По крайней мере он отвечает на перестукивания. К нему раз в три дня приходят местные, после чего он начинает кричать. Сильно. Ему что-то кажется, кладут на грудь, и оно причиняет ему боль...»

«Ладно, можешь не продолжать. Ты похоже, мой сосед за правой стеной.
Я сейчас постучу...»

Хлопок. Ответный хлопок.

«Да, это ты. И соответственно, я — тот кто кричит»

«Отлично. Я сломал ограничители, видимо, поэтому нам сейчас удается пообщаться. Но не знаю, насколько хватит моих сил. В конце концов, от оков я освободился всего сутки назад»

«Ясно. И что теперь?»

«Пока ничего. Необходимо дождаться момента, когда в здании будет помньше народу. Персонала, в смысле»

«Погоди... слушай...а ты кто?»

«Не знаю. Память отшибло. А ты?»

«То же самое»

«Да-а-а? Как интересно... Ты можешь пару дней потерпеть без еды? А еще лучше — делать вид, что на самом деле ешь»

«Как?»

«Ну, очищать тарелку заклятием»

«Каким?»

«Ч-черт! Ты не помнишь магии, да?»

«Не помню. Знаю, что маг, силу чувствую, а как пользоваться — не представляю. Может научишь?»

«Когда в следующий раз принесут обед»

«Хорошо» - в этот момент волшебник ощутил, что силы почти полностью истощились. - «Прости. Я выдохся. Надо набраться сил»

«Тогда до связи»

Маг устало разорвал нить магии, объединявшую их, и вновь потер браслеты. Интересно, это оттого, что он сломал блок или еще от чего-то? Странно и непривычно было ощущать как в теле бродят потоки силы, сейчас обмелевшие, но все равно яркие и искрящиеся.

Ему еще предстояло продумать план побега из этого места. Но для этого было необходимо увидеть больше, чем стены собственной камеры — хотя бы путь до ближайшей лестницы. Если они не на первом этаже. Хотя в последнем маг сильно сомневался. Значит, необходимо... Кивнув собственным мыслям, маг принялся ждать.

- оОо -

Аластор Грюм пришел в Хогвартс, в надежде, что Минерва поможет ему разобраться в сложившейся ситуации. Сейчас он задумчиво пил чай, заботливо предложенный Директором, рассматривая портрет Дамблдора.

Альбус не менее задумчиво прихлебывал из своей нарисованной чашки. МакГонагалл нарезала круги по кабинету, запустив пальцы в прежде идеальную прическу, растрепывая седые пряди.

- Неужели ничего нельзя сделать?!

- Можно.

- Что?!

- Разрушить этот дом.

- Аластор!

- Минерва! - голос Главы Аврората был усталым. - Особняк закрыт кровной магией. Я не представляю, как такое возможно, если этот блохастый давно сдох.

- А кто еще мог закрыть особняк?

Только хозяин по крови. Больше никто. Разве что этот портрет
придурочный, эта сука чистокровная... Но вряд ли. Для ритуала нужна живая кровь... - Альбус Дамблдор потер переносицу под очками.

- А Поттер?

- А что Поттер? Он не родственник Блекам. Он не мог провести обряд.

Но...

- Что «но»? Мало ли, почему дом заперт. На нем могло быть отдаленное заклятие на угасание рода. Хотя... есть, конечно, еще одна возможность...

- Какая?!

Известны случаи, когда фамильные замки после гибели последнего представителя рода запирал сюзерен этой семьи. Но, с другой стороны,
у Блеков не было сюзерена...

- Может, это стоит проверить?

- Я посмотрю, Минерва. - Аластор поднялся, чуть скрипнув железной ногой. - Думаю, мне стоит уже идти. Уизли и Грейнджер должны прийти с докладом о том выбросе силы.

- Я согласна. Как только что-нибудь узнаешь, думаю, стоит вновь собрать Орден. Здесь. Слишком много непонятного в этой истории с очередным пророчеством. Где-то что-то такое уже слышала...

Альбус Дабмлдор нахмурился. Он тоже помнил что-то похожее по смыслу или тексту...что-то близкое, но все же иное, и никак не мог поймать мысль за хвост. Минерва тем временем продолжила:

- Кстати, в школе происходит что-то странное.

- Что именно? - Грюм нахмурился.

- Не пойму. Замок отзывается слишком неохотно... Какая-то волна идет... - Директор МакГонагалл замолчала, пытаясь осмыслить свои чувства.

- Откуда? - в голосе Дамблдора звучала редкая сталь.

- Со стороны озера. И в то же время, как быдто из-под земли...не пойму.

Аластор Грюм попытался рассмотреть сквозь стены замка толщу воды, но все расплывалось, словно в тумане. Магия замка препятствовала его волшебному зрению, ставя множественные щиты.

- Да, такого раньше не было. И что это может значить?

- Я наблюдал такое лишь однажды — когда Том входил в наследие Слизерина.

- Значит, все же этот ублюдок возродился? Но как? Тело же было полностью уничтожено! Была зачищена даже могила отца, на всякий случай!

- Тело забрало Министерство. - Альбус покачал седой головоу, протирая бородой очки. - И что-то появилась у меня мысль, что не уничтожили они это самое тело...

- ЧТО?!?!

- Да-да, Аластор. Это так. Не удивляйся. Мы не смогли тогда отспорить это. - МакГонагалл сжала кончиками пальцев виски. - Зная нашего прежнего Министра — я не исключаю ничего.

В кабинете повисло гнетущее молчание. Потом аврор все же поднялся из кресла. Кивнув на прощание собеседниеам он шагнул в камин, перемещаясь к себе. Минерва повернулась к портрету Дамблдора.

- Альбус, что же нам делать...

- Жить. И уповать на то, что в этот раз Том не будет таким психом.

- Скорее, он станет психом еще большим! - Истеричный, немного визгливый смех МакГонагалл заставил поморщиться многих обитателей портретов.

- Успокойся, девочка моя. Как бы ни было сложно, мы справимся. Всегда справлялись. Все что нужно будет сделать — сделаем. Просто поверь.

- Ох, Альбус. Я так жалею, что мы поспешили...

- Это было необходимо, Минерва. Ради всеобщего блага.

- Кивнув, все еще расстроенная Директор МакГонагалл уселась обратно за стол. И очень вовремя. В кабинет ворвалась профессор Спраут.

Минерва, сцепились старшекурсники Гриффиндора и...

- Дай угадаю, Слизерина? - Директор вновь вскочила, направляясь за старой подругой и верным боевым товарищем. Помона хмыкнула.

- Если бы. Гриффиндорцы сцепились с Рэйвенкло.

- ЧТО?!

- Сине-белые считают, что это политика Министерства привела к новому возрождению. И еще...

- Что еще?

- Слишком они умные. Они высказали идею, что Спасителя нет в живых.
Собственно, это и был повод.

- Мордред...

- оОо -

Маг перепроверил последние записи. Все шло как положено. Зелье медленно кипело, наливаясь нежным, жемчужно-голубоватым светом. Улыбаясь, маг отложил черпак. Теперь от него будет зависеть лишь момент снятия котла с огня. А до этого еще четыре часа.

Развернувшись, маг поднялся в свою спальню. Единственное, о чем он сейчас жалел — все свое имущество пришлось перевезти в этот маггловский дом. И все бы ничего... Только фундамент у него слабоват — даже заклятия не помогут. Поэтому ни один взрывоопасный эксперимент тут не проведешь. Это граничило бы с самоубийством в особо извращеной форме.

Зато замок — отличное место. Только как бы привести его в порядок... Эльфов туда позвать? Ну уж нет... СТОП. Но ведь это старый родовой замок. Так почему там нет собственных эльфов? Может, их просто надо позвать? Ладно. Этим лучше заняться позже. Завтра должен будет вскрыться кокон, и до этого момента нежелательно покидать дом. А вот уже потом... Хотя, опять таки, два дня, пока фамилиар наберет силу... Мордред!

Маг подхватил с постели книгу о Спутниках. Он прекрасно понимал, что ведет себя словно маленький ребенок, но ничего не мог с этим поделать. В душе пело и трепыхалось единственное желание, единственное стремление — увидеть, погладить, ощутить рядом еще одно живое существо. Одиночество сейчас терзало его как никогда остро, заставляя снова и снова перечитывать строки книги.

«...есть живое продолжение чувств и желаний хозяина, способнок любить и ненавидеть, словно человек, отражая эмоции создавшего его...
...становится тем, что ближе по духу самому хозяину, реализуя его собственные неосознанные интересы и предпочтения...
...Он дополняет дух хозяина, становясь частью его, но всегда недостающей частью. Где была жестокость — будет нежность, где был мужчина — будет женское начало...
...он неповторим, всегда единственный в своем роде, хотя бывают и исключения, если Магия решает вернуть магу потерянного им самим Спутника...
...и выполняя поручения его, Спутник становится сильнее, привыкая, сживаясь с хозяином. Набираясь его силы и взамен отдавая свою...»

Маг еще немного полистал страницы. Завтра. Завтра он встретит свое дитя, свою частицу... Тряхнув головой и разметав по спине длинные волосы, маг подергал себя за серебристо-белую прядь. Привычка, никуда от нее не денешься. Короткий взгляд на часы... через полчаса надо погасить пламя под котлом.

Эти полчаса были потрачены на то, чтобы напиться горячего чая с травами. Простейший сбор, купленный им в маггловском магазине, как ни
странно, действовал успокаивающе.

Зелье, снятое с огня слабо светилось в полумраке лаборатории, и маг, затаив дыхание, как мог аккуратно перелил его в небольшие порционные фиалы. Заняв предназначенный объем, каждый глоток вещества на доли секунды вспыхнул пронзительно-синим цветом, после чего вновь вернулся к изначальному состоянию. Маг перевел дыхание. Отлично. Самый опасный момент преодолен удачно. Самовоспламеняющееся зелье надежно закупорено в пузырьки.

А теперь ему оставалось только ждать. Он не был терпелив, но жизнь научила мага этой добродетели, иной раз насильно приковывая его к кровати на несколько дней, наполняя тело острой болью. И вот тогда не оставалось ничего другого, кроме терпения. И жажды мести. Ради этого он был готов на все. АБСОЛЮТНО НА ВСЕ.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:57 | Сообщение # 12
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 9

- Скажите, имеет ли смысл связываться с Орденом? – Драко внимательно посмотрел на сидящих напротив него Гермиону и Рона. Нет, они не стали друзьями, однако и врагами, как прежде, уже не были. Теперь, спустя более чем год совместной работы, они смогли научиться взаимодействовать без явного желания убить друг друга.

Гермиона, склонив головку к плечу, подергала себя за вьющуюся прядь, непокорно свисающую возле виска.

- Подозреваю, что в связи с этим пророчеством он уже созван, и ничего нового мы ему не сообщим. Тем более, Грюм не мог не заметить той вспышки. Она была яркой и очень характерной.

- А он ее и заметил. Точнее, ее заметил я, а потом доложил Грюму. Он примчался на место через три минуты после меня. А я пришел почти сразу за оперативниками. – Рон задумчиво пожевал губу. В нем уже не осталось почти ничего от того закомплексованного подростка, каким он был в Хогвартсе, хотя в присутствии Гермионы ему все же еще удавалось смутиться и покраснеть.

- И все же. Может, стоит задуматься о возможности передать сведения Ордену? В конце концов, я дал клятву Грюму, когда тот вытянул меня на повторном заседании суда… - Драко устало потер ладонями лицо. – И потом, знаешь, боль на месте Метки – весьма неприятное ощущение. Хорошо хоть, она не постоянная, только иногда вспыхивает. И то… Мне хватает.

- Сам виноват. Нечего было ее в свое время принимать, Малфой! – Рон привычно сорвался на злость. Блондин криво и совсем невесело усмехнулся.

- А что мне оставалось… И потом, не тебе меня судить, Уизли! То, что я сделал в прошлом давно уже ушло. – Блондин встал и подошел к бару. Сегодня они, по договорённости, собрались у него. – Виски будешь?

- Не люблю пить с утра. Тем более в воскресенье.

- Как хочешь. Грейнджер?

- Нет, благодарю. Солидарна с Роном.

- Отлично. Ну а я выпью. А лучше бы вообще напиться.

- Чего это вдруг? – Рон прищурился, глядя на блондина, уже налившего себе изрядную порцию.

- Понимаешь ли, Уизли… - Драко покачал бокалом, глядя, как мерцает в луче бледного осеннего солнца янтарная жидкость. Рон попытался поймать его взгляд, но не сумел. – Что-то подсказывает мне, что если Лорд позовет…

Не закончив, Драко поднял голову, глядя прямо в глаза Рону. Тот отшатнулся, читая в этом обреченном взгляде собственный суд и приговор самому себе.

- Ну нет!

- Да, Уизли! И не спорь! Я не хочу быть рабом красноглазого монстра! Никогда больше! Если это случится… Если Зов подействует на меня…

- НЕТ!

- Грейнджер! Я не хотел! Он меня вынудил! СИЛОЙ И ВОЛЕЙ ВО ИМЯ ДОЛГА КРОВИ ТРЕБУЮ УБИТЬ МЕНЯ, ЕСЛИ ЛОРД СМОЖЕТ МЕНЯ ПРИЗВАТЬ.

- Драко…нет, пожалуйста… - Гермиона широко распахнула глаза, пытаясь понять…осознать…но магия уже сковала ее по рукам и ногам обетом крови.

- Прости… - блондин встал и, швырнув бокал в тлеющий камин, вышел из комнаты. Угли полыхнули голубовато-бесцветным огнем, отдавая пугающий жар в комнату. Стекло, чудом не разбившееся от удара, с протяжным плачущим звоном лопнуло от перепада температуры. Гермиона остановившимися глазами смотрела на этот огонь.

- Почему?

- Это его выбор, Герми. Только его и ничей больше.

- Он спас нас тогда…в поместье… Он не хотел никогда быть Пожирателем… - в глазах девушки не было слез, хотя ей очень хотелось заплакать. Время многое меняет в людях. – Куда пропал Гарри? Почему все так…глупо?

- Что значит, пропал? – Рон решил ответить на ту мысль, по отношению к которой у него не было сомнений. – Гарри в Америке, продолжает обучение…

- И ты в это веришь?

- Ну…да. А что?

- А тебе это не кажется странным? Он не пишет, никак с нами не связывается… Это ненормально, Рон!

- Ну, он же говорил, что оттуда совам не долететь…и сеть каминная не работает между континентами…

- Рон, ты идиот? Вспомни, как часто мы посылаем запросы в ту же Австралию! Мерлин, я даже с родителями переписываюсь, пусть и маггловским способом! А тут… Нет, это невозможно, Рон. И потом… Разве ты не чувствуешь? Он где-то рядом… И ему плохо…очень плохо и больно… - голос Гермионы упал до едва слышного шепота. Закрыв лицо ладонями, девушка задрожала, будто от холода. – Плохо, Рон! Надеюсь, ты понимаешь, что я обычно подразумеваю под «плохо»?

Юноша пересел ближе, обхватив длинными руками хрупкие, чуть подрагивающие плечи девушки, прижимаясь губами к ее макушке. А та. Продолжала надрывно шептать:

- Рон, пойми, он не мог просто исчезнуть. Это был бы не Гарри, если бы такое случилось. Да он первый бы примчался, узнав про Лорда. Бросил бы все и примчался. А его нет. И ни весточки… Рон, с ним что-то случилось… Я никому не верю, Рон. Я… я вчера разговаривала с МакГонагалл. Знаешь, что она мне сказала? Гарри устал и не хочет возвращаться! Бред!

- Герми, а может, она права? Может, он и правда просто устал? В конце концов, он с самого рождения ведет эту идиотскую борьбу Мерлин знает с чем!

- РОНАЛЬД УИЗЛИ! Не будь таким непробиваемым идиотом! – крик. Неожиданно вырвавшийся у девушки, вновь сменился шепотом. – Пойми, я чувствую… Не смейся, это правда, Рон… Я чувствую, что ему плохо…я знаю это…Ох, Рон…

Уткнувшись лицом в сгиб локтя парня, Гермиона, наконец, дала волю слезам. Тихо всхлипывая, она пыталась смыть горько-соленой влагой собственную боль, собственный страх, но терпела поражение. Рон успокаивающе поглаживал ее по спине, прекрасно понимал, что это ей не помогает.

- Ну, Гермиона, пожалуйста, не плачь… Пожалуйста…

Неожиданно рядом оказался Драко, положивший ладонь на голову девушки. Опустившись на колени, он посмотрел в заплаканные глаза.

- Не надо. Я тоже так чувствую. Это редкое умение. Забавно, никогда не думал, что оно может проявиться у магглорожденной. Оно и у чистокровных-то появляется не часто.

Гермиона перестала плакать, прерывисто дыша.

- Нашел способ меня успокоить? Подкинуть новые знания. Да?

- А то, Грейнджер! Знаешь, неохота разводить сырость в собственной квартире…

- Да ладно тебе! – Девушка хихикнула сквозь всхлип и по-детски утерла глаза рукавом, освободившись из рук Рона, не прекратившего, правда поглаживать ее спину. – Так что за умение?

- А зачем рассказывать? Такой хороший способ тебя успокаивать…

- Малфой!

- Ну ладно, ладно! – блондин, горько улыбнувшись, выставил руки. – Некоторые маги могут чувствовать других. Их эмоции, физическое состояние… Не всех, только некоторых, самых близких. Я так чувствовал маму и крестного… - Драко умолк. Рон пристально посмотрел на склоненную светловолосую голову:

- А отца?

- Мы никогда не считали друг друга по-настоящему близкими людьми… - тихо хмыкнув, бывший слизеринец ненадолго задумался. Спустя пару минут, в течение которых все трое сохраняли отстраненное молчание, он продолжил: - В общем, его я не чувствовал. Никогда. Нигде. И слава Мерлину.

Комната снова погрузилась в молчание. Гермиона вздохнула.

- Если это правда…я утверждаю, что ему плохо. Очень-очень-очень плохо. И в таком состоянии он весьма давно. Просто…раньше я считала это плодом своего воображения, последствиями бессонных ночей в отделе, бешеной нагрузки…

- Нет, Грейнджер. Думаю, это правда. В твоем конкретном случае. Ты слишком уж…нестандартная для простой…магглорожденной. – Драко успел прикусить едва не сорвавшееся с языка оскорбление, ставшее слишком привычным за долгие годы воспитания. Рон стиснул зубы, заметив эту запинку, но, что самое странное, промолчал. Все меняются… Во вновь повисшей тишине отчетливо прозвучал шепот девушки:

- А еще он полон надежды. И предвкушения…

- оОо –

Пятно солнечного света переползло в одной стены камеры на другую. Приближался закат. Свет становился алым, заливая комнату прозрачной кровью. Боль, поселившаяся где-то в груди, медленно отступала. Голова кружилась, все плыло перед глазами, но маг заставил себя встать и сделать пару кругов по камере. Слабость, вызванная вчерашней экзекуцией, почти прошла. Это было странно, но давало надежду, что все будет лучше, чем он рассчитывает.

«Эй, ты жив?»

«Ну…как сказать…вроде да. А ты?»

«Я быстро восстановился. Уж не ты ли подсобил?»

«Возможно. Не знаю. Мне вчера удалось многое узнать»

«И что?»

«Нас «зачистят» в течение ближайших четырех дней. Надо уходить. Путь я узнал»

«Это хорошо. Но эти?»

«Посмотрим… Что-то мне подсказывает подождать денек. Потом можно уходить»

«Что-то? Как-то не слишком надежно звучит»

«Я доверяю ощущениям. Надо ждать»

«Ясно. Что ж…значит ждем»

«Ты сегодня ел?»

«Нет. Решил последовать совету. И кстати, чувствую себя не в пример лучше»

«То-то же. Пищу куда дел?»

«Не знаю. Я очень захотел, чтобы она исчезла…»

«И то неплохо. Нам будут нужны палочки…»

«Понимаю. Но я все равно не помню, как ей пользоваться»

«Вспомнишь. В любом случае, их еще достать надо»

Контакт прервался, и маг несколько устало осел на пол. Подобное общение вытягивало много сил, но каким оно было приятным после долгих месяцев почти полной изоляции, когда единственными собеседниками становятся мучители-медики, а единственным издаваемым звуком – срывающийся с губ надсадный крик боли.

Сосед мага тоже устало привалился к стене. Закат уже начал гаснуть, и в камере темнело. Он проспал почти весь день, потратив немало сил на чтение памяти приходившего к нему медбрата, принесшего очередной обед. Или завтрак. Или ужин. Неважно. Тем не менее, теперь он точно знал, где именно их держат и как добраться до выхода из этих казематов инквизиции. «Инквизиции? О чем это я?» Тряхнув головой, маг прогнал мысль из прошлого, поскольку она вызвала приступ жестокой головной боли.

Бездумно пересчитывая швы на потолке камеры, маг старался вогнать себя в медитацию. Где-то далеко зазвонили часы, отмечая окончание очередных суток, наполненных абсолютным отсутствием смысла.

Неожиданно из соседней камеры хлынула волна силы.

«Эй, что случилось?!»

Ответом стал громкий крик боли, слышимый даже сквозь стены. Маг свернулся клубочком, зажимая уши. Это был единственный способ отрешиться от чужих страданий, от чужих мучений. От чужого надрывного вопля страдающего тела и мятущейся души.

- оОо -

Маг с некоторой долей нетерпения ждал заката. Его фамилиар – явно темный, поскольку всю последнюю неделю кокон начинал светиться по ночам, сильнее всего сияя в наиболее темные часы ночи. А значит, и вылупится Спутник только тогда, когда солнце полностью скроется за горизонтом.

Однако когда угасли последние отблески дня, кокон лишь слабо дернулся. Но не лопнул, как был должен. Маг в недоумении вчитался в книгу. Нет, вот, черным по белому – «…с наступлением темноты…». Может, имеется ввиду полная темнота?

Решив, что беспокоиться бессмысленно, маг стал ждать. Терпения в решении всякого рода проблем ему было не занимать.

Медленно текли часы, кокон постепенно словно оживал, раскачиваясь все сильнее, что давало волшебнику подтверждение его догадки. Медитация помогала фактически не отвлекаться от происходящего и в то же время в какой-то мере отдыхать.

Хлопок лопнувших силовых линий кокона раздался одновременно с начавшим отбивать полночь Биг-Бэном, едва слышимым в этом районе, но все же различимом.

На пол каморки хлынула сжиженная магия, служившая питанием для развивавшегося фамилиара. Маг подобрался. Сейчас. Его дитя. Его душа. Его сила и поддержка. Девочка! Ну же!

Во вспышке холодного зеленого огня, напоминающего Аваду, из обрывков кокона, свиваясь крупными кольцами, выползла огромная змея. Ее антрацитово-черная чешуя почти сливалась с темнотой каморки. Маг хмыкнул. О, да, конечно. Можно было, в принципе, и не сомневаться… В тот же миг перед лицом зависла клиновидная голова с огромными фосфоресцирующими изумрудными глазами.

- «Хоссяин…»

- «Ну, ссдрасствуй, моя верная Нагини…»


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Понедельник, 14.03.2011, 22:58 | Сообщение # 13
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 10

Где-то далеко часы отбили три. Маг резко сел на полу, пытаясь понять, что же его разбудило. За дверью палаты раздался тихий шелест и сдавленное фырканье. Подчиняясь неясному чувству опасности, маг отполз в самый дальний угол, понимая, что это его не защитит. Дверь в палату рывком распахнулась, и на пороге появились нетрезвые и пошатывающиеся санитары.

- Что, уб-блюдок, страшно? Пра-авильно…

На закрывшуюся дверь легло несколько разных запирающих заклятий. Два медбрата подошли ближе, растопырив руки. Один из них, неприятно растягивая слова, выдал:

- Из-за нападения нам поручили зачистить уровень… но раз уж здесь больше никого нет… а ну-ка, Нед, подсоби…

Второй заржал пьяным смехом и, набросившись на мага, повалил его на пол, заламывая за спиной руки и прижимая голову к полу. Маг с проклятиями забился, пытаясь вырваться, но ослабленный плохим питанием и постоянным забором магии организм был не способен противостоять железной хватке тренированного мужчины.

Попытки вырваться стали еще более судорожными, когда грубые руки разорвали его больничную робу, обнажая исхудавшее тело. Однако на все попытки он получил лишь увесистый пинок и шипящее предупреждение:

- А ну, не дергайся, мразь! Тебе все равно жить осталось считанные часы! Не порти нам удовольствие! Бля, вот это зад!

Извивавшегося мага прижали к полу еще плотнее, лишая возможности двигаться. Маг взвыл, скаля зубы.

- Ну! Еще дернешься – обездвижу!

Грубые руки раздвинули ягодицы мага, и в анус уперся чужой горячий член. Стиснув зубы, маг приготовился терпеть, однако первый же толчок, по-сухому, в неподготовленное тело вырвал у него громкий гортанный вскрик боли. Мучитель продолжил настойчиво вбиваться в неподатливую плоть. Маг дергался в руках второго, удерживавшего его медбрата, но это было бессмысленно.

Пульсирующая боль разливалась по телу мага, вынуждая того кричать, срывая голос, но насильники в ответ лишь смеялись, подбадривая друг друга комментариями:

- Эх, что ж не раньше-то? Такой зад…

- Тугой, мать его! Мордреда ему в печень… Ах-хх!

Крупный член санитара выскользнул из окровавленного ануса. Чтобы спустя несколько секунд смениться другим. Первый санитар прижал его к полу точно так же, как мгновениями раньше его напарник. И снова резкие движения, и поток боли, пронзающий все тело, словно в зад воткнули раскаленный кол, время от времени поворачивая его в открытой ране. Зубы мага скользнули по губе, прокусив ее. Солоноватый вкус крови во рту помог ненадолго отвлечься от ощущений, но лишь до того момента, как медбрат ускорил движения, вбиваясь все глубже в стремлении получить еще больше удовольствия от узкой плоти неспособного сопротивляться пациента. Прижимающий его голову к полу хмыкнул:

- Так его! Жаль, что он отсосать не может.

- А ты попробуй! – голос второго немного срывался на каждом движении. Маг вновь закусил губу, оставляя на ней еще один кровавый след.

- Не. У него зубы. Да и вырваться может.

- А ты повыбей зубы!

Первый рассмеялся, но почему-то совету не последовал. Маг стиснул зубы, прежидая очередной поток боли. С трудом удержав хриплый крик, он вытерпел несколько последних, рваных движений, чувствуя, как санитар кончает внутри него. Спустя пару секунд его придавило к полу тяжелое тело насильника. Второй заржал:

- Все, Нед, моя очередь. Я еще даже не разошелся как следует!

Маг опять пристроился сзади, дождавшись, пока второй займет его прежнее место, и в очередной раз с низким рыком врубился в тело мага. Тот завыл, стискивая челюсти. Из-под плотно сомкнутых век просочились слезы бессильной ярости.

Боль с каждым новым движением насильников медленно переходила в разряд тягучей и почти привычной. Сорванный голос почти уже не подчинялся магу, поэтому тот теперь молчал, закусив до крови губу. Медбратья, распаляемые видом распростертого тела, покрытого потом, кровью и спермой, по очереди терзали мага, стремясь получить как можно больше от своего пребывания в палате.

Волшебник не понимал, как такое возможно, поскольку уже приближался рассвет, а насильники никак не могли оставить его или убить, как планировали. Сейчас, спустя почти три часа, хотя ему казалось, что время тянется уже целую вечность, он перестал воспринимать свое тело, словно наблюдая за происходящим со стороны. Он фактически не ощущал боли, чужих прикосновений… ничего. Неправдоподобно широко раскрытыми глазами он смотрел на боковую стену, где медленно светлело крошечное окошко-бойница.

Где-то в теле начала подниматься удушающе жаркая волна. До предела отстраненно он чувствовал, как сзади пыхтит кто-то из двух насильников, продолжая отрывисто двигаться внутри него, но сейчас ему было уже все равно. Горячая волна омывала все его существо, все ближе подкатывая к голове. Маг прикрыл глаза, стараясь не обращать внимания ни на что окружающее. Следующий его взгляд, брошенный на окно, вызвал в нем вспышку удивления.

В проеме бойницы сидел ворон. Крупный, непроницаемо-черный силуэт птицы отчетливо вырисовывался на фоне начавшего розоветь неба.

Из состояния созерцания его вырвал стон и хрип насильника, кончившего и сейчас поднимающегося на ноги. Второй тоже отпустил его, медленно вставая.

- Хорошо повеселились, да, Джон?

- М-да, жаль. Такую подстилку прямо грех в расход пускать… Да еще и…

Заржав над чем-то, известным лишь им самим, санитары оправляли одежду, не замечая, что маг и не смотрит в их сторону, сосредоточившись лишь на пришельце.

- Ну что, ты или я?

- Давай ты.

- Ладно.

Маг вскинул палочку. В этот миг лежащий на полу встретился взглядом с неестественно-алыми глазами ворона. Разум пронзила вспышка боли, следом за которой в сознание хлынул поток частично освободившихся воспоминаний. Перевернувшись на спину и вскрикнув от боли, волшебник с ненавистью уставился на своих мучителей. Державший палочку заржал:

- Что, бо-бо? Ниче, сейчас все пройдет.

На лице лежащего мага расплылась хищная полубезумная улыбка. Он протянул руку в сторону медбратьев. В разуме родилось такое привычное и такое полезное. Невербальное и беспалочковое… «AVADA KEDAVRA DUBLIO»
Медбратья, расхохотавшиеся при виде жеста мага, резко переменились в лице, поняв, что на кончиках пальцев волшебника родилось слабое зеленое свечение. Времени на реагирование у них не осталось. Последнее, что они увидели – насмешливо вскинутую бровь. Маг отряхнул руки и, сморщившись от резкой боли в пояснице, бедрах и заднице, поднялся на ноги.

Потратив некоторое время на то, чтобы раздеть медбрата, маг провел ладонями по телу, шепча Очищающее заклятие, после чего натянул на себя костюм санитара. Из двух пар обуви впору была лишь одна, правда – не того, чью одежду на себя одел волшебник. Забрав палочки, маг шагнул к двери. Короткий взмах, веер искр от разбитого клубка заклятий – и он на свободе. Надо бы забрать отсюда соседа, если он еще жив.

Дверь соседней камеры была закрыта таким количеством заклятий, что у мага глаза на лоб полезли. Морщась от боли при каждом шаге, маг положил ладони на стену возле косяка:

«Эй! Ты еще жив?!»

«Да как тебе сказать… Вроде да…только спеленали меня так, что я освободиться не могу. ТЫ сейчас где? Ты же вроде не в своей палате, так? »

«В коридоре. Возле твоей двери. Сейчас попытаюсь снять заклятия. Потерпи»

Маг сосредоточился. Всколыхнувшаяся волна магии затопила сознание, прорываясь наружу через обе палочки, которые маг держал в двух руках. Вспышки холодного лилового огня осветили гулкий пустой коридор, в котором не было слышно ни единого звука прежних заключенных. Как выяснилось, их двери были последними на этаже, в самом конце коридора. А значит…весь остальной этаж уже зачищен.

Заклятия на двери не желали поддаваться. Поэтому маг, плюнув на все, посоветовал:

«Отползи подальше от двери и укройся щитом. На всякий случай, если можешь, конечно»

Спустя минуту раздался ответ:

«Готово»

Сосредоточившись, маг направил палочку на стену, выкрикнув хриплым, сорванным голосом:

- BOMBARDA MAXIMA!

Стена разлетелась на мелкие осколки, засыпав пылью коридор. Закашлявшись, маг вошел в разрушенную палату. Возле дальней стены, вжавшись в угол, сидел его сосед. Его руки и ноги были жестоко стянуты магическими путами, врезавшимися в плоть. Маг сделал шаг по направлению к мужчине. Тот сжался еще сильнее, словно хотел исчезнуть. Маг нахмурился. Его все тот же хриплый голос распорол тишину:

- Эй, ты что? Это же я.

Сосед немного расслабился. Открыл рот, чтобы что-то сказать…но не сумел издать ни звука.

- Черт…

«Что? Я не могу говорить?»

- Да. Похоже на то. Ты вообще хоть раз пробовал?

Сосед отрицательно помотал головой. Маг хмыкнул.

- Ладно, давай выбираться.

В несколько пассов он сумел освободить товарища по несчастью от спутывающих его магических веревок и помог подняться. Мужчина смог подняться. Пошатываясь, поддерживая друг друга, они двинулись прочь из кошмарного места, предварительно раздев второго убитого медика, чья одежда пригодилась второму магу. Плохо было другое. Обувь ему не подошла и сейчас он был вынужден перемещаться босиком.

- Ты говорил, что узнал дорогу. Веди.

Молча второй маг махнул рукой, показав, что идти надо прямо, а потом повернуть направо.

- Ясно. Ну, давай. Кстати… - Маг протянул ему вторую палочку. – Держи. Может понадобиться.

Благодарно кивнув, второй волшебник продолжил движение по коридору. Маг, пожав плечами, похромал следом. За поворотом начиналась крутая узкая лестница. Немой маг поднял три пальца.

- Мы на третьем?

Кивок. Вздохнув и предчувствуя нелегкий спуск, волшебник схватился рукой за перила. В тот же миг раздался вой сирены, словно настроенной на подобное прикосновение. Плюнув на все, маг прибавил шагу, стараясь спуститься побыстрее. Его товарищ даже не отставал, хотя и ему спуск давался нелегко.

На второй площадке их ждали. С десяток санитаров держали направленные на них палочки. Маги переглянулись.

«Держи щит. Я атакую»

Немой кивнул и, криво усмехнувшись, демонстративно поправил браслеты ограничителей, давно уже переставших выполнять свою функцию. Взмахнув палочкой, он невербально материализовал перед ними мерцающий радужный щит.

«Бей. Изнутри он пропустит все заклятия»

«Отлично!»

Хриплый, сорванный голос разрушил установившееся было хрупкое равновесие между противниками:

- DEMINATO DEMENTORUM!

Резкий порыв ледяного ветра принес с собой потусторонний вой и стоны. Со стороны медиков в магов полетело множество разноцветных вспышек, кляксами размазавшихся по щиту. Второй маг с хрипом выдохнул. Его лоб покрылся бисеринками пота от затраченных на удержание щита усилий. Крошечные капельки немедленно превратились в льдинки, когда холод в коридоре достиг своего апогея.

Казалось, даже свет померк от воздействия произнесенного заклятия.

«Что ты устроил?» - в мысленном голосе звучали несколько панические нотки.

«Все в порядке. Я просто вызвал…помощников. Погоди, только подстрахуюсь от их присутствия…»

- EXPECTO PATRONUM!

Вместо ожидаемой серебристой фигурки защитника вокруг магов вырос светящийся купол. Ошеломленно переглянувшись, они наблюдали, не испытывая фактически никакого дискомфорта, как три дементора нападают на медперсонал. Те растерянно пытались отбиться, но силы были неравны. После того, как двое из них упали, став добычей голодных тварей, остальные с криками разбежались.

Маг прищурился. Слишком легко… Что-то неправильно. Сосед поинтересовался:

«Это все? И как ты намерен теперь от них избавиться?»

- Ну-у…отправлю их обратно, туда, откуда они пришли.

«А ты сумеешь? Что-то сомневаюсь…»

- Сейчас выясним. EXORTIO DEMINAREM!

Вспышка холодного огня расширяющимся кольцом хлынула во все стороны от стоящих магов, пульсируя, пронизывая стены. Два из трех дементоров со звуком, напоминающим визг, исчезли, вернувшись в место своего постоянного обитания. Один, однако, не внял магическому указу, надвигаясь на магов.

«И что теперь? Слабо было что-нибудь более безопасное использовать?»

- Это было первое заклятие массового поражения, о котором я вспомнил.

Все еще прикрытые щитом и Патронусом, они наблюдали за медленно кружащим дементором, размышляя. Как быть. Наконец маг не выдержал, вторично выкрикнув формулу Изгнания призванного. Волна получилась гораздо более слабой, но то, что тварь плавала вплотную к источнику, сыграло свою роль. Издав недовольный вопль, некротварь исчезла, как и его собратья.

Издав дружный вздох облегчения, маги сняли защитные купола, крадучись двинувшись дальше. Боль и усталость от неимоверно большого для измотанных организмов потраченного количества магии замедляли их передвижение, но и позволяли пристальнее следить за окружающей обстановкой. Обоих беспокоило то, что еще ни один из санитаров не решился напасть вторично. Это могло значить только одно – им готовят приличных размеров ловушку. Попасть в которую магам совсем не хотелось.

«Что дальше?»

- Думаю…стоит рискнуть пойти другим путем. Ты не узнал, как тут вообще все устроено?

«Банально просто. Лестница – одна. Все служебные помещения – внизу, в подвале. Оттуда есть ходы на площадки доставки грузов, где доступно аппарирование. Однако на лестнице и в коридорах – кордоны, через которые пройти – шансов мало. Не в нашем состоянии. Выход из корпуса – на другом конце здания, собственно, как я понял – точно под нашими камерами. Опять-таки, пройти по этому коридору равноценно самоубийству»

- А как насчет окон?

«Окон? Хм-мм… Можно рискнуть, но что во дворе? При входе – аппарационная площадка, но двор может быть под чарами»

- В любом случае, на улице куда легче уйти от погони, чем в замкнутом пространстве.

«Тоже верно. Но что, если там окна такие же, как в наших палатах?»

- Вряд ли наружные стены менее подвержены Взрывным заклятиям, чем внутренние. – На лице мага расцвела безумная улыбка. Его товарищ ответил ему столь же предвкушающим оскалом.

«Тогда в какую из камер войдем? Лучше давай решим сейчас. А то уже всего два пролета осталось»

Ответить маг не успел, потому что сверху с граем слетел крупный алоглазый ворон. Немой вскинул палочку, но маг успел перехватить руку товарища, интуитивно подставив птице предплечье. Та, продолжая каркать, уселась на предложенный насест, встречаясь глазами с магом.

В сознании волшебника замелькали разрозненные картины: двор, серое здание, толпу медиков, выстроившихся возле входа. Каких-то подозрительных магов в боевой форме, видимо, авроров, заросли облетевших по осени деревьев, скалы, примыкающие к зданию с одной из сторон, так, что первый этаж был вмурован в них. Зато второй… Маг хмыкнул. Теперь он знал, как следует поступить:

- Слушай…

Спустя несколько минут, окрыленные надеждой, маги уже спеша изо всех сил перемещались по второму этажу в сторону той части корпуса, где была возможность выбраться на скалу. Ворон летел над их головами, чуть впереди, словно показывая дорогу. Как выяснилось – да, показывая. Возле одной из дверей он закружился, тихо каркая.

Переглянувшись, маги синхронным ударом силы выбили дверь. Та разлетелась в щепки, открыв взорам сбежавших изуродованное тело прежнего узника этой палаты. Поморщившись, маги так же дружно взорвали наружную стену. Эхо взрыва заметалось в узком пространстве, множась и ширясь. Маги переглянулись. На лицах читалась лишь одна мысль.

«Мордред. ЭТО наверняка услышали»

Не сговариваясь, они вылезли наружу, устремившись по уступам скал, прочь, наверх, насколько позволяло их физическое состояние. Совсем скоро подрагивающие от усилий руки обоих были покрыты кровоточащими ранами. Сзади раздавались крики. Их то ли заметили, то ли все еще искали. Немой маг хрипло дышал, неловко двигая босыми ногами, израненными гораздо сильнее, чем руки. На камнях после каждого его шага оставались кровавые следы. Первый как мог поддерживал товарища, но и его силы уже были на исходе.

Площадка на скале стала для них благословением. Солнечный свет сюда не проникал, видимо, это была западная сторона гор, поэтому они на некоторое время были в безопасности. На сумеречном и довольно глубоком уступе их не должны были заметить.

Рядом раздался грай ворона. Лежащий на камне маг приоткрыл глаза, встречаясь взглядом с птицей. В тот же миг позади измученных беглецов раздался тихий мужской голос:

- Вот оно что… Видимо, судьбе было угодно все решить именно так. Поднимайте их. Возвращаемся.

Их все же настигли! Маг попытался обернуться и поднять палочку, но сил на это уже не хватило. Сознание скользнуло в блаженную темноту.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
MIKAДата: Вторник, 15.03.2011, 16:11 | Сообщение # 14
Снайпер
Сообщений: 115
« 2 »
интересненько..=)))))))))))))) Что же будет дальше??=)))
 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 15.03.2011, 17:12 | Сообщение # 15
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 11

Несколькими часами ранее. Аврорат.

- ТРЕВОГА! ТРЕВОГА! КОД 001! КОД 001!

Спецподразделения спешно выстраивались на плацу перед зданием аврората, на ходу застегивая форменные мантии и проверяя палочки. Тут и там мелькали недоуменные взгляды и раздавались тихие вопросы в попытках выяснить, что происходит и не учебная ли это тревога.

Хромая, на плац вышел сам Глава аврората. Оглядев построение, Грюм сплюнул, после чего гаркнул, даже не пользуясь Усилителем:

- БОЙЦЫ! ДВА ЧАСА НАЗАД НА КРЕПОСТЬ АЗКАБАН СОВЕРШЕНО НАПАДЕНИЕ ПОЖИРАТЕЛЕЙ СМЕРТИ! ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО, ИХ ВОЗГЛАВЛЯЕТ САМ ТЕМНЫЙ ЛОРД! НАША ЗАДАЧА ОСТАНОВИТЬ ИХ ПРЕЖДЕ, ЧЕМ ОНИ СМОГУТ ОСВОБОДИТЬ УЗНИКОВ КРЕПОСТИ! ОНИ СУМЕЛИ ОТКЛЮЧИТЬ СИСТЕМУ БЕЗОПАСНОСТИ И СВЯЗИ В КРЕПОСТИ. К СЧАСТЬЮ, У ОДНОГО ИЗ ОХРАННИКОВ ПОЯВИЛАСЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ОТПРАВИТЬ НАМ СОВУ. ВРАГОВ НЕ МЕНЕЕ ДВУХ ДЕСЯТКОВ. ВОЗМОЖНО БОЛЬШЕ, ЕСЛИ ОНИ УЖЕ УСПЕЛИ ОСВОБОДИТЬ ОСТАЛЬНЫХ УБЛЮДКОВ.

Дав отмашку, Глава перепоручил руководство офицерам. Те поспешили раздать команды своим подразделениям. Через пять минут на плацу уже никого не было.

Авроры перенеслись к крепости, чтобы издалека увидеть, как прямо из-под прежде существовавшего антиаппарационного купола, делая оскорбительные жесты, со смехом исчезают одетые в черное фигуры с белыми масками на лицах, уводящие с собой не менее сотни узников. А над стенами крепости, мерцая и переливаясь, светилась мертвенно-зеленым Метка Смерти на фоне недавно появившейся в этом мире, но уже такой ненавистной Руны Демона.

А из здания к ним, навевая неживой холод, потянулись твари, которых никто и никогда не рассчитывал более увидеть в этом мире, оставляя позади себя лишь покрытые инеем камни. Авроры поспешили вызвать защитников, понимая, что тварей слишком много и они голодны. Невероятно голодны и злы на тех, кто обрек их на заключение. Прекрасно осознавая, что участие в противостоянии обернется для них всех участью, куда худшей, чем смерть, офицеры отдали приказ аппарировать обратно.

- оОо –

Маг стоял в центральном зале разрушенного замка, признавшего его хозяином. И поглаживал гладкую чешую змеи, кольцами повисшей у него на шее, словно диковинное ожерелье. Над головой неспешно кружил ворон. Спустя пару минут птица спикировала на подставленное предплечье мага.

- Что ж, мой Лорд…похоже, времени не остается. Надо спешить.

Ворон каркнул, взлетая с его руки, и вновь начиная кружить где-то под потолком зала. Маг вздохнул, заканчивая последние приготовления. Сейчас или никогда. Иначе авроры спохватятся.

Маг с кривой усмешкой посмотрел на свою ладонь. Где медленно начала наливаться чернотой Руна Демона.

- «Нагайна, уполсси ненадолго. Им ещще рано тебя видетьсс»

- «Да, хоссяин»

Змея ручейком нефти скользнула между нескольких крупных каменных блоков, лежащих на полу, исчезая в темноте. Лорд хрипло и насмешливо закаркал откуда-то сверху. Маг вытащил стилет. Местные щиты пропустят тех, кто будет нужен. Но вспышку магии погасят, не давая уловить ее правоохранительным службам. Так что… Кончиком кинжала колдун очертил Руну, позволив крови стечь по пальцам, и выпустил силу.

- оОо –

Где-то далеко два мага, сидящие в кругу последователей и соратников, стиснули левые ладони в кулаки и зашипели от боли. Многие, особенно молодые, не бывшие прежде Пожирателями, маги смотрели на них в некотором недоумении. Нотт выдохнул:

- Вызов. Нам пора. Всем.

Подхватив давно ждущие своего часа плащи и маски, люди покинули дом. В зоне аппарации они построились кольцом, и двое магов, сосредоточившись на Зове, перенесли разношерстную компанию к месту сбора. Удивление их было безграничным, когда они поняли, что стоят посреди огромного полуразрушенного зала.

- Приветствую вас.

Группа магов вздрогнула, дружно обернувшись на звук голоса. Нотт и Эйвери по привычке опустились на колено.

- Наш Лорд…

- Встаньте. Это ваши…подопечные?

Новые…а может и не совсем… Пожиратели кивнули.

- Сколько среди вас представителей…старой гвардии?

Несколько человек вышло вперед, снимая капюшоны и маски. Маг, до сих пор скрывающийся в тенях, внимательно оглядел всех.

- Господа… Что ж, Кребб, Гойл… Долохов? Я рад, что вы выжили. Забини… Жаль, что с нами нет сильнейших… Собственно, ради этого я вас и собрал. Но для начала… Господа ветераны, я так понимаю, вы готовы принять новую Метку. Не так ли?

Волшебники кивнули.

- Тогда прошу.

Маг вышел из тени. Бело-серебристая прядь сверкнула в неверном свете редких факелов, освещавших зал. Долохов едва слышно выдохнул:

- Люц…

Маг хмыкнул. М-да, бывают и такие вот…умные.

Несколько быстрых движений кинжалом по каждой протянутой ладони, всплеск магии, принимающей безмолвную присягу от явившихся, и вот уже шесть ново инициированных представителей оппозиции зябко кутаются в длинные черные плащи. Демон усмехнулся. О, да. Сейчас их колотит так, будто они голышом выскочили в сочельник на улицу.

- А теперь к самому главному. Прежде, чем связать наше молодое поколение, стоит проверить их в деле.

Старшие как один вскинули брови. Не иначе, как переняли привычку у одного из своих прежних соратников. Маг хмыкнул, пролевитировав к ним пару раскопированных листов.

- Это план Азкабана. После восстановления пара галерей верхних уровней чуть изменилась, но…это уже мелочи. Всех тварей на сегодняшний день, как вам известно, согнали на Нижний уровень, запечатав их там. Меня поражает беспечность Министерства, сохранившего жизни нашим пойманным друзьям, но сейчас нам предстоит воспользоваться этим против них же. Наши товарищи – на преднижнем уровне. Там все же ощущается присутствие дементоров. Поэтому… - маг картинно взмахнул палочкой и перед Пожирателями материализовался столик с пузырьками. Их было маловато, всего около двадцати, но и этим они должны обойтись. - …Усовершенствованное зелье, ослабляющее влияние дементоров.

Пожиратели переглянулись. Такого они не ожидали. Демон прищурился.

- Не сомневайтесь в моих действиях! – маг грозно рыкнул на разом присмиревших последователей. – Сейчас не время... Но вы получите свое порицание после рейда! Итак, далее. Вот здесь… - на планах загорелись яркие белые точки - …наиболее удобное для аппарации место. Два амулета, скрывающих след аппарации.

Перед магами в воздухе повисли браслеты из потемневшего серебра. Долохов и Эйвери, переглянувшись, натянули их на запястья. Нотт благоразумно отошел в тень. Он был куда слабее этих двоих и прекрасно это понимал.

- Отлично. Вы ведете аппарацию. Две группы. Входим вместе. Первая, в которой будут все наши молодые друзья, под патронажем… Нотта, идет по верхним этажам, осматривая камеры. Охрану снимайте, как хотите. Первый этаж зачищают имеющие Метку. После чего идем вниз. И запомните, мы должны уложиться до трех часов ночи. Сейчас…половина первого.

Сверху раздалось карканье, и Демон машинально подставил руку. Недоуменно переглянувшись, Пожиратели встретились взглядами с алыми глазами огромного ворона. Маг погладил птицу, шепча так, чтобы никто ничего не услышал:

- А ты, мой Лорд, полетишь с нами. На всякий случай.

Продолжающие поглаживать птицу пальцы Демона казались снежно белыми на фоне иссиня-черного оперения. Ворон важно кивнул, заставив Пожирателей вздрогнуть. Нотт, поразившись собственной смелости. Поинтересовался:

- Это фамилиар Силы?

- Нет, Духа. – Отрезал Демон, подкинув птицу вверх. – А теперь…есть ли вопросы по существу?

И опять осмелел Нотт:

- Почему сейчас?

- Вы уже видели статью об…очередном пророчестве? Министерство еще не усилило патрули у Азкабана, но, подозреваю, это событие весьма близко. А сейчас нас там никто не ждет. Нас слишком мало, чтобы рисковать впустую. Легче поспешить.

Пожиратель кивнул, после чего рискнул спросить еще:

- А почему мы должны успеть до трех?

В голосе Демона сквозила насмешка:

- Не думал. Что ваши разумы настолько атрофировались за время вынужденного бездействия. За два часа сова из Азкабана может долететь до Аврората и поднять тревогу. Я уповаю на то, что мой Спутник сможет поймать всех посланниц, но опять таки, лучше не рисковать.

Демон осмотрел свой отряд. Не скрытые масками лица молодняка, чаще всего – наследников прежних бойцов, заливала зеленоватая бледность. Демон хмыкнул:

- И еще…Нотт, надеюсь, ты знаешь успокоительное заклятие. Боюсь, времени варить зелье для наших детишек уже нет. А сейчас – в путь, господа. Азкабан ждет.

- оОо –

Драко Малфой с хриплым криком проснулся у себя в квартире, понимая, что происходит что-то страшное. Все тело заливала непонятная боль. Мышцы то и дело прихватывало судорогами. Блондин, тихо постанывая, встал с кровати в поисках обезболивающего и зелья Сна-Без-Снов.

Последние несколько дней его то и дело мучили кошмары. И зелье от них почему-то почти не спасало. Единственный эффект, которого ему удалось от него добиться – он не запоминал то, что видел.

Вот и сейчас в памяти осталось лишь смутное расплывчатое ощущение страха, намек на кровь и смерть, но не более того. И темнота. Пугающая, полная ледяного холода и криков. Это было самым ярким из всех ощущений и именно его хотелось забыть.

Молодой маг потряс головой, решил, что самым лучшим способом избавиться от кошмаров будет принятие душа… И отправился в ванную.
Стоя под обжигающе горячими струями воды он безуспешно пытался вытравить из души и тела поселившийся там пронизывающий холод. Однако с каждой проходящей минутой он понимал, что это бесполезно. Холод наоборот лишь ширился. Заполняя все новые и новые закоулки души, о существовании которых он и сам прежде не подозревал.

Протянув руку, он взял флакон с гелем. Взгляд рассеяно скользнул по коже. Флакон выпал из ослабевших пальцев, а маг осел на пол душевой кабинки, неверяще глядя на предплечье.

На светлой коже отчетливо, пусть и очень бледно, проступил ненавистный символ Мрака. Юноша завыл, закрывая лицо ладонями. Он не хотел этого… Подхватив кусочек пемзы, Драко с остервенением принялся стирать с кожи Метку, раздирая ее в кровь и не обращая на это никакого внимания. Рычание перемежалось со всхлипами, тошнотворная боль заполняла все его тело, как совсем недавно, после сна, в нос шибал сладковато-медный запах свежей крови, струившейся по предплечью, но ему было все равно. Его целью стало стереть, уничтожить. Забыть.

По общежитиям раздался сигнал тревоги. Юноша, почти потерявший сознание от боли, попытался подняться. Голова кружилась, от пара в кабинке было ничего не видно, но ярость помогла парню преодолеть эти несчастные полметра, чтобы распахнуть стеклянные створки.

Проблему можно решить и позже. Наскоро замотав руку найденным в аптечке бинтом, забыв о заклятии, юноша одел боевую форму. Код 001 означал крупную атаку на стратегический объект.

А Метка… Что ж, он всегда может аппарировать, «забыв» о руке. О, да. Если потерять конечность – Метка больше не появится. А руку можно и заменить. Нет ничего незаменимого, кроме мозга.

Его сослуживцы и коллеги, сталкиваясь с блондином в коридоре, в испуге отшатывались от него, стоило им лишь только увидеть совершенно безумную радостную улыбку юноши и маниакальный блеск в серебристых глазах. Юноша же радовался счастливо осенившей его идее и искренне недоумевал, почему его появление вызывает у остальных подобную реакцию.

Ведь правда. Сделал же Лорд в свое время новую кисть своей Крысе, и у Грюма вполне приличная железная нога. А у Драко будет Стальная рука. Непременно! Если только не удастся уничтожить Метку обычным путем. То есть, содрав с руки кожу.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 15.03.2011, 17:12 | Сообщение # 16
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 12.

Несколько мгновений спустя две группы магов стояли на скалистом берегу, перед Азкабаном. Громада черной крепости возвышалась над свинцово-серыми водами готового в любой момент разразиться смертоубийственной бурей океана. Ураганный ветер хлестал по укрытым масками лицам струями ледяного дождя вперемешку с острыми как осколки стекла крупинками льда.

Демон внимательно осмотрел прибрежные скалы, ища след зачарованных лодок, о которых говорилось в книге. Ничего не увидев и поморщившись от осознания этого, маг вытянул в сторону крепости палочку, выдохнув:

- ACCIO лодки!

Разделившись на маленькие группки по четыре человека, Пожиратели переправились на другой берег, неосознанно кутаясь в свои длинные плотные плащи. Это место ни у кого не вызывало приятных ассоциаций.

Молодняк вместе с Ноттом стоял отдельной кучкой чуть в стороне от старой гвардии, с опаской поглядывая как на тюрьму, так и на своих новых соратников. Демон некоторое время разглядывал каменные створки ворот Азкабана, припоминая все пометки. Решив, что он не ошибается, и память его не подводит, маг позвал:

- Долохов, Эйвери, после того, как проникнем внутрь – снимаете
защиту из ритуального зала. Вот здесь, – на карте, которую держал Антонин, зажглась еще одна точка. Колдун вскинул брови, но промолчал. – Артефакт, поддерживающий все щиты, в том числе антиаппарационный, это кристалл. Лучше бы его деактивировать, но если не выйдет – уничтожьте. Адское пламя – единственное, что его возьмет. Остальные со мной снимают печати ворот. Следите за заклятиями. Как только они станут текучими – расплетайте. Рвать не рекомендую – может взорваться. Нотт, Забини…мне помнится, вы сильны в подобном? Возьмите в поддержку Кребба и Гойла, заимствуете силу. И да поможет нам Салазар.

Демон подошел вплотную к створкам и кинжалом рассек кожу запястий и ладоней, позволяя крови стечь по пальцам, после чего прижал руки к ледяному камню, покрытому тонким слоем инея. От жара рук иней растаял, образуя влажные пятна, по которым сразу расплылись алые нити, паутиной оплетая камень. Постепенно сеть ширилась, затягивая все большую площадь. Демон стиснул зубы. Камень пил его кровь, принимая его, пусть и неохотно, как наследника. Ладно, все, что ни делается – к лучшему.

Спустя еще пару секунд раздался оклик Забини:

- Мой Лорд, заклятия поплыли. Мы начинаем.

Стиснув зубы, Демон переборол короткую болезненную дрожь, прошедшую по рукам. Маги быстро и слаженно принялись распутывать заклятия. Каждая новая снятая нить вызывала новый приступ боли. Но сейчас было важнее открыть…

Тишина, нарушаемая лишь свистом ветра среди скальных обломков, усеивающих остров, становилась все более гнетущей, пока с протяжным, вызывающим головную боль звоном не лопнул последний из узлов заклятий, опутывавших вход в крепость. Демон с облегчением опустил руки, залечив порезы и очистив их от запекшейся коркой и свежей, выступившей из нанесенных ран, крови.

- Быстро, внутрь. – Демон выдернул из-за пояса фиал с укрепляющим, на ходу опустошив его. Точно такие же он перебросил четверым, помогавшим вскрывать защиту. Судя по побледневшим лицам, это оказалось не лишним. Те удивились, но зелье все же выпили.

Однако маг прекрасно понимал, что скоро этого будет мало, по крайней мере, лично для него. Он истратил слишком много сил на взлом защиты, да еще и создание Меток немногим ранее…

Тем временем они уже приблизились к первому посту охраны. Демон махнул рукой и Кребб с Гойлом устремились к ничего не подозревающим аврорам, а Долохов и Эйвери – в ритуальный зал, коридор к которому начинался прямо из комнаты, где и был расположен пост. Демон сосредоточился на ощущениях. По прошествии нескольких минут со стороны того коридора мелькнула вспышка яркого света, пронесся сильный гул, сменившийся абсолютной тишиной…и в тот же миг щиты над крепостью начали расползаться клочьями, словно пленка масла на воде, в которую добавили уксус. Когда ослаб последний из защитных экранов, самый мощный, Демон кивнул Нотту. Тот, нимало не смущаясь, гаркнул:

- Что стоим, сукины дети?! Живо наверх! Лишних в расход!

Демон хмыкнул. Ну-ну…еще один кивок, и следом за ним устремились пятеро закаленных в боях бойцов. У двери преднижнего яруса, украшенной каким-то идиотским орнаментом из цветочков и костей, их встретила группа авроров. Демон демонстративно потянулся. Старший из группы нарушил угрожающее молчание:

- Кто вы такие, и что вам надо?

- Попробуй угадать. Даю подсказку. Мы носим маски…

- Поганые Пожиратели!

- Ах, какой ты дога-адливый… - протянул с насмешкой Демон. – И с какого же ты факультета такой?

- Да пошел ты! AVADA KEDAVRA!

Демон уклонился от зеленого луча, впрочем, какого-то бледного, как и все его спутники. Остальные авроры до сих пор пребывали в некотором ступоре. Пожиратели разразились издевательским хохотом. Демон хмыкнул:

- Гриффиндор – это диагноз. И не лечится. Тем не менее…

Аврор заревел, запустив в колдунов каким-то странным заклинанием. Демон принял его на щит, отразив в потолок, откуда немедленно посыпались камушки, и впервые за прошедшее время атаковал:

- DERMO LIMA TORUM!

Аврор уклонился от ало-лиловой вспышки, но тот, что стоял позади него – не успел. Жуткий крик прорезал тишину обители боли. Кожа мага сгнивала, разлагаясь прямо на глазах. Тот выл, не прекращая чувствовать все, что с ним происходит, не теряя сознания. Демон наблюдал за ним с легкой улыбкой, невидимой никому под его черной маской. Пожиратели так же не выказывали признаков ступора, с усмешками глядя на ошеломленных авроров и совершенно не пытаясь напасть. Молодые и неопытные бойцы аврората все равно не могли бы противопоставить ничего путного матерым Пожирателям, прошедшим уже две войны и сейчас вступившим в третью.

Спустя минут пять все правоохранители были спеленаты и сложены штабелем возле стены под радостный гогот темных магов. Демон махнул рукой:

- Двое – налево, двое – направо, один со мной по центру и вниз. Всем принять зелье.

- Да, наш Лорд! – эхо пяти голосов заметалось по коридору. Авроры вздрогнули. Одно дело слухи. И совсем другое – реальность.

Разделившись, Пожиратели начали обследовать камеры. Демон прислушивался. Не так давно он осознал, что у него есть связь со всеми прежде носившими метку. Правда слабая, едва уловимая…но она есть. Где-то наверху раздавались хлопки и грохот взрывов. Нет, они конечно блокировали сообщение с аврорами и магами за пределами крепости, но кто-то из находящихся на самом верху мог успеть отправить сову. Время поджимает.

Демон, оглядывая камеры, пришел к выводу, что своих тут нет. Это подтвердил и отправившийся с ним Долохов.

- Пусто. Странно, мне казалось, наших на поцелуй не отправляли…

- Если и отправляли – это нельзя было предать огласке. Ведь на процессах им всем присудили пожизненное на Преднижнем… Скорее всего, если такое и совершили, то по-тихому.

Маг кивнул, соглашаясь. Демон поморщился. Что-то было не так. Он чувствовал…

- Антонин, проверь направление входа на Нижний ярус.

Кивнув еще раз, Долохов быстро обежал сектор, выясняя пути и возможные щиты.

- Защиты, кроме как на самих Вратах, нет вовсе, однако створки замкнуты очень мощно.

- Ну…вряд ли мощнее центральных ворот.

- Мой Лорд, вы хотите спуститься туда? – в голосе Пожирателя мелькнуло истинное беспокойство. За себя или за него?

- Да.

Не добавив ничего более, Демон подошел к Вратам, по пути вытянув кинжал. Его теория подтвердилась при входе, значит, должна подействовать и сейчас. Обернувшись к спутнику, Демон выдал:

- Ты будешь молчать обо всем, что увидишь и услышишь сейчас. Это не обсуждается, – по Метке прокатилась волна магии.

Маг склонил голову. Демон окинул его внимательным взглядом, после чего сосредоточился на своем занятии. И снова кровь как ключ. Обновленные порезы на запястьях закровоточили с удвоенной силой. Набрав алой тягучей жидкости в горсть, маг выплеснул ее с центр рунического круга на одной из створок Врат. Спустя пару минут то же повторилось и с другой створкой. Кровь, попавшая на гладкий полированный обсидиан, растеклась по нему, покрывая такой же паутиной, как недавно и входные ворота. Глубоко вздохнув, маг прижал окровавленные ладони к камню, чувствуя, как под пальцами скользят алые ниточки магической паутины.

- «Именем насследника прошшу впусститьсс меня в ссердссе крепоссти ШШнецса Душш»

По камням волной разошелся яростный жар. Инкрустированные черной сталью руны начали плавиться. По коридору поплыл запах паленого камня. Прорезавшаяся между казавшимися прежде одним целым створками щель засветилась мертвенно-зеленым светом Авады, постепенно увеличиваясь. Демон чуть пошатнулся. Как ни странно, Долохов это заметил:

- Вы в порядке, мой Лорд?

- Да, Антонин. Примитивная, но весьма мощная защита.

Маг кивнул, принимая объяснение. Тем временем из приоткрывшихся Врат пахнуло арктическим холодом. Быстро прикинув, Демон скомандовал:

- Еще порцию зелья и держи Патронуса. Нужно проверить уровень.

- Но…

- Я С-С-СКАЗ-САЛ, НУШ-Ш-ШНО, ДОЛОХОВ!

- Да, мой Лорд!

Из облака серебристого тумана сформировался неуклюжий и тяжелый медведь, переваливаясь отправившийся навстречу дементорам. Ударами лап он расшвыривал черные тени, сунувшиеся в проход.

Демон, не раздумывая, выставил мощный щит на сознании, на какой только был способен. Тяжелые воспоминания отошли на второй план, но совсем не исчезли. Маг поморщился и двинулся вперед, освещая путь мощным Люмосом. Вдалеке раздался тихий стон, усиленный эхом пустых коридоров, сменившийся плачущим воем. Маг прислушался к себе, пытаясь определить, сколько человек внизу.

- Долохов, здесь, если не ошибаюсь…пятеро. Их надо забрать.

- Да, мой Лорд. – Голос Долохова прозвучал как-то… удовлетворенно. У Демона сложилось впечатление, что он узнал того, кто стонал и выл.

Разделившись, они двинулись каждый в свою сторону. Спустя пару десятков пустых камер Демон пожалел, что поступил столь опрометчиво. Если он сейчас вызовет Патронуса, сил не останется вовсе. И зелья он с собой не прихватил…

Впереди послышался шорох. Маг, плюнув, сотворил диагноста. Тот показал, что впереди трое, мужчин, истощенных, но живых. Значит, у Долохова двое. Отлично…

На уровне раздался взрыв. «Нашел». Демон подобрался к занятым камерам. Отсутствие дементоров настораживало, но тем не менее, способствовало скорейшему завершению операции.

В свете Люмоса маг разглядел на полу трех камер неестественно худые…тела. Если бы не диагност, он бы засомневался, что они живы. Но так… Нет… Определенно, это слишком жестоко. Наверняка птичий Орден постарался.

Три взмаха. Высшие отпирающие чары не помогли. Ну и Мордред с ними. Гулкую тишину уровня разнесли в клочья три взрыва. Пленники, прикрытые щитами, чуть приподняли головы, пытаясь различить в облаках пыли силуэт своего спасителя. В последнем они и не сомневались. Ну, кто еще будет взрывать стены?

Демон изучил их не менее тщательно. Глаза не пусты, и то хорошо. Не спятили. И возможно, достаточно быстро оклемаются. Вот только… Демон, рассмотрев, кого именно он вытаскивает, хмыкнул:

- Так-так-так… Господа Лестранжи… Лорд Малфой… Что ж…вам очень повезло, что вы живы. А сейчас…

Вытащив из-за пояса, специально для этих целей созданного, три флакона с укрепляющим и столько же с противодементорным, Демон не церемонясь, влил зелья в глотки пленников. Через пару минут маги, правда, немного пошатываясь, смогли встать.

- Вы кто?

- Демон. Позднее вам все объяснят ваши товарищи. Сейчас на выход, господа. К свободе.

Малфой нашел силы съехидничать:

- Визенгамот признал свою ошибку, Демон?

- С-скорее, Люциус-с, он допус-стил их с-слиш-шком много!

Тихое шипение, приправленное волной магической ненависти, привело освобожденных в состояние легкого ступора. Демон поморщился:

- Ну! Живо на выход! Или решили тут ос-статься?!

Маг, больше не задерживаясь, двинулся к выходу. Впереди замерцало серебристое сияние Патронуса Долохова. Демон сосредоточился. Нет, все, кажется, больше никого. Позади Пожирателя маг различил две спотыкающиеся фигуры. Вытащив по два флакончика на каждого, Демон протянул их Антонину. Пленники были в таком жутком состоянии, что Демон не мог с уверенностью сказать, кого освободил мужчина:

- Кто, Антонин?

Немного срывающимся голосом маг ответил:

- Р-розье и… и…

- И кто, Антонин? – тон был обманчиво мягким. Долохов ответил едва не шепотом:

- И Б-белла, мой Лорд.

Трое стоящих позади Демона вздрогнули, услышав обращение. Демон хмыкнул:

- Со мной, помимо Люциуса, тоже двое… «призраков».

- А…

- Рудольфус и Рабастан.

- О…мой Лорд… - на большее слов Пожирателя просто не хватило.

- Наверх. Времени в обрез. Подозреваю, Аврорат уже в курсе происходящего. Наши друзья наверняка уже спасли всех, кого могли.

Долохов кивнул, усиливая Патронуса, и двинулся к Вратам. Бывшие заключенные поковыляли следом, стараясь, все же, двигаться быстрее. Переглянувшись, Демон и Антонин вскинули палочки, произнося формулу сложной левитации. Пятеро магов безвольно обвисли в магических арканах.

На полпути Долохов неожиданно вскинулся:

- Мой Лорд… Врата…

- Оставим открытыми… В подарок.

Возле входа их уже ждали все остальные.

- Какие успехи, друзья мои?

Нотт, уже принявший отчет младших, бодро отрапортовал:

- Пятнадцать боевиков и двадцать восемь охотников, мой Лорд.

- Отлично. Это все с верхних этажей?

- Да, мой Лорд.

- Эйвери… Что у вас?

- Восемь старших, мой Лорд.

- И ВС-СЕ?! – в голосе Демона звучала нескрываемая ярость.

- Д-да, мой Лорд… Других нет. Либо они еще где-то, либо…

- Яс-сно… Долг растет, госпожа министр! Возвращаемся в Замок. Готовьтесь к аппарации.

Кто-то из младших пискнул под руку:

- Прямо здесь?

- CRUCIO! Не с-смей влезать в разговоры Круга, щ-щенок! – прошипел в ярости Демон, не сумев совладать с эмоцией.

Паренек, лет около двадцати, упал на пол, извиваясь от адской боли и дико воя. Спустя несколько секунд Демон отвел палочку.

- Нет, не прямо здесь. Дезактивация артефакта сняла антиаппарационный щит с территории вокруг замка. Из помещений – не получится, а вот от ворот… теперь пожалуйста.

Молодые подхватили всех пошатывающихся от слабости освобожденных, поспешив выстроиться в два круга у ворот. Два амулета, как и прежде, держали Нотт и Долохов. Снаружи поднялся сильный ветер. Демон еще раз внимательно прислушался, удостоверяясь, что забрали всех.

Вскинув палочку, маг выкрикнул в темное ночное небо, затянутое низкими тучами:

- MORSMORDRE DEMONICUM!

В свете вспыхнувшего в небе немного видоизмененного Смертного Знака Пожиратели разглядели на другом берегу несколько больших отрядов авроров. Молодняк заулюлюкал и сделал пару неприличных жестов в их сторону. Демон переглянулся с Кругом и, поморщившись, скомандовал:

- Уходим.

С хлопком группа Пожирателей исчезла.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 15.03.2011, 17:13 | Сообщение # 17
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 13.

Почти сотня человек материализовалась в разрушенном зале древнего замка. Демон внимательно осмотрел всех спасенных и спасавших:

- Младшие.

Двадцать или около того человек в черных плащах и оскаленных черепах-масках вышло вперед, опускаясь на одно колено.

- Что ж… я готов принять вас, как своих воинов. Но помните – теперь Метка – иная. Думаю, вы знакомы с историей прошлой войны…так вот, я учел ошибки. Отныне двойных, тройных и прочих агентов среди вас не будет. Магия не позволит.

Молчание стало ему ответом. Демон прищурился:

- Вы так уверены в себе? Готовы промолчать…ну-ну… В любом случае…я предупредил. Руки.

Поскольку эти молодые маги не являлись предполагаемой элитой нового движения Пожирателей, их Метки должны были быть несоизмеримо проще, хотя и включали в себя обязательный элемент подчинения, связи и контроля. Те же, что теперь были на руках старой гвардии…ладно, пусть будет Круг, все слишком привыкли… - они куда сложнее, гораздо более функциональны. Вплоть до возможности объединять силы… Именно это обстоятельство позволило измотанному в целом магу собрать столько сил, сколько было необходимо для вплетения в магию молодого поколения этих печатей.

Стиснув зубы и сосредоточившись на последних резервах, Демон быстрыми четкими движениями очертил привычную уже Руну Демона на ладонях молодого поколения.

- С сегодняшнего дня вы – боевики, достойно прошедшие испытание Азкабаном. Свободны.

С поклонами новообращенные аппарировали прочь. Демон повернулся к оставшимся.

- Думаю, я могу кое-что вам пояснить. Метка эта напрямую связана с нервной системой. Прежняя имела с ней лишь опосредованную связь. Поэтому в случае предательства, малейшего поползновения к оному…поверьте, вы будете молить об Аваде. А сейчас самое главное – привести всех спасенных в нормальное состояние. Сколько у вас есть убежищ?

- Три, мой Лорд. – Долохов задумчиво пожевал губу. – В одном из них мы можем относительно безопасно укрыть около двадцати человек, в другом – еще десяток… третье занимаем сами. Вместе с молодняком… Не представляю, куда спрятать еще два с лишним десятка…

- Отберите человек пятнадцать посильнее. Они помогут здесь и здесь же и останутся. Остальных по трое-четверо раскидайте по всем трем точкам. Вы сами останетесь здесь. Необходимо восстановить Замок, тогда он сможет вместить всех нас. Для того и предназначен. Ну и конечно, те, кого мы вынули из ада, тоже останутся здесь. Их опасно аппарировать еще раз. Постарайтесь достать все необходимые зелья.

Самым прагматичным оказался едва стоящий, но достаточно пришедший в себя Люциус:

- Наши состояния арестованы. Не так ли?

- О, да. Но и Министерство до них не добралось.

- Вот как? – в голосе блондина мелькнуло неподдельное изумление.

- Была и есть возможность перекрывать воздух зажравшимся предателям. Гоблины весьма лояльны…ко мне. Особенно последнее время.

В глазах аристократа, каковым он оставался даже сейчас, спустя полтора года после заключения, мелькал невысказанный вопрос. Не меньший, чем у других. Демон едва слышно хмыкнул.

- Возможно, позднее я смогу посвятить вас в детали плана. Но не сейчас. Вы должны оклематься после всего произошедшего. Сейчас…отправьте из замка всех лишних. И поживее.

Пожиратели поклонились и отошли, стремительно распределяя, кого и куда поселить. Демон посмотрел на пошатывающихся «особо опасных». А иначе, зачем их было отправлять на запертый уровень. И вообще, как их там кормили? Решив, что этот вопрос можно обдумать позже, маг припомнил, сколько гостевых покоев в правом крыле. Выходило, что примерно пятнадцать или около того комнат находятся в относительно приличном состоянии. Вот туда их и отправим.

- Господа, вы можете передвигаться?

Четверо мужчин немного неуверенно кивнули. Единственная дама, кажется, не воспринимала происходящее. Демон подошел ближе. Приподняв ее голову и вглядываясь в глаза. Осмотр и легкое касание мыслей подтвердили его опасения.

- Мордреда вам в братья…

- Мой Лорд? – в голосе Рудольфуса звучало неприкрытое опасение. Демон поморщился:

- Она не в себе. Сильнее, чем в прошлый раз. Гораздо сильнее. За мной, я покажу ваши новые покои.

Подхватив обмякающее женское тело на руки, маг двинулся от Зала в сторону спален. На этом этаже было восемь комнат. Отлично. Наверх им идти не придется. Хорошо так же, что мебель в комнатах, старинная и добротная, была под чарами сохранения.

Показав мужчинам их комнаты, маг отнес Беллу в следующую. Влив ей еще одну порцию укрепляющего, Демон позвал:

- Лорд!

Появившийся спустя рекордно короткий срок ворон получил наказ лететь на Темную Аллею, доставить очередной бланк заказа Боргину. Сейчас перед ним стояла почти непосильная задача – попытаться вернуть разум красавице из рода Блеков. А пока его нет…

- оОо -

Рывок порт-ключа – и он стоит в прихожей своего лондонского дома. Глубоко вздохнув и пересилив приступ накатившей слабости, маг поднялся в спальню. На ходу сбрасывая плащ и маску, он потянулся к прикроватной тумбе, вытащив голубоватое зелье. Жгут привычно перетянул плечо.

Укол, вспышка огненной боли в венах, замирание сердца – и облегчение. Маг стиснул зубы, пережидая, пока схлынет волна необузданной силы, затопившей тело и разум. Пусть будут сутки боли, сутки паралича. Пусть. Но сейчас он жив. Он может чувствовать, дышать, вершить суд.
Стоя под горячими струями душа, маг ловил капельки воды пересохшими губами, прозрачные ручейки сбегали по бледной до фарфоровой прозрачности коже, покрытой застарелыми и достаточно свежими шрамами, сейчас порозовевшими от жаркого пара.

Через полчаса маг вышел из душа, чувствуя себя разбитым. Все тело пронзала слабая, неприятная боль, незнакомая, но настораживающая. Такого не должно было быть…

Аккуратно ступая босыми ногами по влажному кафелю, маг подошел к высокому, от пола до потолка, зеркалу в легкой металлической раме. Гребнем сосредоточенно расчесал длинные, до середины спины, густые чуть вьющиеся от воды волосы.

Взгляд невольно зацепился за знак миновавшей его каким-то чудом смерти – серебристо-белые, поседевшие пряди на висках и по центру лба, светящиеся в его иссиня-черной шевелюре словно полосы лунного света.

Кончиками пальцев маг коснулся грубого рубца на скуле, тянущегося до самого уха.

- Мерлин… Почему? Почему моя жизнь превратилась вот в это? За какие грехи?

Горький шепот был едва слышен, перекрываемый звуком бегущей воды. Ладони оперлись о хрупкую поверхность зеркала, словно в попытке ощутить тепло от собственного отражения. О, сколько бы маг отдал, чтобы только не видеть своего отражения. То, что представало его взору – нет, не пугало. Но свидетельствовало обо всем, что довелось пережить и испытать.

Яркие изумрудные глаза, радужка которых с недавнего времени обрела кроваво-алую окантовку, встретились с собственным отражением, утопая в боли и ненависти к самому себе, маг с глухим стуком ударился головой о зеркало, не разрывая зрительного контакта с зазеркальным собой. По щеке, зацепившись за неровную линию шрама, сбежала одинокая горькая, как полынь, слеза – прощание с прошлым. Теперь перед ним новый путь.

- оОо –

Маг вернулся в Замок спустя пару часов. Легкая боль во всем теле продолжала терзать его. В сознании то и дело мелькала какая-то мысль, но ему никоим образом не удавалось схватить ее за хвост.

Как ни странно, четверо спасенных Пожирателей вместе с товарищами, уже принявшими новые Метки, сидели в зале на трансфигурированных, судя по всему, из камней, стульях, решая, как быть дальше.

- Ну-с, господа, вижу, вы настолько оправились, что уже готовы строить стратегии грядущих…операций, не так ли?

Долохов, поправив рукой стянутые в хвост волосы, ответил:

- Не совсем так, мой Лорд. Ни у кого из спасенных нет палочек…

- Я знаю. Они в Гринготтсе.

- И… - спохватившись, маг поспешил добавить, - мой Лорд?

- Мы вернем их. Подозреваю, правда, что там нет именно ваших палочек, Люциус, Рудольфус, Рабастан, Адам. И еще там наверняка нет палочки Беллы. Боюсь, вам придется приобретать новые. Хотя… что ж, это еще предстоит проверить… - маг на некоторое время погрузился в собственные мысли. Потом встряхнулся, обращаясь к колдунам: - Итак, вы готовы принять метки, как и ваши товарищи, или некоторое время присмотритесь к обстановке? – в голосе звучала прекрасно скрытая, но интуитивно уловимая насмешка.

Люциус некоторое время всматривался в глубины капюшона Демона, словно стараясь понять, кто перед ним, потом ответил:

- Не могу сказать. Что мне приятна мысль о новой войне, но… у меня нет иного выхода. Я согласен. Лишь один вопрос… - дождавшись кивка, маг продолжил: - Прежний Лорд стремился к полному уничтожению магглорожденных и отказа от смешения двух миров. Мне уже успели поведать, что вы вполне осознаете, чем это грозит, и вы не кажетесь…невменяемым. Так в чем же суть ВАШИХ идей?

Демон склонил голову на бок, задумавшись. Сколь многое можно раскрыть. После чего вздохнул. Если он не хочет повторять ошибок – придется открыть карты почти полностью.

- С момента Последней битвы, как ее радостно нарекли обыватели, прошло полтора года. Не могу сказать, что в ней погибло много людей, но…потери все же были с обеих сторон. Кстати, все кроме лорда Малфоя, спасенные с Нижнего уровня, считались мертвыми. Вам очень повезло, что мы заглянули туда. Но я отвлекся. Последнее время Министерство стало допускать слишком много ошибок. Его политика… Общество распадается. Если прежде хранились хоть какие-то традиции – сейчас они фактически вне закона. Магам запрещено пользоваться родовой силой, детей в школах больше не обучают высшей магии. А знания имеют свойство пропадать, растворяться во времени слишком уж быстро… Сейчас все, что накоплено веками, является достоянием Министра и ее ближайшего окружения. Библиотеки сильнейших родов, в том числе Лестранжей и Малфоев, в ведении Министерства. Те же, кто способствовал воцарению нового строя, просто выкинуты на задворки жизни либо уничтожены, кроме, может, считанных единиц. Да и за теми ведется постоянный, неусыпный контроль представителями новосформированного отдела Внутренней Безопасности. Хотя, они этого и не замечают. Магия, по большей части, умирает, общество волшебников откатывается все дальше назад, теряя нажитое за века. Хотя… Если честно – лично мне плевать на общество. Для меня на данном этапе движущая цель – месть. Месть тем, кто посмел сломать мою жизнь и жизни некоторых других. С вами, а я подозреваю, что вас не меньше моего привлекает возможность поквитаться с зажравшимися чиновниками и аврорами, это вполне достижимо. А для этого нужно уничтожить тех, кто вообразил себя всемогущими Творцами.

Некоторое время Люциус молчал, переваривая полученную информацию, после чего рискнул поинтересоваться:

- Во-первых, почему вы вдруг это рассказываете? А во-вторых, что будет после свершения мести?

- Вопрос был задан, я просто дал ответ, насколько сумел, правдивый. – Демон хмыкнул, и тут же поморщился, ощутив новый приступ боли. Да что же это такое?! – Я уже сказал, что желаю исправить допущенные ранее ошибки. Ошибкой же моего предшественника было неадекватное ситуации утаивание информации. Многого можно было избежать, знай вы чуть больше. А после… есть два варианта. Я распущу орден, освободив вас от Меток, либо возьму управление в свои руки. По мере совершения мести это станет более ясным. В конце концов, как бы ни было мне безразлично общество, я его часть, в той или иной мере.

В зале повисло молчание. Все маги прикидывали, как сложится будущее в подобном аспекте. Эйвери поднял голову:

- Мой Лорд, а методы?

Демон хохотнул с некоторой толикой безумия в голосе:

- О, мои методы… Я ведь предупреждал. Они не будут столь уж сильно отличаться от прежних. Людей можно обратить в свою веру либо проповедями, либо огнем и мечом. Мне предпочтительнее второе, ненавижу произносить пламенные речи.

Эйвери, взглянув в темноту капюшона, откуда светились багровые точки глаз Демона, поежился. Люциус, еще раз смерив мага взглядом, опустился на колено и протянул левую руку. Демон прищурился, глядя на потемневшую вену там, где прежде была другая Метка. Спустя пару минут перед ним преклонили колени оставшиеся трое спасенных. Четыре мощные вспышки магии, короткая режущая боль… Колдуны, чуть пошатываясь, поднялись на ноги, вновь вернувшись на занимаемые стулья. Демон взмахом палочки расчистил каменный трон, усевшись на него. В конце концов. Теперь это его законное место.

Новые Пожиратели обсуждали между собой возможности связаться с коллегами из других стран, избежать возможного ареста, достать новые палочки… Сам же Демон старался перебороть очередную вспышку боли, гораздо более сильную, чем прежде, огненным кнутом стегнувшую по телу. Не сдержавшись, он едва слышно зашипел сквозь зубы. «Да что такое! Почему? Неужели началась отдача зелья?! Это невозможно. Слишком рано и слишком сильно… И почему столь странное ощущение, словно... »

- ТВОЮ МАТЬ! - Осознание происходящего пришло резко и совсем неожиданно. Казалось, сам Замок дал подсказку, воскресив в памяти строки впустившего его сюда заклятия.

Маг, под изумленными и немного испуганными взорами своих Пожирателей, на всякий случай втянувших головы в плечи, вскочил со стула, быстрым шагом подойдя к каменному завалу в другой стороне зала. Не обращая ни на что внимания, полностью поглощенный идеей, маг позвал:

- «НАГИНИ!»

Вызвав шокированный вздох у сидящих колдунов, из груды камней просочилась огромная антрацитовая змея:

- «Да, хоссяин?»

- «Сскашши, ты чувсствуешшь Тома?»

- «Нет, хоссяин, я вернулассь, но моя ссвяссь сс ним перекрыта моей ссвяссью сс тобой…»

- «Плохо… Ссовссем ничего?»

- «Ну… - змея задумалась, трогая воздух раздвоенным язычком. Казалось, на тоже ищет в разуме следы прежнего господина, постукивая кончиком хвоста по камням пола. - …воссмошшно…ССТОЙ!»

Последнее восклицание змеи было невероятно громким для шипения, болезненно резанув по ушам тех, кто слышал его. Чешуйчатое тело в коротком рывке обвило фигуру хозяина крупными кольцами. Клиновидная голова зависла прямо перед лицом мага, заглядывая в скрытые магией глаза:

- «Ссними иллюссию и щщиты, хоссяин. Мешшают!»

Кивнув, маг сдернул маску и капюшон, разрушая морок и встречая немигающий взгляд рептилии. Две пары изумрудных глаз, одни из которых сияли алым кольцом вокруг радужки, скрестились в попытке отыскать истину. Во все стороны хлынул неконтролируемый поток магии. Маг поморщился, чувствуя короткие болезненные сокращения мышц глаз и перебарывая желание моргнуть.

Слой за слоем падали щиты, обнажая, как Демону казалось, давно уже исчезнувший канал связи, слабо пульсирующий отдаленной чужой болью. Лоб полоснуло ледяным клинком, и что-то горячее потекло по коже лица. Нагини стиснула кольца сильнее, почти касаясь своим лбом, на котором горела мертвенной зеленью неожиданно появившаяся Руна Демона, лба хозяина:

- «Он шшив! Хоссяин, его надо оссвободитьсс! Сскорее!»

- «Да, моя Нагини. Это необходимо. Он тошше посстрадал, как вссе мы… Эта боль – тому подтвершшдение» - мелькнула непрошенная мысль «Надеюсь только, он не решит довести дело до конца… Нам предстоит долгий разговор, если сможем…» Оборвав себя на этом месте, маг выкрикнул вверх срывающимся хриплым голосом:

- ЛОРД!

На подставленную руку камнем упала огромная черная птица.

- Лорд, ищи Тома. Быстрее. Ему плохо!

Ворон сорвался с руки, свечой взмывая вверх, чтобы вылететь из Замка через один из разбитых витражей, за которыми медленно разгорался рассвет, сбросив однако, предварительно с шеи крохотный кулон на тонкой цепочке. Надо же, достал. Маг повернулся к Пожирателям…и досадливо сплюнул. «Салазара вам в душу и Мордреда в братья!»

Первым со своего места поднялся Люциус:

- Поттер?!

- Нет, Люциус. Давно уже нет…

- Почему? Как-то странно видеть тебя здесь… - волшебник повел рукой вокруг себя, - …с нами.

- Люциус, я не Поттер. Я в полной мере перестал быть им полтора года назад.

- Что ты под этим подразумеваешь, Поттер?

- Я не Поттер, Люциус. И даже не Гарольд. Зови меня Демон, если уж так повелось. А что подразумеваю… Кто как не потомственный аристократ, увлекающийся темной магией, должен понимать причины?

- И все же? Слишком многое я упустил, По…Демон, пока сидел в Азкабане…

- Позволь мне отложить все объяснения на потом, Люциус. Есть более серьезная проблема, чем твое непонимание.

В беседу вклинился Долохов, как один из самых разумных в этой компании.

- Мой Лорд… - Демон несколько удивленно приподнял бровь, - а…что означала ваша просьба ворону? Это…то, что я думаю? – в голосе были одновременно доля беспокойства, надежда… и уважение?

- Если ты думаешь о Томе Марволо…то да.

- Он… жив?! – вопрос прозвучал с откровенным страхом с нескольких сторон.

- А почему нет? – На лице Демона расползлась жестокая насмешливая улыбка. – Посмотрите на себя, родимых.

Во взглядах Пожирателей мелькала паника. Демон язвительно расхохотался:

- Думаете, он вас уничтожит за то, что вы сменили хозяина?! Глупцы.

- И почему же вы считаете иначе? Мой Лорд?

- Тому есть две причины, друзья мои. И ни одну из них я разглашать пока не намерен. Не раньше, чем смогу с ним поговорить. – В сознании забилось какое-то предвкушение и стремление. Мелькнул образ силуэта ворона в бойнице. И боль, словно от многочисленного круциатуса. – Он нашел его. Теперь остается только ждать. Готовьте помещение. Он серьезно пострадал.

Развернувшись, Демон поспешил в комнату, где спала Белла. Необходимо было одеть ей амулет, принесенный Лордом.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Dark-MessiahДата: Вторник, 15.03.2011, 18:41 | Сообщение # 18
« »
Великолепно! У меня просто слов нет happy Жду проды)))))
 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 15.03.2011, 20:22 | Сообщение # 19
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 14

Белла так и не проснулась, когда он едва касаясь ее волос и кожи, застегнул на шее тонкую цепочку. Будем надеяться, амулет Сознания ей поможет. Иначе в Замке будет обитать неуравновешенная психопатка. Сейчас ему следовало подготовить все к приему нового жильца. Только вот проблем с ним будет… не оберешься…

Первое место, которое ему следовало посетить – библиотека. Во-первых, все освобожденные нуждались в срочной медицинской помощи, однако это еще не проявилось. Демон прекрасно осознавал, что время, проведенное в таких условиях, не могло не сказаться на всех, кого удалось вытащить из тюрьмы. Пусть младшие, те, кто сидел на верхних этажах, пострадали не столь сильно, даже можно сказать, почти не пострадали, но… Тряхнув головой, маг подошел к стене, шипя формулу допуска.

В потайной секции библиотеки он нашел книгу о целительстве – он помнил, что видел ее в прошлый раз. Что ж… посмотрим, что можно сделать в сложившейся ситуации… Главное теперь - не пропустить сообщение Лорда.

- оОо –

Гермиона устало протерла глаза. Аналитики уже три часа без сна и покоя пытались вывести возможные варианты того, КАК Темному Лорду удалось выяснить столь многое об Азкабане. Оперативники сбились с ног, прочесывая ряды сотрудников на предмет разглашения секретной информации, но так ничего и не добились.

В Отдел ввалились серые от усталости Рон и Драко. Гермиона подняла на них обведенные темными кругами глаза:

- Что нового?

- Ничего. – Блондин с размаху упал на свободный стул и закурил. – Такое чувство, что Лорд все узнал методом провидческого озарения, ни больше, ни меньше. Никто не представляет, как можно было так быстро выяснить все подробности существования крепости. НИКТО, слышишь, НИКТО! из тех, кому хоть что-то известно, не имел внешних контактов за последние полтора месяца. Они вообще безвылазно находятся либо здесь, в Министерстве, либо у нас, в Аврорате.

Рон покачал головой:

- Это странно, Герми. Такое чувство, будто они как приклеенные сидели на своих местах. Но и память им не чистили. Ни следа чужого присутствия в сознании. Это бред, понимаешь… физически невозможно.

- Это точно? Никаких следов… А что насчет зелий?

- Лаборатория уже работает с образцами их крови. Спустя пару часов анализы будут у нас на руках. Грюм рвет и мечет… Спецотряды пытаются зачистить от дементоров территорию возле крепости, загнать тварей обратно под землю, где им самое место, но Врата открыты кровью Наследника, и запереть их снова…

- Наследника? А, ну да, конечно… Он же у нас Слизерин, чтоб ему с драконом поцеловаться…

- Вот-вот… - Драко глубоко затянулся, пытаясь привести мысли в порядок. – Он единственный наследник Рода, а значит, по праву – владелец этой гребаной крепости… хорошо хоть, он этого в прошлые войны не знал, иначе Поттер не смог бы его одолеть… Теперь – точно не сможет… Он вошел в наследие.

- А что насчет банка?

- Гоблины молчат. Как всегда. Только знаешь… - Драко замолк.

- Что? – Гермиона прищурилась. Рон глубоко вздохнул:

- Один из них, когда мы уже уходили, сказал кое-что, словно подсказку, но мы ее не поняли…

- Да что он сказал, МАТЬВАШУ?! – Грейнджер сорвалась на крик, заставив всех в Отделе поднять головы и посмотреть на беседующую в кабинете за стеклянной перегородкой троицу. Стиснув зубы, девушка махнула рукой, мол, все нормально, шепотом выдав. – Так ЧТО он сказал, Салазара вам в душу?!

- Он сказал: «Вы сами в этом виноваты»

- То есть? – девушка закашлялась. – Мерлин, Драко, убери эту дрянь, дышать невозможно!

Блондин пожал плечами, и взмахом палочки удалил сигарету, наложив освежающее воздух заклятие.

- Спасибо. Это все, что они сказали?

- Это не просто все. Понимаешь, группой руководил не я… - Драко придирчиво изучал ухоженные руки. Он так и не избавился от аристократических привычек. – В этот раз верховодил Спенсер, а он…ну, не придурок, но ограничен. Мы с Роном уходили последними, и это было сказано нам в спину. Словно только мы и должны были это услышать. Мордред, ненавижу!

Рон заржал, похлопав ладонью по столешнице.

- Ничего, привыкай. Мы с таким сталкивались в течение семи лет, особенно последний год обучения в школе… или не совсем последний, точнее, не совсем обучения, в смысле… - Рон, запутавшись, умолк и опустил голову. Гермиона с улыбкой посмотрел на порозовевшие уши. Кое в чем ее друг так и остался ребенком. Драко хмыкнул:

- Да уж… о вашем отсутствии тогда столько слухов ходило… Помнится, Снейп полгода гонял авроров, даже и не пытавшихся толком вас искать…
Все трое умолкли. Беседа как-то странно ушла совсем не в том направлении, в котором планировалось. Кашлянув, Гермиона перевела разговор к прежней теме, хотя где-то в груди скребанула застарелая боль:

- Так что с гоблинами и сотрудниками?

- Да все, собственно… - Рон поправил растрепавшийся хвост. Он не так давно взялся отращивать волосы, и теперь они, даже собранные в хвостик на затылке, постоянно топорщились. Точно как у Гарри когда-то… Сердце Гермионы снова заныло. Драко же задумался, чтобы спустя несколько мгновений выдать:

- А вам не приносили записи памяти допрошенных?

- Да, приносили…а что?

- Мне кое-что почудилось, когда я проверял одного из них… М-мм… Кажется, Стивен Бейм. Ты не могла бы ее найти, если они у вас?

- Сейчас, погоди… Слушай, а чего ты в аналитики не пошел? – последний вопрос был задан на ходу, с задумчивыми интонациями. – Ты бы многого добился на этом поприще…

- И быть под началом магглорожденной, пусть даже такой умной, как ты? Моя гордость не перенесла бы подобного… - протянул Малфой в своей излюбленной манере. Рон фыркнул. – А потом, долен же хоть один умный оказаться и среди оперативников, как думаешь?

Гермиона рассмеялась, впервые за эту безумную ночь расслабившись. В сейфе она нашла нужную ампулу, и принесла ее на свое место вместе со служебным Омутом памяти.

- Вот, держи. Может, хоть намекнешь, что именно ты там увидел? Вместе, надеюсь, не пропустим…

- Мы работали на пару с Эйменом… Сама знаешь, он сильный легиллемент… Только я не успел его остановить, когда он пролистнул это воспоминание, но зато успел скинуть этот обрывок в Петлю. Короче, смотрите сами. Сейчас, я его только найду… Ага…вот! – Драко осторожно помешивал палочкой содержимое Омута, пока на поверхность не всплыла нужная картинка.

Втроем они окунулись в сверкающую жидкость, закружившую их в водовороте образов, чтобы вышвырнуть на скалистом горном плато. Гермиона осмотрелась:

- Что это за место?

- Не уверен… Мы с… отцом были тут однажды, кажется. По…заданию.

Рон прищурился:

- И что? Зачем?

- Это уже неважно. Здесь, внизу, есть здание… Вон там…смотрите.

- Погоди, а почему мы так далеко? И где сам хозяин памяти?

- Вон же. – Блондин ткнул рукой в сторону вырубленной в скалах тропы. По ней спускался небольшой отряд, что-то волочащий по земле за собой. Трое молодых людей переглянулись и поспешили к ним.

- …Джагсон! Почему нельзя было аппарировать сразу туда?

- Сказали не пользоваться магией, значит, мы не пользуемся, Бейм.

- Да какого хрена?!

- Приказы не обсуждаются, крыса! Скажи спасибо, ты, Мордредово отродье, что нас не привлекли за пособничество! Отделались легким испугом!

В беседу вклинился еще один из отряда:

- Ага, скажи лучше, обделались, ублюдок! – Плюнув в его сторону, маг отошел дальше. Тот, кого назвали Джагсоном, пожал плечами:

- Да пошел ты, министерская подстилка!

Маг, в отношении которого это было сказано, не услышал, или сделал вид, что не услышал оскорбления.

Рон, Гермиона и Драко переглянулись, приблизившись к волокуше, на которой, как выяснилось, лежали завернутые в пропитанную кровью холстину тела.

Водоворот Омута вновь закружил их, выбросив ближе к зданию. Отряд уже стоял возле входа. Двое магов в медицинских халатах деловито подписывали документы.

- Так, все отлично. Это точно они?

Бейм пожал плечами:

- А я почем знаю? Я не смотрел, кого нам сунули. Сказали доставить – мы доставили. Остальное нас не касается.

- Они были живы, когда наложили Стазис?

- Говорят, да.

- Великолепно. Джон, Нед, забирайте. Теперь они на вас. Четвертый сектор. А сейчас… OBLIVIATE!

Весь отряд, доставивший особый груз, тут же оказался под действием заклятия. Бейм бросил мимолетный взгляд на отрешенные лица спутников и мгновенно состроил такую же мину. Медик прищурился:

- Вы немедленно отправляетесь по домам. Весь день вы провели там и никуда не ходили и занимались своими делами. Свободны.

Маги, еще немного постояв, аппарировали прочь. Бейм, тоже, только не домой, а к кустам, растущим недалеко от этого места, после чего прислушался. Медик подошел к стоящим рядом с ним аврорам в странной, черно-фиолетовой форме:

- Все подопытные на месте. Можете активировать антиаппарационный купол. И побыстрее. Многие опасны и скоро начнут приходить в себя.

Авроры кивнули, вскидывая палочки. Бейм, не дожидаясь активации, поспешил аппарировать домой. Картинка резко сменилась. Наблюдатели осмотрелись. Небольшая квартира… Бейм подошел к стене, открывая потайную панель. Рон и Драко переглянулись. Гермиона охнула. Бейм вытащил из ниши черный плащ с глубоким капюшоном и белую маску Пожирателя:

- Вот и все. Прощай, прошлое.

Запалив все это в камине с помощью палочки, маг дождался, пока все не превратилось в горстку пепла, после чего подошел к столу, перечитывая документы о приеме на работу в Министерство, подписанные заместителем Министра Амелией Боунс, после чего запустил руку за ворот, вытаскивая что-то небольшое и круглое. Поразглядывав это нечто и хмыкнув, маг вновь спрятал его под рубашку.

Картинка завертелась, и трое молодых волшебников вновь оказались в кабинете Гермионы. После непродолжительного молчания Драко поинтересовался:

- Где он достал прототип Зеркала?

Рон потряс головой. Гермиона закусила губу. Она поняла слишком многое. Только вот теперь в мозаике не хватало двух элементов. Она резко поднялась.

- Аппарируем туда. У меня допуск первого уровня. Я должна знать, кого эти гады туда доставили.

- Герми… Тебя это так волнует? – Рон поднял на подругу печальный взгляд. – В конце концов, сейчас важнее выяснить, почему Пожиратель оказался в Министерстве и откуда у него прототип одной из секретных разработок Отдела Тайн.

Гермиона прищурилась, накидывая уличную мантию:

- Рон, ты идиот или прикидываешься?

- Что ты имеешь ввиду?! – возмущению рыжего юноши не было предела.
Драко ехидно протянул:

- Ты еще не понял, Уизли? Она своим гениальным умом уже все просчитала! Ей нужны имена.

- Да ЗАЧЕМ?!

Гермиона оперлась рукой на столешницу, резко наклонившись и едва не столкнувшись лбом с Роном, вперилась взглядом в его непонимающие глаза, своим шипением дав фору самому Темному Лорду:

- Потому что одним из доставленных ТУДА магов мог оказаться Гарри.

Рон подскочил:

- Что ты имеешь ввиду?

Драко задумчиво сощурился:

- Она права. Это вероятно… Шанс, конечно, невелик, но…

- Да что вы несете, Мордред вас раздери?!

Гермиона устало вздохнула, поправив растрепавшийся пучок.

- Рон, не тупи. Я за эти два дня перелопатила гору документов. И Драко мне помогал. Гарри никогда не покидал страну. НИКОГДА, понимаешь?! Он просто…исчез. Но он жив, я знаю. А значит, не может выбраться. Иначе уже подал бы хоть какой-то знак. Эта…клиника – весьма вероятное место для того, чтобы его там держать…

- А…подарки, поздравления?

- Как думаешь, очень сложно на посылках проставить штампы другой страны? Особенно для Невыразимцев?

- Ну-у…

- Вот и я том же. Пошли.

Драко, уже стоящий возле двери, распахнул ее:

- Поспешите. Скоро вернется моя смена. Я вообще сейчас тут не должен быть… Меня Дин подменяет.

Гермиона кивнула. Рон поспешил за товарищами, уже нацелившимися на новую тайну, словно две гончие на след несчастного кролика. Юноша не сомневался, что от той тайны в скором времени останется только облачко легкого пуха. Вздохнув, он вышел следом. Гермиона взмахом палочки заперла кабинет.

На площадке для аппарации оказалось пусто. Гермиона вздохнула с облегчением. Драко протянул ей небольшое колечко. Девушка вскинула брови.

- Аппарацию веду я, но след ее лучше спрятать. Мало ли.

Такое же кольцо получил Рон. Драко надел на палец свое.

- Я перенесу вас на тот уступ, где уже был раньше. Других мест толком не знаю. Плюс, там наверняка купол. Оттуда можно спуститься, правда, неудобно.

Гермиона нетерпеливо кивнула. Драко сжал руки обоих.

- Приготовьтесь. Тройная аппарация – проблема. Черт, даже групповая легче. – Блондин поморщился, выдохнув формулу переноса. Мерзкое ощущение засасывающего их шланга, заставило скривиться и Рона с Гермионой.

Спустя мгновение все трое стояли на невысоком уступе, на теневой стороне скалы. Внизу над зданием поднимался черный удушливый дым и облако пыли. Переглянувшись, они поспешили вниз. Вокруг здания мелькали фигурки авроров из спецотряда.

- Нападение? – Гермиона с испугом смотрела на медленно разрушающееся здание. Там никто не смог бы выжить. Драко стиснул зубы. Опоздали.
Рон непонимающе крутил головой:

- Герми, смотри, вон там стена разрушена… Словно взорвана…

- Где? – В голосе девушки мелькнула надежда. Может, кто-то смог сбежать? Может, ему опять повезло?

- Вон, прямо над уступом…Эй! Там кто-то есть… - Гермиона и Драко перевели взгляды наверх, туда, куда показывал молодой аврор.

Не сговариваясь, они перенеслись на едва заметный в потемках западного склона уступ. Первое, что бросилось им в глаза – огромный ворон, кружащий над двумя распростертыми телами в форме санитаров, правда, один из медиков был босым. Гермиона нахмурилась.

Драко едва слышно охнул, вскинув палочку и запуская диагноста и легиллементивный щуп. Ворон каркнул, свечой взмыв в небо и исчезнув где-то в вышине. Рон скривился, холодно выдав:

- Вот оно что… Видимо, судьбе было угодно все решить именно так. Поднимайте их. Возвращаемся.

Один из лежащих едва заметно дернулся. Драко прокомментировал:

- Потерял сознание.

- Мерлин великий… - Гермиона зажала рот ладошками, сдерживая крик.

- Они слабы и измотаны. Беглецы. И еще… Герми, там больше нет никого живых. Они это знают…

Гермиона вскрикнула, расплакавшись. Рон обнял подругу:

- Ну что ты… Ты же чувствуешь Гарри, не так ли? – Девушка кивнула. – Ну вот! Так чего плачешь? Это значит, его там нет. Все будет хорошо. Ну же. Перестань. Поднимайте их. Я знаю, куда их можно доставить.

- Как они могли?! КАК?! – Гермиона никак не могла перестать плакать. Драко поспешил наложить на обоих обезболивающее, после чего обнял девушку поверх рук Рональда, неожиданно для самого себя коснувшись губами ее макушки, чем вызвал недовольный, хотя все же не злой взгляд товарища.

- Перестань. Сейчас главное им помочь. Грейнджер! Гермиона!

Девушка дернулась, выворачиваясь из двойных объятий, после чего утерла рукавом слезы. Драко хмыкнул:

- Ну что за манеры, Грейнджер?! Так, все. Стоп истерика. Лучше помогите. Я знаком с лечебными заклятиями, но не настолько, чтобы поддержать их.

Гермиона кивнула, обхватив одно из тел. Слишком худое, даже для него. Драко обхватил второго, почему-то скривившись. Рон притянул обоих за плечи:

- Герми, помнишь Ракушку? Там сейчас пусто. Билл и Флер уехали во Францию месяц назад. Там есть все необходимое. Потом перенесем их еще куда-нибудь.

Девушка кивнула, аппарируя по указанному адресу. Рон сосредоточился, переносясь следом и утягивая с собой Драко и второго беглеца.

В самый последний момент перед переносом он увидел, как на уступе появляется группа магов в черных плащах и белых масках. Пожиратели. А впереди группы стоял самый ненавистный колдун нового времени. Черный Демон. С неба на его подставленную руку камнем упал уже знакомый ворон. Оказавшись возле коттеджа, Рон выругался.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 15.03.2011, 20:22 | Сообщение # 20
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 15

Демон быстро перелистывал страницы древних фолиантов, когда разум пронзила болезненная картинка, переданная Лордом. Мордред! Выскочив из библиотеки, он быстро вернулся в зал, вызвав тех, кто отныне составлял его личную гвардию, раз уж они узнали его тайну, правда, не всех. От тех, у кого нет палочек, толку все равно никакого.

Спустя пару минут вызванные явились пред его светлые очи, которые, правда, сейчас по привычке были скрыты маской и иллюзией. Оглядев свою гвардию, Демон пояснил:

- Мой Спутник нашел его. Думаю, нам стоит поспешить. Он сообщает, что кто-то успел до нас. Сейчас рядом с ними трое, и двое из них в аврорской форме. Строим круг, аппарацию веду я. Люциус?!

Блондин преклонил колено.

- Мой Лорд, у меня есть палочка. Позвольте мне тоже участвовать…

- Вот как? Не буду узнавать, где ты ее нашел, мой друг.

Оперативно быстро маги приготовились к перемещению. Демон сосредоточился, перетягивая своих последователей по каналу переноса.

Стоило им появиться, как на руку мага упал Лорд. Демон заскрипел зубами. Такой знакомый рыжеволосый аврор, крепко обхватив товарища, не менее знакомого колдуну, держащего невероятно худое тело беглеца, аппарировал прочь.

- «Мордреда вам в братья! Ненавижу, когда эти гады ломают мои планы!!!»

- Мой Лорд…

- Люциус-с! Немедленно выясните направление аппарации! Живо! Мы должны их вернуть!

Спустя пару минут перед ним опустился на колено Эйвери:

- Мой Лорд, у них артефакты, скрывающие след. Мы не можем нащупать нить.

- CRUCIO! – ярость Демона выплеснулась на первого попавшегося. Маг, склонившийся перед ним, закричал от боли, скорчившись на камнях. Несколько секунд волшебник наблюдал за мучениями подчиненного, после чего отвел палочку. Эйвери, пошатнувшись, встал.

- Что ж… Тогда, раз уж так повернулось, пора наведаться в банк, кое-что уточнить и изъять. Думаю, гоблины не будут против. Возвращаемся.

Ворон каркнул, Демон привычно приласкал птицу, немедленно взлетевшую. Замкнув круг, маг аппарировал всех обратно в замок.

- Дело плохо, друзья мои. Хотя есть возможность выяснить интересующие меня детали. И еще… Люциус.

Блондин вздрогнул, опустившись на колено и склонив голову.

- Любым способом свяжись с Драко. Мне бы не хотелось, чтобы один из знакомых с нашей кухней, продолжал ошиваться среди авроров. Месяц срока. Свободен

Блондин встал и поклонился, покинув зал. Остальные продолжали наблюдать за магом, в задумчивости остановившимся возле трона. Каменное сидение обвила огромная змея, маг погладил чуть выпуклый лоб, пробормотав:

- Как бы теперь освободить Тома, моя Нагини…

- «Он придет в себя и сс ним мошшно будет ссвязатьсся. Потссерпи…»

- «Ты понимаешь шшеловешшесскую решшь?»

- «Да, хоссяин. Ффсегда понимала»

- «Отлишшно»

Демон перевел взгляд на свою гвардию, похлопывая палочкой по ладони.

- Итак, выводы следующие. Тома забрали авроры. Не думаю, что ему светит хоть что-то хорошее. С другой стороны, мало кто знает, как именно он сейчас выглядит, хотя его внешность может навести на определенные идеи. Особенно один небезызвестный вам Орден. И в частности нашего милого недорасчлененного бдительного психа. С завтрашнего дня вы начинаете тренировать всех новобранцев, у них палочки есть. Учтите, лично проверю уровень их подготовки через неделю. Я же прямо сейчас отправляюсь в банк, поговорить со своими знакомыми. Свободны.

Пожиратели, кланяясь, как Люциус недавно, по очереди покинули зал. Подумав, маг аппарировал домой, переодеться. В таком виде ему явно не стоит соваться в Гринготтс. Хмыкнув, Демон прошел в комнату. А в голове бились суматошные мысли.

«Мерлин, это неправильно. Кто же третий? И почему у Лорда столь плохой навык различения внешности людей?! Кого этот человек забрал? Мантия… знакомый покрой… Черт, он же аналитик… Какого хрена там делал аналитик? В компании с двумя аврорами… Мордред… Ладно, не загоняться. Рон и Малфой. Ха! Кто бы мог подумать… Интересно, как они сработались? Аппарировали быстро, значит, как минимум доверяют друг другу… Вел, похоже, Рон. Черт»

Маг искренне не понимал, как могло произойти то, что произошло. Не с Томом, нет. Вообще. Когда его жизнь стала адом. По телу пробежала волна дрожи. Как легко он стал бросаться Непростительными… Когда он так сломался? Когда переборол яд? Когда понял, КТО он?

Хмыкнув, Демон подошел к нише в стене. Здесь он держал тот единственный том, который взял из библиотеки Блеков уже после своей смерти. Или не-смерти, это как посмотреть. Тогда он запер дом, чтобы больше никто из предавших его, не смог пройти внутрь. Почти целый год он скрывался, прятался от людей, пытаясь понять, какие изменения его постигли. И понял только наткнувшись в одной из книг по ритуальной магии на описание знакомого до боли обряда, воспоминание о котором до сих пор заставляло его просыпаться от собственного крика.

Он понял, почему в течение нескольких лет мучился от своей связи с Томом, почему так изменился и характером и поведением. О, все оказалось так просто… никто из них не знал этого тогда. Странно только, почему сам Том не позаботился выяснить всю подоплеку ритуала Воскрешения?

Воскрешение. Ха! Если бы… Нет, это было конечно и воскрешение тоже, только вот последствия его…

Демон отошел от стены, натягивая маггловскую одежду. Джинсы, темная рубашка, кроссовки – и очередная сложная иллюзия на лицо и руки.

Дом покинул ничем не примечательный мужчина лет сорока, русоволосый, с карими глазами. Словом, тот, кто его видел, вряд ли смог бы позднее отличить его от десятка ему подобных.

Вход в косой переулок был недалеко, поэтому в банке маг оказался весьма и весьма быстро. Подойдя к конторке, он спросил:

- Скажите, можно поговорить с Грипхуком?

Гоблин, старший в этой смене с изумлением посмотрел на невзрачного мужчину:

- По какому вопросу?

- Необходимо кое-что решить с моим…состоянием.

Гоблин окинул внимательным взглядом маггловскую одежду, смотрелся в лицо… и тихо охнув, едва заметно поклонился:

- Проходите к нему в кабинет, я предупрежу его о вашем прибытии.

- Спасибо.

Маг, криво усмехнувшись, двинулся наверх по странной, кривоватой лестнице. Он прекрасно знал дорогу, неоднократно прежде навещая гоблина, помогшего ему с поиском крестражей Тома. Сейчас тот занял высший пост среди соплеменников, став руководителем Лондонского представительства Гринготтса. Постучавшись, маг приоткрыл тяжелую металлическую дверь.

- Грипхук?

- О, кого я вижу! Друг мой, давненько тебя не было!

- Прости, Грипхук. Думаю, ты прекрасно понимаешь, почему меня не было. Сомневаюсь, что ты не читаешь газеты.

- Вот скажи мне, зачем оно тебе надо?

- А месть? – Маг с усмешкой приподнял бровь.

- О, да, месть это святое. Только мне кажется, ты пошел неверным путем.

- Ну, нет. Раз уж я получил подобный дар, я воспользуюсь им в полном объеме. Тем более, ты прекрасно знаешь, что это не продлиться долго. Если только я не завершу то, что начал ночью.

- Ах, да, конечно. И кого ты там нашел?

- Попробуй угадать.

- Всех Лестранжей и Розье, не так ли?

- О да. Ты ведь это знал! – в голосе мага мелькнули обиженно-насмешливые нотки. Гоблин хмыкнул.

- Естественно. Кто, как думаешь, ковал руны, замыкающие уровень?

- Так ты знал, что они на Нижнем?! Мог бы и предупредить! Я ж столько сил истратил, бегая по преднижнему в попытке отыскать тех, к кому меня звала сила!

- Но-но! А как же приключения?! Зато развлекся в полной мере.

- Да уж. Развлекся, как же. Ох, ну да. – Маг хлопнул себя по лбу. – Я ж с двумя проблемами.

- Вот так всегда. Нет бы, просто поговорить зашел – как же, всегда с проблемами. Ну ладно, первая, видимо, палочки освобожденных, так?

- Естественно. Кстати ты не знаешь, где палочки этих… Особо опасных?

- Представления не имею. – Гоблин с мерзейшей улыбкой откинулся на стуле и запустил когтистую лапу в вазочку с орехами, отправив пару ядер в рот и громко хрупнув скорлупками.

- Да ладно тебе. Слабо верится. – Улыбка мага стала не менее вредной.

- Правильно. Только ты еще не высказал вторую проблему.

- Наследство.

- Чье? Кстати, может чаю, мальчик мой?

- Не придуривайся. Ты как-то все равно не похож на Дамблдора. Ты прекрасно понял, о чьем наследстве речь.

- А с чего ты взял, что оно теперь твое?

- Замок меня принял. Значит и сейф пропустит.

- Замок?! – Гоблин поперхнулся орехами. – Ты нашел Замок?! Где он? Как? В каком состоянии?!

- Где – не скажу. На треть разрушен. Поверь, я долго высчитывал его местонахождение, даже с полдюжины раз ошибался. – Маг вальяжно развалился в кресле, вытянув ноги. Гоблин хмыкнул.

- А все остальное, что искал? нашел?

- О, да! – Демон продемонстрировал руку, на пальце которой красовался перстень с черным камнем.

- Значит, ты собрал все, не так ли?

- Ты же знаешь. Зачем спрашивать? Кстати, мою старую палочку тоже хорошо бы вернуть.

- Она не у нас.

- А где?

- У Ордена…

- Плохо. - Маг поморщился. – Ладно, так и быть. Что тебе нужно за палочки, хранящиеся у тебя, информацию об остальных и пропуск к сейфу?

- Точнее сейфам. Я уже подписал с тобой договор о возвращении артефактов… Меч?

- Да пожалуйста. Только я еще не скоро окажусь в Хогвартсе. Кстати, а как вы умудрились его вновь отдать магам?

- Да никак. Пришло Министерство и конфисковало с жестким условием изгнания отделения банка из реальности.

- И что? Подумаешь, вывели бы врата в новом месте… - Маг пожал плечами.

- Да что ты понимаешь?! А клиентура?! А законы коммерции?! Да нас немедленно вытеснили бы Гномы! Они уже два века зарятся на это конкретное, нагретое нами за долгие века, место!

– Да неужели? – Маг протянул руку, вытащив из стоящей на столе вазы яблоко и впиваясь в него зубами. – А слабо было всучить тот муляж?

- С ними был Чтец.

- Откуда бы? – Демон недоверчиво хмыкнул. – Не было - не было, а тут нате вам, нашелся.

- Молодой совсем. Мальчишка. Глупый. Совсем как ты был.

- Был? О-о, какая лестная оценка с твоей стороны. Так что с моими просьбами?

- К сейфам пройдешь, это, в конце концов, твое право. За палочки… Разнеси к Мордреду эту политическую систему, и мы в расчете. А информация… за информацию. Где замок?

- Я может и отвечу, но с чего такой интерес?

- Мы помогали его строить. И документы утеряны. Хотелось бы…восстановить проект и остальные бумаги.

- Знаешь… может, лучше равноценную замену?

- И что ты считаешь равноценным этому замку?

- Азкабан.

Гоблин непроизвольно подался вперед, облизнувшись раздвоенным языком:

- Проект? Документация? Бумаги?

- Все есть. Копии предоставлю сразу же после того, как буду убежден в наличии товара по указанному адресу. За еще одну услугу предоставлю дневники о постройке крепости.

Гоблин откинулся в кресле, просчитывая ситуацию.

- Какая услуга?

- Я еще не окончательно решил. Согласись, все документы на крепость стоят дороже, чем знание о местонахождении шести палочек. Я и сам могу это выяснить, просто уйдет побольше времени. А вот вы без моей помощи документацию не достанете никак. – Маг с хрустом откусил еще кусок яблока, которое до этого бесцельно вертел в руках. Гоблин хмыкнул.

- Я согласен. Одна услуга. И она не будет связана с боевыми действиями.

- Нет, скорее с финансами и имуществом. Возможно, будет касаться конфиската.

- Хочешь вернуть своим ПСам их добро?

- Ты сомневался? Хороший способ завоевать их доверие, не находишь? Страх – не лучший стимул.

- Нахожу. Я посмотрю, что можно сделать. Стопроцентного возврата не гарантирую, но примерно две трети – реальны. Особенно с теневых счетов.

- Вот и отлично. А что с информацией?

- Отдел Тайн, шестая секция второго блока. Судебные материалы. Хогвартс, кабинет директора. Кстати, там могу порекомендовать прихватить еще пару палочек. Пропавших без вести.

- Спасибо за совет. А что так?

Гоблин смерил мага насмешливым взглядом, лаконично ответив:

- Вернутся.

- Великолепно. Именно их мне и не хватает. Документы, о которых я просил в прошлый раз, готовы?

- Естественно. – Гоблин вытащил из ящика стопку бумаг. – Так какой будет ответ?

- Ритуал Семейной Крови.

- О! А он сам тогда понял?

- Нет. И никто не понял. Если бы не книга, и я бы не знал, в чем шутка.

- А второй вопрос?

- А ты еще сам не просчитал? Двойное убийство близкого человека, нестабильная магия, и как итог – повторение ошибки прошлого. С обеих сторон.

- Он тоже так попался? Но тогда получается…

Маг кивнул, криво улыбаясь.

- Я это не так давно понял. А должен был осознать гораздо раньше…

- Тогда понятно, почему так сложилось. Вина?

- Ну наконец-то. Я уж думал, ты никогда не сподобишься. ТЫ даже и не удивлен, как я посмотрю… А что насчет остальных палочек?

- Я подозревал что-то такое. Стражу снимешь?

- Может, лучше обеспечим открытие театрального сезона? – вскинув бровь, маг с наслаждением доел яблоко, запустив огрызком в стоящую на другом конце кабинета урну.

- Ты предлагаешь…?

- Несомненно. Можно прямо сейчас. Мои люди, если надо, будут тут через пять минут.

- Отлично. Эффект внезапности… Моих там не будет. Только для начала сейфы. Думаю, часа тебе хватит.

Маг кивнул и встал.

- Кстати, а кто поверенный этих счетов?

Гоблин собрал кожу на лбу крупными складками, что у него означало вскинутые брови:

- Я, конечно же.

Маг рассмеялся. Спустя двадцать минут он уже вошел в центральный сейф, чтобы получить причитающееся ему по законам магии и магов.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 15.03.2011, 20:23 | Сообщение # 21
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 16

Гермиона поспешила поднять безвольное тело мага привычным левитационным заклятием, отойдя вместе с ним подальше от точки аппарации. Спустя несколько секунд на земле с хлопком оказались еще трое, причем Рон отчаянно матерился.

- Что случилось?

Юноша, не переставая изрыгать ругательства, вскочил. Драко удержал его, вцепившись в руку:

- Идиот! Они же разнесут тебя в кровавую пыль! Только попробуй сунуться!

- Да что там произошло?!

Рон быстро развернулся, взмахнув полами алой аврорской мантии:

- Что произошло? ЧТО ПРОИЗОШЛО?! Пожиратели туда нагрянули во главе с этим Демоном!

- Я же говорю, идиот, это не Демон.

- А кто это, по-твоему?! Мерлинова бабушка?!

- Псих, это Лорд.

Внезапно повисла тишина, прерываемая лишь тяжелым дыханием ярящегося юноши. Стиснув зубы, он сделал пару глубоких вдохов, в попытке успокоиться, после чего почти нормальным голосом спросил:

- Ты уверен?

- Мне ли не быть уверенным, Уизли! – Блондин задрал до локтя левый рукав, показывая разом побледневшим товарищам угольно-черную метку. – Знаешь, КАК она полыхнула, когда ОН появился?!

Гермиона приблизилась к парню и, едва касаясь, провела пальцами по предплечью. Метка казалась горячей и пульсировала вразнобой с сердечным ритмом, словно жила своей жизнью. Драко поспешил отстраниться:

- Лучше не трогай. Она иногда, по желанию Лорда, работает как порт-ключ, реагируя на прикосновение…

Гермиона резко отдернула руку, сжав пальцы в кулак. После чего резко скомандовала:

- Так, пострадавших в дом. Попытаемся вернуть их в наш мир.

- А что насчет медиков?

- Знаешь, я догадываюсь, кто нам поможет… - Гермиона хитро прищурилась, наблюдая, как парни левитируют два тела внутрь коттеджа.

Уложив их на кровать, сейчас – на одну, чтобы медику не пришлось далеко бегать, Гермиона поторопилась к камину. Бросив в разожженное пламя горсть Летучего пороха, она шагнула в зеленый огонь, выкрикнув:

- Гермиона Грейнджер, первый уровень допуска. Свободное перемещение.

Юноши переглянулись, пожав плечами. Потом Рон спохватился:

- Так, думаю, пара пижам тут найдется… Мне кажется, стоит их переодеть.

Драко кивнул, и, найдя пижамы, молодые авроры, помня подготовительные курсы первой помощи, быстро, с помощью пары простейших заклятий, переодели магов, выложив их палочки на прикроватные тумбы справа и слева от кровати.

Пламя в камине снова загудело, меняя цвет на зеленый, и пропуская в комнату две фигуры. Гермиона улыбнулась в ответ на ошарашенные взгляды парней.

- Так-так… Уизли и Малфой. Вы что-то не поделили, что вам понадобилась моя помощь?

Оба юноши по старой привычке вжали головы в плечи, одновременно выдохнув:

- Нет, мадам Помфри… Помощь…не нам…

- Мадам Помфри, у нас тут…двое серьезно пострадавших… Им нужна серьезная медицинская…

Пожилая колдомедик взмахом руки прервала ее, подойдя к кровати. При виде потенциальных пациентов с губ женщины неожиданно сорвалось:

- Мерлин всемогущий, это невозможно!

- оОо –

Аластор Грюм уже минут двадцать пытался найти Старшего Аврора Третьего отдела. Все посланцы возвращались ни с чем, докладывая, что юноши нет на месте. И каждый следующий удостаивался все более пространной тирады, повествующей об их происхождении и методах поиска, неясным образом связанных с этим самым происхождением.

- Куда, соплохвоста ему в зад, подевался этот несносный мальчишка?! Почему во время рейда его нет на месте?! Да я его на гауптвахтах сгною! Да он у меня в карцере на месяц поселится! Что он о себе вообразил?!

Плюнув на все, старый Аврор поспешил к камину, перенесясь в Хогвартс:

- Минерва!

- Аластор?! Что случилось? Британия бурлит, но пока в ходу только слухи…

- Какие уж тут слухи… Через три часа выйдет утренний Пророк, все побегаем…

- Да что произошло?! Почему столько криков?!

- Ты еще не в курсе?! Это что-то новенькое… Да собственно, что особенного… - Грюм проклацал свей железной ногой к ближайшему креслу, устало в него опустившись. – Бешенная ночь. Лорд вместе с двумя десятками сторонников успел напасть на Азкабан, разнес в клочья его щиты, вытащил всех, кто там сидел, взломал нижние Врата и был таков, навесив над всем этим безобразием свою новую метку.

Директор Хогвартса ахнула:

- Как это освободил?!

- А хрен его знает. Veni, Vedi, Vici… Как и раньше…

- Ты думаешь, это Волдеморт?!

- А больше некому. Только он мог открыть ворота. Они больше никого бы не пропустили без специальных медальонов допуска. А взять их вообще-то негде, кроме как у меня и Министра. Я свой не давал. Сомневаюсь, что и Министр это бы сделала.

- Погоди, ты сказал, Метка новая… что ты имел ввиду?

- А то и имел. Вроде по мелочи изменилась… У черепа теперь три рога, змея сильнее скручена, вьется, как ненормальная… А сзади, если учесть, что сама метка цвета Авады, кроваво-багровая Руна Демона, мать его за ногу. И тоже светится, крутится, как колесо… Сразу видно, спелись, голубчики. Демон, теперь, небось, один из Высших в его этом Круге. А теперь вот еще нашего Второго Героя найти не могу…

- Рональда? – Минерва вскинула брови. – А зачем он тебе?

- Они на пару с Грейнджер что-то сомневаться стали, надо было дух его боевой укрепить, патриотизм повысить… Да еще этот выродок аристократический к ним примазался…хорек недопревратившийся. Он, как пить дать, их с толку мне сбивает. Последние недели две постоянно их вместе вижу. А теперь вот и исчезли, кажется, втроем… никого из них не нашел, хотя, правда, остальных всего по разу вызывал.

- А как ты мог вызывать Грейнджер?

- А она сейчас приписана, как Старшая в приставленной к расследованию обстоятельств побега заключенных группе аналитиков. Так что…

- Ясно. А что с юным Уизли?

- А что с Уизли?! – Грюм скорчил зверскую рожу, долженствующую изображать удивление. – Как был идиотом, так им и остался. Исполнительный, правда, но все равно идиот. Вот малфоевский выблядок – этот умный, гад. Неконтролируемый. Думал, я за ним следить буду, ан нет, не дается. Научился, Слизеринская морда, уходить от проверок. Даже на медосмотры не является, но справки всегда в порядке. И как умудряется, стервец?!

- Аластор, успокойся. И не так громко. Портрет может проснуться. Ты же не хочешь с ним объясняться за свои слова.

Грюм перевел взгляд волшебного глаза на картину, висящую над директорским креслом.

- Спит, голубчик. С другой стороны… Он же все равно портрет…

- Даже портрет может дать показания. А если протереть его Сывороткой правды… - Минерва многозначительно пошевелила пальцами.

- Да понял. Ладно. Орден будем собирать или пока подождем?

- Подождем. В данной ситуации мы ничего не можем сделать…

- Можем. Но не стоит. В конце концов, ты забыла, что Избрванных всегда было двое?

Маги понимающе переглянулись, не заметив, что из-под век вроде бы спящего портрета текут безмолвные слезы, капая на окладистую седую бороду и пятная очки-половинки.

- оОо –

Маг, спотыкаясь на каждом шагу, выбрался из развалин, придерживая на плечах разорванную больничную пижаму. В руке у него была зажата чья-то палочка, и сейчас он планировал вернуться туда, где ему надлежало быть все эти годы.

Аппарация далась ему нелегко. И вот сейчас, зажимая ладонью кровоточащую руку, из которой перенос вырезал пусть небольшой, но зацепивший сосуд кусок плоти, он ввалился в полутемную прихожую, на ходу выкрикнув:

- Эльф, чтоб тебя черти взяли, ко мне! Аптечку, кровоостанавливающее, бинт. ЖИВО!!!

- Да, хозяин, сэр.

Спустя минут двадцать, когда кровь остановилась, а рана затянулась неровным рубцом, маг расслабленно сидел в пыльном кресле.

- Эльф! Затопи камин, вычисти дом, а мне принеси газеты за последние полтора года. Я слишком многое пропустил за это время, что провел в гребаной клинике маглолюбивого Министерства! И побыстрее! И сделай мне что-нибудь поесть!

- Сию секунду, сэр! – в голосе эльфа звенела искренняя радость.

Газеты оказались весьма познавательными. Ежесекундно в гулком зале, откуда стремительно исчезала пыль и паутина, повинуясь эльфийской магии, раздавались возгласы:

- Вот гады! Уроды! Да как они могли, дети шакалов! Да я! Да что же это творится в мире?!

Дойдя до хроник полугодовой давности, маг фыркнул:

- Вот, так им и надо. Демон, ага! Молодец, хвалю! Так и надо их всех. Они больше ничего не заслужили. Правильно. Режь, кроши, убивай… О-о, а вот это даже забавно… ого, какая фантазия… эх, вот тут бы еще бы кишки на люстру намотать, было бы совсем здорово…живописно…

Съеденный магом обед заставил его серьезно развеселиться. После пайков клиники то, что успел состряпать эльф, воспринималось сказочным пиром.

Три последние газеты были прочитаны от корки до корки, и маг в задумчивости откинулся в кресле, постукивая длинным пальцем по губам, и рассуждая, сам с собой…

- Значит, наш Лорд вернулся… Что ж… Думаю, мне стоит влиться в ряды его армии, раз уж ей все равно сулят победу новым Пророчеством. Мордред, ненавижу пророчества. Ни под каким соусом. Но для начала… Э-Э-ЭЛЬФ!!!

- Даср, я тутср!

- Ритуальный зал поместья пригоден для работы?

- ДАСР!!! – эльф от радости заверещал, словно его режут, непрерывно дергая себя за уши.

- Отлично. Тогда… Приготовь Родовой Гримуар, серебряный и обсидиановый ножи, наполни бассейн полуночной водой…у нас есть столько полуночной воды?

- ДАСР!

- Замечательно… Так…еще две пинты свежей крови… Думаю, на Темной Аллее тебе с этим помогут… Покажи родовой перстень, скажи, Глава Рода послал, потом посети банк, поинтересуйся насчет моего состояния… Если нет, подними счета Тибальдов и Тэзимов. Опять предъявишь перстень… - эльф подобострастно кивал, глядя на хозяина, как на сошедшее с небес божество. – Что еще… Ах, да, если с состояниями все в порядке, оформи все как положено, найми еще пару эльфов, присягу я приму. Доверяю тебе их выбрать. Будь пристрастным. Разрешаю придираться к любой мелочи. А особенно к причинам увольнения с прошлого места…

- ДАСР, можно сказать, сэр? – маг кивнул. – Сейчас много эльфов без работы, сэр, мерзкие министерские и светлые арестовали самых чистокровных, обвинив в пособничестве Темному Лорду, сэр. Я могу нанять тех, кто раньше служил в этих родах, они голодают, сэр…

- Тогда, если сможешь, найми больше. Лучше из хороших семей. Малфои, Забини, Розье…ты понимаешь меня?

- ДАСР!!!

- Не кричи.

- Простите, сэр, я немедленно отутюжу себе…

- Потом. Сначала дела, эльф. Закупите продуктов, в зависимости от состояния счетов обновите мебель. В том же стиле. Меня тут все устраивает. Каминную сеть не подключать. Ох, совсем забыл, зелья. Все лечебные, плюс несколько особых. «Черный свет», «Carmina Burana», «Бархатный глоток», «Феликс Фелицис». Это все. Выполняй.

- ДАСР!!!

От вопля исчезнувшего эльфа у мага заложило уши. Тряхнув головой, он заставил себя подняться и пойти в душ. Сейчас он как никогда радовался, что его Родовым даром является полная неподверженность заклятиям школы Разума. Ни один обливиэйт, ни одно изменение сознания на него не подействовало. И не сработали ограничители, хотя это скорее чудо. Жаль только, возможность сбежать появилась слишком поздно…

В доме стояла благословенная тишина. И хотя он наслушался ее уже по самую макушку в клинике, это состояние его вполне устраивало. Горячая вода помогла, привела его в относительно уравновешенное состояние души и тела. Побрившись и немного укоротив непомерно отросшие за эти полтора года волосы, маг спустился в ритуальный зал. Как ни странно, эльф успел подготовить все необходимое для ритуала. С глубоким вздохом маг кончиком серебряного ножа надсек палец, обведя порезом инкрустированную в драконьей коже оклада книги руну из черного серебра. Родовой знак. Что ж, Демон, я поддержу твое движение, раз уж ты начал мстить. Хотя подозреваю, что ты уже с Лордом. А раз так, поскольку я в таких вопросах уже давно не ошибаюсь, я создам собственную репутацию, чтобы в гвардии Милорда меня приняли благосклонно. Пора исправлять все допущенные ошибки. Хорошо хоть, одной из них меньше.

Глаза быстро пробежали по строкам выученного еще в детстве заклятия, маг вспоминал полузабытые слова и шестистишия Темного Гимна. Пора воздать должное Тьме.

С началом напевного чтения вода в бассейне начала бурлить, словно закипела, но осталась при этом холодной, словно жидкий лед. В центре поднялся бурунчик, стремительно почерневший и разогнавший чернильные волны по воде. Как только вся жидкость в бассейне равномерно потемнела, маг скинул мантию, входя в саму сущность Тьмы, ожегшую кожу неизбывным холодом вечности. Не прерывая напевного чтения, маг протянул руку, взяв с бортика бассейна чашу с кровью. Два глотка, горсть в воду, и опять пение. Еще два глотка, еще горсть….

Чернота воды сменялась багровым сиянием Силы. Маг начал задыхаться от переизбытка энергии в теле, но продолжал читать заклятие, сейчас потерявшее свою тягучесть, ставшее отрывистым в звучании, тихо рыкающем и переходящем в низкое тихое шипение.

Сила вихрем вздымалась над водой, окутывая фигуру мага, принимая его в себя, признавая родство, зажигая потухшие за долгие годы огоньки мощи в глубоких выразительных глазах, разбегаясь ручейками по бледной аристократической коже.

В глубинах естества мага родилось неукротимое возбуждение, заставившее откликнуться его мужскую сущность. Сжав рукой налившийся кровью член, маг принялся скользить пальцами по гладкой коже, не прекращая читать Родовое заклятие, Гимн Тьме, что сейчас принимала жертву его семени. Движения становились все более отрывистыми и рваными, маг настойчиво толкался в свой кулак, стремясь побыстрее достичь желанной разрядки, но магия препятствовала этому, наслаждаясь жертвой. В левой ладони мага оказался обсидиановый нож. Четко выговаривая формулы, хотя голова кружилась от переизбытка гормонов в крови, маг прижал холодное лезвие к пульсирующему от напряжения члену, рассекая нежную кожу головки. Вспышка острейшей боли совпала с последним катреном заклятия. Маг хрипло вскрикнул, когда брызнувшая кровь смешалась со струей спермы. Сущность Тьмы, бывшая прежде водой, благосклонно приняла дар мага, засветившись ярким алым светом, по поверхности ее, сейчас больше всего напоминающей нефть, разбежались радужные сполохи света.

Маг, истративший на обряд последние силы, опустился на колени, прямо в бассейн. Теперь темная жидкость достигала его груди. Волосы, хоть и обрезанные, все равно оставались достаточно длинными, чтобы расплыться по воде словно бы живыми щупальцами. Маг стиснул зубы, проговорив еще одну, самостоятельную, но необходимую в обряде формулу. Вода вспыхнула черным пламенем, окутывая коленопреклонную фигуру.

Спустя пару минут в пустом бассейне, свернувшись в позе эмбриона, спал маг, окончательно вымотанный проведенным ритуалом. Эльф заглянул в зал, убедившись, что все в порядке, и погнал новонанятых помощников приводить поместье в порядок. Ему предстояло сделать очень многое, как и велел хозяин. Родовой счет был закрыт, причем эльф не жалел, поскольку знал причину его закрытия, а два других счета разрослись настолько, что сейчас превышали по суммам прежний. И теперь ему, эльфу, было нужно, как и велел хозяин, ЕГО ХОЗЯИН!!!, сменить в доме мебель.

Впрочем, он прекрасно знал, что нужно было сделать еще. Он слишком многое уже пережил, чтобы не знать. Библиотека встретила существо тишиной и темнотой. Улыбаясь от уха до ужа, эльф быстро достал несколько книг, перенеся их в спальню хозяина. Он все равно их попросит, а так будет быстрее и полезнее для всех.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 15.03.2011, 20:26 | Сообщение # 22
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 17.

Курт Кённингем с азартом вычерчивал таблицу ритуального воздействия. Рози, бессменная секретарша Отдела Тайн, давно махнула рукой на парня, закопавшегося в архивах вот уже больше недели назад, только исправно приносила ему все новые чашки с кофе и – иногда – обеды. Выходить из Зала Пророчеств молодой Невыразимец категорически отказывался. Рози не могла понять, что именно его так заинтересовало во всей этой истории, но, в целом, узнавать и не спешила.

Курт задумчиво закусил кончик пера, пожевал его, после чего лежащий перед ним пергамент был безжалостно скомкан и отправлен в урну, давным-давно переполненную. Перед парнем же уже лежал новый лист. Привычная таблица.

«Так… Значит, магические характеристики…» - графы он заполнял на автомате, все показатели были выучены несколько десятков метров пергамента назад. – «Гарольд Джеймс Поттер… Том Марволо Риддл… теперь родители… Джеймс Джонатан Поттер… Лили Элен Поттер-Эванс… Том Эдвард Риддл… Меропа Селена Риддл-Гонт…» - символы и цифры ложились привычно ровно, однако на этом все стопорилось. Не сходились приведенные в графах родителей данные с тем, что имелось в итоге. По формулам, зная данные семьи, можно вычислить приблизительные границы показателей детей. Только вот ни данные Героя, ни данные бывшего Самого-Страшного-Урода-Всея-Магической-Британии и близко не лежали к выведенным пределам допустимых сил. И это напрягало. Курт пару раз задумался, что, возможно, у деток могли оказаться другие родители…. Однако все проведенные генетические и кровные проверки эту версию не подтверждали никоим образом.

Кённингем в очередной раз закусил перо и решил подойти к проблеме с другой стороны. Предположим, данные родителей х1 и у1, и, соответственно, х2 и у2…

- оОо –

Гермиона с отстраненным видом сидела за столом на пыльной кухне, даже не подумав, что можно тут все вычистить. Вошедший в помещение Рон сморщился, взмахом палочки удалив всю грязь, и уселся напротив девушки.

- Эй… Герми… Герми! ГЕРМИ!!!

- А-а?! – девушка подняла на друга больные глаза.

- Герми, ты как?

- А по мне незаметно? – огрызнулась она, отводя взгляд.

- Послушай, ну что ты так убиваешься? Не было там Гарри и успокойся, может, он действительно в Америке, а ты панику подняла…

Зарычав, Гермиона вскочила с места. Глаза полыхнули ведьмовским огнем, и стекло в окне с гудящим звоном разлетелось на мелкие осколки, осыпавшиеся на пол и подоконник кристаллами нетающего льда. Рон отшатнулся, впервые за всю свою жизнь увидев подругу в подобном, можно сказать, невменяемом состоянии.

- ПРИДУРОК!!!

Не добавив ни слова, девушка вихрем вылетела из кухни. Спустя несколько мгновений хлопнула входная дверь.

- Она определенно права, Уизли… - протянул из коридора манерный, но предельно усталый голос Малфоя.

У Старшего Аврора даже не было настроения спорить. Он глубоко вздохнул, послав на три буквы свою неприязнь к блондину, после чего поинтересовался:

- И почему же?

- Во-первых, даже если Поттера там не было – в здании держали немало людей, если конечно все камеры…кх-м…палаты были заполнены. А ты наверняка прикидываешь, какими обычно бывают ТАКИЕ палаты, не так ли? При виденных нами размерах здания, там было, по меньшей мере, полторы сотни человек. Если допустить, что не весь корпус был заполнен, не везде были палаты, а, скажем, имелись склады, процедурные…или еще что-то, неважно… Все равно, не менее полусотни пациентов там было. Это были люди, Уизли. И они мертвы. А судя по тому, что я успел прочитать в сознании второго – мертвы по приказу. Причем по приказу нашего самого гуманного в мире Министерства…

Блондин умолк, усевшись на тот же табурет, с которого несколько минут назад вскочила Гермиона, и подпер подбородок ладонями, глядя сквозь разбитое окно в сад, затянутый дымкой утреннего тумана, что до сих пор закрывал землю, цепляясь за стволы яблонь и слив. Солнечный свет, все еще сохранявший розоватый оттенок рассвета, пробивался сквозь молочное кружево, подсвечивая его золотистыми, лиловыми и прозрачно-белыми искрами, создавая иллюзию спокойствия и райской гармонии в прогнившем, полном ненависти и злобы мире. Рон, уронил голову на руки, прошептав:

- Почему?

- Вот и ей это непонятно. Пойдем, найдем ее, пока мадам Помфри разбирается с пострадавшими.

Рыжий юноша, чьи волосы в слабых лучиках солнца сверкали, словно живой огонь, нерешительно кивнул, поднимаясь. Драко вышел из дома. Подождав на крыльце Рона, он спустился с ним в сад. Здесь было тихо. Казалось, туман, словно ватное одеяло, гасил звуки, скрадывая шаги. Рон уже вытащил палочку, собираясь отправить поисковик, когда Драко положил ладонь ему на руку. Покачав головой:

- Не стоит. Я знаю, где она.

Рон вскинул брови, хмыкнув. Малфой протянул руку. Словно предложил заключить пари. Рон звучно впечатал свою ладонь в холеную узкую кисть блондина.

- Пиво.

- Бутылка.

- Три.

- Принято.

Малфой уверенно двинулся в сторону сада. Рон сощурился, догнав его.

- Эй, а откуда ты знаешь это место? Здесь же все под Фиделиусом…

Драко окинул парня насмешливым взглядом и передернул плечами, не желая раскрывать некоторые тайны. Они шли к дальней стороне сада. Девушка сидела на влажной траве на берегу небольшого озерца, спрятавшегося в густых зарослях венчнозеленого кустарника. Здесь было холодно, но Гермиона дрожала явно не от этого. Юноши опустились с обеих сторон от девушки, не сговариваясь обняв ее. Она, едва заметно покачиваясь, немигающим взглядом смотрела на серо-зеленую воду, по которой разбегались небольшие круги от мелких капелек оседающего тумана. Растрепанные волосы упали на лицо, пряча покрасневшие веки. С пересохших от долгого плача губ сорвалось едва слышное:

- За что? За что они так? Почему люди такие звери? За что гонят оборотней, если сами еще хуже?

Горло перехватывало спазмами рыданий, не давая дышать. Девушка с хрипом втягивала в себя воздух, захлебываясь им на каждом вдохе и даже не пытаясь успокоиться. Рон прижался губами к виску Гермионы, шепча:

- Ну, не надо. Не плачь, успокойся. Да, люди – звери. Именно для этого и есть авроры – чтобы зверей стало меньше.

Девушка хрипло, неестественно рассмеялась. Звук этого горького смеха пугающим эхом пробежался по саду, странно отражаясь от стен тумана и искажаясь до неузнаваемости. В нем было все – горе, боль, страх, даже смерть. Рон поежился. Голос Гермионы был жестким и непримиримым:

- Авроры? Ты еще не понял, Рон? Авроры – это бешеные псы на поводках Министерства. Нет, не псы, те даже бешенные не столь опасны… Нет… Они – шакалы, от которых бегут в панике благородные тигры, едва заметив пену на мордах. А мы по глупости стали такими же… Зачем?! Разве за подобное мы боролись все эти годы?!

Драко скривился в горькой усмешке, но промолчал. Он ни за что бы не признал, но то, что выявил диагност у обоих беглецов, до сих пор вызывало в нем нервную дрожь. Он уже не раз успел порадоваться, что опередил в этом вопросе Грейнджер, иначе простой истерикой, зная ее чувство справедливости, она бы не ограничилась.

Гермиона рывком поднялась на ноги, сбросив с плеч обнимающие ее руки, после чего, протерев глаза от повисших на ресницах капелек слез, выдохнула:

- Нам лучше вернуться. Вдруг мадам Помфри помощь понадобится.

Рон кивнул, поднимаясь. Блондин остался сидеть на траве, хмуро разглядывая рябь на воде. Гермиона нахмурилась:

- Ты идешь?

- Чуть позже. Идите, я догоню. Мне подумать надо.

Девушка прищурилась, но, когда Рон открыл рот, чтобы прокомментировать фразу Малфоя, дернула его за рукав, потянув в сторону дома.

- Идем, Рон. Он правда догонит позже.

Пожав плечами, Старший аврор пошел следом за подругой. Драко некоторое время наблюдал за удаляющейся парой, после чего, глубоко вздохнув, потер кончиком пальца тонкое колечко-ободок. Последнее напоминание о семье. Пусть не самой идеальной, подчас равнодушной к нему самому, да и друг к другу…но все равно семье. Которой ему очень не хватало.

Пальцы неосознанно коснулись ноющей Метки. Когда-то она перечеркнула всю его жизнь, так и не принеся ничего из тех благ, о которых вещал Лорд. И, похоже, сейчас она тоже решила сломать едва начавшую налаживаться жизнь. Драко хмыкнул. Одна проверка, просто текущий медосмотр сотрудников – и он в Азкабане.

Правой рукой юноша вытащил из-за пояса фамильный кинжал. Пальцы любовно пробежались по тонкому ажуру серебра, из которого был откован клинок. Магически укрепленное лезвие мерцало едва заметными голубоватыми и фиолетовыми сполохами наложенных на него заклятий.

Не дав себе времени задуматься, юноша закусил губу, плашмя надсекая кожу на руке. От тошнотворной боли перехватило дыхание и потемнело в глазах. В памяти с трудом всплыло Обезболивающее заклятие. Облегчение было весьма незначительным, но Драко теперь, по крайней мере, не боялся потерять сознание.

Из прокушенной губы по подбородку, пятная алыми каплями ткань рубашки, потекла кровь, смешиваясь с алым ручьем, бегущим по левой руке. Шипя сквозь стиснутые зубы, блондин миллиметр за миллиметром надсекал кожу, срезая Метку. Волны обжигающе-ледяной и столь же обжигающе-горячей боли накатывали на молодого мага, решившегося на отчаянный шаг на берегу крошечного озерца в глубине чужого сада.

Тягучие капли падали в воду, окрашивая ее в розоватый цвет. Кап. Кап. Кап. Юноша сосредоточился на этом мерном звуке, отвлекающем от боли, не дающем погрузиться в алое марево шокового беспамятства. Перед глазами кружились цветные пятна, мешая следить за движениями ножа. Юноша потряс головой, пытаясь прояснить зрение. Помогло мало, но хоть так.

С отвратительным чвакающим треском последняя нить плоти поддалась лезвию кинжала, и окровавленный лоскут кожи с рваными, неровными краями упал на землю. Из освобожденной раны с новой силой заструилась кровь, и перестук капель сменился неумолчным шелестом тонкой струйки, падающей на пожухлую траву.

Еще раз прошептав Обезболивающее и добавив Бинтующее заклятие, юноша, пошатываясь от головокружения, поднялся на ноги. Очистив рубашку и мантию от алых и уже побуревших разводов, Драко направил струю огня на лежащий на земле клок кожи, оставив от него лишь тонкий пепел. Та же участь постигла все капли крови на земле. Аврор прекрасно понимал, что столь важные субстанции организма нельзя оставлять где бы то ни было, особенно если не уверен в собственной безопасности. Мало ли… Даже в мареве боли он прекрасно помнил о столь нехитрой технике безопасности.

Нетвердым шагом Драко отправился в сторону коттеджа. Он надеялся, что его эскапада заняла не слишком много времени, однако абсолютно уверен не был.

На крыльце дома стояла бледная Гермиона. Уизли видно не было, наверное помогал там, внутри.

- Ты как, Грейнджер? – Драко сделал все возможное, чтобы голос звучал привычно ровно. Видимо, удалось, потому что девушка не вскинулась и не стала задавать множество ненужных вопросов.

- Нормально, Малфой. – В голосе – только усталость иничего больше. – жить буду. Но другим не дам. – Констатация факта. Драко вскинул брови, уповая, что гримаса не сойдетза болезненную:

- Что так, а, аналитик?

В ответ на это заявление девушка с остервенением оторвала от блузки значок министерства, бросив его на землю, после чего задала совершенно неожиданный вопрос:

- Закурить есть?

Блондин приблизился, протянув девушке сигарету. Та взяла ее подрагивающими пальцами, прикурив от Инсендио. Закашлявшись после первой же затяжки, прохрипела:

- Определенно, я слишком давно бросила. Отвыкла.

Драко, закуривший за компанию, поперхнулся дымом. Гермиона хмыкнула, делая еще одну затяжку:

- Что, думал, я вся из себя такая правильная? Ха. Последние три года школы были безумными. Только сигаретами и спасалась. Прятаться, правда, хорошо умела, поэтому никто и не знал. – На некоторое время девушка замолчала, после чего в утвердительной форме сказала. – Ты ведь знал, какие повреждения у них, не так ли? Ты запускал диагноста. Мерлин…

- Мне вообще странно, как они смогли добраться так далеко. Особенно второй. Он пострадал куда сильнее. Многочисленные разрывы внутренних органов, серьезное кровотечение… Причем большая часть – не последствия насилия – скорее судорог. Болевых, магических – не представляю.

Затянувшись в последний раз, Гермиона бросила окурок на землю, убрав его заклятием, после чего глубоко вздохнула, потянувшись к ручке двери:

- Ты идешь, или еще тут постоишь?

- Иду. – Малфой так же, как и Гермиона, удалил недокуренную сигарету, входя в дом следом за ней. Краем глаза он заметил, что на рубашке в очередной раз проступила кровь, успевшая пропитать наложенную ранее повязку. Боль отошла на второй план, сохраняясь тупым неприятным нытьем, разливающимся от пульсирующей раны на руке по всему телу. Как можно тише юноша прошептал очищающее заклятие, удаляя пятна.

Девушка обернулась:

- Малфой?!

- Все в порядке. На ботинках грязь.

Девушка сощурилась, но уточнять не стала. В спальне вокруг погруженных в целительный сон беглецов суетилась мадам Помфри, рядом с ней, держа несколько пузырьков с различными зельями и мазями, стоял бледный, как пергамент Рон.

- Заживляющее, концентрированное…ну что ты мне даешь, мальчик?! Я сказала, Заживляющее, а не тонизирующее! Вон тот, синий. Да, вот этот, именно. Ох, горе ты мое, как ты с таким знанием зелий вообще аврором стал, а?! Ладно, это был риторический вопрос.

Гермиона хмыкнула. Колдомедик резко развернулась:

- О, слава Мерлину, девочка, давай-ка лучше ты мне поможешь, быстрее будет.

Драко, кое-что вспомнив, выскользнул из комнаты. Вернувшись спустя пару минут, он застал процедуру вливания очередного зелья в бесчувственных магов. Увидев, что девушке тяжело поддерживать безвольное тело, Драко подошел сбоку, оттеснив в сторону Гермиону.

- А почему не магией? – юноша как мог сдерживал болезненную гримасу, когда тяжесть тела легла на поврежденную руку. Ответила ему мадам Помфри:

- Нельзя. На них сейчас слишком много лечащих чар, могут войти в противоречие с заклятиями левитации.

Драко кивнул:

- А где наш рыжий оболтус? То есть, прошу прощения, Старший аврор Третьего отдела?

Гермиона хмыкнула:

- Не знаю. Вышел.

- Да тут я, тут. Что, Серебряный Принц, ручки держать его устали? Ничего, тебе полезно.

- Рональд Биллиус Уизли, не стоит смеяться над человеком, испытывающим боль! – медсестра была строга и непреклонна. Гермиона резко обернулась к блондину:

- Драко?! Рон, ну-ка, смени его!

- А что я-то?!

- РОН!!!

- Ну ладно, ладно… - ворча, юноша перехватил тело, а Гермиона вцепилась в Драко, шестым чувством уловив причину, по которой он может испытывать боль. Юноша не успел вывернуться из цепких пальчиков молодой ведьмы, уже закатавшей левый рукав:

- Драко, ты псих!!! EVANESCO!

Повязка исчезла, открвы взорам опухшую по краям рану. Мадам Помфри схватилась за голову:

- Я полностью согласна с мисс Грейнджер! Это не выход, мистер Малфой. Поверьте, уж я то знаю!

Стиснув зубы юноша прошипел, слабо соображая от вновь вспыхнувшей боли:

- Да откуда бы?!

- А кто, позвольте узнать, лечил вашего крестного, когда он вот так же однажды умудрился занести воспаление?! Едва нарастет новая кожа – и Метка вновь проявится на прежнем месте. Кстати, давно это у вас…вернулось?

- В ночь Самайна. Точнее, тогда вернулось ощущение присутствия...этого, а сама...Метка вернулась спустя три дня. Сначала бледная, потом все ярче… В полную силу полыхнула сегодня. Так, где мы их подобрали… Туда пришел Лорд со своими Пожирателями… - Драко и сам не знал. Почему столь многое сказал колдомедику, поэтому поспешил добавить: - Это никто не должен знать, как вы понимаете.

Мадам Помфри фыркнула, сноровисто обрабатывая заживляющей мазью края раны:

- Естественно, молодой человек. Если вы не знаете, все колдомедики в самом начале карьеры дают клятву Гиппократа. Вам что-нибудь говорит это название?

Блондин, нахмурившись, прочел по памяти текст клятвы, выученный в самом начале свей бытности аврором, как должностное требование – знание принесенных обязательств магических профессий, отражающихся на юрисдикции тех или иных поступков:

- "Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями. Это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому. Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного кессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами. Что бы при лечении - а также и без лечения - я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и славе у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому".

- Вот-вот. А теперь подумай, могу ли я действовать во вред тебе, сообщая подобную информацию. В конце концов, клятва-то изначально магическая… Да, мисс Грейнджер, это так. Просто магглы ее переняли у нас, не учтя…побочного эффекта. Магия-то ее все равно заверяет…а потом у врачей проблемы… Так что, мистер Малфой? – Блондин помотал головой. – То-то же. Так, ну все. С нашими больными я на сегодня закончила, приду завтра. Я так понимаю, вам нежелательно, чтобы кто-то знал о моем посещении, не так ли? Тогда я пойду через Дырявый котел. Вот уж где камин невозможно отследить. Мистер Малфой, вот мазь, каждый час обрабатываете края, старайтесь, чтобы не попало в саму рану.

Колдомедик встала, собираясь покинуть коттедж. Возле самого портала камина женщина остановилась, глядя на троих молодых магов:

- И запомните – не стоит верить всему, что вам говорят. Люди привыкли лгать и одевать множество масок. Особенно те, кто должен бы олицетворять свет. Однако я не рекомендую вам доносить до всех и каждого, что вы собираетесь уйти в оппозицию. Это чревато.
Не дав ошалевшим волшебникам опомниться, колдомедик хмыкнула и исчезла во вспышке зеленого огня.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Вторник, 15.03.2011, 20:27 | Сообщение # 23
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 18

Демон раз за разом пытался нащупать связь с Томом, но снова и снова терпел поражение. Казалось, будто у него никогда не существовало этого канала между двумя сознаниями. У подобного могло быть лишь три объяснения – либо Том умер, либо без сознания, либо осознанно заблокировал канал. Последнее отпадало – тогда через блок могла бы пробиться Нагини. Оставались два варианта, и Демон всей душой, если таковая у него еще оставалась, а он надеялся, что все же сохранил хотя бы малые ее обрывки, пусть истерзанные, надеялся, что маг все еще жив. Здесь, в хранилище Рода магия, казалось, бурлила и кипела, помогая ему, облегчая ментальный поиск, но даже это не способствовало решению задачи.

- Грипхук, к тебе за все эти годы хоть один наследник обращался?

- Ко мне нет, но лет пятьсот назад к моему отцу приходил один типчик… Магия его пропустила, но весьма неохотно. Согласно описи, он взял лишь одну вещицу, думаю, тебе небезызвестную.

Демон хмыкнул, проведя ладонью по шее. Понятно.

- Значит, до этого он хранился здесь?

- Естественно. Как и многое другое. Кстати, во-он там, на восьмом стеллаже, лежит миленькая вещичка. Наша работа, между прочим.

- А почему не изъяли? – в голосе мага слышался определенный интерес.

- Как это, почему? А ты сам бы рискнул?

- Ну-у…

- Вот-вот. А если по чести… она на кровь зачарована. Закалена в ней. И, как следствие, может принадлежать только крови.

- Значит, для признания…

- Надо немного порезаться. – Гоблин криво усмехнулся. – Рекомендую забрать. Тем более, тебе это может пригодиться.

- Неужели? – Маг вскинул бровь. – Что ж, рискну тебе поверить… Кстати, я собственно, с чего решил сюда сунуться… Не подскажешь, среди книг есть что-нибудь о содержании замков? В дневниках на этот счет очень мало информации, хотя и весьма полезной.

- А поконкретнее не выскажешься?

- Неужели не понял?! Грипхук, ты поразил меня в самое сердце!

- Нет его у тебя, не ври.

- Ты проверял?

- Я чувствую. А насчет книг... Тебе нужны рекомендации по восстановлению, не так ли?

Маг молча передернул плечами. Гоблин оглядел полки и прищелкнул когтистыми пальцами:

- Вот она. – В руку Грипхука влетел тяжелый том в обтянутой кожей грифона обложке. – Что-то еще?

- Браслеты рода. Лучше обручальные. Если есть – то и диадему.

- Сундук восемнадцать. Эбеновая с инкрустацией перламутром шкатулка. Там свадебный комплект. Две пары браслетов, височные подвески.

- А диадема? – маг, уже вытащивший шкатулку, с интересом разглядывал содержимое.

- Обижаешь! – гоблин оскалился. – Это мужской комплект.

- Вот как?! – в голосе мага прозвучало сдержанное удивление.

- Конечно. Предки предусмотрели все варианты. Две другие шкатулки – соответственно, женский и смешанный комплекты.

- Где какой?

- Женский – красное дерево, жадеит.

- Ясно. Хорошо, шкатулку я тоже заберу. Отправь ее в мой лондонский дом. Да…и кстати… Закрой все мои прежние счета. Завтра год, как я «умер».

- Завтра?

- Да. В этот день я отказался от прошлого. Смирился с тем, что миру нужен не герой, а Герой. Лучше – мертвый. Памятник.

- Слушай, тут такое дело… - Гоблин задумался, припоминая. – Через час или два после произнесения пророчества к нам обратились представители этого…Ордена Феникса.

- Деньги? – в голосе мага не было ни капли удивления. – Они решили, что еще что-то осталось?

- Ну да. Там действительно кое-что оставалось, но взял на себя смелость отказать им и перевести деньги на твой текущий счет и задним числом отметить опустошение ячейки.

- Отлично. Ты гений, Грипхук. Что ж… Тогда все в порядке. И последнее. Давай-ка обсудим, как быть дальше. Здесь, внутри банка есть закрытая для посторонних площадка для аппарирования?

- Есть. Второй подземный. Дальний блок. Сколько человек ты возьмешь с собой?

- Внутренний Круг. Кроме…м-мм…четверых. О, кстати, что-то аналогичное амулету сознания, но помощнее есть?

- Женщина или мужчина?

- Женщина.

- Возраст?

- Точно не скажу… Между сорока тремя и сорока пятью.

Гоблин покивал, потом в очередной раз оглядел полки:

- Есть зелье Разумности…но у него не слишком долгий срок действия. Пару месяцев, возможно. Серьги…нет, они не мощнее амулета сознания…не знаю. Точно не уверен. Давай, я проверю описи, может, что найдется.

- Из этого помещения есть доступ ко всем хранилищам, не так ли?

- Конечно. В какое тебе?

- Ни в какое, я уточнил. Хорошо. Теперь вернемся к прежней теме… Со мной, получается, будет семеро. С нижней площадки мы пройдем до хранилища и заберем оттуда все самое ценное. На всякий случай. Тем более, я подозреваю, там осели многие ценности древних родов.

- Не сомневайся.

- Когда вы потребуете у Министерства экономической автономности?

- Сразу после нападения. – Гоблин нехорошо усмехнулся. – Присутствие здесь авроров и наличие министерских хранилищ на особых условиях подрывает безопасность банка. Пусть либо сотрудничают по стандартному Договору Повышенной Секретности, либо хранят все это в кабинете министра.

- А если откажутся? – Демон хмыкнул.

- Ты же не будешь против почистить еще пару хранилищ, не так ли?

- В том числе, некоторых ваших…других клиентов?

- Само собой. Мы же не можем подставиться.

- Тогда предоставь список номеров хранилищ, которые…гм-м…надо почистить от накопившегося мусора.

- Уверен, что вскроешь?

- Да. – Простая и лишенная довольства констатация факта убедила гоблина лучше яростных заверений. Тем более, он прекрасно знал этого мага. Вздохнув, гоблин посмотрел на Демона, которого в его девятнадцать язык не поворачивался назвать даже молодым человеком. Не то что юношей или, тем более, мальчиком.

- Вызовешь их сюда или сам за ними отправишься?

- Вызову. Поэтому и спросил о закрытой площадке. Я вызову их туда, мы поговорим. Потом… А что будет потом – увидишь. Обещаю незабываемое шоу.

Гоблин хмыкнул, выходя вслед за магом из хранилища и запирая его за собой, после чего, тихо посмеиваясь над натянувшим на лицо иллюзию Демоном, двинулся на второй подземный.

- оОо –

Долохов, склонив голову, стоял возле разожженного камина и смотрел на пляшущие языки пламени. Позади него раздался тихий задумчивый голос:

- Тони, как думаешь, что ждать от Поттера?

- Люц, Я не знаю, что ждать от МОЕГО ЛОРДА. – Долохов голосом выделил последние слова. – Он всегда был непредсказуем.

- Брось, Тони, какой из пацана Лорд! – голос Рабастана сочился ядом. – Ему, похоже, кто-то карамельку не дал, вот он и обиделся. Поиграется – и снова нас аврорам сдаст, а те его и простят, примут обратно…

Глумливая речь Лестранжа-младшего была прервана молниеносно быстрым ударом тяжелого кулака Долохова:

- Не смей так отзываться о нашем Лорде, щенок!

Люциус, все это время сидевший в кресле и наблюдавший за происходящим, спросил:

- Ты уверен, что он – Лорд, Тони?

- Несомненно, Люц. Он открыл Азкабан так же, как в прошлый раз – именем Наследника. Кровью Слизерина.

- Откуда у ПОТТЕРА кровь Слизерина, твою мать?! – заорал вышедший из себя Рабастан. – Подумай своими усохшими от старости мозгами, Тони! Он никогда им не был, откуда бы взяться силе и крови?!

- Вспомни, что Поттер – змееуст. – Долохов стиснул зубы, удерживая рвущиеся на волю эмоции. Рабастан заржал:

- И что?! Вспомни, что наш – НАШ, НАСТОЯЩИЙ – Лорд говорил об этом. Он…

Люциус, в чьей голове неожиданно начали складываться детали головоломки, рывком вскинул серебряные глаза на рыжего дебошира:

- …он передал ему часть своей силы в тот Самайн восемьдесят первого, не так ли? – Малфой сощурился. – Ты сомневаешься, Тони?

- Да! – выплюнул Долохов, с ненавистью глядя на мужчин. – ДА, я сомневаюсь, что вы достойны вернуться в ряды благородных…

Рабастан рыкнул и, не дожидаясь окончания фразы, бросился на Антонина. Тот с легкостью уклонился от все еще не восстановившегося «оживленца», перехватив сжатый кулак.

- Недоносок!

- Да пошел ты!

Лестранж с криком ярости вновь замахнулся на Долохова. Антонин без размаха всадил кулак в живот рыжего Пожирателя. Мужчина согнулся, одновременно выбросив вперед согнутый локоть, метя старшему колдуну под ребра. Как ни странно, удар достиг цели, вышибая у волшебника дух. Хрипло охнув, Долохов попытался вывернуть руку Лестранжу, но в этот момент с грохотом распахнулись двери:

- ВЫ!!! Что вы себе позволяете в Замке Лорда?! РАБАСТАН! АНТОНИН! Здесь и так нечего ломать!!! Нет бы сначала восстановить что-то!

- Белла…

- ИДИОТ!!!

Люциус, с усмешкой наблюдавший за дракой, ехидно протянул:

- Милая Бэлль, не стоит им мешать. У них возник высоконаучный спор о правомочности действий ЛОРДА.

Рабастан, вытерев сочащуюся из угла губ кровь, прохрипел:

- И ты туда же, Люциус?!

- В отличие от некоторых, я сначала думаю, потом делаю. Я принял метку. Теперь нет смысла сомневаться. Ты ее, кстати, тоже принял, если у тебя вдруг обнаружились провалы в памяти.

Белла прищурилась, глядя на блондина:

- Ты о чем?!

- Просто в процессе решения текущих бытовых и не очень проблем выяснилось, что не так давно титул Темного Лорда принял Поттер.

Рабастан ехидно скривился, ожидая вспышки ярости. Однако дальнейшее заставило его в удивлении распахнуть глаза. Белла кивнула:

- Это хорошо. Способный мальчик. Всегда знала, что он далеко пойдет. Так это ему мы все приносим клятву?

Люциус царственно кивнул, скрывая усмешку. Белла открыто улыбнулась, что неожиданно заставило ее помолодеть лет на десять.

- Отлично. Интересно, когда он вернется? Мне хотелось бы тоже вернуться в ряды Пожирателей.

Рабастан ошеломленно открывал и закрывал рот, силясь что-то выдавить из себя. Ему это удалось только спустя пару минут, под насмешливым взглядом свояченицы:

- И тебя не волнует, что это ПОТТЕР?! Тот, кто убил Лорда?!

- Убил?! – Белла рассмеялась. Впервые за долгое время, как отметили все присутствующие – без налета безумия. – УБИЛ… Ой, мамочки, насмешил! Да с чего ты взял такую глупость? Лорд жив, это несомненно.

Антонин хмыкнул, когда Рабастан вызверился в ответ на подобное заявление Беллатриссы. Посмотрев на покрасневшего мага, старший волшебник с улыбкой выдал:

- Если ты ничего не слышал и не видел – это не значит, что этого не было. Как думаешь, по чью душу мы мотались не далее чем пару часов назад?

- Представления не имею, что и от кого надо Поттеру!

- Ну и глупо. – Люциус вальяжно вытянул скрещенные в щиколотках ноги и сложил руки на груди. – Как ты умудрился пропустить эту часть представления?

- Да ушел я! Как только понял, что это Поттер – сразу из зала ушел!

Долохов расхохотался:

- Ты многое пропустил. Между прочим, Лорд сумел найти…Лорда.

- И ты хочешь мне сказать, что НАШ Лорд жив? Ты псих! Если он жив, то почему не с нами?!

Белла танцующей походкой приблизилась к брату мужа и с очаровательной улыбкой влепила тому полновесную оплеуху. После чего, не прекращая улыбаться, проворковала:

- Только попробуй еще раз неуважительно отозваться хоть об одном из наших Властелинов. Поверь, я была не совсем без сознания, когда Лорд одел на меня амулет Сознания, и кое-что поняла. Я очень ему благодарна, что он не дал мне окончательно свихнуться…но если ты только рискнешь… - голос женщины плавно перетек в тихое яростное шипение - …я вспомню себя ненормальную. Я тебе это очень-очень не понравится, Раби. Салазаром клянусь.

Резко развернувшись, так, что подол ее мантии хлестнул по ногам судорожно сглотнувшего мага, женщина медленно обошла помещение, прежде, видимо, бывшее одной из гостиных, осматривая ущерб, который было необходимо исправить. Трое магов наблюдали за ней со смесью уважения, легкого испуга и желания расхохотаться.

- Значит так, мальчики. Если весь Замок в таком состоянии, а то, что я успела увидеть, это подтверждает, то нас ждет Мордредова уйма работы. Для начала стоит запрячь всех младших…кстати, они там внизу ошиваются, в казармах первого уровня…разобрать завалы на лестницах в подвал и на четвертый ярус.

- Тут есть четвертый ярус? – Люциус пораженно вскинул брови. Белла ехидно усмехнулась:

- О, наш Мистер Совершенство чего-то не знает? Естественно есть! Вы разве не чувствуете пространственного искажения?

Мужчины переглянулись. Белла картинно закатила глаза и вздохнула.

- Так. Десяток человек на верхние пролеты, столько же на нижние, остальных – на уборку комнат. Палочек ни у кого из нас, фактически, нет? Тогда пусть поубираются руками, раз никого из вас не осенило позвать СВОИХ эльфов.

Люциус хмыкнул:

- Я пытался. Заключение стерло все связи с ними, они не чувствуют зова. Даже на крови. Правда, и у остальных, даже оставшихся на свободе, то же самое.

Белла задумчиво покивала.

- Значит, придется прибегнуть к крайним мерам. Правда, сначала стоит обсудить это с Лордом. Как не раз говорила тетушка Вальпурга – хочешь, чтобы все всегда было под контролем – сначала убей, потом подумай и подними в качестве Слуги.

Еще раз покивав собственным мыслям, женщина вышла из комнаты, оставив троих мужчин в состоянии легкого шока. Спустя десяток минут снизу до них донеслись ее громкие и не совсем цензурные крики, которыми она направляла на работу бездельничающих младших.

В тот же миг двое из магов скривились, с силой стискивая ладони. Боль была не слишком сильной, но – неожиданной. Рабастан вопросительно посмотрел на них. Долохов призвал мантию и маску, коротко и лаконично пояснив:

- Вызов.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 16.03.2011, 16:29 | Сообщение # 24
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 19.

Демон, сощурившись, наблюдал за появлением своих Пожирателей. Сейчас ему предстояло провернуть веселое мероприятие по изъятию палочек из Министерского защищенного хранилища. А потом еще и в Министерство наведаться…за остальными. С Хогвартсом будет проще, он и один туда…проберется. Позже. Сейчас же, оглядывая свой отряд, он прикидывал, кого куда лучше послать. Когда картинка, наконец, сложилась, он четко объяснил, что им предстоит сделать:

- Сейчас мы с вами достанем палочки младших, которые хранятся в сейфе, подконтрольном Министерству. Гоблины недовольны вмешательством в их дела и на данный момент они на нашей стороне. Их не трогать ни при каких условиях. Они так же получили приказ не наносить увечий. Сейф на первом уровне, охраняется отрядом авроров. Их снимем без проблем. Однако у нашей вылазки еще несколько целей. Необходимо напомнить всем, КТО мы такие. Нужно почистить несколько других сейфов. Номера и коды к заклятиям нам предоставили. Некоторые из них – ваши, некоторые – Министерские, вперемешку. Сегодня – пять ячеек. Если Министерство не договорится с гоблинами – будет еще пять. И так далее. Нужно разведать уровень защиты на стратегическом объекте. В данном случае – на банке. Гоблинские линии заклятий вы все равно не ощутите, а вот наложенные Министерством… Сейчас мы с вам аппарируем в Косой, разносим некоторое количество магазинов. Не переусердствуйте. Магов не калечить – только авроров и Министерских. Не убивать. Не сегодня. В случае чего – аппарируете сюда. Нам дан допуск. Из Косого направляемся в банк, показательно! Думаю, актерскому мастерству вас учить не надо. Как только освободим сейфы – уходим на эту площадку. Я оставлю здесь маяк, настроенный на Метки. Отсюда аппарируем обратно. Люциус – отвечаешь за безопасность ЖИЗНЕЙ людей снаружи. Эйвери, Нотт – на вас показательность заклятий. Кребб, Гойл, Забини – работаете с сейфами. Антонин – со мной, снимаем авроров, вскрываем Министерскую защиту. Все поняли?

- Если все же прибудут спецотряды…?

- Этих убиваем сразу. До дуэлей не доводим. У них Зеркала.
Те маги, которые были в курсе – кивнули. Остальные переглянулись, но суть уловили. Уточнят позднее. Демон хмыкнул. Его черная маска на миг осветилась, и багровые огни в глазницах стали чуть ярче.

- Раз все всё поняли – начинаем. Аппарация – к выходу из Дырявого Котла.

- оОо –

Гермиона устало опустила голову на руки, сложенные на спинке стула. Самым острым желанием было уснуть и не просыпаться дня три. Вроде не спала всего двое суток... А организм все равно вымотался.
Кто-то потряс ее за плечо:

- Герми, иди ложись. Я приготовил постель в гостевой наверху.

- Не могу. Кто присмотрит…

- Я. Иди спать, говорю.

- Я хочу с ними поговорить, когда они в себя придут.

- Я тебя разбужу, когда они начнут отходить от зелий. Но сейчас иди и отдыхай. Иначе просто свалишься.

Устало кивнув, Гермиона встала со стула, направившись спать. Драко, стоящий возле окна, проследив за ней глазами, обратился к не менее усталому Рону:

- Ты бы тоже поспал. Да и мне бы не мешало, только не поможет, так что мне проще подежурить.

- Нет уж. Я с тобой.

Драко фыркнул:

- Ну и глупо. Впрочем, вы, гриффиндорцы, вообще редко прислушиваетесь к доводам рассудка. Хочешь – сиди. Но учти – уснешь, в спальню левитировать не буду. Так и будешь дрыхнуть, где свалишься.

Рон хмыкнул, но промолчал. Некоторое время в комнате висела немного натянутая тишина. Драко задумчиво вытащил сигарету и, поморщившись от боли в предплечье, закурил. Рон потер ладонями лицо, разгоняя сонный туман в голове. Не помогло. Подняв взгляд на блондина, юноша едва слышно спросил:

- Почему?

- Что почему? – голос Малфоя был усталым и каким-то бесцветным.

- Почему ты вдруг оказался с нами?

Малфой долго молчал, он и сам толком не представлял, почему так получилось. Спустя десяток долгих минут, докурив вторую сигарету, юноша лишенным эмоций голосом ответил:

- Так надо. Я чувствую.

Рон хмыкнул. Но, тем не менее, промолчал, уткнувшись лицом в ладони. Разговор не клеился, но это и не было нужно. Казалось естественным вот так, в тишине, сидеть и ждать. Неважно чего.

- оОо –

Грипхук внимательно изучал разложенные на столе бумаги. Демон оставил ему редчайшие и ценнейшие документы, за что гоблин был ему невероятно благодарен. Пусть маги во весь голос утверждали. Что такие темные существа как гоблины, кентавры, великаны не умеют быть благодарными. Пусть. Главное, что Демон знает, что это далеко не так. С этим магом, одним из очень и очень немногих было приятно иметь дело. Он, даже если и не все знал, интуитивно ощущал и воспринимал то, что ему было необходимо. Он умел слушать собственную магию.

Тряхнув головой, гоблин вспомнил, каким испуганным ребенком, едва ли не прячущимся за своего спутника он увидел Демона в первый раз. О, да. Он уже тогда был Демоном, а не Гарри Поттером, хотя и не в той мере, что сейчас. По тонким губам Грипхука промелькнула едва заметная улыбка. Зато благодаря ответам мага он теперь понимал причины происходящего. Магический мир, особенно некоторые его представители, серьезно просчитались, когда попытались сбросить, как им показалось, ненужную больше карту. А главное, они ошиблись, не удостоверившись в том, что карта действительно сброшена. Потрясающая беспечность.

Еще раз хмыкнув, гоблин прислушался к звукам, доносящимся снизу. Пока было тихо, значит, операцию свою Демон еще не начал. Грипхук положил когтистую лапу на платиновую пластину, инкрустированную в стол:

- Горнук, зайди ко мне.

Спустя пару минут товарищ уже пришел в кабинет Грипхука, с мрачным видом устроившись в кресле:

- И что? Доволен? Да слышал я все, не надо мне ничего говорить. Учти, они сейчас разнесут весь первый уровень. А нам его потом восстанавливать. Плюс, мнение клиентов…

- Горнук. Прекрати. Мнение клиентов о нас не ухудшится никогда. Тем более, мы все равно все свалим на Министерство. Помимо прочего, десять процентов от…кх-мм…освобожденного имущества Демон обязался перечислить на наши счета. А это, ты и сам понимаешь, немало.

- И только ради этого… - в голосе Горнука звучало явственное разочарование.

- О, Гхаш Великий, да что с твоими мозгами?! Нам сейчас главное получить независимость от Министерства. Иначе они подгребут все, что только возможно. В том числе и капиталы.

Горнук задумался, после чего его хмурое лицо посветлело:

- Они дают добро на размораживание наследных счетов?

- Да. И они открывают вторичные ячейки, ячейки малых ветвей… И присылают запросы на побочные ветви, к которым могут относиться и затребовать наследство в качестве единственных наследников.

Горнук подпрыгнул:

- Как ты этого добился?!

- Он сам это предложил. Причем давно. Знаешь, он неплохо стал разбираться в наших делах, если так посмотреть.

- Что ж, и это утешает. А что с Министерством?

- В любом случае… При таком раскладе нынешнее Министерство просуществует в лучшем случае, до весны. Или в худшем, это как посмотреть. Такими темпами, как движется он, он подгребет под себя всю Британию, после чего позарится и на материк. А уж если он найдет… - неожиданно гоблин замолк, поняв, что его понесло не в те горы. Горнук хмыкнул, но выспрашивать не стал, только хитро прищурился.

- Будем считать, ты меня убедил. В конце концов, он – не худший вариант. Да и кровь его…неплоха, надо сказать.

- Она даже лучше, чем ты думаешь. Горнук, у меня к тебе поручение. Первый уровень свободен?

- Да, как ты и просил. Все разосланы в разные части пещер. Трое – страхуют с приказом не ранить. Что еще?

- Когда Демон войдет в банк, на территорию сейфов и начнет их вскрывать – будь там и крепи маяки на пластины Крови. Хранилища не должны закрыться раньше, чем мы их проверим на наличие своей собственности.

- Мы ее забираем?

- Демон дал добро. Плюс, о ней все равно никто ничего не знает. Мы оставляем только то, что сотворено на кровь. Остальное – наше по праву.

Горнук кивнул, и больше ни слова не говоря, покинул кабинет, оставив там улыбающегося Грипхука, размышляющего о почти реальном уже светлом будущем всех малых народов. Сейчас эта мечта стала как никогда реальной и почти физически ощутимой.

- оОо –

- Эльф… - едва слышный голос, стремящийся не нарушить тишины дома, разнесся по коридору.

- Да, Моя Госпожа?

- Мальчик спит?

- Да, Госпожа. Я уже отнес его в кровать, как вы и велели.

- А зелья?

- Стоят возле изголовья с запиской.

- Отлично. Сейчас отправляйся в наше загородное поместье. Принеси оттуда три Гримуара Ночи. Они в верхней библиотеке. Найдешь сам. Потом посетишь склеп, поменяешь цветы. Когда закончишь – возвращайся. Мальчик уже проснется.

- Слушаюсь, Госпожа. – Лопоухое существо поклонилось и беззвучно исчезло.

- Я рад, что в свое время заступился за тебя на суде предков. – тишину снова разорвал голос, теперь уже куда более низкий и гулкий, эхом загулявший по коридору.

- Спасибо, дедушка. Зато теперь у меня появился шанс вернуться. Я так долго ждала этого…

- Скажи спасибо не мне, а тому, что предки все же не лишены разума. Они осознали все плюсы подобного наказания.

- О, да, конечно, у Стазиса СТОЛЬКО плюсов… - голос женщины звучал издевательски.

- Несомненно, если сравнивать со смертью… - в голосе мужчины яду было не меньше.

- Прости, дедушка. Просто я переживаю. Я не знаю, как прошел ритуал, проведенный столь поздно.

- Можешь мне поверить, все в порядке. Хотя… Если бы ты занималась воспитанием нормально, этого бы и не потребовалось. И не мучилась бы.

- Да понимаю я! – вспылила женщина. – Просто… Нет, мне нет оправдания, дедушка. Я едва не погубила Род.

- Что было - то прошло. Сейчас главное ничего не упустить. Он одинок и потерян…его необходимо поддержать, наставить на требуемый путь… Жаль, здесь нет никого из семьи…

- Все будет хорошо… Надеюсь. Я постараюсь поговорить с ним, правда, шанс на это невелик. – Тяжело вздохнув, женщина поспешила сменить тему. - Утешает, что все поместья в относительном порядке. Не потребуется столь уж много времени, чтобы вычистить и привести их в жилое состояние. Думаю, мальчик захочет поселиться там, где провел короткие, но счастливые два года.

- В том захолустье? Сомневаюсь. Судя по тому, что я успел услышать, он жаждет остаться здесь, в ЭТОМ доме. Ведь именно сюда он пришел после всех этих лет, тебе так не кажется, внучка? Думаю, это самое лучшее доказательство…

- Не знаю, дедушка… Я давно перестала его понимать. Очень давно…

- У тебя еще все впереди, девочка моя.

- оОо –

Беллатрисса Лестранж с маниакальным упорством гоняла молодых Пожирателей, требуя от них безоговорочного подчинения и выполнения ее «наипростейших, доступных к пониманию даже ручному великану» требований по расчистке лестниц, могущих дать доступ к подземным уровням, необходимым для ритуалов и к верхнему, четвертому уровню Замка, где, по идее, должны находиться вторая библиотека, закрытая, покои Хозяина Замка и медитационный магический зал. Именно он сейчас был ей необходим острее всего. Потому что для восстановления замка без него не обойтись.

- Ну!!! Шевелитесь, вы, недодавленные флоббер-черви!!! Ну кто так камни ворочает?! Кто, я вас спрашиваю?! А рычаги вам на что даны, вы мне не подскажете? Ах, палочек у вас нет… А САМИ ВИНОВАТЫ!!! НЕЧЕГО БЫЛО АВРОРАМ ПОПАДАТЬСЯ!!! И вообще, скажите спасибо, что Лорд проявил несвойственное ему благодушие и вытащил вас, никчемных дебилов, из застенков, в которые вы по своей тупости умудрились попасть!

Вдохновенно объясняя окружающим, сколь далеко они ушли в своем умственном развитии от каприйской плесени, Белла энергично гоняла их по всему Замку, вызывая целые потоки ругательств на нескольких наречиях в свой адрес. Подобные словесные изыскания, однако, только раззадоривали женщину.

Спустя примерно три часа она уже знала всех своих «подчиненных» по именам и без зазрения совести эксплуатировала все доступные ей волшебные палочки, а таких сейчас в Замке было всего три – у троих молодых пареньков, прибывших на подмогу из поместья Нотта, где они проживали, скрываясь от властей.

- Джесс, вот скажи, ты почему, когда голодный - работать не можешь, а когда сытый – не хочешь, м-мм? Ну-ка отдай сюда палочку, изверг, кто так мозаику чистит?! Берт, почему на люстре до сих пор паутина клоками?! Ах, не паутина?! А ЧТО?! Подвески… ТОГДА ПОМОЙ ЭТИ ГРЕБАНЫЕ ПОДВЕСКИ, ИНАЧЕ Я ИХ ТЕБЕ НА УШИ ПОВЕШУ, ДЛЯ КРАСОТЫ!

- Патрик… ПАТРИК!!! Почему ты до сих пор не разобрал завал?! Ах, тяжело ему, бедненькому… А ты думал, в сказку попал, да?! НЕ-Е-ЕТ!!! Это ты в жизнь вляпался!!! А ну, пшел, пока я добрая!!!

- И ВООБЩЕ, НЕ НЕРВИРУЙТЕ МЕНЯ, А ТО СКОРО ТРУПЫ БУДЕТ НЕКУДА ПРЯТАТЬ!!!

Донельзя довольная собой, Белла придирчиво следила за исполнением своих указаний, когда ей неожиданно пришла в голову гениальная мысль. В тот же миг очередной зычный крик раздался по всему Замку:

- ДЖО-ОНС!!! Ноги в руки и ко мне! Дело есть!

Спустя пару минут перед ней стоял паренек лет двадцати, судорожно мнущий рукава перепачканной в каменной пыли и паутине мантии:

- Да, леди Белла?

- О, уже усвоил?! – Белла улыбнулась. Как ни странно, при всем ее обожании мужа, она не любила имя Лестранжей, поэтому предпочитала, чтобы ее звали по имени. – Отлично. Двойной аппарацией владеешь?

- Д-да.

- Отлично. Сейчас мы кое за чем слетаем, только от меня ни на шаг. Ну, если не хочешь стать очередным манекеном для отработки заклятий для авроров. А сейчас… живот втянуть, грудь колесом!!!… Отлично. Ничто так не красит женщину, как удачно подобранный мужчина. – Белла совершенно серьезно осмотрела побледневшего сопровождающего. – Откуда здесь можно аппарировать?

Молчаливый и замкнутый, частично от страха, что сейчас они нарушают прямой приказ Лорда не покидать Замок в его отсутствие, юноша повел за собой легендарную Пожирательницу, на данный момент готовую служить Лорду и без Метки – ради самой идеи. Белла, идя следом за ним, задумчиво разглядывала напряженную спину. Она прекрасно понимала, сколь опасна их вылазка, но это было необходимо. Сейчас, когда память ее не подводила и не разбавлялась приступами неконтролируемого безумия, она стала куда осторожнее и расчетливее, попутно вспоминая все тонкости семейных даров и Сил. И именно в связи с этим ей было необходимо наведаться в Родовое Поместье.

Аппарировали они с площадки вне стен Замка. Белла впервые посмотрела на величественное строение, ужаснувшись тем разрушениям, что когда-то, долгие года, а то и века назад испортили совершенную в своей простоте лаконичность и красоту форта.

Спустя несколько невероятно долгих и жестоко-неприятных мгновений двое людей стояли перед старинным особняком в центре Лондона. Белла нахмурилась:

- Странно, дом должен был быть скрыт…

- Это опасно? – поспешил поинтересоваться молодой Пожиратель.

- Нет, вообще-то. Просто странно. Ладно, лучше не тратить времени и не мелькать тут дольше разумного. За мной.

Беллатрисса решительно поднялась по крутым ступеням, приложив ладонь к двери, прямо на кованную змеиную голову:

- Именем дочери рода прошу права ступить в Родовое Поместье.

Дверь осталась закрытой. Белла нахмурилась. Джонс едва слышно спросил:

- И что теперь?

- Погоди. Я думаю. – Женщина, накручивая на палец вьющуюся прядь, продолжила разглядывать дверь. После чего хмыкнула. – Попробуем иначе. Нож есть?

- Парень замотал головой. Колдунья хмыкнула, после чего отобрала палочку, прошептав режущее заклятие. С ладони закапала кровь. Стоило первым алым бусинкам упасть на металлические чешуйки Стража Порога, дом будто вздохнул, и дверь с мерзким скрипом, точно неохотно, открылась. Шепнув заживляющее заклятие, ведьма вошла в темный холл. Что-то навязчиво царапнуло сознание. Но она не придала этому значения, поманив рукой спутника:

- Даю позволение войти в дом моему сопровождающему… - она вопросительно взглянула на мага. Тот хрипло выдохнул, зная, что она должна сказать его полное родовое имя. Он не слишком-то хотел его разглашать, но…

- Риллар Адамант Гриндевальд-Джонс.

Белла вздернула бровь, и криво улыбнувшись, завершила:

- …Риллару Адаманту Гриндевальду-Джонсу. Подтверждаю как наследница Рода, по собственной воле и в здравом уме.

В тот же миг со стороны лестницы, ведущей на верхние этажи, раздался насмешливый мужской голос:

- А давно ли ты в здравом уме, сестрица?


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 16.03.2011, 16:29 | Сообщение # 25
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 20.

В начале Косого переулка со зловещим хлопком материализовалась группа магов в знакомых до боли, до холодного ужаса черных мантиях и белых масках. Сейчас, в середине дня, здесь было немало народу, но стоило появиться ИМ, как на гомонящую улицу опустилась гнетущая, пахнущая страхом и предчувствием боли тишина, спустя пару мгновений взорвавшаяся первым напуганным визгом.

Демон криво усмехнулся под маской и, усилив громкость собственного голоса, полугаркнул-полупрошипел:

- Отомс-стим, др-рузья мои!

В тот же миг некое оцепенение, разлитое над мало что понимающей толпой, было сметено шквалом простых, но весьма мощных заклятий, сорвавшихся с палочек семи Пожирателей и их Лорда. Кто-то из толпы попытался ответить, но был снесен ударной волной взрыва, вдребезги разнесшего витрину кафе Фортескью.

В толпе поднялась неконтролируемая паника и восемь магов, издевательски расхохотавшись, черным клином двинулись вперед, оттесняя людей к стенам домов, безжалостно уничтожая магазины и лавочки уличных торговцев. В свете солнца такая картина казалась нереальной, но при этом ужасающе правдоподобной. Демон с усмешкой наблюдал, как Малфой и Забини вдвоем, не прекращая заливаться хохотом в лучшем стиле Беллы, взрывают кирпичную стену какого-то дома и в проломе показывается чей-то трясущийся от страха шарообразный силуэт. Кребб и Гойл за руки выдергивают его на улицу, уронив на мостовую, и без предисловий накладывают Круциатус. Ничего, выживет. Вот Долохов, Эйвери и Нотт с упоением играют каким-то магом в нечто, напоминающее теннис, только ракетками служат чары левитации, а мячиком – сам волшебник. Слабак. Не суметь сломать элементарное заклятие…

Демон поморщился, понимая, что волшебный мир действительно слишком уж расслабился за прошедшие с Последней Битвы полтора года. Отвратительно. С мрачной усмешкой маг вытянул палочку по направлению к лавке Олливандера. Она так и стояла пустой все эти годы.

По улице прокатился мощный взрыв, разбивший в стеклянную пыль все окна первых этажей домов. Витрины со стонущим звоном осыпались на землю, покрывая ее бритвенно-острыми осколками, о которые резались падающие на землю в давке волшебники.

Надо отдать должное Люциусу, он старательно выводил некоторых волшебников из-под наиболее опасных заклятий и потоков магии, рушащих стены, несколько раз ставил щиты, прикрывая бегущих от каменных обломков, выдергивал на безопасные места детей. Демон нахмурился. Что-то было не так. Где авроры?

О, ну надо же, сподобились. С другой стороны переулка послышались звуки команд. Оперативники. Спецкорпус никогда не общается вслух. Демон поспешил сдернуть левую перчатку и чиркнуть кинжалом по ладони, призывая соратников. Надо отдать им должное, они послушались незамедлительно, спустя миг уже оказавшись возле своего Господина.

- Авроры. Простая группа. Быстро и чисто. Не убивать.

Пожиратели как один кивнули, поправив сбившиеся кое-где капюшоны и маски. Простые маги уже успели разбежаться, и разгромленный и усеянный обломками камня и битым стеклом переулок был пуст, если не считать двух групп волшебников, замерших друг напротив друга с палочками наизготовку.

Вперед поспешил выйти старший в аврорской команде оперативник, изо всех сил старающийся соблюсти неписанные правила вежливости в ходе задержания:

- Добровольная сдача палочек и согласие следовать с нами существенно облегчат вашу участь в ходе следствия и суда, господа Пожиратели…

Его прервал издевательский смешок Демона:

- Я не уверен, что вы понимаете, от кого и что именно просите, гос-спода авроры. – Кажется, впервые за много лет противоборствующие стороны старались соблюдать этикет. Демон внутренне заливался безудержным хохотом, не выдавая внешне своего состояния ни единым жестом. – Не с-стоит с-связываться с-с теми, о ком вам ровным с-счетом нич-шего не извес-стно.

Едва закончив говорить, Демон дал отмашку Пожирателям, и, подавая пример, сам послал в группу авроров болезненное, но не смертельное проклятие, зацепившее кого-то, правда, вскользь. Раздался первый короткий вскрик, после чего развернулось побоище. За плечами Пожирателей был не только многолетний опыт подобных эскапад, но и изрядная доля нелюбви ко всем представителям властей, поэтому молодые авроры, а таких, похоже, было сейчас в аврорате большинство, мало что могли противопоставить обширным арсеналам темных магов. Из всей опергруппы только пятеро держались более-менее прилично, сумев дать Пожирателям неплохой отпор, однако этого было мало. Что такое – трое недоучек на одного приличного колдуна?!

Однако Демон, стоя в стороне и с улыбкой наблюдая за разборками, уловил что-то во взгляде одного из блюстителей порядка, после чего, повинуясь звериному инстинкту, крикнул:

- Аппарация на маяк! Быстро!

Пожиратели, привыкшие подчиняться приказам беспрекословно, с глухими хлопками исчезли. Демон, убедившись, что все ушли, аппарировал следом. Спустя миг над мостовой вспух огненный шар мощного взрыва, дрожью пройдя по земле, уничтожая все в радиусе пары десятков метров...

Пожиратели с трудом устояли на ногах, когда пол под ними ощутимо вздрогнул. Демон хмыкнул:

- Наше наигуманнейшее Министерство пожертвовало целым отрядом, чтобы уничтожить нас.

- Это…

- Это новая разработка Невыразимцев. Незаконченная, но весьма действенная. Весь взрывной заряд зелья несет на себе один из оперативников, на которого наложен слабый аналог империуса и легкая модификация памяти. Детонация зелья не вызывает серьезных разрушений, но весьма действенно уничтожает все живое в радиусе поражения.

Пожиратели молча смотрели на своего Лорда, осознавая, что он только что спас им всем жизни. После небольшой паузы Нотт спросил:

- Почему?...

- А вам не кажется, что бессмысленно собирать армию, если она вся будет уничтожена в первых же стычках? – хмыкнул Новый Лорд. – А сейчас продолжим. Обратно на то же место, пока нет спецкорпуса, и в банк. Быстро.

Очередная очередь хлопков – и они стоят посреди улицы, середина которой словно пробита ударом гигантского кулака. Камни мостовой, словно гнилые зубы, с неровными обломанными краями, торчали вверх, отблескивая на солнце спекшимися в стекло поверхностями. Все вокруг покрывал жирный черный пепел. То, что осталось от двадцати авроров. Демон рыкнул от ярости. Подобное отношение к человеческой жизни достойно Пожирателей. Но никак не тех, кому положено эти самые жизни охранять!

К банку, возвышающемуся над улицей, они припустили со всей возможной скоростью. Сейчас необходимо работать на опережение.

Они не успели. За полквартала до цели их встретил спецотряд, мгновенно атаковавший их множеством самых разнообразных заклятий. Пожиратели, сейчас оказавшиеся как в меньшинстве, так и на равных с каждым из Белых Перьев. Тридцать против восьми. Мордред. Демон понимал, что еще пара обменов заклятиями и лучше снова уходить, иначе они могут серьезно пострадать, тем более, Люциус, хоть и был одним из сильнейших, уже начал уставать. Все более явственным становился риск, что его зацепят чем-то опасным.

Пока им везло. Трое представителей отряда были оглушены, еще двое – убиты. Хотя и они сами не обошлись без повреждений. Гойл баюкал сломанную правую руку, колдуя левой, что, видимо, умел так же хорошо, Забини то и дело вытирал кровь, стекающую по шее, видимо, зацепили в голову, Нотт и Эйвери вдвоем, спина к спине, отбивались от пятерых, осторожно наступая на пострадавшие ноги.

Демон, сумев уложить еще одного, уже собрался скомандовать отступление, когда по улице прокатился поток холодного ветра. Все на миг замерли. В неожиданно повисшей тишине раздался леденящий душу протяжный вой, оборвавшийся на самой высокой ноте, заставивший всех неосознанно поежиться.

В следующий миг все, кто участвовал в стычке с проклятиями, делая руками жесты, призванные отвести беду, отшатнулись к стенам. На развороченной заклятиями мостовой появился Гримм. Огромная тварь, пышущая огнем из ноздрей, отсвечивающая неприятным, неживым сероватым светом, когтями задних лап поскребла по камням мостовой, с неприятным скрежетом раскалывая их. После чего еще раз тоскливо завыла. Вой завершился грозным рыком, и Гримм метнулся в сторону авроров. Те, грязно ругаясь, хотя в голосах было больше ужаса, чем злости, аппарировали прочь. Гримм, провыв третий раз, повернулся к Пожирателям. Немигающие оранжевые с белыми отсветами глаза встретились со взглядом Демона, после чего тварь, изобразив нечто, напоминающее поклон, хрипло рыкнула и исчезла.

Первым пришел в себя Долохов.

- Мой Лорд…надо идти, пока спецотряд не вернулся.

Демон поспешил взять себя в руки, после чего, тряхнув головой, произнес:

- Ты прав, друг мой. Пора. MORSMORDRE DEMONICUM!

Над Косой аллеей, переливаясь зеленым и багровым, зажила собственной жизнью Метка Смерти. Хмыкнув, Пожиратели устремились к банку. На ходу Эйвери закрепил руку пострадавшего Кребба магической шиной. Большего он пока сделать не мог.

Холл Гринготтса встретил их странной тишиной и полным отсутствием клиентов. Разбежались, прознав, что на Аллее Пожиратели или Грипхук спровадил? Демон решил не задумываться.

- Первый уровень. Центральный и северный сектора. Отряд вряд ли пропустите. Хранилища вы помните. Долохов, за мной.

Отряд разделился, направляясь к требуемым сейфам. Но, если у остальных была только задача очистить сейфы, то Демону и его спутнику необходимо было сделать куда больше. Возле самого Хранилища…было пусто. Мордред вас раздери! Долохов внимательно осмотрелся. Демон прикрыл глаза, позволяя двинуться впереди него диагносту. Здесь действительно никого не было.

- Их нет, Антонин. Путь свободен. Правда… Скорее всего на дверях ловушка.

- Я вскрою, мой Лорд.

Демон кивнул:

- Я слежу. Если скажу отпускать – подчиняешься беспрекословно.

Колдун кивнул, после чего взялся за палочку, начиная распутывать линии защиты. Демон, прищурившись, следил за его действиями и всеми, даже слабейшими, колебаниями магического поля. В какой-то миг, в очередной раз подчиняясь интуиции, он рявкнул, дергая Пожирателя на себя:

- Прочь!

Они успели отбежать достаточно далеко, когда линии защиты полыхнули белым светом. Демон только присвистнул про себя. Вот это защита! Интересно, а будь тут авроры, их бы тоже распылило? По-видимому, да.

- Уф-ф… Повезло. Мой Лорд, Ваша интуиция поражает. – В голосе мага были неподдельное уважение и, что уж скрывать, благоговение. На миг Демон улыбнулся, упиваясь собственным удовольствием от этого обожания, однако постарался быстро взять себя в руки.

- Остаток защиты я вскрою сам.

Не добавив более ни слова, волшебник развернулся к дверям хранилища, нацелив на них покрытую тонкой вязью рун у основания палочку. Разум подбирал все возможные варианты контрзаклятий к каждой новой нити, бдительно отслеживая поведение чар.

Защита пала. Спустя полчаса утомительной работы, неимоверное количество силы, как своей, так и взятой у добровольно предложившего это Долохова, нескольких галлонов пота и изрядно потрепанных всяческими неожиданными подлянками нервов.

Палочки издевательски лежали прямо посреди пустого хранилища, на широком столе, снабженная каждая маленьким, магически заполненным ярлыком с именем бывшего владельца, его краткой биографией, полным текстом уголовного дела и, куда без этого, параметрами самой палочки.

Демон хмыкнул, протянув Антонину небольшой маггловский кейс, только что извлеченный из кармана и увеличенный:

- Сложи сюда все артефакты со стеллажей. Я займусь палочками и документами.

Долохов кивнул, аккуратно складывая все, что лежало на полках в измененный магией кейс. Демон поправил перчатки и наложил на них чары Отторжения, чтобы, упаси Мерлин, палочки не среагировали на его прикосновения. Иначе вернуть их прежним владельцам будет невозможно.

Они уже заканчивали, когда в дверях появился Эйвери:

- Мой Лорд, нужно спешить. Слишком тут тихо. Никого нет, словно все вымерли. Да еще и снизу какой-то гул подозрительный доносится…

- Я согласен с тобой. Антонин, заканчивай и возвращаемся.

Старший маг кивнул и, уложив последние артефакты, бережно закрыл кейс на замки. Демон, держащий в руке точно такой же чемоданчик, стремительно вышел из помещения. Эйвери и Долохов устремились следом, направляясь к площадке аппарации.

Здесь их уже ждали все остальные. Демон оглядел отряд. Все обошлось удачнее, чем он опасался, хотя и хуже, чем он планировал.

- Аппарируем к мосту.

Спустя несколько мгновений на площадке уже никого не было. Из-за боковой двери вышли два гоблина, один из которых держал в руках нечто округлое.

- Ну что, доволен?

- Само собой, Горнук. Ты еще помнишь тот лес, где мы с ним столкнулись, не так ли? Он показал себя человеком чести, причем чести, достойной лучших из гоблинов. Он готов оставить десять процентов, чтобы пустить их в общий денежный поток, и все наши творения. Это многого стоит.

- Знаешь, раньше, лет двадцать назад, я бы в такое не поверил. А сейчас верю… Гхаш Величайший, пусть этот маг станет нашим спасением. И вообще, пойдем-ка, Грипхук, выпьем. За вовремя взбесившегося тремя уровнями ниже дракона.

Грипхук расхохотался, демонстративно подкинув в когтистой лапе муляж драконьего яйца, обработанный определенными веществами. Это было так просто…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 16.03.2011, 16:30 | Сообщение # 26
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 21.

Демон проследил, чтобы все пострадавшие получили необходимую медицинскую помощь от тех, кто был знаком с колдомедициной, попутно отмечая, у кого из освобожденных какие таланты присутствуют. Сейчас перед ним стояла задача реформировать организацию, поскольку то, что было раньше, его уже не устраивало. Изменившиеся критерии и установки требовали новых решений и подходов.

Первое, что его поразило по возвращении – фактически приведенные в порядок казармы, из которых Пожиратели уже успели выволочь почти все обломки камня, в обилии усыпавшие прежде пол. Однако это сейчас его не столь уж волновало.

Медленно, но верно подкрадывалась боль. Маг знал, что зелье, которое он вынужден использовать, действует весьма недолго, но сильная растрата магических сил привела к тому, что его воздействие прекращалось уже сейчас. Виски то и дело пронзали мучительно-раскаленные иглы, грозя остаться там навсегда. Пару раз пришлось пережидать подобные вспышки, стиснув зубы, молясь всем богам, чтобы никто ничего не заметил. Каким бы преданным не было это общество – они в первую очередь Пожиратели. А значит, всегда готовы ударить в спину тому, кто будет слишком слаб. Даже если ты – их Лорд. Нет, не так. В первую очередь, если ты – их Лорд.

Отдав последние указания касательно обустройства, Демон собрал в Зале Внутренний Круг. Поглаживая висящую у него на шее Нагини, маг задумчиво распоряжался:

- Вы все обязаны следить за безопасностью. Меня не будет три дня. В мое отсутствие Замок без острой необходимости никому не покидать. На случай экстренной связи оставляю Двойной Свиток. Он будет лежать здесь. – Маг взмахнул рукой и возле трона, на уже знакомом всем столике появился скрученный лист пергамента. – Ваша задача начать тренировки бойцов. Подозреваю, что к моменту моего возвращения начнутся масштабные облавы. И еще. Думаю, вы осознали, ЧТО позволило себе Министерство. На фоне всего происходящего в Волшебном мире необходимо начать информационную агитацию новых идей, попутно дискредитируя нынешнее правительство. Через два часа сюда прибудет человек, способный вам в этом помочь. К моему возвращению вы должны разработать канву предполагаемых статей, которые мы сбросим во все ведущие газеты. И в первую очередь – в «Пророк» и в «Придиру»…

- «Придиру»?! – Пожиратели переглянулись. – Но…

- CRUCIO!!! Не с-смейте меня перебивать! – Трое магов, братья Лестранжи и Нотт, скорчились на полу. – Да, «Придиру». За последние два года его статус значительно повысился. Тексты статей поручим писать одному небезызвестному в определенных кругах человеку… - Демон усмехнулся. Заметив насмешливый, но уважительный вопрос в глазах Малфоя, добавил, - Нет, не Скитер, Люциус. МНЕ не слишком приятно с ней общаться.

Блондин хмыкнул. Демон, по привычке все еще не снявший маску, потер кончиками пальцев виски.

- На этом все. Надеюсь, ничего непредвиденного не произойдет, друз-сья мои. – В голосе Демона скользнула чуть заметная нить угрозы. Пожиратели склонили головы. – Отлично. Тогда до скорой встречи. Ах, да, совсем забыл… Малфой, раз уж у тебя есть палочка, то по праву родства через супругу отправляйся-ка на Площадь Гриммо, 12, и забери Беллу. Нечего ей там ошиваться.

Маги в некотором ступоре проследили, как с тихим хлопком исчезает их Лорд. Люциус задумчиво провел кончиками пальцев по светлым прядям:

- Поразительно…

- Что именно? – Долохов, как и все остальные, повернулся к блондину. Тот хмыкнул.

- Кажется, Он изменил Метки так, что теперь может чувствовать, кто где находится…

Пожиратели некоторое время молчали. Потом Антонин пробормотал:

- Это не объясняет, как он почувствовал вас на Нижнем.

Малфой покачал головой:

- Он, видимо, может уловить и отголосок старых Меток. Вспомни, сила-то с прежним Лордом у него была общая…

- Разумно. – Забини прищурился, оглядывая всех своими густо-фиолетовыми глазами. – Тогда нам действительно не стоит соваться за пределы Замка. Двойная связь, да еще и усиленная – это вам не шутки… Кстати, Люциус, ты не думал, о каких ритуалах тебе тогда сказал По…Лорд?

- И когда бы я, интересно, мог это сделать, м-мм?

Пожиратели дружно хмыкнули. Наконец Рудольфус не выдержал:

- Пошли выпьем. Нам тут молодые привезли запасец из Нотт-холла.

Переглянувшись, маги дружно направились в комнаты. Только Люциус грустно вздохнул, понимая, что ему стоит выполнить свое поручение побыстрее. Рабастан понимающе похлопал его по плечу.

- оОо –

Демон аппарировал в свой лондонский дом. Сейчас это было единственное место, куда, как в нору, словно дикий зверь, он может забиться, чтобы зализать самые глубокие и опасные раны. Змея на шее нетерпеливо завозилась:

- «Отпуссти, я проверю логово. Здессь долшшно бытьсс ссовершшенно безопассно, пока ты будешшь болетьсс»

- «Ххорошшо, малышшка. Полсси. Мяссо я осставлю на куххне»

Змея хихикнула, отправившись на осмотр дома. Демон быстро прошел на кухню, достав два куска мяса – один Нагини, второй Лорду. Быстрый взгляд на часы. Почти семь вечера. Долго же они возились с банком… Ладно, все не так уж и плохо. Зато теперь большая часть магов с палочками. Остался лишь Внутренний круг. С их инструментарием будем разбираться после…короче, после.

Демон, немного подумав, прошел в библиотеку. Сейчас было необходимо вызвать того единственного, кто сейчас ему может помочь лучше всех.

Здесь, на полках с тяжелыми старинными фолиантами, хранилось то немногое, что еще осталось от его прошлой жизни. Сувениры, мелочи, словно якоря, удерживающие его от окончательного погружения в пучину той темноты, что исподволь пила его душу, словно растягивая поцелуй дементора, делая его болезненным, но мучительно сладким, полным невыразимого наслаждения. Пустота. Нет души, нет сердца. А зачем они ему? Они только и делают, что страдают и болят, разбиваясь в мелкую хрустальную пыль, щедро политую слезами и кровью, разрываясь на лоскуты, словно ветхие гобелены. Слезы, боль сердечная и душевные метания – непростительная слабость, которую необходимо убивать в зародыше, не допуская ее прорастания дальше, глубже.

Пустота. Пустота снаружи, в этой гулкой тишине, не нарушаемой даже хриплым надсадным дыханием, болезненно раздражающим поврежденную гортань и легкие, даже шелестом чешуи ползущей змеи, даже шорохом перьев ворона. Пустота внутри, там, где когда-то были простые человеческие чувства – счастье, нежность, доверие, надежда. Любовь. Ха. Таинственная сила. Бред. Нет веры, нет надежды… Только боль, гнев, ярость и ненависть. Беспощадная, жаркая. И желание мстить. За все. Особенно – за убийство самого себя.

Пальцы мага неосознанно скользнули по глубокому рубцу на скуле.

«Голоса. Громкие, насмешливые, они плавят мозг, и без того полный адского жара яда. Горло горит огнем, и он ощущает, как, словно от кислоты, растворяются хрящи гортани, как едкие испарения вещества заполняют отчаянно саднящие легкие при каждом, даже слабейшем, движении грудной клетки. Вдох. Выдох. Крошечными глотками. Это не так больно. По щекам бегут ледяные слезы. Странно, ему казалось, что слезы всегда горячие…

Металлический привкус во рту. Все еще яд или уже кровь и желчь? Так странно. Больно. Не телу – душе. Голоса. Когда-то такие нужные и важные:

- …не очнется. Наш милый Нюниус умел готовить такие полезные зелья, как это, вот уж что было у него не отнять.

- А что другие?

- Это ты меня спрашиваешь? Для всех он в Европе. Или в Америке… Далеко и надолго. – Холодный, равнодушный смех.

- Да уж, он свое отработал. Оставляем его здесь?

- Не тащить же его обратно?! Тут скоро будут падальщики, они приберут. В конце концов, оборотням тоже жрать охота. Яд они не учуют, но хотя бы парой тварей станет меньше.

Новый взрыв жестокого смеха.

- Что с грязнокровкой и ее прихвостнем?

- Ты разучился накладывать Империус? Позор! – короткий смешок. – Ладно, пошли, он сдохнет через пять минут. Мучительно сдохнет.

- Да, идем. Прощай, Герой. Приятной дороги через Стикс. – Звук плевка, тягучая капля на пылающем лбу кажется такой же холодной, как слезы. Удар стального ботинка протеза отбрасывает голову в сторону, едва не ломая шею. Вспышка боли. Хруст разбитой кости и ощущение теплой крови на коже, почти потерявшей чувствительность. Сознание начинает меркнуть. Хромающие шаги затихают где-то далеко в стороне. Жар. Холод. Боль. Кровь. Лучик света, равнодушно светящий в переставшие сужаться зрачки. Пограничное состояние между жизнью и смертью. Он уже был здесь. Совсем недавно. И прежде, давным-давно, но вспомнил об этом только сейчас…»

Пальцы неосознанно стискивают небольшой кулон, висящий на шее, так, что острые грани кристалла впиваются в плоть. Рассекая ее. Раня. Губы непроизвольно шепчут:

- Встретимся в Аду, мразь. Я отправлю тебя туда и ради тебя спущусь к Дьяволу, чтобы продолжить тебя терзать.

Тряхнув головой, маг протянул руку к полке, доставая небольшое зеркальце, покрытое слоем пыли. Он обещал позвать его, когда начнет мстить. Время пришло. Кончик пальца коснулся небрежно отертой о мантию поверхности стекла:

- Ты слышишь меня?

Ответ пришел быстро:

- Да. Ты начинаешь? – Тихий смешок, полный яда. Ответ в тон:

- Уже начал. Не верю, что ты не заметил. Приходи, я жду. Надо поговорить.

Спустя несколько минут в камине загудело зеленое пламя. На пол шагнула невысокая худая фигурка.

- И куда мне идти?

- Для начала… Прошу, Посмотри.

- Я Видящий, но это не повод меня эксплуатировать. – Пришелец усмехнулся снова, и Демон скопировал его усмешку, глядя прямо в туманно-серые глаза.

- А кто сказал, что я тебя эксплуатирую? Мне казалось, ты всегда был рад и готов мне помочь.

- Готов… - Наигранно грустно вздохнув, волшебник уселся за стол, выхватывая из воздуха привычно льнущую к пальцам чуть тепловатую колоду карт. – Вопрос или стремление?

- Стремление. У меня давно не осталось конкретных вопросов. Уже лет пять тому как. Только ассоциации.

Тихий смех наполнил тишину дома, но, не сумев перебороть ее, увял, уступая позиции. Волшебник картинно раскинул карты, едва слышно читая древнее как мир заклятие. Почти беззвучные катрены наполнили дом странными шорохами.

- Ты помнишь. – Утверждение, без намека на неуверенность.

Демон, прикрыв глаза, вытянул из общей массы девять карт, три и еще шесть. Классический Венец.

Волшебник убрал оставшиеся карты, разложив девять.

- Хм-м… Ну, нечто такое я предполагал. Кроме, может… Что ж, слушай. Ситуация вначале. Повешенный. Жертвы, страдания, мучения, суровые испытания. Изменение мировоззрения. Ты сам толкаешь себя на прохождение каких-либо жизненных испытаний. Далее… Возможности твоей нынешней позиции. Верховная жрица. Изучение, знания, жестокость, резкость суждений, строгость и строго хранимые секреты, тайны. Оккультизм, врата между духовным и материальным мирами. Так… Суть твоей проблемы – Справедливость. Закономерно, тебе не кажется? Закон, равновесие, справедливость, правосудие, но и последствия твоих собственных поступков. Участие в суде, наказание, быть может, награда. Беспристрастность, но и неизбежность грядущих событий, их неотвратимость. Надеюсь…ладно, это только твоя судьба. Теперь…Что оказывает на тебя самое сильное влияние… Кх-м… Пять клинков. Позор, бесславие, изгнание, поражение, лишение привилегий.

- Кто бы сомневался. – Демон хмыкнул. – Давай дальше.

- Твои игнорируемые способности. Немного странно… Паж жезлов. Компаньон, потерпевший крах в любви, а так же верность и помощь. Не бойся помогать, не бойся поддержать, не бойся и сам получить поддержку и помощь. Особенно от…компаньона. Кстати, перевернуто – ты его еще не встретил. Или он не рядом с тобой.

Демон фыркнул, но в глазах мелькнул затаенный…страх? Надежда? Боль?

- Твои слабости и недостатки. Десятка клинков. Несчастья, неспособность к чему-либо, разочарование, слезы, одиночество…

- Пустота… - Демон перевел взгляд на темнеющее окно.

- Да, пустота. Тебе известны значения Таро?

- Нет, просто знаю свои слабости. Давай дальше.

- Твои новые возможности. Вот это очень странно. Верховный Жрец. Совет, мудрость, участие, сострадание, понимание, духовная поддержка, руководство…ну, хоть последнее понимаю. Еще – формальности, ритуалы, строгая иерархия. Религия, семья. Традиции.

- Поймешь. Я понял. Вполне…логично. Что еще?

- Твое грядущее испытание. Этого я просто не понимаю, но…тебе решать. Будущее-то твое. Мир. Совершенство, законченность, дополненность. Союз, единение, счастье, удовлетворение, награда и успех. Будь тем, кем являешься – и найдешь то, что ищешь, то, что упустил в прошлом.

Демон зашелся от горького смеха:

- Я понимаю. Как же я понимаю!

Пришедший, прищурившись, наблюдал за магом.

- Прекрати. Не время. Не сходи с ума, мир еще не готов к очередному Лорду-психу.

Подобное высказывание вызвало лишь волну гомерического хохота со стороны Демона. Он так давно не смеялся, а теперь был не в силах остановиться. Да, смех был пропитан цикутой, ядовитый и лишенный и намека на радость, но, тем не менее, это был смех. Видящий скривил губы в полной сочувствия улыбке. Дождавшись, пока приступ, больше похожий на истерику пройдет, волшебник продолжил:

- Последнее. Твоя цель. Если честно, это можно было сказать и без Аркана. Страшный Суд. Расшифровывать, или и так понятно?

Демон хмыкнул:

- Отсеять зерна от плевел, изменить мир…что еще?

- Проверить, познать последствия. Новости, сообщения, желанные изменения. Венец происходящего, его кульминация. Но помни…это – не символ мести. Это символ возрождения и духовного пробуждения.

Маг встал, щелчком убирая карты. Демон опустил голову на скрещенные руки, глухо пробормотав:

- Ты единственный, кто знает меня настоящего. Скажи…

- Я буду с тобой. – Демон поднял голову, глядя на волшебника. Тот чуть улыбнулся, протягивая левую ладонь. – Ставь. Я с тобой, что бы ни случилось. Я выбрал это так давно, что уже и забыл, когда это было.

- Когда ты впервые увидел меня, неужели неясно. Когда услышал свой приговор.

- Приговор? – волшебник насмешливо вздернул брови.

- А разве нет? – Демон криво усмехнулся. – Мы все слышали приговор. На смерть.

- Да, возможно… - Волшебник задумался и глаза его неожиданно изменились, словно наполнились тем же серым туманом, который клубился в его радужках. Миг, и он вновь смотрит на собеседника. – Так что? Ты принимаешь меня? – смешинка. Демон вытащил кинжал:

- Прости… Ты сам просил.

Тонкие росчерки и Тьма, заполняющая раны. Боль, что пронизывает обоих. Смерть, объединившая обоих.

Спустя несколько мгновений ранки затягиваются, оставляя после себя темный, словно татуированный, след. Волшебник некоторое время изучал линии Руны, после чего хмыкнул и сжал кулак. Демон улыбнулся. Он знал, что сейчас рисунок исчез.

- Скажи, почему?

- Я твой Советник. Думаю, это было понятно с самого начала.

- Да. Советник. – Демон, сплетя пальцы, смотрел в окно. На плечи легли прохладные руки.

- Ты же знаешь. Я всегда был и буду твоим товарищем, твоим соратником.

Руки мягко развернули Демона. Волшебник приподнялся, дотягиваясь до пересохших губ, припадая к ним в мягком, почти невесомом поцелуе. Демон прижал к себе хрупкую фигурку, отвечая на этот смелый жест со стороны пришедшего.

В течение нескольких минут в комнате стояла оглушительная тишина, бьющая в виски и прерванная хриплым вздохом Демона, когда губы волшебника, прервав поцелуй, прочертили полосу по изуродованной шрамом щеке и спустились по шее к ключицам.

Стиснув зубы, Демон отстранил его от себя.

- Нет. Зелье. Ты погибнешь.

- Я? – волшебник хмыкнул. – И что?

- Не хочу потерять еще и тебя.

- Знаю. Прости. Просто тебе нужна поддержка друга.

- Спасибо. А теперь… - Демон снял с пальца небольшое бронзовое колечко. – Это постоянный портал к Замку. Пройдешь – покажи Руну. На всякий случай. Не знаю, что может взбрести в голову этим бездарям. Особенно младшим. Внутренний Круг, по крайней мере, разумен.

Волшебник хмыкнул, проведя пальцами по груди Демона и мягко отведя с его лица седую прядь.

- Спасибо за предупреждение. И зачем я им? Ты конкретнее не можешь?

- Я же говорил. Давно. Нужна дискредитация нынешнего правительства. Не горю желанием развязывать ту же бойню, что и Волдеморт.

- Да понимаю я… Хорошо. Статьи? Материалы у меня есть. Куда их?

- Малфой, Долохов, Нотт, Эйвери, Забини. Они все утрясут. Главное – все это наклепать.

- Ясно. – Волшебник кивнул. – Тогда я пошел?

Демон бросил взгляд на часы. Еще полчаса.

- Подожди. Я сказал, что ты придешь через два часа. Это значит, к половине девятого. Пойдем, выпьем. Нам это не помешает.

Волшебник коротко хохотнул, направляясь за Демоном на кухню. Маг давно не пользовался столовой, превратив ее в тренировочный зал. Уже в помещении маг обернулся:

- Что будешь? Огневиски, коньяк, вино? Может, сливочное пиво? – тихо хмыкнув, Демон подошел к бару, который лично встроил в стену возле холодильника.

- Вино. Белое, если можно.

Демон кивнул, доставая бутылку. Сам он не пил, но побаловать единственного товарища хотелось.

Налив себе чая, он с интересом разглядывал волшебника. Последний раз они виделись почти полгода назад. Вспомнив деталь одного разговора, поинтересовался:

- Гоблины сказали, у министерства появился Видящий. Не ты ли?

- Нет, - без смеха покачал головой волшебник. – Я и не слышал об этом. Это плохо. Могут засечь.

Демон встал, коснувшись пальцами щеки волшебника:

- Тогда будь осторожен. Да, кстати, тебя там наверняка узнают, нет смысла скрывать имя.

- Хорошо. – Видящий, допив последний глоток вина, встал. – Я пошел. Не поминай лихом, если что.

Глаза Демона полыхнули алым:

- Ну нет, что ты… Просто тогда спустя несколько минут тебя догонят. Все.

Видящий усмехнулся и, нежно коснувшись пахнущими виноградом губами щеки мага, с легкой усмешкой исчез, активировав порт-ключ. Демон зажмурился. Как же это больно, как тяжело. Сколь многое еще придется ломать, чтобы вернуть миру мир, скольких нужно поставить на колени, чтобы они обрели свободу…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 16.03.2011, 16:30 | Сообщение # 27
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 22.

Драко, подперев голову, наблюдал за двумя спасенными магами. Даже в уставшем, измотанном долгими бдениями сознании мелькали десятки мыслей и вопросов, главным и наиболее ярким из которых был один: «Как?!». Но вот именно на него ответ и не находился.

За окном давно стемнело и только редкие, чуть подсвеченные остатками заката облака белесыми пятнами выделялись в этой осенней темноте. Юноша бросил тоскливый взгляд на улицу. Он даже не мог понять, чего именно хочет: сбежать или остаться и понять.

Грейнджер и Уизли спали где-то наверху. Он сам отправил их отдыхать. Сложнее всего было с упрямым рыжим идиотом. Этот упирался несколько часов, хотя прекрасно понимал, что толку от него не будет никакого. Одно слово – гриффиндорец. Хмыкнув, блондин встал, направляясь на кухню. Сейчас он не отказался бы от чашки горячего шоколада – самое лучшее средство поддержать быстро убывающие как моральные, так и магические силы, однако за неимением лучшего приходилось обходиться крепким чаем. Кошмар. Хорошо хоть, он был.

Вздохнув, Драко захватил с собой чашку, возвращаясь к наблюдению за бессознательными магами. И, как следствие, к все тем же десяткам вопросов.

«Как? Как, скажите на милость, он сумел выжить? Неужели это его тогда приволокли под Стазисом? Если да, то становится понятным количество крови на ткани… Но кто второй? Что-то такое смутно знакомое есть в его чертах… не пойму…»

Из размышлений его выдернул немного заспанный голос Гермионы:

- Зелья еще действуют?

- Да. И в этом проблема. Слишком долго. Они должны были очнуться часа два назад.

- Да, это странно. Но, с другой стороны, возможно, степень их повреждений выше, чем мы думали…

- Подозреваешь, что Помфри ошиблась? – блондин вскинул бровь.

- Нет, подозреваю, что они пострадали неоднократно. Вспомни теорию градации магических увечий. Не верю, что ты с ней не знаком, Малфой!

- Знаком. Наслоение? Возможно.

- И я о том же. Его невозможно выявить при диагностике. Так что… - девушка пожала плечами и зевнула, изящно прикрыв рот ладошкой. – Прости. Нельзя мне спать днем, потом как осенняя муха…

- Злая? – Драко хмыкнул.

- Злая. – Кивнула в подтверждение Гермиона. – И сонная. Там еще чай есть?

- Да. Я только что вскипятил чайник, даже не придется этим заниматься. – Блондин вновь перевел взгляд на магов.

Кивнув, Гермиона прошла на кухню, наливая себе максимально крепкого чая. Как и Драко недавно, она подхватила чашку и, грея о нее зябнущие со сна ладони, вернулась в комнату. Ее взгляд против воли задерживался на двух болезненно-бледных мужчинах на кровати. Как можно было все это пережить и не сломаться? Неужели они провели там целых полтора года? А, может и дольше? Кошмар.

Девушка передернула плечами, пытаясь избавиться от неприятной холодной дрожи, и стиснула чашку несколько крепче, чем то было необходимо. Она не могла понять, почему Министерство допускает подобное. Или, тем более, само же и санкционирует.

На лестнице послышались тяжелые шаги. Гермиона хмыкнула. Рон как всегда в своем репертуаре – слон в посудной лавке. Спустя пару мгновений раздался грохот и отборный мат. Девушка переглянулась с блондином и поморщилась. И когда только успел нахвататься, в школе, вроде, он и слов-то таких не знал…

Еще спустя несколько секунд в комнату влетел взъерошенный и весьма помятый Рон:

- Ну, что новенького?

- В доме завелся просто кошмарный раздражар*…

- О, Хорек, это она про тебя? – Рон весьма натурально удивился. Драко хмыкнул:

- К сожалению, я не настолько хорошо владею необходимым для раздражара набором нелицеприятных выражений, чтобы им оказаться. На эту роль куда больше подходишь ты, Уизел.

Рон фыркнул, никоим образом не купившись на подначку Малфоя и ни капли не раскаиваясь в своем поведении. Гермиона вяло махнула рукой в сторону кухни:

- Чай там. Кстати…забери мою чашку, пожалуйста.

Рыжий аврор вернулся спустя десяток минут. Драко вскинул бровь, и, манерно растягивая слова, как делал всегда, чтобы кого-нибудь позлить, поинтересовался:

- Скажи мне, Уизли, на кухне еще осталось хоть что-то съедобное? А то тебя так долго не было…

Рон махнул рукой. Драко нахмурился. Почему этот…перестал реагировать? Он, Драко Малфой, теряет былую хватку? Какой позор! Хотя нет, почему… Это определенно вина Уизли. Он явно выпил успокаивающее зелье. Да, так оно и есть. Наверняка. Хотя это весьма болезненно цепляло за личную самооценку.

- Осталось, Малфой, можешь не сомневаться. Крупа, макароны… Мука, на худой конец. Грызунам полезно.

- Мы научились язвить?! Какое небывалое достижение.

Гермиона растрепала и без того взъерошенные волосы:

- Так, все. Хватит. У меня сейчас только один вопрос – что будем делать с работой?

Рон недоуменно посмотрел на подругу:

- В смысле?

- А сам как думаешь, Рон? Нас не было целый день, наверняка нас неоднократно уже пытались искать… И хорошо, если не сложили, что именно нас троих нет… Думаешь, кто-нибудь оценит наши ново сложившиеся… продуктивные отношения с Малфоем? Сомневаюсь.

В комнате повисло тягостное молчание. Драко, вытянув очередную сигарету, закурил. Вопрос действительно был весьма своевременным. Гермиона задумчиво постукивала кончиком палочки по щеке. Спустя несколько минут она, отведя глаза, едва слышно выдохнула:

- Да уж… хотела бы я… - девушка замялась, глядя в огонь камина. Драко хмыкнул:

- Подать рапорт об увольнении? Скажем так, я тоже об этом подумал, но по зрелому размышлению… Не стоит.

- Но…

Рон поднял голову, посмотрев на подругу:

- Не «но», Герми. Неужели не понимаешь? Мы сунулись в такое осиное гнездо, что если ОНИ догадаются – мы закончим так же, как вот они. – Парень махнул рукой в сторону кровати. – Нам стоит… присмотреться. Меня что-то во всем этом сильно настораживает, но я не понимаю, что именно.

Блондин хмыкнул:

- Подозреваю, что это что-то – наши спасенные.

Гермиона склонила на бок голову:

- Да, это возможно. Слишком много совпадений…

Драко кивнул. Однако стоило ему открыть рот, чтобы что-то сказать, в камине загудело ядовито-зеленое пламя. Все трое вскочили, держа палочки наготове. Из огня вышла, даже, пожалуй, вывалилась совершенно ошеломленная мадам Помфри:

- Ну, молодые люди, думаю, у меня есть что вам сообщить.

Гермиона сразу же навострилась, убирая в уже ставший привычным поясной чехол палочку. Точно так же отреагировали и оба молодых человека. Колдомедик устало опустилась в кресло. Рон, глянув на ее изнуренное лицо, поспешил принести чашку горячего чая. Женщина поблагодарила его коротким кивком и пригубила ароматный напиток, после чего, отставив чашку, отвела с лица упавшую на глаза седую прядь и вздохнула:

- Во-первых, вас наверняка ищут.

- Что?! Почему?

- Только что было нападение на Косую Аллею. Пожиратели разрушили большую часть домов, правда, серьезно никто из…простых граждан не пострадал.

Гермиона насторожилась:

- Значит, есть пострадавшие среди авроров?

- К сожалению, девятый отряд уничтожен полностью.

Дом погрузился в краткую ошеломленную тишину, спустя мгновение взорвавшуюся криками Рона:

- Этот…! Этот…! Он…! Да я!!!

- Успокойтесь, мистер Уизли. К моему прискорбию, здесь виновны отнюдь не Пожиратели.

Рыжий аврор недоуменно приоткрыл рот, когда Драко, прищурившись, поинтересовался:

- «Сверхновая», не так ли?

Мадам Помфри кивнула.

- А откуда вам это известно? – В голосе блондина слышалось недоверие.

- Я помогала разрабатывать модификат памяти. – В голосе медиведьмы слышалась неприкрытая боль. – Я не предполагала, что его будут использовать ТАК.

Рон стиснул кулаки:

- Пожиратели?

- Никто не пострадал. Они успели дисаппарировать. Словно учуяли. Кстати, они не убивали и даже не калечили.

- То есть? – Гермиона нахмурилась.

- То и есть. Там в то же время был один мой знакомый. Он многое рассказал. Они не калечили. Они прикрывали людей от особо мощных взрывов и выводили детей. Они рушили…но лишь показательно. Эдакая акция устрашения. Весьма правдоподобная, надо сказать. Потом столкнулись со спецотрядом…и с ним разминулись благодаря Гриму.

- Гриму?! – Рон так резко развернулся, что потерял равновесие и покачнулся. Малфой, почувствовав это, быстро выставил руку, за которую рыжий ухватился, восстанавливая равновесие. В тот же миг оба ошеломленно посмотрели друг на друга и отдернули руки, словно испугавшись. Мадам Помфри фыркнула.

- Мальчишки. Да, Гриму. Причем самому настоящему, судя по всему, поскольку Пожиратели тоже были…удивлены. Спецотряд произвел тактическое отступление… - медиведьма хмыкнула, - после чего ПСы, не дожидаясь их возвращения, проникли в банк и вскрыли министерские сейфы, забрав палочки заключенных…бывших заключенных Азкабана. И исчезли. След аппарации до сих пор ищут.

Пока трое молодых магов переваривали свежие новости, колдомедик перешла к более насущным вещам:

- Так. Раз уж мы обсуждаем происходящее, думаю, стоит поговорить и о наших…кх-м…спасенных. А вот с ними у нас будут проблемы. И большие проблемы. Даже если не смотреть на их общее физическое состояние, им обоим жестоко изувечили магию. Я не уверена, что она когда-нибудь станет прежней. Эти браслеты – она повела рукой в сторону лежащих, - призваны как бы сминать волшебное поле чародея, сворачивая его внутрь самого себя. Сложно сказать, развернется ли оно так, как раньше или переродится и станет иным. У второго магию неоднократно насильственным образом откачивали, пользуясь темномагическими артефактами. Его поле сейчас более всего напоминает решето. И опять – никаких гарантий, что прорехи в нем затянутся. Во-вторых… во-вторых, голос я вернуть смогу, но при условии постоянного контроля. Думаю, вы понимаете, что это весьма проблематично, поэтому лучше переправить его в Хогвартс.

- Но там же…

- Успокойтесь, я смогу обеспечить его безопасность. Думаю и…второго тоже стоит перевести ко мне. Сомневаюсь, что…кх-м… Лорд будет искать их там. Но спасибо, что честно мне все рассказали. Третье… скажите, мисс Грейнжер, у вас есть возможность связаться с разработчиками Невыразимцев?

Девушка, немного помедлив, кивнула. Мадам Помфри улыбнулась:

- Отлично. Тогда я напишу названия пары зелий…если предоставится шанс эти зелья получить…

Девушка кивнула вторично, после чего прищурилась:

- Мадам Помфри… А вы можете перевести в Хогвартс не только наших пострадавших, но и Рона с Драко?

Блондин внимательно посмотрел на девушку:

- Мы были в Хогсмиде? Искали…м-мм…свидетелей…

- Нет, скорее, проверяли вызов, как нам показалось, напрямую связанный с появлением Пожирателей. Наткнулись на группу…

- Лучше не стоит. Мы с Уизелом чего-то не поделили. Для корректировки воспоминаний – изобразим жестокую драку… Скажем, множественные переломы у Уизли и серьезное сотрясение у меня… Мы нетелепортируемы… Ты связалась с ближайшим медиком…

- Могут проверить вызовы по камину в наш стационар. – В обсуждение включился Рон. Гермиона пристально на него посмотрела и хмыкнула. Драко задумался.

- Тогда…о, тогда мы просто решили зайти в Хогвартс, по старой памяти…

- Грюм дружен с МакГонагалл. Не выйдет. – Мадам Помфри с легкой улыбкой наблюдала за мозговым штурмом. Все трое в изумлении уставились на колдомедика, на что женщина лишь пожала плечами. – Не важно, молодые люди. У вас свои тайны, у меня свои. Я ничего не могу сказать, пока вы сами не найдете некоторых фактов. Советую сказать, что вы встретили меня возле Хогсмида. Я там была сегодня утром, меня вспомнят. И авроры там тоже мелькали пару раз… Думаю, вы сможете сказать, что просто не подошли к товарищам…мало ли. Рональд, я смотрю, в мантии оперативника, издалека нашивку Старшего Аврора не разглядишь… так что это самый удачный, на мой взгляд, вариант. Плохо, что уже стемнело… Но, думаю, у вас найдется пара подходящих воспоминаний, если попросят, не так ли? Вряд ли вас будут допрашивать с веритасерумом.

Молодые авроры, продолжая составлять план, медленно кивнули. Мадам Помфри покивала собственным мыслям, глядя на своих пациентов. Первый шок давно прошел, но вот странное чувство все равно осталось. Она всегда знала больше, чем показывала, а уж последний год – особенно. Счастье, что ни Минерва, ни Аластор никогда не были сильными легиллиментами. Так, баловались понемногу, но ее блок подобным не пробьешь. Все-таки в чистокровности много плюсов.

Тем временем молодые маги пришли к единой версии, после чего Гермиона повернулась к колдомедику:

- Надеюсь, вы поможете с медицинской картой, не так ли? – Улыбаясь, медиведьма кивнула. – Отлично. Сейчас парни друг друга немного покалечат в саду, потом все вместе перенесемся в Хогвартс. Будем считать, что я дважды сегодня пользовалась допуском именно поэтому. Время подстыкуем. Сегодня у МакГонагалл посетители были?

- Само собой. Вот Аластор и приходил…

Гермиона задумалась, после чего просияла:

- Отлично! Во сколько?

- С шести утра и примерно до половины восьмого. После этого Минерва даже не высовывалась, так в кабинете и сидела. Потом во время завтрака пришел свежий Пророк, деканы попытались успокоить студентов, разогнали по гостиным… В школе весь день было пусто. Занятия отменили. Ко мне в крыло тоже никто не совался, так что я могу прикрыть. Будем считать, вы утром были в Хогсмиде, примерно часов в десять поцапались…после этого все были в Хогвартсе. Мисс Грейнджер, вы не могли отлучиться, поскольку мистер Уизли был очень плох.

Трое магов благодарно улыбнулись, искренне принимая помощь. Мадам Помфри посмотрела на юные лица, в душе горестно вздыхая. Слишком молоды, слишком горячи, слишком порывисты, даже воспитанный по аристократическим канонам Малфой.

- А теперь последнее. Раз уж вы все решили… Дальнейшее думаю, вполне закономерно. Мисс Грейнджер, сейчас в ночь отправитесь в министерство и аврорат, отвезете листы диагностики, по моим бумагам попробуете взять зелья. Если выгорит – великолепно. Вы двое полежите у меня. И еще. По поводу наших пациентов… У обоих на поле магические метки. Вот, смотрите.

Колдомедик вытащила из кармана мантии лист пергамента со странными кодами. Гермиона не сомневалась, что это именно коды. Цифры, латинские и греческие буквы… Странно. Надо будет и это проверить… Мадам Помфри словно прочитала ее мысли:

- Да, милая. Именно так. Документы по засекреченным военным делам хранятся в Отделе тайн, второй блок, шестая и седьмая секции.
Гермиона благодарно улыбнулась и с хитринкой во взгляде переглянулась с Роном и Драко. Блондин, увидев этот взгляд, фыркнул:

- Что ты делала в Гриффиндоре, Грейнджер?!

- Как что?! Скрывалась от особо озабоченных чистотой крови, ЛОРД Малфой, – с язвительной ухмылкой отпарировала девушка.

Рон резко поднялся, хлопнув ладонями по подлокотникам:

- Так, лорд Малфой, пошли друг другу кости ломать. Время.

Блондин кивнул, выходя следом за рыжим аврором. Уже в дверях он обернулся:

- Грейнджер… Ты потеряла.

Девушка инстинктивно поймала что-то небольшое, брошенное в ее сторону Драко. Опустив взгляд, она с удивлением обнаружила в своей ладони не так давно выброшенный ей значок Аналитика.

--------------------------------------------------------------
*Раздражар (англ. Jarvey) — обитает в Великобритании, Ирландии и Северной Америке. Во многом он напоминает хорька-переростка, за исключением способности говорить. Однако уровень умственного развития не позволяет раздражару поддерживать настоящую беседу, и его речь преимущественно состоит из коротких (и зачастую грубых) реплик, льющихся практически непрерывным потоком. Раздражары в основном живут под землей, где выискивают гномов, хотя также употребляют в пищу кротов, крыс и полевых мышей. (Волшебные существа мира Гарри Поттера, Википедия)


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 16.03.2011, 16:31 | Сообщение # 28
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 23.

Люциус с легким недовольством аппарировал на Площадь Гриммо. Сейчас ему предстояло решить вселенскую проблему, а именно суметь без особых потерь увести отсюда Белль. Он верил в действенность амулета, однако вспыльчивость Блеков всегда была притчей во языцех.

Кованая дверь, не скрытая никакими заклятиями, заставила его нахмуриться, однако, тряхнув головой, мужчина решил, что сейчас ломать голову над этим вопросом не стоит. Вероятнее всего, заклятие сокрытия спало, когда сюда пришла Белли.

Что самое необычное – ему не пришлось даже отдавать свою кровь для подтверждение родства. Вскинув бровь, маг повернул ручку, входя в темный холл. Первое, что бросилось ему в глаза – чистота. Ни грана пыли или паутины, словно все здесь ежедневно убирается, как в любом нормальном особняке. Тогда как дом Блеков никогда не относился к нормальным.

Довести рассуждения до конца ему не дал появившийся эльф:

- Лорд Малфой, хозяева рады приветствовать вас в Родовом Поместье древнейшего и благороднейшего семейства Блек. Прошу вас.

С этими словами эльф дождался, пока маг отдаст ему уличную мантию. Люциус был настолько поражен, что раздевался автоматически, не отдавая себе отчета в собственных действиях. Хозяева?! КТО?!

- Прошу, Лорд Малфой, проходите. В Синюю гостиную. Хозяева ждут вас. Вам показать дорогу, Лорд Малфой?

- Нет-нет, я сам прекрасно знаю, куда идти. Свободен, эльф.

Поклонившись, лопоухое существо исчезло. Люциус несколько мгновений разглядывал стены. Сейчас уже в глаза стали бросаться мелочи, которые не были замечены им раньше. Новая обивка стен, причем точно такой же тканью, как прежде, если только память ему не изменяет, новая мебель, один в один копирующая прежнюю…Словно кто-то хотел воссоздать Поместье в том же виде, что и двадцать лет назад. Неужели Белла уже успела тут всех построить? Хотя стоп, здесь раньше был всего один эльф…старый такой…А этот был весьма молод. Нанятый?

- Добро пожаловать в Поместье Блеков, Люциус.

Блондин резко развернулся, вытаскивая палочку. Раздался мелодичный смех:

- Ах, Люциус, когда ты успел стать таким параноиком? Реагируешь точно так же, как этот…помощник маглолюбца…м-мм…как же его… С железной ногой и волшебным глазом.

- Аластор Грюм. – Люциус ответил машинально, глядя на вычищенный портрет Вальбурги Блек. Женщина на нем улыбалась.

- Да, мой светлый, – Люциус моргнул. Так его не называли с самого детства, - именно он. Не буду интересоваться твоими делами, поскольку наверняка не услышу ничего хорошего, но рекомендую все же пройти в Синюю гостиную. Я же не ошибусь, сказав, что ты ищешь малышку Белль?

Люциус хмыкнул:

- Да, мадам. Именно за ней я и пришел. Наше… кх-м… начальство высказало весьма недвусмысленную просьбу привести Белль пред его ясные очи.

Вальбурга рассмеялась:

- Алые или зеленые?

Люциус моргнул:

- Простите?

- Очи алые или зеленые?

Блондин вздохнул, проведя ладонью по волосам:

- Не алые и не зеленые, леди Блек.

Изображение на портрете нахмурилось:

- То есть? Ваше начальство сейчас не то, что раньше и не мальчик?

- Вы подозревали, что он станет… начальством?

- Значит все же он… Конечно, я подозревала. Я слишком многое видела и слышала в этом доме, чтобы не сомневаться, что рано или поздно ребенок все узнает. А имея представление о его характере… Он не мог не решиться на месть. Что ж, думаю, тебе стоит пройти в гостиную. Только главное, не упади.

Люциус, понимая, что больше он ничего от портрета не услышит, вежливо попрощался и, получив ответный кивок, поднялся на второй этаж. Двери в гостиную были прикрыты неплотно, и сейчас оттуда слышались голоса трех человек. Беллу Люциус узнал сразу, но вот два мужских… Оба были знакомы, но… Люциус тряхнул головой. Это невозможно.

Маг решительно открыл дверь, входя…чтобы немедленно до боли крепко вцепиться пальцами в косяк.

- Ты…

- О, Люц! А я все думал, кто сюда явится следующим. Правда, подозревал, что это случится не раньше, чем кузина доберется до своей новой норы.

Белла взвизгнула:

- Не смей называть Замок норой!

- О, да, прости, сестренка. Конечно же нет. Это бо-о-ольшая нора.

Женщина вскочила, и, подхватив подушку, взялась со всей своей силы бить смеющегося мага по голове, спине и рукам:

- Не смей, слышишь! Ты… Ты…

- Да, именно я, сестренка. Самый умный и веселый во всей нашей семейке!

В этот момент подал голос третий волшебник:

- Леди Белла, думаю, не стоит отвлекаться. Мне что-то подсказывает, что Лорд Малфой пришел сюда не просто так. И подозреваю, что его отправили сюда именно за вами.

Эта уважительная отповедь мигом успокоила Беллатриссу. Она чинно отошла от кресла кузена, которого столь самозабвенно только что лупила подушкой, и опустила свое оружие туда же, откуда взяла:

- Люциус. Что же тебя привело?

Блондин несколько секунд старался привести в порядок дыхание, после чего почти нормальным голосом произнес:

- Твой спутник прав, Бэлль. Нас ждут. Меня отправили сюда за тобой. На доме следящие чары.

- Уже нет. Не думаешь же ты, что МОЕ поместье будут отслеживать всякие… - мужчина в кресле скривился, - авроры. Кстати, не стой в дверях, проходи, присаживайся.

Люциус, вполне отошедший от потрясения, прошел в гостиную, занимая одно из свободных кресел, обтянутых густо-синим бархатом.

- Значит, ты вернулся в Род, не так ли? – Блондин с интересом посмотрел на мага. Тот с ухмылкой расстегнул рубашку. Между ключиц, там, где не так давно красовался символ Изгнания из Рода, кожа была покрыта свежими рубцами и шрамами. – Значит, вернулся. Лорд Блек. – Люциус склонил голову в приветствии равного.

- Лорд Малфой. Рад приветствовать вас от имени Древнейшего и благороднейшего рода Блеков в этих стенах.

- Благодарю. А теперь к делу. КАК ТЫ ВЫЖИЛ, ТВОЮ…

- Стоп. Не ори. Тоже мне, Лорд. Лучше ответь мне, как вот вы все тут на свободе оказались, а? Я так понял, что вас всех после свержения Темного Лорда отправили в места не столь отдаленные…

- Кто бы спрашивал. – Люциус усмехнулся. Белла засмеялась:

- Нет уж, братец, я это тебе не рассказала, и ты, Люц, не смей. Пусть помучается. Ему полезно. – При этом на ее лице было такое предвкушающее выражение, что Люциус не сдержался, расхохотавшись. После чего откинулся в кресле, расслабившись:

- Так странно видеть вас вместе. Последний раз я такое наблюдал, кажется…когда мы были на пятом, не так ли? Пред поступлением этого шалопая в Хогвартс.

- О, да. Дурак я был. Ладно, что уж там. Что было, то прошло. Сейчас я вернулся таким, каким должен был быть… А главное, я вернул Родовую силу.

- Бог любит идиотов. Иначе, зачем бы он их столько создал? Говоришь, силу вернул? Отлично. Мне как раз нужен совет…

- О, да, милая Белль, для тебя все, что угодно. – Маг склонился, поцеловав тонкие пальчики Беллатриссы.

- Милый мой братец, мне нужна помощь в создании миньонов.
Маг вскинул брови:

- Даже так? Как интересно. И есть, из чего?

Белла фыркнула:

- Естественно. Не было бы материала, я бы и не задумалась. А то как-то…тяжеловато вручную приводить Замок в порядок. А так все можно будет на них свалить.

- Привязка на тебя?

- Нет, конечно! На хозяина Замка.

- Значит, это не Замок Лестранжей? – Маг с интересом разглядывал волшебницу. Та с таинственной улыбкой покачала головой. – Ладно, раз уж вы не желаете мне всего рассказывать… Вот уж не думал, что Темного Лорда есть свой Замок. Мне казалось, в прошлый раз такового не наблюдалось… Значит, как вывод, во главе вашей организации кто-то другой, не так ли? И все магическое общество глубоко заблуждается, считая, что возродился красноглазый?

Люциус посмотрел на Беллатриссу:

- Все больше человек нашу тайну хранит… Ты ему не сказала?

- Нет. Я же говорю, пусть помучается. Тем более, пока тебя не было, он высказал пожелание… присоединиться.

Маг насмешливо выдал:

- Белль, ты слишком красива, чтобы иметь совесть…

Люциус бросил на развалившегося в вальяжной позе мага ошеломленный взгляд:

- Ты? Присоединиться? – Внезапно в глазах блондина мелькнуло понимание. – Чтоб тебя… Ты вернул силу Рода… ВЫ же некромаги, я не ошибаюсь? Это был ты, не так ли? Сегодня в Косом. Гримм – это ты. Я прав, Сириус?

Маг улыбнулся и кивнул:

- Я – оружие массового потрясения. Ты прав. Странно только, что Белла не поняла.

- Так ее с нами и не было.

Блек нахмурился:

- Да? А в черной маске…

- Лорд.

Сириус потряс головой:

- Не может быть. Это же тогда не… но… Мерлин, при таком телосложении – это мальчишка!

- И ты не сильно ошибешься. Он весьма… хрупок.

- Но…

- Сириус, прекрати изображать хаффлпаффца! – Белла вызверилась – Между прочим, наш прежний Лорд был точно таким же! Невысоким и худым. А уж после возрождения - так вообще!

- Угу, скелет ходячий. Безносый. Красноглазый. Уб…

- ПРЕКРАТИ!!! – Белла вскочила на ноги, намереваясь вцепиться длинными ногтями в лицо кузена. – Не смей оскорблять моего Лорда!!! Он – Гений! Величайший маг!!! Да даже ваш бородатый хрыч не мог с ним сравниться!!!

Сириус, продолжая удерживать руки женщины подальше от своих глаз, тихо и как-то подозрительно спокойно произнес:

- Все, Белль, хватит. Успокойся, ну. Вот, девочка, все хорошо. Перестань. Садись. – Мягко направляя тяжело дышащую волшебницу, Блек усадил ее обратно в кресло. – Люциус, когда вы должны вернуться?

- Сказано как можно быстрее. Но Лорд подозревал, что дом отслеживается, так что, возможно, ничего страшного. Хотя, он чувствует, где именно мы находимся. Белль, думаю, нам стоит вернуться. Мне не улыбается нарваться на… выговор. Тем более, у меня еще одно задание висит, и у меня мало шансов его выполнить. Так что…

Белла кивнула и встала:

- Ну что ж, тогда, пожалуй, нам действительно пора. Сириус, ты не предоставишь мне Родовой Гримуар?

- О, хорошо, что напомнила. Э-Э-ЭЛЬФ!!!

- Даср, я тутср!

- Принеси леди Белле второй Родовой Гримуар.

Эльф вернулся спустя пару минут, волоча тяжелый том. Бэлла с благоговением взяла его в руки:

- Спасибо, братец. Как закончу, сразу же верну.

- Не надо. Это копия. Она и должна была быть в вашей ветви, но вы так быстро повыскакивали замуж, а потом ни разу тут и не появились… Она твоя по праву.

- Спасибо, Сириус! – Белла едва ли не подпрыгивала на месте от радости, словно маленькая девочка. Блек усмехнулся:

- Да, пожалуйста. Передайте мою благодарность, как Главы Рода, вашему Лорду за то, что он вернул мозги моей милой сестрице. Думаю, за одно это его стоит уважать. Он сотворил невозможное.

- По-моему, это всегда был твой конек. – Люциус хмыкнул.

Сириус изобразил лицо великого мыслителя:

- Понимаешь ли, Люц… Когда в детстве придумываешь шалости, думая головой, получаешь по заднице. С возрастом все меняется: когда думаешь задницей, дают почему-то по голове…

Все рассмеялись, после чего Люциус встал:

- Так, Блек, думаю, нам пора, иначе мы никогда отсюда не уйдем.

- Ну да, ну да. Ладно так уж и быть, провожу вас.

У самого выхода все четверо попрощались. Сириус вежливо кивнул каждому:

- Белла. Люциус. Риллар. Было приятно пообщаться. Благодарю, что скрасили одиночество. Будет возможность – приходите.

Все трое коротко поклонились. Уходящий последним Люциус в дверях обернулся:

- Ты не хочешь присоединиться?

- Не сейчас, Люц. Возможно, позже.

Блондин кивнул, выходя из Поместья. Трое волшебников отошли к ближайшим кустам, достаточно скрывающим их. После чего аппарировали. Риллар поспешил обратно в казармы, а Люциус и Белла поднялись в библиотеку:

- Белла, объясни мне, непонятливому, почему ты не сказала Блеку, кто наш Лорд? Он же…

- Люциус… - Белла покачала головой. – Ты не знаешь Блеков. Он должен все узнать сам, иначе не успокоится. Он еще недостаточно разочарован в своей «светлой» стороне, чтобы безоговорочно нырнуть с нами во тьму. Да, он принял наследие, но еще не осознал себя, как темного. Это долго, поверь. Он не будет сражаться против нас – и то хорошо. Каждый испорчен в меру своих возможностей… а его возможностей пока не хватает. Будем ждать.

- Лорду докладываем?

- Нет. Рано. Вот когда Сири выскажет явное намерение, а не просто мимолетную идею, тогда и скажем.

- А…

- Не будет он нас читать. Пока, по крайней мере. И кстати, не стоит говорить и остальным.

Люциус кивнул. Да, пожалуй, она права. Лучше пока помолчать. И все же, как он умудрился выжить?! Из Арки невозможно выбраться. Тем более, ее уничто… А может, в этом все и дело?! Это надо будет обдумать. Кивнув собственным мыслям, блондин пожелал увлекшейся чтением Гримуара Белле удачи и пошел в свою комнату.

- оОо –

Сириус задумчиво смотрел на дверь, только что закрывшуюся за гостями. Мордред, что происходит? Вся магическая Британия считает, что Новый Лорд – тот же Волдеморт, да вот только сами Пожиратели утверждают, что это не он. И в данной ситуации… Короче, бред.

Тряхнув головой, маг поднялся в свою спальню, до сих пор украшенную гриффиндорской символикой. Неожиданно в душе поднялось отвращение к этой показушности. Каким же он был идиотом…

- КРИ-И-ИЧЕР!!!

- ДАСР!

- Сними со стен все флаги, колдографии, плакаты… сложи в коробки. Снимки оставь здесь, на кровати, остальное унеси на чердак. Комнату сделать нейтральной. Серые, можно чуть серебристые стены, темный пол, мебель сменить на деревянную, лучше махагон, полог, обивка мебели, подушки – синие, Родового цвета, можно разбавить зеленым и фиолетовым. Выполняй.

Сказав это, Сириус вышел из комнаты, где с хлопками появились эльфы. Прошлое должно оставаться в прошлом. А на ошибках – учатся. Так что…


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 16.03.2011, 16:31 | Сообщение # 29
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 24.

Маг стремительно перемещался по дому, пытаясь решить, что именно ему сейчас необходимо делать. Перед ним во всей неприглядной красе разворачивали страницы три варианта. Он мог отправиться в Хогвартс, чтобы достать свою личную и еще несколько других палочек, хранящихся сейчас в витринах в кабинете директора, как важнейшие экспонаты - подчас единственные доказательства того, что некоторые маги вообще существовали в рядах Светлых сил. Светлых, ха, как же. Светлее некуда. Демон язвительно хмыкнул, после чего заставил себя переключиться на более важные вопросы.

Да, Хогвартс – прекрасный вариант, если только не одно «но». Все тайные ходы в замок, которыми он пользовался в своей прошлой, такой далекой и едва ли не нереальной жизни, были заблокированы либо снабжены мощными сигнальными и следящими чарами, мимо которых даже с Нагини, скрывающей его магическое поле, на плечах будет очень тяжело пройти. А то и вовсе невозможно. Чтобы преодолеть все поставленные там преграды нужно колоссальное количество магии, а сейчас он иссушен едва ли не до самого дна. И это слишком опасно с его физической проблемой, особенно когда действие зелья вот-вот завершится.

Собственно, все в любом случае упирается в зелье. За эти сутки он умудрился истратить столько сил на… Да много на что. Но и сделать он сумел невероятно много. Азкабан, Том, налет на Косой и небольшая зачистка Гринготтса. Даже и не верится, что прошло меньше суток. Кажется – целая жизнь. А для многих так оно и было, если разобраться. Жизнь. Двадцать человек уничтожены по прихоти Министерства. Мордред, почему они прибегают к подобной тактике?! Это же не люди – звери! Неужели сложно предугадать, что слишком велик шанс вовремя уйти с места предполагаемого взрыва? Демон тряхнул головой, гася вспышку гнева и хмыкнув. Нет, определенно, некоторые гриффиндорские черты из него не способна вытравить даже Госпожа Смерть.

Как бы то ни было – в Хогвартс сейчас соваться просто гибельно. Причем не только для него, но и для всей едва начавшей возрождаться организации, способной изменить этот гребаный ненормальный мир пусть не к лучшему, но хотя бы к принципиально другому. Только вот чтобы развернуть подобную заржавевшую махину придется выложиться по полной и, видимо, смазывать ее предстоит слезами и кровью особо упертых.

Тем не менее, даже если вариант со школой пролетал, перед Демоном было еще два пути – отправиться в Отдел тайн или напиться антидота к зелью и на сутки быть полностью отключенным от мира сего. Опасно, но действенно. Собственно, между этими двумя вариантами он сейчас и выбирал. У обоих были свои плюсы и свои минусы. Причем они были напрямую друг с другом связаны.

Приняв зелье, он получает возможность восстановить все потраченные за эти сутки силы, но зато в течение двадцати четырех часов не сможет никаким образом повлиять на происходящее во внешнем мире. И это сразу упирается в то, что будет плясом для другого варианта. Сейчас авроры заняты разборками с банком, и он, возможно, сможет опередить появление усиленных патрулей на территории Министерства Магии. Шанс не очень велик, примерно три к семи. Но завтра его может не быть вовсе.

С другой стороны, лезть в Отдел Тайн… опять-таки, нужна сила. А вот ее-то маловато. Демон хмыкнул. Замкнутый круг. Сверху раздалось ехидное карканье.

- А… Лорд, ты не нашел Тома?

Ворон отрицательно покачал головой.

- Черт… Куда же эти его забрали? Ну не в Министерство же?! Бред. Даже они не настолько идиоты.

Ворон несколько раз хрипло каркнул, словно засмеялся. Демон хмыкнул.

- Лорд, вот ответь мне, что мне делать? Мордред, сейчас главное не ошибиться… А именно в своих решениях я и не уверен, ни на кнат…

Маг со стуком уронил голову на скрещенные руки. Слишком многое требовало срочного решения, только вот срочно он сейчас решить ничего не мог.

- «Хоссяин, дом в порядке. Шшто мне ещще делатьсс?»

- «Большше пока нишшего, моя Нагини. Лушше помоги решшитьсс, куда отправитьсся. Я могу идсси в Минисстерсство, в Хогварсс или осстатьсся тут и сспатьсс. И во вссехх сслушшаях проигрываю…»

- «А ссачем вам в Сстарый Ссамок, хоссяин?»

- «Я долшшен досстатьсс ссвою палошшку, моя Нагини. И ещще нессколько»

- «Бессмыссленно, хоссяин. Она ушше не будет васс сслушшатьсс, как раньшше. Вы иссменилиссь. Ссильно»

Маг вскинул брови. Изменился? Это вполне резонно. Нагини умна, она многое понимает… Возможно, ее действительно стоит послушать… Демон сощурился, попеременно глядя на своих фамилиаров. Лорд все так же восседал на шкафу, змея свернулась кольцами на стуле напротив и выложила голову на стол. Протянув руку, маг нежно погладил черную голову, на которой последнее время все ярче стала выделяться Руна Демона, словно светясь сквозь чешую то багровым, то яркой зеленью Авады.

Задумавшись, маг перевел взгляд на окно. Решать нужно было скорее. Времени катастрофически не хватало. Демон, устало вздыхая, наложил на себя очередную иллюзию. К сожалению, здравый смысл упрямо настаивал на необходимости посещения Отдела Тайн сегодняшней ночью, пока авроры заняты банком. Правда, оставалась большая вероятность, что уже сейчас там дежурят спецотряды… Но все же завтра эта вероятность перерастет в очевидность. А значит, надо спешить, пока есть возможность пройти все это с наименьшими потерями.

Нагини привычно повисла на его плечах, только сейчас ее приходилось скрывать от посторонних глаз. Немного подумав, Демон аппарировал к старой телефонной будке. Когда-то здесь началось его знакомство с Министерством. Отсюда он и пройдет внутрь.

Набрав навсегда врезавшийся в память номер и хмыкнув над беспечностью служб безопасности, до сих пор его не сменивших, Демон с кривой улыбкой начал свой путь вниз.

Он уже прошел через весь пустой в этот час Атриум, когда кабина опустилась вновь и по камням пола бесшумно скользнула еще одна фигура, направлявшаяся в ту же сторону.

- оОо –

Долохов с некоторым удивлением наблюдал за Беллой. Женщина засела в библиотеке, обложившись огромными фолиантами и свитками пергамента и что-то самозабвенно писала, чертила, считала… Пожиратель еще ни разу не видел коллегу такой где либо кроме пыточных подвалов Лорда.

- Мордреда вам в душу, да что же это такое, в самом-то деле! Где эти записи?!

Долохов отшатнулся, с усмешкой глядя на раздраженную Беллатриссу, сейчас с упоением расшвыривающую во все сторону исписанные листы.

- Ага, вот. Нашла! Так…

Увлекшаяся своими изысканиями Пожирательница даже и не заметила, что все это время рядом с ней был наблюдатель. Антонин, хмыкнув, отошел от библиотеки, направляясь в центральный зал. Его там ждали.

- Тони, неужели ты решил присоединиться к нашей компании?! Это невозможно!

- Я тоже рад тебя видеть, Руди. Что на счет поручения Лорда?

- Да, собственно, пока ничего. Лучше вон, у Забини спроси. Он уже часа два с Люциусом что-то там разгребает, с того момента, как Малфой Беллу привел.

Кивнув Лестранжу, мужчина подошел к почти беззвучно спорящим магам. Глаза Малфоя лихорадочно блестели, ноздри побелели от ярости, он что-то ожесточенно втолковывал не менее разъяренному Забини.

- Господа, позволите присоединиться?

Оба кинули на Долохова такие взгляды, что колдун хмыкнул. Некоторое время помолчав, Креон Забини взмахом руки предложил Антонину занять одно из пустующих возле них кресел. Поблагодарив его кивком, Пожиратель устроился возле Люциуса:

- Итак, о чем спор, господа?

- Креон настаивает, что мы должны в статьях упирать на жестокость Министерства в отношении его же сотрудников, но я с этим категорически не согласен.

- И почему же?

- Для начала, Министерство сразу закроет эти статьи цензурой, и мы просто пролетим. Во-вторых, мало шансов, что люди в это поверят. Необходимо ломать их стереотипы, а просто констатация жестокости государства на них вряд ли подействует…

- Да пойми, мы не сможем сломать стереотипы даже за десяток лет! На новых идеях должно вырасти хотя бы два поколения – первое, сталкивающееся с обеими точками зрения, под влиянием собственных родителей, и второе – свободное от прямого воздействия тех, кто мыслит прошлыми стандартами!

- Просто выдать на-гора нашу версию происходящего в магической Британии – самоубийство! Да издательство просто разнесут по камушкам, даже если эту статью удастся протолкнуть в печать! А еще у нас нет достаточных подтверждений нашей точки зрения. И это тоже немаловажно!

- Так, Креон, Люц, стоп. А почему вы не хотите рискнуть объединить оба способа? Разве у нас для издания статей всего одна газета?

- Не выйдет, Тони. Слишком опасно. Работать с двумя издательствами – значит засветиться одновременно с двух сторон. Это рискованно. Наш молодняк еще недостаточно натаскан, даже той войной. Они не смогут за себя постоять. А нас слишком мало, особенно если учесть, что из одиннадцати членов Внутреннего Круга палочки есть лишь у семерых. Да и то, та, что есть у меня, мне толком не подходит. Отобрал в Азкабане по пути у какого-то аврора из оглушенных вами. – Люциус потер переносицу, задумавшись.

- А Империо?

- Его слишком легко вычислят. Нет. – Креон закусил губу, глядя в пламя.

В этот момент сработали охранные контуры вокруг Замка. Антонин вскочил, следом поднялись Малфой и Забини.

- Кто-то проник на территорию.

- Лорд говорил, что придет…информатор.

- Возможно.

К ним подошли Рудольфус, Рабастан и Розье:

- Выходим навстречу?

- Естественно. Младшие наверняка уже задержали нашего…гостя. Лучше поспешить. – Антонин стремительно вылетел за двери зала. Следом устремились остальные маги.

Во внутреннем дворе царило оживление. Все младшие, кто на данный момент присутствовал в казармах, сейчас столпились возле ворот.

- А ну, р-разошлись! – Рык Долохова перекрыл гомон во дворе. Младшие немедленно раздались в стороны, создавая живой коридор, по которому и двинулись маги.

Возле ворот стоял… мальчишка. Иначе его назвать язык не поворачивался. Внешне ему нельзя было дать и шестнадцати. Люциус сощурился:

- Ты наш информатор?

- Да, лорд Малфой. – Паренек усмехнулся. В выражении его туманно-серых глаз было что-то совсем не детское. Люциус внутренне поежился. Мальчик, глядя ему прямо в глаза, едва заметно хмыкнул.

Зрительный контакт разорвал Рудольфус, отвлекший гостя:

- Чем докажешь?

Мальчик так чисто и радостно улыбнулся, что стал казаться еще младше, чем прежде. После чего поднял левую ладонь. Спустя миг на светлой чистой коже проступили темные линии Метки. Рудольфус кивнул.

- Принято. Ты с нами в зал. Остальные – ПО КАЗАРМАМ, СУКИНЫ ДЕТИ!!

Мальчик хихикнул, глядя, как человек тридцать стремительно испаряются со двора. Пожиратели Внутреннего Круга внимательно наблюдали за пришельцем. Да, у него была Метка, только вот доверять ему, что было весьма логично, никто не спешил.

Гостя провели в Зал, с твердым намерением выяснить все интересующие их детали. Паренек стоял перед колдунами, ни капли не переживая и ничуть не пугаясь соседства. Пожиратели демонстративно расселись в кресла. Долохов окинул мальчишку внимательным взглядом:

- Итак, ты наш информатор, присланный Лордом. И как же тебя зовут, ребенок?

Парень хмыкнул, тряхнув светлыми, пепельно-серыми волосами, после чего взмахнул рукой, вытягивая прямо из воздуха сильно потрепанную колоду. Еще один короткий взмах, и в руке появилась карта, спустя миг упавшая на маленький журнальный столик:

- Я – Отшельник, Советник.

Забини бросил короткий взгляд на пергаментный прямоугольник, хмыкнув:

- Ты сам так решил?

- Нет, так меня нарекла Госпожа. – Кожа, волосы и в особенности глаза мальчика засветились мертвым, серым светом, напомнившим всем, кто был в Косом переулке, свечение, что окружало Гримма.

Креон стремительно побледнел. Люциус, сощурившись, переводил взгляд с мальчика, неожиданно переставшего казаться человеком вообще, на явно ошеломленного и испуганного соратника. Забини задал единственный вопрос непослушными губами:

- Кто тебя Призвал?

- Мой Лорд, мой Демон. ОНА просила его привести меня сюда.

Забини откинулся в кресле:

- Значит, это правда… Я думал, мои глаза меня обманывают.

- Нет, Отмеченный. Ты все видел правильно. Но я здесь не как Отшельник. Я здесь как друг и помощник. Помни об этом. В иных обстоятельствах все изменится.

Креон коротко кивнул. Пожиратели слушали этот диалог с нескрываемым интересом. Впервые на их памяти всегда являвший собой непробиваемую ледяную глыбу Креон Забини потерял самообладание настолько, что показал всем свой страх. Неподдельный страх.

Люциус сложил пальцы домиком и, глядя на мальчика поверх рук, поинтересовался:

- И как нам тебя называть, помощник?

Паренек вновь улыбнулся своей немного наивной детской улыбкой, из потустороннего существа становясь обычным мальчишкой:

- Ну-у…может, вам, лорд Малфой, про меня рассказывал Драко…

Блондин напрягся, но паренек снова умолк, лукаво поблескивая своими глазами, в которых все еще продолжал клубиться иномирный серебристый туман, из-под пепельной челки:

- Ой, да ладно вам, какие нетерпеливые! – мальчик рассмеялся чистым звенящим смехом и в руках его появилась большая фотокамера с мощной вспышкой. – Когда-то меня звали Колин Криви.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Lash-of-MirkДата: Среда, 16.03.2011, 18:57 | Сообщение # 30
Walk with me in Hell
Сообщений: 2976
« 108 »
ГЛАВА 25.

Гермиона отрешенно смотрела на две больничные койки, где сейчас, чуть постанывая, лежали парни. Спасенных мадам Помфри уложила на другую пару кроватей, стоящих у противоположной стены комнаты. Девушка и не подозревала, что в больничном крыле Хогвартса есть эти маленькие помещения. Однако по зрелым размышлениям решила, что это вполне логично – не класть же преподавателей в общую палату? По крайней мере, она не могла припомнить ни одного случая, когда бы кто-то из учителей во время своей болезни оказался бы в обозримом пространстве госпиталя.

Рон попытался приподняться, после чего с оханьем вновь упал на подушку:

- Ну, Малфой, я тебе это припомню! Зачем было на самом деле кости ломать?!

- Нет, ты идиот, или просто прикидываешься?! – вызверился в ответ глухим шепотом блондин. – А как бы диагност иначе заполнил бумаги?! Скажи спасибо, что это только пяток ребер и костерост быстро с этим справится. Мне, если ты не забыл, позвонок восстанавливать! Ладно, хоть, нерв, как ни по-идиотски это звучит, ты умудрился не повредить! Иначе я тут бы с месяц проторчал!

Вышедшая из соседней комнаты мадам Помфри протянула сидящей Гермионе листки с диагнозами и еще какую-то папку:

- Вот это отдай в авроратскую клинику. Они разберутся.

Девушка кивнула, пробежав глазами изобилующий латинскими терминами текст:

- Отлично. Так, я в аврорат, потом в Министерство… Если все сложится удачно, вернусь завтра к утру.

Пожилая медиведьма покивала:

- А я в Кабанью голову, отнесу модификатор памяти… Думаю, Аберфорт не откажет. Десяток завсегдатаев – и у вас будут свидетели вашей драки. Необходимое воспоминание я в зелье уже вложила. А вы, молодые люди, будете лежать тут и не пытаться куда-то сунуться!!! Это же надо было так разойтись! Я же вас предупредила – достаточно малого перелома! Хоть пальца! Так нет, они во всю мощь расстарались!

Гермиона тихо хмыкнула, увидев, как парни синхронно втянули головы в плечи, слушая отповедь колдомедика. В этот момент произошло то, чего не ожидал никто. Один из спасенных забился на своей кровати, заходясь в мучительном крике. Помфри среагировала незамедлительно, спеленав тело волшебника чарами, чтобы уберечь от серьезных повреждений. Рон, сумев приподнять голову, прищурившись, разглядывал волшебника, вокруг койки которого суетилась медиведьма, одни за другими накладывая новые заклинания и вливая в него различные зелья.

Гермиона некоторое время понаблюдала за действиями целительницы, после чего поднялась. В голове было пугающе пусто – никаких теорий, планов, идей. Даже беспокойства, как такового не осталось.

- Мадам Помфри, я пошла. Думаю, если поспешу, то даже будить никого не придется – дежурный еще даже вздремнуть не успеет.

Колдомедик, не поворачиваясь, махнула рукой, полностью занятая своим пациентом. Гермиона подошла к парням:

- Ну все, до утра. Спокойной ночи вам обоим.

Те нашли в себе силы кивнуть. Но если Малфой уже почти спал под действием зелий, то Рон умудрился выдавить:

- И тебе, Герми. Кстати, тебе не кажется что вот этот, второй, очень похож на Гарри? А уж когда его в кошмаре согнуло – так совсем. Я до этого еще задумывался, а сейчас почти все сомнения отпали. Прямо как брат выглядит… только постарше малость… - пробормотав еще что-то неразборчивое, юноша тоже провалился в сон, полностью исчерпав силы. Гермиона недоуменно посмотрела на него, не до конца понимая, что именно тот только что сказал. Кивнув этим словам, она вышла из лазарета, направляясь за пределы антиаппарационного барьера, чтобы перенестись в Аврорат. Сейчас, к ее великому сожалению, камины там уже были отключены, поэтому добраться до госпиталя можно было только своим ходом.

Когда разум, наконец, переварил полученную информацию, девушка была уже слишком далеко, чтобы вернуться в Больничное крыло, поговорить с мадам Помфри и уточнить данные анализов. Тряхнув головой и прекрасно понимая, что она не может уже больше задерживаться с предоставлением документов, Гермиона, скрепя сердце, заставила себя двигаться дальше, хотя все ее желания сейчас устремились обратно в Хогвартс – узнать, убедиться, поверить.

Аппарировав в госпиталь аврората и сунув в руки ошалевшему дежурному бумаги, девушка с облегчением вздохнула, после чего наскоро оформила документы на обоих незадачливых авроров – их пребыванию в другой больнице должно было быть документальное подтверждение. Дежурный клятвенно заверил ее, что доложит обо всем Грюму, хотя при этом и содрогнулся от перспективы выслушать от несдержанного на язык Главы Аврората много лестных эпитетов, как в отношении обоих больных, так и в отношении себя любимого.

Добившись от волшебника такого обещания, девушка поспешила в Министерство. Помня, что сеть давно перекрыта, девушка решила воспользоваться старым проверенным способом – телефонной будкой. Когда-то именно через нее они вшестером проникли в здание, чтобы добраться до Зала Пророчеств. В груди полыхнула застарелая боль, переплетенная с болью совсем свежей. Луна, беспечная и не совсем адекватная, нелепо погибла всего лишь через полгода после Последней Битвы. Ну и, конечно же, Гарри. И все же, он это или нет?! Она не могла сказать. Анализируя свои чувства, она знала только одно – Гарри сейчас плохо. Очень плохо. Но вот от чего? И он ли лежит там, в Хогвартсе, под бдительным присмотром школьного колдомедика?!
Тряхнув головой, чтобы отогнать непрошеные мысли, девушка вошла в кабину телефона и набрала номер. Ровный, но какой-то тихий механический голос сообщил, что она отправляется в Атриум Министерства. Спустя пару минут она уже тенью скользила по пустой подземной площади, направляясь к лестницам. Сначала надо заглянуть к ее знакомому, как и просила мадам Помфри – зелья из Отдела тайн стоило взять сразу. Позже он уже может уйти домой, но сейчас-то он точно еще там.

Как она и предполагала – в каморке все еще горел свет. Постучав по косяку открытой двери чтобы привлечь внимание что-то сосредоточенно пишущего мужчины, Гермиона тихонько окликнула:

- Курт!

Молодой мужчина вскинул голову. На его бледном от постоянного пребывания в подземельях лице расплылась радостная улыбка:

- Миона! Чего это ты вдруг снизошла до моей дыры?!

Девушка впервые за несколько часов улыбнулась, глядя на неунывающий энтузиазм коллеги. Она сама, будучи аналитиком Невыразимцев, давно уже потеряла позитивный взгляд на вещи, но вот Курт… Курт сумел его не только сохранить, но и неизбежно заражал своим постоянным оптимизмом всех окружающих.

- Собственно, у меня возникли некоторые проблемы, Курт. Для начала, Рональд с Драко сцепились в Хогсмиде, переломав друг другу половину костей, потом пришло сообщение о нападении на Косую… Кошмар. – Упав на прилевитированный к ней стул, девушка запустила пальцы в волосы, растрепывая пучок. – Я металась по Хогвартсу как ненормальная, а Поппи велела сидеть и ждать, пока она не закончит с этими идиотами… Там такие клубки проклятий были… А вот теперь выяснилось, что им нужны какие-то сложные зелья, и искать их надо у наших.

- И какие смеси?

- Вот, смотри. – Девушка протянула Кённингему лист с названиями.

Пожевав губу, Курт прикидывал, как бы эти вещества изъять.

- Как быстро они тебе нужны, Мио?

- Хорошо бы сейчас, но можно и позже. Я рассчитывала, что мадам Помфри их напоит в ночь, и к утру их можно будет доставить к нам в стационар. Чтобы поменьше криков было со стороны начальства.

Курт покивал:

- Понимаю. Грюм что-то совсем последнее время впал в паранойю. Следит за всеми, как за Пожирателями. Только вот…к тебе, вообще, к вам с Рональдом, разговор особый… Ладно. Попробую. Подожди меня тут.

Высокий молодой мужчина широким шагом покинул помещение, оставив девушку дожидаться его в одиночестве. Немного подумав, Гермиона вышла в соседнюю комнатку, где обычно сидела Роза и заварила крепкого кофе. Им с Куртом это может понадобиться, зная его привычку рассказывать обо всех его изысканиях в той или иной области.

Налив себе чашечку ароматного напитка, одним своим запахом вливающего в нее новые силы, Гермиона поспешила усеться за рабочий стол Курта, быстро проглядывая разбросанные бумаги. Несомненно, сейчас именно вот об… Ох!

Подхватив пару листов, девушка, закусив губу, стала сверять результаты. Спустя минут пятнадцать напряженных размышлений, она подхватила перо и на чистом пергаменте принялась делать короткие сноски. Именно за этим занятием ее и застал вернувшийся Кёнингем.

- А, ты уже увидела мои последние изыскания. Вот, держи. Пока только два, еще четыре попытаюсь достать в течение ближайших трех дней. Ну, что скажешь? – рука мага нетерпеливо подергала уголок пергамента, прижатого ладонью девушки. Гермиона что-то буркнула, дописывая последнее предложение, после чего подняла глаза:

- Курт! Это невероятно! Но… Получается…

Маг покачал головой:

- Не получается, Мио. Не сходятся данные ни на Героя, ни на его Врага. Словно что-то в бумагах подчистили. Вопрос только, что именно.

- Погоди, а как же вот это? – девушка ткнула пальцем в строчку показателей силы. Формулы, написанные в обеих ячейках таблицы, были абсолютно одинаковыми, кроме одного небольшого участка, отмечающего возраст волшебника на момент составления показателя. Курт задумчиво кивнул:

- Вот-вот. И я о том же, Мио. Такое бывает чрезвычайно редко, да и то наблюдается лишь в двух случаях – у близнецов, поскольку они магически дублируют друг друга, и… - маг замолчал, после чего в глазах сверкнуло понимание. – Моргана, я идиот! Подожди-ка… Мио, ты не могла бы перечислить все непосредственные контакты Гарри Поттера и Волдеморта?

Гермиона на некоторое время задумалась, собираясь с мыслями, после чего, чуть нахмурившись, принялась перечислять:

- В возрасте года и трех месяцев заработал от него Аваду, попутно получив на свою беду осколок его же души и изрядную долю магии, потом ни сном ни духом о нем не ведал, в одиннадцать, нет, почти в двенадцать, имел с ним приватный разговор, о содержании которого не сообщал никому, попутно уничтожил его тело-носитель, пропустив, как я помню, сквозь себя магический сгусток освобожденного духа, почти в тринадцать еще раз побеседовал с его проекцией, потом почти два года перерыва, возрождение Волдеморта на его крови, кости отца и плоти слуги, дуэль, побег, еще год, правда, перемежающийся ментальными контактами во сне, встреча здесь, в Отделе Тайн, вселение духа Волдеморта в него в Атриуме… потом еще год перерыва и гонка... кх-м, ну, неважно, потом… Ах, да потом уже встреча в зале Хогвартса, в Последней Битве… или нет… А, они столкнулись еще в лесу, там Лорд бросил в него Аваду, выкинув в Междумирье, куда оказался выбит и сам, вдвоем же они и вернулись. Потом уже была дуэль в зале. Думаю, ее описывать не надо?

Курт покачал головой, быстро фиксируя данные на листе:

- Значит…раз, два… семь раз. Из них непосредственное слияние магии в год, частичное касание духа в одиннадцать, м-мм… слияние крови в четырнадцать… Он тогда уже интересовался отношениями с девушками или парнями?

- С парнями – нет, точно, с девушками…ну, да, само собой…а к чему вопрос?

- Погоди. Объединение духа еще через год, потом одновременное касание магии, духа и крови в Междумирье… Мордред! Мио, прости, я пока ничего говорить не буду, позже, ладно? Мне нужно кое-что посчитать.

Гермиона встала.

- Хорошо, Курт, правда, ты каждый раз повергаешь меня в шок своими идеями. И еще… Ты обещал мне рассказать про пророчества.

Маг поднял на девушку шальные, полные лихорадочной жажды действий сине-фиолетовые глаза безумного ученого:

- Что? А, да, прости, Мио. Конечно. Что ты хотела бы узнать?

Девушка заглянула в соседнюю дверь. Там, на длинных стеллажах тускло светились шары пророчеств. Их осталось прискорбно мало после их вылазки сюда на пятом курсе, но, тем не менее, они все еще были. Голос Гермионы был очень тихим:

- Скажи, ведь здесь раньше были все пророчества, произнесенные со времен Мерлина, не так ли? Какие сохранились?

- Немногие, Миона. Собственно самые древние и Смертные. Их стеллажи были дальше всех.

- Смертные? – девушка нахмурилась. Курт кивнул, подтверждая:

- Это пророчества, произнесенные пророком в момент смерти, либо же на их… озвучивание…ушла вся сила мага, вызывая так же немедленную гибель. Вон они, смотри. – Кённингем встал рядом с девушкой в дверях зала и показал рукой на полки, где стояли шары непроницаемо-черные, лишенные своего свечения. Гермиона подошла ближе, всматриваясь в эти сгустки темноты, в глубине которых время от времени вспыхивали цветные искры: красные, зеленые, синие, лиловые… Курт, наблюдая за завороженной девушкой, продолжил. – Считается, что в такой шар попадает не только пророчество, но и частица души пророка, но этого еще никто не проверял. Зато доподлинно известно, что ЭТИ пророчества сбываются с гарантией, как говорится, в сто процентов, в течение ближайших ста лет. Вроде как последняя предсмертная воля. Есть только одно пророчество, до сих пор так и не сбывшееся. Его произнесла Вивиана, внучка Морганы, причем… - Курт помолчал, формулируя мысль, - оно даже не предсмертное, а ПОсмертное. Согласно легенде, семья Вивианы собралась у погребального костра, уже собираясь запалить ветви, когда тело Вивианы неожиданно забилось в судорогах, после чего было произнесено вот это самое пророчество…его содержание, как ты понимаешь, неизвестно. И неизвестно, о ком оно было. Видишь, подписи нет. Только перечень свидетелей. И документальных свидетельств не сохранилось

- Скажи, а как они вообще появляются здесь?

- Вон, видишь в стене ниша, окаймленная рунами? Вот именно там и появляется шар. Кстати, красивое зрелище, надо сказать.

- Видел, да?

- Да. Это было невозможно пропустить, Мио. Кстати, я именно с тех пор и пытаюсь разобраться вот с этим. – Маг мотнул головой в сторону своего стола. – Что-то меня в его тексте зацепило.

- Тексте? – Гермиона нахмурилась. – Но ведь ты не мог его узнать, раз ты был здесь…

- С чего ты взяла? Когда рождается пророчество, его текст звучит на весь зал. Его слышат все или почти все, кто в этот момент находится здесь, в Отделе.

- Но ведь это значит…

- Да, мы не связаны клятвой о неразглашении. О нас даже и не вспомнили.

Гермиона тихо хмыкнула:

- Интересно, Лорд явится, чтобы узнать это новое пророчество о себе, ненаглядном, или нет? И если да, то когда? Не думаю, что он захочет тянуть с этим.

- Возможно, Миона. Но опять-таки, это очень спорно. Не исключено, что он уже его знает.

- То есть?

- Он мог и сам присутствовать при его произнесении. Это ведь не исключено?

- Исключено. Вспышка магии была замечена достаточно далеко от Министерства.

Курт хмыкнул, но промолчал. Гермиона развернулась:

- Курт, ты не мог бы мне помочь? Я хотела посмотреть кое-что в военных делах, в архиве Отдела.

- Что именно?

- Данные на погибших и пропавших без вести.

- Что это вдруг? – Курт внезапно прищурился.

- Значит, ты тоже что-то заметил? – Гермиона дернула мага за собой, волоча его во второй блок. – Отлично, значит, поможешь.

- А вдруг я тебя сдам, аналитик Грейнджер? – На лице мага, подсвеченном отблесками шаров пророчеств, появилось какое-то дьявольское выражение. В сознании Гермионы мелькнула смутная ассоциация, исчезнув в тот же миг, как она попыталась понять, что именно ей почудилось.

- Брось, Курт, я прекрасно знаю, что тебе это невыгодно. Ты и сам тут наводишь шорох своими поисками. – Пожав плечами, девушка, сохраняя видимое равнодушие, прошла через кабинет Курта, направляясь в давно ненавистную Комнату-карусель. Кённингем остановился в дверях.

- Прости, Мио, я не могу. Сама понимаешь, зал… Иди. Военные дела в шестой и седьмой секциях, они в глубине справа. Дверь Оскуро.

Девушка кивнула. Стоило щелкнуть замку, как Комната завертелась, сбивая с толку, дезориентируя вошедшего в нее. Дождавшись, пока помещение перестанет вращаться, Гермиона вскинула палочку вверх, провозгласив:

- OSQURO!

Тонкий голубоватый луч сорвался с кончика палочки, метнувшись к невидимому в высоте потолку, чтобы спустя мгновение серебристым светом озарить одну из дверей. Девушка, покачав головой, вошла в огромное помещение архивов. Вот теперь ей придется потрудиться.

- оОо –

Демон стоял, прислонившись к стене недалеко от Отдела Тайн. Сейчас он уже жалел, что сунулся сюда, не дождавшись, пока закончится воздействие отравы, текущей по жилам. Силы покидали его со скоростью экспресса, заставляя спотыкаться и оступаться на каждом шагу. В глазах двоилось, ноги подкашивались, отказываясь держать становящееся непослушным тело. Нагини давно уже соскользнула с плеч, и теперь скользила возле его ног, шипя что-то ободряющее, однако сил на то, чтобы как-то реагировать на ее заявления не осталось тоже.

С усилием, огрызаясь на самого себя через каждый шаг, маг сумел добраться до знакомой круглой комнаты, принявшейся неистово крутиться, стоило ему войти в нее. После остановки маг постарался сфокусировать плывущее зрение. Ему показалось, что одна из дверей чуть заметно подсвечена, но утверждать бы не взялся. Поэтому, размашисто начертив на ней огненный крест, как когда-то Луна, он протянул руку, приоткрывая ее.

- Моргана, ты милостива. – С губ сорвался едва слышный шепот. Ему повезло. Это и был Архив. Теперь осталось найти шестую секцию и… Мордред, какая же та была стойка? Или стеллаж? Или что? И было ли? Мысли путались, их то и дело заволакивало туманом бессилия. Чертыхнувшись, Демон двинулся вдоль забитых непонятно чем полок. Скорее. Иначе силы оставят его прежде, чем он сможет что-либо отыскать. Невдалеке раздался тихий шорох и чьи-то шаги. Маг насторожился, но звук больше не повторился. Тряхнув головой, он двинулся дальше. Нагини куда-то исчезла, видимо, тоже ищет нужное место. Теперь главное поспешить. Уговаривая себя подобным образом, новый Темный Лорд, шаг за шагом, превозмогая усталость и медленно появляющуюся боль во всем теле, двигался вперед. Нужно успеть.


Наш праздник там,где солнце село,
Где в свете звезд нависла Тьма,
Где смертное бессмертно тело,
Где правит вечная Луна....

 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » Поглощение Тьмой (ГП/ТЛ; NC-17; Angst/Drama/Dark; макси; 41гл, замерз)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: