Армия Запретного леса

Среда, 24.01.2018, 04:47
Приветствую Вас Заблудившийся





Регистрация


Expelliarmus

Уважаемые гости! Пользователям, зарегистрировавшимся на нашем форуме, реклама почти не докучает! Регистрация не отнимет у вас много времени.

Добро пожаловать, уважаемые пользователи и гости форума!
Всех пользователей прошу сообщать администратору о спаме и посторонней рекламе в темах.

[ Совятня · Волшебники · Свод Законов · Accio · Отметить прочитанными ]
Страница 11 из 12«129101112»
Модератор форума: Олюся, Rubliowskii 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » "Башня" (ЛВ/ГП;слеш, NC-17;angst,romance; макси, замёрз)
"Башня"
neiroДата: Понедельник, 28.11.2011, 14:37 | Сообщение # 1
Демон теней
Сообщений: 226
« 91 »
Название: "Башня"
Автор:Neiro-tan
Бета: пока нет
Рейтинг:NC-17
Пейринг: основной- Лорд Волдеморт/Гарри Поттер, Сириус Блек/Ремус Люпин, Салазар Слизерин/Ровена Равенкло, Билл Уизли/Флер Делакур, Мальсибер/Эйвери, Шэдоу/Августус Руквуд, Северус Снейп/Оливия Забини, а дальше посмотрим...
Персонажи: Лорд Волдеморт, Гарри Поттер, Северус Снейп, Люциус Малфой, Сириус Блэк, Ремус Люпин, Флер Делакур, Билл Уизли, Альбус Дамблдор, Рон Уизли, Гермиона Грейнжер, Джинни Уизли...да практически все отметятся)
Тип:слеш
Жанр:angst,romance
Размер:макси
Статус:в процессе
Саммари:А что если Лорд Волдеморт, возродившись, не станет гнать лошадей, призывать своих последователей, устраивать показательную дуэль? Что если он решит начать действовать сначала тихо, незаметно? Что если он решит не убивать Поттера пока не определится с тем, что было в неуслышанной части пророчества? И причем здесь Салазар Слизерин и Ровена Равенкло?
Предупреждения: ОСС, АУ, ченслеш( Гарри 14-15 лет)...НЕ ждите здесь раскаявшегося Лорда, здесь он будет во всем его змеином великолепии. Дамбигад и относительно темный Гарри
Дисклеймер: не мое, хотя жаль)

Оглавление:
Пролог, Главы 1 и 2
Главы 3 и 4
Глава 5
Главы 6, 7 и 8
Глава 9
Главы 10 и 11
Глава 12
Главы 13 и 14
Глава 15
Глава 16
Главы 17 и 18
Глава 19
Главы 20, 21, 22 и эпилог 1 части
II.Пролог, Главы 1, 2 и 3
Главы 4 и 5



Не мерещится ль вам иногда,когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле иная среда, где живем мы совсем по-другому?


Сообщение отредактировал neiro - Пятница, 26.04.2013, 13:30
 
АркадияДата: Пятница, 11.01.2013, 01:07 | Сообщение # 301
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
ооо! прода прода прода=) когда уже гарри вернется в башню и сломает ее нечаянно... эхъ... хотя по ходу по возвращении его стырит сириус. мда. интересно только до\после или даже во время трепки от лорда за то что сунулся в лэнг.. biggrin

Сообщение отредактировал Аркадия - Пятница, 11.01.2013, 01:07
 
ОлюсяДата: Пятница, 11.01.2013, 17:27 | Сообщение # 302
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 180 »
Что же за сделку заключил Гарри? чем это ему грозит?


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
Li-sanДата: Суббота, 12.01.2013, 19:17 | Сообщение # 303
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
спасибо)
Пока только не понятно что будет с судьбой(куда будет развиваться в дальнейшем история) Гарри и как клеймо от бога появилось??



Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.
 
Татьяна6371Дата: Суббота, 12.01.2013, 21:55 | Сообщение # 304
Подросток
Сообщений: 6
« 0 »
Спасибо)
 
neiroДата: Вторник, 15.01.2013, 20:37 | Сообщение # 305
Демон теней
Сообщений: 226
« 91 »
Всем спасибо) Как таковой сделки еще не было, и клеймо не проявилось- но семена посеяны. Так сказать прошли предварительные слушания))) Но Снъяк зацепился за душу Гарри. Как это проявится объяснится буквально через главу.


Не мерещится ль вам иногда,когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле иная среда, где живем мы совсем по-другому?
 
ale[_sДата: Вторник, 15.01.2013, 21:13 | Сообщение # 306
Ночной стрелок
Сообщений: 87
« -1 »
Один из любимых фиков...
Волдеморт - воплощение зла для обывателей Англии, но вполне себе белый и пушистый с точки зрения этого самого Межмирового Зла.
Волдеморт повторяет классическую ошибку Дамблдора - считает, что Гарри Поттер полностью под его контролем...
Этот Колобок, наверняка, всех еще удивит...
При самом плохом раскладе - Волдеморт с Дамблдором будут вместе от него отбиваться, во имя жизни на земле...

Спасибо!!!


Сообщение отредактировал ale[_s - Вторник, 15.01.2013, 21:13
 
ОлюсяДата: Вторник, 15.01.2013, 22:27 | Сообщение # 307
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 180 »
Цитата (neiro)
Как это проявится объяснится буквально через главу.
это многообещающе. с нетерпением жду)))))



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
neiroДата: Среда, 16.01.2013, 10:45 | Сообщение # 308
Демон теней
Сообщений: 226
« 91 »
ale[_s, Мне очень приятно)

Цитата (ale|_s)
Волдеморт - воплощение зла для обывателей Англии, но вполне себе белый и пушистый с точки зрения этого самого Межмирового Зла.

Это да! Для Лэнга он не слишком опасен, хотя демоны и побаиваются его покровителей. А для Снъяка он вообще просто помеха на пути. Волдеморт- сильнейший темный маг, возможно, приближающийся к званию юного полубога, а Снъяк- Древнее Зло, бог, помнившей как создавалась Земля, сам создавший целый мир- неполноценный, гниющий, но все-таки мир! Мир, нагнавший страх на десятки миров!

Цитата (ale|_s)
Волдеморт повторяет классическую ошибку Дамблдора - считает, что Гарри Поттер полностью под его контролем...
Этот Колобок, наверняка, всех еще удивит...

Гарри удивит! Пока, подчеркиваю, ПОКА- Волдеморт искренне считает, что Поттер полностью ему пренадлежит, но вот когда он вырвется из Запретной Башни...

Олюся, уже пишу))) 22 глава будет последней в первой части! После только небольшой эпилог и "Свободный".



Не мерещится ль вам иногда,когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле иная среда, где живем мы совсем по-другому?
 
neiroДата: Среда, 16.01.2013, 10:46 | Сообщение # 309
Демон теней
Сообщений: 226
« 91 »
Глава двадцать один.

* * *

Запретная Башня

* * *

Гарри испуганно всхлипнул, сжимаясь в маленький комочек в углу пентаграммы. Фантомы демонов зловеще кружили вокруг его фигуры, не смея выйти за края пылающего пентакля. Они черными бесформенными тенями скользили перед глазами Поттера, лишь изредка проходясь своими острыми когтями по телу юноши. Вся рубашка парня уже была превращена в лохмотья, но на самом теле осталось лишь пару неглубоких царапин. Воздействие этих сущностей, вызванных Волдемортом откуда-то из соседних нейтральных миров, было больше психологическим, похожим на влияние дементоров, чем физическим. От их призрачных тел шли волны холода и страха...

Сам же Лорд, кстати, сидел здесь же — в мягком темно-фиолетовом кресле возле горящего камина, читая какую-то старинную книгу в окованной металлом обложке. Он явно погрузился в ее содержимое с головой, лишь изредка посматривая поверх страниц на мучающегося в клетке Поттера.

Когда они вернулись из Лэнга, Волдеморт тут же потащил своего пленника вниз — прочь из Запертой Башни, в подземные уровни Слизерин-мэнора. Он молчал, и от этого зловещего, предвкушающего молчания Гарри становилось только жутче и жутче. Ему не помогало даже то, что он впервые видит хоть что-то кроме Запертой Башни — а интерьеры замка Слизеринов были достойны искреннего восхищения. В них не было помпезного шика и нарочитого богатства, но изящество и выверенная веками смесь роскоши и строгости буквально завораживала — резные потолки, темная мебель, изукрашенная резьбой и мозаикой, гобелены и ковры из Арабских стран.

Но Гарри в этот миг было совсем не до прекрасных интерьеров.

— Волдеморт, куда вы меня тащите?— проговорил Поттер, пытаясь выдернуть руку из захвата Темного лорда.

Но ответом ему была тишина. И только потом, когда мужчина уже кинул растерянного Поттера в наспех начерченную пентаграмму, он соизволил начать монолог. Хотя "наспех", не значит, что неаккуратно или неточно — опыта у Темного лорда было вполне достаточно для того, чтобы даже при ограниченном времени не сделать ошибок в простейшей Звезде Удержания. После чего, пока ошарашенный парень приходил в себя, Волдеморт замкнул ее на пять полуоплавившихся черных свечей. И только после этого он начал говорить:

— Я, кажется, обещал тебе, что припомню это далеко не приятное путешествие?— дождавшись короткого кивка Поттера, темный маг продолжил.— Так вот, я еще во время экскурсии у Старцев подумал, что до тебя, похоже, лучше доходят не физические методы воздействия, а, скажем так, психологические...

Все это время Лорд, одним точным ударом черного кинжала вскрыв себе вены на правой руке, наполнял темной кровью золотое блюдо. Затем, залечив глубокий порез, начал вычерчивать на каменном полу странные знаки. Поттер, же, несколько раз попробовав вырваться из замкнутой пентаграммы и потерпев поражение, только напряженно наблюдал за происходящим, с ужасом ожидая дальнейшего.

— Твое путешествие в черный Лэнг немногому тебя научило,— продолжил Лорд, освобождая свернутую вокруг своего тела темной змеей магию. Черные пряди тумана потянулись к кровавым рунам, заставляя их буквально пылать в полумраке подвала.— Эти твари слишком хотят получить тебя в сонм своих контракторов, чтобы снять тщательно лелеемые маски. Вот я и решил, что стоит тебя познакомить с демонами немного поближе. Нет, не бойся, малыш, твоих друзей из Лэнга я не позову на наш маленький праздник, но и в нейтральных мирах достаточно существ, способных показать неопытному путешественнику всю опасность дорог между мирами!

Словно бы в ответ не слова темного мага, подтверждая их, пентаграмма засияла алым, и из углов потянулись тени...

И вот уже несколько часов, как Гарри "наслаждается" встречей с тварями чужих миров. Как только он начинал привыкать к тяжести и холоду, принесенному тварями, как они снова подлетали к нему и с ударами их когтей в кровь и плоть его вновь входили страх и безнадежность.

— Хватит,— просит Гарри спокойного Лорда, уже отложившего книгу и подошедшего прямо к пламенной границе пентакля.— Прекрати, Волдеморт!

И уже совсем тихо:

— Пожалуйста...

Темный маг, услышав просьбу, присел на корточки перед сжавшимся у невидимой границы Поттером и попытался прикоснуться к волосам парня. Но его бледная чешуйчатая рука остановилась буквально в миллиметрах от головы Гарри. Для юноши это было не менее нервирующе, чем шорохи демонов, буквально отшатнувшихся от пленника, когда к нему подошел Темный лорд. Они явно опасались мага, призвавшего их в этот мир. Гарри поежился, смотря на упершуюся в невидимую стену руку Лорда. Очень странно, когда ты заперт воздухом в неровное пространство пентаграммы, и ни ты не можешь прикоснуться к чему-то за пределом пламенной черты, ни к тебе не могут подойти.

— Ты все понял, малыш,— утвердительно заявил Волдеморт и смазал рукой темно-коричневые символы из подсохнувшей крови. Демоны, злобно зашипев, исчезли, источившись черным дымом, пахнувшим гарью и, что было совершенно неожиданно, мерзлыми розами.

— Да,— на всякий случай кивнул Гарри, подтверждая слова мужчины. Хотя, если говорить честно, то для того чтобы понять небезопасность путешествий в темные миры ему хватило и Лэнга.

Поттер облегченно вздохнул. Теперь, когда из его замкнутого пространства исчезли странные дементорообразные твари, он почувствовал, что успокаивается. Ведь Волдеморт был злом известным (хотя Гарри уже не мог однозначно сказать, что тот — зло), и Поттер вполне понимал чего от него ожидать.

Так что, когда маг затушил практически догоревшие свечи, юноша лишь криво улыбнулся. Мужчина, довольно усмехаясь, поднял усталого пленника на руки, и перенес его на небольшую кушетку. Гарри уже успел рассмотреть эту заклинательную комнату, когда, пытаясь отвлечься от кружения черного дыма в своей пентаграмме, отворачивался к невидимой стене. Здесь был целый уголок уюта — низкий диванчик и мягкое кресло у камина да небольшой шкаф с книгами. Видимо маги, которые в этом древнем подвале призывали демонов и элементарей, любили общаться с ними в комфортной обстановке. Насколько комфортной она была сейчас, похоже, Гарри как раз предстоит узнать, так как Волдеморт уже наклонился над своим пленником, целуя соленые губы.

Это было очень странно — в этот раз, несмотря на то, что только что именно этот мужчина рвал и мучил его душу, но Гарри не ощущал неправильности и неудобства. И прохладные ладони, скользящие по бокам, снимающие остатки рубашки, и узкие губы, целующие его веки, и тяжелый стук сердца прямо напротив его — все это было правильно и сладко. До настоящего безумия.

— Я сошел с ума?— тихо спрашивает парень, обнимая мужчину за шею, то ли у алоглазого мужчины, прижавшегося к нему, то ли у самого неба...Но последнее никогда не заглядывало в эти темные подземелья, поэтому Гарри ответил лишь Волдеморт:

— А может ты наоборот, только сейчас стал нормальным, малыш?

Тихий, шипящий голос мага проникает в самые темные уголки души Поттера, туда, где все еще живет так и не утоленная жажда быть любимым.

— Запомни, Гарри,— говорит мужчина, снимая накинутую в этом подземелье вместо обносков из Лэнга мантию.— Ты мой. И я никому не позволю даже попробовать заявить на тебя права! Я лучше убью и этого безумца, и тебя за компанию...

Вместе с последними словами Темный лорд схватил парня за волосы и впился зубами и губами в открытую шею, оставляя очередной знак. Гарри еле слышно стонет — такая неистовость и страстность, граничащая с грубостью, уже начинает ему нравится. Маг словно бы каждым своим действием показывает насколько именно он, Гарри, нужен ему. И это возбуждает больше всего. Не меньше, чем шероховатость кожи, покрытой мелкой чешуей, или твердая ладонь на члене, горячая плоть у бедра...

— Твой,— стонет Поттер, словно снова погружаясь в сон, увиденный несколько недель назад. И это так приятно, когда есть кто-то, кто может назвать тебя "своим".

В неярком свете едва горящего камина их тела уходят в тень, и парень почти не видит партнера, но зато все остальные чувства обострены до предела. Он чувствует запах углей и змеиной кожи, а каждое прикосновение рук мужчины приносит несравнимое наслаждение. И парень сам, не в силах сдержаться, впивается ногтями в спину Волдеморта, прижимаясь к нему ближе и ближе. Он обвивает ногами бедра Лорда и, вдыхая запах все еще пахнувших жарким воздухом Лэнга волос, прикасается мягкими губами к крупным чешуйкам на его виске.

Волдеморт еле слышно зарычал.

— Мне нравится,— слегка срывающимся голосом шепчет он, разводя ноги Поттера в стороны.— Мне нравится, когда ты отвечаешь...

Гарри становится все жарче и жарче, дрожь проходит по всему телу юноши, когда он чувствуют длинные пальцы Лорда в себе. Поттер не чувствует и тени смущения, охватывавшего его ранее, только наслаждение, словно бы выходящее на новый уровень. И парень, не в силах сдержать голос, просит:

— Сильнее, прошу, сильнее,— тихо, на грани слышимости, шепчет Гарри в висок Волдеморту, лаская языком скулы и щеки, слегка соленые и шершавые. Темный маг улыбается — парень не видит этого, но чувствует кожей, когда мужчина прижимается к его подбородку. И маг, без слов, подчиняется.

Гарри еле слышно стонет, ощущая резкие движения члена внутри себя. Мужчина вдыхает запах партнера, пробует языком соленую кожу, прикусывает ключицы... А парень в ответ все сильнее обхватывает плечи Лорда, вонзает ногти в спину. Все так хорошо и правильно, что парень уже не понимает, где заканчивается его реальность, а начинается настоящий рай. Наслаждение становится все больше и больше, стирая последние границы стыдливости и разума — остается только Гарри и Волдеморт, только они двое во всей вселенной...

Камни на шумерском ожерелье и кольце сияют мерным золотым светом, но ни один из любовников этого не замечает.

* * *

Площадь Гриммо, 12

* * *

Рон лежал на кровати, пустым взглядом уставившись на старый, потрескавшийся потолок. Сейчас в этом доме он чувствовал себя необыкновенно одиноко. Не было Сириуса, веселого мародера — крестного Гарри, а тот Сириус, что бледной тенью бродил по особняку скорее пугал, чем поднимал настроение. Профессор Люпин тоже казался больным — он явно переживал за любовника (отношения этих двоих даже для Джинни не были секретом). Гермиона ушла пару дней назад, как-то по-особенному, словно извиняясь, посмотрев на подавленного друга. У нее появились "свои" дела, о которых ему нельзя знать. Хотя, это было совсем не странно. Она никогда не дружила именно с Роном. Опекала — да, но не дружила. Дружил с ними Гарри, он и связывал настолько разных личностей в "Золотое Трио". Теперь же, после Гарриного плена, увлеченности Гермионы Крамом и предательства Билла, Рон не был уверен, что их троица сможет хоть когда-нибудь вернутся к прежнему уровню близости.

Но не только это беспокоит Уизли-младшего. Тишина и отстраненность в семье Уизли достигла максимума. Они все словно бы боятся смотреть друг другу в глаза. Мама безостановочно печет пироги и наполняет лединик нескончаемым потоком снеди. Отец закрылся в комнате и зарылся в недра очередной маггловской игрушки. И они перебрасываются лишь короткими фразами и приветствиями. Чарли уехал к драконам, близнецы что-то взрывают в комнате. И вся семья, словно бы сговорившись, не вспоминает о Перси.

Какой скандал разразился по возвращении из Лондона! Как орала Молли, узнав, что ее сын был в курсе условия, выставленного Биллу лордом Делакуром. А тот только спокойно и невозмутимо отвечал, что не хотел испортить судьбу брату.

Вот его и выгнали из дома. Правда, Перси совсем не походил на того, кого выгоняют — скорее уж этот высокопоставленный министерский служащий гордо покинул старую пыльную Нору. И только страдальческая гримаса на лице среднего сына Уизли показывала насколько ему больно от отречения семьи.

Рон встает с кровати — беспечное прозябание уже раздражает подростка. Он подходит к столику, чувствуя, как в босые ноги впиваются занозы. На пыльной столешнице стоят старинные шахматы с причудливыми фигурками в виде магов и воинов древности — из наследства Блэков. Гриффиндорец расставляет раскиданные шахматные фигурки, давая им имена реальных личностей. Это всегда помогало гриффиндорцу разобраться в ситуации, успокоиться. Черный король, увенчанный зловещим шлемом-короной, закутанный в черный плащ — Темный лорд Волдеморт, вот этот высокомерный воин-слон — Люциус Малфой, а эта ладья (тяжелый пехотинец с клыком в ухе)— его брат Билл, отныне окрашенный в черный цвет... А белый король — Дамблдор...Возле него стоят орденцы.

А кто на этой доске они — Рон, Гарри и Гермиона, бывшие когда-то Золотым Трио? И смогут ли пешки, которыми они пока являются, дойдя до края доски не только стать ферзями, но и не сменить цвет?

Биллу это не удалось.

* * *

Слизерин-мэнор

* * *

Северус Снейп аппарировал по Зову Метки. Несмотря на то, что он уже давно ждал этого, вызов все равно застал его врасплох. Резкая боль, обжигающая предплечье, за годы свободы уже позабылась, и он едва не упал на пол. Только что сваренное зелье разлилось по полу зелено-желтым пятном...

— Что-то случилось, Северус?— раздался голос Оливии, и в подвальную лабораторию вплыла итальянка, одетая только в кружевной пеньюар. Снейп вздрогнул, сглотнув, но новая волна боли привела мага в себя.

— У меня дела, Лив,— отмахнулся он и, подхватив узел с мантией Пожирателя, аппарировал прочь, так и не увидев как по темным губам женщины пробежала удовлетворенная улыбка.

И вот он снова здесь...У трона Темного лорда, мечтающего о короне МагАнглии. Правда, Северус никогда прежде не был в замке Слизеринов. Надо признать, что он в последние годы прошлой войны, да и после нее, считал, что все разговоры Воландеморта о том, что он владеет этим легендарным замком, не более чем искусная ложь. Но вот только теперь он здесь — в стенах настолько древних и пропитанных силой, что по коже зельевара проходит дрожь.

Ну, по крайней мере, Снейп предпочитает думать, что дрожит он от этого, а не от страха перед зловещей фигурой на черном троне.

— Добро пожаловать в мою резиденцию, слуги мои,— тихий голос Волдеморта, кажется, проникает во все углы, ядом просачивается прямо в сознание, минуя уши.— Я вернулся из небытия, дабы довести наши планы до совершенства и теперь мне никто не сможет помешать!

Темные фигуры послушно склонились.

Северус Снейп аккуратно осмотрел присутствующих. Здесь было много знакомых, так что даже старые маски не скрывали их личностей. Это были как все оставшиеся в живых представители Внутреннего Круга — Люциус Малфой, Александр Паркинсон, Генрих Гринграсс, Маркус Эйвери, Августус Руквуд, так и новые приближенные — например, Барти Крауч-младший, бывший во времена прошлой войны всего лишь рядовым воином. Чуть в стороне пожирали восторженными взглядами фигуру Лорда представители магических рас — Фенрир Сивый от оборотней, Чезаре Цепеш от вампиров, Андре Делакур как представитель вейл и французского двора...Но некоторые личности так и остались для мага незнакомыми.

Но самое странное, это то, что позади трона Темного лорда стояла небольшая скамеечка. На ней, закутавшись в черную мантию, так плотно, что видны только бледные кисти рук, сидит неизвестный маг. Он, словно бы находится где-то далеко, не здесь... Незнакомец не смотрит на фигуру Лорда, на склоненных Пожирателей, он просто гладит по темно-зеленой шкуре Нагини, радостно шипящую и извивающуюся под ладонью.

Что-то крутилось в голове Северуса, что-то связанное с этим человеком в тени трона...

— Мой господин,— тем временем к трону подошел Люциус, прикасаясь губами к поданной ему ладони Волдеморта.— Позвольте мне представить вам моего протеже, уже не раз помогавшего нам в Министерстве — Персиваля Уизли.

— Я много слышал о Вас, мистер Уизли,— блеснули алым глаза темного мага, когда у подножья его трона склонился рыжеволосый юноша. Несмотря на то, что в ордене Феникса давно ходили разговоры о том, что этот парень слишком близко общается с Малфоем и Гринграссом, да и родители его девушки — Пенелопы Кристалл достаточно лояльны к темной стороне, увидеть здесь одного из Уизли для Северуса было невероятно.— Надеюсь, вы станете достойным слугой нашему трону!

— Тьма навек, мой Лорд,— склоняется в более глубоком поклоне Перси.

— А теперь перейдем к вам, мои милые отрекшиеся союзники...

И тут Северус понимает, что казалось ему странным в фигуре незнакомца за троном Темного лорда. Это его руки...Снейп, надо признать, лучше знал своих учеников именно по рукам — часто следил на уроках за тем, что они кидают в котлы, чем по лицам. И просто не мог не узнать руку самого ненавистного ученика.

* * *

Запертая Башня

* * *

— Почему это все так?— спрашивает Гарри, откидываясь на спинку дивана. Когда собрание Пожирателей закончилось, и черные тени исчезли прочь, унося первые задания своего Лорда, Волдеморт тут же потащил своего пленника наверх, в гостиную Запертой Башни. Гарри и сам был не против убраться из Зала поскорее — он, все еще наполненный запахом страха и боли, пугал юношу.— Зачем вам все эти маски, мантии, унижение соратников? Неужели вы действительно их не уважаете?

— Где ты видишь унижение, малыш? В чем?— пожал плечами Лорд. Сейчас он выглядел на редкость роскошно — черная бархатная мантия, подбитая темно-фиолетовым шелком, расшита серебряными нитями, а роскошный черный камзол похож на сгусток мрака, и от этого серебристая кожа мужчины буквально сияла. А шикарные рубины в кольцах перекликались с искрами в глазах Волдеморта.— Для серой массы Пожирателей — ты ее еще не видел, малыш — состоящей в основном из восторженных юнцов и абсолютных психопатов, я — воплощение тьмы, некое черное божество, поэтому вся эта атрибутика только играет мне на руку. А для существ иных рас — я мессия, явившаяся в мир, чтобы вернуть им гордость. Магглы бы назвали бы мою организацию — сектой.

Волдеморт изящно пожал плечами, поглаживая прильнувшую к нему Нагини.

— А для тех, кто имеет свой разум, я — будущий правитель,— продолжил маг.— Чистокровные, присоединяющиеся к моим черным рыцарям, в основе своей монархисты. Да и ощущать, что хотя бы юридически мы подчинены сквибке...

— Сквибке?— это было что-то новое.— Но ведь МагАнглией управляет Министр!

— Ты никогда не удивлялся тому, что глава нашего государства называется только Министром? Не королем, ни президентом, а именно Министром Магии? Хотя это не странно,— махнул рукой Лорд.— Пропаганда и промывка мозгов на протяжении многих лет делают свое дело! Так вот, это потому, что официально мы лишь часть Британской империи. А английская королевская фамилия вся сплошь состоит из сквибов, вот только пробудить магию им так и не удалось — уж слишком ильное проклятье лежит на крови королей, убивших последнего из рода монархов магии.

Гарри ошарашено покачал головой. Если честно, он всегда считал, что все те прения монархистов и демократов, что часто освещали в "Пророке" лишь простое соревнование. Но тут, похоже, попахивает войной за освобождение!

— Так вот,— продолжил Волдеморт. Кстати, Гарри задумался над тем, что это первый их спокойный разговор о Пожирателях и их целях...Забавно, но пока он не видит ничего из того, что входило бы в противоречия с его принципами.— Итак, наследникам старых семей, помнящих о тех временах, когда МагАнглия была великой, неприятно ощущать свою подчиненность убийцам, и лорды просто жаждут видеть на троне последнего из Слизеринов! А склонить колени или припасть к руке короля — не унижение, но честь!

— А боль?— вспомнил отвратительное действо наказаний Лорда Гарри.— Ради чего они все это терпят?

— Мечта, Гарри, помогает вытерпеть и не такое,— насмешливо усмехнулся Волдеморт. — Да и, поверь мне, многие наказания внутри чистокровных семей куда хуже простого и незатейливого Круциатоса! А если ты спросишь меня, зачем это мне? То я отвечу вот что. Во-первых, мне нравится чувствовать себя вправе карать и миловать, а во-вторых, этим змеям нельзя дать и тени надежды на то, что когда я покорю Англию, меня можно будет подвинуть и посадить на трон собственного отпрыска. Они должны меня боятся, даже для них — черствых, расчетливый и знающих мои темные тайны — я должен быть полумифическим бессмертным созданием...

Поттер вздрогнул. Сейчас Волдеморт и вправду походил на божество, что, по правде, скорее привлекало Гарри, чем пугало. Но он уже не мог считать себя мерилом нормальности — ведь Гарри прекрасно видел, как дрожат взрослые, сильные волшебники при приближении к своему Лорду.

— Запоминай, Поттер, — закончил темный маг.— Так как, если ты выживешь в предстоящей игре, тебе тоже придется ставить себя вне рамок, иначе окажешься лишь деталькой в чужом артефакте!

— В твоем?— хмыкнул Гарри.

— В моем — естественно,— усмехается Лорд, целуя податливые губы своего пленника. — Я не хочу, чтобы ты стал еще чьей-то игрушкой. Ведь тогда мне и вправду придется тебя убить. Прости малыш — но это проза жизни!

Где-то на болотах завыли волки.



Не мерещится ль вам иногда,когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле иная среда, где живем мы совсем по-другому?
 
СаттиДата: Среда, 16.01.2013, 13:11 | Сообщение # 310
Посвященный
Сообщений: 41
« 0 »
спасибо за проду)))
 
Li-sanДата: Среда, 16.01.2013, 18:41 | Сообщение # 311
Химера
Сообщений: 472
« 22 »
Интересно будет если у Рона проснутся мозги. А Герми займется конкретным анализом всего что произошло и найдет не стыковки. Походу дела Сири не лечится и думать не хочет....а может его стукнуть???
Можно буджет в последующих главах подробнее про магию- шумерскую и т.д. И кто о ней может знать.
Идея с монархом заинтриговала.
Жду продолжения.



Тугая маска - спасение моё,
И днём и ночью я вечный раб её,
А что под ней - никто не знает.
 
ОлюсяДата: Четверг, 17.01.2013, 00:02 | Сообщение # 312
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 180 »
Li-san, а мне не хотелось бы, чтоб Рон "поумнел".... не вяжется у меня здесь его внезапное прозрение, он завистливый лентяй, и не более.
Спасибо за продочку! Я вижу Гарри уже смирился со своей ненормальностью, ну хотя бы большей частью своего сознания? Этио хорошо.



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
АркадияДата: Четверг, 17.01.2013, 07:46 | Сообщение # 313
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
о! о! о!. читать! smile
 
neiroДата: Пятница, 18.01.2013, 12:01 | Сообщение # 314
Демон теней
Сообщений: 226
« 91 »
Глава 22.
***Площадь Гриммо***
-Ремус, что творится с Сириусом?
Тихий голос МакГонагалл заставил оборотня вздрогнуть. Он совсем не хотел говорить на эту тему, но и убегать от ответа не стоило, что бы у нее не возникло невероятных причин болезни Блэка. Люпин понимал, что это было бы наивно- надеяться, что никто не заметит в какую страшную тень превратился жизнерадостный Мародер. И простым горем по похищенному крестнику это уже не объяснить.
-Многие заметили?- устало бросил маг.
-Вам повезло, но нет,- пожала плечами женщина, присаживаясь на соседнее кресло.- Единственные кто живет здесь постоянно- это семья Уизли, а они...Ну ты сам знаешь!
Профессор только махнула рукой.
-Альбус и остальные не так часто видят Сириуса, а я просто особенно пристально присматривалась к вам- мне не верилось, что вы будете сидеть сложа руки после произошедшего в Министерстве,- Миневра проговорила это тихо, но твердо.- А уж когда сюда зачистил Аластор, я в этом окончательно убедилась. И вот, поймав Блэка, я вижу бледную тень вместо своего самого яркого ученика, больше похожую на дементора, чем на человека!
-Скажешь Альбусу?- обреченно спросил Люпин, поглядывая на бывшего декана из-под густых бровей. Если о происходящем узнает директор, то вся их работа пойдет насмарку- Дамблдор относился к ним уже не так хорошо, как раньше. Видимо чувствовал, что оба мужчины заметно отдалились от Ордена.
-А надо?
Оборотень и волшебница обменялись напряженными взглядами. Миневра МакГонагалл смотрела на оборотня спокойно, чувствуя, что не прогадала, считая именно этого мародера самым опасным членом их компании еще со времен школы. И вовсе не потому, что тот оборотень- а потому, что готов бороться за своих до конца и при этом не терять головы. Поразительное сочетание расчетливости и звериной ярости!
-Хорошо,- наконец произнес Ремус, решая рассказать профессору об их задумке. Не все- кое о чем лучше не говорить вслух. Миневра МакГонагалл, естественно, все поймет, уж чего-чего, а знаний у этой статной женщины достаточно, но это будет тайной не произнесенной вслух.- Мы решили сами предпринять кое-какие шаги по вызволению Гарри из плена... Из тех, что подвластны только Сириусу.
Миневра кивнула. Примерно к таким выводом пришла она и сама.
-Некромантия?- все же решила уточнить профессор трансфигурации.
-Именно,- поджал Ремус губы. Эта женщина все же заставила его вслух признаться о практике запрещенного искусства.
-Из-за этого он такой?
-Это часть его безумия,- устало ответил Люпин. Взгляд его золотых глаз бессмысленно скользил по полкам, уставленным древними фолиантами, по пыльным креслам и магическим артефактам- он старался смотреть куда угодно, только не на необычайно умную и проницательную женщину, что бы она не увидела боль и страх в глубине его глаз.- Фамильного безумия. У каждого из Блэков оно проявляется по своему...
Ремус вспомнил, как ему об этом рассказывал сам Сириус. И сейчас, когда он остался с этим ужасом один на один, Люпин решил поделится этим с единственным по-настоящему честным человеком в своем окружении. Единственным, кто точно не будет ни осуждать, ни жалеть их.
- Самая знаменитая из Блэков- Беллатрисса Лестренж. Ее безумием была кровь,- каждое слово оборотня падало в тишине комнаты как песчинки в стеклянный тубус песочных часов.- Еще в детстве маленькая красотка-Бэлла любила смотреть за капающей кровью. Но окончательно погибла она в Первую Войну, причем, несмотря на слухи, намного позже своего решения присоединиться к Пожирателям. Это случилось в одну из аврорских проверок. Беллатрисса в то время была беременна, но магов это не остановило. Сражение было жарким, и когда она вернулась в сознание, вокруг нее были только кровь... Кровь и мертвый выкидыш.
Миневра передернула плечами. Она не знала, что чета Лейстренж потеряла ребенка. Нет, Алиса плакалась ей о том страшном дне- у молодой женщины тогда случился настоящий нервный срыв, но никогда не рассказывал об этом.
-Тогда она и сошла с ума,- продолжил свой рассказ Ремус.- По крайней мере так говорила Сириусу Вальпурга при их последней встрече. У Нарциссы совсем другой порок- она обожает пламя. Огонь и взрывы- ее страсть. Но она смогла сдержать свои порывы, говорят, что Малфой-мэнор освещается только живым огнем. Андромеда сбежала из мира магии, подальше от того, что может спровоцировать ее срыв... И собирает холодное оружие.
Пора было переходить к самому главному.
-Про Регулуса Бродяга не говорил- слишком много боли доставила ему гибель брата, а сам он страдает безумием берсерка. Если Сири видит цель, то он пойдет ради ее достижения на все, да вы и сами это знаете,- махнул рукой Люпин, вспоминая все безумные проделки и вылазки любовника. МакГонагалл согласно кивнула. Из всех четырех приятелей Блэк был самым целеустремленным.- Но в сочетании с предрасположенностью к некромантии, особенно когда ты ее активно практикуешь, это страшно. Некромантия- страшное искусство.
-Что да, то да,- кивнула Миневра. Она крайне мало слышала об этой разновидности темной магии- некромантия была запрещена так давно, что не осталось и крупиц знаний об этом. Лишь несколько семейств по всему миру имеет книги об этом искусстве, да и не стремятся говорить о них открыто
-Все мужчины их семьи становились некромантами,- продолжил Ремус.
-Только мужчины?
-Да, только мужчины. Женщины, решившие посветить себя искусству некромантии, лишаются возможности даровать жизнь. Тот, кто сроднился со смертью, перестает быть человеком. Вы же знаете, что есть мужские и женские магические отрасли?
-Конечно,- фыркнула Миневра. Это рассказывалось на всех предметах в Хогвартсе.- Алхимия- мужская, целительство -женская профессия. Хотя это все так относительно. До высших уровней не доходят не только по половому признаку...
-Не в этом дело! Просто из-за того, что Сириус погрузился сразу в высшие уровни этого искусства,- объяснил Ремус.- Его безумие наложилось на некую "мертвенность" и получился одержимый определенной целью некромант, который не обращает внимание ни на недостаток пищи, ни на усталость...
-Страшно,- поежилась женщина.
-Страшно,- подтвердил Люпин, прислушиваясь своим обострившимся перед полнолунием слухом к ритуалу в подвале.- Но скоро это закончится. Очень скоро.
***Запертая Башня***
Гарри достал из-за книг свою законченную рунную цепочку. Вырезанные на светлом дереве символы светились темно-красным. Он активировал ее только что- и теперь, когда она действовала, размышлял над собственными ощущениями. Не было радости, не было предвкушения и надежд- просто удовлетворение от хорошо проделанной работы, как от Превосходно на сочинении по трансфигурации. А ведь все это должно было быть! Он сделал шаг на пути к свободе!
-И почему я не счастлив?- устало спросил Гарри у закатного неба, золотистыми лучами разукрасившего стены замка, придавая его суровой красоте особую изящность.
Поттеру не хотелось бы признаться в этом даже самому себе, но он уже не хотел покидать такого уютного места. И не только место привязывало его к Запертой Башне Слизерин-мэнор, но и сам лорд Волдеморт. Гарри было больно признаваться, но темный маг занял в его жизни слишком много места, и он уже не был уверен, что сможет все забыть вернувшись в Хогвартс.
И что он хочет забывать.
За эти несколько месяцев столько всего случилось- возрождение Темного лорда, плен, боль и ненависть, насилие... Страсть, забытая магия, политика. И снова страсть, переходящая в странную, болезненную привязанность. Поттер, вновь и вновь перечитывая первые страницы дневника Ровены, был уже готов подписаться под всеми ее словами, кроме, разве что, "любви". Это было бы уже слишком. Да, определенно, слишком.
-Скучаешь?- раздался голос Волдеморта. Гарри уже давно почувствовал, что маг здесь, но не стал спускаться в гостиную, где лорд выбирал из библиотеки Рейвенкло пару книг. Гарри находил все больше и больше сходств между Волдемортом и Гермионой в области пламенной любви к книгам. Он так же аккуратно и ласково гладил обложки и страницы.
Странно, но Волдеморт совсем не сердился на то, что Гарри не спустился вниз, когда почувствовал магию своего тюремщика. Обычно он хотя бы намекал Поттеру на это, но сегодня лорд выглядел как-то по особенному задумчиво- он словно бы что-то искал в образе юноши, проникал прямо в его сознание. В голове Гарри что-то зашумело и он разорвал зрительный контакт, прежде чем нащупать в кармане дневник Ровены, который он по мере сил продолжал, описывая как события последних дней, так и самые интересные заклинания из шумерской книги.
Темный маг хмыкнул.
-Я хочу тебе кое-что показать,- все тот же тихий задумчивый голос. Гарри уже начал беспокоиться- эта спокойная отстраненность обозначала, что мужчина что-то готовит.- Это, как мне кажется, завершит рисунок наших отношений... Уступи мне место, малыш!
Гарри послушно отошел в сторону. Из черной бархатной сумки, перекинутой через плечо, Лорд достал черное зеркало- как по-другому назвать отполированную до блеска тонкую плиту обсидиана, Поттер не знал.
-Что вы делаете?
-Потерпи, Гарри,- отмахнулся мужчина, взрезал запястье. Темная кровь закапала на плиту. Поттер заметил, что Лорд уже не в первый раз пускает кровь при совершение магических действий, причем настолько опасно. Парень не понимал как тот может так рисковать- у самого Гарри на это явно не хватило бы смелости.- Сейчас все поймешь.
Кровь, залившая зеркало, покрыла его поверхность неровным слоем- она словно живая, собиралась в странные символы, начавшие светится.
-Так, почти все,- пробормотал Лорд, прежде чем начать заклинание. Язык, на котором говорил Волдеморт во время ритуала, был незнаком Поттеру- это была ни латынь, ни английский, ни французский, и даже не шумерский. Что-то совсем древнее и страшное.
Когда же над черной плитой сложилась странная картинка, маг одним движением погрузил артефакторную во мрак, и сложная схема светло-лилового цвета проявилась ярко и четко. Волдеморт жестом подозвал к себе Поттера- и парень с непониманием вгляделся в магическую конструкцию. Больше всего это походило на схему Солнечной системы, которую Гарри видел в кабинете физики. Но огней было восемь и все они были связаны между собой сетью мелких лучей. Хотя нет, не так- все они были связаны с одним, самым крупным- тем, что находился в самом центре.
-Что это?- спросил Гарри, пытаясь прикоснутся к светящимся звездам. Но рука спокойно проходила насквозь сияющей схемы.
-Сначала, малыш, дай-ка свою руку,- буркнул он, подтягивая Гарри к себе. Маг аккуратно порезал ему ладонь, перемешивая свою и чужую кровь.- Да будет тайна вечной!
Гарри почувствовал, как по всему его телу прошла волна магии.
-Что это было?
-Ритуал сокрытия тайного- очень простой, но требующий выполнения определенных, достаточно специфических, условий. Но возвращаясь к нужной теме. Что ты знаешь о крестражах, Гарри?- спросил его Лорд. Лицо Волдеморта в бледных отсветах казалось таким неземным, что это даже пугало.
-А что это?
-Ответ понятен,- хмыкнул мужчина.- В принципе, я так и думал- Дамблдор не из тех, кто раскрывает свои карты даже союзникам. А уж тем более жертвам...
Разговор становился все страньше и страньше, как говорила Алиса.
-Крестражи- это предметы заключающие в себя осколки души мага, залоги его бессмертия,- темный маг довольно оскалился, увидев как побледнело лицо Поттера.- Да-да, именно их я создал, что бы убедится, что шальная авада не помешает моим планам. Только вот я сам улучшил эту схему. Я не раскалывал душу- это лишило бы меня большей части магической мощи и вызвало бы недовольство моего Учителя.
Гарри смотрел на мага, поражаясь, как тот любит рассказывать о своих планах и достижениях, словно бы этому великому темному магу жизненно необходимо убедить окружающих в своем величии и гениальности. Видимо это какое-то последствие его прошлого, как и почти маниакальная страсть к власти.
-Моя душа цела, а в крестражах спрятаны лишь ее слепки пополам с воспоминаниями, что бы мой якорь мог какое-то время существовать автономно, если его пробудят,- продолжил свой рассказ Волдеморт.- Кстати, с одним из них ты уже встречался.
-Дневник,- ошарашено выдохнул Гарри, поднимая взгляд на Лорда.
-Именно!- театрально поаплодировал догадливости пленника Темный лорд.- И изрядно попортил мне именно этот. Да-да, малыш, ты вовсе не уничтожил его, только повредил систему воспоминаний, так что автономно он уже не сможет существовать- он только поддерживает мое существование. Вот, кстати, его искра,- Волдеморт показал на самый маленький и бледный огонек.- Спасибо тебе от Люциуса, малыш- если бы ты не отдал ему тетрадку, то он бы получил куда сильнее чем сейчас.
Гарри пораженно покачал головой:
-А Директор сказал, что я уничтожил его,- и аккуратно посмотрел на мужчину, только сейчас осознав, что Волдеморт может разозлится.
-Что еще раз подтверждает, что Дамблдор знает о крестражах. Ведь если бы дневник был полноценным крестражем, заключившим в себя осколок моей души, то яд василиска был бы одним из немногих веществ, способных его уничтожить,- пожал плечами Лорд. Судя по всему он не слишком злился за тот случай.
-Эти,- тем временем продолжил маг, указывая еще на четыре ровно мерцающих огонька.- Действующие якоря. А эти, малыш, принадлежат живым крестражам...
-Живым?- протянул Поттер. присматриваясь к двум крупным огням, мерно мерцающим во мгле.- Как это может быть?
-Это якоря, внедренный в живых существ,- пояснил мужчина.- Вот этот- Нагайна, а этот... Можешь сам догадаешься, если я скажу, что он был создан в ночь Хеллоувина?
Гарри замер. Это просто не могло быть правдой. Ведь если это правда, то он, он...
-Ты все правильно понял, малыш,- подцепил его подбородок Волдеморт. Его алые глаза буквально светились в полумраке, и Поттер не мог оторвать от них своего взгляда. Он- залог жизни темного мага, а вовсе не тот, кто должен его убить. Гарри все жизнь в МагАнглии внушали, что он обречен на бой с Лордом, а сейчас. Сейчас все перевернулось с ног на голову.- Ты- мой якорь. Так что можешь не боятся, что я тебя убью без повода, малыш. Не страдаю суицидальными наклонностями. Я уже давно заметил, что наша с тобой связь неестественна, да и привязанность к тебе Нагини показательна, но это удивило даже меня! Буквально вчера я решил проверить якоря и обнаружил, что их несколько больше...А уж сделать вывод совсем не сложно.
-И директор об этом знал?
-Конечно,- усмехнулся Лорд.- Догадываешься, Гарри, что ждало бы тебя после победы? Учитывая, что наш великий манипулятор не знает об изменении ритуала крестажей? Он-то уверен, что я могу возродится из каждой, я подчеркивая, каждой, частички души, заключенной в предмет...
-А это не так?- Поттер старался отвлечься от вороха мыслей, жужжащих в его голове.
-Естественно нет,- фыркнул Волдеморт.- Душа у меня одна, просто после гибели меня притягивает к одному из них, как якорем. Но Альбус уверен, что я смогу возродится и в твоем теле, малыш...
Поттер поежился. Темный лорд щелкнул пальцами, возвращая свет- Гарри даже зажмурился на миг, настолько ослепляющим оказался золотистый свет после полного мрака. А Лорд продолжил:
-И подумай вот еще о чем- что будут думать твои друзья, когда узнают правду? Останется ли у тебя хоть кто-то во всем мире, кроме меня?
***Площадь Гриммо***
Люпин и Аластор стояли почти у самой подвальной двери, в то время как Сириус принялся за сам черный ритуал. Все приготовления были сделаны заранее- благовония зажжены, жертвы приготовлены, символы наполнены силой, и сейчас им предстояло увидеть Призыв Адской гончей.
Блэк, одетый в простую черную мантию, медленно, певуче, читал заклинание, разрывая плоть междумирья, что бы достать оттуда эманации истинной смерти. Длинный изогнутый кинжал в его руках светился алым- и маг медленно вонзал его в сгустившийся темно-красным паром воздух перед собой. Из-за грани били яркие искры, проскальзывали молнии, и, что самое главное- оттуда просачивались пять теней, которые уже тянулись к приготовленным жертвам.
-Что за холод,- скривился Аластор, плотнее закутываясь в старую аврорскую мантию, исключительно для того, что бы разорвать то жуткое молчание, что окутало подземелья после того как Сириус закончил древнее заклинание. Люпин и сам заметил, что во время прорыва в ритуальном зале заметно похолодало. Из-за грани, из владений Нергала, мертвенный холод выплескивался волнами, вымораживающими на темном полу узоры из серебристого инея.
-Смотри, Аластор, начинается!- кивнул на пентаграмму Ремус, пристально следя за состоянием любовника. Тени, вытащенные из-за Грани уже полностью окутали истерзанные тела преступников, вытащенных Грюмом из Азкабана, медленно преобразуя их в тех тварей, что называют Адскими гончими. Говорят, что именно их называли в древности Гриммами...
Все присутствующие так увлеклись разглядыванием преобразований истерзанных тел , что не заметили как маленький осколок тьмы, отколовшись от общей массы, выскользнул из комнаты. Он сильно отличался от остальной массы- не черный дым, но искрящаяся темно-фиолетовая плоть.
У Снъяка за бесконечность его жизни скопилось много должников среди черных божеств, и Повелитель Смерти Нергал находился среди них. Так что договориться о том, что бы осколок божественной плоти проник в мир, где находится единственный человек, способный перетащить в свободное межмировое пространство все тело Снъяка, было несложно. Теперь же этому осколку нужна было просто какая-нибудь здешняя плоть, связанная с тем мальчишкой, что пришел в мир Лэнга в обществе странного шамбалийца. Но никто из разумных не подходил- их личность в плоскости этого измерения была слишком сильна и могла если не подавить осколок Снъяка, то по крайней мере заметить его присутствие. Но бог не собирался сдаваться. И он уже чувствовал запах нужного существа.
Наверху старого дома закричала Хэдвиг, бьясь в прутья клетки. Ее желтые глаза потеряли желтый свет, заменившись темно-фиолетовыми искрами, а кончики перьев приобрели яркий стальной блеск.
***Запертая Башня***
Гарри сжался под одеялом, стараясь забыть последние слова Лорда. Но это было абсолютно невозможно- эта речь словно бы врезалась в память следом от каленого железа. Он- частичка Темного лорда, он- один из якорей держащих его в мире живых. Странное ощущение- кто он? Гарри Поттер? Или просто осколок души гениального темного мага? Он отныне не знал.
Но хуже всего было то, что Поттер прекрасно понимал правдивость мнения Лорда насчет его знакомых. Если директор узнает( если еще не знает- об этом Гарри предпочитал не думать), что он может помочь возрождению Волдеморта, то вряд ли станет сомневаться, уничтожая его. Нет, Альбусу Дамблдору, как хотелось верить Поттеру, будет очень больно, но этого потребует "всеобщее благо", и он это сделает. Да и до конца верить своим друзьям он не мог...
Как и по-настоящему желать смерти Темному лорду.
Гарри передернул плечами, когда где-то вдали раздался жуткий вой. Огромная стая ворон, которую спугнули эти звуки, пролетела мимо замка Слизерина, который Гарри уже начал называть "домом". Особенно после посещения Лэнга. И ему нравилось, что у него отныне есть такое пристанище. Дом Дурслей никогда не смог бы стать ему дороже даже самой плохой гостиницы, а называть школу домом было как-то неправильно.
-Наверное, волки Сивого,- прошептал Гарри, поежившись от жуткого воя, вспоминая про огромного страшного человека, практически полностью заросшего серой шерстью. Он видел его на собрании у Лорда. Поттер едва-едва разглядел его в полутьме зала, где Волдеморт проводил встречи.
Присмотревшись к лесу, Гарри заметил какую-то странность.
Издалека показались какие-то необычные тени- черные, почему-то невыразимо притягательные для взгляда юноши. И он смотрел на них, пока эти тени не превратились в пятерку жутких псов.



Не мерещится ль вам иногда,когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле иная среда, где живем мы совсем по-другому?
 
neiroДата: Пятница, 18.01.2013, 12:02 | Сообщение # 315
Демон теней
Сообщений: 226
« 91 »
Эпилог.
Ровена медленно и важно спускалась по резной лестнице, рассматривая незнакомые интерьеры Слизерин-мэнора. Когда дорогой Салазар запирал ее в Башне, он не стал устраивать ей экскурсии по дому, так что сейчас леди Рейвенкло-Слизерин с удовольствием смотрела по сторонам, наслаждаясь его выверенной изысканностью.
-Какой же все-таки мой милый педантичный,- усмехнулась женщина, прикасаясь к идеально разложенным на рабочем столе документам, листочек к листочку, папка к папке, книга к книге. Не менее аккуратными были и записи Слизерина- не то, что ее, постоянно перемежающиеся рисунками и рассуждениями на совершенно посторонние темы.- Ну как же все не кстати...
Ровена устало вздохнула, присаживаясь на стул. И что же ей было делать? Когда она продумывала свое триумфальное появление, то совершенно не подумала о том, что благоверного может не оказаться на месте. А просто так бродить по замку ей не хотелось- за предыдущие часов шесть она уже достаточно насмотрелась на изысканность интерьеров. Но и не заявить о своем открытии не может. Это было бы совсем не в характере леди Рейвенкло-Слизерин.
Что же делать?
Наконец, на губах женщины появилась кривая усмешка- Ровена придумала неплохую шутку над своим высокомерным супругом. Она пододвинула к себе пачку каких-то, наверное, очень и очень важных документов, и, окунув в чернильницу мохнатое перо, написала поверх размышлений мужа всего одну фразу.
"Что значат щиты твоей Башни по сравнению с теми, что ты возвел вокруг моего сердца?"

Конец первой части, в самое ближайшее время начну "Свободного".



Не мерещится ль вам иногда,когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле иная среда, где живем мы совсем по-другому?
 
MariaДата: Пятница, 18.01.2013, 18:23 | Сообщение # 316
Подросток
Сообщений: 13
« 0 »
Ух ты!!! happy
Какая прелесть!
Спасибо вам автор!
 
ОлюсяДата: Пятница, 18.01.2013, 23:01 | Сообщение # 317
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 180 »
Потрясающе! спасибо! Я так понимаю Гарри выкрадут?


«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
СаттиДата: Пятница, 18.01.2013, 23:03 | Сообщение # 318
Посвященный
Сообщений: 41
« 0 »
спасибо))
 
СеренитиДата: Суббота, 19.01.2013, 10:00 | Сообщение # 319
Ночной стрелок
Сообщений: 84
« 4 »
Спасибо большое!



Мой дневник на Лиру
 
Lexy_Дата: Воскресенье, 20.01.2013, 12:16 | Сообщение # 320
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
Спасибо вам огромное =))
 
izabella70Дата: Среда, 23.01.2013, 11:22 | Сообщение # 321
Подросток
Сообщений: 1
« 0 »
Потрясающе! спасибо!
 
neiroДата: Пятница, 25.01.2013, 09:59 | Сообщение # 322
Демон теней
Сообщений: 226
« 91 »
Пролог.

Салазар Слизерин всегда любил порядок— порядок в записях, порядок в действиях, порядок в мыслях. И даже когда он влюбился, то делал все правильно и спокойно— наблюдения за возлюбленной, письма, свидания и, как логичное окончание, предложение руки и сердца. Тогда все они все еще учились у одного мага— старого Мерлина, так и не отошедшего от потери Артура, которого считал практически своим сыном, коих небо ему не подарило. Все— это он, Годрик Гриффиндор, Хельга Хаффлпаф и Ровена Рейвенкло.

И влюбился Салазар тоже правильно— не в пышную красотку Хельгу, ведьму без роду и племени, а в высокородную леди Рейвенкло, последнюю женщину этого древнего рода северных колдуний. Влюбился так, как говорилось в легендах— всей душой, до безумия, до дрожи ревности. Любой взгляд в ее сторону что от Годрика, что от других юношей-аристократов вызывал у обычно спокойно-невозмутимого Слизерина вспышки жуткой ярости.

Сначала Ровене даже нравилось, что Салазар готов перегрызть горло любому за нее и давала тому для этого достаточно поводов, но потом, взрослея, девушка уже поняла, что однажды такая дуэль может закончиться не так удачно как раньше. И они принялись понемногу отстраняться от друзей. Но никто этого не заметил, впрочем, это и к лучшему— никаких обид и непонимания. Годрик все так же врывался в комнаты влюбленных по поводу и без, а Хельга— маленькая глупенькая девочка, влюбленная в их рыжеволосого викинга, повсюду таскалась за Годриком. И Ровена не слишком сильно возражала их присутствию в своей и Слизерина жизни— для нее они всегда были кем-то вроде семьи. Что ж, ее можно было понять— сирота, нашедшая свой дом только в старом замке Мерлина, Вепре-Хогвартсе, для нее Годрик и Хельга стали настоящими братом и сестрой. Он же— маг из старого индийского рода, подарившему потомкам нагов дар говорить со змеями, прекрасно помнил своих настоящих родителей и младшего брата, сожженных заживо в охотничьем домике. Сам Слизерин тогда выжил только благодаря тому, что в то утро ушел за травами.

Сейчас же темный маг— преподаватель Темных Искусств и Алхимии— стоял на небольшом балкончике их школы. Когда погиб Мерлин— а точнее ушел на Авалон— они решили продолжить его дело. А что еще оставалось только-только доучившимся сиротам, куда податься? Салазар, конечно, мог бы отправиться в родовой замок— он был единственным из четверки, кто обладал иным домом кроме Хогвартса, забрать с собой Ровену и заняться мечтой его предков. Он мечтал пройти по пути Великого Нага, чтобы достигнуть силы основателя своего рода. Слизерин явно видел, как светловолосая красавица живет в Слизерин-мэноре, воспитывает их детей... А на всякий случай, в женской душе мужчина понимал даже меньше, чем в маггловской литературе, Салазар уже давно подготавливал северную Башню, из которой его будущая супруга никогда не сможет выйти.

Но Ровена мечтала помочь своей новой семье в их безумной идее о школе для всех магов— что чистокровных, что маглокровных.

— Сал, ты здесь?

— Иди сюда, Ровена,— устало протянул Слизерин, зажигая на кончике палочки золотистый огонек, на свет которого и пришла синеглазая женщина. Рейвенкло была красива не красотой высокородной леди, которой по сути и являлась, а немного экзотичной— золотистая кожа и миндалевидные глаза, доставшиеся ей от деда-сарацина выделяли ее среди других. За глаза— Салазар знал это точно— ее часто называли далеко не лестными словам...Но если кто-то хоть попробовал открыто намекнуть его невесте на то, что она далека от идеала! Уже давно никто не решался.

— Что случилось? Ты уже неделю сам не свой,— ласково проговорила Ровена, поглаживая локоть усталого мужчины. Салазар улыбнулся самым краем рта— она единственная кто заметил, что темный маг все больше и больше отдаляется от дел школы, что в его холодности скрываются боль и сомнения.— Это из-за той ссоры?

Мужчина криво усмехнулся. Салазар, уже не раз вместе с Годриком отражавший набеги маггловских рыцарей и священников, все чаще и чаще открыто заявлял, что маглокровкам не место в Хогвартсе. И он не собирается жить там, где не сможет обеспечить безопасность своих детей.

Не то что бы Слизерин был настолько уж против магглокровок— в конце концов, Салазар и сам понимал, что Хогвартс— это школа для сирот, бедняков и новой крови. Но они, уезжая к родителям, приводили к границам магических территорий армии разозленных магглов. Кто-то просто проговаривался своим излишне религиозным родным, кто-то попадался в руки инквизиции. Никто не может не проговориться инквизиции. Сколько магов погибало в таких сражениях? И, если так уж говорить, магглов? А сколько магглорожденных просто сжигали на кострах? Салазар считал, что их вообще лучше не обучать( кроме сирот, которые не имеют родственников в обычном мире и никогда не уйдут к лишенным магии), чем подвергать такой опасности весь магмир. И их самих тоже, естественно. Ведь если магглокровки переживут период стихийных всплесков магии, то в будущем практически перестанут фонить магией и будут подобными сквибам. Но вояке-Годрику до этого дела нет, а Хельга смотрит тому в рот. Ну а его любимая ведьма все еще верила в их истории о школе, где первым по важности будут знания, а не происхождение. Наивная.

— Нет, Ровена,— усмехается темный маг, прижимая тонкое тело Рейвенкло к себе.— Это уже решенный вопрос.

Он действительно уже решил уйти из школы. Салазар взял бы с собой и Ровену— если бы был уверен в том, что женщина готова к добровольному отшельничеству. Пусть сначала наиграется с этой школой, а затем помучается в поисках его родного мэнора. Слизерин знает, что Ровена обязательно вернется к нему тогда, когда сможет оставить этих двух больших детей в одиночестве, уверенная, что они не сожгут Хогвартс. Ну, Годрик, не сожжет...Хельга ему просто и слово против не скажет!

— Лучше посмотри какая прекрасная ночь!

Над первой школой волшебников медленно поднималась огромная золотистая луна.



Не мерещится ль вам иногда,когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле иная среда, где живем мы совсем по-другому?
 
neiroДата: Пятница, 25.01.2013, 10:00 | Сообщение # 323
Демон теней
Сообщений: 226
« 91 »
Глава один.

* * *

Слизерин-мэнор

* * *

Лорд Волдеморт сидел за столом, просматривая лабораторные записи Слизерина, когда все его тело пронзила острая боль. Она лишь немного не дотягивала до той, что истязало его в момент потери тела.

— Ссссаххешшш,— зашипел Лорд, впиваясь когтями в поверхность стола. Из-под них потекли струйки крови, как и из плоского носа. — Гаррри!

Он прекрасно понял, что произошло. Именно так воздействуют на донора необратимые повреждения кровной защиты. Полностью разрушить щиты Слизерин-мэнора невозможно, если не распылить замок до самого основания, а значит это рухнула защита Запертой Башни. А кроме этого кольцо на пальце так сильно жгло, что сомнений в том, что Поттер вырвался из клетки, не было сомнений.

Волдеморт, собравшись с силами, поднялся из-за стола и аппарировал к выходу.

Темные тени удалялись прочь, унося с собой Поттера. И маг ничего не мог с этим поделать— догнать Адских гончих ему было просто невозможно, так как они уже прошли в междумирье, только-только покинув пределы щитов старого замка. Умные твари, хоть и исчезают по завершении дела. Лорд буквально зарычал, почувствовав как его любовник исчез из пределов досягаемости шумерского кольца— теперь шансы вернуть Гарри в ближайшие пару дней равняются нулю. Так как скоро, мужчина никогда не отказывал противникам в мозгах, его отправят в Хогвартс и достать парня оттуда будет и вовсе невозможно. Придется придумывать что-то куда более изощренное. Волдеморт стиснул зубы и постарался хотя бы на время избавиться от бешенной ярости, разгорающейся внутри подобно пламени Авады... Получалось из рук вон плохо. Пара хлестких движений темной палочкой— и земля перед ним превратилась в черный, сожженный и перепаханный пятачок футов на пятнадцать.

Из-за уцелевших деревьев показался Сивый. Старый оборотень опасливо косился на разъяренного Лорда, но все равно подходил ближе и ближе.

— Что тебе надо, Фенрир?— прошипел Волдеморт. Его глаза буквально светились ярким алым светом, а руки дрожали. Огонек на кончике палочки горел алым пламенем, подобным разгорающимся углям. Оборотень уже не раз во время предыдущей войны видел своего повелителя в таком взведенном состоянии и, если говорить честно, не желал попасть тому под горячую руку.

— Мы не смогли остановить вторжение на территорию мэнора, мой Лорд,— он упал на одно колено, склоняя свою лохматую голову к ногам Волдеморта. Низкий и хриплый, его голос был наполнен почтительностью пополам со страхом.

— Круцио,— выдохнул тот. Пару минут Темный лорд смотрел на мучающегося оборотня, кривя плоские губы в презрительной ухмылке... И, как обычно, чужие страдания немного успокоили мужчину. Так что, пока усталый Сивый еле-еле поднимался на колени, темный маг принюхался, втягивая запах чужой магии.

— Это было творение некромантии, мой Лорд,— осторожно произнес волк, стараясь не смотреть Волдеморту в глаза. Он уже знал, что в такие моменты лучше не нарываться на неприятности— сейчас темный маг походил на злобного зверя. Разъяренный Лорд может сгоряча и убить непокорного или просто чересчур наглого последователя, а Фенрир жаждал жить, желательно, еще очень и очень долго.— А вы знаете, какое английское семейство хранит это искусство...

— Блэки,— скривился Волдеморт, непроизвольно прикасаясь к все еще ноющим ранам на груди. Оставленные магией мятежного Блэка, они долго не заживали— даже исцеляющий бальзам не мог полностью их зарастить. Хотя...Можно ли считать Сириуса мятежным или изгнанным, если он теперь возрождает семейное искусство?

Но личность того, кто похитил его Гарри не только указывала на немалые проблемы, но и открывала немалые возможности...Волдеморт уже достаточно успокоился, что бы мыслить здраво— маг всегда вспыхивал быстро, но его злость так же быстро перегорала, превращаясь из яркой и огненной в холодную, расчетливую. Блэк...Что ж, у него тоже есть своя Блэк.

— Сивый, передай своим волчатам, что вскоре состоится Собрание,— бушующая вокруг мужчины магия медленно успокаивалась, теряя фиолетово-алые отсветы. Он определился с целью.— Мы идем на Азкабан!

* * *

Площадь Гриммо, 12

* * *

Сириус, замерший посреди пентаграммы, резко склонился к полу, как никогда прежде похожий на собственную анимагическую форму, еле слышно прорычал:

— Они приближаются. Скоро Гарри будет здесь.

В подвальной комнате оставался только Ремус, следящий за сохранностью щитов изнутри ритуального зала. Снаружи защитой их пентакля занимался Аластор— к несчастью, Альбус прибыл в Штаб прямо во время призыва Гончих, и скрыть это не получилось. Так что разъяренного старика, прорывающегося сквозь заслоны удерживали как Грюм, так и Молли с Миневрой. МакГонагалл— словами, миссис Уизли— криками, и только старый аврор мог хоть что-то противопоставить Дамблдору. К счастью директор Хогвартса и сам понимал, что прорваться через щиты Блэков нереально и отряду авроров, да и слова профессора трансфигурации об опасности прерывания старых ритуалов не прошли мимо его ушей.

— Пора открывать двери,— устало скривился Люпин. Блэк согласно кивнул, из последних сил поддерживая пентаграмму, что бы Адские Гончие не рассеялись раньше времени. Все-таки Бродяга не был профессионал в этой отрасли магического искусства, так что не смог правильно рассчитать время.

Ремус аккуратно снял защиту. Несмотря на то, что Альбус уже несколько минут как не таранил дверь, оборотень все еще опасался гнева своего бывшего учителя. Отношения между двумя Мародерами и Дамблдором так и не не пришли в норму. Люпин не доверял директору, директор не доверял Ремусу, а Сириус предпочитал общество любовника помощи Ордену Феникса. Но, по сути, приезд старика был только на пользу мужчинам. Никто не знал в каком состоянии прибудет их щеночек— они не обманывались на счет Волдеморта, но даже если Гарри и не был ранен в поместье Темного лорда, то путешествие по междумирью в обществе Адских гончих не могло пройти для юноши бесследно. Да и держать его в месте достаточно засвеченном перед Волдемортом( тот не раз был в старом особняке Блэков во времена Первой войны) не стоило— а лучшего места для того чтобы спрятать Поттера, чем Хогвартс нет.

— Гончие возвращаются,— коротко кивнул Люпин, проходя в столовую, где собрались все гости особняка— мистер и миссис Уизли вместе с четырьмя детьми, МакГонагалл, Грюм и Дамблдор. Старый маг смотрел на оборотня со злостью, но без ярости— видимо Альбус уже успел успокоиться и сейчас раздумывал как использовать ситуацию себе на пользу.— А значит скоро Гарри будет здесь.

— Напишу Гермионе,— подскочил на стуле Рон.— Она же не знает...

— Скажи ей, что я встречу ее в Лондоне и провожу в Хогвартс,— приостановила юношу Минерва.— Мы сразу же отправимся к мадам Помфри. Я уже договорилась...

— Ты уверен, Ремус?— обеспокоенно закудахтала миссис Уизли, вскакивая с кресла, краем глаза следя за побежавшим на чердак сыном. Совы оставались там, вместе с заброшенным Бродягой Клювокрылом. Женщина была одной из тех, кто по-настоящему переживала за крестника Сириуса, но Люпин не мог до конца доверять даже ей— уж слишком сильно Молли верила Альбусу. А тот уже давно смотрел на мир через призму властителя, и люди для Дамблдора окончательно превратились в фигуры на шахматной доске.

— Гончие не возвращаются без добычи,— пожал плечами Люпин.

— И как вы на это решились?— покачал головой директор. И в этой фразе явно слышалось "как вы решились пойти против меня".— Неужели нельзя было найти что-то более безопасное и не идущее в разрез с законами? Аластор, а ты куда смотрел? Ты же, в конце концов, аврор!

— Выбора не было,— мрачно буркнул Грюм.— После произошедшего в Министерстве мы осознали, что времени больше нет. Поттера надо было либо срочно спасать, либо окончательно махнуть рукой...

Альбус покачал головой.

— Вы могли бы обратиться ко мне,— снова начал Дамблдор, кривясь про себя. Он уже окончательно понял, что потерял как маленького мессию, так и этих двух магов. Старик уже успокоился и решил, что, в конце концов, ситуация с Поттером решилась лучшим образом. Теперь Гарри будет рядом и, если общение с Томом его уже испортило, то устранить угрозу будет намного проще. Все-таки, несмотря на то, что директор уже успел привязаться к лохматому пареньку, оставлять в живых крестраж Темного лорда он просто не имел права. Что значит одна жизнь по сравнению с жизнями тысяч, если не миллионов? Он не имеет права на это.

— У вас было больше двух месяцев на это,— отвернувшись, заявил Ремус.

Дамблдор уже хотел что-то добавить, когда из-за подвальной двери послышались собачьи завывания и пошли волны холода. Все резко замолчали, напряженно наблюдая за происходящим. Послышались глухие шаги, и в дверь, открытую с ноги, вошел Сириус Блэк с сияющей радостной улыбкой, так не похожей на те, что появлялись на его лице ранее.

На его руках лежал Гарри Поттер, завернутый в старомодную мантию.

* * *

Министерство, Зал Прибытия

* * *

Ритуальные комнаты для прибытия международных гостей были созданы еще во времена магических монархов, но до сих пор практически не требовали ремонта. Порт-ключи на длительные расстояния всегда были крайне ненадежным способом перемещения, так что когда были изобретены связанные с ритуальным кругом ключи, практически все магические страны завели себе подобные Залы. Кроме всего прочего это еще и помогало учитывать количество иностранцев, прибывающих в страну.

Вот и сейчас, высокий русый мужчина, одетый в кожаный плащ поверх серой рубашки и казаки, выходил из-за двери с надписью "Единые Магические Штаты Америки". У его ног вился гигантский черный кот, осматривая снующих туда-сюда магов своими зеленовато-желтыми глазами.

— Балог, как ты думаешь, мы повеселимся в этой серой Англии?— спросил американец, предъявляя клерку магический свиток с печатью Аркхема— чисто магического города ЕМША. Кот согласно мурлыкнул, хитро блеснул глазом.— Да, мой милый демон, я тоже так думаю... Носящий-Желтую-Маску не станет нас с тобой обманывать.

Кот полоснул по ноге хозяина.

— Ладно-ладно,— поморщился маг.— Пока, пока мы ему нужны, не обманет.

— Мистер Пибоди?— раздался противный высокий голос позади мага. Мужчина медленно обернулся и удивленно вскинул брови, оглядев незнакомку. Невысокая полная блондинка в жутком розовом одеянии вызывала у названного "Пибоди" рвотный приступ.— Я помощница Министра, мисс Долорес Амбридж.

— Да, это я, мисс Амбридж,

* * *

Хогвартс, Больничное Крыло

* * *

Гарри недовольно поморщился— лучи солнца проникали сквозь веки и раздражали его зрачки.

— Что за демоны,— проворчал он, пытаясь натянуть на голову одеяло. В спальне Ровены( или... Гарри только сейчас задумался над этим— Ровены и Салазара?) окна были наверху, и солнце светило только в полдень.— Откуда здесь солнце? Я что опять на диване заснул...

Он аккуратно приоткрыл глаза, что бы оглядеть знакомый интерьер, но вместо родных стен Запретной Башни перед ним появились каменные стены. Поттер не сразу понял откуда он знает это место— что-то такое маячило на краю его сознания, но не желало облачаться в определенную форму. Белые накрахмаленные простыни, белые ширмы, высокие окна с мелкой расстекловкой... Все это было странно знакомо. Гарри аккуратно приподнялся на кровати, чувствуя скованность во всем теле и ужасную головную боль. У парня было немало жутких утренних пробуждений, но это не было похоже ни на одно из них.

— Где же я, забери меня демоны?!

И тут его взгляд упал на шкаф, заполненный бесчисленными склянками и баночками, на котором висело очень знакомое колдо, на котором трое малышей с лохматыми каштановыми прядями махали своими маленькими ладошками прямо в камеру. Гарри не раз смотрел на него, лежа именно в этой кровати. Он был в Больничном Крыле, вотчине мадам Помфри. Вот только что он здесь делает?

Поттер постарался вспомнить последние события. Собрание Пожирателей, на котором его заставили присутствовать, разговор с Волдемортом...А потом... Потом были тени. Гарри ничего больше не мог вспомнить— память как отрезало. Как будто это только один безумный сон.

Гарри сильно ущипнул себя за руку.

— Нет, не сплю,— ошарашено выдохнул парень. Безумная радость буквально затопила Поттера— он вырвался из плена, он наконец-то свободен!— Уррра!

"Вессселишшшьсся, малышшш?"— опуская парня с небес на землю. Ему никуда не деться от Волдеморта. Он— в его голове, душе, магии, ведь Гарри— его крестраж.— "Думаешшшь, что сссбежал?"

"Я в этом уверен",— мысли в голове Поттера как всегда были более уверенными, чем слова.— " Только я не виноват... Я даже не понял, что произошло".

Гарри поморщился от резкой головной боли— при любой попытке вспомнить события прошлого вечера она вновь и вновь возвращалась. Не помогало этому и присутствие в его сознании Волдеморта— клубящееся сознание темного мага вызывало только новые волны боли и неудобства. Правда, с другой стороны, оно и успокаивало. Все-таки после месяцев жизни в одном месте, в окружении клокочущих потоков темной магии, оказаться в полном одиночестве...в обстановке из прошлого было немного пугающе. Да и предсказать действия Темного лорда было сложно...

"Это были Адские гончие, Гарри",— продолжил Волдеморт, заметно успокоившись. Из его речи исчезли шипящие нотки, которые показывали парню, что собеседник мыслит на парселтанге. Поттер буквально видел, как Лорд сидит за столом в своем кабинете— том, в котором они оказались после посещения Министерства. Мужчина медленно перебирал страницы древнего дневника, в котором Поттер узнал записи Ровены.— "Твой прелестный крестный постарался!"

"Сириус!",— радость в мыслях Гарри была буквально осязаема.

"Именно",— а вот Волдеморт буквально трясся от ярости. Острые плети его магии летали по небольшой комнате, разрушая мебель и оставляя на каменных стенах глубокие следы, осыпающиеся мелкой крошкой, а сама фигура мага дрожала зловещим маревом, словно стремясь превратиться в нага.-"Этот несчастный изгнанный посмел забрать мою собственность!"

"Я человек, Волдеморт, а не твоя собственность!"

"Ты часть меня— мой крестраж, мой любовник, малыш. И ничто, слышишь меня, ничто и никто не сможет этого изменить!"

Кольцо на пальце Темного лорда засияло и, словно в ответ, тепло окутало широкое ожерелье под белой пижамной курткой. Поттер слегка вскрикнул от неожиданности и сильно зажмурился. Ему казалось, что на его груди лежит не магический артефакт, а что-то живое и вибрирующее в такт биению его сердца.

— Гарри, Гарри!— раздался чей-то голос, доносящийся словно из-под водной толщи.— Что с тобой? Гарри!

"До встречи, малыш"— произнес Волдеморт, медленно исчезая из его сознания.-"Поспорим, что скорой?".

Гарри приоткрыл глаза. Вокруг его кровати собралось немало народа. Прямо около его рук сидела Гермиона, аккуратно поддерживая его за плечи, Рон стоял прямо за ней, а с другой стороны стоял на коленях изрядно исхудавший Сириус, смотрящий на крестника с таким безумным счастьем, что на лице Гарри, несмотря на жуткую боль, расцвела такая же улыбка. За их спинами стояли профессора Люпин, Грюм и МакГонагалл, директор Дамблдор, а из-за них пробиралась мадам Помфри. И парню совсем не хотелось думать о том, кто искренен, а кто— нет, кому верить, а кто лишь играет...

Он радостно засмеялся:

— Я так рад вас видеть!



Не мерещится ль вам иногда,когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле иная среда, где живем мы совсем по-другому?
 
аринАДата: Пятница, 25.01.2013, 11:51 | Сообщение # 324
Ночной стрелок
Сообщений: 69
« 19 »
Спасибо за продолжение! Интересно как скоро ТЛ сможет вернуть Гарри?


...
 
Омела17Дата: Пятница, 25.01.2013, 19:23 | Сообщение # 325
Демон теней
Сообщений: 298
« 8 »
Спасибо! Очень интересно, что будет дальше... С нетерпением жду проду...
 
АркадияДата: Пятница, 25.01.2013, 21:14 | Сообщение # 326
Друид жизни
Сообщений: 165
« 5 »
как быстро пишется прода! это очень круто
 
ОлюсяДата: Пятница, 25.01.2013, 23:43 | Сообщение # 327
Черный дракон

Сообщений: 2894
« 180 »
Цитата (neiro)
И парню совсем не хотелось думать о том, кто искренен, а кто— нет, кому верить, а кто лишь играет...
но скоро эйфория пройдёт и он столкнётся с острой необходимостью об этом думать, и не только...
Спасибо за продочку!



«Человек — звучит гордо!» М. Горький

Я на Ли.Ру Я на Дайри
 
MagereДата: Суббота, 26.01.2013, 02:54 | Сообщение # 328
Подросток
Сообщений: 4
« 0 »
как меня радуют ваши фики! от восторга и радости по поводу новой главы бегаю по квартире и готова облизать монитор)
спасибо огромное!)
 
GalДата: Суббота, 26.01.2013, 18:33 | Сообщение # 329
Демон теней
Сообщений: 324
« 66 »
Присоединяюсь к предыдущим ораторам! Спасибо за столь быстрое продолжение. Очень рада, что муз Вас не оставил. smile


У собак есть хозяева, у кошек - обслуживающий персонал
 
СеренитиДата: Воскресенье, 27.01.2013, 02:11 | Сообщение # 330
Ночной стрелок
Сообщений: 84
« 4 »
Спасибо огромное очень нравится ваш фанфик!!!!!!!!!!!!!!!!!



Мой дневник на Лиру
 
Форум » Хранилище свитков » Архив фанфиков категории Слеш. » "Башня" (ЛВ/ГП;слеш, NC-17;angst,romance; макси, замёрз)
Страница 11 из 12«129101112»
Поиск: